close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1151.Вестник Томского государственного университета. Культурология и искусствоведение №2 2014

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
КУЛЬТУРОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ
5–14
Быкова Т. А. , Быков Р. А. Роль традиционных и новых религиозных объединений в развитии культурного
капитала населения в постсоветской России // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014.
№ 2(14). C. 5–14.
КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ
15–30
Киселев А. В. Цивилизационный статус краеведческого музея // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и
искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 15–30.
БИБЛИОТЕКА В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ: ИСТОРИЯ И
СОВРЕМЕННОСТЬ
31–37
Гончарова Н. В. Образы русских городов XIX в. на литографиях Андре Дюрана в книжном собрании Г.А.
Строганова // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 31–37.
38–44
Жеравина О. А. Российская тема в английских изданиях из библиотеки Строгановых // Вестн. Том. гос. ун-та.
Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 38–44.
45–53
Колосова Г. И. Русская художественная литература первой половины XIX столетия в книжном собрании графа
Г.А. Строганова // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 45–53.
54–65
Масяйкина Е. А. Информатизация сельских библиотек: проблемы и пути их решения (по материалам
деятельности библиотек Верхнекетского, Тегульдетско-го и Чаинского районов Томской области) // Вестн. Том.
гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 54–65.
МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНОЙ
КОНФЕРЕНЦИИ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ
«КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ: ИСКУССТВО,
БИБЛИОТЕКИ, МУЗЕИ»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66–71
Берцун Л. Л. Организация основного фонда библиотеки и анализ его физического состояния // Вестн. Том. гос.
ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 66–71.
72–76
Брагина Л. А. Культурно-историческое значение музея-усадьбы Г.И. Чорос-Гуркина // Вестн. Том. гос. ун-та.
Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 72–76.
77–80
Ивановская Е. В. К вопросу о формировании фонда Научной библиотеки Томского государственного
университета: книги из библиотек уездных училищ Западно-Сибирского учебного округа // Вестн. Том. гос. унта. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 77–80.
81–85
Кравцова Л. А. Музеи угледобывающих компаний в социокультурном пространстве Кемеровской области в
начале XXI в. // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 81–85.
86–92
Крупцева О. В. Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки Томского государственного
университета: проблемы выявления и изучения // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение .
2014. № 2(14). C. 86–92.
93–104
Панченко А. М. Полковые музеи Русской армии: от офицерских библиотек к библиотекам музеев // Вестн. Том.
гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 93–104.
105–109
Пилецкая Л. В. Состав коллекций стекла в Томском областном краеведческом музее им. М.Б. Шатилова и
Томском областном художественном музее // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение . 2014.
№ 2(14). C. 105–109.
110–116
Фрэнсис С. От кирпичей до кликов: будущее для университетских библиотек // Вестн. Том. гос. ун-та.
Культурология и искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 110–116.
117–121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Черемисина К. П. Полевые материалы по этнографии из фондов Музея археологии и этнографии им. В.М.
Флоринского Томского государственного университета // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и
искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 117–121.
122–130
Шелегина О. Н. Исследовательская модель «музейный мир Сибири» // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и
искусствоведение . 2014. № 2(14). C. 122–130.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
КУЛЬТУРОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ КУЛЬТУРЫ
УДК 94 (470)
Т.А. Быкова, Р.А. Быков
РОЛЬ ТРАДИЦИОННЫХ И НОВЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ
ОБЪЕДИНЕНИЙ В РАЗВИТИИ КУЛЬТУРНОГО КАПИТАЛА
НАСЕЛЕНИЯ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ
Статья посвящена анализу образовательной деятельности религиозных объединений России с сер. 80-х гг. XX в. до настоящего времени. В статье сделан акцент на
рассмотрении такого противоречивого современного феномена, как новые и нетрадиционные религиозные объединения. Показана роль некоторых традиционных для
России конфессий. Статья не претендует на построение четкой и полной картины в
силу многообразия религий России и сложности данных процессов, скорее сделана попытка освещения данного вопроса и презентация некоторых латентных, не ставших
заметной частью публичного дискурса сюжетов исторического процесса.
Ключевые слова: исторические функции новых религиозных объединений (НРО),
культурный капитал.
В современной литературе существует подробный анализ и описание роли и места мировых религий в образовательной сфере и в целом их участия
в процессе социализации населения, создания неформального нормативного
пространства и т.д. Во 2-й пол. XX в. преимущественно в Западной Европе
и Северной Америке появилось огромное количество новых религиозных
движений (далее НРД) или объединений, которые позднее стали распространяться в других странах, в том числе и в России в 1980–1990-е гг. Их роль
и функции, которые они выполняют в обществе, стали активно изучаться на
Западе с начала 1970-х гг., а в нашей стране целенаправленно и серьезно
с сер. 1990-х. гг. Стоит упомянуть, например, таких зарубежных исследователей, как Дж. Бекфорд, Т. Роббинс, А. Баркер, М. Интровиньо, Д. Бромли;
в России это И.Я. Кантеров, Л.И. Григорьева, Е.Г. Балагушкин, А.А. Ожиганова, С.Б. Филатов, Р.Н. Лункин, М. Штерин и др. [1–4].
Долгое время даже в научной среде НРД априорно воспринимались как чужие для российской культуры и, соответственно, скорее оказывающие негативное влияние на общество. Публичная сфера, на которую оказывали влияние православные деятели, представители антикультового движения, журналисты, жаждущие сенсаций, единичные негативные события, связанные с деятельностью
НРД, которые затем активно распространялись в СМИ (например, дело 1995 г.
по «Аум Синрике»), также оказывали влияние и на представителей науки. Даже
в настоящий момент существует небольшое количество исследователей, в сознании которых присутствует установка, что НРД – это негативный феномен современности. С другой стороны, изучая функции НРД, большинство исследователей занимают нейтральную позицию и не стремятся показывать только позитивные или только негативные стороны данных движений [1, 2].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
Т.А. Быкова, Р.А. Быков
На основе анализа отечественной и западной литературы, а также полевого материала (наблюдения и глубинные интервью с участниками НРД в Сибирском регионе) в статье описаны функции, которые выполняли современные религиозные объединения в постсоветском обществе, но в первую очередь мы попытаемся проанализировать их роль в развитии культурного капитала населения России в последние десятилетия. Стоит отметить факт копирования опыта западных предшественников отечественными движениями
и тем более НРД, пришедшими из Северной Америки, которые действовали
так же, как и в местах своего первоначального распространения. В каком-то
смысле выводы статьи можно распространять и на НРД западных стран.
Под культурным капиталом мы понимаем, вслед за П. Бурдье, объективированные и институционализированные состояния культуры, которые сознательно или бессознательно усваиваются индивидами, или инкорпорируются [5]. В статье будет проанализировано, с одной стороны, то, что НРД дают
людям в плане развития их интеллектуальных способностей, знания, эрудиции, мышления, навыков. С другой стороны, к культурному капиталу, формируемому благодаря НРД, можно отнести курсы, образовательные программы и даже образовательные учреждения, после посещения которых выдается диплом государственного или негосударственного образца, дающий
право на преподавание.
Прежде чем перейти к описанию и анализу функции и роли современных
религиозных движений в развитии культурного капитала населения России,
стоит отметить несколько важных моментов, относящихся к образовательной
деятельности некоторых традиционных для России конфессий. В прошлые
столетия и даже в XIX в. Русская православная церковь (РПЦ) играла, несомненно, ведущую роль в образовании населения, когда грамоте учились
в основном только в церковно-приходских школах, особенно представители
бедных слоев населения. В эпоху СССР по известным причинам церковь потеряла своё влияние в обществе, и только в 1980-е гг. роль РПЦ стала усиливаться, что касается и других мировых религий России. Количество приходов
росло, религия попала в публичную сферу, но население было еще не готово
и не могло снова стать воцерковленным (более половины россиян считают
себя православными по культурному признаку, а в начале 2000-х. гг. только
4 % граждан с православной идентичностью соблюдали большинство религиозных практик) [6. С. 38]. До настоящего момента РПЦ стремилась к диалогу с государством, а оно, в свою очередь, пыталось найти основы национальной идентичности в РПЦ, которая по-прежнему несет многовековую
традицию, в том числе и обучения населения религиозным и общекультурным практикам и знаниям.
К образовательной деятельности РПЦ стоит отнести весь комплекс
подготовки священно- и церковнослужителей. Вначале 1988 г. в СССР
существовали всего три весьма малочисленные семинарии, спустя пятнадцать лет их число возросло до 28. В это же время открывались более простые духовные училища и пастырские курсы, которые пытались заполнить
брешь в православном образовании. Многие из них потом превратились
в семинарии [6. С. 340–342]. Также существует несколько академий и православных вузов. Важную роль играют церковно-государственные образова-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Роль традиционных и новых религиозных объединений в постсоветской России
7
тельные учреждения, которых сейчас насчитывается около ста – это православные гимназии и несколько десятков детских садов. Они возникали благодаря усилиям групп энтузиастов и затем получали поддержку епархиальных
управлений. Помимо таких предметов, как Закон Божий, история Церкви
и пр., дети обучаются по государственной программе для средних школ.
Церковь с начала 1990-х гг. оказывала влияние на государственные учебные заведения. Православные активисты приходили в школы, где-то им удалось договориться с директорами, но в 1994 г. вышел приказ о запрете любых уроков религии в школах. В сентябре 1997 г. была принята новая редакция Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», где была
подчеркнута роль традиционных религий. Не добившись привилегий на федеральном уровне, РПЦ удалось начать в средних школах курсы обучения
православной вере. В 1997–1999 гг. в Курске, Смоленске, Воронеже, Новосибирске и других городах под разными названиями начали вести занятия для
школьников. Дальнейшая история развивалась диалектично, и сейчас мы
имеем по-прежнему огромное количество споров в публичной сфере о месте
и роли религиозного образования в учебных заведениях [6. С. 357–360].
С середины 1990-х гг. стали возрождаться церковно-приходские школы,
которые получили другое название – воскресные школы. Сегодня такая школа является наиболее распространенной школой христианского воспитания.
На данный момент на территории России таких школ более десяти тысяч.
В последние годы была разработана нормативно-правовая база, появились
инструктивно-методические рекомендации. В ряде епархий и митрополий
воскресные школы прошли процесс государственного лицензирования и получили соответствующий статус. Деятельность православных общеобразовательных школ, центров духовно-нравственного развития и воскресных школ,
т.е. всех видов организаций, осуществляющих сегодня религиозное обучение
и воспитание несовершеннолетних и молодежи, достаточно активна.
Необходимо также отметить огромную роль РПЦ в издании и распространении литературы, которая воспринимается как миссия и основа деятельности. Например, за 1999 г. было продано 11 млн экземпляров книг, куда
вошли самые разные издания: «Как вести себя в церкви»; «Что должна знать
православная девушка»; «Ответы на вопросы» старцев [6. С. 337].
РПЦ так же быстро, как и миссионеры новых западных религиозных
движений, стала осваивать пространство средств массовой коммуникации,
и в том числе Интернета. Просветительская информация, 3D выставки и экскурсии, группы в сетях, которые ежедневно рассылают важные высказывания
Отцов Церкви и интересные факты, – все это развивалось в последние пятнадцать лет и стало привычным для посетителей данного массмедиа. Естественно, другая социальная деятельность также связана с просвещением, это
и работа РПЦ в тюрьмах, реабилитация бывших заключенных и наркозависимых, помощь бездомным.
В многонациональной стране другие мировые религии, деноминации
и прочие религиозные объединения всегда оказывали влияние на мировоззрение и культуру, осуществляя активную поддержку членов общин, занимаясь миссионерской деятельностью, помогая людям, попавшим в трудную
жизненную ситуацию, маргиналам и девиантам. Остановившись кратко на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
Т.А. Быкова, Р.А. Быков
образовательной деятельности РПЦ как представителя традиционной религиозности России, необходимо обратиться к истории становления неявных
практик, «скрытой, подвижной религиозности», чтобы показать, каким образом современная религия оказывала влияние на развитие культурного капитала граждан РФ.
Описывая роль данного сложного феномена новых религиозных объединений/движений в данном процессе, рассмотрим функции, которые они выполняют в обществе. В первую очередь это мировоззренческая функция, выражающаяся через целенаправленное наделение смыслом различных ситуаций человеческой жизни, прежде всего тех, которые невозможно рационально описать и проинтерпретировать: горе, болезнь, смерть, социальные и природные катаклизмы. Такое объяснение основано на вере в существование
и действие неких высших сил, «божественного промысла».
Компенсаторная функция всегда играла огромную роль в религиозном
сознании. В повседневной, земной жизни человек сталкивается с неизбежными болезненными проблемами: утрата близких людей, неравенство, эксплуатация, переживает состояние беспомощности, отчуждения, страха
и страдания. Поэтому люди стремятся найти защиту, получить компенсацию
особого рода у любящего и сильного Бога, каким бы образом он не воспринимался в определенной религии. Теория депривации по-прежнему оказывает влияние и актуальна для многих исследователей. Т. Роббинс, анализируя
существующие исследования в США, к одной из причин формирования НРД
относит отсутствие или ослабление духовных ценностей и смыслов, которые
приводят к неудовлетворенности. Больше всего это проявилось в молодежной среде, в которой возник сильный и продолжительный духовный голод
[4. С. 12]. Это показывает многоплановость компенсаторной и мировоззренческой функций.
Также НРД выполняет в обществе функцию личностной и социальной
идентификации. Представители того или иного вероучения, разделяющие его
принципы и правила, соотносят себя с данной системой смыслов и ценностей, что во многом определяет их сознание, потребности, интересы, систему
установок. Такая идентификация распространяется и на конкретное сообщество, членство в котором связано с религиозной принадлежностью. Идентичность подтверждается различными символическими и поведенческими характеристиками: соблюдение определенных обрядов и правил, взаимоотношения с представителями других конфессий, внешний вид, знаки принадлежности к данной религии.
Интегративная функция осуществляется следующим образом: общая
догматическая система и коллективная идентификация ведут к формированию религиозных сообществ, объединяющих людей в организационно
упорядоченных формах: религиозная община, движение, церковь. Осознание общности идей, ценностей ведет к усилению значимости взаимодействия между членами данной организации. Такое объединение не обязательно предполагает территориальную, пространственную близость, так,
например, лютеране всего мира связаны узами общности, принадлежности
к одной церкви.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Роль традиционных и новых религиозных объединений в постсоветской России
9
Любая религиозная система задает модели поведения, важные для верующих, следовательно, предполагает соблюдение определенных норм, которые определяют поведение верующих в различных ситуациях, связанных с
религиозными практиками или относящихся к профанной жизни, и таким
образом выполняет функцию социального контроля. В литературе можно
также встретить выделение стабилизирующей функции. Религия не просто
устанавливает в обществе социальные нормы, она является вдохновляющим
и сохраняющим фактором духовной жизни общества, выступая силой, которая поддерживает в обществе «статус-кво», защищая его от перекосов. Религия стремится сохранить и поддержать тот социальный порядок, частью которого является сама [7]. Также часто отмечается значение коммуникативной
функции. Но она, на наш взгляд, тесно связана с интегративной функцией.
Дестабилизирующую, или дезинтегративную, функцию отмечают исследователи, описывающие религиозные конфликты, проявление ксенофобии, деление религий самими членами религиозных организаций на «свои» и «чужие».
Современные зарубежные и отечественные исследователи отмечают, что
для НРД также характерна реализация сакральной функции. Если мы признаем тот факт, что в религии есть нечто ценное само по себе, о чем говорил еще
Б. Малиновский, тогда данная функция удовлетворяет духовный голод, наполняет жизнь человека возможностью встречи с трансцендентным, мистическим, сакральным. Учет роли данной функции позволит понять смысл
вхождения индивидов в религию и в НРД.
Информационно-интеллектуальная функция заключается в том, что вероучительные тексты НРД, которых существует, как правило, огромное количество в каждом движении (основные писания, работы учеников, полурелигиозные проповеднические издания, аудиолекции и т.д.), постоянно обеспечивают участника разнообразным информационным материалом. Многие издания НРД содержат не только собственно религиозные послания, но и самую
разностороннюю информацию о мире.
Для многих людей НРД выполняют рекреационную функцию, ведь действительно спокойная, добрая или, наоборот, эмоционально насыщенная атмосфера позволяет человеку отдохнуть от формальных, сухих отношений,
побыть наедине с собой в процессе медитации или упражнений по релаксации, что часто невозможно в повседневной суете городского пространства.
Выбор отдыха разнообразен в современном мире, и свободное время, проведенное таким образом, представляет собой одну из возможных альтернатив
в сфере досуга.
Таким образом, можно говорить о том, что индивиды, осуществляя религиозные и нерелигиозные практики в НРД, получают разнообразный опыт
и накапливают различные капиталы: экономический, социальный, культурный и символический. НРД обеспечивают приобретение коммуникативных,
прикладных и творческих навыков.
Описывая функции, мы попытались показать мышление человека, который интериоризирует достаточно большое количество норм, знаний, навыков, видов мышления и пр. Далее необходимо более подробно описать формирование культурного капитала среди населения России и в целом в мире.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
Т.А. Быкова, Р.А. Быков
Член НРД, имея широкие социальные связи, аккумулирует знания и опыт
других индивидов. Поскольку состав движений достаточно разнообразен,
у участников НРД увеличиваются интеллектуальные ресурсы, эрудиция, широта кругозора. Изучая философию, общаясь на проповеди, человек узнает
много новой информации, повышая, так или иначе, свой культурный уровень. Все это способствует накоплению культурного капитала.
Индивид в обществе может не иметь серьезного авторитета, не обладать
ресурсами для самопрезентации. НРД предоставляет такие возможности.
Участник может стать активным практикующим, прилагая усилия в большей
степени, чем другие, в чтении писаний, в запоминании, в молитвенной практике, в служении, в смиренном поведении и т.д. Конечно, как отмечают томские руководители разных движений, часто бывает так, что новый участник
активно во все включается: изучает, проповедует, испытывает любовь и счастье, но, как правило, за таким резким энтузиазмом стоят только сентименты
или иные мотивы, которые потом приводят к выходу из движения или угасанию интереса вместо развития будущего «великого» проповедника. Новые
участники учатся общаться, разговаривать на «трансцендентные» темы,
изображать качества, не всегда понимая глубинный смысл религиозных
посланий, особенно в начале, что закономерно. Но так или иначе они развивают свои способности к представлению себя в группе, осваивают опыт
самопрезентации.
Обычно в религиозных движениях действуют не только вертикальные, но
и горизонтальные связи, а управление осуществляется активными участниками, которые на советах и собраниях распределяют между собой ответственность. В МОСК (Международное общество сознания Кришны), например,
менеджер общины меняется каждый год или чаще, чтобы, как говорят сами
вайшнавы, каждый научился этой деятельности. Люди, ответственные за
фестиваль, курсы, уборку, проведение служб, набирают себе помощников,
которые начинают нести ответственность за более мелкие дела, но имеют
полномочия управлять деятельностью людей, связанных именно с их сферой.
Таким образом, все несут ответственность, которая позволяет за короткие
сроки научиться взаимодействовать с людьми, управлять, поощрять, наказывать, побуждать, искать ответственных для важного дела людей. Это можно
назвать приобретением и освоением менеджериального опыта.
В процессе совместной деятельности, которой в движении достаточно
много, накапливаются и коммуникативные навыки. Условием их приобретения становятся общие службы, программы, праздники, обсуждения текстов,
семинары. Важную роль играет проповедь, к которой, во-первых, готовят
(иногда целенаправленно) новых людей. Во-вторых, соприкосновение с новыми, как правило, настороженно относящимися людьми заставляет участников движения учиться создавать о себе благоприятное впечатление.
Существует также возможность приобретения в движении сугубо прикладных навыков (строительство, ремонт, кулинария, освоение юридических
знаний и пр.). Строительство, особенно если члены движения участвуют
в проектах по созданию общин, родовых поселений, фермерских хозяйств,
становится важной деятельностью для мужчин, активно участвующих в жизни НРД. Достаточно вспомнить Церковь Последнего Завета, анастасиевцев,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Роль традиционных и новых религиозных объединений в постсоветской России
11
последователей Славяно-Арийских Вед, в 90-е гг. осуществлявщих разработку совместных сельхозугодий и строительно-ремонтные работы.
Стоит коснуться и освоения творческих навыков (музыка, театр и др.).
В общине ануровцев творчество занимает большую часть свободного времени. Оно также тесно связано с богослужением. На любых фестивалях, праздниках религиозных движений выступают свои музыканты, участники театральных кружков, писатели. На интернет-страницах НРД есть разделы, посвященные творчеству. В самих организациях имеются кружки по разным
творческим направлениям, в которые, как правило, приглашаются новички,
проявляющие свои таланты или желающие их развить, но не готовые последовательно изучать философскую или религиозную часть учения.
Конечно, участие в НРД может сформировать и асоциальный опыт, сузить рамки мышления, сделать его более стереотипизированным. В процессе
нахождения индивида в НРД при наличии фанатизма, характерного для
большинства новичков в сфере любой религии, могут происходить изменения ценностей индивида, которые, например, позволяют ему делать выводы
о важности общения с участниками религии, а не с семьей и старыми друзьями, которые не понимают его новых прозрений. Даже если в движении теоретически не отрицаются социальные связи, сам индивид может отринуть их,
зациклиться на себе, бросить учебу ради «великого дела». Таково, например,
отрицание многими эзотерическими субкультурами традиционной медицины, у некоторых новых протестантов – отказ от переливания крови или специфичное толкование отрешенности в некоторых учениях буддийского и индуистского характера.
Не вдаваясь в частные аспекты практики разных движений, стоит выделить наиболее распространенные формы просвещения населения и в целом
любые действия, повышающие культурный капитал населения. Во-первых,
это каналы массмедиа и в последние 15 лет интернет-ресурсы, где любой
пользователь может ознакомиться с трудами древних философов, священными книгами разных народов, эзотерическими трудами последних столетий.
Например, существует сайт, на котором представлен список эзотерических
ресурсов Рунета, который отправляет посетителя на более чем 400 разных
страниц [7]. Социальные сети переполнены видеороликами и лекциями по
семейным отношениям, развитию скрытых возможностей, достижению успеха. В основном распространением (помимо светских объединений и людей)
подобной информации со стороны НРД занимаются новые протестантские
течения, неоориенталистские движения (Ананда Марга, Международно общество сознания Кришны, Шри Чайтанья Сарасват Матх, Трансцендентальная медитация, движения вида «Нью Эйдж» и пр.). Эзотерической литературы представителей НРД очень много в любом книжном магазине, в библиотеках, например Научной библиотеке Томского государственного университета. Реклама, приглашающая посетить приехавшего учителя курсы по йоге,
цигуну, развитию гармонии, любви или личной эффективности, присутствует
на всех центральных остановках. Около трети листовок, проанализированных
с 2009 по 2012 г., были от представителей томских НРД, хотя Томск не является центром распространения новых религиозных объединений.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
Т.А. Быкова, Р.А. Быков
Во-вторых, это каналы обучения, т.е. представители НРД выдают дипломы, сертификаты, формально дающие право читать лекции, вести занятия,
консультации. Минимальное обучение в некоторых организациях длится от
разовых индивидуальных, двух дневных семинарских занятий до 6 семестров
очного образования, например Институт тибетской медицины. Также это
курсы по йоге любого направления, которых более десяти видов в России,
где есть догма и серьезная практика (речь не идет о секциях йоги-гимнастики
в фитнес-центрах) по астрологии, нетрадиционной медицине и пр.
В-третьих, это курсы и программы, которые создаются для участников
НРД, но напрямую не связаны с культовой деятельностью, – изучение английского языка у Церкви Христа Святых последних дней, которые также
приглашают всех желающих, образовательные программы по изучению философии движения, музыкальные, театральные занятия и прочие формы конструирования коммуникативного пространства (Ю. Хабермас).
В-четвертых, определенную роль в развитии культурного капитала играет
собственно миссионерская деятельность НРД. Отдавая себе отчет в том, что
первые два канала связаны с ней, стоит все-таки выделить миссионерский
канал в отдельную форму. Участники НРД раздают просветительские листовки, которые в какой-то степени влияют на интернализацию индивидов,
т.е. связаны с нормами, например антиалкогольные и антинаркотические
проспекты, многомиллионные тиражи листовок Свидетелей Иеговы, которые
призывают к общехристианским моральным ценностям, рассказывают о других религиях и пр. Как известно, многие представители женского пола пенсионного возраста в 1990-е гг. посещали различные протестантские движения, при этом считая, что они ходят в «нашу» Православную церковь. На Западе ситуация в каком-то смысле практически идентична, те же тенденции
и процессы проходили ранее и имели подобные тенденции, как и в России.
Современная религиозность трансформируется, становится подвижной,
синкретичной, дедуализированной, приспосабливается к миру постмодерна,
стремясь занять свое место среди супермаркетов, сетевых компаний и одноразовых вещей. История последних десятилетий показывает, что религиозность является неким индикаторам процессов современности, осуществляя
свои функции, пытается заполнить пробелы современного социума. Религия
не может играть роль, даже если активно стремится, в сфере образования на
государственном или в целом институционализированном уровне в современных секулярных обществах (как, например, еще в XIX в. в России), но
никто не отрицает роли неформальных практик, которые позволяют человеку
увеличить культурный капитал.
Литература
1. Кантеров И.Я. «Деструктивные, тоталитарные» и далее везде // Религия и право. 2002.
№ 1. С. 27–29.
2. Лункин Р. Два кривых зеркала: В России сильно ругают либо «сектантов», либо за
употребление слова «сектанты» [Электронный ресурс] // Портал Credo.Ru. Электрон. дан. 2006.
25 дек. URL: http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=542 (дата обращения: 25.11.2010).
3. Beckford J. New religious movements and rapid social change. London, 1986. 325 p.
4. Robbins T. The transformative impact of the study of new religions on the sociology of
religion // Journal for the scientific study of religion. 1988. Vol. 27, № 1. P. 12–31.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Роль традиционных и новых религиозных объединений в постсоветской России
13
5. Бурдьё П. Формы капитала [Электронный ресурс] // Социологическое пространство
Пьера Бурдьё. URL: http://bourdieu.name/fr/node/106 (дата обращения: 11.12.2013).
6. Митрохин Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные
проблемы. М.: Новое лит. обозрение, 2004. 648 с.
7. Функции религии в обществе [Электронный ресурс] // Сайт МАТИ. Электрон. дан. URL:
www.nuru.ru/socio/060.htm (дата обращения: 10.11.2010).
8. Рейтинг эзотерических ресурсов РУНЕТА [Электронный ресурс] // Liveinternet.ru. URL:
http://www.liveinternet.ru/users/mila111111/post116361625/ (дата обращения: 25.12.2013).
9. Балагушкин Е.Г. Нетрадиционные религии в современной России: Морфологический
анализ [Электронный ресурс] // Российская академия наук. Ин-т философии. М.: ИФ РАН. URL:
http://www.philosophy.ru/iphras/library/bal/index.html (дата обращения: 10.09.2010).
10. Гордус М.М. Антикультовое движение: исторический обзор [Электронный ресурс] //
Гуманитарные и социальные науки. Электрон. дан. 2008. № 2. URL: http://hsesonline.ru/2008/02/09_00_13/03.pdf (дата обращения: 15.10.2010).
11. Жеребятьев М. Феномен новых религиозных движений [Электронный ресурс] /
М. Жеребятьев, В. Феррони // Русский архипелаг. URL: www.archipelag.ru/geoculture/
religions/secular/novel (дата обращения: 10.07.2010).
12. Кантеров И.Я. Новые религиозные движения в России: религиоведческий анализ. М.:
Изд-во МГУ, 2006. 467 с.
13. Ожиганова А.А. Новая религиозность в современной России: учения, формы
и практики / А. А. Ожиганова, Ю. В. Филиппов. М.: ИЭА РАН, 2006. 300 с.
14. Филатов С.Б. Статистика российской религиозности: магия цифр и неоднозначная
реальность / С. Б. Филатов, Р. Н. Лункин // СОЦИС. 2005. № 6. С. 35–45.
15. Shterin M. New religions, cults and sects in Russia: a critique and brief account of the
problems // Center for studies on new religions. Электрон. дан. URL: www.cesnur.org/
testi/Shterin.htm (дата обращения: 05.07.2010).
16. Stark R. Church and Sect // The sacred in a Secular Age. Toward Revision in the Scientific
Study of Religion / ed. by Ph. E. Hammond. California University of California press, 1985. P. 139–
149.
Bykova Tatyana А., Bykov Roman А. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation).
E-mail: nitai@sibmail.com, nimai@sibmail.com.
THE ROLE OF TRADITIOAL AND NEW RELIGIOUS MOVEMENTS IN THE
DEVELOPMENT OF CULTURAL CAPITAL OF POPULATION IN POST-SOVIET RUSSIA
Key words: the historical functions of the New religious movements, cultural capital.
The article presents the analysis of the educational activities of Russian religious movements from
the mid 80s of the XX century to the present time. The article focuses on the consideration of such
controversial modern phenomenon as a New and non-traditional religious movements, the roles that
they perform in society and especially their role in the development of cultural capital of Russian
population. Also, the role of Russian traditional confessions is shown on the example of the Russian
Orthodox Church, which at this time has intensified its activities, not least in education. Opening of
schools of different levels and types, a huge publishing work, such social activities as the ROC work in
prisons, rehabilitation of ex-prisoners and drug addicts, care for the homeless people, linked with education too - all these activities had a considerable role in development of the population cultural capital
in recent decades.
The author does not claim establishing of a clear and complete picture because of diversity of religions in Russia and the complexity of these processes, rather it will attempt to cover this issue and present
some latent topics of the historical process, not become a prominent part of the public discourse.
The material of the article in addition to the literature review is also based on the empirical data.
These are observations and depth semi-structured interviews, which were conducted in the last decade
in modern religious movements in Russia. Contact with the study object gives a rich understanding of
the role and place of some practices in the lives of the people who demonstrate their functionality at
their examples. Also there was made the content analysis of different documentary sources, which
included brochures, posters and leaflets of the religious movements, portals and pages in the Internet
space. This allows you to see how such an Association participated in the formation of cultural capital
of the population in the most different forms. These are the educational event for participants of religious movements, missionary activity, publication of religious literature, in the last decade – the active
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
Т.А. Быкова, Р.А. Быков
filling of religious, near-religious, parascientific, esoteric information in such media as the Internet and
television. A special role was played by the educational courses and programs of religious associations, which gave after the training diplomas and certificates with the right to teaching the «spiritual
science», healing practices etc. This small study shows the role of various social groups that have an
impact on the history of some processes, but their functions are not meaningful due to the fact that the
hidden discourse was not considered, as this was understood by M. Foucault.
References
1. Kanterov I.Ya. «Destruktivnyye, totalitarnyye» i daleye vezde // Religiya i pravo. 2002. № 1.
S. 27–29.
2. Lunkin R. Dva krivykh zerkala. V Rossii sil'no rugayut libo "sektantov", libo za upotrebleniye
slova "sektanty" [Elektronnyy resurs] // Portal Credo.Ru. Elektron. dan. 2006. 25 dek. URL:
http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=542 (data obrashcheniya: 25.11.2010).
3. Beckford J. New religious movements and rapid social change. London, 1986. 325 p.
4. Robbins T. The transformative impact of the study of new religions on the sociology of religion
// Journal for the scientific study of religion. 1988. Vol. 27, № 1. P. 12–31.
5. Burd'yo P. Formy kapitala [Elektronnyy resurs] // Sotsiologicheskoye prostranstvo P'yera
Burd'yo. URL: http://bourdieu.name/fr/node/106 (data obrashcheniya: 11.12.2013).
6. Mitrokhin N. Russkaya pravoslavnaya tserkov': sovremennoye sostoyaniye i aktual'nyye
problemy. M. : Novoye lit. obozreniye, 2004. 648 s.
7. Funktsii religii v obshchestve [Elektronnyy resurs] // Sayt MATI. Elektron. dan. URL:
www.nuru.ru/socio/060.htm (data obrashcheniya: 10.11.2010).
8. Reyting ezotericheskikh resursov RUNETA [Elektronnyy resurs] // Liveinternet.ru. URL:
http://www.liveinternet.ru/users/mila111111/post116361625/ (data obrashcheniya: 25.12.2013).
9. Balagushkin Ye.G. Netraditsionnyye religii v sovremennoy Rossii. Morfologicheskiy analiz
[Elektronnyy resurs] // Rossiyskaya Akademiya Nauk. Institut filosofii. M.: IF RAN. URL:
http://www.philosophy.ru/iphras/library/bal/index.html (data obrashcheniya: 10.09.2010).
10. Gordus M.M. Antikul'tovoye dvizheniye: istoricheskiy obzor [Elektronnyy resurs] //
Gumanitarnyye i sotsial'nyye nauki. Elektron. dan. 2008. № 2. URL: http://hsesonline.ru/2008/02/09_00_13/03.pdf (data obrashcheniya: 15.10.2010).
11. Zherebyat'yev M. Fenomen novykh religioznykh dvizheniy [Elektronnyy resurs] / M. Zherebyat'yev, V. Ferroni // Russkiy arkhipelag. URL: www.archipelag.ru/geoculture/religions/
secular/novel (data obrashcheniya: 10.07.2010).
12. Kanterov I.Ya. Novyye religioznyye dvizheniya v Rossii: religiovedcheskiy analiz. M.: Izd-vo
MGU, 2006. 467 s.
13. Ozhiganova A.A. Novaya religioznost' v sovremennoy Rossii: ucheniya, formy i praktiki /
A.A. Ozhiganova, Yu.V. Filippov. M. : IEA RAN, 2006. 300 s.
14. Filatov S.B. Statistika rossiyskoy religioznosti: magiya tsifr i neodnoznachnaya real'nost' /
S.B. Filatov, R.N. Lunkin // SOTSIS. 2005. № 6. S. 35–45.
15. Shterin M. New religions, cults and sects in Russia: a critique and brief account of the
problems // Center for studies on new religions. Elektron. dan. URL: www.cesnur.org/testi/Shterin.htm
(data obrashcheniya: 05.07.2010).
16. Stark R. Church and Sect // The sacred in a Secular Age. Toward Revision in the Scientific Study
of Religion / ed. by Ph. E. Hammond. California University of California press, 1985. P. 139–149.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ
УДК 069
А.В. Киселев
ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ СТАТУС КРАЕВЕДЧЕСКОГО МУЗЕЯ
Статья обосновывает цивилизационный статус краеведческого музея, который,
являясь духовным, культурным «золотым» запасом конкретного «месторазвития»,
обеспечивает пространственно-временное бытие локального социума с цивилизационным качеством «край».
Ключевые слова: краеведческий музей, краеведение, евразийская концепция, микро-тип цивилизации «край», ментальность «родной край».
Глобализация, стимулируя процесс всепроникающей интеграции в мире,
актуализировала поликультурное пространство Российских регионов, которые, транслируя локальную специфику, выступают в качестве важнейшего
фактора духовной безопасности российской цивилизации. Ибо утрата социокультурной самобытности неизбежно ведет к потере своего особого места
в общемировой семье культур и цивилизаций, а в конечном счете – к существенному ослаблению экономических и геополитических позиций. Инициируя
процесс реставрации культурных традиций, глобализация отражает стремление социума сохранить свою национальную уникальность, и чем настойчивее
«вызовы» современного мира, тем с большей энергией и упорством человек
стремится культивировать свою культуру, язык, религию. Период глобальных трансформаций остро ставит проблему идентичности, порождая стремление к познанию своих истоков, ценностей, традиций [1. С. 170]. В контексте современных цивилизационных процессов возрастает исключительная
роль краеведческого музея в российском социокультурном пространстве как
действенного механизма передачи культурно-исторического наследия локального социума.
В современной системе учреждений культуры музей как социокультурный институт занимает одно из приоритетных положений, что объясняется
его традиционной функцией – хранить и предоставлять обществу подлинные
объекты наследия, которые транслируют актуальный цивилизационный историко-культурный опыт Отечества. За музеем закрепляется особая среди
прочих учреждений культуры и искусств роль в сложном и динамичном процессе формировании национально-культурной идентичности. Меняются парадигмы культуры, музей же продолжает решать задачу инкультурации личности – приобщения человека к культурному коду современной ему культуры [1. С. 171]. «Соблюдение правил «культурного кода», сколь бы жесткими
и иррациональными они ни казались стороннему наблюдателю, гарантирует
индивидууму принадлежность к определенной культурной (социальной, эт-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
А.В. Киселев
нической, религиозной) общности, а также обеспечивает его включенность
в заданный структурно-символическим кодом культуры смысловой универсум, то есть является жизненно необходимым для человека, стабилизирует
его личное и социальное тождество» [2. С. 20].
На региональном уровне музей является культуро- и социообразующим
ядром территориальных образований: формирует их культурную среду, приобщает граждан ко всему спектру историко-культурного наследия и нравственным ценностям предков, повышая тем самым уровень гражданской инициативы и ответственности. Региональный музейный фонд России, как отмечают авторы «Национального доклада», – это тот духовный, культурный «золотой» запас страны, который не подвержен девальвации, неисчерпаем как
сама Россия и ее история, который гарантирует преемственность и непрерывность цивилизационных процессов евразийского геополитического пространства. Сохраняемый, пополняемый, изучаемый и предоставляемый музеями Музейный фонд страны – это своего рода ДНК общества, позволяющая
сохранять национальную и этнокультурную идентичность, воспроизводить
единство и целостность страны и нации, формировать в обществе и у каждого человека ценностные ориентиры, способность к творческому освоению
мира [3. С. 62].
Смена традиционной парадигмы, связанной с монопольной деятельностью государства, новой, основанной на принципе «полисубъективности»
культурной политики, создает условия для самостоятельного культурного
развития региона и использования ресурсов всего регионального сообщества.
Поэтому объекты историко-культурного наследия, в том числе музеи, выступают сегодня мощным ресурсом в разработке стратегии модернизации и развития региона, в воспитании молодежи в духе патриотизма. Таким образом,
востребована одна из существенных черт музея – служить инструментом социальных преобразований, репрезентировать символы власти, быть «памятью
власти». Отечественные музеи изначально представляли собой учреждение
общенациональной значимости, поскольку через музейное пространство идея
поликультурной нации, обладающей мощными историческими основаниями
и богатой многовековой культурой, становилась видимой, визуализировалась
и в силу этого являлась действительной для современников. Будучи маркером идентичности государства, музеи формируют адекватный позитивный
образ России внутри страны и вне ее и продолжают оставаться одним из важнейших воплощений государственности, социокультурными институтами
поддержания национальной идентичности [1. С. 172].
Итак, в XXI в. в условиях глобализации возрастает роль и ответственность музея как непререкаемого авторитета в деле сохранения и трансляции
культурного наследия, как учреждения общенациональной значимости и неизменного атрибута суверенного государства, который призван поддерживать традиционные культурные стандарты на высоком уровне и обеспечивать
преемственность гуманистических ценностей и производство мировоззренческих смыслов.
Современная сибирская историография музейного дела, как отмечает
О.Н. Шелегина, располагает значительным научно-практическим потенциалом, который позволяет, во-первых, проводить междисциплинарные иссле-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цивилизационный статус краеведческого музея
17
дования музейной сети Сибири в исторической динамике; во-вторых, разрабатывать теоретические и конкретно-исторические проблемы, связанные
с адаптационными процессами в развитии музейного дела [4. С. 48]. Комплексно и интенсивно исследуется музейная сеть региона томской школой
музееведения, которая, во-первых, разработала концепцию инновационного
музейного учреждения проектом постоянной экспозиции ТОКМ как краеведческого музея, полноценно встроенного в актуальные социальные процессы
[5], во-вторых, активно реализуется масштабный проект «Энциклопедия музеев и музейного дела Томской области» под руководством Э.И. Черняка.
Ставится цель осветить события, явления, процессы в сфере музейного дела,
историю создания различных музеев, а также биографию людей, внесших
существенный вклад в развитие музейного дела Томской области. Сбор необходимого информационно-аналитического материала осуществляется через
издания тематических сборников по различным группам музеев (издано
шесть сборников) [6]. Накопленный эмпирический музееведческий материал
лег в основу диссертационных исследований С.Е. Григорьевой «История
Томского областного краеведческого музея (1920–2000-е гг.)» (научный руководитель д-р ист. наук, профессор Э.И. Черняк) [7]; У.В. Малахатько «Религиоведческая тематика в деятельности Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова» (научный руководитель д-р ист. наук, профессор О.М. Рындина) [8]; И.А. Сизовой «Музейная сеть Томской области: история формирования и функционирования» (научный руководитель д-р ист.
наук, профессор Э.И. Черняк). И.А. Сизовой прослежен процесс создания
и функционирования музейной сети, дана ее статистико-географическая характеристика, определена локальная специфика, в частности неравномерность географического размещения музеев – преимущественная концентрация музеев в Томске и недостаточное обеспечение музеями отдельных сельских районов [9].
Во втором десятилетии XXI в. на историографическом поле доминирует
информационно-аналитический формат осмысления социокультурного бытия музея, реализованный в монографическом исследовании О.Н. Шелегиной, которая разработала новый адаптационный подход к изучению музейной истории и современности [10]. Адаптационный подход эффективен при
анализе ретроспективной и прогностической направленности процессов
и результатов адаптации музея, музейного мира к социокультурной динамике. Адаптационные процессы являются универсальными основополагающими в развитии культуры жизнеобеспечения как динамический результат взаимодействия субъектов адаптации с внешней средой направленной на создание адекватного ей образа жизни, формирование соответствующих ментальных установок, этнических констант. Социокультурная
адаптация рассматривается автором как наследование и актуальное использование обычаев, норм поведения, знаний и традиций, выработанных
и функционировавших в рамках соответствующих социальных институтов,
реализующихся в личной и общественной жизни [11]. В соответствии
с этим подходом музеи Сибири, как считает О.Н. Шелегина, являются,
с одной стороны, мощным средством адаптации населения в условиях активного освоения региона, с другой – своеобразной комплексной системой,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
А.В. Киселев
содержащей потенциал для адаптации музейной сети к перманентным нестабильным условиям глобального мира [12].
Среди российских регионов сеть краеведческих музеев наиболее развита
в Сибири. Это объясняется, во-первых, масштабностью восточного края,
в процессе изучения которого исторически присутствовал дефицит интеллектуального ресурса, преодолеваемый исследованием далекой окраины через
организацию местных музеев. А.И. Мартынов, характеризуя историю создания краеведческих музеев, подчеркивает одну принципиальную особенность
этого процесса – «музеи возникали именно как научные центры краеведения»
[13. С. 111]; во-вторых, в условиях перманентной колонизации восточной окраины краеведческий музей выступал эффективным механизмом социокультурной адаптации русского населения в новой среде, основанной на самоидентификации человека с определенной местностью в качестве своей малой родины, наделяя «нейтральный» ландшафт предметным, ясным смыслом – мое
родное место. О.Н. Шелегина отмечает: «Идея создания местных музеев была
популярна как в Европе, так и в России, но в Сибири в отличие от других регионов она наиболее полно воплотилась в жизнь… Условия, в которых открывались сибирские музеи, более специфичны, поскольку любовь к одному краю
была здесь огромной и людям хотелось узнать о нем как можно больше» [14.
С. 96–97]. Отсюда характерная черта сибирского гуманитарного поля – тесная
связь музееведческой и краеведческой проблематики.
Краеведческие музеи, отмечается в музейной энциклопедии, это музеи
собрания, которые документируют различные стороны жизни (природные
условия, историческое развитие, экономику, быт, культуру) конкретного административно-территориального региона или населенного пункта (республика, край, округ, область, город, район, село), составляют часть его природного и культурного наследия [15. С. 298]. Краеведческий музей – это музей
определенной территории, «края». Емко, лапидарно определяет краеведческий музей как «многофункциональный институт социальной информации,
предназначенный для сохранения культурно-исторических и естественнонаучных ценностей» А.И. Мартынов, обозначивший проблему, которая не теряет своей актуальности, – «сформировать, исходя из отечественной практики
и мирового опыта, принципиально иную концепцию краеведческого музея»,
решение последней находится в формате возрождения функции краеведческого музея как научного центра по одному или двум направлениям отечественной или региональной науки [13. С. 109].
Исключительным эвристическим потенциалом в изучении краеведческого музейного пространства обладает цивилизационная парадигма. «Цивилизация» – это единственная в теоретико-методологическом арсенале гуманитария категория, которая позволяет, во-первых, социокультурно осмыслить
локальный объект в единстве пространственных и временных параметров,
в их неразрывной связи; во-вторых, реализовать в локальном объекте антропологичность человеческой субъективности; в-третьих, раскрыть локальное
ментальностью в аксиологическом контексте как результат самоидентификации. «Цивилизационная концепция соответствует требованиям постклассической науки. Неплохо вписывается в реалии полипарадигмальности эпохи постмодерна, отвечает требованиям современной эпохи по своим аксиологиче-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цивилизационный статус краеведческого музея
19
ским характеристикам… Концепция позволяет эффективно использовать
присущие ей объясняющие и прогностические функции, в чём удовлетворяет
прагматические запросы времени» [16. С. 333].
В центре цивилизационного измерения социокультурного пространства
краеведческого музея (как и краеведения) находится понятие «край». Территориальная интерпретация «края» попыткой «задать границу исключает смысловое содержание, поэтому непродуктивна, зыбка и неустойчива. Лишенный
внутреннего содержания, т.е. смысла, «край» превращается в неопределенную, «пустую внутри» пространственную форму, которая наполняется различными, очерченными извне территориальными единицами, как «часть
страны», губерния, район, деревня, город, «место пребывания какого-то коллектива». Отсюда и проблема дефиниции, что есть «край», его граничности,
предела при постоянной пульсации, пластичности самих границ. Авторская
концепция состоит в осмыслении «края» в качестве предельного хорологического типа цивилизации на микроуровне (придельный хорологический тип
цивилизации на макроуровне «Отечество – Россия»). Микротип российской
цивилизации «край» есть способ существования смыслонесущей доминанты
российского социума – Родина и как реальный исторический хронотоп (хранитель аксиологического ядра) выступает в качестве универсального кода
российской цивилизации («любовь к родному краю – источник любви к Отечеству»). Концептуально микротип «край» есть материализованная геоисторическая (пространственно-временная) форма ментальности «родной край».
Носителем микротипа «край» является локальная самобытная этносоциокультурная общность людей, основанная на самоидентификации с определенной территорией в качестве своей малой родины и объединенная идентичностью менталитета «родной край». Фиксируя, сохраняя и транслируя во
времени смысловую доминанту (родное место – осознание места в значении
малой родины), ментальность «родной край» выполняет функцию исторического сознания (единство трех модусов времени) на локальном уровне, что
и обеспечивает объективное непрерывное пространственно-временное бытие
местного социума с цивилизационным качеством «край». Вне процесса истории взаимосвязь поколений разрывается, что приводит к отрицанию аксиологического ядра – «малой родины» и самой цивилизации. Отсюда краеведение
есть геоисторическое социокультурное самопознание родного места в преемственном пространственно-временном контексте истории в единстве трех
модальностей – прошлое, настоящее, будущее. Краеведение – это история
ментальности «родной край» [17].
Авторская концепция «края» как микротипа российской цивилизации
в формате евразийской парадигмы обретает субстанциальное свойство (предельное основание) устойчивого, генетического ментального «кода» российского социума, который выполняет функцию культурно-нравственного, ценностного каркаса, обеспечивающего внутренние единство полиэтничной евразийской общности. Предельный локальный уровень микротипа «край» содержательно конкретизирует и аксиологически наполняет базовую категорию
евразийской цивилизационной концепции России – «месторазвитие», теоретико-познавательный потенциал которой раскрыт и обоснован в академическом творчестве «отца евразийства» П.Н. Савицкого [18]. Евразийская кон-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
А.В. Киселев
цепция, утверждающая особый путь развития России, разработана в 20–30-х гг.
XX в. рядом отечественных мыслителей историков, философов и этнографов – в среде русской эмиграции. Создателями евразийства являются дипломат, экономист, географ, философ П.Н. Савицкий, лингвист, культуролог
Н.С. Трубецкой, философ Л.П. Карсавин, историк Г.В. Вернадский, богословы А.В. Карташов и Г.В. Флоровский и др. Главным идеологом и лидером
всего этого направления, «евразийцем номер 1» являлся П.Н. Савицкий. Имя
Савицкого синонимично понятию евразийства. Именно ему принадлежат основные теоретико-методологические формулы и определения, ставшие руководящими принципами евразийской концепции.
Фундаментальный тезис евразийской концепции – Россия – особая цивилизация, качественно не сводимая, ни к западу, ни к востоку. Это «третий
мир». Парадигма самоценности евразийской цивилизации основывается на философском постулате единства пространственно-временных социальных параметров (форма всякого бытия – пространство и время, неразрывно связанные между собой), когда исторический процесс рассматривается в пространственном контексте, на конкретной территории, с четко обозначенными природно-географическими условиями. Последние выступают в качестве объективно заданных условий, без которых, как отмечал академик М.А. Барг, ни
одна из мыслимых форм организации человеческих сообществ не может
обойтись. Это «точка отсчета» исторически возможного [19. С. 74]. История
происходит не только во времени, но и в пространстве. Образ жизни социума
нельзя понять вне характеристик занимаемой им территории. Социальные
и природные факторы неотделимы друг от друга. Признанный авторитет исторической географии В.А. Муравьев подчеркивал, что пространство цельно
и непрерывно, как время, и может ограничивать или усиливать, усложнять,
упрощать, деформировать и гасить историческое явление, т.е. пространство
креативно [20. С. 33–34]. Методологически объяснять социальное только через социальное ошибочно, поскольку исключается все естественное, природное, биологическое, что чрезвычайно сужает и ограничивает возможности
адекватной теоретической интерпретации жизнедеятельности общества, выступает причиной утверждения всевозможных односторонних и однобоких
взглядов, концепций [21. С. 72].
Эвристичность «пространства» с качествами ландшафт, рельеф, климат
раскрывается евразийским концептом «месторазвитие», который рассматривается в качестве «матрицы» народа, потенциально содержащей в себе его культурную и социально-историческую судьбу. П.Н. Савицкий, соединив пространство (место) и время (развитие) в аналитической категории «месторазвитие», методологически реализовал в цивилизационном познании России геоисторический (пространственно-временной) подход. «Месторазвитие», писал
П.Н. Савицкий, категория синтетическая, обнимающая одновременно социально-историческую среду и географическую обстановку. Это синтез географических и исторических начал [22. С. 189, 191]. Отсюда эвристический потенциал онтологически-познавательной стратегии концепта «месторазвитие» – это развитие человеческого общества на определённой территории,
когда народ и пространство образуют целостное единство, взаимно влияя
друг на друга. Взаимодействие двух составляющих конкретного «месторазви-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цивилизационный статус краеведческого музея
21
тия» – природы и общества, объективных, подлинных оснований бытия российского социума и есть конечные причины исторического движения России.
Сложный социоприродный процесс взаимовлияния народа и осваиваемого им
ландшафта и есть «месторазвитие». Пространственно-временное единство
концепта «месторазвитие» определило его познавательную универсальность,
которая реализуется как на макроуровне – «Евразия» как место развития России, так и на микроуровне – «край» как предельный локальный уровень развития Отечества. Последовательно проводя геоисторический подход, лидер евразийства П.Н. Савицкий утверждал: «Каждая, хотя бы небольшая, человеческая среда находится, строго говоря, в своей и неповторимой географической
обстановке. Каждый двор, каждая деревня есть «месторазвитие». Подобные
меньшие месторазвития объединяются и сливаются в «месторазвития» большие. Возникает многочленный ряд месторазвитий» [22. С. 187]. Основанная
на геоисторическом подходе эпистемологическая универсальность концепта
«месторазвитие» выводит евразийскую парадигму на исследовательское поле
краеведческого познания. Евразийскую парадигму с отечественным краеведением методологически объединяет исходный познавательный конструкт
«месторазвитие». Обозначенное теоретико-методологическое единство имело
и хронологическое совпадение – 20-е гг. ХХ в. – расцвет как евразийского движения (центр Прага. Чехословакия благодаря президенту Томашу Масарику
оказалась гостеприимным домом для русских эмигрантов [18. С. 46]), так и российского краеведческого движения по изучению родного края. Это время вошло в историю отечественного краеведения периодом «золотого десятилетия» – 1917/1918–1927/1929 гг. (определение С.О. Шмидта [23]), когда сформировались основные теоретико-методологические подходы, принципы, методические приемы и способы культурно-исторического и историкопроизводственного направления в познании местного края [24].
Наиболее ярко геоисторический подход в краеведческом познании проявился в творчестве И.М. Гревса, участника II–III краеведческих конференций,
председателя культурно-исторической секции Ленинградского общества изучения местного края, члена Центрального бюро краеведения (ЦБК). История
и география каждой местности, отмечал И.М. Гревс, представляют единство,
каковы бы ни были ее размеры. Обе эти науки находятся в близком родстве.
Они и в ходе работы тесно связываются друг с другом и должны систематически сотрудничать, восстановляя отдельные синтезы (фигуры) края, страны,
земли в пространстве (география) и во времени (история) [25. С. 491]. Этот
синтез в локальном объекте социального пространства и социального времени, являющийся онтологически-познавательной основой как самого «краеведения», так и понятия «край», И.М. Гревс осмысливает антропологически
через единство общественного индивида и конкретной территории в аксиологическом контексте. Указав на недостаточность «логического разбора слова
«краеведение» для определения», И.М. Гревс применяет ценностный подход, – «под словом кроется еще особый смысл, дающий понятию специфическую окраску или тон. Именно рядом с интеллектуальным элементом (познание), – писал он, – обнаруживается еще эмоциональный. Он вырастает из образа родины, нераздельно связанного с понятием, притом родины тесной,
малой. Изучение края опирается на работу местных же людей, связанных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
А.В. Киселев
с ним не только близкими интересами, но и любовью, ощущением кровного
родства, коренящегося в предании и наследстве многих поколений, чувством
нередко совсем бескорыстным, основанным на благородном инстинкте, иногда даже самоотверженным». В краеведении «присутствует и влияет, как
двигатель, не одно чувство привязанности, но и крепкое сродство сына с землей своей», существует «органическая связь... между чутким человеком
и землею, которая его породила и вспоила». Это «условие имеет важное значение», отмечает И.М. Гревс, поскольку «любовь... способствует знанию:
только любимое можешь и хочешь хорошо, до глубины понять» [26].
И.М. Гревс сущность «края» раскрывает утверждением его аксиологического
статуса, что согласуется с концепцией «края» как микротипа российской цивилизации. Свой край, малую родину (родной край) «создает пережитая и
переживаемая полная («всецелая») связь человека и группы людей с данною
почвою, уголком, клочком земли. Чувство родины есть духовное ощущение
корней. Поэтому родина не просто природа или вообще местность (locus); это
многими переживаниями присвоенная нами и потому многоразлично одухотворенная и также многоцветно окрашенная человеком (или для человека)
природа или местность; тут в ней как бы родился особый «дух» ее; человек
вложил в нее себя и обратно от нее в себя много принял» [27. С. 36].
Таким образом, синтезирующая способность концепта «месторазвитие» интегрирует евразийскую парадигму как макротип России с краеведческой концепцией микротипа, образуя единую двухполюсную теоретическую систему,
в которой предельное основание российского социума микротипа «край» выступает в качестве смысловой матрицы макротипа, создавая этим устойчивость
и внутренне единство евразийской российской цивилизации. Поскольку основной функцией научной теории является онтологически-познавательная, имеющая цель научного познания объективного мира, то единая система онтологического знания двухполюсной евразийской российской цивилизации выступает
в качестве методологической основы научно-познавательной деятельности, направленной на краеведческое изучение Отечества.
Двухполюсность евразийской российской цивилизации определила два
исследовательских подхода и принципа в ее познании, во-первых, пространственно-временное единство или геоисторический подход, воспринимающий
развитие на макроуровне (Россия) как результат диалектического взаимодействия социального пространства и социального времени. Средством реализации данного подхода является локальный принцип, который позволяет осуществить «стыковку» пространственно-временных социальных параметров,
«увидеть» диалектическую взаимосвязь социального пространства и социального времени на микроуровне (край). Второй исследовательский подход
антропологический, осмысливает социальное пространственно-временное
единство как процесс творчества человеческой субъективности, результат
которой проявляется в двух ипостасях: материальной – объективность «России» – «края» и идеальной – субъективность выраженная в ментальности
«родной край» и «Отечество – Россия». Антропологичность раскрывается
рефлексивной способностью и эмоциональностью человека на основе аксиологического принципа, который «процедурой придания смысла» определяет
конкретный локальный ландшафт в значении «родное место», ментальная
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цивилизационный статус краеведческого музея
23
проекция последнего «родной край» выполняет функцию матрицы микротипа «край». Ментальность «родной край» порождает ментальное поле «Отечество – Россия», которое материализуется в макротип, образуя евразийскую
российскую цивилизацию.
Геоисторическая реальность «месторазвития» России есть результат взаимодействия человека и крайне суровых явлений природы срединного материка
Евразии, определивший экстремальный социоприродный процесс становления и развития уникальной отечественной цивилизации, которая как способ
бытия полиэтничного российского социума стала ответом на проблему выживания в жестких природно-климатических и геополитических условиях
при постоянной потребности освоения обширного континента [28]. Экзистенциализм социоприродного процесса, на разнородных этноландшафтах
с отрицательным геоклиматическим потенциалом, определил формирование
базовых ценностей российского социума, среди которых в качестве сверхценности выступает «Родина». Поскольку территория, земля есть объективный фундаментальный естественный ресурс любой цивилизации, то первой
и абсолютной ценностью российского социума выступило пространство Отчизны. Земля и поземельные отношения определяли социальное устройство,
экономику, быт, права и в конечном итоге евразийский цивилизационный
статус России. Вокруг земли вращалась вся жизнь россиян, как природный
фактор она есть базовая ценность российского социума. Ее обретение, зашита, обустройство, возделывание на протяжении веков являлись (и являются)
основной заботой российского социума. Социоприродное бытие поликультурной евразийской целостности обусловило эмоциональную связь российского социума с землей, ее сакрализацию – мать-земля, земля-кормилица, она
залог выживания. Отсюда образ русского поля, ставшего символом Русской
земли, России.
Российский труженик кровью связан со своей землей, которая стоила
колоссальных затрат, унесла миллионы и миллионы человеческих жизней,
и он готов ее лелеять и защищать. Российский труженик и земля – единое
целое, это «крепкое сродство сына с матерью-землей своей», поэтому
пространство Отчизны для него – это абсолютная ценность. В современном, глобальном мире стремительно нарастают экологическая дифференциация человечества и значимость экологических «пределов роста», поэтому обильно политая кровью предков земля Отечества как традиционная, непреходящая ценность бытия российского социума остается таковой
и поныне, она, как и прежде является основным условием физического
выживания российского суперэтноса [28. С. 232–233]. Первоэлементом
социоприродного бытия евразийской поликультурной российской цивилизации выступает конкретное место развития локального социума. Здесь
«место» обитания первично. Оно представляет собой «элементарную конкретность», непосредственное единство противоположностей – общественный индивид и местная природная среда. Субъектность места как
единства человека с ландшафтом (которая отражена в народной поговорке
«не место красит человека, а человек место») сформировала личностный смысл – «родное место», осознание места в «значении-для-меня»
духовно наполнило его проникновенным чувством Родины.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
А.В. Киселев
Таким образом, человеческая субъективность в ландшафтно-смысловой
самоидентификации качественно духовно-нравственно видоизменила евразийское «месторазвитие», образовав аксиологическое ядро местообитания –
малую родину – родное место, – это «ключевое» представление, структурирующий смысл в системе мировоззренческих и ценностных ориентаций локального социума, который в результате становится «культурно-устойчивым»
и единым, обретая особое качество «края» как микротипа российской цивилизации. В словаре В.И. Даля подчеркивается исключительная ценность этого социального пространства для человека – «и кости по родине плачут
(по преданию, в некоторых могилах слышен вой костей)» [29. С. 11]. «Между
Родиной и родным краем, – писал знаменитый географ, педагог и методист
А.С. Барков, – существует неразрывная связь. Любовь начинается с родной
местности и расширяется затем до пределов всей страны. Любовь к родному
краю питает любовь к Родине» [30. С. 77]. Эту корневую первооснову российской цивилизации проникновенно выразил в стихах «ковчег русской души» А.С. Пушкин: «Два чувства дивно близки нам – / В них обретает сердце
пищу – / Любовь к родному пепелищу, / Любовь к отеческим гробам. / На них
основано от века, /По воле Бога самого, / Самостояние человека, / Залог величия его. / Животворящая святыня! / Земля была б без них мертва; / Без них
наш тесный мир – пустыня, / Душа – алтарь без божества». Эти поэтические
строфы, написанные в 1830 г. навсегда остались гениальным символом русского национального мироощущения. Здесь отраженно признание исторических
и духовных основ народа, но вместе с тем и утверждение вечных ценностей –
незыблемого ориентира для «самостоянья человека» [31. С. 4]. Если европейский социум любит «себя» в Родине, то российский – Родину в «себе».
Ценностное ментальное ядро российской цивилизации – «Родина» на
предельном локальном уровне «месторазвития» фиксируется реальным конструктом «край», который является первичной социоприродной организационной ячейкой выживания в экстремальных условиях евразийского геоклиматического бытия. Эта коллективная, артельная жизнедеятельность локального российского социума, объединенного идентичностью менталитета
«родной край», фиксируемая отечественной историей как община (дух общинности был той аурой, в которой формировалась ментальность всего российского социума [32. С. 22]), является гарантом нормального функционирования и воспроизводства местного общества, обеспечивающего не только его
простое физическое выживание, но и саму жизнь в экстремальных условиях.
На суровых пространствах Евразийского континента только умирают в одиночку, а выживают и встают на путь процветания только сообща [33. С. 33].
«край» – это оплот локальной сплоченности, он компенсировал слабость индивидуального, демонстрируя эффективность коллективного выживания.
Коллективное бытие «края» определило приоритет нравственных начал, при
которых жизнь местного общества регулируется нормами и правилами сплоченности и взаимопомощи, обусловившими беспрецедентную стойкость российского социума перед невзгодами, пренебрежение материальными благами, неприемлемость психологии крайнего индивидуализма. Нравственный
императив микротипа «край», выраженный в тезисе «жить нужно не для себя
(эгоизм) и не для других (альтруизм), а со всеми и для всех», раскрывает сущност-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цивилизационный статус краеведческого музея
25
ную сторону евразийской российской цивилизации – ее этикоцентричность [34],
духовно-нравственной доминантой которой в истории стала идея отдать все
ради общего блага и не искать личной выгоды.
Коллективность микротипа «край» выступила в качестве стабильной модели межнационального сотрудничества, эффективной «точкой солидарности» евразийского этнокультурного многообразия. Общинная коллективная
жизнедеятельность «края», с одной стороны, препятствует этнической замкнутости, «снимая» этнический барьер артельной сплоченностью, с другой –
совместным трудом блокирует маргинализацию национального, проявляющуюся в ксенофобии и сепаратизме. Уникальным духовно-смысловым источником пластичного поликультурного союза «края» является его ментальная проекция «родной край», которая обладает имманентной «дуальной аксилогичностью», сочетая в себе аксиологическую силу «почвы» – родное место и аксилогическую силу родовой «крови» – этническая принадлежность.
Обе ценностные ипостаси константны и находятся в органичной, паритетной
гармонии – симфонии духа, поэтому ментальность «родной край»
в многонациональном российском мире носит надэтнический и межэтнический характер, являясь системообразующей для генетически различных этнокультур, объединяя народы евразийского континента общей духовнонравственной доминантой «родное место – Родина». Ментальность «родной
край», выполняя функцию смысловой матрицы, порождает сверхценностью
«родное место – Родина» единое эколого-социокультурное поле, которое
своим аксиологическим содержанием (РОДИНА) соединяет народы Евразии
в монолитный российский суперэтнос. Этнонациональная амальгама «края» –
это «капля», в которую влился поликультурный «океан» единой многонародной российской цивилизации. Гармонично-целостное и равноправное единство аксиологических сил «родовое – этничность» и «родное – отечество»
в ментальности «родной край» наделяет ее носителя – «локальный этнокультурный социум» – качеством евразийской «межэтнической матрицы», которая воспроизводит консолидированную гражданскую российскую нацию –
нацию соотечественников, объединенных идентичностью менталитета «Отечество – Россия». «Единая нация, – отмечает Р.Г. Абдулатипов, – это когда
для граждан всех национальностей общее государство становится Отечеством» [35. С. 133].
Итак, предельным основанием евразийской российской цивилизации является микротип «край», который создает устойчивость и внутренне единство Отечества, поскольку, во-первых, выполняет функцию аксиологического
стержня, проходящего сквозь социоприродную ткань России, образуя пространственно-временное смысловое единство – этикоцентричность евразийской поликультурной цивилизации; во-вторых, реализует первичную этнокультурную социализацию индивида в локальной общности; в-третьих,
«край», консолидируя многонародный евразийский мир ментальностью
«родной край», формирует солидарную гражданскую российскую нацию.
В качестве эффективного способа наследования культурно-исторических
ценностей местного края выступает краеведческий музей, который, воспроизводя цивилизационное качество микротипа «край», воспроизводит и макротип «Отечество – Россия», т.е. евразийскую российскую цивилизацию. От-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
А.В. Киселев
сюда цивилизационный статус краеведческого музея, сохраняющего и транслирующего постоянную связь между нематериальной сверхценностью –
«любовь к малой родине – источник любви к Отечеству» и вполне материальным локальным социумом, что и обеспечивает историческое бытие российской цивилизации. Генерируемая краеведческим музеем фундаментальность микротипа российской цивилизации «край» составляет его культурноисторическое содержание, его духовное начало. Краеведческий музей как
ДНК микротипа «край», фиксируя, сохраняя и транслируя во времени смысловую доминанту – «родное место» – осознание места в значении малой родины, обеспечивает устойчивость цивилизационного параметра «края». Ритмичная трансляция краеведческим музейным пространством ценности микротипа «край» обеспечивает непрерывность процесса цвилизационного воспроизводства макротипа «Отечество – Россия», т.е. российской цивилизации,
социокультурное поле которой фиксируется в культурологическом пространстве музея. Цивилизационный статус краеведческих музеев определил, во-первых, их
доминирование в музейной сети – это самая массовая группа комплексного
профиля в музейной сети России (более 800); во-вторых, крайнюю востребованость в педагогической практике социокультурного пространства краеведческих музеев, местный материал которых благодаря его конкретности, наглядности и аксиологичности обладает полифункциональностью, сочетая
в себе обучающие, воспитывающие и развивающие функции, что активизирует мыслительную деятельность учащихся, помогает более осознанному
усвоению самых сложных тем социально-политического, экономического
и культурного характера [36. С. 28].
Выполнение краеведческим музеем цивилизационной миссии зависит, вопервых, от соответствия его аксиологической системы ценностным установкам локального социума, адекватно представленного в музейном пространстве; во-вторых, от актуализации исторического потенциала музейного пространства как аутентичного первоисточника местной истории, являющейся
подлинным знанием, которое обладает информационным магнетизмом
и полноценной энергетикой познания. Хронологическая последовательность
композиционных схем музейной экспозиции, отражая преемственный пространственно-временной контекст локальной истории – единство ее трех модусов – прошлое, настоящее, будущее, воссоздает местное время длительной
протяженности, которое не только обеспечивает, но и создает саму ритмичность культурной передачи аксиологического ядра – родное место – осознание
места в значении малой родины. Исполняя роль архива времени, краеведческий музей реализует преемственность социокультурного опыта между поколениями, связывая прошлое с будущем через интерпретацию в настоящем.
Аксиологическое пространство краеведческого музея «родной край» – это
духовный мост, переброшенный через пропасть времен, мост, ведущий местный социум из прошлого в будущее.
Литература
1. Ляшко А.В. Музейный проект как опыт идентичности: образ России в мировом культурном пространстве // Культура России: информ.-аналит. сб. 2011. Образ России в меняющемся
мире. М., 2011. 575 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цивилизационный статус краеведческого музея
27
2. Калугина Т.П. Художественный музей как феномен культуры. СПб.: Петрополис, 2001.
224 с.
3. Музеи России на рубеже тысячелетия: Нац. докл. / Союз музеев России. СПб., 2011. 88 с.
[Электронный
ресурс].
URL:
http://souzmuseum.files.wordpress.com/2012/03/
d0bdd0b0d186d0b4d0bed0bad0bbd0b0d0b42011.pdf (дата обращения: 12.02.2014).
4. Шелегина О.Н. Музеи Сибири: Очерки создания, развития, адаптации. Новосибирск,
2010. 244 с.
5. Загоскин Д.В. Опыт и перспективы комплексного развития музейного дела в формате регионального музейного учреждения (на примере Томского областного краеведческого музея
2000–2005 гг.) / Д.В. Загоскин, Э.И. Черняк. [Электронный ресурс]. URL: http:
//www.lib.tsu.ru/mminfo/000063105/his/01/image/121-131.pdf (дата обращения: 12.02.2014).
6. Томские музеи. Музеи Северска : материалы к энциклопедии «Музеи и музейное дело
Томской области» / под ред. Э.И. Черняка; ФГБОУ ВПО «Национальный исследовательский
Томский государственный университет», Научно-образовательный центр «Музей и культурное
наследство». Томск: Изд-во Том. ун-та, 2012. 219 с.
7. Григорьева С.Е. История Томского областного краеведческого музея (1920–2000-е гг.):
автореф. дис. ... канд. ист. наук. Томск, 2011. 28 с.
8. Малахатько У.В. Религиоведческая тематика в деятельности Томского областного краеведческого музея им. М.Б. Шатилова: автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск, 2011. 24 с.
9. Сизова И.А. Музейная сеть Томской области: история формирования и функционирования (середина 1940-х – 2011 г.) : автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск, 2012. 24 с.
10. Шелегина О.Н. История и современные тенденции в развитии музейного мира Сибири
(адаптационный подход): автореф. дис. … д-ра ист. наук. Томск, 2012. 46 с.
11. Шелегина О.Н. Адаптационные процессы в культуре жизнеобеспечения наследия Сибири: результаты научных исследований и музейная практика // Музей и наука : к 35-летию
музея «Археология, этнография и экология Сибири» Кем. гос. ун-та : материалы Междунар.
науч. конф. Кемерово, 10–12 ноября 2011 г. Кемерово, 2011. С. 96–102.
12. Шелегина О.Н. Музейная сеть Сибирского региона: процессы формирования и адаптации // Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 344. С. 103–110.
13. Мартынов А.И. Краеведческий музей как научный центр региона // Теория и практика
музейного дела в России на рубеже XX–XXI веков: тр. Гос. ист. музея. М., 2001. Вып. 127.
С. 109–117.
14. Шелегина О.Н. Адаптация русского населения в условиях освоения Сибири. Социокультурные аспекты. XVIII – начало XX в.: учеб. пособие. М.: Логос, 2001. Вып. 2. 160 с.
15. Российская музейная энциклопедия / Российский институт культурологии МК РФ
и РАН. М., 2005. 845 с.
16. Сергеева О.А. Теоретические модели цивилизационной концепции: дис. ... д-ра филос.
наук. М., 2002. 361 с.
17. Киселев А.В. Цивилизационная объяснительная модель концепта «край» – «краеведение» // Вестн. Кем. гос. ун-та культуры и искусств. 2011. № 15. С. 85–96.
18. Полухин А.Н. Историческая концепция П.Н. Савицкого : теоретико-методологический
аспект: дис. … канд. ист. Томск, 2007. 237 с.
19. Барг М.А. Категория «цивилизация» как метод сравнительного исследования (Человеческое измерение) // История СССР. 1991. № 5. С. 70–86.
20. Казаков Р.Б. Историческая география в пространстве современного гуманитарного знания: от вспомогательной дисциплины к методу гуманитарного познания / Р.Б. Казаков,
С.И.Маловичко, М.Ф. Румянцева // Историческая география: пространство человека vs человек
в пространстве: материалы XXIII Междунар. науч. конф., Москва, 27–29 января 2011 г. / отв.
ред. М.Ф. Румянцева. М.: РГГУ, 2011. С. 31–45.
21. Кирвель Ч.С. Природные факторы и «власть пространства» в жизнедеятельности общества // Социология. 2009. № 3. С. 69–85.
22. Континент Евразия / сост., авт. послесл. А.Г. Дугин. М.: Аграф, 1997. 461 с. [Электронный ресурс]. URL: http://royallib.ru/book/savitskiy_petr/kontinent_evraziya.html (дата обращения: 12.02.2014).
23. Шмидт С.О. «Золотое десятилетие» советского краеведения // Отечество: краевед.
альм. 1990. № 1. С. 11–27.
24. Киселев А.В. Опыт историко-краеведческого исследования населенных пунктов. Кемерово: Изд-во КРИПКиПРО, 2002. 221 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
А.В. Киселев
25. Гревс И.М. История в краеведении // Краеведение. 1926. № 4. С. 487–508.
26. Санкт-Петербургский филиал Архива РАН (ПФА РАН) Ф. 726. Оп.1. Ед. хр. 178. Рукопись И.М. Гревса «Развитие культуры в краеведческом исследовании». Л. 3–20.
27. Гревс И.М. Краеведение в современной германской школе. Л.: Брокгауз–Ефрон, 1926. 78 с.
28. Олейников Ю.В. Природный фактор бытия российского социума. М.: ИФРАН, 2003.
258 с.
29. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб.; М., 1882. Т. 14. 683 с.
30. Барков А.С. О научном краеведении // Вопросы методики и истории географии: (Избр. тр.). М.,
1961. 263 с.
31. Боханов А.Н. А.С. Пушкин и национально-государственная самоидентификация России // Отечественная история. 2002. № 5. С. 3–16.
32. Данилова Л.В. Крестьянская ментальность и община / Л.В. Данилова, В.П. Данилов //
Менталитет и аграрное развитие России (XIX–XX вв.): материалы Междунар. науч. конф. /отв.
ред. В.П. Данилов, Л.В. Милов. М., 1996. С. 22–39.
33. Иванов А.В.. Евразийство: ключевые идеи, ценности, политические приоритеты /
А.В. Иванов, Ю.В. Попков, Е.А. Тюгашев, М.Ю. Шишин. Барнаул, 2007. 243 с.
34. Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире // История России: Теоретические проблемы. Российская цивилизация: Опыт исторического и междисциплинарного
изучения / отв. ред. А.С. Сенявский. М., 2002. Вып. 1. С. 222–239.
35. Абдулатипов Р.Г. Российская нация (этнонациональная и гражданская идентичность
россиян в современных условиях). М.: Науч. кн., 2005. 472 с.
36. Кацюба Д.В. Историческое краеведение в школе и в вузе. Кемерово, 1994. 336 с.
Kiselev Alexander V. Kemerovo State University of Culture and Art (Kemerovo, Russian
Federation).
E-mail: graf-kiselev@yandex.ru CIVILIZATIONAL STATUS OF LOCAL HISTORY
MUSEUM
Key words: museum, local history, Eurasian conception of the micro-type of civilization "homeland," "homeland" mentality.
The article establishes the civilizational status of a local museum, which as a spiritual, cultural,
"gold" supply of a specific "development location" provides a spatio-temporal existence of the local
society with civilizational "homeland" quality.
Synthesizing the museological experience and local reflection with heuristic potential of the
Eurasian paradigm, the article substantiates a civilizational status of a local museum.
The Network of local museums, actualized by globalization, is mostly developed in Siberian region, provided strong scientific reflection of Tomsk museology school and new adaptive approach to
monographic studies of O.N. Shelegina, Dr. of Historical Sciences.
Civilizational paradigm of a local museum, actualizes the “Region” concept, which mental projection "homeland" asserts its essential axiological status. The carrier of a micro-type of the Russian
civilization "Region" is local society, united by identity of "homeland" mentality, which provides historic being of the micro-type "Region." Therefore, "Region" is a way of making sense dominant of the
Russian society, Homeland, and as a real historical chronotope acts as a universal code of the Russian
civilization.
In the format of the Eurasian paradigm, the "Region" micro- concept finds substantial specifics
and axiologically fills basic category of the Eurasian concept for Russia, "topogenesis." Spatiotemporal unity of the "topogenesis" concept integrates theoretically and methodologically the Eurasian
paradigm with domestic regional studies, combining their research fields.
"Regions" form Eurasian stability of the society, fulfilling the function of an axiological rod for
the Russian civilization, realizing the socialization of the individual in the local community and acting
as a Eurasian "inter-ethnic matrix" generating the civic Russian nation.
A local museum serves as an effective way of inheriting the values of the local region, which, reproducing the quality of micro-civilization such as "Region," reproduces a macro-type of the Russian
civilization. Hence the civilizational status of a local museum as the DNA of the "Region" micro-type.
A local museum’s civilizational mission depends on relevance of its axiological system of
local society value settings and historical potential actualization as the primary source of authentic local history.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Цивилизационный статус краеведческого музея
29
References
1. Lyashko A.V. Muzejnyj proekt kak opyt identichnosti: obraz Rossii v mirovom kul'turnom
prostranstve // Kul'tura Rossii: inform.-analit. sb., 2011. Obraz Rossii v menyayuschemsya mire. M.,
2011. 575 s.
2. Kalugina T.P. Hudozhestvennyj muzej kak fenomen kul'tury. SPb.: Petropolis, 2001. 224 s.
3. Muzei Rossii na rubezhe tysyacheletiya: Nac. dokl. / Soyuz muzeev Rossii. SPb., 2011. 88 s.
[`Elektronnyj
resurs].
URL:
http://souzmuseum.files.wordpress.com/2012/03/
d0bdd0b0d186d0b4d0bed0bad0bbd0b0d0b42011.pdf (data obrascheniya: 12.02.2014).
4. Shelegina O.N. Muzei Sibiri: Ocherki sozdaniya, razvitiya, adaptacii. Novosibirsk, 2010. 244 s.
5. Zagoskin D.V. Opyt i perspektivy kompleksnogo razvitiya muzejnogo dela v formate regional'nogo muzejnogo uchrezhdeniya (na primere Tomskogo oblastnogo kraevedcheskogo muzeya 2000–
2005 gg.) / D.V. Zagoskin, `E.I. Chernyak. [`Elektronnyj resurs]. URL: http://www.lib.
tsu.ru/mminfo/000063105/his/01/image/121-131.pdf (data obrascheniya: 12.02.2014).
6. Tomskie muzei. Muzei Severska : materialy k `enciklopedii «Muzei i muzejnoe delo Tomskoj
oblasti» / pod red. `E.I. Chernyaka; FGBOU VPO «Nacional'nyj issledovatel'skij Tomskij gosudarstvennyj universitet», Nauchno-obrazovatel'nyj centr «Muzej i kul'turnoe nasledstvo». Tomsk: Izdvo Tom. un-ta, 2012. 219 s.
7. Grigor'eva S.E. Istoriya Tomskogo oblastnogo kraevedcheskogo muzeya (1920–2000-e gg.):
avtoref. dis. ... kand. ist. nauk. Tomsk, 2011. 28 s.
8. Malahat'ko U.V. Religiovedcheskaya tematika v deyatel'nosti Tomskogo oblastnogo kraevedcheskogo muzeya im. M.B. Shatilova: avtoref. dis .… kand. ist. nauk. Tomsk, 2011. 24 s.
9. Sizova I.A. Muzejnaya set' Tomskoj oblasti: istoriya formirovaniya i funkcionirovaniya
(seredina 1940-h – 2011 g.) : avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Tomsk, 2012. 24 s.
10. Shelegina O.N. Istoriya i sovremennye tendencii v razvitii muzejnogo mira Sibiri (adaptacionnyj podhod): avtoref. dis. … d-ra ist. nauk. Tomsk, 2012. 46 s.
11. Shelegina O.N. Adaptacionnye processy v kul'ture zhizneobespecheniya naslediya Sibiri:
rezul'taty nauchnyh issledovanij i muzejnaya praktika // Muzej i nauka : k 35-letiyu muzeya «Arheologiya, `etnografiya i `ekologiya Sibiri» Kem. gos. un-ta : materialy Mezhdunar. nauch. konf. Kemerovo, 10–12 noyabrya 2011 g. Kemerovo, 2011. S. 96–102.
12. Shelegina O.N. Muzejnaya set' Sibirskogo regiona : processy formirovaniya i adaptacii //
Vestn. Tom. gos. un-ta. 2011. № 344. S. 103–110.
13. Martynov A.I. Kraevedcheskij muzej kak nauchnyj centr regiona // Teoriya i praktika muzejnogo dela v Rossii na rubezhe XX–XXI vekov: tr. Gos. ist. muzeya. M., 2001. Vyp. 127. S. 109–117.
14. Shelegina O.N. Adaptaciya russkogo naseleniya v usloviyah osvoeniya Sibiri. Sociokul'turnye
aspekty. XVIII – nachalo XX v.: ucheb. posobie. M.: Logos, 2001. Vyp. 2. 160 s.
15. Rossijskaya muzejnaya `enciklopediya / Rossijskij institut kul'turologii MK RF i RAN. M.,
2005. 845 s.
16. Sergeeva O.A. Teoreticheskie modeli civilizacionnoj koncepcii : dis. ... d-ra filos. nauk. M.,
2002. 361 s.
17. Kiselev A.V. Civilizacionnaya ob`yasnitel'naya model' koncepta «kraj» – «kraevedenie» //
Vestn. Kem. gos. un-ta kul'tury i iskusstv. 2011. № 15. S. 85-96.
18. Poluhin A.N. Istoricheskaya koncepciya P.N. Savickogo : teoretiko-metodologicheskij aspekt
: dis. … kand. ist. Tomsk, 2007. 237 s.
19. Barg M.A. Kategoriya «civilizaciya» kak metod sravnitel'nogo issledovaniya (Chelovecheskoe izmerenie) // Istoriya SSSR. 1991. № 5. S. 70–86.
20. Kazakov R.B. Istoricheskaya geografiya v prostranstve sovremennogo gumanitarnogo
znaniya: ot vspomogatel'noj discipliny k metodu gumanitarnogo poznaniya / R.B. Kazakov,
S.I. Malovichko, M.F. Rumyanceva // Istoricheskaya geografiya: prostranstvo cheloveka vs chelovek
v prostranstve : materialy XXIII Mezhdunar. nauch. konf., Moskva, 27–29 yanvarya 2011 g. / otv. red.
M.F. Rumyanceva. M.: RGGU, 2011. S. 31–45.
21. Kirvel' Ch.S. Prirodnye faktory i «vlast' prostranstva» v zhiznedeyatel'nosti obschestva // Sociologiya. 2009. № 3. S. 69–85.
22. Kontinent Evraziya / sost., avt. poslesl. A.G. Dugin. M.: Agraf, 1997. 461 s. [`Elektronnyj resurs]. URL: http://royallib.ru/book/savitskiy_petr/kontinent_evraziya.html (data obrascheniya:
12.02.2014).
23. Shmidt S.O. «Zolotoe desyatiletie» sovetskogo kraevedeniya // Otechestvo: kraeved. al'm.
1990. № 1. S. 11–27.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
А.В. Киселев
24. Kiselev A.V. Opyt istoriko-kraevedcheskogo issledovaniya naselennyh punktov. Kemerovo:
Izd-vo KRIPKiPRO, 2002. 221 s.
25. Grevs I.M. Istoriya v kraevedenii // Kraevedenie. 1926. № 4. S. 487-508.
26. Sankt-Peterburgskij filial Arhiva RAN (PFA RAN) F. 726. Op.1. Ed. hr. 178. Rukopis'
I.M. Grevsa «Razvitie kul'tury v kraevedcheskom issledovanii». L. 3-20.
27. Grevs I.M. Kraevedenie v sovremennoj germanskoj shkole. L.: Brokgauz–Efron, 1926. 78 s.
28. Olejnikov Yu.V. Prirodnyj faktor bytiya rossijskogo sociuma. M.: IFRAN, 2003. 258 s.
29. Dal' V.I. Tolkovyj slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka. SPb.; M., 1882. T. 14. 683 s.
30. Barkov A.S. O nauchnom kraevedenii // Voprosy metodiki i istorii geografii: (Izbr. tr.). M., 1961. 263 s.
31. Bohanov A.N. A.S. Pushkin i nacional'no-gosudarstvennaya samoidentifikaciya Rossii // Otechestvennaya
istoriya. 2002. № 5. S. 3–16.
32. Danilova L.V. Krest'yanskaya mental'nost' i obschina / L.V. Danilova, V.P. Danilov // Mentalitet i agrarnoe razvitie Rossii (XIX–XX vv.): materialy Mezhdunar. nauch. konf. /otv. red.:
V.P. Danilov, L.V. Milov. M., 1996. S. 22–39.
33. Ivanov A.V.. Evrazijstvo : klyuchevye idei, cennosti, politicheskie prioritety / A.V. Ivanov,
Yu.V. Popkov, E.A. Tyugashev, M.Yu. Shishin. Barnaul, 2007. 243 s.
34. Panarin A.S. Pravoslavnaya civilizaciya v global'nom mire // Istoriya Rossii: Teoreticheskie
problemy. Rossijskaya civilizaciya: Opyt istoricheskogo i mezhdisciplinarnogo izucheniya / otv. red.
A.S. Senyavskij. M., 2002. Vyp. 1. S. 222–239.
35. Abdulatipov R.G. Rossijskaya naciya (`etnonacional'naya i grazhdanskaya identichnost' rossiyan v sovremennyh usloviyah). M.: Nauch. kn., 2005. 472 s.
36. Kacyuba D.V. Istoricheskoe kraevedenie v shkole i v vuze. Kemerovo, 1994. 336 s.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
БИБЛИОТЕКА В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРЫ:
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
УДК 763: 027.7 (571.16)
Н.В. Гончарова
ОБРАЗЫ РУССКИХ ГОРОДОВ XIX в.
НА ЛИТОГРАФИЯХ АНДРЕ ДЮРАНА
В КНИЖНОМ СОБРАНИИ Г.А. СТРОГАНОВА1
В статье рассматривается серия литографий с видами русских городов французского художника Андре Дюрана, созданная в 1840–1849 гг. по заказу А.Н. Демидова. Внимание уделяется истории бытования альбома в библиотеке Томского университета. Раскрываются мотивы создания графических изображений городов России,
литографии А. Дюрана характеризуются в соответствии с типологией изображений
на основе принципов отражения в них архитектурного образа города.
Ключевые слова: Андре Дюран, Анатолий Демидов, библиотека Строгановых,
образы русских городов, графические изображения, литографии.
В Строгановском собрании, которое хранится в Научной библиотеке
Томского государственного университета, большой художественный интерес
представляет альбом «Живописное и археологическое путешествие по России, совершенное в 1839 г. под руководством Анатолия Демидова французским художником и литографом Андре Дюраном» (Voyage pittoresque et
archeologique en Russie, execute en 1839, sous la direction de M. Anatole de
Demidoff. Dessins faits d’apres nature et lithographies a deux teintes par Andre
Durand). Литографии А. Дюрана сохранили образы русских столиц и многих
других городов России середины XIX в. В искусствоведческой практике
предпринимались попытки изучения как в целом большого наследия видовой
графики России, так и отдельных графических источников XIX в., на которых запечатлены виды русских городов. Серия литографий, созданная
А. Дюраном, является объектом рассмотрения в данной статье.
Французский художник воспринял образы русских городов и изобразил
их с помощью графических средств. Определенная целостность его субъективных ощущений передается в литографиях через образ города. В разное
время существовали некие универсальные принципы субъективного отражения архитектурного облика города, переданные с помощью графических
приемов. По мнению В.Б. Раковой, «архитектурный образ города, переданный в графике, мог выражать идеи общества различными средствами графического языка, опосредованного соотношением архитектурной формы и соответствующего содержания» [1. С. 4].
1
Работа выполнена при финансовой поддержке конкурса РГНФ, проект № 12-04-00337.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
Н.В. Гончарова
В своей работе современная исследовательница предлагает типологию
графических изображений на основе принципов отражения в них архитектурного образа города. В соответствии с предложенной классификацией
в конце XVII – начале XVIII в. появляется такой топографический тип, где
город изображался «с высоты птичьего полета», а также топографическопанорамный тип, испытавший на себе влияние европейской видовой гравюры, где город изображался с уровня земли на плоскости, развернутой к зрителю. В этом смешанном типе изображения художник представляет город как
панораму, развивающуюся по горизонтали и в глубину. В Петровскую эпоху
возникает фронтальная панорама, основанная на принципе достоверного отражения архитектурного облика города. Этот тип проявляется в серии гравюр
«Собрание российских и сибирских городов», где город вписывался в ландшафт, объединяя окружающее пространство и являясь центром многообразной жизни человека. И наконец, локальный вид как тип изображения города
запечатлевал или определенное здание на определенном месте, или часть городского пространства. Такой тип имел вид зарисовок репортажного характера, в нем более всего проявлялась художественность, и ценность его заключалась в достоверности.
Основным мотивом появления графических изображений, с точки зрения
В.Б. Раковой, является заказ [1. С. 17]. В России того времени существовал
государственный и частный заказ. Государственный заказ был связан
с освоением территорий, устройством городов и т.д. С появлением Академии
наук и возрастанием ее роли в России появилась научная заинтересованность
государства в графических заказах. Географический департамент Академии
возглавлял М.В. Ломоносов, он инструктировал экспедиции, отправляющиеся в города России, предлагая им «снимать планы и проспекты городов и знатных гор или положения мест, примечания достойных» [1. С. 22].
Например, серия гравюр «Собрание российских и сибирских городов» была
создана по заказу Академии наук художниками И.Х. Беркханом, И.В. Люрсениусом и И.Д. Деккером во время Второй Камчатской экспедиции под руководством профессоров Г.Ф. Миллера и И.Г. Гмелина [2].
Кроме Академии наук, в роли заказчика выступал также император.
К примеру, выпускник Императорской Академии художеств Е.М. Корнеев
участвовал в экспедиции по Азиатской и Европейской России, организованной
по приказу Александра I. Позже его рисунки стали основой для парижских изданий «Les peuples de la Russie» (Народы России. 1812–1813) и «Voyage
pittoresque en Russie» (Живописное путешествие по России. 1832) [3].
Частный заказ на графические изображения в XVIII–XIX вв. и частная
инициатива были связаны с тем, что русские аристократы и помещики окружали себя предметами искусства, заказывая портреты и виды отдельных местностей и городов. Ярким примером такой частной инициативы является
«Путешествие в Южную Россию и Крым через Венгрию, Валахию, Молдавию, совершенное в 1837 г. под руководством Анатолия Демидова». Как известно, А.Н.Демидов в 1837 г. снарядил за свой счет экспедицию для изучения Южной России и Крыма, в которой приняли участие несколько выдающихся учёных и художников во главе со знаменитым профессором горной
парижской школы Ф. Ле-Пле. В 1840–1842 гг. вышло в свет четырехтомное
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Образы русских городов ХIХ в. на литографиях Андре Дюрана
33
описание этого путешествия. К текстовым томам прилагался иллюстрированный атлас и альбом с 78 иллюстрациями работы французского художника
Раффе (О. Raffet, 1804–1860). В этом случае А. Демидов являлся не только
инициатором экспедиции, но и заказчиком изображений.
По словам М.А. Алексеевой, «частные заказы художников редко оставляют след в документах» [1. С. 31]. Так, по-видимому, не осталось документального подтверждения заказа Анатолия Демидова французскому художнику А. Дюрану нарисовать виды русских городов. На титульном листе альбома
«Voyage pittoresque…» значится, что путешествие было совершено «sous la
Direction M.Anatole de Demidoff» (под руководством Анатолия Демидова),
но в исследовательской литературе имеются сведения, что русский меценат и предприниматель только оплатил расходы на путешествие художника,
сам в нем не участвуя [4. С. 247].
Два демидовских издания – «Путешествие в Южную Россию и Крым»
и альбом литографий А. Дюрана – находились в библиотеке Г.А. Строганова
в 1880 г., когда она была привезена в Императорский Томский университет
[5]. Они были описаны в печатном каталоге библиотеки, но в 1930 г. оба издания были увезены Ударной бригадой Совнаркома по изъятию музейных
и библиотечных ценностей для нужд экспорта [6]. В дальнейшем в фонде
библиотеки был обнаружен второй экземпляр издания литографий А. Дюрана, без общего переплета и владельческих признаков. Высказывается предположение, что у Г.А. Строганова, имевшего родственные связи с А.Н. Демидовым, мог быть второй экземпляр, не зафиксированный в каталогах. Как бы то
ни было, этот альбом считается принадлежащим собранию Г. Строганова –
взамен утраченного.
Андре Дюран (1807–1867), французский литограф, учился в художественной школе в Руане, был членом-корреспондентом Комитета исторических памятников, принимал участие в Парижских салонах с рисунками
и литографиями старинных архитектурных зданий. Многие из его работ
были опубликованы в журнале «Артист» в 1836 г. По предложению Анатолия Демидова Дюран в 1839 г. предпринял путешествие по России, во
время которого делал зарисовки видов русских городов для альбома
«Excursion pittoresque en Russie». Все рисунки были сделаны художником
с натуры, под каждым из них он ставил точную дату: день, месяц и год. На
основе подписей в статье предпринята попытка проследить путь художника по территории России.
Путешествие началось 1 июня 1839 г. в Гавре, портовом городе на севере
Франции. Любопытно, что в серию были включены города, которые встретились автору на пути в Россию. Так, художник изобразил виды немецких городов Гамбурга и Любека. Гамбург воспринимается им как небольшой портовый город, из 7 видов которого только на двух изображены старинные дома и городская жизнь. Остальные – это локальные виды на берегу реки Эльбы, каналы и порт. Город Любек на литографиях представлен более строгими
архитектурными формами, перспективой здания Сената, прямыми улицами,
но имеет признаки провинциальности, которые связаны со сценами городской жизни, находящимися на переднем плане. Вид Кронштадта изображает
вход в бухту порта и часть залива.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
Н.В. Гончарова
В Санкт-Петербурге А. Дюран пробыл с 17 июня до 9 августа. На его рисунках изображены основные архитектурные сооружения города. При этом
главной доминантой Петербурга в восприятии художника является Нева, она
присутствует на фронтальных видах Зимнего дворца, Академии художеств,
здания благотворительности Анатолия Демидова. Также с реки изображен
вид «Домик Петра Великого», а с набережной – вид «Исаакиевский собор
и статуя Петра». Панорамный взгляд дает возможность оценить строгие архитектурные формы Петербурга, город воспринимается в пространстве природы – реки и окружающей его световой небесной гаммы. Строгость и четкость построения городского пространства подчеркиваются видом Невского
проспекта, изображенного по закону перспективы, о котором стало известно
в России в XVIII в. и который основывался на представлении об упорядоченности и гармоничности в жизни человека и общества.
Образ Петербурга дополняют виды церквей и дворцов – «Церковь в Петропавловской крепости», «Адмиралтейство», «Дворец Павла I» и т.д. На обратном пути из России художник еще раз посетит Петербург, но уже ненадолго, он дополнит образ города изображениями Смольного монастыря, Казанского собора, Александрийского театра и др. Всего виды Петербурга
в серии представлены 21 литографией.
По пути в Москву художник зарисовал отдельные здания Новгорода,
Твери и окрестную деревню на берегу притока реки Волги. В этих изображениях виден интерес к русскому храмовому зодчеству с луковичными куполами церквей и к деревянной архитектуре. На обратном пути Дюран смог более
пристально осмотреть Великий Новгород и оценить уникальную архитектуру
этого древнего города. Он зарисовал вид Софийского собора, фронтальную
панораму Новгородского Кремля и его внутреннее устройство. Обращение
к панорамному виду свидетельствует о целостности образа города в восприятии художника.
В Москве А. Дюран находился 21–26 августа и рисовал в основном виды
Московского Кремля. Это был его первый приезд в Москву с целью создания
ее художественного образа, и понятно, что величие и красота кремлевских
видов в первую очередь впечатлили художника. Поначалу он осматривает
Москву несколько отстраненно как столицу, что выражается во фронтальных
панорамах «Генеральный вид Кремля», «Вид с Воробьевых гор». Показательно, что «Вид с террасы Кремля» – это единственный лист во всей серии,
нарисованный не с земли, а с высоты, как будто позволяющий обозревать
всю столицу, а за ней и всю страну. Образ Кремля дополняют и приближают
к зрителю виды «Святые ворота» (Спасская башня), «Боровицкая башня
Кремля», «Троицкие ворота», на их фоне показана обыденная жизнь горожан.
Второй раз художник посетил Москву на обратном пути, обогащенный
новыми впечатлениями от увиденных пространств и городов России. К этому
времени у него сложилось свое восприятие России, и он стремился показать
широко и ярко Москву как древний город. Дюран зарисовал храмовые комплексы: несколько видов Троицкого монастыря (ныне Троице-Сергиева лавра), Новодевичий и Симонов монастыри. Данные виды Москвы имеют важное значение, это самые известные архитектурные памятники, среди них
храм Василия Блаженного, колокольня Ивана Великого и др. Некоторые из
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Образы русских городов ХIХ в. на литографиях Андре Дюрана
35
них не сохранились до настоящего времени, такие как Сухарева башня, Екатерининская церковь Вознесенского монастыря. Всего в серии содержатся
29 видов Москвы.
Город Владимир представлен фронтальным видом с южной стороны, что
позволяет увидеть его архитектурные доминанты. На холме возвышается кафедральный Успенский собор, построенный в XII в., и ряд других достопримечательностей города. Внутреннее пространство города передано видом
Алексеевского монастыря.
В конце августа Дюран отправляется по Оке в Нижний Новгород, по пути
зарисовав общий вид Мурома со стороны реки. На нем очертания города
размыты, он не производит целостного впечатления, храмовые высоты перемежаются здесь с утопающими в деревьях деревянными домиками. На переднем плане рыбаки закидывают сети, чувствуется приближенность к природе и провинциальность.
Нижний Новгород, как известно, разделен Окой на две части, и его трудно изобразить целостно. Андре Дюран находит интересное решение: он рисует с холма фрагмент Вознесенского монастыря, а за ним вид нижней части
города за рекой. Обращает на себя внимание вид древнейшего памятника архитектуры – Михайло-Архангельского собора, построенного в XIII в. и сохранившегося до настоящего времени.
Самой дальней точкой всего путешествия стала Казань, в которой А. Дюран пробыл с 10 по 18 сентября. В этом древнем городе художника особенно
интересует местный колорит. Так, он изображает татарскую деревню, знаменитую башню Сююмбике, остатки древнего города Великие Булгары, а также
архитектурные комплексы – Иоанно-Предтеченский монастырь и, конечно,
величественный Казанский кремль.
На обратном пути вдоль реки Волги художник зарисовал деревенские виды, посетил Кострому и Ярославль. Данные города не воспринимались им
как крупные, о чем свидетельствует отсутствие панорамных видов и наличие
рисунков с отдельными зданиями. Пристальный интерес проявляет французский художник к русской деревянной архитектуре, он зарисовывает не только
деревенские дома, церкви, почтовые станции, но и интерьер деревянной
церкви в Костроме.
Во время второго приезда в Москву с 28 сентября по 15 октября
А. Дюран уже мог оценить ее в контексте всего увиденного и выразить в рисунках впечатление от облика этого города. Из Москвы путь художника следовал через Новгород в Петербург. В Петербурге, вероятно, некоторое время
было посвящено своеобразному отчету перед А.Н. Демидовым, совместному
просмотру, сортировке всего массива рисунков и планированию предстоящего издания. Последний рисунок А. Дюрана в России был сделан 2 ноября
у Ладожского озера – это крепость Шлиссельбург, которая виднеется в туманной дымке на фоне Невы.
На обратном пути во Францию 8 и 9 ноября были зарисованы виды Дании –
знаменитый величественный замок Кронберг и изображение его внутреннего
двора, позднее они были включены в альбом. Таким образом, путешествие продлилось с 1 июня по 9 ноября 1839 г, оно началось и закончилось за пределами
России, и за это время автором было создано более 100 рисунков и этюдов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
Н.В. Гончарова
Прибыв во Францию, Андре Дюран начал готовить рисунки к изданию,
он сам переносил их на литографский камень, добавлял тон, подписывался на
каждом листе и ставил дату печати: с 1840 по 1848 г. В связи с этим на всех
листах имеются дата создания рисунка и дата печати литографии. Серия издавалась выпусками с 1842 по 1848 (или 1849) г. Лист оглавления содержит
информацию о том, каким образом литографии были распределены по 4 выпускам: в 1-м и 2-м по 24 вида, а в 3-м и 4-м по 26 видов. По внутреннему
содержанию они смешаны так, что в каждом выпуске представлены столицы
Санкт-Петербург и Москва, а затем другие русские города и деревни. Виды
европейских городов находятся в первом и последнем выпусках. Печатались
альбомы в Париже в издательстве братьев Гио (Chez Gihaut frères), литографии – в мастерской Августа Бри (Auguste Bry). На некоторых литографиях
в подписях добавляется имя художника Огюста Раффе: «Figures par Raffet».
Вероятно, он помогал делать на литографском камне фигуры людей для
оживления композиции.
Таким образом, в серии литографий «Живописное и археологическое путешествие по России» отразилось восприятие французским художником образов русских городов. Частный заказ не ограничивал исполнителей четкими
инструкциями в трактовке видов и композиции, поэтому Андре Дюран имел
возможность использовать разные способы пространственной организации
изображений – в зависимости от восприятия определенной местности. В тех
случаях, когда художник воспринимал единство городского пространства, он
изображал панорамные виды, фиксировал планировочную структуру города.
При этом он выбирал такую позицию, которая позволяла бы ему охватывать
единым взглядом общий вид города. В других случаях взгляд художника был
нацелен на изображение местного колорита и особенностей уникальной русской архитектуры, он как бы присматривался, используя локальный тип изображения. А вся серия вместе представляет зрителю очень реалистичную
картину видов России XIX в. Несомненным достоинством изображений является свободная трактовка городского пространства и окружающей его природы, рисунки имеют собственное композиционное решение, завершенность
и представляют несомненную художественную ценность.
Литература
1. Ракова В.Б. Архитектурный образ сибирского города в графике XVII – начала XIX века:
дис. … канд. искусствоведения. Красноярск, 2005. 332 с.
2. Алексеева М.А. Собрание российских и сибирских городов. Серия гравюр XVIII века //
Сообщения Государственного Русского музея. 1964. Вып. 8. С. 65–75.
3. Гончарова Н.Н. Из истории русской графики начала XIX века / Н.Н. Гончарова, Е.М.
Корнеев. М., 1987. 382 с., ил.
4. Юркин И.Н. Демидовы – ученые, инженеры, организаторы науки и производства. М.,
2001. 333 с.
5. Крупцева О.В. Автограф Анатоля Демидова в строгановском книжном собрании // Информационное обеспечение науки: новые технологии: сб. науч. тр. / отв. ред. П.П. Трескова;
сост. О.А. Оганова. Екатеринбург, 2012. С. 336–343.
6. Колосова Г.И. Малоизвестные страницы истории библиотеки Томского университета //
Древнерусское духовное наследие в Сибири: научное изучение памятников традиционной русской книжности на востоке России / сост. и отв. ред. Е.И. Дергачева-Скоп, В.Н. Алексеев. Новосибирск, 2008. Т. 1. С. 155–161. (Книга и литература).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Образы русских городов ХIХ в. на литографиях Андре Дюрана
37
Goncharova Natalia.V. Scientific Library of Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: Nauchka@mail.ru
THE IMAGES OF RUSSIAN CITIES IN THE XIXth CENTURY LITHOGRAPHS BY
ANDRE DURAND IN THE G.A. STROGANOV'S COLLECTION
Key words: Andre Durand, A.N.Demidoff, the library of the Stroganovs, images of Russian Cities, graphics, lithograph.
The article takes up an album of lithographs with images of Russian cities called “The Picturesque and archaeological journey of the French artist Andre Durand created under the leadership of
Anatoly Demidov in 1839”.
Andre Durand (1807–1867), the French lithographer, studied at the Rouen arts school. He was a
Corresponding Member of the Committee of Historical Monuments and took part in the Paris Salons with
pictures and lithographs of antique architectural buildings. Following the proposal of Anatoly Demidov,
Durand undertook a journey around Russia, and during this journey he made sketches of views of Russian
cities. The series of lithographs was published in 1840-1849 in Paris, a copy was in the book collection of
G.A. Stroganov, and it was presented to Tomsk State University’s Library. In 1930 the album was taken
away with other editions adhering to the decision of the Soviet Government, but the second edition was
later found in the depths of the library, presumably owned by G.A. Stroganov.
The lithographs of Andre Durand preserved the images of Russian cities in the middle of the XIX
century; In total there are 100 papers in the album. Apart from Moscow and Saint-Petersburg other
towns are represented – Vladimir, Yaroslavl, Novgorod and Nizhny Novgorod, Tver, Kostroma, Kazan
and the purlieus of Volga and Oka. On the way to Russia, the artist drew views of the German towns
Hamburg, Lubek and views of Denmark.
The definite integrity of the artist’s subjective sensations is represented in the lithographs through
the look of the town. In the article, the author took a shot to analyze the subjective reflecting principles
of the architectural look of the town, depicted by the artist with the help of graphic touch. The basis
was taken by typology of graphic pictures, introduced in the research of V.B. Rakova, which took the
topographic panoramic type of the image, the frontal panorama and the local view. The town views
characterized by A. Durand are in compliance with these principles
The lithographs were published on the basis of the artist’s sketches from models made during the
journey, where he put the exact date: the day, the month and the year. On the base of these signs, the
article traces the artist’s journey through Russia, it lasted from the 1st of June till the 9th of November
1839. The collection of pictures presents a realistic image of Russia in the 19th century. The undoubted
advantage of the images is the liberal interpretation of the urban field and its nearby nature; the works
have their own composition solution, completeness and serves as artistic value.
References
1. Rakova V.B. Arkhitekturnyy obraz sibirskogo goroda v grafike XVII – nachala XIX veka:
dis. … kand. iskusstvovedeniya. Krasnoyarsk, 2005. 332 s.
2. Alekseyeva M.A. Sobraniye rossiyskikh i sibirskikh gorodov. Seriya gravyur XVIII veka //
Soobshcheniya Gosudarstvennogo Russkogo muzeya. 1964. Vyp. 8. S. 65–75.
3. Goncharova N.N. Iz istorii russkoy grafiki nachala XIX veka / N.N. Goncharova, Ye.M. Korneyev. M., 1987. 382 s., il.
4. Yurkin I.N. Demidovy – uchenyye, inzhenery, organizatory nauki i proizvodstva. M., 2001. 333 s.
5. Kruptseva O.V. Avtograf Anatolya Demidova v stroganovskom knizhnom sobranii // Informatsionnoye obespecheniye nauki: novyye tekhnologii: sb. nauch. tr. / otv. red. P.P. Treskova; sost.
O.A. Oganova. Yekaterinburg, 2012. S. 336–343.
6. Kolosova G.I. Maloizvestnyye stranitsy istorii biblioteki Tomskogo universiteta // Drevnerusskoye dukhovnoye naslediye v Sibiri: nauchnoye izucheniye pamyatnikov traditsionnoy russkoy
knizhnosti na vostoke Rossii / sost. i otv. red. Ye.I. Dergacheva-Skop, V.N. Alekseyev. Novosibirsk,
2008. T. 1. S. 155–161. (Kniga i literatura).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК (410.111) (09):027.7(571.16)
О.А. Жеравина
РОССИЙСКАЯ ТЕМА В АНГЛИЙСКИХ ИЗДАНИЯХ
ИЗ БИБЛИОТЕКИ СТРОГАНОВЫХ 1
В статье рассматриваются некоторые английские издания Строгановской библиотеки, посвященные российской проблематике. Уделяется внимание освещению
указанной темы на страницах английской периодики, в частности в популярном лондонском иллюстрированном еженедельнике викторианской эпохи. Наличие подобного
информационного пласта в знаменитом книжном собрании связывается как с широтой интеллектуальных интересов выдающихся русских библиофилов, так и с господствующими тенденциями развития российской культуры конца XVIII – первой половины XIX в.
Ключевые слова: библиотека Строгановых, английские издания XVIII–XIX вв.
в России, Научная библиотека Томского государственного университета.
В книжном собрании Строгановых, хранящемся в Научной библиотеке
Томского государственного университета, среди целого ряда условно выделяемых внутренних коллекций, представляющих книжную культуру различных европейских стран, можно вычленить небольшое собрание английских
изданий XVIII–XIX вв.
Английская литература представлена здесь широким спектром ее направлений и жанров. Разнообразны и виды английских изданий в библиотеке Строганова – от книжной продукции до периодики, географических карт и графических
произведений. При этом большая часть произведений английских авторов издана в Париже на французском языке. Преимущественно на этом же языке, что
следует из каталогов и самого фонда библиотеки, приобретались ее владельцами
и многие труды, вышедшие в самой Англии. Издания на английском языке
в Строгановском собрании наличествуют в небольшом объеме.
Русско-французский билингвизм отчетливо проявлялся в русской культуре XVIII – первой половины XIX в. [1], в том числе и в сфере формирования
фондов частных библиотек. Вместе с тем заметным фактором этого периода
становится и рост англомании в среде представителей высшей знати России
[2]. Оба явления отечественной культуры нашли отражение в содержании
фонда родовой библиотеки Строгановых.
Различные стороны английской культуры, науки, быта достаточно хорошо представлены в библиотеке, особенно во французских переводах и парижских изданиях.
Если же обратиться к вопросу о том, как в английских изданиях, имеющихся в Строгановском собрании, отражена русская тема, приходится констатировать весьма скромный ее удельный вес.
Можно отметить изданную в Лондоне (1799) на французском языке двухтомную «Историю кампаний графа Александра Суворова Рымникского» [3].
1
Статья подготовлена при финансовой поддержке конкурса РГНФ, проект №14-01-00263.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Российская тема в английских изданиях из библиотеки Строгановых
39
На фронтисписе помещен портрет в овале великого русского полководца.
Оба тома имеют знак владельческой принадлежности – экслибрис Г.А. Строганова. Красно-коричневый цельнокожаный переплет имеет золотую отделку. Края верхней и нижней крышек украшает рамка золотом, образованная
тремя линиями; форзацы обклеены «мраморной» бумагой. Корешки, разделенные на 6 членений, украшены горизонтальными линиями под золото и
расположенным в центре стилизованным орнаментом. На втором сверху членении имеется надпись золотыми буквами: «Histoire de Suworow» (рис. 1).
В библиотеке Строгановых имеется английское издание книги А. Демидова, посвященной путешествию в Крым, совершенному экспедицией, снаряженной автором, в 1837 г. [4].
Книга вышла в Лондоне в 1853 г.
на английском языке.
Анатолий Николаевич Демидов,
представитель знаменитого в России
рода Демидовых, был путешественником, исследователем Южной России и Крыма. А. Демидов, живо заинтересованный в развитии горного
дела в стране, снарядил упомянутую
выше экспедицию, которая обошлась
ему в 500 тысяч франков. В этой экспедиции вместе с выдающимися учеРис. 1. Histoire des campagnes du comte
ными и художниками принимал учаAlexandre Suworow Rymnikski.
стие граф С.Г. Строганов, знаток горLondres. 1799. Том 1. Титульный лист
ного дела и двоюродный брат А. Деи фронтиспис с портретом
мидова.
А.В. Суворова
Уже в 1838 г. в Париже вышло
краткое описание путешествия, а в 1840–1842 гг. был издан четырехтомный
труд с атласом, цветными изображениями фауны, различных минералов. Несколько десятков иллюстраций было выполнено О. Раффе. Московское издание на русском языке вышло в свет только в 1853 г., через 16 лет после совершенной экспедиции. Любопытно, что заботы по организации печатания
издания взял на себя граф С.Г. Строганов.
Ученые отмечают ценность этого труда, содержащего интересные наблюдения и яркие факты, порой уникальные [5. С. 47–48]. По признанию
Т.А. Прохоровой, «изучив произведение Демидова, можно закрыть ряд белых
пятен в истории Крымского полуострова» [6. С. 96].
Известно, что все издания на русском и иностранных языках были осуществлены на деньги А.Н. Демидова. Логично предположить, что и лондонское
издание 1853 г. было профинансировано им же.
Отметим, что в Строгановском книжном собрании имеется также парижское 1838 г. краткое издание книги Демидова с автографом автора,
который с почтением преподносил свой труд «дорогому дяде графу Григорию Строганову» [7].
Несомненным украшением английской коллекции библиотеки Строгановых являются 9 томов (1848–1854 гг.) иллюстрированного лондонского еже-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
О.А. Жеравина
недельника «The Illustrated London News» – популярнейшего периодического
издания викторианской Англии. Эта первая в мире иллюстрированная еженедельная газета начала издаваться в 1842 г. в Лондоне. Богато украшенное
гравюрами периодическое издание быстро завоевало огромную популярность
не только у лондонской публики, но и у широких кругов британских подписчиков, а также у зарубежных читателей. Общеновостная по тематике, газета
предлагала самый разнообразный материал, включая очерки и корреспонденции по текущим внутри- и внешнеполитическим проблемам, вопросам культуры и образования, достижениям науки и техники и многим другим темам,
включая важнейшие вопросы повседневной жизни. В 1851 г. тираж издания
составлял 130 000 экземпляров.
Изучение имеющихся в Строгановском собрании номеров еженедельника позволяет выделить два крупных сюжета, различных по проблематике, но имеющих международный контекст, позволяющий говорить о российской тематике на страницах еженедельника «Иллюстрированные лондонские новости».
Обратимся к открывшейся в 1851 г. в Лондоне Выставке промышленных товаров различных стран, ставшей важным событием беспрецедентного масштаба. На ней было представлено более 100 000 экспонатов под
крышей лондонского Хрустального дворца. В течение 6 месяцев внимание
мировой публики было приковано к этому событию; в Лондоне на выставке побывали более 6 млн посетителей. Ее экспонаты были запечатлены
в гравюрах и литографиях; огромное количество иллюстративного материала печаталось в периодических изданиях того времени. Особое внимание было уделено освещению этого события в еженедельнике «Иллюстрированные лондонские новости».
Наряду с ведущими европейскими странами участвовала в выставке 1851 г.
и Россия. Следует отметить, однако, что отношение к ней нельзя назвать позитивным. Под воздействием памфлетов, книг о путешествиях, воспоминаний, известных западному читателю многие посетители имели представление
о России как о нецивилизованной и деспотической стране. В незадолго до
этого вышедшем труде Т.Б. Маколея «История Англии» петровская Россия,
например, представала как «скифская пустыня», малозначащая и экзотическая. Применительно к XIX в., как отмечает С.Б. Климова, можно говорить
об устоявшемся в английском мифе о России «понимании русских как псевдохристиан» и распространении этой характеристики на государство
[8. С. 330–331].
Для многих в Британии, по словам Скотта Руби, Россия оставалась незнакомой; по-прежнему в ходу были образы диких людей, живущих в арктическом холоде и управляемых тиранами, – иными словами, установившийся
взгляд на Россию еще в сочинениях английских путешественников XVI в.
оставался живучим и в Викторианский период. Презентация России на выставке 1851 г. «была попыткой борьбы с русофобией и стереотипами, которые широко засели в западном сознании» [9. С. 91–92].
В период проведения выставки негативное отношение к России было
вполне очевидным. Еженедельник «Иллюстрированные лондонские новости»
практически порочил Россию, заявляя, что она противостоит идее индустри-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Российская тема в английских изданиях из библиотеки Строгановых
41
ального прогресса. Журнал прямо называл русское правительство «безответственным» и утверждал, что оно неспособно трудиться на общественное благо, чего требует дух времени, как в большей или меньшей степени это принято во всей Европе [10. P. 503–504, 643]. В русской экспозиции были представлены прекрасные изделия из малахита, серебра, это были замечательные
произведения искусства, которые, по устоявшимся стереотипам, воспринимались многими как подтверждение тезиса об утонченной роскоши, создаваемой трудом рабов для услаждения немногих богатых.
Вместе с тем невозможно, по-видимому, было устоять перед очарованием
произведений русских мастеров. Представленные образцы декоративного
искусства России стали настоящей сенсацией на Лондонской выставке. Еще
до того, как русская экспозиция была готова к открытию, американский журналист Гораций Грили предсказывал, что «прекрасные изделия из фарфора,
бронзы и малахита станут центром притяжения внимания даже после закрытия выставки». Так, одним из чудесных творений была признана прекрасная
эбонитовая корзина, украшенная флорентийской мозаикой, драгоценными и
полудрагоценными камнями, изображавшими вишни, груши, виноград и другие фрукты так живо, что молодой принц Уэлльский, как писала «Таймс»,
принял их за настоящие и подумал, что их можно есть [9. С. 94].
«Иллюстрированные лондонские новости» писали, что только сказочный
дворец может быть украшен таким невероятным малахитом, с его идеально
полированной, похожей на мокрый шелк поверхностью [10. С. 304]. Находились даже скептики, которые выражали сомнение, могут ли русские сами
создать то, что они выставили.
Россия постаралась дать миру позитивный образ незнакомого «другого»,
и эта попытка оказалась успешной, как признает Скотт Руби. Для России,
пишет британский ученый, «Лондонская выставка имела эффект упавшей
пелены, которая до этого скрывала русское художественное мастерство; теперь ее достижения были представлены миру, который получил возможность
их оценить» [9. С. 96].
Если выставка 1851 г. в определенной степени способствовала раскрытию
ярких сторон русской художественной культуры и тем самым открывала возможности для познания и понимания великой северной страны, то другая тема,
сфокусировавшая внимание на России в британской периодике, напротив, подпитывала себя неумирающими стереотипами, разжиганием неприязни и даже
ненависти к державе, которой желали поражения и разрушения. Именно таким
был настрой новостных и аналитических материалов в иллюстрированном лондонском еженедельнике в период Крымской войны 1853—1856 гг.
Крымская война стала первой войной, которая была также медийной. На
фронт посылали военных корреспондентов, которые отправляли домой репортажи с места военных действий. Начиная с Крымской войны национальные периодические издания стали отправлять на фронт также художников
и граверов, которые предоставляли иллюстративный материал, дающий визуальные образы участников сражений, вооружения, кораблей, местности,
а также населения территорий, охваченных войной [11. С. 22–23]. Еженедельник «Иллюстрированные лондонские новости» часто помещал гравированные впечатления художников или фотографии с места событий. Издание
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
О.А. Жеравина
в период Крымской войны становится еще более успешным. В 1855 г. благодаря фотографиям Роджера Фентона, запечатлевшим мгновения Крымской
войны, тираж иллюстрированного еженедельника превысил 200 000 экземпляров (рис. 2).
Рис. 2. Керчь. Гравюра из еженедельника «Иллюстрированные лондонские новости»
Безусловно, иллюстрации знаменитого лондонского периодического
издания могут служить прекрасным источником визуальных образов одной из трагических страниц нашей истории. Гравированные изображения
бухт и крымских городов, русских кораблей и вражеского флота, портреты
военачальников, солдат, матросов и многое другое талантливо запечатлено
в документах, созданных британскими мастерами и опубликованных в газете
«Иллюстрированные лондонские новости». Вместе с тем бросается в глаза
преобладание на страницах издания агрессивной риторики, основанной на
противопоставлении прогрессивного Запада и деспотической Российской
империи. Бесконечные оскорбительные выпады в адрес противника значительно снижают объективность аналитики «прогрессивных агрессоров» превращая ее, скорее, в банальную пропагандистскую риторику эпохи военного
противостояния. Не удивляет поэтому одна существенная особенность большого числа экземпляров газеты периода Крымской войны, а именно тщательно
стертый текст отдельных фрагментов статей, а во многих случаях статей полностью. Встречаются вырезанные фрагменты текстов или иллюстраций. Возможно,
это рука графа Г.А. Строганова, в негодовании устраняющая оскорбительные
пассажи в адрес России, напечатанные в британском еженедельнике.
Изучение английских изданий в Строгановском книжном собрании позволяет в числе прочих сюжетов рассматривать эту небольшую коллекцию
и сквозь призму проблемы взаимопроникновения, взаимопостижения английской и русской культур XVIII – первой половины XIX в. Следует признать, с одной стороны, достаточную прочность места английской проблематики в сфере интеллектуальных интересов выдающихся русских
библиофилов, а с другой – широкий диапазон российских тем, остававшихся в указанный период все еще глубоко не освоенными британским
образованным классом.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Российская тема в английских изданиях из библиотеки Строгановых
43
Литература
1. Орлов А.А. Галломания в России (конец XVIII – начало XIX в.) // Франция и Россия в начале XIX столетия. Просвещение. Культура. Общество. Москва: Труды ГИМ. Вып. 140 / отв.
ред. Т.Г. Игумнова; сост. В.М. Безотосный. М., 2004. С. 20–29.
2. Лабутина Т.Л. Зарождение англомании и англофильства в России / / Вопр. истории.
2008. № 2. С. 34–43.
3. Histoire des campagnes du comte Alexandre Suworow Rymnikski. Londres, 1799. 2 vols.
4. Demidoff, Anatole de. Travels in southern Russia and the Crimea, during the year 1837. With 2
cartes and 20 illustrations by Raffet. London; Mitchell, 1853. 2 vols.
5. Каушлиев Г.С. Научно-исследовательская экспедиция А.Н. Демидова в историкокраеведческом познании Крыма // Учен. зап. Таврического национального университета им.
В.И. Вернадского. Сер. Исторические науки. Т. 24 (63). № 1: спецвыпуск «История Украины».
2011. С. 43–50.
6. Прохорова Т.А. Анатолий Николаевич Демидов и его «Путешествие в Южную Россию и
Крым» // Культура народов Причерноморья. 2009. № 152. С. 92–97.
7. Démidoff A. Esquisse d`un voyage dans la Russie méridionale et la Crimée, en 1837. Paris:
Rousseau et Houdaille, 1838.
8. Климова С.Б. Миф о России в английской культуре и литературе рубежа XIX–XX веков: от
антихристианского «чужого» к христианскому «своему» // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского. 2012. № 6 (1). С. 329–334.
9. Ruby Scott. The Crystal Palace Exhibition and Britain`s Encounter with Russia // Anthony
Cross. A People Passing Rude: British Responses to Russian Culture. Open Book Publishers, 2012.
P. 89–96. URL: http://www.openbookpublishers.com/reader/160 (дата обращения: 15.05.2014).
10. The Illustrated London News. London, 1851. 1851. 7 June; 1851. 28 June.
11. Lambert Andrew. The Crimean War: British Grand Strategy Against Russia, 1853-1856.
2 nd ed. Farnham, Surrey: Ashgate Publishing, Ltd., 2011. 380 p.
Zheravina Olga A. Tomsk State University. E-mail: toledo@mail.tomsknet.ru
THE RUSSIAN SUBJECT IN ENGLISH EDITIONS FROM STROGANOV LIBRARY
Key words: Stroganov' library, English editions of the XVIII–XIX century in Russia, Scientific
library of Tomsk state University.
In Stroganov' library there is a small collection of English editions of XVIII–XIX centuries. English literature is presented here by a wide range of its directions and genres. However there are not so
many editions in English in Stroganov' book collection.
If to raise a question of how the Russian subject is reflected in English editions of Stroganov` library, it is necessary to state its very modest specific weight. In the library there is two-volume "History of campaigns of the count Alexander Suvorov Rymniksky" published in London (1799) in French.
On frontispiece there is an oval portrait of the great Russian commander. In Stroganov' library there is
an English edition of the book of A. Demidov devoted to travel to the Crimea, made in 1837. This
Book was published in London in 1853 in English. Researchers note the value of this work containing
interesting notes and the bright facts, at times the unique.
In the English collection of Stroganov` library there are 9 volumes (1848-1854) of the illustrated
London weekly "The Illustrated London News", the popular periodical of the Victorian England.
Studying of issues of the weekly from Stroganov` library allows to allocate two large subjects, connected with the Russian theme on the pages of «The Illustrated London News».
In 1851 Russia participated in the London Exhibition. For many people in Britain Russia remained unknown. The presentation of Russia at the Exhibition of 1851 "was attempt of fight against
russophobia and stereotypes which deeply rooted at the western consciousness". The presented samples of Russian art became the real sensation at the London exhibition. "The illustrated London News"
wrote that only fairy palace could be furnished with such incredible malachite. Russia tried to present
positively a largely unknown “other” to the world, and this attempt was successful.
If the Exhibition of 1851 promoted disclosure of the bright sides of the Russian art culture, the
Crimean war, fed incitement of hatred to the power which was wished to be defeated and destructed.
"The illustrated London News" often published the engraved impressions of artists or the photo from a
place of events. Illustrations of the well-known London periodical may be a fine source of visual images of one of tragic pages of our history.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
О.А. Жеравина
At the same time, prevalence on pages of the edition of the aggressive rhetoric based on opposition of the progressive West and the despotic Russian Empire is evident. Not incidentally, therefore, in
many issues of the newspaper of the Crimean war epoch the text of articles is carefully erased by
someone.
Studying of English editions in Stroganov` book collection allows to consider among other subjects this small collection also through a prism of a problem of interpenetration, mutually comprehension of English and Russian cultures of XVIII – the first half of the XIX centuries.
References
1. Orlov A.A. Gallomaniya v Rossii (konec XVIII – nachalo XIX v.) // Franciya i Rossiya
v nachale XIX stoletiya. Prosveschenie. Kul'tura. Obschestvo. Moskva: Trudy GIM. Vyp. 140 / otv.
red. T.G. Igumnova; sost. V.M. Bezotosnyj. M., 2004. S. 20–29.
2. Labutina T.L. Zarozhdenie anglomanii i anglofil'stva v Rossii / / Vopr. istorii. 2008. № 2.
S. 34–43.
3. Histoire des campagnes du comte Alexandre Suworow Rymnikski. Londres, 1799. 2 vols.
4. Demidoff, Anatole de. Travels in southern Russia and the Crimea, during the year 1837. With 2
cartes and 20 illustrations by Raffet. London; Mitchell, 1853. 2 vols.
5. Kaushliev G.S. Nauchno-issledovatel'skaya `ekspediciya A.N. Demidova v istorikokraevedcheskom poznanii Kryma // Uchen. zap. Tavricheskogo nacional'nogo universiteta im.
V.I. Vernadskogo. Ser. Istoricheskie nauki. T. 24 (63). № 1: specvypusk «Istoriya Ukrainy». 2011.
S. 43–50.
6. Prohorova T.A. Anatolij Nikolaevich Demidov i ego «Puteshestvie v Yuzhnuyu Rossiyu
i Krym» // Kul'tura narodov Prichernomor'ya. 2009. № 152. S. 92–97.
7. Démidoff A. Esquisse d`un voyage dans la Russie méridionale et la Crimée, en 1837. Paris:
Rousseau et Houdaille, 1838.
8. Klimova S.B. Mif o Rossii v anglijskoj kul'ture i literature rubezha XIX-XX vekov: ot antihristianskogo «chuzhogo» k hristianskomu «svoemu» // Vestn. Nizhegorod. un-ta im. N.I. Lobachevskogo. 2012. № 6 (1). S. 329–334.
9. Ruby Scott. The Crystal Palace Exhibition and Britain`s Encounter with Russia // Anthony
Cross. A People Passing Rude: British Responses to Russian Culture. Open Book Publishers, 2012.
P. 89-96. URL: <http://www.openbookpublishers.com/reader/160> (data obrascheniya: 15.05.2014).
10. The Illustrated London News. London, 1851. 1851. 7 June; 1851. 28 June .
11. Lambert Andrew. The Crimean War: British Grand Strategy Against Russia, 1853-1856.
2 nd ed. Farnham, Surrey: Ashgate Publishing, Ltd., 2011. 380 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 025.171:027.1 Строганов
Г.И. Колосова
РУССКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА
ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX СТОЛЕТИЯ В КНИЖНОМ СОБРАНИИ
ГРАФА Г.А. СТРОГАНОВА1
В статье рассматривается коллекция художественных произведений русских
авторов первой половины XIX столетия, которая входит в состав книжного собрания графа Г.А. Строганова, хранящегося в Научной библиотеке Томского государственного университета. Раскрыт состав данной коллекции. Приводятся сведения об
истории издания отдельных произведений этой коллекции. Установлено, что её состав дает возможность наглядно представить круг чтения и уровень интереса графа к современной художественной литературе России того времени.
Ключевые слова: Г.А. Строганов, строгановская библиотека, русские издания
первой половины XIX века, история изданий, художественная литература, русские
писатели и поэты,
Родовая библиотека графов Строгановых, насчитывающая свыше 22 тысяч томов, с 1880 г. хранится в фонде Научной библиотеки Томского государственного университета и в настоящее время является объектом комплексного изучения её состава. Последним владельцем библиотеки был известный дипломат, государственный и общественный деятель граф Григорий
Александрович Строганов (1770–1857). И.А. Поплавская называет его «русским европейцем» и подчеркивает «всемирность его сознания» [1. С. 4], что
достаточно сильно отразилось на принципах формирования им своей библиотеки. В ней представлены многие считающиеся значительными труды по самым различным отраслям знаний, но преобладают издания естественнонаучного и общегуманитарного характера, выходившие в период XVIII – середины XIX в., имеются также издания XV–XVII вв. и около 30 рукописных
книг. Но в большей степени это книги на западноевропейских языках: французском, немецком, английском, испанском, итальянском, шведском и др.
Для того чтобы выяснить, какие русские произведения могли интересовать
графа, была поставлена задача выявить в его книжном собрании все книги,
изданные на русском языке. В результате изучения имеющихся рукописных
[2] и печатных каталогов [3], а также сплошного просмотра фонда библиотеки Строганова было выявлено более 200 названий книг на русском языке. По
времени это издания, относящиеся к XVIII – первой половине XIX в.
В работах автора уже был представлен обзор русских изданий XVIII в. [4]
и раскрыт состав коллекции изданий, в которых отражены события Отечественной войны 1812 г. и военные действия наполеоновской армии на территории европейских стран [5]. Объектом рассмотрения в данной статье является
коллекция художественных произведений русских авторов первой половины
1
Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ проекта «Родовая библиотека графов
Строгановых как факт русской культуры», грант №12-04-00337а.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
Г.И. Колосова
XIX в. Что же из русской художественной литературы могло интересовать
русского государственного деятеля, аристократа и дипломата, блестяще образованного, родным языком которого скорее мог быть французский, нежели
русский язык?
В формировании владельцем своей библиотеки произведениями русских
авторов можно выделить два периода. Первый из них приходится на время
с 1804 по 1826 г., когда Г.А. Строганов почти постоянно жил за границей,
поскольку с 1804 по 1821 г. находился на дипломатической службе, не считая
небольших перерывов между новыми назначениями. Столь долгая отдаленность его от книжного рынка России естественно отразилась и на пополнении
им своей библиотеки книгами на русском языке.
Рассмотрим только некоторые издания, выходившие в первый период
и сохранившиеся в библиотеке Г.А. Строганова. Так, самым ранним по выходу в свет можно считать сочинение П.И Сумарокова «Досуги крымского судьи,
или Второе путешествие в Таврию», первая часть которого вышла в 1803 г.
В это время многие литературные труды П.И. Сумарокова, племянника известного драматурга и поэта А.П. Сумарокова, пользовались довольно большой известностью. Среди них самым популярным было его сочинение «Досуги крымского судьи…», которое посвящалось императору Александру I.
В посвящении автор пишет: «Переселясь по Высочайшей воле твоей от величественных Невских берегов в щастливую [!] Тавриду, оставшиеся от должности досуги определил я на описание моего путешествия» [6. С. 1]. Через
два года была опубликована и вторая часть книги. Небывалый успех этому
изданию обеспечило то, что к ним прилагались два "атласа" с гравюрами, на
которых изображены различные крымские виды, отдельные памятники древности и бытовые зарисовки. В строгановский экземпляр входят 52 гравюры,
2 листа планов и 1 карта. Причем только под гравюрами, иллюстрирующими
первую часть книги, указано, что рисунки выполнены де Палдо, выправлял рисунки Сергеев, а гравировали В. Иванов, Я. Евсеев, Н. Саблин и др. В «атласе»
ко второй части под гравюрами приводится только название изображения.
В библиотеке также имеется несколько разных изданий басен И.А. Крылова (1768–1844). Первый сборник басен Крылова, в который было включено
двадцать три басни, вышел в 1809 г. в виде небольшой по объему книги. Тираж книги был всего 1200 экземпляров, но у публики сборник имел огромный успех, и от Крылова стали требовать новых басен. Через два года вышла
уже вторая книга его басен.
В 1815 г. выходит первая иллюстрированная книга басен И. Крылова,
в которую вошло 70 басен, причем не только те, которые уже были напечатаны, но и 36 новых. Издание украшало пять прекрасно выполненных гравюр.
Содержание книги было разбито на три части. Через год из типографии
императорского театра в Петербурге в том же формате в двух частях выходит сборник под названием «Новые басни И.А. Крылова». На титульных листах книг указано, что это четвертая и пятая части. Поэтому принято считать, что они являются как бы дополнением к изданию 1815 г. Как
отметил известный библиофил Н.П. Смирнов-Сокольский: «Обе части
встречаются чрезвычайно редко» [7. С. 325]. В строгановском собрании
имеются только эти две последние части, которые помещены в один пере-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Русская художественная литература 1-й пол. XIX в. в библиотеке Г.А. Строганова
47
плет. В книге на левой стороне форзаца находится гербовый экслибрис
Г.А. Строганова (графский герб с 9 орденами), причем он наклеен на более ранний экслибрис с баронским гербом. Это указывает на то, что обе
части были куплены владельцем ещё до 1826 г.
В библиотеке Строганова было обнаружено ещё одно очень интересное
издание басен И. Крылова, вышедшее в 1825 г. в Париже. Мысль о переводе
басен Крылова на итальянский и французский языки возникла у графа
Г.В. Орлова, жившего в то время во Франции. Он и способствовал подготовке этого издания. В письме к И.А. Крылову, которое помещено в предисловии к первому тому, он объяснил причину его появления: «Желание познакомить ученый свет и Европу с нашею отечественной словесностью давно
занимало меня. Имев творения ваши со мною, часто в Италии читали мы
прелестные басни ваши ученым и литераторам сей классической земли, переводя оные слово в слово» [8. С. III]. Г.В. Орлов выбрал 86 басен Крылова
и сам перевел их на итальянский язык в прозе, а затем разослал текст, как он
писал, «отличнейшим поэтам Италии» [8. C. IV]. Вскоре многие из них выполнили его просьбу и прислали свои переводы. Затем Орлов решил, что необходимо сделать перевод и на французский язык. Таким образом, всего над
переводами басен трудилось около 80 поэтов-переводчиков. Наконец, в 1825 г.
в типографии Ф. Дидота были изданы два тома, в которых басни Крылова
напечатаны на трех языках. В первом томе после письма к Крылову на русском языке помещены также два предисловия на французском и итальянском
языках, написанные соответственно М. Лемонте (M.Lėmontey) и Ф. Салфи
(F. Salfi). Авторы знакомили читателей с историей создания сборника и с творчеством И.А. Крылова. Каждая басня сначала была напечатана на русском
языке, затем помещен перевод её на итальянский и французский языки с указанием имён переводчиков. К изданию приложены портрет баснописца
и пять прекрасно выполненных гравюр. Возможно, что Г.А. Строганов и
приобрел это издание в Париже.
Интересно и то, что когда в 1847 г. было издано трехтомное Полное собрание сочинений И. Крылова, в котором была помещена биография баснописца, написанная П.А. Плетневым, Строганов приобрел и его в свое собрание. В собрание сочинений Плетнев включил: драматические произведения,
небольшое количество писем из «Почты духов», некоторые повести и стихотворения, а также все басни, которые были опубликованы в последнем прижизненном издании, вышедшем в 1843 г. Но, как считают исследователи,
полным оно не могло быть, так как научное изучение литературного наследия Крылова к тому времени ещё не начиналось.
В 1822 г. в Петербурге вышло первое и единственное прижизненное издание сборника стихотворений Василия Львовича Пушкина (1766–1830). Изданием сборника ведал П.А. Панаев, которому большую помощь в подготовке
к изданию оказывали П.А. Вяземский и Н.М. Карамзин. Книга была напечатана в типографии департамента народного просвещения, к ней прилагался портрет В.Л. Пушкина, выполненный известным русским гравером С. Галактионовым. По версии Н.П. Смирнова-Сокольского, этот гравированный портрет автора в медальоне прилагался не ко всем экземплярам книги, но в строгановском экземпляре портрет имеется [7. С. 410].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
Г.И. Колосова
Следует напомнить, что летом 1821 г., когда возник конфликт Г.А. Строганова с османским правительством, то в знак протеста против произвола
султана в отношении христиан вся российская дипломатическая миссия во
главе с ним выехала из Турции. После этого Григорий Александрович несколько лет провел за границей. По возвращении в 1826 г. в Россию по случаю коронации Николая I, которая состоялась 22 августа, Строганов был возведён в графское достоинство. В аристократическом Петербурге того времени он имел репутацию человека прекрасно образованного и пользовался
большим уважением современников. Так, в своих «Воспоминаниях» графиня
А.Д. Блудова писала: «Барон Строганов принадлежал к тому поколению, которое в молодости ещё знавало Екатерину II-ю, ещё принадлежало к её придворному кругу. Он обладал отличительными качествами этого поколения:
иностранной наружностью и русским чувством, обращением и языком чисто
французским, и сердцем и умом всецело русскими; любил и гордился, и поклонялся России, и умел бесстрашно поддерживать честь имени русского,
самым изящным языком, с самым парижским выговором» [9. С. 170].
Живя в России, Г.А. Строганов продолжал пополнять свою библиотеку
многими изданиями художественной литературы на французском, немецком,
английском языках. В частности, в его библиотеке имеются произведения
О. Бальзака, В. Гюго, Ж. Санд, И.-Ф. Шиллера, И. Гёте и др. Несмотря на уже
почтенный возраст, Григорий Александрович находил силы и возможности
быть в курсе культурной и литературной жизни России, а также стремился
пополнять свою библиотеку и книгами на русском языке. Так, например,
в его библиотеке имеется Полное собрание сочинений Д.И. Фонвизина, напечатанное в 1830 г. в Москве в типографии Семена Селивановского. В строгановском экземпляре все четыре части переплетены в двух полукожаных переплётах. Хранится в библиотеке и первое посмертное издание четырехтомного собрания сочинений Г.Р. Державина (1743–1816), издававшееся в период с 1831 по 1833 г. А.Ф. Смирдиным, который приобрел право на издание
его сочинений. Большую помощь в этом оказал Ф.П. Львов, близко знавший
в своё время Державина. В первую часть вошли философские и духовные
произведения; во вторую были включены торжественные оды и другие произведения. Две остальные части содержали произведения «в роде Анакреона»
и драматические произведения. В первом томе помещён прекрасно выполненный овальный портрет Г.Р. Державина, гравированный Н.И. Уткиным
с известного портрета, написанного художником В.Л. Боровиковским. В каждом томе сочинений на заглавных листах помещены четыре гравюры:
«Бог», «Воин», «Одалиска», «Дракон и воины», выполненные И. Ческим
и С. Галактионовым по рисункам А.П. Брюллова.
В серии «Полное собрание сочинений русских авторов», которую издавал
А.Ф. Смирдин, в 1847 г. вышли «Сатиры» А.Д. Кантемира и "Басни и сказки"
И.И. Хемницера. На обороте титульных листов указано, что цена за два сочинения – один рубль серебром. В строгановской коллекции сочинения Кантимира и Хемницера переплетены в одном полукожаном переплёте. На левой
стороне форзаца наклеен гербовый экслибрис Г.А. Строганова.
Г.А. Строганов, чтобы быть в курсе происходящего литературного процесса, внимательно следил за выходом в свет сочинений не только авторов,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Русская художественная литература 1-й пол. XIX в. в библиотеке Г.А. Строганова
49
имевших известность и авторитет, но и за произведениями начинающих писателей и поэтов. С многими из них он был даже лично знаком и поддерживал дружеские отношения. Известно, что первые стихотворные опыты
В.А. Жуковского (1783–1852) относятся к концу XVIII в., но, как считают
исследователи, по-настоящему в литературу поэт вошел с 1802 г., когда
в журнале «Вестник Европы» появился его вольный перевод знаменитой элегии Томаса Грея «Сельское кладбище». Большую известность поэту принесла
поэма «Певец в стане русских воинов», связанная с событиями Отечественной войны 1812 г. А так как с 1810 по 1812 г. Строганов находился в России,
то, безусловно, он знал уже тогда о творческих начинаниях молодого Жуковского. Более тесные взаимоотношения между ними сложились уже после
окончательного возвращения Г.А. Строганова в Россию.
В его библиотеке хранится несколько изданий произведений В.А. Жуковского. Так, например, в 1824 г. в Петербурге выходит в трех томах сборник
стихотворений В.А. Жуковского. Как отмечено на титульном листе, это было уже третье издание, «исправленное и умноженное». В первый том вошли
лирические стихотворения, романсы и песни, во второй – послания, элегии
и смесь, в третий – баллады. Но уже через два года из типографии И. Глазунова вторым изданием вышли «Сочинения в прозе», включавшие повести,
рассуждения, разборы сочинений и письма из путешествий. В 1827 г. вторым
изданием выходят «Переводы в прозе» в трёх томах. Интересно, что в строгановском собрании все произведения В.А. Жуковского второго и третьего
изданий были объединены в семи одинаково переплетенных томах. Кроме
того, когда в 1849 г. вышли в трех томах «Новые стихотворения
В. Жуковского», напечатанные в придворной типографии В. Гаспера в Карлсруэ, то Григорий Александрович приобрел и их. Специально для них в мастерской Вейделя им были заказаны полукожаные переплёты с золотым тиснением на корешках. Во всех томах на правой сторонке форзаца был наклеен
гербовый экслибрис Г.А. Строганова.
Знакомство Г.А. Строганова с творчеством А.С. Пушкина, вероятнее всего, могло состояться в 1828 г., когда граф участвовал в комиссии по делу
о распространении отрывков из стихотворения поэта «Андрей Шенье», запрещённого цензурой. Личная встреча его с А.С. Пушкиным состоялась во
второй половине 1831 г., когда молодая семья Пушкиных переехала из Москвы в Петербург [10. С. 337]. Григорий Александрович по линии своей матери
Елизаветы Александровны Строгановой, урождённой Загряжской приходился двоюродным дядей Наталье Николаевне Пушкиной. На правах родственников поэт довольно часто встречался с графом. По свидетельству Н.М. Колмакова, на даче у Г.А. Строганова «часто можно было видеть Александра
Сергеевича, беседовавшего со стариком» [11. С. 671]. Да и по воспоминаниям
современников, поэт любил общаться со старым графом, который иногда
предоставлял поэту разную информацию о книгах, интересных рецензиях.
Так, 11 апреля 1834 г. в «Дневнике» Пушкин сделал запись: «Сейчас получаю
от графа Строгонова [!] листок "Франкфуртского журнала", где напечатана
статья "S.Petersbourg. 27 fevrier» [12. С. 63].
Об участии графа в последних днях жизни поэта В.А. Жуковский писал
С.Л. Пушкину по поводу смерти его сына: «Не буду рассказывать того, что
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
Г.И. Колосова
сделалось с печальною женой: при ней находились неотлучно княгиня Вяземская, Е.И. Загряжская, граф и графиня Строгановы. Граф взял на себя
все распоряжения похорон» [13. С. 170]. По желанию Н.Н. Пушкиной
в состав опеки над малолетними детьми поэта, которая была учреждена
3 февраля 1837 г., были включены Г.А. Строганов, граф М.Ю. Виельгорский
и В.А. Жуковский [14. С. 653–654].
Несмотря на близкую связь с семьей Пушкина, в библиотеке Г.А. Строганова оказалось только одно произведение поэта – «История Пугачевского
бунта» в двух томах. Причем самим А.Х. Бенкендорфом 23 декабря 1834 г.
было дано цензурное разрешение на выпуск книги, которая печаталась в типографии II отделения собственной Его Императорского Величества канцелярии. Книга вышла из печати около 25–27 декабря. Следует отметить, что
среди источников, которыми пользовался поэт при работе над «Историей…»,
упоминается знаменитое сочинение А.И. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Эта книга, изданная автором в 1790 г., была запрещена Екатериной II и находилась под запретом на протяжении более ста лет. Экземпляр этого издания, как считают исследователи, находился в библиотеке поэта,
поскольку есть сведения, что 14–16 ноября 1833 г. поэт купил его в Москве
[8. С. 112]. Интересно то, что пушкинский экземпляр книги Радищева некоторое время имел «томскую прописку». Библиотека Г.А. Строганова была
привезена в 1880 г. в Томск из Петербурга, и при её разборе В.М. Флоринский нашёл в одном из ящиков этот экземпляр. На левой стороне форзаца
оказалась надпись, оставленная А.С. Пушкиным: «Экземпляр, бывший
в Тайной канцелярии, заплачено двести рублей» [14. С. 313]. Вероятно, после
смерти поэта экземпляр попал в библиотеку графа. В 1889 г. по распоряжению Флоринского этот уникальный экземпляр был отправлен в Петербург
в Императорскую Публичную библиотеку [15. C.15].
Как известно, А.С. Пушкин долго мечтал о собственном печатном периодическом издании, но только 14 января 1836 г. он получил разрешение на
издание журнала под названием «Современник». Он предполагал уже начиная с марта подготовить и издать за год четыре книжки. Многие друзья
и знакомые поддержали поэта в его начинании. Выявлено, что в строгановском собрании сохранились все четыре книжки знаменитого пушкинского
журнала «Современник», вышедшие в 1836 г.
Громкая известность пришла к М. Лермонтову сразу и в один день, когда
он, потрясенный смертью А.С. Пушкина, написал своё знаменитое стихотворение «Смерть поэта», которое быстро распространилось по России во множестве списков. Как известно, все прижизненные издания поэта – это два издания романа «Герой нашего времени» и сборник стихотворений. Что же из
произведений Лермонтова имеется в собрании графа? В 1840 г. в Петербурге
из типографии И. Глазунова в двух частях вышло первое прижизненное издание романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени», получившего прекрасный отзыв В. Белинского. В строгановском экземпляре две части переплетены в одном полукожаном переплёте, сделанном в мастерской Вейделя
(Weidle), и на форзаце слева помещен гербовый экслибрис Г.А. Строганова.
Кроме этого, в строгановском собрании хранится ещё сборник стихотворений
М. Лермонтова, который выходил частями с 1842 по 1844 г. из типографии
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Русская художественная литература 1-й пол. XIX в. в библиотеке Г.А. Строганова
51
И. Глазунова. В первой части был помещён литографированный портрет поэта, а в предисловии от издателей отмечено: «В издаваемых ныне трех частях
"Стихотворений М.Ю. Лермонтова" собраны как те произведения покойного
поэта, которые были напечатаны при жизни его отдельною книжкою (1840 года, С.-Петербург) и в журналах, – так и те, которые появились по смерти его
в разных повременных изданиях, или достались нам в рукописях, ещё нигде
не напечатанные» [17. С. III ]. Далее отмечалось, что в четвертую книжку
будут включены все вновь найденные произведения поэта. Все четыре части
по заказу владельца были переплетены в два переплёта.
Привлекли внимание Г.А. Строганова и сочинения Н.В. Гоголя (1809–
1852). В его библиотеке хранится экземпляр первого прижизненного собрания сочинений писателя, напечатанного в петербургской типографии А. Бородина в 1842 г. (фактически тома вышли уже в начале 1843 г.). Подготовку
к изданию Гоголь доверил своему другу Н.Я. Прокоповичу, так как сам в это
время был за границей. Собрание сочинений было издано в четырех томах,
но в него не была включена поэма «Мертвые души», а тираж составил 5000
экземпляров. Как вспоминал С.Т. Аксаков о подготовке к изданию: «Дело это
он [Прокопович] исполнил не совсем хорошо. Во-первых, издание стоило
неимоверно дорого, а во-вторых, типография сделала значительную контрфакцию» [18. С. 73].
В библиотеке Строганова имеется ещё одно интересное произведение
Н.В. Гоголя. Так, письме, датируемом 30 июля 1846 г., Гоголь обратился
к П.А. Плетневу с просьбой заняться печатанием новой его книги «Выб-ранные
места из переписки с друзьями». Причем он выдвинул условие, что «печатанье
должно происходить в тишине: нужно, чтобы, кроме цензора и тебя, никто не
знал. Цензором избери Никитенко: он ко мне благосклоннее других. К нему
я напишу слова два. Возьмите с него также слово никому не сказывать о том, что
выйдет моя книга» [19. С. 271–272]. А.В. Никитенко не пропустил ряд статей,
а отдельные статьи не были пропущены духовной цензурой. В самом начале
1847 г. книга, напечатанная тиражом 2400 экземпляров, была издана, но
произвела на публику совсем иное впечатление, чем ожидал автор. Но как
сказано выше, в строгановской библиотеке это издание имеется.
Среди выходивших в этот период и сохранившихся в библиотеке Строганова произведений русских авторов можно также упомянуть: «Собрание стихотворений» И.И. Козлова, «Повести, сказки и рассказы» В.И. Даля, «Русские
в Японии в начале 1853 и в конце 1854 годов» И.А. Гончарова, роман
Д.В. Григоровича «Проселочные дороги», «Сочинения» и «Воспоминания»
Ф. Булгарина, роман И.И. Панаева «Львы в провинции» и др. Кроме изданий
собраний сочинений и отдельных произведений русских писателей и поэтов,
в библиотеке Г.А. Строганова имеются и литературные сборники. Например,
такие, как «Новоселье» и «Сто русских литераторов», изданные А. Смирдиным, украинский литературный сборник «Молодик» за 1843–1844 г., литературный сборник «Вчера и сегодня», составленный гр. В.А. Соллогубом, и др.
Таким образом, при изучении состава коллекции художественных произведений русских авторов в родовой библиотеке Строгановых установлено,
что последний владелец Г.А. Строганов формировал её на протяжении более
чем пятидесяти лет в два этапа. В период, когда Строганов почти постоянно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Г.И. Колосова
жил за границей, русских изданий оказалось очень незначительное количество. В 1830–50-е гг. он постоянно проживал в России и уже значительно
больше внимания уделял их приобретению. Проведённый анализ состава
коллекции позволил сделать следующие выводы. Во-первых, в коллекции
русская художественная литература представлена в прижизненных изданиях
лучших писателей и поэтов России первой половины XIX столетия –
Г.Р. Державина, В.А. Жуковского, И.А. Крылова, В.Л. Пушкина, А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, М.Ю. Лермонтова и многих других. Это те авторы, которых сейчас считают классиками русской литературы. Во-вторых, несмотря на
то, что рассмотренная коллекция недостаточно обширна по сравнению с другими внутренними коллекциями в Строгановской библиотеке, можно констатировать, что она вполне отражает уровень интереса русского аристократа
к современной ему художественной литературе и наглядно представляет круг
его чтения. В связи с этим рассмотренная коллекция, несомненно, представляет большой историко-культурный интерес.
Литература
1. Поплавская И.А. Проблемы изучения библиотеки Строгановых в Томске: книги французских писателей XIX в. // Вестн. Том. гос. ун-та. Филология. 2012. № 4 (20). С. 87–97.
2. Крупцева О.В. Рукописные каталоги библиотеки Г.А. Строганова // Девятые Макушинские чтения: материалы науч. конф., г. Барнаул, 15–16 мая 2012 г. Новосибирск, 2012. С. 65–69.
3. Каталог главной библиотеки Имп. Томского университета. Т. 1. (Иностранное
отделение). № 1–20000. Томск, 1889. I–II, 713 с.
4. Колосова Г.И. Русские книги XVIII в. в Строгановском книжном собрании, хранящемся
в Научной библиотеке Томского государственного университета // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2012. № 3 (7). С. 67–73.
5. Колосова Г.И. Русские издания о наполеоновских войнах в книжном собрании Г.А. Строганова // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2013. № 2 (10). С. 70–77.
6. Сумароков П.И. Досуги крымского судьи. СПб., 1803. Ч. 1. 226 [24] с.
7. Смирнов-Сокольский Н.П. Моя библиотека: библиогр. описание. М.: Книга, 1969. Т. 1.
532 с.
8. Орлов Г. Любезный друг Иван Андреевич! // Крылов И.А. Басни русские, извлеченные
из собрания И.А. Крылова, с подражанием на французском и италианском [!] языках разными
авторами. Париж, 1825. С. III–VI.
9. Блудова А.Д. Воспоминания // Русский архив. 1875. Кн. 1. С. 129–195.
10. Летопись жизни и творчества А.С. Пушкина: в 4 т. / сост. Н.А. Тархова. М.: Слово,
1999. Т. 3. (1829–1832). 624 с.
11. Колмаков Н.М. Очерки и воспоминания // Русская старина. 1891. № 6. 657–679 с.
12. Пушкин А. Дневники. Автобиографическая проза. М.: Сов. Россия, 1989. 384 с.
13. Щеголев П.Е. Дуэль и смерть Пушкина : исследования и материалы. М.: Книга, 1987.
14. Последний год жизни Пушкина: переписка, воспоминания, дневники / сост. В.В. Кунин. М.: Правда, 1990. 704 с.
15. Приобретения библиотеки // Отчет Имп. Публичной библиотеки за 1889 г. СПб.,
1893. С. 8–200.
16. Цявловский М.А. Статьи о Пушкине. М.: Изд-во АН СССР, 1962. 436 с.
17. Лермонтов М.Ю. Стихотворения. СПб.,1842. 229 с.
18. Аксаков С.Т. История моего знакомства с Гоголем. М.: Изд-во Академии наук СССР,
1960. 293 с.
19. Гоголь Н.В. Собрание сочинений : письма. М.: Худож. лит., 1986. Т. 7. 431 с.
Kolosova Galina I. Scientific Library of Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). Email: ork_2003@ mail.ru RUSSIAN FICTION OF THE FIRST HALF OF XIX CENTURY IN
THE BOOK COLLECTION OF COUNT G.A. STROGANOV.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Русская художественная литература 1-й пол. XIX в. в библиотеке Г.А. Строганова
53
Key words: G.A. Stroganov; Stroganov library; fiction; Russian writers and poets; Russian publications of the first half of XIX century; history of publications.
Since 1880 the ancestral library of Stroganov counts, numbering over 22 thousands of book volumes, is stored in the stock of Scientific library of Tomsk State University. The last owner of this library was the well-known diplomat and statesman, the count Grigory Aleksandrovich Stroganov
(1770–1857). Many significant works in various branches of knowledge are represented in his library.
In general, these are the publications issued during the period from XVI till the middle of XIX century
in West-European languages: French, German, English, Spanish, Italian, Swedish, etc. The task before
us was to discover all the books published in Russian language inside the Stroganov book collection.
Therefore the object for consideration in this article is the collection of works of art by Russian authors
from the 1st half of XIX century.
During the examination of the structure of this collection it was determined that G.A. Stroganov
formed it for over fifty years in two phases. In period from 1804 to 1826, when Stroganov lived and
worked abroad, there were few publications in Russian. Among them there are single intravital editions of I.A. Krylov’s collections of fables, the collection of rhymes by V.L. Pushkin, etc. In period
from 1827 to 1857 Stroganov had a permanent residence in Russia and gave more attention to the
acquisition of books in Russian language. In this period the library was replenished with the editions of
single works by V.A. Zhukovsky, A.S. Pushkin, N.V. Gogol, M.Y. Lermontov and many others. The
performed analysis of the structure of the collection led to the following conclusions. Firstly, Russian
fiction of that time is represented inside it in publications of the best writers and poets of Russia from
the 1st half of XIX century. Secondly, the structure of the collection fully reflects the level of interest
of Russian aristocrat to the contemporary fiction and directly represents his reading circle. In this connection the examined collection is undoubtedly of a great historical and cultural interest.
References
1. Poplavskaya I.A. Problemy izucheniya biblioteki Stroganovykh v Tomske : knigi frantsuzskikh
pisateley XIX v. // Vestn. Tom. gos. un-ta. Filologiya. 2012. № 4 (20). S. 87–97.
2. Kruptseva O.V. Rukopisnyye katalogi biblioteki G.A. Stroganova // Devyatyye Makushinskiye
chteniya : materialy nauch. konf., g. Barnaul, 15–16 maya 2012 g. Novosibirsk, 2012. S. 65–69.
3. Katalog glavnoy biblioteki Imp. Tomskogo universiteta. Tom 1. (Inostrannoye otdeleniye).
№ 1–20000. Tomsk, 1889. I–II, 713 s.
4. Kolosova G.I. Russkiye knigi XVIII v. v Stroganovskom knizhnom sobranii, khranyashchemsya v Nauchnoy biblioteke Tomskogo gosudarstvennogo universiteta // Vestnik Tomskogo gos. un-ta.
Kul'turologiya i iskusstvovedeniye. 2012. № 3 (7). S. 67–73.
5. Kolosova G.I. Russkiye izdaniya o napoleonovskikh voynakh v knizhnom sobranii G.A. Stroganova // Vestn. Tom gos. un-ta. Kul'turologiya i iskusstvovedeniye. 2013. № 2 (10). S. 70–77.
6. Sumarokov P.I. Dosugi krymskogo sud'i. SPb., 1803. CH. 1. 226 [24] s.
7. Smirnov-Sokol'skiy N.P. Moya biblioteka: bibliogr. opisaniye. M.: Kniga, 1969.
8. Orlov G. Lyubeznyy drug Ivan Andreyevich! // Krylov I.A. Basni russkiye, izvlechennyye iz
sobraniya I.A. Krylova, s podrazhaniyem na frantsuzskom i italianskom [!] yazykakh raznymi avtorami. Parizh, 1825. S. III–VI.
9. Bludova A.D. Vospominaniya // Russkiy arkhiv. 1875. Kn. 1. S. 129–195.
10. Letopis' zhizni i tvorchestva A.S. Pushkina: v 4 t. / sost. N.A. Tarkhova. M.: Slovo, 1999.
T. 3. (1829–1832). 624 s.
11. Kolmakov N.M. Ocherki i vospominaniya // Russkaya starina. 1891. № 6. 657–679 s.
12. Pushkin A. Dnevniki. Avtobiograficheskaya proza. M.: Sov. Rossiya, 1989. 384 s.
13. Shchegolev P.Ye. Duel' i smert' Pushkina : issledovaniya i materialy. M.: Kniga, 1987.
14. Posledniy god zhizni Pushkina: perepiska, vospominaniya, dnevniki / sost. V.V. Kunin. M.:
Pravda, 1990. 704 s.
15. Priobreteniya biblioteki // Otchet Imp. Publichnoy biblioteki za 1889 g. Spb., 1893. S. 8–200.
16. Tsyavlovskiy M.A. Stat'i o Pushkine. M.: Izd-vo AN SSSR, 1962. 436 s.
17. Lermontov M.Yu. Stikhotvoreniya. SPb.: 1842. 229 s.
18. Aksakov S.T. Istoriya moyego znakomstva s Gogolem. M.: Izd-vo Akademii nauk SSSR,
1960. 293 s.
19. Gogol' N.V. Sobraniye sochineniy : pis'ma. M.: Khudozh. lit., 1986. T. 7. 431 s.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 027.52 (571.16)
Е.А. Масяйкина
ИНФОРМАТИЗАЦИЯ СЕЛЬСКИХ БИБЛИОТЕК: ПРОБЛЕМЫ И
ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ (ПО МАТЕРИАЛАМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
БИБЛИОТЕК ВЕРХНЕКЕТСКОГО, ТЕГУЛЬДЕТСКОГО И
ЧАИНСКОГО РАЙОНОВ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ)1
Статья посвящена изучению процессов внедрения и использования информационных технологий в муниципальных библиотеках Вернекетского, Тегульдетского и Чаинского районов Томской области. Исследованы содержание, формы и методы информатизации сельских библиотек. Рассмотрены различные направления автоматизации библиотечных технологий: развитие материальной базы, информационнобиблиографическое обслуживание читателей, формирование и сохранность фонда,
ведение электронных каталогов и баз данных, создание библиотечных сайтов.
Ключевые слова: информатизация библиотек, сельские библиотеки, Томская область
В современном обществе активно проходят процессы информатизации
всех сфер общественного производства, предполагающие применение новой
компьютерной техники в процессах поиска, сбора, хранения и применения
информации. Понятие информатизации является многогранным, охватывает
разнообразные аспекты практической деятельности, изучается специалистами различных отраслей, поэтому в профессиональной литературе наблюдается повышенное внимание к трактовке данного понятия.
Большая Российская энциклопедия трактует понятие информатизации как
организационный социально-экономический и научно-технический процесс
формирования оптимальных условий для удовлетворения информационных
потребностей и реализации прав граждан и организаций на основе формирования и использования информационных ресурсов [1. С. 119].
Конкретизирует данное определение Педагогический энциклопедический
словарь, понимая информатизацию общества как глобальный социальноэкономический процесс, отличающийся тем, что доминирующим видом деятельности в сфере общественного производства являются сбор, накопление, хранение, передача и использование информации, осуществляемые на основе применения современных технических средств информационного обмена [2. С. 110].
В области библиотечного дела информатизация предполагает развитие
процессов создания, передачи, хранения, трансформации и предоставления
информации. В качестве главного средства информатизации библиотек выступает применение современной компьютерной техники [3. С. 415–416].
Одной из базовых функций работы библиотеки является образовательная,
поэтому в библиотечном деле особое внимание привлечено к процессам ин1
Статья подготовлена при финансовой поддержке совместного конкурса РГНФ и Администрации Томской области, проект № 13-11-70003.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информатизация сельских библиотек: проблемы и пути их решения
55
форматизации образования и различным направлениям применения современных технических устройств в педагогическом процессе. Они подразумевают процесс обеспечения сферы образования методологией и практикой
разработки и оптимального использования современных информационных
технологий в целях реализации образования и воспитания [4. С. 109–110].
Быстрый рост объема имеющейся в мире информации и продолжающиеся перемены в области информационных технологий, которые радикальным
образом влияют на способы получения доступа к информации, оказывают
значительное воздействие на деятельность публичных библиотек. Международная федерация библиотечных ассоциаций (ИФЛА) в Руководстве
ИФЛА/ЮНЕСКО по развитию службы публичных библиотек одной из важнейших задач публичных библиотек считает признание и использование возможностей, открывающихся в результате развития информационных и коммуникационных технологий. Библиотека должна стать для своих пользователей электронным окном в информационный мир [5. С. 16]. Подтверждает
данный тезис и Манифест Российской библиотечной ассоциации о публичной библиотеке: «…библиотека формирует фонд и организует обслуживание
пользователей, внедряет и пропагандирует новейшие информационные технологии, использует современные носители информации, обеспечивает доступ в информационные коммуникационные сети. Публичная библиотека выступает как активный участник информатизации общества. Оказывает своим
пользователям помощь в овладении информационной культурой и компьютерной грамотностью» [6].
Современные библиотеки активно включились в процессы информатизации и модернизации, что предполагает переоснащение библиотек современным оборудованием и информационными системами. Этот процесс затрагивает все стороны деятельности библиотек и призван расширить возможности
пользователей, активно развивать социальные функции библиотек. В информатизации публичных библиотек достигнуты значительные результаты – оборудованы компьютерные классы, центры правовой информации, создаются современные поисковые и корпоративные информационные системы [7. С. 30].
В современных научно-практических изданиях вопросы информатизации
библиотек освещены достаточно полно. Известны труды таких авторов, как
В. Брежнева, А. Галлимор, Н. Гендина, М. Дворкина, Т. Коробкина, В. Минкина, И. Моргенштерн, В. Федоров, А. Чачко, Я. Шрайберг. Различные аспекты внедрения информационных технологий в деятельность библиотек
рассматривались на таких научно-практических конференциях, как «Электронный век культуры» (Москва, 2013 г.), Ежегодная научно-практическая
конференция Российской ассоциации электронных библиотек (Москва,
2012 г.), «Общедоступные библиотеки: вызовы времени» (Москва, 2013 г.),
а также на ежегодных форумах в Крыму и конференциях Российской библиотечной ассоциации.
Тем не менее региональных научных исследований, посвященных внедрению и использованию информационных технологий в публичных библиотеках Томской области, не так уж много. Можно отметить в этой связи работу сотрудников Муниципальной информационной библиотечной системы
г. Томска, исследующих автоматизацию библиотечных процессов (А.Н. Бар-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
Е.А. Масяйкина
хатов, Н.Л. Загайнова, А.С. Карауш [8], Н.В. Кондратьева, Е.Д. Семенов
и др.). Помимо этого, вопросы разработки и применения информационных
технологий в муниципальных сельских библиотеках Томской области, использования электронных ресурсов в краеведческой деятельности, формирования библиотечных сайтов, организации доступа пользователей к удаленным базам данных рассмотрены в работах А.И. Коржовой [9], К.А. Кузоро
[10], А.А. Ляпковой [11].
В данной статье сделана попытка рассмотреть и систематизировать опыт
применения современных средств автоматизации и компьютерной техники
в муниципальных сельских библиотеках Верхнекетского, Тегульдетского
и Чаинского районов Томской области. Материалом для исследования послужили аналитические ежегодные отчеты Центральных библиотек соответствующих районов за 2012–2013 гг., предоставляющие как статистическую,
так и описательную информацию о различных сторонах деятельности всех
библиотек, входящих в районные Центральные библиотечные системы.
Процессы информатизации современных сельских библиотек Томской области направлены на внедрение и применение информационных технологий
и компьютерной техники во всех направлениях библиотечной деятельности.
Такими направлениями являются автоматизация библиотечных процессов,
комплектование информационных ресурсов на традиционных и электронных
носителях, внедрение новых информационных услуг для пользователей с использованием книжной, аудиовизуальной, электронной и мультимедийной информации. Помимо этого, процессы информатизации активно применяются
для электронной доставки документов, формирования электронного каталога
и собственных баз данных, создания и ведения библиотечного сайта.
В библиотеках Верхнекетского района важнейшим направлением деятельности является организация информационно-библиографического обслуживания населения с использованием информационно-компьютерных
технологий. Одно из актуальных направлений работы – организация доступа
читателей к различным информационным ресурсам, формирование и сохранность фонда на различных носителях в том числе на электронных. Так, в состав библиотечного фонда на 2012 г. входят 2239 дисков DVD и 183 аудиокассеты [12. С. 5]. За 2013 г. поступило 289 экз. дисков DVD, после чего их
количество составило 2497 экз. [13. С. 5]. Информатизация библиотечной
деятельности также является одним из важнейших направлений работы для
муниципальных библиотек Тегульдетского района. Для реализации данного
направления ставятся задачи оснащения библиотек компьютерной техникой,
организации стабильного доступа к сети Интернет, применения компьютеров
и информационных технологий в процессе выполнения основных направлений деятельности. Положения об информатизации и автоматизации библиотек зафиксированы в перечне документов, регламентирующих деятельность
библиотечной системы: Уставе МКУ «Тегульдетская районная ЦБС», Положении о филиалах, Правилах внутреннего трудового распорядка, Коллективном договоре, Положении о библиотечном обслуживании населения Тегульдетского района, должностных инструкциях сотрудников библиотечной системы [14]. Среди ведущих направлений работы библиотечной системы Чаинского района автоматизация библиотечных процессов и внедрение новых ин-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информатизация сельских библиотек: проблемы и пути их решения
57
формационных технологий, комплектование информационных ресурсов на
традиционных и электронных носителях, внедрение новых информационных
услуг с использованием книжной, аудиовизуальной, электронной
и мультимедийной информации [15].
Информатизация библиотечных процессов требует развитой материальной базы: компьютеров, сканеров, принтеров, презентационного оборудования, цифровой видеотехники. Сельские библиотеки Томской области, находясь в сложной финансовой ситуации, тем не менее используют самые разнообразные возможности (бюджетное финансирование, проектную и грантовую
деятельность, спонсорскую помощь) для формирования собственного парка
компьютерной техники.
В библиотеках Тегульдетского района на 2012 г. в наличии было 12 персональных компьютеров, из которых в Центральной библиотеке – 7 (из них
пользовательский с доступом в Интернет – 1), в филиале № 1 с. Белый Яр – 1
(он же предоставлен в распоряжение читателей). По одному компьютеру для
работы библиотекаря имели Детская библиотека, Берегаевский филиал № 2,
Красногорский филиал № 3 и Новошумиловский филиал № 5. Также в библиотеках Тегульдетского района используются 8 принтеров, 1 многофункциональное устройство (МФУ), 2 сканера, 2 цифровых фотоаппарата. В 2012 г. было
приобретено 2 комплекта проекционного оборудования – для библиотек
в селах Белый Яр и Новошумилово. В качестве программного обеспечения
используются антивирус Касперского 8/8 и Windows 4/4 [16. С. 21]. В 2013 г.
было дополнительно приобретено 5 ноутбуков для Белоярского и Покровоярского филиалов и для детского отделения Центральной библиотеки на сумму
113 039 тыс. руб. [14. С. 29]. В библиотеках Верхнекетского района всего
16 компьютеров. Из них 7 находятся в Центральной библиотеке, 2 из которых
предоставлены в распоряжение читателей. В 2012 г. библиотечной системой
приобретена для филиалов следующая техника: для Клюквинской библиотеки – ноутбук (1 шт.), МФУ (1 шт.); для Сайгинской библиотеки – компьютер
(1 шт.); для Степановской библиотеки – компьютер (1 шт.); для Ягоднинской
библиотеки – фотоаппарат (1 шт.), МФУ (1 шт.) [12. С. 23]. В 2013 г. материальная база пополнилась новыми компьютерами, презентационным оборудованием, многофункциональными устройствами (МФУ), а также тифлофлешплейером для слабовидящих читателей [13. С. 23]. Библиотеки Чаинского
района располагали в 2012 г. следующим техническим оборудованием: серверы-рабочие станции – 27, принтеры – 18, сканеры – 13, сканеры штрихкодов – 1, многофункциональные устройства – 2, цифровая фото- и видеотехника – 11, проекционное оборудование – 2 экз. Материальная база библиотек Чаинского района постоянно пополняется. Так, за 2012 г. было приобретено: ПК с программным обеспечением в сборе на сумму 37 000 руб. –
2 шт. (для Центральной и Обской библиотек); лазерный принтер – 2 шт. на
сумму 7560 рублей (для Центральной и Обской библиотек); сканер – 5 шт. на
сумму 13 000 рублей (для Центральной, Коломино-Гривской, Леботерской,
Чаинской, Обской библиотек); цифровые фотоаппараты – 6 шт. на сумму
13 850 руб. (для Гришкинской, Гореловской, Ермиловской, Новоколоминской, Варгатерской, Чемондаевской библиотек); электронные книги – 2 шт.
на сумму 9000 руб. (для Центральной и Детской библиотек); штрих-коды на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
Е.А. Масяйкина
сумму 5000 рублей, антивирусное программное обеспечение – на 9360 руб. [17.
С. 56]. За 2013 г. библиотеками Чаинского района также приобреталась новая
техника: телевизор с установкой «Домашний кинотеатр», сервер, антивирусное
программное обеспечение, цифровые фотокамеры для филиалов, а также тифлофлеш-плейер с флеш-картами для слабовидящих читателей [15. С. 39].
Одним из важнейших направлений библиотечной деятельности, появившимся с внедрением информационных технологий, стала электронная доставка документов (ЭДД), предполагающая удаленное обслуживание читателей документами в электронной форме. Данные о количестве переданных
документов являются в настоящий момент обязательным элементом системы
отчетности о работе библиотеки. Электронная доставка документов позволяет пользователю библиотеки получить необходимую информацию, отсутствующую в фонде библиотеки, что особенно актуально в условиях сельской
местности, территориально удаленной от крупных культурных и образовательных административных центров. Библиотеки Чаинского района активно
работают с возможностями электронной доставки документов в рамках межбиблиотечного абонемента, за 2013 г. выполнив 28 заказов. По сравнению
с 2012 г. этот показатель существенно вырос – на 50 экз., что говорит о возрастающих информационных потребностях читателей [15. С. 3].
В условиях информатизации современного общества широкое распространение получила система электронных документов. Спектр их применения достаточно широк, и библиотеки активно пополняют ими свои фонды.
Тем не менее недостаточное финансирование библиотек серьезно ограничивает комплектование электронными документами. Так, за 2012 г. библиотеками Тегульдетского района было получено лишь 3 документа на CD-ROM
и ни одного в формате DVD. Фонд библиотечной системы Чаинского района
пополнился в 2013 г. на 201 название [15. С. 8]. Кроме того, активно используют электронные ресурсы слабовидящие читатели, специально для которых
библиотекари комплектуют аудиокниги.
Важнейшим результатом информатизации библиотек явились сайты, на
которых предоставляется информация о библиотечных продуктах и услугах.
Наличие сайта в библиотеке не только позитивный имиджевый фактор, средство широкого распространения информации, но и средство дополнительного
привлечения к чтению всех категорий читателей.
Сайт библиотечной системы Верхнекетского района представляет собой
отдельную страницу на портале Муниципального автономного учреждения
(МАУ) «Культура» [18]. Разделами сайта библиотечной системы являются
общая информация, анонсы, новости, конкурсы. Первый из разделов предоставляет общую характеристику и статистическую информацию как о Центральной районной библиотеке, Детской библиотеке, так и о филиалах (в поселках Катайга, Клюквинка, Лисица, Макзыр, Нибега, Палочка, Сайга, Степановка, Центральный, Ягодный и Дружный). Указаны местоположение библиотеки, полезная площадь, количество сотрудников. Приводятся сведения
о величине библиотечного фонда и количестве читателей. Также предоставлены информация о работе читательских клубов по интересам и контактная
информация. Второй раздел содержит планы работы библиотек на ближайшее время – приглашения посетить викторины, акции, заседания кинолекто-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информатизация сельских библиотек: проблемы и пути их решения
59
рия, диспуты, книжные обзоры и конкурсы. Информация дополнена точным
адресом проведения мероприятия, датой и временем. Раздел «Новости» рассказывает о наиболее удачных, интересных библиотечных мероприятиях,
вызвавших большой читательский резонанс. Рассказ подкрепляется подборками фотографий. Раздел «Конкурсы» информирует о проведении разнообразных областных и районных конкурсов, в которых участвуют библиотеки
Верхнекетского района. В частности, в рамках 2013 г., обозначенного как Год
охраны окружающей среды, приведена информация о проведении районного
фотоконкурса по экологии (апрель – сентябрь 2013 г.) «Я эту землю Родиной
зову». Перспективой развития сайта видится размещение на его страницах
электронного каталога и собственных баз данных, формируемых библиотеками Верхнекетского района [12].
Сайт Чаинской библиотечной системы приобретает все возрастающую
популярность у читателей [19]. На сайте представлены следующие рубрики:
Библиотека; Услуги; Клубы и объединения; Фотогалерея; Акции и конкурсы;
Детская библиотека; Обратная связь и Контакты. Гостям сайта доступны
электронный каталог, информация о новых поступлениях в библиотеку,
а также рекомендации по методике записи в библиотечную систему. Интерес
читателей вызывает виртуальная краеведческая фотовыставка «Известноенеизвестное Подгорное». Особое внимание читателей привлекают материалы, связанные с историей района: краеведческий электронный каталог, полнотекстовая база данных «Исток», информация о тематических пресс-папках.
Также на сайте представлены материалы читательских опросов, проводимых
библиотеками на различные темы: об отношении к деятельности библиотеки,
читательских предпочтениях, трудностях и пожеланиях в сфере информационного поиска. О популярности сайта у читателей свидетельствует увеличение количества его посещений до 9658, что на 5,5% больше показателя прошлого года [15. С. 15].
Важнейшим направлением информатизации современной библиотеки является формирование электронного каталога. В библиотечной системе Верхнекетского района с 2002 г. ведется на основе АБИС «Библиотека 4.0» электронный каталог «Книги», который насчитывал в 2013 г. 18 815 записей. Его пополнение за 2013 г. составило 1 188 записей. Центральной библиотекой ведутся библиографические базы данных, в 2013 г. объем которых составил 3024
записи, электронные каталоги «Краеведение» (1725 зап.), «Периодика»
(1299 зап.), электронный каталог «Статьи» (1299 зап.) [13. С. 16]. Также библиотеками ведутся собственные полнотекстовые базы данных «Рефераты», «Сценарии», «Краеведение», которые пользуются неизменным успехом у читателей.
Библиотеками Чаинского района активно ведется работа по созданию
собственных баз данных и переводу документов на электронные носители. За
2012 г. переведено 605 документов, из них 595 статей и 10 коллекций фотографий, насчитывающих более 900 фото. Данная деятельность направлена на
формирование электронной краеведческой базы данных «Исток», насчитывающей 1213 страниц. Центральной библиотекой Чаинского района ведется
электронный каталог с использованием АБИС «Руслан». Каталог насчитывает 37 417 записей. Большое внимание библиотеки уделяют краеведческому
каталогу, составляющему 8 224 записей. Библиографические записи форми-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
Е.А. Масяйкина
руются как самостоятельно, так и заимствуются из электронного каталога
Томской областной универсальной научной библиотеки им. А.С. Пушкина
(ТОУНБ) (за 2012 г. заимствовано 47 записей) [17. С. 39]. За 2013 г. краеведческий каталог увеличился на 315 записей, электронный каталог – на 2 289
записей, 54 из которых скопированы из базы данных ТОУНБ [15. С. 30].
Важнейшим результатом информатизации библиотек становится повышение качества обслуживания читателей, создание и развитие новых форм
и средств взаимодействия библиотеки и читателя, задействующих компьютерную технику. В Тегульдетском районе имеющиеся в наличии компьютеры
и современная цифровая техника активно используются при обслуживании
читателей. В частности, большим спросом пользуются ксерокопирование,
набор текста на компьютере и распечатка его на принтере, печать цифровых
фотографий. Проекционное оборудование применяется для проведения всевозможных мероприятий: библиотечных уроков, викторин, выставок, конкурсов, встреч с читателями. Цифровые фотоаппараты запечатлевают наиболее яркие моменты библиотечных мероприятий, а фотографии используются
для составления творческих отчетов и тематических папок полнотекстовой
информации. Также библиотеки предоставляют пользователям возможность
просмотра дисков с фильмами, мультимедиа-энциклопедиями и обучающими
программами. Большой популярностью пользуются услуги по поиску информации в сети Интернет для написания докладов, рефератов, курсовых
работ. Центральная детская библиотека Тегульдетского района предоставляет
своим юным читателям игровые приставки для интерактивных игр. С июля
2009 г. в Центральной библиотеке Тегульдетского района появился доступ к
справочно-правовым базам данных «КонсультантПлюс» и «Гарант» (в 2012 г.
в рамках деятельности Публичного центра правовой информации по этим
базам данных было выполнено 129 справок). Также для выполнения запросов
читателей используются электронный каталог и краеведческая база данных
Томской областной универсальной библиотеки им. А.С. Пушкина (ТОУНБ).
Доступны и удаленные электронные ресурсы крупных библиотек как Томской области, так и России. В 2014 г. на базе Центральной библиотеки был
организован Центр общественного доступа для читателей, предусматривающего обеспечение всеобщего доступа к информационным ресурсам даже для
пользователей, не имеющих навыков работы с компьютерами.
С помощью имеющейся компьютерной техники библиотеки Верхнекетского района оказывают следующие платные услуги: прокат DVD; ксерокопирование из фонда библиотеки; поиск в Интернете; формирование текста
различной сложности; сканирование; компьютерная печать текста; копирование на электронный носитель; поиск в системе КонсультантПлюс; ламинирование; брошюрование. Также компьютеры активно используются в работе
«Уголка правовой информации», где читателям предоставляются в электронном виде различные нормативно-правовые акты. Консультативная помощь
населению в юридических и правовых вопросах оказывается с использованием справочно-поисковой системы «КонсультантПлюс». Для информационной
поддержки читателей при написании рефератов, докладов, курсовых работ
используются материалы сети Интернет. Также читателям предоставляются
следующие дополнительные услуги с использованием современной техники:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информатизация сельских библиотек: проблемы и пути их решения
61
компьютерный набор и распечатка текста; оформление дипломных работ;
помощь в формировании списка литературы; распечатка материалов с электронных носителей пользователя; прием и отправка корреспонденции по
электронной почте; создание собственного электронного адреса; прием и отправка факс-сообщений, ламинирование, брошюрование. Информационнобиблиографическое обслуживание ведется с использованием справочноправовых баз данных (за 2012 г. выполнено 23 запроса), с использованием
собственного электронного каталога (выполнено 17 запросов), с использованием удаленных ресурсов Интернета (выполнено 159 запросов) [12. С. 21].
Библиотеки Чаинского района также активно используют в информационнобиблиографической деятельности справочно-поисковую систему «КонсультантПлюс». Читателям предоставлен широкий спектр услуг с использованием современных информационных технологий: ксерокопирование, сканирование
и распечатка текста, брошюрирование и ламинирование, услуги электронной
почты. Деятельность Центра правовой информации невозможно представить без
использования электронных ресурсов, таких как КонсультантПлюс; ФАПСИ;
сайт Президента РФ; официальный сайт Совета Федерации РФ; официальный
сайт Министерства внутренних дел России; портал «Права человека в России»;
официальный информационный сервер «Томская область»; Официальный сайт
муниципального образования «Чаинский район» и др.
Несмотря на общепризнанную актуальность внедрения информационных
технологий, сельские библиотеки в реализации данной деятельности испытывают определенные проблемы. Одной из них является постоянная необходимость повышения квалификации кадров. Внедрение современной информационной техники предполагает наличие развитой технологической компетенции – способность и готовность использовать всевозможные технические
средства (компьютеры, принтеры, сканеры, фотоаппараты, презентационную
технику и др.); ориентироваться в постоянно обновляющемся программном
обеспечении; уметь разрабатывать мероприятия, позволяющие в полной мере
реализовать все технические возможности. Для решения данной проблемы
библиотекари регулярно проходят обучение в рамках различных образовательных программ, организуемых выездным учебно-методическим центром
Томской областной универсальной научной библиотеки (ТОУНБ) [20]. В частности, 24 библиотекаря из Чаинского, 21 – из Верхнекетского и 8 – из Тегульдетского районов прошли в 2013 г. обучение по курсу «Электронный
гражданин» (36 часов) с получением «Паспорта Электронного гражданина».
В 2012 г. сотрудники Тегульдетской центральной районной библиотеки прошли обучение на областном семинаре-тренинге «Твой курс: повышение компьютерной грамотности», а также приняли участие в семинаре «Современная
библиотечно-информационная среда: ориентиры на детей и молодежь»
[16. С. 17]. Мероприятия по повышению квалификации проводятся и в
районном масштабе – когда сотрудники Центральных библиотек обучают
сотрудников филиалов. Темы такого обучения включают практические
аспекты использования компьютерной техники: основы работы с презентациями, возможности интернет-поиска, использование удаленных электронных ресурсов. Отражением деятельности по повышению квалификации библиотекарей стал, в частности, отдельный показатель в составе го-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
Е.А. Масяйкина
довых аналитических отчетов: «количество библиотекарей, подготовленных к использованию информационно-компьютерных технологий (ИКТ)».
Анализ отчетов показывает, что данный показатель составляет в среднем
70–80% от общего числа сотрудников библиотек.
Общей для всех сельских библиотек является также проблема недостаточного финансирования, частичным решением которой могут стать различные варианты спонсорской помощи, дарственных пожертвований, взаимозачетов между библиотеками и предприятиями-партнерами. Важнейший источник финансирования сегодня грантовая и проектная деятельность, реализация которой позволяет как оснастить библиотеку современной техникой,
так и разработать новые формы и методы работы, привлекающие в библиотеку различные категории читателей. В результате работы библиотек в проектной среде появляется возможность обновить информационные ресурсы,
обеспечить их доступность, а также расширить перечень сервисных услуг.
Помимо этого, многие библиотеки сталкиваются с проблемой неполного
использования технических возможностей. Уровень подготовки читателей
зачастую недостаточен, возможности доступа к удаленным и локальным информационным ресурсам остаются невостребованными. Для решения данной
проблемы библиотеки разрабатывают программы повышения информационной культуры своих читателей. Подобная деятельность рассчитана на различные читательские категории, может осуществляться как в индивидуальных, так и в массовых формах и предполагает теоретическую и практическую
подготовку: знание правил пользования библиотеками, умение пользоваться
электронными и традиционными каталогами, картотеками, справочной литературой, удаленными и локальными базами данных, умение оценивать и интерпретировать информацию. Частично деятельность сельских библиотек
Томской области по формированию информационной культуры была рассмотрена в работах Е.А. Масяйкиной [21].
Таким образом, современные сельские библиотеки успешно проводят процессы информатизации своей деятельности, позволяя читателям становиться
равноправными участниками мирового информационного пространства.
Литература
1. Информатизация // Большая Российская энциклопедия: в 62 т. М., 2006. Т. 19. С. 119.
2. Информатизация общества // Педагогический энциклопедический словарь / гл. ред.
Б.М. Бим-Бад. 3-е изд., стер. М., 2009. С. 110.
3. Информатизация // Библиотечная энциклопедия / Рос. гос. б-ка. М., 2007. С. 415–416.
4. Информатизация образования // Педагогический энциклопедический словарь / гл. ред.
Б.М. Бим-Бад. 3-е изд., стер. М., 2009. С. 109–110.
5. Руководство ИФЛА / ЮНЕСКО по развитию службы публичных библиотек / ИФЛА;
РБА. СПб.: Изд-во Рос. нац. б-ки, 2002. 112 с.
6. Манифест РБА о публичной библиотеке [Электронный ресурс] // Российская библиотечная
ассоциация:
официальный
сайт.
Электрон.
дан.
URL:
http://www.rba.ru/content/about/doc/manifest.php (дата обращения: 18.03.2014).
7. Публичная библиотека и культурное наследие. М.: ФАИР, 2008. 176 с. (Специальный
издательский проект для библиотек).
8. Карауш А.С. Развитие информационных технологий в библиотеках: взгляд в будущее /
А.С. Карауш, А.С. Макаревич // Научные и технические библиотеки. 2008. № 1. С. 53–58.
9. Коржова А.И. Удаленные краеведческие ресурсы сельских библиотек как источниковая
база историко-библиотечных исследований (по материалам веб-сайтов муниципальных библио-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информатизация сельских библиотек: проблемы и пути их решения
63
тек Томской области) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2013. № 4
(12). С. 53–59.
10. Кузоро К.А. Краеведческая деятельность сельских библиотек Томской области в начале XXI в. (из опыта работы библиотек Каргасокского, Кривошеинского и Молчановского районов) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2012. № 3 (7). С. 74–82.
11. Ляпкова А.А. Информация о библиотеках гимназий на сайтах муниципальных образовательных учреждений (на примере сайтов гимназий г. Томска) // Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2011. № 2. С. 81–88.
12. Аналитический обзор деятельности Верхнекетской ЦБС МУ «Культура» за 2012 год
[Электронный ресурс] / сост. А.Ф. Плегуца. Белый Яр, 2013. 29 с. Электрон. версия печат. публ.
URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/2792_V-Ketskii_2012.pdf (дата обращения: 17.04.2014).
13. Аналитический обзор деятельности Верхнекетской ЦБС МУ «Культура» за 2013 год
[Электронный ресурс] / сост. А.Ф. Плегуца. Белый Яр, 2013. 28 с. Электрон. версия печат. публ.
URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3492_Otchet_CBS_za_2013_goda_.pdf (дата обращения:
17.04.2014).
14. Аналитический отчет муниципального казенного учреждения «Тегульдетская районная ЦБС» за 2013 год [Электронный ресурс] / сост. О.А. Лехтина. Тегульдет, 2012. 33 с. Электрон. версия печат. публ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3572_AS_Teg_2013.pdf (дата обращения: 17.04.2014).
15. Аналитическая справка о деятельности муниципального бюджетного учреждения
культуры «Межпоселенческая централизованная библиотечная система Чаинского района» за
2013 год [Электронный ресурс] / сост. Н.А. Стукалова. Подгорное, 2014. 44 с. Электрон. версия
печат. публ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3570_AS_Chaino_2013.pdf (дата обращения:
17.04.2014).
16. Отчет о деятельности муниципального казенного учреждения «Тегульдетская районная ЦБС» в 2012 году [Электронный ресурс] / сост. Г.А. Соломатина. Тегульдет, 2013. 22 с.
Электрон. версия печат. публ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/2803_Teguldet_2012.pdf (дата
обращения: 17.04.2014).
17. Аналитическая справка о деятельности муниципального бюджетного учреждения
культуры «Межпоселенческая централизованная библиотечная система Чаинского района» за
2012 год [Электронный ресурс] / сост. Н.А. Стукалова. Подгорное, 2013. 61 с. Электрон. версия
печат. публ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/2791_CHaincii_Podgornoe_2012.pdf (дата обращения: 17.04.2014).
18. Централизованная библиотечная система МАУ «Культура» Верхнекетского района
Томской области [Электронный ресурс]: официальный сайт. Электрон. дан. Белый Яр. URL:
http://maukultura.ru/index/centralizovannaja_bibliotechnaja_sistema/0-18
(дата
обращения:
17.04.2014).
19. Межпоселенческая централизованная библиотечная система. Село Подгорное, Чаинский район, Томская область [Электронный ресурс]: официальный сайт. Электрон. дан. Подгорное, 2014. URL: http://libpg.tomsk.ru/biblioteka.html (дата обращения: 17.04.2014).
20. Выездной учебно-методический центр ТОУНБ им. А. С. Пушкина [Электронный ресурс] // Томская областная универсальная научная библиотека им. А. С. Пушкина: официальный сайт. Электрон. дан. Томск, 2014. URL : http://prof.lib.tomsk.ru/page/376 (дата обращения:
16.04.2014).
21. Масяйкина Е.А. Формирование информационной культуры читателей в сельской библиотеке (из опыта работы библиотек Верхнекетского, Тегульдетского и Чаинского районов) //
Вестн. Том. гос. ун-та. Культурология и искусствоведение. 2013. № 1 (9). С. 14–23.
Masyaykina Eugene A. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail: eamasyaikina@rambler.ru
THE INFORMATIZATION OF RURAL LIBRARIES: PROBLEMS AND SOLUTIONS
(BASED ON ACTIVITIES OF LIBRARIES OF VERKHNEKETSKIY, TEGULDETSKIY
AND CHAINSKIY DISTRICTS OF TOMSK REGION)
Key words: informatization of libraries; rural libraries; Tomsk region.
In modern libraries informatization processes actively pass in all spheres of activities involving
the use of new computer technology, search, collection, storage and use of information. Analytical
annual reports of central libraries of Verkhneketsky, Teguldetskiy and Chainsky districts of Tomsk
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
Е.А. Масяйкина
region, with both statistical and descriptive information were used as the material for the study in this
article, because of it’s informational completeness. This material can be proven in any time. Computerization of library processes requires the development of material resources: computers, scanners,
printers, presentation equipment, digital video equipment. Rural libraries of Tomsk region are in a
difficult financial situation, however, they use a variety of possibilities (budget financing, project and
grant activities, sponsorship) for the formation of its own fleet of computer technology. This process in
very important because of the modern tendencies in educational and science spheres. One of the most
important areas of library activities, appeared with the introduction of information technology, is an
electronic document delivery (EDD) involves the removal service for readers documents in electronic
form, which is especially important in rural areas, geographically remote from the major cultural and
educational administrative centers. The data about the number of transmitted documents is an important element of reporting the work of the library. It allows to create a united informational field. The
most important results of informatization of Verkhneketsky libraries, and Teguldetskiy and Chainsky
districts were the websites that provide information about library products and services. The presence
of a website in the library is not only a positive factor means dissemination of information, but also
these mean attracting readers. In rural libraries based on the software "Library 4", "Ruslan" catalogs of
books, filing papers, essays, scripts, local history information base "Source" are maintained in electronic form, so it allows to deal with information in more useful and appropriate way. With the help of
a computer technology the readers of libraries gained access to remote information and legal resources:
"ConsultantPlus", "Garant", "FAPSI", etc. Librarians improve their professional skills to improve the
efficiency of modern technology within a variety of educational programs of Tomsk Regional Scientific Library.
References
1. Informatizatsiya // Bol'shaya Rossiyskaya entsiklopediya: v 62 t. M., 2006, T. 19. S. 119.
2. Informatizatsiya obschestva // Pedagogicheskiy entsiklopedicheskiy slovar' / gl. red. B.M. BimBad. 3-e izd., stereotip. M., 2009. S. 110.
3. Informatizatsiya // Bibliotechnaya entsiklopediya / Ros. gos. b-ka. M.: Pashkov Dom, 2007.
S. 415–416.
4. Informatizatsiya obrazovaniya // Pedagogicheskiy entsiklopedicheskiy slovar' / gl. red.
B.M. Bim-Bad. 3-e izd., ster. M., 2009. S. 109–110.
5. Rukovodstvo IFLA / YuNESKO po razvitiyu sluzhbyi publichnyih bibliotek / IFLA; RBA.
SPb.: Izd-vo Ros. nats. b-ki, 2002. 112 s.
6. Manifest RBA o publichnoy biblioteke [Elektronnyiy resurs] // Rossiyskaya bibliotechnaya assotsiatsiya: ofitsialnyiy sayt. Elektron. dan. URL: http://www.rba.ru/content/about/doc/manifest.php
(data obrascheniya: 18.03.2014).
7. Publichnaya biblioteka i kul'turnoe nasledie: monogr. sbornik. M.: FAIR, 2008. 176 s. (Spetsialnyiy izdatelskiy proekt dlya bibliotek).
8. Karaush A.S. Razvitie informatsionnyih tehnologiy v bibliotekah: vzglyad v buduschee /
A.S. Karaush, A.S. Makarevich // Nauchnyie i tehnicheskie biblioteki. 2008. № 1. S. 53–58.
9. Korzhova A.I. Udalennyie kraevedcheskie resursyi sel'skih bibliotek kak istochnikovaya baza
istoriko-bibliotechnyih issledovaniy (po materialam veb-saytov munitsipal'nyih bibliotek Tomskoy
oblasti) // Vestnik Tom. gos. un-ta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie. 2013. № 4 (12). S. 53–59.
10. Kuzoro K.A. Kraevedcheskaya deyatelnost' sel'skih bibliotek Tomskoy oblasti v nachale
XXI v. (iz opyita rabotyi bibliotek Kargasokskogo, Krivosheinskogo i Molchanovskogo rayonov) //
Vestn. Tom. gos. un-ta. Kul'turologiya i iskusstvovedenie. 2012. № 3 (7). S. 74–82.
11. Lyapkova A.A. Informatsiya o bibliotekah gimnaziy na saytah munitsipalnyih obrazovatelnyih
uchrezhdeniy (na primere saytov gimnaziy g. Tomska) // Vestn. Tom. gos. un-ta. Kulturologiya
i iskusstvovedenie. 2011. № 2. S. 81–88.
12. Analiticheskiy obzor deyatel'nosti Verhneketskoy TsBS MU «Kultura» za 2012 god [Elektronnyiy resurs] / sost. A.F. Plegutsa. Belyiy Yar, 2013. 29 s. – Elektron. versiya pechat. publ. URL:
http://prof.lib.tomsk.ru/files2/2792_V-Ketskii_2012.pdf (data obrascheniya: 17.04.2014).
13. Analiticheskiy obzor deyatel'nosti Verhneketskoy TsBS MU «Kultura» za 2013 god [Elektronnyiy resurs] / sost. A.F. Plegutsa. Belyiy Yar, 2013. 28 s. Elektron. versiya pechat. publ. URL:
http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3492_Otchet_CBS_za_2013_goda_.pdf (data obrascheniya: 17.04.2014).
14. Analiticheskiy otchet munitsipal'nogo kazennogo uchrezhdeniya «Teguldetskaya rayonnaya
TsBS» za 2013 god [Elektronnyiy resurs] / sost. O.A. Lehtina. Teguldet, 2012. 33 s. Elektron. versiya
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информатизация сельских библиотек: проблемы и пути их решения
65
pechat. publ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3572_AS_Teg_2013.pdf (data obrascheniya:
17.04.2014).
15. Analiticheskaya spravka o deyatel'nosti munitsipalnogo byudzhetnogo uchrezhdeniya kul'turyi
«Mezhposelencheskaya tsentralizovannaya bibliotechnaya sistema Chainskogo rayona» za 2013 god
[Elektronnyiy resurs] / sost. N.A. Stukalova. Podgornoe, 2014. 44 s. Elektron. versiya pechat. publ.
URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/3570_AS_Chaino_2013.pdf (data obrascheniya: 17.04.2014).
16. Otchet o deyatel'nosti munitsipal'nogo kazennogo uchrezhdeniya «Teguldetskaya rayonnaya
TsBS» v 2012 godu [Elektronnyiy resurs] / sost. G.A. Solomatina. Teguldet, 2013. 22 s. Elektron.
versiya pechat. publ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/2803_Teguldet_2012.pdf (data obrascheniya:
17.04.2014).
17. Analiticheskaya spravka o deyatel'nosti munitsipal'nogo byudzhetnogo uchrezhdeniya
kul'turyi «Mezhposelencheskaya tsentralizovannaya bibliotechnaya sistema Chainskogo rayona» za
2012 god [Elektronnyiy resurs] / sost. N.A. Stukalova. Podgornoe, 2013. 61 s. Elektron. versiya
pechat. publ. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/files2/2791_CHaincii_Podgornoe_2012.pdf (data obrascheniya: 17.04.2014).
18. Tsentralizovannaya bibliotechnaya sistema MAU «Kultura» Verhneketskogo rayona Tomskoy oblasti [Elektronnyiy resurs]: ofitsialnyiy sayt. Elektron. dan. Belyiy Yar. URL:
http://maukultura.ru/index/centralizovannaja_bibliotechnaja_sistema/0-18
(data
obrascheniya:
17.04.2014).
19. Mezhposelencheskaya tsentralizovannaya bibliotechnaya sistema. Selo Podgornoe, Chainskiy
rayon, Tomskaya oblast' [Elektronnyiy resurs]: ofitsialnyiy sayt. Elektron. dan. Podgornoe, 2014.
URL: http://libpg.tomsk.ru/biblioteka.html (data obrascheniya: 17.04.2014).
20. Vyiezdnoy uchebno-metodicheskiy tsentr TOUNB im. A.S. Pushkina [Elektronnyiy resurs] //
Tomskaya oblastnaya universal'naya nauchnaya biblioteka im. A.S. Pushkina: ofitsialnyiy sayt. Elektron. dan. Tomsk, 2014. URL: http://prof.lib.tomsk.ru/page/376/ (data obrascheniya: 16 04.2014).
21. Masyaykina Ye.A. Formirovaniye informatsionnoy kul'tury chitateley v sel'skoy biblioteke (iz
opyta raboty bibliotek Verkhneketskogo, Tegul'detskogo i Chainskogo rayonov) // Vestn. Tom. gos.
un-ta. Kul'turologiya i iskusstvovedeniye. 2013. № 1 (9). S. 14–23.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНОЙ
КОНФЕРЕНЦИИ
С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ «КУЛЬТУРА
И ЦИВИЛИЗАЦИЯ: ИСКУССТВО, БИБЛИОТЕКИ, МУЗЕИ»
УДК 025.7
Л.Л. Берцун
ОРГАНИЗАЦИЯ ОСНОВНОГО ФОНДА БИБЛИОТЕКИ И АНАЛИЗ
ЕГО ФИЗИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ
Статья посвящена истории организации основного фонда Научной библиотеки
Томского государственного университета, его составу и объему, видам расстановок,
применяемых в библиотеке. Охарактеризован опыт по изучению физического состояния основного фонда.
Ключевые слова: библиотечный фонд; организация фонда; виды расстановок;
анализ физического состояния фонда.
Научная библиотека Томского государственного университета располагает библиотечным фондом в объеме 3 860 тыс. документов с хронологическим
охватом от XVI в. по настоящее время. Её основной фонд, предназначенный
для постоянного и длительного хранения, представляет собой разнообразный
по видам и срокам издания массив документов, имеющий разное читательское назначение, различный спрос и экземплярность, предпосылки к старению и разрушению.
Организация библиотечного фонда имеет свою историю. Как только был
решен вопрос об открытии университета в Сибири, в г. Томске, сразу же, параллельно со строительством университета, решался вопрос об организации
для него библиотеки. Первоначальное формирование и пополнение библиотечного фонда осуществлялось главным образом из двух источников: из книг
пожертвованных или жертвуемых университету, и покупок [1. С. 227].
Организация библиотечного фонда началась в августе 1885 г., после
прибытия из Казани в Томск С.К. Кузнецова – кандидата историко-филологических наук, принятого на должность библиотекаря Императорского Томского университета. Главным руководителем по размещению книг и приведению библиотеки в порядок с 1880 по 1889 г. был попечитель ЗападноСибирского учебного округа В.М. Флоринский [2. С. 19].
К моменту открытия университета в 1888 г. библиотечный фонд в количестве 30 000 названий, или 95 тыс. экземпляров, был разобран, расставлен
на стеллажах и отражен в двух томах печатного каталога [3. С. 233].
Книги разделялись не по источнику поступлений, а по формату, с подразделением на иностранный, русский и специальный медицинский отделы. Из
книг одинаковых, независимо от кого поступивших, отбирали лучший экзем-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Организация основного фонда библиотеки и анализ его физического состояния
67
пляр. Дублеты откладывали в отдельные шкафы и ящики по специальностям
с целью составления из них частных библиотек для профессорских кабинетов, для библиотеки дома общежития студентов, юридического кабинета,
обмена, передачи другим библиотекам страны. Исключение составили библиотеки графа А.Г. Строганова. Как единое целое записаны библиотеки
профессоров В.А. Малышева и К.И. Малышева, А.В. Никитенко, В.А. Манассейна, имеющие каждая отдельную от общей массы нумерацию. Эти библиотеки сохранились как единое целое с отметкой в каталоге соответственно
«Манасс», «Малыш», «Никит».
С 1904 г. организация библиотечного фонда претерпела изменения. Библиотекарь Николай Васильевич Миницкий предложил организовать фонд
библиотеки не по отделам, прикрепляя документ по формату к отдельным
шкафам и полкам, а по видам изданий: книги, журналы, газеты. Поступающие
книги стали записывать в инвентарные книги по формату и по порядку текущих номеров, у многотомных изданий каждый том записывали под самостоятельным номером. Так сформирован основной ряд книг, его нумерация продолжается до настоящего времени. Новые поступления книг с 1993 г. учитывают по штрихкоду, инвентаризируют под расстановочными номерами.
Периодические издания инвентаризировали отдельно под буквой «Р» по
формату Pi, Pii, Piii. С 1939 г. эта система формирования фонда периодических изданий изменена. Каждое название журнала записывали в инвентарь,
на обратной стороне обложки указывали инвентарный номер по порядку, перед номером писали букву «П», что означало «периодика». Для размещения
фонда журналов начали применять алфавитно-хронологическую расстановку.
С 1971 г. такая система учета периодики заменена на актовую систему. На
журналах написание инвентарных номеров отменили. С 1998 г. применяется
электронный учет новых поступлений периодики, фонд журналов и газет
формируется по названиям и годам поступления [4. С. 48].
В настоящее время основной фонд библиотеки является основным ресурсом для выполнения запросов на все виды изданий различных хронологических периодов на русском и иностранных языках по всем отраслям знаний.
Документы основного фонда подлежат длительному хранению, отдельные
виды документов – постоянному хранению.
Фонд книг на русском и иностранных языках, накопленный библиотекой
с момента его основания и по настоящее время, самый большой (2 114 291 экз.)
по количеству и старейший по времени формирования. В его состав входит
фонд обязательного экземпляра, получаемый библиотекой с 1922 по 1929 г.
(около 150 тыс.), фонд неоконченных изданий, библиотека профессора медицины В.А. Манассейна (24 тыс. томов), фонд специальной литературы для
служебного пользования (8 тыс. экз.). Все эти части имеют нумерацию и размещены в книгохранилище отдельными массивами под своими расстановочными номерами. Для размещения фонда книг с 1904 г. применяется форматно-инвентарная расстановка.
Фонд периодических изданий состоит из фонда отечественной периодики: журналы с XIX в. по настоящее время (1 200 тыс.), иностранные
журналы (180 тыс.), фонд газет с XVIII в. (включает около 4 тыс. названий
и насчитывает 11 тыс. годовых комплектов). С 1964 г. и по настоящее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
Л.Л. Берцун
время фонд газет формируется по годам и названиям. Для его размещения
применяется крепостная расстановка.
В состав основного фонда самостоятельными частями входят ноты, карты,
эстампы. Каждый из названных видов документов имеет свою нумерацию.
Ноты заинвентаризированы под буквой «Н», эстампы – «Э», карты – «К».
Основной фонд библиотеки на 01.01.2013 г. составляет 3 857 854 экз. документов располагается в двух специальных книгохранилищах общей площадью 7802 кв. м. Фонд хорошо организован и размещен в книгохранилище
с учетом расположения читальных залов и абонемента [5. С. 146]
За более чем вековую историю в фонде библиотеки накопилось определенное количество документов, требующих различного рода форм консервации. Для того чтобы выявить общую картину состояния основного фонда
Научной библиотеки, определить объем и степень повреждения книжного
фонда, объем необходимых консервационных мероприятий и их очередность
(ремонт, переплет, реставрация, дезинфекция, фазовая консервация), было
принято решение об изучении физического состояния библиотечного фонда,
расположенного в главном книгохранилище. С этой целью в 2007 г. была
разработана и принята Методика оценки физического состояния документов,
в которой определен порядок получения данных о физической сохранности
документов (книг) основного фонда, обозначены основные цели анализа, определены участники данного процесса [6. С. 83–89].
Основные цели анализа:
– выяснение общей картины сохранности фондов;
– определение объема и степени повреждения книжного фонда;
– определение объема необходимых консервационных мероприятий и их
очередности (ремонт, переплет, реставрация, дезинфекция, фазовая консервация).
Участники проведения анализа: отдел основного фонда (далее − ООФ),
Региональный центр реставрации и консервации документов (далее − РЦКД).
Сотрудники РЦКД отвечали за разработку методики обследования, проведение обучающего семинара, обработку статистических данных, полученных в ходе обследования первоначальной части фонда и его анализ.
Сотрудники отдела основного фонда, из числа ведущих специалистов,
осуществляли выборочный осмотр фонда (1:20), оценивали сохранность
документов и вносили данные в паспорт физического состояния. Заведующие секторами и главные специалисты отдела осуществляли обработку статистических данных и их анализ. Статистические данные представлены в графической форме.
Перед началом работы все сотрудники ООФ прошли обучение в РЦКД,
изучили методику оценки физического состояния документов, заполнение таблиц и составление паспортов физического состояния фонда. За каждым сотрудником в отделе была закреплена определенная часть обследуемого фонда.
С 2008 г. после обучения сотрудники отдела основного фонда приступили к анализу физического состояния документов. За каждым сотрудником
была закреплена определенная часть фонда.
Способы проверки физического состояния фонда документов были
различные.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Организация основного фонда библиотеки и анализ его физического состояния
69
На 6, 11–14 этажах нового здания – выборочный просмотр в соответствии с методикой 1:20. На других этажах – сплошной просмотр каждого
документа на обследуемой части фонда, но паспорта заполнялись на каждую 20-ю книгу в соответствии с методикой.
Обследование начинали с внешнего осмотра документа.
В процессе осмотра сотрудники непосредственно снимали книгу с полки,
визуально оценивали физическое состояние переплета и блока, определяли
виды и степень повреждений. Полученную информацию о сохранности экземпляра вносили в паспорт физического состояния по указанным полям,
затем определяли задание на консервацию и очередность консервационных
мероприятий. После того как фонд был осмотрен, сотрудник, ответственный
за мониторинг, передавал полученные результаты зав. сектором, который
обрабатывал полученную информацию ручным способом, вносил полученные данные в таблицы, затем заполнял паспорт сохранности фонда.
Таким образом, процесс оценки физического состояния фонда включает
следующие основные операции:
1. Заполнение паспорта физического состояния на обследуемый экземпляр.
2. Обработка статистических данных.
3. Заполнение паспорта сохранности фонда.
С 2008 по март 2012 г. фонд книг, расположенный в книгохранилище,
просмотрен полностью. На каждую 20-ю книгу заполнен паспорт.
Паспорт физического состояния включает следующие поля.
1. Общие сведения, необходимые для идентификации документа.
2. Общая информация о материальной конструкции переплета и блока.
3. Характер повреждений переплета и блока.
4. Степень повреждения (деструкции) материала переплета и блока.
5. Задание по консервации отдельно для переплета и блока.
6. Очередность консервации.
7. Обработка статистических данных.
Заполненные паспорта сотрудник, ответственный за мониторинг, раскладывал по основным группам (виды консервации и степень повреждения), внутри
основных групп – по подгруппам (вид изданий, тип переплета, время издания и
очередность консервации), итоговые цифры, заносил в отдельные таблицы по
видам консервации (всего 6) и по видам изданий (всего 4). Статистические данные для визуализации и анализа переведены в графическую форму.
Таблицы, графики и паспорта сохранности фонда заполнены на каждое
помещение, где размещается фонд книг.
В результате анализа сотрудниками отдела основного фонда было просмотрено и проанализировано 1 512 885 документов, составлено 75 644 паспорта. Выявлено, что в различных видах консервационной обработки нуждаются 293 496 документов, что составляет 19,8%, в ремонте – 117 560 документов, в новом переплете – 88 083, в дезинфекции – 6 897, в фазовой консервации – 80 628, в реставрации – 328 документов.
По результатам анализа можно сделать следующий вывод:
1. Большая часть документов основного фонда (81%) главного книгохранилища находится в хорошем состоянии, 19% фонда нуждается в разного
рода консервационной обработке. Особенно в плохом состоянии часть фонда
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
Л.Л. Берцун
за прошлые годы, поступившая из резервно-дублетного фонда и даров.
В плохом состоянии отдельные документы на 1, 13, 14-м этажах, активно используемые и в мягких переплетах.
2. На физическое состояние библиотечного фонда оказывает влияние
и несоответствие нормам температурно-влажностного режима в книгохранилище. В результате мониторинга установлено, что температура в отдельных помещениях книгохранилища достигает + 27–30 °С в зимнее время
и + 11–13 °С в летнее время.
С целью реализации полученных результатов по работе с фондом составлен
план мероприятий по итогам данного мониторинга. В плане предусмотрены
принципы отбора документов для первоочередной консервации (уникальность,
историко-культурная значимость документа, его физическое состояние и спрос),
намечены конкретные мероприятия по работе с фондом, определены сроки выполнения, объем ежегодно обработанных документов по всем позициям, указаны исполнители и ответственные за реализацию плана.
Литература
1. Краткий исторический очерк Томского университета за первые 25 лет его существования (1888–1913 гг.). Томск, 1917. 544 с.
2. Филимонов М.Р. Книжная сокровищница Сибири. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1988. 194 с.
3. Берцун Л.Л. Из истории книжных фондов Научной библиотеки ТГУ // Судьба регионального центра в России (к 400-летию г. Томска). Томск, 2005. Т. 267. С. 232–236.
4. Берцун Л.Л. Формирование основного фонда библиотеки //Научная библиотека в системе классического университета: материалы VII науч.-практ. конф., посвящ. 125-летию начала
формирования книжного фонда Научной библиотеки Томского государственного университета,
Томск, 4–5 октября 2005 г. Томск, 2006. С. 38–49.
5. Томский государственный университет: Ежегодник-2012 / под ред. Г.В. Майера. Томск,
2013. 375 с.
6. Манернова О.В. Методика обследования книжного фонда // Научная библиотека
в системе университета: сб. ст. Томск, 2011. С. 83–89.
Bertsun Ludmila L. Scientific Library of Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation).
E-mail: Bertsun@lib.tsu.ru
ORGANIZATION OF THE MAIN FUND LIBRARIES AND ANALYSIS OF ITS
PHYSICAL CONDITION
Key words: library foundation; the organization of the fund; the types of setups; the analysis of
the physical condition of the fund.
The work deals with the organization of the main fund of the Scientific Library of Tomsk State
University – the first university library of Siberia library fund which contains 3.85 million documents
with chronological coverage from the 16th century to the present. The article describes the history of
the organization of the library fund, called the main stages of its optimization, reflects the main sources
of revenue for the Fund, its qualitative composition, accounting, types of setups used in the scientific
library, physical condition. The novelty of the material is to describe the organization by type of fund
documents, some of its collections, the number of members, the location of the stacks and the current
state. Characterized by practical experience in the study of the physical condition of the main fund of
the Scientific Library.
The method and the procedure for obtaining data on the physical security of documents (books)
general fund, identified the main purpose of the analysis, the participants of this study identified, described in detail the process of assessing the physical condition of the fund.
The paper published the results of analysis of the physical condition of the documents, experience
the results of the data obtained in the course of the study, described the priority directions of the main
library fund, including making a backup electronic copies of documents from the traditional paper-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Организация основного фонда библиотеки и анализ его физического состояния
71
based. Work is of interest for those interested in the history of librarianship and modern trends in the
organization of the classification and preservation of unique library collections.
References
1. Kratkiy istoricheskiy ocherk Tomskogo universiteta za pervyye 25 let yego sushchestvovaniya
(1888–1913 gg.). Tomsk, 1917. 544 s.
2. Filimonov M.R. Knizhnaya sokrovishchnitsa Sibiri. Tomsk : Izd-vo Tom. un-ta, 1988. 194 s.
3. Bertsun L.L. Iz istorii knizhnykh fondov Nauchnoy biblioteki TGU // Sud'ba regional'nogo
tsentra v Rossii (k 400-letiyu g. Tomska). Tomsk, 2005. T. 267. S. 232–236.
4. Bertsun L.L. Formirovaniye osnovnogo fonda biblioteki //Nauchnaya biblioteka v sisteme
klassicheskogo universiteta : materialy VII nauch.-prakt. konf., posvyashchennoy 125-letiyu nachala
formirovaniya knizhnogo fonda Nauchnoy biblioteki Tomskogo gosudarstvennogo universiteta.
Tomsk, 4–5 oktyabrya 2005 g. Tomsk, 2006. S. 38–49.
5. Tomskiy gosudarstvennyy universitet: yezhegodnik-2012 / pod red. G.V. Mayyera. Tomsk,
2013. 375 s.
6. Manernova O.V. Metodika obsledovaniya knizhnogo fonda // Nauchnaya biblioteka v sisteme
universiteta : sb. st. Tomsk, 2011. S. 83–89.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 008:069 (571.151)
Л.А. Брагина
КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
МУЗЕЯ-УСАДЬБЫ Г.И. ЧОРОС-ГУРКИНА
Статья посвящена актуальному вопросу сохранения отечественного культурного наследия, неотъемлемой частью которого является музей-усадьба первого национального художника Сибири Григория Ивановича Чорос-Гуркина. Также рассматривается проблема воссоздания и сохранения мемориальных объектов деятеля изобразительного искусства Республики Алтай.
Ключевые слова: музей-усадьба, художник, Республика, Алтай, Гуркин, культурное наследие, село Анос.
В истории российской культуры есть имена, ставшие символами высочайшей духовности. Творческий метод Г.И. Гуркина, в основу которого положено следование традициям русской пейзажной школы, пристальное, любовное исследование алтайской природы и национальной культуры, явился
определяющим для формирования особенностей изобразительного искусства
Алтая. Центральными проблемами культурного наследия являются сохранение и популяризация. Особого внимания заслуживает музей-усадьба первого
профессионального художника Сибири Г.И. Чорос-Гуркина в селе Анос Чемальского района Республики Алтай. Актуальность данной статьи состоит
в том, что образное творчество художника тесно связано с духом и местом
его искренних живописных и графических произведений, оказывающих
влияние на своеобразие отечественных культурных явлений.
Исследования, посвященные истории, восстановлению и перспективам
развития музея-усадьбы, принадлежат родственникам художника В.Г. Гуркину, П.И. Каралькину; музейным сотрудникам В.В. Мурнину, Р.М. Еркиновой;
исследователям творчества В.И. Эдокову, Т.М. Степанской, Г.И. Прибыткову, поэтессе, общественному деятелю Ю.В. Туденевой и др. [1–6].
Григорий Иванович Гуркин (1870–1937) – художник, «дитя Алтая» из рода Чорос, выпускник иконописной мастерской Алтайской духовной миссии,
ученик И.И. Шишкина, представитель санкт-петербургской художественной
школы пейзажа, воспитанного на демократических традициях русского идейного реализма конца ХIХ – начала ХХ в., литератор, государственный и общественный деятель, просветитель, выразитель духовных чаяний своего народа, красоты и богатства древней земли. Шедеврами живописи Г.И. Гуркина, получившими большую известность, стали полотна «Озеро горных духов», «Хан-Алтай», «Корона Катуни», «Озеро Каракол», «Катунь весной»,
«Белуха» и др. Он сумел найти убедительную, высокохудожественную форму выражения своеобразных особенностей природы Сибири и внес своим
творчеством огромный вклад в ее культурное развитие [7. С. 16].
Алтайское село Анос («Оносъ» – десять устьев в переводе с алтайского
языка), один из характернейших уголков Сибири, было основано в 1856 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Культурно-историческое значение музея-усадьбы Г.И. Чорос-Гуркина
73
Аносинская усадьба, построенная на средства художника в 1903 г., состояла
из жилого дома, художественной студии-мастерской, шестигранного аила,
большого сада и пруда, являлась настоящим центром культурного развития.
В усадьбу приезжали известные представители культуры и науки: А.В. Анохин, Г.Н. Потанин, Г.Д. Гребенщиков, В.Я. Шишков, А.Л. Коптелов, И. Ефремов, Г. Вяткин, И. Тачалов, Н.Я. Никифоров, ученик И.Е. Репина
С.М. Прохоров, И.И. Тютиков и др.
Рождение музея, галереи является значительным событием для любого
пространства, а ее деятельность, направленная на популяризацию искусства,
становится частью формирования культурной среды не только города, но
и провинции. Идея создания художественного центра в селе Анос принадлежит Г.И. Чорос-Гуркину. Картинная галерея располагалась в мастерской художника и принимала гостей как в дореволюционный период, так и с 1929 по
1937 г., пока был жив ее создатель. Художник проводил экскурсии для всех
категорий посетителей. Из стен художественной мастерской с. Анос вышло
все художественное наследие Гуркина (за исключением произведений, написанных в Монголии и Туве). Среди посетителей мастерской в Аносе – педагог, музыкант, исследователь культуры алтайцев Андрей Викторович Анохин, которому приписывают открытие таланта выдающегося алтайского пейзажиста. По мнению Г.И. Прибыткова, «А.В. Анохин был для Г.И. ЧоросГуркина олицетворением образованности, разносторонности, широты интересов и в науке и в искусстве, демократизма русской сибирской интеллигенции в отношении к малым народам, к их истории и национальной культуре.
Может быть, и по этой причине Г.И. Чорос-Гуркин, живя в маленьком алтайском селении вдали от Бийска, Барнаула, Томска, параллельно с живописью и
рисунком начал упорно заниматься сбором и изучением алтайского национального орнамента, аппликации, вышивки, устного народного творчества»
[8. С. 56].
Григорий Николаевич Потанин – томский ученый, известный сибирский
краевед, он также часто бывал в аносском доме и мастерской художника. Один
из основателей сибирского областничества, Г.Н. Потанин внес большой вклад
в изучение сибирских народов. Единство взглядов Г.И. Гуркина и Г.Н. Потанина способствовало их тесному сотрудничеству в исследовании культуры
Алтая. Г.Н. Потанин привлекал алтайского художника к издательской деятельности, научно-исследовательской работе. Под руководством Г.Н. Потанина Г.И. Гуркин собирал материал для «Аносского сборника», изданного
в Омске в 1915 г. [8. С. 59]. Особое внимание Г.Н. Потанина вызывали этнографические работы Г.И. Гуркина, которым он посвятил ряд статей в газете
«Сибирская жизнь». Дружба томского ученого и алтайского художника была
основана на глубоком сходстве мировоззрения, на общем пониманием места
традиций Алтая в культурном пространстве России.
Г.И. Гуркин поддерживал творческие связи с представителями сибирских
литературных кругов. Среди единомышленников Г.И. Гуркина был публицист, писатель, организатор культурной жизни Г.Д. Гребенщиков. Сотрудничество художника из Аноса и писателя выразилось в такой работе Г.И. Гуркина, как иллюстрации к «Алтайскому альманаху» (1914) – столичному
сборнику произведений сибирских авторов Г. Гребенщикова, В. Шишкова,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
Л.А. Брагина
И. Тачалова и др. Г.Д. Гребенщиков редактирует барнаульскую газету
«Жизнь Алтая» с начала 1912 г., сделав ее одной из лучших сибирских газет,
в которых освещались вопросы художественной культуры региона [8. С. 81].
В газете были опубликованы литературные произведения Г.И. Гуркина («Алтайцы и Катунь», «Праздник реки Катуни»), наполненные поэтичным образом могучего Алтая – защитника угнетенного народа [9. С. 77–89].
Попытки воссоздания музея-усадьбы Г.И. Чорос-Гуркина осуществлялись в 1957, 1982, 1989 гг. Первым инициатором восстановления музея
в усадьбе отца был младший сын художника Василий Григорьевич Гуркин
(1900–1961). Создание филиала государственного учреждения культуры
«Национальный музей им. А.В. Анохина» на территории музея-усадьбы идет
с 1999 г. Масштабная реконструкция музея-усадьбы началась в 2005 г. Статус
мемориального музю присвоен в 2006 г. Историческим объектом является
дом художника, который строили мастера-самоучки, хорошо знавшие тайны
строительного ремесла. Восстановлена мастерская, где в настоящее время
размещены репродукции первого национального пейзажиста и проводятся
экскурсии для туристов. План реконструкции музея-усадьбы основан на воспоминаниях современников художника: сына Василия, внуков Г.И. Гуркина,
жителей села Анос В.С. Керешевой, Е.П. Крутько, Е.Е. Чечегоевой, Е.П. Захарьевой, В.Ф. Тозыяковой и др.
Концепция музея-усадьбы в сохранении не только творческого наследия
первого живописца, который ввел в русское искусство пейзаж Сибири, но
и той атмосферы, в которой рос и развивался его талант. Источником вдохновения художнику-пейзажисту служила алтайская природа, потому и одной
из главных задач в реставрации музея-усадьбы является воссоздание культурного ландшафта времени жизни и деятельности художника. Все посадки
в усадьбе Гуркин делал сам. Привозил из тайги саженцы сосен, берез, кедров,
кустарников, разные цветы: огоньки, анютины глазки, из-под белков озера
Каракол – замысловатые цветки белой и синей аквилегии, любящие расти на
гребнях перевалов, и желтый альпийский мак, и кипенно-белый таежный
левкой, и марьин корень, и бадан – таежный чай алтайцев. Справа от мастерской сохранилась высокая пихта. Пихты были посажены Гуркиным на берегу
пруда, который также был обустроен талантливым алтайцем. Могильные
курганы, каменные идолы – памятники старины художник подсмотрел у природы и соорудил их подобия в своей усадьбе. Сад плодовый занимал юговосточную низину усадьбы, там росли сортовые яблони, саженцы плодовых
деревьев, которые художник привозил издалека, кусты смородины. В саду
был небольшой водопадик. Огород был расположен в северо-западной части
усадьбы. Вверх по речке Аноске Гуркин держал пасеку. Художник превратил
свою усадьбу в удивительный и прекрасный уголок живой природы.
Восстановлению культурно-исторического ландшафта способствуют
произведения художника – Аносовский бор (1903); Пучка (1906); Окно мастерской (1907); «Аносъ», Пруд, Юрта (все 1909); Юрта в саду художника
(1912); Усадьба с домом (1915), многие из которых написаны во дворе усадьбы, рядом с мастерской или в саду художника [10. С. 27–31].
Таким образом, имя художника было широко известно не только сибирской, но и столичной интеллигенции. Его сотрудничество с деятелями искус-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Культурно-историческое значение музея-усадьбы Г.И. Чорос-Гуркина
75
ства, культуры и науки придавало небольшому алтайскому селу Анос значение одного из художественных центров Сибири. Творчество Мастера ярко
позиционировало историческую ситуацию Горного Алтая, а многогранность
произведений отражала особенности географической и культурной среды
алтайцев. Алтай в миниатюре – так называли усадьбу в селе Анос в начале
ХХ в. Дом, мастерская, сад, юрта, парк художника, хозяйственные постройки
символизируют культурно-историческое пространство Аноса и призваны воплотить национальное представление о первом сибирском художникепейзажисте. Уникальность усадьбы в том, что это органичное продолжение
живой природы, не знавшее современных гидросооружений и строительной
техники. Музей-усадьба не имеет аналогов в художественной практике региона и требует завершения восстановительных работ.
Литература
1. Дневник и воспоминания Василия Гуркина, сына художника: (к 125-летию со дня рождения Г.И. Гуркина: / Гос. худож. Музей Алтайского края; публ., предисл., послесл., коммент.
подгот. И. Галкина. Барнаул, 1995. 28 с.
2. Еркинова Р.М. 15 лет мемориальному дому-усадьбе Григория Ивановича Гуркина // Календарь юбилейных и памятных дат. Горно-Алтайск, 2004. С. 127–129.
3. Еркинова Р.М. Концепция создания музея-усадьбы Г.И. Чорос-Гуркина с. Анос Чемальского района Республики Алтай – филиала Национального музея Республики Алтай
им. А.В. Анохина // Оносские встречи 2006 [материалы конф.]. Горно-Алтайск, 2006. С. 6–9.
4. Еркинова Р.М. Воссоздание исторического облика усадьбы художника Г.И. ЧоросГуркина с. Анос Чемальского района // Оносские встречи 2006 [материалы конф.]. ГорноАлтайск, 2006. С. 10–29.
5. Прибытков Г.И. Две записи воспоминания Василия Гуркина об отце // Матетиалы науч.практ. конф. «Г.И. Чорос-Гуркин и современность», посвященной 140-летию со дня рождения
Г.И. Гуркина. Барнаул, 2010. С. 139–143.
6. Туденева Ю.В. «Здесь все еще о нем напоминает». Горно-Алтайск Юч-Сюмер-Белуха,
2005. 287 с.
7. Эдоков В.И. Мастер из Аноса. Барнаул, 1984. 72 с.
8. Прибытков Г.И. Г.И. Чорос-Гуркин. Горно-Алтайск, 2000. 188 с.
9. Эдоков В.И. Литературное творчество художника Г.И. Гуркина // Алт. фольклор и культура. Горно-Алтайск, 1982. С. 77–89.
10. Степанская Т.М. Художественное пространство алтайского пейзажиста Г.И. ЧоросГуркина // Творчество А.Н. Либерова и российская пастель : история и современность // Cб.
материалов Всерос. науч.-практ. конф., Омск, 26 марта 2011. Омск, 2011. С. 27–31.
Bragina Lyubov A. Altai State University (Barnaul, Russian Federation). E-mail: bragina8@list.ru
CULTURAL-HISTORICAL VALUE OF MUSEUM-ESTATE OF G.I. CHOROS-GURKIN
Key words: museum-estate; artist; the Republic of Altai; G.I. Gurkin; cultural heritage; the village Anos.
One of the central problems of cultural heritage is its preservation and promotion. Special attention should be paid to the museum-estate of the first professional artist in Siberia G.I. Choros-Gurkin
located in the village Anos Chemalsky area of the Altai Republic. Grigory Choros-Gurkin (1870–
1937) was an artist , a graduate of the icon painting studio of the Altai Spiritual Mission, a pupil of I.I.
Shishkin, a representative of the St. Petersburg school of landscape art, brought up on the democratic
traditions of Russian ideological realism of the late nineteenth – early twentieth centuries, a writer, and
a public figure, an educator, a spokesman of spiritual aspiration of Altai people, the beauty and richness of the ancient land. The creative method G.I. Gurkin, based on the traditions of Russian landscape school, and a close, loving study of Altai nature and national culture, was decisive for the formation of fine art features of Altai. Gurkin's masterpieces like "Lake of Mountain Spirits ", " Khan-Altai
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
Л.А. Брагина
", " Crown of Katun ", " Lake Karakol ", " Katun In the Spring ", " Belukha " and others reached a big
fame.
The study on the history, restoration and development prospects of the museum-estate was provided
by the relatives V.G. Gurkin, P.I. Karalkin; museum workers V.V. Murnin, R.M. Erkinova; researchers
V.I. Edokov, T.M. Stepanskaya, G.I. Pribytkov, the poet and public figure Y. Tudeneva etc.
The Anos mansion, built at the expense of the artist in 1903, consisted of a dwelling house, an art
studio , a six-sided ail , a large garden and a pond. It was the center of cultural development. The
prominent representatives of culture and science like A.V. Anokhin, G.N. Potanin, G.D. Grebenshikov,
V.Y. Shishkov, A.L. Koptelov, I. Efremov, G. Vyatkin, I.M. Tachalov, N.Y. Nikiforov, Repin's pupil
S.M. Prokhorov, I.I. Tyutikov and others have visited the estate. The idea of creating an artistic center
in the village Anos belongs to G.I. Choros-Gurkin.
The attempts to revive the museum-estate of G.I.Choros – Gurkin were conducted in 1957, 1982,
1989. An extensive renovation of the mansion museum started in 2005. In 2006 it was awarded with
the status of Memorial Museum. A historical landmark is the home of the artist that was built by selftaught masters who knew the secrets of building crafts. The workshop was restored too; now it features
the reproductions of the first national landscape painter and offers guided tours for tourists. The plan
for the reconstruction of the museum – estate was based on the recollections of his contemporaries, the
son Vasiliy, the grandchildren of G.I.Gurkin, the villagers of Anos V.S. Keresheva, E.P. Krut'ko,
E.E. Chechegoeva, E.P. Zakhar'eva, V.F. Tozyyakova etc.
The landscape painter had found his inspiration in Altai nature, and therefore one of the main
goals in the restoration of the museum-estate is recreation of the cultural landscape as in the lifetimes
of the artist .
References
1. Dnevnik i vospominaniya Vasiliya Gurkina, syna khudozhnika : (k 125-letiyu so dnya
rozhdeniya G.I. Gurkina: / Gos. khudozh. Muzey Altayskogo kraya; publ., predisl., poslesl., komment.
podgot. I. Galkina. Barnaul, 1995. 28 s.
2. Yerkinova R.M. 15 let memorial'nomu domu-usad'be Grigoriya Ivanovicha Gurkina // Kalendar' yubileynykh i pamyatnykh dat. Gorno-Altaysk, 2004. S. 127–129.
3. Yerkinova R.M. Kontseptsiya sozdaniya muzeya-usad'by G.I. Choros-Gurkina s. Anos Chemal'skogo rayona Respubliki Altay – filiala Natsional'nogo muzeya Respubliki Altay im.
A.V. Anokhina // Onosskiye vstrechi 2006 [materialy konf.]. Gorno-Altaysk, 2006. S. 6–9.
4. Yerkinova R.M. Vossozdaniye istoricheskogo oblika usad'by khudozhnika G.I. Choros-Gurkina
s. Anos Chemal'skogo rayona // Onosskiye vstrechi 2006: [materialy konf.]. Gorno-Altaysk, 2006.
S. 10–29.
5. Pribytkov G.I. Dve zapisi vospominaniya Vasiliya Gurkina ob ottse // Materialy nauch.-prakt.
konf. «G.I. Choros-Gurkin i sovremennost'», posvyashchennoy 140-letiyu so dnya rozhdeniya
G.I. Gurkina. Barnaul, 2010. S. 139–143.
6. Tudeneva Yu.V. «Zdes' vse yeshche o nem napominayet». Gorno-Altaysk: Kn. izd-vo «YuchSyumer-Belukha», 2005. 287 s.
7. Edokov V.I. Master iz Anosa. Barnaul, 1984. 72 s.
8. Pribytkov G.I. G.I. Choros-Gurkin. Gorno-Altaysk, 2000. 188 s.
9. Edokov V.I. Literaturnoye tvorchestvo khudozhnika G. I. Gurkina // Alt. fol'klor i kul'tura.
Gorno-Altaysk, 1982. S. 77–89.
10. Stepanskaya T.M. Khudozhestvennoye prostranstvo altayskogo peyzazhista G.I. ChorosGurkina // Tvorchestvo A. N. Liberova i rossiyskaya pastel': istoriya i sovremennost' // Sb. materialov
Vseros. nauch.-prakt. konf. Omsk, 26 marta 2011. Omsk, 2011. S. 27–31.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 027.6
Е.В. Ивановская
К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВНИИ ФОНДА НАУЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ
ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА: КНИГИ ИЗ
БИБЛИОТЕК УЕЗДНЫХ УЧИЛИЩ ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО
УЧЕБНОГО ОКРУГА
Статья посвящена изучению истории формирования фондов библиотеки
Томского государственного университета. Рассмотрен первый этап, т.е. до 1888 г.,
когда В.М. Флоринский, став попечителем Западно-Сибирского учебного округа,
отбирал книги и рукописи из библиотек уездных училищ указанной территории для
будущего Сибирского университета.
Ключевые слова: библиотека Томского государственного университета,
библиотеки уездных училищ Западной Сибири, В.М. Флоринский.
В 1880-х гг. Томский университет только строился, но одновременно
с возведением зданий шло формирование книжного фонда будущего первого
высшего заведения в Сибири. Тем и другим процессами руководил
В.М. Флоринский, который считал, что «обширная и всесторонняя по содержанию библиотека – есть необходимейший и самый прочный фундамент нашего духовного развития… Профессор без хорошей библиотеки – это воин
без оружия» [1. С. 71]. Поэтому он много сил потратил на поиски научной
литературы по всем отраслям знаний для новой университетской библиотеки.
В 1885 г. Василий Маркович Флоринский становится попечителем Западно-Сибирского учебного округа. Для того чтобы оценить общее положение дел в подведомственных ему учебных заведениях, Флоринский стал совершать поездки по учебному округу. Его интересовали не только учебный
процесс, уровень преподавания, санитарное состояние школ, но и состояние
библиотечных фондов. Летом 1886 г. В.М. Флоринский совершил «свою первую продолжительную поездку по учебному округу. Он посетил учебные
заведения Семипалатинской и Семиреченской областей» [1. С. 105]. В ходе
этой поездки В.М. Флоринский пристальное внимание уделял состоянию
ученических и фундаментальных библиотек учебных заведений, в которых
бывал во время своей ревизии. Просматривая библиотечные каталоги училищ, он обнаружил в них рукописи и книги XVIII в., многие из которых имели «библиографическое значение» [2. Л. 33–33 об.]. Особенно много таких
книг оказалось в библиотеках уездных училищ. В связи с этим обстоятельством Флоринский составил списки ценных, по его мнению, книг. Кроме того,
в сентябре 1886 г. он направил письма на имя директоров Тобольской и Томской дирекций училищ, чтобы те при помощи штатных смотрителей низших
учебных заведений выявили из фондов их фундаментальных и ученических
библиотек ценные книги и рукописи. На основании этого распоряжения были
составлены списки, которые отправили В.М. Флоринскому на просмотр, и он
уже из них выбрал те книги, которые были необходимы для университета.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
Е.В. Ивановская
В 1887 г. попечитель Западно-Сибирского учебного округа обратился
к министру народного просвещения с прошением о передаче книг из этих учебных заведений в будущий Сибирский университет. Все выявленные в ходе ревизии рукописи были высланы в Томск еще до получения официального разрешения от министра народного просвещения И.Д. Делянова о передаче книг из библиотек низших учебных заведений Западно-Сибирского учебного округа в библиотеку Сибирского университета, которое поступило только 19 января 1888 г.
В феврале 1888 г. В.М. Флоринский разослал письма на имя директоров училищ
Томской и Тобольской губерний, Акмолинской и Семипалатинской областей,
в которых он просил выслать в Томск указанные в составленных списках книги
и рукописи. В письмах он отмечал, что «…передаваемые книги должны быть
отмечены в каталоге училищной библиотеки, что они перечислены в библиотеку
Сибирского университета на основании разрешения министра народного просвещения» [2. Л. 34]. Основная масса переданных книг была издана в XVIII в.
или в первой половине XIX в.
Точное количество всех переданных книг установить пока не удалось, но известно, из каких учебных заведений они поступили. Это были Омское, Тюменское, Березовское, Семипалатинское, Ишимское, Каинское и Томское уездные
училища. Установить принадлежность книг к какому-либо уездному училищу
помогают списки книг. Однако они сохранились только на книги из Ишимского
и Тюменского уездных училищ. Идентифицировать остальные книги по их принадлежности сибирским училищам можно по имеющимся записям или ярлычкам фундаментальных библиотек учебных заведений, а также используя имеющиеся архивные материалы. Основная масса этих уездных училищ была открыта
в первой трети XIX в., поэтому их книжные фонды были богаты книгами XVIII и
первой половины XIX в. К тому же библиотеки училищ зачастую формировались за счет частных пожертвований и порой без всякой системы.
Вследствие вышеуказанного распоряжения были составлены списки книг,
предполагаемых к передаче в Сибирский университет, и в других уездных училищах Западной Сибири. Так, в Тюменском уездном училище штатным смотрителем был составлен список еще в 1886 г., он был перенаправлен в Томск. В ходе
его просмотра Василий Маркович из 155 названий выбрал 111, остальные должны были остаться в самом училище. Среди них значатся следующие издания:
Шлецер А. «Избрание королей в Польше» (СПб., 1764); Паллас П.С. «Описание
растений Российского государства» (Тобольск, 1792); «Училище любви, английская повесть» (Тобольск, 1790); «Апофемата кратких витиеватых и нравственных речей» (СПб., 1765); Бунина А. «Сельские вечера» (СПб., 1811); «Русская
беседа. Собрание сочинений русских литераторов» (СПб., 1841, 1842) и др.
В список вошли различные периодические издания за разные годы: «Журнал
Министерства народного просвещения», «Казанский вестник», «Библиотека для
чтения», «Отечественные записки», «Сын отечества» и др. В итоге в Томск прибыло 109 названий в количестве 214 томов.
Директор училищ Томской губернии, получив предписание от попечителя учебного округа в июле 1887 г., отдал распоряжение штатным смотрителям и заведующим двухклассными городскими училищами составить списки
«заглавных листов тех печатных изданий, кои по древности и редкости своей
заслуживают особого внимания» [2. Л. 49–49 об.]. Рукописей в низших учеб-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К вопросу о формировании фонда Научной библиотеки ТГУ
79
ных заведениях Томской дирекции училищ не оказалось. Печатные издания,
которые заслуживали бы передачи их в библиотеку университета, хранились
в библиотеках Томского и Каинского уездных училищ и Бийского двухклассного городского училища. Книжный фонд Томского уездного училища
был осмотрен библиотекарем Томского университета С.К. Кузнецовым, который отобрал 72 названия книг. В Каинском уездном училище оказалось
10 книг, которые были отправлены в Томск. Среди них такие издания: «Древняя история о египтянах…» (СПб., 1749); «Краткие руководства к красноречию…» (СПб., 1788); «Новгородские писчие книги» (СПб., 1859) и др.
По имеющимся данным, в списке книг, переданных из Омского уездного
училища числилось 7 книг и 2 рукописи. Среди рукописей значились: рукописный перевод сочинения М. Мендельсона «Письма об ощущениях» и рукопись «Balugianski. Principia scientiarum politicarum». Первая рукопись была
привезена в Томск в марте 1888 г., а о судьбе второй ничего не известно. Среди книг можно указать на такие издания: Виланд. «История Абдеритов»
(1793); «Театр судоведения или чтения для судей…» (1791); «Письма о разных физических и философических материалах писанных к некоторой немецкой принцессе….» (1796); «Санкт-Петербургский журнал» за 1806 г. и др.
Директор Березовского училища Тобольской губернии Н.А. Абрамов передал в библиотеку Сибирского университета рукопись сибирского историка
П.А. Словцова «Историческое обозрение Сибири», написанную в 10–30-е гг.
XIX в. Кроме того, из фондов этого учебного заведения в Томск были отправлены такие издания, как «Краткое показание о бывших как в Тобольске,
так и во всех сибирских городах и острогах, с начала взятия Сибирского царства, воеводах, губернаторах и проч.» (Тобольск, 1791), книги П.С. Палласа
«Описание растений Российского государства» (Тобольск, 1792) и «Физическое путешествие по разным провинциям Российского государства в 1778
и 1879 гг.», Н.А. Маркевича «История Малороссии» (1843) и др. [3. С. 23].
Из Семипалатинского уездного училища также поступили ценные издания,
а также одна рукопись конца XVIII в.: «Эмин Ф.А. Путь ко спасению, или
Разныя набожныя размышления…». Из библиотеки Ишимского уездного
училища было намечено к передаче 184 названия книг. Среди них числятся
книги в основном первой половины XIX в., хотя есть и книги XVIII в. и второй половины XIX в. на русском, французском и немецком языках. Однако
сказать, сколько книг прибыло в Томск, пока затруднительно.
Все отобранные книги из уездных училищ Западно-Сибирского учебного
округа поступили в фонд Сибирского университета в тот период, когда шла
обработка и запись в каталог библиотеки университета большого количества
книг из пожертвованных или купленных Министерством народного просвещения книжных собраний. Однако не все книги, поступившие из уездных
училищ, сразу же были включены в университетский книжный фонд. Разбор
этих поступлений откладывался. Сразу записывали только рукописи и самые
ценные и редкие издания. Так, например, разбор книг, поступивших из Тюменского уездного училища, был осуществлён только после 1903 г. [4].
Таким образом, Научная библиотека Томского государственного университета формировалась не только за счет покупки новых изданий или пожертвований личных книжных собраний, но и путем сбора необходимой для
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
Е.В. Ивановская
учебной и научной деятельности высшего учебного заведения литературы из
различных учебных учреждений всего Западно-Сибирского учебного округа.
В описываемом случае рукописи и печатные издания поступили в фонд путем отбора непрофильных для школьных библиотек редкостей и передачи их
на нужды будущего сибирского университета.
Литература
1. Ястребов Е. Василий Маркович Флоринский. Томск, 1994. 173 с.
2. Государственный архив Томской области (ГАТО). Ф. 126. Оп. 1. Д. 21.
3. Филимонов М.Р. Книжная сокровищница Сибири. Томск, 1988. 196 с.
4. Список книг из фундаментальной библиотеки Тюменского уездного училища, предложенных к перечислению в библиотеки Сибирского университета // Фонд архивных документов
Научной библиотеки Томского государственного университета. Ф. 25 (не обработан).
Ivanovskaya Ekaterina V. Scientific Library of Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). Е-mail: sizova_e@rambler.ru
TO THE QUESTION OF THE FORMATION THE BOOK COLLECTION THE
SCIENTIFIC LIBRARY OF TOMSK STATE UNIVERSITY: BOOKS FROM THE
LIBRARIES DISTRICT SCHOOLS WEST SIBERIAN EDUCATION DISTRICT
Key words: private book collection; Russian geographical society; the Scientific library of
Tomsk State University; the library of the district schools of the West Siberian; V.M. Phlorinsky.
During the 1880th years the Tomsk university was building, but at the same time with construction of buildings there was a formation of book fund of future first highest institution in Siberia. That
processes directed V. M. Florinskyi, who spent many forces for searches of scientific literature in all
branches of knowledge directed. In 1885 he became the trustee of the West Siberian educational district. In the summer of 1886 V. M. Florinskyi made the first trip on the educational district. During this
trip he paid attention to a condition of educational libraries of schools. Looking through school library
catalogs, he found in them manuscripts and books of the XVIII century. Especially a lot of such books
appeared in libraries of district schools. Florinskyi sent letters addressed to directors of the Tobolsk
and Tomsk managements of schools that those revealed valuable books and manuscripts from their
funds. On the basis of this order lists which sent to Vasilyi Markovich for viewing were made, and he
chose those books which were necessary for university from them.
In 1887 the trustee of the West Siberian educational district addressed with the application to the
minister of national education about transfer of books from these educational institutions in future
Siberian university. Resolution was made 19 January1888. In February V. M. Florinskyi sent letters to
the directors of schools of Tomsk and Tobolsk province, Akmola and Semipalatinsk regions , in which
he asked to send in Tomsk books and manuscripts specified in compiling lists. The exact amount of
transmitted set of books so far failed, but its exactly known from what school they came. These were:
Omsk, Tyumen, Berezovsk, Semipalatinsk, Ishim, Kainsk and Tomsk district schools. Main part of
this district schools were opened in the first third of the XIX century. Therefore their book funds were
rich with books of XVIII and the first half of the XIX century.
Thus, the Scientific library of Tomsk state university was formed not only due to purchase of new
editions or donations of personal book collections, but also by collecting necessary for educational and
scientific activity of a university of literature of various educational institutions of all West Siberian
educational district.
References
1. Yastrebov Ye. Vasiliy Markovich Florinskiy. Tomsk, 1994. 173 s.
2. Gosudarstvennyy arkhiv Tomskoy oblasti (GATO). F. 126. Op. 1. D. 21.
3. Filimonov M.R. Knizhnaya sokrovishchnitsa Sibiri. Tomsk, 1988. 196 s.
4. Spisok knig iz fundamental'noy biblioteki Tyumenskogo uyezdnogo uchilishcha, predlozhennykh k perechisleniyu v biblioteki Sibirskogo universiteta // Fond arkhivnykh dokumentov Nauchnoy
biblioteki Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. F. 25 (ne obrabotan).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 069.014
Л.А. Кравцова
МУЗЕИ УГЛЕДОБЫВАЮЩИХ КОМПАНИЙ
В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В НАЧАЛЕ XXI В.
Специфика Кемеровской области, являющейся крупнейшим угледобывающим
центром России, оказала влияние на формирование у профессионального шахтерского
сообщества потребности документирования истории становления основной промышленной отрасли Кузбасса. Это способствовало тому, что в начале XXI в. на фоне
подъема в развитии угольной промышленности на шахтах и разрезах региона создаются музеи. В статье показано, как благодаря своему информационному потенциалу,
коммуникативной значимости собраний и экспозиций, реализации образовательновоспитательной функции музеи включаются в региональное социокультурное пространство, становясь центрами культурного представительства шахтерского сообщества и популяризации наследия угольной отрасли.
Ключевые слова: музеи предприятий угольной промышленности, социокультурное пространство региона, историко-культурное наследие, Кемеровская область.
Историко-культурное наследие России уникально и многогранно, его сохранение является залогом возрождения «духа российских провинций»
[1. C. 91], фактором формирования самоидентификации людей и сообществ.
Музеи всех стран и разнообразных профилей всегда остаются базой в изучении и осмыслении истории Отечества, региональной культуры. Во всем мире
музей рассматривается как информационный центр культурного наследия,
институт познания культурных ценностей прошлых эпох и современности.
Одной из актуальных тенденций сегодня стало выявление и общественное
признание подлинных доказательств территориальной и культурной идентичности, характерных для исторически сложившихся и определяющихся
в собственном своеобразии регионов [2. C. 56].
Говоря о своеобразии Кемеровской области, необходимо подчеркнуть,
что с середины 1920-х гг. образ Кузнецкого края имеет отчетливые индустриальные черты шахтерской территории. Для Кузбасса шахтерская профессия –
важнейший регионообразующий фактор, базис в структуре региональной
«кузбасской» идентичности [3. C. 119]. Это обусловило потребность актуализации наследия угольной отрасли в музеях разного профиля и разной ведомственной принадлежности. В процессе своего развития в условиях формирования крупнейшего углепромышленного комплекса России музеи Кемеровской области наглядно доказали, что именно они стали не только хранителями, интерпретаторами, но и основой актуализации горно-угольного наследия.
Экономические трудности 1990-х гг. оказали негативное влияние на деятельность многих музеев, в особенности ведомственных и общественных,
произошло сокращение их численности и на угледобывающих предприятиях
региона. По утверждению известного производственника-угольщика, ветерана отрасли, Героя Кузбасса М.И. Найдова, до начала реструктуризации
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
Л.А. Кравцова
угольной промышленности на многих шахтах и разрезах имелись музеи, музейные комнаты, музейные уголки. Стремительные преобразования 90-х гг.
XX в., сопровождавшиеся массовым закрытием шахт, привели к утрате многих архивов, музейных коллекций, в целом материальных свидетельств развития угольной отрасли. Горно-угольное наследие, сохраняемое музеями угледобывающих предприятий Кузнецкого бассейна, «музейное дело и история
Кузбасса пострадали не меньше самих шахт и самих шахтерских коллективов» [4. C. 10].
Стабилизация угольной отрасли России в конце 90-х гг. XX в. и ее подъем в XXI в. привели к активизации формирования музейной потребности
профессионального углепромышленного сообщества горняков в сохранении
и пропаганде своего социального опыта, которая нашла выражение в форме
создания ведомственных музеев. Этому способствовало то, что музей как
«средство, которым каждый человек может воспользоваться, чтобы получить
или сверить представление о своей принадлежности к той или иной системе
ценностей, культуре, социальной группе» [5], для шахтеров Кемеровской области явился важным социокультурным институтом сохранения памяти,
осознания «общности с себе подобными» [5].
Итак, в первом десятилетии XXI в. на шахтах и разрезах Кузбасса создаются музеи. Процесс активизации потребности сохранения истории угледобычи, становления профессионального шахтерского сообщества наглядно
демонстрируют крупнейшие угледобывающие объединения Кузбасса – Сибирская угольная энергетическая компания «СУЭК-Кузбасс» и Угольная
компания «Кузбассразрезуголь». Так, в административном здании «СУЭККузбасс» (г. Ленинск-Кузнецкий) в 2008 г. была открыта музейная экспозиция, названная в средствах массовой информации Музеем шахтерской славы
[6]. Целью ее создания стало представление истории старейшего в Кузбассе
Кольчугинского рудника, развития компании и презентация ее современных
достижений в угольной отрасли России. К реализации поставленной цели
музейными средствами были привлечены как подлинные предметы, пополнившие фонды музея за счет дарений работников и ветеранов предприятий
Кольчугинского рудника, так и копийный материал фондов краеведческого
музея г. Ленинска-Кузнецкого.
Другим примером является входящая в структуру «СУЭК-Кузбасс» шахта «Красноярская» (г. Ленинск-Кузнецкий), где в 2009 г. была организована
музейная экспозиция «Шахтер – профессия героическая». Инициатива ее
создания исходила от руководства и была охарактеризована словами директора следующим образом: «Это низкий поклон всем тем, чьим трудом каменный уголь возведен в ранг «черного золота»; это надежда на непрерывающуюся связь времен и поколений…» [7. C. 1]. Экспозиция, структурированная по комплексам «Славное прошлое», «Шахта Красноярская – рекордное
будущее», «Умеем работать − умеем отдыхать», «Великой Победе – 65 лет»,
содержит вещественные и письменные источники (старое оборудование угледобычи, одежда горняка середины XX в., фотографии, вырезки из газет,
материалы семейных архивов потомственных шахтеров), документирующие
путь шахты с начала 30-х гг. XX в. Сохраняя и транслируя историю градообразующих предприятий в шахтерском городе, данные музеи выполняют со-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Музеи угледобывающих компаний в социокультурном пространстве
83
циокультурную роль популяризации наследия угледобывающего региона,
культурной идентификации профессионального сообщества горняков и воспитания уважения к героике труда шахтера, остающегося на современном
этапе символом Кузбасса.
Говоря об актуализации горно-угольного наследия в ведомственных музеях, следует обратиться к опыту угольной компании «Кузбассразрезуголь», где
в начале XXI в. открылись три музея: Музей ОАО «Угольная компания «Кузбассразрезуголь» (Кемерово), Музей трудовой славы разреза «Кедровский»
(пос. Кедровка Кемеровской области), Музей-комната боевой и трудовой славы разреза «Бачатский» (пос. Бачатский Беловского района Кемеровской области). Следует подчеркнуть, что в Кузнецком угольном бассейне становление
открытого способа добычи угля непосредственно связано с историей предприятий именно этой компании. Так, первый опыт музейной деятельности появляется в Музее-комнате боевой и трудовой славы разреза «Бачатский». Создание
музея началось с инициативы ветеранов разреза, которые стояли у истоков его
зарождения и принимали участие в строительстве первых домов горняцкого
поселка, в связи с чем комплектование начальных коллекций музея осуществлялось по двум тематическим направлениям: история разреза «Бачатский»
и развитие поселка. Было собрано большое количество документов, фотографий, личных памятных вещей героев-горняков, наград, мемуарных материалов,
которые составили основу первой экспозиции музея. Открытие Музея боевой
и трудовой славы разреза «Бачатский», состоявшееся 27 августа 2003 г. во
Дворце культуры, было приурочено к празднованию Дня шахтера и стало важным социокультурным событием шахтерского поселка. С точки зрения проблемы наследия угольной отрасли этот музей выполняет важную миссию, поскольку хранит документальные и вещественные свидетельства зарождения
и становления открытой добычи угля в Кузбассе, ее научно-технического развития от первого промышленного опыта до современного уровня.
Примером сохранения истории угледобывающей компании «Кузбассразрезуголь» является открытый в 2003 г. «Музей «Кузбассразрезуголь». Организационная группа по его созданию в течение трех лет осуществляла экспедиционную работу по сбору материалов на угольных разрезах в разных городах области, сотрудничала с советами ветеранов и профсоюзными организациями, комплектуя музейное собрание [8. C. 9]. Официальное открытие экспозиции, выполненной на современном уровне, состоялось в дни праздничных мероприятий, посвященных 60-летию Кемеровской области.
Подтверждением актуальности сохранения наследия угольной отрасли
в производственных коллективах горняков Кузбасса является создание музея
по инициативе общественности на разрезе «Кедровский». По данным на
2011 г., на главном предприятии пос. Кедровка − разрезе «Кедровский» трудилось 2580 человек, 68 горняков имели звания почетного и заслуженного
работника угольной промышленности, 112 жителей района являлись полными кавалерами знака «Шахтерская слава» [9], что способствовало формированию потребности документирования истории не только разреза, но и развития поселка. Торжественное открытие Музея трудовой славы состоялось в
рамках праздничных мероприятий, приуроченных к 55-летнему юбилею разреза «Кедровский» 28 декабря 2009 г. [10. C. 10].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
Л.А. Кравцова
Таким образом, специфика развития Кемеровской области как крупного
углепромышленного центра России в начале XXI в. оказала значительное
влияние на позитивную динамику процесса актуализации наследия угольной
отрасли, которая выразилась в форме создания ведомственных музеев на
шахтах и разрезах Кузбасса. На современном этапе в контексте сохранения
горно-угольного наследия музеи угледобывающих предприятий выполняют
миссию документирования истории зарождения и становления угольной
промышленности, содержат аутентичный материал о ее научно-техническом
развитии, разнообразии технологий подземного и открытого способов добычи угля. Фондовые коллекции данных музеев, включающие предметы производства, модели техники подземной и открытой добычи угля, макеты технологий, мемориальные вещи, предметы декоративно-прикладного творчества
горняков, являются компонентом наследия региона, идентифицируемого как
шахтерский край. Информационный потенциал музейных собраний и коммуникативная значимость экспозиций, реализация образовательно-воспитательной функции дают возможность музеям шахт и разрезов включаться в региональное социокультурное пространство, отражая общественную инфраструктуру
поселений и являясь центрами представительства шахтерского сообщества.
Литература
1. Шулепова Э.А. Наследие как фактор регионального самосознания // Культурология
и культуроведение: концептуальные подходы, образовательная практика: материал. межрегион.
науч.-практ. семинара. М., 1998. С. 85-91.
2. Мастеница Е.Н. Регионалистика и проблемы содержания экспозиций провинциальных
музеев // Современная историография и проблемы содержания исторических экспозиций
музеев : по материалам круглого стола, 18 мая 2001 г., г. Орёл. М., 2002. С. 52-58.
3. Рещикова И.П. Шахтерская территория как региональный бренд // Вестн. Кем. гос. ун-та.
2010. № 1. С. 119-125.
4. Кладчихин В.С. Дом большого угля: интервью c М.А. Найдовым // Красная горка: ист.краевед. изд. Кемерово, 2009. Вып. 10. С. 8-13.
5. Комлев Ю.Э. Музей как социально-культурный центр региона [Электронный ресурс] //
Теория и практика общественного развития : электрон. период. изд-е. URL: http://www.teoriapractica.ru/-3-2011/kulturologiya/komlev.pdf (дата обращения: 13.07.2011).
6. Основные торжества по случаю Дня шахтера прошли в Ленинске-Кузнецком: версия для
печати [Электронный ресурс] // Независимое информационное агентство Кузбасс: официальный сайт. Кемерово, 2008. 28 авг. URL: http://www.kuzzbas.ru/print.php?UID=5022 (дата обращения: 12.02.2011).
7. Музейная экспозиция «Шахтер – профессия героическая» шахты Красноярская ОАО
«СУЭК-Кузбасс»: буклет. Ленинск-Кузнецкий, 2009. 16 c.
8. Энциклопедия горняцкой жизни. Кузбассразрезуголь. От первой тонны до наших дней :
ист.-справ. изд. / И. Меженникова, С. Дубков, Л. Корзухина [и др.]. Кемерово: ООО Рекламнопроизводственная компания «Лико», 2007. 344 с.
9. Социальный паспорт жилого района Кедровка [Электронный ресурс] // АКО: официальный
сайт. Кемерово, 2009. URL: http://www.kemerovo.ru/?page=395 (дата обращения: 02.03.2011).
10. Архив новостей // Горняк : издание трудового коллектива УК «Кузбассразрезуголь» филиала «Кедровский угольный разрез». Кемерово, 2010 (июль). 12 с.
Kravtcova Liudmila A. Museum of Coal of Institute of Coal SB RAS (Kemerovo, Russian Federation). E-mail: kravtcovala@yandex.ru
COAL-MINING COMPANY MUSEUMS IN THE SOCIOCULTURAL DIMENSION OF
KEMEROVO REGION IN THE EARLY XXI CENTURY
Key words: coal-mining industry; sociocultural dimension of the region; historical-cultural heritage; Kemerovo region.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Музеи угледобывающих компаний в социокультурном пространстве
85
Special features of Kemerovo as a large-scale of coal extractive center in Russia exercised considerable influence on development of museums. Origination of coal industry in Kuzbass at the end of
the XIXth and at the beginning of the XX centuries, its further formation in 20-50 years caused coal
industrial purposefulness of region’s economy. In this connection, the history of coal extraction as a
basis form of economic activity of the territory had been reflection from the moment of origin of the
first museums in Kuzbass (20–30 years, XXth century) in miners’ towns.
Gain rich socio-cultural experience of miners’ association a component part of material culture foe the
coal extractive region has acquired special importance together with economic difficulties and fast-moving
transformation of the 90th years XX century, which were accompanied by mass closing of mines. One of the
results of reconstructural processes in coal industry has become the loss of museums’ collections, archives, in
the documentary evidences of development of branch in enterprises’ museums.
During the first decade of the XXIth century the need of socium of miners in keeping and popularization of professional, scientific and technical achievements, immortalizing of memorable events
and the names of outstanding figures of mining has got new impulse thanks to stabilization and upswing of coal industry in Kuzbass.
During the new social and economic conditions in large-scale coal extractive companies in Kemerovo
region on the initiative of public and enterprises’ leaders the museums were formed. Now a day the museums
represent the important component of region’s legacy, which is called “Shahtyorski Krai”. Funded collections and museums’ expositions of mines and coal cuttings include real museum objects, the vehicles of
authentic information about development of coal industry represented with instruments of production over a
period of enterprises’ origination, means of protection, production documentation, photo documentary, memorial things, models of technical of underground and open coal extraction which document and transmit the
history of town formation enterprises in Kuzbass. Historical-cultural potential of museum collection, communicative activity, which is out of enterprises, promote including given museums in socio-cultural space of
region. During the process of realization of the main social functions the museums of coal companies become the centers of representation of miners’ associations, form professional culture, promote patriotic education and the improvement of prestige of miner’s profession.
References
1. Shulepova E.A. Naslediye kak faktor regional'nogo samosoznaniya // Kul'turologiya i
kul'turovedeniye: kontseptual'nyye podkhody, obrazovatel'naya praktika: materialy Mezhregion.
nauch.-prakt. seminara. M., 1998. S. 85–91. 58.2. Mastenitsa Ye.N. Regionalistika i problemy soderzhaniya ekspozitsiy provintsial'nykh muzeyev
// Sovremennaya istoriografiya i problemy soderzhaniya istoricheskikh ekspozitsiy muzeyev : po materialam kruglogo stola 18 maya 2001 goda, g. Orol. M., 2002. S. 52–58.
3. Reshchikova I.P. Shakhterskaya territoriya kak regional'nyy brend // Vestn/ Kem. gos. un-ta.
2010. № 1. S. 119–125.
4. Kladchikhin V.S. Dom bol'shogo uglya : interv'yu c M.A. Naydovym // Krasnaya gorka : ist.krayeved. izd. Kemerovo, 2009. Vyp. 10. S. 8–13.
5. Komlev Yu.E. Muzey kak sotsial'no-kul'turnyy tsentr regiona [Elektronnyy resurs] // Teoriya i
praktika obshchestvennogo razvitiya : elektron. period. izd-ye. URL: http://www.teoria-practica.ru/-32011/kulturologiya/komlev.pdf (data obrashcheniya: 13.07.2011).
6. Osnovnyye torzhestva po sluchayu Dnya shakhtera proshli v Leninske-Kuznetskom: versiya
dlya pechati [Elektronnyy resurs] // Nezavisimoye informatsionnoye agentstvo Kuzbass: ofitsial'nyy
sayt. Kemerovo, 2008. 28 avg. URL: http://www.kuzzbas.ru/print.php?UID=5022 (data
obrashcheniya: 12.02.2011).
7. Muzeynaya ekspozitsiya «Shakhter – professiya geroicheskaya» shakhty Krasnoyarskaya OAO
«SUEK-Kuzbass» // Buklet. Leninsk-Kuznetskiy, 2009. 16 c.
8. Entsiklopediya gornyatskoy zhizni. Kuzbassrazrezugol'. Ot pervoy tonny do nashikh dney: ist.sprav. izd. / I. Mezhennikova, S. Dubkov, L. Korzukhina [i dr.]. Kemerovo: OOO Reklamnoproizvodstvennaya kompaniya «Liko», 2007. 344 s.
9. Sotsial'nyy pasport zhilogo rayona Kedrovka [Elektronnyy resurs] // AKO : ofitsial'nyy sayt.
Kemerovo, 2009. URL: http://www.kemerovo.ru/?page=395 (data obrashcheniya: 02.03.2011).
10. Arkhiv novostey // Gornyak : izdaniye trudovogo kollektiva UK «Kuzbassrazrezugol'» filiala
«Kedrovskiy ugol'nyy razrez». Kemerovo, 2010 (iyul'). 12 s.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 027.1 : 097(571.16)
О.В. Крупцева
КНИГИ БАРОНЕССЫ Н.М. СТРОГАНОВОЙ В ФОНДЕ
БИБЛИОТЕКИ ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИВЕРСИТЕТА: ПРОБЛЕМЫ ВЫЯВЛЕНИЯ И ИЗУЧЕНИЯ
В статье рассматриваются проблемы изучения личных библиотек на примере
Строгановского книжного собрания в Томске. В центре внимания стоят вопросы
выявления и изучения книг с экслибрисами баронессы Н.М. Строгановой (1745–1819),
их истинная и ложная атрибуция. Косвенно затрагиваются вопросы бытования книг
на французском языке в России XVIII в., их использования в качестве учебных пособий
для российского юношества.
Ключевые слова: Строгановское книжное собрание, личные библиотеки, аристократические библиотеки, экслибрисы, франкофония, французские издания.
Первым и самым крупным вкладом в библиотеку Сибирского университета стал дар Сергея и Александра Строгановых, передавших университету
книжное собрание отца, графа Г.А. Строганова (1770–1857), дипломата, посла Александра I в Испании, Швеции, Турции. Вместе с книгами самого Григория Александровича в Томск также попали книги некоторых других Строгановых. В настоящей статье будет представлена обзорная характеристика
книг с владельческими атрибутами баронессы Н.М. Строгановой (1745–
1819). Наталья Михайловна – вторая супруга барона С.Н. Строганова (1738–
1771), который доводится дядей Г.А. Строганову по отцовской линии. Биографические сведения о баронессе Н.М. Строгановой довольно скудны и получены из нескольких источников. Наиболее полным и достоверным на сегодняшний день следует считать рукописный «Дневник БелосельскихБелозерских» (опубликован в 2005 г.) [1. С. 72, 74]. Краткие статьи в «Российской родословной книге» П. Долгорукова [2. Ч. 1. С. 220] и «Русских
портретах» [3. Ч. 5. С. 192–193] дополняют картину, но пестрят ошибками в
именах и датах.
Наталья Михайловна Строганова родилась в Петербурге, в семье князя Михаила Андреевича Белосельского и его супруги Натальи Григорьевны (урождённая Чернышёва). Крёстной матерью княжны Натальи Белосельской стала императрица Елизавета Петровна, а крёстным отцом – будущий император Пётр III.
В 1755 г., когда Наталье не было еще и десяти лет, скончался от чахотки её отец,
а в декабре 1760 г. умерла мать. Оставшись сиротой в пятнадцатилетнем возрасте, Наталья Михайловна до своего замужества жила в Москве в семье Е.Г. Племянниковой, родной тётки по материнской линии. В феврале 1766 г. она вышла
замуж за барона С.Н. Строганова, в августе 1771 г. овдовела и больше не выходила замуж, целиком посвятив себя воспитанию сына Александра, которому
в день смерти отца не исполнилось и трёх месяцев.
Для исследователей, занимающихся историей русско-французских культурных связей в XVIII в. и франкофонии в среде русской аристократии, баро-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки ТГУ
87
несса Строганова – это прежде всего автор «Дневника», который она писала
по-французски во время заграничного путешествия в 1780–1982 гг.1 Рукопись
«Дневника» попала в Томск в составе Строгановского книжного собрания,
где находится в настоящее время. Авторство
баронессы Строгановой, которая ведёт повествование от первого лица и нигде не называет
себя в «Дневнике», было установлено составителями первого печатного каталога библиотеки
и зафиксировано в специальном примечании к
библиографической записи [4. С. 24] (рис. 1).
Характеристика состояния библиотек – это
важный аспект в изучении умственного состояния общества той или иной эпохи. Как
правило, состав библиотеки не бывает случайным, он отражает интересы владельца, свидеРис. 1
тельствуя об уровне его образованности и
культурных запросах [5. С. 124]. Отбор книг в двадцатитысячном Строгановском собрании проводился на основании владельческих атрибутов: двух
книжных знаков, печати, подписи, суперэкслибриса. Проблемы, с которыми
пришлось столкнуться при работе по выявлению книг баронессы Строгановой, следующие: разнообразие её книжных знаков; их ложная атрибуция у
некоторых авторов; рассредоточенность по всему двадцатитысячному массиву Строгановского книжного собрания. Основной проблемой сегодня остаётся отсутствие владельческого каталога либо описи, что не позволяет судить
ни о количественной стороне её библиотеки, ни о составе. Большинство книг
баронессы Строгановой отражены в рукописном каталоге сына Александра,
однако особенности этого каталога таковы, что не дают представления ни об
издании, ни об экземпляре и, самое главное, не позволяют выделить книги
матери и сына в самостоятельные библиотеки2.
Хронологический охват книг баронессы Н.М. Строгановой с 1711 по 1787 г.,
язык произведений французский, география изданий – Париж, Гаага, Амстердам, Женева и др. Исключение составляет единственное русское издание – «Церковный словарь» П.М. Алексеева (М., 1775–1776). Специального
владельческого стиля в оформлении книг не наблюдается, все переплёты
имеют скромный вид, зачастую книги приобретались в готовом переплёте.
На сегодняшний день зарегистрировано чуть более тридцати названий книг
с владельческими атрибутами баронессы Н.М. Строгановой. Условно их
можно поделить на две группы: для себя и для воспитания сына. Все книги,
представленные в обзоре, отобраны и описаны de visu.
Баронесса Строганова имела два экслибриса, один суперэкслибрис и гербовую печать. Оба экслибриса впервые были опубликованы В.А. Верещагиным в книге «Русский книжный знак», причём первый экслибрис был оши1
Pour mes soeurs. (Для моих сестёр). Описание путешествия баронессы Строгановой от
С.-Петербурга до Парижа (11 июня 1780 по конец окт. 1781), а из Парижа в Лондон и Вену (с 11 июня
1782 г.). 18 в. Рукопись. 57 л.
2
Catalogue des livres de la Bibliothèque de Monsieur le Baron Al. Strogonoff. SPb., 1814. Рукопись.
148 л.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
О.В. Крупцева
бочно приписан барону Николаю Григорьевичу Строганову (1706–1758), а
сама баронесса названа Елизаветой [6. С. 2]. Заметим, что эти ошибки тем не
менее не отменяют большой практической ценности названного пособия.
Как сказано выше, экслибрис на основе гербовой печати с надписью
внутри овала “B N Strogonoff” (Baronne Natalie Strogonoff) длительное время
связывали с именем барона Н.Г. Строганова. Книги, выявленные в Томске,
доказывают ложность такой атрибуции. Экслибрис с фамилией баронессы
Строгановой зарегистрирован в Томске в нескольких вариантах. Наиболее
показательным примером в этом ряду следует считать собрание сочинений
госпожи Ламбер (Lambert, marquise de, 1647–1733) (рис. 2). Экслибрис, отпечатанный черной краской на бумаге, обрезан по контуру и наклеен на авантитул первого тома, а в
томе втором сохранился только
след от утраченного экслибриса.
Кроме того, на кожаных переплётах двухтомника сохранились
суперэкслибрисы,
идентичные
тому, что мы наблюдаем на картонаже «Дневника»: наклейка
зелёного сафьяна с латинскими
инициалами «B S» (размер оттиска
3,2 х 2,8 см). Год издания –
Рис. 2
1785 – также убедительно говорит
в пользу нашей атрибуции. Аналогичный экслибрис имеется также на переплёте упомянутого выше словаря П.М. Алексеева. Оригинально оформлены
«Моральные и критические письма» маркиза д'Аржана (D’Argens, J.B. de
Boyer, 1704–1771): экслибрис с фамилией баронессы Строгановой отпечатан
на бумаге киноварью и наклеен на кожу как суперэкслибрис (рис. 3). В книге
на форзаце сохранилась владельческая запись: «A la Bne Natalie Strogonoff»
(угасает). Наконец, книга Ж. Жирара «Друг природы» (Париж, 1787) имеет
слепой оттиск экслибриса на синем картоне переплёта.
Экслибрис с фамилией на основе личной печати – не единственный книжный знак баронессы
Строгановой. Второй экслибрис – геральдический
(Верещагин, рис. 3; Ивенский, № 55), он символизирует супружеский союз княжны Натальи Белосельской и барона Сергея Строганова. По утверждению С.Г. Ивенского, это офорт самой баронессы Натальи Михайловны [7. С. 29]. Экслибрис
наклеивался на оборотной стороне форзаца либо
авантитула. В Томске выявлено девять названий с
таким экслибрисом, в том числе два сочинения
принадлежали прежде покойному супругу барону
Сергею Николаевичу: «Мемуары для истории
Рис. 3
госпожи Ментенон и прошедшего века» (Гаага и
Лейден, 1757) и «Характеры» Мадлены Пьизьё (Париж, 1751). В двенадцати-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки ТГУ
89
томных «Мемуарах» утрачены десять из двенадцати экслибрисов – изъяты
вместе с авантитулами, за исключением второго тома, где хорошо заметны
следы отпаривания экслибриса. В «Характерах» (изданы анонимно) сохранились неатрибутированные пометы карандашом, в разделах, касающихся выбора гувернёра и выработки общей стратегии воспитания. Остальные семь
изданий – это собственные приобретения баронессы Строгановой. Остановимся на характеристике некоторых из них.
Важнейшей чертой светского человека было умение вести беседу. Человеку, свободно говорившему по-французски, но для которого этот язык не
был родным, порой приходилось прибегать к помощи специальных пособий
[8. С. 119]. В качестве примера подобных пособий можно назвать книгу Вомориера «Искусство нравиться в разговоре». Это самая ранняя в хронологическом отношении книга с экслибрисом Строгановых-Белосельских (Амстердам, 1711). Наполовину оторванная запись неустановленного лица на
форзаце говорит о том, что книга досталась Наталье Михайловне из вторых
рук, а крохотные латинские буковки «B S» на титульном листе – о том, что
она стала собственностью Натальи Михайловны не ранее 1766 г. (год замужества). Пьер Вомориер Дортиг (Pierre d’Ortigue (d’Aurtigue) de Vaumorière,
ок. 1610–1693) известен как автор модных романов в духе Ла Кальпренеда
(1610?–1663). «Он блистал повсюду, – писала о нём Мадлена де Скюдери, –
и более всего был известен не как литератор, а просто как порядочный человек. …Он умел воодушевить любую беседу. Вомориер хорошо говорил,
а ещё лучше писал» [9. P. 29–30]. Книга Вомориера «Искусство нравиться
в разговоре» была опубликована первым изданием в Париже в 1688 г., а затем выдержала несколько переизданий (рис. 4).
Вомориер – человек XVII в. (умер
в 1693 г.), в начале XVIII в. книга
продолжала пользоваться спросом,
но поскольку зачастую она печаталась анонимно, с авторством произошла странная метаморфоза. Текст
Вомориера обнаруживается в составе
посмертного собрания сочинений
аббата де Бельгарда (Гаага, 1761. Т.
8), а на корешке экземпляра с экслибрисом Н.М. Строгановой читается: «Lettres par Mr. Bellg.». Это заблуждение было широко распространено в XVIII в., достаточно упомяРис. 4
нуть такого энциклопедически образованного человека, как Честерфилд (1694–1773), и лишь в ХХ в. вопрос
с авторством был благополучно разрешён в пользу Вомориера [10. С. 301].
«Письма к сыну» Честерфилда (1-е изд. 1774 г.) сразу приобрели популярность и ежегодно переиздавались. Русские читатели XVIII в. знакомились
с текстом писем по оригинальному изданию либо по французскому (как
в случае с баронессой Строгановой) или немецкому переводу. Экземпляр баронессы Строгановой выполнен с седьмого английского издания (Амстердам,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
О.В. Крупцева
1779). В оформлении «Писем к сыну» Честерфилда мы наблюдаем два владельческих атрибута баронессы Строгановой: кожаный ярлык малинового
цвета с инициалами латиницей «B. S.» на верхней крышке переплёта (утрачен
на т. 3) и геральдический экслибрис Строгановых-Белосельских на обороте
авантитула (утрачен вместе с авантитулом на т. 4).
Назовём ещё три книги, в оформлении которых присутствует геральдический экслибрис Строгановых-Белосельских. Это «Письма и любовные послания Элоизы с ответами Абеляра» (Б.м., 1777), псевдоготический роман «Аделаида, или Мемуары маркизы М***» Кералио-Робер (Нёшатель, 1782), а также широко известное в России сочинение К.Л. де Сен-Мартена (1743–1803)
«О заблуждениях и истине» (2-е изд. Саломонополис, 1781).
Больше всего сомнений при определении владелицы вызвали книги с печатью. Как уже указывалось выше, в основу рисунка печати положен герб
баронов Строгановых, и это означает, что с равной долей вероятности печать
могла принадлежать нескольким Строгановым. Сомнения рассеялись, когда
с такой печатью была зарегистрирована книга, бесспорно принадлежавшая
баронессе Строгановой. Это «Парижский альманах на 1782 год» (Almanach
de Paris pour l’année 1782). На форзацах в начале и в конце книги есть записи
карандашом: фамилии парижских знакомых Натальи Михайловны. Всего
выявлено 22 книги с такой печатью. Назовём некоторые из них: «История
революций в Российской империи» (Париж, 1760, автор Жак Лакомб); «Всеобщая история театров всех наций» (Париж, 1779–1880. 12 т.); «Похвальное
слово Вольтеру» Ж.-Ф. Лагарпа (Париж, 1780) и др. «Наблюдения о Лондоне
и его окрестностях» анонимного автора (Париж; Лондон, 1777) содержат
сведения о городе, в котором баронесса Строганова побывала осенью 1782 г.
Большинство книг с печатью баронессы Строгановой, несомненно, приобретались для сына Александра. В их числе «Французский баснописец, или
Собрание лучших французских басен, начиная от Лафонтена» (Париж, 1771);
«Жизнеописания славных полководцев» римского историка Корнелия Непота
(Париж, 1781). «Исторический словарь по воспитанию» Ж.Ж. Филассье (Париж, 1771) и др. Запись чернилами: «Baron de Strogonoff» на титульном листе
«Словаря» привнесла свою долю сомнений при определении владельца. Обращение к рукописным владельческим каталогам рассеяло эти сомнения.
«История Пьера Террайля, по прозванию
шевалье Байяр, рыцарь без страха и упрёка»
(Париж, 1772, автор Гийяр де Бервиль) –
книга с несколькими владельческими атрибутами: кожаный ярлык с инициалами, печать на авантитуле, владельческая запись
малолетнего барона А.С. Строганова на титульном листе. Это одна из тех книг, которые входили в непременный круг чтения
дворянской молодёжи XVIII в. Второй таРису. 5
кой книгой сразу после её выхода в свет
стала «Российская история» П.Ш. Левека
(1736–1812). В Строгановском книжном собрании есть два экземпляра этого
сочинения. Во-первых, это экземпляр с владельческой подписью юного Гри-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Книги баронессы Н.М. Строгановой в фонде библиотеки ТГУ
91
гория Строганова (Ивердон, 1783). Другой экземпляр с печатью баронессы
Строгановой на авантитуле представлен оригинальным изданием (Париж,
1782) (рис. 5). Скорее всего, книга была приобретена во время заграничного
путешествия, хотя уже в ноябре 1782 г. она раздавалась многочисленным
подписчикам в Петербурге [11. С. 205].
Подводя итог сказанному, выскажем осторожное предположение, что в
Томске выявлены все книги с владельческими атрибутами баронессы Строгановой. Их небольшое количество, а также тридцатилетняя лакуна (с 1788
по 1818 г.) позволяет сделать вывод, что не все книги баронессы Строгановой
влились в библиотеку Г.А. Строганова, а затем попали в Томск. Наталья Михайловна пережила сына почти на пять лет. В 1819 г. (год смерти баронессы)
были живы и здравствовали её многочисленные племянники и племянницы.
Назовём самых известных из них. Это Зинаида Александровна Волконская,
дочь князя Александра Михайловича Белосельского-Белозерского (он младший брат Натальи Михайловны) и Софья Владимировна Строганова, дочь
Натальи Петровны Чернышёвой известной как «Усатая княгиня» (она двоюродная сестра Натальи Михайловны), от брака с князем Владимиром Борисовичем Голицыным. Наиболее новые и современные книги баронессы Строгановой могли быть подарены родным и друзьям ещё при жизни владелицы,
а также отойти им по наследству (текста завещания мы не имеем). В подтверждение этой мысли можно привести сведения с сайта Нижегородской областной
библиотеки. Там представлено описание собрания сочинений французского
драматурга Нерико Детуша с владельческими атрибутами (подписью, печатью)
Н.М. Строгановой и высказано предположение, что книги попали в фонд библиотеки из нижегородского дома Строгановых (принадлежал С.В. Строгановой).
Впоследствии книги могли разойтись по библиофильским собраниям, владельческие книжные знаки продолжили своё существование в отрыве от книги в качестве предмета коллекционирования. В связи с этим настало время расширить
границы поиска для создания более полной картины читательских интересов
русской аристократки эпохи Просвещения.
Литература
1. Дневник Белосельских-Строгановых // Российский архив: История отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв. М., 2005. Вып. 14. 712 с., ил. (Новая серия).
2. Российская родословная книга / изд. П. Долгоруким. СПб., 1854. Ч. 1. 350 с.
3. Русские портреты XVIII–XIX веков / изд. Великого князя Николая Михайловича Романова. М., 1999. Ч. 5. 730, XXVIII с.
4. Каталог главной библиотеки Императорского Томского университета: дополнение.
Витрины. [Томск, 1889]. 56 с.
5. Разумовская М.В. От «Персидских писем» до «Энциклопедии»: (Роман и наука во Франции в XVIII веке). СПб.: Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 1994. 193 с.
6. Верещагин В.А. Русский книжный знак. СПб., 1902. 83, [3] с.
7. Ивенский С.Г. Книжный знак: История, теория, практика художественного развития. М.:
Книга, 1980. 270 с.
8. Неклюдова М.С. Искусство частной жизни. Век Людовика XIV. М.: ОГИ, 2008. 440 с., ил.
9. Biographie universelle, ancienne et moderne. A Paris: Chez L.G. Michaud, 1827. T. 48. 562 p.
§ Vaumorière.
10. Алексеев М.П. Честерфилд и его «Письма к сыну» // Честерфилд. Письма к сыну. Максимы. Характеры / отв. ред. М.П. Алексеев; пер. и коммент. Ф.М. Шадрина. Л., 1971. 351 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
О.В. Крупцева
11. Сомов В.А. Французская «Россика» эпохи Просвещения и её русский читатель. // Французская книга в России в XVIII в.: очерки истории. Л., 1986. 254 с.
Kruptseva Olga V. Scientific Libtary of Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). Email: OVKruptseva@lib.tsu.ru
BOOKS OF BARONESS N.M. STROGANOV IN THE LIBRARY OF THE TOMSK
STATE UNIVERSITY: PROBLEMS IDENTIFICATIONAL AND STUDY
Key words: Stroganoff book collection; noble libraries; personal libraries; ex-libris; bookplates;
heraldry; French prints; Francophonie.
The article deals with the problem of studying of Stroganov book collection in Tomsk. The focus
is the identification and study books with bookplates Baroness N.M. Stroganov (1745–1819), their true
and false attribution. Baroness Natalia M. Stroganov was a second wife of Baron Sergei N. Stroganoff
(1738–1771), paternal uncle of Gregory A. Stroganoff (1770–1857). She is known as the author of the
"Diary” written in French during a trip abroad in 1780–1782. The manuscript of "Diary" came to
Tomsk with the Stroganov book collection and there is currently. Selection of books Baroness Stroganov was based on the owners' attributes. Problems encountered when working to identify them as
follows: variety of bookplates; their false attribution of some authors; dispersal throughout the array
twenty thousand book collection. Lack possessory catalogue or inventory gives no indication of any of
the quantitative side of her library or on the composition. Baroness Stroganov had two bookplates, one
super-ex-libris and heraldic seal (stamp). This stamp (seal) is based on the arm barons Stroganoff, and
it means that with equal probability, it could belong to any of them. However, the "Paris almanac for
1782» (Almanach de Paris pour l'année 1782) with a seal (stamp), undoubtedly, could belong only to
the baroness Stroganov, because on fly-leafs at the beginning and at the end of the book there are entries in pencil: names Parisian acquaintances of Natalia Nikolaievna. Total found 22 books with such a
seal, and most of them are purchased for son Alexander.
Bookplate (ex-libris) on the basis of heraldic seal with the inscription inside the oval "BN Strogonoff" (Baronne Natalie Strogonoff) during long time associated with the name of Baron Nikolai G.
Stroganoff (1706–1758). Books identified in Tomsk prove the falsity of this attribution.
Chronological coverage on the library Baroness Stroganov’s is from 1711 to 1787. The Gap in
thirty years (Natalia died in February 1819) suggest here that only part of her books: in Tomsk. Currently there is no information about the quantity and the location of other books, except for one, located in Nizhny Novgorod.
References
1. Dnevnik Belosel'skikh-Stroganovykh // Rossiyskiy arkhiv: Istoriya otechestva v svidetel'stvakh
i dokumentakh XVIII–XX vv. M.: Rossiyskiy arkhiv, 2005. Vyp. 712 s., il. (Novaya seriya).
2. Rossiyskaya rodoslovnaya kniga / izd. P. Dolgorukim. SPb., 1854. CH. 1. 350 s.
3. Russkiye portrety XVIII–XIX vekov / izd. Velikogo knyazya Nikolaya Mikhaylovicha Romanova. M., 1999. CH. 5. 730, XXVIII s.
4. Katalog glavnoy biblioteki Imperatorskogo Tomskogo universiteta. Dopolneniye. Vitriny.
[Tomsk, 1889]. 56 s.
5. Razumovskaya M.V. Ot «Persidskikh pisem» do «Entsiklopedii»: (Roman i nauka vo Frantsii v
XVIII veke). SPb.: Izd-vo SPbGU, 1994. 193 s.
6. Vereshchagin V.A. Russkiy knizhnyy znak. SPb., 1902. 83, [3] s.
7. Ivenskiy S.G. Knizhnyy znak: Istoriya, teoriya, praktika khudozhestvennogo razvitiya. M.:
Kniga, 1980. 270 s.
8. Neklyudova M.S. Iskusstvo chastnoy zhizni. Vek Lyudovika XIV. M.: OGI, 2008. 440 s., il.
9. Biographie universelle, ancienne et moderne. A Paris: Chez L.G. Michaud, 1827. T. 48. 562 p.
§ Vaumorière.
10. Alekseyev M.P. Chesterfild i yego «Pis'ma k synu» // Chesterfild. Pis'ma k synu. Maksimy.
Kharaktery. / Otv. red. M.P. Alekseyev; per. i komment. F.M. Shadrina. L., 1971. 351 s.
11. Somov V.A. Frantsuzskaya «Rossika» epokhi Prosveshcheniya i yeyo russkiy chitatel'. //
Frantsuzskaya kniga v Rossii v XVIII v.: Ocherki istorii. L., 1986. 254 s.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК [069.02+027.6]:355(470)(091)
А.М. Панченко
ПОЛКОВЫЕ МУЗЕИ РУССКОЙ АРМИИ: ОТ ОФИЦЕРСКИХ
БИБЛИОТЕК К БИБЛИОТЕКАМ МУЗЕЕВ
В статье рассмотрена одна из воинских традиций Русской армии как создание полковых музеев, которые изначально находились при офицерских библиотеках, а со временем
стали неотъемлемой принадлежностью каждой воинской части (учреждения). Представлена нормативно-правовая база для образования и осуществления дальнейшей практической деятельности полковых музеев. Показан состав библиотек музеев некоторых
воинских частей. Приведены правила музея лейб-гвардии Волынского полка.
Ключевые слова: полковые музеи Русской армии; офицерские библиотеки; военные
собрания; нормативно-правовая база; библиотеки музеев; каталоги книг; культурные
и воинские традиции.
Первые полковые музеи, как и офицерские библиотеки, создавались по «частному почину» и на денежные средства офицеров и однополчан. Дальнейшее
их развитие нуждалось в соответствующей нормативно-правовой базе. В приказе
по военному ведомству № 279 от 15 сентября 1884 г. о введении в действие
Положения об офицерских собраниях в отдельных частях войск конкретно не
упоминается о полковых музеях. Однако § 2 («…в частях учреждаются офицерские собрания с библиотекой, столовой, фехтовальным и гимнастическим залами
с принадлежностями, бильярдом, стрельбищем и т. п.») и § 20 («для непосредственного заведывания отделами хозяйства общим собранием избираются из числа
офицеров… заведующий столовой, библиотекарь и другие лица, если к тому
встретиться надобность…») давали такую возможность для открытия полковых
музеев. На страницах военной печати развернулась широкая дискуссия по поводу устройства полковых музеев. Авторы публикаций – Б.В. Адамович [1],
А.Э. фон-Озаровский [2], С.В. Томилин. [3], А.И. Григорович [4] и др. делились
опытом организации полковых музеев, поднимали проблемные вопросы и предлагали пути их решения, издавали пособия с рекомендациями по устройству музеев. К началу XX в. при военных собраниях большинства воинских частей Русской армии в тесном сотрудничестве с офицерскими библиотеками действовали
полковые музеи, служившие важнейшим средством для воспитания молодежи
на славных боевых традициях старших поколений. Инициатор создания музея
лейб-гвардии Кексгольмского полка Б.В. Адамович в 1900 г. писал, что музей –
«детище самих офицеров, плод их любви к своей части, их трудов и забот.
…Пройдет немного времени, как это новое учреждение станет непременной частью наших собраний и исполнит свое прекрасное назначение – сохранять надолго память о текущей жизни, восстановлять забытое и связывать нас еще
крепче с родными полками» [5]. На открытие музеев требовалось особое разрешение государя императора. Для их организации выделялись единовременные
пособия: для воинских частей, существовавших от 50 до 100 лет, – 300 руб., от
100 до 150 лет – 500 руб. и от 150 лет и более – 800 руб. [6. С. 8]. Дальнейшее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
А.М. Панченко
финансирование музеев состояло из ежегодного отпуска из казны в размере
суммы, выделяемой на офицерские библиотеки, и отчисления 20% из годового
чистого дохода полковых солдатских лавочек и буфетов. При всех различиях
музеев полков в них имелись и общие черты. Одними из обязательных отделов вновь создаваемых музеев была «Библиотека музея». Основанием для
нее служили издания, взятые из офицерского собрания книг воинской части, имевшие непосредственное отношение к истории полка. В «Библиотеку
музея» входили: сочинения однополчан об участии в боевых действиях и
повседневной жизни, различные памятки, рассказы для солдат, описания
подвигов предков, биографии и фотографии шефов, командиров и офицеров, дневники и записки, появлявшиеся в печати, литературные труды чинов полка, собрание вырезок из периодической печати, в которых сообщались какие-либо сведения из жизни полка. Сюда же относились: частные
правила военных собраний, положения о библиотеках, рукописные и печатные каталоги книг, печати библиотек и офицерских собраний, присланные
полковые истории от родственных воинских частей. Дальнейшее пополнение библиотек музеев осуществлялось за счет постепенного поступления
всех вновь выходящих книг, подарков однополчан и приобретения старых
изданий у букинистов.
Приведем конкретные примеры. 11 ноября 1901 г. был открыт
музей лейб-гвардии Семеновского полка [7], состоявший из 11 отделов. В пятом отделе музея были
сосредоточены дневники, записки
и рукописи, среди которых первое место занимали труды военного писателя П.П. Карцова и составителя
полковой
истории
и истории офицерской библиотеки П.П. Дирина, а также собственноручная записка, принадлежавшая А.В. Суворову. Архив
офицерского собрания размещался в шестом отделе музея полка.
Печатные произведения о службе
и жизни полка, а также труды ветеранов и служивших в нем на
момент открытия музея размещались в седьмом отделе музея.
Среди них находились сочинения
историографов полка Н.М. Сипягина [10. С. 108–115], П.П. Карцова, П.П. Дирина, труды генералов М.И. Драгомирова, Ф.В. Ридигера,
Н.П. Михневича, гофмейстера, главного редактора «Правительственного
вестника», известного поэта К.К. Случевского и др.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полковые музеи Русской армии: от офицерских библиотек к библиотекам музеев
95
Описание «достопримечательных вещей», хранящихся в библиотеке, арсенале (музее) и военном собрании лейб-гвардии Преображенского полка, было включено в каталог книг офицерской
библиотеки [9. С. 190–229]. Наряду с другими историческими реликвиями в музее бережно хранились: первые законы полковой
библиотеки в позолоченной рамке,
список офицеров ее основателей,
мраморная доска с позолоченной
надписью в память о посещении
библиотеки государем наследником Александром Николаевичем с
супругой Марией Александровной
13 января 1854 г. В музее 145-го
Новочеркасского полка была сформирована «Библиотека музея», состоявшая из полковой истории, литературных произведений офицеров о службе и жизни (вырезки из
газет и журналов), биографий шефов, командиров и офицеров полка, уставов, инструкций, по которым полк служил, историй других полков, описи материалов для
истории полка [10. С. 61]. Специальный отдел «Библиотека музея» лейб-гвардии
Кексгольмского полка состоял из книг, переданных из библиотеки офицерского
собрания. В нем находилось все, что было связано с историей полка, в том числе литературные труды военнослужащих полка, полковые истории, частные
правила собрания, положения, каталоги офицерской библиотеки [11]. В отделе
«Обмундирование, вооружение, снаряжение полка и полковые печати» хранились печати библиотеки военного собрания с надписями «Библиотека
Кексгольмского Гренадерского императора Австрийского полка» и «Библиотека императора Австрийского полка», переданные в музей из офицерского
собрания в сентябре 1899 г. Успешное развитие «хранилища памятников жизни полка объясняется любовным отношением к нему общества офицеров
и заботой о его обогащении целого ряда сотрудников и вкладчиков…» [11.
С. I]. В лейб-гвардии Финляндском полку книги музейной библиотеки были
разделены на два отдела: 1. Произведения офицеров и других лиц, служивших в полку. Произведения, в которых упоминались чины полка (77 книг);
2. Истории воинских частей русской армии, присланные в дар полку частями
или составителями. Материалы, послужившие для составления истории полка (51 книга) [12. С. 72–75]. Библиотека исторического музея лейб-гвардии
Конно-Гренадерского полка состояла из 81 наименования [13].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
А.М. Панченко
Среди них сочинения, сборники, статьи и стихотворения, имеющие непосредственное отношение к полку и его библиотеке. Под № 37 и 38 «Библиотеки музея» числились каталоги книг полковой библиотеки за 1890 г. [14],
1897 г. [15], а под № 81 «Папка с материалами для истории полка». В музее
115-го пехотного Вяземского полка под № 104 находился «Приказ полковника Листовского о заведении офицерской библиотеки» [16. С. 78].
Великолепными по составу книжных фондов были библиотеки музеев
лейб-гвардии Волынского, Литовского полков, Конной гвардии, лейбгвардии 2-й артиллерийской бригады, 127-го пехотного Путивльского полка и др. Со вкусом был подобран «Отдел книг, находящихся в музее лейбгвардии Саперного батальона». Из 136 книг, альбомов, наставлений, описаний, чертежей, правил, положений, большинство отражало историю инженерных войск, батальона, героические подвиги офицеров и солдат. Здесь же
бесценные подарки от офицеров, служивших в батальоне. Из 10 иностранных
книг, представленных в музее, 7 – на французском, 2 – на немецком, 1 – на
болгарском языке [17. С. 189–194].
Музеи создавались и при библиотеках гарнизонных военных собраний.
Так, полковник Виленского военного окружного суда А.В. Жиркевич обратился в библиотечный комитет Виленского гарнизонного военного собрания
с ходатайством об устройстве при библиотеке музея. Библиотечный комитет, желая увековечить имя генерал-адъютанта М.Д. Скобелева, проходившего службу в округе, постановил ходатайствовать об учреждении при музее
особого отдела его имени. Таким образом, Виленское гарнизонное военное
собрание, бывшее в 1863 г. собранием 27-й пехотной дивизии и 27-й артиллерийской бригады, дало возможность развиться библиотеке и музею [18.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полковые музеи Русской армии: от офицерских библиотек к библиотекам музеев
97
С. XV–XXXI] в таких размерах,
что они стали культурно-образовательным и общественным центром, в котором каждый читатель
библиотеки и посетитель музея
мог удовлетворить свои военнонаучные интересы. Созданное в
1907 г. Императорское Русское
военно-историческое
общество
[19. С. 512] и его Московский, Киевский, Одесский и Финляндский
филиалы объединяли лиц, непосредственно работавших в области
русской военной истории или содействовавших расширению военно-исторических знаний и упорядочению архивного дела. Помощь
в создании полковых музеев оказывал специальный отдел общества «Разряд полковых и корабельных историй». Кроме того,
общество содействовало сохранению, восстановлению и сооружению военных памятников, производству военно-археологических
раскопок и поездок на поля сражений. Согласно Уставу общество и его отделения на местах помогали историкам в написании военно-исторических работ, создании справочных бюро, музеев военной старины, библиотек, издании военно-исторических трудов и др.
Со временем появилась необходимость проведения съезда представителей полковых музеев для выработки единых нормативных документов,
обмена опытом музейной работы. По инициативе Московского отдела
Императорского Русского военно-исторического общества в Московском
военном округе 20 апреля 1913 г. состоялся первый съезд хранителей
полковых музеев. На «музейный» съезд прибыли представители почти всех
музеев воинских частей и военно-учебных заведений в количестве
53 человек. Работа съезда была организована в 7 секциях. По итогам работы
съезда было принято Положение о войсковых музеях и исторических
комиссиях, собирающих материалы для истории части. К Положению
прилагалась опись музея, т. е. группы (отделы), из которых должны были
состоять полковые музеи. Группа IX называлась «Библиотечная». В нее
предлагалось включать: «1. Истории государей. 2. Жизнеописания шефов.
3. Хроники, истории и памятки части. 4. То же других частей. 5. Труды
офицеров части. 6. Печатные посвящения полку. 7. Сборники полковых,
ротных и других песен части. 8 Уставы и положения. 9. Вырезки из газет
и журналов. 10. Каталоги и описи музеев и библиотек» [20. С. 21].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
А.М. Панченко
Таким образом, к началу
XX в. почти все воинские
части имели свои музеи, которые находились под пристальным вниманием своих
хозяев и являлись залогом
нравственной силы войск.
Музеи стали непременной
составной частью полков и
одной из воинских традиций
Русской армии. Большую
помощь в их создании оказывали архивные материалы, хранившиеся в офицерских библиотеках. Офицеры,
обладавшие высоким уровнем образования и культуры, не являясь профессиональными музейными работниками, на деле оказались великолепными «музейщиками». Руководили
ими офицеры-библиотекари
или хранители музеев. Офицерские библиотеки и полковые музеи стали первой
ступенькой, с которых начиналось написание полковых
историй. Визит в воинские
части российских императоров, высочайших особ, военных министров, вступление
в службу молодыми офицерами и нижними чинами, как
правило, начинались с посещения музеев. И прав был
Б.В. Адамович, когда сделал
дарственную запись на своей
книге: «Глубокоуважаемому
Константину Адамовичу Военскому от сотоварища по
учреждению Военно-исторического общества. Верьте,
что мы любим прошлое наших полков. Б. Адамович.
5.VII.08 г. Киев».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полковые музеи Русской армии: от офицерских библиотек к библиотекам музеев
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
А.М. Панченко
Литература
1. Адамович Б.В. Полковые музеи // Русский инвалид. 1900. № 255.
2. Озаровский фон А.Э. Еще о полковых музеях и архивах // Русский инвалид. 1901. № 231.
3. Томилин С.В. Собирание полковой старины // Русский инвалид. 1901. № 272.
4. Григорович А.И. Пособие для составления полковых историй и устройства музеев. СПб.,
1906. 156 с.
5. Адамович Б.В. Полковые музеи // Русский инвалид. 1900. № 255.
6. Съезд хранителей полковых музеев частей войск Московского военного округа. СПб.,
1913. С. 8.
7. Открытие музея лейб-гвардии Семеновского полка // Русский инвалид. 1901. № 249.
8. Панченко А.М. Первый полковой библиотекарь лейб-гвардии Семеновского полка //
Библиотековедение. 2006. № 5. С. 108–115.
9. Систематический каталог библиотеки лейб-гвардии Преображенского полка, составленный капитаном А.А. фон Адлербергом, и описание достопримечательных вещей, хранящихся в библиотеке, арсенале и офицерском собрании, составленное в 1881 г. капитаном А.А. фон
Адлербергом, дополненный в 1886 г. подпоручиком графом Н.И. Татищевым. СПб., 1886.
С. 190–229.
10. Правила офицерского собрания 145-го Новочеркасского императора Александра III
полка. СПб., 1912. С. 61.
11. Опись музея лейб-гвардии Кексгольмского императора Австрийского полка / сост. первый хранитель музея, член учредитель императорского Русского военно-исторического общества Б. Адамович. Варшава, 1907. 322 с.
12 Каталог библиотеки лейб-гвардии Финляндского полка. [Б.м.], 1909. С. 72–75.
13. Воронович Н.В. Описание исторического музея лейб-гвардии конно-гренадерского полка. СПб., 1912. 138 с.
14. Каталог библиотеки офицерского собрания лейб-гвардии конно-гренадерского полка:
(по 1-е мая 1890 года) / сост. штабс-ротмистр Лютер. СПб., 1890. 63 с.
15. Каталог библиотеки офицерского собрания лейб-гвардии конно-гренадерского полка /
сост. поручик П.В. Философов. СПб., 1897. [I], 49, V с.
16. Путеводитель по музею 115-го пехотного Вяземского полка / сост капитан Б.Ф. Гильдебрандт. Рига, 1913. С. 78.
17. Систематический каталог офицерской библиотеки лейб-гвардии саперного батальона.
СПб., 1911. С. 189–194.
18. Каталог библиотеки Виленского военного собрания. Вильна, 1908. С. XV–XXXI.
19. Военно-исторические общества // Военная энциклопедия. СПб., 1911. Т. 6. С. 512.
20. Съезд хранителей полковых музеев частей войск Московского военного округа. СПб.,
1913. С. 21.
Приложение I
Решены общим собранием офицеров 24-го января 1910 г.
Утверждены командиром полка генерал-майором
Турбиным 5-го февраля 1910 г.
ПРАВИЛА
полкового музея лейб-гвардии Волынского полка
а) Заведывание музеем
1. Музеем заведует во всех отношениях хранитель музея и его помощник.
2. Хранитель музея избирается общим собранием на неопределенное время.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полковые музеи Русской армии: от офицерских библиотек к библиотекам музеев
101
Примечание: Хранителю музея предоставляется право, в силу перемен по
службе, либо других от него не зависящих причин, – складывать с себя обязанности, испрашивая свой отказ законом установленным порядком.
3. Хранителю музея предоставлено право просить себе помощника.
4. Из штата прислуги офицерского собрания один нижний чин назначается в распоряжение хранителю музея.
5. Хранитель музея и его помощник за имущество музея отвечают, как за
имущество, вверенное по службе.
6. Хранитель музея обязан всеми мерами заботиться о поступлении в музей всех памятников текущей жизни полка и приумножении памятников минувших лет.
7. Принимая в музей присылаемые вклады, хранитель музея докладывает
о них командиру полка.
8. Хранитель музея и его помощник наравне с другими заведующими отделами офицерского собрания подчинены Распорядительному комитету (РК).
9. Расходы по ведению музея, не превышающие тридцати рублей, хранитель музея производит самостоятельно; на расходы, превышающие указанную сумму, испрашивает согласия РК или общего собрания.
10. Хранитель музея ведет всю переписку по делам музея непосредственно, по личному докладу командиру полка.
11. Хранитель музея обязан вести историческую опись поступающих
предметов.
12. Хранитель музея обязан периодически составлять и рассылать членам собрания объявления о вновь поступающих вкладах и сделанных приобретениях.
13. Хранитель музея ведет исходящий и входящий журналы и приходнорасходную книгу.
б) Охранение музея
14. В периоды расквартирования полка в казармах музей охраняется часовым только в ночное время. Время постановки часового – на общем основании § Устава Гарнизонного, за исключением случаев, когда на то последует особое распоряжение.
15. В периоды нахождения полка вне казарм музей охраняется суточным
часовым.
16. Часовой у музея становится снаружи у дверей с проделанными окнами.
17. Пост у музея должен быть соединен электрическим звонком с караульным помещением и комнатой служителей.
18. Свободно допускаются в музей при охране его часовым: хранитель
музея, его помощник, офицеры полка, а также посторонние лица в сопровождении вышепоименованных лиц.
19. При возникновении в офицерском собрании или прилегающих к музею комнатах пожара принимаются самые энергичные меры к спасению,
прежде всего высочайших грамот, документов, знамен, серебра и прочего
имущества.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
А.М. Панченко
в) Хранение ключей и допуск посетителей
20. Ключи от музея должны иметь: хранитель музея, помощник его и хозяин собрания.
21. Хранитель музея и его помощник могут передавать ключи и нижнему
чину, назначенному для уборки, но при непременном условии присутствия
этих лиц в собрании.
22. В периоды квартирования полка в казармах музей должен открываться для допуска посетителей в часы и дни, устанавливаемые совместно
хранителем музея и РК, а также в дни, когда в собрании устраиваются вечера, по пятницам и в дни общих собраний офицеров. По соглашению
с хранителем музея в музей допускаются и частные посетители, родные
и знакомые офицеров.
Примечание: Последние могут быть приняты и не в дни вечеров и собраний.
23. Нижним чинам предоставляется посещение музея командами, в присутствии офицеров, но каждый раз с ведома и согласия хранителя музея.
24. Курить в музее, а также подавать чай и кушанья строго воспрещается.
25. Все без изъятия посетители музея приглашаются: не прикасаться к
знаменам и регалиям, не перемещать предметов, не снимать картин и относиться с особой бережливостью к альбомам, книгам и рукописям, размещенным открыто.
26. В периоды квартирования полка вне казарм допуск посетителей в музей прекращается; в случае же необходимости может состояться не иначе, как
с согласия хранителя музея и в его присутствии.
27. В случае отсутствия по каким-либо причинам из собрания хранителя музея и его помощника в часы, установленные для открытия музея,
ключи для указанной цели могут быть переданы дежурному по полку
офицеру.
28. При малочисленности наличия офицеров в собрании хранителю музея, его помощнику или дежурному по полку офицеру предоставляется право
закрытия музея раньше установленного срока.
29. Лица, имеющие ключи от музея, за передачу их, непредусмотренную
настоящими правилами, ответственны за последствия.
г) Пользование материалами музея
30. Какие бы то ни было снимки и снятие копий с предметов, принадлежащих музею, и выписки из документов могут производиться только с ведома и согласия хранителя музея, испрашивающего в более ответственных случаях разрешения общего собрания.
31. Вынос предметов, принадлежащих музею, разрешается только общим
собранием офицеров.
32. Предметы, числящиеся по их значению в описи музея, но находящиеся в иных помещениях, остаются в полном ведении хранителя музея, но на
ответственности хозяина собрания либо библиотекаря офицерского собрания.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полковые музеи Русской армии: от офицерских библиотек к библиотекам музеев
103
Приложение
Инструкция часовому при полковом музее
1. Часовой охраняет имущество, находящееся в полковом музее.
2. Допускать в музей в присутствии своего разводящего заведующего музеем, капитана Добровольского и подпоручика Спирова.
3. Наблюдает через имеющееся окно в дверях за всем происходящим в
музее.
4. Услышав в музее стук, шорох, треск или увидев свет, он вызывает разводящего и докладывает ему об этом.
5. В случае пожара в музее или собрании вызывает разводящего и сторожа офицерского собрания.
6. Разводящего и сторожа вызывает электрическим звонком; в случае
порчи звонка – свистком через форточку окна или через проходящих во
двор лиц.
7. Через дверь из канцелярии в собрание никого не пропускать за исключением офицеров полка, библиотекаря офицерского собрания, писаря
полковой канцелярии и сторожа офицерского собрания. Библиотекарь,
писарь и сторож для их пропуска должны представлять удостоверение
личности, засвидетельствованное печатью и подписью капитана Добровольского.
8. Сдача: имущество, находящееся в музее, дверь с окном, два замка,
висячий и дверной, и печать.
Примечание: § 7 относится к времени квартирования полка вне казарм.
Капитан Добровольский
Правила полкового музея лейб-гвардии Волынского полка. Варшава., 1910. 6 с.
Panchenko Anatoly M. State public scientific and technical library of the Siberian office of the
Russian Academy of Sciences (Novosibirsk, Russian Federation). E-mail: rio510@spsl.nsc.ru
REGIMENTAL MUSEUMS OF THE RUSSIAN ARMY: FROM OFFICER LIBRARIES
TO LIBRARIES OF THE MUSEUMS
Key words: regimental museums of the Russian army, officer libraries, military meetings, standard and legal base, libraries of museums, catalogs of books, cultural and military traditions.
The first regimental museums were created on an initiative and on money of officers and brothersoldiers. Initially they were at officer libraries, and over time became the integral accessory of each
military unit (establishment). Their further development needed the corresponding standard and legal
base. In the order on military department No. 279 of September 15, 1884 about introduction in action
«Regulations on officer meetings in separate parts of armies» specifically it isn’t mentioned the museums, however, it gave such opportunity for their opening. Rules testify to it (charters, provisions) officer meetings in which there were the certain heads devoted of. On pages of the military press extensive
discussion concerning the structure of the museums was developed. Authors of publications imparted
experience of their organization, brought up problem questions and offered ways of their decision. On
opening of the museums special permission of the sovereign of the emperor was required. For their
organization lump sums were allocated: for the military units existing from 50 till 100 years –
300 rubles, from 100 to 150 years – 500 rubles and of 150 years and more – 800 rubles. Further financing of the museums consisted of annual vacation from treasury at a rate of the sum allocated for officer
libraries and assignment of 20% from annual net income of regimental soldier's shops and buffets.
«The museum library» was one of obligatory departments of again created museums. It entered:
compositions of brother-soldiers on participation in operations and everyday life, various instructions,
stories for soldiers, descriptions of feats of ancestors, biographies of chiefs, commanders and officers,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
А.М. Панченко
the diary records which were published, literary works of ranks of a regiment, meeting of cuttings from
periodicals. Here belonged: rules of military meetings, the provision on libraries, hand-written and
printing catalogs of books, the press of libraries and the officer meetings, the sent regimental stories
from related military units.
By the beginning of the XX century at military meetings of the majority of military units of the
Russian army in close cooperation with officer libraries the museums worked. Over time there was a
need of carrying out congress of representatives of the regimental museums for development of uniform normative documents, an exchange of experience of museum work. At the initiative of the Moscow department «Imperial Russian military and historical society» in the Moscow military district the
first congress of keepers of the regimental museums took place on April 20th, 1913. Thus, the museums, with libraries at them, became an indispensable component of regiments and one of nice military
traditions of the Russian army.
References
1. Adamovich B.V. Polkovyye muzei // Russkiy invalid. 1900. № 255.
2. Ozarovskiy fon A.E. Yeshche o polkovykh muzeyakh i arkhivakh // Russkiy invalid. 1901.
№ 231.
3. Tomilin S.V. Sobiraniye polkovoy stariny // Russkiy invalid. 1901. № 272.
4. Grigorovich A.I. Posobiye dlya sostavleniya polkovykh istoriy i ustroystva muzeyev. SPb.,
1906. 156 s.
5. Adamovich B.V. Polkovyye muzei // Russkiy invalid. 1900. № 255.
6. S"yezd khraniteley polkovykh muzeyev chastey voysk Moskovskogo voyennogo okruga. SPb.,
1913. S. 8.
7. Otkrytiye muzeya leyb-gvardii Semenovskogo polka // Russkiy invalid. 1901. № 249.
8. Panchenko A.M. Pervyy polkovoy bibliotekar' leyb-gvardii Semenovskogo polka // Bibliotekovedeniye. 2006. № 5. S. 108–115.
9. Sistematicheskiy katalog biblioteki leyb-gvardii Preobrazhenskogo polka, sostavlennyy kapitanom A.A. fon Adlerbergom i opisaniye dostoprimechatel'nykh veshchey, khranyashchikhsya v biblioteke, arsenale i ofitserskom sobranii, sostavlennoye v 1881 g. kapitanom A.A. fon Adlerbergom,
dopolnennyy v 1886 g. podporuchikom grafom N.I. Tatishchevym. SPb., 1886. S. 190–229.
10. Pravila ofitserskogo sobraniya 145-go Novocherkasskogo imperatora Aleksandra III polka.
SPb., 1912. S. 61.
11. Opis' muzeya leyb-gvardii Keksgol'mskogo imperatora Avstriyskogo polka. Sostavil pervyy
khranitel' muzeya, chlen uchreditel' imperatorskogo Russkogo voyenno-istoricheskogo obshchestva
B. Adamovich. Varshava, 1907. 322 s.
12. Katalog biblioteki leyb-gvardii Finlyandskogo polka, 1909. S. 72–75.
13. Voronovich N.V. Opisaniye istoricheskogo muzeya leyb-gvardii Konno-Grenaderskogo polka.
SPb. : Elektropechatnya YA. Krovitskogo, 1912. 138 s.
14. Katalog biblioteki ofitserskogo sobraniya leyb-gvardii Konno-grenaderskogo polka: (po
1 maya 1890 g.). Sost. shtabs-rotmistr Lyuter. SPb., 1890. 63 s.
15. Katalog biblioteki ofitserskogo sobraniya leyb-gvardii Konno-grenaderskogo polka. Sostavil
poruchik P.V. Filosofov. SPb., 1897. [I], 49, V s.
16. Putevoditel' po muzeyu 115-go pekhotnogo Vyazemskogo polka. Sostavil kapitan
B.F. Gil'debrandt. Riga, 1913. S. 78.
17. Sistematicheskiy katalog ofitserskoy biblioteki leyb-gvardii Sapernogo batal'ona. SPb., 1911.
S. 189–194.
18. Katalog biblioteki Vilenskogo voyennogo sobraniya. Vil'na., 1908. S. XV–XXXI.
19. Voyenno-istoricheskiye obshchestva // Voyennaya entsiklopediya. SPb., 1911. T. 6. S. 512.
20. S"yezd khraniteley polkovykh muzeyev chastey voysk Moskovskogo voyennogo okruga.
SPb., 1913. S. 21.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 069.51:745/749(571.16)
Л.В. Пилецкая
СОСТАВ КОЛЛЕКЦИЙ СТЕКЛА В ТОМСКОМ ОБЛАСТНОМ
КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ им. М.Б. ШАТИЛОВА
И ТОМСКОМ ОБЛАСТНОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ МУЗЕЕ
Статья посвящена изучению состава коллекций стекла в Томском областном
краеведческом музее им. М.Б. Шатилова и Томском областном художественном музее. Прослежены основные периоды развития и становления отечественных и зарубежных традиций в стеклоделии. Подробно рассмотрен типологический, географический и хронологический состав коллекций. В коллекциях музеев выявлены высокохудожественные, особенно ценные в исследовательском плане изделия, являющиеся
ценным источником по истории стеклоделия.
Ключевые слова: музейные собрания, бытовое стекло, традиции стеклоделия,
зарубежное стекло, отечественные художники, уникальные изделия, травление.
Музеи различного профиля, наряду с архивами и библиотеками, являются
важнейшими хранилищами памятников истории материальной и духовной
культуры. Изучение музейных памятников и тематически связанных с ними
источников других типов, хранящихся в музеях, может способствовать решению ряда актуальных задач исторического знания, в частности по истории
стеклоделия. Главными хранителями изделий из стекла в г. Томске являются
Томский областной художественный музей (ТОХМ) и Томский областной
краеведческий музей им. М.Б. Шатилова (ТОКМ). В ТОКМ в наличии 783 [1]
предмета из стекла, что составляет 0,43 % от всей коллекции, а в ТОХМ – 513
[2] (5,4 %). Не все достижения в истории стеклоделия нашли отражение в
коллекциях томских музеев, тем не менее на основе коллекций можно проследить развитие традиций в мировом и отечественном стеклоделии.
Фонды краеведческого музея охватывают период производства с XVIII по
XXI в. В основном это бытовое стекло конца XIX – первой половины XX в.
и образцы продукции местной промышленности. Типологический состав
коллекции включает куски стекла, ламповое стекло, аптекарские сосуды,
лабораторно-химическую и столовую посуду, винные бутылки, елочные
игрушки, парфюмерные, туалетные и письменные приборы, чернильницы,
а также декоративные вазы и блюда, авторские композиции и др. Географический состав коллекции ТОКМ разнообразен и вобрал в себя Россию,
Западную Европу, США.
Стекло Западной Европы представлено 21 изделием конца XIX - начала
XX в. Это предметы, изготовленные в Чехии, Франции, Австрии, Германии.
Наиболее ценный среди них - рюмка «ремер» (ТОКМ. 12792), сделанная
в конце XIX – начале XX в. в Германии. Остальные предметы представляют
типичную химико-лабораторную, аптечную и тарную посуду. Российские
производители, выпускавшие продукцию с XVIII в. вплоть до 1917 г., представлены 86 изделиями. Среди них три хрустальных предмета, датируемые
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106
Л.В. Пилецкая
XIX – XX вв., изготовлены на Императорском стекольном заводе (подробнее
о них будет рассказано ниже). Продукцию стекольных заводов Москвы,
Санкт-Петербурга и Томской губернии в фондах ТОКМ представляют
7 предметов тарной продукции. Поштучно представлены московские производители Товарищества Шустова (ТОКМ. 6205), Товарищества А.И. Абрикосова (ТОКМ. 8735).
Большая часть предметов музейных собраний изготовлена в конце XIX –
первой половине XX в. и только 12 изделий в XVIII – начале XIX в., они
представляют историческую и художественную ценность. Охарактеризуем
некоторые из них. К наиболее старинным относится сулея (бочонок) XVIII в.,
поступившая из Государственного музея керамики в 1929 г. Она изготовлена
в России, из зеленого стекла, с круглым горлом, декорирована лепными обручами (ТОКМ. 2505). Банка для варенья, сделанная в конце XIX в. в Москве,
имеет тулово в форме полусферы, цилиндрическое горло с отогнутым венчиком, по центру боковой стенки тулова размещена рельефная надпись «Товарищество А.И. Абрикосова» и изображен герб Российской империи (ТОКМ.
8735). В конце XIX в. в России была изготовлена плоская дорожная фляга из
прозрачного бесцветного стекла с высоким узким горлом (ТОКМ. 13516).
Художественную ценность представляют предметы, произведенные на Императорском стекольном заводе: кувшин начала XIX в. (ТОКМ. 2502) и две
напольные вазы 1914 г., выполненные в стиле модерн (ТОКМ. 2501/1,2).
В музейной коллекции ТОКМ имеется большое количество изделий из
стекла, изготовленных в СССР с 1922 по 1991 г., – 425 предметов. В их числе
типичные заводские изделия и авторское стекло. Ленинградский завод художественного стекла, бывший Императорский, представляют 5 авторских произведений художников Е.А. Иванова (ТОКМ. 3077, 3078/1,2), А.А. Аствацатурьян (ТОКМ. 1995, 1996), Х.М. Пыльд (ТОКМ. 1974). В фондах ТОКМ
разнообразно представлена продукция Лучановского завода стеклоизделий –
78 образцов [3], в том числе 26 авторских работ томских художников по
стеклу Ф.Ш. Яхина (1941–1990) и К.Г. Глазовой [4], работавших на заводе
в 1970–1980-е гг. Кроме них, хранятся 39 предметов серийной столовой посуды, 7 полуфабрикатов, 4 образца в виде дротов и 2 бесформенных кускаобразца стекла. В коллекцию ТОКМ входит 51 предмет, выпущенный на
Томском электроламповом заводе в 1974–2001 гг. По одному предмету презентуют российские стеклозаводы: Дятьковский хрустальный, Камышинский
стеклотарный и Томские предприятия облместпрома.
Коллекция стекла в ТОХМ содержит 513 предметов отечественного и зарубежного производства. Хронологические рамки коллекции охватывают
середину XIX–XXI в. Основная часть музейных предметов изготовлена
в XX–XXI вв., и лишь девять изделий созданы на рубеже XIX–XX вв. Надо отметить, что большинство предметов в коллекции ТОХМ составляют
современные авторские декоративные пластические композиции и инсталляции из бесцветного и цветного стекла и тиражные изделия местного
производства. Все декоративные пластики имеют авторскую принадлежность, и только у 14 предметов автор неизвестен. Типологический состав
коллекции: печати, декоративные вазы, столовая посуда, авторские монои многофигурные произведения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Состав коллекции стекла в Томских музеях
107
Художественную основу коллекции составляют произведения отечественных художников, и лишь шесть изделий презентуют зарубежное стекло.
Среди них изготовленные из хрусталя в начале XX в. на западноевропейских
заводах ваза для фруктов (ТОХМ. 1324) и корзиночка (ТОХМ. 1325), декорированные гравированным узором. Особую ценность представляют произведения начала XX в., эпохи модерн, из Франции, «Мастерской Эмиля Галле».
Уникальными изделиями являются авторские вазы французского художника
Э. Галле (1846–1904) из г. Нанси [5], они выполнены из двух- и трехслойного
цветного стекла, в гутной технике с последующим травлением (ТОХМ. 456,
457, 458, 459).
Самой ранней, согласно установленной дате создания, является декоративная ваза [6] из стекла (ТОХМ. 972), созданная в 1850 г. в СанктПетербурге на Императорском стекольном заводе. Сочный медно-рубиновый
окрас и бесцветный нацвет, ручное выдувание, а также гранение, шлифовка,
роспись и цировка по золоту сделали ее жемчужиной коллекции по стеклу
в ТОХМ.
Значительная часть коллекции стекла в фондах ТОХМ изготовлена на
Лучановском заводе стеклоизделий – 284 музейных предмета. В их числе
90 изделий серийного производства и 194 авторских предмета художников
К.Г. Глазовой и Ф.Ш. Яхина. Серийная продукция отражает ассортимент
производства завода за период с 1970 по 1990 г.: вазы для цветов и сервировки стола, питейная посуда, наборы для сока и кофе, столовая посуда, наборы
для сыпучих продуктов, кувшины, блюда, пепельницы. Из числа авторских
работ особенно хороши декоративные композиции Ф.Ш. Яхина: «Двое»
(ТОХМ. 1618, 1619) из двух блюд, выполненная из бесцветного стекла, с поэтичным пескоструйным изображением, и драматичная по своему содержанию трехпредметная «Фиеста» (ТОХМ. 392–394), выполненная из цветного
стекла выдуванием в форму, расписанная по матированной поверхности.
Художественные произведения стекольных заводов Москвы, СанктПетербурга, Гусь-Хрустального, Твери, с. Дятьково (Брянская обл.), Киева,
Калинина, Саранска, Мытищ, Куйбышева, Вышнего Волочка, Пензы, Любны, Кировской области, пос. Большая Вишера (Новгородская обл.) и Томска
презентуют 43 художника. Их искусство раскрывает широкий спектр технических идей и эстетические возможности материала. Всего в фондах хранится 211 авторских предметов как практического применения, так и декоративных. Численно наиболее репрезентативны стекольные заводы Москвы –
31 композиция 10 художников по стеклу и Санкт-Петербурга – 14 композиций 12 художников. Стекло Твери и Гусь-Хрустального презентует 8 художников, Дятьково – 5, единичными авторскими работами представлены заводы
Киева, Саранска, Любны и др.
Наиболее маститыми среди московских художников являются народные
художники РСФСР Л.И. Савельева, Шушкановы Д.Н и Л.Н., заслуженные
художники РСФСР Г.А. Антонова, С.М. Бескинская, Б.А. Смирнов,
А.Я. Степанова, В.Я. Шевченко. Наиболее ценной в художественном плане
считается композиция «Осенний день» (ТОХМ. 148–151), авторская работа
из четырех ваз Д.Н и Л.Н. Шушкановых выполнена гутной техникой из цветного стекла, отделана сложной живописной техникой.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
108
Л.В. Пилецкая
Среди санкт-петербургских (ленинградских) художников выделяются заслуженные художники РСФСР А.А. Аствацатурьян, А.А. Иванов, педагог,
разноплановый художник Б.А. Смирнов, академик Ю.М. Манелис, дизайнер
и художника по стеклу Н.Б. Южакова. Работы А.А. Аствацатурьян нельзя
спутать ни с какими другими. Художник постоянно в поиске, отсюда авторская неповторимость и оригинальность его произведений. Его ваза «Москва»
(ТОХМ. 956) выполнена из хрусталя в технике «плакетки» (плакетка - крупная плоская подвеска с фигурным краем и фасетом, используемая в убранстве
люстр), декорирована пескоструйным и гравировальным орнаментом. Оригинально и неожиданно художницей Н.Б. Южаковой выполнен декоративный
пласт «Бабочка» (ТОХМ. 1015), гутной техникой, из цветного и бесцветного
стекла. Сервиз «Храпуновский» (ТОХМ. 267–277) создан Б.А. Смирновым,
состоит из одиннадцати предметов. В состав сервиза входят молочник, ваза,
лампа, чайник, сахарница, розетка и блюдце, он выполнен из цветного стекла
с включениями.
Особо выделяются работы художника Гусь-Хрустального стекольного
завода В.В. Корнеева, народного художника России, лауреата Государственной премии им. И.Е. Репина. Пять ваз в его композиции «Космические дали»
(ТОХМ. 315–319), из цветного хрусталя и матированные, демонстрируют
разнообразные художественные и технические особенности материала.
Коллекции стекла томских музеев отражают основные периоды развития
и становления отечественных и зарубежных традиций в стеклоделии. Среди
музейных предметов есть высокохудожественные, особенно ценные в исследовательском плане, они позволяют составить достаточно полное представление о развитии традиций, являются ценным источником по истории стеклоделия.
Источники
1. Инвентарная книга ТОКМ.
2. Инвентарная книга ТОХМ.
3. Архив ТОКМ. Оп. 5. Д. 888. Л. 120–122. Протокол № 9 от 05.12.2005 заседания Экспертной фондово-закупочной комиссии ОГУК ТОКМ.
4. ТОКМ. Протокол № 9 от 05.12.2005 заседания Экспертной фондово-закупочной комиссии ОГУК ТОКМ.
5. Протокол закупочной комиссии ТОХМ № 22 от 10.07.1987, акт № 276.
6. Протокол фондово-закупочной комиссии № 2 от 06.04.1994, акт № 602.
Piletskaya Lydmila V. Tomsk State University (Tomsk, Russian Federation). E-mail:
plv04@mail.ru
STRUCTURE OF GLASS COLLECTIONS IN TOMSK STATE MUSEUM OF HISTORY
OF REGION NAMED AFTER SHATILOV AND TOMSK STATE MUSEUM OF ARTS
Key words: museum collections; household glass; traditions of glass-making; foreign glass; native artists; unique work pieces; etching.
The main keepers of glass collections in Tomsk are Tomsk State Museum of Arts (TSMA) and
Tomsk State Museum of History of Region named after Shatilov (TSMHR). There are 783 objects
made of glass in TSMHR, which is accounted for 0,43 % of the collection, and in TSMA – 513
(5,4 %). Not all the progress in history of glass making is impacted in collections of Tomsk’s museums, but, anyway, it is possible to trace the development of native and world glass-making according
to it’s materials.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Состав коллекции стекла в Томских музеях
109
Funds of region history museum cover the period of production from XVII–XIX centuries. Basically it is household glass from the end of XIX’s century – 1st half of XX and sample products of local
industry. Typological structure of the collection includes pieces of glass, lamp-glass, pharmaceutical
jars, package and laboratory ware, vine bottles, Christmas-tree decorations, tableware, perfume, dressing-table sets and sets for writing, and also vases, plates and authors compositions and other. Geographical composition of the collection in TSMHR is various and contains Russia, Western Europe,
America.
The glass from Western Europe is represented by artworks from the end of XIX’s century –
1st half of XX. These items are produced in Czech Republic, France, Austria, and Germany. Russian
manufacturers are represented by products released since XVIII till 1917.
The collection of glass in TSMA contains items of native and European industry from middle of
XIX–XXI centuries. The main part of museum objects produced in XX–XXI centuries, the less part –
between XIX–XX centuries. The major part of the collection in TSMA composes modern authors
decorative plastic compositions and installations made of achromatic and colored glass and massproduction work pieces of local industry. Typological structure of the collection: stamps, tableware,
decorative vases, author’s mono- and multifigure pieces of art.
Geography of objects includes western-European and Russian factories. Artistic foundation of the
collection is represented by artworks of Russian artists.
The main part of glass collection in funds of TSMA was made on Luchanov’s glass-work fabric. It includes 90 mass-production items and 194 author’s items made by artists K.G. Glazova and F. Sh. Yahin.
Serial products reflex assortment of manufacture of the fabric for the period since1970 till 1990.
Collections of glass in Tomsk’s museums fence out the main periods of development of native
and foreign traditions in glass-making. Among the museum objects there are highly-artistic items,
especially valuable in the field of research. It lets to get an full idea about the development of the traditions and which are valuable sources in history of glass-making.
References
1. Inventarnaya kniga TOKM.
2. Inventarnaya kniga TOKHM.
3. Arkhiv TOKM. Op. 5. D. 888. L. 120–122. Protokol № 9 ot 05.12.2005 zasedaniya Ekspertnoy
fondovo-zakupochnoy komissii OGUK TOKM.
4. TOKM. Protokol № 9 ot 05.12.2005 zasedaniya Ekspertnoy fondovo-zakupochnoy komissii
OGUK TOKM.
5. Protokol zakupochnoy komissii TOKHM № 22 ot 10.07.1987, akt № 276.
6. Protokol fondovo-zakupochnoy komissii № 2 ot 06.04.1994, akt № 602.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 027.7
С. Фрэнсис
ОТ КИРПИЧЕЙ ДО КЛИКОВ:
БУДУЩЕЕ ДЛЯ УНИВЕРСИТЕТСКИХ БИБЛИОТЕК
Кратко рассматривается давняя традиция университетов и их библиотек, роль
индивидуального обучения с помощью новых технологий. Описывается посещение воображаемого нового университета Федора Кузьмича в Томске; фокусируется внимание на физических и виртуальных услугах, предоставляемых Центром обучения.
Ключевые слова: университетская библиотека, индивидуальное обучение, университетская библиотека как Центр обучения.
Начиная с создания первых университетов в Древней Греции их роль остается, главным образом, неизменной: осуществлять обучение посредством
преподавания. Другие задачи, такие как создание нового знания, основанного
на исследовании и эксперименте, были вторичными по отношению к главной
цели. Способы, с помощью которых поощряется обучение, изменились с течением времени в результате технических разработок. Изобретение бумаги
и печати означало утрату необходимости собираться вокруг учителя и слушать его. Это означало, что его знание могло быть продублировано и распространено повсюду; оно могло также воздействовать в разное время, при прочтении печатного текста. Это позволило студентам обучаться индивидуально.
Студенты при этом получили возможность извлекать материал из множества
источников вместо того, чтобы обучаться лишь тому, чему желал учить конкретный преподаватель.
Роль библиотек в высших учебных заведениях всегда состояла в том,
чтобы поддерживать действия своего главного учреждения, обеспечивая необходимыми материалами процесс преподавания и обучения. Вполне отчетливо мы можем наблюдать сегодня эти две роли, присущие университетам
и их библиотекам. Обеспечение учебниками, рекомендованными преподавателем, поддерживает обучающую роль университета; обеспечение диапазона
материалов по предметам, интересующим членов университета, поощряет
студентов к индивидуальному и независимому обучению.
Университетская библиотека должна понимать роль, которую она играет, и гарантировать, что эта роль всегда будет связана с внедрением всего лучшего для будущего университета и его членов, т.е. университетских
сотрудников и студентов. Трудность здесь заключается в том, что университет и его сотрудники должны меняться в своих подходах как к преподаванию, так и к обучению.
Стили обучения изменяются и, вероятно, в ближайшем будущем будут
изменяться более существенно. Хотя «новая технология» широкодоступных
печатных материалов позволила студентам учиться самостоятельно, многие
преподаватели продолжают использовать старые методы массовой лекции,
дополненной небольшим количеством одобренных учебников. Такие методы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
От кирпичей до кликов: будущее для университетских библиотек
111
не поощряют независимое и индивидуальное обучение, хотя для библиотеки
в плане поддержания такого учебного процесса они являются сравнительно
простыми.
В последние годы другие способы распространения учебных материалов
стали недорогими и широкодоступными благодаря использованию новых
технологий. Сначала это были копировальные машины, использование которых означало, что студенты больше не «привязаны» к библиотеке. Они могли
делать копии и выносить их за пределы библиотеки, чтобы использовать их
там и тогда, где и когда они хотели бы заниматься. За копировальными устройствами последовали появившиеся в библиотеке компьютеры, которые
сделали доступными информационные базы данных из других источников,
находящихся вне библиотеки. В результате этого библиотека потеряла монополию на поставку учебных материалов.
Позднее компьютеры могли уже соединяться друг с другом во Всемирной
паутине, и любая информация стала доступной где угодно и любому, имеющему компьютер и телефонную линию. Компьютеры стали гораздо более
дешевыми, и иметь их могли себе позволить если не все, то очень многие семьи и отдельные люди. Десять лет назад личный мобильный телефон был
у немногих, теперь почти все имеют таковой и больше не привязаны к стационарным телефонам. Персональные компьютеры стали меньшего размера
и более дешевыми, а мобильные телефоны становятся все более сложными,
причем уже нет теперь большого различия между первыми и вторыми.
Портативные устройства для электронного чтения, такие как «Киндл»
и «Кобо», являются недорогими и содержат в себе прекрасно представленный,
с использованием цвета, звука и анимации материал, более чем достаточный для
целого курса университетского уровня. Все больше и больше оцифровывается
печатных книг, а новые книги предлагаются параллельно в печатном и цифровом форматах. Некоторые материалы доступны только в цифровом виде. В результате многие студенты теперь имеют возможность доступа к учебным материалам от большого числа поставщиков и могут использовать их в любом месте
и в любое время в зависимости от своего желания.
В течение уже многих лет существует возможность получать университетское образование, используя радио- и телевизионные курсы, какие предлагает Открытый университет в Великобритании, и тысячи студентов обучаются дома и по вечерам. Совсем недавно многие университеты, особенно в Соединенных Штатах, начали использовать Интернет, предлагая диапазон курсов, доступных любому человеку в любой части мира. Многие тысячи студентов во всем мире уже обучаются на открытых онлайн-курсах, не посещая
университетский городок или библиотеку лично. Обучение на этих курсах
происходит в Сети, и необходимые учебные материалы получают из множества доступных источников в Интернете. Видеоконференции, проводимые
в режиме онлайн, дают возможность осуществлять групповые обсуждения
с другими студентами, и компьютеризированные системы оценки позволяют
студенту определять продвижение в учебном процессе.
Проблема для университетов и университетских библиотек состоит в том,
как поддержать доверие к ним со стороны студентов, что необходимо, поскольку последние являются важной стороной образовательного процесса.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112
С. Фрэнсис
Если университеты и библиотеки не могут изменяться и развиваться достаточно быстро и комплексно, они перестанут быть значимыми для общества
и почувствуют недостаток его поддержки. Без финансовых ресурсов, доступ
к которым дает общественная поддержка, университету невозможно продолжить свое существование.
Есть множество свидетельств из многих стран относительно того, что
студенты приветствуют возможности для независимого и индивидуального
обучения и что они более мотивированы при таком обучении, нежели тогда,
когда следуют твердым и традиционно структурированным курсам, основанным на печатных материалах. Широко распространенная доступность новой
технологии поощряет и делает возможным такой стиль независимого и индивидуального обучения и таким образом способствует мотивации студентов.
Студенты больше не удовлетворяются жестким учебным расписанием и явно
предпочитают свободу в организации своей учебы таким образом и в такое
время, которое удобно им. Обучение в сотрудничестве с другими (совместное
обучение) особенно популярно в форме работы в поздние и ночные часы.
Интернет и все его ресурсы доступны 24 часа в день и 365 дней в году, и студенты не понимают, почему к учебным материалам в университете можно
получать доступ только в течение ограниченных часов дня. Эти предпочтения и стили обучения сопряжены с большими требованиями к организации
учебных пространств в университетах.
Должно быть обеспечено снабжение современным оборудованием, использующим информационные технологии, принадлежит ли оно университету или
отдельному студенту. Места групповых занятий должны быть доступными, здания должны быть приспособлены к тому, чтобы быть открытыми для пользователей достаточно долгое время, даже в течение 24 часов. Это порождает свои
задачи в плане комплектования персонала и мер безопасности.
Есть также экономические факторы, которые следует иметь в виду.
В масштабах страны бюджет сферы высшего образования является ограниченным, тогда как число желающих получить это образование растет. Независимое и индивидуальное обучение, если должным образом организовано
и просчитано, может быть средством предоставления возможности получения
высшего образования большему числу студентов и по более низким ценам.
Если библиотека стремится завоевать доверие своих пользователей, она
должна предлагать не просто привычные книги, но и нечто большее, к чему
можно тем или иным способом получать доступ в Интернете. Студентам
нужно научиться тому, как учиться, и библиотекари имеют вполне очевидную задачу, которая заключается в том, чтобы консультировать своих читателей и обучать их навыкам самоподготовки и эффективной учебы. Среди
необходимых навыков отметим такие, как умение делать выписки, написание
эссе, эффективный информационный поиск; оценка и анализ надежности и
достоверности учебных материалов, особенно тех, что предоставляет Интернет; овладение методами презентации и умение составлять письменные отчеты. Самим библиотекарям необходимо обучаться этим навыкам и умениям,
постоянно повышать квалификацию в этой области, а также в способах презентации этих навыков студентам.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
От кирпичей до кликов: будущее для университетских библиотек
113
Когда единственный способ представлять обучающие материалы был
заключен в строчках черного оттиска на странице, подготовка материалов,
предназначенных для обучения и чтения, была сравнительно проста. Информационные технологии теперь позволяют смешивать слова, изображения и звуки с цветом и движением в учебных материалах, которые могут оказывать намного большее воздействие, чем простой черный оттиск на странице. Такие материалы требуют наличия определенных умений в их производстве и успешного внедрения в академический курс. Для библиотекарей есть
возможность в масштабах университета стать специалистами в сфере развития и производства мультимедийных учебных материалов и выступать в роли
консультантов для преподавателей.
Традиционная роль университетской библиотеки заключается в обеспечении доступа к учебным материалам с тем, чтобы человек мог изучать их самостоятельно. Большинство библиотек предназначено только для этого типа индивидуального исследования и обучения. Однако опыт показывает, что там,
где студентам дается выбор обучения индивидуального или в группах, именно
групповые варианты являются стабильно самыми популярными и многократно
предпочитаемыми в течение учебного года. Проблемы и возможности для университетских библиотек состоят в том, чтобы найти способы предоставить такие услуги пользователям, которые оправдывают их надежды и их потребности и которые подготовят их для взрослой жизни. Если библиотека не может
определить свою роль и стиль услуг, который соответствует запросам XXI в.,
она станет просто историческим пережитком или музеем.
Университетские библиотеки превращаются в «социальные образовательные пространства» для индивидуального обучения, что становится возможным благодаря использованию информационных технологий. Вовлечение студентов в процесс обустройства этих социальных образовательных
пространств и управления ими создает в них ощущение ответственности за
собственное творение и причастности к такому пространству и его эффективному использованию. Опытные студенты особенно результативны в предоставлении консультаций и поддержки в области использования информационных технологий и мультимедийных учебных материалов, так как у них
есть понимание и энтузиазм, которые позволяют им очень хорошо разбираться в потребностях пользователей.
Когда компьютерное оборудование широко используется в библиотеке,
оно необходимо для поддержания двух видов своей доступности пользователям. Один вид поддержки является техническим и состоит в том, чтобы заставлять оборудование работать должным образом. Второй вид поддержки –
это использование программного обеспечения, установленного на оборудовании, с тем, чтобы пользователь был в состоянии максимально использовать
его в учебных целях. Поддержка может быть и пассивной с многочисленными и четкими письменными инструкциями, и активной, когда специалисты
лично обеспечивают необходимую помощь. Навыки, требуемые для обеспечения обоих типов поддержки, не являются широко присущими библиотекарям, и необходимо решать, давать ли им дополнительное обучение с целью
приобретения соответствующих навыков или привлекать специалистов из
других подразделений университета либо извне.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
114
С. Фрэнсис
Что мы можем ожидать увидеть, если в будущем посетим новый университет Федора Кузьмича в Томске? Возможно, это будет «виртуальный университет» и он может быть увиден только благодаря «клику», но не в виде
реального строения из «кирпичей». Студенты там находятся не лично, но физически находясь во всем мире; они проходят обучение онлайн и читают
электронные учебники и учебные материалы, которые загружают на свои
персональные компьютеры и электронные читающие устройства. Они будут
обсуждать свою работу с другими студентами и с лекторами через онлайновые конференции и сдавать экзамены в онлайн-режиме, а компьютер будет
их оценивать. Такой университетский стиль мог бы быть самым продвинутым, если бы существовал в 2014 г., но через несколько лет это, вероятно,
будет довольно распространенным явлением. Реалистично предположить,
что университет Федора Кузьмича является переходом от старого стиля
к новому. Некоторые характерные черты остаются таковыми, какими они
всегда были: реальный кампус, сделанный из кирпича (и будем надеяться,
вокруг много травы и деревьев), там находятся люди; читаются лекции и есть
что-то в центре, что имеет некоторые общие черты с традиционной библиотекой, есть даже какие-то печатные книги!
У центра обучения много окон, благодаря чему люди, которые находятся
снаружи, могут отчетливо видеть, что происходит внутри, а людям находящимся внутри, нужно только поднять глаза от стола или оборудования, чтобы соприкоснуться с реальным миром снаружи. Здание открыто 20 часов из
24 в течение семи дней в неделю, но полный сервис доступен более ограниченное количество часов. Вход в здание осуществляется при помощи электронной «умной» карты, с помощью которой можно пользоваться абонементом, получать доступ к электронным ресурсам, расплачиваться за фотокопии
и прочие услуги. Штат Центра обучения будет использовать анонимные данные, получаемые в процессе использования смарт-карты, для оценки эффективности услуг. В самом здании есть кафетерий и автоматы с бутылками воды. Только вода в бутылках разрешена в главных зонах здания. Широко
представлено обслуживание со стороны сотрудников, которое связано с предоставлением и возвращением книг и оборудования. В другой зоне данной
службы есть специалисты, которые отвечают за устранение технических проблем в использовании программного обеспечения или оборудования.
Главные зоны обучения располагают коллекциями печатных материалов – книг и журналов, находящихся в открытом доступе; читатели здесь сидят за письменными столами или в креслах. На некоторых столах есть компьютеры, и целое здание является зоной Wi-Fi. У университета есть дисконтная схема приобретения ноутбуков, но для тех, кто все еще не в состоянии
позволить себе это, есть несколько шкафов открытого доступа, где имеются
полностью заряженные ноутбуки, которые можно взять на время при помощи
смарт-карты, предназначенной для использования в здании библиотеки. Букридеры, загруженные учебниками и обучающими материалами, подготовленными преподавательским составом, доступны и могут быть одолжены для
использования вне здания. Каждый, кто является членом университета, сотрудником или студентом, имеет компьютерный пароль и может получить
доступ к ресурсам и Интернету в кампусе или откуда-либо еще – из дома или
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
От кирпичей до кликов: будущее для университетских библиотек
115
офиса, днем или ночью. Действуют авторское право и университетские инструкции относительно того, к каким веб-сайтам можно обращаться и какими
пользуются университетские компьютерные сервисы. Если кто-либо заходит,
например, на веб-сайты с порнографическим материалом или незаконно загружает материалы, нарушая авторское право, то его пароль доступа будет
изъят и такой пользователь может быть исключен из университета.
В пределах здания имеется несколько меньшего размера учебных зон, которые управляются и укомплектовываются обученными студентами. Эти
студенты носят отличительные цветные футболки с напечатанным на них
лозунгом «Просто спроси». Они не сидят за столами, но постоянно прохаживаются в учебных зонах, предлагая помощь любому, кто попадается им на
глаза. Если ответ на вопрос занимает много времени, они могут договориться
о встрече пользователя с консультантом по вопросам обучения с целью предоставления более глубокого ответа и помощи. Консультанты по вопросам
обучения используют блоги и социальные сети, такие как Facebook и Твиттер, чтобы распространять информацию о Центре обучения и его услугах.
Они готовят короткие видеосправочники по услугам и определенным базам
данных и делают их доступными в университетской сети, где эти сведения
можно увидеть в любое время.
В Центре обучения имеются учебные зоны, где студенты в группах могут
совместно трудиться над проектами и заданиями. В дополнение к ITсредствам в этих зонах есть также оборудование для показа и презентации
проектных работ.
Для своих исследований студенты могут использовать физические коллекции книг и журналов на полках Центра обучения; они могут получить
доступ к коллекциям электронных обучающих материалов, подготовленных
преподавательским составом университета; могут получить доступ к использованию цифровых текстов и материалов, на которые подписывается Центр,
и они могут получить доступ к использованию онлайн обучающих материалов многих открытых онлайн-курсов, таких как Coursera и edX. Огромное
разнообразие материалов доступно сейчас, и студенты должны изучить, как
получить к ним доступ и определить, что является самым полезным для их
текущих потребностей, и затем включить это в свое обучение. Это – самое
важное умение, которое консультанты Центра обучения могут привить студентам в университете Феодора Кузьмича для использования в процессе их
студенческих исследований и в последующей жизни.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Университеты и их библиотеки имеют давнюю традицию, которая подвержена развитию и изменениям. Результаты последних подчеркивают растущее значение обучения посредством преподавания. Современные технологии делают возможными новые подходы к обучению, и университеты должны меняться, чтобы в полной мере воспользоваться ими. «Посещение» воображаемого нового университета Федора Кузьмича показывает, что этому
университету в полной мере присущ новый стиль обучения, столь желанный
для его студентов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116
С. Фрэнсис
Литература
1. Libraries unleashed // Education Guardian (Newspaper) April 2008 [11pp extracts].
2. JISC (Joint Information Services Committee) Bristol, UK/ Designing Spaces for effective
Learning: a guide to 21st century learning space design. JISC, 2009. 36 p.
3. Kilner, Annie. Getting into the learning zone! Northumbria University’s Zones4Learning:
a fusion of inspiration and practical nous. SCONUL Focus, №. 48 2009. Р. 44–45.
4. University of Lincoln (UK). Learning landscapes in Higher Education. Univ. Lincoln, 2010.
54 p.
Перевод О.А. Жеравиной
Francis Simon. Fellow of the Library Association (United Kingdom). E-mail:
simon@sfrancis.demon.co.uk
FROM BRICKS TO CLICKS: THE FUTURE FOR UNIVERSITY LIBRARIES
Key words: university library, individual learning, university library as Learning Centre.
The role of libraries in higher education institutions has always been to support the activities of
the parent institution by providing materials that encourage learning. The important thing for the university library is that it must understand the role it plays and must ensure that it is always the role that
is best for the future of the university and its staff and students. Styles of learning will change more
fundamentally in the near future.
Portable e-reading devices can hold more than enough material for an entire university-level
course. Many students now have the ability to access learning materials from a great number of providers and to use these materials at any place or time that they wish. Very recently, a number of universities, particularly in the United States have begun using the WWW to offer a range of courses that
can be accessed and followed by anyone anywhere in the world. Many thousands of students throughout the world are already following MOOCs (Massive Open Online Courses) and never visit a physical
university campus, or library, in person. The courses are followed on-line and the necessary learning
materials are also available from a variety of sources on the WWW.
There is a great deal of evidence from many countries that students welcome opportunities for independent and individual learning and are more motivated when doing so than when following rigid
and traditionally-structured courses based on printed materials. The WWW and all its resources are
available 24 hours a day and 365 days a year and students fail to understand why learning materials in
the university can only be accessed during limited hours of the day. University libraries are developing
into “social learning spaces” to complement the individual learning that is possible through the use of
IT devices. The involvement of students in the design and management of social learning spaces creates a sense of ownership and commitment to a space and to its effective use.
What can we expect to see if we visit the “new Feodor Kuzmich University” in Tomsk in future?
Perhaps it will be a “virtual university” and can only be seen with “clicks” and not as “bricks”. The
students are not there in person but are physically all over the world and are taking courses on-line and
reading e-textbooks and learning materials that they have downloaded to their personal computers and
e-readers. They will discuss their work with other students and with lecturers through online conferences and they will take on-line examinations that will be graded by computer. A “visit” to the imaginary new “Feodor Kuzmich University” shows that it has fully embraced the new style of learning that
its students want.
References
1. Libraries unleashed // Education Guardian (Newspaper) April 2008 [11pp extracts].
2. JISC (Joint Information Services Committee) Bristol, UK/ Designing Spaces for effective
Learning: a guide to 21st century learning space design. JISC, 2009. 36 p.
3. Kilner, Annie. Getting into the learning zone! Northumbria University’s Zones4Learning:
a fusion of inspiration and practical nous. SCONUL Focus, № 48. 2009. Р. 44–45.
4. University of Lincoln (UK). Learning landscapes in Higher Education. Univ. Lincoln, 2010.
54 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 392; 393
К.П. Черемисина
ПОЛЕВЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ЭТНОГРАФИИ ИЗ ФОНДОВ МУЗЕЯ
АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. В.М. ФЛОРИНСКОГО
ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТА
В данной статье речь идет об экспедиционных записях и фотоматериалах томских ученых-этнографов в период с 1960-х по 1990-е гг., хранящихся в Музее археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского Томского государственного университета. Автором приводятся выдержки из полевых дневников, обосновывается этнографическая ценность такого рода источников, поскольку, сопоставив описание
в отчетах с современностью, можно проследить динамику изменения традиционной
культуры обских угров.
Ключевые слова: музейные коллекции; полевая документация по этнографии;
традиционная культура обских угров; обычаи; верования; символика цвета; семантика природных объектов и животных.
Музей археологии и этнографии был основан будущим попечителем Западно-Сибирского учебного округа и строителем Сибирского университета профессором В.М. Флоринским. Датой основания стало 6 декабря 1882 г. – день празднования 300-летия присоединения Сибири к России. К этой дате предпринимателем М.К. Сидоровым была преподнесена в дар музею первая крупная археологическая коллекция «тобольских древностей художника С.К. Знаменского».
Именно с момента поступления данной коллекции В.М. Флоринский начал отсчет истории музея. В 2002 г. музей отметил своё 120-летие. Ныне это самый
крупный вузовский музей азиатской части России [1].
Меня как этнографа заинтересовали полевые дневники экспедиций в
места проживания ханты и манси, проводимые в основном двумя крупнейшими томскими исследователями культуры обских угров – Н.В. Лукиной и В.М. Кулемзиным в период с 1960-х по 1990-е гг. Этими учеными был
собран богатейший материал: записи бесед, попутные наблюдения за жизнью
в поселках и на стойбищах, фотографии, различные предметы, их скрупулезное описание и т.д.
Начать хочется с описания полевых дневников, в которых встречаются
очень интересные записи. Поездки в основном были к ханты Томской и тогдашней Тюменской области с 1968 г. Последний экспедиционный дневник
Н.В. Лукиной датирован 1990 г. Например, во время поездки на реку Казым
она записала со слов Леонида Тарасовича Костина следующее: «...есть обыденная речь и «божья» речь. Первая – «женский» разговор, а второй владеют
только мужчины. Это язык мифологии. Женщины выражают божий язык через орнамент» [2. С. 47–48].
Многие конфликты на исконной аборигенной территории вызывают непонимание и неуважение традиций коренного населения геологами и нефтяниками. Вот один из примеров: «У хантов не принято подновлять могилы,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118
К.П. Черемисина
т.к. мертвому нужен покой, а нефтяники разрушают кладбища, объясняя это
тем, что ханты не ухаживают за ними» [2. С. 43–44].
Известно, что ханты, стараясь отвести от своих детей гнев духов, божеств
называли их русскими именами. В связи с этим интересным представляется
мысль, высказанная А.М. Молдановым о том, что ввести в употребление исконно хантыйские имена невозможно, так как имя дается по имени умершего,
а они все русского происхождения [2. С. 118].
Хантыйские женщины – искусные и кропотливые мастерицы, ведь стоит
понаблюдать, как они из полоски ткани при помощи ножниц под определенным углом делают надрезы и особым образом ее подворачивают, как понимаешь, что никогда бы не смог так. Или женские вязаные носки, которые на
самом деле длиной как чулки, но, присбореные особым образом, на ноге становятся чуть выше лодыжки. Женщины тщательно подбирают цветовую
гамму, одно из любимых – сочетание красного с зеленым. Н.В. Лукина пишет: «В Салехарде мне показалась удивительной информация о том, что ханты любят сочетание фиолетового и голубого. Но вот вижу обилие оттенков
фиолетового на осенних кустах голубики и голубую ягоду. Подаю Марине
(Южаниновой) мысль о том, что неплохо бы заснять всю гамму тундры на
слайды и показывать их параллельно с разукрашеной одеждой» [3. С. 57].
Черный цвет у ханты несет негативную семантику. В экспедиционных
материалах В.М. Кулемзина есть запись народного поверья о том, что сумасшедшим человек становится оттого, что «Торум налил ему ум из черной
крови» [4. С. 7]. Еще один интересный пример толкования красного и черного цветов в сновидении: «Мой отец сильно болел три дня подряд, чуть не
умер. Потом рассказал, что во время сна ушел вниз (указал пальцем на север),
там подошел к морю, подошел к сторожу, он верхом на черном коне. Впереди много дыма, стоит котел, деготь варят. А мне снилось, пришла ко мне
женщина в черном, пошли с ней далеко, проходили какие-то железные заборы, подошли к сторожу на красном коне. Он посадил меня на коня и увез домой, значит, рано умирать» [4. С. 14]. Известно, что в хантыйской культуре
красный цвет символизирует Средний мир, мир живых людей, а черный –
загробный.
Людям свойственно бояться темноты, так как даже знакомые предметы
теряют очертания и выглядят пугающе. Особенно ярко страх проявляется
в нетипичных ситуациях, таких как затмение. Считается, что «это покойники
себе темноту делают, чтобы к людям прийти. Всегда к несчастью затмение
солнца и луны» [5. С. 8].
Семантику синего цвета выделить сложнее. На ритуальной одежде шамана есть предметы этого цвета, присутствие которого объясняется следующим
образом: «Один из духов – помощников шамана – чернобурая лиса, которая,
когда линяет, становится сине-голубого цвета» [6. С. 11].
Множество запретов берут истоки в промысловой магии обских угров.
В.М. Кулемзину была поведана примета: «Если ранишь лося и он заорет как
корова, то, значит, из родни этих охотников будет покойник. Этого лося, значит, нельзя было убивать» [6. С. 7].
Поскольку ханты издревле жили в тесном контакте с природой, существует огромное количество примет и поверий, связанных с деревьями и жи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полевые материалы по этнографии из фондов музея археологии и этнографии
119
вотными. Земноводные, птицы, животные своим неожиданным появлением
или нетипичным поведением предупреждали об опасности, грядущих событиях, а некоторые из них являлись воплощением сверхъестественных сил,
поэтому человеку такая встреча не сулила благ. Из экспедиций В.М. Кулемзина: «По словам информанта А.И. Бардиной: «Другой раз, у меня Сережка
еще маленький был, ягоду брали, я, где он стоял, солью посыпала, чтоб змея
к нему не подползла. А сама наткнулась на змею в кочке. А зимой отца Сережкиного застрелил мужик» [7. С. 4].
На Васюгане считают, что лягушек убивать нельзя, так как при жизни
«будешь болеть», а после смерти «лягушки будут на том свете есть» [7. С. 2].
Деревья необычной формы в народном сознании имели свойства некоего
портала в другой мир. В народном сознании за такими деревьями прочно закрепилось представление, что они обладают «оборотными» способностями.
Так, в Березовском р-не Тюменской области верят, что «в лесу, в одном месте
есть наклонное дерево, с обеих сторон его корни. Если под этим деревом
пройдешь и не знаешь о нем ничего, то превратишься в зверя. Ум остается
человеческим, а образ меняется. Если обратно пройдешь под деревом – снова
в человека, в себя превратишься» [4. С. 8–9].
Существует поверье, что если кто-то слышал или видел, как упало дерево, нужно идти, найти его и отрубить вершину, чтобы не случилось несчастья. По словам информантов, «один охотник не смог найти такое дерево и скоро умер» [5. С. 10].
Естественно, что во время тяжелой болезни ханты обращались за помощью к шаманам, веря, что болезни насылают злые духи. Ханты считали, что
болезни можно избежать: лиль (одна из душ) могла вернуться в тело сама, ее
мог водворить на место шаман, можно было лечь среди умерших на кладбище (дух болезни, считая там всех мертвыми, уходил прочь) [5. С. 7].
Шаманы являлись медиаторами между мирами человека и духов. Поэтому в переходные этапы жизненного цикла существовали определенные табу.
Например, когда покойник дома, то не разрешается входить шаманам или
говорить про них [5. С. 5].
Вместе с Н.В. Лукиной и В.М. Кулемзиным в экспедицию Томского государственного университета к васюганским ханты отправился тогдашний
студент Е.М. Титаренко, чью рукопись диплома я также обнаружила в фондах МАЭС. В работе «Промысловый культ у восточных хантов» он ссылается на свой полевой опыт: «Ежегодно в период паводка и спада воды ханты
в определенных культовых местах меняли положение священных рыб, сделанных из дерева или металла. Весной изображения рыб ставили головой
к верховьям реки, а в период спада – к устью (Материалы этнографических
экспедиций ТГУ 1969 г. к васюганским хантам)» [8. С. 23].
Во время проведения этих экспедиций был отснят фотоматериал, который насчитывает 24 альбома, соавторами которых являются Г.И. Пелих,
В.А. Посредников, Е.М. Титаренко, Н. Манжос, В. Котликов, С. Бардин. Альбомы можно условно подразделить на общие, например «Фотоальбом этнографических экспедиций Н.В. Лукиной. Салехард и Нижняя Обь. 1987» [9],
и тематические, такие как «Вахско-Васюганские ханты. Дети хантов. Ханты
в труде и быту» [10].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120
К.П. Черемисина
Помимо материалов, предоставленных на хранение вышеуказанными авторами, в МАЭС содержатся обширные документальные и вещественные
этнографические и археологические коллекции томских исследователей по
другим народам Сибири. Их ценность, на мой взгляд, заключается в том, что
указанные выше рукописи и фотографии позволяют проследить развитие
традиционной хантыйской культуры, выявить проблемные моменты и наметить пути ее сохранения.
Источники
1. Архив МАЭС ТГУ [Электронный ресурс]. URL: http://www.tsu.ru/content/tsu/museums/
aretmuseum.php (дата обращения: 12.11.2013).
2. Лукина Н.В. Экспедиционная поездка к хантам р. Казым Белоярского района ХантыМансийского автономного округа Тюменской области. Август – сентябрь 1990. № 1107.
3. Лукина Н.В. Материалы по этнографии хантов и манси. Записи во время командировки в
Ханты-Мансийск в феврале 1987 года. № 984.
4. Кулемзин В.М. Полевые материалы экспедиции 1982 года в Березовский район Тюменской области. № 1152.
5. Кулемзин В.М. Материалы экспедиции в пос. Октябрьский и в пос. Нарыкоры Тюменской области 1979 года. № 780.
6. Кулемзин В.М. Дневники этнографической экспедиции в Н. Васюган в марте 1971 года.
№ 459.
7. Кулемзин В.М. Полевые материалы, собранные среди хантов р. Вах, Васюган. № 1152.
8. Титаренко Е.М. Промысловый культ у восточных хантов. 1974. (Дипломная работа).
№ 578.
9. Фотоальбом этнографических экспедиций Н.В. Лукиной. Салехард и Нижняя Обь. 1987.
№ 297.
10. Фотоальбом Н.В. Лукиной «Вахско-Васюганские ханты. Дети хантов. Ханты в труде и
быту». 1969–1970. № 245.
Cheremisina Kseniya P. Tomsk Polytechnic University (Tomsk, Russian Federation). E-mail:
cheremisina_kp@mail.ru.
FIELD ETHNOGRAPHIC MATERIALS AT THE MUSEUM FOR ARCHAEOLOGY
AND ETHNOGRAPHY OF SIBERIA n. a. V.M. FLORINSKIY IN TOMSK STATE
UNIVERSITY
Key words: museum collections; field materials on ethnography; traditional Ob-Ugrian culture;
customs; beliefs; colour symbolism; interpretation of nature objects and animals.
In this article we are talking about field and photographic materials collected by Tomsk ethnographers in the period from the 1960s to the 1990s, which are stored in the Museum of Archaeology and
Ethnography of Siberia n.a. V.M. Florinskiy of Tomsk State University. The ethnographic expeditions
were made mainly to the Khanty of Tomsk and Tyumen region. The last expedition diary by
N.V. Lukina is dated 1990.
These field diaries are unique sources of information. Thus, basing on field data the author gives
the examples of positive or negative associations with the color of objects and associated beliefs in the
household, hunting and spiritual aspects of life in animate and inanimate nature. On the analysis of
traditions and beliefs prohibitions, signs, certain rules of human behavior according to subject, place
and situation in the different territories of Khanty settlement are stood out.
Photographic collections are of great interest. They can be relatively subdivided into general, such
as "The album of ethnographic expeditions by N.V. Lukina: Salekhard and Lower Ob. 1987» and thematic, such as "Vakhovsko-Vasyuganskiye Khanty. Khanty Children. Hunters at work and in life».
In addition to the materials provided for storage by above mentioned authors, MAES contains extensive documentary and ethnographic and archaeological collections of Tomsk researchers on other
peoples of Siberia . Their value, in my opinion, is that when comparing the data recorded in field materials and photographs with the current state of traditional culture one can trace its development over
time, identify problematic issues and identify ways to preserve it.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полевые материалы по этнографии из фондов музея археологии и этнографии
121
References
1. Arkhiv MAES TGU [Elektronnyy resurs]. URL: http://www.tsu.ru/content/
tsu/museums/aretmuseum.php (data obrashcheniya: 12.11.2013).
2. Lukina N.V. Ekspeditsionnaya poyezdka k khantam r. Kazym Beloyarskogo rayona KhantyMansiyskogo avtonomnogo okruga Tyumenskoy oblasti. Avgust-sentyabr' 1990. № 1107.
3. Lukina N.V. Materialy po etnografii khantov i mansi. Zapisi vo vremya komandirovki
v Khanty-Mansiysk v fevrale 1987 goda. № 984.
4. Kulemzin V.M. Polevyye materialy ekspeditsii 1982 goda v Berezovskiy rayon Tyumenskoy
oblasti. № 1152.
5. Kulemzin V.M. Materialy ekspeditsii v pos. Oktyabr'skiy i v pos. Narykory Tyumenskoy oblasti
1979 goda. № 780.
6. Kulemzin V.M. Dnevniki etnograficheskoy ekspeditsii v N. Vasyugan v marte 1971 goda.
№ 459.
7. Kulemzin V.M. Polevyye materialy, sobrannyye sredi khantov r. Vakh, Vasyugan. № 1152.
8. Titarenko Ye.M. Promyslovyy kul't u vostochnykh khantov. 1974. (Diplomnaya rabota).
№ 578.
9. Fotoal'bom etnograficheskikh ekspeditsiy N.V. Lukinoy. Salekhard i Nizhnyaya Ob'. 1987.
№ 297.
10. Fotoal'bom N.V. Lukinoy «Vakhsko-Vasyuganskiye khanty. Deti khantov. Khanty v trude i
bytu». 1969–1970. № 245.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вестник Томского государственного университета.
Культурология и искусствоведение. 2014. № 2 (14)
УДК 069 (091)
О.Н. Шелегина
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ МОДЕЛЬ «МУЗЕЙНЫЙ МИР СИБИРИ»
В модель «музейный мир Сибири» включена совокупность пространств материального, интеллектуального, коммуникационного. Рассматриваемое в статье материальное основывается на историко-культурном и природном наследии, особо охраняемых территориях, музеефицированных объектах, музеях и учреждениях музейного
типа. Модель носит универсальный характер и может использоваться для структурирования и изучения музейного мира в масштабах страны и отдельных территорий,
формирования культурной политики в музейной сфере.
Ключевые слова: модель «музейный мир Сибири»; материальное пространство;
историко-культурное и природное наследие; музеи; учреждения музейного типа;
формирование культурной политики в музейной сфере.
Одним из приоритетных направлений российского музееведения в XXI в.
становится развитие региональной историографии музейного дела. Оно
должно базироваться на совершенствовании музеологического терминологического аппарата, создании универсальных исследовательских моделей, позволяющих осуществлять комплексное изучение музейной сферы в исторической динамике. На основе концепта «музейный мир» мы впервые ввели в
научный оборот и продолжаем дальнейшую апробацию исследовательской
модели «музейный мир». Важное теоретическое и научно-практическое
значение имело ее обсуждение на Всероссийской с международным участием конференции «Культура и цивилизация: искусство, музеи, библиотеки» в Национальном исследовательском Томском государственном университете (21–24 октября 2013 г.).
Музейный мир Сибири мы определяем как совокупность пространств,
исторически сформировавшуюся, развивающуюся и адаптирующуюся к изменениям на региональном, российском и международном уровне. Процесс
формирования музейного мира начался в последней трети XIX в. и был связан с активным созданием музеев местного края, продолжается он и в настоящее время. Соответственно историческим периодам развития общества
менялось определение роли музея в жизни региона, изменялось и содержание
пространств, образующих музейный мир.
В модели «музейный мир Сибири» нами выделяются материальное (историко-культурное и природное наследие, особо охраняемые территории,
музеефицированные объекты, музеи и учреждения музейного типа); интеллектуальное (научные учреждения и учебные заведения, общественные организации, лица, занимающиеся музейной деятельностью и музееведением,
музейные проекты) и коммуникационное (локальные и глобальные телекоммуникационные сети (Интернет), средства массовой информации, выставочная деятельность музеев, музейная аудитория) пространства. При этом предполагается, что все обозначенные пространства взаимодополняющие и взаи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исследовательская модель «музейный мир Сибири»
123
мопроникающие. Их условное выделение дает возможность исследования
каждого с учетом его специфики [1]. В данной статье внимание сосредоточено на системе характеристик, позволяющих осуществлять количественный
и качественный анализ материального пространства музейного мира Сибири.
Системообразующим элементом, динамичным ядром регионального музейного мира является музей как социокультурный, глокальный (сочетающий
локальное и глобальное) институт. В соответствии с социокультурной динамикой в каждый исторический период выделяются характерные черты (соотношение функций, степень интегрированности в социум), присущие музею.
Во второй половине XIX – начале XX в. в сибирском обществе музей позиционировался как учреждение, носящее двойственный характер: с одной стороны, он должен исследовать и изучать край, а с другой – популяризировать
знания и учить. Это учреждение и ученое и учебное. В этой двойственности
(сочетании научных и учебных функций) музея, по мнению современников,
была его сила и общественное значение,что неоднократно подчеркивалось
в периодической печати [2]. Очевидны высокая оценка роли музеев в научном и культурном освоении региона, их социальная востребованность, многофункциональность, направленная на формирование гражданского общества. В 1930-е гг. внимание акцентировалось на синтетическом (комплексном)
характере музеев, они были ориентированы на изучение края, проведение просветительской работы среди широких слоев населения. В 1950–1990-е гг. государственные и негосударственные музеи в Восточной Сибири (что допустимо экстраполировать и на Западную Сибирь), по оценке Л.В. Яшиной, оказались функционально состоятельными в выполнении миссий аккумуляторов
и трансляторов информации, формирующей самосознание, в том числе региональное; межнациональных, межконфессиональных, внутри- и межрегиональных коммуникативных систем, механизмов, или инструментов, регионального развития [3. С. 25].
Применительно к условиям Сибири XXI в. Е.М. Акулич рассматривает
музей как многофункциональный культурно-хозяйственный и научный комплекс, в определенных историко-социальных условиях выполняющий роль
социокультурного центра региона, формирующий и интегрирующий общественное сознание и осуществляющий охрану и использование историкокультурного наследия через изучение, проектирование, реставрацию, музеефикацию объектов, разработку и развитие музейных ресурсов и научнообразовательных программ, восстановление системы традиционного хозяйства и промыслов на территории заповедника; внедрение музейного маркетинга, сервисных и туристических услуг [4]. Важное значение в современный
период приобрели музеи сибирских вузов и академических институтов.
Своеобразная схема взаимосвязи функций, целей и аудитории научного музея (на основе опыта работы музея Института горного дела СО РАН) в социокультурном пространстве региона предложена А.Н. Дворниковой
и Л.В. Зворыгиным (рис. 1) [5].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О.Н. Шелегина
124
I. ФУНКЦИИ
1. Сбор и хранение
экспонатов
II. ЦЕЛИ
2. Систематизация
в первичные коллекции
(натурных экспонатов)
1. Ознакомление
III. АУДИТОРИЯ
2. Познание
3. Систематизация
во вторичные коллекции
(фото-, видео- экспонатов)
4. Создание
электронных копий
коллекций
5. Виртуальные экскурсии
(самостоятельные или
в автоматическом режиме)
1. Неорганизованная
публика
2. Учащиеся
3. Обучение
4. Популяризация
3. Организованная
публика
4. Исследователи
5. Научная работа
6. Создание виртуального
музейного пространства
Рис. 1. Взаимосвязь функций, целей и аудитории музея в социокультурном пространстве
Интеллектуальным конструктом, направленным на перспективные музееведческие исследования, создающим основу для практической деятельности музейных работников, кураторов научно-выставочных проектов,
является модель, предложенная омским культурологом В.Г. Рыженко. Она
предлагает рассматривать музей «как сложносоставной материальнодуховный элемент культурно-цивилизационного ландшафта и особый
маркер города, знак и/или символ специфики того или иного Места и его
истории, инициированный идеями и реализованный усилиями отдельных
представителей регионального и/или локального сообщества». Историкокультурологическая модель в виде условной матрицы выглядит таким образом: «Культурно-цивилизационный ландшафт города/Образ Места –
Музей/знаковое «культурное гнездо» /Место памяти – Креативная Личность/Творец Памяти и Образов Города» [6].
С учетом структурных и функциональных особенностей и динамики,
присущих музею как социокультурному институту, исследовательская модель «музейный мир Сибири» может быть построена как многоуровневая
конценрическая система (рис. 2).
Рис. 2. Исследовательская модель
«музейный мир Сибири»: 1 – музей;
2 – музеи-заповедники; 3 – музейное
объединение; 4, 5, 6 – ведомственные
и административно-тер-риториальные
музейные сети; 7 – учреждения музейного типа; 8 – социокультурное
пространство Сибири; 9 – музейный
мир России; 10 – мировое культурное
пространство; 11 – глобальное информационно-телекоммуникационное пространство; 12, 13, 14 – проектные музейные формы
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исследовательская модель «музейный мир Сибири»
125
Ее элементами являются соответственно по мере расширения сферы
влияния: музей, музей-заповедник, музейное объединение; ведомственные и
административно-территориальные музейные сети; учреждения музейного
типа, социокультурное пространство Сибири; музейный мир России; мировое
культурное пространство; информационно-телекоммуникационное пространство, а также перспективные формы развития музеев. В модели музейного
мира Сибири, таким образом учитывается сетевой принцип организации –
традиционные музейные сети и новационные – телекоммуникационные (интернет-порталы).
Материальное пространство музейного мира Сибири базируется на региональном историко-культурном и природном наследии – важном стратегическом ресурсе, играющем существенную роль в экономической стабильности и благополучии региона [7]. На территории Западной и Восточной Сибири находится в общей сложности около 18,6 тыс. памятников историкокультурного наследия (в областных и краевых центрах примерно 2,4 тыс.),
в том числе памятников археологии – 8,7 тыс.; истории – 3,3 тыс.; архитектуры – 440; искусства – 160 [8. С. 671]. С учетом региональной специфики (значительное преобладание антропогенного ландшафта) Л. В. Ереминым особо
охраняемые территории Сибири историко-культурного значения определяются как природные территории, находящиеся в составе учреждений музейного типа и содержащие историко-культурные комплексы и объекты [9.
С. 36]. Во многих случаях в качестве приоритетного или единственно возможного способа актуализации наследия рассматривается его музеефикация.
Наиболее востребованными формами музеефикации историко-культурного
наследия сибирского региона исследователями признаются археологические
музеи, историко-культурные музеи-заповедники, музеи под открытым небом,
археологические территории, национальные парки, экомузеи. К новационной
форме презентации и брендирования мирового и регионального историкокультурного и природного наследия в форме исторического парка могут быть
отнесены организация и современное развитие историко-культурного и природного музея-заповедника «Томская писаница», основанного с целью сохранения уникальных петроглифов каменного века [10].
На рубеже ХХ–ХХI вв. в Сибири сосредоточились практически все российские музеи, связанные с сохранением самобытности, культуры малых народов. В этот период активно формировались перспективные средовые музеи
(доминирующим типом хранимых и актуализируемых в них объектов являются недвижимые объекты, среда, ландшафт, нематериальные формы наследия)
музеи. В Кемеровской области их доля в музейной сети составила около 25%
[11. С. 20].
Важное значение для эффективного изучения материального пространства музейного мира Сибири придается вопросам профилизации музеев. В модели используются широко применяемое в мировой практике деление музеев
на гуманитарные, искусствоведческие, естественно-научные, научно-технические, отраслевые и традиционная для отечественного музееведения классификация музеев по направлениям и признакам, существенным для организации и развития музейной сети и всей музейной деятельности. Для определения степени диверсификации музейной сети региона применяется система
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
126
О.Н. Шелегина
профилизации музеев, исторически сложившаяся и связанная со специализацией музея. В соответствии с этим выделяются комплексные: краеведческие
и ансамблевые (музеи, заповедники, музеи под открытым небом, домамузеи); исторические (археологические, военно-исторические, историкобытовые, этнографические и др.); художественные, литературные музеи,
музеи музыки и театра, естественно-научные (палеонтологические, сельскохозяйственные, ботанические сады, зоопарки); музеи науки и техники,
промышленные, педагогические. Профиль мемориальных музеев (дома-музеи,
музеи-усадьбы, музеи-квартиры, музеи-мастерские) связывается со сферой
деятельности меморируемой личности [12. С. 54–55, 59]. В последние десятилетия XX в. в связи с тенденцией к комплексному сохранению среды многие мемориальные музеи стали многопрофильными и получили статус музеев-заповедников. В настоящее время мемориальные музеи продолжают играть важную роль в поддержании культурной региональной идентичности
[13. С. 59–93].
М.Е. Каулен предложила расширить классификацию музеев и в зависимости от доминирующего типа хранимых и актуализируемых объектов наследия выделять: музеи коллекционные, ансамблевые и средовые (включающие в сферу деятельности фрагменты среды, ландшафты и выявляющие связи между элементами наследия), а также музеи традиции (объектами которых
являются нематериальные формы наследия) [14. С. 88].
В рамках адаптационного подхода при оценке характера и степени интегрированности музея в региональное социокультурное пространство и музейный мир России учитывается нормативно-правовая классификация музеев по
видам собственности: государственные музеи (федеральные, субъекта РФ),
муниципальные музеи, общественные музеи, частные музеи; принадлежности (ведомственные, церковные музеи); по правовому статусу (головные музеи, филиалы); категориям культурной значимости и масштабу деятельности
(музеи федерального, регионального и местного значения), а также организационно-правовым формам – автономное учреждение культуры и бюджетное
учреждение культуры [12. C. 65].
Конфигурация музейного мира Сибири обусловлена динамикой региональной музейной сети. Музейная сеть – одно из базовых понятий российского музееведения – целенаправленно формируемая совокупность музеев либо
совокупность конкретных групп музеев определенного профиля, типа; действующих на определенной территории. Организационные формы музейной
сети складывались на протяжении XX в. в целях равномерного размещения
музеев по стране, рационального использования культурных ресурсов. Политика ее создания и формы организации являлись одним из направлений культурной политики государства в деле сохранения и представления национального культурного и природного наследия. Результаты исследования
И.А. Сизовой музейной сети Томской области показывают, что первые законодательные инициативы по ее формированию, следовавшие за практикой,
появляются в 1930-х гг., дальнейшее развитие они получают в 1950-е гг.,
с созданием в 1970–1980-х гг. музейных систем и началом их изучения формируется основа современной законодательной базы, которая несколько модифицируется в 1990-е гг. Этапы формирования Томской музейной сети
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исследовательская модель «музейный мир Сибири»
127
в значительной степени были обусловлены ее ведомственной (государственные и негосударственные музеи) структурой [15. C. 11].
Музеи Сибири на протяжении XX в. образовали музейную сеть – совокупность, включающую многопрофильные музейные сети административнотерриториальных образований, ведомств, в рамках которых реализовывалась
музейная политика (законодательство, строительство, организация управления) и практика (научно-фондовая, экспозиционная, научно-просветительная
работа), формировался и функционировал в общероссийском контексте своеобразный музейный мир Сибирского региона [16. С. 103–110].
Применительно к современной ситуации в отечественном музееведении
отмечается, с одной стороны, констатация постепенного нивелирования понятия «музейная сеть» (в связи с отсутствием целенаправленной государственной политики в этой сфере) и отказ от определения научных основ формирования и развития музейной сети, а с другой – использование его для
обозначения все еще функционирующей системы музейных учреждений,
сложившейся в XX столетии. И.В. Чувилова справедливо отмечает, что изучение музейной сети как системы имеет определяющее значение для выявления тенденций развития музейного мира, координации работы музеев одного
профиля или региона, использования потенциала музеев в сохранении и актуализации регионального наследия [17. C. 21].
При изучении музейного мира Сибири перспективное значение имеют
накопление и систематизация эмпирического материала, структурирование
негосударственной части музейной сети применительно к отдельным областям и региону в целом. Паллиативной формой (сочетающей традиции – отдельные функции музея и новации – виды деятельности, не свойственные
музею), обладающей высоким адаптивным потенциалом и расширяющей материальное пространство музейного мира Сибири, можно считать учреждения музейного типа. Они могут формироваться путем соединения двух
(а иногда и более) учреждений в одном, приобретения учреждением отдельных черт музея, не свойственных ему изначально, расширение музеем сферы
нетрадиционных форм работы [12. С. 63]. «Ввиду молодости самого этого
явления», – пишет М.Е. Каулен, – время для строгой научной систематизации
учреждений музейного типа еще не наступило» [18. С. 123].
Музейный мир – составная часть социокультурного пространства региона. Приоритетной становится тенденция позиционирования музеев как престижных объектов, своеобразных «визитных карточек» территорий, полноправных партнеров при разработке региональных стратегий культурного развития. Системная (применительно к региону в целом) и факультативная
(применительно к отдельным административно-территориальным образованиям разного уровня) реконструкция материального пространства музейного
мира Сибири, его адаптации к условиям глобализации являются основой для
разработки современной культурной политики как стратегических направлений и практик проектно-инновационного характера по использованию гуманитарных ресурсов, определения уникальности территорий в условиях динамичных геополитических, экономических и социокультурных процессов.
Для выхода на международный уровень, интеграции в мировое музейное
сообщество, расширения границ музейного мира Сибири важное значение
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128
О.Н. Шелегина
приобретают национальные сети ИКОМ. В 2012 г. в российскую сеть ИКОМ
входило 26 сибирских музеев, музейно-выставочных центров разного уровня
[19. С. 284–322].
В целом исследовательская модель «музейный мир Сибири» является
системой, определяющей место и уровни взаимодействия каждого объекта,
включенного в выделенные пространства – материальное, интеллектуальное,
коммуникационное, их роль в социокультурной жизни региона. Модель носит универсальный характер, может использоваться в соответствии с модульным принципом для изучения музейного мира республиканского, областного, городского и районного масштаба, как основа для формирования
культурной политики в музейной сфере, для создания обобщающего труда по
истории музеев Сибири.
Литература
1. Шелегина О.Н. История и современные тенденции в развитии музейного мира Сибири
(адаптационный подход): автореф. дис. … д-ра ист. наук. Томск, 2012. 53 с.
2. Шелегина О.Н. Развитие музейного дела в Сибири во второй половине XIX в. (по материалам периодической печати) // Проблемы музееведения и народная культура. Новосибирск,
1999. Т. 4). С. 24–35. (Культура народов России).
3. Яшина Л.В. Развитие музейного дела в Восточной Сибири в 1945–1985 гг. (на материалах
Красноярского края и Иркутской области): автореф. дис. … канд. ист. наук. Иркутск, 2006. 26 с.
4. Акулич Е.М. Музей как социокультурный институт: автореф. дис. … д-ра социол. наук.
Тюмень, 2004. 52 с.
5. Дворникова А.Н. Новые функции музеев академических институтов и повышение их роли в современной социокультурной ситуации / А.Н. Дворникова, Л.В. Зворыгин // Современные
тенденции в развитии музеев и музееведения: материалы Всерос. науч.-практ. конф., Новосибирск, 3–5 октября 2011 г. / отв. ред. В.А. Ламин, Н.М. Щербин. Новосибирск, 2011. С. 107–112.
6. Рыженко В.Г. Возможности историко-культурологической модели изучения музеев в
пространстве современного города и в «ментальной карте» региона // Современные тенденции в
развитии музеев и музееведения: материалылы Всерос. науч.-практ. конф. Новосибирск, 3–
5 октября 2011 г. / отв. ред. В.А. Ламин, Н.М. Щербин. Новосибирск, 2011. С. 242–247.
7. Труевцева О.Н. Некоторые подходы к исследованию культурного наследия // Актуальные вопросы деятельности академических естественнонаучных музеев: материалы Междунар.
науч. конф. / Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние. Иркут. науч. центр, Байкальский музей. Новосибирск, 2010. С. 46–50.
8. Колпакова М.Р. Историко-культурное наследие Сибири // Историческая энциклопедия
Сибири. Новосибирск, 2010. Т. 1. С. 671.
9. Еремин Л.В. Музеефикация особо охраняемых территорий историко-культурного значения в республиках Южной Сибири (конец XX – начало XXI века) : автореф. дис. ... канд. ист.
наук. Томск, 2010. 23 с.
10. Мартынова Г.С. Три «жизни» Томской писаницы / Г.С. Мартынова, А.И. Мартынов //
Музей и наука: к 35-летию музея «Археология, этнография и экология Сибири» Кемеровского
государственного университета: материалы Междунар. науч. конф., 10–12 ноября 2011 г. Кемерово. Кемерово, 2011. С. 181–188.
11. Сундиева А.А. Деятельность музеев: Музеи Российской Федерации на рубеже тысячелетий: (аналитический обзор) / А.А. Сундиева, М.Е. Каулен, И.В. Чувилова. М., 2001. 114 с.
12. Словарь актуальных музейных терминов // Музей. 2009. № 5. С. 47–68.
13. Чувилова И.В. Культура памяти в музейном мемориальном пространстве России // Новации в развитии музейного мира России в первое десятилетие XXI века / отв. ред.
И.В. Чувилова, О.Н. Шелегина. Новосибирск, 2011. С. 59–93.
14. Каулен М.Е. Методы актуализации объектов наследия и проблема классификации музеев // Теория и практика музейного дела в России на рубеже ХХ–XXI веков / Тр. ГИМ. М., 2001.
Вып. 127. C. 17–48.
15. Сизова И.А. Музейная сеть Томской области : история формирования и функционирования (середина 1940-х – 2010 г.) : автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск, 2012. 22 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исследовательская модель «музейный мир Сибири»
129
16. Шелегина О.Н. Музейная сеть Сибирского региона : процессы формирования и адаптации // Вестн. Том. гос. ун-та. 2011. № 346. С. 103–110.
17. Чувилова И. Классификация музеев и проблемы наследия // Музей. 2009. № 5. С. 20–25.
18. Каулен М.Е. «Пограничье» музейного мира // Новации в развитии музейного мира России в первое десятилетие XXI века / отв.ред. И.В. Чувилова, О.Н. Шелегина. Новосибирск,
2011. С. 123–138.
19. Сеть ИКОМ в России. ИКОМ России, 2012. 322 с.
Shelegina Olga N. Institute for the History of SB RAS (Novosibirsk, Russian Federation). Е-mail:
oshelegina@yandex.ru RESEARCH MODEL «WORLD MUSEUM OF SIBERIA»
Key words: model «museum world Siberia»; material space; historical, cultural and natural heritage; museums and institutions of the museum shooting; the formation of cultural policy in the museum field.
The article is devoted to a vital issue of the Russian museum studies, namely, the development of
the regional historiography of museology. The aim is to perfect the terminology and create universal
research models that would allow us to conduct complex studies of the museum environment in its
historical dynamics. The article presents the author's model «Museum world in Siberia» as a combination of environments (material, intellectual, and communication) historically developed or currently
developing and adapting to the changes at the regional, country, and international levels. The material
environment is based on the historical-cultural and natural heritage, specially protected areas, museum
objects, museums, and museum-type facilities. Museum as a socio-cultural and glocal (combining
local and global dimensions) institute is a backbone element and a dynamic core of the regional museum world.
Taking into account the inherent structural and functional specificities and principles (traditional
and innovative) of the composition of museum articles, we suggest to consider the museum world in
Siberia as a multilevel concentric system that includes reserve museums, museum associations, departmental and administrative-territorial museum networks, museum-type facilities, socio-cultural
environment in Siberia, Russian museum world, world cultural environment, and information and
telecommunication environment. To make the study of the material environment of the museum world
in Siberia more efficient, the model applies the widely used in the world division of museums into
humanitarian, art, science, scientific-technical, and field museums, and the Russian classification of
museums according to branches and characteristics crucial in terms of functioning of the museum
network. To determine the level of diversification of the regional museum network, a system of museum profilization based on their specialty areas is used. When one applies an adaptation approach for
assessing the nature and the level of integration of a museum into a regional socio-cultural environment, one takes into consideration the regulatory classification of museums by the types of property
and the prevailing type of conserved and actualized objects of heritage.
On the whole, the research model «Museum world in Siberia» is universal in nature and may be
used for structuring and studying the museum world on a scale of the country and particular territories,
for developing a cultural policy in the museum environment, and for writing the papers on the history
of museum studies in Siberia.
References
1. Shelegina O.N. Istoriya i sovremennyye tendentsii v razvitii muzeynogo mira Sibiri (adaptatsionnyy podkhod): avtoref. dis. … d-ra ist. nauk. Tomsk, 2012. 53 s.
2. Shelegina O.N. Razvitiye muzeynogo dela v Sibiri vo vtoroy polovine XIX v. (po materialam
periodicheskoy pechati) // Problemy muzeyevedeniya i narodnaya kul'tura. Novosibirsk, 1999. S. 24–
35. (Kul'tura narodov Rossii. T. 4).
3. Yashina L.V. Razvitiye muzeynogo dela v Vostochnoy Sibiri v 1945–1985 gg. (na materialakh
Krasnoyarskogo kraya i Irkutskoy oblasti): avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Irkutsk, 2006. 26 s.
4. Akulich Ye.M. Muzey kak sotsiokul'turnyy institu: avtoref. dis. … d-ra sotsiol. nauk. Tyumen',
2004. 52 s.
5. Dvornikova A.N. Novyye funktsii muzeyev akademicheskikh institutov i povysheniye ikh roli v
sovremennoy sotsiokul'turnoy situatsii / A.N. Dvornikova, L.V. Zvorygin // Sovremennyye tendentsii
v razvitii muzeyev i muzeyevedeniya: Materialy Vseros/ nauch/-prakt/ konf., Novosibirsk, 3–5 oktyabrya 2011 g. / otv. red. V.A. Lamin, N.M. Shcherbin. Novosibirsk, 2011. S. 107–112.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130
О.Н. Шелегина
6. Ryzhenko V.G. Vozmozhnosti istoriko-kul'turologicheskoy modeli izucheniya muzeyev v prostranstve sovremennogo goroda i v «mental'noy karte» regiona // Sovremennyye tendentsii v razvitii
muzeyev i muzeyevedeniya: materialy Vseros/ nauch.-prakt. konf., Novosibirsk, 3–5 oktyabrya
2011 g. / otv. red. V.A. Lamin, N.M. Shcherbin. Novosibirsk, 2011. S. 242–247.
7. Truyevtseva O.N. Nekotoryye podkhody k issledovaniyu kul'turnogo naslediya // Aktual'nyye
voprosy deyatel'nosti akademicheskikh yestestvennonauchnykh muzeyev materialy Mezhdunar. nauch.
konf. / Ros. akad. nauk, Sib. otd-niye. Irkut. nauch. tsentr, Baykal'skiy muzey. Novosibirsk, 2010.
S. 46–50.
8. Kolpakova M.R. Istoriko-kul'turnoye naslediye Sibiri // Istoricheskaya entsiklopediya Sibiri.
Novosibirsk, 2010. T. 1. S. 671.
9. Yeremin L.V. Muzeyefikatsiya osobo okhranyayemykh territoriy istoriko-kul'turnogo
znacheniya v respublikakh Yuzhnoy Sibiri (konets XX – nachalo XXI veka) : avtoref. dis. ... kand. ist.
nauk. Tomsk, 2010. 23 s.
10. Martynova G.S. Tri «zhizni» Tomskoy pisanitsy / G.S. Martynova, A.I. Martynov // Muzey i
nauka: k 35-letiyu muzeya «Arkheologiya, etnografiya i ekologiya Sibiri» Kemerovskogo gosudarstvennogo universiteta: materialy Mezhdunar. nauch. konf., 10–12 noyabrya 2011 g. Kemerovo.
Kemerovo, 2011. S. 181–188.
11. Sundiyeva A.A. Deyatel'nost' muzeyev : Muzei Rossiyskoy Federatsii na rubezhe tysyacheletiy
(Analiticheskiy obzor) / A.A. Sundiyeva, M.Ye. Kaulen, I.V. Chuvilova. M., 2001. 114 s.
12. Slovar' aktual'nykh muzeynykh terminov // Muzey. 2009. № 5. S. 47–68.
13. Chuvilova I.V. Kul'tura pamyati v muzeynom memorial'nom prostranstve Rossii // Novatsii v
razvitii muzeynogo mira Rossii v pervoye desyatiletiye XXI veka / otv. red. I.V. Chuvilova,
O.N. Shelegina. Novosibirsk, 2011. S. 59–93.
14. Kaulen M.Ye. Metody aktualizatsii ob"yektov naslediya i problema klassifikatsii muzeyev //
Teoriya i praktika muzeynogo dela v Rossii na rubezhe KHKH–XXI vekov / Tr. GIM. M., 2001. Vyp.
127. C. 17–48.
15. Sizova I.A. Muzeynaya set' Tomskoy oblasti : istoriya formirovaniya i funktsionirovaniya
(seredina 1940-kh – 2010 g.): avtoref. dis. … kand. ist. nauk. Tomsk, 2012. 22 s.
16. Shelegina O.N. Muzeynaya set' Sibirskogo regiona: protsessy formirovaniya i adaptatsii //
Vestn. Tom. gos. un-ta. 2011. № 346. S. 103–110.
17. Chuvilova I. Klassifikatsiya muzeyev i problemy naslediya // Muzey. 2009. № 5. S. 20–25.
18. Kaulen M.Ye. «Pogranich'ye» muzeynogo mira // Novatsii v razvitii muzeynogo mira Rossii v
pervoye desyatiletiye XXI veka / otv.red. I.V. Chuvilova, O.N. Shelegina. Novosibirsk, 2011. S. 123–138.
19. Set' IKOM v Rossii. IKOM Rossii, 2012. 322 s.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа