close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

514.Вестник Тверского государственного университета. Серия Право №2 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ТВЕРСКОГО
ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА
Научный журнал
Основан в 2003 г.
Зарегистрирован в Федеральной службе по надзору в сфере связи,
информационных
технологий
и
массовых
коммуникаций
(Роскомнадзор).
ПИ №ФС77-51592 от 2 ноября 2012 г.
Серия «Право»
№ 2, 2014
Учредитель
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»
Редакционный совет:
Председатель д-р физ.-мат. наук, проф. А.В. Белоцерковский
Зам. председателя д-р техн. наук, проф. И.А. Каплунов
Члены редакционного совета:
д-р филол. наук, проф. Е.Н. Брызгалова, д-р филос. наук, проф. Б.Л. Губман,
д-р филол. наук, проф. А.А. Залевская, д-р пед. наук, проф. И.Д. Лельчицкий,
д-р ист. наук, проф. Т.Г. Леонтьева, канд. экон. наук, доцент Д.И. Мамагулашвили,
канд. физ.-мат. наук, доцент Б.Б. Педько, д-р хим. наук, проф. Ю.Г. Папулов,
д-р биол. наук, проф. А.Я. Рыжов, д-р геогр. наук, проф. А.А. Ткаченко,
д-р юр. наук, проф. Л. В. Туманова, д-р физ.-мат. наук, проф. А.В. Язенин
Редакционная коллегия серии:
Д-р юр.наук, профессор О.Ю.Ильина (отв.редактор),
д-р юр.наук, проф.,заслуженный юрист РФ Л.В. Туманова,
д-р юр. наук В.В.Харитошкин, д-р юр. наук,доц. Н.А.Антонова,
д-р юр. наук, доц. Ю.В.Васильчук,
д-р юр. наук, проф., Ю.Ф.Беспалов,
д-р юр. наук, проф. Российской академии правосудия В.К.Андреев
Адрес редакции:
Россия, 170100, Тверь, ул. Желябова, 33.
Тел. РИУ: (4822) 35-60-63
Все права защищены. Никакая часть этого издания не может быть
репродуцирована без письменного разрешения издателя.
© Тверской государственный университет, 2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Scientific Journal
Founded in 2003
Registered by the Federal Service for Supervision in the Sphere of Telecom,
Information Technologies and Mass Communications (ROSKOMNADZOR).
PI №ФС77-51592 from November 2, 2012.
Seriya «Pravo»
No. 2, 2014
Translated Title
HERALD OF TVER STATE UNIVERSITY. SERIES: APPLIED MATHEMATICS
Founder
FEDERAL STATE BUDGET EDUCATIONAL INSTITUTION
OF HIGHER PROFESSIONAL EDUCATION «TVER STATE
UNIVERSITY»
Editorial Council:
Chairman Dr. of Sciences, prof. A.V. Belotserkovskiy,
Vice-chairman Dr. of Sciences, prof. I.A. Kaplunov
Members of the Editorial Council:
Dr. of Sciences, prof. E.N. Bryzgalova, Dr. of Sciences, prof. B.L. Gubman,
Dr. of Sciences, prof. A.A. Zalevskaya, Dr. of Sciences, prof. I.D. Lel'chitskiy,
Dr. of Sciences, prof. T.G. Leont'eva, Candidate of Sciences, docent D.I. Mamagulashvili,
Candidate of Sciences, docent B.B. Ped'ko, Dr. of Sciences, prof. Yu.G. Papulov,
Dr. of Sciences, prof. A.Ya. Ryzhov, Dr. of Sciences, prof. A.A. Tkachenko,
Dr. of Sciences, prof. L.V. Tumanova, Dr. of Sciences, prof. A.V. Yazenin
Editorial Board of the Series:
Dr. of Sciences, prof. O.U. Ilina(editor-in-chief),
Dr. of Sciences, prof., Honored Lawyer of the Russian Federation L.V. Tumanova
Dr. of Sciences V.V.Haritoshkin Sciences, Dr. of Sciences N.A.Antonova,
Dr. of Sciences Y.V.Vasilchuk,
Dr. of Sciences Y.F.Bespalov,
Dr. of Sciences, prof. Russian Academy of Justice V.K.Andreev
Editorial Office:
Russia, 170100, Tver, 33 Zhelyabova str.
Phone: (4822) 35-60-63
All rights reserved. No part of this publication may be
reproduced without the written permission of the publisher.
© Tver State University, 2014
-2-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!
Наш любимый Семейный
кодекс
Российской Федерации стал
совершеннолетним…
С одной стороны, это дата, по достижении которой есть все основания
утверждать о приобретении опыта, формировании совершенных формы и содержания.
С другой стороны, это дата «взросления», ответственности за установленные
ориентиры и нормы семейно-правового регулирования.
Несмотря на привлекательность и кажущуюся простоту семейного права оно
представляет собой самостоятельную отрасль права, имеющую сложный предмет и
специальный метод регулирования. Многие проблемы правовой регламентации
семейных отношений приобрели в настоящее время особую актуальность с точки
зрения перспектив реформирования семейного законодательства РФ.
Примечательно, что именно в преддверии совершеннолетия Семейного
кодекса РФ Президент РФ озвучил поручения по совершенствованию семейного
законодательства.
Международная научно-практическая конференция «Совершеннолетие
Семейного кодекса как конституционное основание полной дееспособности в системе
российского законодательства» состоялась благодаря нашему неравнодушию,
симпатии к СК РФ, а также потребности в выражении творческого потенциала,
конкретных предложений по совершенствованию СК РФ и практики его применения.
Благодаря нам − представителям России и Казахстана, Твери, Москвы,
Самары и Саратова, Ярославля и Ульяновска, Курска и других городов Семейный
Кодекс получил подарок − пристальное внимание ученых к его персоне.
Поздравляю всех искренне с этим событием, желаю захватывающего,
интригующего прочтения материалов конференции и стимула к продолжению
научной дискуссии.
С уважением, д.ю.н, профессор
кафедры гражданского права ТвГУ
О.Ю. Ильина
-3-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
СОДЕРЖАНИЕ
Альбиков И.Р.
Фактические семейные правоотношения: тенденции развития и проблемы
закрепления в российском законодательстве……………………………………..12
Ахметьянова З.А.
К вопросу о вещных правах несовершеннолетних…………………………….....19
Аюпова З.К., Кусаинов Д.У.
Роль Семейного кодекса в укреплении прав женщин и детей как основа
строительства сильного государства……………………………………………….33
Барков А.В.
Договор о предоставлении социальных услуг как основа правовой конструкции устройства детей в организацию для детей-сирот (обсуждаем проект
ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской
Федерации»)………………………………………………………………………….45
Баркова Л.А.
Организационно-правовые формы «семейных» объединений как субъектов
семейного предпринимательства…………………………………………………...55
Вайнер Е.С.
К вопросу о моменте возникновения родительских прав………………………..65
Воронцов, А.Л, Воронцова Е.В.
Нормы Конституции Российской Федерации и Семейного кодекса
Российской Федерации как отражение идеологии Российского
государства…………………………………………………………………………...70
Горская Е.Ю.
Понятие семьи в законодательстве и праве России…………………………….…77
Громакова А.С. Каймакова Е.В.
Проблемные аспекты правового регулирования суррогатного материнства
в Российской Федерации…………………………………........................................82
Громоздина М.В.
Правовая позиция органов опеки и попечительства по спорам о порядке
осуществления родительских прав………………………………………………....91
Данилова И.С.
Тенденции совершенствования российского законодательства, направленные
на реализацию прав детей…………………………………………………………...98
Ильина О..Ю.
Совершеннолетие Семейного кодекса Российской Федерации как повод
для совершенствования российского семейного законодательства………………105
Исаева Е.А.
Однополый брачный союз: отрицание или легализация (зарубежные
тенденции)………………………………………………………………....................112
Каймакова Е.В., Полянская М.Э.
Актуальные проблемы реализации прав и обязанностей несовершеннолетних
родителей………………………………………...........................................................120
Касаткина А.Ю.
Формы и способы охраны наследственных прав ребенка по законодательству
Российской Федерации…………………………….....................................................127
-4-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Кваша Е.А.
Некоторые направления совершенствования семейного законодательства,
касающиегося договоров о замещающих семьях…………………………………134
Князева Е.В.
Семейно-правовой и гражданско-правовой договоры: сравнительная
характеристика………………………………………………………………………141
Коба Т.И
Необходимость интегрирования процедуры медиации в семейные споры
на пороге Совершеннолетия Семейного кодекса…………………………………148
Ковалёва М.Л.
Преимущественные права как элемент правового статуса субъекта семейных
правоотношений…………………………………………….....................................154
Кокова Д.А.
О принципах семейного права……………………………………………………...164
Кокорина М.С.
Наследование имущества наследниками по закону седьмой очереди
в системе российского законодательства: теория и практика…………………...170
Косова О.Ю.
Семейный кодекс РФ и развитие семейного законодательства………………….179
Кравчук Н.В.
Правосубьектность ребенка в российском законодательстве
и стандартах Европейского Суда по правам человека…………………………..190
Крусс В.И.
Проблемы конституционализации российского семейного законодательства
и правовой идентичности субъектов профильных отношений………………….202
Ксенофонтова Д.С.
Понятие и критерии нуждаемости по семейному праву России
и Германии………………………………………………………………………….213
Кужилина А.А.
Процесс становления брачного договора как института семейного права
в России и в зарубежном правопорядке…………………………………………..222
Куропацкая Е.Г.
Семейно-правовая ответственность опекунов (попечителей)
несовершеннолетних……………………………………………………………….232
Куттубаев А.А.
Особенности механизма исполнения семейно-правовых обязательств………240
Левушкин А.Н.
Кровное родство в системе юридических фактов как основание возникновения семейных правоотношений по семейному законодательству
РФ и других государств – участников СНГ……………………………………...250
Лескова Ю.Г.
Некоторые проблемы применения норм Семейного кодекса РФ при
реализации права на материнский капитал……………………………………….261
Максимович Л.Б.
Развод, осложненный спором о детях……………………………………………..270
Мандрыко А.В.
Проблемы регулирования личных неимущественных семейных
отношений……………………………………………………………………….....279
-5-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Нечаева А.М.
Семейный кодекс Российской Федерации и его развитие………………………..284
Низамиева О.Н.
К вопросу о правовой природе неустойки, взыскиваемой за ненадлежащее
исполнение алиментных обязанностей…………………………………………….296
Ординарцева Л.И.
Проблемы соответствия терминологии законов субъектов Российской
Федерации федеральному семейному законодательству…………………….…...305
Поваров Ю.С.
Содержание брачного договора: приемы ограничения свободы определения
договорных условий…………………………………………………………………313
Рабец А.М.
Проблемы полной гражданской дееспособности несовершеннолетних в
«совершеннолетнем» Семейном Кодексе РФ……………………………………...322
Рузанова В.Д.
Вопросы взаимодействия семейного и гражданского законодательства в
регулировании смежных отношений…………………………………………….…329
Рузанова Е.В.
Вопросы гармонизации семейно-правового и гражданско-правового
регулирования ответственности родителей (лиц, их заменяющих) за
причинения вреда здоровью ребенка………………………………………………326
Савельева Н.М.
Имущество каждого из супругов: проблемы теории и практики………………….344
Садеева Г.М.
Правовой статус участников (субъектов) усыновления (удочерения)
по российскому законодательству………………………………………………….354
Саенко Л.В.
Взаимосвязь общих норм Конституции России и специальных норм
Семейного кодекса Российской Федерации в сфере охраны семьи и
семейных прав граждан……………………………………………………………...362
Самойлова М.В.
О необходимости приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних при направленном отказе от наследства……..............................................369
Сапронова Ю.Ю., Каймакова Е.В.
Право ребенка на семью и на защиту его законных интересов………………..….376
Сергеева О.Л.
Алиментные обязательства, как правовые последствия прекращения брака
в сфере имущественных отношений между бывшими супругами………….……385
Ситкова О.Ю.
Проблемы терминологии Конституции РФ и Семейного кодекса РФ в сфере
защиты семейных прав……………………………………………………………..393
Сулейманова Ю.З.
О медицинском обследовании лиц, вступающих в брак……………………….…402
Тарусина Н.Н.
Семейный кодекс: от совершеннолетия до полной вменяемости………………...407
Татаринцева Е.А.
Основные направления модернизации института усыновления
в Российской Федерации…………………………………………………………....415
-6-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Темникова Н.А.
Ограничение дееспособности: перспективы изменения гражданского
и семейного законодательства…………………………………………… ..424
Толстова И.А.
Правовые основы создания и деятельности домашних детских садов
в многодетных семьях………………………………………………………...435
Туманова Л.В.
Право несовершеннолетних лиц на судебную защиту: «де-юре» и
«де-факто»…………………………………………………………………..…443
Убалехт О.В.
Основания возникновения обязанности детей по содержанию родителей
в законодательстве Российской Федерации и некоторых европейских
стран…………………………………………………………………………….448
Углов А.С.
Корреляция нормативных положений семейного и трудового законодательств в аспекте конституционализации российской правовой
системы………………………………………………………………………..457
Федан М.Ю.
Споры связанные с определением места жительства ребенка: проблемы
конституционализации правового регулирования…………………………..467
Федорова Л.Ф.
Право ребенка на жизнь и проблемы его реализации в Российской
Федерации……………………………………………………………………..477
Хурцилава Л.А.
Классификация договоров в семейном праве……………………………….485
Цепкова Т.А. Филиппов С.А,
Основные направления государственной политики в части обеспечения
сохранности родительского попечения над детьми…………………………497
Штыков Д.В.
К вопросу о соотношении запрета на усыновление российских детей
гражданами США с действующим российским законодательством
и нормами международного права………………………………………..…512
-7-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С. 12–18
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С. 8–12
УДК 347.6
ФАКТИЧЕСКИЕ СЕМЕЙНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ:
ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ И ПРОБЛЕМЫ ЗАКРЕПЛЕНИЯ
В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
И.Р. Альбиков
Негосударственное образовательное учреждение
«Безопасность и охрана труда», г. Ульяновск
Статья посвящена тенденции развития фактических семейных правоотношений
и проблеме закрепления в российском законодательстве правового
регулирования
отношений
мужчины
и
женщины,
состоящих
в
незарегистрированном союзе. Незарегистрированный союз мужчины и
женщины − это «сожительство мужчины и женщины со всеми признаками
семейных отношений, но без юридической регистрации этих отношений».
Сделан вывод, что на современном этапе развития человечества нельзя
игнорировать факт существования фактических семейных правоотношений
мужчины и женщины, которые заслуживают внимания, общественной и
правовой поддержки и, самое главное, защиты со стороны государства.
Ключевые слова: правоотношение, брак, семья, имущество, собственность,
общество, государство.
В настоящее время многообразие брачно-семейных форм становится
элементом современной семейной системы большинства стран мира, в том числе и
России.
Некоторые
виды
внебрачного
сожительства
допускались
еще
законодательством Рима, хотя они и не были в полной мере реципированы, и в
настоящее время законом почти повсеместно сожительство в основном игнорируется 1.
Подтверждением этого служат и положения Семейного кодекса России. Согласно
современному семейному законодательству фактические семейные отношения не
признаются государством в качестве брачных отношений со всеми вытекающими
отсюда последствиями. Такой вывод можно сделать из содержания ст. 1 СК РФ 2, в
которой зафиксированы основные начала семейного законодательства современной
России. Таким образом, принцип государственного признания брака, оформленного в
установленном законом порядке, является основополагающим принципом семейного
права.
1
См.: Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. М.: Статут, 2005. С.
400.
2
См.: Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу РФ (постатейный). М.:
Юстицинформ, 2003.
-8-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Заметим, что незарегистрированный союз мужчины и женщины существовал
всегда, но в современном мире он приобретает все большую популярность. Несмотря
на то что интересы партнеров при незарегистрированном союзе никак не защищены
законодательно, многие пары не спешат оформлять свое супружество официально. Все
шире распространяется идея, согласно которой перед официальной регистраций
молодым людям необходимо некоторое время пожить вместе и присмотреться друг к
другу, чтобы в дальнейшем избежать многих проблем в семейной жизни. Было бы
неправильным полагать, что незарегистрированные отношения – удел молодых
людей, совместно проживающие без регистрации пары встречаются как в среднем
возрасте, так и среди пожилых. Незарегистрированные союзы в современном
обществе встречаются в различных возрастных группах.
Распространение незарегистрированных союзов, а также рождение в них
детей прежде всего связано с появлением новых социальных проблем, которые,
безусловно, затрагивают как мужчин и женщин, вступающих в подобные отношения,
так и детей, входящих в такой союз.
Изложенное позволяет сделать вывод, что незарегистрированный союз
мужчины и женщины это прежде всего «сожительство мужчины и женщины со всеми
признаками семейных отношений (совместное хозяйство, воспитание детей,
отношение друг к другу как к мужу и жене, восприятие их третьими лицами в качестве
таковых), но без юридической регистрации этих отношений». То есть от
зарегистрированного брачного отношения он отличается только отсутствием
государственной регистрации брака и, как следствие, нераспространением на него
семейно-правовых последствий брака. Фактический сожитель не приобретает
юридической обязанности содержать своего нетрудоспособного фактического
сожителя, беременная сожительница или сожитель, осуществляющий уход за общим
ребенком, не приобретает субъективного права на алименты. Вместе с тем и в первом,
и во втором случае моральные нормы устанавливают соответствующие моральные
обязанности членов семьи, которые, однако, в рамках юридического исследования, что
очевидно, не могут анализироваться3.
Вместе с тем, будучи менее институализированной формой брачно-семейных
отношений, незарегистрированный союз позволяет фактическим супругам
моделировать свои отношения в зависимости от собственных ценностных ориентаций,
социальных установок и представлений о будущем союзе.
По данным переписи населения 2010 г. семей, находящихся в
незарегистрированном браке, насчитывается около 13% от общего количества
супружеских пар (для сравнения: по итогам переписи населения 2002 г. количество
пар, находящихся в незарегистрированном браке, составляло 9,7%) 4. Это
подтверждает, что незарегистрированные отношения не только продолжают
существовать, но и численность таких союзов растет. В большинстве стран Европы
добрачное сожительство – уже практика большинства. Для людей стало нормой жить
3
См.: Филиппова С.Ю. Гражданско-правовые средства достижения цели построения
семьи путем фактических брачных отношений//Семейное и жилищное право. 2010. №
3.
4
См.: Вот такие мы – россияне. Об итогах Всероссийской переписи населения 2010
года. URL: http://www.rg.ru/2011/12/16; Российская газета. 2011. 22 дек.
-9-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
вместе до вступления в брак. В то же время рост числа незарегистрированных союзов
сопровождается ростом числа рожденных в них детей. Часто юридическая
регистрация отношений происходит лишь в случае, когда мужчина и женщина
принимают решение о рождении ребенка. Распространение фактических семейных
правоотношений
в
современной
России
позволяет
полагать,
что
незарегистрированный союз мужчины и женщины приобретает статус отдельного
социального института, который необходимо законодательно урегулировать либо
путем внесения в Семейный кодекс Российской Федерации норм, регулирующих
данный вид отношений, либо путем принятия отдельного закона, определяющего
положения лиц, находящихся в незарегистрированном союзе.
В разработке нового закона или внесения изменений в действующее семейное
законодательство, в отношении незарегистрированных супружеских отношений,
можно учитывать опыт зарубежных стран. В зарубежных странах законодатель поразному отреагировал на реальные изменения в общественном институте семьи и
брака. Однако, узаконив фактическое сожительство, иностранное право ряда
государств прежде всего упорядочило имущественные отношения партнеров,
урегулировало вопросы воспитания и содержания несовершеннолетних детей, а также
разрешило проблемы предоставления или, наоборот, лишения фактических брачных
союзов определенных льгот и привилегий5.
К примеру, Семейный кодекс Украины регулирует отношения, возникающие
между лицами, состоящими в незарегистрированном союзе. Так, согласно этому
документу проживающие даже вне зарегистрированного брака, мужчина и женщина,
всё, что нажито в период их совместного проживания, является совместной
собственностью и обладает всеми соответствующими регулятивными нормами, как и в
зарегистрированном браке (такая же тенденция наблюдается и в законодательстве
других стран); также в Семейном кодексе Украины регулируются права на содержание
женщины и мужчины друг другом и проживающего с кем-то из них ребёнка (гл. 9 ст.
91); признанные законом отец и мать имеют одинаковые обязанности и права в
отношении ребёнка вне зависимости от того, пребывали они в законном браке или нет
(гл.13 ст. 141)6.
На сегодняшний день российское законодательство, в отличие от
законодательства зарубежных стран, не желает признавать сложившиеся в своей массе
социальные отношения – в части незарегистрированных семейных правоотношений,
что приводит к расхождениям между действующим законодательством и реальными
социальными изменениями в обществе. Тем самым оставляет вне правового
регулирования супружеские отношения в незарегистрированном союзе. Не вызывает
сомнения справедливость
утверждения С.И. Реутова, который считает, что
регистрация брака является, безусловно, необходимой и с общественных позиций
целесообразной, незарегистрированные фактические браки не могут находиться вне
правового регулирования, так как сложившаяся на их основе семья характеризуется
теми же признаками, что и семья, созданная на основе зарегистрированного брака, и
5
См.: Косарева И.А. Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц,
состоящих в фактических супружеских отношениях//Семейное и жилищное право.
2009. № 1.
6
См.: Семейный кодекс Украины. URL: http://pravoved.in.ua
- 10 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
выполняет аналогичные функции: деторождение, воспитание детей, взаимная
материальная поддержка и сотрудничество7.
Таким образом, существуют следующие серьезные основания для
регулирования отношений лиц, состоящих в незарегистрированных семейных
правоотношениях:
-необходимо отметить, что в настоящее время правовой защитой пользуются
исключительно фактические брачные отношения, возникшие в период до 8 июля 1944
г. При этом факт состояния в фактических брачных отношениях может быть
установлен судом в порядке, предусмотренном гл. 28 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации. Согласно Обзору законодательства и судебной
практики Верховного cуда Российской Федерации за первый квартал 2002 г.,
утвержденному Постановлением Президиума Верховного cуда Российской Федерации
от 10 июля 2002 г8., установление судом факта нахождения в фактических брачных
отношениях, возникших после 8 июля 1944 г., не допускается. Это означает, что право
в своем развитии признавало фактические брачные отношения.
В настоящее время незарегистрированные супружеские отношения широко
распространены в России, и с каждым годом их количество увеличивается, что
подтверждается итогами переписи населения. В связи с чем возникает необходимость
защиты имущественных, наследственных прав фактических супругов, а также детей,
рожденных в незарегистрированном союзе. Кроме того, возникает необходимость
определения дальнейшей динамики распространения и выявления особенностей
незарегистрированных союзов.
На современном этапе развития человечества нельзя игнорировать факт
существования фактических брачных правоотношений, которые заслуживают
внимания, общественной и правовой поддержки и, самое главное, защиты со стороны
государства.
Все эти изменения в общественной жизни, в сфере семейно-брачных
отношений служат основанием полагать, что существует необходимость
юридического уравнивания зарегистрированного брака и фактических семейных
правоотношений, т. е. признания юридической силы не только за традиционным,
официальным браком, но и за незарегистрированным союзом. Это прежде всего
защитит лиц, находящихся в незарегистрированных семейных правоотношениях и
уменьшит число судебных споров в этой области.
В заключение отметим, что проблема правоотношений мужчины и женщины в
незарегистрированном союзе на сегодняшний день актуальна и значима, она
отличается новизной и сложностью, как в теоретическом, так и в практическом
отношении. К сожалению исследований брачно-семейных отношений в
незарегистрированных союзах на современном этапе недостаточно для полноценного
изучения различных аспектов незарегистрированных правоотношений. Супружеские
правоотношения в незарегистрированном союзе до сих пор остаются малоизученной
темой, на что указывает отсутствие достаточных публикаций в научной литературе. В
7
См.: Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве.
Свердловск: 1989. С. 83 – 95.
8
См.: Бюллетень Верховного суда РФ. 2002. № 11.
- 11 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
свою очередь, в зарубежной литературе, напротив, по данной тематике достаточно
много работ, причем как теоретических, так и практических.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Слепакова А.В. Правоотношения собственности супругов. М.: Статут, 2005.
Королев Ю.А. Комментарий к Семейному кодексу РФ (постатейный). М.:
Юстицинформ, 2003.
Филиппова С.Ю. Гражданско-правовые средства достижения цели построения
семьи путем фактических брачных отношений//Семейное и жилищное право.
2010. № 3.
Вот такие мы – россияне. Об итогах Всероссийской переписи населения 2010
года. URL: http://www.rg.ru/2011/12/16; Российская газета. 2011. 22 дек.
Косарева И.А. Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц,
состоящих в фактических супружеских отношениях//Семейное и жилищное право.
2009. № 1.
Семейный кодекс Украины. URL: http://pravoved.in.ua
Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве.
Свердловск^ 1989.
Бюллетень Верховного cуда РФ. 2002. № 11.
ACTUAL FAMILY RELATIONSHIP:
TRENDS AND PROBLEMS IN FIXING
IN THE RUSSIAN LEGISLATION
I.R. Al’bikov
Non-governmental educational institution
«Safety and labour protection»
(Ulyanovsk)
Today the diversity of marriage and family forms becomes part of the modern family
systems of most countries of the world, including Russia. The unregistered marriage
is «cohabitation of a man and a women with all the attributes of family relations, but
without legal registration of these relations».
At the present stage of development of mankind cannot ignore the fact of the
existence of actual marital relations, which deserve attention, social and legal support
and, most importantly, protection from the state.
Keywords: relationship, marriage, family, property, property rights, society, the state.
Об авторе:
АЛЬБИКОВ Илдар Ростямович – соискатель ученой степени, юрисконсульт
Негосударственного образовательного учреждения «Безопасность и охрана труда»
(432027, г. Ульяновск, ул. Северный Венец, д. 28), е-mаil: air1983@mail.ru
- 12 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С. 13–22
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
УДК 347:347.2/3, 347.63
К ВОПРОСУ О ВЕЩНЫХ ПРАВАХ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
З.А. Ахметьянова
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Статья посвящена рассмотрению вопроса о праве собственности и иных
имущественных прав несовершеннолетних, которые по своей правовой природе
близки к вещным правам и обладают необходимыми вещно-правовыми
признаками, – право ребенка владеть и пользоваться имуществом родителей
(усыновителей), право ребенка на вещи, приобретенные его родителями
исключительно для удовлетворения потребностей ребенка, право пользования
жилым помещением несовершеннолетнего члена семьи собственника жилого
помещения.
Ключевые слова: вещное право, право собственности несовершеннолетнего,
ограниченные вещные права несовершеннолетних.
Анализ действующего гражданского и семейного законодательства,
регулирующего отношения с участием несовершеннолетних, позволяет говорить
применительно к таким субъектам о следующих вещных правах (или имущественных
правах с вещно-правовыми признаками).
Прежде всего, речь идет о праве собственности, поскольку в соответствии с п.
3 ст. 60 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) ребенок имеет
право собственности на полученные им доходы, имущество, полученное им в дар или
в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на
средства ребенка9.
Далее можно говорить о наличии, как минимум, трех обладающих вещноправовыми признаками имущественных прав ребенка:
1) имущественное право ребенка, предусмотренное п. 4 ст. 60 СК РФ, в
соответствии с которым ребенок может владеть и пользоваться имуществом
родителей, усыновителей (при наличии согласия указанных законных представителей
ребенка и при условии совместного проживания ребенка с ними);
2) право ребенка на вещи, приобретенные его родителями исключительно для
удовлетворения потребностей ребенка. Данное право предусмотрено п. 5 ст. 38 СК РФ,
где оговаривается, что вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения
потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные
принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу
не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают
дети;
3) право пользования жилым помещением члена семьи (в том числе
несовершеннолетнего) собственника жилого помещения, предусмотренное ст. 292
9
См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв.
ред. О.Н. Низамиева. М.: Проспект, 2010. С. 225-229.
- 13 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) и ст. 31 Жилищного
кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ).
Непосредственно о праве собственности несовершеннолетнего говорится в п.
3 ст. 60 СК РФ, где предусматривается, что ребенок приобретает право собственности:
1) на все полученные им доходы (заработок, авторское вознаграждение, проценты с
банковского вклада и проч.); 2) на имущество, полученное в дар или в порядке
наследования; 3) на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка.
Возможно, что несовершеннолетний становится собственником имущества и по
другим основаниям (например, в результате приватизации жилого помещения).
Несовершеннолетний может иметь на праве собственности любое имущество;
исключение составляют лишь отдельные виды имущества, которые в соответствии с
законом не могут принадлежать гражданам (ст. 213 ГК РФ). Количество и стоимость
имущества по общему правилу не ограничиваются, за исключением случаев, когда
такие ограничения установлены законом в целях, предусмотренных п. 2 ст. 1 ГК РФ.
Содержание права собственности традиционно раскрывается через триаду
правомочий – владение, пользование, распоряжение. Поскольку законодатель
специально не оговаривает особенности осуществления несовершеннолетним
правомочий владения и пользования, полагаем, здесь действует общее правило и
несовершеннолетний осуществляет названные правомочия самостоятельно10.
Относительно же права ребенка на распоряжение принадлежащим ему на праве
собственности имуществом в п. 3 ст. 60 СК РФ предусмотрено, что оно определяется
статьями 26 и 28 ГК РФ. Определяя же объем дееспособности несовершеннолетних,
ГК РФ разделяет их на две возрастные группы – малолетние (несовершеннолетние в
возрасте до четырнадцати лет) и несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до
восемнадцати лет.
Малолетние вправе совершать самостоятельно лишь отдельные, названные в
ст. 28 ГК РФ, виды сделок, а именно: 1) мелкие бытовые сделки (сделки,
незначительные по сумме и направленные на удовлетворение обычных бытовых
потребностей малолетнего или членов его семьи: покупка продуктов питания,
игрушек, книг, школьных принадлежностей и проч.); 2) сделки, направленные на
безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо
государственной регистрации (например, получение подарка, принятие которого не
требует соответствующего оформления); 3) сделки по распоряжению средствами,
предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим
лицом для определенной цели или для свободного распоряжения. Соответственно,
третьи лица могут предоставлять ребенку денежные средства только с согласия его
законных представителей – родителей, усыновителей, опекунов.
Если малолетний ребенок совершает сделку с превышением предоставленных
ему законом правомочий, такая сделка в соответствии с законом признается
ничтожной, и к ней применяются соответствующие правила о недействительности
сделки. Однако если сделка совершена к очевидной выгоде малолетнего, в интересах
10
В некоторых случаях и в отношении отдельных видов имущества
несовершеннолетний самостоятельно правомочия владения и пользования не
осуществляет (например, если полученная в дар несовершеннолетним денежная сумма
передана его родителями в срочный вклад).
- 14 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
ребенка суд по требованию законных представителей несовершеннолетнего может
признать совершенную малолетним сделку действительной (ст. 172 ГК РФ).
Поскольку малолетние дети обладают лишь частичной дееспособностью, все
иные сделки (за исключением вышеназванных) от их имени могут совершать только
их законные представители – родители, усыновители или опекун. При совершении
сделок от имени малолетних законные представители обязаны соблюдать
установленные законом ограничения. Так, к примеру, в соответствии со ст. 575 ГК РФ
не допускается дарение законными представителями от имени малолетних, за
исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч
рублей.
Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
наделены ГК РФ большим объемом дееспособности, чем малолетние. Так, в
соответствии со ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние указанной возрастной категории
вправе самостоятельно совершать следующие виды сделок: 1) распоряжаться своим
заработком, стипендией и иными доходами. 2) осуществлять права автора
произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого
законом результата своей интеллектуальной деятельности; 3) в соответствии с законом
вносить вклады в кредитные организации и распоряжаться ими; 4) совершать мелкие
бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК РФ для малолетних; 5)
в соответствии с законами о кооперативах быть членами кооперативов по достижении
шестнадцатилетнего возраста. Все иные сделки несовершеннолетний в возрасте от
четырнадцати до восемнадцати лет вправе совершать исключительно с письменного
согласия своих законных представителей – родителей, усыновителей или попечителя.
Совершенная таким несовершеннолетним сделка признается действительной и при ее
последующем
письменном
одобрении
законными
представителями
несовершеннолетнего (п. 1 ст. 26 ГК РФ).
Если же сделка совершена несовершеннолетним с нарушением указанных
выше требований, т.е. без письменного согласия или последующего письменного
одобрения сделки законным представителем, то такая сделка может быть признана
судом недействительной по иску родителей, усыновителей или попечителя.
Исключение составляют лишь сделки несовершеннолетних, ставших полностью
дееспособными (ст. 175 ГК РФ).
При наличии достаточных оснований суд по просьбе родителей или других
законных представителей несовершеннолетнего может ограничить или вовсе лишить
ребенка права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными
доходами. Однако если несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном
объеме в результате вступления в брак или эмансипации это не допускается.
Родители и иные законные представители несовершеннолетнего при
осуществлении правомочий по управлению имуществом ребенка должны
придерживаться правил, установленных в ст. 37 ГК РФ в отношении распоряжения
имуществом подопечным. То есть законодатель в целях защиты имущественных прав
ребенка приравнивает родителей и усыновителей к опекунам и попечителям, отсылая
к статье о распоряжении имуществом подопечного.
В соответствии со статьей 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного
разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель – давать согласие
на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества
подопечного, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог,
сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества
- 15 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих за собой
уменьшение имущества подопечного. Так, к примеру, только с предварительного
согласия органа опеки и попечительства допускается отчуждение жилого помещения,
в котором проживают находящиеся под опекой или попечительством члены семьи
собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского
попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу
опеки и попечительства), если при том затрагиваются права или охраняемые законом
интересы указанных лиц (п. 4 ст. 292 ГК РФ).
С целью защиты имущественных прав несовершеннолетних и
предупреждения возможных злоупотреблений со стороны законных представителей
детей законодатель предусматривает в п. 3 ст. 37 ГК РФ правило о том, что опекун,
попечитель, их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с
подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или в
безвозмездное пользование. Справедливо такое ограничение и в отношении родителей
и усыновителей.
В отношении детей – сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей –
сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»11 в ст. 8 предусматривает
дополнительные гарантии прав ребенка на имущество и жилое помещение12.
Не исключена ситуация, когда имущество находиться в общей собственности
несовершеннолетнего и его родителей. Так, право общей собственности родителей и
детей может возникнуть при наследовании имущества, в результате приватизации
жилого помещения, в котором они совместно проживают, и в некоторых других
случаях. При этом общая собственность родителей и детей может быть как долевой
(например, при наследовании без выделения наследственных долей, при получении
общего подарка), так и совместной (в результате участия в приватизации жилого
помещения до 31 мая 2001 г.13).
При разделе наследства в целях охраны законных интересов
несовершеннолетних наследников должны быть соблюдены установленные ст. 1167
ГК РФ требования. Во-первых, при наличии среди наследников несовершеннолетних
раздел наследства должен осуществляться с обязательным соблюдением правил ст. 37
ГК РФ о распоряжении имуществом подопечного; во-вторых, необходимо уведомить
11
Федеральный закон от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ (с изм. от 29.02.2012 г.) «О
дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей – сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей» // Собрание законодательства Российской
Федерации. 1996. № 52. Ст. 5880; 2012. № 10. Ст. 1163.
12
О защите жилищных прав несовершеннолетних см. также Письмо Минобразования
РФ от 09.06.1999 г. № 244/26-5 «О дополнительных мерах по защите жилищных прав
несовершеннолетних» // Вестник образования. 1999. № 8; Письмо Минобразования РФ
от 20.02.1995 г. № 09-М «О защите жилищных прав несовершеннолетних» // Вестник
образования. 1995. № 8.
13
См.: Закон РФ от 04.07.1991 г. № 1541-I (с изм. от 16.10.2012 г.) «О приватизации
жилищного фонда в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов
РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 28. Ст. 959; СЗ РФ. 2012. № 43. Ст.
5783.
- 16 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
орган опеки и попечительства о составлении соглашения о разделе наследства и о
рассмотрении в суде дела о разделе наследства.
Непосредственно по вопросам владения, пользования и распоряжения общим
имуществом в случае возникновения права общей собственности родителей и детей
СК РФ (п. 5 ст. 60) отсылает к нормам гражданского законодательства (ст. 244-255 ГК
РФ).
Теперь об имущественном праве ребенка, предусмотренном п. 4 ст. 60 СК РФ,
в соответствии с которым ребенок может владеть и пользоваться имуществом
родителей, усыновителей, т.е. о праве несовершеннолетнего владеть и пользоваться
имуществом своих родителей (усыновителей 14.
Заметим, что еще Д.И. Мейер писал о том, что «родители дозволяют детям
пользоваться своим имуществом…; дети … считают за счастье служить родителям
своим имуществом…»15. В соответствии же с п. 4 ст. 60 СК РФ дети и родители,
которые проживают совместно, могут по взаимному согласию владеть и пользоваться
имуществом друг друга. Как справедливо отмечает А.М. Нечаева, дети и родители «не
имеют права собственности на имущество друг друга, однако, если они проживают
совместно, они вправе владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному
согласию, строя свои отношения на доверии, сообразуя их со сложившимися в семье
укладами»16.
Аналогичное право (но с оговоркой о согласии управомоченного лица –
собственника) есть у несовершеннолетних, над которыми установлена опека или
попечительство. Так, согласно п. 3 ст. 17 Федерального закона «Об опеке и
попечительстве»17 подопечные вправе пользоваться имуществом своих опекунов или
попечителей с их согласия, в то время как опекуны и попечители не вправе
пользоваться имуществом подопечных в своих интересах, за исключением случаев,
предусмотренных ст. 16 вышеназванного закона.
Далее назовем право ребенка пользоваться вещами, приобретенными его
родителями исключительно для удовлетворения потребностей ребенка.
Поскольку такие вещи приобретаются, как правило, на средства родителей, то
логично предположить, что именно родители и становятся собственниками этих
вещей. Однако приобретаются такие вещи исключительно для удовлетворения
потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные
принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и др.), а значит
справедливо ограничение, установленное п. 5 ст. 38 СК РФ. В нем оговаривается, что
вещи,
приобретенные
исключительно
для
удовлетворения
потребностей
14
Вещно-правовой характер данного имущественного права несовершеннолетнего
отмечаеют также М.В. Самойлова. См.: Самойлова М.В. О двух ограниченных вещных
правах ребенка (современное состояние и перспективы) // Гражданское право. 2010. №
1. С. 34-35.
15
Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2003. С. 751.
16
См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) /
отв. ред. И.М. Кузнецова. М.: Бек, 1996. С. 173. Автор комментария – А.М. Нечаева.
17
Федеральный закон от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ (с изм. от 02.07.2013 г.) «Об опеке и
попечительстве» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2008. № 17. Ст.
1755; 2013. № 27. Ст. 3459.
- 17 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
несовершеннолетних детей разделу не подлежат и передаются без компенсации тому
из супругов, с которым проживают дети. Кроме того, принадлежат детям и не
учитываются при разделе общего имущества супругов вклады, внесенные супругами
за счет их общего имущества на имя их общих несовершеннолетних детей.
В литературе высказано мнение о том, что ребенок, по существу, становится
собственником перечисленных в п. 5 ст. 38 СК РФ вещей 18. Однако, полагаем, что в
этом случае у несовершеннолетнего возникает в отношении указанных вещей не право
собственности, а ограниченное вещное право19, к сожалению, не получившее четкое
законодательное определение.
Анализ же правовой природы названных выше имущественных прав
несовершеннолетнего, соотнесение их свойств с признаками (свойствами) вещных
прав, свидетельствует в пользу признания за такими права ребенка характера
ограниченных вещных прав.
В качестве основных признаков (свойств) вещных прав считаем нужным
рассматривать такие, как: 1) связь субъекта с вещью, господство над ней; 2)
возникновение права в отношении вещи, т.е. объектом вещного права является именно
вещь; 3) возможность обладателя вещного права удовлетворить свой интерес без
посредства других лиц; 4) обязанность иных лиц не препятствовать осуществлению
субъектом вещного права принадлежащих ему правомочий; 5) абсолютный характер
защиты; 6) свойство следования.
Если соотнесем право ребенка владеть и пользоваться имуществом своих
родителей и право ребенка пользоваться вещами, приобретенными его родителями
исключительно для удовлетворения его потребностей, с названными выше признаками
вещного права, то увидим следующее. Во-первых, имеется связь субъекта
(несовершеннолетнего) с вещью; во-вторых, право ребенка возникает в отношении
18
См.: Антокольская А.М. Семейное право: учебник. М.: Юристъ, 2004. С. 152;
Гражданское право: учебник. В 3 ч. Ч. 3 / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.:
Проспект, 1998. С. 308. Автор параграфа – А.А. Иванов; Сорокин С. Имущественные
права ребенка в семье // Российская юстиция. 2000. № 2. С. 28. О возможном переходе
праве собственности в данном случае пишет и Е.А. Чефранова (См.: Чефранова Е.А.
Имущественные отношения в российской семье: практическое пособие. М.: Юристъ,
1997. С. 35).
19
Как ограниченное вещное право рассматривают такое право несовершеннолетнего
М.В. Самойлова (См.: Самойлова М.В. О двух ограниченных вещных правах ребенка
(современное состояние и перспективы) // Гражданское право. 2010. № 1. С. 34-35),
А.В. Степанюк (См.: Степанюк А.В. Право ребенка на вещи, приобретенные
родителями для удовлетворения его потребностей, при разделе общего имущества
супругов // Семейное законодательство Российской Федерации: опыт десятилетия и
перспективы: сб. науч. статей. Тверь, 2006. С. 86; Степанюк А.В. Проблемы
определения права ребенка на вещи, приобретенные родителями для удовлетворения
его потребностей, в случае раздела общего имущества супругов // Семейное право на
рубеже XX-XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка: материалы
Международной научно-практической конференции, г. Казань, Казанский
(Приволжский) федеральный университет, 18 декабря 2010 г. / отв. ред. О.Н.
Низамиева. М.: Статут, 2011. С. 271).
- 18 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
вещи; в-третьих, несовершеннолетний может удовлетворить свой интерес без
посредства других лиц; в-четвертых, все иные лица обязаны не препятствовать
осуществлению ребенком принадлежащих ему правомочий по владению и
пользованию; в-пятых, право ребенка абсолютно, равно как и защита его носит
абсолютный характер; в-шестых, можно говорить и о наличии свойства следования.
Если же брать во внимание те признаки вещных прав, на которые указывают
разработчики Концепции развития гражданского законодательства Российской
Федерации20, то для рассмотренных выше имущественных прав несовершеннолетнего
характерны все из них, кроме такого признака, как «перечень вещных прав
определяется исключительно ГК РФ». Однако полагаем, это не столько ставит под
сомнение вещно-правовой характер указанных прав несовершеннолетнего, а сколько
само указание на такой перечень в качестве признака вещного права. Вряд ли
исчерпывающее указание перечня прав можно считать признаком какого-либо
субъективного права.
В Проекте федерального закона о внесении изменений в ГК РФ 21 (далее –
Проект изменений в ГК РФ) в статье о понятии вещного права можно обнаружить
указание на следующие признаки вещного права: 1) вещное право непосредственно
обременяет вещь; 2) вещное право следует за вещью; 3) вещные права не имеют срока
действия, если иное не установлено ГК РФ; 4) утрата владения вещью не прекращает
вещного права на нее; 5) вещное право защищается от нарушения его любым лицом.
По сути, указанные признаки характерны для имущественных прав
несовершеннолетнего, предусмотренных действующим семейным законодательством
в п. 4 ст. 60 и в п. 5 ст. 38 СК РФ.
Ну
и
напоследок
о
праве
пользования
жилым
помещением
несовершеннолетнего члена семьи собственника жилого помещения. В соответствии
со ст. 292 ГК РФ члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему
жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях,
предусмотренных жилищным законодательством. По общему правилу, члены семьи
собственника жилого помещения могут требовать устранения нарушений их прав на
жилое помещение от любых лиц, включая собственника помещения, но при этом
дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи собственника,
проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, несут солидарную с
собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования
жилым помещением.
Если рассматривать право несовершеннолетнего пользоваться жилым
помещением в качестве члена семьи как самостоятельное ограниченное вещное право,
то необходимо определить наличие в нем характерных для вещного права признаков.
В частности, есть связь субъекта с вещью (несовершеннолетнего члена семьи
собственника и жилого помещения). Объектом вещного права является вещь, в данном
случае жилое помещение. Как обладатель вещного права несовершеннолетний может
20
Одобрена Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию
гражданского законодательства 07.10.2009 г. URL: http://www. privlaw.ru
21
Проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую,
вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в
отдельные законодательные акты Российской Федерации». URL: http://www.pravo.ru.
- 19 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
удовлетворить свой интерес без посредства других лиц, так как он непосредственно
пользуется жилым помещением, право пользования которым предоставлено ему в
силу того, что он член семьи собственника жилого помещения. Все иные лица, прежде
всего собственник жилого помещения и проживающие с ним в этом помещении лица,
а также любые другие лица, – обязаны не препятствовать несовершеннолетнему в
реализации им своего права в отношении жилого помещения. Данное право
несовершеннолетнего характеризуется и абсолютным характером защиты, поскольку
как любое вещное право, право пользования жилым помещением обеспечивается
гражданско-правовой защитой от нарушений со стороны любых лиц, в том числе
собственника жилого помещения.
Относительно же такого признака, как свойство следования, заметим, что в
соответствии с действующим законодательством переход права собственности на
жилой дом или квартиру к другому лицу по общему правилу является основанием для
прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего
собственника, если иное не установлено законом22. То есть по общему правилу, у
рассматриваемого права члена семьи собственника жилого помещения такого
признака, как право следования, нет. Однако если в жилом помещении проживают
находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного
жилого
помещения
либо
оставшиеся
без
родительского
попечения
несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно органу опеки и
попечительства) и если при этом затрагиваются права или охраняемые законом
интересы указанных лиц, отчуждение такого жилого помещения допускается только с
согласия органа опеки и попечительства (п. 4 ст. 292 ГК РФ).
Необходимо отметить, что указанный пункт ст. 292 ГК РФ согласно
Постановлению Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. № 13-П23 признан не
соответствующим Конституции РФ в части, определяющей порядок отчуждения
жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи
собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или
охраняемые законом интересы, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование
– по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, – не
позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых
помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную
государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не
отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по
данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без
родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения
сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении
22
Ранее, до внесения соответствующих изменений в ГК РФ в 2004 г., переход права
собственности на жилое помещение по общему правилу не являлся основанием для
прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего
собственника.
23
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. № 13-П «По делу
о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской
Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» // Собрание законодательства
Российской Федерации. 2010. № 25. Ст. 3246.
- 20 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
родителей, при том, однако, что такая сделка – вопреки установленным законом
обязанностям родителей – нарушает права и охраняемые законом интересы
несовершеннолетнего.
Во исполнение вышеназванного Постановления Конституционного Суда РФ
Министерство образования и науки РФ подготовило законопроект «О внесении
изменений в статью 292 Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором по
существу предлагает вернуться к первоначальному варианту нормы, который
предусматривался при принятии ГК РФ в 1994 г. и который требовал согласия органов
опеки и попечительства для отчуждения любого жилого помещения, в котором
проживают несовершеннолетние члены семьи собственника. Однако, как справедливо
указывается в Экспертном заключении по данному проекту 24, накопленный опыт
органов опеки и попечительства по выдаче разрешений на совершение сделок с
имуществом подопечных граждан (ст. 37 ГК РФ), несовершеннолетних граждан (п. 3
ст. 60 СК РФ) и, наконец, опыт выдачи согласия на отчуждение жилого помещения, в
котором проживают члены семьи собственника (п. 4 ст. 292 ГК РФ),
продемонстрировал неспособность системы опеки и попечительства контролировать
исполнение тех условий, на которых такие разрешения (согласия) выдаются. Однако
вряд ли способен спасти ситуацию и предлагаемый в Проекте изменений в ГК РФ
социальный узуфрукт25.
Все изложенное в рамках статьи очевидным образом свидетельствует о
необходимости совершенствования законодательного регулирования вещных прав
несовершеннолетних – как права собственности, так и иных имущественных прав
ребенка, поскольку действующее в данной сфере законодательство не в полной мере
позволяет обеспечить должную охрану имущественных прав несовершеннолетних.
24
Экспертное заключение на проект Федерального закона «О внесении
изменений в статью 292 Гражданского кодекса Российской Федерации»; принято на
заседании Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и
совершенствованию гражданского законодательства 7 февраля 2011 г. (протокол №
90) // www.privlaw.ru
25
Проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части
первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а
также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предусматривает
возможность установления социального пользовладения в отношении жилого
помещения исключительно в пользу лиц, проживающих совместно с собственником
жилого помещения и имеющих в соответствии с семейным законодательством право
на получение алиментов от этого собственника. Предполагается, что такое
пользовладение устанавливается на срок существования обязанности собственника
жилого помещения предоставлять содержание пользовладельцу. Однако если брать во
внимание вариант названного законопроекта, подготовленный ко второму чтению
осенью 2012 года, то параграф о социальном пользовладении из документа полностью
исключен.
- 21 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Список литературы
Антокольская А.М. Семейное право: учебник. М.: Юристъ, 2004.
Гражданское право: учебник. В 3 ч. Ч. 3 / под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.
М.: Проспект, 1998.
3. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв.
ред. И.М. Кузнецова. М.: Бек, 1996.
4. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв.
ред. О.Н. Низамиева. – М.: Проспект, 2010
5. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2003.
6. Самойлова М.В. О двух ограниченных вещных правах ребенка (современное
состояние и перспективы) // Гражданское право. 2010. № 1. С. 33-38.
7. Сорокин С. Имущественные права ребенка в семье // Российская юстиция. 2000.
№ 2. С. 28-29.
8. Степанюк А.В. Право ребенка на вещи, приобретенные родителями для
удовлетворения его потребностей, при разделе общего имущества супругов //
Семейное законодательство Российской Федерации: опыт десятилетия и
перспективы: сб. науч. статей. Тверь, 2006.
9. Степанюк А.В. Проблемы определения права ребенка на вещи, приобретенные
родителями для удовлетворения его потребностей, в случае раздела общего
имущества супругов // Семейное право на рубеже XX-XXI веков: к 20-летию
Конвенции ООН о правах ребенка: материалы Международной научнопрактической конференции, г. Казань, Казанский (Приволжский) федеральный
университет, 18 декабря 2010 г. / отв. ред. О.Н. Низамиева. М.: Статут, 2011. С.
268-271.
10. Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье: практическое
пособие. М.: Юристъ, 1997.
1.
2.
TO THE QUESTION OF ESTATE RIGHTS OF MINORS
Z.A. Ahmetyanova
Kazan (Volga) federal university
The article is devoted to consideration of the question of the right to property and
other estate rights of minors, legal nature of the rights in rem are close to and have the
proprietary-legal indications, – the child's right to own and use property of the parents
(adoptive parents), the right of the child to its parents acquired things solely to meet
the needs of the child, the right to use the dwelling of a minor family member of the
owner housing.
Keywords: law, property law of minors, limited rights in rem of minors.
Об авторе:
АХМЕТЬЯНОВА Замира Асраровна – канд. юрид. наук, доцент кафедры
гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского)
федерального университета (420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18); e-mail:
zamira9@yandex.ru.
- 22 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
Вестник ТвГУ.
ТвГУ. Серия
Серия "Право".
"Право". 2014.
2014. №2
№2. С. 23–31
УДК 340.12
РОЛЬ СЕМЕЙНОГО КОДЕКСА В УКРЕПЛЕНИИ ПРАВ ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ
КАК ОСНОВА СТРОИТЕЛЬСТВА СИЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА
З.К. Аюпова, Д.У. Кусаинов
Казахский национальный университет им.аль-Фараби
Казахский национальный педагогический университет им.Абая
В данной статье изучаются проблемы
защиты прав детей, законы и
подзаконные нормативно-правовые акты, а также брачно-семейный кодекс,
выступающий основой социальной политики государства. Авторы тщательно
исследовали труды казахстанских и российских ученых в этой области.
Ключевые слова: права ребенка, демография, материнский капитал, права
женщин, гендерная политика, брак, семья, развод, опека, совершеннолетие.
Как известно, семья является ячейкой общества, а значит, и основой
государства. Поэтому наличие фундаментальной, крепкой семьи выступает
фундаментом государства. Президент Республики Казахстан- лидер нации Н.А.
Назарбаев регулярно отмечает в своих выступлениях о необходимости укрепления
семейных ценностей и устоев. В унисон ему высказался и Президент Российской
Федерации В.В. Путин, выступая в Нидерландах перед журналистами, когда он
подчеркнул. Что дети рождаются в традиционной, полноценной семье, где есть оба
родителя. Он также подчеркнул, что новейшее европейское законодательство, в
частности, законы Франции и Голландии об однополых браках неприемлемы для
суверенных государств СНГ и несут в себе разрушительную и негативную силу.
Ровно 18- лет назад, 29 декабря 1995 года, был принят Семейный кодекс
Российской Федерации. Его структура: 8 разделов, 22 главы, 170 статей.
Гораздо позднее, 26 декабря 2011 года, был принят новый, ныне
действующий, Семейный кодекс Республики Казахстан. Его структура: 7 разделов, 33
главы, 282 статьи.
В Казахстане ведется постоянная работа по созданию экономических,
правовых, психолого-педагогических и организационных условий и гарантий
реализации прав, свобод и законных интересов детей.
Закон Республики Казахстан от 8 августа 2002 года «О правах ребенка в
Республики Казахстан» регулирует основные права и обязанности ребенка, защиту
прав и охраняемых интересов ребенка. Ребенок имеет право на охрану здоровья, на
индивидуальность и ее сохранение, на жизнь, личную свободу, неприкосновенность
достоинства и частной жизни, на свободу слова и совести, информацию и участие в
общественной жизни, на необходимый уровень жизни, право на имущество, жилище,
образование, свободу труда, государственную помощь, на отдых и досуг.
Декларация прав ребенка в шестом принципе гласит, что «ребенок для
полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он
должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих
родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной
обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются
исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью. На обществе и на
- 23 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
органах публичной власти должна лежать обязанность осуществлять особую заботу о
детях, не имеющих семьи, и о детях, не имеющих достаточных средств к
существованию. Желательно, чтобы многодетным семьям предоставлялись
государственные или иные пособия на содержание детей».
В международном праве предусматривается необходимость защиты прав
ребенка от следующих посягательств: а) произвольного или незаконного
вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, или посягательства на
честь и достоинство; б) всех форм физического или психического насилия,
оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения,
грубого обращения или эксплуатации; в) экономической эксплуатации и выполнения
любой работы, которая может представлять опасность для его здоровья или служить
препятствием в получении им образования, либо наносить ущерб его здоровью и
физическому, умственному, духовному, моральному и социальному развитию; г)
незаконного потребления наркотических средств и психотропных веществ; д) всех
форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения; е) бесчеловечных или
унижающих достоинство видов обращения или наказания; ж) всех других форм
эксплуатации, наносящих ущерб любому аспекту благосостояния ребенка (ст.ст.16, 19,
32-34, 37 Конвенции о правах ребенка). Таким образом, ребенок должен быть
защищен от всех негативных как физических, так и нравственных воздействий 26.
Государство полностью или частично несет расходы на содержание граждан,
нуждающихся в социальной помощи, в период получения ими образования. Дети из
многодетных семей в период получения ими образования пользуются поддержкой
государства, которое полностью или частично несет расходы на содержание граждан
нуждающихся в социальной помощи (Закон Республики Казахстан от 7 июня 1999 г. «
Об образовании» ст.5 п.5).
Ребенок имеет право на совместное проживание со своими родителями и
законными представителями. Решение о разлучении принимается только судом в
исключительных случаях и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты
ребенка. Родители и другие законные представители обязаны создавать в пределах
своих способностей и финансовых возможностей условия жизни, необходимые для
всестороннего развития ребенка, выполнять правила, способствующие рождению
полноценных детей и после рождения ребенка выполнять медицинские предписания.
Родители обязаны содержать и воспитывать своих несовершеннолетних детей.
При отсутствии соглашения об уплате алиментов, алименты на несовершеннолетних
детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребенкаодной четверти, на двух детей- одной трети, на трех и более детей- половины
заработка и ( или) иного дохода родителей. Размер этих долей может быть уменьшен
или увеличен судом с учетом материального или семейного положения сторон и иных
заслуживающих внимания обстоятельств. За злостное уклонение более трех месяцев
родителя от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно
нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста, предусмотрена уголовная
ответственность по ст.136 УК Республики Казахстан.
Уклонение от выполнения обязанности по уходу и воспитанию детей в семье,
жестокое обращение с ними, наносящее вред их здоровью, наказывается в
26
Лукашук И.И. Международное право. - В 2-х томах.М.,БЕК,1997. - С.133.
- 24 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
соответствии с главой второй Уголовного кодекса Республики Казахстан
«Преступления против семьи и несовершеннолетних»
Ребенок обязан соблюдать Конституцию Республики Казахстан и
законодательство Республики Казахстан, уважать права, свободы, честь и достоинство
других лиц, государственные символы Республики, заботиться о своих
нетрудоспособных родителях, сохранении исторического и культурного наследия,
беречь памятники истории и культуры, сохранять природу и бережно относиться к
природным богатствам.
Все дети имеют равные права независимо от происхождения, расовой и
национальной принадлежности, социального и имущественного положения, пола,
языка, образования, отношения к религии, места жительства, состояния здоровья и
иных обстоятельств, касающихся ребенка и его родителей или других законных
представителей. Равной и всесторонней защитой пользуются дети, рожденные в браке
и вне его (ст.4 Закона РК о правах ребенка).
Права ребенка не могут быть ограничены, за исключением случаев,
установленных законами Республики Казахстан. Нормативные правовые акты,
направленные на ограничение прав ребенка, являются недействительными с момента
их принятия и не должны применяться (ст.5 Закона РК о правах ребенка).
Утверждать, что все дети имеют права- это бросить вызов многим извечным
верованиям в мире. Тысячу лет назад дети считались не личностями, а
собственностью, своего рода рабами или крепостными, которых нужно было
заставить работать, как только они становились способны на это физически. Взрослые
мало обращали внимания на их специфические потребности.
Ряд вопросов о правах детей сохраняют свою актуальность и в наше время в
связи с отсутствием достаточной материально-экономической основы для их решения,
издержками просветительской и образовательной работы среди педагогов, работников
социальной сферы. Дети остаются незащищенными в силу своих физиологических
способностей, неосведомленности о своих правах. Имеются проблемы в отношении
доступности качественного образования, высококвалифицированных медицинских
услуг и культурных благ для сельских детей. Дети сел южных регионов заняты
тяжелым физическим трудом, оказывающим влияние на состояние их здоровья и
развитие.
Нет долга более священного, чем долга перед детьми. Нет обязанности более
важной, чем обеспечить уважение их прав, защитить их благосостояние, сделать их
жизнь свободной от страха и нужды и дать им возможность расти в мире.
На заре XXI века подавляющее большинство людей в мире, которые живут в
нищете, составляют дети и женщины. Они же представляют собой и большинство
гражданских лиц, которых убивают или калечат во время военных конфликтов. Они
более всего уязвимы к инфекции ВИЧ/СПИДа. Их права, изложенные в Конвенции о
правах ребенка и в Конвенции о ликвидации всех форм нарушений прав в отношении
детей, нарушаются ежедневно, и число этих нарушений не поддаются подсчету.
Миру сейчас необходимо сконцентрировать свои усилия на тех проблемах,
которые можно решить наиболее эффективным образом: обеспечить максимально
здоровое начало жизни для детей, качественное базовое образование для каждого
ребенка и поддержку и наставничество для подростков в сложный переходный период
к взрослому возрасту.
Права человека и основные свободы дают нам возможность полного развития
и использования наших человеческих качеств, нашего интеллекта, наших талантов и
- 25 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
совести и удовлетворять наши духовные и иные запросы. Они основаны на растущей
потребности человечества в такой жизни, в которой неотъемлемое достоинство и
ценность каждой человеческой личности пользовались бы уважением и защитой.
Отказ в предоставлении человеку прав и свобод является не отдельной и
личной трагедией, но и создает условия для социальных и политических беспорядков,
сеет семена насилия и конфликтов в самом обществе и между обществами и
государствами. Как указывается в первом положении Всеобщей декларации прав
человека, человеческое достоинство « является основой свободы, справедливости и
всеобщего мира».
Мы имеем право на права человека, и они, в свою очередь, дают права нам.
Каждый человек обладает правами человека, защищающими его от государства и
общества, и они создают определенные рамки для политической организации и
определяют уровень политической легитимности. В случаях, когда происходит
систематический отказ в правах человека, требования этих прав могут быть
революционно- позитивными. Даже в обществах, в которых права в целом уважаются,
они оказывают постоянное давление на правительство и тем самым обеспечивают свое
соблюдение.
Нелегко рассказать о том, насколько успешным был прогресс прав человека
за последний век. Если быть честными, то нужно спросить, а что стало с обещаниями,
данными детям и женщинам, а также обязательствами поддерживать мир во всем мире
и уважать все права человека.
Как замечается в издании « Human Rights Watch World Report» за 2010 год во
всем мире человеческие права подвергаются «непрерывному нападению». И виноваты
в этом не только мелкие диктаторские государства. «Крупные державы, - говорится в
отчете, - проявляли заметную склонность игнорировать права человека, когда они
пересекаются с экономическими или стратегическими интересами. Миллионы людей
во всем мире не могут не замечать нарушений прав человека. Каждый день они
сталкиваются
с
дискриминацией,
нищетой,
голодом,
преследованиями,
изнасилованиями, жестоким обращением с детьми, рабством и насильственной
смертью. Желанные условия жизни, обрисованные в массе договоров по правам
человека, удалены от мира, в котором они живут на тысячи километров. Для большей
части человечества даже основные права, перечисленные в 30 статьях Всеобщей
Декларации, остаются невыполненными обещаниями.
Выступая в День прав человека Хиллари Клинтон сказала в ООН, что
мировое сообщество по-прежнему «обращается с женщинами как с неполноценными
гражданами». Она привела несколько примеров: во всем мире 70% нищих составляют
женщины. 2/3 от 130 миллионов детей, лишенных возможности учиться в школе, девочки. 2/3 от 96 миллионов неграмотных- женщины. Женщины также сильно
страдают от насилия в семье и полового насилия, которое остается «одним из самых
малоосвещаемых и самых распространенных нарушений прав человека в мире».
Некоторые из наиболее ярких событий нашего времени- это большие
достижения в социальном развитии, когда идеалы человеческого достоинства,
справедливости и равенства становятся реальностью благодаря действиям
правительств, организаций и отдельных лиц. Миллионы людей, которые могли бы
умереть за последние 50 лет от инфекционных и других, поддающихся профилактике
- 26 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
или лечению болезней, остались живы благодаря таким мерам общественного
здравоохранения, как иммунизация, улучшение доступа к чистой питьевой воде и
санитарии, а также массовые кампании санитарного просвещения 27.
Все программы сотрудничества в области развития, политики и технической
помощи должны способствовать осуществлению прав человека, изложенных во
Всеобщей декларации прав человека и других международных документах в области
прав человека.
Всеобщая декларация прав человека является главным международным
документом, провозглашаемым неотъемлемость и неприкосновенность прав всех
членов человеческого сообщества.
Декларация была провозглашена в резолюции генеральной Ассамблеи 10
декабря 1948 года в качестве «задачи, к выполнению которой должны стремиться все
народы и все государства», с тем, чтобы содействовать уважению прав человека. В 30ти статьях Декларации в определенном порядке перечисляются основные правагражданские, политические, экономические, социальные и культурные, которыми
должны быть наделены люди во всем мире.
В начале Всеобщая Декларация была задумана как заявление о целях, к
достижению которых должны стремиться правительства и, как таковая, она не
являлась бы составной частью обязательного международного права. Однако то
обстоятельство, что она была принята столь большим количеством государств,
придало ей значительный моральный вес. На ее положения ссылались при
обосновании многих акций организации Объединенных Наций; она явилась толчком к
принятию многих международных конвенций или была использована в них. В 1968
году Международная конференция по правам человека признала, что Декларация «
является обязательством для всех членов мирового сообщества». Декларация также
оказывает значительное воздействие на конституции государств, национальное
законодательство и в некоторых случаях- на судебные решения.
Нормы в отношении прав человека, а также принципы, содержащиеся во
Всеобщей декларации прав человека и основанные на ней и на других международных
документах в области прав человека, служат ориентирами для всей сферы
сотрудничества в области развития и программирования на всех его этапах и во всех
секторах28.
На принципы прав человека необходимо опираться при программировании во
всех секторах, таких как здравоохранение, образование, управление, питание,
водоснабжение и обеспечение санитарных условий, ВИЧ/СПИД, занятость, трудовые
отношения и социально-экономическая безопасность. Этот подход охватывает все
аспекты сотрудничества по достижению Целей в области развития на пороге
тысячелетия и осуществлению Декларации тысячелетия. Следовательно, стандарты и
принципы прав человека являются руководством как для общих страновых оценок, так
и для Рамочной программы Организации Объединенных Наций по оказанию помощи
в целях развития.
27
Бойцова В.В. Служба защиты прав человека и гражданина. Мировой опыт. - М.,
1996.- С.368
28
Альтернатива государствам: Руководство по разработке альтернативных отчетов по
выполнению международных договоров по правам человека. Б\М, Б\Г.М.,1998.- С.20.
- 27 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Права человека являются всеобщими и неотъемлемыми. Все люди в мире
должны иметь возможность пользоваться ими. От них нельзя отказаться добровольно,
и их не могут отнять другие люди. Как сказано в статье 1 Всеобщей Декларации прав
человека, «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и
правах».
Права человека неделимы. Все права- гражданского, культурного,
экономического, политического или социального характера- являются неотъемлемой
частью достоинства любого человека. Следовательно, все они имеют равный статус
как права и не могут быть выстроены в иерархическом порядке.
Права человека взаимозависимы и взаимосвязаны. Реализация одного из прав
часто зависит, частично или полностью, от реализации других. Например, реализация
права на охрану здоровья может при определенных обстоятельствах зависеть от
реализации права на образование или на получение информации 29.
Все люди равны как человеческие существа и в силу достоинства, от
рождения присущего каждому человеку. Все люди обладают правами человека, без
какой бы то ни было дискриминации – по признаку расовой принадлежности цвета
кожи, пола, этнической принадлежности, возраста, языка, религии, политических или
иных убеждений, национального или социального происхождения, инвалидности,
имущественного положения, рождения или
иного статуса, определенного
договорными органами в области прав человека.
Каждый человек и все люди имеют право активно, свободно и содержательно
участвовать в гражданском, экономическом, социальном, культурном и политическом
развитии, в ходе которого могут реализовываться их права человека и основные
свободы, вносить в него вклад и пользоваться его плодами.
Государства и другие стороны, на которые возложены соответствующие
обязанности, несут ответственность за соблюдение прав человека. В этом отношении
они должны следовать правовым нормам и стандартам, зафиксированным в
документах о правах человека. Если они этого не обеспечивают, ущемленные
обладатели прав могут, в соответствии с предусмотренным законом процедурами и
правилами, возбудить в компетентном суде или другом третейском органе
разбирательство с целью исправления положения.
Программы сотрудничества в области развития вносят вклад в наращивание
потенциала несущих обязанности сторон для выполнения ими своих обязательств, а в
отношении обладателей прав- возможностей добиваться их соблюдения. При
основанном на правах человека подходе эти права определяют отношения между
отдельными лицами и группами, имеющими законные требования (обладатели прав), а
в отношении государств и негосударственных участников процесса- соответствующие
обязательства (носители обязательств). Такой подход определяет обладателей прав и
их права и соответствующих носителей обязательств и их обязанности. Он
способствует расширению возможностей обладателей прав добиваться их соблюдения,
а носителей обязательств- выполнять свои обязанности30.
29
Айвазова С.Г. Гендерное равенство в контексте прав человека. - М.2001.- С.106.
Азаров А.Я. Защита прав человека. Международные и российские механизмы. М.,1996.- С.368.
30
- 28 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Несмотря на все достижения, история XX века- это история ошибок и
упущенных возможностей, недостатка предвидения, отсутствия мужества,
безразличия и пассивности. Число нарушений прав ребенка, которые совершаются
ежегодно, умопомрачительно. Эти нарушения бывают самыми разными: начиная с
таких упущений, как, например, отсутствие обязательной регистрации всех
новорожденных или доступа к медико-санитарным службам и к начальному
школьному образованию, и кончая преднамеренными злоупотреблениями входе
вооруженных конфликтов, подневольным трудом и сексуальной эксплуатацией.
Зачастую эти нарушения незаметны, потому что скрываются как богатыми, так и
бедными семьями. Каждое такое нарушение ведет к последующим, вызывая их рост в
геометрической прогрессии.
Пока страны не выполняют свои моральные и юридические обязательства по
обеспечению прав детей по причинам, которые не являются неизбежными, ежедневно
умирают свыше 20 500 мальчиков и девочек в возрасте до пяти лет и еще большее
число детей и молодых людей становятся жертвами болезней, отсутствия заботы,
несчастных случаев и нападений, которых не должно было быть.
До тех пор, пока правительства не будут тратить достаточных средств для
обеспечения элементарных социальных услуг, а помощь на развитие будет урезаться,
ежегодно миллионы детей в развивающихся странах будут лишены доступа к
безопасной питьевой воде и санитарии, школам и медико-санитарным службам,
которые совершенно необходимы для их выживания и развития 31.
Пока не прекратятся все эти грубые нарушения прав детей и женщин и будут
сохранятся условия для их существования, развитие человечество будут под угрозой.
Конституция РК провозглашает признание и гарантирует права и свободы
человека. Права и свободы человека принадлежат каждому от рождения, признаются
абсолютными и неотчуждаемыми, определяют содержание и применение законов и
иных нормативных правовых актов. Каждый имеет право на неприкосновенность
частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.
Гражданам гарантируется бесплатное среднее образование в государственных
учебных заведениях. Среднее образование обязательно.
Права и свободы ребенка в нарастающей тенденции соблюдаются и
эффективно защищаются в Казахстане. Отношение к правам и интересам детей
сегодня находится на уровне системной политики. Однако ребенок до сих пор не
воспринимается как субъект права, обладатель всего спектра прав и свобод человека.
В обществе все еще сильно мнение о том, что ребенок находится в полном
распоряжении родителей. Это становится источником насилия в семье, неуважения
мнения ребенка при принятии решений, беспризорности, попрошайничества.
Брак и семья, материнство, отцовство и детство находятся под защитой
государства. Забота о детях их воспитание являются естественным правом и
обязанностью родителей. Совершеннолетние трудоспособные дети обязаны
заботиться о своих нетрудоспособных родителях32.
31
Учебное пособие для учащихся общеобразовательных школ «Права человека для
всех». - Алматы, 2004.- С.54.
32
Дети в современном обществе (сборник материалов): Кризисный центр «Забота». Алматы,2004.- С.7.
- 29 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Каждый ребенок имеет неотъемлемое право на охрану здоровья. Государство
создает условия матери по охране здоровья для обеспечения рождения здорового
ребенка. Право ребенка на охрану здоровья обеспечивается: 1) принятием
законодательства Республики Казахстан в области охраны здоровья ребенка; 2)
пропагандой и стимулированием здорового образа жизни детей; 3) государственной
поддержкой научных исследований в области охраны здоровья детей; 4) контролем за
состоянием здоровья ребенка, его родителей и профилактикой детских заболеваний; 5)
оказанием квалифицированной медицинской помощи; 6) созданием благоприятной
окружающей среды, необходимой для здорового развития ребенка; 7) контролем за
производством и продажей продуктов питания для детей надлежащего качества.
Государство гарантирует детям бесплатный объем медицинской помощи в
соответствии с законодательством РК. Запрещаются любые научные опыты или иные
эксперименты с ребенком, наносящие вред его жизни, здоровью и нормальному
развитию (ст.8 Закона РК о правах ребенка).
В заключение отметим, что для того, чтобы изменить отношение
международного сообщества к его ответственности за детей, необходима
политическая воля и непреклонная приверженность к социальным действиям на всех
уровнях. Это требует новых усилий всех, кто уже действует в интересах детей, и
создание новых союзов. Мощное социальное движение в интересах детей слишком
важно и настолько неотложно, что те немногие, кто традиционно возглавляли его,
сегодня не смогут сделать это в одиночку.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
Лукашук И.И. Международное право. - В 2-х томах.М.,БЕК,1997. - С.133.
Бойцова В.В. Служба защиты прав человека и гражданина. Мировой опыт. - М.,
1996.- С.368.
Альтернатива государствам: Руководство по разработке альтернативных отчетов
по выполнению международных договоров по правам человека. Б\М, Б\Г.М.,1998.С.20.
Айвазова С.Г. Гендерное равенство в контексте прав человека. - М.2001.- С.106.
Азаров А.Я. Защита прав человека. Международные и российские механизмы. М.,1996. - С.368.
Учебное пособие для учащихся общеобразовательных школ «Права человека для
всех». - Алматы, 2004. - С.54.
Дети в современном обществе (сборник материалов): Кризисный центр «Забота».
- Алматы.- 2004. - С.7.
- 30 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
ROLE OF THE FAMILY CODE IN STRENGTHENING WOMEN’S AND
CHILDREN’S RIGHTS AS THE BASIS OF THE CREATION OF
POWERFULSTATE
Z.K.Ayupova, D.U.Kussainov
Kazakh national university named after Al-Farabi
Kazakh national pedagogical university named after Abai
In this article were studied the problems of the protection of the children's rights, laws
and regulations, as well as marriage and family code as the basis of social policy. The
authors have carefully studied the works of Kazakh and Russian scientists in this
field.
Keywords: children’s rights, demography, mother’s capital, women’s rights, gender
police, marriage, family, divorce, guardianship, age.
Об авторах:
АЮПОВА Зауре Каримовна – доктор юридических наук, профессор кафедры
международного права факультета международных отношений Казахского
национального университета им.аль-Фараби, г.Алматы, Республика Казахстан
КУСАИНОВ Дауренбек Умирбекович – доктор философских наук, профессор
кафедры социо-гуманитарных дисциплин Казахского национального педагогического
университета им.Абая г.Алматы, Республика Казахстан
- 31 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С. 32–38
УДК 347.639+364.6
ДОГОВОР О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ СОЦИАЛЬНЫХ УСЛУГ КАК ОСНОВА
ПРАВОВОЙ КОНСТРУКЦИИ УСТРОЙСТВА ДЕТЕЙ В ОРГАНИЗАЦИЮ ДЛЯ
ДЕТЕЙ-СИРОТ (ОБСУЖДАЕМ ПРОЕКТ ФЗ «ОБ ОСНОВАХ СОЦИАЛЬНОГО
ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»)
А.В. Барков
Московская академия экономики и права
Отмечаеются концептуальные различия проекта ФЗ «Об основах социального
обслуживания населения в Российской Федерации» от действующего
законодательства в данной сфере. Положительно оценивается предложение
легализовать правовую конструкцию устройства детей, оставшихся без
попечения родителей, в организации, оказывающие социальные услуги, как
модель договорных правоотношений. Рассматривается правовая природа,
существенные условия и особенности договора о предоставлении социальных
услуг, содержащегося в проекте ФЗ, и выявляется его роль в формировании
рынка социальных услуг.
Ключевые слова: устройство детей-сирот, договор о предоставлении
социальных услуг, рынок социальных услуг.
В настоящее время в научном сообществе России активно подвергается
общественной экспертизе проект ФЗ «Об основах социального обслуживания
населения в Российской Федерации»33. Легализация настоящего законопроекта
предполагает новый порядок оказания социальных услуг детям-сиротам и детям,
оставшимся без попечения родителей, специальными организациями социального
обслуживания. В соответствии со ст. 155.1 гл. 22 Семейного кодекса РФ помещение
таких детей в организации, оказывающие социальные услуги, рассматривается как
одна из разновидностей форм воспитания детей, оставшихся без попечения родителей
(раздел VI СК РФ). Несомненным достоинством обсуждаемого законопроекта
является то, что правовая конструкция устройства детей, оставшихся без попечения
родителей, в организации, оказывающие социальные услуги, как и все виды
социального обслуживания лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации,
рассматривается как модель договорных правоотношений и основа конструкции
системы частноправовых и публично-правовых средств обеспечения интересов
семьи34.
33
Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации : Проект
Федерального закона ГД ФС РФ от 30 марта 2013 года № 249303-6 // Интернет-портал
«Право.ру».
URL:
http://docs.pravo.ru/document/view/32393053/34588464/
(дата
обращения 15.12.2013)
34
Ильина О.Ю. Частные и публичные интересы в семейном праве Российской
Федерации : автореф. дис. ... д-ра юр. наук. М., 2006. 42 c.
- 32 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
В предыдущих статьях автор неоднократно обращал внимание на то, что
ранее, к сожалению, договорные формы устройства детей, оставшихся без попечения
родителей, предусматривались только для опеки (попечительства), приемной семьи и
патроната, а в отношении «неиндивидуального устройства» несовершеннолетних в
организации, оказывающие социальные услуги, правовые договорные конструкции
игнорировались, что снижало эффективность правового регулирования данных
отношений35. Доказывалось, что эти отношения мало чем отличаются от отношений
по оказанию социальных услуг опекунами (попечителями) или приемными
родителями и в связи с этим также требуют договорного правового режима. Автором
предлагалось предусмотреть легальную возможность регулирования исследуемых
отношений по модели договоров социального содействия, направленных на
мобилизацию внутреннего ресурса личности для выхода из трудной жизненной
ситуации36.
Сегодня нужно констатировать, что законодатель прислушался к научнопрактическим рекомендациям, содержащимся в оригинальной концепции правового
регулирования рынка социальных услуг, и авторскому разработанному проекту ФЗ «О
социальных услугах»37, посчитав уместным легализовать договорную конструкцию
отношений по оказанию социальных услуг всем категориям лиц, нуждающихся в
социальном обслуживании.
В ст. 23 Законопроекта отмечается, что «социальные услуги гражданину
предоставляются на основании договора о предоставлении социальных услуг,
заключаемого между поставщиком социальных услуг и получателем социальных
услуг либо его законным представителем, по результатам оценки индивидуальной
нуждаемости гражданина в социальных услугах». К существенным условиям данного
договора законодатель отнес условия, содержащиеся в индивидуальной программе
предоставления социальных услуг (п. 2 ст. 23). В ст. 22 Законопроекта дается
пояснение, что под Индивидуальной программой предоставления социальных услуг
понимается «документ, определяющий виды, условия, сроки, стоимость
предоставления гражданину социальных услуг, условия и размер их оплаты,
содержащий в виде приложения перечень рекомендуемых поставщиков социальных
услуг из числа включенных в реестр поставщиков субъекта Российской Федерации».
Следовательно, существенными условиями договора о предоставлении социальных
услуг являются виды, условия, сроки, стоимость предоставления гражданину
социальных услуг, условия и размер их оплаты.
Данная программа для гражданина либо его законного представителя носит
рекомендательный характер (т. е. потребитель социальных услуг вправе отказаться от
35
Барков А. В. О совершенствовании правовой конструкции устройства детей,
оставшихся без попечения родителей, в организации, оказывающие социальные
услуги // Семейное право на рубеже XX-XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о
правах ребенка: матер. Международ. науч.-практ. конф. : г. Казань, Казанский
(Приволжский) федеральный университет. 18 декабря 2010 г. / Отв. ред. О.Н.
Низамиева. М.: Статут, 2011. С. 318.
36
Барков А.В Цивилистическая концепция правового регулирования рынка
социальных услуг: монография. М.: Юрист, 2008. С. 260-310.
37
Там же. С. 472-491.
- 33 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
социального обслуживания), однако для поставщика – обязательный даже в случае
безвозмездного оказания социальных услуг, установленных п. 2 ст. 31 Законопроекта.
При этом социальные услуги оказываются бесплатно детям-сиротам, детям,
оставшимся без попечения родителей, детям-инвалидам наряду с другими льготными
категориями лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации. Однако поставщик
вправе получить компенсацию за оказание социальных услуг в размере и порядке,
определенном нормативно-правовыми актами субъекта Российской Федерации. Таким
образом, бесплатной социальная услуга является только для лиц, имеющих на это
право (п п. 1-5 п. 2 ст. 37). Для поставщика социальных услуг, к которым
Законопроект относит все виды юридических лиц независимо от их организационноправовых форм, а также индивидуальных предпринимателей, осуществляющих
деятельность по социальному обслуживанию (п. 4 ст. 3), оказание данных услуг
является возмездным, поскольку оплата их осуществляется из средств бюджетной
системы Российской Федерации и других законных источников финансового
обеспечения социального обслуживания (ст. 36). В связи с этим договорная природа
данных отношений сомнению не подлежит.
Существенные условия договора о предоставлении социальных услуг
формируются «по результатам оценки индивидуальной нуждаемости» (п. 1 ст. 23),
необходимой для определения трудной жизненной ситуации и (или) предупреждения
причины ее возникновения (п. 7 ст. 3). При определении нуждаемости в социальных
услугах учитывается: а) потребность в постоянной, периодической или разовой
посторонней помощи вследствие частичной или полной утраты способности к
самообслуживанию и (или) самостоятельному передвижению; б) наличие или
отсутствие совместно проживающих родственников (иных членов семьи) либо иных
лиц, которые обязаны в соответствии с законодательством Российской Федерации
обеспечить им помощь и уход, попечение несовершеннолетних; в) психологическое
состояние, представляющее опасность для жизни или здоровья; г) доходы и
жилищные условия граждан, совместно проживающих с ними родственников (иных
членов семьи) либо иных лиц, которые обязаны в соответствии с законодательством
Российской
Федерации
обеспечить
им
помощь
и
уход,
попечение
несовершеннолетних; д) иные (дополнительные) условия, определяющие
индивидуальную нуждаемость граждан в социальных услугах, устанавливаемые
нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации (п. 3 ст. 21).
Следовательно, существенные условия договора по предоставлению социальных услуг
для каждой категории нуждающихся могут обладать определенной спецификой, что
является особенностью данных видов договоров социального содействия.
Выделение договоров социального содействия различным категориям
граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации, вызвано необходимостью
законодательного совершенствования их правового режима. Обоснованность
выделения этой группы договоров в системе договоров обусловливается тем, что их
юридическому режиму присущи следующие черты: а) специфическая направленность
договора на достижение экономического и социального результата (социальное
содействие в преодолении лицом трудной жизненной ситуации), возможный
непредпринимательский (социально-предпринимательский) характер отношений; б)
их особый субъектный состав (обязательное участие лица, находящегося в трудной
жизненной ситуации, а также обязательное или в ряде случаев возможное участие
публичного образования в качестве стороны договора); в) предметом договоров
является оказание социальных услуг; г) фидуциарный, возможный безвозмездный и
- 34 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
неэквивалентный характер исследуемых договорных обязательств; д) иные особые
требования, предъявляемые законодательством к договорным отношениям в данной
сфере (публичность договоров; заключение договоров путем присоединения;
обязательная нотариальная форма или письменное разрешение органов опеки и
попечительства для некоторых из них и др.) и обычаям делового оборота (требования
к сертификации и стандартизации социальных услуг, устанавливаемые
саморегулируемыми организациями услугодателей социальных услуг)38.
В проекте Федерального закона договор о предоставлении социальных услуг
(договор социального содействия) предполагается заключать между поставщиком
социальных услуг и получателем социальных услуг либо его законным
представителем. К сожалению, в отношении детей-сирот, детей-инвалидов и детей,
оставшихся без попечения родителей, то есть несовершеннолетних недееспособных
граждан, предложенная Законопроектом конструкция неэффективна. Поставщик
социальной услуги (учреждение социального обслуживания) выступает одновременно
и представителем данных несовершеннолетних лиц, а получатель не может быть
стороной договора, поскольку недееспособен. Поэтому оптимальной конструкцией
может быть только договор между социальным учреждением и органом опеки и
попечительства в пользу третьего лица – подопечного ребенка39. Данное предложение
должно найти отражение в обсуждаемом Проекте.
Еще одним несомненным достоинством данного Законопроекта является
отнесение к основным принципам социального обслуживания населения принципа
социального сопровождения получателя социальных услуг. Ценность данного
принципа заключается в том, что в условиях формирования рынка социальных услуг в
Российской Федерации объявлено о качественно новом векторе развития российской
социальной политики – «политики социального развития»40, содержание которой не
должно ограничиваться выплатой пособий и финансированием социальных
учреждений. Как подчеркнул В. В. Путин, речь идет о формировании современной
социальной среды вокруг человека, работающей на улучшение его здоровья,
образования, жилья, условий труда, повышения конкурентоспособности и доходов, в
конечном счете – на развитие российского народа, не просто на сбережение, а на
развитие.
Ранее при формировании концепции правового регулирования рынка
социальных услуг, развивая взгляды Л. Ю. Михеевой41, одной из первых обратившей
внимание на несоответствие современной модели социальной защиты российского
населения концепции социального государства, автор пришел к выводу, что вводимый
исследователем в научный оборот термин «социальная забота» мало отличается от
подвергнутых Л.Ю. Михеевой критике понятий «социальная помощь», «социальное
обслуживание», «социальная защита» и «социальное обеспечение» и в не меньшей
38
См.: Барков А.В. Рынок социальных услуг: проблемы правового регулирования :
автореф. … дис. … д-ра. юр. наук. М., 2009. С. 14-15.
39
Подробнее см.: Кулаков В.В. Формы участия третьих лиц в обязательстве // Рос.
судья. 2009. № 7. С. 18-24.
40
Кузьмин В. Все вокруг человека // Рос. газ. 2008. 16 янв.
41
Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: теория и практика. М.: Волтерс Клувер,
2004. С. 1-11.
- 35 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
мере соответствует патерналистскому характеру государства. В связи с этим
предлагалось все эти термины, не отвечающие современным реалиям, заменить
наиболее точным понятием – «социальное сопровождение», подчеркивающим роль
государства в современных условиях, по аналогии с термином «психологическое
сопровождение», применяемым известным психологом М. Р. Битяновой. Идеология
психологического сопровождения состоит в том, чтобы не ограждать человека от
трудностей, а создавать условия, используя внутренний потенциал личности, для
осознанного, свободного выбора ею своего жизненного пути.
Автор полагал, что деятельность современного социального государства в
сфере оказания социальных услуг имеет много общего с идеей психологического
сопровождения, и в связи с этим концепцию рынка социальных услуг целесообразно
строить на этой идеологической основе. Речь шла о качественном изменении подхода
к механизму правового регулирования отношений, в результате которых гражданин
становился не объектом, а субъектом социальной политики с платежеспособным
спросом на качественные социальные услуги. При данном подходе правовая
регламентация процесса социального сопровождения должна обеспечиваться двумя
режимами: императивным – в случае невозможности самостоятельно справиться с
трудной жизненной ситуацией и диспозитивным, предполагающим выбор
самостоятельного решения возникших проблем.
В первом случае нуждающееся лицо, находящееся в трудной жизненной
ситуации, вправе рассчитывать на поддержку со стороны государства. Эту группу
правовых инструментов по оказанию социального обеспечения в виде пенсий,
социальных пособий, компенсационных выплат, льгот и материальной помощи автор
предлагал обозначить термином «социальная поддержка».
Во втором случае отношения по удовлетворению имущественных
потребностей в социальных услугах, правовое регулирование которых построено на
диспозитивных началах и связано с мобилизацией внутреннего потенциала личности в
преодолении трудной жизненной ситуации, составляет группу правовых средств,
обозначаемых понятием «социальное содействие». В этом случае государство
выступает как законодатель и посредник, что диктуется необходимостью сокращения
прямых бюджетных расходов. «Социальное содействие», являющееся наряду с
«социальной поддержкой» составной частью «социального сопровождения»,
специфика которого обусловливается особенностями воздействия частноправовых и
публично-правовых средств и межотраслевым характером законодательства.
Позитивной стороной предложенной модели «социального сопровождения» как
альтернативы существующей модели является то, что она позволяет сохранить
достоинства современной модели социального обеспечения, основанной на
императивных началах, и при этом усиливает ее частноправовыми средствами
регламентирования отношений, требующих дозволительного режима регулирования,
без чего в силу объективных обстоятельств формирование рыночного механизма
невозможно. Автором отмечалось, что введение в научный оборот термина
«социальное сопровождение» позволит не только сформулировать представление о
правовых основах формирования рынка социальных услуг, но и обосновать новое
- 36 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
научное направление – социальное содействие лицам, находящимся в трудной
жизненной ситуации42.
Представляется, что в Законопроекте в полной мере нашла отражение
разработанная ранее авторская концепция социального сопровождения. Весь
законопроект проникнут идеей мобилизации внутреннего ресурса в преодолении
трудной жизненной ситуации и отказа от иждивенчества, предполагающей
использование договорного инструментария. Эти отношения, связанные с
исполнением договора о предоставлении социальных услуг, соответствуют идеологии
социального содействия. В то же время при предоставлении гражданам, находящимся
в трудной жизненной ситуации, срочных социальных услуг в целях неотложной
помощи разового характера договор о предоставлении социальных услуг не
заключается (п. 4 ст. 23 Законопроекта). Это и понятно, поскольку в соответствии с
идеологией социальной поддержки срочная помощь требует императивного правового
режима и оказывается лицам, которые уже не в состоянии самостоятельно справиться
с трудной жизненной ситуацией.
Таким образом, несмотря на обоснованную критику ряда положений
законопроекта «Об основах социального обслуживания населения в Российской
Федерации»43, в том числе редакционного характера, концептуально законопроект,
предполагающий договорную форму отношений по предоставлению социальных
услуг лицам, находящимся в трудной жизненной ситуации, в том числе детям-сиротам
и детям, оставшимся без попечения родителей, выгодно отличается от действующих
законов, содержащих правовые основы современной модели социального
обслуживания. Данный законопроект, несомненно, будет способствовать развитию
рынка социальных услуг в условиях формирования правовой модели социального
предпринимательства.
Список литературы
1.
2.
Барков А. В. О совершенствовании правовой конструкции устройства детей,
оставшихся без попечения родителей, в организации, оказывающие социальные
услуги // Семейное право на рубеже XX-XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о
правах ребенка: матер. Международ. науч.-практ. конф. : г. Казань, Казанский
(Приволжский) федеральный университет. 18 декабря 2010 г. / отв. ред. О.Н.
Низамиева. М.: Статут, 2011. С. 315-319.
Барков А.В Цивилистическая концепция правового регулирования рынка
социальных услуг: монография. М.: Юрист, 2008. 494 c.
42
Барков А.В. Рынок социальных услуг… автор. … дис… д-ра. юр. наук. М., 2009. С.
11.
43
См., например: Мачульская Е.Е. Основы социального обслуживания: обсуждение
нового законопроекта // Законодательство. 2013. № 11. С. 50-55; Зубарев С. М. К
вопросу о совершенствовании правовой основы государственного управления в
социальной сфере: обсуждаем проект Федерального закона «Об основах социального
обслуживания населения в Российской Федерации» // Государственная власть и
местное самоуправление. 2013. № 6. С. 31-34.
- 37 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Барков А.В. Рынок социальных услуг: проблемы правового регулирования :
автореф. … дис. … д-ра. юр. наук. М., 2009. 60 c.
4. Зубарев С. М. К вопросу о совершенствовании правовой основы государственного
управления в социальной сфере: обсуждаем проект Федерального закона «Об
основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» // Гос.
власть и местное самоуправление. 2013. № 6. С. 31-34.
5. Ильина О.Ю. Частные и публичные интересы в семейном праве Российской
Федерации : автореф. дис. ... д-ра юр. наук. М., 2006. 42 c.
6. Кузьмин В. Все вокруг человека // Российская газета. 2008. 16 января.
7. Кулаков В.В. Формы участия третьих лиц в обязательстве // Рос. судья. 2009. № 7.
С. 18-24.
8. Мачульская Е.Е. Основы социального обслуживания: обсуждение нового
законопроекта // Законодательство. 2013. № 11. С. 50-55.
9. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: теория и практика. М.: Волтерс Клувер,
2004. 368 с.
10. Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации :
Проект Федерального закона ГД ФС РФ от 30 марта 2013 года № 249303-6 //
Интернет-портал
«Право.ру».
URL:
http://docs.pravo.ru/document/view/32393053/34588464/ (дата обращения 15.12.2013)
3.
СONTRACT FOR THE PROVISION OF SOCIAL SERVICES
AS A BASIS OF THE LEGAL STRUCTURE OF ARRANGEMENT
OF CHILDREN IN ORGANIZATION FOR CHILDREN-ORPHANS (DISCUSSING
THE DRAFT OF FEDERAL LAW
«ON FUNDAMENTALS OF SOCIAL SERVICES FOR THE POPULATION IN THE
RUSSIAN FEDERATION»
A.V. Barkov
Moscow Academy of Economics and Law
In this article it is noted the conceptual differences of the Federal law «On
fundamentals of social services for the population in the Russian Federation» from
the existing legislation in this area. Positively evaluated the proposal to legalize the
legal structure of arrangement of children deprived of parental care, in organizations
that provide social services, as well as all kinds of social services for persons in
difficult situations, as model of contractual relations.It is considered the legal nature,
essential conditions and peculiarities of the contract for provision of social services,
contained in the draft of Federal law, and revealed its role in formation of the market
of social services.
Keywords: arrangement of children-orphans, contract for the provision of social
services, market of social services.
Об авторе:
БАРКОВ Алексей Владимирович − доктор юридических наук, профессор,
профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии
экономики и права. e-mail: kgoiva@mail.ru
- 38 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С. 39–46
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
УДК 347.6
ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ «СЕМЕЙНЫХ» ОБЪЕДИНЕНИЙ
КАК СУБЪЕКТОВ СЕМЕЙНОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА
Баркова Л.А.
ФГБОУ ВПО Тверской государственный университет
Рассматриваются особенности правового положения семейных объединений:
общин малочисленных народов, казачьих общин и крестьянских (фермерских)
хозяйств – на предмет использования конструкций данных организационноправовых форм в качестве модели семейного предприятия. Делается вывод, что
ни одна из них не способна стать основой семейного предприятия. В качестве
ориентира
для
совершенствования
действующего
законодательства
предлагается узбекская правовая модель семейного предприятия.
Ключевые слова: община малочисленных народов, казачья община,
крестьянское (фермерское) хозяйство, семейное предприятие.
В исследовании системы частных и публичных правовых средств обеспечения
интересов семьи44 как основы правовой модели семейного предпринимательства
наиболее полное представление об особенностях правосубъектности конструируемого
семейного предприятия может дать анализ правовых норм, регламентирующих
деятельность «семейных» объединений граждан в российском праве 45. Анализ
гражданского законодательства позволяет сделать вывод, что в российском праве
существуют три вида таких
объединений, основанных на кровно-родственных
отношениях и имеющих потенциальную возможность приобрести статус
юридического лица: общины малочисленных народов, казачьи общины и крестьянскофермерские хозяйства.
Однако различия в особенностях правосубъектности данных видов
юридических лиц обусловливают различия реализации правосубъектности в сфере
предпринимательской деятельности, что актуализирует вопрос исследования правовой
природы «семейных объединений» как субъектов предпринимательской деятельности.
При этом при формировании правовой модели семейного предприятия неоценимую
роль может сыграть сравнительно-правовой анализ российского и зарубежного
законодательства тех стран, где развитие семейного предпринимательства в большей
степени отвечает передовым мировым тенденциям.
В Проекте Гражданского кодекса в разделе, фиксирующем
систему
юридических лиц, лишь в отношении общины малочисленных народов имеется
ссылка на специфику формирования данной организационно-правовой формы по
44
Ильина О.Ю. Частные и публичные интересы в семейном праве Российской
Федерации : Автореф. дис. ... д-ра юр. наук. М., 2006. 42 c.
45
Романовская О.В. «Семейные» объединения граждан в российском праве //
Правоведение. 2009. № 5. С. 121-133.
- 39 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
кровно-родственному признаку. Под общинами коренных малочисленных народов
Российской Федерации понимаются добровольные объединения граждан,
относящихся к коренным малочисленным народам и объединившихся по кровнородственному или территориально-соседскому признакам в целях защиты исконной
среды обитания, сохранения и развития традиционных образа жизни, хозяйствования,
промыслов и культуры (п. 1 ст. 117ГК РФ)12. Подобные определения зафиксированы в
Законе о некоммерческих организациях и других нормативных актах 46. Данная община
относится к некоммерческой организации, однако закон разрешает ей осуществлять
предпринимательскую
деятельность,
соответствующую
уставным
целям.
Представляется, что данная организационно-правовая форма является разновидностью
потребительского кооператива и в самостоятельной регламентации в рамках ГК РФ не
нуждается.
В Концепции развития Гражданского законодательства предусматривалось
закрепить ограниченный перечень некоммерческих организаций, среди которых
общине коренных малочисленных народов места не находилось. Те же самые
замечания можно высказать и в отношении казачьей общины. Если в ГК РФ в ст. 117 11
в легальном определении казачьих обществ, под которыми понимаются объединения
граждан, созданные в целях сохранения традиционных образа жизни, хозяйствования
и культуры российского казачества, отсутствует указание на кровно-родственный
признак, то такая ссылка содержится в Федеральном законе «О государственной
службе российского казачества»47. В п. 4 ст. 2 Закона хуторское, станичное, городское
казачье общество рассматривается как первичное объединение российских граждан и
членов их семей (жителей одного или нескольких сельских и городских поселений
либо иных населенных пунктов), внесенное в государственный реестр казачьих
обществ в Российской Федерации. Члены этого объединения принимают на себя
обязательства по несению государственной или иной службы.
Как и в отношении общин коренных малочисленных народов, в качестве
особенностей правосубъектности казачьих общин отмечаются различия их публичной
компетенции, а не организационные и имущественные отличительные признаки
гражданско-правовой конструкции, которые по логике должны были бы приниматься
во внимание. Представляется, что казачьи общества являются разновидностью
общественной организации. Никаких особенностей их гражданско-правового
положения не существует. Необходимо ли закрепление особенностей публичноправового статуса в ГК РФ? Думается, что нет.
В то же время следует констатировать, что вряд ли правовые конструкции
данных организаций, несмотря на возможность осуществления предпринимательской
деятельности, могут быть взяты за основу модели семейного предприятия, так как
подобную деятельность вряд ли можно рассматривать в качестве основной уставной.
46
О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации:
Федеральный закон № 82-ФЗ от 30.04.1999 г. // СЗ РФ. 1999. № 18. Ст. 2208; Об общих
принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и
Дальнего Востока: Федеральный закон № 104-ФЗ от 20.07.2000 г. // СЗ РФ. 2000. №
30. Ст. 3122.
47
О государственной службе российского казачества: Федеральный закон № 154-ФЗ
от 5.12.2005 г. // СЗ РФ 12.12.2005. № 50. ст. 5245.
- 40 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Предпринимательскую деятельность данных общин можно считать лишь
вспомогательной деятельностью, приносящей доход.
В связи с этим особый интерес представляет изучение особенностей КФХ
правосубъектности как единственного семейного объединения, относящегося к группе
коммерческих юридических лиц, т.е. профессиональных участников рыночных
предпринимательских отношений. Теоретически КФХ могло бы служить моделью
семейного предприятия, однако трудности ее применения заключаются в том, что до
настоящего времени конструкция крестьянского (фермерского) хозяйства крайне
противоречива и нестабильна48.
Одной из проблем, требующих разрешения, является то, что среди ученых
отсутствует единство по вопросу правовой природы КФХ. В научной литературе по
данному вопросу высказывались различные, порой полярные точки зрения: а)
субъектом гражданского права является не КФХ, а его глава – индивидуальный
предприниматель (М.В. Телюкина)49; б) КФХ – особая форма предпринимательской
деятельности без образования юридического лица (В.В. Устюкова) 50; в) КФХ – особый
субъект гражданского права, сходный по ряду признаков с юридическими лицами и с
индивидуальными предпринимателями (А.Ю. Суюндукова) 51; г) КФХ – субъект с
правами юридического лица, а не собственно юридическое лицо (С.А. Зинченко, В.В.
Галов)52; д) КФХ – имущественный комплекс, используемый в предпринимательской
деятельности в аграрном секторе экономики (В.Г. Нестолий) 53. Это разнообразие
мнений ученых объясняется отсутствием последовательной позиции законодателя в
принятии нормативно-правовых актов, определяющих правовое положение КФХ.
Новая редакция Гражданского кодекса допускает, что любое действующее
КФХ, не являющееся юридическим лицом, с 1 марта 2013 г. по решению его
участников может приобрести форму юридического лица. Параграф 2 гл. 4 ГК РФ
дополнен подпараграфом 3.1, согласно которому юридическое лицо, созданное в
таком порядке, понимается как «добровольное объединение граждан на основе
членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности в
области сельского хозяйства, основанной на их личном участии и объединении
членами крестьянского (фермерского) хозяйства имущественных вкладов»54.
Законодатель в очередной раз осторожно отнёсся к правовой природе
48
Серова О.А. Крестьянское (фермерское) хозяйство в системе субъектов
предпринимательской деятельности // Рос/ судья. 2006, № 2. С. 68.
49
Телюкина М.В. Сущность и некоторые проблемы конкурсного права //
Законодательство. 2000. № 4.
50
Устюкова В.В. Правовое положение крестьянского (фермерского) и личного
подсобного хозяйства в условиях аграрной реформы. М., 2000.
51
Суюндукова А.Ю. Гражданско-правовой статус крестьянского (фермерского)
хозяйства : дис. … канд. юрид. наук. Уфа, 2011. С. 6.
52
Зинченко С.А., Галов В.В. Новое в правовом статусе крестьянских (фермерских)
хозяйств // Хоз-во и право. 2004. № 2. С. 28.
53
Нестолий В.Г. Предпринимательство несовершеннолетних (правовые аспекты) //
Сиб. юр. вестн. 1999. № 4. С. 42.
54
СЗ РФ. 02.11.2009. № 44. Ст. 5168.
- 41 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
рассматриваемых хозяйств, рассмотрев их между хозяйственными товариществами и
хозяйственными обществами, имеющими значительные отличия.
Расположив крестьянские (фермерские) хозяйства среди организационноправовых форм коммерческих юридических лиц, являющихся собственниками
внесенного ее членами имущества, законодатель презюмировал данное правило и для
КФХ, созданного как юридическое лицо (п. 2 ст. 86.1 ГК РФ). Другие изменения
Гражданского кодекса РФ касаются фиксации положения о том, что гражданин может
участвовать одновременно в нескольких КФХ (договорных); а в юридическом лице –
только в одном (п. 3 ст. 86.1 ГК РФ). Данное требование аналогично нормам,
относящимся к регламентации правового положения полных товарищей, но
отличается правилом, заключающимся в том, что член КФХ не обязан иметь статус
индивидуального предпринимателя, что не позволяет квалифицировать КФХ как
товарищество. Вместе с тем ответственность в КФХ предполагается такой же, как в
хозяйственных товариществах: отвечает по обязательствам само КФХ как
юридическое лицо, а субсидиарную ответственность (без указания на возможность её
ограничения как в обществах с дополнительной ответственностью) по обязательствам
хозяйства несут его члены. Думается, что в данном случае есть основания считать, что
КФХ представляет собой промежуточную (между обществами и товариществами)
модель организационно-правовой формы коммерческой организации.
В ст. 86.1 ГК РФ закрепляются и некоторые другие особенности правового
положении КФХ. Так, например, при обращении взыскания кредиторов хозяйства на
находящийся в собственности последнего земельный участок, этот участок подлежит
продаже с публичных торгов в пользу лица, которое в соответствии с законом вправе
продолжать использование земельного участка по целевому назначению (п. 4 ст. 86.1).
Отмечается, что другие особенности правового положения крестьянского
(фермерского) хозяйства, созданного в качестве юридического лица, определяются
федеральным законом (п. 5 ст. 86.1). Думается, что следующим шагом в
реформировании законодательства о КФХ должно стать внесение изменений в ФЗ о
КФХ 2003 г.
Данные нововведения не дают однозначного ответа на следующие вопросы.
Во-первых, о цели учреждения двух форм КФХ: а) учрежденного гражданами на
основе соглашения о создании КФХ, где главой является гражданин –
предприниматель, и б) учрежденного в качестве юридического лица на основании
членства граждан при сохранении их субсидиарной ответственности по
обязательствам данного юридического лица. Во-вторых, почему в отношении КФХ
как семейного малого предприятия вводится субсидиарная ответственность членов
всем своим имуществом, тогда как в отношении хозяйственных обществ субъектов
среднего и крупного бизнеса позиция законодателя, оставившего принцип
ограниченной ответственности, неизменна. При таком подходе КФХ будут так же
непопулярны, как и российские хозяйственные товарищества. Тогда о каком развитии
семейного предпринимательства на базе КФХ можно говорить?
Вместе с тем в ГК РФ в каждой последующей редакции, регламентирующей
правовое положение КФХ, отсутствует указание на его семейный характер. В России
индивидуальное (семейное) частное предприятие как организационно-правовая форма
предпринимательской деятельности легально существовало лишь до вступления в
силу Первой части ГК РФ (8 декабря 1994 г.). Все семейные предприятия подлежали
преобразованию до 1 июля 1999 г. в хозяйственные товарищества, хозяйственные
- 42 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
общества или кооперативы либо ликвидации. Нет указания на семейный характер
КФХ и в нынешней редакции ГК РФ.
Позиция узбекского законодателя по этому вопросу представляется более
корректной. Если в российском законодательстве правовое положение КФХ
уточняется только рядом статей, причем без обязательной ссылки на такой
квалифицирующий признак хозяйства, как родство, то в узбекском законодательстве
принят полноценный специальный закон «О семейном предпринимательстве»55 (далее
– ЗРУ о семейном предпринимательстве), состоящий из 7 глав, включающих 35
статей, конкретизирующих общие положения о семейном предпринимательстве;
создание семейного предприятия и его регистрацию; права и обязанности семейного
предприятия и его участников; деятельность семейного предприятия; гарантии
свободы деятельности семейного предприятия. В этом законе определено, что
семейное предпринимательство как инициативная деятельность, осуществляемая
членами семьи в целях получения дохода (прибыли) на свой риск и под свою
имущественную ответственность, может осуществляться с образованием или без
образования юридического лица. Семейное предпринимательство без образования
юридического лица как индивидуальное предпринимательство осуществляется в
порядке, установленном узбекским законодательством56. В ст. 4 Закона «О гарантиях
свободы предпринимательской деятельности» отмечается, что
индивидуальное
предпринимательство осуществляется самостоятельно, без права найма работников, на
базе имущества, принадлежащего индивидуальному предпринимателю на праве
собственности, а также в силу иного вещного права, допускающего владение и (или)
пользование имуществом.
Однако семейное предприятие может осуществлять деятельность только в
форме юридического лица и признается одной из организационно-правовых форм
субъектов предпринимательства (ст. 4 ЗРУ о семейном предпринимательстве). В этой
же статье под семейным предприятием понимается субъект малого
предпринимательства, создаваемый его участниками на добровольной основе на базе
общего имущества, находящегося в долевой или совместной собственности
участников семейного предприятия, а также имущества каждого из участников
семейного предприятия для осуществления производства и реализации товаров (работ,
услуг). Деятельность семейного предприятия основывается на личном труде его
участников.
Представляется, что подход узбекского законодателя к регулированию
семейного предпринимательства в большей степени, чем российского, основан на
классификации, связанной с прямой и опосредованной формой осуществления
предпринимательской деятельности. Узбекское семейное предприятие как
юридическое лицо может иметь в собственности обособленное имущество, от своего
имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные
права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Данное предприятие
55
О семейном предпринимательстве: Закон Республики Узбекистан № 327 от
24.04.2012 // СЗ РУ. 2012. № 17. Ст. 188; 2013 г. № 18. Ст. 233.
56
См.: О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Узбекистан «О
гарантиях свободы предпринимательской деятельности»: Закон Республики
Узбекистан № ЗРУ-328 от 2.05.2012 г. // СЗРУ 2012. № 18. Ст. 201; № 18. Ст. 233.
- 43 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, на которое
в соответствии с законом может быть обращено взыскание.
В ст. 12 ФЗРУ «О семейном предпринимательстве» отмечается, что семейное
предприятие вправе самостоятельно организовывать деятельность по производству
товаров (работ, услуг), распоряжаться произведенными товарами (работами, услугами)
и устанавливать на них цену; самостоятельно формировать свои финансовые средства
и привлекать заемные средства, в том числе получать кредиты на формирование
первоначального (стартового) капитала; пользоваться лизинговыми и страховыми
услугами; заключать договоры, в том числе на закупку и реализацию товаров (работ,
услуг); получать доход (прибыль) от предпринимательства в неограниченном размере;
использовать печати, бланки и штампы со своим фирменным наименованием и иметь
товарный знак (знак обслуживания); осуществлять внешнеэкономическую
деятельность.
В этой же статье зафиксированы обязанности семейного предприятия,
заключающиеся в следующем: своевременно и в надлежащем порядке выполнять
взятые на себя обязательства по заключенным договорам; устанавливать размер
оплаты труда участникам и наемным работникам семейного предприятия,
своевременно производить расчеты с ними, а также страховать в качестве
работодателя свою гражданскую ответственность; уплачивать налоги и другие
обязательные платежи; соблюдать требования нормативных документов в области
охраны труда и техники безопасности, экологии, санитарии и гигиены; иметь
сертификаты на реализуемые продукцию и услуги в соответствии с
законодательством; своевременно информировать соответствующие государственные
органы об изменении местонахождения (почтового адреса) и иных реквизитов.
Данный перечень прав и обязанностей семейного предприятия не является
закрытым. Такое предприятие в соответствии с узбекским законом может иметь также
иные права и нести другие обязанности. Участники семейного предприятия
самостоятельно определяют имущество, вносимое ими в уставный фонд семейного
предприятия в порядке, предусмотренном в его учредительном договоре. Уставный
фонд семейного предприятия должен быть не менее десятикратного размера
минимальной заработной платы, установленной законодательством на дату
представления документов для государственной регистрации предприятия (ст. 11 ЗРУ
о семейном предпринимательстве).
Особенностью узбекского законодательства является ограничение уставного
капитала семейного предприятия десятикратным размером МРОТ (подобно
ограничению уставного капитала общества с ограниченной ответственностью).
Ответственность участника семейного предприятия конструируется аналогично
ответственности члена производственного кооператива (ст. 69 ГК Узбекистана), т. к. в
соответствии с узбекским законодательством участники несут субсидиарную
ответственность принадлежащим им имуществом по обязательствам семейного
предприятия при недостаточности имущества предприятия (ст. 4 ЗРУ о семейном
предпринимательстве).
Думается, что узбекский законодатель так же, как и российский, отнесся
собирательно к формированию правового статуса семейного предприятия, закрепив за
ним некоторые черты юридических лиц, существующих в организационно-правовых
формах полного товарищества, ООО и кооператива. Однако, несомненно, это
самостоятельная организационно-правовая форма, поскольку отличается от других
видов юридических лиц. Семейное предприятие формируется на базе общего
- 44 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
имущества, находящегося в долевой или совместной собственности участников
семейного предприятия, а также имущества каждого из участников семейного
предприятия, т. е. признак родства в семейном предприятии является
квалифицирующим признаком в отличие от российского КФХ, что отвечает
современным тенденциям развития социального и семейного предпринимательства.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
Гражданский кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2009. № 44. Ст. 5168.
Зинченко С.А., Галов В.В. Новое в правовом статусе крестьянских (фермерских)
хозяйств // Хоз-во и право. 2004. № 2. С. 28-38.
Ильина О.Ю. Частные и публичные интересы в семейном праве Российской
Федерации : Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006. 42 c.
Нестолий В.Г. Предпринимательство несовершеннолетних (правовые аспекты) //
Сибирский юридический вестник. 1999. № 4. С. 41-46.
О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Узбекистан «О
гарантиях свободы предпринимательской деятельности»: Закон Республики
Узбекистан № ЗРУ-328 от 2.05.2012 г. // СЗ РУ 2012. № 18. Ст. 201; № 18. Ст. 233.
О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации:
Федеральный закон № 82-ФЗ от 30.04.1999 г. // СЗРФ. 1999. № 18. Ст. 2208.
Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов
Севера, Сибири и Дальнего Востока: Федеральный закон № 104-ФЗ от 20.07.2000
г. // СЗ РФ. 2000. № 30. Ст. 3122.
О государственной службе российского казачества: Федеральный закон № 154-ФЗ
от 5.12.2005 г. // СЗ РФ 2005, № 50. Ст. 5245
О семейном предпринимательстве: Закон Республики Узбекистан № 327 от
24.04.2012 // СЗ РУ. 2012. № 17. Ст. 188; 2013. № 18. Ст. 233.
Романовская О.В. «Семейные» объединения граждан в российском праве //
Правоведение. 2009. № 5. С. 121-133.
Серова О.А. Крестьянское (фермерское) хозяйство в системе субъектов
предпринимательской деятельности // Рос. судья. 2006. № 2. С. 6-8.
Суюндукова А.Ю. Гражданско-правовой статус крестьянского (фермерского)
хозяйства : дис. … канд. юр. наук. Уфа, 2011. 214 с.
Телюкина М.В. Сущность и некоторые проблемы конкурсного права //
Законодательство. 2000. № 4. С. 40-51.
Устюкова В.В. Правовое положение крестьянского (фермерского) и личного
подсобного хозяйства в условиях аграрной реформы. М., 2000. 193 с.
ORGANIZATION-LEGAL FORMS OF «FAMILY» ASSOCIATIONS AS SUBJECTS
OF FAMILY ENTREPRENEURSHIP
L.A. Barkova
Tver State University
The article considers the peculiarities of the legal status of family associations:
communities of minority peoples, the Cossack communities and peasant (farmer)
households - for the use of the structures of these organizational and legal forms as a
- 45 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
model of family enterprise. It is concluded that none of them could form the basis of a
family enterprise. As a guideline for the improvement of the current legislation it is
offered the Uzbek legal model of the family enterprise.
Keywords: community of minority peoples, the Cossack community, peasant (farmer)
household, family enterprise
Об авторе:
БАРКОВА Лариса Алексеевна
университета; e-mail: larisa_90_09@mail.ru
- 46 -
аспирант
Тверского
государственного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С. 47–50
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
УДК 347.63
К ВОПРОСУ О МОМЕНТЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ
Е. С. Вайнер
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Статья посвящена спорным вопросам возникновения родительских прав.
Приводятся разные позиции по рассматриваемому вопросу. Автор приходит к
выводу о том, что в зависимости от ситуации достаточными для реализации тех
или иных прав родителей являются различные основания. Однако для
реализации родительских прав в полном объеме необходимым является наличие
всех юридических фактов, установленных законодателем.
Ключевые слова: возникновение родительских прав, родительские
правоотношения, родительские права, родительские обязанности.
12 декабря 2013 г. исполнилось 20 лет со дня принятия Конституции
Российской Федерации57. И уже на протяжении 20 лет в России действует
конституционная норма, провозглашающая право и обязанность родителей заботиться
о детях и осуществлять их воспитание. Семейный кодекс Российской Федерации58,
который в течение 18 лет регулирует важнейшие общественные отношения, в статьях,
посвященных правам и обязанностям родителей и детей, раскрывает содержание
данной нормы. Несмотря на кажущуюся простоту, существует масса проблемных
аспектов в рассматриваемой сфере. Один из них – момент возникновения
родительских прав.
Словарь русского языка С.И. Ожегова определяет слова отец и «мать» как
мужчину и женщину по отношению к своим детям. В общественном сознании
родители − это, как правило, те люди, которые воспитали и обучили. Однако
законодатель подходит к определению данных понятий иначе: родителями будут
считаться лица, отцовство и материнство которых установлено на основании
соответствующих документов. Данный вопрос регулируется гл. 10 Семейного кодекса
Российской Федерации и гл. 2 ФЗ «Об актах гражданского состояния»59. При наличии
необходимых условий мужчина и женщина будут записаны в качестве родителей в
акте о рождении ребенка, и на этом основании будет выдано свидетельство о
рождении ребенка. Значение данной записи трудно переоценить. При ее отсутствии
юридически отцом или матерью ребенка лицо являться не будет. Действительно,
согласно ст. 47 СК РФ, права и обязанности родителей и детей основываются не
57
Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (с учетом поправок от
30.12.2008 г.) // Российская газета. 2009. 21 янв.
58
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. №223-ФЗ // СЗ РФ. 1996.
№1. Ст. 16.
59
Федеральный закон от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» //
СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.
- 47 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
только на происхождении детей, они должны быть удостоверены в установленном
законом порядке.
Основанием возникновения родительского правоотношения, в соответствии
со ст. 47 СК РФ, является «сложный юридический состав, элементами которого
являются рождение ребенка и удостоверение происхождения ребенка от
определенного лица, которое производится в органах записи актов гражданского
состояния»60.
Разумеется, с момента рождения ребенка между ним и его родителями
возникает связь. Однако вопрос заключается в том, какого рода данная связь.
Эмоциональная, нравственная – данный факт не вызывает сомнения, однако ни
эмоции, ни чувства не подлежат правовому регулированию. Интересным же
представляется именно правовое обозначение данной связи в период с момента
рождения ребенка до момента обращения родителей в соответствующие
административные органы.
В соответствии с п. 6 ст. 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния» заявление
о рождении ребенка должно быть сделано не позднее чем через месяц со дня рождения
ребенка. Однако даже в случае нарушения данного срока запись акта о рождении
ребенка будет внесена. Таким образом, родители вправе обратиться в органы записи
актов гражданского состояния для регистрации рождения ребенка спустя
продолжительное время после появления их чада на свет. Кроме того, как в
доказательство этого, отдельная статья названного закона посвящена государственной
регистрации рождения ребенка, достигшего возраста одного года и более. Таким
образом, период «неопределенного» состояния может оказаться немалым.
К.В. Лапина отмечает, что «для возникновения отношений между родителями
и ребенком необходимо рождение ребенка, а для возникновения правоотношений
необходимо действие − удостоверение происхождения ребенка от конкретных
родителей в установленном законом порядке, т.е. его документальное
подтверждение»61. То есть, с точки зрения автора, период до регистрации рождения
можно обозначить как «отношение» между родителем и ребенком. Правоотношение
же возникает с момента регистрации рождения ребенка или установления отцовства
(материнства).
А.В. Маркосян отмечает, что рождение − это акт гражданского состояния.
Регистрация рождения же представляет собой актовую запись о рождении. Записи
актов гражданского состояния «удостоверяют, документируют обстоятельства, служат
источником доказательства об этих обстоятельствах»62. Интересной представляется
мысль автора о том, что актовые записи подтверждают время возникновения,
изменения, прекращения, восстановления соответствующих прав и обязанностей.
Как отмечает С.Ю. Гаврилова, государственная регистрация рождения в
установленном законом порядке необходима не только для возникновения взаимных
60
Лапина К.В. Возникновение и прекращение родительских прав и обязанностей //
Бюллетень нотариальной практики. М.: Юрист, 2010. № 2. С. 29.
61
Там же.
62
Маркосян А.В. Юридические факты в семейном праве: дис. …канд. юр. н. М. – 2007.
С. 104.
- 48 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
прав и обязанностей, но и для официального признания правового состояния
родителей и детей обществом и государством63.
Таким образом, реализация прав и интересов родителей в полном объеме
возможна лишь после государственной регистрации факта рождения ребенка. К
примеру, лицо, уверенное в том, что является биологическим отцом ребенка, но не
записанное в качестве такового в органах записи актов гражданского состояния, не
сможет в ряде случаев реализовать право на воспитание до установления отцовства в
установленном законом порядке. Кроме того, при отсутствии документального
подтверждения отцовства или материнства лицо не будет обладать возможностью, к
примеру, представлять интересы ребенка, требовать защиты своих прав. Для любых
органов власти доказательством прав родителей будет именно изданный в
установленной законом форме документ.
Однако в случаях, когда речь идет не о праве родителя, а о его одноименной
обязанности, ситуация приобретает иной оборот. Пункт 1 ст. 63 СК РФ говорит об
обязанностях родителей нести ответственность за воспитание и развитие своих детей;
обязанности заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и
нравственном развитии своих детей. Неисполнение или ненадлежащее исполнение
родителями обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и
интересов детей влечет, согласно Кодексу об административных правонарушениях
РФ64, предупреждение или наложение административного штрафа в размере от ста до
пятисот рублей. В случае если неисполнение или ненадлежащее исполнение
обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего соединено с жестоким
обращением, родителю, в соответствии со ст. 156 Уголовного кодекса РФ65, грозит
гораздо более жестокое наказание. В приведенных нормативных правовых актах не
указывается, что данное наказание применяется лишь к тем родителям, которые
удостоверили происхождение детей в установленном законном порядке, равно как и
не говорится об обратном. Однако в данном случае представляется более чем
разумным возникновение родительских прав и обязанностей с момента появления
ребенка на свет. Сложно представить себе ситуацию, когда родители не заботятся о
ребенке и не воспитывают его до обращения в органы записи актов гражданского
состояния.
Таким образом, невозможно дать однозначный ответ на вопрос о моменте
возникновения родительских прав. Однако прослеживается некая тенденция. В случае
нарушения родительских обязанностей, что в некоторых случаях является
одновременно и простым неиспользованием родительских прав, отсутствие
документального подтверждения возникновения родительского правоотношения не
является препятствием для привлечения родителя к ответственности. В обратной же
ситуации, при желании осуществить родительские права, можно столкнуться с
63
Гаврилова С.Ю. Судопроизводство по делам об оспаривании отцовства
(материнства): дис. …канд. юр. н. Саратов, 2001. С. 11.
64
Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // СЗ РФ.
2002. №1 (ч.1). Ст. 1.
65
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996.
№ 25.
- 49 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
препятствием в виде отсутствия надлежащим образом оформленных документов о
возникновении родительских прав.
Список литературы
1.
2.
3.
Гаврилова С.Ю. Судопроизводство по делам об оспаривании отцовства
(материнства): дис. …канд. юр. н. Саратов, 2001.
Лапина К.В. Возникновение и прекращение родительских прав и обязанностей //
Бюллетень нотариальной практики. М.: Юрист, 2010. № 2. С. 29−32.
Маркосян А.В. Юридические факты в семейном праве»: дис. … канд. юр. н. М. –
2007.
ABOUT THE PARENTAL RIGHTS ARISING
E.S. Vayner
Kazan (Volga region) Federal university
The article is devoted to the question of the parental rights arising. Different points of
view are performed in the article. The author makes a conclusion that in different
situations different basis for the realisation of parental rights must take place. But the
realisation of all the parental rights may occur only if there are all the judicial facts,
named by the legislator.
Keywords arising of the parental rights, parental relations, parental rights, parental
duties
Об авторе:
ВАЙНЕР Елена Семеновна – аспирантка кафедры гражданского и
предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета ,
e-mail: vainere@mail.ru
- 50 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С. 51–55
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
УДК 347.6+342.7
РОЛЬ СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В УКРЕПЛЕНИИ СЕМЕЙНЫХ
ЦЕННОСТЕЙ
А.Л. Воронцов, Е.В. Воронцова
Юго-Западный государственный университет
Анализируются нормы Конституции Российской Федерации, Семейного
кодекса Российской Федерации, определяющие правовое положение семьи и ее
социальную значимость. Отмечается роль данных актов в укреплении
традиционных семейных ценностей.
Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, Семейный кодекс
Российской Федерации, семья, социальная значимость, семейные отношения.
Двадцатилетний юбилей Российской Конституции является достаточным
поводом для серьезной и взвешенной оценки роли и значения данного нормативного
акта в укреплении основ нашего общества, а также эффективности Конституции как
основы отечественной правовой системы. С учетом того обстоятельства, что
нормативные положения Конституции охватывают самые различные сферы
общественной жизни, оценивать роль и значение ее установлений для каждой
конкретной сферы можно по-разному. В фокусе нашего внимания будут семья и
семейные отношения, которые в настоящее время стали предметом не только
оживленной научной дискуссии, но и политико-правовой проблемой для многих стран
с учетом того, что институт семьи относится к той системе общественных и
культурных ценностей, которая лежит в основе функционирования всего
человеческого социума и которая во многом определяет направления развития
человеческой цивилизации66.
Семейные отношения не являются объектом регулирования исключительно
Конституции РФ. Данные отношения достаточно подробно регламентированы
Семейным кодексом РФ, восемнадцатилетняя практика действия которого дает
достаточно оснований для оценки эффективности составляющих его норм.
Что касается Конституции РФ, то, не давая законодательного определения
семьи, она устанавливает государственную поддержку (ч. 2 ст.7) и защиту данного
института, провозглашая, что «материнство и детство, семья находятся под защитой
государства» (ч.1 ст. 38). Данные конституционные установления напрямую
свидетельствует об осознании государством огромной социальной значимости
института семьи как ячейки и первоосновы общества. Кроме того, употребляя
выражения «материнство и детство» и «семья» как однопорядковые, приводя их в
66
См. подробнее: Воронцов А.Л. Семейные ценности и брак в культуре современного
общества. Сб. науч. тр. 2013 года.: Правовые, социальные, экономические и
лингвистические механизмы защиты прав семьи в России: материалы межвуз. науч.практ. конф. (29.11.2013 г.); Проблемы развития малого бизнеса: материалы круглого
стала (27.09.2013г.). Курск: АПИИТ «ГИРОМ», 2014. – С.137−140.
- 51 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
неразрывной связи друг с другом, законодатель тем самым имплицитно указывает и на
одно из основных предназначений института семьи, заключающееся в репродуктивной
функции.
Часть 2 ст. 38 Конституции РФ устанавливает, что «забота о детях, их
воспитание – равное право и обязанность родителей», а ч. 3 ст. 38 указывает, что
«трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных
родителях». Кроме очевидного определения прав и обязанностей родителей, а также
совершеннолетних трудоспособных детей, данные нормативные положения, на наш
взгляд, опосредованно указывают и на еще одно предназначение семьи – быть основой
социализации личности.
Тем не менее, несмотря на наличие подобного имплицитного содержания,
Основной Закон нашей страны лишь в общих чертах очерчивает правовые контуры
института семьи, гарантируя ему государственную поддержку и защиту и ассоциируя
данный институт с заботой о детях и нетрудоспособных родителях. Кроме того,
находясь в гл. 2 «Права и свободы человека и гражданина», ст. 38 Конституции России
не содержит самого права на семью. «В ст. 38 Конституции РФ право на семью не
сконструировано, как это имеет место применительно к праву на жизнь (ст. 20), праву
на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), праву на неприкосновенность
частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст.
23) и др.»67.
Однако право на семью вполне определенно следует из содержания норм
Семейного кодекса Российской Федерации, который развивает конституционноправовые положения в области семейных отношений. Согласно ему в нашей стране
признается добровольный брачный союз мужчины и женщины (брак) (ст. 1 Семейного
кодекса РФ), который в обязательном порядке должен предусматривать их намерение
создать семью, ибо отсутствие такого намерения согласно ст. 27 Кодекса является
основанием для признания такого брака недействительным.
Таким образом, не давая нормативно закрепленного определения понятия
семьи, законодатель устанавливает государственную защиту данного социального
института (ст. 38 Конституции РФ, ст. 1 Семейного кодекса РФ), рассматривает
создание семьи в качестве цели заключаемого брака (ст. 27 Семейного кодекса РФ),
декларирует необходимость укрепления семьи, устанавливает запрет на произвольное
вмешательство кого-либо в дела семьи (ст. 1 Семейного кодекса РФ) и др., видя в этом
государственную необходимость, а также задачу семейного законодательства.
На наш взгляд, отсутствие законодательного определения семьи, хотя и может
вызывать некоторые вопросы к нормативным источникам семейного права с точки
зрения общепринятых технико-юридических правил их разработки, традиционно
предполагающих формулирование основных понятий, используемых в источнике, тем
не менее не влияет на устоявшееся в юридической среде понимание семьи как
социального института, призванного воспроизводить и формировать человека для его
дальнейшей деятельности в качестве полноценного члена общества 68 и
представляющего собой «круг лиц, связанных правами и обязанностями,
67
Шершень Т.В. О праве на семью и проблеме определения понятия семьи в
современном российском праве // Семейное и жилищное право. 2010. №6.
68
Воронцов А.Л. Указ соч. Проблемы развития малого бизнеса С.137.
- 52 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на
воспитание и призванными способствовать укреплению и развитию семейных
отношений»69. Данное определение является одним из наиболее распространенных, но
далеко не единственным. Однако все они в той или иной мере повторяют набор одних
и тех же существенных черт70, которые, как с учетом доктринальных точек зрения, так
и положений семейного законодательства, сводятся к следующему.
Семья – это определенный коллектив71. Как и каждый коллектив, он
представляет собой объединение индивидов, для которых характерна совместность их
действий, постоянство контакта, определенная внутренняя организация72. С учетом
того, что индивид – это единичный представитель человеческого рода73 (т. е.
самостоятельная личность), отметим, что применительно к семье их объединение
изначально предполагает его добровольность.
Что касается совместности действий, то в рамках семьи она в первую очередь
связана с ведением домашнего хозяйства, воспитанием детей, заботой о родителях,
что, в свою очередь, объективно предполагает постоянство контакта и внутреннюю
организацию, связанную с распределением ролей в этом коллективе. Данные роли
могут быть обусловлены физическими, интеллектуальными, материальными
возможностями членов семьи, их авторитетом и т. п..
Семья – это коллектив, основанный (как правило) на браке. Исходя из смысла
семейного законодательства (ч. 2, 3 ст. 1 Семейного кодекса РФ), брак – это союз
мужчины и женщины, т. е. лиц разного пола (данное нормативное положение имеет
принципиальное значение для сохранения в нашей стране традиционных семейных
ценностей в условиях их девальвации и вырождения в ряде стран Западной Европы и
Америки, что нашло свое выражение в официальном разрешении однополых браков и
усыновления детей гомосексуальными парами), причем заключенный только в органах
записи актов гражданского состояния.
В основе семьи может быть союз мужчины и женщины, который юридически
не является браком. Это может иметь место в случае отсутствия регистрации их союза
в органах ЗАГС. Однако в таком случае о семейных отношениях в данном коллективе
69
Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1956.
Альбиков И.Р. Тенденции развития кризиса института семьи в современной России
// Семейное и жилищное право. 2013. Игнатушенко С.Е. К вопросу о влиянии
института семьи на формирование личности в социуме // Общество и право. 2011. №5,
Гончаров В.В. Роль семьи как социального института в сохранении и развитии
российской государственности // Семейное и жилищное право. 2010. №1, Шершень
Т.В. В год семьи о понятии семьи в современном российском прве // Семейное и
жилищное правою 2008. №5, Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции
проекта нового Семейного кодекса Российской Федерации. Томск: Томск.гос.ун-т,
2008; Семейное право: Учебник / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007;
Королев Ю.А. Семья как субъект права // Журн. рос. пр. 2000. №10; Толстой В.С.
Понятие семьи в советском праве // Советская юстиция. 1969. №19 и другие.
71
Пчелинцева Л.М. Семейное право. М.: Норма, 2001. С. 3
72
Альбиков И.Р. Правовое положение института семьи в современном российском
праве // Семейное и жилищное право. 2011. №4.
73
http://slovari.info/philosophical/slovar_philosophical.htm
70
- 53 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
можно говорить лишь применительно к отношениям отцовства и материнства, т. е. в
связи с рождением совместных детей.
Семья – это коллектив, члены которого связаны взаимными правами и
обязанностями. Данные права и обязанности вытекают из брака (личные и
имущественные права и обязанности супругов (раздел III Семейного кодекса РФ),
алиментные обязательства супругов (гл. 14 Семейного кодекса РФ), родства (права и
обязанности родителей и детей (гл. 13 Семейного кодекса РФ), алиментные
обязательства других членов семьи (гл. 15 Семейного кодекса РФ), усыновления или
иной формы принятия детей на воспитание (ст. 137 Семейного кодекса РФ, ст. 148,
148.1 СК РФ, ФЗ «Об опеке и попечительстве» 24.04.2008 г. №48-ФЗ и др.).
Таким образом, наиболее существенные признаки института семьи,
выработанные юридической доктриной, находят свое законодательное выражение в
нормах Семейного кодекса Российской Федерации, который, основываясь на
положениях Конституции Российской Федерации, вместе с нормами федеральных
законов, а также законов субъектов Российской Федерации представляет собой
целостную систему семейно-правового регулирования.
Отметим и еще один момент: долгое время было принято считать, что
семейное законодательство должно регулировать по преимуществу лишь
имущественные отношения членов семейного коллектива. Г.Ф. Шершеневич писал,
что «юридический элемент необходим и целесообразен в области имущественных
отношений членов семьи»74.
Нравственная и морально-этическая составляющие семейных отношений,
таким образом, оставались вне сферы правового воздействия. Отчасти это можно
признать правильным, ибо вышеназванные составляющие слишком тонки и
индивидуальны для каждой конкретной семьи. Тем не мене её общие моральнонравственные ориентиры, по нашему мнению, должны находить свою фиксацию в
основополагающих нормативных актах, ибо законодательное закрепление
традиционных для нашего социума семейных ценностей является одним из основных
инструментов обеспечения их стабильности, а следовательно, и стабильности всего
нашего общества.
Отрадно отметить, что отечественное семейное законодательство развивается
именно в этом направлении.
Список литературы
1.
2.
3.
74
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием
12.12.1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к
Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N
2-ФКЗ) // СЗ РФ. - 03.03.2014. №9. Ст. 851.
Семейный кодекс Российской Федерации" от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от
25.11.2013, с изм. от 31.01.2014 г. ) // СЗ РФ. -01.01.1996. № 1. Ст. 16
Федеральный закон от 24.04.2008 N 48-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «Об опеке и
попечительстве» (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2014) // Собрание
законодательства РФ. 28.04.2008. № 17. Ст. 1755
Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула. 2001. С. 720.
- 54 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
Альбиков И.Р. Правовое положение института семьи в современном российском
праве // Семейное и жилищное право. 2011. №4.
Альбиков И.Р. Тенденции развития кризиса института семьи в современной
России // Семейное и жилищное право. 2013. №2,
Воронцов А.Л. Семейные ценности и брак в культуре современного общества: /
Сб.
науч. тр. 2013 года.: Правовые, социальные, экономические и
лингвистические механизмы защиты прав семьи в России. материалы межвуз.
науч.-практ.й конф. (29.11.2013 г.); Проблемы развития малого бизнеса:
материалы круглого стала (27.09.2013 г.). – Курск: АПИИТ «ГИРОМ», 2014. 188с..
Гончаров В.В. Роль семьи как социального института в сохранении и развитии
российской государственности // Семейное и жилищное право. – 2010. №1.
Игнатушенко С.Е. К вопросу о влиянии института семьи на формирование
личности в социуме // Общество и право. 2011. №5.
Королев Ю.А. Семья как субъект права // Журн. рос. права. 2000. №10.
Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного
кодекса Российской Федерации. Томск: Томск.гос.ун-т, 2008.
Пчелинцева Л.М. Семейное право. М.: Норма, 2001.
Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1956.
Семейное право: учебник / под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2007.
Толстой В.С. Понятие семьи в советском праве // Советская юстиция. 1969. №19.
Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула. 2001. С.720.
Шершень Т.В. В год семьи о понятии семьи в современном российском праве //
Семейное и жилищное правою 2008. №5.
Шершень Т.В. О праве на семью и проблеме определения понятия семьи в
современном российском праве // Семейное и жилищное право. 2010. №6.
http://slovari.info/philosophical/slovar_philosophical.htm
THE ROLE OF FAMILY LAW IN CONSOLIDATION
FAMILY VALUES
A.L.Voronsova, E.V. Voronsova
South-West State University
In the article analyzed the norms of the Constitution of the Russian Federation, the
family code of the Russian Federation, which define the legal status of the family and
its social importance. Notes the role of these acts in the consolidation of traditional
family values.
Keywords: the Constitution of the Russian Federation, the family code of the Russian
Federation, family, social importance, family relationship
Об авторах:
ВОРОНЦОВ Андрей Леонидович – канд.ист.наук,
административного и финансового права Юго-Западного
университета (305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, д. 94)
доцент кафедры
государственного
ВОРОНЦОВА Елена Владимировна – ст. преподаватель кафедры трудового
права, гражданского и арбитражного процесса Юго-Западного государственного
университета (305040, г. Курск, ул. 50 лет Октября, д. 94)
- 55 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С. 56–59
УДК 347.61
ПОНЯТИЕ СЕМЬИ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И ПРАВЕ РОССИИ
Е.Ю. Горская
Московский городской университет управления
Правительства Москвы
Статья посвящена исследованию вопроса содержания понятия «семья», как
коллективного субъекта семейного права. Проводится анализ и поиск наиболее
удачного и удобного определения «членов семьи» и лиц, к ним относящихся.
Ключевые слова: семья, члены семьи, семейное право.
После принятия ныне действующего Семейного кодекса Российской
Федерации
прошло
более
восемнадцати
лет.
Изменившаяся
правовая
действительность требует реформирования некоторых положений семейного
законодательства. Одно из положений, которое обсуждается в научном сообществе, −
это вопрос о содержании дефиниции «семья».
В массиве источников семейного права мы видим множество субъектов. Это
субъекты как индивидуальные (ребёнок, мать, отец, усыновитель), так и коллективные
(родители, семья). Следует обратить внимание на то, что применительно к этим
последним состав лиц, входящих в такие субъекты, не всегда юридически определен.
Это затрудняет применение норм, в диспозиции которых указаны коллективные
субъекты семейного права. На наш взгляд, на законодательном уровне следует
закрепить круг лиц, которые являются «членами семьи», что позволило бы
зафиксировать их статус, а также объём прав и обязанностей по отношению друг к
другу. Нельзя забывать, что семья − это сложное социальное явление, являющееся
объектом исследования многих наук75: экономики, социологии, психологии и др., а
правовое понятие будет содержать в себе в первую очередь юридически значимую и
документально закрепленную связь между лицами, образующими семью.
Во всей системе законодательства определение понятию «семья» не дается.
По мнению некоторых авторов, можно увидеть семью как объединение граждан,
участвующую в семейных (защита семейной тайны, чести и достоинства семьи,
воссоединение
семьи),
имущественных
(совместное
предпринимательство,
приватизация, общая собственность), налоговых и бюджетных (представление
налоговых деклараций, налогообложение доходов и предоставление налоговых
вычетов, дотаций и субсидий) и иных правоотношениях76.
75
Короткова Л. П., Вихров А. П. Семья ÷ в рамках закона.//Правоведение. 1994. № 5.
6. С. 159.
76
Иванов В.И., Харитонова Ю.С. Нетипичные субъекты частного права //
Конвергенция частного и публичного права: проблемы совершенствования
современного законодательства: Сб. материалов Всерос. науч.-практ. конференции,
посвященной памяти заслуженного юриста РФ, д-ра, юр. наук, проф. Н.М.Коршунова/
Отв. ред. доктор юридических наук Ю.С.Харитонова. – М., МАЭП. 2013. С. 79.
- 56 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
При определении содержания понятия «семья» отдельные исследователи77
предлагают использовать аналогию права и заимствовать определение, данное в
Жилищном кодексе РФ, где к членам семьи относят «проживающих совместно с
собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и
родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы
и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи
собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи»78.
Из построения разделов и глав Семейного кодекса РФ можно сделать вывод,
что законодатель включает в состав семьи не только родителей и детей, но и бабушек,
дедушек, супругов, бывших супругов, а также фактических воспитателей, отчимов,
мачех, пасынков и падчериц, не давая определения последним лицам вовсе. Если
критериями относимости в Жилищном кодексе РФ является совместное проживание,
то в Семеном кодексе РФ − алиментные обязательства, обязанности по воспитанию и
прочие обязанности.
В связи с этим возникает вопрос, что считать критерием при определении
относимости того или иного лица к членам семьи. Будет ли таким критерием наличие
и объем прав и обязанностей, закрепленных в СК РФ (праву на общение и алименты) ,
либо степень родства и свойство в связи с очередностью вступления в наследство по
закону, как это предусмотрено в Гражданском кодексе РФ, или же совместное
проживание по аналогии с Жилищным кодексом РФ?
Представляется целесообразным разобрать каждый из выделенных выше
критериев с точки зрения объективности, юридической значимости и документальной
закрепленности (доказательности).
Родители и дети образуют семью. Однако такой союз должен отвечать ряду
условий. Имеет значение, рождены ли дети в браке от одних родителей или в
отношении детей установлено отцовство, а также состояли ли в браке родители на
момент рождения ребенка.
Представляется также, что с точки зрения закона к членам семьи могут быть
отнесены прежде всего несовершеннолетние дети. Это связано с тем, что юридическая
значимость родителей для детей, как законных представителей их интересов, по
достижении совершеннолетия теряется. В этом мы опираемся на смысл ст. 52
Гражданско-процессуального кодекса РФ, согласно которой права, свободы и
законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью
граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные
лица, которым это право предоставлено федеральным законом. Таким образом, по
смыслу приведенной нормы закона, для административных органов их родственная
связь не является существенной. С момента совершеннолетия родители действуют по
доверенности в случае необходимости представительства, так же как от любого
другого лица.
Безусловно, являются семьей усыновители и усыновленные дети. Полагаю
верным относить к членам одной семьи и детей, принятых на воспитание в иных
77
Брацихина Е.А. Понятие "член семьи" по законодательству Российской Федерации //
Семейное и жилищное право. М.: Юрист, 2004. № 3. - С. 21.
78
Правовая навигационная система: Кодексы и законы РФ. URL:
http://www.zakonrf.info/jk/31/ Дата обращения :15.02.2014 г.
- 57 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
формах, так как такое положение способствовало развитию доверительных отношений
детей и воспитателей, что, несомненно, в интересах ребёнка.
Следует отделять понятия родства и семьи, так как члены одной семьи могут
быть и не родственниками друг другу. Члены семьи могут быть связаны браком,
родством, свойством или состоять в иных правоотношениях (удочерение,
усыновление, опека, попечительство). Степень родства и свойства вполне понятные и
юридически доказуемые понятия, где родство есть связь лиц рождениями, а свойство
− связь лиц по браку. Не все родственники обладают одинаковым объемом прав и
обязанностей. В то время, как отношения родителей и детей регулируются целым
рядом норм, отношения мачех (отчимов) и пасынков (падчериц) подпадают под
действие одной определенной нормы, регулирующей алиментные обязательства.
Если брать критерием очередность вступления в наследство, то семьей,
полагается считать детей (вне зависимости от возраста), супруга и родителей. Что
касается супругов, которые состоят в государством зарегистрированном браке, то,
естественно, они являются членами одной семьи, хотя собственно супружество не
образует семьи.
В связи с остро стоящим квартирным вопросом в России, критерий
совместного проживания, при всей его легкодоказуемости путем предоставления
выписки из домовой книги, нельзя признать безусловно подходящим для определения
круга семьи. Лица, проживающие совместно, могут считаться заинтересованными, но
не членами одной семьи, так как по одному адресу зарегистрированы абсолютно
посторонние друг другу люди, в том числе мигранты.
Учитывая
вышеизложенное,
предлагаю
ввести
дифференциацию
коллективных субъектов семейного права по объему прав и обязанностей членов
семьи.
Семья − это лица, относящиеся к членам семьи, где семья − это союз двух и
более лиц, за исключением супругов, вне зависимости от формы проживания
совместного или раздельного, между которыми существует юридически закрепленная
связь (рождение, брак, решение суда), где дети, вне зависимости от формы устройства
в семью, не достигли совершеннолетнего возраста, как это предусмотрено законом.
При этом из содержания понятия членов семьи выпадают такие лица, как
совершеннолетние дети, бабушки, дедушки, внуки, сестры, братья и т. д. Предлагаю
отнести такой непоименованный круг субъектов к лицам, связанным родственными
отношениями. И оставить список открытым, предполагая, что родство может быть и
дальним, заинтересованность, например, при истребовании документов на своих
родственников при составлении генеалогического древа, будет доказываться
документально путем предоставления свидетельств о рождении, браке и смерти.
Объем прав в сравнении с первой группой будет несоразмеримо меньше и ограничен
нормами охраняющими семейную тайну.
Фактических воспитателей, мачех, отчимов, падчериц, пасынков, бывших
супругов − не следует относить к членам семьи и к лицам, связанным родственными
отношениями. Предлагаю ввести отдельную категорию −другие лица, на которые
распространяются алиментные обязательства и иные, отдельные категории семейных
прав, помимо детей и родителей. Круг прав и обязанностей таких лиц достаточно узко
определен законом.
Закрепление в законе такого основополагающего понятия, как «семья»
исключило бы ряд теоретических проблем и разночтений в правоприменительной
практике семейного законодательства.
- 58 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Требуется провести научный поиск наиболее удачного и удобного
определения семьи и членов семьи, которые бы не вызывали коллизий при
применении норм права. Введение в закон такого определения позволило бы
выработать единообразный подход и к таким понятиям, как семейная тайна, молодая
семья, многодетная семья, неполная семья.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
Брацихина Е.А. Понятие «член семьи» по законодательству Российской
Федерации // Семейное и жилищное право. М.: Юрист, 2004. № 3.
Иванов В.И., Харитонова Ю.С. Нетипичные субъекты частного права//
Конвергенция частного и публичного права: проблемы совершенствования
современного законодательства: Сб. материалов Всерос. науч.-практ. конф.,
посвященной памяти Заслуженного юриста РФ, д-ра юр. наук, проф. Н.М.
Коршунова / Отв. ред. доктор юридических наук Ю.С. Харитонова. М., МАЭП.
2013.
Короткова Л. П., Вихров А. П. Семья − в рамках закона. // Правоведение. 1994. №
5 − 6.
Правовая навигационная система: Кодексы и законы РФ.
URL:
http://www.zakonrf.info/jk/31/
THE DEFINITION OF FAMILY IN LEGISLATION AND LAW
OF RUSSIAN FEDERATION
E.Y. Gorskaya
Moscow Metropolitan Governance University
The article is devoted to investigation of the definition term "family" as the collective
subject of family law. The analysis and searching of the most relevant and usable
definition of “family members” and persons related to them are also performed.
Keywords: family, family members, family law.
Об авторе:
ГОРСКАЯ Екатерина Юрьевна −
аспирант Московского городского
университета управления Правительства Москвы (124617, г. Москва, г. Зеленоград,
корп. 1402,кв. 137), e-mail: gorskaya_e@bk.ru
- 59 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С. 60–65
УДК 347.63 (470)
ПРОБЛЕМНЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ
СУРР0ГАТНОГО МАТЕРИНСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИ
А.С.Громакова, Е.В. Каймакова
Юго-Западный государственный университет
Статья посвящена проблемам правового регулирования суррогатного
материнства в Российской Федерации. Подробно рассмотрены правовые
коллизии, вызванные нестыковкой или отсутствием норм, регулирующих
рассматриваемые правоотношения.
Ключевые слова: репродуктивные медицинские технологии, суррогатное
материнство, суррогатная мать.
По статистике, каждая пятая пара детородного возраста, желающая завести
ребенка, не может этого сделать в силу нарушения детородных функций супругов или
имеющихся медицинских противопоказаний. Учитывая это, можно констатировать,
что бесплодие является острой социальной проблемой в современной России. Не
будем подробно вдаваться в причины этого явления, а попробуем проанализировать
один из возможных способов решения данной проблемы, предложенный
отечественным законодательством, а именно − суррогатное материнство.
Современные репродуктивные медицинские технологии представляют
возможным вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни, помогая тем
самым бесплодным парам обрести долгожданного ребенка. Наряду с
экстракорпоральным оплодотворением, донорством спермы и ооцитов к таким
технологиям относят и суррогатное материнство, которое представляет собой
вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору,
заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после
переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки
использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых
вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям.
Первое законодательное закрепление суррогатного материнства в России
произошло при принятии действующего Семейного кодекса Российской Федерации
(далее − СК РФ), однако данный институт до настоящего времени законодательно
урегулирован неоднозначно, имеет ряд коллизий и пробелов, несмотря на то, что его
значимость из года в год увеличивается, что создает определенные проблемы на
практике для лиц, участвующих в рассматриваемых правоотношениях.
Анализируя законодательную базу о суррогатном материнстве, можно
констатировать, что данный семейно-правовой институт основывается на двух
нормативно-правовых актах: на Семейном кодексе Российской Федерации и
Федеральном законе от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан
в Российской Федерации» (ред. от 28.12.2013 г.), которые в некоторой степени
противоречат друг другу.
Отсутствие однообразных трактовок норм законодательства приводит к
следующим проблемным аспектам суррогатного материнства
- 60 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
1. Из абз. 2 п. 4 ст. 51 СК РФ следует, что лица, состоящие в браке между
собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой
женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями появившегося
вследствие применения данного искусственного метода репродукции человека
ребенка только с согласия суррогатной матери.
В силу п.5 ст. 16 Федерального закона «Об актах гражданского состояния»
при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших
согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания,
одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть
представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт
получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись
указанных супругов родителями ребенка.
Вместе с тем ни в Семейном кодексе, ни в Законе «Об актах гражданского
состояния» не содержатся нормы, позволяющие одиноким мужчине или женщине
зарегистрироваться в качестве матери или отца ребенка, родившегося в результате
использования суррогатного материнства, несмотря на то, что п. 3 ст. 55 Закона «Об
основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» предусматривает право
каждого мужчины и каждой женщины, как состоящих, так и не состоящих в браке, на
применение вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе и
суррогатного материнства.
Отсутствие
нормативно-правового
регулирования
рассматриваемых
отношений в Семейном кодексе РФ и в Законе «Об актах гражданского состояния»
приводит к появлению проблем практического характера в области регистрации
рождения ребенка, отцовства и материнства генетических родителей ребенка,
родившегося в результате применения суррогатного материнства.
2. Природа самих отношений между суррогатной матерью и лицом (лицами),
желающим (желающими) воспользоваться ее услугами, как правило, носит
возмездный характер. Действующим законодательством не предусмотрена
фиксированная сумма вознаграждения суррогатной матери, а также сумма по ее
содержанию в период вынашивания ребенка, что на практике нередко порождает не
только злоупотребление со стороны женщины, родившей генетически чужого ребенка,
но и шантаж, вымогательство со стороны женщин, оказывающих суррогатные услуги.
Учитывая, что средняя сумма вознаграждения суррогатной матери составляет 550 тыс.
руб., а стоимость услуг медицинских учреждений по подбору суррогатной матери, ее
обследование, культивирование эмбрионов, их перенос и диагностика беременности
составляет в среднем 150 тыс. руб.79, представляется целесообразным предусмотреть
нормативно-правовое регулирование стоимости оказываемых услуг для суррогатных
матерей, например от 300 тыс. руб. до 700 тыс. руб.
3. Много дискуссий вызывает и позиция законодателя относительно того, что
из факта рождения ребенка суррогатной матерью автоматически следует ее
материнство. Иными словами, СК РФ закрепляет приоритет суррогатной матери при
решении вопроса родительских прав на ребенка, появившегося по программе
суррогатного материнства. Генетические родители могут получить родительские
Стоимость медицинских услуг по программе суррогатного материнства //
URL: http ://www.mcrm.ru/price.php
79
- 61 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
права на ребенка только лишь при наличии согласия на это суррогатной матери.
Нередки случаи, когда суррогатные матери оставляют детей себе, не выполняя взятых
на себя обязательств по гражданско-правовому договору оказываемых услуг
суррогатного материнства.
С одной стороны, это право суррогатной матери, поскольку с точки зрения
норм действующего законодательства именно она обладает преимущественным
правом на приобретение родительских прав, с другой − лишение бесплодных пар,
одиноких мужчин и женщин испытать радость материнства, отцовства, да и в конце
концов, полноценной семьи.
В определении суррогатного материнства, закрепленном в п. 9 ст. 55 Закона
«Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», под суррогатным
материнством понимается программа по вынашиванию и рождению ребенка, о
передаче ребенка биологическим родителям суррогатной матерью здесь не сказано,
что вполне логично с точки зрения морали. Следовательно, программа,
предназначенная для предоставления возможности бесплодным людям обзавестись
«кровными» детьми, в большей степени защищает права женщины, являющейся
суррогатной матерью, отстаивая ее экономические, социальные и духовные интересы,
а также предоставляя ей право решать судьбу генетически совершенно чужого
ребенка.
При отсутствии нормы законодательства, требующей согласия суррогатной
матери на приобретение родительских прав супругами или же одинокими лицами,
прибегнувшими к этой программе, в отношении рожденного ребенка генетические
родители обретут преимущественное право стать юридическими родителями
независимо от волеизъявления на то суррогатной матери.
В рассматриваемой ситуации возможны случаи ущемления прав суррогатной
матери со стороны биологических родителей ребенка в виде лишения ее каких-либо
благ, содержания, обещанного вознаграждения. Поэтому наличие приоритетного
права биологических родителей в отношении родившегося с использованием
суррогатного материнства ребенка, законодательно целесообразно поставить в
зависимость от исполнения ими взятых на себя обязательств по гражданско-правовому
договору.
При этом следует учитывать судебную практику, согласно которой именно
биологические родители вынуждены обращаться в суд за защитой своих прав и
интересов, доходя даже до Конституционного суда РФ.
Так, например, Конституционным судом Российской Федерации 15 мая 2012
г. вынесено Определение «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан
Ч.П. и Ч.Ю. на нарушение их конституционных прав положениями п. 4 ст. 51 СК РФ и
п. 5 ст. 16 Федерального закона «Об актах гражданского состояния». Примечательно,
что данное Определение подкреплено особыми мнениями судей С.Д. Князева и Г.А.
Гаджиева, что в очередной раз подчеркивает остроту проблем правового
регулирования суррогатного материнства в Российской Федерации.
В указанном выше Определении Конституционный суд отметил, что
«законодательно предусмотренное право суррогатной матери давать согласие на то,
чтобы при государственной регистрации рождения ребенка его родителями были
записаны генетические родители, означает имеющуюся у нее возможность в записи
акта о рождении ребенка записать себя матерью ребенка, что фиксируется и в
свидетельстве о его рождении (ст. 14, 17 и 23 Федерального закона «Об актах
гражданского состояния»), обусловливая тем самым для женщины, родившей ребенка,
- 62 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
права и обязанности матери (статья 47 Семейного кодекса Российской Федерации).
Указанная модель правового регулирования, не будучи единственно возможной, не
выходит за пределы правотворческих полномочий федерального законодателя».
Рассмотрим более наглядно особые мнения судей Конституционного суда РФ
С.Д. Князева и Г.А. Гаджиева.
Так, С.Д. Князев в своем мнении отмечает, что «с медико-биологической
точки зрения рождение ребенка с использованием указанной технологии предполагает
"соучастие" генетических родителей и суррогатной матери. Вследствие этого сами по
себе вынашивание и роды не могут служить достаточным основанием признания за
последней неограниченной свободы усмотрения в определении обладателей
родительских прав. Очевидно, что отказ суррогатной матери от исполнения своих
обязательств перед лицами, являющимися биологическими родителями ребенка, не
может перечеркнуть их «природных» прав.
Не отрицая того, что вынашивание плода неизбежно порождает кровную связь
между ребенком и суррогатной матерью, все же важно учитывать, что изначальной
основой жизни рожденного таким образом человека является эмбрион, полученный
путем экстракорпорального оплодотворения половых клеток генетических родителей.
В силу этого безусловный приоритет родительских притязаний суррогатной матери
далеко не бесспорен и, по крайней мере, нуждается в оценке на предмет соответствия
статье 38 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, в том числе во
взаимосвязи с ее статьей 19 (части 1 и 2).
В результате могут серьезно пострадать интересы «суррогатного» ребенка,
который благодаря законодательной «заботе» о приоритетах выносившей и родившей
его матери не только лишается возможности воспитываться в семье своих
генетических родителей, но и объективно подвергается риску стать "безотцовщиной"
и, как следствие, не получить родительской любви в той степени, в какой она могла бы
достаться ему от биологических матери и отца. Все это заставляет серьезно задуматься
об этических основаниях оспариваемых законоположений, а также о том, насколько
они согласуются со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в
соответствии с которой права и свободы человека и гражданина (включая права
родителей и детей) могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в
какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности,
здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и
безопасности государства.
…Конституционный Суд все-таки не должен был отказывать заявителям в
принятии их обращения к рассмотрению».
Гаджиев Г.А. в своем мнении обращает внимания на следующие положения.
«В соответствии с приказом Минздрава России от 26 февраля 2003 года № 67
«О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии
женского и мужского бесплодия» одним из способов решения проблемы бесплодия
семейной пары является имплантация эмбриона другой женщине (суррогатной
матери). Цель суррогатного материнства как метода лечения бесплодия − рождение
ребенка у пары, на лечение которой был направлен данный метод. Следовательно,
закрепление законодателем императивной нормы, касающейся предоставления
суррогатной матери исключительной привилегии в решении вопроса о наделении
родительскими правами, является не бесспорным. Такой подход ведет к нарушению
прав генетических родителей и не обеспечивает соблюдение конституционных
принципов правовой определенности, справедливости и равенства.
- 63 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Спорным остается вопрос о толковании понятия «мать ребенка». Является ли
суррогатная мать матерью в конституционном смысле, т.е. в рамках статьи 38
Конституции Российской Федерации, которая предполагает защиту материнства.
Пункт 4 статьи 51 Семейного кодекса Российской Федерации и пункт 5 статьи 16
Федерального закона «Об актах гражданского состояния» определяют ее статус как
«женщины, родившей ребенка», но не матери. В связи с этим возникает неясность в
вопросах: когда суррогатная мать становится матерью и какими являются отношения,
возникающие между матерью и ребенком в период беременности?
Законодатель, отвечая на этот вопрос, признает «факт вынашивания или
рождения более социально и эмоционально значимым, чем генетическое
происхождение». Кроме того, нравственные страдания биологических родителей
ребенка, лишенных возможности реализовать предусмотренный законом комплекс
родительских прав в отношении своего ребенка, которого они не смогли зачать и
родить естественным путем, считаются менее социально значимыми. Но существует и
другое мнение, что биологическое родство родителей и детей определяется
генетической связью и закрепление в законе приоритета суррогатной матери при
установлении происхождения ребенка противоречит провозглашенному в статье 38
Конституции Российской Федерации принципу охраны семьи, материнства и детства.
В связи с изложенным вывод о том, что оспариваемые нормы не могут
расцениваться как нарушающие права и свободы граждан Ч.П. и Ч.Ю., является
необоснованным».
Авторы данной научной статьи полностью соглашаются с рассмотренными
мнениями судей Конституционного суда РФ. По-нашему мнению, недопустимо, в
первую очередь, в интересах рожденного в результате применения суррогатного
материнства ребенка, который имеет право жить и воспитываться в семье своих
кровных родителей, закреплять приоритетные родительские права женщины, взявшей
на себя обязательство гражданско-правового характера выносить и родить генетически
чужого ребенка для биологических родителей за денежное вознаграждение. При этом
следует исходить из того, что семейное законодательство РФ закрепляет
приоритетную защиту именно кровной семьи. Это принцип действует, например, при
устройстве детей в замещающую семью, при закреплении права детей на общение со
своими лишенными или ограниченными в родительских правах родителями и другими
кровными родственниками, при восстановлении кровной семьи т.д.
Вместе с тем не совсем понятно, по какой причине данный принцип не
действует в рассматриваемых нами семейных правоотношениях с использованием
искусственных методов репродукции человека. Почему в отношениях между
генетическими родителями, ребенком, рожденным суррогатной матерью и самой
суррогатной матерью Семейный кодекс РФ приоритетно защищает не кровную семью
(родителей и ребенка), а суррогатную мать. Считаем, что следует законодателю
исключить из содержания СК РФ п. 4 ст. 51 и закрепить абсолютные родительские
права биологических родителей на ребенка, родившегося в результате использования
суррогатного материнства.
Проанализированные выше проблемы − лишь малая часть того, с чем может
столкнуться человек, желающий во что бы то ни стало обзавестись долгожданным
собственным ребенком и ощутить радость материнства или отцовства. Решение
указанных проблем возможно только посредством принятия правовых норм,
направленных на защиту прав и законных интересов генетических родителей и их
детей, рожденных при использовании суррогатного материнства.
- 64 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-ФЗ (принят
Государственной думой Федерального собрания Российской Федерации
08.12.1995, в ред. от 25.11.2013 N 317-ФЗ) // СЗРФ. 1996. № 1. Ст. 16.
Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья
граждан в Российской Федерации» (принят Государственной думой Федерального
собрания Российской Федерации 01.11.2011, одобрен Советом Федерации
Федерального собрания Российской Федерации 09.11.2011, в ред. от 28.12.2013 №
386-ФЗ) // СЗ РФ. 2011. N 48. Ст. 6724.
Федеральный закон от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского
состояния» // СЗ РФ. 1997. № 47. Ст. 5340.
Определение Конституционного суда РФ от 15 мая 2012 года «Об отказе в
принятии к рассмотрению жалобы граждан Ч.П. и Ч.Ю. на нарушение их
конституционных прав положениями п. 4 ст. 51 СК РФ и п. 5 ст. 16 Федерального
закона «Об актах гражданского состояния» // СПС «КонсультантПлюс»: поиск по
реквизитам.
Стоимость медицинских услуг по программе суррогатного материнства// URL:
http ://www.mcrm.ru/price.php
THE PROBLEM ASPECTS OF IEGAI REGULATION SURROGACY
MOTHERHOOD IN RUSSIAN FEDERATION
E.V. Kaymakova, A.S. Gromakova.
South-West state university
The article is devoted to problems of legal regulation surrogacy motherhood in
Russian Federation. Legal conflicts are considered in details, these conflicts are
caused by inconsistencies or lack of standards, which regulate these relationship .
Keywords: reproductive medical technology, surrogacy motherhood, surrogacy
mother.
Об авторах:
ГРОМАКОВА Анастасия Сергеевна − студентка 4 курса юридического
факультета Юго-Западного государственного университета (304050, г. Курск, ул. 50
Лет Октября, 94), e-mail: ANASTASIYA.GROMAKOVAA@yandex.ru
КАЙМАКОВА Елена Васильевна − канд. юр. наук, доцент кафедры
гражданского права Юго-Западного государственного университета (305040, г. Курск,
ул. 50 Лет Октября, 94), e-mail: kev.1976@mail.ru
- 65 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С. 66–70
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
УДК 347.642
ГРНТИ 10.47.61
ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ ОРГАНОВ ОПЕКИ И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВА В СУДЕ
ПО СПОРАМ О ПОРЯДКЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ
М.В. Громоздина
Новосибирский государственный университет экономики и управления
Статья посвящена исследованию вопроса об участии органов опеки
и
попечительства в суде по спорам, связанным с осуществлением родительских
прав. Проанализирована ситуация о том, чем руководствуются специалисты
органов опеки и попечительства при составлении заключения по делу по
указанным спорам и вправе ли они высказывать личные суждения. Также
обозначена проблема компетентности названных специалистов.
Ключевые слова: родители, родительские права, органы опеки и
попечительства, судебное решение, защита ребенка, интересы ребенка,
компетенция специалистов.
В последние несколько лет в судах значительно увеличилось количество дел
по спорам между родителями об осуществлении родительских прав. Вместе с тем,
увеличилось и число жалоб на то, каким образом специалисты органов опеки и
попечительства участвуют (а зачастую отсутствуют) в судебных заседаниях,
составляют акты обследования жилищно-бытовых условий и заключения по
конкретным делам. В связи с этим, автор статьи попробовала разобраться в ситуации.
К спорам, связанным с воспитанием детей, относятся споры о месте
жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п. 3 ст. 65 СК РФ), об
осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка (п.2
ст. 66 СК РФ), об устранении препятствий к общению с ребенком его близких
родственников (п.3 ст. 67 СК РФ), о возврате родителям ребенка, удерживаемого не на
основании закона или судебного решения (п.1 ст. 68 СК РФ), об ограничении
родительских прав (п.1 ст.73 СК РФ) и другие. В соответствии со ст. 78 СК РФ при
рассмотрении споров, связанных с воспитанием с детей, независимо от того, кем
предъявлен иск в защиту ребенка, к участию в деле должен быть привлечен орган
опеки и попечительства. Органы опеки и попечительства, в соответствии со ст. 47 ГПК
РФ, относятся не к третьим лицам, а к лицам, участвующим в деле в качестве
государственного органа, компетентного дать заключение по существу спора. Однако,
семейным законодательством, предусмотрена возможность участия органов опеки и
попечительства в качестве стороны по делу, как правило, истца. Таким образом,
органы опеки и попечительства исполняют обязанность о принятии всех мер для
защиты ребенка, закрепленные в ст. 4 Конвенции о правах ребенка.
В своей деятельности органы опеки и попечительства руководствуются
Федеральным законом «Об опеке и попечительства» № 48-ФЗ от 24.04.2008 года80,
который наделяет их достаточно широким объемом полномочий. Так, в соответствии с
80
Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» № 48-фз от 24.04.2008 // СПС
КонсультантПлюс
- 66 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Семейным кодексом РФ, органы опеки и попечительства принимают участие в суде в
качестве государственного органа, дающего заключение по делу, по 12 статьям СК
РФ. Помимо этого, в соответствии со п.2 ст.78 СК РФ, орган опеки и попечительства
обязан произвести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего
на его воспитание, и представить суду акт обследования. Акт обследования
представляет собой документ установленной формы, который специалисты
заполняют, находясь в помещении, в котором проживает ребенок и/или лицо,
претендующее на его воспитание. Как правило, его заполнение не вызывает
трудностей у специалиста и нареканий (замечаний) со стороны заинтересованных лиц.
Однако, в некоторых случаях, специалистам органов опеки и попечительства
необходимо не просто выполнять техническую работу по заполнению акта, но и
непосредственно на месте анализировать ситуацию. Так, например, в акте
обследования жилищно-бытовых условий зафиксировано: «Со слов Д. данную
комнату друг предоставляет ему во временное пользование»81. Однако это
обстоятельство нисколько не смутило специалиста З., она не получила подтверждения
этому факту: на каких условиях, на какой срок и кто конкретно предоставляет эту
комнату ответчику Д., что бы там проводили время несовершеннолетние дети. Сам Д.
в письменных пояснениях указывает, что это жилое помещение предоставлено ему по
месту работы. Но специалист З., которая присутствовала в судебных заседаниях, не
нашла ничего странного в такой неоднозначной и противоречивой ситуации и сочла
возможным пребывание детей в неизвестно чей комнате. Из этой логики следует, что
Д. мог назвать любой адрес и органы опеки составляли бы там акт обследования, без
получения какого-либо подтверждения оснований пользования жилой площадью?!
Основная проблема, по мнению автора, заключается
при подготовке
итогового заключения. В связи с этим возникает вопрос, какими профессиональными
знаниями, опытом, методиками пользуется специалист заключения при его
составлении? Или только внутреннее убеждение, собственное мировоззрение и
личный жизненный опыт положены в основу столь серьезного и важного документа?
Можно ли представить, что специалист органа опеки и попечительства, являясь
«исполнителем государственной воли, связанной с защитой интересов ребенка в
семейно-правовой сфере»82 высказывает собственное мнение, которое должно быть
учтено судом?83 К сожалению, дело обстоит именно так.
Основанием для участия органов опеки и попечительства по делам по спорам
о детях является интерес государства в правильном разрешении дел, имеющих важную
социальную направленность, и защита интересов несовершеннолетних, не имеющих в
большинстве случаев возможности самостоятельно участвовать в процессе и
защищать свои интересы. При этом процессуальные права и обязанности органа опеки
81
Гражданское дело № 2-131/2014 Заельцовского районного суда г. Новосибирска
Нечаева А.М. Деятельность органов опеки и попечительства по защите прав ребенка
в семейно-правовой сфере //Российская юстиция, № 11, 2011.
83
Громоздина М.В. К вопросу о компетентности органов опеки ипопечительствапри
рассмотрении дел о защите прав и законных интересов несовершеннолетних //
Материалы
второй
межрегиональной
научно-практической
конференции
«Инновационное развитие юридической науки как фактор укрепления российской
государственности. Новосибирск, 2013. С.141.
82
- 67 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
и попечительства, привлекаемого для дачи заключения по спору, четко в
законодательстве не обозначены. Поставленные в ФЗ «Об опеке и попечительстве»
цели и задачи, направлены на защиту и обеспечение прав и законных интересов
подопечных, в т.ч. несовершеннолетних детей, являются вполне оправданными. Даже
при наличии у детей родителей, выполняющих функции законных представителей,
возможен конфликт интересов, который призваны разрешить органы опеки и
попечительства, принимая участие в рассмотрении спора. Однако вновь возникает
неясность о том, на основании чего представитель органа опеки и попечительства
наделен правом высказывать свои суждения, а суд обязан их учитывать. Зачастую,
судом по делам, связанным с воспитанием детей, кроме акта обследования жилищнобытовых условий, назначается и проводится психолого-педагогическая экспертиза,
либо стороны представляют психолого-педагогическое заключение, которые
составлены специалистами в области педагогики и/или психологии. Представители
органов опеки и попечительства такими знаниями в большинстве своем не обладают,
тем не менее, представленные ими заключения имеют большее значение, нежели
мнение эксперта или психолога.
Как было отмечено в «Обзоре практики разрешения судами споров, связанных
с воспитанием детей»84, встречаются случаи, когда заключение составляется органом
опеки и попечительства формально и имеет поверхностный характер (оно не содержит
данных, характеризующих отношения в семье между родителями, между ними и
ребенком, личностные качества родителей, данных о привязанности ребенка к
каждому из родителей, о результатах общения с несовершеннолетним, в нем
отсутствует мнение органа опеки и попечительства о целесообразности либо
нецелесообразности опроса ребенка в судебном заседании, а также мнении о том,
может ли опрос в суде причинить ребенку психологическую травму и т.п.), а иногда и
вовсе сведения, изложенные в заключении, не соответствуют
фактическим
обстоятельствам дела. Имели место даже случаи, когда в заключениях органов опеки и
попечительства вывод по существу спора не делался, а оставлялся на усмотрение суда.
Действительно, представители органа опеки и попечительства зачастую готовят
заключение по делу заранее, например, до заслушивания мнения ребенка по существу
спора. Следовательно, мнение ребенка не отражается в заключении и представители
опеки не считают необходимым составить другое заключение, а обосновывают свою
позицию тем, что мнение ребенка не меняет сути заключения в нарушение требований
ст. 57 Семейного кодекса РФ о том, что учет мнения ребенка, достигшего десяти лет,
обязателен.
Все выше перечисленное свидетельствует об образовавшейся серьезной,
требующей разрешения проблеме, связанной с профессиональной непригодностью и
некомпетентностью некоторых специалистов органов опеки и попечительства.
Развитие социального и семейного законодательства возлагает дополнительные
обязанности на органы опеки и попечительства, связанные с их непосредственным
84
Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей:
утвержден Президиумом Верховного суда Российской Федерации 20 июля 2011 года//
СПС КонсультантПлюс
- 68 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
участием в жизни семьи и детей. В связи этим, необходимо внесение радикальных
изменений в подходы и методы работы органов опеки и попечительства, иначе,
некомпетентность, непрофессионализм и формальное отношение к работе отдельных
сотрудников могут стать причиной семейных трагедий и формирования негативного
отношения к названным органам.
Заключение органов опеки и попечительства составляется с учетом акта
обследования жилищно-бытовых условий и пояснений участников судебного
разбирательства и представленных ими доказательств на завершающей стадии
разбирательства. В Семейном кодексе РФ момент предоставления заключения суду не
определен. В связи с чем, нередко требуемое заключение составляется заранее и без
учета пояснений сторон, представленных доказательств. Суды, вместе с тем, зачастую
не относятся критически к подобным заключениям и при вынесении решения
ссылаются на заключение органа опеки и попечительства.
Пример. В нарушение требований закона представитель отдела опеки и
попечительства, не пришла в судебное заседание, уведомив заявлением о
рассмотрении в ее отсутствие. Заключение было представлено без учета новых
приобщенных к материалам дела доказательств, без учета пояснений, которые были
даны тремя свидетелями, о вызове которых органу опеку было известно. К материалам
гражданского дела (по запросу суда) была приобщена выписка из Информационного
центра ГУВД о том, что за последние 7 месяцев ответчик Д. 7 раз привлекался к
административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. Это не
было учтено или отражено в заключении, поэтому специалист З. охарактеризовала
ответчика исключительно положительно. Таким образом, оно было составлено
формально и имеет поверхностный характер, т.е. нет вывода по фактическим
обстоятельствам дела.
В другом случае, представитель органа опеки и попечительства, предоставила
заключение, которое содержало надуманные выводы о наличии в пояснениях ребенка,
достигшегося 10 лет, влияние матери. При этом она не смогла пояснить на чем такие
выводы основаны, т.к. психолого-педагогическое исследование подтверждало
сказанное ребенком. Суд согласился с позицией органа опеки и попечительства 85.
Таким образом составленные заключения и формальный подход органов
опеки и попечительства к участию в судебном процессе по спорам, связанным с
осуществлением родительских прав, свидетельствует о неэффективности требований
об обязательном привлечении органов опеки и попечительства. Их действия не
направлены на достижение главной цели - защиту прав ребенка и интересов
государства. По мнению автора, заключение органов опеки и попечительства должно
включать только объективную информацию, например, отражающую условия
проживания (акт обследования). Любая субъективная информация, а именно: выводы
по существу спора (с кем проживать ребенку, об ограничении родительских прав),
является мнением конкретного лица, составляющего заключение. Выводы по
существу спора делает суд и закрепляет их в решении. В связи с чем, нет
необходимости дублировать это полномочие суда органами опеки и попечительства.
85
Гражданское дело № 2-1445/2012 Ленинского районного суда г. Новосибирска
//Архив Ленинского районного суда г. Новосибирска Ленинского районного суда г.
Новосибирска
- 69 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
В заключение следует отметить, что правовая позиция органов опеки и
попечительства, излагаемая в актах обследования и заключениях по делу, зачастую
представляет собой весьма спорную интерпретацию обстоятельств дела, что не может
не вызывать обеспокоенности не только специалистов в области семейного права, но и
непосредственно граждан, чье будущее и будущее детей зависят от не всегда
компетентного мнения специалиста.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
Громоздина М.В. К вопросу о компетентности органов опеки ипопечительствапри
рассмотрении дел о защите прав и законных интересов несовершеннолетних //
Материалы второй межрегиональной научно-практической конференции
«Инновационное развитие юридической науки как фактор укрепления российской
государственности» Новосибирск, 2013.
Нечаева А.М. Деятельность органов опеки и попечительства по защите прав
ребенка в семейно-правовой сфере //Российская юстиция, № 11, 2011.
Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей:
утвержден Президиумом Верховного суда Российской Федерации 20 июля 2011
года// СПС КонсультантПлюс
Гражданское дело № 2-131/2014 Заельцовского районного суда г. Новосибирска
5.
Гражданское дело № 2-1445/2012 Ленинского районного суда г.
Новосибирска //Архив Ленинского районного суда г. Новосибирска Ленинского
районного суда г. Новосибирска
THE LEGAL VIEWS OF THE GUARDIANSHIP
AND TRUSTEESHIP BODIES
ON DISPUTES ABOUT EXERCISING OF PARENTAL RIGHTS
M.V. Gromozdina
Novosibirsk State University of Economics and Management
This article is devoted to the research of participation of guardian and trusteeship
bodies in the court of law in disputes about exercising of parental rights. It includes
analysis of guardian and trusteeship bodies’ legal positions while making a rendition
and research on their right to make personal judgments. Also, article states the
problem of competence of guardian and trusteeship bodies’ specialists.
Keywords: Parents, parental rights, the guardianship and trusteeship bodies, legal
decision, child protection, the child's interests, competence of guardian and
trusteeship bodies’ specialists.
Об авторе:
ГРОМОЗДИНА Мария Владимировна, кандидат юридических наук, доцент
кафедры гражданского права и процесса Новосибирского государственного
университета экономики и управления, e-mail: gromlaws@mail.ru
- 70 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С. 71–75
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
УДК 340.114.3:347.6
ТЕНДЕНЦИИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ РОССИЙСКОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, НАПРАВЛЕННЫЕ НА РЕАЛИЗАЦИЮ ПРАВ ДЕТЕЙ
И.С. Данилова
ФГБОУ ВПО Ульяновский государственный университет
Конституция Российской Федерации предусматривает, что материнство и
детство, а также семья находятся под защитой государства. В статье
рассматриваются отдельные тенденции совершенствования законодательства,
направленные на реализацию прав детей в Российской Федерации. Реализации
и защите прав ребенка способствуют не только нормы, наделяющие правами
самого несовершеннолетнего, но и те нормы, которые позволяют иным лицам,
прежде всего родителям ребенка, совершать действия, порождающие в
дальнейшем правовые последствия для детей. Эти нормы являются правовой
основой, с помощью которой несовершеннолетний может стать
правообладателем и затем участвовать в осуществлении и защите ряда прав.
Ключевые слова: дети, родители, реализация прав детей, защита детей,
алименты.
С появлением ребенка у мужчины и женщины появляется нравственный долг
отца и матери, даже если родители не живут вместе, браком не сочетались,
поддерживали кратковременную несемейную связь. Сегодня права детей нередко
нарушаются родителями. Между тем забота о детях – это важнейшая обязанность
родителей и родственников ребенка, о которой было известно с древнейших времен.
Значительное число детей, учитываемых в соответствии с Семейным
кодексом РФ86 в качестве оставшихся без попечения родителей, не являются сиротами.
Они приобретают этот правовой статус при живых родителях, которые пренебрегают
своими обязанностями – не обеспечивают детей необходимым питанием, одеждой, не
обеспечивают получения ребенком образования.
Нередки случаи жестокого обращения родителей с детьми, их эксплуатации,
унижения их человеческого достоинства. Подобное поведение родителей не только
способно причинить физические и нравственные страдания ребенку, но и, как
правило, негативно влияет на будущую социализацию ребенка, деформирует его
психику, формирует у ребенка неверное представление о семейных отношениях. В
практике все чаще встречаются ситуации лишения родительских прав тех лиц,
родители которых, в свою очередь, когда-то были лишены родительских прав.
В течение длительного периода развития человечество изменяло свое
отношение к детям. ХХ столетие стало «веком ребенка». Стало очевидным, что
ребенок − это не просто зависящее от окружающих, и прежде всего от родителей,
86
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (ред. от
25.11.2013 г. № 317-ФЗ ) // Рос. газ. 1996. 27 январ.
- 71 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
существо, умение которого жить в обществе, семье во многом зависит от
предоставления ему возможности получить всестороннее развитие, проявить себя.
История развития России свидетельствует о том, что институт
правоотношений детей и родителей развивался достаточно сложно. Войны − Первая
мировая, гражданская, Великая Отечественная, социальные потрясения, голод, разруха
− таковы главные вехи на пути становления и существования социалистического
государства, повлекшие за собой сиротство детей в огромных масштабах, массовую
беспризорность и безнадзорность, когда ни о каких правах ребенка не могло быть и
речи. И все это происходило на фоне принципиально новых идеологических установок
на бесполезность семьи, ее скорую гибель.
Одна из многочисленных социальных бед современной России −
неисполнение родителями обязанностей по воспитанию и содержанию своих детей. Во
многих семьях дети не учатся, не имеют элементарных условий для нормальной
жизни. Общественные организации не в состоянии решить весь комплекс
накопившихся за последнее десятилетие проблем. Со стороны государства пока не
наблюдается внятной детской и молодежной политики. Действующее семейное
законодательство – едва ли не единственный механизм защиты детей, лишенных
семейной заботы. Но закон не в состоянии заменить ребенку семью, он может лишь
облегчить в определенном смысле жизнь ребенка: обязать родителей заботиться о
своих детях, лишить нерадивых родителей их прав.
Забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей.
Провозглашенное Конституцией РФ87 равенство прав и обязанностей родителей
обеспечивается семейным законодательством.
Родительские права и обязанности имеют определенные особенности. Вопервых, родители обладают равными правами и несут равные обязанности в
отношении своих детей, при этом не имеет значения, в зарегистрированном браке
родился ребенок или нет, отцовство было признано в добровольном порядке или
установлено судом.
Во - вторых, следует учесть, что правам родителей корреспондируют
соответствующие обязанности. Наделение родителей правами в отношении их
несовершеннолетних детей означает, что им предоставляется возможность совершать
одобряемые, желательные с точки зрения государства действия и поступки,
направленные исключительно на благо ребенка.
Родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Право на
воспитание своего ребенка является личным правом каждого родителя, заключается
оно в возможности воспитывать своего ребенка лично, применяя всевозможные
способы и методы семейного воспитания.
Право и обязанность родителей по воспитанию своих детей включает в себя:
- непосредственное право на воспитание и развитие своих детей;
- обязанность по заботе о здоровье, физическом, психическом, духовном и
нравственном развитии своих детей.
Семейный кодекс РФ предоставил ребенку право на защиту от
злоупотреблений со стороны родителей (лиц их заменяющих), а также в случаях
невыполнения или ненадлежащего выполнения с их стороны обязанностей по
87
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Рос. газ. 1993. 25 дек.
- 72 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
воспитанию и образованию несовершеннолетнего. Своеобразие такой постановки
вопроса вызвана тем, что чаще всего дети в семье страдают по вине родителей, что
обнаружить совсем непросто. При этомобратится за защитой в органы опеки и
попечительства может несовершеннолетний любого возраста, а в суд лишь тот, кому
исполнилось четырнадцать лет.
С одной стороны, закон разрешает подростку обратиться с иском в суд в
защиту своих прав, нарушаемых родителями, а с другой − не включает его в перечень
истцов по делу о лишении родительских прав. Семейный кодекс РФ эту коллизию
никак не разрешает. На мой взгляд, в этой ситуации необходимо обратиться к
процессуальному законодательству, которое
предоставляет в случаях,
предусмотренных законом, по делам, возникающим из брачно-семейных
правоотношений, несовершеннолетнему право лично защищать в суде свои права и
охраняемые законом интересы.
И в завершение, хочется сказать о необходимости создания нормативной
основы для ведения профилактической работы в области семейного неблагополучия.
Это требует определения правовых оснований для признания семьи неблагополучной
и вмешательства в брачно-семейные отношения ее субъектов, т. к. основная масса
неблагополучных семей не попадает в число объектов профилактики.
Необходимо внести следующие коррективы в законодательство в области
имущественных отношений между родителями и детьми.
Выделим законопроекты, над которыми необходимо поработать в первую
очередь:
1. Закон об опеке и попечительстве и поправка в Жилищный кодекс,
закрепляющие право детей на жилплощадь при разводе родителей.
2. В значительной части субъектов Российской Федерации действует
законодательство о патронатных семьях, в то же время федерального закона нет. Есть
ряд достаточно удачных законов, принятых в регионах, и можно использовать этот
опыт, чтобы интегрировать положения по статусу патронатных семей на федеральный
уровень путем внесения дальнейших изменений в Семейный кодекс РФ и другие
документы.
3. Институт лишения родительских прав перестал быть действенным, эту меру
нужно подкреплять уголовным законодательством и кодексом об административных
правонарушениях. Лишенные родительских прав взрослые, как правило, остаются в
своих квартирах, а дети попадают в детские дома. Здесь также требуется
законодательное регулирование. Надо закрепить не только долю детей на частную
жилплощадь, но и право на пользование этой долей. А если речь идет о квартирах по
социальному найму, то нужно указать, как будет пользоваться ею ребенок, и, может
быть, выселять взрослых, лишенных родительских прав, а не ребенка.
4. Для защиты имущественных прав детей предлагаем нотариально заверять
согласие бывших супругов на отчуждение той или иной части недвижимости во
избежание последующих недоразумений. Вокруг совместной собственности супругов
вообще возникает множество проблем. Например, люди разводятся, но не делят
собственность. Бывает, что один человек может состоять в трех − четырех совместных
владениях собственностью с бывшими супругами. Все это не только усложняет
внутрисемейные отношения, но и ставит в сложное положение кредиторов. Назрела
необходимость в новой юридической норме, когда с прекращением брака
прекращается и общее владение собственностью, наступает, например, долевое
владение, когда у бывших супругов возникают разногласия при разделе имущества.
- 73 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Пока это возможно только по брачному договору, но не по Семейному кодексу РФ.
Новая норма защитила бы права, прежде всего, детей.
5. Предлагаем ввести фиксированный размер алиментов, привязанный к
прожиточному минимуму, а не к доходу плательщика, как сейчас. Также возможно
продление выплат ребенку и после совершеннолетия, если он учится на дневном
отделении вуза или техникума и продолжает находиться на иждивении семьи.
6. Все чаще рождаются дети вне зарегистрированного брака. Их права, прежде
всего имущественные, нуждаются в уточнении. Статью 24 СК РФ о вопросах,
решаемых судом при расторжении брака, нужно дополнять, или разрабатывать
отдельные юридические нормы.
7. Часть 3 ст. 42 СК РФ запрещает включение в брачный договор условий,
регулирующих права и обязанности супругов в отношении детей. Однако, как
представляется, такой запрет не препятствует супругам включать в брачный договор
положения, закрепляющие в случае расторжения брака переход какого-либо
имущества, в том числе и недвижимого, в собственность или безвозмездное
пользование супруга, с которым остаются дети. При этом, исходя из сути общей
совместной собственности супругов, в безвозмездное пользование возможно передать
только имущество, находящееся в собственности каждого из супругов. Такого рода
положения не противоречат действующему законодательству, в частности ч. 3 ст. 42
СК РФ, т. к. не регулируют права и обязанности супругов в отношении детей, а лишь
устанавливают условие, при котором определенное имущество окажется в
собственности одного из супругов. Данным условием является проживание
несовершеннолетних детей с этим супругом после развода. Таким образом,
договорный режим имущества супругов также позволяет учесть интересы
несовершеннолетних детей в случае расторжения брака их родителями.
8. Отнести уплату алиментов прежде всего к имущественному обязательству,
поэтому «со смертью обязанного лица обязанность уплаты алиментов переходит к его
наследникам в качестве долгового обязательства, обременяющего наследство.
Считаем, что в данном случае было бы правильным внести в абз. 2 п. 23
Постановления Пленума ВС РФ от 25.10.1996 г.№ 9 «О применении судами
Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении
отцовства и о взыскании алиментов»88 дополнения о том, что в случае отказа от
дальнейшего воспитания и содержания своих воспитанников, фактические
воспитатели не освобождаются от обязанности платить причитающиеся ребенку
алименты. Поскольку материнство и детство, отцовство, семья находятся под защитой
государства (ст. 38 Конституции РФ), считаем необходимым внести изменения в СК
РФ и на законодательном уровне установить минимальный размер алиментов.
Например, минимальный размер ежемесячных выплат на содержание одного ребенка
должен составлять 2 минимальных размера оплаты труда.
Предлагаю включить в СК РФ правовые нормы, закрепляющие освобождение
от уплаты алиментов тех родителей, дети которых помещены в детские
88
Постановление Пленума Верховного суда РФ от 25.10.1996 г. № 9 (ред. от
06.02.2007 г. ) «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при
рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» // СПС
«КонсультантПлюс».
- 74 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
специализированные учреждения на полное государственное обеспечение в связи с
тем, что они страдают тяжелыми формами заболеваний (например, болезнь Дауна),
мотивируя это тем, что Россия по Конституции РФ является социальным
государством. При этом представляется необходимым на законодательном уровне
принять условия, при которых суд вправе уменьшить размер алиментов или
освободить от их уплаты родителей, дети которых помещены в детские учреждения на
полное государственное обеспечение. Например, если родители больного ребенка,
помещенного в специализированное учреждение, усыновят другого ребенка, не
страдающего тяжелыми формами заболеваний.
В ХХI в. в российском обществе с особой остротой высветились новые
проблемы, появление которых стало следствием непродуманных реформ и отсутствия
адекватной социальной политики. Отсутствие в стране эффективных государственных
программ, направленных на защиту материнства и детства, приводит к росту числа
социальных сирот (сирот при живых родителях), деградации семьи, ее социальной
незащищенности в условиях рыночных отношений.
Список литературы
1.
2.
3.
Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Рос. газ. 1993. 25
дек.
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (ред. от
25.11.2013 г. 317-ФЗ ) // Рос. газ. 1996. 27 янв.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 г. № 9 (ред. от
06.02.2007 г.) «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации
при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» //
СПС «КонсультантПлюс»
TENDENCIES OF PERFECTION OF THE RUSSIAN
LEGISLATION, DIRECTED ON REALISATION OF THE RIGHTS OF CHILDREN
I.S. Danilovа
The Ulyanovsk state university
The constitution of the Russian Federation provides that the motherhood and the
childhood, and also a family are under state protection. In article separate tendencies
of perfection the legislations directed on realisation of the rights of children in the
Russian Federation are considered. To realisation and protection of the rights of the
child promote not only the norms allocating with the rights of the minor, but also
those norms which allow other persons, first of all to parents of the child, to make the
actions generating further legal consequences for children. These norms are a legal
basis with which help the minor can become the legal owner and then participate in
realisation and protection of some the rights.
Keywords: children, parents, realisation of the rights of children, protection of
children, the alimony.
Об авторе:
ДАНИЛОВА Ирина Сергеевна – аспирантка кафедры гражданского права и
процесса ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный университет» (432048, г.
Ульяновск, ул. Сенгилеевская, д. 23), e-mail: lewuskin@mail.ru
- 75 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С. 76–80
УДК 347.6 (094.4)
СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ СЕМЕЙНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙФЕДЕРАЦИИ КАК ПОВОД
ДЛЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
РОССИЙСКОГО СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
О.Ю. Ильина
ФГБОУ ВПО Тверской государственный университет
Исследуются отдельные положения Семейного кодекса РФ с позиции
объективных потребностей совершенствования российского семейного
законодательства в целом. Обращается внимание на поручения Президента РФ
в сфере разработки Концепции государственной семейной политики и
совершенствования семейного законодательства, а также на предложения,
выработанные и обоснованные представителями науки семейного права.
Ключевые слова: Семейный кодекс, государственная семейная политик,
семейное законодательство, семья, семейные ценности.
Семейный кодекс Российской Федерации (далее – СК РФ) можно отнести к
категории так называемых «относительно стабильных» нормативно-правовых актов,
поскольку за период его действия изменения и дополнения вносились всего (в
сравнении с другими кодифицированными актами) девятнадцать раз. Заметим, что
отнюдь не всегда это было связано с кардинальным изменением предмета и метода
семейно-правового регулирования. Иногда это было следствием внесения изменений
и дополнений в другие законодательные акты, что, в свою очередь, следуя принципам
юридической техники, повлекло изменения и в СК РФ.
Безусловно, отдельные новшества явились результатом теоретических
изысканий в сфере правовой регламентации семейных отношений, вследствие чего
практическая значимость диссертационных исследований, как говорится, налицо. В
частности, Х.Г.Асланов, М.В.Громоздина, М.Л.Ковалева, М.С.Кокорина и другие
молодые представители науки семейного права занимаются изучением семейных
правоотношений, осложненных раздельным проживанием ребенка и одного из
родителей. Высказываемые ими идеи нашли легальное признание в ст.65 СК РФ,
согласно которой по требованию родителей (одного из них) суд с обязательным
участием органа опеки и попечительства вправе определить место жительства детей на
период до вступления в законную силу судебного решения об определении их места
жительства (абзац введен Федеральным законом от 04.05.2011 №98-ФЗ).
Современная государственная семейная политика, об основных направлениях
которой речь пойдет позже, одним из приоритетов предполагает оказание семье
специальной поддержки в рамках социального контракта. Соответствующие идеи
составляют предмет теории, разработанной в науке семейного права А.В.Барковым.
Примечательно, что и законодатель признал потребность в таком механизме
регулирования семейных отношений. В частности, при осуществлении родительских
прав родители (лица, их заменяющие) имеют право на оказание им содействия в
предоставлении семье медицинской, психологической, педагогической, юридической,
- 76 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
социальной помощи (п.4 ст.65 СК РФ введен Федеральным законом от 02.07.2013
№167-ФЗ).
Значительная часть новелл в семейное законодательство была обусловлена
принятием Федерального закона «Об опеке и попечительстве», вследствие чего
изменились
принципиальные
основы
опеки
и
попечительства
над
несовершеннолетними, были определены новые принципы установления иных форм
устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей, и т.д. Заметим, что
многие идеи предварительно были теоретически обоснованы в научных трудах
А.М.Нечаевой, А.М.Рабец и других ученых. Нельзя оставить без внимания и
последующие критические комментарии положений законодательства в сфере опеки и
попечительства и практики его применения.
Несколько раз за непродолжительный период времени законодатель
совершенствовал нормы, регулирующие отношения в сфере усыновления детей
(Федеральный закон от 02.07.2013 №167-ФЗ; Федеральный закон от 02.07.2013 №185ФЗ). Однако этот блок новшеств во многом был «спровоцирован» политическими
событиями, нежели потребностями юридической науки.
Следует признать, что в исследованиях современных представителей науки
семейного права сформулировано и обосновано множество предложений по
совершенствованию СК РФ.
Представляется, что внимания законодателя заслуживают имеющиеся
предложения по совершенствованию системы оснований и процедуры расторжения
брака (Н.Н.Тарусина и др.); механизма регулирования имущественных отношений
между супругами (Л.Б.Максимович и др.); применения договоров в сфере семейных
правоотношений (О.Н.Низамиева и др.); оснований и правовых последствий
признания брака недействительным (А.Ю.Беспалов и др.); судебной защиты семейных
прав граждан (О.А.Егорова, Ю.Ф.Беспалов и др.); форм и способов защиты семейных
прав (Е.В.каймакова и др.)
Многие предложения сформулированы представителями иных отраслей
юриспруденции: по вопросам судебной защиты прав и интересов детей (Л.В.Туманова,
Т.В.Буянова и др.)
В науке семейного права достаточно часто анализируется семейное
законодательство зарубежных стран с позиции возможного заимствования российским
законодателем отдельных положений (А.Н.Левушкин, Н.А.Матвеева, О.Ю.Худякова и
др.), что, безусловно, также может послужить стимулом в процессе
совершенствования СК РФ.
В рамках настоящей статьи не предполагается подведение своеобразных
итогов в данной сфере, для такого исследования необходим совершенно иной формат
и объем. Однако, однозначно можно утверждать, что существующие в науке
семейного права обоснованные предложения уже нашли или найдут в самое
ближайшее время «прописку» в нормах семейного законодательства.
«Отправной точкой» процесса по совершенствованию семейного
законодательства в современный период можно обозначить утверждение Президентом
РФ Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы. Во
исполнение соответствующего указа Президента РФ был создан Координационный
совет при Президенте РФ по реализации положений Национальной стратегии
действий в интересах детей. Среди программных мероприятий обозначены разработка
Основных направлений государственной семейной политики, в том числе и
предложений по совершенствованию семейного законодательства.
- 77 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Конкретные поручения и сроки их выполнения были сформулированы на
заседании президиума государственного совета «О государственной политике в сфере
семьи, материнства и детства», состоявшемся 17 февраля 2014 года.
В связи с этим нельзя не отметить роль Комитета Государственной Думы по
вопросам семьи, женщин и детей в процессе формирования и обоснования основных
направлений совершенствования семейного законодательства. В настоящее время при
Координационном совете под руководством Е.Б.Мизулиной создана рабочая группа по
совершенствованию семейного законодательства РФ.
Анализ отдельных сформулированных в перечне поручений основных
направлений совершенствования государственной семейной политики позволяет
предложить
следующие
направления
развития
современного
семейного
законодательства:
1.Формирование семейно ориентированной государственной информационной
политики, направленной на укрепление традиций семейных отношений, в основе
которых семья с детьми, пропаганду ответственного родительства, здорового образа
жизни.
Представляется, что указанные положения должны быть отражены среди
основных начал семейного законодательства. Справедливости ради укажем, что
соответствующие идеи уже давно высказывались в науке семейного права
Н.С.Шерстневой.
Безусловно, потребуется и четкая фиксация понятий «семья» и «брак», дабы
снивелировать споры о возможности правовой регламентации союзов лиц одного
пола и иных нетрадиционных форм сожительства.
Идея ответственного родительства может быть реализована посредством
установления более четких оснований и правовых последствий ограничения и
лишения родительских прав.
2.Подготовка детей и подростков к семейной жизни, обеспечивающая
формирование духовно-нравственных семейных ценностей.
Представляется, что в законе невозможно установить обязанность детей и
родителей любить друг друга, соблюдать морально-нравственные установки. В то же
время нельзя оставлять без внимания то, что при ненадлежащем осуществлении
родителями своих прав и обязанностей в отношении детей последним наряду с
физическим причиняется и моральный вред, формируются неправильные
представления о семейных ценностях. В связи с этим целесообразно предусмотреть в
СК РФ компенсацию морального вреда как способ защиты прав и интересов ребенка.
3.Создание условий совмещения профессиональных и семейных обязанностей
женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, и родителей, воспитывающих детейинвалидов.
В то же время, по нашему мнению, законодатель должен исходить из
принципа равенства прав мужчины и женщины, в том числе и в семейных
отношениях, в связи с этим необходимо признание соответствующих прав за
родителем ребенка (без указания, отец или мать совмещает профессиональные и
семейные обязанности).
4.Развитие системы мер социальной поддержки семей с детьми, в том числе
предоставление государственной социальной помощи малообеспеченным семьям с
детьми на основе социального контракта, включающего обязательства родителей по
их занятости, уходу и присмотру за детьми, а также их воспитанию.
- 78 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Дополнительно отметим еще одно поручение, сформулированное отдельно –
разработка модельной программы социального сопровождения семей с детьми, в том
числе приемных и замещающих семей
Обращает на себя внимание «сближение» сферы социального обеспечения и
правового регулирования семейных отношений. Представляется, что предмет
семейно-правового регулирования не должен расширяться за счет сферы
предоставления семье социальных услуг.
В то же время заключение социального контракта возможно при применении
к родителям мер семейно-правовой ответственности как превентивная мера, а также на
период отобрания у них ребенка. Соответственно, возможность заключения
социального контракта должна в таком случае быть предусмотрена в
соответствующих статьях СК РФ.
5.Совершенствование законодательства в сфере семьи, материнства и детства,
в том числе в вопросах установления оснований для вмешательства в семью со
стороны органов опеки и попечительства, порядка оформления брака
несовершеннолетних, введения дополнительных гарантий защиты прав детей при
разводе родителей, финансовой поддержки детей, у которых оба родителя неизвестны
(сформулировано одним поручением – И.О.).
Представляется, что реализация указанного поручения предполагает внесение
изменений и дополнений в целый ряд положений не только СК РФ, но и других
законодательных актов.
В частности, нуждается в тщательной ревизии перечень полномочий органов
опеки и попечительства, о чем уже неоднократно высказывались идеи на страницах
юридической печати (О.Ю.Ильина, А.А.Алексеев и др.). Кроме того, использование
законодателем так называемых коррупциогенных норм создает предпосылки для
неоднозначного толкования их содержания правоприменителем.
Отдельного внимания заслуживают вопросы заключения брака лиц, не
достигших совершеннолетия. Анализ положений законов субъектов РФ,
устанавливающих основания и порядок заключения брака лиц, не достигших возраста
16 лет, позволяет сделать вывод о целесообразности установления соответствующих
предписаний на федеральном уровне, то есть в СК РФ.
Безусловно, требуется установление дополнительных правовых гарантий
обеспечения интересов каждого из родителей и ребенка при расторжении брака его
родителями. Нельзя не отметить, что такие предложения, как уже отмечалось, не
только обосновываются учеными, но и воплощаются в конкретных законопроектах
(Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей).
Вполне актуальна и государственная забота о финансовой поддержке детей,
оба родителя которых неизвестны. Очевидно, проблема может быть решена
посредством создания государственного алиментного фонда. Соответственно, в СК РФ
должны быть предусмотрены основания и порядок выплаты алиментов за счет
указанного фонда.
Необходимо отметить, что нами были приведены не все поручения из
перечня, сформулированного Президентом РФ, однако и этого вполне достаточно для
того, чтобы определить основные векторы совершенствования семейного
законодательства.
На наш взгляд, современные социально-экономические и политические
условия развития Российской Федерации свидетельствуют о потребности
пристального внимания законодателя к следующим направлениям:
- 79 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
- изменение системы и содержания основных начал семейного
законодательства;
- расширение предмета семейно-правового регулирования;
- легальное признание нескольких типов семьи;
- легальное признание нескольких видов родительского правоотношения;
- установление объективных оснований и пределов вмешательства
государства в частные дела семьи;
- установление оснований, содержания, порядка и формы заключения
социального контракта в семейных отношениях;
- обеспечение гарантий судебной защиты прав и интересов ребенка;
- создание системы информационных гарантий обеспечения прав и интересов
членов семьи;
- изменение перечня полномочий субъектов РФ в сфере семейного
законодательства.
Безусловно, совершенствование семейного законодательства РФ – процесс
сложный, поскольку внедрение новелл не должно «пошатнуть» устои семейноправового регулирования, традиции и правила, выдержавшие проверку временем.
Кроме того, семья – уникальный социальный институт, правовое регулирование в
рамках которого осуществляется нормами не только семейного, но и иного
отраслевого законодательства, в связи с чем потребуется внесение корректив во
многие иные законодательные акты.
ADULTHOOD FAMILY CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION
AS A PRETEXT FOR IMPROVING RUSSIAN FAMILY LAW
O.U. Ilina
Tver State University
We study certain provisions of the Family Code from the position of objective needs
improving Russian family legislation in general. Draws attention to the orders of the
President of the Russian Federation in the field of State Family Policy Concept and
perfectiontion of family law, as well as proposals developed and informed
representatives of science family law.
Keywords: Family Code, the state family policy, family law, family, family values.
Об авторе:
ИЛЬИНА Ольга Юрьевна − доктор юр. наук, профессор, заведующая
кафедрой гражданского права Тверского государственного университета, е-mail:
kinder_advokat@rambler.ru; 170100, г. Тверь, ул. Желябова, д. 33.
- 80 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
ВЕСТНИК ТВГУ. СЕРИЯ "ПРАВО". 2014. №2. С.81–86
УДК 347.61/.64
ОДНОПОЛЫЙ БРАЧНЫЙ СОЮЗ: ОТРИЦАНИЕ
ИЛИ ЛЕГАЛИЗАЦИЯ (ЗАРУБЕЖНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ)89
Е.А. Исаева
ФГБОУ ВПО Ярославский государственный университет
Рассматривается вопрос легализации однополых браков в зарубежных странах и
в России. Оценивается процесс формирования нормативной базы,
закрепляющей однополые союзы в США, Великобритании, Франции.
Оцениваются позиции глав государств в отношении законодательного
оформления гомосексуальных браков. Затрагивается вопрос социальных
последствий для института семьи.
Ключевые слова: однополый брак, однополый союз, воспитание детей
однополыми супругами, институт семьи.
Телевизионные передачи, популярные зарубежные художественные
фильмы, демонстрируя однополые союзы преимущественно в позитивном ключе,
заставляют людей задуматься о своем восприятии данного явления современной
действительности. При этом европейская и американская практика легализации
однополых союзов вряд ли в ближайшие годы станет для России реально
востребованной, несмотря на активность сторонников данного направления
модернизации российского законодательства90.
Проблема легализации однополых брачных союзов, будоражащая сознание
европейских законодателей, становится все более политически значимой в контексте
введения отдельными государствами норм, направленных на установление не
преференций, а уже ограничений в отношении публичного распространения идеи
«нормальности» однополых союзов. Закрепление в России запрета пропаганды
гомосексуализма, запрета усыновления однополыми парами вряд ли приводит к
исчезновению самого явления гомосексуализма, но фактически формирует
общественное мнение в ракурсе неприемлемости с позиции государства данного
явления, недопустимости «такой версии диверсификации институтов брака и семьи». 91
Политика неприятия однополого союза стала переходить в законодательную
плоскость не только в России92, но и в отдельных штатах Америки, где особо сильны
89
Статья подготовлена в рамках научно-исследовательского проекта,
осуществляемого при финансовой поддержке Министерства образования и науки на
тему «Правовые и социально-политические аспекты гражданской активности в
современной России».
90
Исаева Е.А., Сочнева О.И. Воспитание детей однополыми супругами: вопросы
теории и практики // Ист. и соц. –образов. мысль. 2012. № 5 (15). С.214.
91
Тарусина Н.Н. О понятии брака: тенденции, доктрины и законодательства.
Социально-юридическая тетрадь. 2013. № 3. С. 85.
92
Тарусина Н.Н. Ребенок в пространстве права. М.: Проспект, 2014. С. 112-114.
- 81 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
религиозные движения. Например, в феврале 2014 г. нижняя палата Парламента штата
Канзас большинством голосов (72 против 42) приняла закон, дающий право всем
работающим в штате Канзас не обслуживать супружеские пары, если какие-то
особенности этой пары противоречат их религиозным убеждениям о том, каким
должен быть брак. Такое право распространяется и на государственных служащих, и
на частный бизнес. Правда, в случае госслужащих государство все равно должно
оказать этой паре услуги – просто придется подобрать чиновника с менее суровыми
религиозными убеждениями. А частный бизнес вообще может отказать, если замена
работника связана с неоправданными издержками. Разные формы запретов на гейпропаганду действуют в 8 из 50 штатов США93.
Легализация однополых отношений создает проблему для лиц, чьи
религиозные воззрения не приемлют гомосексуальных союзов. Подобный конфликт
дошел до суда в Великобритании в 2009 г. в деле Ladele v London Borough of
Islington.94 Лилиан Ладель работала регистратором браков. С 2005 г., когда вступил в
силу закон «О гражданских союзах», в ее должностные обязанности вошла
регистрация и однополых союзов. В силу религиозных взглядов, не принимающих
однополые союзы, она отказалась от выполнения новых обязанностей, за что была
привлечена работодателем к ответственности95. Суд в данном деле встал на сторону
работодателя, он не усмотрел неравного обращения по признаку религии, когда
работодатель обязал всех регистраторов соблюдать закон в равной мере. Новое
британское законодательство разрешает любой церкви самостоятельно решать, будет
ли она заниматься регистрацией однополых браков. 96
Сторонники однополых браков в США говорят о недопустимости
использования религиозных воззрений в аргументации социальных явлений в
светском государстве. Законодательство о регистрации браков не может определяться
церковными правилами. В качестве иллюстрации фактического игнорирования со
стороны государства религиозных воззрений сторонники гей-браков приводят
ситуацию с регистрацией второго брака. Католическая церковь не признает развод,
соответственно считает повторный брак незаконным. Но при этом ни один из штатов
Америки не запрещает вступление лицом в повторный брачный союз 97.
Зарегистрированный брак как за рубежом, так и в России дает супругам
определенные гарантии и привилегии. К ним можно отнести семейную медицинскую
страховку, семейные налоговые льготы, права, предусмотренные наследственным
законодательством, право не свидетельствовать против супруга в суде и много других,
даже бытовых привилегий, например семейный абонемент в бассейн. Однополые
пары, настаивая на легализации своих союзов, не только хотят продемонстрировать
окружающим законность своих отношений, не временный, а постоянный их характер,
93
В США приняли антигейский закон http://www.drugoe.us/articles/21-gay/13100kansas-antigay
94
http://swarb.co.uk/ladele-v-london-borough-of-islington-ca-15-dec-2009/
95
Lewis D., Sargeant M. Employment law. Concentrate. Oxford university press. 2011. P.46.
96
http://www.publications.parliament.uk/pa/bills/lbill/2013-2014/0034/14034.pdf
97
Spilsbury L. Same-sex marriage. The rosen publishing group. NY. 2012. P.27.
- 82 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
но также рассчитывают на законодательно установленные привилегии для супругов 98.
Дополнительным вопросом, который ставят перед законодателем однополые пары в
странах, легализовавших брачные союзы, является вопрос усыновления 99.
В настоящее время в 17 штатах США легализованы однополые браки, еще в
10 – признаются определенные виды однополых союзов. Большинство однополых пар,
живущих в США, по результатам проведенных исследований базируются в штате
Калифорния (92 000), Нью Йорке (46 000), Техасе (43 000), Флориде (43 000),
Иллинойсе (23 000)100. Ряд штатов Америки пошли дальше легализации однополых
браков, разрешив однополым парам усыновлять детей. Ряд штатов допускают
усыновление ребенка однополым партнером биологического родителя. Данное
усыновление сходно с усыновлением ребенка новым супругом(ой) биологического
родителя в гетеросексуальной семье. Всего 17 штатов США и округ Колумбия так или
иначе допускают усыновление детей однополыми парами. Среди них 12 штатов
(Калифорния, Колорадо, Коннектикут, Иллинойс, Индиана, Мэн, Массачусетс, Нью
Гемпшир, Нью Джерси, Нью Йорк, Пенсильвания, Вермонт) и округ Колумбия
разрешили либо в нормативном порядке, либо в рамках судебных прецедентов
однополым парам усыновлять детей101. В 5 других штатах (Айова, Невада, Орегон,
Теннеси, Вашингтон) судебная практика и законодательство, по мнению профессора
Вардла102, скорее всего, придут к тому же решению. Вместе с тем 33 штата США не
допускают усыновления однополыми партнерами или супругами 103. При этом 9
штатов (Алабама, Арканзас, Флорида, Кентукки, Миссисипи, Небраска, Огайо, Юта,
Висконсин) прямо запрещают на законодательном уровне усыновление детей
гомосексуальными партнерами или единолично гомосексуалистами. В 23 штатах
(Аляска, Аризона, Делавэр, Джорджия, Гавайи, Айдахо, Канзас, Луизиана, Мэриленд,
Мичиган, Миннесота, Миссури, Монтана, Нью Мексико, северная Каролина, северная
Дакота, Род Айлэнд, Южная Каролина, Южная Дакота, Техас, Виржиния, Западная
Виржиния, Вайоминг) этот вопрос на законодательном уровне и уровне судебной
практики пока не решен, однако действует традиционная норма о возможности
усыновления лишь разнополыми партнерами. В штате Оклахома данный вопрос
решится, по мнению профессора Вардла, скорее всего отрицательно 104. Сексуальное
поведение родителей в большинстве штатов Америки является одним из критериев
определения агентствами по усыновлению семьи, наиболее отвечающей интересам
ребенка.
98
Andryszewski T. Same-sex marriage. Twenty-First Century Books. Minneapolis, 2012. P.
7.
99
Spilsbury L. Same-sex marriage. The rosen publishing group. NY. 2012. P.16.
Stenglass J. Same-sex marriage. Controversy. Marshal Cavendish benchmark. NY., 2012.
P.8.
101
Wardle L.D., Nolan L.C. Family law in the USA. Wolters Kluwer. Great Britain. 2011.
P.158.
102
http://www.law2.byu.edu/faculty/profiles2009/profile_fancy.php?id=34
103
Wardle L.D. Comparative Perspectives on Adoption of Children by Cohabiting,
Nonmarital Couples and Partners// Arkansas law review. 62. (2010):31. P. 47.
http://lawreview.law.uark.edu/wp-content/uploads/2010/04/10-Wardle.pdf
104
Ibid.P.85.
100
- 83 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Легализация однополых союзов концептуально затрагивает как правовые
постулаты, так и нормы морали, сложившиеся в обществе. Население конкретного
государства, решившего юридически признать новую концепцию семейных
отношений, должно быть готово к восприятию гомосексуального брака как механизма,
направленного на достижение равноправия, а не как орудия уничтожения
традиционного института семьи, что на самом деле крайне спорно. При этом, как
показывает практика, решению политиков не могут противостоять даже массовые
протестные акции сторонников традиционного понимания брачного союза как союза
мужчины и женщины. Протестные акции в Париже весной 2013 г., направленные
против легализации однополых браков, не повлияли на выбранный политический
курс. После демонстрации в Париже, на которую пришли до 800 тысяч человек, мэр
французской столицы Бертран Деланоэ, который не скрывает своей гомосексуальной
ориентации, заявил, что демонстранты нанесли серьезный вред газону Марсова поля и
оценил ущерб в 100 тысяч евро. Он не исключил, что счет на такую сумму представит
МВД, поскольку именно это ведомство разрешило митинг. В ответ противники
однополых браков прислали парижским чиновникам около девяти тысяч чеков на
суммы в среднем около 10 евроцентов105.
Франция стала 13-й страной мира, узаконившей однополые браки. С начала
2000-х гг. соответствующие законы приняли Нидерланды, Бельгия, Канада, ЮАР,
Аргентина, Испания, Португалия, Норвегия, Швеция, Дания, Исландия, Уругвай. В
июле 2013 г. в ряды стран – сторонников защиты однополых браков, притом без
массовых, по сравнению с Францией, протестных акций, вошла Великобритания. 16
июля 2013 г. соответствующий законопроект в окончательном виде был принят
палатой общин британского парламента, за день до этого его одобрила палата лордов.
17 июля 2013 г. закон о легализации однополых браков в Великобритании получил
королевскую санкцию и вступил в силу106.
Количество стран, уже легализовавших однополые отношения, все
расширяется, как увеличивается и количество государств, разрешающих усыновление
детей гомосексуальными парами. Тем не менее не вполне очевидным остается ответ на
вопрос, можно ли доверять исследованиям, свидетельствующим об отсутствии
влияния на психику ребенка того факта, что он воспитывается в гомосексуальной
семье?107 Американские ученые, (например, профессор Линн Вардл) в своих трудах
пишут о неоднозначности полученных результатов исследований о влиянии на
ребенка воспитания в гомосексуальной семье. К проводимым исследованиям есть
много вопросов и замечаний с точки зрения методологии их проведения: это
малочисленность контрольных групп и выборки, тенденциозность выборки,
неправильный методологический инструментарий, безосновательные научные
105
http://korrespondent.net/world/1551117-protivniki-odnopolyh-brakov-vo-francii-prislalispikeru-parlamenta-pismo-s-porohom
106
РИА Новости http://ria.ru/spravka/20130717/950406062.html#ixzz2ZZNEZG62
107
Исаева Е.А., Сочнева О.И. Воспитание детей однополыми супругами: вопросы
теории и практики // Ист. и соц. -образ. мысль. 2012. № 5.
- 84 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
гипотезы, неоднозначные выводы108. В ряде исследований выявляются факторы,
свидетельствующие о том, что дети, воспитывавшиеся в гомосексуальных парах,
более склонны к гомосексуальной самоидентификации, более раннему рискованному
сексуальному поведению109. Никто не отменял доказанное положение о подражании
детей своим родителям или воспитателям: если родители курят, у детей есть
склонность к курению; если в семье присутствует факт домашнего насилия, то дети
склонны имитировать это впоследствии; если родители либералы или консерваторы,
то дети также становятся приверженцами данных взглядов110. Полностью согласимся с
профессором Вардлом111, что необоснованно утверждать, будто тенденция
подражания срабатывает на все обстоятельства семейной жизни, кроме
гомосексуальности родителей/воспитателей. Важным обстоятельством в проводимых
исследованиях является тот факт, что поколение детей, воспитанных в однополых
семьях, которым официально было разрешено усыновлять или воспитывать детей,
только начинают создавать свои семьи, а большинство еще не достигли
совершеннолетия. Эффект воспитания однополыми супругами может проявиться
значительно позднее.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Исаева Е.А., Сочнева О.И. Воспитание детей однополыми супругами: вопросы
теории
и
практики
//
Историческая
и
социально-образовательная
мысль. № 5 (15) . 2012. С.214.
Тарусина Н.Н. О понятии брака: тенденции, доктрины и законодательства.//Соц. –
юр. тетрадь. 2013. № 3. С. 85.
Lewis D., Sargeant M. Employment law. Concentrate. г. Oxford university press. 2011.
P.46.
Тарусина Н.Н. Ребенок в пространстве права. М.: Проспект, 2014. С. 112-114.
Spilsbury L. Same-sex marriage. The rosen publishing group. NY., 2012. P.27.
Andryszewski T. Same-sex marriage. Twenty-First Century Books. Minneapolis. 2012.
P. 7.
Stenglass J. Same-sex marriage. Controversy. Marshal Cavendish benchmark. NY.,
2012. P.8.
Wardle L.D., Nolan L.C. Family law in the USA. Wolters Kluwer. Great Britain. 2011.
P.158.
108
Wardle L.D. The «Inner Lives» of children in lesbigay adoption: narratives and other
concerns». St. Thomas.L. review. 18(2005): 511. https://litigationessentials.lexisnexis.com/webcd/app?action=DocumentDisplay&crawlid=1&doctype=cite&
docid=18+St.+Thomas+L.+Rev.+511&srctype=smi&srcid=3B15&key=b76ece68aace8b535
dc2dd41c0474cb6
109
Wardle L.D. Comparative Perspectives on Adoption of Children by Cohabiting,
Nonmarital Couples and Partners// Arkansas law review. 62. (2010):31.P. 86.
http://lawreview.law.uark.edu/wp-content/uploads/2010/04/10-Wardle.pdf
110
ibid. P. 88.
111
http://www.law2.byu.edu/faculty/profiles2009/profile_fancy.php?id=34
- 85 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
9.
Wardle L.D. Comparative Perspectives on Adoption of Children by Cohabiting,
Nonmarital Couples and Partners// Arkansas law review. 62. (2010):31. P. 47.
http://lawreview.law.uark.edu/wp-content/uploads/2010/04/10-Wardle.pdf
10. Wardle L.D. The «Inner Lives» of children in lesbigay adoption: narratives and other
concerns».
St.
Thomas.L.
review.
18(2005): 511.
https://litigation
essentials.lexisnexis.com/webcd/app?action=DocumentDisplay&crawlid=1&doctype=ci
te&docid=18+St.+Thomas+L.+Rev.+511&srctype=smi&srcid=3B15&key=b76ece68aa
ce8b535dc2dd41c0474cb6
SAME-SEX MARRIAGE UNION: DENIAL OR LEGALIZATION (WORLDWIDE
TRENDS)
The article discusses the legalization of gay marriage in Russia an foreign countries.
Ranked the formation of the regulatory framework enshrining same-sex unions in the
UK, USA and France. Estimated views of the Heads of State in respect of
legitimizing gay marriage. Addresses the issue of social impact for the institution of
the family.
Keywords: same-sex marriage, same sex union, parenting by same-sex spouses, the
institution of the family
Об авторе:
ИСАЕВА Елена Александровна −канд.юр.наук, доцент кафедры социального
и семейного законодательства Ярославского государственного университета им. П.Г.
Демидова, E-mail: elenia2000@mail.ru
- 86 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.87–91
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
УДК 347.63-053.6
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВ
И ОБЯЗАННОСТЕЙ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ РОДИТЕЛЕЙ
Е.В. Каймакова, М.Э.Полянская
Юго-Западный государственный университет
Рассмотрены права и обязанности несовершеннолетних родителей, проблемы,
возникающие при их реализации. В частности, сделаныпредложения по поводу
внесения изменений в нормативно-правовые акты.
Ключевые слова: несовершеннолетние родители, родительские права и
обязанности, опекуны, усыновление, воспитание, ответственность.
Институт прав несовершеннолетних родителей является одним из наиболее
значимых и актуальных семейно-правовых институтов. Широкий интерес к данной
теме в обществе вызван заметно растущим количеством детей, рожденных
несовершеннолетними
родителями.
Необходимо
заметить,
что
институт
несовершеннолетних родителей является сравнительно новым правовым институтом,
введенным в применение действующим Семейным Кодексом РФ (далее – СК РФ). Он
содержит ряд особенностей, касающихся прав и обязанностей несовершеннолетних
родителей. Эти особенности прежде всего связаны с тем, что несовершеннолетние
родители, с одной стороны, продолжают оставаться детьми, наделенными
собственным объемом прав и обязанностей, а с другой − будучи родителями,
наделяются правами и обязанностями по отношению к собственному ребенку.
Несовершеннолетними родителями признаются отец и (или) мать, не
достигшие возраста восемнадцати лет. Согласно общепризнанному правилу рождение
ребенка является юридическим фактом и влечет возникновение родительских прав и
обязанностей независимо от возрастных категорий.
Дело в том, что ст. 62 Семейного Кодекса РФ закрепляет лишь перечень прав
несовершеннолетних родителей, к которым относятся: право совместного проживания
с ребенком и участие в его воспитании (по достижении ими возраста шестнадцати
лет), право признания и оспаривания отцовства (материнства), сущность и проблемы,
реализации которых будут рассмотрены ниже. Вместе с тем законодатель отдельно не
выделяет обязанности несовершеннолетних родителей. В целом обязанности
несовершеннолетних родителей могут быть реализованы в двух направлениях:
обязанности по воспитанию и образованию детей, а также обязанности по защите прав
и интересов детей.
Считаем целесообразным обратить внимание на несовпадение объема прав и
обязанностей несовершеннолетних родителей, состоящих в зарегистрированном
браке, с объемом прав и обязанностей несовершеннолетних родителей, не состоящих
в зарегистрированном браке. Так, например, согласно ст. 21 ГК РФ, лицо, вступившее
в законный брак, признается полностью дееспособным и обладает теми же правами,
что и совершеннолетние родители. Лицо также приобретает полную гражданскую
дееспособность до достижения возраста совершеннолетия в порядке эмансипации.
Несовершеннолетние родители по общему правилу (не состоящие в браке и не
эмансипированные) вправе самостоятельно осуществлять родительские права лишь по
- 87 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
достижении ими возраста шестнадцати лет. До достижения несовершеннолетним
родителем данного возраста за него права в отношении его ребенка будет
осуществлять опекун, назначенный ребенку, а родитель на данном этапе может лишь
реализовать свое право на совместное проживание с ребенком и участие в его
воспитании. Тем самым его набор прав будет несколько «усеченным» по сравнению с
несовершеннолетним родителем, воспитывающим ребенка в браке 112.
Согласно п. 2 ст. 62 СК РФ до достижения несовершеннолетними родителями
возраста шестнадцати лет ребенку может быть назначен опекун, хотя в п. 2 ст. 29
Закона «Об опеке и попечительстве» закреплено, что опека над детьми
несовершеннолетних родителей прекращается по достижении такими родителями
возраста восемнадцати лет. И как быть в данной двоякой ситуации?! С целью
устранения правовой коллизии указанных федеральных законов, считаем
целесообразным внести изменения в п. 2 ст. 29 Федерального закона «Об опеке и
попечительстве» следующего содержания: «Опека над детьми несовершеннолетних
родителей прекращается в полном объеме по достижении такими родителями возраста
восемнадцати лет».
Противоречивая ситуация возникает и при реализации несовершеннолетним
родителем права на совместное проживание с ребенком. Данное право
несовершеннолетнего родителя неразрывно связано с правом ребенка жить и
воспитываться в семье кровных родителей. Реализация последнего обеспечивается
нормами ст. 9 Конвенции о правах ребенка, а именно: «чтобы ребенок не разлучался
со своими родителями вопреки их желанию, а если и разлучался с одним или обоими
родителями, поддерживать на регулярной основе их личные отношения и прямые
контакты113». Представим ситуацию, когда ребенок несовершеннолетнего родителя
проживает с другим совершеннолетним родителем, а первый, в свою очередь, не имеет
права требовать вселения его на жилую площадь по месту проживания своего ребенка.
Так, исходя из содержания п. 4 ст. 31 Жилищного Кодекса РФ в случае прекращения
семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным
помещением за бывшим супругом не сохраняется.
Данное положение вызывает особого внимание, поскольку из его содержания
следует, что право на совместное проживание несовершеннолетнего родителя с
ребенком скорее всего будет нарушено практически во всех случаях, кроме как, если
несовершеннолетнему родителю удастся доказать, что его имущественное положение
и другие обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением.
Таким образом, на первый взгляд самое простое право несовершеннолетнего родителя
на совместное проживание со своим малолетним ребенком зачастую бывает сложно
реализовать.
Особое место среди прав несовершеннолетних родителей занимает право на
воспитание своих детей, занимающее «пограничное» положение между правом и
112
Хван, И.В. Особенности осуществления прав и обязанностей несовершеннолетних
родителей в области воспитания детей по законодательству РФ // Семейное и
жилищное право. 2012. № 5. СПС « КонсультантПлюс»: поиск по автору.
113
«Конвенция о правах ребенка» (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН
20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // «Сборник международных
договоров СССР», выпуск XLVI, 1993.
- 88 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
обязанностью (далее именуемое либо право, либо обязанность). Согласно ст. 62 СК
РФ родители, не зарегистрированные в браке и не достигшие возраста шестнадцати
лет, освобождаются от реализации этой обязанности и переносят ее на опекуна.
Однако данная норма содержит оговорку «может быть» и позволяет предположить,
что назначение опекуна возможно в случае, когда оба родителя не достигли
определенного возраста, и лишь на основании решения органов опеки и
попечительства. По вполне обоснованному замечанию А.М. Рабец, поражает тот факт,
что назначение опекуна является лишь правом органов опеки и попечительства, а не
обязанностью114. Кроме того, предусмотренные законодательством меры
ответственности родителей за ненадлежащее исполнение обязанностей в отношении
ребенка к несовершеннолетним родителям применяться не будут. Возникает такая
проблемная ситуация, когда у малолетнего ребенка нет опекуна, а его
несовершеннолетние родители (единственный родитель) осуществляют свои
обязанности недобросовестно или ненадлежащим образом в силу их
неосведомленности.
Наряду с реализацией несовершеннолетними родителями прав и обязанности
по воспитанию своих детей, законом выделена обязанность по защите прав и
интересов детей, которые по логике вещей не обладают дееспособностью в
достаточной степени и потому не в состоянии осуществлять и защищать даже свои
законные права и интересы. Права ребенка на особую защиту со стороны общества и
государства выражаются в совокупности регулятивных и охранительных
правоотношений. В общем виде под защитой прав и интересов детей следует понимать
конкретные меры, применение которых приводит к восстановлению нарушенных прав
ребенка.
В силу п.1 ст. 64 СК РФ несовершеннолетние родители являются законными
представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в
отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, а также в судах.
Наделение несовершеннолетних родителей какими-либо специальными правомочиями
не требуется, достаточно лишь предъявления документов, подтверждающих личность
родителя, – паспорта, а также свидетельства о рождении ребенка. Но в то же время в
соответствии с действующим семейным законодательством несовершеннолетний
родитель, начиная с четырнадцатилетнего возраста может реализовать свое право
самостоятельного обращения в суд в целях защиты своих интересов (ст. 56 СК РФ).
Было бы ошибочным считать, что круг защищаемых прав безграничен, поэтому
целесообразно пояснить, что несовершеннолетний родитель по достижении возраста
14 лет вправе лишь оспаривать или признавать свое отцовство и материнство на
общих основаниях, а также требовать установления отцовства в отношении своих
детей в судебном порядке.
Хотелось бы обратиться и к другой проблемной стороне данного аспекта. Как
правило, одни несовершеннолетние родители могут самостоятельно осуществлять как
свои права, так и права своего малолетнего ребенка, в то время как другие
несовершеннолетние
родители,
(например,
из
неблагополучных
семей),
114
Величкова, О.И. Опека над детьми несовершеннолетних детей / О.И. Величкова //
Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. №4. («КонсультантПлюс»: поиск по
автору).
- 89 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
малообеспеченные, не могут этого делать по причине правовой безграмотности. Как
следствие, они зачастую не могут отстоять свои интересы, а закон их обязывает
защищать права и интересы собственного ребенка. Поэтому, считаем необходимым
дополнить п.2 ст. 64 СК РФ следующим содержанием: «В случае, если
несовершеннолетний родитель не в состоянии представлять интересы детей и
осуществлять надлежащую защиту их законных интересов и прав, орган опеки и
попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей».
Нельзя обойти вниманием и не рассмотреть такую жизненно важную для
несовершеннолетних родителей проблему, как усыновление их детей. Дело в том, что
порядок получения согласия на усыновление детей регламентируется п. 1 ст. 129 СК
РФ, согласно которому при усыновлении ребенка несовершеннолетних родителей, не
достигших возраста шестнадцати лет, необходимо согласие их родителей или
опекунов (попечителей), а при отсутствии родителей или опекунов (попечителей) –
согласие органов опеки и попечительства. В то время как для усыновления ребенка,
родитель которого достиг возраста шестнадцати лет, требуется только согласие самого
несовершеннолетнего. На наш взгляд, не совсем понятны случаи, в которых будет
требоваться согласие попечителей, поскольку законом предусмотрено, что если
несовершеннолетнему родителю не исполнилось четырнадцати лет и он находится под
опекой, согласие опекунов является обязательным. Как свидетельствует практика,
нередко в роли усыновителей выступают родители несовершеннолетней матери,
желающие скрыть «семейный позор» и не портить дальнейшую судьбу
несовершеннолетней родительницы. А ведь зачастую такие ситуации нарушают
действие нормы ст. 54 СК РФ, закрепляющей право ребенка жить и воспитываться в
семье, право знать своих родителей и т. п., а также аналогичные нормы Конвенции о
правах ребенка.
И, наконец, хотелось бы отметить еще один существующий парадокс
действующего законодательства. Дело в том, что согласно нормам гражданского
законодательства несовершеннолетний родитель по общему правилу не вправе
совершать от своего имени сделки без согласия попечителя (например, по
распоряжению недвижимым имуществом). Вместе с тем несовершеннолетние
родители, достигшие возраста 16 лет, вправе самостоятельно совершать сделки того
же рода от имени своих несовершеннолетних детей как его законные представители.
Двусмысленность такого положения до настоящего времени не разрешена
законодателем. Так, несовершеннолетний родитель не может без согласия своего
родителя продать свою квартиру, но может распоряжаться имуществом своего
ребенка, в том числе и недвижимым (с согласия органа опеки и попечительства).
Таким образом, можно сделать вывод о том, что права и обязанности
несовершеннолетних родителей являются новеллой действующего Семейного кодекса
РФ, законодательно они не урегулированы должным образом и нуждаются в
дальнейшем совершенствовании. В частности, необходимо привести отдельные
положения Федерального закона «Об опеке и попечительстве» в соответствие с
положениями Семейного кодекса РФ, а также дополнить его отдельной нормой,
посвященной обязанностям несовершеннолетних родителей.
- 90 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
«Конвенция о правах ребенка» (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН
20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // «Сборник международных
договоров СССР», выпуск XLVI, 1993.
Семейный кодекс Российской Федерации от 8 декабря 1995 года // СЗ РФ. 1996.
№ 1. Ст. 16.
Жилищный Кодекс РФ от 29.12.2004 года №188-ФЗ (в ред. от 04.06. 2011 года) //
СЗ РФ. 2005. № 1. Ч. 1. Ст. 14.
Федеральный Закон «Об опеке и попечительстве» от 24 апреля 2008 года №48-ФЗ
// Собрание законодательства РФ. 2008. № 17. Ст. 1755.
Величкова О.И. Опека над детьми несовершеннолетних детей // Законы России:
опыт, анализ, практика. 2013. №4.
Хван И.В. Особенности осуществления прав и обязанностей несовершеннолетних
родителей в области воспитания детей по законодательству РФ / И. В. Хван //
Семейное и жилищное право. 2012. №5.
ACTUAL PROBLEMS OF THE RIGHTS AND OBLIGATIONS OF UNDERAGE
PARENTS
E.V. Kaymakova, M.E. Polyanskaya
South West State University
This work is devoted to the rights and obligations of underage parents and also
attention is paid to the problems encountered in implementing them. In particular,
proposals about changes to the regulations are stated.
Keywords: underage parents, the rights and obligations of parents, guardians,
legitimation, foster care, responsibility.
Об авторах:
КАЙМАКОВА Елена Васильевна − доцент кафедры гражданского права ЮгоЗападного государственного университета;
ПОЛЯНСКАЯ Марина Эдуардовна − студентка IV курса юридического
факультета
Юго-Западного
государственного
университета.
е-mail:
marpolyanskaya2011@yandex.ru
- 91 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.92–96
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
УДК 347.65/68 -053.5
ФОРМЫ И СПОСОБЫ ОХРАНЫ НАСЛЕДСТВЕННЫХ ПРАВ РЕБЕНКА
ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
А.Ю. Касаткина
ФГОУ ВПО «Российская правовая академия Министерства юстиции РФ»
Автор сделал вывод о том, что под формой охраны наследственных прав
ребенка следует понимать порядок установления уполномоченными органами
Российской Федерации мер, позволяющих не допустить, исключить
возможность нарушения наследственных прав ребенка.
К такой форме отнесены: административный порядок охраны и судебный
контроль. Оба порядка являются публично-правовыми. Самозащита
наследственных прав ребенка отнесена к частно-правовой форме охраны. Под
способом охраны понимаются меры, применяемые в административном и
судебном порядке уполномоченными органами РФ, направленные на
недопущение нарушений наследственных прав ребенка.
Ключевые слова: формы и способы охраны наследственных прав ребенк,;
публично-правовые и частно-правовые формы охраны, органы опеки и
попечительства, нотариус; прокурор; законные представители.
Под формой охраны наследственных прав ребенка следует понимать порядок
установления уполномоченными органами Российской Федерации мер, позволяющих
не допустить, исключить возможность нарушения наследственных прав ребенка.
Такой формой является административный порядок охраны. В таком порядке
осуществляется законотворческая деятельность в сфере наследования; собирание
сведений о наследстве; опись наследства и передача его на хранение; доверительное
управление наследством; участие нотариуса в осуществлении прав ребенка; участие
органов опеки и попечительства и иных лиц в осуществлении наследственных прав
ребенка; отложение вопроса о разделе наследства до рождения ребенка, зачатого при
жизни наследодателя.
Принятие нормативных правовых актов осуществляется Федеральным
Собранием Российской Федерации и иными компетентными органами. Принятые
нормативные правовые акты устанавливают наследственно-правовой статус ребенка,
права ребенка, меры их охраны, правила осуществления прав ребенка.
Помимо нормотворчества в рамках административной формы охраны следует
указать участие нотариуса, прокурора, органов опеки и попечительства, иных лиц в
охране наследственных прав ребенка.
Не исключается и судебная форма охраны наследственных прав ребенка,
которая выражается в судебном контроле за нормотворчеством, деятельностью
нотариусов и т.п. Ребенок вправе принять и меры самозащиты.
Административный и судебный порядок охраны наследственных прав ребенка
является публично-правовой формой охраны. Самозащита относится к частноправовой форме охраны.
- 92 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Ныне действующее гражданское законодательство не в полной мере
регламентирует вопросы, связанные с формами и способами охраны наследственных
прав ребенка.Так, в частности, в гражданском законодательстве отсутствуют
специальные нормы об ответственности за нарушение наследственных прав ребенка.
Под способами охраны наследственных прав ребенка следует понимать меры,
применяемые в административном порядке и, как исключение, в судебном порядке
уполномоченными органами, направленные на недопущение, исключение нарушений
наследственных прав ребенка.
К мерам охраны следует отнести следующие: собирание информации о
наследстве, наследниках, опись наследства, передача наследства на хранение,
доверительное управление наследством.
Так, в соответствии со ст. 1171 ГК РФ для защиты прав наследников,
отказополучателей и других заинтересованных лиц исполнителем завещания или
нотариусом по месту открытия наследства принимаются меры, указанные в ст. 1172 и
1173 ГК РФ, и другие необходимые меры по охране наследства и управлению им.
Нотариус принимает меры по охране наследства и управлению им по
заявлению одного или нескольких наследников, исполнителя завещания, органа
местного самоуправления, органа опеки и попечительства или других лиц,
действующих в интересах сохранения наследственного имущества. В случае, когда
назначен исполнитель завещания (ст. 1134 ГК РФ), нотариус принимает меры по
охране наследства и управлению им по согласованию с исполнителем завещания.
Исполнитель завещания принимает меры по охране наследства и управлению
им самостоятельно либо по требованию одного или нескольких наследников.
В целях выявления состава наследства и его охраны банки, другие кредитные
организации и иные юридические лица обязаны по запросу нотариуса сообщать ему об
имеющихся у этих лиц сведениях об имуществе, принадлежавшем наследодателю.
Полученные сведения нотариус может сообщать только исполнителю завещания и
наследникам.
Нотариус осуществляет меры по охране наследства и управлению им в
течение срока, определяемого нотариусом с учетом характера и ценности наследства, а
также времени, необходимого наследникам для вступления во владение наследством,
но не более чем в течение шести месяцев, а в случаях, предусмотренных п. 2 и 3 ст.
1154 и п. 2 ст.1156 ГК РФ, не более чем в течение девяти месяцев со дня открытия
наследства.
Исполнитель завещания осуществляет меры по охране наследства и
управлению им в течение срока, необходимого для исполнения завещания.
В случае, когда наследственное имущество находится в разных местах,
нотариус по месту открытия наследства направляет через территориальные органы
федерального
органа
исполнительной
власти,
осуществляющего
правоприменительные функции и функции по контролю и надзору в сфере нотариата,
нотариусу по месту нахождения соответствующей части наследственного имущества
обязательное для исполнения поручение об охране этого имущества и управлении им.
Если нотариусу по месту открытия наследства известно, кем должны быть приняты
меры по охране имущества, такое поручение направляется соответствующему
нотариусу или должностному лицу.
Порядок охраны наследственного имущества и управления им, в том числе
порядок описи наследства, определяется законодательством о нотариате. Предельные
размеры вознаграждения по договору хранения наследственного имущества и
- 93 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
договору доверительного управления наследственным имуществом устанавливаются
Правительством Российской Федерации.
В случае, когда право совершения нотариальных действий предоставлено
законом должностным лицам органов местного самоуправления и должностным
лицам консульских учреждений Российской Федерации, необходимые меры по охране
наследства и управлению им могут быть приняты соответствующим должностным
лицом.
Согласно ст. 1172 ГК РФ, для охраны наследства нотариус производит опись
наследственного имущества в присутствии двух свидетелей, отвечающих
требованиям, установленным п. 2 ст. 1124 ГК РФ.
При производстве описи имущества могут присутствовать исполнитель
завещания, наследники и в соответствующих случаях представители органа опеки и
попечительства.
По заявлению лиц, указанных выше, должна быть по соглашению между
наследниками произведена оценка наследственного имущества. При отсутствии
соглашения оценка наследственного имущества или той его части, в отношении
которой соглашение не достигнуто, производится независимым оценщиком за счет
лица, потребовавшего оценки наследственного имущества, с последующим
распределением этих расходов между наследниками пропорционально стоимости
полученного каждым из них наследства.
Входящие в состав наследства наличные деньги вносятся в депозит нотариуса,
а валютные ценности, драгоценные металлы и камни, изделия из них и не требующие
управления ценные бумаги передаются банку на хранение по договору хранения
ценностей в банке. Если нотариусу стало известно, что в состав наследства входит
оружие, он уведомляет об этом органы внутренних дел. Имущество, входящее в состав
наследства и не указанное выше, если оно не требует управления, передается
нотариусом по договору на хранение кому-либо из наследников, а при невозможности
передать его наследникам − другому лицу по усмотрению нотариуса.
В случае, когда наследование осуществляется по завещанию, в котором
назначен исполнитель завещания, хранение указанного имущества обеспечивается
исполнителем завещания самостоятельно либо посредством заключения договора
хранения с кем-либо из наследников или другим лицом по усмотрению исполнителя
завещания.
Отметим также положения гл. XI Основ законодательства Российской
Федерации о нотариате (далее − Основы).
Так, в соответствии со ст. 61 Основ нотариус, получивший сообщение об
открывшемся наследстве, обязан известить об этом тех наследников, место жительства
или работы которых ему известно. Нотариус может также произвести вызов
наследников путем помещения публичного извещения или сообщения об этом в
средствах массовой информации.
Согласно ст. 64 Основ нотариус по месту открытия наследства по сообщению
граждан, юридических лиц либо по своей инициативе принимает меры к охране
наследственного имущества, когда это необходимо в интересах наследников,
отказополучателей, кредиторов или государства.
В силу ст. 66 Основ, для охраны наследственного имущества нотариус
производит опись этого имущества.
Входящее в состав наследства и не требующее управления имущество (деньги,
валютные ценности, драгоценные металлы и камни, изделия из них и не требующие
- 94 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
управления ценные бумаги, иное такое имущество) в предусмотренных федеральным
законом случаях вносится в депозит нотариуса или передается банку на хранение по
договору либо передается нотариусом по договору на хранение кому-либо из
наследников, а при невозможности передать его наследникам − другому лицу по
усмотрению нотариуса. В поселении или расположенном на межселенной территории
населенном пункте, в котором нет нотариуса, опись наследственного имущества и
передачу его на хранение осуществляет соответственно глава местной администрации
поселения и специально уполномоченное должностное лицо местного самоуправления
поселения или глава местной администрации муниципального района и специально
уполномоченное должностное лицо местного самоуправления муниципального
района, наделенные правом совершать нотариальные действия. Лицо, которому
передано на хранение наследственное имущество, предупреждается об
ответственности за растрату, отчуждение или сокрытие наследственного имущества и
за причиненные наследникам убытки.
Участие органов опеки и попечительства, законных представителей в
осуществлении наследственных прав ребенка также предусмотрено гражданским и
административным законодательством (ст. 37, 1157, 1167 ГК РФ; Федеральным
законом от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).
Так, в соответствии со ст. 1167 ГК РФ при наличии среди наследников
несовершеннолетних, недееспособных или ограниченно дееспособных граждан раздел
наследства осуществляется с соблюдением правил ст. 37 ГК РФ. В целях охраны
законных интересов указанных наследников о составлении соглашения о разделе
наследства (ст. 1165 ГК РФ) и о рассмотрении в суде дела о разделе наследства должен
быть уведомлен орган опеки и попечительства.
Отложение вопроса о разделе наследства до рождения ребенка, зачатого при
жизни наследодателя, предусмотрено ст. 1166 ГК РФ.
Согласно ч. 1 ст. 22. ФЗ от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и
попечительстве», к охране имущественных прав и интересов совершеннолетнего
гражданина, ограниченного судом в дееспособности, применяются правила ст. 37 ГК
РФ, а также положения главы 4 закона, за исключением положений ст.18 данного
Федерального закона.
Ст. 18 ФЗ от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»
предусмотрен порядок охраны имущества подопечного.
Согласно ч. 3 ст. 26 ФЗ от 24.04.2008 N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»,
при обнаружении ненадлежащего исполнения опекуном или попечителем
обязанностей по охране имущества подопечного и управлению имуществом
подопечного (порча, ненадлежащее хранение имущества, расходование имущества не
по назначению, совершение действий, повлекших за собой уменьшение стоимости
имущества подопечного и др.) орган опеки и попечительства обязан составить об этом
акт и предъявить требование к опекуну или попечителю о возмещении убытков,
причиненных подопечному.
В соответствии с п. 3 ч. 5. ст. 29 ФЗ от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и
попечительстве» орган опеки и попечительства вправе отстранить опекуна или
попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей. Отстранение опекуна
или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей допускается в
случае выявления органом опеки и попечительства фактов существенного нарушения
опекуном или попечителем установленных федеральным законом или договором
правил охраны имущества подопечного и (или) распоряжения его имуществом.
- 95 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Пленум Верховного суда РФ в п. 56 постановления от 29.05.2012 г. № 9 «О
судебной практике по делам о наследовании» дал судам по рассматриваемым
вопросам следующие разъяснения: учредителями доверительного управления
наследственным имуществом, в том числе в случаях, когда к наследованию
призываются несовершеннолетние и недееспособные граждане, могут выступать
только нотариус либо исполнитель завещания. Договор доверительного управления
наследственным имуществом, в том числе в случаях, если в состав наследства входит
доля наследодателя в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью
либо доверительное управление учреждается до вступления наследника, принявшего
наследство, во владение наследством, заключается на срок, определяемый с учетом
правил п. 4 ст.1171 ГК РФ о сроках осуществления мер по управлению наследством.
По истечении указанных сроков наследник, принявший наследство, вправе учредить
доверительное управление в соответствии с правилами гл. 53 ГК РФ (п. 56).
Нам представляется, что в целях охраны наследственных прав ребенка
необходимо совершенствовать действующее законодательство. В частности,
следовало бы предусмотреть участие органов опеки и попечительства и
уполномоченного по правам ребенка в соответствующем субъекте Российской
Федерации в осуществлении всех наследственных прав ребенка в возрасте до 14 лет.
Необходимо также установить меры гражданско-правовой ответственности за
нарушение наследственных прав ребенка. Такие меры станут гарантией соблюдения
наследственных прав ребенка.
THE FORMS AND WAYS OF PROTECTION OF INHERITANCE RIGHTS OF
THE CHILD ACCORDING TO THE LEGISLATION OF THE RUSSIAN
FEDERATION
A.Y. Kasatkina
The Russian Law Academy of the Russian Federation Ministry of Justice
The author concluded that, under the protection of inheritance rights of the child
should be understood the procedure of establishing by the competent authorities of the
Russian Federation measures to prevent, eliminate possibility of breaking inheritance
rights of the child.
This form covers: administrative order of protection and judicial control. Both are
public law. Self-protection of inheritance rights of the child related to private-legal
form of protection. By ways of protection should be understood measures applied in
judicial and administrative procedures by the competent authorities of the Russian
Federation at preventing violations of inheritance rights of the child.
Keywords: forms and ways of protection of inheritance rights of the child; publiclegal and private-legal form of protection; the bodies of trusteeship and
guardianship; the notary; the prosecutor, the legal representatives.
Об авторе:
КАСАТКИНА Анастасия Юрьевна − аспирант кафедры гражданского права
ФГБОУ ВПО «Российская правовая академия Министерства юстиции РФ», помощник
судьи Московского городского суда. е-mail: nksmgs@mail.ru
- 96 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.97–101
УДК 347.6
НЕКОТОРЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ СЕМЕЙНОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, КАСАЮЩЕГОСЯ ДОГОВОРОВ
О ЗАМЕЩАЮЩИХ СЕМЬЯХ
Е.А. Кваша
ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет»
Статья раскрывает неточности и противоречия, существующие в действующем
семейном законодательстве России в вопросах о договоре о приемной семье и
договоре о патронатной семье. Автор указывает пути их устранения и
совершенствования Семейного кодекса Российской Федерации. В частности,
предложены определения таких договоров.
Ключевые слова: семья, детство, приемная семья, патронатная семья,
семейно-правовые договоры.
Конституционные нормы115 о защите материнства, детства и семьи составляют
конституционную основу государственной поддержки семьи в Российской Федерации
и являются обязательным условием реализуемой государственной политики.
Конкретные направления поддержки материнства, детства и семьи определяются
текущим законодательством. В частности, семейное законодательство Российской
Федерации исходит из приоритета семейного воспитания детей, заботы об их
благосостоянии и развитии. С принятием Семейного кодекса Российской Федерации 116
(далее – СК РФ), Федерального закона «Об опеке и попечительстве»117 появилась
возможность использования на практике таких форм устройства детей, оставшихся без
попечения родителей, как приемная семья и патронатная семья, что стало основой для
появления одноименных договоров. Ввиду кризисной ситуации, сложившейся в
отношении детей, оставшихся без попечения родителей, произошло значительное
расширение договорного регулирования в сфере данных отношений, составляющих
предмет семейного права России.
Согласно п. 1 ст. 152 СК РФ, приемная семья – это опека или попечительство
над ребенком или детьми, которые осуществляются по договору о приемной семье,
заключаемому между органом опеки и попечительства и приемными родителями или
приемным родителем на срок, указанный в этом договоре. Опека устанавливается над
малолетними детьми (не достигшими возраста 14 лет) в целях их воспитания,
115
См: Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием
12.12.1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции
РФ от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 г. № 7-ФКЗ) // Собрание законодательства
РФ. 26.01.2009. № 4. Ст. 445.
116
См: Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ.
01.01.1996. № 1. Ст. 16.
117
См: Федеральный закон от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» //
СЗ РФ. 2008. № 17. Ст. 1755.
- 97 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
образования, содержания, а также для защиты их прав и интересов. Попечительство
устанавливается над несовершеннолетними детьми в возрасте от 14 до 18 лет для
достижения тех же целей. Приемная семья, будучи формой опеки и попечительства,
реализует вышеуказанные цели в интересах как малолетних, так и
несовершеннолетних детей в возрасте от 14 до 18 лет.
Если СК РФ предусмотрел дефиницию «приемная семья», то понятие
«договор о приемной семье» не получило своего определения в семейном
законодательстве, что привело к неоднозначному пониманию его природы. В связи с
этим на сегодняшний день одним из дискуссионных остается вопрос о природе
рассматриваемого договора. Однако необходимо выработать единый подход к
пониманию правовой природы и отраслевой принадлежности договора о приемной
семье, т.к. их отсутствие ведет к неправильному практическому применению. Следует
признать, что договор о приемной семье является семейно-правовым договором118 и
самостоятельным институтом семейного права. Договор о приемной семье можно
определить как соглашение, заключаемое между органом опеки и попечительства и
приемными родителями (супругами) или приемным родителем (отдельным
гражданином), об осуществлении воспитания, образования, содержания и защиты прав
и интересов приемного ребенка (третьего лица, в пользу которого заключается данный
договор), на возмездной основе и на срок, указанный в этом договоре. Ввиду этого,
считаем аргументированным наше предложение об исключении абзаца 2 п. 2 ст. 152
СК РФ, согласно которому к отношениям, возникающим из договора о приемной
семье, в части, не урегулированной настоящим Кодексом, применяются правила
гражданского законодательства о возмездном оказании услуг постольку, поскольку
это не противоречит существу таких отношений. Но применение специальных норм о
договоре возмездного оказания услуг противоречит существу семейных отношений.
На сегодняшний день существует неточность терминологии и пробелы в
федеральном законодательстве о приемной семье, которые порождают ошибки
регионального законодательства. Именно поэтому оно не отвечает единству в
определении одних и тех же вопросов. Ведь создание приемной семьи, посредством
118
См: Нечаева А.М. Семейное право: учеб. пособие. 4-е изд., перераб. и доп.М.,
2010.С.259−262; Низамиева О.Н. Некоторые теоретические вопросы института
приемной семьи // Учен. записки Казан. гос. ун-та. Казань 2009. Т. 151. Кн. 4.
С.107−113; Ситкова О.Ю. Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную
семью: теоретический аспект // Семейные правоотношения: вопросы теории и
практики: Материалы Междунар. науч.-практ. конференции (Воронеж, 8 декабря 2006
г.) / под ред. О.И. Величковой, О.Н. Шеменевой. Воронеж, 2007. С.94−105; Фетюхин
М.И., Кочетков С.Ю., Фетюхин Ю.М. Приемная семья как форма опеки и
попечительства. Волгоград, 2000. С. 5; Чашкова С.Ю. Проблемы правового
регулирования отношений в приемной семье // Защита прав ребенка в современной
России / отв. ред. А.М. Нечаева. М.,2004. С. 152; Шукуров Р.А. Приемная семья по
семейному праву России: дис. ... канд. юр. наук. Белгород, 2004. С.7−8; Нечаева А.М.
Правовые аспекты деятельности приемной семьи // Актуальные проблемы
современного детства / под общей ред. Е.М. Рыбинского. М.,1998. С.34−35.
- 98 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
заключения договора о приемной семье, имеет одну цель – обеспечить право каждого
ребенка жить и воспитываться в семье. Приемные родители осуществляют содействие,
помогают государству воспитать и содержать детей, оставшихся без попечения
родителей, они не оказывают услугу. В этом мы видим одно из назначений института
приемной семьи. Для более эффективного и надлежащего исполнения обязанностей
приемных родителей следует заключать один договор о приемной семье в отношении
одного ребенка с множественностью лиц на стороне приемных родителей, когда речь
идет о супругах (данный подход приемлем и для патронатных воспитателей,
являющихся супругами). Считаем также целесообразным заключать договор о
приемной семье с лицами, желающими усыновить ребенка, на срок до 6 месяцев с
возможностью последующего усыновления или расторжения договора по инициативе
сторон, что будет выступать в качестве дополнительной гарантии обеспечения прав и
интересов ребенка, оставшегося без попечения родителей. Это позволит ребенку и
лицам, желающим его усыновить, установить отношения по воспитанию,
образованию, содержанию и защите его прав и интересов. Орган опеки и
попечительства, осуществляя надзор за действиями и бездействием данных лиц,
сможет определить степень защищенности ребенка в будущем, когда он будет
усыновлен данными лицами.
В соответствии с п. 1 ст. 123 СК РФ дети, оставшиеся без попечения
родителей, подлежат передаче в семью на воспитание (усыновление (удочерение), под
опеку или попечительство, в приемную семью либо в случаях, предусмотренных
законами субъектов Российской Федерации − в патронатную семью), а при отсутствии
такой возможности − в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без
попечения родителей, всех типов. Исходя из данного положения, можно сделать вывод
о том, что патронатная семья – это дополнительная форма устройства в семью детей,
оставшихся без попечения родителей, которая допускается в случае невозможности
устройства указанных детей в семью с использованием иных форм устройства.
Порядок устройства в патронатную семью таких детей определяется соответственно
договором о патронатной семье.
Институт патронатной семьи является институтом семейного права, а договор
о патронатной семье – семейно-правовым. Патронатная семья является новой
перспективной формой устройства в семью детей, оставшихся без попечения
родителей, имеющая определенные преимущества перед другими формами
устройства, так как позволяет реализовать право детей, оставшихся без попечения
родителей, жить и воспитываться в семье, которые в силу определенных причин не
могут воспитываться в семье усыновителя, опекуна (попечителя) или приемного
родителя. Но реализация данного права возможна лишь в том случае, если субъект
Российской Федерации принял закон о патронатной семье. Именно поэтому считаем
необходимым установить федеральное регулирование патронатной семьи и договора о
патронатной семье, что обеспечит действительную реализацию права ребенка жить и
воспитываться в семье, позволит значительно уменьшить число детей, направляемых в
учреждения, даст возможность поместить в семью любого ребенка и на любой срок 119.
119
См: Салахетдинова Л.Н. Патронат как дополнительная форма устройства детей //
Юрист. 2007 № 5. URL: ИПП-ГАРАНТ; Лапина Е.П. Особенности правового
регулирования патронатной семьи в Российской Федерации // Роль семейного права в
- 99 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Патронатная семья может быть определена как опека или попечительство над
ребенком или детьми, оставшимися без попечения родителей, которые передаются на
воспитание, образование, содержание, а также для защиты их прав и интересов в
патронатную семью, на основании возмездного договора о патронатной семье,
заключаемого между органом опеки и попечительства и патронатным воспитателем
или патронатными воспитателями, с разграничением обязанностей и ответственности
между сторонами, на срок, указанный в договоре. Сторонами договора о патронатной
семье являются патронатные воспитатели и орган опеки и попечительства. Одной из
сторон договора о патронатной семье должен выступать именно орган опеки и
попечительства, а не иное учреждение (организация), которому орган опеки и
попечительства передает свои полномочия под контроль. В отношениях, возникающих
между патронатными воспитателями, ребенком и органом опеки и попечительства, не
должно быть посредников, хотя и подконтрольных им. Под договором о патронатной
семье следует понимать соглашение, заключаемое между органом опеки и
попечительства и патронатным воспитателем или патронатными воспитателями, об
осуществлении воспитания, образования, содержания и защиты прав и интересов
ребенка, переданного в патронатную семью (третье лицо, в пользу которого
заключается данный договор), на возмездной основе, сроком до 6 месяцев или свыше
6 месяцев, с разграничением обязанностей и ответственности между сторонами.
Заключение договора о патронатной семье сроком до 6 месяцев может предшествовать
усыновлению данного ребенка.
Переход от государственных учреждений к семейному воспитанию детейсирот и детей, оставшихся без попечения родителей, – важнейшая мировая тенденция
последнего времени, воспринятая и реализуемая в России. Ведь воспитание таких
детей в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
всех типов в наименьшей степени отвечает их интересам. А учет наших предложений
по совершенствованию семейного законодательства в данном направлении будет
способствовать более эффективной реализации прав таких детей.
Список литературы
1.
2.
3.
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием
12.12.1993 г.) (с учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к
Конституции РФ от 30.12.2008 г. № 6-ФКЗ, от 30.12.2008г. № 7-ФКЗ) // СЗ РФ.
2009. № 4 Ст. 445.
Косова О.Ю. Патронат: состояние и перспективы развития // Законы России:
опыт, анализ, практика. 2010. № 6. URL: ИПП-ГАРАНТ.
Лапина Е.П. Особенности правового регулирования патронатной семьи в
Российской Федерации // Роль семейного права в формировании гражданского
общества в РФ: научные изыскания, правотворчество и правоприменение:
формировании гражданского общества в РФ: научные изыскания, правотворчество и
правоприменение: материалы Междунар. науч. конф.: Тверь, Твер. гос. ун-т, 2010,
С.84; Косова О.Ю. Патронат: состояние и перспективы развития // Законы России:
опыт, анализ, практика. 2010 № 6. URL: ИПО-ГАРАНТ.
- 100 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Материалы Международной научной конференции: Тверь, Твер. гос. ун-т., 2010,
С.84.
Нечаева А.М. Семейное право: учеб. пособие. 4-е изд., перераб. и доп. - М., 2010.
С.259−262.
Нечаева А.М. Правовые аспекты деятельности приемной семьи // Актуальные
проблемы современного детства / под общей ред. Е.М. Рыбинского. М.,1998.
С.34−35;
Низамиева О.Н. Некоторые теоретические вопросы института приемной семьи //
Ученые записки Казан. Гос. ун-та. Казань, 2009. Т. 151. Кн. 4. С.107−113.
Салахетдинова Л.Н. Патронат как дополнительная форма устройства детей //
Юрист. 2007. №5. URL: ИПП-ГАРАНТ;
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995г. № 223-ФЗ // СЗ РФ,
1996. № 1. Ст. 16.
Ситкова О.Ю. Договор о передаче ребенка на воспитание в приемную семью:
теоретический аспект // Семейные правоотношения: вопросы теории и практики:
Материалы Международ. науч.-практ. конф. (Воронеж, 8 декабря 2006г.) / Под
ред. О.И. Величковой, О.Н. Шеменевой. Воронеж, 2007. С.94−105;
Федеральный закон от 24.04.2008г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» // СЗ
РФ. 2008. № 17. Ст. 1755.
Фетюхин М.И., Кочетков С.Ю., Фетюхин Ю.М. Приемная семья как форма опеки
и попечительства. Волгоград, 2000.
Чашкова С.Ю. Проблемы правового регулирования отношений в приемной семье
// Защита прав ребенка в современной России / Отв. ред. А.М. Нечаева. М.,2004.
Шукуров Р.А. Приемная семья по семейному праву России: Дис. ... канд. юрид.
наук. Белгород, 2004.
SOME WAYS OF IMPROVING FAMILY LAW CONCERNING
THE CONTRACT FOR FOSTER FAMILIES
E.A. Kvasha
Tver State University
The article reveals the inaccuracies and contradictions that exist in the current family
law issues in Russia on a treaty on foster care and foster care treaty. The author points
out ways to eliminate them and improve the Family Code of the Russian Federation.
In particular, proposed the definition of such contracts.
Keywords: family, childhood, foster family, family law contracts.
Об авторе:
КВАША Евгения Андреевна – магистрант юридического факультета ФГБОУ
ВПО «Тверской государственный университет» (170100, г. Тверь, ул. Желябова, д. 33),
e-mail: zhekakudryaw@yandex.ru
- 101 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.102–106
УДК 347.6+347.1
СЕМЕЙНО-ПРАВОВОЙ И ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ДОГОВОРЫ:
СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
Е.В. Князева
Университет Российской академии образования
Статья посвящена сравнению гражданско-правового и семейно-правового
договора,
обосновывается
необходимость
введения
в
семейное
законодательство общих положений о семейно-правовом договоре.
Ключевые слова: семейно-правовой договор, гражданско-правовой договор.
Последние годы возрастает роль договора в правовом регулировании
семейных отношений, большое значение имеют заключенные между членами семьи
соглашения. Для участников семейных правоотношений чрезвычайно важно, чтобы у
них была реальная возможность решить возникшие вопросы, урегулировать
разногласия в досудебном порядке, заключив для этого тот договор, который
требуется им в определенной жизненной ситуации. Предлагаемые ныне Семейным
кодексом Российской Федерации конструкции брачного договора, соглашения об
уплате алиментов и других договоров не позволяют в полной мере учесть специфику
семейных правоотношений. В Семейном кодексе Российской Федерации нет понятия
семейно-правового договора и общих положений о договоре, как это есть в
Гражданском кодексе Российской Федерации. Это приводит к тому, что однотипные
по своей природе отношения регулируются разными нормами, в зависимости от того,
в какой договор они включены. Существуют различные основания расторжения
брачного договора и соглашения об уплате алиментов. Так, брачный договор
расторгается и изменяется по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом
Российской Федерации (п.2 ст.43 Семейного кодекса Российской Федерации), а для
соглашения об уплате алиментов кроме этих оснований предусмотрено также
существенное изменение материального или семейного положения сторон (ст. 101
Семейного кодекса Российской Федерации). Известно, что обязанность по
алиментному обеспечению супругов может быть предусмотрена как брачным
договором, так и соглашением об уплате алиментов. Соответственно, если указанная
обязанность регулируется алиментным соглашением, а не брачным договором, то
возникают дополнительные основания для изменения и расторжения договора, что
является недостатком правового регулирования отношений.
Необходимость введения понятия семейно-правового договора можно
объяснить также и тем, что нормы, регулирующие заключение, изменение,
расторжение и оспаривание брачного договора, соглашения об уплате алиментов и
разделе имущества супругов, друг с другом не связаны, общих норм, применимых к
любому семейно-правовому договору, кроме гражданско-правовых, нет. Отсутствие
понятия семейно-правового договора приводит также к тому, что некоторые нормы
толкуются чрезмерно широко. Например, что алиментное соглашение может быть
- 102 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
заключено как между лицами, имеющими право на взыскание алиментов в судебном
порядке, так и любыми другими, если одна из сторон добровольно возлагает на себя
алиментную обязанность120, хотя в ст. 99 Семейного кодекса Российской Федерации
речь идет только о лице, обязанном уплачивать алименты. Казалось бы, что может
быть предосудительного в том, что граждане, не обязанные содержать друг друга, не
являющиеся родственниками заключат соглашение об уплате алиментов? Однако
здесь слишком велика вероятность заключения притворной сделки, при которой будут
нарушаться права третьих лиц. Например, плательщик алиментов по данному
соглашению предоставляет получателю алиментов дорогостоящее имущество с целью
уклонения от уплаты алиментов детям от предыдущих браков. Либо безвозмездная
передача имущества облекается в форму алиментного соглашения с целью уклонения
от уплаты налогов.
Предлагается следующее определение семейно-правового договора – это
двусторонняя сделка, направленная на регулирование отношений лиц при
осуществлении ими прав и исполнении обязанностей, предусмотренных семейным
законодательством.
При заключении и исполнении договоров членами семьи помимо норм
Семейного кодекса Российской Федерации субсидиарно применяются нормы
Гражданского кодекса Российской Федерации, что явилось основанием для
распространения точки зрения о принадлежности договоров, заключаемых в семейном
праве, к гражданско-правовым сделкам121. Сторонники данной позиции не учитывают
следующих особенностей семейных отношений по
сравнению с гражданскоправовыми.
1. Лица, заключающие семейно-правовой договор, связаны правами и
обязанностями, определенными семейным законодательством, их договор дополняет,
изменяет, уточняет права и обязанности, не устраняя правоотношения в целом, т.е. при
отсутствии семейно-правового договора отношения регулируются с помощью норм
семейного законодательства – о законном режиме имущества супругов, об алиментном
обеспечении. Гражданско-правовой договор – это безусловное основание
возникновения правоотношений, т.е. нет договора – нет правоотношения. В семейноправовом договоре, неизбежно определенное ограничение принципа свободы
договора, существующего в гражданском праве.
2. Гражданско-правовой договор регулирует обязательственные отношения, в
семейно-правовом договоре могут регулироваться отношения и обязательственного
характера (алиментные), и вещного (изменение режима общей совместной
собственности супругов, раздел их имущества).
3. Расторжение, изменение гражданско-правового договора позволяет
защитить нарушенные права его участника практически в любом случае (в договорах
120
Антокольская М.В. Семейное право. М., 2004. С. 234.
См.: Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Комментарий к Семейному кодексу
Российской Федерации / Под общ. ред. П.В. Крашенинникова и П.И. Седугина - М.,
1997. - С. 89; Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. – М.,
1997.
121
- 103 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
аренды, купли-продажи, дарения, ренты и т.д.). В семейном же праве расторжение и
изменение договора практически никогда не
выполняют функций защиты
нарушенных прав участника семейно-правового договора. Например, взыскатель
алиментов не получает содержания по заключенному алиментному соглашению.
Имеет смысл ему расторгать договор? Конечно, нет, поскольку он ничего не получит.
Предположим, супруги в брачном договоре от режима общей совместной перешли к
раздельной собственности, установили, например, что приобретенные в будущем
квартира, дача, машина будут принадлежать жене, яхта и вертолет – мужу. После
продолжительного брака (20-30 лет) они приобрели дачу, квартиру, машину, на
покупку иного имущества средств нет и в перспективе не предвидится. Нарушенными
в данном случае будут права супруга и расторжение или изменение брачного
договора не позволит их защитить, поскольку собственником всего имущества,
приобретенного в браке, является жена. Расторжение или изменение договора в
данном случае не улучшит имущественное положение супруга.
4. В гражданском праве ничтожно мала доля договоров, регулирующих
отношения сторон на протяжении более десяти лет. В семейном праве отношения
носят длящийся характер, поэтому сторонам трудно предусмотреть возможные
изменения обстоятельств в отдаленной перспективе, существенно влияющих на
выполнение обязательств по заключенным договорам. В семейном праве нередко
обязательства должник выполняет в течение десяти – пятнадцати и более лет, здесь
возможна трансформация положения субъектов в правоотношении, т. е. должник
становится кредитором и наоборот. Например, нуждающийся нетрудоспособный
супруг вправе требовать алиментов в судебном порядке от другого супруга,
обладающего необходимыми для этого средствами (ст.89 Семейного кодекса
Российской Федерации). Иными словами, каждый из супругов может оказаться и
получателем, и плательщиком алиментов в разное время и не учитывать это при
регулировании договорных отношений нельзя. В гражданско-правовом договоре
изменение положения кредитора и должника даже в длительных отношениях в
принципе невозможно.
5. Отношения в семейном праве носят комплексный характер, исполнение
обязанностей, предусмотренных семейно-правовым договором, может быть
обусловлено какими-то обстоятельствами. В гражданском праве этой обусловленности
не должно быть (кроме условных сделок и встречного исполнения обязательств).
Например, в гражданском праве надлежащее исполнение договорного обязательства
является основанием его прекращения. В семейном праве из этого правила, как
представляется, должны быть исключения. Например, по заключенному соглашению
об уплате алиментов родитель выполнил алиментную обязанность и предоставил
ребенку единовременно алименты в твердой денежной сумме или предоставлением
иного имущества (п.2 ст.104 Семейного кодекса Российской Федерации), которое по
независящим от получателя алиментов причинам не сохранилось, в результате чего
ребенок остался без средств к существованию. В Семейном кодексе Российской
Федерации риск случайной гибели имущества по алиментному соглашению
переложен на получателя алиментов. Поэтому в порядке исключения следует
родителя, выполнившего свою алиментную обязанность, снова привлечь к оказанию
помощи своему ребенку, хотя с позиций гражданско-правового регулирования
отношений этого не должно быть, ибо обязательство было исполнено надлежащим
образом.
- 104 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
6. При заключении семейно-правовых договоров, как было отмечено ранее,
существует возможность нарушения прав третьих лиц, не являющихся участниками
договора. В ст. 46 Семейного кодекса Российской Федерации сделана попытка
гарантировать права кредиторов при заключении, изменении и расторжении брачного
договора путем установления обязанности супруга-должника уведомлять об этом
своих кредиторов независимо от величины долга 122i. Целесообразность данной нормы
не вызывает сомнения. Однако усилия законодателя по защите прав кредиторов
фактически не достигают поставленной цели, ибо супруги могут «обойти» данную
норму, заключив другой договор, в котором определят судьбу общего имущества. Они
вправе произвести раздел имущества (ст. 38 СК) или заключить соглашение об уплате
алиментов путем предоставления имущества (п. 2. ст. 104 СК). О заключении этих
соглашений ставить кредиторов в известность законодатель не требует.
Для устранения отмеченных недостатков регулирования семейных отношений
предлагается наделить их участников дополнительными правами, материализовать в
правовых нормах ряд положений, фактически сформулировав в Семейном кодексе
Российской Федерации общую часть семейно-правового договора, использовав при
этом, конечно, инструменты регулирования договорных отношений гражданскоправового характера, которые должны выполнять роль общих норм.
1.Участники семейных отношений при осуществлении прав и выполнении
возложенных на них семейным законодательством обязанностей вправе заключить
семейно-правовой договор. К заключению, исполнению, изменению, расторжению и
признанию договора недействительным применяются нормы Гражданского кодекса
Российской Федерации, регулирующие процесс заключения, исполнения, изменения,
расторжения и признания недействительными гражданско-правовых сделок, если иное
не предусмотрено Семейным кодексом Российской Федерации.
2. Предметом регулирования данного договора могут быть имущественные и
неимущественные права и обязанности. При этом недопустимо соглашением сторон
ограничивать правоспособность и дееспособность лиц.
3. Если в результате заключенного семейно-правового договора нарушаются
права третьих лиц (получателей алиментов, обязательных наследников, государства и
иных лиц – при заключении притворой сделки), они вправе требовать исполнения
обязательства независимо от содержания договора. Семейно-правовой договор,
заключенный на заведомо невыгодных условиях для одной из сторон, может быть
оспорен любым лицом, чьи права нарушены в данном случае.
4. В случаях, когда при исполнении семейно-правового договора существенно
нарушены права участника договора по не зависящим от него причинам, он вправе
требовать пересмотра условий договора и придания измененным условиям обратной
силы.
5. Если в договоре производится раздел имущества супругов (бывших
супругов) и доля одного увеличивается с условием выполнения им какой-либо
122
Крашенинников П.В., Гонгало Б.М. . Комментарий к Семейному кодексу
Российской Федерации / Под общ. ред. П.В. Крашенинникова и П.И. Седугина. - М.,
1997. С. 98.
- 105 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
имущественной или неимущественной обязанности в дальнейшем, то супруг (бывший
супруг) при невыполнении другим супругом принятого обязательства вправе
требовать расторжения соглашения о разделе имущества.
6. Стороны вправе заключить комплексный договор, т.е. такой, в котором
определяется правовой режим имущества, производится его раздел, определяется
порядок и форма содержания членов семьи и т.д. Если договор заключен в
нотариальной форме, для его изменения (расторжения) требуется нотариальная
форма. Если по договору передается недвижимое имущество, права сторон возникают
после государственной регистрации.
Введение понятия семейно-правового договора и общих положений о нем
позволит решить следующие проблемы:
- четко определить круг лиц, имеющих право заключать договоры,
регулируемые нормами семейного права;
- уменьшить возможность злоупотребления правом, тем самым учесть
интересы не только лиц, заключающих договор, но и иные интересы (публичные,
третьих лиц);
- предоставить возможность заключать договор любым лицам, которые в силу
закона имеют обязанности, предусмотренные семейным законодательством.
Список литературы
1.
2.
3.
Антокольская М.В. Семейное право. М., 2004.
Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Комментарий к Семейному кодексу
Российской Федерации / Под общ. ред. П.В. Крашенинникова и П.И. Седугина М., 1997. - С. 89; Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье.
– М., 1997.
Крашенинников П.В., Гонгало Б.М. . Комментарий к Семейному кодексу
Российской Федерации / Под общ. ред. П.В. Крашенинникова и П.И. Седугина. М., 1997.
THE TITLE OF THE ARTICLE: THE FAMILY AND CIVIL RIGHT CONTRACTS:
COMPARATIVE CHARACTERISTICS
E.V. Knyazeva
University of the Russian academy of education
The article grounds the necessity of including the notion of
“the family right
contract” in the family legislation, points out its conclusion, changing, annulment and
void peculiarities.
Keywords: family right contract, civil right contract.
Об авторе:
КНЯЗЕВА Елена Васильевна – канд. юр. наук, доцент кафедры дисциплин
гражданско-правового цикла Университета Российской академии образования
(141260, Моск. обл., Пушкинский р-н, пос. Правдинский, ул. Котовского, д.1-А,
кВ.109), e-mail: evknyazeva@rambler.ru . 8-916-961-31-05
- 106 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.2014.
№2 №2. С.107–110
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
УДК 347.6 (094.4)
НЕОБХОДИМОСТЬ ИНТЕГРИРОВАНИЯ ПРОЦЕДУРЫ МЕДИАЦИИ
В СЕМЕЙНЫЕ СПОРЫ НА ПОРОГЕ СОВЕРШЕННОЛЕТИЯ СЕМЕЙНОГО
КОДЕКСА
Т.И. Коба
НОУ ВПО «Московская академия экономики и права»
Статья посвящена проблеме защиты семейных прав в рамках процедуры
медиации. Проанализирована перспектива развития процедуры медиации в
России, а также необходимость ее закрепления в Семейном кодексе РФ.
Ключевые слова: посредничество, семейные отношения, посредник
соглашения.
Процедура медиации использовалась с древних времен, а медиаторы
назывались посредниками. Историки отмечает, что еще в Вавилоне применялась
процедура медиации в торговле финикийцев. А в Древней Греции римским правом,
начиная с кодекса Юстиниана, была предусмотрена практика использования
посредников.
Медиация является очень старым инструментом международного права. Если
заглянуть в глубь истории, то ее можно встретить там, где без принятия различий
дальнейшее движение вперед было бы невозможно или обязательного к исполнению
решения можно было бы скорее добиться переговорами, нежели через нормы или
иерархический порядок.
В Российской Федерации принят Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 193ФЗ (ред. от 23.07.2013 г.) «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с
участием посредника (процедуре медиации)» 123.
Несмотря на такой короткий
срок существования
в 2011 г. было
зафиксировано, что в 27 субъектах Российской Федерации были созданы организации
(центры, некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации,
общественные организации и т.п.), осуществляющие деятельность по обеспечению
проведения процедуры медиации.
В двух регионах − Нижегородской области и Республике Марий Эл созданы
постоянно действующие органы по внесудебному урегулированию споров с участием
посредника (медиатора) (коллегии посредников (медиаторов) при торговопромышленных палатах).
Медиация представляет собой самостоятельный способ урегулирования
конфликтов с помощью организованной процедуры – медиации с участием сторон, а
также посредника (медиатора), который содействует сторонам в обсуждении условий
урегулирования правового спора и принятию взаимовыгодного решения.
123
Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об
альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре
медиации)» // Рос. газ. 168. .2010.
- 107 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Для России вопрос использования посредников для решения конфликтов − это
вопрос многовековой. Объективно медиация не является чем-то революционно новым
для России. При ТПП уже не один год действует так называемый медиатор, который
при возникновении конфликта способствует его разрешениию деликатным и наиболее
эффективным для сторон методом с помощью переговоров.
Переговоры обычно исследуются в двух аспектах: как самостоятельное
средство урегулирования споров и как неотъемлемый элемент любой альтернативной
внесудебной процедуры. Отличие состоит в том, что в первом случае переговоры
ведутся непосредственно сторонами (их представителями), во втором – обязательно с
участием третьего независимого лица, именуемого арбитром (посредником) 124.
В России для института семейного права, как и для других правовых
институтов, основным способом защиты прав является судебное разбирательство. В
отличие от других правовых институтов институт семейного права наиболее
нуждается в другом подходе к разрешению семейных конфликтов. Применение
процедуры медиации для семейных правоотношений будет шагом к прогрессу в
области урегулирования конфликтов.
При медиации стороны сами лишь при добровольном согласии приходят к
решению, которое полностью отвечает их интересам. В отличие от суда, который
выносит решение обязательное для исполнения, здесь стороны находят компромисс.
И еще не маловажный момент: юрисдикционные формы защиты − дорогое
«удовольствие», куда входит и госпошлина, и расходы на представителя, и, если это
необходимо, проведение экспретизы, оплата услуг переводчика и т.д. Также судебное
разбирательство, если судить по практике разрешения споров, занимает не меньше 3
месяцев, так как это строго прописанная форма, которая предполагает рамки по
соблюдению
процессуальных
требований.
Медиация
позволяет
снизить
конфликтность при рассмотрении спора, что немаловажно для семейных
правоотношений, а в суде это в принципе невозможно. Также судебный порядок носит
публичный характер, тогда как медиация очень конфиденциальная процедура.
Практика применения процедуры медиации показывает, что пока для нас это
совершенно что-то новое и пока у нас, прежде чем обратиться в медиатору в
отношениях все настолько накалено, что медиатору сложно, и он невольно становится
психологом. Если речь идет о супругах, то в случае нахождения отношений на стадии
когда непосредственное общение нежелательно, оно может происходить через
медиатора, который проводит поочередные встречи. Хотя маловероятно, что при
такой ситуации они вообще прибегнут к помощи медиатора, если это не закрепить
законодательно.
Необходимо предпринять попытки и создать такие условия, при которых
семейная медиация будет иметь место там, где конструктивный диалог еще возможен.
Потому как иначе даже медиатор не сможет привести стороны к обоюдному решению.
Важной задачей медиатора является сдерживание негативных эмоций за теми
рамками, где они не могут стать преобладающим фактором и оказать негативное
влияние на сбалансированное разрешения конфликта.
124
Петоченко Т.М. Перспективы расширения применения примирительных процедур
при разрешении трудовых споров в Республике Беларусь // Право в современном
белорусском обществе: Сб. науч. тр. Вып. 6. 2011. С..2
- 108 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
В законодательствах различных стран по-разному называется причина для
расторжения брака. Так, в Польше полный и постоянный разлад и невозможность
дальнейшей совместной жизни, в Италии - невозможность дальнейшего
существования, духовного и материального единства между супругами, в Германии
брак, может быть расторгнут судом, если он фактически распался, т.е. супруги не
ведут совместную жизнь и нельзя ожидать ее возобновления, и т.д. Вместе с тем,
обращаясь в суд с иском о расторжении брака, всегда следует помнить, что какими бы
ни были причины развода, он неизменно повлечёт за собой психологическую травму
для обоих супругов, а особенно для их общих детей. Ведь постоянные споры,
суды, алименты на ребенка и другие немало приятные моменты не могут пройти
бесследно для нервной системы. И если взрослые люди приходят в себя довольно
быстро, то дети наиболее сильно страдают в психическом плане, получив глубокую
психологическую травму, они не всегда могут по истечении долгого времени от неё
излечиться.
С точки зрения активного интегрирования медиации в семейные споры,
полагаю не совсем правильным предоставлять суду полномочия по направлению
участников правового спора к профессиональному медиатору, наиболее
результативным будет закрепление в ст. 8 СК РФ положения о том, что семейные
споры рассматриваются лишь с помощью процедуры медиации, а в случаях,
предусмотренных Семейным кодексом РФ, при участии государственных органов и
органов опеки и попечительства. Если такое закрепление произойдет, то стороны
будут вынуждены искать компромисс и вести конструктивный диалог, что в будущем,
несомненно, благотворно скажется на семье как ячейке общества.
Современные тенденции по развитию нашего общества в целом несомненно,
сказываются и на возникновении необходимости улучшить ситуацию по
урегулированию семейных конфликтов вне судебного заседания.
Широкое применение медиации является не только показателем высокой
культуры, но также способом формирования культурной среды, в которой она
получает наибольшее развитие. В будущем медиация будет неотъемлемой частью
демократического гражданского общества.
Но всегда необходимо помнить, что еще Г.В.Ф. Гегель призывал стороны
обратиться к «суду совести», который бы «в вынесенном им решении по данному
отдельному случаю не придерживался формальности судопроизводства и особенно
объективных доказательств, удовлетворяющих требованиям закона, а основывался на
интересе, присутствующем в отдельном случае... не руководствуясь необходимостью
вынести всеобщее законное решение», поскольку «такие формальности могут быть
обращены им во вред и даже превращены в неправовое орудие»125.
Несомненно, что медиация − наиболее подходящий способ решения семейных
споров, так как это совсем иной уровень правовой культуры. Как известно, отношения
между супругами и членами семьи не всегда строятся на взаимопонимании, а
разногласия, к сожалению, устраняются не всегда путем достижения консенсуса,
потому как большинство из нас далеки от знаний психологии и права. Если речь идет
о супругах, то недостижение согласованности провоцирует супругов на разрыв
125
Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С. 258−259.
- 109 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
отношений, а возникновение конфликтной ситуации между бывшими супругами
чревато посещением различных судебных инстанций в период длительного времени.
Несомненно, что расширение сферы применения процедуры медиации, и не
только при решении споров, возникающих из семейных правоотношений, создаст
дополнительные гарантии обеспечения защиты конституционных прав.
Медиация просто необходима, поскольку в условиях глобализации,
способствующей росту существующих и появлению новых правоотношений,
требуются новые неординарные подходы к разрешению возникших споров и
конфликтов. Это отражается на всех уровнях общественного устройства, а тем более в
семье.
Однако, анализируя перспективы применения медиации при возникновении
семейных споров и учитывая менталитет граждан РФ, можно сделать вывод: если на
законодательном уровне не закрепить положение о том, что защита семейных прав
осуществляется с помощью процедуры медиации, она не получит развития в
урегулировании споров, вытекающих из семейных правоотношений. Если дело
дойдет до суда, к медиатору уже никто не обратится.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) «Об
альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника
(процедуре медиации)» // Рос. газ. 168. .2010.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Рос. Газ., № 137, 27.07.2002.
Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ
(ред. от 28.12.2013) // Рос. газ., № 256, 31.12.2001.
Петоченко Т.М. Перспективы расширения применения примирительных процедур
при разрешении трудовых споров в Республике Беларусь // Право в современном
белорусском обществе: Сб. науч. тр. Вып. 6. 2011. С.2
Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990. С.258-259
THE NECESSITY OF INTEGRATION OF MEDIATION IN FAMILY DISPUTES
ON THE THE THRESHOLD OF MAGORITY OF THE FAMILY CODE
T.I. Koba
Moscow Academy of Economics and law
The article deals with the protection of family rights in the procedure less Diaz.
Analyze the prospects of development of the mediation procedure in Russia, as well
as the need to secure it in the Family Code of the Russian Federation.
Keywords: mediation, family relationship, the mediator of the agreement.
Об авторе:
КОБА Тамара Игоревна – заведующая очной формой обучения юридического
института НОУ ВПО «Московская академия экономики и права» (117105, г. Москва,
Варшавское шоссе, д. 23), e-mail: nashsovet@mail.ru
- 110 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.111–118
УДК 347.6
ПРЕИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА КАК ЭЛЕМЕНТ ПРАВОВОГО СТАТУСА
СУБЪЕКТА СЕМЕЙНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
М.Л. Ковалёва
ФГБОУ ВПО Тверской государственный университет
Статья посвящена преимущественным правам отдельных субъектов семейных
правоотношений, проблемам их реализации, классификации субъектов,
обладающих преимущественными правами, а также преимущественной
реализации соответствующего субъективного права.
Ключевые
слова:
преимущественные
права,
субъект
семейных
правоотношений,
приоритетная
защита,
субъективные
права,
преимущественная реализация права, семья, интересы ребенка.
В юридической литературе традиционно одним из признаков семейных
правоотношений называется особый их субъектный состав126. Участники данных
отношений состоят друг с другом в различных семейно-правовых связях:
супружество, родство, свойство, усыновление и т.п. При этом предполагается
юридическое равенство участников семейных правоотношений. Данную точку зрения
отстаивают ученые, которые, считают, что семейное право является подотраслью
гражданского права.
На наш взгляд, есть все основания утверждать, что одним из признаков,
свидетельствующих о самостоятельности отрасли семейного права является наделение
субъектов соответствующих отношений преимущественными правами. При этом в
отличие от гражданских правоотношений, предоставление отдельным физическим
лицам преимущественных прав в рамках семейных отношений обусловлено
спецификой именно семейно-правового их положения.
Прежде всего обращает на себя внимание п. 3 ст. 1 СК РФ, анализ содержания
которого дает основания указать как минимум на три категории субъектов семейных
правоотношений, обладающих преимущественными правами.
Законодатель провозглашает, что регулирование семейных отношений
осуществляется в соответствии с принципами равенства прав супругов в семье,
обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и
нетрудоспособных членов семьи, приоритета семейного воспитания детей. В связи с
этим представляется целесообразным обратиться к семейно-правовым нормам,
126
См.: Гражданское право: Учебник в 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, М., 2009. Т. 3 С. 371;
Ильина О.Ю. Частные и публичные интересы в семейном праве Российской Федерации.
автореферат дис. … д-ра. юр. наук, М., 2006. С. 13; Мананкова Р.П. Пояснительная
записка к концепции проекта нового Семейного кодекса Российской Федерации. Томск,
2008. С. 19; Нечаева А.М. Семейное право: учебник. М.: Юристъ, 2005. С. 13; Рузакова
О.А. Семейное право. М.: Издательство «Экзамен», 2007. С. 12 и др.
- 111 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
регулирующим отношения с участием вышеназванных субъектов. Первую группу
субъектов, обладающих преимущественными правами, составляют супруги (муж или
жена, что будет обосновано позже); вторую и третью – несовершеннолетние и
нетрудоспособные члены семьи соответственно.
Принцип равенства прав супругов в семье является конкретизацией
конституционного принципа о равенстве прав мужчины и женщины. Большинство
норм СК РФ, регулирующих личные неимущественные и имущественные отношения
между супругами действительно основаны на принципе равенства прав мужчины и
женщины. В то же время иногда законодатель наделяет женщину преимущественными
правами, обусловливая это ее семейно-правовым статусом.
Заметим, что женщина может выступать в семейных правоотношениях, как
правило, в «двух лицах», − как жена и (или) мать. В некоторых случаях законодатель
учитывает ее статус только как матери, однако в большинстве случаев женщина
приобретает преимущественные права, состоя в браке и будучи матерью. Нельзя
оставлять без внимания и тот факт, что мать ребенка, расторгнув брак с его отцом,
также имеет преимущественные права.
Достаточно спорная ст.17 СК РФ, согласно которой муж не имеет права без
согласия жены возбуждать дело о расторжении брака во время беременности жены и в
течение года после рождения ребенка, уже неоднократно была предметом научной
дискуссии127. Можно ли в данном случае говорить о наделении беременной или
имеющей ребенка в возрасте до одного года женщины преимущественным правом? По
нашему мнению, да, для этого есть все основания.
В данной ситуации имеет место преимущество женщины при решении
вопроса о расторжении брака, т. е. предусмотренный законом запрет нужно
рассматривать не с точки зрения ограничения права мужа, а с точки зрения приоритета
интересов женщины. Ведь если она будет выступать инициатором расторжения брака,
то у суда не будет никаких оснований для того, чтобы отказать в принятии заявления.
С другой стороны, если инициатором развода выступает муж, то он дополнительно
должен подтвердить, что супруга, являясь беременной или имея малолетнего ребенка
в возрасте до одного года, согласна на расторжение брака.
Теоретический интерес вызывает наименование данного субъективного права
женщины. По нашему мнению, это преимущественное право на сохранение семьи.
Можно именовать его и преимущественным правом на расторжение брака, потому что
высказывая возражения против развода, жена, таким образом, реализует и
соответствующие правомочия. Представляется, что более правильно говорить в
данном случае о преимущественном субъективном праве жены на сохранение семьи.
Следующей нормой, демонстрирующей преимущественные права женщины в
семейных правоотношениях, является ст. 89 СК РФ. По общему правилу, супруги
обязаны материально поддерживать друг друга, при этом совершенно не имеет
значения, кто из них имеет больший доход и каким образом распределяются семейные
127
См.: Климова С.А. Личное неимущественное право супруга на расторжение брака
и его реализация в судебном порядке // Семейное и жилищное право. 2007. № 3. С. 24.;
Судебная защита семейных прав: учеб. пособие / под ред. Н.М. Костровой. М., 2008.
С. 111; Тимшина О.Л. Особенности правового регулирования отношений между
бывшими супругами. дис. … канд. юр. наук. М., 2010. С. 41 и др.
- 112 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
расходы. Однако в случае отказа от такой поддержки и отсутствия соглашения между
супругами об уплате алиментов право требовать предоставления алиментов в
судебном порядке от другого супруга, обладающего необходимыми для этого
средствами, имеют не все супруги, а лишь три категории. Среди них названа жена в
период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка. Кроме
того, как следует из ст. 90 СК РФ, это право женщины сохраняется и в случае
расторжения брака.
В диссертационных исследованиях, посвященных проблематике гендерного
равенства в семейных правоотношениях, уже обращалось внимание на нарушение в
данном случае принципа равноправия мужчины и женщины128. Исходя из
поставленной нами цели, считаем необходимым признать, что гендерное равноправие
в анализируемой ситуации нарушается посредством предоставления супруге (бывшей
супруге) преимущественного права в сфере материального обеспечения.
Обоснованием такого подхода законодателя к регулированию алиментных
обязательств между супругами (бывшими супругами) является мнение, что женщина в
период беременности и в течение трех лет со дня рождения ребенка испытывает
затруднения в профессиональной сфере, не может в полной мере обеспечивать свои
потребности.
Согласимся, что современная действительность богата примерами совершенно
противоположного характера, когда муж воспитывает чуть ли не новорожденного
ребенка, а его супруга занимается предпринимательской деятельностью. Кроме того,
совершенно не учитывается ситуация, в рамках которой ребенок в возрасте до трех лет
проживает отдельно от матери, но она в силу закона вправе требовать от супруга
(бывшего супруга) предоставления алиментных платежей.
На наш взгляд, резюмируя вышеизложенные рассуждения, можно
сформулировать следующие выводы:
во-первых, в случаях, предусмотренных СК РФ, жене предоставляются
преимущественные права, чем внешне нарушается принцип равенства прав супругов в
семье;
во-вторых, предоставление супруге преимущественных прав, как правило,
обусловлено выполняемой ею в семье социальной ролью матери;
в-третьих, возможность реализации супругой преимущественных прав
сохраняется и в случае расторжения брака, т. е. при частичном изменении ее семейноправового статуса.
В то же время вышеизложенное позволяет утверждать и то, что женщина,
будучи субъектом семейных правоотношений, может иметь различные
преимущественные права в зависимости от того, какую социально-правовую роль в
семье она выполняет.
Следующая категория субъектов семейных правоотношений, обладающих
преимущественными правами, − несовершеннолетние дети.
Прежде всего необходимо отметить принцип приоритета семейного
воспитания детей. На наш взгляд, это не что иное, как обеспечение
128
Асланов Х.Г. Обеспечение интересов отца в родительских правоотношениях по
семейному законодательству Российской Федерации. автореф. дис. … канд. юр. наук.
М., 2009. С. 2-5 и др.
- 113 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
преимущественного права ребенка на проживание и воспитание в семье. Согласимся,
ребенку гораздо комфортнее, и это в большей степени отвечает целям его воспитания
и образования, в семье, нежели в специальном государственном учреждении. Вопрос
состоит в том, каков механизм реализации названного права несовершеннолетнего? В
чем состоит преимущество?
Согласно ст. 54 СК РФ каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в
семье, насколько это возможно. При отсутствии родителей, при лишении их
родительских прав и в других случаях утраты родительского попечения право ребенка
на воспитание в семье обеспечивается органом опеки и попечительства в порядке,
установленном гл. 18 СК РФ.
Обращение к ст. 123 СК РФ полностью подтверждает нашу версию о
преимущественном характере права ребенка на воспитание в семье: «Дети, оставшиеся
без попечения родителей, подлежат передаче в семью на воспитание (усыновление
(удочерение), под опеку или попечительство, в приемную семью либо в случаях,
предусмотренных законами субъектов Российской Федерации, в патронатную семью),
а при отсутствии такой возможности в организации для детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей, всех типов».
Приоритетная защита прав и интересов несовершеннолетних предполагает
наделение ребенка и иными преимущественными правами. На наш взгляд,
законодатель применяет для этого уникальную конструкцию, а именно – понятие
«интересы ребенка».
В современной юридической литературе это понятие все чаще и чаще
подвергается
специальному исследованию 129. Однако с точки зрения
преимущественных прав ребенка понятие «интересы» еще не рассматривалось.
В соответствии с п. 1 ст. 65 СК РФ «оодительские права не могут
осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей
должно быть предметом основной заботы их родителей». Все вопросы, которые
связаны с воспитанием, образованием и содержанием ребенка, решают родители
несовершеннолетнего, исходя из его интересов либо с учетом его интересов.
Преимущественный характер прав и интересов ребенка наиболее ярко
проявляется при решении вопроса о восстановлении родителей в родительских правах.
Согласно п. 4 ст. 72 СК РФ суд вправе с учетом мнения ребенка отказать в
удовлетворении иска родителей (одного из них) о восстановлении в родительских
правах, если восстановление в родительских правах противоречит интересам ребенка.
Императивный характер имеет предписание, следуя которому восстановление в
родительских правах в отношении ребенка, достигшего возраста десяти лет, возможно
только с его согласия.
Заметим, что необходимость учета интересов ребенка предусматривается и
при регулировании иных семейных отношений с его участием. В частности, ст. 124,
132 СК РФ предусматривают, что усыновление возможно только в интересах
несовершеннолетнего, и только с согласия усыновляемого, достигшего возраста
129
См.: Ильина О.Ю. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации. М.:
2005; Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации:
гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты. Самара. 2006 и др.
- 114 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
десяти лет. Правило аналогичного содержания применяется и при передаче ребенка
под опеку или попечительство (п. 4 ст. 145 СК РФ).
Следующей категорией лиц, обладающих преимущественными правами,
являются нетрудоспособные члены семьи. Заметим, что применительно к данной
категории субъектов семейных правоотношений законодатель не предусматривает
каких-либо дополнительных требований, обусловленных возрастом, наличием
семейно-правовых связей и т.п.
Однако семейное законодательство предусматривает условия реализации
некоторых преимущественных прав, не исключая тем самым возможность отказа в их
осуществлении.
Безусловно, дети будут оставаться для своих родителей детьми в любом
возрасте, однако нетрудоспособные совершеннолетние дети имеют преимущественное
право в получении материальной поддержки от родителей (ст. 85 СК РФ).
Устанавливая обязанность совершеннолетних детей по содержанию
родителей, законодатель в то же время предусматривает: тот факт, что дети могут
быть освобождены от обязанности по содержанию нетрудоспособных нуждающихся в
помощи родителей, если судом будет установлено, что родители уклонялись от
выполнения обязанностей родителей (п. 5 ст. 87 СК РФ). Таким образом,
преимущественное право нетрудоспособных и нуждающихся в материальной
поддержке родителей может быть реализовано лишь принадлежащем исполнении ими
своих обязанностей по содержанию детей.
Нетрудоспособный нуждающийся супруг также вправе предъявить другому
супругу требование о предоставлении материального содержания, даже после
расторжения брака (ст. 89, 90 СК РФ). Хотя в отношении бывшего супруга
предполагается
соблюдение
дополнительного
условия
–
учитывается
нетрудоспособность, которая возникла до расторжения брака или в течение года с
момента расторжения брака.
В соответствии со ст. 93-97 СК РФ наличие нетрудоспособности дает
основания воспользоваться в преимущественном порядке правом на получение
алиментов и другим членам семьи (совершеннолетним братьям и сестрам, внукам,
бабушкам и дедушкам, фактическим воспитателям, отчиму и мачехе).
На наш взгляд, в данном случае речь должна идти именно о
преимущественном праве указанных лиц, потому что другие члены семьи тоже вправе
рассчитывать на получение алиментов в случаях и порядке, предусмотренных
семейным законодательством. В то же время права и интересы нетрудоспособных
членов семьи будут приоритетными в соответствующих отношениях.
Следуя сформулированной нами концепции преимущественных прав в
семейных правоотношениях, необходимо подчеркнуть, что в подобной ситуации
имеет место внешнее сходство правомочий, принадлежащих субъектам. Можно ли
говорить о том, что иные субъекты семейных правоотношений имеют «аналогичные
правомочия»? Представляется, что нет. Содержание преимущественного права
нетрудоспособных членов семьи составляют только им предоставленные правомочия
требовать предоставления материального содержания от других членов семьи в
случаях и порядке, предусмотренных законом.
Нельзя оставлять без внимания и другие нормы семейного законодательства,
которые предоставляют преимущественные права отдельным субъектам семейных
правоотношений.
- 115 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2. С.154–163
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
В науке семейного права существуют точки зрения, согласно которым
содержание семейных прав и обязанностей обусловлено семейно-правовыми связями
физических лиц как субъектов соответствующих правоотношений130. Представляется,
что высказанные И.П.Бахтиаровым идеи могут быть положены в основу и наших
суждений о специфике семейно-правового статуса физических лиц. Ведь именно
индивидуализирующие
их
признаки,
такие,
как
состояние
в
браке,
несовершеннолетие, беременность и др., определяют сам факт предоставления им
преимущественных прав
и установление приоритета в осуществлении
соответствующих правомочий.
Указанные и иные преимущества следует рассматривать применительно к
конкретному субъекту, особые по своему содержанию правомочия и приоритетный
порядок их осуществления принадлежат лишь четко определенному субъекту
семейных правоотношений и имеют значение лишь в сфере определенных
правоотношений.
Примечательно и то, то зачастую законодатель предоставляет
преимущественные социальные права семье в целом. Возвращаясь к дискуссии о
возможности признания семьи субъектом или объектом в семейных
правоотношениях131, отметим, что достаточно часто в правовых нормах семья
позиционируется как самостоятельный субъект правоотношений. Следует отметить,
что это уже не семейные правоотношения, а отношения по предоставлению
социальных и иных льгот семьям (молодым семьям; семьям, имеющим детей;
многодетным семьям; семьям, принимающим детей на воспитание, и т.п.).
Можно
предположить,
что
семья
определенного
типа
имеет
преимущественные права перед семьями, не обладающими присущими только им
признаками, что находит выражение в предоставлении дополнительных социальных
льгот и иных мер государственной поддержки.
Проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:
действующее законодательство предусматривает несколько категорий
субъектов семейных правоотношений, обладающих преимущественными правами;
к названным субъектам относятся несовершеннолетние и совершеннолетние
нетрудоспособные дети; беременная жена (бывшая жена), а также жена (бывшая жена)
в период до достижения ребенком возраста одного или трех лет соответственно;
нуждающийся супруг; близкие родственники; нетрудоспособные совершеннолетние
братья и сестры, внуки, бабушки и дедушки, фактические воспитатели, отчим и
мачеха; суррогатная мать; опекун (попечитель) и другие лица в случаях, прямо
предусмотренных законом;
основаниями, в силу которых законодатель наделяет субъектов семейных
правоотношений преимущественными правами, могут быть несовершеннолетие,
состояние в браке, беременность, наличие ребенка в соответствующем возрасте (до
130
См., например: Бахтиаров И.П. Физические лица как субъекты семейных
правоотношений: дис. …канд. юрид. наук. М., 2010 и др.
131
См., например: Ильина О.Ю. Частные и публичные интересы в семейном праве
Российской Федерации. дис. … д-ра юр.наук, М., 2006; Королев Ю.А. Семья как субъект
права // Журн. рос. права. 2000. № 10. С. 61 − 66.
- 116 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
достижения одного года или трех лет), нетрудоспособность, постановление органа
опеки и попечительства о назначении лица опекуном (попечителем ребенка) и др.;
вышеназванные основания предусматриваются законом в отношении
конкретного субъекта семейных правоотношений и не имеют правового значения
применительно к иным субъектам;
преимущественное право, предусмотренное законом, является четко
определенным, что предполагает преимущественную реализацию соответствующим
субъектом лишь тех правомочий, которые входят в содержание соответствующего
субъективного права;
− в судебной практике реализация преимущественного права субъектов
семейных правоотношений подлежит беспристрастной судейской оценке, поскольку
исследование доказательств по делу предполагает не только их объективное
восприятие.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Асланов Х.Г. Обеспечение интересов отца в родительских правоотношениях по
семейному законодательству Российской Федерации. автореф. дис. … канд. юр.
наук. М., 2009.
Бахтиаров И.П. Физические лица как субъекты семейных правоотношений. дис.
…канд. юр. наук. М., 2010.
Гражданское право: учебник: в 3 т. / под ред. А.П. Сергеева, М., 2009. Т. 3
Ильина О.Ю. Частные и публичные интересы в семейном праве Российской
Федерации. Автореферат дисс. … докт. юрид. наук, М., 2006.
Ильина О.Ю. Интересы ребенка в семейном праве Российской Федерации. М.: 2005;
Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации:
гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты. Самара. 2006.
Климова С.А. Личное неимущественное право супруга на расторжение брака и его
реализация в судебном порядке // Семейное и жилищное право. 2007. № 3.
Королев Ю.А. Семья как субъект права // Журнал российского права. 2000. № 10.
Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного
кодекса Российской Федерации. Томск, 2008.
Нечаева А.М. Семейное право: учебник. М.: Юристъ, 2005.
Рузакова О.А. Семейное право. М.: Издательство «Экзамен», 2007.
Судебная защита семейных прав: учеб. пособие / под ред. Н.М. Костровой. М., 2008.
Тимшина О.Л. Особенности правового регулирования отношений между
бывшими супругами: дис. … канд. юр. наук. М. 2010.
- 117 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
EMPTIVE RIGHTAS PART OF THE LEGAL STATUS OF THE SUBJECT
FAMILY RELATIONSHIPS
M.L. Kovaleva
Tver State University
Article is devoted to pre-emptive rights of individual subjects family relationships,
problems of implementation, the classification of entities with preferential rights, as
well as the preferred implementation of the corresponding subjective right.
Keywords: pre-emptive rights, the subject of family relationships, priority protection,
personal rights, implementation of preferential rights, the family, the child's interests.
Об авторе:
КОВАЛЁВА Марина Леонидовна – канд. юр. наук, помощник председателя
Западнодвинского районного суда Тверской области, e-mail: marina85.85@list.ru
- 118 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.119–122
УДК 347:316.47
О ПРИНЦИПАХ СЕМЕЙНОГО ПРАВА
Д.А. Кокова
Российская академия правосудия
Раскрываются подходы к пониманию принципов семейного права. Особое
внимание уделяется морально-этическим нормам. Делается вывод, что
неопределенные по содержанию субъективные права и обязанности должны
конкретизироваться с помощью системы морально-этических установок.
Ключевые слова: семейное право, принципы семейного права, семейное
правоотношение.
Семейные права и обязанности находят свое отражение в нормах права,
получая охрану и возможность защиты, подчиняясь определенным правилам
принципам реализации в нормах права, т. е. базовым положениям, соблюдая которые,
законодатель закрепляет каждое новое право и обязанность в нормативно-правовых
актах.
В юридической литературе неоднократно делались попытки выявления
принципов семейного права, поскольку, являясь объективно обусловленной частью
правового регулирования, они не всегда могут находить непосредственное выражение
в виде сформулированных идей в семейном законодательстве. Одной из первых
выделила принципы семейного права А.И. Пергамент: принцип полного равноправия
мужчины и женщины в личных и имущественных правах, охраны материнства и
детства, осуществления родительских прав исключительно в интересах детей и
принцип единобрачия132. Указанный перечень был дополнен Г.М. Свердловым
принципами равноправия граждан независимо от национальности и расы, свободу
семейного права от влияния религиозных норм, а также принцип всесторонней охраны
родительских прав133. Позднее В.Ф. Яковлев выделил существование принципа
свободы и добровольности заключения брака, свободы расторжения брака под
контролем государства, принцип поощрения материнства, принцип взаимной свободы
членов семьи, принцип моральной и материальной поддержки друг друга членами
семьи134.
Можно отметить разную направленность выделенных положений – часть из
них адресована государству, часть – самим субъектам, некоторые пригодны для
восполнения пробелов в регламентации, другие нет, явно прослеживается
идеологическая составляющая принципов семейного права, их зависимость от
конкретной социальной и политической ситуации в определенный исторический
132
См.: Советское гражданское право. Т.2. / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1951. С. 366367.
133
Свердлов Г.М. Советское семейное право. М., 1958. С. 38-45.
134
Советское семейное право. Учебник. / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1982. С. 16-20.
- 119 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
момент. Это приводит к выводу о том, что принципы семейного права – динамическая
категория, развивающаяся вместе с обществом и его потребностями.
В современной литературе по семейному праву нет определенности, что из
названного в Семейном кодексе действительно является основным началом
(принципом) семейного права. Т.В. Шершень вслед за законодателем называет 12
принципов семейного права135, С.А. Муратова – 8136, А.Н. Левушкин и А.А.
Серебрякова разделяют принципы семейного права и цели правового
регулирования137. Отдельные положения, представляющие собой принципы семейного
права можно найти в Конституции РФ (например, п. 1 ст. 38), хотя, на наш взгляд,
принцип государственной поддержки семьи, материнства и детства, сфера права
социального обеспечения. Адресатом конституционной нормы является само
государство, к наполнению содержанием неопределенных семейных прав и
обязанностей указанное положение вряд ли имеет отношение.
Ст. 1 СК РФ содержит основные начала семейного законодательства, наша
задача выявить адресата указанных разнородных правил, для того, чтобы определить,
какие из перечисленных основных начал могут использоваться в качестве ориентира
субъектами для определения порядка реализации субъективных прав и обязанностей и
восполнения неопределенности содержания отдельных субъективных прав и
обязанностей.
Очевидно, что часть перечисленных основных начал включается в режим
охраны семейных прав, т. е. в комплекс мер, в совокупности образующих специальный
правовой режим недопустимости нарушения семейных прав и их беспрепятственного
осуществления. Эти меры адресованы государству, субъектам Федерации,
муниципальным образованиям, государственным органам, органам местного
самоуправления и должностным лицам. Субъекты правореализационной деятельности
не являются субъектами этих норм, непосредственного влияния на реализацию
субъективных прав и обязанностей они не оказывают.
Непосредственно членам семьи среди перечисленных адресовано не так много
положений: положение, в соответствии с которым семейные отношения строятся на
чувствах взаимной любви, уважения, взаимопомощи и ответственности; разрешение
семейных споров по взаимному согласию. Само понятие семья наполнено моральноэтической составляющей138. Напомним о сомнениях в возможности регламентации
законодательством чувств членов семьи по отношению друг другу, а также моральных
категорий согласия, взаимопомощи и пр. 139, хотя указание на моральные и этические
ориентиры в отношениях в семье «проникли» не только в отечественное семейное
135
Комментарий к Семейному кодексу РФ (постатейный)/ от ред. Низамиева О.Н. М.,
2010. С. 11 (автор Т.В. Шершень)
136
Муратова С.А. Семейное право в схемах с комментариями С. 15.
137
Левушкин А.Н., Серебрякова А.А. Семейное право: Учеб. Пособие. Ульяновск,
2011. С. 14-16.
138
См.: Ильина О.Ю. Некоторые аспекты соотношения понятий брака и семьи //
Современное право. 2006. № 5. С. 54-62.
139
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 407; Гонгало
Б. Основные начала семейного законодательства // Семейное и жилищное право. 2006.
№ 2.
- 120 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
законодательство. В Преамбуле Конвенции о правах ребенка (одобрена генеральной
Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 г.) указывается, что «ребенку для полного и
гармоничного развития его личности необходимо расти… в атмосфере счастья, любви
и понимания». Со своей стороны заметим, что данные сомнения верны только с
догматических позиций. Следует учитывать, что по своей значимости семья в
обществе играет важнейшую роль в части формирования духовно-нравственных основ
личности человека. Поэтому роль моральных, этических регуляторов повышается
значительно. Право имеет сходный механизм регулирующего воздействия с моралью,
религиозными и иными социальными нормами, поэтому
принципиально нет
препятствий включать в содержание правовых норм моральные и иные подобные
социальные нормы. В области семейного права включение этических правил в тело
писаного права дополнительно обосновано сложностью классического регулирования
семейных отношений с помощью обязывающих и запрещающих норм.
Для нормального функционирования системы семейных прав и обязанностей,
достижения с ее помощью целей правового регулирования неопределенные по
содержанию субъективные права и обязанности должны конкретизироваться с
помощью системы морально-этических установок. Именно поэтому семейное
законодательство должно пронизываться нравственными ориентирами, в задачу судов
входит выявление соответствия поведения субъектов семейного правоотношения не
только формально определенным правилам поведения, но и упомянутым моральнонравственным ориентирам.
Иные названные в Семейном кодексе «основные положения» - принципы
адресованы не членам семьи, а иным субъектам, их следует учитывать в процессе
правотворчества.
Заметим также, что ст. 5 СК РФ устанавливает дополнительно в качестве
принципов семейного права справедливость, разумность и гуманность. Последнее
указание уникально для семейного законодательства, так, гуманность прямо не
названа ни в ст. 1, ни в ст. 6 ГК РФ. Некоторые ученые делают вывод о специфичности
его именно для регулирования семейных отношений, где он более способствует
достижению цели, нежели принцип добросовестности 140. Заметим, однако, что
гуманизм является общеправовым принципом, может быть отнесен к
общепризнанным принципам и нормам международного права, пронизывает всю
правовую систему и не нуждается в специальном закреплении в отраслевых
законодательных актах. То же касается, например, принципа законности – отсутствие
указания на него в ст. 1 и ст. 5 СК РФ вовсе не означает, что в области семейного
права принцип законности можно беспрепятственно нарушать. Равно как и отсутствие
принципа гуманизма в ГК не дает оснований предположить о допустимости,
например, в качестве способа стимулирования должника к исполнению обязательства
применение пыток или иных антигуманных мер.
Отдельно следует сказать о таком принципе, как принцип приоритетной
защиты прав несовершеннолетних и нетрудоспособных, а также принципе заботы о
благосостоянии и развитии детей.
Адресатом этого принципа являются как
государство, иные публично-правовые образования, призванные обеспечивать
140
Звенигородская Н.Ф. Цели, задачи и принципы семейного законодательства:
понятия и их соотношение // Семейное и жилищное право. 2012. № 3. С. 15.
- 121 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
деятельность Российской Федерации как социального государства, так и субъекты
правореализационной деятельности, которые должны учитывать указанные
приоритеты при выборе моделей собственного поведения и наполнении содержанием
договора между более «сильными» членами семьи.
Указанные принципы учитываются также и при толковании договоров и
определении правомерности поведения субъектов.
Таким образом, принципы являются основой для создания единой системы.
Они представляют сложившиеся представления о том, как именно должно быть
воспроизведены в воспринимаемом виде права и обязанности. При этом
представления эти зависят от уровня развития общества, национальных и
нравственных установок, временного периода. Посредством принципов возможно
уяснение смысла каждого права и каждой обязанности, определение их логического
местоположения в законодательстве. Возможно и выяснение обоснованности и
целесообразности новых норм. Также как и правовые принципы, принципы
реализации закрепляются в отдельных нормах для придания им общеобязательности.
Список литературы
Звенигородская Н.Ф. Цели, задачи и принципы семейного законодательства:
понятия и их соотношение // Семейное и жилищное право. 2012. № 3. С. 15.
2. Ильина О.Ю. Некоторые аспекты соотношения понятий брака и семьи //
Современное право. 2006. № 5.
3. Комментарий к Семейному кодексу РФ (постатейный)/ от ред. Низамиева О.Н. М.,
2010.)
4. Левушкин А.Н., Серебрякова А.А. Семейное право: Учеб. Пособие. Ульяновск,
2011. С. 14-16.
5. Муратова С.А. Семейное право в схемах с комментариями С. 15.
6. Свердлов Г.М. Советское семейное право. М., 1958. С. 38-45.
7. Советское гражданское право. Т.2. / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1951. С. 366-367.
8. Советское семейное право. Учебник. / под ред. В.А. Рясенцева. М., 1982. С. 16-20.
9. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995.
10. Гонгало Б. Основные начала семейного законодательства // Семейное и
жилищное право. 2006. № 2.
1.
PRINCIPLES OF FAMILY LAW
D.A. Kokova
Russian Academy of Justice
The article describes the approaches to the understanding of the principles of family
law. Particular attention is paid to the moral and ethical standards. It is concluded that
the content of uncertain subjective rights and obligations must be concretized by a
system of moral and ethical attitudes.
Keywords: Family Law. Principles of family law. Family relationships.
Об авторе:
КОКОВА Диана Аслановна – аспирант кафедры гражданского права
Российской академии правосудия (Москва, ул. Новочеремушкинская, 69А). еmail: kokovadiana@gmail.ru
- 122 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.123–129
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
УДК 347.654
НАСЛЕДОВАНИЕ ИМУЩЕСТВА НАСЛЕДНИКАМИ ПО ЗАКОНУ СЕДЬМОЙ
ОЧЕРЕДИ В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА:
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
М.С. Кокорина
Помощник нотариуса, член Московской областной Нотариальной Палаты
В настоящее время представляет определенный интерес рассмотрение вопроса о
возможности и самом содержании права наследования лицами, состоявшими с
умершим в отношениях свойства. Как известно, в российском праве
регулируются только отношения свойства между отчимом (мачехой) и
пасынком (падчерицей). Вместе с тем состояние свойства является не только
одним из оснований получения содержания отчимом (мачехой) от своих
пасынков (падчериц) (ст. 97 Семейного кодекса РФ, далее − СК РФ), но и дает
основания указанным лицам заявить свои права в качестве наследника по
закону седьмой очереди (ст. 1145 ГК РФ). Пленум ВС РФ разъяснил, к
пасынкам и падчерицам наследодателя относятся неусыновленные
наследодателем дети его супруга (независимо от их возраста), что дает
основание полагать: воспитание ребенка наследодателем, не состоящим в браке
с его родителем, позволяет исключить данного ребенка из числа наследников.
Итак, хотя, право наследования и гарантируется Конституцией РФ (ст. 35), мы
не можем рассматривать конституционные нормы как гарантирующие сами по
себе не указанным в законе лицам, не состоявшим с умершим в отношениях
родства или свойства, право наследовать его имущество в случае, когда нет
близких родственников и наследников по завещанию.
Ключевые слова: право на наследство, наследование по закону пасынками и
падчерицами, родственные и брачные отношения, воспитание ребенка, право
на содержание.
Право наследования гарантируется Конституцией РФ (ст. 35). Право быть
наследником − неотъемлемый элемент правового статуса каждого гражданина. Однако
само по себе конституционное право наследования не порождает у гражданина прав в
отношении конкретного наследства. Подобные права возникают на основании
завещания или закона. Поэтому конституционные нормы сами по себе не могут
рассматриваться как гарантирующие не указанным в законе лицам, не состоявшим с
умершим в отношениях родства или свойства, право наследовать его имущество в
случае, когда нет близких родственников и наследников по завещанию.
Как известно, в действующем российском законодательстве предусмотрено
восемь очередей наследников по закону. Наследниками с первой по шестую очередь
являются лица, состоящие в отношениях родства с наследодателем, а именно
родственники с первой по пятую степень родства. Степень родства определяется
числом рождений, отделяющих родственников одного от другого. Рождение самого
наследодателя в это число не входит. Наследниками же седьмой и восьмой очереди
являются лица, с так называемой более сложной правовой природой наследования по
- 123 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
закону: седьмой очереди наследники − пасынки (падчерицы) и мачеха (отчим),
восьмой − иждивенцы наследодателя.
Наследование на основании закона, как мы знаем, означает, что к
наследованию призываются только те лица, перечень которых исчерпывающим
образом назван в законе. Согласно Гражданскому кодексу РФ (далее − ГК РФ),
наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности. При этом
наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников
предыдущих очередей (вообще отсутствуют, не приняли наследство в установленный
срок, отказались от наследства, отстранены от наследства как недостойные, лишены
наследства). Наследники одной очереди наследуют в равных долях (ст. 1141 ГК).
Автору настоящего исследования представляется актуальным рассмотреть
вопрос о возможности и самом содержании права наследования лицами, состоявшими
с умершим в отношениях свойства. Как известно, в российском праве регулируются
только отношения свойства между отчимом (мачехой) и пасынком (падчерицей).
Вместе с тем состояние свойства не только является одним из оснований получения
содержания отчимом (мачехой) от своих пасынков (падчериц) (ст. 97 Семейного
кодекса РФ, далее − СК РФ), но и дает основания указанным лицам заявить свои права
в качестве наследника по закону седьмой очереди (ст. 1145 ГК РФ)141.
Стоит отметить, что до вступления в силу части третьей ГК РФ (26 ноября
2001 г.) пасынки (падчерицы) не являлись наследниками по закону после отчима или
мачехи, равно как отчим и мачеха не являлись наследниками пасынка и/или
падчерицы. В соответствии с ч. 3 ст. 532 ГК РСФСР 1964 г указанные лица могли быть
наследниками по закону только как иждивенцы, если они окажутся нетрудоспособными на день открытия наследства и получали материальную помощь от наследодателя,
которая была для них основным источником существования, не менее года до дня
открытия наследства.
На сегодняшний день довольно часто в семейном праве в качестве
юридических фактов выступают различные состояния (родство, свойство, брак,
усыновление, опека, попечительство). Состояния носят длящийся характер и могут
неоднократно выступать как основания возникновения, изменения, прекращения
семейных прав и обязанностей.
Так, интересующее нас, состояние свойства является отношениями между
людьми, возникающими из брачного союза одного из родственников: отношениями
между супругом и родственниками другого супруга, а также между родственниками
супругов.
Признаки свойства следующие: возникает из брака; не основано на кровной
близости; возникает при наличии в живых родственников мужа и (или) жены на
момент заключения брака.
Правовая природа данного свойства вытекает из ст. 2 СК РФ, согласно
которой семейным законодательством РФ регулируются личные неимущественные и
141
См., например: Блинков О.Е. О наследственных правах пасынков, падчериц и иных
свойственников // Семейное право на рубеже XX-XXI веков: к 20-летию Конвенции
ООН о правах ребенка: Материалы Межд. науч.-практ. конф., (Казань, Казанский 18
декабря 2010 г.) М.: Статут, 2011. С. 144−148.
- 124 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
имущественные отношения не только между членами семьи: (супругами, родителями
и детьми − усыновителями и усыновленными), но и, в определенных случаях,
предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и
иными лицами. Так, в ст. 97 СК РФ указана обязанность пасынков и падчериц по
содержанию отчима и мачехи. Эта же правовая норма определяет и условия, при
которых отчим и мачеха могут требовать в судебном порядке предоставления
содержания от указанных лиц: нетрудоспособность, нуждаемость в помощи отчима и
мачехи, воспитывавших и содержавших своих пасынков или падчериц не менее пяти
лет, выполнение своих обязанностей по воспитанию или содержанию пасынков и
падчериц надлежащим образом, трудоспособность совершеннолетних пасынков или
падчериц, обладающих необходимыми для этого средствами, если они не могут
получить содержание от своих совершеннолетних трудоспособных детей или от
супругов (бывших супругов)142.
Таким образом, на данном этапе нашего исследования можем сделать вывод,
что интересующее нас состояние свойства, а именно правоотношения между
пасынками (падчерицами) и мачехой, отчимом, регулируется семейным
законодательством Российской Федерации.
Вместе с тем ст. СК РФ, к указанным во второй своей статье имущественным
и личным неимущественным отношениям между определенным кругом лиц, не
урегулированным семейным законодательством, разрешает применить нормы
http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_153956/гражданского
законодательства постольку, поскольку это не противоречит существу семейных
отношений. Так, ст. 1145 ГК РФ гласит, что, если нет наследников предшествующих
очередей, к наследованию в качестве наследников седьмой очереди по закону
призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя.
Законодатель не закрепил легитимно понятия отчима, мачехи, пасынка или
падчерицы. Однако, прибегнув к общему лексическому толкованию, можно
определить их как: отчим − муж матери по отношению к ее детям от прежнего брака,
мачеха – жена отца по отношению к его детям от прежнего брака, пасынок − сын
одного из супругов по отношению к другому, для него неродному, падчерица − дочь
одного из супругов по отношению к другому, для него неродному143.
Основной закон, охраняющий права ребенка, а именно Конвенция о правах
ребенка, в частности, ст. 27, провозглашает, что «родитель (и) или другие лица,
воспитывающие ребенка, несут основную ответственность за обеспечение в пределах
своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для
развития ребенка».
Статья 38 Конституции РФ гласит: «1. Материнство и детство, семья
находятся под защитой государства. 2. Забота о детях, их воспитание − равное право и
142
См.: Зубарева О.Г., Малыхина М.Н. Правовой статус пасынков (падчериц) и отчима
(мачехи): условия реализации имущественных прав и обязанностей // Журн. рос.
права, 2006 № 3. С.. 111−120.
143
Новый толково-словообразовательный словарь русского языка Т.Ф. Ефремова. М.:
Дрофа:, Русский язык, 2000.
- 125 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
обязанность родителей. 3. Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны
заботиться о нетрудоспособных родителях».
Таким образом, исходя из вышесказанного, мы можем утверждать, что мачеха
и отчим являются фактическими воспитателями своих пасынков и падчериц на
постоянной основе, а также, будучи супругом родителя пасынка (падчерицы),
содержат его, несут имущественные и личные неимущественные права и обязанности,
аналогичные родительским.
Что же касается наследственных прав мачехи, отчима и пасынков
(падчерицы), то практика здесь единодушна.
Большое внимание уделено Постановлением Пленума Верховного суда
Российской Федерации от 29 мая 2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о
наследовании» вопросу призвания к наследованию наследников седьмой очереди 144.
В соответствии с п. 29 Постановления Пленума, наследникам по закону
седьмой очереди, призываемым к наследованию согласно пункту 3 статьи 1145 ГК РФ,
относятся:
- пасынки и падчерицы наследодателя − неусыновленные наследодателем дети
его супруга независимо от их возраста;
- отчим и мачеха наследодателя − не усыновивший наследодателя супруг его
родителя.
Т.И. Зайцева считает, что независимо от того, находится ли в живых мать
ребенка к моменту открытия наследства после смерти его мачехи, он может быть
призван к наследованию. При этом в случае смерти родной матери он будет призван к
наследованию как наследник первой очереди. В случае же смерти его мачехи не
исключено его призвание к наследованию в качестве наследника седьмой очереди (к
примеру, возможен отказ в его пользу от наследства наследников предыдущих
очередей). При определенных обстоятельствах пасынки (падчерицы) могут быть
призваны к наследованию не только после одной мачехи, но и после последующих.
Более того, при этом не будет иметь значения, находится ли в живых их родная мать.
Если брак отца ребенка с матерью этого ребенка не прекращен ввиду ее смерти, а
расторгнут в установленном законом порядке, применительно к наследственным
правоотношениям ситуация не изменится145.
Позиция Пленума такова, что названные в п. 3 ст. 1145 ГК РФ лица
призываются к наследованию и в случае, если брак родителя пасынка, падчерицы с
наследодателем, а равно брак отчима, мачехи с родителем наследодателя был
прекращен до дня открытия наследства вследствие смерти или объявления умершим
того супруга, который являлся соответственно родителем пасынка, падчерицы либо
родителем наследодателя.
В случаях, если брак прекращен путем его расторжения, а также признан
недействительным, указанные в п. 3 ст. 1145 ГК РФ лица к наследованию не
призываются.
Например, Методические рекомендации по оформлению наследственных
прав четко рекомендуют нотариусам выдавать отчиму или мачехе свидетельство о
144
Российская газета. 2012 г. 6 июня.
См.: Зайцева Т.И.. Нотариальная практика: ответы на вопросы. Вып.4. М.:
Инфотропик Медиа, 2014.С.. 106−109.
145
- 126 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
праве на наследство пасынка или падчерицы, если он (она) состоит в
зарегистрированном браке с родителем наследодателя-пасынка (падчерицы) на день
открытия наследства. Аналогично, если родитель наследодателя – пасынка
(падчерицы) − умер ранее наследодателя, отстранён от наследования как недостойный
наследник, отказался от наследства, то на право наследования отчимом (мачехой)
имущества умершего пасынка (падчерицы) это не влияет (п. 44)146.
Так, в определении Конституционного суда РФ от 21.03.2013г. № 426-О
оспаривались положения, касающиеся правил наследования по закону имущества
пасынками, падчерицами наследодателя. Эти лица призываются к наследованию (в
качестве наследников седьмой очереди по закону), если нет наследников
предшествующих очередей. По мнению заявителя, эти положения неконституционны.
Причина − нормы содержат неясные термины, что позволяет судам не признавать
ребенка падчерицей наследодателя в определенном случае. Речь идет, например, о
ситуации, когда наследодатель воспитывал ребенка, но не состоял в браке с его
родителем.
Такое понимание позволяет исключать данного ребенка из числа наследников.
Конституционный суд РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее. Право быть
наследником - неотъемлемый элемент правового статуса каждого гражданина. Однако
само по себе конституционное право наследования не порождает у гражданина прав в
отношении конкретного наследства. Подобные права возникают на основании
завещания или закона.
Поэтому конституционные нормы сами по себе не могут рассматриваться как
гарантирующие не указанным в законе лицам, не состоявшим с умершим в
отношениях родства или свойства, право наследовать его имущество в случае, когда
нет близких родственников и наследников по завещанию. Кроме того, исходя из ранее
сформулированных разъяснений Пленума Верховного суда РФ, к указанным в
оспариваемых нормах пасынкам и падчерицам наследодателя относятся
неусыновленные наследодателем дети его супруга (независимо от их возраста).
Учитывая данные разъяснения, положения не содержат в себе какой-либо
неопределенности. Поэтому они не могут рассматриваться как нарушающие
конституционные права147.
Данная проблема существует и в зарубежном законодательстве. Например, в
законодательстве США есть общее правило – отсутствие у пасынков прав на
наследование по закону. Например, при вступлении в брак женщины с ребенком, в
случае, если муж его не усыновил, никаких правоотношений между пасынком и
146
Методические рекомендации по оформлению наследственных прав от 22.08.2007.
Утверждены решением Правления Федеральной нотариальной палаты. Протокол от
27 февраля 2007 г. № 02/07Текст методических рекомендаций официально
опубликован не был. UBL: СПС «КонсультанПлюс»
147
Определение Конституционного суда РФ от 21.03.2013 г. № 426-О «Об отказе в
принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полухиной Марины Федоровны на
нарушение ее конституционных прав положением статьи 1145 Гражданского кодекса
Российской Федерации». Документ опубликован не был. URL: СПС
«КонсультанПлюс»
- 127 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
отчимом не возникает, наследственное право требует правового оформления этих
отношений. Вместе с тем в ряде штатов пасынки могут наследовать при отсутствии
других наследников по закону и при условии, что они получали от отчима и мачехи
содержание148.
Таким образом, можно сделать вывод, что практика наследования пасынками
(падчерицами) после умерших мачехи или отчима имеет место быть, хотя и при
соблюдении определенных условий.
Итак, по российскому праву основными условиями наследования
наследниками седьмой очереди являются: наличие официального брака между
родителем пасынка и отчимом (мачехой) на момент смерти наследодателя (брак не
расторгнут и не признан недействительным), отсутствие у отчима (мачехи) других
наследников по закону предыдущих очередей. Также лица призываются к
наследованию и в случае, если брак родителя пасынка, падчерицы с наследодателем, а
равно брак отчима, мачехи с родителем наследодателя был прекращен до дня
открытия наследства вследствие смерти или объявления умершим того супруга,
который являлся соответственно родителем пасынка, падчерицы либо родителем
наследодателя.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
Бегичев А.В. Нотариальная практика в судебных решениях. – М.: ЗАО «Книга и
бизнес», 2014.
Блинков О.Е. О наследственных правах пасынков, падчериц и иных
свойственников // Семейное право на рубеже XX−XXI веков: к 20-летию
Конвенции ООН о правах ребенка: материалы Междунар. науч.-практ. конф.,
(Казань, 18 дек. 2010 г.) М.: Статут, 2011. - С. 144−148.
Зубарева О.Г., Малыхина М.Н. Правовой статус пасынков (падчериц) и отчима
(мачехи): условия реализации имущественных прав и обязанностей // Журн. рос.
права. 2006. № 3.
Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право. Комментарий
законодательства и практика его применения. М.: Статут, 2009.
Зайцева Т.И. Нотариальная практика: ответы на вопросы. М.: Инфотропик
Медиа, 2014. Вып.4.
Паничкин В.Б., Боровик О.Ю. Наследственное право США. СПб.: Изд. Р.
Асланова «Юридический центр Пресс», 2006.
148
См.: Паничкин В.Б., Боровик О.Ю. Наследственное право США. – Спб.:
Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. С. 164−165.
- 128 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
INHERIT PROPERTY HEIRS AT LAW IN THE SEVENTH STAGE OF THE
SYSTEM OF RUSSIAN LAW: THEORY AND PRACTICE
M.S. Kokorina
Assistant notary Moscow region
At the moment is of particular interest considering the possible and actual content of
the right of inheritance persons who were with the deceased in the relationship
properties . As it is known that in Russian law governed only the relationship between
the properties stepfather (stepmother ) and stepson
(stepdaughter). However, the condition of the property is not only one of the grounds
for obtaining content stepfather (stepmother ) from their stepchildren
(stepdaughters) (Article 97 of the Family Code , hereinafter − the RF IC ), but also
gives rise to such persons to assert its rights as heir by law the seventh stage (Art.
1145 Civil Code). Plenum of the RF Armed Forces explained to stepchildren testator
testator unadopted children are his wife (regardless of age) that suggests the testator
raise children, unmarried with his parents, the child avoids the number of heirs. Now,
though, the right to inheritance and guaranteed by the Constitution of the Russian
Federation (Article 35) , we can not consider the constitutional provisions as
guaranteeing themselves , not specified in the law to persons who do not belong to the
deceased in kinship or property , the right to inherit his property when there is no
close relatives and heirs by will.
Keywords: right to inheritance, the inheritance by law stepchildren, kinship and
marriage, child rearing, to the contents.
Об авторе:
КОКОРИНА Марина Сергеевна – кандидат юридических наук, помощник
нотариуса
член
Московской
областной
Нотариальной Палаты,
е-mail:
cocorina@yandex.ru
- 129 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.130–137
УДК 347.6
СЕМЕЙНЫЙ КОДЕКС РФ И РАЗВИТИЕ СЕМЕЙНОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
О.Ю. Косова
Иркутский юридический институт (филиал) Академии
Генеральной прокуратуры РФ
В статье дается положительная оценка роли Семейного кодекса Российской
Федерации в развитии семейного законодательства. Обращается внимание на
значение неюридических регуляторов поведения людей в семье.
Рассматриваются отдельные вопросы толкования и применения норм СК.
Отмечаются некоторые дискуссионные аспекты дальнейшего развития
семейного права.
Ключевые слова: семейный кодекс РФ, семейное законодательство, проблемы
развития семейного права.
Институт семьи обладает огромной социальной значимостью и является
базовым для общества, он закладывает демографические основы его благополучия и
развития, непосредственно задает основные количественные, качественные и
культурные характеристики нации. Семья и государство, хотя и атрибутивные для
современного мира, но разные формы организации социальной жизни. Государство не
способно заменить собой семью и не может упразднить ее, так как она является
опорной структурной единицей общества. Общество в целях сохранения и развития
может избавить себя от невыполняющих свои функции органов государства, но,
отказавшись от поддержки и защиты института семьи, встанет на путь
саморазрушения. В семейной политике современного российского государства
признается «самостоятельность и автономность семьи в принятии решений
относительно своего развития»149.
Социальная роль института семьи требует внимательного и осторожного
вмешательства государства в семейные отношения с помощью права, и юридический
радикализм в этой сфере правового регулирования недопустим. Он способен повлечь
за собой самые неблагоприятные последствия для всего общества на многие
десятилетия. Поэтому «экономические, правовые и идеологические меры
государственной семейной политики должны не регламентировать поведение семьи, а
способствовать ее саморазвитию, предоставлять возможность выбора форм
поддержки»150.
Ушедший в историю век привнес немало изменений в семейную политику
государства и семейное законодательство России. Советский период его развития, как
известно, начинался с негативного отношения новой государственной власти к
149
Указ Президента РФ от 14 мая 1996 г. N 712 "Об Основных направлениях
государственной семейной политики", (п. 9) // СЗ РФ. 1996 г. N 21. Ст. 2460.
150
Там же.
- 130 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
институту семьи и ее основе ‒ браку. Но жизненная реальность и демографические
проблемы, особенно связанные с огромными человеческими потерями в войнах ХХ в.,
все же постепенно привели к пересмотру идеологических установок. Несмотря на
допущенные ошибки, в целом советский период развития семейного законодательства
не может быть оценен негативно, обновление семейного права, сообразное
историческим переменам, безусловно, произошло. В самом общем виде это нашло
выражение в демократизации и унификации семейного законодательства, что не могло
не способствовать единству системы права России, и упростило решение задач как
семейно-правового регулирования, так и общесоциального значения.
Советский этап был отмечен тремя кодификациями семейного
законодательства, результатом которых стали соответствующие кодексы РСФСР:
КЗАГС151, КЗоБСО152 и КоБС153. В последнее десятилетие действия КоБС, вплоть до
1995 г., в него вносились изменения и дополнения, что позволило ему стать правовой
основой для нового акта ‒ Семейного кодекса Российской Федерации 154 (СК). Этот
четвертый в правовой истории России кодифицированный и специально
ориентированный на сферу семьи акт, вне всяких сомнений, является на текущий
момент первостепенным по значимости источником семейного законодательства.
Основная задача семейного законодательства, а значит, и правового регулирования
обозначенных в кодексе отношений носит специальный отраслевой характер, ‒ это
«укрепление семьи» (п. 1 ст. 1 СК), что полностью соответствует положениям ч. 2 ст.
7; ч. 1 ст.38 Конституции РФ и ч.1 п.1 ст. 1 СК, фиксирующим один из общезначимых
конституционных принципов права ‒ принцип защиты государством семьи,
материнства, отцовства и детства. Эти категории отражают те ценности, признаваемые
человечеством, без которых немыслимо его будущее.
Принятие СК стало импульсом для развития семейного права, а сам он,
постоянно развиваясь, занял достойное место в системе российского законодательства.
Его действие подкреплено хорошо известными специальными федеральными
законами: «Об актах гражданского состояния», «О государственном банке данных о
детях, оставшихся без попечения родителей», «Об опеке и попечительстве», «Об
исполнительном производстве» и др., а также отдельными нормами законов иных
отраслей системы российского права: Гражданского кодекса РФ, Трудового кодекса
РФ, Уголовного кодекса РФ, Гражданского процессуального кодекса РФ и других.
Правовые источники, официально признающие значимость для России
эффективной семейной и связанной с состоянием института семьи демографической
политики, заняли прочное место среди правовых актов федерального уровня. Это
151
Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и
опекунском праве был принят ВЦИК РСФСР 16.09.1918 // СУ РСФСР. 1918. № 76–77.
Ст. 818.
152
О введении в действие Кодекса законов о браке, семье и опеке (вместе с
Кодексом) : постановление ВЦИК от 19.11.1926 // СУ РСФСР. 1926. № 82. Ст. 612.
153
Об утверждении Кодекса о браке и семье РСФСР (вместе с «Кодексом о браке и
семье РСФСР») : закон РСФСР от 30.07.1969 // Ведомости ВС РСФСР. 1969. № 32.
Ст. 1086.
154
Семейный кодекс Российской Федерации : Федеральнй закон от 29.12.1995 № 223ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
- 131 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
направление социальной политики отражено в ряде президентских указов: «Об
Основных направлениях государственной семейной политики»155, «О мерах по
реализации демографической политики Российской Федерации» 156; «О некоторых
мерах по реализации государственной политики в сфере защиты детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей»157; в утвержденной Указом Президента РФ
«Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025
года»158 и др. Общая политическая линия действия государства в семейной сфере и
положения федеральных законов конкретизируются и детализируются в целом блоке
соответствующих постановлений Правительства РФ и актов органов федеральной
исполнительной власти, прежде всего Министерства образования и науки,
курирующего деятельность органов опеки и попечительства и осуществляющего
меры, направленные на реализацию прав ребенка на семейное воспитание и
образование.
Наконец, правовое регулирование на федеральном уровне неразрывно связано
с правотворческой деятельностью регионов ‒ субъектов РФ, действующих в рамках
полномочий, предоставленных им п. 2 ст. 3 СК.
Заметим, что семейное
законодательство и защита семьи находятся в совместном ведении РФ и ее субъектов
(ч.1 п. ж, к ст.72 Конституции РФ), а разграничение полномочий осуществлено в
федеральном законе – СК. Анализ компетенции регионов, на наш взгляд, позволяет
сохранить унифицированный центростремительный подход к семейно-правовому
регулированию, который необходим хотя бы уже потому, что в течение последнего
столетия на всей территории страны все-таки сформировалась общность социальноэкономической и политической жизни, несмотря на сохранение в ряде субъектов РФ
значения обычных и конфессиональных норм, традиций в организации семейной
жизни.
Прочность семьи коренится в межличностных связях, она в большей степени
определяется культурными и нравственными характеристиками самих членов семьи,
их чувствами по отношению друг к другу; влияние на них права нельзя
преувеличивать. Решению задачи укрепления семьи вряд ли поможет само по себе
усиление санкций, но, безусловно, будет способствовать создание внешних
благоприятных условий для функционирования семей, повышение уровня
нравственности и культуры людей, распространение в общественном сознании
семейных ценностей. Аморализация общества и семейной жизни побуждает
государство все глубже проникать в эту сферу и подчинять ее закону. Продвижение
права вглубь семейных отношений, сопряженное с деятельностью уполномоченных
государством органов, объективно сужает сферу сугубо частной жизни и способно
деформировать семейные отношения, породить нежелание людей иметь детей и
155
СЗ РФ. 1996 г. N 21. Ст. 2460.
О мерах по реализации демографической политики Российской Федерации: указ
Президента РФ от 7 мая 2012 г № 606 //СЗ РФ. 2012. N 19. Ст. 2343.
157
Указ Президента РФ от 28 декабря 2012 г № 1688 //СЗ РФ. 2012. N 53 (часть II). Ст.
7860.
158
Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025
года. Утв. Указом Президента РФ № 1351 от 9 октября 2007 г // СЗ РФ. 2007 . N 42.
Ст. 5009.
156
- 132 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
семью, оно требует от законодателя крайней осторожности и взвешенности. Примеры
зарубежной практики необоснованного отобрания детей у родителей и грубого
нарушения права на частную семейную жизнь часто можно обнаружить в СМИ. В
связи с этим позитивной представляется обозначенная СК сама возможность движения
в направлении признания неправовых регуляторов поведения в семье, по крайней мере
в отношении моральных норм. Это, например, упоминание в ст. 5 категорий
«гуманизм», «разумность», «справедливость»; допустимость ограничения семейных
прав граждан, если того требует необходимость защиты «нравственности», «здоровья»
(п. 4 ст. 1) и др. Национальный обычай впервые за многие десятилетия приобрел
приоритет в решении вопроса об отчестве ребенка (п. 2 ст. 58).
Принятие СК стало шагом вперед в развитии науки отечественного семейного
права, в том числе представлений о взаимодействии института семьи и права.
Свидетельством тому уже является существование в нем пусть и небольшой общей
части, способной объединить специальные семейно-правовые институты по всем
видам основных правоотношений ‒ родительского, супружеского, усыновления, опеки
(попечительства), предоставления содержания. В публикациях последних двадцати лет
можно с уверенностью констатировать всплеск научного интереса к семейно-правовой
тематике. В них нередко обращается внимание на отдельные проблемы толкования и
применения норм СК, многие из них заслуживают внимания и обсуждения для поиска
наиболее эффективных норм и подходов к регулированию семейных и тесно
связанных с ними отношений гражданского правового, административно-правового
или гражданско-процессуального характера и иных групп отношений. Разумеется, как
и иной нормативный правовой акт, кодекс вряд ли можно назвать идеальным, но он не
закрывает пути для динамики законодательства. На наш взгляд, нельзя согласиться с
мнением, что СК «является самым слабым звеном в системе законодательства», а
«авторы проекта Семейного кодекса были скованы прежней, отчасти иезуитской
идеологией»159.
СК был принят в непростое время скоропалительной ломки сложившейся к
тому времени системы права. Стремительное обновление общественных отношений
объективно вело к формированию новой системы, и создание кодекса, нормы которого
определяли бы статус членов семьи, не могло остаться вне этих сложных процессов.
Важнейшая для общества сфера правового регулирования, которыми являются
семейные отношения, в РФ даже с формальных позиций не могла далее базироваться
на законе РСФСР. Но сторонники радикальных перемен, как это обычно бывает, не
видели и, по-видимому, не желают видеть, что советское право только лишь этап
многовековой истории отечественного права, а Российское государство возникло не в
1991 и не в 1917 г. Действительная культура, не навязанная извне, а определяемая
историческим путем развития народа, в том числе правовая, невозможна без
преемственности и сохранения культурных традиций. Тем более, что институт семьи,
на котором строится общество, в интересах стабильного общественного развития не
должен ни подвергаться «революционным» («контрреволюционным») изменениям, ни
очевидным деформациям в угоду чьим-либо радикальным научным взглядам или
политическим интересам.
159
Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного
кодекса Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2012. № 4. С. 27, 37.
- 133 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Поэтому несомненным достоинством действующего СК считаем
преемственность норм, подтвердившим необходимость своего существования
многолетней практикой применения в реальной жизни. Многие нормы КоБС РСФСР
были сохранены, скорректированы, дополнены и органично вошли в содержание СК.
Более того, в нем был зафиксирован ряд положений и выводов, к которым пришла
правоприменительная практика. В текстах новелл СК нельзя не отметить влияние
Конвенции о правах ребенка ООН в части дальнейшей разработки вопросов правового
регулирования отношений с участием несовершеннолетних детей и защиты их прав.
Развитие предпринимательства сделало необходимостью появление в СК норм гл. 8.
Еще одной важной особенностью и достижением действующего СК, на наш
взгляд, следует считать сохранение семейно-правовой специфики регулирования и
одновременно учет взаимосвязи семейно-правовых норм с нормами других отраслей
права, прежде всего гражданского права. Это просматривается, например, в
допущении более широкого по сравнению с КоБС использования гражданскоправового инструментария и гражданского законодательства при регулировании
семейных отношений (ст. 4, 5; п. 2 ст. 43; п.1. ст. 44 и др.) и развитии института
семейно-правового договора. Отрадно, что при этом четко установлен: приоритет в
применении ‒ за семейно-правовыми нормами, действие гражданского права
ограничено самим «существом» семейных отношений. Таким образом, в основе СК
лежит концепция самостоятельности предмета семейного права и его отраслевой
значимости в системе российского права. Предпринимавшиеся попытки «влить»
семейные отношения в предмет современного гражданского права в условиях
отраслевого подхода к построению системы права обречены на провал ввиду
очевидных отраслевых особенностей отношений между членами семьи.
Многие нормы действующего СК могут быть предметом обсуждения и
оценки, но в рамках настоящей работы хотелось бы обратить внимание на отдельные
имеющиеся в нем правовые решения, с которыми трудно согласиться или которые, по
нашему мнению, требуют корректировки. В первую очередь это касается института
алиментирования, т.е. предоставления содержания членам семьи. Вряд ли можно
признать удачным введение в СК термина «алиментные обязательства», тем более что
под последним концептуально имелась в виду не «алиментная обязанность» (т.е.
семейно-правовая обязанность содержания члена семьи, как было принято считать
ранее), а особое гражданско-правовое отношение, самостоятельное по отношению к
правоотношению по предоставлению содержания члену семьи, возникающему на
основании судебного решения или соглашения об уплате алиментов.
Смешение двух концептуальных установок привело к появлению
терминологически несогласованных норм этого института и возникновению ряда
вопросов. Например, если считать судебное решение основанием возникновения
обязательства, то тогда какое право защищается судом путем вынесения решения о
принудительном взыскании алиментов? Очевидно, что лицу, не обладающему
субъективным правом на содержание, бессмысленно и беспредметно обращаться за
его защитой в суд. Или еще вопрос: если соглашение об уплате алиментов является
основанием возникновения этого обязательства, то почему согласно ст. 99 оно
заключается между «лицом, обязанным уплачивать алименты, и их получателем»?
Считаем, что обязанность содержания члена семьи (можно именовать ее и
«алиментной», хотя термин «алименты», при многовековом юридическом признании
за членами семьи обязанности содержать друг друга, был введен только с 1937 г.),
возникает в силу обстоятельств, прямо указанных в СК, и на стороне лиц, имеющих
- 134 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
соответствующий семейно-правовой статус. Судебное решение, соглашение об уплате
алиментов и судебный приказ о взыскании алиментов, по неясным причинам вообще
не обозначенный в СК, представляют собой ставшие необходимыми при
определенных жизненных обстоятельствах юридические формы конкретизации
исполнения уже возникшей у члена семьи обязанности содержания (размер
содержания, способ, сроки, денежная или натуральная форма предоставления
содержания-алиментов).
Несмотря на изменения и дополнения норм института алиментирования в
последние годы так и остались неисправленными присутствующие с момента
принятия СК их несоответствия нормам гражданского процессуального, трудового
законодательства, а также законодательства об исполнительном производстве.
Недоумение, в частности, вызывает существование нормы п. 1 ст. 108 СК о праве суда
вынести «постановление о взыскании алиментов до вступления решения суда о
взыскании алиментов в законную силу» уже только по той причине, что решения суда
об алиментировании вступают в законную силу немедленно после их вынесения (ст.
211 ГПК) и при наличии решения выносить такое «постановление» нет никакого
смысла. Странной выглядит, например, формулировка п. 2 ст. 97 СК, поскольку
юридических обязанностей воспитания и содержания пасынка (падчерицы) в силу
самого факта заключения брака между его (ее) родителем и отчимом (мачехой) на
стороне отчима (мачехи) не возникает.
Недостаточно
продуманным
с
позиций
обеспечения
интересов
нетрудоспособных членов семьи представляется положение о допустимости
«единовременного взыскания алиментов», которое, кстати, ведет к необоснованным
попыткам отнести такую выплату к гражданско-правовому институту отступного.
Трактовка алиментирования как гражданско-правового обязательства порождает
абсурдное предложение «по аналогии» распространить право заключать «гражданскоправовые соглашения об уплате алиментов» на «любых лиц» ввиду признания права
заключать любые сделки, не противоречащие закону. В последнем случае немедленно
зависает вопрос о целесообразности обеспечения исполнения алиментных соглашений
(п. 2 ст. 100 СК), заключенных «любыми» лицами, не являющимися
нетрудоспособными и (или) нуждающимися членами семьи. Гражданско-правовые
сделки не приравниваются к исполнительным листам, содержание трудоспособных и
ненуждающихся в алиментировании лиц не требует такого рода гарантии исполнения.
Имущественные интересы «любых» лиц могут быть обеспечены обширным
гражданско-правовым договорным инструментарием, например, дарением.
Дальнейшее развитие законодательства о семье в рамках СК безусловно
необходимо и объективно ожидаемо, поскольку задача укрепления семьи не может
решаться без учета динамики социальной жизни. При этом остается надеяться, что эта
задача будет решаться с позиций блага России и россиян, а значит, поддержки
традиционных семейных ценностей, тем более что среди официально обозначенных
задач демографической политики России ‒ «укрепление института семьи,
возрождение и сохранение духовно-нравственных традиций семейных отношений»160.
160
«Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025
года», утв. Указом президента РФ от 9 октября 2007 г № 1351 // СЗ РФ. 2007, - N 42. Ст. 5009.
- 135 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Изучение и использование опыта регулирования семейных отношений за рубежом,
безусловно, полезно, если он может принести пользу именно с этой точки зрения.
Между тем в современных публикациях в качестве «научного аргумента» все чаще
используется отсылка к законодательной практике зарубежных государств, причем по
неясным причинам утверждается, что российское семейное право должно следовать
сложившимся на Западе тенденциям, расцениваемым как общие закономерности
общественного развития, а проблема рецепции не в самом содержании и последствиях
восприятия соответствующих иностранных норм, а только в том, что российский
менталитет еще не готов к их принятию.
Прежде всего это касается настойчивых предложений узаконить сожительства
ввиду их распространения в обществе. При этом не учитывается ни отрицательный
социальный и правовой опыт узаконения «фактических брачных отношений» (1926 –
1944 гг); ни то, что это приведет к еще большему их распространению и девальвации
самой основы семьи,‒ брака; ни то, что в «цивилизованных» государствах за
легализацией сожительств мужчины и женщины, как показывает их законодательный
опыт, следует еще более сокрушительный удар по институтам семьи и брака ‒
легализация и защита однополых сожительств, их визуализация в правовом качестве
семьи. Наконец, узаконение сожительства якобы необходимо с позиций защиты прав
человека.
На самом деле легализация простых сожительств противоречит идее свободы
человека, так как живущие вместе мужчина и женщина (либо хотя бы один из них) не
желают ни правовой защиты их совместной жизни, ни принятия каких-либо семейноправовых обязательств в отношении друг друга. Стоит задуматься, не в нежелании ли
ограничить свою личную свободу коренится проблема распространения сожительств?
Ведь традиционный, публично охраняемый брак предполагает сознательное и
добровольное ее ограничение, твердое намерение сторон разделить судьбу друг друга.
Когда оба они внутренне готовы к этому весьма значимому в их жизни шагу,
взаимному принятию ответственности за семью и своих детей, никто не запрещает им
в любое время свободно и добровольно принять супружеский статус, заключив в
установленном порядке брак. Поэтому вместо того чтобы «доброй волей»
законодателя, но помимо желания сторон предлагать семейно-правовую защиту
сожительству, не лучше ли сохранить в праве устоявшиеся проверенные веками
традиции и разъяснять людям суть, значение и нравственные основы брака и семьи
для них самих и общества, в котором они живут.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и
опекунском праве был принят ВЦИК РСФСР 16.09.1918 // СУ РСФСР, 1918. №
76–77. Ст. 818.
Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025
года: Указ Президента РФ № 1351 от 9 октября 2007 г // СЗ РФ. 2007. N 42. Ст.
5009.
Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного
кодекса Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2012, № 4. С.27,
37.
О введении в действие Кодекса законов о браке, семье и опеке: постановление
ВЦИК от 19.11.1926 // СУ РСФСР. 1926. № 82. Ст. 612.
- 136 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
5.
6.
7.
8.
9.
О мерах по реализации демографической политики Российской Федерации: указ
Президента РФ от 7 мая 2012 г № 606 //СЗ РФ. 2012. N 19. Ст. 2343.
Об Основных направлениях государственной семейной политики: Указ
Президента РФ от 14 мая 1996 г. N 712 // СЗ РФ. 1996 г. N 21. Ст. 2460.
Об утверждении Кодекса о браке и семье РСФСР (вместе с Кодексом о браке и
семье РСФСР): закон РСФСР от 30.07.1969 // Ведомости ВС РСФСР. 1969. № 32.
Ст. 1086.
О некоторых мерах по реализации государственной политики в сфере защиты
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: Указ Президента РФ от
28 декабря 2012 г № 1688 //СЗ РФ. 2012. N 53 (часть II). Ст. 7860.
Семейный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 29.12.1995 №
223-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
FAMILY CODE OF RUSSIAN FEDERATION AND FAMILY LAW
DEVELOPMENT
O.Y. Kosova
Academy of General Prosecutor's Office
The article gives a positive assessment of the role of the Family code of the
Russian Federation in the development of family legislation. Attention is drawn to the
importance of non- juridical regulators of behavior in the family. Separate issues of
interpretation and application of norms of the Family code are noted. Disputable
aspects of the further development of family law are presented.
Keywords: Family Code, family law, family law problems of development.
Об авторе:
КОСОВА Ольга Юрьевна − зав. кафедрой гражданско-правовых дисциплин
Иркутского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры
РФ, доктор юридических наук, доцент (664035, г.Иркутск, ул.Шевцова, д.1), e-mail:
olurko@mail.ru .
- 137 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВЕСТНИК
ТВГУ.
СЕРИЯ
"ПРАВО".
2014. №2. С.138–145
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014. №2
УДК 347.63+341.64
ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ РЕБЕНКА В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ
И СТАНДАРТАХ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
Н.В. Кравчук
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Статья посвящена вопросам правосубъектности ребенка, их регулированию в
российском законодательстве, в частности в Семейном кодексе РФ,
Гражданском процессуальном кодексе РФ, постановлении Пленума Верховного
суда РФ. Особое внимание отводится вопросу о способности ребенка быть
субъектом международного права и постановлениям Европейского суда по
правам человека, призванным компенсировать неполную правосубъектность
ребенка. Делается вывод в необходимости корректировки российского
законодательсва с целью приблизить эффективность защиты ребенка к уровню,
соответствующему европейским стандартам.
Ключевые слова: правосубъектность, Европейский суд, Семейный кодекс РФ,
права ребенка.
Предстоящее 18-летие, совершеннолетие, Семейного кодекса России дает
основание для дискуссии о реализации прав граждан в семье, и один из ключевых
вопросов здесь – вопрос о правосубъектности ребенка, т. е. его «способности быть
субъектом права»161.
На протяжении столетий ребенок был объектом права собственности своего
отца, всего несколько десятков лет назад он стал субъектом прав, в том числе права на
защиту. Лишь в 2006 г. Комитет по правам ребенка ООН завершил трансформацию
дискурса прав ребенка от, собственно, защиты детей до защиты их прав и признания
самостоятельности ребенка в их реализации 162. Однако и сейчас нельзя не принимать
во внимание существующее в России и в других странах восприятие ребенка как
«человека-в-будущем» − не способного на собственное мнение и не могущего
реализовывать права самостоятельно.
Несмотря на закрепление в Семейном кодексе Российской Федерации
отдельной главы о правах ребенка, российские ученые и практики выражают сомнения
в его способности осуществлять свои права в силу недостаточной зрелости – мнение о
том, что ребенок не в состоянии и не должен участвовать в судебных и
161
Вельяминов Г. М. Международная правосубъектность // Сов. ежегодник междунар.
права. 1986. М., 1987. С. 84.
162
Committee on the Rights of the Child, Report on the forty-third session, September 2006,
Day of General Discussion, Recommendations, Preamb. URL:
www.ohchr.org/english/bodies/crc/discussion.htm
- 138 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
административных разбирательствах в качестве самостоятельно субъекта, достаточно
распространено163.
Действующее законодательство России наделяет несовершеннолетних
граждан дифференцированной правосубъектностью 164. Законодатель ограничивает
право ребенка обратиться за защитой своих прав в судебные органы определенным
кругом правоотношений и условием достижения определенного возраста (ст. 56
Семейного кодекса РФ).
Хотя законодатель предусмотрел право ребенка на выражение мнения, в том
числе в ходе любого судебного или административного разбирательства (ст. 57 СК
РФ), его учет обязателен лишь в ограниченном числе случаев (ст. 59, 72, 132, 134, 136,
143, 145 СК РФ). В остальных ситуациях суды не обязаны привлекать к участию в
деле ребенка, а также учитывать его мнение.
Российское процессуальное законодательство (ст. 37 ГПК РФ)
предусматривает обязательство суда привлекать к участию в процессе детей в возрасте
14 − 17 лет (исключением из этого правила являются случаи, когда
несовершеннолетний
признан
полностью
дееспособным
до
достижения
совершеннолетия при эмансипации (ст. 27 ГК РФ) или при вступлении в брак (п. 2 ст.
21 ГК РФ). Дети в возрасте до 14 дети могут быть привлечены судом к участию в деле,
однако делать этого судья не обязан. При этом кодекс не содержит какого бы то ни
было положения, закрепляющего процессуальный статус ребенка. Отсутствие такого
положения в законе делает обязательство суда привлекать ребенка к участию в
процессе и право ребенка на справедливое судебное разбирательство иллюзорным. На
практике суды отказываются принимать жалобы и заявления от несовершеннолетних,
ссылаясь на отсутствие соответствующих полномочий.
Таким образом, несмотря на закрепление в российском законодательстве
положения
о
том,
что
несовершеннолетний
обладает
определенной
правосубъектностью, на практике он не может самостоятельно реализовывать свои
права, в том числе право на защиту в судебном порядке.
Отмечая важность этой проблемы, к ней несколько раз обращался и
Верховный суд РФ. Так, согласно п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ
от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении
споров, связанных с воспитанием детей»165 в случаях, когда при разрешении спора,
связанного с воспитанием ребенка, судом будет признано необходимым опросить
ребенка в судебном заседании в целях выяснения его мнения по рассматриваемому
вопросу, следует предварительно выяснить мнение органа опеки и попечительства о
том, не окажет ли неблагоприятного воздействия на ребенка его присутствие в суде.
Несколькими годами позднее Верховный суд РФ иначе изложил свою
позицию по этому вопросу. С учетом положений Конвенции о правах ребенка и ст. 57
163
Эрделевский А. Ребенок тоже человек// Человек и закон. 1998. №11 − 12. С.75;
Нечаева А.М. Судебная защита прав ребенка: учеб.-практ. пособие. М.: Экзамен,
2003. С. 83
164
Алексеева Т.Н., Беседина О.А., Болдырева Н.Н., Григорьева Г.Ф., Кравчук Н.В.
Участие детей в деятельности по защите своих прав: межрегион. темат. доклад. М.:
Институт семьи и воспитания РАО, 2010. С. 36.
165
Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1998. № 7.
- 139 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
СК РФ Суд по-другому расставил акценты и постановил, что прежде всего судье
следует исходить из права ребенка быть заслушанным в ходе любого судебного
разбирательства, затрагивающего его интересы. И только при наличии оснований
полагать, что присутствие ребенка в суде может оказать на него неблагоприятное
воздействие, судья выясняет по этому поводу мнение органа опеки и попечительства
(п. 4 постановления Пленума Верховного суда РФ от 20 апреля 2006 г. № 8 «О
применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении
(удочерении) детей»166).
И уже совсем недавно Верховный суд РФ в «Обзоре практики разрешения
судами споров, связанных с воспитанием детей» (утв. Президиумом Верховного суда
РФ 20.07.2011 г.)167 указал на обязанность судов неукоснительно соблюдать
требования ст. 12 Конвенции о правах ребенка и ст. 57 СК РФ о праве ребенка
выражать свое мнение по вопросу, затрагивающему его интересы, не допуская случаев
вынесения решений без выяснения и учета мнения детей, достигших возраста десяти
лет, а также случаев восстановления в родительских правах родителя, лишенного
родительских прав, без согласия детей, достигших возраста десяти лет.
Таким образом, очевидна попытка Верховного суда России скорректировать
практику применения норм права по рассматриваемому вопросу в соответствии с
международными стандартами в этой области.
Необходимо отметить, что ограничение процессуальных прав ребенка per se
никоим образом не противоречит положениям Семейного кодекса РФ и
международным нормам в области защиты прав ребенка. Частичная дееспособность
является сутью концепции несовершеннолетия168. Ограничение процессуального
статуса ребенка, тем не менее, не должно влиять на уровень защиты его/ее прав. И
здесь попытка избежать эмоционального потрясения, связанного с участием в
судебном заседании ребенка, в российском законодательстве видится как
противопоставление праву ребенка влиять на принятие судом решения. Это приводит
к тому, что концепция «действий в интересах прав ребенка», созданная для
индивидуализации решений в интересах конкретного ребенка в России, применяется
формально, в качестве стандартной фразы в определении суда 169. И разрешить данную
проблему на уровне применения права без внесения соответствующих поправок в
законодательство не представляется возможным.
Интересен вопрос: обладая ограниченной правосубъектностью
в
национальном праве, может ли ребенок быть субъектом международного права?
Д.Б. Левин, исходя из общетеоретического понимания субъекта
международного права, указывал следующие его признаки: «1) участие в
международных правоотношениях, 2) наличие у участника международных
правоотношений автономной воли, 3) наличие у него собственных международных
166
Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2006. № 6.
Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2012. № 7.
168
O’Donnell D. The Right of Children to be Heard: Children’s right to have their views
taken into account and to participate in legal and administrative proceedings. P. 2.
169
Henaghan M. What Does a Child's Right to Be Heard in Legal Proceedings Really Mean?
ABA Custody Standards Do Not Go Far Enough. Family Law Quarterly. 2008. V. 42, Iss. 1.
P. 118.
167
- 140 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
прав и обязанностей». Причем все указанные признаки, в особенности критерий
обладания автономной волей, предполагают не только потенциальное наличие прав и
обязанностей или же возможное участие в правоотношении, но и реальную
способность своими волевыми фактическими действиями самостоятельно
осуществлять эти права и исполнять обязанности170. То есть речь идет о том, может ли
ребенок, к примеру, стать заявителем в Европейский суд по правам человека.
Несмотря на то что Европейская конвенция о защите прав человека и
основных свобод (Европейская конвенция)171 отдельно не выделяет ребенка в качестве
специального субъекта прав, и сама Конвенция, и решения Верховного суда говорят о
том, что ребенок, несмотря на специфику его правосубъектности, обладает в полном
объеме всеми теми же правами, что и взрослый человек. Отмечается, что в тексте не
делается различий между мужчинами и женщинами, гражданами и иностранцами,
взрослыми и детьми172. Акцент на этом делается в первую очередь в целях усиления
положения о (пусть неполной) правосубъектности несовершеннолетнего. По сути,
единственное требование к такому лицу – являться жертвой нарушения права,
предусмотренного Конвенцией (ratione personae). Следовательно, в Европейский суд
может обратиться и ребенок, несмотря на свою ограниченную правоспособность.
Несмотря на тот факт, что жалоб, поданных непосредственно самими детьми
или в интересах детей, пропорционально не так много 173, они, тем не менее, часто
становятся основанием для вынесения Судом принципиально важных решений,
используются впоследствии в качестве прецедента по широкому кругу дел и могут
стать основанием значимых изменений в законодательстве страны. Рассмотрим
несколько таких дел.
В знаковом деле A vs the United Kingdom174 в Европейский суд обратился сам
ребенок (следует, однако, отметить, что в дальнейшем ребенка представляли
профессиональные юристы). Рассматривая его, Суд впервые коснулся вопроса
телесного наказания ребенка родителями. Заявитель 13 лет (на момент подачи
жалобы), пожелавший остаться неизвестным175, был жертвой насилия со стороны
отчима, который регулярно бил его палкой. Против отчима было возбуждено
уголовное дело, однако он был оправдан со ссылкой на положение обычного права о
«разумном наказании», согласно которому родители имеют право на определенное
воздействие на детей в целях воспитания и в разумных пределах. Европейский суд
установил, что право мальчика на защиту от унизительного наказания (ст. 3
Европейской Конвенции) было нарушено этим законодательным положением, не
170
Левин Д. Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974. С. 39.
СЗ РФ 1998. № 14. Ст.1514.
172
Françoise Tulkens. The European Convention on human rights and children’s rights//
International justice for children / Council of Europe publishing, 2008. P. 18.
173
Isabelle Berro-Lefèvre. Improving children’s access to the European Court of Human
Rights // International justice for children / Council of Europe publishing, 2008. P. 70.
174
Решение ЕСПЧ от 23 сентября 1998 г.
175
Если заявитель не хочет раскрывать свою личность, он может попросить об этом
Суд. В таком случае его имя не будет обозначено в публичных документах. Однако в
своей жалобе в Суд он должен представить о себе полную информацию, включающую
и имя (Правило 47 Правил процедуры Суда).
171
- 141 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
обеспечивающим возможность эффективной защиты ребенка от насилия. Таким
образом, приняв непосредственное участие в международных правоотношениях,
ребенок смог защитить свои права, предусмотренные и внутренним
законодательством.
Еще одно известное дело - Assenov and others vs Bulgaria176 (оно касалось
плохого обращения со стороны полиции под арестом). В нем одному из заявителей
было 14 лет, когда его арестовали и поместили под стражу. Рассматривая дело,
Европейский суд установил, что на основании представленных доказательств
невозможно установить, было ли в действительности к заявителю применено плохое
обращение. Интересно, что именно в этом деле Суд впервые установил процедурное
нарушение ст. 3 (запрещение пыток), отметив, что в случае жалоб заключенного на
обращение в нарушение ст. 3 должно быть проведено эффективное расследование.
Один из важнейших прецедентов, таким образом, появился благодаря именно
определенному возрасту заявителя. Учитывая его уязвимость и повышенные
сложности, связанные с получением ребенком доказательств плохого обращения, Суд
счел возможным наложить на государство дополнительные обязательства по
расследованию дела.
Правило о том, что в силу специфического статуса ребенка и вытекающих из
этого ограничений в процессуальной дееспособности его интересы в суде могут
представлять иные лица, верно как для внутреннего законодательства России, так и
для Европейского суда. И здесь также имеется ряд интересных постановлений
Европейского суда.
Так, в деле Scozzari and Giunta vs Italy177 был поставлен вопрос о том, может
ли представлять интересы ребенка мать, лишенная родительских прав.
В соответствии с российским семейным законодательством (ст. 64, 71, 73, 145,
148 СК РФ) мать, лишенная родительских прав или ограниченная в родительских
правах, не имеет права представлять интересы ребенка. Законодательство Италии
решает этот вопрос аналогично. В связи с чем в своих предварительных возражениях,
поданных в Европейский суд, Правительство Италии заявило, что мать не имеет права
представлять интересы детей в связи с тем, что ее родительские права были
ограничены, существовал конфликт интересов детей и их матери и на тот момент еще
не было окончено расследование уголовного дела по обвинению матери в нарушении
прав детей.
В ответ на это Европейский суд, не ограничившись рассмотрением
процессуального законодательства, проанализировал суть спора:
«…в принципе лицо, не имеющее полномочий по внутреннему
законодательству представлять другое лицо, может, тем не менее, действовать в
интересах этого лица перед (Европейским. – Н.К.) судом. В частности,
несовершеннолетние могут обратиться в Суд даже, или, на самом деле – тем более,
если их интересы защищаются матерью, находящейся в конфликте с властями и
оспаривающей их решения и действия как несоответствующие правам,
гарантированным Конвенцией… Суд считает, что при конфликте между кровной
матерью и лицом, назначенным властями в качестве опекуна ребенку, существует
176
177
Решение ЕСПЧ от 28 октября 1998 г.
Решение ЕСПЧ от 13 июля 2000 г.
- 142 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
опасность того, что некоторые интересы ребенка не будут представлены вниманию
Суда, и несовершеннолетний, таким образом, лишится эффективной защиты своих
прав. Следовательно… хотя мать и была лишена родительских прав – и собственно,
это и есть одно из действий, которые она обжалует, ее статус кровной матери
достаточен для того, чтобы обращаться в Суд в интересах ее детей в целях их
защиты» 178.
Таким образом, Суд пришел к выводу о том, что в данной ситуации мать
является в первую очередь представителем интересов своих детей, и именно
необходимость представления их интересов и защиты их прав должным образом
позволяет ей подавать от их имени жалобу в Европейский суд. Такой подход
демонстрирует, что ребенок, не имеющий locus standi по национальному праву, может
подать жалобу в Европейский суд, не имея назначенного в обычном порядке
представителя, или представителя ad litem. Тот же подход был использован Судом и в
более позднем постановлении по делу Giusto, Bornacin and V. v. Italy179, в котором
было отмечено, что следует избегать чересчур ограничительного или чисто
технического подхода к представительству интересов детей перед органами
Конвенции. Следует принимать во внимание в первую очередь связь между ребенком
и его представителями, смысл и цель жалобы и учитывать все возможные конфликты
интересов.
Еще одно дело, интересное как с точки зрения подходов Суда к вопросу о
компенсации неполной правосубъектности ребенка, дело X and Y vs the Netherlands180,
касавшееся изнасилования психически неполноценной 16-летней девушки в детском
доме. Национальный суд отклонил жалобу отца на отказ в возбуждении уголовного
дела в связи с тем, что отец, в силу действующего уголовного законодательства, не
имел права подавать жалобу на подобное нарушение от имени своей дочери или в ее
защиту, даже учитывая тот факт, что сама она также не могла подать жалобу в силу
своей неполноценности. Согласно положениям процессуального законодательства,
отец не смог и обжаловать вынесенное судом решение. Европейский суд, исследовав
национальные процедурные гарантии обжалования законным представителем (чье
право на представительство, per se, не оспаривалось) в ситуациях, когда затронуты
права детей, пришел к выводу о нарушении ст. 8 Конвенции вследствие отсутствия
эффективной защиты.
Несмотря на то что данное дело касалось, по сути, права на участие в
уголовном судопроизводстве, практика использования этого прецедента показывает,
что правовой стандарт, установленный Судом, может быть применен и в случаях
отсутствия эффективной процедуры обжалования действий должностных лиц в рамках
гражданского судопроизводства. А такой вопрос может возникнуть и при защите прав
ребенка, предусмотренных Семейным кодексом РФ.
Интересен вопрос полномочий представителя, назначенного государством для
защиты прав детей, разрешенный Европейским судом в определении по жалобе S.P.,
D.P. and A.T. against the United Kingdom181 (11, 10 и 6 лет соответственно).
178
Параграф 138 решения.
Определение ЕСПЧ от 15 мая 2007 г.
180
Решение ЕСПЧ от 26 марта 1985 г.
181
Жалоба № 23715/94, постановление ЕСПЧ от 20 мая 1996 г.
179
- 143 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Данное определение интересно для российских ученых и практиков в связи с
тем, что Семейный кодекс РФ (ст. 64 СК РФ) предусматривает обязанность органов
опеки и попечительства назначить представителя для защиты прав и интересов детей в
случае обнаружения конфликта интересов между детьми и их законными
представителями.
Жалоба была подана в Европейский суд английским юристом, назначенным
для защиты прав и интересов детей по делу об установлении опеки над ними. В связи с
тем что, несмотря на срочность дела и необходимость помещения детей под опеку в
скорейшем времени, рассмотрение дела откладывалось, юрист счел необходимым
обратиться, в интересах детей, с жалобой в Европейский суд. При рассмотрении дела
Правительство Великобритании подняло вопрос о его полномочиях, заявив, что он
был нанят исключительно для представления конкретного дела в суде на
национальном уровне и не имеет полномочий представлять интересы детей по иным
делам или в иных инстанциях. Действовавшая во время рассмотрения дела
Европейская комиссия182, изучив дело, в первую очередь отметила, что дела о
нарушении прав детей требуют особо тщательного рассмотрения, в котором,
возможно, не нуждаются дела о нарушении прав взрослых. Исходя из того, что
положения Европейской конвенции, будучи призванными защищать права человека,
должны интерпретироваться и применяться практично и эффективно, Комиссия
проанализировала сложившуюся ситуацию, а именно:
- факт отсутствия иного представителя интересов детей (притом что мать в
этом не заинтересована, а власти являются предметом критики по данному делу);
- тот факт, что назначенный юрист продолжает в Европейском суде отстаивать
именно те интересы детей, что были предметом рассмотрения суда на национальном
уровне;
- отсутствие конфликта интересов между назначенным юристом и детьми.
Было сделано заключение, что жалоба, поданная юристом, является, с точки
зрения Конвенции, поданной надлежащим лицом.
При этом Европейский суд отметил, что даже если допустить, что младший
ребенок (6 лет) не отдавал себе полного отчета в том, какие именно действия
необходимо предпринять для защиты своих прав, старшие дети осознанно
подписывали доверенность своему представителю.
Данное дело, таким образом, хорошо иллюстрирует реальную способность
субъекта, обладающего ограниченной правосубъектностью, своими волевыми
фактическими действиями осуществлять эти права и исполнять обязанности, о
которых говорил Д.Б. Левин.
Сделанный выше обзор постановлений Европейского суда по проблемам,
связанным со специфической правосубъектностью ребенка, позволяет заключить, что
ЕСПЧ, понимая и признавая неполную его правосубъектность, стремится, тем не
менее, максимально компенсировать эту неполноту, в том числе установлением новых
правовых стандартов. Это, в целом, соответствует основному подходу Суда к защите
182
Двойственная система защиты прав во исполнение Европейской Конвенции
(Комиссия — Суд) была заменена унифицированным институтом постоянно
действующего Европейского суда как единого органа в соответствии с Протоколом №
11 к Конвенции от 11 мая 1994 г.
- 144 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
прав человека через обеспечение реальных возможностей защиты. К сожалению, в
российском законодательстве отсутствует такой подход. В данном контексте
представляется целесообразным рассмотреть возможность изменения российского
семейного и процессуального законодательства с тем, чтобы приблизить
эффективность защиты ребенка к уровню, соответствующему европейским
стандартам. Разработка конкретных изменений законодательства должна стать
предметом отдельного, более глубокого исследования в области защиты прав ребенка.
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Список литературы
Алексеева Т.Н., Беседина О.А., Болдырева Н.Н., Григорьева Г.Ф., Кравчук Н.В.
Участие детей в деятельности по защите своих прав: межрегион. темат. доклад.
М.: Институт семьи и воспитания РАО, 2010.
Вельяминов Г. М. Международная правосубъектность // Сов. ежегодник
междунар. права. 1986. М., 1987.
Левин Д. Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974.
Эрделевский А. Ребенок тоже человек// Человек и закон. 1998. №11 − 12. С.75
Нечаева А.М. Судебная защита прав ребенка: учеб.-практ. пособие. М.: Экзамен, 2003.
Françoise Tulkens. The European Convention on human rights and children’s rights.//
International justice for children / Council of Europe publishing, 2008.
Isabelle Berro-Lefèvre. Improving children’s access to the European Court of Human
Rights // International justice for children / Council of Europe publishing, 2008.
Henaghan M., What Does a Child's Right to Be Heard in Legal Proceedings Really
Mean? ABA Custody Standards Do Not Go Far Enough. Family Law Quarterly. 2008.
V. 42, Iss. 1.
O’Donnell D. The Right of Children to be Heard: Children’s right to have their views
taken into account and to participate in legal and administrative proceedings.
CHILD'S LEGAL PERSONALITY IN RUSSIAN LAW
AND EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
N.V. Kravchuk
National research university «Higher school of economics»
The article deals with the legal personality of the child, their regulation in the Russian
legislation , in particular in the Family Code of the Russian Federation , Citizens Soviet Procedure Code , the decision of the Supreme Court of the Russian Federation
. Particular attention is paid to the question of the child's ability to be subjects of
international law and that the European Court of Human Rights , designed to
compensate for incomplete personality of the child. The conclusion is the need to
adjust the Russian legislation in order to bring wa effectiveness of child protection to
the level of relevant European standards.
Keywords: personality, the Court , Family Code , the rights of the child.
Об авторе:
КРАВЧУК Наталья Вячеславовна – кандидат юридических наук, доцент
кафедры публичной политики Национального исследовательского университета
«Высшая школа экономики», член Экспертного совета при Уполномоченном при
Президенте Российской Федерации по правам ребенка. е-mail: natkravchuk@mail.ru
- 145 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ВестникТвГУ.
ТвГУ.Серия
Серия"Право".
"Право".2014.
2014.№2
№2. С.146–153
УДК 347.6.02
ПРОБЛЕМЫ КОНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО СЕМЕЙНОГО
ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СУБЪЕКТОВ
ПРОФИЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
В.И. Крусс
ФГБОУ ВПО Тверской государственный университет
Статья посвящена проблематике отдельных следствий общей теории
конституционализации права применительно к вопросам отраслевого порядка,
включая анализ состоятельности традиционных подходов к предметному
обособлению семейного права и законодательства в их соотношении с
правоустанавливающими положениями Конституционного Суда РФ.
Ключевые слова: конституционализация, семейное законодательство,
правовая идентичность, ограничения конституционных прав человека.
Принятие Конституции Российской Федерации (далее – Конституция РФ)
обусловило, наряду с прочим, начало перманентной конституционализации
национальной правовой системы страны. Единственным безоговорочно легитимным
субъектом этого процесса выступает Конституционный Суд РФ (далее также – Суд),
результаты деятельности которого определяют актуальное «приращение» материи
позитивного права и решающим образом обеспечивают необходимое для целей
правового регулирования ее оформление183.
Актуальность и достоверность тренда конституционализации национальных
правовых систем184 (либо – систем права и законодательства185) достаточно широко
признаны в отечественном правоведении. Приоритет здесь остается за
представителями науки конституционного права 186, хотя в последнее время

Статья подготовлена в рамках международного проекта РГНФ и НАН Украины.
Проект № 12-23-02002.
183
См. подробнее: Крусс В.И. Понятие, актуальность и формы конституционализации
права // Вестник ТвГУ: серия «Право». 2012. № 19. С. 104 – 119.
184
См, в частности, Бондарь Н.С. Конституционализация социально-экономического
развития российской государственности (в контексте решений Конституционного
Суда РФ). М.: ООО «Викор-Медиа», 2006. С. 6 – 8 и др.
185
См., например: Аничкин, Е.С. Эффективность конституционного законодательства
Российской Федерации (к вопросу о систематизации критериев) // Государственная
власть и местное самоуправление. 2010. № 10. С. 4.
186
См., в частности: Кокотов А. Н. Конституционное право в российском праве:
понятие, назначение и структура // Правоведение. 1998. № 1. С. 16; Кравец И.А.
Российская Конституция и конституционализация правового порядка (некоторые
вопросы теории и практики) // Журнал российского права. 2003. № 11. С. 113–124;
- 146 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
обозначился интерес к соответствующему направлению исследований и со стороны
специалистов других отраслевых наук. Определенное внимание в литературе
уделяется. в частности, значению практики российской конституционной юстиции для
совершенствования семейного законодательства, Семейного кодекса Российской
Федерации (далее – СК РФ). В этой связи, например, Т.В. Шершень, утверждая
«необходимость выработки единого понятия семьи в праве» не без сожаления
замечает, что за последние десять лет Конституционным Судом РФ было рассмотрено
около 30 обращений граждан на нарушение их конституционных прав отдельными
положениями СК РФ. В частности, пишет ученый, в Конституционный Суд РФ
неоднократно поступали жалобы о нарушении конституционных прав граждан
(положениями п. 1 ст. 28, п. 1 ст. 12, ст. 33, ст. 34, п. 3 ст. 35, ст. 38, п. 2 ст. 121 СК РФ
и других) и по каждому из таких обращений Суд выносил определение об отказе в
принятии к рассмотрению жалобы, как не соответствующей требованиям
Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской
Федерации, в соответствии с которыми жалоба признается допустимой 187. В подобном
восприятии мы (так же не без сожаления) находим признаки дефицита
конституционного правопонимания, вследствие которого, собственно, и происходит
«ранжирование» актов Конституционного Суда РФ на «более» и «менее» значимые,
чего заведомо не может быть там, где речь идет о непосредственно действующих
правах и свободах человека, задающих измерение правовой идентичности.
Ранее мы неоднократно обращали внимание на то, что решающей и
необходимой предпосылкой перехода к пониманию современного права как
конституционно
детерминированного
явления,
органично
сочетающего
атрибутивность и нормативного (формального) и содержательного порядка являются
общепризнанные (в глобальном измерении) права и свободы человека 188. Конституция
РФ выступает легитимирующим фактором конституционного правопонимания
постольку, поскольку ее текст безоговорочно полагается (метапрескрепция)
онтологически синхронизированным с международным правом прав и свобод
человека. Вследствие этого она является не «просто» основным, но, по сути, –
единственным источником (истоком) российского национального права и
законодательства в системно целостной суверенной реальности становящегося
правопорядка. В полной мере это относится и к семейному законодательству, которое,
согласно п. «к» ч. 1 ст. 72 Конституции РФ находится в совместном ведении
Российской Федерации и ее субъектов.
К проблемам правовой идентичности в юридической науке подходят,
преимущественно, с позиций ее субъективно оценочного восприятия как
сопряженного с ценностно-смысловой рефлексией личностного качества индивида.
При этом формирование правовой идентичности с необходимостью включает момент
адекватного перевода (трансляции) внешнего нормативного воздействия и
осмысленного удержания некой нормативной единицы деятельно направленным
187
См.: Шершень Т.В. О значении решений Конституционного Суда Российской
Федерации в защите семейных прав и правовом регулировании семейных отношений
// Семейное и жилищное право. 2009. № 2.
188
См., в частности: Крусс В.И. Теория конституционного правопользования. М.:
Норма, 2007. С. 21– 46.
- 147 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
сознанием субъекта права189. Конституционная идентичность, таким образом, имеет
предпосылкой исключительно конституционно-правовую нормативность (включая
ценностные элементы), хотя бы и маркируемую в традиционных отраслевых
терминах. Иначе говоря, семейно-правовая идентичность должна (и может)
формироваться и поддерживаться исключительно на основе конституционнонормативного воздействия и ценностного модулирования отношений, которые
традиционно принято относить к предмету семейного права. При этом
конституционно-правовая идентичность субъекта семейных правовых отношений
предполагает осмысленное восприятие ограничений актуально связанных со сферой
семейной жизни основных прав и свобод человека и гражданина, его
конституционных обязанностей.
Современное правовое воздействие, его нормативное выражение и
закрепление всегда необходимо рассматривать сквозь призму категорий ограничения и
регулирования прав и свобод человека. Без учета данного принципиального
обстоятельства научные исследования обречены на периферийный и, весьма вероятно,
ошибочный характер своих выводов. В частности, Конституционный Суд РФ
неоднократно указывал, что и Конституция РФ, и международно-правовые акты
исходят из того, что одно из предназначений семьи – рождение и воспитание детей;
при этом понятием «семья» – наряду с понятиями «материнство», «детство»,
«отцовство» – охватывается, как следует из сопоставления ст. 38 (ч. 1) Конституции
РФ с положениями ее статей 7 (ч. 2), 23 (ч. 1) и 72 (п. «ж» ч. 1), особая сфера жизни
человека, являющаяся объектом конституционного регулирования, которое
конкретизируется в нормативных правовых актах федеральных органов
государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ (определение
от 5 июля 2001 года № 135-О190).
Надлежащая жизнь человека в особой сфере («на планете семьи») с
конституционно-правой точки зрения ни чем не отличается от прочих вариантов
жизненного
самоопределения
и
самовыражения
как
конституционного
правопользования, за исключением профильных принципов, ценностей и целей ее
опосредования (непосредственно конституционных и интерпретированных). Однако
семейное измерение жизни никогда не получит значение единственного, связанного
только с некой определенной группой основных прав и свобод и, соответственно,
умалением иных полномочий личности. Именно недопустимость такого умаления
определяет неизбежно комплексный, конституционно-системный характер режимов
семейно-правовых режимов, а следовательно и множественность нормативной
артикуляции соответствующий понятий, установлений и требований. Вместе с тем, в
литературе активно отстаивается, например, идея общеправового понятия семьи и его
189
См.: Исаева Н.В. Правовая идентичность (теоретико-правовое исследование):
автореф. дис. … докт. юридич. наук. М., 2014. С. 14 – 15.
190
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 5 июля 2001 года № 135-О об
отказе в принятии к рассмотрению запроса Костромской областной Думы о
толковании понятия «семья», содержащегося в статье 38 (часть 1) Конституции
Российской Федерации // Архив КС РФ. 2001. См., также: Определения
Конституционного Суда РФ от 16 июня 1995 г. № 67-О, от 2 ноября 1995 г. № 93-О, от
26 декабря 1996 г. № 106-О, от 4 февраля 1997 г. № 14-О.
- 148 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
законодательного закрепления. Предлагается, в частности, установить, что семья – это
«малая социальная группа (объединение, союз лиц), основанная на браке, родстве,
усыновлении и иных формах принятия детей на воспитание, связанная общностью
жизни, а также семейными правами и обязанностями»191. В другом законопроекте
предлагается определить семью как «основанное на браке или кровном родстве
объединение лиц, связанных общностью быта и взаимной ответственностью»192.
Критикуя второй и поддерживая первый из приведенных вариантов, Т.В. Шершень
убедительных аргументов в пользу своего вывода не приводит 193, хотя ссылается, в
том числе, на известное Определение Конституционного Суда РФ, где семья
характеризуется как социальный институт и конституционно-ценностная сфера жизни
людей, упорядочение отношений в которой может и должно осуществляться на
федеральном и субфедеральном уровне с учетом специфики различных видов
отношений.
Как известно, Конституция РФ, и международные правовые нормы исходят из
того, что одно из предназначений семьи – рождение и воспитание детей (в контексте
традиционного для России отношения к браку как биологическому союзу мужчины и
женщины)194. В этой связи значительный научный интерес представляет недавнее
решение Конституционного Суда РФ о конституционность законоположения абз. 10
п. 1 ст. 127 СК РФ, согласно которому усыновителями могут быть совершеннолетние
лица обоего пола, за исключением, в частности, лиц, имеющих или имевших
судимость, подвергающихся или подвергавшихся уголовному преследованию (кроме
лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по
реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы,
чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в
психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и
половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения
и общественной нравственности, а также против общественной безопасности 195.
Признаки
неконституционности
названного
законоположения,
как
нарушающего его конституционные права (установленные статьями 2, 7, 17 – 19, 38,
45, 46 и 49 Конституции РФ), заявитель усмотрел в том, что оно устанавливает для лиц
191
См.: Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового
Семейного кодекса Российской Федерации. Томск: Том. гос. ун-т, 2008. С. 13.
192
См.: Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации
2007 года «О состоянии законодательства в Российской Федерации» / Под общ. ред.
С.М. Миронова, Г.Э. Бурбулиса. М.: Совет Федерации, 2008. С. 626 – 627.
193
См.: Шершень Т.В. О праве на семью и проблеме определения понятия семьи в
современном российском праве // Семейное и жилищное право. 2010. № 6. С. 14 – 17.
194
Определение Конституционного Суда РФ от 16 ноября 2006 года № 496-О об отказе
в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Э. Мурзина на нарушение его
конституционных прав пунктом 1 статьи 12 Семейного кодекса Российской
Федерации // Архив КС РФ. 2006.
195
См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 31 января 2014 года № 1-П по
делу о проверке конституционности абзаца десятого пункта 1 статьи 127 Семейного
кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.А. Аникиева // СЗ РФ.
2014. № 7. Ст. 735.
- 149 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
обозначенных категорий бессрочный и безусловный запрет на усыновление, исключая
при этом возможность учета личности потенциального усыновителя и фактических
обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Речь, таким образом,
косвенно идет и о теоретической проблеме конституционной значимости критерия
формальной определенности для норм права, ограничивающих конституционное
правопользование.
Разрешая данное дело, Конституционный Суд РФ опирался как на
непосредственно обозначенные в тексте Конституции РФ принципы и ценности, а
также собственные, ранее выработанные правовые позиции, так и на ряд нормативных
положений соответствующего статуса, закрепленных в международных актах о правах
и свободах человека и гражданина, включая права ребенка. Отдельного упоминания в
этом контексте заслуживает отсылка Суда к принятым Генеральной Ассамблеей ООН
Декларации прав ребенка (Резолюция 1386 (XIV) от 20 ноября 1959 года) и
Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и
благополучия детей, в особенности же – к положению, согласно которому при
передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном
уровнях (Резолюция 41/95 от 3 декабря 1986 года), ребенок ввиду его физической и
умственной незрелости нуждается в специальной охране и заботе, включая
надлежащую правовую защиту, а наилучшее обеспечение интересов ребенка и его
потребность в любви и право на обеспеченность и постоянную заботу должны
являться главным соображением при рассмотрении всех вопросов, связанных с
передачей ребенка для заботы о нем не его собственными родителями.
«Перерастание» естественной эмоционально-психологической потребности
ребенка в семейной, родительской любви в его право (и корреспондирующую этому
праву обязанность других лиц) на обеспеченность материальных и духовных
потребностей и постоянную заботу о нем, – яркий пример конституционно-правовой
конкретизации прав ребенка на жизнь и достоинство его личности и родительских
обязанностей, равно опосредуемых конституционным принципом приоритета
семейного воспитания детей.
Продолжая «погружение» в глубины конституционно-правовых установлений,
Конституционный Суд РФ указал, что предусмотренная п. 1 ст. 123 СК РФ
возможность передачи детей оставшихся без попечения родителей в семью на
воспитание (усыновление (удочерение), под опеку или попечительство, в приемную
семью либо в случаях, предусмотренных законами субъектов РФ, в патронатную
семью), – является одним из средств обеспечения названных конституционных
ценностей. При этом усыновление (удочерение), в характеристике Суда, является
наиболее предпочтительной формой устройства этой группы детей, включая
пасынков (падчериц), которые воспитываются в семье и усыновление (удочерение)
которых не изменяет их статуса в качестве детей, имеющих родительское попечение,
пусть и в лице единственного родителя.
В свою очередь, названная выше конституционная обязанность была
представлена Конституционным Судом РФ и как право граждан, в том числе тем, для
кого биологическое материнство или отцовство исключено по медицинским
показаниям, реализовать естественную потребность в осуществлении родительской
заботы. Право это, впрочем, описывается категорией возможности, сопряженной с
наличием необходимых для ее осуществления фактических предпосылок. Однако
именно как к обеспечению пользования конституционно значимым правом нужно
подходить к юридическому оформлению фактически сложившихся отношений,
- 150 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
содержательно раскрывающих понятие семьи с целью ее укрепления. Соответственно
и к ограничению такой возможности (права) федеральным законом, следует
подходить, исходя из общих – как они определены в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ –
критериев допустимости ограничения прав и свобод человека и гражданина, и прежде
всего – исходя из цели защиты прав и законных интересов ребенка как наиболее
уязвимой и зависимой стороны семейных отношений. Данный подход к ограничениям
должен в равной степени выдерживаться и применительно к отчиму (мачехе),
усыновляющим (удочеряющим) ребенка при отсутствии другого родителя, лишении
его родительских прав либо его согласии на усыновление (удочерение). Тем более что
при наличии у супругов общих детей, соответствующее конституционное равенство
по отношению к усыновителям имеет и существенное социально-психологическое
значение, в том числе служит дополнительной гарантией равенства положения детей в
семье.
Независимо от того, кто является усыновителем ребенка, непререкаемой
конституционной целью при ограничении их соответствующих возможностей (прав)
выступает максимальное обеспечение безопасности каждого ребенка как
непосредственно от преступных посягательств, так и от неблагоприятного воздействия
на его нравственность и психику, которое может существенным образом повлиять на
развитие его личности, даже не будучи выраженным в конкретных противоправных
деяниях196. Именно этой целью обусловлено введение запрета на усыновление детей
лицами, указанными в абзаце 10 п. 1 ст. 127 СК РФ, подтверждая конституционную
правомерность (соразмерность) которого, Конституционный Суд РФ признал, что на
современном этапе развития общества невозможно гарантировать надлежащее
исправление лиц, совершивших преступление, таким образом, чтобы исключить
вероятность рецидива преступлений, а значит – и риски для жизни, здоровья и
нравственности усыновляемых несовершеннолетних.
Проведенная таким образом общая легитимация законодательного подхода к
ограничению прав усыновителей несовершеннолетних детей, принципиально
скорректирована Конституционным Судом РФ в рамках его видения фундаментальной
коллизии принципов исчерпывающей формальной определенности и необходимой
конституционной дифференциации (включая правоприменительную дискрецию) при
ограничениях прав и свобод человека. В этой связи, как установил Суд, безусловный
запрет на усыновление детей для ряда категорий лиц, подвергавшихся уголовному
преследованию, выступает неконституционным ограничением прав этих лиц на
усыновление ребенка, несоразмерным целям его введения, в том числе в случаях,
когда потенциальный усыновитель (при наличии фактически сложившихся между ним
и ребенком отношений и с учетом характера совершенного им или вменявшегося ему
деяния) способен обеспечить полноценное физическое, духовное и нравственное
196
Данная правовая позиция была выработана в Постановление Конституционного
Суда РФ от 18 июля 2013 года № 19-П по делу о проверке конституционности пункта
13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1
Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.К. Барабаш,
А.Н. Бекасова и других и запросом Мурманской областной Думы» // СЗ РФ. 2013. №
30 (ч. II). Ст. 4189.
- 151 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
развитие усыновляемого ребенка без риска подвергнуть опасности его психику и
здоровье, однако суд, разрешающий дело об усыновлении, не правомочен принимать
во внимание обстоятельства совершенного преступления, срок, прошедший с момента
его совершения, форму вины, обстоятельства, характеризующие личность, в том числе
поведение лица после совершения преступления, а также иные существенные для дела
обстоятельства. Неконституционным во всех подобных случаях будет формальный (с
одной только ссылкой на оспоренную норму) отказ суда в возможности усыновления
ребенка, что должно быть исключено на практике. Хотя данное конституционное
требование не снимает с суда обязанности оценить, в том числе с учетом совершения
или возможного совершения преступления (в случае прекращения уголовного
преследования по нереабилитирующим основаниям), насколько усыновление ребенка
конкретным лицом соответствует цели максимальной защиты прав и законных
интересов усыновляемого, обеспечения его полноценного физического, психического,
духовного и нравственного развития без риска быть подвергнутым какой-либо
опасности.
Принятие рассмотренного Постановления Конституционного Суда РФ, таким
образом, стало важным шагом по пути конституционализации правового
регулирования семейных отношений и явилось актом актуально-необходимой
конституционализации российского семейного законодательства; сформулированные
Судом выводы и нормативные положения расширяют пространство правовой
идентичности детей и лиц, наделенных конституционными правами и обязанностями
родителей в Российской Федерации.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Аничкин Е.С. Эффективность конституционного законодательства Российской
Федерации (к вопросу о систематизации критериев) // Государственная власть и
местное самоуправление. 2010. № 10. С. 3 – 6.
Бондарь Н.С. Конституционализация социально-экономического развития
российской государственности (в контексте решений Конституционного Суда
РФ). М.: ООО «Викор-Медиа», 2006. 344 с.
Доклад Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 2007
года «О состоянии законодательства в Российской Федерации» / Под общ. ред.
С.М. Миронова, Г.Э. Бурбулиса. М.: Совет Федерации, 2008.
Исаева Н.В. Правовая идентичность (теоретико-правовое исследование): автореф.
дис. … докт. юридич. наук. М., 2014.
Кокотов А. Н. Конституционное право в российском праве: понятие, назначение и
структура // Правоведение. 1998. № 1. С. 15 – 17.
Кравец И.А. Российская Конституция и конституционализация правового порядка
(некоторые вопросы теории и практики) // Журнал российского права. 2003. № 11.
С. 11 3–124.
Крусс В.И. Понятие, актуальность и формы конституционализации права //
Вестник ТвГУ: серия «Право». 2012. № 19. С. 104 – 119.
Крусс В.И. Теория конституционного правопользования. М.: Норма, 2007. С. 21–
46. 751 с.
Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного
кодекса Российской Федерации. Томск: Том. гос. ун-т, 2008. С. 13 – 16.
- 152 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
10. Шершень Т.В. О значении решений Конституционного Суда Российской
Федерации в защите семейных прав и правовом регулировании семейных
отношений // Семейное и жилищное право. 2009. № 2. С. 21 – 46.
11. Шершень Т.В. О праве на семью и проблеме определения понятия семьи в
современном российском праве // Семейное и жилищное право. 2010. № 6. С. 14 – 17.
RUSSIAN FAMILY PROBLEMS CONSTITUTIONALIZATION LAW
AND LEGAL IDENTITY RELATIONS CORE SUBJECTS
V.I. Kruss
Tver State University
The article is about the individual consequences of the general theory of constitututsionalizatsii law in relation to issues about the industry, including analysis of the
viability of the traditional approaches to subject - aside NIJ family law and legislation
as they relate to pravoustanavli-down provisions of the Constitutional Court.
Keywords: constitutionalization, family law, the right-hand identity, restrictions on
constitutional rights.
Об авторе:
КРУСС Владимир Иванович – доктор юр. наук, заведующий кафедрой теории
права юридического факультета Тверского государственного университета; е-mail: tprava@yandex.ru
- 153 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С.154–160
УДК 347.6
ПОНЯТИЕ И КРИТЕРИИ НУЖДАЕМОСТИ
ПО СЕМЕЙНОМУ ПРАВУ РОССИИ И ГЕРМАНИИ
Д.С. Ксенофонтова
Казанский (Приволжский) федеральный университет
Отсутствие легальных определения и критериев нуждаемости в семейном
законодательстве России влечет проблемы реализации права на получение
содержания. К критериям нуждаемости автор относит единство двух условий –
разумные жизненно важные потребности и неспособность их самостоятельного
удовлетворения.
Ключевые слова: нуждаемость, алиментные обязательства, семейное право.
Для возникновения алиментных обязательств между членами семьи зачастую
необходимо
наличие
факта
нуждаемости
в
материальной
помощи
алиментоуправомоченного лица. Тем не менее в Семейном кодексе Российской
Федерации197 отсутствует легальное определение данного условия возникновения
алиментных правоотношений, не установлены какие-либо критерии того, в каких
случаях лицо является нуждающимся в помощи. Безусловно, законодательное
закрепление четких критериев нуждаемости является весьма сложным и, более того,
условным, поскольку зависит от конкретной ситуации, в которой может находиться
лицо, претендующее на получение алиментов. Оценочный характер данной категории,
а также применяемый в этом случае ситуационный метод правового регулирования,
отражающий специфику семейного права, позволяют учесть особенности каждого
отдельного случая.
В
российской
научной
литературе
под
нуждаемостью
алиментоуправомоченного лица традиционно понимается «явная недостаточность у
лица, требующего уплаты алиментов, средств для удовлетворения необходимых
жизненных потребностей и невозможность самостоятельного обеспечения своего
существования»198. Иными словами, речь идет о том, что «жизнеобеспечение
претендующего на получение алиментов члена семьи ниже уровня его
потребления»199. Н.Н. Тарусина отмечает, что зачастую конкретизация одного
оценочного понятия подразумевает обращение к иным оценочным понятиям, нередко
еще более сложным200. В анализируемом случае категория жизненно необходимых
197
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ. 1996.
№ 1. Ст. 16.
198
Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв.
ред. О.Н. Низамиева. М., 2010. С. 323.
199
Косова О.Ю. Семейно-правовое регулирование отношений по предоставлению
содержания членам семьи: автореф. дис. … д-ра юр. наук. М., 2005. С .37.
200
См.: Тарусина Н.Н. Семейное право в «оркестровке» суверенности и судебного
усмотрения. М., 2014.
С. 182.
- 154 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
потребностей также является оценочной, поскольку в семейном законодательстве
отсутствует перечень таковых. Так, по мнению Е.В. Тресцовой, нуждаемость и есть
совокупность жизненно важных потребностей, «связанных с обеспечением
продуктами питания на уровне физиологически обоснованных норм, необходимой
одеждой, а также жилищем, отвечающим санитарным и техническим требованиям»201,
т.е. внимание акцентируется лишь на материальных потребностях. Однако А.М. Рабец
обоснованно отмечает, что необходим учет и духовных, эстетических потребностей 202.
Помимо самих жизненно важных потребностей весьма важно учитывать способность
их самостоятельного удовлетворения за счет собственных средств. Отсюда в
обозначенных целях принимается во внимание наличие доходов, имущества,
приносящего доход, наличие иных алиментообязанных лиц или лиц, которым
предоставляется содержание203.
Необходимо признать, что в российской науке выработан примерный
критерий нуждаемости – прожиточный минимум. Так, М.В. Антокольская под
нуждаемостью понимает «обеспеченность лица средствами в размере ниже
прожиточного минимума»204. Однако условность данного критерия объясняется тем,
что лицо, имеющее доходы выше величины прожиточного минимума, также может
являться нуждающимся, например, в дорогостоящем лечении, специальном питании,
постороннем уходе205.
Не сомневаясь в правильности данного мнения, отметим, что это приводит к
сложностям при разграничении алиментных обязательств и правоотношений по
участию в несении дополнительных расходов. Так, согласно ст. 86 СК РФ родители
участвуют в несении дополнительных расходов на совершеннолетних детей в том
случае, если имеют место нетрудоспособность, нуждаемость и исключительные
обстоятельства. Полагается, что нуждаемость таких лиц в получении дополнительных
средств определяется таким же образом, как при уплате алиментов на
совершеннолетних нетрудоспособных детей (ст. 85 СК РФ)206, то есть в основе вновь
лежит недостаточность собственных средств для удовлетворения жизненно важных
потребностей, имеющих, однако, уже исключительный характер. К исключительным
обстоятельствам же относятся тяжелая болезнь, увечье, необходимость постороннего
ухода и т.п. Т.е. речь идет аналогично с алиментными обязательствами о нуждаемости,
например, в дорогостоящем лечении, специальном питании и постороннем уходе.
Таким образом, неспособность самостоятельно обеспечить удовлетворение жизненно
необходимых потребностей, вызванных тяжелой болезнью, которая носит, в
201
Тресцова Е.В. Материально-правовые гарантии обеспечения
интересов несовершеннолетних в семейном праве: автореф. дис. …
СПб, 1991. С. 7.
202
См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации
Нечаева. М., 2011. С. 277.
203
См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации
отв. ред. О.Н. Низамиева. С. 323.
204
Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996. С. 275.
205
См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации
отв. ред. О.Н. Низамиева. С. 323.
206
Там же. С. 325.
имущественных
канд. юр. наук.
/ отв. ред. А.М.
(постатейный) /
(постатейный) /
- 155 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
частности, постоянный, хронический характер, может повлечь нуждаемость в
получении алиментов, а не дополнительных средств.
Это имеет большое значение, поскольку не всегда суды исходят из того, что
правоотношения по участию в несении дополнительных расходов являются
разновидностью алиментных правоотношений (в широком смысле). Отсюда
специальные правовые гарантии, закрепляемые в правовых нормах, регулирующих
алиментные отношения, к анализируемым отношениям зачастую не применяются. Так,
рассмотрев вопрос о распространении такой гражданской процессуальной гарантии,
как альтернативная подсудность для исков о взыскании алиментов (ч. 3 ст. 29
Гражданского
процессуального
кодекса
Российской
Федерации207),
на
правоотношения по участию в несении дополнительных расходов, Президиум СанктПетербургского городского суда справедливо указал, что средства на покрытие
дополнительных расходов являются разновидностью алиментных платежей, поэтому
«при обращении в суд для их взыскания применимы нормы ст. 29 ГПК РФ»208.
Суд, учитывая обозначенные критерии, приходит к выводу о том, является ли
лицо, требующее уплаты алиментов, нуждающимся. При заключении соглашения об
уплате алиментов «оценщик» в лице суда отсутствует, а в качестве него выступают
сами стороны соглашения. Исключение составляет лишь заключение такого
соглашения в рамках бракоразводного процесса, поскольку в соответствии со ст. 24
СК РФ при расторжении брака суд рассматривает соглашение о порядке выплаты
средств на содержание нетрудоспособного нуждающегося супруга на предмет
соответствия его условий интересам каждого из супругов. Выполнение этой функции
нотариусом при нотариальном удостоверении соглашения представляется весьма
затруднительным, поскольку отсутствует возможность объективного установления
наличия нуждаемости.
Несколько иной подход имеет место в законодательстве Германии,
необходимость изучения которого объясняется ориентированием российского права
на иностранный опыт правового регулирования, что отмечается, в частности, в
Концепции развития гражданского законодательства209, а также значительным
влиянием германского права на формирование современного российского права 210.
Так, в Германском гражданском уложении211 выделяется два обязательных условия
возникновения правоотношений по предоставлению содержания – нуждаемость
(Beduerftigkeit), которая характеризует материальное положение получателя
207
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. №
138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
208
Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского суда от 03.06.2009 г.
№ 44г-85/09 URL: СПС «Гарант».
209
Концепция развития гражданского законодательства 2009 года
URL:СПС
«Консультант Плюс».
210
См.: Арсланов К.М. О влиянии иностранного правового опыта на формирования
Концепции развития гражданского законодательства // Изменения в Гражданском
кодексе Российской Федерации: новеллы гражданского законодательства 2012:
сборник материалов Всеро. науч.-практ. конф. (г.Казань, 15 июня 2012 г.). М., 2012. С.
28, 32.
211
Buergerliches Gesetzbuch Deutschlands vom 18.08.1986 // RGBl. S. 195.
- 156 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
алиментов, а также платежеспособность (Leistungsfaehigkeit), характеризующая
материальное положение плательщика алиментов. Второе условие также встречается в
семейном законодательстве России и обозначается как «обладание необходимыми
средствами» (ст. 89, 90, 93, 94, 95, 97 СК РФ).
Из содержания § 1602 ГГУ, посвященного правоотношениям по
предоставлению содержания, вытекающим из родства, следует, что нуждающимся
признается лицо, которое не в состоянии самостоятельно себя содержать. Аналогичное
имеет место применительно к алиментным правоотношениям, вытекающим из
расторжения брака, поскольку в § 1577 ГГУ указывается, что нуждающимся
признается такой разведенный супруг, который не может самостоятельно себя
содержать за счет своих доходов и своего имущества. Это предполагает, что
заинтересованное лицо не может в достаточной мере удовлетворить свои жизненные
потребности посредством доходов от трудовой деятельности, имущества или
специальных доходов212.
В литературе отмечается, что, по общему правилу, лицо не может
самостоятельно себя содержать при наличии одновременно трех условий: отсутствие
своего имущества, отсутствие собственных доходов, а также невозможность
осуществлять
деятельность,
приносящую
доход,
например,
ввиду
нетрудоспособности213. Тем не менее из первого условия имеются исключения. Так,
несовершеннолетний ребенок, не состоящий в браке, вправе требовать предоставления
ему содержания от родителей независимо от того, есть ли у него имущество, так как
доходы от него недостаточны для содержания (§1602 II ГГУ). Кроме того, согласно §
1577 II ГГУ лицо вправе требовать предоставления содержания от бывшего супруга
(бывшей супруги), если использование его основного имущества экономически
неоправданно или несправедливо с учетом материального положения сторон.
Исключение из второго условия подразумевает оставление без внимания доходов
управомоченного бывшего супруга, если обязанное лицо предоставляет содержание,
не покрывающее все жизненные потребности (§ 1577 III ГГУ).
Наибольшее количество вопросов вызывает третье условие. Необходимо
отметить, что понятие нетрудоспособности в германском семейном праве поглощается
категорией нуждаемости. При этом нетрудоспособным признается лицо при наличии
инвалидности, тяжелой болезни, а неспособность осуществлять деятельность,
приносящую доход, вызывает обучение в школе или вузе. Не влечет появление
анализируемого условия невозможность осуществлять трудовую деятельность по
специальности или деятельность, которая поддерживала бы привычный уровень
жизни, а также воспитание несовершеннолетнего ребенка. В последнем случае лицо не
освобождается от заботы о самостоятельном обеспечении своего содержания
посредством собственной деятельности, приносящей доход. Тем не менее
Федеральный суд ФРГ признает возможным считать такое лицо нуждающимся, если
воспитание детей и, как следствие, отказ от трудовой деятельности вызваны
отсутствием возможности устройства детей в дошкольные детские учреждения
(детский сад), помощи родственников или семейного партнера 214.
212
См.: Schwab, D. Familienrecht. Muenchen.: Verlag C.H. Beck,. 2010. S. 393.
См.: Muscheler, K. Familienrecht. Muenchen:. Verlag Franz Vahlen., 2013. S. 430.
214
Там же. С.. 430.
213
- 157 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
В судебной практике выработаны своего рода формулы по расчету размера
алиментных платежей, которые в том числе определяют степень нуждаемости
получателя содержания. Так, существует два метода расчетов: метод дифференциации
и метод суммирования; третий метод начисления был признан Федеральным
конституционным судом ФРГ неконституционным. Использование формул позволяет
свести поиск ответа на вопрос о нуждаемости к выполнению нескольких
математических действий.
Метод суммирования применяется преимущественно в Баварии (die bayerische
Unterhaltslinie). В соответствии с ним нуждаемость определяется посредством
сложения доходов обязанного и управомоченного лиц и последующего деления
данной суммы пополам. В дальнейшем из полученного результата вычитается доход
управомоченного лица. Разница и представляет собой степень нуждаемости
потенциального получателя алиментов. Метод дифференциации, как правило, дает
единый результат с методом суммирования. Согласно дифференциальному методу
разница между доходами обязанного и управомоченного лица умножается на
показатель, установленный в так называемой Дюссельдорфской таблице (Duesseldorfer
Tabelle). В настоящее время такой показатель равняется 3/7. Результат вновь
показывает степень нуждаемости215.
К покрываемым содержанием жизненным потребностям относятся
потребности в питании, жилье, медицинском обслуживании, в проведении свободного
времени216. То есть в основе лежит необходимость обеспечения некоего минимума для
существования. В § 1578, 1610 II ГГУ обозначаются специальные разумные
жизненные потребности. К ним относятся расходы на школьное, профессиональное
образование, повышение квалификации и переподготовку, на воспитание, по
соразмерному страхованию на случай болезни, необходимости ухода, снижения
трудоспособности или по старости. Разумность определяет верхние пределы таких
потребностей, что может быть воспринято и в российской практике наряду с
жизненной необходимостью как нижним пределом.
Весьма актуальным для германской научной мысли является вопрос о влиянии
добровольных предоставлений третьими лицами на нуждаемость их получателей в
рамках алиментных правоотношений. Подобного рода платежи не являются по своей
природе содержанием, на них отсутствует право требования, ввиду чего третье лицо
может в любое время прекратить их выплаты. Большинство исследователей полагают,
что ответ на данный вопрос зависит от категоричности желания третьего лица
единолично оказывать помощь алиментоуправомоченному лицу. Так, если
алиментоуправомоченный ребенок обучается в другом городе и проживает там
бесплатно у своего дяди, то это само по себе не является основанием для уменьшения
размера алиментов со стороны его родителей. Тем не менее, данный критерий воли
характеризуется в литературе как весьма неопределенный, а при ориентировании на
«безмолвную» волю – несколько фиктивный217. Также встречается позиция, что в том
случае, если добровольные платежи покрывают в части или полностью жизненные
потребности их получателя, то нуждаемость исключается, поскольку происходит
215
Там же. С. 268-269.
См.: Schwab, D.Op/cit/. S. 393.
217
Там же.
216
- 158 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
достижения целей алиментирования218. По мнению других ученых, обязательство по
предоставлению содержания прекращается в результате его исполнения третьим
лицом (§ 267 ГГУ). Не соглашаясь с этим, К. Мушелер (K. Muscheler) отмечает, что в
данном случае нельзя говорить об исполнении обязательства (его прекращении),
поскольку
при
отсутствии
нуждаемости,
вызванном
добровольными
предоставлениями, оно даже не может возникнуть 219. Представляется, что данная
проблема весьма актуальна и для российской почвы, поскольку лицо, претендующее
на содержание, также может получать дополнительные платежи от третьих лиц вне
института алиментирования. Сложность здесь видится в возможном отсутствии
фиксации таковых.
Итак, проблемы понятия и критериев нуждаемости алиментоуправомоченных
членов семьи являются весьма актуальными не только для российской правовой
действительности. Поскольку под нуждаемостью в семейном праве России и
Германии поднимается неспособность члена семьи самостоятельно обеспечить
удовлетворение жизненно необходимых потребностей, постольку представляется
возможным выделение двух основных условий, которые являются ключевыми при
определении наличия нуждаемости в каждом конкретном случае. К таковым относятся
разумные жизненно важные потребности и неспособность их самостоятельного
удовлетворения.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996. 366 с.
Арсланов К.М. О влиянии иностранного правового опыта на формированиt
Концепции развития гражданского законодательства // Изменения в Гражданском
кодексе Российской Федерации: новеллы гражданского законодательства 2012:
сборник материалов Всероссийской науч/-практ/ конф/ (Казань, 15 июня 2012 г.).
М., 2012. С. 28−34.
Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / отв. ред. А.М.
Нечаева. М., 2011. 559 с.
Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (Постатейный) / отв.
ред. О.Н. Низамиева. М., 2010. 560 с.
Концепция развития гражданского законодательства 2009 года URL: СПС
«КонсультантПлюс».
Косова О.Ю. Семейно-правовое регулирование отношений по предоставлению
содержания членам семьи: автореф. дис. … д. юр.. наук. М., 2005. 54 с.
Тарусина Н.Н. Семейное право в «оркестровке» суверенности и судебного
усмотрения. М., 2014. 288 с.
Тресцова Е.В. Материально-правовые гарантии обеспечения имущественных
интересов несовершеннолетних в семейном праве: автореф. дис. … канд. юр. наук.
СПб., 1991. 18 с.
Gernhuber, J., Coester-Waltjen, D. Familienrecht. Muenchen. Verlag C.H. Beck. 2010.
218
См.: Gernhuber, J., Coester-Waltjen, D. Familienrecht. Muenchen. Verlag C.H. Beck.
2010. S. 514.
219
См.: Muscheler, Op/cit/. 2013. S. 430.
- 159 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
10. Muscheler, K. Familienrecht. Muenchen. Verlag Franz Vahlen. 2013.
11. 1 Schwab, D. Familienrecht. Muenchen. Verlag C.H. Beck. 2010.
DEFINITION AND CRITERIA OF NEEDINESS IN RUSSIAN
AND GERMAN FAMILY LAW
D.S. Ksenofontova
Kazan (Volga region) Federal University
The lack of legal definition and criteria of neediness in Russian Family law causes
problems in realization of the right to receive maintenance. In this article, criteria of
neediness appear as a unity of two conditions – reasonable vital needs and inability to
meet them.
Keywords: neediness, alimony obligations, family law.
Об авторе:
КСЕНОФОНТОВА Дарья Сергеевна – аспирант кафедры гражданского и
предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета
(420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 18), е-mail: ksdarya@mail.ru
- 160 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С.161–168
УДК 347.6
ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ИНСТИТУТА БРАЧНОГО ДОГОВОРА
В РОССИИ И В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
А.А. Кужилина
Северо-Казахстанский Государственный университет
им. М. Козыбаева
Брачный договор имел свое распространение еще с древности. В статье
раскрывается становление института брачного договора начиная с Др. Рима,
Великого Княжества Литовского, России, Германии, Франции, а также развитие
брачных соглашений в казахском обычном праве.
Ключевые слова: брачное соглашение, калым, брачный договор.
Совершеннолетие Семейного кодекса неразрывно связано с развитием и
совершеннолетием брачного договора, который законодательно получил свое
распространение на территории Российской Федерации восемнадцать лет назад.
Возникновение брачных отношений, характеризующихся постоянством,
взаимодействием общественно и индивидуально значимых прав и обязанностей
супругов послужило базой для возникновения института брачного договора.
Брачный договор как любой другой институт имеет свою историю, без
которой невозможно понять его назначение в современном обществе. Издавна он
выполнял функцию закрепления предопределенных образцов, в частности, в брачносемейных имущественных отношениях. Необходимо отметить, что репродуктивная
миссия человечества способствовала развитию брака как обычая, а затем в
нормативном порядке. Брак являлся по своей правовой квалификации одним из видов
договоров, направленных на возникновение брачных отношений. Его следует
рассматривать как один из первых видов договоров, поскольку исторически другие
виды договоров в условиях натурального хозяйства носили эпизодический характер.
Уже в древнем мире было отмечено первое упоминание о брачном договоре.
Так, параграф 128 Законов Хаммурапи гласит: «Если человек взял жену и не заключил
с ней договора, то эта женщина – не жена»220. Писец у городских ворот писал тексты
брачных контрактов клинописью на глиняных табличках, которые затем обжигались и
хранились на случай возможных в будущем конфликтов.
Схожие процедуры, предшествовавшие браку, можно найти в Ветхом Завете.
Помолвка имела, прежде всего, правовое значение и состояла в передаче женихом
денежной суммы или дара отцу невесты: «Назначьте самое большое вено и дары; я
дам, что ни скажете мне, только отдайте мне девицу в жену» (Быт. 34, 12); «Если
обольстит, кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст ей вено [и возьмет
ее] себе в жену» (Исх. 22, 16). В более позднее время происходило составление
брачного контракта: «И призвал Едну, жену свою, и, взяв свиток, написал договор и
220
Законы Хаммурапи [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.hist.msu.ru
- 161 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
запечатал» (Тов. 7, 13)221 . Через это устанавливался предварительный союз не только
между женихом и невестой, но и между их семьями, который окончательно
реализовывался в свадебной церемонии.
Более современную окраску брачный договор имел в римском праве.
Обращение к римскому частному праву объясняется тем, что современное
законодательство позаимствовало данный институт из римского частного права.
Концепция брачного договора сложилась именно там. Следует сказать, что в частном
праве древнего Рима брачные соглашения носили наиболее оправданный,
убедительный и рациональный характер.
В римскую эпоху существовали
контракты (соглашения), связанные с заключением брака, имущественными
отношениями супругов в браке, брачные соглашения, определяющие объем и качество
приданого и предбрачного дара. Такого рода соглашения явились прообразами
современного брачного договора.
Однако изучение гносеологических корней брачного договора невозможно
лишь на примере римского права. Чтобы знать истинные корни брачных отношений в
обществе, необходимо проанализировать историческое развитие брачных соглашений
различных этносов.
Так, привилей (грамота) Великого князя Литовского Александра
Каземировича 1492 года (один из древнейших памятников писаного права в Беларуси)
устанавливал, что жена приносит свое приданое семье, которое переходит по
наследству детям так же, как и имущество мужа. Муж, в свою очередь, должен был
обеспечить целостность приданого жены путем залога на часть собственного
имущества, что называлось веновой записью. В случае смерти мужа его имущество
находилось в пользовании вдовы, пока та не выходила замуж, при условии, что у нее
были дети. Если детей не было, то имущество мужа переходило к его родственникам.
Но если муж оставил вено, то этим имуществом она могла распоряжаться по своему
усмотрению. По мнению Н. Рулан, веновая запись являлась своего рода брачным
договором222.
В соответствии со статьёй 8 привилея 1492 года, имущество мужа находилось
в пользовании вдовы, пока та не выходила замуж, при условии, что у неё были дети.
Если детей не было, то имущество мужа переходило к его родственникам. Но если
муж оставил вено, то этим имуществом жена могла распоряжаться по своему
усмотрению.
Статуты
Великого
Княжества
Литовского
являлись
основными
систематизированными источниками права на территории современной Беларуси.
Личные и имущественные отношения супругов обстоятельно регулировались
III Статутом 1588 года. Большое внимание уделялось вопросу имущественного
обеспечения содержания жены, подробно излагались записи нормативного
закрепления размера вена. Можно сделать вывод о том, что вышеизложенные нормы
очень близки современному брачному договору, и что веновую запись вполне можно
считать его прообразом.
221
Ветхий Завет [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.hist.msu.ru
Рулан Н. Юридическая антропология. Учебник для вузов. / Пер. с фр. / Н. Рулан. М.: Норма, 2010. – С. 201.
222
- 162 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
По мнению Н.С. Нижник, «если говорить о гносеологических корнях брачного
договора в России, то до принятия христианства семейные отношения на Руси
регулировались обычным правом. Выделялся такой способ заключения брака, как
похищение невесты женихом без ее согласия; покупка невесты у ее родственников.
Брак заключался по соглашению между родственниками невесты и женихом или его
родственниками. При купле невесты и при заключении брака с приданым по
соглашению между женихом и родственниками невесты возникали, простейшие
договорные отношения между мужем и женой и между родственниками со стороны
мужа и со стороны жены»223.
С принятием христианства на Руси брачно-семейные дела были отнесены к
компетенции православной церкви. Содержание христианского брака противоречило
пониманию брака в язычестве, допускавшем свободу разводов и независимое
существование супругов. Согласно установлениям «Кормчей книги», венчанию
предшествовало обручение-сговор, во время которого родители невесты и жених
условливались о заключении брака и договаривались о приданом. Акт обручения
оформлялся специальной сговорной записью (рядной); на случай нарушения вступить
в брак устанавливалась неустойка – заряд.
При обручении в сговорной записи могли устанавливаться условия,
определяющие права и обязанности супругов по поводу имущества в браке и после его
прекращения. Приданое давалось невесте ее родителями и родственниками.
Относительно того, было ли в то время приданое общесемейным имуществом или
раздельной собственностью жены, нет единого мнения среди ученых. А.И.
Загоровский считает его общим, а К. Неволин –раздельным224.
М.К. Цатурова в своем исследовании делает вывод, что «прообразы
современного брачного договора в русском семейном праве были представлены
соглашениями между родителями невесты и женихом по личным и имущественным
правам и обязанностям будущих супругов, а также по вопросам о составе и размерах
приданого»225.
С петровских времен приданое жены рассматривается как ее раздельное
имущество, которым муж не может даже пользоваться. В ст. 109 Законов гражданских
говорится о том, что «браком не создается общего владения в имуществе супругов,
каждый из них может иметь и вновь приобретать отдельную собственность» - таким
образом А.И. Загоровский описывает законный режим супругов, который по
нормативным источникам определялся как раздельный. Свод Законов Российской
Империи регулировал имущественные права и обязанности супругов. Обратимся к
лучшим монографиям по семейному праву дореволюционного периода, в частности,
работе А.И. Загоровского становится очевидно, что А.И. Загоровский описывает
существующий на тот момент законный режим имущества супругов - режим
223
Нижник Н.С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в контексте
эволюции государственно-правовой системы России: дис. ... д.ю.н.: 12.00.01. / Н.С.
Нижник. - СПб.: РГБ ОД, 2003. - 492 c.
224
Антокольская М.В. Лекции по семейному праву: Учебное пособие . – М.: Юристь,
1995. С. 45.
225
Цатурова М.К. Русское семейное право 16-18вв. / М.К.Цатурова. - М.: Юридическая
литература, 2010. – 514 с.
- 163 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
раздельности226. Современный исследователь правового регулирования семейных
отношений в дореволюционный период А.В. Мыскин считает, что ответ здесь
однозначен: ни Своду Законов, ни каким-либо иным законодательным актам
Российской Империи брачный договор известен не был. Позитивное законодательство
предусматривало только один режим супружеского имущества - законный режим
имущества супругов в виде режима раздельности227.
Достаточно интересна работа К.П. Победоносцева «Курс гражданского
права», а именно ее второй том под названием «Права семейственные, наследственные
и завещательные» (1871 г.). К.П. Победоносцев, пишет, что условия брачного договора
носили исключительно «имущественный характер», что характерно для современного
регулирования брачных договоров в России и большинства западных стран. Если же
учесть то обстоятельство, что крестьянство составляло доминирующую часть
населения Россия, то указанный обычай, судя по всему, был весьма распространен на
практике228. К сожалению К.П. Победоносцев не говорит о моменте появления
данного обычая в быту людей, что делает практически невозможным установление
времени зарождения брачного договора в российском правопорядке.
Таким образом, опираясь на выводы советских ученых К.П. Победоносцева,
Г.Ф. Шершеневича, Д.И. Мейера, А.В.Мыскин в своей работе утверждает, что
российское дореволюционное право не знало такого правового института как брачный
договор, но существовали так называемые предбрачные соглашения, которые
послужили прообразом брачному договору. Данные соглашения носили чисто
имущественный характер и распространены были среди крестьянства как обычай.
Следует отметить, что положения брачных соглашений тех лет носили менее
демократичный характер, нежели современный брачный договор. Это выражалось, вопервых, в том, что решение о вступлении в брак принималось родителями молодых, а
не самими брачующимися, что нарушает один из главных принципов действующего
семейного права о добровольности брачного союза мужчины и женщины. Во-вторых,
договор о заключении брака носил принудительный характер, поскольку лица,
вступающие в брак, выступали не как субъекты, а как объекты, согласие или
несогласие на вступление в брак, личные симпатии не принимались во внимание.
Обычное право казахов выбора жениху и невесте не предоставляло. Сватовство могло
быть осуществлено еще до рождения детей, как правило, между тесно дружившими
семьями, в младенческом возрасте будущих «жениха» и «невесты» либо уже во
взрослом состоянии.
Брачный договор регулировался и до сих пор продолжает детально
регулироваться Французским гражданским кодексом (Кодексом Наполеона),
вступившим в силу в 1804 г. и действующим во Франции, правда со значительными
226
Загорский А.И. Курс Семейного права. / А.И. Загорского. - М.: Юрист, 2009. - С.
34-47
227
Мыскин А.В. Брачный договор в системе российского частного права. / А.В.
Мыскин. - М.:Статут,2012.– С. 17.
228
Победоносцев К.П. Курс гражданского права. В 3Т. Т. 2. /Под ред. В.А. Томсинова.
М.: Зерцало, 2008. С. 127-133.
- 164 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
изменениями, по сей день. Истории известно, что и сам Наполеон в 1810 г. заключил
брачный договор со своей супругой - австрийской эрцгерцогиней Мирией-Луизой229.
Впервые соглашения, заключаемые между супругами по поводу
регулирования имущественных отношений в браке, стали называться брачными
договорами в Гражданском кодексе Франции 1804 года. Статья 1101 французского
Гражданского кодекса определяла договор как обязательство, устанавливаемое между
конкретными людьми. Брачный договор определялся во французском Гражданском
кодексе как заключаемый в нотариальной форме договор, определяющий режим
имущественных отношений супругов, а при отсутствии оного устанавливалась так
называемая законная общность имущества супругов, которая распространялась на их
добрачное имущество и движимое имущество, приобретенное ими в браке.
Таким образом, имущественные отношения, которые складывались между
супругами, определялись договором, который имел название contract de marriage.
Существовали определенные условия для того, чтобы contract de marriage имел
юридическую силу. Договор должен быть заключен в письменной форме, нотариально
удостоверен в присутствии свидетелей. Как правило, брачные договоры заключались
представителями средней и крупной буржуазии. Если супругами не заключался
брачный договор, имущественные отношения супругов подчинялись законному
режиму общности.
Содержатся нормы о брачном договоре и в тексте Германского Гражданского
Уложения (ГГУ), принятого в 1896 г. и вступившего в силу в 1900 г. Более того,
нормы о брачных договорах содержались и в нормативных документах,
предшествовавших общефедеральному ГГУ - брачный договор регулировался
нормами Прусского, Земского и Саксонского Уложений, действовавших в
соответствующих частях Германии230.
Если говорить о странах ближнего зарубежья, то в качестве изучения возьмем,
прежде всего, Казахстан. Исторические корни брачного договора в Казахстане
необходимо искать в обычном праве казахов, также следует затронуть и нормы
мусульманского права – адата и шариата, так как влияние его на регулирование
семейно-брачных отношений казахов было значительным.
Самой распространенной формой брака у казахов являлась женитьба путем
сватовства и выкупа невесты за калым. По казахскому обычному праву брак считался
имущественной сделкой между родителями или близкими родственниками жениха и
невесты. В силу этой сделки родня невесты уступала ее в дом жениха за калым.
Калым являлся непременным условием заключения брака, без которого вообще нельзя
было допускать мысли о вступлении в брак. Калым, точнее «калын мал», в системе
выкупов за невесту занимает первостепенное значение, лишь он позволял осуществить
брачное право. Уплата калыма была равнозначна бракосочетанию. Брак в казахском
обществе являлся делом всего родового коллектива. Имело значение не столько
заключение брака, сколько установление в связи с этим родственных отношений,
отношений взаимной помощи и ответственности между родами. Калым выступал в
229
Орлова Н.В. Брак и семья в международном частном праве. / Н.В. Орлова. - М.:
Юридическая литература, 2009. – С. 61
230
Шебанова Н.А. Семейные отношения в международном частном праве. / Н.А.
Шебанова. - М.: Юрист, 2011. – С. 211.
- 165 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
качестве объединения интересов разных родов. Как отмечал казахский ученый ЯкупМурза Акпаев: «у киргизов первоначальный брачный договор скрепляется подарком,
называемым каргы бау. Такой подарок, состоящий в большинстве из верблюда и
лошади, делается родителями жениха»231. Калым развился из выкупа подарков,
преподносимых родственникам невесты, на определенной стадии рост количества
подарков, их стоимость привели к качественным изменениям, выкуп за невесту уже не
мог воплощаться в форме подарков, он перерос ее и принял форму калын мал.
Постепенно утверждается и обычай, требующий платы самой девушке. Так возникает
собственно калым – кара мал232.
Брачный договор в киргизских обычаях состоял в произнесении слов: «взял» и
«отдал». Брачный договор заключается старшими ближайшими родственниками
жениха (или им самим) и старшими ближайшими родственниками невесты. В
отношении возраста невесты установлены ограничения – не моложе 15 и не старше 20
лет (в разных источниках до 23 лет). Если жених не уплатил договоренную сумму
(калым) до достижения невестой 20 лет, брачный договор считался ничтожным. Если
брачный договор совершен после достижения невестой 20-ти летнего возраста, то срок
выполнения принятого обязательства зависит от соглашения сторон. Что касается
брака в шариате, то он известен под арабским термином «никах» и буквально означает
физическое сожительство. На юридическом языке этим словом обозначается особого
рода частный договор, имеющий целью деторождение. Обязательным условием для
вступления в брак является уплата со стороны мужчины так называемого «махра» (т.е.
калыма) родителям или родственникам женщины. Шариат предписывает женщине:
«строго соблюдать супружескую верность с момента подписания брачного
договора…»233.
Итак, в казахском обществе брак преследовал две основные цели: заключение
калымного договора, регулирующего имущественный
аспект брачующихся;
установление прочных межродовых связей для достижения наибольшего могущества в
степи. Заключение калымного договора между родителями играло роль регулятора
отношений между родами.
Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что в вышеупомянутых странах
договоры, заключаемые между супругами, не назывались конкретно «брачным
договором», но из их назначения в семейно-брачных отношениях прямо можно
сказать, что эти договоры по характеру и материальному закреплению могут быть
идентифицированы как брачный договор. Учитывая, что впервые появление такого
юридического института, как брачный договор, было в Гражданском кодексе Франции
1804 года, можно сказать, что именно Франция является родиной брачного договора.
Итак, можно констатировать сходство норм права в области семейно-брачных
231
Якуп-Мурза Акпаев Наброски по обычному, в частности, брачному праву киргизов.
Зап. Семипалатинского подотдела, Западно-Сибирского отдела императорского
русского географического общества. / Якуп-Мурза Акпаев (по изданию 1907 г.) –
Астана: Данекер, 2011. - С. 1-11.
232
Ахметова Н.С. Обычное право казахов в 18 и первой половине 19 века. / Н.С.
Ахметова – Алматы: Казак Университеті, 2010. - С. 108.
233
Ахметова Н.С. Обычное право казахов в 18 и первой половине 19 века. / Н.С.
Ахметова – Алматы: Казак Университеті, 2010. - С. 83.
- 166 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
отношений у разных народов в разные времена. Корни брачного договора глубоко
уходят в историю. Понятия «брак» и «брачный договор»
признавались
тождественными, иными словами, под брачным договором понимался договор о браке
(сговор, калымный договор, брачный договор в древнем Риме). Безусловно, время
вносит свои дополнения и коррективы. В современном понимании брачный договор
выполняет иную, качественно эволюционированную функцию в правовом аспекте,
нежели брачные соглашения, действовавшие ранее. В то же время принципиальным
отличием
термина
брачный
договор,
применяемого
современными
законодательствами большинства стран, в том числе российским и казахстанским,
состоит в том, что между браком и брачным договором нельзя поставить знак
равенства.
Список литературы:
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Антокольская М.В. Лекции по семейному праву: Учебное пособие . – М.: Юристь,
1995.
Ахметова Н.С. Обычное право казахов в 18 и первой половине 19 века. / Н.С.
Ахметова – Алматы: Казак Университеті, 2010.
Ветхий Завет [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.hist.msu.ru
Загорский А.И. Курс Семейного права. / А.И. Загорского. - М.: Юрист, 2009.
Законы Хаммурапи [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.hist.msu.ru
Мыскин А.В. Брачный договор в системе российского частного права. / А.В.
Мыскин. - М.:Статут,2012.
Нижник Н.С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений в контексте
эволюции государственно-правовой системы России: дис. ... д.ю.н.: 12.00.01. / Н.С.
Нижник. - СПб.: РГБ ОД, 2003.
Орлова Н.В. Брак и семья в международном частном праве. / Н.В. Орлова. - М.:
Юридическая литература, 2009.
Победоносцев К.П. Курс гражданского права. В 3Т. Т. 2. /Под ред. В.А.
Томсинова. М.: Зерцало, 2008.
Рулан Н. Юридическая антропология. Учебник для вузов. / Пер. с фр. / Н. Рулан. М.: Норма, 2010.
Цатурова М.К. Русское семейное право 16-18вв. / М.К.Цатурова. - М.:
Юридическая литература, 2010. – 514 с.
Шебанова Н.А. Семейные отношения в международном частном праве. / Н.А.
Шебанова. - М.: Юрист, 2011.
Якуп-Мурза Акпаев Наброски по обычному, в частности, брачному праву
киргизов. Зап. Семипалатинского подотдела, Западно-Сибирского отдела
императорского русского географического общества. / Якуп-Мурза Акпаев (по
изданию 1907 г.) – Астана: Данекер, 2011.
- 167 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
THE HISTORY OF THE FORMATION MARRIAGE CONTRACT INSTITUTE IN
RUSSIA AND FOREIGN COUNTRIES
A.A. Kuzhilina
North-Kazakhstan State University named after
Manach Kozybayev
The marriage contract has got its circulation since the ancient ages. The formation jf
themarriage contract institute are revealed since Ancient Rome, The Great Lithuanian
Princedom, Russia, Germany, France. The development of marriage contracts in
kazakh law takes place too in this article.
Keywords: Family Code, Marriage contract, calim, Kazakh society, etc.
Об авторе:
КУЖИЛИНА Анастасия Анатольевна – старший преподаватель кафедры
правовых дисциплин Северо-Казахстанского государственного университета им.
М.Козыбаева (150000, г. Петропавловск, ул. Пушкина 86, e-mail: kuzhana@yandex.ru)
- 168 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С.169–174
УДК 347.642
СЕМЕЙНО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ОПЕКУНОВ (ПОПЕЧИТЕЛЕЙ)
НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
Е.Г. Куропацкая
Одинцовский гуманитарный университет
Статья посвящена рассмотрению вопроса о семейно-правовой ответственности
опекунов (попечителей) детей, утративших родительское попечение.
Вследствие установления опеки (попечительства) над несовершеннолетним,
утратившим родительское попечение, между опекуном (попечителем) и
подопечным ребенком возникают семейные отношения, которые регулируются
семейным законодательством. В случае ненадлежащего исполнения опекуном
(попечителем) своих обязанностей, наступает его ответственность, которая
является по своей юридической природе семейно-правовой и представляет
собой охранительный правовой институт, в рамках которого осуществляется
защита прав подопечного ребенка и реализуются предусмотренные санкцией
неблагоприятные последствия для нарушителя.
Ключевые
слова:
юридическая
ответственность,
семейно-правовая
ответственность, ответственность опекуна (попечителя), защита прав
несовершеннолетних, опека и попечительство.
В Российской Федерации ребенок признан самостоятельным субъектом права,
его общегражданские права и свободы, закреплены в Конституции РФ (глава 2) и
конкретизированы в отдельной главе Семейного кодекса РФ (глава 11 СК РФ). Права
детей, утративших родительское попечение и потому нуждающихся в дополнительной
защите со стороны государства, особо выделены семейным законодательством (ст. 148
СК РФ). В случае нарушения этих прав семейное законодательство закрепляет также
семейно-правовые способы защиты подопечного ребенка, которые включают в себя
меры юридической ответственности опекуна (попечителя) несовершеннолетнего.
Вопрос о принадлежности ответственности опекунов (попечителей)
несовершеннолетних к семейно-правовой является дискуссионным. Это связано и с
отсутствием в науке четких критериев, на основании которых можно было бы судить о
наличии самостоятельного вида юридической ответственности в каждой отрасли
права, и с отсутствием единого мнения относительно отраслевой принадлежности
института опеки и попечительства над несовершеннолетними. Что касается Семейного
кодекса РФ, то он не содержит ни понятия семейно-правовой ответственности, ни
понятия опеки и попечительства над несовершеннолетними.
Семейный кодекс, закрепляя основные составляющие содержания опеки и
попечительства, определяет лишь цели этого института: согласно п.1 ст. 145 СК РФ,
опека и попечительство устанавливаются над детьми, оставшимся без попечения
родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их
- 169 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
прав и интересов234. На наш взгляд, указанные законодателем цели опеки
взаимосвязаны, так как благоприятные условия семейного воспитания включают в
себя и бережное отношение к личным правам подопечного ребенка, и его содержание,
и охрану его имущественных прав. Тем не менее, главная цель установления опеки над
несовершеннолетними определяет сущность и назначение самого института, что, в
свою очередь имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение, так
как оказывает влияние на выбор опекуна; характер и объем его прав и обязанностей по
отношению к подопечному ребенку; особенности контроля за деятельностью
опекунов; специфику прекращения оснований опеки и, конечно, ответственности
опекуна за ненадлежащее осуществление своих обязанностей.
Поэтому в зависимости от акцентов, которые ученые расставляют,
рассматривая назначение института опеки и попечительства, делаются выводы о
природе правового регулирования возникающих отношений по опеке. Если, по
мнению ряда авторов, устройство под опеку предполагает в первую очередь
восполнение недостающей дееспособности несовершеннолетнего, а обязанности
опекуна по воспитанию осиротевшего ребенка вторичны, то вполне логично «отдать
пальму первенства» гражданскому законодательству в правовом регулировании
отношений по опеке и попечительству235. Если же основная функция опекуна
сводится к воспитанию осиротевшего ребенка, формированию его личности, а
гражданско-правовое представительство и защита имущественных прав подопечного
носят подсобный характер, то существо отношений по опеке над
несовершеннолетним, лишенным родительского попечения, является семейноправовым
и,
следовательно,
регулируются
эти
отношения
семейным
законодательством236.
234
Опека устанавливается над несовершеннолетними в возрасте до 14 лет,
попечительство с 14 до 18 лет. По нашему мнению, основным назначением опеки и
попечительства над несовершеннолетним является обеспечение права ребенка на
жизнь и воспитание в семье. С этой точки зрения между опекой и попечительством
нет разницы. Поэтому далее по тексту будет употребляться термин «опека».
235
Л.Ю. Михеева и М.В. Антокольская придерживаются мнения относительно
гражданско-правовой природы отношений по опеке и попечительству, и эта позиция
нашла сторонников в среде отечественных цивилистов, анализирующих действующее
законодательство об опеке и попечительстве. См. Михеева Л.Ю. Опека и
попечительство: теория и практика. М., 2004. С. 251; Антокольская М.В. Семейное
право. М., 2010. С. 396; Комментарий к Федеральному закону от 24.04.2008 года № 48ФЗ «Об опеке и попечительстве» (постатейный)/Под общ. ред. д.ю.н., проф.
Дмитриева Ю.А. М., 2009. С. 31-37; Чашин А.Н. Комментарий к Федеральному закону
«Об опеке и попечительстве» от 24.04.2008 № 48-ФЗ (постатейный научнопрактический). Москва, 2009. С. 16-19; Арутюнян Г.В. Правовое регулирование форм
устройства детей, оставшихся без попечения родителей. М., 2009. С. 43-50.
236
Этой точки зрения придерживаются А.И. Пергамент, Н.М. Ершова, А.М.Нечаева,
А.М. Рабец, Л.М. Пчелинцева. См. Пергамент А.И. Опека и попечительство. М., 1966.
С. 3; Ершова Н.М. Опека, попечительство, усыновление. М., 1984. С. 10; Комментарий
к Семейному кодексу РФ./Отв. редактор д.ю.н. Нечаева А.М. М., 2009. С. 30; Рабец
А.М. Реформа законодательства об опеке и попечительстве в современной России:
- 170 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
На наш взгляд, опека над несовершеннолетним, утратившим родительское
попечение – это устройство его в семью опекуна с целью создания ему подходящих
условий семейного воспитания, и именно этой цели подчинена защита его прав, как
личных, так и имущественных. Опекун как воспитатель полностью заменяет
подопечному ребенку родителей, и обязанности опекуна по существу совпадают с
обязанностями родителей, о чем свидетельствуют положения ст. 63 СК РФ и ст. 148ˈ
СК РФ. Поэтому вследствие установления опеки между опекуном и
несовершеннолетним подопечным возникают именно семейные отношения, которые
регулируются семейным законодательством.
Не случайно Семейный кодекс особое внимание обращает на права и обязанности
опекуна личного характера: опекун или попечитель имеет право и обязан воспитывать
подопечного ребенка, заботиться о его здоровье, физическом, психическом, духовном и
нравственном развитии, а также обязан обеспечить получение ребенком общего
образования. Опекун вправе самостоятельно определять способы воспитания подопечного
ребенка, имеет право выбора образовательной формы его обучения и право требования на
основании решении суда его возврата от любых лиц, удерживающих у себя ребенка без
законных оснований, в том числе от родителей и усыновителей. То есть семейное
законодательство обеспечивает беспрепятственное осуществление членами семьи своих
прав (п.1 ст.1 СК РФ). Вместе с тем, Семейный кодекс обеспечивает право подопечного
ребенка на надлежащее семейное воспитание, которое он может получить только в семье,
не представляющей для него опасности. Опекун обязан соблюдать требования,
предусмотренные п. 1 ст. 65 СК РФ, и в случае, если он исполняет свои обязанности в
ущерб правам и интересам подопечного ребенка, то несет ответственность в
установленном законом порядке.
Понятие ответственности в семейном праве тождественно гражданскоправовому. Ответственность представляет собой обязанность лица претерпеть
лишение права или иные дополнительные неблагоприятные последствия своего
виновного противоправного поведения237. Ответственность является одним из
охранительных семейно-правовых институтов, в рамках которого мерами
государственного принуждения осуществляется защита субъективных прав, и
реализуются предусмотренные санкциями неблагоприятные для виновного лица
последствия в виде лишений (ограничений) личного или имущественного характера.
Иными словами, ответственность наступает, с одной стороны, в целях применения к
правонарушителю определенных санкций за его противоправное поведение, с другой
стороны, обеспечения защиты прав управомоченного лица.
Вместе с тем, семейно-правовая ответственность обладает специфическими
чертами. Во-первых, меры семейно-правовой ответственности могут применяться
только в отношении членов семьи. Третьи лица, не участвующие в возникшем
семейном правоотношении не могут быть привлечены к семейно-правовой
достоинства, просчеты, проблемы. М., 2009. С. 97; Пчелинцева Л.М. Комментарий к
Семейному кодексу РФ. М., 2004. С. 594.
237
Антокольская М.В. Семейное право. М., 2010. С. 77.
- 171 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
ответственности. А в случае нарушения семейных прав участников семейных
отношений третьи лица несут перед ними гражданскую, административную или
уголовную ответственность.
Опекун заменяет осиротевшему ребенку родителя, следовательно, в контексте
отношений «опекун - подопечный ребенок» ответственность опекуна является
семейно-правовой и наступает, с одной стороны, с целью применения к нему
определенных санкций за его противоправное поведение, с другой, обеспечения
защиты прав подопечного ребенка.
Содержание семейно-правовой ответственности опекуна заключается в
отстранении его от личного воспитания подопечного ребенка. А если он использовал
опеку в корыстных целях, либо в случае оставления подопечного ребенка без надзора
и необходимой помощи, органы опеки и попечительства обязаны передать прокурору
соответствующие материалы для решения вопроса о привлечении виновного лица к
ответственности в установленном законом порядке. В соответствии с ч. 4 ст. 26 и п.2
ст. 30 Федерального закона «Об опеке и попечительстве», опекуны и попечители несут
уголовную, административную и иную ответственность за свои действия или
бездействие в отношении подопечного ребенка. Кроме того, согласно п.3 ст. 146 СК
РФ, лицо, которое было отстраненно от исполнения обязанностей опекуна или
попечителя, в будущем утрачивает возможность стать опекуном (попечителем), т.е.
налицо неблагоприятные последствия отсроченного характера.
Во-вторых, основанием применения мер ответственности является состав
правонарушения: противоправное поведение опекуна и наличие его вины. Под
противоправным поведением следует понимать нарушение им норм семейного права,
что выражается как в совершении опекуном активных действий, так и в его
бездействии. Наличие или отсутствие его вины является определяющим критерием
при выборе санкций: в семейном праве нередко за одно и то же противоправное
поведение могут применяться как меры ответственности, так и меры защиты, в
зависимости от наличия или отсутствия вины правонарушителя.
Семейный кодекс РФ не упоминает термин «вина», но основание
ответственности в семейном праве выражается в форме указания на характер
виновного действия или бездействия: так, в ст. 56 СК РФ говорится о злоупотреблении
правами опекуном (попечителем), в ст. 77 — об угрозе жизни ребенка или
его здоровью.
Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» также предполагает
виновное действие или бездействие опекуна, разграничивая понятия «освобождение»
и «отстранение» опекуна от исполнения возложенных на него обязанностей. В случае
отстранения опекуна от исполнения возложенных на него обязанностей налицо его
виновное действие (бездействие). Так, отстранение опекуна или попечителя
допускается в случае ненадлежащего исполнения им своих обязанностей (ч. 1 п. 5 ст.
29); нарушения прав и законных интересов подопечного, в том числе при
осуществлении опеки или попечительства в корыстных целях либо при оставлении
подопечного без надзора и необходимой помощи (ч. 2 п. 5 ст. 29); выявления органом
опеки и попечительства фактов существенного нарушения опекуном или попечителем
установленных федеральным законом или договором правил охраны имущества
подопечного и (или) распоряжения его имуществом (ч. 3 п. 5 ст. 29). Вместе с тем,
основания для освобождения опекуна от исполнения им обязанностей по опеке его
вины не предусматривают. В таких случаях опека прекращается в связи с
наступившим совершеннолетием подопечного ребенка, смерти опекуна или
- 172 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
подопечного, отказа опекуна от исполнения своих обязанностей по уважительной
причине (например, в связи с его болезнью) или ребенок перестал относиться к
категории несовершеннолетних, утративших родительское попечение.
В-третьих, в семейном праве применение мер ответственности не зависит от
наступления последствий противоправного поведения. Иными словами, для
привлечения правонарушителя к ответственности по нормам семейного
законодательства не всегда требуется наличие полной совокупности элементов состава
правонарушения. Это связано с тем, что семейные отношения тесно связаны с
личностью ребенка, и его особая, в силу возраста, уязвимость требует применения
санкций на основании одного только нарушения права, не дожидаясь наступления
вреда. Тем более сам по себе вредоносный результат может быть настолько опасен,
что меры ответственности должны применяться своевременно, чтобы отрицательные
последствия для ребенка не наступили.
Таким образом, меры семейно-правовой ответственности применяются к
опекуну несовершеннолетнего в результате нарушения им прав подопечного ребенка,
а их правовые последствия обязательно содержат в себе лишения (ограничения)
личного, неимущественного характера. Сюда следует отнести отстранение опекуна от
исполнения им обязанностей по опеке, то есть принудительное лишение его права на
воспитание подопечного ребенка. Оно всегда происходит помимо воли опекуна и
связано с тем, что он не заботился о нуждах подопечного ребенка, не предпринимал
необходимых усилий для его надлежащего воспитания, не защищал его права и
интересы, а возможно и злоупотреблял своими правами и обязанностями в отношении
несовершеннолетнего.
Отстранение осуществляется в административном порядке путем отмены
органами опеки и попечительства решения о назначении опекуна. Однако, на наш
взгляд, это категория дел, которая могла бы быть включена в компетенцию мирового
судьи: спор о детях отсутствует, но необходимо установить наличие вины опекуна.
Поэтому представляется целесообразным внести в ст. 23 ГПК РФ изменения и
включить в компетенцию мирового судьи дела об отстранении опекуна от исполнения
возложенных на него обязанностей по опеке над несовершеннолетним.
Список литературы
Антокольская М.В. Семейное право. М., 2010.
Арутюнян Г.В. Правовое регулирование форм устройства детей, оставшихся без
попечения родителей. М., 2009.
3. Ершова Н.М. Опека, попечительство, усыновление. М., 1984.
4. Комментарий к Семейному кодексу РФ./Отв. редактор д.ю.н. Нечаева А.М. М.,
2009.
5. Комментарий к Федеральному закону от 24.04.2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и
попечительстве» (постатейный)/Под общ. ред. д.ю.н., проф. Дмитриева Ю.А. М.,
2009.
6. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: теория и практика. М., 2004.
7. Пергамент А.И. Опека и попечительство. М., 1966.
8. Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу РФ. М., 2004.
9. Рабец А.М. Реформа законодательства об опеке и попечительстве в современной
России: достоинства, просчеты, проблемы. М., 2009.
10. Чашин А.Н. Комментарий к Федеральному закону «Об опеке и попечительстве»
от 24.04.2008 № 48-ФЗ (постатейный научно-практический). Москва, 2009.
1.
2.
- 173 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
FAMILY LEGAL RESPONSIBILITY OF THE GUARDIANS
OF MINORS
E.G. Kuropatskaya
Odintsovo University for the Humanities
The article is dedicated to consideration of family-legal responsibility of guardians of
parentless children. There are family relations between guardians and wards due to
the establishment of guardianship over minors who have lost their parental care. Such
relations are regulated by the Family law. The guardians bear the family legal
responsibility in case of improper performance by them of their duties. The family
legal responsibility of guardians of wards is a protective legal institute, which ensures
the protection of the children’s rights and envisages the adverse consequences for the
violator.
Keywords: responsibility, family-legal responsibility, the responsibility of a guardian,
protection of minors, parentless children, guardianship.
Об авторе:
КУРОПАЦКАЯ Елена Григорьевна – канд. юр. наук, доцент кафедры
гражданско-правовых дисциплин Одинцовского гуманитарного университета (143000,
Московская область, г. Одинцово, ул. Ново-спортивная, д.3), e-mail:
kuropatsckaya@yandex.ru
- 174 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С.175–182
УДК 347.6
ОСОБЕННОСТИ МЕХАНИЗМА ИСПОЛНЕНИЯ
СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
А.А. Куттубаев
Горно-Алтайский государственный университет
Статья посвящена определению правовой природы механизма исполнения
семейно-правовых обязательств. Автор рассматривает особенности данного
механизма посредством выявления и анализа его специфических признаков.
Ключевые слова: семейно-правовые обязательства, механизм исполнения
обязательства.
Исполнение семейно-правовых обязательств направлено на обеспечение
фактической реализации субъективного права управомоченного лица, поэтому оно
должно подчиняться определенному механизму. Изучение механизма исполнения
семейно-правовых обязательств позволит определить его сущность.
Механизм – это «внутреннее устройство, система чего-либо»238. Это
«совокупность состояний и процессов, из которых складывается какое-либо
физическое, химическое, психологическое и т. п. явление»239.
«Практически каждое научное исследование в области юриспруденции, так
или иначе, затрагивает либо целенаправленно изучает определенный правовой
механизм. Теоретическое осмысление и формирование правовых механизмов
обусловлено целями практического использования, объективными причинами
возможности «работы», действия, как правовых институтов, так и любых правовых
средств»240. В юридической науке термин «механизм» рассматривается в следующих
значениях – как «система юридических средств»241, «система средств и факторов»,
«система условий и средств»242 или «система юридически значимых действий»243.
238
Большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб. : Норинт,
2008. С. 539.
239
Там же. С. 539.
240
Е. В. Вавилин Осуществление и защита гражданских прав / Российская акад. наук,
Ин-т государства и права. М. : Волерс Клувер, 2009. С. 73.
241
Например: Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного
исследования. М., 1999. С. 364; Мордовец А. С. Социально-юридический механизм
обеспечения прав человека и гражданина. Саратов, 1996. С. 85; Теория государства и
права. Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько. М., 1997. С. 624−625;
Краткий юридический словарь / А. В. Малько [и др.]. М., 2007. С. 81; Цит по : Вавилин
Е. В. Указ соч.С. 72.
242
Дмитрик Н. А. Осуществление субъективных гражданских прав с использованием
сети Интернет. М., 2007. С. 27. Цит по: Вавилин Е. В. Указ. соч. С. 72.
243
Бакшеева Ю. Н. Механизм реализации вексельного обязательства в российском
гражданском праве : автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2010. С. 8.
- 175 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
В трудах отечественных ученых не встречается определение механизма
исполнения семейно-правовых обязательств, поэтому считаем необходимым
рассмотреть определения, которые наиболее близки по содержанию.
Так, Е. В. Вавилин дает следующее определение механизма осуществления
субъективных гражданских прав и исполнения обязанностей: «это законодательно
обусловленный порядок организации юридических способов, средств и действий
участников гражданского оборота, обеспечивающий фактическое достижение
субъектом правовой цели (получение блага)»244. Данное определение представляется
ценным для нашего исследования. Цель указанного механизма, как отмечает автор
определения, состоит в гарантировании фактической реализации субъективных прав и
исполнения
обязанностей245.
Надлежащее
исполнение
семейно-правового
обязательства способствует реализации прав участников семейных отношений,
предусмотренных семейным законодательством, поэтому можно предположить, что
категории «механизм осуществления субъективных прав и исполнения обязанностей»
и «механизм исполнения семейно-правовых обязательств» соотносятся как общая и
частная. В то же время, как представляется, механизм осуществления субъективных
гражданских прав и исполнения обязанностей не может применяться без исключений
в семейно-правовых обязательственных отношениях, так как субъекты последних не
являются участниками гражданского оборота.
Непосредственно определение механизма исполнения обязательства было
дано Ю.Н. Бакшеевой применительно к исполнению вексельного обязательства. Так,
под механизмом реализации вексельного обязательства, по ее мнению, следует
понимать законодательно санкционированную систему юридически значимых
действий участников вексельного законодательства 246. Данное определение было дано
исходя из доктринального подхода к определению самого вексельного обязательства
как гражданского правоотношения. Положительной стороной приводимого
определения, по нашему мнению, является то, что оно имеет общий характер и
поэтому может применяться к любым гражданско-правовым
обязательствам.
Следовательно, считаем его не совсем удачным применительно к вексельным
обязательствам, так как он не отражает особенности их исполнения. Как нам
представляется, механизм исполнения того или иного обязательства должен
предусматривать отраслевые особенности самого обязательства.
Отметим, что автор настоящей статьи придерживается той точки зрения, что
обязательства, возникающие между членами семьи, по своей природе являются
семейно-правовыми. Как нам представляется, природа механизма исполнения
семейно-правовых обязательств также является семейно-правовой, на что, в частности,
указывают специфические признаки самих семейно-правовых обязательств247, а также
ряд особенностей, на которые необходимо обратить внимание в процессе их
исполнения.
244
Вавилин Е. В. Указ. соч.С. 99.
Там же. С. 89.
246
Бакшеева Ю. Н. Указ. соч. С. 8.
247
Куттубаев А. А. К вопросу о правовой природе семейно-правовых обязательств //
Бизнес в законе. 2009. № 5. С. 272.
245
- 176 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Во-первых, в семейно-правовых обязательствах не всегда требуется
выражение волеизъявления обязанного лица на исполнение обязательства, чтобы
признать такое исполнение надлежащим. В данных обязательствах воля субъектов не
имеет значения для достижения юридически значимого результата. Например,
сторонами алиментного обязательства являются плательщик и получатель алиментов.
Одним из способов исполнения алиментного обязательства является удержание
алиментов администрацией организации по месту работы обязанного лица или иного
учреждения. Порядок взыскания алиментов по данному способу определяется
Семейным кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «Об
исполнительном производстве». Взыскатель алиментов имеет право непосредственно
направить исполнительный документ (исполнительный лист, судебный приказ,
нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов) в организацию или
иному лицу, выплачивающему плательщику алиментов заработную плату, пенсию,
стипендию и иные периодические платежи. Администрация такого учреждения,
согласно ст. 109 СК РФ, обязана ежемесячно удерживать алименты из заработной
платы и (или) иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты, и уплачивать или
переводить их за счет лица, обязанного уплачивать алименты, лицу, получающему
алименты. Из вышесказанного видно, что при данном способе уплаты алиментов
волеизъявления плательщика алиментов не требуется.
Во-вторых, в семейно-правовых обязательствах, в отличие от гражданскоправовых, действия (воздержание от действий) по исполнению обязательства не всегда
имеют намерение (направленность) на прекращение последнего. Это можно
подтвердить следующим примером. Как известно, предметом, так называемых
отрицательных обязательств, (например, обязательства, связанного с осуществлением
родительских прав родителем), проживающим отдельно от ребенка, является
воздержание от действий, которое выражается в непрепятствовании осуществлению
отдельно проживающим родителем своих прав. Мы не можем с уверенностью
утверждать, что в бездействиях (воздержаниях от действий) всегда выражается
намерение родителя прекратить обязательство путем его исполнения. Родитель может
не совершать действий, препятствующих общению отдельно проживающего родителя
с ребенком, не имея при этом никаких юридически значимых целей. Но тем не менее
такое бездействие может рассматриваться как исполнение обязательства, так как в его
результате наступают правовые последствия независимо от того, было оно направлено
на достижение этих последствии или нет.
В-третьих, одной из особенностей семейно-правовых обязательств является их
ориентированность на общие начала семейного законодательства, поэтому их
исполнение должно подчиняться не только действию специальных принципов
исполнения обязательства, заимствованных из гражданского права, но и действию
ряда общих принципов семейного права248.
В-четвертых, механизм исполнения семейно-правовых обязательств
характеризуется сочетанием частных и публичных интересов.
В первую очередь это проявляется в момент возникновения самих
обязательств. Так, семейно-правовые обязательства могут возникнуть на основании
248
См. подробно: Куттубаев А.А. Принципы исполнения семейно-правовых
обязательств // Семейное и жилищное право. 2011. № 2. С. 31.
- 177 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
решения суда, а последний является носителем публичной власти, осуществляющим
свои действия от имени государства. Исполнение такого обязательства, что
одновременно является и исполнением решения суда, приобретает, таким образом,
публично-правовой характер.
Исполнение семейно-правовых обязательств может осуществляться как
добровольно, так и принудительно. На стадии их принудительного исполнения также
происходит взаимодействие частноправовых и публично-правовых норм в
регулировании обязательственных отношений. Это связано с тем, что семейное право
относится к частному праву, и, несмотря на то что в основу семейного
законодательства
положены
преимущественно
публично-правовые
начала
регулирования отношений, большинство семейно-правовых норм направлено на
обеспечение частных интересов членов семьи, а законодательство, регулирующее
исполнительное производство, относится к публичной отрасли. Перед судебным
приставом-исполнителем, как представителем публичной власти, стоит задача
соблюдения баланса частного и публичного интереса. В первую очередь, например,
это касается исполнения обязательств, связанных с воспитанием детей при раздельном
проживании родителей.
Механизм исполнения семейно-правовых обязательств, связанных с
воспитанием детей при раздельном проживании родителей, предусмотренный
законодательством Российской Федерации, является не эффективным, что приводит к
различного рода злоупотреблениям со стороны родителей (препятствование в
общении с ребенком одним из родителей, удержание ребенка одним из родителей и
др.). Поэтому при исполнении таких обязательств часто прибегают к публичноправовым механизмам. В частности, в указанном случае применяются положения ст.
113 Федерального закона от 02.10.2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном
производстве» и ст. 17.15 Кодекса Российской Федерации об административных
правонарушениях (далее – КоАП РФ). Так, Кодексом Российской Федерации об
административных правонарушениях предусмотрена ответственность за неисполнение
содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера.
Статья 17.5 КоАП РФ применяется судебными приставами-исполнителями в
отношении родителя, не исполняющего содержащихся в исполнительном документе
требований относительно решения суда о месте жительства ребенка, или об
определении порядка осуществления родительских прав родителем, проживающим
отдельно от ребенка в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после
вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.
Публично-правовые механизмы применяются и при принудительном
исполнении алиментных обязательств. Так, согласно ст. 102 ФЗ «Об исполнительном
производстве» в случае злостного уклонения от уплаты алиментов должник может
быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии с законодательством
Российской Федерации. Такая ответственность предусмотрена ст. 157 Уголовного
кодекса Российской Федерации.
Распространение публично-правовых механизмов, предусматривающих
санкции за неисполнение семейно-правовых обязательств, имеющих частный
характер, объясняется их предупреждающей функцией и служит в первую очередь
стимулированию обязанного лица к надлежащему исполнению обязательства.
Неисполнение или ненадлежащее исполнение семейно-правового обязательства может
привести к нарушению прав и законных интересов несовершеннолетних или
нетрудоспособных членов семьи. Как справедливо отмечает М. В. Антокольская,
- 178 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
защита интересов несовершеннолетнего ребенка является одновременно защитой
публичного интереса, поскольку общество заинтересовано в том, чтобы права ребенка
не нарушались249. Аналогичное мнение было высказано и А. М. Нечаевой. Так, автор
отмечает, что в регулировании семейных правоотношений, которые уже возникли,
преобладают в основном начала публичные, особенно когда речь идет о защите
нарушенных прав ребенка250. Таким образом, добросовестный субъект семейных
отношений, исполняя обязательство, обеспечивает удовлетворение частных интересов
членов семьи, тем самым предотвращая нарушение их прав, что, в свою очередь,
служит обеспечению интересов государства, основанных на положениях ч. 1 ст. 38
Конституции РФ, согласно которой материнство, детство и семья находятся под его
защитой.
В-пятых, говоря о механизме исполнения семейно-правовых обязательств,
нельзя не отметить особенность норм семейного права, которая состоит в их тесной
связи с нормами морали. Нормы морали, зачастую, наряду с нормами права, являются
регуляторами поведения участников семейных отношений, в том числе семейноправовых обязательств. Надлежащее исполнение обязательства членами семьи
нередко вызвано не столько предписаниями закона, сколько строгими моральными
установками. Так, как справедливо отмечает А. М. Нечаева, существует жесткое
правило, позволяющее соблюсти моральное требование относительно материальной
поддержки родителями (одним из них) своих несовершеннолетних детей251. О наличии
нравственной составляющей в алиментных обязательствах пишет и О. Ю. Косова 252.
Взаимосвязь норм семейного права с нормами морали проявляется и при
исполнении обязательств, связанных с воспитанием детей. Нормы, касающиеся прав и
обязанности родителей за воспитание детей, их духовное и нравственное развитие
относятся скорее к числу моральных. Чтобы воспитать достойного члена общества,
родители в первую очередь должны создать для ребенка нормальный психологический
климат. Как известно, при возникновении конфликта, вызванного нежеланием одного
из родителей давать возможность другому родителю общаться с ребенком, родители
предстают перед ребенком не с лучшей стороны с точки зрения морали и
нравственности. К тому же не предоставление отдельно проживающему родителю
возможности общаться с ребенком, участвовать лично в его воспитании считается
несправедливым, а справедливость, по мнению А.К. Романова, в широком смысле
синоним нравственности253, следовательно, такое поведение родителя является
безнравственным.
Как известно о справедливости часто упоминается при рассмотрении судом
спора о воспитании ребенка при раздельном проживании родителей, при этом у всех
участников такого процесса свое понимание справедливости. Суд при вынесении
249
Антокольская М. В. Семейное право. 2-е изд., перераб. и доп. М., 1999. С. 35.
Нечаева А. М. Семейное право: актуальные проблемы теории и практики. М. :
Юрайт-Издат, 2007. С. 37.
251
Там же. С. 64.
252
См, например: Косова О. Ю. Соглашение об уплате алиментов: вопросы
содержания и применения // Рос. юстиция. 2004. № 2. С. 234.
253
Романов А. К. Правовая система Англии. С. 27. Цит. по: Нечаева А. М. Указ. соч.С.
74.
250
- 179 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
«справедливого» решения руководствуется нормами права, но стороны при этом
должны придерживаться норм морали. Несомненно, это же имела в виду А. М.
Нечаева, которая отмечает, что при решении семейно-правовых проблем в качестве
ориентира выступают нормы морали, вписывающиеся в семейно-правовые нормы и,
несомненно, мораль играет роль сплачивающего начала, позволяющего наименее
болезненным образом предупредить, погасить, ликвидировать возникший в семейноправовых отношениях конфликт254.
При исполнении обязательств, связанных с устройством детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей в семью, стороны также руководствуются не
только нормами права, но и нормами морали. Взяв ребенка в семью, приемные
родители, опекун или попечитель совершают высокогуманный поступок,
следовательно, будет негуманным вернуть ребенка в детское учреждение вследствие
неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства как с и их стороны, так и
со стороны органов опеки и попечительства.
Таким образом, анализируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что
механизм исполнения семейно-правовых обязательств по своей природе является
смешанным, содержащим в себе признаки частноправового и публично-правового
механизмов регулирования общественных отношений. Это означает, что, несмотря на
прямые ссылки в Семейном кодексе на нормы гл. 22 Гражданского кодекса по
вопросам исполнения семейно-правовых обязательств, механизм исполнения
последних не является по своей природе гражданско-правовым.
Как и любой правовой механизм, механизм исполнения семейно-правовых
обязательств имеет свою цель, которая заключается в наступлении юридического и
фактического социально-правового результата. Ненаступление такого результата не
соответствует основным началам семейного законодательства. Говоря о цели
механизма исполнения гражданско-правовых обязанностей, Е. В. Вавилин отмечает,
что в идеале она должна выражать не исключительно юридическое (формальное)
выполнение необходимых требований, но и фактический, социально-экономический
результат действия (бездействия) обязанного лица. Поскольку именно при данном
теоретическом, законодательном и правоприменительном подходе юридическая
(правовая) цель – «как превращение объективной возможности в идеальную (до ее
практической реализации) действительность»255 − может считаться достигнутой256.
Исполнение семейно-правовых обязательств также не должно быть формальным, а
направлено на фактическую реализацию субъективных прав участников семейных
отношений.
Итак, нами определена правовая природа механизма исполнения семейноправовых обязательств посредством выявления специфических черт, присущих как
семейно-правовым обязательствам вообще, так и механизму их исполнения.
254
Нечаева А. М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М. : Наука,
1991. С. 32.
255
Керимов Д. А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии
права). М., 2000. С. 299.
256
Вавилин Е. В. Понятие и механизм осуществления гражданских прав и исполнения
обязанностей // Журн. рос. права. 2004. №5 (89). С. 42.
- 180 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
С учетом выявленных особенностей, механизм исполнения семейно-правовых
обязательств мы определяем следующим образом: это системно-организованная
совокупность принципов, элементов, включая частноправовые и публично-правовые
способы, а также стадий, состоящих из имеющих периодический характер юридически
значимых действий (бездействий) участников семейных отношений, регулируемых
как правовыми нормами, так и нормами морали и направленных на фактическую
реализацию субъективных прав членов семьи.
Список литературы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного
исследования. М., 1999. – 712 с.
Антокольская М. В. Семейное право. 2-е изд. перераб. и доп. М., 1999. 336 с.
Бакшеева Ю. Н. Механизм реализации вексельного обязательства в российском
гражданском праве : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. 20 с.
Большой толковый словарь русского языка / Гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб. :
Норинт, 2008. 1536 с.
Вавилин Е. В. Понятие и механизм осуществления гражданских прав и
исполнения обязанностей // Журн. рос. права. 2004. №5 (89). – С. 35−43.
Керимов Д. А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии
права). М., 2000. 242 с.
Косова О. Ю. Соглашение об уплате алиментов: вопросы содержания и
применения // Рос. юстиция. 2004. № 2. С. 234.
А. В. Малько и др. Краткий юридический словарь / М., 2007. 496 с.
Куттубаев А. А. К вопросу о правовой природе семейно-правовых обязательств //
Бизнес в законе. 2009. № 5. С. 272.
Куттубаев А.А. Принципы исполнения семейно-правовых обязательств //
Семейное и жилищное право. 2011. № 2. – С. 31.
Мордовец А. С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и
гражданина. Саратов, 1996. 315 с.
Нечаева А. М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. – М. :
Наука, 1991. 238 с.
Нечаева А. М. Семейное право: актуальные проблемы теории и практики. М. :
Юрайт-Издат, 2007. 280 с.
Е. В. Вавилин Осуществление и защита гражданских прав / Российская акад. Наук,
Ин-т государства и права. М. : Волерс Клувер, 2009. 338 с.
Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В.
Малько. М., 1997. 672 с.
- 181 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
FEATURES OF THE MECHANISM OF EXECUTION OF FAMILY LEGAL
OBLIGATIONS
A.A. Kuttubaev
Gorno-Altai state University
The article is devoted to definition of the legal nature of the mechanism for
enforcement of family law obligations. The author considers peculiarities of this
mechanism by the identification and analysis of its specific characteristics.
Keywords: family legal obligations, the mechanism of performance of the obligation.
Об авторе:
КУТТУБАЕВ Аяпбек Айтмуханович − старший преподаватель кафедры
гражданского права и процесса ФГБОУ ВПО «Горно-Алтайский государственный
университет» (649000, Республика Алтай, г. Горно-Алтайск, ул. Ленкина, д.1), е-mail:
aix2007@ya.ru
- 182 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С.183–190
УДК 340.114.3:347.6
КРОВНОЕ РОДСТВО В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ ФАКТОВ КАК
ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ СЕМЕЙНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДРУГИХ
ГОСУДАРСТВ – УЧАСТНИКОВ СОДРУЖЕСТВА НЕЗАВИСИМЫХ
ГОСУДАРСТВ
А.Н. Левушкин
ФГБОУ ВПО Ульяновский государственный университет
Кровное родство является основным юридическим фактом для возникновения
семейных правоотношений по семейному законодательству РФ и других
государств – участников СНГ. Однако значительные трудности возникает в
связи с тем, что понятие «родство» является термином, который обозначает
потомственные отношения, преемственную связь между родителями и детьми.
Представляется, что обособление юридических фактов как правового института
в структуре Общей части системы выступит одним из основных звеньев данной
системы. Обусловлено это тем, что правовое регулирование семейных
отношений не только начинается вследствие наступления того или иного
юридического факта, но и последующий процесс правового воздействия
происходит «под знаком» данного юридического факта.
Ключевые слова: юридические факты, родители, реализация прав детей,
защита детей, алименты.
Теория права определяет юридические факты как конкретные жизненные
обстоятельства, с наличием которых нормы законодательства связывают наступление
предусмотренных в них юридических последствий. Применительно к семейным
отношениям юридические факты приобретают особые черты. В частности, В.И.
Данилин и С.И. Реутов справедливо подчеркивают, что значение юридических фактов
в семейном праве не исчерпывается тем, что они являются основаниями
возникновения, изменения или прекращения правоотношений 257. Из современных
авторов учебной литературы на это обращает внимание М.В. Антокольская:
«Действительно… юридические факты влекут также возникновение и прекращение
правоспособности и дееспособности (рождение, смерть, объявление умершим,
достижение совершеннолетия, решение суда о признании лица недееспособным).
Юридические факты могут привести и к возникновению, и к утрате других
юридических фактов – состояний, не являющихся правоотношениями»258.
Позволим себе не согласиться с М.В. Антокольской в том, что правовое
состояние не всегда является правоотношением. На наш взгляд, любое правовое
состояние в сфере семейных отношений – супружество, кровное родство, усыновление
257
См.: Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве.
Свердловск, 1989. С. 9 – 10.
258
Антокольская М.В. Семейное право: учебник. М.: Норма: Инфра-М, 2010. С. 65.
- 183 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
и др. – сопровождается соответствующим правоотношением, иначе это состояние не
имело бы характера правового.
Полагаем возможным говорить о критериальном значении юридических
фактов в определении разделов Особенной части кодифицированных актов семейного
законодательства. В частности, в структуре Общей части СК РФ 259 и кодексов других
стран СНГ предусмотреть главу «Юридические факты в семейных правоотношениях»,
указав признаки каждого из юридических фактов посредством определения понятия, а
разделы и главы Особенной части обособить, исходя из оснований возникновения
соответствующих отношений (например, «Отношения между супругами (бывшими
супругами)», «Отношения между родителями и детьми» и т.д.) 260.
Анализ норм кодифицированных актов семейного законодательства РФ и
других государств – участников СНГ, определяющих круг отношений, регулируемых
соответствующим законодательством, позволил выявить следующие виды
юридических фактов, имеющих указанные правовые последствия: родство; брак
(супружество); суррогатное материнство (иные репродуктивные вспомогательные
технологии); усыновление; свойство; иные формы принятия детей в семью на
воспитание.
Необходимо отметить, что законодательство государств – участников СНГ в
этой части также не отличается единообразием, что порождает необходимость
унификации.
К числу особых признаков юридических фактов в семейных правоотношениях
представители науки семейного права относят следующие:
- юридические факты предусмотрены нормами семейного законодательства;
- в семейном праве чаще всего определенные правовые последствия связаны
не с одним юридическим фактом, а с их совокупностью – юридическим составом;
- довольно часто в семейном праве в качестве юридических фактов выступают
состояния (родство, брак, усыновление, опека, попечительство);
- состояния носят длящийся характер и могут неоднократно выступать как
основания возникновения, изменения, прекращения семейных прав и обязанностей 261.
Традиционно семейное законодательство советского и современного периодов
в качестве естественного основания возникновения семейных правоотношений
признает кровное родство. Предполагается именно кровное происхождение одних лиц
от других либо наличие общего предка. Даже неполнородные братья и сестры
(единокровные и единоутробные) относятся к числу близких родственников по крови
(ст.14 СК РФ).
«Связь, соединяющая родственников, - отмечал Г.Ф. Шершеневич, −
представляется физиологическою, насколько им свойственно единство крови и
наследственных черт; она будет нравственною, насколько им присуще сознание
259
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (ред. от
25.11.2013 г. № 317-ФЗ ) // Российская газета. 1996. 27 янв.
260
Левушкин А.Н. Теоретическая модель построения системы семейного
законодательства государств-участников СНГ: монография. М: ЮНИТИ-ДАНА:
Закон и право, 2013. С. 226.
261
См.: Косарева И.А., Косарев А.А. К вопросу о понятии и видах юридических
фактов в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2009. № 6. С. 16 − 22.
- 184 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
общности и взаимной привязанности; она является юридическою, насколько закон
связывает с родством юридические последствия»262.
Выражаем полную солидарность с Р.П. Мананковой, которая предлагает в
семейном законодательстве закрепить систему родства, дабы избежать
неоднозначного подхода к определению категорий «родственники», «близкие
родственники», «члены семьи» в отраслевом законодательстве. «Систему родства
необходимо закрепить в российском (и законодательстве других государств –
участников СНГ тоже) семейном законодательстве с тем, чтобы эти нормы стали
исходными для остальных отраслей. Не нужно ничего изобретать, все уже придумано
и отшлифовано веками. Достаточно обратиться к древнему источнику русского права
– Кормчей Книге»263.
Необходимо признать, что для теоретических суждений о признании кровного
родства основанием возникновения семейных правоотношений есть предпосылки,
поскольку позицию законодателя государств – участников СНГ, выраженную в
некоторых кодифицированных актах, нельзя признать однозначной.
В частности, в кодифицированных актах трех государств – участников СНГ
содержатся определения основных понятий, используемых законодателем, в том числе
и понятия системы родства.
Так, ст.1 Кодекса о браке (супружестве) и семье Республики Казахстан264
устанавливает, что «родственники – это лица, находящиеся в родственной связи,
имеющие общих предков от прадедушки и прабабушки», а «близкие родственники –
это родители (родитель), дети, усыновители (удочерители), усыновленные
(удочеренные), полнородные и неполнородные братья и сестры, дедушка, бабушка,
внуки».
С одной стороны, как положительный аспект можно отметить включение в
число родственников достаточно большой категории лиц, учитывая степень родства.
Но, с другой стороны, необходимо отметить существенную ошибку, допущенную
законодателем: к числу близких родственников отнесены и усыновители
(удочерители) с усыновленными (удочеренными). Несмотря на аналогию
правоотношений, возникающих при усыновлении (удочерении) ребенка, с
родительскими правоотношениями, полная идентификация невозможна, кровное
родство здесь отсутствует и по определению быть не может.
Кроме того, в ст. 11, называя лиц, брак между которыми не может быть
заключен, законодатель отдельно обозначает в п. 3 близких родственников, а в п. 4
усыновителей и усыновленных. Таким образом, при регулировании данной сферы
семейных отношений кровное родство уже исключается.
262
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Казань, 190. С. 647.
Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного
кодекса Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2012. № 4. С. 26 − 41.
264
Кодекс Республики Казахстан от 26 декабря 2011 г. № 518-IV «О браке
(супружестве) и семье» (с изм. и доп. по сост. на 29.01.2013 г.) // Казахстанская правда.
2012. 7 янв.
263
- 185 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
Частично такая же ошибка законодателем допущена и в ст. 2 Семейного
кодекса Кыргызской Республики265, где дается понятие близких родственников. Это
«родители, дети, усыновители, усыновленные, полнородные и неполнородные братья
и сестры, дедушка, бабушка, внуки». Как видим, в этом кодифицированном акте также
усыновители и усыновленные обозначены как лица, состоящие в кровном родстве.
Хотя в ст.15 «Обстоятельства, препятствующие заключению брака» также названы в
качестве самостоятельных категорий лиц, брак между которыми не может быть
заключен.
Безусловно, данная ошибка законодателя должна быть устранена.
И наконец, Семейный кодекс Туркменистана266, который содержит более
полный перечень определений, связанных с кровным родством. Во-первых,
«родственники – лица, связанные между собой кровным родством и происходящие
один от другого или от общего предка. Родственниками являются прадедушка
(прабабушка), дедушка и бабушка со стороны отца и матери, отец (мать), сын (дочь),
внуки, правнуки, братья и сестры, дяди (тети), племянники и другие». Таким образом,
законодатель не просто обозначает более широкий круг лиц, являющихся
родственниками, но и вообще оставляет его открытым. Во-вторых, устанавливается
порядок определения родственников по прямой восходящей линии и по прямой
нисходящей линии, полнородных и неполнородных братьев и сестер. В-третьих,
наблюдаем ту же самую ошибку: «близкие родственники – родители (в том числе
усыновители), супруги, дети (в том числе усыновленные), дедушка и бабушка со
стороны отца и матери, внуки, полнородные и неполнородные братья и сестры».
Рассуждая о значении кровного родства как юридического факта в семейных
правоотношениях, обратимся еще и к Семейному кодексу Республики Таджикистан 267.
Данный кодифицированный акт не содержит каких-либо определений понятий, но в
ст. 14 «Обстоятельства, препятствующие заключению брака» названы две категории
лиц: полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры;
усыновители и усыновленные. Значит ли это, что между другими близкими
родственниками (родители и дети, бабушки, дедушки и внуки) брак тоже не может
быть заключен, как это принято во всех государствах – участниках СНГ? Или же
законодательством Таджикистана не случайно не названы эти лица? Представляется,
что данное упущение является всего лишь технической ошибкой, а не
принципиальной позицией законодателя.
Полагаем необходимым отметить кодифицированные акты семейного
законодательства еще двух государств – участников СНГ, поскольку в них
265
Семейный кодекс Кыргызской Республики от 30 августа 2003 г. № 201 (с изм. и
доп. по сост. на 16.01.2014 г.) // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики.
2004. № 1. Ст. 1. URL:http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=30286698
266
Семейный кодекс Туркменистана от 10 января 2012 г. № 258-IV // Ведомости
Меджлиса Туркменистана. 2012. № 1 (1007).
267
Семейный кодекс Республики Таджикистан от 13.11.1998 г. // Ахбори Маджлиси
Оли Республики Таджикистан. 1998 г. № 22. Ст. 303; 2006. № 4. Ст. 196; 2008. № 3. Ст.
201; 2010. № 7. Ст. 546; Закон РТ от 25.03.2011 года № 710 URL:
http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2316
- 186 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
презентована иная модель определения родства и свойства в соотношении с другими
институтами семейного права.
В частности, в составе гл. 9 «Установление происхождения ребенка»
Семейного кодекса Республики Молдовы 268 есть ст. 45 «Родство и свойство»,
устанавливающая следующее: «Родством считается связь, основанная на
происхождении одного лица от другого или нескольких лиц от общего предка. В
первом случае это родство по прямой линии, во втором – по боковой линии. Степень
родства устанавливается по количеству поколений. Родственники одного из супругов
являются свойственниками другого супруга. Линия и степень свойства соответствуют
линии и степени родства».
Согласимся, принципиально ничего нового в данной норме не содержится,
однако заслуживает одобрения и поддержки логика законодателя, заключающаяся в
выборе места положения указанной нормы. Именно в главе, посвященной
установлению происхождения детей, и должны быть обозначены принципы
установления родства и свойства, как сопутствующей ему семейной связи.
Заметим, что Семейный кодекс Республики Молдовы признает правовое
значение степени кровного родства и в отношениях между родственниками
усыновителя и усыновленным: не допускается заключение брака между
родственником усыновителя по прямой линии до второго колена включительно и
усыновленным (ст.15).
По такой же схеме, но более подробно правовой институт родства и свойства
регламентирован в Семейном кодексе Республики Узбекистан 269, в структуре которого
есть самостоятельный раздел «Кровное родство и установление происхождения
детей». Ст. 57 устанавливает, кто является родственниками по прямой и боковой
линиям, как определяется близость степени родства, а также какие родственники в
какой степени родства находятся по отношению друг к другу. Ст. 58 содержит понятия
полного и неполного родства. Кроме того, в ней содержится правило, согласно
которому дети каждого из супругов от предыдущих браков не считаются состоящими
между собой в родстве. В соответствии со ст. 59 отношения одного супруга и его
родственников с родственниками другого супруга (свойство) не порождают взаимных
прав и обязанностей.
Как показал анализ положений кодифицированных актов семейного
законодательства государств – участников СНГ, законодатель по-разному, иногда
даже принципиально, подходит как к содержанию института родства (и свойства
тоже), так и к определению его места в системе семейного права, в структуре
кодексов.
По нашему мнению, при установлении понятия свойства и указания на то, что
между свойственниками не возникают права и обязанности, необходимо сделать
оговорку: «за исключением случаев, прямо предусмотренных законом». В частности,
268
Семейный кодекс Республики Молдова Nr.1316-XIV от 26.10.2000 (с изм. и доп. от
11.04.2014 г.) // Мониторул Офичиал ал Р. Молдова. 2001. № 47 − 48. URL:
http://base.spinform.ru/ show_doc.fwx?rgn=3480.
269
Семейный кодекс Республики Узбекистан от 30 апреля 1998 г. (ред. от 21.12.2011 г.
№ ЗРУ-311). URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=973
- 187 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
речь идет об алиментных обязательствах между отчимом (мачехой) и пасынком
(падчерицей), устанавливаемых в семейном законодательстве всех стран СНГ 270.
Как уже отмечалось, семейное законодательство государств – участников СНГ
сохраняет традиции союзного законодательства в сфере регулирования личных и
имущественных отношений между лицами, состоящими в кровном родстве.
Однако развитие репродуктивных вспомогательных технологий и признание
их не только законодательством об охране здоровья граждан, но и семейным
законодательством обусловило необходимость корректирования взглядов на кровное
родство как основание возникновения прежде всего правоотношений между
родителями и детьми.
В контексте рассуждений о кровном родстве как основании возникновения
семейных правоотношений представляется обоснованным обратиться и к
характеристике беременности как юридического факта в семейных правоотношениях.
В соответствии с нормами как российского семейного законодательства, так и
законодательства иных государств – участников СНГ беременность женщины в
определенных случаях оказывает влияние на динамику семейных правоотношений. По
мнению А.К. Поляниной, данный факт может быть как правообразующим, так и
правопрепятствующим271.
В качестве аргументов данного тезиса указанный автор приводит положения
ст.17 СК РФ о недопустимости расторжения брака по инициативе мужа без согласия
жены во время ее беременности и в течение года после рождения ребенка. «В этом
случае беременность жены выступает в качестве правопрепятствующего
юридического факта, поскольку препятствует реализации мужем своего права на
расторжение брака»272. Правообразующее же значение факт беременности может
иметь при сокращении срока, установленного законом для государственной
регистрации заключения брака273.
Основываясь на этом, А.К. Полянина полагает, что «было бы справедливо
моментом возникновения родительских обязанностей считать возникновение факта
беременности женщины, потому что закон уже наделяет некоторыми правами и
возлагает некоторые обязанности на родителей ребенка» 274.
Согласимся, беременность женщины не только накладывает отпечаток на
процесс осуществления ею своих семейных прав, но и в случаях, прямо
предусмотренных законом, порождает определенные правовые последствия. В то же
время позволим себе не согласиться с названным автором по следующим позициям:
во-первых, беременность – это скорее не факт как таковой, а правовое состояние. Речь
идет о состоянии женщины, о наличии определенных признаков в течение
соответствующего срока; во-вторых, при всем уважении к научной дискуссии о
правовом положении эмбриона275 полагаем, что родительские права и обязанности,
270
См.: Левушкин А.Н. Указ соч. С. 227.
См.: Полянина А.К. Факт беременности как основание возникновения родительских
обязанностей // Семейное и жилищное право. 2012. № 1. С. 9 − 11.
272
Там же. С. 9 − 11.
273
Там же С. 11.
274
Там же.
275
Там же.
271
- 188 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
предусмотренные семейным законодательством, возникают с момента записи
мужчины и женщины в качестве родителей.
Очевидно, состояние беременности следует расценивать как правовое
состояние, сопровождающееся установлением особых условий реализации
некоторыми членами семьи своих прав.
По нашему мнению, есть все основания вместе со спецификой
дифференциации Особенной части семейного кодекса признать наличие такого
факультативного критерия как юридический факт: кровное родство, заключение брака,
административный акт и (или) договор, решение суда и т.д.
В связи с этим подход законодателя, выражающийся в том, что современная
система семейного законодательства РФ и некоторых государств – участников СНГ
предусматривает исчерпывающий перечень юридических фактов, не отвечает
реальной действительности и нуждается в совершенствовании путем закрепления
открытого перечня юридических фактов.
Список литературы
Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (ред. от
25.11.2013 г. № 317-ФЗ ) // Российская газета. 1996. 27 янв.
2. Семейный кодекс Туркменистана от 10 января 2012 г. № 258-IV // Ведомости
Меджлиса Туркменистана. 2012. №1 (1007).
3. Семейный кодекс Кыргызской Республики от 30 августа 2003 г. № 201 (с изм. и
доп. по сост. на 16.01.2014 г.) // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской
Республики.
2004.
№
1.
Ст.
1.
URL:
http://online.adviser.kg/Document/?doc_id=30286698
4. Семейный кодекс Республики Таджикистан от 13.11.1998 г. // Ахбори Маджлиси
Оли Республики Таджикистан 1998 г. № 22. Ст. 303; 2006. № 4. Ст. 196; 2008. № 3.
Ст. 201; 2010. № 7. Ст. 546; Закон РТ от 25.03.2011 г. № 710. URL:
http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2316
5. Семейный кодекс Республики Молдова Nr.1316-XIV от 26.10.2000 г. (с изм. и доп.
от 11.04.2014 г.) // Мониторул Офичиал ал Р. Молдова. 2001. № 47 − 48. URL:
http://base.spinform.ru/ show_doc.fwx?rgn=3480
6. Семейный кодекс Республики Узбекистан от 30 апреля 1998 г. (ред. от 21.12.2011
г. № ЗРУ-311). URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=973
7. Кодекс Республики Казахстан от 26 декабря 2011 г. № 518-IV «О браке
(супружестве) и семье» (с изм. и доп. по сост. на 29.01.2013 г.) // Казахстанская
правда. 2012. 7 янв.
8. Антокольская М.В. Семейное право: учебник. М.: Норма: Инфра-М, 2010. С. 65.
9. Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве.
Свердловск, 1989.
10. Косарева И.А., Косарев А.А. К вопросу о понятии и видах юридических фактов в
семейном праве // Семейное и жилищное право. 2009. № 6. С. 16 − 22.
11. Мананкова Р.П. Пояснительная записка к концепции проекта нового Семейного
кодекса Российской Федерации // Семейное и жилищное право. 2012. № 4. С. 26 −
41.
12. Полянина А.К. Факт беременности как основание возникновения родительских
обязанностей // Семейное и жилищное право. 2012. № 1. С. 9 − 11.
1.
- 189 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
13. Левушкин А.Н. Теоретическая модель построения системы семейного
законодательства государств-участников СНГ: монография. М: ЮНИТИ-ДАНА:
Закон и право, 2013. 327 с.
14. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Казань, 1990.
BLOOD RELATIONSHIP IN SYSTEM OF THE LEGAL FACTS
AS BASES OF OCCURRENCE OF FAMILY RELATIONS UNDER THE
LEGISLATION OF THE RUSSIAN FEDERATION AND OTHER STATEPARTICIPANTS CIS
A.N. Levushkin
The Ulyanovsk state university
Blood relationship is the basic legal fact for occurrence of family relations under the
family legislation of the Russian Federation and other state-participants CIS. However
considerable difficulties arises because the concept «relationship» is the term which
designates hereditary relations, successive communication between parents and
children. It is represented that isolation of the legal facts as legal institute in structure
of the General part of system will act as one of the basic links of the given system. It
is caused by that legal regulation of family relations not only begins owing to
approach of this or that legal fact, but also the subsequent process of legal influence
occurs «under the badge of» the given legal fact.
Keywords: the legal facts, parents, realisation of the rights of children, protection of
children, the alimony.
Об авторе
ЛЕВУШКИН Анатолий Николаевич – доктор юридических наук, профессор
кафедры гражданского права и процесса юридического факультета ФГБОУ
«Ульяновский государственный университет» (432048, г. Ульяновск, ул.
Сенгилеевская, д. 23), e-mail: lewuskin@mail.ru
- 190 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С.191–197
УДК 349.3
НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ СЕМЕЙНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИ РЕАЛИЗАЦИИ ПРАВА НА
МАТЕРИНСКИЙ КАПИТАЛ
Ю.Г. Лескова
Самарский государственный университет
Автором исследуются нормы Конституции РФ, Семейного кодекса РФ,
федеральных и региональных законов в аспекте реализации права на
материнский капитал. Отмечаются недостатки действующего законодательства
и подчеркивается необходимость выстраивания четкой позиции законодателя
по реализации права на материнский капитал с учетом принципов,
закрепленных в Конституции РФ и Семейном кодексе РФ.
Ключевые слова: материнский капитал, ребенок, семейное законодательство
РФ, принципы, родители, суррогатное материнство.
Одной из мер в стимулировании рождаемости и укреплении материального
благосостояния семьи на протяжении последних семи лет в России стало введение
такого вида социальной выплаты (меры социальной поддержки), как материнский
капитал. Стоит отметить, что в начале идея повышения демографического уровня в
нашей стране охватывала первостепенное решение проблемы рождения хотя бы двух
детей в российской семье, о чем свидетельствуют нормы ФЗ от 29.12.2006 г. № 256-ФЗ
(ред. от 02.07.2013 г.) «О дополнительных мерах государственной поддержки семей,
имеющих детей» (указанный нами закон действует до 31 декабря 2016 г.). В настоящее
же время стратегия построения социальной политики, направленной на увеличение
населения в России, основывается прежде всего на материальном поощрении тех
семей, в которых появляется уже третий ребенок. Так, 31 октября 2012 г. в Закон
Самарской области от 16.07.2004 г. № 122-ГД (ред. от 18.07.2013 г.) «О
государственной поддержке граждан, имеющих детей» внесены дополнения: с 1
января 2013 г. вступают в силу законодательные правила о получении нового
социального пособия на третьего ребенка в Самарской области. Кроме того, ряд
законов субъектов РФ закрепляют более ощутимые меры социальной поддержки при
рождении третьего и последующих детей – материнский капитал. Среди указанных
законов, например, ранее упомянутый Закон Самарской области «О государственной
поддержке граждан, имеющих детей», а также Закон Тверской области от 29.12.2004
г. № 78-30 (ред. от 26.12.2012 г.) «О многодетной семье в Тверской области и мерах по
ее социальной поддержке».
Представляют интерес нормы Закона республики
Мордовия от 18.10.2011 г. № 66-3 (ред. от 08.08.2013 г.) «О дополнительных мерах
поддержки семей, имеющих детей, на территории республики Мордовия», в которых
размер регионального материнского капитала определяется в зависимости от того,
какой по счету в семье родился ребенок (100 000 руб. – за рождение (усыновление)
третьего ребенка; 120 000 руб. – за рождение (усыновление) четвертого ребенка; 150
000 руб. – за рождение (усыновление) пятого ребенка). Таким образом, материнский
капитал как мера дополнительной социальной поддержки «набирает темпы»
законодательного закрепления в поощрении рождения российских детей.
- 191 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
На фоне возрастания роли и значения материнского капитала как способа
стимулирования рождаемости в России, к сожалению, остаются нерешенными ряд
важных теоретических и практических проблем, связанных с применением норм
Семейного кодекса РФ при реализации права на материнский капитал.
Первое, на что необходимо обратить внимание, это реализация принципа
равенства прав мужчин и женщин (ч. 3 ст. 19 Конституции РФ), а также супругов (ст.
31 СК РФ), родителей (ст. 61 СК РФ) в контексте норм действующего
законодательства РФ, закрепляющего право на материнский капитал. В ФЗ «О
дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» и
указанных ранее законах субъектов РФ, устанавливающих право на материнский
капитал, провозглашается первоочередное право на получение средств материнского
капитала матерью (женщиной), у мужчин это право возникает только в случае, если он
является единственным усыновителем, или в случае, если мать умерла, объявлена
умершей, лишена родительских прав, совершила в отношении своего ребенка
умышленное преступление против личности, либо также в случае отмены
усыновления ребенка, в связи с усыновлением которого возникло право на
дополнительные меры государственной поддержки.
Возникает вопрос: чем обусловлено подобное правило, если в итоге средства,
полученные женщиной, направляются на поддержание материального благосостояния
семьи (в рамках ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей,
имеющих детей», это улучшение жилищных условий семьи, получение образования
детьми; согласно, например, Закону Самарской области «О государственной
поддержке граждан, имеющих детей» – это покупка транспортного средства,
приобретение предметов первой необходимости для ребенка, ремонт жилья, оплата
медицинских услуг и т.д.). Только одно из закрепленных законодателем в ФЗ «О
дополнительных мерах
государственной поддержки семей» направление
распоряжения средствами материнского капитала касается исключительно женщин –
формирование за счет средств материнского капитала накопительной части трудовой
пенсии. Последнее правило жестко критикуется известными учеными. О. Ю. Ильина
считает, что «установление ряда правовых льгот и гарантий для женщин, имеющих
детей, легальное закрепление фактической презумпции преимущества прав матери
следует признать необоснованным и противоречащим равенству супругов и
родителей»276. Заметим, что направление средств материнского капитала на
накопительную часть трудовой пенсии в настоящее время является мало актуальным в
связи с введением в 2015 г. новой пенсионной системы, в которой государством
гарантируется право на получение страховой пенсии (накопительные пенсии также
будут иметь место, но только в случае, если гражданин в ближайшее время выразит
свое желание о направлении части страховых взносов на формирование
накопительной части). Как указывается во многих источниках, накопительная система
себя не оправдала277, хотя, по статистике, с 2009 - го по 2013 г. поступило 1748 заявок
276
Ильина О. Ю. К вопросу о равенстве прав мужчины и женщины в семейных
правоотношениях // Современное право. 2007. № 8.URL: СПС «КонсультантПлюс».
277
В частности, заметим, премьер-министр РФ Д. А. Медведев на встрече в 2012 г. с
региональным активом партии «Единая Россия» заявил, что накопительный элемент
- 192 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
на перевод средств материнского капитала на накопительную часть будущей пенсии
мамы278. Тем не менее, не включаясь в дискуссию относительно необходимости
введения солидарной пенсионной системы в нашей стране, заметим, что ограничение
права отца воспользоваться средствами материнского капитала путем направления их
на формирование накопительной части остается малопонятным и практически не
оправданным с точки зрения принципа равенства прав мужчины и женщины, а также
равенства прав и обязанностей родителей (заметим, что отец, как и мать, вправе также
осуществлять уход за ребенком до трех лет и получать пособие по уходу за ребенком
до 1,5 лет и другие виды пособий на детей).
Вызывает нарекание и установленное законодателем правило о
возникновении прав отца на материнский капитал во вторую очередь (за исключением
случая, когда отец является единственным усыновителем, здесь его право на
материнский капитал не является производным), особенно названная проблема
высвечивается тогда, когда по решению суда или по соглашению родителей место
проживания ребенка определяется вместе с отцом. В Тверской области предпринята
попытка исключить подобную ситуацию: согласно ст. 6.2. Закона Тверской области
«О многодетной семье в Тверской области и мерах по ее социальной поддержке»
предоставление материнского капитала осуществляется в случае совместного
проживания с детьми заявителя. Однако это все-таки полностью не решает проблему
реализации принципа равенства полов и родителей при приобретении права на
материнский капитал. По мнению Т.С. Гусевой, позиция законодателя является
непоследовательной при закреплении круга лиц, имеющих право на материнский
капитал, нарушает принцип гендерного равенства279. На наш взгляд, поощрение
материнства только с точки зрения вынашивания и рождения ребенка вряд ли может
привести к положительной динамики развития современного общества и уменьшения
количества детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В основе
законодательного решения рассматриваемого вопроса должна находиться прежде
всего «ценность родительства как социальной функции, заключающейся в заботе и
воспитании ребенка…»280.
Другая, не менее важная, проблема касается усыновления пасынков и
падчериц мачехой и (или) отчимом в аспекте невозможности учета указанных детей
при определении права на материнский капитал (ч. 2 ст. 3 ФЗ «О дополнительных
мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»). Названные выше лица
являются свойственниками, отношения между ними О. Ю. Ильиной охарактеризованы
как «побочные» явления брака, прекращающиеся, как правило, при «завершении»
нынешней пенсионной системы себя не оправдал и нуждается в изменении (см.: Вести
ФМ. URL:http://radiovesti.ru/articles/2012-10-30/fm/71575 (дата обращения: 18.02.2014).
278
www. pfrf.ru (дата обращения: 18.02.2014).
279
См.: Гусева Т. С. Материнский (семейный) капитал: пути повышения
эффективности правового регулирования // Семейное и жилищное право. 2012. № 6.
URL:СПС «КонсультантПлюс».
280
Там же.
- 193 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
брачно-супружеских правоотношений281. Ученая, подвергая критике нормы ч. 2 ст. 3
ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»,
отмечает несоответствие законодательных правил о невозможности учета падчериц
(пасынков) при определении права на материнский капитал интересам ребенка и
интересам семьи в целом282. Предполагаем, что в основе отсутствия прав на
материнский капитал у отчима или мачехи при усыновлении пасынка и падчерицы
находится тот факт, что последние не нуждаются в семейном воспитании, поскольку и
так его получают (такой вывод обозначен в определении Конституционного суда от
17.11.2011 г. № 1539-О-О283). Однако, на наш взгляд, возникновение и осуществление
родительских прав и обязанностей у отчима или мачехи (ст. 61 – 67 СК РФ), создание
достойного уровня жизни полноценной семье (в которой имеются оба родителя) – вот
то, что должно быть учтено при приобретении права на материнский капитал.
Думается, законодатель исходил именно из этой постановки, когда не исключил из
числа получателей средств материнского капитала фактических воспитателей при
усыновлении ими фактических воспитанников, хотя, как замечает М. В. Матвеева,
последние, следуя выводам Конституционного суда в указанном нами ранее
определении, также воспитываются в семье и не нуждаются в семейном устройстве 284.
Все выше изложенное подчеркивает непоследовательность, нечеткость и неясность
действующего социального и семейного законодательства РФ. Тем не менее заметим,
что на фоне отсутствия четкой логики законодателя по указанному вопросу на уровне
федерального закона более ясные и корректные формулировки законодателя в
обозначенном поле имеются применительно к региональному материнскому капиталу.
Так, в Законе Тверской области «О многодетной семье в Тверской области и мерах по
ее социальной поддержке» запрет по учету пасынков (падчериц) в качестве
усыновленных (удочеренных) детей при определении права на материнский капитал
допускается только в отношении тех, которые были ранее учтены при возникновении
права на материнский капитал (ст. 6.2).
Еще одна проблема, связанная с реализацией права на материнский капитал,
обусловлена применением методов вспомогательных репродуктивных технологий, а
именно суррогатного материнства (п. 3 ст. 52 СК РФ, ст. 55 ФЗ от 21.11.2011 г. № 323ФЗ (ред. от 28.12.2013 г.) «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). Как
справедливо указывается А.В. Шибиной, буквальное толкование ст. 3 ФЗ «О
дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» не
предполагает среди получателей права на материнский капитал генетических
родителей при передаче им суррогатной матерью их ребенка, так как в законе речь
идет о женщинах, родивших (усыновивших) второго и последующих детей, и
мужчинах, являющихся единственными усыновителями, или мужчинах, у которых
281
См.: Ильина О. Ю. Проблемы реализации принципа равенства прав родителей при
получении дополнительных мер государственной поддержки (материнского капитала)
// Вест. Моск. ун - та МВД России. 2011. № 3.
282
Там же.
283
Документ опубликован не был. URL:СПС «КонсультантПлюс».
284
См.: Матвеева М. В. Проблемы, возникающие при использовании материнского
(семейного) капитала // Семейное и жилищное право. 2012. № 6. URL:СПС
«КонсультантПлюс».
- 194 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
возникло указанное право в случаях смерти матери, объявления ее умершей, лишения
ее родительских прав, совершения ею в отношении своего ребенка умышленного
преступления против личности, отмены усыновления ребенка, в связи с усыновлением
которого возникло право на материнский капитал 285. Этим проблематика суррогатного
материнства в свете приобретения прав на дополнительные меры социальной
поддержки (материнского капитала) не исчерпывается. Остается открытым еще один
важный вопрос: приобретает ли сам суррогатный ребенок право на материнский
капитал в случае смерти (или отказа) суррогатной матери (например, при родах) и
(или) смерти (отказа) своих генетических родителей до его рождения или до момента
дачи согласия на его передачу родителям со стороны суррогатной матери? Такой
вопрос возникает, поскольку нормами ч. 4 и 5 ст. 3 ФЗ «О дополнительных мерах
государственной поддержки семей, имеющих детей» право на материнский капитал
закрепляется за несовершеннолетним ребенком (детьми в равных долях) и (или)
совершеннолетним ребенком (детьми в равных долях), обучающимся на очной форме
обучения в образовательной организации
(за исключением организации
дополнительного образования) до окончания такого обучения, но не дольше, чем до
достижения им возраста 23 лет (распорядиться ребенок может средствами
материнского капитала путем направления их на свое образование). Это допускается
тогда, когда прав на материнский капитал не возникло у его отца, или его право
прекращено по основаниям, указанным в законе, или право на материнский капитал
прекращено у одинокой матери. Подобные правила нашли закрепление также в ст. 3
Закона республики Мордовия «О дополнительных мерах поддержки семей, имеющих
детей» применительно к региональному материнскому капиталу. На уровне
Самарской области, Тверской области право на материнский капитал при рождении
третьего ребенка приобретается только матерью или отцом (у отца - при определенных
условиях, которые нами были освещены ранее), т.е. ребенок не вправе (в отличие от
приведенных выше правил ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки
семей, имеющих детей») ни при каких условиях воспользоваться средствами
регионального материнского капитала на свое образование. Применительно к
самарским детям подобное правило обусловлено, как нам представляется,
направлениями использования средств регионального материнского капитала, среди
которых возможность оплаты услуг за образование детей заявителя, но только в
образовательных организациях, реализующих основную общеобразовательную
программу дошкольного образования (что возможно до 6-летнего возраста ребенка, а,
как известно, до 6-летнего возраста ребенок, согласно п. 2 ст. 28 ГК РФ, не может
совершать даже мелкие бытовые сделки, не говоря уже о решении вопроса о своем
образовании). В постановлении Правительства Амурской области от 27.01.2012 г. №
32 «Об утверждении порядка предоставления регионального материнского капитала
на улучшение жилищных условий семьям, родившим (усыновившим) третьего или
последующего ребенка» закреплено пять направлений использования средств
материнского капитала, и все они связаны с улучшением жилищных условий
285
См.: Шибина А. В. Реализация права на материнский (семейный) капитал лицами,
воспользовавшимися вспомогательными репродуктивными технологиями //
Законность. 2012. № 2. URL: СПС «КонсультантПлюс».
- 195 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
непосредственно семьи, поэтому ребенок исключен из числа лиц, которым
предоставляется указанная мера социальной поддержки.
Исходя из буквального толкования норм ч. 3 и 4 ст. 3 ФЗ «О дополнительных
мерах государственной поддержки семей, имеющих детей», а также норм ст. 3 Закона
республики Мордовия «О дополнительных мерах поддержки семей, имеющих детей»
в случае отказа генетических родителей от ребенка и смерти суррогатной матери при
родах ребенка последний приобретает право на материнский капитал, если является
вторым, третьим и т.д. ребенком (третьим, четвертым и т.д. ребенком – при
приобретении прав на региональный материнский капитал в республике Мордовия)
одинокой суррогатной матери или если право на материнский капитал прекращено у
мужа суррогатной матери. Во всех остальных случаях, в том числе при отказе
генетических родителей и самой суррогатной матери от ребенка, последний не
приобретает никаких прав на материнский капитал. На наш взгляд, подобные правила
ущемляют права суррогатного ребенка, для рождения которого были предприняты
столь значительные усилия и который после своего рождения не только не
приобретает соответствующую поддержку со стороны родителей (заметим, что
согласно действующему законодательству РФ генетические родители не несут
никакой ответственности за отказ от суррогатного ребенка, законодателем даже не
возлагается обязанность генетических родителей по уплате алиментов на содержание
своего ребенка), но и оказывается в неравном положении по сравнению с детьми,
зачатыми без использования методов вспомогательных репродуктивных технологий и
ранее, например, усыновленными лицами, в отношении которых принято решение об
отмене усыновления, что свидетельствует о нарушении конституционного принципа
равенства всех перед законом.
Таким образом, как показало проведенное нами исследование, действующее
законодательство РФ, закрепляющее право на меры дополнительной социальной
поддержки, не соответствует таким принципам семейного законодательства,
закрепленным в Конституции РФ и в Семейном кодексе РФ, как равенство прав
мужчины и женщины, равенство родительских прав (матерей и отцов, в том числе в
тех случаях, когда ранее они являлись мачехами и отчимами). Также не учитываются и
принципы социального обеспечения при применении норм Семейного кодекса РФ, в
числе которых всеобщность и равенство, гарантированность государством
социального обеспечения. Сказанное означает необходимость выстраивания единой
позиции законодателя в отношении родителей и детей при приобретении и реализации
права на материнский капитал вне зависимости от их пола, причин и способов
появления (рождения) детей, а также обладания ранее другими статусами (например,
свойства).
Список литературы
1.
2.
3.
Гусева Т. С. Материнский (семейный) капитал: пути повышения эффективности
правового регулирования // Семейное и жилищное право. 2012. № 6. URL:СПС
«КонсультантПлюс».
Ильина О. Ю. К вопросу о равенстве прав мужчины и женщины в семейных
правоотношениях
//
Современное
право.
2007.
№
8.
URL:СПС
«КонсультантПлюс».
Ильина О. Ю. Проблемы реализации принципа равенства прав родителей при
получении дополнительных мер государственной поддержки (материнского
- 196 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник ТвГУ. Серия "Право". 2014. №2
4.
5.
капитала) // Вестн. Моск. ун – та МВД России. 2011. № 3. URL:СПС
«КонсультантПлюс».
Матвеева М. В. Проблемы, возникающие при использовании материнского
(семейного) капитала // Семейное и жилищное право. 2012. № 6. URL:СПС
«КонсультантПлюс».
Шибина А. В. Реализация права на материнский (семейный) капитал лицами,
воспользовавшимися вспомогательными репродуктивными технологиями //
Законность. 2012. № 2. URL:СПС «КонсультантПлюс».
SOME PROBLEMS OF RUSSIAN FEDERATION FAMILY
CODE APPLICATION
IN REALIZATION OF THE RIGHT TO MATERNITY CAPITAL
J.G. Leskova
Samara State University
The author examines the provisions of the Russian Federation Constitution, the
Russian Federation Family Code, federal and regional laws in the aspect of the
realization of the right to maternity capital. Disadvantages of the current legislation
are marked and stressed the need to build a clear position of the legislator for the
realization of the right to maternity capital, taking into account the principles
established in the Constitution and the Family Code of the Russian Federation.
Keywords: maternity capital, child, family legislation, principles, parents, surrogate
motherhood.
Об авторе:
ЛЕСКОВА Юлия Геннадьевна – доктор юридических наук, доцент кафедры
гражданского и предпринимательского права Самарского государственного
университета (443011, г. Самара, ул. Академика Павлова, д. 1), e-mail: cl@ssu.samara.ru
- 197 -
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2. С.198–204
Вестник
ТвГУ.
Серия
"Право".
2014.
№2
УДК 347.627
РАЗВОД, ОСЛОЖНЕННЫЙ СПОРОМ О ДЕТЯХ:
ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ АСПЕКТ
Л.Б.Максимович
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
Институт государства и права Российской Академии наук
Статья посвящена проблеме подсудности дел о разводе, осложненных спорами
о детях. Рассмотрены вопросы, связанные с содержанием споров о детях,
особенностями рассмотрения споров о детях в бракоразводном процессе.
Ключевые слова: спор о детях, развод, мировые судьи.
Россия прочно удерживает на планете сомнительное лидерство по количеству
разводов: если 10 лет назад распадался каждый третий брак, то сегодня – каждый
второй. По данным демографического ежегодника ООН за 2012 г. Россия – первая
среди стран с самым большим числом разводов 286. И хотя в 2012 году число
зарегистрированных разводов оказалось меньше, чем за предшествующий год, оно все
еще велико: 642,0 тысячи в 2012 году против 669,4 за 2011 год287.
Поскольку значительное число браков расторгается в судебном порядке по
причине наличия у супругов несовершеннолетних детей, весьма актуальным является
процессуальный аспект развода, осложненного спором о детях.
Прежде всего, это касается подсудности таких дел. Как известно, дела о
расторжении брака рассматриваются в качестве с