close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

12.Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки №3 2007

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
ИЗВЕСТИЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ
ПОВОЛЖСКИЙ РЕГИОН
МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ
№3
2007
СОДЕРЖАНИЕ
ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ
МЕДИЦИНА
Антонеева И. И., Петров С. Б. Пролиферативная активность неоплазмы
при прогрессировании рака яичников. ................................................................. 3
Микуляк Н. И., Кинзирская Ю. А., Соломанина О. О., Ионичева Л. В.
Изучение противоопухолевого и антиметастатического эффектов
противоопухолевых антибиотиков при раздельном
и совместном применении с мексидолом........................................................... 10
Родина О. П., Моисеева И. Я. Влияние витамина Е на состояние оксидантной
и антиоксидантной системы, активность фосфолипазы А2
на модели стрессового ульцерогенеза ................................................................ 18
Калмин О. В. О возможности определения биологического возраста
по внутриствольной структуре нервов ............................................................... 24
КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА
Агеев И. С., Панюшов С. П., Тюмин В. Б. Диагностика и лечение рака
щитовидной железы на фоне узловатых форм хронического тиреоидита ..... 32
Баранова Г. А., Ермолаева А. И.
Течение цереброваскулярной патологии при гипотиреозе .............................. 35
Галеева Р. Т., Долгушкина Г. В., Астафьева А. Н. Динамика цитохимических
показателей при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки у детей ....... 41
Давидян Л. Ю., Богдасаров А. Ю., Олейникова Д. В.
Особенности развития дисплазии шейки матки у женщин
в экологически неблагоприятных условиях промышленного города ............. 48
Дубовый Л. М., Константинова Т. В. Связь коммуникативного
взаимодействия в диаде «врач–больной»
с социально-психологическими качествами личности врача .......................... 56
Макаров Э. В., Давидян Л. Ю., Богдасаров А. Ю. Клинико-морфологические
аспекты хламидийных поражений шейки матки у женщин............................. 62
Рахматуллов Ф. К., Беляева Ю. Б., Бибарсова А. М., Богданова С. Р.,
Прохорова С. В. Влияние комбинации бисопролола с L-тироксином
на гемодинамические и электрофизиологические показатели сердца,
структуру и функцию щитовидной железы у больных с пароксизмами
фибрилляции предсердий на фоне сочетания ИБС с эутиреоидным зобом. .. 68
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Чижиков Н. В., Опарина О. Н. Иммунитет к эндотоксину
грамотрицательной микрофлоры кишечника у онкологических больных .....76
Шебзухова Л. М., Берснев В. П. Неврологическая диагностика
менингиом боковых и третьего желудочков головного мозга .........................80
Аннотации..................................................................................................................... 89
Сведения об авторах ...................................................................................................94
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ
И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ
МЕДИЦИНА
УДК 618.11-006.6-037-07
И. И. Антонеева, С. Б. Петров
ПРОЛИФЕРАТИВНАЯ АКТИВНОСТЬ НЕОПЛАЗМЫ
ПРИ ПРОГРЕССИРОВАНИИ РАКА ЯИЧНИКОВ
Пролиферативную активность неоплазмы в динамике развития опухоли
оценивали на гистологических препаратах операционно-биопсийного материала первичной опухоли 83 больных раком яичников, находящихся на I–IV клинических стадиях заболевания по FIGO. Определяли митотический индекс,
экспрессию Ki-67 и PCNA. Полученные результаты оценивали с помощью непараметрических статистических методов; значимость различий между группами оценивали по Н-критерию Крускала–Уоллиса; силу связи между признаками – ранговой корреляцией Спирмена.
Способность опухоли выживать и прогрессивно расти в условиях макроорганизма во многом определяется активностью ее элементов. Нарушение
механизмов пролиферации – одна из главных особенностей опухолевых клеток. Уровень пролиферативной активности определяет агрессивность и злокачественность опухолевого процесса [1].
Целью работы была оценка пролиферативной активности раковых
клеток яичников в процессе развития опухоли.
1. Материалы исследования
Материалом исследования послужили гистологические препараты
операционно-биопсийного материала первичной опухоли 83 больных раком
яичников (РЯ). По стадиям заболевания (FIGO, 1976) больные распределились следующим образом: I стадия была у 4 больных (4,8%), II – у 6 (7,2%),
III – у 40 (48,2%), IV – у 33 (39,8%). В зависимости от гистологической
структуры опухоли в исследуемой группе 29 (35%) были отнесены к серозному гистотипу, 23 (28%) – к муцинозному, 16 (19%) – к эндометриоидному, 13 (16%) – к мезонефроидному и 2 (2%) – к неклассифицируемому. В
ткани опухоли митотический режим опухолевых клеток анализировали в
гистологических срезах, окрашенных гематоксилином и эозином. Митотическую активность (индекс) определяли путем подсчета 1000 опухолевых
клеток при увеличении микрообъекта в 900 раз. В иммуногистохимической
оценке пролиферативной активности первичного РЯ использовали моноклональные антитела (АТ) к антигену ядер пролиферирующих клеток
PCNA и к негистонному белку Ki-67, который определяется в ядрах клеток
во время поздней G-фазы, S, G2 и M, но не в G0-фазе клеточного цикла. Использовали коммерческие антитела фирм Novocastra и Dako. Пролифера3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
тивная активность опухоли оценивалась как процент Ki-67 положительных
клеток от общего числа опухолевых клеток. Для оценки индекса пролиферации по PCNA высчитывали процент клеток, в ядрах которых выявлялась
экспрессия PCNA, на 300 раковых клеток.
Полученные в ходе исследования результаты оценивали с помощью
непараметрических статистических методов. Для определения значимости
различий между несколькими группами использовали H-критерий Крускала–
Уоллиса. Силу связи между признаками устанавливали ранговой корреляцией Спирмена.
2. Результаты исследования
Данные литературы относительно уровня экспрессии Ki-67 при РЯ достаточно разноречивы: от 5,7% [2] до 85–95% [3, 4] и даже 98% [5]. При этом установлено, что индекс Ki-67 неодинаков при разных гистологических формах РЯ и
коррелирует со степенью дифференцировки опухоли при серозном РЯ [6].
В результате проведенных исследований было установлено, что на
I клинической стадии заболевания количество Ki-67+ клеток невелико и составляет порядка 5,4 ± 0,63% (таблица 1). Расположение этих клеток не имеет
выраженных закономерностей. Ki-67+ клетки располагаются разрозненно и,
как правило, единичны. Однако имеется устойчивая тенденция к увеличению
таких клеток в мелких железах (рис. 1, 2). В группе раковых опухолей яичников II стадии указанные тенденции сохранялись.
Таблица 1
Средние (Ki-67 М), минимальные (Ki-67 min) и максимальные (Ki-67 max)
значения индекса пролиферации Ki-67(M ± SD) у больных РЯ
на различных клинических стадиях заболевания (М ± m).
Стадия заболевания
(по FIGO)
In=4
II n = 6
III n = 40
IV n = 33
Ki-67 М
5,4  0,63
10,2  0,66*
47,0  4,12*
45,5  4,12*
Индекс Ki-67 (MSD)
Ki-67 min
4,0  0,82
7,8  1,17
35,8  6,62*
32,9  5,43
Ki-67 max
6,8  0,96
12,5  1,05*
58,2  5,54*
57,8  7,07
* Данные, статистически достоверно отличающиеся от таковых на предыдущей клинической стадии, p = 0,0001.
При прогрессировании неоплазмы (III стадия) обнаруживается тенденция к усилению экспрессии Ki-67 (см. таблицу 1, рис. 3).
Исследование раковых опухолей яичников IV стадии показало сохранение высокой пролиферативной активности: экспрессия Ki-67 в ряде случаев достигала 58% (рис. 4).
Проведенная иммуногистохимическая оценка пролиферативной активности неоплазмы при РЯ выявила, что реакция на антиген ядер пролиферирующих клеток PCNA обнаруживается в виде диффузной и(или) зернистой
окраски ядер раковых клеток 7, в тканевых образцах PCNA наиболее интенсивно выявляется в папиллярных новообразованиях, в мелких железах и участках инвазивного роста. На I и II клинических стадиях заболевания уровень
PCNA демонстрирует значительные колебания – от 18 до 32% (рис. 5).
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
×20
Рис. 1 Единичные клетки Ki-67+ в недифференцированном РЯ
×10
Рис. 2 Ki-67+ в клетках мелких желез эндометриоидного РЯ
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
×4
Рис. 3 Более высокий уровень Ki-67+ в зонах пролиферации клеток
в крупных железах на фоне низкой пролиферативной активности клеток
крупных железах эндометриоидного РЯ
×4
Рис. 4 Высокая активность Ki-67+ в зонах инвазии РЯ в строму
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
×10
Рис. 5 Высокая интенсивность PCNA
в папиллярных отделах эндометриоидного РЯ
В отдельных случаях вообще не обнаружилось PCNA-положительных
клеток. При прогрессировании новообразования (III–IV стадии) количество
PCNA-положительных клеток значительно возрастает (таблица 2), достигая в
ряде случаев 100% (рис. 6).
Таблица 2
Уровень экспрессии PCNA и митотический индекс клеток
раковых опухолей яичников на различных клинических
стадиях заболевания (М ± m)
Стадия/Показатель
PCNA, %
МИ, ‰
I стадия
n=4
22,8  4,03
4,0  1,82
II стадия
n=6
27,0  5,76*
6,2  3,19*
III стадия
n = 40
69,9  12,99*
9,9  3,06*
IV стадия
n = 33
82,8  11,48
11,0  2,64*
* Данные, статистически достоверно отличающиеся от таковых на предыдущих стадиях (p = 0,0001 для данных по PCNA; p = 0,0002 для данных МИ).
Для изучения митотического режима оценивался митотический индекс
(МИ). Сведения о митотической активности первичных раковых опухолей
яичников в зависимости от стадии заболевания представлены в таблице 2.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
×4
Рис. 6 100% активность PCNA в железах РЯ
Морфометрическая оценка пролиферативной активности показала, что
в исследованных опухолях скорости деления раковых клеток крайне неравномерны. Имеющаяся уже на начальных стадиях тенденция к высокому темпу деления сохраняется в процессе прогрессирования неоплазмы. Митотический индекс, составляющий на I клинической стадии 4,0  1,82 ‰, к IV клинической стадии достигает 11,0  2,64 ‰. Согласно данным литературы, при
РЯ между высоким МИ и сроком наступления рецидива существует прямая и
сильная корреляционная связь 8. Предполагается, что при высокой митотической активности велика доля патологических митозов, в результате которых образуются нежизнеспособные клетки.
Заключение
Таким образом, установлено, что пролиферативная активность клеток
овариального рака неодинакова на различных клинических стадиях заболевания. В группе раков яичников на III клинической стадии показатели экспрессии PCNA и Ki-67 достоверно и существенно (p = 0,0001) превышали
таковые в группе на I–II клинических стадиях и продолжали возрастать на
IV клинической стадии заболевания.
Морфометрические исследования пролиферативной активности также
показали достоверное увеличение темпов деления раковых клеток при прогрессировании опухолевого процесса (p = 0,0002).
Корреляции иммуногистохимических маркеров пролиферации с количеством митозов раковых клеток не могут быть признаны достоверными.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
На основании вышеизложенного можно предположить, что при прогрессировании РЯ проявляются клоны с высокой пролиферативной активностью. Определение экспрессии PCNA, Ki-67 и МИ раковых клеток может
быть использовано в диагностических и прогностических целях при оценке
стадии заболевания и определении эффективности лечения или лекарственной резистентности при РЯ.
Список литературы
1. S c h w a r t i n g , R . Little miser markers and Ki-67 / R. Schwarting // Lab. Invest. –
1993. – № 68. – Р. 597–599.
2. H a r l o zi n c a , A . Expression of p53 protein and Ki-67 reactivity in ovarian neoplasms.
Correlation with histopathology / A. Harlozinca, J. Bar, P. Sedlaczek [et al.] // Am. J.
Clin. Pathol. – 1996. – № 105. – Р. 334–340.
3. K i y k a w a , T . Alteration of p53 in ovarian cancer its occurrence and maintenance it tumor progression / T. Kiykawa // Int. J. Gynecol. Pathol. – 1994. – № 13. – Р. 311–318.
4. S a k a y , K . Comparison of p53, Ki-67 and CD44v6 expression between primary and
matched metastatic lesions in ovarian cancer / K. Sakay, T. Kaku, T. Kamura [et al.] //
Gynecol. Oncol. – 1999. – № 72. – Р. 360–366.
5. R e i t m a i e r , M . Comparative studies on the biological significance of the marker for
proliferation Ki-67-Antigen and PSNA in primary ovarian carcinoma / M. Reitmaier,
C. Rudlowski, S. Biesterfeld [et al.] // Zentralbl Gynacol. – 2000. – № 122. – Р. 361–367.
6. П о л у ш к и н а , И . Н . Биомолекулярные маркеры как факторы прогноза при серозном раке яичников III–IV стадии : автореф. дис. … к.м.н. / И. Н. Полушкина. –
М., 2002.
7. Руководство по иммуногистохимической диагностике опухолей человека / под
ред. С. В. Петрова, Н. Т. Райхлина. – Казань, 2004.
8. Н о в и ч к о в а , Е . В . Зависимость прогноза рака яичников от экспрессии рецепторов к половым гормонам и пролиферативной активности опухолевых клеток /
Е. В. Новичкова, А. А. Вотинцев // Архив патологии. – 2006. – № 2. – С. 10–13.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 612.1
Н. И. Микуляк, Ю. А. Кинзирская,
О. О. Соломанина, Л. В. Ионичева
ИЗУЧЕНИЕ ПРОТИВООПУХОЛЕВОГО
И АНТИМЕТАСТАТИЧЕСКОГО ЭФФЕКТОВ
ПРОТИВООПУХОЛЕВЫХ АНТИБИОТИКОВ
ПРИ РАЗДЕЛЬНОМ И СОВМЕСТНОМ
ПРИМЕНЕНИИ С МЕКСИДОЛОМ
Изучены противоопухолевый и антиметастатический эффекты противоопухолевых антибиотиков доксорубицина и циклофосфана у экспериментальных животных со спонтанно метастазирующей карциномой легких Льюис и
опухолью Уокера.
Показана возможность использования антиоксиданта мексидола для коррекции побочных эффектов доксорубицина и циклофосфана и повышения терапевтической эффективности противоопухолевых антибиотиков.
Для классических противоопухолевых препаратов дозовая интенсивность (количество препарата, введенное в единицу времени) является главной
детерминантой его эффективности [1].
К таким классическим противоопухолевым средствам относятся и антрациклиновые антибиотики, которые широко применяются в клинической
практике при гемобластозе, лимфопролиферативных заболеваниях и злокачественных солидных опухолях различной локализации. Однако применение
этих препаратов связано с развитием в период лечения осложнений, наиболее
опасным из которых является повреждение органов. В основе токсического
действия антрациклиновых антибиотиков лежит их способность инициировать перекисное окисление липидов в клетках [2, 3].
Частота возникновения таких осложнений при использовании антрациклинов составляет от 1,5 до 67%. Вероятность осложнений возрастает при
предшествовавшей или параллельно проводимой лучевой терапии, сочетанном приеме других цитостатических средств [4].
Вместе с тем в последние годы появились сообщения о гепатотоксических свойствах антрациклинов. Нарушение функции печени – системное,
сравнительно специфическое побочное действие, отмеченное для многих
противоопухолевых препаратов: метотрексата, L-аспарагиназы, 6-меркаптопурина, цитозинарабинозида, митромицина, натулана, хлорбутина, циклофосфана, миелосана, производных нитрозомочевины. В пятом издании «Информация о лекарственных средствах для специалистов здравоохранения»
(Вып. 5. – М., 1999), кроме вышеперечисленных препаратов, гепатотоксичность отмечена при использовании блеомицина, кармустина, хлорамбуцила,
дакарбазина, дактиномицина, доксорубицина, флутамида, ифосфамида, митоксантрона, паклитаксела, стрептозоцина, тиогуанина.
Учитывая современные тенденции развития химиотерапевтического
метода лечения злокачественных опухолей, заключающиеся в использовании
высоких доз противоопухолевых средств, приходится говорить о возросшей
роли данного вида токсических реакций на течение, прогноз и эффективность
лечения злокачественных новообразований.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
В связи с этим одной из важнейших проблем экспериментальной и
клинической фармакологии является разработка новых фармакотерапевтических подходов к повышению терапевтической эффективности лекарственного метода лечения злокачественных опухолей.
Для снижения токсического действия препаратов на организм в целом
возможны следующие пути:
а) исключение пороговых доз цитостатиков;
б) комбинации противоопухолевых препаратов с различными механизмами действия;
в) создание систем направленного транспорта;
г) проведение детоксикационной терапии;
д) применение гепатопротекторов.
Разработка оптимальных схем комбинации противоопухолевых препаратов с различными механизмами действия в настоящее время достаточно
интенсивно развивается и внедряется в онкологическую практику.
Что касается создания систем направленного транспорта противоопухолевых препаратов, то это является предметом исследований широкого круга исследователей, работающих в различных областях онкологии.
Поскольку первичным результатом активации свободнорадикального
окисления является деградация фосфолипидов мембранных структур гепатоцитов, использование самих субстратов окисления, вводимых извне в качестве средств заместительной терапии, способствует коррекции липидной матрицы мембран. Нормальная организация мембран, воссоздаваемая фосфолипидными препаратами (эссенциале, фосфолив, полиен, липостабил, липин,
мегалипин, эссель-форте, фосфолип), ограничивает доступ свободных радикалов в глубь мембран к полиеновым жирным кислотам [5]. Липотропные
средства – незаменимые факторы питания, относящиеся к витаминам и витаминоподобным веществам: холин, метионин, липоевая кислота, пангамат
кальция, цианокобаламин, фолиевая кислота, экстракты и гидролизаты печени и др. – также влияют на состояние мембранных фосфолипидов. Биологическая функция их состоит в обеспечении формирования части фосфоглицеролов, несущих остатки этаноламина, холина, серина, инозита и др. Так, липотропная активность холина объясняется тем, что он входит в состав молекулы лецитина и является одной из основных транспортных форм жиров, т.е.
нормализует обмен жиров, способствует восстановлению функции печени
[6]. Аналогичен механизм действия метионина. Липоевая кислота регулирует
обмен глутатиона – одного из компонентов естественной антиокислительной
системы организма. Серосодержащие препараты (цистамина гидрохлорид и
унитиол) способствуют стабилизации фонда восстановленного глутатиона.
Глутатионовая система защиты клетки от свободнорадикального окисления
обеспечивается специальными ферментами: глутатионпероксидазой, глутатионредуктазой и глутатион-S-трансферазой.
Большое значение при лечении заболеваний придается использованию антиоксидантов и антирадикальных препаратов (супероксиддисмутаза,
каталаза, церулоплазмин, глутатион, аминокислоты, токоферолы, фенозаны, ионол, селен, тиолы – унитиол, метионин и др.) [7–13].
Широко используются препараты фенольной природы в связи со способностью ингибировать перекисное окисление липидов (ПОЛ): кверцетин,
рутин, силимарин, катерген, легалон, силибор и др. [14, 15].
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Наибольшее распространение получили средства, влияющие на процессы тканевого обмена: витамины А, С, Е, В2, В6, В12, фолиевая и липоевая
кислоты, АТФ, кокарбоксилаза, гормональные препараты. И хотя фармакотерапевтическая эффективность витаминных препаратов бесспорна, эти средства малоэффективны в острый период патологии [16], у детей с хроническим гепатитом В [17].
Таким образом, современный этап развития химиотерапевтического
метода лечения злокачественных новообразований заключается не только в
создании новых, более эффективных противоопухолевых средств, совершенствовании схем и режимов их применения, но и в разработке фармакотерапевтических методов, позволяющих снизить повреждающее действие противоопухолевых препаратов на эпителиальные и мезенхимальные ткани и органы, повышая тем самым эффективность проводимого лечения.
Обобщая представленный материал, можно констатировать, что, несмотря на наличие большого числа существующих методов фармакологической коррекции при цитостатической терапии злокачественных опухолей, в
онкологической практике не всегда удается добиться желаемого максимального терапевтического эффекта. Все это свидетельствует о нерешенности обсуждаемой проблемы и целесообразности ее дальнейшего развития.
Принимая во внимание, что в большинстве случаев основной причиной
развития кардиотоксичности и токсической гепатопатии антрациклиновых
антибиотиков является инициация процессов перекисного окисления липидов, представляется вполне оправданным использование мексидола – антиоксиданта фенольной природы – с целью коррекции индуцированных токсических гепатопатий и повышения эффективности химиотерапии опухолей.
Мексидол относится к мембраноактивным антиоксидантам и проявляет способность ингибировать перекисное окисление липидов биомембран и модифицировать их функциональную активность [18].
Все это и определило выбор темы научных исследований. Целью исследования явилось изучение в сравнительном плане противоопухолевой активности антибиотиков антрациклинового ряда у экспериментальных животных с токсическим поражением печени при раздельном и совместном применении антиоксидантов и изучение в сравнительном плане доксорубицина при
раздельном и сочетанном применении с пробуколом на ряд показателей перекисного окисления липидов.
Материалы и методы исследования
Животные. Исследование было выполнено на 27 аутбредных мышахсамцах линий С57/В1/6 с перевивной сингенной опухолью LLC массой 20–25 г
и 24 крысах популяции Вистар с перевивной опухолью Уокера – 256 массой
180–230 г. Все экспериментальные животные содержались в условиях кафедры физиологии человека Медицинского института Пензенского государственного университета. Животным опытных групп противоопухолевые препараты вводили по схемам, описанным ранее.
Контрольной группе животных (n = 10) препараты не вводились. В
опытных группах (n = 6) животных забивали через 24 ч после последнего
введения мексидола.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
Препараты. Использовали готовые лекарственные формы цитостатиков – доксорубицина Эбеве (Австрия) и циклофосфана (ЛЭНС-Фарм – Россия), мексидол 5% раствор в ампулах по 2 мл производства медикобиологических препаратов МЗ РФ.
Противоопухолевое действие препаратов и их антиметастатические
свойства оценивали в соответствии с существующими «Методическими рекомендациями по изучению специфической активности противоопухолевых препаратов, предлагаемых для испытания в клинике» (М., 1986) и «Методическими рекомендациями по доклиническому изучению средств, обладающих способностью ингибировать процесс метастазирования и повышать эффективность цитостатической терапии злокачественных опухолей» (М., 1992).
Противоопухолевую активность препаратов изучали на сингенной
опухолевой системе из банка опухолевых штаммов РОНЦ им. Н. Н. Блохина
РАМН – карциноме легкого Льюис (LLC) и асцитной опухоли Эрлиха. Опухолевую ткань LLC трансплантировали животным внутримышечно в бедро
задней лапки слева в количестве 1 · 106 клеток. Перевивной опухолевый
штамм карциносаркомы Уокера – 256 (W-256), полученный из банка опухолевых штаммов РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, в виде взвеси опухолевых
клеток трансплантировали крысам под кожу хвоста в количестве 1 · 106 клеток. Противоопухолевый эффект оценивали по показателю индекса торможения роста массы первичной опухоли (ИТР).
Антиметастатическое действие препаратов изучали на модели спонтанного метастазирования солидной опухоли LLC.
О выраженности метастатического процесса судили по ряду показателей:
1) частоте метастазирования опухоли – проценту животных с метастазами по отношению к общему количеству животных в группе;
2) степени поражения легких метастазами LLC:
– 0 ст. – метастазы отсутствуют;
– 1 ст. – меньше 10 с диаметром, не превышающим 1 мм;
– 2 ст. – от 10 до 30 метастатических узлов;
– 3 ст. – более 30 метастазов различных размеров;
– 4 ст. – менее 100 штук без сливного роста;
– 5 ст. – более 100 штук, наличие сплошных опухолевых узлов;
3) среднему числу метастазов на одно животное в каждой группе;
4) средней массе легких, пораженных метастазами LLC.
Индекс ингибирования процесса метастазирования (ИИМ) рассчитывали по формуле
ИИМ = (Ак · Вк) – (А · В) / Ак · Вк · 100%,
где Ак и А – частота метастазирования в легкие у мышей контрольной группы
и опытной; Вк и В – среднее число метастазов в легких на одно животное в
контрольной и опытной группах.
Количество метастазов в легких подсчитывали после фиксации их в
растворе Боуэна (время экспозиции не менее 24 ч) с помощью бинокулярной
лупы МБС-9 (увеличение 8×2).
Аутопсийный материал подвергался патоморфологическому изучению
по общепринятой методике.
Иссеченные ткани фиксировали в 10% нейтральном растворе формалина,
затем заливали в парафин, изготавливали серийные срезы толщиной 5 мкм,
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
гистологические препараты окрашивали гематоксилин-эозином, заключали
в парафин и изучали на компьюторно-программном комплексе «Диаморф»
(Россия).
Подсчет числа метастазов на 1 мм2 площади среза печени проводили
планаметрическим методом.
Все полученные данные обрабатывали методом вариационной статистики с использованием критерия Стьюдента (t), считая достоверными различия с уровнем вероятности не ниже 95% (p ≤ 0,05).
Результаты и обсуждение
Традиционно сложилось так, что эффективность химиотерапии оценивается по «ответу» опухоли на лекарство, т.е. уменьшению ее размеров. Мы
изучали сочетанное влияние доксорубицина и антиоксиданта мексидола на
процесс развития опухоли. Изучение противоопухолевой и антиметастатической активности антибиотика – доксорубицина – при раздельном и сочетанном применении с мексидолом выполнены на мышах линий С57/В1/6 с перевивной сингенной опухолью LLC. В каждую группу включалось по 7–10 голов мышей. Продолжительность эксперимента составляла 24 дня. Препараты
готовые лекарственные формы цитостатик – доксорубицин (Эбеве – Австрия), мексидол 5% раствор в ампулах по 2 мл производства медикобиологических препаратов МЗ РФ.
Постановка опытов предусматривала включение следующих групп
экспериментальных животных:
– I группа – контрольная, в которую входило 7 мышей с перевитым
опухолевым штаммом карциномы легкого Льюис (LLC);
– II группа – 10 мышей, которым вводили доксорубицин трехкратно
внутрибрюшинно в дозе 5,0 мг/кг, начиная с шестых суток после перевивки
опухоли LLC, 1 раз в 5 дней;
– III группа – 10 мышей, которым вводили доксорубицин трехкратно
внутрибрюшинно в дозе 5,0 мг/кг, начиная с шестых суток после перевивки
опухоли LLC, 1 раз в 5 дней и мексидол внутривенно в дозе 5,0 мг/кг, начиная
с шестых суток после имплантации опухолевых клеток мышам LLC в течение
16 дней.
При определении темпа роста первичной опухоли нами установлено, что
частота метастазирования в экспериментальных группах, не получавших доксорубицин, составляла 100%. Число животных с метастазами в II группе (LLC
+ ДР) составило 83,3%. Средняя масса опухоли в опытных группах животных,
получавших доксорубицин, статистически достоверно снижена (р  0,001) по
сравнению с контрольными группами. Минимальное значение массы первичной опухоли LLC отмечалось в III группе (LLC + МД) при совместном
применении доксорубицина и мексидола.
Максимальное значение показателя противоопухолевой эффективности
доксорубицина имело место при совместном применении с мексидолом. Индекс торможения роста (ИТР) опухоли соответствовал 72,0%. Доксорубицин
ингибировал рост опухоли LLC у животных на 69,0%.
При определении индекса антиметастатической активности (ИИМ) доксорубицина при раздельном и сочетанном применении с мексидолом нами установлено, что мексидол при сочетанном применении с доксорубицином практически в 2 раза усиливал антиметастатический эффект последнего (таблица 1).
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
Таблица 1
Показатели антиметастатической эффективности доксорубицина
при раздельном и совместном применении с мексидолом
в отношении роста метастазов
Показатели метастазирования
Среднее число
Группы
Индекс ингибирования
Частота
метастазов
метастазирования (%)
метастазирования (%)
2
на 1 мм
I – LLC
100
8,77 ± 1,47
II – LLC + ДР
100
10,64 ± 2,71
–21,3 (по отн. к I гр.)
III – LLC + МД + ДР
100
6,12 ± 1,25**
72,0 (по отн. к II гр.)
** p < 0,01.
Выводы
Наши исследования показали, что при сочетанном применении доксорубицина и мексидола показатели противоопухолевой и антиметастатической эффективности антибиотика превышают аналогичные показатели противоопухолевых препаратов при их раздельном введении животным. С целью
повышения терапевтической эффективности доксорубицина и снижения риска развития нежелательных побочных эффектов можно рекомендовать его
совместное использование с мексидолом.
Мы изучали сочетанное влияние циклофосфана и антиоксиданта мексидола на процесс развития опухоли. Изучение противоопухолевой и антиметастатической активности антибиотика – циклофосфана – при раздельном
и сочетанном применении с мексидолом выполнены на крысах популяции
Вистар с перевивной опухолью Уокера – 256. В каждую группу включалось
по 8 особей. Продолжительность эксперимента составляла 25 дней. Препараты готовые лекарственные формы цитостатик – циклофосфан (ЛЭНС-Фарм –
Россия), мексидол 5% раствор в ампулах по 2 мл производства медикобиологических препаратов МЗ РФ.
Постановка опытов предусматривала включение следующих групп
экспериментальных животных:
– I группа – контрольная, в которую входили крысы с перевитым опухолевым штаммом W-256;
– II группа – крысы, которым вводили циклофосфан 10-кратно внутрибрюшинно в дозе 10 мг/кг, начиная с восьмых суток после перевивки опухоли;
– III группа – крысы, которым вводили циклофосфан 10-кратно внутрибрюшинно в дозе 10 мг/кг, начиная с восьмых суток после перевивки опухоли и мексидол внутривенно в дозе 5,0 мг/кг, начиная с шестых суток после
имплантации опухолевых клеток в течение 16 дней.
При определении темпа роста первичной опухоли нами установлено,
что частота метастазирования в экспериментальных группах, не получавших
циклофосфан, составляла 100%. Число животных с метастазами во II группе
(W-256 + Ц) составило 83,3%. Средняя масса опухоли в опытных группах
животных, получавших циклофосфан, статистически достоверно снижена
(р  0,02) по сравнению с контрольной группой. Минимальное значение мас15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
сы первичной опухоли W-256 отмечалось в III группе (W-256 + МД) при совместном применении циклофосфана и мексидола.
Максимальное значение показателя противоопухолевой эффективности
циклофосфана имело место при совместном применении с мексидолом. Индекс торможения роста опухоли (ИТР) соответствовал 72,0%. Циклофосфан
ингибировал рост опухоли W-256 у животных на 69,0%.
При определении индекса антиметастатической активности (ИИМ)
циклофосфана при раздельном и сочетанном применении с мексидолом нами
установлено, что мексидол при сочетанном применении с циклофосфаном
практически в 2 раза усиливал антиметастатический эффект последнего (таблица 2).
Таблица 2
Показатели антиметастатической эффективности циклофосфана
при раздельном и совместном применении с мексидолом
в отношении роста метастазов
Показатели метастазирования
Среднее число
Группы
Индекс ингибирования
Частота
метастазов
метастазирования (%)
метастазирования (%)
на 1 животное
I – W-256
89,5
30,6 ± 1,47
II – W-256 + Ц
78
15,3 ± 2,71
–53,3 (по отн. к I гр.)
III – W-256 + МД + Ц
50
12,1 ± 1,25**
42,0 (по отн. ко II гр.)
** p < 0,01.
Выводы
Наши исследования показали, что при сочетанном применении циклофосфана и мексидола показатели противоопухолевой и антиметастатической
эффективности антибиотика превышают аналогичные показатели противоопухолевых препаратов при их раздельном введении животным. С целью повышения терапевтической эффективности циклофосфана и снижения риска
развития нежелательных побочных эффектов можно рекомендовать его совместное использование с мексидолом.
Список литературы
1. F r e i , E . Dose: a critical factor in cancer chemotherapy / E. Frei, G. Cannelos // Am. J.
Med. – 1980. – V. 69. – Р. 586–594.
2. Д р о г о в о з , С . М . Оптимизация антиоксидантной терапии гепатита / С. М. Дроговоз, Л. В. Деримедведь, Е. Н. Журавель [и др.] // Человек и лекарство : тез. докладов V Рос. нац. конгресса. – М., 1998. – С. 65.
3. Г е р ш а н о в и ч , Л . М . Осложнения при химио- и гормонотерапии злокачественных опухолей / Л. М. Гершанович. – М. : Медицина, 1982. – С. 117–149.
4. К а л и н к и н а , Н . В . Оценка электрокардиографических изменений при применении антрациклиновых антибиотиков / Н. В. Калинкина // Украинский медицинский журнал. – 2000. – № 15. – С. 17–20.
5. К у н ц , Э . «Эссенциальные» фосфолипиды в гепатологии (экспериментальный и
клинический опыт) / Э. Кунц, К. Й. Гундерманн, Э. Шнайдер // Терапевт. архив. –
1994. – № 2. – С. 66–72.
6. М а ш к о в с к и й , М . Д . Лекарственные средства / М. Д. Машковский. – Харьков :
Торсинг, 1998. – 1, 2 т. – 592 с.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
7. А л и м б а е в , Е . А . Эффективность использования пищевого продукта экосорб в
качестве энтеросорбента при острых экзогенных отравлениях / Е. А. Алимбаев,
Т. З. Сейсембеков, Е. А. Кулакова [и др.] // Человек и лекарство : тез. докладов
V Рос. нац. конгресса. – М., 1998. – С. 429–430.
8. L e e , Y . M. Effect of alpha-tocopherol on hepatic mixed function oxidase in hepatic
ischemia-reperfusion / Y. M. Lee, M. G. Clemens // Hepatology. – 1992. – V. 15. –
P. 276–281.
9. R y u j i , H . The role of alpha-tocopherol and allopurinol in lipid peroxidation and mitochondrial respiration in the ischemic rat liver / H. Ryuji // Nippon. Geka. Gakkai.
Zasshi. – 1990. – V. 91. – P. 95–100.
10. K a w a m o t o , S . Inhibition of ischemia and reflow induced liver injury by an SOD
deriwative that circulates found to albumin / S. Kawamoto, M. Inorue, S. Tashiro [et al.] //
Arch. Biochem. Biophys. – 1990. – V. 277. – P. 160–165.
11. D h a u n s i , G . S . Dismutase in rat liver peroxisomes. Biochemical and immunochemical evidence / G. S. Dhaunsi, S. Gulati, A. K. Singh // J. Biol. Chem. – 1992. – V. 267. –
P. 6870–6873.
12. L i o u , W . Distribution of Cu Zn sureroxid dismutase in rat liver / W. Liou,
L. Y. Chang, H. J. Geuze // Tree Rad. Biol. Med. – 1993. – V. 14. – P. 201–207.
13. M a o , G . D . Superoxide-Dismutase (SOD) – catalase cojugates – role of hydrogenperoxide and the Fenton reaction in SOD toxicity / G. D. Mao, P. D. Thomas, G. D. Lopaschuk [et al.] // J. Biol. Chem. – 1993. – V. 268. – P. 416–420.
14. В е н г е р о в с к и й , А . И . Влияние гепатопротекторов, содержащих полифенолы,
на течение экспериментального хронического гепатит / А. И. Венгеровский,
Н. О. Батурина, В. С. Чучалин, А. С. Саратиков // Химико-фарм. журнал. – 1996. –
№ 2. – С. 3–4.
15. Б о г о р о д и ц к а я , Л . А . Эссенциальные фосфолипиды и производные силимарина в лечении хронических гепатитов / Л. А. Богородицкая, А. Я. Крюкова // Человек и лекарство : тез. докладов V Рос. нац. Конгресса. – М., 1998. – С. 27–28.
16. Г у б с к и й , Ю . А . Коррекция химического поражения печени / Ю. А. Губский. –
Киев : Здоров’я, 1989. – 168 с.
17. Р о м а н о в а , С . В . Эффективность комплексной терапии с включением вобэнзима при хроническом гепатите В у детей / С. В. Романова, Е. И. Шабунина,
И. А. Переслегина [и др.] // Человек и лекарство : тез. докладов V Рос. нац. Конгресса. – М., 1998. – С. 309.
18. З е н к о в , Н . К . Окислительный стресс / Н. К. Зенков, В. З. Ланкин, Е. Б. Меньщикова. – М. : МАИК «Наука/Интерпериодика», 2001. – С. 139.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 615.27:577.125:616.33
О. П. Родина, И. Я. Моисеева
ВЛИЯНИЕ ВИТАМИНА Е НА СОСТОЯНИЕ ОКСИДАНТНОЙ
И АНТИОКСИДАНТНОЙ СИСТЕМЫ,
АКТИВНОСТЬ ФОСФОЛИПАЗЫ А2 НА МОДЕЛИ
СТРЕССОВОГО УЛЬЦЕРОГЕНЕЗА
Изучено состояние оксидантной и антиоксидантной системы, активность фосфолипазы А2 в тканевых структурах желудка и тонкой кишки при
действии стрессового ульцерогенного фактора на фоне введения витамина Е.
Были выявлены значительные изменения изученных показателей. Данные экспериментального исследования свидетельствуют о том, что воздействие стрессорного ульцерогенного фактора способствует изменению состояния оксидантной и антиоксидантной систем, активности фосфолипазы А2 в ткани желудка и тонкой кишки, что свидетельствует о развитии при этом оксидативного стресса. Введение витамина Е стабилизирует процессы пероксидации липидов, сдерживает разрушение мембранных структур слизистой оболочки желудка и тонкой кишки, тем самым препятствует массивному образованию язвенных дефектов.
Пролиферативные и секреторные процессы в слизистой оболочке гастродуоденальной зоны в норме и при патологии сопровождаются изменением
активности перекисного окисления липидов (ПОЛ) и антиоксидантной защиты (АОЗ) [1–3].
Активация ПОЛ является стимулом для индукции системы АОЗ – совокупности ферментативных и других факторов, обеспечивающих защиту
клеток от свободных радикалов [4–6]. При язвенной болезни существенно
изменяется функциональная активность системы АОЗ: в сыворотке крови
увеличивается содержание церулоплазмина, малонового диальдегида,
диеновых конъюгатов, оснований Шиффа, гидроперекисей липидов и кетонов, повышается активность каталазы наряду со снижением содержания
супероксиддисмутазы, глутатиона, что говорит об усилении процессов ПОЛ
[7]. Снижение содержания α-токоферола в сочетании с ростом содержания
вторичного продукта ПОЛ при язвенной болезни наблюдали Г. Ч. Махакова
и Л. П. Сыбденова [8].
В регуляции различных физиологических процессов важная роль отводится и фосфолипазе А2, которая поддерживает необходимый уровень арахидоновой кислоты. На активность фосфолипазы А2 влияет фазовое состояние
биомембраны, определяемое структурой фосфолипидов, содержанием холестерола, природой белков, фосфорилированием фермента. Изменение структурного состояния биомембран при активации ПОЛ приводит к тому, что каталитическая активность фосфолипазы А2 резко возрастает [9].
Учитывая вышесказанное, целесообразно включение в комплексную
терапию биоантиоксидантов с высокой антирадикальной активностью, к которым относятся, например, витамины – антиоксиданты Е, С и А и микроэлемент селен [10].
В данной работе представлен фрагмент результатов экспериментальных исследований по изучению роли антиоксидантов в процессе язвообразования на фоне действия стрессового ульцерогенного фактора.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
Материалы и методы исследования
В основу работы положены экспериментальные исследования на 40 половозрелых белых крысах обоего пола средней массой 200–250 г. На экспериментальных животных при моделировании «стрессовой» язвы исследовали
процесс ульцерогенеза, а также интенсивность процессов ПОЛ тканевых
структур желудка, тонкой кишки.
Моделирование язвенных дефектов производили по способу С. В. Аничкова и И. С. Заводской (1965). Крыс не кормили в течение 24 ч, затем
фиксировали на доске в положении лежа на спине при пониженной температуре окружающей среды до 12 ч, вводили в передние лапы игольчатые электроды и в течение 3 ч раздражали импульсами электротока от
стимулятора ППМ-1 при напряжении 5–10 В, частоте 50 Гц, продолжительностью импульса 50 мс.
Через 12 ч животных выводили из опыта путем передозировки эфирного наркоза. Производили лапаротомию и биопсию желудка и тонкой
кишки. При вскрытии оценивали состояние слизистой оболочки желудка,
тонкой кишки, определяли характер ее повреждений, которые подразделяли
на точечные кровоизлияния, эрозии и язвы. Дифференциальную диагностику
изменений со стороны слизистой оболочки желудка и тонкой кишки осуществляли при помощи бинокулярной лупы с 6-кратным увеличением, а также
путем микроскопических исследований: микропрепараты подвергались окраске гематоксилин-эозином. Для каждого вида повреждений слизистой оболочки рассчитывали «язвенный индекс» Паулса. В опытной группе животных
для исследования влияния на показатели ульцерогенеза и активности ПОЛ
включили препарат, обладающий антиоксидантным действием – 10% раствор
альфа-токоферола (витамина Е) в масле из расчета 5 мг/кг массы тела внутримышечно.
В работе применялись следующие методы исследования.
1. Содержание малонового диальдегида (МДА) оценивали в реакции с
2-тиобарбитуровой кислотой (ТБК). Для определения антиокислительной активности липидов предварительно проводили индукцию липопереокисления
раствором сульфата железа в концентрации 5 мкмоль в течение часа.
2. Активность каталазы определяли фотометрическим методом, основанным на способности перекисей образовывать с молибдатом аммония
стойкий окрашенный комплекс. Оптическую плотность измеряли на спектрофотометре при длине 410 нм. Активность каталазы выражали в мг Н2О2/мин/г
белка.
3. Определяли активность супероксиддисмутазы (СОД) в реакции с
нитросиним тетразолием (Гуревич В. С. и др., 1990).
4. Определение активности фосфолипазы А2. Активность фосфолипазы А2 оценивали в среде, содержащей 10 ммоль трис-HCL-буфер (pH = 8,0),
150 ммоль тритон Х-100, 10 ммоль CaCl2 и субстрат (1,2 ммоль). В качестве
субстрата использовали фосфатидилхолины яичного желтка. Регистрацию
каталитической деятельности фермента проводили титрометрическим методом по мере образования свободных жирных кислот. Расчет проводили по
калибровочной кривой, построенной по пальмитиновой кислоте, и выражали
в мкмоль/с/г белка (Трофимов В. А., 1999).
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Основные результаты исследования
Опытной группе животных на фоне действия стрессового ульцерогенного фактора вводили витамин Е в дозе 5 мг/кг внутримышечно трехкратно:
за 2 ч до их фиксации, через 2 и 6 ч после фиксации.
Степень выраженности нарушений липидного гомеостаза при действии
на организм стрессового фактора обусловлена увеличением активности ПОЛ
и фосфолипазы А2, а также изменением состояния антиоксидантной системы.
Поэтому анализ указанных изменений может служить критерием оценки
проводимой терапии.
Витамин Е, обладающий антиоксидантным действием, способствовал предупреждению развития липидного дистресс-синдрома при действии стрессового ульцерогенного фактора. Как показал эксперимент, под
действием этого витамина снижалась скорость свободнорадикальных реакций и фосфолипазная активность, а также возрастал антиоксидантный
потенциал.
При анализе морфологических изменений слизистой оболочки желудка
на фоне введения витамина Е у всех животных отмечались точечные кровоизлияния, но по отношению к контролю количество кровоизлияний уменьшилось на 46,25% (p < 0,05), хотя индекс Паулса при этом не изменился.
Эрозии на слизистой оболочке желудка наблюдались в 80% случаев. Их количество по сравнению с контролем снизилось на 75,86% (p < 0,05). Индекс
Паулса для эрозий уменьшился в 5,3 раза и составил 1,09. Язвенные дефекты
отмечались в 95% случаев, и их число по отношению к контрольной группе
также снизилось на 63,16% (p < 0,05), а индекс Паулса уменьшился в 2,9 раза
и был равен 1,31.
При исследовании состояния слизистой оболочки тонкой кишки деструкции определялись у всех экспериментальных животных группы. Однако по
сравнению с контрольной группой количество кровоизлияний уменьшилось
на 64,37% (p < 0,05), а индекс Паулса уменьшился в 2,8 раза и составил для
данного вида повреждений 7,50. Число эрозий по отношению к контрольным
показателям снизилось на 65,84% (p < 0,05), а значение индекса Паулса уменьшилось в 2,9 раза и составило 5,51. Зарегистрировано, что по сравнению с контрольными показателями количество язв снизилось на 57,27% (p < 0,05) и индекс Паулса уменьшился в 2,3 раза и был равен 4,69.
Следовательно, использование витамина Е на модели стрессового ульцерогенеза действительно приводит к снижению количества деструктивных поражений слизистой оболочки желудка и тонкой кишки.
При включении в эксперимент витамина Е в тканях желудка отмечалось по сравнению с контролем уменьшение уровня МДА на 10,42%
(р < 0,05), Fe-МДА на 40,84% (р < 0,05) и активности фосфолипазы А2 на
48,96% (р < 0,05) (таблица 1). Активность СОД увеличилась на 70,75%
(р < 0,05), активность каталазы же не изменилась. Выявлено достоверное изменение исследуемых показателей по отношению к норме (рис. 1) (исходные
данные приняты за 100%, звездочкой отмечены данные, достоверно измененные по отношению к норме).
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
Таблица 1
Показатели ПОЛ, АОЗ и активности фосфолипазы А2
в тканевых структурах желудка на модели стрессового ульцерогенеза
при применении витамина Е (M ± m)
Норма
Контрольная
группа
Опытная
группа
2,39 ± 0,06
8,23 ± 0,15*
4,34 ± 0,24*
3,42 ± 0,09
12,44 ± 0,24*
7,36 ± 0,31*
0,73 ± 0,022
1,92 ± 0,047*
0,98 ± 0,038*
1,63 ± 0,04
2,71 ± 0,12*
2,79 ± 0,18*
6,21 ± 0,14
3,18 ± 0,18*
5,43 ± 0,14*
Показатель
МДА (нМоль/г белка)
Fe-индуцированный МДА
(нМоль/г белка)
Активность фосфолипазы А2
(мкмоль/с/г белка)
Активность каталазы
(мг Н2О2/мин/гбелка)
Супероксиддисмутаза
(усл. ед. /мг белка)
* Достоверность изменений по отношению к норме при p  0,05; жирный
шрифт – достоверность изменений по отношению к контролю при p  0,05.
450
400
350
*
*
300
%
*
250
*
200
*
*
*
*
150
100
*
50
*
0
МДА
FeМДА
Норма
Каталаза
Модель
ФЛА2
СОД
Опыт
Рис. 1 Показатели ПОЛ, АОЗ и активности фосфолипазы А2 желудка
под влиянием витамина Е на модели стрессового ульцерогенеза
Аналогичные изменения наблюдались и в тканях тонкой кишки: по
сравнению с контрольной группой выявлено снижение содержания МДА на
43,60% (р < 0,05), Fe-индуцированного МДА на 44,29% (р < 0,05), уменьшение активности фосфолипазы А2 на 28,38% (р < 0,05), увеличение активности
СОД на 59,06% (р < 0,05). Однако отмечено изменение активности каталазы:
ее уровень снизился на 19,55% (таблица 2). По отношению к норме изученные показатели достоверно изменились (рис. 2) (Исходные данные приняты
за 100%, звездочкой отмечены данные, достоверно измененные по отношению к норме).
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Таблица 2
Показатели ПОЛ, АОЗ и активности фосфолипазы А2
в тканевых структурах тонкой кишки на модели стрессового ульцерогенеза
при применении витамина Е (M ± m)
2,35 ± 0,07
Контрольная
группа
6,33 ± 0,18*
Опытная
группа
3,57 ± 0,26*
4,12 ± 0,06
10,25 ± 0,27*
5,71 ± 0,24*
1,11 ± 0,019
2,52 ± 0,064*
1,83 ± 0,048*
3,37 ± 0,13
5,37 ± 0,28*
4,32 ± 0,22*
9,54 ± 0,24
5,08 ± 0,34*
8,08 ± 0,39*
Показатель
Норма
МДА (нМоль/г белка)
Fe-индуцированный МДА
(нМоль/г белка)
Активность фосфолипазы А2
(мкмоль/с/г белка)
Активность каталазы
(мг Н2О2/мин/гбелка)
Супероксиддисмутаза
(усл. ед. /мг белка)
* Достоверность изменений по отношению к норме при p  0,05; жирный
шрифт – достоверность изменений по отношению к модели при p  0,05.
300
*
*
250
200
*
% 150
*
*
*
*
*
*
100
*
50
0
МДА
Каталаза
FeМДА
Норма
Модель
ФЛА2
СОД
Опыт
Рис. 2 Показатели ПОЛ, АОЗ и активности фосфолипазы А2 тонкой кишки
под влиянием витамина Е на модели стрессового ульцерогенеза
Резюмируя проведенные экспериментальные исследования, можно
сделать вывод, что витамин Е обладает антиульцерогенным эффектом.
Появление такого рода фармакологического эффекта становится возможным благодаря наличию у данного препарата способности восстанавливать нарушенный липидный метаболизм (мембраностабилизирующий эффект). Как показал эксперимент, витамин Е вызывает уменьшение интенсивности ПОЛ и фосфолипазной активности, повышает антиоксидантный
потенциал тканей исследованных органов, что способствует коррекции
нарушений обмена липидов, развивающихся при действии стрессового
ульцерогенного фактора.
Следовательно, полученный фактический материал показывает, что использование витамина Е на модели стрессового ульцерогенеза достоверно
приводит к снижению количества деструктивных поражений слизистой оболочки желудка и тонкой кишки.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
Выводы
1. При действии стрессового ульцерогенного фактора в слизистой оболочке желудка и тонкой кишки развиваются существенные модификации липидов, сопровождающиеся интенсификацией процессов ПОЛ и активизацией
фосфолипазы А2.
2. Использование витамина Е (5 мг/кг) на модели стрессового ульцерогенеза приводит к уменьшению выраженности поражений слизистой оболочки желудка и тонкой кишки.
3. Антиульцерогенный эффект препаратов сопровождается снижением
в исследованных тканевых структурах интенсивности свободнорадикальных
реакций процессов ПОЛ и уменьшением активности фосфолипазы А2.
Список литературы
1. В а й н ш т е й н , С . Г . Роль катехоламинов в возникновении поражений слизистой
желудка и двенадцатиперстной кишки у больных периодической болезнью /
С. Г. Вайнштейн, Ф. А. Завершхановский, Г. П. Гривенко // Тер. арх. – 1987. –
№ 2. – С. 26–28.
2. К о р о ч к и н , И . М . Лечение язвенной болезни гастродуоденальной зоны антиоксидантом дибунолом и изменение уровня антиокислительной активности липидов эритроцитов в крови больных в процессе лечения / И. М. Корочкин,
В. Г. Башкатова, М. В. Пославский // Тер. арх. – 1984. – № 12. – С. 88–90.
3. К у л и к о в , В . Ю . Реакция перекисного окисления липидов в эритроцитах крови
и некоторые системы их регуляции у больных язвенной болезнью / В. Ю. Куликов, В. В. Ермолаева, Л. В. Мамонтова [и др.] // Вопр. мед. химии. – 1981. – № 6. –
С. 463–465.
4. А р х и п е н к о , Ю . В . С в о б о д н о р а д и к а л ь н о е окисление при гипоксии и реоксигенации: плюсы и минусы / Ю. В. Архипенко, Т. Г. Сазонова // Свободные
радикалы и болезни человека : сборник трудов Национальной научн.-практ. конф.
с международным участием. – Смоленск, 1999. – С. 21–22.
5. P a p a s, A . M . Determination of antioxidant status in humans / A. M. Papas // Lipids. –
1996. – V. 31. – P. 77–82.
6. В л а д и м и р о в, Ю . А . Свободные радикалы и антиоксиданты / Ю. А. Владимиров // Вестник РАМН. – 1998. – № 7. – С. 43–51.
7. П о д о п р и г о р о в а , В . Г . Роль свободнорадикального окисления липидов и антиоксидантных систем в патогенезе и саногенезе язвенной болезни желудка и
двенадцатиперстной кишки, возможности коррекции антиоксидантами : дис. …
д. мед. наук / В. Г. Подопригорова. – М., 1998.
8. М а х а к о в а , Г . Ч . Применение противоязвенного сбора в терапии язвенной болезни / Г. Ч. Махакова, Л. П. Сыбденова // Человек и лекарство : тез. докл.
VIII Рос. нац. конгр. – М., 2001. – С. 171.
9. В л а с о в , А . П . Роль нарушений липидного гомеостаза в патогенезе перитонита /
А. П. Власов, В. А. Трофимов, Р. З. Аширов // Саранск, 2000. – 207 с.
10. С е й ф у л л а , Р . Д . Проблема фармакологии антиоксидантами. Классификация
препаратов / Р. Д. Сейфулла, И. Т. Борисова // Фармакология и токсикология. –
1990. – № 6. – С. 3–10.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 611.833
О. В. Калмин
О ВОЗМОЖНОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО
ВОЗРАСТА ПО ВНУТРИСТВОЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ НЕРВОВ
Изучено влияние возраста на внутриствольную структуру нервов верхней и нижней конечностей людей обоего пола в возрасте от 21 до 60 лет. Регрессионный и дискриминантный методы анализа показали, что наиболее важными параметрами для определения биологического возраста субъектов по
внутриствольной структуре нервов являются толщина периневрия, абсолютные и относительные площади поперечного сечения пучков нервных волокон
и соединительной ткани, средняя площадь поперечного сечения одного пучка
нервных волокон (средний калибр пучков), количество пучков нервных волокон, общее количество осевых цилиндров и их плотность на 1 мм2 поперечного
сечения пучков. Причем в обоих случаях достоверность полученных результатов была довольно высокой и колебалась для регрессионных уравнений от 73
до 91%, а для дискриминантных функций от 89,5 до 94,7%.
До настоящего времени проблема определения биологического возраста остается одной из актуальных проблем судебно-медицинской экспертизы.
В последнее время важность этой задачи значительно возросла в связи с увеличением количества транспортных катастроф, военных конфликтов и усугублением криминогенной обстановки.
Наиболее часто проблема экспертизы возраста решается на основании
изучения костных объектов, по показателям инволюции элементов скелета
[1, 2]. Однако в практике судебно-медицинской экспертизы возникают ситуации, когда нет возможности исследовать кости и необходимы иные критерии определения биологического возраста объекта.
На наш взгляд, мягкие ткани могут дать, особенно в ранние сроки после смерти, значительно больше информации о возрасте субъекта, чем костные элементы.
Возрастная морфология многих органов изучена достаточно подробно.
Поэтому при правильном выборе метода математического моделирования возможно использовать эти органы в качестве маркеров биологического возраста.
В последнее время судебно-медицинские эксперты все большее значение стали придавать использованию при экспертной оценке возраста различных мягких тканей [3–6]. Однако применяя в качестве маркеров столь недолговечные органы, как кровеносные сосуды и железы, эксперты до сих пор не
используют более устойчивые к аутолизу периферические нервы, которые
также отличаются большей толерантностью к прижизненным воздействиям
различных средовых факторов.
Другой аспект проблемы определения возраста – это метод построения
экспертной системы. Обычно для этого используют только регрессионный
анализ [6]. Однако известно, что биологические процессы являются взаимосвязанной системой явлений, многие параметры которых обладают выраженной мультиколинеарностью. И в данном случае полученная регрессионная
модель может быть недостаточно адекватной [4, 7].
Менее часто при разработке экспертных систем применяют дискриминантный анализ, хотя он может дать очень интересные результаты, в частности позволяет получить так называемое решающее правило, по которому на
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
основании набора признаков можно отнести новое наблюдение к одной из
экспериментальных групп с минимальной возможностью ошибки. В результате дискриминантного анализа находят новые линейные фиктивные признаки, называемые дискриминантными функциями, так, чтобы каждый из них
разделял анализируемые группы с достижением минимальной трансгрессии.
Величина трансгрессии может служить основой для оценки вероятности
ошибки при отнесении некоторого наблюдения к одной из групп [8, 9].
С учетом вышеизложенного были изучены возрастная динамика показателей внутриствольной структуры периферических нервов и возможность
использования их для экспертной оценки биологического возраста.
Материал и методы исследования
Материалом исследования послужили срединные, локтевые, седалищные, большеберцовые и общие малоберцовые нервы 78 трупов взрослых людей обоего пола в возрасте от 21 до 60 лет, причина смерти которых не была
связана с травмой или заболеванием нервной системы.
Образцы для исследования брали из срединного и локтевого нервов на
уровне средней трети плеча, из седалищного нерва – на уровне средней трети
бедра, из большеберцового и общего малоберцового нервов – на уровне подколенной ямки. Образцы нервов забирали не позднее 16–18 часов после наступления смерти.
Парафиновые продольные и поперечные срезы нервов окрашивали гематоксилином-эозином, по Ван Гизону, по Нисслю, импрегнировали азотнокислым серебром по Грос-Бильшовскому-Кампосу. На препаратах измеряли
толщину соединительнотканных оболочек нервов, абсолютную и относительную площадь поперечного сечения пучков нервных волокон, соединительной ткани и отдельных пучков, период и амплитуду извилистости нервных и соединительнотканных волокон, толщину стенки и площадь просвета
эпиневральных артерий, подсчитывали количество пучков и осевых цилиндров. Всего для каждого образца нервов было получено 22 морфологических
количественных параметра.
Результаты исследования обрабатывали вариационно-статистическими
методами. Для построения экспертной математической модели биологического возраста были использованы 2 метода: пошаговый линейный регрессионный анализ и пошаговый дискриминантный анализ. При использовании
дискриминантного анализа материал исследования был разделен на 4 группы: 1) 21–30 лет; 2) 31–40 лет; 3) 41–50 лет; 4) 51–60 лет. Для регрессионного
анализа использовали весь массив экспериментальных данных.
Результаты исследования и их обсуждение
Исследование показало, что морфологические параметры изученных
нервов в течение периода зрелого возраста имеют примерно однонаправленную динамику, но с разной степенью интенсивности.
В связи с этим возрастная перестройка внутриствольного строения периферических нервов может быть сведена к нескольким основным процессам:
1) накоплению в нерве соединительной ткани вследствие утолщения
оболочек и увеличению ее абсолютной и относительной площади поперечного сечения. В конечном итоге это приводит к склерозированию нерва [10, 11];
2) уменьшению абсолютной и относительной площади поперечного
сечения нейрокомпонента как результат уменьшения калибра пучков нерв25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
ных волокон и снижения абсолютного количества осевых цилиндров в результате возрастной физиологической дегенерации нервных волокон;
3) уменьшению плотности нервных волокон на единицу площади сечения пучков, скорость которого вследствие параллельного уменьшения калибра пучков отстает от темпа снижения общего количества волокон и площади сечения нейрокомпонента;
4) постепенному сглаживанию складчатости нервных волокон в стволе
нерва вследствие увеличения периода и уменьшения амплитуды их извилистости. Это уменьшает относительный резерв деформации нерва и, следовательно, суживает диапазон компенсации физиологического и альтерирующего растяжений нерва;
5) утолщению стенок кровеносных сосудов нерва преимущественно за
счет склерозирования и увеличению просвета артерий, компенсирующему
возрастные изменения их стенок.
Группировка материала исследования по причинам смерти и длительности умирания не выявила достоверных различий между полученными
группами по величине параметров внутриствольной структуры периферических нервов. Это еще раз свидетельствует о значительной устойчивости
структуры нервов к воздействиям различного генеза. Половые и билатеральные различия изученных морфологических параметров также в большинстве
случаев были статистически недостоверны. В связи с этим при математическом моделировании сторона расположения нервов, пол и причина смерти
субъектов не учитывались.
Регрессионный анализ позволил получить линейные функции зависимости возраста от наиболее тесно коррелирующих с ним параметров внутриствольной структуры отдельных изученных нервов. Полученные функции
можно представить в следующем виде:
1. Для срединного нерва:
Y = 101,38 + 0,02 · A + 0,44 · B – 2,43 · C – 0,72 · D +
+ 0,44 · E – 0,005 · F – 0,28 · G,
где Y – возраст (в годах); A – толщина эпиневрия (в мкм); B – средняя толщина периневрия (в мкм); C – абсолютная площадь поперечного сечения пучков
нервных волокон (в мм2); D – относительная площадь поперечного сечения
пучков нервных волокон (в %); E – количество пучков нервных волокон; F –
плотность осевых цилиндров на 1 мм2 площади поперечного сечения пучков
нервных волокон; G – коэффициент извилистости нервных волокон (отношение периода извилистости к амплитуде извилистости, в %).
Адекватность регрессионной формулы равна 82%, средняя ошибка
функции ±3,7 года.
2. Для локтевого нерва:
Y = 71,04 – 0,93 · A + 0,05 · B,
где Y – возраст (в годах); A – относительная площадь поперечного сечения
пучков нервных волокон (в %); B – толщина эпиневрия (в мкм).
Адекватность регрессионной формулы равна 89%, средняя ошибка
функции ±3,2 года.
3. Для седалищного нерва:
Y = 92,19 – 23,2 · A + 1,05 · B + 0,02 · C – 0,01 · D – 0,92 · E,
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
где Y – возраст (в годах); A – средняя площадь поперечного сечения одного
пучка нервных волокон (в мм2); B – толщина эпиневрия (в мкм); C – средняя
толщина периневрия (в мкм); D – плотность осевых цилиндров на 1 мм2 площади поперечного сечения пучков нервных волокон; E – относительная площадь поперечного сечения пучков нервных волокон (в %).
Адекватность регрессионной формулы равна 73%, средняя ошибка
функции ±4,9 года.
4. Для большеберцового нерва:
Y = 82,72 + 0,03 · A + 1,16 · B + 0,17 · C – 0,0003 · D –
– 0,005 · E – 0,44 · F – 0,83 · G,
где Y – возраст (в годах); A – толщина эпиневрия (в мкм); B – средняя толщина
периневрия (в мкм); C – количество пучков нервных волокон; D – общее количество осевых цилиндров; E – плотность осевых цилиндров на 1 мм2 площади
поперечного сечения пучков нервных волокон; F – абсолютная площадь поперечного сечения соединительной ткани (без эндоневрия) (в мм2); G – относительная площадь поперечного сечения пучков нервных волокон (в %).
Адекватность регрессионной формулы равна 78%, средняя ошибка
функции ±4,1 года.
5. Для общего малоберцового нерва:
Y = –54185,3 – 15,2 · A + 1,14 · B – 0,0005 · C – 0,005 · D + 541,9 · E + 542,9 · F,
где Y – возраст (в годах); A – средняя площадь поперечного сечения одного пучка
нервных волокон (в мм2); B – средняя толщина периневрия (в мкм); C – общее
количество осевых цилиндров; D – плотность осевых цилиндров на 1 мм2 площади поперечного сечения пучков нервных волокон; E – относительная площадь
поперечного сечения пучков нервных волокон (в %); F – относительная площадь
поперечного сечения соединительной ткани (без эндоневрия) (в %).
Адекватность регрессионной формулы равна 79%, средняя ошибка
функции ±4,0 года.
Так как регрессионные уравнения для отдельных нервов основаны на
примерно одних и тех же морфологических показателях, то возможно получить вполне адекватную общую регрессионную функцию возраста по структурным параметрам периферических нервов:
Y = –92,64 + 0,92 · A + 3,52 · B – 1,13 · C + 1,89 · D + 0,25 · E – 0,0004 · F,
где Y – возраст (в годах); A – средняя толщина периневрия (в мкм); B – абсолютная площадь поперечного сечения пучков нервных волокон (в мм2); C –
абсолютная площадь поперечного сечения соединительной ткани (без эндоневрия) (в мм2); D – относительная площадь поперечного сечения соединительной ткани (в %); E – количество пучков нервных волокон; F – общее количество осевых цилиндров.
Адекватность регрессионной формулы равна 91%, средняя ошибка
функции ±3,4 года (рис. 1).
Группировка объектов исследования без учета вида нерва по морфометрическим параметрам методом дискриминантного анализа показала достоверность различий между исследованными возрастными группами с точностью более 99,9% (p < 0,01). Однако группы не строго изолированы друг от
друга. Установлено, что возможна вероятность ошибочного отнесения объек27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
тов из первой группы во вторую и наоборот – в 5,3% случаев, а также из
третьей группы в четвертую – в 10,5% и из четвертой в третью группу –
в 9,5% случаев (таблица 1, рис. 2).
Эмпирический возраст (годы)
65
55
45
35
25
15
15
25
35
45
55
65
Теоретический возраст (годы)
Рис. 1 График общей регрессионной функции возраста
по параметрам внутриствольной структуры периферических нервов
Таблица 1
Распределение образцов нервов
по теоретическим группам методом дискриминантного анализа (%)
Эмпирические группы
21–30 лет
31–40 лет
41–50 лет
51–60 лет
21–30 лет
94,7
5,3
0,0
0,0
Теоретические группы
31–40 лет
41–50 лет
5,3
0,0
94,7
0,0
0,0
89,5
0,0
9,5
51–60 лет
0,0
0,0
10,5
90,5
Рис. 2 Распределение материала исследования методом дискриминантного анализа
по морфологическим параметрам нервов
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
Пошаговый дискриминантный анализ показал, что наиболее важными
показателями для дифференцировки возрастных групп являются 9 морфологических параметров: толщина периневрия, абсолютные и относительные
площади поперечного сечения пучков нервных волокон и соединительной
ткани, относительная площадь поперечного сечения периневрия, количество
пучков нервных волокон, общее количество осевых цилиндров и их плотность на 1 мм2 поперечного сечения пучков.
В результате анализа рассчитаны 4 дискриминантные уравнения, позволяющих классифицировать новые образцы нервов в 4 возрастные группы,
соответствующие изучаемым. Полученные дискриминантные уравнения
можно представить в следующем виде:
Wj = Σ (Ai,j · Xi) + Cj,
где Wj – значение дискриминантной функции (j = 1…4); Аi,j – коэффициент j-й
дискриминантной функции при i-м экспериментальном показателе; Хi – экспериментальный параметр (i = 1...9); Cj – постоянная j-й дискриминантной функции.
Коэффициенты дискриминантных уравнений Аi,j и Сj представлены в
таблице 2. Полученные дискриминантные уравнения позволяют объективно
дифференцировать по данным 9 морфологическим параметрам новые образцы
любых периферических нервов с достаточно высокой степенью достоверности.
Коэффициенты дискриминантных уравнений
Морфологические параметры
Средняя толщина периневрия
Относительная ППС пучков
Относительная ППС
соединительной ткани
Относительная ППС
периневрия
Абсолютная ППС пучков
Абсолютная ППС
соединительной ткани
Количество пучков
нервных волокон
Количество осевых цилиндров
Плотность осевых цилиндров
Постоянная дискриминантной
функции
Таблица 2
21–30 лет
1925,939
9486581,0
Возрастные группы
31–40 лет
41–50 лет
1926,374
1927,148
9486421,0
9486437,0
51–60 лет
1927,914
9486701,0
9481107,0
9480949,0
9480967,0
9481233,0
–14217,53
–14216,78
–14216,18
–14217,78
–27735,52
–27731,12
–27729,61
–27729,67
9674,738
9672,407
9671,143
9670,655
1028,190
1028,200
1028,322
1028,584
0,597
6,838
0,597
6,832
0,597
6,825
0,596
6,820
–474171136,0 –474155264,0 –474156928,0 –474183424,0
Подстановка экспериментальных морфометрических параметров во все
уравнения дает 4 величины W1–W4 . Наибольшее значение j-й дискриминантной функции Wj определяет принадлежность данного объекта к этой группе.
В целях проверки адекватности полученных функций были проведены
5 опытов «вслепую». Гистологические препараты нервов от субъектов с известным возрастом были перемаркированы независимым наблюдателем и затем изучены по обычной схеме. По полученным экспериментальным параметрам внутриствольного строения нервов были рассчитаны теоретические
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
значения возраста и сравнены с паспортным возрастом (таблица 3). Установлено, что полученные значения биологического возраста незначительно отличаются от паспортного возраста. Разница между действительным и теоретическим возрастом ни в одном случае не превышала стандартной ошибки
регрессионных функций.
Отклонение
Дискриминантный
анализ
58 лет
24 года
39 лет
51 год
33 года
Результат
Паспортный
возраст
Малоберцовый
Малоберцовый
Малоберцовый
Большеберцовый
Большеберцовый
Отклонение
Нерв
1
2
3
4
5
Общая
Частная
регрессионная регрессионная
функция
функция
Результат
№ опыта
Таблица 3
Результаты опытов по определению биологического возраста
61,4 ± 4,0
27,0 ± 4,0
40,9 ± 4,0
47,1 ± 4,1
30,3 ± 4,1
+3,4
+3,0
+1,9
–3,9
–2,7
57,2 ± 3,4
26,3 ± 3,4
40,1 ± 3,4
53,0 ± 3,4
31,7 ± 3,4
–0,8
+2,3
+1,1
+2,0
–1,3
51–60 лет
21–30 лет
31–40 лет
51–60 лет
31–40 лет
Таким образом, в результате применения двух различных методов математического моделирования были получены примерно одинаковые результаты. С помощью регрессионного и дискриминантного методов анализа выявлено, что наиболее важными параметрами для определения биологического
возраста субъектов по внутриствольной структуре нервов являются толщина
периневрия, абсолютные и относительные площади поперечного сечения
пучков нервных волокон и соединительной ткани, средняя площадь поперечного сечения одного пучка нервных волокон (средний калибр пучков), количество пучков нервных волокон, общее количество осевых цилиндров и их
плотность на 1 мм2 поперечного сечения пучков. Причем в обоих случаях
достоверность полученных результатов была довольно высокой и колебалась
для регрессионных уравнений от 73 до 91%, а для дискриминантных функций от 89,5 до 94,7%.
Список литературы
1. Н е к л ю д о в , Ю . А . Экспертная оценка возрастных изменений скелета верхней
конечности / Ю. А. Неклюдов. – Саратов, 1992. – 112 с.
2. П а ш к о в а , В . И . Судебно-медицинское отождествление личности по костным
останкам / В. И. Пашкова, Б. Д. Резников. – Саратов, 1978. – 27 с.
3. Н е к л ю д о в , Ю . А . Динамика метрических показателей сухого и зольного веса
аорты в процессе старения / Ю. А. Неклюдов, А. В. Павлов, Г. Х. Бобуа, А. А. Ефимов // III Всероссийский съезд судебных медиков : материалы. – Саратов, 1992. –
С. 258–260.
4. Н е к л ю д о в , Ю . А . Биологический возраст: судебно-медицинские аспекты /
Ю. А. Неклюдов // Судебно-медицинская экспертиза. – 1997. – № 2. – С. 10–13.
5. С п и р и д о н о в , А . В . Морфологические изменения щитовидной железы в возрастном аспекте / А. В. Спиридонов // III Всероссийский съезд судебных медиков : материалы. – Саратов, 1992. – С. 252–253.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007 Медицинские науки. Теоретическая и экспериментальная медицина
6. С п и р и д о н о в , А . В . Определение биологического возраста неопознанных трупов по щитовидной железе : учебно-методическое пособие / А. В. Спиридонов,
Ю. Д. Алексеев, Ю. А. Неклюдов, С. А. Степанов. – Саратов, 1996. – 8 с.
7. Д у б р о в , А . М . Обработка статистических данных методом главных компонент /
А. М. Дубров. – М. : Статистика, 1978. – 135 с.
8. Компьютерная биометрика / под ред. В. Н. Носова. – М. : Изд-во МГУ, 1990. –
232 с.
9. Л а к и н , Г . Ф . Биометрия / Г.Ф. Лакин. – М. : Высш. шк., 1990. – 352 с.
10. Г о л о в ч е н к о , Ю . И . Возрастные изменения нервных стволов / Ю. И. Головченко. – Киев : Здоровье, 1983. – 84 с.
11. Д о й н и к о в , Б . С . Общая гистология и гистопатология периферической соматической нервной системы / Б. С. Дойников // Избранные труды по нейроморфологии и невропатологии. – М. : Медгиз, 1955. – С. 224–275.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА
УДК 616.441-008.64
И. С. Агеев, С. П. Панюшов, В. Б. Тюмин
ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ РАКА
ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ НА ФОНЕ УЗЛОВАТЫХ ФОРМ
ХРОНИЧЕСКОГО ТИРЕОИДИТА
В статье предоставлен накопленный за 10 лет материал изучения 131 больного с узлами в щитовидной железе, развивающимися на фоне хронического
тиреоидита. При этом выявлено 39 (29,8%) случаев рака путем применения
комплексного метода обследования. На дооперационном этапе применялись
следующие методы диагностики: УЗИ, диагностическая пункция с цитологическим исследованием мазков и сканирование щитовидной железы. Окончательным методом диагностики было плановое гистологическое исследование.
Возраст больных колебался от 20 до 60 лет.
В последние 10–15 лет значительная часть исследований отмечает
учащение случаев хронических тиреоидитов [1]. В то же время ряд авторов
указывает и на тенденцию увеличения числа больных раком щитовидной железы, развивающимся на фоне хронического тиреоидита, и достигает 11–25%
[2, 3]. Некоторые авторы до сих пор придерживаются тактики длительного
наблюдения, что может привести к первичному гипотериозу при диффузных
его формах вследствие замены фолликулов на соединительную и фиброзную
ткани. В связи с этим и сторонники оперативного лечения узловатых форм
хронических тиреоидитов расходятся во мнениях по вопросу оперативного
лечения.
За 10 лет в хирургическом отделении Пензенского областного онкологического диспансера на основе отбора больных оперирован 131 больной с
узлами в щитовидной железе, развивающимися на фоне хронических тиреоидитов, не поддающихся консервативному лечению. Среди них в 39–29,8%
случаев выявлен рак щитовидной железы в результате комплексного обследования. Из 131 больного мужчин было 5, женщин – 126. Возраст больных
колеблется от 20 до 60 лет, при этом 106 (89%) больных находилось в творческом и работоспособном возрасте – от 30 до 60 лет. Следует отметить, что
эндокринологи и терапевты направляли больных в онкодиспансер со следующими диагнозами: диффузные и смешанные формы зоба – 17 больных,
зоб Хашимото – 19 больных, диффузный токсический зоб – 5 больных, рецидив узловатого зоба – 9 больных, узловой зоб – 86 больных. При этом только
у 5 человек заподозрен рак щитовидной железы.
В результате можно отметить, что узлообразование в железе не было диагносцировано у 30 (22,9%) больных. Помимо этого нами выявлено, что среди
131 больного с узловатыми образованиями щитовидной железы 46 (35,1%) более 5 лет наблюдались и лечились консервативно у эндокринологов различными тиреостатическими препаратами.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
Отсюда следует, что рутинный метод диагностики (анамнез, осмотр и
пальпация) почти в 1/4 наблюдений не позволяет своевременно обнаружить
узлообразование на фоне хронического тиреоидита.
Поэтому нами в поликлинике онкодиспансера использованы совершенные методы диагностики: УЗИ, пункция, сканирование.
УЗИ проведено у 131 больного с различными узлообразованиями щитовидной железы. При этом у 92 больных (70,2%) установлены «солидные»
узлы, что говорит о разрастании соединительной ткани среди фолликулярного эпителия. У остальных 39 больных выявлены гиперэхогенные и гипоэхогенные узлы.
Сканирование щитовидной железы проводилось на радиоизотопной установке «Сцинтирант – нумерик» (Венгрия) только у 119 (из 131) оперированных больных. У 12 больных сканирование не проводилось вследствие выраженного гипотериза.
Данные сканирования приведены в таблице 1.
Таблица 1
Сопоставление данных сканирования и гистологического заключения
Число больных
69
21
14
13
4
Всего: 119 (100%)
Данные сканирования
«холодный узел»
«горячий узел»
«теплый узел»
«диффузное увеличение»
патологии не выявлено
Обнаружение рака щитовидной
железы при гистологическом
исследовании после операции
21 (31,4%)
5 (23,7%)
3 (21,4%)
6 (46,2%)
2 (50%)
39 (33,1%)
Из таблицы 1 видно, что рак щитовидной железы в процентном соотношении одинаково часто встречается и в «горячих», и «холодных» узлах.
Однако в абсолютных цифрах чаще рак щитовидной железы обнаруживается
среди «холодных» узлов (у 21 больного).
У двух больных раком щитовидной железы патологии на сканограмме
не выявлено, но изменились увеличенные шейные лимфоузлы.
Таким образом, метод радиоизотопной визуализации щитовидной железы имеет ограниченные возможности при небольших опухолях до 1 см.
Диагностическая пункция использована у всех больных, в том числе у
39 больных раком и у 92 больных с хроническим тиреоидитом.
Среди 39 больных раком щитовидной железы данный метод позволил у
12 больных установить точный диагноз рака до операции, у 8 больных – папиллярный рак, у 2 больных – фолликулярный рак и у 2 больных солидный.
У 7 больных высказано подозрение на рак с различными степенями пролиферации клеток на фоне хронического тиреоидита. У 10 больных получен ложноотрицательный ответ (среди них у 2 – аденома, у 2 – зоб, у 6 – хронический
тиреоидит с дисплазией клеток 3 степени).
Срочное гистологическое исследование проведено у 13 больных раком щитовидной железы. При этом основным показанием для проведения
этого исследования было увеличение шейных лимфоузлов с одноименной
стороны. Из 13 больных у 10 проведены шейные лимфаденэктомии по поводу метастазов.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
По стадиям и системе TNM у 30 больных опухоли выявлены в I и Iа
стадии (T1,2 N0, M0), у двух больных во IIб стадии (Т2N1Mo) и у 7 в III стадии заболевания (T3 N2M0).
Операции проводились по экстрафасционной методике. В таблице 2
представлен объем операций у 39 больных раком щитовидной железы
Объем операций при раке щитовидной железы.
Число
больных
39 (100%)
Гемитериодэктомия
25 (64,3%)
Таблица 2
Субтотальные
Тиреодэктомии Лимфоденэктомия
резекции
10 (25,7%)
4 (10,2%)
9 (23,1%)
Таким образом, у 25 (64,3%) больных выполнена гемитериодэктомия с
перешейком. Только у 4 (10,2%) больных произведена вынужденная тиреодэктомия. В подавляющем большинстве случаев проводились органосохраняющие операции. В 9 случаях (23,1%) выполнены шейные лимфаденэктомии по поводу метастатических лимфоузлов (паратрахеальные и шейные).
По гистологической структуре злокачественные опухоли щитовидной
железы распределились следующим образом: в 18 случаях выявлен папиллярный рак, у 12 больных – фолликулярный рак, у 5 больных – солидный рак,
у 2 – медуллярный и только у 2 – низкодифференцированная форма рака щитовидной железы.
Интересным представляется анализ доброкачественных образований в
щитовидной железе по гистологической структуре. У 14 больных – аденома в
сочетании с хроническим тиреоидитом, в 35 случаях – полиморфнопластический зоб в сочетании с хроническим тиреоидитом. В остальных случаях
(43 больных) установлен хронический тиреоидит в виде узловой формы.
Таким образом, нами установлена необходимость целенаправленного
обследования больных с узловыми формами хронического тиреоидита в специализированных отделениях. Это будет способствовать своевременному
распознаванию рака щитовидной железы на ранних стадиях его развития.
Список литературы
1. П и н с к и й , С . Б . Редкие опухоли и заболевания щитовидной железы : монография / С. Б. Пинский, А. П. Калинин. – М., 1999. – 139 с.
2. П а ч е с , А . И . Рак щитовидной железы : монография / А. И. Пачес. – М., 1996. –
145 с.
3. Takashjma, Multiple enoljcrine neoplasia – syndromes of the twntiet ofcentury / J. Clin //
Endocrinol. Metab. – 1998. – V. 83. – № 8. – P. 2617–2620.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
УДК 616.831–005.1+616.441–008.64
Г. А. Баранова, А. И. Ермолаева
ТЕЧЕНИЕ ЦЕРЕБРОВАСКУЛЯРНОЙ ПАТОЛОГИИ
ПРИ ГИПОТИРЕОЗЕ
Представлены результаты исследований клинических и параклинических методов у больных с цереброваскулярной патологией (ЦВП) на фоне гипотиреоза. Проведено обследование 60 больных (женщин 57, мужчин 3), средний возраст которых составил 49,2 ± 1,28 года. Проведенные исследования выявили особенности течения ЦВП на фоне гипотиреоза, что необходимо учитывать в диагностическом и лечебном процессе.
В настоящее время цереброваскулярная патология (ЦВП) является широко распространенной группой сосудистых заболеваний головного мозга,
приводящих к стойкой инвалидизации населения. Поэтому важными задачами становится совершенствование методов ранней диагностики, проведение
эффективной медицинской помощи и снижение заболеваемости ЦВП.
На современном этапе также отмечается рост эндокринной патологии,
среди которой наиболее частой является гипотиреоз. Удельный вес его в
структуре эндокринных заболеваний постоянно увеличивается.
Цель исследования состояла в выявлении особенности течения ЦВП на
фоне гипотиреоза. Задачи исследования включали изучение неврологического (в том числе вегетативного) и эндокринного статуса, результатов параклинического обследования больных с ЦВП на фоне гипотиреоза.
Гипотиреоз – клинический синдром, обусловленный понижением
функции щитовидной железы. По механизму происхождения выделяют первичный, вторичный и третичный гипотиреоз. При первичном гипотиреозе патологический процесс локализуется в щитовидной железе, при вторичном – в
гипофизе, при третичном – в гипоталамусе. У большинства больных выявляется первичный гипотиреоз, обусловленный аутоиммунным тиреоидитом и
диффузным узловым зобом [1].
Патогенез гипотиреоза определятся снижением уровня тиреоидных
гормонов, которые влияют на физиологические функции и метаболические
процессы в организме. Дефицит гормонов щитовидной железы приводит к
нарушению всех видов обмена: белкового, углеводного, липидного, водносолевого. Нарушается утилизация кислорода тканями, тормозится активность
ферментных систем, газообмен и основной обмен. Дефицит тиреоидных гормонов ведет к ограничению физиологической активности других эндокринных желез, в первую очередь коры надпочечников [2].
Клиническая картина выраженного гипотиреоза полиморфна (в патологический процесс вовлекаются сердечно-сосудистая, дыхательная системы,
желудочно-кишечный тракт, почки, нервная система и психическая сфера),
жалобы больных разнообразны. Изменения со стороны ЦНС наиболее постоянны. Характерны вялость, апатия, сонливость днем и бессонница ночью, повышенная раздражительность, нарушения памяти, снижение интеллекта, парестезии, боли в конечностях, шаткость походки, полиневритические, псевдотабетические или фуникулярные нарушения. Часто наблюдаются двигательные расстройства.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Критерии лабораторного диагноза первичного гипотиреоза: общий Т4
(или свободный Т4) ниже нормы, содержание тиреотропного гормона гипофиза (ТТГ) в сыворотке крови выше нормы. При легком течении гипотиреоза
уровень ТТГ повышен, а общий Т4 может оставаться в пределах нормы.
Скрытый гипотиреоз – состояние, при котором клинические признаки гипотиреоза слабо выражены или отсутствуют, общий и свободный Т4 нормальный, уровень ТТГ повышен [3].
Проведено обследование 60 больных с ЦВП, страдающих гипотиреозом
(женщин 57, мужчин 3), средний возраст которых составил 49,2 ± 1,28 года.
Первичный гипотиреоз выявлен у 93,3% больных, вторичный – у 6,7%. Первичный гипотиреоз был обусловлен преимущественно диффузно-узловым
зобом (48%) и аутоиммунным поражением щитовидной железы (38%). У 33%
отмечены субклинические проявления гипотиреоза со средним значением
ТТГ 5,8 ± 0,88 мМЕ/л. Вторичный гипотиреоз был обусловлен поражением
гипофиза с последующим снижением функции щитовидной железы. Среднее
значение ТТГ в исследуемой группе составило 8,9 ± 0,8 мМЕ/л.
Кроме этого, проведено обследование контрольной группы больных с
ЦВП в количестве 30 человек, не страдающих гипотиреозом. ЦВП у всех больных проявлялась хронической недостаточностью мозгового кровообращения
(дисциркуляторной энцефалопатией ДЭ) I, II и III стадии и начальными проявлениями хронической недостаточности мозгового кровообращения (ХНМК).
Всем больным было проведено комплексное клинико-параклиническое
обследование. Поводилось общее неврологическое обследование с исследованием вегетативного статуса, которое включало три группы показателей: вегетативный тонус, вегетативную реактивность, вегетативное обеспечение
деятельности.
Исследовался клинический анализ крови с определением уровня гематокрита. Биохимический анализ крови включал определение глюкозы, холестерина, триглицеридов, липидного спектра, индекса атерогенности, протромбинового индекса (ПТИ), международного нормализованного отношения (МНО), фибриногена. При исследовании эндокринного статуса проводилось определение тиреотропного гормона гипофиза (ТТГ), тиреодных гормонов: общего и свободного тироксина (Т4), трийодтиронина (Т3), исследование
титра антител к тиреоглобулину, к микросомальной фракции, ультразвуковое
исследование щитовидной железы.
Исследуемым больным проведены следующие обследования: ультразвуковая допплерография сосудов головного мозга (УЗДГ экстракраниальных и интракраниальных сосудов), электроэнцефалография (ЭЭГ), эхоэнцефалоскопия (ЭХО-ЭС), компьютерная томография головного мозга (КТ),
магнитно-резонансная томография головного мозга и кранио-цервикального
перехода (МРТ), рентгенография черепа и шейного отдела позвоночника.
При проведении клинического исследования выявлялись симптомы гипотиреоза: снижение памяти, работоспособности, быстрая утомляемость, нарушения сна, отечность лица и конечностей, периодические боли в области
сердца. Жалобы больных на головную боль, головокружение, неустойчивость
при ходьбе, шум и звон в ушах и голове были более выражены у пациентов с
гипотиреозом.
В неврологическом статусе у исследуемой группы больных отмечались
следующие симптомы: установочный нистагм, слабость конвергенции, асим36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
метрия носогубных складок, пирамидный синдром (анизорефлексия, повышение сухожильных и периостальных рефлексов), положительные симптомы
орального автоматизма, чувствительные нарушения в виде гемигипестезии
поверхностной чувствительности, неточность и мимопопадание при выполнении пальце-носовой и колено-пяточной проб, неустойчивость в пробе Ромберга, неуверенность при ходьбе.
Хроническая недостаточность мозгового кровообращения (ХНМК) у
пациентов исследуемой группы проявлялась поражением вертебробазилярного бассейна в 100% наблюдений. У всех больных выявлялся вестибулоатаксический синдром. Цереброастенический синдром выявлялся у 30% больных
(18 человек). У 5% больных (3 человека) диагностировался синдром паркинсонизма. ХНМК I стадии определялась у 38% больных (23 человека), II стадии – у 32% (19 человек), III – у 5% (3 человека), начальные проявления
ХНМК – у 25% обследуемых (15 человек).
Всем больным проводилось вертеброневрологическое обследование, которое выявляло рефлекторные и корешковые синдромы шейного остеохондроза [4]. В исследуемой группе в 36% случаев (21 человек) диагностировались
рефлекторные (нейродистрофические и мышечно-тонические), в 27% случаев
(16 человек) корешковые синдромы, что чаще, чем в контрольной группе.
УЗДГ проводилось на ультразвуковом доплеровском диагностическом
комплексе «Ангиодин» с программным обеспечением WinPatientExpert и
Doppler Diagnostics.
При проведении УЗДГ экстракраниальных сосудов лоцировались следующие артерии: общая сонная (ОСА) и ее ветви – внутренняя (ВСА) и наружная (НСА) сонные артерии; надблоковые (НА) артерии; позвоночные артерии (ПА). При наличии признаков компрессионно-ирритативных изменений со стороны позвоночных артерий проводились функциональные пробы с
поворотами головы. При проведении УЗДГ интракраниальных сосудов лоцировалась средняя мозговая (СМА), передняя мозговая (ПМА), задняя мозговая артерии (ЗМА), основная артерия (ОА). В норме показатели асимметрии
по артериям головного мозга не превышают 15–30%. Для позвоночных артерий допускается асимметрия линейных скоростей кровотока до 30% [5].
УЗДГ позволила диагностировать стеноокклюзирующие и шунтирующие поражения артерий головного мозга, оценить их гемодинамику; выявить
и дать оценку всех видов церебральной эмболизации; оценить возможности
коллатерального кровотока и цереброваскулярный резерв. УЗДГ выявила
особенности кровоснабжения вертебро-базилярного бассейна, наиболее уязвимого при дегенеративно-дистрофических изменениях шейного отдела позвоночника.
В исследуемой группе больных при УЗДГ было выявлено снижение
скорости кровотока по внутренней сонной артерии со средним значением
25,6 ± 1,2 см/с, по позвоночным артериям со средним значением 24,5 ± 1,3 см/с,
по основной артерии со средним значением 40,3 ± 1,2 см/с, что меньше по
сравнению с контрольной группой (p < 0,05). Асимметрия кровотока по ОСА
определялась у 4 больных, по ВСА у 11 больных, по ПА у 45 больных. Стенозирующее поражение ВСА выявлено у 5 больных (8%). При проведении
ротационных проб признаки экстравазального воздействия на позвоночные
артерии выявлены у 48 больных (80%). Признаки затруднения венозного оттока по глазным венам определялись у 27 больных (45%).
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Исследуемой группе больных проведена электроэнцефалография (ЭЭГ) –
регистрация спонтанно возникающих (метод классической ЭЭГ) или вызванных в ответ на различные афферентные раздражения (гипервентиляция и фотостимуляция) электрических потенциалов головного мозга (метод ВП), преимущественно в диапазоне частот от 0,5 до 35 Гц.
Признаки умеренно выраженной дезорганизации биоэлектрической активности головного мозга и ирритация подкорково-стволовых структур выявлялись у 38 больных (63%). Локальная и пароксизмальная патологическая
активность была зарегистрирована у 3 больных (5%).
Исследуемым больным было проведено рентгенологическое исследование,
которое включало рентгенографию черепа и шейного отела позвоночника.
Рентгенография черепа проводилась в двух проекциях – прямой и боковой – для выявления переломов черепа, аномалий развития. Признаки нейроэндокринных нарушений (лобный гиперостоз) были выявлены у 18 человек (30%).
Признаки внутричерепной гипертензии в виде расширения каналов диплоических вен, усиления рисунка «пальцевых вдавлений» определялось у 9 человек
(15%). Изменения турецкого седла (истончение спинки, углубление дна, нечеткость контуров в связи с остеопорозом) обнаруживались у 4 человек (6%).
Рентгенография шейного отдела позвоночника проводилась в двух проекциях: прямой задней и боковой. Для определения изменений межпозвонковых дисков и изучения двигательной функции шейного отдела позвоночника
осуществлялось функциональное исследование в виде максимального сгибания
и разгибания шеи с выполнением спондилограмм в боковой проекции.
На спондилограммах шейного отдела позвоночника были выявлены
изменения в виде: унковертебральных артрозов, снижения высоты межпозвонковых дисков, остеофитов, нестабильности в позвоночно-двигательных
сегментах, остеоартрозов. Данные изменения по классификации Зекера соответствовали остеохондрозу I степени – 12% (7 человек), II степени – 53%
(32 человека) и III степени – 35% (21 человек). Аномалии краниовертебральной области определялись на боковой спондилограмме в 20% наблюдений
(12 человек). На рентгенограммах шейного отдела позвоночника в условиях
выполнения функциональных проб выявлялась нестабильность в позвоночнодвигательных сегментах в 10% случаев (6 человек).
При наличии показаний больным проводилась компьютерная томография (КТ) головного мозга. Исследование выполнялось на спиральном компьютерном томографе PICKER PQ 5000 производства США с толщиной среза и шагом стола от 1 до 8–10 мм.
В ряде наблюдений проводилась магнитно-резонансная томография головного мозга и краниоцервикального перехода (МРТ). Исследование проводилось на магнитно-резонансном томографе фирмы Siemens с напряженностью магнитного поля 1,0 Тесла, толщиной срезов от 2,0 мм.
В клинической практике для сравнительного изучения со срезами КТ
представляют МРТ-изображения в норме в аксиальной плоскости. Отличительной особенностью МРТ в сравнении с КТ является возможность получения изображений мозга в трех взаимно перпендикулярных плоскостях. Это
особенно важно при исследовании структур задней черепной ямки, в частности ствола головного мозга, который лучше всего визуализируется на
МР-томограммах в сагиттальной плоскости [6].
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
В исследуемой группе больных чаще, чем в контрольной, выявлялись мелкие очаги, характеризующиеся гиперинтенсивным сигналом на
Т2-изображениях и пониженной плотностью на компьютерных томограммах,
локализующиеся в перивентрикулярных отделах головного мозга, реже – в
базальных ганглиях, различной степени атрофические изменения головного
мозга в виде расширения желудочковой системы и субарахноидальных пространств с избыточным скоплением цереброспинальной жидкости, выявляемые при КТ или МРТ в 46% наблюдений (27 человек). Наблюдалось снижение МР-сигнала от скорлупы и хвостатого ядра за счет накопления железа.
Отмечалось уменьшение контрастности между белым и серым веществом
мозга. Таким образом, проявления ХНМК были более выражены у больных с
гипотиреозом.
При проведении МРТ-исследования обнаруживались аномалии краниовертебрального перехода (базилярная импрессия, платибазия, аномалия Арнольда–Киари) в 20% случаев (12 человек).
В результате проведенного клинико-параклинического обследования
были выявлены особенности течения ЦВП у больных на фоне гипотиреоза.
ХНМК у обследуемых больных проявлялась поражением вертебробазилярного бассейна. При клиническом обследовании по сравнению с контрольной
группой отмечается значительная выраженность вестибулоатаксического,
цефалгического, цереброастенического синдромов.
Достоверно чаще выявлено сочетание цереброваскулярных расстройств
с рефлекторными (нейродистрофическими, мышечнотоническими) и корешковыми синдромами шейного остеохондроза.
Рентгенологические изменения в шейном отделе позвоночника у большинства больных соответствовали остеохондрозу II–III степени по классификации Зекера. Изменения на краниограммах характеризовались нейроэндокринными нарушениями.
По данным УЗДГ отмечается достоверное уменьшение скорости кровотока в вертебробазилярном бассейне, венозная дисциркуляция, признаки ортостатической неустойчивости в вертебробазилярном бассейне.
При проведении КТ головного мозга у большинства больных выявлено
диффузное поражение белого вещества в перивентрикулярных областях,
множественные лакунарные очаги, вторичная атрофия коры в виде расширения желудочковой системы. При МРТ-исследовании выявлены аномалии
краниовертебрального перехода (базилярная импрессия, платибазия, аномалия Арнольда–Киари).
У больных с гипотиреозом отмечено быстрое прогрессирование заболевания, длительное течение обострений и хороший эффект от комплексного патогенетического лечения в сочетании с медикаментозной коррекцией гипотиреоза.
Таким образом, особенности течения ЦВП на фоне гипотиреоза необходимо учитывать в диагностическом и лечебном процессе. Коррекция гипотиреоза является важной составной частью в комплексном лечении данных
больных.
Список литературы
1. Ш м и д т , Е . В . Классификация сосудистых поражений головного и спинного мозга / Е. В. Шмидт // Журнал невропатологии и психиатрии. – 1985. – № 9. – 85 т. –
С. 1281–1288.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
2. Д а м у л и н , И . В . Дисциркуляторная энцефалопатия / И. В. Дамулин, В. В. Захаров ; под ред. Н. Н.Яхно. – М. : Издатель Е. Разумова, 2000. – С. 136–171.
3. Ш т у л ь м а н , Д . Р . Дисциркуляторная энцефалопатия / Д. Р. Штульман,
О. С. Левин // Неврология : справочник практического врача. – 4-е изд. – М. :
Медпресс–информ, 2005. – С. 360–371.
4. З ы к о в , В . П . Церебральная гемодинамика у больных дисциркуляторной энцефалопатией / В. П. Зыков // Журнал неврологии и психиатрии. – 1992. – № 1. –
92 т. – С. 31–34.
5. М и х а й л е н к о , А . А . Клинический практикум по неврологии / А. А. Михайленко. – СПб. : Фолиант, 2001. – 478 с.
6. Т р о ш и н , В . Д . Сосудистые заболевания нервной системы / В. Д. Трошин,
А. В. Густов, А. А. Смирнов. – Нижний Новгород : Изд-во Нижнегородской государственной академии, 2006. – 537 с.
7. О д и н а к , М . М . Сосудистые заболевания головного мозга / М. М. Одинак,
А. А. Михайленко, Ю. С. Иванов, Г. Ф. Семин. – СПб. : Гиппократ, 1997. – 210 с.
8. Клиническая эндокринология: руководство / под ред. Н. Т. Старковой. – 3-е изд. –
СПб. : Питер, 2002. – 576 с.
9. П о т е м к и н , В . В . Эндокринология / В. В. Потемкин. – М. : Медицина, 1986. –
432 с.
10. П о п е л я н с к и й , Я . Ю . Ортопедическая неврология (вертеброневрология) /
Я. Ю. Попелянский. – М. : Медпресс–информ, 2003. – 672 с.
11. Болезни щитовидной железы / пер. с англ. ; под ред. Л. И. Браверманна. – М. : Медицина, 2000. – 432 с.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
УДК 616-053.2-342-002.44-074.5
Р. Т. Галеева, Г. В. Долгушкина, А. Н. Астафьева
ДИНАМИКА ЦИТОХИМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ
ПРИ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНОЙ
КИШКИ У ДЕТЕЙ
Проведено изучение энергетических и окислительно-восстановительных
процессов у детей с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки по цитохимическим показателям лейкоцитов периферической крови. Изучена активность клеточных ферментов: кислой и щелочной фосфатазы, миелопероксидазы, гликогена в лейкоцитах периферической крови (в лимфоцитах и сегментоядерных нейтрофилах). Выявлена зависимость цитохимической активности
лимфоцитов и нейтрофилов от стадии язвенной болезни, длительности заболевания, проводимой терапии.
Актуальность проблемы
Широкое распространение язвенной болезни (ЯБ) в детском возрасте
диктует дальнейшее и всестороннее изучение вопросов, связанных с данной
патологией. При язвенной болезни в организме происходят значительные
морфологические изменения.
Невозможно представить возникновение и развитие этого заболевания
без глубоких нарушений в биоэнергетических, биохимических, иммунологических и других процессах. В клинических условиях наиболее доступным объектом исследования является кровь и ее составные части, по анализу которых с
определенной точностью можно судить об изменениях в тканях организма.
Большой интерес вызывает изучение цитохимической активности лейкоцитов крови, отвечающих не только за местную защиту, но и за трофические и репаративные процессы. По мнению ряда авторов [1], переваривающая
активность сегментоядерных нейтрофилов в значительной степени зависит от
содержания в них энергетических источников (гликогена), активности ферментов азурофильных и специфических гранул (пероксидазы, щелочной
фосфатазы, хлорацетатэстеразы).
Известно, что щелочная фосфатаза (ЩФ) нейтрофилов принимает участие в переносе метаболитов через клеточные мембраны, ее активность отражает остроту воспалительного процесса.
Кислая фосфатаза (КФ) является маркерным ферментом лизосом, участвующих в воспалительном процессе.
Изучение активности миелопероксидазы (МП), принимающей участие
в окислительных процессах лейкоцитов крови, дает определенное представление о состоянии тканевого дыхания.
Гликоген (ГЛ) в лейкоцитах является важным энергетическим и пластическим материалом фагоцитирующей клетки [2–4].
Изучение локализации и степени активности ферментов в клетках периферической крови (КФ, ЩФ, МП, ГЛ), выполняющих различные функции в специфическом иммунитете и неспецифической защите, является
важным этапом в познании закономерностей иммунологических реакций,
биологической оценке взаимосвязи специфических и неспецифических механизмов в ответной реакции организма на применение противоязвенной
терапии при ЯБ у детей.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Цель исследования: изучение энергетических и окислительновосстановительных процессов у детей с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (ЯБДК) по цитохимическим показателям лейкоцитов периферической крови.
Методы и материалы исследования
Исследования проводили у 79 детей с разными стадиями ЯБДК (основная группа) и у 24 практически здоровых детей (контрольная группа).
В основной группе наблюдения по эндоскопическим проявлениям, согласно классификации П. Я. Григорьева и Э. П. Яковенко (2005), выделены
3 подгруппы: А – дети с I стадией ЯБДК («свежая язва») (28 человек), В – дети со II стадией ЯБДК («начало эпителизации язвенного дефекта») (26 человек), С – дети с III стадией ЯБДК («стадия рубца при сохраняющихся явлениях активного гастродуоденита») (25 человек). Группы больных выбраны равнозначными по полу и возрасту.
Цитохимическое обследование проводили также в подгруппах наблюдения до и после проведения традиционного противоязвенного лечения (антисекреторные средства, прокинетики, цитопротекторы, по показаниям –
эрадикационная терапия).
Для исследования активности цитохимических ферментов в лейкоцитах крови у детей с ЯБДК в зависимости от длительности заболевания в периоде ремиссии из основной группы были выделены две подгруппы: D – с
длительностью заболевания от 1 года до 3 лет (29 человек), E – с длительностью заболевания от 5 до 8 лет (27 человек).
Изучение активности клеточных ферментов проводили в лейкоцитах
периферической крови, а именно в лимфоцитах и сегментоядерных нейтрофилах. Для определения КФ и ЩФ использовали метод Goldberg, Barka
(1962), основанный на гидролизации нафтол-AS-фосфата кислой и щелочной фосфатазой в соответствующем интервале pH, образуя с парарозанилином гранул ярко-красного цвета в местах локализации фермента. При исследовании МП применяли метод Lole, описанный В. Т. Морозовой с соавторами (1990). Метод основан на реакции окисления бензидина системой
«перекись водорода – пероксидаза» в коричневый цвет. ГЛ в лейкоцитах
определяли по методу McManus (1962). Принцип метода основан на реакции альдегидов с реактивом Шиффа. Длинная цепь молекул глюкозы, из
которых состоит ГЛ, соединена кислородными мостиками. В конце цепи
имеются свободные OH-группы (гликоген). Под влиянием йодной кислоты
гликольные группы окисляются до альдегидов. В местах, где имеются альдегиды, происходит их взаимодействие с реактивом Шиффа, в состав которого входит красящее вещество фуксин. В результате реакции образуется
пурпурно окрашенное соединение, которое свидетельствует о присутствии
полисахарида – гликогена.
Цитохимическую активность клеточных ферментов оценивали в условных единицах с учетом количества гранул и интенсивности окрашивания
конечного продукта реакции. Подсчитывали число ферментположительных
клеток в процентах, а также активность ферментов на 100 клеток и на 1 ферментсодержащую клетку.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
Результаты исследования и их обсуждение
С целью изучения энергетических и окислительно-восстановительных
процессов у детей с ЯБДК в зависимости от стадии язвенного процесса исследования проводили в подгруппах основной группы. Результаты представлены в таблице 1.
Таблица 1
Цитохимические показатели активности ферментов (в усл. ед., M ± m)
лимфоцитов и нейтрофилов периферической крови у детей с язвенной
болезнью двенадцатиперстной кишки в зависимости от стадии заболевания
Статистический показатель
M±m
p
M±m
P
P1
M±m
p
p1
p2
M±m
Лимфоциты
КФ
ЩФ
МП
Сегментоядерные нейтрофилы
ГЛ
КФ
ЩФ
МП
I стадия («свежая язва»), n = 28
103 ± 3,2 44 ± 1,3 64 ± 1,7 57 ± 1,5 98 ± 3 48 ± 1,1 86 ± 2,2
<0,001 <0,05 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001
II стадия («начало эпителизации язвенного дефекта»), n = 26
98 ± 3 42 ± 1,1 89 ± 2,2 46 ± 1,1 84 ± 2,1 37 ± 0,9 97 ± 3
<0,05
<0,05
<0,01 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001
<0,05
<0,05 <0,001 <0,001 <0,01 <0,001 <0,01
III стадия («стадия рубца при сохраняющихся явлениях
активного гастродуоденита»), n = 25
93 ± 2,7 39 ± 0,9 91 ± 2,7 41 ± 0,9 67 ± 1,8 28 ± 0,6 132 ± 4,4
<0,05
<0,05
<0,05 <0,001 <0,01
0,001 <0,001
<0,05
<0,01 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001 <0,001
<0,05
<0,05
<0,05
<0,01 <0,001 <0,001 <0,001
Здоровые дети (контрольная группа), n = 24
86 ± 2,3 36 ± 0,7 102 ± 3,7 34 ± 0,6 59 ± 1,6 25 ± 0,4 189 ± 4,8
ГЛ
234 ± 6,1
<0,001
202 ± 5,4
<0,01
<0,001
194 ± 4,9
<0,05
<0,001
<0,05
180 ± 4,7
Примечание. p – достоверность различий по отношению к здоровым детям; p1 –
достоверность различий по отношению к I стадии язвенной болезни двенадцатиперстной кишки; p2 – достоверность различий по отношению к II стадии язвенной болезни двенадцатиперстной кишки.
Полученные данные свидетельствуют о том, что цитохимическая активность лимфоцитов и нейтрофилов прямо зависима от стадии ЯБДК. Так, при
I стадии ЯБДК накопление гликогена в лимфоцитах составило 57 ± 1,5 усл. ед.,
II стадии – 46 ± 1,1 усл. ед. и III стади – 41 ± 0,9 усл. ед. (p < 0,05; p1 < 0,05).
Достоверно также снижалась активность кислой и щелочной фосфатазы
(p < 0,05). Активность миелопероксидазы наоборот возрастала с 64 ± 1,7
усл. ед. при I стадии ЯБДК, до 89 ± 2,2 усл. ед. при II стадии (p < 0,01) и до
91 ± 2,7 усл. ед. при III стадии (p < 0,05; p1 < 0,001). Аналогичная динамика
цитохимической активности изучаемых показателей в зависимости от стадии
ЯБДК отмечена и в сегментоядерных нейтрофилах.
В качестве иллюстрации приводим следующее наблюдение.
Больная К., 14 лет, находилась на стационарном лечении с диагнозом
«язвенная болезнь луковицы двенадцатиперстной кишки, неосложненная
форма, стадия обострения». Длительность заболевания – 3 года. Настоящее
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
обострение наступило за неделю до госпитализации. При поступлении жаловалась на ноющие боли в животе до и после приема пищи, нередко ночного
характера. Объективно: болезненность при пальпации в пилородуоденальной
зоне. Печень не увеличена. Со стороны сердечно-сосудистой системы, органов дыхания, мочевыделительной системы патологических изменений не обнаружено.
Анализ крови: лейкоциты – 6,9×109/л; эозинофилы – 2%; палочкоядерные нейтрофилы – 4%; сегментоядерные нейтрофилы – 61%; моноциты – 3%;
лимфоциты – 30%; СОЭ – 2 мм/ч.
При эзофагогастродуоденоскопии (ЭГДС): язвенный дефект 6 × 5 мм
(«свежая язва») на передней поверхности луковицы двенадцатиперстной
кишки. Края язвы высокие, ровные, четко очерченные. Выражено периульцерозное воспаление: вблизи язвы слизистая оболочка отечна, гиперемирована,
имеет повышенную ранимость.
В стационаре больная получала противоязвенную терапию: антисекреторные средства, прокинетики, цитопротекторы. Для оценки динамики язвенного процесса были сделаны две контрольные ЭГДС с интервалом в две недели, на которых фиксированы соответственно II стадия ЯБ («начало эпителизации язвенного дефекта») и III стадия ЯБ («стадия рубца при сохраняющихся
явлениях активного гастродуоденита»). Общие сроки заживления язвы составили 21 день. Динамика содержания цитохимических компонентов лейкоцитов
выражалась в значительном накоплении гликогена в лейкоцитах и повышении
активности кислой и щелочной фосфатазы лейкоцитов в I стадию ЯБДК (лимфоциты: ГЛ – 56 усл. ед., КФ – 99 усл. ед., ЩФ – 44 усл. ед.; нейтрофилы: ГЛ –
229 усл. ед., КФ – 99 усл. ед., ЩФ – 49 усл. ед.). Вместе с тем при I стадии
ЯБДК у больной К. достоверно и максимально была снижена активность миелопероксидазы (лимфоциты: МП – 63 усл. ед.; нейтрофилы: МП – 85 усл. ед.).
В последующие стадии ЯБДК у ребенка наблюдалось постепенное приближение исследуемых показателей к показателям здоровых детей. Так, во II стадию
в лимфоцитах накопление ГЛ составило 46 усл. ед., активность КФ – 96 усл. ед.,
ЩФ – 41 усл. ед., МП – 87 усл. ед.; в нейтрофилах: ГЛ – 203 усл. ед., КФ –
86 усл. ед., ЩФ – 37 усл. ед., МП – 98 усл. ед. В III стадию в лимфоцитах: ГЛ –
40 усл. ед., КФ – 91 усл. ед., ЩФ – 40 усл. ед., МП – 92 усл. ед.; в нейтрофилах:
ГЛ – 197 усл. ед., КФ – 66 усл. ед., ЩФ – 27 усл. ед., МП – 136 усл. ед.
Таким образом, глубина цитохимических изменений изучаемых величин у данного больного прямо зависели от стадии ЯБДК.
Одной из задач работы явилось изучение динамики цитохимических
показателей до и после проведения традиционного противоязвенного лечения (антисекреторные средства, прокинетики, цитопротекторы, по показаниям – эрадикационная терапия). Результаты этих исследований приведены
в таблице 2.
Как показано в таблице 2, после проведенного традиционного медикаментозного лечения имело место снижение активности КФ и ЩФ, повышение активности МП и уменьшение накопления гликогена в лейкоцитах
(p < 0,05). В итоге цитохимические показатели приближались к показателям
здоровых детей.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
Таблица 2
Цитохимические показатели активности ферментов (в усл. ед., M ± m)
лейкоцитов периферической крови у детей с ЯБДК
при традиционном медикаментозном лечении
Статистический показатель
M±m
M±m
p
p1
M±m
Лимфоциты
КФ
ЩФ
МП
Сегментоядерные нейтрофилы
ГЛ
КФ
ЩФ
МП
ГЛ
Дети с ЯБДК (n = 26) до лечения
93 ± 2,7 40 ± 1,0 79 ± 1,7 49 ± 1,3 85 ± 2,2 49 ± 1,3 79 ± 1,8 210 ± 5,6
Дети с ЯБДК (n = 26) после лечения
90 ± 2,6 37 ± 0,9 98 ± 3,0 41 ± 1,0 70 ± 1,6 28 ± 0,6 127 ± 4,1 194 ± 4,9
<0,05
<0,05
<0,05
<0,01 <0,001 <0,001 <0,001
<0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05 >0,01
>0,05
>0,05
>0,05
Здоровые дети (n = 24)
86 ± 2,3 36 ± 0,7 102 ± 3,1 34 ± 1,6 59 ± 0,4 25 ± 4,8 189 ± 4,7 180 ± 0,6
Примечание. p – достоверность различий по отношению к показателям здоровых детей; p1 – достоверность различий с показателями детей, получивших традиционную медикаментозную терапию.
Большой интерес представляло исследование цитохимических компонентов лейкоцитов у детей с ЯБДК в периоде ремиссии в зависимости от
длительности заболевания, которую определяли по анамнезу. Результаты
представлены в таблице 3.
Таблица 3
Активность цитохимических ферментов (в усл. ед., M ± m)
в лейкоцитах крови у детей с ЯБДК (в периоде ремиссии)
в зависимости от длительности заболевания
СтатистиЛимфоциты
Сегментоядерные нейтрофилы
ческий поКФ
ЩФ
МП
ГЛ
КФ
ЩФ
МП
ГЛ
казатель
Группа D – 29 человек с длительностью заболевания ЯБДК от 1 года до 3 лет
M±m
85 ± 4,3 34 ± 1,6 98 ± 2,9 38 ± 2,6 57 ± 1,0 26 ± 1,0 149 ± 5,9 168 ± 6,2
Группа Е – 27 человек с длительностью заболевания ЯБДК от 5 до 8 лет
124 ±
M±m
67 ± 2,7 101 ± 3,1 26 ± 1,6 69 ± 1,8 32 ± 1,3 182 ± 7,1 142 ± 5,8
5,1
P
<0,001 <0,001
>0,05
<0,001 <0,001 <0,001 <0,001
<0,01
Здоровые дети (n = 24)
M±m
86 ± 2,3 36 ± 0,7 102 ± 3,1 34 ± 1,6 59 ± 04 25 ± 4,8 189 ± 4,7 180 ± 0,6
p1
<0,001 <0,001
>0,05
<0,01
<0,001 <0,001
<0,05
<0,01
Примечание. p – достоверность различий показателей детей с длительностью
заболевания от 1 до 3 лет по отношению к показателям детей с длительностью заболевания от 5 до 8 лет; p1 – достоверность различий по отношению к показателям здоровых детей.
Как показано в таблице 3, дети с длительностью заболевания от 1 до 3 лет
в периоде ремиссии ЯБДК имеют цитохимические показатели в лейкоцитах
крови, приближенные к таковым у здоровых детей. Для детей с длительностью заболевания от 5 до 8 лет характерна более высокая активность КФ и
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
ЩФ (p < 0,001), а накопление гликогена в лейкоцитах снижено (p < 0,01).
Полученные данные могут указывать на усиление катаболических процессов
в элементах гемопоэза и, по-видимому, могут рассматриваться как отражение
неспецифического проявления действия длительности заболевания на организм детей, больных ЯБДК.
Таким образом, изучение активности внутриклеточных лизосомальных
ферментов (КФ, ЩФ, МП), содержания гликогена в лейкоцитах при ЯБДК у
детей позволяет судить о степени активности патологического процесса и состояния неспецифической резистентности организма при этом заболевании.
Можно полагать, что изменение активности ферментов является результатом
дестабилизирующего действия Helicobacter pylori и его эндотоксина на мембраны лейкоцитов. Снижение уровня микробицидного компонента лейкоцитов – миелопероксидазы, по-видимому, объясняется расходованием его в
процессе дегрануляции лизосомальных компонентов при контакте с Helicobacter pylori или в процессе фагоцитоза и переваривания поглощенных бактерий. Эти вопросы весьма интересно было бы изучить в будущем.
Определение активности цитохимических показателей в лейкоцитах
периферической крови позволяет получить необходимую информацию для
диагностики ранних метаболических нарушений у детей, в том числе под
влиянием длительности заболевания язвенной болезнью.
Выводы
1. Изменение активности цитохимических показателей (кислая фосфатаза, щелочная фосфатаза, миелопероксидаза, гликоген в лейкоцитах) отмечается уже в начальной стадии язвенной болезни двенадцатиперстной кишки
и позволяет прогнозировать ранние метаболические нарушения у детей, в
том числе под влиянием длительности заболевания.
2. Выраженность цитохимических изменений (кислая фосфатаза, щелочная фосфатаза, миелопероксидаза, гликоген в лейкоцитах) прямо зависит
от стадии язвенного процесса. Наибольшие изменения выявлены в стадию
«свежей язвы», и по мере наступления ремиссии цитохимические показатели
приближались к уровню показателей здоровых детей.
3. Традиционное противоязвенное лечение оказывает благоприятное
действие на цитохимические показатели крови (после проведения лечения отмечено снижение активности кислой и щелочной фосфатазы, повышение активности миелопероксидазы и уменьшение накопления гликогена в лейкоцитах, тем самым эти значения приближались к показателям здоровых детей).
4. Исследование динамики цитохимических показателей при язвенной
болезни двенадцатиперстной кишки у детей может применяться для определения степени активности патологического процесса, состояния неспецифической резистентности организма и оценки эффективности терапии.
Список литературы
1. А с а д о в , Ч . Д . Связь между фагоцитарной функцией и цитохимическими показателями нейтрофилов крови / Ч. Д. Асадов, Л. С. Нумерова, М. Э. Мирзоева //
Лаб. дело. – 1990. – № 11. – С. 19.
2. Б а у л и н а , Н . И . Морфологические и цитохимические особенности лимфоцитов
при патологических и физиологических состояниях : автореф. дис. … канд. мед.
наук / Н. И. Баулина. – М., 1991.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
3. Д о л г у ш и н , И . И . Секреторные продукты нейтрофилов и иммунный ответ /
И. И. Долгушин, А. В. Зурочка, А. В. Власов // Иммунология. – 1990. – № 3. – С. 35–37.
4. И о н о в , А . Ю . Диагностическая информативность определения цитохимических свойств нейтрофилов крови и синовиальной жидкости у больных ревматоидным артритом и деформирующим остеоартрозом / А. Ю. Ионов, А. А. Фишер,
М. Г. Шубич // Тер. архив. – 1990. – № 5. – 62 т. – С. 51–54.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616–007.17:618.146
Л. Ю. Давидян, А. Ю. Богдасаров, Д. В. Олейникова
ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДИСПЛАЗИИ ШЕЙКИ МАТКИ
У ЖЕНЩИН В ЭКОЛОГИЧЕСКИ НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ
УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОГО ГОРОДА
В статье определено влияние экологически неблагоприятных факторов
внешней среды в развитии дисплазии шейки матки на основании изучения роли микробного фактора и особенностей состояния иммунной системы.
Обследовано 296 больных 20–50 лет с дисплазией шейки матки (основная группа), проживающих в районе экологического неблагополучия, и
122 женщины (группа сравнения) – жительниц района относительного экологического благополучия.
Введение
Проблема взаимодействия человека и среды его обитания является одной
из важнейших в экологии и медицине 1. Так, рост и концентрация промышленных производств в крупных городах приводит к тому, что их селитебные
территории превращаются в зоны техногенного загрязнения. Причем к некоторым новым по химическому составу производственным отходам – канцерогенам – человеческий организм оказывается эволюционно неподготовленным 2–
4. По данным целого ряда авторов, воздействием химических канцерогенов
можно объяснить до 80% всех случаев онкологических заболеваний 5.
Одной из наиболее актуальных проблем в современной онкологической
гинекологии являются злокачественные заболевания шейки матки 6, 7. Вместе с тем установлено, что рак шейки матки не возникает на неизмененном
эпителии, его возникновению предшествуют фоновые и предраковые заболевания шейки матки 8. С позиции морфологии многослойный эпителий влагалищной части шейки матки в процессе озлокачествления проходит стадии эпителиальных дисплазий и преинвазивного рака, а они, в свою очередь, формируются на основе фоновых заболеваний 9–11. Следует отметить, что несмотря на реальную возможность раннего выявления и профилактики злокачественных процессов шейки матки, представления об этиологии и патогенезе процессов, предшествующих раку шейки матки, продолжают оставаться дискутабельными, а число женщин с патологией шейки матки не имеет тенденции к
снижению 12, 13. Исходя из вышеизложенного, целью нашего исследования
является установление возможного участия экологических факторов в развитии дисплазии шейки матки на основании изучения микробного фактора у
женщин, проживающих в условиях повышенной техногенной нагрузки.
Материал и методы исследования
Для определения возможного влияния неблагоприятного атмосферного
фактора на частоту и структуру предраковых заболеваний шейки матки проведено обследование 418 женщин с морфологически подтвержденной дисплазией шейки матки, из них 296 женщин с морфологически подтвержденной
дисплазией шейки матки (основная группа) проживали в экологически неблагоприятном районе г. Ульяновска, и 122 женщины с предраком эктоцер48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
викса (группа сравнения) из района, отличающегося относительно благополучной экологической обстановкой. Отбор больных с предраком шейки матки, включенных в проспективный анализ, производился на основании клинических диагнозов, подтвержденных результатами кольпоскопического цитологического и гистологического исследований.
У всех женщин было проведено бактериоскопическое и бактериологическое исследование содержимого влагалища. Для приготовления окрашенных препаратов нативный материал окрашивали: метиленовым синим, по
Граму, по Граму в модификации Kopeloff.
Микроскопические методы исследования включали световую и люминесцентную микроскопию полученного материала. Для обнаружения хламидий препараты окрашивали поликлональным родоспецифичным люминисцирующим хламидийным иммуноглобулином, а для выявления микоплазм и
уреаплазм – моноклональными иммунофлюоресцентными диагностикумами
«МикоМоноСкрин».
ПЦР-анализ клинического образца включал три основных этапа: пробоподготовка, амплификация специфического фрагмента ДНК инфекционного возбудителя при помощи циклической элонгации специфичных для ДНК
праймеров термостабильной ДНК-полимеразой и регистрация результатов.
У данного контингента женщин согласно рекомендациям ВОЗ проводились иммунологические исследования, включающие в себя: идентификацию лимфоцитов и их субпопуляций в крови с помощью моноклональных
антител с их поверхностными дифференцированными антигенами (СД3, СД4,
СД8, СД16); оценку содержания в сыворотке крови иммуноглобулинов классов А, G, М методом радиальной иммунофиффузии; определение уровня
циркулирующих иммунных комплексов при осаждении полиэтиленгликолем;
оценку общей гемолитической активности системы комплемента по 50% гемолизу в сыворотке крови. Для оценки местного иммунитета влагалища в вагинальной жидкости определяли содержание IgA, M, G, SIgA.
Результаты исследований подвергали статистической обработке с вычислением средних величин и ошибок (М  m), критерия Фишера-Стьюдента
(t), показателя достоверности различия (p) и коэффициента корреляции (rxy),
средней ошибки коэффициента корреляции (mr), критерия достоверности (tr).
Основная и контрольная группы обследованных женщин были сопоставимы по
социальному положению, возрасту, характеру менструальной и репродуктивной функции, показателям соматического и гинекологического здоровья, различаясь только по гигиенической характеристике местности их проживания.
Результаты исследования
В соответствии с принятыми в последние годы Федеральными законами
«О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (1999), «Об охране атмосферного воздуха» (1999), которые учитывают временную санитарноэпидемиологическую ситуацию и направлены на предотвращение неблагоприятного воздействия факторов окружающей среды на здоровье населения, в
Ульяновске ведется постоянный контроль за состоянием атмосферного воздуха
в различных районах города. Анализ содержания примесей в воздушном бассейне отдельных районов показал, что в Западном районе города показатели
содержания оксида углерода, диоксида азота, диоксида серы, пыли, формальдегида и бенз(а)пирена превышают предельно допустимые концентрации более
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
чем в 1,5 раза. Наиболее экологически благоприятная обстановка сложилась в
Центральным районе, в котором концентрация практически всех перечисленных выше веществ не превышает предельно допустимые нормы. Средний городской показатель индекса загрязнения атмосферы (ИЗА) составил 24,6. В Западном районе уровень ИЗА составил 34,6 (условно «грязная зона»). В Центральном районе ИЗА 5,7 (условно «чистая зона»).
Систематические наблюдения за здоровьем населения в течение ряда
лет позволили отметить, что атмосферный воздух являлся ведущим фактором, имеющим значительные расхождения по уровню воздействия на организм женщин в группах наблюдения.
Проведенные бактериоскопические исследования выявили, что для
жительниц экологически неблагоприятного района показательно снижение
выработки цервикальной слизи – 153 (51,7  2,9%) по сравнению с группой
сравнения – 44 (36,1  4,3%) при (р  0,01), отмечено снижение эпителиальных клеток в мазках – 126 (42,5  2,8%) в сопоставлении со сравниваемой группой – 29 (23,7  3,8%) (р  0,001). В основной группе также отмечается высокая частота грибковых поражений 149 (50,3  2,9%) в группе
сравнения 40 (32,7  4,3%) при (р  0,001). В основной группе выявлена
прямая умеренная корреляционная зависимость между длительностью проживания в экологически неблагоприятном районе и ростом в мазках микробной флоры (rxy = + 0,66  0,123 при tr = 5,3), а также ростом грибковой
флоры (rxy = + 0,71  0,098 при tr = 7,2). При изучении содержания во влагалищных мазках содержания эпителиальных клеток выявлена обратная выраженная корреляционная зависимость между увеличением длительности
проживания в экологически неблагоприятном районе и уменьшением в
мазках эпителиальных клеток (rxy = – 0,57  0,082 при tr = 6,9).
Значительный интерес представляло изучение хронической урогенитальной инфекции в содержимом влагалища методом диагностики полимеразной цепной реакции (ПЦР). Исследования показали, что наиболее выраженные
различия у обследуемых пациенток получены по таким показателям, как «Herpes
simplex virus 2», обладающего доказанной онкологической способностью. Он
выявлялся у 246 (83,1  2,1%) в основной против 78 (63,9  4,3%) в группе сравнения (р  0,001). HPV-16 – 91 (30,7  2,6%) и 25 (20,4  3,6%) соответственно
(р  0,05); CMV – 117 (39,5  2,8%) в основной и 31 (25,4  3,9%) в сравниваемой
группе (р  0,01) и Chlamidia trahomatis 142 (47,9  2,9%) и 45 (36,8  4,3%) соответственно (р  0,05). По остальным показателям достоверных различий выявлено не было.
При проведении собственных бактериологических исследований было
выделено 1906 штаммов микроорганизмов, из них 1517 в основной и 389 в
контрольной группе. При этом у пациенток в основной группе 524 штамма
(34,5%) аэробы, 993 (65,5%) анаэробы и анаэробно-аэробные ассоциации
микроорганизмов, у женщин группы сравнения – 219 (56,3%) и 170 (43,7%)
соответственно, т.е. соотношение анаэробов к аэробам составило в основной
группе 1,9:1, в контрольной 0,7:1.
Детальный анализ высеянной микробной флоры показал существенные
различия в составе бактериально-микробной флоры у женщин с различной
аэрогенной нагрузкой среды проживания.
Так, у женщин с предраком эктоцервикса среди анаэробов доминировали
бактероиды, которые высевали в 92,5  1,5% случаев, в среднем количестве
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
5,18  0,37 lg КОЕ/мл в основной группе и несколько реже 89,3  2,8% в количестве 4,04  0,33 lg КОЕ/мл в группе сравнения (р  0,05). Пептострептококки
у жительниц экологически неблагополучного района выявлены у 78,4  2,4% в
количестве 4,86  0,45 lg КОЕ/мл, у жительниц экологически более благополучного района эти показатели были достоверно ниже 56,5  4,5% в количестве
3,14  0,43 lg КОЕ/мл (р  0,001). Лактобактерии были обнаружены в
48,6  2,9% и 59,8  4,4% в количестве 2,07  0,12 lg КОЕ/мл и 2,48  0,12 lg
КОЕ/мл соответственно (р  0,05). Пропиобактерии высеяны в основной группе 25,6  2,5% в количестве 0,99  0,18 lg КОЕ/мл и в 17,2  3,4% в небольшом
количестве 0,48  0,17 lg КОЕ/мл в группе сравнения (р  0,05).
Среди аэробов наиболее часто выявляли коринебактерии 73,3  2,5% в
количестве 2,69  0,56 lg КОЕ/мл в основной группе и достоверно чаще
82,7  3,4% в количестве 3,24  0,41 lg КОЕ/мл в группе сравнения (р  0,05).
Стафилококки были обнаружены 53,3  2,9% и 59,8  4,4% (р  0,05), стрептококки в 23,3  4,6% и 33,6  3,5% (р  0,05) случаев в средних количествах
2,13  0,63 lg КОЕ/мл и 2,24  0,65 lg КОЕ/мл, 0,69  0,24 lg КОЕ/мл и
1,38  0,25 lg КОЕ/мл соответственно. Энтерококки выявлены в обеих группах
(5,4  1,3% в основной и 6,5  2,2% в группе сравнения) в незначительных количествах 0,19  0,07 lg КОЕ/мл и 0,21  0,11 lg КОЕ/мл (р  0,05). Грибы рода
Candida – 50,3  2,9% и 32,7  4,3% в количестве 2,14  0,21 lg КОЕ/мл и
1,35  0,20 lg КОЕ/мл соответственно (р  0,01).
Таким образом, изучение видового состава микрофлоры влагалища у
женщин с дисплазией шейки матки показало, что при этом заболевании происходит значительное нарушение микроэкологической системы, особенно
заметное у жительниц экологически неблагополучного Западного района,
проявляющееся достоверным увеличением числа видов различных микроорганизмов с преобладанием строгих анаэробных бактерий. Повышенная генерация анаэробов сопровождается уменьшением частоты выделения молочнокислых бактерий, в частности лактобактерий.
Вместе с тем следует акцентировать внимание на том, что неблагоприятный атмосферный фактор в группе женщин с предраком эктоцервикса
(проживающих в экологически неблагоприятном районе), приводящий к более выраженным нарушениям биоценоза влагалища, может вызывать нарушения и в других регулирующих системах, в частности иммунной.
Результаты исследования клеточного звена иммунитета у женщин с дисплазией шейки матки показали, что у жительниц экологически неблагоприятного Западного района имеет место достоверное снижение относительного содержания зрелых Т-лимфоцитов (СD3+ клеток) до 60,3  2,6% по сравнению с
пациентками, проживающими в экологически более благоприятном Центральном районе, у которых этот показатель составил 69,8  2,4% (р  0,01). Анализ
изменений содержания лейкоцитов и общего пула лимфоцитов не выявил различий в сравниваемых группах, что обусловило сопоставимость значений абсолютного числа СD3+ клеток в основной (1,57  0,16 клеток  109/л) и контрольной (1,64  0,14 клеток  109/л) группах соответственно (р  0,05).
Падение содержания Т-лимфоцитов у женщин с предраком эктоцервикса, подвергающихся воздействию экопатологических факторов, сопровождался достоверным снижением относительного и абсолютного содержания
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Т-хелперов/индукторов (СD4+ клетки) по сравнению с таковыми у пациенток,
не подвергающихся воздействию ксенобиотиков. Показатели относительного
содержания СD8+ клеток, преимущественно выполняющих функцию супрессоров/цитотоксических лимфоцитов, 28,2  2,6% и их абсолютного числа
(0,58  0,06 клеток  109/л) в основной группе не отличались от таковых в группе сравнения (25,3  2,4% или 0,69  0,07 клеток  109/л) (р  0,05). Выявленные
в основной группе изменения содержания СD4+ к СD8+ лимфоцитов привели к
высоко достоверному (р  0,001) падению до 0,96  0,03 иммунорегуляторного
индекса по сравнению с контрольной группой 1,42  0,03, что свидетельствовало о выраженной иммуносупресии у женщин основной группы.
При сопоставлении длительности проживания в экологически неблагоприятном Западном районе с показателями клеточного иммунитета было выявлено, что при длительности проживания до 3 лет среднее содержание зрелых Т-лимфоцитов (CD3+ клеток) снижалось до 56,8  2,5%. К 3–5 годам отмечалось его повышение до 68,1  2,6%, и уровень СD3+ (Т) лимфоцитов достоверно не отличался от показателей в группе сравнения. Далее, к 5 году, происходило резкое снижение их содержания до 56,3  2,2%. В контрольной группе
уровень СD3+ (Т) лимфоцитов был достаточно стабильным – 69,8  2,4% – и не
зависел от продолжительности проживания в экологически более благополучном Центральном районе.
Уровень СD4+ (хелперы/индукторы) лимфоцитов также значительно
менялся в зависимости от продолжительности проживания в экологически
неблагоприятном Западном районе. В их содержании прослеживались те же
тенденции, что и в показателях СD3+ (Т) лимфоцитов: некоторое снижение к
3 годам 28,2  2,6%, незначительное повышение к 3–5 годам 34,3  2,4% и
высоко достоверное снижение к 5 годам и более до 27,1  2,4%, по сравнению с беременными, проживающими в экологически благоприятном Центральном районе 43,1  2,8% (р  0,001).
Подобная тенденция была отмечена и для абсолютных чисел СD4+
(хелперы/индукторы) лимфоцитов.
Анализ содержания иммунорегуляторного индекса (СD4+/СD8+) у
женщин основной и контрольной группы в зависимости от длительности
проживания показал, что при воздействии неблагоприятного атмосферного
фактора до 3 лет происходило снижение его показателя до 0,91  0,03 в основном за счет снижения уровня СD4+ (хелперы/индукторы) лимфоцитов
(р  0,001). При продолжительности воздействия атмосферного фактора от
3 до 5 лет показатели в исследуемой группе выросли незначительно, но попрежнему высоко достоверно отличались от данных контрольной группы –
1,08  0,03 (р  0,001). Воздействие ксенобиотиков в течение более 5 лет приводило к еще большему снижению иммунорегуляторного индекса
(СD4+/СD8+) до 0,89  0,03, в сравнении с показателями 1,42  0,03 у жительниц экологически благополучного Центрального района, не подвергающихся
воздействию неблагоприятного атмосферного фактора (р  0,001).
Следовательно, одной из особенностей функционирования иммунной
системы у женщин с предраком эктоцервикса – жительниц экологически неблагоприятного Западного района – являются выявленные нами закономерные изменения параметров Т-клеточного звена иммунитета, проявляющиеся
достоверным падением уровня СD3+ (Т) лимфоцитов, абсолютного и относи52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
тельного числа СD4+ (хелперы/индукторы) лимфоцитов, снижением иммунорегуляторного индекса (СD4+/СD8+), что свидетельствует о выраженной иммуносупресии. Данные изменения наиболее характерны для женщин с дисплазией шейки матки, проживающих в районе экологического неблагополучия от 3 и до 5 и более лет.
Анализ состояния гуморального звена иммунитета у женщин с предраком
эктоцервикса, проживающих в экологически неблагополучном Западном районе,
выявил снижение концентрации IgA до 1,34  0,14 г/л, что было в 1,7 раза ниже,
чем у пациенток, проживающих в экологически более благополучном Центральном районе – 2,3  0,12 г/л (р  0,001). У этих же пациенток отмечено
снижение уровня IgG – 6,72  1,7 г/л в основной против 11,94  1,6 г/л в
группе сравнения (р  0,05). При этом относительное и абсолютное содержание
В-лимфоцитов (СD19+ клетки) у изучаемых женщин достоверно не отличалось –
14,5  2,4% и 0,29  0,06  109/л в основной и 13,8  2,3% и 0,36  0,06  109/л
в группе сравнения соответственно (р  0,05). Отмечено некоторое снижение
уровня циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК) – 95,4  1,3% в основной группе по сравнению с группой сравнения 97,6  1,2%, вместе с тем эти
показатели достоверно не отличались (р  0,05).
Продолжение анализа длительности экопатологического воздействия на
состояние гуморального иммунитета выявило, что содержание IgA при длительности проживания в Западном районе до 3 лет снижалось до 1,34  0,09 г/л.
К 3–5 годам отмечалось его повышение до 1,58  0,12 г/л, и уровень IgA приближался к показателям в группе сравнения. Далее, к 5 году проживания, его
показатель уменьшался до 1,25  0,12 г/л. У жительниц Центрального района
показатели IgA были достаточно стабильными, не зависели от длительности
проживания в районе и составили 2,3  0,12 г/л.
При сопоставлении длительности проживания в экологически неблагоприятном Западном районе с уровнем IgG выявлено, что при воздействии атмосферного фактора до 3 лет общий средний уровень IgG снижался до 6,93  1,4 г/л.
К 3–5 годам отмечалось его значительное повышение до 9,42  1,5 г/л,
причем этот показатель достоверно не отличался от данных в группе
сравнения (р  0,05). Далее, к 5 году, его показатели значительно снижались
до 4,81  1,3 г/л. В группе сравнения уровень IgG был достаточно стабилен и
не зависел длительности проживания в Центральном районе 11,94  1,6.
Касаясь концентрации циркулирующих иммунных комплексов, следует
отметить, что их уровень был обратно пропорционален длительности воздействия неблагоприятных экологических факторов.
Так, уровень ЦИК при воздействии неблагоприятного атмосферного
фактора до 3 лет снижался до 97,2  0,9%, к 3–5 годам происходило незначительное снижение этого показателя до 96,4  0,8%. Далее, к 5 году, его уровень резко снижался до 94,3  0,7% (р  0,05). В группе сравнения уровень
ЦИК был постоянным 97,6  1,2% и не зависел от длительности проживания
в районе.
Суммируя данные о влиянии неблагоприятных экологических факторов на состояние гуморального иммунитета, можно заключить, что у женщин
с дисплазией шейки матки, проживающих в экологически неблагоприятном
Западном районе, выявлен значительный дефицит гуморального звена имму53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
нитета, проявляющийся в гипогаммаглобулинемии и снижении ЦИК в сыворотке крови по сравнению с пациентками, проживающими в экологически
более благополучном Центральном районе. Наибольшие изменения гуморального звена иммунитета наблюдались у пациенток при длительности
проживания до 3 и более 5 лет.
Резюмируя все вышесказанное, можно прийти к заключению о том, что
выявленные изменения гуморального звена иммунитета женщин с дисплазией шейки матки зависят от продолжительности неблагоприятного экологического воздействия. Это связано с тем, что непродолжительное воздействие
ксенобиотиков (до 3 лет) сопровождается изменениями ряда параметров гуморального иммунитета и мобилизует компенсаторные возможности иммунной системы. Длительности проживания от 3 до 5 лет, по-видимому, соответствует фаза компенсации, которая не сопровождается выраженными изменениями описанных параметров. Дальнейшее воздействие ксенобиотиков приводит к истощению резервных возможностей организма, что проявляется
значительными изменениями параметров иммунитета у женщин, подвергающихся воздействию неблагоприятного атмосферного фактора 5 лет и более.
При анализе показателей, отражающих состояние местного иммунитета, было выявлено, что имеет место общая тенденция – более низкие концентрации иммуноглобулинов у жительниц экологически неблагоприятного Западного района в сравнении с пациентками, проживающими в экологически
более благополучном Центральном районе. Изменения в системе местного
иммунитета у женщин основной группы по сравнению с пациентками группы
контроля характеризовались достоверно низкими концентрациями иммуноглобулинов класса А (0,042  0,05 г/л и 0,057  0,005 г/л соответственно)
(р  0,05) и SigA (0,031  0,004 г/л и 0,043  0,004 г/л в основной и контрольной группе соответственно) (р  0,05). Отмечено некоторое снижение концентрации Ig G – 0,016  0,004 г/л и 0,021  0,005 г/л (р  0,05). При этом у
женщин, подверженных воздействию неблагоприятного атмосферного фактора, отмечено достоверное увеличение IgM во влагалищной жидкости –
0,024  0,004 г/л и 0,011  0,004 г/л (р  0,01).
Изменения в системе местного иммунитета у обследованных основной
группы также характеризовались увеличением во влагалищной жидкости
трансферетина (0,334  0,011 г/л) в сравнении с пациентками группы контроля
(0,217  0,010 г/л) (р  0,001) при уменьшении С3-комплемента (0,083  0,010 г/л
и 0,091  0,011 г/л соответственно) (р  0,05) и преальбумина (0,025  0,014г/л
и 0,030  0,012 г/л) (р  0,05).
Следовательно, именно система местного иммунитета является «первой линией» в защите организма от различных возбудителей, в том числе от
эндогенных анаэробов. С другой стороны, выявленные нарушения, прежде
всего локальных противомикробных барьеров, у женщин с заболеваниями
шейки матки, подверженных длительному воздействию неблагоприятного
атмосферного фактора, могут способствовать переходу фона в предрак.
Обсуждение результатов
Таким образом, проведенные бактериоскопические, бактериологические, вирусологические и исследования иммунного статуса показали, что
неблагоприятный атмосферный фактор оказывает неспецифическое ком54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
плексное воздействие на организм женщины, вызывая существенные нарушения в иммунной системе, что способствует изменению биоценоза влагалища и приводит к повышению инфицированности экзо-эндоцервикса. Полученные результаты доказали необходимость продолжения исследований
в плане разработки методов повышения неспецифических адаптационных
резервов женского организма и путей снижения экопатологических воздействий на население промышленного города, что станет основанием для выработки профилактических мероприятий по снижению патологических состояний шейки матки.
Список литературы
1. А г а д ж а н я н , Н . А . Экология человека : избранные лекции / Н. А. , Агаджанян,
В. И. Тершин. – М. : ММП Экоцентр, изд-во фирмы «Крук», 1994. – С. 255.
2. Л е к я в и ч у с , Р . К . Химический мутагенез и загрязнение окружающей среды /
Р. К. Лекявичус. – Вильнюс, 1983. – С. 198–202.
3. Р о д к и н а , Р . А . Воспалительные заболевания матки и придатков в экологически неблагоприятных регионах : монография / Р. А. Родкина, А. Ю. Богдасаров. –
Ульяновск : Darp, 1999. – С. 129.
4. Ц е л к о в и ч , Л . С . Нарушение репродуктивной функции женщин и состояние
новорожденных в зависимости от техногенной нагрузки условий проживания : автореф. дис. … докт. мед. наук / Л. С. Целкович. – М., 2000. – С. 40.
5. B e r e k , J . S . Practical Gynecologic Oncology / J. S. Berek, N. F. Hacker. – 2nd ed. –
Baltimore : Williams and Wilkins, 1994. – Р. 531.
6. З а в а л и ш и н а, Л . Э . Иммуногистохимическое выявление циклина D1 в аденокарциноме шейки матки / Л. Э. Завалишина, Ю. Ю. Андреева, А. Н. Петров,
Г. А. Франк // Арх. патологии. – 2002. – №2. – С. 31–33.
7. Ж е л е з н о в , Б . И . Опухоли, опухолеподобные поражения шейки матки /
Б. И. Железнов // Паталогоанатомическая диагностика опухолей человека. – М.,
1992. – С. 236.
8. Б о х м а н , Я . В . Рак шейки матки / Я. В. Бохман, У. К. Лютра. – Кишинев, 1991. –
С. 328.
9. B u n c h e r , C . R . Structural equation modeling in environmental risk assessment /
C. R. Buncher, P. A. Succop, K. N. Dietrich // Environ. Health. Perspect. – 1991. –
V. 90. – P. 209–213.
10. J a c o b s o n , J . L . Women’s health: the price of poverty – Women’s health at the
crossroad / J. L. Jacobson. – N. Y. : World Bank, 1992. – P. 1–10.
11. М а м е д о в , К . Ю . Полипы слизистой оболочки канала шейки матки в клиникоморфологическом аспекте / К. Ю. Мамедов // Акуш. и гин. – 1985. – № 11. – С. 29–33.
12. H a y , P . E . Abnormal bacterial colonization of the genital tract and subsequent preterm delivery and late miscarriage [see comments] / P. E. Hay, R. F. Lamont, D. TaylorRobinson // BMJ. – 1994. – V. 308. – № 6924. – P. 295–298.
13. E v a n s , R . W . Histological appearances of tumours / R. W. Evans // Edinburgh ; London, 1966.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 159.9.33.1.101.3
Л. М. Дубовый, Т. В. Константинова
СВЯЗЬ КОММУНИКАТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
В ДИАДЕ «ВРАЧ–БОЛЬНОЙ» С СОЦИАЛЬНОПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ КАЧЕСТВАМИ ЛИЧНОСТИ ВРАЧА
В данной статье рассматривается проблема коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной», а также обосновывается метод оптимизации
коррекционного воздействия на направленность личности врача в общении и
овладение им коммуникативными навыками взаимодействия с больными. Определены и статистически обоснованы характерные для врачей различной специализации стили коммуникативного взаимодействия и социально-психологические качества личности.
Проблема коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной»
занимала в основном умы психотерапевтов и психиатров в медицине. Так,
Мишель Сапир, возглавляющий Ассоциацию исследований и изучения формирования функционального здоровья, подчеркивает, что технический прогресс медицины может быть по-настоящему эффективным лишь при включении в контекст отношений «врач–больной». Подготовка и обучение врачей
коммуникативному взаимодействию при сопровождении лечения является
проблемной зоной исследования. Этим занимались такие авторы, как
П. Федид, А. Каин, Ж.-П. Леманн, А. Тренкель, С. Коэн-Леон, Ж.-П. Делиль.
От 30 до 40% больных, подчеркивает А. Миссекар, обращаются к врачам с
кризисами тревоги, соматическими эквивалентами эмоциональных расстройств, психосоматическими расстройствами. Опора в работе с ними только на теории органического функционирования тела, защита от эмоциональной, эмпатической связи с пациентом могут быть потребностью персонала,
но это лишает пациента необходимой помощи. Так, врачам характерно сталкиваться с проблемами взаимоотношений с пациентами, общением врача и
пациента в плановом осмотре, на приеме у врача, в отделении.
Врачи различных специализаций так или иначе сталкиваются с проблемой установления контакта с пациентом для последующей плодотворной
работы по излечению болезни и эффективному выздоровлению их пациентов, и данный процесс не является односторонним, т.к. важен не только профессионализм врача, но и желание пациента выздороветь. Таким образом,
конструктивное коммуникативное взаимодействие в диаде «врач–больной»,
установление контакта с пациентом, доверительное отношение пациента к
врачу помогают достичь данную цель.
От качества коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–
больной» зависит успешность излечения больного. Однако методы обучения
коммуникативному взаимодействию врача с больным в психологическом
плане, как правило, нигде не рассматривались (Ф. В. Басин, В. С. Ротенберг –
контакт врача с пациентом – необходимое условие психотерапии). Известно,
что психологическая составляющая коммуникации в диаде «врач–больной»
играет большую роль в излечении больного, но связь между ней и медикаментозным методом лечения не установлена, что и породило проблему данного исследования.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
Повседневная жизнь и практика выдвигают на первый план значение
личности врача и взаимодействий врача и больного. Поэтому вопрос оптимизации процессов коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной»
является актуальным. В связи с этим целью исследования было изучение
возможностей оптимизации коммуникативного взаимодействия в диаде
«врач–больной».
При этом гипотезу исследования мы сформулировали следующим образом: стиль и направленность в коммуникативном взаимодействии в диаде
«врач–больной» опосредованы профессиональными специализациями врача
и социально-психологическими качествами его личности.
Исследовательской базой явились лечебные учреждения г. Пензы, Пензенской и Нижегородской областей.
В ходе исследования нами было опрошено 700 человек, из них 250 врачей: 80 врачей – хирургов (30–47 лет, из них 68 – лица мужского пола, 12 –
женского пола, стаж работы от 2 до 24 лет); 90 врачей – терапевтов (28–55 лет, из
них 65 – лица женского пола, 25 – мужского пола, стаж работы от 1 до 29 лет);
80 врачей – неврологов (28–50 лет, из них 40 – лица женского пола, 40 – лица
мужского пола, стаж работы от 3 до 22 лет). Было опрошено 450 пациентов,
проходящих лечение и наблюдающихся у данных врачей (18–79 лет). Таким
образом, можно считать, что выборка нашего исследования отвечает принципам репрезентативности.
В исследовании применялась система психологических методов, позволяющих получить целостное описание системы «человек – профессиональная деятельность» применительно к профессии врача. Использовался
комплекс методов: метод теоретического анализа социально-психологической, медицинской, деонтологической литературы; диагностические методы (наблюдение, беседа, анкетирование, тестирование, анализ продуктов
деятельности); методы статистической обработки результатов. Для сбора
первичной информации использовались следующие методы: опросный в его
различных модификациях (анкета для врачей, анкета для пациентов, анкетаинтервью для врачей).
Достоверность и обоснованность результатов проведенного исследования обеспечены применением комплекса методов, адекватных выдвинутым
задачам, и репрезентативностью выборки испытуемых, эмпирического материала, необходимого для количественной и качественной характеристики
предмета исследования, использованием апробированных в отечественной
психологии, надежных и валидных психодиагностических методов и методик, а также применением математико-статистических методов анализа экспериментальных данных (угловое преобразование Фишера).
Организация нашего исследования состояла из следующих этапов:
– 1 этап (2002–2003) – теоретический анализ проблемы исследования;
– 2 этап (2003–2004) – пилотажный опрос испытуемых, подбор психодиагностических методов и методик исследования, направленных на изучение социально-психологических качеств личности врача, влияющих на эффективность коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной»;
– 3 этап (2005–2006) – проверка выдвинутой гипотезы и поиск методов
оптимизации коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной»,
апробация результатов исследования.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
На первом этапе исследования (2002–2003) была осуществлена теоретическая проработка исследуемой проблемы: анализ современной системы
профессионального психологического отбора врачей (профессиограмма врачей), анализ современной системы коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной», анализ коммуникативной компетентности врачей, анализ
деонтологических компонентов, входящих в психологические профессионально важные качества врачей, анализ сценариев, стилей и моделей взаимодействия врача с пациентами в зависимости от медицинской специальности,
выявление недостатков существующей системы коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной», сбор материалов по коммуникативному
взаимодействию врача с пациентом, влияющему на лечебный процесс.
Второй этап исследования (2003–2004) включал в себя проведение пилотажного опроса, после чего был осуществлен подбор методов и методик,
направленных на изучение социально-психологических качеств личности
врача, влияющих на эффективность коммуникативного взаимодействия в
диаде «врач–больной», специфику общения врачей различных медицинских
специальностей. Была осуществлена разработка анкеты для пациентов, направленной на изучение социально-психологических качеств личности врачей, влияющих на доверительные отношения пациента с врачом, и разработка анкеты для врачей, направленной на изучение представлений врачей о лечебном процессе и на изучение их взаимодействий с пациентами.
Третий этап исследования (2005–2006) был направлен на проверку выдвинутой гипотезы исследования и на поиск методов оптимизации коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной». На данном этапе была
проведена апробация и внедрение результатов диссертационного исследования на практике, обобщены результаты и сформулированы выводы, подтверждающие гипотезу исследования.
Для исследования стиля коммуникативного взаимодействия и социальнопсихологических качеств личности врача, направленности в общении мы использовали психодиагностические методики: Т. Лири «Тест интерперсональной диагностики личности», С. Л. Братченко «Направленность личности в
общении», В. И. Андреева «Социально-коммуникативная компетентность».
Анализ эмпирических данных, полученных в результате проведения
методики «Направленность личности в общении» (С. Л. Братченко), позволил
нам сделать следующие выводы:
– для врача-хирурга характерна авторитарная направленность в общении (81%) (* = 2,240; р ≤ 0,01);
– для врача-терапевта характерна манипулятивная направленность в
общении (76,25%) (* = 2,122; р ≤ 0,01);
– для врача-невролога характерна индифферентная направленность в
общении (85%) (* = 2,346; р ≤ 0,01).
Таким образом, исходя из статистически достоверных различий исследуемых признаков, врачи-хирурги, независимо от половой принадлежности,
проявляют эгоцентризм в общении, требуют согласие с собственной позицией
и имеют ригидные авторитарные установки в общении. Для врачей-терапевтов
характерны манипуляции в общении. Они ориентированы на саморазвитие,
собственную выгоду за счет интересов партнера по общению, стремятся понять
партнера для того, чтобы использовать его в личных целях. У врачей58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
неврологов отсутствует выраженная ориентация в сфере общения, для них
больше характерна установка на сугубо деловые отношения с партнером.
По полученным среднестатистическим данным врачи-хирурги (82%)
(* = 2,265; р ≤ 0,01) выбирают авторитарный стиль общения (независимо от
половой принадлежности и стажа работы в профессии). При взаимодействии
с больными у них проявляются такие качества, как уверенность в себе, умение быть хорошими советчиками, нетерпимость к критике, переоценка собственных возможностей.
Врачи-терапевты, независимо от половой принадлежности и стажа работы в профессии, выбирают такие стили общения, как эгоистичный
(66,75%) (* = 1,911; р ≤ 0,01) и агрессивный (55,75%) (* = 1,685; р ≤ 0,01).
Можно предположить, что для врачей-терапевтов характерна выраженность
чувства собственного превосходства над окружающими, несдержанность и
вспыльчивость. Врачи-неврологи мужского пола выбирают авторитарный
стиль общения (80,5%) (* = 2,227; р ≤ 0,01), в то время как у женщинневрологов в основном выражен эгоистичный стиль общения (70,5%)
(* = 1,993; р ≤ 0,01). Статистические различия по стилям профессионального общения врачей-неврологов показывают, что наиболее проявлен авторитарный стиль общения (74,75%) (* = 2,087; р ≤ 0,01), менее проявлен эгостичный (72,75%) (* = 2,042; р ≤ 0,01). Следовательно, мы можем констатировать проявление таких качеств, как уверенность в себе, умение быть хорошими советчиками, нетерпимость к критике, переоценка собственных возможностей и чувство собственного превосходства над окружающими.
Полученные обобщенные данные по методике В. И. Андреева «Социально-психологическая компетентность» свидетельствуют о том, что врачихирурги, как мужчины, так и женщины, выбирают такие показатели, как «нетерпимость к неопределенности» (78,75%) (* = 2,182; р ≤ 0,01) и «повышенное стремление к статусному росту» (71%) (* = 2,004; р ≤ 0,01). Причем
частота встречаемости показателя «нетерпимость к неопределенности» у
мужчин выше (83%) (* = 2,292; р ≤ 0,01), чем у женщин (74,5%) (* = 2,081;
р ≤ 0,01), а частота встречаемости показателя «повышенное стремление к
статусному росту» у женщин выше (73%) (* = 2,049; р ≤ 0,01), чем у мужчин (69%) (* = 1,961; р < 0,01).
Исходя из полученных данных, мы предположили, что мужчиныхирурги больше ориентированы на выбор некоего оптимального варианта
при выполнении работы, который обеспечивает невысокие результаты, но в
то же время позволяет избежать неудач, а женщины-хирурги больше ориентированы на социальную оценку своей работы.
Врачи-хирурги и врачи-терапевты независимо от половой принадлежности выбирают показатель «повышенное стремление к статусному росту», причем показатели у терапевтов заметно отличаются от показателей хирургов. Так,
например, врачи-терапевты женского пола имеют самые высокие средние показатели по частоте встречаемости данного признака (79,5%) (* = 2,202;
р ≤ 0,01), а врачи-терапевты мужского пола – самые низкие показатели по
частоте встречаемости данного признака (67,5%) (* = 1,928; р ≤ 0,01). Также
у врачей-терапевтов наблюдается «ориентация на избегание неудач». Частота
встречаемости данного признака у мужчин и женщин практически не отличается друг от друга. Поэтому мы сделали вывод о том, что для всех терапев59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
тов, принявших участие в данном исследовании, характерно стремление к
избеганию неудач.
У врачей-неврологов, как у мужчин (54,5%) (* = 1,661; р ≤ 0,01), так и
у женщин (45%) (* = 1,471; р ≤ 0,01), доминирует такой показатель, как
«социально-коммуникативная неуклюжесть», что означает отсутствие социально-коммуникативной гармоничности и умения преподнести свое мнение и
выслушать чужое.
Таким образом, в результате изучения социально-психологической
компетентности врачей по методике В. И. Андреева мы выявили, что врачамхирургам свойственна «нетерпимость к неопределенности» и «повышенное
стремление к статусному росту»; врачам-терапевтам – «ориентация на избежание неудач» и «повышенное стремление к статусному росту»; врачамневрологам – «социально-коммуникативная неуклюжесть».
После проведения психодиагностических методик врачам, участвующим
в исследовании, предлагалась анкета, направленная на изучение их представлений о коммуникативном взаимодействии с больными. Для изучения желаемых социально-психологических качеств врача и для выявления доверительного отношения пациента к своему врачу мы разработали анкету для пациентов.
По результатам анкет мы определили, что на эффект лечения в хирургии оказывает влияние авторитарный стиль общения. Врачи-терапевты, выбирающие манипулятивную направленность в общении, имеют высокие отзывы со стороны своих пациентов о лечении. Половина из опрошенных пациентов желает видеть в своем лечащем враче собеседника, который может
оказать психологическую поддержку. Врачи-неврологи выбирают индифферентный подход в общении в диаде «врач–больной», причем больше половины их пациентов принимают данный подход. При этом пациентам врачейневрологов хотелось бы, что бы врач рассматривал их «не как симптом и болезнь, а как человека» и мог оказать им эмоциональную поддержку. Данные,
полученные из опроса пациентов, коррелируют с эмпирическими данными,
полученными при психодиагностике врачей.
Таким образом, проведенный статистический анализ эмпирических
данных показывает, что социально-психологические качества врачей и стили
коммуникативного взаимодействия в диаде «врач–больной» опосредованы
профессиональным профилем врачей, причем дисгармония в коммуникативном взаимодействии врача в диаде «врач–больной» опосредована его медицинской специализацией. В свою очередь, методы психологической коррекции едины, т.к. они не касаются специализации врача, а затрагивают социально-психологические качества личности врача.
Для решения практической задачи, вытекающей из существующей и эмпирически обоснованной проблемы исследования, нами были разработаны системы тренинговых занятий, которые способствовали развитию выявленных в
ходе исследования социально-психологических качеств врачей и формированию навыков конструктивного взаимодействия в диаде «врач–больной».
Полученные результаты могут быть использованы в медицинских, лечебных учреждениях, а также при обучении студентов-медиков.
Список литературы
1. А н д р о н о в , В . П . Профессиональное мышление врача и возможности его формирования / В. П. Андронов // Психологическая наука и образование. – 1999. – № 2.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
2. Б о б р о в , В . А . Психологические исследования проблемы профессионализации
личности / В. А. Бобров // Психологические исследования проблемы формирования личности профессионала / под ред. В. А. Боброва [и др.]. – М., 1991.
3. Б р а т ч е н к о , С . Л . Диагностика личностно-развивающего потенциала : метод.
пособие для школьных психологов / С. Л. Братченко. – Псков : Изд-во Псковского
областного ин-та повышения квалификации работников образования, 1997.
4. Д у б р о в а , В . П . Развитие коммуникативной компетентности врача в контексте
социопсихосоматического подхода к пациенту / В. П. Дуброва // Актуальные вопросы теоретической и практической медицины : тезисы докладов 55-й научой
сессии ВГМУ / ред. кол.: О. Я. Л. Бекиш, Ю. Я. Родионов, Н. Е. Федоров [и др.]. –
Витебск, 2000.
5. М а р к о в а , А . К . Психология профессионализма / А. К. Маркова. – М., 1996.
6. Я с ь к о , Б . А . Врач: психология личности. – Краснодар, 2001.
7. Я с ь к о , Б . А . Психологические аспекты профессионального становления и развития личности врача / Б.А. Ясько // Проблема регионального управления, экономики, нрава и инновационных процессов в образовании : тезисы докладов II Международной научно-практической конференции. – Таганрог, 2001.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 618.1
Э. В. Макаров, Л. Ю. Давидян, А. Ю. Богдасаров
КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ХЛАМИДИЙНЫХ ПОРАЖЕНИЙ
ШЕЙКИ МАТКИ У ЖЕНЩИН
Оценка проявления хламидийной инфекции у женщин выявила увеличение частоты неопластических процессов шейки матки. Пациентки с урогенитальным хламидиозом могут быть отнесены к группе высокого риска по развитию предрака шейки матки, что необходимо учитывать в планировании лечебно-профилактических мероприятий.
Введение
Согласно литературным данным, частота поражения шейки матки при
урогенитальном хламидиозе составляет от 49 до 93%, причем воспалительные проявления составляют 80–85% [1, 2].
Проведенные в последние годы исследования свидетельствуют о том,
что хламидии наиболее часто ассоциируются с цервикальной интраэпителиальной дисплазией (CIN), на втором месте по частоте находятся вирус простого герпеса II серотипа и вирус папилломы человека [3, 4].
Некоторые клиницисты предлагают рассматривать инфицирование
хламидиями как кофактор развития дисплазий и даже рака шейки матки.
Особенно четко это просматривается при сочетании Сhlamydia trachomatis и
ВПЧ, Сhlamydia trachomatis и Ureaplasma Urealyticum. При этом число сообщений о возможной связи между хламидийной инфекцией и цервикальной
внутриэпителиальной неоплазией в последние годы возросло [5, 6].
В то же время четкого подтверждение участия Сhlamydia trachomatis в
канцерогенезе не выявлено [6].
В связи с вышеизложенным для определения влияния хламидийной
инфекции на частоту развития неопластических процессов нами была проведена дифференциальная диагностика патологии шейки матки у женщин с
урогенитальным хламидиозом.
Материал и методы исследования
Для выявления возможной связи между хламидийной инфекцией и неопластическими процессами шейки матки нами было обследовано 246 женщин с различной патологией шейки матки, из которых выделена группа пациенток, страдающих урогенитальным хламидиозом (142 человека – 57,7%).
Генитальная хламидийная инфекция подтверждалась результатами генодиагностики (ПЦР). В качестве контрольной группы было обследовано 56 практически здоровых женщин, не имевших заболеваний шейки матки и генитальной инфекции. Женщины, вошедшие в группы сравнения, были сопоставимы по возрасту и медико-социальным параметрам.
Всем женщинам была проведена кольпоскопия, цитологическое исследование эпителия шейки матки и по показаниям – морфологическое
исследование ткани шейки матки. При проведении кольпоскопической
оценки мы пользовались международной терминологией кольпоскопических терминов, принятой в 1990 г. на VII Всемирном конгрессе по пато62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
логии шейки матки и кольпоскопии (Рим, 1990). Для оценки цитологических изменений шейки матки у женщин с генитальным хламидиозом мы
использовали классификацию Бетесда (The Bethesda system – TBS) (1988),
которая позволяет оценить не только патологические цитологические изменения в эпителии шейки матки, но и качество полученного материала.
Кроме этого, мы пользовались общепринятой классификацией цитологических картин по Папаниколау (1947), на основании которой оформляли
заключение в описательном виде.
При обработке полученных результатов использовались общепринятые
методы медицинской статистики.
Результаты исследования
Распределение больных с патологией шейки матки проводилось нами в
соответствии с клинико-морфологической международной классификацией
состояний шейки матки (ВОЗ Х, 1995) (таблица 1).
Таблица 1
Структура патологии шейки матки у обследованных женщин
(% к общему числу обследованных)
Патология шейки
матки
МКБ
Воспалительная
N 72
болезнь шейки матки
Лейкоплакия
N 88,0
шейки матки
Старый разрыв
N 88,1
шейки матки
Эндометриоз
N 80,8
шейки матки
Декубитальная язва
N 86
Полип шейки матки
Стриктура и стеноз
шейки матки
Гипертрофическое
удлинение
шейки матки
Дисплазия
шейки матки
N 84,1
N 88,2
N 88,4
N 87
Женщины с заболеваниями шейки матки
(n = 246)
С генитальным
Без генитального
хламидиозом (n = 142) хламидиоза (n = 104)
69 (28,0  2,8%)
47 (33,1  3,9%)
22 (21,1  4,0%)
17 (6,9  1,6%)
8 (5,6  1,9%)
9 (8,6  2,7%)
43 (17,7  2,4%)
24 (16,9  3,1%)
19 (18,2  3,8%)
12 (4,8  1,3%)
6 (4,2  1,6%)
6 (5,7  2,2%)
26 (10,5  1,9)
14 (9,8  2,5%)
12 (11,5  3,1%)
24 (9,7  1,8%)
13 (9,1  2,4%)
11 (10,5  3,0%)
18 (7,3  1,6%)
9 (6,3  2,1%)
9 (8,6  2,7%)
22 (8,9  1,8%)
12 (8,4  2,3%)
10 (9,6  2,9%)
25 (10,1  1,9%)
19 (13,3  2,8%)
6 (5,7  2,2%)
р
0,05
0,05
0,05
0,05
0,05
0,05
0,05
0,05
0,05
Примечание. р – показатель достоверности различия у женщин с заболеваниями шейки матки, страдающих генитальным хламидиозом, и женщин с заболеваниями шейки матки без хламидийной инфекции.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Анализируя структуру заболеваний шейки матки в общеклиническом
плане, мы определили, что достоверных различий в изучаемых группах по
таким нозологиям, как лейкоплакия, старый разрыв шейки матки, эндометриоз шейки матки, декубитальная язва, полип шейки матки, стриктура и стеноз
шейки матки, гипертрофическое удлинение шейки матки, выявлено не было
(р  0,05).
Вместе с тем обращает на себя внимание то, что у женщин, страдающих генитальным хламидиозом, достоверно чаще выявлялась воспалительная
болезнь шейки матки: цервицит, эндоцервицит, экзоцервицит с эрозией или
эктропионом или без них – в сравнении с женщинами, не имеющими хламидийной инфекции 47 (33,1  3,9%) и 22 (21,1  4,0%) соответственно
(р  0,05). Необходимо указать, что у женщин, подверженных влиянию хламидийной инфекции, более чем в 2 раза чаще выявлялись дисплазии шейки
матки – 19 (13,3  2,8%) в сравнении с пациентками, не имевшими указанную
инфекцию, – 6 (5,7  2,2%) (р  0,05).
Оценивая клинические проявления, следует отметить, что бессимптомное течение генитального хламидиоза отмечалось у 21 женщины (14,7  2,9%).
У остальных пациенток имелись различные жалобы. Наиболее часто женщины указывали на обильные гнойные или серозно-гнойные бели (74,6  3,6%).
Зуд и жжение во влагалище отметили 32 женщины (22,5  3,5%). Дизурические явления, к которым мы относили императивные (ложные) позывы к мочеиспусканию, учащенное, болезненное мочеиспускание, боли в области мочевого пузыря и т.д., были характерны для 7 женщин (4,9  1,8%) основной
группы. У 5 обследованных (3,5  1,5%) с генитальным хламидиозом был диагностирован острый бартолинит. Одной из наиболее типичных жалоб у
женщин основной группы 57 (40,1  4,1%) были боли и тяжесть внизу живота, 27 пациенток (19,0  3,3%) указывали на различные нарушения менструального цикла. У 47 (33,1  3,9%) диагностировано бесплодие. У 24 женщин
(16,9  3,1%) имели место расстройства половой функции.
При проведении кольпоскопических исследований было выявлено, что
наиболее часто у женщин с генитальным хламидиозом встречались «ненормальные кольпоскопические образования»: пунктуация – 12 (8,4  2,3%), ацетобелый
эпителий – 12 (8,4  2,3%), мозаика (нежная и грубая) – 10 (7,0  2,1%), лейкоплакия (тонкая и толстая) – 8 (5,6  1,9%), йод-негативная зона – 8 (5,6  1,9%),
атипические сосуды – 9 (6,3  2,1%). «Неудовлетворительная кольпоскопия» включала в себя: сильное воспаление или атрофию – 14 (9,8  2,5%),
граница эпителиев не визуализируется – 13 (9,1  2,4%), цервикс не визуализируется – 9 (6,3  2,1%), повреждение полностью не визуализируется –
11 (7,7  2,2%). «Смешанные образования» встречались в виде экзофитной
кондиломы – 13 (9,1  2,4%), воспаления – 17 (11,9  2,7%) и атрофии –
6 (4,2  1,6%) (таблица 2).
Сразу укажем, что у всех женщин контрольной группы при кольпоскопическом исследовании был выявлен оригинальный сквамозный эпителий.
Проведенные цитологические исследования показали, что на полученный результат большое влияние оказало качество полученного материала,
которое мы оценивали по наличию клеток цервикального канала, характеру
изменений клеток эпителия и др. (таблица 3).
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
Таблица 2
Распределение женщин с патологией шейки матки
по виду кольпоскопической картины (% к общему числу женщин в группе)
Образование
Основная группа (n = 142)
II. Ненормальные кольпоскопические образования
Пунктуация (нежная и грубая)
12 (8,4  2,3%)
Ацетобелый эпителий
12 (8,4  2,3%)
Мозаика (нежная и грубая)
10 (7,0  2,1%)
Лейкоплакия (тонкая и толстая)
8 (5,6  1,9%)
Йод-негативная зона
8 (5,6  1,9%)
Атипические сосуды
9 (6,3  2,1%)
IV. Неудовлетворительная кольпоскопия
Сильное воспаление или атрофия
14 (9,8  2,5%)
Граница эпителиев не визуализируется
13 (9,1  2,4%)
Цервикс не визуализируется
9 (6,3  2,1%)
Повреждение полностью не визуализируется
11 (7,7  2,2%)
V. Смешанные образования
Экзофитная кондилома
13 (9,1  2,4%)
Воспаление
17 (11,9  2,7%)
Атрофия
6 (4,2  1,6%)
Таблица 3
Оценка качества цитологического препарата у женщин с патологией
шейки матки (% к общему числу женщин в основной и контрольной группе)
Оценка качества препарата
Материал полноценный
Цитологическая оценка
возможна, но ограничена
Материал неполноценный
Основная группа
(n = 142)
105 73,9  3,6%
Контрольная группа
(n = 56)
51 91,1  3,8%
0,001
21 14,7  2,9%
3 5,3  3,0%
0,05
16 11,3  2,6%
2 3,5  2,5%
0,05
р
Примечание. р – показатель достоверности различия у женщин с патологией
шейки матки и у практически здоровых женщин.
Из данных, приведенных в таблице 3, видно, что у 105 (73,9  3,6%)
женщин с патологией шейки матки мазки были полноценными, в контрольной
группе этот показатель был достоверно чаще у 51 (91,1  3,8%) (р  0,001).
У 21 (14,7  2,9%) в основной группе цитологическая оценка была затруднена, в контрольной группе у 3 (5,3  3,0%) (р  0,05). Неполноценный материал был у 16 (11,3  2,6%) и 2 женщин (3,5  2,5%) соответственно (р  0,05).
У пациенток с недостаточно качественным мазком для цитологического исследования забор материала производился повторно.
При оценке категории мазка мы выявили следующие типы цитологических заключений. У женщин, вошедших в диспансерную группу, «цитологической картины в пределах нормы», выявлено не было. «Умеренные изменения клеток эпителия» были характерны для 121 женщин (85,3  2,9%) с патологией шейки матки, «значительные изменения клеток эпителия» были характерны для 21 пациентки (14,7  2,9%), которые страдают генитальным
хламидиозом.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Распределение женщин по типу цитологических картин по Папаниколау показало, что цитограммы I типа по Папаниколау – «цитограмма без особенностей» (наличие клеток многослойного сквамозного и железистого эпителия, морфологические особенности которого соответствуют возрасту обследуемой здоровой женщины) – были выявлены у всех женщин контрольной группы, в основной группе таких женщин не было (таблица 4).
Таблица 4
Распределение женщин с заболеваниями шейки матки
по типу цитологических картин (Папаниколау)
(% к общему числу женщин в основной и в контрольной группе)
Тип цитограммы
I
II (фоновые процессы)
IIа
IIб
III (дисплазия)
IIIа
IIIб
IV (подозрение на рак)
V (рак)
VI (неполноценность мазка)
Основная группа
(n = 142)
–
105 (73,9  3,6%)
66 (46,4  4,2%)
39 (27,4  3,7%)
19 (13,3  2,8%)
13 (9,1  2,4%)
6 (4,2  1,6%)
2 (1,4  0,9%)
–
16 (11,3  2,6%)
Контрольная группа
(n = 56)
56 (100%)
–
–
–
–
–
–
–
–
–
Из данных, приведенных в таблице 4, видно, что клеточный состав, наблюдаемый при фоновых процессах, выявлен у 105 женщин (73,9  3,6%) основной группы, из них цитограмма IIа (клеточный состав, наблюдаемый при
воспалительном процессе) «воспалительный тип мазка» определен у 66 обследованных (46,4  4,2%), цитограмма IIб (цитограмма, отражающая пролиферативные изменения эпителия) «воспалительный тип с пролиферацией эпителиальных клеток» определена у 39 пациентки (27,4  3,7%), цитограмма III типа
(наличие в цитограмме изменений эпителия, соответствующих предопухолевому состоянию шейки матки) «дисплазия» характерна для 19 (13,3  2,8%) в
основной группе. Причем тяжелая дисплазия IIIб цитологически определена у
6 женщин (4,2  1,6%) с генитальным хламидиозом. VI тип – цитограммы, не
укладывающиеся в рамки вышеуказанных цитологических типов, «неполноценность мазка» – определена у 16 (11,3  2,6%) обследованных.
Анализ морфологического предрака был проведен на основании гистологического исследования ткани шейки матки у 21 пациентки, у которых при
цитологическом скрининге был выявлен III и IV тип мазка.
Гистологическая картина эпителиальной дисплазии шейки матки характеризовалась клеточным и ядерным атипизмом, нарушением дифференцировки
и созревания клеток, признаками пролиферации, нарушением вертикальной
анизоморфности и стратификации многослойного плоского эпителия. В результате проведенных исследований было установлено, что дисплазия легкой
степени имеет место у 10 обследованных (47,6  11,1%), умеренная дисплазия
была характерна для 6 женщин (28,5  10,0%), тяжелая дисплазия выявлена у
3 пациенток (14,2  7,8%) основной группы. У 2 обследованных женщин
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
(9,5  6,5%) дисплазия шейки матки не подтвердились, а гистологические изменения соответствовали фоновым процессам. Следовательно, совпадение цитологического и гистологического диагноза составило 90,5%.
Таким образом, кольпоскопическое и морфологическое обследование
женщин с генитальным хламидиозом позволило выявить высокую частоту у
них диспластических изменений в шейке матки (13,3  2,8%). Тяжелая дисплазия IIIб цитологически определена у 6 женщин (4,2  1,6%) с генитальным хламидиозом, что значительно выше средних показателей в общей популяции женщин. Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что женщины с
хламидийной инфекцией относятся к группе высокого риска по развитию неопластических процессов шейки матки, что необходимо учитывать при определении тактики диспансерного наблюдения этих пациенток.
Список литературы
1. C м е т н и к , В . П . Генитальный хламидиоз: клиника, диагностика, лечение /
В. П. Cметник, Л. Г. Тумилович // Гинекология. – 2004. – № 2. – 4 т. – С. 22–27.
2. К о з л о в а , В . И . Вирусные, хламидийные и микоплазменные заболевания гениталий / В. И. Козлова, А. Ф. Пухнер. – М. : ИИД «Филинъ», 1997. – 536 с.
3. С а в и ч е в а , А . М . Урогенитальный хламидиоз у женщин и его последствия /
А. М. Савичева, М. А. Башмакова ; под ред. Э. К. Айламазяна. – Нижний Новогород : НГМА, 1998. – 182 с.
4. C a r d a m a k i s , E . Peoscopic diagnosis of flat condiloma and penile intraepitelian
neoplasia / E. Cardamakis [et al.] // Gynecol. Obstet. Invest. – 1997. – V. 43 (4). –
P. 255–260.
5. F r a n c o , E . L . Transmission of cervical human papillomavirus infection by sexual
activity differences between low and oncogenic risk types / E. L. Franco, L. L. Villa
[et al.] // J. Infect. Dis. – 1995. – Sep. – V. 172 (3). – P. 756–763.
6. S a m o f f . Инфицирование Сhlamydia trachomatis способствует персистенции папилломавирусной инфекции / Samoff, E. H. Koumans, L. E. Markowitz [et al.] //
МРЖ. – 2006. – № 1. – С. 54.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616.12-008.318+616.441
Ф. К. Рахматуллов, Ю. Б. Беляева, А. М. Бибарсова,
С. Р. Богданова, С. В. Прохорова
ВЛИЯНИЕ КОМБИНАЦИИ БИСОПРОЛОЛА
С L-ТИРОКСИНОМ НА ГЕМОДИНАМИЧЕСКИЕ
И ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ СЕРДЦА,
СТРУКТУРУ И ФУНКЦИЮ ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
У БОЛЬНЫХ С ПАРОКСИЗМАМИ ФИБРИЛЛЯЦИИ
ПРЕДСЕРДИЙ НА ФОНЕ СОЧЕТАНИЯ ИБС
С ЭУТИРЕОИДНЫМ ЗОБОМ
Работа посвящена изучению влияния комбинации бисопролола с
L-тироксином на гемодинамические и электрофизиологические показатели сердца,
состояние щитовидной железы, частоту пароксизмов фибрилляции предсердий у
больных ИБС в сочетании с эутиреоидным зобом. Установлено, что при комбинированном применении бисопролола с L-тироксином происходит усиление антиаритмического эффекта в результате уменьшения размера левого предсердия,
улучшения диастолической функции левого желудочка, увеличения эффективного
рефрактерного периода левого предсердия. Показано, что отдаленный антиаритмический эффект терапии бисопрололом с L-тироксином в данной группе больных
составляет 52,8%.
Введение
Известно, что в 90% случаев причиной хронической фибрилляции
предсердий являются заболевания сердца, среди них самые частые – органические пороки сердца (30%) и ишемическая болезнь сердца (20%) [1]. При
пароксизмальной форме до 60% больных составляют лица с идиопатической
фибрилляцией предсердий [2, 3]. Среди заболеваний, не вызывающих грубых
морфологических изменений миокарда предсердий и приводящих к развитию
фибрилляции предсердий, большую роль играют структурные и функциональные нарушения щитовидной железы, дисфункция вегетативной нервной
системы, в частности ваготония [4, 5].
С проблемой эутиреоидного зоба сталкиваются эндокринологи, хирурги, онкологи, радиологи, терапевты, кардиологи и педиатры [6, 7]. Диагностика и лечение этого заболевания остается в ведении врачейэндокринологов, однако при сочетании у больного ишемической болезни
сердца (ИБС) с эутиреоидным зобом тактику лечения в целом определяют
терапевты или кардиологи [8, 9].
Супрессивная терапия эутиреоидного зоба L-тироксином в дозировке
1,5–2 мкг/кг веса создает предрасполагающие условия для развития диастолической дисфункции левого желудочка [10]. Нарушение диастолической
функции левого желудочка является одним из факторов, способствующих
возникновению фибрилляции предсердий [11, 12].
В последние годы появились работы по применению высокоселективного бета-адреноблокатора бисопролола для лечения ИБС, аритмии сердца,
кардиальной дисфункции на фоне заместительной и супрессивной терапии
L-тироксином [13]. Полученные результаты показывают, что комплексное
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
лечение бисопрололом и L-тироксином приводит к нормализации сердечного
ритма, исчезновению предсердных экстрасистол, а также к нормализации показателей функции и массы миокарда левого желудочка [14, 15].
В то же время, малоизученными остаются вопросы, касающиеся влияния супрессивной терапии эутиреоидного зоба комбинацией бисопролола с
L-тироксином на гемодинамические и электрофизиологические показатели
сердца, частоту пароксизмов фибрилляции предсердий у больных ИБС. Углубленное изучение этих вопросов помогает решить проблему консервативного лечения эутиреоидного зоба у больных ИБС.
Целью данной работы явилось изучение влияния комбинации бисопролола с L-тироксином на структуру и функцию щитовидной железы, гемодинамические и электрофизиологические показатели сердца у больных с
пароксизмами фибрилляции предсердий на фоне сочетания ИБС с эутиреоидным зобом.
Материал и методы исследования
Обследованы 36 больных (22 женщины и 14 мужчин) с пароксизмами
фибрилляции предсердий (ПФП) на фоне сочетания ИБС с эутиреоидным зобом. Возраст больных составил от 42 до 64 лет, в среднем 49,1 ± 2,2 года. Частота пароксизмов ФП составила от 12 до 18 раз в год (в среднем 14,8 ± 3,5 раз
в год), длительность пароксизмов от 20 до 60 мин (в среднем 36,3 ± 6,4 мин).
Частота сердечных сокращений во время пароксизма составила от 85
до 160 в мин (в среднем 122 ± 18 в мин).
Контрольную группу составили 30 человек (18 женщин и 12 мужчин)
аналогичного возраста, не имевшие каких-либо клинических и электрокардиографических признаков нарушения ритма и проводимости сердца или
предрасполагающих факторов для их возникновения; без нарушения структуры и функции щитовидной железы.
Всем больным, включенным в исследование, проводилось ультразвуковое исследование щитовидной железы, эхокардиография (ЭхоКГ), определение уровня тиреоидных и тиреотропного гормонов в крови, чреспищеводное электрофизиологическое исследование (ЧПЭФИ) сердца.
Ультразвуковое исследование щитовидной железы проводили с помощью ультразвукового сканера Aloka (Япония), снабженного линейным датчиком 7 МГц. Измерения проводились в продольной и поперечной плоскости
для правой и левой доли. Объем щитовидной железы рассчитывался по формуле: [(шп × дп × тп)] + [(шл × дл × тл)] × 0,479 = объем, где шп, дп, тп, шл,
дл, тл – соответственно ширина, длина и толщина правой и левой долей железы; 0,479 – коэффициент поправки на эллипсоидность. Площадь поверхности
тела (ППТ) рассчитывалась по формуле: ППТ = В0,425 × Р0,725 × 71,84 × 10–4, где
В – вес в кг и Р – рост в см [16].
Определение базального уровня тиреотропного гормона (ТТГ), трийодтиронина (Т3), тироксина (Т4) в сыворотке венозной крови проводилось на
анализаторе «Multiscan» («Labsystems», Финляндия) иммуноферментным методом с использованием стандартных тест-систем [16]. Границы нормы для
базального уровня ТТГ сыворотки составили 0,4–4,1 мМЕ/л, Т3 – 0,8–2,0 нг/л,
Т4 – 56–145 нМ/л [16].
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Диагноз эутиреоидного зоба верифицирован клиническими данными, ультразвуковым и гормональным исследованиями щитовидной железы [16].
ЭхоКГ выполнялась всем больным в соответствии со стандартами
Американской ассоциации по эхокардиографии на аппарате Sanos – 100CF
(Hewlett-Packard, США) при синусовом ритме [17]. Определяли индексы конечного систолического и конечного диастолического объемов (иКСО,
иКДО), ударный индекс (УИ), фракцию выброса (ФВ), передне-задний размер левого предсердия (ЛП), толщину задней стенки левого желудочка, толщину межжелудочковой перегородки, индекс массы миокарда левого желудочка. Для оценки диастолической функции левого желудочка рассчитывали
следующие показатели трансмитрального кровотока: максимальную скорость
раннего диастолического наполнения (E), максимальную скорость наполнения левого желудочка во время систолы предсердий (A), отношение этих
скоростей E/A [17].
ЧПЭФИ проводили по общепринятому протоколу [18] с помощью стимуляторов ЭКСП – Д и UHS – 20 («Biotronic»; Австрия) в режимах конкурентной, программированной и частой стимуляции. Для регистрации ЭКГ
использовали самописец Bioset 600 при скорости движения ленты 50,
100 мм/с и усилении сигнала 1 мВ – 10, 20 мм. Определяли длительность интервалов RR, PQ, QT, ширину комплекса QRS, время восстановления функции синусового узла (ВВФСУ) и его корригированное значение (КВВФСУ),
точку Венкебаха, эффективный рефрактерный период атриовентрикулярного
соединения (ЭРПАВ) и левого предсердия (ЭРПЛП).
После полного клинического и инструментального исследования мы
переходили ко второму этапу: в течение 12 месяцев проводили супрессивную терапию эутиреоидного зоба L-тироксином в среднесуточной дозировке 46,2 ± 3,7 мкг (25–50 мкг) в комбинации с бисопрололом в среднесуточной дозировке 4,2 ± 1,5 мг (2,5–5 мг). Начальная доза L-тироксина составила 6,25–12,5 мкг в сутки. Повышение дозы препарата проводили не чаще, чем
один раз в две недели на 12,5 мкг/сут. Сравнение объема и структуры щитовидной железы, гемодинамических и электрофизиологических показателей
сердца, частоты ПФП проводили до лечения, а также через 12 месяцев комбинированной терапии L-тироксином с бисопрололом.
Критерием антиаритмической эффективности проводимой терапии
считали урежение спонтанных пароксизмов на 70% и более.
Статистическую обработку результатов исследования проводили на
персональном компьютере с помощью пакета программ Statistica for Windows
фирмы Stat – Soft Inc с использованием параметрических и непараметрических критериев.
Результаты
Результаты исследования представлены в таблице 1.
В контрольной группе средний объем щитовидной железы по данным ультразвукового исследования составил у женщин 13,6 ± 1,3 мл при
колебаниях от 8,2 до 17,2 мл; у мужчин 15,2 ± 1,8 мл при колебаниях
от 10,8 до 24,2 мл.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
Таблица 1
Влияние комбинации бисопролола с L-тироксином на кардиальные
и тиреоидные показатели, частоту и длительность пароксизмов фибрилляции
предсердий у больных ИБС в сочетании с эутиреоидным зобом.
Показатели
Контрольная
группа
(n = 30)
1
ОЩЖЖ (мл)
13,6 ± 1,3
ОЩЖМ (мл)
15,2 ± 1,8
К-во узлов
–
с d > 1 см
К-во узлов
–
с d < 1 см
ТТГ, мМЕ/л
1,48 ± 0,18
Т3, нг/л
1,34 ± 0,04
Т4, нМ/л
84,2 ± 1,42
ЛП (мм)
28,3 ± 0,7
МЖП (мм)
8,5 ± 1,0
ЗСЛЖ (мм)
8,2 ± 1,4
ИММЛЖ (г/м2) 70,8 ± 12,4
60,3 ± 1,6
иКДО (мл/м2)
22,7 ± 2,5
иКСО (мл/м2)
41,5 ± 1,3
УИ (мл/м2)
ФВ (%)
62,4 ± 1,6
E (мм/с)
68,2 ± 3,0
A (мм/с)
64,2 ± 2,2
E/A
1,27 ± 0,071
ВВФСУ (мс) 1206,1 ± 38,5
КВВФСУ (мс) 297,3 ± 20,6
336,8 ± 6,2
ЭРПАВ (мс)
т Венкебаха,
162,4 ± 3,8
имп/мин
242,6 ± 3,6
ЭРПЛП (мс)
Количество
–
ПФП за год
Длительность
–
ПФП (мин)
Сочетание ИБС
с эутиреоидным
Уровень
зобом (n = 36)
достоверности, p
Бисопролол +
Исход
L-тироксин
2
3
1–2
1–3
2–3
18,8 ± 0,8
13,8 ± 1,1
<0,05 >0,05 <0,05
26,1 ± 2,0
18,3 ± 1,8
<0,001 >0,05 <0,05
5
3
–
–
–
37
23
–
–
–
1,72 ± 0,14
1,32 ± 0,19
1,48 ± 0,064 1,25 ± 0,042
79,1 ± 2,10
88,5 ± 2,9
33,4 ± 1,6
29,8 ± 0,8
11,2 ± 1,2
9,31 ± 1,1
11,0 ± 1,3
8,6 ± 1,1
111,6 ± 14,6
74,6 ± 11,8
61,2 ± 2,5
63,8 ± 2,1
27,4 ± 1,6
24,9 ± 3,1
41,2 ± 1,8
40,4 ± 2,0
59,7 ± 1,4
62,7 ± 1,9
62,1 ± 1,6
67,8 ± 1,8
57,2 ± 1,3
54,1 ± 1,2
1,08 ± 0,019 1,28 ± 0,025
1118,8 ± 30,1 1358,2 ± 24,6
312,4 ± 11,8 352,3 ± 16,4
329,4 ± 6,0
340,1 ± 6,1
>0,05 >0,05 >0,05
>0,05 >0,05 <0,05
<0,05 <0,05 <0,01
<0,01 >0,05 <0,05
<0,05 >0,05 <0,05
>0,05 >0,05 <0,05
<0,05 >0,05 <0,05
>0,05 >0,05 >0,05
>0,05 >0,05 >0,05
>0,05 >0,05 >0,05
>0,05 >0,05 >0,05
>0,05 >0,05 <0,05
<0,01 <0,001 >0,05
<0,05 >0,05 <0,001
>0,05 <0,001 <0,001
>0,05 >0,05 >0,05
>0,05 >0,05 >0,05
156,8 ± 2,4
153,4 ± 2,1
>0,05
<0,05
>0,05
231,2 ± 4,6
257,2 ± 2,8
<0,05
<0,01 <0,001
14,8 ± 3,5
9,1 ± 0,5
–
–
<0,01
36,3 ± 6,4
10,9 ± 1,3
–
–
<0,01
Примечание. ОЩЖЖ – объем щитовидной железы у женщин; ОЩЖМ – объем щитовидной железы у мужчин.
У больных основной группы до лечения средний объем щитовидной
железы составил у женщин 18,8 ± 0,8 мл при колебаниях от 10,3 до 28,6 мл; у
мужчин 26,1 ± 2,0 мл при колебаниях от 12,5 до 35,6 мл. Функциональное состояние щитовидной железы у обследованных больных, по данным клинического и гормонального исследований, соответствовало эутиреозу. Обращает
на себя внимание недостоверное (p > 0,05) снижение уровня тироксина на
6,1% и увеличение уровня трийодтиронина на 10,3% у пациентов основной
группы, по сравнению с контрольной.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Как видно из таблицы 1, после годовой комбинированной терапии
L-тироксином с бисопрололом происходит уменьшение объема щитовидной железы у женщин от 18,8 ± 1,8 до 13,8 ± 1,1 мл (p < 0,05), у мужчин от 26,1 ± 2,0 до
18,3 ± 1,8 мл (p < 0,05). Индекс превышения (ИП) – среднее отклонение объема щитовидной железы от верхней границы нормы (97 перцентили) – уменьшился у женщин от 4,89 ± 0,61 до 2,73 ± 0,52 мл (p < 0,05), у мужчин от
4,24 ± 0,58 до 2,51 ± 0,64 мл (p < 0,05).
На фоне консервативной терапии комбинацией L-тироксина с бисопрололом отмечено уменьшение общего количества узловых образованиий с 42
до 26. При этом количество узловых образований с диаметром более 1 см
уменьшилось до трех, ввиду уменьшения диаметра двух узлов до 6 мм и
8 мм. Количество узловых образований с диаметром менее 1 см уменьшилось
с 37 до 23 за счет узлов с диаметром менее 5 мм.
Как видно из полученных данных, на фоне комбинированной терапии
L-тироксином с бисопрололом происходит увеличение уровня Т4 на 12%
(р < 0,01) и уменьшение уровня Т3 на 15,7% (p < 0,05). Интересно отметить,
что уровень ТТГ в ходе лечения снизился незначительно.
Проведенный корреляционный анализ выявил прямую зависимость
частоты ПФП от объема щитовидной железы (r = 0,32, p < 0,05) и количества
узловых образований (r = 0,36, p < 0,05).
Комбинированное применение L-тироксина с бисопрололом сопровождалось увеличением отношения E/A с 1,08 ± 0,019 до 1,28 ± 0,025 (p < 0,001),
уменьшением передне-заднего размера ЛП с 33,4 ± 1,6 до 29,8 ± 0,8 мм
(p < 0,05), увеличением ЭРПЛП с 231,2 ± 4,6 до 257,2 ± 2,8 мс (p < 0,001),
уменьшением частоты пароксизмов аритмии с 14,8 ± 3,5 до 9,1 ± 0,5 за год
(p < 0,01) и уменьшением продолжительности спонтанных ПФП с 36,3 ± 6,4
до 10,9 ± 1,3 мин (p < 0,01).
В ходе лечения комбинацией L-тироксина с бисопрололом ПФП прекратились у 5 (14%) больных, стали возникать реже у 14 (38,8%), повторялись
с прежней частотой у 17 (47,2%). Следовательно, профилактический антиаритмический эффект комбинированной терапии составил 52,8%.
Побочные проявления лечения возникли у 2 больных (5,6%) в виде головокружения и слабости. На фоне комбинированной терапии бисопрололом
с L-тироксином наступила отчетливая положительная динамика общего состояния больных, уменьшилась тахисистолия во время пароксизма фибрилляции предсердий в среднем на 26,4% (p < 0,01), а в отдельных случаях пациенты перестали ощущать аритмию, исчез дискомфорт в области грудной
клетки.
Обсуждение
В предыдущих исследованиях [19] было установлено, что у больных с
пароксизмами фибрилляции предсердий при сочетании ИБС с эутиреоидным
зобом возникают гемодинамические и электрофизиологические условия для
неблагоприятного течения нарушения ритма сердца – увеличение левого
предсердия, уменьшение отношения E/A, укорочение ЭРПЛП. Как видно из
полученных данных, в группе обследованных больных аналогичная тенденция к изменению гемодинамических и электрофизиологических показателей
сердца сохраняется. Выявленные изменения, видимо, являются отражением
механизмов компенсации, развивающихся в условиях зобной эндемии, когда
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
для поддержания эутиреоидного состояния происходит усиление конверсии
менее активного тироксина в более активный трийодтиронин. Как установлено в ряде исследований [20], относительное повышение уровня трийодтиронина вследствие увеличения диастолической деполяризации синусового узла
увеличивает частоту сердечных сокращений; неравномерно укорачивая рефрактерный период предсердных миоцитов, создает условия для re-entry; укорачивая эффективный рефрактерный период атриовентрикулярного узла,
приводит к развитию резистентности к сердечным гликозидам; повышая чувствительность миокарда к адренергической стимуляции, усиливает готовность к желудочковым аритмиям.
В последние годы исследователи расходятся во мнениях [6, 15, 21, 22]
относительно течения стенокардии, риска развития инфаркта миокарда, возникновения аритмии на фоне лечения гормонами щитовидной железы. Нет
четких рекомендаций относительно применения L-тироксина у пожилых лиц,
а также у больных ишемической болезнью сердца. Все это указывает на необходимость продолжения исследований в этом направлении. По нашим
данным [19], в течение 9 месяцев супрессивной терапии эутиреоидного зоба
L-тироксином в суточной дозировке до 50 мг у больных с ПФП на фоне ИБС
возникает уменьшение объема щитовидной железы и количества узловых образований, происходит увеличение уровня Т4 и уменьшение уровня Т3,
уменьшение передне-заднего размера ЛП, увеличение отношения Е/А. Под
влиянием проводимой терапии прекращение ПФП достигнуто в 9,4% случаев, а их урежение – в 28,1%.
В настоящее время бета-адреноблокаторы являются самыми популярными и эффективными препаратами в кардиологии. В последние годы происходит непрерывная эволюция бета-блокаторов и совершенствование их
свойств. Также известно влияние бета-блокаторов на функционирование системы «гипофиз – щитовидная железа». Основным механизмом этого влияния
бета-блокаторов является блокирование дейодиназы внешнего кольца
(5’-дейодиназы 1-го типа), катализирующего периферическую конверсию Т4
в Т3, что приводит к уменьшению сывороточного уровня Т3 и повышению
уровня Т4. Кроме того, бета-блокаторы могут вызвать и селективное повышение уровня Т4 в результате снижения клиренса Т4. Учитывая кардиальные
и тиреоидные эффекты, многие авторы [20, 23–25] считают патогенетически
обоснованным комплексное применение бета-блокаторов с L-тироксином.
Из полученных данных совершенно очевидно, что супрессивная терапия эутиреоидного зоба комбинацией L-тироксина с бисопрололом у больных ИБС с пароксизмами фибрилляции предсердий приводит к уменьшению
объема щитовидной железы и количества узловых образований, восстанавливает равновесие гормонов щитовидной железы и сопровождается урежением
пароксизмов аритмии.
Видимо, на фоне комбинированной терапии бисопрололом с L-тироксином происходит взаимное усиление антиаритмического эффекта. Уменьшение объема щитовидной железы и количества узловых образований через
восстановление баланса тиреоидных гормонов создает благоприятные гемодинамические и электрофизиологические условия для нивелирования предикторов фибрилляции предсердий, следовательно, для уменьшения частоты
и продолжительности пароксизмов ФП.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Таким образом, можно говорить об эффективности комбинации бисопролола с L-тироксином в лечении больных с пароксизмами фибрилляции
предсердий на фоне сочетания ИБС с эутиреоидным зобом. Необходимо отметить, что максимальная антиаритмическая эффективность была достигнута
с применением малых доз как L-тироксина, так и бисопролола. У комбинации бисопролола с L-тироксином имеется выраженное положительное влияние как на структурно-функциональное состояние щитовидной железы, так и
на гемодинамические и электрофизиологические показатели сердца. Это позволяет рекомендовать данную комбинацию для длительной терапии больных с эутиреоидным зобом на фоне ИБС. Выявленные положительные качества делают эту комбинацию весьма перспективной в плане широкого клинического применения у больных с пароксизмами фибрилляции предсердий
на фоне сочетания ИБС с эутиреоидным зобом. Данное исследование также
продемонстрировало целесообразность комбинированной терапии нарушений сердечного ритма сочетанием антиаритмических средств с препаратами
тиреоидного ряда при наличии соответствующих показаний.
Список литературы
1. Occurrence of arrhythmias in general practice / Р. Zwietering, А. Knottnerus, Т. Gorgels, Р. Rinkens // Scand. J. Prim. Health Care. – 1996. – V. 14. – № 4. – P. 244–250.
2. Atrial fibrillation: current knowlege and recommendations management / S. Levy,
G. Breithardt, R. Campbell [et al.] // Eur. Heart J. – 1998. – V. 19. – Р. 1294–1320.
3. Management of Patients With Atrial Fibrillation. A Statement for Healthcare Professionals From the Subcommittee on Electrocardiography and Electrophysiology, American Heart Association / E. N. Prystowsky, D. W. Benson, V. Fuster [et al.] // Circulation. – 1996. – V. 93. – Р. 1262–1277.
4. Maternal thyroid deficiency during pregnancy and subsequent neuropsychological development of the child / J. E. Haddow, G. E. Palomaki, W. C. Allan [et al.] // N. Engl. J.
Med. – 1999. – V. 341. – Р. 549–555.
5. S u t t o n , R . The clinical spectrum of neurocardiogenic syncope / R. Sutton, М. Petersen // J. Cardivasc. Electrophysiology. – 1995. – Р. 569–576.
6. L a d e n s o n , P . W . Thyrotoxicosis and the heart: something old and something new /
P. W. Ladenson // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 1993. – V. 77. – Р. 332–333.
7. W o e b e r , K . A . Thyrotoxicosis and the heart / К. А. Woeber // N. Engl. J. Med. –
1992. – V. 327. – P. 94–98.
8. G i l l i g a n , D . M . The management of atrial fibrillation / D. M. Gilligan, K. A. Ellenbogen, A. E. Epstein // Am. J. Med. – 1996. – V. 101. – Р. 413–421.
9. V a n d e r p u m p , M . P . J . The epidemiology of thyroid diseases / M. P. J. Vanderpump, W. M. G. Tunbridge // Werner & Ingbar's the thyroid: a fundamental and clinical
text / Ed. L. E. Braverman, R. D. Utiger. – 8th ed. Philadelphia: Lippincott Williams &
Wilkins, 2000. – P. 467–473.
10. D a v i s , P . J . Acute cellular actions of thyroid hormone and myocardial function /
P. J. Davis, F. B. Davis // Ann. Thorac. Surg. – 1993. – V. 56. – Suppl. 16–23.
11. З и ц , С . В . Диагностика и лечение диастолической дисфункции левого желудочка / С. В. Зиц // Кардиология-99 : труды первого международного научного форума. – М., 1999. – 333 с.
12. The natural history of atrial fibrillation: incidence, risk factors, and prognosis in the
Manitoba Follow-Up Study / A. D. Krahn, J. Manfreda, R. B. Tate [et al.] // Am. J.
Med. – 1995. – V. 98. – Р. 476–484.
13. Effects of bisoprolol on heart rate variability in heart failure / F. Pousset, Х. Copie,
Р. Lechat [et al.] // Am. J. Cardiol. – 1996. – V. 77. – Р. 612–617.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
14. А м е т о в , А . С . Сердечно-сосудистая система при тиреотоксикозе / А. С. Аметов, М. Ю. Кониева, И. В. Лукьянова // Consilim medicum. – 2003. – № 11. – 5 т. –
С. 660–663.
15. Impaired cardiac reserve and exercise capacity in patients receiving long-term thyrotropin suppressive therapy with levothyroxine / В. Biondi, S. Fazio, А. Cuocolo [et al.] //
J. Clin. Endocrinol. Metab. – 1996. – V. 81. – Р. 4224–4228.
16. Д е д о в , И . И . Болезни щитовидной железы. Болезни эндокринной системы /
И. И. Дедов ; под общ. ред. Е. И. Чазова. – М., 2000. – С. 252–264.
17. The committee on M–mode standardization of the American Society of Echocardiography. Recommendations regarding quantification in M-mode echocardiography: results
of a survey of echocardiographic measurements / D. J. Sahn, А. De Maria, J. Kisslo
[et al.] // Circulation. – 1978. – V. 58. – Р. 1072–1082.
18. Чреспищеводная электрокардиография и электрокардиостимуляция / Л. В. Чирейкин, Ю. В. Шубик, М. М. Медведев [и др.]. – СПб., 1999.
19. Влияние субсупрессивной терапии эутиреоидного зоба L-тироксином на гемодинамические и электрофизиологические показатели сердца, частоту пароксизмов
фибрилляции предсердий у больных ИБС / Ф. К. Рахматуллов, Ю. Б. Беляева,
Л. Е. Рудакова [и др.] // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. – 2006. – № 1. – С. 113–120. – (Медицинские науки).
20. Thyroid hormone and hemodynamic regulation of beta-myosin heavy chain promoter in
the heart / К. Ojamaa, J. D. Klemperer, S. S. MacGilvray [et al.] // Endocrinology. –
1996. – V. 37. – Р. 802–808.
21. Cardiac function, physical exercise capacity, and quality of life during long-term thyrotropin-suppressive therapy with levothyroxine: effect of individual dose tailoring /
G. Mercuro, M. G. Panzuto, А. Bina [et al.] // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 2000. –
V. 85. – Р. 159–164.
22. K l e i n , I . Thyroid Hormone and the Cardiovascular System / I. Klein, К. Ojamaa //
N. Engl. J. Med. – 2001. – Vol. 344. – P. 501–509.
23. Cardiac effects of long term thyrotropin-suppressive therapy with thyroxine / В. Biondi,
S. Fazio, C. Carella [et al.] // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 1993. – Vol. 77. – Р. 334–338.
24. Minimal Cardiac Effects in Asymptomatic Athyreotic Patients Chronically Treated with
Thyrotropin-Suppressive Doses of L-Thyroxine / L. E. Shapiro, R. Sievert, L. Ong
[et al.] // J. Clin. Endocrinol Metab. – 1997. – Vol. 82. – Р. 2592–2595.
25. M o r u zzi , P . Medium-term effectiveness of L-thyroxine treatment in idiopathic dilated cardiomyopathy / Р. Moruzzi, Е. Doria, P. G. Agostoni // Am. J. Med. – 1996. –
V. 101. – Р. 461–467.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616. 441-006.6.
Н. В. Чижиков, О. Н. Опарина
ИММУНИТЕТ К ЭНДОТОКСИНУ ГРАМОТРИЦАТЕЛЬНОЙ
МИКРОФЛОРЫ КИШЕЧНИКА У ОНКОЛОГИЧЕСКИХ
БОЛЬНЫХ
Представлены результаты обследования 29 онкологических больных с
раком различной локализации и стадии распространения. Проведена оценка
состояния эндотоксин-антиэндотоксиновой системы у данной категории больных; показано, что эндотоксиновая агрессия является одним из факторов, отягощающих течение заболевания. Показана необходимость разработки антиэндотоксинового направления в лечении и реабилитации онкологических больных с целью улучшения качества и продления жизни. Полученные результаты
свидетельствуют о том, что среди приоритетных задач комплексной терапии
онкологических больных одно из важных мест должны занимать антиэндотоксиновые мероприятия.
Эндотоксин (ЭТ) или липополисахарид (ЛПС) грамотрицательных бактерий является одним из наиболее изученных объектов живой природы; известны его структура, биологические свойства и молекулярные механизмы
действия. Общий для ЭТ любого происхождения фрагмент  Re-гликолипид –
ответственен за весь широкий спектр общих патогенных свойств ЛПС [1], одним из которых является «эксклюзивная способность эндотоксина вызывать
лейкоцитоз или лейкопению, активировать перекисное окисление липидов и
продукцию протеаз» [2]. До недавнего времени возможность участия ЛПС в
патогенезе синдромов рассматривалась исключительно в контексте инфекционных заболеваний, бактериемии и сепсиса, этиологически обусловленных
грамотрицательными бактериями. Понимание роли кишечного ЭТ в патогенезе
заболеваний неинфекционного генеза, его роли в общей патологии и тем более
участие в процессах адаптации стало возможным благодаря появлению новой
философии медицины и биологии – эндотоксиновой теории физиологии и патологии человека и животных профессора М. Ю. Яковлева. Появлению этой
теории предшествовал поиск новых «методических зондов» (диагностических
эндотоксин-тест-систем), с помощью которых были получены научные данные, являющиеся фундаментом для создания лечебно-диагностической технологии, получившей название «СОИС-технологии», основанной на скрининговой оценке иммунного статуса человека и включающей определение концентрации ЛПС в сыворотке крови, активности гуморального и гранулоцитарного
звеньев антиэндотоксинового иммунитета (АЭИ).
В настоящее время известно, что наиболее частой причиной смерти онкологических больных является эндогенная интоксикация или раковая кахексия. Природа кахектина верифицирована не так давно, им оказался фактор
некроза опухоли, который является одним из ключевых медиаторов (цитокинов) действия эндотоксина.
Эндотоксиновая агрессия (ЭА) кишечного происхождения может быть
причиной развития самых разнообразных синдромов и заболеваний, которая
реализуется в ту или иную нозологическую форму под воздействием двух
факторов: наличия генетической предрасположенности к заболеванию и(или)
сенсибилизирующему действию на орган-мишень различных патогенных
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
факторов (онковирусов и др.) [3]. Одной из главных причин развития ЭА является нарушение кишечного барьера и наличие дисбактериоза [4], который
может обусловливать как повышенную продукцию бактериальных ЛПС, так
и повреждать слизистую толстого кишечника.
В связи с этим нам представилось интересным изучить динамику концентрации эндотоксина в системном кровотоке и роль эндотоксиновой агрессии в патогенезе нарастающей раковой кахексии при прогрессировании онкологического процесса различной локализации.
Материал и методы исследования
Проведено изучение состояния эндотоксин-антиэндотоксиновой системы
у 29 больных онкохирургического профиля, среди них 18 мужчин и 11 женщин. Средний возраст больных составил 58,7  1,7 (от 45 до 79) лет. По локализации опухоли больные были распределены по следующим группам: рак желудочно-кишечного тракта  у 13 (рак желудка – 7, рак толстой кишки – 6); рак
легкого  у 6; рак мочеполовой системы  у 6 (рак почки – 3, рак простаты – 2,
рак мочевого пузыря – 1); рак молочной железы  у 4; меланома кожи голени 
у 1 больной. У 8 пациентов была диагностирована I–II стадии, а у 21  III–IV
стадии ракового процесса.
Концентрацию ЭТ в системном кровотоке определяли по активности
плазмы крови в ЛАЛ-тесте (реакция с лизатом амебоцитов краба Limulus poliphemus), который проводили с применением препарата E-toxate фирмы
Sigma (США) в авторской модификации Института общей и клинической патологии Клинико-диагностического общества (г. Москва) [5]. Показатели
ЛАЛ-теста выражали в единицах активности (EU/мл).
Антиэндотоксиновые антитела определяли в плазме крови иммуноферментным методом на полистироловых планшетах, лунки которых были
сенсибилизированы гликолипидом хемотипа Re Salmonella minnesota R 595
(Sigma, США). Антитела, связавшиеся с гликолипидом на полистироловых
планшетах, выявляли при помощи реагирующего с IgG протеина А Staphylococcus aureus Cowan, конъюгированного пероксидазой хрена. Содержание антител определяли после добавления субстрата по цветной реакции при длине
волны 492 нм и выражали в условных единицах оптической плотности
(у.е.О.П.) [6].
Показатели гуморального антибактериального иммунитета оценивали
методом твердофазного иммуноферментного анализа по концентрации
(в мкг/мл) антител (АТ) к антигенам некоторых условно патогенных бактерий, которые могут быть причиной дисбактериоза и эндотоксиновой агрессии: Pseudomonas, Proteus, Escherichia, Bacteroides, Klebsiella, Bifidobacterium,
Salmonella, а также Candida (как маркер иммунодефицита).
Оценку гранулоцитарного звена АЭИ проводили по идентификации лейкоцитов, связавших эндотоксин, и резервы связывания ЭТ полиморфноядерными лейкоцитами (ПЯЛ) иммуноферментным методом (ЛПС-тест-ИФА)
[7]. От каждого испытуемого готовили два тонких мазка крови, один мазок после фиксации 96 спиртом обрабатывали конъюгатом антител к Reгликолипиду с пероксидазой хрена. Второй мазок предварительно обрабатывали Re-гликолипидом, а затем конъюгатом антител с пероксидазой хрена. Для
выявления ядер клеток мазки окрашивали толуидиновым синим. При микро77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
скопировании в мазках хорошо видны клетки, несущие на своей поверхности
эндотоксин и связавшие конъюгат антител с пероксидазой. Сами клетки окрашены в желтый цвет, в клетках видны ядра, окрашенные в синий цвет. При
этом в мазке без нагрузки Re-ГЛП определяли ПЯЛ, связавшие эндотоксин in
vivo, а после нагрузки с Re-ГЛП  ПЯЛ, связавшие эндотоксин in vivo +
in vitro. Разница между связыванием ЭТ лейкоцитами in vivo и in vivo + in vitro
указывает на резервы связывания эндотоксина ПЯЛ. Установлено, что в физиологических условиях около 3,5% лейкоцитов связывают ЭТ грамотрицательных бактерий при помощи Fc-зависимого механизма. Кроме того, около
4,9% лейкоцитов могут дополнительно связывать ЛПС in vivo + in vitro.
Результаты и их обсуждение
До лечения у 8 пациентов была выявлена I–II стадии опухолевого процесса. Среди них у 4 пациенток с раком молочной железы IIа и IIб стадии
средние концентрации ЭТ в плазме крови составили 1,32  0,06 EU/мл (при
индивидуальном разбросе показателей от 1,25 до 2 EU/мл). У 1 больной с меланомой кожи голени концентрация ЭТ была 2,0 EU/мл. У 3 больных с раком
почки средние концентрации ЭТ в плазме крови составили 2,15  0,28 EU/мл
(при индивидуальном разбросе показателей от 2,5 до 3,0 EU/мл). У 21 больного была выявлена III–IV стадия ракового процесса. Среди них у 12 больных с раком желудочно-кишечного тракта средние показатели концентрации ЭТ в плазме крови составляли 7,31  1,95 EU/мл (при индивидуальном
разбросе показателей от 2,9 до 25,0 EU/мл), у 6 пациентов с раком легких
5,42  1,24 EU/мл (при индивидуальном разбросе показателей от 2,5
до 12,5 EU/мл). У 3 больных с раком мочеполовой системы средние показатели концентрации ЭТ в плазме крови составили 3,16  0,38 EU/мл (при индивидуальном разбросе показателей от 2,5 до 5,0 EU/мл). Следовательно,
концентрация ЭТ в системном кровотоке зависит от локализации, степени
распространенности опухолевого процесса, с увеличением стадии заболевания нарастает концентрация ЭТ в общем кровотоке.
После оперативного лечения отмечены следующие особенности. У 7 больных с раком желудочно-кишечного тракта и легких после паллиативной или
пробной лапаро- или торакотомии динамика концентрации ЭТ в плазме крови отсутствовала, в одном случае через одни сутки после операции наступил
летальный исход на фоне высоких показателей концентрации ЭТ в плазме
крови  5,0 EU/мл. У 22 больных после радикального лечения концентрация
ЭТ в плазме крови снижалась индивидуально на 50%.
При анализе антиэндотоксинового иммунитета было установлено, что
у больных с раком легкого и мочеполовой системы титры антигликолипидных антител были снижены в 10 раз (по сравнению с показателями нормы) на
фоне высоких титров антиэшерихиозных антител как до, так и после лечения.
У этих же больных отмечали значимое снижение концентрации АТ к антигенам условно патогенных грамотрицательных бактерий и бифидумбактерий.
Противоположные изменения выявлены у пациентов с раком желудочнокишечного тракта: титры антигликолипидных АТ были умеренно снижены
(на 25% по сравнению с показателями нормы); титры антиэшерихиозных АТ
повышены в 3–4 раза; концентрации АТ к антигенам условно патогенных
бактерий повышены у каждого второго больного, а у остальных отмечали незначимое снижение.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
При определении гранулоцитарного звена антиэндотоксинового иммунитета у всех больных независимо от локализации и стадии опухолевого процесса
до и после лечения резервы связывания ЭТ гранулоцитами отсутствовали.
Высокие концентрации ЭТ в системном кровотоке, резкий дисбаланс антиэндотоксинового и антибактериального иммунитета в сторону истощения и
отсутствия резервов связывания ЭТ гранулоцитами указывают на наличие эндотоксиновой агрессии. Серологические признаки ЭА выявляются только у
больных с локализацией рака в желудочно-кишечном тракте. Этиологическими
факторами ЭА явились синегнойная палочка, протей, в единичных случаях 
бактероиды на фоне повышенных (по сравнению с показателями нормы) концентраций АТ к бифидумбактериям у каждого второго пациента с III–IV стадией опухолевого заболевания. У онкологических больных (преимущественно
III–IV клинической стадии) имеет место выраженный вторичный иммунодефицит и дисбактериоз кишечника, на фоне которых развивается недостаточность АЭИ и антибактериального иммунитета, т.е. ЭА, которая может быть непосредственной причиной развития синдрома раковой кахексии.
Таким образом, проведенное исследование показало, что независимо от
локализации онкологического процесса и его стадии у больных имеет место
ЭА, выраженность которой нарастает по мере прогрессирования заболевания.
В связи с этим использование в комплексной терапии и профилактике онкологических заболеваний антиэндотоксиновых мероприятий, которые включают применение энтеросорбентов, эубиотиков и гепатопротекторов, найдут
широкое применение. Индивидуализация курса терапии определяется показателями скрининговых диагностических эндотоксин-тест-систем и иных
общепринятых методов исследования. Дальнейшая разработка этого направления представляется перспективной.
Список литературы
1. W e s t p h a l , O . Bacterial Endotoxins / O. Westphal // Int. Arch. Allergy Appl. Immunol. –1975. – V. 49. – P. 1.
2. Y a k o v l e v , M . Y u . Elements of endotoxin theory of human physiology and pathology: systemic endotoxinemia, endotoxin aggression and endotoxin insuffcoencyi /
M. Yu. Yakovlev // J. Endotoxin Research. – 2000. – V. 6. – P. 120.
3. Я к о в л е в , М . Ю . Системная эндотоксинемия в физиологии и патологии человека : автореф. дис. … доктор мед. наук / М. Ю. Яковлев. – М., 1993. – 55 с.
4. Я к о в л е в , М . Ю . Роль кишечной микрофлоры и недостаточность барьерной
функции печени в развитии эндотоксинемии и воспаления / М. Ю. Яковлев // Казан. мед. жур. – 1988. – № 5. – С. 127–128.
5. Б о н д а р е н к о , В . М . Определение эндотоксина грамотрицательных бактерий в
крови человека / В. М. Бондаренко, В. Г. Лиходед, М. Ю. Яковлев // Микробиология. – 2002. – № 2. – С. 83–89.
6. А н и х о в с к а я , И . А . Выявление групп риска, выбор тактики обследования и оценка эффективности лечения различных заболеваний по показателям антиэндотоксинового иммунитета : автореф. … канд. мед. наук. / И. А. Аниховская. – М., 2001. – 19 с.
7. Пат. 2088936 Российская Федерация, ЛПС-Тест-ИФА. Способ оценки состояния
антиэндотоксинового иммунитета в отношении грамотрицательных бактерий /
Лиходед В. Г., Яковлев М. Ю., Аполлонин А. В. [и др.] ; приорит от 18 апреля
1994. – 1996.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616.831-006
Л. М. Шебзухова, В. П. Берснев
НЕВРОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА МЕНИНГИОМ
БОКОВЫХ И ТРЕТЬЕГО ЖЕЛУДОЧКОВ ГОЛОВНОГО МОЗГА
В статье проанализирована клиническая картина заболевания у 11 больных с внутрижелудочковыми менингиомами в сопоставлении неврологических
симптомов с топографоанатомическими особенностями новообразования; клинико-анамнестических данных с результатами КТ-исследований и интраоперационных находок. Неврологические нарушения были представлены: гипертензионным синдромом – 72,7%; дислокационным стволовым синдромом – 45,5%;
стойкими двусторонними нарушениями функции черепных нервов; полиморфными паравентрикулярными симптомами. Диагностика внутрижелудочковых менингиом основывается на сопоставлении динамики клинических симптомов с данными современных средств нейровизуализации.
Внутрижелудочковые менингиомы являются редким заболеванием и
составляют 0,5–4,5% от числа всех менингиом [1–4]. Преимущественно они
располагаются в области треугольника бокового желудочка, на их долю приходится до 55–68% [2, 3, 5, 6]. Менингиомы III желудочка встречаются значительно реже и составляют не более 4–6% [5].
Неврологическая диагностика интравентрикулярных менингиом крайне
трудна [2]. Медленный рост менингиом объясняет часто длительный бессимптомный анамнез даже при опухолях больших и гигантских размеров [7, 8].
Первыми симптомами менингиом обычно бывают приступообразные головные боли, нередко односторонние, значительно реже наблюдаются зрительные нарушения и эпилептические припадки [8]. Отдельные авторы указывают, что в ряде случаев ранним неврологическим симптомом, кроме симптомов внутричерепной гипертензии, может быть поражение отводящих нервов
[9]. Литературные данные о характере эпилептических припадков и частоте
их возникновения разноречивы [2–4, 7]. Эпилептические припадки фокального типа возникают в различные сроки заболевания с длительными интервалами времени, по данным Р. Н. Шелия, почти в 1/3 всех случаев, В. Д. Былик,
напротив, указывает на сравнительную редкость припадков [2, 9].
Появление неврологической симптоматики, как правило, обусловлено
вентрикуломегалией вследствие окклюзии ликворопроводящих путей либо в
результате воздействия опухолевого узла на прилежащие зоны мозга. Степень выраженности клинических проявлений зависит, главным образом, от
близости расположения опухолевого узла к отверстию Монро, окклюзия которого определяет развитие внутричерепной гипертензии [1, 2, 4, 5].
Паравентрикулярные симптомы, интеллектуально-мнестические расстройства, слуховые и вестибулярные нарушения, недостаточность функций
VI и VII черепных нервов возникают на поздних стадиях заболевания. По
данным Р. Н. Шелия, нарушения функций VI, III и иногда V черепных нервов
нестойкие, колеблются в своей интенсивности. Интеллектуально-мнестические расстройства являются частым и выраженным симптомом заболевания при гигантских менингиомах, преимущественно передних отделов боковых желудочков [2, 5, 8]. В стадии выраженных клинических проявлений менингиомы III желудочка чаще вызывают нейроэндокринные нарушения, расстройства терморегуляции и электролитного баланса [2, 8].
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
На настоящем этапе диагностика данного заболевания обычно основывается на данных современных средств нейровизуализации [8].
Цель исследования – выявление особенностей клинических проявлений внутрижелудочковых менингиом полушарий большого мозга и сопоставление с топографоанатомическими особенностями новообразования.
Материал и методы
Основу исследования составили материалы наблюдений 11 больных с
верифицированным диагнозом интравентрикулярных менингиом, находившихся на лечении в РНХИ им. профессора А. Л. Поленова с 1993 по 2004 гг.
Больные были обследованы в рамках возможностей современного нейрохирургического комплекса с применением КТ или МРТ. Диагноз менингиомы
верифицирован во время операции и гистологически у всех больных.
Внутрижелудочковые менингиомы развивались у женщин чаще
(63,6% – 7), чем у мужчин (36,4% – 4). Они локализовались в области треугольника и тела бокового желудочка у 4 (36,3%) и 2 (18,2%) больных, в заднем роге бокового желудочка у 3 (27,3%) и задних отделов III желудочка у
2 (18,2%) пациентов.
При поступлении в РНХИ им. профессора А. Л. Поленова 5 (45,4%)
больных находились в фазе клинической субкомпенсации (КСК), по трое
больных (по 27,3%) – в клинических фазах умеренной (УКД) и грубой (ГКД)
декомпенсации. Среди различных вариантов углубления клинической декомпенсации отчетливо преобладал постепенный темп (90,9%). Лавинообразный
темп отмечен только в одном случае (9,1%).
Бластоматозный вариант развития заболевания наблюдался в 36,4%
случаев, гипертензионный отмечен чаще – в 45,4%. Сосудистый и эпилептический варианты развития выявлены в единичных наблюдениях (по 9,1%).
Среди различных темпов течения при внутрижелудочковых менингиомах
отмечен только медленно прогрессирующий (100%): с длительной моносимптомной фазой в 81,8% случаев, с длительной малосимптомной фазой – в 18,2%.
В большинстве наблюдений гистологически были верифицированы типические менингиомы (63,6% – 7 больных). Среди типических менингиом в
42,9% (3) верифицирован смешанный вариант, реже – фиброзный (28,6% – 2);
удельный вес других вариантов (менинготелиальный, менингиомы I–II степени анаплазии) был незначительный – по 14,3% (по 1 больному). Анапластические и атипические менингиомы верифицированы с одинаковым удельным весом (по 18,2%).
Преморбидный фон был отягощен у 63,6% (7) больных. Доля изолированной черепно-мозговой травмы составила 42,9% наблюдений, заболеваний
сердца – 28,5%. У других 28,5% больных отмечалось сочетание нескольких
патологических факторов.
Исследование неврологического статуса проводили по общепринятой
схеме. Сопоставлены клинико-анамнестические данные с результатами методов нейровизуализации и интраоперационных находок.
Для выяснения субъективного восприятия больным характера боли и
степени ее интенсивности использовалась короткая версия «Опросника боли
МакГилла». Оценка сенсорных нарушений проводилась путем стандартного
неврологического исследования (тестирование болевой, тактильной чувствительности, суставно-мышечного и двумерно-пространственного чувства) с ран81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
жированием результатов на три градации: «норма», «чувствительность нарушена», «чувствительность отсутствует». Мышечную силу оценивали по
5-балльной шкале, эпилептические припадки – с учетом Международной классификации эпилепсии и эпилептических синдромов (1989). Для выявления частоты, характера клинических вариантов и темпов развития интракраниальных
менингиом мы использовали основные клинические варианты развития и типы
течения опухолей больших полушарий мозга, описанные Л. Б. Лихтерманом.
При определении клинической фазы заболевания применялась рабочая классификация клинических фаз развития церебрального опухолевого процесса,
разработанная А. И. Арутюновым и Л. Б. Лихтерманом.
Результаты и обсуждение
Внутрижелудочковые менингиомы дебютировали, главным образом,
головными болями (72,7% наблюдений), при этом изолированными головными болями чаще (5 больных), чем головными болями, сочетавшимися с
другими признаками (3). Изолированные головные боли были преимущественно преходящими (4), гипертензионными только в одном случае (в клинике
менингиом области треугольника бокового желудочка). Головные боли сочетались с другими признаками только в клинике менингиом области треугольника бокового желудочка: с подъемами АД у 2 больных и вегетативновисцеральными пароксизмами у одного.
Астенический синдром или другие признаки диэнцефальных нарушений в качестве начального признака заболевания встречался в 18,2% (2) наблюдений при поражении задних отделов III желудочка.
Внутрижелудочковые менингиомы в одном наблюдении (9,1%) манифестировали полиморфными припадками, представленными вегетативно-висцеральными и психосенсорными пароксизмами, с постприпадочным выпадением
общемозгового характера. Среди внутрижелудочковых менингиом припадками
дебютировали только менингиомы заднего рога бокового желудочка.
С развитием заболевания в клинике внутрижелудочковых менингиом
головные боли были выявлены у всех больных. Они были постоянными у 6
(54,5%) больных, в том числе с усилением в утренние и ночные часы, преходящими – у 4 (36,4%) и эпизодическими – у одного больного (9,1%). В основном головная боль была локальной односторонней и смешанной (по 5 больных), диффузной, сочетающейся с подъемами АД, – у одного больного. Из
числа больных с локальной головной болью лишь у одного пациента она носила распирающий характер. Смешанная головная боль сочеталась с подъемом АД у 2 больных, из них у 1 головная боль возникала только при повышении АД, носила распирающий характер – у 3 больных.
В динамике внутрижелудочковых менингиом по мере углубления клинической декомпенсации интенсивность головной боли наросла у 5 больных
(45,5%), из них быстро только у одного (9,1%), интенсивность оставалась без
изменений – у 2, регрессировала и уменьшилась – в единичных случаях (по
9,1%). Сочетания различных темпов динамики и направленности трансформации головной боли наблюдались у 2 больных. Регресс головной боли отмечен при поражении задних отделов III желудочка, уменьшение интенсивности – при поражении области треугольника бокового желудочка.
Гипертензионный синдром с различной выраженностью отдельных его
слагаемых развился у 8 (72,7%) больных. При менингиомах области тре82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
угольника бокового желудочка он отмечен в 3 (37,5%) наблюдениях, при менингиомах тела и заднего рога бокового желудочка – в 2, при менингиомах
задних отделов III желудочка – в одном. Выраженность головной боли в
структуре гипертензионного синдрома была различной. Головные боли были
постоянными с усилением в определенное время суток у 2 (25,0%) больных,
постоянными с гипертензионными приступами – у 3 (37,5%), имели характер
гипертензионных приступов – у 3.
В структуре гипертензионного синдрома застойные диски зрительных
нервов обнаружены у 5 (62,5%) больных. В единичных наблюдениях – выраженные застойные диски зрительных нервов и атрофия зрительных нервов
после застоя. У 3 больных констатированы осложненные застойные диски
зрительных нервов. Головные боли сочетались с субъективным проявлением
застойных явлений на глазном дне преходящим «затуманиванием зрения»
только в одном наблюдении.
Диэнцефальные нарушения в клинике внутрижелудочковых менингиом
были представлены основными топическими вегетативными признаками у 6
(54,5%) больных из 11: обособленным астеническим синдромом с выраженным
упадком сил, катаплектоидной слабостью в ногах и пароксизмами тахикардии
или пароксизмами тахикардии с подъемом АД (3 больных). В других наблюдениях отдельные вегетативные признаки сочетались между собой в различных
комбинациях (3 больных). У этих больных наблюдался астенический синдром,
который сочетался с приступообразными головными болями и носовыми кровотечениями в течение длительного времени, с нарушением менструального
цикла и гиперсомнией, с нарушением менструального цикла и нарушением
терморегуляции в виде периодов субфебрилитета (по 1 больному).
У больных с менингиомами заднего рога бокового желудочка и задних
отделов III желудочка вегетативные признаки наблюдались чаще (по 2 больных), чем у больных с менингиомами области треугольника и тела бокового
желудочка (по 1). В клиническом симптомокомплексе они проявлялись неполно и диссоциированно, преимущественно были стойкими, эпизодически
возникали в единичных случаях.
Диэнцефальные нарушения выражались вегетативными пароксизмами
в половину реже (27,3% – 3 больных) в единичных случаях при поражении
области треугольника, тела и заднего рога бокового желудочка (по 33,3%).
Они имели характер изолированных «автономных» вегетативных приступов
(2 больных) и компонента полиморфного припадка (1). Выраженность их была различной: стойкой, преходящей и стойкой в сочетании с гипертензионными головными болями и видоизменением характера пароксизмов в течение
заболевания.
Нарушения статики и координации в клинике внутрижелудочковых
менингиом выявлены у 4 (36,4%) больных: в клинике менингиом тела бокового желудочка (2), менингиом заднего рога бокового желудочка и задних
отделов III желудочка (по 1 больному). В симптомокомплексе координаторных нарушений у двух больных была выявлена только статическая атаксия,
более отчетливо выраженная в поздней стадии заболевания. У двух других
больных соотношение статико-кинетических нарушений проявлялось превалированием статической атаксии над динамической; статическая атаксия
также наступала в поздней стадии заболевания и была выражена только в усложненной позе Ромберга. В клинике внутрижелудочковых менингиом на83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
рушения статики и координации сочетались с вторично-стволовой симптоматикой у 18,2% (2) больных при поражении тела бокового желудочка и задних
отделов III желудочка.
Психические нарушения проявлялись только апатико-абулическим
синдромом (36,4% – 4) в единичных случаях при поражении задних отделов
III желудочка, области треугольника, тела и заднего рога бокового желудочка. Обособленное снижение памяти выявлено у 3 больных (75,0%), у одного
снижение памяти на текущие события сочеталось с завышенной самооценкой
и снижением критики к себе и окружающим (25,0%). В динамике заболевания чаще прослеживалась тенденция постепенного нарастания психопатологической симптоматики (75,0%), стойкая выраженность в течение заболевания – в одном случае.
В динамике заболевания идентичность судорожных припадков сохранена у одного больного с менингиомой области треугольника бокового желудочка. У трех больных происходило усложнение судорожного синдрома:
присоединялись другие типы припадков или симптомы, входящие в структуру ранее возникших приступов, а также заменялись как ранее возникшие приступы, так и отдельные составляющие этих приступов. Из числа больных с
трансформацией припадков у 18,2% (2) она ограничивалась только одним из
вариантов трансформации – изменением клинических компонентов и(или)
включением в их структуру других компонентов при сохранении типа простых парциальных припадков либо присоединением первично-генерализованных припадков; данный вид трансформации наблюдался при менингиомах области треугольника и заднего рога бокового желудочка.
У 9,1% (1) больных наблюдались изменения, последовательно отражающие динамику судорожного синдрома, которая проявлялась регрессом
первично-генерализованных и присоединением полиморфных припадков при
менингиомах тела бокового желудочка.
Время, прошедшее с момента возникновения припадков до их трансформации, установлено только при менингиомах заднего рога бокового желудочка, оно составило годы (1 больной).
В клинике внутрижелудочковых менингиом галлюцинации отмечены в
2 (18,2%) случаях. Обособленные обонятельные припадки были стойко выражены в симптомокомплексе менингиом задних отделов III желудочка (1),
оформленные зрительные припадки возникали эпизодически при поражении
тела бокового желудочка (1). Оформленные зрительные припадки проявлялись в динамике заболевания как обособленно, так и в сочетании с другими
клиническими симптомами в структуре полиморфных припадков.
Сенсорные головокружения наблюдались только в клинике менингиом
области треугольника бокового желудочка (1). Они были преходящими, длительностью до 3–4 дней, возникали как острые эпизоды и сочетались со статической атаксией и интенсивной головной болью.
В симптомокомплексе внутрижелудочковых менингиом пирамидная недостаточность в конечностях выявлена у 10 (90,9%) больных из 11. У больных
с менингиомами области треугольника и заднего рога бокового желудочка чаще (по 3 больных), чем у больных с менингиомами тела бокового желудочка и
задних отделов III желудочка (по 2). Гомолатеральная пирамидная недостаточность выявлена чаще (4), чем контралатеральная и двусторонняя (по 1 больно84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
му). Моторные нарушения в 4 случаях представлены сочетанием признаков
двусторонней пирамидной недостаточности с мышечной гипотонией.
Паретические явления в конечностях встречались чрезвычайно редко –
только в 2 (18,2%) случаях. Они имели характер изолированного центрального пареза нижнемимической мускулатуры при поражении заднего рога бокового желудочка и неравномерного гемипареза с преимущественным поражением руки при поражении задних отделов III желудочка. Динамика паретических явлений в развитии менингиом задних отделов III желудочка была
представлена углублением контралатерального пареза и присоединением гомолатеральной пирамидной недостаточности (9,1%).
Экстрапирамидные нарушения в виде пластического мышечного тонуса с эффектом «зубчатого» колеса и тремора покоя наблюдались при менингиомах заднего рога бокового желудочка (9,1%), в динамике заболевания экстрапирамидная недостаточность превалировала над умеренной пирамидной
недостаточностью.
Субъективные расстройства чувствительности имели характер изолированного симптома (45,5% – 5 больных). Чаще они возникали эпизодически
(3), были стойкими в одном наблюдении, в другом – у одного и того же
больного парестезии в виде жжения были преходящими, болевые ощущения
в поясничном отделе позвоночника и ноге – стойкими. В течение заболевания
выраженность субъективных расстройств чувствительности оставалась без
изменений.
Среди разных видов субъективных расстройств чувствительности
спонтанные боли в ноге возникали при поражении области треугольника бокового желудочка (1 больной). Парестезии в различных отделах лица и кожи
головы или в области гомолатерального уха возникали при поражении области треугольника и тела бокового желудочка (по 1 больному). Онемение в ногах и половине тела при поражении заднего рога бокового желудочка и задних отделов III желудочка (по 1 больному).
В клиническом симптомокомплексе менингиом выявлено только расстройство болевой чувствительности (9,1%) – равномерная контралатеральная гемигипалгезия при менингиомах задних отделов III желудочка.
Расстройства гнозиса в клинике внутрижелудочковых менингиом выявлены в одном наблюдении (9,1%). В течении менингиом заднего рога бокового желудочка они проявлялись оптико-пространственной дезориентацией в
структуре судорожного припадка.
Расстройства речи встречались у 2 (18,2%) больных. Сенсорная афазия
как постприпадочное выпадение и как компонент полиморфного припадка
отмечена в симптомокомплексе менингиом тела бокового желудочка у одного и того же больного, амнестическая афазия как изолированный признак – в
симптомокомплексе менингиом задних отделов III желудочка. В динамике
заболевания выраженность афатического синдрома не нарастала.
Нарушения функции черепных нервов в симптомокомплексе менингиом были обусловлены как степенью внутричерепной гипертензии, так и локализацией опухоли. В динамике заболевания они были мягко выражены и
выявлялись чаще с двух сторон.
Нарушения функций I нервов выявлены только у одного больного
(9,1%) – вторично-гипертензионная гомолатеральная гипосмия при менингиомах области треугольника бокового желудочка.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Нарушения функций II черепных нервов проявлялись изменением поля
зрения у 10 (90,9%) больных из 11. Среди вариантов нарушений поля зрения
преобладала вторично-очаговая гомонимная гемианопсия (50,0%). Сужение
поля зрения по всем меридианам, больше битемпорально, отмечалось в
20,0% случаев. Другие изменения поля зрения были представлены концентрическим сужением поля зрения, битемпоральной гемианопсией и наружной
гемианопсией на один глаз (по 10,0%). Нарушения поля зрения отмечены
преимущественно при менингиомах области треугольника и заднего рога бокового желудочка (40,0 и 30,0%), при менингиомах тела бокового желудочка
и задних отделов III желудочка – в 20,0 и 10,0% случаев соответственно.
Диски зрительных нервов были в пределах нормы у 5 (83,3%) больных,
у одного больного выявлена ангиопатия сетчатки, у остальных – застойные
диски зрительных нервов.
Нарушения функции V нервов проявлялись только чувствительными
расстройствами с понижением соответствующих рефлексов (18,2%).
Нарушения функций VI нервов в клинике внутрижелудочковых менингиом выявлены редко (9,1%). При менингиомах заднего рога бокового желудочка они сочетались с головными болями и проявлялись ограничением движения глазного яблока кнаружи.
Нарушения функции VIII нервов проявились только снижением слуха в
18,2% (2) случаев; в симптомокомплексе менингиом задних отделов III желудочка снижение слуха было двусторонним.
Нарушения функции каудальной группы нервов выявлены в 36,4% (4)
случаев, из них в 3 случаях они выражались двусторонним снижением глоточных рефлексов, в одном – дисфагией. Нарушения функции каудальной
группы нервов отмечались в симптомокомплексе менингиом области треугольника, заднего рога бокового желудочка и задних отделов III желудочка.
В клинике внутрижелудочковых менингиом дислокационный стволовой синдром развивался относительно часто (45,5% – 5), был умеренно выражен и представлен в основном вторичным четверохолмным синдромом и
вторичным поражением V нервов. Дислокационные симптомы отмечены в
симптомокомплексе менингиом задних отделов III желудочка (2), области
треугольника, тела и заднего рога бокового желудочка (по 1 больному).
Дислокационный стволовой синдром проявлялся обособленно тоническим спонтанным нистагмом у 18,2% больных, у 27,3% – сочетанием признаков в различных комбинациях. У всех больных в структуре сочетаний был
выявлен парез взора вверх. Другими признаками были: анизокория, двустороннее снижение корнеальных рефлексов и общие изменения в рефлекторной
сфере (по 2 больных), двустороннее ослабление реакции зрачков на свет, нарушение конвергенции и тонический спонтанный нистагм (по 1 больному).
Нами были сопоставлены клинико-анамнестические данные с результатами КТ или МРТ и оперативных вмешательств. По данным КТ или МРТ удельный вес больных с объемом опухоли от 30 см до 150 см³ колебался от 14,3% (при
минимальном объеме опухоли) до 28,5%. Большой объем опухоли (от 151 до
200 см³) был выявлен только у одного больного (14,3%) при менингиомах заднего рога бокового желудочка. По данным оперативных вмешательств был выше
удельный вес больных с объемом опухоли от 31 до 50 см³ и от 51 до 100 см³ (25,0
и 37,5%). Большой объем опухоли (от 151 до 200 см³) выявлен только у одного
больного (12,5%) при менингиомах заднего рога бокового желудочка.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Клиническая медицина
По результатам оперативных вмешательств оценивались преимущественная направленность роста и распространение внутрижелудочковых менингиом. У двух больных опухоль располагалась в треугольнике бокового
желудочка и занимала нижний и задний рог, из них у одного распространялась и экстравентрикулярно в височную долю. У одного больного опухоль
располагалась в заднем роге бокового желудочка, распространялась до нижних отделов фалькса и в нижний рог бокового желудочка. Из двух больных с
менингиомами тела бокового желудочка у одного опухоль распространялась
в зрительный бугор и боковой желудочек противоположного полушария, у
второго – выполняла собой просвет в области тела бокового желудочка. У
двух больных менингиомы задних отделов III желудочка распространялись в
заднюю черепную ямку.
По данным методов нейровизуализации некрозы и кровоизлияния в
ткань внутрижелудочковых менингиом не были верифицированы. Во время
операции участки некроза обнаружены в 9,1% случаев (при менингиомах тела бокового желудочка).
Обызвествления по данным КТ или МРТ выявлены в 18,2% (2) наблюдений. Они диагностированы в виде отдельных узлов при поражении области
треугольника бокового желудочка. При оперативных вмешательствах обызвествления не выявлены.
Кистозно-измененные менингиомы по данным методов нейровизуализации обнаружены в одном наблюдении (9,1%) при менингиомах области
треугольника бокового желудочка. По данным оперативных вмешательств
интратуморозные кисты выявлены в 2 наблюдениях при менингиомах области треугольника бокового желудочка и задних отделов III желудочка.
Таким образом, в клинике внутрижелудочковых менингиом ведущими
являются симптомы гипертензионно-гидроцефального генеза. Гипертензионный синдром развивался у 72,7% больных, застойные диски зрительных нервов в его структуре отмечены у 62,5% больных с превалированием выраженных явлений застоя на глазном дне. Дебютными признаками заболевания были головные боли (изолированные и сочетающиеся с АД и вегетативновисцеральными пароксизмами), диэнцефальные нарушения и полиморфные
эпилептические припадки. В течение заболевания наблюдались разные типы
динамики головной боли, преимущественно медленное нарастание интенсивности. В наших наблюдениях внутрижелудочковые менингиомы развивались только по медленно прогрессирующему темпу течения. Среди различных клинических вариантов развития менингиом преобладал гипертензионный (45,4%).
Паравентрикулярные симптомы характеризовались полиморфизмом
клинических проявлений. Нарушения функций черепных нервов были преимущественно двусторонними и стойкими. Дислокационный стволовой синдром развивался относительно часто (45,5%), был умеренно выражен и представлен в основном вторичным четверохолмным синдромом и вторичным
поражением V нервов.
Постановка диагноза на основании только неврологических данных вызывает значительные трудности. Сопоставление клинических симптомов и динамики их развития с данными современных средств нейровизуализации позволяют установить правильный топический и гистобиологический диагноз.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Список литературы
1. Х а ч а т р я н , В . А . Патогенез и хирургическое лечение гидроцефалии : дис. …
доктора мед. наук / В.А. Хачатрян. – Л., 1991.
2. Ш е л и я , Р . Н . Опухоли желудочков головного мозга / Р. Н. Шелия. – Л., 1972.
3. C a n e r , H . B . Meningiomas of the lateral ventricles. Report of six cases / H. B.
Caner, Acikgoz, T. Ozgen [et al.] // Neurosurgery. – 1992. – Rev. 15. – P. 303–306.
4. J u n , G . L . Surgical approach to intraventricular meningiomas of the trigone /
G. L. Jun, S. L. Nutik // Operative Neurosurgical Techniques / еds. H. H. Schmidek,
W. H. Sweet. – Orlando, N. J. : Grude and Stratton, 1988. – V. 1. – P. 597–600.
5. D e l f i n i , R . Tumours of the lateral ventricles / R. Delfini, M. Acqui, P.A. Oppido,
R. Capone // Neurosurgery. – 1991. – Rev. 14. – P. 127–133.
6. S h u c a r t , W . A . Transcallosal approach to the anterior ventricular system /
W. A. Shucart, B. M. Stein // Neurosurgery. – 1978. – V. 3. – P. 339.
7. П р о н з е л е в , П . А . Первичные опухоли боковых желудочков головного мозга :
дис. … доктора мед. наук / П. А. Пронзелев. – М., 1972.
8. Т и г л и е в , Г . С . Внутричерепные менингиомы / Г. С. Тиглиев, В. Е. Олюшин,
А. Н. Кондратьев. – СПб. : Изд-во РНХИ им. проф. А. Л. Поленова, 2001. – 560 с.
9. Б ы л и к , В . Д . Первичные и метастатические опухоли головного мозга /
В. Д. Былик. – Винница, 1961. – С. 30.
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Аннотации
АННОТАЦИИ
Теоретическая и экспериментальная
медицина
УДК 618.11- 006.6-037-07
ПРОЛИФЕРАТИВНАЯ АКТИВНОСТЬ НЕОПЛАЗМЫ
ПРИ ПРОГРЕССИРОВАНИИ РАКА ЯИЧНИКОВ.
Антонеева И. И., Петров С. Б. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 3–9.
Пролиферативную активность неоплазмы в динамике развития опухоли оценивали на гистологических препаратах операционно-биопсийного материала первичной опухоли 83 больных раком яичников, находящихся на I–IV клинических стадиях
заболевания по FIGO. Определяли митотический индекс, экспрессию Ki-67 и PCNA.
Полученные результаты оценивали с помощью непараметрических статистических
методов; значимость различий между группами оценивали по Н-критерию Крускала–
Уоллиса; силу связи между признаками – ранговой корреляцией Спирмена.
УДК 612.1
ИЗУЧЕНИЕ ПРОТИВООПУХОЛЕВОГО
И АНТИМЕТАСТАТИЧЕСКОГО ЭФФЕКТОВ
ПРОТИВООПУХОЛЕВЫХ АНТИБИОТИКОВ ПРИ РАЗДЕЛЬНОМ
И СОВМЕСТНОМ ПРИМЕНЕНИИ С МЕКСИДОЛОМ.
Микуляк Н. И., Кинзирская Ю. А., Соломанина О. О., Ионичева Л. В. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 10–17.
Изучены противоопухолевый и антиметастатический эффекты противоопухолевых антибиотиков доксорубицина и циклофосфана у экспериментальных животных
со спонтанно метастазирующей карциномой легких Льюис и опухолью Уокера.
Показана возможность использования антиоксиданта мексидола для коррекции побочных эффектов доксорубицина и циклофосфана и повышения терапевтической эффективности противоопухолевых антибиотиков.
УДК 615.27:577.125:616.33
ВЛИЯНИЕ ВИТАМИНА Е НА СОСТОЯНИЕ ОКСИДАНТНОЙ
И АНТИОКСИДАНТНОЙ СИСТЕМЫ, АКТИВНОСТЬ
ФОСФОЛИПАЗЫ А2 НА МОДЕЛИ СТРЕССОВОГО УЛЬЦЕРОГЕНЕЗА.
Родина О. П., Моисеева И. Я. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 18–23.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Изучено состояние оксидантной и антиоксидантной системы, активность фосфолипазы А2 в тканевых структурах желудка и тонкой кишки при действии стрессового ульцерогенного фактора на фоне введения витамина Е. Были выявлены значительные изменения изученных показателей. Данные экспериментального исследования свидетельствуют о том, что воздействие стрессорного ульцерогенного фактора способствует изменению
состояния оксидантной и антиоксидантной систем, активности фосфолипазы А2 в ткани
желудка и тонкой кишки, что свидетельствует о развитии при этом оксидативного стресса. Введение витамина Е стабилизирует процессы пероксидации липидов, сдерживает
разрушение мембранных структур слизистой оболочки желудка и тонкой кишки, тем самым препятствует массивному образованию язвенных дефектов.
УДК 611.833
О ВОЗМОЖНОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ БИОЛОГИЧЕСКОГО
ВОЗРАСТА ПО ВНУТРИСТВОЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ НЕРВОВ.
Калмин О. В. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 24–31.
Изучено влияние возраста на внутриствольную структуру нервов верхней и
нижней конечностей людей обоего пола в возрасте от 21 до 60 лет. Регрессионный и
дискриминантный методы анализа показали, что наиболее важными параметрами
для определения биологического возраста субъектов по внутриствольной структуре
нервов являются толщина периневрия, абсолютные и относительные площади поперечного сечения пучков нервных волокон и соединительной ткани, средняя площадь
поперечного сечения одного пучка нервных волокон (средний калибр пучков), количество пучков нервных волокон, общее количество осевых цилиндров и их плотность
на 1 мм2 поперечного сечения пучков. Причем в обоих случаях достоверность полученных результатов была довольно высокой и колебалась для регрессионных уравнений от 73 до 91%, а для дискриминантных функций от 89,5 до 94,7%.
Клиническая медицина
УДК 616.441-008.64
ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ РАКА ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ
НА ФОНЕ УЗЛОВАТЫХ ФОРМ ХРОНИЧЕСКОГО ТИРЕОИДИТА.
Агеев И. С., Панюшов С. П., Тюмин В. Б. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 32–34.
В статье предоставлен накопленный за 10 лет материал изучения 131 больного
с узлами в щитовидной железе, развивающимися на фоне хронического тиреоидита.
При этом выявлено 39 (29,8%) случаев рака путем применения комплексного метода
обследования. На дооперационном этапе применялись следующие методы диагностики: УЗИ, диагностическая пункция с цитологическим исследованием мазков и
сканирование щитовидной железы. Окончательным методом диагностики было плановое гистологическое исследование. Возраст больных колебался от 20 до 60 лет.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Аннотации
УДК 616.831–005.1+616.441–008.64
ТЕЧЕНИЕ ЦЕРЕБРОВАСКУЛЯРНОЙ ПАТОЛОГИИ
ПРИ ГИПОТИРЕОЗЕ. Баранова Г. А., Ермолаева А. И. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 35–40.
Представлены результаты исследований клинических и параклинических методов у больных с цереброваскулярной патологией (ЦВП) на фоне гипотиреоза. Проведено обследование 60 больных (женщин 57, мужчин 3), средний возраст которых составил 49,2 ± 1,28 года. Проведенные исследования выявили особенности течения ЦВП на
фоне гипотиреоза, что необходимо учитывать в диагностическом и лечебном процессе.
УДК 616-053.2-342-002.44-074.5
ДИНАМИКА ЦИТОХИМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ПРИ ЯЗВЕННОЙ
БОЛЕЗНИ ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНОЙ КИШКИ У ДЕТЕЙ.
Галеева Р. Т., Долгушкина Г. В., Астафьева А. Н. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 41–47.
Проведено изучение энергетических и окислительно-восстановительных процессов у детей с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки по цитохимическим
показателям лейкоцитов периферической крови. Изучена активность клеточных ферментов: кислой и щелочной фосфатазы, миелопероксидазы, гликогена в лейкоцитах
периферической крови (в лимфоцитах и сегментоядерных нейтрофилах). Выявлена
зависимость цитохимической активности лимфоцитов и нейтрофилов от стадии язвенной болезни, длительности заболевания, проводимой терапии.
УДК 616–007.17:618.146
ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДИСПЛАЗИИ ШЕЙКИ МАТКИ
У ЖЕНЩИН В ЭКОЛОГИЧЕСКИ НЕБЛАГОПРИЯТНЫХ
УСЛОВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОГО ГОРОДА.
Давидян Л. Ю., Богдасаров А. Ю., Олейникова Д. В. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 48–55.
В статье определено влияние экологически неблагоприятных факторов внешней среды в развитии дисплазии шейки матки на основании изучения роли микробного фактора и особенностей состояния иммунной системы.
Обследовано 296 больных 20–50 лет с дисплазией шейки матки (основная
группа), проживающих в районе экологического неблагополучия, и 122 женщины
(группа сравнения) – жительниц района относительного экологического благополучия.
УДК 159.9.33.1.101.3
СВЯЗЬ КОММУНИКАТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ДИАДЕ
«ВРАЧ–БОЛЬНОЙ» С СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ
КАЧЕСТВАМИ ЛИЧНОСТИ ВРАЧА.
Дубовый Л. М., Константинова Т. В. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 56–61.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
В данной статье рассматривается проблема коммуникативного взаимодействия
в диаде «врач–больной», а также обосновывается метод оптимизации коррекционного воздействия на направленность личности врача в общении и овладение им коммуникативными навыками взаимодействия с больными. Определены и статистически
обоснованы характерные для врачей различной специализации стили коммуникативного взаимодействия и социально-психологические качества личности.
УДК 618.1
КЛИНИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ
ХЛАМИДИЙНЫХ ПОРАЖЕНИЙ ШЕЙКИ МАТКИ У ЖЕНЩИН.
Макаров Э. В., Давидян Л. Ю., Богдасаров А. Ю. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 62–67.
Оценка проявления хламидийной инфекции у женщин выявила увеличение частоты неопластических процессов шейки матки. Пациентки с урогенитальным хламидиозом
могут быть отнесены к группе высокого риска по развитию предрака шейки матки, что
необходимо учитывать в планировании лечебно-профилактических мероприятий.
УДК 616.12-008.318+616.441
ВЛИЯНИЕ КОМБИНАЦИИ БИСОПРОЛОЛА С L-ТИРОКСИНОМ
НА ГЕМОДИНАМИЧЕСКИЕ И ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ
ПОКАЗАТЕЛИ СЕРДЦА, СТРУКТУРУ И ФУНКЦИЮ
ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ У БОЛЬНЫХ С ПАРОКСИЗМАМИ
ФИБРИЛЛЯЦИИ ПРЕДСЕРДИЙ НА ФОНЕ СОЧЕТАНИЯ ИБС
С ЭУТИРЕОИДНЫМ ЗОБОМ.
Рахматуллов Ф. К., Беляева Ю. Б., Бибарсова А. М., Богданова С. Р.,
Прохорова С. В. – Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 68–75.
Работа посвящена изучению влияния комбинации бисопролола с L-тироксином на гемодинамические и электрофизиологические показатели сердца, состояние
щитовидной железы, частоту пароксизмов фибрилляции предсердий у больных ИБС
в сочетании с эутиреоидным зобом. Установлено, что при комбинированном применении бисопролола с L-тироксином происходит усиление антиаритмического эффекта в результате уменьшения размера левого предсердия, улучшения диастолической
функции левого желудочка, увеличения эффективного рефрактерного периода левого
предсердия. Показано, что отдаленный антиаритмический эффект терапии бисопрололом с L-тироксином в данной группе больных составляет 52,8%.
УДК 616. 441-006.6.
ИММУНИТЕТ К ЭНДОТОКСИНУ ГРАМОТРИЦАТЕЛЬНОЙ
МИКРОФЛОРЫ КИШЕЧНИКА У ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ.
Чижиков Н. В., Опарина О. Н. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 76–79.
Представлены результаты обследования 29 онкологических больных с раком
различной локализации и стадии распространения. Проведена оценка состояния эндотоксин-антиэндотоксиновой системы у данной категории больных; показано, что
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Аннотации
эндотоксиновая агрессия является одним из факторов, отягощающих течение заболевания. Показана необходимость разработки антиэндотоксинового направления в лечении и реабилитации онкологических больных с целью улучшения качества и продления жизни. Полученные результаты свидетельствуют о том, что среди приоритетных задач комплексной терапии онкологических больных одно из важных мест
должны занимать антиэндотоксиновые мероприятия.
УДК 616.831-006.
НЕВРОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА МЕНИНГИОМ БОКОВЫХ
И ТРЕТЬЕГО ЖЕЛУДОЧКОВ ГОЛОВНОГО МОЗГА.
Шебзухова Л. М., Берснев В. П. –
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки, 2007, № 3, с. 80–88.
В статье проанализирована клиническая картина заболевания у 11 больных с
внутрижелудочковыми менингиомами в сопоставлении неврологических симптомов с
топографоанатомическими особенностями новообразования; клинико-анамнестических
данных с результатами КТ-исследований и интраоперационных находок. Неврологические нарушения были представлены: гипертензионным синдромом – 72,7%; дислокационным стволовым синдромом – 45,5%; стойкими двусторонними нарушениями функции черепных нервов; полиморфными паравентрикулярными симптомами. Диагностика внутрижелудочковых менингиом основывается на сопоставлении динамики клинических симптомов с данными современных средств нейровизуализации.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
Агеев Иван Степанович – доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой онкологии Медицинского института Пензенского государственного университета.
Антонеева Инна Ивановна – кандидат медицинских наук, старший преподаватель кафедры лучевой диагностики, лучевой терапии и онкологии Ульяновского государственного университета.
Астафьева Алла Николаевна – кандидат медицинских наук, ассистент кафедры педиатрии Пензенского института усовершенствования врачей Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию.
Баранова Галина Анатольевна – ассистент кафедры неврологии и нейрохирургии Медицинского института Пензенского государственного университета.
Беляева Юлия Борисовна – кандидат медицинских наук, ассистент кафедры
внутренних болезней Медицинского института Пензенского государственного университета.
Берснев Валерий Павлович – доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный деятель науки России, директор ФГУ Российского научноисследовательского нейрохирургического института им. профессора А. Л. Поленова (г. Санкт-Петербург).
Бибарсова Алия Мухамеджановна – кандидат медицинских наук, доцент
кафедры внутренних болезней Медицинского института Пензенского государственного университета.
Богданова Светлана Равильевна – старший лаборант кафедры внутренних болезней Медицинского института Пензенского государственного университета.
Богдасаров Азат Юрьевич – кандидат медицинских наук, врач акушергинеколог Ульяновской городской клинической больницы скорой медицинской помощи.
Галеева Римма Тимуровна – кандидат медицинских наук, доцент кафедры
педиатрии Пензенского института усовершенствования врачей Федерального
агентства по здравоохранению и социальному развитию.
Давидян Лиана Юрьевна – доктор медицинских наук, доцент кафедры последипломного образования и семейной медицины Ульяновского государственного университета.
Долгушкина Галина Викторовна – кандидат медицинских наук, ассистент
кафедры педиатрии Пензенского института усовершенствования врачей Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, ассистент кафедры педиатрии Медицинского института Пензенского государственного университета.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Сведения об авторах
Дубовый Леонид Михайлович – кандидат технических наук, профессор, декан факультета психологии Пензенского государственного педагогического
университета им. В. Г. Белинского, академик Академии информатизации образования.
Ермолаева Александра Ионашевна – кандидат медицинских наук, доцент,
заведующая кафедрой неврологии и нейрохирургии Медицинского института
Пензенского государственного университета.
Ионичева Любовь Владимировна – кандидат медицинских наук, доцент кафедры физиологии человека Медицинского института Пензенского государственного университета.
Калмин Олег Витальевич – доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой анатомии человека Медицинского института Пензенского государственного университета.
Кинзирская Юлия Александровна – кандидат медицинских наук, ассистент
кафедры клинической фармакологии Российского государственного медицинского университета (г. Москва).
Константинова Татьяна Вячеславовна – старший преподаватель кафедры
общей психологии Пензенского государственного педагогического университета им. В. Г. Белинского.
Макаров Эдуард Валентинович – дерматовенеролог высшей квалификационной категории, главный врач ООО «Симбирский клиникодиагностический центр».
Микуляк Надежда Ивановна – кандидат биологических наук, доцент, заведующая кафедрой физиологии человека Медицинского института Пензенского государственного университета.
Моисеева Инесса Яковлевна – доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой общей и клинической фармакологии Медицинского института Пензенского государственного университета.
Олейникова Диана Валерьевна – кандидат медицинских наук, врач акушергинеколог Ульяновской центральной городской клинической больницы.
Опарина Ольга Николаевна – кандидат биологических наук, доцент кафедры
теории и методики физического воспитания Пензенского государственного
педагогического университета им. В. Г. Белинского.
Панюшов Сергей Петрович – заведующий отделением опухоли головы и
шеи Пензенского областного онкологического диспансера.
Петров Сергей Борисович – доктор медицинских наук, профессор кафедры
патологической анатомии Казанского государственного медицинского университета.
Прохорова Светлана Валерьевна – старший лаборант кафедры внутренних болезней Медицинского института Пензенского государственного университета.
Рахматуллов Фагим Касымович – доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой внутренних болезней Медицинского института Пензенского государственного университета.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Родина Олеся Петровна – кандидат медицинских наук, доцент кафедры общей и клинической фармакологии Медицинского института Пензенского государственного университета.
Соломанина Ольга Олеговна – кандидат медицинских наук, доцент кафедры
физиологии человека Медицинского института Пензенского государственного университета.
Тюмин Владимир Борисович – ординатор Пензенского областного онкологического диспансера.
Чижиков Николай Васильевич – доктор медицинских наук, профессор кафедры клинической онкологии Медицинского института Пензенского государственного университета.
Шебзухова Лариса Музариновна – кандидат медицинских наук, докторант
отделения хирургии опухолей головного и спинного мозга ФГУ Российского
научно-исследовательского нейрохирургического института им. профессора
А. Л. Поленова (г. Санкт-Петербург).
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 3, 2007
Медицинские науки. Сведения об авторах
Вниманию авторов!
Редакция журнала «Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки» приглашает специалистов опубликовать на его страницах оригинальные статьи, содержащие новые научные результаты в области общей патологии,
клинической медицины, организации здравоохранения, а также обзорные статьи по
тематике журнала.
Статьи, ранее опубликованные, а также принятые к опубликованию в других
журналах, редколлегией не рассматриваются.
Редакция принимает к рассмотрению статьи, подготовленные с использованием текстового редактора Microsoft Word for Windows версий 97 или выше. Необходимо представить статью в электронном виде (дискета 3,5’’, CD-диск) и дополнительно
на бумажном носителе в двух экземплярах, с указанием даты написания и личной
подписью автора, заверенной в установленном порядке.
Оптимальный объем рукописи 10–14 страниц формата А4. Статья должна сопровождаться краткой аннотацией и индексом УДК. Основные разделы статьи, кроме
введения и заключения, следует пронумеровать. Основной шрифт статьи – Times New
Roman, 14 pt через полуторный интервал. Тип файла в электронном виде – RTF. Рисунки и таблицы должны быть размещены в тексте статьи и предоставлены в виде
отдельных файлов (растровые рисунки в формате TIFF, BMP с разрешением 600 dpi,
векторные рисунки в формате Corel DRAW, с минимальной толщиной линии 0,75 pt).
Рисунки должны сопровождаться подрисуночными надписями. Формулы в тексте
статьи выполняются в редакторе формул Microsoft Word Equation, версия 3.0 и ниже.
Допускается вставка в текст специальных символов (с использованием шрифтов
Symbol).
В библиографическом списке нумерация источников должна соответствовать
очередности ссылок на них в тексте. Номер источника указывается в квадратных
скобках. В списке указывается:
– для книг – фамилия и инициалы автора, название, город, издательство, год
издания, том, количество страниц;
– для журнальных статей, сборников трудов – фамилия и инициалы автора, название статьи, полное название журнала, серия, год, том, номер, выпуск, страницы;
– для материалов конференций – фамилия и инициалы автора, название статьи,
название издания, время и место проведение конференции, город, издательство, год,
страницы.
В конце статьи допускается указание наименования программы, в рамках которой выполнена работа, или наименование фонда поддержки.
К материалам статьи прилагается информация для заполнения учетного листа
автора: фамилия, имя, отчество, место работы и должность, ученая степень, ученое
звание, адрес, телефон, e-mail.
Рукопись, полученная редакцией, не возвращается.
Редакция оставляет за собой право проводить редакторскую и допечатную
правку текстов статей, не изменяющую их основного смысла, без согласования с
автором.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Уважаемые читатели!
Для гарантированного и своевременного получения журнала «Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки» рекомендуем
вам оформить подписку.
Журнал выходит 4 раза в год по тематике:
• теоретическая и экспериментальная медицина
• клиническая медицина
• общие вопросы здравоохранения
• организация здравоохранения
Стоимость одного номера журнала – 250 руб. 00 коп.
Для оформления подписки через редакцию необходимо заполнить и отправить
заявку в редакцию журнала: факс (841-2) 56-34-96, тел.: 36-82-06, 56-47-33;
Е-mail: VolgaVuz@mail.ru
Подписку на второе полугодие 2007 г. можно также оформить по каталогу
агентства «РОСПЕЧАТЬ» «Газеты. Журналы» тематический раздел «Известия высших учебных заведений». Подписной индекс – 36949.
––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––––
ЗАЯВКА
Прошу оформить подписку на журнал «Известия высших учебных заведений.
Поволжский регион. Медицинские науки» на 2007 г.
№ 1 –______ шт., № 2 – ______ шт., № 3 – ______ шт., № 4 – ______ шт.
Наименование организации (полное) __________________________________
__________________________________________________________________
ИНН ___________________________ КПП _____________________________
Почтовый индекс __________________________________________________
Республика, край, область ___________________________________________
Город (населенный пункт) ___________________________________________
Улица ____________________________________ Дом____________________
Корпус __________________________ Офис ____________________________
ФИО ответственного________________________________________________
Должность ________________________________________________________
Тел. ________________ Факс ______________ Е-mail ____________________
Руководитель предприятия ____________________ _____________________
(подпись)
Дата «____» _________________ 2007 г.
98
(ФИО)
Документ
Категория
Медицина
Просмотров
118
Размер файла
1 150 Кб
Теги
учебный, 2007, науки, высших, известия, заведений, регион, медицинских, поволжский
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа