close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

551. Журналистский ежегодник №1 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Журналистский ежегодник. 2014. № 3.
ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ
ЖУРНАЛИСТИКИ
7–10
Беленко В. Е. «Я буду успешным, если не буду сидеть в районной газете, за мизерную зарплату
описывая жизнедеятельность белок в Академе»: представления о собственной успешности
студентовпервокурсников регионального вуза в контексте системы мотивов профессиональной
деятельности // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 7–10.
11–13
Блинова Э. В. Социальная ответственность регионального ТВ // Журналистский ежегодник. 2014.
№ 3. C. 11–13.
14–16
Дементьева К. В. Информационная война и социальная ответственность журналистов //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 14–16.
17–20
Ершов Ю. М. Межэтнические отношения в информационной повестке российских телеканалов //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 17–20.
21–23
Михайлова Д. Р. К вопросу возможности выражения авторской позиции журналиста как
слагаемого профессиональной журналистской культуры в условиях становления системы новых
медиа // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 21–23.
24–26
Северская О. И. Система ценностей в зеркале русской прессы 2000-х // Журналистский ежегодник.
2014. № 3. C. 24–26.
27–33
Смолярова А. С. Творческие и когнитивные ограничения в реализации принципа объективности в
журналистике // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 27–33.
РОССИЙСКАЯ ЖУРНАЛИСТИКА: ОПЫТ
ПРОШЛОГО
34–37
Войтик Е. А. Спортивная тема в российской прессе в начале XIX в.: принципы формирования
информационного контекста // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 34–37.
38–41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Жилякова Н. В. Обсуждение профессиональных ценностей журналиста в переписке Ф.В.
Волховского и В.г. Короленко // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 38–41.
42–47
Криницкая Г. С. Проблема русской дипломатии в теории истории В.Я. Данилевского //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 42–47.
48–51
Семенова А. Л. Из истории частных газет Новгорода: «Новгородская неделя» (1906) //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 48–51.
ЖУРНАЛИСТИКА СЕГОДНЯ: ТЕМАТИКА,
ПРОБЛЕМАТИКА, ЖАНРОВЫЕ ПРОЦЕССЫ
52–55
Губский В. В. Реклама в СМИ как элемент энтропии // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 52–
55.
56–58
Кручевская Г. В. Профессиональные ценности журналистики в сфере политической коммуникации
// Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 56–58.
59–65
Литке М. В. Научно-популярные и научно-познавательные журнала: проблема типологической
классификации // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 59–65.
66–69
Соколова Е. А. Журналы в медийном пространстве Шадринска 2000-х гг // Журналистский
ежегодник. 2014. № 3. C. 66–69.
70–77
Титова В. Н. Шаблонные подходы и потенциал нешаблонности в издании ювенильных газет //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 70–77.
78–80
Черепова Т. Н. Ценностный аспект телевизионной критики в «Новой газете» // Журналистский
ежегодник. 2014. № 3. C. 78–80.
81–84
Чутчева А. В. Медиаобраз украинских военнослужащих в журнале «Русский репортер»: в
«пограничной ситуации» морального выбора // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 81–84.
85–88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Шостак Г. И. Стратегия использования личных имен и названий социальных групп в заголовках
британской прессы // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 85–88.
ТЕЛЕВИДЕНИЕ И РАДИО В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ
ЭЛЕКТРОННЫХ СМИ
89–91
Афанасьева Е. А. Создание и распространение контента: этические регуляторы в цифровом
медиапространстве // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 89–91.
92–96
Байдина В. С. Факторы отражения социального времени в телевизионном пространстве //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 92–96.
97–98
Халина Е. В. Интернет-вещание православной культуры в Томске // Журналистский ежегодник.
2014. № 3. C. 97–98.
99–103
Ярославцева А. Е. Региональное ТВ и сласть: к вопросу о status quo накануне «цифровой эры» //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 99–103.
ПРОЕКТИРОВАНИЕ И ДИЗАЙН СМИ,
ФОТОГРАФИЯ И ВИЗУАЛЬНАЯ ЖУРНАЛИСТИКА
104–108
Вершинин В. А. , Мясников И. Ю. Экспериментальный студенческий айпад-журнал как
образовательный инструмент // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 104–108.
109–110
Захаров С. В. Портрет современника в фотоиллюстрировании местного периодического издания:
количественные методы изучения // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 109–110.
111–115
Тихонова Е. М. Визуальные медиаобразы городского будущего на страницах местного издания //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 111–115.
МОЛОДЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ
116–118
Выгон Л. С. Образование и просвещение в условиях формирования свободы слова в творчестве
Н.И. Новикова: к постановке проблемы // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 116–118.
119–120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Романова Д. А. Специфика спортивного комментария олимпийских видов спорта на ТВ //
Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 119–120.
121–122
Сенинг М. А. Рубрика «Маленький фельетон» в газете «Сибирская жизнь»: от литературы к
журналистике (1904 год) // Журналистский ежегодник. 2014. № 3. C. 121–122.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
Раздел I.
Профессиональные ценности
журналистики
УДК 070:82-92
В.Е. Беленко
Новосибирский государственный университет
«Я буду успешным, если не буду сидеть
в районной газете, за мизерную зарплату описывая
жизнедеятельность белок в Академе»:
представления о собственной успешности студентовпервокурсников регионального вуза в контексте
системы мотивов профессиональной деятельности
В данной статье анализируются представления о собственной успешности студентов-первокурсников регионального вуза в
контексте системы мотивов профессиональной деятельности.
Эмпирической основой работы послужили ответы студентов-первокурсников на вопрос: «В 2020 году я буду считать себя
успешным, если я…». Они позволили выявить основные элементы
проектирования своей профессиональной личности, понять, на
что нацелены первокурсники, как они мотивируют себя в своем
развитии, как видят факторы успешности при развитии в профессии. Результаты анализа позволили также скорректировать
достаточно отстраненную от журналистики систему профессиональной мотивации, как ее представляет психология труда,
обозначив те критерии, которые наиболее выпукло проявляют
себя в сфере журналистики и коммуникаций.
Ключевые слова: студенты-журналисты, мотивация профессиональной деятельности, критерии успешности, проектирование профессиональной личности.
The article describes the first year students’ notions about the
criteria of success of their future occupation. Students of the journalism
department were asked to conclude the phrase “I would evaluate
myself as a successful in my occupation if I…” The answers revealed the
elements of the projecting the professional personality, showed up the
students’ motives. The essays brought out what reasons they gave for
their development, what factors of successes they see. The results also
let to correct the conception of work motivation that was suggested by
psychologists but was rather far from journalism as occupation. We could
see the most appreciable factors for students’ justify successes achieved.
Key words: students of journalism department, motivation of
occupation activity, criteria of success, projecting the professional
personality.
В
рамках дисциплины «Ведение в специальность», которая традиционно стоит в учебных
планах факультетов журналистики на первых
курсах, студенты изучают тему мотивации профессиональной деятельности и критерии оценки успешности в профессиональной деятельности (объективные
и субъективные, результативные и процессуальные и
т.д.). На факультете журналистики НГУ работа с этой
темой строится с опорой на литературу по психологии
трудовой деятельности и акмеологии.
Весной 2014 года студенты получили задание написать в аудитории небольшие тексты, отвечающие
на вопрос: «В 2020 году я буду считать себя успешным,
если я…». Это задание заставляло студентов задуматься
в направлении проектирования своей профессиональной личности, к тому же было интересно понять, на что
нацелены первокурсники, как они мотивируют себя в
своем развитии, как, в отрыве от теоретических материалов, на самом деле видят факторы успешности при
развитии в профессии.
Всего было получено 52 текста, в которых содержалось более 160 различных характеристик жизненной
успешности.
Результаты данного анализа представляют двойной
интерес: во-первых, позволяют оценить, какие именно
критерии успешности выдвигают студенты к своей
будущей жизни. Причем это не мечты, которые могут
быть сколь угодно абстрактны и оторваны от реально-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Журналистский ежегодник
сти, а достаточно реалистическое представление о будущем, так как каждым студентом мысленно было просчитано, сколько времени в 2020 году пройдет после
окончания им вуза, ожидания, если угодно. Во-вторых,
позволяют скорректировать достаточно отстраненную
от журналистики систему профессиональной мотивации, как ее представляет психология труда, обозначив
те критерии, которые наиболее выпукло проявляют
себя в сфере журналистики и коммуникаций.
Мотивация профессиональной деятельности:
группы критериев
Основная группа критериев собственной успешности, которую отмечают студенты, — даже не критерии
как таковые, а просто желание иметь работу, которая доставляла бы удовольствие, а не только стала источником
заработка. Далее в текстах встречается конкретизация,
попытка отрефлексировать, что это должна быть за работа, чтобы она это удовольствие доставляла.
Опираясь на типологию мотивов профессиональной деятельности, разработанную А. К. Марковой [1.
С. 74–95], выделим те из них, которые отмечают студенты.
В студенческих текстах встречаются мотивы предназначения профессии, а именно принесение пользы
обществу.
Большое место занимают процессуальные мотивы
профессиональной деятельности: труд в рамках данной профессии; труд в конкретной организации или в
организации определенного уровня (например, крупное, федеральное); характеристики организации рабочего процесса (чувствовать стабильность — чувствовать динамизм); разнообразие способов труда, выбор
наиболее подходящих для себя, иногда это указание
конкретной сферы деятельности.
Результативные мотивы профессиональной деятельности (возможность достичь высоких результатов,
какого-то уровня, превзойти определенные стандарты)
смыкаются с мотивами профессионального общения.
В этой группе критериев — признание и авторитет в
кругу коллег; стремление работать под началом высококвалифицированного специалиста; хороший психологический климат в коллективе.
Среди мотивов профессиональной личности в
студенческих текстах встретились характеристики,
относящиеся к таким мотивам, как самоуважение и
позитивная Я-концепция, хорошее образование и в
дальнейшем возможность повышения квалификации,
помощь семье благодаря заработку, который приносит
работа, счастье в семье.
Внешняя детерминация профессионального труда
достаточно весома в текстах первокурсников. К данной
группе критериев можно отнести стремление сделать
конкурентоспособной новосибирскую спортивную
журналистику (хотя данный мотив также можно рассматривать сквозь призму мотивов предназначения
профессии, принесения пользы обществу). Также из
внешней детерминации студентами упоминаются заработная плата (как заработок определенного уровня),
заработная плата (как потребность в финансовой стабильности), связи.
Но гораздо более весомые группы факторов в представлении о собственной успешности связаны с местом работы, как в плане страны и города, так и в плане
конкретных характеристик места работы.
Рассмотрим подробнее содержание различных
групп мотивов.
Внутренняя детерминация профессионального
труда в оценке собственной успешности
Надежда иметь работу, которая нравится, доставляет удовольствие, встречается в студенческих текстах
20 раз. Среди характеристик как достаточно экспрессивные и восторженные, вроде «идти утром на работу,
как на праздник» (встретилась 4 раза), так и достаточно
сдержанные «иметь работу, которая не доставляет неудовольствие» (3 раза), в том числе «буду заниматься
любимым делом и ни о чем не жалеть», «буду чувствовать, что нашла свое место». Любопытно, что некоторые студенты прямо подчеркивают желание получать
именно содержательное удовольствие от работы, «независимо от того, насколько “крутое” СМИ» (2 раза): «не
зависит от уровня и статуса СМИ», «не гонясь за брендом издания». Студенты также подчеркивают, что хотят
работу, которая приносит удовольствие, но не зависит
от уровня заработка (2 раза): «журналистика от чистого
сердца, не зависящая от денег», «писать на интересные
темы, не ставя их в зависимость от зарплаты».
Достаточно отрадно, что будущие журналисты нередко отмечают желание работать так, чтобы это приносило пользу обществу, но в то же время переживают,
что их старания могут быть не замечены и бесполезны. Всего мотивы предназначения профессии в таком
ключе были упомянуты 6 раз. Это такие выражения,
как «делать такую работу, которая приносит мне удовольствие, а людям — пользу», «видеть, что мой труд
приносит пользу обществу», «буду чувствовать себя
успешным, если помогу своей работой сделать чьюто жизнь лучше», «помогать людям», «делать что-то
полезное для людей», «писать о том, что интересно и
важно людям». Кроме того, один раз встретился такой
критерий, как «влиять на общество»…
Чувствовать стабильность хотят 3 человека («чувствовать стабильность», «стабильная работа», «стабильное место работы с постоянным заработком»),
причем непонятно, с какой стороны студенты ожидают
нарушения стабильности — со стороны работодателя
или со стороны государства в целом.
К процессуальным мотивам относится прежде всего
выбор сферы деятельности с постепенной ее конкретизацией (от журналистики вообще к журналистике на
ВГТРК или к спортивной журналистике). 4 раза упоминается отсылка «я планирую работать в журналистике»,
при этом чувствуется некоторое преодоление: не толь-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
ко «работать в журналистике», но и «остаться в журналистике». 5 человек уже на первом курсе отмечают, что
не разочароваться в журналистике будет непросто. Это
такие выражения, как: «если сохранится желание работать в журналистике», «если не будут посещать мысли,
что все это без толку и никому не нужно», «не разочароваться в журналистике», «не сдамся, несмотря на
недостатки профессии журналиста». 4 человека прямо
пишут, что они не планируют работать в журналистике:
«не хочу работать в журналистике в чистом виде», «мое
счастье и успех вряд ли будут связаны с журналистикой», «буду работать в рекламе и PR», «преподавание,
филология, реклама и пиар». Подобные оценки достаточно тревожны, поскольку если причины нежелания
ряда первокурсников становиться журналистами для
опытных преподавателей очевидны (процент таких ребят, поступающих на факультеты журналистики, не так
мал, — они видят в желаемом образовании вход не в
журналистику, а в смежные с ней сферы социальных
коммуникаций), то опасения, а значит, ожидания разочарования в профессии на столь раннем курсе настораживают.
Динамичной, не монотонной видят успешную работу 3 человека; отмечают, что хотели бы заниматься
делом, которое позволяет оставаться независимым от
работодателя, 4 человека. Это такие характеристики
работы, как: «проект, старт-ап»; «делать свое дело, занимать должность не подотчетную», «не зависеть от
обстоятельств, подстраивать их под себя», «не буду зависеть от издания, буду независима».
Что касается конкретизации желаемой сферы деятельности, то 7 раз встречается указание на жанр: 4
раза — репортажи (1 из них на ТВ), 1 раз — аналитика, 2
раза — умение хорошо писать тексты в разных жанрах.
3 раза встречается указание на тематику — «спортивный журналист» (2 раза), «общественно-политическая
направленность текстов». Свой успех связывают с работой телеведущего 4 человека, с работой радиоведущего — 3 человека.
К результативным мотивам профессиональной деятельности можно отнести в целом представление о
профессиональной успешности, критерии, позволяющие оценить достижение определенного уровня.
Ими в глазах первокурсников являются: ведение собственной колонки (4 человека), собственное СМИ, или
передача, или работа редактора (по 1 человеку). Что
касается планов на получение образования, то первокурсники показали себя мотивированными, здравомыслящими людьми, которые уже в начале обучения
знают, чего хотят, и стремятся не останавливаться на
достигнутом. Свое образование как фактор будущей
успешности отметили 6 человек: к 2020 году они хотят
«закончить бакалавриат по журналистике и магистратуру по экономике», «бакалавриат по журналистике и
магистратуру в МГУ», «получать второе образование
по юриспруденции в московском вузе», «пойти в магистратуры СпбУКиТа», «в магистратуру по психологии,
или пиару, или филологии».
Среди мотивов профессионального общения —
признание и авторитет в кругу коллег, ориентированность на их оценку (8 раз): «получать высокую оценку
от профессионалов», «быть на работе не последним
человеком», «один из основных корреспондентов в редакции», «положительные отзывы опытных и именитых коллег», «иметь влияние в журналистике», «стану
человеком, на которого будут ориентироваться как на
человека, работающего всей душой», «иметь достаточно опыта, чтобы давать советы коллегам». Среди
ответов первокурсников в мотивах этой группы можно
отметить стремление работать под началом высококвалифицированного специалиста, а также хороший
психологический климат в коллективе (3 раза): «дружная редакция», «опытные коллеги», «работать вместе с
Губерниевым». Упоминается и польза, которую студент
планирует в будущем приносить работодателю (3 раза):
«быть полезной для работодателя», «смогу приносить
в коллектив свежие идеи», «участвовать в развитии издания».
Значимую группу мотивов в студенческих текстах представляют собой мотивы профессиональной
личности. А именно: наличие знаний и умений и возможность их проявлять: «приобрету много знаний»,
«буду иметь большую практику на радио», «в ходе работы буду использовать знание иностранного языка»
(2 раза), «знание иностранного языка» (английский,
немецкий, несколько языков) (5 раз). Далее, к этой
группе мотивов относится позитивная оценка себя как
профессионала: студенты видят свою успешность в
том, чтобы «справляться с задачами, быть сильными в
реализации профессиональных целей» (4 раза). Ожидания позитивной Я-концепции отражают такие характеристики, как «гармония в жизни, быть довольной
собой и окружающими людьми», «не буду сомневаться
в себе» (3 раза), «не разочаруюсь в себе».
Не связанные напрямую с работой оценки успешности — «семья» (3 раза), «путешествия» (2 раза), «знакомство с деятельными, творческими людьми».
Внешняя детерминация профессионального
труда в оценке собственной успешности
Значимые, встретившиеся практически во всех студенческих текстах факторы собственной успешности
связаны с тем, где именно стоит работать, на какую
ступеньку стоит подниматься.
За границу хотят уехать 13 человек. В студенческих
текстах встречаются все варианты этого желания:
от достаточно мягкого «практика за рубежом» через
средний «работать в России, но с иностранным языком, или за рубежом» к откровенному «не собираюсь
жить в России». Свою успешность с переездом в Москву или Санкт-Петербург связывают еще 7 человек.
Местом будущего жительства обозначают Новосибирск еще 3 студента, родной город (Новокузнецк) — 1
человек. У остальных мотив приобретения успешности в журналистике конкретных городов или стран не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
присутствует. Но и то, что есть, достаточно тревожно,
поскольку около половины студентов первого курса
факультета журналистики НГУ прямо обозначают, что
считать себя успешными, живя в Новосибирске и работая в новосибирской журналистике, они не смогут. Что
же такого успевают они воспринять о работе местных
журналистов (ведь свои ответы они писали еще до первой летней практики, т.е. будучи знакомыми с работой
местных СМИ только по их продукту — по газетам, журналам, передачам), что их это совсем не притягивает?
А какие выводы они успевают сделать о жизни в России, если связывают свою успешность с переездом в
Европу или США?
Представление о хорошем СМИ сформированы у
студентов следующим образом: хотят «работать в крупном печатном издании» 4 человека, в крупном СМИ не
ниже городского уровня — 2 человека, по 1 — «работать
в издании, ориентированном на политику и экономику» и в «журнале, ориентированном на путешествия,
культуру, науку, общество», «журнале о моде и стиле
жизни». Также встретились «региональная газета в
Германии» и «как минимум российское бюро европейского СМИ». Из изданий были упомянуты «Ведомости», «Известия», «Эксперт», «“Форбс” (желательно не
только русский)», «“Русский репортер” как образец правильной, хорошей журналистики» и новосибирский
сайт «Тайга.инфо».
Один человек считает, что «если окажусь в печати,
то это полный провал». Тем не менее среди первокурсников к телевидению и радио свое саморазвитие привязывают чуть меньше человек (6 — телевидение и 4 —
радио), чем к печатным СМИ (на старших курсах это
поменяется, так как на специализацию по телевидению идет традиционно больше журналистов). Из телекомпаний упомянуты: ВГТРК, «Russia Today», «Deutsche
Welle». Из радиостанций — «Маяк».
Напомним, что это не отражение пожеланий будущей работы как таковое. Это представление о том, к
чему вообще можно стремиться, какие траектории карьеры стоит считать успешными.
К внешней детерминации традиционно относят
материальные блага, приносимые профессиональной
деятельностью. Не осталась в стороне тема заработной платы и в студенческих текстах. Но и встречается
она не так часто, как можно было бы предположить:
заработная плата (6 раз), финансовая стабильность
(4 раза), связи (2 раза). 3 человека отметили, что связывают свою успешность с достижением того уровня,
когда они смогут помогать родителям, 2 — заниматься
благотворительностью. Еще 1 человек хотел бы в будущем иметь отдельный кабинет. Любопытная деталь в
представлении о профессиональном успехе во времена news-rooms.
В целом проведенный анализ позволяет говорить о
том, что уже на ранних этапах получения профессии у
студентов формируются представления об успешных
моделях профессионального развития, которые включают в себя некоторые специфические журналистские
Журналистский ежегодник
черточки: работать за рубежом или пройти длительную стажировку в зарубежной компании, иметь столько денег, чтобы можно было путешествовать, заниматься благотворительностью и помогать родителям,
работать в издании (телеканале) не ниже чем ..., получать удовольствие от работы, приносить пользу людям,
быть высоко ценимым коллегами. Вопреки расхожему
среди преподавателей мнению о бестолковости студентов, которые не знают, чего они хотят, и нуждаются
в управлении мудрым наставником, студенты показали себя высокомотивированными людьми, знающими,
к чему стремиться. А вот новосибирская журналистика
показала себя как-то не очень…
Литература
1. Маркова А.К. Психология профессионализма. М. : РАГС, 1996.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
УДК 070.46; 654.197
Э.В. Блинова
Томский государственный университет
СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ РЕГИОНАЛЬНОГО ТВ
В статье рассматриваются актуальные вопросы взаимодействия аудитории и регионального ТВ, определяется необходимость усиления норм саморегуляции и самоответственности журналистов за свой труд. Основные положения исследования подкрепляются конкретными примерами из практики
томских телекомпаний ТВ-2, ГТРК «Томск» и др.
Ключевые слова: региональное ТВ, социальная ответственность, саморегуляция, аудитория.
The article deals with current issues of audience interaction and
regional TV, identifies the need to strengthen self-regulation and
self-responsibility standards of journalists for their work. The main
provisions of the research supported by concrete examples from Tomsk
TV-2, TV «Tomsk» and others.
Keywords: Regional TV, social responsibility, self-regulation, the
audience.
К
лючевым моментом в развитии российской
медиасистемы современные исследователи признают отношения «между государством, рыночной
экономикой, политическими партиями, техническим
прогрессом, развивающимся гражданским обществом
и средствами массовой информации как профессиональной деятельностью» [1. С. 44]. Региональная журналистика (и, в частности, региональное ТВ) последнего
десятилетия даёт возможность увидеть и оценить отношения между социально-политическими процессами в
обществе, действием и позицией местной власти, с одной стороны, и качеством журналистских материалов, а
также требованиями к профессионализму современного журналиста критики и аудитории, с другой стороны.
Камертоном «повестки дня» журналистики всегда
были социально-политические процессы, происходящие в жизни общества (города, страны, мира). При этом
первые волны изменения и обновления «повестки
дня» шли от центральных СМИ. Именно они определяли общенациональную «повестку дня» для региональных медиа, которые её конкретизировали, дополняли
(а иногда и развивали), опираясь на факты и проблемы
жизни своей аудитории, своего региона. Социальная
ответственность региональных СМИ, таким образом,
во многом определяется профессиональным умением
оперативно и точно подметить новое в жизни своего
региона, разглядеть насущные проблемы и попытаться
объединить свою аудиторию в понимании ситуации и
решении острых проблем.
Так, трагические события на Украине и резко критическое отношение к России, в этой связи, США и ряда
европейских стран, напоминающее «холодную войну»
прошлых лет, вызвали всеобщий социальный запрос на
эту тематику телеаудитории центральных и региональных телеканалов. На протяжении нескольких месяцев
телевизионная «повестка дня» (и прежде всего в новостях и информационно-аналитических программах)
заполнена репортажами, интервью, комментариями «с
полей гражданской войны в Украине». Характерно разделение этой темы в содержании центральных и региональных телепрограмм: дискуссии, острые обсуждения проблемы «взяли на себя» 1 канал («Политика» с
Петром Толстым и Александром Гордоном) и «Россия»
(«Вечера с Владимиром Соловьёвым»), а конкретный
рассказ о беженцах из Украины и их новой жизни в
России — региональные программы («Час пик. Суббота», ТВ-2, и «Вести недели», Томск, ГТРК, еженедельно
представляли сюжеты о новой жизни беженцев, о начале школьного обучения детей из Донецка, о первом
рабочем дне слесаря из Луганска и т.п.). При этом отличие в подаче темы государственной и коммерческой
телекомпанией заметно. Коммерческая, «независимая» телекомпания ТВ-2 добавляет к репортажным сюжетам в своей программе острые вопросы в интервью
с известными экономистами, политиками. («Насколько
серьёзный удар наносят санкции политике России?» —
спрашивает ведущая Ю. Мучник у экономиста Нечаева
в интервью по скайпу, программа «Час пик. Суббота» от
27.09.2014). Такое взаимодействие центральных телеканалов (наблюдения показывают, что региональная
аудитория активно смотрит дискуссии по теме на 1 канале и на канале «Россия») и региональных программ
(с постоянной аудиторией) обеспечивает наиболее содержательный ответ на социальный запрос телезрителей и способствует развитию гражданского общества
в регионе. Одновременно с этим «проверяются» профессиональные стандарты, форматы и приёмы работы
современного тележурналиста.
Но если к теме актуальной, важной для всего общества социальный запрос закономерен и соотносится с усилением норм саморегуляции и самоответственности за свой труд тележурналистов, то иначе
обстоит дело с рядом тем разнообразной «повестки
дня» регионального ТВ. Социальная в целом тематика новостей и информационно-аналитических про-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
грамм включает и традиционные темы (тема ЖКХ как
постоянная, «больная»), и новые темы, к которым ещё
нет настоящего социального интереса (религиозные,
гендерные, антикоррупционные и антинаркотические
темы). В «повестке дня» регионального ТВ есть немало
проблем и противоречий. В содержании и подаче некоторых тем заметен сознательный уход журналистов
от публицистичности и личного комментирования к
объективизированному изложению фактов, от острой
политической тематики — к облегчённой просветительской. Наглядный пример — трансформация популярной у томских зрителей программы «Естественный
отбор» М. Минина (переход на канал «Перец», замена
опытного и яркого ведущего дуэтом молодых ведущих,
превращение программы из публицистическо-дискуссионной в развлекательно-просветительскую). Бросается в глаза и наличие (а иногда и заметное превалирование) в «повестке дня» региональных телеканалов
криминальной тематики, рассчитанной на аудиторию
определённого культурного уровня. (Так, новостные
программы и государственной, и коммерческой томских телекомпаний в течение трёх дней — 1–3 октября
2014 года — начинались с темы задержания правоохранительными органами бывшего мэра Томска Н.
Николайчука, и преподносилась тема эмоционально
и многословно.) На потребительский спрос и рекламный рынок направлены в региональных новостях и
темы «глянцевой журналистики» (сюжеты о детской
моде и детях — «звёздах шоу-бизнеса»), а также экзотические сюжеты (охота на медведей в Колпашевском
районе или убийство медвежонка неизвестным молодым человеком в новостях «Вести. Томск» и «Час пик» в
начале октября 2014 года). Нестандартность сюжетных
ситуаций и яркость их воплощения на экране привлекает внимание аудитории и — в определённой степени — вытесняет из ценностного ряда программ важные
социальные сюжеты.
Известно [2], что социальный контакт регионального ТВ и аудитории — прежде всего через ежедневные новостные программы — включает необходимые
социально-психологические этапы в журналистской
деятельности: ознакомление аудитории с важнейшими проблемами и фактами жизни общества (и здесь
важны точность, оперативность и умение журналиста
соотнести новое с прошлым и будущим региона), разъяснение (здесь принципиально важны глубина мысли,
общая культура журналиста, ценностные установки) и
включение аудитории в решение социальных проблем
(на этом этапе важны и профессиональные качества
журналиста, и отношение, степень доверия аудитории
конкретному журналисту, региональным новостям).
Как показывает анализ региональных новостей (в
течение 2014 года), наиболее уязвимым на современном этапе развития ТВ становится третий этап социального контакта ТВ и аудитории. Всё чаще телевизионное обсуждение проблем на региональном экране
завершается одними и теми же фразами: «Мы вернёмся к разговору…», «Будем ожидать решения проблем
Журналистский ежегодник
местной властью…». Сомнение или даже негативное
отношение к решению общих проблем «всем миром», к активному включению аудитории не только в
обсуждение, но и в деловое участие в их разрешении
— становится доминирующей тенденцией. Этому, как
представляется, способствует ряд факторов: выход на
первый план серьёзной политической и экономической ситуации, связанной с Украиной (роль санкций и
контрсанкций для России), повторяемость и незавершённость обыденных проблем, вызывающих скепсис
аудитории (неблагополучие на дорогах, бытовые жилищные проблемы и т.д.), отсутствие постоянного интереса ТВ к менее заметным, но не менее значимым
проблемам (проблемы бытового невежества или традиция неуважения отдельной личности и власти), а
также «срывы» во взаимодействии телевидения, аудитории и местной власти.
Лозунгом важного для социального диалога в регионах взаимодействия телевидения, аудитории и власти последнего десятилетия можно назвать широко
распространённый призыв: «Давайте вместе решать
наши проблемы!». Лозунг сегодняшних взаимосвязей можно определить кратко: «Разберёмся вместе!».
На томском экране изменение интенции, связанной к
тому же со сменой губернатора, можно проследить в
содержании, структуре, стиле специальной программы
государственной телекомпании «Линия губернатора».
Программа 2012–2013 годов (разговор с губернатором
В. Крессом) включала вопросы телезрителей в прямом
эфире и носила характер живого, эмоционального, нередко делового разговора по конкретным проблемам
жизни региона. Программа 2014 года (с губернатором
С. Жвачкиным) уже не включает прямые вопросы аудитории («Мы записываем ваши вопросы, ответим позднее»), имеет более системное, рациональное построение и сдержанный, «разъясняющий» стиль разговора.
Характерно, что губернатор неоднократно подчёркивает цель общения с аудиторией: «Понять всем вместе!»
(«Линия губернатора» от 21.02.2014).
Позитивность общей тенденции на телеэкране к
более содержательному разъяснению социальных
проблем не снимает сомнений аудитории в их решении в реальной жизни. Выводы исследователей журналистики о «недогретых» проблемах (решения принимаются, когда психологическая мобилизованность
аудитории ещё не достигнута) и «перегретых» проблемах (проблемы либо откладываются, либо звучит призыв к «постепенному» решению [3. С. 96]) свидетельствуют о нарушениях связи аудитории с властью и об
ответственности за эти нарушения регионального ТВ.
Уровень и качество ответственности ТВ перед аудиторией связаны и с общей гуманитарной направленностью «повестки дня». Один из конкретных показателей
гуманитарной составляющей «повестки дня» на региональном экране — ситуативно-прикладной подход ТВ
к проблемам, проверка возникающих социальных проблем повседневной жизнью своей аудитории. Чаще
всего он проявляется в новостях. Так, антироссийская
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
санкция запрета ввоза продуктов из-за рубежа в Россию вызвала мгновенный отклик в региональных новостях в «репортажах из села» с конкретными, эмоциональными высказываниями сельчан и местной власти
(сюжет о мясной продукции, производстве, продаже и
цене мяса, «События недели. Томск» от 05.10.2014).
«Голос народа» убедительно звучит в репортажах,
зарисовках, специальных расследованиях региональных новостей. Можно сказать, что новости «с человеческим лицом» — практика современного регионального ТВ.
Обращение к рядовому человеку, к реальной жизни
характерно и для постоянных циклов культурно-просветительского и исторического характера на региональном экране (популярные у томских зрителей «Календарь томской истории», «Место встречи», ТВ-2).
Характерный и важный показатель гуманистической составляющей региональных программ — очерковые портреты, посвящённые человеческой судьбе,
профессии, преодолению проблем конкретным героем. Таких очерков в программе немного, но они запоминаются, обсуждаются, имеют широкий общественный резонанс. Так, документальный очерк о хирурге
Владимире Байтингере (04.10.2014) включён авторами
ГТРК «Томск» в цикл «Голоса времени». Через судьбу и
жизнь талантливого врача и организатора томской микрохирургии в очерке раскрываются многие проблемы
(профессии и образования, семьи и воспитания детей,
создания коллектива и организации медицинского
центра международного уровня). Личная жизнь и судьба, личные рассуждения о профессии и долге (очерк
построен как монолог героя с точным и образным комментарием автора) становятся «мерой» времени, развития общества, региона и страны. Голос героя звучит,
действительно, как «голос времени», а заключительные слова хирурга соотносятся с эмоциями телезрителей («Я бы очень хотел, чтобы нам сопутствовали Вера,
Надежда, Любовь!»). Так в единое, неразделимое целое объединяются Герой, Общество, Время в наиболее
удачных очерках цикла «Голоса времени».
Гуманистические принципы ответственности регионального ТВ за социальный диалог с аудиторией
во многом определяются пониманием журналистами
необходимости такого диалога, а их творческое применение непосредственно связано с профессиональными качествами, проявляющимися в материалах. Журналистику качественных современных медиа отличают «демократизм (служение обществу), гражданская
смелость, принципиальность и последовательность
в отстаивании заявленной позиции, независимость,
порядочность, эрудиция, ответственность и профессионализм» [4. С. 114]. Эти качества, составляющие основу профессиональной ответственности современного
журналиста, входят и в характеристику лучших тележурналистов регионального ТВ.
Другая сторона журналистской ответственности
перед обществом и аудиторией связана с качеством
самой аудитории. Аудитория формулирует требования
более чётких этических и профессиональных норм в
содержании телепередач, нередко высказывает свои
требования к постановке политических, культурных
и социальных вопросов (дискуссии в Интернете). Но
это — в идеале…
Многое зависит от уровня самой аудитории в регионе, её стратификации, динамики социальной структуры, а также отношения к «своим» медиа, доверия и
поддержки «своего» регионального ТВ. (Эта тема требует особого внимания и конкретного профессионального анализа.)
Потенциал современной журналистики содержится и в самих медиа, и в качестве аудитории, и в процессах, происходящих в жизни общества. Журналистика в России «идёт сегодня непростым путём поиска
профессиональных и этических стандартов, миссии,
своего места в российской медиаиндустрии, культуре,
обществе» [1. С. 252]. Этот вывод относится и к региональному ТВ, к ответственности его перед обществом,
к процессу укрепления социального диалога с аудиторией.
Литература
1. Вартанова Е.Л. Постсоветские трансформации российских СМИ и
журналистики. М., 2013.
2. См. работы Вартановой Е., Дзялошинского И., Зверевой В., Михалковича В., Прохорова Е., Цвик В. и др.
3. Фролова Т.И. Человеческое развитие в коммуникационных стратегиях российской журналистики // Вопросы теории и практики
журналистики. 2013. №3.
4. Тулупов В.В. Российская региональная журналистика на современном этапе // Вопросы теории и практики журналистики.
2013. №3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
Журналистский ежегодник
УДК 070.13:316.77
К.В. Дементьева
Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева
ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
И СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЖУРНАЛИСТОВ
В статье анализируется понятие «информационная
война» в контексте прошлого и современности. Автор комбинирует основные цели ведения информационной войны, ее
характерные черты и составляющие. Исследуются особенности ведения информационных войн и роли массмедиа в этом
процессе, а также степень ответственности журналистов
перед обществом в условиях информационной войны.
Ключевые слова: информационная война, воздействие,
СМИ, информационное пространство, дезинформация, аудитория, Холодная война, грузино-осетинский конфликт, Интернет.
The article examines the concept of "information war" in the
context of past and present. The author combines the basic objectives
of information warfare, its characteristics and components. The
features in information warfare and the role of the media in
this process, and the degree of responsibility of journalists in the
information war.
Key words: Information warfare, the impact, the media,
information space, misinformation, the audience, the Cold War, the
Georgian-Ossetian conflict, the Internet.
В
оздействие на разум и эмоции человека с
помощью информации существовало с момента
появления человеческого общества, проявляясь
в виде мифов, сказаний, пословиц, воспитания, традиций, стереотипов. Отличалось влияние древности от
современного тем, что еще не существовало термина
«информационная война» и технические средства передачи информации были не развиты.
Немецкий философ О. Шпенглер еще в начале XX
столетия предугадал небывалый рост значения информации для человечества. В книге «Закат Европы»
он писал: «В ближайшем будущем три или четыре мировых газеты будут направлять мысли провинциальных газет и с их помощью — “волю народа”. Все будет
решаться небольшим количеством людей, контролирующим эти газеты, имена которых возможно даже и
не будут известны, однако огромная масса политиков
второго ранга, риторов и трибунов, депутатов и журналистов, представителей провинциальных горизонтов
будет поддерживать в низших прослойках общества
иллюзию народного самоопределения» [1. С. 474].
Увеличившиеся быстродействие и обширное распространение сетей информации тысячекратно уве-
личило силу информационного оружия, превратив его
в оружие власти. Современный период «технологической цивилизации», являющийся, по мнению Э. Тоффлера [2], третьей волной развития науки и техники,
характеризуется преимущественно именно войнами
информационными.
Учитывая степень причастности средств массовой
информации к ведению современных военных конфликтов и к влиянию на общество в мирное время,
самым удачным можно считать следующее определение термина. Информационная война — это противоборство между государствами в информационном
пространстве с целью нанести ущерб информационным системам, процессам и ресурсам, критически важным структурам (информационно-техническая война),
подрыва политической и социальной систем, а также
массированной психологической обработки личного
состава войск и населения с целью дестабилизировать
общество и государство (информационно-психологическая война) [3. С. 308].
Выделяются три основных цели ведения информационной войны:
1. Контроль над информационным пространством,
использование его при защите собственных военных
информационных функций от действий противника
(контринформация).
2. Использование контроля над информацией для
ведения информационных атак на врага.
3. Повышение общей эффективности вооруженных сил при помощи всеобщего использования военных информационных функций.
Информационная война состоит из нескольких взаимосвязанных частей:
1. Психологические операции, т.е. применение информации для влияния на сознание солдат противника.
2. Дезинформация, т.е. предоставление противнику
ложной информации. Делится на: 1) «фейки» — фальшивые новости, которые сложно отличить от правды,
так как они сопровождаются фотографией или видеороликом, снятым по другому поводу; 2) «утки» — ложные заявления, сделанные преднамеренно для оказания определенного влияния на общественное мнение.
3. Электронная война, т.е. создание ситуации, когда
противник не может получить верную информацию.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
4. Прямые информационные атаки, т.е. прямое информационное искажение информации без видимого
изменения сущности, в которой она находится.
5. Меры безопасности, т.е. стремление избежать
того, чтобы противник узнал наши возможности и намерения.
6. Физическое разрушение как одна из частей информационной войны, воздействующая на элементы
информационных систем.
Самое чувствительное место для информационного оружия — это психология человека. Специалисты
самых разных областей, в том числе и медиалогии,
многократно доказывали способность управления общественным сознанием с помощью психологического
воздействия.
Основные черты информационной войны:
1. Не применяются физическое влияние, прямой
шантаж и запугивание, психоактивные вещества, шантаж и т.д.
2. Объект — сознание массовое и индивидуальное.
Во втором случае воздействие направлено на людей,
от которых зависит принятие важных решений.
3. Информационное влияние может производиться
и на фоне информационного шума, и в условиях информационного вакуума.
4. Главное отличие информационной войны от рекламы — навязывание определенных целей.
5. Средства ведения информационной войны —
любые средства передачи информации (СМК, почта,
слухи и т.д.).
6. Информационное влияние основано на искажении фактов или навязывании эмоционального восприятия, выгодного противнику.
Верно звучит высказывание профессора С.П. Расторгуева, известного своими исследованиями темы
информационных войн: «Информационное оружие
использует энергию, заложенную в человеке. Она берется из “головы” того, на кого оно действует, и он сам
себя уничтожает, “заставляет” себя выполнять разные
поступки, болеть или вылечиваться. Но это делает
именно он сам. Надо только грамотно и в хорошо упакованном виде ему подать соответствующие исходные
данные — информацию» [4]. Этим и занимаются современные массмедиа, обеспечивая любое действие правительства серьезной информационной подготовкой.
Еще Наполеон Бонапарт говорил: «Я больше боюсь
трех газет, чем ста тысяч штыков», не ограничиваясь
при этом одними словами, а предпринимая активные
действия для завоевания информационного пространства. Однако одним из первых задокументированных
выражений информационной войны были материалы
английских газет, последующие за Синопским сражением (1853 год, Крымская война). Обществу конфликт
был представлен как беспричинная агрессия против
мирного города, где в заливе находилось несколько
вооруженных судов, не представлявших опасности.
Писалось, что во время сражения русские добивали
плававших в море раненых турок, было сильно преуве-
15
личено количество жертв среди населения, сражение
в Европе получило название «Синопская резня», появились карикатуры в журналах (например, карикатура
У. Филипса на русского царя «Современное чучело» в
журнале «Диоген»).
Современная журналистика — не только четвертая
власть, но и третья сторона любого вооруженного конфликта. Однако в информационной войне журналисты играют первостепенную роль. Массмедиа вышли
за пределы чисто вспомогательной роли, став мощным
самостоятельным фактором, влияющим на исторические судьбы народов. Долгосрочное массированное
информационно-психологическое влияние разрушающей природы проходит через сознание и подсознание
каждого индивида, создавая очевидную угрозу существованию нации в результате изменения ее основных
идеологических и мировоззренческих установок, исторически сложившейся культуры.
Чаще всего средства массовой информации используют следующее негативное информационное
влияние на психику аудитории:
1. Использование компрометирующей информации для создания отрицательного образа политика
или государства.
2. Доведение до аудитории специально подобранных негативных сведений о том или ином явлении,
массовый выпуск специализированных передач на
радио и телевидении, рубрик и материалов в прессе и
Интернете.
Холодная война, которую еще называют первой
мировой информационной войной, длившаяся рекордно долгое время в истории человечества — 48
лет, стала огромным стимулом для развития коммуникативных моделей воздействия. Г.Г. Почепцов отмечает, что «основной “коррозиционной” составляющей
стала пропаганда с помощью материального мира, в
рамках которой можно увидеть три измерения. Все
они были принципиально нетрадиционного вида, и
система пропаганды не была готова к работе с таким
срезом информационного воздействия. Она достаточно активно порождала тексты, которые боролись
против буржуазной пропаганды, одновременно эта
полюсность — у нас все хорошо, у них все плохо —
снижала уровень доверия к собственным текстам»
[5. С. 45]. Исследователь выделяет три типа информационного воздействия, направленных на нашу страну
во время Холодной войны:
1. Бытовые вещи, произведенные на Западе, которые отличались от отечественных, чаще всего были
лучше, ярче. Государство боролось с ними запретами
(стиляги), но не могло противопоставить им ничего
своего. Воображение же реципиента, опираясь на эти
вещи как на своеобразные носители информации, моделировало иной мир. То есть сами люди становились
генераторами информации, чужой для системы.
2. Вещи, увиденные на экране кино или телевидения. При просмотре видео зрители и по сей день получают огромное количество второстепенной информа-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
ции (иногда на этом основано использование скрытой
рекламы в художественных фильмах).
3. Люди, побывавшие за рубежом, являлись наименее распространенным типом информационного
воздействия, однако также являлись носителями определенной информации, которую невозможно было
нейтрализовать.
Таким образом, победа «противника» была обусловлена применением необычных информационных
носителей, активно формирующих в сознании общества новый для него мир, причем поданный в позитивных, идеализированных тонах.
Следующим показательным примером информационной войны является грузино-осетинский конфликт в августе 2008 года. 9 августа Грузия на своей
территории прекратила вещание всех российских телеканалов, в то время как время вещания «Голоса Америки» на грузинском языке было увеличено. Во многих
международных массмедиа освещение конфликта
происходило с антироссийских позиций.
Уже тогда активно применялись и недостоверная
информация, и так называемые «фейки», когда по
итальянскому телевидению показали видеокадры с
выступлением осетинки, потерявшей дом во время обстрела, которая, в их интерпретации, была грузинкой,
пострадавшей от российских бомбардировок [6]. Заголовки мировых СМИ также кричали о том, что «Грузия
сражается», на это сообщение накладывались фотографии и видео разрушенного Цхинвали [7].
А.В. Монойло в статье «Война в Южной Осетии:
психологическая обработка общественного мнения
стран ЕС» пишет: «Благодаря американской психологической обработке мирового общественного мнения
образ “российского агрессора”, неразрывно связанный
с ужасами войны, надежно записался в подсознание
широких слоев европейского и американского общества. При желании Соединенных Штатов вновь развернуть психологическую войну против России Вашингтон этим “якорем” обязательно воспользуется…»
[8]. Эти слова очень хорошо предсказали поведение
западных СМИ при освещении конфликта на Украине.
Если анализировать лексику массмедиа в материалах об украинском кризисе, «ярлыки», наклеиваемые
друг на друга, то можно увидеть ярко окрашенные негативные или позитивные (в зависимости от направленности) слова. Против России используется негативная лексика или «лексика ненависти» — «террористы»,
«ватники», «колорады», «титушки» и др. Россия в ответ
акцентирует внимание на «нацистской сути» и олигархическом характере новой власти в Киеве, а также на
бандеровской символике евромайдановцев. Также обе
стороны сравнивают своего противника с Гитлером.
Таким образом, использование массмедиа для активного информационно-психологического воздействия
может оказаться даже эффективнее военных действий
— влиять на мирное население и снижать личный состав врага на какой-то период боеспособности, вызывая
его нежелание участвовать в боевых действиях.
Журналистский ежегодник
В журналистской среде негласно существует негативное отношение к информационной войне. Это как
писать заказные материалы, отражающие не действительные факты, а специально подобранные или, зачастую, выдуманные в угоду предпочтениям заказчика.
Такой журналист нарушает законы журналистской этики, приобретая соответствующую репутацию в журналистском сообществе. Чтобы избегать материалов,
поддерживающих ту или иную позицию в информационной войне, можно определить основное правило —
любому материалу на социально-политическую тему
должен предшествовать кропотливый сбор фактов.
Журналистика и политика не идентичны, поэтому политические материалы не должны быть эмоциональными, так как это не та область, где выражаются интеллектуальное самоутверждение и амбиции автора, и
это не шоу-бизнес, где эффектными и экспрессивными
фразами «раскачивают» аудиторию. Журналисты являются солдатами мирного фронта, а потому должны
добиваться укрепления демократических основ, а не
развлекать читателей и зрителей «их же кровью», понимать массмедиа как канал информационного просвещения, старательно отфильтровывая их от различного сора, способного нанести социальный урон. Для
политического же противостояния разных общественных групп издавна существуют листовки, а недавно
укрепил надежные позиции Интернет, где профессиональной журналистике зачастую не место.
Литература
1. Шпенглер О. Закат Европы. М. : Эксмо, 2009.
2. Тоффлер Э. Третья волна. М. : АСТ, 2010. 784 с.
3. Война и мир в терминах и определениях. Военно-политический
словарь / под ред. Д. Рогозина. М. : Вече, 2011.
4. Назаров О. Информационные войны — угроза для цивилизации
// Литературная газета. 2013. 23 окт.
5. Почепцов Г.Г. Информационные войны. М. : Рефл-бук; К. : Ваклер,
2000.
6. Глобальные СМИ в информационной войне против России //
inoСМИ.ru. 2008. 10 сент. URL: http://inosmi.ru/world/20080910/
243918.html. Загл. с экрана.
7. Russian warplanes target Georgia // CNN.com. 2008. 9 авг. URL:
http://edition.cnn.com/2008/WORLD/europe /08/09/georgia.
ossetia/index.html#cnnSTCText. Загл. с экрана.
8. Монойло А.В. Война в Южной Осетии: психологическая обработка общественного мнения стран ЕС // Политическая экспретиза.
URL: http://www.politex.info/content/view/597/30/. Загл. с экрана.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
УДК 654.197
Ю.М. Ершов
Томский государственный университет
МЕЖЭТНИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
В ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОВЕСТКЕ ДНЯ
РОССИЙСКИХ ТЕЛЕКАНАЛОВ
Статья посвящена изучению информационной политики
федеральных и региональных телеканалов как главных медиаресурсов в плане этничности и национальной идентичности.
Механизмы идентичности сегодня испытывают влияние и
ментальности советской эпохи, и процессов глобализации. На
основе контент-аналитических исследований и социологических опросов телезрителей автор статьи делает выводы о
том, что тема конфликтных межнациональных отношений
становится приоритетной и будет таковой на протяжении
всего периода ревизии имперского наследия страны.
Ключевые слова: нация, идентичность, телевидение, ксенофобия, конфликт.
Russia looking for a way in nation-building, other than the
multiculturalism policy of the European Union. The search for these
complicated Soviet legacy, when ethnic conflicts have been swept
under the carpet and not covered by the mass media. Beginning in
2010, ethnic clashes, not only in the capital but also in the regions so
frequent that do not notice them anymore. Riots on Manezh Square
near the Kremlin became the first ethnic clash that was widely covered
by all federal TV channels and was the starting point for the formation
of Russia's new media policy in the coverage of national issues. The
present study focuses on the content analysis of the communications
of federal and local TV channels on the theme of ethnic relations, as
well as the reactions of the viewers on this agenda in the newscasts.
The results are compared with the results of our research media,
policy and tolerance, commissioned by the Ministry of Education in
2001–2002. So we note that public anger against people of non-Slavic
nationalities are much increased, but journalists in Tomsk have not
become more irresponsible and provocative. Reports the most eminent
in the country local TV-2 demonstrate high professional standards and
in this issue. Given the problems arising from migration flows, as well
as the growing xenophobic sentiments in society, Russian TV channels
are faced with the need to balance between trying to preserve national
harmony, glossing over the explosive theme, and the need to join the
discussion of public sentiment, echoing fears and prejudices born of
discussing these topics.
Key words: nation, identity, television, xenophobia, conflict.
М
ы — свидетели исторических процессов, начавшихся десятилетия и даже века назад. На
окраинах Российской империи были Польша
и Финляндия с собственными национальными моделями, которые никак не вписывались в наш державный
характер и, в конце концов, выломились, состоявшись
как обособленные государственные проекты. А на
других окраинах страны были тюркоязычные мусуль-
манские ханства, у которых не было никаких моделей
модернизации, но которые так же, как поляки и финны, противились ассимиляции в «имперском котле».
Большевики вроде бы разрушили царскую «тюрьму
народов» и освободили нацменьшинства. Они создали
государство, в конституции которого были закреплены
принципы равноправия народов, федерализма и проч.
Но на деле это было более унитарное, более централизованное и более жёстко управляемое государство,
чем предшествовавшая СССР Российская империя. В
Советском Союзе к культурам малых народов часто
относились как к шаманству, как к чему-то отсталому и
реакционному.
Государственность современной России появилась на руинах советской многонациональной империи, и в наследство от СССР нашей стране, надо
признать, досталось противоречивое и потенциально
конфликтное сожительство этносов с разными орбитами и скоростями развития. Четверть века постсоветской истории руководству страны приходится унифицировать, а порой увязывать и стабилизировать разнонаправленное движение многочисленных народов
(одни — к модерну, другие — к архаике). Выработка
межнациональной политики происходит на фоне
разочарования европейским мультикультурализмом,
который с жаром критикуется нашими журналистами-международниками, как, впрочем, и многими экспертами ЕС. Выходит, ни американский «плавильный
котёл», ни толерантность Старого Света не дали подходящих образцов правящей элите РФ, а свой особый
путь в национальном строительстве пока только напряженно ищется. Однако Россия ещё с 1990-х годов
стала второй в мире страной после США по количеству мигрантов [1].
Мигранты становятся фактором политики и, судя
по выборам мэра Москвы в 2014-м, фактором большой
электоральной политики. Национальная тема в прессе долго обходилась стороной и замалчивалась, но в
последние годы входит в повестку дня, и чаще всего
со знаком «конфликтная информация». Анализ того,
как журналисты федеральных и местных телеканалов
рассматривают вопросы национальной идентичности
и межэтнические конфликты на почве ксенофобии,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
является задачей данной научной работы. Мы берем
именно телеканалы, а не печатные издания, потому
что россияне остаются телевизионной нацией и на
ближайшую перспективу. По данным социологов Левада-Центра, около 90% граждан РФ «чаще всего узнают о новостях в стране и в мире» из телевидения [2], и
большая часть опрошенных этим новостям вполне доверяет. Поэтому ТВ становится не только строительной
площадкой для формирования национальной идентичности, но и полигоном для инфильтрации настороженности к чужому и образа врага.
То, что российские СМИ долгое время воздерживались от обсуждения конфликтных межэтнических
отношений, можно считать советским наследием с его
лозунгами интернационализма и «братства народов».
Советская пресса пыталась зачать новую общность —
советский народ, который должен был ассимилировать все малые этносы. Советское телевидение национальные особенности освещало только в одном ключе:
репрезентация этнического разнообразия страны как
одной семьи. Никогда на экране ТВ прежде не озвучивали многочисленные претензии с разных сторон
по поводу того, кто кого кормит или кто кого угнетает, хотя на бытовом уровне эти упрёки циркулировали.
Беспорядки на Манежной площади в 2010 году стали
первым межэтническим столкновением, которое широко освещалось всеми федеральными телеканалами
и стало вместе с терактом в московском метро медиасобытием года.
Эти события послужили отправной точкой для
формирования новой российской медиаполитики в освещении национальных вопросов. Ранее либеральные
критики режима неоднократно обвиняли Кремль в сотрудничестве с российскими националистами [3]. Националисты же упрекали власти в двойных стандартах
за то, что они слишком строго относятся к ДПНИ, РНЕ и
другим русским организациям радикального толка, но
при этом якобы снисходительны по отношению к проявлениям крайнего национализма среди этнических
меньшинств. Освещение межнациональных конфликтов, таким образом, было и остается сложнейшей для
журналистов государственных телеканалов задачей,
поскольку официальная позиция в таких случаях часто
не артикулируется, а профессиональных стандартов
репортажа с такой проблематикой в большинстве телекомпаний не появилось.
Распространено мнение, что националистические настроения живучи в столице и мегаполисах,
куда больше всего приезжают на работу мигранты.
Однако мониторинг показывает, что половина регионов страны заражено ксенофобией и там регистрируют преступления на почве межэтнических
конфликтов. Так, информационно-аналитический
центр «Сова» сообщает, что «в 2010 году от подобных
нападений в 44 регионах России погибли 37 человек
и не менее 368 были ранены. По уровню насилия,
считая с начала года, по-прежнему лидируют Москва
с Московской областью (19 погибших, 174 пострадав-
Журналистский ежегодник
ших), Петербург с Ленинградской областью (2 погибших, 47 раненых) и Нижний Новгород (4 погибших,
17 раненых). Более 10 человек пострадали в Томске
(12 раненых)» [4].
Томск как город политической ссылки с дореволюционной поры отличала особая веротерпимость, но в
постсоветские годы томская толерантность заметно
уменьшилась, что было подтверждено уже в нашем исследовании 2001 года [5]. Многие результаты того исследовательского проекта не только сохранили свою
научную актуальность, но и приобрели новую остроту
в связи с чрезвычайным озлоблением отношений между Россией и Украиной. Так, в массовом опросе нами
было зафиксировано, что больше всего возмущают
и раздражают общетомскую выборку респондентов
фашисты (75% ответивших). Этот аллерген действует
практически одинаково на все социально-демографические слои населения. Любопытно, что фашисты
сильно раздражают народ, а национал-патриотические группировки вроде баркашовцев раздражают
гораздо меньше. Скажем, в массовом опросе «националистов» как раздражитель назвали 47% респондентов. Из этого можно сделать вывод о том, что понятие
«фашизма» в современной России стало абсорбентом
интолерантных эмоций и синонимом экстремизма вообще. Мы замеряли в 2001 году раздражение на такие
этнические группы, как евреи, кавказцы, китайцы, чеченцы и цыгане. Наибольшим раздражителем оказались цыгане (44,7%), близки к ним по силе воздействия
чеченцы (36,6%). Несколько дальше по аллергенности
стоит полиэтническая группа «кавказцы» (28,8%). За
последние 10–12 лет рост общественного недовольства
по отношению к людям неславянских национальностей намного усилился, что зафиксировано не только
в социологических опросах томичей, но и на общероссийском уровне [6].
Для целей исследования было исключительно важно выявить провокационные моменты в медиадискурсе о межэтнических конфликтах. Другими словами,
правда ли, что журналисты отдельных СМИ нагнетают
обстановку и подзуживают выступления против той
или иной нации? В исследовательском проекте 2001
года томские журналисты показали себя не только
толерантными, но и социально ответственными. На
вопрос «Что вы считаете самым важным в журналистском освещении конфликтов?» в экспертном опросе
получены ответы, коррелирующие с пониманием профессиональными коммуникаторами толерантности:
«Самое важное — не усугубить ситуацию, сохранить
взвешенность в оценках»; «Нужна объективность —
умение взглянуть по ту и другую сторону окопа, дать
высказаться всем сторонам»; «Не лить масла в огонь в
угоду сенсации» [5].
Через 13 лет после того экспертного опроса важно
понять, изменилось ли отношение журналистов и редакторов к освещению межнациональных отношений
в то время, как общественное недовольство за этот период заметно возросло. Мы провели контент-анализ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
информационных программ «Час пик» томской телекомпании ТВ-2 за период с 1.10.2013 по 1.10.2014 г. В анализе содержания использовалась категория «межэтнического конфликта», которую мы интерпретируем как
сообщения (истории), освещающие насильственные
столкновения между группами или отдельными людьми, мотивированными этническими предрассудками
или расовой неприязнью. В контент-анализе также
применялась категория «межэтнических отношений»,
которая понимается нами как весь спектр взаимодействий между представителями этнических групп (исключая те, что входят в категорию межэтнического
конфликта).
В ходе кодирования информационных сюжетов
мы ориентировались на то, как они обозначались в
кратком содержании выпуска (в анонсе к новостной
программе и в заголовках). Однако перед тем как отнести определенный сюжет к той или иной категории,
мы просматривали целиком каждый из них в записи.
В большинстве случаев мы руководствовались принципом тематического преобладания. Например, репортаж, затрагивающий этнические вопросы наряду с
другими, подвергался кодированию и, соответственно,
включался в наш анализ только при условии, что явное
или скрытое обращение к теме межэтнических отношений и/или конфликтов преобладало над другими
вопросами и проблемами.
За указанный период времени мы подвергли анализу 4896 новостных сюжетов, из которых 328 отобраны
для кодирования. Несмотря на то, что мы не можем
проследить линию освещения межэтнических отношений за более протяженный период всеми СМИ Томска, годичный срез по наиболее рейтинговой информационной программе позволяет обозначить тенденции информационного сопровождения данной темы в
сравнении с тем, как межэтнические отношения освещались федеральными телеканалами. Телекомпания
ТВ-2 взята для анализа содержания ещё и потому, что
она часто критиковалась представителями исполнительной власти за негативизм или недостаточный патриотизм в освещении томских событий.
Больше всего сюжетов о межэтнических отношениях пришлось на тему, которая обозначена кодировщиком как «территория согласия» . Все новостные
сюжеты, которые мы включили в данную категорию,
представляли собой освещение государственных мероприятий, праздников, конкурсов и фестивалей. Эти
события, наиболее значительными из которых можно
назвать Сабантуй и Праздник Топора (только об этих
событиях в эфир вышло 24 сообщения), были заранее
спланированы, хорошо упорядочены и не предполагали ни спонтанного развития событий, ни свободной интерпретации их содержания. Подобный подход
напоминает советские репрезентации этнического
разнообразия и потенциально способен вызвать ностальгию у старших поколений, хорошо помнящих Советский Союз. И уж конечно, никакого негативизма в
таких репортажах обнаружить нельзя.
19
Негативно окрашенных новостей в категории
«межэтнический конфликт» было три за весь период
годичного мониторинга. Это массовая драка с азербайджанцами в деревне Белоусово, задержание представителей этнического клана наркоторговцев и избиение чернокожего студента на День ВДВ . Наибольший
интерес с точки зрения журналистской разработки
темы представляет история о массовой драке в деревне Белоусово. 10 декабря вышел первый репортаж на
эту тему, подготовленный Ю. Корневой. В течение недели затем в эфир вышло ещё четыре материала (11, 13,
16 и 19 декабря) в жанре журналистского расследования. Приведем несколько цитат из отобранных материалов для представления о сути конфликта.
«…По словам жителей поселка, полиция приехала,
когда драка уже закончилась, а нападавшие — скрылись. Как пояснили участники этого конфликта журналистам “Часа Пик”, изначально ссора произошла в соседней деревне Петухово. В клубе повздорили житель
Белоусова и несколько лиц нерусской национальности.
После бытового конфликта последние приехали в Белоусово, чтобы продолжить “разборки”. Вместе с собой
они позвали “подмогу из города”, сообщил “Часу Пик”
участник событий Сергей Белан…» (10.12.2013). «Спикер Законодательной думы Томской области Оксана
Козловская считает, что необходимо начать проводить
консультации по межнациональным вопросам, чтобы
не допустить в регионе конфликтов на этой почве»
(16.12.2013).
«…Губернатор Томской области Сергей Жвачкин
сегодня на собрании Законодательной Думы отметил, что конфликт в деревне Белоусово не является
межнациональным. “Там нет национального вопроса.
Там есть национальное русское безобразие”, — сказал
губернатор…» (19.12.2013). «Глава регионального УМВД
генерал-майор полиции Игорь Митрофанов на заседании Законодательной думы заявил, что во время
конфликта в деревне Белоусово полиция отреагировала на вызов не так быстро, как должна была. “То, что
полиция приехала на место позже, чем должна была
приехать, — это правда. По этому факту было проведено служебное расследование и виновные наказаны”, —
заявил Митрофанов» (27.02.2014).
Из пространных цитат можно понять, что авторы
репортажей в основном предоставляют слово политикам и силовикам, ссылаются на официальные данные
и избегают давать собственные оценки действиям или
бездействию полиции. Правда, пользователи форума
ТВ-2 на сайте телекомпании в комментариях к журналистским сообщениям нисколько не стеснялись в
эмоциональных эпитетах и восклицаниях: rara avis 13:15
19.12.2013. «“национальное русское безобразие”?! И это
говорит про свой народ губернатор! Просто слов нет...»;
Андрей Верхов 12:53 19.12.2013: «А что он еще скажет. За
межнациональный конфликт его будут наказывать, согласно новой политике Кремля…» [7].
Несмотря на подчеркнутый объективизм опытных
в таких расследованиях журналистов ТВ-2, на репорта-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
жи и, видимо, на вольные комментарии посетителей
форума явно обиделись в Администрации Томской области. Сразу же в интернет-пространстве региона появились сообщения о том, что за освещение межнационального конфликта в Белоусово у ТВ-2 могут отобрать
вещательную лицензию [8]. Ничего не отобрали, но
через полгода после деревенской драки вещание ТВ-2
в эфире остановилось на два месяца по техническим
причинам. В этот момент действительно возникла
угроза отзыва лицензии, и только митинги обеспокоенной томской общественности в защиту телекомпании отвели очередную атаку на свободу слова.
Цель нашего исследования состояла в том, чтобы
выявить основные закономерности в освещении новостей о межэтнических отношениях в России. Проведенный анализ показал, что российская политика национально-государственного строительства полна противоречий, различимых и в телевизионном освещении
национальных вопросов. С одной стороны, новостные
сюжеты представляют этническое и культурное многообразие в России как одно из ее однозначно положительных свойств. С другой, учитывая проблемы, возникающие в связи с миграционными потоками, а также
растущими ксенофобскими настроениями в обществе,
государственные телеканалы столкнулись с необходимостью балансировать между попыткой сохранить
этническую сплоченность, замалчивая острые и взрывоопасные темы, и необходимостью присоединиться
к обсуждению общественных настроений, повторяя и
даже раздувая страхи и предрассудки, рожденные обсуждением этих тем.
Присоединение Крыма под лозунгом защиты «наших», использование той же риторики теперь уже применительно к Восточной Украине все сильнее толкает
Россию в сторону русского национализма. Безостановочная пропаганда на телеканалах, направленная
против всяческих врагов, от «национал-предателей»
внутри до «бандеровцев» на Украине, поощряет ксенофобию — слова и даже действия, еще недавно неприемлемые в публичном пространстве, получают
общественную легитимацию. Таким образом, несмотря на то что государственные телеканалы в России
по-прежнему остаются одним из инструментов информационной политики, взаимоотношения между властями и телевидением сегодня более сложные и менее прозрачные, чем в советские времена. Локальным
телеканалам — таким, как томская компания ТВ-2, — с
одной стороны, проще, поскольку над ними не висит
ответственность за умонастроения всего российского населения. С другой стороны, им сложнее, потому
что даже осторожные и взвешенные журналистские
комментарии по национальным конфликтам могут вызвать ярость местных властей, которые только и ждут,
когда же можно будет законно отозвать вещательную
лицензию ТВ-2 за антикрымскую или русофобскую политику телекомпании.
Журналистский ежегодник
Литература
1. Российская газета. РФ занимает второе место в мире по числу
мигрантов. URL: http://www.rg.ru/2013/09/12/migranty-site.html.
2. Аналитический центр Юрия Левады. Откуда россияне узнают
новости. URL: http://www.levada.ru/08-07-2013/otkuda-rossiyaneuznayut-novosti.
3. В. Кичанова, А. Бурибаев. Неуправляемый национализм Суркова.
16.05.2013. URL: http://slon.ru/russia/goryachev_ivanov_surkov_
povyazannye_obrazom-941946.xhtml.
4. Информационно-аналитический центр «СОВА». Декабрь 2010.
Предварительные итоги года. URL: http://www.sova-center.ru/
racism-xenophobia/publications/2010/12/d20663/.
5. Пресса, политика и толерантное поведение : сборник аналитических материалов / под ред. Ю.М. Ершова. Томск : Изд-во
«Дельтаплан», 2002.
6. Аналитический центр Юрия Левады. Национальная политика
и отношение к мигрантам. URL: http://www.levada.ru/28-11-2012/
natsionalnaya-politika-i-otnoshenie-k-migrantam.
7. Комментарии к новостному сюжету «Час пик» телекомпании ТВ2. URL: http://www.tv2.tomsk.ru/raioni/news/gubernator-lkonflikt-vderevne-belousovo-ne-imeet-natsionalnogo-voprosa-l
8. Новостной портал NOVO-TOMSK. За освещение межнационального конфликта в деревне Белоусово у телекомпании ТВ-2 отберут лицензию? URL: http://novo-tomsk.ru/index.php?newsid=18157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
УДК 316.77
Д. Р. Михайлова
Нижегородский государственный университет им. Лобачевского
К ВОПРОСУ ВОЗМОЖНОСТИ ВЫРАЖЕНИЯ
АВТОРСКОЙ ПОЗИЦИИ ЖУРНАЛИСТА КАК СЛАГАЕМОГО
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТСКОЙ КУЛЬТУРЫ
В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ СИСТЕМЫ НОВЫХ МЕДИА
Статья посвящена анализу творческой составляющей
профессиональной культуры журналистики. Автор рассматривает ключевые особенности современной медиасистемы и
делает выводы о необходимости изучения авторской позиции
журналиста как одного из слагаемых современной профессиональной культуры, так как в осмыслении роли данного компонента в постоянно изменяющейся системе профессиональных
журналистских качеств заинтересованы как практикующие
журналисты, так и система новых медиа.
Ключевые слова: профессиональная культура журналиста, социальный институт, авторская позиция журналиста,
современная медиасистема, коммуникационный процесс, творчество.
The article deals with the analysis of the creative component of
the professional journalistic culture. The Author considers the key
features of the modern media-system and makes conclusions about the
need for studying of journalistic author’s position as one of the parts
of the modern professional journalistic culture, because practicing
journalists and the new media system are interested in comprehension
of this component’s role in the permanently changing system of
journalistic qualities.
Key words: professional journalistic culture, social institution,
journalistic author’s position, modern media system, communicative
process, creativity.
Ж
урналистика — это сложная сфера деятельности, настолько прочно включенная в общественные отношения, что ее регулирование не
может осуществляться не в соответствии с законами и
правилами функционирования социального института и
на основе знаний об имеющихся у нее социальных ролях.
Очевидным представляется тот факт, что столь
многогранная сфера деятельности, как журналистика,
должна регулироваться правовыми нормами, а журналисты, как основные представители сложной социальной сферы, должны в процессе работы этими нормами
руководствоваться.
В то же время, по мнению современного исследователя журналистики С. Пасти, одних лишь правовых
норм недостаточно для того, чтобы наладить регулирование журналистики как непростой социальной
сферы деятельности.
С. Пасти отмечает: «В медиасфере правовые механизмы действуют совместно с этическими нормами,
предписанными как этическими кодексами, принятыми на федеральном и региональном уровнях, так и
внутренними правилами, введенными самими редакциями» [1. C. 19]. В подтверждение своих слов исследователь говорит о Московской Хартии журналистов,
подписанной в феврале 1994 года 27 столичными журналистами в связи с необходимостью саморегуляции
профессионального сообщества на базе этических
ограничений.
С.Г. Корконосенко, рассуждая о принципах поведения журналиста, делает предположение о том, что
«регулирующее воздействие на журналистскую практику исходит не только извне (со стороны правовой
системы, собственников СМИ, политической и нравственной среды) и даже не только от творческих союзов и корпораций (через механизмы самоуправления).
Может быть, решающее значение имеют те социально-профессиональные установки, которыми руководствуются работающие в прессе люди» [2. C. 250–251].
Исследователь делает следующее заключение: «Профессиональное самосознание журналиста — это как
бы конечная фаза философских, теоретических, производственных дискуссий о назначении и критериях
оценки качества редакционного труда» [Там же].
По мнению С.Г. Корконосенко, у каждого журналиста еще до момента начала участия в каждодневной
практике складывается не только «образ профессии»,
но и «образ себя в профессии».
Развитое профессиональное самосознание журналиста, по мнению исследователя, приводит к формированию значимых принципов, которыми в процессе
своей профессиональной деятельности руководствуется журналист и которые можно назвать компонентами профессиональной культуры журналиста. Среди
данных принципов С.Г. Корконосенко выделяет правдивость, гуманизм и народность.
Очевидным представляется факт того, что профессиональная культура журналиста — это непростая
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
разветвленная система норм и правил, функционирование которой должно осуществляться на основе восприятия журналистики как социального института.
В то же время очевидным является и то, что профессиональная культура журналиста — это не фиксированный набор требований и норм. Так, в советском
прошлом слагаемые профессиональной культуры
журналиста определялись преимущественно идеологическим подходом, очевидно, что для журналистики
последних десятилетий данный подход не является
определяющим, что требует и принципиально иного
исследовательского подхода в изучении слагаемых
профессиональной журналистской культуры.
Стандартизация в данном вопросе невозможна в
том числе и по причине сильных обстоятельств, связанных с природой журналистской деятельности.
Во-первых, журналистика — это та сфера деятельности, в основе которой лежит коммуникационный
процесс.
При этом очевидно, что чем сложнее коммуникационный процесс, чем большее количество участников в
нем задействовано, тем сложнее заниматься его регулированием на основе определенных правовых и этических правил и норм.
Во-вторых, как и любая деятельность, подразумевающая создание текста, журналистика может быть
охарактеризована как творческая сфера деятельности. Очевидно, что для создания текста требуются интеллектуальные и творческие усилия представителей
журналистской профессии. Именно поэтому и основой
любого текста, и движущей силой в процессе его создания является авторская позиция журналиста.
Соответственно, как и любая другая сфера деятельности, которую относят к разряду творческих, журналистика подразумевает создание продукта, особенности
которого во многом зависят от личности, индивидуальных установок, отношения к творческому процессу автора — создателя литературного произведения. Даже
в том случае, когда речь идет не об индивидуальной,
а о групповой работе, несомненно, личности участников — создателей литературного произведения играют
значимую роль в процессе не только выбора героев, но
и сюжетных линий и художественно-выразительных
средств материала, а в некоторых случаях и выводов,
которые будет содержать журналистский текст.
Положенный в основу коммуникационный процесс
и причастность к творческой сфере деятельности —
это сущностные характеристики журналистики, корректировка которых способна привести к изменению
структуры журналистики как социального института.
Именно по этой причине, по нашему мнению, данные
характеристики необходимо учитывать при анализе в
том числе и слагаемых профессиональной журналистской культуры.
Особенно важным внимание к влиянию индивидуально-личностных предпосылок формирования
авторской позиции в журналистском материале представляется в контексте изучения отечественной жур-
Журналистский ежегодник
налистской традиции. Во-первых, в отечественной
журналистской практике существенный промежуток
времени журналистика представляла собой проект
личности. Среди личностей, проект которых представляла собой журналистика, были и Екатерина II, и Пушкин, и Толстой, и Кольцов, и Симонов, и Ленин.
Во-вторых, по мнению исследователя журналистики С.Г. Корконосенко, выделяющего и подробно описывающего четыре функции журналистики — производственно-экономическую, регулирующую, информационно-коммуникационную и духовно-идеологическую,
«в отечественной теории долгое время относительно
слабо была освоена производственно-экономическая
роль журналистики». В результате, по мнению теоретика журналистики, «для общества в целом оказалась закрытой специфическая область предпринимательства,
каковой журналистика являлась во многих странах»
[2. C. 155].
Именно поэтому отечественная журналистская
традиция отличается от зарубежного аналога, где над
авторскими оценками и комментариями всегда превалировала четкая система фактов, а производственно-экономическая роль, безусловно, была более значимой,
чем аналогичная роль, но в отечественных реалиях.
Более того, уже постсоветские российские исследователи журналистики склонны рассуждать о процессе
творческой индивидуализации журналиста, не только
не исключая возможность таковой, но и детально описывая ее механизм.
Так, Иосиф Дзялошинский считает, что профессионализм журналиста — это двухуровневый процесс, при
котором на начальном этапе своей профессиональной
деятельности журналист овладевает профессиональным опытом, включается в систему профессиональной
деятельности и систему отношений профессиональной группы, а на втором этапе, когда основы профессии уже усвоены, наступает процесс индивидуализации — сознательный выбор журналистом пути своего
профессионального развития, усложнение профессиональных задач, т.е. процесс творческой индивидуализации [3].
Таким образом, становится очевидно, что значимой и актуальной задачей является определение роли
авторской журналистской позиции не только как бессменного атрибута любой творческой профессии, но и
в качестве слагаемого профессиональной журналистской культуры.
Однако не только невозможно, но и не представляется логичным рассматривать слагаемые профессиональной журналистской культуры и авторскую позицию журналиста, как один из компонентов профессиональной журналисткой культуры, в отрыве от анализа
особенностей современной медиа-системы.
Сегодня важным свойством современной медиасистемы является переход от традиционных медиа к новым, что в свою очередь следует считать ответом на запросы развивающегося информационного общества.
Можно предположить, что изменения в структуре со-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
временных медиа, характеризуемые взаимодействием
традиционных и новых медиа, влекут за собой изменения в структуре профессиональных качеств, необходимых для работы в журналистике.
Рассмотрим особенности современной медиасистемы подробнее.
Главной отличительной особенностью новых медиа от традиционных, являющейся сущностной, следует обозначить оперативность, т.е. скорость процесса
передачи информации.
Работа в современных условиях требует от журналиста большей оперативности, более умелого владения коммуникационными технологиями, а также более искусного владения возможностями современной
техники. Все это необходимо представителям новых
медиа для того, чтобы организовать оперативное информирование аудитории, и представляется не только возможным, но и необходимым при современном
уровне развития информационных технологий.
С одной стороны, очевидно, что в условиях большей оперативности от журналиста больше не требуется быть максимально восприимчивым к собеседнику, проникать в особенности его психологии, так как в
результате повышения оперативности восприятия информации у журналиста увеличивается объем работы,
а значит и количество респондентов.
Сегодня все реже журналистам приходится организовывать личные встречи с героями материалов, все
чаще журналистам приходится общаться с источниками информации по телефону, порой одного звонка достаточно для того, чтобы получить нужную цифру или
цитату, однако таких звонков в течение дня у журналистов может быть больше нескольких десятков.
Также один из главных факторов, определяющих
набор профессиональных качеств журналиста в современных условиях, — необязательность ранее непременного требования причастности журналиста к одному традиционному СМИ.
Сегодня журналисты все чаще являются «фрилансерами» — специалистами, готовящими материалы
для нескольких СМИ одновременно, но не являющимися штатными сотрудниками ни одного из них.
На первый взгляд может показаться, что и оперативность, и отсутствие причастности журналиста к одному СМИ — это особенности современной медиа-системы, которые не позволяют говорить об авторской
позиции как об одном из самых значимых компонентов
профессиональной современной журналистской культуры. Работа в условиях повышенной оперативности
не позволяет журналисту получить достаточно информации для того, чтобы взвешенно, убедительно и аргументированно выражать в тексте авторскую позицию,
а отсутствие причастности к одному СМИ не позволяет
журналисту стать транслятором профессионального и
этического редакционных кодексов.
Однако таким является лишь первое представление о специфике анализируемой реальности. Не стоит забывать о том, что в эпоху развития современных
23
технологий, когда скорость передачи информации
стремительно растет, все большее значение приобретает уникальность контента, а также уникальность способов предоставления информации аудитории. Уникальный контент ценится не только потому, что растет
количество СМИ, имеющих возможность оперативно
передавать сообщения по собственным каналам, но и
потому что особенностью современной медиасистемы
является еще и растущая доступность информации по
отношению к ее потребителям.
Сегодня аудитория получает доступ к информации
не только в СМИ, но и в разного рода социальных сетях. Именно по этой причине борьба за уникальный
контент существует не только между разными СМИ, но
и между СМИ и социальными сетями, что лишь усиливает значимость уникальной информации.
Очевидно, что под уникальной информацией не
могут подразумеваться лишь добытые индивидуальным путем факты. Именно по этой причине следует
говорить о том, что система новых медиа формирует
запрос на специалистов, в основе творчества которых
лежит выражение собственной авторской позиции,
так как только это способствует созданию уникального медийного контента, а значит, лишь это способно
позволить современному журналистскому институту
функционировать в том числе и в рамках предпринимательской сферы деятельности.
В то же время отсутствие причастности журналиста
к определенной редакции является причиной пробуждения в специалисте сферы масс-медиа стремления к
повышению значимости своего журналистского имени на рынке, ведь чем популярнее журналист, чем
известнее его имя для аудитории, тем большее количество новых медиа захотят сотрудничать с данным
автором.
При этом для того, чтобы система новых медиа
могла работать эффективно, при построении журналистского материала на основе выражения авторской
позиции теория журналистики требует осмысления
авторской позиции журналиста как компонента профессиональной культуры.
Таким образом, выражение авторской позиции в условиях трансформации системы масс-медиа, ознаменованной переходом от традиционных к новым медиа,
является значимым компонентом профессиональной
культуры, в развитии и становлении которого заинтересованы как журналисты, так и развивающаяся система новых медиа.
Следует сделать вывод о том, что неоспоримость
наличия авторской позиции журналиста в числе слагаемых профессиональной культуры подтверждается не
только благодаря анализу состава сущностных основ
журналистики, в который входят включенность в процесс коммуникации и наличие творческой составляющей, и присутствию специфической отечественной
журналистской традиции, но также связано с современными журналистскими отечественными реалиями, в которых большую значимость приобретает процесс полу-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
чения уникального контента в условиях перманентного
роста требуемой скорости получения и передачи информации и обязательного соблюдения всех правовых
норм, которыми регулируется журналистика.
В это же время природа профессиональной журналисткой культуры в качестве нефиксированного набора норм и требований не может не вызывать практического интереса к очень тщательному анализу способов
выражения авторской позиции, ее роли в структуре
слагаемых профессиональной журналистской культу-
Журналистский ежегодник
ры, а также ее значения в системе естественного функционирования новых медиа.
Литература
1. Пасти С. Журналист в контексте перемен. СПб., 2004.
2. Корконосенко С.Г. Введение в журналистику. М., 2011.
3. Дзялошинский И.М. Российский журналист в посттоталитарную
эпоху. Некоторые особенности личности и профессиональной
деятельности. М., 1996.
УДК 801.7
О.И. Северская
Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН
Система ценностей в зеркале русской прессы 2000-х
Статья посвящена трактовке современными журналистами понятия «ценности» на основе контент-анализа
употребления в СМИ 2000-х годов таких выражений, как
«система ценностей», «морально-нравственные ценности»,
«духовные (религиозные) ценности», «культурные ценности».
Анализ позволяет автору сформировать языковую картину
представленного в СМИ ценностно-ориентированного среза
общества, проанализировать соотношение социального и индивидуального.
Ключевые слова: современные массмедиа, язык СМИ, контент-анализ, языковая картина мира, ценности.
The article is devoted to the interpretation of modern journalists
meaning of "value" based on the content analysis of modern media
usage of expressions such as "values", "moral values", "spiritual
(religious) values", "cultural values". The analysis allows the author
to create the linguistic world-image presented in the media valueoriented slice of society, to analyze the correlation of social and
individual.
Keywords: modern mass media, medialinguistics, content analysis,
linguistic world-image, values.
Ц
енностями в русском языке принято называть и то, что имеет известную стоимость
в денежном эквиваленте, и то, что ценно в переносном смысле, т.е. значимо: предметы и явления
культуры, морали, нравственности и т.п.1 О ценностях
второго рода журналисты пишут довольно часто, материал Национального корпуса русского языка 2 позволяет оценить отраженную в современных СМИ систему
1
представлений о том, что сегодня для общества особенно ценно и важно.
Контент-анализ 3 зарегистрированных в Корпусе
употреблений выражений с опорным элементом ценность позволяет выявить центры притяжения внимания журналистов.
На первом месте оказывается система ценностей
(256 словоупотреблений). При этом в самом общем
случае понятие никак не конкретизируется, как, например, в рассуждениях о том, что Чацкий сегодня
вне игры: «В наше время, когда сменились социальные
и нравственные ориентиры и система ценностей, на
первый план вышел Фамусов, в котором энергия государственника бьет ключом» (Труд-7, 2000.11.22), или о
конфликте между homo soveticus и homo sapiens: «Число последних увеличивается, и у них совершенно другая система ценностей» (КП, 2001.02.15). Чаще всего
контекстными синонимами оказываются система ценностей и мораль, нравственность, культура, психология, мировоззрение, а также «правила оценок» и образцы
для подражания.
Но есть и примеры более точных определений, о
которых говорит использование выражения в сочинительных и подчинительных конструкциях и с разнообразными эпитетами. Система ценностей может быть
исторической и национальной: «Надо отстаивать базовые исторические национальные ценности, на основе
которых можно объединить Россию. <…> Необходима
одна система ценностей, в которой воспитывается че-
Здесь и далее толкования слов приводятся по «Большому толковому словарю русского языка» С.А. Кузнецова [1].
2
Далее — НКРЯ, адрес в интернете: www.ruscorpora.ru. Исследование проведено на материале газетного подкорпуса.
3
Статистическое исследование текстовых массивов с дальнейшей содержательной интерпретацией полученных числовых данных.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
чения уникального контента в условиях перманентного
роста требуемой скорости получения и передачи информации и обязательного соблюдения всех правовых
норм, которыми регулируется журналистика.
В это же время природа профессиональной журналисткой культуры в качестве нефиксированного набора норм и требований не может не вызывать практического интереса к очень тщательному анализу способов
выражения авторской позиции, ее роли в структуре
слагаемых профессиональной журналистской культу-
Журналистский ежегодник
ры, а также ее значения в системе естественного функционирования новых медиа.
Литература
1. Пасти С. Журналист в контексте перемен. СПб., 2004.
2. Корконосенко С.Г. Введение в журналистику. М., 2011.
3. Дзялошинский И.М. Российский журналист в посттоталитарную
эпоху. Некоторые особенности личности и профессиональной
деятельности. М., 1996.
УДК 801.7
О.И. Северская
Институт русского языка им. В.В. Виноградова РАН
Система ценностей в зеркале русской прессы 2000-х
Статья посвящена трактовке современными журналистами понятия «ценности» на основе контент-анализа
употребления в СМИ 2000-х годов таких выражений, как
«система ценностей», «морально-нравственные ценности»,
«духовные (религиозные) ценности», «культурные ценности».
Анализ позволяет автору сформировать языковую картину
представленного в СМИ ценностно-ориентированного среза
общества, проанализировать соотношение социального и индивидуального.
Ключевые слова: современные массмедиа, язык СМИ, контент-анализ, языковая картина мира, ценности.
The article is devoted to the interpretation of modern journalists
meaning of "value" based on the content analysis of modern media
usage of expressions such as "values", "moral values", "spiritual
(religious) values", "cultural values". The analysis allows the author
to create the linguistic world-image presented in the media valueoriented slice of society, to analyze the correlation of social and
individual.
Keywords: modern mass media, medialinguistics, content analysis,
linguistic world-image, values.
Ц
енностями в русском языке принято называть и то, что имеет известную стоимость
в денежном эквиваленте, и то, что ценно в переносном смысле, т.е. значимо: предметы и явления
культуры, морали, нравственности и т.п.1 О ценностях
второго рода журналисты пишут довольно часто, материал Национального корпуса русского языка 2 позволяет оценить отраженную в современных СМИ систему
1
представлений о том, что сегодня для общества особенно ценно и важно.
Контент-анализ 3 зарегистрированных в Корпусе
употреблений выражений с опорным элементом ценность позволяет выявить центры притяжения внимания журналистов.
На первом месте оказывается система ценностей
(256 словоупотреблений). При этом в самом общем
случае понятие никак не конкретизируется, как, например, в рассуждениях о том, что Чацкий сегодня
вне игры: «В наше время, когда сменились социальные
и нравственные ориентиры и система ценностей, на
первый план вышел Фамусов, в котором энергия государственника бьет ключом» (Труд-7, 2000.11.22), или о
конфликте между homo soveticus и homo sapiens: «Число последних увеличивается, и у них совершенно другая система ценностей» (КП, 2001.02.15). Чаще всего
контекстными синонимами оказываются система ценностей и мораль, нравственность, культура, психология, мировоззрение, а также «правила оценок» и образцы
для подражания.
Но есть и примеры более точных определений, о
которых говорит использование выражения в сочинительных и подчинительных конструкциях и с разнообразными эпитетами. Система ценностей может быть
исторической и национальной: «Надо отстаивать базовые исторические национальные ценности, на основе
которых можно объединить Россию. <…> Необходима
одна система ценностей, в которой воспитывается че-
Здесь и далее толкования слов приводятся по «Большому толковому словарю русского языка» С.А. Кузнецова [1].
2
Далее — НКРЯ, адрес в интернете: www.ruscorpora.ru. Исследование проведено на материале газетного подкорпуса.
3
Статистическое исследование текстовых массивов с дальнейшей содержательной интерпретацией полученных числовых данных.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
ловек» (РИА Новости, 2008.03.25), но при этом рассматриваться в интернациональном контексте: «Вопросом
самоопределения России является система ценностей
<…> европейской цивилизации» (Известия, 2006.03.10),
ср.: «западная система ценностей, западная культура
вовсе не является для нас ориентиром» (РИА Новости,
2005.09.02) 4; общественной: «Общество деградировало, система ценностей разрушена» (РИА Новости,
2007.05.22); классовой: «На данный момент в обществе
еще не сложилась определенная система ценностей
и классовость» (РБК Daily, 2005.07.29); партийной — в
корпусе есть упоминания о системах ценностей отдельных партий («Единой России», ЛДПР, КПРФ) и партийных коалиций, например, в цитате высказывания
экс-президента Украины В. Ющенко: «у нас должна
быть система ценностей, вокруг которой формируется
коалиция, а не система кресел» (Известия, 2006.03.31).
Упоминаются и ценностные ориентиры отдельных
общественных слоев, например, система ценностей
иммигрантов / узбекских и киргизских парней, система
ценностей бизнесменов / предпринимателей, или же
поколенческие: система ценностей молодого поколения / молодежной культуры. Различаются и системы
ценностей различных общественно-политических течений, например, консервативная и либеральная.
Единой, усредненной (например, среднероссийской
или общеевропейской) системе ценностей сопоставляется самобытная; навязанной обществом — выработанная самостоятельно, внутренняя. А собственной — чужая, ср.: «А как же можно чужую систему ценностей на себя напяливать?» (Труд-7, 2000.06.20).
Подчеркивается и историческая изменчивость системы ценностей: СМИ 2000-х прослеживают переход
от советской — к постсоветской и перестроечной, от
социалистической — к капиталистической, одновременно указывая на смену морально-нравственных ее
основ: «система ценностей давно смещена от понятий
“труд” и “работа” к легкому поиску денег и красивой жизни за чужой счет» (Труд-7, 2007.10.03). Интересно, что
этой сменой понятий мотивируется и оценка системы
ценностей как складывающейся, выстраивающейся,
нарабатывающейся (в прежние времена) и разрушающейся, катастрофически изменяющейся, девальвирующейся (в наши дни).
Критерием оценки той или иной системы ценностей становится ее противоречивость/целостность.
При всей расплывчатости понятия системы ценностей учитывается социальный запрос на четкость
его определения и наполнение конкретным содержанием: «Люди ищут четкую систему ценностей…» (РБК
Daily, 2008.01.21); «Удивительно, но сборники рассказов
для октябрят и пионеров навевают не только ностальгию, но и мысли о том, что человеку с раннего детства
надо целенаправленно давать четкую систему ценностей, желательно не имеющую отношения к японскому аниме или роботам-трансформерам» (РБК Daily,
2008.02.29). В соответствии с этим запросом некоторые
СМИ делают попытку классифицировать системы ценностей, выделяя среди них религиозные, мировоззренческие, культурные.
Что касается культурных ценностей, то они появляются в СМИ 2000-х преимущественно как «предметы,
имеющие известную стоимость и являющиеся национальным культурным достоянием» — конфискованные,
возвращенные и т.п. Но встречаются и упоминания о
них как о «нравственных и эстетических идеалах», например, в рассказе о намерениях некой политической
партии «приобщать подрастающее поколение к православным традициям и культурным ценностям» (Нов.
регион-2, 2011.03.21). Ценностью наделяется и культура
(область искусства и просвещения) как таковая 5.
Религиозные ценности подразделяются на христианские (94 словоупотребления), в частности православные (14), исламские/мусульманские (16 и 3 соответственно), буддистские (1). Проиллюстрируем это примерами:
«Президент Ирландии <…> выразила убеждение, что
тесное сотрудничество христиан в Европе сегодня
необходимо, потому что оно поможет отстаивать христианские ценности и символы в публичном пространстве» (РИА Новости, 2010.09.08); «Не всё, что делалось
под двуглавым орлом, было праведно, не всё отвечало
христианским ценностям…» (Известия, 2010.10.19); «На
наш взгляд, проявление кощунства в отношении любых религиозных ценностей россиян, в первую очередь
православных ценностей, — опасная вещь, с которой,
однако, нам часто приходится сталкиваться» (Труд-7,
2005.04.30); «Исламские ценности не отличаются от
ценностей христианства, иудаизма или какой-либо
другой ведущей религии» (Известия, 2007.12.24); «Вот
<...> цитата из “Декларации” Церича: “Мы должны учить
Европу принимать мусульманские ценности и ценить
пот мусульманских рабочих и интеллектуалов в построении процветающей и свободной Европы”» (КП,
2006.08.30) и др.
Духовные ценности упоминаются гораздо чаще
религиозных (206 раз) и, как правило, в «светском» понимании, противопоставляющем духовное — материальному: «Скорее всего, общество потребления будет
властвовать над умами до тех пор, пока на Земле достаточно еды, питья, тепла, энергии. Как только этих
благ перестанет хватать, обществу предстоит вернуться к духовным ценностям» (КП, 2011.03.16); но не без
имплицитно присутствующей нотки «религиозности»,
с оглядкой на библейские заповеди: «духовные ценности как бы цементируют нашу личность, не давая
ей погрязнуть в болоте неурядиц» (Труд-7, 2000.11.09);
В этом плане ценностным ориентирам русской цивилизации противостоит система ценностей европейская, американская, а также азиат-
4
ских, мусульманских/исламских стран; западной системе ценностей — восточная.
5
Интересно, что не только каждой сфере культуры, но и элементам субкультур может приписываться своя система ценностей (например,
шансону и рок-н-роллу).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
«Если говорить о сопереживании, то такая духовная
ценность не воспитывается у сегодняшнего поколения
детей» (КП, 2011.04.01).
Интереснее дело обстоит с морально-нравственными ценностями.
В целом российские СМИ 2000-х демонстрируют
повышенное внимание к проблемам морали и нравственности, не отделяя в большинстве случаев одно
от другого (об этом свидетельствует высокая частотность прилагательного морально-нравственный и
устойчивое воспроизведение словосочетания мораль
и нравственность) и апеллируя к морали чаще, чем к
нравственности [2]. Когда речь заходит о ценностях,
картина несколько меняется.
Определение морально-нравственные по отношению к ценностям употребляется также довольно часто
(в 10 контекстах), но в «размытом», неопределенном
значении гораздо реже, чем в отношении других феноменов, такие примеры единичны, ср.: «Зубков (экс-премьер РФ. — О.С.) готов держать правительство в руках,
это человек высоких морально-нравственных ценностей» (РБК Daily, 2007.09.14). Другие контексты позволяют придать морально-нравственным ценностям звучание общественное и национальное, приписав им статус социальных стандартов. Например, контекстными
синонимами этого устойчивого выражения в одной из
публикаций становятся защита социально-экономических интересов населения, снижение уровня бедности
семьи, обеспечение общечеловеческих прав, соблюдение
и укрепление общественного порядка (КП, 2011.04.08);
антонимами в другой — содержание в тюрьме без суда
и следствия, смертная казнь (Труд-7, 2007.05.19).
Социальное (мораль) в ценностной сфере не превалирует над личностным (нравственностью), а немного
ему уступает: моральные ценности упоминаются в современных СМИ 119 раз, тогда как нравственные — 183
раза. Различие употреблений можно проиллюстрировать следующими примерами: «Недавние исследования <…> свидетельствуют о том, что, несмотря на “ломку” последних лет, удалось сохранить менталитет нации, а с ним и моральные ценности» (Труд-7, 2001.06.06),
«Подводя итог олимпийских событий, можно определенно сказать, что современный спорт оказывает большое влияние на рост таких моральных ценностей, как
патриотизм, уважение к своему флагу, сплоченность…»
(Труд-7, 2000.10.05), ср. сообщение о презентации романа Герты Мюллер «Сердце-зверь»: «Мюллер посвятила
свое творчество разоблачению тоталитарного режима,
ломающему жизни людей, уничтожающему нравственные ценности» (РИА Новости, 2010.11.29). Вместе с тем
и моральное начало оценивается иногда как индивидуальное в социальном: «У всех людей есть собственные
моральные ценности» (РБК Daily, 2007.12.21).
Что касается конкретного смыслового наполнения
понятия, то моральные ценности лишь изредка ассоциируются с культурой, религиозностью (православной
верой) и духовностью. Гораздо больше контекстов, в
которых им так или иначе сопоставляются внешняя и
Журналистский ежегодник
внутренняя политика: внешнеполитический курс, национальные интересы, национальная самобытность,
патриотизм, последовательная гуманистическая демократия, права человека, цивилизованное общество,
свобода и экономика: экономическая сила, экономический успех. В некоторых случаях моральные ценности
ставятся в зависимость от эмоций и психологии, т.е. связываются с личностными человеческими началами.
Обилие отрицательно-оценочных слов говорит об
обеспокоенности СМИ состоянием моральных ценностей: чаще всего упоминается об их кризисе, деградации, распаде, крахе, чехарде, утрате, они оказываются
вывернуты наизнанку, выброшены на свалку истории;
говорится и о необходимости их восстановления, возрождения. Однако встречается и резкое отрицание
замшелых бабушкиных моральных ценностей, моральных ценностей праотцов, которые предлагается заменить новыми, современными.
Нравственные ценности также могут определяться как социальные стандарты поведения: «За последние годы в нашей стране многое изменилось, но главные нравственные ценности, которыми всегда была
сильна русская земля, остались незыблемыми» (КП,
2011.02.22); «продвижение гражданских, нравственных
ценностей — все это необходимо нашей многонациональной и многоконфессиональной стране, чтобы
воспитывать взаимное уважение и терпимость» (КП,
2011.02.01). Но все же это категория, скорее, личностная
и семейная. А индивидуальное и социальное оказываются диалектически связанными, что иллюстрирует
следующая цитата: «жизнь отдельного человека <…>
это же — главная социально-нравственная ценность,
на основе которой только и могут сохраняться базовые
опоры государства и общества» (Труд-7, 2001.07.10).
Случаи отождествления нравственного и социального достаточно редки, но все же в газетном подкорпусе НКРЯ встречаются ассоциации журналистами нравственных ценностей с властью и оппозицией, гражданским обществом, правами человека, гуманистическими
идеалами и даже патриотизмом. Но больше всего
ассоциаций с такими сферами, как культура, образование (просвещение), с религиозными (христианскими/
исламскими) и духовными ценностями. Нравственные
ценности относятся журналистами к этике, их основой называется ментальность — по словарному определению, совокупность общественных навыков и культурных особенностей народа, социальной группы или
отдельного человека, проявляющихся в поведении,
мировосприятии, умонастроении.
Интересно, что гораздо чаще, чем об искажении
шкалы, деградации и разрушении нравственных ценностей (в НКРЯ найдем единичные примеры), журналисты говорят об их формировании, утверждении,
укреплении, отстаивании, охране, защите и даже используют такие «трогательные» формы, как волнение (о
нравственных ценностях). В этих контекстах со знаком
«плюс» отмечаются незыблемость этих ценностей, они
положительно характеризуются как вечные, непреходя-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
щие, их основой называются традиция, опыт (предыдущих поколений), корни (семейная история).
Статический сервис НКРЯ представляет и распределение словоупотреблений по годам. Так, график, построенный на основе материала всего НКРЯ, говорит о
том, что сами устойчивые словосочетания, отражающие понятия духовных, нравственных и моральных ценностей, вошли в речевой оборот лишь в 1900 г. Пики
обращения к духовным ценностям приходятся на 1930е, 1980-е и 2000-е годы. Начиная с 2000 года кривая
частотности упоминания в СМИ духовных и нравственных ценностей идет вниз, в то же время кривая моральных ценностей резко устремляется вверх, к пиковому
значению относительной частотности (0,83593), соответствующему вновь устанавливающемуся к 2010 году
приоритету общественного над личным.
Рассмотренный материал позволяет нарисовать
языковую картину представлений современных журналистов о ценностях, регулирующих жизнь общества.
В системе ценностей, как можно было видеть, выделяются религиозно-духовная, культурная, морально-нравственная (мировоззренческая) подсистемы.
Культурные ценности видятся производными от
духовных и морально-нравственных, а религиозность
чаще всего определяет духовность, хотя последняя
признается и имманентным человеческим качеством,
свойством души, внутренней природы человека, т.е.
показателем его нравственности.
В формировании ценностей приоритет отдается
нравственности, а не морали, при этом нравственные
принципы постулируются как незыблемые, а вот моральным ценностям «разрешено» меняться вслед за
социально-историческими трансформациями. Именно морально-нравственные ценности видятся сегодня
журналистам опорой в формировании гражданского
демократического общества, основой развития экономики и политики страны, ассоциируются с патриотизмом и национальными интересами. При этом вектор,
направленный в формировании подобных ценностей
от нравственности к морали, говорит о ставке на личное участие каждого гражданина в формировании системы ценностей и облика своей страны.
Литература
1. Кузнецов С.А. (ред.). Большой толковый словарь русского языка.
СПб. — М. : Рипол-Норинт, 2008. URL: http://www.gramota.ru/
slovari/dic/.
2. Северская О.И. Российские СМИ 2000-х: между моралью и
нравственностью // Człowiek. Świadomość. Komunikacja. Internet.
Человек. Знание. Коммуникация. Интернет. VI Международная
научная конференция «Русский язык в языковом и культурном
пространстве Европы и мира». 22–25 мая 2014 года. Лёвен, Бельгия / научн. ред. Т. Солдатенкова, Л. Шипелевич. Warszawa: Wyd.
Univ. Warsz., 2014. С. 1593–1604.
УДК 070; 165.42
А.С. Смолярова
Санкт-Петербургский государственный университет
ТВОРЧЕСКИЕ И КОГНИТИВНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ
В РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ОБЪЕКТИВНОСТИ
В ЖУРНАЛИСТИКЕ
Дискуссия об объективности в журналистике ведется с
различных позиций, диалог между которыми затрудняется
тем, что оппоненты одновременно говорят о разных уровнях
деятельности журналиста или редакции. При этом принцип
объективности является ключевым для оценки качества журналистской работы. В настоящей статье мы проанализируем
редакционный, творческий и когнитивный аспекты объективности и выявим ограничения, которые действуют в условиях,
когда журналист не находится под цензурным давлением.
Ключевые слова: профессиональные нормы, социальная
реальность, общественный диалог, объективность, методы
создания журналистского материала.
Abstract: Discussion about journalistic objectivity is conducted
from different angles and dialog is complicated because opponents
may talk about different levels of journalists’ or editorial activities
simultaneously. The principle of objectivity in journalism however is
very important for evaluating the quality of journalistic work. We
analyze in this article editorial, creative and cognitive aspects of
objectivity and expose the bias influencing the journalistic work when
journalists are not pressed by censorship.
Key words: professional norms; social reality; public dialog;
objectivity; methods of creating works of journalism.
П
ринято считать, что стандарт объективности
привнесен в континентальную публицистическую модель прессы [1. С. 22] из англо-американской журналистики. Но и для российской журналистики «подмена фактов окрашенными суждениями,
аргументов —политическими декларациями» [1. С. 122]
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
щие, их основой называются традиция, опыт (предыдущих поколений), корни (семейная история).
Статический сервис НКРЯ представляет и распределение словоупотреблений по годам. Так, график, построенный на основе материала всего НКРЯ, говорит о
том, что сами устойчивые словосочетания, отражающие понятия духовных, нравственных и моральных ценностей, вошли в речевой оборот лишь в 1900 г. Пики
обращения к духовным ценностям приходятся на 1930е, 1980-е и 2000-е годы. Начиная с 2000 года кривая
частотности упоминания в СМИ духовных и нравственных ценностей идет вниз, в то же время кривая моральных ценностей резко устремляется вверх, к пиковому
значению относительной частотности (0,83593), соответствующему вновь устанавливающемуся к 2010 году
приоритету общественного над личным.
Рассмотренный материал позволяет нарисовать
языковую картину представлений современных журналистов о ценностях, регулирующих жизнь общества.
В системе ценностей, как можно было видеть, выделяются религиозно-духовная, культурная, морально-нравственная (мировоззренческая) подсистемы.
Культурные ценности видятся производными от
духовных и морально-нравственных, а религиозность
чаще всего определяет духовность, хотя последняя
признается и имманентным человеческим качеством,
свойством души, внутренней природы человека, т.е.
показателем его нравственности.
В формировании ценностей приоритет отдается
нравственности, а не морали, при этом нравственные
принципы постулируются как незыблемые, а вот моральным ценностям «разрешено» меняться вслед за
социально-историческими трансформациями. Именно морально-нравственные ценности видятся сегодня
журналистам опорой в формировании гражданского
демократического общества, основой развития экономики и политики страны, ассоциируются с патриотизмом и национальными интересами. При этом вектор,
направленный в формировании подобных ценностей
от нравственности к морали, говорит о ставке на личное участие каждого гражданина в формировании системы ценностей и облика своей страны.
Литература
1. Кузнецов С.А. (ред.). Большой толковый словарь русского языка.
СПб. — М. : Рипол-Норинт, 2008. URL: http://www.gramota.ru/
slovari/dic/.
2. Северская О.И. Российские СМИ 2000-х: между моралью и
нравственностью // Człowiek. Świadomość. Komunikacja. Internet.
Человек. Знание. Коммуникация. Интернет. VI Международная
научная конференция «Русский язык в языковом и культурном
пространстве Европы и мира». 22–25 мая 2014 года. Лёвен, Бельгия / научн. ред. Т. Солдатенкова, Л. Шипелевич. Warszawa: Wyd.
Univ. Warsz., 2014. С. 1593–1604.
УДК 070; 165.42
А.С. Смолярова
Санкт-Петербургский государственный университет
ТВОРЧЕСКИЕ И КОГНИТИВНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ
В РЕАЛИЗАЦИИ ПРИНЦИПА ОБЪЕКТИВНОСТИ
В ЖУРНАЛИСТИКЕ
Дискуссия об объективности в журналистике ведется с
различных позиций, диалог между которыми затрудняется
тем, что оппоненты одновременно говорят о разных уровнях
деятельности журналиста или редакции. При этом принцип
объективности является ключевым для оценки качества журналистской работы. В настоящей статье мы проанализируем
редакционный, творческий и когнитивный аспекты объективности и выявим ограничения, которые действуют в условиях,
когда журналист не находится под цензурным давлением.
Ключевые слова: профессиональные нормы, социальная
реальность, общественный диалог, объективность, методы
создания журналистского материала.
Abstract: Discussion about journalistic objectivity is conducted
from different angles and dialog is complicated because opponents
may talk about different levels of journalists’ or editorial activities
simultaneously. The principle of objectivity in journalism however is
very important for evaluating the quality of journalistic work. We
analyze in this article editorial, creative and cognitive aspects of
objectivity and expose the bias influencing the journalistic work when
journalists are not pressed by censorship.
Key words: professional norms; social reality; public dialog;
objectivity; methods of creating works of journalism.
П
ринято считать, что стандарт объективности
привнесен в континентальную публицистическую модель прессы [1. С. 22] из англо-американской журналистики. Но и для российской журналистики «подмена фактов окрашенными суждениями,
аргументов —политическими декларациями» [1. С. 122]
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
выходит за пределы нормативного, так как «право аудитории на объективную информацию» [Там же] является приоритетным. С другой стороны, журналисту
присущ оценочный подход к освещению социальной
реальности: «журналист не только подвергает факты всестороннему анализу, но и дает им собственную
трактовку и оценку» [2].
Люди потребляют медийный продукт, так как он
помогает лучше ориентироваться в окружающем
мире, позволяет получать удовольствие и удовлетворять такие психологические потребности, как чувство
принадлежности к группе и репрезентация интересов
группы. Некоторые исследователи полагают, что люди
стремятся получать информацию для того, чтобы «принимать участие в управлении обществом на основе информированного выбора» [3]. На наш взгляд, это желание не всегда является ведущим в случае с мотивами
аудитории масс-медиа: доступ к информации имеет
прикладное значение и не ограничивается возможностью влиять на процесс принятия решений. Но мы
согласны с Е. Кольцовой в том, что желание человека
быть информированным в принципе основано на базовой человеческой потребности в отслеживании негативных изменений. Отчасти именно этот «утилитарный интерес каждого индивида» [Там же] определяет
приоритет негативных новостей в отборе информационных поводов. Журналисты отслеживают негативные
изменения в обществе, освещают события, которые
несут угрозу безопасности и комфортности существования. Нередко это вызывает обвинения в деструктивном влиянии на общество со стороны масс-медиа.
Журналистика и общественный диалог
Требования к качеству поставляемой информации,
которые определяют характер профессиональной деятельности журналистов, обусловлены значением журналистики для общественного развития. Журналисты
распространяют знания об интересах различных социальных страт и групп и обеспечивают общественный
диалог. Нарушение принципов ведения общественного диалога ведет к уменьшению потенциала массмедиа выступать посредниками в диалоге между различными группами, который необходим для нормального
общественного развития. Кроме того, разнообразие
представленных в общественном пространстве позиций необходимо для создания «многовекторного восприятия повседневной жизни», благодаря которому
«формируется основание для выстраивания объективных закономерностей познания действительности»
[4]. Стандарт объективности включает в себя такие
понятия, как беспристрастность, нейтральность, достоверность, прозрачность, достигаемые через обращение к авторитетным источникам, документальную
точность, разделение факта и комментария, сбалансированность позиций [5. P. 437–438].
1
Журналистский ежегодник
«Пока сограждане переговариваются друг с другом,
пока они повязаны взаимной коммуникацией — они
живут в мире. Реальная журналистика… которая не
“сплачивает” общество, а обременяет его узами взаимопонимания» [6]. Комментируя в Facebook это высказывание известного журналиста, петербургский исследователь С.С. Бодрунова отмечает, что для ведения и
постоянного воспроизводства диалога в публичной
сфере крайне важна «способность договориться, оставаясь чужими друг другу».
Журналисты способны «расширять до опыта общества естественные рамки опыта отдельного человека,
обогащая тем самым его возможности участвовать в
общественных делах и решать собственные житейские
проблемы» [7. С. 29]. Безусловно, на уровне всего общества это возможно в том случае, если СМИ, реализующие принцип внутреннего плюрализма, достигают
большинства жителей страны, в том числе через двухступенчатую коммуникацию, т.е. лидеров мнений 1. Исследователи полагают, что становление нормативного
понятия «объективность» связано со стремлением владельцев СМИ и редакций увеличить аудиторию до максимальных по возможности пределов [9. P. 1078; 10; 11.
P. 6]. Постановка задачи — «информировать и доводить
факты» — позволяла привлекать читателей, имеющих
противоположные мнения, в отличие от политических
публицистов и редакций, следующих парадигме адвокатирования [8, 12]. В то же время благодаря повороту к
фактам газеты могли становиться той ареной, на которой были бы представлены различные позиции и точки зрения, что со временем привело к идее создания
общественного телевидения, в случае которого представление интересов всех групп является специально
поставленной задачей.
Сложно представить себе читателя, который
успевает познакомиться со всем разнообразием точек зрения на ту или иную проблему благодаря тому,
что знакомится с журналистскими произведениями
в СМИ, представляющих разные политические позиции. Ограниченность таких ресурсов, как время и
внимание, неизбежно ограничивает демократический
потенциал внешнего, рыночного плюрализма, при
котором у читателя или зрителя есть доступ к СМИ с
различными позициями [4]. Внутренний плюрализм,
таким образом, обладает большим демократическим
потенциалом [8, 9], хотя пристрастность СМИ нередко
сопутствует высокой явке избирателей и политической
активности граждан [12].
Таким образом, соблюдение объективности в освещении событий стало инструментом для завоевания
доверия читателей [9. P. 1078], следовательно, обеспечения их лояльности и приверженности конкретному
СМИ. Таким образом, понятие «объективность» может
рассматриваться как ключевое для характеристики парадигмы арбитража, которая как раз противопоставля-
См. разъяснения С.С. Бодруновой о системе «многомерного плюрализма» в ЕС [8].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
ет «развитию полемической публицистики и богатого
риторического стиля изложения» «баланс источников
информации… опору на нейтральность» [12].
Одновременно с этим баланс источников и нейтральность являются ядром для описания модели внутреннего плюрализма.
«В идеальной модели внутреннего плюрализма…
на страницах издания (или в эфире) доминирует понимание журналистского профессионализма, ориентированное на журналистский продукт как пространство
“третейского суда”, т.е. подъем редакции “над схваткой”
и представление разных точек зрения, чтобы медиапотребитель мог сформировать собственный взгляд
на вопросы повестки дня исходя из множественности
представленных мнений и оценок» [8].
Следует подчеркнуть, что становление парадигмы
адвокатирования произошло одновременно с развитием позитивистской социологии. Многие исследователи отмечают влияние принципов объективности
в науке на развитие нормативных стандартов в англосаксонской журналистике. Так, объективность журналиста основана на «комплексе принципов и способов
действия, которые ограничивают влияние эмоций,
ценностных суждений и политических предпочтений
на журналистские продукты» [9. P. 1079]. Продолжая
сравнение с научной объективностью, Б.Б. Благард
перечисляет основанность на фактах, достоверность,
независимость, беспристрастность, нейтральность, отсутствие интерпретаций [Там же].
В пользу влияния развития науки как фактора, создавшего современную нам систему стандартов, говорит, безусловно, схожесть качественной журналистики
и научной деятельности. Но парадигма арбитража победила в англосаксонской модели только в 1980-е годы
[12] и сегодня вновь оказывается под вопросом из-за
экономических вызовов, стоящих перед качественной
журналистикой. Тем не менее журналистика «факта»,
информационно-аналитические жанры будут, на наш
взгляд, тем востребованнее, чем в более сложном
мире будет жить человечество. В определенных условиях аудитория может выбирать СМИ, адвокатирующие интересы той социальной группы, с которой она
себя идентифицирует, и причин может быть несколько. Во-первых, это как правило происходит, если есть
резкое системное расхождение между интересами
различных социальных групп. Во-вторых, репутацию
«объективного СМИ» необходимо зарабатывать долго, разрушить ее можно быстро. В-третьих, парадигма
адвокатирования кажется более честным подходом,
так как и на попытки журналистов быть объективными оказывают очень сильное влияние неотрефлексированные позиции и элементы мировоззрения. Далее
мы разберем объективно существующие ограничения
объективности.
Редакция как система
Б.Б. Благард выделяет две группы факторов, которые влияют на журналистскую деятельность: социаль-
29
но-политический контекст (в том числе нормативные
требования и сложившиеся практики в журналистике)
и особенности человеческого познания мира [9].
На представление о журналистской объективности влияют сложившиеся практики журналистики и
тип журналистской культуры, например, степень зависимости от аудитории, характерная для той или иной
редакции, или система новостных ценностей. «Вряд ли
возможно ставить вопрос об объективном восприятии
окружающей действительности со стороны “четвертой власти” без уточнения, о какой группе СМИ (или
так называемой “малой журналистики”, существующей в рамках “большой журналистики”) мы говорим»
[4], считает Д. Стровский. В результате в рамках «малой
журналистики» «познание социальных закономерностей» оказывается субъективизированным в угоду
интересам и потребностям целевой аудитории [Там
же]. Один из отчетов Института Нимана так объясняет
популярность консервативных радиопередач, приводя
их в качестве примера в споре об объективном освещении: «Для рынков всегда наиболее предпочтителен
дешевый успех. Например, берутся очевидные факты
и упаковываются в заранее сложившуюся теорию, которую предпочитает целевая аудитория» [13]. Журналисты упрощают «сложные, нестабильные и неоднозначные» явления, предлагают аудитории «простую,
устойчивую, универсальную формулу» [14. C. 136].
Новостные ценности также могут пониматься не
как объективно присущие событиям свойства, но как
способ «продажи» событий: «любая история пишется
в том виде, который позволяет продать событие целевой аудитории как значимое [15. P. 17]. Для этого «медиа
придают событиям значимость, конструируя отдельные новостные ценности… которые актуализируются
или присутствуют в виде фона в текстах», «конструируются с помощью языка, иллюстраций, верстки, полиграфии и т.д.» [15. P. 5].
Для журналиста система новостных ценностей,
принятая в обществе и конкретизированная в отдельной редакции, выступает во многом в качестве направляющей системы координат. Понимание того, что
система новостных ценностей имеет конструируемую
природу и зависит от сложившихся представлений о
значимом и незначимом, особо важно для редакций,
которые претендуют на сбалансированное и объективное представление реальности, так как в его в основе
лежит выбор значимых и существенных для аудитории
новостей.
Работа журналиста над материалом
Новостная журналистика в значительной мере опосредована рутинными действиями и политикой редакции. В репортаже, аналитических жанрах журналист
обладает большей свободой творчества и одновременно большей ответственностью за выбор элементов,
на основе которых аудитория будет реконструировать
описываемую журналистом реальность. Особенно это
важно для тех тем, работая с которыми «журналист ре-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
шает сложную профессиональную задачу — выявляет
социальный смысл частного события или явления, вызывая у читателя, зрителя, слушателя реакцию неприятия зла или поддержки добра» [16. C. 13].
Объективность в таком случае рассматривается
как комплекс методов, которые журналисты применяют для того, чтобы зафиксировать положение дел
и сущность события или явления в журналистском
материале. Объективное «отражение событийной картины мира, объективный анализ социальных проблем
с целью их разрешения» лежит в основе определения
целей журналистики в отличие от связей с общественностью, пишет С.Г. Корконосенко [1. С. 134].
Б.Б. Благард подчеркивает важность профессиональных навыков, а именно «практическое и прагматическое использование инструментов журналистского
ремесла» [9. P. 1080]. Известный российский журналист
Марина Ахмедова так описывает процесс написания
текста: «Когда я готовлю репортаж, в моей голове появляется что-то вроде фона… И когда я собираю текст, то
в действительности я это делаю не как хочу, а строго в
рамках этого пространства». «Фон» объединяет знание
журналиста о героях, их высказывания, воспринимаемое журналистом окружение. Все эти детали создают
«картину реальности» [17], которая задает границы, в
которых журналист может определять, что из собранного материала является наиболее важным, что будет
включено в опубликованный текст.
«Мастерство журналиста в том и заключается, чтобы не только умело оперировать фактами, но и правильно их оценивать, интерпретировать, анализировать, наконец, находить между ними существенные
причинно-следственные связи», пишет в учебном
пособии по созданию журналистского произведения
М.Н. Ким [2], по сути дела, описывая процесс формирования «картины реальности». Отметим здесь, что, следуя Марине Ахмедовой, нарушение принципа журналистской объективности происходит, если журналист
нарушает границы созданной им «картины реальности».
Предположим, что журналист намерен следовать
принятым стандартам сбора материала, обладает для
этого нужными ресурсами (временем для поиска экспертов, например) и не ограничен предварительными
инструкциями по подаче информации. При публикации текста он будет сравнивать результат своего творчества и работы редактора со сложившейся у него
«картиной реальности», и в случае отсутствия расхождений текст будет оценен как объективный.
Следовательно, если объективность — это относительное понятие, которое определяет честность журналиста относительно собранного им материала в пределах сформированной «картины реальности», а «картина реальности» — результат когнитивной работы
журналиста, то встает вопрос о способности журналиста (и в более широком плане — человека) вырабатывать знание о мире и об ограничениях, которые влияют
на результат журналистского исследования ситуации,
Журналистский ежегодник
представленный аудитории. Далее мы будем говорить
о процессе формирования знания в журналистской деятельности.
Знание о мире и работа журналиста
Категория знания активно используется для описания профессиональной деятельности журналиста
петербургской школой медиаисследований. Так, В.А.
Сидоров подчеркивает, что без должных навыков «ни
искреннее желание познать мир, ни внутренняя порядочность, ни даже понимание сути познания как смысла общественного бытия журналиста не выручат» [18.
C. 115]. При этом именно от возможностей журналиста
изучить вопрос зависит, какое знание он сможет сформировать и затем транслировать аудитории.
«Принцип правдивости… заключает в себе и исследовательский подход к социальным явлениям, глубину
и достоверность их анализа» [1. С. 274]. Как мы говорили выше, журналистское познание схоже с научным,
хотя различия, безусловно, остаются существенными
[Там же]. В том числе в науке тоже есть ограничения и
влияние первичных установок исследователя на получаемые результаты. Как говорил физик и философ Вернер Гейзенберг, «наука не просто объясняет и описывает природу; она часть взаимодействия между нами и
природой; она описывает природу так, как та раскрывается нашему методу исследования» [19].
В обоих случаях есть конфликт в понимании объективности — достижимый результат [20] либо недостижимый идеал, определяющий методы работы [21; 22].
Как известно, для ученого выходом являются особые
подходу к дизайну и методологии исследования. Как
мы говорили выше, происхождение этого сходства может лежать в том времени, когда журналистика развивалась под влиянием позитивистских представлений,
легитимирующих те виды журналистской деятельности, в рамках которой журналист способен представлять мир «как он есть», не влияя на него [9. P. 1078].
Именно отсюда происходит слово «объективность»,
хотя, возможно, для журналистской работы лучше
подходят категории «беспристрастный» и «сбалансированный».
Особенности человеческого познания мира подразумевают «пути познания, переживания опыта, действия в мире», которые оказывают влияние на журналистику [9. P. 1080]. Истинный профессионализм
включает в себя установку «на отыскание объективного смысла событий и проблем вместо их априорного
и предвзятого истолкования и на использование тех
методов работы с информацией, которые оправдали
себя в практике социальных исследований» [1. С. 152].
Журналистский текст «создается в результате специального добросовестного изучения действительности
“здесь и сейчас”» [7. C. 29]. Г.В. Лазутина подчеркивает
разницу между журналистским текстом и публицистикой: вместо мнения журналистский текст должен
распространять знание. «Цель журналистики — объективный анализ социальных проблем с целью их разре-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
шения», считает С.Г. Корконосенко [1. С. 134]. Но если
создание журналистских текстов основано на процессе
познания, следовательно, полнота и качество созданной «картины реальности» зависит от знания, на основе которого сформирована социальная реальность [23].
Знание о социальной реальности формирует «картину
реальности», и журналист принимает за реальность то,
что вошло в его знания о ней. Следовательно, оценка
автором объективности текста обусловлена знаниями
журналиста о социальной реальности, которую он пытается описать.
О.В. Третьякова разбирает влияние знаний журналиста на процесс подготовки и итоговую подачу материала на примере правовой культуры журналиста: «От
того, как журналист понимает право, как относится к
нему, готов ли сам соблюдать правовые нормы в повседневной жизни, во многом зависит интенция его
публикаций и передач» [14. C. 139–140]. От известных
журналисту научных позиций может зависеть освещение вопросов, имеющих значение не только в рамках
научно-популярной журналистики. Примером может
служить проблема изменения климата. С.Ш. Хиль и
А. Хиннарт проинтервьюировали американских журналистов из ведущих СМИ, более десяти лет освещающих проблемы климата для ведущих американских
СМИ [5]. Отношение журналистов к научному знанию,
их представления о наличии научной дискуссии об изменении климата влияют на то, каких экспертов они
привлекают при написании статьи на соответствующую тему [5]. «Если я пишу статью об эволюции, я не
чувствую, что я обязан обращаться за комментарием
к креационисту», объясняет один из респондентов то,
как его знания о реальности влияют на пределы, в которых он предоставляет баланс позиций и интересов
[5. P. 441].
Более того, оставаясь приверженцами принципа
сбалансированности и представленности различных
позиций, некоторые журналисты, специализирующиеся в данной конкретной теме, полагают, что им уже
не следует ссылаться на источник высказывания, если
они говорят об антропогенной природе глобального
потепления. «Это просто факт. Это просто существующая реальность», — считает один из респондентов [5.
P. 440]. Объяснением может служить то, что ученые
пришли к консенсусу в этом вопросе уже 15 лет назад
[Там же]. Предоставление голоса тем, кто находится в
меньшинстве, оспаривая данный консенсус, может создать у аудитории неверное представление о размерах
дискуссии в научном сообществе [24]. «Скептик может
рассматриваться как источник, если он как ученый
проводит исследования в настоящий момент и опирается на проверяемые гипотезы» [5. P. 441].
«В аналитических и художественно-публицистических произведениях факты выступают или в качестве
иллюстративного материала, или в виде опорных аргументов, подтверждающих тот или иной тезис» [2].
Развивая сравнение с научным анализом, можно
сказать, что журналист неминуемо опирается на сфор-
31
мированную систему знаний, на основе которой он
определяет последовательность действий и методологию работы над журналистским материалом. Даже
в исследованиях физического мира присутствует ограничение на субъективность ученого, и в исследовании
социального порядка оно значительно усиливается.
При этом журналисты «опосредуют для аудитории не
реальность “фактов”, а воздействия заинтересованных групп и культурные предпочтения общества, т.е.
реальность социальную» [3], которая в свою очередь
представляет собой систему [23]. Таким образом, социальная реальность не обладает способностью быть
объективно наблюдаемой. Стандарт журналистской
объективности предполагает, что в процессе подготовки материала журналист:
1) получает знание с помощью приемлемых в профессиональном сообществе методов;
2) конструирует на основе имеющихся у него знаний модель социальной реальности;
3) готовит журналистский материал на основе принципа разделения факта и комментария;
4) проверяет итоговый текст на соответствие сформированному знанию о социальной реальности.
Примеры интервью с журналистами, освещающими изменения климата, показывают, что уже процесс
сбора информации предопределен имеющимися у
журналиста знаниями и позициями (в том числе научными). Кроме того, именно на этом этапе приобретают
важное значение психологические ограничения, которые, как правило, оказываются наименее отрефлексированными в работе.
Психологические ограничения,
или журналисты тоже люди
Принято указывать на недопустимость подмены системы знаний системой неаргументированных предпочтений. Упрощение сути явлений может проистекать как из рыночных условий работы редакции, так и
из психологических факторов. К ним относятся также
мотивации, свойственные любой творческой профессии или профессиональной деятельности: «повышение в должности, увеличение зарплаты, популярность,
самовыражение, одобрение коллег» [3]. Они также могут вступать в конфликт со стремлением журналиста
соблюсти принцип объективности при создании журналистского текста.
«В языковом поведении человека опредмечивается духовный облик личности, ее ценности, идеалы,
стремления, выражающиеся в методе мышления, чертах характера и стереотипах поведения» [25, 26]. Стиль
журналиста, манера выражения мыслей являются проявлениями его языковой личности и «определяются
коммуникативной ситуацией, языковым и культурным
статусом, социальной принадлежностью, мировоззрением и т.д.» [25, 27].
Отдельные авторы указывают на то, что процесс
понимания сути происходящего априори является
субъективированным: «в сюжетной конкретности
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
материала кристаллизуется не только объективное —
особенности исследуемого события или явления, но
и субъективное — взгляды, идеалы, нормы, принципы автора» [16. C. 14]. Например, принято требовать от
журналиста анализировать и проверять возможную
заинтересованность информанта в публикации той
или иной информации [1. С. 274; 2; 3]. Но журналист обладает собственными установками и воззрениями на
социальную справедливость, и его система ценностей
также оказывает влияние на работу над материалом и
оформление его в виде текста, радио— и телепередачи, мультимедийного продукта.
Будучи явно эксплицированной, информация о системе ценностей журналиста стимулирует аудиторию
«соотнести их с собственными ценностями и принять
или не принять оценку ситуации и трактовку проблемы» [16. C. 13]. На процесс досоздания читателем журналистского произведения [28] влияют также эстетические характеристики материала, вызывающие у читателя или зрителя эмоции. Политические воззрения,
как правило, подвергаются рефлексии и удалению из
текста в рамках парадигмы арбитража, так как политическая нейтральность и независимость журналистов
является общим местом в профессиональном образовании и профессиональных дискуссиях. В то же время
система ценностей представляет собой гораздо более
широкий комплекс представлений о мире, которые далеко не всегда отрефлексированы журналистом.
Объективность как комплекс профессиональных
методов работы предполагает, что «методы расследования удерживают репортера от того, чтобы его желания и предрассудки ввели его в заблуждение» [13]. Но
свойства предрассудков как психологического механизма делают крайне сложным их рефлексирование.
Они являются частью социальных репрезентаций [29,
30] и «представляют собой наши самые важные, но
зачастую и самые неизученные убеждения» [19]. Человеку свойственно принимать их «как само собой разумеющееся» [Там же]. Если мы рассматриваем предрассудки как усвоенные человеком позиции, которые
другими членами общества или представителями
другой культуры расцениваются как нерациональные
и морально недопустимые, то маловероятно, что журналист может сказать про себя: «У меня много предрассудков, но они не мешают работе». Встает вопрос о том,
как должна выглядеть работа журналиста над избавлением от предрассудков.
Журналистский ежегодник
тивное научное поле. Так, исследования социальной
психологии показывают, что имеющиеся у журналиста
знания о социальной реальности определяют то, в какой форме он задает вопрос эксперту, а формулировка
вопроса в свою очередь влияет на получаемые ответы [Там же]. В заключение нам хотелось бы обсудить
ограничение объективности, связанное с осознанием
целей и задач журналистики.
Реальность воспринимается через призму отношения к ней и в рамках модели ее функционирования, которая усвоена журналистом. В качестве примера можно привести цитату из интервью с американским журналистом, освещающим проблемы изменения климата: «Единожды уверившись в истинности утверждения,
что образование — это хорошо, вы не сядете писать
историю о том, почему не следует инвестировать в
школы» [5. P. 443].
Более того, представления об объективности материала опосредуются представлениями журналиста
о миссии журналистики на службе обществу, следовательно, его представлениями о потребностях и
интересах общества. Так, проведенное в 2010 году
исследование этнопсихологических установок петербургских журналистов показало, что наиболее яркие
проявления нетерпимости в текстах СМИ Петербурга
направлены на «объекты, которые, по мнению журналистов, воспринимаются как агрессивные, несущие в
себе какую-либо опасность — в случае нашего анализа — поглощение (экономическое, демографическое,
территориальное, идеологическое), либо способные
на непосредственную или воображаемую агрессию
(мигранты в целом; мигранты, потерявшие работу, и
т.п.)» [31. С. 311].
В идеале, стремящийся к объективному освещению
журналист обязан применять научные методы анализа
действительности и контролировать не только внешние источники (проверять информацию, учитывать
возможные интересы информанта и т.п.), но и свой
процесс восприятия данной информации, следовательно, знать о свойствах человеческой психики, которые влияют на когнитивные процессы.
Литература
1. Корконосенко С.Г. Основы журналистики. М. : Аспект Пресс,
2004.
2. Ким М.Н. Технология создания журналистского произведения.
СПб. : Изд-во Михайлова В.А., 2001. URL: http://evartist.narod.ru/
Объективность как предельный случай
осознанности воздействующих факторов
Мы описали различные ограничения журналистской объективности, которые существуют даже в тех
случаях, когда установкой журналиста является создание новостного или аналитического текста, призванного сообщать читателю знание о фактах и их взаимосвязях. Наиболее сложно преодолевать те из них, которые укоренены в свойствах человеческой психики, и
эти проблемы представляют собой отдельное перспек-
text/77.htm.
3. Кольцова Е. Враги объективности // Отечественные записки.
2003. №4. URL: http://magazines.russ.ru/oz/2003/4/2003_4_28-pr.
html.
4. Стровский Д. Объективность информации как необходимое
условие журналистского познания // RELGA. №8 [98]. 26 августа
2004 г. URL: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.
woa/wa/Main?textid=237&level1=main&level2=articles.
5. Hiles S.S., Hinnant A. Climate Change in the Newsroom Journalists’
Evolving Standards of Objectivity When Covering Global Warming //
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
Раздел I. Профессиональные ценности журналистики
Science Communication. 2014. № 36 (4). P. 428–453.
6. Соколов-Митрич Д. Глаголом разожги // Взгляд. 21 февраля 2014.
URL: http://vz.ru/columns/2014/2/21/673791.html.
7. Лазутина Г.В. Профессиональная деятельность журналиста:
подходы к пониманию журналистской этики // Вопросы теории
и практики журналистики. 2012. № 2. С. 22–31.
8. Бодрунова С.С. (2014б). Политическая автономия медиасистемы
и ее экономические основания: опыт стабильных демократий //
Экономическое возрождение России. 2014. № 1 (39). С. 122–126.
9. Blaagaard B.B. Shifting Boundaries: Objectivity, citizen journalism and
tomorrow’s journalists // Journalism. 2013. № 14. P. 1076–1090.
10. Бодрунова С.С. Западная медиааксиология и либерально-демократический идеал работы СМИ // Журналистика. Общество.
Ценности / ред.-сост. В.А. Сидоров. СПб. : Изд-во С.-Петерб. унта, 2012. С. 94–169.
11. Muhlmann G.A. Political History of Journalism. Cambridge : Polity.
2008.
12. Бодрунова С.С. Парадигмы «адвокатирования» и «арбитража»
в западной журналистской этике и их ценностно-нормативное
наполнение // Социология и право. 2014. № 1 (23). С. 16–23.
13. Meyer P. The Next Journalism’s Objective Reporting // Niemans
Report 2004. URL: http://www.nieman.harvard.edu/reports/
article/100726/The-Next-Journalisms-Objective-Reporting.aspx.
14.Третьякова О.В. Правовая культура общества и правовая культура журналиста: условия и результаты взаимодействия // Право и
образование. 2010. № 12. С. 130–143.
15. Bednarek M., Caple H. Why do news values matter? Towards a new
methodological framework for analysing news discourse in Critical
Discourse Analysis and beyond // Discourse & Society, first published
on January 7, 2014. DOI:10.1177/0957926513516041.
16. Агеенко Н.В. Специфика профессиональной деятельности журналиста: нравственный аспект // Вестник Самарского государственного университета. 2006. № 10 (3). С. 12–17.
17.Ахмедова М. Красная свадьба. Марина Ахмедова о границах,
которые репортер нарушать не может // Colta. 19 февраля 2014
года. URL: http://www.colta.ru/articles/media/2107.
18. Сидоров В.А. Познание как сущность общественного бытия журналиста // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 2.
История. 2003. № 2 (10). С. 110–120.
19.Майерс Д. Социальная психология. СПб, 1997. URL: http://www.
gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/mayers/index.php.
20.Boudana S. A definition of journalistic objectivity as performance //
Media, Culture & Society. 2011. № 33(3). P. 385–398.
21.Tuchman G. Objectivity as strategic ritual: An examination of
newsmen’s notion of objectivity // American Journal of Sociology.
1972. № 77(4). Pp. 660–679.
22.Ward S.J. A. The Invention of Journalism Ethics. The Path to Objectivity
and Beyond. Montreal: McGill-Queen’s University Press. 2008.
23.Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности:
Трактат по социологии знания. М. : Academia-Центр ; Медиум,
1995.
24. Boykoff M. The disconnect of news reporting from scientific evidence
// Nieman Reports, Winter 2005. URL: http://www.nieman.harvard.
edu/reports/article/100593/The-Disconnect-of-News-ReportingFrom-Scientific-Evidence.aspx.
25.Черныш О.А. Языковая личность журналиста сквозь призму коллективного и индивидуального языкового сознания // В мире
науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и
культурологии. 2013. № 28. С. 53–58.
26.Караулов Ю.Н. Предисловие. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность. М. : Наука, 1989. С. 3–8.
27.Толмачева Т.А. Теория языковой личности в процессе обучения
межкультурной коммуникации // Вестник молодых ученых,
2004. № 1. URL: http://e-lib.gasu.ru/vmu/arhive/2004/01/19.shtml.
28.Эко У. Роль читателя. Исследования по семиотике текста. М. :
Симпозиум, 2007.
29.Augoustinos M. & Innes J.M. Towards an integration of social
representations and social schema theory // British Journal of Social
Psychology. 1990. № 29. P. 213–231.
30. Moscowici S. Notes towards a description of Social Representations //
European Journal of Social Psychology. 1988. № 18 (3). P. 211–250.
31.Шмелева Е.В. Этно-психологические установки журналистов (на
примере Санкт-Петербурга) // Вестник Санкт-Петербургского
университета. Серия 12. Психология. Социология. Педагогика.
2010. № 1. С. 307–312.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
Журналистский ежегодник
Раздел II.
Российская журналистика:
опыт прошлого
УДК 070
Е.А. Войтик
Томский государственный университет
Спортивная тема в российской прессе в начале XIX века:
принципы формирования информационного контекста
В статье рассматривается ряд факторов раскрытия и
представления спортивной информации в российской прессе
в первой половине XIX века. Особое внимание уделено видам
информации на спортивную тему по способу их опубликования, таким как фрагменты (эпизоды) внутри медиатекстов;
сопутствующая информация; разновидности публикаций;
игровые задания.
Ключевые слова: спорт, спортивная информация, журналистика, периодические издания, спортивная деятельность в
России XIX века.
Abstracts. The article considers a number of factors disclosure and
presentation of sports information in the Russian press in the first half
of the XIX century. Special attention is paid to the types of information
on the sport by way of their publication, such as fragments (episodes)
in media texts; related information; types of publications; game tasks .
Keywords: sport, sports information, journalism, periodicals,
sports activities in Russia of the XIX century.
В
начале XIX века к исконным журналистским
темам «политика», «военная тема», «наука» и постоянно печатающимся в прессе литературным
произведениям (в состав которых входят повести,
басни, стихотворения, поэмы, пьесы и т.д.) прибавляется художественное искусство (в первую очередь
«театр», «музыка»), «история», «экономика» (включая
хозяйственные дела, коммерческие известия, ценовые
прейскуранты), новые литературные разделы («литературные известия», «библиография»), «женская
тема» (мода, литература — произведения именно для
женщин), «детская тема» (воспитание, педагогика, литература), «география» (путешествия, панорамы городов, стран), «сельское хозяйство», «медицина» (описание болезней врачами, а также короткие сообщения о
способах лечения от различных болезней народными
средствами) и др.
Одной из таких «новых» тем становится «спорт».
Феноменальность этой темы состояла в том, что дефиниция «спорт» еще не была введена в оборот русского
языка, тем не менее само явление существовало. Первое определение его можно найти в статье А.С. Хомякова «Спорт, охота», опубликованной в журнале
«Москвитянин» (1845, февраль): «Всякого рода охоту
англичане называют спорт. Охота с собаками, с ружьем, с птицею, ловля зайца, волка, льва, слона, бабочки, ловля удочкой или неводом, багром или острогою,
ловля гольца или кита, все это спорт. Кулачный бой
и скороходство, борьба и плавание, состязание между
скакунами, рысаками, петухами, лодками, яхтами и
другие — все это также предметы спорта (охоты), и
каждый спорт имеет своих известных покровителей
во всех сословиях, от короля до простого арендатора,
своих героев, свою науку» [1. Т. III. С. 119].
До середины XIX века спортивная деятельность
была представлена через популяризацию физического (телесного) воспитания, физических занятий
(упражнений); развитие отдельных видов спорта
(конные виды (скачка, бега); охота; парусный спорт;
борьба; шахматы; бильярд; катание на коньках, фехтование, гимнастика и др.); проведение различных
игровых (бег «взапуски», игра в волан, игра в шары,
игра в кегли и т.д.) и «технических» забав (запускание воздушного змея, полеты на воздушном шаре,
аэростате и т.д.). Ее можно было наблюдать как в столичных городах, Москве и Санкт-Петербурге, так и в
провинции.
Доказательством этого служат публикации в различных изданиях того времени. Преимущество в раскрытии спортивной темы оставалось за столичной
прессой, так как провинциальная пресса в это время
только зарождалась.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
Автор статьи выделяет ряд факторов раскрытия
и представления спортивной информации в российской прессе в первой половине XIX века. Первый — это
способ опубликования (показывающий каким образом спортивная тема «презентовалась» в печатных
изданиях изучаемого периода); второй — «географический фактор» (дающий понять широту охвата городов, стран, где происходили спортивные события, с
позиции опубликования сообщений о них в столичной
прессе России); третий — тематический (определяющий, какие «спортивные» темы были «интересны» столичным газетам и журналам).
Для нас интерес представляет первый фактор.
Анализируя медиатексты первой половины XIX века,
можно отметить, что по способу опубликования выделяются несколько видов спортивной информации, характерных для того времени:
• «фрагменты» (эпизоды) на уровне отдельных
предложений, абзацев в журналистских и литературных публикациях, философских трактатах, научных
трудах по педагогике, представленных в печатных изданиях;
• сопутствующая информация (когда в медиатексте, раскрывающем различные аспекты общественной
жизни, спорт первоначально представлен как второстепенная тема, но имеющая ключевое значение в
представлении самого события);
• журналистские публикации о спорте, включая сообщения в рубриках, рекламные объявления, ряд полноценных журналистских материалов;
• игровые задания.
Фрагменты (эпизоды) представляют собой отдельный смысловой отрывок в медиатексте, в котором
кратко раскрываются особенности спортивной деятельности и все, что с ней связано. Еще в конце XVIII
века благодаря массовому появлению литературных
(сатирических) журналов тема «спорт», а точнее, информация о физических занятиях, забавах, настольных
играх, физическом (телесном) воспитании становится
постоянной, особенно в журналах, издаваемых Н.И.
Новиковым. В то время увеличивается объем и самих
сообщений. Это были не просто случайные предложения, констатирующие сам факт «спортивного» (игрового) действия («и вчера проиграл на бильярде вашему знакомому, который меня к вам прислал» [2]), а уже краткое описание событий; советы, наставления о пользе
физического (телесного) воспитания внутри печатных
текстов. К примеру, отрывок из трактата «О воспитании
и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия», напечатанный
в «Прибавлении к Московским ведомостям» за 1783 год:
«От пятого до двенадцатого года надлежит допускать
детей играть мячом и другими подобными сей играми,
которые делают руки и ноги весьма гибкими, дают хорошее образование телу, приучают зрение к скорому и
справедливому чувствованию и, наконец, доставляют
всему телу полезное движение, если не употребляемы
бывают чрез меру, то есть ежели не продолжаются
35
даже до усталости и ослабения. Борьба есть также изрядное упражнение, придающее особенно великую силу
рукам и ногам. Однако должна она позволяема быть детям только в присутствии родителей либо учителей,
для того что в противном случае дети весьма удобно
могут вывихнуть члены друг другу или от шутки поссориться в самом деле, когда один другого уронит или
ушибет. Все сии и подобные игры и телесные упражнения должны производимы быть на вольном воздухе, для
того что сие не только возвышает и умножает пользу
их для тела, но развеселяет дух и чрез то кладет основание тихих страстей» [3].
В первую четверть XIX века эта тенденция сохранилась. Спортивная информация в различных печатных изданиях по-прежнему в большинстве случаев
печатается именно в виде фрагментов (эпизодов).
Примером этому может служить выдержка из статьи
В.В. Измайлова «О русском старинном воспитании»
в журнале «Патриот» (1804), где частично упоминается о пользе физического воспитания, физических
упражнений: «…заимствовать от предков все, что
было хорошего в их простоте, добронравии и физическом воспитании... принять добродетели других
веков, не отказываясь от преимущества нашего, может ли оскорбить справедливую гордость русских?
Вот чего недостает нам, как и другим народам, среди
блеска просвещения...» [4]; «…предки наши росли зимою на трескучем морозе, летом под зноем палящаго солнца и всегда в пыли гимнастических игр. …Сии
упражнения, усыпляя деятельность воображения, заграждали путь многим порокам…» [Там же].
Стоит отметить, что в первое десятилетие XIX века таких «спортивных» отрывков внутри одного медиатекста
насчитывается один-два, в редких случаях больше.
В 1820-х годах в ряде текстов объем подобной информации увеличивается. В одной публикации можно
встретить сразу несколько эпизодов, где описываются те или иные виды спортивной деятельности (в основном это игровые забавы) присущие тому времени.
Характерной особенностью является, что подобные
фрагменты чаще всего встречаются в текстах, посвященных народным праздникам, гуляньям. Например,
в материале «Масленица» в журнале «Отечественные
записки» (1821) упоминаются такие забавы, как катание
с гор, катание на санях, конские бега: «…катанье с гор
почти удвоилась против прошлогоднего. Катальщики брали ныне с каждого человека до 40 копеек за раз
(т.е. с обеих гор). Сие причиной, конечно, вместе с неблагоприятной погодой, что охотников кататься с гор
было ныне несравненно менее прошлогоднего. Смотря в
окно из одного противолежащего дома, мы насчитали
однажды в прошедшем году в одну минуту скатившихся санок с горы 72, а ныне, делая неоднократно сие же
наблюдение, не заметили более 30»; «Катанье в санях,
также по причине холода, не было в последние два дни
столь многочисленно, как должно было ожидать того,
и оканчивалось не позже 6 часов. Однако число экипажей можно полагать до 2000»; «Недалеко от гор в то
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
же время представлялось на реке другого рода народное
увеселение — конский бег» [5. С. 371].
В заметке «Качели на Святой неделе» в тех же «Отечественных записках» (1827), примерно в таком же
стиле, говорится о вольтижировке и показе гимнастических упражнений («гимнастического искусства») на
лошадях [6. С. 324]. В этом же материале было дано и
краткое описание качания на качелях, катания на каруселях, что соответствовало «спортивным» упражнениям, представленным в первых классификациях спорта,
изданных в 1880-х годах (см. публикации Владимирского «Опыт классификации всех видов спорта» (Охотник,
1887, № 18); Влад. Шл. «Спорт, его виды, историческое
развитие и культурное значение» (Охотник, 1887, № 19;
1888, № 34) и др.).
Фрагментный способ раскрытия спортивной информации позволил журналистам тех лет не только
обратить внимание на саму тему, но и сделать первые
шаги в ее раскрытии, которое выражалось через полное или частичное описание конкретного спортивного
события внутри определенного медиатекста.
Сопутствующая информация — это еще один вид
раскрытия спортивной информации в XIX веке. В этом
случае спорт (точнее, представляющая его сущность
деятельность) не является основной темой в тексте,
но упоминание о нем оказывается важной составляющей в раскрытии смысла сообщения. Для наглядности
приведем несколько примеров. В частности, это хорошо прослеживается в критической рецензии на книгу «Правила биллиардной игры, содержащие показание
всех французских партий и партии кеглей с казино, по
употреблению Миланскому и Болонскому, также точное и ясное наставление об исполнении этой игры. С
фигурами». Перевод с французского. М., 1826. in 16. 125
стр. (Московский телеграф, 1826, №4). «Сочинитель
предлагает систематическое изложение оснований и
правил биллиардной игры. Забавно, что он говорит о бильярде, как о важной науке. Впрочем, один из артистов
бильярдной науки уверял нас в достоинстве этой книги и потому рекомендуем ее — охотникам играть в бильярд. При конце приложены рисунки. Недавно извещали
мы читателей о появлении Теории танцевания; Теория
карточных игр издана уже давно; Теория шахматной
игры изъяснена в особой книге; теперь явилась и теория
бильярдной игры. Альманахи у нас выходят десятками,
водевили дюжинами; стишков девать некуда: советуем
кому-нибудь перевести теорию завязывания галстуков,
и переводить еще издаваемые для дам курсы истории,
политической экономии, философии; также побольше
красивых писем к Софии, к Эмилии, к Пальмире, о мифологии, физике, астрономии — и после того, пусть какой-нибудь педант жалуется на бедность нашей литературы!..». Здесь основной задачей является рецензирование новой книги о бильярде. Тем не менее критик
с сарказмом обращает внимание не только на новую
теорию бильярда, но иронически отзывается о теории
еще трех видов спорта: танцах, шахматах и картах (согласно первым классификациям спорта, все эти виды
Журналистский ежегодник
относились к этому роду деятельности). В те годы это
было вполне объяснимо, так как это были первые попытки введения и объяснения ряда правил, характерных для того или иного вида спорта. Но не все члены
светского общества, включая литературных критиков,
воспринимали их как должное.
Подобную ситуацию можно наблюдать и в критической статье «Еще замечания на статью о конских
скачках в Лебедяни» (Московский телеграф, 1828, №21).
В данной публикации не только представлена критика
автора статьи в раскрытии тех или иных фактов, но и
дана оценка самих конских скачек, проводимых в Лебедяни.
Еще одним примером, когда спортивное событие
представлено в публикации как второстепенное, но
имеющее ключевое значение, можно считать объявление об отмене спектакля в Петровском театре в связи
с полетом Кашинского на воздушном шаре в Москве
30 сентября 1805 года: «По причине воздушного путешествия г-на Кашинского, предпринимаемого им уже в
другой раз, спектакль в воскресенье отменяется, а представление будет в среду, октября 4 дня № 47, комедия в
2-х действиях “Русский солдат”» [7. С. 2119]. В этом случае главным сообщением является отмена спектакля,
а сопутствующей информацией (в нашем варианте
причина отмены спектакля) — воздушный полет И. Кашинского.
Таким образом, прослеживается следующая тенденция: информация о спорте, вводимая в текст как
сопутствующая (дополнительная), помогает понять,
что авторы публикаций изучаемого периода, проявляя
к ней интерес, нередко делают ее ключевой в раскрытии основной темы.
В начале XIX века в ряде российских газетах и журналов стали печататься и «самостоятельные» (отдельные) публикации о спортивных событиях, явлениях.
Здесь выделяются несколько видов журналистских
материалов:
• сообщения без заголовков, входящие в состав различных «информационных» рубрик, в череде других
сообщений;
• полноценные публикации, написанные в разных
жанрах;
• объявления.
К первому виду относятся разнообразные сообщения, не имеющие «собственного» заголовка и представленные в рубриках «Смесь», «Известия», «Обзорные происшествия» и др. В частности, сообщение в
«Московских ведомостях» (1803) о запуске в Москве
воздушного шара и показе воздухоплавателями гимнастических упражнений: «Г-н Терци, сего мая 4-го числа пустя известный аэростатический воздушный шар,
который имел в окружности 24, а в вышину 14 аршин,
с желаемым успехом, и который плавал над Москвою
очень долго в виду всех жителей, удостоился от почтеннейшей публики лестного для себя одобрения, равно и показанное искусство его и компании в гимнастике
и балансировании, также сожженный фейерверк до-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
ставили, как он Терци мог приметить, зрителям немалое удовольствие…» [8. С. 610].
В этих сообщениях спорт, а точнее его проявления,
чаще всего рассматривается как забава, неординарное
событие, «невиданное зрелище».
В этот же период выходит и ряд спортивных материалов без привязки к «новостным» рубрикам. Они
имеют короткие заголовки, через которые можно было
понять о каком виде спорта идет речь в самом тексте.
К примеру, «Воздушные шары» (Вестник Европы. 1802,
№10); «Воздушное путешествие» (Вестник Европы.
1802, №10); «Новая шашечная игра» (Вестник Европы.
1803, №1); «Фехтование» (Отечественные записки. 1820,
№2), «Скачки» (Отечественные записки. 1822, №25),
«Лебедянские конские скачки» (Московский телеграф.
827, №17); «Симферопольская скачка» (Московский телеграф. 1829, №30) и т.д. По жанру в основном это заметки, реже «репортажи», «обзоры», очерки (дневниковые записи), критические замечания и т.д.
Третий вид спортивных публикаций — объявления.
Они печатались в двух разновидностях: краткое сообщение, где коротко говорилось, когда и где произойдет
событие, и объявление в виде заметки, с подробным
описанием подготовки к предстоящему явлению.
В качестве примера краткого сообщения можно
привести объявление в «Известиях к Санкт-Петербургским ведомостям» воздухоплавателя Александра о
предстоящем полете на воздушном шаре в Санкт-Петербурге в сентябре 1804 года: «Александр, ученик г-на
Гарнерена, честь имеет известить почтенную публику,
что намерен между 15 и 20 числами сего сентября сделать опыт с парашютом на мызе генерала Бутурлина,
что близ ворот Сар-ского села, есть ли погода будет
тиха и ветер не будет дуть к Ладожскому озеру» [9.
С. 2231].
Объявление в виде заметки было написано более
обстоятельно. Например, в «Московских ведомостях»
за 16 сентября 1805 года говорилось о том, что военный
врач, штабс-доктор Лефортовского госпиталя И.Г. Кашинский совершит полёт на аэростате над Москвой:
«Штаб-лекарь Кашинский, ободренный изъявлениями
удовольствия почтеннейшей московской публики и
удовлетворяя желанию многих знатных особ здешней
столицы, имеет честь известить, что он предпринимает на своем гродетуровом великолепном аэростате
воздушное путешествие в будущее воскресенье, сего
сентября 24-го, в Нескучном саду, близ Калужской заставы. Поднявшись в 5 часов пополудни на весьма великую высоту на воздух, если только будет благоприятствовать погода, сделает опыт с парашютом и по отделении оного от шара поднимется еще гораздо выше
для испытания атмосферы. Первый сей опыт русского
воздухоплавателя многих стоит трудов и издержек, а
потому льстит себя надеждою, что знатные и просвещенные патриоты, покровительствующие иностранцам в сем искусстве, благоволят предпочесть соотчича
и ободрить его своим присутствием для поощрения к
дальнейшим полезным предприятиям» [10. С. 2049].
37
Подобные объявления, особенно в столичных газетах, в начале XIX века были нередки. Однако они лишь
предрекали то или иное спортивное событие, но не
гарантировали, что оно состоится. Особенно это касалось воздушных полетов, которые во многом зависели от погодных условий, реже от интереса публики к
событию. В подтверждение последнего тезиса можно
привести случай, когда в августе 1804 года санкт-петербуржцы не заинтересовались полетом известного в
то время французского воздухоплавателя Андре Жака
Гарнерена, и билеты пришлось вернуть, о чем говорилось в объявлениях «Санкт-Петербургских ведомостей» (см. № 62–64).
Стоит отметить, что в первой половине XIX века
спортивные публикации в российской прессе печатались довольно часто, несмотря на то что активизация
самого спортивного движения произошла намного
позже, в 1890-е годы. Повышенное внимание к спортивной теме проявляли газеты. Это происходило за
счет размещения различных объявлений, примеры которых приведены выше.
Журналы же сдерживали свой интерес к данной
теме. Материалы на спортивную тему в период с 1800
по 1830-е годы встречаются не более двух в год до 1810х, три-пять в год с 1820-х по 1830-е годы. Лидерами по
этой теме были такие издания, как «Московский телеграф», «Отечественные записки», «Вестник Европы».
Четвертый вид спортивной информации, который
можно выделить в информационном массиве прессы
XIX века, — это игровые задания. Это особый вид публикаций, который изначально направлен на проявление умственных, не физических способностей человека. Они касались интеллектуальных (настольных) игр,
таких как шахматы, шашки, лото, карточные игры и др.
Первым местом, где в печати появились подобные игровые задания, стал подраздел «Шахматы» в
санкт-петербургском еженедельном издании «Иллюстрация» (1845). Подраздел входил в раздел «Игры», в
котором, помимо шахматных задач, публиковались логические задачи, загадки (ребусы), шарады. Автором и
ведущим подраздела был известный в те времена шахматист А.Д. Петров.
По своему содержанию шахматные задачи были
очень «затейливы» и интересны читателям. Вначале
рассказывалась житейская история, а затем предлагалась шахматная композиция на ее тему (в частности,
см. историю о приключениях сира Жоржа Беля в «Обмане в шахматной игре», «Иллюстрация» №20 от 25
августа 1845 г.). Ответы на задачи можно было узнать в
следующем номере (на одну из них читатели прислали
ответ в стихотворной форме (см. «Иллюстрацию» №10
от 9 июня 1845 г.)). Реже в подразделе проводился анализ шахматных партий (см. «Иллюстрацию» № 2 от 7
апреля 1845 г.), а также другая шахматная информация
(например, правила игры, принятые в российских клубах (см. «Иллюстрацию» № 14 от 7 июля 1845 г.).
Позднее, в 1870–1890-е годы, игровые задания
(шахматные, шашечные и карточные) становятся в пе-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
риодике постоянными, в особенности в специализированных спортивных изданиях, таких как «Шахматный
листок» (СПб.,1876); «Шахматный журнал» (М., 1882);
«Шахматный вестник» (СПб., 1885); «Шашечница» (М.,
1891); «Шахматный журнал» (СПб., 1891); «Шахматы»
(СПб., 1891) и др.
Таким образом, можно констатировать тот факт, что
спортивная информация по способу опубликования
была достаточно активно и разнообразно представлена в российской прессе первой половины XIX века,
несмотря на тот факт, что само слово «спорт» еще не
было введено в русский язык.
Журналистский ежегодник
polnoe_sobranie_tom3_1900.pdf.
2. Новиков Н.И. Трутень. 1769, 22 июня С. 64. URL: http://books.
google.ru/books?id=1vA7AQAAMAAJ&printsec=frontcover&hl=ru&so
urce=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false.
3. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Новиков Н.И. Избранное. М., 1983. С. 455–456. URL: http://az.lib.ru/n/nowikow_n_i/
text_1783_o_vospitanii.shtml.
4. Измайлов В.В. О русском старинном воспитании // Патриот. 1804.
Т. II.
5. Масленица // Отечественные записки. 1821. № 11.
6. Качели на Святой неделе// Отечественные записки. 1827. № 85.
7. Московские ведомости. 1805. № 78.
8. Московские ведомости. 1803. № 36.
Литература
9. Известия к Санкт-Петербургским ведомостям. 1804. № 74.
1. Спорт, охота // Хомяков А.С. Полное собрание сочинений. М.,
10. Московские ведомости. 1805. № 74.
1900. Т. III. С. 119–129. URL: http://imwerden.de/pdf/khomyakov_
УДК 070:93/94 (571.1)
Н.В. Жилякова
Томский государственный университет
Обсуждение профессиональных ценностей журналиста
в переписке Ф.В. Волховского и В.Г. Короленко
В статье анализируются неопубликованные письма Ф.В.
Волховского к В.Г. Короленко 1887 года, хранящиеся в рукописном отделе Российской государственной библиотеки. Особой
акцент делается на обсуждении в переписке профессиональных журналистских ценностей, условий работы провинциального публициста. Делается вывод об активизации представлений о журналистике как профессии в связи с полемикой
томских газет «Сибирская газета» и «Сибирский вестник»
(1880-е годы).
Ключевые слова: сибирская журналистика, Ф.В. Волховский, В.Г. Короленко, письма, полемика, «Сибирская газета»,
«Сибирский вестник».
The article analyzes the unpublished letters FV Volkhovskiy to
VG Korolenko in 1887 stored in the manuscript department of the
Russian State Library. Special emphasis is placed on the discussion
in the correspondence of professional journalistic values, working
conditions of provincial publicist. It is concluded that activation of
representations of journalism as a profession in connection with the
controversy Tomsk newspapers "Siberian newspaper" and "Siberian
Gazette" (1880).
Keywords: Siberian journalism, FV Volkhovskiy, VG Korolenko,
letters, polemics, "Siberian Newspaper", "Siberian Gazette".
П
рофессионализация журналистского труда в XIX веке в России происходила достаточно
медленно, несмотря на активное развитие периодической печати. Можно назвать целый ряд причин
такого положения дел, среди которых не последнюю
роль играла малочисленность сотрудников российской периодики. Из них единицы могли существовать
за счет гонораров от публикуемых произведений. Основную прибыль получали издатели, достаточный
доход получали писатели, но собственно журналисты
стали востребованы в периодической печати только
в конце XIX — начале XX века, в связи с активизацией
газетного дела. Что же касается провинциальной России, то здесь и на рубеже веков журналистика все еще
рассматривалась не как профессия, а как форма особой
общественной активности, своего рода «гражданский
долг». К примеру, сибирские дореволюционные журналисты были людьми разных профессий: это и врачи
(А. Макушин), и ученые-исследователи (А. Адрианов),
юристы (В. Картамышев), чиновники и другие представители молодой сибирской интеллигенции. Однако
вопросы журналистской этики, соблюдения авторских
прав, принципов полемики и другие профессиональные проблемы постоянно обсуждались не только в
сибирских газетах и журналах (начиная с 1880-х годов,
когда в Томске появились первые частные издания), но
и в частной переписке сотрудников периодики.
Целью настоящей работы является выяснение
представлений провинциальных дореволюционных
журналистов о профессиональных журналистских
ценностях. Материалом исследования послужили неопубликованные письма Ф.В. Волховского к В.Г. Коро-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
риодике постоянными, в особенности в специализированных спортивных изданиях, таких как «Шахматный
листок» (СПб.,1876); «Шахматный журнал» (М., 1882);
«Шахматный вестник» (СПб., 1885); «Шашечница» (М.,
1891); «Шахматный журнал» (СПб., 1891); «Шахматы»
(СПб., 1891) и др.
Таким образом, можно констатировать тот факт, что
спортивная информация по способу опубликования
была достаточно активно и разнообразно представлена в российской прессе первой половины XIX века,
несмотря на тот факт, что само слово «спорт» еще не
было введено в русский язык.
Журналистский ежегодник
polnoe_sobranie_tom3_1900.pdf.
2. Новиков Н.И. Трутень. 1769, 22 июня С. 64. URL: http://books.
google.ru/books?id=1vA7AQAAMAAJ&printsec=frontcover&hl=ru&so
urce=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false.
3. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Новиков Н.И. Избранное. М., 1983. С. 455–456. URL: http://az.lib.ru/n/nowikow_n_i/
text_1783_o_vospitanii.shtml.
4. Измайлов В.В. О русском старинном воспитании // Патриот. 1804.
Т. II.
5. Масленица // Отечественные записки. 1821. № 11.
6. Качели на Святой неделе// Отечественные записки. 1827. № 85.
7. Московские ведомости. 1805. № 78.
8. Московские ведомости. 1803. № 36.
Литература
9. Известия к Санкт-Петербургским ведомостям. 1804. № 74.
1. Спорт, охота // Хомяков А.С. Полное собрание сочинений. М.,
10. Московские ведомости. 1805. № 74.
1900. Т. III. С. 119–129. URL: http://imwerden.de/pdf/khomyakov_
УДК 070:93/94 (571.1)
Н.В. Жилякова
Томский государственный университет
Обсуждение профессиональных ценностей журналиста
в переписке Ф.В. Волховского и В.Г. Короленко
В статье анализируются неопубликованные письма Ф.В.
Волховского к В.Г. Короленко 1887 года, хранящиеся в рукописном отделе Российской государственной библиотеки. Особой
акцент делается на обсуждении в переписке профессиональных журналистских ценностей, условий работы провинциального публициста. Делается вывод об активизации представлений о журналистике как профессии в связи с полемикой
томских газет «Сибирская газета» и «Сибирский вестник»
(1880-е годы).
Ключевые слова: сибирская журналистика, Ф.В. Волховский, В.Г. Короленко, письма, полемика, «Сибирская газета»,
«Сибирский вестник».
The article analyzes the unpublished letters FV Volkhovskiy to
VG Korolenko in 1887 stored in the manuscript department of the
Russian State Library. Special emphasis is placed on the discussion
in the correspondence of professional journalistic values, working
conditions of provincial publicist. It is concluded that activation of
representations of journalism as a profession in connection with the
controversy Tomsk newspapers "Siberian newspaper" and "Siberian
Gazette" (1880).
Keywords: Siberian journalism, FV Volkhovskiy, VG Korolenko,
letters, polemics, "Siberian Newspaper", "Siberian Gazette".
П
рофессионализация журналистского труда в XIX веке в России происходила достаточно
медленно, несмотря на активное развитие периодической печати. Можно назвать целый ряд причин
такого положения дел, среди которых не последнюю
роль играла малочисленность сотрудников российской периодики. Из них единицы могли существовать
за счет гонораров от публикуемых произведений. Основную прибыль получали издатели, достаточный
доход получали писатели, но собственно журналисты
стали востребованы в периодической печати только
в конце XIX — начале XX века, в связи с активизацией
газетного дела. Что же касается провинциальной России, то здесь и на рубеже веков журналистика все еще
рассматривалась не как профессия, а как форма особой
общественной активности, своего рода «гражданский
долг». К примеру, сибирские дореволюционные журналисты были людьми разных профессий: это и врачи
(А. Макушин), и ученые-исследователи (А. Адрианов),
юристы (В. Картамышев), чиновники и другие представители молодой сибирской интеллигенции. Однако
вопросы журналистской этики, соблюдения авторских
прав, принципов полемики и другие профессиональные проблемы постоянно обсуждались не только в
сибирских газетах и журналах (начиная с 1880-х годов,
когда в Томске появились первые частные издания), но
и в частной переписке сотрудников периодики.
Целью настоящей работы является выяснение
представлений провинциальных дореволюционных
журналистов о профессиональных журналистских
ценностях. Материалом исследования послужили неопубликованные письма Ф.В. Волховского к В.Г. Коро-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
ленко, хранящиеся в Рукописном отделе Российской
государственной библиотеки (г. Москва), где они и
были обнаружены автором статьи. Исследование писем, особенно относящихся к 1880-м годам, позволяет
познакомиться с особенностями работы провинциального журналиста и писателя, выяснить подоплеку
некоторых событий Томска и отношение к ним современников, а также выявить представления Ф.В. Волховского о качествах, необходимых работникам периодической печати.
«Сибирская газета» против «Сибирского
вестника»: суть и участники конфликта
Вопрос о профессиональных ценностях возник с
особой остротой в среде томских журналистов в связи
с конфликтной ситуацией, образовавшейся при возникновении в Томске второй частной газеты — «Сибирского вестника» (1885–1905). Этот этап развития
томской журналистики привлекает особое внимание
многочисленных исследователей (см., напр., [1–4]),
так как он позволил прояснить и «озвучить» позиции
участников конфликта.
«Сибирская газета» (1881–1888) была первой частной газетой Томска, она носила оппозиционный характер, защищая интересы Сибири в полемике с «централистами», выступая против колониальной политики
самодержавной России по отношении к сибирскому
региону (о газете см. подробнее: [5–8]). Основателем
газеты был прогрессивный томский предприниматель
П.И. Макушин, а среди нескольких редакторов издания
особенно выделяется фигура А.В. Адрианова — ученого, путешественника, публициста, последовательного
областника, который был лично знаком с лидерами
областничества Г.Н. Потаниным и Н.М. Ядринцевым.
Адрианову удалось привлечь к сотрудничеству многочисленных представителей молодой сибирской интеллигенции — врачей, чиновников, учителей не только
Томска, но и других российских городов. С другой стороны, в «Сибирской газете» сотрудничали многочисленные политические ссыльные, в основном бывшие
активные участники народнического движения, а «неофициальным редактором» газеты и центром притяжения для всех невольных жителей Сибири с 1882 года
стал Ф.В. Волховский [9]. Как писал Л.Л. Ермолинский,
«едва ли какая-нибудь провинциальная газета 80-х годов могла соперничать с томской в подборе сотрудников» [2. С. 25].
Недовольство томских властей политикой первой
газеты привело к идее создания второго частного издания — «Сибирского вестника», который, в противовес
«областнической» «Сибирской газете», объявил себя
«органом русских людей в Сибири». Основателем и редактором этого издания был юрист В.П. Картамышев,
сотрудниками газеты стали по преимуществу тоже невольные жители Сибири, однако попавшие в ссылку не
по политическим, а по уголовным делам. Это бывший
директор-распорядитель лопнувшего московского
ссудного банка П.М. Полянский, сосланный по делу о
39
«черновых валетах» адвокат В.М. Долгоруков и др., а
также одна из одиозных томских фигур этого периода — Е.В. Корш. Будучи сыном видного русского публициста и историка журналистики В.Ф. Корша, юристом,
который выступал защитником народников, издателем-редактором столичной газеты «Северный вестник», Корш в итоге был осужден за махинации с деньгами клиентов и сослан в Томск в 1880 году. В Томске
Корш вошел в редакцию «Сибирской газеты», стал ее
литературным критиком и, по словам современника,
немало помог становлению издания: «Трудолюбивый,
способный, преданный газетному делу, он принимается в состав редакции возникающей газеты и с первых
же номеров становится необходимым. Большинство
сотрудников были совершенно незнакомы с техникой
газетного дела. Е. Корш явился их учителем и вместе
учеником. Бесхарактерный, легко поддающийся влиянию, он быстро воспринимал взгляды окружающих и
умело проводил их в газете» [10. С. 290]. Однако из-за
внутриредакционного конфликта он покинул издание
и через четыре года примкнул к его конкуренту — «Сибирскому вестнику» (о нем подробнее: [11]).
Полемика между «Сибирской газетой» и «Сибирским вестником» касалась нескольких вопросов.
Во-первых, это вопрос об областничестве: газета Картамышева обрушилась на «Сибирскую газету» с обвинениями в «сепаратизме», в том, что здесь ставится
вопрос об отделении Сибири от России, в то время как
по всей стране живут одни и те же русские люди. Эти
обвинения «Сибирская газета» последовательно опровергала, поскольку отстаивала понимание областничества как требования равных прав столицы и провинций
в рамках единого государства и никогда не ставила
вопроса о некоем мифическом «отделении». В рамках
этой же дискуссии рассматривались такие вопросы,
как постройка сибирской железной дороги и т.д.
Вторым «камнем преткновения» для газет стал вопрос об участии в издании уголовных ссыльных. «Сибирская газета» высказала идею о том, что такие люди
не могут быть руководителями общественного мнения,
каковыми, по ее мнению, являются работники периодической печати. «Сибирский вестник», в свою очередь,
яростно нападал на местных публицистов областнического толка, пытаясь обличить их в невежестве, передергивании фактов, ограниченности и т.д. Постоянным
объектом критики «Сибирского вестника» стал Н.М.
Ядринцев, в то время редактор столичной газеты «Восточное обозрение»: он не являлся сотрудником «Сибирской газеты», но воспринимался как идеологический
лидер сибирской областнической прессы.
Кроме вышеперечисленных вопросов, газеты обсуждали судьбу первого сибирского университета,
который открылся только в 1888 году; обвиняли друг
друга в плагиате, приводя примеры и с той, и с другой
стороны; выступали сторонниками тех или иных лиц в
томской администрации, оказывая информационную
поддержку своим кандидатам на выборах, и т.д. [6.
С. 193–214].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
Оживленная полемика между газетами отразилась
даже в произведении художественной литературы:
ее описал в своем романе-фельетоне «Не столь отдаленные места» (публиковался в «Сибирской газете»
на протяжении 1886–1888 годов) К.М. Станюкович, который отбывал административную ссылку в Томске в
1885–1888 годах.
О противостоянии газет знали и другие известные
публицисты и писатели конца XIX века — Г.И. Успенский, который приезжал в Томск в 1888 году; Г.А. Матчтет, Н.И. Наумов и другие, в том числе В.Г. Короленко. Короленко посещал Томск трижды: «…два раза он
смотрел на него из окон тюрьмы. Третий раз, возвращаясь из ссылки, он вошел в него свободным человеком. И три раза Томск оставляет след в его жизни, и все
встречи с этим сибирским городом он воспроизведет
позднее в своей главной и итоговой книге — “История
моего современника”» [12. С. 75]. Именно в третий раз,
в 1884 году, состоялось знакомство Короленко с редакцией «Сибирской газеты», о котором вспоминал вспоследствии один из членов редакции, С.Л. Чудновский
[13. С. 83–84]. Чтение рукописи «Сна Макара», обсуждение ее коллективом редакции и «томской колонией» политических ссыльных, общение с Короленко в
равной степени произвели сильное и глубокое впечатление на участников встречи. Свидетельством тому —
не только изменение финала «Сна Макара» [12. С. 87],
но и продолжение контактов после отъезда. В Томске
В.Г. Короленко лично познакомился с Ф.В. Волховским,
с которым у него и завязалась впоследствии довольно
оживленная переписка.
Журналист и нравственность
В настоящей статье автор считает необходимым
привести достаточно большой отрывок из письма Ф.В.
Волховского к В.Г. Короленко от 16 ноября 1887 года,
поскольку он дает представление о позиции «неофициального редактора» «Сибирской газеты» по отношению к конкурирующему «Сибирскому вестнику»:
«…Из Вашего письма я вынес такое впечатление,
что разногласия наши едва ли принципиальны по вопросу о представлении в литературе проповедников
нравственности из червонных валетов. Скорее фактический багаж, с которым мы отправляемся в эту экскурсию — разный. Вы сами пишете: “Сибирскую Газету я
здесь долго не получал”. То и жаль. Если бы ее читали из
номера в номер весь 1886 год, — Вы бы, во-первых, не стали ее винить за грехи “Восточного обозрения”: и дети не
отвечают за грехи родителей, — Сибирская же Газета
даже не состоит к Восточному Обозрению в подобном
подчиненном близком родстве. Затем, Вы увидели бы,
что полемика наша нередко была обоснована принципиально. Я подписываю обеими руками все, что Вы говорите о гуманном отношении к раз оступившемуся
человеку, который де может ведь еще опять стать
на ноги. Так все мы и относились, например, к Коршу:
я с женой бывал у него и он бывал у меня; мало этого:
я допускал закрепление наших отношений до типа поч-
Журналистский ежегодник
ти приятельского. Отношения эти были нарушены не
журналистскими делами, а посторонними обстоятельствами, показавшими мне, что Корш так безнадежен в
своей нравственной неразборчивости и дряблости. Но
я привожу это не для того, чтобы Вы видели, что Ваш
рецепт не только был и моим рецептом, но и был выполнен. Но такое терпимое, гуманное отношение возможно было лишь до тех пор, пока дело касалось частной жизни этих людей и сферы труда. Пока они были
частными, заурядными людьми, влияющими на ход общественной жизни лишь постольку, поскольку влияет
каждый рядовой своими способностями, — до тех пор
никто их не трогал. Но им этого было мало. Они зазнались и выступили в ролях глашатаев нравственности,
публицистов, руководителей общества и организаторов всего того отстоя уголовной интеллигенции, который, по своим способностям, чувствует необычайный
аппетит и свое право развернуть крылья (но по юридическому положению — не может), а по его нравственному индифферентизму, или испорченности и не должен
[здесь и далее подчеркнуто Волховским. — Н.Ж.] быть к
тому допущен. Для этого элемента, блистающего фасоном своих визиток, покупаемых на “сбережения” от
“позаимствований” кассы (Т-ского банка Аелинча), знающего всякие хорошие слова, выражающегося не иначе,
как литературно и продающего ежедневно Христа не
иначе, как вымытыми глицериновым мылом руками —
для этого элемента “Сибирский вестник” стал новой
обетованной землей: тут они могли с высоты сознания
своего превосходства над “желторотыми”, неуклюжими челдонами и “помешанными” социалистами разговаривать с публикой, в свободное от мошенничества
время, о либерализме, о том, что обществу нет дела до
нравственного общественного отличия (тема одного
из фельетонов Полянского), об искусстве, внушая и без
того не очень нравственно развитому сибиряку невольное уважение к своему уму и приучая — коль скоро есть
ум — даже и не спрашивать о нравственности. Между
тем, если печать может помочь и их профессиональным делишкам — они и тут ею пользуются: кинуть
тень на враждебного клике человека, похвалить собаку-исправника, “чтоб ласкова была” и пр. и пр. — все это
было. Вы скажете: за это и казни каждый раз. Но разве
это возможно? Хорошо, как ошельмованный честный
человек из своего угла подаст голос, или за него кто заступится. А то ведь только в том месте, где он оплеван, все это и известно. Затем примите в расчет цензуру, и которой для “оффициозной” и “оппозиционной”
газет разные мерки. Но если бы и были все отдельные
кунштюки Сибирского Вестника Сибирской Газете известны, то за ними не угнаться. Однако, мы пробовали.
В номерах, посланных Ал. Ал-чу, Вы найдете кое-что в
этом направлении, но это не все. Так, я, к сожалению,
не мог достать 10-го номера “Сибирской газеты” 1886
года, где вторая передовая написана мною и касается
именно литературной честности и литературных
нравов Сибири. “Раскрытие псевдонимов и инкогнито,
действительно, не принято в литературе”, говорится
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
там, “и говоря безотносительно, оно неприлично. Но
есть нечто, стоящее выше требований одного “приличия” — это — требование нравственности, требование долга в отношении к обществу”. “Журналисту (при
нынешнем положении печати) приходится прибегать
к компромиссам между добром и злом, а это такая область, где лишь тонко развитое нравственное чутье
и большая сила воли могут указать ту черту, переход
за которую был бы изменой интересам добра и развития”. Журналиста стараются запугать, и подкупить.
Вот почему, “устранить людей с некрасивым прошлым
от сотрудничества было бы, может быть, несправедливо; но от сотрудничества, до руководительства —
огромное расстояние. Сотрудничество, под контролем
редакции, в честности и стойкости которой общество
уверено, — не может представлять для него никакой
опасности; но если люди сомнительной нравственности возьмут в свои руки газету — то они легко могут
внести в общество разврат мысли; и не только — по
злонамеренности, а подчас и по недостатку в развитии
нравственного чутья. Понятно ли теперь, что тот самый “уголовный ссыльный, который мог быть допущен
к сотрудничеству в среде честных людей, не может
быть допущен к руководительству общественной совестью по всей своей воле”, и что публика должна знать и
иметь в виду, что такой-то орган находится именно в
подобных руках?
Не думаю, что Вы не признали этой точки зрения
правильною. А раз Вы с нею согласитесь, Вы должны
согласиться и с правом “Сибирской Газеты” постоянно
указывать на то, что вся редакция “Сибирского Вестника”, кроме самого официального редактора, успевшего
улепетнуть от приговора Совета присяжных поверенных, состоит из людей, осужденных за подлоги, воровство, мошенничество и казнокрадство. Если бы еще
газета этих господ с первого момента и до последнего
держала себя [зачеркнуто Ф.В. Волховским — хорошо] независимо и безупречно и если бы никто не знал о составе
ее редакции, то еще можно бы нас упрекнуть. Но в томто и дело, что в Томске, а стало быть, и в Сибири, шила
в мешке утаить невозможно, газета же с первого своего
номера в 1885 году стала проводить свирепствующую
ныне “русскую идею”, одетую в казенную форму, стала побранивать Общественное Городское управление
и в частности ненавистных Ивану Ивановичу людей,
стала печатать сообщения о тех благодеяниях (по почтовому ведомству), которые должен был оказать населению Иван Иванович, скромно умалчивая о страшной
тягости, навязанной им населению. В виде сотских и
десятских. Может быть Вы скажете, что мы слишком
увлекались этой стороной полемики. Но сказали ли бы
Вы это, если бы предварительно едких выходок в стихах
и прозе прочли наши серьезные полемические статьи, да
и самый “Вестник” читали бы внимательнее и с знанием всех местных намеков, иногда составляющих весь букет “ведомства императрицы Марии”, как дорогой мой
Герман называл [слово зачеркнуто Волховским]? Сказали
бы это, если бы были поставлены цензурой в невозмож-
ность говорить по многим пунктам принципиально,
если бы имели в виду, для какой публики мы пишем?
Как бы то ни было, отстаивая прошлое, я не предполагаю возобновлять того же в будущем. Редакция
“Сибирской Газеты” убеждена, что теперь “Сибирский
Вестник” уже вычислен вполне в глазах тех, кто могли
иметь на его счет иллюзии; на его же собственную публику мы и не покушаемся. Итак мы постараемся игнорировать “Вестник”, а если придется полемизировать
принципиально, то, по возможности, не называть его:
“одна газета” говорит… и только» [14. Л. 12–16].
Необходимо отметить, что приведенный отрывок
является, пожалуй, самым развернутым выступлением Ф.В. Волховского, из которого можно узнать о его
взаимоотношениях с Коршем и редакцией «Сибирского вестника»: в периодике все были достаточно корректны, личная же переписка позволила высказать без
обиняков истинную оценку «конкурентов». И не случайно в письме на первый план выходит требование
нравственности от журналистов как руководителей общественного мнения: это соответствовало и установкам самого Ф.В. Волховского, и особому положению, в
котором пребывала сибирская периодика в конце XIX
века. Общество, по мнению Ф.В. Волховского, было
необходимо воспитывать, просвещать, развивать, но
делать это может только человек воспитанный, просвещенный, развитый, высокообразованный и нравственный. Именно таким должен был быть журналист,
сотрудник периодической печати.
Высокие требования, предъявляемые журналистами «Сибирской газеты» к газетному работнику, свидетельствовали о том, что они понимали важность таких
профессиональных ценностей, как порядочность и
нравственность журналиста, соблюдение авторских
прав, отстаивание собственных убеждений в корректной полемике и т.д. Размышления местных публицистов над этими проблемами способствовали профессионализации журналистского труда в Сибири в конце
XIX века — процесса, который получил более полное
воплощение в деятельности ведущей газеты «Сибирская жизнь» (1894–1918), которую можно назвать «преемницей» «Сибирской газеты».
Литература
1. Гольдфарб С.И. Газетное дело в Сибири: первая половина XIX —
нач. XX в. Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 2002. 312 с.
2. Ермолинский Л.Л. Сибирские газеты 70–80-х годов XIX века. Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 1985. 136 с.
3. Любимов Л.С. История сибирской печати. Иркутск : Изд-во Иркут.
ун-та, 1982. 78 с.
4. Мандрика Ю. Провинциальная частная печать: спорные вопросы
становления периодики Сибири. Тюмень : РИЦ ТГАКИ, 2007.
5. «Сибирская газета в воспоминаниях современников» / вступ. статья, подгот. текста и коммент. Н.В. Жиляковой. Научн. ред. Н.М.
Дмитриенко. Томск : Изд-во НТЛ, 2004. 200 с.
6. Жилякова Н.В. Журналистика города Томска (XIX — начало XX
века): становление и развитие. Томск : Изд-во Том. ун-та, 2011.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
С. 128–160.
7. Жилякова Н.В. «Сибирская газета» // Томск от А до Я: Краткая энциклопедия города / под ред. д-ра ист. наук Н.М. Дмитриенко.
Томск : Изд-во НТЛ, 2004. С. 310.
8. Жилякова Н.В. «Сибирская газета» // Российская провинциальная частная газета / сост. Л.Е. Кройчик; под ред. Л.Е. Кройчика и
Ю.Л. Мандрики. Тюмень : Мандр и Ко, 2004. С. 207–236.
9. Круссер Р.Г. Негласный редактор «Сибирской газеты» // Огни Кузбасса. 1978. № 3. С. 72–79.
10. Крутовский В. Периодическая печать в Томске // Город Томск.
Журналистский ежегодник
деятельности ссыльных в провинциальной печати) // I-формат.
Журналистика провинции: альманах / под ред. Г.Г. Матишова,
В.А. Шаповалова, О.И. Лепилкиной. Вып. 6. Ставрополь : Изд-во
Ставропольского госуниверситета, 2010. С. 156–166.
12. Янушкевич А.С. Томские университеты В.Г. Короленко // Русские
писатели в Томске. Томск : Водолей, 1996. С. 75.
13. Чудновский С. Из дальних лет // Вестник Европы. 1912. № 3.
С. 183–184.
14. РГБ. Рукописный отдел. Ф. 135 (В.Г. Короленко). Раздел II. К. 20.
Ед.хр. 52. 29 лл.
Томск, 1912.
11. Жилякова Н.В. Творческая биография Е.В. Корша (к вопросу о
УДК 147.7;165.612
Г.С. Криницкая
Томский государственный университет
ПРОБЛЕМА РУССКОЙ ДИПЛОМАТИИ
В ТЕОРИИ ИСТОРИИ Н.Я. ДАНИЛЕВСКОГО
В статье рассматриваются основные принципы русской
дипломатии, сформулированные Н.Я. Данилевским в работе
«Россия и Европа». Главное внимание уделяется исследованию
Данилевским политических оснований российской дипломатии
на всем протяжении существования Русского государства.
Ключевые слова: политика, дипломатия, культурно-исторический тип, Всеславянский союз, «русская идея».
The article discusses the basic principles of Russian diplomacy,
articulated NY Danilevsky in «Russia and Europe». The main attention
is paid to the political foundations of Danilevsky Russian diplomacy
throughout the existence of the Russian state.
Keywords: politics, diplomacy, cultural-historical type, Pan-Slavic
Union «Russian idea».
С
овременная российская дипломатия и
политика после двух десятилетий покорного
следования в фарватере западного, а по сути —
американского глобалистического мышления возвращается сегодня к чистым истокам русской общественной мысли, к «русской идее», ибо, как показывает практика, именно России принадлежит великая миссия сохранения мира на Земле.
Всестороннее обоснование этой мысли дано в
многочисленных трудах выдающегося русского мыслителя XIX века Николая Яковлевича Данилевского.
Важнейшим из его исследований, принесшим Данилевскому мировую известность, бесспорно, является
монография «Россия и Европа». Исследуя историю
развития «русской идеи» в контексте мировой истории, Данилевский разработал теорию культурно-исто-
рических типов (цивилизаций) и, определяя прогноз
мирового исторического процесса, дал всестороннее
обоснование основных принципов, или правил, неуклонное следование которым способно гарантировать ведущую роль России в обеспечении мирового
сосуществования государств с различным общественно-политическим строем и культурными традициями.
Анализируя общие результаты деятельности всех
выявленных им культурно-исторических типов на протяжении многих столетий и сравнивая их с особенностями славянского типа и русского народа, прежде всего, Данилевский пришел к двум важнейшим выводам:
1. Общечеловеческой цивилизации не существует
и не может существовать по причине ее невозможности и исторической неполноты; понятие общечеловеческого не имеет в себе ничего реального и действительного, оно даже уже понятия о племенном или
народном; всечеловеческой цивилизации также не
существует и не может существовать, поскольку этот
идеал может быть достижим только последовательным развитием всех культурно-исторических типов,
своеобразной деятельностью различных народов.
2. Славяне — это отдельный культурно-исторический тип со своим самобытным сознанием, религией,
культурой, психическим складом и языком.
Отсюда он высказывает свою «основательную надежду» на то, что славянский культурно-исторический тип
в первый раз в мировой истории представит синтез всех
сторон культурной деятельности в обширном значении
этого слова: «Мы можем надеяться, — пишет Данилевский, — что славянский тип будет первым полным че-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
С. 128–160.
7. Жилякова Н.В. «Сибирская газета» // Томск от А до Я: Краткая энциклопедия города / под ред. д-ра ист. наук Н.М. Дмитриенко.
Томск : Изд-во НТЛ, 2004. С. 310.
8. Жилякова Н.В. «Сибирская газета» // Российская провинциальная частная газета / сост. Л.Е. Кройчик; под ред. Л.Е. Кройчика и
Ю.Л. Мандрики. Тюмень : Мандр и Ко, 2004. С. 207–236.
9. Круссер Р.Г. Негласный редактор «Сибирской газеты» // Огни Кузбасса. 1978. № 3. С. 72–79.
10. Крутовский В. Периодическая печать в Томске // Город Томск.
Журналистский ежегодник
деятельности ссыльных в провинциальной печати) // I-формат.
Журналистика провинции: альманах / под ред. Г.Г. Матишова,
В.А. Шаповалова, О.И. Лепилкиной. Вып. 6. Ставрополь : Изд-во
Ставропольского госуниверситета, 2010. С. 156–166.
12. Янушкевич А.С. Томские университеты В.Г. Короленко // Русские
писатели в Томске. Томск : Водолей, 1996. С. 75.
13. Чудновский С. Из дальних лет // Вестник Европы. 1912. № 3.
С. 183–184.
14. РГБ. Рукописный отдел. Ф. 135 (В.Г. Короленко). Раздел II. К. 20.
Ед.хр. 52. 29 лл.
Томск, 1912.
11. Жилякова Н.В. Творческая биография Е.В. Корша (к вопросу о
УДК 147.7;165.612
Г.С. Криницкая
Томский государственный университет
ПРОБЛЕМА РУССКОЙ ДИПЛОМАТИИ
В ТЕОРИИ ИСТОРИИ Н.Я. ДАНИЛЕВСКОГО
В статье рассматриваются основные принципы русской
дипломатии, сформулированные Н.Я. Данилевским в работе
«Россия и Европа». Главное внимание уделяется исследованию
Данилевским политических оснований российской дипломатии
на всем протяжении существования Русского государства.
Ключевые слова: политика, дипломатия, культурно-исторический тип, Всеславянский союз, «русская идея».
The article discusses the basic principles of Russian diplomacy,
articulated NY Danilevsky in «Russia and Europe». The main attention
is paid to the political foundations of Danilevsky Russian diplomacy
throughout the existence of the Russian state.
Keywords: politics, diplomacy, cultural-historical type, Pan-Slavic
Union «Russian idea».
С
овременная российская дипломатия и
политика после двух десятилетий покорного
следования в фарватере западного, а по сути —
американского глобалистического мышления возвращается сегодня к чистым истокам русской общественной мысли, к «русской идее», ибо, как показывает практика, именно России принадлежит великая миссия сохранения мира на Земле.
Всестороннее обоснование этой мысли дано в
многочисленных трудах выдающегося русского мыслителя XIX века Николая Яковлевича Данилевского.
Важнейшим из его исследований, принесшим Данилевскому мировую известность, бесспорно, является
монография «Россия и Европа». Исследуя историю
развития «русской идеи» в контексте мировой истории, Данилевский разработал теорию культурно-исто-
рических типов (цивилизаций) и, определяя прогноз
мирового исторического процесса, дал всестороннее
обоснование основных принципов, или правил, неуклонное следование которым способно гарантировать ведущую роль России в обеспечении мирового
сосуществования государств с различным общественно-политическим строем и культурными традициями.
Анализируя общие результаты деятельности всех
выявленных им культурно-исторических типов на протяжении многих столетий и сравнивая их с особенностями славянского типа и русского народа, прежде всего, Данилевский пришел к двум важнейшим выводам:
1. Общечеловеческой цивилизации не существует
и не может существовать по причине ее невозможности и исторической неполноты; понятие общечеловеческого не имеет в себе ничего реального и действительного, оно даже уже понятия о племенном или
народном; всечеловеческой цивилизации также не
существует и не может существовать, поскольку этот
идеал может быть достижим только последовательным развитием всех культурно-исторических типов,
своеобразной деятельностью различных народов.
2. Славяне — это отдельный культурно-исторический тип со своим самобытным сознанием, религией,
культурой, психическим складом и языком.
Отсюда он высказывает свою «основательную надежду» на то, что славянский культурно-исторический тип
в первый раз в мировой истории представит синтез всех
сторон культурной деятельности в обширном значении
этого слова: «Мы можем надеяться, — пишет Данилевский, — что славянский тип будет первым полным че-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
тырехосновным типом… Осуществится ли эта надежда,
зависит вполне от воспитательного влияния готовящихся событий, разумеемых под общим именем восточного
вопроса, который составляет узел и жизненный центр
будущих судеб Славянства» [1. С. 508–509].
Однако для осуществления этой надежды славяне могут и должны, считает Данилевский, образовать
свою самобытную цивилизацию. Но если славянство
окажется не в состоянии «выработать» самостоятельную цивилизацию, то ему грозит опасность «раствориться и обратиться в этнографический материал» и,
потеряв свой формационный (образовательный) принцип, питать «своим трудом и потом, плотью и кровью»
враждебную нам во всех отношениях Европу.
Единственным способом избежать этой жалкой
участи для славянства, в том числе и самой России,
по теории Данилевского, может стать только создание
Всеславянского союза: «Всеславянский союз, — пишет
он, — есть единственная почва, на которой может вырасти самобытная славянская культура», sine qua non
(непременное условие) ее развития» [1. С. 397]. Таким
образом, Данилевский вводит в свою концепцию «русской идеи» еще один, главный, по его убеждению, элемент — Всеславянский союз.
Собственно, этот элемент в истории развития «русской идеи» не является чем-то новым: мысль об объединении всех славянских народов впервые была высказана еще в XVII веке Юрием Крижаничем, и суть
ее была раскрыта нами в первой книге, посвященной
«русской идее» [2]. Но в отличие от Крижанича, Данилевский не только дал всестороннее обоснование
необходимости и значения славянского союза с культурно-исторической и политической точки зрения, но
и разработал фактически кодекс русской дипломатии.
Выше мы уже отмечали, что с общей культурно-исторической точки зрения, по Данилевскому, Россия не
может считаться составной частью Европы ни по происхождению, ни по усыновлению. Поэтому ей остается
только два пути: либо вместе и со всеми славянскими
народами образовать особую, самостоятельную культурную единицу (тип), либо лишиться всякого культурно-исторического значения, т.е. «стать ничем».
Но точно так же два пути для России, считал он, возможны и с чисто политической точки зрения. Однако
если второй путь — это путь гибели славянства как особого типа, то первый путь, предполагающий создание
особой славянской цивилизации, должен включать в
качестве непременных условий строгое соблюдение
следующих политических установок, или положений:
1) Россия не может быть членом европейской системы;
2) Россия должна быть противовесом Европе;
3) Россия должна отказаться от политики сохранения равновесия сил в Европе;
4) Россия должна сохранить запас исторических сил;
5) борьба России с Европой должна стать необходимым условием сохранения «всемирного равновесия»,
т.е. поддержания баланса сил на международной арене с целью сохранения мира во всём мире.
43
Этот свод установок, или правил, разработанный
Данилевским на основании комплексного исследования внешней политики России и Европы, которая осуществлялась на протяжении девяти веков, фактически
представляет собою кодекс русской дипломатии. Отсюда, на наш взгляд, будет совершенно правомерным
считать разработанный им кодекс русской дипломатии самостоятельной, а потому и новой компонентой
«русской идеи» в концепции Данилевского.
Общий принцип русской дипломатии, в котором бы
заключалась «наша политическая мудрость», служа которой мы можем «споспешествовать нашим высоким
и святым русско-славянским целям», Данилевский выразил следующей формулой: «примирение так называемой политики принципов с политикой случайных
обстоятельств» без ненависти и любви, ибо «в этом чуждом мире ничего не может и не должно возбуждать
ни наших симпатий, ни наших антипатий…» [1. С. 441].
Определив общий принцип русской дипломатии,
Данилевский раскрывает каждое из ее положений, логически вытекающих одно из другого.
Первое положение — невозможность России быть
членом европейской системы — Данилевский объясняет тем фактом, что, во-первых, не принадлежа в сущности к Европе, Россия только по своим размерам и по
численности населения уже составляет «аномалию»
в германо-романо-европейском мире, поэтому всякое
естественное увеличение роста ее народонаселения
еще более усиливает эту «аномалию».
Во-вторых, Россия слишком велика и могущественна для того, чтобы быть одною из великих европейских
держав, а то обстоятельство, что она занимает это место
более семидесяти лет, только подтверждает тот факт,
что она могла играть эту роль «не иначе как скорчиваясь-съеживаясь» и тем самым отклоняясь от свершения своих судеб, не давая простора своим собственным
интересам, стремлениям и призванию. Отсюда следует, что по мере развития естественных сил России это
«умаление себя» пойдет по возрастающей, в то время
как при всех равных условиях «экспансивная сила России» гораздо больше, чем у всех государств Европы. Не
случайно, как показывает исторический опыт, ни одно
государство не может «отважиться» воевать с ней один
на один. Таким образом, заключает Данилевский, одним только фактом своего существования Россия уже
нарушает систему европейского равновесия.
В-третьих, Россия не может быть членом европейской системы еще и потому, что «ее туда не принимают», но требуют при этом отречения от ее очевидных
прав и собственных интересов. Отсюда Данилевский
приходит к обоснованию второго правила российской
дипломатии — быть противовесом Европе.
Россия должна быть противовесом Европе уже потому, что ее враждебность России слишком очевидна. Эта враждебность лежит не в случайных комбинациях европейской политики или в действиях того
или иного европейского «государственного мужа», а
в самых основных ее интересах, полагая Россию сво-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
им естественным «прирожденным» врагом. Поэтому
даже несмотря на некоторые периоды умиротворения,
утверждает Данилевский, Европа всемерно и всегда
будет препятствовать усилению связи России с западными славянскими народами, стремясь разъединить
«несплоченное славянское тело» как политическими,
так и цивилизационными соблазнами до тех пор пока
«не выветрят самую душу Славянства, растворив его в
европействе». Потому, будучи чуждой европейскому
миру по своему психическому складу, будучи слишком
сильной и могущественной для того, чтобы стать всего лишь одной из держав Европы, Россия должна стать
противовесом Европе и одновременно главою особой самостоятельной системы славянских государств,
дабы избежать участи предстать перед миром «жалким образцом исторического недоросля в громадных
размерах». Что же касается других славянских народов,
то для них вопрос этот стоит в самой грозной и трагической форме: «быть или не быть».
Третьим правилом дипломатии России Данилевский считает отказ ее от политики сохранения системы равновесия сил в Европе: «Европа, — пишет он, —
не случайно, а существенно нам враждебна; следовательно, только тогда, когда она враждует сама с собою,
она может быть для нас безопасна» [1. С. 443].
Это правило русской дипломатии, на наш взгляд,
является наиболее сложной частью разработанного им
кодекса и, соответственно, наиболее сложной частью
его «русской идеи». Дело в том, что система политического равновесия сил, утверждает Данилевский, это не
искусственная комбинация, придуманная дипломатами Европы, а «естественный нормальный порядок вещей», который не только не противоречит принципу
национальности, а является твердым и незыблемым
основанием существования Европы, в отличие от Славянского мира, применительно к которому тот же «нормальный порядок вещей» может основываться только
на гегемонии России.
Но поскольку порядок, основанный на системе политического равновесия европейских государств, есть
единственно устойчивый порядок, постольку как бы
он ни колебался, он всегда восстанавливается, что называется, «силою вещей». Рассмотрев подробнейшим
образом историю многочисленных попыток нарушения европейской системы политического равновесия
со стороны Германии, Франции, Испании, Италии, Англии, а также роль России в восстановлении этого европейского равновесия, Данилевский пришел к выводу о том, что: во-первых, «все предлоги и соблазны» к
нарушению системы политического равновесия Европы один за другим постоянно исчезают, и это равновесие после всякой новой борьбы становится все более
устойчивым, что происходит либо с помощью «коллективной дипломатической мудрости Европы», либо благодаря самому «стремлению к естественному для нее
порядку вещей».
Во-вторых, можно считать почти совершенно устоявшимся фактом объединение пяти главнейших евро-
Журналистский ежегодник
пейских государств и устранение всех соблазнов к нарушению там системы политического равновесия. Но,
поскольку это так, то вся честолюбивая деятельность
Европы приводит к установлению ее господства («владычества») над другими народами и частями света, а
главным лозунгом её является лозунг: Drang nuch Osten.
Как видим, это было не просто пророчеством (провиденциализмом) ученого, что усматривают и чем так
восхищается сонмище наших современных философов-либералов в исследованиях «русской идеи» так
называемых «русских» религиозных философов, также выстраивающих свои прогнозы относительно будущего России: все их учения о «русской идее» дальше
пророчества о возможной русской революции не уходили. Да и пророчества их, русофобские по сути, базировались не на знании русской истории, а тем более
мировой, а на масонско-каббалистической идеологии,
которую они, безусловно, знали и разделяли в большинстве своем [3. С. 58–92].
Напротив, прогноз Данилевского, разработавшего кодекс русской дипломатии, основывается на исключительно уникальном знании всего хода мировой
истории, что подтверждает обоснование им требования (положения) отказа России от политики сохранения политического равновесия в Европе.
В международной ситуации, которая сложится в период попыток Европы к установлению своего мирового господства, утверждает он, главным препятствием
на пути этих попыток станут два государства: Россия и
США. Но поскольку США ограждены от посягательств
Европы естественным своим (географическим) расположением и мало пока заинтересованы в положении
дел в Старом Свете, то вся тяжесть сохранения равновесия во всемирном масштабе «ляжет на плечи России», тем более что при доказанной долговременным
опытом непримиримой враждебности Европы к России «можно смело ручаться», что первого же предлога
будет достаточно для нападения ее на Россию.
А между тем именно Россия почти на всем протяжении XVIII и XIX столетий играет решающую роль в
деле поддержания системы политического равновесия сил Европы, принося в жертву для её сохранения
огромные материальные и человеческие ресурсы, нанося себе серьезный нравственный урон. Но всё бесплодно: она только напрасно истощает себя, а вместо
«дружбы Европы» мы получаем дружную «ненависть
и вражду». Отсюда следует, что Россия должна уйти
от дипломатии, направленной на сохранение системы
политического равновесия сил в Европе, и «даже отрешиться от самой мысли солидарности с ней», когда
речь идет о чисто европейских интересах. А если это
так, утверждает Данилевский, то, хотим мы этого или
не хотим, борьба с Европой «становится неизбежной».
Однако бороться с Европой наиболее эффективно
и последовательно может только объединенное Славянство, т.е. Всеславянский союз. При этом образование Всеславянского союза должно быть не угрозой
кому бы то ни было, а «мерой чисто оборонительной»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
и, главное, не только в интересах собственно славянских, а в интересах «всей Вселенной», для чего России
необходимо сохранить свой огромный «запас исторических сил». Таким образом, Данилевский выходит на
обоснование четвертого правила русской дипломатии — борьба за поддержание в мире баланса сил на
международной арене — и пятого правила — сохранение Россией запаса своих исторических сил.
Учитывая особую важность положения о сохранении Россией запаса собственных исторических сил, которое Данилевский в своей концепции «русской идеи»
возводит в ранг «закона», начнем с рассмотрения пятого правила русской дипломатии, тем более что четвертое правило он только декларирует, не рассматривая
его детально, хотя само понятие силы русского народа
он раскрывает при обосновании им необходимости и
значения создания Всеславянского союза.
Заметим, что данное правило оценил по достоинству уже Александр III, внесший огромный вклад в
формирование новой системы международных отношений. Но с наибольшим успехом это правило было
реализовано только советской дипломатией, что привело к созданию биполярного мира и равновесию сил
на мировой арене. К сожалению, после разрушения
Советского Союза российская дипломатия стала придерживаться правила сохранения баланса интересов, а
не баланса сил, ослабляя, безусловно, позиции России,
хотя вполне определенные тенденции к возвращению
четвертого правила русской дипломатии, сформированного Данилевским, сегодня явно просматриваются: началось постепенное возвращение к осознанию
значения «русской идеи», опороченной ренегатством
либералов.
Давая обоснование четвертого правила русской
дипломатии, Данилевский отмечает, что у некоторых
народов уже в этнографический период или сразу
после выхода из него благодаря имеющимся благоприятным условиям начинает быстро развиваться или
даже достигать своего совершенства религиозная, политическая и культурная жизнь, хотя основания ее еще
непрочны и недостаточно устойчивы для того, чтобы
укрепиться во всех частях своего расселения, что часто
приводит к гибели этих «первоцветов».
В то же время в отдельных частях своего расселения
народ, «находясь под охранительным покровом могучей природы» (леса, горы и т.д.), продолжает свою тихую этнографическую жизнь, не расточая, а накапливая «элементы будущей силы» и вливая постепенно их
в чуждые им инородческие племена, живущие по соседству, уподобляя тем самым их себе мало-помалу. В
итоге происходит постепенное накопление огромного
запаса исторических сил, т.е. культурного и политического резерва, который заявит о себе тогда, когда этого
потребуют обстоятельства. Таким образом, закладываются крепкие основания общеполитической, а затем и
общенародной жизни.
Но этот закон сохранения исторических сил, с точки зрения Данилевского, имеет и другое, более общее
45
значение относительно обновления высших (просвещенных) классов «свежими силами», которые «доставляются» из низших этнографических общественных
классов. Являясь для большинства этнографов аксиомой, этот закон, точнее, действие его впервые было исследовано Данилевским с исторической точки зрения.
Прослеживая процесс формирования различных
государств в разных частях современного ему мира,
Данилевский привел убедительные доказательства
неуклонного действия закона сохранения исторических сил. Конкретным подтверждением действия данного закона является и история образования Русского
государства, где имели место как благоприятные, так
и неблагоприятные факторы. Так, на юге России, главным образом в Поднепровье и предгорьях Карпат, быстро развивались «первые семена гражданственности
и образованности», но внутренние междоусобицы,
татарское нашествие, постоянные вторжения Польши
и Литвы на русские земли разрушили Древнерусское
государство.
Однако на протяжении многих веков мощный запас
исторических сил Руси создавался на северо-востоке
страны в глухой лесной части ее, в стороне от деятельной исторической жизни. И только благодаря этому
запасу, этому историческому резерву сил русского народа и стало возможным собирание русских земель,
восстановление единства Руси и, наконец, строительство мощного единого централизованного Русского
государства «по знакам Москвы». Поэтому, точно так
же, как Греция, Италия, Испания, Франция и Германия,
сохранив запас исторических сил, возобновили свою
историческую жизнь и стали центром объединения
родственных им племен и народов, Россия, имея гораздо больший запас исторических сил, должна возродить, восстановить и обновить собою славянскую
жизнь в более широких масштабах: «Этого, — пишет
Данилевский, — требует закон исторической экономии, столь же разумный, как и закон экономии природы, ничего напрасно не создающий и извлекающий
все следствия из своих посылов. Против исторического
тока событий… играть невозможно» [1. С. 440].
Провозгласив создание Всеславянского союза целью или, по крайней мере, политическим идеалом всех
сознающих себя славянами и опираясь на всю совокупность неопровержимых исторических фактов, Данилевский, опровергнув «нелепые» возражения своих
либеральных оппонентов в России и откровенных клеветников Европы, не знающих Россию, но пытающихся в ложном свете выставить идеал всего славянства
(исключая ренегатов Польши), раскрывает с присущей
только ему бесстрашной последовательностью мысли
все политические выгоды и значения Всеславянского
союза, доказывая его «блистательную, величавую, миродержавную историческую роль» в будущем.
Прежде всего, утверждает он, создание Всеславянского союза приводит к усилению внешнего могущества славянства, что естественно вызывает ослабление
«напора» вражеского Запада, а это, в свою очередь, бу-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
дет способствовать развитию задатков нравственного
и материального благосостояния всех членов Союза.
Самым простейшим и единственным средством для
достижения этой цели, с точки зрения Данилевского, может быть только политика «невмешательства во
внутренние дела своих союзников», а также «беспристрастное, примирительное» влияние России на взаимное отношение их между собою.
Эта уверенность Данилевского в силе и могуществе
Всеславянского союза во главе с Россией базируется,
кроме того, на анализе всей истории ведения Россией
военных действий: с начала XVIII столетия России только одной «выпало на долю» бороться с тремя величайшими военными гениями новейшего времени (Карл
XII, Фридрих II, Наполеон I); в борьбе со всеми тремя
Россия вышла победителем! Причину всех великих
побед русской армии Данилевский объясняет рядом
причин.
Разделив все условия, составляющие силу любой
армии, на пять категорий — численность войска, тактическое обучение, качество вооружения, талант военачальников и нравственный дух, одушевляющий войско, он пришел к заключению: «Ежели четыре из пяти
разрядов, составляющих силу войска, в значительной
степени склонялись в пользу наших неприятелей,
то ничего не остаётся, как предположить, что пятым
элементом этой силы, то есть нравственным духом,
самоотверженностью, обладали русские в степени несравненно большей, нежели противники, кто бы они
ни были… обладали в такой степени, что эта сила перевешивала все остальные преимущества, бывшие на
стороне неприятелей» [1. С. 465].
Об этом же свидетельствует и другая особенность
русской армии, а именно: даже оказавшись в самом
отчаянном положении, сколь-нибудь значительная
часть русской армии еще ни разу не складывала оружие. Следовательно, именно высота нравственного
духа русского войска, превосходство силы русского
духа принадлежат к постоянным, коренным свойствам
русского народа, свойствам, которые «не могут быть
ни приобретены, ни заменены чем бы то ни было» и
которые всегда становятся главною силою, обеспечивающей успех России в войнах. Поэтому неслучайно
Фридрих II произнес свои известные слова: «Русские
стены из мяса, их мало убить, надо еще повалить». Но
если к этому превосходству нравственной силы русского народа присоединить еще и по большей части
родственные по духу и крови славянские народы, то,
считает Данилевский, такой союз станет действительно одним из самых могущественных в мире [1. С. 464].
Однако главное значение создания Всеславянского
союза Данилевский усматривал в том, что его образование является необходимым условием культурного
прогресса человечества и установления, как мы уже
отмечали, баланса сил на международной арене во избежание осуществления на земле ложной и опасной
общечеловеческой цивилизации. К данному выводу
Данилевский приходит, основываясь на своем (совер-
Журналистский ежегодник
шенно верном) понимании прогресса: «Прогресс, —
пишет он, — состоит не в том, чтобы всем идти в одном
направлении, а в том, чтобы все поле, составляющее
поприще исторической деятельности человечества,
исходить в разных направлениях, ибо доселе он таким
именно образом проявляется» [1. С. 87]. Это означает,
что необходимым условием прогресса является стремление к новым началам, к новым целям.
Однако и Европа, и всякого рода «русские западники — «ублюдки самого гнилого свойства» (по Данилевскому) стремятся во что бы то ни стало осуществить в мире идеал общечеловеческой (т.е., по сути,
европейской) цивилизации, что равнозначно, пишет
Данилевский, «прекращению самой возможности
дальнейшего прогресса», который предполагает новое
миросозерцание, новые цели, новые стремления, всегда коренящиеся в особом психическом строе новых
этнографических элементов, «выступающих на деятельное поприще» [1. С. 425]. Следовательно, для того
чтобы культурная сила не иссякла в человеческом роде
вообще, необходимо, чтобы носителями ее являлись
новые деятели, с иным психическим строем, «иным
просветительным началом, иным историческим воспитанием», каковым он считает славянский культурно-исторический тип, или славянскую цивилизацию.
А если это так, то надо «дать место», где бы могло
зародиться это новое, не подчиненное влиянию одной
европейской цивилизации, «ибо нет большего проклятия, наложенного на человечество, чем осуществление
на Земле единой общечеловеческой цивилизации».
Таким образом, обеспечение прогресса — это первая и
главная причина необходимости создания Всеславянского союза.
Вторая причина его создания, по Данилевскому, заключается в том, что это порождает «разнообразие» в
историческом развитии всех народов, а установление
в мире господства одной человеческой цивилизации
лишило бы весь человеческий род одного из важнейших условий успеха и совершенствования, т.е. разнообразия. Такую возможность и дает миру Всеславянский
союз, который не только не угрожает миру всемирным господством одной цивилизации, но и выступает
«единственным предохранением» от него, составляя
достаточную преграду мировому «владычеству Европы», и является необходимым условием обеспечения
свободы и разнообразия во всех жизненных проявлениях человеческого рода, т.е. «правильного и гармоничного течения общечеловеческих дел».
Однако Данилевский не ограничивается только
обоснованием необходимости и значимости для мирового сообщества Всеславянского союза: он не только
всесторонне обосновал политическую форму будущего Всеславянского союза в виде федерации, но и
определил основные политические принципы, «или
правила», соблюдение которых необходимо для его
гармоничного развития.
Единственно верной формой политического объединения всего славянства, утверждает Данилевский,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
должна стать федерация, поскольку, как показывает нам
исследование культурно-исторических типов, именно
федерация отвечает в наибольшей степени требованиям единства и разнообразия во всех его составных элементах: «…дабы цивилизация, — пишет он, — свойственная самобытному культурно-историческому типу, могла
зародиться и развиваться, необходимо, чтобы народы,
к нему принадлежащие, были независимы», и только
тогда, «когда разнообразные этнографические элементы, его составляющие, не поглощены одним политическим целым», она способна будет достигнуть всей своей
полноты, разнообразия и богатств. «На этих основаниях
и полагаем мы, что почвою для развития славянской
культуры должна стать федерация независимых славянских народов» [1. С. 385].
Однако учитывая, что западное славянство окружено враждебным к нему Западом, т.е. могущественной
и агрессивной Европой, Данилевский считает, что эта
федерация должна быть «гегемонистического типа»,
т.е. весьма тесным федеральным объединением при
гегемонии России. Но и этого еще не достаточно для
«политической крепости» Всеславянского союза. Сами
члены союза, утверждает Данилевский, в своем внутреннем устройстве также должны представлять достаточное «ручательство силы и единства» для того,
чтобы охранять свою «внутреннюю самостоятельность», не расплываясь в ничтожестве крайнего разобщения, и «иметь сознание своего деятельного влияния
в общем ходе союзных дел». Более того, Данилевский
с полной определенностью заявляет, что большие этнографические и лингвистические группы, на которые
разделяется славянский мир, «должны войти как самостоятельные целые в общеславянский союз» [1. С. 385].
Как видим, эти положения в «русской идее» Данилевского полностью опровергают все клеветнические
вердикты русофобских западников в лице В.С. Соловьева, В.П. Безобразова, И.И. Кареева, П.Н. Милюкова,
Н.И. Бердяева, Н.К. Михайловского, а также марксистов: М.Н. Покровского, А.М. Деборина (Иоффе), Э.Л.
Радлова, Е.Б. Рашковского, К.В. Султанова и других
тайных и явных русофобов, обвиняющих Н.Я. Данилевского в «проповеди великодержавного шовинизма», «реакционном национализме», в «разжигании
национальной вражды», в «панславизме», «натурализме» и других смертных грехах. В высшей степени
убедительное и полное опровержение всех клеветнических измышлений на труды Данилевского и его
работу «Россия и Европа», переизданной в 1991 году,
было дано С.А. Вайгачевым в «Послесловии» к этому изданию [4]. Столь же убедительны и ответы клеветникам, данные известным русским публицистом
Н.Н. Страховым [5].
Наконец, ещё один убедительный ответ клеветникам дал сам Данилевский. Завершая разработку своей
«русской идеи», в центре которой стоял вопрос о создании Всеславянского союза, Данилевский обращается
к проблеме русского языка в славянском мире. Полемизируя с различными «радетелями русского языка»
47
по проблеме его распространения в славянском мире,
Данилевский отвергает любые «искусственные» попытки превращения русского языка в общеславянское
средство обращения, используя его только в качестве
языка науки, искусства и в международных отношениях с целью достижения «духовного» единства славян.
С точки зрения Данилевского, это было бы «ошибкой», поскольку духовное единство славянских народов есть, конечно, «главное и высшее», а политическое
объединение есть сравнительно «низшее начало», но
зато — «это фундамент», который может соединить
весь народ славянского мира. Поэтому начинать надо с
низшего, т.е. с политического объединения славянства
как великого «исторического толчка для успешной
проповеди русской идеи». «Пока не расчищено место
и не углублен в почву крепкий фундамент, — пишет Данилевский, — нельзя и не должно думать о возведении
прочного здания» [1. С. 507].
Апофеозом «русской идеи» Данилевского можно
считать его заключительные слова, посвященные России и всему славянскому миру: «Главный поток всемирной истории начинается двумя источниками на берегах древнего Нила… На обширных равнинах Славянства должны слиться все эти потоки в один мощный
водоем» [1. С. 507].
«Смотрите, как широко воды
Зеленым долом разлились,
Как к брегу чуждые народы
С духовной жаждой собрались» [6].
Таким образом, обладая в равной мере энциклопедическими знаниями как в области общественных,
так и в области естественных наук, являя собою совершенно уникальный тип русского ученого XIX века,
Данилевский, разработав грандиозную концепцию
развития мировой истории, поднял «русскую идею» на
высочайший уровень осмысления, поставив ее в центре своего фундаментального исследования хода мирового исторического процесса.
Оценивая огромное значение гениального творения Н.Я. Данилевского для России, известный русский
историк XIX века К.Н. Бестужев-Рюмин прямо сказал:
«Книга Данилевского “Россия и Европа” рано или поздно станет поворотным пунктом в развитии русского
самосознания», когда «наконец, с нею ближе познакомятся мыслящие русские люди и решатся изучать ее
без всяких предубеждений» [7. С. 559, 562].
Столь же высокая оценка вклада Н.Я. Данилевского
в развитие «русской идеи» была дана известным русским философом и публицистом XIX века Н.Н. Страховым: «Автор “России и Европы”, — писал он, — принадлежал к тем известным праведникам, которыми спасается наше Отечество» [8. С. XVI].
Однако с начала XX века имя Данилевского в России стало предаваться забвению, а его работа «Россия
и Европа», равно как и другие труды, ни разу не переиздавались с 1895 по 1991 год. В то же время на Западе
именно в XX веке громадный научный потенциал трудов Данилевского был оценен в полной мере: книга
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
Данилевского «Россия и Европа» была переведена на
многие языки, а её автору посвящено множество работ
зарубежных исследователей в Европе и США.
В зарубежной историографии XX века Н.Я. Данилевский был провозглашен «пионером» способа пространственно-временной локализации явлений культур, а его имя было поставлено в один ряд с такими
мыслителями, как О. Шпенглер, А. Тойнби, Ф. Нортроп,
А. Шубарт. Более того, в Европе и США хорошо изучены и учтены все базовые компоненты «русской идеи»
Данилевского и успешно использованы в области
практической политики и дипломатии по отношению к
Советскому Союзу и странам социалистического лагеря. С большим успехом теоретические разработки Н.Я.
Данилевского применяются ими сегодня, создав однополярный мир, т.е. господства одной культуры, одной
цивилизации, о страшной опасности чего предупреждал Н.Я. Данилевский.
Напротив, в России сегодня исследователи [9.
С. 169–170], обращаясь к трудам Данилевского и размахивая жупелом панславизма, упорно продолжают
злоумышленную клевету, начатую ещё в XIX веке русофобствующими философами, обвиняющими Данилевского в «срыве» осмысления «русской идеи»
(Н.И. Бердяев), в натуралистическом обосновании законов развития культурно-исторических типов (В.С. Соловьев, В.В. Зеньковский). Громадная опасность такого
рода «исследований» для современной России состоит
не только в том, что их авторы (Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская) становятся лауреатами конкурса «Гуманитарные науки — гуманитарному образованию», но и в том,
что их выводы, ложные по сути, не находят должного
Журналистский ежегодник
резонанса в отечественной историографии, закрепляя
тем самым предвзятое отношение к «русской идее»
Н.Я. Данилевского.
Завершая наше исследование «русской идеи» Данилевского, обратимся вновь к автору «Послесловия»
С.А. Вайгачеву: «…вспомним слова английского ученого, задавшего на юбилейных чтениях, посвященных
“Закону Европы” Шпенглера, вопрос: возможно ли
оплодотворение культуры Запада идеями, возникшими на востоке Европы? Будем ли вслед за Данилевским
надеяться, что “русское и славянское, святое истинно
всемирно-историческое и всечеловеческое дело — не
пропадет”» [4. С. 577].
Литература
1. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.
2. Криницкая Г.С. Русская идея. Томск, 2013.
3. Криницкая Г.С. Демократия в России. Томск, 2011.
4. Вайгачев С.А. Послесловие // Данилевский Н.Я. Россия и Европа.
М., 1991.
5. Страхов Н.Н. О книге Н.Я. Данилевского «Россия и Европа» //
Известия С.-Петербургского славянского благотворительного
общества. 1886. № 12.
6. Хомяков А.С. Стихотворение «Ключ».
7. Бестужев-Рюмин К.Н. Теория культурно-исторических типов.
СПб., 1889.
8. Страхов Н.Н. Жизнь и труды Н.Я. Данилевского. СПб., 1888.
9. Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории. М.,
1997.
УДК 070 (091)
А.Л. Семенова
Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого
ИЗ ИСТОРИИ ЧАСТНЫХ ГАЗЕТ НОВГОРОДА:
«НОВГОРОДСКАЯ НЕДЕЛЯ» (1906)1
В статье прослеживается история одного из частных
изданий Новгорода начала ХХ века. «Новгородская неделя» — качественная универсальная газета умеренного направления, которая на местном материале предлагала разнообразные жанрово-стилистические публикации. В газете были постоянные
рубрики, в том числе корреспонденции и письма в редакцию.
Ключевые слова: «Новгородская неделя», универсальная газета, Е.И. Лебедев, рубрики, жанры, публицистика, умеренное
направление.
The focus of the article is on the history of the Novgorodian private
newspaper issued at the beginning of the 20th century. Novgorodskaya
nedelya was a versatile quality newspaper of moderate orientation that
offered various genre style publications. The newspaper had regular
items including those of Features and Letters to the Editor.
Key words: Novgorodskaya nedelya, versatile quality newspaper,
E.I. Lebedev, items, genre styles, op-ed pieces, moderate orientation.
Г
азетное дело в Новгороде развивалось медленно в силу различных причин, главными из которых были близость к столицам — издательским
центрам и скромное социально-экономическое положение Новгородской губернии. Общероссийским
Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ 14-14-53001 «Новгородские газеты в 1838–1917 гг.: историко-типологическое исследование».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
Данилевского «Россия и Европа» была переведена на
многие языки, а её автору посвящено множество работ
зарубежных исследователей в Европе и США.
В зарубежной историографии XX века Н.Я. Данилевский был провозглашен «пионером» способа пространственно-временной локализации явлений культур, а его имя было поставлено в один ряд с такими
мыслителями, как О. Шпенглер, А. Тойнби, Ф. Нортроп,
А. Шубарт. Более того, в Европе и США хорошо изучены и учтены все базовые компоненты «русской идеи»
Данилевского и успешно использованы в области
практической политики и дипломатии по отношению к
Советскому Союзу и странам социалистического лагеря. С большим успехом теоретические разработки Н.Я.
Данилевского применяются ими сегодня, создав однополярный мир, т.е. господства одной культуры, одной
цивилизации, о страшной опасности чего предупреждал Н.Я. Данилевский.
Напротив, в России сегодня исследователи [9.
С. 169–170], обращаясь к трудам Данилевского и размахивая жупелом панславизма, упорно продолжают
злоумышленную клевету, начатую ещё в XIX веке русофобствующими философами, обвиняющими Данилевского в «срыве» осмысления «русской идеи»
(Н.И. Бердяев), в натуралистическом обосновании законов развития культурно-исторических типов (В.С. Соловьев, В.В. Зеньковский). Громадная опасность такого
рода «исследований» для современной России состоит
не только в том, что их авторы (Л.И. Новикова, И.Н. Сиземская) становятся лауреатами конкурса «Гуманитарные науки — гуманитарному образованию», но и в том,
что их выводы, ложные по сути, не находят должного
Журналистский ежегодник
резонанса в отечественной историографии, закрепляя
тем самым предвзятое отношение к «русской идее»
Н.Я. Данилевского.
Завершая наше исследование «русской идеи» Данилевского, обратимся вновь к автору «Послесловия»
С.А. Вайгачеву: «…вспомним слова английского ученого, задавшего на юбилейных чтениях, посвященных
“Закону Европы” Шпенглера, вопрос: возможно ли
оплодотворение культуры Запада идеями, возникшими на востоке Европы? Будем ли вслед за Данилевским
надеяться, что “русское и славянское, святое истинно
всемирно-историческое и всечеловеческое дело — не
пропадет”» [4. С. 577].
Литература
1. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.
2. Криницкая Г.С. Русская идея. Томск, 2013.
3. Криницкая Г.С. Демократия в России. Томск, 2011.
4. Вайгачев С.А. Послесловие // Данилевский Н.Я. Россия и Европа.
М., 1991.
5. Страхов Н.Н. О книге Н.Я. Данилевского «Россия и Европа» //
Известия С.-Петербургского славянского благотворительного
общества. 1886. № 12.
6. Хомяков А.С. Стихотворение «Ключ».
7. Бестужев-Рюмин К.Н. Теория культурно-исторических типов.
СПб., 1889.
8. Страхов Н.Н. Жизнь и труды Н.Я. Данилевского. СПб., 1888.
9. Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории. М.,
1997.
УДК 070 (091)
А.Л. Семенова
Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого
ИЗ ИСТОРИИ ЧАСТНЫХ ГАЗЕТ НОВГОРОДА:
«НОВГОРОДСКАЯ НЕДЕЛЯ» (1906)1
В статье прослеживается история одного из частных
изданий Новгорода начала ХХ века. «Новгородская неделя» — качественная универсальная газета умеренного направления, которая на местном материале предлагала разнообразные жанрово-стилистические публикации. В газете были постоянные
рубрики, в том числе корреспонденции и письма в редакцию.
Ключевые слова: «Новгородская неделя», универсальная газета, Е.И. Лебедев, рубрики, жанры, публицистика, умеренное
направление.
The focus of the article is on the history of the Novgorodian private
newspaper issued at the beginning of the 20th century. Novgorodskaya
nedelya was a versatile quality newspaper of moderate orientation that
offered various genre style publications. The newspaper had regular
items including those of Features and Letters to the Editor.
Key words: Novgorodskaya nedelya, versatile quality newspaper,
E.I. Lebedev, items, genre styles, op-ed pieces, moderate orientation.
Г
азетное дело в Новгороде развивалось медленно в силу различных причин, главными из которых были близость к столицам — издательским
центрам и скромное социально-экономическое положение Новгородской губернии. Общероссийским
Статья подготовлена при поддержке гранта РГНФ 14-14-53001 «Новгородские газеты в 1838–1917 гг.: историко-типологическое исследование».
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
фактором, тормозящим рост числа газет в провинции,
были цензурные условия, требовавшие для этих изданий предварительной цензуры. Закономерно, что с
введением новых «Временных правил» (1905), упразднявших предварительную цензуру как таковую, для
провинциальной журналистики сложились более благоприятные условия. При этом радикальные социально-политические перемены способствовали росту активности в российском обществе: Манифест 17 октября
был воспринят как шаг в новое будущее России.
Выборы в Государственную Думу и деятельность
I Думы внушали социальный оптимизм, поэтому неслучайно в 1906 году стало возникать множество новых
изданий, в том числе провинциальных. При этом надо
отметить, что большинство из них не были долговечными, но они стали определенными вехами развития
газетного дела в России.
В начале ХХ века новгородская печать была представлена официальными изданиями: «Новгородскими
губернскими ведомостями», «Новгородскими епархиальными ведомостями», из частных газет можно
назвать «Волховский листок» Н.И. Богдановского,
который успешно выходил с 1903 года. Это издание
можно отнести к универсальным газетам, о чем свидетельствует его верстка, рубрики, характер публикаций,
особенности рекламы. Это издание ориентировалось
на широкую публику, потому позволяло порой резкие,
скандальные публикации. Редактор-издатель Н.И. Богдановский пользовался дурной славой у новгородской
интеллигенции. Потому закономерно было желание
образованных новгородцев, людей деятельных и активных, издавать свою авторитетную газету, которая
была бы антиподом «Листку».
«Новгородская неделя» начала выходить с 12 февраля 1906 года. Редакторами стали Е.И. Лебедев и
А.П. Шумейко. Но с № 35 остался Е.И. Лебедев, так как
А.П. Шумейко отказался от соредакторства. Это была
еженедельная политическая, общественная и литературная газета, которая выходила по воскресеньям. Первый номер стоил 5 копеек, но со второго номера цена
снизилась до 4. Подписка до конца года составляла для
горожан 1 рубль 35 копеек, для других подписчиков —
1 рубль 80 копеек.
Формат газеты за время ее выхода — последний
№ 42 был выпущен 1 декабря 1906 года — тоже менялся.
Первые семь номеров выходили в формате близком А2
и верстались в 4 колонки, объем номера 4–6 полос, с № 8
газета стала выходить в формате близком А3, версталась
в 2 колонки, объем номера был 8–10 полос. Основной
текст газеты публиковался разными шрифтами: обычным и более мелким, причем иногда обычный шрифт
использовался в публикациях нижней части полосы,
отделенной от основного текста линейкой — фельетоне, а более мелкий шрифт в публикациях верхней части
полос (№ 21, страницы 4–5). Рубрика «Местная хроника»
также набиралась разными шрифтами: обычным и мелким. Думается, что это было связано с желанием редакции поместить в номере как можно больше информа-
49
ции, а шрифт подчеркивал важность и значимость того
или иного материала с точки зрения редакции.
Первоначально газета печаталась в губернской типографии, но с № 27 издатель сменился. Им стал М.О.
Селиванов, владелец новгородской паровой типографии, при этом рекламы услуг типографии М.О. Селиванова на страницах «Новгородской недели» нет. Вероятно, издание частной газеты было интересно М.О.
Селиванову в коммерческом плане, а губернская типография отказала редакции в своих услугах под давлением властей.
Газета была закрыта по решению редакции, так как
в конце 1906 года, после роспуска I Государственной
Думы и начала подготовки к выборам во II Государственную Думу, новгородская администрация принимала репрессивные меры по отношению к редакции
«Новгородской недели» и ее сотрудникам.
Е.И. Лебедев в последнем номере своей газеты назвал все факты административного воздействия: отказ губернской типографии печатать газету, считая ее
«противоправительственною и даже революционного
направления»; выход из редакционного комитета городского головы А.А. Соловьева; отказ А.П. Шумейко
от соредакторства «Новгородской недели»; сотруднику
М.А. Рубакину — старшему фабричному инспектору —
угрозы увольнением за сотрудничество с независимым
изданием.
Е.И. Лебедев писал, объясняя публике причины закрытия газеты: «В последнее время тираж “Новгородской недели” дошел до того, что издание стало окупать
себя. Редакция считала это доказательством того, что
направление газеты соответствует желанию общества.
Тем не менее и я, и мои сотрудники, уступая с горьким
чувством суровым обстоятельствам времени, вынуждены, с общего согласия, решиться на крайнюю меру
приостановки газеты» (№ 42).
По типу это новгородское издание можно отнести
к универсальным газетам, так как в нем были все те
рубрики, которые характерны для столичных универсальных газет [1]. На первой и последней полосе газеты
присутствовали рекламные объявления, хотя в сравнении с «Волховским листком» их было мало и оформлялись они достаточно скромно: без рамок и рисунков,
при этом использовались разные шрифты в тексте и
линейки, чтобы отделить тексты.
Постоянными рубриками в газете были:
• «Новгород» (вначале без даты, затем с датой) —
редакционная передовица, в которой анализировалась
деятельность Государственной Думы, решения правительства. Эта рубрика выводила издание на уровень
общероссийский, выявляя новгородские аспекты в
общероссийском контексте. Например, публикация о
циркуляре Совета Министров, запрещающем чиновникам участвовать в антиправительственных партиях,
и о том, как его указания реализовывались в Новгородской губернии. По мнению автора статьи, в таком случае для чиновников остается один путь — в Союз русского народа. Но и здесь могут быть проблемы, так как
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
с точки зрения крайне правых в правительстве много
либералов, особенно в еврейском вопросе. Автор недоумевал, почему этот циркуляр по воле новгородского губернатора был разослан и в общественные учреждения с целью объявить его служащим под расписку
(№ 40). Надо подчеркнуть, что редакционная статья
всегда отражала независимый от властей взгляд на политическую ситуацию в стране.
• «К выборам в Государственную Думу» (в первых
и последних номерах газеты).
• «Новгородский педагогический кружок / В Новгородском педагогическом кружке» (надо полагать,
что этот кружок пользовался поддержкой членов редакции, а проблемы образования были представлены
на страницах газеты в самых разных публикациях).
• «Из зала думы» (отчеты о заседаниях городской
думы и вопросах там решаемых).
• «Случайные заметки» (публикации, основанные
на каких-либо реальных фактах, дающих автору возможность проявить свои очерковые способности).
• «Беседы школьного врача» (просветительские
статьи о необходимости поддержания здоровья учащихся: о физических упражнениях, об освещении, о
питании).
• «Местная хроника» (сообщения о жизни города и
губернии: об уходе в отставку, о новых назначениях, о
гастролирующих в городе труппах, о забастовках и митингах; о благотворительных мероприятиях, о результатах земских выборов; о происшествиях — пожарах, кражах, вымогательстве, расписание поездов, некрологи).
• «Письмо в редакцию» (в одном номере могло
быть несколько писем, зачастую это были отклики на
публикации в газете или возможность полемизировать
с «Волховским листком», предлагая опровержения, которые не находили места на страницах газеты Н.И. Богдановского).
• «Корреспонденция “Новгородской недели”»
(публикации из различных уездных городов и уездов:
Белозерск, Кириллов, Боровичи, Крестцы, Тихвин, Череповец и др.).
• «Из газет» (перепечатки из других газет, в которых шла речь по преимуществу о событиях, связанных
с Новгородчиной; чаще других встречалась газеты
«Наша жизнь», «Слово», также «Русские ведомости»,
«Русь», «Речь», «Русское государство», «Новое время» и
др., в том числе «Боровичский листок»).
• «Судебная хроника; Из залы Новгородского
Окружного суда».
• «Городской театр / Театр и искусство» (первое
название было в начальных номерах издания, но оно
сужало тематику обсуждаемых представлений «городским театром», потому закономерно появилось более
широкое название для рубрики, где помещались рецензии на театральные постановки, концерты, выступления цирка).
Жанры публикаций «Новгородской недели» разнообразны: статья, заметка, отчет, фельетон, хроника,
некролог, юмореска. Можно сделать вывод, что газета
Журналистский ежегодник
предлагала публике интересную, качественную и достоверную информацию, за которую редакция отвечала своей репутацией. В № 4 газеты сообщалось о выходе в отставку чиновника В. Сущевского Ракуссо. Он
написал в редакцию опровержение, которое было опубликовано в следующем номере, и редакция сделала
припечатку: «Охотно извиняемся перед г. Сущевским
Ракуссо — за невольную ошибку нашего хроникера»
(№ 5).
Это объясняет, почему газета быстро вышла на самоокупаемость и получила поддержку у публики. Однако не только формальное качество издания обеспечило ему симпатию со стороны читателей, но и направление газеты.
Редакция в первом номере обозначила свою позицию как внепартийную: «Узкая партийность, при
нашей малоразвитой общественной жизни, только повредила бы делу и могла бы внести раздор в наше и без
того разрозненное общество.
Не выставляя на первый план предвыборную агитацию, мы, однако, примем в ней самое деятельное участие. Нашею целью будет содействовать объединению
умеренно прогрессивных элементов нашего общества
на почве общих начал Манифеста 17 октября, но не
почве какой-либо детальной программы. Такой задаче
мы придаем очень большое значение в особенности в
виду наблюдаемого теперь довольно энергичного объединения элементов крайнего правого направления.
С надеждою на деятельную поддержку лиц, сочувствующих поставленным нами целям, мы и вступаем в
первый год нашего издания» (№1).
Таким образом, уже в передовице первого номера
была прояснена политическая платформа «Новгородской недели». Ее непримиримыми оппонентами стали черносотенные организации. Симпатия редактора
Е.И. Лебедева к октябристам проявилась в ряде публикаций: «Союз 17 октября», «По поводу Московского
съезда Союза 17 октября» (№ 2). Основной пафос последней статьи в том, что умеренные партии не сочувствуют политике правительства, которое опирается на
крайне правые силы.
Однако постепенно политические настроения в
редакции «Новгородской недели» стали меняться, что
дало повод «Подписчику “Н<овгородской> Нед<ели>”
Н. Грешищеву» написать в газету открытое письмо: «…
Зная, что в состав редакции входят лица, примкнувшие
к “Союзу 17 Октября” и “Торгово-промышленной партии”, многие подписчики газеты были уверены в том,
что “Новг<ородская> Неделя” в своей политике не уклонится от политической программы этих союзов». По
мнению автора письма, газета все больше сочувствует
кадетской политике, так как она «приглашает “Союз 17
Октября” присоединиться к партии “Мирного обновления”», политика которой близка кадетской.
Здесь же был опубликован ответ Е. Лебедева, который убеждал читателей, что «Союз 17 октября» близок именно мирнообновленцам, так как Союз должен
защищать устои манифеста и «противодействовать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
Раздел II. Российская журналистика: опыт прошлого
всякому посягательству» на конституционные начала.
При этом редактор подчеркивал, что «Новгородская
неделя» не была органом какой-либо партии, в том
числе и «Союза 17 октября» (№ 36).
Несколько лет спустя, после трагической гибели
Е.И. Лебедева, его коллега А. Марголин писал: «Как политический деятель, Е.И. одно время украшал собою
ряд октябристов, но это было только в то время, когда
у них был приличный паспорт и честная, относительно
говоря, программа, которую они похвалялись диктовать властям. Но с тех пор, как, потеряв паспорт, а с ним
и стыд, они поступили на службу в участок, Лебедев
стал к октябристам в те же отношения, в которые всякий нравственно брезгливый человек становится…» [2].
«Новгородская неделя» отстаивала принципы широкой демократизации русского общества, и потому в
ее редакционных статьях постоянной темой была критика деятельности правительства. В передовице «Новгород, 15 мая» анализировалась деятельность I Думы и
критиковалось правительство, которое противопоставило себя ей. Концовка статьи: «Мы же считаем, что
это вызов не Государственной только Думе, а всему населению Империи. И как Государственная Дума приняла это вызов, так, без сомнения, примет его и народ. И
народ, как Дума, скажет: эти министры должны уйти»
(№ 15).
Номер газеты, в котором был опубликован указ о роспуске I Думы и о созыве II Думы, сообщал читателям:
«По нашему глубокому убеждению, правительство может разрешить предстоящую ему трудную задачу лишь
призвавши на помощь общественные учреждения,
предварительно однако демокризировавши последние и расширивши их компетенцию» (№ 23).
Е. Лебедев в № 30 подписал своим именем передовицу «Новгород, 28 августа». В ней была резкая критика деятельности Столыпина: «Программа совета министров сходится в этих пунктах с программой общества
русских патриотов. П.А. Столыпин удостоверил это
своей ответной телеграммой, которая гласит: “Прошу
Вас передать обществу русских патриотов выражение
моей глубочайшей благодарности за их добрые (?!)
чувства”».
Подобные публикации однозначно демонстрировали, что новгородское издание ставило себя в оппозицию правительству империи, и это объясняет, почему
новгородская администрация не могла быть лояльной
к «Новгородской неделе» и делала все, чтобы это издание ушло с информационного поля губернии.
На закрытие газеты мог повлиять и личный фактор.
Газета поместила критическую корреспонденцию из
Тесова, где говорилось о неподобающем поведении известного новгородского деятеля Союза русского народа
г. М., который курил при портрете Государя Императора,
и не обратил внимания на искреннее возмущение мужиков, один из которых вытащил папиросу изо рта г. М.
Фамилия «антигероя» названа не была, а сама корреспонденция была подписана «Проезжий» (автор
А. Булатов). Этот номер редактировал А.П. Шумейко,
так как Е.И. Лебедев целый месяц был по личным обстоятельствам в Санкт-Петербурге. Однако именно
к Лебедеву пришел герой публикации Мещеринов и
потребовал назвать автора корреспонденции. За отказ это сделать он избил редактора «Новгородской
недели». Сообщение об этом инциденте было опубликовано на первой полосе № 37 и вызвало целый поток
писем от новгородцев, которые выражали возмущение
поступком Мещеринова и высказывали сочувствие и
поддержку Е.И. Лебедеву. Эти письма публиковались
в последующих номерах газеты, под одним из них насчитывается около 300 подписей.
Редактор выразил искреннюю благодарность всем,
кто поддержал его, но, вероятно, этот инцидент был
еще одним поводом для Е.И. Лебедева прекратить редакторскую деятельность. Однако и в дальнейшем Е.И.
Лебедев был активным сотрудником новгородских независимых изданий, таких как «Ильмень» (1906–1907),
«Новгородская жизнь» (1909–1911).
«Новгородская неделя» — важная страница в истории не только новгородской, но и российской провинциальной журналистики. Ее история показывает,
как провинциальное издание, освещающее местную
жизнь, очень глубоко и точно вписывает новгородские
реалии в общероссийский политический контекст.
Литература
1. Сонина Е.С. Петербургская универсальная газета конца XIX века.
СПб., 2004.
2. Марголин А. Памяти Е.И. Лебедева // Новгородская жизнь. 1909.
№ 31.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Журналистский ежегодник
Раздел III.
Журналистика сегодня: тематика,
проблематика, жанровые процессы
УДК 070
В.В. Губский
Томский государственный университет
Реклама в СМИ как элемент энтропии
В статье рассмотрена проблема трансформации в СМИ
рекламы, как важного элемента в коммуникации «производитель товаров и услуг — потребитель», от «прямой» информации к так называемой развлекающей. В результате образные
средства для создания креатива такой рекламы (эпатаж,
юмор, страх, мифология и т.д.) зачастую приводят к «неопределенности смысла» рекламных материалов — то есть к
величине, обратной информации, энтропии.
Ключевые слова: информация, реклама, СМИ, развлекающая реклама, креатив, энтропия.
In the article the problem of transformation is considered in massmedia of advertisement, as an important element in communication a
«producer of commodities and services is a consumer», from «direct»
information to the so-called entertaining. As a result vivid facilities for
creation of креатива of such advertisement (humour, fear, mythology
etc.) frequently result in the «vagueness of sense» of selling aids — to
the size, reverse information, entropy.
Keywords: information, advertisement, MASS-MEDIA,
entertaining advertisement, creative, entropy.
О
дной из важных составляющих современной медийной сферы является реклама.
По Федеральному закону «О рекламе» — это
«информация, распространенная любым способом, в
любой форме и с использованием любых средств, адресованная неопределенному кругу лиц и направленная
на привлечение внимания к объекту рекламирования,
формирование или поддержание интереса к нему и его
продвижение на рынке» [1]. И этот особый вид информации, распространяемый СМИ, представляет собой
эффективное средство массовой коммуникации между
производителями товаров и услуг и их потребителями.
С точки зрения экономики СМИ публикация рекламы, являясь одним из существенных ресурсов медиапроизводства, занимает ведущее место в приходной
части финансового баланса периодической печати —
до 80% от выручки за продажу информационного продукта (доход от рекламы на телевидении составляет
100%). И является одним из видов редакционного менеджмента как «управляющего воздействия на привлечение средств рекламодателей с целью укрепления
и развития финансовой базы» редакции СМИ [2. С. 134].
В принципе, рекламный менеджмент служит достижению главной цели — быстрой и выгодной продаже
товаров. При этом одновременно решаются три задачи
рекламы (суть которой определена отмеченным законом): аттрактивная — привлечь внимание потенциальных потребителей к фирме или ее товарам и услугам;
доверительно-имиджевая — вызвать положительное
отношение к фирме или ее товарам и услугам; аргументационно-гарантийная — доказать, привести убедительные аргументы и гарантии в пользу выбора потребителем именно этих товаров и услуг [3. С. 35]. Решаются
они на реализации пяти элементов так называемой «рекламной пирамиды» публикуемых рекламных объявлений: называние, ознакомление, убеждение, желание,
действие (покупка товара или услуги) [2. С. 136].
Помимо отмеченных коммуникативной и экономической функций, в теории рекламы отмечаются также ее социальная (направленная на стандартизацию
повседневного быта людей, являющуюся следствием
рекламной деятельности и создаваемых ей массового спроса и массового же производства); идеологическая — т.е. внедрение в общество определенной
идеологии, соответствующей интересам влиятельной
социальной группы, создание некоего эталона образа
жизни, к которому, судя по рекламным сообщениям,
априори должен стремиться каждый человек, брендосоздающая и имиджеобразующая [4. С. 20].
И если в период становления товарного производства роль рекламы в СМИ сводилась к простому информированию о товарах и услугах, на переходе общества из постиндустриальной в информационную фазу
развития реклама становится средоточием социально-культурного знания и действия, связанного с различными модификациями в образе жизни, традициях,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
привычках, интересах, установках, ориентирах людей.
«При этом реклама может работать, в зависимости от
идеологии и технологии ее производства и распространения, как в социальный позитив, утверждая реальные ценности (“В здоровом теле — здоровый дух!”),
так и в социальный негатив, насаждая псевдоценности
(“Новое поколение выбирает пепси”)» [5].
В этой связи трансформируется и форма подачи рекламной информации в СМИ. Как утверждает
В. Митько, управляющий партнер агентства Antimult
MSK, «продуктовая эпоха в рекламе закончилась год
назад после признания руководством Procter & Gamble
основной проблемой своих творений их низкую креативность. Выверенный десятилетиями шаблон рекламного ролика — “Постановка проблемы — выбор
продукта — механизм применения — решение проблемы — счастливый покупатель” (т.е. отмеченные грани
рекламной пирамиды в интерпретации рекламистов
известной фирмы. — В.Г.) — стал нуждаться в серьезной переработке. Добавляя эмоциональную составляющую в коммуникации с потребителем, рекламисты
создают сейчас более персонифицированные сообщения, эксплуатирующие определенные настроения в сознании потребителя. В результате чего в начале 1990-х
в рекламном мире актуальный вопрос креатива «Что
сказать потребителю?» был заменен медиавопросом
«Как передать сообщение?», что привело к утверждению развлекающей рекламы — сплава сообщения и
формы его «доставки» потребителю» [6].
Насколько же этот маркетинговый ход рекламистов оказался более эффективным и приемлемым для
потребителя — второй обязательной стороны любой
коммуникации? В соответствии с теорией информации, по мнению Е.П.Прохорова, «сообщение — это еще
не информация, только в соприкосновении его с потребителем появляется… информация; информацией
является сработавшее в сообщении, использованное
аудиторией» [7. С. 32]. Отсюда он делает вывод, что не
все переданное — оказывается принятым и тем более
адекватно освоенным аудиторией, информацией же
будет «уменьшаемая (снимаемая) неопределенность
в результате получения сообщений» [7. С. 33]. Величиной, обратной информации, является энтропия.
Представление об энтропии как величине, обратной информации и понимаемой как мера хаоса, неупорядоченности системы, из сферы термодинамики,
позднее — кибернетики, проникло сегодня и в другие
системные сферы. Поскольку система — совокупность
элементов и связей между ними, образующая целостность, единство, эффективность ее зависит от качества структуры связей. Есть и универсальный показатель, определяющий это качество, — энтропия, количественный показатель беспорядка, доля неполезных
побочных процессов и явлений.
Так, в экологии это загрязнение окружающей среды;
в музыке — дисгармония; в системе власти — коррупция;
в финансовой системе — инфляция; в производстве —
брак; в языке — сленг, суесловие; в информационной
53
системе — поток ложных, недостоверных, бесполезных
сообщений, спам; в телепередачах — реклама… [8].
Энтропийные явления в СМИ, в медийных текстах
приводят к существенному искажению информации.
Главным показателем энтропии становится смысловая
неопределенность информации. К смысловой же неопределенности ведут так называемые семантические
шумы (по терминологии одного из создателей теории
информации К. Шеннона), возникающие в процессе информационного взаимодействия. Как отмечает исследователь А.В. Кузнецова, «шумы — элементы формальной организации текста, препятствующие восприятию
информации — искажающие ее или делающие невозможной ее рецепцию… Текстовые (семантические — по
терминологии К. Шеннона. — Г.В.) шумы возникают на
уровне отправителя или получателя информации и связаны со знаковой организацией текста [9].
Наиболее явно энтропийный эффект в СМИ проявляется именно в подаче рекламной информации, подготовке рекламных медиатекстов, в силу отмеченной
тенденции — замены рекламным бизнесом «прямой»
торговой рекламы на развлекающую, основанную на
так называемом креативе. В принципе, с точки зрения
теории коммуникации любой креатив — это кодирование информации потребителю перед отправкой.
Сообщение должно быть передано с минимумом потерь, принято и правильно понято, т.е. декодировано.
Однако креатив развлекающей рекламы создается на
основе разрушения адекватной цепочки «кодирование — декодирование». В результате содержательный
стержень рекламной информации смещается в сторону «смысловой неопределенности», поскольку поэтика рекламного образа в такой рекламе представляет
собой элементы энтропии: эпатаж; сексуализация;
юмор; страх; мифотворчество; семантические шумы;
агрессивность рекламы.
Энтропийный эффект эпатажа — «скандальной выходки, поведения, нарушающего общепринятые нормы
и правила» (так определяют это явление словари иностранных слов) — проявляется, скажем, в дегероизации комиссара «Молодой гвардии» Олега Кошевого и
унижении классика русской литературы М.Е. Салтыкова-Щедрина — в подготовленном рекламном модуле
для калининградского областного информационно-делового портала «Руград.Eu», где они представлены в
роли невольных рекламных агентов. Герой-молодогвардеец произносит: «Эй! На моей улице отличный дом построили!». Писатель же радуется: «Приятно, что в честь
меня названа такая прекрасная улица!».
Или — в эксплуатации образа инфернальной Мэрилин Монро для рекламы жевательной резинки
«Дирол». Сюжет этого телевизионного ролика представлен через компьютерную анимацию. Несмотря на
мультипликацию, у персонажа идеальная фигура, но…
вместо лица — огромный рот, точнее, пухлые, ярко накрашенные соблазнительные губы… Сюжетная линия
следующая. В некоем городе Ротвиль издается газета «Rot Stars». В ней опубликована статья «Где улыбка
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
актрисы Monrot?». Звезда в депрессии: у нее пропала
знаменитая улыбка. Чтобы решить проблему, она идет
к специалисту в зубоаналитическую академию. Зубоаналитик приглашает робота-капсулу «Дирол», который
дает актрисе спасительную белоснежную подушечку,
и Monrot расцветает в ослепительной улыбке. Ролик
завершается слоганом «“Дирол” — лучший друг ртов».
Другой сюжет акцентирован на переосмыслении
известного рекламного слогана «Размер имеет значение» (в сексуальном смысле — о чем речь пойдет далее) в совершенно не имеющей к этому отношения
процедуре покупки телевизора (реклама торговой сети
«М-Видео»), когда в рекламном видеоролике покупатель намеревается приобрести плазменный телевизор
с большим экраном, а продавец предлагает ему с еще
большим. Звучит, так сказать, зазывное моралите: «Чем
круче товар, тем больше скидка!»
К энтропии можно отнести и до очевидного неприличия сексуализацию (некоторые исследователи более корректно называют это эротизацией) рекламы. Так,
в газете «АиФ — Томск» (2014, №42) опубликована статья
на полполосы, подробно и обстоятельно рекламирующая
крем «Эректосил», компонент которого метилникотинат,
как подчеркивается в лиде, «поможет Вам увеличить
размеры полового органа», под призывным заголовком
«9 из 10 мужчин считают, что размер имеет значение».
Здесь, как видно, слоган предыдущего материала используется в совершенно определенном смысле.
Публикация сопровождается соответствующим
снимком. Рядом с текстом помещен купон заказа крема
«Эректосил». Неприличие содержания прикрывается
ханжеским фиговым листом объявления: «Внимание!
Вы получите почтовую посылку без названия товара,
инструкция по применению будет находиться внутри.
Мы гарантируем конфиденциальность».
В этом же номере федерального выпуска «АиФ» в
красочном модуле откровенно рекламируются достоинства препарата под значащим названием «“Ловелас”
повышает уверенность в себе, усиливает сексуальную
активность и желание, увеличивает энергию, силу и
выносливость». На снимке изображены абсолютно
счастливые Он (держа в руке упаковку БАДа) и Она. И
над всем этим — недвусмысленный, торжественный
лозунг «“Ловелас” в постели ас!». Двусмысленность
же ситуации очевидно проглядывается в телевизионном ролике, где ожившие на экране Он и Она заходят
с препаратом в… лифт, откуда через некоторое время
со счастливыми лицами выходят, поправляя одежду,
а озвученный лозунг метафорически намекает, мол,
«Ловелас» — ас не только в постели…
Весьма эффективным (и часто используемым в
большинстве рекламных текстов) средством создания
креатива в развлекающей рекламе становится юмор.
Он позволяет наилучшим образом привлечь потребителя к создаваемым образам. Его энтропийный эффект
в рекламе заключается именно в намеренной неоднозначности, «неопределенности смысла» юмористического текста — «понимай, мол, как хочешь».
Журналистский ежегодник
Показательной в этом плане является телевизионная реклама пива «Толстяк», представляющая собой
серию этаких видеоанекдотов. Главный герой серии
«толстячок», страстный любитель этого пива (актер
МХТ А. Семчев) и постоянно попадающий в нелепые,
неловкие ситуации. В рабочее время (под аккомпанемент слогана «В компании с “Толстяком” время летит
незаметно») он возвращается к прерванному обильным возлиянием действу, и выясняется, что опоздал к
главному: в костюме Деда Мороза пришел поздравлять
коллектив с Новым годом к… 8 Марта; в костюме космонавта завернул к техникам «на пиво», а когда вышел на
стартовую площадку, то увидел космический корабль…
уже в воздухе. На справедливый вопрос руководства:
«Ты где был?» герой Семчева с глупой похмельной
улыбкой отвечает: «Пиво пил».
Элементом креатива значительного объема развлекающей рекламы является также страх. Он выражается в виде бедствия, подстерегающего наше здоровье,
или несчастий, которые могут случиться в бытовом
плане (поломка стиральной машины, засоры в канализационной трубе и т.д.). Олицетворением рекламных
страшилок становится изображение в телевизионном
ролике злобных микробов, облепивших раковину унитаза; страдающего на подушке сизого распухшего от
насморка человеческого носа; бегающего по пляжу
и стонущего от нестерпимого зуда пальца на ноге в
«женском» обличии (причина — грибок стопы); хозяйское поведение в чужой квартире коварной тетушки
Мокроты, не дающей покоя молодому человеку Боре,
который простудился.
Или, наоборот, в телевизионной рекламе живые
люди со скорбными лицами изображают симптомы
дисбактериоза — «Диарею», «Боль», «Вздутие» (эти же
слова написаны на майках персонажей сюжета), назойливо преследуя девушку, страдающую от этой болезни.
А в качестве избавления от этой и подобной нечисти
рекомендуются следующие немудреные сентенции:
«Выкинь боль из головы», «АЦЦ. Попрощайтесь с мокротой», «Есть “Экзедорил”, крем-эксперт по избавлению грибка кожи стопы», «“Отривин” — позвольте носу
дышать», «“Иммунеле” — вкусно нашему иммунитету»,
«“Мотилиум” — запусти пищеварение» и т.д., и т.п.
Креатив развлекающей рекламы создается и с помощью мифологии. Как отмечает Л.Л. Геращенко, «реклама и миф — явления не тождественные, но сближающиеся благодаря сходным технологиям… Сегодня
при создании рекламы используются мифологические
технологии, благодаря которым реклама и приобретает функции мифа. В мире рекламы явления, предметы
и образы существуют в виде случайной мозаики; границы между миром людей и миром вещей (предметным миром, их окружающим) становятся размытыми;
в рекламном сообщении потребитель присутствует в
качестве соучастника условно созданной виртуальной
рекламной реальности» [10]. Благодаря этому реклама
способна сохранять истинность информации при наличии в ней не существующих в реальности персонажей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
Рассмотрим это на примере рекламы в газете «Аргументы и факты». Созданный именно по такой технологии рекламный материал, выполненный в фирменном
для этого издания жанре «Вопрос — ответ», регулярно
(с 2013 года, см., например, «АиФ» № 28, 31, 38, 41 за 2013
год; № 27, 29, 31, 32, 37, 39, 41, 43 за 2014) публикуется под
заголовком «Сын пьет! Как жить дальше?». В качестве
вопроса представлена подробная душещипательная (к
сожалению, типичная) исповедь некой Валентины из
Курска, которая не может справиться со своим несчастьем. Знакомая рассказала ей о якобы эффективном препарате «Копринол», который помог ее мужу. Явно не
существующая Валентина спрашивает: как и где можно
найти это чудодейственное средство? «АиФ» в ответ
любезно сообщает (на протяжении двух лет!) номер
телефона и адрес учреждения, где можно приобрести
«Копринол».
Как было отмечено ранее, классическим (по К. Шеннону) элементом энтропии в медиакоммуникации являются семантические шумы, создающие смысловую
неопределенность. Как и в любом медиатексте, в рекламном в качестве таковых выступают грамматические, лексические, логические ошибки, причем либо
сознательно используемые рекламопроизводителями
для создания пресловутого креатива, либо возникающие в результате невысокой культуры рекламистов.
Ничем иным, как словоблудием, нельзя охарактеризовать содержание слогана на «Радио “Россия”» — «Прежде чем приступить к лечению, постарайся выздороветь». Или, какой глубокий смысл вкладывали создатели
слогана в видеоролике «Чай Rolben — драгоценНность в
каждой капле», написав слово «драгоценность» с тремя
буквами «Н». А в тексте рекламного модуля «“Биафишенол” — высококачественный рыбий жир… с высоким
содержанием “ОмегА”», где последнее слово стоит не в
том, в каком требуется, падеже? («АиФ», 2014, №43).
Как и грамматические, лексические ошибки, создавая неверную соотнесенность с предметом речи, искажают сообщение, тем самым фактически могут дезинформировать потребителя рекламной информации.
Как, скажем, должны реагировать зрители на такой
телевизионный ролик, где провозглашаются «очумелые скидки на все квартиры»? А на такой, где рекламные девушки в медсестринских халатах, находящиеся в
полости рта, утверждают: «Там должно быть “дирольно
чисто”»? А много ли найдется желающих находиться в
обществе, где «все будет кока-кола»? Или в ситуации,
где не надо «тормозить», а надо зачем-то «сникерснуть»?
Подобные лексические новоделы становятся характерными для телевизионной программы на неделю, в еженедельнике «АиФ». Вместо слов и словосочетаний «документальный», «мультипликационный»,
«телевизионный сериал» публикуются малопонятные
«доксерчик», «мултсерчик», «телесерчик». Или совсем
невразумительное «докфилмеГ» «Распутин», «догфилмеГ» «Своими глазами» (ТВ-Афиша, «АиФ», 2014, №43).
Смысловая неопределенность логических ошибок
в рекламном тексте не позволяет точно соотнести ска-
55
занное с затекстовой реальностью. Так, рекламная серия «Стройпарка» на ТВ-2 построена на нарушении логического закона противоречия. В результате возникает
ошибка утверждения взаимоисключающих понятий.
На одном видеоролике слоган «Суперцены на весь
май!» сопровождается текстом: «“Стройпарк” — низкие
цены каждый день! Только с 1 по 31 мая! Множество товаров по низким ценам ждут Вас!». На другом под слоганом «Пусковые провода помогают в холода!» размещено объявление следующего содержания: «Уважаемые автовладельцы! С наступлением холодов все чаще
возникает беспокойство о надежном запуске утром.
Мы предлагаем простое, недорогое, но крайне эффективное решение по суперцене: всего за 199 рублей
Вы можете приобрести пусковые провода в любом т/к
“Стройпарк”». Здесь в обоих случаях обыгрывается сочетание понятий «низкая цена» и «суперцена», которые в
реальности не могут соответствовать одно другому: «супер» — по определению — это товар повышенного качества, и он не может недорого стоить, как и наоборот…
Наиболее ярким и, к сожалению, действенным
проявлением энтропии в рекламе СМИ является ее
агрессивность. Прежде всего она проявляется в бесцеремонном вторжении в трансляцию по ТВ художественных и документальных фильмов, что давно стало общим правилом. А в последнее время рекламные
вставки вклиниваются и в различные телевизионные
передачи (информационные, аналитические, публицистические, познавательные, спортивные и др.). В результате целостность содержания рвется, фрагментируется, создается впечатление, что оно монтируется по
той же самой рекламной схеме.
Во-вторых, агрессивный характер рекламы проявляется в публикации в СМИ недостоверной рекламы: т.е.
такой, «в которой присутствуют не соответствующие
действительности сведения относительно различных
характеристик, свойств, качеств товара» [1], — запрещенной Федеральным законом «О СМИ» и Российским рекламным кодексом. Особенно это недопустимо в случаях рекламирования лечебных препаратов и приборов.
Поразительной в этом плане по цинизму представляется трансляция программы «Право знать» (ТВЦ,
выпуск от 12 окт. 2014 г.), в которой речь шла о многочисленных пострадавших от рекламы, в частности от
средств для похудения. Во время показа проблемы
сама программа не раз прерывалась рекламными блоками, в которых демонстрировались именно препараты для снижения веса.
Свою лепту в распространение недостоверной рекламы внесли и известные в творческой среде люди,
которые своим авторитетом (умышленно или неосознанно) только усилили ее энтропийный эффект. Так,
актриса Л. Федосеева-Шукшина рекламировала на ТВ
китайский оздоровительный комплекс, якобы помогающий от разных болезней. Но последствия были
печальны: одна из потребительниц скончалась, другие
получили отравление. У еще одной популярной актрисы Г. Польских был печальный опыт популяризации все
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
тех же таблеток для похудения, которые отрицательно
влияли на работу сердца. Безусловно, запомнились
телезрителям видеоролики с участием В. Кикабидзе и
Л. Куравлева, в которых они рекламировали циркониевые браслеты «от гипертонии». Как и реклама с участием Л. Дурова и И. Кириллова, где один ратовал за
БАД для «лучшей работы мозга», а второй — за винные
капсулы, якобы помогающие сердечникам.
Итак, современная реклама в СМИ, как элемент энтропии, превратилась в грозного, всесильного «монстра», плохо поддающегося правовому и этическому
регулированию, но существенно влияющего на образ
жизни общества. В рекламном бизнесе задействованы
значительные творческие силы и финансовые ресурсы.
Ну, а что же потребитель рекламы, ради которого
крутится этот огромный рекламный маховик? Опрос
Фонда «Общественное мнение», проводившийся летом
2014 года в 43 регионах РФ, показал, что наши граждане
негативно относятся к рекламе на телевидении. Только
16% опрошенных смотрят рекламные ролики со звуком,
42% переключаются на другой канал, 28% отвлекаются
от телевизора на другие дела, 6% во время рекламной
паузы выключают звук и 2% выключают телевизор.
Среди товаров, которые, по мнению опрошенных, не
должны рекламироваться по ТВ, первую четверку составили средства личной гигиены (женские прокладки, туалетная бумага и пр.) — 19%; алкогольные напитки — 15%;
табачная продукция — 11%; лекарства — 10%.
Самым удручающим для рекламного бизнеса оказались результаты эффективности продаж с помощью
рекламы: 64% опрошенных утверждали, что не пользуются услугами и не покупают рекламируемые товары;
и только 11% граждан поддаются рекламным уловкам и
покупают знакомые благодаря телевизору товары… [11].
Журналистский ежегодник
Так, может быть, стоп, такая реклама! И в самом
деле — «тормозни да сникерсни», как ты это себе представляешь, или «вливайся» до умопомрачения пресловутой «кока-колой», которой «будет все»!
Дай, как сказал другой классик литературы, ответ?
Не дает ответа…
Литература
1. Федеральный закон «О рекламе» // Российская газета. 2006.
№ 4017 от 15 марта.
2. Юрков А.А. Основы редакционного менеджмента в периодической печати. СПб. : СПбГУ, 2005. 151 с.
3. Бороноева Т.А. Современный рекламный менеджмент. М. :
Аспект Пресс, 2003. 141 с.
4. Медведева Е.В. Основы рекламоведения. М. : Логос, 2004. 229 с.
5. Сывороткина Н.М. Рекламная коммуникация в социально-культурном измерении: региональный аспект. Саранск, 2006. 190 с.
6. Митько В. Сила негатива // Ведомости. 2007, № 6 (47).
7. Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. М. : Аспект
Пресс, 2009. 368 с.
8. Колодиев М. Энтропия — количественный показатель беспорядка // Советская Россия. 2004. №123 (12594), от 23 сент.
9. Кузнецова А.В. Проблемы информации и энтропии в медиатексте:
автореф. дис. … канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 2012. 25 с.
10. Геращенко Л.Л. Реклама как миф : автореф. дис. ... д-ра филос.
наук : 24.00.01. М., 2006. 39 с.
11. Самохвалова В. Большинство россиян раздражает реклама на
телевидении // Известия, 2014, от 24 июля.
УДК 070
Г.В. Кручевская
Томский государственный университет
Профессиональные ценности журналистики
в сфере политической коммуникации
В статье рассматриваются приемы использования возможностей журналистики в политических коммуникациях,
воздействия на журналистов.
Ключевые слова: журналистика, политические коммуникации, профессиональные ценности.
The article discusses the use of techniques of journalism
opportunities in political communication, the impact on journalists.
Keywords: journalism, political communication, professional
values.
П
олитическая проблематика, одна из важнейших в журналистике, имеет свои особенности, и хотя журналист должен быть профессионалом при работе над любой темой, политическая сфера требует от него не только традиционных профессиональных компетенций, но и особой ответственности.
В век развитых информационных технологий, медиатизации политики, когда в современном информационном обществе исследователи фиксируют развитие
медиакратии — власти СМИ и через СМИ, «слияние
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
тех же таблеток для похудения, которые отрицательно
влияли на работу сердца. Безусловно, запомнились
телезрителям видеоролики с участием В. Кикабидзе и
Л. Куравлева, в которых они рекламировали циркониевые браслеты «от гипертонии». Как и реклама с участием Л. Дурова и И. Кириллова, где один ратовал за
БАД для «лучшей работы мозга», а второй — за винные
капсулы, якобы помогающие сердечникам.
Итак, современная реклама в СМИ, как элемент энтропии, превратилась в грозного, всесильного «монстра», плохо поддающегося правовому и этическому
регулированию, но существенно влияющего на образ
жизни общества. В рекламном бизнесе задействованы
значительные творческие силы и финансовые ресурсы.
Ну, а что же потребитель рекламы, ради которого
крутится этот огромный рекламный маховик? Опрос
Фонда «Общественное мнение», проводившийся летом
2014 года в 43 регионах РФ, показал, что наши граждане
негативно относятся к рекламе на телевидении. Только
16% опрошенных смотрят рекламные ролики со звуком,
42% переключаются на другой канал, 28% отвлекаются
от телевизора на другие дела, 6% во время рекламной
паузы выключают звук и 2% выключают телевизор.
Среди товаров, которые, по мнению опрошенных, не
должны рекламироваться по ТВ, первую четверку составили средства личной гигиены (женские прокладки, туалетная бумага и пр.) — 19%; алкогольные напитки — 15%;
табачная продукция — 11%; лекарства — 10%.
Самым удручающим для рекламного бизнеса оказались результаты эффективности продаж с помощью
рекламы: 64% опрошенных утверждали, что не пользуются услугами и не покупают рекламируемые товары;
и только 11% граждан поддаются рекламным уловкам и
покупают знакомые благодаря телевизору товары… [11].
Журналистский ежегодник
Так, может быть, стоп, такая реклама! И в самом
деле — «тормозни да сникерсни», как ты это себе представляешь, или «вливайся» до умопомрачения пресловутой «кока-колой», которой «будет все»!
Дай, как сказал другой классик литературы, ответ?
Не дает ответа…
Литература
1. Федеральный закон «О рекламе» // Российская газета. 2006.
№ 4017 от 15 марта.
2. Юрков А.А. Основы редакционного менеджмента в периодической печати. СПб. : СПбГУ, 2005. 151 с.
3. Бороноева Т.А. Современный рекламный менеджмент. М. :
Аспект Пресс, 2003. 141 с.
4. Медведева Е.В. Основы рекламоведения. М. : Логос, 2004. 229 с.
5. Сывороткина Н.М. Рекламная коммуникация в социально-культурном измерении: региональный аспект. Саранск, 2006. 190 с.
6. Митько В. Сила негатива // Ведомости. 2007, № 6 (47).
7. Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. М. : Аспект
Пресс, 2009. 368 с.
8. Колодиев М. Энтропия — количественный показатель беспорядка // Советская Россия. 2004. №123 (12594), от 23 сент.
9. Кузнецова А.В. Проблемы информации и энтропии в медиатексте:
автореф. дис. … канд. филол. наук. Ростов-на-Дону, 2012. 25 с.
10. Геращенко Л.Л. Реклама как миф : автореф. дис. ... д-ра филос.
наук : 24.00.01. М., 2006. 39 с.
11. Самохвалова В. Большинство россиян раздражает реклама на
телевидении // Известия, 2014, от 24 июля.
УДК 070
Г.В. Кручевская
Томский государственный университет
Профессиональные ценности журналистики
в сфере политической коммуникации
В статье рассматриваются приемы использования возможностей журналистики в политических коммуникациях,
воздействия на журналистов.
Ключевые слова: журналистика, политические коммуникации, профессиональные ценности.
The article discusses the use of techniques of journalism
opportunities in political communication, the impact on journalists.
Keywords: journalism, political communication, professional
values.
П
олитическая проблематика, одна из важнейших в журналистике, имеет свои особенности, и хотя журналист должен быть профессионалом при работе над любой темой, политическая сфера требует от него не только традиционных профессиональных компетенций, но и особой ответственности.
В век развитых информационных технологий, медиатизации политики, когда в современном информационном обществе исследователи фиксируют развитие
медиакратии — власти СМИ и через СМИ, «слияние
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
власти медийной, политической и экономической»
[1. С. 13], использование и эффективное использование
системы СМИ и журналистов в политических целях —
достижения реальной власти и ее осуществления — не
требует особых доказательств, а его формы и приемы
активно исследуются [2–4 и др.].
Не случайно крупные политические и бизнес-структуры приобретают популярные каналы СМИ или создают накануне выборов свои медиа для влияния на
электорат. Закономерно в 1990-е годы в Российской
Федерации политическое размежевание освободившихся от партийной опеки отечественных ресурсов
СМИ, показательно ведение информационных войн
между медиахолдингами, которые реализовывали
политические и бизнес-интересы владельцев. Активно осваивается сфера интернет-коммуникации, и ее
возможности приспосабливаются для ведения пропаганды и агитации, развития новых форм политической
коммуникации [4. С. 6].
Закономерны и «договоры», которые заключаются политиками и их помощниками с журналистами,
взаимовыгодное сотрудничество на основе обмена
информацией и ее публикации. Журналисты имеют
возможность заполучить эксклюзивные сведения «из
первых рук» и заявить: «В нашем эфире самые яркие
политики», «только нашим корреспондентам дали
комментарии политические лидеры», обеспечив этим
внимание аудитории, тиражи и рейтинги. А политики,
со своей стороны, получают возможность выступить в
самой рейтинговой передаче или дать интервью для
влиятельной качественной газеты, в дальнейшем оно
может быть «растиражировано» в интернет-ресурсах,
многократно процитировано в радио— и телевизионных сообщениях, будет донесено до широкой аудитории, произведет определенный резонанс в общественном мнении и т.п.
Когда-то новый журнал региональных редакторов
с символическим названием «Четвертая власть», стремясь проанализировать взаимоотношения журналистики и властных структур в новых социально-политических условиях России, провел дискуссию по теме
«Власть ли пресса?» [5]. Обобщили наблюдения и высказали свое мнение уважаемые исследователи журналистики. Редакторы и корреспонденты на примерах
своей работы рассказали и о том, как журналистику,
уже в постперестроечное время, активно приспосабливают к решению своих задач официальные ветви
власти. А в случае неповиновения лишают властных
возможностей: находят способы закрыть СМИ, уволить журналистов, ограничивают доступ к источникам информации, что также сродни лишению власти,
так как именно на владении информацией и ее профессиональном использовании основана собственно
власть журналистики. Финальная публикация писателя В. Чертанова была озаглавлена оптимистично (или
пессимистично?) «Вы власть! Мужайтесь!». Однако в
1
57
дискуссии был выделен и такой аспект проблемы: может ли журналистика быть самостоятельной в своих
властных возможностях, или она — средство осуществления чужой власти — правительства, политической
организации, бизнес-структур и т.п.
Ситуация достаточно ясна, если речь ведется о
СМИ, прямо предназначенных для решения политических задач, — прессы партийной или пропартийной,
правительственной или подчеркнуто оппозиционной
и т.п. Такие СМИ прямо объявляют о своей позиции, и
аудитория воспринимает их публикации с поправкой
на объявленную тенденциозность. Однако есть другие
каналы СМИ, качественные издания, декларирующие
свою объективность и независимость. Насколько можно говорить о сохранении информационной самостоятельности, политической нейтральности таких СМИ?
В рамках данной статьи хотелось бы рассмотреть не
приемы прямого воздействия на журналистов и СМИ —
такие как ангажирование, давление, открытая или скрытая цензура и т.п., а более тонкие возможности влияния
политиков на медиасферу, которые не всегда очевидны,
не осознаются аудиторией, да порой и самими журналистами. Впрочем, журналисты могут «прочитывать»
эти приемы, но не противодействуют им, а нередко
даже используют в своих целях. Причем и в этом случае
нет возможности обвинить журналистов в проступках,
нарушениях профессиональных правил, так как они
формально не нарушают законов или этических норм:
не используют приемов искажения фактов, прямой
лжи, не ведут лобовой пропаганды и т.п.
Одна из важных характеристик политических текстов в медиа-сфере — их участие в политическом
процессе. Политический текст, понимаемый как сообщение о событиях сферы политики, выступление политика, политолога или журналиста по политической
теме, может повлиять на политическую обстановку
[6. С. 11–12]. Поэтому каналы СМИ, несущие подобные
тексты, — важный инструмент влияния политиков на
электорат, политических сторонников и соперников,
на властные структуры, общественное мнение. Однако
и сами СМИ, и их журналисты являются объектом воздействия со стороны политических сил.
При этом политические структуры могут использовать те особенности журналистики как вида информационной деятельности, которые выработаны в течение
несколько веков ее развития, представляют ее профессиональные ценности.
Анализируя социальные задачи журналистики, ее
особенности как общественной информационной деятельности, отметим, что к профессиональным журналистским ценностям можно отнести: предоставление
аудитории социально важной или социально интересной информации; создание адекватной картины мира;
строгую документальность сообщений; стремление к
объективности сообщения путем представления различных точек зрения, существующих в обществе по
Выделенные характеристики в той или иной интерпретации представлены в отечественных работах по теории журналистики.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
важным социальным вопросам; рассмотрение событий и явлений с гуманистических позиций — т.е. через
призму интересов личности; создание информационного продукта, полезного для аудитории и др. 1
Итак, журналистская обязанность — предоставлять
аудитории, т.е. обществу, социально значимую информацию, т.е. сведения о событиях, лидерах, явлениях,
которые могут оказать важное влияние на жизнь общества, государства и граждан. Несомненно, политическая
сфера располагает такими сведениями. Причем СМИ не
обязаны вести протоколы политической жизни, поэтому политические события представлены избирательно,
в зависимости от значимости сведений для данной аудитории, периодичности издания или программы и т.д.
Таким образом, есть возможность выбора для освещения в СМИ события, проблемы. Опираясь на политиков
как важных ньюсмейкеров, журналисты нередко с их
подачи формируют в сознании аудитории политическую картину дня. Поэтому есть возможность выделить
наиболее важные вопросы — ими заполняются номера
газет, телепрограммы и, возможно, замещаются, замалчиваются иные проблемы, которые по каким-либо причинам невыгодно акцентировать политикам.
И хотя СМИ должны удовлетворять информационные запросы аудитории, профессионалы политики и медиасферы умеют сконцентрировать внимание
аудитории на тех или иных сообщениях, придавая им
эффекты значимости, новизны. Этот феномен, получивший название «установление приоритетности новостей», был выделен У. Липпманом, а затем исследован
на эмпирическом материале М. Мак-Кобсом и Д. Шоу и
др. [7]. В итоге формируется важная «повестка дня» страны, ее политической жизни в сознании аудитории, что
очень существенно. Общественное мнение осмысливает и обсуждает ту проблематику, которая предложена
СМИ, а им она тонко «подсказана». И даже в тех случаях,
когда как бы сам собой «взрывается» интернет в связи с
какой-либо информацией, нет гарантии того, что «бомба» случайно появилась в сети и взрыв не организован с
определенной целью, в том числе политической.
В условиях информационного шума, который многократно вырос и все разрастается в условиях увеличения количества медиаканалов, разбухания интернета, — можно тему раздуть, а можно заглушить. Современные работы по политконсалтингу предлагают
целый ряд таких приемов [8, 9].
Далее речь может идти об интерпретации выделенной темы, события под пером журналиста, комментарий важен, так как массовая аудитория не всегда
самостоятельно может разобраться в политической
ситуации, а журналист, в противовес политику, воспринимается аудиторией как арбитр, наблюдатель-аналитик. Но поскольку для журналиста и СМИ важна
социальная позиция, то ее выражение в аналитическом материале не может критиковаться — это ведь
тоже уважаемая профессиональная ценность. Следовательно, для политика важно иметь на своей стороне
влиятельных журналистов, возможно, построив лич-
Журналистский ежегодник
ные дружественные отношения. Эти межличностные
отношения с политиками выгодны и журналистам: без
дружественных отношений трудно рассчитывать на
эксклюзивную информацию (для печати или не для
печати), на интервью или иное выступление политика в СМИ. Однако эти отношения могут повлиять на
объективность журналиста, «обязывают» к ответным
информационным услугам, могут быть задействованы
политиками для проведения информационных акций.
Любопытно высказывание Алексея Венедиктова о
специфике взаимоотношений журналистов и их героев, в том числе политиков: «Интервьюер — это инструмент для опытных ньюсмейкеров, с помощью которого
герой занимается манипуляцией общественным мнением в отношении себя любимого» [10. С. 12].
Для публикации о событии важен информационный повод — ведь СМИ должны оперативно предоставлять актуальную информацию. С точки зрения политтехнологов, «информационный повод — это событие, которое освещается самими средствами массовой
информации, бесплатно, и привлекает внимание аудитории» [8. С. 158]. Политтехнологи учитывают требование актуальности и предлагают политикам создавать
эти поводы, чтобы привлечь журналистов, которые без
давления (и бесплатно) напишут, снимут и опубликуют.
Показателен вопрос, заданный главе Центризбиркома о правилах освещения в СМИ предвыборной кампании: как достигнуть равноправия при информировании о деятельности кандидатов, если один плясал на
улице столицы с цыганами, купался вместе с народом
в крещенской купели, публично обнимался с зарубежной звездой стриптиза, а другой — традиционно что-то
бубнил с трибуны на встрече с избирателями. О чем и о
ком больше «вынуждена» будет рассказать пресса?
В силу своих профессиональных и прикладных задач, экономической конкуренции журналисты стремятся привлечь аудиторию, которая должна выбрать
именно данное СМИ, поэтому нередко журналисты
ищут сенсационности. И политики со своими командами готовы предлагать такие сенсации, связанные
с нетривиальным поведением, шокирующими заявлениями, неожиданными инициативами, странными
депутатскими запросами и т.д., что позволяет им выделиться в информационном шуме.
Акцент на ценности человеческой личности — это
также важное проявление гуманистического характера журналистики. Проблема, событие, показанные
на примере конкретного человека, сделают событие
более волнующим, проблему более понятной людям,
вызовут их эмоции, закрепятся в сознании. Политтехнологи называют подобный прием анимацией (оживлением) образа политика [9] и организуют любопытные для массовой аудитории проявления личностных
качеств политика: «непроизвольные» эмоциональные
поступки во время общения с обычными людьми, другими политиками, «утечки» сведений о семейных, дружеских отношениях и т.п., которые будут растиражи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
рованы СМИ, что приблизит политика к народу. Даже
негативные поступки, умело прокомментированные,
могут сделать политика более понятным, «живым» в
восприятии электората.
Требование объективности сообщения также может быть использовано, так как предполагается представление в СМИ различных взглядов, мнения ряда
экспертов. Необходимо, чтобы мнение политиком
было высказано, сделано заявление, дан некий комментарий, который своим содержанием или формой
выражения привлечет журналистов. В результате это
мнение — пусть в ряду других мнений — будет донесено до аудитории, что вновь напомнит о политике, создаст представление о значимости его мнения.
Учитывая особенности восприятия информации
аудиторией и характер журналистов, политтехнологи
рекомендуют при взаимодействии с журналистами
устраивать фальшивые утечки информации, провоцировать информационный шум вокруг желательной
темы и какофонию вокруг нежелательной, преподносить банальные сведения в ореоле сенсации, формировать группы экспертов, которые дадут необходимый
комментарий или организовывать выступления, акции
«случайных людей», обычных граждан, которые выразят «мнение народа» и т.д. [8, 9].
И это только некоторые приемы использования
особенностей журналистики и ее «власти» в политических интересах. Повторюсь, за рамками обсуждения —
прямое воздействие на журналистский корпус, организация масштабных информационных кампаний,
информационных войн и т.п.
Поэтому, рискуя вступать в сферу политики, журналист должен быть хорошо подготовлен, глубоко разбираться в ходе политического процесса, чтобы не ока-
заться использованным в чужой политической игре. И
хотя далеко не всегда можно предсказать, как журналистское слово отзовется, возможно выбрать ориентир
в этой работе: «…задача политического журналиста —
находить слабости в решениях профессиональных политиков, указывать на возможные проблемы с точки
зрения общества, обывателя… Журналист выступает
представителем своих слушателей, зрителей, читателей. У политиков для связи с обществом есть пресс-секретари. А у общества для общения с политиками
пресс-секретарь — журналист» [11. С. 6].
Литература
1. Марков С. Медиакратия: СМИ как эффективное орудие власти в
информационном обществе // Третьяков В. Как стать знаменитым журналистом. М., 2004.
2. Мельник Г.С. Журналистика в политических технологиях. СПб.,
2012.
3. Сидоров В.А. Политическая культура журналиста. СПб., 2010.
4. Акопов Г.Л. Интернет и политика. Модернизация политической
системы на основе инновационных политических интернет-коммуникаций. М., 2014.
5. Четвертая власть, 1996.
6. Алтунян А.Г. Анализ политических текстов. М., 2006.
7. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. Киев, 2004. С.
161–165.
8. Ольшанский Д.В., Пеньков В.Ф. Политический консалтинг. СПб.,
2005.
9. Миронов А. Раздувай и властвуй: технологии современной «мягкой» пропаганды. М., 2004.
10. Алексей Венедиктов // Криницын E. Акулы интервью. М., 2010.
11. Венедиктов А. Свобода — это дистанция // Политические интервью / под ред. Л. Реснянской. М., 2004.
УДК 087.6; 82–96
М.В. Литке
Томский государственный университет
Научно-популярные и научно-познавательные журналы:
проблема типологической классификации
Автор исходит из терминологической проблемы: необходимость разграничения понятий «научно-популярная» и
«научно-познавательная» журналистика. С решением этой
проблемы связывается возможность построения такой
типологической классификации журналов, традиционно
относимых к «научно-популярным», которая была бы релевантной их социокультурной миссии и современному состоянию. На примере четырех журналов («Наука из первых рук»,
«Наука в фокусе», «National Geographic. Россия» и русская версия «Geo») обосновывается необходимость выделения новых
критериев типологического анализа изданий, охватываю-
щих эпистемологическую и коммуникативную составляющие их дискурса.
Ключевые слова: научно-популярная журналистика, научно-познавательная журналистика, типология СМИ, журналы,
«Наука из первых рук», «Наука в фокусе», «National Geographic.
Россия», «Geo».
The author proceeds from the terminological problems: need to
distinguish between the concepts of «popular science» and «sciencebased knowledge» journalism. With the solution of this problem is
associated possibility of constructing the typology of magazines,
traditionally attributed to a «popular science», which would be
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
рованы СМИ, что приблизит политика к народу. Даже
негативные поступки, умело прокомментированные,
могут сделать политика более понятным, «живым» в
восприятии электората.
Требование объективности сообщения также может быть использовано, так как предполагается представление в СМИ различных взглядов, мнения ряда
экспертов. Необходимо, чтобы мнение политиком
было высказано, сделано заявление, дан некий комментарий, который своим содержанием или формой
выражения привлечет журналистов. В результате это
мнение — пусть в ряду других мнений — будет донесено до аудитории, что вновь напомнит о политике, создаст представление о значимости его мнения.
Учитывая особенности восприятия информации
аудиторией и характер журналистов, политтехнологи
рекомендуют при взаимодействии с журналистами
устраивать фальшивые утечки информации, провоцировать информационный шум вокруг желательной
темы и какофонию вокруг нежелательной, преподносить банальные сведения в ореоле сенсации, формировать группы экспертов, которые дадут необходимый
комментарий или организовывать выступления, акции
«случайных людей», обычных граждан, которые выразят «мнение народа» и т.д. [8, 9].
И это только некоторые приемы использования
особенностей журналистики и ее «власти» в политических интересах. Повторюсь, за рамками обсуждения —
прямое воздействие на журналистский корпус, организация масштабных информационных кампаний,
информационных войн и т.п.
Поэтому, рискуя вступать в сферу политики, журналист должен быть хорошо подготовлен, глубоко разбираться в ходе политического процесса, чтобы не ока-
заться использованным в чужой политической игре. И
хотя далеко не всегда можно предсказать, как журналистское слово отзовется, возможно выбрать ориентир
в этой работе: «…задача политического журналиста —
находить слабости в решениях профессиональных политиков, указывать на возможные проблемы с точки
зрения общества, обывателя… Журналист выступает
представителем своих слушателей, зрителей, читателей. У политиков для связи с обществом есть пресс-секретари. А у общества для общения с политиками
пресс-секретарь — журналист» [11. С. 6].
Литература
1. Марков С. Медиакратия: СМИ как эффективное орудие власти в
информационном обществе // Третьяков В. Как стать знаменитым журналистом. М., 2004.
2. Мельник Г.С. Журналистика в политических технологиях. СПб.,
2012.
3. Сидоров В.А. Политическая культура журналиста. СПб., 2010.
4. Акопов Г.Л. Интернет и политика. Модернизация политической
системы на основе инновационных политических интернет-коммуникаций. М., 2014.
5. Четвертая власть, 1996.
6. Алтунян А.Г. Анализ политических текстов. М., 2006.
7. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. Киев, 2004. С.
161–165.
8. Ольшанский Д.В., Пеньков В.Ф. Политический консалтинг. СПб.,
2005.
9. Миронов А. Раздувай и властвуй: технологии современной «мягкой» пропаганды. М., 2004.
10. Алексей Венедиктов // Криницын E. Акулы интервью. М., 2010.
11. Венедиктов А. Свобода — это дистанция // Политические интервью / под ред. Л. Реснянской. М., 2004.
УДК 087.6; 82–96
М.В. Литке
Томский государственный университет
Научно-популярные и научно-познавательные журналы:
проблема типологической классификации
Автор исходит из терминологической проблемы: необходимость разграничения понятий «научно-популярная» и
«научно-познавательная» журналистика. С решением этой
проблемы связывается возможность построения такой
типологической классификации журналов, традиционно
относимых к «научно-популярным», которая была бы релевантной их социокультурной миссии и современному состоянию. На примере четырех журналов («Наука из первых рук»,
«Наука в фокусе», «National Geographic. Россия» и русская версия «Geo») обосновывается необходимость выделения новых
критериев типологического анализа изданий, охватываю-
щих эпистемологическую и коммуникативную составляющие их дискурса.
Ключевые слова: научно-популярная журналистика, научно-познавательная журналистика, типология СМИ, журналы,
«Наука из первых рук», «Наука в фокусе», «National Geographic.
Россия», «Geo».
The author proceeds from the terminological problems: need to
distinguish between the concepts of «popular science» and «sciencebased knowledge» journalism. With the solution of this problem is
associated possibility of constructing the typology of magazines,
traditionally attributed to a «popular science», which would be
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
relevant to its socio-cultural mission and the current state. On
the example of the four magazines (Science First Hand, Science in
Focus, National Geographic. Russia and Geo, Russian version) are
substantiates the need for new criteria for the typological analysis of
periodicals, which would cover the epistemological and communicative
components of its discourse.
Keywords: popular science journalism, typology of media,
magazines, Science First Hand, Science in Focus, National Geographic.
Russia, Geo.
Постановка проблемы
Терминологическая проблема в современной теории
журналистики, без сомнения, является одной из важнейших. Многие понятия до сих пор остаются на уровне интуитивного определения. К числу таких феноменов относится научно-популярная журналистика. В различных
источниках можно встретить множество терминов: «научная», «научно-популярная», «научно-просветительская», «познавательная», «научно-познавательная» журналистика. Все эти понятия в языковом сознании ученых
и журналистов-практиков используются по умолчанию,
часто как синонимы, хотя каждое из них обладает особой семантикой, отличной от других. В частности, это
приводит к сложностям типологической классификации
популярных журналов, пишущих о науке.
Одной из первых к проблеме типологического своеобразия научно-популярного журнала обращается
Э.А. Лазаревич [1]. В учебном пособии под редакцией
М.В. Шкондина и Л.Л. Реснянской помимо научно-популярных изданий выделяются также научно-публицистические и познавательные [2]. Попытка создать
полную классификацию научно-популярных журналов предпринята В.А. Парафоновой. Все их многообразие подразделяется на два типа: универсальные и
специализированные. Последние делятся на монотематические (посвященные отдельным областям науки — гуманитарным, естественным и техническим) и
политематические (смешанные, междисциплинарные
и всеохватывающие по тематике издания) [3].
Во всех случаях специалисты исходят из принципов
типологического анализа прессы, обобщенных еще в
1985 году А.И. Акоповым: выделение главных типоформирующих признаков (издатель, целевое назначение
издания и его читательская аудитория), зависимых от
них вторичных (состав авторов, внутренняя структура
издания, используемые жанры и оформление издания) и формальных типологических признаков (периодичность выхода, объем и тираж) [4]. Так, Э.А. Лазаревич говорит о трех основных типологических особенностях научно-популярной периодики: функциях,
«читательском назначении» и проблематике. В основе
классификации В.А. Парафоновой лежат признаки аудитории, цели журнала и характера информации.
Однако существующие работы по типологии СМИ
не могут предложить достаточных оснований для разграничения и классификации всего множества присутствующих на российском рынке периодики изданий,
которые по умолчанию считаются «научно-популяр-
Журналистский ежегодник
ными». Например, В.А. Парафонова так и не разъясняет, чем именно «универсальные» издания отличаются
от «всеохватывающих, политематических», а С.П. Суворовой даже приходится указывать на некорректность
широко используемого термина «научная журналистика», разделяя, в частности, научные и научно-популярные журналы [5].
Если исходить из лексической структуры термина
«научно-популярный», подобные СМИ имеют своим
предметом науку (научные исследования, их результаты), а их основная задача — популяризация, доходчивое объяснение сложной научной информации читателю-неспециалисту. При этом очевидно, что понятие
«научно-популярной» журналистики значительно уже
понятия «познавательной» или «научно-познавательной» журналистики, где объектом могут быть не только результаты научных исследований, но и реальность
как таковая, взятая непосредственно (в этой связи вся
журналистская практика может быть охарактеризована как «познавательная»).
С точки зрения автора статьи, «научно-познавательной» журналистикой уместно именовать такой
род журналистского творчества, который, обращаясь к
реальности во всем ее многообразии, исходит из принципов научного познания и опирается на результаты
наук как достоверные, адекватные задачам объективного описания и объяснения мира на всех его уровнях,
во всем его своеобразии связей и отношений. В коммуникативном аспекте научно-познавательные статьи
должны быть доступными для самой широкой аудитории, в то же время способными увлечь.
К примеру, журнал «National Geographic. Россия»
считается «научно-популярным», хотя его предмет
не ограничен результатами наук, а интенция гораздо
шире, чем популяризация научных результатов. С другой стороны, журнал «Наука в фокусе» уже по своему
предметному полю является собственно научно-популярным изданием. Это позволяет выстраивать иерархию понятий, когда научно-популярная журналистика — подтип, раздел научно-познавательной.
Налицо потребность в выработке дополнительных
классификационных оснований, исходящих из учета
внутренних отличий между журналами. В первую очередь, — особенностей их дискурсов, принципов познания и коммуникативных стратегий. Для подтверждения этой мысли произведем обзор типологических
признаков четырех известных журналов: «Наука из
первых рук» и «Наука в фокусе», «National Geographic.
Россия» и «Geo» (русская версия). Первая пара представляет собой тип собственно научно-популярного
издания, вторая, хоть и может относиться исследователями к научно-популярному типу, значительно превосходит его рамки.
«Наука из первых рук»
Региональный научно-популярный журнал «Наука
из первых рук» выходит в издательстве ООО «ИНФОЛИО» (г. Новосибирск) с 2004 года с периодичностью
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
шесть номеров в год. Журнал имеет русскую и англоязычную версию. Учредители журнала — Сибирское отделение Российской академии наук, Институт физики
полупроводников им. А.В. Ржанова СО РАН, Институт
археологии и этнографии СО РАН, Лимнологический
институт СО РАН, Институт геологии и минералогии
им. В.С. Соболева СО РАН, Институт химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН.
Журнал «Наука из первых рук» занимает равноправное место в числе 24 специализированных научных журналов, издаваемых СО РАН 1, а также 11 журналов, основными соучредителями которых выступают
институты СО РАН 2. Журнал индексируется в Российском индексе научного цитирования, англоязычная
версия Science first hand включена в перечень ведущих
рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные
результаты кандидатских и докторских диссертаций
(«Перечень ВАК», редакция 2010 года).
Главный редактор журнала — академик Н.Л. Добрецов (главный научный сотрудник ИГМ СО РАН, в
1997–2008 годах — председатель СО РАН, вице-президент РАН). В редакционную коллегию и редакционный
совет входят сотрудники учреждений СО РАН — члены
Российской академии наук, ведущие отечественные и
зарубежные ученые 3. Учредители определяют концепцию журнала, стратегию его развития, тематическое
наполнение выпусков.
61
Журнал «Наука из первых рук» — мультидисциплинарный. Его предметную область составляют науки,
как фундаментальные, так и прикладные, развиваемые
в СО РАН. Редакция выделяет 13 тематических блоков,
статистика публикаций в которых приводится в журнале около двух раз в год 4. Основными тематическими
блоками являются «История науки», «Физико-технические и химические науки», «Науки о земле», «Науки о
жизни», «Гуманитарные и общественные науки». Такая
тематическая структура журнала принципиально соответствует структуре организации научных исследований в СО РАН (структуре Объединенных ученых советов) 5. Основные рубрики журнала — «Новости науки»,
«Гипотезы и факты», «Горизонты науки», «Человек»,
«Открытие Сибири», «История науки», «Энциклопедия
экспедиций», «Музеи и коллекции», «Природа и человек», «Факультет», «Научная мастерская» 6.
Особое место на страницах «Науки из первых рук»
занимают исследования Сибири, в чем также проявляется региональная специфика журнала: «Сибирь во
многом еще terra incognita для современных исследователей, хотя история ее изучения и насчитывает несколько столетий», — рассуждает главный редактор
журнала Н.Л. Добрецов [6. С. 3], поэтому одной из главных задач журнала он считает «публикации материалов, посвященных природным и культурным феноменам Сибири — самого обширного и перспективного
российского региона» [7. С. 3].
В высказываниях авторов, ученых Сибирского отделения РАН, проявляются черты сибирской, региональ-
«Автометрия», «Археология, этнография и антропология Евразии», «География и природные ресурсы», «Геология и геофизика», «Гу-
1
манитарные науки в Сибири», «Дискретный анализ и исследование операций», «Евразийский энтомологический журнал», «Журнал
структурной химии», «Криосфера Земли», «Наука из первых рук», «Оптика атмосферы и океана», «Прикладная механика и техническая
физика», «Регион: экономика и социология», «Сибирский журнал вычислительной математики», «Сибирский журнал индустриальной
математики», «Сибирский математический журнал», «Сибирский экологический журнал», «Теплофизика и аэромеханика», «Физика
горения и взрыва», «Физико-технические проблемы разработки полезных ископаемых», «Физическая мезомеханика», «Философия науки», «Химия в интересах устойчивого развития», «Экономика и организация промышленного производства».
«Алгебра и логика», «Библиосфера», «Вестник археологии, антропологии и этнографии», «Вычислительные технологии», «Информа-
2
ционный вестник ВОГиС», «Математические труды», «Наука и образование», «Наука и техника в Якутии», «Сибирский филологический
журнал», «Философия образования», Journal of engineering thermophysics.
Редакционная коллегия: акад. В.В. Власов (зам. главного редактора), акад. В.Ф. Шабанов (зам. главного редактора), акад. М.А. Грачев,
3
акад. А.П. Деревянко, чл.-кор. А.В. Латышев, акад. Н.П. Похиленко, акад. М.И. Эпов, акад. И.В. Бычков, чл.-кор. В.И. Бухтияров, к.ф.-м.н.
Н.Г. Никулин, Л.М. Панфилова (ответсекретарь). Редакционный совет: акад. Л.И. Афтанас, чл.-кор. Б.В. Базаров, чл.-кор. Е.Г. Бережко,
акад. В.В. Болдырев, чл.-кор. А.В. Двуреченский, акад. А.Г. Дегерменджи, акад. М.И. Душкин, проф. Э. Краузе (Германия), акад. Н.А. Колчанов, акад. А.Э. Конторович, акад. М.И. Кузьмин, акад. Г.Н. Кулипанов, д.ф.-м.н. С.С. Кутателадзе, проф. Я. Липковски (Польша), акад.
Н.З. Ляхов, акад. Б.Г. Михайленко, акад. В.И. Молодин, д.б.н. М.П. Мошкин, чл.-кор. С.В. Нетесов, д.х.н. А.К. Петров, проф. В. Сойфер
(США), чл.-кор. А.М. Федотов, д.ф.-м.н. М.В. Фокин, д.т.н. А.М. Харитонов, акад. А.М. Шалагин, акад. В.К. Шумный, д.и.н. А.Х. Элерт.
«История науки», «Физико-технические и химические науки», «Нанотехнологии», «Математика и механика», «Науки о земле», «Науки о
4
жизни», «Гуманитарные и общественные науки», «Эволюция», «Энергетика», «Наука в картинках», «Детская страница», «Не наукой единой», «Музеи и коллекции»
5
В структуру СО РАН входят ОУСы по математике и информатике; по физическим наукам; по нанотехнологиям и информационным технологиям; по энергетике, машиностроению, механике и процессам управления; по химическим наукам; по биологическим наукам; по
наукам о Земле; по гуманитарным наукам; по экономическим наукам.
Очередной номер журнала может выходить в формате спецвыпуска, посвященного преимущественно одной теме, как правило, конъ-
6
юнктурного характера. Например, № 6 за 2007 год посвящен Второй Камчатской экспедиции (1733–1743 гг.), положившей начало изучению Сибири Академией наук, а № 4 за 2009 год — 50-летнему юбилею Новосибирского государственного университета.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
ной идентичности: работать для общего блага, вести
освоение Сибири, сохранять академические традиции
и приносить пользу обществу вдали от центра — духовная и социальная миссия сибирского ученого. При
этом осознание себя жителем и радетелем Сибири не
исключает идентичности более высокого порядка —
осознания себя представителем Российской академии
наук и даже общемировой науки. Общность ученых
Сибири инкорпорирована в глобальное научное пространство, а ассоциация своего существования с регионом, его исторической судьбой расширяется до сверхидентичности, определяет редакционную политику.
Авторы журнала — носители знания, ученые, как
правило, сотрудники институтов СО РАН, выступающие
напрямую, минуя посредника (профессионального автора-популяризатора). Такая коммуникативная позиция
заявлена уже в названии «Наука из первых рук». Позиция автора «изнутри», а не «извне» гарантирует, что знание дойдет до адресата без искажений, которые могут
встречаться в текстах журналистов. Авторы-ученые,
признанные в мире специалисты в своей области (руководители институтов, научных направлений, лабораторий), популярно, на общедоступном языке стараются
донести до читателей результаты своих научных достижений, а также научных достижений своих коллег.
Это отражается уже в жанровой структуре публикаций, когда большинство статей журнала занимают
пограничное, промежуточное положение между собственно научно-популярными статьями и статьями
научными. Даже оформляются статьи журнала «Наука
из первых рук» как публикации в научной периодике
(ключевые слова — начиная с 2010 года, библиография, сведения об авторах, подстрочные сноски).
Чтение журнала поэтому требует от читателя определенного базового уровня подготовки, общих представлений о современном состоянии науки и ее методологии. Целевую аудиторию журнала составляют люди
грамотные, обладающие тягой к знанию, критически
мыслящие. Об облике целевой аудитории свидетельствует девиз, приведенный в качестве эпиграфа к интервью с директором Лимнологического института СО РАН
академиком М.А. Грачевым: «Давай наставления только
тому, кто ищет знания, обнаружив свое невежество. <…>
Обучай только того, кто способен, узнав про один угол
квадрата, представить себе остальные три» [8. С. 31].
Можно предположить, что основная доля расчетной аудитории — представители научного сообщества
или люди, близкие к нему. Следовательно, в задачи
издания входит не только информирование читателей
о научных новостях и расширение их кругозора, но и
обеспечение коммуникаций внутри научного сообщества, организация опосредованного общения ученых,
представителей самых разных научных направлений.
Это позволяет характеризовать дискурс журнала «Наука из первых рук» не только как «научно-популярный»,
но и как «научно-публицистический», воплощающий
неповторимое лицо среди других популярных журналов о науке.
Журналистский ежегодник
«Наука в фокусе»
«Наука в фокусе» — научно-популярный ежемесячный журнал, который выпускается ООО «Издательство
“Вокруг света”» с сентября 2011 года. Это издание является российской версией британского Focus и выходит
по лицензии корпорации BBC. Главный редактор «Науки в фокусе» — Е.В. Быковский, ранее бывший главным
редактором сайта и заместителем главного редактора
журнала «Вокруг света».
Уже в названии журнала заложена его предметная
доминанта — наука, определяющая концепцию издания в целом. «Наука в фокусе» позиционирует себя как
журнал о новейших достижениях в области науки и
техники, его основная задача — быть в курсе того, что
происходит в авангарде науки, и знакомить читателя с
тем, что актуально в мире науки сегодня.
Как и «Наука из первых рук», «Наука в фокусе» —
мультидисциплинарный. На официальном сайте «Вокруг света» в разделе, посвященном данному журналу,
сообщается, что спектр рассматриваемых в нем научных тем предельно широкий: «от археологии и астрофизики до геологии и генетики» [9]. При этом можно
все же выделить разделы научного знания, которые
фигурируют в журнале чаще всего. Приоритетными темами являются естественные и технические науки, в то
время как гуманитарные и социальные науки лишь дополняют основное содержание номеров. Чаще всего в
журнале появляются статьи о физике, химии, механике, биологии, палеонтологии, предметом публикаций
становятся также междисциплинарные исследования.
Важным содержательным элементом статей становятся, с одной стороны, результаты труда ученых — научные прорывы, достижения, открытия. С другой стороны, — «белые пятна» в науке: для авторов журнала
важна область непознанного, поэтому постоянно делается акцент на том, что ученым еще только предстоит
узнать. При этом все статьи «Науки в фокусе» — проблемно-ориентированные: в центре публикации всегда находится какая-либо научная проблема. Авторская
логика при этом подчинена главной задаче — рассказать о том, как ученые решали (или еще только будут
решать) вставшие перед ними трудности.
Чаще на станицах журнала можно увидеть имена
зарубежных ученых: в большинстве своем научные
исследования, о которых рассказывается в «Науке в
фокусе», проводятся в научных учреждениях стран
Европы или США. Это обусловлено тем, что журнал
существует в коммуникативной среде западной научной общественности, которая представляет собой
открытое информационное пространство, куда еще
не в полной мере вошли Россия, Китай, страны Латинской Америки и т.д. У учредителей издания нет задачи представлять лишь европейскую и американскую
науку. С разной периодичностью в журнале упоминаются и результаты работы исследователей из Азии,
Африки, Австралии и т.д.
В основном статьи журнала — переводные, написанные иностранными авторами (европейскими и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
американскими). Но публикуются и материалы российских авторов (около 5–10 процентов от общей площади номера). Авторы журнала — специалисты, носители знания: либо ученые, либо научные журналисты,
специализирующиеся на той или иной тематике. Краткая информация об авторах публикуется всегда в конце статьи.
Стилевые и содержательные особенности публикаций полностью отвечают специфике научно-популярного дискурса. «Наука в фокусе» популярно, т.е. занимательно, интересно, на общедоступном языке, но при
этом без излишнего упрощения, рассказывает о науке.
Авторы стараются преподнести конкретное научное
исследование или научную проблему в широком историческом и социальном контексте, ознакомить читателя с работой предшественников героев публикации,
рассказать о параллельных работах по той же научной
проблеме. Сложная для восприятия информация поясняется в отдельных текстографических блоках или в
виде схем, таблиц, инфографики.
Концепции журнала отвечают используемые его
авторами жанры. В основном это научно-популярные
статьи, хотя присутствуют также интервью, информационные заметки, рецензии, экспертные комментарии. В начале номера публикуется колонка главного
редактора, где он знакомит читателей с тематикой
выпуска и рекомендует самые интересные, по его
мнению, статьи. Структура номеров сохраняется от
выпуска к выпуску без изменений. Открывает номер
раздел «Открытия» (ранее назывался «Поиски»), который составляют информационные заметки о новейших результатах различных научных исследований.
Центральное место выпуска занимают семь-девять
научно-популярных статей. Отдельный раздел журнала — ответы экспертов на вопросы читателей. В каждом номере присутствуют мнения специалистов о
различных технических новинках, уже появившихся
на рынке или находящихся только на стадии концептов. На последних полосах публикуется информация
о различных грантах и стипендиях для молодых ученых, выставках, научных конференциях и фестивалях, а также рецензии на несколько научно-популярных книг, недавно вышедших в свет.
Несмотря на то, что издание позиционирует себя
как массовый журнал, журнал для каждого, чтение
его требует определенного базового уровня образованности. Поэтому можно утверждать, что читатель
«Науки в фокусе» — человек, имеющий образование
не ниже среднего, при этом живо интересующийся
устройством мироздания и желающий быть в курсе
последних новостей из мира науки. Читатель журнала
должен при этом обладать известной долей скепсиса,
что заставляет его выбирать довольно авторитетное
издание, а не черпать информацию из более доступных «желтых» изданий и телепрограмм, эксплуатирующих дискурс сенсации. При этом, в отличие от «На7
63
уки из первых рук», журнал «Наука в фокусе» ориентирован все же не только на представителей научного
сообщества, а на широкую, массовую аудиторию.
«National Geographic. Россия»
«National Geographic. Россия» — российская версия
американского ежемесячного научно-познавательного журнала National Geographic Magazine, официального органа Национального географического общества
(США). В России выпуск «National Geographic» начался
с 2003 года. Главным редактором с 2010 года является А.В. Грек, который в свое время возглавлял журнал
«Популярная механика».
Концепция российской версии «National Geographic»
(как и других национальных версий этого издания)
полностью отвечает глобальной миссии Национального географического общества, так как журнал является, по сути, одним из средств реализации этой миссии. «Вдохновлять людей заботиться о планете», — так
формулируется предназначение общества на его официальном сайте 7. То есть экологическая составляющая
(забота о планете) является ведущей в деятельности
«National Geographic». Своей цели члены Общества
добиваются, с одной стороны, с помощью различных
просветительских проектов (одним из которых является и журнал «National Geographic»), рассказывая
обществу о необходимости сохранения и бережного
использования природных ресурсов и важности гармоничного сосуществования природы и человека. С
другой стороны, Национальное географическое общество финансирует множество различных научно-исследовательских проектов и программ, призванных
изучать и сохранять мир вокруг нас, а также историю и
культуру человеческой цивилизации.
Поэтому концепция «National Geographic» гораздо сложнее научно-популярного издания. Журнал
должен с помощью текстов и иллюстративного материала показать красоту нашей планеты, разнообразие форм жизни, их хрупкость и важность для всей
Земли, заставить человечество почувствовать себя
неотъемлемой частью этого мира, где исчезновение
одного звена влечет за собой крушение всей системы. Журнал несет ценность толерантного отношения
к другим, непохожим на тебя существам, этносам,
культурам. Миссия Национального географического
общества и «National Geographic» является лейтмотивом всего издания, легко читается и прослеживается
в каждой его публикации.
Можно утверждать, что предмет «National
Geographic» — весь окружающий мир во всем его разнообразии. Статьи о научных исследованиях — очень
важная, но лишь одна из составляющих содержания
журнала в целом. Во-первых, в журнале рассказывается об исследованиях, направленных на изучение природы, которые служат сохранению природных ландшафтов, биоразнообразия, экосистем, защите природ-
Официальный сайт National Geographic Society: http://press.nationalgeographic.com/about-national-geographic/
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
ных ресурсов от нецелесообразного и чрезмерного
эксплуатирования человеком. Во-вторых, научно-популярные материалы «National Geographic» посвящены
работе ученых, занимающихся изучением истории и
особенностей человеческой цивилизации — археологов, антропологов, историков, культурологов.
Другая важная предметная составляющая журнала — материалы, лежащие за пределом научного дискурса, репортажи, заметки и путевые очерки, в основе которых лежит некая публицистическая интенция
(стремление убедить, исправить, акцентировать, не
дать забыть, побудить и т.д.), отвечающая просветительской миссии издания. Чаще всего подобные публикации посвящены сложным проблемам, вопросам,
стоящим сегодня перед человечеством (глобальное
изменение климата, перенаселение планеты, социальные проблемы, конфликты и войны, уничтожение
биоразнообразия, жестокое обращение с животными
и т.д.), а также возможным путям выхода из сложившейся ситуации.
Статьи предназначены для самой широкой аудитории, не ограниченной ни полом, ни возрастом, ни уровнем образования. Поэтому написаны они на предельно
доступном языке, все термины объясняются с помощью
инфографики, образных, понятных сравнений. Даже
научно-популярные материалы на сложные темы густо разбавляются занимательной для неспециалиста
информацией — житейскими историями, фактами из
биографий героев или экспертов, различными описаниями и т.д. То есть потенциальная аудитория «National
Geographic» — безгранична. Читатель этого журнала
должен лишь иметь желание познавать мир вокруг себя.
Как и в «Науке в фокусе», в «National Geographic.
Россия» присутствуют статьи как иностранных, так и
отечественных авторов. Соотношение таких материалов в каждом номере различное. Авторы журнала —
известные, признанные в своей профессиональной
среде журналисты и писатели. Один из постоянных
авторов российской версии — главный редактор А.В.
Грек, кроме того, каждый номер открывает его колонка, где поднимаются важные проблемы и задается тон
всему выпуску.
Жанровая структура «National Geographic» гораздо
богаче научно-популярных изданий, хотя научно-популярные статьи — неотъемлемая часть каждого номера.
Основу журнала составляют также путевые очерки и
заметки с элементами репортажа, репортажи, реже в
выпусках появляются интервью. Примерно половину
всех номеров занимает рубрика «Факты», где публикуются информационные заметки о научных изысканиях
или просто об интересных фактах из жизни. Постоянная рубрика «National Geographic» — «Исследователи»,
где сообщается о результатах научных проектов, получивших грант Национального географического общества. Большую роль в структуре «National Geographic»
играет иллюстративный материал и фотографии, в
частности, в журнале есть постоянные рубрики «Фото
читателя» и «Фото Мастер». В журнале размещаются
Журналистский ежегодник
лишь безупречные по исполнению, ранее нигде не публиковавшиеся снимки.
Гуманистическая направленность журнала, явная
публицистичность его материалов подчеркивает принадлежность «National Geographic» к научно-просветительскому типу изданий (отличающемуся ярко выраженной идеологической интенцией), который является частью научно-познавательного дискурса.
«Geo». Русская версия
Ежемесячный научно-познавательный журнал
«Geo» — российская версия транснационального издания с этим же названием. В Германии издается с
1976 года гамбургским издательским домом Gruner +
Jahr, с 1998 года «Geo» начал выпускаться и в России
по лицензии GEO International GmbH компанией Axel
Springer Russia. Главным редактором журнала с 2008 г.
является В.А. Есипов.
«Geo» представляется в сознании российской читательской аудитории географическим журналом.
При этом его предметная составляющая гораздо
шире. Как и в случае с «National Geographic. Россия»,
содержание журнала — вся окружающая действительность во всем ее многообразии. При этом большую часть выпусков все же занимают рассказы о различных уголках планеты: населенных пунктах или целых регионах. В центре внимания авторов часто — не
природные или рукотворные достопримечательности, а особенности быта местных жителей, их обычаи,
повседневные заботы, истории их жизни и жизни их
предков, различные социальные явления и знаменательные события. Бытовые проблемы маленького человека оказываются вписанными в мировой контекст,
исторический и экономический, который показывает
их истоки. В центре большинства материалов «Geo»
находится именно Человек, поэтому можно говорить
об антропоцентричности картины мира, создаваемой
в журнале. Авторы всегда пребывают в поисках героя, материалы наполнены портретами уникальных
и типичных для своего времени и места персонажей,
создающих неповторимый образ описываемого ландшафта.
Другая важная содержательная часть журнала — статьи о результатах научных исследований и о живой природе (экосистемах, отдельных видах, биогеоценозах).
Концепцию издания определяет девиз «Geo» —
«Непознанный мир: Земля». Познание окружающего
мира становится фундаментом творческих стратегий
авторов. Причем часто чувственное познание здесь
играет главную роль: авторы текстов много информации черпают из собственных наблюдений, им важно
создать на страницах журнала яркие образы описываемых предметов, объектов, животных (при помощи описаний), — читатель может увидеть всю палитру цветов,
ощутить вкус, запах или почувствовать боль и страдания героев публикаций.
Интенция издания влияет и на ракурс подачи материала. В каждом явлении, объекте окружающей дей-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
ствительности, в каждой истории авторы стараются
найти что-то новое, непознанное, неизученное, про
которое невозможно прочитать в обычных путеводителях и справочниках. Для издания очень важно рассказывать о таких местах на планете, куда еще не заглядывали журналисты.
Используемые в журнале жанровые формы обусловлены концепцией издания (познание окружающего мира). Самые популярные жанры «Geo» — репортаж
и статья, кроме того, в каждом номере присутствует
экспертный комментарий, посвященный проблеме,
поставленной в одной из публикаций номера.
Целевая аудитория журнала, так же как и «National
Geographic. Россия», принципиально не ограничена.
«Geo» подходит для читателей с разным уровнем образования. При этом на официальном сайте издательского дома Axel Springer отмечается, что основную аудиторию этого журнала составляют «самостоятельные,
независимые, любознательные люди, которых отличает широкий кругозор, высокая социальная активность,
высокий социальный статус и профессиональная
успешность» [10].
Журнал отличает жесткая, повторяющаяся из номера в номер структура. Открывает выпуск колонка главного редактора, где затрагивается важная социальная
тема, отраженная в одном из материалов номера. Первая рубрика — «Geo Сфера», в которой публикуются новости из мира науки или просто занимательные факты.
Основу выпуска составляют объемные научно-познавательные материалы — рубрики «Geo Наука» (научно-популярные статьи о научных исследованиях), «Geo
Природа» (материалы о различных экосистемах, биогеоценозах, отдельных видах), «Путешествия», «Тема
номера» (ряд путевых очерков, статей, посвященных
какому-либо региону, городу, стране), «Жизнь» (особенности жизни людей какого-либо региона, страны,
этноса), «История» (статьи, рассказывающие об известном историческом лице, событии, явлении и т.д.).
Авторский состав журнала сходен с «National
Geographic. Россия», так как «Geo» является российской
версией международного издания. В номерах присутствуют материалы, написанные как зарубежными, так
и российскими авторами. И пропорция эта меняется от
выпуска к выпуску.
65
говорить как о корпоративном журнале, а о «Науке в
фокусе» — как о качественно-массовом научно-популярном журнале.
«National Geographic. Россия» и «Geo» — универсальные по предмету и энциклопедические по подходу
издания. Принцип универсализма проявляется в политематической структуре содержания, охватывающего
мир в целом. Энциклопедический принцип прослеживается в стремлении редакции к систематическому изложению материала, как на уровне рубрикатора, так и
на уровне отдельных публикаций. Сочетая эти принципы, журналы формируют в сознании читателя целостную картину мира, основанную на современном научном знании. При этом если «Geo» нацелен на познание
ради познания, то в «National Geographic» доминирует
идеологическая интенция — формирование экологического сознания. Это позволяет определять «Geo» как
универсальный энциклопедический научно-познавательный журнал, а «National Geographic. Россия» — как
универсальный энциклопедический научно-просветительский журнал.
Как показывает анализ, если учитывать при характеристике типа издания, пишущего о науке, не только
типоформирующие и типологические признаки, на
которых обычно основываются исследователи, но и
внутреннее своеобразие журналов, познавательные
и коммуникативные стратегии авторов и редакций,
оказывается возможным построение принципиально
новой классификации, релевантной социокультурной
миссии и современному состоянию столь сложного
феномена.
Литература
1. Лазаревич Э.А. Научно-популярный журнал как тип издания //
Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11: Журналистика. 1979. № 1. С. 11–20.
2. Типология периодической печати : учеб. пособие для вузов / под
ред. М.В. Шкондина, Л.Л. Реснянской. М., 2007. 236 с.
3. Парафонова В.А. Некоторые тенденции в развитии современных научно-популярных журналов: уточнение типологической
картины // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2009. № 6.
С. 156–167.
4. Акопов А.И. Методика типологического исследования периодических изданий: (На примере специальных журналов). Иркутск,
Выводы
Журналы «Наука в фокусе» и «Наука из первых
рук» — политематические научно-популярные издания. В них дается широкий срез современного состояния мировой науки («Наука в фокусе») и науки в Сибирском отделении РАН («Наука из первых рук»). Однако если «Наука из первых рук», рассказывая о работе
сибирских ученых, обращается преимущественно к
коллегам, то расчетная аудитория «Науки в фокусе» —
широкая общественность, а цель журнала намного
шире — пропаганда науки как таковой, воспроизводство ее кадрового потенциала за счет молодежной
аудитории. Поэтому о «Науке из первых рук» можно
1985. 95 с.
5. Суворова С.П. Журналистика научная и научно-популярная: особенности предметной области, функции, задач // Вестн. Моск.
ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2009. № 6. С. 14–23.
6. Добрецов Н.Л. [Колонка редактора] // Наука из первых рук. 2009.
№ 6. С. 3.
7. Добрецов Н.Л. [Колонка редактора] // Наука из первых рук. 2009.
№ 5. С. 3.
8. Грачев М.А. Путь на Восток // Наука из первых рук. 2009. № 2.
С. 30–41.
9. «Наука в фокусе»: журнал. URL: http://www.vokrugsveta.ru/nauka.
10.Издательский дом «Axel Springer»: журнал «Gеo». URL: http://
www.axelspringer.ru/editions/geo.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
Журналистский ежегодник
УДК 070 (042.3)
Е.А. Соколова
Шадринский государственный педагогический институт
ЖУРНАЛЫ В МЕДИЙНОМ ПРОСТРАНСТВЕ ШАДРИНСКА
2000-х ГОДОВ
В статье рассмотрены особенности формирования и развития журналов малого города Шадринска как пример феномена, связанного с наличием творческих и профессиональных сил
в российском провинциальном городе: спектр видов, контент,
авторы, целевая аудитория, недолговечность, ориентированность на местные события и т.д.
Ключевые слова: журнал, провинциальный город.
In the article the peculiarities of formation and development
of the journals of the small town of Shadrinsk as an example of a
phenomenon that is associated with the presence of creative and
professional forces in the Russian provincial city: the range, content,
authors, target audience, fragility, focus on local events, etc.
Keywords: magazine, provincial town.
О
дним из популярных типов периодических
изданий является журнал — тип периодического издания, представляющий собой текстовое
издание-сборник, изданное в формате книги (более 48
страниц) или брошюры (менее 48 страниц), выпуски
которого однотипно оформлены, имеют постоянные
рубрикации и заголовок, содержащее статьи, рефераты,
литературно-художественные произведения и иллюстрации по различным темам и вопросам (общественно-политическим, научным, производственным и др.),
со значительной долей аналитического и рекламного
материала, официально утвержденное ГОСТ в качестве
журнального издания.
Как правило, в провинциальных городах журналы
распространены в меньшей степени, чем газеты. Тем
не менее, в 2000-е годы в Шадринске бурно развиваются журнальные издания. В свет выходят:
• краеведческий альманах «Шадринская старина»
(выходит в свет более 15 лет),
• альманах «Архетип»,
• периодический литературно-критический сборник «Контрапункт»,
• журнал «Комплимент»,
• журнал «Стильная жизнь»,
• журнал «Жырафф»,
• журнал «Журилка»,
• научно-популярный журнал «Вестник Шадринского пединститута»,
• «Городской помощник».
Журнально-издательский бум связан со следующими явлениями:
• финансовое благополучие города;
• расширение сети мелких предприятий, нуждающихся в рекламе, их материальное укрепление, обеспечивающее затраты на рекламные вложения. Крупные
предприятия выпускают свои корпоративные издания,
например, ШААЗ — многотиражку «Автоагрегат», санаторий «Жемчужина Зауралья» — одноименную газету,
ШГПИ — газету «Учитель» и т.п.;
• повышение необходимости в рекламе.
Шадринские журналы появляются с размежеванием и расхождением интересов бывших сотрудников (так, например, от корпоративной газеты ГОРПО
«Урал» «Стиль жизни» отделился глянцевый рекламный журнал «Стильная жизнь»; от журнала «Комплимент» (ред. Л.О. Семенова) — журнал «PROявления»
(ред. Е. Ефимова, Н. Минина); от газеты «Учитель» —
журнал «Журилка» (ред. А. Статейкина), единичный
выпуск «Леди Ша».
Появляются научные издания: продолжает выходить «Шадринский альманах», «Контрапункт», «Архетип» — они стали продолжением изданий 1990-х годов
и носят относительно периодический характер.
Развитие журнального дела в провинциальном городе, в том числе в Шадринске, — яркий показатель:
уровня благосостояния горожан, высокой степени
общественной активности горожан, высокого уровня
развития специальности «Журналистика» в ГОУ ВПО
«ШГПИ», так как большая часть авторов журнальных изданий — студенты филологического факультета ШГПИ,
обучающиеся по специальности «Журналистика».
Следующие характеристики шадринских журналов
составлены в марте 2009 года на основе работ студентов 5-го курса филологического факультета (Д. Горшковой, Ю. Катаргиной, Н. Новоселовой, О. Орловой,
Н. Самылиной, Л. Саркисян, О. Уваровой, Ю. Устьянцевой, Е. Хомяковой, В. Шавриной, О. Ширяевой).
Старейшее периодическое издание журнального
типа в г. Шадринске — альманах «Шадринская старина» — выходит в свет с 1993 года. Составителем и редактором первых выпусков был доктор культурологии
профессор ШГПИ С.Б. Борисов, ежегодник выходил
под эгидой Шадринского пединститута. Первые выпуски «Шадринской старины» представляли собой смесь
научных, публицистических и литературных работ, затем выкристаллизовался строгий краеведческих кор-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
пус ежегодника. Альманах выходит в книжном формате, бумажной обложке с черно-белым графическим
изображением улиц и зданий Шадринска, объемом
более 200 страниц.
Девятый выпуск ежегодного краеведческого альманаха «Шадринская старина» — свидетельство плодотворности работы Шадринского краеведческого общества, поскольку именно по результатам его творчества
составляется ежегодник. В альманахе опубликованы
материалы по истории Шадринска, оно адресовано
краеведам, историкам, антропологам, а также всем интересующимся историей Шадринского края.
Альманах «Шадринская старина» включает в себя
статьи, авторами которых являются как шадринцы, так
и жители других населенных пунктов России (город
Курган, село Шатрово Курганской области, город Ханты-Мансийск), посвятившие свои краеведческие исследования истории Шадринска.
Ежегодник «Шадринский альманах» выходит с 1997
года под редакцией С.Б. Борисова. Характер издания
заявлен как «многожанровый» и «синтетический».
Первый выпуск состоит из нескольких больших разделов: «Краеведение», «Фольклористика», «Социология»,
«Литература», каждый из которых, в свою очередь,
включает многочисленные рубрики: «Историческое
краеведение», «Библиография», «Шадринские священники», «Проза», «Поэзия», «Драматургия». Вообще,
введение рубрикации приближает издание к журналу,
обеспечивая четкое структурное деление.
В следующих выпусках рубрики стали разнообразнее, появились «Шадринск современный», «История
Шадринска», «Культура в лицах», «История повседневности», «Шадринск военной поры», «Социология»,
«Эссе». Как сообщает составитель, со второго выпуска
(1998 г.) альманах становится специализированным.
Он посвящен краеведению, социологии, педагогике,
филологии. Расширяется круг авторов — теперь это не
только шадринцы.
Третий выпуск объявлен литературно-художественным. Составитель характеризует альманах как «центр
притяжения творческих сил России». Количество рубрик теперь сокращается до двух — «Проза» и «Поэзия». В альманахе представлены исключительно современные литераторы.
Четвертый выпуск получает собственное название
«Антология шадринской поэзии. ХХ век». В нем самое
большое число авторов — 75. Составитель использует
сочетание тематического и хронологического принципов распределения материала. Таким образом, история
четырех выпусков «Шадринского альманаха» в некоторой степени отвечает динамике развития культурной
ситуации в Шадринске.
Альманах «Архетип» представляет собой научное
периодическое издание, основу которого составляют
статьи ученых-философов, филологов, культурологов
и краеведов Шадринского государственного педагогического инстиута. Идейным вдохновителем и издателем выступил С.Б. Борисов. Первый выпуск увидел
67
свет в 1996 году, на обложке стилизованное изображение богини мудрости Афины. Впоследствии менялись
обложка, авторский состав и объем альманаха, однако
заданный уровень научности сохранился. В последнем
выпуске (№ 3, 2005 г.) представлены материалы Центра
культурно-антропологических исследований, альманах был издан как возобновленные «Ученые записки
Шадринского государственного педагогического института» (под редакцией С. Борисова).
«Контрапункт» — периодическое издание Шадринского пединститута, представляющее собой литературно-критический сборник небольшого объема
(до 50 страниц). Выходит в свет с 1996 года, насчитывает 5 выпусков, издателем выступает С.Б. Борисов.
Содержит статьи по филологии. Журнал предназначен для тех, кто интересуется литературной жизнью
г. Шадринска. Стиль выпуска нейтральный, в издании
содержатся критические статьи профессионального
уровня, подготовленные преподавателями ШГПИ, как
правило, имеющими ученую степень кандидата наук,
а в последнем выпуске — студентами филологического факультета ШГПИ в рамках проблемной группы под
руководством С.Б. Борисова. Наиболее удачной из их
работ стала рецензия Н. Маткиной на книгу С.П. Чепесюка «Невесомость». В этой статье в полном объеме
представлены творческие находки и неудачи поэтических произведений шадринского поэта, обращено внимание на использование художественных приемов.
Личное мнение автора не воспринимается как истина в
последней инстанции. Н. Маткина предлагает читателю составить собственное представление о творчестве
поэта, чем возбуждает читательский интерес.
Журнал «Комплимент». На второй странице пилотного номера этого журнала генеральным директором
ОГУП «Шадринскоий Дом Печати» В.Н. Самылкиным
приводится пояснение выбора названия журнала:
«Мы назвали наш журнал “Комплимент”, потому что,
как спел Булат Окуджава “Давайте говорить друг другу
комплименты, ведь это все души прекрасные моменты”». Из обращения к читателям Виктора Николаевича
можно узнать о цели создания данного печатного издания: «Журнал о городе Шадринске, о шадринцах, о
женщинах, о детях, о семьях, о доме, о нас с вами».
Главный редактор журнала — Л.О. Семенова, издатель — генеральный директор В.Н. Самылкин, а над
номерами работали Л.В. Борцов, Н.А. Шешегова, В.В.
Волынкин, Л.С. Кузнецова, Е.В. Прокопова и др. В число авторов журнала вошли талантливые студентки отделения журналистики филологического факультета
Шадринского государственного педагогического института Нина Минина и Екатерина Ефимова. Журнал
издаётся в ОГУП «Шадринский Дом Печати».
По содержанию и по оформлению понятно, что
журнал предназначается для женщин, по сути это так
называемый «женский» журнал, из которого вытеснена «мужская» сфера интересов, хотя над выпусками успешно работали авторы-мужчины: фотокорреспонденты и журналисты В.В. Волынкин, Л.В. Борцов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
Выпуск журнала — дело нелегкое, но, несомненно,
интересное. Собрать нужный материал, отредактировать, сверстать, подготовить необходимые иллюстрации и фотографии — вот далеко не полный перечень
работ, необходимых для того, чтобы в руки читателя
попал очередной новенький, «горяченький» выпуск.
Журнал выпускается тиражом 500 экземпляров, объём
составляет 30 листов. Основная цель журнала — знакомство читателей с интересными людьми Шадринска, которые трудятся на благо своего родного города;
речь идет о представителях таких полезных обществу
профессий, как врачи, художники, учителя, работники
культуры и СМИ.
«Комплимент» включает в себя множество статей
на различные темы: дом, семья, работа, дети, религия. Есть познавательная и развлекательная рубрика
для самых маленьких читателей «Детская страничка».
Здесь можно найти множество кроссвордов, загадок,
игр и развлечений, шарад, занимательных задачек. Все
это сопровождается яркими, красочными и позитивными картинками.
Многообразие рубрик (в том числе «Копилка мудрости», «Наследие», «Семейная педагогика», «Воскресная школа», «Беседы врача», «Секреты красоты»,
«Сделайте вместе с детьми», «Готовим сами», «Женские советы», «Игры и развлечения», «Самозащита»,
«Из судейской практики» и др.) подразумевает возможность каждой шадринской женщине найти для себя в
журнале интересную информацию.
Оформление журнала включает в себя, как уже
упоминалось, высококачественные фотографии, иллюстрирующие те или иные события, которые происходили в Шадринске, портреты наиболее известных
людей города, снимки с музейных выставок и презентаций. Особое место в художественном оформлении журнала занимают яркие и удивительно точно
отображающие нашу действительность фотографии
В.В. Волынкина, который мастерски умеет вырвать из
обыденной жизни кадры, где самая обычная картина
рисуется под совершенно неожиданным зрительным
углом.
Журнал «Стильная жизнь» — рекламный, большеформатный, полноцветный, издавался в г. Шадринске.
Учредителем журнала являлся В.Ю. Мурзин. Тираж —
999 экземпляров (большее количество экземпляров
требует регистрации). Тон материала нейтральный,
беспристрастный, так как журнал не ставит перед собой задачи опровергнуть или защитить какую-либо
точку зрения. По своей направленности это рекламно-информационный журнал.
Материалы, представленные в этом журнале, по
своей тематике широкоохватные, так как затрагивают
различные стороны жизни г. Шадринска. В журнале
доминирует реклама организаций и предприятий города (на каждой странице внизу размещен телефон
рекламной службы журнала). Издатель журнала полагает, что реклама — незаменимый двигатель не только
торговли, но и бизнеса в целом. Журнал ориентирован
Журналистский ежегодник
в первую очередь на жителей города Шадринска различных возрастов и социальных статусов.
Материалы журнала имеют следующее расположение: сначала идут статьи, посвященные общественным, политическим и экономическим вопросам,
например, материал о первом национальном инвестиционном форуме «Муниципальная Россия», где обсуждалась проблема стратегии развития малых городов.
Затем идут статьи о культурной жизни г. Шадринска
(«Калейдоскоп вдохновения» — о Дворце культуры
ШААЗ). Следующая рубрика об образовании «Возможность качественного образования», например, вопросы
об улучшении качества сервиса, который является эффективным инструментом продаж, обеспечивающим
конкурентное преимущество, обеспечить которое поможет «Центр поддержки предпринимательства» при
ШГПИ. Далее в журнале располагаются материалы о
развлекательных мероприятиях в г. Шадринске (музыкальный фестиваль «Ребята нашего двора»). Все статьи
журнала «Стильная жизнь» сопровождаются большим
количеством ярких и позитивных фотографий. Следует заметить, что статьи чередуются различными рекламными блоками.
Большую роль в создании ярких и выразительных
материалов играет сплоченный коллектив журнала:
Иннокентий Строев, Алена Заречина, Ольга Коробец
(талантливая студентка отделения журналистики филологического факультета Шадринского пединститута), Оксана Коваленко, Роман Белоглазов.
Журнал «Жырафф», издававшийся в Шадринске в
середине 2000-х годов, носил рекламно-развлекательный характер, его учредитель и издатель — Е.С. Запрудина, полноцветный, формата А5, с обилием рекламной информации и небольшим количеством местных
событий, продавался в киосках города.
Студенческий журнал «Журилка» — молодежное
издание Шадринского государственного педагогического института, выходил в свет с 2008 по 2011
год с периодичностью 4 раза в год (по 2 выпуска в
семестр). Издание полноцветное, большеформатное. Статьи основаны на институтском и городском
материале, реклама отсутствует, журнал тиражируется в типографии пединститута. Объем журнала —
56 страниц. Редакторы журнала: студенты отделения
журналистики филологического факультета ШГПИ
Алена Статейкина и Елена Новоселова, с 2010 года —
Юлия Буркова.
В названии кроется несколько каламбуров:
1. «Журилка» ассоциируется с детским журналом
«Мурзилка», имеется в виду «детскость», издания, т.е.
его первоначально «учебный» (теперь уже профессиональный) характер.
2. Возможно, журнал первоначально задумывался
как сатирический, отсюда — «Журилка». От замысла
остались несколько постоянных рубрик с легкой критикой (и не только в адрес студентов).
3. Вероятно, авторы первых номеров испытывали
некоторое беспокойство перед будущей критикой и,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
назвав журнал «Журилкой», намекают, чтобы их самих
не журили.
4. На обложке в названии журнала «Журилка» буква «Ж» перекрыта лупой, и может читаться как «К», т.е.:
«Курилка» — место, где студенты могут отдохнуть от
докучливых преподавателей и поговорить по душам.
В любом случае, «Журилка» — издание неофициальное, истинно студенческое и по-настоящему интересное.
Журнал предназначен для демонстрационного использования: его выпуски вывешиваются на доске в
коридоре филологического факультета и пользуются
большим вниманием читателей: студентов, преподавателей, сотрудников и гостей института, а также на
сайте пединститута shgpi.edu.ru.
Постоянными авторами «Журилки» стали студенты
отделения журналистики филологического факультета ШГПИ: А. Булыгин, Я. Горшкова, А. Гусева, С. Сакаева,
М. Фаттахова, А. Диковинкина и Д. Федотова. Их материалы вызывают одобрение ведущих специалистов
в системе медиаобразования УрФО (Б.Н. Лозовского,
В.Ф. Олешко, Э.В. Чепкиной). Журнал украшают отменные работы фотохудожника Галины Безбородовой. На
страницах издания возможна перепечатка интересных
пресс-релизов, подготовленных пресс-службой ШГПИ
(руководитель Ю.А. Бурундукова).
В основном журнал состоит из статей, интервью,
присутствует жанр заметки, также включено и поэтическое творчество студентов.
На каждой странице читатель видит саму Журилку —
очаровательное существо с хвостиками и в очках, помещенное в верхний угол — графическая подробность,
созданная дизайнерским гением Елены Новоселовой.
Родившись как учебное издание, «Журилка» быстро стал востребованным журналом с целевой аудиторией: образованной, развитой, амбициозной молодежью — интеллектуальной элитой г. Шадринска.
Стремительное развитие вузовской науки нашло
отражение в периодическом издании «Вестник Шадринского государственного педагогического института», в котором публикуются основные научные идеи
и разработки преподавателей. «Вестник ШГПИ» — это
лицо научной жизни вуза, он выходит с 2008 года по 4
выпуска в год, включающих около 80 научных статей.
Редактор — ректор ШГПИ, профессор Л.И. Пономарева, заместитель редактора — проректор по НИР профессор Л.П. Качалова, ответственный секретарь — М.Е.
Медведева, специальный редактор — М.В. Вахрамеева.
Круг вопросов, освещаемых в «Вестнике ШГПИ», в
основном гуманитарного характера: в первую очередь
это проблемы методологии, педагогики, психологии,
истории, методики преподавания и др. Украшает журнал новая рубрика «Научный потенциал кафедры».
За рамками данного обзора остались единичные
выпуски учебных журналов, созданные студентами
филологического факультета ШГПИ «Леди Ша» (2008,
И. Богатыренко, О. Кевиш, О. Корабец, Е. Новоселова),
«PROявления» (2009, Е. Ефимова, Н. Минина), «ZOOM-
69
Zoom» (2007, М. Верхотурцева) и др.; не получивший
продолжения качественный литературно-художественный журнал «Jedem das Seine», вышедший в свет в
конце 1990-х под редакцией шадринского энтузиаста,
краеведа и ученого С.Б. Борисова; появившийся в 2011
году первый выпуск нового рекламно-информационного журнала «Городской помощник» (ред. С. Мурзин).
Краткий обзор журнального дела в Шадринске показал следующее.
Журналы вписаны в медийное и культурное пространство Шадринска как феномен, связанный с наличием творческих и профессиональных сил в провинциальном городе и потребностью в самовыражении
авторов, а не ради удовлетворения потребительского и
общественного спроса.
Спектр видов журнальной продукции довольно обширен: от рекламно-информационного до научного.
Журналы, за редким исключением, носят недолговечный характер: они выходят с разной периодичностью несколько лет, затем по тем или иным причинам
(смена редактора, редакторской и редакционной политики, состава редакции, исчерпывание тем, недостаток
финансирования и т.п.) прекращают существование.
Во всех журналах отражена жизнь города Шадринска, основная часть информационных и аналитических
материалов посвящена местным событиям.
Ряд материалов каждого выпуска прямо или косвенно связан с Шадринским пединститутом как поставщиком энтузиастов, тем и авторов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
Журналистский ежегодник
УДК 070
В.Н. Титова
Томский государственный университет
ШАБЛОННЫЕ ПОДХОДЫ И ПОТЕНЦИАЛ НЕШАБЛОННОСТИ
В ИЗДАНИИ ЮВЕНИЛЬНЫХ ГАЗЕТ
Данная статья предлагает рассмотреть ювенильную
журналистику с точки зрения шаблонных подходов и наивных
представлений издателей о продукте журналистской деятельности, выделить систематические ошибки издателей,
разобраться в их первоначальных причинах. Автор представляет опыт томских самодеятельных изданий, сумевших преодолеть шаблонные представления, а также предлагает конкретные способы, позволяющие осознать, трансформировать
и совершенствовать существующие шаблонные, наивные
представления о журналистике и вывести детский медиапродукт на профессиональный уровень.
Ключевые слова: шаблонные представления, ювенильная
журналистика, медиаобразование, Томск, самодеятельные издания, наивный подход, трансформация.
This article suggests to consider uvenal journalism from the point
of view of standard approaches and naive presentations of publishers
about the product of journalistic activity, to distinguish the bias errors
of publishers, understand their primary reasons. An author presents
experience of Tomsk amateur editions managing to overcome standard
presentations, and also offers certain methods, allowing to realize,
transform and perfect existent standard, naive presentation about
journalism and to show out child’s mediaproduct on a professional
level.
Keywords: standard presentations, uvenal journalism,
mediaeducation, Tomsk, amateur editions, naive approach,
transformation.
С
талкиваясь с детскими самодеятельными
изданиями на протяжении многих лет, мы замечали необъяснимое и не очень приятное для
самих изданий сходство. Несмотря на то, что они выпускаются в разных школах и разными людьми, такие
издания часто однообразны и похожи как братья-близнецы. Экспертизы, анализ изданий, многолетнее общение с редакциями и редакторами позволили более
системно заметить, рассмотреть и систематизировать
устойчивые шаблоны, клише, стереотипы, свойственные ювенильной журналистике. Именно так предлагает называть самодеятельные школьные газеты и
журналы исследователь Д.И. Косолапова [1]. Исследователь выделяет издания для детей, созданные руками
детей, в отдельное направление, достойное внимания
и более пристального рассмотрения. Термин «ювенильная журналистика» нам близок и видится соответсвующим, поскольку самодеятельные школьные издания
имеют определенные цели, отличные от взрослых изданий и изданий «взрослых для детей», и развиваются
по своим законам, которые отчасти и являются причиной рассматриваемого нами однообразия.
Известный тренер федерального масштаба по
мультимедийной журналистике О. Силантьева в дискуссии на конференции «Новые медиа — новое общество» (Новосибирск, ИРП-Сибирь, 2013 год) выразилась
по этому поводу следующим образом: «Я не люблю
школьные газеты. Любой продукт для пользователя
должны делать профессионалы». С ней невозможно
не согласиться, если посмотреть на ювенильные издания с точки зрения пользователя и продукта для пользователя. Как правило, газеты и журналы этой категории достаточно низкого качества. Но смотрит ли таким
взглядом на них издатель? (См. илл. 1).
Конечно, уровень качества изданий оставляет
желать лучшего, и можно скептически относиться к
детским газетам, но это не изменит факта: они существуют и восстребованы. Сегодня, в эпоху интернета,
когда целевая аудитория рассматриваемых изданий
снабжена современными гаджетами и быстро осваивает новые способы коммуникации, в школах и клубах
продолжают возникать и развиваться газеты. Мониторинг Районного центра развития образования Томской
области (РЦРО ТО) в августе 2012 года показал цифру
144 печатных издания по области (городские школьные газеты в большинстве своем не были учтены в
этом мониторинге в связи со спецификой работы центра, это еще порядка 20 изданий). Поэтому нам кажется особенно важным уделять внимание данному виду
деятельности.
Автор этой статьи в свое время сам руководил ювенильным изданием и на протяжении уже более десятка
лет контактирует с разнообразными детскими СМИ в качестве консультанта. А последние три года (2012, 2013 и
2014) выступал экспертом в номинации «Периодическая
печать» в конкурсе «Формат Медиа» (РЦРО ТО), благодаря чему было комплексно проанализировано суммарно
около 100 изданий ювенильного направления — газеты
школ, учебных учреждений дополнительного образования, клубов Томска и Томской области.
Нам видится, что проблема шаблонности, однообразия ювенильных изданий не в наличии шаблона
как такового, а в неосознанности этих шаблонных подходов, в наивности и неосознанности представлений
о продукте журналистской деятельности. Проще гово-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
ÏÓËÜÑ π 15
Ïåòÿåâà Àííà, 5 À êëàññ
›òî èíòååñíî
7
Иллюстрация 1.
Èçâåñòíîå î òàéíîì
Две эти страницы из
–îæäåñòâî íà –óñè âñåãäà ñ÷èòàëîñü ñàìûì àäîñòíûì è
îæèäàåìûì âåìåíåì ãîäà.  äîëãèå çèìíèå âå÷åà, êîãäà ó
ë˛äåé, íàêîíåö-òî ïîÿâëÿëîñü ñâîáîäíîå âåìÿ, à –îæäåñòâî
àññîöèèîâàëîñü ñ ÷óäîì, ê êîòîîìó ìîæåò ïèêîñíóòüñÿ ë˛áîé
÷åëîâåê, è çàîäèëèñü îæäåñòâåíñêèå ãàäàíèÿ.
ß ïîçíàêîìë˛ âàñ ñ íåêîòîûìè èç íèõ.
Ãàäàíèå íà áóäóùåå ñî ñâå÷àìè.
Âàì ïîòåáó˛òñÿ ìèñêà ñ âîäîé, ïîëîâèíêè îò ñêîëóïû ãåöêîãî îåõà, â êîëè÷åñòâå
àâíîì ÷èñëó ãàäà˛ùèõ, è ñòîëüêî æå íåáîëüøèõ ñâå÷åé èëè èõ êóñî÷êîâ. Ñâå÷è
íóæíî âñòàâèòü â ñêîëóïêè, çàæå÷ü èõ è ïóñòèòü ïëàâàòü â ìèñêó.
Äåâóøêà, ó êîòîîé ñâå÷à ñãîèò ïåâîé, ïåâîé èç ãàäà˛ùèõ âûéäåò çàìóæ;
ñîîòâåòñòâåííî òà äåâóøêà, ó êîòîîé ñâå÷à ñãîèò ïîñëåäíåé, è çàìóæ âûéäåò
ïîñëåäíåé. Åñëè ó êîãî ñêîëóïêà ñî ñâå÷îé óòîíóëà, òîé äåâóøêå è
âîâñå çàìóæåì íå áûâàòü.
Ìîæíî ãàäàòü è íå òîëüêî íà îæäåñòâî, íî è ïîñòî òàê. Íàïèìå, íà
êîøêå. Åñëè ó âàñ åñòü êîøêà, òî ïîñàäèòå êîøêó â äóãó˛ êîìíàòó è
çàäàéòå ïî ñåáÿ âîïîñ, íà êîòîûé ìîæíî îòâåòèòü ÄÀ èëè ÍÅÒ,
ïîòîì íåîáõîäèìî ïîçâàòü å¸ è âíèìàòåëüíî ïîñìîòåòü, ñ êàêîé
ëàïû âîéä¸ò êîøêà - åñëè ñ ïàâîé òî îòâåò ÄÀ, à åñëè ñ ëåâîé òî îòâåò
ÍÅÒ.
разных газет демонстрируют наглядное сходство.
Страницы газет разных
школ и разных городов
невозможно идентифицировать, колонтитулы,
изредка встречающиеся
на страницах газет, не
Àíîï Àë¸íà, 5À êëàññ
спасают.
? òîïè÷åñêèõ ëåñàõ Èíäîíåçèè àñò¸ò äååâî êåïïåë. Åãî ïëîäû òàê
äóøèñòû, ÷òî ÷åëîâåê, êîòîûé èõ ïîïîáîâàë, ïèîáåòàåò çàïàõ ôèàëîê.
 òîïè÷åñêèõ ëåñàõ fiãî-âîñòî÷íîãî Êèòàÿ îáíàóæåíû íåèçâåñòíûå íàóêå
äååâüÿ. Èõ êîà â çàñóøëèâîå âåìÿ ãîäà ïîêûâàåòñÿ ìåëêèìè êèñòàëëèêàìè
ñîëè: íàñòîÿùåå äååâî-ñîëîíêà! ›òè êèñòàëëèêè ìîæíî ñîáèàòü
äëÿ ïèãîòîâëåíèÿ ïèùè.
?Ñèíèöà çà ñóòêè ñúåäàåò ñòîëüêî íàñåêîìûõ, ñêîëüêî âåñèò ñàìà.
Ñàìàÿ ìàëåíüêàÿ ïòè÷êà, æèâóùàÿ ó íàñ - êîîë¸ê - óíè÷òîæàåò äî 10
ìèëëèîíîâ ìåëêèõ íàñåêîìûõ â ãîä.
?Ñàìàÿ ìàëåíüêàÿ ïòèöà â ìèå – ï÷åëèíàÿ êîëèáè, îáèòà˛ùàÿ íà Êóáå.
Âåñèò îíà 1,6 ãàììà, çàòî ìàøåò êûëüÿìè ñ ÷àñòîòîé äî 1000 âçìàõîâ â ìèíóòó!
?
 Èíäèè æèâ¸ò èíòååñíîå àñòåíèå Êàëè – êàíäà, êîòîîå
åù¸ íàçûâà˛ò «îáìàíè æåëóäîê». Ñúåâ âñåãî 1-2 ëèñòî÷êà ˝òîãî
àñòåíèÿ, ÷åëîâåê ÷óâñòâóåò ñûòîñòü íà ïîòÿæåíèè öåëîé íåäåëè,
íåñìîòÿ íà òî, ÷òî â ñîñòàâå ëèñòüåâ íåò ïèòàòåëüíûõ âåùåñòâ.
?
◊¸íûé ñòèæ ìîæåò íàõîäèòüñÿ â âîçäóõå 2-4 ãîäà.  òå÷åíèå
âñåãî ˝òîãî âåìåíè îí ñïèò, ïü¸ò è åñò. Ìîëîäîé ñòèæ, âñòàâøèé íà êûëî,
ïîëåòàåò 500 000 êì, ïåæäå ÷åì âïåâûå ïèçåìëèòüñÿ.
?
Íà Ïàíàìñêîì ïååøåéêå åñòü äååâüÿ, êîòîûå èìå˛ò íå îáû÷íûå,
îêóãëûå, à ÷åòû¸õãàííûå ñòâîëû.
?
Ñàìûå òÿæ¸ëûå ëåòà˛ùèå ïòèöû – ˝òî àìåèêàíñêèå äîôû.
Îïèñàíû äîôû âåñîì äî 19 êã. Åñòü íåïîäòâåæäåííûå ñâåäåíèÿ î
ñàìöå âåñîì 21 êã, êîòîûé áûë ñëèøêîì òÿæ¸ë, ÷òîáû ëåòàòü.
ря, дело в качестве используемых и воспроизводимых
ювенильными изданиями шаблонов и стереотипов.
В нашем исследовании мы пунктирно разделили
шаблонные представления на подвиды: типологические, содержательно-тематические, стилистические,
графические — соответственно композиционно-графической модели издания. Такое формальное разделение позволяет более пристально рассмотреть отдельные виды клише и проследить причины возникновения тех или иных стереотипов действия.
Кроме того, разбираясь в причинах удручающего однообразия, мы поговорим о передовом опыте и приведём
примеры выхода за рамки привычных представлений,
намечая пути трансформации используемых образцов и
представлений о продукте журналистской деятельности.
Типологические шаблоны
Итак, к типологическим шаблонам мы отнесли стереотипы, связанные с типологией издания, с выбором
типа издаваемой газеты. Основным типологическим
шаблоном можно считать тип газеты общего назначения, который в большинстве своем неосознанно
выбирают редакции, подражая одновременно и общественно-политическим изданиям, и развлекательным.
Выбор этого шаблона более наглядно прослеживается
на содержательно-тематическом и жанрово-композиционном уровнях, просто бросается в глаза на уровне
графическом, но опираясь на теорию комплексного
моделирования Ю.Н. Мясникова [2], мы видим, что
корни шаблонов следующих уровней следует искать
именно здесь — в типологии. Также к типологическим
мы относим шаблонный подход к выбору названия, отражающего концепцию всего издания, и шаблон периодичности (выбор регулярности выхода номера).
Ответы ювенильных изданий на типоформирующие вопросы — кто, для кого и зачем (издатель, аудитория, целевое назначение) — размыты, расплывчаты,
запутаны и неосознанны, в связи с этим редакции издают свое СМИ для всех и одновременно ни для кого,
обо всем и порой ни о чём.
Сначала же попробуем ответить на типоформирующие вопросы. Кто? Как и во взрослой журналистике, в
ювенильном сегменте мы можем наблюдать учредителя (как правило, администрация школы) и издателя (редакция газеты — учитель и ученики), представленных
разными субъектами. Их интересы и взаимоотношения
сильно влияют на тип издания, а в ювенильной журналистике эти интересы часто приходят в противоречие, в
отличие от взрослой журналистики, где издатель все-таки придерживается целей и задач учредителя (в противном случае он может перестать быть издателем). В нашем случае суровое противостояние часто приводит к
гибели самого издания, газета просто перестает сущеИллюстрация 2.
Инфографика мотивации подростков
нравится, интересно!
30%
высказать свое мнение
23%
хотят стать журналистами
считают свою газету
полезной обществу
12%
15%
развиваются
5%
новые люди
5%
участие в жизни школы
5%
участие в конкурсах
приятно видеть свои
статьи напечатанными
3%
2%
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
Журналистский ежегодник
Иллюстрация 3.
Пример выхода за
ГАЗЕТА ТОМСКОГО
ГАЗЕТА ТОМСКОГО
ГУМАНИТАРНОГО
ГУМАНИТАРНОГО
ЛИЦЕЯ
ЛИЦЕЯ
ГАЗЕТА ТОМСКОГО
ГАЗЕТА ТОМСКОГО
ГУМАНИТАРНОГО
ГУМАНИТАРНОГО
ЛИЦЕЯ
ЛИЦЕЯ
ДОМ
ДОМ
НА НА
НАБЕРЕЖНОЙ
НАБЕРЕЖНОЙДОМ
ДОМ
НА НА
НАБЕРЕЖНОЙ
НАБЕРЕЖНОЙ
ПОЗДРАВЛЯЕТ
ПОЗДРАВЛЯЕТ
ПОЗДРАВЛЯЕТ
ПОЗДРАВЛЯЕТ
пишешь. Зачитываешь
пишешь. Зачитываешь
свою работу,
свою
по-работу, поГлинки) и Der
Глинки)
Fruhling
и Der
В.А.
Fruhling
Моцарта.
В.А.ПроМоцарта. Просле чего выслушиваешь
сле чего выслушиваешь
мнения жюри.
мнения жюри.
шло неплохо
шловесьма,
неплохо
конкурс
весьма,был
конкурс
в залебыл в зале
В жюри сидело
В жюри
трисидело
эксперта:
трилитератор,
эксперта: литератор,
ТГУ, очень ТГУ,
хорошем
оченьзале
хорошем
с прекрасной
зале с прекрасной
акуакупоэтесса ипоэтесса
прозаик,икак
прозаик,
я понял.
какИнтея понял. Интестикой, такстикой,
что я получила
так что яудовольствие
получила удовольствие
от
от
ресно былоресно
то, что
было
каждый
то, что
изкаждый
них судил
из них судил
нахождения
нахождения
на сцене. на сцене.
со своей точки
со своей
зрения.
точки
Имени
зрения.
их, как
Имени
во- их, как воВсероссийская
Всероссийская
олимпиадаолимпиада
школьников
школьников
дится, я недится,
запомнил.
я не запомнил.
Получилось,
Получилось,
что я
что я
по обществознанию.
по обществознанию.
Всё началось
Всёс началось
перво- с первовыходил последним.
выходил последним.
Прочитал, Прочитал,
выслувыслуго места в го
школьном
места в школьном
туре, хотя туре,
для меня
хотя для меня
шал критику.
шалПосоветовали
критику. Посоветовали
писать дальписать дальэто было это
довольно
было неожиданно:
довольно неожиданно:
на мой на мой
ше, публиковаться.
ше, публиковаться.
Затем члены
Затем
жюри
члены жюри
взгляд, в нашей
взгляд,
параллели
в нашей параллели
есть люди, есть
кото-люди, котоподвели итоги,
подвели
нас итоги,
наградили
нас наградили
диплома- дипломарые знают рые
этотзнают
предмет
этот
непредмет
хуже меня,
не хуже
воз- меня, возАксиненко
Диана,132
Диана,
группа
132 группа
ми 1, 2,и3гран-при.
степени иЯгран-при.
взял одинЯ взялАксиненко
один
можно, даже
можно,
в чём-то
дажеи влучше.
чём-тоНо
и лучше.
что же,Но что же,
Крепак Крепак
Олег, 113
Олег,
группа
113 группа ми 1, 2, 3 степени
из гран-при
из по
гран-при
направлению
по направлению
«художе- «художея приняла яэтот
приняла
результат
этот срезультат
радостьюс для
радостью для
* Гран-при
* Гран-при
на областном
на областном
молодеж-молодеж* Международный
* Международный
детский и
детский
юно- и
юноственный текст»,
ственный
также
текст»,
былитакже
номинации
были номинации
себя
после себя
некоторых
после некоторых
секунд оцепенения
секунд оцепенения
:)
:)
ном форуме
ном«Новое
форуме
поколение:
«Новое поколение:
кадро- «поэзия»
кадро- и«поэзия»
шеский шеский
конкурс-фестиваль,
конкурс-фестиваль,
ди- Далее
ди-меняДалее
«публицистика».
и «публицистика».
На форумеНа форуме
направили
меня направили
на муниципальный
на муниципальный
были представлены
были представлены
школы Томска
школы
и СеТомска плом
и Се- 2-ойплом
вый резерв
вый
XXI
резерв
века»XXI века»
степени
2-ой степени
тур олимпиады.
тур олимпиады.
Это несколько
Это странно,
нескольконостранно, но
верска. Где-то
верска.
в середине
Где-то вапреля
середине
в Томске
апреля в Томске
* Призер* муниципального
Призер муниципального
этапа большинство
этапа большинство
вопросов ввопросов
этом турев показаэтом туре показаузнал о форуме
узнал случайно
о форуме -случайно
увидел -пройдет
увидел презентация
пройдет презентация
журнала «Ключежурнала «КлючеВсероссийской
Всероссийской
олимпиады
олимпиады
по об- по
лосьобмне во
лось
многом
мне во
проще,
многом
чемпроще,
на школьчем на школьобъявлениеобъявление
в Северской
в Северской
библиоте- библиотевое слово»,вое
в котором
слово», вможно
котором
будет
можно
уви- будетществознанию
увином этапе.ном
Мною
этапе.
было
Мною
занято
было
четвёртое
занято четвёртое
ществознанию
деть работы
победителей
работы победителей
ке. Решил ке.
попробовать,
Решил попробовать,
отправил одну
отправил
из одну
из деть
”.
”.
место, я воказалась
числе призёров,
в числе призёров,
что,
что,
* 4 место
* 4в место
региональном
в региональном
этапе место,
этапея оказалась
историй, которые
историй,пишу
которые
в свой
пишу
блог.вОтпрасвой блог. ОтпраРаботу Олега
Работу
можно
Олега
прочитать
можно прочитать
в его
в его
впрочем,
впрочем,
же меня
опятьудивило.
же меняПосле
удивило.
я После я
Всероссийской
Всероссийской
олимпиады
олимпиады
по об- по
об- опять
вил и забыл.
вилНеожиданно
и забыл. Неожиданно
мне сообщают,
мне сообщают,
блоге, ссылка
блоге,в ссылка
группе влицея
группе
(http://
лицея (http://
отправилась
отправилась
на региональный
на региональный
этап, ни наэтап, ни на
ществознанию
ществознанию
что я прошел
что городской
я прошел городской
этап и будуэтап
преди буду
пред- vk.com/club645161).
vk.com/club645161).
А это небольшой
А это небольшой
ототчто особо уже
что особо
не рассчитывая,
уже не рассчитывая,
ибо специ-ибо специставлен наставлен
областинав области
номинации
в номинации
«Я - ав- «Я
- ав-«Было
рывок:
рывок:
ли страшно?
«Было ли–страшно?
да, конечно,
– да, конечно, онкурс назывался
онкурс назывался
«Сибирь за«Сибирь
альноза-практически
ально практически
не готовилась
не готовилась
и наде- и надетор». Удивился.
тор». Удивился.
Обрадовался.
Обрадовался.
В назначенВ назначенбыло. Но с было.
каждой
Номинутой
с каждойвсе
минутой
меньшевсе
и меньше и жигает звёзды».
жигаетЯзвёзды».
участвовала
Я участвовала
ялась в основном
ялась в на
основном
свои уже
наимеющиеся
свои уже имеющиеся
ный день ный
явился
день
в Северскую
явился в Северскую
Гимназию, Гимназию,
меньше. Вид
меньше.
этих взрослых
Вид этих успокаивал.
взрослых успокаивал.
знания.
туреВ яэтом
также
туре
заняла
я также
четвёрзаняла четвёрв номинации
в номинации
«Вокал академический»
«Вокал академический»
от знания.
от В этом
где проходил
где форум.
проходил
Такфорум.
как было
Так много
как былоВ много
конце концов,
В конце
не концов,
все ли равно,
не всекак
ли умиравно, какмузыкальной
умитоемежместо, это
тое немного
место, это
огорчило
немногоменя,
огорчило
ведь меня, ведь
музыкальной
школы №1.школы
Это был
№1.межЭто был
направлений,
направлений,
как гуманитарных
как гуманитарных
наук, так наук,
рать:так
от смерча
рать: или
от смерча
от несчастного
или от несчастного
слуслудународный
дународный
конкурс, поэтому
конкурс, участпоэтому чётвёртое
участ- -чётвёртое
это же почти
- этопризовое
же почтитретье...
призовое третье...
и технических,
и технических,
длилось этодлилось
несколько
это дней.
несколько
дней.
чая?
– Смерть
чая? будет
– Смерть
смертью,
будеткакой
смертью,
бы какой
бы былоников
ников
многобыло
как много
с различных
как с различных
му- и вообще,
му- ичетвёртое
вообще, четвёртое
место - оно,
место
на мой
- оно, на мой
Прослушивание
Прослушивание
в номинации
в номинации
«Я - автор»«Я -она
автор»
не была.
онаПросто
не была.
в какой-то
Просто вмомент
какой-то момент
взгляд,
обиднее,
гораздочем
обиднее,
шестое-восьчем шестое-восьзыкальныхзыкальных
школ нашего
школ
города,
нашего
такгорода,
и взгляд,
так игораздо
проходилопроходило
в последний
в последний
день, как раз
день,
перед
как раз
перед посетило
посетило
такое безразличие,
такое безразличие,
спокой- спокойучастниковучастников
других населённых
других населённых
пунктов пунктов
мое, например
мое,”.
например”.
награждением
награждением
победителей.
победителей.
Нас человек
Нас человек
ствие, безмятежность…Одиннадцатиствие, безмятежность…Одиннадцати(увы, не могу
(увы,
теперь
не могу
ужетеперь
вспомнить,
уже вспомнить,
кака- сильно
Если
Если
поросить
сильноДиану,
поросить
мы сможем
Диану, мы сможем
12-15. Разный
12-15.
возраст
Разный
и тематика.
возраст и Формат
тематика. летний
Формат я, тринадцатилетний
летний я, тринадцатилетний
брат, неиз-брат, ких
неиз-точно).ких
Я исполняла
точно). Я исполняла
«Песню Ильи«Песнюустроить
Ильи- еёустроить
мини-концерт:)
её мини-концерт:)
был такой:был
объявляют
такой: объявляют
тебя, выходишь,
тебя, выходишь,
го- вестные
го- приветливые
вестные приветливые
люди, голый
люди,
пляж
голый нишны»
пляж
изнишны»
трагедии
из Н.В.
трагедии
Кукольника
Н.В. Кукольника
воришь, кто
воришь,
ты, откуда,
кто ты,
гдеоткуда,
учишься
гдеи учишься
что
что море…»
иибурное
и бурное море…»
«Князь Холмский»
«Князь Холмский»
(на музыку(на
М.И.
музыку М.И.
рамки типологического шаблона —
листовки «Дом на
Набережной поздравляет».
„Я „Я
„К „К
ствовать, поскольку не расставлены акценты в ответе на
вопрос «кто определяет политику редакции: администрация или ученики?». И здесь мы логично подходим
к цели издания.
Зачем? Рассматривая целевое назначение ювенильного издания, мы также наблюдаем противоречивый клубок мотивов и интересов. «Издатели»-подростки преследуют свои цели. Исследование Д.И. Косолаповой представляет нам мотивации подростков-участников редакций школьных СМИ [3] (См. илл. 2).
Большая часть подростков — 30% — отвечают «интересно, мне это нравится!». Другие мотивы: подготовиться к поступления на ФЖ, высказать свое мнение,
увидеть свои тексты напечатанными (самовыражение,
профориентация, самоопределение, общение) — это
личные цели и мотивы.
«Учредитель»-администрация же заинтересована
в презентационном издании или в предоставлении
услуги профориентирования. Вроде бы противоречия нет: одни хотят стать журналистами, другие хотят
создать для них условия. В жизни же это часто выглядит следующим образом. Администрация часто хочет
видеть презентационное издание, возлагая на газету представительскую функцию — газета становится
бумажной презентацией школы. А старшеклассники
хотят научиться высказывать свою точку зрения, влиять на общественную жизнь, говорить о неприятном,
вскрывать несправедливости и конфликты и выносить
их на широкое обсуждение, возлагая на издание коммуникционную функцию, функцию организатора общественного диалога. Какая из этих функций должна
быть основной? На этот вопрос каждое издание должно отвечать честно и индивидуально. Это облегчит
дальнейшее понимание деятельности издания.
Понятно, что в презентационном издании ребята
часто не могут писать о проблемах, драках, несправедливостях и точках напряжения в школьной жизни.
В одной из наблюдаемых нами гимназических газет
ребятам удалось переломить ситуацию и настоять на
криминальной рубрике путем долгого и упорного написания проблемных текстов — завуч по воспитательной работе сдалась. Теперь ребята пишут и «линчуют»
проблемы открыто. В другой томской гимназии администрация уверена, что газета должна отражать только
позицию администрации, в проблемных ситуациях материалы «надиктовывались», правились, позиция другой стороны представлялась «неверной» по определению. В гимназии работал факультатив по журналистике, но о журналистике ли тогда идет речь? Здесь школьная газета выступает в роли корпоративного издания, а
редакция в роли пиар-службы. Стоит говорить честно
и называть такой факультатив PR-факультативом.
Индивидуальные цели отдельных личностей не являются типоформирующими во взрослой журналистике, здесь же мы видим влияние на тип издания именно
личных целей издателя (самовыражение) и учредителя (самопрезентация).
Зачем школьное издание аудитории? Какие информационные потребности оно собирается удовлетворять? Такие вопросы, как правило, не возникают
и не обсуждаются, впрочем, как и вопрос для кого
издается газета. Считается, что это и так понятно —
для школьников. Но типоформирующий фактор
«читатель» также вносит путаницу в ответ на вопрос
«какой должна быть школьная газета?». Целевых аудиторных групп у школьной газеты сразу несколько:
ученики младшего, среднего и старшего звена (у этих
групп разные жизненные интересы и информацион-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
73
Иллюстрация 4. «Облако слов» (доступно по ссылке http://www.tagxedo.com/
artful/d6be2e8f019840e7) выделяет размером шрифта наиболее часто встречающиеся слова и позволяет наглядно представить данный шаблон.
ные потребности), учителя, администрация школы,
родители. Итого минимум шесть аудиторных групп,
информационные интересы и потребности которых
различны и противоречивы, различны ценности и
привычки, а также различен уровень владения навыком работы с информацией: материалы для учеников
младшего и старшего звена, чтобы заинтересовать их,
должны создаваться с учетом их интересов и возможностей. Как это сделать на страницах одной газеты,
выходящей четыре раза в год?
Такое расслоение всех типоформирующих факторов не позволяет сформировать единственную четкую, понятную и правильную модель школьной газеты, позволяющую удовлетворить все эти интересы.
Становится совершенно ясен и объясним шаблонный
выбор типа «газета общего назначения», «для всех и
обо всем», поскольку важные вопросы типа при возникновении издания не прорабатываются и не осознаются. Мы видим, что количество вариантов ответов
на поставленные вопросы значительно больше одного
во всех пунктах, и в каждом конкретном случае должна возникать особая, уникальная, соответствующая учреждению модель издания. Практика показывает, что
осознанный ответ даже на один из типоформирующих
вопросов позволяет изданию приобрести индивидуальное узнаваемое лицо.
Так, примером выхода за рамки типологического
шаблона можно назвать спецпроект «Дом на Набережной поздравляет». Тип данного медиапродукта — листовка. Целью данного спецпроекта редакция назвала
рассказ о достижениях учащихся. Хочется заметить,
что инициатива создания проекта принадлежит одной
из учениц, которая восхитилась достижениями одноклассника, решила узнать, а как с победами у других
ребят лицея, и рассказать об этом общественности.
В итоге вышло 6 листовок, на которых 9 ребят от первого лица рассказывают о своих победах. (См. илл. 3).
Еще один пример — медиахолдинг Северской гимназии. Здесь осознанно ответили на вопрос «для кого?»,
и в определенный период существовало одновременно несколько изданий, направленных на разные аудитории: «Переменка» — новостной оперативный листок
(события, короткие заметки) для младших школьников,
«Большая перемена» — многополосник с большими по
объему текстами и с уклоном в аналитику для старшеклассников, «Два крыла» — представительский журнал-альманах, совместный труд учителей и учеников
для самих учеников, учителей, а также родителей и
гостей школы. Разные цели — разные продукты. Возможно, необходимо отметить, что Северская гимназия
долгие годы сотрудничала с факультетом журналистики ТГУ. Вмешательство профессионалов-журналистов
налицо, хотя от выбора шаблонного названия, о котором мы поговорим далее, не уберегло (выбор названия
для газеты был осуществлен раньше вмешательства
профессионалов и разработки сложной модели).
Следующим типологическим шаблоном мы считаем
шаблон выбора названия. С помощью ресурса Tagxedo
нами был проанализирован каталог реестра школьной
прессы России (http://portal.lgo.ru/rspr/index.htm), который насчитывает более 3000 изданий. (См. илл. 4).
Анализ реестра школьной прессы России показал,
что слово «перемена» — наиболее популярное имя для
школьной газеты («Перемена», «Переменка», «Большая перемена»), далее в списке «школьные вестники»
и «вести». Самые часто встречающиеся слова: перемена — 259 (переменка — 167), школьная — 336, школьный — 297, вестник — 277, школьные — 212, большая —
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
Журналистский ежегодник
КорОНа
№ 7(8) 2013
Газета Северского кадетского корпуса
КОРпус
−·− −−− ·−·
+100500кг здоровья
Особого
−−− −· ·−
1.Что ты чувствовал на полосе
препятствия?
Я поддерживал всех, чтоб взять 1 место;
Участвуя, мы сильно устали и долго
отдыхали; Голод, усталость, радость; Я суп
варил уху, вкусный был; Я чувствовал вкус
победы; 3 место в противовесе; Противовес
я не воспринимал как какие-то соревнования, для меня это было игрой; Радость за
команду; На полосе препятствий я
старался быть уверенным; Что нужно
было применить профессионализм и
много ответственности; Только чтобы
наша команда победила; Веселье;
Безумная усталость; чувствовал усталость
во всей полосе; Экстрим, адреналин, драйв,
азарт, хорошее ощущение, чувство
свободы, прилив эмоций, веселье, чувство
самосохранения.
2.Как победить в перетягивании
каната?
Силой, командой, дружно; Надо правильно
расположить команду, под счёт двигаться;
Надо быть командой; Нужно тянуть
слаженно, рывками; Надо всем дружнодружно тянуть его; Надо на конец каната
ставить людей с большим весом, а на
начало лёгких и резких; Если есть
слаженность в рывке, то победа за вами;
Дёргать в один темп с командой; Командная игра, и сильные участники; Главное,
это мозг, тянуть канат одновременно с
командой, и победа будет в кармане, но
если собьётся один, проигрыш возможен;
Канат нужно тянуть дружно; Нужно быть
сильным; Быть сильнее и умнее; Легко;
Нужно больше давать еды в столовой;
Слаженностью команды; Силой духа; Надо
построить команду.
3. Впечатление об установке палатки?
Для нас это было полегче, чем другим, вот
мы и собрали быстрей всех; Хоть палатка
была сломана, но мы её собрали; Мы
посмотрели, как делали другие, и сделали
все правильно; Интересно, увлекательно,
поучительно; Долго; Было весело; Был
НАзначения
Событие недели
“КОРОНА”
Газета Северского кадетского корпуса
Военная
Команда кадет после изнурительных
ежедневных танцевально-огнево-стихостроевых тренировок, прихватив на
всякий случай валенки для снега, темные
очки для солнца, визитки для распространения опыта и знамя для славы отбыла
наконец-то в Пермь. Успеха им!
Всему корпусу передают привет!
Весь корпус с нетерпением ждет приезда
Александра Очередного из Казахстана. В
ФСБ дали “добро”!
“Немного о первой роте. У нас в первой
роте всё вроде бы нормально. Я не знаю,
как во второй, но у нас, по крайней мере,
есть двери в комнатах”.
Бабиков Борис и Максименко Роман
осуществляли натаску собак на дохлых
уток. Однако одна утка оказалась сама
натаскана на кадет и цапнула Романа за
палец.
8Б в понедельник на торжественном
построении получил больше всех медалей
за “Зарницу” и День Здоровья. Поздравляем!
Наш подполковник И.С. Здоровец стал
директором (временно). Мы этому рады!
На втором этаже повесили телевизор,
правда, он ничего не показывает, но
висит... радует.
произведен неправильный инструктаж;
Палатка была сломана, были только
нервы; Ужас, чушь и недовольные крики;
Все неорганизованно, палатки нестандартные, поэтому не все умеют правильно их
собирать их; Одна путаница из-за
неисправной палатки; Сложное; Не смогли
установить палатку; Понравилось, быстро
и красиво, это было нелегко, мы работали
все дружно, помогая друг другу, когда мы
всей командой строили палатку, мы
старались делать всё одновременно, очень
сильно понравилось побольше бы таких
соревнований.
“Мне очень понравилась полоса препятствий, я с восторгом выполнял все
правила игры, я старался поддерживать
всех своих друзей, чтобы они были
дружными и веселыми. Все препятствия
для меня и моих друзей были легкими, но
интересными, а самым трудным было
добраться до “Северского кадетского
корпуса”. (Олег Кияров, 8А)
“Полоса препятствий... В принципе
неплохо, были веселые препятствия,
например, мы забирались по дереву на
доски, там садились на палку и съезжали по
веревки на другую сторону. Еще мне
понравилось, как мы перелезали по
веревкам, как будто через паутину. Нам
надо было залезть до верха, а потом
прыгнуть, держась за веревки, кувырком, а
потом слезть. Было весело!” Никита
Григорьев, 8А
Информацию собирали: Максим
Перемитин, Артем Шишкин (8Б),
Андрей Сабельфельд, Костя Сухов,
Андрей Бодулин (8А), Сергей
Куприянов, Иван Вахрушев,
Артемий Гордиенко (7А), Артем и
Иван (7Б)
Автор рисунка: Александр Борзунов, 10Б
ница газеты «КорОНа»
Представляем Долгополову Галину
Николаевну, учителя русского языка и
литературы
(Северский кадетский
– Каким вы были ребенком?
– Любознательным
корпус, г. Северск)
– Где вы учились и работали до
корпуса?
– Работала в МБОУ «СОШ №86»
– Ваше главное достижение?
– Уважение выпускников всех лет. Доброе
отношение всех учеников.
– Почему вы стали учителем?
– Считаю важным воспитывать настоящих и
достойных граждан.
– Что вам больше всего нравится в
кадетском корпусе?
– Порядок.
– Что бы вы хотели организовать в
корпусе? К чему готовиться кадетам?
– Литературные гостиные – 1 раз в четверть.
– Чем любите заниматься в свободное
от работы время?
– Совершать прогулки с друзьями.
– Какой отдых вы предпочитаете?
– Активный.
На этой неделе 8 класс впервые в этом году
пришел на “Соцветие”, увидели любимого
учителя и научились работать выжигательным прибором!
– Ваши любимые фильмы?
– Умные детективы, исторические фильмы.
– Что у вас всегда есть в холодильнике?
– Масло, сыр, молочные продукты, овощи,
фрукты, мясо.
– Есть ли у вас домашние животные?
– Пёс-шарпей и кот-бирманец
– Что вы любите смотреть по телевизору?
– Умные детективы, новости, исторические и военные фильмы
– Какие книги вы любите читать?
– Р. Стаут, детективы, новости, И.
Ефремов - об эпохе А. Македонского,
перечитываю А. Чехова, М. Булгакова и
других классиков
Из окна 13 кабинета кадеты наблюдали за
ломкой забора. Испытывали смешанные
чувства - радости и опасения за свободу
передвижений.
– Что бы вы посоветовали почитать
кадетам?
хроника
– Куда бы вы хотели поехать путешествовать?
– В Египет , где у развалин храма послушать
оперу Аида.
– Классику, именно Тургенева, Чехова,
Пушкина, Толстого. Надо учиться
дружить, любить и быть настоящим
человеком.
Интервьюировал А. Шмелёв (10А)
На фото: глава Администрации
г.Северска И. Волков вручает Галине
Николаевне Почетную грамоту о
занесении на городскую Доску
почета
Средь кедров и сосен от шума закрыт
Наш корпус кадетский в Сибири стоит.
И мы, представляя свой край в первый
раз.
Хотим хоть немного, почти без
прикрас
О нем рассказать. Только очень уж
сложно
Неистребимое стремление к собиранию
Вместить в пять минут, да почти
пустых бутылок зафиксировано А.С.
невозможно,
Солововым
Всё то, что мы видим вокруг каждый
раз,
Как солнце нежаркое балует нас.
И осенью ранней, и поздней весной,
Студеной зимою, и летней жарой,
Мы любим свой край, необъятный,
суровый,
Красивый и щедрый, старинный и
новый.
Е.Л. Здоровец
Фото недели
Иллюстрация 5. Стра-
Стихи недели
Редакция:
А.О. Окунев, Е.Ю. Емельянова, Е.Л. Здоровец, И.С. Здоровец, Г.И. Павлова, В.Н. Шутов, Андрей Бутор (10А), Александр
Шмелев (10А)
Фото: А.С. Соловов, В.Н. Шутов
Адрес редакции: г. Северск, ул. Славского, 32, “Северский кадетский корпус”. Тираж 50 экз.
СКК
4. Какие виды соревнований бы вы
хотели в следующий поход?
Футбол, бой мешками, прыжки в мешках;
побольше еды; Кросс 5 км. С автоматом.
рюкзаком; Пейнтбол; Никаких; Конкурс
по поеданию яблок из бочки, поеданию
пирогов; Силовые упражнения, отжимания, пресс и соревнования на ловкость;
Прыжки в высоту; Кто быстрее сварит уху;
разборка в лекарства, Лазанье по канату,
Гири противовес.
Стрельба из лука;
гири; метание ядра;
Борьба на песке;
соревнования по
бегу; волейбол; бокс;
большой теннис;
стрельба из травматической винтовки;
разжигание костра;
эстафеты; прохождение полосы препятствия; ставить
палатку; подтягивания; перетягивание
каната.
5.Сколько здоровья ты получил в этот
день? 500гр; На мой век хватит; Мало т.к.
сорвал спину; 100кг много; все 100%; 30 кг;
600 г; много; Все 500 кг; 10 кг здоровья +1кг
выживанию, очень много; Нормально, 5
тонн, много, устал очень, 0.25 кг, 3 кг
точно, Несколько, Много. 1000кг,
+100500кг, 5кг, очень много, 100кг,
100%.
№ 7(8) 2013
Человек недели
Читайте нас в сети http://skk.tomsk.ru
199, вести — 177, жизнь 158 и т.д. Имя издания — это
отражение его концепции, и причина шаблонного выбора названия видится нам в неартикулированности
цели и концепции издания.
Интуитивно стараясь выделиться, отойти от шаблона, но не осознавая своих целей, издатели ищут просто
красивое слово и порой впадают в другую крайность.
Так, некоторое недоумение вызвала встретившаяся
газета «Четвертинка». Слово созвучно со словом «четверть», но несет оно совсем иную смысловую нагрузку
и вызывает очень неоднозначные ассоциации. В этом
случае название остается просто красивым (или не
очень: школополитен, e-news) словом.
Неосознанность основных типологических признаков ведет к неопределенности в признаках дополнительных. Один из них — периодичность издания.
Обычно школьные газеты выходят один раз в четверть — четыре раза в год.
Какая должна быть периодичность? Какая она школе нужна? Почему именно раз в четверть? Срабатывает
принцип «успеть собрать хоть какой-то материал», набрать на номер? Или принцип — «так принято»? Периодичность выхода определяется, подражая коллегам из
соседних школ? Почему никто не берется подражать
ежедневным газетам?
хотя когда издатели решаются на другую периодичность, осознав предварительно цели издания, получаются очень вдохновляющие эксперименты. газета
«КорОНа» (КОРпус Особого НАзначения — название
концептуальное, хотя и взято не из военной среды) Северского кадетского корпуса (г. Северск) выходит еженедельно. Для ювенильной журналистики — это редкость.
Формат газеты — 2 полосы А4. В конце каждой четверти
все номера собираются в подшивку (См. илл. 5).
Выбранная жанрово-композиционная модель в
этом издании также достойна внимания, на примере
газеты «КорОНа» мы можем наблюдать влияние осознанного типологического шаблона на шаблоны других
уровней и на общее качество издаваемого медиапродукта — переход шаблона в модель издания.
Содержательно-тематические шаблоны
К данному виду шаблонов мы отнесли шаблон выбора темы и содержания отдельного медиапродукта —
для ювенильной журналистики характерен шаблон
традиционных праздников как основной темы номера.
Сюда же хочется отнести способ использования познавательно-справочной информации.
Большая часть полос школьных газет посвящена
традиционным праздникам, которые располагаются
в конце четвертей: первая четверть (октябрь) — День
учителя; вторая четверть (декабрь) — Новый год; третья четверть (март) — гендерные праздники 8 Марта и
23 Февраля плюс День влюбленных (14 февраля); четвертая четверть (май) — День Победы и выпускной.
С организационной точки зрения такая временная
привязка очень удобна, это некий жесткий внешний
дедлайн, который позволяет соблюдать периодичность раз в четверть. Но с точки зрения содержательной темы праздников выносятся в заглавные неоправданно. Большие объемы газет посвящены истории
праздников разных стран, размышлениям о том, что
подарить, публикации списков именинников и другой
информации, полученной из интернета, в то время как
обычная повседневная жизнь уходит на второй план. В
итоге номера изданий разных школ невозможно идентифицировать по содержанию, вот одна из причин
единообразия.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
75
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
8
жги, лицеиСт!
Дом
на Набережной
Дом
на Набережной
иальными гимнами ТГЛ.
Пожалуй, этот момент оказался самым душевным за
всю программу: лицеисты
и преподаватели улыбались
сквозь слёзы.
Также выпускники не
поскупились дать несколько советов и рассказали о
своих чувствах к лицею.
- Лицейские годы были лучшими. Столько всего-всего
за это время произошло.
Только вот после выпускного еще месяц не мог смирится с тем, что в сентябре
уже не пойду на линейку, не
будет вокруг друзей; только
в сентябре понял, что
началась новая жизнь, к
которой я не готов. Новые
предметы,пары,учителя......
Алло, мы нашли таланты!
На конкурсе талантов можно всё
А
ктовый зал лагеря «Солнечный».
уже за полчаса
до начала программы он
оживает из-за подготовки
«лицейскими талантами»
своих номеров. Двери открываются и закрываются
буквально каждую минуту,
непрерывно. Лицеисты
в суматохе носятся со
своими флешками, музыка
не прекращается, слышен синхронный топот и
мелодичные голоса. Все это
предвещает невероятное
шоу под незатейливым
названием «Алло, мы ищем
таланты!».
В 7 часов вечера зал
был заполнен учениками
нашего любимого Гуманитарного Лицея. Аплодисменты! На сцену вышли
многоуважаемые «старички» Гуманитарного Лицея:
Дарья Козлова, екатерина
зыкова и Фаина Лифшиц,
выступавшие в роли ведущих. На сцене девушки
чувствовали себя свободно и раскованно, как бы
давая понять новеньким
лицеистам, собиравшимся
выступать в этот вечер, что
бояться нечего, ведь мы
- одна семья и всегда друг
друга поддержим.
Один за другим понеслись
весьма эффектные номера
талантливых лицеистов.
«Старички» поддерживали
«новеньких», а «новенькие»
не скупились на овации
«старичкам». Вечер проходил в действительно уютной
семейной обстановке, с
танцами и песнями, смехом
и даже слезами. Лицейский
дух не покидал зал ни на секунду! И это было действительно волшебно!
Вновь пришедшие лицеисты оказались крайне
талантливы на радость
«стареньким», а по залу уже
прошелся нас душещипательными словами во славу
шепоток, мол «будет, на
кого наш любимый лицей
оставлять!». Прозвучала и
авторская песня в исполнении Дианы Аксиненко, и
знаменитая песня «Fairytale”
в исполнении Никиты
Ложкина. Не отставали и
«старички» с песнями и танцами. Весь процесс на сцене
сопровождался танцами в
зале: все шоу зрители практически не садились.
Но самым главным, по
моему мнению, событием
стал приезд выпускников
лицея 2013 года. «мэтры»
лицейской сцены порадовали всеми нами любимого
лицея и, разумеется, песнями, которые за годы их обучения стали уже неофиц-
Короче, ребят, главное сейчас - учитесь и сдайте ЕГЭ
хорошо, чтобы дальше было
легче. - эдуард Фрошгайзер,
выпускник.
завершился концерт
выступлением екатерины
зыковой с песней «i love
rock’n’roll’, которое стало
кульминационным: лицейский дух буквально
завладел нами и вытолкнул
нас массово на сцену. И
не было лучше момента,
где бы мы настолько явно
ощутили, что «кто мы? Gens una sumus! мы ОДНА
Семья!” Да ещё и невероятно талантливая.
АЛИНА АВТОмОНОВА
9
жги, лицеиСт!
Как говорит Акси
Или что таится в новичке
мы решИЛИ ВзяТь
ИНТерВьЮ у ЛИЦеИСТА
-НОВИчКА, КОТОрый
ИмеЛ мужеСТВО ВыСТуПИТь НА КОНКурСе
«АЛЛО , мы Ищем ТАЛАНТы!» ПереД ВСемИ
учАСТНИКА мИ ПОХОДА. зНАКОмьТеСь!
ДИАНА АКСИНеНКО,
учеНИЦА 9 КЛАССА , 132
ГруППы.
- Здравствуй, диана! расскажи, пожалуйста, с чем
ты выступала?
- Привет. я пела свою
авторскую песню, которую,
как я уже говорила перед
самим выступлением, считаю одной из наиболее удачных. Написана она была
около года назад.
- ого, ты молодец. я редко
встречал людей, которые
пишут и исполняют собственные песни. ты стояла
на сцене перед зрителями,
которых было более ста.
Сильно волновалась?
- Практически не волновалась, ведь для меня выступления - это совершенно
обычная часть жизни. я на
сцене с четырёх лет, потому чувствую себя весьма
комфортно перед зрителями, сколько бы их ни было.
я получала удовольствие от
исполнения, ведь это же так
приятно, так классно - ощущать, что тебя слушают, что
твоё исполнение всем (ну,
или почти всем) интересно.
И ведь песня была исполнена на разных площадках
не один раз, и люди всегда
её воспринимают довольно
хорошо. это был ещё один
фактор, который не давал
мне волноваться.
- а почему ты пошла выступать? группа заставила
или личная инициатива?
- мне самой очень сильно
захотелось попробовать
выступить в данной аудитории. Когда у меня появляется возможность проявить
себя где-то, я стараюсь
никогда не упускать её.
- и какие же ощущения от
выступления перед лицеистами?
- Ощущения от выступления просто незабываемые!
моя песня была действительно интересна людям,
я ощущала сильнейшую
энергетику, исходящую от
зала.
фото из личного архива
- как тебе вообще лицей,
ребята, новый класс? рада,
цчто теперь учишься в
тгл?
- В Лицее мне нравится, с
моей бывшей школой не
сравнить. Люди здесь другие абсолютно. Они умнее,
интереснее, с более развитым мировоззрением. Класс
довольно удачный вышел,
я, можно сказать, подружилась со всеми практически)
рада ли я, что учусь в ТГЛ?
Однозначно, да!
- Спасибо тебе за интервью! мы рады, что ты
теперь в нашей большой
лицейской семье. удачи!
КОНСТАНТИН ОЛеХНОВИч
Иллюстрация 6. Обложка и разворот спецпроекта «Дом на Набережной: Сентябрёвка» Томского гуманитарного лицея.
Ломает этот шаблон спецпроект «Дом на Набережной: Сентябрёвка» (Томский гуманитарный лицей, сентябрь 2013) — это прекрасный пример выхода за рамки содержательно-тематического шаблона. В данном
случае ребята, готовившие журнал к выпуску, выбрали
узкую тему для выпуска: одно событие — ежегодный
выезд лицеистов за город, который называется «сентябрёвка». Этой 20-летней традиции лицея и посвящен
весь номер. Тема определяет всю организацию номера: в названии появляется слово «сентябрёвка», а материалы номера со всех стороны рассматривают это мероприятие: событийный ряд, история возникновения
традиции, фоторепортаж, интервью с героями — яркими личностями, проявившими себя на выезде, опрос
участников. В результате этот номер не спутаешь ни с
одним другим изданием.
Выход за рамки шаблона на уровне выбора темы
для материала демонстрирует газета «Школьная вселенная» (Асино). Пользуясь методом опроса (очень
подходящим для начинающих), редакция подготовила
материал о поцелуях. Вопрос «Можно ли целоваться в
школе?» задавали учащимся 1 и 4 классов. Над формой
подачи материала и версткой данной полосы стоило
бы еще подумать (наблюдается использование графических шаблонов). Несмотря на это, получился живой
и любопытный материал, вызвавший интерес и у читателей, и у экспертной комиссии конкурса.
Жанрово-композиционные шаблоны
К жанрово-композиционным шаблонам мы относим некоторые способы организации и упаковки выбранного содержания и рассматриваем здесь используемые ювенильными изданиями жанры и рубрики.
В качестве шаблонов мы выделили шаблонные пред-
ставления о конкретных жанрах, использование познавательно-справочной информации как самостоятельного материала и устаревшие рубрики.
Для освещения повседневной жизни чаще всего
выбирается шаблон новостной страницы общественно-политической газеты (как правило, она располагается на второй-третьей полосе, как и во взрослых изданиях). Новостями такие материалы можно назвать
очень условно, за редким исключением это хронологическое перечисление происходящего сухим языком,
что называется, «голые факты». Вышедшие спустя
три-пять месяцев после события, они утрачивают оперативность и перестают быть собственно «новостями». При периодичности раз в четверть ювенильная
журналистика несколько теряет свою информационную функцию. Целью информационного материала в
данном случае становится фиксация, сохранение для
истории, отражение авторского взгляда на событие,
что больше свойственно зарисовкам и жанрам аналитического характера. К сожалению, этими жанрами
наши школьники не владеют, с этим мы сталкиваемся
в работе Школы молодого журналиста, действующей
многие годы при факультете. Ребята пишут сухим газетным языком новостных лент, никак не проявляя
собственного взгляда на событие, все детали и подробности остаются за кадром.
Особого шаблона удостоился жанр интервью — это
любой текст, оформленный в форме «вопрос-ответ».
Материалы почти не выходят за рамки расшифровки
состоявшейся беседы.
Познавательно-справочная информация в ювенильной журналистике занимает значительное место
и часто выступает самостоятельным материалом, основным текстом. В то время как во взрослой журна-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
листике подобного рода тексты носят исключительно
вспомогательный, дополнительный характер, в школьной газете инструкция по обращения со спичками может размещаться на первой полосе газеты («Сибмирский вестник», МБОУ Куяновской СОШ), как заглавный
материал номера. Такой же самостоятельный характер
может носить психологическая информация о том, как
справиться со стрессом, как подготовиться к ЕГЭ. Это
несомненно важная содержательно для подростков
информация, но жанрово она совершенно не соответствует формату газеты, в качестве самостоятельного
материала такой вид текста встречается в справочниках и руководствах, откуда и заимствован. От газеты же
мы ждем конкретных историй.
На страницах ювенильной журналистики все еще
встречается рубрика «передовица» («Сибмирский
вестник», МБОУ Куяновской СОШ). Материалы, попадающие на первую полосу, не являются передовицей
по жанру. Здесь может быть размещен отчет о проделанной работе, справочно-познавательная информация (инструкции по обращению со спичками), рассказ
о выпускниках — всегда в разном жанре и стиле. Рубрика называется так только по факту попадания на
первую полосу, формально, что еще раз говорит о шаблонном подходе, подходе подражания, не улавливающем сути.
В качестве интересного опыта в данном разделе хочется представить жанрово-композиционную модель
еженедельной газеты «КорОНа» Северского кадетского корпуса. Все рубрики в этом издании — постоянные:
«Событие недели», «Герой недели», «Фото недели».
Отличный вариант фиксирования событийного ряда —
рубрика «Военная хроника». Лента коротких сообщений появляется в каждом выпуске, имеет постоянный
объем и строго закреплена на второй (она же последняя) полосе в левой колонке сверху. В данном случае
мы можем говорить об осознанном, разработанном и
продуманном жанрово-композиционном шаблоне, который, возможно, требует некоторой корректировки,
но уже его наличие поднимает издание на совершенно
иной уровень качества издания, эффективности работы редакции и взаимодействия с читателем. Это как
раз пример того, как разработанная устойчивая модель
издания помогает создавать газету чаще, чем один раз
в четверть.
Графические шаблоны
Шаблонные представления графического уровня
наглядны, шаблонный подход к изданию газеты проявляется в полном объеме. Как ни парадоксально это звучит, но графическим шаблоном ювенильной журналистики можно назвать отсутствие шаблонов верстки и
разработанной графической модели издания.
Становится понятно, как происходит ошаблонивание: почему внешний вид изданий настолько однообразен? Графический уровень проявляет, делает
наглядным уровень содержательный. Издателями шаблонно выбираются выделительно-разделительные
Журналистский ежегодник
средства и графические элементы для содержания
номеров: новогодний выпуск — снежинки, осенние
номера — листочки, 9 Мая — гвоздики и звезды, выпускной — колокольчики и бантики. Поскольку картинки берутся в основном из одних и тех же клипартовых
подборок (редкая редакция может похвастаться своим
художником, даже если в школе есть кружок рисования), как следствие, страницы разных газет выглядят
одинаково (посмотрите еще раз на иллюстрацию 1).
Шаблонные картинки из клипарта, шаблонные выделительные средства, взятые из предлагаемых программами наборов, — выбор их остается неосознанным, не
наблюдается внутренней связи, и как результат — пестрый аляпистый стиль, который правильнее назвать
отсутствием стиля.
На этом уровне особенно проявляется отсутствие
специальных профессиональных навыков, необходимых для производства медиапродукции: работа с фотографией, верстка, иллюстрирование. Ювенильные
редакции используют для верстки неспециализированные программы (Word, Power Point, Publisher, Corel
Draw) и порой достигают высокого мастерства, газеты,
сверстанные в Word, выглядят достойно! Но чаще всего
это тянет за собой следующий бич — WordАrt, который
делает идентичными заголовки газет. Поскольку осознанного отношения к выбору шрифтов и системы в их
использовании также нет. Это то, чему стоит обучать и
начинающих журналистов, и их руководителей.
Как правило, проблемы с графической моделью
можно решить только с помощью профессионала.
Сотрудничество с факультетом журналистики или
взрослой газетой, вмешательство студента-журналиста
или кураторство журналиста-практика сразу сказывается и на внешнем виде издания, и на его содержании.
Журнал «Черновик» Бакчарской средней школы
тому яркий пример (См. илл. 7). Инициирован и сверстан тогда еще 11-классником, учащимся заочной школы журналистов при ФЖ ТГУ, а ныне студентом факультета журналистики Никитой Пушкиным. Концепция
журнала — проба пера — отражается в названии и
дальше проявляется в оформлении. Кляксы, рукописные шрифты, рваные края — все это подчеркивает
основную мысль — это эксперимент, якобы черновой
вариант журнала, репетиция, пробное школьное издание, которое можно будет переписать на чистовик
позже. Самоирония находит отражение в графической
модели, которая в свою очередь поддерживает содержание. Хотя отношение к журналу очень серьезное, и
многие страницы носят очень чистовой вариант.
Подведем итоги. Низкий уровень определенного
процента ювенильных изданий кроется в непрояснённой типологической модели (кто? для кого? зачем?) и
неосознанном выборе неподходящего для издания
типологического шаблона — чаще всего газеты общего назначения с элементами развлекательно-познавательной тематики. Страдают и содержание, и внешний
вид издания, отсутствует узнаваемость, поскольку гра-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
22'Ч' <эскиз>
<гармония>
февраль 2012
'Ч''Ч'45
февраль 2012
февраль 2012
акаДеМИк
Êîãäà ÷åëîâåêà âûãîíÿюò èç æèçíè
ÕÀрЧÅÍÊÎ
Ñâåòëàíà
Èãîрåâíà
ÓЧÈÒÅËÜ
ÔÈÇÈЧÅÑÊÎÉ
ÊÓËÜÒÓрÛ
День рождения: 24 ноября
Хобби: любит печь кондитерские изделия
Любимые блюда: каши
Любимое время года: когда лето, то любимое время зима;
когда зима ― наоборот
Любимый фильм: «Служебный роман»»
Любимая музыка: rock («Чайф», «Авария», В. Цой)
восточные направления музыки,
тихая музыка, песни под гитару;
любимая группа «Чай вдвоем»
Любимые книги: «Над пропастью во ржи», «Евгений Онегин»,
перечитывает роман «Руслан и Людмила»
Мне хотелось бы рассказать одну историю,
которую, не скупясь на
детали, поведала одна замечательная в своём деле
медсестра Марина Владимировна Григоревская,
работающая в знаменитом томском кардиоцентре.
По долгу службы ей
приходится оказывать помощь совершенно разным
людям: однажды к ним в
отделение поступил с сердечным приступом после
разоблачения махинаций
бывший мэр города, а однажды - бомж с обморожением. Конечно, интересно было слушать, как
вёл себя бывший высокопоставленный чиновник,
но как-то вот за душу это,
что называется, не хватало. Но рассказ Марины
Владимировны дошёл до
случая, когда «скорая» под
новый год привезла некоего бомжа с обморожением конечностей.
Выглядел он как и полагается человеку его социального статуса: что-то
наподобие серого пальто,
что-то вроде рубашки,
кофты, штаны, ботинки,
очень сильно «просящие
покушать», шапка… Всё
было жутко грязным, дурно пахнущим и кишело
вошками и блошками. Как
это было неприятно, но
по долгу службы Марина
Владимировна с медбратом раздели человека,
сделали всё, что нужно
было с медицинской точки зрения в его ситуации
и стали думать, что же делать с его «тряпьем».
«Оно уже даже на одежду не было похоже. Одно
слово ― тряпьё». Но решили всё-таки обработать и постирать вещи.
Среди кучи его одежды,
сваленной на полу, они
обнаружили жутко потрёпанный, видавший виды
портфельчик, ещё советского производства. От
него так же дурно пахло,
как и от других вещей. «А
с этим что делать?». Решили открыть и посмотреть,
«может его тоже помыть
можно».
А портфельчик, как
оказалось, не простой, а
почти что даже и «золотой».
«У меня челюсть упала,
да так на полу и осталась
валяться: там лежали паспорт, загранпаспорт, две
сберкнижки, на которых в
сумме что-то около 50 тысяч рублей выходило, ещё
бумаги… Возник вопрос:
откуда?» ― рассказывает
Марина Владимировна.
Всё это принадлежало нашему бомжику, который,
как оказалось, и не оченьто бомжик.
Через некоторое время, взяв всё это добро,
Марина
Владимировна
отправилась к немного
оправившемуся «непонятному» пациенту.
Справившись о здоровье, сделав все необходимые проверки, осмотры
и накормив пациента
таблетками, Марина Владимировна издалека стала подходить к интересующему её вопросу. Так,
мол, и так, вещи мы ваши
в журнал вписали, а… это
вообще у вас всё откуда?
Пациент грабителем не
оказался, искателем кладов на помойках ― тоже.
Грамотная речь выдала
человека образованного,
Иллюстрация 7. Обложка и внутренние полосы журнала «Черновик» (Бакчарская
средняя школа).
фическое лицо очень сложно проявить без типологической и тематической определенности.
Но мы видим, что шаблонные представления,
свойственные ювенильной журналистике и рассмотренные нами (выбор типа газеты общего назначения,
выбор названия и периодичности издания), способны трансформироваться и совершенствоваться при
должном уровне внимания и осознанности деятельности. Осознание собственной деятельности, а также
вдумчивые и честные ответы на типоформирующие
вопросы позволяют изданию стать индивидуальным,
создать свой индивидуальный образец уровня качества, стать узнаваемым и уникальным в своем роде,
выработать свои собственные шаблоны и ориентиры.
Так, руководители изданий, присутствовавшие на разборе работ по итогам конкурса в 2012 году и вместе
с комиссией задумавшиеся над этими вопросами, в
следующем 2013 году представили на конкурс уже совершенно иные проекты, которые мы и представили,
как способы трансформации («КорОНа», «Дом на Набережной», «Черновик»).
Ювенильным изданиям недостаточно избавляться от шаблонных представлений, нужно осознавать,
трансформировать и совершенствовать существующие представления о продукте журналистской деятельности, вырабатывая свои собственные шаблоны,
образцы, переводя их на уровень модели издания. И в
этом им, несомненно, нужна помощь специалистов, и
здесь мы вплотную подходим к вопросу о необходимости подготовки медиапедагогов.
Литература
1. Косолапова Д.И. Ювенильная журналистика в системе массовых
коммуникаций // Вестник Пермского университета. Российская
и зарубежная филология. — 2010. Вып. 6 (12). С. 191–196.
2. Мясников Ю.Н. Технология матричного комплексного проектирования прессы региона : учебное пособие. Томск : Учебно-экспериментальное издательство, 2013. 164 c.
3. Косолапова Д.И. Мотивы участия подростков в юнкоровской деятельности // Ломоносов — 2008. М. : Изд-во МГУ, 2008. С. 23–25.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
Журналистский ежегодник
УДК 070.447
Т.Н. Черепова
Томский государственный университет
Ценностный аспект телевизионной критики
в «Новой газете»
В статье рассматриваются публикации телевизионных
критиков «Новой газеты» Ирины Петровской и Славы Тарощиной. Анализ ценностных позиций данных авторов позволяет
сделать выводы об усилившихся в связи с украинским кризисом
мировоззренческих и политических аспектах в телевизионных
рецензиях данного издания. Подобный подход к анализу телепрограмм и каналов усиливает актуальность, злободневность
публикаций, полемический и сатирический аспект в творчестве журналистов. В то же время такой анализ зачастую ведет к подмене доказательных аргументов безапелляционными
утверждениями, усиливает субъективизм в оценке событий и
телепрограмм.
Ключевые слова: телевидение, критика, либеральные ценности, политика, украинский кризис анализ, «Новая газета».
The article deals with the publication of the Television Critics
"New Newspaper" of Irene Petrovskaya and Slava Taroschina. Analysis
of the value of data items allows the authors to draw conclusions
about the efforts in connection with the Ukrainian crisis of ideological
and political aspects of the television reviews of this publication. Such
an approach to the analysis of television channels and enhances the
relevance, topical publications, polemical and satirical aspect in the
work of journalists. At the same time, such an analysis often leads to
the substitution of evidential arguments Dixit, enhances subjectivity in
the evaluation of events and television programs.
Key words: TV critic, liberal values, politics, Ukrainian crisis
analysis, "New Newspaper".
С
амым распространенным жанром сегодняшней медиакритики в России является телевизионная рецензия. Она достаточно широко
представлена в «Литературной газете», «Новой газете», «Известиях», «Российской газете», в ряде других
изданий.
Сегодня телевизионная критика в полной мере зависит от редакционной политики издания и от политической ориентации владельца издания, редактора
и от собственных политических предпочтений автора
публикации. В связи с этим аудитория этих изданий не
получает доступа к полной информационной картине
дня, а только лишь к той, которую выстраивает данное
издание, в том числе и публикацией таких вроде бы
далеких от политики материалов, как телевизионная
рецензия. Здесь следует учитывать и то, что газетная
критика в целом в большей степени зависит от массовой аудитории и в то же время от общественно-политического контекста, в ней всегда проявляется идейная
составляющая анализируемого произведения. «Насто-
ящий телекритик исходит не из интересов телевизионщиков, но представляет интересы общества...» — отмечает известный телевизионный критик Ирина Петровская [1. C. 43]. А исследователь телевидения С.А. Муратов называет телевизионную критику «телевизионным
самосознанием» [2. C. 168].
Как же выглядит сегодняшнее «телевизионное
самосознание» в публикациях ведущих российских
критиков? В первую очередь следует отметить, что на
данных материалах в полной мере отразилась общественно-политическая ситуация, сложившаяся в связи
с кризисом на Украине. По сути дела, она еще глубже
разделила либеральную и консервативную критику.
«Новая газета» — общественно-политическое издание, она начала выходить 1 апреля 1993 года. Отражает
взгляды либеральной части российского общества, активно борется за свободу выражения мнений, проводит серьезные журналистские расследования, связанные с незаконной деятельностью государственных и
коммерческих структур.
Телевизионная критика представлена в издании работами Ирины Петровской и Славы Тарощиной.
В публикациях Ирины Петровской, ведущей рубрику «Теленеделя с Ириной Петровской», мы видим
по сути дела все сегодняшние ценностные позиции
либеральной части российского общества. Это предоставление широкой свободы индивиду во всех сферах
общественной жизни; защита свободы той личности,
которая достигла определенного уровня развития и
доказала свой высокий цивилизационный статус; терпимость и плюрализм; а также правовое и политическое равенство.
В № 99 от 5 сентября 2014 года Ирина Петровская
публикует материал «На ТВ пышным цветом расцвел
жанр политического доноса. Технология приучения к
мерзости», где крайне негативно оценивает два фильма, подготовленных на НТВ: «13 друзей хунты» и «Еще
17 друзей хунты». Автор рассматривает их как доносительство на людей, высказывающих отличную от большинства точку зрения. По мнению Ирины Петровской,
компания НТВ в данном случае выступает не как свободное средство массовой информации, предоставляющее своим зрителям правдивые факты, а как канал,
выполняющий заказ государства на поиск внутренних врагов. «Врага народ прежде всего должен знать
в лицо, чтобы не промахнуться. Если враг не сдается,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
его уничтожают — пока только морально, посылая ему
“черные метки” в виде специальных программ и отповедей», — пишет автор.
НТВ особенно достается от Ирины Петровской. Автор постоянно отмечает некачественную и непрофессиональную работу журналистов данной компании.
Так в материале «НТВ вписало новую страницу в историю современного ТВ. Монашка-журналистка в камуфляже», опубликованном в № 102 от 12 сентября 2014
года, критик, оценивая новое еженедельное шоу «Анатомия дня», отмечает подтасовку фактов и ложную подачу информации в одном из репортажей, представленном в данной программе. Репортаж рассказывает
о Маргарите Зейдлер, которая в прошлой жизни была
монахиней, но после разгрома украинской Нацгвардией монастыря приехала воевать на Донбасс. Ирина Петровская отмечает два момента, связанные с данным
репортажем. Во-первых, данную героиню НТВ уже
ранее представляло как немецкую журналистку, приехавшую защищать Донецкую Республику, а во-вторых,
будучи журналисткой, она была представлена как Зайдлер, а не Зейдлер.
В принципе, данная героиня могла пройти такой извилистый путь от монашенки до бойца и журналистки,
хотя верится в это с трудом. Что же касается фамилии,
то в переводе с немецкого языка возможен вариант
и Зайдлер (что звучит более по-немецки), и Зейдлер.
Кроме этих несостыковок, Петровская отмечает, что
журналисты НТВ уже не первый раз используют непроверенные факты, которые они представляют аудитории. Так, автор упоминает о конфузе, который случился с «Вестями» и НТВ, когда «всего несколько месяцев
назад обе эти славные компании умудрились с разницей буквально в полчаса одного и того же персонажа
с одними и теми же паспортными данными объявить
и западным наемником, приехавшим в Николаев поддержать майдановцев деньгами и обмундированием,
и мирным немецким врачом украинского происхождения, выступающим на стороне антимайдановцев».
В итоге каналам пришлось оправдываться. Тем более
что позже выяснилось, что герой материалов Андрей
Петков — просто шизофреник.
Не осталась без внимания Ирины Петровской и
реакция телеканалов на ответные санкции России в
адрес западных государств. В остроумной и очень злой
публикации в № 87 от 8 августа 2014 года «Едим дома. В
свете новых патриотических веяний ТВ просто обязано
отказаться от лицензионных программ» автор издевается над бодрыми материалами телевизионщиков, в
которых они рассказывают о том, как Россия будет чувствовать себя в свете запрета на импорт западных сельхозпродуктов. Примечательно, что Ирина Петровская
начинает материал с описания известного фрагмента
программы авторского телевидения 1990-х «Оба-на»
«Похороны еды», намекая тем самым, что отныне жители России опять возвращаются в голодные времена
90-х. И далее в том же духе выстраивается вся публикация. Любопытно, что в интернет-комментариях к
79
данному материалу сквозят те же настроения, причем
чем ближе к столице проживают авторы комментариев, тем больше паники в их замечаниях. В конце концов
Петровская предлагает телевизионщикам отказаться и
от лицензионных программ, если уж им так ненавистно все западное.
Материал рождает следующие соображения. Удивительно, что такой опытный автор без особого повода
впадает в панику и позволяет себе, на наш взгляд, просто неприличные вещи в своей публикации (цитирование песни Семена Слепакова), и в данном случае автора не оправдывает тот факт, что в песне употребляется
не матерное слово, и что оно уже прозвучало в эфире.
Хотя с вопросом-мнением автора публикации — что
мешало России ранее развивать собственное производство? — трудно не согласиться.
В целом в сегодняшних публикациях Ирины Петровской можно отметить, прежде всего, актуальность,
злободневность, ее мгновенную реакцию на те факты
и явления современного телевидения, которые ее как
критика и гражданина, в первую очередь, раздражают.
Усиливается публицистическое начало, сатира, острая
критика. Очень часто преобладает эмоциональная
оценка, иногда анализ подменяется яркими сатирическими картинками и констатацией фактов. То есть
автор четко придерживается определенного мировоззрения, определенных политических взглядов, и все,
что не вписывается в их структуру, — не достойно никакой оценки. Удивительно, но в публикациях Петровской только негативно оцениваются документальные
фильмы, рассказывающие о ситуации на Донбассе (в
частности фильмы Александра Рогаткина, Аркадия
Мамонтова). Нет никакого сочувствия к героям фильма, к простым людям, которые страдают от бомбежек
и вынуждены покинуть родные места, есть только негативное восприятие авторов фильма и того, что они
делают. Нет в публикациях Ирины Петровской никакой оценки, ни одного упоминания одесских событий,
хотя все это присутствует в материалах критикуемых
ею журналистов. Создается впечатление, что для автора рубрики эти события не существуют. Ирина Петровская выступает в газете в роли колумниста, т.е. авторитетного журналиста, откликающегося на актуальные
события; журналиста, чье мнение ценят и к оценкам
которого прислушиваются. В данном случае актуальность оказывается избирательной, поскольку, судя по
всему, не вписывается в общие мировоззренческие и
политические представления автора.
Телевизионная критика в «Новой газете» представлена женской критикой.
Слава Тарощина — еще один представитель либеральной критики. В материале «На колу мочало. О торжестве российской нравственности на ТВ», опубликованном в №113 от 8 октября 2014 года, критик отмечает,
как в последнее время «на волне патриотизма» изменились приоритеты телевидения в пропаганде определенных идей, показе программ и медийных фигур.
Главными героями политических ток-шоу стали писа-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
тели Александр Проханов и Захар Прилепин. «Лабораторный зритель гордится присоединением Крыма,
а экономические беды списывает на Госдеп, — пишет
автор. — Ему можно катастрофическим голосом впаривать сообщения о падении гривны, сулящем развал
Украине, и обыденным тоном, без комментариев, сообщать о пикирующем в бездну рубле. Ему назначают
главным внутренним врагом инакомыслящую интеллигенцию, и он радостно плюет во вчерашних кумиров». По мнению Тарощиной, страна живет «в эпоху
всеобщего одичания». «Осталась одна надежда — на
российскую историю, которая развивается не по спирали, а по кругу, — отмечает критик. — Поворот круга — и
очищенный воздух Мордовии будет глотать не Депардье, а сегодняшние властители дум. На них тоже найдется свой Милонов, который заточит для свежих врагов обновленного в очередной раз отечества свежий
осиновый кол российской нравственности». Любопытно, что автор постоянно подчеркивает невозможность
свободно выражать свое мнение в «одичавшей» России, публикуя это высказывание в газете, выходящей
общим тиражом около 670 000 экземпляров.
В №121 от 27 октября 2014 года, в материале «Свобода, Слава», Тарощина дает характеристику сегодняшнему украинскому телевидению, на просмотр программ
которого она, по просьбе редакции «Новой газеты», переключилась на некоторое время. Остановился критик
на просмотре ток-шоу «Шустер live», где девять партий
и блоков представляли свои предвыборные программы и команды. Этот просмотр заставил автора неоднократно удивляться. Первое, что отмечает Тарощина:
в программе Шустера полностью отсутствовали истерика и агрессия, без которой, по мнению критика, не
мыслят себе жизни российские каналы. Второе — свободное употребление русского языка большинством
выступающих. И третье — отсутствие антироссийской
риторики, за исключением выступления Юлии Тимошенко, которая даже местную коррупцию назвала
главной помощницей Кремля.
Все это позволило автору сделать вывод о том, что
смещение оптики — от своих проблем к чужим — является родовым признаком современного российского телевидения. С этим в принципе можно было
бы согласиться, если бы критик привел обзор разных
программ украинского телевидения с разных каналов,
т.е. представил достаточно полный обзор того контента, о котором ведет речь. Но в публикации этого нет.
Автор достаточно кокетливо предупреждает: «Только
спокойно, патриоты, не спешите бежать за ярлыками.
Речь идет лишь об одной передаче, в которой скрыты
многие смыслы». Однако просмотр только единственной программы позволяет самой Тарощиной сделать
выводы и о предвзятости и истеричности российского
телевидения, и о худшей жизни в России по сравнению
с Украиной (этот вывод делается на основе собственного опыта автора, проживающего без отопления по
причине ремонта теплосетей). На наш взгляд, анализ и
выводы данной публикации не отвечают серьезной ра-
Журналистский ежегодник
боте критика. Это тем более обидно, что стиль подачи
материала у Славы Тарощиной очень яркий, остроумный, читать ее публикации всегда интересно.
В целом, подводя итоги анализа работы колумнистов «Новой газеты», пишущих о телевидении, можно сделать следующие выводы. И Ирина Петровская
и Слава Тарощина создают яркие, запоминающиеся
материалы, остроумно, зачастую сатирически отмечающие болевые точки современного российского телевидения. В их публикациях постоянно присутствует
критический взгляд на российскую действительность,
отстаивается возможность выражать свое мнение —
как средствам массовой информации, так и отдельным
гражданам. В работах Ирины Петровской практически
всегда дается оценка профессиональным качествам
телевизионных журналистов, оценка работы телеканалов. Слава Тарощина в большей степени размышляет о функциях, задачах сегодняшнего телевидения,
отмечает все усиливающийся пропагандистский крен
в российских СМИ, особенно в том, что касается украинского кризиса.
Вместе с тем следует отметить, что над самими авторами также довлеют их собственные мировоззренческие и политические пристрастия, что приводит
к подмене доказательных аргументов безапелляционными утверждениями, усиливает субъективизм в
оценках событий и телевизионных программ.
Литература:
1. Петровская И. Медиакритика: «хорошие» и «плохие» мальчики:
Почему телевизионщики пытаются расширить границы допустимого // Журналистика и медиарынок. 2003. №2.
2. Муратов С.А., Фере Г. Люди, которые входят без стука. М.: Искусство, 1971.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
81
УДК 070.11
А.В. Чутчева
Алтайский государственный университет
Медиаобраз украинских военнослужащих
в журнале «Русский репортер»:
в «пограничной ситуации» морального выбора
Публицистика как особый вид журналистики актуализируется в кризисные, переломные моменты истории, каким и
стал военный конфликт 2014 года на юго-востоке Украины.
Медиаобраз украинского военнослужащего, формируемый публицистическими материалами журнала «Русский репортер»,
анализируется в категориях экзистенциального подхода с помощью семиотико-герменевтической методики.
Ключевые слова: публицистика, экзистенциализм, медиаобраз, экзистенциальные категории, «пограничная ситуация
выбора».
The Publicism as a special type of journalism appears at crisis,
turning points of history what became the military conflict of 2014 in
the southeast of Ukraine. The media image of the Ukrainian soldier
formed by publicistic materials of «The Russian Reporter» magazine is
analyzed in categories of existential approach by means of a semioticshermeneutics method.
Keywords: Publicism, existentialism, media image, existential
categories, "a boundary situation of a choice".
З
апад или Восток? Извечная славянская дилемма теперь стоит перед властью и народом
Украины. Трагические события 2014 года навсегда разделят историю страны на «до» и «после». Гражданская война, развязанная правительством Украины
на востоке страны, стала национальной трагедией
для государства. Единый некогда народ разделился
на два противоборствующих лагеря. Десятки тысяч
украинских военнослужащих были отправлены своим
командованием в Донецкую и Луганскую области для
подавления сепаратистского движения. Оказавшись
в «точке бифуркации», украинские граждане должны
выбрать дальнейший путь развития. В этот переломный, судьбоносный период внимание практически
всех мировых СМИ приковано к ситуации в Украине.
Риторика украинских СМИ, подконтрольных действующей власти, однозначна и безапелляционна:
«Восток страны захватили русские и помогающие им
сепаратисты и террористы», а все боевые действия
являются «антитеррористической операцией» (АТО).
Однако реальность оказалось иной: каждому солдату
и офицеру пришлось принимать нелегкое решение и
вести боевые действия с ополченцами — такими же
украинцами, как и они сами, уничтожая города и мирных жителей.
Средства массовой информации оказываются также вовлеченными в эту войну. Можно смело говорить
об информационном противостоянии украинских и
российских СМИ. Телевещание — как самый массовый
канал коммуникации — зачастую фокусирует свое внимание на «фронтовых сводках» и беженцах, не гнушаясь приемами пропаганды и контрпропаганды как с
той, так и с другой стороны.
Российские качественные печатные СМИ в данной
ситуации оказываются более свободными в выборе
тем и ракурса подачи информации в публикациях.
В журнале «Русский репортер» широко представлены материалы, посвященные событиям на Украине. В
фокусе внимания журналистов не только ополченцы,
миллионы беженцев, разрушенные войною города
и их жители, но и представители украинских войск.
Публицисты, стремясь к объективности в освещении
данного конфликта, демонстрируют всю палитру мнений и оценок, так как «у каждого правда своя», а панэтизм — выдвижение на первый план нравственной
оценки людей, их деяний, событий, в том числе социальных и политических — онтологически значимая
традиция, характерная для всей отечественной журналистики [1. С. 222].
Лучшие отечественные журналисты в переломные, кризисные периоды обращаются к творческим
ресурсам публицистики [2. С. 24], которая оказывается
действенным и эффективным средством активизации
духовного потенциала общества.
Публицистика — это тип социально-преобразующей, информационной деятельности журналистики,
направленной на исследование и воспроизведение
духовных ценностей человека и общества в целом в
переломные периоды их бытия [2. С. 11].
К сожалению, публицистика в современном мире
«вытеснена на периферию художественного опыта» [3.
С. 26]. Однако гражданская война на Украине вновь вызвала всплеск интереса к публицистическому осмыслению действительности как со стороны авторов, так и
со стороны аудитории.
Медиаобраз украинского военнослужащего, представленный в журнале «Русский репортер», многогранен и неоднозначен. Для выявления его характерных
особенностей и специфики был использован экзи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
стенциальный подход, т.е. был проведен качественный
анализ публицистических текстов, посвященных войскам АТО, в категориях экзистенциализма.
Под экзистенциализмом (от лат. «существовать»)
подразумевается направление в литературе, тесно связанное с одноименной философской школой, исследующее экзистенциальные состояния человека, который
все время пытается понять смысл своего бытия в мире
без Бога, среди иррациональности и абсурда, в состоянии страха и тревог. Применение экзистенциального
подхода вовсе не чуждо ни отечественной журналистике, ни литературе, ни философии, еще Н.А. Бердяев
указывал на «изначальную русскую экзистенциальность мышления» [4. С. 503].
Корреспонденты «Русского репортера», оказавшиеся в зоне боевых действий, стремились в своих публикациях показать не столько военные успехи или
поражения противоборствующих сторон, сколько внутренний мир, сущность тех людей, которые оказались
вовлеченным в этот конфликт, их непростые взаимоотношения с окружающей действительностью.
Гражданская война буквально «выбросила» огромное количество людей из привычных социальных групп,
лишила их дома, работы, семьи. Граждане Украины гибнут на полях сражений, умирают от полученных ран в
больницах, становятся беженцами. Здесь уже не столько социальная принадлежность, сколько изменение
этой принадлежности, постоянные выбросы из прочных детерминант определяют сознание людей. Оказавшись в непосредственной близости от развернувшейся
под ногами «бездны апокалипсического опыта и эсхатологических ожиданий», человек отчаянно стремится
выжить в сложившейся критической ситуации. А тот,
кто принес с собой войну и хаос — так называемые войска АТО: «украинские каратели» и «правосеки», — хотят
не только жить, но и «отыскать смысл в кажущейся бессмысленности исторических событий» [4. С. 5], чтобы
оправдать свои действия, оправдать убийство своего же
народа. При этом резко возрастает экстремальная роль
самого сознания (и мышления) в моменты предельных
выборов и решений. Каждый солдат, ополченец или
мирный житель оказывается один на один с историей.
В центре повествования исследование человека в
«пограничной ситуации» — ситуации морально-нравственного выбора.
Для детального качественного анализа были взяты
три публикации журнала «Русский репортер». В рамках
герменевтической методологии использовался семиотико-герменевтический метод понимания. Основная
цель герменевтического метода — «понять автора и его
труд лучше, чем он сам понимал себя и свое творение»
[5. С. 350]. Он позволил выделить в текстах традиционные для экзистенциализма категории и проанализировать их «переосмысление» современными российскими журналистами.
Экзистенциальная категория «человек в ситуации» — это человек в данных конкретных обстоя-
Журналистский ежегодник
тельствах его жизни, окруженный чуждыми ему вещами, находящийся во власти определенных забот.
Экзистенциалистов интересует не мир вещей сам по
себе и не человек изолированно от мира, а именно
человек во взаимодействии с миром [6. С. 56–57].
Другими словами, ставится задача исследования человеческой деятельности. В условиях нестабильности (военных действий, к примеру) ситуация становится «пограничной», «переломной», и в этих постоянно меняющихся условиях бытия индивид должен
ориентироваться и принимать решения: «Солдаты
не хотят понять, что им придется брать инициативу на себя. Война не ведется по штампам. Война — это ежесекундная архикритичная ситуация, в
которой происходит смерть! Поэтому солдату надо
включать голову! Не надо стоять как бараны, когда
твои товарищи просят о помощи!» — рассказывает
журналисту майор украинских войск, работавший в
штабе АТО [7].
Ключевой категорией для экзистенциализма является «свобода». По мнению ряда исследователей,
экзистенциализм — это не что иное, как «философия
свободы в ситуации огромного внешнего давления… в
конечном счете, любые общественные структуры, рассматриваемые как враждебные человеку» [8. С. 27].
Свободный человек — это тот, кто не позволяет
ситуации захватить над собой власть, кто выходит за
ее пределы и, несмотря ни на что, осуществляет свой
выбор: «Разве можно дружить с теми, кто держит
вас в плену?» — спрашивает корреспондент пленного
украинского журналиста, задержанного ополченцами.
«Вы ошибаетесь, — одними губами отвечает он. — Мы
здесь чувствуем себя свободно» [9].
Самым главным становится последний поступок
свободного человека, чтобы можно было сказать: «Я
всегда оставался человеком, и мне не стыдно за свои
поступки перед человечеством» [10. С. 349]. «У нас не
семь жизней. Когда идешь на передовую и возвращаешься с двухсотыми, то уже не боишься сказать
генералам правду в глаза. А что они мне сделают?
Званий лишат? А я уже не один. Нас много. Но пока
мы не критическая масса. Мы здоровый рациональный
слой. И если мне скажут, что к девятнадцатому числу я должен очистить Донецк для того, чтобы жена
президента Америки смогла проехаться по нему в экипаже, запряженном тройкой, то я возьму такого генерала… и сломаю ему руку. И не я один. И за нами
пойдут солдаты. А что такое маленький солдат на
войне? Движущая сила» [7].
Таким образом, свобода — это не наказание, открытая возможность для самовыражения личности: «…в
машину запрыгивает улыбчивый парень, разительно
отличающийся от тех, чьи обозленные голоса звучат
рядом с автомобилем… И так хочется поверить этому спокойному голосу, этому открытому лицу, этому
человеку без оружия, который не пьян и не орет на нас
матом» [11].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
Категория «бытие с Другим». Экзистенциализм
знаменует собой предел философии индивидуализма,
ее логическое завершение и одновременно ее кризис
и начало распада. Вся философия базируется на отдельном индивиде [12. С. 136].
Экзистенциализм — это торжество «центробежных» сил, разрушающих идею человеческой общности, в результате чего индивид сознает себя «выброшенным в мир», равнодушный или даже враждебный
его существу: «Если население Харьковщины к нам еще
нормально относилось, хотя и они первые два дня не
пускали детей в школу, потому что это же бандеры
приехали… то на Луганщине у нас случился настоящий
переворот. Мы увидели, что девяносто девять и девять десятых процента местного населения за присоединение к России. И задали себе вопрос: а что или кого
мы приехали сюда защищать?» [7], — говорит журналисту молодой украинский пограничник, охранявший
границу в Луганской области.
Отдельно стоит сказать о таком чувстве, как «обида» со стороны украинских войск на своих сограждан:
«Знаете, даже один довольно-таки взрослый человек
подошел к нам и говорит: “Вы, бандеры, едите детей
младше семи лет. Они же еще не пьют, не курят!” Один
наш солдат не растерялся и ответил: “Нет, мы в основном стариков едим. Их легче словить”» [7]; «На Рождество я принимал российских детей у себя дома, — говорит он, прикладывая руки к груди. — Мы везде их водили,
все им показывали. Покупали билеты обратно, а они
приехали домой и сказали: “Там бандеровцы! Они детей едят”, — Остап обреченно роняет руки вдоль толстого тела. — И что ты будешь делать? Может, плохо
так говорить, но я не хочу с этими людьми жить в
одной стране» [7].
Оказавшись один на один со своим земным «уделом», человек познает случайность и хрупкость своего
бытия, стремится к конечному уничтожению: «Провожали нас все равно что в последний путь. Дали самую
уничтоженную технику. Ту, которая поедет и обратно
уже не вернется… нам раздали крестики, молитвенники, а экс-губернатор [Ирина Сех. — А.Ч.] с трибуны сказала: “Если надо умереть, то умрите!”» [7].
В то же время в экзистенциализме индивид сохраняет свои связи с «другими», ему не безразлична их
судьба. Послевоенная декларация Ж.П. Сартра: «Гуманизм — это экзистенциализм» [13. С. 319] также находит отражение в публицистических текстах «Русского
репортера». «Другой необходим моему существованию, как, впрочем, и познанию себя. Открытие моего
внутреннего мира открывает, одновременно, другого
человека… открывает мир интерсубъективности» [13.
С. 322]. Украинский офицер, вернувшийся с передовой:
«“Но мы ж, бандера неблагодарная, от добра добра стали искать. Боже ж ты мой… Да, мы запутались, это
надо признать. Мы наделали много ошибок… Мы их уже
не исправим… — По щеке скатывается слеза. — Прости,
господи… — произносит он. — Прости нас, господи, —
снова закрывает лицо и говорит из-под ладоней. — Я
83
же от них, от русских, не отказываюсь… Я же ж их все
равно люблю”» [7].
Категории «смысл жизни» и «бессмысленность
мира». В экзистенциализме бессмысленность внешнего мира делает еще значимее присущую человеку
жажду смысла, стремление к трансцендированию,
которое (согласно экзистенциальной концепции) оказывается важнее и сильнее влечения к жизни: «жизнь
любой ценой, скорее всего, означает жизнь без определенных ценностей» [12. С. 117]. Поэтому каждый герой публикации в «Русском репортере» имеет свои
ценности, ради которых он поехал в мятежные области: «Первое, что было, — это чувство патриотизма.
Я не могу сказать, что нам его внушили. Мы внушили
его сами себе. На восток ехали на взводе, потому что
должны были… Защитить нашу государственную
целостность… Я чувствовал, что должен доказать
им: мы не бандеры, а просто люди с запада. Агрессии у
нас против них не было никакой, только словесная — в
ответ. Все эти месяцы мы воспринимали их как своих соотечественников, хотя они отличаются от нас
капитально. У нас каждый старается построить хороший дом, чтоб лучше, чем у соседа, а у них можно “Вия”
без декораций снимать…» [7].
«Задав буквально пару вопросов, мужчина начинает
сам рассказывать о наболевшем: о погибших товарищах, о женщине, которую в Донецке привязали к столбу,
обвинив в пособничестве украинской армии, и призывали бить ее. (Верить в этот ужас не хотелось, но позже,
добравшись до интернета, я убедилась, что рассказанное — правда.) — Я воюю здесь за свою страну. Донбасс — это часть Украины, и я не могу ее отдать» [11].
Однако были и те, кто не понимал, зачем он пришел
на эту войну, зачем он убивает своих соотечественников. Так, журналист приводит свой разговор с инструктором родом из Донецка, который готовит солдат для
военных действий и говорит на чистом русском: «…
ехать никто не хочет. — Смысла нема, — оборачивается один из шеренги солдат. — Сами не знаем, зачем едем, но едем. — А если убьют, компенсация семье
шестьсот тысяч гривен, — оборачивается еще один. —
И обеспечения у нас ноль, — продолжает инструктор.
Лицо его становится злым. — Но мы все равно поедем.
Все, кто не за нас, против нас! — зычно, для бойцов, произносит он. — Я не капеллан и проповеди врагу читать
не стану!» [7].
Смысл жизни обретают, совершая дело (подвиг),
или переживая ценностные отношения, или путем
страдания [14. С. 215]: «Пусть скажут, что была договоренность о разделе Украины: что западная часть
должна достаться Польше, а России восток. И что мы
должны умереть ради того, чтобы это разделение
было оправдано жертвами. Нам же сказали: “Если
надо будет умереть, умрите!”. Но мы же не только
мясо, у нас есть интеллект. Объясните хотя бы нам,
мы никому не скажем! В общем, морально было очень
тяжело. Мы видели, как люди массово убегали — с веща-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
ми, с детьми. Мы им, с одной стороны, сочувствовали,
но с другой… там же под видом отца, мужа или брата
мог бежать реальный сепаратист» [7].
Категория «выбора». Одной из важнейших составляющих экзистенциализма является категория «выбора». Осуществление выбора выражает свободу человека. «В каждый момент своей жизни, осознавая это или
нет, человек делает выбор, исходя из своей экзистенции, ради самоосуществления» [14. С. 220]. Но выбирая
поступок, тот или иной вариант поведения, личность
выбирает себя. Уехать или остаться, идти воевать или
стать дезертиром: «Ненависти к этим, из ДНР, я не
чувствую, но по-другому не могу. Это моя страна,
я должен ее защищать. Для этого я и университет
пока бросил, и работу… А закончится война, снова буду
ездить в командировки в Донецкую область. Думаю,
местные люди все поймут, и мы с ними сможем найти общий язык. Если у меня когда-нибудь будут дети, а
я уже и сомневаюсь, что они будут, то я им не стану
говорить, что воевал. Не хотел бы, чтоб они это узнали…» — из разговора корреспондента с восемнадцатилетним солдатом в штабе «Правого сектора» [11].
Категория «ответственность». «Совершая свой
выбор, человек выбирает всех людей» — выбор всегда ценностен, всегда «утверждение добра». «Сотворение себя» знаменует сотворение образа человека как
такового, «человеческой реальности», а значит, индивидуальный выбор ангажирует все человечество [15.
С. 220–221]. Отсюда ответственность, возлагаемая на
каждый акт выбора. Человек вынужден действовать,
как если бы он был примером; взоры всех людей на
него устремлены. Однако в публикациях «Русского
репортера» данная категория экзистенциализма понимается не как тяжкое бремя, а как осознание быть
неоспоримым автором события или объекта: «Кто
такой герой? Это человек, который в отдельно взятой ситуации берет всю ответственность на
себя… На войне право голоса имеют все. Решение
принимает командир, но если оно неправильное, солдаты включают инициативу. Они берут командира
за ухо и говорят: “Слушай, мы тут чьи друзья — украинских граждан или русского медведя?”» [7]; «…никто
не смог бы сказать, что случится с нами следующей
ночью, если бы этот рядовой паренек из “Правого сектора” не взял на себя такую ответственность и не
принес нам телефоны» [11].
Но были и те, кто отказывался от ответственности:
«Знаете, почему те, с кем вы встречались, задают себе
такие бестолковые вопросы: “А почему мне не отдают
приказа стрелять во вражеский беспилотник?”? А потому что они морально не готовы взять на себя ответственность. А почему бы ему, солдату, не сделать
так: пах! — ой, упал. И что ж он такого плохого сделал?
И как же его накажут? Родителей вызовут на передовую?!» [7]; «На мои вопросы о мирных жителях, ежедневно гибнущих от обстрелов, все мои собеседники отвеча-
Журналистский ежегодник
ют одно: “Пусть уезжают”. Ну как же, у мужчин война,
им не до таких мелочей, как мирное население, так
что те пусть выживают как могут. А не могут — значит, сами виноваты» [11].
Категория «экзистенциальные состояния человека»: «страх», «смерть», «одиночество», «героизм»,
«подвиг», «самопожертвование», «месть», «обида» и
др.:
• «Знаете, я смерти боюсь… И чем больше времени проходит, тем сильнее кажется, что с тобой обязательно должно что-то случиться. Особенно боюсь
мин и растяжек. Бывают такие — их между двух деревьев натягивают. Идешь и видишь: ага, растяжка,
идешь к дереву, чтобы ликвидировать, а под деревом
мина лежит, но ты уже расслабился, не заметил — все,
подорвался. Если стану инвалидом, то застрелюсь,
просто не смогу быть как те попрошайки, которые сидят без ног и просят милостыню» [11];
• «Стало страшновато. Если уж политики и большие чины говорят “умрите”, то… они же лучше знают
политическую ситуацию. У нас появилось чувство
страха. А до того не было» [7];
• «Но солдаты до сих пор не могут понять… что они
на передке, а там есть только смерть» [7];
• «А закончится это все, когда мы все поймем, что
украинцы убивают украинцев. Никакая идея не стоит того, что мы сейчас делаем» [9].
Таким образом, в материалах «Русского репортера»
военнослужащие украинской армии представлены как
«заложники» сложившейся ситуации. Однако Героем в
глазах журналиста и читателя становился тот, кто в момент экзистенциального выбора противостоял «пограничной ситуации», оставался «свободным человеком»,
поступал в соответствии со своим личным морально-нравственным кодексом, жертвовал собой ради
других: «И я шепчу тихое “спасибо” вслед уходящему
бойцу, который даже в условиях войны знает, что
такое человечность. …У этого зловещего, радикально
настроенного “Правого сектора” тоже есть человеческое лицо» [11].
Литература
1. Мансурова В.Д. Принципы самоопределения российской журналистики: контекст русской культуры // Жизненные силы русской
культуры: пути возрождения в России начала XXI века. М. : Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2003. С. 222–233.
2. Марущак А.В. Отечественная публицистика периода «оттепели»
(1953–1964 гг.) : автореф. дис. … канд. филол. наук (10.01.10). Екатеринбург, 2009. 26 с.
3. Мельник Г.С. Современная публицистика: смена духовных приоритетов // Акценты +. 2002. №3–4. С. 25–29.
4. Бердяев Н.А. Русская идея / сост., вступит. ст. и примеч. М.А. Блюменкранца; худож.-оформитель Б.Ф. Бублик. Харьков : Фолио;
М. : ООО «Издательство АСТ», 2002. 624 с. (Вершины человеческой мысли).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
85
5. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы филос. Герменевтики : пер.
10. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтоло-
с нем. / общ. ред. и вступ. ст. Б. Н. Бессонова. М. : Прогресс, 1988.
гии / пер. с фр., предисл., примеч. В.И. Колядко. М. : Республика,
704 с.
6. Кузнецов В.Н. Жан-Поль Сартр и экзистенциализм. М. : Издательство МГУ, 1968. 278 с.
7. Ахмедова М. Образ врага // Русский репортер. URL: http://rusrep.
ru/article/2014/06/26/obraz-vraga/ (дата обращения: 10.09.2014).
2000. 639 с. (Мыслители ХХ века).
11. Королева Е. «А может вас просто расстрелять?» // Русский репортер URL: http://rusrep.ru/article/2014/09/04/a-mozhet-vas-prostorasstrelyat (дата обращения: 10.09.2014).
12. Мунье Э. Надежда отчаявшихся: Мальро. Камю. Сартр. Бернанос
8. Марсель Г. Трагическая мудрость философии. Избранные работы
/ пер. с фр. и примеч. И.С. Вдовиной. М. : Искусство, 1995. 238 с.
/ пер.с фр., сост., вступ. ст. и примеч. Г.М. Тавризян. М. : Изда-
13. Сартр Ж.-П. Экзистенциализм — это гуманизм // Сумерки богов.
тельство гуманитарной литературы, 1995. 216 с. (Французская
философия ХХ века).
9. Ахмедова М. Слеза ребенка больше ничего не стоит // Русский
репортер. URL: http://rusrep.ru/article/2014/07/30/sleza/ (дата обращения: 10.09.2014).
М. : Политиздат, 1989. С. 319–344.
14. Пронина Е.Е. Психология журналистского творчества : учеб. пособие. М. : КДУ, 2006. 368 с.: ил.
15. Андреев Л.Г. Жан-Поль Сартр. Свободное сознание и ХХ век. М. :
Гелеос, 2004. 416 с.
УДК 070
Г.И. Шостак
Томский государственный университет
Стратегия использования личных имен
и названий социальных групп
в заголовках британской прессы
В статье рассматриваются коммуникативные стратегии создания заголовков с включением личных имен, а также
названий профессиональных и социальных групп, свойственные британской прессе.
Ключевые слова: газеты, заголовки, коммуникативные
стратегии.
The aim of the article is to define some communicative strategies
of creating headlines containing a person’s name and names of social
groups common to British newspapers.
Key words: British newspapers, headlines, communicative
strategies.
И
зменения в современной медийной системе
основываются на новых технологиях, которые
дают универсальный доступ к информации и
становятся «важнейшим аспектом преодоления недостатка информации на различных уровнях» [1. C. 29].
Эти современные технологии позволяют удовлетворить
спрос на журналистскую информацию, предлагая читателям разнообразную тематику из сферы политики,
экономики, науки и техники, культуры, искусства и т.д.
Новостные сообщения часто сопровождаются аналитическими комментариями, увеличивая ценность предлагаемой информации и общественный интерес к ней.
Чтобы ориентироваться в газетном информационном пространстве, читатели обращаются прежде всего
к заголовкам и используют их как карту для навигации.
«Будучи первым элементом любого текста, заголовок
формирует поле смыслового и объёмно-прагматического восприятия дальнейшего речевого материала»
[2. C. 46], становится средством «личных контактов»
читателей с событиями, что помогает прочитать сообщение и оценить его.
Цель данной статьи — рассмотреть коммуникативные стратегии создания заголовков с включением
личных имен, а также названий профессиональных
и социальных групп, свойственных британским газетам. Журналисты часто и активно используют такие
стратегии как средство достижения коммуникативной
эффективности заголовков новостных материалов:
человек всегда интересен человеку, и журналисты
стремятся показать событие не абстрактно, а через
личность, решая информационные, рекламные и творческие задачи. Журналиста, сочиняющего заголовки в
британских газетах, называют headliner или headwriter.
Создание заголовков предполагает, что он знает традиции и вкусы своей аудитории и творчески использует
разнообразные языковые приёмы. Тщательно отбирая
лексические средства, headliner создаёт определенное
информационное, эмоциональное и культурное поле
читательского восприятия.
На основе анализа британских газет за 1990–2014
годы мы выделили стратегию использования личных
имен и стратегию репрезентаций социальных групп в
заголовках. Анализ использования личных имён пока-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
85
5. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы филос. Герменевтики : пер.
10. Сартр Ж.-П. Бытие и ничто: Опыт феноменологической онтоло-
с нем. / общ. ред. и вступ. ст. Б. Н. Бессонова. М. : Прогресс, 1988.
гии / пер. с фр., предисл., примеч. В.И. Колядко. М. : Республика,
704 с.
6. Кузнецов В.Н. Жан-Поль Сартр и экзистенциализм. М. : Издательство МГУ, 1968. 278 с.
7. Ахмедова М. Образ врага // Русский репортер. URL: http://rusrep.
ru/article/2014/06/26/obraz-vraga/ (дата обращения: 10.09.2014).
2000. 639 с. (Мыслители ХХ века).
11. Королева Е. «А может вас просто расстрелять?» // Русский репортер URL: http://rusrep.ru/article/2014/09/04/a-mozhet-vas-prostorasstrelyat (дата обращения: 10.09.2014).
12. Мунье Э. Надежда отчаявшихся: Мальро. Камю. Сартр. Бернанос
8. Марсель Г. Трагическая мудрость философии. Избранные работы
/ пер. с фр. и примеч. И.С. Вдовиной. М. : Искусство, 1995. 238 с.
/ пер.с фр., сост., вступ. ст. и примеч. Г.М. Тавризян. М. : Изда-
13. Сартр Ж.-П. Экзистенциализм — это гуманизм // Сумерки богов.
тельство гуманитарной литературы, 1995. 216 с. (Французская
философия ХХ века).
9. Ахмедова М. Слеза ребенка больше ничего не стоит // Русский
репортер. URL: http://rusrep.ru/article/2014/07/30/sleza/ (дата обращения: 10.09.2014).
М. : Политиздат, 1989. С. 319–344.
14. Пронина Е.Е. Психология журналистского творчества : учеб. пособие. М. : КДУ, 2006. 368 с.: ил.
15. Андреев Л.Г. Жан-Поль Сартр. Свободное сознание и ХХ век. М. :
Гелеос, 2004. 416 с.
УДК 070
Г.И. Шостак
Томский государственный университет
Стратегия использования личных имен
и названий социальных групп
в заголовках британской прессы
В статье рассматриваются коммуникативные стратегии создания заголовков с включением личных имен, а также
названий профессиональных и социальных групп, свойственные британской прессе.
Ключевые слова: газеты, заголовки, коммуникативные
стратегии.
The aim of the article is to define some communicative strategies
of creating headlines containing a person’s name and names of social
groups common to British newspapers.
Key words: British newspapers, headlines, communicative
strategies.
И
зменения в современной медийной системе
основываются на новых технологиях, которые
дают универсальный доступ к информации и
становятся «важнейшим аспектом преодоления недостатка информации на различных уровнях» [1. C. 29].
Эти современные технологии позволяют удовлетворить
спрос на журналистскую информацию, предлагая читателям разнообразную тематику из сферы политики,
экономики, науки и техники, культуры, искусства и т.д.
Новостные сообщения часто сопровождаются аналитическими комментариями, увеличивая ценность предлагаемой информации и общественный интерес к ней.
Чтобы ориентироваться в газетном информационном пространстве, читатели обращаются прежде всего
к заголовкам и используют их как карту для навигации.
«Будучи первым элементом любого текста, заголовок
формирует поле смыслового и объёмно-прагматического восприятия дальнейшего речевого материала»
[2. C. 46], становится средством «личных контактов»
читателей с событиями, что помогает прочитать сообщение и оценить его.
Цель данной статьи — рассмотреть коммуникативные стратегии создания заголовков с включением
личных имен, а также названий профессиональных
и социальных групп, свойственных британским газетам. Журналисты часто и активно используют такие
стратегии как средство достижения коммуникативной
эффективности заголовков новостных материалов:
человек всегда интересен человеку, и журналисты
стремятся показать событие не абстрактно, а через
личность, решая информационные, рекламные и творческие задачи. Журналиста, сочиняющего заголовки в
британских газетах, называют headliner или headwriter.
Создание заголовков предполагает, что он знает традиции и вкусы своей аудитории и творчески использует
разнообразные языковые приёмы. Тщательно отбирая
лексические средства, headliner создаёт определенное
информационное, эмоциональное и культурное поле
читательского восприятия.
На основе анализа британских газет за 1990–2014
годы мы выделили стратегию использования личных
имен и стратегию репрезентаций социальных групп в
заголовках. Анализ использования личных имён пока-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86
зывает, что имена выполняют содержательно-смысловую и рекламную роль, они могут дать в коротком заголовке значительный объём информации и привлечь
внимание к событиям или проблемам. Могут быть использованы имена реальных людей из любой области:
политики, спорта, искусства, имена членов королевской семьи или исторических персонажей, способные
вызвать у читателей определенные ассоциации, образы и оценки.
Приведём несколько примеров. ‘Cameron spikes press
law’ [The Times, November 2012]. Статья призывает читателей поддержать британского премьер-министра Дэвида Камерона в его борьбе против введения закона об
ограничениях прессы. Образ премьер-министра ассоциируется с фигурой рыцаря, что делает заголовок более
экспрессивным и убедительным и побуждает отвергнуть доводы оппонентов, выступающих за этот закон.
‘Lib Dems must take long hard look in mirror admits
Clegg’ [The Daily Mail, March 2013]. Лидер либерально-демократической партии Nick Clegg признаёт, что членам
партии следует пристально посмотреть на себя в зеркало из-за скандалов и разногласий внутри партии, и
настаивает на внимательном отношении к поступающим жалобам. Он отрицает наличие внутрипартийного кризиса, но высказывает сожаление о сложившейся
ситуации в партии. Отсутствие кавычек в заголовке (а в
тексте даётся прямая речь Клегга) делает содержание
текста более обобщённым, газета разделяет мнение
лидера партии об остроте сложившейся ситуации.
‘Even Stalin didn’t kill off Sundays — but the Tories will’
[The Mail on Sunday, August 2012]. В статье осуждается
правительство тори за его решение заставить рабочих
трудиться по воскресеньям. Доводы автора против этого решения усиливаются упоминанием устрашающего
имени Сталина, который все же оставил воскресенье
днем отдыха для своей страны, а правительство тори
намеревается отнять выходной у британцев: «Даже
Сталин не смог отменить воскресенье». Эмоционально
сильный фразовый глагол ‘to kill off’ означает «уничтожить», и в заголовке акцентируется страшный период,
который ассоциируется с именем Сталина.
Представление имени членов королевской семьи в
заголовках имеет долгую традицию, и это всегда связано с повышенным интересом читателей к публикациям о событиях в личной и общественной сфере королевской семьи.
‘Prince Charles’s juiciest secret is out’ [The Independence
on Sunday, February 1993]. Принц Чарльз продаёт экологически чистый мясной продукт со своей фермы уже
несколько лет, но только недавно самый «сочный» его
секрет стал достоянием широкой читательской аудитории. Цель публикации — создать позитивный образ
принца Чарльза после многочисленных скандалов в
королевской семье. Новостное сообщение о благотворительной деятельности принца Гарри появилось под
заглавием ‘Harry to lead Diana charity’s landmine appeal’
[The Evening Standard, March 2013], информация связана с решением принца поддержать фонд по борьбе с
Журналистский ежегодник
противопехотными минами, созданный его матерью —
принцессой Дианой.
Стратегия использования имён в заголовках имеет
свои закономерности, связанные с традициями британской культуры. В газетном пространстве в Британии принято использовать прозвища (Di, Fergie), вымышленное имя, даваемое другими людьми (Maggie
[Thatcher]), официальный титул (Her Royal Highness)
или официальный титул + имя. ‘Sir Paul backs new bid
to ban foxhunting’. Имя бывшего Beatle — информационное и рекламное «ядро» в тексте заголовка, используется для привлечения читателей поддержать компанию в попытке запретить кровавый спорт в Британии.
Авторы заголовков могут создавать специфические
коммуникативные эффекты, используя стратегию репрезентации социальных групп. Часто в заголовках
можно прочитать о событиях, связанных с профессиями и занятиями разных социальных групп.
‘Firemen who gave their lives’ [The Metro, April 2010].
Рассказ о пожарных, которые отдали свою жизнь, борясь с огнём, спасая людей, они проявили мужество и
самоотверженность, выполняя свою работу. Заголовок
имеет характер незаконченности, он намеренно обрывается и приглашает читателей выразить своё сочувствие семьям героев-пожарных и помнить о них.
‘Why a trip to the dentist is more fun than the gym’ [The
Mail on Sunday, August 2012]. «Почему поход к дантисту
более приятен, чем поход в гимнастический зал». Заголовок не содержит вопроса, интрига раскрывается в
тексте заметки: согласно общественному опросу, дантисты в Британии оказывают лучше других профессий
качественные услуги пациентам.
‘Journalist receives home town honour’ [The Times,
December 2013]. Журналистка, работающая на ВВС,
получила почетную степень доктора в своём родном
городе за профессиональные заслуги и гордится тем,
что, сохранив свой местный акцент (северо-восточной
Англии), преуспела в своей карьере на ВВС. Небольшое
сообщение на странице «Региональные новости» обращается к читателям и предлагает им разделить восхищение женщиной, добившейся больших успехов на
столичном телеканале.
Некоторые заголовки построены на контрасте
представлений о называемой профессии и поступков,
которые совершили люди этой профессии. ‘Doctor
poison’ [The Daily Mirror, October 2009]. Этот заголовок
содержит семантически противоречивое значение:
доктор и отравитель. Доктор предстал перед судом за
попытку отравить свою любовницу, ждущую от него
ребенка, он тайно давал ей лекарство, способное прервать беременность и опасное для жизни женщины.
Многие британские газеты опубликовали свои расследовательские материалы об этом. Статья в газете ‘The
Times’ (October, 2009) была озаглавлена: ‘Bizarre double
life of a poisoning doctor’ (Причудливая двойная жизнь
доктора-отравителя). Заголовок также подчеркивает несовместимость понятий: врач и отравитель, но
смысловое содержание заголовка здесь шире и пре-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел III. Журналистика сегодня: тематика, проблематика, жанровые процессы
вращается в социальное исследование с широким общественным звучанием: доктору, ведущему двойную
жизнь, выносится правовая и нравственная оценка. Автор статьи обращается к читателю, предлагая осознать
важную социальную проблему видимости и сущности
человека в современном обществе.
Используя эмоциональную лексику, журналисты
создают заголовочные тексты, где оценка социальных
преступлений даётся не только в правовом, но в большей степени в нравственно-этическом аспекте.
‘Head stole £ 90,000 from school funds for a life of
luxury’ [The Daily Express, October 2007]. Директор одной из английских школ вел роскошную жизнь, тратя
школьные деньги на свои личные цели, статья выносит
нравственное осуждение этому человеку, занимавшему высокое положение в обществе.
Давая информацию о женщинах, журналисты используют прием анонимности в заголовках, ‘Mother
found son dying in the road’ [The Daily Mail, August 2005] —
мать остановилась на дороге помочь велосипедисту,
умирающему после дорожного происшествия, и обнаружила, что это её сын-подросток. Ключевое слово
‘mother’ в заголовке подчеркивает трагизм ситуации,
передавая горе и отчаяние матери, на руках которой
умирает сын.
‘Beaten daughter known as Cindirella, court told’ [The
Times, December 2013]. Девочка-подросток, названная
соседями «Золушкой», долго терпела жестокое обращение матери, бившей её постоянно. Дело рассматривается в суде, и автор заметки апеллирует к читателям: быть
более активными и участливыми в ситуациях жестокого
обращения с детьми. Часто приём анонимного представления женщины в заголовках лишает её в какой-то
степени индивидуальности и изображает её в роли по
отношению к мужу, партнёру или подчёркивает её участие в какой-либо ситуации, часто встречается ‘a mum’,
‘the proud mum’, ‘widow’, ‘a sad wife’. ‘It wasn’t murder — says
wife of dead Oxford professor’ [The Daily Mail, January 2012].
Жена оксфордского профессора нашла мужа мёртвым
в доме его коллеги и утверждает, что это не было убийство, а всего лишь трагический случай.
В таблоидных газетах существует традиция использовать описательные слова-характеристики, давая информацию о женщинах: ‘pretty girl’, ‘stunning girl’, ‘soapy
star’, ‘bunny girl’.
‘Bunny girl Kate hops off to celebrate Playboy’s 60th’ [The
Daily Express, December 2013]. Супермодель Kate Moss в
костюме кролика с пушистым хвостом и длинными ушками появилась на обложке юбилейного номера журнала ‘Playboy’. Kate часто называют ‘a global icon’ и самой
важной супермоделью за прошедшие 25 лет.
В заголовках также встречается местоимение ‘she’
в представлении информации о женщинах. Этот приём общения с читателем очень распространён и похож
на прерванную беседу, которая может возобновиться
после паузы и превратиться в живой разговор. ‘She
thought he looked like a serial killer’ [The Mail on Sunday,
August 2012]. ‘She’ — это Jennifer Aniston, и статья рас-
87
сказывает о первом впечатлении актрисы от встречи с
человеком, с которым предстоит помолвка и который
оказался вполне образованным, интеллектуальным
молодым человеком. Поклонники актрисы могут порадоваться: после неудачных романов Jennifer наконец-то расстанется с образом звезды Голливуда, самой
неудачливой в любви. Авторы заголовков часто обращаются к любопытству и интересу читателей, создавая
публикации о личной жизни знаменитых людей в сфере кино, музыки, моды, политики, спорта. «Любовь к
знаменитостям возникла как необходимый компонент
массового общества и mass media» [3. C. 69].
Чтобы создать активные коммуникативные заголовки, журналисты дают информацию об истории
успеха знаменитых людей, о скандалах, сенсационных
подробностях личной жизни, и даже их голос можно
«услышать в заголовках», что создает впечатление личного контакта читателя и знаменитости.
‘I’ve given over my life to God, says Sharon Stone’ [The
Express, November 1998]. Актриса скрывала свои религиозные взгляды из страха разрушить свой сексуальный имидж.
Авторы заголовков используют звуковые эффекты,
играя со значениями слов, и создают любопытные заголовочные тексты. ‘Henman’s too skinny to winny’ [The
Sun, July 1999]. Tim Henmann слишком худой, чтобы выиграть Уимблдон, он должен набрать вес. Комический
эффект заголовка основывается на игре значения слова ‘winny’: ‘win’ как существительное и как глагол, и кроме того, это слово ассоциируется со знаменитым книжным героем Win-nie-the Pooh. ‘All Rhodes lead to top’ [The
Daily Star, February 1997]. Имя ‘Rhodes’ в заголовке звучит как ‘roads’ (дороги) — все дороги ведут к вершине.
В массовых газетах часто используется «эффект
присутствия» человека и его имени для передачи информации о событии, с ним не связанном. Имя, особенно знаменитости, выступает как повод рассказать
о другом человеке или событии. ‘Higgins rob rap’ [The
Sun, July 2014]. Сын известного игрока в бильярд, легендарного Алекса Хиггинса, вызван в суд по обвинению
в ограблении газетного продавца и краже сигарет на
2000 фунтов стерлингов. Заметка имеет броский заголовок, построенный на коротких ритмических словах: ‘rap’ как существительное имеет разные значения:
одно из них — звук быстрого удара (ассоциация с бильярдом), а ‘rob’ означает наказание за преступление.
Сын легендарной личности стал преступником. Здесь
акцентирована форма сообщения — «особое значение
придается эффектной упаковке материала. Отсюда завлекающая игра заголовками» [4. C. 159].
Приведём пример с обыгрыванием имен знаменитостей. Используя имидж самой популярной пары Голливуда, журналисты, соединив их имена, создали неологизм ‘Brangelina’. ‘Stardom in a bottle: Brangelina join the
celebrity wine-makers’ [The Times, March 2013]. «Звезды в
бутылке»: Бред и Анжелина присоединились к знаменитым производителям вина, поселившись во Франции, и занялись виноделием. ‘Forbes puts Brangelina top’
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
[The Guardian, June 2007]. Бред Пит и Анжелина Джоли
подтвердили свой статус самой быстрой пары Голливуда по восхождению к славе, что и подтверждает журнал «Форбс», включая пару в список ста знаменитостей.
Большой интерес для исследования стратегии использования личных имён в заголовках представляют
аналитические статьи из качественных британских
газет. Журналисты могут проявить своё мастерство,
используя богатое литературное, театральное наследие Британии, её фольклор, историю, музыку для создания творческих, богатых смысловыми оттенками
заголовков.
Статья о продаже рукописи известной пьесы «Оглянись во гневе» (Look Back in Anger) была озаглавлена ‘Long in the tooth, Osborn looks back in agony’ [The
Observer, November 1992]. Заголовок повествует о двух
историях: истории жизни автора пьесы и истории создания и судьбе пьесы-шедевра, написанной за 17 дней.
Эти две истории связывает фразеологизм ‘long in the
tooth’ — «стар, обременён годами», и его содержание
расширяется во второй части заголовка — аллюзии, —
где заменяется последний компонент (looks back in
agony) (в агонии), а не ‘anger’ (в гневе). Осборн в преклонном возрасте переживает трудные времена. Он
продает рукопись, чтобы оплатить большие расходы
за услуги дантисту, так как испытывает длительную
зубную боль — агонию. Возраст (tooth) переходит в зубную боль (агонию). Заголовок воспринимается как завершённая «пьеса», где автор ведет интеллектуальную
игру с читателем, приберегая кульминацию до конца
пьесы: оказывается, первая жена Осборна оставила
его ради дантиста. Читатель вовлечён автором в «просмотр» человеческой драмы.
Анализ приведённых заголовков с использованием
имён личных и с репрезентацией социальных групп в
заголовках показывает, что заголовки в качественных
газетах в большей степени выполняют информационную и побудительную функцию, а в массовых газетах
больше апеллируют к любопытству, страху, тревоге читателей, желанию узнать о пикантных подробностях из
жизни знаменитостей и выполняют роль привлечения
внимания; они, развлекая, информируют.
Эти стратегии помогают рассказать о событиях и
проблемах через имена личные, делая их фокусом
предлагаемой информации в рамках британской культуры и британского информационного контекста, и
предлагают богатый журналистский опыт для исследовательских целей.
Литература
1. Zassoursky Y. Factors shaping media systems of the 21 century. Shaping
tomorrow’s media systems. Moscow, 2006.
2. Лазарева Э.А. Заголовок в газете. Свердловск, 1989.
3. Hoggart R. Mass Media in a Mass Society. Continuum, London — New
York, 2004
4. Кручевская Г.В. Идеология «желтизны» в газетной прессе // Журналистика в поисках моделей развития. Томск, 2006.
Журналистский ежегодник
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
89
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
Раздел IV.
Телевидение и радио
в контексте развития электронных СМИ
УДК 007: 304 (070/17)
Е.А. Афанасьева (Горская)
Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко
Создание и распространение контента:
этические регуляторы в цифровом медиапространстве
Статья рассматривает этические проблемы и дилеммы,
с которыми сталкивается современная журналистика. Новые медиатехнологии влияют на журналистскую практику и
этические нормы. Автор прослеживает связи между этикой
и профессионализмом и обращает внимание на то, как этические практики переплетаются с технологическими, экономическими и социально-политическими условиями современной
медиасреды. Статья призвана активизировать академический
дискурс о роли медиаэтики в цифровую эпоху.
Ключевые слова: медиаконтент, медиаэтика, саморегулирование, этические нормы, профессиональная журналистика,
цифровые медиа.
The article examines the ethical problems and dilemmas facing
modern journalism. New media technologies affect journalistic
practices and ethical standards. The author traces the link between
ethics and professionalism, and draws attention to the fact, as ethical
practices are intertwined with the technological, economic and sociopolitical conditions of the new media environment. The article is
intended to foster academic discourse on the role of media ethics in
the digital age.
Keywords: media content, media ethics, self-regulation, ethical
standards, professional journalism, digital media.
С
облюдение этических стандартов является одним из важнейших механизмов саморегулирования СМИ и приобретает особую значимость
в условиях развития информационно-коммуникационных технологий. Устоявшаяся система этических принципов не выдерживает критики в условиях глобальных
изменений, произошедших в медиасфере. Экосистема
медиа перестала быть однополярной. Современное
медиапространство мозаично. Профессиональные
новостные организации делят его с блогерами, представителями гражданской журналистики, активистами
социальных сетей, дополняя друг друга. Новый медиаландшафт ставит перед нами принципиально новые
этические вопросы: от проверки достоверности информации, полученной от читателей, до глобального:
какой должна быть медиаэтика в современном мире?
«Цифровая медиаэтика», или «этика цифровых медиа», — термин, введенный в журналистский и научный
дискурс относительно недавно. В более широком смысле, цифровая медиаэтика, являясь последствием развития цифровых информационно-коммуникационных технологий, охватывает весь комплекс этических вопросов,
возникающих в цифровой медиасреде. Мнения о том,
какими должны быть этические стандарты нового медиапространства, среди экспертов разнятся. Одни обосновывают приоритетность роли саморегулирования в средствах массовой информации, другие, напротив, считают
его эффективным лишь в комплексе с правовым регулированием и социальным контролем. Среди ученых, занимающихся проблемами журналистской этики, особенно
заметны работы Д. Авраамова, К. Вейлера, И. Засурского,
В. Иванова, Г. Лазутиной, Д. Тамбини.
Демократизация процесса медиапроизводства ослабила иерархическую структуру традиционных СМИ,
превратив отдельных людей, группы и целые сообщества пользователей в полноценных участников медиаиндустрии. Вчерашняя пассивная аудитория сегодня
пополнила ряды активных авторов. Государственное
регулирование медленно реагирует на процессы трансформации медиапространства и демонстрирует лояльное отношение к системе саморегулирования. Во многом подобную политику государств применительно к
цифровой среде связывают с боязнью пошатнуть основополагающий принцип современного информационного пространства — плюрализм мнений и источников
информации. Однако демократизм подходов в вопросах регулирования не должен приводить к размытию
социальных и институциональных границ дозволенно-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
го. Безусловно, сами средства массовой информации
заинтересованы в создании эффективной модели саморегулирования. В противном случае усиление давления со стороны государства в виде законодательных
рычагов управления и контроля неизбежно. Этические
регуляторы традиционных СМИ в целом сформированы: большинство документов было разработано Международной федерацией журналистов, ЮНЕСКО и другими организациями. Отдельные страны также имеют
собственные национальные и региональные этические
кодексы журналистов. Однако, построенные на декларативной теоретизации, лишенные эмпирики и необходимой связи с журналистскими практиками, они демонстрируют свою неэффективность применительно к
цифровой медиасреде. Сегодня многие издания заняты
разработкой собственных правил поведения журналистов в Интернете. На международном уровне работа над
этическими нормами протекает разрозненно и имеет
фрагментарный характер в отношении регулирования
отдельных аспектов и отраслей медиаиндустрии. К сожалению, попытки разработки кодексов этики цифровых медиа в реальности являются не более чем переписыванием общепринятых журналистских правил. Еще
более актуальным является их выполнение. Ведь саморегулирование медиа предполагает не только развитие
кодексов этики, но и создание органов, осуществляющих контроль за их исполнением и применяющих меры
в отношении тех журналистов, которые не в состоянии
им следовать [1. С. 33]. Без надлежащих регуляторных
механизмов контроля у авторов нет достаточной мотивации для того, чтобы добровольно брать на себя обязательства по их выполнению.
Неэффективность существующих журналистских
кодексов в цифровом медиапространстве в первую
очередь связана с тем, что они ориентированы на профессионалов в журналистике, наделенных и, главное,
осознающих определенную долю ответственности. Н.
Луман справедливо подчеркивал, что «СМИ как политико-социальная система не может контролироваться только с помощью общих моральных критериев, а
вырабатывает свою собственную шкалу нравственных
ценностей» [2]. Действительно, профессиональная
медиаэтика устанавливает более высокие стандарты,
определяя социальную роль для журналистики в балансе личных и общественных интересов. Деятельность представителей гражданской журналистики,
напротив, построена на персональной ответственности отдельного индивида, в основе которой лежат общечеловеческие этические принципы и внутренняя
(для каждого автора) система ценностей. Этические
стандарты гражданской журналистики, как правило, не выходят за рамки правовых и законодательных
норм отдельного государства. При отсутствии в обществе единой морали и ценностных ориентиров они
оказываются недостаточными для их применения в
медиасфере. Сужение понимания журналистской этики до индивидуальной совести и честности, по мнению Д. Тамбини, поднимает проблему «человеческой
Журналистский ежегодник
ошибки», поскольку различные стимулы журналистской деятельности часто идут вразрез с прописными
этическими правилами [3]. Мы должны признать, что
массово-информационные потоки не нейтральны. Будучи нагружены человеческими, культурными и социальными ценностями, в мультикультурном мире они
нередко становятся инструментом манипуляции и злоупотребления. Не только слово, но и изображение может обретать иной смысл в контексте его восприятия
людьми в разных частях мира. Не отвергая общепринятых международных принципов, медиаэтика вбирает
национальные черты, руководствуясь религиозными,
культурными и историческими традициями конкретного общества и народа. В условиях глобализации эта
грань неумолимо стирается, что неизбежно ведет к
размыванию этических норм. Поскольку журналистика
играет важную роль в производстве общественного знания, глобализация применительно к медиаэтике могла
бы стать объединяющим фактором в универсализации
ее стандартов. Однако создание единой этической оси,
вокруг которой будет формироваться глобальное цифровое медиапространство, осложняется процессом конвергенции. Продукт новых медиа включает в себя текстовые материалы, видео, фоторепортажи, блоги, форумы
и пользовательские сообщества. При этом современное
СМИ в Интернете — это результат сотрудничества профессиональных журналистов и авторов-аматоров (термин «аматор» для определения пользователей, самостоятельно создающих и бесплатно распространяющих
контент, предложили Ф. Грегори Ластовка и Дэн Хантер,
2004). Все это осложняет применение единых этических подходов. Не менее важным вопросом, который
ставит перед нами конвергентная журналистика, является кросс-платформенность современных СМИ. Она
открывает широкие возможности для высвобождения
из «регуляторных тисков». То, что является неэтичным
для бумажной версии издания, перестает быть таковым на его ресурсе в другой цифровой платформе, не
поддающейся регулированию.
Вообще определение единых этических принципов
работы авторов в сети крайне важно, поскольку большинство гражданских журналистов отвергают принятие
этических принципов профессиональной журналистики. Этому есть объяснение. Ведь сама принадлежность к
профессиональной журналистике всех участников массово-коммуникационного процесса вызывает сегодня
среди ученых немало споров. Г. Лазутина считает важным
критерием профессиональности отношение к производимому продукту. По ее мнению, «парадокс» журналистской этики состоит именно в существовании двух форм
организации деятельности: любительства и профессионализма. При этом одного добросовестного отношения к
работе, подкрепленного моральной установкой индивида, недостаточно. Необходима «страховка качества продукта», которой и выступает профессиональная мораль,
редакционный устав, журналистские стандарты [4. С.
65–68]. Однако приравнивание представителей гражданской журналистики к профессиональным журналистам
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
нам кажется не вполне корректным по отношению к
этой социально активной категории людей. Их принципы работы существенно отличаются от журналистских,
являясь определяющим фактором в предпочтении аудитории. Авторы-аматоры, не относящиеся к написанию
материалов как к ремеслу, демонстрируют порой более
высокую планку: живой литературный слог, нестандартные подходы к подаче материалов, близкую читателю
эмоциональную позицию. Благодаря этому их материалы пользуются большей популярностью и доверием
аудитории. Однако общепринятые этические ценности,
такие как беспристрастность и нейтралитет в вопросах
поддержки позиции одной из сторон, нередко игнорируются. Автор, напротив, стремится стать частью социальных групп, используя это преимущество во влиянии на
общественное мнение. Если традиционная журналистика отдает предпочтение проверке информации, предварительному отбору, то «журналисты от общества» среди
приоритетов называют открытость, непосредственность
и возможность правки текста после его опубликования
в Интернете. Последнее вызывает особенно много споров. Само исправление или внесение изменений в опубликованный материал не является чем-то зазорным, а
наоборот, свидетельствует о высоком уровне ответственности журналиста и издания. Однако массовость такого
явления ставит под угрозу основополагающие принципы
журналистики — объективность и достоверность информации. Читатели, привыкшие воспринимать информацию как нечто не требующее проверки, стакиваются с
необходимостью ставить под сомнение любые сообщения, опубликованные на «свободных от регулирования»
ресурсах. Даже самые яростные защитники гражданской
журналистики признают, что блогеры, имеющие радикальную точку зрения, могут руководствоваться далекими от этических принципов побуждениями. Поэтому
распространение заведомо ложной информации и использование своего влияния в корыстных целях, к сожалению, часто встречается в сети.
Некоторые представители гражданской журналистики вообще высказываются о журналистике как о
псевдопрофессии. Единственная лицензия, необходимая для занятия этим родом деятельности, — доверие
общества. Конечно, получить его во многом помогают
профессиональные этические стандарты. Доверие,
напрямую связанное с финансовым успехом, поддерживается в СМИ целой командой «этической полиции»: начиная от коллег и заканчивая редакторами и
юристами. Но и говорить об отсутствии подотчетности гражданских журналистов нельзя. Социально активная интернет-аудитория нуждается в достоверной
и точной информации для получения объективной
картины мира и принятия обоснованных гражданских
решений. Она также играет важную роль в системе
этического регулирования: позитивно или негативно
реагирует на публикации, оставляя свои комментарии
и опровержения (в случае ошибки). Подобная практика
порождает принципиально иной подход к медиаэтике.
Открытость и интерактивность медиаресурса стано-
91
вятся важной составной регулирования. Там, где автор
переступил черту, — общество выступает этическим
барометром, реагируя на это анлайками, критическими замечаниями, репликами.
Этически не урегулированными остаются и вопросы взаимодействия журналистики и социальных
сетей. Последние давно стали важным источником
информации в работе медиа. Однако сложность для
журналистики представляет разделение приватной и
общественной коммуникации. Широкое использование пользовательского контента в работе репортеров
постоянно сопряжено с угрозой пересечь этическую
черту. Стремясь к привлечению новой аудитории,
СМИ расширяют свое присутствие в социальных сетях:
создают странички на Facebook и Twitter, формируют
сообщества на сайте издания в Интернете. Комментирование материалов и дискуссия на официальных
страничках медиа в социальных сетях становятся неотъемлемыми частями контентного наполнения медиаресурса. При этом вся полнота ответственности за его
содержание возлагается именно на СМИ. В условиях,
когда распространение информации идет по нетрадиционным для СМИ каналам (социальным сетям, чатам,
блогам, форумам), существенно осложняется процесс
регулирования медиаконтента. Многие интернет-сайты используют фильтры ненормативной лексики, чтобы избежать публикации непристойностей и агрессивных текстов. На эти же цели направлена и модерация
ресурсов. Однако в условиях стремительного роста
контентных объемов ее возможности оказываются
катастрофически недостаточными для сколь бы то ни
было эффективного контроля. Все чаще издания требуют идентификации пользователя для получения
возможности комментировать материалы. По мнению
читателей, негативно относящихся к подобным новациям, это ограничивает их свободу высказываний. Мотивация изданий также понятна — идентификация позволяет повысить степень ответственности аудитории
и служит защитой для самих СМИ в случае размещения на их сайте этически «проблемного» комментария.
Большинство этических принципов, разработанных
в течение прошлого столетия, были ориентированы на
коммерческую модель средств массовой информации.
Безусловно, у этой модели были как свои плюсы, так и
минусы. С одной стороны, в ряде стран с тоталитарными
режимами и активной ролью государства в медиарегулировании нередко политическая доктрина переносилась и на этические нормы поведения журналиста. Экономическая мотивация его деятельности ограничивала
свободу высказываний. Сегодня журналист-аматор часто не имеет финансовых стимулов, что в определенном
смысле делает его менее зависимым от внешних факторов — таких как, например, редакционная политика. Но,
к сожалению, эта свобода расширяется до отсутствия
понимания гражданской или юридической ответственности за распространенную информацию.
В последнее время многое делается на национальном уровне для повышения качества и этических
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
стандартов медиа. Поддерживаются проекты, направленные на редакционную независимость, этическое
управление, прозрачность и построение заслуживающей доверия системы саморегулирования. Представители профессиональной журналистики недовольны
политикой двойных стандартов. В настоящее время
деятельность журналистов подлежит куда более тщательному контролю, чем работа авторов-аматоров, не
имеющих надлежащих знаний об этических процедурах сбора информации, проверки источников, требующая потому более пристального внимания со стороны
контролирующих органов.
По утверждению известного американского журналиста Дэвида Рэндалла, кодекс чести для журналиста — это «свод правил, которых должен придерживаться (либо стыдиться того, что не придерживается)
каждый уважающий себя журналист» [5. С. 47]. Как
заставить представителей гражданской журналистики
«стыдиться», а еще лучше — придерживаться этических норм — важный вопрос, особую роль в решении
которого играет культура. Промоция сетевого этикета,
создание своего рода «дорожной карты» поведения
для участников коммуникационного процесса — эти
задания до сих пор не являются первоочередными для
государственной политики в отношении Интернета.
Очевидно, что эра социально ответственной журна-
Журналистский ежегодник
листики еще не наступила. Но традиционные СМИ и
новые медиа должны начать диалог для выработки
единых механизмов этического регулирования, для
определения баланса интересов общества и медиа.
Последние, обладая огромным общественным влиянием, являются формирующим фактором в развитии
глобального информационного пространства. И то, каким уровнем демократизма и объективности оно будет
наделено, во многом зависит именно от этической составляющей самоорганизации медиасферы.
Литература:
1. Путеводитель по регулированию сетевых СМИ / под ред. А. Улен
и М. Стоун. Вена : Представитель ОБСЕ по вопросам свободы
СМИ, 2013. 130 с.
2. Луман Н. Честность политиков и высшая аморальность политики
// Вопросы социологии. 1992. Т. 1. №1.
3. Damian Tambini, Danilo Leonardi and Chris Marsden. The privatisation
of censorship: self regulation and freedom of expression. UCL Press,
2008. P. 269–289.
4. Лазутина Г. Профессиональная этика журналиста. М. : Аспектпресс, 2011. 224 с.
5. Дэвид Рендалл. Универсальный журналист. СПб. : ПроМедиа,
2000. 120 с.
УДК 070.1/115.4
В. С. Байдина
Томский государственный университет
Факторы отражения социального времени
в телевизионном пространстве
В статье исследуются факторы, влияющие на отражение
социального времени в пространстве массмедиа и преимущественно в телевизионном пространстве. Автор приходит
к выводу, что из совокупности факторов, определяющих характер создания этого образа, первостепенными являются
авторская позиция журналиста, политический дискурс и типичное представление социума о собственном историческом
периоде.
Ключевые слова: социальное время, массмедиа, факторы
отражения социального времени, телевидение, аналитическая журналистика.
This article examines the factors influencing the reflection of
social time in the space of media, mainly television. The author comes
to the conclusion that a combination of factors that determine the
nature of the creation of this image, are the copyright of civic position
of a journalist, political discourse and typical society representation of
the social time on its own historical period. Keywords: social, media, factors reflect social time, TV, analytical
journalism.
В
сфере массмедиа устанавливается текущая
повестка дня, недели, месяца; актуализируется
исторический опыт нации, обсуждаются возможные варианты развития общества и государства.
Значимость отражения темпоральных процессов в
СМК определяется функциональным потенциалом
образа социального времени в медиапространстве.
Формируя образ времени, медиаторы расширяют
свой воздействующий и творческий потенциал, актуализируют и активизируют социально-ориентирующую, миромоделирующую, познавательную, аксиологическую, идеологическую и интегративную функции журналистики.
Социальное время в массмедиа — это оценка факта, события, эпохи, соединяющая в емкой эмоционально-логической форме прошлое-настоящее-будущее
социума и определяющая отношения между модусами
времени в динамическом и аксиологическом аспектах.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
стандартов медиа. Поддерживаются проекты, направленные на редакционную независимость, этическое
управление, прозрачность и построение заслуживающей доверия системы саморегулирования. Представители профессиональной журналистики недовольны
политикой двойных стандартов. В настоящее время
деятельность журналистов подлежит куда более тщательному контролю, чем работа авторов-аматоров, не
имеющих надлежащих знаний об этических процедурах сбора информации, проверки источников, требующая потому более пристального внимания со стороны
контролирующих органов.
По утверждению известного американского журналиста Дэвида Рэндалла, кодекс чести для журналиста — это «свод правил, которых должен придерживаться (либо стыдиться того, что не придерживается)
каждый уважающий себя журналист» [5. С. 47]. Как
заставить представителей гражданской журналистики
«стыдиться», а еще лучше — придерживаться этических норм — важный вопрос, особую роль в решении
которого играет культура. Промоция сетевого этикета,
создание своего рода «дорожной карты» поведения
для участников коммуникационного процесса — эти
задания до сих пор не являются первоочередными для
государственной политики в отношении Интернета.
Очевидно, что эра социально ответственной журна-
Журналистский ежегодник
листики еще не наступила. Но традиционные СМИ и
новые медиа должны начать диалог для выработки
единых механизмов этического регулирования, для
определения баланса интересов общества и медиа.
Последние, обладая огромным общественным влиянием, являются формирующим фактором в развитии
глобального информационного пространства. И то, каким уровнем демократизма и объективности оно будет
наделено, во многом зависит именно от этической составляющей самоорганизации медиасферы.
Литература:
1. Путеводитель по регулированию сетевых СМИ / под ред. А. Улен
и М. Стоун. Вена : Представитель ОБСЕ по вопросам свободы
СМИ, 2013. 130 с.
2. Луман Н. Честность политиков и высшая аморальность политики
// Вопросы социологии. 1992. Т. 1. №1.
3. Damian Tambini, Danilo Leonardi and Chris Marsden. The privatisation
of censorship: self regulation and freedom of expression. UCL Press,
2008. P. 269–289.
4. Лазутина Г. Профессиональная этика журналиста. М. : Аспектпресс, 2011. 224 с.
5. Дэвид Рендалл. Универсальный журналист. СПб. : ПроМедиа,
2000. 120 с.
УДК 070.1/115.4
В. С. Байдина
Томский государственный университет
Факторы отражения социального времени
в телевизионном пространстве
В статье исследуются факторы, влияющие на отражение
социального времени в пространстве массмедиа и преимущественно в телевизионном пространстве. Автор приходит
к выводу, что из совокупности факторов, определяющих характер создания этого образа, первостепенными являются
авторская позиция журналиста, политический дискурс и типичное представление социума о собственном историческом
периоде.
Ключевые слова: социальное время, массмедиа, факторы
отражения социального времени, телевидение, аналитическая журналистика.
This article examines the factors influencing the reflection of
social time in the space of media, mainly television. The author comes
to the conclusion that a combination of factors that determine the
nature of the creation of this image, are the copyright of civic position
of a journalist, political discourse and typical society representation of
the social time on its own historical period. Keywords: social, media, factors reflect social time, TV, analytical
journalism.
В
сфере массмедиа устанавливается текущая
повестка дня, недели, месяца; актуализируется
исторический опыт нации, обсуждаются возможные варианты развития общества и государства.
Значимость отражения темпоральных процессов в
СМК определяется функциональным потенциалом
образа социального времени в медиапространстве.
Формируя образ времени, медиаторы расширяют
свой воздействующий и творческий потенциал, актуализируют и активизируют социально-ориентирующую, миромоделирующую, познавательную, аксиологическую, идеологическую и интегративную функции журналистики.
Социальное время в массмедиа — это оценка факта, события, эпохи, соединяющая в емкой эмоционально-логической форме прошлое-настоящее-будущее
социума и определяющая отношения между модусами
времени в динамическом и аксиологическом аспектах.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
Интерпретация фактов действительности и метафоризация реальности в процессе создания образа социального времени зависят в первую очередь от познавательных и творческих усилий журналиста. Заметным
«медиасобытием» может стать реальное событие, в
которое погружается медиатор, умеющий чувствовать
свое время. Его креативный потенциал не просто фиксирует событие в социальном времени-пространстве,
а создает такую модель действительности, которая позволяет обществу более четко осознавать грань между
«прошлым» и «настоящим», обозначать пределы современности и видеть горизонты «будущего».
Однако на творческую энергию и общественную
активность журналиста влияет целый ряд факторов.
Гражданская позиция журналиста может вступать
в конфликт с идеалами, которые функционируют в
обществе и формируются властной элитой. К числу
значимых факторов отражения социального времени в медиапространстве относятся: политическая,
экономическая, социальная ситуация в конкретном
обществе и интенсивность процессов в этих сферах
социального пространства; уровень самосознания социума, степень развитости общественной рефлексии,
профессионализм журналистского сообщества и аксиологические доминанты исторического периода. В
совокупности они влияют на то, какой образ времени
будет репрезентован в медиапространстве, а следовательно — воспринят массовым сознанием.
На практическом и теоретическом материале мы
проанализировали наиболее существенные факторы,
влияющие на медийный образ социального времени.
В основу исследования легла идея В.А. Сидорова о трех
основных каузальных факторах отражения времени в
массмедиа. К ним, по мнению исследователя, относятся: авторская позиция, выраженная в понимании журналистом духовной ситуации времени; представление
о политическом времени и восприятие образа времени
аудиторией СМК и обществом в целом [1. С. 136].
Первый из обозначенных факторов — авторская
позиция, выраженная в личностном понимании
духовной ситуации времени. Духовную ситуацию
времени В.А. Сидоров приравнивает к времени бытия
журналиста и обозначает этим понятием «социальную
реальность как интегральную совокупность проявлений экономических и политических отношений между
людьми в их идеологическом и ценностном оформлении» [Там же]. Эта реальность влияет на статус журналистики в социуме и возможности реализации журналиста.
В отношении современного статуса профессии
журналиста и спектра возможностей самореализации
медиаторов можно наблюдать двойственную ситуацию. С одной стороны, в информационном обществе
все социальные институты зависимы от СМК, поскольку высокая технологичность последних обеспечивает
большую свободу информации. Однако журналисты
сами становятся заложниками быстрого потока информации, так как гипермобильный стиль работы не
93
позволяет анализировать сложные социальные процессы.
Осмысление времени журналистикой, стремление
выразить время бытия социума требует дистанции,
выключенности из конвейера новостей. «Качественные» характеристики времени проявляются в некоей
«остановке» момента «сейчас», его консервации и последующей интерпретации (так в медиапространстве
дробится время — событие вычленяется из пространственно-временного континуума); но одновременно
и в усилиях журналистики разрушить дискретность
времени, восстановить причинно-следственные связи;
наконец, в образном видении настоящего, прошлого и
будущего. Поэтому объемный образ социального времени, как правило, создается в авторской, а не новостной журналистике.
Исследователи СМК, медиакритики и практикующие журналисты говорят об отсутствии в настоящее
время абсолютных лидеров мнения в профессии, кризисе «серьезной» журналистики, ненужности ее политической элите в стране и регионах. Особенно ярко
негативные тенденции проявляются в телевизионном
эфире.
Аналитическая телепублицистика с конца 2000-х
годов переживает системный кризис.
Признаки кризисной ситуации:
• Высокая степень зависимости от власти приводит
к засилию официоза на телекомпаниях. Эксперты и
телезрители обвиняют «телевизионщиков» в пассивности.
• Уменьшается число телекомпаний, производящих
собственный оригинальный телевизионный продукт.
• Уменьшается количество аналитических и информационно-аналитических программ.
• Сокращается доля критических сюжетов в верстке
аналитических программ.
• Ухудшается качество аналитического продукта:
сокращается количество источников информации, задействованных в материале, сюжеты выглядят несбалансированными.
• Снижается качество публицистических текстов,
степень их воздействия на аудиторию. В материалах
журналистов наблюдается отсутствие авторской оценки события или явления.
В августе 2014 телеканал РЕН ТВ объявил о закрытии программы «“Неделя” с Марианной Максимовской», объяснив это «совместным решением» ведущей
и руководства телеканала. По мнению медиакритиков,
событие стало очередным потерянным рубежом в вопросах свободы слова в телеэфире: «У “Недели” всегда были стабильно высокие рейтинги, следовательно,
убыточной ее никак не назовешь, — с коммерческой
точки зрения такую бы открывать, а не закрывать. А вот
с идеологической... Даже странно, что “Неделю” давно
не закрыли по соображениям, скажем так, единомыслия. Работать честно и профессионально в журналистике сейчас не принято, сейчас принято пропагандировать и быть рупором сами знаете чего, и в “ящике” —
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
особенно. Вопросы, сомнения, альтернативные точки
зрения, просто не окрашенная идеологией информация сейчас не то, что не востребована — гонима» [2].
Ряд комментариев медиасообщества о закрытии «последней независимой общественно-политической
программы на российском телевидении» приводит
«Коммерсантъ»: «Последние годы журналистское сообщество удивлялось, как Максимовской удается вести
передачу при условии, что все остальное телевидение
давно стерильно», — отметила глава комиссии по свободе информации СПЧ Елена Масюк. За последние
месяцы российское ТВ окончательно пришло к «контентной однозначности и определенности», говорит
господин Дондурей, и «в этой ситуации Марианна
Максимовская была как белая ворона, у нее не было
шансов выжить…» [3].
Между тем все достижения российской публицистики связаны с проявлением в материале авторской
позиции. И чем сильнее обстоятельства, препятствующие выражению журналистом собственного «я», тем
выше оценка зрителей и коллег. Тем четче обозначены
социальные артефакты, границы прошлого, настоящего и будущего в материалах журналистов.
Второй фактор, влияющий на отражение социального времени в массмедиа, — политическое время
или политический дискурс — в формулировке В.А.
Сидорова — «представление о политическом времени,
свойственное тем, кто волен допустить или не допустить журналистский текст в каналы коммуникации»
[1. С. 136].
Этот аспект нам представляется целесообразным
рассмотреть на примере функционирования аналитических передач в России в 1990-е, 2000-е и 2010-е годы.
Обозначим факторы, влияющие на развитие аналитической публицистики в каждом периоде.
Факторы развития аналитической публицистики
в 1990-е годы:
Нестабильная социальная, политическая и экономическая ситуация в новом государстве.
Информационная свобода.
Коммерциализация телевидения.
Персонификация информации.
Факторы развития аналитической публицистики
в 2000-е годы:
Нестабильная социальная и политическая ситуация
в стране.
Серьезная конкуренция между телеканалами.
Формирование государственного холдинга ВГТРК.
Интерес аудитории к аналитическим программам.
Высокий кадровый потенциал журналистов поколения перестройки.
Факторы развития аналитической тележурналистики к концу 2000-х годов:
Стабилизация политической системы.
Возвращение государственного контроля за СМК.
Падение интереса к общественно-политической тематике.
Снижение доверия аудитории к телевидению.
Журналистский ежегодник
Закрытие ряда рейтинговых и авторитетных аналитических программ в эпоху 2000-х.
Факторы развития аналитической тележурналистики в 2010-х годах:
Несменяемость политической элиты в настоящем
и обозримом будущем.
Стагнация экономики.
Монополизация телевизионного дискурса.
Дестабилизация геополитической ситуации.
Конфронтация Россия — Запад
Динамика развития аналитической телепублицистики в постсоветскую эпоху отражает и всю историю
российского ТВ: от становления аналитических еженедельных телеобозрений и эры «независимого ТВ» — к
информационным войнам в телеэфире; от распада НТВ
в 2000-х — к трансформации медиасреды в середине
2000-х; от усиления роли государства на медиарынке
до вопроса о драматическом разрыве информационной повестки дня ТВ и Интернета в 2010-м; от предложения вернуться к идее общественного ТВ в 2011-м — к
эпохе «контентной однозначности и определенности»
и «стерильности» телеэфира в 2014-м.
Таким образом, опасны как политические манипуляции в телевизионном пространстве — журналисты
становятся орудием в информационных войнах, так и
подавление авторского, расследовательского начала в
еженедельных обозрениях, когда они превращаются в
продолжительную кальку новостей, а далее эволюционируют в пропагандистский рупор власти.
Третий фактор — восприятие образа времени аудиторией СМК и обществом в целом — можно обозначить как совокупность определенных установок
в восприятии и переживании социального времени
аудиторией СМК, задающих ей определенный характер «чтения» медиаобраза социального времени. Эти
установки формируются так называемым «доминирующим» социальным временем, или типичным представлением о времени в конкретном обществе.
А.И. Гуревич утверждает, что такое представление
о времени необходимо для координации различных
темпоральностей социальных групп, консолидации
общества, типичный образ времени может быть управляемым: «регулирование восприятия социального
времени является важной идеологической силой» [4.
С. 159].
И.М. Попова акцентирует внимание на том, что взаимосвязь темпорализации и идеологии — это вопрос
о соотношении настоящего и будущего, настоящего и
прошлого: «При выяснении связи проблем восприятия
времени и функционирования идеологии обнаруживается некий парадокс: основанием идеологии являются
насущные интересы и стремления, определяемые практикой настоящего, тогда как содержание любой идеологии составляют представления о прошлом и будущем»
[5. С. 143]. Итак, «доминирующий» образ социального
времени складывается из господствующих идеологических установок, социокультурных факторов и определяется теми практическими задачами и проблемами,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
которые существуют у данного общества в настоящем и
воспринимаются как первоочередные. Они формируют
отношение к прошлому и ожидание будущего.
В изучении выше обозначенного фактора нас интересует, как «доминирующий» образ социального
времени влияет на характер восприятия темпоральных
процессов журналистами, насколько он детерминирует медийные образы социального времени?
Проанализируем идеологический фон и темпорализацию в советскую эпоху, период реформ 1990-х годов и на историческом отрезке «нулевых» годов. Отметим, что доминирующий образ социального времени в
советскую эпоху и эпоху 1990-х проанализирован нами
опосредованно — через выводы, к которым пришли исследователи феномена социального времени, и историю развития аналитических передач. Период 2000-х
проанализирован через спектр оценок социального
времени, представленных в информационно-аналитических программах эпохи. Вариативность методов исследования объясняется затрудненным доступом к архивным передачам 1990-х годов и советского периода.
Т.П. Фокина обозначает взаимоотношения между
модусами социального времени в советскую эпоху 1 как
атемпоральные. Прошлое легитимировало Советское
государство. Но при этом вся система была направлена
на процветание страны в будущем: «“Время, вперед!” —
этот лозунг, рожденный колоссальным ускорением социально-экономического ускорения страны, — яркий
пример отношения народных масс ко времени и к ценности настоящего. Этим объясняется и беспримерная
жертвенность народа ради всеобщего счастья в будущем» [6. С. 15–17].
Для партийного руководства СССР ТВ было мощнейшим средством воздействия на аудиторию. Первый
общесоюзный информационно-политический журнал
«Эстафета новостей» просуществовал в прямом эфире
с 1961 по 1965 год.
Начиная с 1966 года — общественности внушалось,
что правильная точка зрения может быть только одна,
сократилось количество прямых передач, рос список
фамилий лиц, запрещенных к эфиру на радио и ТВ: «…
задачи малого экрана понимались четко и однозначно,
и нам, журналистам, не раз выговаривали: “Что это за
“проблемная журналистика”?”. Проблемы ставят и решают Центральный Комитет партии и правительство.
А ваше дело их пропагандировать» [7. С. 7].
Публицистические программы эпохи перестройки
стали признаком демократизации телевидения, особой формой донесения позиций, знаний, взглядов.
Они задали высокую планку профессии тележурналиста. Однако государственная монополия на вещание
не способствовала действительному воплощению на
практике принципов гласности. Журналисты, имеющие достоверную и злободневную информацию, были
95
лишены возможности ее сообщать. Многие публицистические программы были закрыты.
Восприятие времени в постсоветскую эпоху исследователи обозначают как «плюрализм времени», т.е. —
«полифония объективных форм времени и его оценок
при одинаковой самоценности прошлого, настоящего
и будущего» [8. С. 33]. Разнообразие мнений и оценок,
сосуществование различных точек зрения, возможность альтернативы развития. Но переходное общество — испытывает презентизм.
По мнению И.М. Поповой, для такого общества
особенно характерно доминирование настоящего:
«Трансформационные процессы порождают так называемый презентизм. Люди живут сегодняшним днем,
не принимая в расчет будущее и не ставя перед собой
сколько-нибудь значимые цели. С явлением презентизма связано такое состояние социума, как “ожидающее общество”, что означает крайнюю общественную
пассивность, неверие в собственные силы и возможности» [5. С. 135–144].
Катастрофичный образ времени демонстрировали
телевизионные программы, особенно явно негативные сценарии будущего страны обозначились в преддверии выборов и эпоху «информационных войн»: «…
почти все телеканалы на протяжении двух месяцев
1998 года, между 20 мая и 15 июля, представляли исключительно одних шахтеров, оборонщиков, медработников из нескольких депрессивных регио­нов. Сюжеты главных выпусков новостей подбирались таким
образом, чтобы у зрителя создалось впечатление, что
земля буквально разверзается под но­
гами: “налоги
не соберут”, “забастовки не остановят”, “деньги МВФ
не даст”, “правительство потеряло контроль над ситуацией”» [9. С. 4]. При этом самые плачевные сюжеты
давались исключительно в подробных репортажах, а
на социальную информацию другого рода был введен
запрет. Если нельзя было не упомянуть о редком позитивном явлении, то «оно помещалось в такой “кислотный” контекст, который его полностью обессмысливал» [Там же].
Для выявления образа социального времени в десятилетие 2000–2010 был проведен комплексный анализ
содержания наиболее рейтинговых еженедельных аналитических программ (итоговых обозрений) общенациональных телеканалов на основе оригинальной методики 2. Через совокупность частных оценок социального
времени в медиатекстах выявлены топологические картины социального времени в 2000 и 2010 годы.
В 2000 году прошлое ассоциируется с эпохой 1990-х,
которая репрезентируется как время «слабости власти»
и «слабости государства». В модусе настоящего фиксируется начало «новой эпохи», превалирует мотив неустроенности, бедности и неблагополучного социального самочувствия. Образ главного политического лидера
1
Исследователем обозначен период с 1929 по 1985 год.
2
Подробно методика анализа и его результаты описана в статье: Байдина В.С. «Прошлое», «настоящее» и «будущее» россиян в структуре
телевизионного образа социального времени // Медиаскоп. Вып. 4. 2012. URL: http://www.mediascope.ru/node/1236
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
страны оценивается неоднозначно, задает вектор будущего (мотивы неизвестности, альтернативы, ожидания),
вызывая эффект ожидающего общества.
Пессимистичный образ будущего обозначен сценариями «кавказской угрозы» (невозможность сохранить целостность государства) и «авторитаризма» (возвращение
в прошлое). Положительные прогнозы репрезентируются через целеполагание: «Россия должна быть сильным
государством», «Путин должен осуществить прорыв».
В 2010 году в модусе прошлого «доперестроечное»
время приобретает положительное толкование, это говорит о ностальгии общества по эпохе «понятной идеологии», обнаруживая идеологический вакуум в настоящем. В доминанте «1990-е» положительно оценивается мотив «свободы» и отрицательно мотив «нестабильности». Ностальгирующий мотив свободы говорит об
ее отсутствии в настоящем, а «нестабильность» легитимирует существующий политический строй, главное
достижение которого — «стабильность» в стране.
В модусе настоящего несменяемость лидера ассоциативно возвращает к долгоиграющим политическим
режимам прошлого, свидетельствует об ограниченности альтернатив развития российского общества в будущем. Мотив усиления национальной розни между
русскими и выходцами с Кавказа обнаруживает новую
волну нетерпимости, противостояния наций.
Будущее представлено через категорию долженствования. Национальный приоритет: «великая единая Россия, мощная, эффективная страна, которая обеспечивает хорошие условия для жизни своих граждан
и пользуется уважением в мире». Категория будущего
выражается и через демонстрацию катастрофичных
сценариев развития страны в случае несоблюдения
определенных алгоритмов обществом и государством.
Примечательно, что в 2000 году частные оценки
времени, транслируемые разными телеканалами, демонстрируют полярность, а в 2010 году — превалируют
схожие оценки времени. Это свидетельствует о том,
что идеологические тренды власти все больше влияют
на формирование телевизионного образа социального
времени.
Итак, в обозначенные нами исторические периоды
по-разному складывалось взаимодействие доминирующего в обществе образа социального времени и телевизионного образа социального времени: в советскую
эпоху и период с середины «нулевых» годов и далее в
2010-х — телевизионное пространство транслирует доминирующий образ социального времени, создаваемый
идеологическими установками власти. В эпоху «перестройки», 1990-е годы и первую половину «нулевых» —
журналисты расшатывают доминирующий образ социального времени и постепенно задают обществу новый
образ времени, новые идеологические доминанты.
Мы проанализировали, какие факторы влияют на
тот образ социального времени, который репрезентируется в СМК, преимущественно на телевидении как
самом массовом канале распространения информации. К факторам, оказывающим влияние на «доми-
Журналистский ежегодник
нирующий» образ социального времени, относятся:
авторская позиция, выраженная в понимании журналистом духовной ситуации времени; представление о
политическом времени и восприятие социального времени аудиторией СМК и обществом в целом на данном
отрезке исторического времени.
Авторская позиция журналиста сегодня подвергается серьезному влиянию со стороны политических,
экономических и технологических факторов. Гипермобильный стиль современной журналистики, высокая
степень участия властных структур в информационной политике телекомпаний существенно сокращают
возможности журналиста для самореализации, в том
числе не всегда позволяют выразить в своем материале всю сложность темпоральных процессов и сущность социальных трансформаций. Медиакритики
свидетельствуют о кризисе авторской журналистики,
отсутствии ярких публицистов, безусловных лидеров
в профессии.
Второй фактор — политическое время или политический дискурс. Аналитические программы, на примере
которых мы исследовали телевизионный образ социального времени, традиционно наиболее чутко реагируют на политические процессы в стране и находятся в
жесткой зависимости от уровня политических свобод.
Третий фактор — восприятие образа времени аудиторией СМК и обществом в целом. Идеологические
доминанты периода сегодня формируются властью и
транслируются через монополизированный телевизионный дискурс, поэтому телевизионный образ социального времени становится доминирующим образом
социального времени в российском обществе.
Может ли журналист освободиться от доминирующего образа социального времени и «увидеть» время
по-новому? Нам представляется это возможным, вопрос лишь в том, в какой степени? Перевернуть общественное сознание свойственно не каждому медиатору. А тому, кто «уже сейчас сознает последствия своих
действий и нового знания» — человеку с «интегральным сознанием» [10. С. 77–78]. Помимо социальной зоркости, журналисту необходимо обладать и определенным мужеством, чтобы обнародовать новый взгляд на
свое время, а не прибегнуть к самоцензуре.
В вопросе о взаимосоотношении «доминирующего» образа социального времени в обществе и медийного образа правомерно говорить о сложном многоступенчатом характере взаимовлияний. Журналисты
могут транслировать «доминирующий» образ социального времени аудитории и поддерживать его в обществе. Могут расшатывать представления аудитории
о времени и постепенно обозначать переход к новому
мировосприятию.
Литература:
1. Сидоров В.А., Ильченко С.С., Нигматуллина К.Р. Аксиология журналистики: опыт становления новой дисциплины / под общ.
ред. В.А. Сидорова. СПб, 2009.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
97
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
2. Вера Цветкова. КАРТ-БЛАНШ. Вперед — к единомыслию //
Независимая газета. URL: http://www.ng.ru/politics/2014-08-04/3_
kartblansh.html
3. «Неделя» закончилась // Коммерсантъ . URL: http://www.
president-sovet.ru/events/6740/
4. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М. : Искусство,
1984.
5. Попова И.М. Представления о настоящем, прошедшем и будущем как переживание социального времени // Социологические
исследования. 1999. №10.
6. Фокина Т.П. Время в командно-административной системе как
7. Борецкий Р. «Лицо» телевизионной программы, или хорошо забытое старое // Телевидение на перепутье. Статьи 1989–1998. М. :
НИАНО, 1998.
8. Ежов О.Н. На пути к плюрализму времени // Время и преемственность в развитии культуры. : сб. статей. Изд-во Сарат. ун-та,
1991.
9. Дондурей Д. Народ уговорили не вставать с колен: информационная война — преддверие гражданской // Известия. 1998. 5
августа. С. 4.
10. Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека.
М., 2007.
типе культуры // Время и преемственность в развитии культуры :
сб. статей. Изд-во Сарат. ун-та, 1991.
УДК 070.1; 654.197
Е.В. Халина
Томский государственный университет
Интернет-вещание православной культуры в Томске
Статья посвящена анализу деятельности религиозного
радио Томской области. На примере программ радиостанции
«Томский благовест» автор рассматривает особенности работы журналистов в эфире религиозного радио, структуру
и музыкальное оформление передач. В статье предпринята
попытка определить специфику СМИ, в котором объединены
черты светской, религиозной и интернет-журналистики.
Ключевые слова: конфессиональное СМИ, онлайн-журналистика, разговорное радио, светско-религиозные программы.
The article analyzes the activity of religious radio in Tomsk
region. By the example of the programs on the radio station “Tomskiy
Blagovest” the author examines the characteristics of journalists’ work
in religious radio’s broadcast, the structure and musical design of the
programs. The article attempts to identify the specificity of the mass
media, which combines the features of a secular, religious, and online
journalism.
Keywords: confessional mass media, online journalism, talk radio,
secular-religious programs.
С
егодня, когда мир становится все более
полярным и нестабильным, возрастает значение
христианской культуры, которая может служить
основой для развития нравственно-этических ценностей общества. Для многоконфессиональной и многонациональной России это особенно актуально.
В январе 2013 года в Томской области начал вещание христианский церковно-общественный канал
«Томский благовест». Сначала в Мельниково и Стрежевом, потом еще в двенадцати населенных пунктах
Томской области. А в августе 2014 года проект получил
частоту в Томске. Правда, эфирное вещание в Томске
пока официально так и не начато, сотрудники готовят-
ся к торжественному открытию. Но в сети Интернет
томские программы можно слушать круглосуточно.
Развитие религиозного радио особенно активизировалось в последнее время. К давно вещающим
станциям (таким как «Мария», «Радонеж», «Тэос», «Град
Петров») присоединяются новые. Например, радио
«Вера» с 14 сентября 2014 года стало выходить в Москве
на частоте 100,9 FM (кстати, «Томский благовест» получил в городе такую же частоту).
На первый взгляд, «Томский благовест» выглядит
как типичная современная религиозная радиостанция. Функционально это два направления — конфессиональная журналистика, реализуемая в виде миссии, проповеди, апологетики, и собственно светская
журналистика с анализом общественных, политических, экономических проблем, информированием и
развлечением. Плюс, это радио, которое пока существует в Томске только в сети Интернет. Соответственно, выглядит оно как обыкновенное онлайновое СМИ.
Попадая на сайт «Томского благовеста», оказываешься в информационном пространстве, которое даже
графически разделено на две основных части: слева
новости Томска (ссылки на сообщения основных томских информационных интернет-порталов), а справа
новости Томской Епархии (сообщения на официальном сайте Томской Епархии «Православие в Томске»).
В центре располагаются анонсы подкастов основных
радиопередач. Вверху есть «кнопка» для прослушивания непосредственно эфира. По словам редактора
отдела образовательных программ «Томского благовеста» Любови Клоковой, все программы пока звучат
в записи.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
97
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
2. Вера Цветкова. КАРТ-БЛАНШ. Вперед — к единомыслию //
Независимая газета. URL: http://www.ng.ru/politics/2014-08-04/3_
kartblansh.html
3. «Неделя» закончилась // Коммерсантъ . URL: http://www.
president-sovet.ru/events/6740/
4. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. М. : Искусство,
1984.
5. Попова И.М. Представления о настоящем, прошедшем и будущем как переживание социального времени // Социологические
исследования. 1999. №10.
6. Фокина Т.П. Время в командно-административной системе как
7. Борецкий Р. «Лицо» телевизионной программы, или хорошо забытое старое // Телевидение на перепутье. Статьи 1989–1998. М. :
НИАНО, 1998.
8. Ежов О.Н. На пути к плюрализму времени // Время и преемственность в развитии культуры. : сб. статей. Изд-во Сарат. ун-та,
1991.
9. Дондурей Д. Народ уговорили не вставать с колен: информационная война — преддверие гражданской // Известия. 1998. 5
августа. С. 4.
10. Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека.
М., 2007.
типе культуры // Время и преемственность в развитии культуры :
сб. статей. Изд-во Сарат. ун-та, 1991.
УДК 070.1; 654.197
Е.В. Халина
Томский государственный университет
Интернет-вещание православной культуры в Томске
Статья посвящена анализу деятельности религиозного
радио Томской области. На примере программ радиостанции
«Томский благовест» автор рассматривает особенности работы журналистов в эфире религиозного радио, структуру
и музыкальное оформление передач. В статье предпринята
попытка определить специфику СМИ, в котором объединены
черты светской, религиозной и интернет-журналистики.
Ключевые слова: конфессиональное СМИ, онлайн-журналистика, разговорное радио, светско-религиозные программы.
The article analyzes the activity of religious radio in Tomsk
region. By the example of the programs on the radio station “Tomskiy
Blagovest” the author examines the characteristics of journalists’ work
in religious radio’s broadcast, the structure and musical design of the
programs. The article attempts to identify the specificity of the mass
media, which combines the features of a secular, religious, and online
journalism.
Keywords: confessional mass media, online journalism, talk radio,
secular-religious programs.
С
егодня, когда мир становится все более
полярным и нестабильным, возрастает значение
христианской культуры, которая может служить
основой для развития нравственно-этических ценностей общества. Для многоконфессиональной и многонациональной России это особенно актуально.
В январе 2013 года в Томской области начал вещание христианский церковно-общественный канал
«Томский благовест». Сначала в Мельниково и Стрежевом, потом еще в двенадцати населенных пунктах
Томской области. А в августе 2014 года проект получил
частоту в Томске. Правда, эфирное вещание в Томске
пока официально так и не начато, сотрудники готовят-
ся к торжественному открытию. Но в сети Интернет
томские программы можно слушать круглосуточно.
Развитие религиозного радио особенно активизировалось в последнее время. К давно вещающим
станциям (таким как «Мария», «Радонеж», «Тэос», «Град
Петров») присоединяются новые. Например, радио
«Вера» с 14 сентября 2014 года стало выходить в Москве
на частоте 100,9 FM (кстати, «Томский благовест» получил в городе такую же частоту).
На первый взгляд, «Томский благовест» выглядит
как типичная современная религиозная радиостанция. Функционально это два направления — конфессиональная журналистика, реализуемая в виде миссии, проповеди, апологетики, и собственно светская
журналистика с анализом общественных, политических, экономических проблем, информированием и
развлечением. Плюс, это радио, которое пока существует в Томске только в сети Интернет. Соответственно, выглядит оно как обыкновенное онлайновое СМИ.
Попадая на сайт «Томского благовеста», оказываешься в информационном пространстве, которое даже
графически разделено на две основных части: слева
новости Томска (ссылки на сообщения основных томских информационных интернет-порталов), а справа
новости Томской Епархии (сообщения на официальном сайте Томской Епархии «Православие в Томске»).
В центре располагаются анонсы подкастов основных
радиопередач. Вверху есть «кнопка» для прослушивания непосредственно эфира. По словам редактора
отдела образовательных программ «Томского благовеста» Любови Клоковой, все программы пока звучат
в записи.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
Учредителями канала являются известный томский журналист Виктор Зима и Томская Епархия РПЦ.
Согласно лицензии 15% звучания занимает конфессиональное вещание. При этом и главный редактор, и ответственный за интернет-вещание — священники. Какие программы и в каком виде будут выходить в эфир,
решается на редакционном совете. Структура радийного дня, на первый взгляд, выглядит типично для православного интернет-вещания («Радио «Вера», «Град
Петров»). Но секретарь Томской Епархии РПЦ Виктор
Сиротин, говоря о томском радио, отметил: «Подобные
проекты в России есть, но на 80% они состоят из музыки и готовых программ. А у нас свой продукт: дискуссии, свои передачи и т.д. “Томский благовест” — не
религиозное радио. Мы говорим и рассказываем о русской культуре» [1].
Если мы посмотрим на структуру программной
сетки, то, действительно, основную часть занимают
передачи просветительского или культурного характера (например, «Культурный код», «Исторические хроники»). Также присутствует аналитика — ежедневный
четырехчасовой канал «Полдень 21 век». Конечно, регулярно звучат традиционные Новости. Вообще, набор
программ на «Томском благовесте» очень специфический. Например, ежедневная религиозная программа
«На дорожку помолясь» соседствует с передачей юридической направленности «Хорошая кредитная история», юмористической программой «Мы вышли из
Советов» и ночной развлекательной программой «Бессонница». То есть жанровый и тематический спектр
программ очень разнообразен. Это тоже типично для
конфессиональных медиа. Правда, говоря о томском
радио, мы не можем увидеть приоритетности светских
религиозных передач. По идее, такие передачи должны рассказывать об экономических, политических или
социальных явлениях и событиях, спровоцированных
религиозным фактором. А журналисты «Томского
благовеста» скорее стремятся любые события рассматривать в религиозном контексте. И апологетика проявляется в культурологическом, политическом и даже
развлекательном контекстах. А «при освещении религиозной тематики на первый план выступают морально-этические аспекты журналистского ремесла» [2].
О.П. Чернега в работе «Религиозные радиопрограммы: социокультурные и эстетические аспекты» пишет:
«Дискутируется вопрос о роли православного журналиста, которая сегодня уже не может сводиться лишь
к тому, чтобы “выставлять догматические оценки и выдавать канонические определения”. Становится очевидным, что православный журналист уже не может
ограничиваться только информированием читателя и
слушателя, а должен смелее обсуждать в православной прессе социальные проблемы» [3].
Сегодня журналист, работающий на типичной религиозной радиостанции, уже не мыслит себя вне контекста разговорного радио. Для «Томского благовеста»
это целый ряд программ в форме беседы и интервью:
«Неслучайные встречи», «В сухом остатке», «Скажите,
Журналистский ежегодник
Батюшка…». Одна из основных специфических черт
радио — диалогичность — проявляется в большем
объеме именно на миссионерских, проповеднических
радиостанциях. При прослушивании программ создается впечатление, что разговорная речь на «Томском
благовесте» преобладает даже в большей степени, чем
на многих современных музыкальных радиостанциях.
Иногда это оправдано, например, в программе «Неслучайные встречи», посвященной благотворительному
проекту «Томичи помогают Новороссии», использование разговорной лексики придает беседе эмоциональность, приближает ведущую и гостей студии к слушателю, сокращает дистанцию между ними и вызывает
отклик. А в аналитической программе «Полдень 21 век»
разговор зачастую превращается в обыкновенную
болтовню, мешающую восприятию информации и не
соответствующую заявленной жанровой номинации.
Иногда создается ощущение, что ведущий программы
Владимир Терентьев к эфиру не готов, не совсем разбирается в теме обсуждения. Например, в программе
8 октября 2014 он читает новости интернет-порталов и,
пытаясь их прокомментировать, признается: «Я забыл
как это называется…». «А кто вообще эти пар-кур?»—
спрашивает он у второго ведущего передачи Александра Ракина. Или в рассказе про Юрия Любимова дает
ему следующую характеристику: «Человек вполне
себе профессиональный». А в обсуждении международных событий звучит: «Барак Обама съездил похохотал с шейхом Арабских Эмиратов. Такие веселые
ребята». Конечно, конфессиональные СМИ должны
сегодня говорить на языке и в условиях современного
общества, но такое поведение журналиста выбивается
из общей концепции. Хотя подобная манера ведения
программ, присущая Владимиру Терентьеву, — это скорее исключение из правил. «В целом религиозному вещанию свойственны номинативно-перечислительные
интонации, проповеднический императив передач,
латентная мотивация евангелизации, катехизации в
пользу той или иной конфессии» [4].
Программы «Томского благовеста» отличает душевность, лиричность, неторопливая манера речи.
Своеобразное сочетание светских и религиозных компонентов позволяет ввести в контент повествования
понятия, связанные с духовностью, этикой, моралью.
Даже в беседах на бытовые темы возникают вопросы
«духовной радости», «нравственного ожога» и подобные, практически не встречающиеся в эфире коммерческих станций. То есть структура программной сетки
скомпонована таким образом, чтобы информационные, аналитические, развлекательные элементы перемежались религиозными.
Надо отметить еще и очень своеобразное оформление передач. Во-первых, программы имеют большую
продолжительность — от 30 минут и дольше. В качестве заставок и перебивок используются известные
советские песни, например, «Призрачно все в этом
мире бушующем», «Никогда не возвращайся в прежние места», «Чтобы душою не стареть, смотри на звез-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
99
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
ды чаще». Музыкальный контент состоит из русских
народных песен, городского шансона и классической
музыки. Иногда можно услышать отечественный рок.
Органичное использование музыки и шумов позволяет создать более эмоционально-образное, объемное
звучание.
Итак, анализ «Томского благовеста» позволяет сделать вывод о том, что конфессиональное радио Томской области — типичная некоммерческая просветительская радиостанция, деятельность которой посвящена воспитанию открытости, миролюбия, принятия
в сознании современника, в том числе и посредством
раскрытия опыта христианской традиции.
Литература
1. РИА новости, 20 марта 2013. URL: http://ria.ru/
tomsk/20140320/1000316008.html#ixzz3FZbaJZr2
2. Егоров В.В. Телевидение между прошлым и будущим. М., 1999.
С. 264.
3. Чернега О.П. Религиозные радиопрограммы: социокультурные
и эстетические аспекты. Автореферат. Барнаул, 2001. 216 с. URL:
http://www.dissercat.com/content/religioznye-radioprogrammysotsiokulturnye-i-esteticheskie-aspekty
4. Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания. Монография (под ред. А.А. Стриженко), АГТУ, 2003. URL: http://evartist.narod.ru/text5/76.htm
УДК 316.77
А.Е. Ярославцева
Томский государственный университет
РЕГИОНАЛЬНОЕ ТВ И ВЛАСТЬ:
К ВОПРОСУ О STATUS QUO НАКАНУНЕ «ЦИФРОВОЙ ЭРЫ»
Статья посвящена теме взаимоотношений институтов
власти и региональных телекомпаний накануне «цифровой
эры» в России, обозначению ключевых тенденций в этом процессе. Рассмотрена ситуация, сложившаяся в связи с отсутствием консолидированной позиции власти относительно
судьбы региональных и муниципальных каналов после отключения аналогового телевидения, а также основные проблемы,
с которыми уже столкнулись или еще столкнутся телекомпании в рассматриваемый период: необходимость господдержки,
усиление присутствия государства в отрасли.
Ключевые слова: региональное телевидение, цифровое вещание, третий мультиплекс, господдержка.
The article is devoted to the subject of relations between state
institutions and regional TV companies ahead of the "digital era" in
Russia, the designation of the key trends in this process is done. The
situation with the absence of a consolidated position about the future
of the regional and municipal channels after switching off analogue
television is discussed, as well as the main challenges which TV
companies already faced or will face the in the period.
Keywords: regional TV, digital broadcasting, the third multiplex,
state support.
Т
ема взаимоотношений институтов власти
и региональных телекомпаний являются перманентно острой, в связи с чем оценку действий
данных субъектов коммуникации целесообразно производить за определенный период времени. Ключевые тенденции, которые мы попытаемся обозначить
в данной статье, связаны с переходным периодом до
наступления «цифровой эры».
Бурные обсуждения вопросов отключения аналогового вещания на высшем уровне привели к тому, что
наступление «цифровой эры» в России затягивается.
В 2013 году дата отключения аналогового телевещания была перенесена на более поздний срок: с 2016 на
2018 год, поскольку, по словам замглавы Минкомсвязи
Алексея Волина, «ожидания были завышены» и если
отключить аналоговое телевидение раньше срока, то
последует социальный взрыв.
А уже в 2014 году на заседании правительственной
комиссии по развитию телерадиовещания возникла
идея продолжить аналоговое эфирное вещание без
ограничения срока для телеканалов, не распространяемых в составе эфирных мультиплексов и не нарушающих международные обязательства России. Его смысл
заключается в отказе от массового и одномоментного
отключения. Государство установит срок отключения
каналов, финансируемых из государственного бюджета и получающих дотации. Все остальные, за исключением находящихся в приграничной зоне, должны
решать самостоятельно — продолжать вещание в аналоге при наличии частотного ресурса или отключаться
и переходить к цифровому формату. Участники заседания поддержали предложение, которое позволит
массе телеканалов, не вошедших в первые два цифровых мультиплекса, в том числе всем региональным,
продолжить аналоговое вещание по мере замещения
его современными цифровыми технологиями. Это, с
одной стороны, существенно облегчает положение региональных вещателей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
99
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
ды чаще». Музыкальный контент состоит из русских
народных песен, городского шансона и классической
музыки. Иногда можно услышать отечественный рок.
Органичное использование музыки и шумов позволяет создать более эмоционально-образное, объемное
звучание.
Итак, анализ «Томского благовеста» позволяет сделать вывод о том, что конфессиональное радио Томской области — типичная некоммерческая просветительская радиостанция, деятельность которой посвящена воспитанию открытости, миролюбия, принятия
в сознании современника, в том числе и посредством
раскрытия опыта христианской традиции.
Литература
1. РИА новости, 20 марта 2013. URL: http://ria.ru/
tomsk/20140320/1000316008.html#ixzz3FZbaJZr2
2. Егоров В.В. Телевидение между прошлым и будущим. М., 1999.
С. 264.
3. Чернега О.П. Религиозные радиопрограммы: социокультурные
и эстетические аспекты. Автореферат. Барнаул, 2001. 216 с. URL:
http://www.dissercat.com/content/religioznye-radioprogrammysotsiokulturnye-i-esteticheskie-aspekty
4. Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания. Монография (под ред. А.А. Стриженко), АГТУ, 2003. URL: http://evartist.narod.ru/text5/76.htm
УДК 316.77
А.Е. Ярославцева
Томский государственный университет
РЕГИОНАЛЬНОЕ ТВ И ВЛАСТЬ:
К ВОПРОСУ О STATUS QUO НАКАНУНЕ «ЦИФРОВОЙ ЭРЫ»
Статья посвящена теме взаимоотношений институтов
власти и региональных телекомпаний накануне «цифровой
эры» в России, обозначению ключевых тенденций в этом процессе. Рассмотрена ситуация, сложившаяся в связи с отсутствием консолидированной позиции власти относительно
судьбы региональных и муниципальных каналов после отключения аналогового телевидения, а также основные проблемы,
с которыми уже столкнулись или еще столкнутся телекомпании в рассматриваемый период: необходимость господдержки,
усиление присутствия государства в отрасли.
Ключевые слова: региональное телевидение, цифровое вещание, третий мультиплекс, господдержка.
The article is devoted to the subject of relations between state
institutions and regional TV companies ahead of the "digital era" in
Russia, the designation of the key trends in this process is done. The
situation with the absence of a consolidated position about the future
of the regional and municipal channels after switching off analogue
television is discussed, as well as the main challenges which TV
companies already faced or will face the in the period.
Keywords: regional TV, digital broadcasting, the third multiplex,
state support.
Т
ема взаимоотношений институтов власти
и региональных телекомпаний являются перманентно острой, в связи с чем оценку действий
данных субъектов коммуникации целесообразно производить за определенный период времени. Ключевые тенденции, которые мы попытаемся обозначить
в данной статье, связаны с переходным периодом до
наступления «цифровой эры».
Бурные обсуждения вопросов отключения аналогового вещания на высшем уровне привели к тому, что
наступление «цифровой эры» в России затягивается.
В 2013 году дата отключения аналогового телевещания была перенесена на более поздний срок: с 2016 на
2018 год, поскольку, по словам замглавы Минкомсвязи
Алексея Волина, «ожидания были завышены» и если
отключить аналоговое телевидение раньше срока, то
последует социальный взрыв.
А уже в 2014 году на заседании правительственной
комиссии по развитию телерадиовещания возникла
идея продолжить аналоговое эфирное вещание без
ограничения срока для телеканалов, не распространяемых в составе эфирных мультиплексов и не нарушающих международные обязательства России. Его смысл
заключается в отказе от массового и одномоментного
отключения. Государство установит срок отключения
каналов, финансируемых из государственного бюджета и получающих дотации. Все остальные, за исключением находящихся в приграничной зоне, должны
решать самостоятельно — продолжать вещание в аналоге при наличии частотного ресурса или отключаться
и переходить к цифровому формату. Участники заседания поддержали предложение, которое позволит
массе телеканалов, не вошедших в первые два цифровых мультиплекса, в том числе всем региональным,
продолжить аналоговое вещание по мере замещения
его современными цифровыми технологиями. Это, с
одной стороны, существенно облегчает положение региональных вещателей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
Однако, несмотря на многочисленные обсуждения и предложения различных инициативных групп,
консолидированная позиция власти по третьему или
иным мультиплексам, в которые могут попасть региональные каналы, до сих пор не выработана. Таким образом, вновь возникает проблема как региональных,
так и городских (муниципальных) каналов.
В сложившейся ситуации руководители региональных телекомпаний, которые отчаянно пытаются понять правила игры, — отнюдь не молчаливые зрители,
а активные участники процесса. Они весьма обеспокоены отсутствием ясности в данном вопросе, а также
перманентной изменчивостью официально озвучиваемых позиций руководства страны. Они задают вопросы, вносят рацпредложения, обращаются к власти. Еще
в ноябре 2012 года представители красноярских телекомпаний инициировали отправку письма министру
связи Николаю Никифорову, в котором указали, что существующая программа цифровизации не учитывает
интересов региональных вещателей. Письмо подписали представители телекомпаний из 37 регионов страны. Однако в ответ пришла «отписка от замминистра
с уверениями, что все спокойно и проблем с сохранением регионального вещания нет», — рассказал гендиректор красноярской телекомпании «ТВК — 6 канал»
Вадим Востров [1]. «Цифровизация в России идет со
скандалом. С самого начала концепция перехода с аналогового на цифровое телевидение была плохо проработана в части регионального телевидения, — сетует
Востров. — Абсолютно неясно, что будет дальше. Сначала одно решение, потом другое» [Там же]. Примерно
то же сообщила в ходе интервью и директор томской
телекомпании ТВ-2 Светлана Середа: «Мы в прошлом
году ездили на конференцию, писали письма на имя
Путина, чтобы мнение региональных вещателей было
учтено, что нельзя забирать бизнес и разрушать, но
как-то… тишина и покой. Поэтому что будет с третьим
мультиплексом, я не знаю, и вряд ли вам кто-то скажет нечто определенное» [2]. «Пока нет никакого общего понимания процесса. Понятно, что есть третий
мультиплекс, в котором предусмотрен региональный
канал. Каким образом будет распространяться сигнал,
неясно. И даже технология этого сигнала неизвестна», — рассказал директор телекомпании «Томское
время» Марк Минин [3]. По словам руководителя красноярского «12 канала» Сергея Рубцова, сложившаяся
ситуация держит игроков в подвешенном состоянии:
«У региональных вещателей, а их в России более тысячи, нет возможности понять, что делать дальше, к
чему готовиться. Если бы сказали, что в третий мультиплекс местные игроки входить не будут, мы бы начали искать другие варианты, для которых потребуется
время: интернет, кабельное, продакшн-студии и др.
Либо сказали бы, на каких условиях можно попасть в
третий мультиплекс, и мы начали бы работать над тем,
чтобы соответствовать всем условиям. Но нет ни того,
ни другого» [4]. В свою очередь, руководство страны
объясняет неопределенность тем, что нет универсаль-
Журналистский ежегодник
ного решения, которое сделало бы всех счастливыми:
«Мы с большим удовольствием объявили бы все условия по третьему мультиплексу, если бы понимали, что
есть консолидированная позиция отрасли. Часть вещателей просит единых требований к участию в третьем
мультиплексе, часть — нет, часть согласна с требованием о собственном производстве, часть — не согласна,
где-то возможно раздавать лицензии без конкурса, а
где-то — не хватит частот», — заявил по этому поводу
замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей
Волин [5].
На конгрессе НАТ, проходившем в ноябре 2013 года,
обсуждалась ФЦП по развитию телерадиовещания в
РФ до 2015 года, и проблеме регионального вещания
был посвящен отдельный блок. Рассматривались вопросы оценки телевизионного потенциала регионов и
выбор ими стратегии, концепция формирования третьего мультиплекса, возможности перехода на самостоятельное программирование и партнерства с федеральными каналами. По предложению президента НАТ
Эдуарда Сагалаева была создана постоянно действующая рабочая группа по региональному телевидению, в
которую вошли руководители местных телекомпаний.
В ходе конгресса местные вещатели сумели прийти к согласию по основным предложениям корректировки программы цифровизации и подготовили резолюцию из шести пунктов, одновременно направив ее
в адрес президента РФ. «Большинство региональных
вещателей, как и прежде, очень обеспокоено тем, что
реализуемый вариант цифровизации не просто игнорирует наши интересы, а прямо ведет к ликвидации регионального телевещания как явления», — говорится в
тексте [6]. По мнению его авторов, если в ближайшее
время не предпринять ряд мер, то вскоре в стране останутся только общероссийские телеканалы.
Суть предложений состоит в следующем:
1. Обеспечить приоритет на получение лицензий в
3-й мультиплекс местным вещателям — обладателям
аналоговых лицензий.
2. Допускать до конкурса в 3-й мультиплекс исключительно местных вещателей — в модели самопрограммирования либо партнерства с федеральными
вещателями.
3. Формировать 3-й мультиплекс не на уровне субъектов, а на уровне городов/муниципалитетов.
4. Исключить присутствие в 3-м мультиплексе каналов формата HD.
5. Считать нереализуемым, не имеющим примеров
в мировой практике и ограничивающим конкуренцию
предлагаемый Роскомнадзором РФ принцип создания
консорциумов из региональных вещателей по программированию каналов.
6. Организовать встречу с рабочей группой Правительства РФ по определению параметров 3-го мультиплекса представителей местных вещателей.
Ситуация с отсутствием внятной позиции по поводу
судьбы региональных и местных каналов обострилась
настолько, что президент НАТ Эдуард Сагалаев заявил
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Раздел IV. Телевидение и радио в контексте развития электронных СМИ
о готовности пойти на крайние меры для защиты интересов региональных вещателей. «На 2014 год я планирую съезд НАТ, на котором подам в отставку, если не
будет решен вопрос с третьим мультиплексом», — заверял глава ассоциации [Там же]. В то же время в последнем варианте федеральной целевой программы
понятие «третий мультиплекс» отсутствует вообще —
вместо него используется формулировка «дополнительные мультиплексы». Речь идет о возможности организации мультиплексов на базе отключаемых аналоговых станций, а также с применением спутникового,
кабельного вещания, сетей передачи данных.
Следующая тенденция, которая наблюдается сегодня, связана с усилением присутствия государства в
отрасли и одновременным заявлением от имени руководства страны о необходимости снижения зависимости региональных СМИ от властей.
«“Государственный (до недавнего времени частный) канал” — сегодня эти слова звучат все чаще, —
констатирует советник президента НАТ Владимир
Лившиц. И добавляет, что ситуация давно напоминает
замкнутый круг. — Даже деньги частных компаний взяты кредитами в государственных банках. Поэтому в той
или иной степени частные структуры всегда аффилированы с государственными. Это разные названия одного и того же» [7]. В свою очередь премьер-министр
РФ Дмитрий Медведев на недавнем праздновании Дня
российской прессы высказался за однозначное разгосударствление СМИ: «Очевидно, что региональные
издания, журналисты очень часто в большей степени
зависят от местных властей. Я имею в виду, прежде
всего, экономическую зависимость. Очень важно, чтобы региональные СМИ в большей степени переходили в частные руки» [Там же]. Отметим, что Медведев и
ранее высказывал эту идею, особо отмечая, что региональному ТВ необходимо меняться в первую очередь,
«в противном случае это обслуживание интересов одного-двух человек», и даже предлагал губернаторам
«освободиться от газет, журналов и пароходов…» (дело
было еще в 2010-м). Однако предложение не только не
было подхвачено на ура, напротив, регионы за это время приросли новыми приближенными медиаресурсами (в Томске, например, появилось «Губернское телевидение» — телекомпания «Томское время», а единственная частная городская телекомпания Кемеровской
области «10 канал» (Новокузнецк) была преобразована
в государственную). Медведев позже сообщил, что не
предполагал, насколько сложной окажется реализация
вброшенной инициативы, и признал, что «этот актив
для многих региональных руководителей гораздо ценнее, чем какие-то материальные вещи, в общем, это их
интересы…». Однако, как мы видим, накал риторики не
спадает. Что особенно странно, учитывая очевидность
как минимум нескольких «железобетонных» причин
сложившейся ситуации. Прежде всего, как уже сказал
сам Медведев, это те самые «интересы», которые есть
у губернаторов (как справедливо отмечает исследователь Юрий Ершов, «никто не снимает с губернаторов
101
и сити-менеджеров задачи поддержки федеральных
инициатив, выборов разного масштаба. Поэтому открыто или скрыто местные телекомпании и иные СМИ
будут финансироваться правящими группировками
политической бизнес-элиты, поскольку иных ресурсов
влияния у них нет» [8. С. 123]). По этому поводу очень
доходчиво высказался директор телекомпании «Томское время» Марк Минин: «Невозможно управлять
регионом, не имея ресурса. Да, существуют соцсети
и интернет, но это же маргиналы. А выстраивают некую идеологию всё равно люди, которые профессионально способны это сделать. Поэтому для того, чтобы
регион имел какую-то свою защищенность — процессы разные же идут, — нужен некий контент, который
предупреждает, даже профилактически, какие-то действия. В любом случае нельзя без некой местной телекомпании, даже пусть это будет продакшн-студия, к
которой сегодня лидеры региона, губернатор, генерал
ФСБ, МВД, могут обратиться и сказать, например: есть
задачи — надо выполнять. К кому они обратятся? С ВГТРК это федеральная история, им на регионы глубоко
наплевать. А задача в том числе и в сохранении некой
внутренней температуры региона. Это же важно».
Другая причина лежит в материальной плоскости
и связана с предстоящим переходом телевещания
на «цифру» и попаданием региональных каналов в
мультиплекс. В сегодняшних обстоятельствах, когда
установлено требование о наличии собственного программирования, 24-часового вещания, необходимо
проводить технологическое перевооружение, а также
понятно, что место в мультиплексе — удовольствие не
дешевое (стоимость распространения одного канала
на весь регион в течение года в третьем мультиплексе, по словам Владимира Лившица, составит от 6 до 12
млн рублей), вопрос финансовой состоятельности телекомпаний становится краеугольным. «Хотят ли они
вещать на весь регион? Или только на город, где есть
рекламный рынок? Хотят они продолжать партнерство с сетями? Каждый канал должен посчитать и выбрать модель. И готовиться. Может, им лучше в кабель
уйти», — говорит Лившиц.
Эксперты единодушны: рекламный рынок не в состоянии прокормить то количество электронных СМИ,
которое сегодня есть. В России 1 100 региональных телекомпаний компаний, 22 федеральных канала, около
300 различных неэфирных каналов (нишевых, тематических). Соответственно, должен произойти естественный отбор, что означает неизбежную ликвидацию некоторых региональных телекомпаний. Это давно всем
ясно, однако вслух об этом не говорят, пытаясь строить
хорошую мину при плохой игре. «Стоит ли говорить о
том, что цифровизация одним из своих последствий
имеет переход на платное телевидение, о том, что какое-то количество региональных и муниципальных
СМИ перестанут существовать в результате того, что
их финансово-экономические модели существования
не будут обеспечивать их независимого существования?» — строит наш визави Владимир Лившиц фразу
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
в форме вопроса, подразумевающего риторический
ответ.
Возвращаясь к теме присутствия государства в отрасли, нельзя не упомянуть о ситуации с томской телекомпанией ТВ-2, в которой она оказалась в мае 2014
года. Отметим, что, поскольку данные события носили
прецедентный характер и вызвали широкий общественный резонанс в стране и даже за ее пределами,
было бы правильным посвятить анализу ситуации отдельное исследование, однако, не имея такой возможности в рамках данной статьи, мы ограничимся лишь
основными фактами.
Из блога ведущей ТВ-2 Мелани Бачиной: «15 мая
томской телекомпании ТВ-2 исполнилось 23 года. Это
частная, независимая региональная компания. Одна
из самых именитых в стране. У нее 22 статуэтки ТЭФИ
и ТЭФИ-регион, и множество других самых разных наград. Но день рождения сотрудники компании встречали с тревогой. Компания на грани закрытия, ее пытаются уничтожить. 19 апреля на радиопередающем
центре Томска произошла авария, сломался фидер…
Так вот, в результате этой поломки ТВ-2 перестала вещать. Починить этот самый фидер оказалось довольно
сложно и, главное, долго. В ОРТПЦ обещают не раньше
15 июня. И вот аккурат в день рождения компании — 15
мая — Роскомнадзор прислал нам предписание о том,
что мы нарушаем лицензионное соглашение, не вещая
в эфир. Вежливо Роскомнадзор попросил нас это нарушение устранить до 20 мая, иначе отзовут лицензию.
Позвольте, сказали мы, но ведь это ж не по нашей вине,
мы ведь в эфир выходим (в кабеле), мы ведь даже этот
фидер предлагали купить ОРТПЦ, но они отказались.
Но это, выяснилось, никого не волнует. Всю эту историю официальные лица окрестили “спором хозяйствующих субъектов”. Такую формулировку мне приходилось встречать и раньше для прикрытия политического давления на СМИ...» [9].
Профессиональное сообщество (за редким исключением) оценило данную ситуацию однозначно — как
ограничение свободы слова и напоминание о том,
«кто здесь главный». Об этом говорят и заголовки федеральных СМИ: «Как уничтожают одну из лучших телекомпаний страны — томскую ТВ-2» («Новая газета»,
19.05.2014), «Глава совета президентского Совета по
правам человека Федотов не исключил, что это может
быть попытка рейдерского захвата» («Эхо Москвы»,
19.05.2014). «Поскольку независимая редакционная политика телекомпании периодически вызывала и вызывает неудовольствие различных влиятельных людей и
инстанций, неторопливость связистов и торопливость
Роскомнадзора безусловно не являются случайным
стечением обстоятел