close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

429.Вестник Тверского государственного университета. Серия Право №3 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ТВЕРСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА
Научный журнал
Основан в 2003 г.
Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
ПИ №ФС77-51592 от 2 ноября 2012 г.
Серия «Право»
№ 3, 2014
Учредитель
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
Редакционный совет:
Председатель д-р физ.-мат. наук, проф. А.В. Белоцерковский
Зам. председателя д-р техн. наук, проф. И.А. Каплунов
Члены редакционного совета:
д-р филол. наук, проф. Е.Н. Брызгалова, д-р филос. наук, проф. Б.Л. Губман,
д-р филол. наук, проф. А.А. Залевская, д-р пед. наук, проф. И.Д. Лельчицкий,
д-р ист. наук, проф. Т.Г. Леонтьева, канд. экон. наук, доцент Д.И. Мамагулашвили,
канд. физ.-мат. наук, доцент Б.Б. Педько, д-р хим. наук, проф. Ю.Г. Папулов,
д-р биол. наук, проф. А.Я. Рыжов, д-р геогр. наук, проф. А.А. Ткаченко,
д-р юр. наук, проф. Л. В. Туманова, д-р физ.-мат. наук, проф. А.В. Язенин
Редакционная коллегия серии:
Д-р юр.наук, профессор О.Ю.Ильина (отв.редактор),
д-р юр.наук, проф., заслуженный юрист РФ Л.В. Туманова,
канд. юр. наук В.В. Харитошкин, д-р юр. наук, доц. Н.А.Антонова,
канд. юр. наук, доц. Ю.В. Васильчук,
д-р юр. наук, проф., Ю.Ф. Беспалов,
д-р юр. наук, проф. Российской академии правосудия В.К. Андреев
Адрес редакции:
Россия, 170100, Тверь, ул. Желябова, 33.
Тел. РИУ: (4822) 35-60-63
Все права защищены. Никакая часть этого издания не может быть
репродуцирована без письменного разрешения издателя.
© Тверской государственный университет, 2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Scientific Journal
Founded in 2003
Registered by the Federal Service for Supervision in the Sphere of Telecom,
Information Technologies and Mass Communications (ROSKOMNADZOR).
PI №ФС77-51592 from November 2, 2012.
Seriya «Pravo»
No 3, 2014
Translated Title
HERALD OF TVER STATE UNIVERSITY. SERIES: APPLIED MATHEMATICS
Founder
FEDERAL STATE BUDGET EDUCATIONAL INSTITUTION
OF HIGHER PROFESSIONAL EDUCATION «TVER STATE UNIVERSITY»
Editorial Council:
Chairman Dr. of Sciences, prof. A.V. Belotserkovskiy,
Vice-chairman Dr. of Sciences, prof. I.A. Kaplunov
Members of the Editorial Council:
Dr. of Sciences, prof. E.N. Bryzgalova, Dr. of Sciences, prof. B.L. Gubman,
Dr. of Sciences, prof. A.A. Zalevskaya, Dr. of Sciences, prof. I.D. Lel'chitskiy,
Dr. of Sciences, prof. T.G. Leont'eva, Candidate of Sciences, docent D.I. Mamagulashvili,
Candidate of Sciences, docent B.B. Ped'ko, Dr. of Sciences, prof. Yu.G. Papulov,
Dr. of Sciences, prof. A.Ya. Ryzhov, Dr. of Sciences, prof. A.A. Tkachenko,
Dr. of Sciences, prof. L.V. Tumanova, Dr. of Sciences, prof. A.V. Yazenin
Editorial Board of the Series:
Dr. of Sciences, prof. O.U. Ilina(editor-in-chief),
Dr. of Sciences, prof., Honored Lawyer of the Russian Federation L.V. Tumanova
PhD of Sciences V.V. Haritoshkin Sciences, Dr. of Sciences N.A. Antonova,
PhD of Sciences Y.V. Vasilchuk,
Dr. of Sciences Y.F. Bespalov,
Dr. of Sciences, prof. Russian Academy of Justice V.K. Andreev
Editorial Office:
Russia, 170100, Tver, 33 Zhelyabova str.
Phone: (4822) 35-60-63
All rights reserved. No part of this publication may be
reproduced without the written permission of the publisher.
© Tver State University, 2014
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
СОДЕРЖАНИЕ
Актуальные вопросы частного права
Барткова О.Г.
О правовом регулировании отношений по владению, пользованию и
распоряжению имуществом, относящимся к культурным ценностям………………………………………………………………….8
Бумажникова О.В.
Обеспечение прав и законных интересов получателя ренты………………………………………………………………………22
Васильев В.В.
Философско-правовая сущность принципа детерминизма в цивилистике: постановка проблемы…………………………..……………..30
Ильина О.Ю.
Применение аналогии закона и аналогии права при регулировании
отношений в сфере регистрации рождения детей…………………38
Федан М.Ю.
Некоторые проблемы правового регулирования права собственности на общее имущество в нежилых зданиях и сооружениях…………………………………………………………………..…..46
Актуальные вопросы публичного права
Антонова Н.А.
Особенности привлечения к административной ответственности
гражданских служащих……………………………………………....56
Бочкарев С.А.
Историзм как традиция уголовного права……….……………….....63
Васильчук Ю.В., Яковлева Н.Г.
Нарушение правил обращения экологически опасных отходов: уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты…………..81
Вобликов А.Б., Вобликова Н.А.
К вопросу о квалификации преступлений в сфере таможенного дела……………………………………………………………………….96
Гончаров Д.Ю.
Существуют ли уголовно-процессуальные отношения в отсутствие
уголовно-правовых отношений?.......................................................104
Дронова Ю.А., Харитошкин В.В.
Некоторые вопросы квалификации «мнимого» посредничества во
взяточничестве……….……………………………………………..113
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Зайковский В.Н.
Многофункциональные центры предоставления государственных
услуг как «фронт-офис» государства для взаимодействия с гражданами России…………………………………………………..……...121
Копылов В.В.
Проблемы теоретико-методологического обоснования современной
уголовной политики Российской Федерации……………………..141
Надольская Е.В.
Устав гражданского судопроизводства 1864 года и история развития гражданско-процессуального законодательства в России.......149
Надольская Ю.В.
Некоторые вопросы организации системы контроля в органах внутренних дел Российской Федерации……………………….………..153
Немченко Н.М.
Понятие и содержание конституционно-правового статуса
публичных служащих……………………………………...…………156
Рязанова Е.А.
Конституционно-правовое регулирование права несовершеннолетних на жилище……………………………………...………………..161
Смирнов С.Н.
Организационно-правовое оформление взаимодействия систем высшего профессионального и среднего общего образования (на примере Тверского государственного университета)…..…….………174
Тимошенко А.А.
Российские традиции обеспечения права на справедливое судебное
разбирательство (анализ устава уголовного судопроизводства 1864
года)…………………………………………………………………..182
Толстова И.А.
Деликтная ответственность публично-правовых образований как
комплексный правовой институт …………………………………..192
Туманов А.И.
Частный взгляд на роль прокурора в гражданском судопроизводстве, или «ограниченная дееспособность» прокурора в современном
гражданском процессе………………………………………………199
Федорова В.Г.
Перспективы дальнейшего развития и совершенствования
Таможенного союза и Единого экономического пространства
ЕврАзЭС……………………………………………………………...209
Хохрин С.А.
К вопросу об особенностях характеристики пенитенциарной преступности……………………..………………………………………218
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Хурчак М.Н.
Лоббизм: зло или необходимость?....................................................226
Ченцов Н.В.
Участие государственных органов в исковом гражданском судопроизводстве с целью защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации……………….……………232
Юстус О.И.
К вопросу о реальном размере налоговых обязательств по
налогу на прибыль в спорах о необоснованной налоговой
выгоде………………………………………………………………...240
Материалы круглого стола «Защита избирательных прав»
Дронова В.Е.
Единый день голосования в разрезе защиты избирательных
прав………………………………………………………………...…249
Райкес Б.С.
Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам о
защите избирательных прав (по материалам обобщения судебной
практики судов Тверской области)…………………………………257
Ленчик М.С., Логинов Д.В.
Право на обращение в суд по делам о защите избирательных
прав…………………………………………………………………...267
Мигаль С. Д., Симонов А. Г.
Злоупотребление избирательными правами…………….…………271
Алексеев Н.А, .Храмовский В.И.
Ответственность за нарушение избирательных прав и законодательства о выборах……………………………………………...………...275
Туманова Л.В.
Защита активного избирательного права в Европейском Суде по
правам человека………………………..…………………………….280
Материалы межрегиональной научно-практической конференции
«Проблемы правового регулирования предпринимательской
деятельности: теория и практика»
Васильев В.В.
Принципы гражданского права в контексте взаимодействия права и
экономики…………………………………………………………….287
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Крусс В.И.
К вопросу о конституционной состоятельности субфедерального
регулирования предпринимательской деятельности в Российской
Федерации (на примере Тверской области)…….……………....297
Козырева Е.В.
Реализация права на секрет производства (ноу-хау) субъектами,
осуществляющими экономическую деятельность в Тверском регионе…………………………………………………………………308
Новикова Н.В.
Проблемы правового регулирования и мониторинга деятельности
общественных институтов развития малого и среднего предпринимательства в муниципальных образованиях Тверской области………………………………………………………………….…314
Платонова Т.А.
Опыт Тверской Торгово-Промышленной Палаты в сфере правового
регулирования
экономической
деятельности
региона…………………………………………………………………...…320
Сухарев А.Н.
Проблемы правового регулирования предпринимательства и инвестиций на территории Тверской области…………………………..323
Углов А.С.
Перспективы модернизации правового регулирования строительного бизнеса и ипотечного кредитования на территории Тверской области…………………………………………………………………..331
Трибуна молодых ученых
Баркова Л.А.
Правовые средства реализации семейной политики обеспечения гармонизации интересов семьи в предпринимательской
сфере………………………………………………………………...340
Ординарцева Л.И.
Некоторые аспекты присвоения ребенку собственно имени, фамилии и отчества на основании законов субъектов Российской Федерации………………………………………………………………….352
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Научно-исследовательская деятельность студентов
Галманов С.Ю.
Проблематика реституции международных культурных ценностей…………………………………………………………………....358
Дмитриева Т.И.
Основы развития омбудсмановской концепции…………………..362
Колчина Н.Ю.
К вопросу о бесплатном предоставлении земельных участков
многодетным семьям, проживающим на территориях закрытых
административно-территориальных образований
в Тверской
области……………………………………………………………….367
Кулешова Н.Н.
Признаки компетентности должностных лиц и органов местного
самоуправления в условиях модернизации государственного и муниципального управления…………………………….…………….373
Мелешенко Е.И.
О некоторых изменениях в законодательстве о международном
усыновлении………………………………………………………....380
Милюкова Е.А.
О некоторых проблемах, связанных с применением ст. 190 Уголовного кодекса Российской Федерации…………………...………….384
Пожаров И. В.
Критерии определения размера компенсации морального
вреда………………………………………...……………………….388
Честных Н. И.
Проблема обеспечения преемственности в культурном воспитании
ребенка из России при усыновлении его иностранными гражданами………………………………………………………………..……392
Научная жизнь
Серова О.А.
Рецензия на монографию Гришиной Я.С. «Механизм взаимодействия частных и публичных правовых средств обеспечения социально-имущественных потребностей в условиях моделирования юридической
конструкции
социального
предпринимательства»…………………………………………………………………….399
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ.
ТвГУ. Серия
Серия "Право".
"Право". 2014.
2014. №
№ 3.
3.С,8-21
Вестник
Актуальные вопросы частного права
УДК 347:316.47+323.2
О ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ ОТНОШЕНИЙ
ПО ВЛАДЕНИЮ, ПОЛЬЗОВАНИЮ И РАСПОРЯЖЕНИЮ
ИМУЩЕСТВОМ, ОТНОСЯЩИМСЯ К КУЛЬТУРНЫМ
ЦЕННОСТЯМ
О.Г. Барткова
Тверской государственный университет
В работе проведен анализ современного законодательства Российской Федерации в сфере регулирования отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом, относящимся к культурным ценностям. Выявлены особенности такого законодательства и некоторые проблемы правового регулирования исследуемых отношений.
Ключевые слова: законодательство в сфере культуры, культурные ценности,
объекты культурного наследия, памятники истории и культуры, право собственности на культурные ценности; владение, пользование и распоряжение
культурными ценностями
Проблемы правового регулирования гражданского оборота культурных ценностей, к которым относятся и памятники истории и культуры, являются актуальными как в области права в целом и отдельных
его отраслей, так и в правоприменительной практике. Связано это с
тем, что нормы российского законодательства, устанавливающие особенности гражданского оборота культурных ценностей, не носят системного характера и содержат целый ряд пробелов и коллизий. Это создает значительные сложности при их применении. Поскольку центральное место в таком регулировании занимают нормы, определяющие
порядок владения, пользования и распоряжения такими объектами, обратимся к основным законодательным актам, регламентирующим такие
отношения.
Но в первую очередь следует отметить, что понятие "культурные
ценности" содержится в международных правовых актах: Конвенции о
защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954
г., Конвенции о мерах, направленных на запрещение и предупреждение
незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности 1970 г., Конвенции об охране всемирного культурного и
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
природного наследия 1972 г., Конвенции УНИДРУА о похищенных или
незаконно вывезенных культурных ценностях 1995 г.1 и др.
Под культурными ценностями в аспекте обозначенной нами темы далее понимается движимое и недвижимое имущество, обладающее
определенными в законе признаками, включаемыми в понятие «культурные ценности». В настоящем исследовании мы не приводим полных
определений объектов, относящихся к такого рода ценностям, но опираемся на них, используя самые необходимые и важные характеристики
таких объектов.
Базовыми законами в составе законодательства Российской Федерации о культуре являются Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3612-I
"Основы законодательства Российской Федерации о культуре (далее –
Основы законодательства о культуре)2, Федеральный закон от 25 июня
2002 г. N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее – Закон № 73ФЗ)3;
Кроме названных, в составе законодательства о культуре действуют и другие федеральные законы, имеющие самое непосредственное
отношение к теме исследования4.
Безусловно, особое местно среди всех федеральных законов занимает Гражданский кодекс РФ, поскольку это именно тот акт, который
являясь основным в составе гражданского законодательства, применяется к регулированию имущественных отношений, в том числе тех ,
объектами которых являются культурные ценности. Такой вывод следует в первую очередь из ст. 2 ГК РФ. В какой части к рассматриваемым отношениям применяется названный кодекс, речь пойдет ниже.
В статье 3 Основ законодательства о культуре дано определение
культурных ценностей, под которыми следует понимать нравственные и
1
Использованы электронные версии документов, размещенные в СПС "КонсультантПлюс".
2
Российская газета, N 248, 17.11.1992.
Собрание законодательства РФ, 01.07.2002, N 26, ст. 2519.
4
Федеральный закон от 15.04.1998 N 64-ФЗ "О культурных ценностях, перемещенных
в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации" //Ведомости РФ. 1993. N 20. Ст. 718; Федеральный закон от
26.05.1996 N 54-ФЗ "О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации"// Собрание законодательства РФ, 27.05.1996, N 22, ст. 2591; Федеральный закон от 22.10.2004 N 125-ФЗ "Об архивном деле в Российской Федерации" //
Собрание законодательства РФ, 25.10.2004, N 43, ст. 4169; Закон РФ от 15.04.1993 N
4804-1 "О вывозе и ввозе культурных ценностей" // Собрание законодательства РФ,
1998. N 16. Ст. 1799; 2000. N 22. Ст. 2259; иные законы.
3
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
эстетические идеалы, нормы и образцы поведения, языки, диалекты и
говоры, национальные традиции и обычаи, исторические топонимы,
фольклор, художественные промыслы и ремесла, произведения культуры и искусства, результаты и методы научных исследований культурной деятельности, имеющие историко-культурную значимость здания,
сооружения, предметы и технологии, уникальные в историкокультурном отношении территории и объекты.
Среди перечисленных, в первую очередь, нас будут интересовать
произведения культуры и искусства, имеющие историко-культурную
значимость здания, сооружения. Среди них это также те, которые составляют культурное наследие народов Российской Федерации и культурное достояние народов Российской Федерации. Согласно той же статье культурное наследие народов Российской Федерации составляют
определенные материальные и духовные ценности, созданные в прошлом, значимые для сохранения и развития самобытности Российской
Федерации и всех ее народов, их вклада в мировую цивилизацию.
Культурное достояние народов Российской Федерации - это совокупность культурных ценностей, а также организации, учреждения,
предприятия культуры, которые имеют общенациональное (общероссийское) значение и в силу этого безраздельно принадлежат Российской
Федерации и ее субъектам без права их передачи иным государствам и
союзам государств с участием Российской Федерации.
Особую категорию культурных ценностей составляют относящиеся к культурному достоянию народов Российской Федерации объекты культурного наследия в форме памятников истории и культуры.
Понятие «объекты культурного наследия» в российском законодательстве закреплено в Федеральном Законе 73-ФЗ. При этом согласно
ст. 3 названного закона в целях этого закона к таким объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов Российской
Федерации (далее - объекты культурного наследия) относятся объекты
недвижимого имущества со связанными с ними произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие
в результате исторических событий, представляющие собой ценность с
точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства,
искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций,
подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры.
Объекты культурного наследия (памятники истории и культуры)
народов Российской Федерации рассматриваются как объекты, пред10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ставляющие собой уникальную ценность для всего многонационального
народа Российской Федерации и являются неотъемлемой частью всемирного культурного наследия.
Приведенные выше легальные определения (а это только часть
определений в рассматриваемой области) дают основание уже на этом
этапе сделать вывод о многообразии объектов, которые охватываются
понятием «культурные ценности». Это определяет и особенности правового режима каждого из объектов, а, следовательно, и особенности
владения, пользование и распоряжения ими. Это также доказывает
многообразие используемых понятий, которые порой сложно разграничить. При этом значение таких определений состоит в том, что содержащиеся в них признаки, такие, как историко-культурная значимость,
уникальность в историко-культурном отношении, значимость для сохранения и развития самобытности РФ и всех ее народов, значимость их
вклада в мировую цивилизацию, общенациональное (общероссийское)
значение, безусловно, определяют основу и специфику правового регулирования отношений, возникающий в связи с владением, пользованием
и распоряжением такими объектами.
Регулирование отношений по владению, пользованию и распоряжению культурными ценностями строится на определенных принципах, имеющих закрепление, прежде всего, в Конституции РФ, а также
в названных законах. Такие принципы являются выражением функций
государства, а также сути конституционных прав и свобод гражданина и
человека в области культуры. В конечном итоге именно они определяют
цели, механизм и методы такого регулирования, а также особенности
права собственности на культурные ценности.
Одним из таких принципов является государственная охрана объектов культурного наследия (памятников истории и культуры)
как одна из приоритетных задач органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.
Такое регулирование, как следует из преамбулы Закона № 73ФЗ , направлено на реализацию конституционного права каждого на
доступ к культурным ценностям и конституционной обязанности каждого заботиться о сохранении исторического и культурного наследия,
беречь памятники истории и культуры, а также на реализацию прав народов и иных этнических общностей в Российской Федерации на сохранение и развитие своей культурно-национальной самобытности, защиту,
восстановление и сохранение историко-культурной среды обитания,
защиту и сохранение источников информации о зарождении и развитии
культуры.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
В Российской Федерации гарантируется сохранность объектов
культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации в интересах настоящего и будущего поколений
многонационального народа Российской Федерации.
Конституционные основы такого регулирования, в частности закреплены в статьях 8, 9, 35, 44 Конституции РФ. Так, согласно статье 44
каждый имеет право на участие в культурной жизни и пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям. Каждый
обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия,
беречь памятники истории и культуры.
Важными являются и статьи, определяющие предметы ведения
Российской Федерации и ее субъектов, что необходимо для юридически
правильного построения системы нормативно-правового регулирования рассматриваемых отношений. В статье 71 к предметам ведения Российской Федерации, в частности относятся:
установление основ федеральной политики и федеральные программы в области культурного развития Российской Федерации
(пункт «е»);
федеральная государственная собственность и управление ею
(пункт «д»);
гражданское законодательство (пункт «о»).
В совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся:
охрана памятников истории и культуры (часть 1 пункт «д»).
вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами (часть 1 пункт «в») ;
жилищное законодательство (часть 1 пункт «к»).
Каким же образом названные законы определяют порядок владения пользования и распоряжения культурными ценностями?
Исходя из статьи 4 Основ законодательства о культуре к области
применения Основ законодательства Российской Федерации о культуре
относится, в том числе, выявление, охрана, реставрация и использование памятников истории и культуры.
Статья 14 Основ закрепляет за каждым человеком право собственности в области культуры. Право собственности распространяется на
имеющие историко-культурное значение предметы, коллекции и собрания, здания и сооружения, организации, учреждения, предприятия и
иные объекты.
Порядок приобретения, условия владения, пользования и распоряжения объектами собственности в области культуры регламентируется законодательством Российской Федерации.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Учитывая, что эта статья помещена в Раздел II «Права и свободы
человека в области культуры», названное в статье 14 право в науке
предлагают отличать от субъективного права собственности, так как
оно « имеет различия не только по предмету, не является абсолютным
и, следовательно, не является тождественным праву собственности вообще и является поэтому самостоятельным правом, которое в совокупности с другими формирует на сегодняшний день систему культурных
прав и свобод человека в Российской Федерации»5.
При этом, по нашему мнению, абзац второй статьи 14, бесспорно, сформулирован применительно к праву собственности как субъективному праву, являющемуся элементом имущественных отношений,
составляющих предмет гражданского права. Отсутствие в Основах законодательства о культуре других положений о регулировании таких
отношений считаем существенным пробелом, если не иметь в виду положения статьи 25, относящейся к культурному достоянию народов РФ,
к которому относятся также памятники истории и культуры в контексте
Закона № 73-ФЗ.
Состав (перечень) культурного достояния народов Российской
Федерации определяется Правительством Российской Федерации по
представлению субъектов Российской Федерации. Культурное достояние народов Российской Федерации находится на особом режиме охраны и использования в соответствии с законодательством Российской
Федерации (абзац 1 статьи 25).
Согласно абзацу второму этой же статьи правомочия по владению, пользованию, распоряжению особо ценными объектами культурного наследия народов Российской Федерации изменяются решениями
Правительства Российской Федерации по согласованию с собственниками особо ценных объектов культурного наследия народов Российской
Федерации (в случае, если собственником является не Российская Федерация).
Каков предмет регулирования Закона № 73-ФЗ в аспекте исследуемой темы? Исходя из статьи 1 этого закона, сферой его регулирования , в частности являются:
1) отношения, возникающие в области сохранения, использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры)
народов Российской Федерации;
5
Каратаева Л.А. Право собственности в области культуры в Российской Федерации //
Культура: управление, экономика, право. 2011. N 4. С. 2 - 4.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
2) особенности владения, пользования и распоряжения объектами культурного наследия (памятниками истории и культуры) народов
Российской Федерации как особым видом недвижимого имущества.
Закон конкретизирует правовое регулирование таких отношений,
определяя в общем виде границы такого регулирования применительно
к отдельным отраслям законодательства Российской Федерации.
Так, согласно статье 2 правовое регулирование отношений в области сохранения, использования, популяризации и государственной
охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации основывается на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской
Федерации, Основ законодательства Российской Федерации о культуре
и осуществляется в соответствии с настоящим Федеральным законом и
принимаемыми в соответствии с ним другими федеральными законами,
а также принимаемыми в соответствии с ними в пределах компетенции
субъектов Российской Федерации законами субъектов Российской Федерации в области государственной охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации.
Отношения в области сохранения, использования и государственной охраны памятников истории и культуры, связанные с землепользованием и градостроительной деятельностью, регулируются земельным законодательством Российской Федерации, законодательством
Российской Федерации о градостроительной и об архитектурной деятельности, законодательством Российской Федерации об охране окружающей среды и настоящим Федеральным законом.
Имущественные отношения, возникающие при сохранении, использовании, популяризации и государственной охране объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, регулируются гражданским законодательством Российской Федерации с учетом особенностей, установленных настоящим
Федеральным законом.
В Земельном кодексе РФ, например, непосредственную связь с
положениями статьи 2 Закона РФ № 73-ФЗ имеют следующие статьи.
Статьи 99 определяет состав земель историко-культурного назначения,
к которым в том числе относятся земли объектов культурного наследия
народов Российской Федерации (памятников истории и культуры),
включая объекты археологического наследия. Этой же статьей определяется режим использования таких земель. Они используются строго в
соответствии с их целевым назначением. Изменение целевого назначе14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ния земель историко-культурного назначения и не соответствующая их
целевому назначению деятельность не допускаются.
На отдельных землях историко-культурного назначения, в том
числе землях объектов культурного наследия, подлежащих исследованию и консервации, может быть запрещена любая хозяйственная деятельность. В пределах земель историко-культурного назначения за пределами земель населенных пунктов вводится особый правовой режим
использования земель, запрещающий деятельность, несовместимую с
основным назначением этих земель. Использование земельных участков, не отнесенных к землям историко-культурного назначения и расположенных в указанных зонах охраны, определяется правилами землепользования и застройки в соответствии с требованиями охраны памятников истории и культуры.
Статья 56 Земельного кодекса РФ, предусматривающая основания ограничения прав на землю, закрепляет, что такие ограничения могут устанавливать особые условия охраны окружающей среды, в том
памятников истории и культуры, археологических объектов.
Каковы основания возникновения права пользования культурными ценностями? Основы законодательства о культуре не содержат
специальных положений касательно этого вопроса. Следовательно, необходимо руководствоваться Гражданским кодексом РФ, а именно ст. 8,
Главой 14. Положения этого кодекса на наш взгляд, отражены в содержании ст. 51 ФЗ № 73-ФЗ, в которой такие основания определены
применительно к основаниям возникновения права пользования объектом культурного наследия, включенным в реестр, и права пользования
выявленным объектом культурного наследия. Соответственно такое
право возникает:
в результате приобретения права собственности на объект культурного наследия;
из актов государственных органов;
из договоров;
из судебного решения;
по иным основаниям, допускаемым Гражданским кодексом Российской Федерации
Основные особенности владения, пользования и распоряжения
объектом культурного наследия закреплены в рамках отдельной Главы
VIII Закона № 73-ФЗ.
Пунком 1 статьи 48 предусмотрено, что такие объекты независимо от категории их историко-культурного значения могут находиться в
федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной собственности, частной собственности, а так15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
же в иных формах собственности, если иной порядок не установлен федеральным законом. При этом одним из наиболее значимых вопросов в
связи с этим является вопрос о разграничении собственности на памятники истории и культуры.
В силу ч. "г" и "д" п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы разграничения государственной собственности, а также
охраны памятников истории и культуры, находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
Впредь до принятия соответствующего закона в силу ст. 4 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ "О введении в действие
части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"6 действует
порядок разграничения государственной собственности, установленный
Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и СанктПетербурга и муниципальную собственность"7 (далее - Постановление
ВС РФ от 27 декабря 1991 г. N 3020-1) и Федеральным законом от 22
августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых
законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации"8.
Впредь до принятия Федерального закона от 22 августа 2004 г. N
122-ФЗ применялось распоряжение Президента Российской Федерации
от 18 марта 1992 г. N 114-РП "Об утверждении Положения об определении пообъектного состава федеральной собственности и муниципальной собственности и порядке оформления прав собственности" (Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 13. Ст. 697).
Пунктом 3 разд. 1 приложения N 1 к Постановлению ВС РФ от
27 декабря 1991 г. N 3020-1 объекты историко-культурного и природного наследия и художественные ценности, учреждения культуры общероссийского значения, расположенные на территории Российской Федерации, отнесены к исключительной федеральной собственности.
6
Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3302.
Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. N 3. Ст. 89.
8
Собрание законодательства РФ. 2004. N 35. Ст. 3607.
7
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Следует руководствовать еще действующими Методическими
рекомендациями по применению Основных положений Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 г., утв. Указом
Президента Российской Федерации от 22 июля 1994 г. N 1535 (далее Методические рекомендации)9.
В названном акте указано, что запрет на приватизацию объектов
исторического и культурного наследия федерального значения распространяется на указанные объекты, находящиеся в государственной собственности субъектов Российской Федерации, в совместной собственности Российской Федерации и соответствующего субъекта Российской
Федерации либо в муниципальной собственности.
При этом согласно п. 1.5 Методических рекомендаций вопросы
приватизации объектов собственности субъектов Российской Федерации, а также муниципальной собственности решаются субъектами Федерации на основе законодательства Российской Федерации о приватизации, включая особенности, ограничения и принципы, определенные
Программой и Основными положениями.
Однако, как было отмечено выше, субъекты Российской Федерации вправе принимать свои законы о приватизации, в которых устанавливают возможность отчуждения в порядке приватизации объектов
культурного наследия.
Изложенное выше, как считает Л.В.Федорова, иллюстрирует
значительное количество противоречий в нормативной базе, а также несоответствие нормативным актам документов, носящих рекомендательный характер10.
Возвращаясь к статье 48 ФЗ № 73-ФЗ, можно сделать вывод, что
особенности владения, пользования и распоряжения объектом культурного наследия определяются, в том числе тем, включен ли конкретный
объект в реестр. Таким образом, согласно пункту 2 этой статьи особенности владения, пользования и распоряжения таким объектом и выявленным объектом культурного наследия определяются настоящим Федеральным законом, гражданским законодательством Российской Федерации, градостроительным законодательством Российской Федерации,
земельным законодательством Российской Федерации.
9
Письмо Госкомимущества от 22 июля 1994 г. N АЧ-6535 // Экономика и жизнь. 1994.
N 33 - 36.
10
Федорова Л.В. Правовое регулирование приватизации недвижимых объектов культурного наследия: монография. М.: Юстицинформ, 2012. 184 с.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
В составе Гражданского кодекса РФ основные положения, относящиеся к рассматриваемым вопросам, содержатся в разделе II в составе
части первой кодекса, составляющие, прежде всего институт права собственности. Среди них, безусловно, ключевой является статья 209 кодекса, предусматривающая содержание права собственности. Согласно
этой статье собственнику принадлежат права владения, пользования и
распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не
нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том
числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и
распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять
его другими способами, распоряжаться им иным образом.
Положения этой статьи применимы к характеристике права собственности на культурные ценности, но, как следует из уже проанализированной статьи 2 ФЗ № 73-ФЗ, - с учетом особенностей, установленных настоящим Федеральным законом.
Такие особенности, в частности, выражаются в том, что названным законом и другими актами в составе законодательства о культуре,
установлены более строгие рамки усмотрения собственника на культурные ценности.
Так, согласно пункту 4 статьи 48 при государственной регистрации права собственности на объект культурного наследия собственник принимает на себя являющиеся ограничениями (обременениями)
права собственности на данный объект и указываемые в охранном обязательстве собственника объекта культурного наследия обязательства
по содержанию объекта культурного наследия, по его сохранению
(включая требования к порядку и срокам проведения реставрационных,
ремонтных и иных работ), требования к условиям доступа к нему граждан, иные обеспечивающие его сохранность требования.
Порядок осуществление права пользования объектом культурного наследия, включенным в реестр, земельным участком или водным объектом, в пределах которых располагается объект археологического наследия, и права пользования выявленным объектом культурного наследия, включая пределы осуществления такого права закреплены
в статье 52 указанного закона. К числу обязательных требований эта
статья относит, в частности:
недопустимость нанесения вреда окружающей историкокультурной и природной среде,
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
обеспечение неизменности облика и интерьера объекта культурного наследия в соответствии с особенностями данного объекта, послужившими основанием для включения объекта культурного наследия в
реестр и являющимися предметом охраны данного объекта, описанным
в его паспорте;
согласование осуществления проектирования и проведения землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ на территории объекта культурного наследия
обеспечение режима содержания земель историко-культурного
назначения;
обеспечение доступа к объекту культурного наследия, условия
которого устанавливаются собственником объекта культурного наследия по согласованию с соответствующим органом охраны объектов
культурного наследия.
Таким образом, проведенное нами исследование, даже на таком
начальном его этапе, позволяет сделать ряд выводов о современном состоянии правового регулирования отношений по владению, пользованию и распоряжению культурными ценностями (в контексте темы, –
теми, которые имеют режим имущества).
Законодательств Российской Федерации в этой области характеризуется сложностью и комплексным характером актов, входящих в его
состав. К таким отношениям применяются нормы, содержащиеся в специальных федеральных законах в сфере культуры, а также гражданское законодательство, земельное законодательство, законодательство
о градостроительной и об архитектурной деятельности, об охране окружающей среды.
Границы применения отраслевых норм к рассматриваемым отношениям определены, но многообразие объектов, относящихся к культурным ценностям, а также сложности в понимании соотношения
большого количества норм федеральных законов (кодексов), определяющих сферу их правового регулирования, порождают проблемы, связанные с конкуренцией норм.
В Основах законодательства Российской Федерации о культуре,
по нашему мнению, недостаточное внимание уделено установлению базовых норм регулирования отношений собственности, объектами которых являются культурные ценности.
Имеются противоречия в нормативной базе, определяющей порядок разграничения государственной собственности на культурные
ценности (памятники истории и культуры), что связано также с отсутствием единого специального федерального закона.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Список литературы
1. Федеральный закон от 15.04.1998 N 64-ФЗ "О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой
войны и находящихся на территории Российской Федерации"
//Ведомости РФ. 1993. N 20. Ст. 718.
2. Федеральный закон от 26.05.1996 N 54-ФЗ "О Музейном фонде
Российской Федерации и музеях в Российской Федерации"// Собрание законодательства РФ, 27.05.1996, N 22, ст. 2591.
3. Федеральный закон от 22.10.2004 N 125-ФЗ "Об архивном деле в
Российской Федерации"
// Собрание законодательства РФ,
25.10.2004, N 43, ст. 4169.
4. Закон РФ от 15.04.1993 N 4804-1 "О вывозе и ввозе культурных
ценностей" // Собрание законодательства РФ, 1998. N 16. Ст. 1799;
2000. N 22. Ст. 2259.
5. Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3612-I "Основы законодательства
Российской Федерации о культуре» // Российская газета, N 248,
17.11.1992.
6. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27
декабря 1991 г. N 3020-1 "О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность,
собственность республик в составе Российской Федерации, краев,
областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность" // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. N 3. Ст. 89.
7. Федеральный закон от 25 июня 2002 г. N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее – Закон № 73-ФЗ) // Собрание законодательства РФ, 01.07.2002, N 26, ст. 2519.
8. Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ "О введении в
действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" //Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3302.
9. Федеральный закон от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении
изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О
внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных)
и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2004. N 35. Ст. 3607.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
10. Письмо Госкомимущества от 22 июля 1994 г. N АЧ-6535 // Экономика и жизнь. 1994. N 33 - 36.
11. Каратаева Л.А. Право собственности в области культуры в Российской Федерации // Культура: управление, экономика, право. 2011.
N 4.
12. Федорова Л.В. Правовое регулирование приватизации недвижимых
объектов культурного наследия: монография. М.: Юстицинформ,
2012.
REGULATORY RELATIONS THE POSSESSION, USE AND
DISPOSAL OF PROPERTY BELONGING TO CULTURAL VALUES
THE POSSESSION, USE AND DISPOSAL OF PROPERTY
BELONGING
TO CULTURAL VALUES
O.G. Bartkova
Tver State University
The analysis of the modern law of the Russian Federation in the sphere of regulation
of relations of possession, use and disposal of property belonging to the cultural values. The features of such legislation, and some problems of legal regulation of relations studied.
Keywords: legislation in the sphere of culture, cultural values, cultural heritage,
monuments of history and culture, ownership of cultural property; possession, use
and disposal of cultural values.
Об авторе
БАРТКОВА Ольга Георгиевна – канд. юр. наук, доцент кафедры
гражданского права Тверского государственного университета (170100,
г. Тверь, ул. Желябова, 33), e-mail: bartkova@mail.ru.
Барткова О.Г. О правовом регулировании отношений по владению,
пользованию и распоряжению имуществом, относящимся к культурным
ценностям // Вестник ТвГУ. Серия:Право. 2014. № 3.С.11–24.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.С,22-29
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
УДК 347.464.8
ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ
ПОЛУЧАТЕЛЯ РЕНТЫ
О.В. Бумажникова
В настоящей работе автор обращает внимание на правоотношения, возникающие в связи с заключением гражданами договоров пожизненного содержания с
иждивением.
Ключевые слова: обременение, жилое помещение, недвижимое имущество,
пожизненное содержание с иждивением, рента.
В соответствии со статьей 583 ГК РФ по договору ренты одна
сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен
на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту
в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на
его содержание в иной форме.
В качестве обеспечения указанного договора и института «ренты» в статьях 586 и 587 ГК РФ закреплено следующее положение: «Рента обременяет земельный участок, предприятие, здание, сооружение или
другое недвижимое имущество, переданное под ее выплату. В случае
отчуждения такого имущества плательщиком ренты его обязательства
по договору ренты переходят на приобретателя имущества. Лицо, передавшее обремененное рентой недвижимое имущество в собственность
другого лица, несет субсидиарную с ним ответственность (статья 399
ГК РФ) по требованиям получателя ренты, возникшим в связи с нарушением договора ренты, если ГК РФ, другим законом или договором не
предусмотрена солидарная ответственность по этому обязательству.
При передаче под выплату ренты земельного участка или другого недвижимого имущества получатель ренты в обеспечение обязательства
плательщика ренты приобретает право залога на это имущество. Существенным условием договора, предусматривающего передачу под выплату ренты денежной суммы или иного движимого имущества, является условие, устанавливающее обязанность плательщика ренты предоставить обеспечение исполнения его обязательств (ст.329 ГК РФ) либо
застраховать в пользу получателя ренты риск ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение этих обязательств. При невыполнении плательщиком ренты обязанностей, предусмотренных п.2
ст.587 ГК РФ, а также в случае утраты обеспечения или ухудшения его
условий по обстоятельствам, за которые получатель ренты не отвечает,
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
получатель ренты вправе расторгнуть договор ренты и потребовать
возмещения убытков, вызванных расторжением договора».
Как видно, ряд конкретных рентных отношений в отношении недвижимого имущества урегулирован императивным образом. В основном это касается вопросов, связанных гарантиями их законности и стабильности, а также обеспеченностью прав получателей ренты. Придание рентным отношениям указанных свойств является одной из главных
целей правового регулирования.1 Рента, обусловленная передачей недвижимости, обременяет ее.
Закон не ограничивает плательщика ренты в праве распоряжаться приобретенной в собственность недвижимостью, кроме ограничений,
связанных с обеспечением пожизненного содержания (ст.604 ГК РФ).
Плательщик ренты может его продать, подарить или иным образом
осуществить отчуждение новому приобретателю, после чего освобождается от исполнения своих обязательств по выплате ренты при условии, что он их добросовестно исполнял. Однако для нового приобретателя недвижимость обременена - обязательства плательщика ренты переходят на нового приобретателя, если прежний плательщик ренты до
момента передачи собственности не нарушал договора.2
Таким образом, имущество, переданное под выплату ренты, не
выбывает по общему правилу из имущественного оборота и может быть
отчуждено плательщиком ренты третьему лицу сразу после получения
этого имущества по договору ренты от первоначального владельца. При
этом предварительного согласия получателя ренты на отчуждение имущества плательщиком ренты в собственность третьего лица по общему
правилу не требуется, допускается уступка требования. Оно необходимо лишь в случае отчуждения недвижимости, полученной плательщиком ренты по договору пожизненного содержания с иждивением (ст.604
ГК РФ), а также в некоторых других случаях, специально оговоренных
в законе или договоре.
Среди рентных отношений особенно следует отметить институт
пожизненного содержания с иждивением, который не является новым
для отечественного законодательства. Вместе с тем в соответствии с положениями ГК 1964г. он имел ряд особенностей, обусловленных самими основами советского законодательства. Так, следует отметить, что
договор купли-продажи жилого дома с условием пожизненного содержания, предусматривавшийся ст.253 и ст.254 ГК РСФСР, регулировал
отношения по передаче на указанных условиях именно жилого дома,
1
См.: Гражданское право. Учеб.: В 3 т. Т.2 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К.
Толстой. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. С.154.
2
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Под ред. О.Н. Садикова.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
находящегося в личной собственности получателя ренты. Данный договор не предусматривал возможность передачи на таких условиях квартир в многоквартирных домах, которые на тот момент практически были исключены из гражданского оборота3. Обязанность плательщика
ренты по предоставлению содержания с иждивением может включать
обеспечение потребностей в жилище, питании и одежде, а если этого
требует состояние здоровья гражданина, также и уход за ним. Если основанием пользования гражданином жилым помещением является договор пожизненного содержания с иждивением, то получатель ренты
имеет право пользоваться жилым помещением наравне с собственником
такого помещения. В качестве жилого помещения, предоставляемого в
пользование получателя ренты, может выступать как жилое помещение,
переданное по договору ренты, так и иное жилое помещение, принадлежащее плательщику ренты на праве собственности или права на которое приобретены последним для предоставления в пользование получателя ренты.4
При отчуждении недвижимого имущества плательщиком ренты в
пользу третьего лица к последнему вместе с правом собственности на
недвижимость переходят и все обязательства плательщика ренты, вытекающие из договора ренты, в том числе не выполненные первоначальным плательщиком ренты обязательства. По сути дела, третье лицо,
ставшее собственником обремененной рентой недвижимости, автоматически становится плательщиком ренты, а предыдущий плательщик так
же автоматически прекращает выступать в этом качестве.
Разумеется, лицо, приобретающее недвижимость, обремененную
рентными обязательствами, должно быть заранее уведомлено отчуждающей недвижимость стороной о наличии такого обременения. Государственная регистрация сделок с недвижимостью (ст.131, ст.584 ГК
РФ) помогает избежать недоразумений в этом вопросе, в том числе случаев признания таких сделок совершенными под влиянием заблуждения
(ст.178 ГК РФ) или обмана (ст.179 ГК РФ).5 Договор пожизненного со3
См.: Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Феде
рации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2005. С.105; Бумажнико
ва О.В. Институт права следования на недвижимое имущество в законода
тельстве Российской Федерации: дис… канд.юрид.наук. М., 2008. С.55-56.
4
См.: Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под
ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Изд-во Тихомирова М.Ю., 2005. С.106-107; Бу
мажникова О.В. Институт права следования на недвижимое имущество в за
конодательстве Российской Федерации: дис… канд.юрид.наук. М., 2008.
5
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., пере
раб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина). М.: «Контракт»: «ИН
ФРА-М», 2006 г. С.86.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
держания с иждивением считается заключенным с момента его государственной регистрации, и с этого момента действует обременение. Такой
договор позволяет собственнику жилого помещения ещё при жизни получить материальную помощь от передачи своей недвижимости лицу,
принимающему на себя обязанности по его содержанию.6 Регистрация
обременения, возникающего в силу закона, осуществляется одновременно с регистрацией права собственности на жилое помещение плательщика ренты.7
Исходя из содержания п.1 ст.586 ГК РФ, рента обременяет не
только земельные участки, здания, сооружения, но и все другие виды
недвижимого имущества, в том числе любые объекты, прочно связанные с землей, например многолетние насаждения, а также определенные виды регистрируемого имущества - воздушные и морские суда и
пр. (ст.130 ГК РФ).
Предусмотренные в ст.586 ГК РФ правовые последствия наступают только при условии, что плательщик ренты произвел именно отчуждение недвижимого имущества в собственность третьего лица. Если
же плательщик ренты, сохраняя право собственности на недвижимость,
передал ее, например, в аренду (гл.34 ГК РФ) или безвозмездное пользование (гл.36 ГК РФ), то ст.586 ГК РФ на взаимоотношения сторон
распространяться не будет.
Передавший недвижимость в собственность третьего лица плательщик ренты перестает быть таким плательщиком, но не освобождается полностью от ответственности по требованиям получателя ренты,
возникшим в связи с нарушением договора ренты. По закону он несет
субсидиарную, то есть дополнительную, ответственность по таким требованиям вместе с основным должником - новым собственником переданной первоначально под выплату ренты недвижимости.8
В случае если обремененное рентой недвижимое имущество
многократно переходило от одного собственника к другому, то по
6
См.: Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под
ред. В.М. Жуйкова. М.: «КОНТРАКТ», 2006. С.230; Комментарий к Жилищ
ному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.А. Фаршатов. М.: "Горо
дец", 2006. С.223; Бумажникова О.В. Институт права следования на недви
жимое имущество в законодательстве Российской Федерации: дис…
канд.юрид.наук. М., 2008.
7
См.: Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Феде
рации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2005. С.105; Бумажнико
ва О.В. Институт права следования на недвижимое имущество в законода
тельстве Российской Федерации: дис… канд.юрид.наук. М., 2008. С.56.
8
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., пере
раб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина). М.: «Контракт»
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
смыслу и содержанию п.2 ст.586 ГК РФ субсидиарную ответственность
перед получателем ренты будет нести не первоначальный плательщик
ренты, непосредственно заключивший рентный договор, а предпоследний собственник недвижимости (предпоследний плательщик ренты),
передавший недвижимость в собственность ее последнему владельцу
(последнему плательщику ренты), выступающему в качестве основного
должника.
Вместо субсидиарной ответственности законом или договором
может быть предусмотрена солидарная ответственность предпоследнего
собственника обремененного рентой недвижимого имущества, при которой получатель ренты вправе по своему выбору заявить требование
как к последнему, так и к предпоследнему собственнику недвижимости
или одновременно к ним обоим (ст.322, ст.323 ГК РФ). При этом солидарная ответственность может быть предусмотрена как непосредственно в договоре ренты, так и в договоре об отчуждении недвижимости
между последним и предпоследним ее собственниками.9
Следовательно, если новый собственник недвижимости, обременённой рентой, не будет выплачивать рентные платежи их получателю
вследствие неплатежеспособности или преднамеренного уклонения либо от него не будет в разумный срок получен ответ на требование об их
выплате, получателю предоставлено право предъявить такое требование
предыдущему плательщику ренты, которое должно быть удовлетворено
в соответствии с нормами о дополнительной (субсидиарной) ответственности (ст.399 ГК РФ) или солидарной ответственности (ст.323,
ст.325 ГК РФ), если это предусмотрено законом или договором. Такое
обременение направлено на создание гарантий стабильности рентных
отношений и стабильности права на обремененное рентой и залогом недвижимое имущество.10
Выплата ренты получателю должна быть безусловно обеспечена.
Механизм такого обеспечения разный (ст.587 ГК), в зависимости от характера передаваемого имущества. Если передается объект недвижимости (например, земельный участок), получатель ренты наделяется законом правом залога недвижимости (ипотека). Хотя получатель ренты
приобретает это право в силу закона, тем не менее требуется договорное
9
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., пере
раб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина). М.: «Контракт»: «ИН
ФРА-М», 2006 г. С.86.
10
См.: Цыбуленко З. Рента и пожизненное содержание с иждивением // Рос
сийская юстиция, 1997. №6. С.12-13; Бумажникова О.В. Институт права сле
дования на недвижимое имущество в законодательстве Российской Федера
ции: дис… канд.юрид.наук. М., 2008. С.55.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
оформление залога (ст.339 ГК РФ). Такое положение получателя ренты
связано исключительно с объектами недвижимости. При передаче движимых вещей способы обеспечения рентных платежей фиксируются
только договором ренты, причем стороны поставлены перед дилеммой:
либо они используют на выбор любые предусмотренные законом или
договором (ст.329 ГК РФ) способы обеспечения исполнения обязательств (помимо залога также неустойку, удержание имущества должника, поручительство, банковскую гарантию, задаток и др.), либо договорятся о необходимости застраховать в пользу получателя риск ответственности за неисполнение, либо ненадлежащее исполнение обязательств плательщика (ст.932 ГК РФ). Это существенное условие договора ренты, необходимость которого специально предусмотрена нормой
статьи 587 ГК РФ. Способ обеспечения исполнения обязательств плательщика ренты, должен быть в обязательном порядке согласован сторонами. Страхование риска ответственности за нарушение договора допускается лишь в случаях, установленных законом, - это именно такой
случай.11
Таким образом, недвижимое имущество, переданное под выплату
ренты, обременено не только обязательством по выплате ренты, но одновременно и залоговым обязательством (ст.587 ГК РФ). В литературе
имеется точка зрения, согласно которой целесообразность установления
в законодательстве двойного обременения переданной под выплату ренты недвижимости - одновременно и рентой (ст.586 ГК РФ), и залогом вызывает сомнения, в связи с тем, что при наличии субсидиарной (и
тем более при возможности солидарной) ответственности по требованиям получателя ренты со стороны лица, осуществившего отчуждение недвижимости, обремененной рентой (ст.586 ГК РФ), вполне достаточно
было бы одного обременения недвижимости - самой рентой. Тем не менее законодатель решил пока этот вопрос иначе, установив дополнительное обременение - залог, который, как представляется, чрезмерно
затрудняет участие переданной под выплату ренты недвижимости в
дальнейшем имущественном обороте (а без такого участия рентная
форма отчуждения имущества теряет практический смысл) и предоставляет получателю ренты избыточную правовую защиту. Однако, в виду сложившейся практики злоупотребления доверием одиноких престарелых лиц в личных интересах плательщика ренты, автор считает такой
способ охраны и защиты интересов получателя ренты более целесообразным.
11
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Под ред. О.Н. Садикова, М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра – М, 1998 г. С.132.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Следовательно, получатель ренты, передавший плательщику недвижимое имущество, приобретает право залога на это имущество непосредственно в силу закона, даже при отсутствии между получателем
и плательщиком ренты специального залогового договора или соглашения о залоге. В случае нарушения плательщиком ренты своих обязательств получатель ренты имеет возможность удовлетворить свои требования за счет этого имущества преимущественно перед другими лицами. Для прав получателя ренты характерен признак следования за тем
недвижимым имуществом, которое они обременяют.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
Бумажникова О.В. Институт права следования на недвижимое
имущество в законодательстве Российской Федерации: дис…
канд.юрид.наук. М., 2008.
Гражданское право. Учеб.: В 3 т. Т.2 / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К.
Толстой. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.
Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / под ред. О.Н. Садикова, М.: "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М", 1998 г.
Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Под ред. О.Н. Садикова, М.: Юридическая фирма Контракт; Инфра – М, 1998 г. С.132.
Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина). М.: «Контракт»: «ИНФРА-М», 2006 г.
Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под
ред. В.М. Жуйкова. М.: «КОНТРАКТ», 2006.
Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под
ред. И.А. Фаршатов. М.: "Городец", 2006.
Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под
ред. М.Ю. Тихомирова. М.: Изд-во Тихомирова М.Ю., 2005.
Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2005.
Цыбуленко З. Рента и пожизненное содержание с иждивением //
Российская юстиция, 1997. №6.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ENSURING RIGHTS AND LEGITIMATE INTERESTS OF THE
RECIPIENT OF THE RENT
O.V.Bumazhnikova
In the real work the author pays attention to the legal relationship arising in connection with the conclusion by citizens of contracts of the lifelong contents with dependence.
Keywords: encumbrance, premises, real estate, the lifelong contents with dependence,
a rent.
Об авторе
БУМАЖНИКОВА Ольга Викторовна – кандидат юридических
наук, Адвокат Адвокатской палаты Тверской области, Адвокатский кабинет №213 (Российская Федерация, Тверская область, город Тверь), email: bumazhnikova.olga@yandex.ru
Бумажникова О.В. Обеспечение прав и законных интересов получателя
ренты
//Вестник
Тверского
государственного
университета.Серия:Право. 2014. № 3.С.25–32.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
3. С,30-37
ВестникТвГУ.
ТвГУ.Серия
Серия"Право".
"Право".2014.
2014.№№3.
УДК 347.01
ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВАЯ СУЩНОСТЬ ПРИНЦИПА
ДЕТЕРМИНИЗМА В ЦИВИЛИСТИКЕ:
ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ
В.В.Васильев
Тверской государственный университет
В статье исследуется одна из важнейших правовых проблем – понимание детерминизма как принципа познания системности гражданского права. Автором
аргументируется вывод о том, что использование принципа детерминизма в целях познания гражданского права способствует выявлению объективных закономерностей между отраслевыми системообразующими факторами, структурными элементами системы гражданского права, внутриотраслевыми связями и
формами выражения правовых гражданско-правовых норм.
Ключевые слова: гражданское право, система права, отрасль права, структура системы гражданского права, взаимосвязь системы, детерминизм
.
Термин «детерминизм» возник в Средние века как вид логического определения понятия, противостоящего генерализации (обобщению), а в XVI–XVII веках приобретает новый смысл – обусловленность1. Развитие естественных наук и техники в XVII–XVIII веках способствовало тому, что понимание термина «детерминизм» было сведено
к его объяснению с точки зрения механицизма2.
Интерес учёных в середине XIX века к исследованию философии и социальных процессов в обществе дал импульс к переосмыслению понимания детерминизма. Они отказались от его рассмотрения исключительно как категории механики и естественных наук. Это позволило выявить сложное по структуре понимание детерминизма, определить его дуалистическую значимость и как философской категории, и
как понятия, свойственного механицизму и естественным наукам. Философский детерминизм «фиксирует разнообразные формы взаимосвязей и взаимоотношений, явлений объективной реальности: генетические
(причинно-следственные) и статистические, пространственные и временные, связи состояний и корреляционной связи, функциональные и
целевые зависимости и т.д.»3.
Понимание детерминизма в философии неоднородно, это вызвано многогранностью этого понятия, имеющего важное методологическое значение для современной науки.
1
См.: Новейший философский словарь / сост. А.А. Грицанов. Минск, 1998. С. 208.
См.: Аскин Я.Ф. К вопросу о категориях детерминизма // Современный детерминизм
в науке: в 2 т. Т. 1. Новосибирск, 1975. С. 44.
3
См.: Новейший философский словарь. С. 209.
2
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Некоторые ученые считают, что детерминизм есть философская
концепция об общих законах мироздания4. Другие полагают, что детерминизм это отношение, выражающее зависимость вещей (свойств вещей и отношений между ними, событий, процессов, состояний) в их
существовании и изменении от любых факторов5. Третьи приходят к
выводу, что детерминизм –философское учение о закономерной универсальной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений объективной действительности, результат обобщения исторических и научных
концепций6. Четвёртые рассматривают детерминизм как принцип, согласно которому явления природы, общества, сознания связаны друг с
другом естественной причинной связью и обусловливают друг друга 7.
Представляется, что понимание детерминизма как принципа
наиболее корректно отражает его содержание и способствует пониманию его методологического значения. Принцип детерминизма ставит
перед наукой одну из главных целей – раскрытие факторов, определяющих возникновение явлений, и, следовательно, игнорирование детерминизма означает отступление от науки8. Рассмотрение детерминизма в качестве принципа способствует выявлению существования универсальной закономерной связи всех вещей и явлений мира и отрицанию существования каких-либо явлений в мире вне этой универсальной
закономерной связи9.
Развитие общественных наук связано с пониманием детерминизма как принципа, обусловливающего взаимосвязь и взаимную обусловленность общественной жизни. На повестке дня актуализация проблемы
рассмотрения социального детерминизма, в рамках которого важнейшее
значение приобретают исследования причинности, условий, структурной и целевой детерминации как важнейших факторов, раскрывающих
сущность и значимость этого принципа для развития общественных наук.
Под социальным детерминизмом понимается такая совокупность
необходимых и закономерных причинно-следственных связей и отношений, которая включает генетически субодинированные и взаимосвязанные различные уровни, обладающие специфическими принципами
4
См.: Кравец А.С. Современный детерминизм. Воронеж, 1977. С. 5.
См.: Аскин Я.Ф. Указ. соч. С. 44 – 45.
6
См.: Новейший философский словарь. С. 208.
7
См.: Спиркин А.Г. Философия: ученик. М., 2001. С. 286.
8
См.: Глезерман Г.Е. Законы общественного развития: их характер и использование.
М.: Политинздат, 1979. С. 50.
9
См.: Кедров Б.М. Общеметодологические проблемы детерминизма // Современный
детерминизм. Законы природы. М., 1973. С. 8.
5
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
социальной организации10. Принципы функционирования социума отражают качественные особенности общественных отношений, проявление в них природы человека. Социальность и гуманистический характер
как свойства общества отграничивают механистический детерминизм от
социального и позволяют рассматривать качественные особенности последнего с учетом его значимости для общественных отношений. Рассмотрение общества, его развития через призму исследования принципа
социального детерминизма позволяет раскрыть сущность общественных отношений, их внутреннее содержание, способствующее познанию
целей общества и формирующих его индивидов, определяя тем самым
закономерности общественного развития, задачи, стоящие перед обществом, и пути их решения
Детерминизм в правовой сфере во многом предопределяется пониманием и значимостью социального детерминизма, являясь производным и зависимым от него11. Право является регулятором общественных отношений и важнейшим социальным явлением. Из этого следует,
что познание социального детерминизма позволит определить качественные особенности его проявления в правовой сфере. Сложность этой
задачи связана с двумя обстоятельствами: во-первых, с обусловленностью правовой детерминации существованием различной типологии детерминирующих связей; во-вторых, с потребностью рассмотрения детерминации в правовой сфере путём исследования элементов и процессов внутри самой правовой системы. Такой комплексный подход связан
с тем, что правовой детерминизм основывается на значительном количестве детерминирующих факторов, придающих исследуемой проблеме
комплексный характер.
Юридический детерминизм является логической основой формирования правовых теорий и воззрений, поскольку использование
принципа детерминизма в праве способно выявить объективные закономерности между системообразующими факторами, структурными
элементами системы права, внутриотраслевыми связями и формами выражения правовых норм.
Такое понимание детерминизма в праве позволяет создать предпосылки для научно обоснованного ответа на вопросы о правовой сущности гражданского права как отрасли российского права, о внутренней
структурированности отрасли, ценности каждого элемента структуры, а
также проанализировать зависимость системы гражданского права и
10
См.: Ефимова В.Т. Социальный детерминизм и мораль. М.: Высшая школа, 1974. С.
16 – 17.
11
См.: Овчинников С.Н. Принцип детерминизма в методологии правоведения // Правоведение. 1984. №. 2. С. 36.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
системы гражданского законодательства от внутренних и внешних
системообразующих факторов.
Детерминация в гражданском праве неразрывно связана с общественными отношениями, поскольку любые отношения приобретают
общественное содержание исключительно в результате межличностного
взаимодействия. В силу этого деятельность человека следует признать
объектом гражданско-правового детерминизма как одного из видов социального детерминизма. Доказывает это и тот факт, что «сами правовые явления в известной мере есть результат человеческой деятельности»12, поскольку человек, являясь активным деятелем-создателем, преобразует социальную действительность, изменяет её и самого себя, свои
потребности, интересы, ориентации и развивает социальнонравственные качества13.
Наиболее полное научное осмысление детерминизма в гражданском праве возможно посредством анализа внешней и внутренней детерминации. Внешние факторы в определенной степени связаны с процессом взаимодействия права и экономики. Выводимая из научных работ К.Маркса и долгое время поддерживаемая формула об экономическом базисе и правовой надстройке, утвердившаяся в отечественной
правовой науке в середине XX века, требует переосмысления. Рассматривая согласно К.Марксу экономику и право как содержание и форму,
некоторые исследователи права и экономики совершенно нивелировали
их цели, абстрагировались от человека как высшей социальной ценности, поставили потребности экономики и государственные интересы
выше частных, придав первым приоритетную защиту и охрану. Однако
в контексте исследования детерминации отрасли гражданского права
именно человек и его деятельность приобретают особое содержание,
становятся важнейшими внешними факторами, обусловливающими
системность в гражданском праве. Современная цивилистика должна
ориентироваться на переоценку общественных отношений, основанную
на выдвижении на первый план личности как высшей правовой ценности. Такое решение не ставит под сомнение прямое и обратное взаимодействия экономики и права, а свидетельствует о том, что оно не должно быть произвольным, а является зависимым и производным от фактора личности как важнейшего внешнего фактора детерминации в гражданском праве. При этом экономический инструментарий в свою очередь должен быть ориентированы на обеспечение реализации субъективных гражданских прав и законных интересов.
12
13
Там же. С. 37.
См.: Ефимова В.Т. Указ. соч. С. 25.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Внутренние факторы детерминации (или факторы самодетерминации) в гражданском праве являются производными и зависимыми от
взаимодействия структурных элементов системы гражданского права.
Вследствие этого каждый из структурных уровней системы гражданского права (гражданско-правовые нормы, институты, институции и подотрасли) нуждается в исследовании как отдельно, так и в процессе взаимодействия между собой. Цель такого исследования – выявление и
обоснование закономерностей процесса их возникновения, функционирования и развития, достижение которых способствует научному осмыслению системы гражданского права. Следует согласиться с С.Н.
Овчинниковым в том, что «рассмотрение вопроса о самодетерминации
права связано и с решением вопроса об источнике правового развития и
"самодвижения" права»14. Это связано с тем, что принцип самодвижения имеет непосредственное отношение к принципу детерминизма,
обосновывая взаимодействие внутренних и внешних детерминант в развитии системы15.
В философии самодвижение рассматривается как философская
категория, выражающая изменение объекта под влиянием внутренне
присущих ему противоречий, факторов и условий; и если движение
происходит в результате существования внешних факторов, при самодвижении внешние воздействия имеют модифицированную или опосредованную значимость16.
Это означает, что внешняя детерминация трансформируется через внутреннюю структуру системы, придавая тем самым самодетерминации определяющее значение17. В современном гражданском праве
внешним фактором детерминации должно быть понимание личности
как высшей ценности. Этот фактор оказывает воздействие на функционирование всех уровней структуры гражданского права, в результате
чего фактор личности, верховенства субъективных гражданских прав и
законных интересов находит отражение в нормах гражданского права и
в других структурных элементах системы, трансформируя своё сущностное содержание на эти элементы. Воздействует через внутреннюю
структуру системы гражданского права и экономический базис, рассматриваемый в качестве внешнего детерминирующего фактора. Однако, несмотря на свою важность, он должен обладать вторичным значением, уступая место личностному фактору в качестве ведущего.
14
Овчинников С.Н. Указ соч. С. 38.
См.: Там же.
16
См.: Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1983.
17
См.: Исаев И.Т. Диалектика и проблемы развития. М., 1979. С. 116.
15
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Исследование системы гражданского права, закономерностей её
развития и тенденций к модернизации абстрагировано от принципа детерминизма не позволяет выявить сущность гражданского права как одной из важнейших отраслей в системе российского права, определить
взаимосвязь и взаимообусловленность структурных элементов системы
гражданского права, создать предпосылки для совершенствования гражданского права с учетом потребностей, стоящих перед обществом и
государством.
В научных исследованиях по философии выделяют тотальный
детерминизм, имеющей своей целью раскрытие источников и природы
детерминированности всего мира, происходящих в нем процессов и явлений, вещей и объектов и т.д., а также локальный детерминизм, направленный на раскрытие и понимание детерминизма в отдельной области явлений18.
Применительно к гражданскому праву такой подход представляется оправданным, но с некоторыми уточнениями. Гражданское право
является отраслью права и в этом качестве одним из элементов системы
права. В силу этого исследование детерминизма в гражданском праве
предполагает многоуровневую структуру познания системности гражданского права. Первый исследуемый уровень детерминизма: определение места и сущности гражданского права в контексте частного и публичного права как двух фундаментальных областей права, взаимосвязь
гражданского права с этими областями, выявление причинности и условий их взаимодействия и взаимного проникновения. Второй уровень –
является рассмотрение детерминизма отраслевых системообразующих
факторов. Третий уровень отражает воздействие принципа детерминизма на внутриотраслевую структуру гражданского права, гражданскоправовые нормы, институты, институции, подотрасли, в их взаимной
связи и взаимообусловленности. Четвёртый уровень – познание взаимной зависимости системы гражданского права и системы гражданского
законодательства. Все уровни познания детерминизма гражданского
права находятся в процессе диалектического взаимодействия. Исследование одного из уровней не позволяет построить комплексную картину
системы гражданского права, ограничивает возможности выявления
причин и условий формирования системы, обозначить и дать оценку
факторов, обусловливающих единство и целостность гражданского права. Только многоуровневый подход к познанию и исследованию детерминизма системы отрасли гражданского права способствует решению
18
См.: Кравец А.С. Указ. соч. С. 5.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
насущных задач, связанных с переосмыслением гражданского права с
учетом изменившихся социально-экономических отношений.
Гноселологическая сущность принципа детерминизма в гражданском праве заключается в потребности познания объективных закономерностей общественной жизни. Именно гносеология в праве позволяет
определить векторы познания объективной правовой действительности,
выявить закономерности в праве, взаимосвязь и взаимную зависимость
структурных элементов права, определить формы детерминации в праве
и сделать вывод о сущности права как особого социального явления
общественной жизни.
Вышеизложенное позволяет прийти к выводу о том, что исследование системы отрасли современного гражданского права на основе методологического принципа детерминизма способствует познанию внутреннего содержания системы, образующих её структурных элементов,
их взаимосвязи и взаимозависимости. Такая задача комплексного рассмотрения способствует пониманию системы гражданского права и
предопределяет направления исследования системы: определение места
гражданского права в системе «право частное – право публичное», выявление и анализ системообразующих факторов, познание структуры
гражданского права и её элементов и их взаимосвязей. Такая конфигурация решения проблемы исследования принципа детерминизм в отраслевой системе гражданского права является важнейшей методологической предпосылкой для модернизации гражданского права как отрасли
российского права.
Список литературы
1. Аскин Я.Ф. К вопросу о категориях детерминизма // Современный
детерминизм в науке: в 2 т. Т. 1. Новосибирск, 1975.
2. Глезерман Г.Е. Законы общественного развития: их характер и использование. М.: Политинздат, 1979.
3. Ефимова В.Т. Социальный детерминизм и мораль. М.: Высшая
школа, 1974.
4. Исаев И.Т. Диалектика и проблемы развития. М., 1979.
5. Кедров Б.М. Общеметодологические проблемы детерминизма //
Современный детерминизм. Законы природы. М., 1973.
6. Кравец А.С. Современный детерминизм. Воронеж, 1977.
7. Новейший философский словарь / сост. А.А. Грицанов. Минск,
1998.
8. Овчинников С.Н. Принцип детерминизма в методологии правоведения // Правоведение. 1984. №. 2.
9. Спиркин А.Г. Философия: ученик. М., 2001. С
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
10. Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия. 1983.
PHILOSOPHICAL AND LEGAL ESSENCE OF THE PRINCIPLE OF
DETERMINISM IN CIVIL LAW: PROBLEM
V.V. Vasiliev
Tver State University
This article examines one of the most important legal issues - understanding the principle of determinism as systematic knowledge of civil law. The author explains the
conclusion that the use of the principle of determinism in the order of knowledge of
civil law facilitates the identification of the objective laws between backbone industry
factors, the structural elements of the civil law system, intra connections and legal
forms of expression of civil law.
Keywords: civil law, the legal system, a branch of law, the structure of the civil law
system, the relationship of determinism.
Об авторе
ВАСИЛЬЕВ Владимир Валерьевич, кандидат юридических наук,
доцент кафедры гражданского права Тверского государственного университета, e-mail: pdvv@mail.ru
Васильев В.В. Философско-правовая сущность принципа детерминизма
в цивилистике: постановка проблемы // Вестник ТвГУ. Серия:Право.
2014. № 3.С.33–40.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВестникТвГУ.
ТвГУ.Серия
Серия"Право".
"Право".2014.
2014.№
№3.С.38-45
Вестник
3.
УДК 347.63
ПРИМЕНЕНИЕ АНАЛОГИИ ЗАКОНА И АНАЛОГИИ ПРАВА
ПРИ РЕГУЛИРОВАНИИ ОТНОШЕНИЙ В СФЕРЕ
РЕГИСТРАЦИИ РОЖДЕНИЯ ДЕТЕЙ
О.Ю.Ильина
Данная статья посвящена анализу материалов судебной практики по применению аналогии закона и аналогии права. Автором исследуются основания для
применения аналогии, критикуется сложившаяся тенденция с позиции обеспечения интересов детей, рожденных суррогатными матерями для мужчин, не состоящих в браке.
Ключевые слова: ребенок; суррогатная мать; регистрация рождения; аналогия закона; аналогия права.
В соответствии со ст.5 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) в случае, если отношения между членами семьи не
урегулированы семейным законодательством или соглашением сторон,
и при отсутствии норм гражданского права, прямо регулирующих указанные отношения, к таким отношениям, если это не противоречит их
существу, применяются нормы семейного и (или) гражданского права,
регулирующие сходные отношения (аналогия закона). При отсутствии
таких норм права и обязанности членов семьи определяются исходя из
общих начал и принципов семейного или гражданского права (аналогия
права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости.
Заметим, что многие цивилисты вопросы применения аналогии
закона и аналогии права соотносят с основными началами гражданского
законодательства.2 Применительно к регламентации семейных отношений аналогия возможна в тандеме семейного и гражданского права.
До недавнего времени проблема применения аналогии закона и
(или) аналогии права в семейных отношениях возникала достаточно
редко. Однако в настоящее время материалы судебной практики по спорам, возникающим при регистрации рождения детей, выношенных суррогатными матерями, свидетельствуют о применении аналогии как
единственно возможного средства защиты семейных прав граждан.
Напомним, что в соответствии с п.3 ст.55 Федерального закона
от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граж1
1
См: "Семейный кодекс Российской Федерации" от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от
25.11.2013) // "Российская газета", N 17, 27.01.1996
2
См.: Кулаков В.В. Основные принципы гражданского права как особая форма права
// Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2013. № 4 (22). С. 185-192.;
Кузнецова О.А. Нормы-принципы российского гражданского права. Монография. М.:
Статут, 2006, С..116-126.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
дан»3 к услугам суррогатной матери могут обратиться: одинокая женщина; мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке,
при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на
состоящие в браке между собой, могут «заказать» одного ребенка).
Однако мужчины, не состоящие в браке, также обращаются к услугам суррогатных матерей и впоследствии, при намерении зарегистрировать рождение ребенка, получают законный отказ от органов записи
актов гражданского состояния (далее – органы ЗАГСа). Действующее
законодательство не предусматривает регистрации рождения ребенка и
совершения записи о родителях на основании заявления отца ребенка,
рожденного суррогатной матерью.
В связи с этим возникает вопрос, как же регистрировать рождение ребенка, выношенного суррогатной матерью по договору с мужчиной, не состоящим в браке? Данная сфера отношений, как выяснилось,
стала «благодатной почвой» для применения аналогии закона и аналогии права.
Безусловно, исходя из интересов ребенка вопрос регистрации его
рождения должен быть решен, в связи с чем мужчины, получив отказ
органов ЗАГСа, обращаются в суд. Проанализированные доступные материалы судебной практики по делам данной категории свидетельствуют, во-первых, о применении судом аналогии закона и аналогии права
и, во-вторых, о формировании неоднозначной судебной практики. Обращает на себя внимание не только различный подход судей разных регионов, но и потенциальная неисполнимость выносимых решений.
Приведем в качестве примера два дела, связанных с отказом органов ЗАГСа в регистрации рождения ребенка.
Бабушкинский районный суд г.Москвы 4 августа 2010 года рассмотрел следующее дело К.4 В обоснование заявленных требований К.
указал, что с целью реализации своего права на продолжение рода и отцовство, а также в силу того, что его личная жизнь сложилась таким
образом, что к 50-ти годам он не встретил женщину, с которой мог бы
иметь детей, впоследствии воспитывая их в любви и согласии, он обратился в клинику репродукции. По рекомендации врачей клиники он обратился к услугам суррогатной матери М., которая подписала информированное согласие на участие в программе суррогатного материнства.
30 марта 2010 года суррогатная мать родила ребенка мужского пола,
после чего дала письменное согласие на запись К. биологическим отцом
ребенка в акте и свидетельстве о рождении. В регистрации рождения
3
4
СПС «КонсультантПлюс»
Архив Бабушкинского районного суда г.Москвы, дело №2-2745/10.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ребенка заявителю было отказано на том основании, что он не состоит в
зарегистрированном браке.
Суд, выслушав доводы представителя заявителя, изучив материалы дела, находит требование К. подлежащим удовлетворению, при
этом суд исходит из следующего: поскольку порядок регистрации рождения ребенка у лица, не состоящего в браке и давшего свое согласие в
письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине с целью
его вынашивания, не урегулирован законодательством, суд считает, что
в данном случае должны применяться нормы семейного права, регулирующие регистрацию рождения ребенка у лиц, состоящих в браке.
Так, в соответствии с п.4 ст.51 СК РФ лица, состоящие в браке и
давшие согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, в случае рождения ребенка в результате применения этих методов записываются его
родителями в книге регистрации рождений. При этом необходимо согласие суррогатной матери.
Однако орган ЗАГСа применяет данную частную норму (п.4
ст.51 СК РФ) как общую, делая из нее вывод о невозможности участия в
программе суррогатного материнства женщины или мужчины, не состоящих в браке. Такое истолкование законодательства нарушает права
граждан, установленные ст.ст. 38, 45, 55 Конституции РФ.
Как установлено в судебном заседании, К. получил согласие суррогатной матери М.. Заявление суррогатной матери подтверждает, что
она сама не претендует на регистрацию ее в качестве матери ребенка.
По мнению суда, в данном случае должна применяться схема
традиционного суррогатного материнства (что значит – традиционного?) при этом отцовство устанавливается путем подачи отцом ребенка
заявления в орган ЗАГСа. Кроме того, позиция органа ЗАГСа противоречит ст.12 СК РФ, предусматривающей в качестве обязательного условия вступления в брак добровольное согласие мужчины и женщины,
вынуждая генетических родителей регистрировать брак при отсутствии
к этому взаимного желания.
С учетом изложенного суд пришел к выводу о том, что отказ органа ЗАГСа в регистрации рождения ребенка у заявителя К в результате
применения суррогатного материнства не соответствует приведенным
выше нормам закона и подлежит отмене. Суд решил: обязать Бабушкинский отдел ЗАГС Управления ЗАГС г.Москвы произвести государственную регистрацию рождения ребенка на основании медицинского
свидетельства о рождении с указанием в качестве отца К., и сведения о
матери – по заявлению отца К. (выделено мною – И.О.) в соответствии
с п.3 ст.51 СК РФ.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Вышеприведенный пример свидетельствует о применении судом
по аналогии норм семейного прав, регулирующих сходные отношения,
а именно – отношения по регистрации рождения ребенка и совершения
записи о родителях по заявлению матери, не состоящей в браке, если
отцовство не установлено. Это означает, что К. может указать вымышленные сведения об имени и отчестве матери, фамилия матери будет
записана по фамилии отца, то есть К.
Похожее дело было рассмотрено Смольнинским районным судом
г. Санкт-Петербурга 4 марта 2011 года по заявлению П.5
Суть дела полностью аналогична изложенному выше, только
суррогатная мать родила двоих детей – мальчика и девочку.
Судом были отмечены и дополнительные аргументы, в частности, суд сослался на ч.1 ст.7 Конвенции ООН о правах ребенка, согласно
которой ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента
рождения имеет право на имя и на приобретение гражданства, а также,
насколько это возможно, право знать своих родителей и право на их заботу.
Кроме того, суд отметил: учитывая то, что действующее законодательство не регулирует вопрос установления отцовства и регистрации
рождения детей, не имеющих матери, а имеющих только отца, суд полагает возможным использовать нормы действующего семейного законодательства по аналогии, учитывая то, что отсутствие правовых норм не
может являться основанием для умаления и нарушения прав и законных
интересов детей.
Суд посчитал необходимым обязать орган ЗАГСа произвести регистрацию рождения детей П., при этом в графе «сведения о матери» в
записях актов гражданского состояния необходимо в соответствии с
желанием П. указать «прочерк» (выделено мною – И.О.) по аналогии с
п.3 ст.17 и п.5 ст.18 ФЗ «Об актах гражданского состояния».
Таким образом, несмотря на тождественность требования,
мы видим демонстрацию применения аналогии закона, но иной нормы –
по желанию матери сведения об отце ребенка в запись акта о рождении
ребенка могут не вноситься.
Согласимся, если мать ребенка не состоит в браке, и отцовство
не установлено, в графе «сведения об отце» может быть указан «прочерк», что не создает, как правило, сложностей в жизни и социализации ребенка. Однако, на наш взгляд, совершенно иная ситуация складывается, если «прочерк» будет поставлен в графе «сведения о матери» - как можно себе представить, что у ребенка нет матери? Пред5
Архив Смольнинского районного суда г.Санкт-Петербурга, дело № 2-1601/11
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ставляется, что такое решение не отвечает интересам, прежде всего,
детей гражданина П.
Заметим, что приведенные судебные решения не исключительны,
они лишь свидетельствуют о формировании определенного подхода к
рассмотрению дел данной категории.
По прошествии времени наблюдаем уже иную тенденцию в применении аналогии закона и аналогии права, для исследования обратимся к практике судов г.Москвы за 2013 год.
Хамовнический районный суд г.Москвы 15 февраля 2013 года
рассмотрел дело по иску С. К Хамовническому ОЗАГС Управления
ЗАГС г.Москвы о признании отцом и обязании зарегистрировать рождение6.
Предыстория и суть дела все те же: мужчина, не состоящий в
браке, обратился к услугам суррогатной матери: была проведена необходимая операция, 4 декабря 2012 года у суррогатной матери родился
ребенок женского пола, суррогатная мать подписала заявление о добровольном согласии на запись истца отцом родившегося ребенка.
Оценив относимость, допустимость, достоверность каждого
представленного суду доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, суд пришел к выводу, что в судебном заседании нашли подтверждение доказательства, на которых основаны исковые требования.
Из представленных медицинских документов и согласия суррогатной матери следует, что биологическим отцом ребенка является истец, поскольку при зачатии использован его биологический материал.
Таким образом, суд считает, что подлежит установлению факт того, что
отцом ребенка женского пола, рожденного суррогатной матерью, является С.
Суд посчитал необходимым сослаться на ст. 5 СК РФ, допускающую аналогию закона и аналогию права. При этом суд также привел
положения ст.136 СК РФ: «по просьбе усыновителей суд может принять
решение о записи усыновителей в книге регистрации рождений в качестве родителей усыновленного ими ребенка» (не ясно – к чему эта норма здесь?).
Суд полагает, что в настоящее время отсутствует норма права,
которая прямо регулирует порядок государственной регистрации рождения и записи родителей ребенка, рожденного от неизвестной матери –
6
Архив Хамовнического районного суда г.Москвы, дело № 2-497/13
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
анонимного донора ооцитов, выношенного и рожденного суррогатной
матерью, которой был имплантирован эмбрион.
При указанных обстоятельствах, учитывая отсутствие женщины,
которая могла бы быть записана в качестве матери при государственной
регистрации рождения, суд считает возможным признать С. Единственным родителем и обязать ответчика произвести государственную регистрацию рождения ребенка женского пола, рожденного суррогатной матерью, с указанием в графе «отец» - С., в графе «мать» - «неизвестна»
(выделено мною – И.О.).
Аналогичные решения, в соответствии с которыми в графе
«мать» должна быть сделана запись «неизвестна», были вынесены в
2013 году Головинским районным судом Г.Москвы по иску М. 7, Перовским районным судом г.Москвы по иску Г.8
Нельзя оставить без внимания, что Перовский районный суд при
рассмотрении дела посчитал необходимым также сослаться на ч.4 ст.1
ГПК РФ: в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства,
применяет норму, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действует из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права).
Казалось бы, есть основания для применения аналогии, поскольку, действительно, возникшие отношения не урегулированы действующим материальным и процессуальным законодательством. Однако соответствующие решения не могут быть исполнены, поскольку правила
государственной регистрации актов гражданского состояния не предусматривают внесение в актовую запись фразы «неизвестна». Согласно
п.п.23 и 24 Правил заполнения бланков записей актов гражданского состояния и бланков свидетельств о государственной регистрации актов
гражданского состояния9 если по желанию матери сведения об отце в
актовую запись не вносятся, то в соответствующих графах ставится
прочерк. Если же указываются вымышленные сведения, актовая запись
совершается по общим правилам. Но фраза «неизвестна» указанными
правилами не предусмотрена. Вышеизложенное дает основания утверждать, что суд, применив аналогию закона и аналогию права, тем не
менее вышел за пределы правового поля и вынес неисполнимое решение.
7
Архив Головинского районного суда г.Москвы, дело № 2-1251/13.
Архив Перовского районного суда г.Москвы, дело № 2-2023/13.
9
Утв. Постановлением Правительства РФ от 17 апреля 1999 года № 432 (в ред. пост.
от 02.02.2006 № 61).// СПС «КонсультантПлюс».
8
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Безусловно, применение вспомогательных репродуктивных технологий стало уже почти обыденным явлением современной действительности, однако соответствующая правовая база весьма несовершенна, существуют не только пробелы, но и противоречия правовых предписаний друг другу, вследствие чего нарушаются права и интересы участников возникающих в этой сфере правоотношений, и, прежде всего,
ребенка, ради рождения которого применяются ответствующие технологии. В связи с этим представляется целесообразной разработка семейно-правовых норм, регулирующих отношения в сфере применения
вспомогательных технологий, поскольку объектом данных отношений
выступают репродуктивные семейные права граждан.
Список литературы
1. См: "Семейный кодекс Российской Федерации" от 29.12.1995 N
223-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // "Российская газета", N 17, 27.01.1996
2. Кулаков В.В. Основные принципы гражданского права как особая
форма права // Вестник Пермского университета. Юридические
науки. 2013. № 4 (22). С. 185-192.;
3. Кузнецова О.А. Нормы-принципы российского гражданского права. Монография. М.: Статут, 2006, С..116-126.
4. СПС «КонсультантПлюс»
5. Архив Бабушкинского районного суда г.Москвы, дело №2-2745/10.
6. Архив Смольнинского районного суда г.Санкт-Петербурга, дело №
2-1601/11
7. Архив Хамовнического районного суда г.Москвы, дело № 2-497/13
8. Архив Головинского районного суда г.Москвы, дело № 2-1251/13
9. .Архив Перовского районного суда г.Москвы, дело № 2-2023/13.
10. Утв. Постановлением Правительства РФ от 17 апреля 1999 года №
432 (в ред. пост. от 02.02.2006 № 61).// СПС «Консультант Плюс».
APPLICATION OF ANALOGY OF THE LAW AND ANALOGY OF
THE RIGHT AT REGULATION OF THE RELATIONS IN THE
SPHERE OF REGISTRATION OF THE BIRTH OF CHILDREN
O.U. Ilina
Tver State University
This article is devoted to the analysis of materials of jurisprudence on application of
analogy of the law and analogy of the right. The author investigates the bases for
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
analogy application, the developed tendency from a position of ensuring interests of
the children born by substitute mothers for men, not married is criticized.
Keywords: child; substitute mother; birth registration; analogy of the law; the analogy is right.
Об авторе
ИЛЬИНА Ольга Юрьевна − доктор юр. наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского права Тверского государственного
университета, е-mail: kinder_advokat@rambler.ru; 170100, г. Тверь, ул.
Желябова, д. 33.
Ильина О.Ю. Применение аналоги закона и аналогии права при регулировании отношения в сфере регистрации рождения детей // Вестник
ТвГУ. Серия:Право. 2014. № 3.С.41–48.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ.
ТвГУ. Серия
Серия"Право".
"Право". 2014.
2014. №3.
№ 3.С.46-55
Вестник
УДК 347.298
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ НА ОБЩЕЕ ИМУЩЕСТВО
В НЕЖИЛЫХ ЗДАНИЯХ И СООРУЖЕНИЯХ*
М.Ю. Федан
Тверской государственный университет
В статье исследуются некоторые проблемы правового регулирования вещных
правоотношений при приобретении лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, прав на муниципальное имущество. Автор анализирует
судебные (арбитражные) споры, вытекающие из такого рода правоотношений, и
интерпретационную практику Конституционного Суда Российской Федерации.
Ключевые слова: общее имущество здания, право общей долевой собственности, преимущественное право на выкуп, поддержка предпринимательства,
конституционализация
В соответствии с положениями статьи 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и
имущества для осуществления предпринимательской деятельности.
При этом развитие предпринимательства как вида экономической деятельности поддерживается государством, что выражается в различного рода государственных программах поддержки, прежде всего в
отношении малого и среднего предпринимательства1.
В качестве наглядного примера такой государственной поддержки можно указать Федеральный закон от 22.07.2008 № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»2 (далее по тексту – Закон №
159-ФЗ).
Так, в соответствии со статьёй 3 указанного Федерального закона
субъекты малого и среднего предпринимательства при возмездном отчуждении арендуемого имущества из государственной собственности
субъекта Российской Федерации или муниципальной собственности
пользуются преимущественным правом на приобретение такого имуще1
См. например: Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии
малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» // РГ.
2007. № 164.
2
РГ. 2008. № 158.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ства по цене, равной его рыночной стоимости и определенной независимым оценщиком.
При этом для реализации указанного преимущественного права
необходимо соблюдение ряда условий, в частности непрерывно арендовать приобретаемую недвижимость в течение двух лет и не иметь на
момент выкупа задолженности по арендной плате.
Чаще всего продавцами такого недвижимого имущества выступают муниципалитеты. Выкупая помещения из муниципальной собственности, многие предприниматели столкнулись с проблемой определения общего имущества здания, в котором располагается приобретенное
помещение или помещения.
Здесь следует отметить, что до определенного момента вопрос о
правовом режиме общего имущества в нежилых зданиях оставался в
принципе не урегулированным и порождал множество споров. В Жилищном кодексе Российской Федерации3 (далее по тексту – ЖК РФ) состав и правовой режим общего имущества закреплен вполне определенно, но лишь применительно к жилой недвижимости – к многоквартирным домам. Однако аналогичной нормы для нежилых объектов недвижимого имущества в законодательстве не было и нет. А осуществление
предпринимательской деятельности, как известно, допустимо только в
нежилых помещениях (так называемая коммерческая недвижимость).
Определенность в этот вопрос для предпринимателей была внесена Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
(далее по тексту – ВАС РФ), который в пункте 1 Постановления № 64 от
23.07.2009 разъяснил, что к отношениям собственников помещений,
расположенных в нежилом здании, возникающих по поводу общего
имущества в таком здании, в силу статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) подлежат применению
нормы законодательства, регулирующие сходные отношения (аналогия
закона)4.
Таким образом, по вопросам общего имущества в нежилых зданиях, стала складываться единообразная правоприменительная практика в русле регулирования спорных правоотношений по аналогии с общим имуществом в многоквартирных домах (ст. 36 ЖК РФ, ст.ст. 249,
289, 290 ГК РФ).
Так, в соответствии со статье 36 ЖК РФ общее имущество дома,
на которое возникает право общей долевой собственности домовладельцев, включает, в том числе межквартирные лестничные площадки,
3
4
РГ. 2005. № 1.
См.: Вестник ВАС РФ. 2009. № 9.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации,
иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и
ненесущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарнотехническое и иное оборудование, находящееся в доме за пределами
или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.
Практически любое двухэтажное и более высокое нежилое (торгово-офисное, складское и т.п.) здание имеет лестничные клетки, подвалы, чердаки и тому подобные подсобные помещения, носящие вспомогательный (обслуживающий) характер.
Многие собственники помещений в здании истолковывают указанные положения жилищного законодательства таким образом, будто
бы сам факт наличия на чердаках и в подвалах санитарно-технического
оборудования (труб, счетчиков, вентелей), которые всегда обслуживают
более одного помещения, является достаточным основанием для признания чердака или подвала в целом общей долевой собственностью
домовладельцев в силу закона5.
Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении № 489-О-О от 19.05.20096 указывает, что при рассмотрении споров, связанных с общим имуществом, следует учитывать, что в многоквартирных домах (суть в нежилых зданиях) могут быть как нежилые
помещения технического плана, так и нежилые помещения, имеющие
самостоятельное назначение. Регулирование прав на последние не может подпадать под правовой режим общего имущества в доме.
При этом Конституционный Суд РФ для разграничения нежилых
помещений на предназначенные для самостоятельного использования
либо на относящиеся к общему имуществу предлагает исходить из положений пункта 3 Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме (утверждены Постановлением Правительства Российской
Федерации от 13 августа 2006 года № 491)7 и использовать сведения о
правах на объекты недвижимости, являющиеся общим имуществом, содержащиеся в Едином государственном реестре прав на недвижимое
имущество и сделок с ним (далее по тексту – ЕГРП).
5
См.: Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Россий
ской Федерации: избранные постановления за 2009 год с комментариями /
под ред. А.А. Иванова. М.: Статут, 2012. 510 с.
6
ВКС РФ. 2009. № 6.
7
РГ. 2006. № 184.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
К сожалению, данный способ вряд ли можно признать действенным для предпринимателей, поскольку данные Правила не распространяются на коммерческую недвижимость.
Кроме того, законодательство и правоприменительная практика
исключают возможность подачи иска о признании зарегистрированного
права недействительным, т.е. такой способ защиты права собственности
законом не предусмотрен8. Стало быть, наличие или отсутствие соответствующей записи в ЕГРП разрешает только формальную стороны
вопроса, не снимая суть проблемы.
По смыслу Закона № 159-ФЗ для приобретения помещения в
собственность оно должно быть сформировано и индивидуализировано,
т.е. пройти кадастровый учет. Это подразумевает, что для выкупа помещений в здании (части здания) оно будет поделено на помещения соразмерно площади, арендуемой покупателями в преддверии выкупа.
Проблема правового регулирования вещных прав на общее имущество в здании наиболее остро встает именно в тех случаях, когда
арендатор части помещений в этом здании реализует предоставленное
ему законом преимущественное право на выкуп ранее арендованных
площадей.
Как справедливо отмечает Д.Б. Савельев, проблема выявления
содержания понятия общедомового имущества «есть следствие дихотомического деления здания как единой и физически неделимой вещи на
две правовые фикции – «помещения индивидуального использования» и
«остальные части здания», которые юридически сосуществуют в рамках
единого имущественного комплекса», но находятся в разных правовых
режимах9.
Иными словами, при приобретении отдельных помещений в здании в собственность оно утрачивает статус самостоятельного единого
объекта гражданских прав. Логично предположить, что в таком случае
помещения лестничных клеток, технических подвалов и чердаков могут
остаться в муниципальной собственности, поскольку их никто как самостоятельные объекты не арендовал и, следовательно, не может претендовать на них по смыслу положений Закона № 159-ФЗ.
8
См.: пункт 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ
№ 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при
разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»
// Вестник ВАС РФ. 2010. № 6. С. 125.
9
Савельев Д.Б. Вспомогательные помещения как объекты общего имущества в многоквартирном доме // Современное право. 2013. № 8. С. 64 - 68.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Данный вопрос имеет существенное значение для собственников
помещений в здании, поскольку препятствует им полноценно осуществлять полномочия по владению, пользованию и распоряжению всей
принадлежащей им недвижимостью.
В судебной практике в этой связи выработано два возможных
способа защиты предпринимателями своих прав и законных интересов.
Так, в пункте 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 64 указано,
что в судебном порядке рассматриваются споры о признании права общей долевой собственности на общее имущество здания, в том числе в
случаях, когда в ЕГРП внесена запись о праве индивидуальной собственности на указанное имущество.
Первый способ защиты определенен ВАС РФ при условии, что
общим имуществом владеют собственники помещений в здании (например, владение общими лестницами, коридорами, холлами, доступ к
использованию которых имеют собственники помещений в здании), однако право индивидуальной собственности на общее имущество зарегистрировано в реестре за одним лицом, собственники помещений в данном здании вправе требовать признания за собой права общей долевой
собственности на общее имущество. Суд рассматривает это требование
как аналогичное требованию собственника об устранении всяких нарушений его права, не соединенных с лишением владения (статья 304 ГК
РФ).
Нарушение права общей долевой собственности собственников
помещений на общее имущество здания в таком случае заключается в
наличии и сохранении записи об индивидуальном праве собственности
ответчика на это имущество. Данное нарушение может также проявляться, например, в препятствовании осуществлению права всех сособственников предоставлять общее имущество здания в пользование
третьим лицам. Заявленные истцами требования о признании права общей долевой собственности направлены именно на устранение нарушения их права общей долевой собственности, выразившегося в наличии в
ЕГРП записи об индивидуальном праве собственности ответчика. Удовлетворение требований истцов означает, что право индивидуальной
собственности ответчика на спорное имущество отсутствует (не существует и никогда не существовало). Признание права общей долевой
собственности исключает наличие индивидуальной собственности муниципального образования на спорное имущество10.
10
См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2011 № 1457/11 по делу № А4623847/2009 // Вестник ВАС РФ. 2011. № 11. С. 89-93.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Другой способ защиты возможен, согласно разъяснению ВАС
РФ, если лицо, на имя которого в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на помещение, относящееся к общему имуществу, владеет таким помещением, лишая других собственников доступа
в это помещение. В таком случае собственники иных помещений в данном здании вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статья 301 ГК РФ), соединив его с
требованием о признании права общей долевой собственности. На такие
требования распространяется общий срок исковой давности (статья 196
ГК РФ).
При этом, как неоднократно указывал в своих актах Конституционный Суд РФ, вопрос отнесения тех или иных помещений к общему
имуществу собственников помещений в многоквартирном доме требует
установления и исследования фактических обстоятельств каждого дела11.
К данным фактическим обстоятельствам, которые входят в предмет доказывания по делам, связанным с признанием права собственности на общее имущество, следует отнести два основных момента. Первый можно определить как строительно-техническая характеристика
спорных помещений, второй – момент приватизации первого помещения в здании.
Как разъяснил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, правовой режим помещений, как относящихся или не
относящихся к общей долевой собственности нескольких собственников помещений в зданиях, определяется на дату приватизации первого
помещения в доме. Если по состоянию на указанный момент помещения здания были предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием всего
дома, и не использовались фактически в качестве общего имущества
собственниками и арендаторами, то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникло. Остальные же помещения, не выделенные для целей самостоятельного использования,
перешли в общую долевую собственность домовладельцев как общее
имущество дома12.
Поскольку именно приватизация гражданами жилья являлась основанием появления в одном доме нескольких собственников и возник11
См. например: Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2012 № 1605-О //
[СПС «КонсультантПлюс»] ; Определение Конституционного Суда РФ от 24.02.2011
№ 137-О-О // [СПС «КонсультантПлюс»] ; и др.
12
Постановление Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 № 13391/09 по делу №А657624/2008-СГ3-14/13 // Вестник ВАС РФ. 2010. № 6. С. 103-109.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
новения у них права общей долевой собственности на общее имущество
дома, в том числе на технические этажи и подвалы, то это право в отношении каждого дома возникло только один раз – в момент приватизации первого помещения в доме13.
Указанные выводы были сделаны высшим судом применительно
к спору о признании права общей долевой собственности на технический подвал. При этом ВАС РФ указал, что для определения правового
режима названных помещений не имело и не имеет значения наличие в
них инженерных коммуникаций, так как они расположены в каждом
подвале и сами по себе не порождают право общей долевой собственности домовладельцев на помещения, уже выделенные для самостоятельного использования, не связанные с обслуживанием жилого дома14.
Таким образом, правоприменительная практика привнесла существенную долю определенности в правовое регулирование вопросов по
заявленной проблематике.
Вместе с тем ряд вопросов остался за бортом разъяснений Высшего Арбитражного Суда РФ.
Так, если буквально следовать существующим разъяснениям, то
защита прав на общее имущество возможна лишь применительно к праву долевой собственности.
Можно представить ситуацию, при которой все самостоятельные
помещения в здании арендовались одним лицом и указанное лицо в порядке, предусмотренном положениями Закона № 159-ФЗ, выкупило все
эти самостоятельные помещения в здании в собственность. Как быть
предпринимателю, если в здании имеется, скажем, технический подвал,
который покупателем не арендовался?
После проведения кадастровых работ и регистрации прав ЕГРП в
собственности предпринимателя оказываются все помещения в здании,
а у публично-властного образования (например, муниципалитета) остается технический подвал.
Вправе ли в таком случае предприниматель защищать свои права
способами, предусмотренными в пункте 9 Постановления ВАС РФ
№ 64?
С одной стороны, представляется, что лицо, обладающее всеми
помещениями в здании (100%) не должно получать меньший уровень
гарантий, нежели несколько собственников. Защита права собственно-
13
Там же.
См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 22.01.2013 № 11401/12 по делу № А40121855/09-238-10 // Вестник ВАС РФ. 2013. № 6.
14
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
сти не может быть поставлена под условие размера доли в имуществе.
Такого рода подход встречается в судебной практике15.
С другой стороны, получается, что общее имущество в здании
сменит право индивидуальной собственности муниципалитета на право
индивидуальной собственности частного лица. Данное обстоятельство
может породить проблемы при дальнейшем распоряжении указанным
имуществом.
Для снятия указанных коллизий в качестве альтернативного способа защиты собственнику ста процентов помещений в здании можно
предложить обратиться к пункту 52 совместного Пленума ВАС РФ и
Верховного Суда РФ № 10/22 от 29.04.2010. Согласно данному разъяснению в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое
не может быть защищено путем признания права или истребования
имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права может быть осуществлено путем предъявления иска о
признании права или обременения отсутствующими. Иными словами,
предприниматель должен обратиться в суд с иском о признании права
собственности муниципального образования на технический подвал отсутствующим. В случае удовлетворения его исковых требований и исключения записи о праве муниципальной собственности из ЕГРП предприниматель становится собственником общего имущества в здании в
силу закона.
Думается, что именно такой приведенный способ защиты будет
наиболее оптимальным в ситуациях, когда все основные (самостоятельные) помещения в здании принадлежат одному лицу.
Обозначенные проблемы актуальны и для города Твери. Реализация органами местного самоуправления положений закона № 159-ФЗ
повлекла большое количество споров, в том числе и в связи с необоснованным выделением в муниципальную собственность помещений, которые по своим характеристикам относятся к общему имуществу здания.
При этом выделение и сохранение такого рода помещений в муниципальной собственности вызвано формальным следованием требованиям Закона № 159-ФЗ, с одной стороны, и страхом привлечения к
ответственности в связи с необоснованным уменьшением состава муниципального имущества – с другой.
Ни один муниципальный чиновник не решится взять на себя ответственность и принять решение о «безвозмездной» передаче в «част15
См. например: Решение Арбитражного суда Свердловской области от 20.12.2011 по
делу А60-31663/2011 // URL: http://kad.arbitr.ru/
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ные руки» какого-либо недвижимого имущества только лишь по признаку его отнесения к общему имуществу здания.
Представляется, что такого рода крайности вызваны отсутствием
у правоприменителей должного уровня правопонимания.
Одним из основных признаков права, безусловно, является его
формально-юридическая определенность. Вместе с тем многообразие
жизненных ситуаций не позволяет законодателю предусмотреть на
нормативном уровне все возможные казусы, что неизбежно предполагает наличие пробелов в праве.
Думается, что восполнение указанных пробелов возможно и
должно происходить в первую очередь посредством конституционного
правопонимания правоприменителей. Оно подразумевает сочетание
формально-юридического подхода в правовом регулировании с использованием основополагающих конституционных идей и ценностей, таких, как разумность, добросовестность, справедливость в интерпретации Конституционного Суда РФ.
Представляется, что только такое правоприменение (конституционное правоприменение) будет задавать и соответствующий конституционный вектор совершенствования законодательства, способствовать
его повсеместной конституционализации.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.
Определение Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 № 489-О-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб товариществ собственников жилья "Невский 163" и "Комсомольский проспект-71" на
нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 290
Гражданского кодекса Российской Федерации и частью 1 статьи 36
Жилищного кодекса Российской Федерации» // ВКС РФ. 2009. № 6.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от
30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // РГ. 1994. № 238-239.
Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 № 188-ФЗ
(ред. от 28.12.2013) // РГ. 2005. № 1.
Федеральный закон от 22.07.2008 № 159-ФЗ «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и
среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдель54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
6.
7.
8.
9.
ные законодательные акты Российской Федерации» // РГ. 2008. №
158.
Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания» // Вестник ВАС РФ.
2009. № 9. С. 74-116.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС
РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой
права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ.
2010. № 6. С. 103-109.
Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: избранные постановления за 2009 год с комментариями / под ред. А.А. Иванова. М.: Статут, 2012. 510 с.
Савельев Д.Б. Вспомогательные помещения как объекты общего
имущества в многоквартирном доме // Современное право. 2013. №
8. С. 64 - 68.
LEGAL REGULATION PROBLEMS OF THE RIGHT OF
OWNERSHIP TO THE COMMON PROPERTY IN NONRESIDENTIAL (COMMERCIAL) BUILDINGS
M.Y. Fedan
Tver State University
The article reviews some problems of legal regulation of property relations coming
from the purchase of municipal property. The author analyzes the court (arbitration)
cases arising from such relationships and interpretation practice of the Constitutional
Court of the Russian Federation.
Keywords: building common property, the right of common ownership, the right of
priority to purchase, support for businessmen, constitucionalisation/
ФЕДАН Максим Юрьевич – кандидат юридических наук, ассистент
кафедры Теории права Тверского государственного университета, email: fedanm@yandex.ru
Федан М.Ю. Некоторые проблемы правового регулирования права
собственности на общее имущество в нежилых зданиях и сооружениях // Вестник ТвГУ. Серия: Право. 2014. №3.С.49–58.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3. С.56-–62
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Актуальные вопросы публичного права
УДК 342.951:351.82
ОСОБЕННОСТИ ПРИВЛЕЧЕНИЯ К АДМИНИСТРАТИВНОЙ
ОТВЕТСТВЕННОСТИ
ГРАЖДАНСКИХ СЛУЖАЩИХ
Н.А.Антонова
Тверской государственный университет
Статья посвящена проблемам административной ответственности государственных гражданских служащих. Проанализированы основания административной ответственности гражданских служащих и ее особенности.
Ключевые слова: административная ответственность, государственный
служащий, государственная служба
Деятельность государственного аппарата в целом, работа его
служащих в правовом государстве основывается на принципе законности, который подразумевает точное и неукоснительное исполнение публичными служащими предписаний правовых норм, соблюдение установленных запретов и ограничений, ответственное и добросовестное
исполнение ими своих должностных обязанностей. Данный принцип в
том или ином виде закрепляется в законодательстве многих стран. Есть
такие положения и в российском законодательстве о государственной
службе. Так, гражданский государственный и муниципальный служащие обязаны соблюдать Конституцию РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные правовые акты
РФ, конституции (уставы), законы иные нормативные правовые акты
субъектов Российской Федерации и обеспечить их исполнение (п. 1 ч. 1
ст. 15 Федерального закона № 79-ФЗ «О государственной гражданской
службе Российской Федерации»; п. 1 ч. 1 ст. 12 Федерального закона №
25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации»). Служащий несет ответственность за несоблюдение ограничений, и запретов,
установленных законом (ч. 3 ст. 16, ч. 4 ст. 17 Федерального закона №
79-ФЗ). Федеральный закон № 25-ФЗ устанавливает в качестве принципа – ответственность муниципального служащего за неисполнение или
ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей (п. 9 ст. 4).
Любое отступление от этих положений в определенной степени
дезорганизует работу государственного аппарата.
В ст. 68 Федерального закона № 79-ФЗ закрепляется общая норма, в соответствии с которой лица, виновные в нарушении законодательства Российской Федерации о государственной гражданской службе
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Российской Федерации привлекаются к ответственности в порядке, установленном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами. Названная статья носит отсылочный характер, то есть указывает на возможность привлечения виновных лиц к ответственности,
предусмотренной исключительно федеральными законами.
Основным видом ответственности, предусмотренным в федеральном законодательстве о государственной гражданской и муниципальной службе, является дисциплинарная ответственность. Это объясняется особым характером служебных отношений.
Что касается административной ответственности государственных служащих, то она определяется Федеральным законом № 79-ФЗ и
КоАП РФ, и о ней можно говорить в следующих случаях. Во-первых,
когда государственный служащий совершает административное правонарушение, то он несет административную ответственность на общих
основаниях наравне с остальными гражданами. Во-вторых, гражданские
служащие, являющиеся должностными лицами, несут административную ответственность в случае совершения ими административных правонарушений в связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей (ст. 2.4 КоАП РФ). При этом во втором случае основанием административной ответственности служащих
выступает деяние, которое выражается в неисполнении или ненадлежащем исполнении своих обязанностей.
Представители административной науки выделяют, как минимум, четыре важнейших условия, при которых для должностных лиц
государственной службы может наступать административная ответственность: 1) совершение действий, содержащих прямое нарушение общеобязательных административных правил; 2) издание приказов (распоряжений) и указаний, которые нарушают положения установленных
общеобязательных правил, т.е. не соответствуют им; 3) невыполнение
присущих им обязанностей по осуществлению контроля за исполнением
подчиненными лицами установленных в нормативных актах общеобязательных правил поведения или административных процедур; 4) если
соблюдение установленных правил входит в круг должностных обязанностей и фиксируется в соответствующих должностных инструкциях 1.
Следует обратить внимание, что в настоящее время именно статус субъекта деяния, определяет применение определенного вида ответственности. В том случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей допускает служащий, не являющийся долж1
См.: Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. В. 3 т. Т. II. – М., 2002.
С. 85.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ностным лицом, то в этом случае он привлекается к дисциплинарной
ответственности. Если же такое деяние допускает должностное лицо,
это влечет применение мер административной ответственности.
Актуальность темы, связанной с административной ответственностью государственных служащих (должностных лиц) проявляется в
том, что наряду с развитием самих государственно-служебных отношений не следует забывать и о проверенных временем средствах применения мер юридической ответственности, которые напрямую в институт
государственной службы не включены. И здесь, прежде всего, речь идет
о мерах административной ответственности. Тем более, что в последнее
время расширяется сфера применения административной ответственности к данным субъектам. Так, в 2011 г. были внесены изменения в ст.
5.59, предусматривающую административную ответственность за нарушение порядка рассмотрения обращений граждан, а затем в 2013 г.
эта статья подверглась изменению в связи с тем, что право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления получили и объединения граждан, в том числе и юридические лица. В последнее время в КоАП введены новые статьи об административной ответственности должностных лиц, например: ст. 5.63 (нарушение законодательства об организации предоставления государственных и муниципальных услуг), ст. 5.39 (отказ в предоставлении информации); ст.
7.23 (нарушение требований законодательства о раскрытии информации
организациями, осуществляющими деятельность в сфере управления
многоквартирными домами). Таким образом, законодатель расширяет
перечень случаев, когда за нарушение служащим своих обязанностей
применяются меры административного наказания. Другими словами
должностной проступок переводится в разряд административных правонарушений.
Особого внимания заслуживают две приведенные здесь статьи
КоАП – ст. 5.59 и 5.63. Они появились в действующей редакции КоАП
совсем недавно, и установили персональную ответственность за нарушение порядка рассмотрения обращений граждан. Штраф соизмерим с
месячной зарплатой некоторых государственных служащих, и составляет от 5 до 10 тысяч рублей. В данном случае административное наказание бьет по карману нарушителя. Помимо этого устанавливается реальная ответственность за сам факт нарушения того же срока на рассмотрение обращения гражданина.
Санкция, закрепленная в статье, является узконаправленной.
Она ориентирована на нарушение законодательства о предоставлении
государственных услуг.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Обе статьи, прежде всего, имеют целью стимулирование к качественной работе должностных лиц с населением (пусть для начала и по
части срока). Право на обращение граждан в органы государственной
власти и местного самоуправления – одно из конституционных прав
граждан, декларированное чуть ли не как характеризующее демократический строй нашего общества, до введения данных статей в КоАП не
несло за собой никакой публично-правовой ответственности. Хотя следует отметить, что с 2007 года в административном кодексе есть статья
5.39, предусматривающая ответственность за отказ в предоставлении
информации. Но, данная статья не имела какого-либо успеха в правоприменительной практике.
Однако и сейчас, до реального, хотя бы, возбуждения дела по
статье 5.59 или 5.63 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях доходят единичные случаи. Подобные дела в административном производстве скорее экзотика, нежели устоявшаяся
практика. А ведь никому не надо рассказывать о масштабах нарушения
сроков рассмотрения обращений граждан, отказов в получении той или
иной информации. Причины отсутствия такой практики разные. Так,
проблемой правоприменения ст. 5.59 КоАП РФ является неоднозначность толкования объекта рассматриваемого правонарушения.
В диспозиции статьи закреплено, что административная ответственность наступает за «нарушение установленного законодательством
Российской Федерации порядка рассмотрения обращений граждан
должностными лицами государственных органов и органов местного
самоуправления, за исключением случаев, предусмотренных статьями
5.39, 5.63 настоящего Кодекса».
На практике правоприменительными органами применяется ограничительное толкование понятия «законодательство»2. По мнению
представителей данного государственного органа, объект правонарушения охватывает только лишь правоотношения, регулируемые Федеральным законом от 02.05.2006 N 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» (далее N 59-ФЗ). В частности, такое мнение основано на пояснительной записке к законопроекту о введении в действие ст. 5.59 КоАП РФ.
В этой связи хотелось бы отметить, что в силу ч. 2 ст. 1 N 59-ФЗ
законодательство, устанавливающее порядок рассмотрения обращений
граждан, состоит не только из данного закона, но и из федеральных
конституционных законов и иных федеральных законов.
2
См., например: Ольшевская А. В., Курбатова О. В. Рассмотрение органами внутренних дел обращений граждан и сообщений в СМИ (вторая часть) //Административное
право и процесс. 2013. № 12. С. 53
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Следовательно, ограничительное толкование объекта правонарушения, предусмотренного ст. 5.59 КоАП РФ, приводит к отсутствию
административно–правовой защиты прав гражданина при рассмотрении
обращения в том случае, если N 59-ФЗ не применяется.
Поскольку в основе привлечения должностного лица к административной ответственности лежит нарушение им своих служебных
обязанностей, следует отметить, что обязанности, возлагаемые на
должностное лицо, должны быть достаточно четко сформулированы в
соответствующем нормативно-правовом акте или правоприменительном акте, которыми они возлагаются на данное лицо или соответствующую организацию, в которой это должностное лицо находится на
службе. Это способствовало бы правильному применению на практике
норм, содержащих составы должностных административных правонарушений, устранения субъективизма при оценке поведения должностных лиц.
В науке административного права отмечается, что юридическая
ответственность должностных лиц государственной гражданской службы отличается от ответственности других должностных лиц тем, что ей
подлежат обладатели особого статуса – статуса государственных служащих, который предполагает повышенную ответственность за совершаемые ими правонарушения, и что в настоящее время этот вопрос не
нашел достаточного отражения в законодательстве, в связи с чем предлагается ввести в Кодекс Российской Федерации об административных
правонарушениях особый раздел, устанавливающий административную
ответственность государственных гражданских служащих, при этом
определить и урегулировать специальный порядок производства по делам о правонарушениях для должностных лиц государственной гражданской службы.
Помимо КоАП РФ, Федеральный закон № 79-ФЗ предусматривает особый случай привлечения служащего к административной ответственности. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 15 названного Закона в случае
исполнения неправомерного поручения своего руководителя гражданский служащий и давший это поручение руководитель несут дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с федеральными законами.
Что касается муниципального служащего, выполнившего неправомерное поручение руководителя, то Федеральный закон № 25-ФЗ устанавливает, что такой служащий и давший это поручение руководитель
несут ответственность в соответствии с законодательством Российской
Федерации (ч. 2 ст. 12). В этом случае законодатель вообще не уточняет
виды ответственности, которые могут быть применены. Следует пола60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
гать, что муниципальный служащий также может быть подвергнутым, в
том числе, и административной ответственности.
Правила привлечения лиц к административной ответственности
устанавливаются КоАП РФ. Как известно, согласно ст. 2.4 КоАП административной ответственности подлежит должностное лицо. Причем
только в случае совершения им административного правонарушения в
связи с неисполнением либо ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. В этой же статье дается определение понятия
должностного лица. При этом выделяются три вида деятельности, занимаясь которыми (постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями), лицо признается должностным: это выполнение
функций власти, организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций.
Исходя из этого, далеко не всякий государственный (муниципальный) служащий является должностным лицом, а только тот, который наделен определенными полномочиями. В этой связи следует обратить внимание на то, что норма, содержащаяся в ч. 3 ст. 15 Федерального закона № 79-ФЗ фактически означает, что административное наказание за исполнение неправомерного поручения руководителя (который
всегда является должностным лицом) может быть применено только в
отношении должностного лица, а не любого гражданского служащего.
Таким образом, в данной части выявляется определенное противоречие между законодательством об административной ответственности и законодательством о государственной гражданской службе, которое, несомненно, должно быть устранено. В противном случае, получается, что Федеральный закон № 79-ФЗ необоснованно называет всех
служащих субъектами административной ответственности.
Список литературы
Ольшевская А. В., Курбатова О. В. Рассмотрение органами внутренних дел обращений граждан и сообщений в СМИ (вторая часть)
//Административное право и процесс. 2013. № 12. С. 52-54
2. Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. В. 3 т. Т. II.
– М., 2002.
1.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
FEATURES OF ATTRACTION TO THE ADMINISTRATIVE
RESPONSIBILITY
CIVIL EMPLOYEES
N.A.Antonova
The Tver state university
Аrticle is devoted to problems of the administrative responsibility of the state civil
employees. The bases of the administrative responsibility of civil employees and its
features are analysed.
Key words: the administrative responsibility, the civil servant, public service.
Об авторе
АНТОНОВА Нана Алиевна – доктор юридических наук, зав. кафедрой конституционного, административного и таможенного права
Тверского
государственного
университета
(170100,
г. Тверь,
ул. Желябова, 33), e-mail: antonova@tversu.ru
Антонова Н.А. Особенности привлечения к административной ответственности гражданских служащих//Вестник ТвГУ. Серия: Право.2014.
№.3. С.59–65.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№3.
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№С.63-80
3.
УДК 343(019)
ИСТОРИЦИЗМ КАК ТРАДИЦИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА
С.А. Бочкарев
Институт государства и права РАН, Москва
В статье рассмотрена история и занимаемое ею место в догме уголовного права.
Исследованием установлено, что в восприятии криминалистами исторического
знания как традиционного и во многом безальтернативного источника доктрины уголовного права кроется значительное число погрешностей, искажающих
существо этого права и его институтов.
Ключевые слова: уголовное право, история, историцизм, традиция, преступление, догма, доктрина, онтология, философия
Постановка заявленной темы и ее обсуждение предполагает обращение к тем решениям, которые из-за очевидности, удобности и давности либо никто не помнит, либо уже не вспоминает, считает их разумеющимися. Но проблема не только в нашей беспечности. Дело еще в
природе самих традиций, которые, как правило, не осознаются как нечто преходящее, имеющее начало и конец во времени. Во многом по
отмеченным причинам кажется излишним задаваться вопросами, которые составляют малозаметную основу всякого уголовно-правового рассуждения или элементарного соображения.
В уголовно-правовом обиходе уверенно пребывает известный и
уже апробированный понятийный аппарат. Речь идет об уголовных деяниях и наказаниях, нормах и институтах, субъектах и объектах посягательств, охраняемых отношениях, ответственности. Представления о
каждой из отмеченных категорий носят в целом устоявшийся в теории и
быту характер. Обоснование их смыслового значения и сообразования
между собой поначалу происходило на базе естественной или позитивной школ права. Затем выделили классическую школу права, возникновение которой символически приурочили к изданию книги Ч. Бекария
«О преступлениях и наказаниях». Классическая школа, как полагают
специалисты, соединила в себе ключевые положения антропологического, социологического, психологического и других направлений в
праве и выработала на их основе фундаментальные для уголовного права положения.
Внушительный объем знаний отмеченных школ в целом достаточен для буквального прочтения заявленной темы, постановки прямо
вытекающего из нее основного вопроса: «Что в уголовном праве традиционного?» и дачи на него вполне определенного ответа о том, что традиционного в уголовном праве достаточно для построения на его основе
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
теоретически выверенного и исторически наполненного содержанием
уголовно-правового сооружения.
Интерес теме способна придать ее постановка в свете еще более
незыблемого чем то, что представляет собой традиция. Речь идет об
инициировании вопроса о существе уголовного права, который имеет
свою особенную силу. Его потенция заключена в способности всех и
всё ставить на «круги своя», возвращать отклонившихся с курса к исходному положению вещей как вовне, так и внутри уголовного права, о
котором в теории и на практике известно не многое. Рассмотрение проблемы отношения уголовного права к сущему в целом и к человеческому бытию в частности обеспечивает возможность с онтологических позиций установить наличие сформировавшихся в нем традиций, при необходимости дистанцироваться от них и рассмотреть их изнутри.
Сверхдогматичное обозрение этого права способно диагностировать и
разомкнуть тот логический круг, который обнаруженные традиции различными способами сложили вокруг себя, ограничив тем самым всякого
исследователя этого права вытекающими только из него средствами и
приемами познания.
Помимо разрешения ряд гносеологических дилемм, бытийное
постижение уголовно-правовых привычек способно ответить на вопросы и более практичного плана. Сохранили ли известные традиции свою
функциональность как передаточные звенья, обеспечивающие преемственность поколений, либо они уже изжили себя и сегодня представляют
собой рефлекторные механизмы, используемые в быту по причине их
удобства и суеверного страха пользователей этих привычек, озабоченных тем, чтобы все шло привычным порядком? Не находятся ли субъекты уголовного права, выражаясь словам Ф. Ницше, в плену мнимой
высшей полезности тяжелых, суровых и обременительных обычаев?
Понимают ли они, как писал мыслитель, «что та же степень благополучия может существовать и при других нравах и что даже достижимы
большие степени его»1.
Примерный набор признаков традиционности в отраслевой литературе не зафиксирован. С уверенностью можно сказать, что он еще не
сформулирован и обстоятельно не обоснован. Черты традиционности
уголовного права определяются во многом на интуитивном уровне и с
опорой на общую теорию права. Настоящее исследование не исключение. Оно не претендует на исчерпывающее описание традиций уголовного права. Работа преследует цель на ряде частных примеров проде1
Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Сочинения. – М.: Эксмо; Харьков: Фолио, 2008.
С. 76.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
монстрировать полезность познания и критического осмысления сложившихся в уголовного праве обычаев.
С устоявшихся в современной теории взглядов ощущается, что
уголовное право прежде всего само традиционно. К числу основных доказательств традиционности уголовного права специалисты без затруднения отнесут то, что оно имеет своим источником обычай, а прототипом – институт кровной мести. Они также укажут на то, что несмотря
на смену времен и обществ, а также неодинаковую эффективность
функционирования на разных исторических стадиях, уголовное право
уже продолжительное время действует в социуме. Ни на одном этапе
развития общества и его институтов не возникало категорических возражений против работы уголовного права, что необходимо отнести к
основному достижению представителей этого права. Размышления об
отмене уголовного права, развернувшийся на страницах преимущественно немецкой литературы, носят прогностический и теоретический
характер.
Уверенность в имеющихся знаниях о происхождении и назначении уголовного права не побуждает задаваться вопросами о том, чем
это право было и было ли оно вообще? Есть ли оно само по себе и на
самом деле? Ответы видятся очевидными, а постановка названных вопросов кажется излишней и в некоторой степени надуманной. Виной
всему историческое знание, а точнее искаженное значение, которое ему
придают криминалисты. Историческим принципам они доверили формирование почти всей доктрины уголовного права. Исчерпывающими и
во многом показательными на сей счет представляются результаты исследований Г.С. Фельдштейна.
Со знанием дела историк писал, что «попытки научнаго
конструированія догмы русскаго уголовнаго права начинаются у насъ
приблизительно въ половинѣ XVIII в. Въ этой сферѣ выдѣляется три
теченія. Одно изъ нихъ подходитъ къ разрѣшенію намѣченной задачи
путемъ историческимъ, отбрасывая изъ общей массы существующихъ
определеній тѣ, которыя пережиты въ прошломъ и утратили свое реальное значеніе. Другое теченіе въ догматической обработкѣ права избираетъ путь историко-сравнительный. Стремясь къ систематическому
построенію дѣйствующаго права, оно объясняетъ постановленія русскаго уголовнаго права, разрозненныя по своимъ основаніямъ и формѣ, въ
связи съ опредѣленными историческими условіями, порождающими эти
особенности»2.
2
Фельдштейн Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России. Ярославль. 1909. С. 288.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Третье течение, как и два предшествующих, имеет условное обособление. По своему существу оно тесно связано с предыдущими направлениями. Это течение, как пишет Г.С. Фельдштейн, «унаслѣдовано
отъ долгаго періода обработки права путемъ приказной рутины. Оно не
старается
отыскивать
общія
теоретическія
положенія
для
систематизаціи и построенія дѣйствующаго уголовнаго права и довольствуется такой обработкой, которая ищетъ опорныхъ пунктовъ во
внѣшних особенностяхъ дѣйствующаго права»3.
Многое из сказанного про основания и источники догмы отечественного уголовного права можно сказать, в частности, и про уголовное право Германской Империи. По свидетельству немецкого правоведа
Ф. Листа догма уголовного права отмеченной страны разрабатывалась
на почве истории развития наказания в правах различных народов. Преимущественное влияние на данный процесс оказывало сравнительноправовое изучение. С его помощью теоретики пополняли имеющиеся
знания о преступлении и наказании, освещали пробелы и неясности в
истории права отдельного народа. Сравнительно-правовое изучение
имело для теории германского уголовного права первостепенное значение. Оно, по признанию юриста, указывало путь, по которому всегда и
везде совершалось наказание; давало возможность определить направление, в котором может совершиться жизнеспособное преобразование
уголовного законодательства; выступало руководителем для сознательной и осторожной уголовной политики, опирающейся на исторически
сложившееся и данное4.
Иными словами, история в глазах правоведов предстала самодостаточной силой, способной говорить сама за себя и за уголовное право,
а также брать на себя ответственность и почти все из сферы этого права
называть своими именами. Сомнений в состоятельности ретроспективного знания у большинства юристов не возникает. Исторические свидетельства в системе их взглядов приобрели силу повседневных доказательств и превзошли ценность проверенных веками истин, а самое главное – завоевали почти безусловное для доктрины уголовного права значение.
Историки, как кажется криминалистам, достаточно убедительны.
Они проверили корни русского уголовного права. Начали с зарождения
славянских племен, в которых преступление являлось частным делом и
влекло за собою месть обиженного. Продолжили исследованием союзов
первичных обществ и их сосредоточением вокруг решателя (князя) общественных распрей. Затем определились с византийскими и римскими
3
4
Там же. С. 288.
Лист Ф. Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1903. С. 4.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
прививками права. Далее уголовное право было отдано на откуп внушительному числу памятников.
В силу высокой степени уверенности специалистов в благонадежности исторического знания считается, что догма уголовного права
нашла себя в нем и уже в достаточной мере определилась с кругом архетипов, которые она считает со своими источниками. Кажется, что появление новых источников не способно существенным образом повлиять на сформировавшуюся доктрину уголовного права. Имеется убежденность в том, что в концепции этого права не многое подвержено изменению.
Между тем в истории не все так однозначно как это уже продолжительное время видится юристам. Во-первых, в истории не все подчинено артефакту и его временному значению. Не ими исчерпывается истории. Свой смысл и предназначение, судя по словам Ф. Броделя 5, она
ищет всю собственную историю и пытается найти его в каждой приходящей эпохе. Однако в итоге свое седалище история находит в метаисторических предпосылках, т. е. в том, что по существу не является историческим. История, поскольку она состоит на службе у жизни, подчинена неисторической власти, писал Ф. Ницше в своей работе «О пользе
и вреде истории для жизни»6.
Во-вторых, опыт синергетического исследования права ставит
под сомнение безальтернативность исторического как его источника.
Синергетическая практика изобилует примерами того, как неисторическое превалирует над историческим. Она доказывает то, что далеко не
всегда уголовное право подчинено обычаю и имеет своим источником
сложившиеся традиции. Многое в его устройстве подвластно спонтанным процессам и несет на себе печать хаоса. В обществах трансформационных периодов особенно заметно, что на долю неназванного и нетрадиционного приходится значительный объем происшествий, которые в ежедневном режиме попирают установившиеся стереотипы уголовного права. Проявления хаотического задают свой тон в понимании
уголовного права и собственную стилистику в его применении. Историческая эволюция в свете синергетической парадигмы утрачивает статус
первоисточника права. Но проблема не только в особенности обществ
«переходного периода». Дело еще в природе человека. Его способность,
как объяснял Ф. Ницше, чувствовать в известных пределах неисториче5
Ф. Бродель утверждал: «Историю постоянно нужно переписывать, она вечно находится в стадии становления и преодоления самой себя». (Цит. по: Отечественная история: История России с древнейших времен до 1917 года: Энциклопедия: В 5 т. Т. 2: ДК. М., 1996. С. 651).
6
См.: Ницше Ф. Сочинения в 2-х томах. Т.1. М.: Наука. 1990.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ски является более важной и более первоначальной, поскольку она является фундаментом, на котором только вообще и может быть построено нечто правильное, здоровое и великое, нечто подлинно человеческое.
Ничто из сказанного, конечно, не ставит под сомнение важность
высказанных в своем время А.Ф. Кистяковским слов о значимости изучения истории уголовного права, тем более доисторических периодов
его существования. В метафизических и синергетических аспектах не
отрицается необходимость привычной истории и полезность ее знаний
для построения догмы уголовного права. В них уважительно признается, что история, как писал Г. Гегель, должна охватывать то, что есть и
было, события и деяния, и она тем ближе к истине, чем более придерживается данного7. Таков ее удел. Тот же Ф. Ницше признавал, что
«только благодаря тому, что человек может ввести в границы неисторический элемент при помощи мысли, передумывания, сравнения, отделения и соединения, только благодаря тому, что это обволакивающее, ограничивающее туманное облако прорезывается ярким, молниеносным
лучом света, - т. е. только благодаря способности использовать прошедшее для жизни и бывшее вновь превращать в историю, человек делается человеком» 8.
Однако не менее важно и то, что онтология и синергетика не
придают отмеченным словам А.Ф. Кистяковского безусловный характер, как это не всегда обоснованно делал сам автор. Юрист безапелляционно утверждал, что только историческое познание может доставить
точные данные о генезисе уголовного права и происхождении понятий
о преступлении и наказании. В этой связи криминалист с досадой отмечал, что до сих пор остается не решенным путем положительных исследований вопрос: составляют ли наши понятия о преступлении и наказании исконные, прирожденные убеждения человека или же они являются
достоянием, приобретенным плодом развития общественной жизни,
выражением улучшения человека. С отысканием погруженных в историю доказательств правовед связывал возможность установления истинного значения связанных с уголовным правом явлений, которые, судя по его логике, однажды установились и с тех пор действуют во все
времена. Исследование тех отдаленных, покрытых до сих пор непроницаемым туманом, периодов, о которых идет речь, дало-бы возможность,
писал А.Ф. Кистяковский, решить вопрос об исконном значении понятий не на основании произвольных умствований, теорий, на веру взя-
7
8
Гегель Г. Феноменология духа. Философия истории. М.: Эксмо, 2007. С. 486.
См.: Ницше Ф. Сочинения в 2-х томах. Т.1. М.: Наука. 1990.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
тых, а на основании точных данных и умозаключений, выведенных из
действительно существовавших фактов9.
Результаты онтологического осмысления истории и ее базовых
оснований не оправдывают озвученных А.Ф. Кистяковским надежд
юристов на отыскание в наследии прошедших веков истинного значения категорий уголовно-правового порядка. Привычная история попросту не предназначена для работы с истиной. Она не имеет целью определение смысла в объеме всего исторического процесса. Ее уделом является лишь правда вчерашнего дня. Масштабы вечности, на просторах
которой простирается истина, находятся вне досягаемости традиционной истории. Причин тому достаточно.
Один ряд причин замечен криминалистами. Имея в виду изъяны
привычно используемой исторической оценки, Н.С. Таганцев в свое
время написал о том, что историческая почвенность есть только одно,
но не единственное условие жизненного значения закона. Не нужно забывать, призывал юрист, что «исключительно историческая оценка всякого законодательного движения, всякой реформы, легко может сделаться тормозом народного развития»10. Н.С. Таганцев разделял мнение
Росси о том, что «исключительно историческое направление страдает
часто двумя погрешностями, весьма естественными у лиц, постоянно
направляющих свои помыслы к тому, чтобы понять и разъяснить прошлое. Первая погрешность – это стремление все признавать и все оправдывать, что мы находим в законах прошлого, как будто наши предки
никогда не делали ошибок, как будто они никогда не отступали от
принципов, выработанных их собственною цивилизацией. Другая погрешность – это стремление сделать последнее состояние законодательства не отправной точкой дальнейшего развития, а совершенным идеалом возможно лучшего в этом мире»11.
Схожий ряд причин виден с философских вершин. С них можно
разглядеть многочисленные условности принятого на вооружение исторического знания. Отчетливо просматривается малопригодность этого
знания для шаблонного воспроизводства на его почве догмы уголовного
права. В частности, заметно, что историки при познании того или иного
явления, как правило, останавливаются на первоначальной или рефлективной историях (по классификации Гегеля). Первоначальная историо9
Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общаго уголовнаго права с подробным
изложением начал русскаго уголовнаго законодательства. Часть Общая. Киев. 1891. С.
4.
10
Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Т.1. СПб., 1902. С. 20.
11
Цит. по: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Т.1. СПб., 1902. С.
20.
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
графия описывает деяния, события и состояния, проистекающие преимущественно возле самого историка либо с его непосредственным
участием. Рефлективная история отличает себя выбором историка, который во многом согласно своему внутреннему предпочтению (вкусу)
определяет для познания объект прошлого, принципы его рассмотрения
и способы интерпретации12. Дальше этих историй специалисты предпочитают не продвигаться. Считают исчерпывающими и достаточными
для своей повседневной практики знания об истории как идиографической науке, которая, как писал Г. Риккерт, ориентирована на фиксирование уникального и игнорирование законов развития мира в целом13.
Взгляды подавляющего большинства криминалистов подчинены
ограничениям отмеченных историй. На их существование в свое время
обратил Ф. Лист. По его наблюдениям история уголовного права традиционно рассматривается лишь постольку, поскольку это необходимо
для понимания действующего права, как исторически образовавшегося
и постоянно продолжающего развиваться. Специалисты, по свидетельству Ф. Листа, никогда не брались за общее изложение истории уголовного права, которого до сих пор не появилось на свет14. История оценивается ими преимущественно в формате исторического аспекта, который извлекается из прошлого и используется в целях разрешения конкретных коллизий.
Историки и следующие за ними юристы оставляют без внимания
иные ступени исторического, которые, несмотря на свою непривлекательность из-за недоступности для обыденного понимания и трудной
приспособляемости к различного рода догмам, существуют и действуют, а самое главное – многое в этой жизни объясняют.
Речь идет о всемирной или философской истории, как ее назвал
Г. Гегель. Говоря словами Р. Флинта, необходимо сразу же обратить
внимание на то, что «философия истории – это не что-то отдельное от
истории и ее фактов, но что-то содержащееся в них»15. Философия истории направлена на поиск более крупных, возвышающихся над поверхностью причин, чем просто отдельных желаний, якобы определяющих ход событий. Предметом философско-исторического интереса,
по утверждению Р. Флинта, являются мысли и силы, которые опреде12
Рефлективная история богато представлена источниками в уголовном праве. Им
служит почти каждый учебник, в котором автором обосновывается собственный подход к описанию прошлого. По сути он выражает свое отношение к содержанию и целям описываемых им действий и событий (См.: Гегель Г. Феноменология духа. Философия истории. М., 2007. С. 482).
13
См.: Риккерт Г. Философия истории. К., 1998.
14
Лист Ф. Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1903. С. 2.
15
Flint R. The philosophy of history in France and Germany. Edinburgh, London. 1874. P. 8.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ляют характер и форму мнений и действуют даже на тех, кто осознает и
выступает против их влияния; сознательные принципы, которые регулируют преемственность человеческих дел, более полно и определенно
диагностируют их конечные причины16.
Через призму философии истории уголовно-правовое наследие
пристально еще не исследовалось. Между тем именно этот вид исторического познания способен обеспечить целостный и осмысленный
взгляд на фундаментальные основы уголовного права и его догматические предпосылки. Но для начала опыт бытийного осмысления истории
преподносит ряд важных уроков. Одно из главных наставлений заключается в том, что конкретные обстоятельства овеществления уголовного
права и его институтов в жизни человека не всегда имеют первичное и
смыслобразующее значение, которое им часто в зависимости от уникальности выисканного материала и древности его происхождения присваивают специалисты-позитивисты.
Примером такого подхода служит появление на свет категории
«преступления». Ее введение в оборот имело сильнейшее воздействие
на весь уголовно-правовой мир, поскольку он наконец-то обрел то явление, которое было сугубо его продуктом и символизировало уже безусловно большую самодостаточность этого мира. Он обрел свою завершенность: и причину – преступление, и закономерное следствие – наказание. С тех пор стало считаться, что «преступление» и «наказание» составляют основные понятия уголовного права и исчерпывают собой
чуть ли не все его содержание. Наука этого права сочла возможным для
себя ограничиться изучением закономерностей, присущих явлениям
преступления и наказания.
С тех же времен из уголовного права были вычеркнуты категории «зла», «греха», «сорома», «обиды», «лихого дела», «неправды»,
«деликта», «проступка», которые предшествовали появлению понятия
«преступления» и составляли, как считали специалисты, неотъемлемую
и исконную часть понятийного аппарата уголовного права и социального мировоззрения. Они в одночасье утратили для представителей уголовного права прежнюю значимость и перестали ими исследоваться.
Для оправдания такого отношения были найдены самые разные причины. Некоторые из отмеченных категорий признаны религиозными пережитками, другие – нравственными анахронизмами, третьи – дефинициями других отраслей права.
Специалисты без оглядки на прежний опыт все свое внимание
обратили к преступлению и к познанию его природы как первоисточни16
Flint R. Idib. P. 8.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ку смысла и значений других уголовно-правовых категорий. Однако на
деле «преступление» до сих пор не обрело определенности в своем значении. Его сущностные признаки не поддаются фиксации и описанию,
вызывают неразрешимый спор теоретиков и практиков. Спустя более
полутора века интенсивной работы криминалистов сохраняют актуальность слова С.О. Богородского о том, что понятие преступления в уголовном праве является самым неопределенным17. Причина этого, как
свидетельствуют более глубокие исследования данной категории, заключена в том, что она не обладает смыслообразующим статусом. Преступление как юридическая конструкция лишь собирает в себе необходимые для его применения смыслы иных институтов уголовного права.
Другое наставление предостерегает исследователей от стремления к раскрытию существа уголовно-правовых явлений через осмысление сопутствующих их становлению внешних событий, поскольку этот
путь способен сделать из них заложников совершенно случайных частностей из жизни народов. Всюду, как выражался Г. Гегель, толпятся
разнообразнейшие элементы, которые стремятся вовлечь нас в свои интересы, и когда одно исчезает, другое тотчас претендует и становится на
место исторического интерпретатора18.
Всемирная история в определенной мере избегает погрешностей
умозрительной истории. Происходит это благодаря тому, что парадигма
философской истории не подчинена законам эмпирического мира и
произволу чьего-либо субъективного взгляда на прошлое. В ее понимании историческое совершается в более высокой – духовной сфере, где
многое и главное подчинено разуму как закону, по образу которого развивается все мироустройство. Не случай и не выбор историка, а разум
выступает субстанцией, единой и неделимой движущей силой всего исторического процесса, поскольку, как писал И.Г. Гердер, «во всем творит лишь одно начало – человеческий разум»19. Он из многого создает
единое, «из беспорядка – порядок, из многообразия сил и намерений –
соразмерное целое»20. Разум универсален и вездесущ, является, по утверждению Г. Гегеля, одним и тем же в великом и в малом21. Разум,
дополнял Ф. Шлейермахер, проникает собою любую природу22.
С позиции разума, как это ни странно, процессы зарождения и
развития уголовного права детально еще не рассматривались. Разум как
17
Богородский С.О. Очерк истории уголовного законодательства в Европе с начала
XVIII-го века. Т. 1. Киев, 1862. С. 13.
18
Гегель Г. Феноменология духа. Философия истории. М.: Эксмо, 2007. С. 543.
19
Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука, 1977. С. 440-441.
20
Гердер И.Г. Указ. соч. С. 440-441.
21
Гегель Г. Указ. соч. С. 491
22
См.: Schleiermacher F. Geschichte der Philosophie. Berl., 1839. S. 16.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
таковой не выделялся и не оценивался специалистами в качестве объекта или субъекта познания уголовно-правовой реальности. Э.А. Позднякова можно отнести к числу немногих современников, который обратился к разуму и предложил искать в нем причину «печальной» особенности человека склоняться к преступлению. Он писал, что «разум и
преступление – две вещи мало того, что совместные, но и совершенно
неразделимые и взаимообусловленные»23.
В исследовательской практике объяснение происходивших с
уголовным правом перемен, как правило, обходится без обращения к
категории «разума». Их значение черпается из предмета этого же права,
имеет смысл только по отношению к нему и лишь в нем имеет свое содержание. Иными словами, уголовное право и вытекающие из его предмета явления исследуются в том отношении, как они существуют в
своеобразном отраслевом элементе. Право утрачивает свою повелевающую силу. Оно сужается до области судопроизводства и подчиняется прикладным интересам его наиболее влиятельных участников. В итоге право предстает не более как обособленная и замкнутая в себе сфера
жизни, в которой значение и ценность охраняемых благ определяется
исходя из целесообразных, а не бытийных нужд человечества.
Тем не менее разум настаивает на изучении и применении права
не с его внутриотраслевых установок, а с позиции конечной цели бытия.
Такой целью выступают непреходящие ценности человеческого бытия.
На их основе исторический процесс оценивается сквозь призму таких
категорий как «жизнь», «свобода», «справедливость», «мир» и т.д. Они
трансисторичны, поэтому требуют при поиске значения уголовноправовых явлений не ограничиваться контекстом эпох, в пределах которых были зафиксированы их феномены. Смысл необходимо определять
через единство и всеобщность бытия, не только через прошлое, но и через настоящее и будущее этого мира. Нужно обратить внимание на то,
что в основании права естественным образом заложен механизм, который, как писал Ш.Д. Кейс, непрерывно работает над сохранением ценности прошлого, его дополнением в настоящем и страхованием от угроз
и рисков будущего24.
К числу не многих правоведов, познавших возможность объяснения истории с позиции разума, следует отнести Росси. Пожалуй, он
первым из криминалистов с целью познания рациональных законов
уголовного права обратился к выводам всеобщего разума и человеческого сознания. Собрав эти выводы и отделив от них внушения эгоизма
и требования страстей, юрист заключил, что уголовное право составля23
24
Поздняков Э.А. Философия преступления. М., 2001. С. 186, 189.
Case S.J. The Christian Philosophy of History. Chicago–Illinois, 1943. P. 8.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ется из вечных и непреложных принципов справедливого и несправедливого. Оно составляется не только из местных, временных истин, существующих в фактах, с которыми они связаны, из истин изменяющихся и исчезающих вместе с этими фактами, и наконец из истин одновременно и всеобщих и местных, вытекающих из природы человека, но изменяющихся обстоятельствами, в которые человек поставлен. Основу
права образуют также «истины всѣхъ временъ и всѣхъ мѣстъ, которыя
независимы отъ внѣшнихъ фактовъ и которыя не могут не существовать»25.
Разум дает понимание того, что артефакты несут в себе лишь ту
информацию об уголовном праве и его институтах, которой о них в меру своего развития располагали народы соответствующих эпох. Привычной истории неизвестно истинное значение искомых явлений. Поэтому традиционная история не может рассматриваться в качестве производителя чьих-либо догм, как это кажется некоторым криминалистам.
Она служит лишь свидетелем того, что для обществ прошлых времен
было известно из уголовно-правового инструментария и достаточно для
поддержания своего образа жизни.
В теории уголовного права распространено другое представление
об истории. Многими усвоено то, что в прошлом можно отыскать первую истину, которая якобы загрязнена и затемнена порождениями современных заблуждений и искажений. Однако представления о первобытном как о естественном состоянии, в котором будто бы существуют
или существовали свобода и право в полном виде, Г. Гегель назвал исторически необоснованными. Он увидел в этих представлениях гипотетические предположения исторического существования, которые составлены при слабом свете рефлексии26.
В действительности же искомая полнота содержится в сознании
и в его способности продвигать себя из несовершенного к более совершенному положению, расширять собственные представления о ценностях, преобразовывать цели и правила, содержащиеся в наших мыслях,
из потенциального в актуальное, из возможного в действительное состояние. В этом смысле верно рассуждал А. Богдановский. Он понимал
суть происходящих в уголовно-правовой сфере трансисторических процессов и правильно относил их к сознанию как своему первоисточнику.
Обретение полного знания об уголовном праве криминалист считал
уделом осознанного будущего. На собственном опыте исследования
идеи преступления юрист убедился в том, что она развивается и определяется постепенно все точнее и точнее в сознании народа и законодате25
26
России. Основные начала уголовного права. СПб., 1871. С. 17.
Гегель Г. Указ соч. С. 530.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ля. Идея и знания об этой идеи все более и более приближаются к истинному своему значению вместе с общим развитием народной жизни27.
Таким образом, уголовное право также находится в системе сознательных процессов. Благодаря конечным целям бытия и постоянному
стремлению человеческого сознания к их достижению общество сегодня имеет дело с тем, что называется «уголовным правом». За счет
склонности человека и его способности к самопознанию он обнаружил
в себе наличие уголовно-правовых предпосылок, которые затем вычленил из прошлой, настоящей и будущей действительности, обособил и
преобразовал в самостоятельную отрасль права. Тем самым уголовное
право обрело свое место в сознании (преобразовалось из потенциального в актуальное положение) и вот уже продолжительное время одновременно является и результатом его развития, и определенным инструментом – способом фокусирования (сосредоточения) на охраняемых
этим правом ценностях. Такой процесс иначе именуется основным историческим законом, который, как справедливо отмечал А. Ллойд,
«осуществляется через развитие личностей, наций и человечества в целом, со всеми вовлеченными в этот процесс случаями отчуждения и
восстановления, зла и добра, науки и религии, таланта и гения28.
При таких представлениях об историческом бытии не возникает
потребности с целью отыскания истины задаваться вопросами об обстоятельствах происхождения морали, нравственности и права, а также
о том какими они были ранее и были ли они вообще, о чем говорил Гегель. Наступает понимание того, что первым, подлинным и перманентным источником уголовного права является сознание. Прежде всего
сознание, а затем уже вещественные памятники поддерживают представления социума об уголовном праве и его запретах в активном состоянии. М.Т. Цицерон на этот счет верно писал о том, что во времена
Тарквиния Рим не имел еще писаного закона против изнасилования.
Однако это не мешало Сексту Тарквинию, насилующему Лукрецию, нарушить вечный закон. Разве не было достаточно вложенного в нас природою разума, чтобы побудить к добру и отвратить от преступления?
Этот закон получил силу не только в ту минуту, когда был написан, но с
самого момента своего появления он являлся образцом законов, а появился он вместе с божественным разумом29.
27
Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до
Петра Великого. М., 1857. С. 92.
28
Lloyd А.H. Philosophy of History an Introduction to the Philosophical Study of Politics.
English. 1899. P. 250.
29
Цицерон М.Т. Мысли и высказывания. М., 2011. С. 13.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
В заключении необходимо отметить, что исторический подход, избранный наукой уголовного права в качестве своего оплота и приоритетного
пути развития, во многом близок к историцизму, который, как известно,
представляет собой крайнюю форму проявления историзма. Если при
историзме мир, природные и социально-культурные явления рассматриваются в динамике их изменения, объекты анализируются в конкретноисторическом контексте их существования, то при историцизме прошлое познается в полной беспечности и беззаботности, а в нашем случае – без оглядки на смысл и предназначение уголовного права, без учета созидаемых его субъектами целей. При историцизме не отстаиваются
ценности какой-то конкретной традиции. Защищается сам принцип
прошлого. Утверждается самодостаточность, неизменность и неизменяемость того, откуда человек появился, где он стал тем, что он есть.
Если при историзме как умеренном взгляде на прошлое не обходится без обращения к принципу дополнительности как к одному из
важнейших методологических и эвристических принципов науки, с помощью которого достигается относительно полное описание явления, то
при историцизме в этом принципе не возникает естественной необходимости. Все попытки его искусственного применения не приносят успешного результата. Принципу дополнительности становится не под
силу компенсировать издержки историцизма. Ему попросту нет места
среди крайностей историцизма. Сила последнего заключена в его необратимости и не рефлективности.
Представления об историческом формулируются по ряду безальтернативных сценариев. Один из них предлагает жить «сугубо по старому», а другой – «по новому, но под непременным предводительством
старого». Издержки названных подходов очевидны и во многом схожи.
Главный из них просматривается в том, что истории отказывается в доступе к истине, в возможности стремиться и самой претендовать на объективность. Историческое ограничивают прошлым и лишают полноценного взгляда на это прошлое. В итоге от преобладания историцистских проявлений страдает прежде всего само прошлое. Доминируют отдельные разукрашенные факты. Значительные отделы прошлого либо
предаются забвению, либо подвергаются искажению, чтобы приуменьшить значение нарождающегося.
История превращается в расходный материал. С ее помощью в
интересах конкретных нужд рисуют соблазнительные и воодушевляющие параллели, сближают разнородные элементы, обобщают и, наконец, их отождествляют, смягчают различия мотивов и побуждений. Понятие смысла, составляющее основу философии истории, оказывается
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
излишним в историческом знании. Категория «значения» признается
вполне достаточной и исчерпывающей.
Таковы основные, действительные, не всегда очевидные, глубинные черты подхода, к помощи которого традиционно прибегают
теоретики для построения догмы уголовного права. Истинный масштаб
присущих историцизму погрешностей с большим трудом поддается
оценке. Для выяснения степени его негативного влияния необходима
ревизия чуть ли не всех основ уголовного права. На их оценку уйдет не
одно исследование. Здесь же видится необходимым, актуальным и достаточным обратить внимание на недопустимость скатывания к историцизму и на уже наступившую небезопасную близость к нему теории
уголовного права.
В самых общих чертах о причинах отмеченного сближения можно судить по характерным для всей отрасли этого права размышлениям
П.П. Пусторослева. Оценивая научные основы уголовного права, его
догматические, исторические и политические предпосылки, юрист писал о том, что единственным, строго научным приемом разработки уголовного права является позитивный или положительный метод. В составе последнего исторический метод занимает одну из ключевых позиций. С его помощью, как утверждал криминалист, изучается и определяется, по фактам, ход изменений уголовного права в государстве того
или иного народа в течение данного промежутка времени, в связи изменениями потребностей и условий тогдашней жизни этого народа.
«Исторiя уг. права, подобно догмѣ, стоитъ въ неразрывной связи съ положительнымъ уг. правомъ и безъ этой связи существовать не можетъ»30.
В словах правоведа отыскивается убедительное подтверждение
того, что схождение к историцистским взглядам на прошлое уголовного
права стало возможно по причине рассмотрения криминалистами истории своей отрасли исключительно в контексте позитивистского учения.
С его позиций, напоминает А.С. Лапло-Данилевский, история традиционно рассматривается как эмпирическая наука. Предметом исторического интереса выступают действия и подвиги человека не вообще, а
взятые в их индивидуальности31.
На пути преодоления засилья историцизма предстоит разрешить
ряд проблем. Одна из них заключена в том, что за счет собственных сил
и средств историцизм со своими дилеммами разобраться практически
неспособен. Пленяющая невосприимчивость ко всему иному, как уже
30
Пусторослев П.П. Русское уголовное право. Общая часть. Вып.I. Юрьев, 1912. С. 1415.
31
См.: Лапло-Данилевский А.С. Методология истории. М., 2006. С. 146, 148.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
было отмечено, является одним из основных признаков историцизма и
необратимых последствий его действия.
Другая проблема определяется общеисторическим контекстом.
С его высот обнаруживается, что в происходящем с историей уголовного права нет ничего удивительного. Многое из того, что на полях этого
исследования было продемонстрировано имеет вековые традиции, напрямую отразившиеся на истории уголовного права.
Не менее значимая дилемма скрыта в привлекательности историцизма. Наличие негативных характеристик не умаляет в глазах криминалистов способность историцизма разрешать значительное число проблем. Популярность среди специалистов во многом обусловлена его
схожестью с тем, чем они занимаются повседневно. Речь идет о сборе и
протоколировании доказательств, изучении и обмеривании конкретных
фактов. С помощью самых разных подходов историцизма также достигается возможность познания каждого факта в его точно установленной
особенности и индивидуальности, что напрямую корреспондируется с
уголовно-правовыми принципами индивидуализации и квалификации.
Излюбленным социальным типом историцистского и уголовноправового взглядов, говоря словами А.С. Панарина, является обыватель,
целиком погружённый в повседневность и не помышляющий о высших
исторических смыслах»32.
Но главная трудность заключена в отсутствии в недрах отечественной теории уголовного права историко-философской школы. Даже в
самых малых объемах она не представлена в отраслевых источниках.
Следы этой школы в истории отечественного уголовного права обнаружил и проследил С.В. Познышев. По наблюдениям правоведа можно
заключить, что судьба отмеченной школы, к сожалению, постигла общеисторическая участь. В большинстве оказались противники тех, которые в разнообразии открываемых историей фактов увидели лишь различные по яркости и полноте воплощения одни и те же начала. Последователи кантианской и гегельянской школ, выражающие метафизическое направление в истории, были в меньшинстве. Среди основателей
науки уголовного права преобладали так называемые классики, для которых была неприемлема справедливость в неком абсолютном виде.
Они утверждали, что наука должна отказаться от всяких метафизических начал, от всяких попыток найти естественное уголовное право.
По бескомпромиссному убеждению большинства наука призвана
лишь разрабатывать – путем сравнительно-исторического и догматического изучения, или путем историко-догматического изучения – поло32
Панарин А. С. Народ без элиты. М., 2006. С. 220.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
жительное уголовное законодательство. По своему враждебному отношению к метафизическим построениям эти классики могут быть названы позитивистами, писал С.В. Познышев. В настоящее время это позитивное направление является господствующим в классической школе;
лишь очень слабые остатки прежних метафизических увлечений можно
подметить в немецкой классической литературе
Список литературы
1. Case S.J. The Christian Philosophy of History. Chicago–Illinois, 1943.
2. Flint R. The Philosophy of History in France and Germany. Edinburgh,
London. 1874.
3. Lloyd А.H. Philosophy of history an introduction to the philosophical
study of politics. English. 1899.
4. Schleiermacher F. Geschichte der Philosophie. Berl., 1839.
5. Богдановский А. Развитие понятий о преступлении и наказании в
русском праве до Петра Великого. М., 1857.
6. Богородский С.О. Очерк истории уголовного законодательства в
Европе с начала XVIII-го века. Т. 1. Киев, 1862.
7. Гегель Г. Феноменология духа. Философия истории. М.: Эксмо,
2007.
8. Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука,
1977.
9. Кистяковский А.Ф. Элементарный учебник общаго уголовнаго
права с подробным изложением начал русскаго уголовнаго законодательства. Часть Общая. Киев. 1891.
10. Лапло-Данилевский А.С. Методология истории. М., 2006.
11. Лист Ф. Учебник уголовного права. Общая часть. М., 1903.
12. Ницше Ф. По ту сторону добра и зла: Сочинения. – М.: Эксмо;
Харьков: Фолио, 2008.
13. Ницше Ф. Сочинения в 2-х томах. Т.1. М.: Наука. 1990.
14. Панарин А. С. Народ без элиты. М., 2006.
15. Поздняков Э.А. Философия преступления. М., 2001.
16. Познышев С.В. Основные начала науки уголовного права. Общая
часть уголовного права. Изд. 2-е, испр. и допол. М., 1912.
17. Пусторослев П.П. Русское уголовное право. Общая часть. Вып.I.
Юрьев, 1912.
18. Риккерт Г. Философия истории. К., 1998.
19. Росси. Основныя начала уголовнаго права. СПб., 1871.
20. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая. Т.1. СПб.,
1902.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
21. Фельдштейн Г.С. Главные течения в истории науки уголовного
права в России. Ярославль. 1909.
22. Цицерон М.Т. Мысли и высказывания. М., 2011.
HISTORICISM AS TRADITION OF CRIMINAL LAW
S.A.Bochkarev
Institute of State and Law, Moscow
This paper discusses the history and the place it occupies in the dogma of criminal
law. Investigation has found that the perception of forensic historical knowledge of
both traditional and largely uncontested source of criminal law doctrine lies a significant number of errors that distort the substance of the law and its institutions..
Keywords: criminal law, history, historicism, tradition, crime, dogma, doctrine, ontology, philosophy
Об авторе
БОЧКАРЕВ Сергей Александрович – кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института государства и права РАН, email: bochkarvs@mail.ru
Бочкарев С.А. Историзм как традиция уголовного права// Вестник
ТвГУ. Серия:Право.2014.№ 38.С.66–83.
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№3.С.81-95
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№ 3.
УДК 349.6
НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ОБРАЩЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИ
ОПАСНЫХ ОТХОДОВ: УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ
И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ
Ю.В. Васильчук, Н.Г. Яковлева
Тверской государственный университет
Статья посвящена актуальным вопросам борьбы с нарушениями правил обращения экологически опасных отходов, а именно уголовно-процессуальным и
криминалистическим аспектам данной проблемы. Проанализированы отдельные международно-правовые нормы, касающиеся вопросов утилизации опасных отходов. Особое внимание в работе уделено проблемам раскрытия и расследования на первоначальном этапе преступлений, предусмотренных ст. 247
УК РФ.
Ключевые слова: охрана окружающей среды, экологически опасные отходы,
утилизация, осмотр места происшествия.
Проблема обращения и утилизации экологически опасных отходов последние десятилетия значительно обострилась во всем мире. Человечество активно ищет замену энергоемким производствам, дорогостоящему углеводородному топливу и, соответственно, применяет в
различных целях менее дорогие, но более опасные с точки зрения окружающей среды вещества, отходы которых представляют серьезную
опасность.
Тверская область не является исключением, так как для нее так
же характерна проблема обращения с отходами производства и потребления. Значительное количество твердых бытовых отходов попадает на
несанкционированные свалки, число которых постоянно растет. Так, в
ходе проверок нарушения природоохранного законодательства на территории Тверской области в 2011 году было выявлено 142 несанкционированные свалки. При этом на территории Тверской области находятся 52 действующие санкционированные свалки ТБО, полигонов твердых бытовых отходов не зарегистрировано. По данным Министерства
природных ресурсов и экологии Российской Федерации, на одного жителя в среднем за год образуется 360 кг (~ 1,5 м3) отходов производства
и потребления, с каждым годом эти показатели увеличиваются. Также
растет количество стихийно образующихся несанкционированных свалок из-за несовершенства существующей системы сбора и размещения
образующихся отходов производства и потребления, нанося тем самым
не только ощутимый экологический ущерб, но и экономический. В
Тверской области, по данным ежегодного государственного доклада
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Министерства природных ресурсов и экологии Тверской области, в
среднем за год образуется 2,0 м3 на одного человека1.
Как правило, низкий процент использования и утилизации отходов связан с недостаточным развитием инфраструктуры и прежде всего
отсутствием отвечающим требованиям экологической безопасности полигонов твердых бытовых отходов. Кроме того, проблема усугубляется
отсутствием раздельного сбора отходов, их сортировке, что приводит к
размещению отходов, содержащих токсичные вещества, на полигонах
твердых бытовых отходов без предварительного обезвреживания.
Неэффективное обращение с экологически опасными веществами и отходами причиняет серьезный ущерб окружающей среде. Поэтому задачей правового регулирования является детальная регламентация
правил поведения, установление продуманной и согласованной системы
требований, запретов и ограничений для каждого из этапов обращения с
опасными веществами и отходами. Нарушение же уже установленных
предписаний сопряжено не только с серьезными последствиями для окружающей среды, потенциальную опасность которых трудно переоценить (в ряде случаев оно может привести к экологическим катастрофам), но и влечет громадные материальные и финансовые потери (затраты), приводит к ущемлению прав граждан, расшатывает всю систему
охраны окружающей среды, жизни и здоровья людей2.
В соответствии с федеральным законом от 24.06.1998 г. № 89-ФЗ
«Об отходах производства и потребления» отходы производства и потребления - остатки сырья, материалов, полуфабрикатов, иных изделий
или продуктов, которые образовались в процессе производства или потребления, а также товары (продукция), утратившие свои потребительские свойства3. В 2008 г. данный Федеральный закон был дополнен ст.
4.1., которая законодательно закрепила деление отходов в зависимости
от степени негативного воздействия на окружающую среду подразделяются в соответствии с критериями, установленными федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственное регулирование в области охраны окружающей среды, на пять классов опасности:
1
Долгосрочная целевая инвестиционная программа Тверской области «Обращение с
твердыми бытовыми и промышленными отходами на территории Тверской области на
2012-2014 гг. утв. Постановлением Правительства Тверской области от 01.02.2012 №
27-пп // Тверская жизнь.15.02.2012 г. N 27. (утратило силу).
2
См.: Радчик О. Л. Юридическая ответственность за нарушение правил обращения с
экологически опасными веществами и отходами: дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.06.
М., 2001. С. 4.
3
Собрание законодательства Российской Федерации. 29.06.1998. N 26. ст. 3009.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
I класс - чрезвычайно опасные отходы;
II класс - высокоопасные отходы;
III класс - умеренно опасные отходы;
IV класс - малоопасные отходы;
V класс - практически неопасные отходы.
Класс опасности отходов устанавливается по степени возможного вредного воздействия на окружающую природную среду при непосредственном или опосредованном воздействии опасного отхода на нее.
Отнесение отходов к конкретному классу опасности осуществляется
расчетным или экспериментальным методами4.
Обращение с экологически опасными веществами и их утилизация регламентируются на сегодняшний день огромным количеством
нормативных актов, начиная с международно-правовых и заканчивая
актами органов местного самоуправления. Особое место среди них занимают такие документы, как «Базельская конвенция о контроле за
трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением» - международный договор, принятый на Конференции полномочных представителей 22.03.1989 и вступивший в силу 05.05.1992 (Ратифицирована Российской Федерацией – федеральным законом от 25 ноября 1994 г. № 49ФЗ)5. В преамбуле Конвенции отмечается растущая угроза здоровью
человека и окружающей среде в связи с увеличением производства и
трансграничной перевозкой опасных и других отходов; подчеркивается,
что наиболее эффективным способом защиты от этой угрозы является
сокращение до минимума производства отходов с точки зрения количества и/или их опасного потенциала. Основами конвенционного режима
являются: положение о том, что в той мере, в какой это соответствует
их экологически обоснованному и эффективному использованию, опасные и другие отходы должны удаляться в государстве, где эти отходы
были произведены; положение о том, что трансграничные перевозки
подобных отходов из государства их производства в любое другое государство должны разрешаться только при их осуществлении в условиях,
не создающих угрозы для здоровья человека и окружающей среды, и в
соответствии с данной Конвенцией. Под «отходами» в конвенции понимаются «вещества или предметы, которые удаляются, предназначены
для удаления или подлежат удалению в соответствии с положениями
национального законодательства».
4
См.: Приказ МПР РФ от 15.06.2001 N 511 «Об утверждении Критериев отнесения
опасных отходов к классу опасности для окружающей природной среды» // Природноресурсные ведомости. N 45. 2001.
5
Собрание законодательства Российской Федерации. 28.11.1994. N 31. ст. 3200.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Следует также подчеркнуть, что важность проблемы обращения
и утилизации экологически опасных отходов подтверждается еще и тем,
что большинство европейских государств устанавливают уголовную
ответственность за преступления в данной сфере. Так, в Уголовном кодексе Испании, принятом в 1995 г., имеются такие главы, как «О преступлениях против естественных ресурсов и окружающей среды»
(гл. III разд. XVI); «О преступлениях, связанных с охраной флоры
и фауны» (гл. IV того же раздела); «Общие положения» (гл. V),
в которой дифференцировано наказание за преступления против окружающей
среды
в зависимости
от
причиненного
ущерба
и посткриминального поведения виновного6.
В Уголовный кодекс ФРГ раздел 29 «Преступные деяния против
окружающей среды» был включен в 1980 г. Позднее, в 1994 г., была изменена редакция некоторых статей и криминализированы отдельные
деяния, посягающие на окружающую среду7.
Специальная глава XXII «Преступления против окружающей
среды» выделена в Уголовном кодексе Польши. В восьми статьях этой
главы довольно детально регламентирована ответственность за посягательства на животный и растительный мир, на чистоту воды, воздуха
и почвы и др. Наказание дифференцировано в зависимости от причиненного ущерба и формы вины8.
В Уголовном кодексе Швейцарии отсутствует специальный раздел об экологических преступлениях. Однако часть таких составов преступлений
помещена
в разд. 7
«Общеопасные
преступления
и проступки» и разд. 8 «Преступления и проступки против общественного здоровья».
Развернутая система норм об ответственности за посягательства
на окружающую среду разработана в Узбекистане, Кыргызстане, Таджикистане, Казахстане, Белоруссии. В уголовных кодексах этих стран
в основном предусмотрена ответственность за посягательства на окружающую среду, аналогичные тем, которые установлены Уголовным кодексом РФ9.
В Уголовном кодексе РФ ответственность за нарушения правил
обращения экологически опасных веществ и отходов предусмотрена ст.
247. Целью данной статьи является недопущение производства запре6
См.: Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова.
М., 1998.
7
См.: Серебренникова А.В. Основные черты Уголовного кодекса ФРГ. М., 1999. С. 99.
8
См.: Уголовный кодекс Республики Польша. Минск, 1998.
9
См.: Джунусова Д.Н. Экологическая преступность и ответственность за экологические преступления. М.: «Академия Естествознания», 2012.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
щенных видов отходов и обеспечение соблюдения установленных правил оборота экологически опасных веществ и отходов.
Для этого конструируются два самостоятельных состава преступления с одинаковыми последствиями:
1) производство запрещенных видов опасных отходов;
2) обращение, т.е. транспортировка, хранение, захоронение, использование или иное обращение радиоактивных, бактериологических,
химических веществ и отходов.
Оба указанных преступления имеют одни и те же квалифицирующие признаки.
Предметом данного преступления являются запрещенные виды
опасных отходов, а также радиоактивные, бактериологические, химические вещества и отходы, обращение которых осуществляется
с соблюдением установленных правил.
Объективная сторона производства запрещенных видов опасных
отходов, предусмотренная ч. 1 ст. 247, включает в себя их производство,
наступление последствий (возникновение угрозы причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде) и наличие
причинной
связи
между
производством
опасных
отходов
и возникновением угрозы. Следовательно, этот состав преступления
помимо нанесения ущерба природной среде влечет причинение вреда
здоровью человека. Причем, вред здоровью человека может быть непосредственно нанесен данным составом преступления. То есть в данной
статье вред, причиненный окружающей среде, может и не выступать
в качестве причины вреда здоровью человека.
Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 247 – формальный. Преступление признается оконченным с момента нарушения правил обращения экологически опасных веществ и отходов, создавшего
угрозу причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде.
Закон предусматривает три группы последствий данного вида
преступления: в основном составе – угроза причинения существенного
вреда здоровью человека или окружающей среде; в квалифицированном
составе – загрязнение, отравление или заражение окружающей среды,
причинение вреда здоровью человека либо массовая гибель животных,
а также неосторожное причинение смерти человеку либо массовое заболевание людей10.
10
Постатейный комментарий к Уголовному кодексу РФ [Электронный ресурс] / отв.
ред. проф. А. В. Наумов. URL: http://www.bibliotekar.ru/ugolovnyi-codex-2/index.htm
(дата обращения: 23.04.2014).
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
В соответствии с п. 1.4. Инструкции Минприроды РФ от 25 мая
1993 г. № 37-2-7/435, Госкомсанэпиднадзора от 25 мая 1993 г. № 0119/22-22 «О порядке государственной регистрации потенциально опасных химических и биологических веществ»11 потенциально опасным
химическим и (или) биологическим веществом считается индивидуальное вещество (соединение) природного или искусственного происхождения, способное в условиях производства, применения, транспортировки, переработки, а также в бытовых условиях оказывать неблагоприятное воздействие на здоровье человека и окружающую природную
среду.
Следует добавить, что в соответствии с п.п. 30 п.1 ст.12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных
видов деятельности»12, на осуществление деятельности по сбору, использованию, обезвреживанию и размещению отходов I - IV классов
опасности необходимо наличие лицензии. Постановлением Правительства РФ от 28.03. 2012 г. было утверждено Положение о лицензировании деятельности по обезвреживанию и размещению опасных отходов13.
В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ
от 18.10.2012г. № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» создание угрозы причинения существенного вреда
здоровью человека или окружающей среде (часть 1 статьи 247 УК РФ)
означает возникновение такой ситуации, которая повлекла бы предусмотренные законом вредные последствия, если бы они не были предотвращены вовремя принятыми мерами или иными обстоятельствами,
не зависящими от воли лица, нарушившего правила обращения с экологически опасными веществами и отходами. Такая угроза предполагает
наличие конкретной опасности реального причинения существенного
вреда здоровью человека или окружающей среде. Разъяснить, что применительно к части 1 статьи 247 УК РФ существенный вред здоровью
человека выражается в тяжком или средней тяжести вреде здоровью хотя бы одного лица, а существенный вред окружающей среде - в ее загрязнении, отравлении или заражении, изменении радиоактивного фона
до величин, представляющих опасность для здоровья или жизни человека, и т.п. Для установления в содеянном признака массового заболе11
См.: «Инструкция о порядке государственной регистрации потенциально опасных
химических и биологических веществ» (утв. Минприроды РФ N 37-2-7/435, Госкомсанэпиднадзором РФ N 01-19/22-22 25.05.1993) // Российские вести. N 124. 01.07.1993.
12
Российская газета. N 97. 06.05.2011.
13
Собрание законодательства Российской Федерации.9.04.2012 г. N 15 ст. 1781.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
вания людей (часть 3 статьи 247 УК РФ) рекомендуется привлекать соответствующих специалистов либо экспертов, например представителей
федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных осуществлять надзор в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека14.
Согласно ст.151 УПК РФ предварительное расследование по
уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст.247 УК РФ
проводится в форме предварительного следствия следователями Следственного комитета Российской Федерации, что очередной раз подтверждает высокую степень общественной опасности преступных посягательств на окружающую среду и необходимость квалифицированного
расследования данной категории дел.
В соответствии с приказом Следственного комитета РФ от
15.01.2011 № 4 «Об установлении юрисдикции специализированных
следственных органов Следственного комитета Российской Федерации», рассмотрение сообщений о преступлении и предварительное расследование по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территории бассейна реки Волги, к которым относятся: 1) экологические преступления; 2) преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного
самоуправления, связанные с посягательством на окружающую среду
или санитарно-эпидемиологическое благополучие населения; 3) преступления против общественной безопасности и здоровья населения, а
также в сфере экономической деятельности (если это связано с посягательством на окружающую среду), осуществляются Волжским межрегиональным природоохранным следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации15.
Таким образом, проведение проверок по соответствующим сообщениям и расследование уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 247 УК РФ, совершенных на территории бассейна реки Волга (15 субъектов Российской Федерации от Тверской области до Астраханской области) осуществляется Волжским межрегиональным природоохранным следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации.
Так, Тверской межрайонной природоохранной прокуратурой
проведена проверка по информации размещенной в средствах массовой
информации о загрязнении почвы неочищенными канализационными
14
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, декабрь 2012 г., N 12.
См.: Приказ Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 4 «Об установлении юрисдикции специализированных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
15
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
стоками в непосредственной близости МОУ «СОШ №7» г. Твери по ул.
Молодежный бульвар в результате непринятия в течение длительного
времени мер по ремонту канализационного коллектора и попадании неочищенных канализационных стоков в р. Иртыш и далее в р. Волга в
микрорайоне «Юность» г. Твери.
Установлено, в результате выхода из строя насоса по перекачке
стоков на аварийном участке канализационного коллектора произошли
изливы неочищенных канализационных стоков из канализационного
колодца на рельеф местности в районе МОУ «СОШ №7», подтопление
подвальных помещений детского сада №68, школы МОУ «СОШ №7» и
жилых домов.
Согласно результатам лабораторных исследований качество почвы не соответствует нормам по микробиологическим и химическим показателям. Отобранные образцы почвы относятся к чрезвычайно опасной категории загрязнения. В результате сброса без очистки причинен
ущерб объектам окружающей среды, а также создана угроза причинения существенного вреда здоровью людей, в том числе угрозу возникновения и распространения инфекционных (кишечных) заболеваний.
Качество воды в ручье Иртыш и реке Волга в результате сброса
не соответствует нормативным требованиям по микробиологическим,
паразитологическим и санитарно-химическим показателям.
По результатам проверки прокуратурой начальнику департамента образования администрации г. Твери, руководителям ООО «Тверь
Водоканал» и МУП «ЖЭК» внесены представления об устранении нарушений закона, в которых поставлен вопрос о привлечении виновных
лиц к дисциплинарной ответственности. Кроме того, в связи с ненадлежащей организацией водоотведения на территории города Твери ливневых вод, главе администрации города Твери внесено представление об
устранении нарушений закона, причин и условий им способствующих, в
котором поставлен вопрос о дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц.
Юридическое лицо ООО «Тверь Водоканал» привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 10 тыс. рублей
по ст.6.3 КоАП РФ. По постановления прокурора МУП «ЖЭК» привлечено к административной ответственности на общую сумму 55 тыс.
рублей.
В суд направлено исковое заявление об обязании администрации
г. Твери и МУП «ЖЭК» принять меры по организации и выполнению
мероприятий по охране окружающей среды в части организации очистки поверхностно-ливневых вод, поступающих в водный объект, до нормативов предельно допустимого воздействия на водный объект и полу88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
чении документов, устанавливающих право пользования водным объектом (ручьем Иртыш).
Коллегией судей по гражданским делам Тверского областного
суда при рассмотрении апелляционных жалоб апелляционных жалоб
администрации г. Твери и МУП «ЖЭК» позиция прокуратуры поддержана, решение Центрального районного суда г.Твери от 18.07.2013г.
оставлено без изменения. Решение суда находится на стадии исполнения.
По вынесенному прокурором постановлению в порядке п. 2 ч. 2
ст. 37 УПК РФ материалы проверки направлены в Волжское межрегиональное следственное управление СК России для решения вопроса об
уголовном преследовании по ч.1 ст. 247 УК РФ.
В результате принятых прокуратурой мер специалистами ООО
«Тверь Водоканал» незамедлительно был пресечен аварийный излив
сточных вод, досрочно завершен ремонт канализационного коллектора,
а также ликвидированы последствия загрязнения почвы около МОУ
«СОШ №7» и осуществлен вывоз загрязненной почвы по полигон
ТБО16.
Практика Волжского межрегионального природоохранного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации
показывает, что весьма значимым является начальный этап расследования преступлений, предусмотренных ст. 247 УК РФ. При этом осмотр
места происшествия по делам о данных преступлениях является исключительно важным, неотложным следственным действием. Тщательность
его проведения служит залогом успешного раскрытия и последующего
расследования преступления, привлечения виновных лиц к ответственности17.
Основными целями такого вида осмотров являются:
- фиксация длящегося экологического преступления (например,
сброс жидких отходов на рельеф местности и в водные объекты), закрепление факта совершения которого позволит привлечь виновных лиц к
уголовной ответственности;
– поиск оставшихся следов оконченного преступления, которые
позволят смоделировать механизм его совершения, установить степень
16
Докладная записка по итогам работы Тверской межрайонной природоохранной прокуратуры в 2013 году // Архив Тверской межрайонной природоохранной прокуратуры
за 2013 год.
17
См.: Расследование преступлений о нарушении правил обращения экологически
опасных веществ и отходов (ст. 247 УК РФ). Методические рекомендации. // Волжское
межрегиональное следственное управление следственного комитета при прокуратуре
Российской Федерации. Тверь. 2009.С.27.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
негативного воздействия оказанного на окружающую среду и санитарно-эпидемиологическое состояние территории.
Зачастую, осмотры по данной категории дел проводятся как неотложное следственное действие сотрудниками органов внутренних дел
без достаточной подготовки, без привлечения соответствующих специалистов и без изъятии проб загрязненных компонентов окружающей
среды, а также самих загрязняющих веществ. В подобных случаях
ошибки, допущенные на данном этапе процессуальной деятельности
могут привести к невозможности привлечения виновных лиц к уголовной ответственности либо отрицательно сказаться на квалификации содеянного.
Так, в ноябре 2011 года сотрудниками органов внутренних дел
Самарской области проводился осмотр места происшествия в здании
Поволжской государственной социально-гуманитарной академии. Установлено, что в лаборатории указанного вуза хранился неучтенный научный прибор. По причине отсутствия надобности в его использовании,
неустановленные лица из числа работников учреждения попытались
утилизировать данный прибор для чего производили его перемещение
по лестнице здания академии. В результате нарушения правил техники
безопасности при обращении с прибором произошла утечка ртути, которая разлилась по лестнице на протяжении трех этажей здания. Более
1000 человек были эвакуированы. В течение нескольких дней сотрудниками МЧС России проводилась демеркуризация. В ходе осмотра места
происшествия сотрудниками органов внутренних дел на лестнице были
обнаружены следы «вещества, похожего на ртуть». Однако осмотр производился
без
привлечения
специалистов
санитарноэпидемиологической службы, пробы воздуха не отбирались, образцы
«вещества, похожего на ртуть» не были изъяты. Первые замеры уровня
содержания ртути в воздухе были произведены уже после процедуры
демеркуризации – спустя неделю после утечки, и не показали существенных превышений предельно-допустимых концентраций ртути в воздухе, способных нанести вред здоровью человека. Однако, несмотря на
допущенные ошибки при проведении неотложных следственных действий, Следственным управлением Следственного комитета Российской
Федерации по Самарской области было возбуждено уголовное дело по
ч. 1 ст.247 УК РФ. Впоследствии следственные органы зашли в тупик.
Во-первых, обнаруженное при осмотре «вещество, похожее на ртуть» не
было идентифицировано, факт наличия превышений допустимых концентраций ртути в воздухе учебного заведения не был зафиксирован
лабораторными исследования, что в совокупности не дало возможность
утверждать о наличии реальной угрозы причинения вреда здоровью
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
людей. Во-вторых, действия лиц, допустивших нарушения техники
безопасности производственной санитарии, были неправильно квалифицированы как нарушения правил обращения экологически опасных
веществ и отходов, в то время как ртутьсодержащий прибор к таковым
не относится. В данном случае имело место нарушение правил техники
безопасности обращения с ртутьсодержащими приборами. В результате
ошибок при проведении осмотра места происшествия и поспешных выводов следственных органов, уголовное дело было прекращено по п.2
ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления18.
С учетом данных обстоятельств, осмотр места происшествия
должен заключаться не только в созерцательной констатации изменений
в вещественной обстановке, вызванных событием преступления, фиксации и изъятии обнаруженных следов, – требуется постоянная мысленная работа по моделированию механизма совершенного преступления19.
Особенности осмотра места происшествия по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 247 УК РФ обусловлены необходимостью
осмотреть множество объектов, обширностью земельных и водных участков загрязненной территории, подлежащих обследованию, необычностью условий, в которых нередко проводится осмотр (на воде, под землей, а иногда и под водой), несовпадением мест обнаружения вредных
последствий и сброса неочищенных сточных вод (отходов промышленного производства) в силу естественных причин (течение реки, дождь,
направление и сила ветра), множественностью видов потенциальных
загрязнителей окружающей среды, токсичностью отходов производства,
вызывающей заболевание людей или животных, гибель рыбы, растительности. Под местом происшествия здесь следует понимать не только
то место, где проявились последствия загрязнения, но и место непосредственного нахождения источника загрязнения20.
Основная задача осмотра места происшествия по делам о нарушении правил обращения экологически опасных веществ и отходов –
это установление и фиксация территории загрязнения, его источника и
наступление вредных последствий, полное и качественное изъятие не-
18
См.: Материалы уголовного дела №640037 от 26.12.2011 // Архив отдела процессуального контроля Волжского МПСУ СК России.
19
См.: Дворкин А.И. Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Под ред.
А.И. Дворкина. М.: Юристъ, 2001. С.336.
20
См.: Ищенко Е.П. Криминалистика: Учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» // Под ред. Е.П. Ищенко.
М.: Юристъ. 2009. С.387.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
обходимых проб (воды, почвы, воздуха, отдельных экземпляров погибших животных и уничтоженных растений).
При осмотре места происшествия следователю следует установить такие обстоятельства, как:
1) факт загрязнения водного объекта, воздуха над конкретной
территорией, почвы; характеристику зоны загрязнения; в чем конкретно
выразилось загрязнение; 2) вредные последствия загрязнения; имеются
ли на загрязненном объекте или на участке, расположенном рядом с
ним, погибшие люди, животные, растения: их вид, поза, видимые признаки, указывающие на причину гибели; 3) путь попадания на объект
загрязнившего его вещества; 4) местонахождение источника загрязнения и его характеристика; 5) конкретное вещество, которым загрязнен
объект; 6) время и продолжительность поступления загрязняющего вещества на объект; 7) причина сброса вредных веществ в водный объект,
на почву или их выброс в атмосферный воздух; 8) нарушения правил
хозяйственной деятельности, повлекшие сброс или выброс вредных веществ и их причину; 9) лица, причастные к нарушению этих правил.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что осмотр места
происшествия по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 247 УК
РФ является первоначальным и неотложным следственным действием,
определяющим направление предварительного расследования. Задержка его производства нередко сопровождается утратой следов преступления, изменением обстановки на месте происшествия либо исчезновением лиц, совершивших преступление. Тщательность его проведения служит залогом успешного раскрытия и последующего расследования преступления.
В целом можно говорить о том, что успешное раскрытие и расследование преступлений, предусмотренных ст. 247 УК РФ зависит от
ряда таких факторов, как оперативность обнаружения случаев нарушения правил обращения вредных отходов, качества производства первоначальных следственных действий, вынесения грамотных постановлений о назначении соответствующих экспертиз, своевременного выявления лиц, причастных к совершению данных преступлений.
Список литературы
1. Дворкин А.И. Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Под ред. А.И. Дворкина. М.: Юристъ, 2001.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
2. Джунусова Д.Н. Экологическая преступность и ответственность
за экологические преступления. М.: «Академия Естествознания»,
2012.
3. Докладная записка по итогам работы Тверской межрайонной
природоохранной прокуратуры в 2013 году // Архив Тверской
межрайонной природоохранной прокуратуры за 2013 год.
4. Долгосрочная целевая инвестиционная программа Тверской области «Обращение с твердыми бытовыми и промышленными отходами на территории Тверской области на 2012-2014 гг. утв. Постановлением Правительства Тверской области от 01.02.2012 №
27-пп // Тверская жизнь.15.02.2012 г. N 27.(утратило силу).
5. «Инструкция о порядке государственной регистрации потенциально опасных химических и биологических веществ» (утв. Минприроды РФ N 37-2-7/435, Госкомсанэпиднадзором РФ N 0119/22-22 25.05.1993) // Российские вести. N 124. 01.07.1993.
6. Ищенко Е.П. Криминалистика: Учебник для студентов высших
учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» // Под ред. Е.П. Ищенко. М.: Юристъ. 2009.
7. Материалы уголовного дела №640037 от 26.12.2011 // Архив отдела процессуального контроля Волжского МПСУ СК России.
8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 г. №
21 «О применении судами законодательства об ответственности
за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, декабрь 2012 г. N 12.
9. Постановление Правительства РФ от 28.03.2012 N 255 «О лицензировании деятельности по обезвреживанию и размещению отходов I - IV классов опасности» (вместе с «Положением о лицензировании деятельности по обезвреживанию и размещению отходов
I - IV классов опасности») // Собрание законодательства Российской Федерации.9.04.2012 г. N 15 ст. 1781.
10. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу РФ [Электронный ресурс] / отв. ред. проф. А. В. Наумов. URL:
http://www.bibliotekar.ru/ugolovnyi-codex-2/index.htm (дата обращения: 23.04.2014).
11. Приказ МПР РФ от 15.06.2001 N 511 «Об утверждении Критериев
отнесения опасных отходов к классу опасности для окружающей
природной среды» // Природно-ресурсные ведомости. N 45. 2001.
12. Приказ Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 4 «Об установлении юрисдикции специализированных следственных орга93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
нов Следственного комитета Российской Федерации» // СПС
«КонсультантПлюс».
13. Радчик О. Л. Юридическая ответственность за нарушение правил
обращения с экологически опасными веществами и отходами:
дис. канд. юрид. наук: 12.00.06. М., 2001.
14. Расследование преступлений о нарушении правил обращения
экологически опасных веществ и отходов (ст. 247 УК РФ). Методические рекомендации. // Волжское межрегиональное следственное управление следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации. Тверь. 2009.
15. Серебренникова А.В. Основные черты Уголовного кодекса ФРГ.
М., 1999.
16. Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М.
Решетникова. М., 1998.
17. Уголовный кодекс Республики Польша. Минск, 1998.
18. Федеральный закон от 25.11.1994 N 49-ФЗ «О ратификации Базельской конвенции о контроле за трансграничной перевозкой
опасных отходов и их удалением» // Собрание законодательства
РФ. 28.11.1994. N 31. ст. 3200.
19. Федеральный закон от 24.06.1998 г. № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» // Собрание законодательства Российской
Федерации. 29.06.1998. N 26. ст. 3009.
20. Федеральный закон от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании
отдельных видов деятельности» // Российская газета. N 97.
06.05.2011.
INFRINGEMENT OF RULES CIRCULATION OF ENVIRONMENTALLY HAZARDOUS WASTE: CRIMINAL PROCEDURE AND
CRIMINALISTICAL ASPECTS
Y.V. VASILCHUK, N. G. YAKOVLEVA
Tver State University
The article is devoted to an actual issues of combating violations of rules circulation
of environmentally hazardous waste, namely criminal procedure and criminalistical
aspects of this problem. Some international legal rules of hazardous waste utilization
were analyzes in this article. The authors paid attention to the problems of detection
and investigation of crimes provided article 247 of the Criminal Code of the Russian
Federation on initial stage.
Keywords: environmental protection, environmentally hazardous waste, utilization,
inspection of the scene.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Об авторах:
ВАСИЛЬЧУК Юлия Владимировна – доктор юрид. наук, доцент,
заведующая кафедрой экологического права Тверского государственного университета, e-mail: law.ecology@tversu.ru; 170100, г. Тверь,
ул. Желябова, 33.
ЯКОВЛЕВА Наталья Григорьевна – кандидат юрид. наук, доцент
кафедры уголовного права и процесса Тверского государственного университета, e-mail: yakovlevang@yandex.ru;
170100,
г. Тверь,
ул. Желябова, 33.
Васильчук Ю.В., Яковлева Н.Г. Нарушение правил обращения экологически опасных отходов: уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты // Вестник ТвГУ. Серия: Право.2014. № 3.С.84–98.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ.
ТвГУ. Серия
Серия "Право".
"Право". 2014.
2014. №
№3.С.96-103
Вестник
3.
УДК 339.543
К ВОПРОСУ О КВАЛИФИКАЦИИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
В СФЕРЕ ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА
А.Б. Вобликов, Н.А. Вобликова
Тверской государственный университет
Рассматриваются актуальные проблемы квалификации преступлений в сфере
таможенного дела. Авторами предлагаются критерии, в соответствии с которыми преступления могут быть отнесены к сфере таможенного дела, и подходы к
квалификации этих преступлений на примере контрабанды наличных денежных
средств (инструментов).
Ключевые слова: квалификация преступлений, преступления в сфере таможенного дела, квалификация преступлений в сфере таможенного дела, контрабанда наличных денежных средств (инструментов.)
Декриминализация ст. 188 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) «Контрабанда», повлекла за собой значительные изменения уголовного законодательства в сфере таможенного
дела. Намерения законодателя исключить уголовную ответственность
за товарную контрабанду были реализованы путем исключения из УК
РФ ст. 188 о контрабанде в полном объеме. Вследствие этого возникла
необходимость создания многочисленных конструкций норм Особенной части УК РФ, предусматривающих уголовную ответственность за
деяния (помимо товарной контрабанды), ранее охватывавшиеся диспозицией указанной статьи. Кроме того, в УК РФ были внесены изменения, связанные с введением норм Особенной части, предусматривающих ответственность за новые составы преступлений. Эти существенные изменения, затронувшие уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, связаны со вступлением в силу Федерального закона от
28.06.2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям»1. Исследование новых норм УК РФ, а
также претерпевших изменения норм и норм, оставшихся в неизменном
состоянии, с точки зрения квалификации преступлений в сфере таможенного дела представляется необходимым предварить обозначением
критериев отнесения составов преступлений к этой сфере. Использование в качестве критерия понятия «экономические преступления» или
1
Федеральный закон от 28.06.2013г. №134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным
финансовым операциям» // Российская газета. 2013. 2 июля.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
«преступления в сфере экономической деятельности» 2 представляется
не вполне оправданным, поскольку к сфере таможенного дела относятся и преступления против общественной безопасности и общественного порядка. В случае отнесения к преступлениям в сфере таможенного дела посягательств на порядок перемещения товаров и транспортных
средств через таможенную границу и отношения, связанные с таким перемещением3, т.е. преступлений, совершенных при перемещении товаров через таможенную границу или в связи с таким перемещением, с
совершением операций с данными товарами и в связи с этими операциями, массив преступлений не определен и весьма значителен, так как
в этом случае кража товаров, находящихся под таможенным контролем, мошенничество, преступления против личности, связанные с осуществлением внешнеторговой деятельности, и другое могут рассматриваться как преступления в сфере таможенного дела.
Анализ нормативных правовых актов, регламентирующих
деятельность таможенных органов, позволяет выделить правоохранительную составляющую в соответствии с которой, таможенные органы
Таможенного союза наделены правом осуществления дознания по делам о контрабанде, уклонении от уплаты таможенных платежей и других преступлениях, отнесенных к их ведению (ст. 7 Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭС (далее – ТК ТС)4.
В соответствии с национальным законодательством таможенные органы Российской Федерации обязаны выявлять, предупреждать, пресекать преступления, отнесенные к их компетенции, а также
связанные с ними другие преступления, проводить неотложные следственные действия и осуществлять дознание по этим уголовным делам
(ст.12 Федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации»5.
Представляется возможным и необходимым включить в
сферу таможенного дела составы преступлений, отнесенных законодательством к компетенции таможенных органов.
Уголовно-процессуальным законом к компетенции таможенных органов отнесены: во-первых, дела о преступлениях, по кото2
Русанов Г.А. Преступления в сфере экономической деятельности. М.: Проспект,
2011. 264 с.
3
Бакаева О.Ю. Матвиенко Г.В. Таможенное право. М.: Эксмо, 2009. 269 с.
4
Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном
кодексе Таможенного союза, принятому решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27 ноября 2009 г .№ 17). // СЗ РФ. 2010. № 50. Ст.
6615
5
Федеральный закон от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в
Российской Федерации» Российская газета. 2010. 29 ноября.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
рым дознание производится дознавателями таможенных органов, вовторых, дела о преступлениях, выявленных таможенными органами,
по которым они наделены правом возбуждать уголовное дело и производить неотложные следственные действия.
К первой группе относятся преступления, предусмотренные
частями первой и второй ст. 194 и частью первой ст. 200.1 Уголовного
кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)6.
В соответствии с п. 9 ч. 3 ст.151 УПК РФ дознание по делам
об этих преступлениях осуществляется дознавателями таможенных органов.
Ко второй группе относятся дела о преступлениях, предусмотренных ст. 173.1, 173.2,174, 174.1, 180, 190, 193, 193.1, 194 частями
третьей и четвертой, 200.1 частью второй, 226.1, 229.1 УК РФ, выявленных таможенными органами Российской Федерации, по которым они
вправе возбуждать уголовные дела и производить неотложные следственные действия (п. 3 ч. 2 ст. 157 Уголовно-процессуального кодекса
Российской Федерации (далее – УПК РФ)7.
Таким образом, к преступлениям в сфере таможенного дела
относятся незаконное образование юридического лица и незаконное
использование документов для этой цели; легализация (отмывание) денежных средств и иного имущества, приобретенных другими лицами
преступным путем или приобретенных лицом в результате совершения
им преступления; незаконное использование товарного знака. Традиционно к сфере таможенного дела относится невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей. Уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации – новелла уголовного
закона, как и термин «репатриация» в диспозиции уголовно-правовой
нормы. Некоторые изменения коснулись и иных норм особенной части
уголовного кодекса о преступлениях в сфере валютного регулирования,
в частности совершения валютных операций с использованием подложных документов. Безусловно, к сфере таможенного дела относятся
преступления, связанные с уклонением от уплаты таможенных платежей и три состава преступлений о контрабанде – упомянутая выше ст.
200.1, а также ст. 226.1 и ст. 229.1УК РФ.
С учетом того, что таможенные органы осуществляют таможенный контроль товаров, помещаемых под таможенную процедуру
экспорта, можно было бы отнести к сфере таможенного дела преду6
7
Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: АСТ, 2014. 256 с.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.: Эксмо, 2012. 400 с.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
смотренные ст. 189 УК РФ незаконные экспорт из Российской Федерации или передачу сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание
услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники. Однако следует учитывать, что уголовно-процессуальные действия по делам об этих преступлениях (возбуждение уголовного дела, производство неотложных
следственных действий, предварительное следствие) находятся в компетенции органов федеральной службы безопасности.
Рассмотрим особенности квалификации преступлений в
сфере таможенного дела на примере контрабанды наличных денежных
средств и (или) денежных инструментов – деяния, предусмотренного ст.
200.1 УК РФ. Уголовная ответственность за данное преступление введена Федеральным законом от 28.06.2013г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в
части противодействия незаконным финансовым операциям»8.
Типовым объектом данного преступления являются общественные отношения в сфере экономики, родовым объектом – отношения
в сфере экономической деятельности. В качестве непосредственного
объекта посягательства выступает порядок перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наличных денежных средств и (или) денежных инструментов.
Денежные средства – вид финансовых активов, представляющих собой средства в российской и иностранной валютах, легко
реализуемые ценные бумаги, платежные и денежные документы 9.
Предмет контрабанды наличных денежных средств содержит качественные и количественные составляющие. Качественные составляющие – это характеристика наличных денежных средств и денежных
инструментов. В качестве наличных денежных средств в данном контексте выступают банкноты, казначейские билеты, в общем, денежные
знаки, которые являются платежными средствами, находятся в законном обращении в государствах Таможенного союза и иностранных государствах, а также монеты. Следует отметить, что монеты из драгоценных металлов в качестве предмета контрабанды денежных средств
не рассматриваются. Денежные инструменты – это дорожные и банковские чеки, векселя, а также ценные бумаги на предъявителя.
8
Федеральный закон от 28.06.2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные
законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным
финансовым операциям» // Российская газета. 2013.2 июля.
9
Финансово-кредитный энциклопедический словарь. М.: Финансы и статистика, 2004.
1168 с.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Количественная составляющая предмета контрабанды наличных денежных средств (инструментов) выражается в размере незаконно
перемещенных через таможенную границу денежных средств или денежных инструментов. Этот размер должен быть крупным.
В примечании 1 ст. 200.1 УК РФ крупным размером является
сумма, превышающая двукратный размер суммы наличных денежных
средств и (или) стоимости дорожных чеков, разрешенных таможенным
законодательством к перемещению без письменного декларирования.
При отсутствии крупного размера контрабанда наличных денежных средств (инструментов) не образует состава преступления, а квалифицируется как административное правонарушение в зависимости от
обстоятельств дела.
Дополнительная количественная составляющая – особо крупный
размер – сумма, превышающая пятикратный размер суммы наличных
денежных средств и (или) стоимости дорожных чеков, разрешенных таможенным законодательством к перемещению без письменного декларирования.
Исследуемая норма УК РФ содержит бланкетный признак, поскольку крупный размер, определяющий криминализацию деяния и
входящий в диспозицию нормы, является обязательным признаком этого состава преступления. Для квалификации преступления необходимо
обратиться к норме иной отрасли права.
Эквивалент суммы денежных средств и дорожных чеков, разрешенной к перемещению через таможенную границу Таможенного
союза ЕврАзЭС, не должен превышать десять тысяч долларов США.
Данное положение содержится в ст. 4 Договора «О порядке перемещения физическими лицами наличных денежных средств и денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза» от 5 июля
2010 г.10 Договор ратифицирован Федеральным законом РФ от 3 мая
2011 г. № 83-ФЗ.
Эту сумму, эквивалентную десяти тысячам долларов США, необходимо вычесть из общей суммы незаконно перемещенных денежных
средств (инструментов). Если остаток превысит двадцать тысяч долларов США, деяние надлежит квалифицировать как уголовно наказуемое.
В противном случае оно может быть квалифицировано как административное правонарушение (нарушение таможенных правил). Также при
10
Перечень международных договоров Таможенного союза [Электронный ресурс].
URL:
http://www.tsouz.ru/Docs/IntAgrmnts/Pages/Perechen_MDTS.aspx
(дата
обращения:
28.04.2014).
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
исчислении незаконно перемещенных денежных средств (инструментов) из общей суммы вычитаются задекларированные средства (примечание 3 ст. 200.1УК РФ).
Таким образом, для квалификации деяния по ч.1 ст. 200.1 УК РФ
обязательным признаком является незаконное перемещение наличных
денежных средств и денежных инструментов, превышающих сумму
(стоимость), эквивалентную тридцати тысячам долларов США.
Объективная сторона преступления заключается в незаконном
перемещении денежных средств и денежных инструментов через таможенную границу Таможенного союза. Таможенная граница – это не
только внешние границы единой таможенной территории России, Белоруссии и Казахстана, но и границы свободных таможенных зон и свободных складов на территории этих государств11. Незаконным перемещение может быть признано, если произведено не в зоне таможенного
контроля, определенной для такого перемещения, и (или) в случае использования тайников и других способов сокрытия от таможенного
контроля, а также если денежные инструменты и денежные средства,
обязательные к письменному декларированию, не отображены в декларации или указаны не полностью с искажением сведений (недостоверное декларирование).
Квалификация деяния как совершенного в особо крупном размере, т.е. по п. «а» ч.2 ст.200.1УК РФ, возможна если незаконно перемещаемые через границу денежные инструменты или денежные средства
в сумме превышают их пятикратный размер, не обязательный к письменному декларированию (примечание 2 к данной статье), т.е. превышают сумму (стоимость), эквивалентную шестидесяти тысячам долларов США.
По п. «б» ч. 2 ст. 200.1 УК РФ квалифицируется совершение деяния группой лиц (двумя или более лицами по предварительному сговору или без такового) (ст.35 УК РФ)12.
С субъективной стороны рассматриваемое преступление характеризуется прямым умыслом.
Субъектом преступления может быть вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
11
Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном
кодексе Таможенного союза, принятому решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС на уровне глав государств от 27 ноября 2009 г. № 17). // СЗ РФ. .2010. №50.
Ст.6615.
12
Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: АСТ, 2014. 256 с.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Произведенное исследование, на наш взгляд, позволяет определить критерии включения преступлений в сферу таможенного дела и
подходы к их квалификации с учетом специфики новых и претерпевших существенные изменения диспозиций статей Особенной части УК
РФ.
Список литературы
1. Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору
о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому решением
Межгосударственного совета ЕврАзЭС на уровне глав государств
от 27 ноября 2009 г. № 17) // СЗ РФ. 2010. №50. Ст.6615.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М.: АСТ, 2014. 256 с.
3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М.:
Эксмо, 2012. 400 с.
4. Федеральный закон от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» //Российская газета.
2010. 29 ноября.
5. Федеральный закон от 28.06.2013 г. № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в
части противодействия незаконным финансовым операциям» //
Российская газета. 2013. 2 июля
6. Бакаева О.Ю., Матвиенко Г.В. Таможенное право. М.: Эксмо, 2009.
269 с.
7. Русанов Г.А. Преступления в сфере экономической деятельности.
М.: Проспект,2011. 264 с.
8. Финансово-кредитный энциклопедический словарь. М.: Финансы и
статистика, 2004. 1168 с.
9. Перечень международных договоров Таможенного союза [Электронный ресурс]. URL:
10. http://www.tsouz.ru/Docs/IntAgrmnts/Pages/Perechen_MDTS.aspx
(дата обращения: 28.04.2014).
QUALIFICATION OF CRIMES IN THE SPHERE OF CUSTOMS
BUSINESS
А.B. Voblikov, N.А.Voblikova
Tver state University
Discusses actual problems of qualification of crimes in the sphere of customs business. The authors proposed criteria, according to which crimes can be attributed to the
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
sphere of customs business, and the approaches to qualification of these crimes on the
example of smuggling of cash (tools).
Key words: qualification of crimes, crimes in the field of customs business, qualification of crimes in the sphere of customs business, smuggling of cash (tools).
Об авторах:
ВОБЛИКОВ Андрей Борисович – кандидат философских наук, доцент кафедры конституционного, административного и таможенного права Тверского государственного университета (170100,
г.Тверь, ул. Желябова,д.33); e-mail: jurfaktver_nauka@mail.ru
ВОБЛИКОВА Наталья Алексеевна – доцент кафедры экономики и управления производством Тверского государственного
университета (170100, г.Тверь, ул. Желябова, д.33).
Вобликов А.Б., Вобликова Н.А. К вопросу о квалификации преступлений в сфере таможенного дела// Вестник ТвГУ. Серия:Право.№ 2014. № 3.С.99–106.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ВестникТвГУ.
ТвГУ.Серия
Серия"Право".
"Право".2014.
2014.№3.С.104-112
№ 3.
УДК 343.214+343.1
СУЩЕСТВУЮТ ЛИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ
ОТНОШЕНИЯ В ОТСУТСТВИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ
ОТНОШЕНИЙ?
Д.Ю.Гончаров
Академия Следственного комитета России
В статье предпринята попытка соотнести отношения, регулируемые уголовным
и уголовно-процессуальным законодательством. Делается вывод о том, что нередко в отсутствие уголовно-правовых отношений уголовно-процессуальные
отношения существуют; они не соотносятся как содержание и форма.
Ключевые слова: уголовное законодательство; уголовно-процессуальное законодательство; взаимосвязь отношений
Характер связи общественных отношений в сфере уголовного
судопроизводства с уголовно-правовыми отношениями понимается поразному. Большинство ученых – специалистов в области уголовного
права и уголовного процесса – полагают, что первыми, как правило,
возникают материальные уголовно-правовые отношения. Они считают,
что материальное уголовно-правовое отношение возникает в момент
совершения преступления. Преступление рассматривается как юридический факт, приводящий к возникновению уголовно-правового отно1
шения . Ряд авторов относят возникновение уголовно-правовых отношений к моменту, когда надлежащему государственному органу стано2
вится известно о совершенном преступлении , то есть к моменту возникновения уголовно-процессуальных отношений. А.И. Санталов и
Н.А. Огурцов считают, что уголовно-правовые и уголовнопроцессуальные отношения возникают одновременно и с применением
мер уголовно-процессуального принуждения начинается реализация
3
уголовной ответственности . Есть точки зрения, согласно которым уго1
См.: Строгович М.С. Вопросы теории правоотношений // Советское государство и
право. 1946. № 6. С. 56; Его же. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1.
С. 89; Пионтковский А.А. Правоотношения в уголовном праве // Правоведение. 1962.
№ 2. С. 91; Курляндский В.И. О сущности и признаках уголовной ответственности //
Советское государство и право. 1963. № 11. С. 91; Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. С. 27.
2
См.: Вицын С.Е., Иванов В.Д., Яковлев А.И., Филиппов И.А. Ответственность по
советскому праву (теоретическая конференция) // Правоведение. 1968. № 2. С. 154.
3
См.: Санталов А.И. Уголовно - правовые отношения и уголовная ответственность // Вестник Ленинградского университета. 1974. № 5. Вып. 1. С. 128; Его же. Теоретические вопросы уголовной ответственности. Л., 1982. С. 17; Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1976. С. 165.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ловно-правовое отношение возникает с момента привлечения лица в ка4
5
честве обвиняемого или вступления приговора в законную силу . Такая
разноречивость суждений обусловлена использованием авторами для
выводов неодинаковых данных.
Очевидно, уголовно-правовые отношения можно считать возникающими в результате совершения преступления. Эти отношения возникают между государством и [зачастую] не установленной в момент
6
совершения преступления личностью, совершившей преступление .
Они состоят в праве государства на порицание и наказание этой личности и в ее обязанности понести ответственность перед государством.
Такой характер уголовно-правовые отношения носят до тех пор, пока не
вступят в действие уголовно-процессуальные отношения, через которые
7
возможна их реализация . Началом уголовно-процессуальных отношений следует считать, как указывает П.С. Элькинд, момент получения
уполномоченными государством органами сведений о совершенном или
готовящемся преступлении.
Уголовные материальные и процессуальные отношения находятся в состоянии диалектического единства. Во многих случаях они действительно взаимосвязаны и существуют одновременно, вместе с тем
возможно и существование какого-то одного вида отношений при отсутствии другого. Всякий раз, когда совершенное преступление остается по каким-либо причинам неизвестным для правоохранительных органов (латентным), уголовно-правовое отношение возникает и существует до истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности, установленного законом для данного вида преступлений, а уго8
ловно-процессуальные отношения отсутствуют . Возможен и обратный
4
См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном
праве. М., 1963. С. 21; Витенберг Г.Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия (часть первая).
Иркутск, 1970. С. 119 - 121.
5
См.: Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Л., 1965. С. 158 - 159; Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. М., 1961. С. 62 - 63;
Кузнецов А. Совершенствование уголовно-правовых гарантий конституционных прав
обвиняемого // Советская юстиция. 1980. № 13. С. 4.
6
См., например: Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин А.М. Советский уголовно процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979. С. 54.
7
Ефимичев П.С. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения при привлечении в качестве обвиняемого по делам о налоговых преступлениях // Журнал российского права. 2002. № 6.
8
См.: Булатов Г., Майоров И. Показательность данных уголовной статистики // Вестн.
МГУ. Сер. 12. Право. 1969. № 3. С. 46; Курс советской криминологии: в 2 т. Т. 1.
Предмет. Методология. Преступность и ее причины. Преступник. М.: Юрид.
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
вариант, когда посредством уголовно-процессуальных отношений устанавливается отсутствие материальных уголовно-правовых отношений.
Более того, например, А.Д. Прошляков утверждает, что наличие или отсутствие уголовно-правовых отношений может быть установлено лишь
посредством уголовно-процессуальных отношений, то есть в рамках
9
правоприменительной деятельности . Действительно, отношения, регулируемые уголовно-процессуальным законом, возникают и вне уголовно-правовых отношений, в частности, в ситуации, когда в рамках проверочных мероприятий будет законно и обоснованно отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления или его
события (т.е. оснований для возникновения уголовно-правовых отношений). Вместе с тем, значительная часть специалистов (36,6 % следователей), опрошенных А.А. Коомбаевым, считают, что уголовнопроцессуальная деятельность начинается уже с момента поступления
10
заявления или сообщения о преступлении . В разные годы в последнее
время все менее и менее по заявлениям, сообщениям и иной информации о происшествиях принято решение о возбуждении уголовных дел:
если в 2007 г. – по 14,6 % обращений, то в январе-декабре 2013 г. – по
11
6,2 % обращений . Все это свидетельствует о том, что в рамках проверочных мероприятий, проводимых в соответствии со ст.ст. 144 – 145
УПК РФ, нередко констатируется отсутствие уголовно-правовых отношений. Отсутствие уголовно-правовых отношений может обнаруживаться и после возбуждения уголовного дела и проведения следственных действий, при прекращении досудебного (реже – судебного) производства по тому же основанию – отсутствие состава преступления.
Уголовно-процессуальные правоотношения неразрывно связаны
с уголовно-правовыми, предназначены для установления их наличия
или отсутствия. Уголовно-процессуальные отношения направлены на
то, чтобы гарантировать правильное осуществление правосудия, меткое
и действительно необходимое применение уголовной ответственности.
В их рамках протекает деятельность по установлению оснований уголовной ответственности, а также по определению действительного содержания прав и обязанностей участников уголовно-правового отноше-
лит. 1985. С. 163-168). Цит. по: Милицин С.Д. Указ. соч. С. 21, 97. См. также: Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения… С. 127.
9
Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального уголовного права.
Екатеринбург. 1997. С. 8.
10
См.: Коомбаев А.А. Указ. соч. С. 519.
11
http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/1609734/. Дата обращения – 20.03.2014.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
12
ния . Связь между уголовно-правовыми и уголовно-процессуальными
отношениями заключается и в том, что составляющие их содержание
субъективные права и обязанности могут принадлежать одному и тому
же индивидуально определенному субъекту: лицо, совершившее преступление и подлежащее уголовной ответственности, суд при рассмотрении конкретного уголовного дела являются носителями прав и обязанностей, предусмотренных нормами, как уголовного, так и уголовно13
процессуального права .
Не все уголовно-процессуальные отношения направлены на установление наличия материальных уголовных отношений. Л.Е. Сигалов
правильно писал, что уголовно-процессуальные отношения, склады14
вающиеся после вынесения приговора, имеют другие цели . Следует
лишь добавить, что и некоторые отношения, возникающие до указанного момента, также не направлены непосредственно на установление
уголовно-правового отношения, хотя и связаны с ним, например отношения в связи с возмещением ущерба, причиненного преступлением.
Между правообразующими, правоизменяющими и правопрекращающими материальные и процессуальные отношения юридическими
фактами имеется тесная связь. Однако факты, порождающие (изменяющие, прекращающие) процессуальные отношения, могут существовать
и без своей материально-правовой основы. Преступление – юридический факт, порождающий уголовно-правовое отношение, связано с таким правообразующим уголовно-процессуальным фактом, как обнаружение прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем
признаков преступления (ч. 2 ст. 21 УПК РФ). Последний лежит в осно15
ве возникновения уголовно-процессуального отношения . Вместе с
тем, неизбежен разрыв во времени между возникновением уголовноправовых
(момент
совершения преступления) и
уголовнопроцессуальных (момент получения информации о совершенном преступлении) отношений. Кроме того, в ряде случаев уголовнопроцессуальные правоотношения возникают при явном отсутствии уголовно-правовых, например, при возбуждении производства о примене12
Куцова Э.Ф. Уголовный
процесс
России:
истина
и
состязательность // Законодательство. 2002. № 9. С. 71.
13
Васильченко А.А. Взаимосвязь уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений. М. 2006. С. 117.
14
См.: Сигалов Л.Е. Этапы и процессуальные сферы развития уголовно-правовых отношений ответственности, наказания и судимости // Процессуальные проблемы реализации уголовной ответственности: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск:
СЮИ. 1979. С. 29.
15
Васильченко А.А. Указ. соч. М. 2006. С. 117.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
нии принудительных мер медицинского характера; при обвинении лица
в преступлении, которого оно не совершало. Добровольное соблюдение
уголовно-правовой нормы – одна из форм применения нормы права –
вообще не влечет возникновения уголовного процесса, так как преступление не совершается. А.Л. Ривлин по этому поводу справедливо отмечает, что «для своей реализации, для своего применения они (нормы материального уголовного права. – Д.Г.), как правило, нуждаются в про16
цессуальных нормах» . Очевидно, использование в цитированном замечании оговорки «как правило» не случайно, ибо реализация норм
права имеет несколько форм (одна из них – соблюдение уголовноправовых норм – не нуждается в уголовно-процессуальных нормах).
Однако в случае совершения преступления, его установление и реализация происходят при помощи уголовно-процессуальных правоотношений; детерминация последних первыми в такой ситуации очевидна.
Правоизменяющие и правопрекращающие юридические факты,
порождающие уголовно-процессуальные отношения, в не меньшей степени (по сравнению с правоустанавливающими) могут быть связаны с
юридическими фактами, изменяющими и прекращающими материальные правоотношения. Так, например, если в ходе расследования лицо,
подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, то
неизвестно, обладает ли оно уголовной правосубъектностью и подлежит
ли уголовной ответственности, и, в частности, по этой причине следователь или дознаватель, в производстве у которого находится уголовное
дело, обязан его приостановить (ст.ст. 208, 223 УПК РФ). Уголовнопроцессуальные отношения, возникающие при постановлении судом
приговора, связаны как с правообразующими, так и с правоизменяющими юридическими фактами, лежащими в основе уголовно-правовых
отношений – средств регулирования (ст. 299 УПК РФ). Возникновение
у прокурора, следователя, дознавателя права или обязанности прекратить уголовное дело или уголовное преследование уголовнопроцессуальным законом (ст. 212 УПК РФ) связывается с установлением отсутствия юридического факта, образующего охранительное уголовное правоотношение, или наличия юридического факта, прекращающего это правоотношение. У судьи такое право или обязанность
возникают в случае установления им наличия юридического факта, прекращающего охранительное уголовное правоотношение (ст. 239 УПК
РФ). В том случае, если он установит отсутствие юридического факта,
16
Ривлин А.Л. Об уголовно-правовых
ях // Правоведение. 1959. № 2. С. 111.
и
108
уголовно-процессуальных
отношени-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
образующего охранительное правоотношение, у него возникает обязан17
ность постановить оправдательный приговор (ст. 302 УПК РФ) .
Проведенный анализ сути соотношения уголовно-правовых и
уголовно-процессуальных отношений позволяет сделать вывод о том,
что при всей тесноте их взаимных связей они не должны рассматриваться как содержание и форма. После вступления в силу УПК РФ утверждалось даже о приоритете положений уголовно-процессуального
законодательства над материальными предписаниями в силу более
позднего вступления в силу УПК РФ вне зависимости от того, к предмету какой отрасли относится отношение, по-разному урегулированное
материальным и процессуальным предписаниями. Однако, Конституци18
онный Суд РФ в Постановлении от 29 июня 2004 г. № 13-П справедливо указал, что приоритет Уголовно-процессуального кодекса не является безусловным, а ограничен рамками специального предмета регулирования. Нормы, призванные определять порядок осуществления уголовного преследования и возложения на лицо уголовной ответственности и наказания, а также порядок исполнения и отбывания наказания, не
могут подменять или отменять положения уголовного законодательства, определяющие преступность и наказуемость деяний, а также виды и
размеры наказаний.
Таким образом, существование уголовно-процессуальных отношений возможно вне уголовно-правовых отношений, в частности, при
их отсутствии. Однако следует оценить эффективность сегодняшнего
подхода, при котором столь велико количество материалов (более 90
%), собираемых правоохранительными органами, с тем, чтобы принять
решения, не связанные с возбуждением уголовных дел. Сбор и оценка
таких материалов в ряде случаев изначально направлены на то, чтобы с
наибольшей долей вероятности вынести постановление об отказе в возбуждении уголовных дел. Так, некоторые проинтервьюированные нами
сотрудники Следственного комитета Российской Федерации указали на
то, что в территориальных подразделениях, где они проходят службу,
17
Ефимичев П.С. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные отношения при
привлечении в качестве обвиняемого по делам о налоговых преступлениях // Журнал
российского права. 2002. № 6.
18
Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. № 13-П «По делу о
проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы
депутатов Государственной Думы» // Вестник Конституционного Суда Российской
Федерации. 2004. № 4. С. 98 – 99.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
им приходится осуществлять выезды на осмотры мест происшествий по
всем фактам наступления смерти граждан, проживающих на территории
их районов. В дальнейшем собирались материалы процессуальных проверок, и зачастую принимались решения об отказе в возбуждении уголовных дел. Это объяснимо, поскольку смерть подавляющего большинства граждан наступала из-за объективных ненасильственных причин.
Коллеги таких работников из иных местностей, делясь своим опытом,
оспаривали целесообразность такой практики. Они указывали на то, что
выезд на осмотр при поступлении информации об обнаружении трупа в
их подразделениях осуществляется при наличии объективных данных о
криминальном характере наступления смерти или самоубийстве лица. В
целом следует отметить, что по сообщениям о фактах, касающихся
большого спектра деяний и событий, велика доля тех, в которых по тем
или иным причинам (в том числе необоснованно) не будут обнаружены
признаки состава преступления и даже административного правонарушения.
Разумеется, практика отказа в регистрации сообщений, поступающих в правоохранительные органы, недопустима. Это ставит на повестку дня вопрос о том, каким образом нормативно может быть закреплена необходимость сбора процессуальным путем и анализа материалов по сообщениям о тех деяниях, которые действительно требуют наиболее активного реагирования, действия правоохранительного потенциала. Разработка соответствующего порядка будет способствовать
сближению уголовно-процессуальных и уголовно-правовых отношений,
направлению их в единое русло. Очевидно, для уменьшения потока обращений граждан в правоохранительные органы необходимо усиливать
профилактическую работу, направленную на предупреждение совершения преступлений и административных правонарушений.
Список литературы
1. http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/1609734/. Дата обращения – 20.03.2014.
2. Божьев В.П. Уголовно-процессуальные правоотношения. М. Юрид.
лит. 1975.
3. Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основания в советском уголовном праве. М. 1963.
4. Булатов Г., Майоров И. Показательность данных уголовной статистики // Вестн. МГУ. Сер. 12. Право. 1969. № 3.
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
5. Васильченко А.А. Взаимосвязь уголовно-правовых и уголовнопроцессуальных отношений. М. 2006.
6. Витенберг Г.Б. Вопросы освобождения от уголовной ответственности и наказания с применением мер общественного воздействия
(часть первая). Иркутск, 1970.
7. Вицын С.Е., Иванов В.Д., Яковлев А.И., Филиппов И.А. Ответственность по советскому праву (теоретическая конференция) // Правоведение. 1968. № 2.
8. Ефимичев П.С. Уголовно-правовые и уголовно-процессуальные
отношения при привлечении в качестве обвиняемого по делам о
налоговых преступлениях // Журнал российского права. 2002. № 6.
9. Коомбаев А.А. Положение личности в уголовном судопроизводстве (по материалам Кыргызской Республики и Российской Федерации). Дисс. … докт. юрид. наук. М. 2014. – 573 с.
10. Кузнецов А. Совершенствование уголовно - правовых гарантий
конституционных прав обвиняемого // Советская юстиция. 1980.
№ 13.
11. Курляндский В.И. О сущности и признаках уголовной ответственности // Советское государство и право. 1963. № 11.
12. Курс советской криминологии: в 2 т. Т. 1. Предмет. Методология.
Преступность и ее причины. Преступник. М.: Юрид. лит. 1985.
13. Куцова Э.Ф. Уголовный процесс России: истина и состязательность // Законодательство. 2002. № 9.
14. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность.
Л., 1968.
15. Милицин С.Д. Предмет регулирования советского уголовнопроцессуального права Сверловск. Изд-во Урал. ун-та. 1991. – 112
с.
16. Огурцов Н.А. Правоотношения и ответственность в советском уголовном праве. Рязань, 1976.
17. Пионтковский А.А. Правоотношения в уголовном праве // Правоведение. 1962. № 2.
18. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г.
№ 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов
Государственной Думы» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2004. № 4. С. 98 – 99.
19. Прошляков А.Д. Взаимосвязь материального и процессуального
уголовного права. Екатеринбург. 1997.
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
20. Рахунов Р.Д. Участники уголовно - процессуальной деятельности.
М., 1961.
21. Ривлин А.Л. Об уголовно-правовых и уголовно-процессуальных
отношениях // Правоведение. 1959. № 2.
22. Санталов А.И. Теоретические вопросы уголовной ответственности.
Л., 1982.
23. Санталов А.И. Уголовно - правовые отношения и уголовная ответственность // Вестник Ленинградского университета. 1974. № 5.
Вып. 1.
24. Сигалов Л.Е. Этапы и процессуальные сферы развития уголовноправовых отношений ответственности, наказания и судимости // Процессуальные проблемы реализации уголовной ответственности: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: СЮИ. 1979.
25. Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Л., 1965.
26. Строгович М.С. Вопросы теории правоотношений // Советское государство и право. 1946. № 6.
27. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1.
28. Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин А.М. Советский уголовно процессуальный закон и проблемы его эффективности. М., 1979.
THERE ARE LIES THE CRIMINAL PROCEDURE
RELATIONS FOR LACK OF CRIMINAL LEGAL RELATIONS?
D.Yu. Goncharov
Academy of Committee of inquiry of Russia
In article an attempt to correlate the relations regulated by the criminal and criminal
procedure legislation is made. The output that quite often for lack of criminal legal relations the criminal procedure relations exist is drawn; they don't correspond as the
contents and the form.
Keywords: criminal legislation; criminal procedure legislation; correlation of the relations.
Об авторе
ГОНЧАРОВ Денис Юрьевич – канд. юр. наук, профессор кафедры уголовного права второго факультета института повышения квалификации ФГКОУ ВО «Академия Следственного комитета Российской
Федерации» (620100, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 98, кв. 200), email: goncharov_d@mail.ru.
Гончаров Д.Ю.Существуют ли уголовно-процессуальные отношения в
отсутствие уголовно-правовых отношений? // Вестник ТвГУ. Серия:Право. 2014. № 38.С.107–116.
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ.
ТвГУ. Серия
Серия"Право".
"Право". 2014.
2014. №
№3.С
Вестник
3. 113-120
УДК 343.352
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ «МНИМОГО»
ПОСРЕДНИЧЕСТВА ВО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВЕ
Ю.А. Дронова, В.В. Харитошкин
Тверской государственный университет
В статье анализируется ряд вопросов, возникающих в судебно-следственной
практике при квалификации так называемого «мнимого» посредничества во
взяточничестве и его разграничении со смежными составами преступлений.
Ключевые слова: посредничество во взяточничестве, «мнимое» посредничество, статья 291.1 Уголовного кодекса РФ, мошенничество
Федеральным Законом №97-ФЗ от 4 мая 2011 года в УК РФ была
введена статья 291.1 «Посредничество во взяточничестве». Представляется, что появление данной статьи, было вызвано необходимостью
оценки как самостоятельного состава преступления действий лиц, осуществляющих посредничество между взяткодателем и взяткополучателем. Прежде деяния этих лиц квалифицировались как соучастие в даче
– получении взятки в виде пособничества или подстрекательства. Однако, в специальной литературе отмечалось, что такая квалификация не
вполне корректна, в частности потому, что перечень возможных видов
пособничества в УК РФ является исчерпывающим и ни под один из них
действия посредников прямо не подпадают. Их деяния трактовались как
содействие совершению преступления путем устранения препятствий,
что нельзя было признать абсолютно точной уголовно-правовой оценкой. Таким образом, появление в УК РФ статьи о посредничестве устранило определенный пробел в правовом регулировании ответственности таких лиц.
Вместе с тем в судебной практике распространены случаи, когда
лицо получает от взяткодателя материальные ценности якобы для передачи их в качестве взятки должностному лицу и, не намереваясь это
сделать, обращает их в свою пользу, т.е. фактически присваивает. Такие
действия в теории уголовного права именуются «мнимым посредниче1
ством» . Достаточно типичными в этом отношении являются действия
некоторых адвокатов, обещающих клиентам прекращение уголовного
преследование за взятку должностному лицу, но в действительности не
намеревающихся предпринимать для этого каких-либо действий. Так С.
была признана виновной в совершении преступления, предусмотренно1
Грошев А.В. Мнимое посредничество во взяточничестве: вопросы квалификации //
Российский следователь. 2012. №23. С. 36.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
го ч.3 ст. 30, ч.3 ст.159 УК РФ (покушение на мошенничество в крупном
размере). Следствием и судом установлено, что к заведующей филиалом одной из межрайонных коллегий адвокатов обратился мужчина,
находящийся в розыске за совершение кражи, с просьбой оказать содействие в прекращении в отношении него розыскных мероприятий. Заведующая согласилась помочь и передала его просьбу адвокату С., которая ранее работала в органах МВД, в связи c чем обладала определенными связями в правоохранительных органах. Осужденная пояснила,
что сможет содействовать в решении указанного вопроса, но для этого
ей необходимо передать 500 тыс. р., предназначенные якобы для дачи
взяток должностным лицам органа внутренних дел. В действительности
каких-либо мер по выполнению своего обещания она предпринимать не
собиралась. Преступная деятельность адвоката была пресечена оперативными сотрудниками регионального управления ФСБ России. Приговором суда виновной назначено наказание в виде трех лет лишения сво2
боды условно с испытательным сроком на три года .
В разные годы оценка подобных действий в судебной практике
была неоднозначной. Например, в постановлениях Пленума Верховного
Суда СССР от 24 июня 1948 г. и от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве» указывалось, что, если лицо, подстрекая взяткодателя, получает у него деньги и иные ценности якобы для
передачи должностному лицу в качестве взятки, но фактически присваивает их, это преступление в отношении лиц, которые склоняли к
даче взятке следует квалифицировать как подстрекательство к даче
взятки, а в отношении взяткодателей - как покушение на дачу взятки.
Позднее Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 23 сентября 1977 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве» занял несколько иную позицию по данному вопросу: «Если лицо получает от
взяткодателя деньги либо иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь это сделать, присваивает их, содеянное им, в зависимости от обстоятельств дела, следует
квалифицировать как подстрекательство к даче взятки либо пособниче3
ство, а в отношении взяткодателя - как покушение на дачу взятки» . В
дальнейшем эта позиция была изменена Пленумом Верховного Суда
2
Уличенная в мошенничестве адвокат приговорена к лишению свободы условно //
Официальный сайт Следственного управления Следственного Комитета РФ по Волгоградской
области.
Режим
доступа:
http://www.skprokvolga.ru/index.php?module=news&task=show&search=1&id=1638. Дата
обращения 01.04.2014.
3
Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924 - 1977. М., 1981. Ч. 2.
С. 221.
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
СССР в одноименном постановлении от 30 марта 1990 г. N 3, в котором
указано, что подобные действия должны квалифицироваться как мошенничество и в соответствующих случаях - как подстрекательство к
4
даче взятки . В п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10
февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и
коммерческом подкупе» разъяснялось, что указанные действия следует
квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в
5
таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки .
Наконец, в абз. 3 п.26 постановления Пленума Верховного Суда РФ от
9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и
об иных коррупционных преступлениях» сказано: как мошенничество
следует квалифицировать действия лица, получившего ценности якобы
для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа, однако заведомо не намеревавшегося исполнять свое обещание и обратившего эти ценности в свою
пользу. Владелец переданных ему ценностей в указанных случаях несет
ответственность за покушение на дачу взятки или коммерческий под6
куп . Таким образом, позиция Пленума по данному вопросу, выраженная в постановлении 2013 года, по сравнению с изложенной в постановлении 2000 года изменений не претерпела.
На практике юридическая оценка таких действий вызывает некоторые трудности, так как определить направленность умысла виновного
бывает достаточно проблематично. Умысел при этом неразрывно связан
с использованием обмана как способа совершения преступления. Особенность обмана при совершении корыстных преступлений против собственности состоит в его содержании.
Посредник не является инициатором дачи – получения взятки.
Он не заинтересован в действиях взяткополучателя, которые тот должен
выполнить за взятку, ему не принадлежит предмет взятки, он совершает
действия, которые способствуют установлению контактов между взяткодателем и взяткополучателем, получению согласия дать или принять
взятку, сводит для дачи – получения взятки, сам передает ее.
4
Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. N 3.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февр. 2000 г. N 6 "О судебной
практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" (ред. от 22 мая 2012 г.)
// СПС "КонсультантПлюс"Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.
6
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 "О судебной
практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" // СПС
"КонсультантПлюс".
5
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Посредник отличается от взяткодателя тем, что он не имеет самостоятельной заинтересованности в действиях взяткодателя и создает
условия для передачи или передает лично материальные блага, принадлежащие взяткодателю или лицам, в интересах которых взяткодатель
дает взятку.
Посредник отличается от взяткополучателя тем, что последний
получает предмет взятки для себя, а посредник, если и берет предмет
взятки, то в целях передачи взяткополучателю. Посредником может
быть и должностное лицо, действующее с использованием служебного
положения, материально заинтересованное в даче-получении взятки.
Однако и в этом случае он отличается от взяткодателя тем, что лишь
передает взятку или является связующим лицом между взяткодателем и
взяткополучателем.
Подобным содержанием отличается умысел «действительного»
посредника, однако, применительно к «мнимому» посреднику все эти
особенности присутствуют лишь в рамках мошеннического обмана.
Вместе с тем, и по вопросу квалификации действий «мнимого» посредника несмотря на разъяснения Пленума ВС в юридической литературе
нет единого мнения.
Можно отметить три основные позиции по данному вопросу.
Так, ряд авторов, исходя из действующих разъяснений Пленума
Верховного Суда РФ, отстаивает точку зрения, согласно которой предложенное им решение применимо лишь к случаям, когда инициатива в
даче взятки принадлежит взяткодателю. Если же мнимый посредник
сам склоняет взяткодателя к совершению преступления с намерением
завладеть его ценностями и фактически присваивает их, содеянное следует квалифицировать как подстрекательство к покушению на дачу
взятки (ч. 4 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ст. 291 УК РФ) и мошенничество (ст. 159
7
УК РФ) .
Другие специалисты предлагают квалифицировать соответствующие действия мнимого посредника только как подстрекательство
8
или пособничество в покушении на дачу взятки .
И, наконец, некоторые ученые вообще не усматривают в подобных случаях состава какого-либо преступления, в т.ч. мошенничества,
поскольку, по их мнению, использование собственником принадлежащего ему имущества для совершения преступления "выводит" отноше7
См.: Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 254; СПб., 2005. С. 218 219.
8
См.: Комментарий к УК РФ / Отв. ред. В.М. Лебедев. 2-е изд. М., 2004. С. 743; Кондрашова Т.В. Уголовная ответственность за взяточничество. Екатеринбург, 2005. С. 63.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ния собственности из числа охраняемых. В этом случае действия лжепосредника, как не представляющие общественной опасности, расцениваются как гражданско-правовой деликт, к которому должны быть при9
менены правила ст. 169 ГК РФ . Данная точка зрения представляется
наиболее спорной. Использование собственником своего имущества в
преступных целях не влечет прекращения права собственности и, следовательно, оно не перестает быть объектом уголовно-правовой охраны.
Обоснованная критика рассматриваемой позиции высказывается
и другими авторами. Так А.В. Грошев отмечает, что нельзя согласиться
с позицией авторов, признающих действия «мнимого посредника» гражданско-правовым деликтом. Прежде всего, общественная опасность
таких действий определяется не условиями осуществления сделок, а незаконным обогащением виновного в результате завладения чужим
имуществом, причинившим ущерб собственнику. Во-вторых, при мнимом посредничестве имущество не используется собственником для совершения преступления, а обманным путем поступает в фактическое
обладание лжепосредника, имеющего умысел на его хищение. В этом
случае отношения собственности нельзя считать выведенными из числа
охраняемых, наоборот, нарушение этих отношений переводит их в сфе10
ру уголовно-правовой охраны .
Рассматриваемая проблематика включает еще одну разновидность мнимого посредничества, когда лицо, первоначально имея намерение осуществить посреднические действия, затем отказывается от
этого намерения и присваивает полученные от взяткодателя ценности.
Поскольку в этом случае умысел на завладение предназначенными для
передачи в качестве взятки ценностями возник после их получения, ли11
цо виновно в хищении чужого имущества путем присвоения . Данная
ситуация может иметь вполне практическое значение, поскольку при
отсутствии доказательств направленности умысла лжепосредника на
совершение мошенничества он может быть привлечен к ответственности за хищение чужого имущества, вверенного виновному, по ст. 160
УК РФ. С гражданско-правовой точки зрения в этом случае имущество
"вверяется" собственником мнимому посреднику для подкупа должностного лица, т.е. совершения действий с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ничтожная сделка). Согласно ст.
9
Шишко И.В. Экономические правонарушения. Вопросы юридической оценки и ответственности. СПб., 2004. С. 185 - 186.
10
Грошев А.В. Мнимое посредничество во взяточничестве: вопросы квалификации //
Российский следователь. 2012. №23. С. 37.
11
Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 254; СПб., 2005. С. 218 - 219.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
169 ГК РФ все полученное по такой сделке взыскивается в доход государства. Такое взыскание налагается судом на имущество, находящееся
в собственности взяткодателя, а не какого-либо другого лица, в частности посредника. Поэтому незаконное завладение таким имуществом лицом, которому оно вверено собственником, образует состав присвоения
12
(ст. 160 УК РФ) . Эта позиция представляется вполне обоснованной.
Действительно, разграничение мошенничества и присвоения производится лишь по изначальной направленности умысла, которую на практике установить достаточно сложно. Вместе с тем, учитывая изложенное выше, отказ виновного признавать мошеннический умысел при наличии иных признаков состава хищения, автоматически влечет квалификацию содеянного как присвоения.
Что касается первых двух указанных точек зрения, то можно отметить следующее. Позиция Пленума Верховного Суда РФ, согласно
которой из квалификации действий «мнимого» посредника исключено
соучастие в виде подстрекательства или пособничества в даче взятки и
оставлено только мошенничество представляется правильной. Обоснованным в этом смысле является мнение Б.В. Волженкина о том, что
мнимого посредника, выразившего согласие передать предмет взятки с
единственной целью присвоить полученные ценности, никак нельзя
признать «лицом, содействовавшим совершению преступления», как
этого требует ч. 5 ст. 33 УК РФ, поскольку именно в результате его об13
манных действий преступление не состоялось . Таким образом, невозможно признать соучастием в даче взятки действия лица, в результате
обмана со стороны которого дача взятки и не могла осуществиться.
Данный аргумент свидетельствует о недопустимости признания мнимого посредника не только пособником, но и подстрекателем к даче взятки. Умысел соучастников должен быть общим, то есть направленным на
совершение единого преступления. В данных же ситуациях умысел
мнимого посредника направлен на совершение хищения чужого имущества путем обмана, то есть мошенничества, а умысел лица, передающего предмет взятки, направлен соответственно на совершение дачи взятки.
Высказывая подобную точку зрения, А.В. Грошев дополнительно
отмечает, что не меняет существа данного явления и вменение лжепосреднику подстрекательства к покушению на дачу взятки. Согласно ст. 30
УК РФ неоконченное преступление не доводится до конца по независя12
Грошев А.В. Мнимое посредничество во взяточничестве: вопросы квалификации //
Российский следователь. 2012. №23. С. 37.
13
Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 254; СПб., 2005. С. 218 - 219.
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
щим от лица обстоятельствам. Соучастие в неоконченном преступлении
также предполагает, что эти обстоятельства не зависят от воли всех соучастников, в т.ч. и подстрекателя. В данном случае причиной недоведения преступления до конца являются действия мнимого посредника,
исключающие саму возможность совершения оконченного преступления взяткодателем. Действия, внешне напоминающие подстрекательство к даче взятки, по сути, являются способом совершения мошенниче14
ства .
Изложенное свидетельствует о том, что ни позиция о совокупности мошенничества и соучастия в даче взятки, ни тем более позиция о
том, что в действиях мнимого посредника вообще нет состава мошенничества, а только подстрекательство или пособничество в покушении
на дачу взятки, не являются обоснованными и соответствующими
смыслу уголовного закона.
Помимо рассмотренных проблем квалификации лжепосредничества существует еще одна, которая в ряде случаев может вызвать сложности в правоприменительной практике. Речь идет о ситуациях, когда
взятка не передается должностному лицу по независящим от посредника обстоятельствам, в частности в связи с проведением оперативных
мероприятий. При таких обстоятельствах имеет место уже не мнимое
посредничество, а то, что можно охарактеризовать как неудавшееся посредничество. Действия взяткодателя здесь следует квалифицировать
как покушение на дачу взятки, а действия посредника – как покушение
на посредничество во взяточничестве, предусмотренное ч. ч. 1, 2 ст.
291.1 УК РФ (при значительном размере взятки - свыше 25 тыс. руб.).
Вопросы, затронутые в данной статье, составляют лишь небольшую часть проблематики, связанной с квалификацией коррупционных и
смежных с ними преступлений. Правильная уголовно-правовая оценка
рассматриваемых преступлений безусловно способствует соблюдению
законности и назначению справедливого наказания за содеянное.
14
Грошев А.В. Мнимое посредничество во взяточничестве: вопросы квалификации //
Российский следователь. 2012. №23. С. 38.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Список литературы
1. Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 254; СПб.,
2005.
2. Грошев А.В. Мнимое посредничество во взяточничестве: вопросы
квалификации // Российский следователь. 2012. №23.
3. Комментарий к УК РФ / Отв. ред. В.М. Лебедев. 2-е изд. М., 2004.
С. 743; Кондрашова Т.В. Уголовная ответственность за взяточничество. Екатеринбург, 2005.
4. Уличенная в мошенничестве адвокат приговорена к лишению свободы условно // Официальный сайт Следственного управления
Следственного Комитета РФ по Волгоградской области. Режим
доступа:
http://www.skprokvolga.ru/index.php?module=news&task=show&searc
h=1&id=1638. Дата обращения 01.04.2014.
5. Шишко И.В. Экономические правонарушения. Вопросы юридической оценки и ответственности. СПб., 2004.
SOME ISSUES OF QUALIFICATION
OF «ALLEGED» MEDIATION IN BRIBERY
Yu.A.Dronova, V.V. Kharitoshkin
Tver State University
In the article analyzes some issues which arise in investigative and judicial practice in
qualification of «alleged» mediation in bribery, and it’s distinction of neighboring
crime structure.
Keywords: mediation in bribery, «alleged» mediation, article 291.1 of the Criminal
Code of the Russian Federation, fraud.
Об авторах:
ДРОНОВА Юлия Анатольевна – канд. юр. наук, доцент кафедры
уголовного права и процесса Тверского государственного университета
(170100, г.Тверь,ул.Желябова, 33), e-mail: dron_u75@mail.ru.
ХАРИТОШКИН Валерий Вячеславович – канд. юр. наук, заведующий кафедрой уголовного права и процесса Тверского государственного университета (170100, г.Тверь,ул.Желябова, 33).
Дронова Ю.А., Харитошкин В.В. Некоторые вопросы квалификации
«мнимого» посредничества во взяточничестве//Вестник ТвГУ. Серия
Право.2014. №3.С.117–124.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3. С.121-140
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
УДК 342.5
МНОГОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ЦЕНТРЫ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ
ГОСУДАРСТВЕННЫХ УСЛУГ КАК «ФРОНТ-ОФИС»
ГОСУДАРСТВА ДЛЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ГРАЖДАНАМИ
РОССИИ
В.Н. Зайковский
Тверской филиал Российской Академии Народного Хозяйства и Государственной Службы при Президенте Российской Федерации
В статье исследуются некоторые проблемы процесса становления в России организационного механизма предоставления государственных и муниципальных
услуг.
Ключевые слова: административная реформа, функции государственного
управления, государственные и муниципальные услуги, многофункциональные
центры предоставления государственных услуг, технология «одного окна»
Одной из целей проводимой в России реформы отечественной
системы государственного управления является, как известно, «повышение качества и доступности государственных услуг». При этом в
числе способов её достижения действующее законодательство1 предусматривает создание сети многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг (далее - МФЦ или Центры)2.
Однако новизна названной проблемы для отечественной науки
публичного управления и несовершенство правовых основ деятельности
по её решению создают некоторые затруднения с практической реализацией указанной выше цели.
В этой связи представляется целесообразным уточнение некоторых вопросов, не получивших пока должного отражения ни в теории, ни
в соответствующих нормативных правовых актах.
1
Концепция административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2010 годах
// Собрание законодательства РФ. - 2005. - . № 46. – Ст. 4720; Концепция снижения
административных барьеров и повышения доступности государственных и муниципальных услуг на 2011 - 2013 годы // Собрание законодательства РФ. - 2011. - №26. Ст. 3826; Об основных направлениях совершенствования системы государственного
управления: указ Президента РФ № 601 от 7.05.2012 г. // Российская газета. - 2012. - 9
мая.
2
К 2015 году в России планируется создать такие Центры в каждом муниципальном
районе и городском округе, а на уровне поселений (городских и сельских) ещё должны
быть организованы так называемые «пункты удалённого доступа» к услугам МФЦ.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
В частности:
1) что представляют собой государственные (муниципальные)
услуги, которые оказываются с помощью МФЦ, как они соотносится с
государственными функциями и иными смежными категориями?
2) каковы роль и возможности МФЦ по предоставлению государственных (муниципальных) услуг?
3) в чём суть «технологии одного окна», используемой в ходе
предоставления государственных и муниципальных услуг на базе
МФЦ?
4) какие нормативные правовые акты образуют правовую основу
организации и деятельности МФЦ, а также их взаимодействия с органами государственной власти и местного самоуправления при предоставлении госуслуг?
5) каковы гарантии соблюдения Центрами требований о работе с
информацией ограниченного доступа, а также особенности их ответственности в случае нарушения соответствующих требований законодательства и т.д.?
Необходимость получения ответа на первый из поставленных
выше вопросов обусловлена тем, что легальное определение государственных услуг, содержащееся в так называемом «Законе об услугах» 3,
регламентирующем порядок их предоставления, не совсем удачно. Оно
громоздко, не отличается особой чёткостью и, как результат, не позволяет уяснить в должной мере природу характеризуемого им понятия. К
тому же, использованная законодателем дефиниция вообще не связывает госуслуги с конституционными правами граждан и не содержит каких-либо требований к результатам и качеству деятельности по их оказанию. Кроме того, в законе ничего не говорится о том, зачем граждане
обращаются в органы власти и что хотят получить в итоге взаимодействия с властными структурами.
Наконец, названный нормативный акт, характеризуя государственную услугу как деятельность уполномоченных субъектов по реализации их функций, осуществляемую в пределах имеющихся полномочий по запросам заявителей, фактически отождествляет государственную услугу с процессом её оказания, что вызывает вполне законные
возражения.
Во-первых, использованный законодателем при определении государственной услуги «деятельностный» подход противоречит требова3
Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг: фед. закон № 210-ФЗ от 27.07.2010 г.// Собрание законодательства РФ. - 2010.- № 31.- Ст.
4179.
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ниям обязательных для России стандартов ИСО в сфере оказания услуг.
В соответствующем документе4, адаптирующем данные стандарты для
нашей страны, в отличие от названного выше закона, услуга понимается
как «результат непосредственного взаимодействия исполнителя и потребителя, а также собственной деятельности исполнителя по удовлетворению потребности потребителя». Сама же «деятельность исполнителя услуги, необходимая для обеспечения выполнения услуги»
характеризуется здесь как «предоставление услуги». Иными словами,
услуга - это итог деятельности по её оказанию, а не сама эта деятельность.
По всей видимости, причиной сложившейся ситуации является
то, что в русском языке термин «услуга» понимается двояко: и как действие, приносящее пользу, и как «определённые удобства», предоставляемые их потребителю, т.е. как результат деятельности по их оказанию5.
Во-вторых, определение госуслуги, содержащееся в указанном
федеральном законе, противоречит положениям некоторых иных концептуальных актов. Так, указ Президента РФ № 314 от 9.03.2004 г., учредивший действующую в настоящее время в России систему федеральных органов исполнительной власти, а также упомянутая ранее
Концепция административной реформы напрямую связывают оказание
государственных услуг с удовлетворением важнейших конституционных прав граждан. Благодаря этому, они фактически характеризуют интересующее нас понятие как некое «благо», получаемое гражданами в
результате взаимодействия с государством, т.е. как результат такого
взаимодействия. И именно такой подход соответствует ключевой идее
административной реформы - переходу к результативному государственному управлению (управлению, ориентированному на результат) и
необходимости его оценки с точки зрения критериев социальной эффективности.
В свою очередь, «оказание государственной услуги» в контексте
данных актов рассматривается как вид государственной деятельности
4
Межгосударственный стандарт ГОСТ 30335-95/ГОСТ Р 50646-94 «Услуги населению. Термины и определения» (введён в действие постановлением Госстандарта РФ от
12 марта 1996 г. 164). - М.: М.: ИПК Издательство стандартов, 1996.
5
О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти: указ Президента РФ № 314 от 9 марта 2004 г. // Собрание законодательства РФ. - 2004. - № 11. - Ст.
945. Толковый словарь русского языка / под ред. Б.М. Волина и Д.Н. Ушакова. - М.,
1940. - С.991; Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю.
Шведова. - М.: АЗЪ, 1994. – С. 828.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
(функция федеральных агентств), в рамках которой реализуется исполнительная власть. В целом же деятельность государственных и муниципальных органов исполнительной власти по исполнению государственных (муниципальных) функций и оказанию административно-правовых
услуг образует так называемую «административно-процессуальную
деятельность». При этом в литературе обычно называют пять основных этапов административного процесса, связанного с оказания государственной услуги: 1) информирование; 2) инициирование; 3) исполнение (оказание); 4)оценка результата оказания услуги; 5) обжалование
(в случае необходимости) результата полученной услуги или порядка её
получения.
Реализация первых трёх этапов данного процесса помимо федерального закона № 210-ФЗ от 27.07.2010 г. достаточно подробно урегулирована иными нормативными правовыми актами6. Что касается внутренней организации деятельности исполнительных органов государства,
задействованных в интересующем нас процессе, его результатов, а также процедуры их обжалования, то правовая основа этих этапов пока в
должной мере ещё не сформирована. Прежде всего, речь идёт об отсутствии закона об административном судопроизводстве, принятие которого предусмотрено Планом административной реформы.
В-третьих, нынешнее законодательное определение госуслуги не
позволяет чётко разграничить её с функциями органов исполнительной
власти, под которыми понимают нормативно установленную и регулярно осуществляемую органом исполнительной власти деятельность
по реализации или обеспечению реализации властных полномочий.
Очевидно, что и исполнение государственных функций, и оказание государственных услуг предполагают некое взаимодействие органов государства с обществом и отдельными гражданами, однако основания и характер возникающих при этом отношений, а также их результат различны7. Негативным последствием отсутствия чётких критериев
6
Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и
органов местного самоуправления: федеральный закон № 8-ФЗ от 9.02.2009 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2009. - № 7. - Ст. 776; О порядке
рассмотрения обращений граждан Российской Федерации: федеральный закон № 59ФЗ от 02.05.2006 г. //Собрание законодательства Российской Федерации. - 2006. №19.– Ст. 2060.
7
Бурутин А.Г., Сухарев А.Н. Стратегические решения в развитии системы государственного планирования в России // Вестник Тверского государственного университета.
Серия: Экономика и управление. – 2012. – № 15. – С. 34-48; 10. Бурутин А.Г., Сухарев
А.Н. Стратегические аналитические решения – основа эффективного государственного планирования // Информационные войны. – 2012. – № 4. – С. 29-36.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
для различения названных терминов явилось, к примеру, то, что в некоторых федеральных службах при разработке административных регламентов осуществления контрольной функции возникало мнение о необходимости её передачи в федеральные агентства, поскольку она была
идентифицирована ими как услуга8.
В пользу необходимости такого разграничения свидетельствуют
не только выводы специалистов, но и положения некоторых нормативных правовых актов. Так, в постановлении Правительства РФ № 373 от
16 мая 2011 г.9, устанавливающем порядок разработки административных регламентов федеральных органов исполнительной власти, проведено чёткое разделение данных актов на две группы - регламенты осуществления государственных функций и регламенты предоставления
государственных услуг, из чего можно сделать вывод об отличии регламентируемых ими действий. Помимо этого, здесь же предъявляются
разные требования к структуре названных разновидностей административных регламентов.
Обобщая имеющиеся в литературе мнения относительно соотношения интересующих нас понятий, можно сделать вывод, что базовыми признаками государственной услуги, отличающими её от государственной функции, являются:
а) адресность государственной услуги. Имеется в виду наличие
нуждающегося в ней конкретного лица, которое обратилось в соответствующий орган государства с целью удовлетворения каких-то своих
потребностей и интересов;
б) её связь с правами и обязанностями граждан. В большинстве
случаев госуслуга является способом реализации гражданином (организацией) принадлежащих ему прав и свобод, либо возложенных на него
обязанностей. Так, обращаясь в соответствующие органы власти с целью получения статуса пенсионера, гражданин реализует право на социальное обеспечение. При этом необходимо иметь в виду, что госуслуга может оказываться как непосредственно органом исполнительной
власти, в который обратился гражданин, так и по его поручению другим уполномоченным органом или организацией;
8
Барциц, И.Н. Система государственного и муниципального управления: учебный
курс: в 2т. Т. 2 / И.Н. Барциц. – М.: Изд-во РАГС, 2011.- С. 129-130.
9
О разработке и утверждении административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных
услуг: постановление Правительства РФ № 373 от 16 мая 2011 г. //Собрание законодательства РФ. – 2011. - № 22. - Ст. 3169.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
в) наличие индивидуализированного взаимодействия в ходе предоставления госуслуги между её поставщиком и потребителем. Иными словами, в отличие от государственной функции, государственная услуга носит адресный характер и оказывается конкретному гражданину (физическому лицу) или организации (юридическому лицу). Как следствие,
получение госуслуги предполагает необходимость личного (устного или
письменного) контакта органа, оказывающего услугу, с её получателем;
г) государственная услуга оказывается в пределах полномочий соответствующего государственного органа и в рамках частных административно-правовых отношений.
Некоторые авторы при характеристике отличий государственных услуг
и государственных функций в качестве основного критерия для этого
называют инициатора взаимодействия10. Соответственно, если таковым
является орган власти (например, осуществление контрольной проверки, установление каких-то общих правил поведения), то названное
взаимодействие является государственной функцией. Если инициатор
взаимодействия -гражданин или негосударственная организация (например, при получении паспорта, лицензии на определённый вид предпринимательской деятельности, дубликата утерянного документа; при
запросе какой-либо информации у государственных органов и пр.), то
такое взаимодействие является государственной услугой.
При некоторой неочевидности данного критерия и его частичным совпадением с уже названными выше сущностными признаками
госуслуги с ним всё же можно согласиться. Дело в том, что хотя в ряде
случаев оказание услуги вообще-то «провоцируется» государством (например, установление правила о необходимости обмена паспорта при
достижении гражданином определённого возраста, требование о необходимости регистрации по месту жительства и т.д.), однако и в этих
случаях имеется конкретное лицо, которое будет вынуждено обратиться
в соответствующий властный орган для удовлетворения возникших у
него (пусть и по инициативе государства) индивидуальных потребностей.
Говоря о государственных услугах, необходимо иметь в виду,
что их перечень в России довольно обширен, в связи с чем возможна их
классификация. Определённый интерес в этой связи представляет разработанный экспертами Европейского Союза для России специальный
10
Административная реформа в России: Науч.-практ. пособие / Под ред. Т.Я. Хабриевой, С.Е. Нарышкина. - М.: Инфра-М, 2006. – С. 306.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Программный документ11, в котором предлагается различать пять разновидностей государственных услуг в зависимости от их природы и назначения.
1. Государственные административно-правовые услуги, которые
связаны с установлением, изменением или прекращением определённых «частных» (т.е. индивидуализированных) административноправовых отношений. Результатом оказания таких услуг является получение заявителем тех или иных официальных документов, которые подтверждают его определённый общественно-правовой статус (наличие
гражданства, соответствующего уровня образования, семейное положение, наличие права собственности на определённое имущество, получение лицензии на предпринимательскую деятельность и т.п.).
2. Государственные материальные услуги, связанные с предоставлением государством определённых материальных благ заявителю,
удовлетворением его материально-бытовых и интеллектуальных потребностей, обеспечением нормальной жизнедеятельности потребителя
данных услуг. Руководствуясь требованиями действующих в России
Государственных стандартов предоставления услуг населению12, в качестве примеров государственных и муниципальных материальных услуг можно назвать: медицинские услуги, предоставляемые населению
государственными и муниципальными медицинскими учреждениями;
образовательные услуги, предоставляемые населению государственными и муниципальными образовательными учреждениями; коммунальные услуги, предоставляемые населению государственными и муниципальными эксплуатирующими организациями; субсидия (выплата, компенсация, пособие) физическому или юридическому лицу в денежной
форме (безвозмездная, целевая, софинансирование); субсидия физическому или юридическому лицу в материальной форме.
Особенностью данного вида государственных услуг (применительно к России) является то, что в ходе проводимых в настоящее время
экономических реформ происходит постепенная замена оказывающих
их субъектов. Речь идёт о неуклонном вытеснении из этой сферы естественных государственных монополий негосударственными коммерческими организациями. Например, в настоящее время практически пол11
Программный документ. Препятствия для реализации программ развития электронного правительства в Российской Федерации. Проблемы и решения. - М., 2011. С. 611.
12
Государственные стандарты ГОСТ 30335-95/ГОСТ Р 50646-94 «Услуги населению.
Термины и определения», ГОСТ Р 52143-2003 «Социальное обслуживание населения.
Основные виды социальных услуг», ГОСТ Р 52142-2003 «Социальное обслуживание
населения. Качество социальных услуг. Общие положения» // СПС «Гарант».
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ностью переведены на «рыночные рельсы» транспортные услуги, продолжается реформа сферы ЖКХ с целью её демонополизации, развития
конкуренции и перехода на стопроцентную оплату коммунальных услуг
населением, наблюдается тенденция развития платного образования и
медицины и пр.
3. Государственные информационные услуги, связанные с предоставлением государственными органами соответствующей информации по запросам заявителей. Речь идёт о предусмотренном законодательством использовании в интересах заявителей возможностей государственных информационных систем (Информационная система обеспечения градостроительной деятельности, Реестр прав собственника,
государственные архивы и др.).
4. Государственные консалтинговые (консультационные) услуги. В качестве их примера можно назвать: ответы органов власти на
письменные обращения заявителей (в соответствии с Федеральным законом от 2.05.2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений
граждан Российской Федерации»), в том числе официальное нормативное толкование тех или иных норм права по запросу заявителя; услуги
государственных юрисконсультов.
5. Дополнительные (сопутствующие) услуги. О них говорится в
п.4 (п.п. «в») «Правил организации деятельности многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг», и к их числу относятся нотариальные услуги, услуги банка, копировально-множительные услуги, услуги местной, внутризоновой сети
связи общего пользования, а также безвозмездные услуги доступа к
справочным правовым системам, а также иные услуги, необходимые
для получения государственных (муниципальных) услуг на базе МФЦ 13.
Таким образом, можно констатировать, что с использованием
возможностей МФЦ в основном оказываются только названные выше
государственные административно-правовые услуги, связанные с установлением или подтверждением определённого юридического статуса
их потребителя.
Если говорить более конкретно, то перечень оказываемых в России публичных (государственных и муниципальных) услуг устанавливается специальными реестрами, которые принимаются на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. При этом на каждую
включённую в них услугу заводится специальный паспорт, содержащий
13
Об утверждении правил организации деятельности многофункциональных центров
предоставления государственных и муниципальных услуг: постановление Правительства РФ № 1376 от 22.12.2012 г. // Собрание законодательства РФ.-2012.- № 53 (ч. 2). Ст. 7932.
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
определённый набор систематизированных данных о соответствующей
услуге.
Федеральный закон № 210-ФЗ (ст. 14) предусматривает, что получаемая гражданами (организациями) государственная (муниципальная) услуга должна соответствовать определённому стандарту. При
этом стандарт государственной (муниципальной) услуги - это обязательные для исполнения требования по оказанию услуги, включающие
характеристики процесса, формы, содержания и результата оказания
услуги в интересах её потребителя.
Основой механизма предоставления государственных и муниципальных услуг, исходя из задач административной реформы, должны
стать уже упомянутые многофункциональные центры предоставления
государственных и муниципальных услуг. В соответствии со ст. 2 «Закона об услугах», МФЦ представляет собой организацию, созданную в
организационно-правовой форме государственного или муниципального учреждения (в том числе автономного учреждения), отвечающую установленным законом требованиям и уполномоченную на организацию
предоставления государственных и муниципальных услуг, в том числе в
электронной форме, по принципу «одного окна».
По оценкам специалистов, на сегодняшний день подавляющее
число действующих МФЦ являются государственными учреждениями,
созданными министерствами экономического (либо социального) развития субъектов РФ14.
Характеризуя природу названных Центров, следует заметить, что
некоторые авторы15 по аналогии с коммерческими организациями называют МФЦ «фронт-офисами» государства, предназначенными для
взаимодействия со структурами гражданского общества16.
14
Мальцев, И. МФЦ: новые возможности и новые сложности / И. Мальцев // ЭжЮРИСТ.- 2011. - № 40. - С.7.
15
Об утверждении правил организации деятельности многофункциональных центров
предоставления государственных и муниципальных услуг: постановление Правительства РФ № 1376 от 22.12.2012 г. //Собрание законодательства РФ.-2012.- № 53 (ч. 2). Ст. 7932; 15. Мальцев, И. МФЦ: новые возможности и новые сложности / И. Мальцев
// Эж-ЮРИСТ.- 2011. - № 40. - С.7.
16
Фронт-офис (от англ. front office - «передний» отдел, контора) – это та часть организации, в которой происходит непосредственное взаимодействие её сотрудников
с клиентами. Именно здесь клиенты ищут и выбирают товары, делают заказы, расплачиваются и оформляют возврат. Как следствие, удобство и оперативность работы
фронт-офиса имеет ключевое значение для формирования и поддержания положительного имиджа организации в глазах потребителей её услуг.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Как отмечено нами ранее, основными целями создания и функционирования интересующих нас Центров являются:
- повышение качества предоставления государственных и муниципальных услуг для населения за счёт упрощения используемых при
этом административных процедур, сокращения сроков их получения,
создания комфортных условий для получателей услуг и т.д.;
- повышение эффективности деятельности государственных и
муниципальных органов исполнительной власти;
- оптимизация межведомственного и межуровневого взаимодействия в системе государственного и муниципального управления и пр.
В свою очередь, названные цели предопределяет перечень функций, реализуемых МФЦ, к числу которых ФЗ № 210 от 27.07.2010 г. (ст.
16) относит:
1) приём запросов заявителей о предоставлении государственных
или муниципальных услуг;
2) представление интересов заявителей при взаимодействии с органами и организациями, предоставляющими государственные (муниципальные) услуги либо участвующими в их предоставлении, в том
числе с использованием информационно-технологической и коммуникационной инфраструктуры;
3) представление интересов органов, оказывающих государственные и муниципальные услуги, при их взаимодействии с заявителями;
4) информирование заявителей о порядке предоставления государственных и муниципальных услуг в МФЦ, о ходе выполнения направляемых запросов, по иным вопросам, связанным с предоставлением
государственных и муниципальных услуг, а также консультирование
заявителей о порядке предоставления государственных и муниципальных услуг;
5) взаимодействие с органами и организациями, участвующими в
предоставлении услуг, в том числе посредством направления межведомственных
запросов
с
использованием
информационнотехнологической и коммуникационной инфраструктуры;
6) выдача заявителям соответствующих документов по результатам оказания услуг;
7) составление и выдачу заявителям документов на бумажном
носителе, подтверждающих содержание электронных документов, направленных в МФЦ по результатам предоставления государственных и
муниципальных услуг органами, предоставляющими государственные и
муниципальные услуги;
8) приём и обработка информации из государственных и муниципальных информационных систем и выдача заявителям на основании
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
такой информации документов, в том числе с использованием информационно-технологической и коммуникационной инфраструктуры, если
это предусмотрено соглашением о взаимодействии и иное не предусмотрено федеральным законом;
9) иные функции, установленные нормативными правовыми актами и соглашениями о взаимодействии.
Реализуя данные функции, интересующие нас центры вправе запрашивать и получать необходимые для предоставления услуг документы и информацию в органах и организациях, предоставляющих государственные (муниципальные) услуги (участвующих в их предоставлении), в том числе с использованием информационно-технологической и
коммуникационной инфраструктуры.
В то же время, сотрудники МФЦ не вправе требовать от заявителя:
1) предоставления документов и информации или осуществления
действий, предоставление или осуществление которых не предусмотрено нормативными правовыми актами, регулирующими отношения, возникающие в связи с предоставлением государственной или муниципальной услуги;
2) предоставления документов и информации, которые находятся
в распоряжении органов, предоставляющих государственные и муниципальные услуги, а также иных государственных органов, органов местного самоуправления и организаций в соответствии с федеральными,
региональными и муниципальными нормативными правовыми актами;
3) осуществления действий, в том числе согласований, необходимых для получения государственных и муниципальных услуг и связанных с обращением в иные государственные органы, органы местного
самоуправления, организации, за исключением получения услуг, включенных в специальные перечни, установленные законом (ч.3 ст. 16 ФЗ
№ 210 от 27.07.2010 г.).
Юридической основой взаимодействия МФЦ с различными властными структурами в процессе предоставления государственных и муниципальных услуг являются специальные Соглашения о взаимодействии. Действуя в рамках таких Соглашений, МФЦ обязан:
1) предоставлять на основании поступивших запросов и обращений уполномоченных органов и лиц необходимые сведения по вопросам, относящимся к установленной сфере деятельности многофункционального центра, в том числе с использованием имеющейся информационно-технологической и коммуникационной инфраструктуры;
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
2) обеспечивать защиту информации, доступ к которой ограничен в соответствии с федеральным законодательством, а также соблюдать режим обработки и использования персональных данных;
3) при приёме запросов о предоставлении соответствующих услуг и выдаче документов устанавливать личность заявителя на основании паспорта гражданина Росси и иных документов, удостоверяющих
личность заявителя, в соответствии с законодательством РФ, а также
проверять соответствие копий представляемых документов (за исключением нотариально заверенных) их оригиналам;
4) соблюдать требования соглашений о взаимодействии;
5) осуществлять взаимодействие с органами, предоставляющими
государственные и муниципальные услуги, а также с организациями,
участвующими в их предоставлении, в том числе с использованием информационно-технологической и коммуникационной инфраструктуры,
в соответствии с соглашениями о взаимодействии, нормативными правовыми актами и регламентом деятельности многофункционального
центра.
Важной особенностью процесса оказания услуг на базе МФЦ является использование при этом так называемой «технологии (или режима) одного окна». Данная технология широко известна в мире и активно применяется в странах, вставших на путь построения так называемого «сервисного государства». В таком государстве взаимодействие
органов власти и населения осуществляется на качественно новом
уровне, характеризующемся высокой степенью доверия, информационной открытостью и прозрачностью административных процедур, созданием для населения условий для получения услуг, которые можно сопоставить с условиями, характерными для бизнес-сообщества.
Смысл данной технологии разъясняется в ст. 15 (ч.1) ФЗ № 210ФЗ от 27.07.2010 года, где говорится, что предоставление государственной или муниципальной услуги в режиме «одного окна» предполагает
однократное обращение заявителя с соответствующим запросом, а
взаимодействие с органами, предоставляющими соответствующие услуги, осуществляется самим МФЦ без участия заявителя в соответствии с
нормативными правовыми актами и соглашением о взаимодействии.
Как видим, данная технология призвана избавить граждан от многократных, утомительных и затратных по времени действий по сбору всевозможных документов, имеющихся в распоряжении соответствующих
органов власти и необходимых для получения услуг. Она исключает необходимость платы посредникам, помогающим ускорить процесс получения необходимых справок и согласований, а также обеспечивает прозрачное и контролируемое заинтересованными лицами прохождение
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
документов по всем звеньям задействованной в процессе оказания услуги «административной цепочки».
От получателя услуги здесь требуется только подать заявление и
минимально необходимый набор исходных документов, а затем получить ожидаемый результат в установленный срок. Остальная работа, в
том числе осуществление межведомственных взаимодействий и согласований, проводится сотрудниками МФЦ и соответствующих органов
власти (как государственных, так и муниципальных).
Обобщая сказанное, можно согласиться с Е.М. Бледновой, которая определяет технологию (режим) «одного окна» как особый административный механизм, «сервисно-ориентированную управленческую
схему», которая позволяет гражданам обращаться за получением необходимой услуги в одну организацию, проходя собеседование с одним
специалистом, заполняя при этом одну форму заявления и предоставляя
один минимальный набор необходимых документов17.
В соответствии со ст. 18 Федерального закона № 210-ФЗ, предоставление государственных и муниципальных услуг в МФЦ осуществляется на основании соглашений о взаимодействии, которые заключаются
ими с соответствующими органами и организациями, задействованными в процессе оказания государственных и муниципальных услуг. При
этом такое соглашение должно содержать:
1) наименование сторон соглашения о взаимодействии;
2) предмет соглашения о взаимодействии;
3) перечень государственных и муниципальных услуг, предоставляемых в многофункциональном центре;
4) права и обязанности органа, предоставляющего государственные (муниципальные) услуги;
5) права и обязанности многофункционального центра;
6) порядок информационного обмена, в том числе с использованием информационно-технологической и коммуникационной инфраструктуры;
7) ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее
исполнение возложенных на них обязанностей;
8) срок действия соглашения о взаимодействии;
9) материально-техническое и финансовое обеспечение предоставления государственных и муниципальных услуг в многофункциональном центре;
10) иные функции многофункционального центра.
17
Мальцев, И. МФЦ: новые возможности и новые сложности / И. Мальцев // ЭжЮРИСТ.- 2011. - № 40. - С.7.
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Однако, сформулировав требования к данным соглашениям, закон почему-то не возложил в прямой постановке на государственные и
муниципальные органы власти, являющиеся обладателями информации,
необходимой для оказания услуг, обязанность заключать данные соглашения с МФЦ.
Так, в ст. 17 ФЗ № 210 от 27.07.2010 г. речь идёт только о том,
что органы, предоставляющие государственные и муниципальные услуги, при предоставлении их в многофункциональных центрах обеспечивают:
1) предоставление государственных и муниципальных услуг в
МФЦ при условии их соответствия требованиям закона;
2) доступ многофункциональных центров к информационным
системам, содержащим необходимые для предоставления государственных и муниципальных услуг сведения, если иное не предусмотрено федеральным законом, в том числе с использованием информационнотехнологической и коммуникационной инфраструктуры;
3) предоставление на основании запросов многофункциональных
центров необходимых сведений по вопросам, относящимся к предоставлению государственных и муниципальных услуг, в том числе на основании межведомственных запросов с использованием информационно-технологической и коммуникационной инфраструктуры;
4) осуществление иных обязанностей, указанных в соглашении о
взаимодействии.
В этой связи возникает вопрос: как обеспечить доступ Центров к
государственным и муниципальным информационным ресурсам в случае, если властные структуры откажут им в этом? Такая возможность в
принципе предусмотрена утверждённым Постановлением Правительства РФ № 797 от 27 сентября 2011 г. «Положением» (п. 8)18.
Кроме того, пока нет ясности относительно статуса сторон таких
соглашений: равноправны ли они, либо властные структуры имеют
приоритет над МФЦ?
Предоставление государственных и муниципальных услуг на базе МФЦ неразрывно связано с получением, обработкой и использованием всевозможной информации. Весьма важной проблемой, возникаю18
О взаимодействии между многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг и федеральными органами исполнительной власти, органами государственных внебюджетных фондов, органами государственной
власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления: постановление Правительства РФ № 797 от 27.09.2011 г. // Российская газета. - 2011. - 5 октября.
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
щей в этой связи и не нашедшей пока должного разрешения в действующем законодательстве, является вопрос гарантий соблюдения названными Центрами установленного законом режима работы с информацией ограниченного доступа. Имеются в виду сведения, составляющие государственную, коммерческую, налоговую, банковскую, врачебную или иную охраняемую законом тайну, а также персональные данные. Как известно, действующее законодательство19 устанавливает некоторые ограничения на доступ к указанным видам информации.
На первый взгляд, в качестве гарантий должной защиты указанных сведений в МФЦ могут быть рассмотрены требования ст.16 (п. 2,
ч. 4) Федерального закона № 210-ФЗ. В ней говорится, что при реализации своих функций МФЦ обязан обеспечивать защиту информации,
доступ к которой ограничен в соответствии с федеральным законом, а
также соблюдать режим обработки и использования персональных данных. Однако оценка характера данного требования позволяет согласиться с И. Мальцевым, который правильно идентифицирует названную
норму как регулятивную по своей природе, которая ничего не говорит
об ответственности за нарушение правил работы с информацией ограниченного доступа20.
Иными словами, в законе следовало бы предусмотреть меры ответственности за несоблюдение названных требований, причём не только Центрами в целом, но и их конкретными сотрудниками, непосредственно работающими с информацией ограниченного доступа. Что касается сведений, составляющих гостайну, то ещё необходимо установить
обязанность МФЦ оформлять допуск к таким данным непосредственно
работающих с ними сотрудников.
Определённый интерес представляет также проблема обжалования лицами, получающими услуги через МФЦ, их результатов. Дело в
том, что при подаче таких жалоб руководству МФЦ заявитель не обладает теми правами, которыми его наделяет ст. 5 Федерального закона
№ 59-ФЗ от 02.05.2006 «О порядке рассмотрения обращений граждан
Российской Федерации», поскольку МФЦ не являются органами государственной власти и местного самоуправления. Проблемой здесь является и то, что в условиях выполнения многофункциональными центрами роли посредника в отношениях заявителя и властных структур получателю услуг (физическому или юридическому лицу) практически не19
Об информации, информационных технологиях и о защите информации: федеральный закон № 149-ФЗ от 27.07.2006 // Собрание законодательства РФ. - 2006. - № 31
(часть I). - Ст. 3448.
20
Мальцев, И. МФЦ: новые возможности и новые сложности / И. Мальцев // ЭжЮРИСТ.- 2011. - № 40. - С.7.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
возможно установить действительного виновника поставки некачественных услуг.
Современное состояние правовых основ организации и практической деятельности МФЦ не обеспечивает также надёжного ограждения получателей услуг от коррупционных проявлений. Как известно,
соответствующий федеральный закон21 определяет коррупцию как злоупотребление служебным положением, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп в целях получения выгоды
в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного
характера и т.д.
Однако в нынешних условиях привлечь сотрудника МФЦ за вымогательство и получение взятки практически невозможно. Дело в том,
что действующий уголовный закон22 признаёт должностными лицами
тех граждан, которые постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляют функции представителя власти либо выполняют
организационно-распорядительные,
административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях. Поскольку сотрудники МФЦ статусом должностного лица не обладают, то
привлечение их к уголовной ответственности за указанные выше действия затруднительно. С учётом названных и иных обстоятельств, в целях
снижения вероятности коррупционных рисков необходима дополнительная проработка правового статуса сотрудников МФЦ, особенно в
части их ответственности. В настоящее время данный вопрос фактически регулируется лишь Административным23 и Трудовым24 Кодексами
РФ, а также внутренними актами МФЦ, что явно недостаточно.
Риск коррупции существует и в процедуре принятия решения о
заключении государственными (муниципальными) властными структурами «соглашений о взаимодействии» с МФЦ при предоставлении публичных услуг. В утверждённом Постановлением Правительства РФ
№ 797 от 27.09.2011 г. «Положении» (п.8) в этой связи говорится, что в
случае несоответствия МФЦ требованиям, установленным Федеральным законом № 210-ФЗ от 27.07.2010 года, сторона, получившая проект
21
О противодействии коррупции: федеральный закон № 273-ФЗ от 25.12.2008 г.
//Собрание законодательства РФ. - 2008. - № 52 (ч. 1). - Ст. 6228.
22
Уголовный Кодекс Российской Федерации: федеральный закон № 63-ФЗ от
13.07.1996 г. // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 25. - Ст. 2954.
23
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: федеральный закон № 195-ФЗ от 30.12.2001 г. // Собрание законодательства РФ. - 2002. - №
1(часть I). - Ст. 1.
24
Трудовой кодекс Российской Федерации: федеральный закон № 197-ФЗ от
30.12.2001 г. // Собрание законодательства РФ. - 2002. - № 1 (ч. I). - Ст. 3.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
соглашения о взаимодействии, вправе отказаться от его заключения.
Однако в названном законе требования к МФЦ сформулированы в самой общей постановке. По указанной причине руководствоваться ими
при оценке пригодности (непригодности) этих Центров к участию в
предоставлении услуг невозможно. Кроме того, как орган власти может
оценить «пригодность» МФЦ, если территориально они расположены в
тысячах километров друг от друга? Иными словами, для повышения
объективности при оценке готовности созданных МФЦ к выполнению
возложенных на них задач и, соответственно, исключения при этом
произвола и коррупционных рисков необходимы: а) разработка чётких
требований, которым они должны соответствовать; б) понятные, прозрачные и технологически удобные процедуры оценки их соответствия
установленным критериям.
Действующее законодательство пока не даёт ответа и на вопрос и
о том, в какой форме задействованные в процессе предоставления публичных услуг властные структуры будут нести ответственность перед
МФЦ в случае нарушения ими своих обязательств по упомянутым ранее
«соглашениям о взаимодействии» и т.д.
Завершая рассмотрение затронутых выше проблем, следует заметить, что содержащиеся в действующем законодательстве требования,
касающиеся создания и деятельности МФЦ, являются нормами общего
действия, а поэтому подлежат реализации на всей территории России.
Однако при этом необходимо учитывать, что их практическому воплощению в жизнь должна предшествовать ликвидация того весьма существенного (по оценкам специалистов, в десятки раз25) «цифрового неравенства», которое характерно для различных районов страны. Как следствие, создание в нашей стране полноценной и эффективно действующей системы оказания публичных услуг на базе МФЦ возможно лишь
при наличии соответствующей информационной инфраструктуры,
сформировать которую ещё только предстоит. Без этого конституционный принцип равноправия граждан РФ будет нарушен в части отсутствия у жителей разных регионов страны равных возможностей для получения качественных государственных и муниципальных услуг.
Весьма серьёзными препятствиями на пути практической реализации задачи формирования в России разветвлённой и эффективно
функционирующей сети МФЦ является также отсутствие на региональном и муниципальном уровнях достаточных для этого финансовых, ма25
Чеботарева, А.А. Эволюция института прав человека в условиях развития информационного общества / А.А. Чеботарёва // Государственная власть и местное самоуправление. - 2012. - № 6. - С. 27 - 33.
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
териальных и кадровых ресурсов. В этой связи заслуживает внимания
позитивный опыт некоторых субъектов РФ, которые сделали упор на
создание и использование мобильных центров предоставления услуг,
курсирующих по территории региона по определённой схеме и оказывающих услуги своему населению по заранее разработанному графику.
Список литературы
1. Концепция административной реформы в Российской Федерации в
2006 - 2010 годах // Собрание законодательства РФ. - 2005. - . №
46. – Ст. 4720; Концепция снижения административных барьеров и
повышения доступности государственных и муниципальных услуг
на 2011 - 2013 годы // Собрание законодательства РФ. - 2011. №26. - Ст. 3826; Об основных направлениях совершенствования
системы государственного управления: указ Президента РФ № 601
от 7.05.2012 г. // Российская газета. - 2012. - 9 мая.
2. Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг: фед. закон № 210-ФЗ от 27.07.2010 г.// Собрание законодательства РФ. - 2010.- № 31.- Ст. 4179.
3. Межгосударственный стандарт ГОСТ 30335-95/ГОСТ Р 50646-94
«Услуги населению. Термины и определения» (введён в действие
постановлением Госстандарта РФ от 12 марта 1996 г. № 164). - М.:
М.: ИПК Издательство стандартов, 1996.
4. Толковый словарь русского языка / под ред. Б.М. Волина и Д.Н.
Ушакова. - М., 1940. - С.991; Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. - М.: АЗЪ, 1994. - 928 с.
5. О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти: указ Президента РФ № 314 от 9 марта 2004 г. // Собрание законодательства РФ. - 2004. - № 11. - Ст. 945.
6. Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления: федеральный
закон № 8-ФЗ от 9.02.2009 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2009. - № 7. - Ст. 776; О порядке рассмотрения
обращений граждан Российской Федерации: федеральный закон
№ 59-ФЗ от 02.05.2006 г. //Собрание законодательства Российской
Федерации. - 2006. - №19.– Ст. 2060.
7. Барциц, И.Н. Система государственного и муниципального управления: учебный курс: в 2т. Т. 2 / И.Н. Барциц. – М.: Изд-во РАГС,
2011- 488с.
8. О разработке и утверждении административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг: постановление
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Правительства РФ № 373 от 16 мая 2011 г. //Собрание законодательства РФ. – 2011. - № 22. - Ст. 3169.
9. Бурутин А.Г., Сухарев А.Н. Стратегические решения в развитии
системы государственного планирования в России // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Экономика и управление. – 2012. – № 15. – С. 34-48.
10. Бурутин А.Г., Сухарев А.Н. Стратегические аналитические решения – основа эффективного государственного планирования // Информационные войны. – 2012. – № 4. – С. 29-36.
11. Административная реформа в России: Науч.-практ. пособие / Под
ред. Т.Я. Хабриевой, С.Е. Нарышкина. - М.: Инфра-М, 2006. - 352 с.
12. Программный документ. Препятствия для реализации программ
развития электронного правительства в Российской Федерации.
Проблемы и решения. - М., 2011.
13. Государственные стандарты ГОСТ 30335-95/ГОСТ Р 50646-94
«Услуги населению. Термины и определения», ГОСТ Р 52143-2003
«Социальное обслуживание населения. Основные виды социальных услуг», ГОСТ Р 52142-2003 «Социальное обслуживание населения. Качество социальных услуг. Общие положения» // СПС
«Гарант».
14. Об утверждении правил организации деятельности многофункциональных центров предоставления государственных и муниципальных услуг: постановление Правительства РФ № 1376 от 22.12.2012
г. //Собрание законодательства РФ.-2012.- № 53 (ч. 2). - Ст. 7932.
15. Мальцев, И. МФЦ: новые возможности и новые сложности /
И. Мальцев // Эж-ЮРИСТ.- 2011. - № 40. - С.7.
16. Южаков, В.Н. Эволюция смыслов и правового регулирования государственных услуг в России в 2004-2012 гг. / В.Н. Южаков //
Вопросы государственного и муниципального управления . – 2012.
- № 2. – С. 5-19.
17. Бледнова, Е.М. Многофункциональные центры оказания государственных услуг в структуре гарантий реализации права на информацию / Е.М. Бледнова // Конституционное и муниципальное право. - 2011. - № 6. - С. 28 - 30.
18. О взаимодействии между многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг и федеральными органами исполнительной власти, органами государственных
внебюджетных фондов, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления:
постановление Правительства РФ № 797 от 27.09.2011 г. // Российская газета. - 2011. - 5 октября.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
19. Об информации, информационных технологиях и о защите информации: федеральный закон № 149-ФЗ от 27.07.2006 // Собрание законодательства РФ. - 2006. - № 31 (часть I). - Ст. 3448.
20. О противодействии коррупции: федеральный закон № 273-ФЗ от
25.12.2008 г. //Собрание законодательства РФ. - 2008. - № 52 (ч. 1).
- Ст. 6228.
21. Уголовный Кодекс Российской Федерации: федеральный закон №
63-ФЗ от 13.07.1996 г. // Собрание законодательства РФ. - 1996. № 25. - Ст. 2954.
22. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: федеральный закон № 195-ФЗ от 30.12.2001 г. // Собрание
законодательства РФ. - 2002. - № 1(часть I). - Ст. 1.
23. Трудовой кодекс Российской Федерации: федеральный закон №
197-ФЗ от 30.12.2001 г. // Собрание законодательства РФ. - 2002. № 1 (ч. I). - Ст. 3.
24. Чеботарева, А.А. Эволюция института прав человека в условиях
развития информационного общества / А.А. Чеботарёва // Государственная власть и местное самоуправление. - 2012. - № 6. - С. 27 –
MULTIFUNCTIONAL CENTERS OF PUBLIC SERVICES AS A
"FRONT OFFICE" STATES TO COMMUNICATE WITH
CITIZENS OF RUSSIA
V.N. Zaikovskii
Tver branch of the Russian Academy of National Economy and State Service under
the President of the Russian Federation
In this article, we discuss some problems in the process of formation in Russia institutional mechanism for providing state and municipal services.
Keywords: administrative reform, the function of state management, state-public and
municipal services, multi-functional centers providing state-of government services,
the technology "single window"
Об авторе
ЗАЙКОВСКИЙ Виктор Николаевич – кандидат юридических наук, доцент кафедры государственного управления и менеджмента Тверского
филиала Российской академии народного хозяйства и государственной
службы при Президенте РФ, e-mail: bublek_z@rambler.ru.
Зайковский В.Н. Многофункциональные центры предоставления государственных услуг как «Фронт-офис» государства для взаимодействия с
гражданами//Вестник ТвГУ. Серия:Право. 2013.№3.С.125–145.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3.С.141-148
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
УДК 343.2.01
ПРОБЛЕМЫ ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО
ОБОСНОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ УГОЛОВНОЙ
ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
В.В. Копылов
Тверской институт экологии и права
В статье раскрываются проблемы отсутствия научной обоснованности основ
уголовной политики РФ и ее составляющей уголовно-исполнительной политике, пробелы в теоретическом понимании процесса «исправление осужденного»
и как это влияет на уровень преступности в РФ в целом.
Ключевые слова: преступность, уголовная политика, исправление осужденных,
уголовно-исполнительная система РФ, личность осужденного, средства уголовной политики
Среди множества проблем стоящих перед нашей страной и обществом одна из наиболее острых – это борьба с преступностью.
На пресс-конференции Президент РФ В.В.Путин заявил следующее: "Что касается преступности, она у нас высокая, это факт. И нам
нужно работать по понижению преступности по всем направлениям.
Это касается и воспитания, и освещения в средствах массовой информации, и дальнейшего повышения статуса сотрудника правоохранительных органов. Это касается совершенствования законодательства. И
нужно, в конце концов, добиваться того, чтобы не бесконечно повышать
ответственность за совершенные правонарушения, а сделать ответственность неотвратимой".1
Так, в январе - декабре 2013 года органами внутренних дел рассмотрено 28,35 млн. заявлений (сообщений) о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, что на 7,5% больше,
чем за двенадцать месяцев 2012 года. По каждому шестнадцатому сообщению (6,2%) принято решение о возбуждении уголовного дела. Всего возбуждено 1761,5 тыс. уголовных дел, что на 5,4% меньше показателя аналогичного периода прошлого года.
Зарегистрировано 2206,2 тыс. преступлений, или на 4,2% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В результате преступных посягательств погибло 36,7 тыс. человек (-5,1%), здоровью 52,8
тыс. человек причинен тяжкий вред (+4,3%). На сельскую местность
приходится 41,7% погибших (15,3 тыс. чел.), на города и поселки, не
являющиеся центрами субъектов федерации, - 35,4% лиц, здоровью которых причинен тяжкий вред (18,7 тыс. чел.).
1
www.rg.ru/2012/12/20/prestupnost-anons.html
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
Ущерб от преступлений (по оконченным и приостановленным
уголовным делам) составил 386 млрд руб., что на 44,2% больше аналогичного показателя прошлого года. Более половины ущерба (60,9%)
приходится на преступления, зарегистрированные в центрах субъектов
Российской Федерации.
Не раскрыто 950,3 тыс. преступлений, что на 6,3% меньше аналогичного показателя за январь - декабрь 2012 года.
926,8 тыс. преступлений (-6,3%) остались нераскрытыми в связи
с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.
Почти каждое второе (49,6%) расследованное преступление совершено лицами, ранее совершавшими преступления2.
С целью координации борьбы с преступностью в РФ выработана
единая уголовная политика.
Уголовная политика — вид правовой деятельности государства
по защите граждан и общества от преступлений. Содержанием уголовной политики является разработка и реализация целей и задач, средств и
методов борьбы с преступностью3.
Средства уголовной политики – применение уголовной ответственности в объеме и пределах, установленных уголовных законодательством, предупреждение преступности и другие антисоциальных явлений, исправление осужденных способами, средствами и методами уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства.
Уголовно-исполнительная политика являясь частью уголовной
политики нашей страны, определяет направление деятельности государственных органов в области исполнения наказаний, определяет
принципы, формы, задачи и содержания этой деятельности.
По состоянию на 1 января 2013 г. в учреждениях Уголовноисполнительной системы Российской Федерации содержалось 701,9
тыс. человек, что на 53,7 тыс. человек меньше, по сравнению с аналогичным периодом 2012 года4.
В настоящий момент Россия занимает 3 место количеству заключенных, после Америки и Китая5.
В чем кроются причины того что государство не может справиться с преступностью в стране, почему нет тенденций на улучшение
криминальной обстановки, в чем недостатки уголовной политики?
2
http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/1609734/
ru.wikipedia.org/wiki/
4
prisonlife.ru/analitika/161-ugolovno-ispolnitelnaya-sistema-rossii-kratkaya-harakteristikapo-sostoyaniyu-na-1-yanvarya-2013-goda.html
5
http://www.mvd.ru/news/show_102593/
3
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
На мой взгляд, одна из причин – это недостаточно теоретически
выверенная правовая база, на которой основывается уголовная политика
РФ.
Так в ч.2 ст. 43 Уголовного кодекса РФ (далее УК РФ) указывается, что наказание применяется в целях восстановления социальной
справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений6.
В ч. 1 ст. 1. уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее УИК РФ) указывается, что уголовно-исполнительное
законодательство Российской Федерации имеет своими целями исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений
как осужденными, так и иными лицами.
Далее в ч.ч. 1,2 ст.9 УИК РФ уточняется, что исправление осужденных - это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения.
Основными средствами исправления осужденных являются: установленный порядок исполнения и отбывания наказания (режим), воспитательная работа, общественно полезный труд, получение общего образования, профессиональная подготовка и общественное воздействие7.
Эти статьи объединяет один общий термин «исправление», которое является одним из основных направлений деятельности УИС РФ.
Смысл этого слова определяется, как: сделать лучше, избавить от
ошибок, недостатков устранить повреждения, неполадки искупить недостатки, загладить вину, как результат освобождения от недостатков,
погрешностей; поправка.
Но применительно к реалиям УИС как должно осуществляться
исправление личности?
Личность
преступника
—
совокупность
социальнопсихологических свойств и качеств человека, являющихся причинами и
условиями совершения преступлений8.
Личность преступника отличается от личности законопослушного человека общественной опасностью, ей присущи преступные потреб-
6
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от
27.07.2010) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
7
См.: Комментарии к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации и
минимальным стандартным правилам обращения с заключенными / под общ. ред. П.Г.
Мищенкова. – М. : Экспертное бюро, 1997. – С. 743.
8
ru.wikipedia.org/wiki
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
ности и мотивация, эмоционально-волевые деформации и негативные
социальные интересы9.
Из этого следует, что исправление осужденного - это исправление личности преступника. Но насколько процесс исправления личности преступника соответствует общепринятой мировой практике и требованиям Конституции РФ.
Дело в том, что в настоящий момент в РФ не существует такой
теории, которая бы объясняла возможность исправления преступника
(осужденного), (то есть: полное его освобождение от преступных потребностей и мотивации, эмоционально-волевых деформации и негативных социальных интересов), а также средства исправления.
В данном случае, возможно, говорить о некой коррекции сознания, установления внутренних ограничений и позитивных установок и
то при желании самого осужденного. Видимо это и подразумевается
под словами - «за счет повышения эффективности социальной и психологической работы в местах лишения свободы и развития системы
постпенитенциарной помощи таким лицам» 10 в «Концепции развития
уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года», но, как и в чем это будет выражаться не ясно.
Ведь недостаточная юридическая проработанность данного направления может привести к тому, что в результате процесс «исправления» станет противоречить п. 2 ст. 21 Конституции РФ, где сказано,
что никто не должен быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам11, а это недопустимо.
Сам термин «исправление осужденного» - это отголосок советской власти (Советской идеологии), которая утверждала «перевоспитание впавших в преступление граждан и приспособление их к условиям
существующего строя»12, а также «приспособление преступника к усло-
9
Материал из Википедии
См. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. №
1772-р, САЙТ ФСИН России
11
См.: Конституция Российской Федерации. Научно-практический комментарий и
семантический словарь. – С. 156.
12
Выписка из резолюции 4 Всероссийского съезда деятелей советской юстиции 1922 г.
«О современной карательной политике». Сборник основных приказов, циркуляров и
инструкций Народного комиссариата Юстиции и Народного Комиссариата Внутренних дел РСФСР за 1918 – 1928 гг. ГУМЗ МВД СССР. – М., 1959. – С. 282.
10
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
виям общежития путем исправительно-трудового воздействия»13 и «карательно-воспитательного процесса»14.
Видимо на основе этих принципов действовал и действует УИК
РФ ст. 1 и 9 и УК РФ в ч.ч.2 ,3 ст.69. Там указывается, что если все
преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой и средней тяжести, то окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим, либо
путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При
этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за
наиболее
тяжкое
из
совершенных
преступлений.
Если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности,
является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное
наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не
может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания
в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений15.
В данном случае объясняется просто, если бы преступникам назначать сроки наказания только путем сложения (мировая практика) то
в связи с большим количеством лет проведенных в местах лишения
свободы об исправлении осужденных можно было не говорить, т.к сроки лишения свободы были бы такие, что жизни не хватило бы.
На практике получается, что осужденного «исправляют» (хотя
нет этого на самом деле), освобождают, или амнистируют, и он опять
совершает преступления, и все начинается заново.
Подобная порочная практика привела, в конечном счете, к тому,
что лиц совершившие преступления и отбывавшие срок наказания (то
есть ранее уже исправленные) в местах лишения свободы больше чем
лиц совершивших преступления и не отбывавших ранее срок наказания
в местах лишения свободы (как уже отмечалось выше почти каждое
второе (49,6%) расследованное преступление совершено лицами, ранее
совершавшими преступления).
Более четверти осужденных приговорены к длительным срокам
лишения свободы, почти половина - отбывает наказание второй раз и
13
Всероссийский съезд работников пенитенциарного дела в Москве 18–24 октября
1923 г. Стенограф : отчет пленарных заседаний съезда. – М., 1923. – С. 5-6.
14
Стручков, Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы Особенной части /
Н.А. Стручков. – М. : Юрид. лит, 1985. – С. 63-64.
15
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от
27.07.2010) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
более, что приводит к увеличению удельного веса социально деградировавших граждан16. Поэтому действительно необходимо «изменение
идеологии применения основных средств исправления осужденных в
местах лишения свободы, поиск и использование новых форм и методов
исправительного воздействия на осужденных, закрепление в уголовноисполнительном законодательстве Российской Федерации форм социальной, психолого-педагогической работы с осужденными в качестве
основного средства исправления осужденных», но только в данном случае уместно говорить, возможно, о корректирующим воздействии на
сознание, осужденного в период нахождения его в местах лишения свободы, а не об исправлении. Это в свою очередь приведет к изменению в
УИК РФ и УК РФ (в части назначения сроков наказания за несколько
преступлений, путем сложения) так как это взаимосвязанные элементы.
Кроме этого «Советская идеология» негативным образом отразилась на статусе превентивно задержанных (это второе направление
деятельности УИС, обвиняемые и подозреваемые в совершении преступлений содержащиеся в СИЗО и ПФРСИ).
В данном случае можно констатировать, что имеется целый ряд
основных прав и свобод человека, а также установлений Конституции
РФ, реализация которых происходит с очевидными нарушениями, а
именно: ч. 1, 2 ст. 21, ч. 1 и 2 ст. 23, ст. 28, ч. 2 ст. 32, ч. 1 ст. 41, ст. 49,
ст. 53.
Несмотря на то, что конституционное право на признание и защиту человеческого достоинства (ст. 21 Конституции РФ) превентивно
заключенных под стражу лиц, подробно регламентировано в многочисленных международных документах и находит свою конкретизацию во
внутригосударственных актах, имеются серьезные отступления от установленных применительно к нему требований. Здесь важно говорить
как о нормативных положениях (федерального и подзаконного уровней)
прямо нарушающих это фундаментальное право, так и о таких нормах,
которые фактически санкционируя легальность неконституционных ограничений иных прав и свобод личности в конечном итоге умаляют и
достоинство личности, поскольку в общей своей массе создают «нечеловеческие» условия содержания под стражей.
Устранение данных недостатков предполагает совершенствование (конституционную модернизацию) ряда профильных федеральных законов и подзаконных нормативных правовых актов, что в
свою очередь должно обеспечиваться достаточным государственным
16
См. Распоряжение
Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г.
№ 1772-р, САЙТ ФСИН России
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
финансированием. Это, на мой взгляд, в конечном счете может привести к снижению уровня преступности в нашей стране.
Список литературы
1. www.rg.ru/2012/12/20/prestupnost-anons.html
2. http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/1609734/ru.wikipedia.o
rg/wiki/
3. prisonlife.ru/analitika/161-ugolovno-ispolnitelnaya-sistema-rossiikratkaya-harakteristika-posostoyaniyu-na-1-yanvarya-2013-goda.html
4. 4.http://www.mvd.ru/news/show_102593/
5. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ
(ред. от 27.07.2010) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
6. См.: Комментарии к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации и минимальным стандартным правилам обращения с заключенными / под общ. ред. П.Г. Мищенкова. – М. : Экспертное бюро, 1997. – С. 743.
7. ru.wikipedia.org/wiki
8. См. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р, САЙТ ФСИН России
9. См.: Конституция Российской Федерации. Научно-практический
комментарий и семантический словарь. – С. 156.
10. Выписка из резолюции 4 Всероссийского съезда деятелей советской юстиции 1922 г. «О современной карательной политике».
Сборник основных приказов, циркуляров и инструкций Народного
комиссариата Юстиции и Народного Комиссариата Внутренних
дел РСФСР за 1918 – 1928 гг. ГУМЗ МВД СССР. – М., 1959. – С.
282.
11. Всероссийский съезд работников пенитенциарного дела в Москве
18–24 октября 1923 г. Стенограф : отчет пленарных заседаний
съезда. – М., 1923. – С. 5-6.
12. Стручков, Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы
Особенной части / Н.А. Стручков. – М. : Юрид. лит, 1985. – С. 63-64.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
PROBLEMS THEORETICAL-METHODOLOGICAL
JUSTIFICATION OF CONTEMPORARY CRIMINAL POLICY OF
THE RUSSIAN FEDERATION
V.V. Kopylov
Tver Institute of Ecology and Law
The article reveals the lack of scientific validity of the foundations of criminal policy
of the Russian Federation and its constituent penal policy , gaps in the theoretical understanding of the process of " correcting the convicted " and how it affects the level
of crime in the Russian Federation as a whole.
Keywords : crime , criminal policy , the correction of convicted -tion , the correctional system of the Russian Federation , the person convicted , the means of criminal
policy
Об авторе
КОПЫЛОВ Виталий Викторович-заведующий кафедрой теории
и истории государства и права ТИЭП, кандидат юридических наук, email: kopylov_70@inbox.ru
Копылов В.В.Проблемы теорико-методологического обоснования современной уголовной политики Российской Федерации // Вестник
ТвГУ. Серия:Право. 2014. № 3.С.146–153.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3. С.149-152
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
УДК 352.76
УСТАВ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА 1864 ГОДА
И ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИИ
Е. В. Надольская
Филиал Тверского государственного университета, г. Ржев
Статья содержит информацию об истории развития гражданскопроцессуального законодательства. Также характеризуется содержание Устава
гражданского судопроизводства 1864 года
Ключевые слова: Устав гражданского судопроизводства 1964 года, уголовный
процесс, гражданский процесс, история судебной системы.
Становление судебной системы в России шло долгим и трудным
путем. Уже в Древнерусском государстве сложился принцип наделять
судебными полномочиями каждого, кто занимал административную
должность. Высшей судебной инстанцией являлся князь. В средневековой Руси данный принцип только укрепился. Так, например, в Судебнике 1497 года уже в первой статье содержится информация о суде бояр и
окольничьих: «Судити суд боярам и околничим»1. В дальнейшем это
принцип будет отражен и в Х главе Соборного Уложения 1649 года.
Таким образом суд не был отделен от администрации, что ставит под
сомнения справедливость решений принятых такими судьями.
Первые попытки кардинально реформировать судебную систему
были сделаны в начале XVIII века. Но ни преобразования Петра I, ни
Екатерины II не смогли разрушить устоявшиеся принципы судопроизводства. Более того, екатерининская реформа создала сословную систему судов, которые так же не были отделены от администрации. Другой
проблемой судебной системы в Российской Империи была формальная
система доказательств, при которой важнейшим доказательством признается собственное признание.
Также до XIX века процессуальное законодательство еще не содержит деления на гражданский и уголовный процесс, более того, в
«Указе об отмене в судных делах очных ставок...» 1697 года четко прослеживается отказ от принципа состязательности в суде, не только по
уголовным, но и по гражданским искам. Уже в преамбуле говорится об
отмене «судов и очных ставок». Под «судом» подразумевается состязательная форма процесса, а «очная ставка» это промежуточный этап
производства, при котором стороны перед судьей доказывали свою пра1
Судебник 1497 года // Российское законодательство Х – ХХ веков. Сборник в 9 т. Т.
2. М.: Юрид. лит., 1985. С. 54.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
воту. Указ отменял данные способы, отдавая предпочтения розыскному
процессу2.
Принятый в 1723 году «Указ о форме суда» отменяет розыскную
форму процесса и вводит два разных вида челобитчиков: истец — по
гражданским делам, доноситель — в уголовном3. Именно этот Указ,
который должен был распространяться на все виды судебных разбирательств, на практике применялся в основном в гражданском процессе.
В дальнейшем тенденция к отделению гражданского судопроизводства от уголовного прослеживается после судебной реформы 1775
года, которая закрепила принцип сословности судов и сделала попытку
разграничить подсудность по гражданским и уголовным делам. Согласно реформе высшими судебными инстанциями в губерниях стали Палаты по уголовным и гражданским делам. Эти учреждения являлись
всесословными. Верхний земский суд, высшая судебная инстанция для
дворян состоял из двух департаментов, - по уголовным и гражданским
делам, такую же структуру имели губернский магистрат для городского
населения и верхняя расправа для государственных крестьян. Созданная система сословных судов была очень громоздкой и сложной, процессуальные требования не были четко представлены в законодательстве, с трудом определялась подсудность каждого из органов. Но, не
смотря на это, данная система просуществовала до середины XIX века.
Судебная реформа 1864 года ознаменовала новый этап в развитии системы правосудия в России. Отказ от сословного принципа в судопроизводстве дал возможность любому подданному Российской Империи получить процессуальные гарантии защиты своих прав, в том
числе и гражданских. Устав гражданского судопроизводства принятый
20 ноября 1864 стал первым сборником законов о гражданском суде.
Именно он заложил основу для дальнейшего развития гражданского
процесса. Устав содержал вводную часть — «Общие положения» и три
книги. Также к нему прилагаются образцы процессуальных документов
— форма искового прошения и исполнительного листа.
Устав гражданского судопроизводства определил: что гражданские споры рассматриваются только судами, возможны иски к государственным органам в случае принятие ими решений, причиняющих
ущерб частным лицам, определено регулирование гражданских правоотношений, возникающих в связи с ущербом, причиненным преступлением.
2
См.: Именной Указ об отмене в судных делах очных ставок... // Там же. Т. 4. С. 397.
См.: Указ о форме суда. 1723 г. // Там же. Т. 4. С. 456.
3
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
В книге первой, посвященной производству в мировых судах, говорится о подсудности, об участии в процессе поверенных, о предъявлении иска, о явке и доказательствах, об обеспечении исков, о решении
по делу, его обжаловании и исполнении, об отводах судей. А также о
порядке производства во второй инстанции — мировых съездах.
Вторая книга имеет достаточно сложную структуру. Она состоит
из пяти разделов — о производстве в окружных судах, о порядке обжалования решений общих судебных установлений, о сроках, о судебных
издержках, об исполнении судебных решений. Разделы включают в себя
главы, главы — отделения, отделения — подразделения, которые включают в себя статьи. Первый раздел книги второй говорит о подсудности, о поверенных, об исковых прошениях, о цене иска, о производстве
до слушания дела, о слушании дела, о сокращенном судопроизводстве,
о доказательствах и их проверке, о частных производствах, о решении.
Во втором разделе этой же книги содержится материал о порядке обжалования решений общих судебных установлений. Первая глава этого
раздела посвящена апелляции, вторая — отмене решений.
Третий раздел, тоже состоящий из двух глав, содержит материал
о правилах исчисления, отсрочки и восстановления сроков. Раздел четвертый посвящен судебным издержкам. Определяются общие правила,
говорится о пошлинах (гербовых, судебных, канцелярских) и о сборах
по производству дела.
Пятый раздел второй книги посвящен положениям о законной
силе решений суда, об исполнительном производстве, об обращении
взыскания на имущество, о распределении взысканной суммы между
несколькими кредиторами, о личном задержании. Особенности исполнения судебных решений Царства Польского и Великого княжества
Финляндского, а также иностранных государств содержится в данном
разделе.
В третьей книге Устава содержатся исключения из общего порядка гражданского судопроизводства. Это рассмотрение дел казенного
управления, взыскания вознаграждения за вред и убытки, причиненный
распоряжениями должностных лиц, судопроизводство по делам семьи и
брака, мировые сделки и третейский суд.
Устав гражданского судопроизводства 1864 года не только провозгласил принципы гласности, состязательности и всеобщей гражданской правоспособности, но и впервые в российском праве отделил
гражданский процесс от уголовного. Именно в нем законодатели сделали попытку охватить сложную систему гражданских процессуальных
правоотношений. Дальнейшее развитие системы гражданского судопроизводства связано уже с советским государством. Основы советско151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. № 3.
го суда были заложены в Положении о судоустройстве РСФСР 1922 года. Первый советский Гражданский процессуальный кодекс РСФСР был
принят в 1923 году.
Список литературы
1. Российское законодательство Х – ХХ веков. Сборник в 9 томах. М.:
Юрид. лит., 1985.
CIVIL LEGAL PROCEEDING STATUTE OF 1864 AND DEVELOPMENT HISTORY OF CIVIL PROCEDURAL LETIGATION
IN RUSSIA
E. V. Nadolskaya
Branch of Tver State University in Rzhev
The article contains information about development history of civil procedural letigation of
1864. The Statute of civil legal proceedings is also charecterized here.
Keywords: Statute of civil legal proceeding of 1964, criminal procedure, civil procedure
Об авторе
НАДОЛЬСКАЯ Евгения Валерьевна – кандидат философских
наук, директор филиала Тверского государственного университета в г.
Ржеве, зав. кафедрой социально-гуманитарных дисциплин филиала
Тверского государственного университета (172386, г. Ржев, Заводское
шоссе, 14), e-mail: tvgurzhev@mail.ru
Надольская Е. В. Устав гражданского судопроизводства 1864 года и история развития гражданско-процессуального законодательства в России
// Вестник ТвГУ. Серия: Право.2014. № 3.С.154–157.
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
№3.С.153-155
УДК 351.74
НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМЫ
КОНТРОЛЯ
В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Ю. В. Надольская
Центр профессиональной подготовки Министерства внутренних дел
по Республике Саха (Якутия)
Статья содержит информацию об организации системы и форм контроля в органах внутренних дел Российской Федерации.
Ключевые слова: система контроля, ведомственный контроль, формы контроля, организация контроля, правовое регулирование
Контроль является исключительным правом и неотъемлемой составной частью управленческой деятельности руководителей ОВД всех
степеней и любого уровня. Руководители не только самостоятельны и
непосредственно осуществляют контроль, но и организуют его: определяют задачи, сроки проведения контроля, утверждают состав инспекторских и иных комиссий или назначают конкретных сотрудников,
принимают меры по выявленным недостаткам, обеспечивают внедрение
положительного опыта контрольной деятельности.
Организовать систему контроля – это значит наметить основные
направления контрольной деятельности и перечни вопросов, требующих проверки (предмет контроля); определить аппараты, органы, подразделения, сотрудников (объект контроля); делегировать и распределить контрольные функции между соответствующими руководителями;
закрепить право, обязанности и ответственность субъектов и объектов
контрольной деятельности; спланировать работу по осуществлению
контроля; установить его сроки (время проведения, периодичность);
обеспечить методическую помощь субъектам управления в организации
контроля; использовать рекомендации науки и передовой практики в
совершенствовании его системы.
В рамках повышения исполнительской дисциплины в органах внутренних дел последнее десятилетие актуальность приобретает осуществление
контрольных функций за исполнением документов и поручений.
Контроль представляет собой совокупность мероприятий, направленных на обеспечение своевременного и качественного исполнения принятых решений и поручений, зафиксированных в служебных
документах. Обязательному контролю подлежат все служебные документы, в которых определены сроки исполнения или имеются поручения о представлении докладов, предложений, заключений и о выполнении (проведении) других конкретных мероприятий.
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Персональную ответственность за своевременное выполнение поручения несет руководитель (начальник) структурного подразделения органа
внутренних дел, определенный в указаниях по исполнению документа.
Особая роль в совершенствовании контрольной деятельности в
органах внутренних дел принадлежит ее правовому регулированию.
Система контроля должна быть закреплена нормативными актами, определяющими содержание, формы, процедуры и периодичность проверок, критерии оценок как деятельности органов внутренних дел в целом, так и отдельных служб, подразделений и конкретных сотрудников.
В настоящее время закончилось формирование нормативноправовых актов, регламентирующих систему внутриведомственного
контроля. Основной нормативный документ, регламентирующий ведомственный контроль, - приказ МВД России от 03.02.2012 г. № 77 «Об
основах организации ведомственного контроля за деятельностью ОВД
РФ». Указанным нормативным актом были отмены ранее действовавшие приказы в указанной сфере деятельности.
На уровне МВД России и МВД, ГУВД, УМВД по субъектам РФ
по способу организации в настоящее время сложилось пять форм контроля: зональный контроль; особый контроль; инспектирование; контрольная проверка; целевая проверка.
Нововведением вышеуказанного приказа МВД РФ является осуществление зонального контроля в документальной и фактической
форме с учетом требований комплексности, всесторонности, достоверности, объективности, гласности, системности на основе сочетания
формализованной и экспертной оценок.
Документальный зональный контроль МВД России включает в
себя постоянный мониторинг состояния и оценку эффективности деятельности подконтрольного органа (подразделения) путем сбора, обобщения, анализа информационных, статистических и иных материалов,
характеризующих условия, организацию и результаты его работы; разработку на основе изученных документов и внесение руководству МВД
России (подразделения МВД России) предложений о мерах по совершенствованию работы подконтрольного органа (подразделения).
Фактический зональный контроль МВД России включает в себя
организацию и осуществление выезда главного инспектора МВД России, организатора (исполнителя) зонального контроля в подконтрольный орган (подразделение) с целью изучения и оценки состояния его
деятельности, а также оказания практической помощи в решении возникающих проблемных вопросов; разработку на основе итогов проверки и
внесение руководству МВД России (подразделения МВД России) предложений о мерах по совершенствованию работы подконтрольного органа (подразделения).
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Основными формами фактического зонального контроля за деятельностью подконтрольных органов (подразделений) являются инспектирование, контрольная и целевая проверки.
Впервые приказом МВД РФ нормативно закреплена ранее фактически существовавшая форма контроля - ведомственный контроль за
деятельностью главных управлений, департаментов, управлений Министерства внутренних дел Российской Федерации, центров специального
назначения Министерства внутренних дел Российской Федерации и
иных организаций и подразделений, созданных для выполнения задач и
осуществления полномочий, возложенных на органы внутренних дел
Российской Федерации.
Целью вышеуказанного контроля является обеспечение соблюдения подразделениями МВД требований законодательства Российской
Федерации, актов Президента Российской Федерации, Правительства
Российской Федерации, нормативных правовых актов МВД России, регулирующих деятельность органов внутренних дел, а также исполнения
управленческих решений, принимаемых руководством МВД России.
Задачи контроля: выявление проблемных вопросов в организации деятельности подразделения МВД РФ; выработка мер по оказанию
методической и практической помощи подразделению МВД РФ; повышение ответственности руководителей подразделения МВД РФ за выполнение поручений Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, руководства МВД России.
SOME ASPECTS OF THE CONTROL SYSTEM IN ORGANS
OF INTERNAL AFFAIRS OF THE RUSSIAN FEDERATION
J. V. Nadolskaya
Training Centre of the Ministry of Internal Affairs
the Republic of Sakha (Yakutia)
This article contains information about the organization and forms of control in the
Internal Affairs of the Russian Federation.
Keywords: control system, departmental control, forms of control, organization of
control, legal regulation.
Об авторе
НАДОЛЬСКАЯ Юлия Валерьевна – кандидат юридических наук,
доцент, зам. начальника Центра профессиональной подготовки Министерства внутренних дел по Республике Саха (Якутия) по учебной
работе.те (677901
г. Якутск Магаданский тракт 4 км), e-mail:
yuvnad@mail.ru
Надольская Ю.В. Некоторые вопросы организации системы контроля в
органах внутренних дел Российской Федерации // Вестник ТвГУ. Серия:
Право.2014. № 3.С.158–161.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№3
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№3.С.156-160
УДК 342.542
ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОГО СТАТУСА
ПУБЛИЧНЫХ СЛУЖАЩИХ
Н.М.Немченко
Тверской государственный университет
В статье анализируется содержание конституционно-правового статуса публичного служащего. Дается характеристика элементов статуса государственных и
муниципальных служащих.
Ключевые слова: статус, публичный служащий, права, обязанности, гарантии
Специфика служебных отношений обуславливает особенности
содержания правового статуса публичных служащих, в структуру которого включается определенный набор элементов: не только права, обязанности и гарантии, но и принципы правового положения, льготы,
функции, формы и методы их реализации, правосубъектность, ограничения, запреты и др1.
Для определения понятия и содержания статуса публичных служащих необходимо обратиться к проблеме предмета конституционного
права Российской Федерации, поскольку как свидетельствуют многие
научные источники, имеются проблемы в разграничении конституционно-правового и административно-правового регулирования служебной деятельности в Российской Федерации2.
В научной среде однозначного единства по этому вопросу. Так,
по мнению О.Е. Кутафина, конституционное право регулирует отношения, складывающиеся во всех сферах жизнедеятельности общества, но
особенность предмета конституционного права выражается также в том,
что его «нормы регулируют лишь определенный слой» этих отношений,
которые «можно назвать базовыми»3.
По мнению С.А. Авакьяна «предметом конституционного права
являются наиболее фундаментальные общественные отношения, которыми характеризуются: основы конституционного (общественного)
строя российского государства, сущность и формы власти народа; осно1
Набор этих элементов авторами определяется по-разному: см., например, Габричидзе
Б.Н., Чернявский А.Г. Служебное право. М. 2003. С. 145-146; Костюков А.Н. Должностное лицо: административно-правовой статус // Изв. Вузов. Правоведение. 1987. № 2.
С. 20-24; Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной службы // Журнал
российского права. 1998. № 7. С. 28 и др.
2
См., напр.: Кац А.С. Право граждан на равный доступ к государственной и муниципальной службе. 2002. Дисс… к.ю.н. Орел, 2002 г. С. 44-45; Тихомиров Ю.А. Курс
сравнительного правоведения. М. 1996, С. 10 и др.
3
См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право РФ. Учебник. М., 2003. С. 6.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
вы правового положения личности; государственное устройство России;
система, порядок формирования, принципы организации и механизм
деятельности органов государственной власти и местного самоуправления»4.
При определенном различии этих подходов, все авторы отмечают фундаментальность тех общественных отношений, которые составляют предмет конституционного права России. Эти отношения являются базовыми для государства и общества.
Как отмечает С.А. Авакьян, предмет конституционного права
можно связать с несколькими комплексными объектами его воздействия. Так, к числу комплексных объектов относятся: государство, его характер, главные сущностные признаки, а также устройство (государственное устройство); отношения, возникающие в процессе осуществления власти народа в Российской Федерации, т.е. публичной власти в
трех ее формах – государственной власти, общественной власти и власти местного самоуправления5.
Предмет конституционного права в части установления порядка
формирования, принципов организации органов государственной власти, включает в себя, на наш взгляд, также и установление основ функционирования публичной службы. Признавая право граждан на участие
в управлении делами государства, Конституция РФ рассматривает возможность реализации такого права посредством государственной службы.
Поскольку публичная служба, представляет собой профессиональное участие граждан в осуществлении целей и функций государства
посредством исполнения государственных должностей, учрежденных в
государственных органах, постольку целостность государственного аппарата может быть обеспечена установлением единых конституционных подходов к определению правового положения – статуса публичных служащих.
Именно конституционное право определяет организацию и деятельность органов государственной власти и местного самоуправления,
а также статус личности в обществе и государстве. Поскольку статус
личности в государстве может быть реализован посредством осуществления права граждан в управлении делами государства, следовательно,
конституционно-правовые нормы должны определять не только возможность реализации этого права, но и то правовое положение, которое
приобретает личность, реализовав это право – то есть конституционноправовой статус служащего. Как указывал Л.Д Воеводин, «конституци4
Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: в 2 Т. М., 2010. Т. 1. С.
21.
5
См.: Авакьян С.А. Указ. соч. С. 29, 31.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
онные права и обязанности являются юридической базой для всех прав
и обязанностей граждан. … Это свойство конституционных прав и обязанностей вызвано не только тем, что они записаны в Конституции, которая составляет базу для всего законодательства, но также и тем,…что
они опосредуют наиболее существенные связи, складывающиеся при
формировании положения человека в обществе и государстве»6. Эту же
позицию поддерживает Н.С. Бондарь7.
Конституция РФ не только провозглашает определенные ценности (в том числе и публичную службу), но и нацелена на обеспечение их
практической реализации, реальное осуществление в поведении людей.
В противном случае Конституция РФ превращается в акт, имеющий
лишь формальное значение, играющий роль некой декорации.
В этой связи следует отметить существование тесной взаимосвязи между публичной службой, конституционным статусом публичных
служащих, как особым правовым институтом и иными конституционными ценностями и институтами. Весьма доказательно об этом говорит
Г.В. Атаманчук: «В условиях плюралистического гражданского общества, когда разные политические государственные должности могут заниматься представителями разных политических партий и движений с
соответствующими последствиями, именно государственная служба
способна придавать устойчивость общественным, правовым и государственным институтам, причем в контексте их соответствия требованиям
Конституции РФ. Потому определение сущности, объема и структуры
государственной службы напрямую связано с приданием устойчивости
конституционным установлениям»8.
Разделяя эту точку зрения, можно предположить, что установление объема публичной службы подразумевает, прежде всего, установление конституционно-правового статуса публичных служащих, реализация которого и должна быть одной из основ, создающих целостный и
единый государственный, или точнее, публичный аппарат управления.
Слово «статус», как известно, происходит от латинского status,
что означает «состояние», «положение». В литературе статусом, как
правило, называют совокупность прав и обязанностей субъекта (гражданина или организации), определяющую его юридическое положение;
6
Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности в социалистическом обществе //Под ред. Л.Д. Воеводина, М. 1987. С. 22.
7
См.: Бондарь Н.С. Самоуправление народа и социально-экономические права граждан СССР: Конституционный аспект. Ростов н/Д, 1988. С. 103.
8
Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, закон, практика: Монография. М. 2008. С. 177.
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
позицию лица в обществе с определенными правами и обязанностями,
гарантиями их реализации9.
При этом различают социальный статус, правовой, политический, нравственный и пр. Под правовым статусом субъекта обычно понимается его правовое состояние, характеризуемое комплексом (системой) юридических прав и обязанностей10. По мнению С.А. Авакьяна,
под статусом необходимо понимать «оформленное нормативным актом
положение органа, организации, объединения, должностного лица, личности. Статус характеризует их природу, место в системе общественных
отношений и субъектов права, важнейшие права и обязанности, формы
(порядок) их реализации и принимаемые при этом акты или совершаемые действия»11. Понятие «правовой статус» охватывает основополагающие институциональные характеристики правового положения публичных служащих, которые определяют их место в системе публичной
службы.
Сам конституционно-правовой статус служащего должен быть
ориентирован на реализацию Конституции РФ и законов, поскольку организация и функционирование публичной службы выступают производным от сущности государства, закрепленной Конституцией РФ, и
должны развивать обозначенные в ней параметры государства.
Конституционно-правовой статус публичных служащих определяется Конституцией РФ и федеральными законами соответственно о
государственной и муниципальной службе. При этом роль Конституции
РФ в определении статуса публичного служащего не только первична,
но еще и существенна. По сути, все основы элементов, традиционно
включаемых в статус публичного служащего, определяются Конституцией РФ.
Список литературы
1. Авакьян С.А. Конституционное право России. Учебный курс: в 2 Т.
М., 2010. Т. 1.
2. Атаманчук Г.В. Сущность государственной службы: история, теория, закон, практика: Монография. М. 2008.
3. Бондарь Н.С. Самоуправление народа и социально-экономические
права граждан СССР: Конституционный аспект. Ростов н/Д, 1988.
9
См., например: Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько.
М., 1997. С. 237.
10
См.: Якимов А.Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) // Государство и
право. 2003. № 4. С. 5.
11
См.: Конституционное право: Энциклопедический словарь / Отв. ред. С.А. Авакьян.
М., 2000. С. 121.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
4. Габричидзе Б.Н., Чернявский А.Г. Служебное право. М. 2003.
5. Конституционное право: Энциклопедический словарь / Отв. ред.
С.А. Авакьян. М., 2000.
6. Гришковец А.А. Правовое регулирование государственной службы
// Журнал российского права. 1998. № 7.
7. Кац А.С. Право граждан на равный доступ к государственной и
муниципальной службе. 2002. Дисс… к.ю.н. Орел, 2002 г.
8. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право РФ. Учебник.
М., 2003.
9. Костюков А.Н. Должностное лицо: административно-правовой
статус // Изв. Вузов. Правоведение. 1987. № 2. .
10. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М., 1997.
11. Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М. 1996
12. Юридические гарантии конституционных прав и свобод личности
в социалистическом обществе // Под ред. Л.Д. Воеводина, М. 1987.
13. Якимов А.Ю. Статус субъекта права (теоретические вопросы) //
Государство и право. 2003. № 4.
CONCEPT AND THE MAINTENANCE(CONTENTS) OF A
CONSTITUTIONAL -LEGAL STATUS
PUBLIC EMPLOYEES
N.M. Nemchenko
The Tver state university
In article the contents of a legal status of the employee is analyzed. The characteristic
of elements of the status public employees is given.
Key words: the status, the public employee, rights, duties, guarantees.
Об авторе
НЕМЧЕНКО Наталья Михайловна – кандидат юридических наук, доцент кафедры теории права Тверского государственного университета(170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33), e-mail: tata.at@mail.ru
Немченко Н.М. Понятие и содержание конституционно-правового статуса публичных служащих //Вестник ТвГУ. Серия:Право. 2014. №.3.С.
162–166.
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3.С.161-173
УДК 347.254-053.6
КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ НА ЖИЛИЩЕ
Е.А. Рязанова
Тверской государственный университет
Статья посвящена нормативно-правовому обеспечению конституционного права на жилище несовершеннолетних, а также детей, оставшихся без попечения
родителей
Ключевые слова: конституция, право на жилище, законодательные гарантии,
несовершеннолетние, дети без попечения родителей, дети-сироты
Европейская социальная хартия1 в ст. 31. «Право на жилье» определила, что в целях обеспечения эффективного осуществления права
на жилье Стороны обязуются принимать меры, направленные на:
1. содействие доступу к жилью, отвечающему должным требованиям;
2. предотвращение бездомности и сокращение ее масштабов с
целью ее постепенной ликвидации;
3. доступность цен на жилье для людей, не имеющих достаточных средств.
В ст. 40 Конституции Российской Федерации2 содержатся положения, которые, закрепляя право каждого на жилище, обращены, прежде всего, к государству, возлагая на него обязанность гарантировать соблюдение и реализацию этого права:
1. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища.
2. Органы государственной власти и органы местного самоуправления поощряют жилищное строительство, создают условия для
осуществления права на жилище.
3. Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную
плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов
в соответствии с установленными законом нормами.
Для несовершеннолетних граждан устанавливаются дополнительные гарантии в реализации конституционного права на жилище.
1
Европейская социальная хартия (пересмотренная) (принята в г. Страсбурге
03.05.1996)
2
Российская газета. 25 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о
поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от
05.02.2014 № 2-ФКЗ)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Так, в ст. 20 Гражданского Кодекса Российской Федерации3, определяющей место жительства гражданина, содержится положение, местом
жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или
граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов. Следовательно, несовершеннолетний может на абсолютно законных основаниях проживать там, где проживают его законные представители.
Нормы ст. 679 ГК РФ «Вселение граждан, постоянно проживающих с
нанимателем»4 при этом способствуют возможности реализации права
на жилище детьми: «С согласия наймодателя, нанимателя и граждан,
постоянно с ним проживающих, в жилое помещение могут быть вселены другие граждане в качестве постоянно проживающих с нанимателем. При вселении несовершеннолетних детей такого согласия не требуется. Вселение допускается при условии соблюдения требований законодательства о норме общей площади жилого помещения на одного
человека, кроме случая вселения несовершеннолетних детей». Проживающие по договору социального найма жилого помещения совместно с
нанимателем члены его семьи пользуются всеми правами и несут все
обязанности по договору найма жилого помещения наравне с нанимателем (п. 2 ст. 672 ГК РФ). Граждане, постоянно проживающие совместно
с нанимателем, имеют равные с ним права по пользованию жилым помещением (п. 2 ст. 677 ГК РФ). Согласно нормам ст. 69 Жилищного кодекса Российской Федерации5 члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем
права и обязанности. К членам семьи нанимателя жилого помещения по
договору социального найма относятся проживающие совместно с ним
его супруг, а также дети и родители данного нанимателя.
Следует отметить, что в ЖК РФ не содержится норм, ограничивающих право несовершеннолетнего встать на учет как нуждающийся в
жилом помещении, а также заключать договор социального найма жилого помещения. Исследуя договор социального найма жилого помещения полагаем, что участие несовершеннолетнего в заключении такого
договора возможно при соблюдении норм Гражданского кодекса о дееспособности несовершеннолетних.
3
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая). (ред. от 05.05.2014) // СЗ
РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
4
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая). (ред. от 12.03.2014). // СЗ
РФ. 1996. № 5. Ст. 410
5
Жилищный кодекс Российской Федерации (ред. от 28.12.2013). // СЗ РФ. .2005. № 1
(часть 1. Ст. 14.
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Статьей 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»6 регламентировано право несовершеннолетних стать собственниками жилых помещений посредством приватизации: «Граждане Российской Федерации, имеющие право
пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными
нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую
собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в
возрасте от 14 до 18 лет.
(см. текст в предыдущей редакции)
Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте до 14 лет, передаются им в собственность по
заявлению родителей (усыновителей), опекунов с предварительного
разрешения органов опеки и попечительства либо по инициативе указанных органов. Жилые помещения, в которых проживают исключительно несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, передаются им в
собственность по их заявлению с согласия родителей (усыновителей),
попечителей и органов опеки и попечительства (см. текст в предыдущей
редакции).
В случае смерти родителей, а также в иных случаях утраты попечения родителей, если в жилом помещении остались проживать исключительно несовершеннолетние, органы опеки и попечительства, руководители учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, опекуны (попечители), приемные родители или иные законные представители несовершеннолетних в течение трех месяцев оформляют договор передачи жилого помещения в собственность детямсиротам и детям, оставшимся без попечения родителей. Договоры передачи жилых помещений в собственность несовершеннолетним, не достигшим возраста 14 лет, оформляются по заявлениям их законных представителей с предварительного разрешения органов опеки и попечительства или при необходимости по инициативе таких органов. Указанные договоры несовершеннолетними, достигшими возраста 14 лет,
оформляются самостоятельно с согласия их законных представителей и
органов опеки и попечительства.
6
Закон Российской Федерации от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного
фонда в Российской Федерации» (ред. от 16.10.2012) // Ведомости СНД и ВС РСФСР.
1991. № 28. Ст. 959.
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
(см. текст в предыдущей редакции)
Оформление договора передачи в собственность жилых помещений, в которых проживают исключительно несовершеннолетние, проводится за счет средств собственников жилых помещений, осуществляющих их передачу».
В Письме Минобразования РФ от 09.06.1999 № 244/26-5 «О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних»7
закреплено, что в целях более эффективной защиты жилищных прав несовершеннолетних, оставшихся без родительского попечения, вне зависимости от формы их устройства, их законные представители (опекуны,
попечители, администрация соответствующего учреждения) в случае,
когда несовершеннолетние остались проживать в жилом помещении
одни, обязаны в трехмесячный срок с момента устройства ребенка
оформить договор передачи жилого помещения в собственность ребенка (приватизировать) и в случае длительного отсутствия там несовершеннолетнего принять меры для его использования в интересах ребенка.
Продажа жилых помещений, принадлежащих несовершеннолетним, находящимся в учреждениях для детей - сирот и детей, оставшихся
без попечения родителей, выпускников в возрасте до 18 лет либо проживающих в семьях опекунов (попечителей), не рекомендуется.
Несовершеннолетние, оставшиеся без родительского попечения,
имеют дополнительные гарантии при осуществлении конституционного
права на жилище. Так, ст. 8 Федерального закона № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей»8 предусмотрено, что
1. Детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей,
лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, а также детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения
родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые являются нанимателями жилых помещений по
договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого
помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, в случае, если их проживание в ранее занимаемых жи7
Письмо Минобразования РФ от 09.06.1999 № 244/26-5 «О дополнительных мерах по
защите жилищных прав несовершеннолетних» // Вестник образования. 1999, № 8.
8
Федеральный закон от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (ред. от
25.11.2013) // СЗ РФ. 1996. № 52. Ст. 5880.
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
лых помещениях признается невозможным, органом исполнительной
власти субъекта Российской Федерации, на территории которого находится место жительства указанных лиц, в порядке, установленном законодательством этого субъекта Российской Федерации, однократно предоставляются благоустроенные жилые помещения специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых
помещений.
Жилые помещения предоставляются лицам, указанным в абзаце
первом настоящего пункта, по достижении ими возраста 18 лет, а также
в случае приобретения ими полной дееспособности до достижения совершеннолетия. В случаях, предусмотренных законодательством субъектов Российской Федерации, жилые помещения могут быть предоставлены лицам, указанным в абзаце первом настоящего пункта, ранее чем
по достижении ими возраста 18 лет.
По заявлению в письменной форме лиц, указанных в абзаце первом настоящего пункта и достигших возраста 18 лет, жилые помещения
предоставляются им по окончании срока пребывания в образовательных
организациях, учреждениях социального обслуживания населения, учреждениях системы здравоохранения и иных учреждениях, создаваемых
в установленном законом порядке для детей-сирот и детей, оставшихся
без попечения родителей, а также по завершении получения профессионального образования, либо окончании прохождения военной службы
по призыву, либо окончании отбывания наказания в исправительных
учреждениях. (см. текст в предыдущей редакции)
2. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации обязаны осуществлять контроль за использованием жилых помещений и (или) распоряжением жилыми помещениями, нанимателями
или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо
собственниками которых являются дети-сироты и дети, оставшиеся без
попечения родителей, обеспечением надлежащего санитарного и технического состояния этих жилых помещений.
3. Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации
в порядке, установленном законом субъекта Российской Федерации,
формирует список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями (далее - список) в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.
В список включаются лица, указанные в абзаце первом пункта 1
настоящей статьи и достигшие возраста 14 лет. Предоставление детямсиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилых по-
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
мещений в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи является основанием для исключения указанных лиц из списка.
4. Проживание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или
членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, признается невозможным, если это
противоречит интересам указанных лиц в связи с наличием одного из
следующих обстоятельств:
1) проживание на любом законном основании в таких жилых помещениях лиц:
лишенных родительских прав в отношении этих детей-сирот и
детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и
детей, оставшихся без попечения родителей (при наличии вступившего
в законную силу решения суда об отказе в принудительном обмене жилого помещения в соответствии с частью 3 статьи 72 Жилищного кодекса Российской Федерации);
страдающих тяжелой формой хронических заболеваний в соответствии с указанным в пункте 4 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса
Российской Федерации перечнем, при которой совместное проживание
с ними в одном жилом помещении невозможно;
2) жилые помещения непригодны для постоянного проживания
или не отвечают установленным для жилых помещений санитарным и
техническим правилам и нормам, иным требованиям законодательства
Российской Федерации;
3) общая площадь жилого помещения, приходящаяся на одно лицо, проживающее в данном жилом помещении, менее учетной нормы
площади жилого помещения, в том числе если такое уменьшение произойдет в результате вселения в данное жилое помещение детей-сирот и
детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и
детей, оставшихся без попечения родителей;
4) иное установленное законодательством субъекта Российской
Федерации обстоятельство.
5) Порядок установления факта невозможности проживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в ранее занимаемых жилых помещениях, нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых они являются, устанавливается законодательством субъекта Российской Федерации.
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
6)Срок действия договора найма специализированного жилого
помещения, предоставляемого в соответствии с пунктом 1 настоящей
статьи, составляет пять лет.
В случае выявления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания лицам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, содействия в преодолении трудной жизненной ситуации, договор найма
специализированного жилого помещения может быть заключен на новый пятилетний срок по решению органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Порядок выявления этих обстоятельств
устанавливается законодательством субъекта Российской Федерации.
Договор найма специализированного жилого помещения может быть
заключен на новый пятилетний срок не более чем один раз.
По окончании срока действия договора найма специализированного жилого помещения и при отсутствии обстоятельств, свидетельствующих о необходимости оказания лицам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, содействия в преодолении трудной жизненной ситуации, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации,
осуществляющий управление государственным жилищным фондом,
обязан принять решение об исключении жилого помещения из специализированного жилищного фонда и заключить с лицами, указанными в
пункте 1 настоящей статьи, договор социального найма в отношении
данного жилого помещения в порядке, установленном законодательством субъекта Российской Федерации.
7) По договорам найма специализированных жилых помещений
они предоставляются лицам, указанным в пункте 1 настоящей статьи, в
виде жилых домов, квартир, благоустроенных применительно к условиям соответствующего населенного пункта, по нормам предоставления
площади жилого помещения по договору социального найма.
8) Дополнительные гарантии прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на имущество и жилое помещение
относятся к расходным обязательствам субъекта Российской Федерации.
9) Право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и
в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за
лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.
Федеральным законом от 29.02.2012 № 15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части
обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
попечения родителей»9 был внесен ряд изменений и дополнений в ЖК
РФ: ст. 98.1. «Назначение жилых помещений для детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей», согласно которой жилые помещения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из
числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предназначены для проживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, в соответствии с законодательством Российской Федерации и
законодательством субъектов Российской Федерации; ст.
103 дополнена ч. 5: «Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без
попечения родителей, не могут быть выселены из специализированных
жилых помещений без предоставления других благоустроенных жилых
помещений, которые должны находиться в границах соответствующего
населенного пункта»; глава 10 дополнена статьей 109.1 «Предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» следующего содержания :
1. Предоставление жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по договорам найма специализированных жилых помещений осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации.
2. Жилые помещения, предназначенные для проживания детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по договорам
найма специализированных жилых помещений не предоставляются
иностранным гражданам, лицам без гражданства, если международным
договором Российской Федерации не предусмотрено иное.
Постановлением Правительства РФ от 28.06.2013 № 548 «Об утверждении типового договора найма жилого помещения для детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»10 предусмот-
9
Федеральный закон от 29.02.2012 № 15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. 2012. №
10. Ст. 1163.
10
Постановление Правительства РФ от 28.06.2013 N 548 «Об утверждении типового
договора найма жилого помещения для детей-сирот и детей, оставшихся без попече-
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
рено заключение договора найма специализированного жилого помещения. По истечении срока действия такого договора наниматель и
члены его семьи не подлежат выселению из жилого помещения - в отношении занимаемого жилого помещения с нанимателем заключается
договор социального найма. В соответствии с пунктом 6 статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» такой договор подлежит продлению однократно на новый 5-летний срок.
Письмом Минобрнауки России от 08.10.2012 № ИР-864/07 «О
направлении рекомендаций» субъектам РФ предложены Модельный
закон субъекта РФ, принимаемый в соответствии с Федеральным законом № 15-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и Модельное постановление Правительства субъекта РФ «Об отдельных вопросах
обеспечения жилыми помещениями детей-сирот, детей, оставшихся без
попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»11.
Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации,
уполномоченный в соответствии с нормативными правовыми актами
субъекта Российской Федерации на реализацию мероприятий по обеспечению жилыми помещениями детей-сирот, направляет в Министерство финансов Российской Федерации утвержденную в установленном
субъектом Российской Федерации порядке региональную программу,
согласно Письму Минфина России от 26.10.2012 № 06-05-30/4-2 «О направлении порядка согласования органами исполнительной власти
субъектов Российской Федерации с Минфином России региональных
программ, предусматривающих мероприятия по обеспечению жилыми
помещениями детей-сирот, софинансируемые за счет субсидии»12.
ния родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ 2013. № 28. Ст. 3826.
11
Письм Минобрнауки России от 08.10.2012 N ИР-864/07 «О направлении рекомендаций» (вместе с «Рекомендациями по организации работы по предоставлению жилых
помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из
числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // КонсультантПлюс
12
Письмо Минфина России от 26.10.2012 № 06-05-30/4-2 «О направлении порядка
согласования органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации с
Минфином России региональных программ, предусматривающих мероприятия по
обеспечению жилыми помещениями детей-сирот, софинансируемые за счет субсидии», (вместе с «Порядком согласования Министерством финансов Российской Федерации региональных программ, в части, касающейся мероприятий по обеспечению
детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, благоустроенными жилыми по-
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Закон Тверской области от 6.02.2013 № 2-ЗО «Об обеспечении
жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей,
лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»13 регулирует отношения, связанные с реализацией детьмисиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, а также лицами из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (далее также - дети-сироты), место жительство которых находится
на территории Тверской области, права на однократное обеспечение
благоустроенными жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений. Одним из главных нововведений законодательства об обеспечении конституционного права на жилище детей-сирот является сохранение за лицами, достигшими возраста 23 лет права на обеспечения жилыми помещениями до фактического обеспечения (ст. 2).
Практика судов общей юрисдикции, направленная на защиту
конституционного права на жилище несовершеннолетних, обширна.
Споры между родителями о месте жительства ребенка в случае раздельного проживания родителей разрешаются судом, исходя из интересов
ребенка14.
Суды в решении вопросов, связанных с нарушением права на
жилище несовершеннолетних, опираются, в том числе и на Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых
вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного
кодекса Российской Федерации» 15. В Постановлении указано, разрешая споры, связанные с осуществлением членами семьи собственника
жилого помещения права пользования жилым помещением, необходимо
иметь в виду, что часть 2 статьи 31 ЖК РФ не наделяет их правом на
вселение в данное жилое помещение других лиц. Вместе с тем, учитывая положения статьи 679 ГК РФ о безусловном праве нанимателя по
договору найма и граждан, постоянно с ним проживающих, на вселение
в жилое помещение несовершеннолетних детей, а также части 1 статьи
70 ЖК РФ о праве родителей на вселение в жилое помещение своих несовершеннолетних детей без обязательного согласия остальных членов
семьи нанимателя по договору социального найма и наймодателя, по
мещениями специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений») // КонсультантПлюс
13
http://docs.cntd.ru/document/936016037
14
Подробнее о проблеме – См.: Федан М.Ю. Споры, связанные с определением места
жительства ребенка: проблемы конституционализации правового регулирования //
Вестник ТвГУ. Серия «Право». 2014. № 2. С. 347 – 354.
15
БВС. 2009, № 9.
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
аналогии закона (часть 1 статьи 7 ЖК РФ) с целью обеспечения прав
несовершеннолетних детей за членами семьи собственника жилого помещения может быть признано право на вселение своих несовершеннолетних детей в жилое помещение. Судам также необходимо иметь в виду, что в соответствии с пунктом 4 статьи 71 СК РФ ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены родительских прав, сохраняет право пользования жилым помещением (п. 12). В п. 14 названного Постановления отмечено, что в силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание
и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное
проживание родителей не влияют на права ребенка (пункт 1 статьи 55,
пункт 1 статьи 63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому
прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в
собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком
права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 ЖК РФ.
Таким образом, можно говорить о том, что нормативно-правовое
регулирование конституционного права на жилище несовершеннолетних претерпело существенные изменения в последние годы: появились
новые гарантии его осуществления, повысилась роль субъектов Российской Федерации в вопросах наделения детей-сирот жильем, усилен контроль государства за законодательством субъектов в указанной сфере.
Список литературы
1. Европейская социальная хартия (пересмотренная) (принята в г.
Страсбурге 03.05.1996)
2. Российская газета. 25 декабря 1993 г. (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 №
6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ)
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая). (ред.
от 05.05.2014) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая). (ред. от
12.03.2014). // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410
5. Жилищный кодекс Российской Федерации (ред. от 28.12.2013). //
СЗ РФ. .2005. № 1 (часть 1. Ст. 14.
6. Закон Российской Федерации от 04.07.1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (ред. от
16.10.2012) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 28. Ст. 959.
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
7. Письмо Минобразования РФ от 09.06.1999 № 244/26-5 «О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних»
// Вестник образования. 1999, № 8.
8. Федеральный закон от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных
гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (ред. от 25.11.2013) // СЗ РФ.
1996. № 52. Ст. 5880.
9. Федеральный закон от 29.02.2012 № 15-ФЗ «О внесении изменений
в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части
обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. 2012. № 10. Ст. 1163.
10. Постановление Правительства РФ от 28.06.2013 N 548 «Об утверждении типового договора найма жилого помещения для детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СЗ
РФ 2013. № 28. Ст. 3826.
11. Письмо Минобрнауки России от 08.10.2012 N ИР-864/07 «О направлении рекомендаций» (вместе с «Рекомендациями по организации работы по предоставлению жилых помещений детямсиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из
числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей //
КонсультантПлюс
12. Письмо Минфина России от 26.10.2012 № 06-05-30/4-2 «О направлении порядка согласования органами исполнительной власти
субъектов Российской Федерации с Минфином России региональных программ, предусматривающих мероприятия по обеспечению
жилыми помещениями детей-сирот, софинансируемые за счет субсидии», (вместе с «Порядком согласования Министерством финансов Российской Федерации региональных программ, в части, касающейся мероприятий по обеспечению детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, благоустроенными жилыми помещениями специализированного жилищного
фонда по договорам найма специализированных жилых помещений») // КонсультантПлюс
13. http://docs.cntd.ru/document/936016037
14. Подробнее о проблеме – См.: Федан М.Ю. Споры, связанные с
определением места жительства ребенка: проблемы конституционализации правового регулирования // Вестник ТвГУ. Серия «Право». 2014. № 2. С. 347 – 354.
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
CONSTITUTIONAL AND LEGAL REGULATION OF MINORS TO
HOUSING
E.A .Ryazanova
Tver State University
Article is devoted to the regulatory and legal support of the constitutional right to
housing juveniles and children left without parental care.
Keywords: constitution, the right to housing, legal guarantees, juveniles, children
without parental care and orphans
Об авторе
РЯЗАНОВА Елена Александровна-к.ю.н., доцент кафедры конституционного, административного и таможенного права Тверского Государственного института.
Рязанова Е.А. Конституционное право на жилище несовершеннолетних
// Вестник ТвГУ. Серия:Право. 2014. №3.С.167–179.
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№3.С.174-181
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
УДК 378.4.014
ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВОЕ ОФОРМЛЕНИЕ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СИСТЕМ ВЫСШЕГО
ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО И СРЕДНЕГО ОБЩЕГО
ОБРАЗОВАНИЯ
(НА ПРИМЕРЕ ТВЕРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА)
С.Н.Смирнов
Тверской государственный университет
Рассматриваются вопросы взаимодействия систем высшего профессионального
и среднего общего образования на примере Тверского государственного университета.
Ключевые слова: среднее общее образование; инновационная образовательная
инфраструктура; Академическая гимназия
Непрерывно осуществляющийся в настоящее время процесс модернизации
системы образования в Российской Федерации требует научного осмысления вопроса институциональных изменений, в т.ч. новых форм взаимодействия высшего профессионального и среднего общего образования. В частности, требуют дальнейшего рассмотрения проблемы формирования организационно-методических комплексов «школа – вуз».
Для Тверского государственного университета данный вопрос
имеет особую актуальность в свете курса на конституирование в качестве регионального инновационного исследовательского университета.
На сегодняшний день ТвГУ располагает необходимыми объективными условиями для реализации указанного курса.
Тверской государственный университет является ведущим высшим учебным заведением в Тверской области, центром образования,
науки, инноваций и культуры, обеспечивающим функционирование и
развитие экономики, энергетики, экологии, рационального природопользования, а также основных видов жизнеобеспечения Верхневолжского региона. В университете учится 40% студентов региона, работает
60% кандидатов и докторов наук региона, ученые университета производят 90% научного продукта региона, измеряемого по наукометрическим показателям публикационной активности, индексируемой РИНЦ,
1
Scopus и Web of Science.
Вместе с тем конвертация объективных факторов в практические
результаты зависит помимо внешних факторов, от политики универси1
Университеты – центры инноваций: монография/ Под. ред. А.В. Белоцерковского,
Л.В. Кожитова, А.А. Лиева, Р.А. Лиева, И.А. Каплунова. – Тверь: ООО «Издательство
«Триада», 2012. – 151 с.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
тета, в т.ч. в сфере взаимодействия среднего общего образования. Надо
отметить, что опыт такого взаимодействия в российской системе образования накоплен немалый. За последние два с половиной столетия эта
проблема получила в России не только теоретическое осмысление, но и
апробацию.
Указанные выше организационно-методические комплексы могут создаваться в различных организационных формах и с применением
разных технологий совместной работы.
Наиболее массовой по масштабам охвата и количеству участников взаимодействия является реализация программ повышения квалификации учителей и проектов оценки образовательных достижений
школьников.
Длительную историю имеют российские гимназии. Появление
первых отечественных гимназий относится, как известно, к ХVIII в. Одной из отличительных черт гимназии как типа средних учебных заведений являлась ориентация на продолжение обучения ее выпускников в
высших учебных заведениях. Мужские классические гимназии были
прямо на это рассчитаны. Соответственно, количество таких учебных
заведений было меньше количества учебных заведений других типов.
Например, в Московском учебном округе в 1913 г. насчитывалось 87
мужских гимназий с почти 25 тыс. учеников. Для сравнения: в этом же
учебном округе насчитывалось около 2000 начальных, ремесленных,
технических училищ, педагогических семинарий и иных учебных заведений в «довузовском» сегменте системы образования. Общее количе2
ство обучающихся превышало 1 млн. чел.
Традиционным направлением взаимодействия выступает подготовка школьников-старшеклассников и выпускников к поступлению в
вуз. Отечественные вузы, включая ТвГУ, имеют богатый опыт организационного оформления и практической реализации данного направления. Еще в 1875 г. по инициативе П.П. Максимовича и при поддержке
губернского земства был открыт подготовительный класс в предшественнице Тверского государственного университета – учительской шко3
ле Максимовича . В 1922 – 1937 гг. функции подготовки молодежи к
поступлению выполнял рабочий факультет Тверского педагогического
4
института . В последующие десятилетия в структуре Тверского универ-
2
Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник. / Под ред. А.М. Анфимова, А.П. Корелина. – СПб.: БЛИЦ, 1995. С. 327 и след.
История Тверского государственного университета в документах. / Под ред.
С.Н. Смирнова, О.К. Ермишкиной. – Тверь: Лилия Принт, 2006. С. 10.
4
История Тверского государственного университета в документах С. 47.
3
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
ситета функционировало подготовительное отделение, также осуществлявшее подготовку к поступлению в вуз.
В 1990-е гг. наибольшей популярностью стали пользоваться подготовительные курсы, фактически превратившиеся в 2000-е гг. в курсы
подготовки к ЕГЭ.
Вместе с тем, надо отметить, что в той или иной мере постоянно
ощущалась потребность педагогических вузов и классических университетов в наличии постоянных площадок внутри системы общего среднего образования, на которых было бы возможно на регулярной основе
апробировать педагогические технологии и проводить педагогическую
практику студентов. В 1950-х и 1960-х гг. акцент был сделан на сотрудничество с сельскими школами, в которых организовывались длитель5
ные семимесячные стажерские практики студентов .
Постепенно в обиход вводилось понятие «базовая школа». Работа с «базовыми» школами решала ряд задач. Правда, при этом оказывались незадействованными «стены университета», т.е. его материальная
и техническая база. В известной мере выходом из положения являлись
такие организационные формы работы со школьниками в помещениях
университета, как школы юных математиков, физиков, химиков, филологов и т.п.
В годы работы ректором университета А.Н. Кудинова был сделан
важный шаг по поиску новых организационных форм работы со школьниками. В конце 1990-х гг. в структуре ТвГУ был создан общеобразовательный лицей, который вел работу по программам среднего (полного)
и среднего общего образования. В связи с отсутствием у университета
контрольных цифр приема по среднему образованию обучение осуществлялось на платной (компенсационной) основе. В начале 2000-х гг. во
взаимодействии с Администрацией Тверской области университет разместил в своих стенах класс для одаренных детей из городов и районов
области.
В 2007-2008 гг. произошел определенный откат в поступательном развитии работы университета со школьниками. Этот откат был
вызван как внешними, так и внутриуниверситетскими факторами. Последние заключались в позиции новой администрации ТвГУ, сформированной после ухода А.Н. Кудинова с поста ректора. Изменился статус
лицея. Он был выведен из структуры университета и превращен в негосударственное образовательное учреждение. Вместе с лицеем за рамками университета оказались и подготовительные курсы. Таким образом,
за относительно короткий двухлетний срок целый ряд позиций во взаи-
5
История Тверского государственного университета в документах. С. 55.
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
модействии университета со школьниками был утрачен. ТвГУ прекратил реализацию программ среднего образования.
Позитивные перемены начались с приходом в апреле 2009 г. на
пост ректора университета А.В. Белоцерковского. ТвГУ начал активно
восстанавливать и наращивать потенциал работы на довузовском направлении.
Целенаправленная работа коллектива университета позволила
вузу активно включиться в процесс реформирования системы образования, в структурную перестройку образовательного пространства. Одним
из направлений реорганизации образовательной инфраструктуры является, как известно, создание университетских комплексов. Важным
компонентом университетского комплекса выступают структуры мно6
гопрофильного среднего общего образования
Университет предпринял действия по возобновлению работы со
школьниками «во второй половине дня». Организационной формой такой работы стали подготовительные курсы. В октябре-ноябре 2009 г. по
решению ученого совета университета был образован Центр непрерывного образования ТвГУ. В его состав вошло подготовительное отделение. Именно в рамках этого отделения возобновили работу университетские подготовительные курсы.
Группа сотрудников университета в составе С.Н. Смирнова,
Ю.А. Малышевой, Н.А. Мартыненко, В.Н. Бобышева подготовила пакет
документов, представляющий собой проект организации олимпиады
школьников на базе Тверского государственного университета по целому ряду предметов с последующим включением данной олимпиады в
перечень Министерства образования и науки РФ. Одним из членов рабочей группы – С.Н. Смирновым – было предложено название данной
олимпиады – Школа Максимовича. К сожалению, указанный проект не
получил поддержки на федеральном уровне и не был реализован.
Далее университет предложил свои услуги в качестве площадки
для работы с детьми, имеющими существенные образовательные достижения. В ноябре 2010 г. ТвГУ впервые в своей истории стал победителем аукциона на право проведения регионального этапа всероссийской олимпиады школьников. В январе-феврале 2011 г. в общежития и
учебные корпуса университета приехало около 1200 школьников из
всех городов и районов Тверской области. Были обеспечены условия
для творческих состязаний по двум десяткам предметов. Партнероморганизатором регионального этапа являлся Департамент образования
6
Университеты – центры инноваций: монография / Под ред. А.В. Белоцерковского,
Л.В. Кожитова, А.А. Лиева, Р.А. Лиева, И.А. Каплунова. – Тверь: ООО «Издательство
«Триада», 2012. С 45-46.
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Тверской области. В январе-феврале 2012 г. Тверской государственный
университет обеспечивал кадровое и методическое сопровождение очередного регионального этапа олимпиады. В 2013 г. и 2014 г. ТвГУ продолжил организацию на своей базе регионального этапа олимпиады для
школьников Тверской области.
Весной и летом 2012 г. был реализован цикл образовательных и
воспитательных мероприятий под общим наименованием «ИнНОлето –
2012». Данный проект реализовывался в процессе создания и развития
инновационного центра «Молодой университет» в рамках университетской программы «Университетский технопарк в инновационной среде
региона». Были проведены консультативные и развивающие занятия с
группой дошкольников по подготовке к поступлению в первый класс
общеобразовательных учреждений. Кроме того, с задействованием
спортзалов и столовой ТвГУ в пос. Соминка была организована работа с
детьми среднего школьного возраста.
По состоянию на начало 2012 г. Верхневолжье находилось в числе тех регионов, где у вузов отсутствовала образовательная инфраструктура по реализации программ среднего образования. Между тем,
отечественная система высшего образования в лице авторитетных вузов
Москвы, Санкт-Петербурга, Тюмени и др. городов накопило немалый
опыт создания университетских школ, лицеев и гимназий. Эти подразделения выполняли важные задачи по содействию и формированию
контингента будущих абитуриентов, по апробации педагогических технологий, но, с другой стороны, вузовские структуры среднего образования выполняли важную социальную функцию, позволяя школьникам
строить свои образовательные траектории на базе внутривузовских общеобразовательных заведений.
Интересно, что создавались они различными способами; к современному статусу в качестве структурных подразделений вузов пришли через различные организационно-правовые формы. Например,
гимназия Московского государственного университета путей сообщения была создана в 2003 г. на базе гимназии № 1 Министерства путей
сообщения РФ. В свою очередь данная гимназия до 1994 г. имела статус
школы № 123 Московской железной дороги с преподаванием ряда
7
предметов на иностранном языке.
Весной 2012 г. руководство Тверского государственного университета приняло решение о подготовке и реализации проекта по открытию гимназических классов. Сам термин «гимназия» предложил ректор
7
Гимназия Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ).
Электронный ресурс. // Режим доступа: http://gymmiitsv.mskobr.ru/obwie
svedenia/history/ 16.03.2014
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
А.В. Белоцерковский. Именно это предложение обозначило тренд всего
университетского проекта по возрождению среднего образования. Ну, а
далее группой сотрудников с участием автора данной статьи было выбрано сочетание «Академическая гимназия». Собственно говоря, данное
словосочетание не является тверским изобретением. Например, несколько лет в Санкт-Петербургском университете функционирует академическая гимназия. Суть заключалась в признании намерения развивать новую университетскую структуру как академическое учебное заведение.
В дальнейшем была сформирована рабочая группа по разработке
концепции гимназического образования в Тверском государственном
университете. Рабочую группу возглавила проректор по УВР
Л.Н. Скаковская. В состав рабочей группы вошли: проректор по научной и инновационной деятельности И.А. Каплунов, проректор по информатизации Ю.Д. Орлов, директор Института непрерывного образования С.Н. Смирнов, главный бухгалтер Л.В. Щеглова, заведующий
кафедрой педагогики и социальной работы И.Д. Лельчицкий, заместитель директора инновационного центра «Молодой университет» О.Л.
Малых, доцент кафедры педагогики и социальной работы В.А. Ершов,
председатель профкома преподавателей и сотрудников М.В. Цветкова,
доцент кафедры экономики и управления производством Н.Е. Сердитова, доцент кафедры математических методов современного естествознания С.Ю. Щербакова.
Концепция исходит из идеи формирования инновационной образовательной структуры. По сути, речь идет о возрождении в новых условиях некоторых ключевых традиций отечественного гимназического
образования. В частности, это ориентация на университет. Имеется в
виду и университет как методический центр, и университет как источник педагогических кадров, и университет как поприще будущей образовательной деятельности гимназистов.
Гимназические классы были открыты в составе Института непрерывного образования ТвГУ. Именно дирекция ИнНО организовывала все мероприятия по информационному сопровождению проекта, по
проведению приема в классы. Как непосредственный организатор данных мероприятий, автор настоящей статьи может на основании собственных впечатлений подтвердить новизну и сложность решавшихся задач. Конечно, решение этих задач было невозможно без поддержки администрации университета, прежде всего – ректора А.В. Белоцерковского и проректора по УВР Л.Н. Скаковской.
В качестве специалистов приемной и предметных комиссий были приглашены преподаватели университета – С.Ю. Щербакова, С.Н.
Бабий и др. Одновременно велась работа по подготовке аудиторий. В
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
качестве административных помещений были задействованы офисные
помещения Института непрерывного образования. Это был не просто
единственно возможный, но и самый оптимальный вариант, поскольку
управленческие функции в отношении гимназических классов осуществляли сотрудники ИнНО: директор С.Н. Смирнов, начальник организационно-методического отдела Н.А. Мартыненко, ведущий документовед Л.А. Ксенофонтова, документовед А.А. Жидков и др. Вскоре к административной работе в качестве заведующего учебной частью подключилась заместитель директора инновационного центра «Молодой
университет» О.Л. Малых.
В качестве учебных аудиторий были подготовлены помещения
на филологическом факультете (декан М.Л. Логунов) и на математическом факультете (декан А.Н. Цирулев).
1 сентября 2012 г. порог университета переступили первые девять обучающихся – десятиклассников. Вскоре после начала учебного
года к администрации университета обратились новые желающие обучаться в гимназических классах.
В первые же месяцы работы гимназических классов были заложены некоторые традиции университетских гимназистов. Первая учебная неделя была посвящена детальному знакомству с факультетами
университета. Гимназисты имели возможность пообщаться в т.ч. и с руководителями этих факультетов. Главным «корпоративным» праздником университетских гимназистов стал День 19 октября, знаменитый
праздник Царскосельского лицея.
В дальнейшем на базе гимназических классов была создана Академическая гимназия, которая сохраняет свое положение в структуре
Института непрерывного образования ТвГУ. Помимо учебных мероприятий в гимназии проводится исследовательская работа и организуются зарубежные учебно-ознакомительные визиты. В марте 2013 г. делегация гимназии совершила визит в Польшу и Германию. Во время визита были посещены университеты Варшавы и Вроцлава.
В конце 2013 г. дан старт циклу научно-исследовательских мероприятий в рамках проекта «Исследовательский марафон». Были организованы и проведены научные конференции, посвященные юбилею Конституции Российской Федерации и 70-летию снятия блокады Ленинграда.
Интеграции коллектива гимназии в научную жизнь университета
и общественную жизнь Верхневолжья служит проект «Диалоги со временем». Его реализация началась в апреле 2014 г.: были организованы
встречи гимназистов с деканом юридического факультета университета,
председателем Общественной палаты Тверской области Л.В. Тумановой
и проректором по информатизации университета Ю.Д. Орловым.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
В ближайших планах развития Академической гимназии – организация на её базе во взаимодействии с другой структурной единицей
ИнНО – Высшей школой непрерывного педагогического образования –
площадки для повышения квалификации педагогов Тверской области.
Эффективное развитие инновационной образовательной инфраструктуры в университете по реализации программ основного общего и
среднего общего образования будет способствовать формированию образовательного кластера на базе Тверского государственного университета.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
Университеты – центры инноваций: монография/ Под. ред. А.В.
Белоцерковского, Л.В. Кожитова, А.А. Лиева, Р.А. Лиева, И.А. Каплунова. – Тверь: ООО «Издательство «Триада», 2012. – 151 с.
Россия. 1913 год. Статистико-документальный справочник. / Под
ред. А.М. Анфимова, А.П. Корелина. – СПб.: БЛИЦ, 1995. С. 327
и след.
История Тверского государственного университета в документах. /
Под ред. С.Н. Смирнова, О.К. Ермишкиной. – Тверь: Лилия Принт,
2006. С. 10.
История Тверского государственного университета в документах
С. 47.
История Тверского государственного университета в документах. С. 55.
LEGAL IMPLEMENTATION OF THE SYSTEMS OF HIGHER
PROFESSIONAL AND GENERAL SECONDARY EDUCATION
(BY THE EXAMPLE OF TVER STATE UNIVERSITY)
S.N.Smirnov
Tver State University
The article deals with the problems of the interaction of the systems of higher professional and general secondary education by the example of Tver state university.
Keywords: general secondary education; innovative educational infrastructure; Academic gymnasium.
Об авторе
СМИРНОВ Сергей Николаевич - кандидат юридических наук, доцент
кафедры теории права, директор Института непрерывного образования.
Смирнов С.Н. Организационно-правовое оформление взаимодействия
систем высшего профессионального и среднего общего образования (на
примере Тверского государственного университета) // Вестник ТвГУ.
Серия: Право. 2014.№3.С.180–188.
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ВестникТвГУ.
ТвГУ.Серия
Серия"Право".
"Право".2014.
2014.№3.С.182-191
№3
УДК 343.1(019)
РОССИЙСКИЕ ТРАДИЦИИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА
НА СПРАВЕДЛИВОЕ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО
(АНАЛИЗ УСТАВА УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
1864 ГОДА)
А.А. Тимошенко
Генеральная прокуратура Российской Федерации, Москва
Статья содержит сравнительный анализ Устава уголовного судопроизводства
1864 года и действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации по вопросу обеспечения права гражданам на справедливое судебное
разбирательство по уголовным делам. Автор делает вывод о схожести двух законодательных актов в этой части и указывает на необходимость развивать традиции отечественного законодательства в будущем.
Ключевые слова: право на справедливое судебное разбирательство, справедливость, уголовное судопроизводство, допрос свидетелей, мера пресечения
В рамках настоящего краткого по объему исследования1 достаточно сложно достичь глобальных результатов: нет возможности размахнуться на пространное научное исследование, предполагающее глубокий научный анализ Устава уголовного судопроизводства 1864 года2
в контексте социально-экономического развития общества во второй
половине XIX века с анализом уровня развития философско-правовой
мысли в ту эпоху. Это предмет отдельного историко-правового исследования. В данном случае представляется интересным ограничиться
подходом средневековых толкователей римских текстов – провести
изучение текста памятника относительно недавней истории Русского
права и попытаться ответить на вопрос: а на сколько право на доступ к
правосудию – важнейшее в современном демократическом мире право
человека и гражданина – было обеспечено и «прописано» в этом несомненно важнейшем для своего времени документе. При условии, что
Устав уголовного судопроизводства 1864 года (далее – Устав, УУС)
1
Автор благодарит старшего прокурора отдела управления методико-аналитического
обеспечения надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного
расследования и оперативно-розыскной деятельностью Генеральной прокуратуры
Российской Федерации Радченко О.В. за помощь в подготовке материалов для публикации.
2
Здесь и далее цит. по: Устав уголовного судопроизводства. С позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и
циркулярами Министра Юстиции / Сост.: Ширков В., Шрамченко М.. - 2-е изд., пересмотр. и доп. - С.-Пб.: Изд. юрид. кн. магазина Н.К. Мартынова, 1902. - 1196 c.
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
действовал в эпоху развития капиталистических отношений в нашей
стране, не являлся, в отличие от УПК РФ, законодательной попыткой
скрещивания тоталитарного прошлого и демократических ценностей, он
действительно представляет интерес. Возможно, при помощи такого
подхода удастся актуализировать традиции отечественного законотворчества, избежать в будущем принятия «пилотных» решений по жалобам в отношении Российской Федерации.
Мы не случайно для анализа выбрали ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод3 (далее – Европейская
конвенция, Конвенция). Механизмы соблюдения права на справедливое
судебное разбирательство достаточно сложно определить в законе. Исходя из содержания данной статьи Конвенции, практически все нормыпринципы, затрагивающие права и свободы человека и гражданина, вовлеченного в уголовный процесс, касаются этого право. Более того, нарушение любого из гарантированных международными нормами прав
человека и гражданина должностными лицами органов уголовного преследования или суда практически автоматически ставит под сомнение
справедливость всего разбирательства уголовного деликта.
Также мы принимали во внимание, что по сведениям Европейского Суда по правам человека за 2013 год из 797 решений, по которым
жалобы заявителей признаны приемлемыми и по которым было установлено хотя бы одно нарушение Конвенции, одно из первых мест по
числу обращений занимает как раз нарушение права на справедливое
судебное разбирательство в разумный срок (412 случаев применения).
При этом больше всего жалоб на несправедливость судебного разбирательства (исключая факты нарушения разумного срока судопроизводства или неисполнения судебных решений) удовлетворено по делам в отношении Российской Федерации (25 случаев)4.
В данной работе при определении содержания права на справедливое судебное разбирательство предлагается руководствоваться положениями
ст. 6 Европейской конвенции, полагая, что и справедливый состав суда
и состязательность сторон также являются его неотъемлемыми составляющими. В силу ограниченности объема статьи рассмотрим лишь некоторые элементы права на справедливое судебное разбирательство.
3
Заключена в Риме 04.11.1950 (Собрание законодательства Российской Федерации.
2001. № 2. Ст. 163).
4
Данные приводятся с официального сайта Европейского суда по правам человека:
http://www.echr.coe.int/Documents/Stats_violation_2013_ENG.pdf. (Электронный ресурс). Дата обращения 20.02.2014.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Право на рассмотрение уголовного дела судом
Традиционно, как и в большинстве современных кодифицированных нормативных правовых актах, в Уставе уголовного судопроизводства (далее – УУС, Устав) содержатся нормы-принципы, распространяющие свое действие на множество аналогичных правоотношений. Мы говорим здесь прежде всего о статье 1 УУС и ее правиле о
распространении действия Устава на все случаи привлечения к ответственности «за преступления или проступки». Если принять во внимание,
что окончательное решение по Уставу о судьбе правового конфликта
принимает суд, то данное положение, на первый взгляд, свидетельствует о безграничном доступе граждан, привлекаемых к уголовной ответственности к правосудию5. Однако пореформенной царской России известны жестокие расправы над зарождающимся революционным движением, активная деятельность внесудебных органов в период первой
русской революции, когда смертные приговоры приводились в исполнение по решению военно-полевых судов, трибуналов, других карательных органов и инстанций. Все это естественно не увязывается с
рассматриваемым правилом. Как уже отмечалось, мы не будет вдаваться в дискуссию о политических последствия судебной реформы 1864
года, остановимся лишь на юридической казуистике текста Устава. Исключение из этого общего правила выводится из примечания к
ст. 1 УУС, которая устанавливает возможность внесудебной расправы в
соответствии с полицейским правом. Эту оговорку как раз и использовала власть, когда ей было необходимо провести массовые репрессии.
На соединение власти судебной и административной в одном лице и
была направлена судебная контрреформа 1889 года, затронувшая среди
прочего производство по уголовным делам в сельской местности6. Соответственно, чтобы не повторять ошибок прошлого стоит особо внимательно относиться к чрезвычайному законодательству, всякого рода
5
Так, например, согласно ст. 277 УУС прекращение следствия (а по сути досудебного
производства, проводимого судебным следователем) возможно только по решению
суда. В дополнение и ст. 523 УУС позволяла прокурору лишь высказать мнение о необходимости прекращения уголовного следствия. Тем самым, судебный следователь, в
отличие от современного работника органа предварительного расследования, функцию разрешения уголовного дела не осуществлял.
6
См. подробнее: Хмельницкий И. Реорганизация судебных установлений, по законам
12 июля и 29 декабря 1889 года [Текст] / И. Хмельницкий // Журнал гражданского и
уголовного права. - 1891. - Год двадцать первый. Книга первая, январь. - С. 77 – 116;
Устав
Уголовного
судопроизводства:
систематический
комментарий. Выпуск 1. Ст. ст. 1 - 84 / Авт. кол.: А.Ф. Кони, В.К. Случевский, Н. С.
Таганцев и др.; Под общ. ред. М.Н. Гернета. - М: Издание М.М. Зива, 1914. – С. 1.
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
исключениям из общего правила7. Скорый суд необходим, быстрый на
расправу – опасен. Тем более формальная декриминализация общественно-опасного деяния в соответствии с внутренним законодательством
не приводит к автоматическому отказу в признании жалобы приемлемой для рассмотрения в Европейском суде по правам человека8.
Как промежуточный вывод отметим: уголовно-процессуальное
законодательство сейчас в основном не содержит и в будущем не должно содержать исключений из общего правила судебного рассмотрения
уголовных дел о преступлениях. Исключения допустимы, но лишь для
ускорения процесса производства по делам с высокой степенью очевидности.
Как известно, современное судебное обжалование решений дознавателей, следователей, прокуроров – дань уважения европейской традиции обеспечения права на доступ к правосудию, понятой и Конституционным Судом Российской Федерации и законодателем буквально.
Действительно, сначала следователем принимается решение, затрагивающее конституционные права гражданина, а в последующем оно проверяется судом. Только практика такого обжалования не всегда складывается в пользу стороны защиты. Следователь зачастую ссылается на
достаточно мощную «юридико-техническую композицию», сформулированную в ст. 39 УПК РФ и, к примеру, не находить основания для отмены постановления о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) ввиду отсутствия целесообразности в проведении дополнительных следственных действий. А ведь прекращение уголовного дела –
это по сути, разрешение деликта по существу.
В Российской Империи такая ситуация была в принципе невозможной. Согласно ст. 277 УУС производство следствия может быть
прекращено только судом. Когда судебный следователь не найдет оснований продолжать следствие, то, он приостановив производство, испрашивает на прекращение дела разрешение суда чрез прокурора. При
этом судебная практика не рассматривала прекращение уголовного дела
7
Однако не всегда внесудебные органы привлекались только в целях экзекуции над
гражданами. Российской империи известен суд народа – волостной суд. Созданный в
целях борьбы с помещичьим произволом в 1861 году, он к началу XX века превратился в авторитетнейший орган, включенный в систему общую судебную систему (См.
подробнее: Безгин В.Б. Волостной суд сельской России (вторая половина XIX – начало
XX века) // Современные исследования социальных проблем (электронный научных
журнал). 2012. № 12 (20). (Электронный ресурс) www.sisp.nkras.ru. Дата обращения:
10.01.2014)
8
См. подробнее: Постановление Европейского Суда по правам человека от 08.06.1076
«Энгель (Engel) и другие против Нидерландов» // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. – М.: Норма, 2000. - С. 103 – 137.
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
как препятствие лицу, чьи права ущемлены противоправным образом,
для обращения в суд в рамках гражданского судопроизводства9.
Право на защиту
Проведенная в России во второй половине XIX века судебная
реформа подсознательно ассоциируется с деятельностью ярких судебных ораторов – присяжных поверенных, выступавших в роли защитников интересов обвиняемых. Правила статей 564 – 570 Устава практически ни чем не отличаются от современных положений об участии защитника в уголовном процессе. Также было предусмотрено участие защитника по назначению или соглашению. При этом строгого ограничения на привлечение в процесс именно адвокатов (присяжных поверенных) законом не предусматривалось. Лица, имеющие право в силу своей
дееспособности и профессиональных навыков выступать в судах от чужого имени вступали в уголовный процесс без каких-либо препятствий.
Отвод защитника возможен только ввиду представления им интересов
разных обвиняемых. Доктрина также всячески приветствовала появление института адвокатуры, считая его необходимым элементом процесса совместного установления истины по делу, осуществления правосудия и «правозаступничества»10.
Устав уголовного судопроизводства 1864 года достаточно четко
устанавливает обязанность следователя допросить доставленного к нему обвиняемого в течение 12 часов (ст. 399). Также взятие под стражу
влекло в обязательном порядке объявление лицу о причинах задержания
в течение суток с момента такового. Законодатель установил правило о
том, что судебный следователь самостоятельно принимает решение о
заключении под стражу, выступая представителем именно судебной
ветви власти. Данный шаг с позиции нашего времени может рассматриваться как прогрессивный, позволяющий обеспечить достаточно скорое
судебное разбирательство на первоначальных, во многом определяющих последующие, этапах производства по уголовному делу. Примечательно, что решение о заключении под стражу в Российской Империи
принимал ответственный за исход всего расследования чиновник, тогда
как в современной России это делает судья, не обязанный вникать в
суть уголовного обвинения, лишь формально проверяющий достаточность подозрения лица в совершении преступления. К сожалению, ни
9
См. решение от 01.09.1867 «По делу мещанки Иевлевой» //Решения уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената за 1867. Ст. 372. - СПетербург: Типография Правительствующего Сената. - С. 441 – 442
10
Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 1. – СПб.: Издательство
«АЛЬФА», 1996. С. 466 – 467.
186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
законодательная, ни судебная практика критериев достаточной или недостаточной подозрительности не выявила.
Устав уголовного судопроизводства в досудебных стадиях в чистом виде состязательности не знал. Судебный следователь, осуществлявший производство по делу, обязан был собирать не только уличающие обвиняемого доказательства, но и оправдывающие его (ст. 265).
Один из корифеев науки уголовно-процессуального права по этому поводу писал: «для того чтобы судебный следователь мог исполнить требования 265 ст. и чтобы рядом с этим, сохраняя спокойствие и бесстрастность он в состоянии был обнаружить виновника преступления – для
этого необходимо, чтобы он обладал развитым чувством справедливости, способностью господствовать над своими чувствами, проницательным умом, знанием людей и разнообразнейших условий их жизни»11.
Как известно, данное правило дошло и до наших дней, что в последующем приводит к спорам об объективности истины в уголовном
процессе12. Вектор же правоприменительной практики Европейского
суда по правам человека стремится к обеспечению как можно большего
числа дополнительных гарантий в отношении обвиняемых и правозащитная функция представителей стороны обвинения здесь как нельзя
кстати.
Право на производство по делу в разумный срок
Приведенные выше конкретные нормы о сроках выполнения тех
или иных действий сопровождаются в УУС нормой-принципом следующего содержания.
Предварительные следствия должны быть производимы со всевозможной скоростью. Производство их не останавливается и в табельные или воскресные дни, если обстоятельства дела того потребуют (ст.
295). По «арестантским» же делам производство осуществлялось во
внеочередном порядке13.
Установление в современном законе сроков производства по
уголовному делу в корне проблему оперативности судопроизводства,
как известно, не решает. Пока существует правило о бесконечном продлении срока предварительного следствия нарушения ст. 6 Европейской
11
Учебник русского уголовного процесса: Судоустройство – судопроизводство / Случевский В., сенатор, заслуж. проф. Алекс. воен. юрид. акад. – 4-е изд., доп. и испр. –
С.-Пб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1913. С. 242.
12
См. подробнее: Библиотека криминалиста. 2012. № 4. С. 5 – 288.
13
См. подробнее: Тимановский А.Т. Сборник толкований русских юристов к судебным уставам императора Александра Второго за двадцать пять лет (1866 – 1891). Учреждение судебных установлений и Устав уголовного судопроизводства. 2000 тезисов.
Издание второе. – Варшава: типография К. Ковалевского, 1892. С. 314.
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
конвенции будут оставаться реальностью бесконечное время. Также
стоит подумать о введении принципа персональной материальной ответственности должностных лиц-волокитчиков.
Практика Европейского суда по правам человека также склоняется к исследованию обстоятельств рассмотрения каждого конкретного
дела, нежели проверку формального соблюдения внутринациональных
сроков уголовного судопроизводства.
Право на допрос показывающих свидетелей
Допрос свидетелей стороной защиты есть одно из средств исключения оговора ввиду личной неприязни между допрашиваемым и
обвиняемым, а, следовательно, и обеспечения справедливости судопроизводства. Данная процедура, как и в современном УПК РФ, регламентирована была Уставом. В соответствии со ст. 448 УУС допрос, снятый
со свидетеля в отсутствие обвиняемого, прочитывается ему. Обвиняемый имеет право опровергать сделанные против него показания и просить следователя о предложении свидетелю новых вопросов. Данная
норма корреспондирует также со ст. 574 УУС о том, что председатель
суда не может отказать участвующим в деле лицам за исключением
случаев, в законе определенных, в вызове свидетелей, сделавших показания при предварительном следствии.
В условиях правового нигилизма современного российского населения осталось лишь обеспечить реализацию таких важных норм на
практике, а не применять ст. 281 УПК РФ со значительным расширительным толкованием14.
Во времена Российской Империи уважение к закону подкреплялось использованием религиозных культовых обрядов. Примечательно,
что в судебном заседании свидетель не только предупреждался о необходимости говорить правду, но и давал клятву следующего содержания:
«Обещаюсь и клянусь всемогущим богом пред святым его евангелием и
животворящим крестом, что, не увлекаясь ни дружбой, ни родством,
ниже ожиданием выгод или иными какими-либо видами, я по совести
покажу в сем деле сущую о всем правду и не утаю ничего мне известного, памятуя, что я во всем этом должен буду дать ответ пред законом и
пред богом на страшном суде его. В удостоверение же сей моей клятвы
целую слова и крест спасителя моего. Аминь». Адепты иных религиозных учений давали клятву в соответствии с принятыми у них обычаями.
14
Результатом такого толкование является признание Европейским судом по правам
человека нарушения Европейской конвенции в действиях властей Российской Федерации (см., напр.: Постановление Европейского Суда по правам человека от 27.01.2011
«Дело «Кривошапкин (Krivoshapkin) против Российской Федерации» (жалоба №
42224/02) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2011. № 12.
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Устав уголовного судопроизводства особо отличал две процедуры допроса свидетелей: рядовой допрос и допрос под присягой. При
этом законодатель стремился только в крайнем случае прибегать к
обычному допросу, когда речь шла о неверующих или тех, в отношении
кого вступил в силу приговор о присуждении к наказанию, связанному с
лишением всех прав15.
На наш, взгляд в целях укрепления духовных устоев современного общества стоит рассмотреть вопрос о приглашении в суд священнослужителей для убеждения верующих свидетелей о необходимости давать правдивые показания.
Несомненной заслугой советского уголовно-процессуального
права явился отказ от, во многом, сословной процедуры привлечения к
ответственности за государственные, духовные и, наверное, в первую
очередь должностные преступления. Предусмотренный в ст. 1088 Устава порядок привлечения к ответственности чиновников в зависимости
от волеизъявления их начальства в советских процессуальных был законах преодолен. И в этой связи видится шагом назад возвращение таких длительных процедур в российский УПК. Доступ к правосудию потерпевших не может зависеть от формального соблюдения надуманной
буквы закона, который ставит под угрозу привлечение к ответственности лиц, причастных в силу объективных доказательств к совершению
преступления16.
В целом же для дальнейшего возможного использования при совершенствовании современного законодательства, подчеркнем такую
деталь, что особый порядок предания должностных лиц суду применялся в Российской Империи лишь за совершение ими должностных преступлений, требующих особого дополнительного разбирательства в
вышестоящей инстанции. Освобождения от применения общих процедур за «общеуголовные» преступления по Уставу было невозможно 17.
Проведенный анализ показывает, что современный УПК РФ в
части регулирования процедуры доступа к правосудию вовлеченных в
15
Подробнее см. в ст.ст. 706, 707 Устава уголовного судопроизводства.
Даже если правоохранительные органы не знали о «депутатском» статусе лица, в
отношении которого возбуждается уголовное дело, такое решение признается незаконным (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13.05.2010 №
623-О-о // Электронный ресурс СПС «Консультант Плюс». Дата обращения:
01.02.2014.
17
При дифференциации уголовного судопроизводства в зависимости от категории
преступления Устав вводил дополнительные требования к проведению судебного
следствия. Так, по преступлениям против имущества и доходов казны казенное управление обязано было выделить представителя для «защиты казенных интересов» (ст.
1157 УУС), а по деяниям, связанным с преступной деятельностью врачей – обязательно получение заключения врачебной управы (ст. 1228 УУС).
16
189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
уголовный процесс лиц во многом основывается на положениях Устава
уголовного судопроизводства. Естественно, данная схожесть не носит
математически точный характер, а, скорее, векторальна: сказывается
более чем полуторавековой период применения.
Традиции уголовного судопроизводства во многом обусловлены
реальной значимостью рассмотренных процедур для решения задач государства и права по сохранению общественных институтов. Право на
справедливое судебное разбирательство является одной из основополагающих ценностей уголовного процесса, требующей подробной разработки на доктринальном уровне. Никакие конъюнктурные веяния в законодательных органах не заменят проверенных временем процедур и
обрядов уголовного судопроизводства. Понимание этого позволит с
достоинством отвечать на вызовы в широкой толковательной практике
Европейского Суда по правам человека, позволяя вычленять в его решениях действительно вытекающие из правовой природы явлений окружающей действительности правовые позиции из числа продавленных
политическим истеблишментом Запада решений.
Список литературы
1. Безгин В.Б. Волостной суд сельской России (вторая половина XIX
– начало XX века) // Современные исследования социальных проблем (электронный научных журнал). 2012. № 12 (20). (Электронный ресурс) www.sisp.nkras.ru.
2. Случевский В. Учебник русского уголовного процесса: Судоустройство – судопроизводство / Случевский В., сенатор, заслуж.
проф. Алекс. воен. юрид. акад. – 4-е изд., доп. и испр. – С.-Пб.:
Тип. М.М. Стасюлевича, 1913. – 686 с.
3. Тимановский А.Т. Сборник толкований русских юристов к судебным уставам императора Александра Второго за двадцать пять лет
(1866 – 1891). Учреждение судебных установлений и Устав уголовного судопроизводства. 2000 тезисов. Издание второе. – Варшава: типография К. Ковалевского, 1892. – 657 с.
4. Устав уголовного судопроизводства (издание 1914 года) со всеми
позднейшими узаконениями и с объяснениями по решениям уголовно-кассационного департамента Правительствующего Сената. /
Сост. Д.А. Каплан. Издание 2-е исправленное, дополненное и вновь
обработанное. – Екатеринослав: типография И.Е. Когана, Харьковская, д. Шифрина, 1916 – 938 с.
5. Устав уголовного судопроизводства. С позднейшими узаконениями, законодательными мотивами, разъяснениями Правительствующего Сената и циркулярами Министра Юстиции / С
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6. ост.: Ширков В., Шрамченко М.. - 2-е изд., пересмотр. и доп. - С.Пб.: Изд. юрид. кн. магазина Н.К. Мартынова, 1902. - 1196 c.
7. Устав
Уголовного
судопроизводства:
систематический
комментарий. Выпуск 1. Ст. ст. 1 - 84 / Авт. кол.: А.Ф. Кони, В.К.
Случевский, Н. С. Таганцев и др.; под общ. ред. М.Н. Гернета. - М:
Издание М.М. Зива, 1914. - 306 с.
8. Устав Уголовного судопроизводства: систематический комментарий. Выпуск 3. Ст. ст. 249 - 594 / Авт. кол. : А. Ф. Кони, В. К. Случевский, Н. С. Таганцев и др. ; Под общ. ред. М. Н. Гернета. - Москва: Издание М. М. Зива, 1914. - 944 с.
9. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 1. –
СПб.: Издательство «АЛЬФА», 1996 – 552 с.
10. Хмельницкий И. Реорганизация судебных установлений, по законам 12 июля и 29 декабря 1889 года [Текст] / И. Хмельницкий //
Журнал гражданского и уголовного права. - 1891. - Год двадцать
первый. Книга первая, январь. - С. 77 – 116.
RUSSIAN TRADITION OF THE RIGHT TO FAIR TRIAL
(ANALYSIS OF THE CHARTER OF THE CRIMINAL
PROCEEDINGS IN 1864)
A.A. TIMOSHENKO
Prosecutor General Office of the Russian Federation, Moscow
This article contains a comparative analysis of the Charter of the criminal proceedings
in 1864 and the current Criminal Procedure Code of the Russian Federation on the issue of ensuring the rights of citizens to a fair trial in criminal cases. The author concludes that the similarity of the two regulations in this part , and points to the need to
develop the traditions of domestic legislation in the future.
Keywords: right to a fair trial, justice, criminal justice, examination of witnesses,
preventive measure
Об авторе
ТИМОШЕНКО Андрей Анатольевич – кандидат юридических
наук, доцент, прокурор отдела управления по надзору за расследованием особо важных дел Генеральной прокуратуры Российской Федерации,
e-mail: antim1@yandex.ru
Тимошенко А.А. Российские традиции обеспечения права на справедливое судебное разбирательство (анализ устава уголовного судопроизводства 1864 года) //Вестник ТвГУ. Серия:Право. 2014. №.3.С.189–198.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3 С.192-198
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
УДК 347.5
ДЕЛИКТНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫХ
ОБРАЗОВАНИЙ КАК КОМПЛЕКСНЫЙ ПРАВОВОЙ ИНСТИТУТ
И.А. Толстова
Тверской институт экологии и права
Юридической, в частности, деликтной ответственности государства и муниципальных образований присущи элементы как публичного так и частного права,
в силу чего названный правовой институт является комплексным. Указанные
элементы свойственны также специальному деликту, предусмотренному статьей 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакцию которой целесообразно внести предлагаемые изменения.
Ключевые слова: публично-правовые образования; деликтная ответственность; ответственность за вред, причиненный при осуществлении правосудия
Современный процесс реформирования гражданского законодательства охватывает значительное число правовых норм, регулирующих
отношения, названные в абз. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской
Федерации (далее – ГК РФ). Участниками этих отношений являются
граждане, юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Гражданские права и
обязанности возникают из оснований, предусмотренных ст. 8 ГК РФ, в
частности, вследствие причинения вреда другому лицу.
Проблемы юридической ответственности за вред, причиненный
публично-правовыми образованиями, не одно десятилетие являются
предметом научных дискуссий. Остановимся лишь на двух положениях,
первое из которых относится к характеру (публичному, частному) ответственности государства (в широком смысле), второе – к одному из
специальных деликтов (ст. 1070 ГК РФ).
Мы разделяем позицию авторов, полагающих, что институт ответственности государства за причиненный вред другому лицу имеет
комплексный характер, включающий в себя элементы как публичного,
так и частного права. К публично-правовым составляющим относятся
следующие: вред причинен государством при осуществлении властных
полномочий; субъектом ответственности является государство; источником выплаты возмещения вреда служит государственная казна. Элементами частного права являются признаки: причиненный вред умаляет
частно-правовую (материальную или нематериальную) сферу потерпевшего; защита нарушенного права осуществляется, по общему правилу, по инициативе заинтересованного лица (потерпевшего); спор о возмещении вреда рассматривается в исковом производстве.
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
О существовании такого рода комплексных институтов писал
М.М. Агарков, отмечая, что в юридической литературе принято говорить об институтах частного и об институтах публичного права, то есть
распределять между тем или иным видом права не отдельные правомочия, а целые институты. «Это было бы возможно, если бы всегда все
правоотношения, правомочия и обязанности, составляющие отдельный
институт, были построены или по типу социального служения, или же
по лично-свободному. В действительности дело обстоит не так. Можно
a priori сказать, что должны иметься институты смешанные».1 И эти
смешанные институты «являются причиной больших затруднений и
вечных споров при попытке отнести их к тому или другому отделу права»2.
Применяя эти общие теоретические положения к ответственности публично-правовых образований, есть основания заключить, что
право требования частного лица к государству является частным, поскольку возникает в результате нарушения частной сферы лица, частным это право будет и по порядку его осуществления. Обязанность государства возместить причиненный вред имеет публичный характер,
поскольку возникает из публичных отношений в результате незаконного осуществления властных полномочий органом государства или
должностным лицом. Порядок исполнения обязанности по несению неблагоприятных последствий правонарушения также является публичным. Иными словами, тезис о дуализме публичного и частного элементов государства как участника гражданско-правовых отношений трудно
опровергнуть. Напротив, эту особенность необходимо учитывать при
построении его сколько-нибудь правдоподобной и эффективной правовой конструкции3.
Выводы о существовании смешанных (комплексных) правовых
институтов, о дуализме публичного и частного элементов государства
как участника гражданско-правовых отношений приобретают новое
звучание в связи с включением в ГК РФ ст. 161. Компенсация ущерба,
причиненного правомерными действиями государственных органов и
органов местного самоуправления. Содержание указанной правовой
нормы требует специального исследования, заметим лишь, что в ней не
идет речь об ответственности причинителя вреда, поскольку последний
1
Агарков М.М. Ценность частного права. Памяти проф. А.А. Смолина // Правоведение.
1992. № 1. С. 40. Статья М.М. Агаркова впервые увидела свет в 1920 г. в «Сборнике
трудов профессоров и преподавателей Государственного Иркутского университета»
(вып. 1).
2
Там же. С. 41.
3
См.: Кирилова Н.А. Гражданско-правовая ответственность государства: дис. … канд.
юрид. наук. М., 2003. С. 26.
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
является результатом правомерных действий государственных органов,
органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а
также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия. По мнению Г.Н. Шевченко, «… компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями, по своей юридической природе не может рассматриваться как форма реализации юридической ответственности, а относится к мерам защиты, поскольку отсутствуют и противоправность, и виновность со стороны государственных и муниципальных
органов, действиями которых причинен вред, и более того, такие действия являются необходимыми в интересах общества». 4 Действительно,
компенсация ущерба, установленная ст. 161 ГК РФ, не упомянута в
примерном перечне способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ),
но безусловно относится к иным способам, предусмотренным законом.
Законодательство исходит из плюралистической модели участия
государства в гражданском обороте, когда его представляет множество
различных органов, причем порядок взаимодействия между этими органами и даже некое подобие их иерархичности отсутствуют. Можно говорить, как отмечается в литературе, лишь о наличии некого резервного органа государства, который будет нести ответственность тогда, когда ни на кого другого ее нельзя возложить. Средства соответствующего
бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляют государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа (абз. 2 п. 4 ст. 214 ГК
РФ). Средства местного бюджета и иное муниципальное имущество, не
закрепленное за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляют муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования (абз. 2 п.3 ст.
215 ГК РФ).
Перейдем ко второму положению нашего исследования, а именно к анализу особенностей специального деликта, предусмотренного ст.
1070 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и
суда. Содержание норм ст. 1070 ГК, равно как и других норм, регулирующих ответственность государства за причиненный вред, также свидетельствует о комплексном характере института ответственности публично-правовых образований, о сочетании в нем элементов публичного
и частного права. Во-первых, органы дознания, предварительного след4
Шевченко Г.Н. О формировании института возмещения (компенсации) вреда, причиненного актами власти // sgn1959@mail.ru.
194
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
ствия, прокуратуры и суда - это органы, исключительную компетенцию
которых составляет расследование либо судебное разбирательство уголовных, а также административных дел. Необходимый признак, квалифицирующий этот специальный деликт - наличие причинно-следственной
связи между действиями, входящими в исключительную компетенцию
этих органов, и причинением вреда. Во-вторых, государство стремится,
прежде всего, возместить имущественный и моральный вред, который
был нанесен гражданину или юридическому лицу незаконными актами
уголовной или административной юстиции. Тем самым государство защищает свой статус стража законности, смягчает неизбежные для любого обладающего властью субъекта неблагоприятные проявления своей правоохранительной деятельности, создает определенный противовес власти правоохранительных и судебных органов. Этим государство
показывает свою приверженность законности, гуманизму и справедливости, поскольку считается, что «нарушение справедливости оказывает
негативное влияние на психику лица, порождая отчуждение, неуважение к закону и должностным лицам. Поэтому восстановление прав
«жертв судебных ошибок» выступает также средством превенции неправомерных актов в будущем»5. Вред, причиненный гражданину органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда или их
должностными лицами (п. 1 ст. 1070 ГК) возмещается независимо от вины
должностных лиц. В п. 2 ст. 1070 ГК РФ установлено, что вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина
судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Как
видим, вопрос ответственности государства за причинение вреда при
отправлении правосудия решается иначе. В доктрине положение о вине
судьи как необходимом условии ответственности государства оценивается следующим образом: ч. 2 ст. 1070 ГК фактически исключает возможность прямого действия ст. 53 Конституции РФ, общих положений
ГК и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных
свобод при рассмотрении соответствующих исков о возмещении вреда,
причиненного в процессе гражданского судопроизводства. В результате
отказа в праве на компенсацию ущерба от государства и отсутствия
правового регулирования в действующем законодательстве вопроса о
предъявлении исков к непосредственным причинителям ущерба – судьям, граждане вовсе лишаются средства судебной защиты. Фактически
им отказывается в правосудии - фундаментальном гражданском праве6.
5
См.: Бойцова Л.В. Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России // Российская
юстиция. 1994. № 6. С. 24.
6
См.: Бойцова Л.В. Ответственность государства и судей за вред, причиненный гражданам
при отправлении правосудия // Российский судья. 2001. № 4. С. 15-16.
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Важнейшие разъяснения относительно п. 2 ст. 1070 ГК РФ содержатся в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.В. Зернова, С.И. Кальянова, Н.В. Труханова». 7 Конституционный Суд РФ частично разрешил коллизию норм ст. 53 Конституции
РФ и п. 2 ст. 1070 ГК РФ, указав, в частности, что под осуществлением
правосудия в контексте п. 2 ст. 1070 ГК РФ следует понимать не все судопроизводство, а лишь ту его часть, которая заключается в принятии
судебных актов, разрешающих дело по существу. В юридической литературе отмечается, что анализ названного постановления КС РФ позволяет утверждать, что «… вопрос о том, противоречит ли п. 2 ст. 1070 ГК
РФ ст. 53 Конституции РФ, не нашел в нем удовлетворительного решения»8 .
Во исполнение данного постановления КС РФ с учетом сложившейся практики Европейского Суда по правам человека был принят ФЗ
РФ от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права
на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»9 . Одним из критериев определения размера
компенсации в этом законе названа практика Европейского Суда.
На наш взгляд, правило о возмещении вреда, причиненного при
осуществлении правосудия, содержащееся в п. 2 ст. 1070 ГК РФ, должно быть заменено системой норм, которые необходимо объединить в
пункте 3 ст. 1070 ГК РФ в следующей редакции:
«Вред, причинённый гражданину или юридическому лицу действиями (бездействием) суда и не повлекший последствий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, возмещается в порядке, предусмотренном статьей 1069 настоящего Кодекса, в случае, если будет доказана вина судьи (судей) в причинении вреда, а также при условии предварительного признания незаконными действий (бездействия) суда, в результате которых лицу причинён вред.
Не подлежит возмещению вред в случае, если потерпевший не использовал всех возможных процедур по оспариванию действий (бездействия) суда, возбуждение которых зависит исключительно от него, за
исключением случаев, когда вина судьи установлена приговором суда,
вступившим в законную силу».
7
СЗ РФ. 2001. № 7. Ст. 700.
Богданов В.П., Богданова И.С. Возмещение вреда, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов и судов: некоторые вопросы теории и практики //
Адвокат. 2013. № 1. С. 31-32.
9
СЗ РФ. 2010. № 18. Ст. 2044.
8
196
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Итак, институт деликтной ответственности государства нельзя в
полном объеме отнести ни к публичному, ни к частному праву. Право
требования частного лица к государству является частным, поскольку
возникает в результате нарушения частной сферы лица. Обязанность
государства возместить причиненный вред имеет публичный характер,
так как возникает из публичных отношений в результате незаконного
осуществления властных полномочий органом государства. Комплексный характер свойствен данному правовому институту как в целом, так
и специальным деликтам, ответственность за совершение которых возлагается на публично-правовые образования.
Список литературы
1. Агарков М.М. Ценность частного права. Памяти проф. А.А. Смолина // Правоведение. 1992. № 1. С. 40, 41. Статья М.М. Агаркова
впервые увидела свет в 1920 г. в «Сборнике трудов профессоров и
преподавателей Государственного Иркутского университета» (вып.
1).
2. Кирилова Н.А. Гражданско-правовая ответственность государства:
Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 26.
3. Шевченко Г.Н. О формировании института возмещения (компенсации) вреда, причиненного актами власти // sgn1959@mail.ru.
4. Бойцова Л.В. Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России //
Российская юстиция. 1994. № 6. С. 24.
5. Бойцова Л.В. Ответственность государства и судей за вред, причиненный гражданам при отправлении правосудия // Российский судья. 2001. № 4. С. 15-16.
6. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от
25 января 2001 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности
положения п. 2 ст. 1070 ГК РФ в связи с жалобами граждан И.В.
Богданова, А.В. Зернова, С.И. Кальянова, Н.В. Труханова» // СЗ
РФ. 2001. № 7. Ст. 700.
7. Богданов В.П., Богданова И.С. Возмещение вреда, причиненного
незаконными действиями правоохранительных органов и судов:
некоторые вопросы теории и практики // Адвокат. 2013. № 1. С. 3132.
8. ФЗ РФ от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // СЗ РФ. 2010. № 18.
Ст. 2044.
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
DELICTUAL RESPONSIBILITY OF PUBLIC EDUCATIONS AS
COMPLEX LEGAL INSTITUTE
I.A. Tolstova
Tver institute of ecology and right
Elements as public and private law owing to what the called legal institute is complex
are inherent in legal, in particular, delictual responsibility of the state and municipalities. The specified elements are peculiar to also special delict provided by article
1070 of the Civil code of the Russian Federation to which edition it is expedient to
make offered changes.
Keywords: public educations; delictual responsibility; responsibility for the harm
done at implementation of justice.
Об авторе
ТОЛСТОВА Ирина Александровна – канд. юрид. наук, доцент
кафедры гражданско-правовых дисциплин Тверского института экологии и права (г. Тверь, пр. Калинина 1/23), e-mail: Ledi.smol @ yandex.ru
Толстова И.А. Деликтная ответственность публично-правовых образований как комплексный правовой институт// Вестник ТвГУ. Серия:
Право. 2014. № 3.С.199–205.
198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№3. С.199-208
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№3
УДК 347.963
ЧАСТНЫЙ ВЗГЛЯД НА РОЛЬ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКОМ
СУДОПРОИЗВОДСТВЕ, ИЛИ «ОГРАНИЧЕННАЯ
ДЕЕСПОСОБНОСТЬ» ПРОКУРОРА В СОВРЕМЕННОМ
ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ
А. И. Туманов
Филиал Тверского государственного университета в г. Ржеве
Статья посвящена роли и месту прокурора в современном гражданском процессе. Автор анализирует целесообразность некоторых процессуальных ограничений прав прокурора в гражданском судопроизводстве в свете проводимой объединительной судебной реформы.
Ключевые слова: прокурор, сильное государство, принципы права, защита
прав и свобод, процессуальные ограничения, формы участия в процессе
Более чем 20-летний опыт становления и развития демократической России даёт право исследователям сделать некие предварительные выводы о роли и месте различных институтов государства в правовой, политической и экономической системе страны.
Непредвзятый взгляд свидетельствует, что начальный или, по
определению одного из разработчиков судебной реформы, «романтиче1
ский» этап становления судебной системы исходил из либерального
убеждения, что государство должно максимально дистанцироваться от
многих сфер общественной жизни, в т.ч. и от судебной власти.
Более того, предопределённость такого развития государственно-правовой системы некоторыми авторами обосновывалась теорией
«двух тактов»: сначала государство «уходит», обеспечивая нужный
«прирост свободы» (демократизация общественно-политических отношений, либеральные экономические реформы и пр.), а затем «возвращается» для того, чтобы устранить возникшие перекосы и провалы демо2
кратии и рынка .
Если по поводу неизбежности «первого такта» сложно, но можно
спорить, потому что «прирост свободы» в нашей стране по факту произошёл (хотя плоды рыночной вольницы мы пожинаем до сего времени,
в то время как пример Китая предлагает иную версию развития), то относительно «второго такта», или «возвращения» государства на своё
1
Пашин С.А. Преобразование судебной системы России на романтическом этапе судебной
реформы
//
Портал
«История
новой
России»,
2010.
http: www.ru-90.ru/node/1204
2
См.: Яник А.А. История современной России: Истоки и уроки последней российской
модернизации (1985 – 1999). М.: Фонд современной истории: Изд-во Моск. ун-та,
2012. С. 219 – 221.
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
«законное место», можно, во-первых, согласиться с «неизбежностью
провалов», а во-вторых, просто вспомнить о библейской истине о «времени разбрасывать камни и времени собирать их».
Действительно, сейчас приходит некоторое отрезвляющее понимание, что в условиях обвального и жёсткого перехода к рыночной
экономике такие фундаментальные ценности, как права и свободы человека, без стабилизирующей роли государства ставятся под угрозу.
Здесь очень нелишне услышать голос самих россиян, т.е. собственно тех, ради кого по Конституции РФ (ст. 7) и образовывалось наше
демократическое социальное государство – Россия.
По мнению директора Института социологии РАН, академика
РАН Михаила Горшкова, «у россиян вообще доминирует особая модель
взаимоотношений личности и государства, в качестве отправной точки
в которой выступает общность, а не личность… Легитимно для россиян
будет только такое государство, которое соблюдает интересы народа...
Сегодня почти 60% респондентов убеждены, что государство должно
всегда отстаивать интересы народа перед интересами отдельной личности… На основании множества опросов можно сказать, что ключевыми ценностями для граждан России являются справедливость, равенство не доходов, а стартовых шансов и возможностей, сильное государство, способное заботиться о гражданах страны (выделено нами –
3
А.Т.)» . Не удивительно, что глас народа здесь в точности следует за духом и буквой Основного закона страны, в ст. 2 которого провозглашается обязанность государства защищать права и свободы человека и гражданина.
Таким образом, предыдущий негативный опыт рыночной свободы, а также общественное мнение диктуют необходимость расставания с либеральными представлениями о минимальном присутствии
государства в особо чувствительных сферах общественной жизни и возвращения соответствующих институтов на своё законное, «сердцевинное» место.
Заметную роль в судебной защите прав и свобод граждан, а также интересов Российской Федерации, её субъектов и муниципальных
образований всегда играл и играет такой государственный орган, как
прокуратура.
Наиболее устойчивым, с набором самых широких полномочий,
было положение прокурора в советском гражданском процессе (ст. 41
ГПК РСФСР).
В последние десятилетия фигура прокурора в гражданском процессе пережила свою эволюцию, в которой чувствовала себя на перво3
Горшков М. Центр тяжести // Литературная газета. 2014. № 15.
200
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
начальном этапе «накопления капиталов» не совсем «уютно». Да и до
сих пор не только в научных спорах, но и на законодательном поле роль
прокурора, а в особенности его процессуальная правосубъектность,
подвергалась таким разнонаправленным изменениям, как, пожалуй, ни
одного участника гражданского процесса.
На «революционном» этапе формирования российской судебной системы само участие прокурора в гражданском процессе разработчиками судебной реформы ставилось чуть ли не под сомнение, так как
якобы противоречило принципу диспозитивности, в соответствии с которым права гражданина принадлежат только ему и прокурор не вправе
4
их защищать, даже по его просьбе , что не могло не отразиться и на
первоначальных редакциях ст. 45 ГПК РФ.
С течением времени, когда фантомные страхи перед государством стали проходить, пришло осознание, что в период становления рыночного государства и гражданского общества искусственное ограничение роли прокурора как авторитетной правозащитной структуры в
гражданском процессе в реальной жизни привело к многочисленным и,
увы, так и не получившим судебной защиты нарушениям прав и свобод
отдельных граждан России, а также к потерям государственной собственности.
Действующая редакция ст. 45 ГПК РФ в части объёма прав прокурора более адекватно отражает современные способы защиты прав и
свобод человека, состояние законности в стране, зрелость гражданского
общества и т.д. Эта правовая позиция отчасти соответствует и Закону
РФ «О прокуратуре РФ», в частности ст. 27, 35, которые обязывают
прокурора реагировать на любые нарушения прав гражданина и, где
это необходимо, защищать их в судебном порядке. При этом в ст. 45
ГПК сделана попытка найти разумный баланс между правом гражданина свободно распоряжаться своими правами (принцип диспозитивности) и конституционной обязанностью государства (ст. 2 Конституции
РФ) обеспечивать своими институтами защиту этих прав.
Вместе с тем остаются, на наш взгляд, противоречащие основным принципам гражданского процесса и предназначению прокуратуры
как правозащитного органа обременения для доступа прокурора к участию в судебном разбирательстве, о которых мы скажем ниже.
В зависимости от основания вступления в процесс в ст. 45 ГПК
РФ предусмотрены две формы участия прокурора в рассмотрении гражданских дел:
- прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав,
свобод и законных интересов граждан, неопределённого круга лиц или
4
См., напр.: Клеандров М.И. Арбитражный процесс: учебник. М.: Юрист, 2003. С. 141.
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации,
муниципальных образований;
- прокурор вступает в процесс и даёт заключение с целью обеспечения максимальной законности при рассмотрении определённых категорий дел, предусмотренных законом.
Говоря о первой форме участия прокурора, необходимо иметь в
виду несколько моментов:
- часть 2 ст. 45 ГПК наделяет прокурора, с одной стороны, всеми процессуальными правами и обязанностями стороны-истца. Именно
поэтому в литературе такое положение и получило устойчивое определение – «процессуальный истец». При этом, в отличие от истца, прокурор лишён права заключать мировое соглашение и освобождается от
уплаты госпошлины.
Здесь необходимо учитывать, что, обращаясь в суд за защитой
прав других лиц, прокурор не может иметь своего субъективного, «личного» интереса в исходе дела, за исключением редких случаев, когда он,
как представитель ведомства, может обращаться в суд как материальный истец, отстаивая своё нарушенное право (например, по делам о
взыскании ущерба, причинённого источником повышенной опасности,
и др.). Во всех иных случаях прокурор, не являясь стороной в процессе,
заинтересован в решении двойной задачи – восстановить законность
и защитить нарушенное чужое право.
При этом известно, что процессуальные возможности прокурора
в возникновении и развитии судебного разбирательства не могут быть
адекватными возможностям истца. Они ограничены требованиями ч. 2
ст. 45 ГПК, где говорится, что отказ прокурора от поддержания заявленного иска автоматически не прекращает судебное разбирательство,
если лицо, интересы которого защищал прокурор, не откажется от иска.
И наоборот, если истец откажется от иска, то суд прекращает дело независимо от воли прокурора-заявителя при условии, что это не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц.
С другой стороны, необходимо вернуться к тем необоснованным,
на наш взгляд, ограничениям, о которых упоминалось выше.
Сам термин «ограничение» применительно к процессуальной
правосубъектности прокурора содержится в тексте ч. 1 ст. 45 ГПК. Закон ввёл такие ограничения для прокурора в возможностях защищать
гражданина «только в случаях, если гражданин по состоянию здоровья,
возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд». Не обсуждая саму правовую неопределённость названных критериев, полагаем, что никакого ограничительного
перечня для одного из участников процесса не должно быть, иначе это
входит в противоречие с принципом доступности, который открывает
202
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
доступ к правосудию любого «заинтересованного лица» (ст. 3 ГПК), и
принципом равенства, который устанавливает равные процессуальные
возможности для «всех организаций независимо от их организационноправовой формы» (ст. 6 ГПК). Это противоречит также, если угодно,
имманентной сущности прокуратуры, которая обязана реагировать на
любое ущемление прав и свобод и принимать все предусмотренные законом меры, в том числе и судебной защиты, независимо от чьей-либо
воли и каких-либо ограничений. Иначе говоря, между нарушением закона и прокурором не должно быть никаких барьеров, препятствующих восстановлению правовой справедливости. Здесь в полной
мере должен работать принцип независимости прокурора, закреплённый в ст. 4 Закона о прокуратуре РФ, а связывать инициативу прокурора по устранению правонарушений с чьей-либо иной волей представляется необоснованным допущением.
Собственно говоря, этой же точки зрения придерживались и некоторые авторы, которые, оценивая предложения об ограничении участия прокурора в период разработки Концепции судебной правовой
реформы, указывали: «Право на судебную защиту не подлежит никаким
ограничениям… Представляется, что в современных условиях, когда
государство не может обеспечить реализацию конституционного положения о праве каждого на получение квалифицированной юридической
помощи, в предусмотренных законом случаях, бесплатно, ограничение
участия прокурора, осуществляющего, по существу, правозащитную
5
функцию в гражданском судопроизводстве, преждевременно» .
Далее, указанные ограничения проявляются и в дополнительных
требованиях к форме заявления прокурора в защиту прав перечисленных в ч. 1 ст. 45 ГПК субъектов, несоблюдение которой может повлечь
неблагоприятные процессуальные последствия, а именно оставление
заявления без движения (ч. 1 ст. 136 ГПК).
Почему-то, в отличие от истцов и их представителей, в соответствии с ч. 3 ст. 131 ГПК, выступая в защиту интересов России, субъектов РФ, муниципальных образований или неопределённого круга лиц,
прокурор обязан в заявлении указать: в чём конкретно заключаются их
интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка
на закон или иной нормативный акт, предусматривающий способы защиты этих интересов. А в случае обращения в защиту прав отдельного
гражданина в заявлении прокурор обязан обосновать невозможность
предъявления иска самим гражданином или указать, что гражданин сам
обратился к прокурору за судебной защитой. Иначе говоря, прямой и
5
Гражданское процессуальное право: учебник / под ред. М.С. Шакарян. М.: ТК Велби:
Проспект, 2004. С. 33, 93.
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
понятный алгоритм действий по судебной защите нарушенного права
для всех иных «заинтересованных лиц» для прокурора опять-таки обставляется различными надуманными законодательными усложнениями, зачастую трудно исполнимыми. В самом деле, а как можно прокурору выяснить интерес у каждого (!?) из неопределённого круга лиц,
чтобы защитить их права в суде? Да и предварительного согласия
(просьбы) заинтересованных лиц на предъявление подобного иска не
требуется, поскольку их круг заранее определить невозможно. И почему
такие особые требования к форме предъявлены законодателем только
к прокурору, но, например, не к таким же (по статусу) носителям государственного интереса в случаях, предусмотренных ст. 46 ГПК РФ?
Конечно, эти завышенные начальные требования к форме прокурорского заявления некоторым образом мобилизуют профессиональные качества прокурора и предполагают у него более тщательную подготовку не только к процедуре подачи заявления, но и непосредственно
к участию в судебном разбирательстве. Недаром в приказе Генпрокурора РФ от 02.11.2003 г. № 51 обращается внимание всех прокуроров на
строгое соблюдение требований ст. 56 ГПК, в соответствии с которой
каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она
ссылается как на основание своих требований и возражений, что требует от прокурора исчерпывающей полноты доказательств, отвечающих
критериям относимости и допустимости.
Однако не вполне понятна внутренняя юридическая логика в настороженном отношении законодателя (то бишь государства) к прокурору (опять-таки к государству) в гражданском процессе.
Здесь усматривается, как ни странно, какое-то внутреннее ментальное недоверие одновременно к двум институтам власти – суду и
прокурору (что, конечно же, представляется абсурдным!). Можно предположить, что разработчики ст. 45, 131 ГПК не верят в независимость
суда настолько, что само присутствие прокурора в судебном разбирательстве, по их мнению, пугает участников процесса и способно сильно
травмировать волю судьи к принятию справедливого и законного решения (почему, по этой логике, не пугает суд возможность участия неограниченного числа высокопрофессиональных адвокатов в деле?).
С другой стороны, дополнительные формальные требования к
прокурору (по сравнению с другими участниками процесса), видимо,
предполагают какие-то основания подозревать прокурора в злоупотреблении своим положением при осуществлении правозащитной деятельности в суде в случае, если бы эти надуманные барьеры были бы сняты.
Здесь тогда нужна убедительная статистика злоупотреблений прокурорской властью, которой, впрочем, нигде не приводится из-за её отсутствия.
204
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Не исключено, кстати, что громоздкая, да к тому же страдающая
правовой неопределённостью, редакция ч. 1 ст. 45 ГПК вызвана как раз
«внутренними метаниями» разработчиков, продиктованными не здравым смыслом, а скорее политической целесообразностью.
Вторая форма участия прокурора в гражданском судопроизводстве, предусмотренная ч. 3 ст. 45 ГПК, предполагает вступление в
процесс, не им инициированный. Здесь также необходимо принимать
во внимание некоторые современные правовые реалии:
- решение о том, вступать или не вступать в процесс, полностью
зависит от воли прокурора. Даже по определённому законом перечню
социально значимых категорий дел, по которым прокурор может вступать в процесс, его фактическое отсутствие не является для суда препятствием в рассмотрении и разрешении дела;
- законодатель установил довольно широкий перечень категорий дел, по которым прокурор может участвовать в разбирательстве: о
выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причинённого жизни или здоровью (ч. 3 ст. 45 ГПК), об оспаривании нормативных правовых актов (ст. 252 ГПК), о защите избирательных прав и
права на участие в референдуме граждан РФ (ст. 260.1 ГПК), о временном размещении иностранного гражданина, подлежащего реадмиссии, в
специальном учреждении (ст. 261.3 ГПК), об административном надзоре (ст. 261.7 ГПК ), об усыновлении и отмене усыновления (ст. 273
ГПК), о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении его умершим (ст. 278 ГПК), об ограничении дееспособности, о
признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении
несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно
распоряжаться своими доходами (ст. 284 ГПК), об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным (ст. 288 ГПК), о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар или
о продлении срока принудительной госпитализации гражданина, страдающего психическим расстройством (ст. 304 ГПК), о лишении родительских прав, об ограничении родительских прав (ст. 70, 72, 73 СК), об
обязательном обследовании и лечении больных туберкулёзом (ст. 10
ФЗ от 18.06.2001 г. № 77 «О предупреждении распространения туберкулёза в РФ»);
- следует также учитывать, что, вступая в процесс, прокурор не
является стороной разбирательства, его участие преследует цель, не
связанную интересом ни с одной из сторон и напрямую вытекающую из
его полномочий – соблюдение законности. Заключение прокурора
носит для суда рекомендательный характер. Поэтому Генеральный
прокурор своим приказом от 02.11.2003 г. № 51 обязал подчинённых
ему прокуроров строго осознавать социальную значимость перечис205
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
ленных в законе категорий дел, быть беспристрастными к лицам, участвующим в деле, позиция прокурора должна быть мотивирована и основана на нормах материального и процессуального права, чётко выражена по всем заявленным требованиям и продиктована внутренним убеждением.
Эта форма участия прокурора в процессе также подвергалась радикальной критике. Так, зам. председателя Верховного Суда РФ В.М.
Жуйков по данному поводу высказался довольно определённо: «Участие прокурора в деле, начатом другими лицами, становится бессмыс6
ленным» .
В то же время другие учёные-правоведы не ставят под сомнение необходимость вступления прокурора в рассмотрение определённых категорий дел, полагая, что «в условиях усиления действия принципа состязательности сторон вступление прокурора в процесс для дачи
заключения по социально значимым делам способствует обеспечению
полного, всестороннего и объективного исследования судом обстоя7
тельств дела, правильному разрешению спора» . А правовая необходимость вступления прокурора в гражданский процесс более точно продекларирована в «родственной» ст. 52 АПК РФ – «обеспечение законности».
Сама форма заключения, которое даёт прокурор по завершении
«рассмотрения дела по существу», нормами действующего ГПК не установлена и на практике ограничивается устным выступлением с фиксированием в протоколе судебного заседания, что, однако, не исключает
и письменного приобщения такого заключения к материалам дела.
В отличие от ГПК РСФСР 1964 г. действующее процессуальное
законодательство устанавливает, что прокурор, не участвующий в суде
первой инстанции, не может обжаловать вынесенное постановление по
делу, даже если обнаружит, что данный вердикт вынесен незаконно и
необоснованно.
С учётом вышеизложенного возникает вопрос: следует ли вносить изменения в редакцию действующих статей Гражданского процессуального кодекса РФ, в том числе и регулирующих участие прокурора
в гражданском судопроизводстве? Представляется, что такие изменения
неизбежны уже потому, что по инициативе Президента Российской Федерации В. В. Путина реализуется на практике курс на объединение
Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Такое объе6
Жуйков В.М. Реализация конституционного права на судебную защиту. М., 1996 . С.
23.
7
Настольная книга прокурора / под общ. ред. С. Г. Кехлерова, О. С. Капинус. М.:
Юрайт, 2013. С. 872.
206
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
динение, по мнению главы государства, позволит обеспечить единые
подходы к разрешению споров с участием как граждан, так и организаций, а также споров с органами государственной власти и органами местного самоуправления. Данная стратегия, на наш взгляд, предполагает
в перспективе устранение процессуальных различий в двух «родственных» по духу законах – ГПК РФ и АПК РФ, вплоть до принятия единого процессуального кодекса. Ведь сложно, если вообще возможно, вырабатывать единые подходы при разных правилах игры. Желательно,
чтобы в новой объединительной стратегии судебной реформы процессуальная фигура прокурора заняла бы присущее ей достойное место наравне с другими участниками процесса.
В этой связи в качестве изменений в процессуальное положение
прокурора хотелось бы предложить законодателю изъять из ст. 45 ГПК
РФ такую форму участия, как вступление в процесс, прокурором не
инициированный, для дачи заключения по делу. Следует согласиться с
вышеприведённым мнением по данному вопросу В. М. Жуйкова и признать, со своей стороны, что эта форма участия носит, скорее всего,
инерционные следы предыдущих надзорных функций прокурора, которые в современной судебной системе недопустимы. В случаях, когда
стороны полностью реализовывают своё диспозитивное право на судебное разбирательство, ни они, ни тем более суд не нуждаются в дополнительном, хотя и авторитетном «оценщике». Предложенные изменения следует, на наш взгляд, совместить со снятием дополнительных
процессуальных ограничений, сковывающих правозащитную инициативу прокурора по защите нарушенного права. Представляется разумным
аналогичные изменения внести и в Арбитражный кодекс России.
Список литературы
1. Горшков М. Центр тяжести // Литературная газета. 2014. № 15.
2. Гражданское процессуальное право: учебник / под ред. М.С. Шакарян. М.: ТК Велби: Проспект, 2004.
3. Жуйков В.М. Реализация конституционного права на судебную
защиту. М., 1996.
4. Клеандров М.И. Арбитражный процесс: учебник. М.: Юрист, 2003.
5. Настольная книга прокурора / под общ. ред. С. Г. Кехлерова, О. С.
Капинус. М.: Изд-во Юрайт, 2013.
6. Пашин С.А. Преобразование судебной системы России на романтическом этапе судебной реформы // Портал «История новой России», 2010. http: www.ru-90.ru/node/1204
7. Яник А.А. История современной России: Истоки и уроки последней российской модернизации (1985 – 1999). М.: Фонд современной истории, Изд-во Моск. ун-та, 2012.
207
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
PRIVATE VIEW OF THE ROLE OF THE PROSECUTOR CIVIL
PROCEEDINGS OR «PARTIALLY CAPABLE» PROSECUTOR
IN MODERN CIVIL PROCESS
A. I. Tumanov
Branch of Tver State University in Rzhev
Article focuses on the role and place of the public prosecutor in the modern civil process. The author analyzes the appropriateness of certain procedural restrictions on the
rights of the prosecutor in civil proceedings in the light of the unifying judicial reform.
Keywords: prosecutor, a strong state, principles of law, the protection of rights and
freedoms, procedural constraints forms of participation in the process.
Об авторе
ТУМАНОВ Александр Иванович – почетный работник прокуратуры РФ, кандидат философских наук, доцент кафедры правовых дисциплин филиала Тверского государственного университета (172386,
Тверская область, г. Ржев, Заводское шоссе, д. 14), e-mail:
tvgurzhev@mail.ru.
Туманов А.И. Частный взгляд на роль прокурора в гражданском судопроизводстве, или «ограниченная дееспособность» прокурора в современном гражданском процессе // Вестн. ТвГУ. Сер. «Право». 2014. № 3.
С.206–215.
208
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3.С.209-217
УДК 341.1
ПЕРСПЕКТИВЫ ДАЛЬНЕЙШЕГО РАЗВИТИЯ
И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА
И ЕДИНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА ЕВРАЗЭС
В.Г. Федорова
Тверской государственный университет
Целью статьи является выявление сущности формирования, содержания и основных принципов Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Белоруссии и Казахстана. Дальнейшее преобразование данной интеграции в Евразийский союз. Выделяются основные моменты развития и совершенствования ТС и ЕЭП, а также основные проблемы формирования единого
таможенного законодательства.
Ключевые слова: Таможенный союз, интеграция, государственное регулирование внешнеэкономической деятельности, таможенное законодательство,
Евразийская экономическая комиссия,экономический и валютный союз, Евросоюз
10 октября 2000 года в Астане главами государств (Беларусь, Казахстан, Россия, Таджикистан, Киргизия, Узбекистан позднее) был подписан Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества. В Договоре заложена концепция тесного торгово-экономического
сотрудничества для эффективного продвижения процесса формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства.
Важнейшим событием 2010 года стало начало функционирования Таможенного союза, которое потребовало создания нормативной
правовой базы Таможенного союза путем унификации законодательств
стран-участниц Таможенного союза. Соответственно многие отрасли
российского законодательства претерпели определенные изменения.
Самые крупные изменения коснулись самого таможенного законодательства. Каждый день между странами-участницами Таможенного
союза заключаются соглашения о таможенно-тарифных и нетарифных
мерах регулирования в Таможенном союзе.
Активно проводится работа по совершенствованию организации
ведения и практического применения единой Товарной номенклатуры
внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТН ВЭД ТС)
и Единого таможенного тарифа Таможенного союза (ЕТТ ТС). Продолжалось создание единой системы управления рисками. В условиях применения нового механизма распределения ввозных таможенных пошлин
между государствами – членами Таможенного союза объем перечисленных таможенных платежей составил более половины доходной части федерального бюджета.
Пополнение доходной части федерального бюджета – одна из
важнейших задач таможенных органов. Внешнеторговый оборот России
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
составил в 2012 году 837,2 млрд. долларов США и возрос по сравнению
с 2011 годом на 1,8%. Перечисления в доход федерального бюджета составили свыше 6,5 трлн. рублей и увеличились по сравнению с 2011 го1
дом на 10,6% .
Переход от Таможенного союза к формированию Единого экономического пространства (интеграционное объединение государств
Таможенного союза — Белоруссии, Казахстана, России) является важнейшей ступенью в формировании единых механизмов правового регулирования экономической деятельности и образования единого рынка
товаров и услуг.
В 2012 году начало функционировать качественное новое интеграционное образование - Единое экономическое пространство Белоруссии, Казахстана и России. Это принципиально важный шаг на постсоветском пространстве, одно из проявлений мировой интеграционной
тенденции.
ЕЭП формируется поэтапно, с учетом основных принципов и
правил ВТО, что означает постепенное повышение уровня интеграции,
через синхронизацию осуществляемых Сторонами преобразований в
экономике, совместных мер по проведению согласованной экономической политики, гармонизацию и унификацию законодательства в сфере
экономики, торговли и по другим направлениям, с учетом общепризнанных норм и принципов международного права, а также опыта и законодательства Европейского союза.
В конце 2011 года решением Президентов Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан, как единый постоянно действующий регулирующий орган Таможенного союза и Единого
экономического пространства, создана Евразийская экономическая комиссия, имеющая статус наднационального органа управления. Основной задачей ЕЭК является обеспечение условий функционирования и
развития Таможенного союза и Единого экономического пространства,
а также выработка предложений по дальнейшему развитию интеграции.
ЕЭК передаются полномочия упраздняемой Комиссии Таможенного
союза.
С 1 января 2012 года ЕЭК наделена функциями руководства интеграционными процессами в формате Таможенного союза и Единого
экономического пространства.
Таким образом, эта комиссия впервые в постсоветской истории
призвана стать наднациональным органом по отношению к государст-
1
Официальный сайт ФТС России: http://www.customs.ru/
210
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
вам-участникам, которому будут передаваться национальные полномочия.
Принципиально важным российская сторона считает то, что механизм принятия решений в рамках ЕЭК исключает доминирование какого-либо государства и подразумевает такую внутреннюю организацию деятельности — Совет комиссии и Коллегию комиссии. Совет — в
составе вице-премьеров будет осуществлять общее регулирование интеграционными процессами в ТС и ЕЭП. Коллегия станет основным рабочим органом, куда все страны делегируют своих представителей в ста2
тусе международных независимых чиновников .
Анализируя временные рамки прохождения основных этапов
сближения национальных правовых систем, можно сделать вывод о довольно быстром развитии интеграционных процессов в рамках ЕврАзЭС, что, с одной стороны, свидетельствует об огромном желании государств развиваться в рамках интеграционных структур, а с другой - заставляет задуматься о качестве нормативно-правовой базы, подготовленной для такого перехода.
Календарный план по разработке документов в целях реализации
Соглашений, формирующих ЕЭП, предусматривает разработку 13 международных договоров и 42 иных документов (протоколов, порядков,
методик, критериев, схем, планов мероприятий). Указанные документы
3
должны быть разработаны и приняты в период с 2011 по 2015 г. .
Завершение формирования ЕЭП с точки зрения классической теории интеграции будет означать формирование общего рынка
с более или менее выраженными элементами экономического и валютного союза. В принципе, в институциональном и динамическом плане
единое экономическое пространство в том конкретном виде, в котором
оно замышлено Россией, Белоруссией и Казахстаном, является такой
конструкцией, которая может при наличии экономических предпосылок
и политической воли эволюционировать в полноценный экономический, а затем и валютный союз. На мой взгляд, восходящее движение по
ступеням интеграции является для стран ТС единственно правильным
решением, позволяющим в полной мере раскрыть и реализовать совокупный экономический потенциал объединения. К тому же только при
таком сценарии возможно выстраивание стратегических партнерских
2
Пастухова Н.Б. Единое экономическое пространство, некоторые конституционноправовые проблемы создания Евразийского союза.//Конституционное и муниципальное право. – 2013. –№ 4. – С. 65-67.
3
Курочкина.О.Л. Особенности интеграционного перехода стран-членов таможенного
союза к единому экономическому пространству // Таможенное дело.– 2011. – № 10. –
С.7.
211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
отношений с Евросоюзом в формате евразийского экономического про4
странства .
Успешное продвижение стран ТС по пути углубления интеграции окажет стимулирующий эффект для развития интеграционных
процессах в масштабах всего СНГ, а наработки по формированию нормативной правовой базы ТС и ЕЭП могут служить ориентиром и учитываться при разработке проектов многосторонних соглашений в рамках Содружества. Согласованность процессов создания ТС и ЕЭП, с одной стороны, и формирования многосторонней зоны свободной торговли и общего экономического пространства стран СНГ, с другой стороны, обеспечит для государств – участников ТС получение дополнительных преимуществ интеграционного сотрудничества за счет расширения рынков и улучшения условий работы на них, формирования унифицированной, понятной и предсказуемой предпринимательской среды
5
на всем пространстве Содружества .
На базе Единого экономического пространства Белоруссии,
Казахстана и России на переговорах ЕврАзЭС в Москве были достигнуты договоренности о создании Евразийского союза.
11 апреля 2013 года в Санкт-Петербурге состоялся Первый международный форум « Евразийская экономическая перспектива». В ходе
дискуссии на тему «Евразия—пространство эффективного экономического взаимодействия» можно сделать следующие выводы:
1. Правовая система Евразийского экономического союза формируется на основе международного права с учетом опыта развития Таможенного союза и Единого экономического пространства, других интеграционных объединений.
2. Учредительный договор Евразийского экономического союза
определяет цели, принципы, основные сферы действия и правовые институты евразийской интеграции.
3. В целях сохранения достигнутого уровня интеграции проводится систематизация международных соглашений, заключенных в
сфере экономического сотрудничества между заинтересованными государствами.
4. При формировании создания международно-правовых документов Евразийского экономического союза следует учитывать необхо4
Морозов А.Н. Реализация решений Евразийской экономической комиссии в правовых системах государств-участников Таможенного союза.// Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения.—2013. – № 4(41). – С 664-670.
5
Лихачев.А.Е. Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана: история, современный этап и перспективы развития // Российский внешнеэкономический вестник. –
2010. – №6. – С. 22.
212
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
димость согласования действий, предпринимаемых на международном
и наднациональном уровне, в том числе посредством определения этапов и очередности решения задач, оценки достигнутых результатов,
корректировки правореализующих механизмов и средств.
5. Для формирования институциональных основ Евразийского
экономического союза необходимо сотрудничество в формате парламентской ассамблеи, Суда Союза, а также механизмов контроля над
расходованием средств, выделяемых государствами для целей Союза.
6. Помимо Суда Союза правозащитная система Евразийского
экономического союза включает механизмы согласования позиций,
примирения, третейского разбирательства споров.
7. Целесообразно использование современных способов гармонизации права, сглаживающих различия в национальном законодательстве и обеспечивающих гармоничное взаимодействие национально-правовых систем участников интеграционных процессов.
8. Необходимо развитие правовых основ сотрудничества между
Евразийским экономическим союзом и иными интеграционными объединениями.
9. Формирование благоприятного инвестиционного климата Евразийского экономического союза включает в себя содействие развитию
6
интегрированных рынков с высоким уровнем защиты инвестиций .
19 октября 2011 года главы стран Евразийского экономического сообщества приняли решение о присоединении Киргизии к Таможенному союзу, в который на данный момент входят Россия, Белоруссия и Казахстан.
В статье В.В. Путина со всей определенностью заявлено, что «мы
будем строить свой Евразийский союз как неотъемлемую часть большой Европы, объединенную едиными ценностями свободы, демократии
и рыночных принципов».
Евразийский союз—открытый проект. Он открыт как к присоединению других государств, так и к широкому взаимодействию, например, с Евросоюзом и другими объединениями. Предполагается мощная
модель наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной связи
7
между Европой и динамичным Азиатско-Тихоокеанским регионом .
6
Капустин А.Я. Международно-правовые основы институционной системы евразийской интеграции // Журнал российского права. – 2013. – № 10. – С. 116-121.
7
Сокольская Л.В. К проблеме евразийской правовой интеграции.// Право и образование. – 2013. –№ 11. – С. 122-130.
213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
На рубеже 2015 года мы можем подойти к реализации идеи создания Евразийского союза.
Нужно учитывать, что Единое экономическое пространство формируется постепенно, путем повышения уровня интеграции, через синхронизацию осуществляемых государствами-участниками преобразований в экономике, совместных мер по проведению согласованной торговой политики, гармонизацию и унификацию законодательства в сфере
экономики, торговли и по другим направлениям, с учетом общепри8
знанных норм и принципов международного права .
Неотъемлемым элементом экономической интеграции
должна стать гармонизация в налогово-бюджетной и денежнокредитной сферах и создание на наднациональном уровне эффективных
механизмов обеспечения финансовой стабилизации, которая сегодня
9
имеет место в России . Это предполагает изменение финансовоэкономического механизма Антикризисного фонда ЕврАзЭС и создание
на его основе некоего аналога Европейского финансового механизма
10
(ранее Европейского фонда финансовой стабилизации) . Этот фонд
11
должен стать фондом финансовой стабилизации стран ЕврАзЭС . В
дальнейшем необходимо будет создание единой валюты в ЕврАзЭС, что
потребует формирования соответствующего наднационального меха12
низма эмиссии денег . Возможно, им может стать некий наднациональный центральный банк, функционирование которого объективно
8
Лукьянова В.Ю. Влияние права ВТО на формирование системы технического реформирования на Европейском пространстве // Журнал зарубежного законодательства
и сравнительного правоведения. – 2013. – № 4(41). – С 671-681.
9
Сухарев А.Н. Резервный фонд и Фонд национального благосостояния: финансовая
конструкция и итоги функционирования // Финансы и кредит. – 2009. – № 40. – С. 50–
59; Сухарев А.Н. Резервный фонд Российской Федерации в системе государственных
финансов // Финансы и кредит. – 2014. – № 9. – С. 2-8; Сухарев А.Н. Резервный фонд
РФ: опыт 2008–2009 гг. и перспективы // Финансы и кредит. – 2010. – № 14. – С. 26–
31; Смирнова О.В. О влиянии денежно-кредитной политики на величину прибыли
Банка Росси //Финансы и кредит. – 2012. – №42(522). – С .13-19.
10
Сокольская Л.В. К проблеме евразийской правовой интеграции.// Право и образование. – 2013. –№ 11. – С. 122-130.
11
Сухарев А.Н. Суверенные фонды благосостояния: международный и российский
опыт // Финансы и кредит. 2010. – № 17. – С. 31–37; Сухарев А.Н. Финансовые механизмы формирования и использования суверенных фондов // Финансы и кредит. –
2010. – № 18. – С. 28–33.
12
Сухарев А.Н. Об определении количественных параметров денежной эмиссии центральными банками // Финансы и кредит. – 2014. – №11 . – С. 2-7; Смирнова О.В. О
влиянии денежно-кредитной политики на величину прибыли Банка Росси //Финансы и
кредит. – 2012. – №42(522). – С .13-19.
214
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
поставит вопрос о формировании и использовании его финансовых ре13
зультатов .
По мнению автора, создание Евразийского союза требует более
длительного времени. Ведь резкий переход от Таможенного союза к
Единому экономическому пространству, а потом Евразийскому экономическому союзу не позволяет государствам в полной мере перестроить
свою экономику, законодательство и политику в области таможенного
дела.
Список литературы
1. Капустин А.Я. Международно-правовые основы институционной
системы евразийской интеграции // Журнал российского права. –
2013. – № 10. – С. 116-121.
2. Курочкина.О.Л. Особенности интеграционного перехода странчленов таможенного союза к единому экономическому пространству // Таможенное дело.– 2011. – № 10. – С.7.
3. Лихачев.А.Е. Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана:
история, современный этап и перспективы развития // Российский
внешнеэкономический вестник. – 2010. – №6. – С. 22.
4. Лукьянова В.Ю. Влияние права ВТО на формирование системы
технического реформирования на Европейском пространстве //
Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. – 2013. – № 4(41). – С 671-681.
5. Морозов А.Н. Реализация решений Евразийской экономической
комиссии в правовых системах государств-участников Таможенного союза.// Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения.—2013. – № 4(41). – С 664-670.
6. Официальный сайт ФТС России: http://www.customs.ru/
7. Пастухова Н.Б. Единое экономическое пространство, некоторые
конституционно-правовые проблемы создания Евразийского союза.//Конституционное и муниципальное право. – 2013. –№ 4. – С.
65-67.
8. Сокольская Л.В. К проблеме евразийской правовой интеграции.//
Право и образование. – 2013. –№ 11. – С. 122-130.
13
Смирнова О.В. Сеньораж: механизмы формирования и методы расчета // Финансовая аналитика: проблемы и решения. – 2012. – № 40 (130). – С. 24-29; Смирнова О.В.
Сеньораж и формирование прибыли центрального банка: теоретико-экономический
аспект // Финансы и кредит. – 2013. – № 1. – С. 22-28; Смирнова О.В. Центральные
банки в современном мире // Деньги и кредит. – 2013. – № 10. – С. 66-67.
215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
9. Сухарев А.Н. Европейские институты финансовой стабилизации:
создание и современное состояние // Финансы. – 2014. – № 1. – С.
52-55.
10. Сухарев А.Н. Об определении количественных параметров денежной эмиссии центральными банками // Финансы и кредит. – 2014. –
№11 . – С. 2-7.
11. Сухарев А.Н. Резервный фонд и Фонд национального благосостояния: финансовая конструкция и итоги функционирования // Финансы и кредит. – 2009. – № 40. – С. 50–59.
12. Сухарев А.Н. Резервный фонд Российской Федерации в системе
государственных финансов // Финансы и кредит. – 2014. – № 9. – С.
2-8.
13. Сухарев А.Н. Резервный фонд РФ: опыт 2008–2009 гг. и перспективы // Финансы и кредит. – 2010. – № 14. – С. 26–31.
14. Сухарев А.Н. Суверенные фонды благосостояния: международный
и российский опыт // Финансы и кредит. 2010. – № 17. – С. 31–37.
15. Сухарев А.Н. Финансовые механизмы формирования и использования суверенных фондов // Финансы и кредит. – 2010. – № 18. – С.
28–33.
16. Смирнова О.В. О влиянии денежно-кредитной политики на величину прибыли Банка Росси //Финансы и кредит. – 2012. –
№42(522). – С .13-19.
17. Смирнова О.В. Сеньораж: механизмы формирования и методы
расчета // Финансовая аналитика: проблемы и решения. – 2012. – №
40 (130). – С. 24-29.
18. Смирнова О.В. Сеньораж и формирование прибыли центрального
банка: теоретико-экономический аспект // Финансы и кредит. –
2013. – № 1. – С. 22-28.
19. Смирнова О.В. Центральные банки в современном мире // Деньги и
кредит. – 2013. – № 10. – С. 66-67.
216
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
PROSPECTS FOR FURTHER DEVELOPMENT AND
IMPROVEMENT OF THE CUSTOMS UNION AND
COMMON ECONOMIC SPACE EVRAZES
V.G.Fedorova
Tver State University
The Department of Constitutional, Administrative and customs law
The aim of the article is to identify the nature of the formation, maintenance and basic
principles of the Customs Union and the Common Economic Space of Russia, Belarus and Kazakhstan. Further transformation of the integration in the Eurasian Union.
Highlights the main points in the development and improvement of the Customs Union and the Common Economic Space required, as well as basic problems of forming
a single customs legislation.
Keywords: Customs Union integration, state regulation of foreign trade activities,
customs legislation, the Eurasian Economic Commission, Economic and Monetary
Union, European Union
Об авторе
ФЕДОРОВА Валерия Геннадьевна – студентка 3 курса юридического факультета специальности таможенного дела Тверского государственного университет, e-mail: letty_69@mail.ru.
Федорова В.Г. Перспективы дальнейшего развития и совершенствования Таможенного союза и Единого экономического пространства ЕврАзЭС//Вестник ТвГУ. Серия:Право.2013. №3.С.216–224.
217
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВестникТвГУ.
ТвГУ.Серия
Серия"Право".
"Право".2014.
2014.№3
№3.С.218-225
Вестник
УДК 343.918.2
К ВОПРОСУ О ОСОБЕННОСТЯХ ХАРАКТЕРИСТИК
ПЕНИТЕНЦИАРНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
С.А. Хохрин
Академия ФСИН России
Данная статья посвящена вопросам динамики состояния уголовно-правовой характеристики преступлений осужденных в исправительных учреждениях, динамическим и криминологическим показателям, а также особенностям изменения структуры по сравнению с ранним периодом .
Ключевые слова: пенитенциарная преступность, криминология, преступление,
осужденный, уголовно правовая характеристика, исправительные учреждения,
правосудие
Исследование проблем отбывания наказания является актуальным направлением юридической науки. Одним из наиболее важных направлений, данных проблем, является изучение особенностей совершения преступлений осужденными непосредственно в учреждениях Федеральной службы исполнения наказания.
Анализ статистических данных о состоянии преступности в исправительных учреждениях и следственных изоляторах показывает, что
применение самых строгих мер уголовно-правового воздействия к лицам, совершившим преступление, не гарантирует абсолютного снижения роста преступности в пенитенциарной системе. Уровень преступности в местах лишения свободы остается достаточно высоким. Так, в
2006 г. осужденными, содержащимися в местах лишения свободы, было
совершено 1231 преступлений соответственно в 2007 г. – 1133 преступления; в 2008 г. – 964 преступления; в 2009 г. – 893 преступления, в
2010 г. – 944 преступления, в 2011 г. было зарегистрировано 799 преступлений, однако в 2012 г. было зарегистрировано 1280 преступлений,
1
в 2013 г. было зарегистрировано 971 преступлений .
Преступность в пенитенциарных учреждениях, будучи органически связанной со специфическими противоречиями,
социальнопсихологическими явлениями и процессами при исполнении уголовного
наказания, представляет собой сложную природу. При этом очевидно,
что конкретные преступные проявления нередко не только причиняют
вред отдельным потерпевшим и нарушают нормальную деятельность
колоний, следственных изоляторов и тюрем, но и затрагивают интересы
и безопасность большинства осужденных, осложняя обстановку в пенитенциарных учреждениях.
1
См. Отчет о состоянии преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС
за 2012г.;
218
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Проведенные нами исследования показывают, что преступность
в пенитенциарных учреждениях, имеет своеобразные корни. Они, как
правило, непосредственно вплетены в систему криминальной субкультуры («другой жизни») осужденных, объективно порождаемой противоречиями наказания, постоянным режимным воздействием и изоляцией. В колониях по исполнению наказаний преобладают, прежде всего,
преступления, связанные с насилием над личностью.
Проведенные исследования позволяют утверждать, что пик зарегистрированных преступлений произошел в 2006 г. и достиг своего максимума за последние восемь лет. Начиная с 2007г. происходит постепенное снижение зарегистрированных преступлений. В 2011 г. количество зарегистрированных преступлений снижается до минимальных показателей, но с 2012 г. начинает расти и в 2013 г. держится примерно
на одном уровне. Полученный результат позволяет утверждать, что
особое внимание необходимо уделить осужденным отбывающим наказание в колониях поселениях, где совершается одна треть всех зарегистрированных преступлений. В своих работах М.Ф. Костюк указывал о
2
высоком уровне преступности в колониях строгого режима , однако за
последнее время и колонии поселения дают практически 32% от общего количества преступлений. По своей сути в колонии поселения должны способствовать максимально сохранению социальных связей осужденных и стремлению к правовослушному поведению. Как сказано в
ст.74 УИК в колониях-поселениях отбывают наказание: осужденные к
лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности,
умышленные преступления небольшой и средней тяжести. Эти осужденные не сталкивались с тюремной субкультурой, чаще всего вели
добропорядочный образ жизни. Находясь в условиях специфического
межкультурного взаимодействия, осужденные стремятся установить
социально полезные связи и с администрацией пенитенциарных учреж3
дений, и с влиятельными представителями «тюремного» мира .
Одновременно туда направляются осужденные, переведенные из
исправительных колоний общего и строгого режимов на основании и в
порядке, установленных пунктами «в, г» части второй статьи 78
УИК. Указанные категории лиц наименее криминализированы и более
остальных, стремиться к возвращению в нормальное общество. Своими
2
Костюк М. Ф. Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с
преступностью в исправительных учреждениях : Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук :
12.00.08 : Москва, 2000 13 С.
3
Тумаров К. С. Ресоциализация осужденных в пенитенциарном учреждении в условиях современной России: автореферат дис.. канд. соц. наук: 22.00.06 / - Ставрополь,
2012.- С.10
219
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
действиями они уже доказывали, что хотят встать на путь исправления.
Как указывал в своих работах К.С. Тумаров. под ресоциализацией
осужденных понимается как процесс аккультурации, когда заключенные, впервые отбывающие наказание, вынуждены приспосабливаться к
совершенно новой для них социокультурной среде пенитенциарного
учреждения. Как показывают проведенные нами исследования, именно
эти категории лиц совершают наибольшее число преступлений. Косвенно это подтверждается руководством ФСИН, которое на подведении
итогов за 2011 год обозначило: «…увеличивается число осужденных,
склонных к различным формам деструктивного поведения, которые постоянно нарушают установленный порядок отбывания наказания, во4
влекают в противоправную деятельность других осужденных» . На противоречие статистических данных и реальной обстановки указывал
А.А. Примак. Он отмечал, в исправительных учреждениях сегодня
происходит ослабление режима содержания, ухудшение воспитательной
работы и оперативно-розыскной деятельности оперативных частей, так
как в настоящее время «криминальные авторитеты», подкупают персонал, выбивают для себя различные льготы, свободно распоряжаются
«общаком», организуют прямо в зоне банкеты, оргии с приглашением
5
друзей, проституток, проводят прямо там воровские сходки .
Мы согласны с указанным мнением, тем более это подтверждается и полученными данными. Так на основании статистических данных
от ФСИН России начиная с 2006 г. количество осужденных, состоявших
на различных профилактических учетах, ежегодно растет. В период с
2006 г. −44372 осужденных состояли на профилактическом учете, постепенно происходит рост в 2007 г. – 48068, в 2008 г. – 53918, в 2009 г. –
57000, в 2010 г. – 60371, 2011 г. – 63576, в 2012 г. – 69673 в 2013 г. –
70133. Цифры говорят сами за себя, проведя сравнение в рассматриваемом периоде, приведенные данные говорят о росте на 63,78%. Как известно основанием для решения вопроса о постановке осужденного на
профилактический учет (снятие с учета), является рапорт, который мо6
жет поступить от любого сотрудника учреждения .
4
См. Выступление директора ФСИН России генерал-полковника внутренней службы
А.А. Реймера на расширенном заседании коллегии ФСИН России 9 февраля 2012 года
http://фсин.рф
5
Примак А.А. О некоторых факторах латентности пенитенциарной преступности //
Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском федеральном округе.
Красноярск, 2008. С. 25
6
См. Приказ Министерства Юстиции Российской Федерации от 20.11.2006г. №333
«Об утверждении Инструкции по профилактике правонарушений, среди лиц,
содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы»
220
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
В исправительных учреждениях осужденных, поставленных на
профилактический учет в зависимости от категории учета и наиболее
профессионального воздействия на профилактируемого, целесообразно
закреплять:
готовящиеся совершить побег и ранее их совершавшие, уличенные за период отбывания наказания в употреблении, сбыте или приобретении наркотических, токсических веществ и сильнодействующих
медицинских препаратов – за сотрудниками оперативного отдела;
причисляющие себя к, так называемой, категории «воров в законе», а так же лидеры и активные участники групп отрицательной направленности, организующие и провоцирующие групповые эксцессы,
отбывающие наказание за действия, дезорганизующие работу ИУ, массовые беспорядки, вымогательство, а так же за совершение преступлений в составе организованных преступных групп – за сотрудникам отдела собственной безопасности;
уличенные за период отбывания наказания в систематическом
употреблении спиртных напитков, а так же признанные судом нуждающимися в лечении от алкоголизма, занимающиеся поборами и притесняющие других осужденных, склонные к нападению на представителей администрации – за сотрудниками отдела безопасности;
организующие или активно-участвующие в картежных, либо
других азартных играх, с целью извлечения материальной или иной выгоды, склонные к гомосексуализму, либо лесбийской любви – за сотрудниками отдела воспитательной работы;
имеющие психические расстройства, связанные с возможностью
причинения существенного вреда, либо с опасностью для себя и других
7
лиц – за сотрудниками медчасти .
Все это наталкивает на определенные вопросы, как при ухудшении криминогенной обстановки в учреждениях, и росте осужденных
стоящих на профилактическом учете происходит снижение количества
зарегистрированных пенитенциарных преступлений. Существует мнение о достаточно высоком уровне латентности преступлений в местах
лишения свободы. Поэтому мы согласимся с мнением ряда ученых, что
сокрытие преступлений от учета обусловлено и самой спецификой деятельности ИУ, так как показателем работы учреждений уголовноисполнительной системы является исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как со стороны осужденных, так и иными лицами. Это вынуждает к укрытию от учета имен7
См. Приказ Министерства Юстиции Российской Федерации от 20.11.2006г. №333
«Об утверждении Инструкции по профилактике правонарушений, среди лиц,
содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы»
221
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
но тех деяний, которые непосредственно посягают на установленный
порядок исполнения наказания, фактически можно говорить об искус8
ственной латентности пенитенциарной преступности. Данный автор
указывал категорию преступлений где, по его мнению, наибольший
уровень латентности, для относительно неопасных преступлений (по
сравнению с убийствами, причинением тяжкого вреда здоровью), в значительной мере ставших как бы нормальными явлениями «тюремнолагерного мира» - побои, истязания, насильственное мужеложство, ху9
лиганство и т.д.
Опираясь на официальные данные, мы заметим динамику снижение отказов в возбуждении уголовных дел: в 2006г. –11100 отказов,
2007г. –11338, 2008г. –10640 , 2009г. – 8607, 2010г. – 8833, 2011г. –
8464, 2012г. –7494. На наш взгляд это в первую очередь связано с сокращением количества осужденных, находящихся в исправительных
учреждениях. Еще одной причиной может являться сокращение сотрудников в рамках проведения оптимизации численности сотрудников уголовно-исполнительной системы.
Правовую характеристику преступлений в исправительных учреждениях целесообразно рассматривать в соответствии со структурой
уголовного кодекса. Так, мы можем выделить основные категории преступлений совершаемых осужденными: а) против жизни и здоровья;
б) против собственности; в) против общественной безопасности и общественного порядка; г) преступления против здоровья населения и общественной нравственности; д) преступления против правосудия; ж) преступления порядка управления. С токи зрения правовой характеристики
нами получены интересные результаты совершаемых преступлений,
которые можно представить в виде таблицы.
Таблица 1
2009
2010
2011
2012
2013
11
2008
дезорганизации
нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, ст. 321 УК РФ
захватов заложников,
ст. 206 УК РФ
2007
2006
Статья
2
95
1
83
1
91
1
65
1
59
1
45
1
95
1
1
4
3
2
0
1
0
0
8
Ишигеев В. С. Пенитенциарные преступления: характеристика, предупреждение,
ответственность : Дис. ... д-ра юрид. наук : Иркутск, 2004 С. 18
9
Ишигеев B.C. Наказание и предупреждение преступлений в местах лишения свободы: Монография / B.C. Ишигеев, И.В. Кернаджук. -Хабаровск: Изд-во Дальневост. инта бизнеса, менеджмента и права, 2003. С.37
222
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
убийств ст.105 УК РФ
покушений на убийство, ст. 30, 105 УК РФ
убийств в состоянии
аффекта ст.107 УК РФ
убийств при превышении пределов необходимой
обороны, ст.108 УК РФ
причинений смерти по
неосторожности, ст.109 УК РФ
умышленных причинений тяжкого вреда здоровью,
повлекших смерть потерпевшего, ч.4 ст. 111 УК РФ
умышленных причинений тяжкого вреда здоровью,
ч.1-3 ст 111 УК РФ
умышленных причинений средней тяжести вреда здоровью, ст.112 УК РФ
причинений
тяжкого
или средней тяжести вреда здоровью, ст.113 УК РФ
причинений
тяжкого
или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны,
ст.114 УК РФ
причинений
тяжкого
или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности,
ст.118 УК РФ
побегов из мест лишения свободы, из-под ареста или
из-под стражи, ст. 313 УК РФ
уклонений от отбывания лишения свободы, ст. 314
УК РФ
массовых беспорядков
ст. 212 УК РФ, хулиганств,
ст.213 УК РФ
краж на объектах УИС,
ст.158 УК РФ
приобретение, сбыт наркотических средств, ст.228 УК
РФ
иных преступлений
1
8
7
1
7
4
2
8
2
1
2
6
1
6
1
5
2
1
5
5
5
7
4
3
5
3
4
5
5
2
1
2
0
0
0
5
2
3
2
1
0
2
1
8
2
8
3
2
8
5
4
2
1
3
3
2
2
2
2
1
3
2
2
3
2
3
1
3
4
2
2
3
3
2
4
2
4
4
3
2
8
2
6
4
7
1
2
8
2
4
3
6
1
2
9
4
1
6
4
4
2
1
0
0
8
5
6
7
3
2
1
2
2
4
5
6
6
3
7
4
3
96
2
72
1
46
1
99
1
87
1
75
1
43
1
29
1
74
2
1
10
8
1
0
1
3
4
9
3
н
5
8
1
1
2
3
6
0
2
5
0
2
1
.д
1
5
5
6
6
0
7
2
47
2
81
2
81
2
11
3
39
2
85
2
68
2
42
н
02
2
81
1
86
1
82
1
51
1
80
1
82
1
.д.
223
4
2
0
1
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
С 2006 года коренным образом меняется правовая характеристика преступлений совершаемых осужденными. Наиболее распространенным преступлением совершаемым осужденными, является преступление предусмотренные статьей 228 УК РФ. «Незаконные приобретение,
хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств,
психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества». Данное преступление
существенно опередило преступления против правосудия ст. 313, 314
УК РФ и преступления порядка управления ст. 321 УК РФ. Именно в
последнее время происходит существенное уменьшение преступлений
против жизни и здоровья. При этом снижается количество совершаемых
умышленных убийств. Начиная с 2006г., стабильно совершаются преступления, предусмотренные ст.158 УК РФ, по вопросам кражи имущества исправительных учреждений. Ранее данное преступление не
рассматривалось и не имелось статистических данных.
В подведении итогов, хотелось бы сказать, что изучение уголовно правовой характеристики и динамики преступлений, совершаемых
осужденными в исправительных учреждениях, позволит выработать меры по их предупреждению, что благотворно скажется на обстановке в
исправительных учреждениях.
Список литературы
1. Тумаров К. С. Ресоциализация осужденных в пенитенциарном учреждении в условиях современной России: автореферат дис.. канд.
соц. наук: 22.00.06 / - Ставрополь, 2012.- С.10
2. Выступление директора ФСИН России генерал-полковника внутренней службы А.А. Реймера на расширенном заседании коллегии
ФСИН России 9 февраля 2012 года (дата обращения: 22.04.2014)
3. Примак А.А. О некоторых факторах латентности пенитенциарной
преступности // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в
Сибирском федеральном округе. Красноярск, 2008. С. 25
224
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
TO THE QUESTION OF FEATURES OF CHARACTERISTICS OF
PENITENTIARY CRIME
S.A. Hohrin
This article is devoted to features of a condition of the criminal and legal characteristic of crimes condemned in correctional facilities, to dynamic and criminological indicators, and also features of change of structure in comparison with the early period.
Keywords: penitentiary crime, criminology, the crime, correctional facilities, the justice, condemned, criminally legal characteristic.
Об авторе
ХОХРИН Сергей Александрович- кандидат юридических наук,
доцент. Начальник кафедры организации режима и надзора в УИС. Федеральное казенное образовательное учреждение Высшего профессионального образования Академии ФСИН России 390036, Рязань, Сенная,
1. e-mail: hohrinsa@mail.ru.
Хохрин С.А. К вопросу о особенностях характеристик пенитенциарной
преступности //Вестник ТвГУ. Серия:Право.2014. №3.С.225–232.
225
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ВестникТвГУ.
ТвГУ.Серия
Серия"Право".
"Право".2014.
2014.№3
№3.С.226-231
УДК 328.184
ЛОББИЗМ: ЗЛО ИЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ?
М.Н. Хурчак
Тверской государственный университет
В статье раскрывается понятие института лоббизма, его значение для современной политико-правовой системы России, проанализированы положительные и
отрицательные стороны данного явления, приводится зарубежный опыт. Автором обосновывается объективный характер лоббизма как явления, которое присуще каждому государству, и предлагается законодательно урегулировать институт лоббизма в Российской Федерации.
Ключевые слова: лоббизм, лоббирование, лоббистская деятельность, институт лоббизма, интересы, правовое регулирование
Существующие различные подходы к вопросу совершенствования государства, так или иначе, связаны с проблемой отношений государства и человека и их справедливости.
Сегодня нелишне напомнить, что уже в понимании римских граждан справедливость обозначала гарантию каждому того, что вытекало
из закона. Именно справедливость была призвана стабилизировать противоречия между разными классами и сословиями общества. Римский
историк Гай Саллюстий Крисп, раскрывая смысл справедливости, указывал: «... могущественный стоит над простым человеком, но не осуждает его, простой же поддерживает благородного, но не боится его. Достижение такого состояния общества, когда рядовой гражданин не боится того, кто у власти, возможно лишь тогда, когда между ними стоят суд
и закон, а не позиции представителей власти»1. Демократия сама по себе, особенно с учетом того, что в ней всегда господствуют разногласия
как следствие плюрализма интересов, не способна облагородить власть
до уровня высших моральных законов, поскольку и в условиях демократии всегда будут и обиженные, и обидчики, да и групповой эгоизм
(например, того или другого региона или отдельной отрасли) достаточно часто берет верх над здравым смыслом.
Поэтому и в условиях демократии между властью и гражданином, государством и обществом, субъектом и объектом управления всеми участниками общественных отношений должны быть справедливый суд и закон, которые должны свести весь плюрализм интересов к
равнодействию закона и суда. Без эффективного использования возможностей этих институтов демократии власть никогда не станет инструментом здоровых общественных сил, а будет в руках тех, кто будет ее
1
Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М., 1981. С. 132.
226
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
использовать в преступных намерениях, в частности, «дельцами» организованной преступности.
Именно через правовую форму управления власть выступает
средством регулирования организации социальных процессов, обеспечения необходимой согласованности и дисциплины как условия общей
деятельности людей по искоренению негативных общественных явлений, в том числе и преступных действий.
Этому в значительной степени способствует и качество существующего законодательства, ведь эффективность противодействия коррупции и организованной преступности зависит от наличия необходимой правовой базы и эффективного ее применения на практике.
Необходимо подчеркнуть, что имеющееся в наличии российское
законодательство при условии умелого профессионального его использования дает возможность соответствующим органам государства вести
активную борьбу с коррупцией и организованной преступностью.
Безусловно, и уголовное, и уголовно-процессуальное законодательство требует определенного усовершенствования с учетом требований времени и масштабов расширения этих антисоциальных явлений.
Особенно хотелось бы обратить внимание на необходимость принятия
закона, регулирующего проявления лоббизма, который зародился еще в
бывшем СССР и создавший благоприятные условия для укрепления
организованной преступности и коррупции.
Как не раз отмечалось в решениях законодательных органов, организованная преступность бросила вызов обществу, нарушая нормальное функционирование социальных и экономических институтов, компрометируя их, что приводит к утрате доверия демократическим преобразованиям.
Лоббизм в современной России стал предметом многочисленных
научных исследований; однако до настоящего времени существует ряд
проблем: не определены четкие подходы к понятию лоббистской деятельности, не сформировано единое отношение к лоббизму как политико-правовому феномену и, что самое главное, отсутствует необходимое
правовое регулирование2.
Реальное функционирование лоббизма вызывает и потребность в
его законодательном регулировании. Разумеется, этот вопрос не из легких, поскольку и мировая практика законодательного регулирования
лоббизма достаточно ограничена и к тому же неоднозначна. В некоторых западных государствах вообще запрещена лоббистская деятельность. Например, во Франции она признается незаконной, а в Индии
2
Чечельницкий И.В. Институт лоббизма в современной России: понятие и основные
черты // Юридический мир. 2013. № 4. С. 14.
227
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
приравнена к одной из форм коррупции. Италия считает целесообразным принимать по этой проблеме специальные законы, США и Канада
имеют таковые, а в Австралии, Бразилии, России они находятся на стадии парламентской подготовки.
Ряд стран, например, Австралия и Германия, имеет специальные
правила регистрации юридических и физических лиц, пытающихся влиять на законодательный процесс. Из небогатого выбора существующих
нормативных актов «самым авторитетным» является федеральный закон о регулировании лоббизма в США, который стал уже классическим
для юристов, политологов и социологов.
Европейский опыт регулирования лоббизма наиболее богато
представлен в законодательных нормах ФРГ. Так, кодекс чести члена
бундестага предполагает депутату, который профессионально или за
вознаграждение занимается проблемами, выносимыми на обсуждение
комитета, как его члену перед началом слушаний объявить о своей заинтересованности, если она пока неизвестна. При этом права депутата
на голосование и выступления в случае такого объявления не ограничиваются3.
Если американский закон действует равным образом, как для
юридических, так и для физических лиц, то немецкий закон относится
только к юридическим лицам. Он не требует указывать получаемые и
расходуемые в лоббистских целях денежные средства. Законодатель
рассудил, что при свободной регистрации доверять этим данным нет
оснований, а проконтролировать их очень сложно.
Круг субъектов лоббизма зависит от сложившихся в стране норм
и политической практики. В России правом законодательной инициативы, согласно ст. 104 Конституции РФ, обладают в равной мере наряду с
парламентом и президент, и правительство, поэтому они также могут
быть причислены к объекту лоббизма.
В политологической литературе укрепился даже термин «президентский лоббизм», когда президент и его аппарат пытаются убедить
парламент с помощью лоббистских методов в своей правоте.
Несмотря на неоднозначную оценку данного явления общественным сознанием, лоббизм - это специфический признак власти, со своей
закономерностью, проявляющейся в том, что лоббизма больше там, где
больше реальной власти4.
Для того чтобы лоббизм стал полноценным институтом, необходимо два условия: 1) многообразие интересов в обществе, возникающее
3
Смирнов В.В., Зотов С.В. Лоббизм в России и за рубежом: политико-правовые
проблемы // Государство и право. 2006. № 1. С. 115.
4
Чиркин В.Е. Переходное постсоциалистическое государство // Государство и право.
1997. № 1. С. 10.
228
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
вследствие его расслоения; 2) расширенный доступ к власти на основе
политического плюрализма. При слабых демократических традициях и
нормах данный институт проявляется в формах, присущих авторитарному обществу (ведомственность, коррупция, «телефонное право»), когда принимаются государственные решения, отвечающие интересам определенных групп людей.
Лоббизм как определенная система оформления и выражения
групповых интересов имеет как положительные, так и отрицательные
свойства.
К числу положительных можно отнести следующие:
являясь инструментом самоорганизации гражданского общества,
оказывает влияние на политику государства;
создает возможности для обеспечения интересов меньшинства;
воплощает принцип свободы социальных негосударственных
структур, предоставляя им законные пути и средства разрешения своих
проблем;
позволяет расширить информационную и организационную базу
принимаемых решений, заостряет внимание на определенных, требующих безотлагательного решения проблемах;
рассматривается как инструмент взаимодействия представительной и исполнительной власти;
это средство достижения компромисса, способ взаимного уравновешивания и примирения между собой разнообразных интересов.
К числу отрицательных свойств отнесем следующие:
он может стать инструментом приоритетного удовлетворения
иностранных интересов в ущерб государственным;
иногда он выступает проводником неправового воздействия на
государственные органы (взяточничество, коррупция);
может служить фактором развития и защиты ведомственности,
местничества, национализма;
может способствовать превращению демократических институтов в мощный инструмент отдельных властных групп;
зачастую лоббистская деятельность блокирует действительно необходимые управленческие решения, препятствует удовлетворению
общественно полезных интересов5.
Такая лоббистская деятельность может способствовать дестабилизации в стране, содействию роста напряженности, ибо результативность лоббизма большого бизнеса намного выше, чем у других групп и
структур.
5
Малько А.В. Лоббизм и право // Правоведение. 2005. № 2. С. 23.
229
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Это средство иногда существенно мешает стабильной и оперативной государственной политике, поскольку может быть направлено, к
примеру, на частую смену приоритетов, постоянное перераспределение
бюджета, и т.д.
Лоббирование как политико-правовое явление представляет собой процесс действия заинтересованных лиц по преодолению законодательных, административных, правоприменительных барьеров или общественного интереса по тому или иному вопросу в целях реализации
своих собственных интересов либо интересов третьих лиц посредством
воздействия на органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностных лиц при разрешении этого вопроса6. На данный момент существуют предпосылки превращения лоббирования в организованное учреждение, упорядоченный процесс с определенной
структурой отношений, иерархией власти, дисциплиной, правилами поведения, т.е. для институционализации.
Как видно, вопрос законодательного регулирования лоббизма
является очень сложным и неоднозначным, но он требует своего решения, чтобы противостоять коррупции, которая разрушает государственные структуры и усиливает позиции организованной преступности.
Именно в законе можно будет установить разнообразные юридические
средства, регулирующие данное социальное явление. Совершенная правовая база и ее эффективное применение на практике - важные факторы
результативности противодействия коррупции и организованной преступности.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Гай Саллюстий Крисп. Сочинения. М., 1981. 332 с.
Зелепукин Р.В. Проблемы регулирования лоббистской деятельности // Юридический мир. 2012. № 2. С. 61 - 70.
Малько А.В. Лоббизм и право // Правоведение. 2005. № 2. С. 20 29.
Смирнов В.В., Зотов С.В. Лоббизм в России и за рубежом: политико-правовые проблемы // Государство и право. 2006. № 1. С.
111 - 122.
Чиркин В.Е. Переходное постсоциалистическое государство // Государство и право. 1997. № 1. С. 10 -21.
Чечельницкий И.В. Институт лоббизма в современной России: понятие и основные черты // Юридический мир. 2013. № 4. С. 12 - 20.
6
Зелепукин Р.В. Проблемы регулирования лоббистской деятельности // Юридический
мир. 2012. № 2. С. 68.
230
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
CONTRIBUTION TO THE PROBLEM OF ESSENCE SOCIAL
RELATION INCLUDED IN THE OBJECT OF CIVIL LAW
M.N. Hurhcak
Tver State University
The article reveals the concept of the institute of lobbyism, the significance thereof
for contemporary political-law system of Russia, analyses positive and negative sides
of this event, presents the foreign experience. The author substantiates the objective
character of lobbyism as a phenomenon, which is inherent to any state and proposes
to legislatively regulate the institute of lobbyism in the Russian Federation.
Key words: lobbyism, lobbying, lobbying, institute of lobbyism, interests, legal regulation.
Об авторе
ХУРЧАК Михаил Николаевич – канд. юр. наук, доцент кафедры
уголовного права и процесса Тверского государственного университета
(170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33), e-mail: Anet50@mail.ru
Хурчак М.Н. Лоббизм: зло или необходимость? // Вестник ТвГУ. Серия:
Право. 2014.№3.С.233–238.
231
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3.С.232-239
№3
УДК 347.9
УЧАСТИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ В ИСКОВОМ
ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ С ЦЕЛЬЮ ЗАЩИТЫ
СУБЪЕКТИВНЫХ ПРАВ И ОХРАНЯЕМЫХ
ЗАКОНОМ ИНТЕРЕСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Н.В. Ченцов
ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»
Статья посвящена проблемам защиты субъективных прав и охраняемых закон
ном интересов Российской Федерации в гражданском судопроизводстве.
Ключевые слова: защита субъективных прав и охраняемых законом интересов
Российской Федерации, ГК РФ, ГПК РФ
Российская Федерация вступает в отношения, регулируемые
гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст.
124 ГК РФ).
От имени Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные
права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в
рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус
этих органов (п. 1 ст. 125 ГК РФ).
В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями
Правительства Российской Федерации, по их специальному поручению
от имени Российской Федерации могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и
граждане (п.3 ст. 125 ГК РФ).
В указанных случаях исполнение возложенных функций органами государственной власти и органами местного самоуправления является в конечном счете направлением на выполнение функций Российской Федерации1.
В связи с этим процессуалистами было высказано мнение, что
участие государственных органов в гражданском судопроизводстве есть
одна из функций осуществления ими специальных функций по государственному управлению в соответствующей области хозяйствования2.
1
См.: Шенгелия Р.В. Гражданская правоспособность советского государства // Правоведение. 1984. №5. С. 87.
2
См.: Добровольский А.А. Участие органов государственного управления в советском
гражданском процессе. М., 1958г. С. 19-40.
232
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Необходимо различать компетенцию государственных органов в
области гражданских правоотношений от компетенции в других правоотношениях. Государственный орган, являющийся юридическим лицом,
в гражданских правоотношениях действует как самостоятельный субъект. Уместным будет утверждение о том, что в подобных случаях государственный орган выполняет двуединую задачу. Управляя отдельным
государственным имуществом, государственный орган осуществляет
предоставленные ему субъективные права и юридические обязанности
не только в своих интересах непосредственно, но и опосредованно в интересах Российской Федерации, поскольку имущество, закрепленное за
отдельными государственными органами, в конечном итоге является
собственностью Российской Федерации3.
Следовательно, если государственный орган и субъект спорного
материального правоотношения, находящегося на рассмотрении суда,
совмещены в одном лице, государственный орган в исковом производстве занимает процессуальное положение стороны. Процессуальное
своеобразие стороны (органа) в том, что она действует не только от своего имени, но и от имени Российской Федерации, а в конечном итоге в
её интересах4.
В соответствии со ст. 30 Основ гражданского судопроизводства
Союза ССР и союзных республик органам государственного управления
было предоставлено право в случаях, предусмотренных законом, обращения в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц. Таким лицом могло быть и государство. В действующем гражданско-процессуальном кодексе России данная проблема разрешена в ином ключе. В соответствии со ст. 46 ГПК РФ государственным органам предоставлено право обращаться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц.
Российская Федерация в числе субъектов чьи права нарушены и требуют восстановления, не названа. В ст. 47 ГПК «Участие в деле государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу» предусмотрена возможность до принятия решения судом
первой инстанции в случаях, предусмотренных федеральным законом,
вступление государственных органов в дело по своей инициативе или
по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в
целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты интересов Российской Федерации.
3
См.: Ченцов Н.В. Проблемы защиты государственных интересов в гражданском судопроизводстве. Томск. 1989 г. С. 108; Викут М. А. Участие финансовых органов в
гражданском судопроизводстве // Защита личных и общественных интересов в гражданском судопроизводстве. Калинин. 1985. С. 129.
4
См.: Викут М.А. Указ. соч. С. 129-131; Ченцов Н.В. Указ. соч. С. 108-110.
233
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Данная статья (п. 2 ст. 47 ГПК) предусматривает и возможность
привлечения в дело государственных органов для указанных целей судом по своей инициативе.
Таким образом, мы видим, что гражданский и гражданскопроцессуальный кодексы по-разному подошли к разрешению проблемы
участия Российской Федерации в имущественном обороте и защите
Россией свох интересов в этом обороте.
Если Гражданский кодекс РФ (ст. ст. 124 и 125 ГК) предоставляют полномочия органам власти и управления в случаях необходимости
по своей инициативе обращаться в суд с целью защиты нарушенных
субъективных прав и охраняемых прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации, то Гражданский процессуальный кодекс РФ
(ст. ст. 46 и 47 ГПК) ограничил данные полномочия государственных
органов инициативой суда.
Представляется, что различные подходы законодателя к решению рассматриваемой проблемы являются неоправданными.
Решая вопрос о расширении процессуальных прав государственных органов по обращению в суд с заявлением в интересах Российской
Федерации, следует учитывать приоритет интересов Российской Федерации над ведомственными. Неправильно понятый и закрепленный в
норме права ведомственный интерес будет препятствовать реализации
права на обращение в суд с заявлением по защите субъективных прав и
охраняемых интересов Российской Федерации.
Таким образом, закрепление в нормах права гипертрофированного ведомственного интереса искажает первоначальное предназначение
права, делает его уязвимым с точки зрения защиты не только интересов
личности, но и интересов Российской Федерации.
Защита интересов Российской Федерации в исковом производстве предполагает: а) расширеннее процессуальных полномочий государственных органов, т.е. предоставления им права обращаться в суд с заявлением в интересах Российской Федерации в необходимых случаях;
б) исключение из нормотворческой практики случаев закрепления в
нормах права ведомственного интереса в ущерб интересам Российской
Федерации.
Расширение процессуальных полномочий государственных органов можно осуществить двумя путями: 1) не изменяя содержания ст. 47
ГПК РФ, внеси изменения и дополнения в нормативные акты министерств и ведомств закрепив в них правило, в соответствии с которым
им будет предоставлена возможность во всех случаях заявлять иски в
интересах Российской Федерации.
Так, Министерством экономического развития Российской федерации (Минэкономразвития России) от 18 сентября 2013 г. №538 г.
234
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Москва внесены изменения в типовое положение о территориальном
органе Федерального агентства по управлению государственным имуществом, утвержденное приказом Минэкономразвития России от 1 ноября 2008 г. №374 в соответствии с которым в п. 5.3. Федеральному
агентству предоставлено право «представительствовать в судах, обращаться в суды с исками и в правоохранительные органы с заявлениями
от имени Российской Федерации по вопросам приватизации, управления и распоряжения Федеральным имуществом, а также признания
имущества бесхозяйным»5.
Из текста данной нормы следует, что данный подход к разрешению назревшей проблемы нельзя признать удачным поскольку он страдает двумя недостатками.
Во-первых, данный путь не может обеспечить своевременное и
адекватное реагирование государственных органов.
Во-вторых, что сегодня кажется важным с точки зрения защиты
государственных интересов, завтра может таковым не являться, и наоборот.
Более удачным представляется другой путь. Он заключается в
том, что ст. 47 ГПК Российской Федерации может быть изложена в другой редакции. В ней пунктом первым закрепить правило, в соответствии
с которым предоставить государственным органам в необходимых случаях право на обращение в суд с целью защиты прав и охраняемых интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации.
В п. 2 и п. 3 ст. 47 слова «в случаях, предусмотренных федеральным законом» заменить словами «в необходимых случаях». После этого
содержание ст. 47 ГПК было бы следующее: 1. «В необходимых случаях государственные органы могут обратиться в суд с заявлением по защите прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации,
субъектов Российской Федерации».
В необходимых случаях государственные органы, органы местного самоуправления до принятия решения судом первой инстанции
вступают в дело по своей инициативе или по инициативе лиц, участвующих в деле, для дачи заключения по делу в целях осуществления
возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных
интересов других лиц или интересов Российской Федерации, субъектов
Российской Федерации, муниципальных образований.
В необходимых случаях суд по своей инициативе может привлечь к участию в деле государственный орган или орган местного самоуправления для достижения целей, указанных в части первой настоящей статьи».
5
См.: Российская газета от 29 января 2014 г.
235
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Данная новелла соответствует требованиям ст. 78 Конституции
России, духу времени, отвечает задачам правового, социального государства, совершенствованию гражданского судопроизводства.
Кроме того, подобное решение позволит более оперативно и более плодотворно разрешать судебные конфликты по вопросам совместного ведения Российской Федерации и в субъектах Российской Федерации. Особенно по спорным вопросам применения жилищного, земельного, водного, лесного законодательства, законодательства о недрах, об
охране окружающей среды (ст. 72 Конституции Р.Ф.).
Таким образом, в настоящее время защита субъективных прав и
охраняемых законом интересов Российской Федерации полностью зависит не только от судебного и судейского усмотрения, но и от ведомственного усмотрения государственных органов, чем поставлена в узкие
рамки института «заключения по делу».
Возбуждение же гражданского дела по защите прав и охраняемых законом интересов России зависит в первую очередь от ведомственных нормативных актов (регламентов), в которых не всегда установлено право обращения в суд тех или иных государственных органов с
целью защиты прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации.
Дача заключения в целях осуществления возложенных на государственные органы в гражданских делах по защите субъективных прав
и охраняемых интересов Российской Федерации – вторая форма участия
государственных органов. Она предусмотрена законом – (ст. 47 ГПК
Российской Федерации).
В научной литературе велась дискуссия о том, обязательно или
нет определение суда о привлечении в дело государственного органа
для самого органа. Одни считали, что определение суда имеет лишь организационный характер6, другие более предпочтительным находят, что
суд может признать участие государственного органа в деле обязательным, если это необходимо для защиты интересов государства7.
Следует согласиться, что вторая точка зрения более правильна,
поэтому если суд нашёл нужным участие государственного органа в
гражданском деле, то отказ государственного органа в участии в деле
следует признать противоречащим интересам государства, а значит, и
функциональным обязанностям самого органа.
Другим, не менее важным, является вопрос об инициативном
вступлении государственного управления в гражданский процесс для
6
См.: Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М., 1952. С. 111; Гуревич М.А.
Лекции по советскому гражданскому процессу. М., 1950. С. 63.
7
См.: Добровольский А.А. Участие органов государственного управления в советском
гражданском процессе. М. 1958 г. С. 19-20.
236
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
дачи заключения по рассматриваемому судом делу. Высказана точка
зрения, в соответствии с которой в этих случаях интерес государственного органа направлен на защиту прав и интересов одной из сторон в
процессе, той, которая права8.
Соглашаясь с данной позицией, представляется оправданным
уточнить ее в том, что интерес государственного органа одновременно
направлен и на защиту интересов Российской Федерации. Тем более,
что исследователи отмечают весьма существенную деталь. Они утверждают, что интерес государственного органа существует до возникновения процесса и вытекает из его функций. Если процесс по каким-либо
причинам будет прекращён, интерес государственного органа продолжает существовать, так как сохраняются его функции по государственному управлению9.
Для государственного органа стимулом вступления в процесс является защита государственного интереса, выраженного в материальном
правоотношении, находящегося на рассмотрении суда.
Однако одной необходимости защиты интересов Российской Федерации недостаточно для возможности дачи заключения по делу. Требуется, чтобы такая возможность была предоставлена действующим законодательством. В связи с недостатками правового регулирования
возможны случаи, когда при наличии служебной заинтересованности
государственного органа закон не наделяет его правом на участие в деле
в целях дачи заключения. В этих случаях суды привлекают его в дело в
качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований,
ибо без его участия дело не может быть разрешено правильно. Поэтому
следует признать необходимым снятие ограничений, предусмотренных
ст. 47 ГПК РФ10.
В полномочия государственного органа должно входить без дополнительных указаний в законе право участвовать в гражданском процессе для дачи заключения по делу, если это необходимо для осуществления его компетенции по защите интересов Российской Федерации.
Таким образом, охранительные нормы – это п. 2 ст. 8 Конституции Российской Федерации и глава 5 ГК РФ «Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством»,
признают и защищают равным образом частную, государственную, му8
См.: Туманова Л.В. Актуальные проблемы участия в гражданском судопроизводстве
третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, и органов
государственного управления, дающих заключение по делу //Автореф.
дис....канд.юр.наук. Саратов. 1985. С. 14.
9
См.: Туманова Л.В. Указ. соч. С. 14.
10
См.: Туманова Л.В. Указ. соч. С. 16.
237
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
ниципальную и иные формы собственности, а регулятивные нормы
гражданского процессуального кодекса изложены без учета данного
принципа, что недопустимо в правовом государстве.
Список литературы
1. Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М., 1952.
2. Викут М. А. Участие финансовых органов в гражданском судопроизводстве // Защита личных и общественных интересов в гражданском судопроизводстве. Калинин. 1985.
3. Гуревич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М.,
1950.
4. Добровольский А.А. Участие органов государственного управления в советском гражданском процессе. М., 1958г.
5. Туманова Л.В. Актуальные проблемы участия в гражданском судопроизводстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, и органов государственного управления, дающих заключение по делу //Автореф. дис....канд.юр.наук.
Саратов. 1985.
6. Ченцов Н.В. Проблемы защиты государственных интересов в гражданском судопроизводстве. Томск. 1989 г.
7. Шенгелия Р.В. Гражданская правоспособность советского государства // Правоведение. 1984. №5.
238
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
INVOLVEMENT OF PUBLIC AUTHORITIES IN THE CLAIM OF
CIVIL PROCEEDINGS TO PROTECT THE SUBJECTIVE RIGHTS
AND PROTECTED
LEGITIMATE INTERESTS OF RUSSIAN FEDERATION
N.V. Chentsov
"Tver State University"
The article investigates the protection of subjective rights and protected for-equestrian
interests of the Russian Federation in civil proceedings.
Keywords: protection of subjective rights and legitimate interests of the Russian Federation Civil Code, Code of Civil Procedure of the Russian Federation.
Об авторе
ЧЕНЦОВ Николай Васильевич – д.ю.н., профессор кафедры гражданского права Тверского государственного университета (170100,
г. Тверь, ул. Желябова, 33), e-mail: jurfaktver_nauka@mail.ru
Ченцов Н.В. Участие государственных органов в исковом гражданском судопроизводстве с целью защиты субъективных прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации //Вестник ТвГУ. Серия: Право.2014.№3.С.239–246.
239
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3.С.240-248
УДК 347:316.47+323.2
К ВОПРОСУ О РЕАЛЬНОМ РАЗМЕРЕ НАЛОГОВЫХ
ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО НАЛОГУ НА ПРИБЫЛЬ В СПОРАХ
О НЕОБОСНОВАННОЙ НАЛОГОВОЙ ВЫГОДЕ
О.И. Юстус
Тверской государственный университет
Статья посвящена проблеме исчисления налога на прибыль организаций в условиях вменения налогоплательщику получения необоснованной налоговой выгоды.
Ключевые слова: необоснованная налоговая выгода, реальность хозяйственных
операций, расчетный метод исчисления налога на прибыль
Проблема квалификации необоснованной налоговой выгоды не
является новой.
Она становились предметом изучения специалистов в сфере налогового права1. Высшие суды также уделяли ей значительное внимание2.
Вместе с тем, не все аспекты указанной проблемы являются достаточно изученными и однозначными в правоприменительной деятельности.
Одной из таких проблем является проблема определения размера фактических затрат налогоплательщика при вменении ему получения
необоснованной налоговой выгоды.
Согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признаются доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.
Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ Расходами признаются
обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.
Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.
Под документально подтвержденными расходами понимаются
затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии
с законодательством Российской Федерации, либо документами,
1
Щекин Д.М. Налоговые риски и тенденции развития налогового права. М.: Статус,
2007; Сасов К.А. Копоративному юристу о налоговых спорах. М.: Альпина Паблишерз, 2010 и др.
2
Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды»; постановление Президиума ВАС РФ № 2341/12 от 03.07.2012; постановление Президиума ВАС
РФ № 16282/11 от 10.04.2012; постановление Президиума ВАС РФ № 1621/11 от
19.07.2011 и др.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
оформленными в соответствии с обычаями делового оборота, применяемыми в иностранном государстве, на территории которого были
произведены соответствующие расходы, и (или) документами, косвенно
подтверждающими произведенные расходы. Расходами признаются
любые затраты при условии, что они произведены для осуществления
деятельности, направленной на получение дохода.
Следовательно, произведенные расходы уменьшают полученные
доходы в целях налогообложения прибыли в случае, если они экономически оправданы, подтверждены документально и реально осуществлены в связи с получением дохода..
Как указана в п.1 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006
№ 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» уменьшение размера налоговой
обязанности вследствие уменьшения размера налоговой базы и применения налоговых вычетов признается налоговой выгодой. Налоговая
выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. О необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств:
- невозможность реального осуществления налогоплательщиком
указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества
или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для
производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;
- отсутствие необходимых условий для достижения результатов
соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия
управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;
- учет для целей налогообложения только тех хозяйственных
операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций;
- совершение операций с товаром, который не производился или
не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета (п.4-5) постановления.
При этом если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о
том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции
не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд
определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика, исходя из
подлинного экономического содержания соответствующей операции.
241
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
В силу названных норм Кодекса и постановления № 53 определение размера налоговых обязательств при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды должно производиться с учетом реального
характера сделки и ее действительного экономического смысла.
Высший арбитражный суд РФ в одном из своих постановлений
Президиума (№ 2341/12 от 03.07.2012г.) указал, что при принятии инспекцией оспариваемого решения, в котором была установлена недостоверность представленных налогоплателбщиком документов и содержались предположения о наличии в его действиях умысла на получение
необоснованной налоговой выгоды либо непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой
налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам.
Иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль. При этом в случае, когда
налоговый орган установил непроявление налогоплательщиком необходимой степени осмотрительности при выборе контрагента, именно на
налогоплательщика в силу требований пункта 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возлагается обязанность доказать рыночность цен, примененных по оспариваемым сделкам.
В свою очередь налоговый орган, не соглашаясь с размером расходов, учтенных налогоплательщиком при исчислении налога на прибыль по рассматриваемым хозяйственным операциям, не лишен возможности опровергнуть представленный налогоплательщиком расчет,
обосновав несоответствие таких цен рыночным и, как следствие, завышение соответствующих расходов.
Таким образом, Высший арбитражный суд РФ в целях единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права
установил достаточно четкую схему взаимоотношений налогоплательщика и налогового органа в случае наличия спора между ними о наличии/отсутствии необоснованной налоговой выгоды при исчислении налога на прибыль.
Однако при этом необходимо учитывать, в рамках указанного
дела факт совершения налогоплательщиком реальных хозяйственных
операций по приобретению сырья в объемах, которые обеспечивали потребность в нем для производства готовой продукции инспекцией под
сомнение не ставился. Инспекция лишь признала экономически неоправданными расходы по приобретению сырья у конкретного поставщика, ссылаясь на недостоверность первичных документов, подтверждающих эти операции.
242
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №3
Вместе с тем, достаточно часто налоговые органы вменяют налогоплательщикам отсутствие реальной хозяйственной деятельности, распространяя, при этом указанные положения исключительно на затратную часть деятельности налогоплательщика.
Так, например, в одном из налоговых споров основанием для
привлечения налогоплательщика к ответственности, а также доначисления НДС, налога на прибыль организаций, пеней, по мнению налоговых органов, послужило наличие недобросовестности в действиях общества, направленных на создание искусственного документооборота
по операциям, связанным с приобретением товара у одного из контрагентов в целях незаконного занижения налоговой базы по НДС и налогу на прибыль организаций, и как следствие, получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды3.
При этом, налоговый орган, оспаривая реальность приобретения
товара (дизтоплива) налогоплательщиком у некого контрагента, не оспаривает реальность реализации товара, поскольку копиями документов, описывающих условия его отгрузки покупателям и последующую
ее оплату, указанное подтверждается.
Следовательно, налоговый орган, признавая хозяйственные операции налогоплательщика реально не осуществленными в расходной
части, вменяя налогоплательщику организацию фиктивного документооборота, вместе с тем доначислил налоги с дохода, полученного от непризнанных реальными сделок, и исключил при этом заявленные по
ним затраты как неподтвержденные надлежащими доказательствами.
Между тем, признавая факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгод