close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1030.Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение №4 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
КУЛЬТУРОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ
5–11
Коробейникова Л. А. Классические ценности европейской культуры: к вопросу о возникновении и развитии //
Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 5–11.
12–17
Леванова Е. Ф. Первобытная абстракция и искусство пост эпохи - две стороны культуры // Вестн. Том. гос. ун-та.
Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 12–17.
18–27
Сохань И. В. , Нужа И. В. «Глобализация» российской гастрономической культуры сквозь призму языка // Вестн.
Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 18–27.
КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ
28–35
Золотарева Н. В. Этнографический туризм как форма актуализации этнокультурного наследия (на примере
работы Лянторского Хантыйского этнографического музея) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и
искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 28–35.
36–43
Золотарева Н. В. , Курьянова Т. С. Игрушки обских угров и алтайцев в коллекциях Российского
этнографического музея и Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) // Вестн. Том.
гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 36–43.
44–50
Сизова И. А. Музеи как опорные точки культурного ландшафта: на примере Томской области // Вестн. Том. гос.
ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 44–50.
БИБЛИОТЕКА В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ: ИСТОРИЯ И
СОВРЕМЕННОСТЬ
51–59
Колосова Г. И. Алтайская тема в графических работах художника П. Кошарова // Вестн. Том. гос. ун-та.
Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 51–59.
60–66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кузоро К. А. Направления информатизации муниципальных сельских библиотек Томской области (на примере
Каргасокского, Кривошеинского и Молчановского районов) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и
искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 60–66.
67–85
Кузоро К. А. , Ситникова Ю. В. Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области: история
и современное состояние // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 67–85.
86–100
Масяйкина Е. А. Формирование документных фондов сельской библиотеки (из опыта работы библиотек
Верхнекетского, Тегульдетского и Чаинского районов Томской области) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология
и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 86–100.
101–105
Шитова Н. И. Новые материалы по этнографии русских Горного Алтая и опыт их популяризации // Вестн. Том.
гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 4(16). C. 101–105.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
КУЛЬТУРОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ
УДК 32
Л.А. Коробейникова
КЛАССИЧЕСКИЕ ЦЕННОСТИ ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ:
К ВОПРОСУ О ВОЗНИКНОВЕНИИ И РАЗВИТИИ
В статье рассматривается процесс появления ценностей в европейской культуре, предопределивший основную ориентацию данного типа культуры. Рационализм,
либерализм, индивидуализм, инструментализм, гуманизм – это разные стороны культурного процесса, тесно связанные между собой, находящиеся в сложном взаимодействии. Основные ценности культуры представляют собой нераздельную, движущуюся непрерывность, где все изменяется, но в то же время сохраняется, но в новом качестве, в связи с чем необходимо изучение рефлексии по поводу зарождения
и развития основных ценностей европейской культуры.
Ключевые слова: культура, динамика, процесс, рационализм, либерализм, индивидуализм, инструментализм, гуманизм.
Первые формы рационального мышления, возникающие из определенных
потребностей практики, изоформны ее структуре. Внутренний механизм возникновения рациональности – процесс трансформации мифологического
мышления в понятийное. Античный рационализм характеризовало наличие
методологической рефлексии, обращенной на мысль и на выражение мысли
в слове. Рефлексия по поводу мышления привела к открытию гносеологической проблемы и к формированию рефлексивного мышления; рефлексия,
обращенная на слово, открыла проблемы критики языка и кодификацию правил риторики и поэтики.
Основа античной рациональности проявлялась в создании общих понятий
о закономерной упорядоченности мира (космос) и познаваемости мирового
порядка посредством логического мышления. Существование мирового разума-логоса являлось результатом философии созерцательного конструирования, предпосылкой рационального мышления. Для Платона рациональная
деятельность – деятельность по правилам, основу которых составляют ментальные феномены-идеи. Аристотель создал концепцию логики как системы
правил разумного, т.е. рационального рассуждения. Античный рационализм
стремился к достижению равновесия между рефлексией и традицией, критикой и авторитетом, физикой и метафизикой. Это рационализм, сам ставящий
себе границы, а не принимающий их извне. В культурной перспективе он мог
создать достаточно логичный и непротиворечивый образ мира в отличие от
мифологических представлений. Лежащая в основе классической логики
идея противопоставления субъекта и объекта познания, содержащая в себе
ориентацию на обладание, т.е. на репрессивный характер культуры, повлияла
на последующие концепции рациональности. В Средневековье роль системообразующего принципа рациональности стала играть платонизированная
идея монотеистического христианского бога. В эпоху Возрождения апология
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Л.А. Коробейникова
человека и перенос на него креационистской функции делают его центральным субъектом познания, но мыслитель этой эпохи оперирует рационально
не проработанными категориями, иногда не абстрактными понятиями, а изменчивыми чувственными образами и наглядными представлениями.
Формирование особого типа рационализма в Новое время, претендовавшего на роль объективного познания и отрицающего границы, было концом
застоя, но в то же время нарушением равновесия (по определению С.С. Аверинцева). В отличие от античной классическая рациональность была сосредоточена в сфере познания. Классическая рациональность претендует на системную целостность, завершенность, монистичность, базируется на идее естественной упорядоченности универсума. Идея суверенного разума стала
основой европейского рационализма того времени и оставила заметный след
в истории мировой культуры, придав европейской культуре сциентистскую
направленность. Динамизм европейского духа, проявившийся в ориентации
на обладание, на аналитическое расчленение (в ущерб синкретическому восприятию мира, свойственному восточным культурам), склонность к разложению сущего на составляющие – все это способствовало утверждению в европейской культуре культа разума. Диктат интеллекта в западной культуре
имеет своим началом XVIII в. в связи с появлением картезианской парадигмы
как доминантной в мировоззрении. Метафизика Декарта, создавшая основу
метафизики Нового времени, сформировала метафизическую основу освобождения человека. Дуализм природы и человека отличает рационализм Нового
времени от античного рационализма. В декартовской парадигме отношение к
сущему становится наступательным подходом, нацеленным на покорение
мира и мировое господство. Человек задает сущему меру, сам от себя, определяя
«что вправе считаться сущим» [1. С. 290]. «Сколько бы однобоким и во многих
аспектах недостаточным ни было истолкование «природы» как «протяженной
вещи», оно тем не менее, будучи продумано и изучено во всем размахе своего
метафизического проекта, есть тот первый решительный шаг, который сделал
метафизически возможным новоевропейскую машинную технику и с нею – новый мир и новое человечество» [1. С. 285]. По определению М. Хайдеггера, основная проблема новоевропейской философии – это в первую очередь проблема
абсолютной достоверности, не в смысле теории познания, а в том ее понимании,
которое держится и направляется содержательной проблемой самой метафизики.
Философская парадигма cogito Декарта приводит к открытию трансцендентального разума, который выступает рациональным условием познания и
логика которого определяет логику науки. Зародившееся в конце XVI – начале XVII в. естествознание рассматривалось его творцами как новая наука,
принципиально отличавшаяся от средневековой схоластики. Во всех научных
направлениях того времени отчетливо проступает социальный компонент:
естествоиспытателям и философам была присуща убежденность в том, что
вместе с наукой начинается новая эра. По мнению ряда исследователей (например, А. Койре), научная революция XVI – начала XVII в. означала не просто смену одних теорий другими: она была причиной и одновременно следствием глубокой духовной трансформации, не только опрокинувшей содержание мышления, но и сломавшей его границы, в результате чего на сме-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Классические ценности европейской культуры: к вопросу о возникновении и развитии
7
ну иерархическому космосу античной и средневековой мысли пришел бесконечный однородный универсум, следствием чего стала перестройка начал
философского и научного разума. Новая наука создала собственные организационные формы, отвечавшие пониманию свободного, приносящего пользу
исследования, не признающего сословных интересов. Для представителей
новой науки была характерна убежденность в огромных возможностях экспериментального естествознания. Картезианство логизировало идею рациональности, обосновав в качестве рациональной деятельности деятельность,
опирающуюся на дедукцию, а сам разум идентифицировался с набором логических операций, скоростью их выполнения и объемом памяти. Т. Гоббс,
Г. Лейбниц, И. Кант по-разному продолжали этот подход, но сущность оставалась той же: рациональность рассматривалась как деятельность по правилам, абстрагированным из естественно-научных теорий.
В XVIII в. сложился тип рациональности, которой в определенных моментах сохранил свое значение до настоящего времени. Природа выступила
в Новое время (и вплоть до наших дней) как объект, используемый человеком
в своих целях. Одной из предпосылок этой нововременной ментальности было «…элиминирование из природы целевой причины» [2. С. 9]. Элиминирование принципа целесообразности из естествознания превращало природу
в незавершенный объект. Проекция механического воззрения на мир из области естествознания в обществознание грозила устранению понятий цели и
смысла также и из этой сферы. Это вело к сужению понятия разума до научной рациональности. Рационализм XVI–XVIII вв. исходил из утверждения,
что разум мыслит бытие и что в этом состоит его подлинная сущность, гарантирующая объективность научного знания. Даже Кант сохранил представление о вторичности разума. Только в XIX в. этот тезис был поставлен
под сомнение французским позитивизмом и немецким идеализмом. В XX–
XXI вв. начинают активно изучаться социокультурная детерминированность,
вариативность, плюрализм рациональности. Однако менталитет новоевропейской культуры определяется рационализмом, сложившимся в Новое время, когда человечество, воодушевленное «высокими идеалами духовности»
(Э. Гуссерль), видело в рациональном познании универсальный способ освоения мира.
Основные категории идеологии индустриального общества основаны на
научном менталитете, т.е. имеют сциентистскую ориентацию. Задавая вопрос
о том, какое сцепление обстоятельств привело к тому, что на Западе возникли
явления культуры, которые развивались в направлении, получившем универсальное значение, М. Вебер подчеркивал, что Западу присущ нигде больше
не существовавший тип капитализма – рациональная капиталистическая организация свободного труда. Специфический современный капитализм связан с развитием техники и созданными ею новыми возможностями. В настоящее время его рациональность в большей мере обусловлена исчисляемостью решающих технических факторов, которые образуют основу точной
калькуляции, а это, в сущности, означает, что такая рациональность зиждется
на своеобразии западной науки, «прежде всего естественных наук с их рациональным математическим обоснованием и точными экспериментальными
методами» [3. С. 53]. Категории либерализма (свободы и прогресса) пред-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Л.А. Коробейникова
ставляются этой идеологией как вечные, имманентно присущие человеку,
хотя сама идея свободы в ее современном понимании возникла в буржуазном
обществе. Представление европейца Средневековья о человеке и обществе
базировалось прежде всего на категориях справедливости, веры, чести, верности. История промышленной цивилизации обнаруживает в человеке крайний конформизм и склонность к подчинению власти и авторитету. Современная категория свободы не могла возникнуть при доминировании механистической картины мира.
Основанное на идее обратимости мощное средство мышления – категория цикла – оказало большое влияние на культуру ХХ в. Для ощущения свободы, безграничности прогресса было необходимо, чтобы в картине мира
человек был выведен за пределы природы, чтобы он противостоял ей, побеждал и извлекал нужные ресурсы. Все эти культурные основания создала для
человека индустриальной цивилизации культура Нового времени. Многие
компоненты научного познания (редукционизм, эволюционизм) вышли за его
пределы, стали частью культуры. Категория свободы как «свободы познания» составила важную часть этоса науки Нового времени, что формировало
образ индустриальной цивилизации. Результат развития культуры индустриального общества – потеря человечеством инстинкта самосохранения. Прогресс техносферы подчиняется критериям оптимизации, игнорирующим естественные ограничения. Взаимообусловленность права и науки составляет
центральный принцип либерализма, ориентирующегося на науку и превратившего науку в универсальную и единственную ценность цивилизации
и культуры. Это сциентистский тип либерализма, которому соответствует
рынок (в экономической жизни) и демократическая форма правления (в социально-политической). Идеология сциентистского либерализма имеет длительную историю: от Дж. Милля в ХIХ в. до защитников «открытого общества» в ХХ в. (К. Поппер, Г. Радницкий и др.). В соответствии с этой идеологией наука выступает как сила, которая позволит рационализировать все сферы
общественной жизни.
Процесс обособления индивида от первоначальных связей (индивидуализация) достиг наивысшей стадии в Новое время. В эпоху Возрождения зародился современный индивидуализм, т.е. произошел выход человека из доиндивидуального состояния и полное осознание его в качестве отдельного существа. Пространство дало толчок к духовному освобождению человека.
Реформация – это один из источников свободы и автономии человека
в том виде, как эта идея представлена в современных демократиях. Капитализм продолжил это освобождение в психологическом, социальном и политическом планах. Факт человеческой индивидуализации – разрыва «первичных уз» – необратим. «Процесс разрушения средневекового общества продолжался четыреста лет и в наше время завершается» [4. С. 199]. Главным
источником индивидуалистических установок той эпохи был индивидуализм
складывающихся капиталистических общественных отношений с их ориентацией на индивидуальную инициативу и индивидуальный успех. Только
осмысленное индивидом, расчлененное и воспроизведенное в индивидуальном сознании действие могло претендовать в рамках этих общественных отношений на статус подлинно человеческого действия. И только успешность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Классические ценности европейской культуры: к вопросу о возникновении и развитии
9
человеческого действия гарантировала онтологический статус приобретаемого человеком опыта. Наиболее значимой парадигмой такого типа деятельности была технологическая деятельность по организации массового мануфактурного производства, которое обусловило появление идеи рационального
знания и рациональности мира.
Сознание автономии выражалось философски в теории о субъекте как основе всякого познания; политически – в идее гражданских свобод; жизненно – в представлении о том, что каждый человеческий индивидуум, носитель
неповторимого образа, «может и должен развить и выразить себя, прожив
ему одному свойственную жизнь» [5. С. 144]. Возникновение и оформление
индивидуалистической ориентации, превращение ее в массово-жизненную,
практически работающую и активно воздействующую на судьбы общества
было обусловлено сложными социокультурными процессами этого периода.
Духовный строй западного человека, из которого проистекает современный образ жизни, в значительной степени основан на количественных инструментальных ценностях, сформировавшихся в Новое время. В их терминах
квалифицируется большинство социальных и политических действий. Структура количественных инструментальных ценностей очень сложна, и все ее
части соответствуют друг другу. До тех пор, пока будут оставаться без изменений инструментальный количественный базис и пути его проявления через
эмпирическую науку, через промышленную технику, ориентированную на
выгоду и эффективность, через экономику, нацеленную на свободное предпринимательство, до тех пор человечество будет продолжать одержимый количеством образ жизни. В такой оценке западного образа жизни Х. Сколимовски находится в русле сформулированной Гегелем характеристики современного ему состояния мирового развития как «прозаического». Гегель не
первым осознал прозаический характер современной ему действительности.
Уже Ф. Шиллер указал на «культ голой пользы, господства меркантильного
интереса над высшими интересами духа как причину трагедии культуры» [6].
«Прозаический мир» – это мир многообразных потребительских благ, заключенных в сложную систему отношений между людьми, промышленностью и
растущими знаниями. Во всех общественных и личных отношениях господствует закон рынка. Взаимоотношения между конкурентами должны быть
основаны на взаимном безразличии. Тем же безразличием проникнуты отношения между нанимателем и наемным работником, которые являются друг
для друга лишь средством для достижения цели, орудием, инструментом. Для
того чтобы изменился господствующий количественный строй современной
цивилизации, считает Х. Сколимовски, требуется радикальная перемена способа понимания, социальных институтов, сознания.
Формированию сциентистски ориентированной новоевропейской культуры способствовал также появившийся в эпоху Ренессанса гуманизм, не весь,
но та его часть, в которой человек понимался как явление природы, что приводило к появлению требования удовлетворения его земных потребностей
и служило основой становления культуры, направленной на формирование
модуса обладания. Идеологи периода буржуазных революций разрабатывали
идеи «естественного права» человека, пытаясь найти пути сочетания интересов личности и общества. Гуманистический идеал человека – гармонично
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
Л.А. Коробейникова
развитая личность, человек-творец. Человечность человека и его отношения
к другим людям, внутренняя потребность в активной творческой деятельности, богатство нравственной, духовной жизни объективируются не столько
в предметных, вещных и социальных структурах, сколько в самом человеке,
в отношениях между людьми, в образе жизни, в нравственных основах, в человеческом отношении к окружающему миру. Поэтому из всех видов и форм
культурной деятельности главная в Новое время – «культивирование» самого
человека, его разума, чувств и воли, развитие его души, стремление к нравственному самосовершенствованию. Свобода личности как общечеловеческая
ценность, а также другие права человека во многом имеют своим источником
разделение политической и духовной власти в обществе, благодаря чему
личность не только обрела нравственный идеал, но и стала во многих отношениях независимой, суверенной в вопросах выбора между добром и злом.
На нравственный идеал, на признание суверенности личности опирается как
светский, так и религиозный гуманизм. Духовная свобода личности в обществе имеет широкий диапазон проявлений. Именно на этой интеллектуальной
свободе основывается новоевропейская культура.
Литература
1. Хайдеггер М. Европейский нигилизм // Проблема человека в западной философии. М.:
Прогресс, 1988. С. 261–314.
2. Гайденко П.П. Проблема рациональности на исходе ХХ века // Вопр. философии. 1991.
№ 6. С. 3–15.
3. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма // Вебер М. Избр. произведения. М.:
Прогресс, 1990. С. 44–273.
4. Фромм Э. Бегство от свободы. М.: Прогресс, 1990. 271 с.
5. Гвардини Р. Конец нового времени // Вопр. философии. 1990. № 4. С. 127–184.
6. Шиллер Ф. O нравственной пользе эстетических нравов. М.: Гослитиздат, 1958. С. 472–
488.
Korobeynikova Larisa A. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail:
larisa_korobeynikova@rambler.ru
CLASSICAL VALUES OF EUROPEAN CULTURE: THE QUESTION OF
APPEARANCE AND DEVELOPMENT UNDER DISCUSSION
Key words: culture, dynamics, process, rationality, liberalism, instrumentality, humanity.
Exagerrated under influences of rationalism notion of place of culture in the European Enlightenment thought was presented culture as universal sphere of national life. Universal tendency of
growth of universal world organization was based on the world outlook and system of values including
mechanical world of presentation. The aim to reach reason supremacy prevailed in European system of
cultural values. In connection with this point of view the universal idea of predetermined harmony
prevailed. This idea was oriented on reasonable state of being, and this very idea realized in attempts to
structure different cultural phenomena in hierarchical totality. The human was interpreted as a force
opposite to nature, invaded in the bounds of nature and transformed natural phenomena in artificial
things. Within the boundaries of this values system nature was interpreted as a sphere of application of
human’s force. The theoretical image of the world was presented as a result of rational cognition and
so need not any empirical justification. So mechanical world picture was not destroyed, but was constantly being regenerated. In the С 18th discussion of common aims and humanize meaning of scientific activity touched upon the problem of beneficial influence of science upon the fortunes of mankind. Social optimism of European thinkers of this period was based upon the idea of rational world
organization and rational cognition and notion of reason is the single ability adequate to human being. \
Narrative of rationalism was centre of the European classic thought in the senses of world outlook
and value. This narrative had some foundamental characteristic: 1) the demand of critical treatment of
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Классические ценности европейской культуры: к вопросу о возникновении и развитии
11
reality; 2) interpretation of reason as inherent cognition ability; 3) acknoledgement of cognition on the
base of foundamental adequacy between the world of things and the world of ideas; 4) optimism based
on belief in the authority of reason abilities. Rationalism was element not only of the philosophical
consciousness, but of the mass consciousness. Rationalism was a constient part of the classical’s values: liberalism, individualism, instrumentality, humanity. Ethos of bourgeoisie was claim of “rationality” and “life discipline” (M. Weber) differentiated from the ethos of aristocracy with claim of
“health instinct” and spontaneous way of life. Classical epistemological conception was formed in the
context of determined world views about true human existence. Reason was seen as guarantor of
achievements of cognitive aims. Reason provided the human takes roots in the world. Human action
achieves the aim of this action is rationally organized. Scientifically oriented classical philosophy
adopted the idea about principal expression of forms in which object is given to subject of cognition.
Reason formed the foundation of cognitive ability and thanks to reason human could give and take true
knowledge about the world.
References
1. Heidegger M. Evropeyskiy nigilizm [The European nihilism]. Translated from German by
V. Bibikhin. In: Popov Yu.N. (ed.) Problema cheloveka v zapadnoy filosofii [The problem of Man in
Western philosophy]. Moscow: Progress Publ., 1988, pp. 261–314.
2. Gaydenko P.P. Problema ratsional'nosti na iskhode XX veka [The problem of rationality at the end
of the twentieth century]. Voprosy filosofii, 1991, no. 6, pp. 3–15.
3. Weber M. Izbrannye proizvedeniya [Selected works]. Moscow: Progress Publ., 1990, pp. 44–273.
4. Fromm E. Begstvo ot svobody [Escape from Freedom]. Moscow: Progress Publ., 1990. 271 p.
5. Guardini R. Konets novogo vremeni [The end of modern world]. Voprosy filosofii, 1990, no. 4,
pp. 127–184.
6. Schiller F. O nravstvennoy pol'ze esteticheskikh nravov [On the Moral Benefit of Aesthetic Manners]. Moscow: Goslitizdat Publ., 1958, pp. 472–488.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 3 (15)
УДК 7.01
Е.Ф. Леванова
ПЕРВОБЫТНАЯ АБСТРАКЦИЯ И ИСКУССТВО ПОСТ ЭПОХИ –
ДВЕ СТОРОНЫ КУЛЬТУРЫ
Данная статья представляет собой анализ двух художественных абстрактных традиций и посвящена исследованию художественных приемов абстрактного искусства.
В статье рассматриваются сущность и специфика феномена абстрактного искусства в культуре первобытной эпохи и культуре постмодернизма. Обсуждаются
предметная область и концептуальные основания абстрактного искусства в целом.
Ключевые слова: современное абстрактное искусство, первобытная абстракция, эстетическое отношение, постмодернизм, художественный образ.
Один из самых острых вопросов в современном искусствоведении связан
с прочтением произведений абстрактного искусства эпохи постмодернизма,
которое тесно переплетается культурными контекстуальными связями с абстрактным искусством эпох палеолита и неолита. Абстракция в различных
сферах искусства появилась и развивалась задолго до культуры постмодернизма. Мастера классического искусства очень часто прибегали к художественным приемам и композиционным средствам, известным еще в эпоху
древнего искусства. Обычно современную абстракцию рассматривали либо
как кризисные явления в современном искусствотворчестве, либо как его наивысший пик развития. Многочисленные споры о значении современного
актуального искусства помогают выявить истинные мотивы и ценности художественного наследия XX–XXI вв. И в этом аспекте рассуждения о роли
современного искусства в мировой системе ценностей и его связях с первобытной абстракцией являются, несомненно, весомым вкладом в обсуждение
вопроса о феномене современного искусства и его месте в системе ценностей
современной культуры.
Представители искусства ХХ в. не раз черпали вдохновение в абстрактных (схематичных и пиктографических) произведениях первобытного художника, чьи художественные цели, к сожалению, останутся навсегда для нас
загадкой. В настоящее время искусствотворчество находится в переходной
стадии: расставаясь с постмодернистскими идеалами, оно ищет новые концепции, оставляя нам спорный, трудный и запутанный мир абстрактных мотивов и символов.
В своей работе мы попытались найти нечто общее между искусством современной эпохи и искусством времен первобытной древности, эпох палеолита и неолита. В первобытном и древнем искусстве лишь на рубеже XIX–
ХХ вв. наконец увидели источник вдохновения и перепрочтения. Такие мастера, как Гоген, Матисс, Пикассо, восхищаясь первобытным и древним искусством, черпали в нем вдохновение, брали его за эталон. Психоаналитик
Вернер Мюнстербергер, который исследовал сравнительную психологию
развития, утверждал, что «примитивная скульптура продолжается в произве-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Первобытная абстракция и искусство пост эпохи
13
дениях наших художников XX в. и не предана забвению. Нельзя даже отрицать, что употребление нетрадиционных выразительных средств современными художниками и скульпторами, так же как и их разрыв с прошлым, развились под влиянием, а иногда даже под руководством примитивного искусства» [1. C. 213].
Но несмотря на определенное сходство в способах восприятия мира
у первобытного абстрактного искусства и искусства постмодернизма, мы ни
в коем случае не можем считать второе приемником первого, поскольку
культурная среда, условия и философия творчества у этих двух традиций были совершенно различными. Но какими бы не были причины для творчества
представителей что первобытной абстракции, что актуального искусства,
примечательно то, что они говорили почти на одном языке. Так, известный
французский архитектурный критик и искусствовед Мишель Рагон пишет:
«Первобытный художник воссоздает в своих скульптурах «дух земли», но не
сами изображения воды, огня, земли. Современный художник делает то же
самое. Самый изощренный интеллект доходит в конце своих поисков к абсолютному примитивизму. Оба они, таким образом, восходят к не обнаруженному до сих пор источнику спиритуализма» [2. C. 27]. Таким образом, мы наблюдаем в обоих случаях один и тот же процесс поиска абстрагированных символических форм, выражающих смысловое поле реальных вещей и явлений.
Рождение абстрактного искусства, без сомнения, восходит к первобытным
временам, когда человек стал украшать предметы быта незатейливыми узорами. Абстракция является ровесницей реалистического направления в пластическом искусстве, ведь наскальные росписи в пещерах Ласко мы без колебания отнесем к реалистичной живописи. Для нас важен в изучении первобытного абстрактного искусства тот факт, что оно так же, как и искусство
современное, «свидетельствует о необходимости передачи особого опыта –
опыта переживаний» [3. C. 56].
Первые попытки увидеть нечто общее между первобытной абстракцией и
современным искусством нередко характеризуются чтением произведений
древнего искусства через призму ценностей современного человека. Стремление связать первые шаги искусства с новейшими течениями авангарда
впервые находит теоретическое осмысление в 20-х гг. ХХ в., когда и критиков и художников поражает лаконичность и отточенность абстрактных форм
древнего искусства. Это делал, например, немецкий исследователь первобытного искусства Герберт Кюн. Он утверждал, что древняя пещерная живопись решала те же вопросы – света, воздуха, движения, – что и современный
ему импрессионизм: «…сознательный отрыв от натуры, поворот к запросам
души, к самоуглублению, к растворению в бесконечном». [4. C. 19]. Первобытное искусство умело владеет линией, динамикой композиционного решения, свободной интерпретацией природных явлений и объектов. Именно поэтому искусство карманьонца можно сравнивать со свободной формой самовыражения импрессионистов. Искушенному зрителю при созерцании
пещерной живописи сразу становится ясно, что это не бык или лошадь,
а впечатление древнего художника от быка или лошади.
Открытие Марселино де Саутуолы шедевров наскальной живописи эпохи
палеолита произвело эффект разорвавшейся бомбы в мире искусствоведения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
Е.Ф. Леванова
Ведь до этого считалось, что карманьонцы были не способны к созданию
столь совершенных в своем стилистическом оформлении рисунков. Теперь
первобытное искусство стало неотъемлемой частью истории мировой культуры и предметом научного исследования.
Синкретизм сознания первобытного художника, его неспособность выделить художественную жизнь в особый вид деятельности во многом определили саму сущность древнего искусства. Но даже не осознавая самого процесса формирования аксеологического познания, первобытный человек уже
формировал эстетические ценности своей эпохи. Эстетическое отношение
человека к окружающему миру возникло и постепенно формировалось теперь
в неразрывной связи с самой природой и человеческим бытом. Таким образом, именно в трудной, почти не оторвавшейся от природы реальности
первобытного художника и надо, прежде всего, искать истоки искусства.
Искусства, которое, под стать окружающему миру, было немного наивным, неумелым и инфантильным, существующим слитно с другими формами
человеческого сознания.
Среди сюжетного разнообразия первобытной живописи наиболее популярными являются анималистические изображения – бизон, олень, бык, медведь, косули и т. д. Примечательно, что анималистические мотивы встречаются во всех первобытных культурах, на всех континентах. Это и росписи
в Ласко (Франция) и Альтамира (Испания), наскальные рисунки в ЮАР, первобытные изображения Китая и Сибири.
С приходом новой эпохи неолита эти реалистические, полные динамики
изображения уступают место схематичным, сдержанным, лаконичным в своем исполнении рисункам и росписям. Часто в этих простых, слегка неловких
в техническом исполнении рисунках художники с конца XIX в. черпают
вдохновение и творческие идеи. Именно к периоду неолитического искусства
мы можем отнести формирование условных художественных образов, стилизованных и совершенных в своем композиционном решении.
Но еще задолго до неолита абстракция уже существовала на горлышке сосуда или в древней одежде. Эта тихая музыка абстрактных ритмичных орнаментальных изображений стала первыми попытками художника увидеть красоту вне реального мира, за пределами своего быта. Это своеобразное интуитивное стремление человека к абстракции, эстетическому восприятию
формы, цвета и фактуры. Конечно же, первобытная абстракция и современное авангардное искусство говорили на разных языках со своим реципиентом. Первая не отделяла себя от реализма. Это искусство было неотъемлемой частью, ровно как и искусство реалистичное единого мира первобытного человека, мира в котором гармонично и неразрывно друг от друга
уживались люди, природа и духи. Для первобытного художника орнаментальные абстрактные формы, наносимые им на утварь, имели свои реальные
прообразы были напрямую связаны с миром видимым, реальным.
Современный художник идет дальше своего предшественника, пытаясь
оторваться от реальности, он провозглашает свое искусство простым набором интересных линей и цветовых пятен, лишенных единой смысловой линии. Вслед за В. Кандинским современный художник постмодернизма стремится к красоте, представленной в чистой абстрактной форме. Так в чем же
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Первобытная абстракция и искусство пост эпохи
15
заключается почти неуловимая связь искусства современного постмодернизма и первобытной абстракции?
Если мы присмотримся внимательнее, то заметим, что почти всегда наскальная живопись неолита представляет собой сцены охоты, где первобытный «художник» стремится подчеркнуть саму суть процесса. Вот почему он
сосредоточивает внимание лишь на тех элементах изображения, которые передают медлительный ритм убегающих животных, динамику преследующих
их охотников. С развитием пластических искусств эти изображения становятся все схематичнее и лаконичнее. И в конце концов, они превращаются
в набор символов, петроглифов, магических знаков, помогающих в охоте или
рыболовстве.
Кроме этого, в первобытном искусстве верхнего палеолита и неолита часто встречаются совершенно схематичные, иногда орнаментальные изображения и символы. Не стоит забывать, это искусство не постмодернистский
текст, в котором зритель выступает наравне с автором и имеет полное право
интерпретировать культурный текст по своему усмотрению. В искусстве
древности тот или иной предмет символически обозначали изображением
(обычно схематизированным) одной из его характерных частей, например
след когтей медведя вместо самого медведя. Но никогда эти первоначальные
изображения, как и позднейшие орнаменты, не имели какого-то самодовлеющего характера. Не случайно они встречаются чаще всего на орудиях
труда. А самым важным в данном случае является то, что, как правильно
подчеркивает А. Гущин, «кажущаяся нам, по сходству с нашими орнаментами, отвлеченной и неизобразительной, форма этих рисунков отнюдь не является таковой для первобытного человека, устанавливающего на ней определенную разницу, подобие изображаемого предмета».
В статье мы уже упоминали о синкретическом отношении к искусству в
древности. Учитывая синкретизм сознания первобытного художника, нам
стоит воспринимать первобытную абстракцию не как творческие поиски новой художественной формы (именно так мы относимся к современной абстракции в искусстве), а как способ познания себя и окружающего мира, как
первые попытки человека теоретизирования и обобщения Вселенной.
Конечно, такой разный подход к абстракции в искусстве ставит образцы
абстрактного искусства древности и актуальное искусство в разные смысловые измерения. При этом если современный художник в своих поисках пытается найти идеальный баланс между лаконичностью формы и глубиной
смысла, то первобытный «философ» ищет максимально эффектное выражение внешней формы. Стоит отметить, что первобытному человеку, так тонко
чувствовавшему красоту мира, присуще любование простыми орнаментами
и рисунками, так часто встречающимися в природе. И эти первые, еще робкие попытки обобщать, выявить саму суть понятия являются свидетельством
и выражением начальной стадии в познании мира человеком. Это тот этап
человеческой истории, когда кроманьонец, знакомясь практически с окружающими его предметами, явлениями, существами, уже подмечает их отдельные черты и свойства (хотя он еще не в состоянии охватить их как целое,
как объект познаваемого пространства). А. Стоиков, критикуя современное
абстрактное искусство, противопоставляет ему первобытную абстракцию.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
Е.Ф. Леванова
В своей работе он приводит пример из трудов Р. Бианки-Бандинелли:
«…геометрическое искусство оперирует элементарными формами, эмоциональное значение которых тяжело классифицировать. Выбор этих элементарных форм, очевидно, происходит еще в примитивном состоянии человечества
непроизвольно, почти инстинктивно. В Новое время подобный выбор предваряется ясным и сознательным желанием». Далее Стоиков пишет: «Странно,
но целый ряд художников-абстракционистов (например, футуристы) нередко
даже ставят себе в заслугу то, чего должен стыдиться каждый культурный
человек, а именно, что они порывают с приобретенной в течение тысячелетий
культурой и опускаются до примитивизма. Наивизм и примитивизм первобытного человека по необходимости были бедными и ограниченными»
[1. C. 213].
Но Стоиков упускает тот факт, что отказ художников современности от
классических устоев и правил объясняется их желанием вернуться к истокам
культуры и попытаться увидеть новые пути развития художественной жизни.
Современный художник задается вопросом: «А есть ли другой путь у искусства, нежели существующий много столетий и направленный на оттачивание
художественного ремесла?» Современный человек слишком далек от природы,
от начала. Возвращение в глубокое прошлое, по мнению современных художников, поможет найти иные способы развития искусства, вне классических канонов
и форм. Конечно, первобытный человек через художественные практики стремился к познанию мира, но разве не к этому же стремится и современный художник? Ведь несмотря на научный прогресс и накопление культурного опыта,
по сути, человек по-прежнему интересуется все теми же вопросами, что и его
далекий предок. Кто мы? Что за мир нас окружает?
И если пластическое искусство первобытного художника трогательно
именно своей инфантильностью, неумелостью, то абстракция современности,
напротив, старается поразить нас своей агрессией, необъятной энергией.
Несмотря на эти видимые различия, не стоит забывать, что именно первобытное, абстрактное искусство, восхитив своей формой современных мастеров, повлияло на рождение абстрактного искусства современности.
Современный художник подобно ученому лингвисту, нашедшему письменность древней затерянной культуры, не понимая смысла начертанного,
восхищается формой и высоким уровнем культурного развития некогда процветавшей цивилизации. Мы можем только догадываться, какими мотивами
руководствовался наш древний предок, создавая свою причудливую абстракцию, но это не мешает нам любоваться смелостью лаконичных решений, отточеностью форм и линий.
Значимая разница первобытной абстракции и современного абстрактного
искусства в том, что первое, хотя и было весьма посредственным и не фиксировалось в канонических устойчивых формах, отражало тихое и гармоничное бытие человека в лоне природы. Оно черпало вдохновение из созерцания
мира, матери природы, преклоняясь перед ее могуществом и мудростью. Искусство же современных абстракционистов подобно его предшественнику
тоже отображает мир человека. Но это совсем другая жизнь – жизнь внутри
культуры, с войнами, страстями и трагедиями. И оно не отражение гармонии – в противовес первобытному, а иллюстрация современного эстетическо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Первобытная абстракция и искусство пост эпохи
17
го отношения человека к миру и себе, иллюстрация человеческой цивилизации в искусственной среде. Х. Ортега-и-Гассет говорит об этом явлении так:
«В подобную эпоху окружающее нас пространство чудится распавшимся,
шатким, колышущимся вокруг индивида, шаги которого тоже делаются неуверенными, потому что поколеблены и размыты точки отсчета. Сам путь,
словно ускользая из-под ног, приобретает зыбкую неопределенность» [5.
C. 203]. Поэтому прежде чем критиковать современное художественное
творчество, не правильнее ли было обратиться к критике современной культуры, отображением которой и является современное искусство.
Литература
1.
2.
3.
4.
5.
1989.
Стойков А. Критика абстрактного искусства и его теорий. М.: Искусство, 1964. 248 с.
Рагон М. О современной архитектуре. СПб.: Питер, 2001. 232 с.
Еремеев А.Ф. Первобытная культура: в 2 ч. Саранск, 1996.
Кюн Герберт. Искусство первобытных народов. Л.: Изогиз, 1933.
Орега-и-Гассет Х. Новые симптомы // Проблемы человека в западной философии. М.,
Levanova Ekaterina F. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: Catrine_Levanova@mail.ru
PRIMITIVE ABSTRACTION AND POSTMODERN ART – TWO VARIANTS CULTURE
Key words: contemporary abstract art, primitive abstraction, aesthetic attitude, postmodernism, art
image.
The article is an analysis of two abstract art traditions and devoted to the study of the artistic techniques of abstract art.
Great interest of contemporary art to the abstract forms, suggests that the heyday of abstract art occurred in the era of actual art, postmodernism. But, inexperienced viewer does not know, that abstraction appeared long before the culture of postmodernism. Masters of classical art often resorted to painting methods, known since the times of ancient art. The debate about the value of contemporary art
help to identify the motives and values of art heritage of the XX-XXI century. So, speculations about
the role of contemporary art and its relationship with the primitive abstraction, a weighty contribution
to discuss the matter of the phenomenon of contemporary art.
The difference between primitive art and modern in that first, reflected a quiet and harmonious existence of man with nature. Modern art is also displays the world of man. But it's a different life. This is
life in the culture wars, passions, and tragedies. It is the illustration of a modern aesthetic relations of
man to the world and yourself, illustration of human civilization in an artificial environment.
The article deals with essence and specification of abstract art phenomenon in primitive culture and
postmodern culture. The application environment and the concept reasons of the abstract art in general.
References
1. Stoicov A. Kritika abstraktnogo iskusstva i ego teoriy [The criticism of abstract art and its theories].
Translated from Bulgarian. Moscow: Iskusstvo Publ., 1964. 248 p.
2. Ragon M. O sovremennoy arkhitekture [On modern architecture]. Translated from French by Zh.
Rozenbaum. St. Petersburg: Piter Publ., 2001. 232 p.
3. Eremeev A.F. Pervobytnaya kul'tura: v 2 ch. [The Primitive Culture. In 2 parts]. Saransk: Mordoviya University Publ., 1996.
4. Kühn H. Iskusstvo pervobytnykh narodov [The art of primitive peoples]. Translated from German by
A.S. Gushchin. Leningrad: Izogiz Publ., 1933. 110 p.
5. Orega y Gasset J. Novye simptomy [New symptoms]. Translated from German by V. Bibikhin. In:
Popov Yu.N. (ed.) Problema cheloveka v zapadnoy filosofii [The problem of Man in Western philosophy]. Moscow: Progress Publ., 1988, pp. 202–207.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
УДК 130.2
И.В. Сохань, И.В. Нужа
«ГЛОБАЛИЗАЦИЯ» РОССИЙСКОЙ ГАСТРОНОМИЧЕСКОЙ
КУЛЬУРЫ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ЯЗЫКА
Качество и интенсивность процессов глобализации отражают повседневные
практики, в том числе гастрономическую. Российская гастрономическая культура
всегда развивалась сложно, преимущественно за счет «импорта» иностранных кулинарных традиций. Основным трендом трансформации современного российского пищевого дискурса являются процессы глобализации и «макдонализации», а его маркером – расширение пищевого номинационного ряда в связи с появлением новых пищевых
номинаций, представляющих собой заимствования иностранных слов в русский язык
для обозначения новых гастрономических практик, привычек, для которых уже недостаточно привычной лексики.
Ключевые слова:
гастрономическая культура, гастрономический словарь,
языковые номинации.
Кардинальные изменения в сфере гастрономической культуры и гастрономических практик потребления позволяют выдвигать самые различные
гипотезы относительно перспектив последних, порой фантастического толка,
диапазон которых простирается от предположения о техногенном рационе
будущего до регистрации глобализационных процессов, стирающих этнические границы кухонь и порождающих некий унифицированный гастрономический проект: «Глобализация в самом общем смысле представляет собой
всеобщую гомогенизацию культурных практик человечества» [1. С. 392].
В дискурсивном разнообразии гастрономического пространства именно
глобализационный дискурс становится ведущим, подчиняя своей логике
остальные – повседневный/праздничный, медицинский/оздоровительный,
модный, эстетический и т. д.
Последнее особенно актуально в контексте российской гастрономической
культуры, которая всегда была восприимчива к иностранным влияниям и развивалась за счет как ассимиляции, так и интроекции (механического усвоения без должной обработки собственным культурным опытом) гастрономических традиций других стран. В настоящее время эти процессы протекают
особенно интенсивно в связи с тем, что особое значение приобретают не
только практики потребления пищи, но и практики информационного усвоения гастрономической культуры, связанные с возможностью приобретения
экспертного знания в сфере различных гастрономических традиций и режимов. Владение постоянно обновляющимся и расширяющимся гастрономическим тезаурусом становится важной компетенцией современного
человека, основным условием правильной навигации в сложной сфере телеснокоммуникативного обмена, осуществляющегося в сфере пищевых практик.
Несмотря на то, что в общественном сознании сильны традиционалистские тенденции, настаивающие на том, что необходимо сохранять
пищевой код, ответственный за определенные параметры коллективной
идентичности и позволяющий передавать культурную память, в условиях
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Глобализация» российской гастрономической кульуры сквозь призму языка
19
интенсивного мультикультурного обмена он не может оставаться статичным
и закапсулироваться в качестве неизменного, свободного от внешних
влияний. Более того, становится очевидным, что взаимовлияние пищевых
кодов обеспечивает не стирание, но новые этапы и формы уникальности
национальных вариантов гастрономических культур. Поэтому вполне можно
утверждать, что как глобальное является уникальным, так и наоборот –
уникальное становится по-настоящему глобальным.
Итак, как было отмечено, российская гастрономическая культура всегда
развивалась достаточно сложно, преимущественно за счет «импорта»
иностранных кулинарных традиций которые, проходя долгий путь адаптации к российской гастрономической традиции и будучи усвоенными
посредством многократного воспроизводства как в элитарной среде, так
и спустившись на повседневный уровень низших социальных слоев, наконец
становились аутентичной частью русской кухни. С точки зрения цели
данного исследования, а именно анализа языковых номинаций в современной, переживающей глобализационные трансформации российской гастрономической культуре, важным представляется оценить, как воспринимались иностранные пищевые практики в постсоветский период истории
русской кухни. «Процесс «освоения» чужой еды, изменения пищевых привычек имеет характерные языковые приметы. Так, заимствование продукта
и его наименования может сопровождаться в реальной речевой практике
сигналами превращения «чужого» в свое» [2. С. 507].
«Импорт» гастрономических традиций в постсоветский период можно
разделить на два этапа. Первый – интенсивное усвоение основного глобалистского тренда – пища формата фаст-фуд и связанные с ней гастрономические номинации – попкорн, гамбургер (и производные от него), хотдог, чипсы и т. д., все, что с сегодняшней точки зрения представляет собой
худший вариант индустриализированной еды, поглощалось и усваивалось
российскими потребителями на всех уровнях и, конечно, на уровне
ментального желудка и ментального метаболизма1. Пища формата фаст-фуд
оказалась очень привлекательной, в том числе и потому, что ранее
(в советский период) она была труднодоступна и одновременно максимально желанна – в том числе и в качестве символа, иного, сытого2 и гораздо
более привлекательного образа жизни. Поэтому процесс ее ассимиляции/интроекции был интенсивен и совершенно не подвергался рефлексии,
а приставка «русские, -ое, -ая»3 в отношении связанных с фаст-фудом гастрономических номинаций виделась маркером того, что российская
гастрономическая культура активно входит в мировое глобализирующееся
пространство, практически мгновенно наверстывая упущенное за годы
минимальной коммуникативной проницаемости в ранге страны строящегося
1
Термины «ментальный метаболизм» и «ментальный желудок» ввел Ф. Перлз в работе «Эго, голод и агрессия» для того, чтобы продемонстрировать идентичность пищевых и ментальных процессов
в контексте усвоения окружающей реальности.
2
Именно такая первичная функция фаст-фуда в качестве стратегии питания, как сытость, и
обеспечила его максимальную привлекательность для переживающего посттравматичный синдром,
связанный с голодом и дефицитом, постсоветского человека.
3
Термин «русский фаст-фуд», «фаст-фуд по русски» и различные его субвариации стали часто
использоваться в гастрономическом пространстве.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
И.В. Сохань, И.В. Нужа
коммунизма. Шло активное усвоение фаст-фудных номинаций, так как
распад Советского Союза и крушение железного занавеса повлекли за собой,
прежде всего, «затопление» России худшими образцами западного
гастрономического изобилия – продуктами, которые являются результатом
активности пищевой индустрии, или, в лучшем случае, фаст-фудными
вариантами национальных кухонь. Так, «тоталитет» фаст-фуда в нашей
повседневной жизни сделал наиболее освоенными и уже практически
«своими» такие номинации, как «гамбургер», «попкорн», «хот-дог», «пицца»,
отличающиеся высокой частотностью употребления в речи и уже
зафиксированные слова-рями последнего десятилетия. Такие заимствованные
пищевые номинации используются в качестве родового обозначения целого
ряда изделий подоб-ного рода, и для обозначения конкретного вида продукта
уже необходимо употребить дополнительные идентификаторы (размер, цена,
сорт, вкус и т. д.).
Тренд унифицирующего и культурно нейтрального фаст-фуда остается
актуальным и сегодня, но ему уже противостоит и процесс иного рода —
многообразие кулинарных традиций разных культур, возможность
гастрономического предпочтения различных экспортируемых ими типов
кухонь, пусть и на уровне так называемого МАК-варианта1. Этот процесс
выражается в следующих направлениях:
– ознакомление с различными гастрономическими традициями
посредством СМИ, которые в своих гастрономических колонках излагают
рецепты, дают исторические, культурологические, психологические и даже
философские комментарии;
– гастрономический туризм, делящийся, в свою очередь, на реальный
и виртуальный. Реальный, безусловно, менее доступен, однако выступает
уникальной формой приобретения телесного опыта узнавания Другого
и преодоления культурных границ. Виртуальный связан с самостояельным
ознакомлением с гастрономическими традициями через экспертный опыт
референтного Другого (например, авторские кулинарные передачи, блоги,
книги рецептов) либо, что более сложно, через изучение соответствуюей
литературы. В любом случае целью является приобретение статуса
эксперта для формирования собственной гастрономической траектории.
Таким образом, сейчас наблюдается уже второй этап «импорта» гастрономических традиций, который базируется на состоявшейся «насыщаемости» фаст-фудом. Следует заметить, что символом фаст-фуда является
Макдональдс, и приставка МАК- давно стала маркером процессов, логика
которых выдерживается в соответствующем формате. Поэтому облегченное,
поверхностное ознакомление с гастрономической культурой других культур
1
Дж. Ритцером в исследовании «Макдональдизация общества» были выделены основные принципы, лежащие в основе высокоэффективного производства и потребления, символом чего является
Макдональдс. Это эффективность (МАК-пища, несомненно, эффективна как в экономике производства, так и в потреблении); предсказуемость (семантическая ясность, отсутствие непонятных культурных коннотаций и унифицированность вне детерминированности национальными вариантами
кухни); контроль, доступность за счет количества и качества производства. МАК-вариант экспортируемой национальной кухни означает ее функциональную адаптацию к легкому ознакомительному
усвоению потребителем с использованием уже знакомых продуктов, скорее внешним образом
оформленным как блюда из кулинарного реестра другой культуры.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Глобализация» российской гастрономической кульуры сквозь призму языка
21
в массовом контексте также может быть преподнесено в МАК-формате.
МАК-формат предполагает, как правило, следующее:
– причудливый микс поверхностного информирования о культурно-исторической основе данной диеты;
– адаптированная к ассортименту среднего супермаркета рецептура (перечисление доступных ингредиентов даже для несоотносимого с ними рецепта и весьма приблизительных технологий);
– непременная апплеляция к необходимости расширения гастрономического опыта. Очевидно, что частью этого процесса выступает усвоение
гастрономического тезауруса, уже являющегося более сложным по сравнению c теми гастрономическими номинациями, которые сопровождают фаст-фуд.
Таким образом, интеграция гастрономических традиций в повседневную
жизнь осуществляется в виде вербальных практик, которые закрепляет среднестатистический гражданин в собственном коммуникативном опыте, демонстрируя свои гастрономические компетенции в качестве обладателя экспертного знания, которым он пользуется не случайно и не профессионально (не
в качестве, например, компетенции для рынка труда), но каждый день, в процессе гастрономического самооблуживания. К тому же такие компетенции
дополнительно характеризуют своего носителя как человека современного,
включенного в основные культурные тренды, ведь если раньше забота о теле
отдавалась на откуп традиции, то сегодня она требует собственных усилий.
Кардинальные (особенно если учитывать специфику гастрономической
культуры советского закрытого общества, где в условиях дефицита продуктов и соответствующих им гастрономических практик существовало идеологическое идеализированное представление о том, как должен питаться человек, восходящее к знаменитой «Книге о вкусной и здоровой пище») изменения гастрономической среды постсоветского человека можно свести
к следующим основным процессам.
- Исчез дефицит продуктов, ведь, сегодня если и можно говорить об
остаточных явлениях феномена дефицитарности, то, скорее, в терминах оппозиции «дорогая – дешевая пища», потому что при нехватке
денежных средств происходит обращение к опыту прошлого, когда
одной из гастрономических компетенций советского человека была
способность готовить съедобное из весьма условно съедобного, а гастрономическая информация делилась на формальную (знакомство
с кулинарными книгами) и реальную (где, как и что можно «достать»
и что из этого приготовить).
- Расширился ассортимент продуктов питания, произошло преодоление сезонной зависимости питания в условиях большого города, так
как почти все продукты стали доступны в любое время года (вопрос
их качества и цены остался, но в данном случае он вторичен). Расширение ассортимента связано и с тем, что преодолеваются и этнические
гастрономические границы – возможность выбора индивидуальной
гастрономической траектории основана и на свободном режиме доступа к необходимым ингредиентам для практикования той или иной
кулинарной традиции. Это связано не только с продуктами, но
и с технической стороной гастрономической культуры. Например,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И.В. Сохань, И.В. Нужа
22
-
-
-
1
различные специальные приспособления для приготовления пищи
(наборы для фондю и кастрюли для варки спаржи) также являются
маркером гастрономической глобализации.
Возникли и расширяются различные сети быстрого питания – от
пионера фаст-фуда Макдональдса до заведений, пытающихся миксовать различные кулинарные традиции (например, русскую и японскую кухни), но предлагающие, несомненно, их адаптированный к
потенциальным потребителям, прежде всего к их денежным возможностям, вариант. Предполагается, что традиция быстрой еды пришла
с запада и в российской действительности ее не существовало1, поэтому устойчивый слоган заведений, предлагающих посетителям
недорогие блюда русской кухни – «фаст-фуд по русски». Здесь отражается и привычка воспринимать любую западную традицию как
ценность, подлежащую ассимиляции, и определенная гордость за национальную кухню, в которой тоже можно найти подходящий фастфуд.
Возникло и расширяется огромное количество ресторанов так называемой высокой кухни, где предлагаемое меню и ценовая политика
таковы, что позволяют более аутентично представлять различные гастрономические традиции. Нельзя сказать, что только в ресторанах
можно познакомиться с какой-нибудь национальной кухней, это
предлагается и в вышеобозначенных сетях быстрого питания, просто
речь идет о двух разных практиках с ориентацией на различные экономические и социальные категории населения. Любое гастрономическое новшество, как правило, прививалось в культуру через элиту,
а затем в адаптированном виде реализовывалось на уровне повседневной жизни масс. С ознакомительным режимом доступа
к различным гастрономическим традициям сегодня дело обстоит
примерно так же – фаст-фудный режим для масс и более точный, с
соответствующей кулинарной и технической стороной режим для
элиты. По этому поводу еще Р. Барт заметил, что существует разница
между «магической» и «реальной» кухней, первая обращена к тем,
кто нуждается в очаровывании изысканным образом жизни, заведомо
понимая, что предлагаемые на страницах глянцевых журналов рецепты неприменимы к повседневной кухне обывателя со скромным достатком; вторая же, так называемая «реальная» кухня обращена к потребителю, который может себе ее позволить [3. C. 198].
Предпочтительные практики питания сами по себе стали языком,
с помощью которого потребитель может рассказать о себе и о том,
как он конструирует свою идентичность, всем остальным. Пища перестала быть делом достаточно интимным, что связано не столько с
фаст-фудными заведениями и с привычкой перекуса, но и с новыми
Ответ на риторический вопрос «Был ли в России фаст-фуд или нет?» связан с тем, что же называть фаст-фудом. Здесь конфликтуют две точки зрения, первая гласит, что фаст-фудом можно назвать
любую пищу быстрого приготовления и быстрого употребления, и подобный гастрономический режим можно обнаружить в любой гастрономической культуре. Вторая же точка зрения связывает фастфуд с достижениями пищевой индустрии – таким образом, фаст-фуд прежде всего произведенная ею
пища.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Глобализация» российской гастрономической кульуры сквозь призму языка
23
коммуникативными технологиями. Не все люди, безусловно, ведут
кулинарные блоги в Интернете, но практически каждый, презентируя
свою персону в социальных сетях, использует для этого фотографии
поедамой пищи, сделанные до или во время трапезы. Очевидно, это
новый стиль сотрапезничества – с неким грандиозным анонимным
другим, несомненно, оценивающим как трапезу, так и стоящую за ней
персону.
- Изменилась стилистика обмена рецептами, как изменился характер
кулинарной книги1. Озабоченность кулинарными колонками в журналах и газетах, многочисленные кулинарные шоу говорят как о непревзойденной значимости пищи в качестве первичного позитивного телесного опыта, так и о том, что пища является способом ситуативного
усвоения какой-либо идентичности, без особых на то пролонгированных усилий. Приготовить новое блюдо вместе с ведущим или следуя
красочному рецепту в журнале намного проще, нежели прикладывать
длительные усилия для расширения границ своей идентичности другими способами. И здесь опять же особую роль играет усвоение специального языка, усвоение гастрономического тезауруса, сопровождающего такие практики.
Так, основным трендом трансформации современного российского пищевого дискурса является отражение процессов глобализации и «макдональдизации» отечественной гастрономической культуры, а его основным
маркером – расширение пищевого номинационного ряда в связи
с появлением новых пищевых номинаций, представляющих собой заимствования иностранных слов в русский язык, для обозначения новых гастрономических практик, привычек, для которых уже недостаточно привычной лексики. Такие «заморские» номинации (второго этапа «импорта» иностранной
гастрономической лексики по отношению к фаст-фудным номинациям), как
смузи, фрэш, суши, маккиато, стали неотъемлемой составляющей речевых
практик россиян. Эти и многие другие слова составляют сегодня значительную часть активного гастрономического словаря носителей русского языка 2.
Так, в меню ресторанов и на страницах модного глянца названия разных
блюд уже не переводятся, а предлагаются к запоминанию в аутентичном виде, номинация «паста» вместо привычных макарон, «руккола», а не привычные салат и петрушка (не потому, что они хуже, а потому, что слишком привычны и поэтому просты, не соответствуют требованию гастрономического
обновления), диковинная спаржа, маккиато и латте вместо традиционно одномерного кофе и т. д. Все это дает возможность среднестатистическому россиянину почувствовать себя утонченным гастрономическим потребителем,
почти гурманом, лексика которого свидетельствует о его способности ориентироваться в предлагаемых гастрономических трендах.
Так, повседневные гастрономические практики уже невозможны без активного использования этих номинаций в языке. Однако некоторые номина1
Кулинарная книга является традиционной формой гастрономического экспертного знания.
Примечательно, что многие из них уже зафиксированы современными толковыми словарями,
тогда как большой процент новых пищевых номинаций, широко распространенных в повседневной
устной речи, пока в словарях не представлен.
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
И.В. Сохань, И.В. Нужа
ции пока еще остаются «чужими», особенно для старшего поколения россиян, что часто становится очевидным в ситуации заказа блюда во время трапезы в кафе или ресторане. Типичные причины коммуникационного сбоя –
«неосведомленность» посетителя о той или иной пищевой традиции, отсутствие фоновых знаний и, как следствие, неспособность вербализировать заказ
или употребление весьма приблизительных номинаций. Например, номинации «феттуччине» и «тальолине» в ситуации посещения итальянского ресторана или совсем «экзотические» «сукияки», «набэмоно», «сябу-сябу» в меню
японского ресторана могут вызвать затруднения у непосвященного посетителя, особенно, как уже отмечалось выше, старшего поколения, привыкшего к
ограниченному списку наименований блюд, носивших скорее «номенклатурный» характер, часто представлявших собой общеродовые названия (чай,
кофе). Показательно, что фаст-фудные номинации старшее поколение усвоило с гораздо большой легкостью – это связано с тем, что они не требовали
сложного практикования и репрезентировали грубый и легкий опыт западной
пищи, более того, эти номинации иронически использовались и в повседневном гастрономическом тезаурусе.
Следует отметить еще одно номинационное новшество – в эпоху глобализации в связи со значительным расширением ассортимента продукции кафе и рестораны стали предлагать большое количество разновидностей одного
и того же блюда или напитка. Например, сетевые кофейни, такие как «Кофе
Хауз», «Старбакс», «Кофе шоп», предлагают до 10 видов капучино, и названия его разновидностей также свидетельствуют о вводе в гастрономическую
лексику новых слов и словосочетаний (Ореховый, Пломбир, Карамельный,
Пекан-мед, Амереттини-карамель, Маршеллоу-карамель, Шоколад-орех,
Классический, Шоколадно-мятный). Приведенные номинации являются примером образования новых, окказиональных значений как следствие эллиптирования родового слова. Для потребителя использование таких номинаций
означает переход в статус эксперта-потребителя от простого потребителя
блюда или напитка. Эксперт-потребитель отличается тем, что обладает дополнительным знанием о продуктах, блюдах, и контексте их потребления.
Так, количество номинаций в гастрономической сфере становится отражением качества обладания экспертным знанием. И это не случайно, так как один
из качественных сдвигов в общем контексте трансформаций современной
гастрономической культуры – изменение авторства экспертного знания. Если
ранее оно принадлежало традиции, закрепленной в кулинарной книге, то сегодня происходит размывание гастрономического авторитета – его может
присвоить себе кто угодно через определенные практики репрезентации себя – и одной из этих практик является владение всем спектром гастрономических номинаций.
Еще одним проявлением глобализации отечественного пищевого дискурса является замещение некоторых узуальных номинаций новыми, представленными словами иноязычного происхождения, например: маленький/большой кофе – сингл и дабл. Действительно, во введении новых номинаций легко усматриваются два направления:
- ввод номинаций для обозначения новых вкусов и блюд, которых ранее
не было в потребительском диапазоне и которые приживаются
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Глобализация» российской гастрономической кульуры сквозь призму языка
25
в гастрономической культуре вместе со своими аутентичными названиями
(из примеров, приведенных ранее, – кофе маккиато и т.п.);
- ввод номинаций для замены привычных названий новыми, на иностранном языке – маленький/большой кофе-сингл и дабл, паста – вместо привычного макароны или лапша; в названиях блюд часто используются иностранные аналоги – пицца «поло песто», т. е. пицца с курицей и соусом песто; паста со спадой – spada по итальянски означает рыбу-меч.
Эти процессы наблюдаются везде, не только в российском обществе, но
следует отметить, что российское общество оказалось наиболее восприимчиво к заимствованиям. Потребность в развитии и межкультурных коммуникациях, накопившись за десятилетия железного занавеса, когда все иностранное, тем или иным путем попавшее в страну, наделялось особенной ценностью, выразилась в активном усвоении иностранного гастрономического
тезауруса, в том числе и в ущерб сугубо национальным номинациям.
Особый интерес представляет изменение паттернов сочетаемости лексем. Например, традиционные гастрономические лексемы «кухня» и «еда»
в современных гастрономических текстах употребляются со словами, традиционно ассоциирующимися с миром моды, – гламурный, винтажный, фьюжн
(гламурная еда, кулинарный винтаж, кухня в стиле фьюжн). Это связано
с тем, что мода формирует основные траектории потребления, стимулирует
потребителя желанием потреблять и меняться, что не может отражаться на
первичной телесной практике – пище. Следование моде на тот или иной
стиль питания является одной из гастрономических компетенций человека,
который хочет не только заботиться о себе, но и быть современным. К тому
же, по замечанию Ж. Бодрийяра, моде подвластны все вариации и изменения,
но есть граница, через которую она никогда не переходит, маркирование границы между худым и толстым телом, с неизбежной ценностной детерминацией – худое тело как предпочтительное и толстое тело как порицаемое:
«Мода может воздействовать на все... но она не может воздействовать на различие толстого и худощавого» [4. C. 182]. Поэтому мода на ту или иную пищу априори включает в себя и диетическую ориентацию не столько на здоровое1, сколько на обязательно худое тело. И хотя некоторые исследователи
утверждают, что: «Одержимость диетами, как и ожирение – симптомы того,
что кулинарная культура совсем разладилась» [5. C. 359], из этого можно
сделать и другой вывод – о том, что символическая сторона гастрономии становится более важной, т.е. важно как знание о еде, так и такая практика ее
употребления, которая, пусть и в противовес традиционным «сытости и вкусу», приведет к желаемой норме тела.
Кроме того, избирательность и утонченность в гастрономических приоритетах продолжает традиции статусного потребления – чем выше по
социальной лестнице, тем больше как возможностей, так и необходимости
разбираться в том, что и как есть. Однако тотальность гастрономического
информирования сегодня предоставляет возможности подобной избирательности для всех.
1
Достаточно вспомнить тан называемую «кухню декаданса» или заповеди питания в
распространенном среди подростков «кодексе анорексичек».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
И.В. Сохань, И.В. Нужа
Номинационный ряд «модной еды» отражает также такую тенденцию современного глобального кулинарного дискурса, как стремление представить
кухню как искусство, место, где готовится еда не в целях потребления определенного количества калорий, необходимых для поддержания жизни, а еда,
требующая от повара особого искусства, еда, превращающая жизнь человека
в праздник. Эта тенденция связана с рождением феномена визуальной гастрономии и с усилением эстетического аспекта питания. Поэтому пища уже
не только вкусная и здоровая, но и красивая, а места публичного приема пищи оцениваются не только с точки зрения качества пищи, важнейшей становится ее предлагаемая эстетическая репрезентация. Еда становится не только
«модной», но и «красивой».
Приведет ли такой интенсивный обмен пищевыми номинациями к окончательной гомогенизации гастрономической культуры? Еще некоторое время
назад исследователи опасались, что подобная гомогенизация будет осуществляться за счет «макдональдизации» питания, тоталитета фаст-фуда, но сегодня очевидна тенденция дискурсивного разнообразия в практиках питания,
где каждый может выбрать и сформировать собственную гастрономическую
траекторию. Важным становится информационное обеспечение такого выбора, поэтому гастрономическая экспертиза отчуждается у референтных фигур,
точнее, становится принадлежащей не только им. Поэтому особое значение
приобретают знание о том, как, где, когда и чем следует питаться, и соответствующий тезаурус, делающий возможным широкий спектр диетических
траекторий. К тому же владение всем спектром гастрономических номинаций
сближает отдаленные друг от друга с точки зрения социальной стратификации «магическую» и «реальную» кухни.
Каждый потребитель при должном внимании и усилиях может определять для себя свою диету, встраиваясь в гомогенизирующееся гастрономическое пространство. Обмен гастрономическими номинациями, усвоение новых
и расширение гастрономического тезауруса – необходимое сопровождение
этого процесса.
Литература
1. Загидуллина М.В. Пищевой код как смысловой центр национальной культуры и проблема глобализации // Коды повседневности в славянской культуре: еда и одежда / отв. ред.
Н.В. Злыднева. СПб.: Алейтейа, 2011. С. 392–403.
2. Еда по-русски в зеркале языка / Н.Н. Романова, У. Долешаль, Д. Вайс и др. М.: РГГУ,
РАН. Ин-т русского языка им. В.В. Виноградова, 2013. 586 с.
3. Барт Р. Мифологии. М.: Академический Проект, 2010. 351 с.
4. Бодрийяр Ж. Общество потребления: Его мифы и структуры / пер. с фр. М.: Культурная
революция, 2006. 269 с.
5. Стил К. Голодный город: Как еда определяет нашу жизнь / пер. с англ. М.: Strelka Press,
2014. 456 c.
Sokhan Irina V., Nuzha Irina V. The National Research University Higher School of Economics
(St. Petersburg, Russian Federation). E-mail: irina.sokhan@gmail.com, irina.nuzha@gmail.com
THE GLOBALISATION OF RUSSIAN GASTRONOMIC CULTURE THROUGH THE
PRISM OF THE LANGUAGE
Key words: gastronomic culture, gastronomic vocabulary, loanwords.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Глобализация» российской гастрономической кульуры сквозь призму языка
27
The issues connected with gastronomic culture have become increasingly topical throughout the
last two decades. Food, meals, bodily and communicative gastronomic practices reflect dramatic
changes of culture. Food is one of the most important and suggestive markers of everyday practices
which signify the patterns and the intensity of globalisation. Russian gastronomic culture has always
developed in a very specific way with the import of foreign culinary traditions being the main trend of
this process. The alien traditions have been adopted first by the elite circles, then by the lower strata of
the Russian population to finally become an authentic part of Russian culture. Borrowing foreign gastronomic vocabulary was the hallmark of such assimilation. Although unified fast food still remains
the mainstream of the modern gastronomic culture, it is being challenged by a new tendency. The
diversity of culinary traditions of different cultures in the globalized world offers an opportunity of
forming a bodily identity by choosing one of the exported types of cuisines even at the level of so
called Mac-variant. Today, the modern Russian food discourse reflects the process of globalization and
macdonaldalisation of the domestic gastronomic culture. The major marker of the latest linguistic
changes is the extension of food nominatives as the consequence of the adoption of new foreign nominatives, which denote new gastronomic practices and habits. Such words as “smoothie”, “fresh”,
“sushi”, “macchiato” have become an integral part of the active gastronomic vocabulary of Russians.
Gastronomic loanwords demonstrate a new crucial tendency in the modern Russian language: the substitution of the native gastronomic thesaurus with a new one of the foreign origin.
References
1. Zagidullina M.V. Pishchevoy kod kak smyslovoy tsentr natsional'noy kul'tury i problema globalizatsii [The food code as the pivot of the national culture and the problem of globalization]. In: Zlydneva
N.V. (ed.) Kody povsednevnosti v slavyanskoy kul'ture: eda i odezhda [The codes of everyday life in
the Slavonic culture: food and clothing]. St. Petersburg: Aleyteya Publ., 2011, pp. 392–403.
2. Romanova N.N., Doleshal' U., Weiss D. et al. Eda po-russki v zerkale yazyka [Russian food in the
language mirror]. Moscow: Russian State University for the Humanities, 2013. 586 p.
3. Bart R. Mifologii [Mythologies]. Moscow: Akademicheskiy Proekt Publ., 2010. 351 p.
4. Baudrillard J. Obshchestvo potrebleniya: Ego mify i struktury [The consumer society. Its myths and
structure]. Translated from French by E.A. Samarskaya. Moscow: Kul'turnaya revolyutsiya Publ.,
2006. 269 p.
5. Steele K. Golodnyy gorod: Kak eda opredelyaet nashu zhizn' [How food shapes our lives]. Translated from English by M. Korobochkin. Moscow: Strelka Press Publ., 2014. 456 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ
УДК 069+39+910
Н.В. Золотарева
ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ ТУРИЗМ КАК ФОРМА АКТУАЛИЗАЦИИ
ЭТНОКУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
(НА ПРИМЕРЕ РАБОТЫ ЛЯНТОРСКОГО
ХАНТЫЙСКОГО ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО МУЗЕЯ)1
В статье рассмотрена такая форма актуализации этнокультурного наследия,
как этнографический туризм – вид познавательных путешествий, основной целью
которых является посещение этнографического объекта для ознакомления с культурой, традициями и бытом этноса, проживающего на данной территории. Выделены
три вида этнографического туризма. На примере деятельности Лянторского хантыйского этнографического музея выявлены способы реализации различных видов
этнотуристических программ. Дана характеристика музейного праздника как части
этнографического туризма и как способа актуализации нематериального культурного наследия.
Ключевые слова: музей, культурное наследие, этнографический туризм, пимские
ханты.
Диапазон определений термина «культурное наследие» широк и разнообразен. Под культурным наследием понимают совокупность объектов окружающего человека мира, признаваемых на основе культурного опыта человечества и его предпочтений культурными ценностями [1. С. 312]. На информационной составляющей наследия останавливается М.Е. Кулешова:
«Наследие можно рассматривать как информационный потенциал, запечатленный в явлениях, событиях, материальных объектах и необходимый человечеству для своего развития, а также сохраняемый для передачи будущим
поколениям» [2. С. 41]. Следует отметить, что культурное наследие является
комплексным многоаспектным понятием, включающим в себя материальный,
движимый и недвижимый, и нематериальный компоненты, а также природное, цифровое наследие и культурные ландшафты. Составляющей всех перечисленных компонентов является этнокультурное наследие, или культурное
наследие народов. Под ним понимаются материальные и нематериальные
ценности, выработанные этнической культурой и тесно сопряженные с природной средой, которые транслируются на межпоколенном уровне [3. С. 7].
В современную эпоху глобализации, модернизации и унификации культуры хранителями и трансляторами этнокультурного наследия стали музеи,
так как именно в них сосредоточены исчезнувшие из повседневности реалии традиционной культуры. В связи с активным возрождением обычаев силами национальных культурных объединений, а также ростом интереса аудитории к традиционной культуре как своего, так и других народов особо важ1
Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 14-01-00263 «Этническая и
книжная традиции в культурном наследии Западной Сибири».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Этнографический туризм как форма актуализации этнокультурного наследия
29
ное значение приобретает изучение опыта актуализации этнокультурного
наследия, т.е. вовлечения музейных фондов в различные направления музейной деятельности, адресованные посетителю.
Одной из форм актуализации культурного наследия является этнографический туризм – вид познавательных путешествий, основная цель которых –
посещение какого-либо объекта для исследования архитектуры, культуры,
традиций и быта этноса, когда-либо проживавшего на данной территории [4].
Выделяют три вида этнографического туризма: 1) посещение существующих
поселений; 2) знакомство с этнографическими музеями (при этом особый
интерес вызывают музеи под открытым небом); 3) знакомство с традициями,
праздниками, обрядами [5. С. 165]. Если первый вид возможен только при
посещении традиционных стойбищ, то реализовать два последних – одна из
задач музеев. При этом второй вид предполагает знакомство с материальной
формой культурного наследия, а третий – с нематериальной. Таким образом,
музей, проводя исследовательскую работу и представляя ее результаты в виде выставок, экспозиций, интерактивных технологий, может познакомить
посетителей с обеими формами этнокультурного наследия.
Сохранить и передать потомкам уникальное историко-культурное наследие – основная задача Лянторского хантыйского этнографического музея,
расположившегося на берегу реки Вачим-ягун, на месте старого хантыйского
стойбища. Музей впервые распахнул свои двери для посетителей 29 ноября
1989 г. (рис. 1).
Рис. 1. Лянторский хантыйский этнографический музей
Основателем и первым директором музея была Алла Ивановна Цукор [6].
В настоящее время директором музея является Елена Азимовна Подосян.
Деятельность музея уже получила высокую оценку – последние три года под-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
Н.В. Золотарева
ряд он признается лучшим музеем Сургутского района. Особое внимание
в музее уделяется туристической индустрии: проводятся традиционные
праздники, разрабатываются туристические маршруты [7]. В 2011 г. музей
был признан лидером туриндустрии в развитии и продвижении этнографического туризма Югры.
Основу всех направлений музейной деятельности составляют фонды.
Первые 22 предмета материальной культуры хантов, положившие основу
коллекциям музея, были переданы в дар художником А.М. Куликовым, перед
его отъездом в Эстонию [8. Л. 2–8]. На сегодня коллекции музея насчитывают 8 723 предмета основного и научно-вспомогательного фондов, а музей
является научно-исследовательским центром, активно возрождающим традиции, праздники и обычаи пимских хантов. Данная этническая группа, сформировавшаяся в бассейне реки Пим, принадлежит к восточной группе хантов,
говорящей на особых диалектах хантыйского языка, входящего в финноугорскую группу уральско-юкагирской языковой семьи. Культура пимских
хантов уникальна по своему диалекту, особенностям традиционного быта
и уклада.
Материальная составляющая культурного наследия представлена паркоммузеем под открытым небом, основанным в 1994 г. На территории музея, занимающей площадь более 3 га, разместился архитектурно-этнографический
комплекс, дающий полное представление о традиционной культуре, быте
и хозяйственной деятельности хантов, проживающих в долине р. Пим. Он
включает следующие строения.
1. Дымокур для оленей. Дымокур делали из болотного мха, гнилушек
и шишек. Располагался он рядом с домом на расстоянии 5–6 метров.
2. Уличная печь для выпечки хлеба. Для топки использовали сухие смолистые поленья. Их подкладывали 2-3 раза и затем следили за углями. Когда
исчезал синий дымок, угли выгребали и ставили хлеб. Важно было правильно
определить время выгребания углей, иначе хлеб мог не пропечься, а значит,
семья оставалась голодной. После размещения хлеба в печи переднее отверстие закрывали заслонкой и оставляли печься примерно на один час.
3. Коптильня для рыбы. Для копчения использовали дрова из осины, реже
березы, иногда рябины. Рыбу к поперечным жердям подвешивали с помощью
крючка за хвост, правильно разделав.
4. Охотничий дом. Убранство его лаконично: справа железная печь, слева
хозяйственная полка, напротив входа - нары.
5. Весенний дом. Его устанавливали рядом с местом, где пролегали пути
сезонных миграций водоплавающей дичи.
6. Несколько хозяйственных лабазов, в которых хранили продукты, вещи
(рис. 2).
7. Домик для роженицы, располагавшийся в отдалении от жилых построек, туда женщина уходила на время родов.
8. Вешала для неводов, сетей, одежды.
9. Навес для хранения нарт, лодок.
10. Священный лабаз на двух ножках.
11. Осенний домик, который ставили рядом с местами, где росли ягоды брусника, клюква.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Этнографический туризм как форма актуализации этнокультурного наследия
31
12. Летний домик, располагавшийся на открытом месте, где меньше досаждал гнус.
13. Зимний домик (рис. 3). Его ставили в бору, защищавшем от снега
и ветра.
14. Шалаш-холодильник для хранения мяса, рыбы. Некоторые хозяева
в конце зимы клали в него лед, чтоб дольше хранились продукты.
15. Этноизбушка для проведения различных мероприятий.
16. Слопцы – орудия лова для боровой дичи и лисы.
Рис. 2. Хозяйственный лабаз
Рис. 3. Зимний дом
На территории парка-музея регулярно проводятся национальные праздники. Их главная задача – воссоздание и сохранение для будущих поколений
самобытной культуры коренного населения округа, сконцентрированной
в обрядовой сфере, т.е. актуализация прежде всего нематериальной составляющей культурного наследия.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
Н.В. Золотарева
С апреля 2004 г. на территории музея ежегодно празднуют «День ворона»
(«Вурни катэл») – праздник встречи весны. В 2014 г. отметили юбилейный
десятый праздник. К празднику на соснах развешивают баранки, конфеты,
лепят снежки – яйца ворона, делают воронье гнездо, чтобы в текущем году
рождалось больше детей. На территории музейного парка разбрасывают
стружку, устраивают обряд очищения снегом, угощают детей печеньем, конфетами, исполняют песню о вороне и танец воронят, проводят подвижные
игры коренных народов Севера, мастер-класс по изготовлению традиционной
куклы. Все эти действа сопровождаются выступлениями фольклорных коллективов. Завершается праздник зачитыванием наказов ворона детям. Особо
на празднике чествуют детей, родившихся между двумя последними днями
ворона. На последний праздник, в 2014 г., собралось особенно много народу,
приехали ханты с окрестных стойбищ [7].
Традиционный праздник встречи лета - «Праздник трясогузки» («Пэхтэ
рекэп нэ») - проводится возле этноизбушки. Из нее выходит ведущий в костюме вороны и предлагает детям поучаствовать в следующих играх. «Болотная женщина»: выбирается водящая – «болотная женщина», ей завязывают
глаза, игроки разбегаются в разные стороны, водящая должна их поймать.
«Бой оленей»: двое играющих становятся друг напротив друга, упираясь
прикрепленными рогами. Задача заключается в том, чтобы сбросить рога
с головы соперника. «Бег по-медвежьи»: оттолкнувшись двумя руками, участники подтягивают ноги к груди и, приземляясь на обе ноги, одновременно
стараются как можно дальше выставить руки. По завершении игр детям загадывают загадки. Прощаясь с детьми, желают им провести лето так же весело
и шумно, как праздник его встречи [9. С. 12–16].
С 2011 по 2013 г. в рамках Дня родного языка, 21 февраля, детей знакомили
с элементами медвежьего праздника. У хантов медведь считается священным
животным. Элементы посвященного ему праздника сотрудники музея восстановили на основе рассказов хантов реки Пим, записанных во время проводимых
этнографических экспедиций. Каждый год инсценировали какой-то один сюжет
из медвежьего праздника. Например, на один воссоздавали сюжет отправки
охотников в лес, на другой – их возвращение. Реконструкции назывались «В гостях у когтистого старика». С 2014 г. инсценировки прекратились, поскольку
медвежий праздник ханты рассматривают как главное священное действие
и обращение к нему требует большой осторожности [7].
Во время проведения детского праздника «День рыбака и охотника» детям
предлагается поучаствовать в викторине и ответить на вопросы о коренных жителях и их занятиях. Затем участники делятся на две команды и приступают
к разгадыванию ребусов. После проводятся игры, включающие новационные
элементы: «удачная рыбалка», «перетяни палку», «дорисуй птицу».
Молодоженам на территории музея предлагается провести свадебный обряд «Эй вэрнэ» («Вместе»), освятив узы брака по традициям пимских хантов.
Молодоженов встречают под хантыйскую музыку, звучат слова приветствия
на хантыйском языке. После приветствия они проходят обряд очищения дымом, так как ханты верят, что дым пихты очищает человека. Чтобы прожить
всю жизнь вместе, молодые, взявшись за руки, проходят под священным покрывалом и оказываются у священной нарты, где находится голова священ-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Этнографический туризм как форма актуализации этнокультурного наследия
33
ного зверя - медведя. Чтобы в доме всегда было уютно, жених и невеста
должны поклониться медведю и бросить в коробку-корневатик, сплетенную
из корней кедра, монеты. Далее молодые гадают: из люльки достают мешочек с орешками - символом плодородия и по количеству орешков определяют, сколько детей будет в семье. Чтобы дом был полной чашей, жениху
и невесте предлагают испить чай из пиал. После чего им вручают сувенир
«Солнышко», изготовленный сотрудниками музея, чтобы дома было тепло
и солнечно. Затем молодожены вытягивают ленту из берестяного туеска,
причем цвет лент имеет свою определенную символику. Далее молодые идут
поклоняться березе, расположенной на территории музея. Загадав желание,
завязывают на ней ленту (рис. 4).
Рис. 4. Береза с лентами желаний
Заместителем директора по научной работе Т.А. Лозямовой разработан
проект по развитию этнографического туризма «Добро пожаловать на стойбище» («Мэн кутыва ёвта»), в котором предусмотрено два направления –
краеведение и этнография [10]. Проект включает в себя следующие мероприятия:
· Экскурсия по городу «Достопримечательности «Снежного озера» –
г. Лянтора».
· «Музей приглашает гостей» – экскурсия по экспозициям музея.
· «Прогулка по стойбищу» – экскурсия по территории музея с осмотром
сезонных построек хантов.
· Встреча гостей в этноизбушке, проведение обряда очищения дымом.
· «У хлебной печи» – знакомство с традиционной хантыйской кухней.
· «Ловкий, быстрый, как олень» – традиционные спортивные состязания на силу и меткость.
· Сервировка стола с использованием традиционной посуды.
· Мастер-класс по пошиву традиционной куклы.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
Н.В. Золотарева
· Мастер-класс по плетению циновки.
Участвуя в таком этнотуре, посетитель, не покидая города и проведя весь
день в музее, получит возможность познакомиться с традиционными постройками, обрядами, пищей и сервировкой стола, спортивными соревнованиями, а также с прикладным искусством пимских хантов.
Как видим, Лянторский хантыйский этнографический музей играет важную роль в сохранении и трансляции традиционной культуры хантов. У музея накоплен большой опыт в разработке и реализации энотуристических
программ. Важным является то, что сотрудники музея актуализируют как
материальное, так и нематериальное культурное наследие коренных жителей
региона. Они проводят комплексные мероприятия, в которых задействованы
все виды культурного наследия и в которые вовлечены разные возрастные
категории посетителей – и дети, и взрослые. Следует отметить аутентичность
музейных реконструкций, достигнутую благодаря регулярно проводимым
этнографическим исследованиям, экспедициям.
Литература
1. Дьячков А.Н. Культурное наследие // Российская музейная энциклопедия. М., 2001. Т. 1.
С. 312.
2. Кулешова М.Е. Понятийно-терминологическая система «природное культурное наследие»: содержание и основные понятия // Уникальные территории в культурном и природном
наследии регионов: сб. науч. тр. М., 1994. С. 40–46.
3. Курьянова Т.С. Актуализация культурного наследия коренных народов в музеях Южной
Сибири: автореф. дис. ... канд. ист. наук. Томск, 2013. 24 с.
4. Этнографический туризм [Электронный ресурс] // Туристический информационный
центр Ставропольского края. URL: http://www.stavtourism.ru/tourism/vidy-turizma/etnograficheskii-turizm (дата обращения: 10.06.2014).
5. Монахова Н.С. Этнографический туризм в России: основные виды и факторы развития //
Вестн. Рос. нового ун-та. 2010. № 2. С. 164-168.
6. Лянторский хантыйский этнографический музей [Электронный ресурс] // Ugratravel.
URL: http://ugra.travel/ru/goroda-i-rajony/surgutskij-rajon/muzei/lyantorskij-hantyjskij-etnograficheskij-muzej.html?show=info (дата обращения: 11.06.2014).
7. Интервью с Подосян Еленой Азимовной – директором Муниципального учреждения
культуры «Лянторский хантыйский этнографический музей». Лянтор, 2014.
8. Лянторский хантыйский этнографический музей. Книга поступлений. Инв. № 1-2461.
9. Лозямова Т.А. Проект «Йимэн катэл» традиционнее праздники коренных народов Севера. Лянтор, 2013. 21 с. // Архив Лянторского хантыйского этнографического музея. Б/н.
10. Лозямова Т.А. Проект по развитию этнографического туризма «Мэн кутыва ёвта»
(«Добро пожаловать на стойбище»). Лянтор, 2013. 18 с. // Архив Лянторского хантыйского этнографического музея. Б/н.
Zolotareva Natalya V. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: Natashik@sibmail.com
ETHNOGRAPHIC TOURISM AS A FORM OF ETHNIC AND CULTURAL HERITAGE
OF UPDATE (AS EXAMPLE, WORK OF LYANTOR KHANTS ETHNOGRAPHIC
MUSEUM)
Key words: museum, Cultural Heritage, ethnographic tourism, Pim Khants.
In the modern era of globalization, modernization and unification of culture museums became
custodians and translators ethno-cultural heritage. They contain everyday realities of traditional culture
in their walls. Due to the active revival of customs by national cultural associations, as well as the
growing interest of the audience to the traditional culture, it becomes especially important to study the
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Этнографический туризм как форма актуализации этнокультурного наследия
35
experience of actualization ethno-cultural heritage, it means involving of museum collections in various areas of museum activity, addressed to the visitor.
The article describes a mainstreaming form of ethnic and cultural heritage, as an ethnographic
tourism as a kind of a discovery journey, which main purpose is to visit the ethnographic object to get
acquainted with the culture, traditions and customs of the ethnic group, living in this area. There are
three types of tourism: 1) visiting of existing settlements; 2) knowing of ethnographic museums (with
special interest in open-air museums); 3) acquaintance with traditions, festivals, ceremonies. If the first
view is only possible when visiting traditional camps, then to realize the last two is one of the tasks of
museums. Wherein the second view assumes studying of the material form of cultural heritage, and the
third – of immaterial. In this way, after conducted research the museum can acquaint visitors with all
forms of ethnic and cultural heritage.
On the example of the Lyantor Khants ethnographic museum identified ways to implement various kinds of ethno-tourism programs. We give the characteristic of the museum celebration as part of
ethnic tourism and as a way to update the Intangible Cultural Heritage. The authenticity of museum
renovations is marked, which is achieved through regularly conducted ethnographic research expeditions. Concluded that Lyantor Khants ethnographic museum plays an important role in the preservation
and transmission of traditional culture of the Khants.
References
1. D'yachkov A.N. Kul'turnoe nasledie [The cultural heritage]. In: Yanin V.L. (ed.) Rossiyskaya
muzeynaya entsiklopediya [The Russian Museum Encyclopaedia]. Moscow: progress, Ripol Klassik
Publ., 2001, vol. 1, p. 312.
2. Kuleshova M.E. Ponyatiyno-terminologicheskaya sistema “prirodnoe kul'turnoe nasledie”: soderzhanie i
osnovnye ponyatiya [The conceptual and terminological system “natural heritage”: the content and basic
concepts]. In: Mazur Yu. (ed.) Unikal'nye territorii v kul'turnom i prirodnom nasledii regionov [The unique
territories in the cultural and natural heritage of regions]. Moscow, 1994, pp. 40–46.
3. Kur'yanova T.S. Aktualizatsiya kul'turnogo naslediya korennykh narodov v muzeyakh Yuzhnoy Sibiri: avtoref. dis. kand. ist. nauk [Actualization of the cultural heritage of indigenous peoples in the
museums of South Siberia. Abstract of History Cand. Diss.]. Tomsk, 2013. 24 p.
4. Etnograficheskiy turizm [Ethnographic tourism]. Available at: http://www.stavtourism.
ru/tourism/vidy-turizma/etnografiches-kii-turizm. (Accessed: 10th June 2014).
5. Monakhova N.S. Etnograficheskiy turizm v Rossii: osnovnye vidy i faktory razvitiya [Ethnographic
tourism in Russia: the main types and factors of development]. Vestnik Rossiyskogo novogo universiteta, 2010, no. 2, pp. 164–168.
6. Lyantorskiy khantyyskiy etnograficheskiy muzey [Lyantor Khanty Ethnographic Museum]. Available
at: http://ugra.travel/ru/goroda-i-rajony/surgutskij-rajon/muzei/lyantorskij-hantyjskij-etnografiches-kijmuzej.html?show=info. (Accessed: 11th June 2014).
7. Podosyan E.A. Interv'yu s Podosyan Elenoy Azimovnoy – direktorom Munitsipal'nogo
uchrezhdeniya kul'tury “Lyantorskiy khantyyskiy etnograficheskiy muzey” [Interview with Elena Podosyan Azimovnoy - director of the municipal cultural institutions “Lyantor Khanty ethnographic
museum”]. Lyantor, 2014.
8. Lyantorskiy khantyyskiy etnograficheskiy muzey. Kniga postupleniy inv. № 1-2461 [Lyantor Khanty
ethnographic museum. Book inv. № 1-2461].
9. Lozyamova T.A. Proekt “Yimen katel” traditsionnee prazdniki korennykh narodov Severa [The
project “Yimen katel” traditional holiday of the indigenous peoples of the North]. Lyantor, 2013. 21 p.
10. Lozyamova T.A. Proekt po razvitiyu etnograficheskogo turizma “Men kutyva evta” (“Dobro pozhalovat' na stoybishche”) [The project for the ethnographic tourism development “Man kutyva ёvta”
(“Welcome to the camp”)]. Lyantor, 2013. 18 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
УДК 394.3+37.018
Н.В. Золотарева, Т.С. Курьянова
ИГРУШКИ ОБСКИХ УГРОВ И АЛТАЙЦЕВ В КОЛЛЕКЦИЯХ
РОССИЙСКОГО ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО МУЗЕЯ И МУЗЕЯ
АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ИМ. ПЕТРА ВЕЛИКОГО
(КУНСТКАМЕРЫ)1
В статье предпринята попытка рассмотреть игрушки обских угров и алтайцев
в коллекциях ведущих этнографических музеев - Российского этнографического музея
и Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера). В процессе
исследования была прослежена история формирования коллекций игрушек, описаны
конструктивные характеристики игрушек, систематизированы в группы, проанализированы общие и различные черты в игрушках рассматриваемых народов, обозначены этнокультурные смыслы - векторы развития этнокультурных компетенций.
Ключевые слова: куклы, игрушки, музейные коллекции, обские угры, алтайцы.
Игрушки в культуре обских угров и алтайцев выполняют важные функции социальной и мировоззренческой инкультурации [1]. В силу этого понятен интерес к играм и игрушкам в разных научных дисциплинах. Вместе
с тем источниковая база для исследований незначительна из-за исчезновения
традиционной игрушки из обихода, в этой связи особое значение приобретают музейные коллекции. Игрушки обских угров и алтайцев хранятся в этнографических музеях страны, в том числе и в Российском этнографическом
музее (РЭМ) и Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого Российской академии наук (Кунсткамера) (МАЭ РАН). Используя в качестве источников музейные предметы и коллекционные описи, попробуем проследить историю пополнения коллекций обозначенных музеев игрушками и выявить информативную значимость последних.
Первое поступление хантыйских предметов в РЭМ произошло в 1910 г.
Во время экспедиции в Березовский уезд сотрудник этнографического отдела Русского музея С.И. Руденко собрал 930 предметов (коллекция № 1711).
Среди них находились 17 хантыйских кукол [2]. Классифицируем их на основе половозрастных и конструктивных характеристик.
1. Куклы-женщины:
– Куклы с головой из гусиных (1711-303, 312, 322, 328) или утиных
(1711-306, 307, 326, 330) клювов, с туловищем из суконных полос, в меховых
шубах.
– Куклы, основу которых составляет ткань. Одеты в меховые шубы
(1711-304, 319) или бумазейный узорчатый костюм (1711-305).
2. Куклы-мужчины с головой из гусиного (1711-321, 327) или утиного
(1711-325) клюва, с туловом из полосок сукна. Одеты в малицу.
1
Статья подготовлена при финансовой поддержке совместного конкурса РГНФ и Администрации Томской области, проект № 14-11-70002 «Традиционная игрушка коренных народов Западной
Сибири как фактор формирования этнокультурных смыслов и компетенций».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Игрушки обских угров и алтайцев в коллекциях музеев
37
3. Куклы-дети. Изготовлены из лоскутов и находятся в берестяной (1711302, 311) или жестяной (1711-310) люльке.
Во время этой же экспедиции С.И. Руденко собрал 472 мансийских предмета (коллекция № 1710), среди них 11 кукол [3]. Их классификация выглядит следующим образом:
1. Куклы-женщины, сшиты из тряпочек, одеты в меховые шубы (1710311-313, 315, 318-320). Манси на р. Сыгва, Лозьва, Сосьва.
2. Куклы-мужчины с туловом из одной (1710-316, 322) или нескольких
(1710-321) тряпочек, в меховой парке. Собраны у манси на р. Сыгва, Сосьва.
3. Кукла-ребенок из тряпочек, лежащая в колыбели (1710-317). Манси на
р. Обь.
Следующее поступление хантыйских предметов в музей датируется
1923 г. Во время экспедиции к хантам р. Аган сотрудница этнографического
отдела Русского музея Р.П. Митусова собрала 376 предметов (коллекция
№ 4047), среди них 11 хантыйских кукол-женщин [4]. По конструктивным
характеристикам можно выделить 3 типа кукол:
1. Куклы из клювика утки (4047-369) или лебедя (4047-365) с туловищем
из полос сукна; или из птицы, шкурка которой, набита березовыми стружками (4047-367). Одеты в «сак». Понятие «сак» в описании многозначно: шуба,
платье из ткани, распашная одежда.
2. Куклы из ткани. С головой из цветной материи (4047-362, 364, 368) или
просто из ткани (4047-370-372). Одеты в «сак».
3. Куклы с основой из ткани и меха (4047-363, 4047-366). Одеты в платье
из ситца (4047-363) или завернутые в лоскуток, имитирующий одежду (4047366).
Во время командировки к манси в пос. Сосьва в 1968 г. научный сотрудник Государственного музея этнографии народов СССР (ГМЭ) М.С. Попова
приобрела 23 мансийских предмета (коллекция № 7812), среди которых
1 кукла (7812-12) [5]. Основу куклы составляет ткань. Одета кукла в платье.
Дальнейшее пополнение фондов мансийскими вещами произошло в
1977 г. Из экспедиции в пос. Сосьва младший научный сотрудник ГМЭ Е.Г.
Федорова привезла 37 мансийских предметов (коллекция № 8695) [6], среди
них находились 2 куклы-женщины однотипного строения: голова сшита из
ткани, туловище состоит из нескольких тряпочек. Одеты в платья, сшитые из
сукна (8695-30) или ситца (8695-31).
В 1988 г. в результате командировки сотрудницы музея И.А. Карапетовой
в Сургутский район фонды музея пополнились 135 хантыйскими предметами
(коллекция № 11116) [7], среди которых 1 кукла-женщина (11116-129), сшитая из ткани, одетая в сак из сукна.
Как видим, фонды РЭМ систематически пополнялись обскоугорскими
предметами на протяжении всего ХХ в. На основе выполненных классификаций можно сделать следующие выводы. В коллекциях РЭМ представлены куклы-дети, куклы-мужчины и куклы-женщины. Все куклы не
имели лица, чтобы в них не вселились «духи». Согласно традиционному
мировоззрению хантов и манси в изображение с лицом вселялась душа [8.
С. 62]. Общими для хантов и манси являются куклы-дети, которые изготавливаются из ткани и помещены в люльку, и куклы-женщины,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
Н.В. Золотарева, Т.С. Курьянова
изготавливаемые из ткани. Основа для изготовления кукол-мужчин у хантов
и манси разная: у хантов это гусиный или утиный клюв с полосками сукна, а
у манси – ткань. Специфическими для хантов являются куклы-женщины, основу которых составляют гусиный или утиный клюв, ткань и мех. Куклыженщины отличаются от кукол-мужчин одеждой, которая повторяет традиционный костюм. Если куклы-женщины одеты в меховую шубу, сак, бумазейный костюм, платье, лоскут ткани, имитирующий одежду, то куклымужчины – в малицу или парку.
Далее перейдем к коллекциям МАЭ РАН. В 1887 г. в результате дара Лебедзинского и Кузнецова через Императорское Русское географическое общество коллекции музея пополнили 79 предметов быта и культа манси восточного склона Урала (коллекция № 338) [9]. Среди них имеется кукла в колыбели (338-26), собранная у манси р. Сосьва. Кукольная колыбель
изготовлена из бересты, состоит из дна, бортика и невысокой спинки. По
краям бортика пришиты кожаные ремешки и петли, которые в настоящей
колыбели служат для привязывания ребенка. Внутри к спинке прикреплена
низка бус и бисера. В колыбель вложена кукла, которая представляет собой
кусочек шкурки с нашитой на него хлопчатобумажной тканью в красную и
белую клетку.
В 1901 г. у У.Т. Сирелиуса были куплены 53 обскоугорских предмета
(коллекция № 592) [10]. Среди них имеется кукла-женщина (592-7), собранная у обдорских хантов. Ее основу составляет утиный клюв с пришитым к
нему прямоугольным куском черного сукна, на который нашиты продольные
чередующиеся красные и зеленые суконные полосы. Верх платья оторочен
зеленой суконной полосой. Шуба сшита из кусочков меха белки, по подолу
оторочена полоской меха и сукна, имитирующей меховую мозаику, надставлена полосой оленьего меха и окантована красным сукном. На полах имеется
по одной ровдужной завязке.
В 1907 г. у А.В. Журавкого были выкуплены 26 предметов, приобретенных им у хантов Тобольской губернии (коллекция № 1151) [11]. В их числе
22 куклы. Классифицируем их на основе половозрастных характеристик:
1. Куклы-женщины, основу которых составляет ткань (11511,2,3,5,6,7,9,10,11/1,11/2,13,15,17,19,20,21,22,23) или кусок белой замши
(1151-14,18). У кукол имеются косы в виде матерчатых жгутов. Одеты куклы
в шубы, на головы повязаны платки.
2. Куклы-мужчины (11/3,11/4) с головой из ткани, одетые в малицы.
3. Кукла-младенец в люльке из бересты (1151-4). Люлька сидячая, со
спинкой и вставным дном, сшита и обвязана сухожильными нитками. Кукламладенец представляет собой сверток красной материи, завернутый в синий
платок.
В 1914 г. в результате командировки И.Н. Шухова к хантам р. Казым
фонды музея пополнили 172 предмета (коллекция № 2383) [12], среди которых имеются куклы, классифицируемые следующим образом:
1. Куклы-женщины (2383-101,103,104,107,131). Основу кукол составляет
кусочек оленьей шкуры. У них имеются косы, обвитые шерстью и украшенные бисером.
2. Кукла-мужчина в малице (2382-102).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Игрушки обских угров и алтайцев в коллекциях музеев
39
3. Кукла в колыбели (2383-100). Колыбель выполнена из бересты, основу
куклы-младенца составляет лоскут ткани.
На основе выполненных классификаций можно сделать следующие выводы. В обскоугорских коллекциях МАЭ РАН имеются куклы-женщины,
куклы-мужчины и куклы-младенцы. Общими для хантов и манси являются
куклы-младенцы, которые находятся в берестяной люльке. Но основа у этих
кукол разная: манси в качестве основы используют кусочек шкуры, а ханты –
ткань. Более широко в коллекциях музея представлены хантыйские куклы.
Кроме кукол младенцев есть куклы-женщины и куклы-мужчины. Общим материалом для изготовления данных кукол является ткань. Кроме того, основу
кукол-женщин составляют утиный клюв, кусочек белой замши или оленьей
шкуры. Куклы-женщины отличаются от кукол-мужчин одеждой, повторяющей традиционный костюм. Если куклы-женщины одеты в меховую шубу, то
куклы-мужчины – в малицу.
Теперь обратимся к коллекциям игрушек алтайцев РЭМ и МАЭ РАН.
Коллекции были собраны в экспедициях: РЭМ – Д.А. Клеменца (1904),
С.А. Токарева (1930–1932), Б.П. Сальмонта (1934), С.В. Романовой (2006);
МАЭ РАН - А.В. Анохина (1913, 1931), А.Н. Липского (1915), Л.Э. Каруновской (1924, 1928), А.И. Новикова (1931). Во время экспедиций предметы
преимущественно принимались в дар, также могли закупаться.
Коллекции алтайских игрушек РЭМ и МАЭ отличаются большим разнообразием. В них представлены как куклы, так и разнотиповые игрушки.
В коллекциях музеев встречаются куклы южных алтайцев - телеутов, теленгитов и северных алтайцев - шорцев. Куклы южных алтайцев, в частности
телеутов, в своей основе имеют бумажный или тряпичный сверток, головная
часть которого покрыта тканью. Отсутствуют руки и ноги, черты лица не
обозначены. Куклы различаются по половозрастным признакам. Основным
маркером, идентифицирующим пол, является одежда: для женщин - платье
(РЭМ:№ 6826-71, 6826-73; МАЭ: №3720-309, 3728-96, 3974-46), для мужчин - отсутствие головного убора и два лоскутка в качестве одеяния (МАЭ:
№ 3728-99). Имеются куклы-дети (№ 3720-311, 312). Они отличаются небольшим размером - 6–8 см.
Для кукол теленгитов этнограф А.А. Малыгина [13. С. 131] предлагает
следующую классификацию:
1. Куклы, сходные с телеутскими, - № 5068-90 (МАЭ). Единственное
различие – наличие рук у куклы.
2. Деревянные куклы с матерчатой головой - № 5068-88 (МАЭ). Туловище вырезано из плоского куска дерева, имеются только ноги. Кукла замотана
в оленью шкуру и одета в платье.
3. Деревянная кукла - № 5068-108 (МАЭ), 18666 т, 18660 т 1–3 (РЭМ).
Куклы изготовлены из куска дерева. Представляют собой антропоморфные
фигуры с руками и ногами. Черты лица не обозначены.
Шорские куклы преимущественно женщины (6826-75, РЭМ). По конструктивным характеристикам напоминают телеутские. Однако у них имеется прическа - пучок кудели или пакли, заплетенный в косу. Возраст и семейный статус
куклы определяются платьем. Имеется кукла с ребенком (№ 5072-387, МАЭ).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
Н.В. Золотарева, Т.С. Курьянова
Подобные куклы воспитывали в девочке хранительницу очага, мать
и вместе с тем такие личные качества, как хозяйственность, доброта, терпение. Играя с куклой-дочкой, девочка познавала правила ухода за ребенком
[14].
Другие встреченные нами игрушки можно систематизировать согласно
следующей классификации: звуковые игрушки – трещотки, бубенцы, погремушки и т.д.; двигательные игрушки – лук, стрелы, бумеранги и т.д; образные игрушки – изображения животных и куклы; творческие трудовые игрушки; моторно-спортивные - мячи, волчки и т.д.; театральные игрушки;
настольные игры.
К звуковым игрушкам относятся погремушки «шалтрак». Они обнаружены только в коллекции РЭМ - 6826-29, 6826-30, 12424-35, 12424-36, 1242437. Первые 2 предмета были привезены из экспедиции в начале XX в., последние – сравнительно недавно – в 2006 г. Подобно шалтраку функции погремушки выполняла игрушка из горла гуся, согнутого в кружок (4768-19). Также к этой же группе можно отнести птичку-свистульку (5897-1). Данные игрушки успокаивали ребенка, способствовали развитию у него мелкой моторики,
выработке чувства ритма, могли служить амулетом-охранителем от злых духов.
Обратимся ко второй группе. Для группы двигательных игрушек были
отобраны лук со стрелами (РЭМ: 721-37, 8150 д; МАЭ: 3974-195 а,в, 5069-24
а,в,с), самострел (РЭМ: 8151 д; МАЭ: 3650-41а,в,с), пистолет (РЭМ: 5897-18),
ружье (МАЭ: 5068-106), наган (РЭМ: 5897-41). Если первые две игрушки относятся к традиционной культуре, то последние - ближе к современной. Общим
для всех предметов является то, что они выполнены из дерева. Указанные игрушки готовили мальчика к освоению основного промысла алтайцев – охоте.
Перейдем к третьей группе. Здесь представлены игрушки, изображающие
разные виды животных. Автором статьи зафиксированы игрушки со следующими изображениями животных: «бун» (РЭМ: 4227-67) - игрушка в виде
домашнего козла, выполнена из дерева и декорирована примитивной резьбой;
«куш» - птица, детская игрушка деревянная, коровка (РЭМ: 14534 Д) – игрушка детская, вырезанная из цельного куска дерева; конь (МАЭ: 5068-109) игрушка из коры тополя, мышь, или сурок (РЭМ: 5897-44) – игрушка детская
из необожженной глины; утка с утенком (РЭМ: 5897-38/1,2) - глиняная игрушка. По примитивности исполнения игрушек из глины можно предположить, что они изготовлены ребенком. Данные игрушки отражают фауну родного края и в то же время могли являться представлением ребенка о ней.
К этой группе можно отнести игрушку в виде пятиконечной звезды
(5068-104). Такая игрушка дополняла мировосприятие ребенка об окружающем мире.
Для группы творческих трудовых игрушек характерны предметы, знакомящие ребенка с миром бытового уклада, с утварью. Таковыми являются
следующие игрушки: ведерко (МАЭ: 5068-105), сосуд из необожженной глины (РЭМ: 5897-42) и деревянная чашка «кичик-аймак» (РЭМ: 4227-69). Также к этой группе относятся игрушки, ставшие результатом творческого процесса ребенка – лепки или вырезания из дерева.
Моторно-спортивные игрушки представлены мячами, изготовленными из
кожи или капа (РЭМ: 6826-76; МАЭ: 3153-1,2,3) и детским волчком («чар-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Игрушки обских угров и алтайцев в коллекциях музеев
41
чаткыш») (РЭМ: 4768-6 а, б; МАЭ: 3650-31). Данные игрушки способствуют
развитию моторики и глазомера у ребенка.
Театральные игрушки встречены только в коллекции МАЭ. Это маска
старика сказочника и маска мальчика. Данные атрибуты применялись для
оживления рассказов сказителя.
К группе настольных игр относятся фигурки астрогалов «кажик» (РЭМ:
5897-II/ 1-6, 5897-14 (1-5), 5897-23, 8153 Д 1-2, 8761-8763/1-2, 12424-39/1-8).
Астрогалы – это вид игральных костей, изготовлены из позвоночных костей
барана. Игрушка использовалась не только детьми, но и взрослыми. Последняя группа предметов, привезенная из экспедиции 2006 г., свидетельствует о
том, что данная игра все еще популярна в народной среде.
В коллекции МАЭ обнаружены предметы для игры в «бабки» - чугунный
диск (3728-11) и «бабка» (5068-107). Согласно правилам игры диском, или «бабкой», выбивают из круга другие кости, расставленные определенным образом.
Таким образом, предметный мир детства у алтайцев довольно разнообразен. Выявленные предметы служили плавному вхождению ребенка в культуру, его адаптации в мире взрослых. Погремушка «шалтрак» и астрогалы до
сих пор используются в повседневной жизни алтайцев, что свидетельствует
о жизнеспособности некоторых традиций в области игры. Следует отметить,
что в коллекции РЭМ представлены как развивающие игрушки, так и модели
взрослой жизни в миниатюре. Функционально игрушки были направлены на
формирование двух основных сфер компетенций: для мальчиков – охоты, для
девочек - семейных отношений.
Наиболее полно в фондах РЭМ и МАЭ РАН представлены куклы обских
угров и алтайцев, в связи с этим можно провести их сравнительную характеристику. В коллекциях музеев имеются куклы-дети, куклы-мужчины и куклы-женщины. Куклы-дети обских угров представляют собой небольшой
сверток, помещенный в берестяную люльку, а куклы-дети алтайцев повторяют кукол-взрослых и отличаются от них лишь меньшим размером. Общим
материалом для изготовления кукол-детей у обских угров и алтайцев является ткань. В качестве особенного материала телеуты используют бумагу, манси –
шкуру. Куклы-мужчины изготавливаются обскими уграми и алтайцами из ткани,
кроме того в качестве материала для изготовления данных кукол ханты применяют гусиный или утиный клюв с полосками сукна, телеуты – бумагу. Основой
для изготовления кукол-женщин у хантов, манси, телеутов, теленгитов, шорцев
служит ткань. Кроме того, у телеутов имеются куклы-женщины с основой из
бумаги, у теленгитов – из дерева, у хантов – из гусиного или утиного клюва, кусочка белой замши или оленьей шкуры, меха. Таким образом, общим материалом для изготовления всех видов кукол является ткань.
Отличительный признак кукол обских угров и алтайцев – отсутствие лица. Это объясняется традиционными нормами мировоззрения, запрещающими его изображение. Кроме того, обскоугорские, телеутские куклы не имеют
рук и ног, что отличает их от кукол теленгитов, у которых обозначенные признаки имеются. Куклы-женщины отличаются от кукол-мужчин одеждой, которая повторяет традиционный костюм. Общей одеждой для кукол-женщин у
обских угров и алтайцев являются платье и лоскут ткани, имитирующий
одежду. Кроме того, у кукол-женщин хантов и манси одеждой служат шуба,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
Н.В. Золотарева, Т.С. Курьянова
сак, бумазейный костюм. Информации об одежде кукол-мужчин у алтайцев в
коллекционных описях не найдено. Куклы-мужчины обских угров одеты в
малицу или парку. Как видим, благодаря информативности материала по
куклам обских угров и алтайцев среди них можно выделить общее и особенное на этническом и субэтническом уровнях.
Рассмотренные нами музейные предметы обладают высокой информативностью в силу их типичности для представляемых культур и повторяемости в коллекционных материалах. Данное обстоятельство обусловлено периодическими экспедиционными сборами, осуществляемыми профессиональными этнографами.
Литература
1. Золотарёва Н.В. Мир детства и традиционная игрушка народов Западной Сибири в
коллекциях Музея археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского Томского государственного университета (МАЭС ТГУ) / Н.В. Золотарева, Т.С. Курьянова // Игра и игрушки в
истории и культуре, развитии и образовании: материалы 2-й Междунар. конф., Прага, 1–2 апреля, 2014 г. // Социосфера. 2014. № 21. С. 30–32.
2. РЭМ. Коллекционная опись № 141. 216 c.
3. РЭМ. Коллекционная опись № 115. 116 с.
4. РЭМ. Коллекционная опись № 141а. 386 с.
5. РЭМ. Коллекционная опись № 116. 41 с.
6. РЭМ. Коллекционная опись № 290. 25 с.
7. РЭМ. Книга поступлений № 36. 199 с.
8. Федорова Н.Н. Традиционная игрушка Обского Севера: куклы, олени. Синкретический характер игры и игрушки // Космос Севера. Екатеринбург, 2002. Вып. 3. С. 59–65.
9. МАЭ РАН. Оп. 338. 16 л.
10. МАЭ РАН. Оп. 592. 18 л.
11. МАЭ РАН. Оп. 1151. 6 л.
12. МАЭ РАН. Оп. 2383. 12 л.
13. Малыгина А.А. Куклы народов Сибири (по коллекциям МАЭ) // Материальная и духовная культура народов Сибири. Л., 1988. Т. 42. С. 129–139.
14. Тахтуева А.М. Игры и игрушки в традиционном воспитании хантыйской семьи // Народы Северо-Западной Сибири. Томск, 1996. Вып. 3. С. 58–65.
Zolotareva Natalya V., Kuryanova Tatyana S. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: Natashik@sibmail.com, tanytka_88@mail.ru
TOYS OB-UGRIC PEOPLES AND THE ALTAI IN THE COLLECTIONS OF THE
RUSSIAN ETHNOGRAPHIC MUSEUM AND THE MUSEUM OF ANTHROPOLOGY AND
ETHNOGRAPHY N.A. PETER THE GREAT (KUNSTKAMMER)
Key words: toys, museum collections, Ob Ugric, Altai.
Toys perform important functions of social and ideological inculturation in the culture of ObUgric peoples and the Altai. For this reason interest in games and toys in different scientific disciplines
is clear. However, the source base for research is negligible due to the disappearance of traditional toys
from everyday use. In this regard, the museum's collections are of particular importance. Toys ObUgric peoples and the Altai reside in ethnographic museums in the country, including the Russian
Ethnographic Museum (REM), and the Museum of Anthropology and Ethnography n.a. Peter the
Great, Russian Academy of Sciences (Kunstkammer) (MAE RAS). In the paper toys of Ob-Ugric
peoples and the Altai are considered in the collections of the leading ethnographic museums, their
informative significance are disclosed. During the research the history of toy’s collections is found,
their structural characteristics are described. The common and different features in toys are analyzed,
ethnic and cultural meanings are indicated as the vectors of development of etnocultural competencies.
Toys are organized into collections of museums on the basis of the proposed classification: sound
toys – rattles, bells, rattles, etc .; motor toys – bows, arrows, boomerangs, etc; shaped toys – pictures of
animals and dolls; labor creative toys; motor-sports – balls, tops, etc.; theater toys; board games. The
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Игрушки обских угров и алтайцев в коллекциях музеев
43
dolls Ob-Ugric peoples and the Altai as shaped toys are presented the most complete in the collections
REM and MAE, so their comparative characteristics are performed. There are dolls children, dolls
male and female dolls in the collections of museums. The fabric is a common material for the manufacture of all kinds of dolls. In addition Teleuts use paper as a material Telengits - wood, Mansi - skin,
Khanty - goose or duck's beak, or a piece of deerskin suede, fur. The hallmark of the dolls and the
Altai Ob-Ugric peoples is the lack of face. This is due to traditional norms outlook, which prohibit
image. In addition dolls Ob-Ugric peoples and Teleuts don’t have arms and legs, which distinguishes
them from telengits dolls, which are marked with signs. Dolls women are different from men dolls
clothes, which repeats the traditional costume. Based on the research paper concludes that museum
objects considered highly informative because of their typicality to represent the culture and repeatability in the collection materials, due to periodic forwarding charges, performed by professional ethnographers.
References
1. Zolotareva N.V. Mir detstva i traditsionnaya igrushka narodov Zapadnoy Sibiri v kollektsiyakh
Muzeya arkheologii i etnografii Sibiri im. V.M. Florinskogo Tomskogo gosudarstvennogo universiteta
(MAES TGU) [The world of childhood and the traditional toy of the peoples of Western Siberia in the
collections of the Museum of Archaeology and Ethnography of Siberia named after V.M. Florinskiy in
Tomsk State University (MAES TSU)]. Sotsiosfera, 2014, no. 21, pp. 30–32.
2. The Russian Ethnographic Museum. List no. 141. 216 p. (In Russian).
3. The Russian Ethnographic Museum. List no. 115. 116 p. (In Russian).
4. The Russian Ethnographic Museum. List no. 141a. 386 p. (In Russian).
5. The Russian Ethnographic Museum. List no. 116. 41 p. (In Russian).
6. The Russian Ethnographic Museum. List no. 290. 25 p. (In Russian).
7. The Russian Ethnographic Museum. List no. 36. 199 p. (In Russian).
8. Fedorova N.N. Traditsionnaya igrushka Obskogo Severa: kukly, oleni. Sinkreticheskiy kharakter
igry i igrushki [The traditional toy of the Ob North: dolls, deer. The syncretic character of toys and
games]. Kosmos Severa, 2002, Vyp. 3, pp. 59–65.
9. The Museum of Archeology and Ethnography of the Russian Academy of Science. List no. 338.
16 l. (In Russian).
10. The Museum of Archeology and Ethnography of the Russian Academy of Science. List no. 592.
18 l. (In Russian).
11. The Museum of Archeology and Ethnography of the Russian Academy of Science. List no. 1151.
6 l. (In Russian).
12. The Museum of Archeology and Ethnography of the Russian Academy of Science. List no. 2383.
12 l. (In Russian).
13. Malygina A.A. Kukly narodov Sibiri (po kollektsiyam MAE) [Dolls of the peoples of Siberia (the
collections of the MAE)]. In: Taksami Ch.M. (ed.) Material'naya i dukhovnaya kul'tura narodov Sibiri
[The material and spiritual culture of the peoples of Siberia]. Leningrad: Nauka Publ., 1988, vol. 42,
pp. 129–139.
14. Takhtueva A.M. Igry i igrushki v traditsionnom vospitanii khantyyskoy sem'i [Games and toys in
the traditional education of the Khanty family]. In: Lukina N.V. (ed.) Narody Severo-Zapadnoy Sibiri
[The peoples of the North-Western Siberia]. Tomsk: Tomsk State University Publ., 1996, issue 3,
pp. 58–65.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
УДК 069
И.А. Сизова
МУЗЕИ КАК ОПОРНЫЕ ТОЧКИ КУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА:
НА ПРИМЕРЕ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ1
В статье выявлены и описаны культурные зоны Томской области, сформированные вокруг музейных единиц. Тем самым доказано, что музеи являются опорными
точками культурного ландшафта региона. В результате выработано определение
культурного ландшафта как социокультурное пространство, развивающееся в зависимости от внешних и внутренних факторов, часто находящихся в противоречии.
Ключевые слова: культурный ландшафт, Томская область, историкокультурные зоны, музеи.
Культурный ландшафт в настоящее время признан универсальной моделью сохранения культурного наследия. Ландшафт представляет собой универсум, в котором аккумулируется разного рода наследие. Более того, презервация осуществляется не по принципу выборочности элементов для сохранения, а по принципу аккумулятивности восприятия всех объектов
наследия в цельности. Имя этой цельности – территория, ландшафт [1].
Культурный ландшафт является специфической категорией объектов
культурного наследия. В течение длительного времени проблемы сохранения
и изучения культурного и природного наследия рассматривались узконаправленно и не системно, лишь отдельные элементы подлежали сохранению
и актуализации. Дальнейшее последовательное осмысление ценности историко-культурного ландшафта привело к формированию комплексного подхода в деле изучения, сохранения и популяризации наследия, продиктованного
в первую очередь взаимообусловленностью разных элементов наследия, будь
то «культурное» – «природное», «материальное» – «нематериальное», «движимое» – «недвижимое» и т.д.
Для эффективности нашего исследования под культурным ландшафтом
мы будем понимать не «природный ландшафт, измененный человеческой
деятельностью и дополненный ее артефактами», или «земное пространство,
жизненная среда достаточно большой (самосохраняющейся) группы людей,
если это пространство одновременно цельно и структурировано, содержит
природные и культурные компоненты, освоено утилитарно, семантически и
символически» (оба определения довольно узкие), а социокультурное пространство, развивающееся в зависимости от внешних и внутренних факторов,
часто находящихся в противоречии.
Обращаясь к культурному пространству Томской области, следует отметить, что данная территория (площадь – 314,4 тыс. м2) имеет некоторое количество относительно самостоятельных культурных зон, являющихся примером целостных территорий, развивающихся в зависимости от противоречивых внешних и внутренних факторов и несущих историко-культурную
1
Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ 13-11-70002 «Культурный
ландшафт Томской области: историческая ретроспектива и современное состояние».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Музеи как опорные точки культурного ландшафта
45
и природную составляющие. Находятся данные зоны на территории различных районов области.
1. Парабельский район. Здесь, во-первых, еще в 1930 г. Парабельским
райисполкомом было утверждено открытие музея краеведческой направленности. Данный музей был создан по инициативе ссыльного экономиста
Б.А. Дмитриева. Идея создания музея была поддержана местной интеллигенцией – по преимуществу ссыльной либо направленной в Сибирь партийногосударственными органами. Значительную роль в развитии этого музея сыграли профессор Л.Н. Никонов (специалист в области методики естествознания), почвовед Р.С. Ильин, агроном Н.В. Биллевич, археолог П.И. Кутафьев.
В 1935 г. музей, переросший местное значение, получил статус Нарымского
окружного музея краеведения, а в октябре следующего года был переведен из
отдаленной Парабели в центр Нарымского округа – с. Колпашево – и размещен в бывшем административном здании, построенном в 1932 г. Таким образом, в 1936 г. открывается Колпашевский краеведческий музей [2. С. 312].
Во-вторых, в 1948 г., спустя 10 лет после основания, Мемориальный музей И.В. Сталина в с. Нарым был открыт [3. Л. 87; 4]. При музее были открыты библиотека (6,5 тыс. экземпляров книг), гостиница на 50 мест для приезжавших экскурсантов, а также фотолаборатория [3. Л. 87, 91, 92]. Имея значительный опыт музейной работы, П.И. Кутафьев видел возможности
повышения эффективности работы Нарымского музея И.В. Сталина в развитии инфраструктуры не только самого музея, но и населенного пункта, в котором он находился. В частности, в 1949 г. он предложил следующее:
1) для расширения музея – купить дом в с. Костарево (600 м от Парабели), где в 1912 г. жил ссыльный большевик Я.М. Свердлов, и сделать в нем
мемориальный музей Я.М. Свердлова как филиал музея И.В. Сталина;
2) для доставки экскурсантов с проходивших пароходов приобрести катер
для музея;
3) для благоустройства с. Нарым решить вопрос о пожарной безопасности исторических памятников, находившихся в неудовлетворительном состоянии в связи с
отсутствием огнетушителей, пожарных машин и осуществлением застройки без
соблюдения мер пожарной безопасности [3. Л. 94–95].
Предложения о развитии инфраструктуры Нарыма и непосредственно музея были поддержаны первым секретарем Томского обкома ВКП(б)
А.В. Семиным. В письме секретарю ЦК ВКП(б) Г.М. Маленкову в 1951 г. он
просил выделить Нарымскому музею катер для перевозки экскурсантов. Дополнительно внес предложение о постройке пристани с типовым залом ожидания и об увеличении времени стоянки пароходов (с 3 до 4 часов). Также
для значительного улучшения работы музея было предложено перевести его
на партийный бюджет.
Относительно благоустройства Нарыма А.В. Семин предлагал следующее:
1) построить грунтовую дорогу от пристани до с. Нарым и паромную переправу в самом Нарыме;
2) построить в Нарыме государственную электростанцию на твердом топливе мощностью 350–500 киловатт, с включением в сферу ее обслуживания
всх поселков в радиусе 4–5 км;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
И.А. Сизова
3) обязать Управление малых рек Министерства речного флота выделить
специальный катер-трамвай для курсирования между Нарымом и районным
центром Парабель;
4) рассмотреть вопрос о выселении с территории Нарыма контингента,
находящегося на учете комендатуры [5. Л. 9–10].
Высказанные П.И. Кутафьевым и поддержанные партийным руководством Томской области предложения интересны в том плане, что они показывают роль музея в социокультурном развитии региона. Судя по документам, хранящимся в Центре документации Новейшей истории Томской области, кое-что из предложенного было выполнено. В частности, в 1949 г. была
построена и открыта средняя школа. Однако не были построены ни пристань,
ни грунтовая дорога от нее в село.
В 1956 г. данный музей переименован в Музей политических ссыльныхбольшевиков (в связи с событиями, последовавшими за ХХ съездом КПСС),
а с 1990-х гг. – в Музей политической ссылки. В 1990 г. постановлениями коллегий Министерства культуры РСФСР, Госстроя РФ и Президиума Совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры историкоархитектурный и этнографический комплекс в с. Нарым (он же – Музей) был
включен в Список исторических населенных мест Российской Федерации.
В-третьих, сегодня на территории Парабельского района создается общественный этнографический музей «Селькупская деревня – Чвороль-Эд». Основатели музея – активисты Общества возрождения селькупской культуры
«Колта Куп» И.А. Тимонина и Л.Д. Шадрина (с. Нарым). Музей расположен
в живописном месте у оз. Тюхтерево. На площади 30х30 метров расположены жилые и хозяйственные постройки селькупов, реконструировано древнее
селькупское жилище-полуземлянка – карамо, устроена уличная глинобитная
печь – шогор. Рядом находится селькупское кладбище [6]. В деревне никто
постоянно не живет – сюда приезжают на рыбалку и принять участие в мероприятиях, связанных с возрождением национальных традиций по пошиву
одежды, проведению праздников и пр. Музей уже в конце 1990-х гг. активно
действовал, продолжая усовершенствование своей территории, и был включен в туристические маршруты [7].
2. Верхнекетский район также включает в себя две историко-культурные
зоны, одна из которых посвящена селькупскому населению – с. Максимкин
Яр, где в 1938 г. был открыт Мемориальный музей Я.М. Свердлова, а вторая – уникальное гидротехническое сооружение, соединяющее на границе
Томской области и Красноярского края бассейны рек Оби и Енисея, – «ОбьЕнисейский канал» [8].
3. Асиновский район, где реализуется проект по созданию историкокультурного комплекса в селе Ново-Кусково на основе сохранившегося комплекса построек волостной больницы, построенной Н.А. Лампсаковым
в 1903 г. На сегодняшний день разработана научная концепция современного
использования хорошо сохранившихся построек, ведется работа по присвоению им охранного статуса. В отдельных постройках разместились мастера
народных промыслов, развёрнуты музейные экспозиции, в одном из домов
устроена гостиница. В апреле 2011 г. комплекс стал центром празднования
100-летия известного писателя Георгия Маркова. Сегодня музей открыт
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Музеи как опорные точки культурного ландшафта
47
и проводит различные мероприятия, связанные с региональной и общегосударственной спецификой. Кроме того, в 1980-х гг. по инициативе местных
краеведов Геннадия Ивановича Игнатова, Василия Тимофеевича Кеменова и
др. было решено создать музей. Их почин был поддержан районной администрацией. В результате 1 декабря 1985 г. в с. Новокусково был создан небольшой литературный музей, посвященный творчеству известного местного
писателя Г.М. Маркова. Основой литературного музея послужили коллекции
самого писателя, а также местных краеведов Г.И. Игнатова и Н.Г. Шатохиной – краеведа и собирателя старины. Первая выставка была посвящена героям литературных произведений Г.М. Маркова и их местным прототипам [9].
После открытия в 1989 г. Асиновского краеведческого музея Литературный
музей в с. Новокусково стал его филиалом [10].
4. Томский район – в селе Зоркальцеве с 2008 г. проводится ежегодный
областной фестиваль-конкурс «Праздник топора». Параллельно с конкурсом
плотников здесь выступают лучшие творческие коллективы района и области, разбивается палаточный лагерь, работает ярмарка. Не менее интересный
проект реализуется в селе Семилужном. Здесь пенсионер В. Ильин строит
острог XVII в. по проекту, выполненному выпускниками Томского государственного архитектурно-строительного университета. Создаваемый комплекс
пользуется популярностью не только у жителей областного центра, но и у
многочисленных гостей. В июне 2011 г. на территории острога состоялся
Всероссийский фольклорный фестиваль «Как во Томской во губерне...».
5. Кожевниковский район, на территории которого, во-первых, в с. Вороново создается комплекс традиционного производства «Сибирский музей
хлеба», основу которого составляет сохранившаяся 4-этажная паровая деревянная мельница, построенная в 1905 г. На базе мельницы и прилегающей к
ней территории будет отражена 400-летняя история хлебопашества в суровых
условиях Сибири, показаны все типы существовавших мельниц (ветряные,
водяные, ручные, паровые), сельскохозяйственные орудия, народные
и обрядовые праздники. Во-вторых, по территории данного района проходит
региональный фрагмент историко-культурного и природного заповедника
«Московско-Сибирский тракт» (или «Чайный путь»), вбирающий в себя десятки достопримечательностей богатейшего наследия нашей области.
6. Чаинский район. Во-первых, в 1969 г. был открыт уникальный художественный музей – Чаинская картинная галерея, не имеющий аналогов
в Томской области до сих пор [11]. Галерея была предложена местной интеллигенцией, художниками, общественностью, т.к. идея создания в Томской
области художественного музея зрела уже давно, однако все упиралось в отсутствие помещения. В результате по инициативе художников Я.Я. Панова и
А.Н. Либерова было предложено в одном из помещений строившегося Дома
культуры в Подгорном открыть картинную галерею. Идею поддержали местные власти в лице председателя райисполкома Я.Ф. Коробенко, первого секретаря райкома КПСС Н.М. Лысанова и заведующего отделом культуры Чаинского райисполкома А.К. Лызенко. В результате совместных усилий
15 января 1969 г. состоялось торжественное открытие галереи. Уже на первой
выставке были представлены работы 25 художников из 11 городов страны: из
Томска, Москвы, Казани, Рязани, Свердловска, Омска, Красноярска и др.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
И.А. Сизова
Сейчас картинная галерея имеет более 500 живописных и графических работ.
Галерея до 1984 г. являлась общественным музеем и находилась в структуре
районного Дома культуры. В мае 1984 г. ей было присвоено почетное звание
«Народный музей» (свидетельство Министерства культуры РСФСР № 148 от
18 мая 1984 г.). А через 10 лет галерея стала филиалом Томского областного
художественного музея [12. С. 289; 13].
Во-вторых, в 2012–2013 гг. в области осуществлялся научно-исследовательский проект «Комплексное исследование историко-культурного памятника «Гора Кулайка» и велась разработка научных основ для проекта музеефикации (село Подгорное Чаинского района Томской области)», результатом которого должна была стать музеефикация археологического памятника
«Кулайская гора», что в свою очередь должно было способствовать развитию
туризма на территории Томской области в целом и Чаинского района в частности.
7. Город Томск, включающий самостоятельный историко-культурный
комплекс, связанный с первыми учебными заведениями высшего образования за Уралом на территории Российской империи (Томский Императорский
университет и Томский технологический институт – современные Национальные исследовательские Томский государственный и Томский политехнический университеты соответственно), а также богатый примерами деревянного зодчества и каменными постройками начала ХХ в.
В результате проведенного исследования нужно отметить, что ключевым
звеном в формировании и развитии культурного ландшафта Томской области
являются музеи. Более того, их в полной мере можно считать опорными точками культурного пространства региона, так как они являются центром духовной культуры, просвещения, а на современном этапе еще и туризма.
Таким образом, выделены несколько базовых историко-культурных зон,
охватывающих фактически всю территорию Томской области, в основе которых находятся музеи, нередко – целый комплекс. Их изучение с позиций
культурного ландшафта сегодня наиболее актуально в связи с развитием программы внутреннего туризма. В данном моменте согласимся с Ю.А. Ведениным, выделившим и описавшим подходы к сохранению наследия:
– генетический, когда наследие рассматривается как носитель исторической памяти, причем не одного народа, а совокупности этнических групп,
проживающих на территории Томской области и определяющих сохранение
самобытности национальной и интернациональной культуры региона. Наследие при этом выступает в роли своеобразного кода, с помощью которого историческая память включается в современные процессы жизнедеятельности
общества;
– экологический, когда бережное отношение к наследию рассматривается как необходимое условие устойчивого развития общества и биосферы.
Культурное и природное наследие Томского региона выступают в качестве
своеобразного ядра сложной социокультурной и природной системы «общество – окружающая среда», отягощенная процессами добычи углеводородного сырья, что влечет ряд проблем экологического характера. В этой связи
должна быть разработана система профилактических мероприятий, опреде-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Музеи как опорные точки культурного ландшафта
49
ляющих стабильность территории и вместе с тем не препятствующих ее
дальнейшему развитию;
– территориальный, когда наследие выступает в роли фактора сохранения и преумножения культурного и природного разнообразия региона, этнических групп, его населяющих. Разнообразие томской территории может
быть достигнуто только при условии сохранения и постоянного обновления
всех пластов исторического культурного и природного слоя Земли, включающих самые разнообразные формы материальной и нематериальной культуры [14].
Таким образом, культурный ландшафт можно рассматривать как результат послойного освоения его территории, осуществлявшегося в разные времена, разными сообществами – носителями различных ценностных и смысловых кодов культуры. Фиксация данного процесса происходит в музеях,
что способствует их становлению в качестве опорных точек культурного
ландшафта. Комплексное изучение музейной жизни Томской области может
способствовать не только изучению особенностей культурного ландшафта
региона, но и более глубокому пониманию определенных исторических процессов и ее современной социокультурной ситуации.
Литература
1. Чалая И.П. Культурный ландшафт как объект наследия / И.П. Чалая, С.З. Чернов,
П.М. Шульгин. М. : Институт Наследия; СПб.: Дмитрий Буланин, 2004. 620 с.
2. Рассамахин Ю.К. Колпашевский краеведческий музей // Энциклопедия Томской области: в 2 т. Томск, 2008. Т. 1: А–М. С. 312–313.
3. Центр документации новейшей истории Томской области (ЦДНИ ТО). Ф. 607. Оп. 1.
Д. 1196.
4. Открытие дома-музея И.В. Сталина в селе Нарым // Красное знамя. 1948. 29 июня.
5. ЦДНИ ТО. Ф. 607. Оп. 1. Д. 1494а.
6. Текущий архив Департамента по культуре Томской области. Оп. 1. Д. 1175. Л. 9.
7. Этнографический музей «Селькупская деревня – Чвороль-Эд» // Ле пти фюте : Томская
область. Томск, 2004. С. 188–189.
8. Агеев И.А. Обь-Енисейский канал в транспортной системе Сибири (вторая половина
XIX – начало XX в.) // Вестн. Том. гос. ун-та. История. 2010. № 1 (9). С. 22–26.
9. Из опыта работы Асиновского краеведческого музея с детьми // Тр. Том. гос. объединенного историко-архитектурного музея: сб. статей / отв. ред. Я.А. Яковлев. Томск, 1996. Т. 9.
С. 278.
10. Колеров О. Сохранить историю, сохранить память! // Причулымская правда. 1989.
28 июня.
11. Веснина Т. Нечаянная радость // Томский вестник. 2009. 3 нояб.
12. Пенькова Н.В. Единственные и неповторимые // Земля Чаинская: сб. науч.-поп. очерков
к 100-летию с. Подгорного. Томск, 2001. С. 287–291
13. Амельянчик Н.А. Панов Яков Яковлевич // Энциклопедия Томской области: в 2 т.
Томск, 2008. Т. 2. С. 552.
14. Веденин Ю.А. Роль географической науки в изучении, сохранении и актуализации наследия // Культурные ландшафты России и устойчивое развитие. Четвертый выпуск научных
трудов семинара «Культурный ландшафт» / отв. ред. Т.М. Красовская. М., 2009. С. 17–23.
Sizova Irina A. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: sizova_i@mail.ru
MUSEUMS ARE REFERENCE POINTS OF THE CULTURAL LANDSCAPE: THE
EXAMPLE OF TOMSK REGION
Key words: cultural landscape, Tomsk region, historical and cultural areas, museums.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
И.А. Сизова
A cultural landscape now is consideredas an universal model of cultural heritage conservation and is a
specific category of cultural heritage objects. For a long time the problem of preservation and research the
cultural and natural heritage is considered narrowly focused and not systemically, only individual elements
were conserved and updated. In this paper, a cultural landscape is understood as a sociocultural space, developing according to external and internal factors, which are opposite each others.
The investigation has revealed 7 independent cultural areas. They can be examples of territorial
integrity, developing according to conflicting external and internal factors and having historical, cultural and natural components. These areas are situated in various regions: Parabel, Verhneketsky,
Asino, Tomsk, Kozhevnikovsky and Chainsky District, and Tomsk. These areas include a whole range
of museums, formed in Soviet and modern periods. Many of them are the centers of tourist attraction
for both domestic and foreign tourists (the historical-ethnographic complex in Narym, Ob-Yenisei
Channel, Kulayskaya gora, Selkup village "Chvorol-Ed," etc.).
Museums were determined as the key element of the formation and development of the Tomsk
region cultural landscape. Moreover, they can be fully considered as the reference points of the region
cultural space, so they are the centers of spiritual culture, education, and – nowadays - tourism.
Thus, the cultural landscape is seen as the result of layering development of its territory, carried
out at different times, various communities - the representatives of different values and semantic cultural codes. Fixation of this process takes place in museums, which contributes to their formation as
reference points of the cultural landscape. Comprehensive study of Tomsk region museum life can
contribute not only to study the features of the region cultural landscape, but also a deeper understanding of certain historical processes and contemporary sociocultural situation.
References
1. Chalaya I.P. Kul'turnyy landshaft kak ob"ekt naslediya [The cultural landscape as an object of heritage]. Moscow: Institut Naslediya Publ.; St. Petersburg: Dmitriy Bulanin Publ., 2004. 620 p.
2. Rassamakhin Yu.K. Kolpashevskiy kraevedcheskiy muzey [The Kolpashevo Regional Museum]. In:
Mayer G.V. (ed.) Entsiklopediya Tomskoy oblasti: v 2 t. [The Encyclopedia of Tomsk Region: in
2 vol.]. Tomsk: Tomsk State University Publ., 2008, vol. 1: A–M, pp. 312-313.
3. The Documentation Centre of the Modern History of Tomsk Region (TsDNI TO). Fund 607. List 1.
File 1196. (In Russian).
4. Otkrytie doma-muzeya I.V. Stalina v sele Narym [The opening of the house-museum of I.V. Stalin in
Narym]. Krasnoe znamya, 1948, 29th June.
5. The Documentation Centre of the Modern History of Tomsk Region (TsDNI TO). Fund 607. List 1.
File 494a. (In Russian).
6. The current archive of the Department of Culture of Tomsk region. List 1. File 1175, p. 9. (In Russian).
7. Etnograficheskiy muzey “Sel'kupskaya derevnya – Chvorol'-Ed” [The Ethnographic Museum “The
Selkup village – Chvorol-Ed”]. In: Strogoff M., Brochet P.-C., Ozias D., Yudin A., Kirsanov E. Tomskaya oblast' [Tomsk Region]. Tomsk: Avangard Publ., 2004, pp. 188–189.
8. Ageev I.A. The Ob-Yenissei channel in the Siberian system of communications (the late 19th – 20th
century). Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Istoriya – Tomsk State University Journal
of History, 2010, no. 1 (9), pp. 22–26. (In Russian).
9. Iz opyta raboty Asinovskogo kraevedcheskogo muzeya s det'mi [The work of the Asino regional
museum with children]. In: Yakovlev Ya.A. (ed.) Tr. Tom. gos. ob"edinennogo istorikoarkhitekturnogo muzeya [Proc. of the Tomsk State United Historical and Architectural Museum].
Tomsk, 1996, vol. 9, p. 278.
10. Kolerov O. Sokhranit' istoriyu, sokhranit' pamyat'! [Save history to preserve the memory!]. Prichulymskaya Pravda, 1989, 28th June.
11. Vesnina T. Nechayannaya radost' [Unexpected joy]. Tomskiy vestnik, 2009, 3rd November.
12. Pen'kova N.V. Edinstvennye i nepovtorimye [The one and only]. In: Yakovlev A.Ya. (ed.) Zemlya
Chainskaya [The Chainsky land]. Tomsk, 2001, pp. 287–291
13. Amel'yanchik N.A. Panov Yakov Yakovlevich [Yakov Panov]. In: Mayer G.V. (ed.) Entsiklopediya
Tomskoy oblasti: v 2 t. [The Encyclopedia of Tomsk Region: in 2 vol.]. Tomsk: Tomsk State University Publ., 2008, vol. 2, p. 552.
14. Vedenin Yu.A. Rol' geograficheskoy nauki v izuchenii, sokhranenii i aktualizatsii naslediya [The
role of geography in the study, preservation and updating of the heritage]. In: Krasovskaya T.M. (ed.)
Kul'turnye landshafty Rossii i ustoychivoe razvitie [The cultural landscapes of Russia and steady development]. Moscow, 2009. S. 17–23.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
БИБЛИОТЕКА В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ:
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
УДК 763.047 (235.222)
Г.И. Колосова
АЛТАЙСКАЯ ТЕМА В ГРАФИЧЕСКИХ РАБОТАХ
ХУДОЖНИКА П. КОШАРОВА1
В статье раскрывается малоизвестная страница в творческой деятельности
художника П.М. Кошарова, который жил и работал в Томске во второй половине XIX
столетия. Приведены краткие биографические данные. Основное внимание уделено
его литографическим работам, посвященным Алтаю, которые были созданы художником в 1889 г. –1890-е гг. для серии «Художественно-этнографические рисунки Сибири». В них он раскрывается не только как прекрасный художник-рисовальщик, но и
как художник-исследователь.
Ключевые слова: П.М. Кошаров, художник, литография, горные пейзажи, этнографические рисунки, Алтай, Сибирь.
В Научной библиотеке Томского государственного университета хранится интересная коллекция графических работ художника П.М. Кошарова
(1824–1902). Около пятидесяти лет художник жил и работал в Томске, создавая живописные виды сибирской природы, помогающие зримо увидеть города, людей, их повседневную жизнь и события, происходившие на территории
Сибири во второй половине XIX столетия. В этом контексте галерея графических видов Алтая – это особая страница в творчестве художника,
имеющая большое историко-культурное и научное значение для изучения
истории становления и развития изобразительного искусства Сибири XIX
столетия. Цель и задача данной работы – раскрыть эту малоизвестную
страницу в творческой биографии П.М Кошарова, который, обратившись
ещё 1860-х гг. к технике литографии, показал себя не только как литограф, но и как художник-исследователь, создавший также в графической
манере целостный образ Алтая.
Биография П.М. Кошарова похожа на судьбы многих талантливых людей
России первой половины XIX в. Он родился в 1824 г. в селе Ивановском Владимирской губернии в семье дворового человека князей Голицыных. Рисование влекло его с ранних лет, но о художественном образовании он не мог и
мечтать. Но его успехи в рисовании были замечены княгиней Анной Александровной Голицыной, по распоряжению которой в 1839 г. ему была выдана
«отпускная на волю» [1. Л. 2].
В 1840 г. Павел Кошаров приезжает в Петербург и поступает вольноприходящим учеником в Академию художеств, которую закончил в 1846 г. По1
Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ проекта «Этническая и книжная традиции в культурном наследии Западной Сибири», грант №14-01-00263.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Г.И. Колосова
лучив документ об окончании Академии, он некоторое время работал учителем рисования, чистописания и черчения в 3-й Санкт-Петербургской гимназии. В 1847 г. Кошаров уезжает в Крым, где в течение трех лет преподает
в Симферопольской гимназии. В начале 1849 г. он просит о переводе его
в Санкт-Петербургское Вознесенское училище, объясняя свое решение желанием далее совершенствовать мастерство в Академии художеств. Вернувшись в Петербург, он помимо работы в училище стал заниматься перспективной живописью в мастерской профессора М.Н. Воробьева.
Финансовые трудности, обеспокоенность за свою дальнейшую судьбу,
желание найти свое место в жизни заставили Кошарова искать другое место
работы. Узнав о вакансии учителя рисования в Томской гимназии, он решает
связать свою жизнь с Сибирью. В 1854 г. он приехал в Томск, где стал преподавать рисование, черчение и чистописание в мужской гимназии. В 1877 г. по
приглашению Г.К. Тюменцева он перешел в Алексеевское реальное училище,
в котором проработал до 1893 г. [2]. Много сил и внимания художник уделял
обучению молодого поколения томичей азам изобразительного искусства,
приобщению их к пониманию прекрасного и любви к своему родному краю.
Кроме педагогической деятельности, свободное время Кошаров посвящал
занятиям живописью и путешествиям, во время которых создал огромное
количество зарисовок видов Алтая, Тянь-Шаня и различных уголков Западной Сибири. Красота и величие увиденной природы были воплощены в его
небольших по размеру живописных и графических работах.
Так, уже летом 1856 г., т.е. на второй год проживания в Томске, Кошарова пригласили принять участие в качестве рисовальщика в горной экспедиции по Алтаю, целью которой было проведение обследования Рудного Алтая,
бассейна реки Чарыш с притоками Большой и Малый Коргон и Телецкого
озера. Рисовальщик – слово многозначное. Как сказано в различных словарях, рисовальщик – это тот, кто занимается рисованием, делает рисунок, а это
может быть и ткацкий рисовальщик, копиист или рисовальщик, «снимающий
виды». Но когда за дело берется художник, обладающий еще и талантом исследователя, его работы приобретают особую значимость, точность, пластичность и вместе с тем выразительность. Именно таким даром обладал
П.М. Кошаров. Во время экспедиции по Алтаю он делал необходимые географические, геологические и археологические зарисовки, но горы, реки, долины и альпийские луга Алтая настолько полюбились художнику, что некоторые виды были написаны им маслом. Кроме того, он сделал многочисленные зарисовки жилищ, предметов быта, национальной одежды и портреты
некоторых представителей коренного населения Алтая.
Интересно, что уже в начале 1857 г. выдающийся путешественник
П.П. Семенов, более известный как Семенов-Тян-Шанский, также предложил П. Кошарову принять участие в качестве рисовальщика в его экспедиции
на Тянь-Шань. [3. С. 139]. Причем в своих отчетах П.П. Семенов высоко оценил работу художника, который с 9 июня и до 15 сентября сопровождал его в
этой экспедиции.
В 1860 г. Кошаров организовал первую в Томске художественную выставку, на которой показал несколько живописных работ – два алтайских
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Алтайская тема в графических работах художника П. Кошарова
53
пейзажа и серию алтайских и тянь-шаньских зарисовок [4. С. 22]. Выставка
имела пусть скромный, но успех.
Именно в 1860-е гг. художник начал осваивать технику литографии, как
наиболее демократичный вид искусства и очень удобный при авторском тиражном исполнении работ для знакомства с ними широкой публики. Как
опытный рисовальщик, П. Кошаров смог легко овладеть основными классическими приемами литографии. Любимой техникой его стала карандашная
манера на камне, часто с использованием легкого желтого тона. Есть сведения, что первые две работы П. Кошарова «Колыванская гранильная фабрика
в горах Алтая» и «Серебро и золотоплавильный завод в Барнауле (Томской
губернии)» были помещены в 1861 г. в «Русском художественном листке»
В.Ф. Тимма [5. С. 68, 13].
Впоследствии в летнее время художник часто приезжал на Алтай, и созданные во время этих поездок рисунки и живописные работы он показывал
на небольших выставках в Томске. Так, 10 октября 1882 г. в «Сибирской газете» в разделе «Хроника» появилась небольшая заметка о выставке картин
в томском реальном училище: «В прошедшее воскресенье, 3-го октября, преподавателем реального училища, художником императорской Академии художеств г. Кошаровым устроена была для учащихся выставка его собственных произведений. Всех картин было около 30, из них более половины писаны масляными красками, в виде эскизов, но довольно законченных,
остальные же рисованы карандашом, сепией и акварелью. Все картины составляют большой "Этнографический альбом Алтая": виды, типы инородцев,
кочующих в Алтае, их одежду, утварь, посуду и проч.» [6. Стб. 997].
В 1887 г. в Томске по предложению П.И. Макушина Общество о начальном образовании организовало первую в Сибири этнографическую выставку.
Об этом событии в «Сибирской газете» появилась большая обзорная статья:
«Первый в Сибири опыт устройства публичной выставки с научными целями
нужно признать весьма удачным. Выставка действительно и поучительна даже и для образованных людей, и сильно заинтересовала общество». Далее
автор заметки пишет: «Выставка предметов из жизни инородцев, который и
теперь в Сибири составляет существенный ее элемент, дополняет массой фотографий типов и видов различных инородцев и массой картин двух наших
художников гг. Кошарова и Мако, превосходно передающих характерные
черты местной природы, инородческих типов и быта. Этот отдел задает, так
сказать, тон всей выставке» [7. Стб. 577].
Во второй половине 1880-х гг. он задумал создать серию литографических работ о Сибири, тем более что у него уже собралась целая папка материалов. Примером для него послужил «Русский художественный листок»,
который с 1851 по 1862 г. издавал известный русский график В.Ф. Тимм. Интересен факт, подтверждающий это. Так, в письме к Н.М. Ядринцеву из Томска в сентябре 1887 г. Г.Н. Потанин пишет: «Павел Михайлович Кошаров
мечтает издавать "Сибирский художественный листок" вроде некогда издававшегося листа Тима» [8. С. 78].
К осуществлению задуманного издания П.М. Кошаров применил строгость в отборе материала и подлинно научный подход к подготовке сопроводительных текстов. Он тщательно просмотрел свои живописные работы, ри-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
Г.И. Колосова
сунки и различные зарисовки, созданные им в разные годы, отобрал из них
то, что на его взгляд могло заинтересовать читателей. В подготовке рисунков
к изданию Кошаров выступил сразу в нескольких ролях – как художник, как
автор сопроводительного текста, а также как издатель, организовывавший
печатание, что подтверждает подпись на всех листах: «Редактор-издатель
П. Кошаров». Задуманную им серию работ он назвал «Художественноэтнографические рисунки Сибири» [9].
Начиная с августа 1889 г. и до середины августа 1891 г., каждый месяц из
типолитографии Михайлова и Макушина выходило по два листа. Всего же
художником было подготовлено и выпущено 48 листов тоновых автолитографий. На листах размером 310х400 мм он помещал рисунки размером
160×230 мм. Причем на один лист художник иногда помещал два и более рисунка, делая их на одном камне. Каждый рисунок был снабжен подробными
авторскими пояснительными описаниями, которые представляют большую
научную ценность для историков, этнографов, археологов Сибири.
В первый год, т.е. с июля 1889 г. по август 1890 г., П. Кошаровым было
подготовлено и напечатано 24 работы, и девятнадцать из них были посвящены Алтаю. В соответствии с сюжетами условно можно выделить два основных направления его алтайских работ. Во-первых, это пейзажные виды различных мест и населенных пунктов Алтая, во-вторых, этнографические работы, раскрывающие бытовую сторону жизни коренного населения.
Первый лист этой серии вышел из печати 19 июля 1889 г. На нем было
изображено Телецкое озеро, как пояснил художник, вид озера был им нарисован «с восточной его оконечности на западную». Под изображением помещен пояснительный текст: «Алтай находится на юго-востоке Томской губернии и граничит c китайскими владениями. Почти в средине Алтайских гор
находится озеро Телецкое, по красоте своих берегов оно имеет Альпийский
вид. Телецкое озеро лежит на высоте 1,580 фут[ов]; длина его до 60 верст,
а ширина от 2 до 8 верст, глубина достигает до 900 фут[ов]. Окружающие его
горы покрыты разнородною растительностью с выдающимися скалами, на
некоторых из них лежит вечный снег, например на Алтын-тау (Таулок).
В Алтае лесной пояс достигает до 6,500 ф[утов] высоты, а граница снегов до
8,000 ф[утов]» [9. Л. 1].
В конце сентября он подготовил и напечатал лист, на котором поместил
композицию из четырех видов Колыванского озера, представленного с разных сторон, а также дал изображения гранитных скал, окружающих озеро.
Интересно, что в сопроводительном тексте к рисункам Кошаров привел восторженное высказывание ученого путешественника Г.Е. Щуровского об этом
озере [9. Л. 3]. Это указывает на внимательное изучение им работы Щуровского «Геологическое путешествие по Алтаю с историческими и статистическими сведениями о Колывано-Воскресенских заводах», изданной в 1846 г.
в Москве.
В первый год Кошаров выпускает также несколько листов, на которых
изобразил различные алтайские реки, как, например, Чулышман и Чили, которые впадают в Телецкое озеро, а также реку Бию, вытекающую из Телецкого озера. Один лист был посвящен реке Катуни, где были помещены два рисунка. При этом в тексте он пишет: «Этими набросками мы представляем два
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Алтайская тема в графических работах художника П. Кошарова
55
противоположных вида Алтайской большой реки Катуни, которая берет свое
начало из одного Юго-Западного ледника горы Белухи. В своих верховьях
Катунь течет между диких и узких скал (рис. 2), вода ее мутно-желтого цвета». Далее он отмечает, что «в последнем своем течении Катунь выходит
в открытую долину на соединение с р. Бией и вода ее превращается в чистую
и прозрачную. Рисунок 1 представляет весьма живописную гранитную скалу
стоящую по средине реки, и это место называется щеками и воротами,
а вдали, на запад, начинает виднеться уже долина. С верховьев Катуни иногда плавят строевой лес, и от неумелости лоцмана плоты разбиваются об эту
скалу, а иногда погибают и сами ломцана. По преданию старожилов, говорят,
что на этой скале жил когда-то старик отшельник» [9. Л. 23].
Интересна также литография, на которой художник изобразил самую величественную реку Западной Сибири – Обь. В тексте под рисунком он дал такое
пояснение: «Принято вообще называть, что от соединения двух рек Бии и Катуни произошла р. Обь (об этом соединении сложилась легенда: Бий – мужчина
и Катунь – женщина – соединились и произвели Обь), между тем, смотря на эту
живописную долину с правого возвышенного берега р. Бии, вам ясно представится, что Катунь выходит из отрогов Алтая в долину и, протекая по ней вьющеюся лентою, впадает под прямым углом в р. Бию» [9. Л. 9].
В первый год Кошаров выпустил несколько работ, где поместил и виды
отдельных населенных мест Алтая с подробным описанием их месторасположения. Так, например, на одном листе изображена деревня Коргонская,
расположенная на левой стороне реки Чарыш. По мнению Кошарова, её расположение и застройка весьма типичны для других деревень, расположенных
в горах Алтая. В тексте он отмечает: «Деревня эта весьма большая, насчитывают в ней до 100 дворов, крестьяне православные, но есть немного и старообрядцев, избы и вообще строения довольно прочные, крытые тесом, есть
много домов двухэтажных; в комнатах чистота и опрятность; вообще, как
видно, крестьяне живут не бедно. Хозяйство состоит в небольшом хлебопашестве, скотоводстве, пчеловодстве и звероловстве; также имеют крестьяне
заработки на каменоломне разноцветных яшм, которая принадлежит Колыванскому шлифовальному заводу и находится в 10 верстах от деревни на
большом Коргоне» [9. Л. 13].
Отдельный лист был посвящен каменоломне яшм и порфиров, которая
принадлежала этой Колыванской шлифовальной фабрике. Кошаров пишет:
«Каменоломня находится в 120 верстах от фабрики, на левом берегу реки
большого Коргона. Как известно, шлифовальная фабрика выделывает превосходные вещи, украшающие кабинеты Высочайших особ, музеи Петербурга, Москвы и многих частных лиц». Здесь же он приводит высказывания
о реке Коргоне ученого К. Ледебура, который сказал: «Я не знаю другого горного потока в Алтае, как Коргона, который несся бы между скал с таким шумом и яростью, которые своим ревом и грохотом поглощают всякий посторонний звук» [9. Л. 15].
Что касается этнографических зарисовок, то одним из первых к изданию
Кошаров подготовил рисунок, где в центре листа изобразил группу беседующих алтайских инородцев. В тексте под рисунком он дает такое описание
алтайцев: «Вообще Алтайских инородцев называют калмыками, как по сход-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
Г.И. Колосова
ству их в одежде и по внешней обстановке. Они разделяются на несколько
родов, и каждый род управляется зайсаном. Образ жизни их кочевой, занимаются преимущественно скотоводством и редко хлебопашеством. Общий
тип лица плоский, расширенный в скулах, глаза узкие, широкий нос, губы
отвислые, цвет лица желтовато-серо-коричневый, волосы черные. У мужчин
голова стриженая, а на маковке оставляются и заплетаются в косичку, к которой приплетаются ленточки; у женщин бывают две большие косы, а у девушек волосы. Любимое их удовольствие – трубка (ганза), которую курят все
без различия пола» [9. Л. 2]. Уже в следующей своей работе художник изобразил четыре юрты алтайских инородцев разнообразного типа, а в тексте
дал им краткую и точную характеристику [9. Л. 5].
Интересна работа, где художник представил восемь членов одного семейства алтайских черневых калмыков во время употребления ими пищи, при
этом в тексте подробно описывает, что они едят. Так он пишет, что «любимое
их мясо – конина, но которую употребляют только зажиточные инородцы,
а у бедных главная пища состоит из разного вида молока, как-то: творог, сыр,
масло, кумыс и т.п., употребляют также и ячменную жидкую кашу, так называемую кочо. Лосей, косуль, маралов едят только зимой, во время охоты на
этих зверей. Богатые инородцы, сварившие мясо, выкладывают его на блюдо
и едят руками, а бедные вываливают мясо на какую-либо шкуру или тряпку.
Жизнь этих инородцев весьма однообразна, большею частью едят, пьют,
спят, курят, иногда ездят в соседние аулы в гости. Все работы по хозяйству
исполняют женщины – доят коров, кобыл, коз, поят телят, варят пищу, шьют
и смотрят за детьми» [9. Л. 7].
В начале января 1890 г. художник выпускает лист, где изобразил девять
предметов, подготовленных алтайскими инородцами для жертвоприношения,
и при этом снабдил очень обширным пояснительным текстом [9. Л. 10].
В середине марта Кошаровым был подготовлен и напечатан лист, на котором
он поместил шесть небольших портретов представителей одного семейства
алтайских черневых калмыков, а в сопроводительном тексте он отмечает,
что это семейство живет в главном миссионерском стане в селении Улала
(ныне г. Горно-Алтайск). При этом привел краткую справку о деятельности
Алтайской духовной миссии, которая началась ещё в 1820-е гг. [9. Л. 14].
Вскоре Кошаров выпускает лист, на котором изобразил 23 предмета посуды, которой пользуются инородцы. Под рисунками он дает не только алтайское название, но и русское, а также пояснение, например: «…6 – баспактын / гранитный камень, для растирки соли и проч; 7 – тышкы / деревянная
лопатка; 8 – казан / котел; 9 – ахыл / выпуклая железная кирка; 10 – деревянная ложка; 11 – подойник для доения кобыл, коз и коров…» [9. Л. 17].
В середине мая 1890 г. выходит лист, на котором Кошаров поместил рисунок, где изобразил сценку, очень характерную для аулов черневых калмыков. Слева на первом плане изображена группа алтайцев из пяти человек, сидящих вокруг костра, а справа на втором плане видны две юрты, окруженные
изгородью, около которой пасутся лошади и коровы. В тексте он пишет:
«Аулы их бывают небольшие, из двух-трех семейств; юрты огорожены жердями от скота, который пригоняют на ночь к юртам, и в этом месте всегда
бывает очень грязно, да и вообще черневые инородцы живут весьма нечисто-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Алтайская тема в графических работах художника П. Кошарова
57
плотно и в юртах у них, в особенности зимой, всегда находятся телята и ягнята». Далее он отмечает, что «несмотря на свою бедную обстановку, калмыки весьма любят проводить время в гостях, а потому они часто ездят по аулам друг к другу в гости и проводят время в беседах и в угощениях и непременно у разложенного костра с своими любимыми трубочками – ганзой.
Зимою же эти беседы бывают в юртах, вокруг кипящего котла с какой-либо
едой» [9. Л. 18].
В начале июля 1890 г. художник выпустил лист, где изобразил небольшую лодку с двумя алтайскими инородцами, плывущими по неспокойному
Телецкому озеру. Интерес представляет текст, помещенный под рисунком,
который по стилю изложения напоминает воспоминания: «Однажды, во время нашего ночлега у восточной бухты, ранним утром, мы увидели весьма живописную картину, достойную морского вида: на озере играют большие волны, вдали несутся по воде тучи облаков, закрывая собою гору Таулок и горизонт воды, а на первом плане качающуюся на волнах маленькую лодочку
с двумя инородцами. Картина была поразительно хороша и в особенности
своим художественным колоритом. Едва пристав к берегу и высадившись,
мы узнали, что они с устья Чулышмана, следовательно, они проплыли до
8 верст, нисколько не замечая ежеминутной опасности» [9. Л. 22].
Последний лист первого года издания художественно-этнографических
рисунков был посвящен горе Белуха. Под рисунком П. Кошаров дал пояснения: «Этим последним рисунком мы представляем одну из величайших гор
Алтая – Белуху, которую многие называют Сибирским Монбланом. По вычислению ученого Геблера, Белуха находится на высоте 11,000 фут»[ов]. Далее он пишет: «Скажем о ней словами одного путешественника Г.Н. Потанина, он говорит: «Когда достигнешь той точки, с которой представятся вашему
зрению оба белоснежных шпица Белухи, или так называемые Катунские
столбы, со своими глетчерами и наваленными моренами, во всем общем виде, то нельзя смотреть без восторга на эту величественную и, между тем,
грозную картину» [9. Л. 24]. В конце текста художник, как бы подводя итог
годовой работы по подготовке и изданию своих рисунков, пишет: «Этим 24
рисунком мы заканчиваем наше годовое издание. Конечно, при таком небольшом количестве рисунков, нельзя было дать более подробного этнографического и географического знания Востока и Юга Западной Сибири, но
смеем быть уверены, что и эти рисунки дают общее понятие об этой местности».
Во второй год художник выпустил ещё 24 листа, посвящённых непосредственно Западной Сибири, причем 16 работ – это виды Томской губернии,
несколько видов Тобольской губернии и др.
Следует отметить, что выполненные и напечатанные П.М. Кошаровым
алтайские рисунки отличаются своим разнообразием и композиционной завершенностью. Во многих его алтайских видах проявляется стремление художника передать в пейзаже характер конкретной местности, что свидетельствует о внимательном изучении художником особенностей алтайской природы. Хотя любимым жанром художника остается пейзаж, но с одинаковым
вниманием и тщательностью он воспроизводит в своих работах портреты
отдельных местных жителей Алтая, их жилища, предметы быта. Все этно-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Г.И. Колосова
графические рисунки выполнены им документально точно и тщательно, поражают мастерством рисунка и чистотой печати.
Большой интерес представляют и сопроводительные тексты, подготовленные П. Кошаровым к рисункам, они удивляют даже некоторой скрупулезностью. В них чувствуется стремление художника дать как можно более подробные сведения об изображенном объекте или предмете. Видно, что, подготавливая их, он использовал не только личные впечатления, но и различные
другие источники, что подтверждает цитирование Кошаровым в своих текстах высказываний не только русских ученых-путешественников – Г.Е. Щуровского, П.А. Чихачева, Г.Н. Потанина, но и зарубежных – К.Х. Ледебура,
А.А. Бунге, Ф.В. Геблера и др.
Таким образом, своеобразием творчества П. Кошарова стал не только неподдельный интерес к живописным видам Алтая, но также к этнографии,
географии и геологии этого края, что прекрасно видно на его литографиях,
на которых он запечатлел типы коренного населения Алтая, особенности их
жилищ, предметы обихода и к которым подготовил сопроводительные тексты. Особо необходимо отметить и то, что как в самих рисунках, так и в текстах нет и намека на пренебрежение к культуре «инородцев». Несомненно,
что данная серия алтайских литографических работ, созданная П.М. Кошаровым, имеет не только познавательный интерес, но и представляет большую
научную, историко-культурную значимость для изучения истории и культуры Алтая.
Литература
1. РГИА (Санкт-Петербург). Ф. 789. Оп. 14. Ед. хр. 52.
2. Формулярный список о службе П.М. Кошарова // ГАТО. Ф. 3. Оп. 4. Д. 372.
3. Семенов-Тян-Шанский П.П. Путешествие в Тянь-Шань. М.: Географгиз, 1958. 278 с.
4. Муратов Д. Изобразительное искусство Томска. Новосибирск: Зап.-сиб. кн. изд-во, 1974.
80 с.
5. Материалы для библиографии русских иллюстрированных изданий. № 201–400 / сост.
Н.К. Синягин. СПб., 1909. Вып. 2 (Репринт: Leipzig, 1975).
6. Сибирская газета. Томск. 1882. 10 окт. № 41.
7. Сибирская газета. Томск. 1887. 12 апр. № 15.
8. Потанин Г.Н. Письма. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1990. Т. 4. 428 с.
9. Кошаров П.М. Художественно-этнографические рисунки Сибири. Томск, 1889–1891. 48 л.
Kolosova Galina I. Scientific Library of Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation).
E-mail: ork_2003@mail.ru
ALTAI THEME IN GRAPHIC WORKS OF THE PAINTER P. KOSHAROV
Key words: <…>. P.M. Kosharov, painter, lithography, mountain landscapes, ethnographic
drawings, Altai, Siberia
An interesting collection of graphic works of painter Pavel Mihailovich Kosharov (1824–1902)
who lived and worked in Tomsk since 1854, is stored inside Scientific Library of Tomsk State University. Kosharov travelled quite a lot while working as a drawing teacher.
His lithographic works dedicated to Altai are analyzed in this article. In summer of 1856 Kosharov participated as a draughtsman in mountain expedition in Altai. During this expedition he did
not only necessary geographical, geological and archaeological sketches, but also the drawings of the
views of nature, villages, houses and houseware of the indigenous population of Altai.
Sketches made during the expedition were used him in preparation of the litographic series
«Artistic and ethnographic drawings of Siberia» in 1889–1891. Since August 1889 and till the middle
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Алтайская тема в графических работах художника П. Кошарова
59
of the August 1891 the painter prepared and issued 48 sheets of which 19 drawings were dedicated to
Altai. In the views of Altai one can see Kosharov’s aspiration to convey a characteristics of a particular
locality in a landscape, which evidences a careful study of the features of Altai nature by the painter. In
his works with equal attention and carefulness he reproduces the portraits of Altai natives, their houses
and houseware. All ethnographic drawings are performed by him with documentary accuracy and
thoroughness, and strike with the drawing skill and the precision of the print.
Kosharov provided each drawing with the detailed author’s explanatory texts, which are of a scientific value for historians, anthropologists and archaeologists of Siberia. The gallery of the lithographic views of Altai created by painter is a special page in his work which has a great historical, cultural
and scientific importance for the study of the history of formation and development of the fine arts in
Siberia in XIX century.
References
1. The Russian State Historical Archive (RGIA). Fund 789. List 14. File 52. (In Russian).
2. The State Archive of Tomsk Region (GATO). Fund 3. List 4. File 372. (In Russian).
3. Semenov-Tyan-Shanskiy P.P. Puteshestvie v Tyan'-Shan' [Journey to the Tien Shan]. Moscow:
Geografgiz Publ., 1958. 278 p.
4. Muratov D. Izobrazitel'noe iskusstvo Tomska [Art in Tomsk]. Novosibirsk: Zap.-sib. kn. izd-vo
Publ., 1974. 80 p.
5. Materialy dlya bibliografii russkikh illyustrirovannykh izdaniy. № 201–400 [Materials for the bibliography of Russian illustrated editions. № 201–400]. St. Petersburg, 1909, issue 2.
6. Sibirskaya gazeta,Tomsk, 1882, 10th October, no. 41.
7. Sibirskaya gazeta, Tomsk, 1887, 12th April, no. 15.
8. Potanin G.N. Pis'ma [Letters]. Irkutsk: Irkutsk State University Publ., 1990, vol. 4, 428 p.
9. Kosharov P.M. Khudozhestvenno-etnograficheskie risunki Sibiri [The artistic and ethnographic
drawings of Siberia]. Tomsk, 1889–1891. 48 l.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
УДК 027.52 (571.16)
К.А. Кузоро
НАПРАВЛЕНИЯ ИНФОРМАТИЗАЦИИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ
СЕЛЬСКИХ БИБЛИОТЕК ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ
(НА ПРИМЕРЕ КАРГАСОКСКОГО,
КРИВОШЕИНСКОГО И МОЛЧАНОВСКОГО РАЙОНОВ)1
Статья посвящена исследованию процесса информатизации муниципальных
сельских библиотек Томской области. Отмечены достигнутые к настоящему времени результаты, выявлены проблемы. Охарактеризованы такие направления деятельности сельских библиотек, как создание электронных ресурсов, разработка сайтов,
организация общения с читателями в режиме on-line, обучение пользователей основам работы с информационными системами и базами данных и др.
Ключевые слова: информатизация, информационное общество, сельские библиотеки, Томская область.
В условиях формирования постиндустриальной цивилизации информатизация различных сфер жизни и обеспечение свободного доступа к информации для всех граждан стали стратегически важным направлением развития
общества.
В самом общем виде под информатизацией понимается «научнотехнический, организационный и социально-экономический процесс создания средств и условий для удовлетворения информационных потребностей
личности, общества, государства и других социальных субъектов на основе
формирования и использования информационных ресурсов» [1. C. 164].
До недавнего времени довольно распространенным для объяснения взаимоотношений общества и ЭВМ был термин «компьютеризация». Однако
в настоящее время очевидно, что компьютеризация не тождественна информатизации и представляет собой лишь определенный этап и вместе с тем одну из сторон процесса информатизации. Результатом информатизации должно стать информационное общество, характеризующееся гуманистической
перестройкой всей жизнедеятельности человека [1. C. 164].
Под воздействием процесса информатизации трансформируются современные формы работы библиотек. Различные аспекты информатизации в библиотечной сфере рассматриваются в работах А.В. Новичева [2], А.И. Земскова [3], Т.В. Ляшенко [4], Л.И. Алешина [5], О.Ю. Фомичевой [6] и др.
Значительную часть населения российских городов, сел и деревень обслуживает огромная сеть муниципальных публичных библиотек. Особая ответственность при этом возложена на сельские библиотеки, поскольку в сельской местности библиотека нередко оказывается «единственным окном в мир знаний, информации, культуры» [7], беря при этом на себя функции других социальных
институтов, объединяясь с другими учреждениями культуры.
1
Статья подготовлена при финансовой поддержке
и Администрации Томской области, проект № 13-11-70003.
совместного
конкурса
РГНФ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Направления информатизации муниципальных сельских библиотек Томской области
61
Наиболее масштабным проектом, закладывающим основы для развития
информатизации библиотек всех уровней, в том числе и муниципальных,
стала программа «Создание общероссийской информационно-библиотечной
компьютерной сети – ЛИБНЕТ», утвержденная Министерством культуры
Российской Федерации в 1997 г. В этой программе были сформулированы
основные направления библиотечной информатизации, такие как разработка
стандартов машиночитаемых библиографических описаний, формирование
электронных библиотек и др. [2. C. 237].
Перемены, произошедшие в 1990–2000-х гг., создали совершенно новую
среду существования библиотечного сообщества, в которой сформировался
огромный массив информационных ресурсов на электронных носителях,
появилась значительная доля виртуальных пользователей, готовых получать
библиотечно-информационное обслуживание удаленно, возникли новые учреждения, оказывающие информационные услуги большим массам населения (сайты, порталы, поисковики в Интернете) [2. C. 239].
Наиболее легко в эту среду вошли крупные библиотеки – национальные,
республиканские, областные, университетские, центральные библиотеки
крупных городов. Ситуация с небольшими (особенно сельскими) библиотеками, ощущающими тяжесть экономических и социальных проблем, препятствующих их модернизации, остается сложной.
В данной статье рассмотрим, насколько современная сельская библиотека
вошла в процесс информатизации, каковы ее направления и каким образом
процесс информатизации помогает читателям в освоении новшеств информационной эпохи. Обратимся к опыту работы библиотечных систем Каргасокского, Кривошеинского и Молчановского районов Томской области.
В ежегодных аналитических отчетах приводятся данные о техническом
оснащении библиотек. В библиотеках имеются персональные компьютеры
(в среднем 21 на район)1, принтеры (10 на район), многофункциональные
устройства (10 на район), цифровые фотоаппараты (3 на район), проекционное оборудование (2 на район). Если учесть, что в рассматриваемых нами
районах работают от 14 до 21 муниципальной библиотеки, то видим, что
имеющегося технического оборудования явно недостаточно. Интернет доступен не во всех библиотеках. Пополнение и обновление материальнотехнической базы возможно благодаря участию в грантовой деятельности,
конкурсах, федеральных и региональных проектах и программах. Например,
благодаря проекту «Модельные сельские библиотеки», цель которого заключается в «создании условий для выравнивания доступа к культурным ценностям и информационным ресурсам сельского населения» [8. С. 19], библиотекам ряда регионов России, в том числе и Томской области, удалось приобрести современное оборудование и информационные ресурсы.
Внедрение информационных технологий требует привлечения высококвалифицированных кадров – программистов, специалистов по обслуживанию сетей и вычислительной техники. Но в сельской местности из-за низкого
уровня заработной платы библиотеки не имеют возможности привлечь профессионалов в свой штат на постоянной основе. Выход в такой ситуации заключается в обращении к специалистам из других организаций, что бывает
1
Здесь и далее приведены данные по состоянию на конец 2013 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
К.А. Кузоро
не всегда удобно и оперативно. Частично решить эту проблему способно
привлечение студентов технических вузов и факультетов к прохождению
производственной практики в муниципальных сельских библиотеках.
С помощью компьютерной техники библиотеки районов работают над
созданием собственных электронных ресурсов: библиографических баз данных (например, по краеведению, законодательству органов местного самоуправления) и электронных каталогов, разрабатывают виртуальные книжные
выставки, тематические указатели. Для создания электронного каталога
в рассматриваемых нами районах используется АБИС «Руслан».
Новые информационные технологии оказывают сильное влияние на детей
и подростков, поэтому особенно актуально применять их в обучении и творческой деятельности юных читателей. Так, сотрудники библиотек разрабатывают презентации, виртуальные экскурсии и выставки книг для детей; проводят занятия и конкурсы с применением мультимедийных технологий. В Каргасокской библиотеке с 2003 г. практикуется такая форма работы, как
«Школа краеведческих знаний». Программа школы включает видеолектории
и виртуальные экскурсии на темы, связанные с историей, географией, природой, архитектурой родного края. Помимо этого, слушателям предлагается
возможность самостоятельного подбора дополнительной информации с помощью специально созданной электронной базы, в которой можно найти весь
массив информации о Каргасокском районе, собранный сотрудниками библиотеки, а также ссылки на сайты и электронные адреса организаций и лиц,
занимающихся изучением края.
В центральной библиотеке Каргасокского района имеется медиатека. Ее
фонд составляет более 5 тысяч единиц (на 2013 г.) электронных и аудиовизуальных изданий для досуга, учебы и работы. Пользователям предлагаются
художественные, документальные и мультипликационные фильмы, компьютерные игры и обучающие программы для всех возрастов, электронные книги – справочники, словари, учебники, полнотекстовые базы по разным темам
[9. С. 11]. Издательские центры в Кривошеинской и Каргасокской районных
библиотеках также предоставляют ставшие возможными благодаря использованию информационных технологий услуги по публикации книг и брошюр,
разработке дизайна календарей, открыток, рекламных листовок.
Актуальным для современной сельской библиотеки является создание
собственного сайта.
Муниципальные библиотеки Каргасокского района не имеют своих сайтов, но на сайте о Каргаске и Каргасокском районе «СОКИК» представлена
страница Каргасокской межпоселенческой центральной районной библиотеки [10]. В данном разделе имеются такие рубрики, как «Информационные
ресурсы», «Издания библиотеки», «Новые поступления», «Краеведение»,
«Услуги библиотеки», «Нашим коллегам», «Викторины, конкурсы», «Клубы
и объединения», «Фотогалерея» и др. Для пользователей сайта доступен
электронный каталог.
Собственные сайты есть у Молчановской и Кривошеинской централизованных библиотечных систем [11, 12].
На сайтах имеется поисковая система, организована обратная связь
с пользователями (указаны электронные и почтовые адреса, номера телефо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Направления информатизации муниципальных сельских библиотек Томской области
63
нов), имеются форумы, проводится опрос о качестве сайтов (большинством
посетителей была дана отличная и хорошая оценка), ведется статистика обращений, календари событий, регулярно обновляется новостная лента. Следует отметить, что создание интерактивных систем, форумов и чатов активизирует социальную функцию библиотек, создавая дополнительную возможность взаимосвязи читателей и сотрудников библиотеки. На сайтах можно
найти информацию по истории района, истории библиотек, сведения
о сотрудниках библиотек, клубах и объединениях, ознакомиться с правилами
пользования и режимом работы библиотек, узнать о книжных новинках.
Но для того чтобы сайт был по-настоящему востребованным, необходимо
постоянное обновление не только новостной ленты, но и содержания всех его
рубрик. Необходима также реклама самого сайта: о его ресурсах и возможностях должно быть проинформировано как можно большее количество читателей библиотеки.
Способом информирования о ресурсах библиотеки и организации обратной связи с пользователями способны стать социальные сети (например,
«Facebook», «ВКонтакте» и др.). Библиотеки могут создавать свои группы
в социальных сетях, рассказывать о проводимых мероприятиях, размещать
электронные ресурсы, вести обсуждения на форумах. Это может привлечь
внимание значительной части молодежной аудитории.
Процесс формирования постиндустриального общества привел к проблеме информационного неравенства – возникновению групп так называемых
«информационно неграмотных» людей, не владеющих компьютерными технологиями и технологиями информационного поиска, а также «информационно бедных» людей, которые не могут воспользоваться электронными ресурсами из-за отсутствия соответствующего оборудования [2. C. 241]. Безусловно, задача муниципальных библиотек – привлечь к себе эти категории
населения. Поэтому в число приоритетных направлений работы сельских
библиотек входит предоставление населению таких информационных услуг,
как обучение читателей основам информационного поиска, проведение практических занятий по использованию электронных информационных ресурсов, издание путеводителей и инструкций для оказания помощи в информационной подготовке пользователей, организация доступа к системам виртуального обучения, виртуальные юридические консультации и т. д.
Например, в Кривошеинской библиотеке действует Центр правовой и деловой информации, в котором читатели могут оперативно ознакомиться
с изменениями в законодательстве, правовыми документами, получить аналитический консультационный материал. Центр правовой и деловой информации оказывает такие виды услуг, как предоставление свободного доступа к
правовым базам, копирование правовых документов, поиск и формирование
пакетов документов по запросу пользователей, обучение самостоятельной
работе с правовыми базами данных.
В число наиболее востребованных ресурсов, которыми располагает Центр
правовой и деловой информации, входят справочно-правовые системы (СПС)
«КонсультантПлюс», «Гарант», «Законодательство России»; законодательство
Томской области; муниципальное законодательство; подборки правовых документов и учебных материалов на электронных носителях. Сотрудники библио-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
К.А. Кузоро
теки осуществляют индивидуальное консультирование по правовой тематике,
проводят массовую работу по правовому просвещению населения, занятия для
студентов филиала Томского экономико-промышленного колледжа.
С 2014 г. в рамках реализации областной целевой программы «Модернизация регионального управления и развитие информационного общества на
территории Томской области на 2013–2020 гг.» на базе публичных библиотек
области создаются Центры общественного доступа (ЦОД) к правовой
и социально значимой информации. Центры общественного доступа предоставляют гражданам бесплатный доступ к информации о получении государственных и муниципальных услуг, возможностях взаимодействия с органами
государственной власти и местного самоуправления, о режиме работы государственных и муниципальных органов и т. д. Сотрудники библиотек оказывают консультативную помощь по поиску информации.
Таким образом, сельские библиотеки Томской области не остаются в стороне от модернизационных процессов, но встречаются при этом с рядом теоретических и практических проблем.
Отсутствует программа информатизации библиотек. Но, по отзывам сотрудников, такая программа необходима, также как и методические указания
по ее разработке [9. C. 43].
Проблемой является неравномерность в распределении техники и оборудования: достаточно хорошо укомплектованные библиотеки районных центров контрастируют с библиотеками-филиалами. Трудности в работе создают
не всегда соответствующая новейшим требованиям квалификация персонала,
а также отсутствие в штате профессиональных программистов. В итоге, несмотря на хронический недостаток финансирования и постоянную нехватку
квалифицированных специалистов, сельские библиотеки «делают все от них
зависящее, чтобы предоставить жителям доступ к информации – квалифицированно, оперативно и максимально полно» [13. C. 53].
Литература
1. Ващекин Н.П. Информатизация / Н.П. Ващекин, А.Д. Урсул // Социологический словарь
/ отв. ред. Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев. М.: Норма-Инфра, 2010. С. 164–166.
2. Новичев А.В. Актуальные направления информатизации муниципальных библиотек //
Библиотечные компьютерные сети : Россия и Запад / науч. ред.-сост. Т.Л. Манилова, М.Н. Усачев, В.М. Красильщикова. М.: Либерея-Бибинформ, 2007. С. 236–245.
3. Земсков А.И. Электронная информация и электронные ресурсы: публикации и документы, фонды и библиотеки / А.И. Земсков, Я.Л. Шрайберг. М.: Изд-во ФАИР, 2007. 528 с.
4. Ляшенко Т.В. Информатизация библиотек: новые социальные требования и тенденции
развития // Информатика и образование. 2010. № 5. С. 106–108.
5. Алешин Л.И. Материально-техническая база – фундамент информатизации библиотек //
Научно-техническая информация. 2012. № 3. С. 16–18.
6. Фомичева О.Ю. Применение информационных технологий в деятельности читательских сообществ при юношеских библиотеках // Образовательные технологии и общество. 2012.
Т. 15, № 3. С. 369–376.
7. Тикунова И.П. Сельская библиотека – центр жизни местного сообщества [Электронный ресурс]. URL: http://tikunova-i.narod.ru/ni/sel_bib.htm (дата обращения: 19.04.2014).
8. Матлина С.Г. «Модельная» – значит образцовая. Проект «Модельные сельские библиотеки» // Библиотечное дело. 2008. № 18 (84). С. 19–20.
9. Аналитическая справка о деятельности межпоселенческой центральной районной
библиотеки и сельских библиотеках Каргасокского района за 2012 г. Каргасок, 2013. 44 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Направления информатизации муниципальных сельских библиотек Томской области
65
10. СОКИК: сайт о Каргаске и Каргасокском районе [Электронный ресурс]. URL:
http://www.sokik.ru (дата обращения: 19.04.2014).
11. Молчановская централизованная библиотечная система: официальный сайт [Электронный ресурс]. URL: http://molchanovo.ucoz.ru (дата обращения: 19.04.2014).
12. Кривошеинская централизованная библиотечная система: официальный сайт [Электронный ресурс]. URL: http://krivbiblioteka.ucoz.org (дата обращения: 19.04.2014).
13. Аналитический обзор деятельности муниципальных общедоступных (публичных)
библиотек Томской области за 2012 г. / сост. Т.П. Вергановичус, Е.О. Чувашова. Томск, 2013.
84 с.
Kuzoro Kristina A. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: clio2002@mail.ru
DIRECTIONS OF THE INFORMATIZATION IN MUNICIPAL RURAL LIBRARIES OF
TOMSK REGION (FOR EXAMPLE OF THE KARGASOKSKY, KRIVOSHEINSKY AND
MOLCHANOVSKY DISTRICTS)
Key words: informatization, information-oriented society, rural libraries, Tomsk region.
In the context of the formation of post-industrial civilization, informatization of various spheres
of life has become a strategically important area of social development.
Changes, that took place in 1990–2000, created an entirely new medium of existence of the library community, which formed a vast array of information resources in electronic media, there was a
significant proportion of virtual users who are ready to receive library and information services remotely, new institutions that provide information services to the great masses of the population (sites,
portals).
With the help of computer technology libraries in Tomsk region are working to create their own
electronic resources: bibliographic bases (for example, on local history, legislation), and electronic
catalogs, developing virtual book exhibitions, thematic indexes.
Relevant to modern rural libraries is to create your own website. The site has a search engine, organized feedback from users, there are forums, conducted a survey about the quality of the sites being
stat calls, calendars of events, regularly updated news feed. Way to inform about the library's resources
and feedback from users are able to become social networks («Facebook», «Vkontakte»). Libraries can
create their own groups, talk about events, post electronic resources, to conduct discussions on the
forums. This may attract the attention of a large part of the youth audience.
Therefore, one of the priorities of the rural libraries include the provision of information services
to the public, as readers learning the basics of information retrieval, hands-on training on the use of
electronic information resources, guidebooks and instructions to assist in the preparation of information users, providing access to a virtual learning system, virtual legal consulting.
References
1. Vashchekin N.P., Ursul A.D. Informatizatsiya [Computerization]. In: Osipov G.V., Moskvichev
L.N. (eds.) Sotsiologicheskiy slovar' [The Sociological Dictionary]. Moscow: Norma-Infra Publ., 2010,
pp. 164–166.
2. Novichev A.V. Aktual'nye napravleniya informatizatsii munitsipal'nykh bibliotek [Topical areas of
computerization of municipal libraries]. In: Manilova T.L., Usachev M.N., Krasil'shchikova V.M.
(eds.) Bibliotechnye komp'yuternye seti: Rossiya i Zapad [The library computer networks: Russia and
the West]. Moscow: Libereya-Bibinform Publ., 2007, pp. 236–245.
3. Zemskov A.I., Shrayberg Ya.L. Elektronnaya informatsiya i elektronnye resursy: publikatsii i dokumenty, fondy i biblioteki [Electronic information and electronic resources: publications and documents, funds and library]. Moscow: FAIR Publ., 2007. 528 p.
4. Lyashenko T.V. Informatizatsiya bibliotek: novye sotsial'nye trebovaniya i tendentsii razvitiya
[Computerization of libraries, new social demands and development trends]. Informatika i obrazovanie, 2010, no. 5, pp. 106–108.
5. Aleshin L.I. Material'no-tekhnicheskaya baza – fundament informatizatsii bibliotek [The material
and technical base as the foundation for the computerization of libraries]. Nauchno-tekhnicheskaya
informatsiya, 2012, no. 3, pp. 16–18.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
К.А. Кузоро
6. Fomicheva O.Yu. Primenenie informatsionnykh tekhnologiy v deyatel'nosti chitatel'skikh soobshchestv pri yunosheskikh bibliotekakh []. Obrazovatel'nye tekhnologii i obshchestvo, 2012, vol. 15,
no. 3, pp. 369–76.
7. Tikunova I.P. Sel'skaya biblioteka – tsentr zhizni mestnogo soobshchestva [The rural library as the
center of the community life]. Available at: http://tikunova-i.narod.ru/ni/sel_bib.htm. (Accessed: 19th
April 2014).
8. Matlina S.G. “Model'naya” – znachit obraztsovaya. Proekt “Model'nye sel'skie biblioteki” [“Model”
means exemplary. The project “The model rural library”]. Bibliotechnoe delo, 2008, no. 18 (84),
pp. 19-20.
9. Analytical Review of activities in the central district libraries and rural libraries in Kargasok District for 2012. Kargasok, 2013. 44 p. (In Russian).
10. SOKIK: the site about Kargasok and Kargasok District. Available at: http://www.sokik.ru. (Accessed: 19th April 2014). (In Russian).
11. Molchanovsky centralized library system: the official website. Available at:
http://molchanovo.ucoz.ru. (Accessed: 19th April 2014). (In Russian).
12. Krivosheino centralized library system: the official website. [Elektronnyy resurs]. Available at:
http://krivbiblioteka.ucoz.org. (Accessed: 19th April 2014). (In Russian).
13. Analytical review of municipal public libraries of Tomsk region for 2012. Tomsk, 2013. 84 p. (In
Russian).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
УДК 027.52 (571.16)
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
МУНИЦИПАЛЬНЫЕ БИБЛИОТЕКИ КРИВОШЕИНСКОГО РАЙОНА
ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
Статья посвящена изучению истории и современного состояния сельских библиотек
Кривошеинского района Томской области. Рассмотрены история открытия библиотек,
процесс их объединения в централизованную библиотечную систему, деятельность библиотек по формированию информационной, правовой, экологической культуры читателей; их вклад в эстетическое, нравственное, патриотическое воспитание; издательская
деятельность библиотек, взаимодействие со средствами массовой информации.
Ключевые слова: сельские библиотеки, Томская область, Кривошеинский район.
Сельская библиотека была и остается подлинным центром общественной
и культурной жизни. Сотрудники библиотек осуществляют информационную
и культурно-просветительскую деятельность на основе партнерских отношений с различными учреждениями, работают в тесном контакте со всеми организациями на селе.
Рассмотрим историю создания и современную деятельность муниципальных сельских библиотек одного из районов Томской области – Кривошеинского района. На этом примере проследим, как, развиваясь сами, муниципальные библиотеки способны развивать культурную и социальную жизнь
районов, формируя культурный облик сел и деревень.
Территория Кривошеинского района расположена вдоль реки Оби,
в 170 км к северо-западу от Томска. На севере район граничит с Молчановским, на юге – с Томским и Шегарским, на западе – с
Бакчарским, на востоке – с Асиновским районом
Томской области. Население района составляет 12,6
тыс. жителей, в состав района входит 7 сель-ских
поселений, 22 населенных пункта. Криво-шеинский
район включает в себя Володинское, Иштанское,
Красноярское,
Кривошеинское,
Ново-кривошеинское, Петровское и Пудовское сельские
поселения. Площадь района составляет 4400 км² (или
1,4 % от всей территории Томской области), плотность населения – 3,02 чел./км². В административном центре района – селе Кривошеино проживает
5,3 тыс. человек (2013 г.).
Село Кривошеино было основано в 1826 г. и на
протяжении последующих ста лет входило в состав
Николаевской волости Томского уезда. Существуют
Герб Кривошеинского
две легенды происхождения названия села. Первая
района Томской
легенда рассказывает о том, как «попал в небольшое
области
поселение из нескольких избушек на реке Оби купец
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
Кривошеин. Приехал поторговать. Да место это ему очень понравилось. Вот
и поселился здесь торговый человек». Другая же легенда гласит, «что на высоком берегу реки жили братья Ананий, Спиридон и Гаврила. И вот однажды
при защите своего жилья ранили одного из братьев в шею. С тех пор и пошла
фамилия Кривошеин. А поселение стало называться Кривошеино» [1. С. 2–3].
Какая из легенд больше соответствует действительности – остается загадкой.
В годы Столыпинской аграрной реформы население края возросло. По
данным составлявшихся на основе переписей «Списков населенных мест
Томской губернии», «в 1911 г. село Кривошеино являлось уже одним из
крупнейших населенных пунктов Николаевской волости, с 70 дворами, где
проживало 236 мужчин и 244 лица женского пола. В селе при церкви действовала церковно-приходская школа, работали хлебозапасный общественный
магазин, казенная винная лавка, 4 торговые лавки, маслодельный завод, по
средам еженедельно устраивался базар» [2].
С 1886 по 1924 г. на современной территории района действовали четыре православные церкви: церковь во имя святителя Николая Чудотворца в деревне Николаевской, Свято-Троицкая в деревне Ново-Александровка, Свято-Троицкая в деревне Иштан, Спасская в селе Кривошеино. В деревне Карнаухово находилась
мечеть, а в Маличевке и Белостоке были открыты костелы [3. С. 4].
Не позднее 1875 г. в Кривошеино открылось сельское народное училище,
в котором обучалось 25 мальчиков и 8 девочек. Первая частная школа грамотности была открыта в 1899 г., а церковно-приходская школа – в 1904 г.
В 1918 г. на территории района насчитывалось семь одноклассных школ:
Вознесенская, Жуковская, Ново-Александровская, Николаевская (Никольская), Рыбаловская, Пудовская, Новокривошеинская. Позже появились политехнические школы первой степени в Ново-Александровке, Малиновке, Маличевке, Пудовке, Иштане, Рыбалове, Кузнецке, Казырбаке, Володино, Карнаухово, Кривошеино, Жуково, Ивановске [3. С. 4].
В 1920 г. был образован Кривошеинский сельсовет, а 12 июля 1924 г.
в соответствии с постановлением президиума Томского уездного комитета
РКП(б) и исполнительного уездного комитета – Кривошеинский район с административным центром в селе Кривошеино. По сведениям специалистов районного архива, в состав района вошли Казырбакская, Иштанская, Монастырская и
часть Николаевской, Ново-Александровской и Абрамцевской волостей. За основу районирования были взяты два аспекта: политический и экономический. Предусматривалось привлечение трудящихся масс к управлению путем расширения
функций исполнительных комитетов. При этом учитывался экономический фактор: сходный характер деятельности, сходные потребности населения. Кривошеино стало административным центром района, как село с более развитой экономикой и удобствами в средствах сообщения [4. C. 4].
По переписи 1926 г., здесь проживало 220 человек. В 1931 г. был организован колхоз «Борьба». Рядом с Кривошеино располагалась деревня Родино
(в некоторых документах встречается название «Власово»), основанная предположительно в 1698 г. В 1931 г. в Родино был организован колхоз «Путь
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
69
к новой жизни». В 1932 г. эти колхозы объединились в один колхоз «Борьба»,
одновременно объединились и две деревни в одну – Кривошеино [5. C. 1].
В Кривошеино имелись мельница, дегтярный завод, кузница. К концу 1930-х
гг. практически в каждой деревне района действовали колхозы. В 1930-х гг. открывается электростанция. В 1960–1980-е гг. на базе ряда колхозов созданы совхозы «Володинский», «Кедровый», совхоз им. Свердлова, «Новая заря», «Приобский», «Кривошеинский», «Петровский», «Белостокский» [6. С. 350].
Транспортная связь с Томском и другими населенными пунктами долгое
время осуществлялась по грунтовым дорогам с помощью конных повозок
или по реке [7. С. 348]. В 1922 г. в селе Кривошеино появилась пароходная
пристань. В послевоенные годы в селе был построен аэропорт, который организовывал перевозки пассажиров по маршрутам Кривошеино – Томск, Кривошеино – Красный Яр.
В 1932 г. в районе начинают работу отдел здравоохранения и инспекция
народно-хозяйственного учета Центрального статистического управления
СССР. 1 августа 1939 г. был создан Кривошеинский районный архив. 27 августа 1940 г. вышел первый выпуск районной газеты «Колхозное знамя».
За годы своего существования Кривошеинский район претерпел ряд территориальных изменений. Постановлением Всероссийского центрального
исполнительного комитета от 20 июня 1930 г. к Кривошеинскому району был
присоединен Молчановский район. В период с 1932 по 1937 г. район входил в
Нарымский округ. С 1937 по 1944 г. Кривошеинский райисполком подчинялся Новосибирскому облисполкому. В соответствии с указом Президиума
Верховного Совета РСФСР «Об образовании новых районов Новосибирской
области» 22 июня 1939 г. из Кривошеинского района был выделен Молчановский район. 13 августа 1944 г. в связи с образованием Томской области
Кривошеинский район был выделен из состава Новосибирской области
и включен в Томскую область [4. C. 5–6].
В 1961 г. в Кривошеинском районе открывается кирпичный завод районного
промышленного комбината. В 1960–1980-х гг. в районе действовали предприятие «Сельхозхимия», льнозавод по первичной переработке льноволокна, крахмальный завод. В 1970-е гг. открылась фабрика спортивных товаров, поставлявшая на сибирский рынок лыжи и лыжные ботинки, хоккейные клюшки и коньки.
Наметив основные вехи на пути исторического развития района, обратимся к его современной жизни.
Сегодня большую часть населения района составляют русские, на территории района также проживают татары, немцы, украинцы, белорусы, поляки.
Места компактного проживания – село Белосток (поляки) и деревня Новоисламбуль (татары).
Лесные насаждения занимают 60% всей территории района. Кроме древесины, леса Кривошеинского района являются источником таких ценных растительных ресурсов, как лекарственное и техническое сырье. В Кривошеинском районе находится региональный зоологический Першинский заказник
площадью 35 тыс. гектаров, памятник природы регионального значения –
парк села Кривошеино площадью 8,5 гектара, школьное лесничество в селе
Володино [6. C. 350]. Существенную часть от общей площади Кривошеинского района составляют сельскохозяйственные угодья – 16,4 %, немалую
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
часть территории занимают болота – 14,6% общей площади. В районе развита лесная промышленность, деревообработка. В селе Красный Яр действует
лесопильное производство мощностью 15 тыс. куб. м пиломатериалов в год
[8. C. 21]. В районе достаточно развито сельское хозяйство, особенно интенсивно развивается животноводство.
Сеть учреждений здравоохранения представлена центральной районной
больницей, участковой больницей в Красном Яре, 13 фельдшерскоакушерскими пунктами, аптеками. В районе функционирует 19 общеобразовательных учреждений, в том числе детско-юношеская спортивная школа
и учреждения дополнительного образования – Дом детского творчества и
Детская школа искусств. Начальное профессиональное образование в районе
представлено профессиональным училищем № 23, осуществляющим подготовку по таким профессиям, как тракторист-машинист сельскохозяйственного производства, повар, оператор ЭВМ, швея, бухгалтер. Среднее профессиональное образование представлено Кривошеинским филиалом Томского экономико-промышленного колледжа и сельскохозяйственным техникумом на
базе профессионального училища. Колледж проводит подготовку по специальностям «Менеджмент», «Экономика и бухгалтерский учет», «Правоведение», а техникум по специальности «Техник-механик».
Культурную жизнь района формируют библиотеки, клубы, учреждения
дополнительного образования, творческие коллективы. В начале 1960-х гг.
в Кривошеинской средней школе открылся музей, в 1980-х гг. преобразованный в районный Дом пионеров. В 2004 г. состоялось открытие музея как отдела дополнительного образования при Доме детского творчества.
В Кривошеинском районе действует муниципальное учреждение «Кривошеинская межпоселенческая централизованная клубная система», которая
в настоящее время включает в себя 15 клубных учреждений: Центр культуры
и досуга «Космос» и 14 сельских домов культуры. В начале 1990-х гг. была
учреждена Кривошеинская телестудия [9]. В 1990 г. Кривошеинский райисполком зарегистрировал в селе общину Русской православной церкви в количестве 71 человека, в помещении бывшего детского сада была открыта церковь во имя архангела Михаила [6. С. 349].
Значительный вклад в развитие образования, культуры, духовной жизни
района всегда вносили библиотеки. Первые сельские библиотеки появились
на томской земле благодаря деятельности общественного деятеля, мецената
Петра Ивановича Макушина (1844–1926). Всего благодаря деятельности
П.И. Макушина в Томской губернии открылось более 200 библиотек [10.
С. 69]. Основанное им в 1901 г. Общество содействия устройству сельских
бесплатных библиотек-читален способствовало открытию библиотек и на
территории современного Кривошеинского района в селах Никольск (1904),
Малиновка (1908), Пудовка (1909), Жуково (1909), Новокривошеино (1910).
В советское время особое внимание уделялось открытию библиотек
в сельской местности, что было обусловлено процессом коллективизации,
требующим повышения уровня грамотности и образования жителей сел
и деревень. К тому же библиотеки были призваны осуществлять пропагандистские кампании, выступать в роли агитационных площадок для решения
поставленных идеологических задач [11. С. 74].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
71
В 1934 г. в селе Кривошеино в
здании, находящемся рядом с бывшей Спасской церковью, открыли
библиотеку. Население Кривошеино
в те годы составляло около 300
человек. Некоторые из очевидцев
открытия библиотеки живут в селе
до сих пор. Вспоминает свидетель
тех событий, в будущем директор
районной Централизованной библиотечной системы Идея Федоровна
Власова: «На самом деле библиотека появилась немного раньше
1934 г. на базе книг, собранных
активистами у населения. Она
работала на общественных началах
до получения статуса государственной, когда для нее сняли
в аренду помещение, взяли в штат
библиотекаря и стали выделять
средства на приобретение книг. Мой
брат ходил в эту библиотеку, приноПервый директор Кривошеинской
сил детские книжки, по которым
Централизованной библиотечной
системы Идея Федоровна Власова
учил меня читать. А где-то в 6 лет он
записал меня туда уже как самостоятельного читателя. До 1938 г. библиотека находилась на улице Колхозной
в двухэтажном доме, напротив пристани. Из чистой, светлой комнаты открывался красивый вид на Обь. Полки с книгами и стол выдачи отделялись застекленной перегородкой, а книги выдавались в окошечко. Книг было мало,
особенно детских, поэтому часто на какую-нибудь хорошую книгу приходилось записываться в очередь» [12. С. 42].
1 июля 1951 г. была основана Кривошеинская районная детская библиотека.
Библиотека располагалась в помещении школы. Площадь помещения, занимаемого библиотекой, составляла 35 кв. м. Отопление было печное, для освещения
использовались керосиновые лампы. Книжный фонд был выделен из фонда районной библиотеки и первоначально составлял 2875 экз., число читателей составляло 948 человек. В 1952 г. число читателей возросло до 1287 человек, а фонд –
до 3312 экз. В этом же году в библиотеке состоялась первая читательская конференция по книге Л.Т. Космодемьянской «Повесть о Зое и Шуре». Библиотеку
ежедневно посещало 100–120 человек, в библиотеке действовал драмкружок, в
котором ставили детские пьесы, участники кружка выступали в начальной школе и Доме культуры [13. C. 2]. В 1999 г. Центральная детская библиотека была
преобразована в детское отделение Централизованной библиотечной системы.
Многие годы в Кривошеинской библиотеке проходили производственную практику учащиеся Томского культурно-просветительного училища.
Приезжавших работать молодых специалистов обеспечивали жильем. В течение нескольких лет Кривошеинская библиотека становилась победителем
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
в социалистических соревнованиях библиотек области и получала переходящее Красное знамя победителя.
Благодаря работе, проделанной сотрудниками муниципальных библиотек, были собраны сведения об открытии в советское время сельских библиотек в Кривошеинском районе.
В селе Иштан в 1935 г. в самом большом пятистенном доме открылись
изба-читальня и клуб. Книги располагались в «красном углу», их было немного – в основном детская, художественная и техническая литература. После войны дом сгорел и библиотеку перенесли в школу. В 1963 г. библиотеку
перевели в отдельное здание.
В 1938 г. в селе Красный Яр в одном помещении открыли клуб и библиотеку. В 1956 г. для библиотеки построили отдельное новое здание. В Красном
Яре работала и детская библиотека, впоследствии закрытая. В 1948 г. избачитальня открылась в Белостоке. С 1956 г. она стала числиться как сельская
библиотека с фондом в 1,5 тыс. экз. В 1958 г. библиотека колхоза им. Победы
была присоединена к Белостокской сельской библиотеке, после чего объем
фонда стал составлять уже более четырех тысяч экземпляров. Белостокская
библиотека обслуживала население двух близлежащих деревень.
В 1946 г. начала свою работу библиотека села Елизарьево, изба-читальня в
селе Малиновка была открыта в 1954 г., в этом же году открылась и Петровская
сельская библиотека. Елизарьевская библиотека обеспечивала работу четырех
передвижных библиотек в деревнях Семёновка, Бараново, Першино и Тюлька.
Данные о библиотеке в селе Жуково сохранились с 1956 г. В 1960 г. в село Пудовка была переведена библиотека из деревни Ново-Александровской.
В 1961 г. была открыта библиотека в селе Новоисламбуль. Житель деревни Абдулла Иксанович Абдульманов предоставил для размещения библиотеки свой
старый дом. Позднее библиотека была переведена в здание школы [13. C. 8].
В деревне Вознесенка первые книги появились в качестве передвижной
библиотеки в 1961 г. В 1972 г. в одной из комнат только что построенного
клуба расположилась библиотека-передвижка. За работу библиотеки отвечала заведующая клубом. В начале 1980-х гг. в Вознесенке открылась собственная библиотека.
Важным этапом для сельских библиотек стала их централизация. Библиотеки Томской области были включены в общий процесс централизации,
предполагавший создание централизованных библиотечных систем с единым
книжным фондом, справочно-библиографическим аппаратом, единым штатом работников на базе городских, районных и центральных библиотек
в масштабе района или группы районов, области, края.
Решением исполнительного комитета Кривошеинского районного Совета
депутатов трудящихся от 21 июля 1977 г. в районе была проведена централизация государственных массовых библиотек. Во исполнение решения Томского облисполкома № 7 от 24 января 1975 г. «О мерах по выполнению Постановления ЦК КПСС "О повышении роли библиотек в коммунистическом
воспитании трудящихся и научно-техническом прогрессе"», в целях улучшения обслуживания читателей района, качественного комплектования книжных фондов, исполнительный комитет решил:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
73
1. Объединить с 1 сентября 1977 года государственные массовые библиотеки в единую библиотечную систему с общим книжным фондом и штатом
работников, единым руководством, централизованным комплектованием и
обработкой литературы.
2. Утвердить Центральной библиотекой объединенной системы Кривошеинскую районную библиотеку, подчинив ей все государственные массовые библиотеки на правах филиалов:
Красноярскую городскую1 взрослую – филиал № 1
Красноярскую городскую детскую – филиал № 2
Белостокскую сельскую – филиал № 3
Володинскую сельскую – филиал № 4
Жуковскую сельскую – филиал № 5
Иштанскую сельскую – филиал № 6
Малиновскую сельскую – филиал № 7
Никольскую сельскую – филиал № 8
Новокривошеинскую сельскую – филиал № 9
Петровскую сельскую – филиал № 10
Пудовскую сельскую – филиал № 11.
Детская районная библиотека в соответствии с решением исполнительного комитета стала считаться отделом Центральной библиотеки по работе с
детьми. Выделенные на содержание библиотек средства, «кроме расходов по
содержанию техничек и хозрасходов в сельских филиалах» предписывалось
«централизовать в бюджет районной библиотеки» [14. C. 1–2].
Некоторые из библиотек района были реорганизованы. Так, было решено
«переорганизовать Егорьевскую сельскую библиотеку в пункт выдачи от
Петровского филиала № 10, Елизарьевскую сельскую библиотеку в пункт
выдачи от Центральной библиотеки, Новоисламбульскую сельскую библиотеку в пункт выдачи от Жуковского филиала № 5, Лесную городскую2 библиотеку в пункт выдачи от Красноярского филиала № 1» [14. C. 2]. Исполкомы сельских Советов были обязаны «способствовать деятельности филиалов
централизованной библиотечной системы района, контролировать их работу
по организации библиотечного обслуживания населения, оказывать помощь
по их содержанию, укреплению материальной базы» [14. C. 2].
В советское время цели работы централизованных библиотечных систем
(ЦБС) полностью соответствовали идеологическим задачам и общественным
запросам. Приоритетными задачами работы Кривошеинской ЦБС являлось
библиотечно-информационное обслуживание работников сельского хозяйства, содействие трудовому воспитанию населения, осуществление информационной поддержки научно-технического прогресса, а также удовлетворение
общекультурных запросов читателей. Основные группы читателей, с которыми работали библиотекари системы, – это животноводы, механизаторы,
специалисты сельского хозяйства, лесозаготовители, учителя, молодежь
и учащиеся. Библиотекари осуществляли руководство чтением специалистов
промышленного и сельскохозяйственного производства.
1
Красный Яр – поселок городского типа в Кривошеинском районе с 1966 по 1992 г., затем был
преобразован в село.
2
Лесной – поселок городского типа в Кривошеинском районе, в настоящее время не существует.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
В библиотеках проводились «месячники книги», целью которых являлось
достижение «эффективного использования печатных изданий в пропаганде
и внедрении достижений науки и передового опыта в сельском хозяйстве» [15.
C. 2]. Работники библиотек проводили беседы, громкие читки и обсуждения
прочитанной литературы, составляли обзоры литературы, организовывали
книжные выставки, создавали радиогазеты. Например, в 1986 г. в Кривошеинской библиотеке была подготовлена радиогазета «Твои рубежи, животновод», а
также опубликованы информационные бюллетени на тему «Новое в сельскохозяйственном производстве». В каждой библиотеке были организованы книжные
выставки: «В помощь специалисту сельского хозяйства», «Животноводство –
ударный фронт на селе», «Курсом ускорения» и др. [15. C. 2].
При библиотеках создавались читательские активы, в которые входили читатели разных возрастов и профессий. С помощью читательских активов библиотеки проводили массовые мероприятия, привлекали в библиотеку новых читателей, популяризировали литературу по различным отраслям знаний.
Библиотеки выполняли идеологическую функцию, регулярно знакомя читателей «со всеми решениями партии и правительства, с внешней и внутренней политикой советского государства, систематически вели пропаганду литературы о жизни и деятельности В.И. Ленина и его соратниках» [16. C. 2].
В Кривошеинской библиотеке действовала постоянная книжная выставка, где
размещались документы партии и правительства. В рамках пропаганды теоретического наследия В.И. Ленина в библиотеках проводились «ленинские
чтения», к которым оформлялись книжные выставки и составлялись обзоры
литературы, проводились устные журналы. Занимались библиотеки и атеистическим воспитанием, проводя конференции для школьников и организуя
книжные выставки на темы «Наука и религия», «Наука против суеверий».
Множество мероприятий разрабатывалось для детей и молодежи. Безусловно, тематику проводимых мероприятий определяли в первую очередь идеологические задачи. В Кривошеинской библиотеке проходили заседания молодежного
клуба «На орбите времени», созданного на базе профессионального училища.
Детей и подростков знакомили с миром профессий, приглашая на мероприятия представителей разных специальностей. Например, в Белостокской библиотеке в 1984 г. прошел вечер «Кем быть», на котором восьмиклассники «встретились
со специалистами и рабочими массовых профессий сельскохозяйственного производства: агрономом, инженером, электросварщиком, животноводами» [16. C. 12].
Петровская сельская библиотека совместно со школой в это же время организовала читательскую конференцию «Роль семьи в выборе профессии» [16. C. 12].
На библиотеки была возложена функция нравственного воспитания:
«библиотеки района вели работу с читателями о нравственном идеале современника, его понимании цели жизни, призвания, счастья с помощью пропаганды книг» [16. C. 14]. В компетенцию библиотек входило и эстетическое
воспитание читателей. Елизарьевская, Белостокская, Егоровская, Петровская
и другие библиотеки района организовывали книжные выставки на темы:
«В мире музыки и поэзии», «Учись видеть и понимать прекрасное», на которых была представлена литература о композиторах, поэтах, художниках.
В Малиновской библиотеке проводились «Часы музыки и поэзии». Эти
встречи состояли из двух частей. Первая часть проходила в форме беседы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
75
о творчестве поэта или композитора, во второй части читатели слушали записи музыкальных произведений, читали стихи [16. C. 15].
Большое внимание уделялось патриотическому воспитанию населения.
В 1984 г. в период подготовки к празднованию 40-летия победы в Великой Отечественной войне в библиотеках района были проведены книжные выставки,
литературно-музыкальные композиции, читательские конференции, подготовлен
обзор литературы о городе-герое Ленинграде «Летопись великого подвига».
С целью краеведческого просвещения читателей в библиотеках Кривошеинской ЦБС оформлялись краеведческие уголки и книжные выставки, организовывались литературные вечера для учащихся. Краеведческие картотеки библиотек непрерывно пополнялись статьями из областных и районных
газет. Совместно с районным обществом охраны природы в Центральной
библиотеке в 1984 г. была проведена конференция на тему «Родную природу
беречь». Конференция была посвящена Дню охраны окружающей среды
(5 июня). Для ее участников были организованы три выставки: книжная выставка «Природа – наш дом», фотовыставка «В объективе – природа» и выставка поделок из дерева «Дела рук и души» [16. C. 16].
Большинство библиотек района сталкивалось с такими трудностями, как
аварийные помещения, низкий температурный режим, частая сменяемость
кадров, случавшаяся по причине того, что «новые работники в этих библиотеках не имели специального образования и представления о библиотечной
работе» [16. C. 28]. Но даже в тяжелый для страны период перестройки
и первые постперестроечные годы работа библиотек не прекращалась.
На данный момент в Кривошеинском районе сохранена Централизованная библиотечная система. Думой Кривошеинского района в 2006 г. было
принято решение сохранить систему, но поменять ее название на «Межпоселенческая ЦБ Кривошеинского района с филиалами» (ЦМБ).
В настоящее время Кривошеинская ЦМБ включает в свою сеть 14 публичных библиотек: Центральную библиотеку, детское отделение Центральной библиотеки и 12 библиотек-филиалов в селах Красный Яр, Белосток, Володино,
Жуково, Иштан, Малиновка, Никольское, Новокривошеино, Петровка, Пудовка,
в деревнях Новоисламбуль и Вознесенка. Из них пять библиотек являются профилированными. В Володинской библиотеке действует центр по экологическому просвещению населения, в детской библиотеке села Кривошеино – центр
экологического просвещения детей и центр по работе с семьями, в Красном
Яре – библиотека семейного чтения. Новоисламбульская библиотека является
центром татарской культуры, Белостокская библиотека – центром польской
культуры. Отдел нестационарных форм обслуживания Центральной библиотеки
организовывает работу 23 передвижных библиотек [17].
С 2000 г. в Центральной библиотеке ведется электронный каталог, регулярно пополняется электронная база статей по краеведению, у ЦБС есть свой
сайт [18]. По данным аналитического отчета за 2013 г., объем фонда составляет 128 525 экз. [17].
Основными источниками комплектования фонда выступают Томская областная универсальная научная библиотека им. А.С. Пушкина, общество
«Книголюб». Книжным магазинам «Позитив» (Томск) и «Кагиз» (Кривошеино) отдается предпочтение в приобретении литературы для ЦМБ. Для ЦМБ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
выписываются общероссийские, областные и районные газеты («Аргументы
и факты», «Комсомольская правда», «Районные вести», «Дачная», «Жизнь»,
«Красное знамя», «Собеседник» и др.) и 32 журнала («Вокруг света», «Наука
и жизнь», «Библиополе», «Здоровье», «За рулем», «Охота», «Приусадебное
хозяйство», «Физкультура и спорт» и др.).
Деятельность современных сельских библиотек многогранна и разнообразна.
Библиотеки осуществляют сотрудничество с районным отделом образования, отделом социальной защиты, центром занятости населения, районным архивом, со
школами, дошкольными учреждениями, профессиональным училищем, колледжем, музеями. Особенно интенсивно развивается сотрудничество со школами.
Совместно составляются планы работы и проводятся библиотечные уроки, литературные часы, выставки, ведется активная работа по организации внеклассного
чтения, летнего отдыха детей. Культурно-досуговой и просветительской работой
библиотек охвачены и люди старшего поколения, ветераны, инвалиды.
Рассмотрим такие значимые в настоящее время направления работы библиотек, как формирование информационной, правовой, экологической культуры населения; эстетическое воспитание; изучение родного края и возрождение народных традиций и обычаев; социальная работа.
Понятие информационная культура характеризует одну из граней общей
культуры, связанную с информационным аспектом жизни человека. В связи с
увеличением информационных потоков и их разнообразием в обществе постоянно возрастает значимость информационной культуры, что требует от
человека знания законов информационной среды, умения ориентироваться
в больших объемах информации.
В сферу деятельности сельских библиотек входит содействие развитию
культуры чтения, культуры информационного поиска, критического отношения к получаемой информации. В дни весенних каникул для школьников
библиотекари уже много лет подряд проводят недели детской книги, ведут
работу по организации летнего чтения детей, привлекают читателей к участию в ежегодной областной культурно-просветительской акции «Читающее
общество – духовная Россия».
Для школьников, учащихся профессионального училища и филиала Томского экономико-промышленного колледжа проводятся такие мероприятия,
как Дни информации, Дни библиотек, библиотечные уроки, знакомство с каталогами и картотеками. Библиотекари учат школьников и студентов максимально эффективно искать информацию, используя все многообразие имеющихся ресурсов. Содействие формированию культуры семейного чтения –
еще одно немаловажное направление на пути формирования информационной культуры. Работа библиотечных специалистов в данном направлении
очень значима, поскольку многие семьи не прививают детям интерес к книге,
что неблагоприятно сказывается на успеваемости, развитии мышления и речи. Сельские библиотеки стремятся исправить это, проводя встречи, беседы,
массовые семейные праздники и литературные вечера, конкурсы на лучшую
читающую семью [19. С. 75].
Правовая культура, представляющая собой неотъемлемую часть культуры общества, предполагает знание исходных начал, основных положений
действующего законодательства и умение ими пользоваться. Не имея необ-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
77
ходимых знаний о правовой системе государства, действующем законодательстве, граждане не могут в полной мере реализовать свои права и обязанности, защищать свои интересы. Высокий уровень правовой культуры предполагает фактическое правовое поведение человека, позитивное отношение
к праву и правовым явлениям, осознание социальной значимости права и
правопорядка, уважительное отношение к правам другого человека, проявление гражданско-правовой активности. Кризис современного правосознания,
мифологизация правовой системы во многом предопределены именно низким уровнем правовой культуры. Повысить ее способны работа средств массовой информации по правовому просвещению, широкий доступ к нормативно-правовой базе, разработка и внедрение действенных форм вовлечения
граждан в правотворческую и правоохранительную деятельность.
Свой вклад в формирование правовой культуры вносят и библиотеки.
Новые возможности в плане популяризации правовых знаний среди населения библиотекам предоставила межведомственная программа «Создание общероссийской сети публичных центров правовой информации на базе общедоступных библиотек» (1998), в реализации которой принимали участие Министерство образования РФ, администрации субъектов РФ, Институт
муниципальной правовой защиты, Национальный институт прессы, Молодежный союз юристов. Существенную помощь оказали производители информационно-правовых систем («КонсультантПлюс», «Кодекс» и т. д.), издательства юридической литературы, средства массовой информации.
В январе 2001 г. в рамках данной межведомственной программы в Томской
областной универсальной научной библиотеке им. А.С. Пушкина открылся Публичный центр правовой информации (ПЦПИ). В муниципальных библиотеках
Томской области правовые центры начали открываться при содействии ПЦПИ
в 2002–2003 гг. Впервые в области население получило возможность широкого
и оперативного доступа к правовой информации [20. С. 46].
В правовой информации нуждаются практически все категории читателей
сельской библиотеки, поэтому справедливо отметить, что правовые центры работают для всего местного сообщества. Учащиеся техникумов и колледжей,
высших учебных заведений, служащие бюджетных организаций и государственных учреждений, пенсионеры, предприниматели представляют основные категории пользователей центров. Тематика их запросов разнообразна и включает
в себя вопросы, связанные с трудовыми и жилищными правоотношениями, семейным правом, социальной защитой, налоговым законодательством, льготными
пенсиями, переселением с районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностям и др. В число преобладающих категорий запросов входят источники
опубликования правовых документов, действующие редакции документа, уточнение реквизитов нормативно-правового акта.
В Кривошеинской библиотеке действует Центр правовой и деловой информации, в котором читатели могут оперативно ознакомиться с изменениями в законодательстве, правовыми документами, получить аналитический консультационный материал. Фонд центра (1012 экземпляров) регулярно пополняется
и обновляется, содержит информацию о деятельности государственных, а также
муниципальных органов власти: в Центре представлены документы районной
думы и думы Кривошеинского поселения. Здесь же предоставляются услуги
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
электронной правовой программы «КонсультантПлюс», базы данных которой
также регулярно обновляются. Сотрудники библиотеки осуществляют индивидуальное информирование по правовой тематике, проводят массовую работу по
правовому просвещению населения [21. C. 2]. В Кривошеинской библиотеке
оформляются стенды с наиболее востребованной правовой информацией: «Новое в законодательстве», «Правовая неотложка» [22. С. 130].
Правовую культуру учащихся школ и техникумов сотрудники библиотек
формируют, проводя деловые игры, познавательные часы, викторины, конкурсы письменных работ, в ходе которых участникам предлагаются конкретные ситуации, требующие правого разрешения: «Права человека – твои права», «Символы государства Российского», «Знатоки права», «Права человека
в современном мире» и др.
Неуклонное ухудшение экологического состояния сегодня – одна из
главных глобальных проблем на планете. Становится очевидным, что первостепенной, актуальнейшей задачей является «экологизация сознания» [23. C.
4]. В системе общего среднего и профессионального образования и в высшей
школе вопросам формирования экологической культуры в последние годы
уделяется пристальное внимание. Появляется все больше публикаций, научно-методических разработок, посвященных историческим, философским
и методологическим обоснованиям развития экологической культуры отдельной личности и общества в целом.
Экологическое воспитание и образование стало одним из ведущих направлений и в деятельности сельских библиотек. В библиотеках скомплектованы фонды литературы на экологическую тематику, проводятся массовые мероприятия.
Библиотеки принимают участие в областных и районных экологических
проектах. Володинская библиотека в работе по экологическому просвещению
длительное время сотрудничает со школой и школьным лесничеством
«Кедр». Библиотеки проводят конкурсы поделок из природных материалов,
экологические утренники, познавательные игры.
В 2013 г., объявленном годом охраны окружающей среды, библиотеки приняли активное участие в областных конкурсах «Экология родного края», «Кедр –
жемчужина Сибири», «Природа Томской области через объектив фотокамеры».
Воспитание любви к природе и красоте окружающего мира в библиотеках
начинается с оформления интерьера: обилие комнатных растений, уютные «зеленые уголки» вызывают чувство приобщения к прекрасному миру живой природы. Такие уголки созданы в Кривошеинской Центральной и детской библиотеках, Володинской, Петровской, Никольской библиотеках [12. C. 44].
На формирование экологической культуры направлена деятельность клубных объединений. Например, в Кривошеинской детской библиотеке работает
экологический клуб «Свирелька». В 1998 г. на базе Центральной библиотеки
был создан клуб цветоводов-любителей «Флора». Девизом клуба выбраны слова
Г.-Х. Андерсена «Чтобы жить, нужны солнце, свобода и маленький цветок».
Клуб «Флора» объединяет цветоводов-любителей не только из Кривошеина,
но и из других сел района. Совет клуба решает организационные вопросы,
определяет тематику проводимых мероприятий, организовывает экскурсии
в цветники. Участники клуба «Флора» обсуждают литературу и периодическую печать по растениеводству, сельскому хозяйству, делятся опытом по
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
79
уходу за растениями, участвуют в районных и областных конкурсах гербариев и флористических работ. Целью своей деятельности члены клуба считают
«озеленение и украшение родного села, развитие у односельчан эстетического вкуса и чувства прекрасного» [24. C. 7]. Заседания клуба сопровождаются
книжными выставками («Цветочные секреты», «Подари себе урожай»), ко
всем заседаниям клуба издаются проспекты и буклеты. Библиотекари проводят викторины, обзоры, беседы, оформляют выставки по экологии: «На страже зеленого друга», «Эта хрупкая планета», «Целебные силы леса», «Войди
в природу другом», «День Земли», «Большие проблемы маленькой планеты»,
«Выращивайте цветы» и т. д. [25. C. 91]. Мероприятия, проводимые в рамках
работы клуба «Флора», находят отражение на страницах газеты «Районные
вести». Клуб очень популярен в районе, о чем свидетельствуют неоднократные приглашения провести заседания в разных населенных пунктах района.
Таким образом, сотрудники сельских библиотек выполняют крайне важные
задачи: формирование интереса к окружающему миру и стремления беречь его,
преодоление потребительского отношения к природе, воспитание любви к ней.
Работа муниципальных районных библиотек включает в себя и эстетическое воспитание. В библиотеках активно работают клубы и кружки для
разных возрастных групп, задачи которых заключаются в организации интеллектуального общения в кругу близких по духу людей, увлеченных творчеством; содействии разностороннему духовному развитию личности, реализации ее творческих способностей. Например, в библиотеке Красного Яра
с 2008 г. работает поэтический клуб для старшего поколения «Лира» [26. C. 1].
В библиотеках района проводятся литературно-музыкальные вечера, посвященные творчеству как поэтов-классиков, так и своих земляков, презентации
книг. Библиотеки организуют встречи с писателями Томской области. Так, в октябре 2010 г. для учащейся молодежи в Кривошеинской детской библиотеке
томскими писателями В.А. Колыхаловым и В.М. Костиным был организован
мастер-класс литературного творчества [27. С. 29].
В Кривошеинской библиотеке действует издательский центр «Кедр»,
в котором ведется работа по подготовке к изданию поэтических сборников
поэтов-земляков. Не так давно изданы сборники стихов: «Зачем мы верить
перестали» А. Рулева (2009), «Голос первой любви» (2011) Т. Семидотченко,
«За все судьбу благодарю» (2012) Н. Парфиненко, «Белые лошадки» (2012)
Н. Замецкис, «Разговор с Тем, кто тебя слышит» (2013) С. Матошиной. Работой по редактированию литературных сборников занимается заведующая
отделом информационного обслуживания Г.Ю. Грищенко.
Выставочная деятельность – еще одно направление работы библиотек по эстетическому воспитанию. Оформляя выставки картин художников-жителей района, фотографий, детских рисунков, сотрудники библиотек стараются сделать их
максимально разнообразными, зрелищными и познавательными [28. C. 3].
Сотрудники библиотек ведут работу по возрождению национальных
традиций, обычаев, изучению фольклора, народной культуры.
В Белостоке ежегодно проводятся Дни польской культуры, работает музей, библиотека пополняет свой фонд изданиями на польском языке. Новоисламбульская библиотека помимо функций по организации информационной,
образовательной и досуговой деятельности выполняет и функцию нацио-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
нального центра татарской культуры. В библиотеке комплектуется фонд национальной литературы, проводятся фольклорные праздники для детей, выставки детских рисунков по мотивам народных сказок. Библиотекарем деревни Новоисламбуль Кривошеинского района Ф.Н. Храповой был составлен
очерк «Исламбуль – край моих отцов и дедов: из истории села» (2013).
Новоисламбульская и Белостокская библиотеки Кривошеинского района
многие мероприятия проводят на национальном языке.
В ближайших планах многих библиотек – создание мини-музеев этнографического направления, продолжение сбора местного фольклора и оформления альбомов с летописью своих сел и деревень.
Сохранение исторической памяти, воспитание гражданственности и патриотизма, интереса и уважения к истории родного края, особенно в среде
подрастающего поколения, также находится в сфере деятельности сельских
библиотек. Большое внимание библиотеки уделяют комплектованию фондов
краеведческими изданиями. В школах и библиотеках оформляются краеведческие уголки. В Кривошеинской библиотеке организуются выставки, на
которых представлены литература об истории района, его известных людях,
печатные издания земляков. Также проводятся конкурсы творческих работ,
цель которых – активизация творческой активности населения, воспитание
чувства патриотизма, любви и уважения к родному краю [29. C. 1]. Ежегодно
ко Дню Победы библиотеки проводят для школьников уроки, посвященные
Великой Отечественной войне, организуют конкурсы рисунков.
Важнейшее направление деятельности сельских библиотек – социальная
работа. Библиотеки становятся площадками для встреч представителей различных социальных групп. В Кривошеинской библиотеке действуют два
клуба общения: «Надежда» – для старшего поколения и «Сударушка» – для
среднего возраста, в Пудовской библиотеке – клуб «Непоседушки» для читателей старшего поколения.
Сельскими библиотеками ведется работа с незащищенными слоями населения. Пенсионеры, инвалиды, безработные приходят в библиотеку не только
за книгой или журналом, но и поговорить о прочитанном, обсудить проблемы
села. Особая категория читателей – инвалиды, им уделяется повышенное
внимание. Библиотекари района всевозможными формами работы стараются
поддерживать эти категории населения, помогать им адаптироваться в обществе, не чувствовать себя одинокими. Библиотеки длительное время сотрудничают с ветеранскими организациями района, ветеранов всегда приглашают
на вечера, посвященные Дню пожилого человека, Дню Победы.
Отдел обслуживания инвалидов Томской областной универсальной научной библиотеки им. А.С. Пушкина обеспечивает нуждающихся тифлоприборами и «говорящими» книгами, звуковыми журналами, присылает в район и
плоскопечатные книги. Сельские библиотекари обслуживают инвалидов почти в каждом селе района. Те инвалиды, которые самостоятельно не могут посещать библиотеку, обслуживаются на дому. Для людей с ограниченными
возможностями в библиотеках проводятся праздничные вечера.
Детская библиотека села Кривошеино сотрудничает с социальным реабилитационным центром «Дельфин». Центр «Дельфин» функционирует с 2006 г. как
объединение семей с детьми-инвалидами разного возраста и с разными формами
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
81
заболеваний. Известно, что воспитанные изолированно дети-инвалиды трудно
идут на контакт со здоровыми детьми. Для того чтобы преодолеть эту проблему
и сформировать у детей навыки общения, библиотека выступила площадкой для
встреч ребят из реабилитационного центра и школьников села. В детской библиотеке проводятся игровые и познавательные мероприятия, выставки рисунков
и поделок, на встречи приглашаются местные творческие коллективы – детский
фольклорный ансамбль «Росинка», театр «Вдохновение».
Много внимания сельские библиотеки уделяют молодежи. В одной только
Кривошеинской Центральной библиотеке за год проходит более 200 познавательных мероприятий для молодежи. В Володинской библиотеке в 2009 г. был
организован клуб «Володинские дружные волонтеры» для трудных подростков,
часть из которых состоит на учете инспектора по делам несовершеннолетних.
Совместное участие в походах, посадке деревьев, уборке памятника погибшим
войнам помогает ребятам социализироваться, приучить себя к труду [30. C. 44].
Библиотеки района ведут профориентационную работу с молодежью. Для
студентов филиала Томского экономико-промышленного колледжа и профессионального училища Кривошеинская библиотека проводит деловые игры, информационные часы, направленные на развитие интереса к миру профессий, изучение рынка труда и формирование умения найти в нем свою
профессиональную нишу. Сотрудники библиотек осуществляют подбор литературы о профессиях, по возможности стараются приобретать новую литературу и электронные издания по профориентации, издают тематические
буклеты, составляют списки популярных и востребованных профессий.
Чтобы эффективно осуществлять работу по всем охарактеризованным
направлениям, быть в курсе всех современных тенденций развития библиотечно-информационной сферы, сотрудники библиотек ежегодно повышают
квалификацию на областных и региональных семинарах, курсах, мастерклассах, участвуют в профессиональных конкурсах. В 2010 г. сотрудники
библиотек принимали участие в проходившем в Томске форуме Российской
библиотечной ассоциации (РБА).
Сотрудники Кривошеинской ЦМБ участвуют в программах повышения
квалификации, проводимых Томской областной универсальной научной библиотекой им. А.С. Пушкина (ТОУНБ) и Томской областной детскоюношеской библиотекой (ТОДЮБ). В Кривошеино для сотрудников библиотек района проводятся выездные семинары, например: «Проектная деятельность библиотек» и «Активные формы работы по продвижению книги и чтения среди детей и юношества» (ТОДЮБ), «Издательская деятельность библиотек как отражение библиотечной практики» (ТОУНБ им. А.С. Пушкина),
тренинг-семинар «Продвижение библиотечных услуг», организованный областным учебно-методическим центром культуры и искусства.
Одна из ключевых задач, стоящих перед современными сельскими библиотеками, –многозначно и оперативно раскрыть перед пользователями то новое,
чем располагает библиотека, привлечь к ней внимание, повысить популярность
библиотеки в глазах общества. Формированию положительного имиджа библиотек способствуют публикации в районной газете и выступления на местном телевидении о проводимых мероприятиях, поступлениях новой литературы. Контакты со СМИ носят взаимовыгодный характер. Представители районных газет,
телевидения, радио могут получить информационные материалы, а библиотека –
публичное освещение своей деятельности. Основные преимущества рекламы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
в СМИ – это доступность для широкого круга читателей, универсальность целевой аудитории, гибкость, оперативность, возможность предоставления полной,
подробной информации, удобство отслеживания, сохранения и долговременного
использования рекламной информации.
На страницах газеты «Районные вести» находят место письма читателей,
статьи о сотрудниках библиотек, памятных датах, о заседаниях литературных
и других клубов, организованных при библиотеках. Кривошеинская библиотека
подготовила информационную программу для местного телевидения «Флора
в Кривошеинском районе» [17]. Телевизионная реклама является наиболее дорогостоящей, поэтому библиотеки имеют возможность обращаться к ней только
при встречной необходимости местного телевидения снять сюжет, затрагивающий библиотечно-информационную сферу. Телевизионная реклама наиболее
эффективна, поскольку предлагает аудитории зрительные образы – самые наглядные и убедительные из всех рекламных средств [31. C. 69].
Библиотеки стремятся предоставлять информацию об имеющихся книжных новинках и своих услугах в доступной форме. Работники библиотек проводят библиотечные уроки и экскурсии, выходят в учебные и трудовые коллективы с мероприятиями, рассказывают о составе и возможностях книжного
фонда, об услугах, которые оказывает библиотека, публикуют тематические
рекомендательные указатели литературы. Библиотеки активно участвуют во
всех значимых акциях в сфере культуры и образования в масштабах района,
области. Проведение крупных мероприятий сопровождается выпуском афиш,
закладок, программ, пригласительных билетов. По индивидуальным заказам
в издательском центре «Кедр» Кривошеинской библиотеки оформляются
брошюры, информационные буклеты, юбилейные календари, открытки.
Итак, как можно убедиться, библиотеки всегда решали и решают важные
для села вопросы, их деятельность соответствует основным общественным
задачам, проблемам, ожиданиям. Библиотеки Кривошеинского района были
и остаются хранительницами культурного наследия, сосредоточением духовной жизни. Библиотеки являются информационными, образовательными,
досуговыми центрами для разных социальных групп.
Безусловно, в осуществлении своей деятельности сельские библиотеки
сталкиваются с материальными и транспортными проблемами, в некоторых
библиотеках отсутствует телефонная связь и доступ к сети Интернет, необходим ремонт занимаемых библиотеками помещений, в районе происходит
сокращение численности населения. Несмотря на это, библиотеки продолжают выполнять свои просветительские, культурно-досуговые, коммуникационные функции. Жизнь сельских библиотек – это часть жизни Томской
области, пока еще недостаточно изученная, но от этого ее значение не
уменьшается. Сельские библиотеки сегодня выступают важнейшим элементом единой инфраструктуры информационного, культурного, социального
обслуживания жителей нашего края; содействуют развитию интеллектуального и духовного потенциала Томской области.
Литература
1. Пахомова Н. Что мы знаем // Ленинский путь. 1991. 3 дек. С. 2–3.
2. Маслова И.Е. Несколько слов о переписях населения: к 165-летию села Кривошеино
[Электронный
ресурс]
//
Государственный
архив
Томской
области.
URL:
http://gato.tomica.ru/publications/region/archive1990-1999/1991maslova1
(дата обращения:
12.01.2014).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
83
3. Харин А. Кривошеинская земля начала века // Районные вести. 1992. 15 июля. С. 4.
4. Селезнев А.Я. Мингерские просторы (историко-топонимический очерк). Томск, 2004. 96 с.
5. История Кривошеинского района // Фонд неопубликованных документов Кривошеинской Центральной библиотеки. 3 c.
6. Родионова Т.В. Кривошеинский район / Т.В. Родионова, К.Н. Андреева // Энциклопедия
Томской области / науч. ред. Н.М. Дмитриенко. Томск, 2008. Т. 1. С. 349–350.
7. Анкудинова Е.С. Кривошеино // Энциклопедия Томской области / науч. ред. Н.М. Дмитриенко. Томск, 2008. Т. 1. С. 348–349.
8. Районы Томской области: статистический сборник (2002–2009) / под ред. С.В. Касинского. Томск, 2010. 278 с.
9. Кривошеинский район Томской области: официальный сайт [Электронный ресурс]. URL:
http://kradm.tomsk.ru/ (дата обращения: 19.11.2014).
10. Никиенко О.Г. Библиотечное дело // Энциклопедия Томской области / науч. ред.
Н.М. Дмитриенко. Томск, 2008. Т. 1. С. 69–70.
11. Малахова Л.П. Массовые библиотеки Западной Сибири в 1920–1930 гг. на службе у
государства // Вестн. Том. гос. ун-та. 2008. № 310. С. 74–78.
12. Грищенко Г.Ю. Кривошеинская библиотека // Персона. 2011. № 11. С. 42–44.
13. История Кривошеинской ЦБС // Фонд неопубликованных документов Кривошеинской
Центральной библиотеки. 9 c.
14. Решение исполкома Кривошеинского районного Совета депутатов трудящихся № 153
от 21 июля 1977 года о централизации государственных массовых библиотек Кривошеинского
района // Фонд неопубликованных документов Кривошеинской Центральной библиотеки. 3 c.
15. Чумакова В. Месячник книги // Ленинский путь. 1986. 29 нояб. C. 2.
16. Информационный отчет Кривошеинской ЦБС за 1984 г. Кривошеино, 1985. 32 с.
17. Томская областная универсальная научная библиотека им. А.С. Пушкина: официальный
сайт [Электронный ресурс]. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/page/271/ (дата обращения: 19.11.2014).
18. Кривошеинская централизованная библиотечная система: официальный сайт [Электронный ресурс]. URL: http://krivbiblioteka.ucoz.org (дата обращения: 20.11.2014).
19. Кузоро К.А. Сельские библиотеки Томской области как культурно-просветительские и
информационные учреждения (на примере библиотек Кривошеинского и Молчановского районов) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2011. № 4. С. 73–79.
20. Гончарук Н.Н. Правовое обеспечение населения в ЦБС Томской области // Панорама библиотечной жизни Томской области: сб. ст. / сост. А.А. Таращенко. Томск, 2005. Вып. 1. С. 45–49.
21. Силицкая О.В. С праздником, дорогие коллеги! // Районные вести. 2011. 26 мая. С. 2.
22. Кузоро К.А. Роль и значение сельских библиотек Томской области в формировании
правовой культуры населения // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение.
2012. № 4 (8). С. 127–131.
23. Лашманова В.Ф. Формирование экологической культуры у учащейся молодежи. Сургут, 2005. 131 с.
24. Клуб любителей цветоводства «Флора» в Кривошеинской Центральной библиотеке.
Кривошеино, 2008. 15 c.
25. Кузоро К.А. Клубная деятельность современных сельских библиотек (из опыта работы
библиотек Каргасокского, Кривошеинского и Молчановского районов Томской области) /
К.А. Кузоро, Д.Н. Болотских // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2013.
№ 2 (10). С. 87–92.
26. Беляйцева В. Так родилась «Лира» // Районные вести. 2008. 10 апр. С. 1.
27. Анализ работы Кривошеинской ЦМБ за 2010 г. Кривошеино, 2011. 45 с.
28. Шенелева Т. «Прекрасные мгновения» // Районные вести. 2004. 20 апр. С. 3.
29. Грищенко Г.Ю. Духовный потенциал земляков // Районные вести. 2009. 6 авг. С. 1.
30. Кузоро К.А. Направления социальной работы сельских библиотек Томской области (на
примере библиотек Каргасокского, Кривошеинского и Молчановского районов) // Вестн. Том.
гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2013. № 3 (11). С. 41–45.
31. Кузоро К.А. Реклама в сельских библиотеках Томской области: виды и возможности //
Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2012. № 2 (6). С. 65–70.
Kuzoro Kristina A., Sitnikova Yulia V. Tomsk State University, Tomsk Regional Universal Scientific Library n. a. A. S. Pushkin (Tomsk, Russian Federation). E-mail: clio-2002@mail.ru, yulya_sitnikova_90@mail.ru
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
К.А. Кузоро, Ю.В. Ситникова
MUNICIPAL LIBRARIES IN KRIVOSHEINSKY DISTRICT IN TOMSK REGION:
HISTORY AND CONTEMPORARY STATE
Key words: rural libraries, Tomsk region, Krivosheinsky district.
The first rural libraries appeared on the Tomsk area with the activity of the public figure, patron P. I.
Makushin at the beginning of the XX century.
In 1934, the first library of Krivosheino situated near the former Church of the Saviour. The first
Krivosheinsky regional children's library was founded on July 1, 1951 which in 1999 was transformed
to children's office of the Centralized library system. Thanks to the work, done by the staff of municipal libraries, who collected information about opening of rural libraries in Soviet period in the
Krivosheinsky area. The first rural reading room appeared in the village of Ishtan in 1935, it was in
one building with club. The reading room was open in the village Krasniy Yar in 1938. The reading
room was open in Belostok in 1948. The library in Elizarovo started to work 1946. In 1954 was open
the library in the village Malinovka ,and in the same year was opened the Petrovsky rural library. The
library from the village of Novo-Aleksandrovskaya was transferred to the village of Pudovka in 1960.
The library in the village of Novoislambul was opened in 1961. The first books appeared in the village
of Voznesenka as mobile library in 1961. Centralization became an important stage for rural libraries.
All libraries of the Tomsk region created the centralized library systems (CLS) with uniform book
fund, the help and bibliographic device and uniform staff. The purposes of working in CBS completely answered to ideological tasks and public inquiries in Soviet period. The service of library and
information was directed on workers of agricultural industry, on assistance to labor education of the
population. The main readers were cattle breeders, machine operators, experts of agricultural industry,
lumberers, teachers, youth and pupils. The CBS in the Krivosheinsky area is kept at the moment, it
includes in the network of 14 public libraries. Since 2000,there is an electronic catalog in the Central
library . All Libraries carry out cooperation with regional department of education, department of social protection, job center of the population, with schools and so on. Nowadays the important kinds of
work in libraries are: formation of information, legal, ecological culture of the population; esthetic
education; studying of the native land and revival of national traditions and customs and social work.
The libraries of the Krivosheinsky area were and remain keepers of cultural heritage, also, they are
informative, educational and leisure centers for different social national groups.
References
1. Pakhomova N. Chto my znaem [What we know]. Leninskiy put', 1991, 3th December, pp. 2–3.
2. Maslova I.E. Neskol'ko slov o perepisyakh naseleniya: k 165-letiyu sela Krivosheino [A few words about
the
census: the 165th
anniversary
of
the
village
Krivosheino].
Available at:
http://gato.tomica.ru/publications/region/archive1990-1999/1991maslova1. (Accessed: 12th January 2014).
3. Kharin A. Krivosheinskaya zemlya nachala veka [The Krivosheino land at the beginning of the
century]. Rayonnye vesti, 1992, 15th July, p. 4.
4. Seleznev A.Ya. Mingerskie prostory (istoriko-toponimicheskiy ocherk) [Mingersk open spaces (a
historical and toponymic survey)]. Tomsk: Tomsk Department of the Russian Geographical Society
Publ., 2004. 96 p.
5. Istoriya Krivosheinskogo rayona [The history of Krivosheino District]. In: Fond neopublikovannykh
dokumentov Krivosheinskoy Tsentral'noy biblioteki [The Fund of Unpublished Documents of
Krivosheino Central Library]. 3 p.
6. Rodionova T.V. Krivosheinskiy rayon [Krivosheinsky District]. In: Dmitrienko N.M. Entsiklopediya
Tomskoy oblasti [The Encyclopedia of Tomsk Region]. Tomsk, 2008, vol. 1, pp. 349–350.
7. Ankudinova E.S. Krivosheino [Krivosheino]. In: Dmitrienko N.M. Entsiklopediya Tomskoy oblasti
[The Encyclopedia of Tomsk Region]. Tomsk, 2008, vol. 1, pp. 348–349.
8. Kasinskiy S.V. (ed.) Rayony Tomskoy oblasti: statisticheskiy sbornik (2002–2009) [Areas of Tomsk
region: the statistical yearbook (2002-2009)]. Tomsk, 2010. 278 p.
9. Krivosheinsky District of Tomsk region: the official website. Available at: http://kradm.tomsk.ru/.
(Accessed: 19th November 2014). (In Russian).
10. Nikienko O.G. Bibliotechnoe delo [The Librarianship]. In: Dmitrienko N.M. Entsiklopediya Tomskoy oblasti [The Encyclopedia of Tomsk Region]. Tomsk, 2008, vol. 1, pp. 69-70.
11. Malakhova L.P. Mass libraries of West Siberia in 1920-1930 on public service. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta – Tomsk State University Journal, 2008, no. 310, pp. 74–78. (In Russian).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муниципальные библиотеки Кривошеинского района Томской области
85
12. Grishchenko G.Yu. Krivosheinskaya biblioteka [The library in Krivosheino library]. Persona,
2011, no. 11, pp. 42–44.
13. Istoriya Krivosheinskoy TsBS [The history of Krivosheino Central Library System]. In: Fond
neopublikovannykh dokumentov Krivosheinskoy Tsentral'noy biblioteki [The Fund of Unpublished
Documents of Krivosheino Central Library]. 9 p.
14. The decision of the Executive Committee of Krivosheinsky District Council of People's Deputies
no. 153 of 21st July 1977 on the centralization of state public libraries in Krivosheinsky District. In:
Fond neopublikovannykh dokumentov Krivosheinskoy Tsentral'noy biblioteki [The Fund of Unpublished Documents of Krivosheino Central Library]. 3 p. (In Russian).
15. Chumakova V. Mesyachnik knigi [The month of the book]. Leninskiy put', 1986, 29th November, p. 2.
16. The information report of Krivosheino Central Library System for 1984. Krivosheino, 1985. 32 p.
(In Russian).
17. Tomsk Regional Universal Scientific Library named after A.S. Pushkin: the official website. Available at: http://prof.lib.tomsk.ru/page/271. (Accessed: 19th November 2014). (In Russian).
18. The Krivosheino centralized library system: the official website. Available at:
http://krivbiblioteka.ucoz.org. (Accessed: 20th November 2014).
19. Kuzoro K.A. Rural libraries of Tomsk region as cultural-educational institutions (as exemplified by
the libraries of Krivosheino and Molchanovo districts). Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie – Tomsk State University Journal of cultural Studies and Art
History, 2011, no. 4, pp. 73–79. (In Russian).
20. Goncharuk N.N. Pravovoe obespechenie naseleniya v TsBS Tomskoy oblasti [Legal security of the
population in the Central Library System of Tomsk region]. In: Panorama bibliotechnoy zhizni Tomskoy oblasti [The panorama of libraries in Tomsk Region]. Tomsk, 2005, issue 1, pp. 45–49.
21. Silitskaya O.V. S prazdnikom, dorogie kollegi! [Congratulations, dear colleagues!]. Rayonnye
vesti, 2011, 26th May, p. 2.
22. Kuzoro K.A. The role and value of rural libraries of the Tomsk region in formation of legal culture
of the population. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie – Tomsk State University Journal of cultural Studies and Art History, 2012, no. 4 (8), pp. 127–
131. (In Russian).
23. Lashmanova V.F. Formirovanie ekologicheskoy kul'tury u uchashcheysya molodezhi [Formation of
ecological culture among students]. Surgut, 2005. 131 s.
24. Klub lyubiteley tsvetovodstva “Flora” v Krivosheinskoy Tsentral'noy biblioteke [The club of floriculture “Flora” in the Krivosheino Central Library]. Krivosheino, 2008. 15 c.
25. Kuzoro K.A., Bolotskih D.N. The club in modern rural library (from the experience of activity of
libraries of the Kargasoksky, Krivosheinsky and Molchanovsky districts of Tomsk region). Vestnik
Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie – Tomsk State University
Journal of cultural Studies and Art History, 2013, no. 2 (10), pp. 87–92. (In Russian).
26. Belyaytseva V. Tak rodilas' “Lira” [Thus was born the “Lira”]. Rayonnye vesti, 2008, 10th
April, p. 1.
27. The analysis of the Krivosheino Central Intersettlement Library work for 2010. Krivosheino, 2011.
45 p. (In Russian).
28. Sheneleva T. “Prekrasnye mgnoveniya” [“Precious moments”]. Rayonnye vesti, 2004, 20th
April, p. 3.
29. Grishchenko G.Yu. Dukhovnyy potentsial zemlyakov [The spiritual potential of the fellows].
Rayonnye vesti, 2009, 6th august, p. 1.
30. Kuzoro K.A. The directions of social work of rural libraries of the Tomsk region (as exemplified
by Kargasoksky, Krivosheinsky and Molchanovsky districts of Tomsk region). Vestnik Tomskogo
gosudarstvennogo universiteta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie – Tomsk State University Journal of
cultural Studies and Art History, 2013, no. 3 (11), pp. 41–45. (In Russian).
31. Kuzoro K.A. Advertising in rural libraries of Tomsk region: kinds and possibilities. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie – Tomsk State University
Journal of cultural Studies and Art History, 2012, no. 2 (6), pp. 65–70. (In Russian).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
УДК 027.52 (571.16)
Е.А. Масяйкина
ФОРМИРОВАНИЕ ДОКУМЕНТНЫХ ФОНДОВ
СЕЛЬСКОЙ БИБЛИОТЕКИ
(ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ БИБЛИОТЕК ВЕРХНЕКЕТСКОГО,
ТЕГУЛЬДЕТСКОГО И ЧАИНСКОГО РАЙОНОВ
ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ)1
Статья посвящена изучению деятельности по формированию документных
фондов муниципальных библиотек Верхнекетского, Тегульдетского и Чаинского районов Томской области. Исследованы содержание, формы, методы и результаты работы с документными фондами сельских библиотек. Рассмотрены на региональном
материале такие направления, как финансирование, комплектование, каталогизация,
распределение, структурирование, повышение эффективности использования фондов
и обеспечение их сохранности. Акцентируются специфические особенности деятельности сельских библиотек в области формирования документных фондов.
Ключевые слова: сельские библиотеки, Томская область, формирование фондов.
Современная библиотека является важнейшим социальным институтом, обеспечивающим культурное, нравственное, духовное, информационное развитие граждан и социальных групп. Манифест ИФЛА /
ЮНЕСКО «О публичной библиотеке» определяет данное учреждение как
местный центр информации, в котором читатели могут почерпнуть всевозможные знания. В фондах публичной библиотеки должны храниться
материалы, отвечающие потребностям всех возрастных и социальных
групп данной территории. Библиотечные фонды призваны включать все
виды соответствующих средств информации на электронных и традиционных носителях. Для достижения максимальной эффективности деятельности публичной библиотеки первостепенное значение имеет опора на
местные информационные потребности и социально-культурные условия.
Материалы, хранящиеся в фондах публичных библиотек, должны отражать современные тенденции и эволюцию общества, а также основные
вехи человеческой деятельности [1].
Конкретизирует вышеперечисленные положения Модельный стандарт
деятельности публичной библиотеки, принятый Российской библиотечной
ассоциацией в 2008 г. Он определяет, что основным информационным ресурсом современной публичной библиотеки является документный фонд,
который включает издания в различных форматах и на различных носителях: книги, периодику, аудиовизуальные и электронные документы. Фонд
публичной библиотеки, обслуживающей все категории местных жителей,
является универсальным по содержанию и включает широкий диапазон
документов разных форматов и на различных носителях [2]. Термин «биб1
Статья подготовлена при финансовой поддержке совместного конкурса РГНФ и Администрации Томской области, проект № 13-11-70003.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование документных фондов сельской библиотеки
87
лиотечный фонд» ключевой в области библиотечного дела, и он трактуется как упорядоченная совокупность документов, соответствующая задачам и профилю библиотеки и предназначенная для использования и хранения [3. С. 151]. Понятие «формирование библиотечных фондов» ввел в
научный оборот Ю.В. Григорьев, который выявил и определил три фазы
данного процесса – комплектование, организацию и управление работой
библиотеки по комплектованию и организации фондов на основании данных об их использовании и необходимости обеспечения постоянного соответствия их новым требованиям, выдвигаемым обществом [4. С. 47].
Основная задача деятельности муниципальной библиотеки – организация информационно-библиографического обслуживания населения территории. При этом сельские библиотеки должны помнить о своей миссии –
оставаться важнейшим звеном социальной коммуникации, обеспечивая
свободный доступ к информации для максимально возможного удовлетворения информационных, социальных, культурных, образовательных и
досуговых потребностей населения. Для реализации данной задачи библиотекам необходим грамотно сформированный документный фонд. Фонд
современной сельской библиотеки представляет собой комплекс первичных и вторичных документов на различных материальных носителях.
Библиотечный фонд формируется в соответствии с количественными и
качественными особенностями всех читательских категорий, а также с
информационными потребностями пользователей. Особенность работы
сельской библиотеки – относительно небольшое количество пользователей, что влияет в первую очередь на величину, структуру и уровень использования библиотечного фонда. Проиллюстрируем данный тезис количественными показателями библиотечной деятельности исследуемых в
данной статье районов Томской области. Так, количество пользователей
библиотечной системы Верхнекетского района в 2013 г. составило 7 517
человек, что на 109 человек больше, чем в 2012 г. Количество посещений
библиотеки в 2013 г. увеличилось на 109 человек, составив 110 923 посещения. Соответственно выросло количество выданных документов из
библиотечного фонда: 236 898 экз., что на 6 182 экз. больше, чем в 2012 г.
[5. С. 3]. В силу особенностей географического положения и социальноэкономической ситуации региона в Тегульдетском районе наблюдается
другая тенденция – снижение основных показателей работы библиотек.
Так, количество пользователей по сравнению с 2012 г. уменьшилось на
216 человек, составив 3 040 человек. Соответственно уменьшились показатели выдачи документов из фонда: в 2013 г. было выдано 64 835 документов, что на 674 меньше, чем в 2012 г. Снижение данных показателей
(являющихся базовыми для характеристики и оценки деятельности библиотеки) обусловливается объективными изменениями социальных условий исследуемого района. В частности, такими причинами, как закрытие в
2013 г. одного из филиалов Тегульдетской централизованной библиотечной системы (был ликвидирован библиотечный досуговый центр п. Центрополигон); слабое пополнение библиотечного фонда новыми периодическими и непериодическими изданиями; недостаточно развитая техническая база библиотек и отсутствие Интернета в поселковых библиотеках
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
Е.А. Масяйкина
(что является немаловажным фактором для привлечения молодых читателей). Учитывая, что немалая часть населения района активно пользуется
домашним Интернетом, библиотеки рискуют потерять некоторое количество читателей. Тем не менее отрадно наблюдать, что количество посещений библиотек увеличилось с 37 602 человек в 2012 г. до 38 975 человек
в 2013 г. (прирост составил 1 375 человек). Данный прирост объясним с
точки зрения повышения активности социальной деятельности библиотеки: население района активно участвует в познавательных и досуговых
мероприятиях, проводимых библиотекой [6. С. 2].
Важнейший показатель, позволяющий оценить современное состояние
библиотеки и качество ее работы, – это объем документного фонда и уровень
расходов на его формирование. Особенностью анализа фондов ЦБС является
формирование совокупных количественных показателей, складывающихся из
результатов работы центральной районной библиотеки, детской библиотеки
и филиалов библиотечной системы. Так, в 2013 г. в Муниципальную централизованную библиотечную систему (МЦБС) Чаинского района входило
15 филиалов, Верхнекетского района – 13 филиалов, Тегульдетского – 6 филиалов. Соответственно совокупный объем фонда по состоянию на конец
2013 г. составляет в Чаинском районе 171 405 экз., в Верхнекетском районе –
140 468 экз., в Тегульдетском районе – 93 531 экз.
Говоря о библиотечном фонде в целом, мы подразумеваем наличие в нем
развернутой структуры, позволяющей проводить дифференцированное обслуживание читателей и обеспечить максимально эффективное выполнение
информационных запросов читателей. Структурирование библиотечного
фонда может производиться по различным признакам документов: содержательным (к которым относятся отраслевые и тематические признаки) и формальным (включающим хронологические, языковые, географические, типовидовые и другие признаки). Варианты структурирования фонда документов
определяются конкретной библиотекой и зависят прежде всего от целей
и задач данной библиотеки, а также от особенностей информационных запросов читателей. Несмотря на структурное многообразие реально существующих библиотечных фондов, в планово-отчетной документации принято
структурирование данных в соответствии с направлениями деятельности
библиотеки по формированию фондов. В частности, в отчетах, посвященных
финансированию фондов, выделяются два крупных раздела: книги и периодические издания.
В исследуемых районах за 2013 г. на пополнение фонда были произведены следующие расходы. В Верхнекетском районе на приобретение новых изданий в целом в 2013 г. было затрачено 517 879 руб. (приобретено
всего 1573 экз.), из которых на книги – 225 855 руб. (сумма уменьшилась
по сравнению с 2012 г., когда она составляла 265 241 руб.), на периодику – 292 023 руб. (здесь, наоборот, сумма увеличилась по сравнению
с 2012 г., когда она составляла 262 850 руб.) [5. С. 5]. ЦБС Тегульдетского
района в 2013 г. затратила на пополнение фонда в целом 106 841руб., приобретя 340 экз. (в 2012 г. – 153 296 руб.) [6. С. 8]. В Чаинском районе
фонд пополнился в 2013 г. на 3 332 экз., на что было затрачено 633 715
руб. (это больше, чем в 2012 г., когда данный показатель составил 622 602
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование документных фондов сельской библиотеки
89
руб.). Расходы на книги в 2013 г. немного не достигли уровня 2012 г. и
составили 387 763 руб. (в 2012 – 388 746 руб.). Затраты на периодические
издания, напротив, превысили уровень 2012 г. – 245 951 руб. (в 2012 г. –
233 855 руб.) [7. С. 7].
Финансирование комплектования документного фонда сельской библиотеки складывается из средств, направляемых из различных бюджетов:
федерального, областного, муниципального и внебюджетных средств.
Прежде всего, необходимо отметить возможность привлечения средств из
федерального бюджета, которая предусмотрена и зафиксирована в планово-отчетной документации библиотек. Тем не менее анализ отчетов показывает, что средства данного бюджета в комплектовании сельских библиотек не используются. Также сельские библиотеки весьма немного получают из областного бюджета. Основная доля финансовых вливаний
в пополнение фонда библиотек – целевые субвенции из муниципального
бюджета – формы образования и расходования денежных средств, предназначенных для финансового обеспечения задач и функций местного самоуправления. Как правило, данные средства тратятся на приобретение периодических изданий.
Так, в 2013 г. ЦБС Верхнекетского района из муниципального бюджета
на покупку периодики затратила 292 023 руб., приобретя 1 161 экз. В Тегульдетском районе данные показатели составили 52 256 руб. на периодику
и 12 000 руб. на книги. Важнейшим финансовым источником пополнения
документного фонда библиотеки являются внебюджетные средства – средства, находящиеся в распоряжении библиотек, выделяемые не из местного
бюджета, а формируемые за счет других источников. Перечень таких источников для библиотек весьма разнообразен – это реализация платных библиотечных услуг (включающих пользование ночным абонементом), спонсорские
вливания, дары читателей и организаций, участие в грантовой и проектной
деятельности. В библиотеках Верхнекетского района за счет внебюджетных
средств, полученных за реализацию платных услуг, было приобретено
1 396 экз. книг на сумму 179 337 руб. Из других внебюджетных источников
было приобретено 177 экз. книг на сумму 46 518 руб.
В Тегульдетском районе внебюджетные средства, полученные от платных
услуг, составили 19 650 руб. За счет данных средств приобреталась в основном художественная и детская литература. Помимо этого, на приобретение
детской литературы в 2013 г. было истрачено 12 тыс. руб., полученных в результате участия в конкурсе на получение гранта главы администрации Тегульдетского района. В процессе участия в конкурсе библиотеками были выполнены проекты «Библиотека, книжка, я – вместе дружная семья» (стоимостью 20 000 руб.), «Согреем мамины сердца» (стоимостью 20 000 руб.),
«Ночь в музее» (стоимостью 5 000 руб). Помимо пополнения фонда, привлеченные внебюджетные средства, как правило, тратятся библиотеками на хозяйственные нужды, почтовые услуги, приобретение сувениров, призов для
читателей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
Е.А. Масяйкина
Находясь в ограниченной в финансовом отношении ситуации, сельские
библиотеки стараются максимально расширять круг источников комплектования. Источники комплектования для сельских библиотек условно можно
объединить в следующие группы: органы местного самоуправления, издательства и книготорговые фирмы, общественные организации, областные
библиотеки, спонсорская поддержка и дары частных лиц. Сельские библиотеки Томской области активно используют практически все из вышеперечисленных возможностей. В частности, в качестве источника пополнения фонда можно назвать Департамент по культуре и туризму Томской
области, Молодежный парламент Томской области, Департамент природных ресурсов Томской области, Комитет охраны окружающей среды и
природопользования Томской области. Значительную помощь библиотекам в комплектовании фондов в 2013 г. оказали книготорговые организации «Библионик», «Книжный мир», «Красная строка», книжный магазин
«ЛитераМ», Добровольное общество любителей книги Томской области
(«ДОЛКнига»). Документы в фонды сельских библиотек поступают благодаря сотрудничеству с Томской областной универсальной научной библиотекой им. А.С. Пушкина и Томской областной детско-юношеской библиотекой. Небольшую, но важную часть пополнения фондов составляют
дары читателей, а также переданная ими в библиотеку литература взамен
утерянной или испорченной.
Новые поступления в библиотечный фонд структурируются, прежде
всего, по отраслевому принципу. В аналитическом отчете о деятельности
библиотеки предусмотрены отраслевые разделы, сформулированные на
основе классификационной системы, принятой в данной библиотеке (как
правило, это таблицы Библиотечно-библиографической классификации).
В первую очередь структурно выделяется литература по социальноэкономическим, естественным, техническим и сельскохозяйственным наукам. Кроме того, сельские библиотеки подробно структурируют поступления по гуманитарным дисциплинам (поскольку основные поступления
относятся именно к данным отраслям знания): литература по искусству,
филологическим наукам, детская и художественная литература. Отдельно
следует упомянуть новые поступления по краеведению, так как краеведческая деятельность относится к важнейшим направлениям работы библиотеки и литература по этому направлению пользуется самым активным
спросом у читателей.
Необходимо отметить, что структурирование новых поступлений зависит от типо-видовой принадлежности библиотеки. Так, в научных и
учебных библиотеках в потоке новых поступлений дополнительно выделяются отдельные виды литературы: научная, учебная, учебнометодическая, справочная, периодические издания. Также при необходимости данные могут конкретизироваться по жанровому, хронологическому, языковому, географическому и другим признакам. Отраслевой состав
новых поступлений за 2013 г. в библиотечные системы исследуемых районов представлен в табл. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование документных фондов сельской библиотеки
91
290
-
52
16
1
6
579
238
23
66
Краеведение
-
Филол.
науки
22
Техн. науки
Спорт
33
Худож. и детская
лит.
Искусство
Сельскохоз. науки
Естеств.-науч.
лит.
Верхнекет
ский
Тегульдетский
Чаинский
Соц.-экон. лит.
Район
Таблица 1. Отраслевой состав новых поступлений в муниципальные библиотеки
Верхнекетского, Тегульдетского и Чаинского районов Томской области в 2013 г.
5
2
-
-
1206+
+15
256
4
4
1
-
2191
121
114
54
Таким образом, наиболее значительная часть новых поступлений приходится на детскую и художественную литературу, а также на социальноэкономическую и литературу по искусству. Крайне мало литературы библиотеки комплектуют по техническим и спортивным отраслям. Данная ситуация
полностью отражает профиль фонда сельской библиотеки. Профиль фонда –
это специализация документного фонда на удовлетворении типичных для
данной библиотеки информационных потребностей читателей. Учитывая социально-культурную миссию муниципальной сельской библиотеки, профильными для данных фондов являются документы для реализации познавательных, досуговых, культурных, социальных информационных потребностей, что в полной мере выявило наше исследование.
Следующий этап в технологии формирования библиотечных фондов –
учет документов и отражение их в справочно-поисковом аппарате библиотеки. Деятельность муниципальных сельских библиотек происходит в
рамках существующих в библиотечном деле технологических правил и
регламентируется приказом Министерства культуры РФ «Об утверждении
Порядка учета документов, входящих в состав библиотечного фонда» [8],
стандартами СИБИД «Комплектование фонда документов. Библиографирование. Каталогизация. Термины и определения» [3], «Библиографическая запись. Библиографическое описание. Общие требования и правила
составления» [9], «Библиотечная статистика» [10], а также внутрибиблиотечными организационно-методическими документами. Учет документов
библиотечного фонда является основой отчетности и планирования деятельности библиотеки, способствует обеспечению его сохранности. Процедура учета включает регистрацию поступления документов в библиотечный фонд, их выбытия из фонда, итоговые данные о величине (объеме)
всего библиотечного фонда и его подразделов, стоимость фонда. Учету
подлежат все документы (постоянного, длительного, временного хранения), поступающие в фонд библиотеки и выбывающие из фонда библиотеки, независимо от вида носителя. Деятельность по учету документов ведется в регистрах индивидуального и суммарного учета в традиционном и
(или) электронном виде. В муниципальных сельских библиотеках ведутся
стандартные учетные документы: инвентарная книга, книга суммарного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
Е.А. Масяйкина
учета, разработана система актов по приему и выбытию документов, система учета периодических и электронных (сетевых локальных и удаленных) изданий.
Важнейшим направлением учета является подведение итогов движения
фонда, для чего в учетной и отчетной документации выделяется соответствующий раздел. Движение библиотечного фонда – это подведение итогов
деятельности по пополнению фонда и исключению документов из него. Итоги движения подводятся по состоянию на начало и конец отчетного года, а
также приводятся данные по поступлению и выбытию документов в течение
года. Каждый показатель предусматривает структурирование фонда по видам
документов: книги и брошюры, журналы и газеты, издания на CD-ROM и
DVD-дисках, аудио- и видеокассетах. Одним из результатов модернизации
деятельности библиотек стало формирование библиотеками собственных
электронных ресурсов, информация о которых также присутствует в отчетности по движению фонда. Статистическими единицами учета процессов движения являются «экземпляры изданий». Данные о движении фонда приводятся в третьей части книги суммарного учета и объединяются по итогам отчетного года в сводную таблицу. Кроме того, в отчетной документации
приводится более конкретная информация по причинам выбытия документов
из фонда. К таким причинам относится прежде всего устаревание документа
по содержанию, т.е. утрата актуальности, научной и практической ценности.
Прежде всего устареванию подлежит социально-экономическая и техническая литература. Еще одна существенная причина выбытия – физический износ и ветхость документа. Ветхими считаются издания и материалы, пришедшие в непригодное для использования состояние и не подлежащие реставрации (или когда их восстановление экономически нецелесообразно).
Также актуальной причиной для выбытия документов является наличие в
них дефектов, препятствующих их использованию. Некоторые библиотеки
сталкиваются с такой причиной, как излишняя дублетность – наличие в
фонде неоправданно большого (не соответствующего нормативам и уровню читательского спроса) количества экземпляров определенного издания. Излишняя дублетность засоряет фонд, приводит к нерациональному
использованию помещений книгохранилища и создает информационный
шум при выполнении информационных запросов. Следующей веской причиной для исключения литературы из фонда библиотеки является ее непрофильность – несоответствие специфике фонда конкретной библиотеки и особенностям информационных запросов читателей. Ну и, наконец, самая значительная причина для оформления исключения документов – их физическая
утрата или утеря читателями.
Важнейший технологический этап формирования фонда – отражение его
в справочно-поисковом аппарате библиотеки. Центральные районные библиотеки организуют и ведут систему каталогов и картотек, отражающих документный фонд в различных аспектах – в соответствии с целями библиотеки
и спецификой информационных запросов читателей. Как правило, в библиотеке существуют две крупные группы каталогов: служебные и читательские.
Служебные каталоги предназначены для использования сотрудниками библиотеки и содержат максимально полную информацию о документном фон-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование документных фондов сельской библиотеки
93
де – о его качественном и количественном составе, об экземплярности документов постоянного и временного хранения. Также служебный каталог содержит деловые пометки библиотекарей – сведения о проведенных проверках фонда, о списании и выбытии документов, об изменении их местоположения, о дополнительном комплектовании уже имеющихся экземпляров. Центральные
библиотеки исследуемых районов ведут разнообразные служебные каталоги.
Прежде всего, это учетный каталог, который включает информацию о распределении документов между филиалами библиотечной системы. Незаменим
при проверках фонда топографический каталог, представляющий библиографические записи в соответствии с порядком расстановки документов на полках.
Классическим служебным каталогом является карточный генеральный алфавитный каталог, включающий библиографические записи на абсолютно все документы, имеющиеся в библиотеке. В результате модернизации деятельности библиотек и внедрения электронных каталогов некоторые библиотеки (в частности,
Чаинского района) законсервировали служебные алфавитные карточные каталоги и обращаются к ним только в случае регистрации выбытия и списания документов. Читательские карточные каталоги предназначены для использования
пользователями библиотеки и содержат только те сведения, которые помогут
максимально эффективно, точно и полно реализовать информационные запросы.
Базовый читательский каталог – алфавитный – существует во всех библиотеках
и включает библиографические записи, расположенные по алфавиту фамилии
автора, заглавия документа или названия коллективного автора. Систематический каталог группирует информацию по отраслевому принципу и является незаменимым при тематическом поиске. Детализировать тематический поиск, выделяя более конкретный предмет исследования, позволяет алфавитнопредметный указатель к систематическому каталогу (АПУ), располагающий в
алфавитном порядке предметные рубрики и дающий отсылку от рубрики
к разделу систематического каталога. Систематический каталог может отражать
не весь документный фонд библиотеки, а только его часть и быть предназначенным для определенной читательской категории. В библиотеках исследуемых
нами районов ведутся систематические каталоги для детей и подростков (информация группируется комбинированно – по отраслям знания и возрастным
категориям), а также для руководителей детского чтения. В Тегульдетском районе ведется каталог заглавий документов, а также каталог изданий платного абонемента. Непременным условием модернизации деятельности библиотеки является наличие электронного каталога – машиночитаемого каталога, работающего
в реальном режиме времени и предоставленного в распоряжение читателей. Так,
электронный каталог МЦБС Чаинского района создан на основе программного
обеспечения «Руслан» и насчитывает более 40 000 записей. Современный электронный каталог представляет собой комплекс подкаталогов: «Книги» (19 418
записей), «Периодика» (картотека статей и краеведческий каталог, 8 539 записей), «Периодика» (сведения о подписке, 736 записи). Специалистами центральной районной библиотеки также формируется комплекс авторитетных записей
(11 593 записи), представляющих собой унифицированную формулировку лексической единицы во всем многообразии ее естественно-языковых форм и логико-ассоциативных связей с другими лексическими единицами. Для повышения
качества электронного каталога производится копирование (заимствование) за-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.А. Масяйкина
94
писей из электронного каталога Томской областной универсальной научной
библиотеки им. А.С. Пушкина (за 2013 г. – 54 записи), а также осуществляется
ретроспективный ввод наиболее спрашиваемых изданий прошлых лет, не включенных в электронный каталог [7. С. 30]. Электронный каталог ЦБС Верхнекетского района ведется с использованием программного обеспечения «Библиотека
4.0» и включает в себя следующие подкаталоги: «Книги» (18 815 записей),
«Краеведение» (1 725 записи), «Статьи» (1 299 записей). Данные каталоги пополняются как новыми изданиями, так и изданиями прошлых лет. Каталог
«Краеведение» пополняется статьями из местной газеты «Заря Севера», которая
хранится в архиве Центральной библиотеки с 1974 г.
Помимо каталогов, в справочно-поисковый аппарат сельской библиотеки
входит множество тематических картотек, включающих информацию из периодических изданий, поступающих в библиотеку и позволяющих читателям находить сведения по специфическим тематическим запросам. В частности, библиотеки Верхнекетского района ведут такие картотеки, как краеведческая картотека,
систематическая картотека статей (СКС), картотека информирования, картотека
отказов, тематическая картотека. В Тегульдетском районе активным читательским спросом пользуются тематические картотеки для учеников 1–11-х классов
«О жизни великих людей», «Глобус», «Всё обо всем», «Кем быть?», «Помощь
библиотекарю», «Мой край родной», «Великие и знаменитые», «Читаем, учимся,
играем». Библиотеками Чаинского района активно ведутся электронные картотеки: «Систематическая картотека статей», «Картотека названий художественных произведений», «Краеведческая систематическая картотека».
После отражения поступивших в библиотечную систему изданий в системе
каталогов и картотек решается вопрос о распределении документов между филиалами ЦБС. Простое арифметическое равенство в данной ситуации соблюсти
практически невозможно, поскольку приходится учитывать множество факторов: количество жителей в населенном пункте, количество читателей в библиотеке-филиале, транспортную доступность филиала, количество штатных единиц
библиотекарей в филиале, потенциальный спрос на предлагаемые издания, возможность использования поступивших изданий в социально-культурной деятельности библиотеки. Многолетнее осуществление практической библиотечной
деятельности обусловило появление в отчетной документации следующих количественных границ поступающей в филиалы литературы за отчетный год: более
500 экземпляров, до 500 экземпляров, до 100 экземпляров, до 50 экземпляров, ни
одного экземпляра. Результаты распределения новых поступлений были объединены в сводную табл. 2 [5, 6, 7].
Таблица 2. Распределение новых поступлений между филиалами ЦБС
Верхнекетского, Тегульдетского и Чаинского районов Томской области в 2013 г.
Район
Верхнекетский
Тегульдетский
Чаинский
Свыше
500 экз.
1 библиотека
Нет
2 библиотеки
До 500 экз.
До 100 экз.
До 50 экз.
4 библиотеки
2 библиотеки
3 библиотеки
4 библиотеки
4 библиотеки
4 библиотеки
6 библиотек
Нет
6 библиотек
Ни одного
экз.
Нет
1 библиотека
Нет
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование документных фондов сельской библиотеки
95
Таким образом, мы видим, наибольшее количество библиотек-филиалов,
несмотря на тяжелую финансовую ситуацию, получают от 100 до 500 экземпляров документов в год. Также Центральные районные библиотеки стремятся ни один филиал не оставлять без новых поступлений. Кроме того, наибольшее количество новых поступлений приходится на фонды Центральных
районных библиотек, что вполне оправданно, учитывая количество жителей в
районном центре и, как следствие, количество потенциальных потребителей
предоставляемой информации.
Одна из серьезных проблем, которую приходится решать центральным
районным библиотекам, – это доставка новых поступлений в филиалы. Исследуемые нами районы находятся на севере Томской области в условиях
тяжелой транспортной доступности. В отдельные села Верхнекетского и Тегульдетского районов отсутствуют автомобильные трассы, и сообщение осуществляется либо по зимней дороге через реки, либо с помощью летней паромной переправы. Поскольку муниципальные сельские библиотеки не имеют собственного транспорта, им приходится изыскивать самые
разнообразные финансовые (оплата бензина и амортизации транспорта) и организационные варианты. Например, в Верхнекетском районе новые поступления доставляются в филиалы с помощью попутного транспорта, а также по
устной договоренности транспортом Почты России [5. С. 23].
В Тегульдетском районе используются возможности рейсовых автобусных
сообщений, транспорт местной администрации, а также личные автомобили
библиотекарей и их семей [6. С. 29]. В Чаинском районе обозначенная проблема решается также с помощью попутного транспорта и личного транспорта библиотекарей [7. С. 39].
Грамотно сформированный библиотечный фонд является основой деятельности сельской библиотеки по информационному обслуживанию всех
категорий читателей. Читательские категории исследуемых нами библиотек
имеют определенные особенности и отличаются от состава пользователей
библиотек других видов, что обусловлено социально-культурной миссией
сельских библиотек. Основная их читательская категория – дети, подростки
и учащаяся молодежь. Именно данные читатели генерируют преобладающую
массу справочно-библиографических информационных запросов для реализации учебно-познавательной деятельности, они же чаще других являются
потребителями платных услуг библиотеки. Дети школьного возраста нуждаются в дополнительной информации по образовательным программам, а также в литературе, обеспечивающей нравственное, патриотическое, художественное, краеведческое воспитание. Дети дошкольного и младшего школьного
возраста с помощью библиотечного фонда приобщаются к чтению, развивают вкус к полезной и интересной литературе. Перспективной категорией являются и жители среднего и старшего возраста. Они характеризуются социальной и экономической активностью, целью чтения для себя считают повышение профессионального и общекультурного уровня к важнейшим
читательским категориям сельских библиотек относятся жители пенсионного
возраста. Они, как правило, в силу возраста и по состоянию здоровья вынужденно оторваны от активного общения, но постоянно нуждаются в нем. Эти
читатели являются не только самыми активными участниками разнообразных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
Е.А. Масяйкина
массовых мероприятий библиотеки, но и активными читателями духовной,
социальной и развлекательной литературы. Данное явление обусловлено
комплексом причин: сформировавшаяся еще в молодости постоянная потребность в чтении; высокая стоимость книг в магазинах; традиционное
предпочтение бумажных источников электронным. Указанные причины и
приводят к максимальному использованию данной читательской категорией
многообразных возможностей, предоставляемых фондами сельских библиотек. Также активными пользователями библиотечных фондов являются социально незащищенные категории населения – инвалиды, безработные, многодетные и неполные семьи. Сельская библиотека в рамках своей социальной
миссии внимательно относится к нуждам таких читателей и реализует ряд
мер социальной поддержки. Так, в Верхнекетском районе действует 50процентная скидка на оплату регистрации в библиотеке, на прокат электронных источников информации. Для инвалидов, которые не могут самостоятельно посещать библиотеку, организовано обслуживание изданиями из фонда библиотеки на дому – либо силами самих библиотекарей, либо через социальных работников или доверенных лиц. Во всех филиалах ЦБС работают
клубы по интересам для пожилых людей, например «Бабушки», «Соседушки», «Садовод», а также проводятся совместные мероприятия с районной организацией ветеранов «Факел» [5].
Для корректировки деятельности библиотеки и формирования документного фонда всегда важна обратная связь – мнение читателей о качестве и репертуаре мероприятий. Библиотеками Тегульдетского района в 2013 г. среди
учащихся 6–11-х классов (и – по желанию – взрослых читателей) проводилось анкетирование на тему «Книга в моей жизни». Результаты анкетирования оказались достаточно предсказуемыми: читатели подтвердили свой интерес к деятельности библиотеки и высказали различные предложения по совершенствованию библиотечной деятельности. В частности, важным для
определения направлений работы библиотеки стало мнение читателей относительно формирования библиотечного фонда: чтобы привлекать новых читателей и стабильно взаимодействовать с уже имеющимися, необходимо постоянно пополнять и обновлять документный фонд, особенно в области репертуара периодических изданий [6]. В условиях сложной финансовой
ситуации такое пожелание для сельских библиотек зачастую является трудновыполнимым. Тем не менее в последнее время в связи с активной модернизацией библиотечной деятельности появилось множество дополнительных источников финансирования пополнения фонда: грантовая поддержка, участие в проектах и программах различного уровня, спонсорская поддержка от
общественных организаций и частных лиц на взаимовыгодных условиях, целевые финансовые субвенции от органов местного самоуправления.
Активное использование библиотечного фонда невозможно без такого
сопутствующего явления, как отказ читателю в выполнении информационного запроса. Отказы обусловливаются самыми различными причинами: издание может отсутствовать в библиотечном фонде, быть выданным другому
читателю, находиться в ремонте или на реставрации, присутствовать в недостаточном количестве экземпляров. Еще одной распространенной причиной
отказа является нарушение библиотекарями принятого порядка расстановки
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование документных фондов сельской библиотеки
97
документов и сформулированного в библиографической записи «адреса хранения», в результате чего издание оказывается в не соответствующем адресу тематическом разделе книжной полки и, в нужный момент не может быть оперативно предоставлено читателю. За 2013 г. в Чаинской МЦБС читатели получили
всего 423 отказа, из них самое большое количество – в области художественной
и детской литературы (96), а также социально-экономической литературы (70).
Меньше всего отказов по литературе в области искусства (15). Основная причина отказов – издания нет в библиотеке [7. С. 9]. Тем не менее отказ как явление,
неизбежно возникающее при использовании библиотечных фондов, может рассматриваться и в позитивном контексте. Благодаря количественному и содержательному анализу отказов библиотека получает ориентиры для пополнения документного фонда – как в направлении тематики и заглавий требуемых документов, так и в отношении количества экземпляров наиболее спрашиваемой
литературы. Кроме того, библиотеки активно стараются снижать количество
отказов всеми доступными им средствами. В частности, МЦБС Чаинского района активно применяет внутрисистемный книгообмен. В МЦБС для этого выделена отдельная структурная единица – внутрисистемный отдел (ВСО), который
комплектуется наиболее популярными у читателей книгами и периодическими
изданиями. Источниками финансирования ВСО могут служить как бюджетные,
так и внебюджетные средства. Например, в 2013 г. в фонд внутрисистемного
отдела поступило порядка 500 изданий. Фондами внутрисистемного отдела
пользуются по очереди все филиалы МЦБС [7. С. 9]. Кроме того, в качестве мер
по ликвидации отказов современные сельские библиотеки используют возможности межбиблиотечного абонемента (МБА) и электронной доставки документов (ЭДД). Все большую популярность приобретают такие способы, как использование электронных версий печатных изданий, а также локальных и удаленных
электронных ресурсов Интернет.
Важнейшее направление в деятельности любой библиотеки – обеспечение
сохранности документных фондов. Проблема сохранности фондов возникает как
следствие активного использования имеющихся документов, что является одной
из базовых задач библиотечной деятельности. В результате постоянного физического контакта с читателями и нахождения книг в неблагоприятных для них
климатических условиях документы ветшают, повреждаются, могут быть полностью утрачены. Обратная тенденция – прекращение использования оригинала
документа, изоляция его от читателя – сохранности также не способствует, поскольку зачастую приводит к нарушениям естественного биологического фона
материальной основы документа, заражению разнообразными грибками и бактериями, повреждению насекомыми или грызунами. Поэтому каждая библиотека
разрабатывает комплекс мероприятий по сохранности своих фондов. Крупные
библиотеки, как правило, имеют широкий спектр возможностей: реставрация и
консервация документов с использованием современных достижений науки и
технологии, поддержание оптимального климатического и светового режима
хранения, внедрение современных технических средств противопожарной и физической безопасности, научная деятельность по социально-культурной защите
книжных памятников. О внимании государства к данной проблеме свидетельствуют положения Общероссийской программы по сохранности библиотечных
фондов на период 2011–2020 гг. [11].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
Е.А. Масяйкина
Сельские библиотеки, обладая скромными финансовыми ресурсами, тем
не менее также активно реализуют данное направление работы. Одним из
популярных направлений является перевод документов повышенного спроса
на другой материальный носитель. Чаще всего данной процедуре подлежат
статьи из местных газет (по причине крайней непрочности материальной основы, т.е. газетной бумаги), которые впоследствии включаются в базы данных краеведческой тематики, столь популярные у читателей. В частности, в
центральной библиотеке Чаинского района ведется краеведческая база данных «Исток», куда вносятся оцифрованные статьи из местной газеты «Земля
Чаинская» и фотодокументы (как хранящиеся в библиотеке, так
и принадлежащие читателям). Всего оцифровано 1300 документов. Достаточно характерным для сельских библиотек способом повысить уровень сохранности фондов является активная работа с читателями, прежде всего дошкольного и младшего школьного возраста. Не вызывает сомнений тот факт,
что максимальный эффект дает воспитательная деятельность, реализуемая
в раннем детстве. Поэтому практически все детские библиотеки (или детские
отделения центральных районных библиотек) организуют для маленьких читателей разнообразные клубы по интересам, связанные с сохранностью библиотечного фонда. Занятия в подобных клубах проходят в игровой форме и
учат детей не просто своими руками ремонтировать поврежденные книги, но
и формируют почтительное и уважительное отношение к книге, прививают
любовь к чтению, содействуют развитию семейного чтения.
Таким образом, формирование фондов сельских библиотек является важнейшим направлением работы, охватывает практически все виды библиотечной деятельности и напрямую влияет на повышение качества информационного обслуживания читателей.
Литература
1. Манифест ИФЛА/ЮНЕСКО о публичной библиотеке [Электронный ресурс]. URL:
http://www.ifap.ru/ofdocs/ifla/ifla09.pdf (дата обращения: 09.11.2014).
2. Модельный стандарт деятельности публичной библиотеки: принят Конференцией РБА
22 мая 2008 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rba.ru/content/about/doc/mod_publ.php
(дата обращения: 09.11.2014).
3. ГОСТ 7.76-96. СИБИД. Комплектование фонда документов. Библиографирование. Каталогизация. Термины и определения // Основные стандарты по библиотечному делу. М., 2011.
С. 151–178.
4. Григорьев Ю.В. Теоретические основы формирования библиотечных фондов: учеб.
пособие. М.: Книга, 1973. 265 с.
5. Аналитическая справка о деятельности Верхнекетской ЦБС МУ «Культура» за 2013
год [Электронный ресурс] / сост. А.Ф. Плегуца. Белый Яр, 2013. 28 с. Электрон. версия печат.
публ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3492_Otchet_CBS_za_2013_goda_.pdf (дата обращения:
09.11.2014).
6. Аналитический отчет муниципального казенного учреждения «Тегульдетская районная ЦБС» за 2013 год [Электронный ресурс] / сост. О.А. Лехтина. Тегульдет, 2012. 33 с. Электрон. версия печат. публ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3572_AS_Teg_2013.pdf (дата обращения: 09.11.2014).
7. Аналитическая справка о деятельности муниципального бюджетного учреждения
культуры «Межпоселенческая централизованная библиотечная система Чаинского района» за
2013 год [Электронный ресурс] / сост. Н.А. Стукалова. Подгорное, 2014. 44 с. Электрон. версия
печат. публ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3570_AS_Chaino_2013.pdf (дата обращения:
09.11.2014).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Формирование документных фондов сельской библиотеки
99
8. Об утверждении Порядка учета документов, входящих в состав библиотечного фонда
: приказ Министерства культуры Российской Федерации от 8 октября 2012 г. № 1077 г. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rg.ru/2013/05/22/fond-dok.html. (дата обращения: 09.11.2014).
9. ГОСТ 7.1-2003. СИБИД. Библиографическая запись. Библиографическое описание.
Общие требования и правила составления [Электронный ресурс] // Научная библиотека ТГУ:
официальный сайт. Электрон. дан. Томск, 2014. URL: http://www.lib.tsu.ru./index_main.php?id
(дата обращения: 12.10.2014).
10. ГОСТ 7.20-2000. СИБИД. Библиотечная статистика // Основные стандарты по библиотечному делу. М., 2011. С. 52–64.
11. Общероссийская программа по сохранности библиотечных фондов: второй этап:
2011–2020 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rsl.ru/datadocs/doc_6061va.pdf (дата обращения: 12.10.2014).
Masyaikina Eugenia A. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: eamasyaikina@rambler.ru
FORMATION OF DOCUMENT FUNDS IN RURAL LIBRARIES (FROM THE EXPERIENCE
OF LIBRARIES IN VERCHNEKETSKY, TEGULDETSKY AND CHAINSKY DISTRICTS OF
TOMSK REGION)
Key words: rural libraries, Tomsk region, the formation of funds.
The main task of the municipal rural library is the organization of public information and bibliographic services. To implement this task, the libraries required to competently formed document-fund
representing the set of primary and secondary documents on different media. The most important indicator to evaluate the current state of the library - it's the amount and structure of the document-fund
and how much is spent on its formation. The feature of analysis of funds of rural library systems is the
total elimination of quantitative indicators that are emerging from the results of the central regional
library, children's library and affiliates of library system. Financing for the acquisition of fund documentation in a rural library consists of funds allocated from different budgets: the federal, regional,
municipal and non-budgetary funds. The list of extra-budgetary resources for rural libraries is very
diverse - there are realization of paid library services (including the use of night subscription), sponsored infusion, gifts of the readers, participation in the grant and project activities. The sources of
manning for rural libraries can be roughly divided into the following groups: local government, publishers and booksellers, NGOs, regional libraries, sponsorships and gifts of individuals. For the most
efficient use of the funds, Central district libraries organize and lead the system of catalogs and files
that reflects the document-fund in various aspects in accordance with the goals of the library and the
specificity of information requests of readers. After the reflection of publications received by the library system, the question of the distribution of documents between branches of CLS is solved in the
system of catalogs and files. One serious problem that must be solved by the central regional libraries
is shipping new acquisitions in subsidiaries. Properly formed library fund is a mainstay of the rural
library information services of all categories of readers. Categories of readers in libraries, that we have
studied, have certain features and differs from that of other types of library users, due to socio-cultural
mission of rural library. The problem of safety of funds in the surveyed libraries arises as a consequence of the active use of the available documents. Current methods of preservation funds are translation of documents with the increased demand for electronic material carriers and educational activities
with the readers of library, mostly primary school age.
References
1. Manifest IFLA/YuNESKO o publichnoy biblioteke [IFLA / UNESCO on the Public Library]. Available at: http://www.ifap.ru/ofdocs/ifla/ifla09.pdf. (Accessed: 9th November 2014).
2. The model standard of the public library: adopted by the RBA Conference on the 22nd of May,
2008. Available at: http://www.rba.ru/content/about/doc/mod_publ.php. (Accessed: 9th November
2014). (In Russian).
3. GOST 7.76-96. SIBID. Acquisition of documents. Bibliographing. Cataloging. Terms and definitions. In: The basic standards of librarianship. 2011, pp. 151–178. (In Russian).
4. Grigor'ev Yu.V. Teoreticheskie osnovy formirovaniya bibliotechnykh fondov [The theoretical bases
of formation of library collections]. Moscow: Kniga Publ., 1973. 265 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
Е.А. Масяйкина
5. Plegutsa A.F. Analiticheskaya spravka o deyatel'nosti Verkhneketskoy TsBS MU “Kul'tura” za 2013
god [The analytical review of the activities of Verhneketskiy CLS “Culture” for 2013]. Belyy Yar,
2013. 28 p. Available at: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3492_Otchet_CBS_za_2013_goda_.pdf. (Accessed: 9th November 2014).
6. Lekhtina O.A. Analiticheskiy otchet munitsipal'nogo kazennogo uchrezhdeniya “Tegul'detskaya
rayonnaya TsBS” za 2013 god [The analytical report of the municipal public institutions “Teguldet
District CLS” for 2013]. Teguldet, 2012. 33 p. Available at: http://prof.lib.
tomsk.ru/files2/3572_AS_Teg_2013.pdf. (Accessed: 9th November 2014).
7. Stukalova N.A. Analiticheskaya spravka o deyatel'nosti munitsipal'nogo byudzhetnogo
uchrezhdeniya kul'tury “Mezhposelencheskaya tsentralizovannaya bibliotechnaya sistema Chainskogo
rayona” za 2013 god [The analytical review of the activities of the municipal budget institutions of
culture “Centralized Library System of Chainsky District” for 2013]. Podgornoe, 2014. 44 p. Available
at: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3570_AS_Chaino_2013.pdf. (Accessed: 9th November 2014).
8. On approval of the accounting documents that are part of the library collection: the order of the
Ministry of Culture of the Russian Federation dated October 8, 2012 № 1077. Available at:
http://www.rg.ru/2013/05/22/fond-dok.html. (Accessed: 9th November 2014). (In Russian).
9. GOST 7.1-2003. SIBID. Bibliographic record. Bibliographic description. General requirements and
rules. Available at: http://www.lib.tsu.ru./index_main.php?id. (Accessed: 12th October 2014). (In
Russian).
10. GOST 7.20-2000. SIBID. Library Statistics. In: The basic standards of librarianship. 2011, pp. 52–
64. (In Russian).
11. The all-Russian program for the preservation of library collections: the second stage: 2011–2020.
Available at: http://www.rsl.ru/datadocs/doc_6061va.pdf. (Accessed: 12th October 2014). (In Russian).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 4 (16)
УДК 398.332.4(571.151)
Н.И. Шитова
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ЭТНОГРАФИИ РУССКИХ
ГОРНОГО АЛТАЯ И ОПЫТ ИХ ПОПУЛЯРИЗАЦИИ1
В статье дана краткая характеристика новых полевых этнографических материалов по зимней календарной обрядности русских, собранных автором на территории
Чойского, Турочакского и Майминского районов Республики Алтай в 2012–2013 гг. В поисках путей популяризации знаний о традиционной русской культуре в полиэтничном
регионе автор обращается к студенческой аудитории. В статье представлен опыт
презентации новых этнографических сведений об обычаях и обрядах зимнего цикла в условиях библиотеки, атмосфера которой позволяет не только предложить теоретические сведения, но и разносторонне продемонстрировать синкретичное явление народной культуры, включая реконструкцию в соответствии с полевыми записями.
Ключевые слова: русские, традиционная культура, Святки, календарная обрядность, популяризация этнографических знаний.
В 2012–2013 гг. автором работы впервые проводились специальные этнографические исследования русского населения Горного Алтая, точнее, той
части региона, которую можно отнести к зоне низкогорного ландшафта (см.,
например: [1, 2]). Поскольку подобная тематика долгое время оставалась вне
внимания ученых, возник существенный пробел в знаниях о русских традициях и региональной специфике русского этноса в общественном сознании
жителей полиэтничного региона – Республики Алтай. По этой причине при
получении нового регионального материала, прежде всего данных полевых
этнографических исследований, возник вопрос и о его оперативной презентации не только в профессиональной научной среде, но и популяризации в общественной сфере.
Как известно, обращение к теме популяризации и пропаганды русской
народной культуры традиционно для работы библиотек. Во многих из них
ведутся поиски новых путей приобщения молодежи к традициям русского
народа (см., например: [3, 4]). Приведем в пример ставшие традиционными
«Мельниковские чтения», посвященные памяти известного фольклористаслависта М.Н. Мельникова. Организаторами мероприятия выступают Новосибирская областная государственная научная библиотека, Центр русского
фольклора Новосибирской области, Институт археологии и этнографии СО
РАН, Новосибирский государственный педагогический университет [5].
В пространстве библиотеки в ходе «Мельниковских чтений» ученые, этнопедагоги, фольклорные коллективы, мастера народного творчества сотрудничают на одной площадке.
Презентация полученных автором в ходе полевых исследований материалов по этнографии русских Республики Алтай была осуществлена в среде
студентов и преподавателей Горно-Алтайского государственного универси1
Работа выполнена в рамках проекта РГНФ № 12-11-04002 «Этнокультурная специфика русских
низкогорной зоны Горного Алтая».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
Н.И. Шитова
тета на базе его научно-технической библиотеки. Тема русской традиционной культуры не является популярной в Республике Алтай. Поэтому особенно важно заинтересовать полиэтничную аудиторию. В библиотеке был проведен фольклорно-этнографический вечер «Скоро Святки», поскольку эта
тематика представляется наиболее интересной для молодежи в силу специфики зимней обрядности, ведь время от Рождества до Крещения было и остается временем подъема религиозных чувств, радости, веселья, наилучших
ожиданий, молодежных забав.
В ходе полевых этнографических исследований автора
был получен ряд интересных
результатов. Так, установлено,
что в Горном Алтае, как и в соседних регионах, была распространена традиция «шуликанить», которая бытовала непрерывно вплоть до настоящего
времени. Для региона были характерны варианты маскирования, распространенные в Западной Сибири, особенно зооморфные и антропоморфные
костюмы. Христианское значение праздника выходило на
первое место в Рождество,
святочный разгул в это время
был непозволителен. В Святки
было принято гадать с кольцом
и загадывать на сон (в
различных вариантах), задавать вопросы под окнами, гаМальчики-посевальщики в костюмах кодать при помощи домашней
ляды и пирата, г. Горно-Алтайск, 2013 г.
птицы, бросать валенки, жечь
нитки. Распространены были гадания с использованием конской упряжи, на
блюдце, на полешках, камешках, обхватывание забора. Принято считать, что
гадали только девушки. Полевые материалы автора свидетельствуют о том,
что этим занимались и парни.
При популяризации народной культуры в условиях библиотеки возникает
возможность разносторонне представить эти материалы. При этом можно
предложить аудитории не только теоретические сведения, но и значимую
информацию в форме фольклорного выступления, а также привлечения аудитории к непосредственному участию в демонстрации-реконструкции новых
этнографических материалов, а также в традиционных народных играх. Наш
фольклорно-этнографический вечер состоял из трех частей, которые условно
можно обозначить как эстетическую (выступление фольклорного коллектива
«Туматуриха»), теоретическую (лекция свободного формата, беседа) и практическую (участие студентов в реконструкции-демонстрации, народных иг-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Новые материалы по этнографии русских Горного Алтая
103
рах). При этом при подаче информации были представлены как региональные особенности, так и характерные в целом для русских элементы культуры
(календарно-обрядовые песни, гадания, игры).
На наш взгляд, особое значение имеет демонстрация-реконструкция тех
или иных действий, выполненная на основе новых полевых этнографических
материалов. При сборе полевого этнографического материала иногда существенную часть времени занимает подробный опрос информатора о том, как
конкретно происходило то или иное действие, например гадание или игра,
пока это не станет понятно собирателю в деталях. Стиль научных публикаций не всегда позволяет понять читателю-неспециалисту представленный
подобным образом материал в его конкретности. Демонстрация-реконструкция позволяет донести эти сведения в максимально понятной и увлекательной форме для широкой неподготовленной аудитории.
Так, например, в 2012 г. в с. Чоя автором был записан один из вариантов
святочного гадания на нитках, относящийся ко второй половине ХХ в. Он
представляет собой пример длительного бытования святочных традиций
в Горном Алтае и их адаптации к новым условиям. Как известно, в Сибири
было распространено святочное гадание на нитках, при котором нитки поджигались девушками. В какой последовательности сгорали нитки, в такой же
последовательности девушки должны были выйти замуж. Обычно нитки
подвешивали к потолку избы. Но в 50-е гг. ХХ в. это гадание вместе с молодежью переехало в студенческие общежития г. Горно-Алтайска, где было
адаптировано к окружающим студенток условиям. Так, по рассказам информатора, собравшиеся девушки привязывали свои нитки к спинкам кроватей,
стоящих рядами, а затем вместе одновременно их поджигали. Реконструкция
и демонстрация такого варианта гадания с участием самих студенток позволяет наглядно представить, как оно происходило и вызывает неподдельный
интерес к сфере русской традиционной культуры.
Реконструкция -демонстрация гадания с нитками
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
Н.И. Шитова
Готовимся играть
Не менее интересно было женской части нашей полиэтничной аудитории
принимать участие (в игровой форме) в ранее широко распространенном
«подблюдном» гадании под пение подблюдных песен (в Горном Алтае пока
не зафиксировано). Даже в демонстрационной форме участие в таких действиях способно приблизить аудиторию к пониманию того, насколько сильна
в народе была вера в «вещее слово». Полной неожиданностью для студентов,
пришедших на вечер, явилось их собственное участие в молодежных играх,
которые были популярны в Святки, и разучивание колядок-речитативов.
Особое значение имеет популяризация этнографических знаний о крещенских обычаях. В настоящее время стали модными массовые крещенские купания. И хотя от священнослужителей регулярно доносятся призывы учитывать
состояние здоровья и медицинские противопоказания при решении окунуться в
холодную воду, случаи легкомысленного отношения купающихся к своему здоровью и здоровью своих детей встречаются.
Полевые материалы свидетельствуют о том, что в Горном Алтае, вплоть
до настоящего времени, непрерывно бытовали крещенские традиции. Зафиксирован ряд правил и представлений о правилах набора святой воды, особенности отношения к такой воде, набранной из реки или источника, колодца.
Считается, что Крещение наступает в 12 часов ночи. С этого момента вода
становится святой. Согласно традиционным представлениям, обязательно
очиститься святой водой должны были «шуликаны», т.е. те, кто рядились,
надевали «бесовские личины» в период Святок. Заметим, что традиция массового крещенского купания – новая. Те информаторы, с которыми нам удалось встретиться, о купании в проруби не рассказывают – не было принято.
Соприкасались со святой водой, как правило, путем обливания или умывания: «Кто шуликался, это обязательно водой святой надо было облиться,
хоть умыться». Как свидетельствуют информаторы, умывались, а не окунались в прорубь с целью избежать переохлаждения (особенно женщины).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Новые материалы по этнографии русских Горного Алтая
105
Заметим, что полученный опыт популяризации этнографических знаний
на базе библиотеки еще раз дает основания убедиться в следующем: сотрудничество ученых, фольклористов и библиотекарей в целях популяризации
народной культуры представляется плодотворным и востребованным. Условия и атмосфера библиотеки позволяют рельефно обозначить такое синкретичное явление, как традиционная культура, представив на одной площадке
его различные аспекты.
Литература
1. Шитова Н.И. Особенности пищи русских низкогорной зоны Горного Алтая (первая половина XX в.) // Вестн. молодых ученых. № 9. Горно-Алтайск, 2012. С. 60–63.
2. Шитова Н.И. Старообрядцы г. Горно-Алтайска в современных условиях // Проблемы и
перспективы социально-экономического развития города. Горно-Алтайск, 2013. С. 60–64.
3. Кравченко М. «Войди в мир с добром»: К вопросу о духовном воспитании // Библиотека.
2012. № 10. С. 32–38.
4. Листопадова Т. «Любо, братцы, любо!», или Казачьи посиделки // Библиотека. 2013.
№ 5. С. 5.
5. Талалова М. Фольклор и современность: быть иль не быть? (Заметки с круглого стола по
итогам VI Мельниковских чтений) [Электронный ресурс]. URL: http://www.sibculture.ru/news/detail/885 (дата обращения: 28.08.2013).
Shietova Natalja I. Gorno-Altaysk State University (Gorno-Altaysk, Russian Federation).
Е-mail: natalja.sni2011@yandex.ru
NEW ETHNOGRAPHICAL MATERIALS OF THE RUSSIANS OF THE GORNY ALTAI
AND EXPERIENCE OF THEIR POPULARIZATION
Key words: Russians, traditional culture, Christmastide, calendar-based rituals, popularization of
ethnographical knowledge.
The work presents concise characteristics of new ethnographical fieldwork materials on wintertime calendar-based rituals of the Russians. These materials have been collected by the author in
Choya, Turochak and Maima Districts of the Altai Republic in 2012-2013. To find ways to popularize
the knowledge about traditional Russian culture in a multiethnical region, the author of the work arranges a meeting with students. The article shows the experience of presentation of new ethnographical
data about traditions and rituals of the winter cycle in a library, the atmosphere of which lets students
not only learn the theoretical information, but also demonstrate the syncretism of folklore culture,
including the reconstruction of data in conformity with fieldwork materials.
Note that the experience gained promotion of ethnographic knowledge-based library again gives
grounds to ensure the following: collaboration of scientists, folklorists and librarians to promote the
folk culture seems more productive and relevant. Conditions and atmosphere in libraries allow to designate a syncretic phenomenon as traditional culture, presenting in one place its various aspects.
References
1. Shitova N.I. Osobennosti pishchi russkikh nizkogornoy zony Gornogo Altaya (pervaya polovina XX
v.) [the peculiarities of food in Russian low mountain areas of the Altai Mountains (first half of the
20th century)]. Vestnik molodykh uchenykh, 2012, no. 9, pp. 60–63.
2. Shitova N.I. Staroobryadtsy g. Gorno-Altayska v sovremennykh usloviyakh [Old Believers of the city of
Gorno-Altaysk in modern conditions]. In: Problemy i perspektivy sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya goroda
[Problems and prospects of socio-economic development of the city]. Gorno-Altaysk, 2013, pp. 60–64.
3. Kravchenko M. “Voydi v mir s dobrom”: K voprosu o dukhovnom vospitanii [“Come into the world
with goodness”: On the question of moral education]. Biblioteka, 2012, no. 10, pp. 32-38.
4. Listopadova T. “Lyubo, bratsy, lyubo!”, ili Kazach'i posidelki [“Lyubo, bratsy, lyubo!”, Or the Cossack gatherings]. Biblioteka, 2013, no. 5, pp. 5.
5. Talalova M. Fol'klor i sovremennost': byt' il' ne byt'? (Zametki s kruglogo stola po itogam VI
Mel'nikovskikh chteniy) [Folklore and modernity: to be or not to be? (The notes from the round table at
the end of the 6th Melnykov Readings)]. Available at: http://www.sib-culture.ru/news/detail/885. (Accessed: 28th April 2013).
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа