close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

461.Вестник Тверского государственного университета. Серия История №1 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ТВЕРСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА
Научный журнал
Основан в 2003 г.
Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
ПИ №ФС77-51592 от 2 ноября 2012 г.
Серия «История»
№ 1, 2014
Учредитель
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
Редакционный совет:
Председатель д-р физ.-мат. наук, проф. А.В. Белоцерковский
Зам. председателя д-р техн. наук, проф. И.А. Каплунов
Члены редакционного совета:
д-р филол. наук, проф. Е.Н. Брызгалова, д-р филос. наук, проф. Б.Л. Губман, д-р филол. наук, проф. А.А. Залевская, д-р пед. наук, проф. И.Д. Лельчицкий, д-р ист. наук,
проф. Т.Г. Леонтьева, канд. экон. наук, доцент Д.И. Мамагулашвили, канд. физ.-мат.
наук, доцент Б.Б. Педько, д-р хим. наук, проф. Ю.Г. Папулов, д-р биол. наук, проф.
А.Я. Рыжов, д-р геогр. наук, проф. А.А. Ткаченко, д-р юр. наук, проф. Л. В. Туманова,
д-р физ.-мат. наук, проф. А.В. Язенин
Редакционная коллегия серии:
Т. Г. Леонтьева, доктор ист. наук, профессор (ТвГУ, глав. редактор); П. Д. Малыгин,
кандидат ист. наук, доцент (ТвГУ, зам. глав. редактора); С. В. Богданов, кандидат ист.
наук (ТвГУ, отв. секретарь); А. В. Белова, доктор ист. наук (ТвГУ); В. П. Булдаков,
доктор ист. наук (ИРИ РАН, Москва), И. Г. Воробьёва, доктор ист. наук, профессор
(ТвГУ), Ю. С. Пивоваров, академик РАН (Москва); Н. Л. Пушкарёва, доктор ист.
наук, профессор (ИЭА РАН, Москва); В. В. Шелохаев, доктор ист. наук, профессор
(ИРИ РАН, Москва), Р. Kaрaгъозов, профессор (Университет св. Климента Охридского, София, Болгария), Д. Орловски, профессор (Southern Methodist University, Dallas,
США); И. Тютюнджиев, доктор исторических наук, профессор (Университет свв. Кирилла и Мефодия, Велико Тырново, Болгария), Гр.Фриз, профессор (Brandeis
University, Waltham, США), Л. Штайндорф, профессор (Cristian-Albrechts-Universität,
Kiel, Германия)
Адрес редакции:
Россия, 170100, Тверь, ул. Желябова, 33.
Тел. РИУ: (4822) 35-60-63
Все права защищены. Никакая часть этого издания не может быть репродуцирована
без письменного разрешения издателя.
© Тверской государственный университет, 2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Scientific Journal
Founded in 2003
Registered by the Federal Service for Supervision in the Sphere of Telecom,
Information Technologies and Mass Communications (ROSKOMNADZOR).
PI №ФС77-51592 from November 2, 2012.
Seriya «Istoriya»
No. 1, 2014
Translated Title
HERALD OF TVER STATE UNIVERSITY. SERIES: APPLIED MATHEMATICS
Founder
FEDERAL STATE BUDGET EDUCATIONAL INSTITUTION
OF HIGHER PROFESSIONAL EDUCATION «TVER STATE UNIVERSITY»
Editorial Council:
Chairman Dr. of Sciences, prof. A.V. Belotserkovskiy,
Vice-chairman Dr. of Sciences, prof. I.A. Kaplunov
Members of the Editorial Council:
Dr. of Sciences, prof. E.N. Bryzgalova, Dr. of Sciences, prof. B.L. Gubman, Dr. of Sciences,
prof. A.A. Zalevskaya, Dr. of Sciences, prof. I.D. Lel'chitskiy, Dr. of Sciences, prof. T.G.
Leont'eva, Candidate of Sciences, docent D.I. Mamagulashvili, Candidate of Sciences, docent B.B. Ped'ko, Dr. of Sciences, prof. Yu.G. Papulov, Dr. of Sciences, prof. A.Ya. Ryzhov,
Dr. of Sciences, prof. A.A. Tkachenko, Dr. of Sciences, prof. L.V. Tumanova, Dr. of Sciences, prof. A.V. Yazenin
Editorial Board of the Series:
T. G. Leont’eva, Doctor of historical sciences, professor (TSU, editor); P. D. Malygin, Candidate of Historical Sciences (TSU, deputy editor), S. V. Bogdanov, Candidate of Historical
Sciences (TSU, executive secretary), A. Belova, Candidate of Historical Sciences (TSU);
V. P. Buldakov, Candidate of Historical Sciences (IRI Sciences, Moscow), .I. G. Vorob’ova
Candidate of Historical Sciences (TSU), Yu. S. Pivovarov, academician of RAS (Moscow),
N. L. Pushkareva, Doctor of historical sciences (IEA RAS, Moscow), V. V. Shelokhaev,
Doctor of historical sciences (IRI RAS, Moscow), R. Karagozov, Professor ( University of
St. Kliment Ohridski th , Sofia, Bulgaria), J. Orlowski, Professor (Southern Methodist University, Dallas, USA), I. Tyutyundzhiev, Doctor of historical sciences (University of Sts.
Cyril and Methodius, Veliko Tarnovo, Bulgaria), Gr. Friz, Professor (Brandeis University,
Waltham, USA), L. Steindorf, Professor (Cristian-Albrechts-Universität, Kiel, Germany)
Editorial Office:
Russia, 170100, Tver, 33 Zhelyabova str.
Phone: (4822) 35-60-63
All rights reserved. No part of this publication may be
reproduced without the written permission of the publisher.
© Tver State University, 2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
ИСТОРИЯ РОССИИ
Булдаков В. П. Первая мировая война: шанс на модернизацию
России? .......................................................................................................................... 4
Леонтьева Т. Г. «Победа зависит не от количества штыков и
снарядов»: настроения тверской провинции в 1914–1917 годы ................ 24
Филиппова Т. А. «Конфисковать Революцию в свою пользу»? К
вопросу о феномене «советского бонапартизма» ......................................... 39
Соколов А. В. Святейший Правительствующий Синод в ноябре 1917
– январе 1918 года .................................................................................................... 58
ИСТОРИОГРАФИЯ. ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ
Воробьёва И. Г. Греко-болгарская церковная борьба в работах
историка-слависта Н. А. Попова......................................................................... 74
КУЛЬТУРА РОССИИ
Рябов О. В. «Родина–мать» в истории визуальной культуры России ......... 90
СТРАНИЦА АСПИРАНТА
Голубев П. С. Дневник художника К. А. Сомова 1925—1934 гг. как
исторический источник ...................................................................................... 114
СООБЩЕНИЯ
Ивакин Г. А. Черносотенные союзы в избирательной кампании в
первую Государственную думу ........................................................................ 127
Акиева П. Х. Понятие «справедливость» в миропонимании
ингушского народа ............................................................................................... 135
КРИТИКА. БИБЛИОГРАФИЯ. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ
Болокина Л. А. Рец.: А. Ш. Кабирова. Война и общество: Татарстан в
1941–1945 гг. Казань: Изд-во «Фэн» АН РТ, 2011. – 468 с. + 20 с. вкл. ....... 149
CONTENTS .................................................................................................................. 153
СВЕДЕНИЯ ДЛЯ АВТОРОВ ................................................................................... 154
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 4–23.
ИСТОРИЯ РОССИИ
УДК 94(47)”19” Т3(2)534–68
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА: ШАНС НА МОДЕРНИЗАЦИЮ
РОССИИ?
В. П. Булдаков
Российская академия наук, институт российской истории, г. Москва
В современной историографии существуют две прямо противоположные
точки зрения на состояние российской экономики накануне 1917 г. Одни
авторы утверждают, что народное хозяйство не выдержало испытания
войной. Другие, напротив, доказывают, что российская экономика успешно модернизировалась. В статье показано, что в силу хозяйственной
архаики перестройка экономики сделалась невозможной. Россия вынуждена была закупать у союзников не только вооружения, но и сырье. Изза слабости инфраструктуры не удалось обеспечить жителей ряда регионов и, особенно, крупных городов продовольствием. В итоге к 1917 г.
народное хозяйство деградировало, а финансовая задолженность союзникам многократно выросла. Временное правительство оказалось не в
состоянии продолжать войну.
Ключевые слова: Первая мировая война, модернизация, экономика, финансы, импорт, вооружение, амуниция, железные дороги, продовольственное снабжение, кризис.
В настоящее время высказывается точка зрения, что Россия российская экономика успешно модернизировалась не только до войны, но и в её
ходе. «До сих пор в нашей стране преобладают представления, будто Россия в основной терпела поражения, ее экономика развалилась, людские резервы иссякли, свирепствовал голод, а недееспособное самодержавие вело
страну путем измены. Но все обстояло далеко не так, – полагает В. А. Никонов. – К моменту Февральской революции Россия была готова к успешному продолжению военных действий…»1. Если так, то революцию подготовили безответственные «заговорщики», начиная с членов великокняжеской семьи, кончая зловредными социалистами2.
Понятно, что такие заявления призваны опровергнуть представление, что война обострила все внутренние противоречия России – это и при1
Россия и Великая война. Опыт и перспективы осмысления роли Первой мировой
войны в России и за рубежом. М., 2011. С. 7.
Rossiya i Velikaya voina. Opyt i perspektivy osmysleniya roli Pervoi mirovoi voiny v
Rossii i za rubezhom. M., 2011. S. 7.
2
Никонов В.А. Крушение России. 1917. М., 2011. С. 474–550.
Nikonov V.A. Krushenie Rossii. 1917. M., 2011. S. 474–550.
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
вело к революции. Однако забывается, что лучшие российские умы не раз
предупреждали об этом.
Незадолго до войны А. В. Кривошеин в специальной записке для
возглавляемого им Министерства земледелия отмечал, что предыдущее
развитие России «едва не завершилось общим экономическим кризисом»
начала ХХ в. «Если все останется в прежнем положении, – предупреждал
он, – … то кризис этот неизбежен в более или менее близком будущем»3.
Другие люди, близкие к правящим верхам, считали, что «в последние пятьдесят лет перед войной Россия была тяжким хроником, хотя казалась здоровой и сильной»4, а армия не была готова к войне по причине «громадности и тяжеловесности бюрократической машины мирного времени»5. Было
замечено также, что «накануне войны железнодорожное хозяйство развивалось слабо, дороги работали с большим напряжением, а с первых месяцев войны возникла «угроза в виде острого недостатка в топливе»6.
В настоящее время подобные предупреждения забываются. По сути,
бездумно воспроизводятся некоторые «оптимистичные» прогнозы, прозвучавшие в начале войны.
Насколько объективно воспринимали экономическое положение
России накануне и в ходе войны современники? Каково происхождение их
взглядов?
Обратимся к авторитету И. Х. Озерова, известного экономиста, публициста, члена Государственного совета. Накануне войны (9 июня 1914 г.),
выступая перед сенаторами в ходе обсуждения бюджета, он заявил:
«… Наша промышленность… обставлена массами пут. У нас под влиянием
этих пут совершается нередко промышленный маскарад… Русские предприятия конструируются не на русской территории… где-то в Берлине, во
Франции или в Англии». Некоторые его заявления звучат поразительно современно: чтобы открыть предприятие в России требуется от 6 месяцев до
года, как результат «мы имеем массу русских предприятий, которые регистрируются за границей». Из-за засилья бюрократии иностранцы отказывались вести дела в России. При таких условиях, считал он, «развивать производительные силы страны просто невозможно» и «если мы не дадим свободы творчества русскому населению, то мы производительных сил у нас
3
Цит. по: Островский А. В. Зерновое производство Европейской России в конце
XIX – начале ХХ в. СПб., 2013. С. 349.
Ostrovskii A.V. Zernovoe proizvodstvo Evropeiskoi Rossii v kontse XIX – nachale
KhKh v. SPb., 2013. S. 349.
4
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 533. Л. 91.
State Archive of Russian Federation (GA RF). F. 5881. Op. 2. D. 533. L. 91.
5
Там же. Л. 95–96.
Ibidem. L. 95–96.
6
Кафенгауз Л. Б. Эволюция промышленного производства России (последняя
треть XIX в. – 30-е годы ХХ в.) М., 1994. С. 173, 175.
Kafengauz L.B. Evolyutsiya promyshlennogo proizvodstva Rossii (poslednyaya tret' XIX
v. – 30-e gody KhKh v.) M., 1994. S. 173, 175.
–5–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
не разовьем»7. Сходные мысли высказывались и ранее другими авторами.
«Россия должна очистить Авгиевы конюшни бюрократизма», избавиться
от взяточничества и административной волокиты, писали еще в 1907 г. отнюдь не либеральные деятели8.
Нельзя сказать, чтобы такие представления были уникальными. Все
европейские народы жили перед войной с ощущением необходимости избавления от препятствий, мешающих успешному движению вперед. Отсюда
миф об «освободительной» войне, надежды чудо мгновенного избавления от
препятствий. Причины их распространенности понятны: демографический
бум повлек за собой «омоложение» населения; прогресс технологий убеждал
во «всесилии» человека, соответственно возросли «авантюристичность» и
«безрассудность» социальной среды. Избежать мирового конфликта, сдобренного неоправданными надеждами, становилось всё труднее.
Озеров, как и другие экономисты, приписывал войне своего рода
экономически освободительную миссию. О том же говорил В. И. Вернадский в 1915 г.: «Та форма зависимости (от Германии. – В. Б.), которая перед нами раскрылась, не может быть терпима и не может дальше продолжаться без коренного изменения… Она перешла в область эксплуатации
одной страны другой»9. Нечто подобное заявляли и менее известные люди.
«Война, освободительная война, отечественная война должна освободить
нас от обманного гипноза, от вражеского наваждения, – писали из Таганрога в Москву в августе 1914 г. – Маска спала с лица Германии, она страна не
наших доброжелателей, а наших смертельных врагов… Лжива была ее
наука, смертельны ее теории. Долой их, долой!»10 Подобные заявления соответствовали всеобщим лозунгам войны как войны за свободу. Предполагалось, что Россия «очистится» войной, т. е. избавится от всевозможных
врагов, в том числе и внутри ее. Главным из последних поначалу считался
бюрократизм.
Причина «застоя», по мнению Озерова, была связана с тем, что российская бюрократия ориентировалась на текущую конъюнктуру, а не на будущее,
исходя их психологии стабильности, а не прогресса. Как результат, промышленность не была приспособлена к работе в экстремальных обстоятельствах.
Экономическая политика была пассивно-охранительной. Победить в войне
7
Озеров И. Х. На Новый путь! К экономическому освобождению России. М., 1915.
С. 287, 290, 291.
Ozerov I.Kh. Na Novyi put'! K ekonomicheskomu osvobozhdeniyu Rossii. M., 1915. S.
287, 290, 291.
8
Карцов Ю. Революция сверху. СПб., 1907. С. 3.
Kartsov Yu. Revolyutsiya sverkhu. SPb., 1907. S. 3.
9
Вернадский В. И. Об изучении естественных производительных сил России. Пг.,
1915. С. 681.
Vernadskii V.I. Ob izuchenii estestvennykh proizvoditel'nykh sil Rossii. Pg., 1915. S. 681.
10
ГА РФ. Ф. 102. Оп. 265. Д. 993. Л. 1221 б. Здесь и далее приводятся материалы
перлюстрированной корреспонденции. В большинстве случаев авторы писем остались
неустановленными – В. Б.
GA RF. F. 102. Op. 265. D. 993. L. 1221 b.
–6–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
рассчитывали исключительно за счет запасов мирного времени.
Озеров приводил впечатляющие примеры хозяйственных нелепостей. По его словам, больше половины российского экспорта в 1913 г. приходилось на Германию, в результате чего «мы своими деньгами питали
германскую промышленность» и «тем самым давали деньги на вооружение
Германии». Теперь, чтобы «эмансипироваться от заграницы», предстоит
«акклиматизировать у себя многие производства (машиностроение, химическое производство и т.д.)». Но решение проблемы не только в новых
технологиях. «Надо сплотиться русскому обществу в целях экономического освобождения России, – считал он. – Нам должно быть стыдно перед Богом и людьми, что мы, обладая такими естественными ресурсами, остаемся
в кабале у других стран»11.
В своих алармистских настроениях Озеров и Вернадский были не
одиноки. Инженер-электрик Э. О. Бухгейм в книге «К экономическому освобождению России» отмечал, что в России царит «вакханалия импорта».
Так, он отмечал, что «Урал на мировой рынок выбрасывает около 95 %
всей платины, которая целиком в сыром виде вывозится за границу, откуда
нам и диктуют цены на очищенную уже платину – мы же в России обрабатываем едва 0,5 % получаемой у нас платины». Он тут же приводил свидетельства специалистов, видевших в Германии «роскошно оборудованные
фармако-химические заводы-дворцы, построенные, по заявлению самих
немцев, наполовину на русские деньги»12. Начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ) генерал А. А. Маниковский утверждал, что поскольку на протяжении многих лет Германия обеспечивала Россию вооружениями, то становление немецкой военной промышленности в значительной степени осуществлялось на русские деньги13.
Скоро выяснилось, что модернизация понимается по-разному. Некий А. Дымческий из Ростова-на-Дону 25 октября 1914 г. в письме председателю Общества возрождения России К. М. Мазурину также жаловался,
что «мы грабим самих себя, вывозя сырье». Будучи бескомпромиссным анти-западником, он считал, что не следует повторять «губительный путь европейской культуры», а «надо покрыть Россию сетью дорог», «облесить
наши восточные степи», следует «поднять нашего кустаря», а не заниматься «насаждением фабрик» и «столыпинскими отрубами». Он требовал
«расширения общественной инициативы» и вместе с тем предлагал «огра-
11
Озеров И. Х. Указ. соч. С. 326.
Ozerov I.Kh. Op. cit. S. 326.
12
Бухгейм Э.О. К экономическому освобождению России путем электрификации ее
территории. М., 1915. С. 27.
Bukhgeim E.O. K ekonomicheskomu osvobozhdeniyu Rossii putem elektrifikatsii ee
territorii. M., 1915. S. 27.
13
Маниковский А. А. Военное снабжение русской армии в войну 1914 – 1918 гг. М.,
1920. Ч. 1. С. 237.
Manikovskii A.A. Voennoe snabzhenie russkoi armii v voinu 1914 – 1918 gg. M., 1920.
Ch. 1. S. 237.
–7–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
дить себя от наплыва иностранцев» и даже ввести на них особый налог14. В
общем, «модернизация» мыслилась в славянофильски-толстовском духе.
Иностранные предприниматели действительно сыграли непропорционально большую роль в российской экономике. Строго говоря, и теперь
рассчитывать на модернизационный рывок на одной лишь автохтонной социокультурной базе не приходилось, хотя по уровню развития фундаментальной науки Россия не отставала от Запада. Вернадский заявлял, что
война способна создать новую ситуацию: решающее значение приобретёт
соперничество между нациями не в сфере академических исследований, а в
области изучения и использования собственных природных богатств и
производительных сил. Довольно оригинальный рецепт освобождения от
экономической зависимости был у Бухгейма. Он предлагал «электрификацию страны и широко организованную кооперацию»15. Как известно, первым из этих предложений поспешили воспользоваться большевики с их
планом ГОЭЛРО.
Модернизационный пафос того времени понятен: мирный «застой»
не оставлял никаких надежд. Современные западные исследователи также
признают, что иностранные предприниматели сыграли непропорционально
большую роль в российской экономике16. Но, строго говоря, рассчитывать
на модернизационный рывок на автохтонной социокультурной базе не
приходилось.
Мысли Озерова и Вернадского разделялись образованным большинством. Среди всевозможных препятствий, между прочим, назывались российская пассивность, нерасторопность, лень – последствия затянувшегося
крепостничества. Но дело было не только в бюрократии. В российских элитах выработался умозрительный тип сознания. «Мы увлекались общими
теориями, общими схемами, – полагал Озеров, – но не подходили к задачам
времени конкретно, деловито». В результате «между фактами действительности и должными деяниями у нас стояла теория, абстракция, и эта последняя закрывала собой действительность». Всё это привело к печальному
результату. До сих пор «никакой мы политики не проводили: мы одно знали – выжимать деньги из населения, выжимать всеми средствами». В результате «население боялось всяких новшеств», предпочитало «слепо рыть
землю по старинке»17.
Муссировались и другие суждения, подчас звучащие весьма самокритично, но столь же современно. Историк М. М. Веселовский писал в
дневнике: «Разве мы в своей ежедневной, обыденной жизни умеем так
много, так постоянно, точно и отчётливо работать, как иностранцы: фран14
ГА РФ. Ф. 102. Оп. 265. Д. 997. Л. 1695.
GA RF. F. 102. Op. 265. D. 997. L. 1695.
15
Бухгейм Э. О. Указ. соч. С. 29.
Bukhgeim E.O. op. cit. S. 29.
16
Amburger E. Fremde und Einheimische im Wirtschaft und Kulturleben der
neuzeilichen Russland. Wiesbaden, 1982.
17
Озеров И. Х. Указ. соч. С. 311–312, 322.
Ozerov I.Kh. Op. cit. S. 311–312, 322.
–8–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
цузы, немцы, англичане? Мы всё делаем кое-как, спустя рукава, смотрим
на работу как на досадную помеху и стараемся отбыть её как ни попало.
Всё это наследие у одних бездельного барства, у других принудительного
тягла и крепостной неволи»18. Исследователи отмечают разительный контраст в хозяйственном поведении в России предпринимателей европейского и русского происхождения19.
Последствия хозяйственных нестыковок почувствовали очень скоро.
В августе 1914 г. российских предпринимателей охватила паника: выяснилось, что зависимость России от промышленно-технологического импорта
велика настолько, что ни о каком увеличении производства мечтать не
приходится. Некоторые усмотрели в этом предвоенные «германские происки»20. Сложившуюся ситуацию следовало спешно преодолеть. Но как?
В правящих верхах основные надежды возлагались на государство и
казённую промышленность, работающую на оборону. Считалось, что её
продукция обходится дешевле. Но современные исследователи возражают
против этой точки зрения, указывая, что в себестоимость продукции казённых заводов следует включать и общие государственные расходы на поддержание их жизнедеятельности21. В любом случае вряд ли можно было
рассчитывать на особую инновационную активность госсектора экономики. Так, в расчёте на первый год войны внутри страны было заказано 8 647
орудий, а произведено было лишь 88, т. е. 1 % требуемого22. Частично это
было связано с непростительно медленной перестройкой производства. Но
сказался ещё один фактор: в 1914 г. из 135 000 человек, работавших на
крупнейших заводах, призвано было в армию почти 60 %, вследствие чего
производительность этих заводов упала почти до 7 – 12 % от нормальной
18
Богословский М. М. Дневники (1913 – 1919): Из собрания Государственного исторического музея. М., 2011. С. 60–61.
Bogoslovskii M. M. Dnevniki (1913 – 1919): Iz sobraniya Gosudarstvennogo
istoricheskogo muzeya. M., 2011. S. 60–61.
19
Ананьич Б. В. Банкирские дома в России, 1861–1914 гг. Очерки истории частного
предпринимательства. Л., 1991; Боханов А.Н. Деловая элита России. 1914 г. М., 1994.
Anan'ich B.V. Bankirskie doma v Rossii, 1861–1914 gg. Ocherki istorii chastnogo
predprinimatel'stva. L., 1991; Bokhanov A.N. Delovaya elita Rossii. 1914 g. M., 1994.
20
Новорусский М. В. Война и новые отрасли русской промышленности // Вопросы
мировой войны. Пг., 1915. С. 466–468.
Novorusskii M. V. Voina i novye otrasli russkoi promyshlennosti // Voprosy mirovoi
voiny. Pg., 1915. S. 466–468.
21
Поликарпов В. В. От Цусимы к Февралю. Царизм и военная промышленность в
начале ХХ века. М., 2008. С. 305.
Polikarpov V. V. Ot Tsusimy k Fevralyu. Tsarizm i voennaya promyshlennost' v nachale
KhKh veka. M., 2008. S. 305.
22
Сидоров А. Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны
(1914 – 1917). М., 1973. С. 30–31.
Sidorov A. L. Ekonomicheskoe polozhenie Rossii v gody Pervoi mirovoi voiny (1914 –
1917). M., 1973. S. 30–31.
–9–
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
их производительности23. Лишь небольшую часть квалифицированных рабочих удалось вернуть на производство.
Соединения «капитала ума и капитала денег» по-прежнему не получалось. Идея «американизации» предпринимательства, имевшая заметное
распространение, не прививалась – мешала бюрократия24. С другой стороны, по свидетельству человека, приближённого к верхам, «солидные фирмы отказывались от поставок в армию из-за сложности правил», в результате чего сложился устойчивый слой посредников между предпринимателями и армией, которые, сговариваясь между собой, взвинчивали цены и
«прибегали зачастую к неблаговидным приемам»25. В таких условиях протекционистские формы государственного индустриализма развращали
предпринимателей, «национальная модель» капитализма не складывалась.
Примечательно, что в верхах разгорелся спор: каким должен стать
новый оружейный завод – казённым или частным? Естественно, частные
предприниматели всячески отстаивали свои интересы, указывая на пагубность насаждения казённых заводов26. В результате согласованный план
строительства новых военных заводов так и не был реализован27, а власть
была вынуждена ещё больше ориентироваться на заграничные заказы. Подобная ситуация была не просто субъективным просчётом: такова была непреодолимая инерция предыдущего развития России.
Как результат неудач в перестройке народного хозяйства экономические слабости России всё чаще стали связывать со «злокозненностью»
немцев. В Совете министров «немецкое засилье» стали воспринимать как
тотальную напасть. В газетах писали, что русские знают, за что сражаются
– предстоит сбросить немецкое экономическое иго. В низах подобные призывы воспринимали порой в чисто шовинистическом духе: рабочие приня-
23
Барсуков Е .З. Артиллерия русской армии (1900 – 1917 гг.). Т. II. Артиллерийское
снабжение. М., 1949. С. 118.
Barsukov E. .Z. Artilleriya russkoi armii (1900 – 1917 gg.). T. II. Artilleriiskoe
snabzhenie. M., 1949. S. 118.
24
См.: Озеров И. Х. Итоги экономического развития XIX века. СПб., 1902; Ганелин
Р. Ш. Россия и США, 1914 – 1917. Очерки по истории русско-американских отношений.
Л., 1969. С. 23–24; Мальков В. Л. Россия и США в ХХ веке. Очерки истории межгосударственных отношений и дипломатии в социокультурном контексте. М., 2009. С. 96.
Ozerov I. Kh. Itogi ekonomicheskogo razvitiya XIX veka. SPb., 1902; Ganelin R. Sh. Rossiya
i SShA, 1914 – 1917. Ocherki po istorii russko-amerikanskikh otnoshenii. L., 1969. S. 23–24;
Mal'kov V. L. Rossiya i SShA v KhKh veke. Ocherki istorii mezhgosudarstvennykh otnoshenii i
diplomatii v sotsiokul'turnom kontekste. M., 2009. S. 96.
25
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 110. Л. 11.
GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 110. L. 11.
26
Маниковский А. А. Указ. соч. С. 176.
Manikovskii A. A. Op. cit. S. 176.
27
Поликарпов В. В. Указ. соч. С. 296, 297, 299.
Polikarpov V.V. Op. cit. S. 296, 297, 299.
– 10 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
лись выявлять немецких «вредителей» на производстве28. Это вряд ли способствовало повышению его эффективности.
Экономика России была многоукладной, но основная причина хозяйственных неурядиц была не в этом. Строго говоря, всякая экономика
многоукладна, другое дело – связи между укладами. Если они блокируются
бюрократией, замыкающей естественный продуктообмен на себя, если они
сдерживаются хозяйственной замкнутостью наиболее архаичных укладов,
если, наконец, в низах нет гражданского понимания общего хозяйственного блага, в экстремальных обстоятельствах многоукладность может обернуться «многоконфликтностью» – войной всех против всех. Между тем хозяйственные уклады стали неуклонно «разъезжаться». Эта тенденция усугублялось спецификой финансовой системы.
Предвоенный бездефицитный российский бюджет базировался на
косвенном налогообложении, значительную часть которого составляли акцизы. Жесткий «золотой стандарт» обеспечивал приток иностранных капиталов. С другой стороны, преобладание экспорта (главным образом сельскохозяйственного) над импортом создавало положительное внешнеторговое
сальдо. Таким нехитрым способом создавался «золотой мост», по которому
шли средства для индустриализации. На этом фоне появлялись «оптимисты»
особого рода. Подполковник Генерального штаба А. Гулевич ещё в 1898 г.
утверждал, что «хозяйственный организм России не может быть поколеблен
в своих устоях бедствиями будущей войны, как бы надолго она не затянулась». Более того, предполагалось, что от затягивания войны Россия только
выиграет29. Ещё более «оптимистичную» точку зрения высказывал
И.С . Блиох, видевший «спасение России» от превратностей европейской
войны… в её экономической и культурной отсталости. Он полагал, что чем
беднее народ, тем легче он перенесёт бедствия войны30. Накануне войны
бывший военный министр А. Ф. Редигер также связывал конечный её успех
исключительно с «неисчерпаемостью» резервов31. О перспективах модернизации экономики при таких настроениях и говорить не приходится.
Финансовая система, построенная на столь архаичных принципах,
могла действовать только в мирных условиях. В экстремальных условиях
империя становилась должником более развитых стран. Ситуацию усугубило введение сухого закона. Кое-кого это пугало. «… Перевернулись все
финансовые устои государства», – такие суждения высказывались в част28
Дённингхаус В. Немцы в общественной жизни Москвы: симбиоз и конфликт
(1494 – 1941). М., 2004. С. 397–398.
Denningkhaus V. Nemtsy v obshchestvennoi zhizni Moskvy: simbioz i konflikt (1494 –
1941). M., 2004. S. 397–398.
29
Гулевич А. Война и народное хозяйство. СПб., 1898. С. 179.
Gulevich A. Voina i narodnoe khozyaistvo. SPb., 1898. S. 179.
30
Цит. по: Прокопович С. Н. Война и народное хозяйство. М., 1917. С. 11.
Prokopovich S.N. Voina i narodnoe khozyaistvo. M., 1917. S. 11.
31
Редигер А. Ф. История моей жизни. Воспоминания Военного министра. М., 1999.
Т. 2. С. 372.
Rediger A. F. Istoriya moei zhizni. Vospominaniya Voennogo ministra. M., 1999. T. 2. S. 372.
– 11 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
ной переписке. Говорили, что «от закрытия винных лавок до 1 января [1915
г.] мы терпим убытки на 350 млн», тогда как от войны составят 5 млрд32.
(На самом деле а к концу 1914 г. общие затраты на ведение войны составили лишь 2,7 млрд руб.33)
«Оптимизм» верхов базировался на представлении, что война окажется скоротечной, для её успешного завершения будет достаточно накоплений мирного времени. Не учитывалось, что в начале войны основательно
пострадает промышленность развитых западных регионов. Из Варшавы в
августе 1914 г. сообщали: «Здесь ужаснейший финансовый и промышленный кризис. Фабрики стоят, учреждения почти все закрыты, люди без работы»34. Не задумывались и о том, что в дальнейшем придется эвакуировать предприятия на восток. Как результат нерасчётливости, о мобилизации ресурсов страны для крупномасштабной войны правительство основательно задумалось лишь спустя год. А пока оно интенсивно закупало материальные ресурсы за границей, причём делалось это нерасчетливо. Так, в
начале войны французы предложили закупить стальные каски по цене 11
франков. Мнения российских военных верхов на этот счёт разошлись. В
итоге каски всё же закупили, но уже по цене 25 франков за штуку35. После
этого задумались: не выгоднее ли производить их в России? Оказывается,
была возможность изготовлять подобные каски даже лучшего качества на
Сергинско-Уфалейском заводе36.
Слабым местом российской армии было почти полное отсутствие
крупнокалиберной артиллерии. В значительной степени поражения весны
– лета 1915 г. были связаны с этим фактором. В результате поставки орудий крупного калибра пришлось в полном смысле слова выпрашивать в
ставшей союзной Японии37. А 4 горные и 2 полевые батареи в сентябре
1915 г. собирались приобретать на… Кубе38.
Уже к осени 1914 г. обнаружилась нехватка винтовок. Более половины винтовок, которыми воевали русские солдаты, было произведено за
32
ГА РФ. Ф. 102. Оп. 265. Д. 995.Л. 1402.
GA RF. F. 102. Op. 265. D. 995.L. 1402.
33
Сидоров А. Л. Финансовое положение России в Первой мировой войне. М., 1960.
С. 239.
Sidorov A. L. Finansovoe polozhenie Rossii v Pervoi mirovoi voine. M., 1960. S. 239.
34
ГА РФ. Ф. 102. Оп. 265. Д. 992. Л. 1148.
GA RF. F. 102. Op. 265. D. 992. L. 1148.
35
Там же. Ф. 5881. Оп. 1. Д. 201. Л. 52.
Ibidem. F. 5881. Op. 1. D. 201. L. 52.
36
Журналы Особого совещания для обсуждения и объединения мероприятий по
обороне государства. 1915 – 1918. Т. 2. М., 1913. С. 481–482.
Zhurnaly Osobogo soveshchaniya dlya obsuzhdeniya i ob"edineniya meropriyatii po
oborone gosudarstva. 1915 – 1918. T. 2. M., 1913. S. 481–482.
37
Baryshev E. The General Hermonius Mission to Japan (August 1914 – March 1915)
and the Issue of Armament Supply in Russo-Japanese Relations during the First World War
// Acta Slavica Japonica. Vol. XXX. 2011. P. 35–36.
38
Журналы Особого совещания... Т. 1. С. 295.
Zhurnaly Osobogo soveshchaniya... T. 1. S. 295.
– 12 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
границей. «Окончательно отдаемся в руки добрых союзников, – иронизировали в Совете министров в марте 1916 г. – Переходим из огня в полымя,
из немецкого засилья экономического в английское»39. Уже к осени 1914 г.
обнаружилась острая нехватка винтовок40. Проблему пришлось решать с
помощью союзников, причём не только европейских. В июле 1915 г. правительство предложило Японии – своему недавнему военному противнику,
отстоящему на многие тысячи километров от западных фронтов, – неслыханную сделку: поставку сырья для производства вооружений для своей
армии. При этом за будущие поставки пришлось платить наличными41.
Сложилась парадоксальная картина. В 1914–1917 гг. русскими заводами было изготовлено и отремонтировано 3 576 тыс. винтовок, а из-за
границы за это же время получено 3 713 тыс. винтовок – французских,
японских, американских и даже итальянских. На вооружении армии оказалось 10 образцов винтовок, включая 2 – трофейных. А между тем «патриотичные» публицисты даже в 1915 г. предпочитали обращать внимание «на
благоприятные обстоятельства, обуславливаемые в русской жизни нынешней войной», уверяя, что «у нас обширные запасы оружия и снарядов». Из
этого делался «оптимистичный» вывод, что жертвы войны «уравновешиваются» освобождением от немецкого влияния и «достижением той свободы, которая составляет необходимое условие хозяйственного благоустройства и преуспеяния». Получалось, что «война открывает перспективы будущих успехов, будущего подъема народного хозяйства»42. Между тем на
фронте некоторые командиры дивизий вынуждены были обеспечивать
своих офицеров цейсовскими биноклями, спешно закупаемыми их женами
в столице43. Дело в том, что оптическое производство в России было совершенно не развито (последствия этого сказались и в Великую Отечественную войну).
Теперь импортировалось только то, что в России не могли или не
успевали произвести. «Пришлось выписывать из-за границы по большим
ценам все те сырые материалы, которых не было в России и необходимость
которых предвиделась одиннадцать лет назад при первоначальном исчислении для обеспечения заводов запасами», – отмечали специалисты44. Тре39
Совет министров Российской империи в годы Первой мировой войны. Бумаги
А. Н. Яхонтова (записи заседаний и переписка). СПб., 1999. С. 325.
Sovet ministrov Rossiiskoi imperii v gody Pervoi mirovoi voiny. Bumagi A. N.
Yakhontova (zapisi zasedanii i perepiska). SPb., 1999. S. 325.
40
Емец В. А. Очерки внешней политики России в период Первой мировой войны.
М., 1977. С. 98.
Emets V. A. Ocherki vneshnei politiki Rossii v period Pervoi mirovoi voiny. M., 1977. S. 98.
41
Saveliev I.R., Pestushko Y.S. Dangerous Reapproachment Russia and Japan in the First
World War, 1914–1916 // Acta Slavica Japonica. Tomus XVIII. 2001. Р. 25–27.
42
Воронов Л. Н. Война и народное хозяйство. М., 1915. С. 44, 45.
Voronov L. N. Voina i narodnoe khozyaistvo. M., 1915. S. 44, 45.
43
Снесарев А. Е. Письма с фронта. 1914 – 1917. М., 2012. С. 90, 95, 106.
Snesarev A. E. Pis'ma s fronta. 1914 – 1917. M., 2012. S. 90, 95, 106.
44
Там же. С. 115.
Ibidem. S. 115.
– 13 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
бовались закупки того, что имелось в стране в изобилии, – например, серного колчедана, исходного продукта для производства серной кислоты, без
которого невозможен выпуск взрывчатых веществ. Перед войной серный
колчедан ввозили морем из Греции, Турции и скандинавских стран, а селитру – даже из Чили45. Толуол, необходимый для получения тротила, привозился из Германии46.
В этих условиях тотальная «чистка» всех немецких фирм, предпринятая по настоянию российских контрразведчиков47, могла только усугубить ситуацию. Разрабатывалась целая система мер, направленных против германской собственности в России48. Возникали и «странные» нужды. Так, американский рынок получил из России заказ на производство 400 тыс. пехотных
топоров, 600 тыс. киркомотыг, 2,5 тыс. пудов колючей проволоки49. Итоговый
список предметов для военного ведомства, подлежащего заказу за границей
до 1 января 1917 г., содержал такие продукты, как хлопковый материал, шинельное сукно, сапоги и башмаки, седла, медицинские материалы, в том числе
шприцы, запасные иглы и 30 тыс. термометров50.
Для растущих заказов за рубежом требовались всё более значительные суммы, однако уже в первые месяцы войны вся свободная золотая наличность в размере полумиллиарда рублей была израсходована. По сути, к
началу 1915 г. правительство оказалось перед угрозой финансового краха,
о чём заявил в сентябре 1914 г. один из наиболее проницательных министров А. В. Кривошеин51. Но чиновники по стародавней привычке предпочитали не замечать опасностей. Между тем уже в августе 1914 г. в обществе
стало складываться представление, что «изнеженное германскими подачками и германской лестью ведомство финансов громко выступает за со45
Трофимова Е. В. Производство взрывчатых веществ в годы Первой мировой войны // Отечественная история. 2002. № 2. С. 148, 151.
Trofimova E. V. Proizvodstvo vzryvchatykh veshchestv v gody Pervoi mirovoi voiny //
Otechestvennaya istoriya. 2002. № 2. S. 148, 151.
46
Барсуков Е.З. Артиллерия русской армии (1900 – 1917 гг.). Т. 1. М., 1948. С. 303.
Barsukov E.Z. Artilleriya russkoi armii (1900 – 1917 gg.). T. 1. M., 1948. S. 303.
47
Звонарев К. К. Агентурная разведка. Германская агентурная разведка до и во
время войны 1914 – 1918 гг. Кн. 2. М., 2003. С. 51.
Zvonarev K. K. Agenturnaya razvedka. Germanskaya agenturnaya razvedka do i vo
vremya voiny 1914 – 1918 gg. Kn. 2. M., 2003. S. 51.
48
См.: Fleischhauer I. Die Deuschen im Zarenreich. Zwei Jahrhunderte deutchrussischer Kulturgemeinschaft. Stuttgart, 1986. S. 479–521.
49
Виноградов П. В. Российско-американское военно-экономическое сотрудничество в годы Первой мировой войны // Россия и АТР. 2012. № 2. С. 107.
Vinogradov P. V. Rossiisko-amerikanskoe voenno-ekonomicheskoe sotrudnichestvo v
gody Pervoi mirovoi voiny // Rossiya i ATR. 2012. № 2. S. 107.
50
Павлов А. Ю. Скованные одной цепью. Стратегическое взаимодействие России и
ее союзников в годы Первой мировой войны (1914 – 1917 гг.). СПб., 2008. С. 180–183.
Pavlov A. Yu. Skovannye odnoi tsep'yu. Strategicheskoe vzaimodeistvie Rossii i ee
soyuznikov v gody Pervoi mirovoi voiny (1914 – 1917 gg.). SPb., 2008. S. 180–183.
51
Совет министров... С. 66.
Sovet ministrov... S. 66.
– 14 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
хранение своего прежнего курса, весьма выгодного Германии»52. Вопреки
подобным подозрениям, представители министерства финансов даже весной 1915 г. утешали себя тем, что «кредитная система в общем вышла из
тяжелого испытания непоколебленной»53.
Впрочем, возникли в верхах и алармистские представления. В июне
1915 г. министр финансов П. Л. Барк признал: «Надо ждать крушения финансовой системы»54. Даже чинам Ставки казалось, что все «катится в пропасть» и остается только надеяться на чудо55. Осенью 1915 г. очень многие
контрразведчики считали, что «война уже безнадежно проиграна»56. Разумеется, сказывались панические преувеличения. Но они отнюдь не добавляли столь необходимой уверенности в собственных силах.
Конечно, были люди, которые пытались радикально изменить ситуацию. Начальник снабжения армии ген. А. А. Маниковский пришёл к
выводу, что деньги, израсходованные на экспорт, эффективнее было потратить на развитие отечественной промышленности. В результате, затратив
более 300 млн руб. на иностранные автомобили, в ноябре 1915 г. решили
развивать их отечественное производство57. Вряд ли это удалось бы в полной мере. Снабженцы полагали, что административный аппарат военного
ведомства вообще не отвечал нуждам войны58.
В итоге ощущалась нехватка вполне прозаических вещей. Так, оказалась «хлопотливой и трудно поддающейся регулировке» проблемой заготовка обуви59. На Юго-Западном фронте «сапожный кризис» обозначился в
декабре 1914 г.60 В это же время его ощутили в Москве: 25 % раненых и
больных солдат прибывало с фронта в негодных сапогах. Ситуация усугублялась в связи с запретом некоторыми губернаторами вывоза кожи из губерний. Сказывалась и транспортная неразбериха. Известен почти анекдотичный случай: 11 вагонов с кожей, отправленных из Витебска в Москву,
52
ГА РФ. Ф. 102. Оп. 265. Д. 993. Л. 1221 а.
GA RF. F. 102. Op. 265. D. 993. L. 1221 a.
53
Хозяйственная жизнь и экономическое положение населения России за первые 9
месяцев войны (июль 1914 года – апрель 1915 года). Пг., 1916. С. IV.
Khozyaistvennaya zhizn' i ekonomicheskoe polozhenie naseleniya Rossii za pervye 9
mesyatsev voiny (iyul' 1914 goda – aprel' 1915 goda). Pg., 1916. S. IV
54
Совет министров… С. 186.
Sovet ministrov… S. 186.
55
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 532. Л. 86.
GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 532. L. 86.
56
Там же. Оп. 1. Д. 201. Л. 20.
Ibidem. Op. 1. D. 201. L. 20.
57
Маниковский А. А. Указ. соч. С. 248.
Manikovskii A. A. Op. cit. S. 248.
58
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 110. Л. 117.
GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 110. L. 117.
59
Там же. Л. 92.
Ibidem. L. 92.
60
Снесарев А. Е. Указ. соч. С. 74, 79.
Snesarev A. E. Op. cit. S. 74, 79.
– 15 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
по дороге потерялись, а затем были найдены в Казани, Харькове, Таганроге
и даже в Тифлисе61. «В армии нет сапог», – говорили в Совете министров
12 декабря 1914 г.62 Для решения проблемы по просьбе Ставки М. В. Родзянко попытался созвать съезд представителей губернских управ. Но из
МВД последовал отказ с мотивировкой: вместо сапог земцы могут потребовать конституции63.
В июле 1915 г. Особое совещание по обороне высказалось за приобретение 5 млн сапог для армии за границей, а Всероссийскому обществу
кожевенных заводчиков рекомендовалось выдать беспроцентную ссуду в 5
млн руб. для приобретения 100 000 сырых кож в Америке64. А тем временем в Совете министров говорили: «Наши заводчики – шайка», пользующаяся «бюрократическими уловками для ничегонеделания»65. Естественно,
что указания предпринимателей на пагубность насаждения казенных заводов всё более решительно отвергались66. С другой стороны, власть всё
больше надеялась на заграничные заказы67. В свете объективных потребностей модернизации экономики возникала поистине тупиковая ситуация.
Полная или частичная военная блокада любой страны обнажает слабые места её народного хозяйства: зависимость от внешнего мира, управленческие изъяны, отраслевые диспропорции, коррупционные издержки,
технологические упущения, реальные возможности инфраструктуры – всё
это становится очевидным. Но вместе с тем становятся ясны пути преодоления недостатков системы с помощью скрытых внутренних резервов. В
годы войны выяснилось, что российская власть предстает беспомощной,
когда речь заходит об отыскании хозяйственных стимуляторов внутри
страны, но она же оказывается склонной безрассудно ориентироваться на
заграничные ресурсы. Очевидно, налицо врождённый порок патерналистски-полицейской системы, слабости той самой производственнораспределительной политики, которую проводило само государство. Один
из контрразведчиков в мемуарах отмечал, что даже талантливых людей гу61
Очерк деятельности Отдела снабжения армии за первый год. Июль 1915 – июль
1916 г. М., 1917. С. 19, 40–41.
Ocherk deyatel'nosti Otdela snabzheniya armii za pervyi god. Iyul' 1915 – iyul' 1916 g.
M., 1917. S. 19, 40–41
62
Совет министров… С. 108.
Sovet ministrov… S. 108.
63
Родзянко М. В. Крушение империи. Харьков, 1990. С. 101–102.
Rodzyanko M. V. Krushenie imperii. Khar'kov, 1990. S. 101–102.
64
Журналы Особого совещания... Т. 1. С. 164.
Zhurnaly Osobogo soveshchaniya... T. 1. S. 164.
65
Совет министров... С. 119, 181.
Sovet ministrov… S. 119, 181.
66
Поликарпов В. В. Указ. соч. С. 301.
Polikarpov V. V. Op. cit. S. 301.
67
Шигалин Г. И. Военная экономика в Первую мировую войну (1914 – 1918 гг.).
М., 1956. С. 169.
Shigalin G. I. Voennaya ekonomika v Pervuyu mirovuyu voinu (1914 – 1918 gg.). M.,
1956. S. 169.
– 16 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
била система. Так, людей образованных и талантливых в Генштабе хватало, но существующие порядки превращали их в «поденщиков власти», ибо
необходимость «делать карьеру путем безграничной угодливости и приспособляемости, доведенная до степени паразитизма», парализовала усилия лучших умов России68.
Органические слабости особенно заметно сказались на продовольственных поставках. Среднегодовой сбор хлебов в России в 1910–1913 гг.
составлял 4,5 млрд пудов, потребность населения и армии составляла 3
млрд. До войны ежегодно вывозилось до 680 млн. пудов, т. е. 15 % общего
сбора. В 1915 г. вывезли всего 31 млн пудов. Откуда же взялась продовольственная проблема? Причина носила системный характер. Прежде всего, не
было выработано общего, детально проработанного плана снабжения армии, как результат, запас жиров был израсходован в первые месяцы войны.
Виной было управленческое безволие. Так, в западных губерниях при отступлении из-за нерасторопности местных властей погибло много скота, а
значительная его часть попала в руки неприятеля69. «…Наблюдая многих
губернаторов, я отметил одну общую… черту: страх что-то упустить, страх
выпустить малейшее из-под непосредственного своего наблюдения и влияния, страх упустить власть», – вспоминал один из немногих энергичных
губернаторов70. Уполномоченные по закупке хлеба для армии вынуждены
были конкурировать не только друг с другом, но и с представителями армии, сельской продовольственной части МВД, агентами земств и городов
из потребляющих губерний71. Но главная причина управленческого коллапса заключалась в отсутствии понимания между властью и основной
массой хлебопроизводителей – крестьянами.
Тотальная война легко превращается в войну на истощение. Вопреки ожиданиям, здесь Россия проиграла. Причём вовсе не из-за недостатка
продовольствия. Поскольку не было выработано общего, детально проработанного плана снабжения армии, запасы продовольствия расходовались
быстро и крайне расточительно.
Власть теряла контроль над ситуацией, если допустить, что она вообще сохраняла его. В правительственных верхах то и дело возникала паника по самым различным вопросам. «Входим в сумасшедший дом», – заявлял Кривошеин 13 сентября 1915 г. – …Трагизм разновластья. Бедлам».
«Анархия в экономической и правовой жизни страны», – вторил ему министр Щербатов. Через 10 дней он же отмечал «хаос на железных дорогах»
68
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 1. Д. 201. Л. 90–91.
GA RF. F. 5881. Op. 1. D. 201. L. 90–91.
69
См.: ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 110. Л. 26, 43, 56–57, 76, 81–82.
Sm.: GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 110. L. 26, 43, 56–57, 76, 81–82.
70
Друцкой-Соколинский В. А., кн. На службе Отечеству. Записки русского губернатора. 1914 – 1918. М., 2010. С. 89.
Drutskoi-Sokolinskii V. A., kn. Na sluzhbe Otechestvu. Zapiski russkogo gubernatora.
1914 – 1918. M., 2010. S. 89.
71
Земский феномен. Политологический подход. Саппоро, 2001. С. 153, 178.
Zemskii fenomen. Politologicheskii podkhod. Sapporo, 2001. S. 153, 178.
– 17 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
и повсеместную опасность голодных бунтов, бессильно констатируя, что
«бедствует не только столица, но и легион уездных городов». 2 декабря
1915 г. Кривошеин повторился: «Сплошное безумие, бедлам»72.
Разумеется, всё это ощущалось образованным обществом, включая
его наиболее консервативную часть. Известный правый публицист
Л. А. Тихомиров записывал в дневнике 6 марта 1915 г.: «Губернаторы наиболее хлебных губерний воспретили вывоз. Если это продержится – Москве грозит голод»73. Если такие мысли посещали преданных сторонников
режима, то как могли повести себя низы? Всякие ограничения в снабжении
тут же вызывали волну спекуляции, в том числе хлебом. Ситуация усугублялась слабостью инфраструктуры. Генерал С. А. Ронжин, ведавший снабжением армии, полагал, что на железнодорожных перевозках крайне негативно сказывалось стремление правящих кругов всякий раз оказать помощь союзникам, не задумываясь о ее последствиях для России74. Член Государственной думы Н.Д. Крупенский, человек отнюдь не левых взглядов,
позднее утверждал, что железнодорожное ведомство своего долга перед
отечеством не выполнило «как по неведению, так из-за колоссальных злоупотреблений, хищений и простых краж»75.
Всё это болезненно сказывалось на духе армии. Следует заметить,
что в конце декабря 1916 г. были снижены суточные нормы потребления в
армии, а в гарнизоны внутренних военных округов в феврале 1917 г. стали
поступать новобранцы 1898 года рождения, которые ожидали своего призыва только в октябре 1917 г.76.
И всё же некоторым казалось, что ситуация окончательно выровнялась. Некоторые военные специалисты даже писали, что, «как результат
больших усилий, общей напряжённой работы, затраты огромных средств
всей страны, снабжение армии к 1917 г. было хорошо налажено»77. Улучшения действительно были – главным образом за счёт общественной инициативы и экстремальных усилий отдельных управленцев. А между тем
требовалось тотальное мобилизационное и инновационное обновление
всей системы.
72
Совет министров… С. 271–272, 277, 284.
Sovet ministrov… S. 271–272, 277, 284.
73
Дневник Л. А. Тихомирова. 1915 – 1917 гг. / сост. А. В. Репников. М., 2008. С. 46.
Dnevnik L. A. Tikhomirova. 1915 – 1917 gg. / sost. A. V. Repnikov. M., 2008. S. 46.
74
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 160. Л. 46 об.
GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 160. L. 46 ob.
75
Там же. Д. 427. Л. 14.
Ibidem. D. 427. L.14.
76
См.: Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 2010. С. 63.
Buldakov V. P. Krasnaya smuta. Priroda i posledstviya revolyutsionnogo nasiliya.
M., 2010. S. 63.
77
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 110. Л. 125.
GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 110. L. 125.
– 18 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Конечно, некоторым высоким снабженцам казалось, что «начало революции было концом успешной работы по снабжению армии»78. Однако
адмирал Д. В. Ненюков высказывал прямо противоположное мнение: «Революция есть болезнь, которая поражает только нездоровые и расслабленные организмы и не может привиться к здоровым и сильным»79. При ближайшем рассмотрении оказывается, что главная причина «нездоровья»
российской экономики заключалась в ее внутренней несбалансированности
и слабости инфраструктуры. В этих обстоятельствах при существующем
уровне управленческой «расслабленности» участие России в мировом конфликте становилось для нее губительным.
На фоне былой панической неразберихи производственноэкономическая стабилизация носила временный характер, качественного
обновления экономики не происходило. Последнего не замечали, а потому
к концу 1916 г. в верхах появилось убеждение, что Россия может успешно
продолжать войну. Но какой ценой? Того, что империя может более или
менее успешно лишь обороняться, ибо не располагает новейшими видами
вооружений, не замечали. Не замечали и еще более опасного разрыва между индустриальным и аграрным секторами экономики.
Близорукость столетней давности поразила некоторых современных
авторов, за утратой чувства реальной истории упивающихся манипуляциями с заведомо лукавыми цифрами или «дутыми» ведомственными показателями. Между тем, независимо от «объективных» обстоятельств, следует
прежде всего учитывать, что в 1917 г. народ устал от тягот войны и окончательно разуверился во власти. Её организационные провалы пришлось
смывать кровью.
В чём же причина современных «модернизационных» иллюзий, связанных с Первой мировой войной? Понятно, людям, неспособным добраться до первопричин инновационных провалов в России, хочется всё свалить
на внешние факторы, указать на всевозможных «злоумышленников» и
«врагов России». Сказывается и непреходящее холуйство перед властью
всевозможных «лейб-историографов». Со своей стороны, массовое сознание, развращенное поветрием конспирологии, легко принимает на веру все
то, что подсовывается ему угодливыми «историографами» из «патриотических» соображений.
Но главное в другом. До тех пор, пока российская власть будет воображать себя «самой умной», а народ видеть в ней единственную спасительницу от всевозможных напастей, вместо самостоятельного обновления
России мы будем до бесконечности надеяться на неведомое «чудо спасения». С подлинной модернизацией эта вера не имеет ничего общего.
78
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 110. Л. 128.
GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 110. L. 128.
79
ГА РФ. Ф. 5881. Оп. 2. Д. 533. Л. 87.
GA RF. F. 5881. Op. 2. D. 533. L. 87.
– 19 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Список литературы:
1. Ананьич Б. В. Банкирские дома в России, 1861–1914 гг. Очерки истории
частного предпринимательства. Л., 1991.
2. Барсуков Е. З. Артиллерия русской армии (1900–1917 гг.). Т. 1. М.,
1948.
3. Барсуков Е. З. Артиллерия русской армии (1900–1917 гг.). Т. 2. Артиллерийское снабжение. М., 1949.
4. Боханов А. Н. Деловая элита России. 1914 г. М., 1994.
5. Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного
насилия. М., 2010.
6. Бухгейм Э. О. К экономическому освобождению России путем электрификации её территории. М., 1915.
7. Вернадский В. И. Об изучении естественных производительных сил
России. Пг., 1915.
8. Виноградов П. В. Российско-американское военно-экономическое сотрудничество в годы Первой мировой войны // Россия и АТР. 2012. № 2.
9. Воронов Л. Н. Война и народное хозяйство. М., 1915.
10. Ганелин Р. Ш. Россия и США, 1914 – 1917. Очерки по истории русскоамериканских отношений. Л., 1969.
11. Гулевич А. Война и народное хозяйство. СПб., 1898.
12. Дённингхаус В. Немцы в общественной жизни Москвы: симбиоз и конфликт (1494 – 1941). М., 2004.
13. Емец В. А. Очерки внешней политики России в период Первой мировой
войны. М., 1977.
14. Звонарев К. К. Агентурная разведка. Германская агентурная разведка до
и во время войны 1914 – 1918 гг. Кн. 2. М., 2003.
15. Карцов Ю. Революция сверху. СПб., 1907.
16. Кафенгауз Л. Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть XIX в. – 30-е годы ХХ в. М., 1994.
17. Мальков В. Л. Россия и США в ХХ веке. Очерки истории межгосударственных отношений и дипломатии в социокультурном контексте. М., 2009.
18. Маниковский А. А. Военное снабжение русской армии в войну 1914–
1918 гг. Ч. 1. М., 1920.
19. Никонов В. А. Крушение России. 1917. М., 2011.
20. Новорусский М. В. Война и новые отрасли русской промышленности
// Вопросы мировой войны. Пг., 1915.
21. Озеров И. Х. Итоги экономического развития XIX века. СПб., 1902.
22. Озеров И. Х. На Новый путь! К экономическому освобождению России.
М., 1915.
23. Островский А. В. Зерновое производство Европейской России в конце
XIX – начале ХХ В. СПб., 2013.
24. Павлов А. Ю. Скованные одной цепью. Стратегическое взаимодействие
России и ее союзников в годы Первой мировой войны (1914–1917 гг.).
СПб., 2008.
– 20 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
25. Поликарпов В. В. От Цусимы к Февралю. Царизм и военная промышленность в начале ХХ века. М., 2008.
26. Прокопович С. Н. Война и народное хозяйство. М., 1917.
27. Сидоров А.Л. Экономическое положение России в годы Первой мировой войны (1914 – 1917). М., 1973.
28. Трофимова Е. В. Производство взрывчатых веществ в годы Первой мировой войны // Отечественная история. 2002. № 2.
29. Amburger E. Fremde und Einheimische im Wirtschaft und Kulturleben der
neuzeilichen Russland. Wiesbaden, 1982.
30. Baryshev E. The General Hermonius Mission to Japan (August 1914 –
March 1915) and the Issue of Armament Supply in Russo-Japanese Relations during the First World War // Acta Slavica Japonica. Vol. XXX. 2011.
31. Fleischhauer I. Die Deuschen im Zarenreich. Zwei Jahrhunderte deutchrussischer Kulturgemeinschaft. Stuttgart, 1986.
32. Saveliev I. R., Pestushko Y. S. Dangerous Reapproachment Russia and Japan in
the First World War, 1914–1916 // Acta Slavica Japonica. Tomus XVIII. 2001.
THE FIRST WORLD WAR: A CHANCE TO MODERNIZE RUSSIA?
V. P. Buldakov
Russian Academy of Sciences, the Institute of Russian History, Moscow
In modern historiography, there are two opposite points of view on the state
of the Russian economy on the eve of 1917. Some authors argue that the
economy could not stand the tests of war. Others, however, approve that the
Russian economy has been successfully modernized. The paper shows that
Russian economy was too archaic for any kind of modernization. So, during
the war Russia was forced to buy the Allies not only weapons, but also raw
materials. Due to poor infrastructure the government failed to provide population of some regions and especially large cities with food. As a result, by
1917, the national economy has degraded, and financial debt allies repeatedly
increased. Provisional Government was unable to continue the war.
Keywords: World War I, modernization, economics, finance, import, armament, accoutrements, railways, food supply, crisis.
Об авторе:
БУЛДАКОВ Владимир Прохорович – Российская академия наук,
институт Российской истории, доктор исторических наук, (117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19), e-mail: kuroneko@mail.ru
About the authors:
BULDAKOV Vladimir Prokhorovich – Doctor of Historical Sciences,
Senior Researcher, Russian Academy of Sciences, the Institute of Russian
History, (117036, Moscow, Dmitry Ulyanov Str., 19), e-mail:
kuroneko@mail.ru
– 21 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
References
Anan'ich B.V. Bankirskie doma v Rossii, 1861–1914 gg. Ocherki istorii
chastnogo predprinimatel'stva. L., 1991.
Barsukov E.Z. Artilleriya russkoi armii (1900 – 1917 gg.). T. 1. M., 1948.
Barsukov E.Z. Artilleriya russkoi armii (1900 – 1917 gg.). T. II. Artilleriiskoe
snabzhenie. M., 1949.
Bokhanov A.N. Delovaya elita Rossii. 1914 g. M., 1994.
Buldakov V.P. Krasnaya smuta. Priroda i posledstviya revolyutsionnogo
nasiliya. M., 2010.
Bukhgeim E.O. K ekonomicheskomu osvobozhdeniyu Rossii putem
elektrifikatsii ee territorii. M., 1915.
Vernadskii V.I. Ob izuchenii estestvennykh proizvoditel'nykh sil Rossii. Pg.,
1915.
Vinogradov
P.V.
Rossiisko-amerikanskoe
voenno-ekonomicheskoe
sotrudnichestvo v gody Pervoi mirovoi voiny // Rossiya i ATR. 2012. №
2.
Voronov L.N. Voina i narodnoe khozyaistvo. M., 1915.
Ganelin R.Sh. Rossiya i SShA, 1914 – 1917. Ocherki po istorii russkoamerikanskikh otnoshenii. L., 1969.
Gulevich A. Voina i narodnoe khozyaistvo. SPb., 1898.
Denningkhaus V. Nemtsy v obshchestvennoi zhizni Moskvy: simbioz i konflikt (1494 – 1941). M., 2004.
Emets V.A. Ocherki vneshnei politiki Rossii v period Pervoi mirovoi voiny.
M., 1977.
Zvonarev K.K. Agenturnaya razvedka. Germanskaya agenturnaya razvedka do
i vo vremya voiny 1914 – 1918 gg. Kn. 2. M., 2003.
Zemskii fenomen. Politologicheskii podkhod. Sapporo, 2001.
Kartsov Yu. Revolyutsiya sverkhu. SPb., 1907.
Kafengauz L.B. Evolyutsiya promyshlennogo proizvodstva Rossii
(poslednyaya tret' XIX v. – 30-e gody XX v. M., 1994.
Mal'kov V.L. Rossiya i SShA v KhKh veke. Ocherki istorii
mezhgosudarstvennykh otnoshenii i diplomatii v sotsiokul'turnom
kontekste. M., 2009.
Manikovskii A.A. Voennoe snabzhenie russkoi armii v voinu 1914 – 1918 gg.
Ch. 1. M., 1920.
Nikonov V.A. Krushenie Rossii. 1917. M., 2011.
Novorusskii M.V. Voina i novye otrasli russkoi promyshlennosti // Voprosy
mirovoi voiny. Pg., 1915.
Ozerov I.Kh. Itogi ekonomicheskogo razvitiya XIX veka. SPb., 1902.
Ozerov I.Kh. Na Novyi put'! K ekonomicheskomu osvobozhdeniyu Rossii. M.,
1915.
Ostrovskii A.V. Zernovoe proizvodstvo Evropeiskoi Rossii v kontse XIX –
nachale XX V. SPb., 2013.
– 22 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Pavlov A.Yu. Skovannye odnoi tsep'yu. Strategicheskoe vzaimodeistvie Rossii
i ee soyuznikov v gody Pervoi mirovoi voiny (1914 – 1917 gg.). SPb.,
2008.
Polikarpov V.V. Ot Tsusimy k Fevralyu. Tsarizm i voennaya promyshlennost'
v nachale XX veka. M., 2008.
Prokopovich S.N. Voina i narodnoe khozyaistvo. M., 1917.
Rossiya i Velikaya voina. Opyt i perspektivy osmysleniya roli Pervoi mirovoi
voiny v Rossii i za rubezhom. Materialy konferentsii. Mo-skva, 8
dekabrya 2010 g. M., 2011.
Sidorov A.L. Ekonomicheskoe polozhenie Rossii v gody Pervoi mirovoi voiny
(1914 – 1917). M., 1973.
Trofimova E.V. Proizvodstvo vzryvchatykh veshchestv v gody Pervoi mirovoi
voiny // Otechestvennaya istoriya. 2002. № 2.
Статья поступила в редакцию 14.11.2013
– 23 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 24–38.
ИСТОРИЯ РОССИИ
УДК 94(470.33)”19” Т3(2 Рос– 4Тве) 534–68
«ПОБЕДА ЗАВИСИТ НЕ ОТ КОЛИЧЕСТВА ШТЫКОВ И СНАРЯДОВ»: НАСТРОЕНИЯ ТВЕРСКОЙ ПРОВИНЦИИ В 1914–1917 ГОДЫ 1
Т. Г. Леонтьева
Тверской государственный университет, кафедра отечественной истории
В историографии Первой мировой войны комплекс проблем, связанных
с «человеческим измерением» войны, остается малоизученным. В данной статье представлен анализ событий, настроений и поведения населения на примере Тверской губернии/епархии. В статье, выполненной на
архивных материалах, представлен очерк событий 1914 – начала 1917 гг.
Рассматриваются перемены привычного ритма жизни тверичан под
влиянием Первой мировой войны (мобилизации, притока раненых, военнопленных, беженцев). Особое внимание уделяется вопросу трансформации религиозных настроений и поведения населения губернии. В
заключении показано, как изнуренные войной и обманутые властью некогда законопослушные верноподданные Тверской губернии, становятся
носителями революционных настроений и начинают реализацию «права
на свободу».
Ключевые слова: Тверская губерния, Тверская епархия, Первая мировая
война, православная церковь, духовенство, военнопленные, раненые, беженцы, Февральская революция.
Изучение истории Первой мировой, несмотря на солидный «возраст» события, требует концентрации усилий исследователей различных
научно-гуманитарных направлений. Даже беглый обзор историографии показывает, что комплекс проблем, связанных с «человеческим измерением»
войны, влиянием личности на ход событий на разных этапах военных действий и в тылу всё ещё заслоняется глобальными темами, связанными по
преимуществу с военными действиями, политическими интригами и революционными движениями. Между тем исход войны, которая вначале многим виделась быстрой и победоносной, во многом зависел от состояния
тыловой повседневности населения империи. Оно определялось не столько
царскими манифестами или губернаторскими распоряжениями, сколько
ресурсом лояльности крестьян и горожан, раненых и беженцев, вынужденных взаимодействовать в экстремальных условиях вопреки своим материальным выгодам, этноконфессиональным и культурным кодам, а затем и
политическим пристрастиям.
Особенно отчетливо это просматривается на примере отдельных
территорий – изучение «локального опыта» позволяет проследить, как
1
Грант РГНФ (региональное отделение): проект № 13-11-69003а/Ц «Тверская губерния в период Первой мировой войны».
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
взаимодействовали фронт и тыл, как под влиянием военного бремени разрушалась патерналистская модель взаимодействия власти и социума, деформировались привычные религиозно-мировоззренческие установки,
формировались новые коллективные идентичности, которые в итоге обернулись крахом империи..
Данная статья посвящена событиям 1914–1917 гг. в Тверской губернии. В центре внимания – трансформации мирной повседневности в условиях военного времени. Значимость подобного исследования на региональном уровне продиктована, кроме прочего, отсутствием комплексных
трудов по данной проблематике.
Исследование проводилось на основе анализа обширного корпуса
опубликованных материалов: периодической печати, статистических данных, документов личного происхождения и архивных данных, сконцентрированных по преимуществу в региональных хранилищах (Государственном
архиве Тверской области и Тверском центре документации новейшей истории). Предпочтение отдавалось нарративным источникам, отражающим
впечатления и эмоции различных слоев населения, задетых войной. Особенно важными представляются свободные «интеллектуальные реакции»
непосредственных фигурантов провинциальной военной повседневности –
госпитальной сестры милосердия Анны Ждановой и семинариста Якова
Бойкова, запечатлённые в их дневниковых записках 1914–1915 гг.2
Материалы из привлечённых источников обрабатывались на основе
традиционных методов (сравнительно-исторического, микроисторического) в сочетании с новыми подходами: элементами новой политической истории, новой культурной истории, исторической антропологии.
Тверскую губернию в начале ХХ в. с точки зрения военностратегической без преувеличения следует признать уникальной. К началу
Первой мировой войны она представляла собой совокупность районов, находившихся в подчинении нескольких военных округов. К Московскому
(тыловому) относились Тверской и Корчевской уезды и примыкающие поселения Новоторжского, Старицкого, Ржевского и Зубцовского уездов;
Петроградскому – Весьегонский, Бежецкий, Калязинский, Вышневолоцкий, Кашинский; Двинскому – Осташковский и некоторые поселения Старицкого, Зубцовского и Новоторжского уездов; Минскому – значительные
части Старицкого, Ржевского, Зубцовского и Новоторжского уездов. Все
это означает, что на территории одной губернии «встречались» фронт и
тыл: здесь формировались воинские части, сюда эвакуировались госпитали
и беженцы, этапировались военнопленные. Данное обстоятельство существенно повлияло не только на ход событий в тверском Верхневолжье, но и
настроения и поведение населения в 1914–1917 гг.
2
Дневник медицинской сестры Ждановой (1914–1915) // Тверской государственный объединенный музей (ТГОМ). Ф. 1. Оп. 1. Д. 106; Семинарский дневник Якова
Бойкова. Рукопись. С. 1414–1415 // Из личного архива автора.
Dnevnik meditsinskoi sestry Zhdanovoi (1914–1915) // The Tver State United Museum
(TGOM). F. 1. Op. 1. D. 106; Seminarskii dnevnik Yakova Boikova. Rukopis'. S. 1414–
1415 // Iz lichnogo arkhiva avtora.
– 25 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Первоначально, как и везде в России, здесь наблюдался необычайно
бурный патриотический подъём. Волостные сходы и земские управы, общественные организации и рабочие коллективы, частные лица спешили
выразить «обожаемому и возлюбленному монарху» верноподданнические
чувства, а сербскому королю – искреннее сочувствие3. Православные храмы, где служили торжественные молебны по случаю отправки первых мобилизованных на фронт, были переполнены молящимися за христолюбивое
воинство. Правящий архиерей Серафим (Чичагов) обращался к духовным
чадам с пламенными речами4. Представители различных конфессий (еврейская община, старообрядческая братия) спешили заверить прежде всего
губернские власти в абсолютной лояльности5. Учащаяся молодёжь – гимназисты, семинаристы – рвалась на фронт, даже малолетние преступники
губернской (Бавыкинской) колонии «почтительно просили» губернатора
фон Бюнтинга направить их на рытье окопов и строительство укреплений6.
На территории губернии спешно формировались воинские части. Небывалую активность проявляли женщины, готовые стать не только сестрами
милосердия, но и «подавать солдатам патроны или даже разносить письма»7. «Уклонисты» (в том числе и по религиозным мотивам) на начальном
этапе встречались единицами8.
Одним из первых на фронт из Твери уходил 8-й гренадерский Московский полк. Следует помнить, что традиционно проводы на фронт сопровождались ритуалом «гульбы» новобранцев. В 1914 г. привычный сценарий изменился из-за временного запрета алкогольных напитков, что
обернулось бунтами в ряде городов центра империи9. Однако в Тверской
губернии подобные перемены остались практически без последствий: в до3
См.: Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 56. Оп. 1. Д. 13691.
Л. 17, 95, 101, 146 и др.
Sm.: The State Archive of the Tver region (GATO). F. 56. Op. 1. D. 13691. L. 17, 95,
101, 146 i dr
4
ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 33520. Л. 1–2; Тверские епархиальные ведомости (далее –
ТЕВ). 4 августа 1914. № 31. С. 562.
GATO. F. 160. Op. 1. D. 33520. L. 1–2; Tverskie eparkhial'nye vedomosti (TEV). 4
avgusta 1914. № 31. S. 562.
5
Там же. Ф. 56. Оп. 1. Д. 13691. Л. 60, 126.
GATO. F. 56. Op. 1. D. 13691. L. 60, 126.
6
Там же. Ф. 56. Оп. 1. Д. 13802. Л. 387.
Ibidem. F. 56. Op. 1. D. 13802. L. 387.
7
Там же. Ф. 958. Оп. 1. Д. 391. Л. 222; Дневник медицинской сестры Ждановой
(1914–1915) // ТГОМ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 106.
Ibidem. F. 958. Op. 1. D. 391. L. 222; Dnevnik meditsinskoi sestry Zhdanovoi (1914–
1915) // TGOM. F. 1. Op. 1. D. 106.
8
См. подробнее: ГАТО. Ф. 958. Оп. 1. Д. 391; Ф. 486. Оп. 1. Д. 1547.
GATO. F. 958. Op. 1. D. 391; F. 486. Op. 1. D. 1547.
9
Булдаков В. П. Российские смуты и кризисы: востребованность социальной и правовой антропологии // Россия и современный мир. 2001. № 2 (31). С. 36.
Buldakov V. P. Rossiiskie smuty i krizisy: vostrebovannost' sotsial'noi i pravovoi
antropologii // Rossiya i sovremennyi mir. 2001. № 2 (31). S. 36.
– 26 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
кументах упоминается факт подстрекательства нижних чинов к погрому 23
июля казенной винной лавки в Весьегонске, но злоумышленника (исправник полагал, что это был местный учитель!) вовремя обезвредили. Тех, кому выпало на долю уже ранее других «послужить царю и Отечеству», провожали торжественно, но наспех. К вечеру 18 июля на Соборной площади
Твери состоялось молебствие по случаю отправления на австрийскую границу драгун и артиллеристов. Губернатор фон Бюнтинг, городской голова
М. И. Арефьев, управляющий казённой палатой И. А. Иванов, архиепископ
Серафим произнесли напутственные речи отбывающим на фронт10. К следующим проводам 25 июля подготовились более основательно: объявлениями, напечатанными в типографии, население известили о выступлении
в поход гренадерского полка и архиерейском служении по такому случаю
на Соборной площади Твери. Владельцам торгово-промышленных предприятий рекомендовалось закрыть их на время молебствия11. На проводы
собрались свыше тысячи человек из города и предместий. Уходящих на
фронт щедро одаривали назидательными книжками, дешевыми иконками,
крестиками – руководство епархии следовало предписанию вышестоящих
властей не скупиться на военные нужды. Всё это убеждало губернские власти в том, что задачи, поставленные правительством по части мобилизации, решаются успешно12.
Православные священники, возглавлявшие приходы епархии, отмечали, что «народ духовно воскрес». Следуя императивам Высочайшего манифеста, данного императором 26 июля, они «для усиления молитвенного
подвига» неустанно служили молебны о даровании победы русскому воинству13 и повсеместно отмечали стечение прихожан в храмы, частоту обращений к исповеди и покаянию, увеличение всех «показателей обрядности»:
продажу просфор, заказы молебнов с акафистами. По свидетельству очевидцев, «… частичные проявления безверия, распущенности и хулиганства… гасли в общем массовом благочестии»14.
Как отмечали настоятели, большую роль сыграло «благодетельное
отрезвление народа по Царскому слову»: императорский Указ (№ 12), полученный из Св. Синода, о закрытии базаров, торговли крепкими напитками в воскресные и праздничные дни для тылового населения по значимо-
10
ТЕВ. 4 августа 1914. № 31. С. 561.
TEV. 4 avgusta 1914. № 31. S. 561.
11
Тверская губерния в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг.: сб. документов
/ науч. ред. В. П. Булдаков. Тверь, 2009. С. 46.
Tverskaya guberniya v gody Pervoi mirovoi voiny 1914–1918 gg.: sb. dokumentov
/ nauch. red. V. P. Buldakov. Tver', 2009. S. 46.
12
Там же. С. 15.
Ibidem. S. 15.
13
ТЕВ. 28 июля 1914. № 30. С. 522–526.
TEV. 28 iyulya 1914. № 30. S. 522–526.
14
ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 34378. Л. 32.
GATO. F. 160. Op. 1. D. 34378. L. 32.
– 27 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
сти «перекрывал» предыдущий15. Его исполнение означало готовность отказаться не только от традиционных моделей поведения, но и понести явные убытки.
Иллюзию сознательного отрезвления народа создавало сокращение
таких обычных для деревенской повседневности явлений, как ссоры, кражи, даже сельские и волостные сходы стали проходить спокойнее16. На
время «рядовые» православные забыли прежние распри и потянулись к
церкви и своим приходским наставникам. Как ни парадоксально, но на начальном этапе войны несколько сократилась даже численность нищих и
бродяг. Полицейские сводки в Тверской губернии представляли довольно
трогательную картину осознания народом необходимости «войны на благо
Родины»17. Епархиальная пресса рисовала умилительные пасторали:
«… пьяницы от души благодарят за радость трезвой жизни; студенты участвуют в патриотических манифестациях и идут на поле брани сражаться
за дорогую родину; рабочие с презрением отвернулись от своих развратителей… все стараются принести свою жертву на алтарь Отечества»18. Внимая церковно-пропагандистскому официозу, доверчивые читатели надеялись, что «война вскоре окончится победой православия»19.
Однако эйфория начального периода обернулась вскоре тяжкими
военными буднями. Центральной фигурой общественной жизни Тверской
губернии, как и во всей стране, становятся раненые. Вслед за учреждением
11 августа 1914 г. Верховного совета по призрению семей мобилизованных, раненых и павших воинов и открытием «августейшей сестрой милосердия» – императрицей – эвакуационного пункта в Царском Селе по всей
империи один за другим стали открываться лазареты и госпитали.
К делу призрения раненых одной из первых присоединилась и Тверская епархия: на августовском съезде монастырей решили открыть лазареты при Тверском архиерейском загородном доме, выделив на его содержа15
ТЕВ. 14 августа 1914 г. № 31. С. 539.
TEV. 14 avgusta 1914 g. № 31. S. 539.
16
ГАТО. Ф. 1073. Оп. 1. Д. 3034. Л. 1–1 об. Впрочем, исследователи отмечают и
иные проявления «сухого закона», который «не только не ликвидировал пьянство как
социальное явление, а напротив, придавал ему порой особенно уродливые формы»
(См.: Бакулин В. И. Стихийно-анархический компонент событий 1917 г. в Вятской губернии // 1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1993. Вып.2. С. 82–94).
GATO. F. 1073. Op. 1. D. 3034. L. 1–1 ob; Bakulin V. I. Stikhiino-anarkhicheskii komponent
sobytii 1917 g. v Vyatskoi gubernii // 1917 god v sud'bakh Rossii i mira. Oktyabr'skaya
revolyutsiya: ot novykh istochnikov k novomu osmysleniyu. M., 1993. Vyp.2. S. 82–94.
17
ГАТО. Ф. 927. Оп. 1. Д. 1892. Л. 241–242.
GATO. F. 927. Op. 1. D. 1892. L. 241–242.
18
ТЕВ 1915. № 7. 16 февраля. С. 117.
TEV 1915. № 7. 16 fevralya. S. 117.
19
Церковный вестник. 1914. № 40. 2 октября. Стб. 1190; 1914. № 46. 13 ноября.
Стб. 1395. № 45. 6 ноября. Стб. 1346.
Tserkovnyi vestnik. 1914. № 40. 2 oktyabrya. Stb. 1190; 1914. № 46. 13 noyabrya. Stb.
1395 № 45. 6 noyabrya. Stb. 1346.
– 28 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
ние 40 000 руб. из монастырских капиталов, в помещениях Тверской духовной семинарии (на 500 кроватей), двух духовных училищ – в г. Торжке
и Красном Холме, в кельях нескольких монастырей20. В последующие годы
вместимость госпитальных учреждений постоянно расширялась. Согласно
мнению исследователей, наиболее активными благотворителями на протяжении всего военного периода на территории епархии оставались женские
монастыри21. Следом пункты медицинского обслуживания открылись в
уездных городах и других поселениях губернии – Кимрах и Старице, Осташкове и Ржеве, Кувшинове и Кесовой Горе22, размещались они в зданиях
школ, богоделен, казенных училищ. Владыка Серафим призывал своих собратьев – настоятелей приходских храмов помогать страждущим ратникам
не только молиться, но и конкретными делами. В итоге, как сообщалось в
епархиальных ведомостях, «на личные пожертвования тверского духовенства были “одеты” теплым бельем и экипировкой Лейб-гренадерский Московский полк, Осташковский полк, Тверской драгунский, Конная батарея и
Волжский полк». Приобретенное обмундирование жертвователи передавали в руки казначеев или уполномоченных от полков, которых вызывали из
действующей армии, чтобы быть уверенными, что их дары попадают по
назначению23.
Огромную роль в организации ухода за ранеными сыграл Тверской
комитет Всероссийского союза городов и Тверской Военнопромышленный комитет, открытые в Твери осенью 1914 г. Воспринимая
войну как всенародное бедствие, их представители организовали курсы для
подготовки медсестер, убежища для увечных воинов, снаряжали санитарные поезда, призывали население к благотворительным акциям (сбору теплой одежды для нуждающихся, заготовкам продуктов) и тем самым помогали не только размещенным на территории губернии раненым, но и солдатам действующей армии24. Председатель тверского отделения Всероссийского союза городов А. А. Червен-Водали пытался склонить городские
20
Церковный вестник. 1914. № 43. 23 октября. Стб. 1301; ГАТО. Ф. 128. Оп. 1. Д.
17. Л. 22–22 об.
Tserkovnyi vestnik. 1914. № 43. 23 oktyabrya. Stb. 1301; GATO. F. 128. Op. 1. D. 17.
L. 22–22 ob.
21
Зырянов П. Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале ХХ в. // Acta
Slavika Iaponica. 1995. Hokkaido. 1995. Tomus XIII. С. 143.
Zyryanov P. N. Russkie monastyri i monashestvo v XIX i nachale KhKh v. // Acta
Slavika Iaponica. 1995. Hokkaido. 1995. Tomus XIII. S. 143.
22
Всеподданнейший отчет обер-прокурора Св. Синода по ведомству православного
исповедания за 1914 г. Приложения. Пг., 1916. С. 24-33; Тверская губерния в годы
Первой мировой войны 1914–1918 гг. С. 81–84, 98–99.
Vsepoddanneishii otchet ober-prokurora Sv. Sinoda po vedomstvu pravoslavnogo
ispovedaniya za 1914 g. Prilozheniya. Pg., 1916. S. 24-33; Tverskaya guberniya v gody
Pervoi mirovoi voiny 1914–1918 gg. S. 81–84, 98–99.
23
ТЕВ. 1915. № 2. 12 января. С. 4–42.
TEV. 1915. № 2. 12 yanvarya. S. 4–42.
24
Тверская губерния в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. С. 25, 26.
Tverskaya guberniya v gody Pervoi mirovoi voiny 1914–1918 gg. S. 25, 26.
– 29 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
власти ассигновать дополнительные средства на расширение санатория в
предместье Твери – Черногубове – для лечения заболевших туберкулезом
на полях сражений25.
Следует, однако, отметить, что вскоре горожане стали поговаривать
о корысти иных «энтузиастов»: семинарист Яков Бойков и гимназистка
Анна Жданова, вхожие в госпитальную среду, упоминают в своих дневниках о «петушином тщеславии» санитаров, расхищении ими продуктов и
спирта, ночных бесчинствах на глазах раненых. Так или иначе, но наплыв
увечных ратников в губернию подсказывал тверичанам, что война не будет
такой лёгкой, как казалось вначале.
Отчаянием и растерянностью сменился и религиозный аффект. Ежедневные заботы вытеснили страх Божий, и по мере привыкания тылового
населения к ситуации воспроизводились наработанные временем стереотипы поведения – в городах и сельской местности нарастал разгул страстей
отнюдь не христианского свойства. В ужасах войны (мобилизация и реквизиции, наплыв раненых и увечных, беженцев и военнопленных, первые потери и призрак голода) народу виделось наказание Божье, а в редких удачах на фронте вырисовывалась надежда на прощение. Мистика военного
времени усилила распространение всякого рода суеверий: женщины обращались к прорицателям и гадалкам, верили в скорый конец света. В Тверской губернии «старые бабы пророчествовали пришествие антихриста и
анчутки беспятого, свержение царств и бедствия народные»26.
Уже в начале 1915 г. настоятели тверских приходов отмечают резкий спад динамики сближения с паствой: уровень даже внешнего благочестия неуклонно сползает к довоенному, возобновляются торжища по воскресеньям, что сказывается на посещении храмовых служб и исполнении
треб, нарастает непочтительность к «церковной братии»27. Кстати, подобные настроения констатировали и священнослужители-депутаты Государственной думы: в записке обер-прокурору Св. Синода В. К. Саблеру они
обращали его внимание на «оскудение в церкви религиозного духа и охлаждение к ней всех слоев общества»28. По данным Л. И. Емелях, к 1916 г.
подобные настроения отмечались в сообщениях епископов Вятской, Московской, Нижегородской, Вологодской, Рижской и Харьковской епархий29.
Французский посол М. Палеолог и вовсе предрекал, что в случае опасности
25
См.: ГАТО. Ф. 801. Оп. 1. Д.3250.
Sm.: GATO. F. 801. Op. 1. D.3250.
26
Тверской край в ХХ веке: документы и материалы. 1907–февраль 1917 / науч.
ред. М. М. Червякова. Тверь, 1995. Вып. 2. С. 117.
Tverskoi krai v KhKh veke: dokumenty i materialy. 1907–fevral' 1917 / nauch. red.
M. M. Chervyakova. Tver', 1995. Vyp. 2. S. 117.
27
ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 11169. Л. 150–163.
GATO. F. 160. Op. 1. D. 11169. L. 150–163.
28
Христианская мысль. 1916. № 6. С. 141-142.
Khristianskaya mysl'. 1916. № 6. S. 141-142.
29
Емелях Л. И. Крестьяне и церковь накануне Октября. Л., 1976. С. 46–48.
Emelyakh L. I. Krest'yane i tserkov' nakanune Oktyabrya. L., 1976. S. 46–48.
– 30 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
русскому царизму не удастся опереться на церковь – «… вместо Церкви
окажется пустое место»30.
Охлаждение к церкви и вере обернулось утратой эмоциональных
сдержек и для повседневной жизни населения губернии становится характерным нарастание нервозности и недовольства. Усугубляли ситуацию
всевозможные слухи, которые стали едва ли не определяющим компонентом военной повседневности, чему немало поспособствовал военный агитпроп. Исследователи отмечают, что «в эпоху мировой войны режим сам
провоцировал появление слухов», но если вначале они ограничивались
«проповедью германофобии и шпиономании»31, то вскоре заговорили о неудачах на фронте, голоде, изменах. Тверское губернское жандармское
управление, которому вменялось в обязанность контролировать настроения, вело «неослабное наблюдение» за резервистами и рабочими, староверами и сектантами32. По данным донесений и отчётов «компетентных лиц»
складывается следующая картина.
Прежде всего обнаруживаются издержки скорой сплошной мобилизации. Уже через год в губернии стали заметны и нехватка рабочей силы, и
перенапряжение оставшихся на производстве. Вопреки запрету губернатора
фон Бюнтинга на собрания и забастовки, администрациям крупных промышленных предприятий не удавалось сдерживать протестные настроения,
и рабочие стали выходить на улицы. Забастовочным движением оказались
охвачены Тверская мануфактура, Русско-балтийский вагоностроительный
завод, фабрика Рябушинского, стекольный завод, фабрика «Тоболка» и др.
Только с апреля 1915-го по сентябрь 1916 г. состоялось более тридцати забастовок (3 – весной 1915-го, 6 – летом 1915-го, 7 – осенью 1915-го, 4 – зимой 1916-го, 9 – весной 1916-го, 4 – летом-осенью 1916-го)33. Основной причиной недовольства рабочих в Тверской губернии, как, впрочем, и в других
регионах России34, на этом этапе было экономические положение: заработ30
Палеолог М. Царская Россия накануне революции. М., 1991. С. 27.
Paleolog M. Tsarskaya Rossiya nakanune revolyutsii. M., 1991. S. 27.
31
Колоницкий Б. И. «Политическая порнография» и десакрализация власти в годы
Первой мировой войны (слухи и массовая культура) // 1917 год в судьбах России и
мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997.
С. 67–81.
Kolonitskii B. I. «Politicheskaya pornografiya» i desakralizatsiya vlasti v gody Pervoi
mirovoi voiny (slukhi i massovaya kul'tura) // 1917 god v sud'bakh Rossii i mira. Fevral'skaya
revolyutsiya: ot novykh istochnikov k novomu osmysleniyu. M., 1997. S. 67–81.
32
Указания последовали из Министерства внутренних дел еще до начала военных действий. См.: Тверская губерния в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. С. 167–168.
Sm.: Tverskaya guberniya v gody Pervoi mirovoi voiny 1914–1918 gg. S. 167–168.
33
Подсчитано А. В. Сипейкиным по: ГАТО. Ф. 56. Оп. 9. Д. 342; Ф. 927. Оп. 1.
Д. 1920; Ф. 927. Оп. 1. Д. 1920.
Calculated by A. V. Sipeykin: GATO. F. 56. Op. 9. D. 342; F. 927. Op. 1. D. 1920; F.
927. Op. 1. D. 1920.
34
Отмечено ранее: Кирьянов Ю. И. Стачечное движение в России в 1914 – феврале
1917 г. (По материалам официальных источников и «хроник» выступлений рабочих)
// История СССР. 1990. № 5. С. 121–134.
– 31 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
ной платы не хватало на подорожавшие продукты, поставляли их несвоевременно, а качество и вовсе вызывало всеобщее возмущение. Раздражали
бастующих и ставшие повседневной практикой сверхурочные работы.
Согласно донесениям жандармских чиновников, политические мотивы прослеживались весьма слабо, случаи вызывающе агрессивного поведения были редки. Исход забастовок известен и типичен для провинциальных губерний того времени: «бунтарям» приходилось возвращаться к станкам на условиях мелких уступок, угроза увольнения или отправки на фронт
оставалась актуальной и до поры до времени действовала отрезвляюще.
Вплоть до революции 1917 г. тверских охранителей порядка больше беспокоили солдатские массы.
В отличие от рабочих, создававших очаги напряжённости по преимуществу в городах, солдаты тыловых гарнизонов, численность которых
достигла в 1915 г. уже 120 тыс., являлись источником беспокойства для
всей губернии. Их настроения и поведение грозили обернуться более тяжёлыми последствиями. Недовольные затянувшейся войной, они повсеместно
оказывались в центре скандалов из-за мелкого воровства, пьянства, хулиганства35. Потерявшие страх Божий ратники, временно пребывавшие на
тыловых территориях, бесстыдно воровали, позволяли «себе безобразные
выходки, брань, угрозы и даже насилие». Известен случай, когда нижние
чины запасного батальона в городке Зубцове Тверской губернии «превратили кладбище в место общественных гуляний» и разгромили его так, что
«стали видны кости покойников»36. Столь разнузданные проявления святотатства прежде закончились бы серьезным взысканием в соответствии с
церковным правом. Но в условиях военного времени духовенство не обладало необходимым ресурсом для противостояния этой тенденции. Практикующие священники признавали, что уровень отчужденности паствы выражается теперь не только в отношении друг к другу, но также к ритуалу и
храму. Даже в праздники не наблюдалось былого благочестия, демонстративно игнорировались посты, «забывалась» некогда добровольно введенная обязанность охранять храмы по ночам37. Тверской епископ Серафим
(Чичагов), в прошлом человек военный и потому способный мыслить стратегически, ранее других предвидел негативные последствия неизбежного
наплыва в епархии фронтовиков, озлобленных войной и казармой. Стараясь переломить ситуацию, еще в начале военной кампании он призывал
приходское духовенство вверенной ему епархии вести работу в семьях моKir'yanov Yu. I. Stachechnoe dvizhenie v Rossii v 1914 – fevrale 1917 g. (Po materialam
ofitsial'nykh istochnikov i «khronik» vystuplenii rabochikh) // Istoriya SSSR. 1990. № 5. S.
121–134.
35
Тверская губерния в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. С. 34–35.
Tverskaya guberniya v gody Pervoi mirovoi voiny 1914–1918 gg. S. 34–35.
36
Там же. С. 374–375, 380–389.
Ibidem. S. 374–375, 380–389.
37
Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 796. Оп. 442.
Д. 2793. Л. 9 об.
Russian State Historical Archive (RGIA). F. 796. Op. 442. D. 2793. L. 9 об.
– 32 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
билизованных, чтобы в будущем «сдерживать размахавшихся в штыковых
боях» солдат38.
Осознавали значимость разрушительного ресурса, свойственного
солдатской массе», и разного рода агитаторы, которые активизировались к
1916 г. Если присмотреться к стилистике и риторике прессы 1917 г., то
можно заметить, что в обращениях к народу на первом месте оказывались
именно солдаты39.
Нельзя недооценивать наличие в губернии огромной массы военнопленных и беженцев. По неполным данным, к середине 1915 г. в уездных
городах содержалось более 4 тыс. пленных, к 1916 г. их численность удвоилась40. Высокая концентрация пленных при отсутствии приспособленных
пунктов первичного размещения заставляла распределять их в хозяйства
сельских предпринимателей и на городские предприятия, от работ освобождались лишь офицеры и тяжелобольные. Труд пленников использовался по
преимуществу на тяжёлых работах в промышленности и гораздо реже в
сельском хозяйстве41. Как следует из документов, тверские власти старались
не нарушать положения 3-й Гаагской конвенции 1907 г., регламентирующей
содержание пленных, что становилось обременительным по мере нарастания
их потока42. Нормы их питания значительно превосходили нормы русских
солдат, что усугубляло негативное отношение к ним населения и потому не
могло не сказаться на ухудшении обстановки в губернии.
Что касается беженцев, то установить их общую численность на сегодняшний день исследователям не удалось – к началу 1916 г. считалось,
что в Тверской губернии разместилось более 30 тыс. перемещённых лиц43.
Есть данные, что городское население губернии благодаря их притоку увеличилось вдвое44. Государственные мужи не только не предусмотрели фи38
РГИА. Ф. 796. Оп. 442. Д. 2793. Л. 5.
RGIA. F. 796. Op. 442. D. 2793. L. 5.
39
См., например, выпуски ежедневной вечерней газеты, издаваемой Петросоветом,
«Рабочий и солдат»; газеты РСДРП «Солдатская правда» за первую половину 1917 г.
40
Занегин Е. А. Становление системы содержания военнопленных в период Первой
мировой войны на территории Тверской губернии (1914–1916 годы) // Из архива тверских историков: сб. науч. трудов / науч. ред. Т. И. Любина. Тверь, 2002. Вып. 3. С. 186.
Zanegin E. A. Stanovlenie sistemy soderzhaniya voennoplennykh v period Pervoi
mirovoi voiny na territorii Tverskoi gubernii (1914–1916 gody) // Iz arkhiva tverskikh
istorikov: sb. nauch. trudov / nauch. red. T. I. Lyubina. Tver', 2002. Vyp. 3. S. 186.
41
Тверская губерния в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. С. 21.
Tverskaya guberniya v gody Pervoi mirovoi voiny 1914–1918 gg. S. 21.
42
Подробнее см.: ГАТО. Ф. 788. Оп. 1. Д. 617; Ф. 1213. Оп. 1. Д. 500.
GATO. F. 788. Op. 1. D. 617; F. 1213. Op. 1. D. 500.
43
Тверская губерния в годы Первой мировой войны 1914–1918 гг. С. 304.
Tverskaya guberniya v gody Pervoi mirovoi voiny 1914–1918 gg. S. 304.
44
Розум М. А. Пролетариат Тверской губернии в Великой Октябрьской социалистической революции // Великая Октябрьская социалистическая революция в Тверской губернии. Калинин, 1959. С. 6.
Rozum M. A. Proletariat Tverskoi gubernii v Velikoi Oktyabr'skoi sotsialisticheskoi
revolyutsii // Velikaya Oktyabr'skaya sotsialisticheskaya revolyutsiya v Tver-skoi gubernii.
Kalinin, 1959. S. 6.
– 33 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
нансирование на нужды переселенцев, но и не предложили механизмов регулирования их потоков. В спешном порядке представителям местной гражданской и церковной власти, общественным организациям приходилось
озадачиваться проблемами их размещения, питания, лечения, трудоустройства взрослых и обучения детей. Рассчитывать на сочувственное отношение населения Тверской губернии к проблемам беженцев и военнопленных
становилось все труднее – дальше больше в них видели чужаков, виноватых во всех бедах военного времени. Впрочем, подобную ситуацию следует признать типичной для воюющей Российской империи.
В итоге тяготы военного времени существенно влияли на массовое
сознание и поведение жителей губернии. Как и по всей России, с началом
Февральской революции 1917 г. и отречением императора Николая II от
престола в Тверской губернии массы начинают впадать в «социальное буйство»45, становятся трудноуправляемыми. Правда, стихийные выступления
здесь не приобрели размаха погромного движения, как, например, в соседнем Подмосковье и Москве46. Но органы местного самоуправления заполняли солдаты, матросы, командированные агитаторы, нередко уголовные
элементы, словом, те, кто впитал в себя «большевистский яд», и последствия подобной «демократизации» не заставили себя ждать.
Первая трагедия разыгралась в губернском центре. 2 марта 1917 г.
толпа, где оказались рядом городские обыватели и солдаты двух воинских
подразделений, растерзала губернатора Н. Г. фон Бюнтинга. Всё произошло в двух шагах от площади, откуда некоторое время назад он провожал
«христолюбивое воинство» на ратный подвиг. Затем, расстреляв нескольких офицеров, погромщики направились грабить квартиры, магазины и
мелкие лавчонки. Тут же последовали погромы винных погребов, винокуренных заводов в Старицком, Вышневолоцком, Ржевском уездах47. Причины столь ярко выраженной враждебности были связаны с экстремальными
условиями военного времени – ненависть к внешнему врагу неизбежно
оборачивалась поисками виноватых на месте.
Весна 1917 г. для тверской провинции примечательна также и событиями в церковной жизни. Занявший накануне войны тверскую кафедру архиепископ Серафим (Чичагов) скорбно отмечал, что такого «одичания нравов не встречал ни в Орле, ни во Владимире, ни на Кавказе, ни у молдован».
45
Булдаков В. П. Красная смута: Природа и последствия революционного насилия.
М., 1997. С. 351.
Buldakov V. P. Krasnaya smuta: Priroda i posledstviya revolyutsionnogo nasiliya. M.,
1997. S. 351.
46
Подробнее см.: Булдаков В. П. Хаос и этнос. Этнические конфликты в России, 1917–
1918 гг. Условия возникновения, хроника, комментарий, анализ. М., 2010. С. 82–92.
Buldakov V. P. Khaos i etnos. Etnicheskie konflikty v Rossii, 1917–1918 gg. Usloviya
vozniknoveniya, khronika, kommentarii, analiz. M., 2010. S. 82–92.
47
Тверской центр документации новейшей истории (далее – ТЦДНИ). Ф. 114.
Оп. 1. Д. 124; Ф. 114. Оп. 2. Д. 99.
The Tver Documentation Centre of newest history (dalee – TTsDNI). F. 114. Op. 1. D.
124; F. 114. Op. 2. D. 99.
– 34 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Он считал, что виноваты прежде всего благостные архиереи и иереи: на
епархиальные съезды не ездят, готовы платить за это штрафы, свой долг перед паствой не выполняют, общественно-церковная жизнь угасла48. Более
того, иные из пастырей в 1905 г. «заразились общим сдвигом мысли и воли».
Мрачные предчувствия владыки подтвердились. В марте-апреле
1917 г. по стране прокатилась волна съездов духовенства и мирян. В соответствии с их решениями началось смещение неугодных архиереев, а избираемые епархиальные советы начали ограничивать епископскую власть.
Стихийно утверждавшийся практически на всех ступенях церковного
управления коллегиально-представительный принцип управления (в благочиннических и приходских советах, приходских собраниях) позволял православным менять «плохих» попов на «хороших»49. Возбужденные войной
прихожане (особенно из сельской местности) так быстро освоили новое
амплуа, что в Тверской епархии ранее, чем в других, реализовался сценарий «церковного переворота». Вследствие «бунта псаломщиков», поддержанного мирянами, вынужден был временно покинуть свой пост архиепископ Тверской и Кашинский50.
Пытаясь оспорить принятое на экстренном епархиальном съезде
решение, он характеризовал его как «… действие не честное и по отношению ко мне вызывающее, неприятное, а главное, в высшей степени вредное
для епархии. Не могу признать и вообще выборы в совет правильными,
сознательными и обдуманными»51. Отказ владыки покинуть кафедру вызвал раскол среди тверского духовенства, соответственно раскололось и
мнение мирян: лишь немногие из них встали на его сторону52.
Более того, в сакральном пространстве епархии также обозначилась
тенденция к быстрому и по преимущественно насильственному исправлению «внутриведомственных» дефектов. Ещё на переходе от Февраля к Октябрю в тверской провинции происходят захваты крестьянами приходских
земель, набирают силу конфликты со священниками, заметна резкая политизация последних, словом, налицо обнаружилась своеобразная «смута десакрализации». С начала марта начались грабежи и поджоги имений: телеграммы с мольбами о помощи не только на имя тверского губернатора, но
и министров Временного правительства летели практически из всех уездов.
Словом, события 1914 – начала 1917 г. ещё раз подтвердили старую
истину: «… победа зависит не от количества штыков и снарядов», а от настроений (в том числе религиозных) и поведения населения. Исходя из это48
ТЕВ. 1915. № 2, 12 января. С. 17–19, 21.
TEV. 1915. № 2, 12 yanvarya. S. 17–19, 21.
49
Емелях Л. И. Крестьяне и церковь накануне Октября. С. 78.
Emelyakh L. I. Krest'yane i tserkov' nakanune Oktyabrya. S. 78.
50
ГАТО. Ф. Р-1998. Оп.1. Д. 301. Л. 27–29.
GATO. F. R-1998. Op.1. D. 301. L. 27–29.
51
Там же.
Ibidem.
52
Там же. Ф. Р-1998. Оп. 1. Д. 493. Л. 22–25; Д. 301. Л. 21 об.–23; Д. 1. Л. 64–64 об.
Ibidem. F. R-1998. Op. 1. D. 493. L. 22–25; D. 301. L. 21 ob.–23; D. 1. L. 64–64 ob.
– 35 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
го, следует признать, что ещё до октября 1917 г. изнуренные войной и обманутые властью некогда законопослушные верноподданные Тверской губернии становятся носителями революционных настроений, а их «вождями» – агрессивно настроенные, склонные к социальному насилию фронтовики53. Стрессовая нестабильность оборачивается тем, что тыловое население, забыв патриотические порывы, осознает безвариантность развития событий и начинает реализацию «права на свободу». В этой связи до сих пор
кажущийся внезапным переход от «массовой» религиозности к атеизму
(или, как минимум, возобладание секулярной ментальности) выглядит явлением органичным и ожидаемым. В дальнейшем большевики вряд ли
могли нанести сокрушительный удар по некогда «первенствующей и господствующей церкви» без массовой поддержки «простого» народа.
Список литературы:
1. Бакулин В. И. Стихийно-анархический компонент событий 1917 г. в
Вятской губернии // 1917 год в судьбах России и мира. Октябрьская
революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1998.
С. 81–94.
2. Булдаков В. П. Российские смуты и кризисы: востребованность социальной и правовой антропологии / В. П. Булдаков // Россия и современный мир. 2001. № 2 (31). С. 31–47.
3. Булдаков В. П. Красная смута: Природа и последствия революционного
насилия. М.: РОССПЭН. 1997. 373 с.
4. Булдаков В. П. Истоки и последствия солдатского бунта: к вопросу о
психологии «человека с ружьем» // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М.: изд-во ИРИ РАН, 1997. С. 208–224.
5. Булдаков В. П. Хаос и этнос. Этнические конфликты в России, 1917–
1918 гг. Условия возникновения, хроника, комментарий, анализ. М.:
«Новый хронограф», 2010. 1090 с.
6. Емелях Л. И. Крестьяне и церковь накануне Октября. Л.: Изд-во «Наука», 1976. 180 с.
7. Занегин Е. А. Становление системы содержания военнопленных в период Первой мировой войны на территории Тверской губернии (1914–
1916 годы) // Из архива тверских историков: сб. науч. тр. / науч. ред.
Т. И. Любина. Тверь: изд-во ТвГУ. 2002. Вып. 3. С. 183–197.
53
Подробнее о последствиях деморализации армии см.: Булдаков В. П. Истоки и
последствия солдатского бунта: к вопросу о психологии «человека с ружьем» // 1917
год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому
осмыслению. М., 1997. С. 208–224.
Buldakov V. P. Istoki i posledstviya soldatskogo bunta: k voprosu o psikhologii
«cheloveka s ruzh'em» // 1917 god v sud'bakh Rossii i mira. Fevral'skaya revolyutsiya: ot
novykh istochnikov k novomu osmysleniyu. M., 1997. S. 208–224.
– 36 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
8. Зырянов П. Н. Русские монастыри и монашество в XIX и начале ХХ
в. // Acta Slavika Iaponica. 1995. Hokkaido. 1995. Tomus XIII. С. 110–
148.
9. Кирьянов Ю. И. Стачечное движение в России в 1914 – феврале 1917 г.
(По материалам официальных источников и «хроник» выступлений рабочих) // История СССР. 1990. № 5. С. 121–134.
10. Колоницкий Б. И. «Политическая порнография» и десакрализация власти в годы Первой мировой войны (слухи и массовая культура) // 1917
год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997
11. Розум М. А. Пролетариат Тверской губернии в Великой Октябрьской
социалистической революции // Великая Октябрьская социалистическая революция в Тверской губернии. Калинин: изд-во КГПИ, 1959.
С. 3–16.
WAR AND PEACE IN THE TVERSKAYA PROVINCE: 1914–1917
Tаtiana G. Leontieva
The Tver State University, the Dept of Russian History, Tver
In World War I historiography the complex of the problems connected
with «human measurement» wars, remains low-studied. The analysis of
events, moods and behavior of the population is presented in this article on
an example of the Tverskaya province/diocese.
The article, basing on archive materials, represents a current of events in
Tver’ province in period from 1914 to beginning 1917. Author examines
as the First World War circumstances (mobilization and influx of wounded, prisoners of war, refugees) influenced for change of habitual rhythm of
life of inhabitants of the province. The transformation of religious intentions and behavior of population is especially analyzed.
In the conclusion it is shown how exhausted with war and deceived by the
power once law-abiding loyal the Tverskaya province, become carriers of
revolutionary moods and begin realization «the rights for freedom».
Keywords: Tver Province, Tver Eparchy, First World War, Orthodox
Chirch, Clergy, Prisoners of War, Wounded, Refugee, February Revolution.
Об авторе:
ЛЕОНТЬЕВА Татьяна Геннадьевна – Тверской государственный
университет, кафедра отечественной истории, доктор исторических наук,
профессор (170100, Тверь, ул. Трехсвятская, 16/31б), e-mail:
kroneko@mail.ru
About the authors:
LEONT''EVA Tat'yana Gennad'evna – the doctor of historical sciences,
professor, the Tver State University, the Dept of Russian history, (170100,
– 37 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Tver, Trehsvyatskaya St., 16/31), e-mail: kroneko@mail.ru
References
Bakulin V. I. Stikhiino-anarkhicheskii komponent sobytii 1917 g. v Vyatskoi
gubernii // 1917 god v sud'bakh Rossii i mira. Oktyabr'skaya
revolyutsiya: ot novykh istochnikov k novomu osmysleniyu. M., 1998.
S. 81–94.
Buldakov V. P. Rossiiskie smuty i krizisy: vostrebovannost' sotsial'noi i
pravovoi antropologii / V. P. Buldakov // Rossiya i sovremennyi mir.
2001. № 2 (31). S. 31–47.
Buldakov V. P. Krasnaya smuta: Priroda i posledstviya revolyutsionnogo
nasiliya. M.: ROSSPEN. 1997. 373 s.
Buldakov V. P. Istoki i posledstviya soldatskogo bunta: k voprosu o
psikhologii «cheloveka s ruzh'em» // 1917 god v sud'bakh Rossii i mi-ra.
Fevral'skaya revolyutsiya: ot novykh istochnikov k novomu osmysleniyu. M.: izd-vo IRI RAN, 1997. S. 208–224.
Buldakov V. P. Khaos i etnos. Etnicheskie konflikty v Rossii, 1917–1918 gg.
Usloviya vozniknoveniya, khronika, kommentarii, analiz. M., «Novyi
khronograf», 2010. 1090 s.
Emelyakh L. I. Krest'yane i tserkov' nakanune Oktyabrya. L.: Izd-vo «Nauka», 1976. 180 s.
Zanegin E. A. Stanovlenie sistemy soderzhaniya voennoplennykh v period
Pervoi mirovoi voiny na territorii Tverskoi gubernii (1914–1916 gody) //
Iz arkhiva tverskikh istorikov: sb. nauch. tr. / nauch. red. T. I. Lyubina.
Tver': izd-vo TvGU. 2002. Vyp. 3. S. 183–197.
Zyryanov P. N. Russkie monastyri i monashestvo v XIX i nachale KhKh v. //
Acta Slavika Iaponica. 1995. Hokkaido. 1995. Tomus XIII. S. 110–148.
Kir'yanov Yu. I. Stachechnoe dvizhenie v Rossii v 1914 – fevrale 1917 g. (Po
materialam ofitsial'nykh istochnikov i «khronik» vystuplenii rabochikh)
// Istoriya SSSR. 1990. № 5. S. 121–134.
Kolonitskii B. I. «Politicheskaya pornografiya» i desakralizatsiya vlasti v gody
Pervoi mirovoi voiny (slukhi i massovaya kul'tura) // 1917 god v
sud'bakh Rossii i mira. Fevral'skaya revolyutsiya: ot novykh istochnikov
k novomu osmysleniyu. M., 1997
Rozum M. A. Proletariat Tverskoi gubernii v Velikoi Oktyabr'skoi
sotsialisticheskoi
revolyutsii
//
Velikaya
Oktyabr'skaya
sotsialisticheskaya revolyutsiya v Tverskoi gubernii. Kalinin: izd-vo
KGPI, 1959. S. 3–16.
Статья поступила в редакцию 14.09.2013
– 38 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 39–57.
ИСТОРИЯ РОССИИ
УДК 94(47)”19” Т3(2) 612–414.8
«КОНФИСКОВАТЬ РЕВОЛЮЦИЮ В СВОЮ ПОЛЬЗУ»? К ВОПРОСУ О ФЕНОМЕНЕ «СОВЕТСКОГО БОНАПАРТИЗМА» 1
Т. А. Филиппова
Российская академия наук, институт российской истории, г. Москва
В статье анализируется ряд аспектов истории формирования феномена «советского бонапартизма» в годы Гражданской войны в Советской России как
проблемы политической культуры большевизма. На примере двух персонажей раннесоветской истории (М. А. Муравьёв, Н. А. Григорьев) автор исследует проблемное поле интерпретаций угрозы (реальной и мнимой) раннесоветскому режиму cо стороны популярных в массах «красных командиров». Неизбежное перерастание революции в гражданскую войну наглядно
роднило ситуацию Великой Французской революции и революций 1917 года в России. Осознание этого политического алгоритма требовало от власти
своевременной реакции и адресного отношения к тем, в чьём поведении ею
прочитывалась угроза бонапартизма.
Работа базируется главным образом на опубликованных источниках (историко-философские работы идеологов и «творцов» социализма – К.
Маркса, Л. Троцкого, В. И. Ленина; воспоминания и дневники участников гражданской войны, официально-документальные материалы, характеризующие политику большевистского руководства в отношении
«красных командиров»; современная российская публицистика по проблемам гражданской войны и «советского бонапартизма»). Теоретикометодологические аспекты исследования связаны с применением методов психоистории, анализом эмоциональной природы социального и политического поведения личностей и масс в условиях исторического кризиса. Помимо традиционных для исторического исследования методов
историзма и сравнительно-исторических техник, используются также
культурно-антропологические стратегии деконструкции природы «советского бонапартизма». На основе проделанной работы автор приходит
к выводу: культурный провинциализм, политический дилетантизм и
психопатологии личных качеств (на фоне изменения общего политического курса большевистской власти) закономерно обрекали на неудачу
попытки «советский бонапартов» оформить режим личной власти. Однако именно в раннесоветской России начал формироваться «репертуар»
образов и мифологем “советского бонапартизма» - и как фобий власти, и
как аргументов в борьбе с политическими противниками – реальными и
мнимыми.
1
Исследование выполнено при поддержке РГНФ, проект № 12-01-00160а
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Ключевые слова: Гражданская война в Советской России, феномен «советского бонапартизма», Наполеон, фобии большевизма, М. А. Муравьёв, «муравьёвщина», Н. А. Григорьев, «григорьевщина», Н. И. Махно,
В. А. Антонов-Овсеенко, политическая культура большевизма.
«… Кто говорит “приятие революции”,
тем самым признает и “приятие реакции”».
Пётр Струве
Аркадий Аверченко, ещё не переживший драматического опыта революции и гражданской войны, написал как-то забавный фельетон о начинающем чудакедраматурге, пришедшем к нему, Аверченко-редактору, с
пьесой под названием «1812 Год». По ходу чтения редактор обнаруживает,
мягко говоря, несообразность в составе действующих лиц пьесы:
«Аверченко: У вас тут в штаб затесалась какая-то странная личность: Бонапарт.
Драматург: Ну да? Что вас так удивляет?
А.: Бонапарт-то… Ведь это и есть Наполеон.
Д.: Еще что выдумаете! Был генерал Бонапарт и был император
Наполеон.
А.: Но, клянусь вам, что это одно и то же лицо!! Его так и звали:
Наполеон Бонапарт.
Д.: Э, черт! То-то я смотрю, что они все вместе были: куда Наполеон, туда и Бонапарт. Я, признаться, думал, что это его адъютант. Вот
досада!
А.: Почему вы досадуете?
Д.: Да, как же! Я ведь Бонапарту совсем другой характер сделал.
Он у меня холерик, а Наполеон сангвиник; они часто спорят между собой,
и Бонапарт даже, однажды, впал в немилость. Ведь тут у меня любовная
интрига! Оба они влюбляются в одну и ту же помещицу…»2.
На удивление точно талантливый сатирик предугадал образностилистические метаморфозы типов политического поведения новой власти в символьном пространстве будущей, раннесоветской истории, со
свойственной ей ускоренной ротацией политических ролей и амплуа.
Энергичные провинциальные «бонапарты» – «красные командиры», порождённые стихией революции, сгорают в её котле. Погибает в изгнании (как
и когда-то великий корсиканец) Лев Давыдович Троцкий, создатель Красной Армии и усмиритель «русского бунта», ближе других подошедший с
«наполеоновской» славе. А тем временем – из того же «котла» революции
– отливается стальная фигура самодержца новой «империи», советского
«Наполеона», восточный колорит которого не опровергал, а саркастически
подкреплял метафорическую аналогию постреволюционной истории: ведь
и Россия – не Франция…
2
Аверченко А. А. 1812 год. Пьеса. Собрание сочинений в шести томах. М., 2000. Т. 4.
Averchenko A. A. 1812 god. P'esa. Sobranie sochinenii v shesti tomakh. M., 2000. T. 4.
– 40 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Неизбежное перерастание революции в гражданскую войну
наглядно роднило ситуацию Великой Французской революции и
революций 1917 г. в России. Осознание этого политического алгоритма
требовало от власти каждый раз своевременной реакции и адресного
отношения к тем, в чьём поведении ею прочитывалась угроза
бонапартизма. Страшила и амбивалентность феномена в восприятии его
разными общественными слоями, в той или иной мере приобщёнными к
советской власти и политической активности. С одной стороны, героикоромантические коннотации образа воина-победителя, славного полководца
с популистской риторикой не могли не вдохновлять «красных командиров»
с дореволюционным культурным прошлым. С другой, – острые опасения
«бонапартистского переворота» как угрозы для «революционной власти»
неизменно посещали верхние эшелоны большевистского руководства, не
до конца уверенного в прочности своего положении в новой
государственной иерархии. Неудивительно, что с самого начала своего
правления большевистские лидеры, руководствуясь предупреждениями
Карла Маркса («Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта»3), проявляли
бдительность в отношении собственных боевых командиров (не всегда
управляемых). Ибо не без основания опасались обострений внутри
политического треугольника (власть–массы–армия), который по
европейской традиции мог стать полем действия бонапартистской идеи и
практики.
Однако в условиях революционной альтернативности специфика
культурного бытования образа Бонапарта, совместившего в одной судьбе
амплуа офицера революции и создателя империи, давала основание и для
третьей перспективы. О закономерности перерастания революционной
стихии масс в контрреволюционную стратегию властей в рамках одной и
той же личности писал ещё Пётр Струве. И предлагал принять за данность
парадоксальный алгоритм эпохи: «кто говорит “приятие революции”, тем
самым признает и “приятие реакции”»4.
Историография изучения феномена раннего советского бонапартизма
и традиционна, и нова одновременно. Конкретно-исторический контекст
явления хорошо изучен в отечественной и зарубежной исторической
3
«Бонапарту хотелось бы играть роль патриархального благодетеля всех классов.
Но он не может дать ни одному классу, не отнимая у другого... Терзаемый противоречивыми требованиями своего положения, находясь при этом в роли фокусника, вынужденного все новыми неожиданностями приковывать внимание публики к себе, как к
заменителю Наполеона, другими словами – совершать каждый день государственный
переворот в миниатюре, Бонапарт создаёт настоящую анархию во имя порядка и в то
же время срывает священный ореол с государственной машины, профанирует её, делает её одновременно отвратительной и смешной». (Маркс К. 18 брюмера Луи Бонапарта
// Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. Т. 8. С. 215–217.)
Marks K. 18 bryumera Lui Bonaparta // Marks K., Engel's F. Sobr. soch. T. 8. S. 215–
217.
4
Струве П. Б. Дневник политика (1925–1935) М., 2004. С. 184.
Struve P. B. Dnevnik politika (1925–1935) M., 2004. S. 184.
– 41 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
литературе, тогда как интересующие нас аспекты психо-исторического и
политико-культурного его наполнения достаточно новы в научном дискурсе.
Высокую исследовательскую планку в методологическом и историософском
звучании темы задают работы В. П. Булдакова. Ибо они обеспечивают
современный научный инструментарий для деконструкции феноменов
фобийности, насилия, психопатологий и массового мифотворчества в ходе
революции и Гражданской войны в России5.
Ранее других в постсоветский период изучением прецедентов
«советского бонапартизма» как проблемы выстраивания модели поведения
новой власти занялся Б. В. Соколов6, поставив в центр своего
исследовательского подхода проблему обоснованности приложения к тому
или иному деятелю того времени политической мифологемы
«бонапартизма».
Интересные
предметные
исследования
темы
«бонапартистских» тенденций в поведении военачальников и
государственных деятелей эпохи Гражданской войны были проделаны
В. А. Савченко, А. В. Мишиной, Н. Е. Какуриным, А. Лисенко, В. Семенко,
А. Здановича, А. Ганина и др., к ряду положений которых автор обратится
в ходе данной работы.
Тема «советского бонапартизма», в рамках которой мне довелось
продолжить дело друга и коллеги, Сергея Сергеевича Секиринского7, виделась исследователю как проблемное поле интерпретаций угрозы (реальной
и мнимой) новому режиму «изнутри» – со стороны популярных в массах,
успешных в сражениях и обладавших харизмой советских военачальников.
Возможные (или воспринятые таковыми) конкуренты в борьбе за политическую власть и сердца народных масс с неизбежностью обрекались властью на роль ритуальной жертвы, снова и снова доказывая, что призрак бонапартизма в глазах советских лидеров представлял собой источник постоянных страхов и тяжких обвинений8.
В связи с этим представляется важным отследить момент кристаллизации феномена «советского бонапартизма» в ходе Гражданской войны –
5
См.: Булдаков В. П. Красная смута. Природа и последствия революционного насилия. М., 2010.; Булдаков В. П. Утопия, агрессия, власть. Психосоциальная динамика
постреволюционного времени. Россия, 1920–1930. М., 2012.
Buldakov V. P. Krasnaya smuta. Priroda i posledstviya revolyutsionnogo nasiliya.
M., 2010.; Buldakov V. P. Utopiya, agressiya, vlast'. Psikhosotsial'naya dinamika
postrevolyutsionnogo vremeni. Rossiya, 1920–1930. M., 2012.
6
См.: Соколов Б. В. Михаил Тухачевский: жизнь и смерть «Красного маршала».
Смоленск, 1999.
Sokolov B. V. Mikhail Tukhachevskii: zhizn' i smert' «Krasnogo marshala». Smolensk, 1999.
7
Данная работа – часть общего замысла исследовательского проекта, задуманного
и начатого доктором исторических наук Сергеем Сергеевичем Секиринским, так трагически рано ушедшим из жизни, но успевшим заложить важные историкокультурные основания для исследования темы.
8
См.: Секиринский С. С. Наполеон в России: судьба легенды // Российская история.
2012. № 6. С. 143–157.
Sekirinskii S. S. Napoleon v Rossii: sud'ba legendy // Rossiiskaya istoriya. 2012. № 6.
S. 143–157.
– 42 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
как проблемы восприятия в пространстве политико-культурного менталитета новой власти. Ряд персонажей раннесоветской истории, заподозренных большевистским руководством в этом опасном для нового режиме
«искусе», дают пример того, как формировался и работал механизм восприятия новой властью «красных командиров», возможных кандидатов в
«совбонапарты».
Отечественная историография даёт разные ответы на вопрос, были
ли реальные военно-политические основания для подобных опасений у
большевистского руководства9. Ряд исследователей, в том числе и за рубежом, составляли даже целые списки тех, кто (используя риторику Меттерниха в адрес Наполеона) хотели бы «конфисковать Революцию в свою
пользу»10.
Нам же суть проблемы и вытекающей из её постановки задачи видится в том, чтобы вскрыть, деконструировать изрядно мифологизированные, не обладающие статусом реальности, но от того не менее очевидные
историко-психологические основания подобных страхов у советской власти в начальный период её существования. Для этого важно понять, в какой мере за тревогой новой государственной элиты стояли «свежие», актуальные угрозы эпохи Гражданской войны, в котле которой вызревали, закалялись и бесследно исчезали буйноголовые «чапаи»11, а в какой – эти
страхи отражали структуры исторической памяти, в «культурных депо» которой образ Бонапарта отложился архетипическим воплощением столетних
фобий, филий и маний, характерных для российского общественного сознания и государственной мысли.
Примечательно, что политика большевистских властей (обеспечение
внешней безопасности, создание нового правопорядка, апология и
героизация военных побед) в своих интенциях напоминала (с поправкой на
историко-культурную конкретику) «формулу успеха»
Наполеона
Бонапарта. Можно спорить, приложима ли к России мысль «Тацита
революции», Антуана Ривароля, о неизбежности перерождения Великой
9
К примеру, ряд авторов российского исторического журнала «Родина» не раз обращались к этой острой теме (См. к примеру: Зданович А. «Тёплая компания «Красного Бонапарта». // Родина. № 12. С. 43–47; Ганин А. «Смоленск продиктует свою роль
Москве». Военная элита и подготовка бонапартистского переворота в СССР // Родина.
2013. № 4. С. 88–90) Автор выражает благодарность доктору исторических наук Б. Соколову за ценные советы по теме работы.
Zdanovich A. «Teplaya kompaniya «Krasnogo Bonaparta». // Rodina. № 12. S. 43–47;
Ganin A. «Smolensk prodiktuet svoyu rol' Moskve». Voennaya elita i podgotovka
bonapartistskogo perevorota v SSSR // Rodina. 2013. № 4. S. 88–90.
10
См., к примеру: Сорокин П. А. Социология революции. М., 2008. С. 241–243.
Sorokin P. A. Sotsiologiya revolyutsii. M., 2008. S. 241–243.
11
«Дневниковая запись Дмитрия Фурманова от 6 августа 1919 г. фиксирует его
диалог с «Чапаем», в котором выразилось (пусть и в очень наивной форме) характерное для того времени «головокружение» начдива, как и Бонапарт, выдвинутого революцией и вполне готового помериться силами с легендарным французским полководцем». (См.: Секиринский С. С. Наполеон в России: судьба легенды. С. 145).
Sekirinskii S. S. Napoleon v Rossii: sud'ba legendy. S. 145.
– 43 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
революции: «Диктатура толпы всегда готовит диктатуру сабли». Но
многочисленные аналогии в истории французских революций и революции
российской (как символический знак, как развёрнутая аллегория) не могли
не отразиться в умонастроении и критической рефлексии тогдашнего
общества, по крайней мере, в той его части, которая к тому времени не
потеряла способности к интеллектуальным упражнениям и культурным
ассоциациям. То же можно сказать и о новой власти, ряду представителей
которой вполне хватало образованности для формирования подобных
аналогий, и о зарубежных наблюдателях событий Гражданской войны в
России. К примеру, британский троцкист и теоретик марксизма Тед Грант,
не колеблясь, определил складывавшийся тогда режим как «пролетарский
бонапартизм», бюрократическое «рабочее государство», созданное на
основе военных успехов12.
Именно в эпоху Гражданской войны из ряда политических
прецедентов начало складываться идейно-символическое пространство
«страхов и обвинений» по поводу реальных, а чаще всего мнимых угроз
советскому режиму со стороны претендентов в «бонапарты». Именно
тогда, в раннесоветской России, начал формировать «репертуар» своих
«героев» и «антигероев», соответствующих образов и мифологем – от
доморощенных «бонапартизмов» Гражданской войны до сталинского
монолита «красной империи».
В этом смысле представляется интересным сравнить рисунок и итоги политического поведения двух тогдашних кандидатов в «бонапарты»,
призванных революцией к оружию. Это Михаил Артемьевич Муравьёв,
капитан царской армии, произведённый Керенским в подполковники и, по
мнению ряда исследователей, мечтавший о роли «красного Наполеона»13, и
атаман Никифор Александрович Григорьев, штабс-капитан царской армии,
также выходец из крестьян, как и Муравьёв14.
12
См.: Грант Т. Марксистская теория государства. (Чуть больше о государственном капитализма) // Marxist archive. URL: http://www.1917.com/Marxism/Grant/aii.html
Grant T. Marksistskaya teoriya gosudarstva. (Chut' bol'she o gosudarstvennom
kapitalizma) // Marxist archive. URL: http://www.1917.com/Marxism/Grant/aii.html
Ещё один ракурс подобной аналогии (скорее – уподобления) намечает современный исследователь, подчёркивая общую для Наполеона и Сталина инородческую
«патриархальность» корней политического поведения французского императора и советского генсека. См.: Колташев В. Личность Сталина и бонапартизм // Рабкор.ру.
30.03.2009. URL: http://rabkor.ru/likbez/2009/03/30/lichnost-s
Koltashev V. Lichnost' Stalina i bonapartizm // Rabkor.ru. 30.03.2009 / URL:
http://rabkor.ru/likbez/2009/03/30/lichnost-stalina-i-bonapartizm talina-i-bonapartizm
13
См.: Савченко В. А. Авантюристы гражданской войны: Историческое расследование. Харьков; М., 2000. С. 44.
Savchenko V. A. Avantyuristy grazhdanskoi voiny: Istoricheskoe rassledovanie.
Khar'kov; M., 2000. S. 44.
14
М. А. Муравьёв и Н. А. Григорьев не остались единственными претендентами на
роль «советских бонапартов» той эпохи. В «бонапартизме» большевики подозревали
И. И. Вацетиса, командира Латышского корпуса, руководившего разгромом отряда
Попова во время левоэсеровского выступления в Москве 6–7 июля 1918 г.; Ф. К. Ми– 44 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Честолюбивый выходец и низов, Муравьёв ещё до революции сблизился с эсерами, что в будущем послужило основанием для подозрений со
стороны большевистских властей. Впрочем, это не помешало им позднее,
29 октября 1917 г., дать М. А. Муравьёву должность главнокомандующего
войсками Петроградского военного округа (10–12 тыс. штыков при 35 орудиях). Возможно, сыграл роль тот факт, что Муравьёв сразу же после Октябрьской революции предложил свои услуги новой власти.
Григорьев же, будучи командиром полка в армии УНР, поддержал
переворот гетмана Скоропадского, но скоро разочаровался и в нём, и в режиме германской оккупации. Что и определило его участие совместно с
С. В. Петлюрой и другими руководителями УНР в восстании против гетмана. Однако личные амбиции заставили его уже в середине ноября
1918 г., когда против гетмана началось всеобщее восстание под руководством Директории, провозгласить себя «Атаманом повстанческих войск
Херсонщины, Запорожья и Таврии». Рядом с Петлюрой Григорьеву было
тесно, и он вышел из его подчинения.
Примечательно, что большевистское руководство, даже недолюбливая честолюбивого Михаила Артемьевича, охотно использовало до поры
его компетентность как военспеца, популярность в войсках и организаторские способности, в особенности – в такие критические моменты, как подавление «юнкерского мятежа» и «винных бунтов» в Петрограде в ноябре
1917 г. Энергичные действия Муравьёва в ходе подавления выступления
Керенского – Краснова произвели впечатление на В. А. АнтоноваОвсеенко15, постаравшегося, однако, прорекламировать свои заслуги в этом
деле и, конечно же, роль Ленина: «Я добился от него (М. А. Муравьёва. –
Т. Ф.) создания двух фланговых групп для угрозы Красновскому тылу – в
Колпине и Ораниенбауме. Громадные силы были введены в действие, осо-
ронова и Б. М. Думенко, кавалерийских начальников, командовавших наиболее боеспособными соединениями на европейском театре военных действий; «золотопогонника Тухачевского»; даже вполне лояльного С. М. Будённого, не обременённого политическими амбициями. И это при том, что из всех тех, кого большевики подозревали в
бонапартизме в годы Гражданской войны, только Григорьев действительно попробовал стать «советским Бонапартом».
15
Судьба как минимум дважды непосредственно связывала В. А. АнтоноваОвсеенко и М. А. Муравьёва. Член штаба Петроградского военного округа и помощник командующего войсками военного округа во время выступления КеренскогоКорнилова, Антонова-Овсеенко позднее, в ноябре-декабре 1917 г., сменил на посту
командующего Петроградским военным округом М. А. Муравьёва, В конце 1917 г.
руководил действиями южной группы советских войск, а после вступления в Харьков
и провозглашения съездом Советов советской власти на Украине, передал М. А. Муравьёву, своему начальнику штаба, командование войсками, дислоцированными на
Украине. (Подробнее см: Ракитин А. В. А. Антонов-Овсеенко. Л., 1989; Шрамко С.
Забытый автор Октября // Сибирские огни. 2007. № 11)
Rakitin A. V. A. Antonov-Ovseenko. L., 1989; Shramko S. Zabytyi avtor Oktyabrya
// Sibirskie ogni. 2007. № 11.
– 45 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
бенно после того, как в дело вступил непосредственно Ленин и двинул на
позицию петроградских рабочих, возбудив их массовый подъём»16.
Не упомянутый Антоновым-Овсеенко (по конъюнктурной «забывчивости») Троцкий, не только двинувший питерских солдат и рабочих на
Краснова, но и сумевший распропагандировать красновских казаков, менее
пафосно описывает ситуацию, в которой, похоже, от Муравьёва и не требовалось больших полководческих способностей. Особенно – в ситуации
взаимного обмана Краснова и Керенского и подавляющего превосходства
советских войск17. Троцкий явно недолюбливал Муравьёва, ощущая в нём
иную природу политической энергии и революционного активизма, а возможно – и испытывая ревность к его способности увлечь за собою войска.
Не питало большевистское руководство особой любви и к Григорьеву. 1 февраля 1919 г. атаман связывается с командованием Красной Армии и
предлагает создать большевистско-левоэсеровский Реввоенсовет Украинской Красной Армии. 18 февраля в Харькове Григорьев встретился с представителями Советской Украины и согласился войти в состав 1-й Заднепровской дивизии Красной Армии, при условии автономии его бригады18.
Антонов-Овсеенко, наблюдательный по части активности тогдашний кандидатов в «бонапарты», вполне определённо утверждал потом, что
Григорьеву «мы естественно не доверяли», и уже в марте 1919 г. стремились «под каким-нибудь предлогом» сместить его с командования бригадой19. А вольнолюбивый Григорьев в свою очередь возмущался «засилием
комиссаров». Однако до поры действия бригады Григорьева были успешными: в марте – апреле ею был освобождён Херсон, Николаев и Одесса;
французские и греческие интервенты (впрочем, и сами собравшиеся в обратный путь) были изгнаны. А богатые трофеи добавили энтузиазма и самому Никифору Александровичу, и его сторонникам. Бригада же Григорьева была развернута в 6-ю дивизию 3-й украинской советской армии.
Возвращаясь к Муравьёву, отметим, что портрет его, созданный
Троцким, довольно уничижительно описывает его личность, но даёт представление о некоторых его профессиональных способностях:
«Муравьев был прирожденным авантюристом… Хлестаков и фанфарон, Муравьев не лишен был, однако, военных дарований, быстроты соображения, дерзости, умения подойти к солдату и ободрить его… В отличие от других военных работников того периода, особенно партийных, он
не жаловался на недочеты, прорехи, на саботаж, а, наоборот, все недочеты
16
Цит. по: Петибридж Р. Русская революция глазами современников. Мемуары
победителей и побежденных. 1905−1918. М., 2006. С. 334–335.
Petibridzh R. Russkaya revolyutsiya glazami sovremennikov. Memuary pobeditelei i
pobezhdennykh. 1905−1918. M., 2006. S. 334–335.
17
Троцкий Л. Д. Петроград // Троцкий Л. Д. Сочинения. М.; Л., 1925. Т. 3. Ч. 2. С. 78.
Trotskii L. D. Petrograd // Trotskii L. D. Sochineniya. M.; L., 1925. T. 3. Ch. 2. S. 78.
18
Савченко В. А. Указ. соч. С. 96.
Savchenko V. A. Op. cit. S. 96.
19
Антонов-Овсеенко В. А. Записки о гражданской войне. М., 1933. Т. 4. С. 68.
Antonov-Ovseenko V. A. Zapiski o grazhdanskoi voine. M., 1933. T. 4. S. 68.
– 46 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
заделывал жизнерадостным многословием, заражая постепенно и других
верою в успех»20.
«Вера в успех» как осознанная стратегия, безусловно, ассоциировалась
с «наполеоновским» типом личности, вынуждая большевистское руководство
одновременно – и использовать Муравьёва, и опасаться его. Похоже, для советских вождей в условиях гражданской войны «авантюризм» и «бонапартизм» всё больше становились синонимами, опасными признаками готовности «красных командиров» перехватить инициативу и революционный/контрреволюционный порыв. Их энергия нуждалась в усмирении и придании ей точной направленности. Эту миссию не раз брал на себя (не всегда
удачно) Лев Давыдович. Ибо далеко не все тогдашние военно-полевые «бонапарты» готовы были отрешиться от политических амбиций и пополнить собою номенклатуру Красной Армии (как, к примеру, С. М. Будённый).
Схожий рисунок поведения в кризисных ситуациях, свойственный
Н. А. Григорьеву, не ускользнул от внимания большевистского руководства. «Сам Григорьев как человек представлял из себя интересный тип.
Был он чрезвычайно храбрый, решительный человек, прекрасно ориентировался на поле боя, имел феноменальную память, силу воли и гражданское мужество. Умел владеть толпой, никогда никому не льстил. Но были и
отрицательные стороны его характера. Был он чрезвычайно самолюбив и
честолюбив. Временами слишком самоуверенный, мало дисциплинированный, политически почти неграмотен. Любил деньги, сильно пил, имел
только одну идею – возвышение своего “Я”»21. Эта парадоксальная характеристика атамана принадлежит бывшему начальнику штаба Никифора
Александровича, Ю. И. Тютюннику. Многое в этом портрете совпадает с
образом М. А. Муравьёва в оценке Троцкого и Антонова-Овсеенко, намекая на формирующийся на глазах типаж тогдашнего отечественного «бонапартизма». Тот же «перегрев» честолюбивых амбиций, то же возвышение собственной роли, то же отсутствие сколько-нибудь адекватных представлений касательно внутри- и внешнеполитической ситуации, тот же полуграмотный провинциализм, тот же истероидный психотип личности, та
же готовность грабежами и реквизициями подкрепить лояльность войск.
И снова «революционная необходимость» заставляла власть проявлять снисходительность к «побочным» качествам «нужного революции человека». Советский командарм 2-й Украинской армии А. Е. Скачко поделовому конкретно докладывал в центр: «Одессу взяли исключительно
войска Григорьева. В двухнедельных беспрерывных боях бойцы показали
20
Троцкий Л. Д. Указ. соч. С. 78.
Trotskii L. D. OP. cit. S. 78
21
Генерал-хорунжий Армії УНР. Невідома автобіографія Ю. Тютюнника.
Публікація Божка О. // Журнал «З архівів ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ. 1998. № 1/2 (6/7).
С. 42. Об отсутствии политической грамотности у Н. А. Григорьева см.: Лисенко А. Во
главе повстанческих масс: атаман Никифор Григорьев.
General-khorunzhii Armії UNR. Nevіdoma avtobіografіya Yu. Tyutyunnika.
Publіkatsіya Bozhka O. // Zhurnal «Z arkhіvіv VUChK-GPU-NKVD-KGB. 1998. № 1/2
(6/7). S. 42.
– 47 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
выносливость и выдающуюся революционную стойкость, а их командиры
– храбрость и военный талант... Прошу товарища Григорьева, который
лично показал пример мужества в боях на передовых линиях… наградить
орденом Красного Знамени...»22.
Но что особо роднило двух советских кандидатов в «бонапарты»,
так это паталогическая жестокость и отсутствие всяких колебаний в применении силы, помноженные на эксцессы нетрезвого антисемитизма. Так,
командуя в январе-феврале 1918 г. группой войск на Киевском направлении, Муравьёв продемонстрировал специфическую грань своего полководческого «таланта» – готовность к масштабным репрессиям – как в ходе
боевых действий, так и после установления своей власти. Полтава и Киев
содрогнулись от действий этого кандидата в красные «бонапарты». Режим
террора, артобстрел Киева, применение при штурме города отравляющих
газов, массовые расстрелы «врагов революции», одна из крупнейших за
всю гражданскую войну расправа над русским офицерством23. Эти и многие другие проявления военной «тактики» Муравьёва не только поражают
своей свирепостью, превосходящей «норму» даже тогдашнего ожесточения, но и заставляют задуматься о его психическом здоровье (вспомнить о
тяжелейшем ранении в голову в Русско-японскую войну, а также о многочисленных ранениях в пору Первой мировой).
Не отставал от него в ратных подвигах и Н. А. Григорьев. Еврейские
погромы и грабежи мирного населения, перемежавшиеся запоями и похмельем, были любимым «жанром» боевых действий отрядов атамана24.
Роднили двух героев и события, ознаменовавшие кульминацию их
жизненного пути: мятеж стал финальным всплеском военно-политической
активности Муравьёва и Григорьева, родня буйных красных командиров с
их корсиканским предшественником.
Оказавшись в Приднестровье с заданием отбить Бессарабию у
румынских войск, М. А. Муравьёв лишь поначалу действовал успешно.
Наступление австро-германских сил вызвало паническое бегство его
разлагающегося войска, успешного разве что в боях с городскими
обывателями. 1апреля 1918 г. Михаил Артемьевич, оставив свою армию, был
уже в Москве, где чрезвычайно возмутился Брестским миром и начал
угрожать его сорвать. (Арест в середине апреля по обвинению в превышении
полномочий на Украине и освобождение в мае по ходатайству левых эсеров
из ВЦИК не остудили его патриотического пыла.) Надо отметить, что
22
Цит. по: Савченко В. А. Указ. соч. С. 102.
Savchenko V. A. Op. cit. S. 102.
23
См.: Волков С. В. Трагедия русского офицерства. М., 2001. С. 64.
Volkov S. V. Tragediya russkogo ofitserstva. M., 2001. S. 64.
24
См., к примеру: Савченко В. А. Указ. соч. С. 87–90; Мишина А.В. Н.А. Григорьев
– атаман повстанцев Херсонщины // Новый исторический вестник. 2007. № 1 (15).
URL: http://cyberleninka.ru/article/n/n-a-grigoriev-ataman-povstantsev-hersonschiny
Savchenko V. A. Op. cit. S. 87–90; Mishina A.V. N.A. Grigor'ev – ataman povstantsev
Khersonshchiny // Novyi istoricheskii vestnik. 2007. № 1 (15) / URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/n-a-grigoriev-ataman-povstantsev-hersonschiny
– 48 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
риторика помощи «восставшим братьям» из Германии и Австрии, обращения
к Ленину с обещанием начать формировать армию для этих целей, были очень
показательны для Муравьёва, стремившегося так некстати вмешиваться во
внешнюю политику большевистского руководства.
Впрочем, в тот момент Муравьёв снова оказался нужен советской
власти. В июне он – командующий Восточным фронтом, сражается с
чехословацким корпусом и отрядами армии Комуча. Впрочем,
левоэсеровский мятеж в Москве в июле 1918 г. возрождает серьёзные
сомнения в преданности Муравьёва, несмотря на его заверения в лояльности
большевикам. Далее следует кульминация того военно-авантюрного романа,
в который Михаил Артемьевич превратил последний год своей бурной
жизни. (Предусмотрительный Владимир Ильич не зря отдавал распоряжение
контролировать все поступки неугомонного командира.) Уже через два дня
после подавления мятежа левых эсеров «неоднократно преданный»
большевикам Муравьёв, с двумя верными полками прибывает из штаба
фронта в Казани в Симбирск (где сильны были позиции левых эсеров). Для
чего? Чтобы арестовать… самого М. Н. Тухачевского (к слову сказать, ещё
одного претендента в тогдашние «бонапарты»), а заодно и всё
большевистское руководство Симбирска. Всё дело в том, что чудом
избежавший тогда расстрела командарм I-й армии Восточного фронта не
разделил с амбициозным Муравьёвым его грандиозных планов. С истинно
наполеоновским размахом оперируя географией, политикой и военной
стратегией, Муравьёв всерьёз решил, провозгласив себя главкомом,
широким жестом объявить войну Центральным державам и, соединив
усилия Восточного фронта с чехословацким корпусом, совершить поход на
Запад. Намерение явно терявшего чувство реальности Муравьёва создать в
Поволжье новую советскую республику с левоэсеровским руководством
выглядело уже скромной подробностью на фоне его военно-политических
затей европейского масштаба...
Похоже, Ленин не без чувства облегчения объявил амбициозного и
опасного смутьяна «врагом народа». В совместном с Троцким
правительственном обращении он уточнял, что «всякий честный
гражданин обязан его застрелить на месте»25. Впрочем, это распоряжение
было уже излишним: накануне публикации обращения, 11 июля, Михаил
Артемьевич был убит чекистами прибывшего из Москвы особого отряда
(по официальной информации он застрелился)26. Держать в застенках всё
ещё популярного в войсках командира казалось опасней.
Этот эпизод ещё раз подтвердил известное наблюдение о том, что
истории свойственно повторяться: один раз в виде трагедии, другой – в
25
Троцкий Л. Об измене Муравьева // Известия ВЦИК. 12 июля 1918 г. Автором
текста обращения был Троцкий.
Trotskii L. Ob izmene Murav'eva // Izvestiya VTsIK. 12 iyulya 1918 g.
26
Фельштинский Ю. Г. Крушение мировой революции. Брестский мир: Октябрь
1917 − ноябрь 1918. М., 1992. С. 614.
Fel'shtinskii Yu. G. Krushenie mirovoi revolyutsii. Brestskii mir: Oktyabr' 1917 −
noyabr' 1918. M., 1992. S. 614.
– 49 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
виде фарса. Последние дни Муравьёва должны были напомнить
победоносный марш Наполеона на Париж после высадки с Эльбы. Однако
замысел триумфального шествия из Симбирска на Москву так же мало
имел общего с дерзким рывком Бонапарта, как и сам крестьянский сын
Михаил Артемьевич – с неистовым корсиканцем. Эпитафией ему звучат
слова
Тухачевского,
отказавшегося
разделить
с
Муравьёвым
«наполеоновскую» миссию в Советской России. Даже с поправкой на
понятную личную неприязнь к опасному авантюристу, высказывание
Михаила Николаевича показательно для представлений о реальном
масштабе личности несостоявшегося «красного бонапарта»: «Мысль
«сделаться Наполеоном» преследовала его, и это определенно сквозило во
всех его манерах, разговорах и поступках. Обстановки он не умел оценить.
Его задачи бывали совершенно нежизненны… Был чрезвычайно жесток. В
общем, способности Муравьева во много раз уступали масштабу его
притязаний. Это был себялюбивый авантюрист, и ничего больше»27. Всё
дело в том, что тактика использования властью неприглядных качеств
Михаила Артемьевича в конце концов стала противоречить стратегическим
задачам самой же власти, порождая неизбежность подобного финала.
«Не вышло из Муравьева Наполеона. – Подводит итог политической
биографии Муравьёва исследователь Борис Соколов. – Прав Тухачевский:
Михаил Артемьевич оказался никудышным предводителем мятежа (удавшийся мятеж, как известно, зовут революцией), не сумел правильно оценить
обстановки и даже грамотно провести пропаганду среди своих солдат»28.
Очевидно и то, что психическая неадекватность и «градус» авантюрности несостоявшегося «наполеона» превосходили даже тогдашние реалии
революционных психопатологий. Мятеж силою двух полков против всех
верных большевикам частей Красной армии и ЧК был обречён. Остатки
полководческой харизмы и возможность пограбить оказывались для войск в
тех условиях уже недостаточными аргументами для того, чтобы перейти на
сторону незадачливого в организационно-политическом отношении «бонапарта». Однако прецедент Муравьёва впечатался ощущением реальной угрозы в формирующуюся историческую память большевистского режима.
Мятежное выступление Григорьева оказалось масштабней и поучительней для советской власти, опасно заигравшейся с честолюбивыми амбициями ею же возвышаемых военачальников. После того, как с лёгкой
руки щедрого атамана материальные блага Антанты (38 эшелонов обмундирования, винтовок, цистерн с нефтью и бензином) благополучно отправились в херсонские сёла, сам Григорьев получил от большевистского руководства обещание дать под его командование армию для похода в Европу – на помощь Советской Венгрии. Исследователи по-разному расценивают эту инициативу – и как намерение «растворить» в этом походе силы
27
Цит. по: Соколов Б. В. Указ. соч. С. 65.
Sokolov B. V. Op. cit. S. 65.
28
Соколов Б. В. Указ. соч. С. 65.
Sokolov B. V. Op. cit. S. 65.
– 50 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Григорьева, доставлявшего столько хлопот на Украине, и как искреннее
желание использовать это единственное боеспособное соединение, уже
имевшее опыт войны с иностранными войсками29.
Характерно, что именно тогда секретарь ЦК КП(б)У Ю. Пятаков в
письме к Антонову-Овсеенко изложил идею ЦК: «Григорьева нужно немедленно ликвидировать» как «элемент очень ненадежный»30. Дальнейшие
действия атамана лишь подтвердили эти опасения. Не спеша исполнять интернациональный долг, Никифор Александрович предпочёл заграничному
походу выступление на родной Украине. Уже с начала мая 1919 г. продотряды и евреи по привычке стали главными объектами для григорьевских
повстанцев на Херсонщине31. Погромная тактика подкреплялась и объективными причинами – широким социальным недовольством крестьян
продразвёрсткой32.
7 мая командующий 3-й украинской армией М. Худяков потребовал
от Григорьева в 24 часа прекратить безобразия, под угрозой сместить его с
командования и объявить мятежником. В тот же день несколько чекистов
Особого отдела фронта, ворвавшись в штабной вагон, объявили Григорьева
арестованным, но через несколько минут сами были расстреляны верными
сторонниками украинского «бонапарта». Переход через этот «рубикон»
атаман сопроводил программным документом, издав 8 мая 1919 г. Универсал (манифест) «К народу Украины и бойцам Красной Украинской Армии»
с призывом к всеобщему восстанию. Документ показателен в смысле представлений о политической и общественной составляющих программы мятежного атамана33.
29
Цит. по: Савченко В. А. Указ. соч. С. 105.
Savchenko V. A. Op. cit. S. 105.
30
Там же.
Ibidem.
31
Антонов-Овсієнко В. О. В боротьбі за Радянську Україну // Літопис революції.
1931. № 3 (48). С. 99.
Antonov-Ovsієnko V. O. V borot'bі za Radyans'ku Ukraїnu // Lіtopis revolyutsії. 1931.
№ 3 (48). S. 99.
32
См.: Там же. С. 104.
Ibidem. S. 104.
33
Текст документа гласил:
«Народ украинский! Бери власть в свои руки. Пусть не будет диктатуры ни отдельного человека, ни партии. Пусть живет диктатура трудового народа, пусть живут мозолистые руки крестьянина и рабочего. Долой политических спекулянтов! Долой насилие справа, долой насилие слева! Пусть живет власть народа Украины!
Перед вами новая борьба. Боритесь – поборете!
Я, атаман Григорьев, и мой штаб головы свои положил за права трудящегося люда.
Последняя ставка. Для себя мы не ищем ничего. Дайте нам поддержку и этим спасете
свое право. Вот мой приказ: в три дня мобилизуйте всех тех, кто способен владеть
оружием и немедленно захватывайте все станции железных дорог, на каждой ставьте
своих комиссаров… Немедленно организуйте народную власть.
В каждом селе выберите крестьянский совет, в каждой волости – волостной совет,
в каждой губернии – губернский совет. В совет имеют право быть избранными представители всех партий, которые стоят на советской платформе, и те, кто признают себя
– 51 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Этот манифест можно счесть своего рода «бонапартистской» декларацией (провозглашение непартийного характера власти, популизм пополам с апологией «сильной руки» военного лидера). При этом оставались не
вполне ясны пути сочетания непартийности власти с партийностью советов, а также основания, по которым подобные советы руководили бы восстанием в пользу установления непартийной власти, иным словами – режима личной власти самого Никифора Александровича. Провозглашённое
государство должно было быть чисто украинским, где русские, евреи и поляки автоматически попадали бы в стан противников Григорьева. А конкуренция на «площадке» национальной украинской государственности с Украинской Народной Республикой Петлюры не могла не добавить проблем и
сужала потенциальную поддержку. Уверенность Григорьева в том, что военное строительство как таковое может разрешить политические проблемы,
была достаточно наивной для претендента на реальную власть. Как и расчёт
на стихию крестьянской среды, интересы которой редко переходили за границы уезда, и если восставших что и объединяло, так это ненависть к одиозной продразвёрстке. Впрочем, всё это не помешало «григорьевщине» стать в
мае – июне 1919 года серьёзной угрозой для большевистской власти.
Опасность восстания атамана Григорьева состояла в том, что сдетонировала выступлениями других украинских атаманов34. Даже самые жёсткие меры властей (объявление Григорьева Советом рабоче-крестьянской
обороны Украины «вне закона», предписание гражданам Советской Украины расстреливать его и его сторонников на месте, угроза карать «вплоть
до расстрела» за содействие Григорьеву и его сообщникам35, децимации
пленных григорьевцев) далеко не сразу помогли справиться с активностью
повстанцев. Лишь консолидация всех войск Советской Украины и действия
регулярной Красной армии в итоге привели к ликвидации мятежа, по «григорьевской» традиции сопровождавшегося грабежами, погромами и безудержным пьянством… Советское командование сумело оперативно перебросить на Украину 10-тысячное подкрепление из России. Как свидетельствуют обращения украинских коммунистов, именно в российских частях
беспартийными, но поддерживают советскую власть. В состав Советов могут входить
представители всех национальностей пропорционально их количеству на Украине,
т. е. для украинцев в Совете – 80%, для евреев – 5% и для всех других национальностей – 15%! При таком распределении мест не будет засилья ни партий, ни наций.
Глубоко верю, что то будет действительно народная власть.
Пусть живет свобода печати, совести, собраний, союзов, забастовок, труда и профессий, неприкасаемость личности, мысли, жилища, убеждений и религии!
Порядок необходим. Долой самоуправство!» (Цит. по: Савченко В. А. Указ. соч.
С. 111–113).
34
Какурин Н. Е. К.ак сражалась революция. М., 1990. Т. 1. С. 98–99.
Kakurin N. E. K.ak srazhalas' revolyutsiya. M., 1990. T. 1. S. 98–99.
35
Гражданская война на Украине, 1918–1920: сб. док. и матер. М., 1967. Т. 1. Кн. 2.
С. 33–34.
Grazhdanskaya voina na Ukraine, 1918–1920: sb. dok. i mater. M., 1967. T. 1. Kn. 2. S. 33–34.
– 52 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
они видели свою наиболее надежную опору36. Когда григорьевцы стали
терпеть поражения, многие бывшие красноармейцы вновь вернулись под
красные знамена37.
Однако важную роль в разгроме мятежа сыграло то обстоятельство,
что большевики сумели переиграть Григорьева на его же поле популизма.
Не всем крестьянам Украины были близки лозунги борьбы с продотрядами. На стороне большевиков выступили украинские бедняки, поддержавшие продразверстку как возможность восстановить «социальную справедливость – то есть «законно» обобрать своих зажиточных односельчан. Отсутствие у кандидата в «бонапарты» серьёзной позитивной программы
также сработало против него в условиях, когда призывы «бей жидов, ЧК и
продотряды!» уже не обладали прежней вдохновляющей силой.
Временный союз Григорьева и Нестора Махно – не только не усилил позиций Никифора Александровича, но и ускорил его конец38. В итоге
анархист Махно, не согласный с проденикинскими настроениями авторитарного атамана, сумел сделать то, чего не удалось большевикам. 27 июля
Григорьев, обвинённый в предательстве за связь с Деникиным, вместе со
своим телохранителем был расстрелян махновцами.
И всё же нельзя не ометить, что Григорьев в тогдашней череде кандидатов в «бонапарты» стал тем, кто на деле поднял восстание против
большевистской власти. А поражение атамана было предопределено его же
честолюбивым стремлением проявить себя полководцем, каковым он не
являлся. Громкие победы над интервентами? Но в тот момент они и сами
готовились эвакуироваться из Одессы. Успехи в начале антибольшевистского восстания? Но они определялись не столько стратегическим талантом Григорьева, сколько временным переходом на его сторону части советских войск. Солдатам же его дивизии лучше всего удавались погромы
местечек и реквизиции имущества мирных жителей.
Впрочем, мог ли в принципе состояться сколь-нибудь серьёзный
«бонапарт» в тех обстоятельствах? Само положение Украины между Советской Россией и возрождённой Польшей препятствовало этому. Хоть с
польской стороны и выражалось желание иметь независимое Украинское
государство как буфер с Россией, но собственные претензии Польши на
36
Михайличенко Д. Ю. Травнева військово-політична криза в УСРР, 1919 р. //
Вісник Харківського національного університету ім. В. Н. Каразіна. № 556. Сер.:
Історія України. Вип. 5. Х., 2002. С. 137.
Mikhailichenko D. Yu. Travneva vіis'kovo-polіtichna kriza v USRR, 1919 r. // Vіsnik
Kharkіvs'kogo natsіonal'nogo unіversitetu іm. V. N. Karazіna. № 556. Ser.: Іstorіya Ukraїni.
Vip. 5. Kh., 2002. S. 137.
37
Таким образом, у противников атамана был почти трехкратный численный перевес. См. подробнее: Савченко В. А. Указ. соч. С. 118.
Savchenko V. A. Op. cit. S. 118.
38
См.: Федоровский Ю. О взаимоотношениях атамана Григорьева и батьки Махно в
1919 году // Вопросы истории.1998. № 9. С. 169−171.
Fedorovskii Yu. O vzaimootnosheniyakh atamana Grigor'eva i bat'ki Makhno v 1919
godu // Voprosy istorii.1998. № 9. S. 169−171.
– 53 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
часть украинских земель ослабляли украинское национальное движение.
Непризнание странами Антанты независимости Украины также перекрывало пути местным «бонапартам», а тем более Григорьеву, отличившемуся
в боях с эвакуировавшимися греческими и французскими войсками. Отсутствие у атамана элементарной политической грамотности и умения приобретать союзников в обстоятельствах укрепления позиций большевиков всё
явственней сужали пространство для конкурирующих политических проектов. Будь то украинских или российских.
Итак, несостоявшиеся «бонапарты», вдоволь натешившись созданием «настоящей анархии вместо порядка»39, один за другим становились
жертвами собственного авантюризма. Злой сарказм истории на их примере
проявился с особой очевидностью: он сказался явной «игре на понижение»,
свойственной, по мнению исследователей, «синдрому бонапартизма», насквозь проникнутого «духом отчаяния и авантюры»40.
В процессе российской «бонапартизации» красных командиров
определённую роль сыграла их способность и готовность играть на
пороках людей, на страстях военно-революционной стихии. Ибо
гениальность исторического прототипа, как утверждает Владимир
Семенко, «состояла помимо всего прочего ещё и в том, что он сумел
реальные рычаги власти, связанные с учетом корысти, алчности,
стяжательства и других пороков людей, поставить на службу делу
государственного строительства (например, фактический подкуп армии за
счет грабежа в итальянском походе). Все проявления распада и разложения
общества Бонапарт умел гениально превращать в цемент для скрепления
общества в единое целое и налаживания общественных связей»41.
Непреодолимый провинциализм амбиций, воинствующий дилетантизм политической культуры, психопатологии личных качеств тогдашних
кандидатов в советские «бонапарты», деятельность которых была проанализирована в данной работе, с неизбежностью обрекали на неудачу все их
попытки хоть как-то оформить режим личной власти, профанируя свою
политическую роль, делая её, по справедливому выражению классика, «одновременно отвратительной и смешной»42.
39
Маркс К. Указ. соч. С. 217.
Marks K. Op. cit. S. 217.
40
См., к примеру, беседу Игоря Волгина с Михаилом Наринским: «Развенчанная
тень. Диалог о Достоевском, Наполеоне и наполеоновском мифе // История. Журнал
издательского
дома
«Первое
сентября».
2001.
№
17.
http://his.1september.ru/article.php?ID=200101703
41
Семенко В. Виртуальный бонапартизм. // Независимая газета. Приложение «НГПолитика». 16.09.2000. URL: http://www.ng.ru/polemics/2000-09-16/8_virtual.html
Semenko V. Virtual'nyi bonapartizm. // Nezavisimaya gazeta. Prilozhenie «NG-Politika».
16.09.2000. URL: http://www.ng.ru/polemics/2000-09-16/8_virtual.html
42
Маркс К. Указ. соч. С. 217.
Marks K. Op. cit. S. 217.
– 54 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Список литературы:
1. Волков С. В. Трагедия русского офицерства. М., 2001.
2. Ганин А. «Смоленск продиктует свою роль Москве». Военная элита и
подготовка бонапартистского переворота в СССР // Родина. 2013. № 4.
3. Зданович А. «Тёплая компания «Красного Бонапарта». // Родина. № 12.
4. Какурин Н. Е. К.ак сражалась революция. М., 1990. Т. 1.
5. Михайличенко Д. Ю. Травнева військово-політична криза в УСРР, 1919
р. // Вісник Харківського національного університету ім. В. Н. Каразіна.
№ 556. Сер.: Історія України. Вип. 5. Х., 2002.
6. Петибридж Р. Русская революция глазами современников. Мемуары
победителей и побежденных. 1905−1918. М., 2006.
7. Савченко В. А. Авантюристы гражданской войны: Историческое расследование. Харьков; М., 2000.
8. Секиринский С. С. Наполеон в России: судьба легенды // Российская история. 2012. № 6.
9. Соколов Б. В. Михаил Тухачевский: жизнь и смерть «Красного маршала». Смоленск, 1999.
10. Сорокин П. А. Социология революции. М., 2008.
11. Федоровский Ю. О взаимоотношениях атамана Григорьева и батьки
Махно в 1919 году // Вопросы истории.1998. № 9.
12. Фельштинский Ю. Г. Крушение мировой революции. Брестский мир:
Октябрь 1917 − ноябрь 1918. М., 1992.
«KONFISKOVAT' REVOLYUTSIYU V SVOYU POL'ZU»?
(«CONFISCATING REVOLUTION IN ONE’S FAVOR»?)ON THE
PHENOMENON OF «SOVIET BONAPARTISM»
T. A. Filippova
Russian academy of sciences, the Institute of Russian History, the Institute
of Oriental Studies, Moscow
The article entitled deals with some aspects of the history of forming of
the «Soviet Bonapartism» phenomenon in the period of Civil War in Soviet Russia as a problem of bolshevism political culture. The author’s analysis is connected with the problematic field of interpretations of the menace
(both real and imaginary) to the early Soviet regime from the popular «red
commanders» – оn the examples of M. A. Muraviev and N. A. Grigoriev.
The inevitable shift of the revolution towards the civil war had much in
common with the historical situations of both French and Russian revolutions. The realization of this political algorithm meant that the regime
should immediately and adequately react to the activity of those who were
under suspicion in «bonapartist» ambitions.
The work is mainly based on published sources (historical-philosophical
works of the ideologists and the «creators» of socialism – K.Marx,
L.Trotskiy, V. I. Lenin; memoirs and diaries of the participants of the Civil
– 55 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
war, official documents characterizing Bolshevik leadership policy towards the «red commanders»; modern publicist accounts on problems of
Civil war and «Soviet Bonapartism»). Theoretical-methodological aspects
of the work are connected with using methods of psychohistory, analysis
of the emotional nature of social and political behavior of individuals and
masses in the conditions of a historic crisis. Along with techniques traditional for the method of historism and comparative techniques, culturalanthropological strategies of deconstructing the nature of «Soviet
Bonapartism»” are being used. Based on the work accomplished, the author comes to the conclusion: cultural provincialism, political amateurism
and psychopatologies of personal qualities (in the framework of the general course of the Bolshevik rule) naturally doomed the attempts of «Soviet Bonapartes» to secure the regime of personal power. However, it was in
early Soviet Russia that the «repertoire» of images and mythologems of
«Soviet Bonapartism» began to form – both as phobias of the authority
and as arguments in struggle against the political enemies – real and imaginary ones.
Keywords Civil War in the Soviet Russia, Soviet Bonapartism phenomenon, Napoleon, bolshevism phobia, M. A. Muraviev, «muravievschina»,
N. A. Grigoriev, «grigorievschina», N. I. Makhno, V. F. AntonovOvseenko, bolshevism political culture.
Об авторе:
ФИЛИППОВА Татьяна Александровна – кандидат исторических
наук, старший научный сотрудник, РАН, институт российской истории,
институт востоковедения, (117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, 19), e-mail:
filipova2006@yandex.ru
About the authors:
FILIPPOVA Tat'yana Aleksandrovna – the candidate of historical
sciences, the senior research fellow, Russian academy of sciences, the institute of russian history, the institute of oriental studies (117036, Moscow,
Dmitry Ulyanov Str., 19), e-mail: filipova2006@yandex.ru
References
Volkov S. V. Tragediya russkogo ofitserstva. M., 2001.
Ganin A. «Smolensk prodiktuet svoyu rol' Moskve». Voennaya elita i
podgotovka bonapartistskogo perevorota v SSSR // Rodina. 2013. № 4.
Zdanovich A. «Teplaya kompaniya «Krasnogo Bonaparta». // Rodina. № 12.
Kakurin N. E. K.ak srazhalas' revolyutsiya. M., 1990. T. 1.
Mikhailichenko D. Yu. Travneva vіis'kovo-polіtichna kriza v USRR, 1919 r.
// Vіsnik Kharkіvs'kogo natsіonal'nogo unіversitetu іm. V. N. Karazіna.
№ 556. Ser.: Іstorіya Ukraїni. Vip. 5. Kh., 2002.
– 56 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Petibridzh R. Russkaya revolyutsiya glazami sovremennikov. Memuary
pobeditelei i pobezhdennykh. 1905−1918. M., 2006. S. 334–335.
Savchenko V. A. Avantyuristy grazhdanskoi voiny: Istoricheskoe rassledovanie. Khar'kov; M., 2000.
Sekirinskii S. S. Napoleon v Rossii: sud'ba legendy // Rossiiskaya is-toriya.
2012. № 6.
Sokolov B. V. Mikhail Tukhachevskii: zhizn' i smert' «Krasnogo marsha-la».
Smolensk, 1999.
Sorokin P. A. Sotsiologiya revolyutsii. M., 2008.
Fedorovskii Yu. O vzaimootnosheniyakh atamana Grigor'eva i bat'ki Makhno
v 1919 godu // Voprosy istorii.1998. № 9.
Fel'shtinskii Yu. G. Krushenie mirovoi revolyutsii. Brestskii mir: Oktyabr'
1917 − noyabr' 1918. M., 1992.
Статья поступила в редакцию 12.05.2013
– 57 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 58–73.
ИСТОРИЯ РОССИИ
УДК 94(47).084.3
СВЯТЕЙШИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩИЙ СИНОД В НОЯБРЕ
1917 – ЯНВАРЕ 1918 ГОДА
А. В. Соколов
Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена, кафедра русской истории, г. Санкт-Петербург
Статья посвящена деятельности Святейшего Синода Православной Российской церкви в ноябре 1917 – январе 1918 г. Духовное ведомство оказалось незатронутым Октябрьской революцией и в течение нескольких
месяцев продолжало работать по правилам, установленным Временным
правительством. При написании статьи использованы ранее неизвестные
архивные документы.
Ключевые слова: Святейший Синод, Патриарх Тихон, Поместный Собор, Временное правительство, Министерство исповеданий.
Последний состав Святейшего Правительствующего синода, назначенный указом Временного правительства 14 апреля 1917 г.1, проработал
недолго – до конца января 1918 г. Его деятельность весной-летом 1917 г.,
связанная с епархиальными реформами и подготовкой Поместного Собора,
достаточно подробно изучена историками2, чего, к сожалению, нельзя ска1
Вестник Временного правительства. 1917. 16 апреля. В последний состав Святейшего Синода входили митрополит Кавказский Платон (Рождественский), архиепископ Владимирский Сергий (Старогородский), архиепископ Ярославский Агафангел
(Преображенский), епископ Уфимский Андрей (Ухтомский), епископ Самарский Михаил (Богданов), протопресвитер Н. А. Любимов и протоиереи А. П. Рождественский,
А. В. Смирнов и Ф. Д. Филоненко.
2
Титлинов Б. В. Церковь во время революции. Пг., 1924. С. 86–91; Боголепов А. А.
От Святейшего Синода к Священному Собору Православной Российской церкви // На
темы русские и общие: cб. ст. и матер. в честь проф. Н. С. Тимашева. Нью–Йорк, 1965.
С. 95–158; Смолич К. И. История русской церкви. 1700–1917. М., 1997. Ч. 2. С. 720–
743; Фруменкова Т. Г. Деятельность В. Н. Львова на посту обер-прокурора Св. Синода
// Российская интеллигенция на историческом переломе. Первая треть ХХ века. СПб.,
1996. С. 74–78; Рогозный П. Г. «Церковная революция 1917 года (Высшее духовенство
Российской Церкви в борьбе за власть в епархиях после Февральской революции)».
СПб., 2008.
Titlinov B. V. Tserkov' vo vremya revolyutsii. Pg.:, 1924. S. 86–91; Bogolepov A. A. Ot
Svyateishego Sinoda k Svyashchennomu Soboru Pravoslavnoi Rossiiskoi tserkvi // Na temy
russkie i obshchie: cb. statei i materialov v chest' prof. N. S. Timasheva. N'yu–Iork, 1965. S.
95–158; Smolich K. I. Istoriya russkoi tserkvi. 1700–1917. Ch. 2. M., 1997. S. 720–743;
Frumenkova T. G. Deyatel'nost' V. N. L'vova na postu ober-prokurora Sv. Sinoda //
Rossiiskaya intelligentsiya na istoricheskom perelome. Pervaya tret' KhKh veka. SPb., 1996.
S. 74–78; Rogoznyi P. G. «Tserkovnaya revolyutsiya 1917 goda (Vysshee dukhovenstvo
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
зать о периоде осени 1917 – января 1918 г. Думается, это объясняется прежде
всего тем, что открывшийся 15 августа 1917 г. Поместный собор всероссийской православной церкви приковал к себе все внимание исследователей и
«затмил» собой Синод. Примечательно, что и современники почти забыли о
Синоде: начиная с сентября 1917 г. упоминания о нём даже в периодической
печати крайне редки. Между тем в соответствии с постановлением Временного правительства от 11 августа 1917 г. именно Святейший синод оставался
официальным органом высшего церковного управления вплоть до момента
утверждения верховной властью выработанного Поместным собором закона
о правовом положении православной церкви в России3. Данный проект Собор составил только 2 декабря 1917 г. в ожидании Учредительного собрания,
и утверждения его так и не последовало.
Возможно, неисследованность темы объясняется также тем, что делопроизводственные материалы Святейшего Синода последних месяцев его
существования сохранились лишь фрагментарно в виде отдельных документов, разбросанных по разным архивам и фондам, а постановления («определения») опубликованы далеко не все.
Вместе с тем, изучение деятельности Синода в ноябре 1917 – январе
1918 г. представляется необычайно важным ещё и для понимания характера
государственно-церковных отношений в России в этот период: ведь духовное
ведомство в течение первых нескольких месяцев после Октября оказалось вообще не затронутым советскими преобразованиями. Поразительно, но при
Синоде до конца января 1918 г. продолжал работать Департамент по делам
православной церкви Министерства исповеданий Временного правительства
во главе с товарищем министра – кадетом С. А. Котляревским. К сожалению,
пока не удалось найти документов, объясняющих такое невмешательство
большевиков в церковные дела в конце 1917 – первые дни 1918 г. Однако
можно предположить, что здесь имели место тактические соображения: советское руководство просто не хотело создавать дополнительный повод для
недовольства собой в то время, когда его власть ещё была слаба. Стоит отметить, что декрет об отделении церкви от государства появился только через
две недели после разгона Учредительного собрания, когда накал политических страстей в столице пошёл на спад. Кроме того, в работе В. И. Ленина
«Марксизм о государстве», по материалам которой в августе-сентябре 1917 г.
была написана книга «Государство и революция», будущий председатель
Совнаркома поставил «распущение и экспроприацию церквей» только 8-м
пунктом программы построения пролетарской республики4.
Rossiiskoi Tserkvi v bor'be za vlast' v eparkhiyakh posle Fev-ral'skoi revolyutsii)». SPb.,
2008.
3
Журналы заседаний Временного правительства: март-октябрь 1917 года: в 4–х тт.
М., 2004. Т. 3. Июль-август 1917 года. С. 283.
Zhurnaly zasedanii Vremennogo pravitel'stva: mart-oktyabr' 1917 goda: v 4–kh tt. M.,
2004. T. 3. Iyul'-avgust 1917 goda. S. 283.
4
Ленин (Ульянов) В. И. Подготовительные материалы к книге «Государство и революция» // Полное собрание сочинений. М., 1969. Т. 33. С. 215–217.
– 59 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Свою роль сыграл и тот факт, что в связи с началом работ Поместного собора с 9 августа 1917 года Святейший синод переехал в Москву. Вместе
с ним переместилась и часть чиновников синодальной канцелярии, хозяйственного управления, учебного комитета, училищного совета, контроля и архива, а также некоторые служащие Департамента по делам православной
церкви Министерства исповеданий (бывшей канцелярии обер-прокурора)5. В
Петрограде в здании синода осталась заседать учрежденная в августе 1917 г.
Петроградская синодальная контора во главе с митрополитом Петроградским Вениамином (Казанским)6. Таким образом, до марта 1918 г. государственная и церковная власть в России оказались дистанцированы друг от друга, находясь в разных городах.
Но даже в столице здание Синода не подверглось в конце 1917 г. ни закрытию, ни каким-либо обыскам или проверкам, хотя соседний с ним Сенат
закрыли в конце ноября7. Духовное ведомство в эти месяцы страдало вовсе не
от большевиков, а от собственных чиновников, которые, включившись в забастовку госслужащих, парализовали работу Петроградской синодальной
конторы. 11 ноября 1917 г. «исправляющий должность» её прокурора Г. Н.
Левицкий пожаловался в письме директору канцелярии Синода П. В. Гурьеву,
что служащие синодальных учреждений образовали стачечный комитет, который наложил запрет на всякую канцелярскую работу не только в здании
Синода, но и на дому. В итоге членам конторы приходилось собираться на заседания в Александро-Невской лавре, а несколько делопроизводителей заполняли необходимые бумаги тайком8. При этом 17 ноября петроградские служащие канцелярии Синода обратились к своему начальству с просьбой о приведении «в некоторое хотя бы соответствие» их зарплат с жалованием 19 сотрудников в Москве, получающих дополнительно командировочные9. Одновременно продолжал собираться образованный ещё в октябре союз младших
служащих Департамента по делам православной церкви и Синода. 19 ноября
1917 г. общее собрание союза постановило просить синодальное хозяйственное управление провести «квартирную комиссию» в помещениях «как младLenin (Ul'yanov) V. I. Podgotovitel'nye materialy k knige «Gosudarstvo i revolyutsiya» //
Polnoe sobranie sochinenii. M., 1969. T. 33. S. 215–217.
5
Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 796.
Оп. 204. I Отд. Стол 5. 1917. Д. 315. Л. 1–1 об, 8.
Russian State Historical Archive (RGIA). F. 796. Op. 204. I Otd. Stol 5. 1917. D. 315. L.
1–1 ob, 8.
6
Там же. Л. 1–1 об.
Ibidem. L. 1–1 ob.
7
Документы Великой Пролетарской Революции. М., 1938. Т. 1. Из протоколов и переписки Военно-революционного комитета Петроградского совета 1917 года. С. 305.
Dokumenty Velikoi Proletarskoi Revolyutsii. M., 1938. T. 1. Iz protokolov i perepiski
Voenno-revolyutsionnogo komiteta Petrogradskogo soveta 1917 goda. S. 305.
8
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. 1917. Д. 315. Л. 144–144 об.
RGIA. F. 796. Op. 204. Otd. I. Stol 5. 1917. D. 315. L. 144–144 ob.
9
Там же. Л. 151–151 об.
Ibidem. L. 151–151 ob.
– 60 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
ших служащих, так и чиновников во всех домах Петрограда Министерства
исповеданий. Также и в домах духовно-учебных заведений»10.
Примечательно, что вечером 28 ноября 1917 г., в день, намеченный
Временным правительством для открытия Учредительного собрания, в здании Синода состоялось многолюдное совещание чиновников высших государственных учреждений, настроенных враждебно к новой власти. Были
прочитаны несколько докладов об Учредительном собрании, затем начались
обсуждения, во время которых прибыли вооруженные красногвардейцы. Собрание закрыли, всех арестовали и направили в Смольный, не предприняв
никаких действий по отношению к служащим Синода, не опечатав двери и
не оставив караул11.
По короткому сообщению газеты «День», 1 декабря 1917 г. здание
синода посетил примкнувший к левым эсерам М. А. Муравьёв, который от
имени народных комиссаров потребовал передать все монастырские капиталы в ведение Министерства призрения12. Через несколько дней Муравьёв
поместил в «Известиях ЦИК Советов» опровержение этой информации. По
его словам, «от начала и до конца заметка является ложной»: он действительно был в Синоде, «но совсем не для того, чтобы потребовать церковные
капиталы – чересчур уж это было бы наивно». Тем не менее цель своего визита Муравьёв так и не назвал, отметив, что она «хорошо известна вицедиректору хозяйственного департамента Синода, Головину, к которому я
обращался по делам призрения от Министерства призрения»13. К слову, ничего наивного в конфискации синодальных капиталов не имелось, её без
труда осуществили два месяца спустя. Но, видимо, тогда ещё на этом предпочитали не акцентировать внимание. А то, что Муравьёв общался с
И. Н. Головиным, свидетельствует, что речь всё же шла о деньгах или имуществе. Чем кончилось дело – неизвестно.
Тем временем в Москве в конце 1917 г. Поместный собор выработал
новую систему высшего церковного управления. 4 ноября была принята формула о том, что власть в церкви принадлежит Собору, а непосредственное
управление возглавляет Патриарх14. 5 ноября в храме Христа Спасителя патриархом избрали митрополита Московского Тихона (Беллавина). В конце ноября – начале декабря Поместный собор определил структуру и полномочия
10
РГИА. Ф. 797. Оп. 86. 1917. Отд. I. Стол 1. Д. 97. Л. 2.
RGIA. F. 797. Op. 86. 1917. Otd. I. Stol 1. D. 97. L. 2.
11
ГАРФ. Ф. Р336. Оп. 1. Д. 168. Л. 4; Д. 184. Л. 1–2 об; Д. 330. Л. 1; Д. 345. Л. 2.
GARF. F. R336. Op. 1. D. 168. L. 4; D. 184. L. 1–2 ob; D. 330. L. 1; D. 345. L. 2.
12
Подполковник Муравье в Синоде // День. 1917. 2 декабря.
Podpolkovnik Murav'e v Sinode // Den'. 1917. 2 dekabrya
13
Известия Центрального Исполнительного Комитета и Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. 1917. 6 декабря.
Izvestiya Tsentral'nogo Ispolnitel'nogo Komiteta i Petrogradskogo soveta rabochikh i
soldatskikh deputatov. 1917. 6 dekabrya.
14
Священный Собор Православной Российской Церкви. Собрание определений и
постановлений. М., 1918. Вып. 1. С. 3.
Svyashchennyi Sobor Pravoslavnoi Rossiiskoi Tserkvi. Sobranie opredelenii i
postanovlenii. M., 1918. Vyp. 1. S. 3.
– 61 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
всех органов высшего церковного управления (далее – ВЦУ), состоящего из
патриарха, Священного синода и Высшего церковного совета15. В декабре
прошли выборы в новые органы16. Однако в действие эта система до конца
1917 г. не вводилась: Поместный собор ожидал Учредительного собрании.
Таким образом, Святейший правительствующий синод продолжал
формально осуществлять церковное управление, а обязанности оберпрокурора выполнял товарищ министра исповеданий С. А. Котляревский.
Единственное изменение в составе Синода произошло сразу после избрания
Патриарха. 7 ноября Синод принял определение о том, чтобы «впредь до
представления на уважение подлежащей государственной власти выработанных Священным собором статей о восстановлении патриаршества в России» просить избранного Патриарха Тихона возглавить Синод в качестве его
председателя, «о чем и представить подлежащей государственной власти,
для чего передать в Департамент по делам православной церкви выписку из
сего определения»17. Этим решались сразу два вопроса: патриарх, юридически не имевший пока никаких прав и обязанностей, включался в существующую официальную систему церковного управления, одновременно признавалось, что восстановление Патриаршества должно быть ещё утверждено
высшей государственной властью (восстановленным Временным правительством или Учредительным собранием).
Не признавая СНК, в ожидании возвращения «законного» правительства Синод сохранял все свои установленные процедуры, о чём ярко свидетельствует его делопроизводство. Так, 20 ноября 1917 г. Синод принял около
тридцати определений о назначении или повышении пенсий и пособий священникам и членам их семей, причём бумаги содержали текст «предоставить г. министру исповеданий внести на уважение Временного правительства» соответствующее ходатайство18. И только на одном из них эти слова были зачеркнуты и сверху карандашом приписано: поручить «товарищу министра исповеданий возбудить в установленном порядке» необходимое прошение19. 22 ноября 1917 г. С. А. Котляревский официально известил Синод
об утверждении в августе Временным правительством ряда его определений
о перемещении епископов. 14 декабря архиереи приняли это к сведению20.
15
Священный Собор Православной Российской Церкви. Вып. 1. С. 4–16.
Svyashchennyi Sobor Pravoslavnoi Rossiiskoi Tserkvi. Vyp. 1. S. 4–16.
16
Наш век. 1917. 12 и 21 декабря.
Nash vek. 1917. 12 i 21 dekabrya.
17
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. 1917. Д. 471. Л. 3.
RGIA. F. 796. Op. 204. Otd. I. Stol 5. 1917. D. 471. L. 3.
18
Там же. Оп. 209. Д. 2845. Л. 77, 78, 79, 84–96, 98–101, 103–105, 114, 122, 124–125,
127–128.
Ibidem. Op. 209. D. 2845. L. 77, 78, 79, 84–96, 98–101, 103–105, 114, 122, 124–125,
127–128.
19
Там же. Л. 84.
Ibidem. L. 84.
20
Там же. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. 1917. Д. 522. Л. 3–4.
Ibidem. Op. 204. Otd. I. Stol 5. 1917. D. 522. L. 3–4.
– 62 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
30 ноября 1917 г. иерархи рассмотрели предоставленную им в октябре товарищем министра исповеданий ведомость имеющихся в Синодальном
казначействе на 1 октября капиталов и знаков отличия для духовенства, а
также информацию о свободном остатке по смете специальных средств Синода21. 11 декабря 1917 г. Котляревский направил в Синод предложение о
необходимости подготовки церковного бюджета на 1918 год. 12–14 декабря
1917 г. Синод, изучив рекомендации товарища министра, принял определение, в котором признал составление сметы на следующий год невозможным
«ввиду чрезвычайных обстоятельств переживаемого времени и непрерывного повышения цен на все предметы потребления и рабочие руки, а также
вследствие предполагаемых изменений в строе церковной жизни решением
Святейшего Собора…» В связи с этим было решено производить все текущие отчисления исходя из сметы на 1917 год, составив дополнительные ведомости по тем затратам, которые появились в течение последних месяцев.
Кроме того, Синод постановил «сохранить в смете кредиты по бывшей канцелярии обер-прокурора Святейшего синода, а ныне Департаменту по делам
православной церкви… впредь до открытия кредитов на его содержание из
сумм государственного казначейства». В будущем израсходованные средства подлежали возврату в церковное ведомство22. Данный пункт чрезвычайно
важен, поскольку этим церковь принимала на себя финансирование уже независимого от нее государственного учреждения и этим обеспечивала дальнейшее существование установленной Временным правительством системы
церковного управления.
В конце 1917 г. состоялось несколько определений Синода, связанных с организационными вопросами. 3 декабря 1917 г. товарищ министра
исповеданий предложил срочно занять освободившуюся казенную квартиру
бывшего прокурора Московской синодальной конторы Ф. П. Степанова в
доме упразднённого Крестовоздвиженского монастыря на Воздвиженке
«ввиду возможности, по обстоятельствам текущего времени, занятия или реквизиции сего помещения какой-либо организацией или собранием»23. 14
декабря Синод постановил разместить там часть своих учреждений и работников, перемещённых в Москву, поручив распределение консультации при
товарище министра исповеданий с участием членов Синода Н. А. Любимова,
А. В. Смирнова и Ф. Д. Филоненко24.
12 декабря, обсудив положение Московской синодальной конторы, архиереи постановили оставить её «действовать на прежних основаниях», с передачей всех её определений на утверждение патриарху, а выписок – в Департамент по делам православной церкви Министерства исповеданий и канцеля21
РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2845. Л. 111.
RGIA. F. 796. Op. 209. D. 2845. L. 111.
22
Там же. Ф. 797. Оп. 86. 1917. Отд. I. Стол 1. Д. 79. Л. 363–363 об.
Ibidem. F. 797. Op. 86. 1917. Otd. I. Stol 1. D. 79. L. 363–363 ob.
23
Там же. Ф. 796. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. Д. 315. Л. 250–250 об.
Ibidem. F. 796. Op. 204. Otd. I. Stol 5. D. 315. L. 250–250 ob.
24
Там же. Л. 247.
– 63 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
рию Святейшего cинода25. 14 декабря вышел указ Синода о результатах ревизии в Александро–Невской лавре. Обитель оставалась в прямом подчинении
Синода, её настоятелем назначался епископ Прокопий (Титов), предписывалось провести кардинальные перестановки в руководстве монастыря26.
В середине декабря 1917 г. Синод принял решение о необходимости
вызова ещё части чиновников из Петрограда, что требовало их размещения и
выплаты им «подъемных» и командировочных. 15–18 декабря 1917 г. этот
вопрос рассматривала консультация при товарище министра исповеданий с
приглашением члена Синода Ф. Д. Филоненко, директора хозяйственного
управления А. А. Осецкого и главы синодального контроля М. А. Дьяконова.
Совещание пришло к выводу, что приглашение дополнительного числа служащих из столицы крайне затруднительно. Осецкий заявил, что «нет уверенности в том, что можно будет выплатить чиновникам жалование за ноябрь и декабрь месяцы, а тем более за наступающий январь». Указывая на
то, что Синод работает в Москве лишь временно, а потом после окончания
Собора вернётся в столицу и что «патриарх согласен приезжать на Синодальные сессии в Петроград», собравшиеся предложили вызывать сотрудников канцелярии Синода в Москву лишь для доклада перед архиереями и,
кроме того, установить «систематические в определенные дни поездки курьеров». Консультация постановила просить Синод отменить свое решение
или отложить его «впредь до выяснения после праздников политической обстановки и состояния финансов в духовном ведомстве»27.
В конце 1917 г. Синоду пришлось спешно решать вопросы, связанные
с автокефальным движением на окраинах бывшей империи. До октября этим
занималось Министерство исповеданий. В частности, по его инициативе 20
октября Временное правительство поручило Особой комиссии под председательством барона Б. Э. Нольде провести раздел духовных учреждений на
Кавказе между русской церковью и новопровозглашенной грузинской28. Однако комиссии так и не удалось собраться, а грузинский католикос предъявил претензии практически на все церковное имущество в Закавказье. В
Тифлисе начался процесс «национализации», выразившийся в вытеснении
русского духовенства из всех церковных учреждений.
Ещё 12 октября Синод постановил сохранить Тифлисскую духовную
семинарию и Тифлисское духовное училище с их зданиями в своём ведении.
Ректора семинарии протоиерея Корнелия Кекелидзе объявили освобождённым от должности, а также уволили всех преподавателей, «кои не желают
25
РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 519. Л. 56.
RGIA. F. 796. Op. 209. D. 519. L. 56.
26
Шкаровский М. В. Александро-Невская Лавра в год революционных потрясений
(1917–1918) // Христианское чтение. 2010. № 1. С. 18–19.
Shkarovskii M. V. Aleksandro-Nevskaya Lavra v god revolyutsionnykh potryasenii
(1917–1918) // Khristianskoe chtenie. 2010. № 1. S. 18–19.
27
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. I Отд. 5 Стол. Д. 315. Л. 196–197 об.
RGIA. F. 796. Op. 204. I Otd. 5 Stol. D. 315. L. 196–197 ob.
28
Всероссийский церковно-общественный вестник. 1917. 25 октября.
Vserossiiskii tserkovno-obshchestvennyi vestnik. 1917. 25 oktyabrya.
– 64 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
подчиниться» власти русского Кавказского экзархата. Хозяйственному
управлению Синода поручалось все предназначенные семинарии деньги направлять в адрес её русского правления, а не ректора29. Вернувшись в ноябре
к этому вопросу, Синод вновь констатировал, что Тифлисская семинария и
духовное училище «как построенные на русские деньги» должны остаться в
экзархате. 7 ноября Синод уволил ряд служащих в этих духовно-учебных заведениях «как вышедших самовольно из подчинения установленной Высшей духовной власти»: преподавателей семинарии Вартагава, Гамзардия,
Бериева и Барнова, преподавателей духовного училища Натроева и священника Горгадзе». Кроме того, Синод постановил «назначенного же католикосом грузинским на должность смотрителя того же училища архимандрита
Иоанна не считать состоящим в этой должности»30. 22 ноября 1917 г. товарищ министра исповеданий С. А. Котляревский подтвердил данное определение своим приказом31.
Следующим постановлением от 10–13 ноября 1917 г. Синод частично
попытался решить имущественный вопрос. Во-первых, архиереи закрепили,
что отныне кафедральным собором русского экзарха в Тифлиссе будет военный Александро-Невский собор, причту которого с этого момента назначалось повышенное содержание вместо причта занятого грузинами Сионского собора. Во-вторых, Синод постановил новое здание Тифлисской духовной семинарии и Тифлисское духовное училище «считать своими», а
другие 5 духовных училищ (Горийское, Телавское, Озургетское, Мингрельское и Кутаисское) предоставить грузинскому католикосу. Вызывавшие ранее множество споров экзарший дом в Тифлисе и канцелярию с квартирами
служащих, Грузино-Имеретинскую синодальную контору, старое здание
Тифлисского духовного училища и свечной завод решили передать грузинам, но за это попросить «откуп», который использовать на аренду помещения для новой Кавказской синодальной конторы. Решено также задним числом уволить членов конторы – грузин, которые «не исполняли практически
своих обязанностей»: епископа Горийского Антония (Георгадзе), архимандрита Назария и протоиерея Марка Ткемаладзе, а также бывшего ректора
Тифлисской духовной семинарии прот. Корнелия Кекелидзе. Кроме того,
Синод поручил члену Собора проф. В. Н. Бенешевичу произвести распределение монастырей и приходов на Кавказе на основании «происходившей под
его руководством согласительной комиссии» и сообщить о результатах в
Особую комиссию Б. Э. Нольде в виде синодального «пожелания»32. 13 декабря 1917 г. С. А. Котляревский направил на бланке «товарища министра
исповеданий» письмо профессору Бенешевичу с уведомлением о поручении
29
РГИА. Ф. 1579. Оп. 1. Д. 172. Л. 65 об.
RGIA. F. 1579. Op. 1. D. 172. L. 65 ob.
30
РГИА. Ф. 797. Оп. 86. 1917. Отд. I. Стол 1. Д. 96. Л. 5.
RGIA. F. 797. Op. 86. 1917. Otd. I. Stol 1. D. 96. L. 5.
31
Там же. Л. 7.
Ibidem. L. 7.
32
Там же. Отдел II. Стол 3. Д. 47. Л. 58–59 об.
Ibidem. Otdel II. Stol 3. D. 47. L. 58–59 ob.
– 65 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Синода и просил передать ему готовые материалы для дальнейшей пересылки барону Нольде33.
23 ноября митрополит Тифлисский Платон (Рождественский) представил на рассмотрение Синода список дополнительных срочных мер. Прежде всего предлагалось немедленно пересмотреть имеющуюся смету Грузинского казначейства на 1917 г., исключив из неё средства, идущие на финансирование грузинской церкви, и в дальнейшем направлять суммы на имя
новой Кавказской синодальной конторы. При составлении сметы на 1918 год
Платон рекомендовал руководствоваться списком церквей и монастырей,
составленным летом комиссией Бенешевича. Митрополит настаивал на том,
чтобы срочно послать в Тифлисскую казенную палату телеграмму с распоряжением выдавать деньги по синодальной смете только лицам, указанным
лично им. Синод утвердил данные предложения определением № 5973 от 24
ноября 1917 г.34. 23 ноября Синод постановил напечатать в журнале «Церковные ведомости» принятое Временным правительством 6 октября, но
официально не опубликованное «Положение об устройстве Русской православной церкви на Кавказе»35.
После провозглашения 7 ноября 1917 г. украинской Центральной радой III Универсала активизировалось автокефальное движение на Украине.
23 ноября в Киево-Печерской лавре была образована Временная Всеукраинская Церковная рада во главе с бывшим архиепископом Владимирским
Алексием (Дороднициным), объявившая своей целью организацию 28 декабря Украинского церковного собора. Предполагалось, что там будет провозглашена независимость украинской церкви от русского Патриарха и Синода. Церковное руководство в Москве отреагировало практически мгновенно: 24 ноября Святейший Синод постановил командировать в Киев митрополита Платона (Рождественского) «для устроения местной церковной
жизни»36. Вместе с митрополитом на Украину направилась представительная делегация Поместного собора, в состав которой вошёл также товарищ
министра исповеданий С. А. Котляревский. Вернувшись в начале декабря,
делегаты призвали Собор и патриарха к предоставлению широкой автономии Украинской церкви, но высказались категорически против автокефалии37. Вслед за этим 11 декабря Синод постановил возложить на митрополита Платона обязанность представителя патриарха на предстоящем украинском соборе. Всем епархиальным преосвященным на Украине предписыва33
РГИА. Отд. I. Стол 1. Д. 79. Л. 362–362 об.
RGIA. Otd. I. Stol 1. D. 79. L. 362–362 ob.
34
Там же. Ф. 1579. Оп. 1. Д. 173. Л. 45–47.
Ibidem. F. 1579. Op. 1. D. 173. L. 45–47.
35
Церковные ведомости. 1917. № 48-49. С. 432.
Tserkovnye vedomosti. 1917. № 48-49. S. 432.
36
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. Д. 499. Л. 3.
RGIA. F. 796. Op. 204. Otd. I. Stol 5. D. 499. L. 3.
37
Государственный архив Российской федерации (далее – ГА РФ). Ф. Р3431. Оп. 1.
Д. 251. Л. 45.
State Archive of Russian Federation (GA RF). F. R3431. Op. 1. D. 251. L. 45.
– 66 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
лось согласовывать с митрополитом свои распоряжения, касающиеся созыва
местного Собора, а также «вообще церковного движения на Украине». И,
наконец, Синод определил немедленно вызвать в Москву для личных объяснений «самочинно принявшего на себя руководство церковным украинским
движением архиепископа бывшего Владимирского Алексия». В случае его
неподчинения вызову было решено запретить его в священнослужении38.
Митрополит Платон уехал на Украину 12 декабря 1917 г., вернуться в Москву ему удалось только в марте 1918 г.
Говоря о положении Святейшего Синода в системе органов церковной
власти, необходимо признать, что к концу 1917 г. он всё более превращался в
некий «распорядительный» инструмент, озвучивавший решения Поместного
собора и передававший их в епархии. Это касалось как вопросов внутрицерковной жизни, так и отношения к происходящим в стране событиям. Например, 17 ноября 1917 г. Собор постановил назначить интронизацию патриарха
на 21 ноября, «ознаменовав» этот день «целодневным» колокольным звоном в
Москве и других городах, а также внести некоторые изменения в формулу богослужений39. 18 ноября Синод подтвердил это постановление своим определением40. В соответствии с постановлениями Поместного собора и Соборного
совета Синод несколько раз издавал определения о проведении в храмах денежных сборов. Например, 28 ноября – 1 декабря 1917 г. он постановил организовать 5–7 января 1918 г. сбор пожертвований на восстановление Кремлевских храмов, пострадавших во время «междоусобной брани»41. 11 декабря
вышел указ Синода об установлении с 1 января 1918 г. отчислений по 5 руб. с
пуда продаваемых свеч на покрытие нужд Собора. Сбор средств поручался
центральному комитету епархиальных свечных заводов42.
Надо отметить, что, несмотря на непризнание церковным руководством законности власти народных комиссаров, Синоду пришлось давать
подведомственному духовенству и пастве разъяснения и указания в связи с
принимаемыми СНК декретами. Так, 5 декабря 1917 г. Поместный Собор
поручил Святейшему Синоду издать особое постановление в связи с появлением Декрета о земле. В соответствии с этим 18–20 декабря Синод принял
определение № 6320 «по поводу декрета Народных комиссаров о передаче
церковных и монастырских земель с имуществом в распоряжение волостных
земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов впредь до
Учредительного собрания». Синод поручил епархиальным властям, мона38
ГА РФ. Ф. Р3431. Оп. 1. Д. 251. Л. 51–51 об.
GARF. F. R3431. Op. 1. D. 251. L. 51–51 ob.
39
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. 1917. Д. 471. Л. 1.
RGIA. F. 796. Op. 204. Otd. I. Stol 5. 1917. D. 471. L. 1.
40
Там же. Л. 2–2 об.
Ibidem. L. 2–2 ob.
41
Всероссийский церковно-общественный вестник. 1917. 6 декабря.
Vserossiiskii tserkovno-obshchestvennyi vestnik. 1917. 6 dekabrya.
42
Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб). Ф. 19. Оп.
120. Д. 13. Л. 2–2 об.
Central State Archive of St. Petersburg (TsGIA SPb). F. 19. Op. 120. D. 13. L. 2–2 ob.
– 67 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
стырям и церковным причтам делать описи всего передаваемого или захваченного имущества, а при передаче подписывать специальные акты «с указанием лиц и учреждений, производящих захват имуществ с подробным
описанием имуществ». На основании этих актов предлагалось подавать гражданские иски в суд «о возвращении стоимости имущества и об убытках»43.
После выхода декретов о гражданском браке и разводе44 21 декабря
1917 г. митрополит Петроградский Вениамин (Казанский) предложил Синоду расширить список поводов расторжения церковного брака. По мнению
митрополита, это могло удержать большинство православного населения от
обращения за разводом в гражданские органы власти, «особенно в Петрограде в виду переживаемых обстоятельств времени»45. 10 января 1918 г. секретарь Владимирской духовной консистории сообщил в Синод о том, что
местные органы власти отказываются помогать консистории в брачном делопроизводстве46. Рассмотрев эти документы, 31 января 1918 г. Синод принял определение о том, что «распоряжения правительства о передаче в ведение суда гражданского дел о расторжении браков… не имеет отношения к
браку церковному… подлежащему расторжению по основаниям, принятым
в церкви». По мнению Синода, бракоразводное делопроизводство, открываемое консисториями по искам просителей, может быть прекращено и передано в «гражданские суды» только по ходатайствам самих заявителей или
их законных представителей. А ввиду затруднительности работы консисторий с местными правительственными или общественными учреждениями
Синод предложил при необходимости пересылки бумаг или вызова на допрос обращаться к помощи приходского духовенства и всё тех же «участвующих в деле сторон»47.
В течение декабря 1917 – января 1918 г. Синод продолжал рассматривать кассационные жалобы на решения епархиальных властей по делам о
расторжении браков48. Интересно, что 31 января 1918 г. Синод слушал
«предложение г. министра исповеданий» о том, что 17 августа 1917 г. Временное правительство разрешило кн. В. В. Мещерскому, осужденному ду43
Церковные ведомости. 1918. № 1. С. 5.
Tserkovnye vedomosti. 1918. № 1. S. 5.
44
Декреты Советской власти. М, 1957. Т. 1. С. 237–240, 247–249.
Dekrety Sovetskoi vlasti. M, 1957. T. 1. S. 237–240, 247–249.
45
Белякова Е. В. Церковный суд и проблемы церковной жизни. Дискуссии в Православной российской церкви начала XX века. Поместный собор 1917–1918 гг. и предсоборный период. М., 2004. С. 304.
Belyakova E. V. Tserkovnyi sud i problemy tserkovnoi zhizni. Diskussii v Pravoslavnoi
rossiiskoi tserkvi nachala XX veka. Pomestnyi sobor 1917–1918 gg. i predso-bornyi period.
M., 2004. S. 304.
46
ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 120. Д. 14. Л. 19.
TsGIA SPb. F. 19. Op. 120. D. 14. L. 19.
47
Там же. Л. 19–19 об.
Ibidem. L. 19–19 ob.
48
Заседания Синода 16 и 21 декабря 1917 года, 12, 25 и 31 января и 14 (1) февраля
1918 года (ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 120. Д. 14. Л. 1–17).
TsGIA SPb. F. 19. Op. 120. D. 14. L. 1–17.
– 68 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
ховным судом на «всегдашнее безбрачие», жениться в третий раз. Постановили передать это епархиальному начальству для оповещения просителя и
«зависящих распоряжений»49. Любопытно, что даже на последнем заседании
Святейшего синода 14 (1) февраля 1918 г. его члены обсуждали обстоятельства жалобы врача Н. Н. Бадмаева от 9 мая 1917 г. на решение Петроградской духовной консистории, отказавшей ему в расторжении брака. Бадмаев
заявлял, что его супруга изменила ему с протоиереем Борисоглебской церкви Н. Рудинским, однако доказательства были признаны недостаточными.
Сам протоиерей назвал обвинение «злостной выдумкой». Синод еще раз
рассмотрел представленные документы и постановил в пересмотре решения
консистории отказать, одновременно поручив митрополиту Петроградскому
Вениамину обратить «архипастырское внимание» на «прикосновенность
прот. Рудинского к таковому делу»50. После 14 (1) февраля 1918 года кассационными жалобами по бракоразводным делам занималось соединенное
присутствие патриарха и Священного синода51.
3 декабря 1917 г. газета «Правда» поместила проект декрета об отделении церкви от государства, предложенный священником М. Галкиным52. 5 декабря Поместный Собор срочно избрал комиссию, которая подготовила проект постановления «по поводу обнародованного в печати предложения Совета
народных комиссаров издать декрет об отделении церкви от государства и об
отобрании церковного имущества». В проекте говорилось об участившихся
случаях «разбойных грабежей» в храмах и монастырях, а также насильственного изъятия церковных и монастырских земель и иного имущества «как жителями окружающих селений, так и лицами, именующими себя носителями
власти». Духовенству предписывалось «не отдавать добровольно захватчикам
святого достояния церкви во всех его видах кому бы то ни было», а на насильственные требования передачи имущества отвечать отказом. О «грабителях» и
«захватчиках» предлагалось доносить местным епископам «на предмет отлучения от церковного общения виновных». Если же в «кощунствах» окажутся
виновны целые селения – прекращать совершение священнодействий и закрывать храмы в них «впредь до искреннего покаяния виновных». И самый
главный тезис – «немедленно организовать православные братства при приходских храмах и монастырях из окрестных жителей, преданных Св. Церкви
для охраны церковного и монастырского имущества». Кроме того, предлагалось в проповедях с церковного амвона призывать народ к покаянию и молитве, «выясняя смысл текущих событий с христианской точки зрения»53. 12 де49
ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 120. Д. 14. Л. 9.
TsGIA SPb. F. 19. Op. 120. D. 14. L. 9.
50
Там же. Л. 16–17.
Ibidem. L. 16–17.
51
Там же. Л. 18, 20–49.
Ibidem. L. 18, 19–20.
52
Первые шаги на пути к отделению церкви от государства // Правда. 1917. 3 (16)
декабря.
Pervye shagi na puti k otdeleniyu tserkvi ot gosudarstva // Pravda. 1917. 3 (16) dekabrya.
53
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. Д. 539. Л. 1–2 об.
– 69 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
кабря 1917 г. Соборный Совет утвердил текст постановления, но, так как члены Собора разъехались на каникулы, направил документ зачем-то для рассмотрения в Синод. 18 декабря 1917 года Святейший Синод признал издание
такого постановления «целесообразным и соответствующим обстоятельствам
настоящего времени»54. Впрочем, когда Собор вновь приступил 22 января
1918 года к занятиям, ситуация уже изменилась, и первоначальный проект
значительно откорректировали и дополнили.
После издания положения ВЦИК о рабочем контроле55, начались брожения среди рабочих Петроградской синодальной типографии. 16 декабря
Соборный совет образовал комиссию во главе с настоятелем АлександроНевской лавры епископом Прокопием (Титовым) для наведения в типографии
порядка56. Синод подтвердил постановление Соборного совета своим определением57. Первоначально рабочие требовали простого повышения зарплаты,
считая, что в синодальной типографии в Москве жалование выше. В связи с
этим 3 января 1918 г. Синод поручил комиссии епископа Прокопия выяснить
причины «происходящих среди рабочих Синодальных типографий недоразумений, возникающих на почве неравномерного, якобы, удовлетворения рабочих той и другой типографий всякими денежными выдачами». Комиссии
предписывалось изучить все выплаты рабочим за 1917 г., а хозяйственному
управлению и другим церковным учреждениям оказать в этом полное содействие58. Однако в тот же день, 3 января 1918 г. в Петроградскую синодальную
типографию прибыл комиссар Наркомпроса П. И. Лебедев-Полянский, заявивший о ее переходе в управление пробольшевистского комитета старост.
Вслед за этим 10 января 1918 г. Синод постановил прекратить оплату счетов и
выдачу содержания рабочим и служащим типографии, а определением от 11–
15 января объявил, что «произведенный насильственный захват церковного
достояния нарушает Божеские и человеческие законы и приносит неисчислимый вред всему православному русскому народу»59.
После попытки наркомата призрения реквизировать АлександроНевскую лавру 19 января 1918 г. патриарх Тихон издал послание, анафемствовавшее всех «гонителей» церкви60. 24 января Поместный собор постановил немедленно разослать его текст в епархии61. В соответствии с этим, 26
RGIA. F. 796. Op. 204. Otd. I. Stol 5. D. 539. L. 1–2 ob.
54
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Отд. I. Стол 5. Д. 539. Л. 3.
RGIA. F. 796. Op. 204. Otd. I. Stol 5. D. 539. L. 3.
55
Декреты Советской власти. Т. 1. С. 83.
Dekrety Sovetskoi vlasti. T. 1. S. 83.
56
РГИА. Ф. 1579. Оп. 1. Д. 47. Л. 10.
RGIA. F. 1579. Op. 1. D. 47. L. 10.
57
Церковные ведомости. 1918. №1. С. 5–6.
Tserkovnye vedomosti. 1918. №1. S. 5–6.
58
РГИА. Ф. 1579. Оп. 1. Д. 47. Л. 12.
59
Священный Собор Православной Российской Церкви. Деяния. М., 1918. Кн. 6. С. 28.
Svyashchennyi Sobor Pravoslavnoi Rossiiskoi Tserkvi. Deyaniya. M., 1918. Kn. 6. S. 28.
60
Церковные ведомости. 1918. № 2. С. 11–12.
Tserkovnye vedomosti. 1918. № 2. S. 11–12.
61
ГА РФ. Ф. Р3431. Оп. 1. Д. 240. Л. 22–24.
– 70 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
января 1918 г. Святейший синод поручил всем подведомственным духовным
учреждениям «в целях скорейшего распространения среди православного
населения соборных и патриарших посланий» сразу по получении перепечатывать их и оглашать в церквях, сообщая о праве свободной перепечатки
текстов, а также призывать монастыри, братства, приходские советы и другие церковные организации к содействию в распространении посланий.
Кроме того, Синод постановил немедленно разослать послание патриарха от
19 января 1918 г. в духовные консистории, поручив им дальнейшее распространение62.
Разгон Учредительного собрания и появление Декрета об отделении
церкви от государства и школы от церкви63 показали духовенству, что надежды на восстановление «законной» государственной власти не оправдались. В
связи с этим уже не было ни необходимости, ни возможности сохранять старую, установленную ещё Духовным регламентом Петра I систему церковного
управления. Определением от 26 января 1918 г. Святейший синод попросил
Поместный собор освободить «наличный состав Синода» от исполнения обязанностей и ввести в действие новые органы ВЦУ. Синод предложил переподчинить им все учреждения бывшего духовного ведомства, «в том числе и
Департамент по делам православной церкви», а также все их движимое и недвижимое имущество. Однако ещё 24 января Поместный собор поручил нескольким своим отделам составить не позднее 7 февраля предложения о расходах на новое ВЦУ и их источниках. Поэтому Соборный совет постановил
пока не рассматривать просьбу о ликвидации Святейшего синода64.
Однако вскоре из Петрограда пришло известие о том, что 28 января
1918 г. комиссар НКВД А. М. Дижбит «закрыл для занятий» и реквизировал
здание синода на Сенатской площади. При этом комиссар изъял синодальные капиталы в размере 46 015 312, 21 руб., состоящие главным образом из
банковских книжек и ценных бумаг65. Согласно постановлению коллегии
при Комиссариате внутренних дел, здание Синода «вместе с делами и архивом» передали Наркомату юстиции, которое поместило там свой литературно-издательский отдел66.
31 января 1917 г. Священный Собор постановил ввести со следующего дня в действие новую систему ВЦУ (патриарх – Священный синод –
GARF. F. R3431. Op. 1. D. 240. L. 22–24.
62
ГАРФ. Ф. Р3431. Оп. 1. Д. 240. Л. 34.
GARF. F. R3431. Op. 1. D. 240. L. 34.
63
В первых публикациях документ назывался «Декретом о свободе совести, церковных и религиозных обществах» (См.: Газета Рабочего и Крестьянского правительства. 1918. 23 января).
Gazeta Rabochego i Krest'yanskogo pravitel'stva. 1918. 23 yanvarya.
64
ГАРФ. Ф. Р3431. Оп. 1. Д. 201. Л. 23 об.– 24.
GARF. F. R3431. Op. 1. D. 201. L. 23 ob.– 24.
65
РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 28. Л. 1.
RGIA. F. 831. Op. 1. D. 28. L. 1.
66
ГАРФ. Ф. А353. Оп. 2. Д. 196. Л. 1.
GARF. F. A353. Op. 2. D. 196. L. 1.
– 71 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Высший церковный совет). В соответствии с этим 14 (1) февраля 1918 г.
Святейший синод постановил «считать свои полномочия оконченными» и
передал все дела новым органам67.
Таким образом, в ноябре 1917 – январе 1918 г., когда в сфере государственного управления шли бурные советские преобразования, Святейший
синод продолжал работать так, как будто Временное правительство всё ещё
находилось у власти. Церковь полагала, что полномочия Синода закончатся
тогда, когда Учредительное собрание утвердит выработанную Поместным
собором новую систему церковной власти. Однако эти надежды не оправдались и новое ВЦУ вступило в действие постановлением самого Собора. Становится понятна и причина первоначального молчания церкви в отношении
прихода к власти большевиков и происходящих в стране политических перемен: в ноябре–декабре 1917 г. советские органы фактически не вмешивались в дела бывшего ведомства православного исповедания. И только с января 1918 г., когда состоялись первые антицерковные акции (реквизиция
Петроградской синодальной типографии и попытка захвата АлександроНевской лавры), началось открытое противостояние между советской властью и Российской православной церковью.
Список литературы:
1. Белякова Е. В. Церковный суд и проблемы церковной жизни. Дискуссии
в Православной российской церкви начала XX века. Поместный собор
1917–1918 гг. и предсоборный период. М., 2004.
2. Боголепов А. А. От Святейшего Синода к Священному Собору Православной Российской церкви // На темы русские и общие: сб. ст. и матер.
в честь проф. Н. С. Тимашева. Нью–Йорк, 1965. С. 95–158.
3. Рогозный П. Г. «Церковная революция 1917 года (Высшее духовенство
Российской Церкви в борьбе за власть в епархиях после Февральской
революции)». СПб., 2008.
4. Смолич К. И. История русской церкви. 1700–1917. М., 1997. Ч. 2. 800 c.
5. Фруменкова Т. Г. Деятельность В. Н. Львова на посту обер-прокурора
Св. Синода // Российская интеллигенция на историческом переломе.
Первая треть ХХ века. СПб., 1996. С. 74–78.
6. Шкаровский М. В. Александро-Невская Лавра в год революционных потрясений (1917-1918) // Христианское чтение. 2010. № 1. С. 6–33.
HOLY SYNOD IN NOVEMBER 1917 – JANUARY 1918
A. V. Sokolov
The Russian State Pedagogical University named after A. I. Herzen, the Dept for
Russian History, Sankt-Petersburg
The article is devoted to the activity of the Holy Synod of the Russian Orthodox Church in November 1917 - January 1918. The October Revolution
67
РГИА. Ф. 796. Оп. 204. I Отд. 5 Стол. 1917. Д. 315. Л. 284.
– 72 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
didn’t affect the Church authority for several months which continued to
work according the rules established by the Provisional Government. The
article introduced the previously unknown archival documents.
Keywords: Holy Synod, Patriarch Tikhon, Land Council, Provisional Government, Ministry of Faith.
Об авторе:
СОКОЛОВ Арсений Владимирович – кандидат исторических наук, Российский государственный педагогический университет имени
А. И. Герцена (Санкт-Петербург), факультет социальных наук, кафедра
русской истории, (191186, Санкт-Петербург, набережная реки Мойки,
48), e-mail: Arsikus@mail.ru
About the authors:
SOKOLOV Arsenii Vladimirovich – Candidate of Historical Sciences, The Dept for Russian History, Russian State Pedagogical University
named after A. I. Herzen (Sankt-Petersburg), (191186, St. Petersburg, Moika
Embankment 48), e-mail: Arsikus@mail.ru
References
Belyakova E. V. Tserkovnyi sud i problemy tserkovnoi zhizni. Diskussii v
Pravoslavnoi rossiiskoi tserkvi nachala XX veka. Pomestnyi sobor 1917–
1918 gg. i predsobornyi period. M., 2004.
Bogolepov A. A. Ot Svyateishego Sinoda k Svyashchennomu Soboru
Pravoslavnoi Rossiiskoi tserkvi // Na temy russkie i obshchie: sb. st. i mater. v chest' prof. N. S. Timasheva. N'yu–Iork, 1965. S. 95–158.
Egorov V. N., svyashch. K istorii provozglasheniya gruzinami avtokefalii
svoei tserkvi v 1917 godu. M., 1917.
Rogoznyi P. G. «Tserkovnaya revolyutsiya 1917 goda (Vysshee
dukhovenstvo Rossiiskoi Tserkvi v bor'be za vlast' v eparkhiyakh posle
Fevral'skoi revolyutsii)». SPb., 2008.
Smolich K. I. Istoriya russkoi tserkvi. 1700–1917. M., 1997. Ch. 2.
Frumenkova T. G. Deyatel'nost' V. N. L'vova na postu ober-prokurora Sv.
Sinoda // Rossiiskaya intelligentsiya na istoricheskom perelome. Pervaya
tret' XX veka. SPb., 1996. S. 74–78.
Shkarovskii M. V. Aleksandro-Nevskaya Lavra v god revolyutsionnykh
potryasenii (1917-1918) // Khristianskoe chtenie. 2010. № 1. S. 6–33
Статья поступила в редакцию 14.09.2013
– 73 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 74–89.
ИСТОРИОГРАФИЯ. ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ.
УДК 94(497:495) Т1(2) 6–81
ГРЕКО-БОЛГАРСКАЯ ЦЕРКОВНАЯ БОРЬБА В РАБОТАХ ИСТОРИКА-СЛАВИСТА Н. А. ПОПОВА
И. Г. Воробьёва
Тверской государственный университет,
кафедра всеобщей истории, г. Тверь
В статье представлены взгляды профессора Московского университета
Нила Александровича Попова (1833–1891) по вопросу греко-болгарской
церковной борьбы во второй половине XIX в.п
Н. А. Попов – историк-славист, автор многих работ по истории южных и
западных славян в Новое время. С 1867 по 1878 г. он был секретарем
Славянского благотворительного комитета в Москве – общественной организации, ориентированной на оказание финансовой помощи славянской молодежи для получения образования, в том числе в России. Будучи знаком со многими деятелями славянского мира, Н. А. Попов получал
своевременную
информацию
по
вопросам
национальноосвободительного движения на Балканах, излагая её публично. Он писал
статьи для научных и политических изданий, читал лекции студентам,
отправлял письма общественным и государственным деятелям, высказывая конкретные прагматические суждения по проблемам формирования национальной идентичности, в том числе болгарской. Они стали
предметом анализа в данной статье.
Славянофильская деятельность Н. А. Попова воспринималась современниками позитивно. Греко-болгарский церковный вопрос учёный понимал как национально-политический. После объявления болгар Константинопольским патриархом в 1872 г. схизматиками он разъяснял, что создание Экзархата – необходимое условие для болгарского национального
Возрождения. Выделяя национальное начало в политике государства и
общества, Н. А. Попов, как русский историк, активно включился в интеллектуальную работу по осмыслению российским обществом своих
национальных интересов, которые он не представлял без славянства.
Ключевые слова: греко-болгарская церковная борьба, Н. А. Попов, славянофильство, Славянский благотворительный комитет в Москве, национальная идентичность.
В феврале 1870 г. был обнародован султанский фирман об учреждении независимого Болгарского экзархата, а через два года болгарские иерархи избрали экзархом митрополита Анфима (1816–1888), что означало
восстановление независимости Болгарской церкви. Однако Константинопольский патриарх объявил на поместном соборе болгарскую церковь
схизматической, решение о её независимости – неканоническим, а её чле-
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
нов – еретиками. Этот акт имел серьёзные последствия и затронул всех
православных христиан. Греко-болгарская схизма была воспринята в России болезненно, стала предметом обсуждения представителями разных политических и идейных направлений и значительно повлияла на российскоболгарские отношения.
История греко-болгарской церковной борьбы имеет большую историографическую традицию. Не касаясь дореволюционной российской историографии, отметим, что в Советской России серьёзные архивные разыскания по этой проблеме были проведены профессором С. А. Никитиным,
создавшим научную школу, которая и сегодня успешно работает1. Магистральное направление этих исследований – история российскоюжнославянских научных, политических, культурных и церковных контактов. Именно в этот контекст и включалась греко-болгарская церковная
схизма, суть которой, по мнению историков, заключалась в стремлении
болгар к политической самостоятельности через создание своей независимой церковной организации2.
С. А. Никитин, изучивший освещение греко-болгарской борьбы в
периодической печати середины XIX в., отмечал, что российская дипломатия внимательно следила за церковной борьбой на Балканах и неоднократно предлагала конкретные меры для установления мира между греческим
духовенством и болгарами, но предпринятые попытки не дали существенных результатов. В основе русской политики лежали две идеи. Одна касалась церковно-канонической стороны вопроса: без согласия Константинопольского патриарха болгары не могли создать канонически законную национальную церковь. Второе соображение затрагивало политическую сторону вопроса: в церковном единстве видели способ консолидации всех сил
христианских народов против турецкого господства. Однако русская дипломатия замечала в болгарском вопросе и его национальный аспект. Эти
позиции нашли свое отражение на страницах русской прессы. С. А. Никитин проанализировал издания разной политической направленности, включая специальные церковные, и заключил: «Существо вопроса было национально-политическим, хотя по форме было церковным»3.
Вопрос о влиянии конфессий на формирование славянских наций
рассматривался в коллективной монографии под редакцией И. В. Чурки1
См.: Профессор Сергей Александрович Никитин и его историческая школа: Матер. межд. науч. конф. М., 2004.
Professor Sergei Aleksandrovich Nikitin i ego istoricheskaya shkola: Materialy
mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. M., 2004.
2
См., к примеру: Косик В. И., Кремнев Г. Б. Греко-болгарский вопрос // Леонтьев К. Н. Восток, Россия и славянство. М., 1996. С. 793–794.
Kosik V.I., Kremnev G.B. Greko-bolgarskii vopros // Leont'ev K.N. Vostok, Rossiya i
slavyanstvo. M., 1996. S. 793–794.
3
Никитин С. А. Очерки по истории южных славян и русско-балканских связей в
50–70-е годы XIX в. М., 1970. С. 183–199.
Nikitin S.A. Ocherki po istorii yuzhnykh slavyan i russko-balkanskikh svyazei v 50–70-e
gody XIX v. M., 1970. S. 183–199.
– 75 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
ной, ученицы С. А. Никитина. События греко-болгарского церковного
конфликта как частный случай подтвердили «приоритет собственно этнических категорий над общеконфессиональными»4. О попытках вмешательства в этот конфликт османских властей обстоятельно написала И. Ф. Макарова5.
Наряду с историками-славистами тема греко-болгарских церковных
противоречий в настоящее время заинтересовала и исследователей других
школ и специальностей. Так, в 2008 г. В. Ю. Венедиктовым была защищена
кандидатская диссертация, а позднее опубликована монография «Россия и
Константинопольский патриархат. Этноконфессиональный диалог России
и Константинопольского патриархата во второй половине XIX века». В
центре внимания автора оказались греко-болгарские церковные противоречия, давшие благодатную почву для католического прозелитизма на территориях Константинопольского патриархата6.
Соотношение национального и конфессионального в проектах русских интеллектуалов, в частности представителей консервативной мысли,
на примере греко-болгарской церковной распри представлено в ряде работ
филолога О. Е. Майоровой, ныне профессора Мичиганского университета.
По мнению автора, полемика по вопросу греко-болгарской схизмы хотя и
периферийна для русской истории, но наполнена принципиальным идеологическим содержанием и влияла на представления русских о себе как о
части православного мира: «Греко-болгарский церковный раскол и особенно его восприятия в России ясно продемонстрировали, что с приходом эпохи национализма оказались нежизнеспособными романтические концепции
нации, в частности славянофильский конструкт, который выводил русскость из православия и примирял национальную уникальность с универсалистическим смыслом христианства… Противоречие между секулярным
4
Роль религии в формировании южнославянских наций / под ред. И. В. Чуркиной.
М., 1999. С. 216.
Rol' religii v formirovanii yuzhnoslavyanskikh natsii / pod red. I.V. Churkinoi. M., 1999.
S. 216.
5
Макарова И. Ф. Роль османских административных реформ в эскалации и урегулировании болгаро-греческого церковного конфликта // Межконфессиональные, культурные и общественные связи России с зарубежными славянами: к 200-летию со дня
рождения М.Ф. Раевского. М., 2013.
Makarova I.F. Rol' osmanskikh administrativnykh reform v eskalatsii i ureguliro-vanii
bolgaro-grecheskogo tserkovnogo konflikta // Mezhkonfessional'nye, kul'turnye i
obshchestvennye svyazi Rossii s zarubezhnymi slavyanami: k 200-letiyu so dnya rozhdeniya
M.F. Raevskogo. M., 2013.
6
См. одну из последних публикаций автора: Венедиктов В. Ю. Католический прозелитизм на территориях Константинопольского Патриархата во второй половине XIX
века (на примере греко-болгарских церковных противоречий) // Published on Studia
Humanitatis (http://st-hum.ru) 2013. № 2.
Venediktov V.Yu. Katolicheskii prozelitizm na territoriyakh Konstantinopol'skogo
Patriarkhata vo vtoroi polovine XIX veka (na primere greko-bolgarskikh tserkovnykh
protivorechii) // Published on Studia Humanitatis (http://st-hum.ru) 2013. № 2.
– 76 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
и религиозным видением нации приобрело эксплицитный характер в 1860–
70-е гг., когда национализм перекраивал политическую карту Европы»7.
Как видно из очень краткого историографического обзора, грекоболгарский церковный вопрос и ныне не теряет своей научной актуальности и значимости при рассмотрении российско-балканских политических и
культурных связей.
В нашей статье показано понимание и разъяснение этого вопроса в
печати историком Н. А. Поповым, одним из самых активных деятелей славянофильского движения в России во второй половине XIX в., проанализированы его научные, публицистические работы и переписка с балканскими
славянами.
Нил Александрович Попов (1833–1891) – выпускник Московского
университета, ученик Т. Н. Грановского и С. М. Соловьёва8. В 1862–64 гг.,
находясь в научной командировке в славянских землях, он познакомился с
деятелями чешского, сербского, хорватского и болгарского национального
Возрождения, приобрёл книги и периодические издания, каких не было в
библиотеках России. По возвращении он приступил к чтению лекций в
Московском университете и написанию докторской диссертации по истории Сербии, которую успешно защитил в 1869 г. Одновременно он сотрудничал в ряде изданий, познакомился с членами Славянского благотворительного комитета, основанного в Москве в 1858 г. при содействии болгар,
и стал его активным членом.
В 1866–67 гг. Н. А. Попов – один из организаторов Славянского отдела Всероссийской этнографической выставки летом 1867 г. Объёмные
материалы выставки были опубликованы им в «Московских университетских известиях». Вскоре Попова избрали секретарем Славянского комитета, где председателем первоначально был историк М. П. Погодин, а позднее – известный славянофил И. С. Аксаков. Попов состоял в переписке с
деятелями славянского мира, со многими был лично знаком, помогал славянской молодежи с устройством на учёбу в университет и духовную академию, сам организовал школу для девочек из славянских стран при Алексеевском монастыре и препдавал в ней. В период Русско-турецкой войны
1877–78 гг. Славянский комитет под руководством Аксакова и Попова действовал очень энергично и получил общественное признание в России и на
Балканах. Обширный фонд комитета после его неожиданного закрытия ле7
Майорова О. Греко-болгарская церковная распря в русской националистическом
дискурсе конца XIX века // Пермяковский сборник. М., 2010. Вып. 7. Ч. 2. С. 458–466.
Maiorova O. Greko-bolgarskaya tserkovnaya rasprya v russkoi natsionalisticheskom
diskurse kontsa XIX veka // Permyakovskii sbornik. M., 2010. Vyp. 7. Ch. 2. S. 458 – 466.
8
См. подробно: Лаптева Л. П. История славяноведения в России в XIX веке. М.,
2005. С. 330–338.
Lapteva L.P. Istoriya slavyanovedeniya v Rossii v XIX veke. M., 2005.
Воробьёва И. Г. Профессор-славист Нил Александрович Попов: Научная и педагогическая деятельность. Тверь, 1999.
Vorob'eva I.G. Professor-slavist Nil Aleksandrovich Popov: Nauchnaya i
pedagogicheskaya deyatel'nost'. Tver', 1999.
– 77 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
том 1878 г. Попов сдал в архивное учреждение. Всё сказанное позволяет
предположить, что он имел возможности для популяризации славянофильской идеологии в русском обществе и его вклад в развитие русскоюжнославянских связей был весомым.
К открытому обсуждению греко-болгарского церковного вопроса
Попов обратился в 1866 г., когда борьба в Болгарии вновь обострилась и
имелись уже многие отклики в печати. Сотрудничая в газете «Московские
ведомости» и воскресном приложении «Современная летопись», где издателем и редактором был М. Н. Катков, Попов в течение двух лет вёл отдел
«Славянская хроника». Здесь он опубликовал статьи по проблеме грекоболгарского церковного противостояния – «Распря между болгарами и греками» и «Болгарский вопрос»9.
Какими источниками пользовался автор статей? Обычно Попов
приводил факты и свидетельства, цитируя газеты, издаваемые как болгарами, так и греками, сравнивал суждения европейских и русских публицистов, намекал на устные рассказы болгар, видимо, тех, кто жил в России.
Причина обращения к проблеме называлась Поповым чётко: «… с
некоторого времени в чувствах болгар к русским произошла перемена, в
болгарах возбуждено сомнение в нашем доброжелательстве к ним, надежды, которые они с давних пор возлагали на нас, начали падать»10. По мнению автора, на такую перемену в убеждениях болгар повлияла не только
Крымская война (он её называет Восточной), но и то, что русские «не дали
себе труда ознакомиться вполне с собственными желаниями болгар… знаем о них только от их противников, преимущественно греков». Это был
упрёк к профессиональному российскому сообществу.
Действительно, в России, кроме работ Ю. Венелина, не было ничего
по истории болгар. Попов же напоминал читателям, что болгары прежде
имели патриархат в Тырнове, упразднённый турками после завоеваний на
Балканах, т. е. можно бы заключить, что болгары, как и сербы, имеют основания для восстановления собственной патриархии. Но ко времени написания статьи «на попытку болгар образовать свою народную церковь
большинство русских смотрит как на беззаконное нарушение канонических
прав вселенского престола». Однако, по словам Попова, болгары и «не
ищут восстановления тырновского патриархата, продолжают признавать
своё единство с греческой церковью». Что же хотят сами болгары? Только
иметь болгарских архиереев и ввести во всех школах болгарский язык вместо греческого. Но Россия им в этом мало помогала. Попов напоминал, что
«болгары издавна несли на себе тягость двойного гнета: турецкого и греческого. Если первое мешало материальному благосостоянию, то второе препятствовало их умственному и нравственному развитию как особого от
греков народа».
9
См.: Современная летопись. 1866. № 28; Московские ведомости. 1866. 7 июня, 14 июня.
Sm.: Sovremennaya letopis'. 1866. № 28; Moskovskie vedomosti. 1866. 7 iyunya, 14 iyunya.
10
Попов Н. А. Болгарский вопрос // Московские ведомости. 1866. 7 июня.
Popov N.A. Bolgarskii vopros // Moskovskie vedomosti. 1866. 7 iyunya.
– 78 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Попов приводил конкретные примеры притеснений со стороны греческих архиереев, что способствовало, по его мнению, усилению католической пропаганды и возникновению униатской церкви. Он отреферировал
многочисленные газетные публикации и заключил, что «греческое духовенство константинопольской патриархии, греческие патриоты, греческое общество вовсе не относятся так беспристрастно к церковному болгарскому
вопросу, как думают их защитники у нас». По его словам, «церковная распря
между болгарами и греками есть только один из видов той вековой борьбы,
которую ведут панэллинисты против возрождения славян на Балканском полуострове». К сожалению, писал он, болгарским депутатам пришлось призвать в судьи турецкое правительство и просить султана принять участие в
церковных делах. «Болгары потеряли веру в обещание греков и ищут поддержки в собственных силах». Как должны отнестись к этому русские?
«Наши давние стремления снять восточное иго с турецких славян сами собой должны привести нас и к сочувствию желаниям болгар приобрести церковную независимость». Попов уверен, что Россия должна помочь болгарам
в освобождении, ибо, по его словам, «…достоинство политики измеряется
силой ее национального характера, а на Балканском полуострове национальными интересами для нас могут быть только интересы славянские».
Итак, греко-болгарский конфликт осознавался Поповым как национально-политический, а не только церковный. Собственно говоря, такая
позиция была характерна для печати, редактируемой М. Н. Катковым. Но,
в отличие от других авторов «Московских ведомостей», такое понимание
сути конфликта сохранилось у Попова и позже. Недаром в 1876 г., накануне Русско-турецкой войны и начала освободительного движения на Балканах, Славянский комитет принял решение издать сборник «Родное племя»
в пользу пострадавших от войны и турецкого насилия жителей Болгарии,
Боснии, Герцеговины и Старой Сербии. Попов предложил для сборника
статью под названием «Болгарский церковный вопрос в 1866 году», объединив в ней прежде опубликованные работы и не внося в них изменений.
Статьи 1866 г. имели публицистический характер, были связаны с
конкретной политической обстановкой, возможно, и позиция автора находилась в зависимости от мнения редактора. В работах на эту же тему, написанных позднее, заметны другие особенности.
В 1870-е гг. Попов выступал в печати уже не как частное лицо, он
отражал мнение Славянского благотворительного комитета, который со
дня основания внимательно следил за событиями в Болгарии. Так, в статье,
опубликованной в научном журнале, распространяемом в гимназиях и
высших учебных заведениях, он объяснял причины, заставившие комитет
думать о положении православных именно в Болгарии, о разладе между
Константинопольским патриархом и болгарами. Он повторил известную
фразу Н. Герова, что «… болгары  главное по многочисленности славянское племя на юге, сильнее всех чувствовали двойное иноплеменное иго:
– 79 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
турок как иноверцев и иноязычных, и фанариотов  единоверных, но враждебных по своим историческим преданиям и характеру»11.
Большая статья под названием «Религиозная и национальная благотворительность на Востоке и среди южных славян» писалась в самый разгар греко-болгарской распри, но все же не она была в центре внимания автора. Его интересовала деятельность католических и протестантских обществ, которые, оказывая значительную помощь в деле народного образования на Балканах, представляли угрозу российскому влиянию среди южных славян. Решение проблемы Попов связывал с деятельностью славянских комитетов. Именно светские общественные организации, а не церковные должны открывать школы на Балканах, а средства, по его мнению,
можно найти у купечества, предпринимателей и других жертвователей. В
письме к М. Ф. Раевскому, представителю комитета за границей, Попов
прямо писал, что задача комитета – «учреждение в Константинополе центрального училища для болгар… о чем уже подана просьба нашему послу
при Порте Игнатьеву с целью не принимать более болгар для воспитания в
России, ибо отсюда ни один не возвращается домой»12.
Комитет тщательно собирал материалы о положении в Болгарии, о
настроениях болгар, вел с ними переписку, посылал своих людей для выяснения ситуации на месте. Сам Попов в мае 1869 г. отправился в командировку на Балканы. Пробыв месяц в Одессе, он познакомился с проблемой в беседах с болгарами Тошковым, Тошковичем, Рашеевым, Палаузовым. Об этом вспоминал А. А. Кочубинский, у которого Попов и гостил в
то время13. Затем он отправился в Константинополь, где общался и с греками, пытаясь понять их взгляды на греко-болгарский церковный вопрос.
Вернувшись, он написал публицистический очерк «Письмо из Константинополя», опубликованный позднее, в сборнике «Родное племя»14. В
нём даны живые этнопсихологические характеристики населения столицы
Османской империи. Так, автор объяснял, чем константинопольские греки
11
Попов Н. А. Религиозная и национальная благотворительность на Востоке и среди славян // ЖМНП. 1871. № 6. С. 237.
Popov N.A. Religioznaya i natsional'naya blagotvoritel'nost' na Vostoke i sredi slavyan //
ZhMNP. 1871. № 6. S. 237.
12
Зарубежные славяне и Россия. Документы архива М. Ф. Раевского. 40–80 годы
XIX века. М., 1975. С. 373.
Zarubezhnye slavyane i Rossiya. Dokumenty arkhiva M.F. Raevskogo. 40–80 gody XIX
veka. M., 1975. S. 373.
13
Кочубинский А. А. Из моих воспоминаний. На память о Ниле Александровиче
Попове // Новороссийский телеграф. 1892. 3 января.
Kochubinskii A.A. Iz moikh vospominanii. Na pamyat' o Nile Aleksandroviche Popove //
Novorossiiskii telegraf. 1892. 3 yanvarya.
14
Попов Н. А. Письмо из Константинополя // Родное племя: Сборник в пользу славян Балканского полуострова, пострадавших от войны и турецкого насилия. М., 1877.
С. 132–144. Цитаты приведены из этого издания.
Popov N.A. Pis'mo iz Konstantinopolya // Rodnoe plemya: Sbornik v pol'zu slavyan
Balkanskogo poluostrova, postradavshikh ot voiny i turetskogo nasiliya. M., 1877. S. 132–
144. Tsitaty privedeny iz etogo izdaniya.
– 80 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
(он их называл византийцами) отличаются от эллинов. «Византицы лукавее
эллинов, весьма мало образованы и не любят заниматься своей прежней
историей… Политические понятия их самые устарелые и ничем не искоренимые». Эллины, по словам историка, «готовы ограничиться освобождением и присоединением к Греции областей, населённых чистыми греками», и
понимают, что «южные славяне – их естественные союзники в общем деле
освобождения и вместе с тем имеют неотъемлемое право на самоуправление и отдельное существование».
Что касается положения в Константинопольском патриархате, то
Попов отмечал его малые размеры: «… патриарх довольствуется доходами
с греков и босняков». Более того, автор статьи сетовал, что «через посредство патриархата византийцы господствуют над остальными христианами
Европейской Турции… они только собирают доходы с остальных христиан
и нисколько не заботятся об их участи. Этим унижается достоинство православной церкви».
Болгар, размышляющих о церковном вопросе, Попов в Константинополе, видимо, не встретил. Так, из-за почтовых недоразумений он не застал в
Константинополе болгарского поэта, публициста и общественного деятеля
Петко Рачева Славейкова. Однако он передал профессору журналы и газеты15, в их числе — «Гайду», «Македонию», «Болгарию», «Царьградский
вестник». Эти издания имели разную политическую направленность, и на их
основе можно было увидеть многие суждения по церковному вопросу.
Он писал, что главных деятелей надо искать за границей. Молодые
болгары и болгарки учатся в Москве, Киеве, Одессе, Вене, Париже, Берлине. Важнейшая заграничная колония находилась в Бухаресте, Браилове и
других румынских городах. Попов выяснил, что «более пользы болгарскому делу приносили благотворительные дружины», которые поддерживали
народные школы и библиотеки. Они имели связь с родиной. Ратуя за образование болгарской молодёжи, чему, по мнению Попова, мешали турецкие
власти, греческие иерархи и отсутствие болгарских представителей в правительстве, он объяснял русскому читателю, что «болгарский народ ясно
сознаёт, что ему нужно объединение под какой бы то ни было формой, и
вот почему он с такой настойчивостью добивается для себя народной церковной иерархии». Иными словами, в 1870 г. профессор Попов не видел
скорой возможности политического освобождения болгарских земель и потому считал своевременным возрождение церковной автономии. Статья
была проникнута верой, что болгар не остановят никакие козни греков,
«никакие ложные советы со стороны некоторых заблуждающихся соотечественников наших, почему-то отдающих судьбы православия на Востоке
исключительно в руки византийских фанариотов».
15
НИОР РГБ. Ф. 239. П. 18. № 28. Письмо Славейкова к Попову от 12 июля 1870 г.
опубликовано Л. Минковой. См.: Bulgarian Historical Review (BHR). 1978. № 1. С. 93.
NIOR RGB. F. 239. P. 18. № 28. Pis'mo Slaveikova k Popovu ot 12 iyulya 1870 g.
opublikovano L. Minkovoi. Sm.: Bulgarian Historical Review (BHR). 1978. № 1. S. 93.
– 81 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Вскоре усилия болгар по возрождению самостоятельной Церкви
реализовались, но патриарх в Константинополе отказался признать независимость болгарской Церкви и объявил болгар схизматиками. Реакция русской печати на эти события была однозначна: решения собора не признавались основательными. Лишь Т. И. Филиппов в 1870 г. поместил в «Русском
вестнике» статью, в которой заявил о недостаточности согласия мирской
власти, необходимости соглашения с Константинопольским патриархом и
целесообразности общецерковного собора. Ему отвечал М. Дринов, выпускник Московского университета, уважаемый Поповым учёный, его корреспондент и единомышленник по многим вопросам: «Дело болгарской
церкви есть дело болгарской народности»16. Сам Попов писал в Болгарию
Т. Стоянову-Бурмову 19 ноября 1872 г.: «Отлучение болгар произвело
здесь сильное впечатление, которое растёт с каждым днём и вызывает
журнальное и газетное обсуждение его. Все церковные журналы стоят за
болгар; громадное большинство светских также за них, и только один Тертий Филиппов в газетке “Гражданин” громит болгар и называет их мятежниками. В общественном мнении возникает раздражение против греков.
Константинопольские корреспонденции “Московских ведомостей” читаются нарасхват»17.
В 1872 г. Попов опубликовал в «Православном обозрении» три небольшие заметки18. Они насыщены фактами и именами. К этому времени
автор, как секретарь комитета, имел постоянных корреспондентов в самой
Болгарии, а не довольствовался материалами зарубежных газет. В командировке в Константинополе он познакомился с новыми информаторами. В
личном фонде Попова в НИОР РГБ хранятся письма более 20 болгарских
корреспондентов. Среди людей, сообщавших ему сведения о церковной
борьбе, были врач при русском посольстве в Константинополе Васил Костов Каракановский (1840–1905), деятель болгарского просвещения Петр
Мусевич-Бориков (1838–1914), болгарский государственный деятель, публицист и богатый предприниматель Тодор Стоянов-Бурмов (1834–1906) и
даже сам Болгарский экзарх Анфим. Переписка Попова с ними частично
опубликована, оригиналы находятся в Народной библиотеке им. Кирилла и
Мефодия в Софии и в Российской государственной библиотеке в Москве.
Судя по письмам, Попов постоянно запрашивал новую информацию, просил присылать книги, журналы, подшивки газет. Так, Караконовский в письме от 25 января 1871 г. обстоятельно сообщал о приезде бол16
Дринов М. Болгары и Константинопольская патриархия // Беседа. 1871. Кн. 4.
Drinov M. Bolgary i Konstantinopol'skaya patriarkhiya // Beseda. 1871. Kn. 4.
17
Минкова Л. Переписка с Нилом Александровичем Поповым // Bulgarian Historical
Review (BHR). 1979. № 3. С. 90.
Minkova L. Perepiska s Nilom Aleksandrovichem Popovym // Bulgarian Historical Review (BHR). 1979. № 3. S. 90.
18
Попов Н. А. По поводу восстановления Болгарского экзархата // Православное
обозрение. 1872. № 4. С. 651–656; № 9. С. 449–452; № 12. С. 759–765.
Popov N.A. Po povodu vosstanovleniya Bolgarskogo ekzarkhata // Pravoslavnoe
obozrenie. 1872. № 4. S. 651–656; № 9. S. 449–452; № 12. S. 759–765.
– 82 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
гарских представителей в Константинополь для утверждения церковного
устава и избрания экзарха19. В письме к Т. Стоянову-Бурмову, бывшему с
1867 г. переводчиком в русском посольстве, а позднее автором известной
книги «Болгаро-греческая церковная распря» (1902), Попов спрашивал: «В
каком положении находится ваш церковный вопрос? Что нового в грекоболгарской литературе?»20 Он просил прислать 10 экземпляров болгарского научно-популярного журнала «Читалище» и высылал за них деньги, видимо, через русского посла в Константинополе Н. П. Игнатьева. О попытках экзарха Анфима войти в переговоры с Константинопольским патриархом писал Стоянов-Бурмов весной 1872 г., т. е. до объявления болгарской
церкви схизматической. Но эти попытки не увенчались успехом: патриарх
отказался принять экзарха и издал против него «окружное письмо, которое
раздражило даже самых умеренных болгар»21.
О трудной борьбе болгар за духовную независимость писал Попову
из Константинополя и бухгалтер Болгарского благодетельного братства
«Просвещение» Петр Мусевич-Бориков. Он бывал в России и собирал
средства для братства. Процитирую письмо от 18 ноября 1874 г., написанное по-русски, но с ошибками. «Мы верим, что вы интересуетесь знать ход
наших народных дел на Юге, потому и осмеливаемся написать вкратце нынешнее наше положение, начиная с Ексархии: ексарх наш не имеет никакого значения перед Порте. Очень часто наша Ексархия домогалась защитить
кого-нибудь обесправданного перед законом по церковным делам. Но нынешний садразам Хюсеин Авни-паша (Великий визирь и министр обороны,
один из организаторов подавления Апрельского восстания в апреле 1876 г.
– И. В.) отстраняет эти домогвания». Далее в тексте подробно сообщается о
Рафаиле (дьякон Рафаил Добрев), руководителе болгарских униатов, и его
деятельности в Кукуше. Отмечал автор письма и вмешательства Константинополя: «Турецкое правительство ужасно боится объединения болгар,
для этого и старается всяким образом улеснять в пропоганде как греческое
духовенство, так и протестанских и католических миссионеров… Когда
приходит дело, чтобы болгары сделались униатами или греками, тогда свобода совести позволена, а наоборот нельзя»22.
В свою очередь, Попов писал болгарам об освещении в русской печати церковной борьбы. В письме Бурмову от 6 декабря 1872 г. он сообщал: «Посылаю вам по почте через Дипломатическую Одесскую канцелярию пакет с разными брошюрами экстраординарного профессора истории
церкви в Московском университете, священника Иванцова-Платонова. Тут
вы найдете различные речи его, вступительные лекции из университетско19
НИОР РГБ. Ф. 239. П. 10. № 15.
NIOR RGB. F. 239. P. 10. D. 15.
20
Минкова Л. Переписка болгар… // BHR. 1979. № 3. С. 87.
Minkova L. Perepiska bolgar…. // BHR. 1979. № 3. S. 87.
21
НИОР РГБ. Ф. 239. П. 19. № 23.
NIOR RGB. F. 239. P. 19. D. 23.
22
Там же. П. 14. № 22.
Ibidem. P. 14. D. 22.
– 83 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
го курса и 10 экземпляров брошюры “Ещё о болгарском вопросе”. Брошюра эта была напечатана в последней книжке “Православного обозрения”. В
ней, между прочим, высказывается мысль о необходимости создать собор в
Киеве из представителей православных церквей: русской, сербской, румынской, черногорской, сербско-австрийской и румыно-австрийской с
двоякой целью: разрешение вопроса, как держаться ввиду распри между
греками и болгарами и ввиду Константинопольского собора, а также с целью попытаться примирить греков с болгарами. Раздайте эту брошюру в
экзархате и в редакции болгарских газет»23. В январе 1873 г. Попов писал
из Москвы: «Об ответе нашего синода по болгаро-греческому спору слышно следующее: сообщения патриарха и экзарха прочитаны в собрании синода и положены ad acta, т. е., вероятно, на них посмотрели как на не
имеющие общецерковного значения, а только местное, не требующее официального вмешательства»24. Для русских идеологов такое решение было
бы позитивным. Но Попов добавлял: «... за верность этого слуха я не ручаюсь». Святейший Синод посчитал требования болгар законными, отказались принимать решения собора и другие православные Церкви25.
Полученную из Болгарии информацию Попов регулярно докладывал на заседании Славянского комитета. Так, в протоколе заседания 26 августа 1872 г. записано, что Попов представил фотографическую карточку
болгарского экзарха Анфима и доложил о нём биографические сведения,
пообещав их опубликовать26. Вскоре появилась его статья «Биографические сведения об экзархе болгарском Анфиме I»27.
Именно этот сюжет протокола был использован в опубликованном
вскоре подложном документе «Les responsabilites», изготовленном в Турции. Фальсификаторы расширили краткое сообщение протокола, прибавив,
по сведениям С. А. Никитина, что «портрет прислан с благословения экзарха, что единодушно решено издать портрет и распространять среди друзей “святого болгарского дела”, что он будет распространен среди известных людей de la Slavie»28. Заканчивался подложный документ так: «... решено послать экзарху при посредстве императорского посольства в Кон23
Минкова Л. Переписка болгар… // BHR. 1979. № 3. С. 91.
Minkova L. Perepiska bolgar…. // BHR. 1979. № 3. S. 91.
24
Там же. C. 92.
Ibidem. S. 92.
25
Скурат К. Е. История поместных православных церквей. М., 1994. Т. 1. С. 263–
264. В этом учебном пособии для студентов духовных учебных заведений К.Е. Скурат
активно цитирует письма болгар к Попову.
Skurat K.E. Istoriya pomestnykh pravoslavnykh tserkvei. M., 1994.
26
Московские ведомости. 1872. № 244.
Moskovskie vedomosti. 1872. № 244.
27
Попов Н. А. Биографические сведения об экзархе болгарском Анфиме I // ПО.
1872. № 9. С. 449–452.
Popov N.A. Biograficheskie svedeniya ob ekzarkhe bolgarskom Anfime I // PO. 1872. №
9. S. 449–452.
28
Никитин С. А. Славянские комитеты в России в 1858–1876 гг. М., 1960. С. 139.
Nikitin S.A. Slavyanskie komitety v Rossii v 1858–1876 gg. M., 1960. S. 139.
– 84 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
стантинополе благодарственное письмо с уверениями в братских чувствах
русского народа к турецким славянам и особенно болгарам, которые держат высоко и твёрдо знамя славян против фанариотов». Авторы фальшивки
стремились представить МСБК в глазах европейского общественного мнения как некую тайную организацию панславистов. Как видим, сюжет о
портрете экзарха приобрёл важное значение в контексте выяснения роли
комитета в вопросе греко-болгарской борьбы.
Действительно, к печатному слову комитета в Константинополе относились внимательно, пытаясь прочитать нечто между строк и, по возможности, исказить смысл сказанного. Уже упомянутый Т. СтояновБурмов, будучи корреспондентом «Московских ведомостей», писал:
«… газета “Phare du Bosphor” перепечатала речь, сказанную в заседании
Славянского благотворительного комитета в Москве 11 мая сего года секретарем оного Н. А. Поповым, не только позволила себе перефразировать
подлинник сообразно своей цели, но и приписала автору речи слова, которых он не говорил» 29. На это в письме к Т. Стоянову-Бурову от 19 декабря
1872 г. Н. А. Попов отвечал: «Что же касается журнальных статей о болгарском вопросе, то искажение их греками и озлобление против них не
может принудить русских писателей к молчанию»30.
Возможно, эти факты объясняют осторожную позицию Попова в освещении болгарского церковного вопроса. Он владел обширным фактическим материалом, имел возможности публиковаться, но не написал аналитическую работу ни в 1872 г., ни позднее. Вышеупомянутые заметки в
«Православном обозрении» имели описательный характер.
На такую позицию Попова могло повлиять и мнение сербского митрополита Михаила, члена Славянского комитета. Владыка в своих обширных письмах на имя Попова часто высказывал беспокойство в связи с действиями болгар. 8 апреля 1872 г. он писал: «Болгарская патриархия все более
запутывает свое дело. Турки тоже дурачатся, и одни, и другие винят вас, а
слушаются англичан и немцев»31. Митрополит высказывал некоторое недоверие болгарам из-за спорных территорий в Старой Сербии, предвидя сербско-болгарский конфликт: «Болгары, боясь турок, кричат на нас и проклинают того, кто назовется сербом в Старой Сербии». Вскоре тревога митрополита усилилась, и в марте 1874 г. он писал: «Болгарское дело нас очень
беспокоит, когда принимает такое направление, опасное для православия»32.
Осторожная позиция Московского славянского комитета по вопросу
греко-болгарской борьбы была замечена и явно не одобрена К. Н. Леонтьевым. Вернувшись весной 1874 г. с Балкан в Москву, Леонтьев привёз руко29
Московские ведомости. 1872. № 308.
Moskovskie vedomosti. 1872. № 308.
30
Минкова Л. Переписка болгар…. // BHR. 1979. № 3. C. 92.
Minkova L. Perepiska bolgar…. // BHR. 1979. № 3. S. 92.
31
НИОР РГБ. Ф. 239. П. 13. Д. 46. Л. 14.
NIOR RGB. F. 239. P. 13. D. 46. L. 14.
32
Там же. Л. 31 об.
Ibidem. L. 31 ob.
– 85 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
пись своей книги «Византинизм и славянство». Он предложил её для публикации некоторым редакторам, в том числе и И. С. Аксакову как председателю Славянского комитета и лидеру славянофилов. «Посмотрим, что
скажет Аксаков, этот “поп-стрелец”, по прозванию Герцена»,  записал
Леонтьев в автобиографических заметках, составленных, видимо, в Оптиной пустыни летом 1875 г.33
Аксаков взялся читать рукопись с большим желанием, с книгой познакомился и Попов. По истечении какого-то срока, скорее всего в октябре
1874 г., Леонтьева пригласили на вечер к Аксакову, где среди прочих гостей
был и Попов. На вечере произошло обсуждение книги, и Аксаков в довольно
мягкой форме отказался публиковать её. Это обстоятельство крайне огорчило Леонтьева, и он в автобиографических заметках яростно обрушился с
критикой на Аксакова и его гостей. Самая нелицеприятная характеристика
дана Попову: «… жирный расхлебня, учёный и ограниченный мужлан». Видимо, Леонтьев считал Попова главным виновником своих неудач. В литературе не раз отмечалось, что в «мировоззрении Леонтьева есть черты скептицизма и даже цинизма, которые резко отталкивали от него»34.
Для нас важно не психологическое состояние Леонтьева и его отражение в мемуарах, а отношение Попова к взглядам автора на грекоболгарский конфликт. Леонтьев писал: «... вторая часть моей книги чисто
практическая, она написана против болгар, которые и нравственно, и канонически не правы» и отвечал на вопросы Аксакова: «... многие у нас воображают себе болгар какими-то жертвами и только. Людьми невинными,
патриархальными; но надо видеть самому вблизи этих болгарских вождейбуржуа... Какое-то противное соединение Собакевича с Гамбеттой»35. Аксаков, прочитав рукопись, заявил, что в ней «славянство есть, и оно очень
сильно, славизма нет»36. Взгляды К. Леонтьева совсем не совпадали с той
идеологией, которую пропагандировали Аксаков и Попов в Славянском
благотворительном комитете.
Интерпретация Поповым греко-болгарской церковной борьбы по
сути была религиозно-национальной, нацеленной на реального противника
(греческое духовенство). Возможно, он не хотел знать более положительной трактовки греческого духовенства, как у Леонтьева, писавшего в защиту Константинопольского патриарха. Леонтьев был убеждён, что «истинно
национальная политика должна и за пределами своего государства поддерживать не голое, так сказать, племя, а те духовные начала, которые свя33
Леонтьев К. Н. Моя литературная судьба // Литературное наследство. М., 1935.
Т. 22–24. С. 442.
Leont'ev K.N. Moya literaturnaya sud'ba // Literaturnoe nasledstvo. M., 1935. T. 22–24.
S. 442.
34
Зеньковский В. В. Русские мыслители в Европе. М., 1997. С. 76.
Zen'kovskii V.V. Russkie mysliteli v Evrope. M., 1997. S. 76.
35
Леонтьев К. Н. Указ. соч. С. 444.
Leont'ev K.N. Op. cit. S. 444.
36
Там же. С. 445.
Ibidem. S. 445.
– 86 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
заны с историей племени, с его силой и славой. Политика православного
духа должна быть предпочтительна политике славянской плоти»37. А профессор Московского университета Попов пытался выделить именно национальное начало в политике государства и общества. В ситуации кризиса
национальной идентичности он активно включился в серьезную интеллектуальную работу по осмыслению русским обществом национальных интересов. Идея славянского единства (языкового, литературного), но не общегосударственного (панславистического) представлялась ему в 1860–70-е гг.
не мифическим фантомом. Позднее, причём не без влияний происходивших в Болгарии событий, он стал в ней сомневаться. Научные исследования историка сосредоточились на русской истории и работе в архивных учреждениях. Вопрос о схизме его более не интересовал. Каноническое общение Константинопольского патриархата и Болгарской православной
церкви возобновилось много позднее, в 1945 г., но не без российского, вернее советского, фактора.
Список литературы:
1. Венедиктов В. Ю. Католический прозелитизм на территориях Константинопольского Патриархата во второй половине XIX века (на примере
греко-болгарских церковных противоречий) // Published on Studia
Humanitatis (http://st-hum.ru) 2013. № 2.
2. Воробьёва И. Г. Профессор-славист Нил Александрович Попов: Научная и педагогическая деятельность. Тверь: Твер. гос. ун-т, 1999.
3. Зеньковский В. В. Русские мыслители в Европе. М.: Республика, 1997.
4. Косик В. И., Кремнев Г. Б. Греко-болгарский вопрос // Леонтьев К. Н.
Восток, Россия и славянство. М., 1996.
5. Лаптева Л. П. История славяноведения в России в XIX веке. М.: Индрик, 2005.
6. Майорова О. Греко-болгарская церковная распря в русском националистическом дискурсе конца XIX века // Пермяковский сборник. М.: Новое издательство, 2010. Вып. 7. Ч. 2.
7. Никитин С. А. Славянские комитеты в России в 1858–1876 гг. М.: Издво Москов. ун-та, 1960.
8. Никитин С. А. Очерки по истории южных славян и русско-балканских
связей в 50–70-е годы XIX в. М.: Наука, 1970.
9. Скурат К. Е. История поместных православных церквей. М. Русские
огни, 1994. Т. 1.
THE GREEK-BULGARIAN CHURCH STRUGGLE IN THE
WORKS OF HISTORICAL-SLAVICIST N. A. POPOV
I. G. Vorob’eva
The Tver’ State University, The Deprt of General History
37
Зеньковский В. В. Указ. соч. С. 79.
Zen'kovskii V.V. Op. cit. S. 79.
– 87 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
In this article the views of the professor of Moscow University Nil
Alexandrovich Popov (1833–1891) upon the problem of the Greek-Bulgsrian
relations are presented.
N.A. Popov was a specialist in Slav history, the author of many works about
the history of Southern and Western Slavs in Modern Time. From 1867 till
1978 he was a secretary of the Slav Philanthropy Committee in Moscow –
public organization, oriented on the rendering of the financial help to the Slav
young people for getting the education, in Russia including.
So far as N.A. Popov was acquainted with many figures of Slav world he got
contemporary information upon the questions of national and liberate processes on Balkan peninsula and published it.
He wrote articles for scientific and political editions, read lections for students, wrote letters to public and state men, expressing concrete pragmatic
opinions upon the problems of the forming of national identity, including the
Bulgarian one. They become the subject of analysis in our article.
The Slavophil activity of N.A. Popov was perceived by his contemporaries as
positive. He considered the Greek-Bulgarian church question as national and
political. When Bulgarians were called the schismatics by the Constantinople
patriarch in 1872, he explained that the creation of Exarchate was the necessary condition of the Bulgarian national Renascence. Distinguishing the national base in policy of state and society, N.A. Popov, being the Russian historian, intensively worked in the intellectual activities, concerning the comprehending of the national interests by Russians. He did not think about them
without Slavs.
Keywords: Greek-Bulgarian church struggle, N.A. Popov, Slavophilism, Slav
Philanthropy Committee in Moscow, national identity.
Об авторе:
ВОРОБЬЁВА Ирина Геннадиевна – Тверской государственный
университет, кафедра всеобщей истории, доктор исторических наук,
профессор, (170100, Тверь, ул. Трёхсвятская, 16/31), e-mail:
dubrovnik@mail.ru
About the authors:
VOROB''EVA Irina Gennadievna – Doctor of Historical Sciences,
Professor, the Tver State University, the Dept of General History, (170100,
Tver, Trekhsvyatsky Str., 16/31), e-mail: dubrovnik@mail.ru
References
Venediktov V.Yu. Katolicheskii prozelitizm na territoriyakh
Konstantinopol'skogo Patriarkhata vo vtoroi polovine XIX veka (na primere
greko-bolgarskikh tserkovnykh protivorechii) // Published on Studia
Humanitatis (http://st-hum.ru) 2013. № 2. (In Russ.).
Vorob'eva I.G. Professor-slavist Nil Aleksandrovich Popov: Nauchnaya i
pedagogicheskaya deyatel'nost'. Tver': Tver. gos. un-t, 1999. (In Russ.).
– 88 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Zen'kovskii V.V. Russkie mysliteli v Evrope. M.: Respublica, 1997. (In
Russ.).
Kosik V.I., Kremnev G.B. Greko-bolgarskii vopros // Leont'ev K.N.
Vostok, Rossiya i slavyanstvo. M., 1996. S. 793–794. (In Russ.).
Lapteva L.P. Istoriya slavyanovedeniya v Rossii v XIX veke. M.: Indrik,
2005. (In Russ.).
Maiorova O. Greko-bolgarskaya tserkovnaya rasprya v russkoi
natsionalisticheskom diskurse kontsa XIX veka // Permyakovskii sbornik.
M.: Novoe izdatel'stvo, 2010. Vyp. 7. Ch. 2. S/ 458 – 466. (In Russ.).
Nikitin S.A. Slavyanskie komitety v Rossii v 1858–1876 gg. M.: Izd-vo
MGU, 1960. (In Russ.).
Nikitin S.A. Ocherki po istorii yuzhnykh slavyan i russko-balkanskikh
svyazei v 50–70-e gody XIX v. M.: Nauka, 1970. (In Russ.).
Skurat K.E. Istoriya pomestnykh pravoslavnykh tserkvei. M., Russkie
ogni, 1994. T. 1. (In Russ.).
Статья поступила в редакцию 23.12.2013.
– 89 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 90–113.
КУЛЬТУРА РОССИИ
УДК 94(47)”19” Т3(2)0–7
«РОДИНА-МАТЬ» В ИСТОРИИ ВИЗУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ
РОССИИ
О. В. Рябов
Павловский филиал Нижегородского государственного университета им. Н. И.
Лобачевского
Статья посвящена исследованию истории визуализации «Родиныматери» – одного из важнейших символов России. Вначале рассматривается вопрос о природе данного символа и его функциях: автор интерпретирует «Родину-мать» в качестве «символического пограничника», который активно используется в идентификационных процессах. В различных дискурсах – национальном, военном, внутриполитическом, имперском, внешнеполитическом и гендерном – исследуемый символ определяет не только Своих, но и Чужих, устанавливая и внешние, и внутренние для сообщества иерархии и символические границы.
В статье анализируется история визуализации «Родины-матери» в дореволюционном, советском и постсоветском периодах российской истории. Автор приходит к выводу о том, что визуальная история символа
«Родина-мать» начинается в петровское время. За свою трехсотлетнюю
историю этот символ превратился в заметный элемент отечественной
визуальной культуры. О значимости образа Родины-матери говорит и то
обстоятельство, что он получает воплощение при помощи разнообразных способов визуализации: монументальной скульптуры, плаката, карикатуры, банкнот, почтовых открыток, кинематографа, театра и др.
Многие аспекты политической, военной и культурной жизни России визуализируются при помощи образа Родины-матери. Автор показывает,
что полисемантичность этого символа обусловливает то обстоятельство,
что он используется различными политическими силами как в легитимации, так и делегитимации власти.
Ключевые слова: «Родина-мать», визуальная культура России, история
России, материнский символ, символический пограничник, национальная
идентичность, военная пропаганда, политическая мобилизация, карикатура, плакат, скульптура.
В августе 2013 г. Левадой-центром был проведен всероссийский
соцопрос, посвященный национальным символам страны; в качестве главного символа России большинство респондентов (25 %) назвали озеро Байкал, на втором месте (11 %) – Мамаев курган со скульптурой «Родина-мать
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
зовет!»1. Действительно, «Родина-мать», «Россия-матушка» – это один из
важнейших символов русской культуры на протяжении столетий.
Термин многозначен, некрасовские антиномии «убогая/обильная»,
«забитая/всесильная» лишь в незначительной степени передают многообразие смыслов, которое в нем заложено. Одним из факторов этого многообразия служит то обстоятельство, что история данного символа сопровождается попытками различных дискурсов утвердить собственную, удобную для себя интерпретацию «Родины-матери», девальвировать его или
заменить другим.
Как заметил Дж. Армстронг, символы в национальных сообществах
действуют как пограничники, отделяющие Своих от Чужих2. Именно таким
«символическим пограничником» и является «Родина-мать». Подобно другим
национальным символам, этот символ принимает активное участие в идентификационных процессах. Как символ национального единства, он призван
сделать из суммы индивидов единую нацию. Однако риторика включения неразрывно связана с риторикой исключения: в различных дискурсах – национальном, военном, имперском, гендерном, внутри- и внешнеполитическом,–
исследуемый символ определяет не только Своих, но и Чужих.
Цель статьи – анализ истории материнского образа России, отраженного в отечественной визуальной культуре. Статья построена по хронологическому принципу; вначале рассматривается исследуемый символ в
дореволюционной истории страны; далее речь идет об образе советской
Родины-матери; наконец, показывается трансформация этого образа в
постсоветский период.
«Родина-мать» в визуальной культуре дореволюционной России
Представления о материнской сущности России проходят в своем
развитии ряд этапов. Начало их истории следует отнести к образу Материсырой земли – русскому варианту Великой Богини-матери. В дальнейшем
эти представления получают выражение в образе Русской земли: в древнерусской литературе она показана как живое существо; ее изображают в
женском – чаще всего материнском – облике. Заметим, что такое восприятие родной земли коррелирует с высокой оценкой материнского начала,
характерной для древнерусской культуры. 3 В XVI в. она приобретает вид
Святорусской матери-земли (Святой Руси) под влиянием работ Максима
Грека и Андрея Курбского.
1
Озеро Байкал лидирует на конкурсе «Россия-10». URL.: http://www.interfaxrussia.ru/Siberia/main.asp?id=429792&p=10
Ozero Bajkal lidiruet na konkurse «Rossija-10». URL.: http://www.interfaxrussia.ru/Siberia/main.asp?id=429792&p=10
2
Armstrong J. Nations before Nationalism. Chapel Hill, 1982. P. 6.
3
Рябова Т. Б. Материнская и отцовская любовь в русской средневековой традиции
// Женщина в российском обществе. 1996. № 1.
Rjabova T.B. Materinskaja i otcovskaja ljubov' v russkoj srednevekovoj tradicii
// Zhenshhina v rossijskom obshhestve. 1996. № 1
– 91 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
История же визуализации России в женском облике берёт начало в
Петровскую эпоху и связана с сюжетом «Петр I, высекающий статую России», который появляется на личной печати царя-реформатора, изготовленной Ф.-Х. Беккером (1711–1712). На ней изображен Петр I, с резцом и
киянкой в руках, в процессе ваяния статуи России-женщины с державой и
скипетром в руках, короной на голове и мантией на плечах4. При этом необходимо подчеркнуть, что сам Петр выступил автором сюжета; страна
создается правителем, мужское начало придает форму, душу, началу женскому – образ, восходящий к античному мифу о Пигмалионе и Галатее (который был хорошо известен царю). С одной стороны, в данном случае едва
ли можно говорить о материнстве России: скорее, она сама является порождением правителя. Г. Бужинский на смерть Петра писал: «… не сын он
тебе, Россия, но отец – по стольким трудам, по стольким за тебя помыслам,
по стольким за твою славу подвигам, по стольким походам, победам, сражениям»5. С другой стороны, само появление России в женском облике не
могло не напоминать современникам о Родине-матери. Тот же Бужинский,
рассуждая в одной из проповедей времен Северной войны о патриотизме,
гневно обличает тех, кто отказывается служить России, проводя параллель
с долгом перед матерью: человек не может не быть «благодарен земле, яко
родившей его матери». Ведь «отечество есть то общая нас всех мати». И
даже сам царь Петр в этом смысле не свободен от сыновнего долга6.
4
Матвеев В. Ю. К истории возникновения и развития сюжета «Петр I, высекающий статую России» // Культура и искусство России XVIII века. Новые материалы и
исследования. Л., 1981. С. 26–43.
Matveev V.Ju. K istorii vozniknovenija i razvitija sjuzheta «Petr I, vysekajushhij statuju
Rossii» // Kul'tura i iskusstvo Rossii XVIII veka. Novye materialy i issledovanija. L., 1981.
S. 26–43.
5
Бужинский Г. Слово в день годищного поминовения представльшагося благочестивейшего великого Государя Петра Великого, императора и самодержца Всероссийского, anno 1726, генваря 28, проповеданное // Проповеди Гавриила Бужинского
(1717–1727). Юрьев, 1901. C. 580.
Buzhinskij G. Slovo v den' godishhnogo pominovenija predstavl'shagosja blagochestivejshego velikogo Gosudarja Petra Velikogo, imperatora i samoderzhca Vserossijskogo, anno
1726, genvarja 28, propovedannoe // Propovedi Gavriila Buzhinskogo (1717–1727). Jur'ev,
1901. C. 580.
6
Бужинский Г. Слово о победе, полученной у Ангута галерами // Проповеди Гавриила Бужинского (1717–1727). Юрьев, 1901.
Buzhinskij G. Slovo o pobede, poluchennoj u Anguta galerami // Propovedi Gavriila
Buzhinskogo (1717–1727). Jur'ev, 1901.
– 92 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Рис. 1. Б.-К. Растрелли. Бюст Петра I. Фрагмент7
Этот сюжет повторяется во многих памятниках первой половины
XVIII в. В частности, на процессионной попоне, изготовленной для погребальной церемонии Петра I в 1725 г., а двумя годами ранее – на доспехе
знаменитого бронзового бюста императора, созданного Б.-К. Растрелли
(рис. 1). Планы того же Б.-К. Растрелли по созданию триумфального столпа, увенчанного статуей с данным сюжетом, остались нереализованными,
однако они нашли отражение в рукописи А. Нартова «Театрум махинарум»
(1750-е гг.): в ней представлен рисунок триумфальной арки, на фронтисписе которой мы видим статую России в облике женщины с горностаевой
мантией на плечах, с короной на голове, скипетром в правой руке и мечом
в левой. К середине XVIII в. относится и отклоненный Петром III проект
триумфальной арки (А. Уваров, 1762), которую по случаю победы России в
Семилетней войне предполагалось установить на Невском проспекте; арку
должен был венчать шатер с женской фигурой, олицетворяющей Россию8.
Наконец, заслуживает внимания сюжет гравюры Н. Колпакова «Аллегория
на восшествии на престол императрицы Екатерины II» (1762–1763), на которой Россия в горностаевой мантии с изображением двуглавых орлов
преподносит новой правительнице свое сердце9.
Россия в женском облике появляется на горельефе «Заведение флота
в России» (И. Теребенев, 1812), расположенном на аттике нижнего куба
башни Адмиралтейства. В центре этого рельефа помещен Петр I, которому
Нептун вручает трезубец в знак власти над морем. Россия изображена как
сидящая справа от императора под лавровым деревом женщина с короной
на голове; в правой ее руке палица Геркулеса, символ могущества, в левой
– рог изобилия.
По иронии судьбы визуальный образ России-Матушки, который
впоследствии трактовался как символ самобытности нашей страны, её отличия от Запада, а иногда и враждебности ему, появляется как знак евро7
URL.: http://petro-barocco.ru/wp-content/uploads/2013/09/22211.jpg
Раскин А. Г. Триумфальные арки Ленинграда. Л., 1977. С. 52–53.
Raskin A.G. Triumfal'nye arki Leningrada. L., 1977. S. 52–53.
9
Комелова Н. Г. Русский гравер Н. Я. Колпаков // Культура и искусство России
XVIII века. Новые материалы и исследования. Л., 1981.С. 135.
Komelova N.G. Russkij graver N.Ja. Kolpakov // Kul'tura i iskusstvo Rossii XVIII veka.
S. 135.
8
– 93 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
пеизации России, выражая общую тенденцию, свойственную рождению
нации. Наиболее древней женской аллегорией нации является «Британия»,
визуализация которой восходит к изображениям на римских монетах времен императоров Адриана и Антонина Пия10. В XVIII–XIX вв. – эпоху распространения национализма – во многих странах получают распространение женские аллегории национальных сообщества, среди которых отметим
«Мать Свею» в Швеции, «Гельвецию» в Швейцарии, «Ибернию» в Ирландии, «Германию» в немецких государствах, «Марианну» во Франции, «Колумбию» в Америке, «Мать-Латвию» и др.11
Появление визуального образа России в собственно материнской
ипостаси, вероятно, связано с медалью «Народное ополчение» (1816), созданной Ф. Толстым в числе других медальонов, посвященных событиям
Отечественной войны 1812 г. В пояснении к изображению сам автор сообщает следующее: «Россия, облеченная в одежду жены Россиянки, возбуждённая гласом царя своего, сидит на возвышенном месте. В очах её блистает
любовь к отечеству. Взор её помрачен печалью, но спокоен надеждою на Бога и на мужество сынов своих. Одною рукою опершись на щит, изображающий Государственный герб, другою раздаёт она мечи народу» (рис 2).12
Рис. 2. Ф. Толстой. Народное ополчение. Фрагмент13
10
Warner M. Monuments and Maidens: The Allegory of the Female Form. New York,
1985.
11
Mosse G.L. Nationalism and Sexuality: Respectability and Abnormal Sexuality in
Modern Europe. New York, 1985. P. 23, 64; Douglas R., Harte L., O’Hara J. Drawing Conclusions: A Cartoon History of Anglo-Irish Relations, 1798–1998. Belfast, 1998. P. 67, 135;
Landes J.B. Visualizing the Nation: Gender, Representation, and Revolution in EighteenthCentury France. Ithaca, 2001; Hunt T.L. Defining John Bull: Political Caricature and National Identity in Late Georgian England. Aldershot; Burlington, 2003. P. 67; Gailite G. «Mother
Latvia» in Constructing Self and Other: A Case of Latvian Caricature XIX c. – 1940 //
Demski D., Kristóf I. Sz., Baraniecka-Olszewska K. (Eds.). Competing Eyes: Visual Encounters with Alterity in Central and Eastern Europe. Budapest, 2013. Эдмондсон Л. Гендер,
миф и нация в Европе: Образ матушки России в европейском контексте // Пол. Гендер.
Культура: Немецкие и русские исследования / под ред. Э. Шоре, К. Хайдер. М., 2003.
Вып. 3; Edmondson L. Gender, mif I natsiia v Evrope: Obraz matushki Rossii v evropeiskom
kontekste // Pol. Gender. Kul’tura: Nemetskie I russkie issledovaniia / Pod red. E. Shore, K.
Khaider, Vyp. 3. Moskva, 2003.
12
Медальоны в память военных событий 1812, 1813, 1814, 1815 гг. СПб., 1837.
Medaliony v pamiat’ voennykh sobytii 1812, 1813, 1814, 1815 gg. SPb., 1837.
13
Там же.
Ibidem.
– 94 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
В упомянутых выше образах национальная специфика «РоссииМатушки» практически не выражена – сходство с европейскими аналогами
очевидно. Вместе с тем уже заметны основные функции «РоссииМатушки» – символизация национального/имперского единства и мобилизация на борьбу с чужеземной агрессией. Ещё одна функция – легитимация
власти – связана прежде всего с идеей иерогамии, священного брака «ЦаряБатюшки» и «России-Матушки», правителя и страны, которая получает отражение уже в древнерусских текстах и ритуалах, а в дальнейшем становится постоянным компонентом политической мифологии14. Мотив иерогамии заметен в произведениях М. Микешина. Символизирующая Россию
коленопреклоненная женщина, чья фигура венчает памятник «Тысячелетие
России» (1862), призвана выразить идею «полюбовной сделки» царя с народом15. Как безутешная вдова выглядит женщина на рисунке «Плачущая
Россия», созданном в 1894 г. в память о гибели Александра II (рис. 3)16.
Рис. 3. М. Микешин. Плачущая Россия17
Последняя четверть XIX в. знаменательна для исследуемого вопроса
тем, что женская аллегория России становится элементом повседневности,
«банального национализма», по выражению М. Биллига18. Особенно примечательным в этом плане стало помещение её изображения на банкноты.
Так, на государственном кредитном билете достоинством 25 рублей 1899 г.
выпуска изображена женщина в княжеской одежде и шапке Мономаха; она
держит скипетр и державу, опираясь на древнерусский щит (рис. 4). Обра-
14
Hubbs J. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture. Bloomington, 1988.
P. 188–189.
15
Майорова О. Бессмертный Рюрик: Празднование Тысячелетия России в 1862 году // Новое литературное обозрение. 2000. № 3. С. 145.
Majorova O. Bessmertnyj Rjurik: Prazdnovanie Tysjacheletija Rossii v 1862 godu //
Novoe literaturnoe obozrenie. 2000. № 3. S. 145.
16
Нива. 1896. С. 205. № 9.
Niva. 1896. S. 205. № 9.
17
Там же. С. 205.
Ibidem. S. 205.
18
Billig M. Banal Nationalism. London, 1995.
– 95 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
зы России украсили и банкноты достоинством 5 и 10 рублей выпуска 1894–
1895 гг., а также купюру в 500 рублей выпуска 1912 г.19
Рис. 4. Государственный кредитный билет 25 рублей 20
Россия в женском облике появляется на медалях, календарях, рекламных плакатах, в интерьерах городских усадеб (рис. 5); так, интересным
примером превращения символа в элемент городского пейзажа выступает
скульптурная композиция «Россия со щитом» (1912, М. Харламов), помещённая на крыше здания правления страхового общества «Россия» в центре Петербурга, на Большой Морской21. Одним же из наиболее известных
случаев визуализации России этого периода стала скульптура «Россия»,
выполненная в технике каслинского литья по модели Н. Лаверецкого для
Всероссийской художественно-промышленной выставки в Нижнем Новгороде в 1896 г. (рис. 6).
Рис. 5 Медаль «Всероссийская промышленная и художественная выставка в Нижнем
Новгороде – 1896 год»22
19
Малышев А.И., Таранков В.И., Смиренный И.Н. Бумажные денежные знаки России и СССР. М., 1991. С. 60-61.
Malyshev A.I., Tarankov V.I., Smirennyj I.N. Bumazhnye denzhnye znaki Rossii i SSSR.
Moskva, 1991. S. 60-61.
20
URL: http://www.fox-notes.ru/sign_var/k1_1_692_metz_f.jpg
21
М. Харламов. Россия со щитом // URL.: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/122873obraz-rossii-kakoj-on-dlja-vas.html
M. Harlamov. Rossija so shhitom. URL.: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/122873obraz-rossii-kakoj-on-dlja-vas.html
22
URL:
http://domantik.ru/publications/new-arrivals/medal-vserossijskayapromyshlennaya-i-hudozhestvennaya-vystavka-v-nizhnem-novgorode-1896-god
– 96 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Рис. 6. Н. Лаверецкий. Россия
(Екатеринбургский музей изобразительных искусств).
Период Первой русской революции становится временем визуального оформления идеи России-женщины, страдающей от произвола государства, чиновников и неправедной власти, – идеи, восходящей к текстам
Андрея Курбского и получившей развитие в народнической идеологии.
Этот образ тиражируется в многочисленных сатирических журналах23.
Власть в свою очередь использовала «Родину-мать» в качестве символа
единства, апеллируя тем самым к мифологии иерогамии. В дискурсе крайне правых «Россия-Матушка» также выступала излюбленной аллегорией:
она была призвана символизировать как силу России24, так и её страдания,
причиняемые «смутьянами», интерпретировать «смуту» как явление нерусское по самой своей природе25.
«Родина-мать» активно вовлекается в военный дискурс XIX26 – начала XX в. «В сознании правоты и силы» – название рисунка, опубликованного в первые дни русско-японской войны, отражает важную функцию
данного образа в военной пропаганде. Репрезентация собственной страны
при помощи образов чистых и непорочных женщин – обычный приём пропаганды, построенный на представлениях о фемининном как начале чистоты, непорочности, бескорыстия, морального превосходства. Моральное
23
См., например: Голгофа // Секира. 1905. № 7. С. 5.
Golgofa // Sekira. 1905. № 7. S. 5.
24
См., например: Избави нас от лукавого // Плювиум. 1907. № 15. С. 1.
Izbavi nas ot lukavogo // Pljuvium. 1907. № 15. S. 1.
25
См., например: Смирнова С. И. Черная сотня. СПб., 1906; см. также карикатуры:
«Вколачивание в гроб заживо» (Плювиум. 1907. № 43. С. 2); «Без названия» (Медведь.
1906. № 4).
Smirnova S.I. Chernaja sotnja. SPb., 1906; «Vkolachivanie v grob zazhivo» // Pljuvium.
1907. № 43. S. 2; «Bez nazvanija» // Medved'. 1906. № 4.
26
Об этом свидетельствуют, например, рисунки периода русско-турецкой войны
1877–1878 годов «Ну, теперь прошу не прогневаться!…» (Будильник. 1877. № 14),
«Кушайте, родные, кушайте…» (Там же. 1878. № 9) и др.
«Nu, teper' proshu ne prognevat'sja!…» // Budil'nik. 1877. № 14; «Kushajte, rodnye,
kushajte…» // Ibidem. 1878. № 9.
– 97 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
преимущество России призвана выразить фигура женщины с голубем в
правой руке и с мечом – в левой. Как коварство, так и варварство Врага
символизирует подкрадывающийся сзади полуголый самурай (любопытно,
что за его спиной – не только азиатский дракон, но и силуэт американской
статуи Свободы) (рис. 7). О неизбежной грядущей победе русского оружия
сообщает образ России-женщины с плаката «К войне России с Японией»27.
Рис. 7. А. Кудрявцев. В сознании правоты и силы 28
Аналогичные функции исследуемый символ был призван выполнять
и в период Первой мировой войны. Прежде всего, он предназначался для
демонстрации справедливого характера войны со стороны России и чистоты намерений российского правительства. В связи с этим представляет интерес лубок «Согласие», на котором три женские фигуры олицетворяют
Россию (Вера), Англию (Надежда) и Францию (Любовь) и тем самым воплощают нравственную безупречность целей и мотивов ведения войны
странами Антанты (рис. 8). Кроме того, обращение к «России-Матушке»
предполагало использование таких смысловых оттенков образа матери, как
сила, власть, мудрость. Образ всемогущей и всепобеждающей России
включался в обоснование идеи неизбежного поражения Германии – «Россия за правду29, «Россия и её воин». Наконец, этот символ акцентировал
страдания и жертвенность России, её скорбь по павшим воинам, апеллируя
к гендерной идентичности русских мужчин и выступая тем самым в каче-
27
URL.:
http://commons.wikimedia.org/wiki/File:К_войне_России_с_Японией_(плакат).jpg; см.
также: Bonnell V.E. Iconography of Power: Soviet Political Posters under Lenin and Stalin.
Berkeley, 1997. P. 274–275.
28
Нива. 1904. № 10. С. 193.
Niva. 1904. № 10. S. 193.
29
Россия за правду // URL.: http://www.plakaty.ru/posters?cid=5&page=4&id=587
Rossija za pravdu // URL.: http://www.plakaty.ru/posters?cid=5&page=4&id=587
– 98 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
стве одного из механизмов военной мобилизации. Так, скорбь России по
своим сыновьям отражена на плакате «Москва русским воинам в плену»30.
Рис. 8. Согласие (Российская национальная библиотека).
Во время Февральской революции народнический дискурс угнетённой Матушки-Руси активно используется для ниспровержения старой власти и легитимации новой. Россия теперь представлена в виде женщины, освобождающейся от цепей: либо самостоятельно, разрывая оковы31, либо
при помощи революционеров32. Кроме того, она изображается в облике
торжествующей триумфаторши, венчающей героев-освободителей; как отмечает П. К. Корнаков, аллегорическая фигура женщины-России, наряду со
Свободой, была наиболее популярным персонажем визуального дискурса
Февральской революции33.
О популярности образа Родины-матери можно судить и по многообразию способов его материализации: он появляется на знаменах рабочих
организаций, воинских стягах, памятных жетонах, обложках журналов
30
С. А. Виноградов. «Москва русским воинам в плену» // URL.:
http://www.davno.ru/posters/москва-русским-воинам-в-плену-31-октября-1-ноября1915.html
S.A.
Vinogradov.
«Moskva
russkim
voinam
v
plenu»
//
URL.:
http://www.davno.ru/posters/moskva-russkim-voinam-v-plenu-31-oktjabrja-1-nojabrja1915.html
31
«Светлое России воскресение» // Будильник. 1917. № 14/15. С. 8–9.
«Svetloe Rossii voskresenie» // Budil'nik. 1917. № 14/15. S. 8–9.
32
Waters E. The Female Forms in Soviet Political Iconography, 1917-1932 // Russia’s
Women: Accommodation, Resistance, Transformation / ed. by B. E. Clements, B. A. Engel,
C. D. Worobec. Berkeley, 1991. P. 229.
33
Корнаков П. К. Символика и ритуалы революции 1917 г. // Анатомия революции,
1917 год в России: Массы, партии, власть / под ред. В. Ю. Черняева. СПб, 1994. C. 358.
Kornakov P.K. Simvolika i ritualy revoliutsii 1917 g. // Anatomiia revolutsii, 1917 god v
Rossii: Massy, partii, vlast’ / pod red. V.Iu. Cherniaeva. SPb., 1994.
– 99 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
(рис. 9)34. Наконец, он помещается на агитационные плакаты политических
партий – например, партии кадетов35.
Рис. 9. Порвалась цепь великая
Вместе с тем образ России-Матушки становится элементом символической системы противников свержения самодержавия. Об оценке Февральской революции в монархических кругах в апреле 1917 г. можно судить по строкам поэта Сергея Бехтеева: «Да будут прокляты потомством //
Сыны, дерзнувшие предать // С таким преступным вероломством // Свою
беспомощную Мать!»36. В период Октябрьской революции и Гражданской
войны схожий мотив включается в визуальную пропаганду сторонников
Белого движения, интерпретировавшую борьбу с большевиками в качестве
сражения с «угнетателями России-Матушки», «наемниками Кайзера», «палачами». Примером ожжет служить плакат «В жертву Интернационалу»,
на котором Россия представлена в образе связанной женщины в окружении
группы большевистских лидеров (рис. 10)37. Белое же воинство позиционирует себя как избавителя России-Матушки. Мотив освобождения Родины
занимает заметное место в риторике его лидеров: от атамана Дутова до ге34
Корнаков П. К. Указ. соч. С. 358.
Kornakov P.K. Op. cit. P. 358.
35
А.Ф. Максимов «Голосуйте за Партию Народной свободы» // URL.:
http://www.russianposter.ru/archive.php?sid=4pPHvYcfMCASRs&rid=31020320000001
A.F. Maksimov «Golosujte za Partiju Narodnoj svobody» // URL.:
http://www.russianposter.ru/archive.php?sid=4pPHvYcfMCASRs&rid=31020320000001
36
Бехтеев С. С. Россия // URL.:
http://soulibre.ru/Была_Державная_Россия_(Сергей_Бехтеев)
Behteev S.S. Rossija // URL.:
http://soulibre.ru/Byla_Derzhavnaja_Rossija_(Sergej_Behteev)
37
См. также: Waters E. Op. cit. P. 331; Вашик К., Бабурина Н. Реальность утопии:
Искусство русского плаката XX в. М., 2004. С. 158.
Waters E. Op. cit. P. 331; Vashik K., Baburina N. Real'nost' utopii: Iskusst-vo russkogo
plakata XX v. M., 2004. S. 158.
– 100 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
нерала Врангеля38. В «Клятве добровольца» цель Белого движения была
обозначена как «защищать и освобождать измученную и истерзанную нашу Родину». Одна из мобилизационных листовок 1919 г. сопровождена
изображением воина, который разрубает оковы молодой женщины («Добровольческая армия, подобно витязю, освобождает Россию от большевиков»); текст призывал «всех верных сынов Родины» вступать в ряды Белого движения: «Единая, Великая и свободная Россия – вот за что борется
Добровольческая Армия».
Рис. 10. В жертву Интернационалу. 1919 г.
(Российская государственная библиотека).
В силу своей полисемантичности «Россия–Матушка» была одним из
немногих символов, объединяющих столь разнородное в политическом отношении явление, как Белое движение. О его востребованности свидетельствует и то, что он активно привлекается для дизайна банкнот: мы видим
его на «донских» денежных знаках, билетах Главного командования Вооруженных сил Юга России, казначейских знаках Сибирского Временного
Правительства атамана Семенова (рис. 11)39.
38
См., например: Гончаренко О. Г. Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого
океана. М., 2007. C. 136; Росс Н. Г. Врангель в Крыму. Frankfurt am Main, 1982. С. 246.
Goncharenko O. G. Beloe dvizhenie. Pohod ot Tihogo Dona do Tihogo okeana. M.,
2007. C. 136; Ross N. G. Vrangel' v Krymu. Frankfurt am Main, 1982. S. 246.
39
Ходяков М.В. Деньги революции и Гражданской войны. Денежное обращение в
России, 1917–1920 гг. СПб., 2009. С. 116-127; Шиканова И.С. Денежные знаки атамана
Г. М. Семенова в собрании ОН ГИМ. Нумизматический сборник ГИМ // Труды ГИМ.
Т. XVI. Вып.138 (2003).
Hodjakov M.V. Den'gi revoljucii i Grazhdanskoj vojny. Denezhnoe obrashhenie v Rossii, 1917–
1920 gg. SPb., 2009. S. 116-127; Shikanova I.S. Denezhnye znaki atamana G.M. Semenova v
sobranii ON GIM. Numizmaticheskij sbornik GIM // Trudy GIM. T. XVI. Vyp. 138 (2003).
– 101 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Рис. 11. 1000 рублей, Донское правительство 40
Что же касается большевистской пропаганды Гражданской войны,
то она использовала женский образ как аллегорию нации несколько раз
(например, на плакате В. Дени «Палачи терзают Украину. Смерть палачам!» (1920), где «польский пан» и гетман С. Петлюра распинают на кресте
молодую женщину, символизирующую Украину). Однако изображения
России в женском облике не встречаются, и следует выделить ряд факторов, обусловивших эту тенденцию. Исследуемый образ использовался белогвардейцами и имел прочные ассоциации с идеологией и мифологией
царского режима. Советская идентичность 1920-х гг. фактически элиминировала этнический компонент, замещая его классовым. Менее всего большевистская революция была задумана как антиевропейская; скорее она была направлена именно против «азиатчины» в российском обществе41, одним из символов которой для них была «Россия-матушка». Наконец, мировоззренческая система большевиков была построена на маскулинных ценностях (рационализм «научного социализма», сила воли, организация, дисциплина) и недоверии к ценностям фемининным42.
«Родина-мать» в визуальной культуре СССР
Материнский образ Родины возвращается в советскую пропаганду
только в середине 1930-х. «Советская Родина», очевидно, имеет одно существенное отличие от дореволюционной «России-матушки» – по сути,
она неотделима от государства43. Стремление И. Сталина и его окружения
укрепить социально-политический порядок, в том числе за счёт идеи иерогамии, таким образом, выступило одной из причин отмеченных трансформаций в дискурсе Родины, происшедших с 1920-х гг. Среди других важ40
1000
рублей,
Донское
правительство.
URL.:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Файл:Донские_деньги__1000_рублей._Реверс_1919._Ростов.jpg
41
Neumann I. B. Uses of the Other: «The East» in European Identity Formation. Minneapolis, 1999.
42
Naiman E. Sex in Public: The Incarnation of Early Soviet Ideology. Princeton, 1997. P. 71.
43
Филимонов В. «Прощание с Матерой»: Образ Родины-матери в кинематографе
1920–1980-х годов // Историк и художник. 2005. № 3. С. 90–91.
Filimonov V. «Proshhanie s Materoj»: Obraz Rodiny-materi v kinematografe 1920–
1980-h godov // Istorik i hudozhnik. 2005. № 3. S. 90–91.
– 102 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
нейших причин назовём изменение геополитической ситуации и необходимость национальной мобилизации в преддверии войны, а также переконфигурацию гендерного порядка и перемены в демографической политике тридцатых.
Рис. 12. И. Тоидзе. Родина-мать зовет!
Начало Великой Отечественной войны ознаменовалось появлением
одного из самых известных образов Родины-матери: плакат И. Тоидзе стал
символом своего времени (рис. 12). Русская женщина, изображенная на
нем, воплощает не только страдания родной земли или её силу, но и призыв к чувству долга советского воина. Обратим внимание на то, что в её
правой руке – текст воинской присяги, в которой сказано о суровой каре
для тех, кто нарушает клятву защищать свою Советскую Родину. Иными
словами, Родина-мать в данном случае отделяет настоящих детей от предателей. Этот женский образ значительно отличается от образов современниц
с плакатов предвоенной поры, что связано, скорее всего, с тем, что автор
стремился показать не классовый, а национальный характер мобилизации,
используя символический капитал аналогичных сюжетов графики дореволюционной России44.
Как в публицистике, так и в визуальном дискурсе получил распространение и такой традиционный сюжет мобилизационной пропаганды, как
44
На данный образ оказал влияние кинематограф; в частности, образ главной героини фильма «Мать» (В. Пудовкин, 1926) в исполнении В. Барановской (Филимонов В. Указ. соч. С. 99). «Родина-мать» получила воплощение и в ряде других рисунков и плакатов, напр.: «За Родину-мать!» (И. Тоидзе, 1943) (Плакаты Великой Отечественной, 1941–1945. М., 1985. С. 135 Plakaty Velikoi Otechestvennoi, 1941-1945.
Moskva, 1985. ); «Освобожденные советские люди! Вы избавлены от гнета фашистской неволи – возвращайтесь скорее на Родину!» (В. Иванов, 1944) (Плакаты Великой
Отечественной, 1941–1945. М., 1985. С. 162); «Ни шагу назад!» (К. Елисеев, 1942)
(Крокодил. 1942. № 30. С. 1); «Воин, ответь Родине победой» (Д. Шмаринов, 1942)
(Шмаринов Д.А. Годы жизни и работы. М., 1989. С. 147); «Новыми победами прославим наши боевые знамена!» (ил. 13) (В. Корецкий, 1944) (Снитковская Г. Виктор Корецкий. М., 1984. С. 58).
Filimonov V. Op.cit. P. 99; Plakaty Velikoj Otechestvennoj, 1941–1945. M., 1985. S.
135, 162; Krokodil. 1942. № 30. S. 1; Shmarinov D.A. Gody zhizni i raboty. M., 1989. S.
147; Snitkovskaja G. Viktor Koreckij. M., 1984. S. 58.
– 103 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
мать, благословляющая сына на борьбу с врагом45. К чувству долга, к
стремлению мужчины защитить честь и жизнь дорогих ему женщин взывали и другие известные работы, посвященные теме страданий советских
женщин46. Эта тема отражена и в кинокартинах, вышедших в прокат в годы
войны – прежде всего в фильмах «Она защищает Родину» (М. Эрмлер,
1943), «Радуга» (М. Донской, 1943)47. Ещ` один аспект темы РодиныМатери – мать, защищающая свое дитя, – получил яркое воплощение в
произведении В. Корецкого «Воин Красной Армии, спаси!» (1943)48.
Рис. 13. В. Корецкий Новыми победами прославим наши боевые знамена!
Родина как уязвимая, страдающая, опаленная войной, нуждающаяся
в защите, – эта тема проходит и через всю послевоенную историю советской культуры. В материнских фигурах, известных по плакатам, картинам,
скульптурным композициям периода Холодной войны, – и мольба о защи-
45
Напр.: «Бей крепче, сынок!» (И. Серебряный, 1941) (Плакаты Великой Отечественной. С. 38; «Будь героем!» (В. Корецкий, 1941) (Снитковская Г. Указ. соч. С. 43).
Plakaty Velikoj Otechestvennoj. S. 38; Snitkovskaja G. Op. cit. P. 43.
46
Напр.: «Сын мой! Ты видишь долю мою… Громи фашистов в святом бою!»
(Ф. Антонов, 1943) (Демосфенова Г.Л. Советские плакатисты – фронту. М., 1985.
С. 139; «Отомсти!» (Д. Шмаринов, 1942) (Плакаты Великой Отечественной. С. 80);
«Смерть фашистским душегубам!» (Д. Шмаринов, 1943) (Там же. С. 113).
Demosfenova G.L. Sovetskie plakatisty – frontu. M., 1985. S. 139; Plakaty Velikoj
Otechestvennoj. S. 80. 113.
47
Kenez P. Black and White: The War on Film // Culture and Entertainment in Wartime
Russia / R. Stites (Ed.). Bloomington, 1995. P. 168–170; Филимонов В. Указ. соч.; Барабан Е. В. «Родина-мать» в советском кино 1941п – 1945 годов // Границы: Альманах
Центра этнических и национальных исследований ИвГУ. Вып. 2: Визуализация нации.
Иваново, 2008.
Filimonov V. Ukaz. soch.; Baraban E. V. «Rodina-mat'» v sovetskom kino 1941–1945
godov // Granicy: Al'manah Centra jetnicheskih i nacional'nyh issledovanij IvGU. Vyp. 2:
Vizualizacija nacii. Ivanovo, 2008.
48
Корецкий В. Воин Красной Армии, спаси! (Демосфенова Г. Л. Указ. соч. С. 117).
Demosfenova G.L. Op. cit. P. 117.
– 104 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
те, и утверждение изобилия Советской страны, и призыв к борьбе за мир с
одновременным осуждением «поджигателей войны».
При этом репрезентации страны в женском облике выступали в роли
аргумента в борьбе за моральное преимущество над Западом. Образ американских империалистов как «поджигателей войны» имел очень большое
значение для советской пропаганды. Риторический характер вопроса «Хотят ли русские войны?» в немалой степени обеспечивался образом матери,
потерявшей сына. Пожалуй, в каждом населенном пункте СССР был установлен мемориал павшим в Великой Отечественной войне воинам; чаще
всего горе народа символизировала фигура скорбящей матери, как, например, «Скорбящая Родина» (Е. Вучетич, 1946) в берлинском Трептов-парке
(рис. 14) или «Мать-Родина» на Пискаревском кладбище в Ленинграде
(В. Исаева и др., 1960).
Рис. 14. Е. Вучетич. Скорбящая Родина
Образ Родины-матери использован на плакате И. Тоидзе, выпущенном в 1959 г., в связи с достижением советским космическим аппаратом
поверхности Луны (рис. 15). Столь важное для советской идеологии положение о том, что СССР является самым миролюбивым государством, вся
политика которого продиктована заботой о мире, предполагало использование узнаваемого материнского символа страны.
Рис. 15. И. Тоидзе. Во имя мира
– 105 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Материнство Родины как гарантия е` миролюбия – этот мотив был использован на мозаичном панно, расположенном на станции «Новослободская»
Московского метрополитена49. Мы видим достаточно редкий сюжет (заставляющий вспомнить изображения Богоматери, прежде всего, «Сикстинскую
мадонну») – Родина в облике женщины с младенцем на руках (хотя образ матери, защищающей своего ребенка от ужасов войны, получает распространение в плакате того времени – например, «Проклятье поджигателям войны!
Матери всего мира, боритесь за мир!»; В. Иванов, 1950).
Другой лик Родины-Матери – это воительница; она призывает своих
детей к защите, но также готова защищать их сама. Наиболее известное воплощение этого лика – скульптура «Родина-мать зовет!» (Е. Вучетич и др.,
1967) (рис. 16), установленная на Мамаевом кургане в Волгограде. В союзных республиках были сооружены похожие скульптурные изображения
Родины-матери с мечом в руках – в Киеве (Е. Вучетич и др., 1981), Ереване
(«Мать Армения» А. Аратюняна, 1967), Тбилиси («Мать Грузия»
Э. Амашукели, 1963).
Рис. 16. Е. Вучетич и др. Родина-мать зовет!
«Родина» в визуальной культуре постсоветской России
Распад СССР сопровождался и деконструкцией символов советской
эпохи, включая Родину-мать. Характерным примером подобной деконструкции стало использование образа с плаката И. Тоидзе в рекламе моющего средства (заметим, что это одновременно явилось и попыткой семиотической перекодировки образа женщины в соответствии с новым типом патриархального дискурса: стиральный порошок вместо текста военной присяги). Более того, двойная ирония здесь связана со словом «чистота», воплощением которого и была Россия-матушка до того, как быть проданной
для рекламы западной корпорации (рис. 17)50.
49
Изображения Сталина в московском метро // URL.: http://lidiyanic.livejournal.com/2240722.html
Izobrazhenija
Stalina
v
moskovskom
metro
//
URL.:
http://lidiyanic.livejournal.com/2240722.html
50
Goscilo H., Lanoux A. Introduction: Lost in the Myths // Gender and National Identity
in Twentieth-century Russian Culture / H. Goscilo, A. Lanoux (Eds.). DeKalb, 2006.
– 106 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Демонтаж советской «Родины-матери» отражается в возникновении
новых образов женственной России. Так, в облике Родины-мачехи, заботы
и защиты которой безуспешно ждут многие ее сыновья и дочери, получило
выражение и разочарование в реформах; он активно используется также в
делегитимации политического порядка советской Империи. Представление
об изменившейся роли России в мире отразилось на плакате А. Резаева
(1993): нарисованная там молодая девушка одета лишь в традиционный для
исследуемого образа кокошник с надписью «Россия» и кокетливо наброшенный на обнажённое тело российский триколор...51.
Риc. 17. Чистота – чисто Тайд
Оппозиционные дискурсы 1990-х активно использовали образ униженной России-Матери. На одном из рисунков разгневанная Родина указывает перепуганному Б. Ельцину на пылающее здание Верховного Совета
РСФСР (рис. 18).
Рис. 18. Г. Дритов. Родина помнит 52
51
Резаев А.
Грудью
проложит
себе
//
URL:
http:
//www.russianposter.ru/archive.php?rid =31020150100001). О постсоветском образе России как валютной проститутки см.: Goscilo H., Lanoux A. Op. cit.
Rezaev A. Grud'ju prolozhit sebe // URL: http: //www.russianposter.ru/archive.php?rid
=31020150100001.
52
Советская Россия. 1998. 11 декабря.
Sovetskaja Rossija. 1998. 11 dekabrja.
– 107 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Изменения во внешней и внутренней политике, произошедшие с начала 2000-х, не могли не отразиться и на отношении различных политических сил к символу «Родины-матери». Прежде всего, этот символ возвращается в официальный дискурс53. Например, метафора иерогамии используется
для обоснования претензий того или иного политика на власть в стране54,
образ России – матери всех народов Российской Федерации включается в
риторику «Единой России». Постсоветская эпоха не создала собственных
запоминающихся образов России в женском облике; тем интереснее, как сегодня используются образы, созданные в предыдущие эпохи. Например,
бронзовая копия скульптуры Н. Лаверецкого теперь водружена в одну из
ниш Екатерининского зала здания Сената в Кремле, а в июне 2013 г. по инициативе депутата Госдумы от «Единой России» в селе Частоозерье Курганской области была установлена её трехметровая копия55.
Заметим, что эти изменения соответствовали социальным ожиданиям
граждан России. Приведём любопытные результаты масштабного социологического исследования, проведённого в 2001 г. в Томской области (N =
1500). На вопрос: «Какой монумент мог бы символизировать Россию?» наибольшее число респондентов (43,1 %) ответило «Родина-мать»; далее шли
ответы «Богородица» (13,6 %) и «Воин-освободитель» (12,5 %)56.
53
Необходимо отметить, что заметное место в национальной символике России в
XXI веке занимает фигура «русского медведя», что в значительной степени обусловлено использованием данного образа во внутриполитической борьбе: медведь, как известно, является также символом «Единой России». С одной стороны, этот образ выступает конкурентом «Родины-матери», с другой - аккумулирует многие ее материнские черты, поэтому «в дискурсе партии власти медведь представлен в качестве олицетворения национального характера» (Riabov O., Lazari A. de. Misha and the Bear: The
Bear Metaphor for Russia in Representations of the «Five-Day War» // Russian Politics and
Law. 2009. Т. 47. № 5. P. 31).
Riabov O., Lazari A. de. Misha and the Bear: The Bear Metaphor for Russia in Representations of the «Five-Day War» // Russian Politics and Law. 2009. T. 47. № 5. P. 31.
54
Рябова Т. Б. Мужественность и женственность в политическом дискурсе
современного российского общества // Гендерные исследования. 2004. № 11. C. 209–
212; её же. Пол власти: Гендерные стереотипы в современной российской политике.
Иваново, 2008. С. 156–160.
Rjabova T.B. Muzhestvennost' i zhenstvennost' v politicheskom diskurse sovremennogo
rossijskogo obshhestva // Gendernye issledovanija. 2004. № 11. C. 209–212; ejo zhe. Pol
vlasti: Gendernye stereotipy v sovremennoj rossijskoj politike. Ivanovo, 2008. S. 156–160.
55
Знаменитая скульптура «Россия» установлена в курганском селе // URL:
http://www.dubrovin-art.ru/news/russia_established_in_kurgan_village/#
Znamenitaja skul'ptura «Rossija» ustanovlena v kurganskom sele // URL:
http://www.dubrovin-art.ru/news/russia_established_in_kurgan_village/#
56
Фенько
А.
Родина-мать
имени
Путина-Сахарова
//
URL.:
http://www.kommersant.ru/doc/314556. Необходимо пояснить, что респондентам можно
было выбрать несколько ответов.
Fen'ko
A.
Rodina-mat'
imeni
Putina-Saharova
//
URL.:
http://www.kommersant.ru/doc/314556. Neobhodimo pojasnit', chto respondentam mozhno
bylo vybrat' neskol'ko otvetov.
– 108 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Не удивительно, что эту популярность «Родины-матери» пытаются
использовать самые различные политические силы; посмотрим, как он был
задействован в период протестов 2011–2012 гг., так называемой Болотной
революции. С одной стороны, данный символ был востребован оппозиционными дискурсами. Так, в рамках конкурса на лучший агитационный плакат под лозунгом «”Единая Россия” – партия жуликов и воров», организованного в феврале – марте 2011 г. А. Навальным, был представлен плакат,
на котором «Родина-мать» обличала правящую партию (рис. 19).
Рис. 19. Родина-мать зовет! Голосуй против партии воров-чиновников и жуликов
С другой – апелляция именно к исследуемому символу включалась
в риторику, направленную на дискредитацию «болотных оппозиционеров»
как «разрушителей России» и «агентов Госдепа». Заслуживает упоминания
обращение к образу Родины-матери В. Путина, который во время прямой
линии в середине декабря 2011 г., после первых оппозиционных митингов,
сказал: «Ведь страна наша, Родина, чувствуете – корень какой, Родина,
значит, что-то родное. Мы еще часто говорим Родина-мать. Да, страна наша ещё больна, но от постели больной матери не уезжают»57. Образ с плаката И. Тоидзе использовали и листовки, призывающие прийти на митинг
против «оранжевой революции» в России, состоявшийся на Воробьёвых
горах 23 февраля 2011 г.
Подведём итоги. Мы рассмотрели основные этапы трехсотлетней
истории визуализации России в женском облике. «Родина-мать» – один из
важнейших символов России, что находит отражение в литературе, философских концепциях, политической риторике и визуальной культуре. О
57
Стенограмма программы «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение» //
URL: http://www.rg.ru/2011/12/15/stenogramma.html
Stenogramma programmy «Razgovor s Vladimirom Putinym. Prodolzhenie». URL:
http://www.rg.ru/2011/12/15/stenogramma.html
– 109 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
значении «Родины-матери» свидетельствует и то обстоятельство, что она
получает воплощение при помощи самых разнообразных способов визуализации: в монументальной скульптуре и мелкой пластике, на плакате и
карикатуре, на монетах и банкнотах, почтовых открытках и марках, в кинематографе и театральных постановках58.
Материнский образ страны, актуализируя обращенную к родственным чувствам семейную метафору, обладает большим мобилизационным
потенциалом. Как и всякий символ, «Родина-мать» обладает и интегративным, и дезинтегративным потенциалом, устанавливая не только внешние,
но и внутренние для любого сообщества границы и иерархии. Полисемантичность данного символа позволяет различным политическим акторам
использовать этот символ в политической коммуникации, в практиках легитимации/делегитимации власти.
Список литературы:
1. Барабан Е. В. «Родина-мать» в советском кино 1941—1945 годов // Границы: Альманах Центра этнических и национальных исследований ИвГУ.
Вып. 2: Визуализация нации. Иваново, 2008.
2. Вашик К., Бабурина Н. Реальность утопии: Искусство русского плаката
XX в. М., 2004.
3. Гончаренко О. Г. Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. М., 2007.
4. Демосфенова Г.Л. Советские плакатисты – фронту. М., 1985
5. Комелова Н. Г. Русский гравер Н. Я. Колпаков // Культура и искусство
России XVIII века. Новые материалы и исследования. Л., 1981.
6. Корнаков П.К. Символика и ритуалы революции 1917 г. // Анатомия революции, 1917 год в России: Массы, партии, власть / под ред. В. Ю. Черняева. СПб, 1994.
7. Майорова О. Бессмертный Рюрик: Празднование Тысячелетия России в
1862 году // Новое литературное обозрение. 2000. № 3.
8. Малышев А. И., Таранков В. И., Смиренный И. Н. Бумажные денежные
знаки России и СССР. М., 1991.
9. Матвеев В. Ю. К истории возникновения и развития сюжета «Петр I, высекающий статую России» // Культура и искусство России XVIII века. Новые материалы и исследования. Л, 1981.
10. Раскин А. Г. Триумфальные арки Ленинграда. Л., 1977.
11. Росс Н. Г. Врангель в Крыму. Frankfurt am Main, 1982.
12. Рябова Т. Б. Материнская и отцовская любовь в русской средневековой
традиции // Женщина в российском обществе. 1996. № 1.
13. Рябова Т. Б. Мужественность и женственность в политическом дискурсе современного российского общества // Гендерные исследования. 2004. № 11.
58
Народная артистка России Римма Маркова исполняла роль Родины в театральных постановках во время войны (Балтаева Г. Римме Марковой – 85 лет // URL:
http://www.vesti.ru/doc.html?id=345132
Baltaeva G. Rimme Markovoj – 85 let // URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=345132
– 110 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
14. Рябова Т. Б. Пол власти: Гендерные стереотипы в современной российской политике. Иваново, 2008.
15. Смирнова С. И. Черная сотня. СПб., 1906.
16. Снитковская Г. Виктор Корецкий. М., 1984.
17. Филимонов В. «Прощание с Матерой»: Образ Родины-матери в кинематографе 1920–1980-х годов // Историк и художник. 2005. № 3.
18. Ходяков М. В. Деньги революции и Гражданской войны. Денежное обращение в России, 1917–1920 гг. СПб., 2009.
19. Шиканова И. С. Денежные знаки атамана Г. М. Семенова в собрании ОН
ГИМ. Нумизматический сборник ГИМ // Труды ГИМ. Т. XVI. Вып. 138
(2003).
20. Эдмондсон Л. Гендер, миф и нация в Европе: Образ матушки России в европейском контексте // Пол. Гендер. Культура: Немецкие и русские исследования / под ред. Э. Шоре, К. Хайдер. М., 2003. Вып 3.
21. Armstrong J. Nations before Nationalism. Chapel Hill, 1982.
22. Billig M. Banal Nationalism. London, 1995.
23. Bonnell V. E. Iconography of Power: Soviet Political Posters under Lenin and
Stalin. Berkeley, 1997.
24. Douglas R., Harte L., O’Hara J. Drawing Conclusions: A Cartoon History of
Anglo-Irish Relations, 1798–1998. Belfast, 1998.
25. Gailite G. «Mother Latvia» in Constructing Self and Other: A Case of Latvian
Caricature XIX c. – 1940 // Demski D., Kristóf I. Sz., Baraniecka-Olszewska K.
(Eds.). Competing Eyes: Visual Encounters with Alterity in Central and Eastern
Europe. Budapest, 2013.
26. Goscilo H., Lanoux A. Introduction: Lost in the Myths // Gender and National
Identity in Twentieth-century Russian Culture / H. Goscilo, A. Lanoux (Eds.).
DeKalb, 2006.
27. Hubbs J. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture. Bloomington,
1988.
28. Hunt T.L. Defining John Bull: Political Caricature and National Identity in Late
Georgian England. Aldershot; Burlington, 2003.
29. Kenez P. Black and White: The War on Film // Culture and Entertainment in
Wartime Russia / R. Stites (Ed.). Bloomington, 1995.
30. Landes J.B. Visualizing the Nation: Gender, Representation, and Revolution in
Eighteenth-Century France. Ithaca, 2001.
31. Mosse G.L. Nationalism and Sexuality: Respectability and Abnormal Sexuality
in Modern Europe. New York, 1985.
32. Naiman E. Sex in Public: The Incarnation of Early Soviet Ideology. Princeton,
1997.
33. Neumann I. B. Uses of the Other: «The East» in European Identity Formation.
Minneapolis, 1999.
34. Riabov O., Lazari A. de. Misha and the Bear: The Bear Metaphor for Russia in
Representations of the «Five-Day War» // Russian Politics and Law. 2009. Т.
47. № 5.
– 111 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
35. Warner M. Monuments and Maidens: The Allegory of the Female Form. New
York, 1985.
36. Waters E. The Female Forms in Soviet Political Iconography, 1917-1932 // Russia’s Women: Accommodation, Resistance, Transformation / ed. by B. E. Clements, B. A. Engel, C. D. Worobec. Berkeley, 1991.
«MOTHERLAND» IN THE RUSSIAN VISUAL CULTURE
O. V. Riabov
The Nizhny Novgorod State University, the Pavlovsky branch, Pavlovo
The article deals with analysis of history of visualization of «Motherland»
which is one of the most important symbols of Russian culture. In the beginning of the article the author considers the nature of the symbol and its functions. The author points out that Motherland serves as a symbolic
borderguard; it is exploited in processes of identification. In discourses on nation, war, imperia, gender, domestic and international politics the symbol provides both external and internal hierarchies and symbolic borders, contributing significantly in defining not only Us but also Them.
Further the author analyses the history of visualization of «Motherland» in the
Imperial, Soviet, and post-Soviet periods of Russian history. The author arrives at the conclusion that the visual history of «Motherland» started in the
time of the Peter the Great. For the three hundred years history the symbol
turns into an influential part of Russian visual culture. The image of Russia as
a mother is embodied in various visual means (sculpture, posters, caricatures,
banknotes, postcards, cinema, theater, and others); that testifies on importance
of the symbol. Many aspects of Russian political, war, and cultural life are
visualized with the help of the image of Motherland. The author demonstrates
that polysemy of the symbol «Motherland» allows to employ it both in legitimating and delegitimating power.
Keywords: «Motherland», Russian visual culture, Russian history, symbolic meaning of motherhood, symbolic borderguard, national identity, war
propaganda, political mobilization, caricature, poster, sculpture.
Об авторе:
РЯБОВ Олег Вячеславович – доктор философских наук, профессор, Нижегородский государственный университет (Павловский филиал), (606100, Нижегородская область, г. Павлово, ул. Шмидта, д. 7), email: riabov1@inbox.ru
About the authors:
RIABOV Oleg Viacheslavovich – the Djctor of Sc. (Philosophy),
Professor, The Nizhny Novgorod State University (Pavlovsky branch),
(606100, Nizhny Novgorod region, Pavlovo, the Schmidt Street, 7), e-mail:
riabov1@inbox.ru
– 112 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
References
Baraban E. Rodina-mat’ v sovetskom kino 1941 – 1945 godov // Granitsy:
Almanakh Tsentra etnicheskikh I natsionalnykh issledovanii IvGU. Vyp. 2:
Vizualizatsiia natsii. Ivanovo, 2008.
Vashik K., Baburina N. Realnost’ utopii: Iskusstvo russkogo plakata XX v.
Moskva, 2004.
Goncharenko O.G. Beloe dvizhenie. Pokhod ot Tikhogo Dona do Tikhogo
okeana. Moskva, 2007. Demosfenova G.L. Sovetskie plakatisty – frontu.
Moskva, 1985.
Komelova N.G. Russkii graver N. Ia. Kolpakov // Kultura ш iskusstvo Rossii
XVIII veka
Kornakov P.K. Simvolika i ritualy revoliutsii 1917 g. // Anatomiia revolutsii,
1917 god v Rossii: Massy, partii, vlast’ / pod red. V.Iu. Cherniaeva. Spb.,
1994.
Maiiorova O. Bessmertnyi Riurik // Novoe literaturnoe obozrenie. 2000. № 3.
Malyshev A.I., Tarankov V.I., Smirennyj I.N. Bumazhnye denzhnye znaki
Rossii i SSSR. Moskva, 1991
Matveev V. Iu. K istorii vozniknoveniia i razvitiia siuzheta «Piotr I,
vysekaiushchii statuiu Rossii» // Kultura I iskusstvo Rosii XVIII veka.
Leningrad, 1981.
Raskin A.G. Triumfal’nye arki Leningrada. Leningrad, 1977.
Ross N. G. Vrangel’ v Krymu. Frankfurt am Main, 1982.
Riabova T. B. Materinskaia i ottsovskaia lubov’ v russkoi srednevekovoi
traditsii // Zhenshchina v rossiiskom obshchestve. 1996. № 1.
Riabova T.B. Muzhestvennost’ i zhenstvennost’ v politicheskom diskurse
sovremennogo rossiiskogo obshchestva // Gendernye issledovanii. 2004. №
11.
Riabova T.B. Pol vlasti: Gendernye stereotypy v sovremennoi rossiiskoi
politike. Ivanovo, 2008.
Smirnova S.I. Chernaiia sotnia. Spb., 1906.
Snitkovskaia G. Viktor Koretskii. Moskva. 1984.
Filimonov V. Proshchanie s Matioroi : Obraz Rodiny-materi v kinematografe
1920–1980–kh godov // Istorik i khudozhnik. 2005. № 3.
Khodiakov M.V. Den’gi revoliutsii i Grazhdanskoi voiny. Denezhnoe
obrashchenie v Rossii, 1917 – 1920 gg. SPb., 2009.
Shikanova I.S. Denezhnye znaki atamana G.M. Semionova v sobranii ON
GIM. Numizmaticheskii sbornik GIM. T. XVI. Vyp. 138 (2003).
Edmondson L. Gender, mif I natsiia v Evrope: Obraz matushki Rossii v
evropeiskom kontekste // Pol. Gender. Kul’tura: Nemetskie I russkie
issledovaniia / Pod red. E. Shore, K. Khaider, Vyp. 3. Moskva, 2003.
Статья поступила в редакцию 17.10.2013
– 113 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 114–126.
СТРАНИЦА АСПИРАНТА
УДК 930.22(2) Т 211(2)
ДНЕВНИК ХУДОЖНИКА К. А. СОМОВА 1925 — 1934 ГГ. КАК
ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК 1
П. С. Голубев
Тверской государственный университет, кафедра отечественной истории
Дневник художника-эмигранта, члена объединения «Мир искусства»
К. А. Сомова 1925–1934 гг. – ценный исторический источник, представляющий несомненный интерес для искусствоведов, историков, культурологов, исследующих вопросы русской культуры в эмиграции. В статье
дается археографическое описание дневников, хранящихся в Секторе
рукописей Государственного Русского музея, анализируется шифр, который Сомов использовал в этих дневниках. Подробно разбирается предыдущая публикация фрагментов дневников, подготовленная в 1979 г.
Ю. Н. Подкопаевой и А. Н. Свешниковой с нарушением правил публикации исторических документов.
Ключевые слова: Константин Сомов, русская эмиграция, искусство, искусство русской эмиграции, археография, источниковедение, гомосексуальность, гендерные исследования, дневник.
Дневник художника-эмигранта, члена объединения «Мир искусства» Константина Андреевича Сомова (1869–1939) – чрезвычайно обширный исторический источник2. Его, день за днём, Сомов вёл с 1894 г. до дня,
предшествовавшего смерти. Непосредственный интерес представляют тетради 1925–1934 гг. – в это время художник обосновался во Франции и работал особенно напряжённо.
Дневниковые записи Сомова позволяют детально реконструировать
повседневность русского Парижа, иначе взглянуть на события культурной
жизни России в изгнании и обширное окружение Сомова, в которое входили, в частности, композитор С. В. Рахманинов и его семья, художники
А. Н. Бенуа, З. Е. Серебрякова, А. Е. Яковлев, В. И. Шухаев, Л. А. Успенский. Жизнь сталкивала Сомова – реже или чаще – с писателями В. В. Набоковым, И. А. Буниным, А. И. Куприным, Д. Джойсом, деятелями балета
С. П. Дягилевым, Т. П. Карсавиной, С. М. Лифарем, политиками
Б. Э. Нольде, П. А. Ливеном и многими другими. Так как Сомов не предусматривал прижизненную публикацию своего дневника3 и даже не позво1
Научный консультант – докт. ист. наук, профессор, зав. кафедрой отечественной
истории ТвГУ Т. Г. Леонтьева.
2
Дневник К. А. Сомова хранится в секторе рукописей Государственного Русского
музея (далее – СР ГРМ). Ф. 133.
3
См.: Запись от 19 августа 1930 г. // СР ГРМ. Ф. 133. Д. 451. Л. 153–154.
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
лял его читать своим близким, он мог позволить себе самые бескомпромиссные, хлёсткие характеристики.
С точки зрения анализа творческого наследия Сомова его дневниковые записи полны уникальных сведений. Они помогают иначе взглянуть на
его биографию; подробно отражена в них и личная жизнь художника.
Дневник содержит такие важные для знатоков моменты, как подробное
описание используемых автором материалов, вплоть до указания марки и
стоимости; благодаря чему можно проследить процесс создания произведения – от замысла до последнего мазка; подробно освещены обстоятельства общения с заказчиками и моделями мастера; открыто и откровенно автор комментирует своё отношение к творчеству своих современников; часто встречаются критические замечания по поводу актуального художественного процесса, связанные в том числе и с творческой самоидентификацией художника. Как и произведения Сомова, его дневник проникнут глубоким психологизмом и постоянной критической рефлексией.
Всё вышесказанное обусловило нелёгкую судьбу дневника, прежде,
по существу, не рассматривавшуюся в научной литературе. В предисловии
к изданию писем и дневников художника 1979 г. 4 литературное наследие
Сомова рассматривается как некая безусловная данность, история его формирования не описана, археографическое описание не приведено.
После смерти Сомова в мае 1939 г. дневник был вывезен в Англию
другом художника, коллекционером М. В. Брайкевичем. После смерти
Брайкевича, его дети, уже в 1960-х гг., переслали тетради жившему в Ленинграде племяннику Сомова Е. С. Михайлову5. Получив их, Михайлов
вымарал шариковой ручкой и, реже, чернилами часть записей: например,
цензуре подверглись антисоветские высказывания художника, сцены, раскрывающие его гомосексуальность, а также некоторые наиболее резкие
оценки современников. Кроме того, хотя мы не знаем, сколько именно тетрадей получил Михайлов, вероятнее всего, он уничтожил и тетради с записями 1935–1936 гг. – их судьба неизвестна.
Дневник Сомова 1925–1934 гг. представляет собой 24 тетради,
плотно заполненные написанным от руки текстом. Неразборчивость почер-
Zapis' ot 19 avgusta 1930 g. // Sector of manuscripts the State Russian Museum (SR
GRM). F. 133. D. 451. L. 153–154
4
См.: Подкопаева Ю. Н., Свешникова А. Н. К.А. Сомов и его литературное наследие // Константин Андреевич Сомов. Письма. Дневники. Суждения современников.
М., 1979.
Podkopaeva Yu. N., Sveshnikova A. N. K.A. Somov i ego literaturnoe nasledie //
Konstantin Andreevich Somov. Pis'ma. Dnevniki. Suzhdeniya sovremennikov. M., 1979.
5
Еремина Л. Одесский художественный музей и граждане Одессы // Дерибасовская–Ришельевская: Одесский альманах. № 42. 2010. С. 207.
Eremina L. Odesskii khudozhestvennyi muzei i grazhdane Odessy // Deribasovskaya–
Rishel'evskaya: Odesskii al'manakh. № 42. 2010. S. 207.
– 115 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
ка художника столь высока, что даже сам автор испытывал значительные
трудности при чтении своих записей6.
Как правило, Сомов писал в дневник каждый день (иногда по нескольку раз в течение дня), моментально фиксируя произошедшее с ним.
Реже он записывал задним числом, восстанавливая события прошедших
дней. Этим обстоятельством объясняются также многочисленные вставки,
сделанные автором над или под строкой, на полях страниц или же расположенные в автографе в тексте записей за следующие дни; в подавляющем
большинстве случаев место вставки ясно указано самим Сомовым либо
очевидно из контекста.
Сомов аккуратно фиксировал произошедшее с ним: многодневные
пропуски крайне редки. Единственное исключение составляют записи,
сделанные в деревне Гранвилье, где художник жил преимущественно летом. Ввиду крайней бедности на события жизни во французской провинции, Сомов часто объединял события нескольких дней в одну запись.
Археографические особенности дневника Сомова 1925–1934 гг. указывают на то, что сперва автор создавал черновые варианты записей (часто
― карандашом и / или на разрозненных листах7), а затем, несколько лет
спустя, перечитывал и переписывал их для подготовки чистового текста8.
Черновики, возможно, уничтожались самим Сомовым сразу после завершения работы над чистовиком – лишь запись от 10 декабря 1929 г. представлена в двух незначительно отличающихся друг от друга вариантах. Это
обстоятельство заставляет предположить, что Сомова в целом устраивал
текст более ранних записей, он считал их завершенными; закончить же работу по переписыванию дневников ему помешала смерть.
Дневник раскрывает особенности подготовки окончательной редакции: «Стал переписывать первую тетрадь дневника... в новую тетрадь, дополняя то, что сохранилось в памяти (но немного) и исправляя слишком
корявые фразы»9, «… переписывал из первой тетради дневников в новую
тетрадь, кое-что добавляя...»10. Таким образом, автор лишь приводил в порядок и дополнял черновики, а не сокращал, не цензуровал их. Кроме того,
в дни написания писем сестре Сомов неизменно оставлял на полях дневника буквы «А» (т. е. Анюта), что указывает на упорядочение художником
6
«Болела голова, ― заметил художник 2 июня 1934 гг., ― верно, от того, что читал
мелкий и неразборчивый дневник» (СР ГРМ. Ф. 133. Д. 453. Л. 43 об.).
SR GRM. F. 133. D. 453. L. 43 ob.
7
См., например, запись от 26 марта 1930 г.: «Несколько часов сряду записывал в
эту тетрадь: были записи на разных клочках бумаги, короткие и неразборчивые, за
больше чем две недели» (СР ГРМ. Ф. 133. Д. 451. Л. 39).
SR GRM. F. 133. D. 451. L. 39.
8
Чистовик представлен в: СР ГРМ. Ф 133. Д. 451, 452, 454.
SR GRM. D. 451, 452, 454.
9
Там же. Д. 433. Л. 28.
Ibidem. D. 433. L. 28.
10
Там же. Л. 33.
Ibidem. L. 33.
– 116 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
своего архива для будущей – хотя и не скорой – публикации11. Эти и другие археографические особенности указывают на то, что Сомов сознательно готовил к изданию своё литературное наследие – причём именно в виде,
определённым им самим.
Характерной особенностью черновых записей Сомова является их
откровенность, детальное описание многочисленных любовных сцен. Автор часто передавал их на каком-либо из известных ему иностранных языков: французском, английском, немецком, испанском или итальянском.
При этом, за исключением французского, Сомов не знал никакой из этих
языков в совершенстве, что зачастую затрудняет понимание текста.
В переписанных, чистовых записях художник в таких случаях применял ещё и несложный шифр подстановки – шифр простой замены, точнее шифр Цезаря12. Такой тип шифрования предполагает шифрование каждой буквы с помощью другой, отстоящей от неё в алфавите на фиксированное число позиций. Сомов использовал буквы дореформенного русского алфавита и при шифровании производил сдвиг по алфавиту на одну букву: так, например, Б шифруется как В, В – как Г и т. д. При этом Ѳ декриптуется как Я, а I, аналогично с Ѵ, – как И. Буква Й игнорируется, твёрдый и
мягкий знаки присутствуют в алфавите замены, но в исходном алфавите их
нет (иными словами, они есть в криптотексте, но отсутствуют в расшифрованном). При этом Сомов сливал некоторые слова вместе, смешивал зашифрованный текст и открытый, русский и иностранный.
Впервые шифр появился в дневнике в записи от 3 января 1930 г.:
«Одна из рпи Е. вьмѵ елѳ впдѵ Пана, елѳ “Д. и Хлои”, Е. тiгэм тсфлпi
оѵщмжоэ. Гесук по: “Ноэ пшжо ожрсиѳуоп, опфнжоѳ еэмѵжутѳ
юсжлъкѳ”. Ѳжнф: “Офшупзжвэеѵ, еѵн иеэтоэу!”. Ѵшмжо лѵлпi шфежпьi,
лпдеѵ туоiу! Ѳбидсѵ гофусiтжвѳ!», что расшифровывается следующим об-
11
19 августа 1930 г. Сомов пишет: «... Я пил чай с Меф<одием> (Лукьяновым –
любовником Сомова. – П. Г.). Написал ему письмо-завещание на случай моей смерти,
что все находящиеся в квартире вещи принадлежат ему, т[ак] к[ак] им куплены. Потом
запечатывал свои дневники и на пакете написал, чтоб их не опубликовывали раньше,
чем через 50 лет после моей смерти» (СР ГРМ.Ф. 133. Д. 451. Л. 153–154). Л. Еремина
в своей статье, посвященной М. В. Брайкевичу (см.: Еремина Л. Указ. соч. С. 207) утверждает, что Сомов завещал опубликовать дневники через 70 лет после смерти. Как
бы то ни было, книга, подготовленная Подкопаевой и Свешниковой, вышла спустя
всего 40 лет после смерти художника.
Eremina L. Op. cit. S. 207.
12
Этот шифр был в самых общих словах и, притом, не совсем верно – описан в статье владельца галереи «Французский дом» (Москва) И. А. Рыкова, опубликованной в
журнале «Антикварное обозрение» (см.: Рыков И. А. Зашифрованный Сомов // Антикварное обозрение. 2010. № 5). Он написан по итогам совместной работы с автором
статьи. По причине различного мнения о научной корректности тех или иных допущений, это сотрудничество было прекращено. Здесь приводится полное описание шифра.
Rykov I. A. Zashifrovannyi Somov // Antikvarnoe obozrenie. 2010. № 5.
– 117 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
разом: «Одна из поз Д[афниса]13 была для бога Пана, для “Д[афниса] и
Хлои”, Д[афнис] сидел с рукой на члене. Вдруг он: “Мне очень неприятно,
но у меня делается эрекция”. Я ему: “Ну что же [за] беда, дам здесь нет!” А
член какой чудесный, когда стоит! Я взыграл внутри себя!»14.
Сомов шифровал дневник с листа и часто ошибался: забывал зашифровать отдельные буквы или шифровал их не посредством следующих,
а, напротив, – предыдущих. Со временем художник упростил принцип
шифрования. Новый шифр впервые применён в тексте записи от 6 ноября
1930 г. Сомов отказался от использования Ѵ и Ѳ. Таким образом, для того
чтобы скрыть букву Ю, он ставил Я, а для того чтобы зашифровать Я, – А
и т. д. Буква З в шифре стала обозначать букву I в открытом тексте (часто,
впрочем, верно и обратное); Ю – Ы; Ы – Щ; Ж – помимо Е, также и Э. Вообще же существовало множество переходных вариантов записи, когда оба
типа шифрования смешивались (например, в записи от 28 ноября 1930 г.,
где З в разных случаях обозначает Ж и I).
Можно лишь предполагать, какими именно мотивами руководствовался Сомов, шифруя свой дневник. Простота шифра заставляет предположить, что он хотел скрыть столь личный текст от беглого взгляда случайного читателя. Шифр приковывает взгляд внимательного исследователя, однако, по нашему мнению, вряд ли способен привлечь внимание при
быстром просмотре: напомним, Сомов предполагал длительное хранение
своих записей перед опубликованием, а значит, хотя бы и краткое ознакомление с ними некоторого числа людей.
Шифрованные записи особенно ценны тем, что Михайлов при цензуровании дневника, как правило, лишь зачеркивал их, вследствие чего они
могут быть прочитаны без особенных проблем. Намного больше внимания
племянник художника уделял открытому тексту любовных сцен – часть его
вовсе невосстановима. Особенные усилия Михайлов приложил для того,
чтобы уничтожить фрагменты дневника, в которых фигурирует он сам, в
первую очередь – подробности его короткого пребывания в Париже в
1928 г. Дело в том, что Михайлов сам был одним из любовников своего дяди: сохранившийся текст дневника показывает это совершенно явно.
Таким образом, вырисовывается мотив цензурования: Михайлов понимал, что с дневником Сомова будут работать исследователи, а значит, им
станет известно о его связи с дядей. Опасаясь широкой огласки – однополый секс уголовно преследовался в СССР, – Михайлов вымарал шариковой
ручкой те высказывания Сомова, которые, на его взгляд, противоречили
законодательству.
После этого дневник был передан в архив Государственного Русского музея, началась подготовка к его публикации. Итогом работы научных
13
Сомов познакомился со своим любовником Б. М. Снежковским, когда искал натурщика для работы над иллюстрациями романа Лонга «Дафнис и Хлоя», поэтому в
дневнике Снежковский часто фигурирует под этим именем.
14
СР ГРМ. Ф. 133. Д. 451. Л. 15.
SR GRM. F. 133. D. 451. L. 15.
– 118 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
сотрудников Русского музея Ю. Н. Подкопаевой и А. Н. Свешниковой стала книга15, в которую вошли также письма Сомова из-за рубежа к его оставшейся в СССР сестре А. А. Михайловой, ряд мемуаров и критических
статей, посвящённых творчеству художника. Собственно дневниковых записей в книгу вошло мало (по нашим подсчётам, они составляют приблизительно 5 % опубликованных в ней материалов), причём эмигрантский
период жизни и творчества художника представлен особенно скупо. Однако это далеко не главный недостаток вышедшего в 1979 г. издания, каковым мы видим полную научную несостоятельность публикации Ю. Н.
Подкопаевой и А. Н. Свешниковой.
Обратим внимание на критерии отбора текста и средства его передачи. Предложения в публикации Подкопаевой – Свешниковой составлены
из слов, произвольно набранных из оригинального текста, благодаря чему
смысл высказывания часто меняется на противоположный. Подкопаева и
Свешникова комментируют этот факт так: «Сделав много купюр, мы неизбежно создали как бы свою призму в восприятии тысяч страниц сомовского текста, исписанных бисерным почерком миниатюриста. Задача была в
том, чтобы не упустить главного, ценного, не нарушить элементарной человеческой этики и в то же время избежать идеализации»16.
На наш взгляд, в действительности главным критерием отбора материала для публикации Подкопаевой – Свешниковой была возможность
приблизить – хотя бы и путём намеренного искажения текста – высказывания художника к магистральному для 1960–1970-х гг., официозному взгляду на историю отечественного искусства конца XIX – начала ХХ в. Так, в
публикацию вошла критика Сомова не испытывавших симпатии к большевикам модернистов Б. Д. Григорьева и Л. Бакста, но не А. Н. Бенуа, который в переписке уверял своих советских корреспондентов в полной лояльности к советской власти. Кроме того, Подкопаева и Свешникова ни в предисловии, ни в комментариях к своей публикации не указали – хотя бы и
намёком – на наличие в дневнике шифра и сделанных Михайловым вымарок. Многочисленные неоговоренные купюры, вмешательства в авторский
текст также указывают на низкий научный уровень работы. Для того чтобы
наглядно продемонстрировать разницу между между автографом и публикацией Подкопаевой – Свешниковой, мы сопоставили их (см. приложение
№ 1 к этой статье).
Другим характерным примером такого подхода служит дневниковая
запись от 17 ноября 1927 г., в которой идёт речь о подготовке выставки
русских художников-эмигрантов в Бельгии (впрочем, из текста публикации
Подкопаевой – Свешниковой об этом даже невозможно догадаться). Запись
15
Константин Андреевич Сомов. Письма. Дневники. Суждения современников. М.,
Искусство, 1979.
Konstantin Andreevich Somov. Pis'ma. Dnevniki. Suzhdeniya sovremennikov.
M., Iskusstvo, 1979.
16
Подкопаева Ю. Н., Свешникова А. Н. К.А. Указ. соч. С. 5. Следует отметить, что
это единственное описание дневника Сомова в научной литературе.
Podkopaeva Yu. N., Sveshnikova A. N. K.A. Op. cit. S. 5.
– 119 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
в переложении Подкопаевой – Свешниковой показывает неумение и / или
нежелание публикаторов выявить в источнике ценное и научно-корректно
передать документ (см. приложение № 2; наиболее явные расхождения показаны полужирным начертанием).
Этими же соображениями вызван и сделанный публикаторами выбор в пользу писем Сомова А. А. Михайловой. Художник, опасавшийся
преследования своей сестры со стороны государства, не писал в письмах
того, что могло бы ей повредить. Так, 5 ноября 1925 Сомов отметил в
дневнике: «... Вечером написал письмо Анюте и переписал Мифино17, т[ак]
к[ак] оно было полно индискреций18: [я] писал, как будто он мне диктовал
из постели»19. Или: «После ужина и я, и Миф написали А[нюте] по длинному письму. От неё я нашёл здесь письмо и 4 открытки. Из-за одной неосторожной фразы пришлось переписать мне две длинные страницы, от чего
очень устал»20. Таким образом, дневник художника, а не письма, наиболее
достоверно отражает его жизнь.
Желание Подкопаевой и Свешниковой работать именно с письмами
можно объяснить ещё тем, что они написаны намного более разборчивым
почерком, чем дневник. Об этом легко судить, сравнивая автограф и текст
публикации: сколько-либо затруднительные для чтения фрагменты текста
выпущены авторами последней.
Качество комментария к публикации, подготовленного Подкопаевой
и Свешниковой, характеризует следующий пример, где в двенадцати словах сделано восемь орфографических ошибок (показаны ниже полужирным
начертанием):
Комментарий Подкопаевой ―
Свешниковой21
Правильное написание
Сомов возмущен этой враждебной и
развязной газетной стряпней, тем
более что в прессе (в «N.I. Herald»,
«N.I. Ivning Post», «Magasine»,
«Morning Telegraph», «Ivning Warld» и
др.) появилось много чрезвычайно
доброжелательных и приветственных
откликов на русскую выставку и этот
выпад был единственным.
в N[ew] Y[ork] Herald [Tribune],
N[ew]
Y[ork]
Evening
Post,
Magazine,
Morning
Telegraph,
Evening World
17
М. Г. Лукьянова – любовника К.А. Сомова.
От англ. indiscreet – неосмотрительный.
19
СР ГРМ. Ф. 133. Д. 428. Л. 8.
SR GRM. F. 133. D. 428. L. 8.
20
Там же. Д. 430. Л. 25 об.
Ibidem. D. 430. L. 25ob.
21
Сомов К. А. Письма и дневники К. А. Сомова. 1889–1939 // Константин Андреевич Сомов. Письма. Дневники. Суждения современников. С. 569.
Somov K. A. Pis'ma i dnevniki K. A. Somova. 1889–1939 // Konstantin Andreevich
Somov. Pis'ma. Dnevniki. Suzhdeniya sovremennikov. S. 569.
18
– 120 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Публикация Подкопаевой – Свешниковой, к сожалению, сыграла
отрицательную роль в изучении жизни и творчества Сомова. Исследователи творческой биографии Сомова не имеют представления об оригинальных текстах художника (редкими обращениями к автографу можно пренебречь ввиду малого объёма и небольшого значения используемого текста). Так, наиболее крупное исследование – монография Л. В. Короткиной22
– полностью базируется на публикации Подкопаевой – Свешниковой. Ею
же пользуется, к примеру, и А. В. Толстой в своей докторской диссертации,
посвящённой русской художественной эмиграции23.
В свете вышеизложенного необходимо пересмотреть по меньшей мере часть выводов, сделанных этими и многими другими исследователями,
основывавшими свои теории на тексте, подготовленном Подкопаевой и
Свешниковой. Вместо денди и настоящего мастера, смелого и тонко чувствующего, каким показывает Сомова полный текст дневника, в кривом зеркале публикации 1979 г. художник предстаёт кем-то наподобие брюзжащего
насельника познесоветского пансионата для творческих работников.
Отдельного критического разбора заслуживают мемуары Михайлова о Сомове24. Принимая во внимание весьма непростые отношения между
племянником и дядей, что следует из дневниковых записей (даже безотносительно любовной связи), есть все основания полагать, что их автор существенно отошёл от истины; здесь имеет значение также то, что эти воспоминания опубликованы в одном томе с дневниками и письмами Сомова и,
вероятнее всего, готовились специально для этого издания.
Дневники Сомова являются уникальным историческим источником.
Они ценны для искусствоведов, историков, культурологов, исследующих
вопросы русской культуры в эмиграции. Однако обширное литературное
наследие Сомова требует новой публикации – полной и научнокорректной. В настоящий момент в ходе многолетней работы нам удалось
подготовить к изданию и снабдить комментарием дневниковые записи
1925–1934 гг. Их общий объём составил более четырёх миллионов печатных знаков. Выход книги ожидается в 2015 г. в издательстве «Kolonna
publications».
22
Короткина Л. В. Константин Андреевич Сомов. СПб., 2004.
Korotkina L. V. Konstantin Andreevich Somov. SPb., 2004.
23
Толстой А. В. Русская художественная эмиграция в Европе. Первая половина ХХ
века: автореф. дисс. … докт. иск. М., 2002.
Tolstoi A. V. Russkaya khudozhestvennaya emigratsiya v Evrope. Pervaya polovina XX
veka: avtoref. diss. … dokt. isk. M., 2002.
24
Михайлов Е. С. Фрагменты воспоминаний о К. А. Сомове // Константин Андреевич Сомов. Письма. Дневники. Суждения современников. М., Искусство, 1979.
Mikhailov E. S. Fragmenty vospominanii o K. A. Somove // Konstantin Andreevich
Somov. Pis'ma. Dnevniki. Suzhdeniya sovremennikov. M., Iskusstvo, 1979.
– 121 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Приложения:
Приложение №1
Публикация Ю.Н. Подкопаевой и А.Н. Наша трактовка теста автографа: СР
Свешниковой: [Сомов К.А. Письма и ГРМ. Ф. 13. Д. 45. Л. 128 об.
дневники К.А. Сомова (1889 ― 1939)] //
Константин Андреевич Сомов. Письма.
Дневники. Суждения современников. М.,
Искусство, 1979. С. 423.
<...> В кино на «Веселые ребята». Не понравилось. Пошло, шумно, старомодно,
играют маршируя. Только красивые виды Крыма и дресcированные звери удивительны <...>
<...> [Дафнис] Предложил мне днем идти
в cinema Linder на «Веселых ребят» и
ушел. В 2½ там. «Веселые ребята» мне
не понравились; пошло, шумно, старомодно, играют маршируя. <...>
Приложение № 2
Публикация Ю.Н. Подкопаевой и А.Н. Наша трактовка теста автографа: СР
Свешниковой: [Сомов К.А. Письма и ГРМ. Ф. 133. Д. 436. Л. 19 об. – 22.
дневники К.А. Сомова (1889 ― 1939)] //
Константин Андреевич Сомов. Письма.
Дневники. Суждения современников. М.,
Искусство, 1979. С. 325.
<...> Приехал Жарновский, Добужинский, Яковлев и наконец Шура [Бенуа],
больной, как он сказал, но вид у него
обыкновенный и болезнь не мешала ему
уплетать особые гигиенические бисквиты, кот[орыми] угощала его Вера Сергеевна. С вожделением смотрел он [на]
стол, чрезвычайно роскошно и обильно
уставленный вкусными вещами. Скоро
приехал Leboeuf и Janlay. За чаем разговор веселый о digestions,25 Шура кривлялся. Потом заседание, очень скучное.
Leboeuf читал приготовл[енный] образец
приглашений. Его обсуждали, сообща
корректировали. Потом был поднят вопрос, ехать ли всем к Иде или нет и как
она это примет. В конце концов Яковлев
посоветовал не ехать секретарям, а ехать
В.С., Leboeuf'у и художникам. Шура вел
себя странно, а потом прямо отвратительно. В.С. умоляла его ехать, он отказывался из-за болезни.26 Визжал, шутли25
Пищеварении (франц.).
Здесь необходимо отметить «дипломатический» характер этой болезни: Ида Рубенштейн была основной заказчицей Бенуа, который боялся, что её увлекут другие художники.
26
– 122 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
<...> Приехал к Иде: я, Лебеф, В. С. <Нарышкина>, Добужинский и Яковлев.
Ввели нас в громадную, почти пустую
комнату – только рояль и большой черный бархатный диван с бесконечным
количеством разноцветных и разной
формы подушек. Между двух стеклянных дверей, выходящих, по-видимому, в
сад, в обрамлении старом, оливковожелтого цвета, громадное до полу зеркало и около него, barre для упражнений в
танцах. Стены выкрашены в темный голубой цвет, как в моем петербургском
кабинете. Между ними и белым потолком, по белому синим китайский (?)
орнамент <...> Из внутренних покоев,
в которые выше ведет лесенка с глухими деревянными, выкрашенными
белыми с синим квадратами, дверь.
во защищаясь от нее. Она наседала, тогда
он вдруг разозлился, стал груб, сказал,
что он не любит, чтобы к нему приставали и что это может повести к тому27, что
он вовсе не будет участвовать в этом деле. Все оцепенели от удивления. Нарышкина стала извиняться, замазывать, чуть
ли на него не навалилась, умоляя его не
сердиться. Кое-как инцидент был замазан; Шура пригласил меня обедать к себе
в понедельник. По дороге к Иде в автомобиле я, Нарышкина и Leboeuf обсуждали акцидент28 Бенуа: я им сообщил то
aparté29 мое с Бенуа, которое никто не заметил — я его спросил, не считает ли он,
[что будет] лучше, если поедут только к
Иде В.С. и Leboeuf30 и он мне сказал, что
да, он считает так тактичнее. Из всего
этого видно, что Шура невероятно зол,
что к огражденной им тол[ько] Иде проникают другие художники. М[ожет]
б[ыть], Il y va de sa vie,31 это, пожалуй,
humain,32 но в то же время уж очень противно. Он стал мне совсем дегутантен.
Приехали к Иде: я, Le Boeuf, В[ера]
С[ергеевна], Добужинский и Яковлев.
Ввели нас в громадную, почти пустую
комнату – только рояль и большой
черн[ый] бархатный диван с бесконечным количеством разноцветных и разных форм подушек. Между двух стеклянных
дверей,
выходящих,
повидимому, в сад и обрамленых – старое,
оливково-желтого цвета, громадное до
полу зеркало и около него barre33 для упражнения в танцах. Стены выкрашены в
темный голубой цвет, как в моем петербургском кабинете. Между ними и белым потолком по белому синим китайский орнамент – нечто вроде à la
grec'a.34 Из внутренних покоев, которые выше, ведет лесенка с глухими дерев[янными] перилами, выкрашен-
27
Так в автографе.
Здесь – случай (франц.).
29
Здесь – отдельная, беседа тет-а-тет (франц.).
30
Так в автографе.
31
Речь идет о его жизни (франц.).
32
Жизненно, в человеческой природе (франц.).
33
Стойка (франц.).
34
То есть нечто вроде греческого орнамента.
28
– 123 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Через несколько минут из этой двери показалась Ида. В белом с черной отделкой
платье и в черной без украшений шапочке, одна сторона которой спускалась ей
низко на уши. Из-под шапочки торчат
довольно жидкие взбитые золотистые
волосы. Насколько она была красивее в
Петербурге в <190>8 году у Фокина,
брюнеткой со смугловатым бледным лицом. Теперь она очень стала похожей на
Сару Бернар, когда я ее видел в 1890 году. Лицо у нее слишком макильировано
розовым цветом и она не кажется совсем
красивой. Костюм плох, даже безвкусен,
туфельки с какими-то перышками. Меня
она узнала и сказала, что рада опять
встретиться. Вела она себя очень скромно и приятно. Говорила немного, но
симпатично, хотя голос и тон театральные. Говорили больше Лебеф и Нарышкина. Ида готова на все <...>
<...> Говорили о музыке для нее. Я спросил, любит ли она Баха. Она — “Я как
раз теперь изучаю его вещь для постановки”. Я сказал, что, если это не секрет,
то какую? Она с улыбкой, что это секрет.
Беседа длилась приблизительно 3/4 часа.
При расставании она произнесла несколько слов по-русски и довольно чисто
<...>
ными белыми и синими квадратами.
Через несколько минут из этой двери показалась Ида. В белом с черной отделкой
платье и в черной без украшений шапочке, одна сторона которой спускалась ей
низко на уши. Из-под шапочки торчат
довольно жидкие взбитые золотистые
волосы. Насколько она была красивее в
Петерб[урге] в [190]8 году у Фокина
брюнеткой со смугловатым бледным лицом. Теперь она очень стала похожей на
Сару Бернар, когда я ее видел в 1890 году. Лицо у нее слишком макильировано 35
розовым цветом и она не кажется совсем
красивой. Костюм плох, даже безвкусен,
туфельки с какими-то перышками. Меня
она узнала и сказала, что рада опять
встретиться. Вела она себя очень скромно и приятно. Говорила немного, но симпатично, хотя голос и тон театральные.
Говорил[и] больше Leboeuf и Нарышкина. Ида готова на все. Завтра, будучи по
делам своим в Брюсселе, посмотрит
строящийся при Beaux-Art'aх театр. Потом с Leboeuf'ом обсуждали, что для нее
можно было бы дать. Оказывается, Grétry
тоже был бельгийцем: я дал мысль дать
части из Céphale и Procris36, которую когда-то играл и пел в бывшем у меня
Klavierauszug'e37. Лебеф удивился моим
познаниям. Я сказал Иде, что вижу ее
plutôt en Céphale qu'en Procris.38 Говорили
о музыке для нее. Я спросил, любит ли
она Баха. Она: “Я как раз теперь изучаю
его вещь для постановки”. Я сказал, что,
если это не секрет, то какую? Она с
улыбкой [ответила], что это секрет. Беседа длилась приблизительно 3/4 часа. При
расставании она произнесла несколько
слов по-русски и довольно чисто. Я, расставаясь: "Madame, j'ai été ravi de vous
revoir"39, она ― тоже. Расстались у входа
— провожали и принимали два уродливых лакея в черных фраках. Я пошел на
metro с Добужинским, и мы обсуждали
35
От франц. maquillage – макияж.
Речь идет о балете Céphale qu'ei Procris, первое представление которого состоялось в 1773 году в Королевской опере при Версальском дворце.
37
Клавире (нем.).
38
Скорее Цефалом, чем Прокрисом (франц.).
39
Мадам, я был рад вновь видеть Вас (франц.).
36
– 124 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
<...> Почему-то мне показалось, что было бы хорошо помочь Иде — жаль, что
столько энергии, труда и денег она тратит на какие-то “Imperatrices aux
rochers” <...>
поведение Шуры и его [самого] обсуждали: и у него впечатление, что он в панике, что Ида может сделаться не только
одним его достоянием. Я ― на La MottePiquet. Было уже 8 часов, решил зайти к
Муравьевой. Не застал ее дома. Тогда
пешком пошел через парк Champs de
Mars к Самойленкам. Застал из за обедом
с Testenoire'ами. Обедать отказался, выпил только вина. Весело болтали, шутили, смеялись. Фатьма рассказывала о
своей прогулки пешком в Versailles с
Прокофьевым и как он ее строго держал,
не позволял останавливаться, завтракать
и позвал ее только выпить в Versailles'e
un bock40 и сейчас же усадил в поезд
ехать обратно. Все это я не нашел остроумным и занимательным, хотя Фатьма
говорит, что было прекрасно. Вскоре
Testenoire и Самойленко ушли в театр, а
я с дамами, которые сели за шитье шляп,
сидел с ними и болтал, довольно вяло.
Судачили Pitts'сиху, которая занята только majong'ом41. Я ее ругал. Около 10,
очень усталый, ушел. Пешком домой.
Разложился и лег, но долго не мог заснуть. Почему-то мне показалось, что
было бы хорошо помочь Иде — жаль,
что столько энергии, труда и денег она
тратит на какие-то Impératrices des
rochers ― и написать ей письмо à
Duchess of Malfi un beau rôle42 для нее.
Т[ак] к[ак] долго не мог заснуть, то написал даже черновик по-фр[анцузски], решив предварительно посоветоваться с
Нарышкиной. Заснул очень поздно —
верно, около 3-х.
Список литературы:
1. Еремина Л. Одесский художественный музей и граждане Одессы
// Дерибасовская–Ришельевская: Одесский альманах. № 42. 2010.
2. Подкопаева Ю. Н., Свешникова А. Н. К.А. Сомов и его литературное
наследие // Константин Андреевич Сомов. Письма. Дневники.
Суждения современников. М., 1979.
3. Рыков И. А. Зашифрованный Сомов // Антикварное обозрение. 2010. № 5.
40
Кружку пива (франц.).
Маджонгом (франц.).
42
Герцогиня Мальфи — хорошая роль для нее (франц.).
41
– 125 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
DIARIES OF THE ARTIST C. SOMOV 1925–1934'S AS A HISTORICAL SOURCE
Pavel S. Golubev
The Tver State University, the Dept of Domestic History
The diaries of Russian artist Constantin Somov is an important, only partially published historical source that is of undoubted interest for those historians, art historians and culturologists who study russian culture in exile.
The article gives an archeographic description of the diaries kept in the
Manuscript Department of Russian Museum, Saint Petersbourg. Our research throws light on the question of criptography used in the diaries and
gives it an analytical summary. The sizeable part of the article is devoted
to the preceding Somov diaries publication made by the Russian museum
scholars Y. Podkopaeva and A. Sveshnikova in 1979 with many disregards
to the rule of historical source publications.
Keywords: Constantin Somov, White émigré, Russian art in exile,
archeography, source criticism, homosexuality, gender studies, diary.
Об авторе:
ГОЛУБЕВ Павел Сергеевич – соискатель, кафедра отечественной
истории, Тверской государственный университет (170100, Тверь, ул.
Трёхсвятская, 16/31, каб. 207), e-mail: pavel@golubev.ru
About the authors:
GOLUBEV Pavel S. – Competitor, the Dept of domestic history, the
Tver State University (170100, Tver’, Trekhsvyatsky St., 16/31, 207), e-mail:
pavel@golubev.ru
References
Eremina L. Odesskii khudozhestvennyi muzei i grazhdane Odessy
// Deribasovskaya–Rishel'evskaya: Odesskii al'manakh. №42. 2010.
Podkopaeva Yu. N., Sveshnikova A. N. K.A. Somov i ego literaturnoe
nasledie // Konstantin Andreevich Somov. Pis'ma. Dnevniki. Suzhdeniya
sovremennikov. M., 1979.
Rykov I. A. Zashifrovannyi Somov // Antikvarnoe obozrenie. 2010. № 5.
Статья поступила в редакцию12.11.2013
– 126 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 127–134.
СООБЩЕНИЯ
УДК 94(47)”19” Т 3(2)53–55
ЧЕРНОСОТЕННЫЕ СОЮЗЫ В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
В ПЕРВУЮ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ
Г. А. Ивакин
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при
Президенте Российской Федерации, кафедра истории российской государственности, г. Москва
В сообщении рассматривается предвыборная деятельность правомонархических союзов и организаций в период избирательной кампании в
Первую Государственную думу. На основе анализа историографии и архивных материалов представлена деятельность черносотенцев, их тактические и стратегические задачи, ход и результаты предвыборной кампании. Сделаны выводы о причинах неудач черносотенцев на выборах в
первую Государственную думу.
Ключевые слова: черносотенство, первая Государственная дума, предвыборная кампания, революция 1905 г., Манифест от 17 октября 1905 г.
Революционные события начала XX столетия стали серьёзным испытанием для российской монархии, они продемонстрировали противоречия в социально-политической системе, требующие немедленного разрешения. В первую очередь это касалось уже давно назревшего вопроса ограничения самодержавной власти органами народного представительства.
Революция 1905 г., породив несколько десятков политических партий и организаций, активно включившихся в политическую деятельность, положила начало российскому парламентаризму.
Под влиянием революционных настроений император Николай II подписал «Высочайший Указ об изменении Положения о выборах в Государственную думу и изданных в дополнение к нему узаконений». Крупный общественный деятель, член Союза русского народа (СРН) В. М. Пуришкевич выступил с резкой критикой нового избирательного закона, заявив, что «Высочайшим Указом» от 11 декабря 1905 г. «цензовое избирательное право было
демократизировано настолько, что приблизилось к всеобщему»1. При этом
правление СРН выражало убежденность в необходимости конструктивной работы с представительным учреждением: «Все честные сыны России должны с
глубокой благодарностью приветствовать этот почин нашего Монарха… кто
не понимает ныне, что испытания, которые пришлось нашему государствен1
Владимирские губернские ведомости. 12 января 1906 г.
Vladimirskie gubernskie vedomosti. 12 yanvarya 1906 g.
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
ному управлению пережить в военное время, оказались ему не под силу…»,
«… в такое лихолетье Государь призвал необходимым призвать народ к участию в спасении России…»2.
В стране тем временем проходили съезды, собрания и сходки сторонников различных политических партий, союзов и организаций. Правомонархисты на первых порах проявили особую активность. Так, в газете «Киевлянин» в разгар подготовки избирательной стратегии была напечатана речь Почётного Председателя 3-го Всероссийского съезда Русских людей Б. В. Юзефовича. Он писал: «Отныне объединившись под знаменем заветных русских
начал Православной веры, Самодержавного Царского престола и Русской народности, мы будем представлять собой такую могучую, грозную, тесно
сплоченную, объединенную силу, с которой должны будут считаться не только русское правительство и русское общественное мнение, но и весь просвещенный мир…»3.
Многочисленные отделы СРН предпочитали в предвыборной риторике
опираться на лозунги о восстановлении неограниченного самодержавия, другие сторонники нелегальных монархических организаций призывали к конструктивному взаимодействию и совершенствованию государственного управления, подчёркивая роль неограниченного самодержавия в этом вопросе. Разрозненность идейно-теоретических походов характерна для социально разнообразного состава правого движения, в особенности это проявилось на этапе
подготовки к первой избирательной кампании.
Она разворачивалась в условиях революции 1905–1907 гг. К началу
работы Думы в 82 из 87 губерний и областей Российской империи было объявлено военное положение и введена усиленная или чрезвычайная охрана.
Массовые манифестации по всей стране были запрещены, предвыборные собрания разрешались крайне редко и проходили под присмотром полиции.
Власть держала события под контролем, но предпочитала заявлять, что
в ход выборов не вмешивается. На деле все выглядело иначе. Министр внутренних дел Дурново разослал земским начальникам циркуляр, где предлагалось воздержаться от явного вмешательства в выборы, тем не менее, предписывалось принять меры к «разъяснению» несостоятельности программ противоправительственных партий, удалению с предвыборных собраний ораторов,
смущающих крестьян «дерзкими и несбыточными мечтаниями». Земские и
прочие начальники постарались не ударить в грязь лицом. При этом следует
отметить одну важную деталь: крестьяне, занятые решением повседневных
вопросов, не стремились принять участие в выборах4.
2
Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 116. Оп. 2. Д. 88. Л. 2.
State Archive of the Russian Federation (GA RF). F. 116. Op. 2. D. 88. L. 2.
3
Там же. Д. 19. Л. 13.
Ibidem. D. 19. L. 13.
4
Липатова О. В. Выборы в Государственную думу Российской империи во Владимирской губернии. М.; Р/н. Д., 2006. С. 88.
Lipatova O. V. Vybory v Gosudarstvennuyu dumu Rossiiskoi imperii vo Vladimirskoi
gubernii. M.; R/n. D., 2006. S. 88.
– 128 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Во время избирательной кампании по всей России создавалось много
новых организаций правоконсервативного толка и отделов СРН. В телеграмме
из Кишенева А. И. Дубровину, лидеру СРН, сообщалось: «… здесь всё проникнуто (национальной и государственной задачей, возрождения народной
мощи… – Г. И.) сотни сёл даже сплошь молдавские желают у себя (иметь
дружины СРН. – Г. И.), которые станут проводниками света добра любви Родине даже в самых глухих уголках, можно в течении месяца открыть сотни
дружин… на момент выборов у нас будут сотни дружин…»5. Тем самым движение пыталось реально оказывать влияние на ход предвыборной кампании.
В 1906–1907 гг. повсеместно формируются боевые дружины черносотенцев: в Архангельске и Астрахани, Вологде и Гомеле, Киеве и Кишинёве, Москве и Одессе, Тифлисе и Ярославле. Общих рекомендаций от руководства правого движения они не получали, в большинстве случаев отсутствовали даже Уставы или иные регламентирующие документы6.
С. А. Степанов выявил, что социальной базой боевых дружин была
молодёжь – лицеисты, гимназисты, студенты, ученики народных школ, ремесленники и мелкие торговцы. Черносотенцы намеренно вербовали в свои
ряды деклассированные и уголовные элементы. Намереваясь оказывать
действенную помощь полицейским властям, черносотенные организации
со временем наладили и свою агентурную сеть7. Таков контекст избирательной кампании черносотенцев.
Отказавшись от союза с октябристами в совместном ведении предвыборной кампании, правомонархисты избрали тактику в большинстве не понятную для рядовых членов – «… агитировать голосовать за левых кандидатов, если нет надежды провести правых, чтобы тем самым обеспечить радикальный состав Думы, который неизбежно вступил бы в конфликт с правительством…»8.
Реакция либералов на подобного рода тактические методы ведения избирательной кампании крайне правыми не заставила себя долго ждать. Так, на
страницах журнала «Гражданин – Дневники» 15 февраля 1906 г. была помещена статья, разоблачающая «политтехнологии» черносотенцев: «… два очага
революции Русским собранием и Союз русского народа…. сумасшедший Никольский заявил, что Русское собрание при выборах в Думу обязано в случае
избрания стороннего кандидата подавать голос за кандидата–революционера
против кандидата партии 17 октября, в расчёте собрать в Думу наибольшее
количество врагов Государя и государственного строя и вынудить Государево
правительство разогнать Думу штыками и крестины Думы совершить в купе5
ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 57. Л. 1.
GA RF. F. 1165. Op. 1. D. 57. L. 1.
6
Степанов С. А. Черная сотня. Что они сделали для величия России. М., 2013. С. 238.
Stepanov S. A. Chernaya sotnya. Chto oni sdelali dlya velichiya Rossii. M., 2013. S. 238.
7
Там же. С. 238–245.
Ibidem. P. 238–245.
8
Там же. С. 209.
Ibidem. P. 209.
– 129 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
ли человеческой крови…»9. Либералы опасались, что черносотенцы своими
действиями вновь раздуют тлеющий пожар Первой русской революции:
«… действия…, – писала либеральная газета, – … в настоящую минуту таких
собраний, как русское и Союз Русского народа – это прелюдия самой ужасной
революции, самой страшной всенародной розни, от которой ничего не уцелеет
на Руси…»10
Риторически черносотенцы открыто выступали против правительства
и его политики, отрицая тем самым всякую возможность на дальнейшее конструктивное взаимодействие. Применяя грубые методы борьбы против политических оппонентов (либералов, социал-революционеров), они тем самым
дискредитировали идею неограниченной монархии в условиях зарождающейся многопартийности и формирования системы государственного управления
«на новых началах», благодаря которым, собственно, сами правомонархисты
и появилась на политическом поле.
На местах же для успеха «правого дела» правомонархисты и октябристы всё же объединяли усилия без санкции сверху. По мнению
С. А. Степанова правый фланг октябристов фактически сливался с чёрной
сотней, а некоторые как раз находились на этой зыбкой границе. В Волгоградской, Виленской, Владимирской, Казанской, Московской губерниях, а
так же в Калуге, Киеве, и Костроме черносотенцы и октябристы голосовали
за один список11. В частной переписке по вопросу выборов в Думу отмечается следующее: признаем «… своим долгом содействовать выбору в Государственную думу благонадежных русских людей, искренне преданных св.
православной вере и самодержавной царской власти…»12.
Серьёзным просчётом правых на выборах было использование старозаветных лозунгов – «за Веру, Царя и Отечество», «Россия для русских»…13 и
при этом замалчивание злободневных вопросов, связанных с положением
Православной церкви, состоянием просвещения, еврейским вопросом и финансово-экономической политикой. Население империи в основном пассивно
реагировало на политические лозунги и ожидало решения насущных житейских проблем. Неспособность их даже сформулировать оборачивалась отождествлением политиков с властью, и в итоге монархистам предстояло держать ответ за все грехи самодержавного строя14.
9
ГАРФ. Ф. 102.00. Оп. 236. 1906 (II). Д. 180.
GA RF. F. 102.00. Op. 236. 1906 (II)/ D. 180.
10
Там же.
Ibidem.
11
Степанов С. А. Указ. соч.. С. 209.
Stepanov S. A. Op, cit. P. 209.
12
ГАРФ. Ф. 116. Оп. 1. Д. 37. Л. 7.
GA RF. F. 116. Op. 1. D. 37. L. 7.
13
Там же. Ф. 102.00. Оп. 236. 1906 (II). Д. 186. Л. 14–15 об.
Ibidem. F. 102.00. OP. 236. 1906 (II). D. 186. L. 14–15 ob.
14
Степанов С. А. Указ. соч. С.209–210.
Stepanov S. A. Op. cit. P. 209–210.
– 130 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Другой не менее важной особенностью думских выборов было участие
в избирательной кампании православного духовенства. Незадолго до Манифеста 17 октября 1905 г. представители духовенства активно начали сотрудничать с политическими организациями и группами. Иные из них пытались
убедить паству, что духовенство ближе к нему, чем власть. «До царя далеко,
до Бога высоко, – повторял священник Георгий Гапон. – О многом высшие
власти не знают, а мы, – уверял он, – обратим внимание на положение рабочего люда не только фабрикантов, но и высших властей»15. Кроме того участие в
работе Думы рассматривалось православным духовенством как возможность
решить насущные проблемы церкви.
Государственная власть использовала все рычаги воздействия на ход
избирательной кампании и рассматривала церковь как своего союзника. Уже 4
ноября 1905 г. после смены обер-прокурора и некоторых перемещений в Св.
Синоде его члены были приняты Николаем II. «Крепко надеюсь, – сказал
царь, – что все духовенство, особенно сельское, приложит искреннее и вполне
христианское старание к водворению среди паствы мира и тишины и к исполнению каждым лежащих на нём обязанностей…». Так церковное руководство
получило «политический заказ» из первых уст16. Правящие круги России учитывали, что религиозная идеология была адресована ко всему обществу, что
она предлагала «единые», привлекательные для всех идеалы и ценности17.
Таким образом, правительство мобилизовало все ресурсы при организации выборов в первую Государственную думу. Но их результаты оказались
неожиданными. Явное большинство населения России – крестьяне голосовали
преимущественно за оппозиционные партии18. Правомонархисты объясняли
своё поражение несознательностью населения. «Господи! Господи! – восклицал журналист газеты «Русское знамя». – Выборы в Государственную думу, а
выборщики готовы за стакан чая выбрать кого угодно».
По страницам правой печати пошла гулять легенда о том, что победа
кадетов на выборах – результат подкупа и мошенничества19, и потому она не
является «выразительницей истинных убеждений русского народа»20.
Реакция на избранный состав Первой Думы проявилась и в докладной
записке на имя Председателя Совета министров И. Л. Горемыкина сразу трёх
15
Первая российская. Справочник о революции 1905–1907гг. М., 1985. С. 25.
Pervaya rossiiskaya. Spravochnik o revolyutsii 1905–1907gg. M., 1985. S. 25.
16
Зырянов П. Н. Церковь в период трёх российских революций // Русское православие: Вехи истории / под. ред. А. И. Клибанова. М., 1989. С. 414.
Zyryanov P. N. Tserkov' v period trekh rossiiskikh revolyutsii // Russkoe pravoslavie:
Vekhi istorii / pod. red. A. I. Klibanova. M., 1989. S. 414.
17
Митрохин Л. Н. Религия и культура (философские очерки). М., 2000. С. 208–209.
Mitrokhin L. N. Religiya i kul'tura (filosofskie ocherki). M., 2000. S. 208–209.
18
Уортман Р. С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. М., 2004. Т.
2. С. 543.
Uortman R. S. Stsenarii vlasti. Mify i tseremonii russkoi monarkhii. M., 2004. T. 2. S. 543.
19
Степанов С. А. Указ. соч. С. 210.
Stepanov S. A. Op. cit. P. 210.
20
Русское знамя. 1906. 23 марта.
Russkoe znamya. 1906. 23 marta.
– 131 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
правомонархических организаций – Общего собрания Киевской Русской монархической партии, Русского братства и Русского собрания «… “народные
избранники”, вместо внушительной картины почтенного собрания людей высоких дарований и характера, на глазах всего мира изобразили в лицах популярную народную пословицу: едва они были посажены к законодательному
столу, как тотчас, почти единодушно, положили ноги на стол. Это недостойное зрелище сразу оттолкнуло от Думы многие десятки тысяч культурных
людей, не привыкших к столь неприятным формам политического общежития…»21. Как известно, деятельность I Думы прекратилась через 72 дня.
Поводя итоги предвыборной кампании черносотенцев в период
1905–1906 гг. можно сделать следующие выводы. Данный этап предвыборной деятельности черносотенных союзов и организаций характеризуется не
столько предвыборной активностью черносотенцев, сколько их попыткой
определиться по вопросу народного участия. Неопределённость в отношении к представительным органам власти не позволила черносотенцам в
полной мере активизировать свои ресурсы для участия в предвыборной
кампании. Здесь следует указать на слабую организацию движения в рассматриваемый период, черносотенные организации находились на стадии
формирования, представляя собой аморфные политические образования
без чётких тактических и стратегических установок. Все они были согласны с необходимостью сохранения незыблемости самодержавия, но не имели ясных программ по его сохранению. Свою роль сыграло и общее отрицательно отношение черносотенства к идее народного представительства,
которое рассматривалось как недопустимое ограничение самодержавной
власти и шло вразрез с идеологическими установками движения. Важно
отметить и фактор революции 1905 г., черносотенцы были обеспокоены
проникновением в парламент революционных сил. Лишь позднее, в последующих предвыборных кампаниях, черносотенцы сменили тактику, сделав, как раз ставку на победу левых с целью дискредитации Государственной думы.
Тем самым объясняется фактический провал черносотенцев на выборах в Первую Государственную думу.
Список литературы
1. Зырянов П. Н. Церковь в период трёх российских революций // Русское
православие: Вехи истории / под. ред. А. И. Клибанова. М., 1989.
2. Липатова О. В. Выборы в Государственную думу Российской империи во Владимирской губернии. М.; Р/н. Д., 2006.
3. Митрохин Л. Н. Религия и культура (философские очерки). М., 2000.
4. Степанов С. А. Черная сотня. Что они сделали для величия России.
М., 2013.
21
ГАРФ. Ф. 116 Оп. 1. Д. 22. Л. 3 об.
GA RF. F. 116. Op. 1. D. 22. L. 3 ob.
– 132 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
5. Уортман Р. С. Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. М., 2004. Т. 2.
BLACK HUNDREDS UNIONS IN THE CAMPAIGN IN THE FIRST
STATE DUMA
Grigory Ivakin
The Russian Academy of National Economy and Public Administration under
the President of the Russian Federation, the Depr of History of the Russian
statehood, Moscow
The report considers the pre-election activities of the Black Hundred
unions and organizations during the First Duma election campaign. The
practical activities of the Black Hundreds, their tactical and strategic
objectives, the progress and behaviour, and the results of the campaign are
analyzed on the basis of archival materials. The conclusions about the
causes of failures of the Black Hundreds in the First Duma elections are
made by the author.
Keywords: Black Hundreds, the First State Duma election campaign, the
1905 Revolution, the Manifesto of October 17, 1905.
Об авторах:
ИВАКИН Григорий Анатольевич – кандидат исторических наук,
доцент, Российская академия народного хозяйства и государственной
службы при Президенте Российской Федерации, кафедры истории российской государственности, (119571, г. Москва, проспект Вернадского,
82), e-mail: ivakin@rane.ru
About the authors:
IVAKIN Grigory – PhD (History), Associate Professor of the Dept of
History of the Russian Statehood, The Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation,
(119571, Moscow, Vernadsky Prospect, 82), e-mail: ivakin@rane.ru
– 133 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
References
Zyryanov P. N. Tserkov' v period trekh rossiiskikh revolyutsii // Russkoe
pravoslavie: Vekhi istorii / pod. red. A. I. Klibanova. M., 1989.
Lipatova O. V. Vybory v Gosudarstvennuyu dumu Rossiiskoi imperii vo
Vladimirskoi gubernii. M.; R/n. D., 2006.
Mitrokhin L. N. Religiya i kul'tura (filosofskie ocherki). M., 2000.
Stepanov S. A. Chernaya sotnya. Chto oni sdelali dlya velichiya Rossii. M.,
2013.
Uortman R. S. Stsenarii vlasti. Mify i tseremonii russkoi monarkhii. M.,
2004. T. 2.
Статья поступила в редакцию 24.12.2013
– 134 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 135–148.
СООБЩЕНИЯ
УДК 130.2(+351.43)
ПОНЯТИЕ «СПРАВЕДЛИВОСТЬ» В МИРОПОНИМАНИИ ИНГУШСКОГО НАРОДА
П. Х. Акиева
Ингушский научно-исследовательский институт им. Ч. Ахриева
Укорененность понятия «справедливость» в обыденном языке, использование его в качестве критерия оценки разнообразных жизненных ситуаций определяет неоднозначность и изменчивость его содержания. Эта
неоднозначность делает необходимым изучение содержания народных
представлений о справедливости, определяющих последующее поведение человека.
Ключевые слова: культурные ценности, мифические представления, социальная практика, особенности миропонимания.
В мировой науке справедливость, как понятие, является достаточно
полно описано. Теоретические разработки связаны с именами древнегреческих философов и классиков Нового времени. В настоящее время наиболее
известны теории справедливости американских исследователей Дж. Роулза1,
И. Шапиро2, Р. Нозика3 и С. Хантингтона4 которые рассматривали принципы
справедливости как основы стабилизации и безопасности общества и государства. Конечно, цивилизация представляет собой самую широкую культурную
группировку людей и самый широкий круг их культурной идентификации.
Структура государства обусловлена действующими внутри него социальными
группами, применительно к многонациональной России – народами.
К первым попыткам объективного исследования истории формирования духовных представлений ингушей следует отнести работы этнографов и
краеведов из числа становящейся ингушской интеллигенции, которые пытались собрать, систематизировать и описать ингушский фольклор5, а также ра-
1
Rawls J. The Idea of an Overlapping Consensus. Oxford Journal of Legal Studies. 1987.
С. 7.
2
Шапиро И. Три способа быть демократом // Полис. 1992. № 1–2.
Shapiro I. Tri sposoba byt' demokratom // Polis. 1992. № 1–2.
3
Nozick R. Anarchy, State und Utopia. Basik Books, 1974.
4
Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // Полис №1. 1994.
Khantington S. Stolknovenie tsivilizatsii // Polis №1. 1994.
5
Ахриев Ч. Ингуши (их предания, верования и поверья) // Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис. 1875. Вып. 8; Этнографический очерк ингушского народа с
приложением его сказок и преданий // Терские ведомости. 1872. № 27–32, 43, 45, 46; О
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
боты учёных-энтузиастов, действительно увлечённых этим краем6. Для данных работ было характерно освещение какой-либо одной стороны ингушской
истории, когда, например, ингушская культура рассматривалась в контексте
истории или этнографии, либо исследования носили научнопублицистический характер.
Лишь начиная с 90-х гг. XX в. появляются работы Б. Г. Габисова,
Ф. Ю. Албаковой, Д. Д. Межидова, И. Ю. Алироева, А. Х. Танкиева,
И. А. Дахкильгова, в которых ингушская культура становится предметом пристального внимания7. Так, например, Ф.Ю. Албакова анализирует динамику
знаково-символических контекстов традиционной культуры ингушей, И. Ю.
Алироев рассматривает национальные традиции, обычаи и нравы ингушей в
плане их социально-философского изучения. Проблема взаимосвязи языка,
истории и этнографии чеченцев, ингушей и бацбийцев и отражение происхождения ингушского народа в их языке раскрыта в работе Б. Г. Габисова. В работе А. Х. Танкиева на материалах фольклора раскрывается развитие понятий
и представлений ингушей о героическом, возвышенном и комическом, а такхарактере ингушей // Терские ведомости. 1871. № 30.; Базоркин А. Горское паломничество // Сборник сведений о кавказских горцах. Вып. VIII.
Akhriev Ch. Ingushi (ikh predaniya, verovaniya i pover'ya) // Sbornik svedenii o
kavkazskikh gortsakh. Tiflis. 1875. Vyp. 8; Etnograficheskii ocherk ingushskogo naroda s
prilozheniem ego skazok i predanii // Terskie vedomosti. 1872. № 27–32, 43, 45, 46; O
kharaktere ingushei // Terskie vedomosti. 1871. № 30.; Bazorkin A. Gorskoe palomnichestvo
// Sbornik svedenii o kavkazskikh gortsakh. Vyp. VIII.
6
Яковлев Н. В. Вопросы изучения ингушей и чеченцев. Грозный, 1927; Семенов Л.
Археологические и этнографические разыскания в Ингушетии в 1925–1927 гг. // Известия Ингушского научно-исследовательского института краеведения. Владикавказ.
1928. Т. 1; Крупнов Е. И. Средневековая Ингушетия. М., 1971; Генко А. Н. Из культурного прошлого ингушей // Ингуши: сб. ст. и очерков по истории и культуре ингушского народа. Саратов, 1996; Яковлев Н. Ингуши // Дош. Назрань, 1991. Кн. 1. Главы I, II;
Далгат У. Первобытная религия чеченцев и ингушей. М., 2004.
Yakovlev N. V. Voprosy izucheniya ingushei i chechentsev. Groznyi, 1927; Semenov L.
Arkheologicheskie i etnograficheskie razyskaniya v Ingushetii v 1925–1927 gg. // Izvestiya
Ingushskogo nauchno-issledovatel'skogo instituta kraevedeniya. Vladikavkaz. 1928. T. 1;
Krupnov E. I. Srednevekovaya Ingushetiya. M., 1971; Genko A. N. Iz kul'turnogo proshlogo
ingushei // Ingushi: sb. st. i ocherkov po istorii i kul'ture ingushskogo naroda. Saratov, 1996;
Yakovlev N. Ingushi // Dosh. Nazran', 1991. Kn. 1. Glavy I, II; Dalgat U. Pervobytnaya
religiya chechentsev i ingushei. M., 2004.
7
Танкиев А. Х. Свет народного сознания вайнахов. Грозный, 1990; Габисов Б. Г.
Чеченцы и ингуши (проблема происхождения). Грозный, 1991; Алироев И. Ю. История
и культура чеченцев и ингушей. Грозный, 1994; Албакова Ф. Ю. Проблемы развития
традиционной культуры вайнахов. М., 1999; Антология ингушского фольклора: в 10ти тт. / сост. И. А. Дахкильгов. Нальчик, 2003–2012 гг.; Дахкильгов И. А. Мифы и легенды вайнахов. Грозный, 1991.
Tankiev A. Kh. Svet narodnogo soznaniya vainakhov. Groznyi, 1990; Gabisov B. G.
Chechentsy i ingushi (problema proiskhozhdeniya). Groznyi, 1991; Aliroev I. Yu. Istoriya i
kul'tura chechentsev i ingushei. Groznyi, 1994; Albakova F. Yu. Problemy razvitiya
traditsionnoi kul'tury vainakhov. M., 1999; Antologiya ingushskogo fol'klora: v 10-ti tt. /
sost. I. A. Dakhkil'gov. Nal'chik, 2003–2012 gg.; Dakhkil'gov I. A. Mify i legendy
vainakhov. Groznyi, 1991.
– 136 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
же дешифруются в их историческом становлении древнейшие философские,
эстетические знания ингушского народа. В монографии И. А. Дахкильгова автор предлагает читателю собранный и систематизированный им в течение
многих лет мифолого-легендарный пласт устного народного творчества, раскрывая религиозно-мировоззренческие представления ингушей. Некоторые
аспекты обозначенной нами проблематики затрагиваются в работах М. М. Зязикова8, А. Х. Танкиева9, М. Цароевой10.
Однако эти работы не посвящены специально заявленной теме. Понятие «справедливость» в миропонимании ингушского народа – одна из
малоисследованных, как в общетеоретическом так и в методологическом
отношении.
Чтобы определить значение понятия справедливость, необходимо выяснить, каково же его происхождение, что понималось под нею раньше и что
понимается в настоящее время. При этом необходимо иметь в виду, что справедливость многогранна и имеет различные определения. Мнения исследователей в ответ на вопрос «Что есть справедливость, какова её роль в обществе?» расходятся. Но, как отмечает И. Шапиро, все теории справедливости
имеют точку пересечения, все они содержат два составных элемента: 1) меритель – объект справедливых принципов организации и распределения; 2) содержание, в котором трактуются сами принципы11.
Если понимать справедливость, как высший принцип человеческой
жизни и основу осуществления человеческой общественной сущности, то
особого внимания заслуживают три значения понятия «справедливость»: как
моральная обязанность, как обязанность, которая признается добровольно и
стоит выше простого принуждения, и как мера справедливости, заключённая в
пользе (благо).
Следует отметить, что ещё мыслители Древней Греции считали
справедливостью данное людям извне и не постижимое человеческим разумом12, т. е. понятие справедливости здесь неразрывно связывалось с верой в высшую силу.
8
Зязиков М. М. На рубеже веков. М., 2011; Зязиков М. М. Традиционная культура
ингушей: история и современность. Ростов-на-Дону, 2004.
Zyazikov M. M. Na rubezhe vekov. M., 2011; Zyazikov M. M. Traditsionnaya kul'tura
ingushei: istoriya i sovremennost'. Rostov-na-Donu, 2004.
9
Танкиев А. Х. Боарам – ингушская эстетика. Назрань, 2011.
Tankiev A. Kh. Boaram – ingushskaya estetika. Nazran', 2011.
10
Цароева М. Древние верования ингушей и чеченцев / на фр. яз. Париж. 2005.
Tsaroeva M. Drevnie verovaniya ingushei i chechentsev / na fr. yaz. Parizh. 2005.
11
Шапиро И. Указ. соч.
Shapiro I. Op. cit.
12
Гроздилов С. В. Эволюция представлений о справедливости в мировоззрении
древних греков
//www.portalus.ru/modules/philosophy/rus_readme.php?subaction=showfull&id=129363961
8&archive=&start_from=&ucat=1& (Дата обращения 28.03.2012)
Grozdilov S. V. Evolyutsiya predstavlenii o spravedlivosti v mirovozzrenii drevnikh
grekov // URL:
– 137 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Одной из структурирующих ингушское общество идей в ряду базовых
культурных ценностей является идеальный критерий справедливости (нийсхо)
– идеальная мера (боарам), которая является устойчивой величиной и наименее подвержена деформациям под воздействием внешних сил.
Миф как исторически первая и весьма долго господствовавшая форма
духовного освоения действительности (в том числе – и правовой) заложил те
исходные традиции в понимании и трактовке всех основных сфер жизни людей, с которыми в дальнейшем не могли не считаться искусство, религия, философия, наука.
Первый переходный шаг закона природы в закон человеческий связан
с зооморфным олицетворением мощных сил природы, который сменяется антропоморфизмом космических и природных явлений и персонификацией стихий. Это подтверждается довольно широким пантеоном духов – верховный
бог, создатель Вселенной, богов и людей – Дяла (Даьла); бог потустороннего
мира Эл-да (1ел-да); богиня солнца Малха-Аза; мать воды Хин-нана; богиня
вьюги Фурки, или Дарза-нана; мать ветров Мих-нана; бог грома и молнии Села; богиня болезней Ун-нана; богиня плодородия Тушоли и др.
О присутствии «религиозно-мифологического компонента, отголоски
которого живы и в наше время» свидетельствуют в первую очередь «календарные праздники»13.
Известный этнограф М. А. Агларов писал, что «представления о
собственных богах у древних дагестанцев были, как и у многих других народов, не более чем отражением самих себя и своего общества в идеале»14.
Это же утверждение можно отнести и к ингушскому обществу. «Социальные отношения проецировались на пространство культуры, но в основе
проекции лежала община»15.
В процессе дальнейшего развития на первый план выходили различные культы и божества. Мифологическая борьба богов за власть над
миром свидетельствовала о том, что сам мир уже не был однороден: он
включал в себя явления природы, неодушевленные предметы, зверей, людей, мистические формы, моральные принципы и др. Установившаяся с теhttp://www.portalus.ru/modules/philosophy/rus_readme.php?subaction=showfull&id=12936
39618&archive=&start_from=&ucat=1& (Дата обращения 28.03.2012)
13
Мадаева З. А. Народные календарные праздники вайнахов. Грозный. 1990. С. 5.
Madaeva Z. A. Narodnye kalendarnye prazdniki vainakhov. Groznyi. 1990. S. 5.
14
Агларов М. А. Языческое святилище на вершине горы Бахарган (К изучению общинных и региональных культов в Дагестане) // Мифология народов Дагестана. Махачкала,1984. С. 42.
Aglarov M. A. Yazycheskoe svyatilishche na vershine gory Bakhargan (K izucheniyu
obshchinnykh i regional'nykh kul'tov v Dagestane) // Mifologiya narodov Dagestana. Makhachkala,1984. S. 42.
15
Дмитриев В. А. Концептуальное пространство традиционной культуры и пространственное поведение народов Северного Кавказа // Северный Кавказ: человек в
системе социокультурных связей / отв. ред. Ю. Ю. Карпов. СПб., 2004. С. 31.
Dmitriev V. A. Kontseptual'noe prostranstvo traditsionnoi kul'tury i prostranstvennoe
povedenie narodov Severnogo Kavkaza // Severnyi Kavkaz: chelovek v sisteme
sotsiokul'turnykh svyazei / otv. red. Yu. Yu. Karpov. SPb., 2004. S. 31.
– 138 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
чением времени иерархия ингушского мифологического государства была
связана с критерием власти и природными законами, которые неизменны и
не могут быть нарушены. Процесс «постепенного перерастания культа
природы в многобожие шел параллельно процессу превращения родового
строя в строй военной демократии… и завершился, когда политеизм стал
господствующей формой религии»16.
Пытаясь дать характеристику духовной культуры ингушей, в частности представлений о справедливости, «мы должны учитывать, что… в идеологии горцев явно преобладали весьма архаичные элементы древней первобытно язычной религии». Ими было «пронизано все мировоззрение горца»17.
Язычество у ингушей было распространено не одно тысячелетие и настолько
вжилось в быт, нравы и психологию горцев, что они отождествляли этническую принадлежность и своё вероучение.
Борьба мифологических богов за власть приводит к появлению безраздельно господствующего божества Дяла. У предков ингушей «ещё в глубокой
древности сложились представления о существовании неких могущественных
сил, олицетворяющих собой красоту, добро и справедливость... эти древние
ингушские воззрения и воплощены в образе верховного божества Дяла»18.
Идея о снисхождении и земной власти становится главной в мифоритуальном
сознании ингушского народа и соотносится с именем данного божества.
Множественность, стремящаяся к единству, рождает порядок, который есть
одновременно закономерность и законосообразность.
По представлениям ингушей, он человекоподобен, живёт на небесах
и оттуда наблюдает за тем, что происходит на земле, а также нуждается в
жертвоприношениях. Отношение Дяла к прочим богам – как отца к детям.
Подлинная эволюция этого религиозного образа до сегодняшнего дня не
разработана несмотря на то, что для приобретения статуса верховного божества Дяла должен был пережить длительный период становления. Даже
основываясь на предании «Семь сыновей вьюги»19? можно предположить,
что первоначально главным божеством в ингушском пантеоне был Ткьа. В
сюжете Ткъа прогнал своих сыновей с вершины горы вместе с матерью
«Химехнинен» (мать вьюг – Фурки) за их «легкомысленность»: «,.. каждое
наше движение производило ветер, который леденил отца, и каждый наш
смех вызывал снежную бурю…»20
Таким образом, древние доисламские воззрения ингушей обнаруживают наличие божественной справедливости в лице Дяла. Он всегда добр и
16
Анисимов А. Ф. Этапы развития первобытной религии. М., 1967. С. 153.
Anisimov A. F. Etapy razvitiya pervobytnoi religii. M., 1967. S. 153.
17
Крупнов Е. И. Средневековая Ингушетия. М., 1971. С. 197–180.
Krupnov E. I. Srednevekovaya Ingushetiya. M., 1971. S. 197–180.
18
Танкиев А. Х. Указ. соч. С. 107.
Tankiev A. Kh. Op. cit. S. 107.
19
Антология ингушского фольклора. Т. 1. С. 102.
Antologiya ingushskogo fol'klora. T. 1. S. 102.
20
Там же.
Ibidem.
– 139 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
справедлив независимо от того, каким кажутся человеку его поступки и деяния. Не дело человека судить по отношению к Дяла о том, что справедливо,
что нет, что добро и что зло.
Человек (саг) представляет собой синтез двух начал: высшего, связанного с его душой, и низшего, связанного с его телесной сущностью. Главный
принцип здесь: «Поступать не так как я хочу, а так как правильно»21.
Стремление нравственного сознания ингушей – создать наиболее
оптимальную модель взаимоотношений в тайповой (родовой) структуре
ингушского общества и семье – получило своё отражение в подробной регламентации, позволяющей добиваться взаимного уважения между людьми,
бережного сохранения всего позитивного, накопленного народным опытом
на протяжении веков.
В иерархии тайповой структуры ингушей главенствующую роль играл
человек мудрый, к мнению которого прислушивались все остальные. Существует мнение, что «родоначальник» у ингушей – это не только лицо, от которого род ведет свою генеалогию, но и сильная личность, своим авторитетом
державшая в подчинении всех остальных.
В миропонимании ингушей нравственность «как этическая норма имеет свой корпоративный характер… за каждой фамилией, родом сохраняются
черты нравственности, характеризующие ее на протяжении нескольких поколений»22. Один из сильных принципов тайповой общины, сохраняющийся и в
настоящее время, заключается в том, что каждый ингуш заявит: «со – эздел,
яхь йола кIант» («я достойный, благородный молодец». – инг. яз.)
Мерилом значимости человека, таким образом, выступают личностные
качества, его моральная ценность. Всякий человек, совершающий неблаговидные поступки, ведущий мелочный, недостойный спор, по слабости воли
или по другим мотивам стремящийся к желаемому вопреки должному, характеризуется как «человек, потерявший человеческий стержень» («куц дайна
саг»). В представлениях ингушей «куц» – это комплекс должного в человеке
как социальном существе (в облике, поведении, поступках и т. д.).
Интересно здесь будет рассмотреть понятие «саг» – человек. Уоллис
Бадж утверждал: «Египтяне верили в то, что каждый бог обладает такой маги-
21
Точиева М. Б. Человек в ингушской народной философии // Лавровский сборник.
Материалы XXXIII среднеазиатско-кавказских чтений. Этнология, история, археология, культурология. 2008-2009 гг. СПб., 2009. С. 332.
Tochieva M. B. Chelovek v ingushskoi narodnoi filosofii // Lavrovskii sbornik. Materialy
XXXIII sredneaziatsko-kavkazskikh chtenii. Etnologiya, istoriya, arkheolo-giya,
kul'turologiya. 2008-2009 gg. SPb., 2009. S. 332.
22
Акиева Х. М. Этическое и эстетическое в культуре вайнахов: Автореф. дисс. …
канд. фил. наук. М., 1996. С. 34.
Akieva Kh. M. Eticheskoe i esteticheskoe v kul'ture vainakhov: Avtoref. diss. … kand.
fil. nauk. M., 1996. S. 34.
– 140 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
ческой силой, которая называется «Са Жизни» или «Са бога»23. «Са» у ингушей означает душа24.
Академик Д. С. Лихачёв писал: «… у вайнахских племен бог Села был
в трех ипостасях: Грома, Молнии и Радуги. Отступившего предупреждал громом, неисправившегося поражал молнией, и тогда мир озаряло счастье»25.
Здесь ингушское предание перекликается с древнегреческими представлениями, когда посредством действий божества вновь восстанавливался миропорядок и божественная справедливость.
В горной Ингушетии стоят каменные сооружения «селиньги» в виде
столба (с нишей для поминания), поставленные людям, убитым молнией. Они
считались божественными, так как были убиты богом грома Селой. Название
надгробных сооружений селинги и имя бога грома Села происходят от корня
слова «се», идентичному значению слова «са» – душа»26.
Столкновение представлений о том, что «правильно» с субъективной
позиции человека и божественной справедливости наиболее интересно представлено в древнеингушском сказании о богатыре-богоборце Курко
(Куркъа)27. Предание было записано и обработано в XIX в. В. Я. Светловым, в
нем ингушские имена богов даются в несколько искаженном виде28. «Братья
Нарты! – сказал он им, – великий Ткъа забыл нас. Мы голодаем и бедствуем,
принуждены убивать друг друга, чтобы удовлетворить ненасытного Ткъа. У
него стадо баранов, у него хижина из тростника. Разве не мог бы он бросить
нам пару баранов и несколько стеблей тростника?»29 Эти слова были услышаны великим богом Ткъа, живущем на вершине горы Бешлам-корт. Когда бросили жребий, чтобы определить очередную жертву для бога Ткъа, камень,
брошенный вверх, упал у ног Курко. Людей, назначенных в жертву, жгли на
костре. Тогда молодой нарт спрятался в пещере, чтобы переждать каменный
обвал, устроенный разгневанным Ткъа. Затем Курко, будучи недовольным в
распределении благ (овец и тростник), похищает оные у бога Ткъа для людей.
За это Ткъа приковывает его к горной скале на вечные муки и посылает орла
клевать его сердце.
23
Уоллис Бадж Э.А. Египетская книга мертвых. М., 2004. С. 768.
Uollis Badzh E.A. Egipetskaya kniga mertvykh. M., 2004. S. 768.
24
«Са» на ингушском языке означает «душа», «земля», «страна», «центральный
угол».
25
Александров В. Шпалами по памяти // «Гудок». 24 нояб.1986.
Aleksandrov V. Shpalami po pamyati // «Gudok». 24 noyab.1986.
26
Акиев Х. А. К вопросу об этимологии Ассы, Яссы, Осы // Ингушетия на пороге
нового тысячелетия: тез. докл. науч.-практ. конф. 29 апреля 2000 г. Назрань, 2000. С.
69–70.
Akiev Kh. A. K voprosu ob etimologii Assy, Yassy, Osy // Ingushetiya na poroge novogo
tysyacheletiya: tez. dokl. nauch.-prakt. konf. 29 aprelya 2000 g. Nazran', 2000. S. 69–70.
27
Среди ингушей до сих пор фигурирует мужское имя Курко и фамилия Куркиевых.
28
Так, имя главного бога Ткъа зафиксировано как Тга, имя нарта правдоборца
Курко – Куроко и т.д.
29
Дахкильгов И. А. Мифы и легенды вайнахов. Грозный, 1991. С. 153.
Dakhkil'gov I. A. Mify i legendy vainakhov. Groznyi, 1991. S. 153.
– 141 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Здесь обнаруживается сходство легенды с греческим мифом о прикованном Прометее – боге «человечности», который добыл огонь для людей. С
современнйоточки зрения удивительно, почему герои мифов добывают благодать в виде огня, барашка и тростника на ледяной заснеженной вершине горы,
т. е. там, где нет никаких условий для их пребывания. «Сверху, с голубого неба, сияло горячее солнце… по голубым полям неба гуляли стада белых и серых барашков. На самой верхушке горы, обнаженной ото льда и снега, стоял
трон, окутанный облаками. Вокруг трона росли целые леса великолепного
тростника, а неподалеку от трона виднелась тростниковая хижина…»30 В понимании наших предков самые высокие горы и самые низкие места на земле
были обиталищем богов и душ умерших людей.
«Мы имеем все основания считать, что Курко совершил святотатство,
похитив у Селы (Ткъа. – П. А.), вопреки воле бога, материальные блага. Он
нарушил установленный Дялой справедливый миропорядок, за что наказан
Селой. Курюко преступник, т. е. он преступил границы дозволенного смертному и, понятно, что подобное деяние не могло считаться положительным, а
тем более похвальным» в древнеингушских представлениях. Позже, «с ослаблением веры в языческих богов деяния богоборцев осмыслялись как подвиги
во имя интересов людей, народа, а стало быть, как проявления прекрасного,
величия человеческого духа»31.
Интересен миф об окаменевшем великане (вампал), ярко иллюстрирующий соотношение божественной справедливости в лице Дяла и послушания матери, являющегося одним из канонов ингушского нравственного комплекса «эздел». Сюжетная канва мифа рассказывает о великане, который, выполняя волю матери, являющуюся священной для любого сына, украл у Дяла
Сокола счастья. «Но всеведающий Дяла узнал об этом и молнией поразил великана насмерть. Великан упал на гору Мятлом, которую русские называют
Столовою. Боясь, что от гниения великана пойдет по всей земле сильный
смрад и пожалев великана за послушание матери, Дяла превратил великана в
камень…»32.
Мифические представления ингушей о земных порядках и в целом
опыт мифического подхода к организации общественной жизни оказали громадное влияние на народную мысль и впоследствии были аккумулированы в
нравственном комплексе эздел. Священный характер семейной общины, институты усыновления и наследственного права, святость и неприкосновенность гостя, справедливость, благородство, честь, свобода и т. д. – это лишь
некоторый перечень традиционных образцов культуры ингушского общества,
фиксированных на ментальном уровне.
30
Танкиев А. Х. Указ. соч. С. 159–160.
Tankiev A. Kh. Op. cit. S. 159–160.
31
Там же. С. 114–115.
Ibidem. S. 114–115.
32
Антология ингушского фольклора. Т. 1. С. 113.
Antologiya ingushskogo fol'klora. T. 1. S. 113.
– 142 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
Смысл жизни человека древние философы-ингуши видели в постоянном совершенствовании своей внутренней духовной сущности. «Нравственно
свободен только тот, кто соблюдает нормы эздел, а кто их нарушает или не
соблюдает вовсе, тот не может быть свободным человеком. Он не может быть
свободным человеком, потому что будет лишен чувства чести («сий»), достоинства, самоуважения и гордости, будет постоянно находиться в состоянии
нравственной неполноценности и не может быть уважаемым со стороны окружающих. Это один из канонических принципов, на которых стоит вся история эздел»33.
Все прошедшие, настоящие и будущие судьбы всех людей и миров
предрешены. Все, что сказал Дяла должно исполняться. Быть может, поэтому
в современной разговорной речи ингушей сохранились такие выражения:
«Дала аьнна дале», «Дала мукълойяхь» и др. («Если Дяла решил», «Если Дяла
разрешит»).
Характерной в логике мифологии является попытка связать природные и социальные явления. Неправильные, преступные действия, нарушение нравственных норм поведения в представлениях ингушей влекли за
собой божественное наказание. Так, например в древнеингушском мифе
рассказывается об оползне, который перегородил все Ассинское ущелье
так, что некуда стало течь водам реки Асса. И все это произошло из-за то,
что «жители аула, стоявшего на этой горе, вели себя плохо: воровали, давали ложные клятвы, доносили …»34.
Чувство равенства древнего человека требовало, чтобы всё принадлежало бы поровну всем. Однако слова, означавшие вначале равный дележ, постепенно приобрели значение «правильный», «порядочный» (дика)35.
Таким образом, справедливость стала выступать как мера, как точное
следование обычаю, принципу и закону, который признавался непререкаемым
и неизменным. Так, например, в мифе «Почему ты не поделился?» дух–
двойник человека (тарам) указывает на нарушение древнего охотничьего обычая дележа своей добычи со встречным охотником и предрекает возможное
наказание. Обычно в дар от убитого зверя отрезался лучший кусок мяса – передняя нога вместе с лопаткой. «После вашей встречи Асолт ушел от тебя
очень недовольный, – продолжал тарам, – потому что ты нарушил охотничий
обычай, не поделившись с ним своей добычей. Ты ничего ему не отрезал от
своей добычи, а он постеснялся напомнить тебе об этом. Если ты не повинишься перед Асолтом, не видать тебе больше добычи»36.
33
Танкиев А. Х. К вопросу об истоках ингушской народной этики «эздел» // Ценности культуры и природных ресурсов Ингушетии: сб. ст. Назрань, 2011. С. 7. Вып. 1.
Tankiev A. Kh. K voprosu ob istokakh ingushskoi narodnoi etiki «ezdel» // Tsennosti
kul'tury i prirodnykh resursov Ingushetii: sb. st. Nazran', 2011. S. 7. Vyp. 1.
34
Антология ингушского фольклора. Т. 1. С. 50.
Antologiya ingushskogo fol'klora. T. 1. S. 50.
35
Представляет интерес аналогия с древнегреческой богиней Дике, дочери Зевса и
Фемиды. Богиня Дике представлялась началом и носителем права, правды и справедливости ( Г1алг1ай-эрсий дошлорг. Нальчик.2009. С. 258).
36
Антология ингушского фольклора. Т. 1. С. 165.
– 143 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Ингушская община была конституирована нравственным комплексом эздел и жесткой регламентацией общественной жизни. Общественный
быт складывался под контролем широких родственных (тейп, община, семья) и родовых структур (Мехк-кхел – высший орган управления ингушскими обществами).
В социальной практике древнеингушского общества принцип справедливости был связан главным образом с запретами и с наказаниями за их
нарушение (бекхам). Наказание осуществлялось собранием рода, являясь
не только органом общественной власти, но и судебным органом, решало
дела об измене, трусости, убийстве внутри рода и др., определяя наказание
соответственно устоявшимся обычаям, справедливость которых не подвергалась сомнению.
Все события жизненного цикла (свадьба, похороны, рождение ребенка,
прием гостя и др.) были подчинены ритуализированным формам обычая.
«Именно обычаи и требования обычного права выступали как «ячейка», «клеточка» нормативности культурного процесса, его перерастания в непререкаемую норму правового сознания»37. Эти нормы признавались общеобязательными, причем эта обязательность основывалась как на внутренних факторах
(стыд – эхь), так и на внешних (авторитет тейпа, общины, семьи), имели всеобщий характер, т. е. действовали постоянно при всех однородных условиях,
отличающиеся устойчивостью своего содержания.
Любое нарушение обычая оценивалось как отступление от справедливого, признанного и уважаемого всеми общественного порядка и соответствующим образом каралось либо божественным провидением, либо коллективным решением. Так в мифе об устройстве мира говорится: «… имеется восемь раев и семь адов. Все они созданы для людей. Те из них, кто хорошо вел
себя, попадут в рай, а те, кто вел себя плохо, – в ад…»38
Признание поступка недостойным и противоречащим справедливости с позиции нравственного комплекса эздел всегда влекло за собой соответствующее наказание. Например, одно из преданий о суде у небесной
цепи повествует о совершенном со стороны жены прелюбодеянии. «Муж,
жена и тот мужчина пошли к священной цепи, чтобы разрешить, кто из них
прав, а кто виноват. Оказалось, что муж не прав и это его вина, что жена
оказалась ему неверной»39.
Представляет отдельный интерес образ «божественной цепи», широко
представленный в ингушском фольклоре. Данный символ олицетворял божественную связь между землей и небом. «В то старое время весь мир был ещё
Antologiya ingushskogo fol'klora. T. 1. S. 165.
37
Харсиев Б. М-Г. Ингушские адаты как феномен правовой культуры ингушей: автореф. дисс. …канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 15.
Kharsiev B. M-G. Ingushskie adaty kak fenomen pravovoi kul'tury ingushei: avtoref.
diss. …kand. filos. nauk. Rostov-na-Donu, 2003. S. 15.
38
Антология ингушского фольклора. Т. 1. С. 21.
Antologiya ingushskogo fol'klora. T. 1. S. 21.
39
Там же. С. 42.
Ibidem. S. 42.
– 144 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
благодатным. Во вселенной не знали, что такое дуновение ветра. С неба свисала нитка, на конце которой были лоскутки. Они никогда не колебались. Люди жили в спокойствии»40.
Он уходит своими корнями в древнегреческую традицию, рассказывающую о золотой цепи, протянутой между миром людей и пристанищем
олимпийских богов. «Говорят, что в прежние времена с неба свисала цепь.
При любых, возникших тяжбах люди ходили к этой цепи и там разрешали
свои споры... старики также рассказывают, что цепь не вынесла явления к себе
таких грешных людей и потому перестала правильно разрешать споры»41.
В этот период справедливость носила природный характер и была направлена на защиту интересов всего коллектива, тем самым обеспечивая его
жизнедеятельность как цельного организма. В мифологических представлениях сохранились также и предостережения будущим потомкам о возможности
деструкции ингушского общества, вследствие несоблюдения установившихся
обычаев. Так, например, в предании «Это приметы будущего» говорится:
«Когда одна веточка просит срезать не её, а другую веточку это означает, что
придет время, и люди ради сохранения себя будут жертвовать даже своими
близкими родственниками. А когда щенки начинают лаять прежде своей матери, это значит, что придет время, когда молодые будут пренебрегать старшими, будут пытаться опережать их в разговорах и делах…»42
Лицо, нарушившее указанные нормы, не заслуживало высокого звания человека. В таких случаях говорилось: «Хьо саг вац» (Ты не человек).
Такая степень осуждения раньше считалась хуже смерти, и человек предпочитал смерть такому осуждению потому, что никто уже не считался и не
мог считаться с ним как с полноценным человеком, заслуживающим внимания и уважения43.
Нормы, регулируемые этими понятиями, «сохранились в такой яркой и
прозрачной форме ещ1 с античных времен и поэтому оказывали и продолжают оказывать такое благотворное влияние на сохранение предельно высокого
уровня соблюдения этих норм, как величайших ценностей, являющихся могучей силой единства и противостояния всем бедствиям…»44 Нарушение человеком общепринятых норм поведения в ингушском обществе и сейчас воспринимается и осмысляется как проявление недостойного (несправедливого –
тоам боацар, хоарцо).
Таким образом, развитие человеческого мышления, рост общественного сознания неминуемо привели к формированию нравственных оценок пове40
Радость сердца. Фрунзе, 1957. (на инг. яз.) С. 235.
Radost' serdtsa. Frunze, 1957. (na ing. yaz.) S. 235.
41
Там же.
Ibidem.
42
Антология ингушского фольклора. Т. 1. С. 143.
Antologiya ingushskogo fol'klora. T. 1. S. 143.
43
Танкиев А. Х. Боарам - ингушская эстетика. С. 34–35.
Tankiev A. Kh. Boaram - ingushskaya estetika. S. 34–35.
44
Там же. С. 35.
Ibidem. S. 35.
– 145 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
дения людей – нормы нравственности, называемой чувством справедливости.
Стойкие черты этносознания формировались через посредство обычаев, привычек, жизненных порядков, воспринимаемых от этнической среды и передаваемых от поколения к поколению.
Объяснение особенностей ингушского миропонимания следует искать
не только в природных, но и в исторически сложившихся социальноэкономических условиях, породивших определённые общественные институты, без функционирования которых немыслима жизнь самого этноса. В генетическом плане современное состояние миропонимания ингушского народа
восходит ко времени, когда оно определялось мифологическими представлениями, а позднее религиозным фактором и политическим опытом, закреплённым традицией.
Список литературы
1. Агларов М. А. Языческое святилище на вершине горы Бахарган (К изучению общинных и региональных культов в Дагестане) // Мифология
народов Дагестана. Махачкала, 1984.
2. Акиев Х. А. К вопросу об этимологии Ассы, Яссы, Осы // Ингушетия на
пороге нового тысячелетия: тез. докл. науч.-практ. конф. 29 апреля 2000
г. Назрань, 2000.
3. Акиева Х. М. Этическое и эстетическое в культуре вайнахов: автореф.
дисс. … канд. филос. наук. М., 1996.
4. Анисимов А. Ф. Этапы развития первобытной религии. М., 1967.
5. Дахкильгов И. А. Мифы и легенды вайнахов. Грозный, 1991.
6. Дмитриев В. А. Концептуальное пространство традиционной культуры
и пространственное поведение народов Северного Кавказа // Северный
Кавказ: человек в системе социокультурных связей / отв. ред. Ю. Ю.
Карпов. СПб., 2004.
7. Крупнов Е. И. Средневековая Ингушетия. М., 1971.
8. Мадаева З. А. Народные календарные праздники вайнахов. Грозный.
1990.
9. Танкиев А. Х. Боарам – ингушская эстетика. Назрань, 2011.
10. Точиева М. Б. Человек в ингушской народной философии // Лавровский
сборник. Материалы XXXIII среднеазиатско-кавказских чтений. Этнология, история, археология, культурология. 2008–2009 гг. СПб., 2009.
11. Уоллис Бадж Э.А. Египетская книга мертвых. М., 2004.
12. Харсиев Б. М-Г. Ингушские адаты как феномен правовой культуры ингушей: автореф. дисс. … канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 2003.
13. Цароева М. Древние верования ингушей и чеченцев / на фр. яз. Париж.
2005.
14. Шапиро И. Три способа быть демократом // Полис. 1992. № 1–2.
15. Rawls J. The Idea of an Overlapping Consensus. Oxford Journal of Legal
Studies. 1987. С. 7.
– 146 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
CONCEPT OF «JUSTICE» IN THE WORLDVIEW OF THE INGUSH
PEOPLE
P. H. Akieva
The Ingush Scientific-Research Institute of Ch. Akhriev, Magas
Rooted concept of «justice» in everyday language, using it as a criterion
for evaluating a variety of situations in life determines the ambiguity and
variability of its content. This ambiguity makes it necessary to study the
content of people's notions of fairness that determine the subsequent behavior of the person.
Keywords: cultural values, mythical representations, social practices, particularly outlook
Об авторе:
АКИЕВА Петимат Хасолтовна – кандидат исторических наук,
ведущий научный сотрудник, Ингушский научно-исследовательский
институт им. Ч. Ахриева, (386001, г. Магас, пр. И. Зязикова д. 4), e-mail:
petim@yandex.ru
About the authors:
AKIEVA Petimat Khasoltovna – Candidate of Historical Sciences,
Senior Researcher, Ingush Scientific-Research Institute of Ch. Akhriev
(386001, Magas, Idris Zyazikov Avenue, 4), e-mail: petim@yandex.ru
References
Aglarov M. A. Yazycheskoe svyatilishche na vershine gory Bakhargan (K
izucheniyu obshchinnykh i regional'nykh kul'tov v Dagestane) //
Mifologiya narodov Dagestana. Makhachkala,1984.
Akiev Kh. A. K voprosu ob etimologii Assy, Yassy, Osy // Ingushetiya na
poroge novogo tysyacheletiya: tez. dokl. nauch.-prakt. konf. 29 aprelya
2000 g. Nazran', 2000.
Akieva Kh. M. Eticheskoe i esteticheskoe v kul'ture vainakhov: Avtoref. diss.
… kand. fil. nauk. M., 1996.
Anisimov A. F. Etapy razvitiya pervobytnoi religii. M., 1967.
Dakhkil'gov I. A. Mify i legendy vainakhov. Groznyi, 1991.
Dmitriev V. A. Kontseptual'noe prostranstvo traditsionnoi kul'tury i
prostranstvennoe povedenie narodov Severnogo Kavkaza // Severnyi
Kavkaz: chelovek v sisteme sotsiokul'turnykh svyazei / otv. red. Yu. Yu.
Karpov. SPb., 2004.
Krupnov E. I. Srednevekovaya Ingushetiya. M., 1971.
Madaeva Z. A. Narodnye kalendarnye prazdniki vainakhov. Groznyi. 1990.
Tankiev A. Kh. Boaram – ingushskaya estetika. Nazran', 2011.
– 147 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Tochieva M. B. Chelovek v ingushskoi narodnoi filosofii // Lavrovskii
sbornik. Materialy XXXIII sredneaziatsko-kavkazskikh chtenii.
Etnologiya, istoriya, arkheologiya, kul'turologiya. 2008–2009 gg. SPb.,
2009.
Uollis Badzh E.A. Egipetskaya kniga mertvykh. M., 2004.
Kharsiev B. M-G. Ingushskie adaty kak fenomen pravovoi kul'tury in-gushei:
avtoref. diss. … kand. filos. nauk. Rostov-na-Donu, 2003.
Tsaroeva M. Drevnie verovaniya ingushei i chechentsev / na fr. yaz. Parizh.
2005.
Shapiro I. Tri sposoba byt' demokratom // Polis. 1992. № 1–2.
Статья поступила в редакцию 12.10.2013 г.
– 148 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "История". 2014. № 1. С. 149–152.
КРИТИКА. БИБЛИОГРАФИЯ. НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ
УДК 94(470.41)”1941/1945” Т 3(2 Рос.Тат)622
А. Ш. КАБИРОВА. ВОЙНА И ОБЩЕСТВО: ТАТАРСТАН В 1941-1945 ГГ.
КАЗАНЬ: ИЗД-ВО «ФЭН» АН РТ, 2011. – 468 С. + 20 С. ВКЛ.
Л. А. Болокина
Тверской государственный технический университет, кафедра истории
Ключевые слова: А. Ш. Кабирова, Великая Отечественная война, Татарстан.
териалы, извлечённые из фондов
Историография Великой Отецентральных, региональных, муничественной войны весьма обширна
ципальных архивов, а сведения из
и содержит множество исследоваопубликованных источников сконий, посвящённых конкретным терее дополняют их. Заслуга автора
мам и сюжетам. При этом больвидится не только во введении в
шинство современных историков,
научный оборот большого числа
изучающих события военных лет,
новых источников, но и в умелом
согласны с тем, что остается немаих использовании. Часто встрело вопросов, требующих более
чающиеся в тексте выдержки из
тщательного исследования, всестодокументов и мемуаров напоминароннего анализа, нередко переосют своеобразные зарисовки – иномысления на основе постоянно
гда весьма колоритные – конкретрасширяющейся источниковой баных ситуаций, настроений, иных
зы. Подобные задачи реализованы
жизненных реалий. В сочетании с
в значительном количестве региоглубоким взвешенным анализом
нальных исследований, осуществпредставленной информации поленных в последние десятилетия. В
добные обращения к источникам
ряду именно таких изданий досделают чтение книги не только потойное место занимает книга А. Ш.
знавательным, но и по-настоящему
Кабировой – учёного из Татарстаинтересным.
на, много лет успешно занимаюЗаметной особенностью работы
щейся проблематикой военного
является многоплановость, которая в
времени.
конечном итоге позволяет автору соМонография состоит из введеставить целостную картину повсения, пяти глав, построенных по
дневной жизни тылового региона в
проблемному принципу, и заклюгоды войны. Такой подход объекчения. Во введении автор делает
тивно способствует достижению заподробный критический обзор исявленной цели – «показать влияние
ториографии рассматриваемой тевойны на судьбы людей», вывести на
мы, определяет её актуальность и
первый план тот самый «человеченаучную новизну. Документальную
ский фактор», столь часто упомиоснову исследования составили манаемый в современных исследова.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
ниях, но далеко не всегда становящийся стержневым моментом научного труда.
В первой главе описывается
перестройка народного хозяйства
Татарстана на военный лад и изменения в организации трудовых отношений. Главным обстоятельством, определявшим данные процессы, стала эвакуация предприятий и граждан. Тема эвакуации
неизменно остается в центре внимания автора и присутствует во
всех главах, но не сводится к традиционному
кругу
вопросов.
А. Ш. Кабирова сумела выявить
малоизвестные подробности быта
перемещённых граждан, особенности непростых взаимоотношений с
местным населением, примеры настойчивого преодоления отдельными людьми сложнейших проблем. При рассмотрении неоднозначного отношения к нарушителям трудовой дисциплины со стороны руководителей автор также
выясняет новые подробности, перечисляя причины, влиявшие на
рост или сокращение числа прогульщиков и дезертиров. Тезис о
возрастании индустриальной мощи
Татарстана в годы войны дополняется указанием на то, что это происходило на фоне фактического
упадка сельского хозяйства, и
вклад колхозного крестьянства в
Победу был обеспечен «экстремальными способами» (с. 121).
Один из основополагающих выводов автора заключается в том, что
«наряду с добровольной патриотической направленностью производственной деятельности людей определяющее значение приобрёл
фактор внеэкономического принуждения» (с. 459).
Во второй и третьей главах отражены материальные и социальнобытовые условия жизни населения.
Показывая неизбежное в условиях
войны снижение материального
уровня жизни граждан, автор обращается к очень конкретным вещам: нормам снабжения продовольственными и промышленными
товарами, функционированию рыночной торговли, размерам заработной платы и налогов, состоянию
коммунального хозяйства, возможностям медико-санитарного обслуживания и т. д., детально характеризуя экономическое и социальное
положение отдельных категорий
населения. Именно в этой части работы читатель наиболее часто узнаёт об ошибках и нарушениях
представителей власти, выражавшихся в слабом контроле, злоупотреблениях, хищениях, волоките,
бюрократизме и других формах,
что в целом позволяет прийти к
выводу о том, что «место человека
в иерархической системе власти
становилось определяющим фактором его относительно или безусловно безбедного существования»
(с. 156).
В четвертой главе рассматриваются направления идеологического воздействия власти на настроения и поведение населения.
Полностью поддерживая мнение
автора о многомерности и противоречивости массового сознания в
военные годы, когда героикопатриотические устремления сочетались с антисоветскими, следует
согласиться, что идеология играла
роль определенного компенсатор-
– 150 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1
ного механизма, вдохновлявшего
людей в условиях огромных моральных и материальных потерь.
А. Ш. Кабирова подчеркивает, что
гибкость, проявленная властью в
идеологической сфере, например, в
отношении к разным конфессиям,
носила лишь временный характер.
Заметим, что содержание третьего
параграфа, в котором говорится о
формах девиантного поведения,
представляется недостаточно информационно насыщенным, на что
указывает и сам автор; однако это
позволяет надеяться на дальнейшее
освещение данного сюжета в последующих работах.
Совершенно очевидно, что
достоинством работы является то,
что на протяжении всех глав автор
тщательно следил за соблюдением
баланса в раскрытии героических и
неприглядных сторон военной действительности. Это вполне удалось,
и наиболее заметно проявилось в
попытке дать объективную оценку
эффективности действий местных
и региональных властных структур.
Признавая роль партийных, хозяйственных руководителей в организации производства, социального
обеспечения и других вопросах, автор правдиво показывает и просчеты, допущенные властью, предпочитавшей действовать методами
принуждения.
Труд А. Ш. Кабировой является актуальным, содержательным
исследованием, полезным не только для профессиональных историков, но и широкого круга читателей, интересующихся событиями
Великой Отечественной войны, так
как показывает возможность взвешенного анализа и непредвзятого
обсуждения острых вопросов прошлого.
Л. А. Болокина,
кандидат исторических наук,
доцент кафедры истории и политологии Тверского государственного технического университета.
REVIEW: L. A. BOLOKINA KABIROVA A. SH. WAR AND SOCIETY:
TATARSTAN IN 1941–1945. KAZAN’, 2011.
L. A. Bolokina
The Tver State Technical University, the Dept of History and Political
Science
Keywords: A. S. Kabirova, Great Patriotic War, Tatarstan.
Об авторе:
БОЛОКИНА Любовь Александровна – кандидат исторических
наук, доцент, Тверской государственный технический университет, кафедра истории и политологии, (170026, Тверь, наб. Афанасия Никитина,
22, каб. С-235) e-mail: bolokinal@mail.ru
– 151 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
About the authors:
BOLOKINA Lyubov' Aleksandrovna – Candidate of Historical Sciences, the docent, the Tver State Technical University, the Dept of History
and Political Science, (170026, Tver, Af. Nikitina Embankment, 22, C-235),
e-mail: bolokinal@mail.ru
Статья поступила в редакцию 19.05.2013
– 152 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
CONTENTS
HISTORY OF RUSSIA
V. P. Buldakov The First World War: a chance to modernize Russia?
Tаtiana G. Leontieva War and peace in the Tverskaya province: 1914–1917
T. A. Filippova «Konfiskovat' Revolyutsiyu v svoyu pol'zu»? On the
phenomenon of «Soviet Bonapartism»
A. V. Sokolov Holy Synod in November 1917 – January 1918
HISTORIOGRAPHY. HISTORICAL SOURCE STUDY
I. G. Vorob’eva The Greek-Bulgarian church struggle in the works of
historical-Slavicist N. A. Popov
THE CULTURE OF RUSSIA
O.V. Riabov «Motherland» in the Russian Visual Culture
PAGE OF THE POST-GRADUATE STUDENT
Pavel S. Golubev Diaries of the Artist C. Somov 1925–1934's as a Historical
Source
THE REPORTS
Grigory Ivakin Black Hundreds unions in the campaign in the first State
Duma
P. H. Akieva Concept of «justice» in the worldview of the Ingush people
CRITICISM. THE BIBLIOGRAPHY. SCIENTIFIC LIFE
L. A. Bolokina Review: Kabirova A. Sh. War and Society: Tatarstan in 1941–
1945. Kazan’, 2011.
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
Тверского государственного
университета
Серия: История
СВЕДЕНИЯ ДЛЯ АВТОРОВ
Адрес редакции: 170001, Тверь, ул. Трехсвятская, д. 16/31, каб. 201.
Телефон/факс: (4822) 34–16–85 (Отв. редактор).
Е-mail: history.decanat@tversu.ru
на диссертации, так как они являются рукописями.
Статьи и сообщения высылаются по
почте заказным письмом главному редактору (Леонтьевой Татьяне Геннадьевне)
или ответственному секретарю журнала
(Богданову Сергею Владимировичу) по
адресу: 170021, Тверь, ул. Трёхсвятская, д.
16/31, каб. 201 или доставляются лично
автором по указанному адресу. По электронной почте тексты не принимаются.
Вместе с распечатанным вариантом
(межстрочный интервал – полуторный,
шрифт – Times New Roman Cyr, 14 кегль,
сноски постраничные, нумерация сносок
сквозная) представляется электронная
версия на СD дисках. В отдельных файлах должны содержаться: статья, резюме,
сведения об авторе (авторах). Сведения
об авторах статьи включают в себя: фамилию, имя и отчество полностью, учёное звание, степень, должность, место работы (полное название), почтовый адрес
места работы с индексом, номера контактных телефонов (с кодом города) и адрес электронной почты. Сведения об авторах указываются на русском и английском языках.
Рукопись должна представлять собой
готовый оригинал-макет на одной стороне чистой белой бумаги формата А4. Рукопись статьи сопровождают: фамилия,
имя, отчество автора(ов), указанные полностью, название статьи, аннотация (0,5
стр.) предложений, раскрывающих замысел статьи) и ключевые слова (до 10
слов или словосочетаний) на русском и
английском языках (прилагаются на отдельной странице и отдельным файлом).
Английский вариант должен быть идентичен русскому.
Журнал «Вестник Тверского университета. Серия История» является научно-теоретическим журналом, представляющим широкий спектр проблем всеобщей и отечественной истории, историографии, источниковедения, археологии, вспомогательных исторических дисциплин. Выходит с 2007 г. по 4 номера в
год. Журнал учреждён Тверским государственным университетом и является подписным периодическим научным изданием. В нём публикуются статьи, подготовленные преподавателями и сотрудниками
исторического Тверского государственного университета, а также учёными из
других научных и образовательных учреждений России, ближнего и дальнего
зарубежья.
Авторы несут персональную ответственность за содержание, научную ценность и новизну статей, представленных к
публикации.
Журнал зарегистрирован в Международном центре ISSN в Париже (19985037), что обеспечивает информацию о
нём в соответствующих международных
реферативных изданиях.
Требования к оформлению, содержанию и доставке текстов в редакцию
К публикации принимаются статьи
кандидатов и докторов наук объёмом до 1
п. л. (40 тыс. зн. с пробелами), статьи
докторантов, аспирантов и соискателей
объёмом от 0,5 п. л.; сообщения (краткая
информация о научной проблеме, научной жизни факультета, заметки о достижениях отдельных учёных или юбилейных датах) в объёме от 0,2 до 0,4 п. л.;
рецензии (до 0,3 п.л.).
В статье допускаются ссылки на авторефераты диссертационных работ, но не
.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Статья должна сопровождаться списком цитированной литературы на русском языке и в транслитерации.
Требования к оформлению приложений к тексту статьи
1. Фамилии авторов
Фамилии авторов статей представляются в одной из принятых международных систем транслитерации для авторов.
На сайте http://translit.ru/ можно бесплатно воспользоваться программой транслитерации русского текста в латиницу (в
окне «Выбор варианта» следует выбирать вариант BSI).
Чтобы избежать дублирования профилей в БД Scopus авторам важно:
1) придерживаться одной системы
транслитерации для всех своих публикаций;
2) придерживаться указания одного
места работы, так как данные о принадлежности организации (аффилировании) являются одним из основных определяющих признаков для идентификации автора. Отсутствие данных об аффилировании ведёт к потере статей в
профиле автора, а указание на различные
места работы ведёт к созданию дублей
профилей.
2. Название организации и ведомства
Название организации в Scopus используется для идентификации авторов,
для создания их профилей и профилей
организаций. Данные о публикациях авторов, связанных с конкретными организациями, используются для получения
полной информации о научной деятельности организаций (и в целом страны).
Во избежание создания дублирующих
профилей организации в статьях необходимо употреблять официальное (общепринятое) без сокращений названия
организации на английском языке, что
позволит более точно идентифицировать
принадлежность авторов и предотвратит
потери статей в системе анализа. Узнать
правильное англоязычное название вузов
и многих других организаций можно на
их официальном сайте. Исключение составляют не переводимые на английский
язык наименований фирм, которые даются в транслитерированном варианте.
Использование перед основным названием дополнительных данных («Учреждение Российской академии наук…»,
«ФГБОУ ВПО» и т. п.) является лишним
– это только затрудняет идентификацию
организации.
3. Заглавие статей на английском
языке
– заглавия научных статей должны
быть информативными (Web of Science
это требование рассматривает в экспертной системе как одно из основных);
– в заглавиях статей можно использовать только общепринятые сокращения;
– в переводе заглавий статей на английский язык не должно быть никаких
транслитераций с русского языка, кроме
непереводимых названий собственных
имен, приборов и др. объектов, имеющих собственные названия; также не используется непереводимый сленг, известный только русскоговорящим специалистам. Это также касается авторских резюме (аннотаций) и ключевых
слов.
4. Авторские резюме (аннотации) на
английском языке
Авторское резюме призвано выполнять функцию независимого от статьи
источника информации, должно излагать
существенные факты работы, и не должно преувеличивать или содержать материал, который отсутствует в основной
части публикации.
Аннотации должны быть:
 информативными (не содержать общих
слов);
 оригинальными (не быть калькой оригинальной аннотации);
 содержательными (отражать основное
содержание статьи и результаты исследований);
 структурированными (следовать логике
описания результатов в статье);
 «англоязычными» (написаны качественным английским языком);
 компактными (укладываться в объем от
100 до 250 слов).
– 155 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия «История». 2014. № 1.
Аннотации должны быть написаны качественным английским языком.
Текст должен быть связным с использованием слов «следовательно», «более того», «например», «в результате» и т.д.
(«consequently»,
«moreover»,
«for
example»,» the benefits of this study», «as
a result» etc.), либо разрозненные излагаемые положения должны логично вытекать один из другого. Необходимо использовать активный, а не пассивный залог, т.е. «The study tested», но не «It was
tested in this study» (частая ошибка российских аннотаций).
Авторское резюме должно включать
цель работы в сжатой форме. Предыстория
(история вопроса) может быть приведена
только в том случае, если она связана контекстом с целью. В тексте реферата следует применять терминологию, характерную
для иностранных специальных текстов,
избегать употребления терминов, являющихся прямой калькой русскоязычных
терминов. В тексте реферата не должны
повторяться сведения, содержащиеся в заглавии статьи. Следует избегать лишних
вводных фраз.
Аннотации российских авторов, как
правило, представляют прямой перевод
русскоязычного варианта, изобилуют
общими словами, не способствующими
раскрытию содержания статьи, часто по
объему не превышают 3-5 строк. При
переводе не используется англоязычная
специальная терминология, что затрудняет понимание текста зарубежными
специалистами. В зарубежной БД такое
представление содержания статьи недопустимо.
Одним из проверенных вариантов
аннотации является краткое повторение в ней структуры статьи, включающей введение, цели и задачи, методы, результаты, заключение.
В качестве помощи для написания
англоязычных аннотаций (рефератов)
можно рекомендовать обратиться к российскому ГОСТу 7.9-95 «Реферат и аннотация. Общие требования», который
был разработан, в основном, для информационных изданий и к «Рекомендациям
к написанию аннотаций для англоязыч-
ных статей, подаваемых в журналы издательства Emerald» (Великобритания):
(http://www.emeraldinsight.com/authors/gu
ides/write/abstracts.htm).
5. Пристатейные списки литературы
Список литературы для Scopus приводится полностью отдельным блоком
(«References»), при этом русскоязычные
ссылки даются в транслитерированном
виде, иностранные источники приводятся без изменений. Если список литературы состоит только из англоязычных источников, то блок References может отсутствовать.
Правильное описание используемых
источников в списках литературы является залогом того, что цитируемая публикация будет учтена при оценке научной деятельности её авторов, а также организации, региона, страны. По цитированию журнала определяется его научный уровень, авторитетность, эффективность деятельности его редакционного
совета и т. д.
В транслитерированных ссылках недопустимо использовать разделительные
знаки российских ГОСТов (//, – и т. п.).
Наиболее значимыми составляющими в библиографических ссылках являются 1) фамилии авторов, 2) названия
журналов,
книг,
конференций,
3) выходные данные. Для того, чтобы
все авторы публикации были учтены в
системе, необходимо при транслитерации в описание ссылки вносить всех
авторов.
Название, независимо от того, журнал это, монография, сборник статей или
название конференции, выделяется курсивом.
Заглавия статей, диссертаций, частей
книг (глав, статей хрестоматий и т. п.)
дают дополнительную информацию и в
аналитической системе Scopus не используются. В зарубежной БД простая
транслитерация данных элементов ссылки без их перевода на английский язык
не имеет смысла, и поэтому они, как
правило, опускаются, либо даются совместно с переводом.
– 156 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Другие требования к предоставляемым
материалам
К предлагаемым для публикации в
«Вестнике ТвГУ» статьям прилагается
рецензия научного руководителя (консультанта) и рекомендация кафедры, где
выполнена работа (подпись заверена, печать)
или
внешнего
оппонентаспециалиста. Отзыв заверяется в организации, где работает рецензент. В рецензии раскрывается и конкретизируется исследовательская новизна, научная логика,
отмечается научная и практическая значимость статьи, указывается на соответствие её оформления требованиям «Вестника ТвГУ». Замечания и предложения
рецензента, если они носят частный характер, при общей положительной оценке
статьи и рекомендации к печати не являются препятствием для её публикации после
доработки.
Основные разделы статьи: введение,
содержащее историографию и источниковедческий анализ проблемы, основная
часть, заключение (выводы), в котором указаны новые результаты и их теоретическое
или практическое значение; список литературы.
За ошибки и неточности научного и фактического характера, перевод аннотации ответственность несёт автор (авторы) статьи.
Пристраничные сноски должны
быть оформлены в соответствии с правилами, принятыми в журнале «Вестник
ТвГУ. Сер.: История»: в сноске указываются выходные данные, достаточные для
библиографического поиска, при этом
должны быть соблюдены правила библиографических сокращений (сб. ст., Мат.
конф., дисс. … канд. ист. наук и т. д.),
фамилия и инициалы авторов выделяются
курсивом, ссылка на архивные фонды
первично оформляется с полным названием архивного учреждения, затем даётся
только аббревиатура.
Иллюстрации
Рисунки выполняются в графическом
редакторе и предоставляются в редакцию
отдельным файлом. Рисунки к статье
должны иметь расширение *.jpg и чёткую
легенду.
За оформление имеющихся в статье
графических материалов (графики, диаграммы) ответственность несёт автор. При
вёрстке журнала они не редактируются.
Порядок рецензирования рукописей
Поступившей в редакцию рукописи
присваивается регистрационный номер, о
чём редакция информирует авторов по
электронной почте. Рукописи, оформленные с нарушением правил для авторов, не
рассматриваются. Представление в редакцию ранее опубликованных статей
не допускается.
По получении статьи от автора редакция направляет её на рецензирование двум
рецензентам, которые выносят заключение
о возможности публикации статьи. На основании экспертного заключения редколлегия принимает текст к публикации, либо
направляет на доработку.
Редакция не берёт на себя обязательства по срокам публикации и оставляет за
собой право редактирования, сокращения
публикуемых материалов и адаптации их
к рубрикам журнала. Корректура автору
не предоставляется. Редакция по электронной почте сообщает автору результаты рецензирования.
Если статья отклонена, то автору сообщается мотивированное заключение
рецензента. После переработки автором
материалы вновь рассматривает рецензент, после чего принимается решение о
направлении в печать.
Плата с аспирантов за публикацию
рукописей не взимается.
Полнотекстовые сетевые версии выпусков научного журнала «Вестник Тверского университета. Серия История» можно
найти в свободном доступе в Научной
Электронной Библиотеке ТвГУ на сайте:
http://eprints.tversu/ru и на сайте исторического факультета: http://history.tversu.ru
– 157 –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Тверского государственного университета №1, 2014.
Серия: «История». 2014. Выпуск 7.
Подписка по России ООО «МАП» – 80208
Цена свободная
Главный редактор Т. Г. Леонтьева.
Технические редакторы: А. В. Жильцов, С. В. Богданов.
Подписано в печать 04.03.2014. Выход в свет 18.03.2014.
Формат 70 х 108 1/16. Бумага типографская № 1.
Печать офсетная. Усл. печ. л. 13,8.
Тираж 500 экз. Заказ № 95.
Тверской государственный университет.
Редакционно-издательское управление.
Адрес: Россия, 170100, г. Тверь, Студенческий пер., д.12.
Тел. РИУ: (4822) 35-60-63.
Документ
Категория
Научные
Просмотров
369
Размер файла
2 708 Кб
Теги
461, серии, университета, государственного, тверского, история, вестник, 2014
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа