close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

380.Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки №4 2013

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
ИЗВЕСТИЯ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ
ПОВОЛЖСКИЙ РЕГИОН
МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ
№ 4 (28)
2013
СОДЕРЖАНИЕ
ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ
МЕДИЦИНА
Алешкина О. Ю., Хурчак Ю. А., Россошанский Д. Н. Взаимосвязи
структурных образований передней черепной ямки
у различных краниотипов ..................................................................................... 5
Венедиктов А. А., Фуки В. К., Генгин М. Т., Калмин О. В., Никишин Д. В.,
Живаева Л. В. Разработка метода получения внеклеточного
матрикса на основе ксеноперикардиальной ткани и оценка его свойств ...... 12
Зенин О. К., Бешуля О. А. Морфометрический анализ дихотомий
внутриорганного артериального русла почки .................................................. 26
Латынова И. В., Генгин М. Т., Соллертинская Т. Н., Соловьев В. Б.,
Живаева Л. В. Влияние семакса на активность карбоксипептидазы Е
в лимбических структурах мозга при выработке условного
пищедобывательного рефлекса у крыс ............................................................. 35
Сергеев С. В., Григорькина Е. С., Зиновьев С. Д., Калмина О. А.,
Григорькин А. А. Методика создания трехмерных моделей
полостей околоносовых пазух на примере верхнечелюстной пазухи
и ее практическое применение ........................................................................... 44
Шпичка А. И., Семенова Е. Ф., Преснякова Е. В. Цитоморфологическое
исследование представителей рода Eremothecium ........................................... 53
КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА
Бесчастнов В. В., Рябков М. Г., Малахова Н. И., Московская А. Е.,
Клейментьев Е. В. Результаты микробиологического мониторинга
возбудителей инфекции области хирургического вмешательства
у больных с толстокишечной непроходимостью опухолевого генеза ........... 61
Подсеваткина С. В., Говш Е. В., Кирюхина С. В., Подсеваткин В. Г.,
Моисеева И. Я. Изучение некоторых показателей гуморального
иммунитета при различных формах истерических расстройств .................... 70
Подсеваткин В. Г., Бочкарева Н. В., Кирюхина С. В., Подсеваткина С. В.,
Моисеева И. Я. Опыт применения мексидола, гипербарической
оксигенации и тимогена в комплексном лечении пациентов
с невротическим развитием личности ............................................................... 80
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Рахматуллов Ф. К., Зиновьева Е. Г., Грачева Ю. Н., Бибарсова А. М.
Эффективность комбинации бисопролола с эутироксом
и розувастатином в терапии фибрилляции предсердий
на фоне гипотиреоза и дислипидемии ............................................................... 94
Калмин О. В., Калмин О. О. Особенности микроструктуры щитовидной
железы при некоторых видах ее патологии .................................................... 103
ГИГИЕНА И ОРГАНИЗАЦИЯ
ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
Филиппов Ю. Н., Абаева О. П., Храмов С. В., Хазов М. В.
Динамический анализ структуры врачебного персонала как фактор,
определяющий стратегию кадровой работы городских больниц
(по материалам кадровых служб больниц г. Нижнего Новгорода)............... 112
Чурбакова О. В., Печкуров Д. В. Динамика заболеваемости хроническими
вирусными гепатитами В и С детей в Самарской области ............................ 120
Юсра Мохаммед Квиджа Аль-Далеми Зависимость заболеваемости
с временной утратой трудоспособности работников
нефтехимических предприятий от возраста .................................................... 128
2
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
UNIVERSITY PROCEEDINGS
VOLGA REGION
MEDICAL SCIENCES
№ 4 (28)
2013
CONTENT
THEORETICAL
AND EXPERIMENTAL MEDICINE
Aleshkina O. Yu., Khurchak Yu. A., Rossoshanskiy D. N. Interrelation
of structural formations of the anterior cranial fossa in various craniotypes .......... 5
Venediktov A. A., Fuki V. K., Gengin M. T., Kalmin O. V., Nikishin D. V.,
Zhivaeva L. V. Development of the method of obtaining
the xenopericardium-based extracellular matrix
and assessment of its properties ............................................................................ 12
Zenin O. K., Beshulya O. A. Morphological analysis of dichotomies
of the kidney intraorganic arterial bed .................................................................. 26
Latynova I. V., Gengin M. T., Sollertinskaya T. N., Soloviev V. B.,
Zhivaeva L. V. Effect of semax on carboxypeptidase E activity
in limbic structures of the brain at the development
of a conditioned food-procuring reflex in rats ..................................................... 35
Sergeev S. V., Grigorkina E. S., Zinoviev S. D., Kalmina O. A., Grigorkin A. A.
Method of creating 3D-models of paranasal sinus cavities by example
of maxillary sinus and its practical application ..................................................... 44
Shpichka A. I., Semenova E. F., Presnyakova E. V. Cytomorphological
study of representatives of Eremothecium genus ................................................. 53
CLINICAL MEDICINE
Beschastnov V. V., Ryabkov M. G., Malakhova N. I., Moskovskaya A. E.,
Kleyment'ev E. V. Results of microbiological monitoring
of infectious agents at the surgical site in patients with colonic
cancer complicated with colonic obstruction ........................................................ 61
Podsevatkina S. V., Govsh E. V., Kiryukhina S. V., Podsevatkin V. G.,
Moiseeva I. Ya. Study of certain rates of humoral immunity
in various forms of hysterical disorders ................................................................ 70
Podsevatkin V. G., Bochkareva N. V., Kiryukhina S. V., Podsevatkina S. V.,
Moiseeva I. Ya. Experience of application of mexidol, hyperbaric
oxygenation and timogen in complex treatment of patients
with neurotic development of personality ............................................................. 80
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Rakhmatullov F. K., Zinov'eva E. G., Gracheva Yu. N., Bibarsova A. M.
Efficacy of bisoprolol-euthyrox-Rosuvastatin combination in atrial
fibrillation against the background of hypothyroidism and dyslipidemia ............. 94
Kalmin O. V., Kalmin O. O. Features of the thyroid microstructure
in condition of certain pathologies....................................................................... 103
HYGENE AND HEALTHCARE ORGANIZATION
Filippov Yu. N., Abaeva O. P., Khramov S. V., Khazov M. V. Dynamic
analysis of hospital staff structure as a factor determining the strategy
of personnel operations in municipal hospitals (by the materials
of personnel management services in Nizhny Novgorod hospitals) ................... 112
Churbakova O. V., Pechkurov D. V. Children chronic B and C hepatitis
morbidity dynamics in Samara region ................................................................. 120
Yusra Mokhammed Kvidzha Al'-Dalemi Dependency of morbidity
with temporary disability of petrochemical enterprise employees on the age .... 128
4
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ
И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ
МЕДИЦИНА
УДК 611.714.3:572.743:572.71(045)
О. Ю. Алешкина, Ю. А. Хурчак, Д. Н. Россошанский
ВЗАИМОСВЯЗИ СТРУКТУРНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ ПЕРЕДНЕЙ
ЧЕРЕПНОЙ ЯМКИ У РАЗЛИЧНЫХ КРАНИОТИПОВ
Аннотация. Цель: изучение изменчивости структурных образований передней
черепной ямки в зависимости от типа основания черепа. Материал и методы.
Методом краниотопометрии изучены параметры передней черепной ямки и ее
структурных образований с последующим вычислением расчетных среднестатистических значений и составлением корреляционных моделей. Результаты.
Наиболее часто тесная и сильная степень связи изученных параметров наблюдалась у флексибазилярного краниотипа: между шириной решетчатой пластинки средней и задней ее третей, между шириной решетчатой пластинки передней трети и шириной петушиного гребня; длиной и шириной петушиного
гребня, шириной решетчатой пластинки передней трети; у медиобазилярного
краниотипа сильная прямая зависимость присутствует между широтными размерами решетчатой пластинки; у платибазилярного – изученные параметры
коррелируют между собой в умеренной и слабой степени. Выводы. Результаты
исследования являются необходимой теоретической базой для возможного
использования клиницистами в выработке тактики стереотаксического подхода к опухолевым или иным патологическим процессам в области лицевого и
мозгового отделов черепа.
Ключевые слова: передняя черепная ямка, типы основания черепа, взаимосвязи.
O. Yu. Aleshkina, Yu. A. Khurchak, D. N. Rossoshanskiy
INTERRELATION OF STRUCTURAL FORMATIONS
OF THE ANTERIOR CRANIAL FOSSA
IN VARIOUS CRANIOTYPES
Abstract. Background. The article aims at researching changeability of structural
formations of anterior cranial fossa depending on the skull base type. Materials
and methods. By the method of craniotopometrics the authors studied anterior
cranial fossa parameters and structural formations with subsequent calculation of
average statistical values and building of correlation models. Results. Most frequently close and strong bonds of the studied parameters were observed in flexibasilar craniotypes: between the width of the lattice plate middle and rear-thirds,
strong – between the width of the lattice plate front 1/3 and width of the cock's
comb; the length and width of the cock's comb, width of the lattice plate front 1/3;
mediobasilar craniotypes strongly directly depend on the latitudinal lattice sizes
of the plate; in platibasilar – the studied parameters are correlated between each
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
other moderately and weakly. Conclusions. The results of the work are the necessary theoretical base for the probable use by clinicians in working out the tactics
of stereotaxic approach to tumorous and other pathologic processes in the field of
facial and brain skull pats.
Key words: anterior cranial fossa, skull base types, structural formations.
Введение
Для разработки современных методов диагностической и оперативной
нейрохирургии необходимы не только знания морфотопометрических закономерностей строения передней черепной ямки и ее структурных образований, но и их типовой изменчивости и взаимосвязи в системе черепа в целом
[1–6]. В последнее время ряд работ, посвященных изучению глубинных
структур черепа, таких как черепные ямки, крыловидно-небная ямка, глазница,
содержат данные о стереотопометрических закономерностях изменчивости их
параметров [7–9]. Однако до настоящего времени остается неизученной изменчивость структурных образований передней черепной ямки в зависимости от
типа основания черепа, что послужило целью нашего исследования.
Материал и методы
Методом краниометрии исследованы 100 черепов взрослых людей
(61 мужчины и 39 женщин) зрелого возраста (22–60 лет) из научной
краниологической коллекции кафедры анатомии человека Саратовского
государственного медицинского университета им. В. И. Разумовского. Изучались линейные размеры структурных образований передней черепной ямки
(ПЧЯ): длина петушиного гребня – расстояние от наиболее удаленных точек
в передне-заднем направлении; ширина петушиного гребня – расстояние
между наиболее выступающими точками в поперечном направлении; высота
петушиного гребня – расстояние от верхней точки гребня до решетчатой пластинки; ширина решетчатой пластинки – расстояние между боковыми краями
на уровне передней, средней и задней ее третей; глубина залегания решетчатой пластинки – расстояние от дна пластинки до горизонтальной плоскости,
проходящей через мозговые возвышения боковых частей передней черепной
ямки. Методом стереотопометрии для определения величины базилярного
угла (n-s-ba) изучались координаты краниометрических точек: назион (n),
селляре (s), базион (ba), по величине которого выделены типы основания
черепа – краниотипы: 1) флексибазилярный – от 122,6° до 135,6° с изогнутым
основанием черепа; 2) платибазилярный – от 145,2° до 165,7° с плоским основанием черепа; 3) медиобазилярный – от 135,61° до 145,1°.
Собственные исследования
У флексибазилярного краниотипа длина решетчатой пластинки имеет умеренную положительную степень связи с глубиной залегания решетчатой пластинки (r = +0,52), высотой петушиного гребня (r = +0,36); слабую – с
шириной и длиной петушиного гребня (r = +0,22; +0,17), шириной решетчатой пластинки передней трети (r = +0,18). Слабая отрицательная степень связи определена с шириной решетчатой пластинки средней и задней третей
(r = –0,14; –0,13).
6
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Ширина решетчатой пластинки передней трети имеет сильную положительную корреляцию с шириной петушиного гребня (r = +0,79); умеренную – с длиной петушиного гребня (r = +0,60), слабую – с длиной и шириной
решетчатой пластинки средней трети (r = +0,18; +0,30). Слабая отрицательная
степень связи выявлена с высотой петушиного гребня (r = –0,18), глубиной
залегания решетчатой пластинки (r = –0,17).
Ширина решетчатой пластинки средней трети имеет тесную положительную степень связи с шириной решетчатой пластинки задней трети
(r = +0,84); умеренную – с длиной петушиного гребня (r = +0,42), шириной
решетчатой пластинки передней трети (r = +0,30). Умеренная отрицательная
направленность связи выявлена с высотой петушиного гребня (r = –0,48),
глубиной залегания решетчатой пластинки (r = –0,33), слабая – c длиной решетчатой пластинки (r = –0,14).
Ширина решетчатой пластинки задней трети имеет тесную положительную степень связи с шириной решетчатой пластинки средней трети
(r = +0,84); умеренную – с длиной петушиного гребня (r = +0,52), шириной
решетчатой пластинки передней трети (r = +0,38), шириной петушиного
гребня (r = +0,30); отрицательную – с высотой петушиного гребня (r = –0,44);
слабую – с глубиной залегания решетчатой пластинки (r = –0,20) и ее длиной
(r = –0,13).
Длина петушиного гребня имеет положительную связь сильной степени
с шириной петушиного гребня (r = +0,66), шириной решетчатой пластинки
передней трети (r = +0,60); умеренную – с шириной решетчатой пластинки
задней и средней третей (r = +0,52; +0,42), глубиной залегания решетчатой
пластинки (r = +0,39); слабую – с высотой петушиного гребня (r = +0,20),
длиной решетчатой пластинки (r = +0,17).
Ширина петушиного гребня имеет сильную положительную корреляцию с шириной решетчатой пластинки передней трети (r = +0,79), длиной петушиного гребня (r = +0,66); умеренную – с шириной решетчатой пластинки
задней трети (r = +0,30); слабую – с глубиной залегания и длиной решетчатой
пластинки (r = +0,25; +0,22). Слабая отрицательная степень связи определена
с высотой петушиного гребня (r = –0,12).
Высота петушиного гребня имеет умеренную положительную степень
связи с глубиной залегания и длиной решетчатой пластинки (r = +0,55;
+0,36), отрицательную – с шириной решетчатой пластинки средней и задней
ее третей (r = –0,48; –0,44); слабую положительную – с длиной петушиного
гребня (r = +0,20), отрицательную – с шириной решетчатой пластинки передней трети (r = –0,18), шириной петушиного гребня (r = –0,12).
Глубина залегания решетчатой пластинки имеет умеренную положительную степень связи с высотой петушиного гребня (r = +0,55), длиной решетчатой пластинки (r = +0,52), длиной петушиного гребня (r = +0,39), отрицательную – с шириной решетчатой пластинки средней трети (r = –0,33); слабую – с шириной решетчатой пластинки задней и передней ее третей
(r = –0,20; –0,17), слабую положительную – с шириной петушиного гребня
(r = +0,25).
У медиобазилярного краниотипа длина решетчатой пластинки имеет
слабую отрицательную степень связи с широтами решетчатой пластинки передней трети (r = –0,19) и петушиного гребня (r = –0,13).
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Ширина решетчатой пластинки передней трети имеет умеренную прямую корреляцию с широтами решетчатой пластинки средней и задней ее третей (r = +0,54; +0,47), обратную – с шириной петушиного гребня (r = –0,34),
слабую положительную – с высотой петушиного гребня (r = +0,22); отрицательную – с длиной решетчатой пластинки и глубиной ее залегания
(r = –0,19; –0,10).
Ширина решетчатой пластинки средней трети имеет положительную
связь сильной степени с шириной решетчатой пластинки задней трети
(r = +0,73); умеренной – с шириной решетчатой пластинки передней трети
(r = +0,54); слабую обратную связь – с шириной петушиного гребня (r = –0,12).
Ширина решетчатой пластинки задней трети имеет прямую зависимость сильной степени с шириной решетчатой пластинки средней трети
(r = +0,73); умеренной – с шириной решетчатой пластинки передней трети
(r = +0,47); слабой – с глубиной залегания решетчатой пластинки (r = +0,18),
длиной и высотой петушиного гребня (r = +0,17; +0,16), слабую обратную
связь – с шириной петушиного гребня (r = –0,18).
Глубина залегания решетчатой пластинки имеет умеренную положительную степень связи с высотой петушиного гребня (r = +0,45), слабую –
с шириной петушиного гребня (r = +0,22), шириной решетчатой пластинки
задней трети (r = +0,18), слабую отрицательную – с шириной решетчатой
пластинки передней трети (r = –0,10).
Длина петушиного гребня имеет положительную связь слабой степени –
с шириной решетчатой пластинки задней трети (r = +0,16), шириной петушиного гребня (r = +0,13).
Ширина петушиного гребня имеет обратную корреляцию умеренной
степени с шириной решетчатой пластинки передней трети (r = –0,34), слабой
степени – с высотой петушиного гребня (r = –0,21), шириной решетчатой
пластинки задней и средней ее третями (r = –0,18; –0,12), длиной решетчатой
пластинки (r = –0,13); слабую прямую корреляцию – с глубиной залегания
решетчатой пластинки (r = +0,22), длиной петушиного гребня (r = +0,13).
Высота петушиного гребня имеет умеренную положительную степень
связи с глубиной залегания решетчатой пластинки (r = +0,45), слабую – с шириной решетчатой пластинки передней и задней трети (r = +0,22; +0,16), слабую отрицательную – с шириной петушиного гребня (r = –0,21).
У платибазилярного краниотипа длина решетчатой пластинки имеет
прямую зависимость слабой степени с шириной решетчатой пластинки средней трети (r = +0,17), длиной петушиного гребня (r = +0,12), обратную –
с шириной решетчатой пластинки задней трети (r = –0,26), шириной петушиного гребня (r = –0,14).
Ширина решетчатой пластинки передней трети имеет положительную
связь умеренной степени с шириной решетчатой пластинки средней трети
(r = +0,43), высотой петушиного гребня (r = +0,38); слабой – с длиной петушиного гребня (r = +0,26), шириной решетчатой пластинки задней трети
(r = +0,16).
Ширина решетчатой пластинки средней трети имеет умеренную положительную связь с шириной решетчатой пластинки передней трети
(r = +0,43), шириной решетчатой пластинки задней трети (r = +0,30), обратную – с длиной петушиного гребня (r = –0,40), слабую – c шириной и высо-
8
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
той петушиного гребня (r = –0,28; –0,12); слабую положительную – с длиной
решетчатой пластинки (r = +0,17).
Ширина решетчатой пластинки задней трети имеет умеренную прямую
корреляцию с глубиной залегания решетчатой пластинки (r = +0,34), шириной решетчатой пластинки средней трети (r = +0,30), обратную – с длиной
петушиного гребня (r = –0,30); слабую – с высотой петушиного гребня
(r = –0,10), длиной решетчатой пластинки (r = –0,26); слабую прямую – с шириной петушиного гребня (r = +0,19), шириной решетчатой пластинки передней трети (r = +0,16).
Глубина залегания решетчатой пластинки имеет умеренную положительную степень связи с шириной и высотой петушиного гребня (r = +0,41;
+0,34), шириной решетчатой пластинки задней трети (r = +0,34).
Длина петушиного гребня имеет умеренную отрицательную степень
связи с шириной решетчатой пластинки средней и задней трети (r = –0,40;
–0,30), слабую положительную – с высотой и шириной петушиного гребня
(r = +0,26; +0,20), шириной решетчатой пластинки передней трети (r = +0,26),
длиной решетчатой пластинки (r = +0,12).
Ширина петушиного гребня имеет умеренную прямую корреляцию с
глубиной залегания решетчатой пластинки (r = +0,41), слабую – с длиной и
высотой петушиного гребня (r = +0,20; +0,17), шириной решетчатой пластинки задней трети (r = +0,19).
Обсуждение
Проведенные нами исследования показали различную по силе и
направлению взаимосвязь линейных параметров структур передней черепной
ямки у каждого краниотипа. При изучении морфологии передней черепной
ямки В. А. Осиповой, Г. А. Дорониной не удалось установить взаимосвязи
размерных характеристик решетчатой пластинки с формой мозгового черепа,
что авторами объясняется влиянием различных факторов формообразования,
тогда как О. Ю. Алешкина и соавт. [4, 6, 7] определили взаимосвязь структурных образований внутреннего основания черепа в зависимости от краниотипов. Однако оставались неизученными взаимосвязи структурных образований передней черепной ямки у краниотипов.
Заключение
Таким образом, у флексибазилярного краниотипа тесная связь установлена между шириной решетчатой пластинки средней и задней ее третей,
сильная – шириной решетчатой пластинки передней трети и длиной и шириной петушиного гребня; у медиобазилярного краниотипа сильная прямая
корреляция между шириной решетчатой пластинки средней и задней ее третей; у платибазилярного краниотипа изученные параметры коррелируют
между собой в умеренной и слабой степени.
Список литературы
1. Использование методов быстрого прототипирования и компьютерного моделирования в планировании и подготовке операций в краниофациальной области /
В. В. Рогинский [и др.] // Матер. 1-й Всерос. конф. по детской нейрохирургии. –
М., 2003. – С. 7–8.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
2. Г в о з д е в , П . Б. Стереотаксический метод в хирургическом лечении образований головного мозга глубинной локализации / П. Б. Гвоздев // Вопросы нейрохирургии им. Н. Н. Бурденко. – 2005. – № 1. – С. 17–20.
3. Д о р о н и н а , Г . А . Краниоскопическая характеристика внутреннего основания
черепа взрослого человека / Г. А. Доронина, А. И. Гайворонский, А. Ю. Щербук //
Анатомия и военная медицина : сб. науч. работ конф., посвящ. 80-летию со дня
рождения проф. Е. А. Дыскина. – СПб., 2003. – С. 149–152.
4. О с и п о в а , В. А . К анатомии передней черепной ямы / В. А. Осипова // Актуальные вопр. теоретич. и практич. мед. – Саратов, 1970. – С. 131–133.
5. Asymmetry of lateral lamella of the cribriform plate: a software-based analysis of coronal computed tomography and its clinical relevance in endoscopic sinus surgery /
M. Adeel et al. // Surgical and radiologic anatomy – 2013. – Vol. 23, № 3. – P. 48–50.
6. Radiological analysis of the ethmoid roof in the Malaysian population / S. Alazzawi
[et al.] // Auris Nasus Larynx. – 2012. – № 39. – P. 393–396.
7. Типовая изменчивость крыловидно-верхнечелюстной щели в зависимости от
форм мозгового и лицевого черепа / О. Ю. Алешкина, Е. Г. Букреева, А. Н. Анисимов, И. А. Полковова // Макро- и микроморфология : межвуз. сб. науч. тр. –
Саратов : Изд-во СГМУ, 2011. – Вып. 6. – С. 163–166.
8. А л е ш к и н а , О . Ю . Взаимосвязь угла схождения пирамид височной кости и
наклона ее передней стенки с размерными характеристиками мозгового черепа
человека различных краниотипов / О. Ю. Алешкина, А. Н. Анисимов, Ю. А. Хурчак, Д. Н. Россошанский // Саратовский научно-медицинский журнал. – 2012. –
Т. 8, № 4. – С. 892–894.
9. Взаимосвязь параметров задней черепной ямки с размерными характеристиками
мозгового черепа человека у различных краниотипов / О. Ю. Алешкина,
Е. Г. Букреева, А. Н. Анисимов // Саратовский научно-медицинский журнал. –
2011. – № 1. – С. 11–14.
References
1. Roginskiy V. V. et al. Mater. 1-y Vseros. konf. po detskoy neyrokhirurgii [Proceedings
of the 1st All-Russian conference on pediatric neurosurgery]. Moscow, 2003, pp. 7–8.
2. Gvozdev P. B. Voprosy neyrokhirurgii im. N. N. Burdenko [Problems of neurosurgery
named after N.N. Burdenko]. 2005, no. 1, pp. 17–20.
3. Doronina G. A., Gayvoronskiy A. I., Shcherbuk A. Yu. Anatomiya i voennaya
meditsina: sb. nauch. rabot konf., posvyashch. 80-letiyu so dnya rozhdeniya prof.
E. A. Dyskina [Anatomy and military medicine: proceedings of theconference commemorating 80th jubilee of professor E.A. Dyskin]. Saint Petersburg, 2003, pp. 149–152.
4. Osipova V. A. Aktual'nye vopr. teoretich. i praktich. med. [Topical problems of theoretical and practical medicine]. Saratov, 1970, pp. 131–133.
5. Adeel M. et al. Surgical and radiologic anatomy. 2013, vol. 23, no. 3, pp. 48–50.
6. Alazzawi S. et al. Auris Nasus Larynx. 2012, no. 39, pp. 393–396.
7. Aleshkina O. Yu., Bukreeva E. G., Anisimov A. N., Polkovova I. A. Makro- i mikromorfologiya: mezhvuz. sb. nauch. tr. [Macro- and micromorphology: interuniversity
collected papers]. Saratov: Izd-vo SGMU, 2011, iss. 6, pp. 163–166.
8. Aleshkina O. Yu., Anisimov A. N., Khurchak Yu. A., Rossoshanskiy D. N. Saratovskiy
nauchno-meditsinskiy zhurnal [Saratov scientific medical journal]. 2012, vol. 8, no. 4,
pp. 892–894.
9. Aleshkina O. Yu., Bukreeva E. G., Anisimov A. N. Saratovskiy nauchno-meditsinskiy
zhurnal [Saratov scientific medical journal]. 2011, no. 1, pp. 11–14.
10
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Алешкина Ольга Юрьевна
доктор медицинских наук, профессор,
заведующая кафедрой анатомии
человека, Саратовский государственный
медицинский университет
им. В. И. Разумовского (Россия,
г. Саратов, ул. Большая Казачья, 112)
Aleshkina Ol'ga Yur'evna
Doctor of medical sciences, professor,
head of sub-department of human anatomy,
Saratov State Medical University named
after V. I. Razumovsky (112 Bolshaya
Kazachya street, Saratov, Russia)
E-mail: julia.hurchak@yandex.ru
Хурчак Юлия Александровна
аспирант, Саратовский государственный
медицинский университет
им. В. И. Разумовского (Россия,
г. Саратов, ул. Большая Казачья, 112)
Khurchak Yuliya Aleksandrovna
Postgraduate student, Saratov State Medical
University named after V. I. Razumovsky
(112 Bolshaya Kazachya street, Saratov,
Russia)
E-mail: julia.hurchak@yandex.ru
Россошанский Дмитрий Николаевич
аспирант, Саратовский государственный
медицинский университет
им. В. И. Разумовского (Россия,
г. Саратов, ул. Большая Казачья, 112)
Rossoshanskiy Dmitriy Nikolaevich
Postgraduate student, Saratov State Medical
University named after V.I. Razumovsky
(112 Bolshaya Kazachya street, Saratov,
Russia)
E-mail: julia.hurchak@yandex.ru
УДК 611.714.3:572.743:572.71 (045)
Алешкина, О. Ю.
Взаимосвязи структурных образований передней черепной ямки у
различных краниотипов / О. Ю. Алешкина, Ю. А. Хурчак, Д. Н. Россошанский // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. – № 4 (28). – С. 5–11.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 615.461:616.12-089.843
А. А. Венедиктов, В. К. Фуки, М. Т. Генгин,
О. В. Калмин, Д. В. Никишин, Л. В. Живаева
РАЗРАБОТКА МЕТОДА ПОЛУЧЕНИЯ ВНЕКЛЕТОЧНОГО
МАТРИКСА НА ОСНОВЕ КСЕНОПЕРИКАРДИАЛЬНОЙ
ТКАНИ И ОЦЕНКА ЕГО СВОЙСТВ
Аннотация. Цель: разработка метода химико-ферментативной модификации
ксеноперикарда с целью получения внеклеточного матрикса с высокой скоростью биорезорбции и замещением собственными тканями. Материал и методы. После забора ксеноперикард обрабатывался двумя способами. В дальнейшем на образцах из каждой группы изучали биомеханические свойства биоматериалов. После изучения биомеханических свойств оставшиеся образцы имплантировались экспериментальным животным. Срок имплантации составил
две недели, один месяц и два месяца. После выведения животных из эксперимента производили гистологическое исследование полученных образцов. Результаты. Разработан метод химико-ферментативной обработки ксеноперикардиальной ткани теленка с целью получения внеклеточного матрикса с высокой скоростью резорбции и замещением собственными тканями. Изучены
физико-механические характеристики полученного материала и его поведение
в модельных исследованиях «in vivo». Заключение. Учитывая результаты исследования физико-механических свойств и гистологического исследования
биоматериалов, можно сделать вывод, что, изменив протокол химико-ферментативной обработки ксеноперикарда, можно создать биоматериал, обладающий менее прочными характеристиками, но характеризующийся более высокой скоростью биорезорбции и процессом замещения собственными тканями.
Ключевые слова: тканевая инженерия, ксеноперикард, химико-ферментативная модификация, биорезорбция, упруго-деформативные характеристики.
A. A. Venediktov, V. K. Fuki, M. T. Gengin,
O. V. Kalmin, D. V. Nikishin, L. V. Zhivaeva
DEVELOPMENT OF THE METHOD OF OBTAINING THE
XENOPERICARDIUM-BASED EXTRACELLULAR MATRIX
AND ASSESSMENT OF ITS PROPERTIES
Abstract. Background. The article aims at development of a method of chemicalenzymatic modification of xenopericardium to produce extracellular matrix with
high speed of bioresorption and replacement by natural tissues. Materials and methods. After sampling the xenopericardium was treated by two ways. After that by the
samples from each group the authors studied the biomechanical properties of biomaterials. After studying the biomechanical properties the remaining samples were
implanted into experimental animals. Implantation period was 2 weeks, 1 month and
2 months. After removal of animals from the experiment the authors carried out histological examination of the samples. Results. The authors developed a method of
chemical-enzymatic treatment of xenopericardial bovine tissue to produce extracellular matrix with high rate of resorption and substitution by natural tissues. The researchers studied physical and mechanical properties of the resulting material and its
behavior in model studies «in vivo». Conclusions. Taking into account the results of
the study of physical and mechanical properties and histological studies of bio-
12
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
materials, the authors conclude that by changing the protocol of chemical-enzymatic
treatment of xenopericardium it is possible to create biomaterial with less robust
performance, but characterized by high rate of bioresorption and the process of replacement by natural tissues.
Key words: tissue engineering, bovine xenopericardium, chemical-enzymatic treatmen, boiresorption, elastic-deformative properties.
Введение
В биологических пластических материалах с заданными и контролируемыми характеристиками нуждаются различные области реконструктивной
медицины, направленные на восполнение потери и активизацию регенераторных процессов соединительной ткани организма пациента. Медицинские
имплантаты, созданные на основе синтетических искусственных материалов,
имеют определенные достоинства, однако они не в состоянии повторить пространственную архитектонику и физиологическую активность биологических
материалов. Разработка технологии химической стабилизации и вопросов,
связанных с тканевой инженерией при производстве биологических материалов на основе тканей ксеногенного происхождения для нужд реконструктивной медицины, способствует решению многих проблем практического здравоохранения, а именно:
– повышению эффективности медицинского обслуживания населения;
– снижению сроков госпитального лечения пациентов;
– снижению уровня инвалидности и повышению качества жизни пациентов после хирургического лечения.
Несмотря на то, что часть исследователей акцентируют внимание на
производстве и внедрении синтетических материалов [1–4], в настоящее время имеется тенденция к исчезновению данных материалов с рынка медицинской продукции. Сегодня их применение уместно лишь в качестве механической поддержки биологической операции (защита шва, армирование аутопластики и т.д.). Эра восстановления поврежденных тканей синтетическими тканями может рассматриваться как исчерпавшая себя [5]. Природные полимеры, помимо высокой степени биосовместимости с организмом, являются высокоэффективными биостимуляторами, а продуктами биодеструкции таких
материалов могут быть вещества, включаемые в метаболизм клеток [6].
На сегодняшний день ксеноперикардиальная ткань, которая после обработки представляет собой биополимер, находит все большее применение в
реконструктивно-восстановительной хирургии, и с расширением области
применения этого пластического материала растут и требования к нему.
Цель настоящего исследования – разработка метода химико-ферментативной модификации ксеноперикарда с целью получения внеклеточного
матрикса с высокой скоростью биорезорбции и замещения собственными
тканями.
Материалы и методы исследования
Взятие перикарда производилось в течение 20 мин после забоя животного. Биоматериал помещался в физиологический раствор и транспортировался в течение не более двух часов в лабораторию для проведения первичной очистки и дальнейшей обработки. Весь экспериментальный материал
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
был разделен на две группы: контрольную и опытную. В каждой группе исследовалось по 30 образцов. Контрольная группа образцов была обработана
стандартным методом, описанным в патенте РФ № 2197818 от 28.10.2008.
Опытную группу образцов подвергали действию протеолитического фермента с более высокой концентрацией в течение более продолжительного времени, после чего биоткань обрабатывали менее концентрированным раствором
сшивающего агента по сравнению с контрольной группой. Подобная модель
ткани, будучи «слабо зашитой», с частично разрушенной архитектоникой,
теоретически должна обладать повышенной скоростью биорезорбции.
По окончании химико-ферментативной обработки перикарда проводилось
гистологическое исследование материала на отсутствие клеточных элементов
и сохранность коллагеново-эластической структуры ксеноперикарда.
Далее на 20 образцах из каждой группы изучали биомеханические
свойства биоматериалов. Исследование проводили на испытательной машине
INSTRON-5944 BIO PULS, при этом снимали такие показатели, как модуль
упругости, максимальная нагрузка, деформация при растяжении при максимальной нагрузке, напряжение при растяжении при максимальной нагрузке.
Во время проведения измерений образцы были погружены в физиологический раствор.
Остальные десять образцов из каждой группы имплантировали экспериментальным животным. При проведение эксперимента соблюдались положения Европейской конвенции по защите экспериментальных животных,
принятой в 1986 г. В качестве животных выступали половозрелые самцы белых крыс линии Wistar массой 220–260 г. Животных содержали на стандартной лабораторной диете. За 24 ч до проведения оперативного вмешательства
животные не получали пищи. Перед процедурой имплантации удаляли
шерсть с поверхности кожи крыс. Экспериментальную биологическую модель создавали путем имплантации образцов испытуемых материалов под
кожу в область межлопаточного пространства подопытным животным. Область имплантации характеризуется малой подвижностью подлежащих анатомических образований. Кроме того, область межлопаточного пространства
является одной из наименее доступных для самого животного, таким образом, вероятность его вмешательства в экспериментальный процесс сводится к
минимуму. Операцию проводили в стерильных условиях, под эфирным
наркозом. Подкожные карманы формировали с помощью стерильного заостренного шпателя. Разрез закрывали рассасывающейся нитью. Рану обрабатывали антисептиком и закрывали клеем медицинским БФ-6. Срок имплантации
составил две недели, один месяц и два месяца. По истечении указанных сроков образцы извлекали и производили гистологические исследования материала. Для этого производили три среза с образца. Срезы окрашивались гематоксилином и эозином и по методу Вейгерта – Ван-Гизона. При помощи
микроскопа Leica и цифровой фотонасадки Nikon с каждого гистологического среза было получено по три репрезентативные фотографии. Полученные
данные подвергались статистической обработке с использованием программных пакетов Statistica v.7.0 и StatPlus 2007 v.4.3. Для каждого параметра рассчитывали минимальное (min) и максимальное (max) значения, среднюю
арифметическую (M), ошибку средней арифметической (m). Достоверность
различий определяли с помощью критерия Колмогорова – Смирнова.
14
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Результаты исследования
Биомеханические исследования
Исследование показало, что модифицированный разными способами
ксеноперикард обладает различными физико-механическими характеристиками (табл. 1).
Таблица 1
Параметры биомеханических характеристик групп образцов
Группа
образцов
Модуль
Максимальная
Юнга, МПа нагрузка, Н
Контроль 28,98 ± 4,42
Опыт
19,08 ± 1,58
28,23 ± 3,40
20,50 ± 4,72
Максимальное
напряжение
при растяжении,
МПа
7,64 ± 2,06
4,92 ± 0,80
Деформация
при растяжении, %
33,44 ± 5,87
42,46 ± 2,54
Значения модуля упругости (рис. 1,а) образцов опытной группы достоверно ниже аналогичного показателя у образцов контрольной группы. Образцы контрольной группы превосходят опытные также по показателям максимальной нагрузки (рис. 1,б) и максимального напряжения при растяжении
(рис. 1,в), но опытные образцы показывают более сильную деформацию при
максимальной нагрузке (рис. 1,г). Таким образом, ксеноперикард, обработанный по стандартной методике, менее упругий, выдерживает более высокие
нагрузки и при разрыве претерпевает более высокое напряжение, но при
нагрузке подвержен меньшей деформации. Такая картина различий деформативно-прочностных свойств может говорить о том, что этот материал содержит больше поперечных связей, образованных сшивающим агентом. Наоборот, опытные образцы имеют менее плотную пространственную сеть из образованных на матриксе сшивок. Результаты изучения биомеханических характеристик показывают корреляцию между методом модификации биоткани и
ее упругими и прочностными свойствами, а также подтверждают целесообразность выбранного режима химико-ферментативной обработки ксеноперикарда.
Гистологическое исследование
1. Образцы ксеноперикарда контрольной группы
При проведении гистологического исследования контрольных образцов
ксеноперикарда, прошедшего стандартную обработку, было выявлено:
– при окраске гематоксилином и эозином клеточные элементы не
встречались;
– при окраске по Вейгерту – Ван-Гизону, несмотря на проводимую обработку ксеноперикарда агрессивными веществами и разрушение клеточных
элементов, состояние эластических и коллагеновых волокон оставалось без
изменений (рис. 2).
При гистологическом исследовании ксеноперикарда на 14-е сутки в
контрольных образцах при окраске гематоксилином и эозином отмечено:
в двух образцах – слабо выраженная лимфоцитарная инфильтрация (на толMedical sciences. Theoretical and experimental medicine
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
щину 2/3 от толщины ксеноперикардиальной пластины) с включением эпителиоидных клеток и клеток фибропластического ряда, в одном образце – умеренно выраженная лимфоцитарная инфильтрация. Вокруг образцов ксеноперикарда сохранялась умеренная клеточная инфильтрация, наблюдалось образование грануляционной ткани с единичными новообразованными сосудами.
При анализе гистологических препаратов, окрашенных по Вейгерту – ВанГизону, выявлено разрушение коллагеновых и эластических волокон средней
степени выраженности, что свидетельствовало об активных процессах биодеградации исследуемого объекта (рис. 3).
а)
б)
в)
г)
Рис. 1. Графическое изображение различий
в деформативно-прочностных свойствах контрольной
и опытной группы образцов ксеноперикарда (* – p < 0,05; ** – p < 0,01)
К концу первого месяца эксперимента в тканевом ложе трансплантата
отмечались выраженные пролиферативные процессы. Биоматериал трансплантата имел однородную структуру, по наружной поверхности был инфильтрирован лимфоцитами и гистиоцитами. Трансплантат был окружен выраженным инфильтрационным валом. В составе клеточного инфильтрата выявлялись лимфоциты, гистиоциты, плазматические клетки, клетки фибробластического ряда. В зоне непосредственного контакта с биоматериалом превалировали лимфоциты и гистиоциты, на периферии грануляционного вала –
пролиферирующие фибробласты и очаги новообразованного коллагена. В реактивной зоне вокруг ксеноперикарда определялись новообразованные кро-
16
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
веносные сосуды. При окраске по Вейгерту – Ван-Гизону выявлены формирующиеся собственные коллагеновые и эластические волокна (рис. 4).
а)
б)
Рис. 2. Ксеноперикард, прошедший стандартную обработку. Материал после
обработки: а – окраска гематоксилином и эозином, ×200;
б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
а)
Рис. 3. Ксеноперикард, прошедший стандартную обработку, 14-е сутки: а – окраска
гематоксилином и эозином, ×200; б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
б)
Рис. 3. Окончание
а)
б)
Рис. 4. Ксеноперикард, прошедший стандартную обработку, 30-е сутки: а – окраска
гематоксилином и эозином, ×200; б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
Через два месяца после имплантации начинают проявляться явления
деградации биоматериала на наружной его поверхности. Отмечено практиче-
18
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
ски полное прорастание собственной соединительной ткани и новообразованных сосудов, значительное уменьшение количества лимфоцитов и макрофагов в воспалительном инфильтрате. Пролиферирующие фибробласты активно синтезируют соединительнотканный каркас вокруг трансплантата.
При окраске по Вейгерту – Ван-Гизону выявляется большее количество новообразованных собственных коллагеновых и эластических волокон. Данные
изменения свидетельствуют об активном процессе биодеградации ксеноперикардиальной пластины и интеграции собственной соединительной ткани в
пластину ксеноперикарда с последующим его замещением (рис. 5).
а)
б)
Рис. 5. Ксеноперикард, прошедший стандартную обработку, 60-е сутки: а – окраска
гематоксилином и эозином, ×200; б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
2. Образцы ксеноперикарда опытной группы
При проведении гистологического исследования образцов ксеноперикарда опытной группы было выявлено:
– при окраске гематоксилином и эозином клеточные элементы не
встречались;
– при окраске по Вейгерту – Ван-Гизону выявлено, что, несмотря на
более агрессивный вид обработки и разрушение клеточных элементов, состоMedical sciences. Theoretical and experimental medicine
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
яние большей части эластических и коллагеновых волокон оставалось без изменений и лишь незначительное их количество подверглось разрушению
(рис. 6).
а)
б)
Рис. 6. Опытная группа, материал после обработки: а – окраска
гематоксилином и эозином, ×200; б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
При гистологическом исследовании биоматериала на 14-е сутки в исследуемых образцах при окраске гематоксилином и эозином отмечено:
в двух образцах – слабо выраженная лимфоцитарная инфильтрация (на толщину 2/3 от толщины ксеноперикардиальной пластины) с включением эпителиоидных клеток и клеток фибропластического ряда, в одном образце – умеренно выраженная лимфоцитарная инфильтрация. Вокруг образцов ксеноперикарда сохранялась умеренная клеточная инфильтрация, наблюдалось образование грануляционной ткани с умеренным количеством новообразованных
сосудов. При анализе гистологических препаратов, окрашенных по Вейгерту –
Ван-Гизону, выявлено разрушение коллагеновых и эластических волокон
средней степени выраженности. Это свидетельствует об активных процессах
биодеградации исследуемого объекта (рис. 7).
К концу первого месяца эксперимента в тканевом ложе трансплантата
отмечались выраженные пролиферативные процессы. Биоматериал транс-
20
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
плантата имел однородную структуру, по наружной поверхности был инфильтрирован лимфоцитами и гистиоцитами. Трансплантат был окружен
слабо выраженным инфильтрационным валом. В составе клеточного инфильтрата выявлялись лимфоциты, гистиоциты, плазматические клетки, клетки
фибробластического ряда. В зоне непосредственного контакта с биоматериалом преобладали лимфоциты и гистиоциты, на периферии грануляционного
вала – пролиферирующие фибробласты и очаги новообразованного коллагена. В реактивной зоне вокруг ксеноперикарда определялись новообразованные кровеносные сосуды. При окраске по Вейгерту – Ван-Гизону выявлены
формирующиеся собственные коллагеновые и эластические волокна (рис. 8).
а)
б)
Рис. 7. Модифицированный ксеноперикард, 14-е сутки: а – окраска
гематоксилином и эозином, ×200; б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
Через два месяца после имплантации начинают проявляться признаки
резорбции биоматериала на наружной его поверхности, отмечено практически полное прорастание собственной соединительной ткани и новообразованных сосудов. Обнаружено значительное уменьшение количества лимфоцитов и макрофагов в воспалительном инфильтрате. Пролиферирующие фибробласты активно синтезируют соединительнотканный каркас вокруг трансплантата. При окраске по Вейгерту – Ван-Гизону выявляется большее колиMedical sciences. Theoretical and experimental medicine
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
чество новообразованных собственных коллагеновых и эластических волокон. Данные изменения свидетельствуют об активном процессе биоинтеграции ксеноперикардиальной пластины и интеграции собственной соединительной ткани в пластину ксеноперикарда с последующим его замещением
(рис. 9).
а)
б)
Рис. 8. Модифицированный ксеноперикард, 30-е сутки: а – окраска
гематоксилином и эозином, ×200; б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
Результаты гистологического исследования свидетельствуют о различиях биоинтеграции материалов контрольной и опытной групп после имплантации. Образцы ксеноперикарда опытной группы обладают более высокой скоростью замещения собственными тканями на ранних стадиях имплантации. Уже на 30-е сутки появляются выраженные признаки биоинтеграции и
биорезорбции, активнее протекают процессы неоваскуляризации, по сравнению с контролем, явно выражено образование собственной соединительной
ткани. Спустя 60 суток наблюдается практически полная биоинтеграция в
окружающие ткани, в отличие от контрольных образцов.
Заключение
Учитывая результаты исследования физико-механических свойств биоматериалов, можно сделать вывод, что, изменив протокол химико-фермен-
22
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
тативной обработки ксеноперикарда, нам удалось создать биоматериал, обладающий меньшими прочностными характеристиками, но характеризующийся
более высокой скоростью биорезорбции и замещения собственными тканями.
а)
б)
Рис. 9. Модифицированный ксеноперикард, 60-е сутки: а – окраска
гематоксилином и эозином, ×200; б – окраска по Вейгерту – Ван-Гизону, ×400
Результаты исследования свидетельствуют об эффективности применения ксеноперикардиальной пластины, обработанной модифицированным методом, для восстановления целостности и структуры соединительной ткани реципиента. Обработанный таким образом ксеноперикард может быть использован
как самостоятельный пластический материал в реконструктивных операциях,
требующих имплантаты с указанными свойствами (например, протезирование
твердой мозговой оболочки в нейрохирургии, укрытие культи почки в урологии, протезирование передней стенки влагалища у женщин в гинекологии и
др.), так и в качестве интрацеллюлярного матрикса для культивирования стволовых клеток или нанесения на него биологически активных молекул, таких
как факторы роста, в новейших «in situ»-методах тканевой инженерии.
Список литературы
1. Е г и е в , В. Н . Сравнительная оценка степени фиксации фибробластов на синтетических эндопротезах, используемых для пластики дефектов передней брюшной
стенки / В. Н. Егиев и др. / Герниология. – 2006. – № 2. – С. 37–41.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
2. Морфология тканей при использовании протезов из полипропилена и политетрафолена / С. В. Иванов, И. С. Иванов, А. А. Должников, А. А. Мартынцев,
А. В. Цуканов, Р. А. Мамедов // Анналы хирургии. – 2009. – № 3. – С. 59–64.
3. Л а н и н а , С . Я . Методологические и методические вопросы гигиены и токсикологии полимерных материалов и изделий медицинского назначения. Научный обзор / С. Я. Ланина. – М., 1982. – С. 61–86.
4. Сетчатые импланты из половинилиденфторида в лечении грыж брюшной стенки /
В. М. Седов, А. А. Гостевской, С. Д. Тарбаев, А. С. Горелов, А. Б. Чулховин,
Г. М. Нутфуллина, В. А. Жуковский // Вестник хирурги. – 2008. – № 2. –
С. 16–21.
5. К а п л у н о в, О . Ф. К истории оперативного восстановления крестообразных
связок коленного сустава / О. Ф. Каплунов // Травматология и ортопедия в России. – 2007. – № 1. – С. 74.
6. С е в а с ть я н о в , В. И . Биоматериалы, системы доставки лекарственных веществ и биоинженерия / В. И. Севастьянов // Вестник трансплантологии и искусственных органов. – 2009. – Т. XI, № 3. – С. 69–80.
Список литературы
1. Egiev V. N. et al. Gerniologiya [Herniology]. 2006, no. 2, pp. 37–41.
2. Ivanov S. V., Ivanov I. S., Dolzhnikov A. A., Martyntsev A. A., Tsukanov A. V.,
Mamedov R. A. Annaly khirurgii [Surgery records]. 2009, no. 3, pp. 59–64.
3. Lanina S. Ya. Metodologicheskie i metodicheskie voprosy gigieny i toksiko-logii polimernykh materialov i izdeliy meditsinskogo naznacheniya. Nauchnyy obzor [Methodological problems of hygene and toxicology of polymeric materials and products for
medical purposes. Scientific review]. Mosow, 1982, pp. 61–86.
4. Sedov V. M., Gostevskoy A. A., Tarbaev S. D., Gorelov A. S., Chulkhovin A. B.,
Nutfullina G. M., Zhukovskiy V. A. Vestnik khirurgi [Bulletin of surgery]. 2008, no. 2,
pp. 16–21.
5. Kaplunov O. F. Travmatologiya i ortopediya v Rossii [Traumatology and orthopedics in
Russia]. 2007, no. 1, pp. 74.
6. Sevast'yanov V. I. Vestnik transplantologii i iskusstvennykh organov [ulletin of transplantology and artificial organs]. 2009, vol. XI, no. 3, pp. 69–80.
Венедиктов Алексей Александрович
управляющий ООО «Кардиоплант»
(Россия, г. Пенза, ул. Центральная, 1)
Venediktov Aleksey Aleksandrovich
Director of “Cardioplant” Ltd.
(1 Tsentralnaya street, Penza, Russia)
E-mail: venediktovpenza@gmail.com
Фуки Валентина Константиновна
кандидат химических наук, научный
консультант ООО «Кардиоплант»
(Россия, г. Пенза, ул. Центральная, 1)
Fuki Valentina Konstantinovna
Candidate of chemical sciences,
scientific adviser, “Cardioplant” Ltd.
(1 Tsentralnaya street, Penza, Russia)
E-mail: venediktovpenza@gmail.com
Генгин Михаил Трофимович
доктор биологических наук, профессор,
заведующий кафедрой биохимии,
Пензенский государственный университет
(Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)
Gengin Mikhail Trofimovich
Doctor of biological sciences, professor,
head of sub-department of biochemistry,
Penza State University (40 Krasnaya street,
Penza, Russia)
E-mail: gengin07@yandex.ru
24
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Калмин Олег Витальевич
доктор медицинских наук, профессор,
заведующий кафедрой анатомии
человека, Медицинский институт,
Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Kalmin Oleg Vital'evich
Doctor of medical sciences, professor,
head of sub-department of human anatomy,
Medical Institute, Penza State University
(40 Krasnaya street, Penza, Russia)
E-mail: ovkalmin@gmail.com
Никишин Дмитрий Викторович
кандидат медицинских наук, доцент,
кафедра анатомии человека,
Медицинский институт, Пензенский
государственный университет (Россия,
г. Пенза, ул. Красная, 40)
Nikishin Dmitriy Viktorovich
Candidate of medical sciences, associate
professor, sub-department of human
anatomy, Medical Institute, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: nikishindv@gmail.com
Живаева Любовь Владимировна
аспирант, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Zhivaeva Lyubov' Vladimirovna
Postgraduate student, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: lyubasha8891@mail.ru
УДК 615.461:616.12-089.843
Венедиктов, А. А.
Разработка метода получения внеклеточного матрикса на основе
ксеноперикардиальной ткани и оценка его свойств / А. А. Венедиктов,
В. К. Фуки, М. Т. Генгин, О. В. Калмин, Д. В. Никишин, Л. В. Живаева //
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские
науки. – 2013. – № 4 (28). – С. 12–25.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 611.137.7:611.61
О. К. Зенин, О. А. Бешуля
МОРФОМЕТРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ДИХОТОМИЙ
ВНУТРИОРГАННОГО АРТЕРИАЛЬНОГО РУСЛА ПОЧКИ
Аннотация. Цель работы: изучение соотношений внутренних диаметров сегментов, составляющих дихотомию – структурную единицу внутриорганного
артериального русла почки. Материал и методы. Было проведено морфометрическое исследование ангиограмм почек восьми мужчин (16 органов) в возрасте 36–60 лет без окклюзионно-стенотических поражений почечных артерий. Исследованы параметры 565 артериальных дихотомий. Результаты.
Обнаружены четыре структурно различных типа дихотомий. Выводы. Особенности строения, вероятно, определяют различия выполняемых дихотомиями функций. Морфофункциональный принцип оптимальности дихотомий
должен формулироваться в соответствии с различиями функционального
назначения их структурно-различных типов. Обнаруженные закономерности
строения русла почки необходимо учитывать при его математическом моделировании.
Ключевые слова: внутриорганное артериальное русло почки, морфометрия,
дихотомия.
O. K. Zenin, O. A. Beshulya
MORPHOLOGICAL ANALYSIS OF DICHOTOMIES
OF THE KIDNEY INTRAORGANIC ARTERIAL BED
Abstract. Background. The aim of the work is to study the correlation of internal
diameters of the segments constituting a dichotomy - a structural unit of the kidney
intraorganic arterial bed. Materials and methods. The authors conducted the morphometric study of the angiogrammes of kidneys of 8 men (16 organs) aged 36-60
years with no occlusion-stenotic lesions of the renal arteries. The parameters of 565
arterial dichotomies were studied. Results. There were found 4 different structural
types of dichotomies. Conclusions. Supposedly, the structural features determine the
differences of functions performed by the dichotomies. Morpho-functional principle
of dichotomy optimality should be formulated according to the differences of the
functional purpose of structurally-different types. The observed patterns of structure
of kidney's arterial bed would be taken into account in its mathematical modeling.
Key words: intraorganic arterial bed of kidneys, morphometry, dichotomy.
Почечная патология занимает одно из ведущих мест в структуре общей
заболеваемости и смертности населения [1]. При этом известно, что функция
почки в значительной степени зависит от состояния структуры ее артериальной системы [2]. Современные цифровые технологии прижизненной визуализации внутриорганного артериального русла почки (ВАРП) открывают
новые возможности для ранней диагностики ее патологии [3]. Однако отсутствие в настоящее время морфометрического эталона нормы строения
ВАРП сдерживает развитие этого перспективного направления клинической
медицины [4].
Анализ литературы позволяет утверждать, что ВАРП может быть представлено в виде фрактальной системы, структурно-функциональной едини-
26
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
цей которой является дихотомия – участок русла, состоящий из материнского
и двух дочерних сегментов [5]. Кроме того, теоретически доказано, что соотношение диаметров сегментов, составляющих дихотомию, может служить
мерой оптимальности строения русла в смысле его пропускной способности
[6]. Проверка этого положения на практике, т.е. практический поиск морфометрического эталона нормы строения ВАРП, основанный на количественном анализе соотношений внутренних диаметров сегментов, составляющих
дихотомию, является актуальной задачей морфологии.
Цель исследования – анализ количественных показателей, характеризующих соотношение внутренних диаметров сегментов, составляющих дихотомию ВАРП.
Материалы и методы
Для достижения поставленной цели были изучены рентгенограммы
ВАРП восемь мужчин (16 органов) в возрасте 36–60 лет без окклюзионностенотических поражений почечных артерий. Получение и морфометрию ангиограмм ВАРП осуществляли на аппарате Angiostar фирмы Siemens (Германия) при помощи лицензионной компьютерной программы Quantcor в соответствии с прилагаемыми к аппарату инструкциями. Было исследовано
565 дихотомий. Измеряли диаметры: D – материнского артериального сегмента (мм); dmax – максимальной дочерней ветви (мм); dmin – минимальной
дочерней ветви (мм). Рассчитывали: D/dmax, D/dmin – коэффициенты деления
материнского артериального сегмента, равные отношению диаметра материнского сегмента к диаметру большего и меньшего дочерних сегментов соответственно; γ (asymmetryratio) – коэффициент асимметрии дочерних ветвей:
γ = (dmin / dmax)2; η (arearatio) – коэффициент ветвления: η = (dmax2 + dmin2) / D2.
Далее формировали компьютерную базу данных и обрабатывали при помощи
пакета прикладных статистических программ Microsoft Excel и MedStat для
Windows в соответствии с рекомендациями [7].
Результаты
Обнаружено, что для ВАРП наиболее характерным является дихотомическое деление (93 %), трихотомии встречаются в 7 % случаев. Числовые
значения изучаемых показателей приведены в табл. 1.
Для проведения описательной статистики была осуществлена проверка
распределений полученных результатов на нормальность. В результате установлено, что для показателей D, dmax, dmin, D/dmax, D/dmin, γ распределение отличается от нормального закона на уровне значимости p ≤ 0,001. Распределение величины параметра η не отличается от нормального закона распределения на уровне значимости p = 0,101. Значение параметра D характеризует
диаметры всех измеренных материнских артериальных сегментов. Для него
центром статистического распределения (медианой) является величина, равная 1,7 мм; ошибка медианы – 0,07. Максимальное его значение – 8,2 мм, минимальное – 0,4 мм. Переменная dmax описывает диметры всех больших дочерних ветвей. Величина медианы – 1,4 мм, ошибка медианы – 0,06. Максимальное и минимальное значение этого показателя – 6,9 мм и 0,2 мм соответственно. Величина параметра dmin характеризует диаметры всех меньших дочерних ветвей. Его медиана равна 1 мм, ошибка медианы – 0,04. Максимальное значение – 5,6 мм, минимальное – 0,1 мм.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Максимум
Ошибка
медианы
Лев.
(95 % ДИ)
Прав.
(95 % ДИ)
0,4
0,2
0,1
0,93
1
0,04
8,2
6,9
5,6
4
6,33
1
0,07
0,06
0,04
0,02
0,04
0,01
1,6
1,3
0,9
1,19
1,67
0,52
1,8
1,5
1,1
1,25
1,82
0,6
η
563
1,03
0,39
0,02
0,1
2
Лев.
(95 % ДИ)
Минимум
Переменная
0,99
Прав.
(95 % ДИ)
Минимум
2,7
2,2
1,5
1,41
2,28
0,76
Максимум
III квартиль
1,2
0,9
0,6
1,06
1,44
0,34
Ошибка
среднего
I квартиль
1,7
1,4
1
1,22
1,75
0,56
С.к.о.
Медиана
563
563
563
563
563
563
Среднее
D (мм)
dmax (мм)
dmin (мм)
D/dmax
D/dmin
Γ
Количество
Переменная
Количество
Таблица 1
Величины показателей, характеризующих ВАРП
как конструкцию, состоящую из взаимосвязанных дихотомий
1,06
Примечание. D – диаметр материнского артериального сегмента (мм); dmax –
диаметр максимальной дочерней ветви (мм); dmin – диаметр минимальной дочерней
ветви (мм); D/dmax, D/dmin – коэффициенты деления материнского артериального сегмента; γ (asymmetryratio) – коэффициент асимметрии дочерних ветвей; η (arearatio) –
коэффициент ветвления.
Вышесказанное свидетельствует о неоднородности изучаемой совокупности артериальных дихотомий и нацеливает на поиск их отдельных групп
или типов. Теоретически возможны следующие варианты соотношений диаметров артериальных сегментов, составляющих дихотомию:
1) полная асимметрия, отвечающая следующим условиям:
D ≠ dmax ≠ dmin или D / dmax ≠ 1, D / dmin ≠ 1, dmin / dmax ≠ 1;
2) боковая асимметрия, отвечающая следующим условиям:
D = dmax, D ≠ dmin, dmax ≠ dmin или
D / dmax = 1, D / dmin ≠ 1, dmin / dmax ≠ 1;
3) односторонняя симметрия, отвечающая следующим условиям:
D ≠ dmax, D ≠ dmin, dmin = dmax или
D / dmax ≠ 1, D / dmin ≠ 1, dmin / dmax = 1;
4) полная симметрия, отвечающая следующим условиям:
D = dmax = dmin или D / dmax = 1, D / dmin = 1, dmin / dmax = 1.
Вариант, при котором D ≠ dmax, D = dmin, dmax ≠ dmin, невозможен по
определению.
Действительно, в результате проведенного анализа количественных показателей, характеризующих соотношение внутренних диаметров сегментов,
28
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
составляющих дихотомию ВАРП, установлено наличие четырех структурно
различных типов дихотомий (табл. 2).
Таблица 2
Значения морфометрических параметров ВАРП,
характеризующие структурно-различные типы дихотомий
Параметры
D
(Me ± m, мм)
dmax
(Me ± m, мм)
dmin
(Me ± m, мм)
D/dmax
(Me ± m)
D/dmin
(Me ± m)
γ (Me ± m)
η (M ± m)
Дихотомии
Дихотомии
Дихотомии
Дихотомии
первого типа
второго типа третьего типа четверто типа
(N = 415,73 %) (N = 112, 20 %) (N = 33, 6 %) (N = 5, 1 %)
p
1,8 ± 0,09
1,5 ± 0,1
1,2 ± 0,2
1,26 ± 0,26
0,001
1,4 ± 0,07
1,5 ± 0,1
0,6 ± 0,2
1,26 ± 0,26
0,0002
1 ± 0,054
0,9 ± 0,08
0,6 ± 0,2
1,26 ± 0,26
0,0001
1,3 ± 0,02
1
1,8 ± 0,1
1
0,002
1,8 ± 0,05
1,6 ± 0,1
1,8 ± 0,1
1
0,0001
0,6 ± 0,01
0,9 ± 0,01
0,4 ± 0,03
1,4 ± 0,03
1
0,8 ± 0,08
1
2
0,0001
0,0001
Примечание. D – диаметр материнского артериального сегмента (мм); dmax –
диаметр максимальной дочерней ветви (мм); dmin – минимальной дочерней ветви
(мм); D/dmax, D/dmin – коэффициенты деления материнского артериального сегмента;
γ (asymmetryratio) – коэффициент асимметрии дочерних ветвей; η (arearatio) – коэффициент ветвления; Ме – медиана; М – средняя (математическое ожидание); m –
ошибка медианы или средней; р – уровень значимости.
Для дихотомий первого типа характерны большие значения D, D/dmin,
средние значения dmax, dmin, D/dmax, γ, η. Этот тип дихотомий составил 73 %
общего количества. Путем непараметрического корреляционного анализа для
дихотомий первого типа обнаружено наличие сильной достоверной положительной связи между показателями: D – dmax (r = 0,95, r – коэффициент корреляции Спирмена; здесь и далее по тексту коэффициент корреляции отличен
от 0 на уровне p < 0,05), D – dmin (r = 0,87), dmax – dmin (r = 0,92); средние по
силе достоверные положительные зависимости установлены между: dmax – η
(r = 0,36), dmin – γ (r = 0,4), dmin – η (r = 0,48), D/dmax – D/dmin (r = 0,54). Сильные отрицательные связи между показателями: D/dmax – η (r = –0,88),
D/dmin – η (r = –0,86), D/dmin – γ (r = –0,76), средней силы достоверные
(p < 0,05) отрицательные связи между: dmin – D/dmin (r = –0,52), dmax – D/dmax
(r = –0,38), dmin – D/dmax (r = –0,35).
Для дихотомий второго типа характерны наименьшие значения γ,
D/dmax, средние значения D, dmin, D/dmin, показатели dmax, η имеют наибольшие
значения в ряду исследованных типов дихотомий. Дихотомии данного типа
составили 20 % от общего количества. Обнаружено наличие сильных положительных связей между показателями D – dmin (r = 0,73), dmax – dmin (r = 0,73),
коэффициент корреляции отличен от 0 на уровне p < 0,05, средней силы достоверные положительные связи: dmax – D/dmin (r = 0,36), dmin – γ (r = 0,32),
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
dmin – η (r = 0,32). Умеренные отрицательные связи установлены между γ – D
(r = –0,36), η – D (r = –0,36), γ – dmax (r = –0,36), η – dmax (r = –0,36).
Дихотомий третьего типа было обнаружено 6 % от общего количества.
Параметры D, dmax, dmin имеют наименьшие значения, η занимает среднее положение, D/dmax, D/dmin, γ являются наибольшими для всего ряда дихотомий.
Установлены сильные достоверные положительные связи между D – dmax
(r = 0,86) и D – dmin (r = 0,86), коэффициент корреляции отличен от 0 на
уровне p < 0,05, умеренные положительные связи: η – dmax (r = 0,47), η – dmin
(r = 0,47). Дихотомии четвертого типа составили 1 % от общего количества
разветвлений, в связи с этим они подробно не исследовались.
Обсуждение
Впервые проблема функциональной анатомии сосудистых дихотомий
была сформулирована в 1878 г. в докторской диссертации немецкого анатома
и эмбриолога Вильгельма Ру [8]. На основании своих наблюдений он пришел
к выводу, что форма дихотомии похожа на форму струи жидкости, вытекающей из отверстия трубки. Им впервые была установлена связь между величиной угла разветвления артериальной дихотомии и диаметрами просветов материнского ствола и его дочерних ветвей. Обнаруженные закономерности
строения артериальных дихотомий он сформулировал в виде правил, получивших в специальной литературе название «правила Ру» [9]. Для объяснения
этих правил В. Ру предложил гипотезу о том, что конструкция и функционирование кровеносной системы отвечает принципу минимальных затрат биологического материала, израсходованного на ее построение, и принципу минимальной работы, необходимой для продвижения по ней крови. При этом
артериальные дихотомии под влиянием гемодинамического фактора принимают конфигурации, которые для данных условий являются наилучшими из
всех возможных, т.е. оптимальными. Английский физиолог C. D. Murray
в 1926 г. [10] использовал изящный математический прием для анализа сосудистой дихотомии. Это позволило ему, избегая сложных вычислений, решить
вопрос о соотношениях диаметров и углов сосудистой дихотомии, при которых достигается минимум потерь энергии. Утверждения об оптимальности,
т.е. применительно к практической медицине – «норме», структурной организации сосудистых систем неоднократно высказывались и обсуждались в
различных разделах биологии [11]. При этом предполагалось, что основной
функцией сосудистого разветвления является проведение крови с минимальными затратами энергии. Реализация данного принципа в условиях артериального русла осуществляется, по мнению многих авторов, путем согласования диаметров артерий, составляющих дихотомию [12]. Утверждалось, что
для сосудистых дихотомий верен обобщенный закон C. D. Murray в виде
r0ξ = r1ξ + r2ξ,
где r0, r1, r2 – радиусы материнской артерии и дочерних ветвей, имеющих
больший и меньший внутренние радиусы. Для крупных артерий значение
этого показателя равно ξ = 2,33 [13], для более мелких – ξ = 1–1,5. Авторы работы [14] считают, что значение ξ = 3 обеспечивает оптимальное соотношение между диаметрами артериальных сегментов, составляющих дихотомию
в условиях ламинарного тока крови, а ξ = 2,33 – в условиях турбулентного.
30
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Для систем коронарных сосудов млекопитающих обнаружено хорошее согласование с законом C. D. Murray при ξ = 3, причем соответствие тем лучше,
чем выше находится организм на эволюционной лестнице.
Казалось бы, цель достигнута: найден морфометрический эталон нормы
внутриорганных артериальных дихотомий. Осталось только подкорректировать это значение путем морфометрического исследования внутриорганных
артериальных русел внутренних органов практически здоровых людей, и
можно это использовать в практической медицине для объективной диагностики патологии сосудистых деревьев. Однако, как показывают результаты
настоящего исследования, только у первого и третьего типов дихотомий
можно рассчитать значение ξ. Для дихотомий второго и четвертого типа подобное сделать невозможно, по крайней мере для ВАРП.
H. B. M. Ulings для подобного рода оценки оптимальности использовал
коэффициент ветвления: η = (d2max + d2min)/D2 – arearatio, утверждая при этом,
что оптимальными являются дихотомии, у которых η находится в пределах
1 < η ≤ 1,26. Он считает возможным применять данный показатель оптимальности как для симметричных (радиусы дочерних ветвей равны), так и для
несимметричных (радиусы дочерних ветвей не равны) дихотомий [15]. Действительно, применительно к ВАРП значение данного показателя может быть
рассчитано для любого типа структурно-различных дихотомий. Однако оптимальных, т.е. удовлетворяющих условию 1 < η ≤ 1,26, дихотомий было обнаружено только 24 %. Трудно представить адекватную работу системы, на
76 % состоящую из неоптимальных структурных элементов.
Возникает закономерный вопрос о «нормальности» изучаемого артериального русла, так как только около 24 % от общего количества артериальных
дихотомий отвечают теоретически установленным требованиям оптимальности – «нормы», по крайней мере для рассматриваемой части артериального
русла. Возможно, в физиологических условиях функционирования артериальной системы данный феномен компенсируется за счет разности реологических свойств крови и (или) артериальной стенки на разных уровнях деления артерий. Кроме того, как известно, сосудистое русло делится на ряд
функциональных групп сосудов [16]: амортизирующие, резистивные, обменные и др. Настоящее исследование касается артерий в основном резистивного
типа, поэтому логично предположить, что показатели, характеризующие оптимальность для них, имеют значения, отличные от таковых амортизирующих (магистральных) и обменных (микроциркуляторное русло) сосудов. Вероятно, функция артериальных дихотомий, составляющих данный участок
артериального русла, состоит не только в проведении крови, но и в ее равномерном распределении, регулировании давления и объемной скорости тока
крови. Поэтому применять один и тот же принцип оптимальности для дихотомий, выполняющих различные функции, не совсем верно. Учитывая вышесказанное, можно предположить, что в данном случае около 24 % от общего
количества дихотомий составляют те, которые обеспечивают минимальные
потери энергии потока крови при ее проведении.
Нельзя также отрицать наличие определенного процента патологических артериальных дихотомий, которые, вероятно, в таком качестве и количестве себя клинически не проявляют, однако могут служить потенциальной
основой возможной в будущем несостоятельности русла. Вероятно также
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
наличие погрешности измерений. Однако, несмотря на это, обнаруженные
факты следует учитывать при математическом моделировании структуры
ВАРП. Обязательно следует учитывать процентное соотношение присутствия
дихотомий структурно различных типов. Можно ожидать, что каждый из типов имеет свое функциональное значение, и функция артериальной конструкции в целом сильно зависит от их процентного соотношения. Однако,
оперируя только данными о внутренних диаметрах артерий, входящих в дихотомию, без знания длин артериальных сегментов трудно с уверенностью
судить о гидродинамических процессах, происходящих внутри нее, а следовательно, и функциональном значении. Например, непонятно, как функционируют дихотомии второго типа. Существующие на сегодняшний день математические модели артериального русла, представленные в работе [17], даже
с уточненными путем морфометрии количественными параметрами можно
рассматривать только в качестве первого приближения.
Заключение
1. Обнаружены четыре структурно различных типа артериальных дихотомий, составляющих ВАРП человека. Особенности их строения, вероятно,
определяют различия выполняемых ими функций.
2. Морфофункциональный принцип оптимальности должен формулироваться в соответствии с различиями функционального назначения структурно различных типов артериальных дихотомий. Показатели, описывающие
оптимальность строения дихотомии, должны быть индивидуальными для
каждого типа.
3. Обнаруженные закономерности строения ВАРП необходимо учитывать при его математическом моделировании.
Список литературы
1. К и з и л о в а , Н . Н . Критерии оптимального функционирования ветвящихся
транспортных систем живой природы / Н. Н. Кизилова, Н. А. Попова // Вестник
Харьковского университета. Сер. «Математика, прикладная математика и механика». – 1999. – № 4. – С. 148–156.
2. N e r e m , R . M . Tissue engineering a blood vessel substitute: the role of biomechanics /
R. M. Nerem // Yonsei Medical Journal. – 2000. – Vol. 41, № 6. – P. 735–739.
3. P o l l a n e n , M . S . Dimensional optimization at different levels at the arterial hierarchy / M. S. Pollanen // Journal Theoretical Biology. – 1992. – Vol. 159. – P. 267–270.
4. З е н и н , О . К . Артериальная система человека в цифрах и формулах / О. К. Зенин, В. К. Гусак, Г. С. Кирьякулов. – Донецк : Донбасс, 2002. – 196 с.
5. K h a n i n , M . A . Optimal structire of the microcirculatory bed / М. А. Khanin,
I. B. Bukharov // Journal Theoretical Biology. – 1994. –Vol. 169, № 3. – P. 267–273.
6. Za m i r , M . On fractal properties of arterial trees / M. Zamir // Journal Theoretical Biology. – 1999. – Vol. 197, № 4. – P. 517–526.
7. П е р р и , Л. А . Учимся мастерству. Microsoft EXCEL для Windows 95 /
Л. А. Перри. – М. : СКПресс, 1996. – 480 с.
8. R o u x , W . UeberdieVerzweigungen der Blutgefsse. EinemorphologischeStudie /
W. Roux // Zeitschrift fuer Naturwissenschaft. – 1878. – Bd. 12, № 5. – S. 205–266.
9. Heterogeneous perfusion is a consequence of uniform shear stress in optimized arterial
tree models / W. Schreiner, R. Karch, M. Neumann [et al.] // Journal Theoretical Biology. – 2003. – Vol. 220, № 3. – P. 285–301.
32
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
10. M u r r a y , C . D . The physiological principle of minimum work applied to the angle
of branching of arteries / C. D. Murray // Journal of General Physiology. – 1926. –
Vol. 9, № 6. – P. 835–841.
11. Л я п у н о в , А . А . Проблемы теоретической и прикладной кибернетики /
A. A. Ляпунов. – М. : Наука, 1980. – 312 с.
12. Fast algorithm for 3-D vascular tree modeling / M. Kretowski, Y. Rolland, J. BezyWendling [et al.] // Computer Methods and Programs in Biomedicine. – 2003. –
Vol. 70, № 2. – P. 129–136.
13. Retinal vascular tree morphology: a semi-automatic quantification / M. E. MartinezPerez, A. D. Hughes, A. V. Stanton [et al.] // IEEE Transactions on Biomedical Engineering. – 2002. – Vol. 49, № 8. – P. 912–917.
14. P o l l a n e n , M . S . Dimensional optimization at different levels at the arterial hierarchy / M. S. Pollanen // Journal Theoretical Biology. – 1992. – Vol. 159. – P. 267–270.
15. U y l i n g s , H . B . M. Optimization of diameters and bifurcation angles in lung and
vascular tree structures / H. B. M. Uylings // Bulletin of Mathematical Biology. –
1977. – Vol. 39. – P. 509–520.
16. Физиология человека : [пер. с англ.] : в 4 т. / Ч. Вейсс, Г. Антони, Э. Вицлеб и др. ;
под ред. Р. Шмидта и Г. Тевса. – М. : Мир, 1986. – T. 3. – 88 с.
17. Numerical simulationand experimental validation of blood flowinarteries with structured-tree outflow conditions / S. O. Mette, Charles S. Peskin, Won Yong Kim [et al.] //
Annals of Biomedical Enginnering. – 2000. – Vol. 28. – P. 1281–1299.
References
1. Kizilova N. N., Popova N. A. Vestnik Khar'kovskogo universiteta. Ser. «Matematika,
prikladnaya matematika i mekhanika» [Bulletin of Kharkov University. Series: “Mathematics, applied mathematics and mechanics”]. 1999, no. 4, pp. 148–156.
2. Nerem R. M. Yonsei Medical Journal. 2000, vol. 41, no. 6, pp. 735–739.
3. Pollanen M. S. Journal Theoretical Biology. 1992, vol. 159, pp. 267–270.
4. Zenin O. K., Gusak V. K., Kir'yakulov G. S. Arterial'naya sistema cheloveka v tsifrakh
i formulakh [Human arterial system in figures and formulas]. Donetsk: Donbass, 2002,
196 p.
5. Khanin M. A., Bukharov I. B. Journal Theoretical Biology. 1994, vol. 169, no. 3,
pp. 267–273.
6. Zamir M. Journal Theoretical Biology. 1999, vol. 197, no. 4, pp. 517–526.
7. Perri L. A. Uchimsya masterstvu. Microsoft EXCEL dlya Windows 95 [ ]. Moscow:
SKPress, 1996, 480 p.
8. Roux W. Zeitschrift fuer Naturwissenschaft [Journal of natural sciences]. 1878, vol. 12,
no. 5, pp. 205–266.
9. Schreiner W., Karch R., Neumann M. et al. Journal Theoretical Biology. 2003,
vol. 220, no. 3, pp. 285–301.
10. Murray C. D. Journal of General Physiology. 1926, vol. 9, no. 6, pp. 835–841.
11. Lyapunov A. A. Problemy teoreticheskoy i prikladnoy kibernetiki [Problems of theoretical and applied cybernetics]. Moscow: Nauka, 1980, 312 p.
12. Kretowski M., Rolland Y., Bezy-Wendling J. et al. Computer Methods and Programs
in Biomedicine. 2003, vol. 70, no. 2, pp. 129–136.
13. Martinez-Perez M. E., Hughes A. D., Stanton A. V. et al. IEEE Transactions on Biomedical Engineering. 2002, vol. 49, no. 8, pp. 912–917.
14. Pollanen M. S. Journal Theoretical Biology. 1992, vol. 159, pp. 267–270.
15. Uylings H. B. M. Bulletin of Mathematical Biology. 1977, vol. 39, pp. 509–520.
16. Veyss Ch., Antoni G., Vitsleb E. et al. Fiziologiya cheloveka: per. s angl.: v 4 t. [Human physiology: translation from English: in 4 volumes]. Moscow: Mir, 1986, vol. 3,
88 p.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
17. Mette S. O., Charles S. Peskin, Won Yong Kim et al. Annals of Biomedical Enginnering. 2000, vol. 28, pp. 1281–1299.
Зенин Олег Константинович
доктор медицинских наук, профессор,
кафедра анатомии человека, Донецкий
национальный медицинский университет
им. М. Горького (Украина, г. Донецк,
пр. Ильича, 16)
Zenin Oleg Konstantinovich
Doctor of medical sciences, professor, subdepartment of human anatomy, Donetsk National Medical University named after M.
Gorky (16 Ilyicha avenue, Donetsk,
Ukraine)
E-mail: zen.olegz@gmail.com
Бешуля Ольга Александровна
врач-интерн, Донецкое областное
клиническое территориальное
медицинское объединение (Украина,
г. Донецк, пр. Ильича, 14); соискатель,
кафедра анатомии человека, Донецкий
национальный медицинский
университет им. М. Горького
(Украина, г. Донецк, пр. Ильича, 16)
Beshulya Ol'ga Aleksandrovna
Intern, Donetsk regional clinical territorial
medical association (14 Ilyicha avenue,
Donetsk, Ukraine); applicant,
sub-department of human anatomy,
Donetsk National Medical University
named after M. Gorky (16 Ilyicha
avenue, Donetsk, Ukraine)
E-mail: besshulyaolga@rambler.ru
УДК 611.137.7:611.61
Зенин, О. К.
Морфометрический анализ дихотомий внутриорганного артериального русла почки / О. К. Зенин, О. А. Бешуля // Известия высших
учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. –
№ 4 (28). – С. 26–34.
34
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
УДК 577.151.6
И. В. Латынова, М. Т. Генгин,
Т. Н. Соллертинская, В. Б. Соловьев, Л. В. Живаева
ВЛИЯНИЕ СЕМАКСА НА АКТИВНОСТЬ
КАРБОКСИПЕПТИДАЗЫ Е В ЛИМБИЧЕСКИХ
СТРУКТУРАХ МОЗГА ПРИ ВЫРАБОТКЕ УСЛОВНОГО
ПИЩЕДОБЫВАТЕЛЬНОГО РЕФЛЕКСА У КРЫС
Аннотация. Актуальность и цели: изучение влияния семакса на активность
карбоксипептидазы Е в гиппокампе и амигдале при выработке условного пищедобывательного рефлекса у крыс. Материалы и методы. Работа выполнена
на самцах белых беспородных крыс массой 200–250 г в лаборатории кафедры
биохимии Пензенского государственного университета. В первой серии эксперимента исследовали влияние семакса на формирование условного пищедобывательного рефлекса. Во второй серии эксперимента исследовалось влияние
семакса на активность карбоксипептидазы Е при выработке условного пищедобывательного рефлекса. Результаты. Синтетический аналог адренокортикоторопного гормона (АКТГ 4–7) гептапептид семакс обладает ноотропным
эффектом, усиливает избирательное влияние на восприятие информации,
улучшает консолидацию памяти, повышает способность к обучению, увеличивает адаптационные возможности мозга. Изучено влияние семакса на активность карбоксипептидазы Е в гиппокампе и амигдале при выработке условного пищедобывательного рефлекса у крыс. Данный фермент отщепляет остатки
аргинина и лизина с С-конца молекул-предшественников биологически активных пептидов. Показано, что семакс вызывает значительные изменения активности карбоксипептидазы Е в лимбических структурах мозга в процессе обучения животных. Результаты демонстрируют стимулирующее действие семакса на активность пептидергической системы. Предполагается, что такое изменение может являться одним из механизмов действия изучаемого препарата,
через который опосредуется его ноотропный эффект.
Ключевые слова: семакс, гиппокамп, амигдала, карбоксипептидаза Е.
I. V. Latynova, M. T. Gengin,
T. N. Sollertinskaya, V. B. Soloviev, L. V. Zhivaeva
EFFECT OF SEMAX ON CARBOXYPEPTIDASE
E ACTIVITY IN LIMBIC STRUCTURES OF THE BRAIN
AT THE DEVELOPMENT OF A CONDITIONED
FOOD-PROCURING REFLEX IN RATS
Abstract. Background. The article aims at studying the effect of semax on carboxypeptidase E activity in the hippocampus and amygdala at the development of a
conditioned food-procuring reflex in rats. Materials and methods. The experiment
was carried out in white nonpedigreed rats of 200-250 gramms in mass in the laboratory of the sub-department of biochemistry at Penza State University. In the first
part of the experiment the authors studied the effect of the semax on the conditioned
food-procuring reflex formation. In the second part, the researchers studied the effect of the semax on carboxypeptidase E activity at the development of the conditioned food-procuring reflex. Results. The synthetic analogue of the adrenocortico-
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
tropic hormone (ACTH 4-7) the heptapeptide semax has a nootropic effect; it enhances the selective effect on the perception of information, improves memory consolidation, increases ability to training, enhances the adaptability of the brain. The
effect of semax on activity of carboxypeptidase E in the hippocampus and amygdala
at the development of the conditioned food-procuring reflex in rats was studied.
This enzyme detaches the arginine and lysine from the C-terminus of moleculesprecursors of biologically active peptides. It is shown that the semax causes significant changes of the activity of carboxypeptidase E in the limbic structures of the
brain in learning animals. The results demonstrate the stimulating effect of semax on
the activity of the peptidergic system. It is assumed that such a change can be one of
the mechanisms of action of the studied drug, which is mediated through its
nootropic effect.
Key words: semax, hippocampus, amygdala, carboxypeptidase E.
Введение
В настоящее время особое внимание уделяется поиску и изучению лекарственных средств ноотропного действия, которые обладают такими важными преимуществами, как высокая активность, малая токсичность, отсутствие побочных эффектов и мягкий модуляторный характер действия [1–3].
Среди таких соединений значительный интерес представляют синтетические
аналоги эндогенных нейротропных пептидов.
Одним из таких веществ является гептапептид семакс, представляющий
собой синтетический аналог адренокортикотропного гормона (АКТГ4-7).
Семакс применяется при различных нарушениях процессов памяти, депрессивных состояниях, сердечно-сосудистой патологии [1, 2, 4]. Пептидный
препарат обладает ноотропным эффектом, усиливает избирательное влияние на восприятие информации, улучшает консолидацию памяти, повышает
способность к обучению, к тому же увеличивает адаптационные возможности мозга [5, 6].
В многочисленных исследованиях продемонстрирована его способность оказывать стимулирующее действие на мнестические функции мозга,
способность положительно влиять на выработку условных рефлексов, особенно в моделях с положительным подкреплением [4, 5].
Однако нейрохимические механизмы фармакологического действия
семакса остаются недостаточно изученными.
Как известно, уровень регуляторных пептидов зависит от соотношения
скоростей их синтеза и распада. Синтез нейропептидов в виде высокомолекулярных предшественников активируется ферментами их протеолитического
процессинга [7, 8]. К таким ферментам относят карбоксипептидазу Е (КПЕ),
которая отщепляет остатки аргинина и лизина с С-конца неактивной молекулы препропептида [9, 10]. Известно также, что данный фермент может участвовать в начальных стадиях инактивации активных пептидов, содержащих
остатки основных аминокислот с С-конца молекулы [10, 11]. КПЕ локализована в секреторных везикулах и вовлекается в процессинг предшественников
многих регуляторных, в том числе и тех, через которые опосредуются физиологические эффекты семакса.
Учитывая вышеизложенное, целью настоящего исследования было изучение влияния семакса на активность КПЕ в гиппокампе и амигдале при выработке условного пищедобывательного рефлекса (УПР) у крыс.
36
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Материалы и методы
Работа выполнена на самцах белых беспородных крыс массой 200–250 г
в лаборатории кафедры биохимии Пензенского государственного университета. Животные содержались в виварии при свободном доступе к пище и воде и
12-часовом световом режиме. При работе с крысами соблюдались требования,
сформулированные в Директивах Совета Европейского сообщества 86/609/ЕСС
об использовании животных для экспериментальных исследований.
В первой серии эксперимента исследовали влияние семакса на формирование УПР. Животные были разделены на две группы: контрольную (n = 6,
выработка УПР), опытную (n = 6, выработка УПР на фоне интраназального
введения семакса в дозе 250 мкг/кг в течение трех дней).
Во второй серии эксперимента исследовалось влияние семакса на
активность КПЕ при выработке УПР. Животные были разделены на три
группы:
1) интактные (n = 6);
2) контрольную (выработка УПР). Животные данной группы подвергались декапитации в первый день через 0,5 ч после инстилляции (n = 6), третий (n = 6), пятый (n = 6), седьмой день (n = 6) выработки условного пищевого рефлекса;
3) опытную (интраназальное введение семакса в дозе 250 мкг/кг). Животные данной группы подвергались декапитации в первый день через 0,5 ч
после инстилляции (n = 6), третий (n = 6), пятый (n = 6), седьмой день (n = 6)
выработки условного пищевого рефлекса.
УПР вырабатывался у животных в условиях экспериментальной камеры, состоящей из двух отсеков: стартового и рабочего, в котором располагались кормушки с пищей с правой и левой стороны. В первый день эксперимента крыс помещали в экспериментальную камеру на 30 мин с целью адаптации и угашения ориентировочно-исследовательской активности. В последующие дни эксперимента крыс с пищевой депривацией в течение 24 ч помещали в стартовый отсек. Через 30–60 с после посадки открывали дверцу
стартового отсека. Звуковой сигнал частотой 200 Гц служил условным раздражителем. Условный раздражитель подавался в течение 10 с с интервалом
0,5–1 мин. Регистрировалось время побежки животного из стартового отсека
до кормушки, число правильных (возвращается в стартовый отсек) и неправильных побежек (не возвращается в стартовый отсек). В качестве критерия
выработки рефлекса выбиралось восемь правильных сочетаний из десяти
предъявляемых.
Активность КПЕ в гиппокампе и амигдале на фоне введения пептидов
определяли модифицированным методом Fricker и Snyder [12]. Содержание
белка определяли по Лоури. Активность фермента рассчитывалась как разность прироста флюоресценции в пробах, не содержащих и содержащих
ГЭМЯК, и выражалась в нмоль дансил-фен-ала, образовавшегося за 1 мин
инкубации в пересчете на 1 мг белка.
Статистическую обработку данных осуществляли с использованием
программы Microsoft Excel 2003 и программного пакета STATISTICA – 6.0.
Сравнение средних значений показателей определяли с использованием
U-критерия Уилкоксона (Манна – Уитни), t-критерия Стъюдента и дисперсионного анализа.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Результаты и обсуждение
Результаты исследования скорости формирования УПР у крыс при введении семакса представлены на рис. 1. В опытах установлено, что УПР у интактных животных вырабатывается на седьмой день. Введение пептида способствует более быстрому формированию рефлекса. При введении семакса
критерий осуществления правильных реакций составляет 100 % уже к четвертому дню.
СЕМАКС
120
*
100
*
*
80
%
*
60
*
40
*
20
0
1
2
3
4
5
6
7
Рис. 1. Скорость формирования УПР у крыс на фоне интраназально
введенных пептидов:
– контрольная группа;
– опытная группа; ось абсцисс –
дни опыта; ось ординат – критерий выполнения правильных реакций;
* – p < 0,05 относительно контрольной группы
Таким образом, введение изучаемого пептида оказывает положительное
действие на формирование УПР у крыс. Эти данные в целом согласуются
с результатами исследований других авторов [1–4] и свидетельствуют об
общеоблегчающем влиянии семакса на процессы высшей нервной деятельности.
Результаты исследования активности КПЕ в гиппокампе и амигдале
крыс на этапах выработки УПР представлены на рис. 2.
Установлено достоверное увеличение активности КПЕ при выработке
УПР в гиппокампе на 92 % в контрольной группе животных относительно
значения нормы. На третий день наблюдалось снижение активности КПЕ на
53 %, на пятые, седьмые сутки – достоверное снижение на 62 % относительно
интактных животных.
У крыс, получавших инъекции семакса при выработке УПР, было отмечено снижение активности КПЕ на 30 % в первый день опыта относительно контроля. На третий день обучения активность КПЕ была увеличена практически в два раза по сравнению с контрольной группой. На пятые и седьмые
сутки активность фермента не отличалась от таковой у контрольных животных. Активность КПЕ также была выше в первый день обучения на 29 %, в
пятый и седьмой день ниже на 49 и 62 % соответственно по сравнению с интактной группой.
Показано, что при выработке УПР активность КПЕ в амигдале контрольных животных увеличивалась в 6,9 раза в первый день обучения по
сравнению с нормой. В остальные дни обучения отмечалось снижение активности КПЕ практически в три раза относительно нормы.
38
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
ГИППОКАМП
нмоль*мин/мг белка
4
#
3,5
3
###
*
2,5
2
**
1,5
1
#
#
#
3 день
5 день
# #
0,5
0
норма
7 день
АМИГДАЛА
8
нмоль*мин/мг белка
1 день
#
7
6
5
4
##
***
***
3
2
1
#
**
#
#
3 день
5 день
# #
0
норма
1 день
7 день
Рис. 2. Изменение активности КПЕ в гиппокампе и амигдале крыс
при выработке УПР на фоне интраназального введения семакса (250 мкг/кг):
– норма;
– контрольная группа;
– опытная группа; ось ординат –
дни опыта; * – p < 0,05; ** – p < 0,01; *** – p < 0,001 относительно
контрольной группы; # – p < 0,001; ### – p < 0,05 относительно нормы
При введении семакса наблюдалось снижение активности КПЕ в первый день обучения в 2,7 раза относительно контрольной группой. В третий и
пятый день опыта активность КПЕ увеличивалась в 2,3 раза и в 1,8 раза соответственно по сравнению с контролем. К тому же активность КПЕ была снижена в третий день на 24 %, в пятый – на 42 % и в седьмой день обучения на
65 % по сравнению с нормой. Однако в первый день опыта активность фермента не отличалась от таковой у интактых животных.
Таким образом, семакс оказывает значительное влияние на изменение
активности КПЕ при выработке УПР. Снижение активности фермента в гиппокампе и в случае амигдалы до уровня нормы в первый день обучения, вероятно, свидетельствует о стресс-протективном действии семакса путем
уменьшения секреции стресс-пептидов. Повышение уровня стресс-пептидов в
гиппокампе, и в особенности амигдале, в первый день обучения у интактных
животных может быть связано с мобилизацией резервов, противостоящих
стрессу.
После резкого повышения в первый день через двое–четверо суток активность снижалась, но оставалась выше контрольных величин. Повышение
активности КПЕ на остальных этапах выработки УПР при введении семакса,
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
вероятно, связано с активизацией секреции нейропептидов, которые усиливают мотивационную направленность специфических поведенческих ответов
на внешние воздействия, что в нашем случае приводит к увеличению избирательности внимания. То есть происходит повышение значимости условных
стимулов, связанных с экспериментальной ситуацией, и ослабление внимания
к посторонним стимулам, что приводит в итоге к появлению стимулспецифических ответов.
По-видимому, влияние семакса на изменение активности карбоксипептидазы E не связано с прямым воздействием на фермент. Вероятно, это происходит за счет опосредованного воздействия препарата через различные
нейромедиаторные системы [13, 14], повышая, таким образом, способность к
обучению.
К настоящему времени имеется большое количество работ, свидетельствующих о подавлении функционирования системы регуляторных пептидов
при патологических состояниях [15] и интоксикациях фармакологическими
агентами [9, 10]. Таким образом, активизация пептидергической системы через значительное изменение активности КПЕ, фермента, от активности которого зависит уровень биологически активных форм широкого спектра регуляторных пептидов, может опосредовать ноотроный эффект препарата семакс.
Выводы
1. Изменение активности КПЕ при введении семакса на стадиях выработки УПР, возможно, связано с тем, что данный фермент выступает в роли
посредника в обеспечении его ноотропных и нейропротективных эффектов.
2. Семакс оказывает стимулирующее действие на активность пептидергической системы, тем самым повышая адаптационную устойчивость организма к факторам внешней среды, что может лежать в основе положительных
эффектов препарата на интегративную деятельность мозга.
Список литературы
1. Ноотропный аналог адренокортикотропина 4-10 – Семакс / И. П. Ашмарин,
В. Н. Незавибатько, Н. Ф. Мясоедов и др. // Журнал высшей нервной деятельности. – 1997. – Т. 47, № 3. – С. 420–430.
2. Эффективность семакса в остром периоде полушарного ишемического инсульта /
Е. И. Гусев, В. И. Скворцова, Н. Ф. Мясоедов, В. Н. Незавибатько, Е. Ю. Журавлева, А. В. Ваничкин // Журнал неврологии и психиатрии. – 1997. – 97, № 6. –
С. 26–34.
3. Л е в и ц к а я , Н . Г . Меланокортиновая система / Н. Г. Левицкая, А. А. Каменский // Успехи физиологических наук. – 2009. – Т. 40, № 1. – С. 44–65.
4. Семакс – аналог АКТГ(4-10), когнитивные эффекты / О. В. Долотов, Е. А. Карпенко, Л. С. Иноземцева, Т. С. Середенина, Н. Г. Левицкая, Е. В. Дубинина //
Биоорганическая химия. – 2006. – Т. 1117, № 1. – С. 54–60.
5. Формирование пространственной памяти у крыс с ишемическим повреждением
префронтальной коры мозга; эффекты синтетического аналога АКТГ (4-7) /
Д. Н. Силачев, С. И. Шрам, Ф. М. Шакова, Г. А. Романова, Н. Ф. Мясоедов //
Журнал высшей нервной деятельности. – 2008. – Т. 58, № 4. – С. 458–466.
6. E r e m i n , K . O . Semax, An ACTH (4-10) analogue with nootropic properties, activates dopaminergic and serotoninergic brain systems in rodents / K. O. Eremin,
40
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
V. S. Kudrin, P. Saransaari // Neurochemical Research. – 2005. – T. 30, № 12. –
P. 1493–1500.
7. P r i t c h a r d , L . E . Neuropeptide processing and its impact on melanocortin pathways
L. E. Pritchard, A. White // Endocrinology. – 2008. – Vol. 148, № 9. – P. 4201–4207.
8. S t e i n e r , D . F . The biosynthesis of biologically active peptides: a perspective /
D. F. Steiner // Peptide Biosynthesis and Processing / ed. L. D. Fricker. – Boca Raton :
CRC Press, 1991. – P. 1–16.
9. В е р н и г о р а , А . Н . Исследование активности основных (отщепляющих остатки
аргинина и лизина) карбоксипептидаз у крыс разного возраста / А. Н. Вернигора,
Н. В. Щетинина М. Т. Генгин // Биохимия. – 1996. – Т. 61, № 10. – С. 1848–1856.
10. В е р н и г о р а , А . Н . Механизм регуляции активности и биологическая роль карбоксипептидазы H – фермента процессинга нейропептидов / А. Н. Вернигора,
М. Т. Генгин // Биохимия. – 1995. – Т. 60, № 12. – С. 1491–1497.
11. Влияние каптоприла и резерпина на активность некоторых ферментов обмена
нейропептидов / М. Т. Генгин, А. Н. Вернигора, Н. Н. Никишин, Н. В. Макеева //
Вопросы медицинской химии. – 1995. – Т. 41, № 5. – С. 37–39.
12. F r i c k e r , L . D . Purification and characterization of enkephalin convertase, an
enkephalinne-synthesizing carboxypeptidase / L. D. Fricker, S. H. Snyder // J. Biol.
Chem. – 1983. – Vol. 258, № 18. – P. 10950–10955.
13. С о л о в ь е в , В. Б. Влияние ареколина и атропина на активность карбоксипептидазы Н и фенилметилсульфонилфторид-ингибируемой карбоксипептидазы в
нервной ткани крыс / В. Б. Соловьев, М. Т. Генгин // Биомедицинская химия. –
2008. – Т. 54, № 2. – С. 201–209.
14. С о л о в ь е в , В. Б. Влияние никотина на активность основных карбоксипептидаз
в отделах мозга и надпочечниках крыс / В. Б. Соловьев, М. Т. Генгин // Нейрохимия. – 2008. – Т. 25, № 4. – С. 294–298.
15. K r i e g e r , D . T . Brain peptides: what, where and why? / D. T. Krieger // Science. –
1983. – V. 222, № 4627. – P. 975–985.
References
1. Ashmarin I. P., Nezavibat'ko V. N., Myasoedov N. F. et al. Zhurnal vysshey nervnoy
deyatel'nosti [Journal of higher nervous activity]. 1997, vol. 47, no. 3, pp. 420–430.
2. Gusev E. I., Skvortsova V. I., Myasoedov N. F., Nezavibat'ko V. N., Zhuravleva E. Yu.,
Vanichkin A. V. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii [Journal of neurology and psychaitry].
1997, vol. 97, no. 6, pp. 26–34.
3. Levitskaya N. G., Kamenskiy A. A. Uspekhi fiziologicheskikh nauk [Progress of physiological sciences]. 2009, vol. 40, no. 1, pp. 44–65.
4. Dolotov O. V., Karpenko E. A., Inozemtseva L. S., Seredenina T. S., Levitskaya N. G.,
Dubinina E. V. Bioorganicheskaya khimiya [Bioorganic chemistry]. 2006, vol. 1117,
no. 1, pp. 54–60.
5. Silachev D. N., Shram S. I., Shakova F. M., Romanova G. A., Myasoedov N. F. Zhurnal vysshey nervnoy deyatel'nosti [Journal of higher nervous activity]. 2008, vol. 58,
no. 4, pp. 458–466.
6. Eremin K. O., Kudrin V. S., Saransaari P. Neurochemical Research. 2005, vol. 30, no.
12, pp. 1493–1500.
7. Pritchard L. E., White A. Endocrinology. 2008, vol. 148, no. 9, pp. 4201–4207.
8. Steiner D. F. Peptide Biosynthesis and Processing. Boca Raton: CRC Press, 1991,
pp. 1–16.
9. Vernigora A. N., Shchetinina N. V., Gengin M. T. Biokhimiya [Biochemistry]. 1996,
vol. 61, no. 10, pp. 1848–1856.
10. Vernigora A. N., Gengin M. T. Biokhimiya [Biochemistry]. 1995, vol. 60, no. 12,
pp. 1491–1497.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
11. Gengin M. T., Vernigora A. N., Nikishin N. N., Makeeva N. V. Voprosy meditsinskoy
khimii [Problems of medical chemistry]. 1995, vol. 41, no. 5, pp. 37–39.
12. Fricker L. D., Snyder S. H. J. Biol. Chem. 1983, vol. 258, no. 18, pp. 10950–10955.
13. Solov'ev V. B., Gengin M. T. Biomeditsinskaya khimiya [Biomedical chemistry]. 2008,
vol. 54, no. 2, pp. 201–209.
14. Solov'ev V. B., Gengin M. T. Neyrokhimiya [Neurochemistry]. 2008, vol. 25, no. 4,
pp. 294–298.
15. Krieger D. T. Science. 1983, vol. 222, no. 4627, pp. 975–985.
Латынова Ирина Владимировна
аспирант, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Latynova Irina Vladimirovna
Postrgraduate student, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: latynovai@mail.ru
Генгин Михаил Трофимович
доктор биологических наук, профессор,
заведующий кафедрой биохимии,
Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Gengin Mikhail Trofimovich
Doctor of biological sciences, professor,
head of sub-department of biochemistry,
Penza State University (40 Krasnaya
street, Penza, Russia)
E-mail: gengin07@yandex.ru
Соллертинская Татьяна Николаевна
доктор медицинских наук, профессор,
ведущий научный сотрудник,
Институт эволюционной физиологии
и биохимии им. И. М. Сеченова
Российской академии наук (Россия,
г. Санкт-Петербург, пр. Мориса
Тореза, 144)
Sollertinskaya Tat'yana Nikolaevna
Doctor of medical sciences, professor,
leading researcher, Institute
of Developmental Physiology
and Biochemistry named after
I. M. Sechenov of the Russian Academy
of Sciences (144 Maurica Thorez avenue,
Saint-Petersburg, Russia)
E-mail: tns-peptidus@mail.ru
Соловьев Владимир Борисович
доктор биологических наук, доцент,
кафедра биохимии, Пензенский
государственный университет
(Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)
Solov'ev Vladimir Borisovich
Doctor of biological sciences, associate
professor, sub-department of biochemistry,
Penza State University (40 Krasnaya street,
Penza, Russia)
E-mail: solowew@rambler.ru
Живаева Любовь Владимировна
аспирант, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Zhivaeva Lyubov' Vladimirovna
Postgraduate student, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: lyubasha8891@mail.ru
42
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
УДК 577.151.6
Латынова, И. В.
Влияние семакса на активность карбоксипептидазы Е в лимбических структурах мозга при выработке условного пищедобывательного
рефлекса у крыс / И. В. Латынова, М. Т. Генгин, Т. Н. Соллертинская,
В. Б. Соловьев, Л. В. Живаева // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. – № 4 (28). – С. 35–43.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616.216-089
С. В. Сергеев, Е. С. Григорькина,
С. Д. Зиновьев, О. А. Калмина, А. А. Григорькин
МЕТОДИКА СОЗДАНИЯ ТРЕХМЕРНЫХ МОДЕЛЕЙ
ПОЛОСТЕЙ ОКОЛОНОСОВЫХ ПАЗУХ
НА ПРИМЕРЕ ВЕРХНЕЧЕЛЮСТНОЙ ПАЗУХИ
И ЕЕ ПРАКТИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ
Аннотация. Актуальность и цели исследования. Поиск методов изучения анатомических объектов без нарушения их целостности на значительном количестве материала является актуальным направлением современной науки. Целью
исследования являлось создание методики построения трехмерных моделей
полостей околоносовых пазух по данным спиральной компьютерной томографии (СКТ) с возможностью последующего их измерения и сравнения. Материал и методы. Метод создания модели включал получение данных о внутреннем контуре пазухи на группе срезов СКТ с помощью разработанного нами
веб-приложения, которые сохранялись и загружались в программу MeshLab v.
1.3.2. (Visual Computing Lab, 2012, Италия). После наложения текстуры визуализировалась полость синуса, инструмент Measuring tool позволял измерять
параметры полости в различных направлениях между любыми выбранными
точками. Результаты. Проведено сравнение 28 моделей верхнечелюстных пазух как с патологическими изменениями, так и в норме, выявлены индивидуальные особенности каждой полости, которые необходимо учитывать при
планировании операций. Выводы. Разработанная методика позволяет изучать
особенности как отдельно взятой пазухи, так и тенденции роста и развития
полостей черепа, может применяться в клинической практике для повышения
точности и снижения риска оперативных вмешательств, в том числе реконструктивных и эндоскопических. Дальнейшее развитие программного обеспечения позволит расширить возможности разработанной методики в изучении
формы и размеров полостей черепа.
Ключевые слова: трехмерная модель, околоносовые пазухи, спиральная компьютерная томография, верхнечелюстная пазуха.
S. V. Sergeev, E. S. Grigorkina,
S. D. Zinoviev, O. A. Kalmina, A. A. Grigorkin
METHOD OF CREATING 3D-MODELS OF PARANASAL
SINUS CAVITIES BY EXAMPLE OF MAXILLARY SINUS
AND ITS PRACTICAL APPLICATION
Abstract. Background. Search of noninvasive methods for studying anatomical objects by a considerable amount of examples is one of the topical directions of modern science. The research is aimed at development of a method of paranasal sinuses
3D-models building with opportunity of their measurement and comparison. Materials and methods. The method of cranial cavities 3D-models building comprised
the usage of SCT data. It allows to study cavities’ form and size. For this purpose
the authors made a web-application that helps to get information about inner contour
of sinus walls, save it and load into MeshLab v. 1.3.2. (Visual Computing Lab,
2012, Italy). After texture mapping the sinus cavity may be visualized and its pa-
44
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
rameters can be measured with the Measuring tool in different directions between
any points. Results. The method allows to study the features of one sinus on the one
hand and cranial growth and development trends on the other hand. Rhino/analyzer
application enables to compare the shape and sizes of two sinuses. It can be used in
clinical practice to increase accuracy of surgeries, especially reconstructive and endoscopic ones. Further development of software would make it possible to use this
method in more detail study of cranial cavities’ forms and sizes.
Key words: 3D-model, paranasal sinuses, SCT, maxillary sinus
Введение
На современном этапе развития медицинской науки большое значение
приобрело моделирование анатомических образований с целью их визуализации, изучения формы и размера, планирования оперативных вмешательств,
особенно если необходим подбор трансплантата или имплантата, для сопоставления его с операционным полем [1]. Еще одной важной задачей является
разработка виртуальных методик обучения, симуляторов для отработки хирургических навыков [2].
В настоящее время для изучения линейных размеров и объема полостей
черепа, в частности околоносовых пазух, широко применяется спиральная
компьютерная томография (СКТ). Она позволяет детально послойно изучить
костные структуры, выявить патологические изменения, аномалии и варианты строения [3, 4]. Этот метод применялся различными авторами для изучения объема верхнечелюстной пазухи, в том числе и на определенной высоте
от ее дна, для исследования линейных размеров верхнечелюстной пазухи в
пределах отдельных срезов, определения степени ее пневматизации [5–7].
Значительно расширить представление о пространственной анатомии
верхнечелюстной пазухи, точно планировать оперативное вмешательство и
снизить риск интраоперационных осложнений позволяет 3D-реконструкция
изображения, полученного при компьютерной томографии [8].
Изучение закономерностей развития лицевого черепа, выявление индивидуальных и групповых особенностей во многом опирается на изучение и
сравнение параметров его полостей, имеющих сложное, зачастую трудное
для представления строение. Кроме того, максимально полное представление
о полостях лицевого черепа значительно облегчает ориентировку в ходе хирургического вмешательства, особенно если речь идет об эндоскопической и
реконструктивной хирургии. Современное программное обеспечение позволяет виртуально воссоздавать отдельные интересующие области анатомических объектов с возможностью их измерения, однако это не дает полного
представления о строении содержащихся в них пространств, так как для их
визуализации необходимо отсутствие одной или нескольких стенок, что, помимо прочего, ограничивает возможности получения полной информации о
форме и размерах. В изученной нами литературе не упоминается возможность визуализации полостей черепа как отдельных объектов с возможностью
их измерения и сравнения.
Цель исследования – разработка на примере верхнечелюстной пазухи
программы для ПК, позволяющей на основании данных, полученных при
СКТ, моделировать полости лицевого черепа с возможностью их измерения и
сравнения.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Материалы и методы
Для создания трехмерной модели верхнечелюстной пазухи нами было
разработано веб-приложение Rhinо, что позволяет пользоваться им как вебсайтом, без дополнительной установки на ПК. Из серии срезов, полученных
при СКТ, с шагом 2,5 мм выбирались те, на которых была изображена верхнечелюстная пазуха. Изображения загружались в программу, на каждом срезе
с помощью специального инструмента по костному контуру пазухи расставлялись вершины, соединенные отрезками, так, чтобы контур пазухи повторялся максимально точно. После получения контуров на всех срезах трехмерные координаты вершин сохранялись в виде файла с расширением .ply,
который загружался в программу MeshLab v. 1.3.2. (Visual Computing Lab,
2012, Италия, англоязычная). Для создания текстуры объекта на основании
вершин использовался фильтр Surface reconstruction: ball pivoting с радиусом
поворота и кластеризации 10 % и углом триагнуляции 90о.
Для сравнения формы полостей двух синусов нами была разработана
вторая часть веб-приложения – Rhino/analyzer, позволяющая сравнивать полученные модели путем наложения их друг на друга.
На основании 14 СКТ из архива Пензенской областной клинической
больницы им. Н. Н. Бурденко нами созданы модели 28 пазух пациентов в
возрасте от 21 до 46 лет. В исследование вошли восемь пазух без патологических изменений (первая группа), 17 пазух с признаками хронического воспалительного процесса (вторая группа) и две – с признаками травматических
повреждений (третья группа).
Для измерения как линейных, так и диагональных размеров использовался инструмент Measuring tool. Оценивались следующие параметры: максимальная ширина, высота и глубина пазухи; высота, ширина и глубина скуловой бухты; минимальные высота, ширина и глубина пазухи (в пределах от
перехода медиальной стенки синуса в нижнюю до его орбитальной стенки).
Кроме того, определялись диагональные размеры: первый размер – от наиболее выступающей точки места перехода медиальной стенки пазухи в ее дно
до наиболее удаленной точки задней стенки скуловой бухты; второй размер –
от наименее выступающей точки перехода латеральной стенки пазухи в ее
дно до наиболее выступающей точки верхне-медиальной части задней стенки. Данные заносились в электронные таблицы Excel 2003, статистическая
обработка проводилась с применением пакета программ STATISTICA 10.
С учетом нормальности распределения для сравнения применялся t-критерий
Стьюдента.
Результаты и обсуждение
Нами получено 28 трехмерных моделей верхнечелюстных пазух. Размерные характеристики пазух, полученные при анализе трехмерных моделей,
представлены в табл. 1.
При измерении параметров скуловой бухты нами получены следующие
данные (М ± σ): в первой группе ее высота составила 19,8 ± 1,95 мм, ширина –
8,94 ± 3,3 мм, глубина – 13,53 ± 6,3 мм; во второй группе – 18,48 ± 3,02 мм,
12,89 ± 2,46 мм и 14,5 ± 1,54 мм соответственно. В целом во второй группе
скуловая бухта была более широкой, чем в первой группе (р = 0,045).
46
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Таблица 1
Параметры верхнечелюстных пазух,
измеренные на трехмерных моделях их полостей
31,80 ± 25,41 ± 29,56 ±
± 5,03 ± 3,46 ± 2,04
Хронический 37,9 ± 25,93 ± 32,29 ±
синусит
± 3,63 ± 3,7
± 2,72
Норма
14,56 ± 37,815 ± 20,34± 32,54 ±
± 6,53 ± 2,25
± 2,5
± 7,6
12,33 ± 37,17 ± 20,79 ± 39,89 ±
± 1,07 ± 1,83
± 2,94 ± 2,25
Диагональ 2,
мм
Диагональ 1,
мм
Глубина
min, мм
Глубина
max, мм
Ширина
min, мм
Ширина
max, мм
Высота
min, мм
Группа
Высота
max, мм
Параметры (М ± σ)
39,20 ±
± 1,26
37,58 ±
± 1,37
При анализе полученных данных можно отметить, что большинство
параметров пазух с признаками хронического синусита практически не отличалось от таковых в норме, за исключением диагонали 1 (она была больше во
второй группе, р = 0,03). Это позволяет предположить, что при хроническом
процессе давление измененной слизистой на костные стенки приводит к некоторому увеличению размера пазухи, в том числе и за счет скуловой бухты.
Во второй группе отмечалось также утолщение слизистой оболочки, истончение костных стенок, неровность их краев. Отметим, что утолщение слизистой оболочки при хроническом синусите не принималось во внимание, изучались параметры пазух по внутреннему контуру костных стенок. Наибольшая
вариабельность параметров характеризовала третью группу, так как смещение
костных стенок в результате травмы приводит к изменению нормальной анатомии синуса. Закономерным наблюдением в данной группе было уменьшение
передне-задних размеров из-за вдавления лицевой стенки в полость пазухи.
На рис. 1 представлена модель левой верхнечелюстной пазухи женщины 45 лет без признаков патологических изменений. Трехмерная модель позволяет детально оценить форму пазухи, объем и глубину ее бухт, форму дна,
особенности строения задних отделов.
а)
б)
Рис. 1. Левая верхнечелюстная пазуха без признаков патологических изменений:
а – вид спереди; б – вид со стороны латеральной стенки;
в – вид сзади; г – норма на СКТ
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
в)
г)
Рис. 1. Окончание
Отметим, что в цель нашего исследования не входило изучение внутреннего содержимого полостей, поэтому при наличии в пазухе перегородок и
гребней нами учитывалось лишь их основание, образующее общий внутренний контур. На рис. 2 представлена левая верхнечелюстная пазуха мужчины
52 лет с признаками хронического воспаления на СКТ: утолщение слизистой
оболочки, неровность и истончение костной стенки.
В данном случае стоит отметить более низкое, чем в двух других примерах, положение орбитальной стенки. Это создает риск проникновения в полость
орбиты в случае слишком высокого наложения отверстия в лицевой стенке при
эндоскопической микрогайморотомии. Использование трехмерной модели полости пазухи в данном случае позволило оценить ее форму и объем, угол
наклона передней стенки по отношению к дну орбиты, что должно учитываться
при выборе оперативного доступа и манипуляциях в верхних отделах синуса.
а)
б)
Рис. 2. Левая верхнечелюстная пазуха с признаками хронического воспаления:
а – вид спереди; б – вид со стороны латеральной стенки; в – вид сзади;
г – признаки хронического воспаления на СКТ
48
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
в)
г)
Рис. 2. Окончание
Инструмент Measuring tool дает возможность измерения расстояний
между вершинами, причем часть отрезка может находиться «внутри» полости, часть – снаружи, если он пересекается контуром пазухи (рис. 3).
Рис. 3. Измерение расстояния от орбитальной стенки до дна верхнечелюстной
пазухи. Отрезок, соединяющий две вершины, находится «внутри» полости
Сравнение полостей черепа методом наложения их моделей друг на
друга в приложении Rhino/аnalyzer позволяет определить зоны, в которых
форма пазухи в наибольшей степени вариабельна. При этом можно качественно оценить отличия пазух по размеру (рис. 4).
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
а)
б)
в)
Рис. 4. Сравнение двух верхнечелюстных пазух по форме методом
наложения в веб-приложении Rhino/аnalyzer:
а – вид спереди; б – вид сверху; в – вид сзади
На рис. 4 приведено сравнение двух левых верхнечелюстных пазух: пазуха 1 женщины 45 лет (обозначена темно-серым), пазуха 2 мужчины 50 лет
(обозначена светло-серым). В обоих случаях по данным СКТ патологии не выявлено. Очевидно, что верхнечелюстная пазуха 1 имеет большую высоту вблизи медиальной стенки и значительно меньшую – вблизи скуловой стенки, чем
пазуха 2, которая является более широкой в основном за счет латеральных отделов, имеет уплощенное дно и сглаженную заднюю стенку. При этом вид
сверху демонстрирует незначительные отличия формы и размеров синусов.
Подобное сравнение может быть использовано в антропологии для
изучения индивидуальных, групповых и возрастных особенностей, процессов
роста, развития и пневматизации лицевых костей.
Дальнейшая разработка данной методики позволит получать более точные данные о форме и размерах придаточных пазух носа, изучать закономерности их развития, а также проводить планирование хирургического лечения
с учетом закономерностей индивидуальной изменчивости лицевого черепа,
особенно когда речь идет об обширных разрушениях костных стенок синусов
и реоперациях.
Выводы
1. Таким образом, разработанная методика позволяет моделировать полости черепа по данным СКТ, что позволяет использовать значительное количество материала для изучения тенденций их роста и развития в условиях
нормы и патологии.
2. Построение трехмерной модели верхнечелюстной пазухи позволит
более точно планировать как классические, так и эндоскопические хирургические вмешательства.
3. Необходимо дальнейшее развитие методики, расширение возможностей программного обеспечения для применения приложения как в клинической практике, так и для антропологических исследований.
Список литературы
1. S h a h b a zia n , M . Spiral computed tomography based maxillary sinus imaging in relation to tooth loss, implant placement and potential grafting procedure / M. Shahbazian
50
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
Медицинские науки. Теоретическая медицина
et al. // J. Oral. Maxillofac Res. – 2010. – Vol. 1. – URL: http://www.ejomr.org/JOMR/
archives/2010/1/e7/e7ht.pdf
E s s e s , S t e v e n J . Clinical applications of physical 3D models derived from MDCT
data and created by rapid prototyping / Steven J. Esses et al. // AJR. – 2011. – Vol. 196.
P. W683–W688. – URL: http://www.ajronline.org/doi/pdf/10.2214/AJR.10.5681 from
10.07.2013
П и с к у н о в, И . С . Компьютерная томография в диагностике заболеваний полости носа и околоносовых пазух / И. С. Пискунов. – Курск : КГМУ. 2002. – 192 с.
Краниометрия, рентгеноморфометрия и кефалометрия в ринологии : учеб. пособие для врачей / Н. С. Храппо и др. – Самара : СамГМУ, 2001. – 30 с.
U c h i d a , Y . Measurement of maxillary sinus volume using computerized tomographic images / Y. Uchida et al. // The International Journal of Oral & Maxillofacial Implants. – 1998. – Vol. 13, №. 6. – P. 811–818.
N e l s o n , R . Volumetric analysis of maxillary sinuses of Zulu and European crania by
helical, multislice computed tomography / R. Nelson // The Journal of Laryngology and
Otology. – 2004. – Vol. 118. – Р. 877–881.
K a la v a g u n t a , S . Extensive maxillary sinus pneumatization / S. Kalavagunta et al. //
Rhinology. – 2003 . – Vol. 41. – P. 113–117.
K la p a n , I . Application of 3D computer-assisted techniques to sinonasal pathology –
Case report: War wounds of paranasal sinuses caused by metallic foreign bodies /
I. Klapan et al. // Am. J. Otolaryngol. – 2002. – Vol. 23. – P. 27–34.
References
1. Shahbazian M. et al. J. Oral. Maxillofac Res. 2010, vol. 1. Available at:
http://www.ejomr.org/JOMR/archives/2010/1/e7/e7ht.pdf
2. Esses Steven J. et al. AJR. 2011, vol. 196, pp. W683–W688. Available at:
http://www.ajronline.org/doi/pdf/10.2214/AJR.10.5681 from 10.07.2013
3. Piskunov I. S. Komp'yuternaya tomografiya v diagnostike zabolevaniy polosti nosa i
okolonosovykh pazukh [Computer tomography in diagnosing stomatopathy and paranasal sinus diseases]. Kursk: KGMU, 2002, 192 p.
4. Khrappo N. S. et al. Kraniometriya, rentgenomorfometriya i kefalometriya v rinologii:
ucheb. posobie dlya vrachey [Craniometry, roentgenomorphometry and cephalometry
in rhinology: tutorial for practitioners]. Samara: SamGMU, 2001, 30 p.
5. Uchida Y. et al. The International Journal of Oral & Maxillofacial Implants. 1998, vol.
13, no. 6, pp. 811–818.
6. Nelson R. The Journal of Laryngology and Otology. 2004, vol. 118, pp. 877–881.
7. Kalavagunta S. et al. Rhinology. 2003, vol. 41, pp. 113–117.
8. Klapan I. et al. Am. J. Otolaryngol. 2002, vol. 23, pp. 27–34.
Сергеев Сергей Владимирович
доктор медицинских наук, профессор,
кафедра стоматологии с курсом
оториноларингологии, Медицинский
институт, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Sergeev Sergey Vladimirovich
Doctor of medical sciences, professor,
sub-department of dentistry with the course
of otorhinolaryngology, Medical Institute,
Penza State University (40 Krasnaya street,
Penza, Russia)
E-mail: sergeylor@gmail.com
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Григорькина Евгения Сергеевна
ассистент, кафедра стоматологии
с курсом оториноларингологии,
Медицинский институт, Пензенский
государственный университет
(Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)
Grigor'kina Evgeniya Sergeevna
Assistant, sub-department of dentistry
with the course of otorhinolaryngology,
Medical Institute, Penza State University
(40 Krasnaya street, Penza, Russia)
E-mail: grigorkina87@gmail.com
Зиновьев Сергей Дмитриевич
клинический ординатор, кафедра
стоматологии с курсом
оториноларингологии, Медицинский
институт, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Zinov'ev Sergey Dmitrievich
Resident, sub-department of dentistry
with the course of otorhinolaryngology,
Medical Institute, Penza State University
(40 Krasnaya street, Penza, Russia)
E-mail: zinser00@mail.ru
Калмина Ольга Анатольевна
кандидат медицинских наук, доцент,
кафедра анатомии человека,
Медицинский институт, Пензенский
государственный университет
(Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)
Kalmina Ol'ga Anatol'evna
Candidate of medical sciences, associate
professor, sub-department of human
anatomy, Medical Institute, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: okalmina@gmail.com
Григорькин Алексей Александрович
руководитель интернет-проектов,
ООО «Окружность»
(Россия, г. Пенза, ул. Пушкина, 2)
Grigor'kin Aleksey Aleksandrovich
Internet project manager, “Okruzhnost”
Ltd. (2 Pushkina street, Penza, Russia)
E-mail: alexypnz@gmail.com
УДК 616.216-089
Сергеев, С. В.
Методика создания трехмерных моделей полостей околоносовых
пазух на примере верхнечелюстной пазухи и ее практическое применение / С. В. Сергеев, Е. С. Григорькина, С. Д. Зиновьев, О. А. Калмина,
А. А. Григорькин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. – № 4 (28). – С. 44–52.
52
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
УДК 579.23
А. И. Шпичка, Е. Ф. Семенова, Е. В. Преснякова
ЦИТОМОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ
ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ РОДА EREMOTHECIUM
Аннотация. Цель: изучить цитоморфологические особенности видов Eremothecium ashbyi и Eremothecium gossypii – продуцентов рибофлавина и эфирного масла. Материалы и методы. Материалом для исследования послужили
девять штаммов, относящихся к роду Eremothecium. Микроморфология изучалась в нативных и окрашенных препаратах с использованием микроскопа
«БИОМЕД-6». Результаты. Выявлена совокупность общих признаков (дихотомически ветвящийся септированный мицелий, конидии, вакуолизация и
утолщение гиф, включения) и видовые особенности (форма и размеры спорангия, аскоспор). Рассмотрены онтогенетические изменения микромицета: не
обнаружено существенных отличий в темпах роста и развития, чередовании
фаз и форм между видами. Выводы. В ходе проведенного исследования штаммов E. ashbyi и E. gossypii определен комплекс цитоморфологических признаков, как характерных для обоих видов, так и отличительных. Отдельные
структуры (спорангии, аскоспоры) имеют дифференциально-диагностическое
значение. Не выявлены различия между видами и штаммами в темпах и формах онтогенетических изменений.
Ключевые слова: Eremothecium ashbyi, Eremothecium gossypii, микроморфологические признаки.
A. I. Shpichka, E. F. Semenova, E. V. Presnyakova
CYTOMORPHOLOGICAL STUDY OF REPRESENTATIVES
OF EREMOTHECIUM GENUS
Abstract. Background. The article is aimed at studying the cytomorphological features of species Eremothecium ashbyi and Eremothecium gossypii - producers of riboflavin and essential oil. Materials and methods. The material for research was 9 strains
pertained to the genus Eremothecium. Micromorphology was studied in the native and
dyed preparations by means of the microscope BIOMED-6. Results. The complex of
mutual features (dichotomous branching septate mycelium, conidia, vacuolization and
thickening of hyphae, inclusions) and species characteristics (forms and sizes of sporangia, ascospores) were revealed. The ontogenetic changes of micromycete were considered. There was no significant difference of the growth rate, the phases and forms
of alteration among species. Conclusions. In the study of E. ashbyi and E. gossypii
strains the distinctive characteristics and the complex of cytomorphological features
were determined as specific for both species. The certain structures (sporangia, ascospores) have a differential-diagnostic meaning. The differences of rate and forms of
ontogenetic changes were not revealed among species and strains.
Key words: Eremothecium ashbyi, Eremothecium gossypii, micromorphological feaatures.
Введение
В настоящее время проблема получения биологически активных соединений весьма актуальна для химико-фармацевтической индустрии. Одним из
способов ее решения является использование биотехнологических подходов,
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
в частности связанных с синтезом de novo необходимых субстанций микроорганизмами [1]. Как было показано в более ранних исследованиях, виды рода Eremothecium, а именно Eremothecium ashbyi и Eremothecium gossypii,
представляют интерес в качестве продуцентов рибофлавина и эфирного масла, приближенного по компонентному составу к розовому маслу [2–7]. Однако для внедрения на биотехнологическом производстве необходимо проведение их комплексного изучения, одним из этапов которого является сравнительный микроскопический анализ.
Целью данного исследования является проведение цитоморфологического изучения видов Eremothecium ashbyi и Eremothecium gossypii – продуцентов рибофлавина и эфирного масла.
Материалы и методы
Объектами изучения служили штаммы E. ashbyi (syn. Crebrothecium
ashbyi, Spermophthora gossypii) (Guilliermond ex Routien) Batra (1973) BKM
F-124, ВКМ F-3009, ВКПМ F-36, ВКПМ F-6, ВКПМ F-340 и E. gossypii (syn.
Ashbya gossypii, Nematospora gossypii) (Ashby and Nowell) Kurtzman (1995)
BKM F-1398, BKM F-3276, BKM F-3296, ВКПМ F-35, относящихся к роду
Eremothecium семейства Eremotheciaceae.
Хранение культур микромицета осуществлялось на скошенных соевосахарозном, картофельно-глюкозном, мясо-пептонном, питательном агарах,
сусло-агаре, агаре Сабуро, среде Чапека. Для проведения микроморфологического исследования штаммы культивировали в жидких питательных средах
различного состава (соево-сахарозной, глюкозо-пептонной) в течение 24–72 ч
при непрерывном встряхивании. Микроскопия осуществлялась в нативных и
окрашенных метиленовым синим, йодом, суданом III, черной тушью препаратах с использованием микроскопа «БИОМЕД-6» (кратность увеличения
4, 10, 40, 100).
Результаты и обсуждение
Одним из важных микроморфологических признаков, характерных для
всех штаммов изучаемых видов, является многоклеточный мицелий с дихотомическим ветвлением (рис. 1, 2), который в онтогенезе микромицета вакуолизируется, утолщается (рис. 3) и приобретает желтое окрашивание, обусловленное присутствием водорастворимого витамина – рибофлавина. Причем в некоторых случаях при его сверхсинтезе в вакуолях гиф можно наблюдать выпадение кристаллов, которое встречается чаще у штаммов видов
E. ashbyi (рис. 4).
Кроме включений рибофлавина, внутри мицелия E. ashbyi и E. gossypii
локализуется эфирное масло, представленное в липидных каплях и липосомах,
которые приобретают желтый цвет при окрашивании суданом III (рис. 5).
Следует отметить, что в условиях проводимого эксперимента бесполое
размножение, осуществляемое за счет формирования конидий на выростах
мицелия, в большей степени характерно для E. gossypii. У обоих изучаемых
видов споры имеют латеральную или терминальную локализацию на гифах и
веретеновидную, продолговатую форму (рис. 6).
Что касается полового размножения, то дифференциально-диагностическое значение у изучаемых видов представляют морфологические особенности строения спорангиев и аскоспор.
54
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Рис. 1. Дихотомическое ветвление мицелия: слева – E. ashbyi; справа – E. gossypii
Рис. 2. Септированный мицелий (стрелкой показана
межклеточная перегородка): слева – E. ashbyi; справа – E. gossypii
Рис. 3. Утолщение и вакуолизация гифы: слева – E. ashbyi; справа – E. gossypii.
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Рис. 4. Рибофлавин, придающий желтое окрашивание мицелию: слева –
кристаллы (указаны стрелкой) в вакуолях гифы E. ashbyi; справа – E. gossypii
Рис. 5. Липидные капли внутри мицелия (указаны стрелкой):
слева – E. ashbyi; справа – E. gossypii
Рис. 6. Латерально расположенные на гифе конидии:
слева – E. ashbyi; справа – E. gossypii
56
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
Споры высвобождаются и прорастают при автолизе или разрыве аска,
который содержит от 4 до 32 аскоспор. Спорангии обычно расположены одиночно, в группах или в цепочках и часто имеют продолговатую форму у
E. ashbyi и сигмоидальную у E. gossypii (рис. 7). Аскоспоры E. ashbyi имеют
изогнутую булавовидно-игольчатую форму с суживающимся концом, их
длина составляет 20–27 мкм, диаметр – 2,5–3 мкм. Споры E. gossypii от игловидных до веретеновидных, часто с тонкой септой в центре и имеют длину
25–37 мкм, диаметр 2–5 мкм (рис. 8).
Рис. 7. Многоспоровые одиночные спорангии:
слева – E. ashbyi; справа – E. gossypii.
Рис. 8. Аскоспоры: слева – E. ashbyi; справа – E. gossypii.
При изучении морфологических изменений в онтогенезе не было обнаружено существенных отличий в фазах и формах развития между видами.
По определенным микроскопическим структурам (спорангии, аскоспоры, конидии) было отмечено, что для E. ashbyi и E. gossypii характерно наличие
как полового, так и бесполого размножения. Кроме того, был выявлен выраженный диморфизм, проявляющийся в наличии септированного мицелия
и дрожжеподобных клеток, что согласуется с литературными данными
(рис. 9) [2].
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Рис. 9. Онтогенетический цикл E. ashbyi
При рассмотрении онтогенетического цикла изучаемых видов обращает
внимание то, что формирование липидных тел происходит в вегетативных
гифах суточной культуры. Количество их в мицелии по мере роста и развития
продуцентов повышалось. Выраженная вакуолизация мицелия отмечалась в
период 36–48 ч культивирования. Активное спорообразование происходило в
стационарной фазе изучаемых продуцентов (48–60 ч роста).
Заключение
В ходе проведенного микроскопического исследования штаммов
E. ashbyi и E. gossypii нами были выявлены совокупность микроморфологических признаков, характерных для представителей двух видов (тип ветвления мицелия, внутриклеточные включения, конидии, спорангии), видовые
особенности, а также было обнаружено отсутствие различия между видами в
темпах и формах онтогенетических изменений.
Список литературы
1. S e m e n o v a , E . F . About essential oils biotechnology on the base of microbial synthesis / E. F. Semenova, A. I. Shpichka, I. Ya. Moiseeva // European Journal оf Natural
History. – 2012. – № 4. – P. 29–31.
2. О биосинтезе компонентов эфирного масла грибом Eremothecium ashbyi (структурно-функциональные особенности) / А. Н. Погорельская, П. С. Бугорский,
Е. Ф. Семенова, Н. П. Бузулукова, Е. И. Горнунг // Вестник Российской академии
сельскохозяйственных наук. – 2003. – № 1. – С. 83–85.
3. С е м е н о в а , Е. Ф. Биосинтетическая активность и антимикробные свойства Eremothecium ashbyi Guill. / Е. Ф. Семенова // Известия вузов. Поволжский регион.
Медицинские науки. – 2007. – № 4. – С. 44–50.
58
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Теоретическая медицина
4. С е м е н о в а , Е. Ф. Культурально-морфологические и физиолого-биохимические
свойства видов рода Eremothecium / Е. Ф. Семенова, А. И. Шпичка, И. Я. Моисеева // Фундаментальные исследования. – 2011. – № 6. – С. 210–214.
5. Ш п и ч к а , А . И . К вопросу определения рибофлавина в биотехнологическом
сырье / А. И. Шпичка, Е. Ф. Семенова, А. В. Кузнецова // Современные проблемы
науки и образования. – 2011. – № 1. – С. 30–32.
6. S e m e n o v a , E . F . Some pharmbiotechnological characteristics of Еremothecium,
producer of riboflavin and essential oil / E. F. Semenova, A. I. Shpichka // International
journal of applied and fundamental research. – 2012. – № 1. – Р.170–172.
7. S e m e n o v a , E . F . About explanation of elaboration of essential Eremothecium oil
biotechnology / E. F. Semenova, A. I. Shpichka, I. Ya. Moiseeva // International journal
of experimental education. – 2012. – № 3. – P. 35–36.
References
1. Semenova E. F., Shpichka A. I., Moiseeva I. Ya. European Journal of Natural History.
2012, no. 4, pp. 29–31.
2. Pogorel'skaya A. N., Bugorskiy P. S., Semenova E. F., Buzulukova N. P.,
Gornung E. I. Vestnik Rossiyskoy akademii sel'skokhozyaystvennykh nauk [Bulletin of
the Russian Academy of Agricultural Sciences]. 2003, no. 1, pp. 83–85.
3. Semenova E. F. Izvestiya vuzov. Povolzhskiy region. Meditsinskie nauki [University
proceedings. Volga region. Medical sciences]. 2007, no. 4, pp. 44–50.
4. Semenova E. F., Shpichka A. I., Moiseeva I. Ya. Fundamental'nye issledovaniya [Fundamental research]. 2011, no. 6, pp. 210–214.
5. Shpichka A. I., Semenova E. F., Kuznetsova A. V. Sovremennye problemy nauki i
obrazovaniya [Modern problems of science and education]. 2011, no. 1, pp. 30–32.
6. Semenova E. F., Shpichka A. I. International journal of applied and fundamental research. 2012, no. 1, pp.170–172.
7. Semenova E. F., Shpichka A. I., Moiseeva I. Ya. International journal of experimental
education. 2012, no. 3, pp. 35–36.
Шпичка Анастасия Иосифовна
аспирант, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Shpichka Anastasiya Iosifovna
Postgraduate student, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: ana-shpichka@yandex.ru
Семенова Елена Федоровна
кандидат биологических наук, доцент,
старший научный сотрудник, кафедра
общей и клинической фармокологии,
Медицинский институт, Пензенский
государственный университет
(Россия, г. Пенза, ул. Красная, 40)
Semenova Elena Fedorovna
Candidate of biological sciences, associate
professor, senior staff scientist, subdepartment of general and clinical
pharmacology, Medical Institute,
Penza State University (40 Krasnaya
street, Penza, Russia)
E-mail: sef1957@mail.ru
Medical sciences. Theoretical and experimental medicine
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Преснякова Елена Викторовна
кандидат биологических наук, доцент,
кафедра медицинских информационных
систем и технологий, Медицинский
институт, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Presnyakova Elena Viktorovna
Candidate of biological sciences, associate
professor, sub-department of medical
information systems and technologies,
Medical Institute, Penza State University
(40 Krasnaya street, Penza, Russia)
E-mail: spl7@mail.ru
УДК 579.23
Шпичка, А. И.
Цитоморфологическое исследование представителей рода Eremothecium / А. И. Шпичка, Е. Ф. Семенова, Е. В. Преснякова // Известия высших
учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. –
№ 4 (28). – С. 53–60.
60
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
КЛИНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА
УДК 616-006
В. В. Бесчастнов, М. Г. Рябков,
Н. И. Малахова, А. Е. Московская, Е. В. Клейментьев
РЕЗУЛЬТАТЫ МИКРОБИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА
ВОЗБУДИТЕЛЕЙ ИНФЕКЦИИ ОБЛАСТИ ХИРУРГИЧЕСКОГО
ВМЕШАТЕЛЬСТВА У БОЛЬНЫХ С ТОЛСТОКИШЕЧНОЙ
НЕПРОХОДИМОСТЬЮ ОПУХОЛЕВОГО ГЕНЕЗА
Аннотация. Актуальность и цели. Целью исследования явилась оценка антибиотикорезистентности возбудителей и обоснование рационального выбора
препаратов для проведения эмпирической и этиотропной антибактериальной
терапии у больных колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью, на основе анализа результатов исследования этиологической структуры инфекции области оперативного вмешательства. Материалы и методы.
Проанализированы динамика микробиологического пейзажа гнойных ран и
результаты лечения у 62 больных с инфекцией области оперативного вмешательства, перенесших операции по поводу острой толстокишечной непроходимости опухолевого генеза. Результаты. Выявлено, что основным этиологическим фактором инфекции области хирургического вмешательства явилась
автохтонная флора, основную часть которой составили грамотрицательные
микроорганизмы – прежде всего представители семейства Enterobacteriaceae,
сохраняющие высокую чувствительность к цефалоспоринам III поколения и
защищенным пенициллинам. При анализе повторных результатов микробиологических исследований, полученных в процессе лечения, выявлено, что уже
к пятым суткам течения раневого процесса в 68 % случаев произошла смена
инициирующей флоры на антибиотикорезистентные госпитальные штаммы.
Наибольшую активность в лечении госпитальных инфекционных осложнений
послеоперационных ран у больных колоректальным раком проявляют фторхинолоны 2–3 поколения и карбапенемы. Выводы. Начинать антибактериальное
лечение гнойно-воспалительного процесса в области послеоперационной раны
у данной категории больных целесообразно с назначения цефалоспоринов
III поколения или защищенных пенициллинов в комбинации с метронидазолом, при этом избегая назначения препарата, использовавшегося для проведения периоперационной антибиотикопрофилактики. Смену антибактериального
препарата целесообразно проводить через семь-десять суток лечения.
Ключевые слова: антибактериальная терапия, хирургическое вмешательство,
кишечная непроходимость, рак, оценка антибиотикорезистентности.
V. V. Beschastnov, M. G. Ryabkov,
N. I. Malakhova, A. E. Moskovskaya, E. V. Kleyment'ev
RESULTS OF MICROBIOLOGICAL MONITORING
OF INFECTIOUS AGENTS AT THE SURGICAL SITE
IN PATIENTS WITH COLONIC CANCER COMPLICATED
WITH COLONIC OBSTRUCTION
Medical sciences. Clinical medicine
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Abstract. Background. The aim of the study was to evaluate the antimicrobial resistance and justification of the rational choice of drugs for the empirical and causal
antibiotic therapy in patients with colorectal cancer complicated with intestinal obstruction, based on the analysis of the results of the study of etiological structure of
infections of surgical intervention. Materials and methods. The authors analyzed the
dynamics of the microbial landscape of purulent wounds and the results of treatment
in 62 patients with surgical site infection, who underwent surgery for acute colonic
obstruction of tumor genesis. Results. It is revealed that the main etiological factor
of infection of surgical intervention was the autochthonous flora, most of which
were gram-negative bacteria - especially members of the family Enterobacteriaceae,
retaining high sensitivity to III generation cephalosporins and protected penicillins.
In the analysis of the repeated results of microbiological tests obtained during the
treatment, it was found that by the 5th day of wound healing process in 68 % of cases there was a change in the flora of the initiating Antimicrobial hospital strains. The
greatest activity in the treatment of nosocomial infection in surgical wounds of patients with colorectal cancer is shown by 2–3 generation fluoroquinolones and carbapenems. Conclusions. It is advisable to start antibacterial treatment of suppurative
inflammation in the area of surgical wounds in patients using the III generation
cephalosporins or protected penicillins in combination with metronidazole, while
avoiding the use of the drug that was used for perioperative antibiotic prophylaxis.
It is advisable to change antibiotics after 7–10 days of treatment.
Key words: antibiotic therapy, surgical intervention, intestinal obstruction, cancer,
evaluate the antimicrobial resistance.
Введение
Каждый год в мире регистрируют более 800 тыс. больных раком ободочной и прямой кишки и 440 тыс. смертей от него [1]. В России ежегодно
выявляется более 40 тыс. случаев колоректального рака (КРР), при этом
около 60 % вновь выявленных больных имеют осложненные формы заболевания [2].
Выполнение экстренных и срочных операций на толстой кишке у больных колоректальным раком сопровождается высокой частотой послеоперационных осложнений. Наиболее сложной и актуальной проблемой раннего
послеоперационного периода является хирургическая инфекция, частота которой в этой группе больных, по различным литературным данным, варьирует от 11,1 до 60,0 % [3, 4].
Цель работы – на основании результатов ретроспективного исследования проанализировать этиологическую структуру инфекции области оперативного вмешательства у больных колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью, оценить антибиотикорезистентность возбудителей
и обосновать рациональный выбор препаратов для проведения эмпирической
и этиотропной антибактериальной терапии.
Материалы и методы
В настоящей работе проанализированы динамика микробиологического
пейзажа гнойных ран и результаты лечения у 62 больных с инфекцией области оперативного вмешательства, перенесших операции по поводу острой
толстокишечной непроходимости опухолевого генеза, находившихся на лечении в городской клинической больнице № 12 г. Нижнего Новгорода и
62
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
больнице скорой медицинской помощи г. Дзержинска с 2007 по 2012 г. Критериями включения в исследование были: радикальное оперативное лечение
по поводу местнораспространенных форм колоректального рака; наличие
инфекции области оперативного вмешательства. Критерии исключения –
наличие первично-множественных опухолей; паллиативные операции в объеме обходного анастомоза или пробной лапаротомии. Возраст больных –
от 47 до 82 лет (61,0 ± 4,6 года), более 1/3 пациентов составили лица старше
61 года. Мужчин было 32, женщин – 30. Преобладали вмешательства по типу
обструктивной резекции – 47, операций одномоментного характера было 15.
Периоперационная антибиотикопрофилактика проводилась у 39 % больных,
для этой цели использовался цефтриаксон.
Инфекция в области лапаротомной раны встречалась в 38 случаях,
в области кишечной стомы – в 24 случаях. Классифицировали случаи инфекции области хирургического вмешательства в соответствии с Российскими
национальными рекомендациями по лечению хирургических инфекций
кожи и мягких тканей (2009) в зависимости от глубины распространения инфекции:
– поверхностные, при которых в процесс вовлекались только кожа и
подкожная клетчатка (поверхностная инфекция) – 34 случая;
– глубокие, при которых в процесс вовлекаются более глубокие мягкие
ткани (фасции и мышцы) – 15 случаев;
– инфекции области хирургического вмешательства с вовлечением органа/полости. В процесс вовлекается любой орган или полость (кроме области разреза), которые были вскрыты или подвергались манипуляциям во время операции – 13 случаев.
Проанализированы 62 результата первичных и 167 динамических бактериологических исследований раневого отделяемого. Посевы на питательную среду проводились при хирургической обработке гнойного очага, в
дальнейшем не реже одного раза в пять дней.
Исследования проводились на базе бактериологической лаборатории
городской клинической больницы № 12 г. Нижнего Новгорода и больницы
скорой медицинской помощи г. Дзержинска. Выделение и культивирование
микроорганизмов проводилось по стандартным методикам [5] с учетом
современных алгоритмов микробиологических исследований [6]. Чувствительность микрофлоры к антибиотикам определялась диско-диффузионным
методом.
Результаты
При анализе результатов микробиологического исследования установлено, что в 35 случаях из 229 (15,3 %) рост микрофлоры отсутствовал.
В 116 (50,6 %) случаях возбудитель был представлен монокультурой,
у 78 (34,1 %) пациентов выделены ассоциации из двух микроорганизмов и
более. Всего идентифицировано 296 культур.
При изучении результатов первичных бактериологических исследований выявлено, что основным этиологическим фактором инфекции области
хирургического вмешательства явилась автохтонная флора, основную часть
которой составили грамотрицательные микроорганизмы – прежде всего
представители семейства Enterobacteriaceae (табл. 1).
Medical sciences. Clinical medicine
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Таблица 1
Этиологическая структура инициирующих возбудителей
инфекции области оперативного вмешательства у больных
колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью
Вид микрофлоры
Грамположительная
флора
Staphylococcus аureus
Staphylococcus epidermidis
Enterococcus spp.
Другие грамположительные
микроорганизмы
Грамотрицательная
флора
E. coli
Proteus spp.
Klebsiella spp.
Прочие энтеробактерии
Ps. aeruginosa
Прочие НФГОБ1
Другие грамотрицательные
микроорганизмы
Итого
Количество культур
В монокультуре В ассоциациях Всего Процент
8
18
26
30
5
1
–
10
3
3
15
4
3
17
5
3
2
2
4
5
34
27
61
70
9
7
6
3
4
2
12
3
2
4
3
-
21
10
8
7
7
2
24
12
9
8
8
2
3
3
6
7
43
44
87
100
Примечание. 1НФГОБ – неферментирующие грамотрицательные бактерии,
включающие представителей трех родов: Pseudomonas, Flavimonas и Acinetobacter.
Установлено, что при первичном исследовании отделяемого из 62 случаев в 43 (69 %) возбудитель высевался в монокультуре, у 19 (31 %) пациентов выделены ассоциации из двух микроорганизмов и более, всего идентифицировано 87 культур. Наиболее часто монокультура была представлена энтеробактериями и стафилококками. Среди энтеробактерий преобладали представители рода E. coli и Proteus spp. Среди стафилококков в большинстве
случаев выделяли S. аureus, кроме того, высевались коагулазоотрицательные
штаммы, которые были представлены S. epidermidis и S. capitis. В шести
случаях при первичных посевах из гнойного очага выделялись неферментирующие грамотрицательные бактерии в монокультуре (Ps. aeruginosa,
Acinetobacter spp.). В 19 образцах выделены ассоциации из двух микроорганизмов и более, в которых, кроме упомянутых возбудителей, были представлены Enterococcus faecalis, Enterococcus faecium, Micrococcus lilae и др.
Наиболее часто встречались ассоциации энтеробактерий со стафилококками
(12 наблюдений). Таким образом, в развитии инфекционного процесса области хирургического вмешательства у больных колоректальным раком,
осложненным кишечной непроходимостью, выявлена ведущая роль грамотрицательной микрофлоры, доля которой составила 70 % всех культур. Доля
S. аureus в развитии гнойно-воспалительных осложнений составила 17 %.
Результаты исследования чувствительности наиболее актуальной группы инициирующей микрофлоры – семейства Enterobacteriaceae к антибакте-
64
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
риальным препаратам выявили достаточно высокую активность цефалоспоринов II, III поколений, фторхинолонов и аминогликозидов. Так, чувствительность E. coli сохранялась к цефуроксиму (71 %), цефтриаксону (83 %),
амикацину (83 %), ципрофлоксацину (71 %), офлоксацину (100 %). Типичный
представитель грамположительной флоры Staphylococcus аureus оказался резистентным к оксациллину лишь в трех случаях.
При анализе результатов микробиологических исследований, полученных в процессе лечения, выявлено, что к седьмым-десятым суткам течения
раневого процесса в 76 % случаев (47/62) произошла смена инициирующей
флоры на антибиотикорезистентные госпитальные штаммы. В процессе лечения наряду с преобладающими E. coli (22,5 %), Pseudomonas aeruginosa
(8,1 %), Proteus spp. (10,5 %), Klebsiella spp. (9,1 %) постоянно присутствовала грамположительная микрофлора (табл. 2). В структуре грамположительных микроорганизмов доминировали Staphylococcus aureus (17,2 %), Staphylococcus epidermidis (2,4 %). Отмечено стабильное присутствие в ассоциациях
Enterococcus spp. (3,8 %).
Таблица 2
Этиологическая структура возбудителей инфекции области
оперативного вмешательства у больных колоректальным раком,
осложненным кишечной непроходимостью, при динамическом исследовании
Вид микрофлоры
Количество культур
В монокультуре В ассоциациях Всего
Грамположительная
флора
Staphylococcus аureus
Staphylococcus epidermidis
Enterococcus spp.
Другие грамположительные
микроорганизмы
Грамотрицательная
флора
E. coli
Proteus spp.
Klebsiella spp.
Прочие энтеробактерии
Pseudomonas aeruginosa
Прочие НФГОБ
Другие грамотрицательные
микроорганизмы
Итого
Процент
13
45
58
27,8
10
1
–
26
4
8
36
5
8
17,2
2,4
3,8
2
7
9
4,4
60
91
151
72,2
20
9
8
4
13
4
27
13
11
17
4
7
47
22
19
21
17
11
22,5
10,5
9,1
10
8,1
5,3
2
12
14
6,7
73
136
209
100
При анализе антибиотикограмм в процессе лечения выявлено нарастание антибиотикорезистентности у всех групп микроорганизмов. Так, у штаммов E. coli и Klebsiella pneumoniae отмечалась динамика нарастания резистентности в первую очередь к цефалоспоринам. Из препаратов этой группы
наибольшей активностью обладал цефтазидим (100 %), наименьшая чувствительность отмечена к цефтриаксону (66 %). Сохранялась достаточно высокая
чувствительность к фторхинолонам: ципрофлоксацину – 76 %, офлоксацину –
Medical sciences. Clinical medicine
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
100 %. Карбапенемы (меропенем и имипенем) в 97 % случаев были активны в
отношении E. coli и Klebsiella pneumoniae.
При повторных микробиологических исследованиях выявлена устойчивость 60 % штаммов Staphylococcus spp. к оксациллину, что в настоящее время рассматривается как маркер резистентности ко всему классу β-лактамных
антибиотиков и признак госпитальности исследуемых штаммов. Все оксациллиноустойчивые штаммы Staphylococcus spp. были чувствительны к ванкомицину и офлоксацину.
Число антибиотиков, активных в отношении штаммов неферментирующих грамотрицательных бактерий, было достаточно ограниченным. Отмечен высокий уровень резистентности Pseudomonas aeruginosa к цефалоспоринам: цефтриаксону – 50 %, цефепиму – 35 %, низкой оказалась активность
карбапенемов (имипинем – 80 %) и ципрофлоксацина – 50 %.
Обсуждение
Широкое распространение антибиотикорезистентности среди возбудителей хирургической инфекции представляет собой серьезную медицинскую
проблему на стыке микробиологии, эпидемиологии, хирургии и иммунологии
[7]. В литературе последнего времени активно обсуждаются возможные способы борьбы с госпитальными штаммами микроорганизмов [8–10]. Однако, с
нашей точки зрения, недостаточно четко ставится вопрос о разделении инициирующей и нозокомиальной флоры и, соответственно, тактике антибиотикотерапии в каждом случае. Поскольку возбудителями инфекции области хирургического вмешательства являются представители достаточно широкого
спектра микроорганизмов [11], а бактериологическое исследование занимает
длительное время, хирурги вынуждены начинать эмпирическую антимикробную терапию до получения результатов микробиологического анализа чувствительности возбудителей к антибиотикам. Поэтому необходимо ориентироваться в спектре возможных возбудителей инфекции при конкретной патологии. В данном исследовании выяснено, что при инфекции области хирургического вмешательства у больных колоректальным раком, осложненным
кишечной непроходимостью, инициирующим возбудителем является грамотрицательная флора семейства Enterobacteriaceae с достаточно хорошей чувствительностью к антибактериальным препаратам первого ряда – защищенным аминопенициллинам, цефалоспоринам III поколения. Однако при назначении эмпирической антибиотикотерапии необходимо учитывать спектр активности препарата, назначавшегося с целью антибиотикопрофилактики.
При невозможности закрытия или изоляции раны и отсутствии положительной динамики в течение пяти-семи суток лечения открытым способом необходимо иметь в виду высокую вероятность смены автохтонного возбудителя
на госпитальный штамм и воздействовать на актуальную в данном лечебном
учреждении нозокомиальную флору. Согласно результатам нашего исследования наибольшую активность в лечении госпитальных инфекционных
осложнений послеоперационных ран у больных колоректальным раком проявляют фторхинолоны II–III поколений и карбапенемы.
Как правило, лечение пациентов с послеоперационными инфекционными осложнениями проводится открытым способом «под повязкой», и если
66
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
рану не удалось закрыть или изолировать в течение пяти-семи суток, то высока вероятность присоединения высоковирулентных госпитальных штаммов
и дальнейшее лечение может быть неэффективно без учета резистентности
микрофлоры.
Выводы
При анализе воздействия антибактериальных препаратов на возбудителей инфекционного процесса в области хирургического вмешательства у
больных колоректальным раком, осложненным кишечной непроходимостью,
выявлены различия в резистентности микрофлоры в зависимости от сроков
взятия образцов. При вскрытии гнойного очага при микробиологическом
анализе чаще выявлялась аутофлора, чувствительная к широко используемым
препаратам. В дальнейшем происходила смена автохтонных штаммов на госпитальные с нарастанием резистентности к антибиотикам. Начинать антибактериальное лечение гнойно-воспалительного процесса в области послеоперационной раны у данной категории больных целесообразно с назначения цефалоспоринов III поколения или защищенных пенициллинов в комбинации с
метронидазолом, при этом избегая назначения препарата, использовавшегося
для проведения периоперационной антибиотикопрофилактики. Смену антибактериального препарата целесообразно проводить через семь-десять суток
лечения, наибольшую активность в лечении госпитальных штаммов возбудителей раневой инфекции у больных колоректальным раком проявляют
фторхинолоны и карбапенемы.
Список литературы
1. Х а н е в и ч , М . Д . Лечение опухолевой толстокишечной непроходимости /
М. Д. Ханевич, А. А. Зязин, М. А. Шашолин, В. В. Лузин // Вестник хирургии
им. И. И. Грекова. – 2005. – № 1. – С. 85–89.
2. Д а в ы д о в , М . И . Статистика злокачественных новообразований в России и
странах СНГ в 2009 году / М. И. Давыдов, Е. М. Аксель // Вестник РОНЦ
им. Н. Н. Блохина РАМН. – 2011. – Т. 22, № 3 (85), прил. 1. – 172 с.
3. Роль эпидемиологической диагностики в системе профилактики инфекций в области хирургического вмешательства / А. Х. Алборов, Е. Н. Колосовская,
З. П. Калинина, Ю. С. Светличная и др. // Вестник хирургии им. И. И. Грекова. –
2012. – № 5. – С. 86–90.
4. Б е л о у с о в а , Т. А . Инфекционные осложнения в колоректальной хирургии /
Т. А. Белоусова // Вопросы онкологии. – 2012. – № 6. – С. 736–743.
5. Приказ МЗ СССР № 535 от 22.04.1985 «Об унификации микробиологических –
бактериологических методов исследования, применяемых в клиникодиагностических лабораториях лечебно-профилактических учреждений».
6. М и тр о х и н , С . Д . Гнойные экссудаты, раны и абсцессы. Современный алгоритм микробиологического исследования / С. Д. Митрохин // Инфекции и антимикробная терапия. – 2002. – Т. 4, № 3. – Р. 90–92.
7. П е ту х о в а , И . Н . Методические основы профилактики хирургической раневой
инфекции у онкологических больных «Сопроводительная терапия в онкологии» /
И. Н. Петухова // Сопроводительная терапия в онкологии. – 2005. – № 2. – С. 2–8.
8. Д е м и н , А . А . Периоперационная антибиотикопрофилактика в онкохирургии /
А. А. Демин, В. А. Руднов, М. Р. Хусаинов, Ю. А. Шеваренкова // Уральский медицинский журнал. – 2010. – № 12. – С. 116–122.
Medical sciences. Clinical medicine
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
9. М и тр о х и н , С . Д . Профилактика инфекций области хирургического вмешательства у онкологических больных // С. Д. Митрохин, А. Ю. Миронов, А. Р. Киямов // Курский научно-практический вестник «Человек и его здоровье». – 2012. –
№ 2. – С. 127–132.
10. Антибиотикотерапия при гнойных хирургических заболеваниях органов брюшной полости и мягких тканей / В. П. Сажин, Н. Г. Бодрова, Д. Е. Климов,
В. А. Юрищев, А. Л. Авдовенко, И. В. Сажин // Хирургия. – 2010. – № 6. – С. 4–9.
11. Ф а д е е в а , Т. В. Микробиологическая оценка послеоперационной раневой инфекции в многопрофильной хирургической клинике / Т. В. Фадеева, С. А. Верещагина, Л. С. Филатова // Инфекции в хирургии. – 2012. – № 4. – С. 14–20.
References
1. Khanevich M. D., Zyazin A. A., Shasholin M. A., Luzin V. V. Vestnik khirurgii im.
I. I. Grekova [Surgery bulletin named after I.I. Grekov]. 2005, no. 1, pp. 85–89.
2. Davydov M. I., Aksel' E. M. Vestnik RONTs im. N. N. Blokhina RAMN [Bulletin of the
Russian oncological center named after N.N. Blokhin of the Russian Academy of Medical Sciences]. 2011, vol. 22, no. 3 (85), app. 1, 172 p.
3. Alborov A. Kh., Kolosovskaya E. N., Kalinina Z. P., Svetlichnaya Yu. S. et al. Vestnik
khirurgii im. I. I. Grekova [Surgery bulletin named after I.I. Grekov]. 2012, no. 5,
pp. 86–90.
4. Belousova T. A. Voprosy onkologii [Problems of oncology]. 2012, no. 6, pp. 736–743.
5. Prikaz MZ SSSR № 535 ot 22.04.1985 «Ob unifikatsii mikrobiologicheskikh – bakteriologicheskikh metodov issledovaniya, primenyaemykh v kliniko-diagnosticheskikh laboratoriyakh lechebno-profilakticheskikh uchrezhdeniy» [Decree of the Public health ministry of the USSR № 535 from 22.04.1985 “On unification of microbiologicalbacteriological research methods applied in clinical–diagnostic laboratories of medioprophylactic institutions”].
6. Mitrokhin S. D. Infektsii i antimikrobnaya terapiya [Infections and antiinfection therapy]. 2002, vol. 4, no. 3, pp. 90–92.
7. Petukhova I. N. Soprovoditel'naya terapiya v onkologii [Accompanying therapy in oncology]. 2005, no. 2, pp. 2–8.
8. Demin A. A., Rudnov V. A., Khusainov M. R., Shevarenkova Yu. A. Ural'skiy meditsinskiy zhurnal [Ural medical journal]. 2010, no. 12, pp. 116–122.
9. Mitrokhin S. D., Mironov A. Yu., Kiyamov A. R. Kurskiy nauchno-prakticheskiy vestnik «Chelovek i ego zdorov'e» [Kursk scientific and practical bulletin “People and their
health”]. 2012, no. 2, pp. 127–132.
10. Sazhin V. P., Bodrova N. G., Klimov D. E., Yurishchev V. A., Avdovenko A. L.,
Sazhin I. V. Khirurgiya [Surgery]. 2010, no. 6, pp. 4–9.
11. Fadeeva T. V., Vereshchagina S. A., Filatova L. S. Infektsii v khirurgii [Infections in
surgery]. 2012, no. 4, pp. 14–20.
Бесчастнов Владимир Викторович
кандидат медицинских наук, доцент,
ординатор хирургического отделения,
Городская клиническая больница № 12
(Россия, г. Нижний Новгород,
ул. Павла Мочалова, 8)
Beschastnov Vladimir Viktorovich
Candidate of medical sciences, associate
professor, surgical department resident,
Municipal clinical hospital № 12
(8 Pavla Molchanova street, Nizhny
Novgorod, Russia)
E-mail: lancet2003@list.ru
68
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
Рябков Максим Георгиевич
кандидат медицинских наук, доцент,
ординатор хирургического отделения,
Городская клиническая больница № 12
(Россия, г. Нижний Новгород,
ул. Павла Мочалова, 8)
Ryabkov Maksim Georgievich
Candidate of medical sciences, associate
professor, surgical department resident,
Municipal clinical hospital № 12
(8 Pavla Molchanova street, Nizhny
Novgorod, Russia)
E-mail: lancet2003@list.ru
Малахова Нина Ивановна
заведующая бактериологической
лабораторией, Городская клиническая
больница № 12 (Россия, г. Нижний
Новгород, ул. Павла Мочалова, 8)
Malakhova Nina Ivanovna
Head of bacteriological laboratory,
Municipal clinical hospital № 12
(8 Pavla Molchanova street, Nizhny
Novgorod, Russia)
E-mail: lancet2003@list.ru
Московская Алла Евгеньевна
врач-бактериолог бактериологической
лаборатории, Городская клиническая
больница № 12 (Россия, г. Нижний
Новгород, ул. Павла Мочалова, 8)
Moskovskaya Alla Evgen'evna
Bacteriologist, bacteriological laboratory,
Municipal clinical hospital № 12
(8 Pavla Molchanova street, Nizhny
Novgorod, Russia)
E-mail: lancet2003@list.ru
Клейментьев Евгений Викторович
ординатор хирургического отделения,
Городская клиническая больница № 12
(Россия, г. Нижний Новгород,
ул. Павла Мочалова, 8)
Kleyment'ev Evgeniy Viktorovich
Surgical department resident, Municipal
clinical hospital № 12 (8 Pavla Molchanova
street, Nizhny Novgorod, Russia)
E-mail: lancet2003@list.ru
УДК 616-006
Бесчастнов, В. В.
Результаты микробиологического мониторинга возбудителей инфекции области хирургического вмешательства у больных с толстокишечной непроходимостью опухолевого генеза / В. В. Бесчастнов, М. Г. Рябков, Н. И. Малахова, А. Е. Московская, Е. В. Клейментьев // Известия высших
учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. –
№ 4 (28). – С. 61–69.
Medical sciences. Clinical medicine
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616.891.2
С. В. Подсеваткина, Е. В. Говш,
С. В. Кирюхина, В. Г. Подсеваткин, И. Я. Моисеева
ИЗУЧЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ
ГУМОРАЛЬНОГО ИММУНИТЕТА ПРИ РАЗЛИЧНЫХ
ФОРМАХ ИСТЕРИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ
Аннотация. Актуальность и цели: изучение особенностей гуморальных иммунных реакций у пациентов с истерическими расстройствами. Материалы
и методы. В исследовании участвовали 13 мужчин и 82 женщины в возрасте
от 18 до 60 лет. Сформировано пять групп: первую группу (n = 41) составили
пациенты с истерическим неврозом, вторую (n = 19) – с истерическим развитием личности, третью (n = 11) – с истерической психопатией, четвертую – с истериоформной вялотекущей шизофренией, пятую – с истерическими проявлениями при эпилепсии. Общепринятыми методами определяли количество субпопуляций лимфоидных клеток В-лимфоцитов, содержание иммуноглобулинов классов А, М и G, уровень мелких, средних и крупных циркулирующих
иммунных комплексов, комплементарную активность сыворотки крови. Результаты. Показатели гуморального иммунитета зависят от глубины и тяжести истерического расстройства, длительности течения заболевания. Дисфункция гуморальных реакций в виде изменения концентрации иммуноглобулинов и комплементарной активности сыворотки крови, а также соотношения
циркулирующих иммунных комплексов различной молекулярной массы
наименее выражена при истерическом неврозе, с тенденцией нарастания при
истерическом развитии личности и истерической психопатии и наиболее выражена при истериоформной вялотекущей шизофрении, эпилепсии с истерическими проявлениями. Выводы. Изменения показателей гуморальных факторов иммунитета свидетельствуют о вовлечении иммунной системы в патогенетические механизмы развития конверсионных заболеваний и подтверждают
необходимость обследования иммунного статуса пациентов, страдающих различными формами истерических расстройств. Выявленный нами дисбаланс
иммунных реакций предполагает использование иммуномодуляторов в терапии данных заболеваний.
Ключевые слова: гуморальные показатели иммунитета, истерические расстройства, иммуномодуляторы.
S. V. Podsevatkina, E. V. Govsh,
S. V. Kiryukhina, V. G. Podsevatkin, I. Ya. Moiseeva
STUDY OF CERTAIN RATES OF HUMORAL IMMUNITY
IN VARIOUS FORMS OF HYSTERICAL DISORDERS
Abstract. Background. The article aims at studying the features of humoral immune
responses in patients with hysterical disorders. Materials and methods. The study
included 13 men and 82 women aged 18 to 60 years. Five groups of patients were
formed – group № 1 (n = 41) included patients with hysterical neurosis, № 2
(n = 19) – with hysterical personality development, № 3 (n = 11) – with a hysterical
psychopathy, № 4 – with hysteric-type torpid schizophrenia, № 5 - with hysterical
manifestations of epilepsy. Conventional methods defined subpopulations of lymphoid cells of B-lymphocytes, the content of immunoglobulins A, M and G, the lev-
70
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
el of small, medium and large circulating immune complexes, complement activity
of blood serum. Results. Humoral immunity depends on the depth and severity of
hysterical disorders, duration of the disease. Dysfunction of humoral responses in
the form of changes in the concentration of immunoglobulins and complement activity of blood serum, as well as the ratio of circulating immune complexes of varying molecular weights less pronounced with hysterical neurosis, with a tendency to
increase in the development of the hysterical personality and hysterical psychopathy
and is most pronounced in histerical-type torpid schizophrenia, epilepsy with hysterical manifestations. Conclusions: Changes in humoral immunity factors indicate the
involvement of the immune system in the pathogenetic mechanisms of conversion
disorders, and confirm the need to survey the immune status of patients suffering from
various forms of hysterical disorders. The identified imbalance of immune responses
presupposes the use of immunomodulators in the treatment of these diseases.
Key words: humoral immunity rates, hysterical disorders, immunomodulators.
Введение
Истерические расстройства всегда привлекали внимание врачей разных
специальностей: психиатров, неврологов, терапевтов, так как данная патология весьма широко распространена как в структуре различных психических
заболеваний, так и в общесоматической сети. По данным разных исследователей, от 5 до 15 % всех психиатрических консультаций в больнице общего
типа проводится по поводу истерических расстройств, частота встречаемости
истерических синдромов среди пациентов неврологического стационара составляет 9–15 % [1, 2].
В современных теориях развития психических расстройств, а также
формирования резистентных форм заболеваний значительное внимание уделяется, с одной стороны, стрессовым воздействиям и способности организма
им противостоять, с другой – соотношению между неврологическими и иммунобиологическими факторами. Нарушения корреляционных связей в нейроиммунологической системе защиты, вполне вероятно, играют большую
роль в патогенезе психических заболеваний, в том числе и истерического
круга [3, 4]. Но, к сожалению, иммунный статус пациентов с истерическими
расстройствами и его изменения в ходе фармакотерапии обычно не учитываются. Таким образом, исследование особенностей гуморальных показателей
крови у пациентов с истерическими состояниями, а также возможность применения иммунокорректоров в комплексной терапии разных форм истерических расстройств с учетом особенностей влияния на иммунный статус могут
быть актуальными задачами для науки и практики.
В связи с этим целью нашего исследования явилось изучение особенностей гуморального иммунитета у пациентов с разными формами истерических расстройств.
Материалы и методы исследования
Иммунологическое обследование проводилось пациентам с истерическими расстройствами при поступлении на лечение в Мордовскую республиканскую психиатрическую больницу. Все пациенты дали информированное
согласие на исследование, в соответствии со ст. 11 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Исследование
Medical sciences. Clinical medicine
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
одобрено локальным этическим комитетом ФГБОУ ВПО «Мордовский государтсвенный университет».
Общепринятыми методами [5] определяли гуморальные показатели
иммунитета: комплементарную активность сыворотки крови, уровень мелких, средних и крупных циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК), количество субпопуляций лимфоидных клеток В-лимфоцитов, содержание иммуноглобулинов классов А, М и G.
Статистическую обработку результатов исследования проводили с помощью пакета статистических программ – русифицированной версии программы STATISTICA 6.0. Определялись основные статистические характеристики: среднее, ошибка среднего. Достоверность различий рассчитана с помощью t-критерия Стьюдента в случае равенства дисперсий, его модификации (t-критерий с раздельными оценками дисперсий) при 5 % уровне значимости [6] на персональном компьютере Authentic AMD.
В исследовании участвовало всего 95 человек: 13 мужчин и 82 женщины в возрасте от 18 до 60 лет, средний возраст 38,0 ± 8,3. Критерием исключения пациентов являлось наличие сопутствующей соматической патологии.
Все обследуемые были разделены на пять групп. Первую группу составили
пациенты с истерическим неврозом – 41 человек (из них 40 женщин и один
мужчина, средний возраст 38,9 ± 5,4), вторую группу – пациенты с истерическим развитием личности – 19 человек (все женщины, средний возраст
46,3 ± 5,8), третью – пациенты с истерической психопатией – 11 человек
(из них два мужчины и девять женщин, средний возраст 28,5 ± 6,6), четвертую – пациенты с истериоформной вялотекущей шизофренией – восемь человек (все женщины, средний возраст 34,5 ± 7,8), пятую – пациенты с истерическими проявлениями при эпилепсии – 16 человек (из них шесть женщин и десять мужчин, средний возраст 34,4 ± 8,8). Группу сравнения составили
50 здоровых доноров.
Результаты исследования и их обсуждение
На первом этапе были проанализированы характеристики гуморального
иммунитета у пациентов, страдающих истерическими расстройствами невротического уровня: истерическим неврозом и истерическим развитием личности (табл. 1).
У пациентов с истерическим неврозом отмечалось снижение относительного количества В-лимфоцитов с 10,5 ± 1,2 до 6,2 ± 1,5 %, в абсолютном
значении с 209,5 ± 19,9 до 133,2 ± 21,2. Уменьшение количества субпопуляции В-лимфоцитов, возможно, связано с общим снижением лимфоцитов в периферической крови и их перераспределением, так как через кровоток происходит только транспортировка лимфоцитов, баланс между приходящими и
уходящими клетками [3]. Уменьшение В-лимфоцитов сочеталось со снижением иммуноглобулинов класса А с 160,6 ± 12,2 до 123,7 ± 7,3 мг/% и снижением иммуноглобулинов класса G с 1177,0 ± 53,2 мг до 960,4 ± 54,2 мг/%, что
свидетельствует о снижении функциональной активности В-клеток в виде
угнетения антителообразования как результат острой реакции на стресс и согласуется с данными, полученными нами ранее [7]. Значения иммуноглобулинов класса М практически не отличались от уровня здоровых доноров:
151,7 ± 18,8 и 147,7 ± 16,2 мг/% соответственно. Количество циркулирующих
72
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
иммунных комплексов у пациентов с истерическим неврозом возрастало,
причем в основном за счет иммунных комплексов мелкой фракции с
56,8 ± 7,5 до 79,5 ± 14,2 у.е. Уровень же крупных и средних ЦИК практически
не отличался от уровня здоровых доноров и составил 2,7 ± 0,72 и 5,9 ± 0,9 у.е.,
в группе здоровых лиц 2,1 ± 0,13 и 6,4 ± 1,3 у.е. соответственно. Показатель
«общий комплемент» снижался с 4,95 ± 0,05 до 4,72 ± 0,15 у.е., что свидетельствует о повышении комплементарной активности сыворотки крови.
Таблица 1
Показатели гуморального иммунитета у больных
с истерическими расстройствами невротического уровня, M ± m
Исследуемый
показатель
1. В-лимфоциты, %
2. В-лимфоциты, абс.
3. Ig М, мг/%
4. Ig G, мг/%
5. Ig А, мг/%
6. Комплемент, у.е.
7. ЦИК к, у.е.
8. ЦИК с, у.е.
9. ЦИК м, у.е.
Здоровые
доноры, n = 50
10,5 ± 1,2
209,5 ± 19,9
147,7 ± 16,2
1177,0 ± 53,2
160,6 ± 12,2
4,95 ± 0,05
2,1 ± 0,13
6,4 ± 1,3
56,8 ± 7,5
Пациенты
с истерическим
неврозом,
n = 41
6,2 ± 1,5*
133,2 ± 21,2*
151,7 ± 18,8
960,4 ± 54,2*
123,7 ± 7,3*
4,72 ± 0,15*
2,7 ± 0,72
5,9 ± 0,9
79,5 ± 14,2*
Пациенты
с истерическим
развитием
личности, n = 19
5,6 ± 3,5*
91,6 ± 16,7*#
169,5 ± 31,5
1248,2 ± 71,3#
147,7 ± 15,1#
4,56 ± 0,19*
1,6 ± 1,5
9,2 ± 1,1*#
113,4 ± 12,5*#
Примечание. Различия статистически значимы относительно: * – р1 < 0,05 –
здоровых доноров; # – р2 < 0,05 – больных с истерическим неврозом.
У пациентов с истерическим развитием личности в большей степени,
чем при конверсионном неврозе, наблюдали уменьшение относительного и
абсолютного количества субпопуляций В-лимфоцитов до 5,6 ± 3,5 и 91,6 ±
± 16,7 соответственно, что, возможно, согласуется с длительностью течения
данного заболевания. Однако было выявлено некоторое увеличение содержания иммуноглобулинов класса G с 1177,0 ± 53,2 до 1248,2 ± 71,3 мг/% и иммуноглобулинов класса А до 147,7 ± 15,1 мг/% в сравнении с группой пациетов с истерическим неврозом, причем относительно физиологической нормы
в сыворотке крови по-прежнему количество иммуноглобулинов класса А
оставалось сниженным, а значение иммуноглобулинов класса М стало ее превышать. Уровень циркулирующих иммунных комплексов возрастал: средней
фракции с 6,4 ± 1,3 до 9,2 ± 1,1 у.е., мелкой фракции с 56,8 ± 7,5 до 113,4 ±
± 12,5 у.е. как относительно группы здоровых лиц, так и группы с истерическим неврозом. Общая комплементарная активность повышалась еще в
большей степени до 4,56 ± 0,19 у.е. Такое увеличение иммуноглобулинов,
белков системы комплемента и циркулирующих иммунных комплексов, возможно, связано с активизацией аутоиммунных реакций вследствие хронизации психического процесса [8, 9].
На втором этапе были рассмотрены показатели гуморальных факторов
иммунной системы у пациентов с истерической психопатией (табл. 2).
В иммунном статусе пациентов, страдающих истерической психопатией, наблюдали снижение субпопуляции В-лимфоцитов в виде уменьшения
Medical sciences. Clinical medicine
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
относительного и абсолютного количества клеток до 5,9 ± 2,8 % и 93,7 ± 23,7
соответственно, снижение количества иммуноглобулинов класса G до
1023,0 ± 90,3 мг/%, класса А до 119,0 ± 27,5 мг/%. Комплементарная активность сыворотки крови повышалась до 4,1 ± 0,69 у.е. Данные изменения в
иммунном статусе свидетельствуют о сопряженности нейроиммунных механизмов развития заболеваний: более тяжелое психопатологическое расстройство сопровождается более выраженными изменениями гуморальных иммунных реакций. При исследовании циркулирующих иммунных комплексов отмечали подъем их мелкой фракции до 122 ± 24,5 у.е., что, возможно, происходит за счет нарастания аутоинтоксикации в результате микроповреждений
нейроцитов, приводящих к активации аутоиммунных реакций [8].
Таблица 2
Показатели гуморального иммунитета
у пациентов с истерической психопатией, M ± m
Исследуемый
показатель
1. В-лимфоциты, %
2. В-лимфоциты, абс.
3. Ig М, мг/%
4. Ig G, мг/%
5. Ig А, мг/%
6. Комплемент, у.е.
7. ЦИК к, у.е.
8. ЦИК с, у.е.
9. ЦИК м, у.е.
Здоровые
доноры, n = 50
10,5 ± 1,2
209,5 ± 19,9
147,7 ± 16,2
1177,0 ± 53,2
160,6 ± 12,2
4,95 ± 0,05
2,1 ± 0,13
6,4 ± 1,3
56,8 ± 7,5
Пациенты с истерической
психопатией, n = 11
5,9 ± 2,8*
93,7 ± 23,7*
118,7 ± 38,4
1023,0 ± 90,3*
119,0 ± 27,5*
4,1 ± 0,69*
1,9 ± 1,4
6,8 ± 2,5
122,0 ± 24,5*
Примечание. Различия статистически значимы относительно: * – р1 < 0,05 –
здоровых доноров.
На третьем этапе исследовали показатели гуморальных иммунных реакций у пациентов с истерическими расстройствами психотического уровня:
истериоформной вялотекущей шизофренией, эпилепсией с истерическими
проявлениями (табл. 3).
В группе пациентов с истериоформной вялотекущей шизофренией отмечали снижение количества В-лимфоцитов до 87,5 ± 12,5 в абсолютном значении. Уровень иммуноглобулинов класса А был повышенным и составил
292,5 ± 35,6 мг/%, иммуноглобулинов G 1112,5 ± 77,3 мг/%, что практически
не отличалось от уровня здоровых доноров, а класса М был выше физиологической нормы и составил 174,5 ± 33,3 мг/%. Содержание циркулирующих
иммунных комплексов мелкой фракции увеличивалось до 124,0 ± 23,7 у.е.,
общего комплемента до 4,5 ± 0,29 у.е. Повышение функциональной активности В-лимфоцитов в виде увеличения антителообразования к различным антигенам нервной ткани в крови, а также подъем уровня циркулирующих иммунных комплексов подтверждают аутоиммунную модель развития заболеваний шизофренического спектра [8, 10].
В группе пациентов с истерическими проявлениями при эпилепсии
наблюдали угнетение гуморального звена иммунитета в виде уменьшения от-
74
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
носительного количества В-лимфоцитов до 7,3 ± 1,9 %, абсолютного –
до 124,1 ± 58,2, снижения уровня иммуноглобулинов класса М до 97,3 ±
± 29,2 мг/%, класса А до 120,0 ± 22,2 мг/%, увеличения комплементарной активности сыворотки до 4,08 ± 0,38 у.е. Содержание циркулирующих иммунных комплексов крупной фракции составило 0,9 ± 1,8 у.е., средней фракции –
8,1 ± 5,9 у.е., что практически не отличалось от уровня здоровых доноров.
Количество же мелкой фракции увеличивалось до 137,81 ± 22,2 у.е. Такое
угнетение субпопуляции В-лимфоцитов и количества иммуноглобулинов
различных классов, с одной стороны, и повышение циркулирующих иммунных комплексов, с другой стороны, возможно, связано с ослаблением и истощением гуморальных факторов иммунитета вследствие длительного течения эпилепсии, а также постоянного приема противосудорожных лекарственных средств, способствующих иммунной недостаточности [11].
Таблица 3
Показатели гуморального иммунитета у пациентов
с истерическими расстройствами психотического уровня, M ± m
Исследуемый
показатель
1. В-ЛФ, %
2. В-ЛФ, абс.
3. Ig М, мг/%
4. Ig G, мг/%
5. Ig А, мг/%
6. Комплемент, у.е.
7. ЦИК к, у.е.
8. ЦИК с, у.е.
9. ЦИК м, у.е.
Здоровые
доноры,
n = 50
10,5 ± 1,2
209,5 ± 19,9
147,7 ± 16,2
1177,0 ± 53,2
160,6 ± 12,2
4,95 ± 0,05
2,1 ± 0,13
6,4 ± 1,3
56,8 ± 7,5
Пациенты
Пациенты
с истериоформной
с истерическими
вялотекущей
проявлениями
шизофренией, n = 8 при эпилепсии, n = 16
7,25 ± 3,2
7,3 ± 1,9*
*
87,5 ± 12,5
124,1 ± 58,2*
174,5 ± 33,3
97,3 ± 29,2*
1112,5 ± 77,3
1129,0 ± 81,3
292,5 ± 35,6*
120,0 ± 22,2*
*
4,5 ± 0,29
4,08 ± 0,38*
1,25 ± 1,5
0,9 ± 1,8
6,0 ± 5,7
8,1 ± 5,9
124,0 ± 23,7*
137,81 ± 22,2*
Примечание. Различия статистически значимы относительно: * – р1 < 0,05 –
здоровых доноров.
Заключение
Суммируя полученные клинические результаты, следует отметить, что
истерические расстройства сопровождаются однотипными, но в зависимости
от нозологической формы психических заболеваний разной степени выраженности изменениями гуморальных иммунных реакций. Дисфункции иммунитета в виде снижения количества субпопуляции В-лимфоцитов, увеличения
комплементарной активности сыворотки крови, роста уровня циркулирующих иммунных комплексов мелкой фракции были наименее выражены при
истерическом неврозе с тенденцией нарастания при истерическом развитии
личности и истерической психопатии и наиболее выражены при истериоформной вялотекущей шизофрении и эпилепсии с истерическими проявлениями.
Анализ полученных данных позволил выявить и некоторые особенности гуморальных реакций в зависимости от формы истерического расстройMedical sciences. Clinical medicine
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
ства. Так, при истерическом неврозе мы наблюдали снижение количества
В-лимфоцитов и уровня иммуноглобулинов класса А при незначительном
повышении содержания циркулирующих иммунных комплексов мелкой
фракции. При затяжном течении невротического расстройства с переходом в
истерическое развитие личности отмечали некоторую активность гуморальных факторов иммунной системы в виде повышения количества иммуноглобулинов класса G, А относительно пациентов с истерическим неврозом и
циркулирующих иммунных комплексов средней, мелкой молекулярной массы. Аналогичные изменения гуморального иммунитета мы наблюдали у пациентов с истерической вялотекущей шизофренией, что свидетельствует о
развитии аутоиммунных реакций. При истерической психопатии было выявлено угнетение гуморальных показателей иммунного статуса, которые выражались в снижении количества субпопуляции В-лимфоцитов, иммуноглобулинов класса G, А. Уровень циркулирующих иммунных комплексов был высоким, как и в группе пациентов, страдающих эпилепсией с истерическими
проявлениями, где также отмечали снижение содержания иммуноглобулинов
класса А, М и количества В-лимфоцитов.
Выводы
1. Дисбаланс в гуморальном иммунном статусе свидетельствует о тесной взаимосвязи нервной и иммунной систем при развитии истерических
расстройств.
2. Степень изменений гуморальных факторов иммунитета зависит от
глубины и тяжести психической патологии, а также длительности течения заболевания.
3. Использование иммуномодуляторов в комплексном лечении истерических расстройств различных регистров является патогенетически обоснованным.
Список литературы
1. Б а л у н о в , О . А . Непсихотические психические расстройства в неврологической клинике. Ч. 1: Конверсионные расстройства / О. А. Балунов, Л. В. Лукина,
В. А. Михайлов, Н. В. Семенова, Л. И. Ситник // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. – 2012. – № 4. – С. 77–80.
2. K a p l a n , H . I . Attention-deficit disorders / H. I. Kaplan, B. J. Sadock, J. A. Grebb //
Kaplan and Sadock’s Synopsis of Psychiatry. – 7th ed. – Baltimore : MD:Williams &
Wilkins, 1994. – P. 1063–1068.
3. К и р ю х и н а , С . В. Экспериментально-клиническое обоснование патогенетической фармакологической коррекции обсессивно-фобических, конверсионных,
астенических расстройств : автореф. дис. ... д-ра мед. наук / Кирюхина С. В. –
Саранск, 2010. – 40 с.
4. С е м к е , В. Я . «Истерическая болезнь»: современные аспекты нозологической
специфичности и психосоматических соотношений / В. Я. Семке, М. Ф. Белокрылова // Психические расстройства в общей медицине. – 2006. – № 1. – С. 16–23.
5. М е н ь ш и к о в , В. В. Лабораторные методы исследования в клинике : справочник / В. В. Меньшиков, Л. Н. Делекторская, Р. П. Золотницкая ; под ред.
В. В. Меньшикова. – М. : Медицина, 1987. – 368 с.
6. З а к с , Л. Статистическое оценивание / Л. Закс. – М. : Статистика, 1976. – 598 с.
76
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
7. П о д с е в а тк и н, В. Г . Опыт применения мексидола в комплексной терапии
конверсионного расстройства / В. Г. Подсеваткин, С. В. Кирюхина, Д. С. Блинов,
С. В. Подсеваткина // Журнал неврологии и психиатрии. – 2009. – № 4. – С. 75–77.
8. К л ю ш н и к , Т. П . Иммунологические реакции при различных формах психической патологии / Т. П. Клюшник, Т. М. Сиряченко, З. В. Сарманова, И. Н. Отман,
А. М. Дупин // Журнал неврологии и психиатрии. – 2009. – № 4. – С. 55–58.
9. Н и к и т и н а , В. Б. Система иммунитета в клинико-патодинамических механизмах непсихотических психических расстройств : автореф. дис. ... д-ра мед. наук /
Никитина В. Б. – Томск, – 2011. – 42 с.
10. Изменение состояния иммунной системы как отражение системной патологии
при нервно-психических заболеваниях / Б. Г. Бутома, А. И. Скорик, А. М. Петров,
И. Д. Столяров // Нейроиммунология. – 2007. – Т. V, № 1.– С. 33–36.
11. Л и п а т о в а , Л. В. Нейроиммунные механизмы эпилепсии как ключ к патогенетическому лечению заболевания / Л. В. Липатова // Эпилепсия и пароксизмальные
состояния. – 2010. – № 3. – С. 20–27.
References
1. Balunov O. A., Lukina L. V., Mikhaylov V. A., Semenova N. V., Sitnik L. I. Obozrenie
psikhiatrii i meditsinskoy psikhologii im. V. M. Bekhtereva [Review of psychiatry and
medical psychology named after V.M. Bekhterev]. 2012, no. 4, pp. 77–80.
2. Kaplan H. I., Sadock B. J., Grebb J. A. Kaplan and Sadock’s Synopsis of Psychiatry.
7th ed. Baltimore: MD:Williams & Wilkins, 1994, pp. 1063–1068.
3. Kiryukhina S. V. Eksperimental'no-klinicheskoe obosnovanie patogeneticheskoy
farmakologicheskoy korrektsii obsessivno-fobicheskikh, konversionnykh, astenicheskikh
rasstroystv: avtoref. dis. d-ra med. nauk [Experimental-clinical substantiation of pathogenetic pharmacological correction of obsessive-phobic, conversion, asthenic disorders:
author’s abstract of dissertation to apply for the degree of the doctor of medical sciences]. Saransk, 2010, 40 p.
4. Semke V. Ya., Belokrylova M. F. Psikhicheskie rasstroystva v obshchey meditsine
[Mental disorder in general medicine]. 2006, no. 1, pp. 16–23.
5. Men'shikov V. V., Delektorskaya L. N., Zolotnitskaya R. P. Laboratornye metody issledovaniya v klinike: spravochnik [Laboratory research methods in a clinic: reference
book]. Moscow: Meditsina, 1987, 368 p.
6. Zaks L. Statisticheskoe otsenivanie [Statistical evaluation]. Moscow: Statistika, 1976,
598 p.
7. Podsevatkin V. G., Kiryukhina S. V., Blinov D. S., Podsevatkina S. V. Zhurnal
nevrologii i psikhiatrii [Journal of neurology and psychiatry]. 2009, no. 4, pp. 75–77.
8. Klyushnik T. P., Siryachenko T. M., Sarmanova Z. V., Otman I. N., Dupin A. M. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii [Journal of neurology and psychiatry]. 2009, no. 4, pp. 55–
58.
9. Nikitina V. B. Sistema immuniteta v kliniko-patodinamicheskikh mekhaniz-makh nepsikhoticheskikh psikhicheskikh rasstroystv: avtoref. dis. d-ra med. nauk [Immune system in clinical-pathodynamic mechanisms of non-psychotic mental disorders: author’s
abstract of dissertation to apply for the degree of the doctor of medical sciences].
Tomsk, 2011, 42 p.
10. Butoma B. G., Skorik A. I., Petrov A. M., Stolyarov I. D. Neyroimmunologiya [Neuroimmunology]. 2007, vol. V, no. 1, pp. 33–36.
11. Lipatova L. V. Epilepsiya i paroksizmal'nye sostoyaniya [Epilepsy and paroxysmal
conditions]. 2010, no. 3, pp. 20–27.
Medical sciences. Clinical medicine
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Подсеваткина Светлана Вячеславовна
кандидат медицинских наук, старший
преподаватель, кафедра нервных
болезней и психиатрии, Мордовский
государственный университет
им. Н. П. Огарева (Россия, г. Саранск,
ул. Большевистская, 68); заведующая
отделением реанимации и интенсивной
терапии, Республиканская психиатрическая
больница (Россия, Республика Мордовия,
Лямбирский район, п. Звездный)
Podsevatkina Svetlana Vyacheslavovna
Candidate of medical sciences, senior
lecturer, sub-department of nervouse
diseases and psychiatry, Ogarev Mordovia
State University (68 Bolshevistskaya street,
Saransk, Russia); head of reanimation
and intensive therapy unit, Republican
mental hospital (Zvyozdny village,
Lyambirsky district, Rebublic of Mordovia,
Russia)
E-mail: mrpb@ mail.ru
Говш Елена Владимировна
врач-аллерголог-иммунолог,
заведующая лабораторией клинической
иммунологии, Республиканская
психиатрическая больница
(Россия, Республика Мордовия,
Лямбирский район, п. Звездный)
Govsh Elena Vladimirovna
Allergist-immunologist, head
of the laboratory of clinical immunology,
Republican mental hospital (Zvyozdny
village, Lyambirsky district, Republic
of Mordovia, Russia)
E-mail: elena.govsh@yandex.ru
Кирюхина Светлана Владимировна
доктор медицинских наук, доцент,
кафедра нервных болезней и психиатрии,
Мордовский государственный
университет им. Н. П. Огарева (Россия,
г. Саранск, ул. Большевистская, 68);
заместитель главного врача
по медицинской части, Республиканская
психиатрическая больница (Россия,
Республика Мордовия, Лямбирский
район, п. Звездный)
Kiryukhina Svetlana Vladimirovna
Doctor of medical sciences, associate
professor, sub-department of nervouse
diseases and psychiatry, Ogarev Mordovia
State University (68 Bolshevistskaya street,
Saransk, Russia); deputy medical
superintendent for medical issues,
Republican mental hospital (Zvyozdny
village, Lyambirsky district, Rebublic
of Mordovia, Russia)
E-mail: krsv55@ mail.ru
Подсеваткин Вячеслав Григорьевич
доктор медицинских наук, профессор,
заведующий кафедрой нервных болезней
и психиатрии, Мордовский
государственный университет
им. Н. П. Огарева (Россия, г. Саранск,
ул. Большевистская, 68); заслуженный
врач РФ и Республики Мордовия,
главный врач, Республиканская
психиатрическая больница (Россия,
Республика Мордовия, Лямбирский
район, п. Звездный)
Podsevatkin Vyacheslav Grigor'evich
Doctor of medical sciences, professor, head
of sub-department of nervouse diseases
and psychiatry, Ogarev Mordovia State
University (68 Bolshevistskaya street,
Saransk, Russia); honoured practitioner
of the Russian Federation and the Republic
of Mordovia, medical superintendent,
Republican mental hospital (Zvyozdny
village, Lyambirsky district, Rebublic
of Mordovia, Russia)
E-mail: mrpb@ mail.ru
78
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
Моисеева Инесса Яковлевна
доктор медицинских наук, профессор,
заведующая кафедрой общей
и клинической фармакологии,
Медицинский институт, Пензенский
государственный университет
(г. Пенза, ул. Красная, 40)
Moiseeva Inessa Yakovlevna
Doctor of medical sciences, professor,
head of sub-department of general
and clinical pharmacology,
Medical Institute, Penza State University
(40 Krasnaya street, Penza, Russia)
E-mail: moiseeva_pharm@ mail.ru
УДК 616.891.2
Подсеваткина, C. В.
Изучение некоторых показателей гуморального иммунитета при
различных формах истерических расстройств / С. В. Подсеваткина,
Е. В. Говш, С. В. Кирюхина, В. Г. Подсеваткин, И. Я. Моисеева // Известия
высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. –
2013. – № 4 (28). – С. 70–79.
Medical sciences. Clinical medicine
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 615.27:616.89
В. Г. Подсеваткин, Н. В. Бочкарева,
С. В. Кирюхина, С. В. Подсеваткина, И. Я. Моисеева
ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ МЕКСИДОЛА,
ГИПЕРБАРИЧЕСКОЙ ОКСИГЕНАЦИИ И ТИМОГЕНА
В КОМПЛЕКСНОМ ЛЕЧЕНИИ ПАЦИЕНТОВ
С НЕВРОТИЧЕСКИМ РАЗВИТИЕМ ЛИЧНОСТИ
Аннотация. Цель работы: изучение терапевтической эффективности мексидола, гипербарической оксигенации и тимогена в комплексном лечении
больных с невротическим развитием личности. Материал и методы. В исследовании было включено 66 пациентов, из них 50 женщин, 16 мужчин.
Средний возраст пациентов составил 48,6 ± 10,5 года. Пациенты были распределены на две группы (n = 33). Пациентам первой группы назначалась
традиционная терапия: диазепам по 10 мг в сутки внутривенно струйно один
раз в день 20 дней, пароксетин в дозе 40 мг однократно утром в течение
30 дней. Пациентам второй группы базовая терапия дополнялась мексидолом, который вводили по 200 мг в сутки (4 мл 5 % раствора) внутривенно
капельно на 200 мл физиологического раствора натрия хлорида в течение
20 дней, с последующим переходом на таблетированную форму по 125 мг
три раза в сутки до 30 дней; тимогеном в виде 0,01 % раствора, вводимого
по 1 мл внутримышечно в течение десяти дней ежедневно и пяти дней через
день; сеансами гипербарической оксигенации, проводимыми в барокамерах
типа БЛКС-301 и 303 МК при длительности изопрессии 40 мин, избыточном
давлении 1,6 атмосферы, общим курсом 21 сеанс. Критериями эффективности для итоговой оценки результатов лечения являлись: редукция степени
выраженности психопатологических симптомов, восстановление работоспособности и социальной активности. Результаты. Хронический стресс обусловливает развитие затяжных форм невротических расстройств и приводит
к формированию невротического развития личности. При этом заболевании
на фоне традиционной терапии анксиолитиками и антидепрессантами такие
симптомы заболевания, как снижение побуждений, продуктивности в труде
и социальной активности, не только не купируются, но и усугубляются побочными действиями данной группы препаратов. Применение мексидола,
гипербарической оксигенации и тимогена в комбинации с пароксетином и
диазепамом способствует не только более эффективному купированию тревоги и ипохондрической фиксации при невротическом развитии личности,
но и быстрому восстановлению уровня побуждений, физической и умственной работоспособности, социальной адаптации. Выводы. Комбинированная
терапия мексидолом, гипербарической оксигенацией, диазепамом и пароксетином позволяла ускорить редукцию основных психопатологических симптомов невротического развития личности, уменьшить побочные эффекты
бензодиазепиновых анксиолитиков и антидепрессантов, повысить работоспособность больных и их качество жизни, что указывает на повышение эффективности и безопасности данной схемы лечения.
Ключевые слова: невротическое развитие личности, гипербарическая оксигенация, мексидол, тимоген.
80
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
V. G. Podsevatkin, N. V. Bochkareva,
S. V. Kiryukhina, S. V. Podsevatkina, I. Ya. Moiseeva
EXPERIENCE OF APPLICATION OF MEXIDOL,
HYPERBARIC OXYGENATION AND TIMOGEN
IN COMPLEX TREATMENT OF PATIENTS
WITH NEUROTIC DEVELOPMENT OF PERSONALITY
Abstract. Background. The article aims at studying the therapeutic efficacy of mexidol, timogen and hyperbaric oxygenation in complex treatment of patients with
neurotic personality development. Materials and methods. The study included 66
patients - 50 women, 16 men. The average age of the patients was 48,6 ± 10,5 years.
Patients were divided into two groups (n = 33). Patients Group № 1 was prescribed
conventional therapy: Diazepam 10mg per day for intravenous injection once a day
for 20 days, paroxetine 40mg once in the morning for 30 days. Patients Group № 2
base therapy was supplemented by mexidol which was injected by drip-feed 200 mg
per day (4 ml of 5 % solution) intravenously with 200 ml of physiological sodium
chloride solution for 20 days, followed by the transfer to the tablet form of 125 mg
3 times a day up to 30 days; 1 ml of timogen as 0.01 % solution was injected intramuscularly daily for 10 days and 5 days every second day; hyperbaric oxygenation
sessions conducted in BLKS-301 and 303 MK pressure chambers with isopression
period of 40 min, overpressure 1,6 atmospheres, general course of 21 sessions. Performance criteria for the final evaluation of the results of treatment were reduction
of the severity of psychiatric symptoms, health and social activity restoration. Results. Chronic stress causes the development of lingering forms of neurotic disorders
and leads to neurotic personality development. In case of such disease, against the
background of traditional therapy with anxiolytics and antidepressants the symptoms such as reduced motivation, productivity at work and social activities are not
even cut off, but the side effects by these drugs are aggravated. Application of mexidol, hyperbaric oxygenation and timogen in combination with paroxetine and diazepam not only promotes more effective relief of anxiety and neurotic hypochondriac
fixation with the development of the individual, but also the rapid recovery of the
level of motivation, physical and mental health, and social adaptation. Conclusions.
Combination therapy by mexidol, hyperbaric oxygenation, diazepam and paroxetine
allowed to accelerate the reduction of the basic psychological symptoms of neurotic
personality development, to reduce the side effects of benzodiazepine anxiolytics
and antidepressants, increase the efficiency of patients and their quality of life, indicating the efficiency and safety of this regimen.
Key words: neurotic personality development, hyperbaric oxygenation, mexidol,
timogen.
Введение
Значимость проблемы психогенно обусловленных состояний определяется в первую очередь их широкой распространенностью как среди психически больных, так и в общей популяции. По данным ряда авторов [1, 2],
в структуре пограничной психической патологии невротические расстройства
составляют от 12,9 до 69,9 %. Всемирная организация здравоохранения констатирует, что за последние 65 лет число больных неврозами возросло
в 24 раза [3]. Изучение психогенно обусловленных расстройств невротического регистра особо актуально для Республики Мордовия, так как первичная
заболеваемость невротическими расстройствами в Мордовии в 2012 г. была
Medical sciences. Clinical medicine
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
в 2,5 раза выше, чем в среднем по РФ (РМ – 233,1 на 100 тыс. населения;
РФ – 91,0). В структуре указанной психической патологии пограничного
уровня значительную долю занимают длительно сохраняющиеся расстройства, имеющие признаки затяжных либо хронических заболеваний со стационарным или рецидивирующим течением [4]. При длительном и неблагоприятном течении неврозов более пяти лет на фоне хронического стресса происходят изменения в клинической картине, стабилизация и развитие личностных изменений, потеря непосредственной связи невротических расстройств с
конкретной психогенией, присоединяется ранняя ипохондризация, частые декомпенсации, приводящие к формированию невротического развития личности [1, 5–7]. Ему свойственны частые повторные госпитализации, резистентность к традиционной терапии, что является неблагоприятным вариантом течения заболевания и обусловливает в ряде случаев инвалидизацию пациентов
[6, 8, 9].
Основная проблема при невротическом развитии личности – углубление ипохондрической фиксации, снижение работоспособности, что вызывает
значительную физическую и социальную несостоятельность пациентов и в
конечном итоге приводит к социальной и трудовой дезадаптации [5, 10]. Несмотря на успехи, достигнутые в последние десятилетия в области диагностики и лечения психических заболеваний, профилактика, лечение и реабилитация больных с невротическими расстройствами продолжают оставаться
важной проблемой медицины [11, 12].
Доминировавшие представления о неврозах как функциональных психогенных заболеваниях, при которых в мозговых структурах отсутствуют какие-то морфологические изменения, в последние годы подверглись существенному пересмотру. В патогенезе невротических расстройств основную
роль играет гипоксия тканей, активизация перекисного окисления липидов
(ПОЛ), нарушения иммунных и эндокринных взаимодействий. Работы ряда
авторов показали, что гипербарическая оксигенация в сочетании с антиоксидантами и иммуномодуляторами обладают выраженным стресс-протекторным действием, потенцирующим лечебные эффекты анксиолитиков и антидепрессантов [13–16]. Кроме того, при традиционной терапии неврозов только психофармакологическими средствами наблюдаются нежелательные эффекты, усугубляющие состояние больных [17, 18].
При этом, несмотря на общность патогенетических механизмов развития острых и затяжных форм невротических расстройств, при лечении невротического развития личности комплексные патогенетические подходы с использованием антиоксидантов, антигипоксантов, иммунокорректоров, как
правило, не применяются.
В связи с этим целью настоящего исследования явилось изучение терапевтической эффективности мексидола, гипербарической оксигенации и тимогена в комплексном лечении больных с различными вариантами невротического развития личности.
Материалы и методы исследования
Проведено простое, рандомизированное, сравнительное в параллельных группах исследование в отделении неврозов ГАУЗ Республики Мордовия «Республиканская психиатрическая больница» с информированного добровольного согласия пациентов согласно ст. 11 Закона РФ «О психиатриче-
82
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
ской помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и заключением ЛЭК
(№ 35 от 28.01.13).
Оценка психического состояния и социальной адаптации осуществлялась по шкале Авруцкого [2] при поступлении в стационар на 10-й, 20-й и
30-й день лечения.
Всего в исследование было включено 66 пациентов, из них 50 женщин,
16 мужчин. Средний возраст больных находился в пределах 48,6 ± 10,5 года.
Пациенты были разделены на две группы (по 33 человека). В первой группе
назначалась традиционная терапия: диазепам по 10 мг в сутки внутривенно
струйно один раз в день 20 дней, пароксетин в дозе 40 мг один раз в день в
течение 30 дней.
Второй группе пациентов базовая терапия дополнялась мексидолом по
200 мг в сутки (4 мл 5 % раствора) внутривенно капельно на 200 мл физиологического раствора натрия хлорида в течение 20 дней с последующим переходом на таблетированную форму по 125 мг три раза в сутки до 30 дней; сеансами гипербарической оксигенации (общим курсом 21 сеанс) в барокамерах типа БЛКС-301 и 303 МК при длительности изопрессии 40 мин, избыточном давлении 1,6 атмосферы, тимогеном 0,01 %, вводимым по 1 мл внутримышечно ежедневно в течение 10 дней, затем по 1 мл внутримышечно через
день в течение пяти дней. Критериями эффективности для итоговой оценки
результатов лечения являлись: редукция выраженности психопатологических
симптомов, восстановление работоспособности и социальной активности.
Критерии включения пациентов в исследование: установленный диагноз «невротическое развитие личности» в соответствии с МКБ-10 (F62.1) с
длительностью невротической симптоматики более пяти лет.
Критерии исключения из исследования: органические заболевания
ЦНС, вялотекущие формы шизофрении и другие расстройства шизофренического спектра, эндокринная патология, злокачественные новообразования,
клаустрофобия.
Статистическую обработку результатов проводили общепринятыми методами статистики с помощью стандартного пакета программ Statistics 6.0.
Определяли t-критерий Стьюдента для зависимых и независимых выборок
[19] на персональном компьютере Authentic AMD. Выявленные закономерности между группами и признаками были значимыми при вероятности
безошибочного прогноза р = 95 % и более.
Результаты исследования и их обсуждение
Оценка социально-демографических особенностей показала, что среди
исследуемых преобладали пациенты, не состоящие в браке (53,1 %). По уровню занятости в структуре данной категории больных преобладали неработающие (46,9 %) и инвалиды III группы (34,9 %) (табл. 1).
В зависимости от продолжительности заболевания преобладающее
число пациентов составили лица с длительностью невротических расстройств
от пяти до шести лет – 34,8 %, длительность заболевания от шести до восьми
лет встречалась в 24,2 % случаев, от восьми до 12 лет – в 25 % случаев, более
13 лет – в 15,2 % случаев (табл. 2).
Изначальной причиной, запускающей невроз, у большинства больных
(39,4 %) явилась проблема одиночества (табл. 3).
Medical sciences. Clinical medicine
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Таблица 1
Социально-демографические особенности больных
Количество
Изучаемый параметр
n = 66
Семейное положение
В браке
31
Не женат / не замужем
35
Уровень занятости
Работающий
12
Неработающий
31
Инвалид
23
Процент
46,9
53,1
18,2
46,9
34,9
Таблица 2
Распределение больных по длительности заболевания
Длительность заболевания
5–6 лет
6–8 лет
8–12 лет
Более 13 лет
n = 66
23
16
17
10
Процент
34,8
24,2
25,8
15,2
Таблица 3
Этиологический фактор невротического развития личности
Этиологический фактор
Частые соматогении
Изменение социального статуса,
низкий социально-экономический статус
Одиночество
Хроническая неблагоприятная обстановка в семье
n = 66
7
Процент
10,6
15
22,7
26
18
39,4
27,3
Среди других факторов невротического развития личности в 27,3 %
случаев отмечалась хроническая неблагоприятная обстановка в семье, в
22,7 % – ухудшение социально-экономического статуса, в 10,6 % – частые
обострения хронических соматических заболеваний. При этом у большей части пациентов данные этиологические факторы являлись не только причиной
начала заболевания, но в течение длительного времени сохранялись в их жизни, что привело к хронизации невротического процесса и переходу его в
невротическое развитие личности.
В структуре ведущего клинического синдрома при невротическом развитии личности преобладала депрессивно-ипохондрическая симптоматика –
45,5 % случаев, обсессивно-фобический синдром наблюдается в 30,3 % случаев, истерический синдром – в 24,2 % случаев (табл. 4).
Таблица 4
Ведущий клинический синдром невротического развития личности
Клинический синдром
Истерический синдром
Депрессивно-ипохондрический
Обсессивно-фобический
84
n = 66
16
30
20
Процент
24,2
45,5
30,3
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
При поступлении в стационар клиническая картина невротического
развития личности была представлена как продуктивной, так и негативной
симптоматикой. Продуктивные расстройства проявлялись тревогой, составившей по шкале Авруцкого – Зайцева 2,27 ± 0,72 балла, сенестопатиями с
интенсивностью расстройств 2,52 ± 0,51 балла. Негативная симптоматика
проявлялась чувством вялости интенсивностью 2,48 ± 0,44 балла, снижением
побуждений 1,70 ± 0,53 балла, физической истощаемостью 1,58 ± 0,44 балла,
умственной истощаемостью 1,86 ± 0,74 балла, низкой продуктивностью
в труде 2,12 ± 0,63 балла, низкой активностью в развлечениях 1,84 ± 0,48 балла, что обусловливало низкую социальную активность пациентов, высокую
степень дезадаптации – 1,98 ± 0,43 балла. По тяжести проявлений психопатологические расстройства первой и второй группы наблюдения при поступлении в стационар статистически значимо между собой не отличались.
На первом этапе работы изучены психопатологические симптомы
в группе пациентов, получающих традиционную психофармакотерапию
(табл. 5).
Таблица 5
Динамика клинических симптомов при невротическом развитии личности
на фоне традиционной терапии на разных сроках лечения, M ± m
Симптом
Тревога
Сенестопатии
Чувство вялости
Снижение побуждений
Истощаемость физическая,
чувство слабости
Истощаемость умственная
Снижение продуктивности
в труде, учебе, трудотерапии
Снижение активности
в развлечениях, культтерапии
Общая оценка адаптации
(степень социальной
дезадаптации)
Степень выраженности, баллы
Исходные 10-й день
20-й день
30-й день
2,27 ± 0,72 1,73 ± 0,52 1,0 ± 0,40* 0,18 ± 0,10*
2,52 ± 0,51 1,79 ± 0,53 1,03 ± 0,42* 0,64 ± 0,29*
2,48 ± 0,44 2,52 ± 0,42 2,61 ± 0,54 2,65 ± 0,46
1,70 ± 0,33 1,88 ± 0,50 2,14 ± 0,42 2,42 ± 0,26*
1,58 ± 0,44 1,76 ± 0,36
2,10 ± 0,28
2,46 ± 0,22*
1,86 ± 0,34 2,11 ± 0,32 2,38 ± 0,14* 2,44 ± 0,16*
2,12 ± 0,33 2,35 ± 0,33
2,48 ± 0,26
2,52 ± 0,03*
1,74 ± 0,36 1,92 ± 0,33
2,10 ± 0,32
2,19 ± 0,06*
1,98 ± 0,23 2,04 ± 0,20
2,12 ± 0,16
2,32 ± 0,11
Примечание. Различия статистически значимы относительно: * – р < 0,05
исходных значений.
При изучении психопатологических симптомов в первой группе пациентов снижение степени выраженности тревоги наблюдалось на 20-й день терапии (с 2,27 ± 0,72 до 1,0 ± 0,4 балла), и к 30 дню терапии значение данного
показателя снижалось до 0,18 ± 0,1 балла.
В группе больных, получающих комбинированную терапию, степень
выраженности симптома «тревога» к 20-му дню терапии снижалась с 2,31 ±
± 0,69 до 0,8 ± 0,38 балла и к 30-му дню терапии составляла 0,11 ± 0,09 балла,
при этом достоверных отличий в сравнении с первой группой пациентов не
наблюдалось (табл. 6).
Medical sciences. Clinical medicine
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Таблица 6
Динамика клинических симптомов при невротическом развитии личности
на фоне комбинированной терапии на разных сроках лечения, M ± m
Симптом
Тревога
Сенестопатии
Чувство вялости
Снижение побуждений
Истощаемость физическая,
чувство слабости
Истощаемость умственная
Снижение продуктивности
в труде, учебе,
трудотерапии
Снижение активности
в развлечениях,
культтерапии
Общая оценка адаптации
(степень социальной
дезадаптации)
Исходные
2,31 ± 0,69
2,49 ± 0,48
2,52 ± 0,32
1,75 ± 0,48
Степень выраженности, баллы
10-й день
20-й день
30-й день
1,69 ± 0,47 0,8 ± 0,38*
0,11 ± 0,09*
1,64 ± 0,48 0,86 ± 0,32* 0,42 ± 0,21*
2,02 ± 0,38 1,10 ± 0,24*# 0,35 ± 0,20*#
1,62 ± 0,51 1,06 ± 0,50# 0,50 ± 0,32*#
1,60 ± 0,39
1,46 ± 0,42
0,96 ± 0,36#
0,58 ± 0,24*#
1,92 ± 0,65
1,65 ± 0,53 1,34 ± 0,42*# 0,86 ± 0,37*#
2,32 ± 0,59
1,53 ± 0,47
1,12 ± 0,36#
0,32 ± 0,17*#
1,87 ± 0,54
1,48 ± 0,35
1,18 ± 0,28#
0,62 ± 0,17*#
2,01 ± 0,38
1,73 ± 0,33 1,11 ± 0,25*# 0,81 ± 0,18*#
Примечание. Различия статистически значимы относительно: * – р1 < 0,05
исходных значений; # – р2 < 0,05 пациентов, получавших «традиционную» психофармакотерапию в соответствующий день наблюдения.
Сенестопатии в первой группе больных начинали уменьшаться к 20-му
дню терапии с 2,52 ± 0,51 до 1,03 ± 0,42 балла, к 30-му дню терапии степень
выраженности данного симптома существенно снижалась до 0,64 ± 0,29.
Во второй группе больных к 20-му дню терапии выраженность сенестопатий
снижалась с 2,52 ± 0,51 до 0,86 ± 0,32 балла, а к 30-му дню терапии составляла 0,42 ± 0,21 балла. Подобная динамика указывает на то, что антидепрессант
и бензодиазепиновый транквилизатор, а также их комбинация с метаболической терапией хорошо купируют тревогу и сенестопатии при затяжных формах невротических расстройств.
Чувство вялости в первой группе больных, получающих традиционную
терапию, к 10-му дню терапии практически не менялось, а к 30-му дню терапии даже усиливалось с 2,48 ± 0,44 до 2,65 ± 0,46 балла. Во второй группе
больных выраженность симптома вялости снижалось к 20-му дню терапии с
2,52 ± 0,32 до 1,10 ± 0,24 балла, и к 30-му дню терапии наблюдалась выраженная положительная динамика – 0,35 ± 0,20 балла, при этом имелись статистически достоверные отличия от пациентов, получавших «традиционную»
психофармакотерапию в соответствующий день наблюдения.
Низкий уровень побуждений – характерный симптом хронических, затяжных невротических расстройств. В обеих группах он наблюдался у всех
пациентов, и выраженность его до лечения в группах достоверно не отличалась (1,70 ± 0,33 – 1,75 ± 0,48 балла соответственно). В первой группе обследуемых низкий уровень побуждений к 30-му дню терапии статистически достоверно отличался от исходных значений данного показателя, что клинически проявлялось прогрессированием снижения побуждений, нарастанием
86
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
безынициативности, пассивности с 1,70 ± 0,33 до 2,42 ± 0,26 балла. Во второй
группе больных уровень побуждений статистически достоверно увеличивался к 20-му дню терапии с 1,75 ± 0,48 до 1,06 ± 0,50 балла, и к 30-му дню состояние пациентов существенно улучшалось – показатель составлял
0,50 ± 0,32 балла.
Чувство слабости и физической истощаемости также является частым
клиническим проявлением невротического развития личности, выявляется
практически у всех пациентов с данной нозологией. Степень выраженности
данного симптома при поступлении в стационар составила 1,58 ± 0,44 балла.
В исследуемой группе пациентов, получающих традиционную терапию анксиолитиком и антидепрессантом, показатель физической истощаемости и
чувства слабости увеличивался на всем протяжении терапии, и к 30-му дню
составил 2,46 ± 0,22 балла. Во второй группе пациентов комбинация антидепрессанта, транквилизатора, мексидола, сеансов гипербарической оксигенации и тимогена позволяла существенно облегчить состояние больных и снизить физическую утомляемость и чувство слабости. Данный показатель
к 30-му дню составлял 0,58 ± 0,24 балла.
Умственная истощаемость также наблюдалась у всех пациентов с
невротическим развитием личности в исследуемых группах. До начала лечения данный симптом составлял 1,86 ± 0,34 балла, при этом степень выраженности умственной истощаемости увеличивалась в группе пациентов, получающих традиционную терапию, достигая к 20-му дню лечения 2,38 ± 0,14 балла, к 30-му дню терапии – 2,44 ± 0,16 балла. Положительно повлияла на умственную активность больных терапия антиоксидантами, гипербарической
оксигенацией и тимогеном. Во второй исследуемой группе к 20-му дню терапии данный показатель достоверно отличался от показателя первой группы
пациентов в соответствующий день наблюдения и составил 1,34 ± 0,42 балла,
что свидетельствует об улучшении мозгового метаболизма, синаптической
передачи, транспорта нейромедиаторов и кровоснабжения головного мозга на
фоне комбинированной терапии и согласуется с работами П. Б. Зотова и соавторов (2006), С. А. Царегородцевой и соавторов (2006) [20, 21]. К концу терапии данный симптом существенно редуцировался до 0,86 ± 0,37 балла.
Низкая продуктивность в труде – один из основных так называемых негативных симптомов невротического развития личности, который обусловливает
низкую работоспособность пациентов как в быту, так и в профессиональной
сфере. Данный показатель по шкале Авруцкого в исследуемых группах до
лечения составлял 2,12 ± 0,33 балла, при этом традиционная терапия антидепрессантом и транквилизатором усугубляла снижение продуктивности в труде за счет проявления седативного и миорелаксирующего компонентов – на
30-й день терапии показатель увеличивался до 2,52 ± 0,32 балла. Во второй
группе наблюдения низкая продуктивность в труде не прогрессировала,
а, напротив, пациенты на фоне лечения более активно включались в трудотерапию в отделении, что особенно было заметно к 30-му дню лечения: показатель низкой продуктивности в труде снижался до 0,32 ± 0,17 балла. Та же динамика прослеживается и при изучении активности в культтерапии: снижение активности в развлечениях сохранялось и несколько усугублялось в первой группе пациентов, получающих традиционную терапию, особенно
к 30-му дню терапии, с 1,74 ± 0,36 до 2,19 ± 0,06 балла.
Medical sciences. Clinical medicine
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Во второй группе пациентов активность в развлечениях и культтерапии
увеличивалась до 0,62 ± 0,17 балла. Низкий уровень социального функционирования, низкая адаптация пациентов с невротическим развитием личности
на производстве и в быту является важной медико-социальной проблемой.
Показатель социальной дезадаптации в исследуемой нами группе пациентов
до лечения составил 1,98 ± 0,23 балла. На фоне традиционной терапии его
восстановления не наблюдалось. В группе пациентов, получающих комбинированную терапию, показатель социальной адаптации существенно улучшался, и к 30-му дню лечения составлял 0,81 ± 0,18 балла.
Заключение
Анализ результатов проведенного исследования показал, что комбинированная терапия превосходит по клинической эффективности традиционные
методы лечения невротического развития личности, что свидетельствует о
комплексном воздействии на основные патогенетические звенья затяжных
форм неврозов – дисфункциональные расстройства иммунитета, тканевую
гипоксию, нейроэндокринные нарушения, вызываемые стресс-реакцией, и согласуется с работами, проведенными нами ранее [21]. Более быстрая и полная
редукция основных психопатологических симптомов в виде купирования
ипохондрической фиксации, психофизической астении, сенестопатий, активации мотивационно-волевой сферы и умственной работоспособности, повышения социальной активности, наблюдаемые у пациентов второй группы,
возможно, связаны с восстановлением антиоксидантных систем тканей организма, основных клеточных и гуморальных параметров гомеостаза. При этом
разработанная комбинация лекарственных препаратов является не только высокоэффективной, но и более безопасной, так как при ее использовании выявлено снижение степени выраженности нежелательных эффектов анксиолитиков и антидепрессантов. Повышение работоспособности и концентрации
внимания, отсутствие сонливости, вялости, психофизической утомляемости у
пациентов второй группы на фоне лечения позволяет использовать диазепам
и пароксетин в комплексе с мексидолом, тимогеном, гипербарической оксигенацией в более низких дозах.
Выводы
Таким образом, комбинированная терапия мексидолом, тимогеном, гипербарической оксигенацией, диазепамом и пароксетином не только купировала клинические «продуктивные» симптомы невротического развития личности, но и существенно уменьшала выраженность «негативной» симптоматики, повышала продуктивность в труде, показатель общей оценки адаптации, что позволяет рекомендовать разработанную комбинацию для лечения
затяжных форм невротических расстройств.
Список литературы
1. А л е к с а н д р о в с к и й , Ю . А . Причины психических болезней / Ю. А. Александровский // Психиатрия: национальное руководство / под ред. Т. Б. Дмитриевой,
В. Н. Краснова, Н. Г. Незнанова, В. Я. Семке, А. С. Тиганова. – М. : ГЭОТАРМедиа, 2009. – С. 24–41.
88
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
2. К у р п а то в, В. И . Неврозы в современном мире / В. И. Курпатов, С. А. Осипова //
Новые концепции и подходы к терапии : сб. тез. науч.-практ. конф. с международ. участием (Санкт-Петербург, 3–4 февраля 2011 г.) / под общ. ред. проф.
Н. Г. Незнанова, Б. Д. Карвасарского. – СПб. : С.-Петер. науч.-исследоват. психоневролог. ин-т им. В. М. Бехтерева, 2011. – 287 с.
3. П а в л ы к , Н . В. Характерологические факторы невротического развития личности / Н. В. Павлык // Вісник Національного технічного університету України
«Київський політехнічний інститут»: Філософія. Психологія. Педагогіка. – 2010. –
Вип. 2. – С. 118–123.
4. Д м и тр и е в а , Т. Б. Концепция реабилитации в пограничной психиатрии /
Т. Б. Дмитриева, В. А. Тихоненко // Психосоциальная реабилитация и качество
жизни : сб. науч. тр. – СПб. : С.-Петер. науч.-исследоват. психоневролог. ин-т
им. В. М. Бехтерева, 2001. – Т. 137. – С. 174–180.
5. А л е к с а н д р о в с к и й , Ю . А . Проблемы специфичности непсихотических психических расстройств: клинико-психопатологический и клинико-фармакологический анализ / Ю. А. Александровский // Российский психиатрический журнал. –
2008. – № 5. – С. 28–39.
6. А н то х и н , Е. Ю . Ранняя ипохондризация невротических расстройств как предиктор затяжного течения / Е. Ю. Антохин, В. К. Авеличев // Неврозы в современном мире. Новые концепции и подходы к терапии : сб. тез. науч.-практ. конф.
с международ. участием (Санкт-Петербург, 3–4 февраля 2011 г.) / под общ. ред.
проф. Н. Г. Незнанова, Б. Д. Карвасарского. – СПб. : С.-Петер. науч.-исследоват.
психоневролог. ин-т им. В. М. Бехтерева, 2011. – 287 с.
7. Д р о з д о в , А . А . Невротическое развитие личности. Полный справочник психотерапевта / А. А. Дроздов, М. В. Дроздова. – М. : Эксмо, 2007. – 704 с.
8. Ш м и л о в и ч , А . А . Клинические закономерности рецидивирующего и затяжного течения фобических расстройств / А. А. Шмилович // Журнал неврологии и
психиатрии им. С. С. Корсакова. – 1998. – Т. 98, № 5. – С. 26–28.
9. Б е л о г о р ц е в, Д . О . Клинико-биологические и психосоциальные факторы затяжного течения невротических расстройств : автореферат дис. ... канд. мед. наук /
Белогорцев Д. О. – СПб., 2011. – 23 с.
10. К а р в а с а р с к и й , Б. Д . Неврозы: руководство для врачей / Б. Д. Карвасарский. –
М. : Медицина, 1990. – 576 с.
11. К а р а в а е в а , Т. А . Влияние социально-экономических факторов на клиническую картину больных с невротическими расстройствами / Т. А. Караваева //
Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. – 2010. –
№ 1. – С. 71–74.
12. В а с и л ь е в а , А . В. Затяжные формы невротических расстройств и малопрогредиентные варианты шизофрении (дифференциально-диагностические аспекты) /
А. В. Васильева, А. М. Шлафер // Психиатрия и психофармакотерапия. Журнал
им. П. Б. Ганнушкина. – 2012. – № 2. – 80 с.
13. К и р ю х и н а , С . В. Экспериментально-клиническое обоснование патогенетической фармакологической коррекции обсессивно-фобических, конверсионных,
астенических расстройств : автореф. дис. ... д-ра мед. наук / Кирюхина С. В. –
Саранск. – 2010. – 40 с.
14. П о д с е в а тк и н, В. Г . Опыт применения мексидола в комплексной терапии
конверсионного расстройства / В. Г. Подсеваткин, С. В. Кирюхина, Д. С. Блинов,
С. В. Подсеваткина // Журнал неврологии и психиатрии. – 2009. – № 4. – С. 75–77.
15. Патогенетические механизмы развития стресс-обусловленных расстройств и возможности их фармакологической коррекции / В. Г. Подсеваткин, С. В. Кирюхина,
С. В. Подсеваткина, М. Е. Кирюхин, Н. В. Бочкарева, Н. В. Мироненко, С. Н. Горячева, Д. И. Кузьмин // Психическое здоровье. – № 2. – 2012. – С. 39–89.
Medical sciences. Clinical medicine
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
16. П о д с е в а тк и н, В. Г . Принципы терапевтической тактики стресс-обусловленных конверсионных, обсессивно-фобических, неврастенических расстройств
с учетом роли нейроиммунных и эндокринных механизмов в их формировании /
В. Г. Подсеваткин, С. В. Кирюхина // Психическое здоровье. – № 10. – 2010. –
С. 39–47.
17. С е р г е е в , И . И . Психофармакотерапия невротических расстройств / И. И. Сергеев // Психиатрия и психофармакотерапия. – 2003. – Т. 5, № 6. – С. 230–235.
18. А в е ди с о в а , А . С . Длительное применение бензодиазепиновых транквилизаторов: польза или вред? (обзор литературы) / А. С. Аведисова, Д. В. Ястребов //
Психиатрия и психофармакотерапия. Журнал им. П. Б. Ганнушкина. – 2010. –
Т. 12, № 1. – С. 17–24
19. З а к с , Л. Статистическое оценивание / Л. Закс. – М. : Статистика, 1976. – 598 с.
20. З о то в , П . Б. Депрессии в общемедицинской практике (клиника, диагностика,
лекарственная терапия) : метод. пособие для врачей / П. Б. Зотов, М. С. Уманский. –
2006. – 16 с.
21. Ц а р е г о р о д ц е в а , С . А . Мексидол в комплексной терапии посттравматических стрессовых расстройств / С. А. Царегородцева, М. Ю. Бондаренко,
Е. В. Вахранева, А. Л. Азин // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2006. – Прил. 1. – С. 148–152.
22. А в р у ц к и й , Г . Я . Стандартизированная регистрация клинических данных о
течении эндогенных психозов и невротических состояний под влиянием психофармакотерапии : метод. рекомендации / Г. Я. Авруцкий, С. Г. Зайцев ; под ред.
А. А. Портнова. – М., 1975. – 367 с.
References
1. Aleksandrovskiy Yu. A. Psikhiatriya: natsional'noe rukovodstvo [Psychiatry: national
guide]. Moscow: GEOTAR-Media, 2009, pp. 24–41.
2. Kurpatov V. I., Osipova S. A. Novye kontseptsii i podkhody k terapii: sb. tez. nauch.prakt. konf. s mezhdunarod. uchastiem (Sankt-Peterburg, 3–4 fevralya 2011 g.) [New
concepts and approaches to therapy: collected theses of the scientific and practical conferece with international participation (Saint-Petersburg, 3-4 February 2011)]. Saint Petersburg: S.-Peter. nauch.-issledovat. psikho-nevrolog. in-t im. V. M. Bekhtereva, 2011,
287 p.
3. Pavlyk N. V. Vіsnik Natsіonal'nogo tekhnіchnogo unіversitetu Ukraїni «Kiїvs'kiy
polіtekhnіchniy іnstitut»: Fіlosofіya. Psikhologіya. Pedagogіka [Bulletin of National
Technical University of Ukraine “Kiev Polytechnic Institute”]. 2010, vol. 2, pp. 118–
123.
4. Dmitrieva T. B., Tikhonenko V. A. Psikhosotsial'naya reabilitatsiya i kachestvo zhizni:
sb. nauch. tr. [Psychosocial rehabilitation and life quality: collected papers]. Saint Petersburg: S.-Peter. nauch.-issledovat. psikhonevrolog. in-t im. V. M. Bekhtereva, 2001,
vol. 137, pp. 174–180.
5. Aleksandrovskiy Yu. A. Rossiyskiy psikhiatricheskiy zhurnal [Rusian psychiatric journal]. 2008, no. 5, pp. 28–39.
6. Antokhin E. Yu., Avelichev V. K. Nevrozy v sovremennom mire. Novye kontseptsii i
podkhody k terapii: sb. tez. nauch.-prakt. konf. s mezhdunarod. uchastiem (SanktPeterburg, 3–4 fevralya 2011 g.) [Neuroses in modern world. New concepts and approaches to therapy: collected theses of the scientific and practical conference with international participation (Saint-Petersburg, 3-4 February 2011)]. Saint Petersburg:
S.-Peter. nauch.-issledovat. psikhonevrolog. in-t im. V. M. Bekhtereva, 2011, 287 p.
7. Drozdov A. A., Drozdova M. V. Nevroticheskoe razvitie lichnosti. Polnyy spravochnik
psikhoterapevta [Neurotic personality development. Psychotherapist’s complete reference book ]. Moscow: Eksmo, 2007, 704 p.
90
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
8. Shmilovich A. A. Zhurnal nevrologii i psikhiatrii im. S. S. Korsakova [Journal of neurology and psychiatry named after S.S. Korsakov]. 1998, vol. 98, no. 5, pp. 26–28.
9. Belogortsev D. O. Kliniko-biologicheskie i psikhosotsial'nye faktory zatyazhnogo techeniya nevroticheskikh rasstroystv: avtoreferat dis. kand. med. nauk [Clinical-biological
and psychosocial factors of prolonged course of neurotic disorders: author’s abstract of
dissertation to apply for the degree of the candidate of medical sciences]. Saint Petersburg, 2011, 23 p.
10. Karvasarskiy B. D. Nevrozy: rukovodstvo dlya vrachey [Neuroses: guide for practitioners]. Moscow: Meditsina, 1990, 576 p.
11. Karavaeva T. A. Obozrenie psikhiatrii i meditsinskoy psikhologii im. V. M. Bekhtereva
[Review of psychiatry and medical psychology named after V.M. Bekhterev]. 2010, no.
1, pp. 71–74.
12. Vasil'eva A. V., Shlafer A. M. Psikhiatriya i psikhofarmakoterapiya. Zhurnal im. P. B.
Gannushkina [Psychiatry and psychopharmacotherapy. Journal named after P.B. Gannushkin]. 2012, no. 2, 80 p.
13. Kiryukhina S. V. Eksperimental'no-klinicheskoe obosnovanie patogeneticheskoy
farmakologicheskoy korrektsii obsessivno-fobicheskikh, konversionnykh, astenicheskikh
rasstroystv: avtoref. dis. d-ra med. nauk [Experimental clinical substantiation of pathogenetic pharmacological correction of obsessive-phobic, conversion and asthenic disorders: author’s abstract of dissertation to apply for the degree of the doctor of medical
sciences]. Saransk, 2010, 40 p.
14. Podsevatkin V. G., Kiryukhina S. V., Blinov D. S., Podsevatkina S. V. Zhurnal
nevrologii i psikhiatrii [Journal of neurology and psychiatry]. 2009, no. 4, pp. 75–77.
15. Podsevatkin V. G., Kiryukhina S. V., Podsevatkina S. V., Kiryukhin M. E., Bochkareva
N. V., Mironenko N. V., Goryacheva S. N., Kuz'min D. I. Psikhicheskoe zdorov'e
[Mental health]. 2012, no. 2, pp. 39–89.
16. Podsevatkin V. G., Kiryukhina S. V. Psikhicheskoe zdorov'e [Mental health]. 2010,
no. 10, pp. 39–47.
17. Sergeev I. I. Psikhiatriya i psikhofarmakoterapiya [Psychiatry and psychopharmacotherapy]. 2003, vol. 5, no. 6, pp. 230–235.
18. Avedisova A. S., Yastrebov D. V. Psikhiatriya i psikhofarmakoterapiya. Zhurnal im. P.
B. Gannushkina [Psychiatry and psychopharmacotherapy. Journal named after P.B.
Gannushkin]. 2010, vol. 12, no. 1, pp. 17–24.
19. Zaks L. Statisticheskoe otsenivanie [Statistic evaluation]. Moscow: Statistika, 1976,
598 p.
20. Zotov P. B., Umanskiy M. S. Depressii v obshchemeditsinskoy praktike (klinika, diagnostika, lekarstvennaya terapiya): metod. posobie dlya vrachey [Depressions in general
medical practice (clinic history, diagnostics, drug treatment): tutorial for practitioners].
2006, 16 p.
21. Tsaregorodtseva S. A, Bondarenko M. Yu., Vakhraneva E. V., Azin A. L. Byulleten'
eksperimental'noy biologii i meditsiny [Bulletin of experimental biology and medicine].
2006, app. 1, pp. 148–152.
22. Avrutskiy G. Ya., Zaytsev S. G. Standartizirovannaya registratsiya klinicheskikh
dannykh o techenii endogennykh psikhozov i nevroticheskikh sostoyaniy pod vliyaniem
psikho-farmakoterapii: metod. rekomendatsii [Standardized registration of clinic data
on the course of endogenous psychoses and neuroticneuroticisms under the effect of
psychopharmacotherapy: recommended practice]. Moscow, 1975, 367 p.
Medical sciences. Clinical medicine
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Подсеваткин Вячеслав Григорьевич
доктор медицинских наук, профессор,
заведующий кафедрой нервных болезней
и психиатрии, Мордовский
государственный университет
им. Н. П. Огарева (Россия, г. Саранск,
ул. Большевистская, 68); заслуженный
врач РФ и Республики Мордовия,
главный врач, Республиканская
психиатрическая больница (Россия,
Республика Мордовия, Лямбирский
район, п. Звездный)
Podsevatkin Vyacheslav Grigor'evich
Doctor of medical sciences, professor, head
of sub-department of nervouse diseases
and psychiatry, Ogarev Mordovia State
University (68 Bolshevistskaya street,
Saransk, Russia); honoured practitioner
of the Russian Federation and the Republic
of Mordovia, medical superintendent,
Republican mental hospital (Zvyozdny
village, Lyambirsky district, Rebublic
of Mordovia, Russia)
E-mail: mrpb@ mail.ru
Бочкарева Наталья Владимировна
ассистент, кафедра нервных болезней
и психиатрии, Мордовский
государственный университет
им. Н. П. Огарева (Россия, г. Саранск,
ул. Большевистская, 68); заведующая
психотерапевтическим отделением,
Республиканская психиатрическая
больница (Россия, Республика Мордовия,
Лямбирский район, п. Звездный)
Bochkareva Natal'ya Vladimirovna
Assistant, sub-department of nervouse
diseases and psychiatry, Ogarev Mordovia
State University (68 Bolshevistskaya street,
Saransk, Russia); head of psychotherapy
unit, Republican mental hospital (Zvyozdny
village, Lyambirsky district, Rebublic
of Mordovia, Russia)
E-mail: bochkareva1975@yandex.ru
Кирюхина Светлана Владимировна
доктор медицинских наук, доцент,
кафедра нервных болезней и психиатрии,
Мордовский государственный
университет им. Н. П. Огарева (Россия,
г. Саранск, ул. Большевистская, 68);
заместитель главного врача
по медицинской части, Республиканская
психиатрическая больница (Россия,
Республика Мордовия, Лямбирский
район, п. Звездный)
Kiryukhina Svetlana Vladimirovna
Doctor of medical sciences, associate
professor, sub-department of nervouse
diseases and psychiatry, Ogarev Mordovia
State University (68 Bolshevistskaya street,
Saransk, Russia); deputy medical
superintendent for medical issues,
Republican mental hospital (Zvyozdny
village, Lyambirsky district, Rebublic
of Mordovia, Russia)
E-mail: krsv55@ mail.ru
Подсеваткина Светлана Вячеславовна
кандидат медицинских наук, старший
преподаватель, кафедра нервных
болезней и психиатрии, Мордовский
государственный университет
им. Н. П. Огарева (Россия, г. Саранск,
ул. Большевистская, 68); заведующая
отделением реанимации и интенсивной
терапии, Республиканская психиатрическая
больница (Россия, Республика Мордовия,
Лямбирский район, п. Звездный)
Podsevatkina Svetlana Vyacheslavovna
Candidate of medical sciences, senior
lecturer, sub-department of nervouse
diseases and psychiatry, Ogarev Mordovia
State University (68 Bolshevistskaya street,
Saransk, Russia); head of reanimation
and intensive therapy unit, Republican
mental hospital (Zvyozdny village,
Lyambirsky district, Rebublic of Mordovia,
Russia)
E-mail: mrpb@ mail.ru
92
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
Моисеева Инесса Яковлевна
доктор медицинских наук, профессор,
заведующая кафедрой общей
и клинической фармакологии,
Медицинский институт, Пензенский
государственный университет
(г. Пенза, ул. Красная, 40)
Moiseeva Inessa Yakovlevna
Doctor of medical sciences, professor,
head of sub-department of general
and clinical pharmacology,
Medical Institute, Penza State University
(40 Krasnaya street, Penza, Russia)
E-mail: moiseeva_pharm@ mail.ru
УДК 615.27:616.89
Подсеваткин, В. Г.
Опыт применения мексидола, гипербарической оксигенации и тимогена в комплексном лечении пациентов с невротическим развитием
личности / В. Г. Подсеваткин, Н. В. Бочкарева, С. В. Кирюхина, С. В. Подсеваткина, И. Я. Моисеева // Известия высших учебных заведений. Поволжский
регион. Медицинские науки. – 2013. – № 4 (28). – С. 80–93.
Medical sciences. Clinical medicine
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616.12-008.313-85
Ф. К. Рахматуллов, Е. Г. Зиновьева,
Ю. Н. Грачева, А. М. Бибарсова
ЭФФЕКТИВНОСТЬ КОМБИНАЦИИ БИСОПРОЛОЛА
С ЭУТИРОКСОМ И РОЗУВАСТАТИНОМ В ТЕРАПИИ
ФИБРИЛЛЯЦИИ ПРЕДСЕРДИЙ НА ФОНЕ
ГИПОТИРЕОЗА И ДИСЛИПИДЕМИИ
Аннотация. Цель исследования: изучить эффективность комбинации бисопролола с эутироксом и розувастатином в терапии фибрилляции предсердий при
сочетании стенокардии напряжения с субклиническим гипотиреозом и дислипидемией. Методы исследования. В работе использованы следующие методы
исследования: эхокардиография, ультразвуковое исследование щитовидной
железы, холтеровское мониторирование электрокардиограммы, определение
уровня тиреоидных гормонов и липидного спектра крови. Результаты работы. Проводилось изучение влияния комбинации бисопролола с эутироксом и
розувастатином на объем и функцию щитовидной железы, гемодинамические
и электрофизиологические показатели сердца, количество и длительность пароксизмов фибрилляции предсердий при сочетании стенокардии напряжения с
субклиническим гипотиреозом и дислипидемией. Выводы. Полученные результаты свидетельствуют о перспективности применения комбинации бисопролола с эутироксом и розувастатином при лечении пациентов с пароксизмальной формой фибрилляции предсердий на фоне сочетания стенокардии
напряжения с субклиническим гипотиреозом и дислипидемией.
Ключевые слова: фибрилляция предсердий, гипотиреоз, дислипидемия, эутирокс, розувастатин, бисопролол.
F. K. Rakhmatullov, E. G. Zinov'eva,
Yu. N. Gracheva, A. M. Bibarsova
EFFICACY OF BISOPROLOL-EUTHYROX-ROSUVASTATIN
COMBINATION IN ATRIAL FIBRILLATION
AGAINST THE BACKGROUND OF HYPOTHYROIDISM
AND DYSLIPIDEMIA
Abstract. Background. The article aims at analyzing the efficacy of BisoprololEuthyrox-Rosuvastatin combination in treating atrial fibrillation when exertional
angina is combined with subclinical hypothyroidism and dyslipidemia. Materials
and methods. The study involved the following methods: echocardiography, thyroid
ultrasound, Holter monitoring, assessment of thyroid hormone level and blood lipid
spectrum. Results. The authors analyzed the way Bisoprolol-Euthyrox-Rosuvastatin
combination influences thyroid volume and function, cardiac hemodynamic/electrophysiological parameters, the number and duration of paroxysmal atrial fibrillation episodes when exertional angina is combined with subclinical hypothyroidism and dyslipidemia. Conclusions. The research findings suggest that Bisoprolol-Euthyrox-Rosuvastatin combination is a promising option to treat patients with
paroxysmal AF when exertional angina is combined with subclinical hypothyroidism and dyslipidemia.
Key words: atrial fibrillation, hypothyroidism, dyslipidemia, Euthyrox, Rosuvastatin, Bisoprolol.
94
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
Введение
В последние годы повысился интерес к проблеме лечения фибрилляции
предсердий (ФП) неаритмическими препаратами. Накопленные данные достаточно противоречивы и пока не позволяют сформулировать окончательные заключения об отдельных классах лекарственных средств [1, 2].
Как было установлено в предыдущих исследованиях, на фоне комбинированного применения бисопролола с эутироксом у больных с пароксизмами
ФП на фоне стенокардии напряжения, субклинического гипотиреоза и дислипидемии происходит уменьшение объема щитовидной железы, уменьшение
уровня тиреотропного гормона (ТТГ), увеличение уровня Т3 и Т4, уменьшение частоты и продолжительности аритмии. Однако комбинация бисопролола
с эутироксом не оказывает влияние на липидный спектр, систолическую
функцию левого желудочка, течение стенокардии напряжения [3].
Между тем известно, что статины посредством ограничения развития и
прогрессирования ишемической болезни сердца (ИБС), а также благодаря их
плейотропным эффектам обладают антиаритмическим эффектом [4, 5].
С учетом изложенного, комбинированное применение бисопролола,
эутирокса и статинов для противорецидивной терапии ФП при сочетании
стенокардии напряжения с субклиническим гипотиреозом и дислипидемией
представляется весьма перспективным.
Цель исследования – изучить эффективность комбинации бисопролола
с эутироксом и розувастатином в терапии фибрилляции предсердий при сочетании стенокардии напряжения с субклиническим гипотиреозом и дислипидемией.
Материал и методы исследования
В исследование включены 30 пациентов (14 мужчин и 16 женщин) в
возрасте от 36 до 58 лет (54,2 ± 3,6 года) с частыми пароксизмами ФП на фоне
стенокардии напряжения, субклинического гипотиреоза и дислипидемии.
В качестве инструментальных методов исследования использовали: чреспищеводное электрофизиологическое исследование (ЧПЭФИ) сердца, эхокардиографию (ЭхоКГ), УЗИ щитовидной железы, определение уровня тиреоидных
гормонов и липидного спектра крови и холтеровское мониторирование ЭКГ
(ХМЭКГ). Степень коронарного резерва оценивали во время ЧПЭФИ сердца.
Ультразвуковое исследование щитовидной железы проводили с помощью ультразвукового сканера «Aloka» (Япония), снабженного линейным датчиком 7 МГц. Измерения проводились в продольной и поперечной плоскости
для правой и левой доли. Объем щитовидной железы рассчитывался по формуле [(шп × дп × тп)] + [(шл × дл × тл)] × 0,479 = объем, где шп, дп, тп, шл,
дл, тл – соответственно ширина, длина и толщина правой и левой долей щитовидной железы; 0,479 – коэффициент поправки на эллипсоидность.
Определение базального уровня ТТГ, трийодтиронина (Т3), тироксина
(Т4) в сыворотке венозной крови проводилось на анализаторе Multiscan (Labsystems, Финляндия) иммуноферментным методом с использованием
стандартных тест-систем. Границы нормы для базального уровня ТТГ
сыворотки составили 0,23–3,4 мкМЕд/л, Т4общ – 54–156 нмоль/л, Т4свободный –
10–23 пмоль/л, Т3общ – 1,0–2,8 нмоль/л, Т3свободный – 2,7–7,5 пмоль/л [6].
Диагноз субклинического гипотиреоза верифицирован по результатам
гормонального исследования щитовидной железы [6].
Medical sciences. Clinical medicine
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Эхокардиографию осуществляли по общепринятой методике [7] на аппарате «Simens Acusoon X 300» при синусовом ритме. Определяли индексы
конечного систолического и конечного диастолического объемов (иКСО,
иКДО), ударный индекс (УИ), фракцию выброса (ФВ), передне-задний размер левого предсердия (ЛП), толщину задней стенки левого желудочка
(ЗСЛЖ), толщину межжелудочковой перегородки (МЖП), индекс массы
миокарда левого желудочка (ИММЛЖ). Для оценки диастолической функции
левого желудочка рассчитывали следующие показатели трансмитрального
кровотока: максимальную скорость раннего диастолического наполнения (Е),
максимальную скорость наполнения левого желудочка во время систолы
предсердий (А), отношение этих скоростей Е/А [7].
Всем пациентам отменяли антиаритмические средства (ААС), и исследование проводили только по истечении не менее пяти периодов полувыведения препарата. В случае развития пароксизма ФП купирование аритмии
проводилось пероральным приемом прокаинамида (ФГУП «Мосхимфармпрепараты», Россия) или пропафенона (пропанорм, PRO.VTD.CS Praha).
Заместительная терапия субклинического гипотиреоза (СГ) эутироксом
проста и безопасна. Однако в ряде ситуаций при лечении СГ возникают некоторые проблемы у лиц с кардиальной патологией и старше 65 лет.
Механизм действия тиреоидных гормонов заключается в том, что, с одной стороны, ТГ увеличивают ЧСС и сердечный выброс, в итоге увеличивается потребность миокарда в кислороде, с другой стороны, повышенная сократимость миокарда снижает КДО и системное сосудистое сопротивление, в
результате чего происходит уменьшение потребности миокарда в кислороде.
В настоящее время отсутствуют какие-либо работы, построенные на
принципах доказательной медицины, которые бы изучали принципы заместительной терапии СГ на фоне стенокардии напряжения и ФП.
Заместительную терапию СГ эутироксом мы начинали с минимальных
доз от 6,25 до 12,5 мкг/сут. с постепенным повышением ее до эффективной
под контролем ТТГ. Дозу эутирокса увеличивали на 12,5 мкг каждые
четыре–шесть недель. Переносимая доза эутирокса 48,6 ± 12,3 мкг достигнута через два–пять месяцев (2,5 ± 0,4 месяца). После достижения переносимой
дозы эутирокса к проводимой терапии добавляли бисопролол в суточной дозировке 4,8 ± 0,3 мг. Через шесть месяцев оценивали гемодинамические и
электрофизиологические показатели (ЭФ-показатели) сердца, липидный профиль, количество и длительность пароксизмов ФП. Далее к проводимой терапии добавляли розувастатин 5–20 мг/сут. Через один месяц комбинированной
терапии бисопрололом (2,5–5 мг/сут.), эутироксом (25–50 мкг/сут.) и розувастатином (5–20 мг/сут.) протокол исследования повторяли.
Статистическую обработку результатов исследования проводили на
персональном компьютере с помощью пакета программ Statistica for Windows
фирмы Stat – Soft Inc с использованием параметрических и непараметрических критериев.
Результаты и обсуждение
В табл. 1 представлен объем щитовидной железы, уровень тиреоидных
гормонов, гемодинамические и ЭФ-показатели сердца, количество и длитель-
96
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
ность пароксизмов ФП до лечения и через шесть-семь месяцев комбинированной терапии бисопролола с эутироксом и бисопролола с эутироксом и розувастатином на фоне сочетания стенокардии с субклиническим гипотиреозом.
Таблица 1
Влияние комбинации бисопролола с эутироксом и бисопролола
с эутироксом и розувастатином на объем и функцию щитовидной
железы, гемодинамические и электрофизиологические показатели сердца,
количество и длительность пароксизмов фибрилляции предсердий (M ± m)
Показатели
Объем щитовидной
железы у женщин, мл
Объем щитовидной
железы у мужчин, мл
ТТГ, мМЕ/л
Т3, нг/мл
Т4, нМ/л
ЛП, мм
МЖП, мм
ЗСЛЖ, мм
ИММЛЖ, г/м2
КДО, мм
КСО, мм
ФВ, %
Е, см/с
А, см/с
Е/А
IVRT, мс
DT, мс
КВВФСУ, мс
ЭРПАВ, мс
Точка Венкебаха,
имп/мин
ЭРПЛП, мс
Количество
ПФП за год
Длительность ПФП, ч
Новокаинамид, г
Ритмонорм, мг
Эутирокс, мкг
2
Бисопролол +
Эутирокс +
Розувастатин
(n = 30)
3
1–2
2–3
18,7 ± 1,2
14,5 ± 1,42
14,1 ± 1,35
<0,05
>0,05
27,3 ± 1,45
19,5 ± 1,32
19,2 ± 1,58
<0,001
>0,05
8,38 ± 0,52
0,96 ± 0,03
71,4 ± 4,02
38,2 ± 1,43
11,8 ± 0,92
12,4 ± 1,15
99,6 ± 10,5
148,2 ± 5,8
66,8 ± 2,5
55,8 ± 3,5
121,3 ± 2,0
73,1 ± 1,4
0,82 ± 0,08
90,3 ± 5,1
219,4 ± 5,4
358,6 ± 19,7
346,5 ± 7,8
1,94 ± 0,57
1,75 ± 0,042
95,8 ± 4,21
35,8 ± 1,27
10,8 ± 0,82
11,42 ± 1,1
94,3 ± 9,7
145,6 ± 5,1
64,2 ± 2,7
54,7 ± 3,1
131,6 ± 3,4
77,5 ± 1,7
1,2 ± 0,03
73,5 ± 5,3
203,3 ± 5,7
418,2 ± 17,6
368,4 ± 6,7
2,01 ± 0,64
1,85 ± 0,047
96,8 ± 3,45
31,5 ± 1,38
10,6 ± 0,84
11,6 ± 0,92
95,4 ± 9,8
142,6 ± 6,7
63,3 ± 2,8
63,9 ± 3,6
138,8 ± 3,9
77,6 ± 2,0
1,31 ± 0,052
68,4 ± 5,8
202,8 ± 7,3
417,1 ± 18,7
373,5 ± 7,4
<0,001
<0,001
<0,001
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
<0,02
<0,05
<0,001
<0,05
<0,05
<0,05
<0,05
>0,05
>0,05
>0,05
<0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
>0,05
158,3 ± 4,6
143,2 ± 4,8
141,6 ± 5,2
<0,01
>0,05
224,6 ± 4,7
239,1 ± 4,5
251,8 ± 4,3
<0,05
<0,05
42,7 ± 3,8
11,9 ± 3,2
3,4 ± 1,08
<0,001
<0,05
2,5 ± 0,3
3,5 ± 0,62
380,2 ± 10,4
0,7 ± 0,09
0,76 ± 0,05
320,5 ± 8,4
47,4 ± 14,4
0,4 ± 0,06
0,64 ± 0,02
165,1 ± 8,6
47,4 ± 14,4
<0,001 <0,01
<0,001 <0,05
<0,001 <0,001
Исход
(n = 30)
Бисопролол +
Эутирокс
(n = 30)
1
p
Примечание: КВВФСУ – коррегированное время восстановления функций
синусового узла; ЭРПАВ – эффективный рефрактерный период атриовентрикулярного соединения; ЭРПЛП – эффективный рефрактерный период левого предсердия.
Из табл. 1 видно, что в результате комбинированного применения
бисопролола с эутироксом у больных с пароксизмами ФП на фоне сочетания
Medical sciences. Clinical medicine
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
стенокардии напряжения с субклиническим гипотиреозом и дислипидемией
происходит уменьшение объема щитовидной железы (у женщин на 22,5 %,
p < 0,05; у мужчин на 28,6 %, p < 0,001), уменьшение уровня ТТГ (76,9 %,
p < 0,001), увеличение уровня Т3 (82,3 %, p < 0,001) и Т4 (34,2 %, p < 0,001),
увеличение Е/А (46,3 %, p < 0,001), уменьшение IVRT (18,6 %, p < 0,05),
уменьшение DT (7,3 %, p < 0,05), снижение количества пароксизмов ФП за
год (72,1 %, p < 0,001), уменьшение длительности аритмий (72,0 %,
p < 0,001), уменьшение перорально купирующей дозы новокаинамида с 3,5 ±
± 0,62 до 0,76 ± 0,05 г (78,3 %, p < 0,001) и ритмонорма с 380,2 ± 10,4
до 320,5 ± 8,4 мг (15,7 %, p < 0,001).
Совершенно очевидно, что восстановление объема и функций щитовидной железы создает благоприятные гемодинамические и электрофизиологические условия для урежения пароксизмов ФП. Однако комбинация бисопролола с эутироксом не оказывает влияние на липидный спектр и течение
стенокардии напряжения.
Согласно протоколу исследования через пять-шесть месяцев комбинированной терапии бисопролола с эутироксом к проводимой терапии добавляли розувастатин 5–20 мг в сутки (12,4 ± 1,8 мг в сутки).
Как видно из табл. 1, через один месяц комбинированной терапии
бисопрололом, эутироксом и розувастатином объем щитовидной железы и
уровень тиреоидных гормонов, систолическая и диастолическая функции левого желудочка, ЭФ-показатели сердца практически не изменялись. В то же
время выявлено уменьшение передне-заднего размера ЛП (12,0 %, p < 0,05),
увеличение ЭРПЛП (5,3 %, p < 0,05), уменьшение количества пароксизмов
ФП за год (71,4 %, p < 0,05), длительности пароксизмов ФП (42,9 %, p < 0,01),
перорально купирующей дозы новокаинамида (15,8 %, p < 0,05) и ритмонорма (48,5 %, p < 0,001).
Таким образом, проведенное исследование показало влияние розувастатина на передне-задний размер ЛП и ЭФ-показатели у пациентов с пароксизмами ФП. Видимо, препарат, уменьшая передне-задний размер ЛП и увеличивая ЭРПЛП, сглаживает дисперсию рефрактерности предсердий и тем
самым влияет на аритмогенный субстрат, играющий роль в поддержании ФП,
и, как следствие, приводит к снижению частоты развития пароксизмов ФП,
уменьшает время купирования ФП новокаинамидом и ритмонормом.
На сегодняшний день не вызывает сомнения тот факт, что использование антиаритмической терапии имеет ограниченную эффективность и сопряжено со значительным риском возникновения проаритмических и органотоксических эффектов. Эти ограничения в применении ААС послужили
толчком к разработке новых специфических терапевтических стратегий. Одна
из них – возможность подавления ФП с помощью препаратов, не относящихся к ААС, так называемая «umstream» терапия. Под этим термином понимают
лечебную тактику, целью которой является лечение основного заболевания,
приводящего к ФП путем дезорганизации гемодинамики или развитию предсердной патологии (ингибиторы АПФ, блокаторы рецепторов ангиотензин II,
ингибиторы HMG CoA редуктазы и ω-3-ПНЖК) [4, 5, 8, 9].
Представляется достаточно перспективным использование розувастатина для профилактики возникновения ФП. Несмотря на большое количество
выдвинутых гипотез, механизмы этого действия остаются до конца не изученными [10]. Предполагается, что статины косвенным образом оказывают
98
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
антиаритмическое действие за счет ингибирования внутриклеточного синтеза
мевалоновой кислоты и увеличения синтеза оксида азота эндотелиальными
клетками, в результате чего достигается антиишемический и антиангинальный эффект, снижение аритмогенной готовности миокарда [11]. Кроме того,
увеличивается стабильность функционального состояния эндотелия и уменьшается его чувствительность к воздействию эндогенных вазоконстрикторов,
обладающих потенциальным проаритмическим эффектом. При этом статины
обладают прямым мембраностабилизирующим действием, препятствуя повышению внутриклеточного содержания кальция на фоне гипоксии и апоптозу кардиомиоцитов [12]. Этот эффект обусловлен ингибированием Na/Ca обменного механизма сарколеммы, гиперполяризацией мембраны, увеличением
потенциала покоя, повышением порогового уровня деполяризации и удлинением рефрактерного периода кардиомиоцитов [13]. Учитывая положительное
влияние статинов на воспаление, а также гипертрофию и фиброз кардиомиоцитов, достигается дополнительное кардиопротективное действие, предотвращение образования зон с нарушенным проведением электрического импульса, процессов электрофизиологического и анатомического ремоделирования миокарда [14].
С другой стороны, поступающие сведения о наличии у статинов аритмогенной активности [15], как и у самих антиаритмических препаратов, могут свидетельствовать о непосредственном их воздействии на ионные каналы
клеточной мембраны. Вопрос о том, каким образом – прямо или косвенно –
статины оказывают антиаритмическое действие, остается открытым и требует
дальнейшего изучения с последующей оценкой.
В проведенном исследовании назначение розувастатина приводило к
характерным изменениям, определяющим электрофизиологическое ремоделирование. Кроме того, назначение препаратов розувастатина привело к достоверному уменьшению количества эпизодов ФП, более быстрому купированию их на фоне пропанорма и новокаинамида. Стратегия «таблетки в кармане» значимо снизила количество обращений за медицинской помощью, что
способствовало улучшению психологического статуса больных.
Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о перспективности применения комбинации бисопролола с эутироксом и розувастатином при лечении пациентов с пароксизмальной формой ФП на фоне сочетания стенокардии напряжения с субклиническим гипотиреозом и дислипидемией. Данное исследование также подтвердило возможность использования
стратегии «таблетки в кармане» с использованием пропанорма и новокаинамида для амбулаторного купирования пароксизмов ФП на фоне сочетания
стенокардии напряжения с субклиническим гипотиреозом.
Список литературы
1. К а к у ч а я , Т. Т. Оказывают ли гиполипидемические препараты антиаритмическое действие? / Т. Т. Какучая // Анналы аритмологии. – 2005. – № 1. – С. 36.
2. Y o u n g - X u , Y . Statins reduce the incidence of atrial fibrillation in patients with coronary artery disease / Y. Young-Xu, C. Blatt, S. Bedell // J. Amer. Coll. Cardiol. –
2003. – Vol. 41, № 301А. – Р. 1122–1181.
3. Р а х м а ту л л о в , Ф. К . Влияние комбинации бисопролола с эутироксом на
структуру и функцию щитовидной железы у больных с фибрилляцией предсердий
при сочетании стенокардии напряжения с субклиническим гипотиреозом /
Medical sciences. Clinical medicine
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Ф. К. Рахматуллов, Е. Г. Зиновьева, Ю. Н. Грачева и др. // Молодежь и наука: модернизация и инновационное развитие страны : II Международ. науч.-практ.
конф. студентов и молодых ученых. – Пенза, 2012. – С. 326–329.
4. А р о н о в , Д . М . Плейотропные эффекты статинов / Д. М. Аронов // Кардиология. – 2008. – № 8. – С. 60–68.
5. А р о н о в , Д . М . Применение статинов в кардиологической практике /
Д. М. Аронов // Лечащий врач. – 2006. – № 9. – С. 40–44.
6. Ба л а б о л к и н , М . И . Фундаментальная и клиническая тироидология (руководство) / М. И. Балаболкин, Е. М. Клебанова, В. М. Креминская. – М. : Медицина,
2007. – 816 с.
7. Ш и л л е р , Н . Б. Клиническая эхокардиография / Н. Б. Шиллер, М. А. Осипов. –
М. : Практика, 2005.
8. О г а н о в, Р . Г . Применение статинов – парадигма профилактики и лечения атеросклеротических заболеваний (фокус на аторвастатин) / Р. Г. Оганов, Д. М. Аронов, М. Г. Бубнова // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2006. –
№ 6. – С . 95–107.
9. L a R o s a , J . C . Treating to New Targets (TNT) Investigators. Intensive lipid lowering with atorvastatin in patients with stable coronary disease / J. C. La Rosa,
S. M. Grundy, D. D. Waters et al // N. Engl. Med. – 2005. – Vol. 352. – P. 1425–1435.
10. A n d e r s o n , K . P . Lipid-lowering therapy for prevention of ventricular tahyarrhythmias / K. P. Anderson // J. Amer. Coll. Cardiol. – 2003. – Vol. 42. – P. 88–92.
11. C h u n g - W a h , S i u . Prevention of atrial fibrillation recurrence by statin therapy in
patients with atrial fibrillation after successful cardiversion / Siu Chung-Wah, Lau ChuPak, Tse Hung-fat // Am. J. of Cardiol. – 2003. – Vol. 92. – Р. 1343–1345.
12. B a r t o n , M . The Therapeutic potential of endothelin receptor antagonists in cardiovascular disease / M. Barton, W. Kiowski // Curr Hepertens Rep. – 2001. – Vol. 3. –
Р. 322–330.
13. W a s s m a n n , S . Cellular antioxidant effects of atorvastatin in vitro and in vivo /
S. Wassmann, U. Laufs, K. Muller // Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. – 2002. –
Vol. 22. – Р. 300–305.
14. D e r n e l l i s , J . C-reactive protein and paroxysmal atrial fibrillation: evidence of the
implication of an inflammatory process in paroxysmal atrial fibrillation / J. Dernellis,
C. Panaretou // Acta Cardiol. – 2001. – Vol. 56. – Р. 375–380.
15. A k a h a n e , T. Atrial fibrillation induced by simvastatin treatment in a 61-year-old
man / T. Akahane, K. Mizushige, H. Nishio et al. // Heart Vessels. – 2003. – Vol. 18. –
P. 157–159.
References
1. Kakuchaya T. T. Annaly aritmologii [Arrhythmology annals]. 2005, no. 1, p. 36.
2. Young-Xu Y., Blatt C., Bedell S. J. Amer. Coll. Cardiol. 2003, vol. 41, no. 301A,
pp. 1122–1181.
3. Rakhmatullov F. K., Zinov'eva E. G., Gracheva Yu. N. et al. Molodezh' i nauka: modernizatsiya i innovatsionnoe razvitie strany: II Mezhdunarod. nauch.-prakt. konf. studentov i molodykh uchenykh [Youth and science: modernization and innovative development of the country: II International scientific and practical conference of students
and young scientists]. Penza, 2012, pp. 326–329.
4. Aronov D. M. Kardiologiya [Cardiology]. 2008, no. 8, pp. 60–68.
5. Aronov D. M. Lechashchiy vrach [Doctor in charge]. 2006, no. 9, pp. 40–44.
6. Balabolkin M. I., Klebanova E. M., Kreminskaya V. M. Fundamental'naya i klinicheskaya tiroidologiya (rukovodstvo) [Fundamental and clinical thyriodology (guide)].
Moscow: Meditsina, 2007, 816 p.
100
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
7. Shiller N. B., Osipov M. A. Klinicheskaya ekhokardiografiya [Clinical echocardiography]. Moscow: Praktika, 2005.
8. Oganov R. G., Aronov D. M., Bubnova M. G. Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika [Cardiovascular therapy and preventive measures]. 2006, no. 6, pp. 95–107.
9. La Rosa J. C., Grundy S. M., Waters D. D. et al N. Engl. Med. 2005, vol. 352,
pp. 1425–1435.
10. Anderson K. P. J. Amer. Coll. Cardiol. 2003, vol. 42, pp. 88–92.
11. Chung-Wah Siu., Lau Chu-Pak, Tse Hung-fat Am. J. of Cardiol. 2003, vol. 92,
pp. 1343–1345.
12. Barton M., Kiowski W. Curr Hepertens Rep. 2001, vol. 3, pp. 322–330.
13. Wassmann S., Laufs U., Muller K. Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2002, vol. 22,
pp. 300–305.
14. Dernellis J., Panaretou C. Acta Cardiol. 2001, vol. 56, pp. 375–380.
15. Akahane T., Mizushige K., Nishio H. et al. Heart Vessels. 2003, vol. 18, pp. 157–159.
Рахматуллов Фагим Касымович
доктор медицинских наук, профессор,
заведующий кафедрой внутренних
болезней, Медицинский институт,
Пензенский государственный университет
(Россия, Пенза, ул. Красная, 40)
Rakhmatullov Fagim Kasymovich
Doctor of medical sciences, professor,
head of the sub-department of internal
diseases, Medical Institute, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: pgu-vb2004@mail.ru
Зиновьева Елена Григорьевна
кандидат медицинских наук, заведующая
кардиологическим отделением № 1,
Городская клиническая больница скорой
помощи им. Г. А. Захарьина
(Россия, Пенза, ул. Стасова, 7)
Zinovyeva Elena Grigoryevna
Candidate of medical sciences, head
of cardiological unit № 1,
Municipal clinical emergency hospital
named after G. A. Zacharyin
(7 Stasova street, Penza, Russia)
E-mail: alivzi@yandex.ru
Грачева Юлия Николаевна
соискатель, кафедра внутренних
болезней, Медицинский институт,
Пензенский государственный
университет (Россия, Пенза,
ул. Красная, 40); врач-кардиолог,
клинико-диагностический центр
«Меди-клиник» (Россия, Пенза,
ул. Стасова, 7Б)
Grachyova Julia Nikolaevna
Applicant, sub-department of internal
diseases, Medical Institute, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia); cardiologist, clinical
diagnostic center "Medi-clinic"
(7b Stasova street, Penza, Russia)
E-mail: pgu-vb2004@mail.ru
Бибарсова Алия Мухамеджановна
кандидат медицинских наук, доцент,
кафедра внутренних болезней,
Медицинский институт, Пензенский
государственный университет
(Россия, Пенза, ул. Красная, 40)
Bibarsova Alia Muhamedzhanovna
Candidate of medical sciences, associate
professor, sub-department of internal
diseases, Medical Institute, Penza State
University (40 Krasnaya street, Penza,
Russia)
E-mail: pgu-vb2004@mail.ru
Medical sciences. Clinical medicine
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616.12-008.313-85
Рахматуллов, Ф. К.
Эффективность комбинации бисопролола с эутироксом и розувастатином в терапии фибрилляции предсердий на фоне гипотиреоза
и дислипидемии / Ф. К. Рахматуллов, Е. Г. Зиновьева, Ю. Н. Грачева,
А. М. Бибарсова // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки. – 2013. – № 4 (28). – С. 94–102.
102
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
УДК 616.441
О. В. Калмин, О. О. Калмин
ОСОБЕННОСТИ МИКРОСТРУКТУРЫ ЩИТОВИДНОЙ
ЖЕЛЕЗЫ ПРИ НЕКОТОРЫХ ВИДАХ ЕЕ ПАТОЛОГИИ
Аннотация. Цель: выявление особенностей микроструктуры щитовидной железы при различных формах ее патологии. Материал и методы. Изучены оперативно удаленные щитовидные железы 199 больных обоего пола в возрасте
от 21 до 74 лет. Результаты. Узловой нетоксический зоб характеризуется малым размером клеток и ядра, плоской формой клеток, вытянутым нормохромным ядром, умеренной интрафолликулярной пролиферацией эпителия и диффузной лимфоидной инфильтрацией. Узловой токсический зоб характеризуется наименьшим размером клеток и ядра, кубической формой клеток, округлым
нормохромным ядром, очаговой интрафолликулярной пролиферацией эпителия, выраженной краевой вакуолизацией коллоида, очаговой лимфоидной инфильтрацией и кровоизлияниями. Диффузный токсический зоб характеризуется средним размером клеток и ядра, кубической формой клеток, округлым
нормохромным ядром, редкой интрафолликулярной пролиферацией эпителия
и краевой вакуолизацией коллоида. Аутоиммунный тиреоидит характеризуется небольшим размером клеток и ядра, плоской формой клеток, округлым
нормохромным ядром и выраженной лимфоидной инфильтрацией. Аденома
щитовидной железы характеризуется большим размером клеток и ядра, кубической формой клеток, округлым гиперхромным ядром и диффузной интрафолликулярной пролиферацией эпителия. Рак щитовидной железы характеризуется наибольшим размером клеток и ядра, полиморфными клетками, округлым гиперхромным ядром, выраженной диффузной интрафолликулярной пролиферацией эпителия и папиллярными структурами с короткими широкими
сосочками. Выводы. При каждом виде патологии щитовидная железа имеет
характерные особенности своей микроструктуры, которые необходимо учитывать при проведении дифференциальной диагностики.
Ключевые слова: щитовидная железа, тиреоидная патология, морфометрия,
микроструктура.
O. V. Kalmin, O. O. Kalmin
FEATURES OF THE THYROID MICROSTRUCTURE
IN CONDITION OF CERTAIN PATHOLOGIES
Abstract. Background. The article aims at determination of characteristics of the
thyroid gland microstructure in its various forms of pathology. Materials and methods. The authors studied promptly removed thyroids of 199 patients of both sexes
aged 21 to 74 years. Results. Nodal nontoxic goiter is characterized by the small size
of the cells and nuclei, flat form of cells, elongated normochromic nucleus, intrafollicular moderate proliferation of the epithelium and diffuse lymphoid infiltration.
Toxic nodular goiter is characterized by the smallest size of cells and nuclei, the cubic cell shape, rounded normochromic nucleus, intrafollicular focal proliferation of
the epithelium, expressed marginal colloid vacuolation, focal lymphoid infiltration
and hemorrhage. Graves' disease is characterized by an average size of cells and nuclei, the cubic cell shape, rounded normoсhromatic nucleus, rare intrafollicular epithelial proliferation and regional vacuolation of the colloid. Hashimoto's thyroiditis
is characterized by the small size of the cells and nuclei, flat form of cells, rounded
Medical sciences. Clinical medicine
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
normochromic nucleus and pronounced lymphoid infiltration. Adenoma of the thyroid gland is characterized by the large size of the cells and nuclei, the cubic cell
shape, round hyperchromic nucleus and intrafollicular diffuse proliferation of the
epithelium. Thyroid cancer is characterized by the largest size of cells and nuclei,
polymorphic cells, round hyperchromic nucleus, expressed intrafollicular diffuse epithelial proliferation and papillary structures with short wide papillae. Conclusions.
In case of each type of pathology the thyroid displays characteristic features of its
microstructure, which must be considered in the differential diagnosis.
Key words: thyroid gland, thyroid pathology, morphometry, microstructure.
Введение
В настоящее время имеется достаточное количество сведений о морфологии щитовидной железы при различной ее патологии [1, 2]. Однако они носят в основном описательный характер. Имеющиеся в литературе морфометрические данные отрывочны и трудно сопоставимы, поскольку щитовидная
железа имеет морфологические особенности в различных биогеохимических
регионах [3, 4].
Набор средовых факторов и механизмы их воздействия на щитовидную
железу в каждом регионе различны в зависимости от геобиохимических
условий данной местности и медико-экологической ситуации на территории
наблюдения [1, 5].
Рост частоты патологии щитовидной железы во многих регионах России обусловливает актуальность изучения региональных клинико-морфологических особенностей различных видов патологии щитовидной железы,
особенно ее зобных трансформаций, дифференциальная диагностика которых
бывает крайне сложной, но которые требуют разных подходов в плане хирургического лечения [6, 7].
В связи с этим целью данного исследования явилось выявление особенностей микроструктуры щитовидной железы при различных формах ее
патологии.
Материал и методы исследования
Материалом исследования послужили оперативно удаленные щитовидные железы 199 больных обоего пола в возрасте от 21 до 74 лет из архива патологоанатомического отделения областной клинической больницы им. Н. Н. Бурденко за 2011–2012 гг.
Материал исследования был разделен на шесть групп: 1) макро-микрофолликулярный коллоидный нетоксический зоб (ММФНТЗ) (70 случаев);
2) макро-микрофолликулярный коллоидный токсический зоб (ММФТЗ)
(20 случаев); 3) диффузный токсический зоб (ДТЗ) (48 случаев); 4) аутоиммунный тиреоидит (АТ) (21 случай); 5) аденома щитовидной железы (А)
(23 случая); 6) рак щитовидной железы (Р) (17 случаев).
Парафиновые срезы толщиной 7–8 мкм окрашивали гематоксилиномэозином. При помощи микроскопа «Leica DM1000» и цифровой фотонасадки
«Nikon» с каждого гистологического препарата было получено по пять репрезентативных фотографий. Всего было изучено 2700 микрофотографий.
На микрофотографиях с помощью программного пакета Digimizer
v.4.2.0.0 изучали следующие количественные и полуколичественные параметры: размеры эпителиальных клеток и ядер, ядерно-цитоплазматический
104
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
индекс, форму А- и В-клеток, расположение и форму ядер в клетках, состояние ядра и цитоплазмы, наличие многоядерных клеток, степень и характер
пролиферации эпителия, наличие кист, наличие псаммозных телец, наличие
солидных и тубулярных структур, состояние коллоида, характер лимфоидной
инфильтрации, наличие кровоизлияний. Всего было изучено 63 параметра.
Полученные данные были обработаны вариационно-статистическими
методами при помощи программного пакета IBMSPSSStatisticsv.21. Достоверность различий между группами определялась при помощи непараметрического критерия Колмогорова – Смирнова. Различия считали достоверными
при p < 0,05. Проверка распределения проводилась по критерию Манна –
Уитни. Распределение во всех группах было близко к нормальному.
Результаты исследования
Изучение количественных признаков показало, что максимальная высота эпителиальной клетки характерна для рака щитовидной железы (8,69 ±
± 0,10 мкм), при аденоме высота клетки меньше на 13 %, при тиреоидите –
на 32 %, при диффузном токсическом зобе – на 35 %, наименьшая высота
клетки наблюдалась при токсической и нетоксической зобной трансформации
(на 44 %) и составила в среднем 4,86 ± 0,10 мкм (табл. 1, рис. 1).
Таблица 1
Морфометрические параметры структуры щитовидной железы
Параметр
Высота
клетки, мкм
Ширина
клетки, мкм
Объем
клетки, мкм3
Высота
ядра, мкм
Ширина
ядра, мкм
Объем
ядра, мкм3
Объем
цитоплазмы,
мкм3
Ядерноцитоплазматический
индекс
Группа
ММФНТЗ ММФТЗ
4,86 ±
4,86 ±
± 0,10
± 0,09
6,14 ±
5,45 ±
± 0,09
± 0,08
149,74 ± 114,80 ±
± 6,55
± 4,99
2,86 ±
2,82 ±
± 0,09
± 0,09
3,32 ±
2,39 ±
± 0,09
± 0,08
60,15 ±
29,95 ±
± 3,98
± 2,63
ДТЗ
5,63 ±
± 0,09
6,42 ±
± 0,09
185,77 ±
± 7,14
3,85 ±
± 0,08
4,46 ±
± 0,08
138,42 ±
± 6,41
АТ
5,92 ±
± 0,15
6,75 ±
± 0,11
215,58 ±
± 11,46
3,83 ±
± 0,12
4,47 ±
± 0,11
139,62 ±
± 10,46
А
7,55 ±
± 0,13
8,45 ±
± 0,10
425,17 ±
± 13,81
5,28 ±
± 0,09
5,93 ±
± 0,10
330,04 ±
± 12,77
Р
8,69 ±
± 0,10
9,28 ±
± 0,08
589,89 ±
± 16,17
6,47 ±
± 0,10
6,71 ±
± 0,11
518,52 ±
± 22,26
89,59 ±
± 3,06
84,85 ±
± 2,37
47,35 ±
± 3,10
75,97 ±
± 4,40
95,13 ±
± 7,65
71,37 ±
± 10,45
0,65 ±
± 0,03
0,34 ±
± 0,02
3,99 ±
± 0,52
1,94 ±
± 0,16
4,42 ±
± 0,67
16,40 ±
± 5,26
Ширина эпителиальной клетки также максимальна при раке щитовидной железы (9,28 ± 0,08 мкм), при аденоме – меньше на 9 %, при тиреоидите –
на 27 %, при диффузном токсическом зобе – на 31 %, при узловом нетоксическом зобе – на 34 %. Наименьшая ширина клетки наблюдалась при токсичеMedical sciences. Clinical medicine
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
ском узловом зобе (на 41 %) и составила в среднем 5,45 ± 0,08 мкм (табл. 1,
рис. 1).
Рис. 1. Изменчивость размеров клеток тиреоидного эпителия
Объем эпителиальной клетки был максимален при раке щитовидной
железы (589,89 ± 16,17 мкм3), при аденоме объем был меньше на 28 %,
при тиреоидите – на 63 %, при диффузном токсическом зобе – на 69 %, при
узловом нетоксическом зобе – на 75 %, наименьший объем клетки наблюдался при токсическом узловом зобе (на 81 %) и составил в среднем 114,80 ±
± 4,99 мкм3 (табл. 1, рис. 2).
Рис. 2. Соотношение объемов ядра и цитоплазмы клеток тиреоидного эпителия
106
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
Высота ядра имеет наибольшее значение при раке щитовидной железы
(6,47 ± 0,10 мкм), при аденоме высота ядра меньше на 18 %, при тиреоидите и
диффузном токсическом зобе – на 40 %, наименьшая высота клетки наблюдалась при токсической и нетоксической зобной трансформации (на 56 %) и составила в среднем 2,86 ± 0,09 мкм (табл. 1, рис. 3).
Рис. 3. Изменчивость размеров ядра клеток тиреоидного эпителия
Ширина ядра была наибольшая при раке щитовидной железы (6,71 ±
± 0,11 мкм), при аденоме ширина ядра меньше на 12 %, при тиреоидите и
диффузном токсическом зобе – на 34 %, при узловом нетоксическом зобе – на
51 %, наименьшая ширина ядра наблюдалась при токсическом узловом зобе
(на 64 %) и составила в среднем 2,39 ± 0,08 мкм (табл. 1, рис. 3).
Объем ядра максимален при раке щитовидной железы (518,52 ±
± 22,26 мкм3), при аденоме объем меньше на 36 %, при тиреоидите и диффузном токсическом зобе – на 73 %, при узловом нетоксическом зобе –
на 88 %, наименьший объем ядра наблюдался при токсическом узловом зобе
(на 94 %) и составил в среднем 29,95 ± 2,63 мкм3 (табл. 1, рис. 2).
Полуколичественные признаки показали, что для аденомы щитовидной
железы характерны: кубическая форма А-клеток (91,3 %), округлое ядро
(73,9 %), гиперхромные ядра (56,5 %), диффузная пролиферация эпителия
(69,6 %), плотный коллоид (65,2 %), кровоизлияния встречались в небольшом
количестве случаев (34,8 %).
Для аутоиммунных тиреоидитов характерны: плоская форма А-клеток
(71,4 %), округлое ядро (76,2 %), нормохромная окраска ядер (71,4 %), редко
встречающаяся интрафолликулярная пролиферация эпителия (19 %),
В-клетки округлой формы (71,4 %) с округлым ядром (85,7 %), коллоид преимущественно гомогенный (85,7 %), краевая вакуолизация встречается редко
(19 %), значительно выражена лимфоидная инфильтрация (100 %).
Medical sciences. Clinical medicine
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Для ДТЗ характерны: кубическая форма клеток (45,8 %), округлое ядро
(52,1 %), нормохромная окраска ядер (89,6 %), редко встречается интрафолликулярная пролиферация эпителия (20,8 %), В-клетки округлой формы
(100 %) с округлым ядром (100 %), коллоид преимущественно гомогенный
(66,7 %), часто встречается краевая вакуолизация (83,3 %).
Для ММФНТЗ характерны: плоская форма А-клеток (64,3 %), вытянутое ядро А-клеток (42,9 %), нормохромия ядер (97,1 %), умеренная интрафолликулярная пролиферация эпителия (44,3 %), В-клетки округлой формы
(72,9 %) с округлым ядром (74,3 %), наличие гомогенного коллоида (70 %)
с участками краевой вакуолизации (50 %) и диффузной лимфоидной инфильтрации (64,3 %).
Для ММФТЗ характерны: кубическая форма А-клеток (100 %), округлое ядро (60 %), нормохромные ядра (70 %), встречается редкая очаговая интрафолликулярная пролиферация эпителия (25 %), отмечаются В-клетки
округлой формы (100 %), характерен сетчатый коллоид (50 %) и выраженная
краевая вакуолизация коллоида (70 %), встречаются очаговая лимфоидная
инфильтрация (75 %) и кровоизлияния (45 %).
При раке щитовидной железы клетки полиморфные (70,6 %), ядро
округлое (70,6 %), гиперхромное (82,4 %), значительно выражена диффузная
интрафолликулярная инфильтрация (94,1 %), В-клетки округлой формы
(82,4 %) с округлым ядром (100 %), часто встречаются папиллярные структуры (82,4 %) с короткими (82,4 %), широкими (58,8 %) сосочками, коллоид
преимущественно сетчатый (41,2 %), часто встречаются кровоизлияния
(71,5 %).
Дисперсионный факторный анализ показал достоверное влияние вида
патологии на все морфометрические параметры микроструктуры щитовидной
железы (р < 0,001).
Корреляционный анализ показал, что сильная положительная связь
имеется между высотой и шириной клетки (r = 0,81), высотой и шириной ядра (r = 0,79), высотой клетки и высотой ядра (r = 0,95), шириной клетки и
шириной ядра (r = 0,91), однако между объемом цитоплазмы и другими параметрами присутствует слабая корреляционная связь (r = –0,07 – +0,27)
(табл. 2).
Таблица 2
Корреляционные взаимосвязи параметров
Высота клетки
Ширина клетки
Высота ядра
Ширина ядра
Объем ядра
Объем
цитоплазмы
Высота
клетки
1,00
0,81
0,95
0,80
0,89
Ширина
клетки
Высота
ядра
Ширина
ядра
Объем
ядра
1,00
0,76
0,91
0,89
1,00
0,79
0,91
1,00
0,97
1,00
0,19
0,27
0,04
–0,07
–0,05
Полученные данные несколько отличаются от результатов исследований из других регионов. В Саратовской области отмечалась большая высота
108
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
клеток при узловых токсическом и нетоксическом зобах [2]. У жителей Нижегородской области обнаружено другое строение сосочков при папиллярном раке щитовидной железы, с преобладанием длинных тонких сосочков [8].
Но в то же время большинство показателей, таких как состояние коллоида,
интрафолликулярная пролиферация, частота кровоизлияний, положение ядра
в клетках, строение и мономорфность узлов, совпадает с результатами настоящего исследования. Это служит показателем общности патоморфогенетических процессов, протекающих в ткани щитовидной железы при различных
формах ее патологии.
Заключение
Таким образом, анализ полученных данных показал, что при каждом
виде патологии щитовидная железа имеет характерные особенности своей
микроструктуры, которые необходимо учитывать при проведении дифференциальной диагностики.
Узловой нетоксический зоб характеризуется малым размером клеток и
ядра, низким ядерно-цитоплазматическим индексом, плоской формой клеток,
вытянутым нормохромным ядром, умеренной интрафолликулярной пролиферацией эпителия, гомогенным коллоидом и диффузной лимфоидной инфильтрацией.
Узловой токсический зоб характеризуется наименьшим размером клеток и ядра, минимальным ядерно-цитоплазматическим индексом, кубической
формой клеток, округлым нормохромным ядром, очаговой интрафолликулярной пролиферацией эпителия, сетчатым коллоидом, выраженной краевой
вакуолизацией коллоида, очаговой лимфоидной инфильтрацией и кровоизлияниями.
Диффузный токсический зоб характеризуется средним размером клеток
и ядра, довольно высоким ядерно-цитоплазматическим индексом, кубической
формой клеток, округлым нормохромным ядром, редкой интрафолликулярной пролиферацией эпителия, гомогенным коллоидом и краевой вакуолизацией коллоида.
Аутоиммунный тиреоидит характеризуется небольшим размером клеток и ядра, средним ядерно-цитоплазматическим индексом, плоской формой
клеток, округлым нормохромным ядром, гомогенным коллоидом и выраженной лимфоидной инфильтрацией.
Аденома щитовидной железы характеризуется большим размером клеток и ядра, высоким ядерно-цитоплазматическим индексом, кубической формой клеток, округлым гиперхромным ядром, диффузной интрафолликулярной пролиферацией эпителия и плотным коллоидом.
Рак щитовидной железы характеризуется наибольшим размером клеток
и ядра, максимальным ядерно-цитоплазматическим индексом, полиморфными клетками, округлым гиперхромным ядром, выраженной диффузной интрафолликулярной пролиферацией эпителия и папиллярными структурами с
короткими, широкими сосочками.
Список литературы
1. О р л и н с к а я, Н . Ю . Морфоэкологическое исследование патологии щитовидной железы у жителей Нижегородской области : дис. ... докт. мед. наук / Орлинская Н. Ю. – СПб., 2009. – 185 с.
Medical sciences. Clinical medicine
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
2. А да м о в а , Я . Г . Патоморфологический анализ щитовидной железы у населения некоторых техногенно загрязненных городов Саратовской области : дис. ...
канд. мед. наук / Адамова Я. Г. – Саратов, 2003. – 239 с.
3. Микроэлементозы человека / А. П. Авцын, А. А. Жаворонков, М. А. Риш,
Л. С. Строчкова. – М., 1991. – 453 c.
4. Ф а р х у тд и н о в а , Л. М . Региональные особенности микроэлементного статуса
организма человека в развитии тиреоидной и соматической патологии : дис. ...
докт. мед. наук / Фархутдинова Л. М. – Челябинск, 2007. – 240 с.
5. M e t e , O . Pitfalls in the diagnosis of follicular epithelial proliferations of the thyroid /
O. Mete, S. L. Asa // Adv. Anat. Pathol. – 2012. – № 19 (6). – Р. 363–73.
6. T o d a , S . Thyrocyte integration, and thyroid folliculogenesis and tissue regeneration:
Perspective for thyroid tissue engineering / S. Toda, N. Koike, H. Sugihara // Pathology
International. – 2001. – № 51. – P. 403–417.
7. T s u j i , H . Clinical pathology and treatment of undifferentiated thyroid cancer /
H. Tsuji // Nihon Jibiinkoka Gakkai Kaiho. – 2013. – № 116 (6). – P. 732–733.
8. О р л и н с к а я, Н . Ю . Патология щитовидной железы у жителей Нижегородской
области по данным операционного материала / Н. Ю. Орлинская, Н. М. Хмельницкая // Медицинский альманах. – 2011. –№ 4. – С. 160–161.
References
1. Orlinskaya N. Yu. Morfoekologicheskoe issledovanie patologii shchitovidnoy zhelezy u
zhiteley Nizhegorodskoy oblasti: dis. dokt. med. nauk [Morphological research of thyroid gland pathology of Nizhny Novgorod region inhabitants: dissertation to apply for
the degree of the doctor of sciences]. Saint Petersburg, 2009, 185 p.
2. Adamova Ya. G. Patomorfologicheskiy analiz shchitovidnoy zhelezy u naseleniya
nekotorykh tekhnogenno zagryaznennykh gorodov Saratovskoy oblasti: dis. kand. med.
nauk [Pathomorphological analysis of thyroid gland in people from several anthropogenically polluted towns of Saratov region: dissertation to apply for the degree of the
candidate of medical sciences]. Saratov, 2003, 239 p.
3. Avtsyn A. P., Zhavoronkov A. A., Rish M. A., Strochkova L. S. Mikroelementozy cheloveka [Human microelemntosis]. Moscow, 1991, 453 p.
4. Farkhutdinova L. M. Regional'nye osobennosti mikroelementnogo statusa organizma
cheloveka v razvitii tireoidnoy i somaticheskoy patologii: dis. dokt. med. nauk [Regional features of human organism microelements status in development of thyroid and somatic pathologies: dissertation to apply for the degree of the doctor of medical sciences]. Chelyabinsk, 2007, 240 p
5. Mete O., Asa S. L. Adv. Anat. Pathol. 2012, no. 19 (6), pp. 363–73.
6. Toda S., Koike N., Sugihara H. Pathology International. 2001, no. 51, pp. 403–417.
7. Tsuji H. Nihon Jibiinkoka Gakkai Kaiho. 2013, no. 116 (6), pp. 732–733.
8. Orlinskaya N. Yu., Khmel'nitskaya N. M. Meditsinskiy al'manakh [Medical literary
miscellany]. 2011, no. 4, pp. 160–161.
Калмин Олег Витальевич
доктор медицинских наук, профессор,
заведующий кафедрой анатомии
человека, Медицинский институт,
Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Kalmin Oleg Vital'evich
Doctor of medical sciences, professor,
head of sub-department of human anatomy,
Medical Institute, Penza State University
(40 Krasnaya street, Penza, Russia)
E-mail: ovkalmin@gmail.com
110
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Клиническая медицина
Калмин Олег Олегович
ассистент, кафедра клинической
морфологии и судебной медицины
с курсом онкологии, Медицинский
институт, Пензенский государственный
университет (Россия, г. Пенза,
ул. Красная, 40)
Kalmin Oleg Olegovich
Assistant, sub-department of clinical
morphology and forensic medicine with
the course of oncology, Medical Institute,
Penza State University (40 Krasnaya
street, Penza, Russia)
E-mail: kalmin.o.o@gmail.com
УДК 616.441
Калмин, О. В.
Особенности микроструктуры щитовидной железы при некоторых
видах ее патологии / О. В. Калмин, О. О. Калмин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. – № 4 (28). –
С. 103–111.
Medical sciences. Clinical medicine
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
ГИГИЕНА И ОРГАНИЗАЦИЯ
ЗДРАВООХРАНЕНИЯ
УДК 614.253.1
Ю. Н. Филиппов, О. П. Абаева, С. В. Храмов, М. В. Хазов
ДИНАМИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТРУКТУРЫ ВРАЧЕБНОГО
ПЕРСОНАЛА КАК ФАКТОР, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ
СТРАТЕГИЮ КАДРОВОЙ РАБОТЫ ГОРОДСКИХ БОЛЬНИЦ
(ПО МАТЕРИАЛАМ КАДРОВЫХ СЛУЖБ
БОЛЬНИЦ г. НИЖНЕГО НОВГОРОДА)
Аннотация. Актуальность и цель исследования. Статья посвящена динамическому анализу социальной структуры врачебного персонала и определению
факторов, влияющих на формирование коллективов городских больниц. Актуальность проблемы определяется необходимостью достижения целей, сформированных в Концепции развития здравоохранения в Российской Федерации
до 2020 г., и, как следствие, нового подхода к кадровому обеспечению медицинских организаций. Целью исследования явилось определение факторов,
влияющих на формирование врачебных коллективов, на основании динамического изучения социальной структуры персонала городских больниц. Материал и методы. Для реализации поставленной цели было проведено изучение
структуры врачебного персонала по полу, возрасту, продолжительности работы в ординарных многопрофильных больницах г. Нижнего Новгорода. Исследование проводилось по материалам кадровых служб, всего было изучено 179
единиц наблюдения (врачи – работники муниципальных больниц). Результаты. Исследование структуры врачебных кадров по возрасту позволило выявить неравномерность в распределении врачей по возрастным группам, отмечена тенденция сокращения доли врачей-мужчин в государственных стационарах. Повозрастная структура городских больниц на современном этапе является более оптимальной. В то же время вызывает тревогу резкое сокращение
притока молодых врачей: удельный вес специалистов в возрасте 25–29 лет в
2012 г. составил менее 5 ± 2,5 % (p < 0,01) от всех врачей больницы. В 2005 г.
в структуре врачебного коллектива больниц преобладали специалисты, трудоустроившиеся менее десяти лет назад, и по мере увеличения стажа работы в
данных ЛПУ количество врачей неуклонно сокращалось. При условии перемещения результатов на десять лет диаграмма распределения врачей по продолжительности стажа работы в данных больницах в 2012 г. в большой степени повторяет аналогичную в 2005 г., что свидетельствует о повышении стабильности врачебного коллектива исследуемых организаций. Интересно, что
доля врачей, имеющих стаж работы в данных больницах от 0 до 4 лет, более
чем в два раза превышает удельный вес врачей возрастной группы 25–29 лет,
т.е. на протяжении последних пяти лет специалисты трудоустраивались в
ЛПУ, имея опыт работы в здравоохранении. Результаты исследования свидетельствуют о том, что отсутствие планомерной работы по кадровому обеспечению городских больниц на протяжении последних двух десятилетий привело к формированию значимой половой диспропорции и неравномерной повоз-
112
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
растной структуры во врачебном коллективе. Существенные потери были связаны с оттоком из отрасли когорты выпускников медицинских вузов начала и
середины 1990-х гг. Именно потеря для здравоохранения врачей данной группы привела к формированию «провала» в группе 35–39 лет в 2005 г. и сокращению доли врачей 45-49 лет в 2012 г. Мероприятия, проводимые в отрасли
на протяжении последних пяти лет, позволили наметить тенденцию по оптимизации состава врачебного персонала больницы в аспекте повозрастной
структуры и стабильности коллектива. В то же время вызывает тревогу сокращение удельного веса молодых врачей в структуре кадров больниц.
Ключевые слова: структура врачебного персонала, кадровое обеспечение городских больниц.
Yu. N. Filippov, O. P. Abaeva, S. V. Khramov, M. V. Khazov
DYNAMIC ANALYSIS OF HOSPITAL STAFF STRUCTURE
AS A FACTOR DETERMINING THE STRATEGY
OF PERSONNEL OPERATIONS IN MUNICIPAL HOSPITALS
(BY THE MATERIALS OF PERSONNEL MANAGEMENT
SERVICES IN NIZHNY NOVGOROD HOSPITALS)
Abstract. Background. The article is devoted to the dynamic analysis of the social
structure of medical staff and identification of the factors influencing the formation
of groups of urban hospitals. The importance of the problem is defined by the need
to achieve the goals, formed in the Concept of Health of the Russian Federation up
to 2020, and as a result, the need for a new approach to staffing of healthcare organizations. The aim of the study was to define the factors influencing the formation of
physician groups, based on the dynamic study of the social structure of the staff of
city hospitals. Materials and methods. To achieve this goal the authors conducted
the study of the structure of medical staff by gender, age, length of time in the ordinary general hospitals of Nizhny Novgorod. The study was conducted on the basis
of personnel services materials, 179 units of observation (doctors - employees of
public hospitals) were studied. Results. Investigation of the structure of the medical
staff by age revealed the inequality in the distribution of physicians by the age
group, there was a trend to reduce the proportion of male doctors in government
hospitals. Age-specific structure of the city's hospitals at this stage is more optimal.
Sharp reduction in the inflow of young doctors is alarming at the same time. The
share of professionals in the 25-29 age group in 2012 was less than 5 ± 2,5%; p <
0,01 of all hospital doctors. In 2005, the structure of the medical staff of hospitals
consisted of professionals employed less than ten years ago, and the number of physicians has steadily decreased with increasing length of service in these health facilities. Provided the transition of results to the situation ten years later, the chart of distribution of physicians for the duration of work experience in these hospitals in 2012
to a large extent repeats the same in 2005, which indicates an increase in the stability of medical teams of the organizations studied. It should be noticed that the proportion of doctors, who have experience in these hospitals from 0 to 4 years, is more
than twice of the proportion of physicians aged 25-29 years, i.e. over the past five
years the hospitals hired experts with experience in health care. Results indicated
that the lack of systematic work on staffing urban hospitals over the past two decades led to the formation of a significant gender disparities and uneven age-structure
in consulting teams. Significant losses were associated with the outflow from the industry of cohorts of graduates of medical schools of early and mid 90s. It is the loss
Medical sciences.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
of this group of physicians for the healthcare that led to the formation of a "gap" in
the group of 35-39 years in 2005 and the reduction in the proportion of physicians
of 45-49 years in 2012. Activities which carried out in this industry over the past five
years has led to a tendency to plan the optimization of the medical staff of the hospital in the aspect of age-structure and stability of teams. At the same time alarming is
the decrease in the share of young physicians in the frame structure of hospitals.
Key words: structure of medical personnel, staffing of urban hospitals.
Введение
Достижение целей, сформулированных в Концепции развития системы
здравоохранения в Российской Федерации до 2020 г., невозможно без принципиально нового подхода к кадровому обеспечению медицинских организаций. В связи с этим, как отмечено в Концепции, одной из целей кадровой политики отрасли является оптимизация использования ресурсов и структуры
медицинского персонала на всех уровнях системы здравоохранения страны.
Следовательно, успешность реформ во многом будет определяться эффективностью мероприятий, проведенных для стационарного звена здравоохранения как наиболее ресурсозатратной его части, и в первую очередь – для
больниц, осуществляющих медицинскую деятельность в рамках программы
государственных гарантий бесплатного оказания медицинской помощи населению страны.
При этом необходимость совершенствования структуры врачебного
персонала больниц, оказывающих медицинскую помощь самым широким
слоям населения, неоднократно обсуждалась и доказывалась в научных трудах специалистов на протяжении всего последнего десятилетия [1–3]. Очевидно, что решение проблемы оптимизации кадрового обеспечения стационаров в сроки, установленные Концепцией, не представляется возможным без
всестороннего комплексного подхода к данному вопросу.
В связи с этим целью нашего исследования явилось динамическое изучение социальной структуры врачебного персонала городских больниц как фактора, влияющего на перспективы управления персоналом данных организаций.
Материал и методы
Для реализации поставленной цели нами было проведено изучение
структуры врачебного персонала по полу, возрасту, продолжительности
работы в ординарных многопрофильных больницах г. Нижнего Новгорода.
Исследование проводилось по материалам кадровых служб, всего было изучено 179 единиц наблюдения (врачи – работники муниципальных больниц).
Результаты
Одной из важнейших характеристик трудового коллектива является
структура по полу. Как неоднократно отмечалось специалистами, наличие
половой диспропорции негативно влияет на межличностные отношения в
коллективе [4]. Кроме того, в соответствии с современным законодательством, в здравоохранении, где труд работников отличается высокими психоэмоциональными и физическими нагрузками, а также широко практикуется
работа в ночное время, выходные и праздничные дни, недостаток работни-
114
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
ков-мужчин может негативно сказаться и на итоговых результатах деятельности медицинской организации [5].
Как неоднократно подчеркивалось авторами медико-социологических
исследований, наличие половой диспропорции в пользу женщин является одной из традиционных характеристик коллективов ЛПУ [6]. Аналогичные результаты были получены и согласно данным нашего исследования. Более того, как представлено на результирующей диаграмме, нами отмечена тенденция
сокращения доли врачей-мужчин в государственных стационарах (рис. 1).
Рис. 1. Структура врачебных кадров по полу в 2005 и в 2012 г. (%)
Исследование структуры врачебных кадров по возрасту позволило выявить неравномерность в распределении врачей по возрастным группам.
В 2005 г. наибольший удельный вес составляли специалисты молодых возрастных групп (25–29 лет, 30–34 года), их доля в общей сложности составляла 27,3 ± 1,8 % (p < 0,05). Таким образом, коллектив характеризовался достаточно высокой долей специалистов, только приступивших к освоению своей
врачебной специальности или находящихся на начальных этапах ее
совершенствования. Доля специалистов возрастных групп 35–39 лет и
40–44 года, в отличие от молодых врачей, была крайне низкой (соответственно 8,2 ± 2,0 %; p < 0,05 и 11,1 ± 1,6 %; p < 0,01). Необходимо отметить, что
именно врачи данной возрастной группы являются наиболее ценными работниками в здравоохранении, как имеющие достаточный стаж работы и перспективы для дальнейшего профессионального роста. Основная же нагрузка
по обслуживанию населения в 2005 г. выполнялась врачами предпенсионного
и пенсионного возрастов (рис. 2).
Повозрастная структура городских больниц на современном этапе является более оптимальной. Так, 46,4 ± 2,1 % (p < 0,05) врачей составляют
специалисты возрастных групп 35–39 лет и 40–44 года. Практически неизменной осталась доля врачей предпенсионного возраста, и на 48,6 ± 2,6 %
(p < 0,05) сократилась доля врачей старше 60 лет. В то же время вызывает
тревогу резкое сокращение притока молодых врачей: удельный вес специалистов в возрасте 25–29 лет в 2012 г. составил менее 5,0 ± 2,5 % (p < 0,01) от
всех врачей больницы.
Большое влияние на стабильность современных врачебных коллективов
оказывает профессиональная миграция [6]. В связи с этим нами был проведен
анализ продолжительности работы врачей исследуемых ЛПУ. В 2005 г.
Medical sciences.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
в структуре врачебного коллектива больниц преобладали специалисты, трудоустроившиеся менее десяти лет назад, и по мере увеличения стажа работы
в данных ЛПУ количество врачей неуклонно сокращалось. При условии перемещения результатов на десять лет диаграмма распределения врачей по
продолжительности стажа работы в данных больницах в 2012 г. в большой
степени повторяет аналогичную в 2005 г., что, на наш взгляд, свидетельствует о повышении стабильности врачебного коллектива исследуемых организаций. Интересно, что доля врачей, имеющих стаж работы в данных больницах
от 0 до 4 лет, более чем в два раза превышает удельный вес врачей возрастной группы 25–29 лет, т.е. на протяжении последних пяти лет специалисты
трудоустраивались в ЛПУ, имея опыт работы в здравоохранении (рис. 3).
Вышеизложенное, на наш взгляд, свидетельствует о повышении привлекательности городских больниц как места работы на рынке труда за исследуемый период.
Рис. 2. Повозрастная структура врачебного персонала
городских больниц в 2005 и в 2012 г. (%)
Выводы
Таким образом, результаты нашего исследования свидетельствуют о
том, что отсутствие планомерной работы по кадровому обеспечению городских больниц на протяжении последних двух десятилетий привело к формированию значимой половой диспропорции и неравномерной повозрастной
структуры во врачебном коллективе. Существенные потери в кадровом обеспечении здравоохранения были связаны с оттоком из отрасли когорты выпускников медицинских вузов начала и середины 1990-х гг. Именно потеря
для здравоохранения врачей данной группы привела к формированию «провала» в группе 35–39 лет в 2005 г. и сокращению доли врачей 45–49 лет
в 2012 г. Мероприятия, проводимые в отрасли на протяжении последних пяти
лет, позволили наметить тенденцию по оптимизации состава врачебного персонала больницы в аспекте повозрастной структуры и стабильности коллектива. В то же время вызывает тревогу сокращение удельного веса молодых
врачей в структуре кадров больниц, что, по нашему мнению, обусловливает
необходимость проведения исследования мотиваций к трудоустройству современных выпускников медицинских вузов.
116
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
Рис. 3. Структура врачебного персонала городских больниц
по продолжительности работы в данном ЛПУ в 2005 и в 2012 г. (%)
Таким образом, динамический анализ социальной структуры врачебных кадров городских больниц позволяет получить информацию, необходимую для определения стратегии управления персоналом данных медицинских
организаций в целях решения задач, сформулированных в Концепции развития системы здравоохранения в Российской Федерации до 2020 г., в аспекте
оптимизации состава работников отрасли.
Список литературы
1. В а с и л ь е в а , Т. П . Методологические подходы к определению кадрового потенциала здравоохранения на региональном уровне / Т. П. Васильева, Д. Л. Мушников // Проблемы управления здравоохранением. – 2004. – № 4 (17). – С. 62–71.
2. В и л л е р , О . И . Подходы к экономическому стимулированию персонала за эффективный труд / О. И. Виллер // Актуальные вопросы управления кадрами в лечебно-профилактических учреждениях : материалы науч.-практ. конф. (Саров, 5–
7 апреля 2005 г.) / Центральная медико-санитарная часть № 50. – Саров, 2005. –
С. 106–108.
3. И в а н о в а , Р . А . Содержание мероприятий и значение мотивации работников
для достижений целей учреждения и личных целей работника / Р. А. Иванова //
Актуальные вопросы управления кадрами в лечебно-профилактических учреждениях : материалы науч.-практ. конф. (Саров, 5–7 апреля 2005 г.) / Центральная
медико-санитарная часть № 50. – Саров, 2005. – С. 87–89.
4. М а н е р о в а , О . А . Кадровая политика в здравоохранении – от традиционного
управления кадрами к управлению человеческими ресурсами / О. А. Манерова //
Проблемы управления здравоохранением. – 2004. – № 5 (18). – С. 66–69.
5. Т а р ы ч е в , В. В. Научное обоснование путей совершенствования управления
фельдшерским персоналом скорой медицинской помощи (на примере г. Н. Новгорода) : автореф. дис. ... канд. мед. наук / Тарычев В. В. – М., 2013. – 22 с.
6. Управление персоналом организации : учебник / под ред. А. Я. Кибанова. –
2-е изд., доп. и перераб. – М. : ИНФРА-М, 2003. – 638 с.
References
1. Vasil'eva T. P., Mushnikov D. L. Problemy upravleniya zdravookhraneniem [Problems
of healthcare management]. 2004, no. 4 (17), pp. 62–71.
Medical sciences.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
2. Viller O. I. Aktual'nye voprosy upravleniya kadrami v lechebno-profilakticheskikh
uchrezhdeniyakh: materialy nauch.-prakt. konf. (Sarov, 5–7 aprelya 2005 g.) [Topical
problems of personnel management in medical and preventive treatment facilities: proceedings of the scientific and practical conference (Sarov, 5-7 April 2005)]. Sarov,
2005, pp. 106–108.
3. Ivanova R. A. Aktual'nye voprosy upravleniya kadrami v lechebno-profilakticheskikh
uchrezhdeniyakh: materialy nauch.-prakt. konf. (Sarov, 5–7 aprelya 2005 g.) [Topical
problems of personnel management in medical and preventive treatment facilities: proceedings of the scientific and practical conference (Sarov, 5-7 April 2005)]. Sarov,
2005, pp. 87–89.
4. Manerova O. A. Problemy upravleniya zdravookhraneniem [Problems of healthcare
management]. 2004, no. 5 (18), pp. 66–69.
5. Tarychev V. V. Nauchnoe obosnovanie putey sovershenstvovaniya upravleniya fel'dsherskim personalom skoroy meditsinskoy pomoshchi (na primere g. N. Nov-goroda):
avtoref. dis. kand. med. nauk [Scientific substantiation of improvement approaches to
emergency medical assistant staff management (by the example of Nizhny Novgorod):
author’s abstract of dissertation to apply for the degree of the candidate of medical sciences]. Moscow, 2013, 22 p.
6. Upravlenie personalom organizatsii: uchebnik. 2-e izd., dop. i pererab. [Organization
personnel management: textbook, 2nd edition, supplemented and revised]. Ed. A. Ya.
Kibanova. Moscow: INFRA-M, 2003, 638 p.
Филиппов Юрий Николаевич
доктор медицинских наук, профессор,
директор Института последипломного
образования, заведующий кафедрой
общественного здоровья
и здравоохранения факультета
повышения квалификации врачей,
Нижегородская государственная
медицинская академия (Россия,
г. Нижний Новгород, площадь Минина
и Пожарского, 10/1)
Filippov Yuriy Nikolaevich
Doctor of medical sciences, professor,
director of the Institute of postgraduate
education, head of sub-department of public
health and healthcare, Faculty of advanced
medical studies, Nizhny Novgorod State
Medical Academy (10/1 Minina
i Pozharskogo square, Nizhny Novgorod,
Russia)
E-mail: postdiplom@gma.nnov.ru
Абаева Ольга Петровна
доктор медицинских наук, доцент,
кафедра общественного здоровья
и здравоохранения факультета
повышения квалификации врачей,
Нижегородская государственная
медицинская академия (Россия,
г. Нижний Новгород, площадь Минина
и Пожарского, 10/1); специалист
по кадрам, Приволжский окружной
медицинский центр Федерального
медико-биологического агентства
(Россия, г. Нижний Новгород,
ул. Ильинская, 14)
Abaeva Ol'ga Petrovna
Doctor of medical sciences, associate
professor, sub-department of public health
and healthcare, Faculty of advanced medical
studies, Nizhny Novgorod State Medical
Academy (10/1 Minina i Pozharskogo
square, Nizhny Novgorod, Russia);
HR manager, Volga region district medical
center of the Federal Biomedical Agency
(14 Ilyinskaya street, Nizhny Novgorod,
Russia)
E-mail: abaevaop@inbox.ru
118
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
Храмов Сергей Валерьевич
кандидат медицинских наук, доцент,
кафедра общей врачебной практики
и геронтологии, Нижегородская
государственная медицинская академия
(Россия, г. Нижний Новгород, площадь
Минина и Пожарского, 10/1)
Khramov Sergey Valer'evich
Candidate of medical sciences, associate
professor, sub-department of general
practice and gerontology, Nizhny Novgorod
State Medical Academy (10/1 Minina
i Pozharskogo square, Nizhny Novgorod,
Russia)
E-mail: ser-khramov@yandex.ru
Хазов Михаил Владимирович
главный врач, Приволжский окружной
медицинский центр Федерального
медико-биологического агентства,
(Россия, г. Нижний Новгород,
ул. Ильинская, 14)
Khazov Mikhail Vladimirovich
Medical superintendent, Volga region
district medical center of the Federal
Biomedical Agency (14 Ilyinskaya street,
Nizhny Novgorod, Russia)
E-mail: glavvrach@pomc.ru
УДК 614.253.1
Филиппов, Ю. Н.
Динамический анализ структуры врачебного персонала как фактор, определяющий стратегию кадровой работы городских больниц
(по материалам кадровых служб больниц г. Нижнего Новгорода) /
Ю. Н. Филиппов, О. П. Абаева, С. В. Храмов, М. В. Хазов // Известия высших
учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. –
№ 4 (28). – С. 112–119.
Medical sciences.
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 616.36-002.2-036.2
О. В. Чурбакова, Д. В. Печкуров
ДИНАМИКА ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ ХРОНИЧЕСКИМИ
ВИРУСНЫМИ ГЕПАТИТАМИ В И С ДЕТЕЙ
В САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ
Аннотация. Цель работы: проанализировать тенденции заболеваемости хроническими вирусными гепатитами В и С (ХВГВ и ХВГС) у детей в многолетней динамике в Самарской области, получить прогноз заболеваемости в Самарской области на последующие годы. Материал и методы исследования.
При анализе заболеваемости использовалась модель линейной регрессии.
Определение основной тенденции заболеваемости хроническими вирусными
гепатитами В и С в Самарской области (тренда) за десятилетний период достигалось с помощью аналитического выравнивания первоначальной динамической кривой с использованием линейного типа аппроксимации. При прогнозировании заболеваемости использовался метод экстраполяции. Результаты.
Спад заболеваемости хроническим вирусным гепатитом В в Самарской области у детей начался с 2003 г. и продолжается по сегодняшний день. Отмечается увеличение детской заболеваемости хроническим вирусным гепатитом С.
Согласно прогнозу, полученному в нашем исследовании, возможен рост не
только заболеваемости ХВГС у детей, но и рост заболеваемости ХВГВ.
Выводы. Показатели заболеваемости населения хроническими вирусными гепатитами являются важными для оценки эпидемиологической обстановки как
по стране, так и в отдельном регионе. Один из положительных аспектов снижения заболеваемости вирусного гепатита В – активно проводившаяся вакцинация против гепатита В. Дальнейшие предпосылки к росту заболеваемости
вирусным гепатитом С связаны с отсутствием вакцины и особенностями клинического течения.
Ключевые слова: заболеваемость, хронические вирусные гепатиты, дети,
прогноз.
O. V. Churbakova, D. V. Pechkurov
CHILDREN CHRONIC B AND C HEPATITIS MORBIDITY
DYNAMICS IN SAMARA REGION
Abstract. Background. The article aims at analysing the tendencies of children
chronic B and C hepatitis morbidity in long-term dynamics in Samara region, receiving the incidence forecast in Samara region for the next years. Materials and
methods. In the analysis of the incidence the authors used the linear regression model. Determination of the main trends of morbidity of chronic viral B and C hepatitis
in Samara region (trend) over the 10 years period was achieved with the help of analytic alignment of the original dynamic curve using linear approximation type.
When predicting the incidence the researchers used the extrapolation method. Results. The decline of the incidence of children chronic viral B hepatitis in Samara
region began in 2003 and continues to this day. The authors point out the continuing
increase of the incidence of childlren chronic C hepatitis. According to the forecast
obtained the study, the incidence of children chronic C hepatitis is probable to grow,
as well as the incidence of chronic B hepatitis. Conclusions. The incidence rates of
population with chronic viral hepatitis are important for the evaluation of the epi-
120
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
demiological situation in the country as well as in a separate region. One of the positive aspects of reducing the incidence of viral hepatitis - active vaccination against
hepatitis B. Further prerequisites of C hepatitis incidence increase relate to the lack
of the vaccine and to the clinical course characteristics.
Key words: disease, chronic viral hepatitis, children, forecast.
Введение
Наряду с очевидными успехами в борьбе с вирусными гепатитами (ВГ)
есть ряд нерешенных проблем, связанных с принципиально новыми проявлениями эпидемического процесса [1]. По статистическим данным, хронические вирусные гепатиты относятся к наиболее частым инфекционным заболеваниям и являются распространенной патологией среди детей и взрослых. По
частоте поражения детского населения инфекционными болезнями вирусные
гепатиты уступают только ОРВИ и острым желудочно-кишечным инфекциям, несмотря на проводимую вакцинацию [2]. Инфекция, вызываемая вирусом гепатита В (HBV), – одно из наиболее часто встречаемых инфекционных
заболеваний [3]. Следует отметить, что в России происходит омоложение
HBV-инфекции. Это может привести к увеличению числа хронических форм
поражения печени в ближайшие десятилетия. Если несколько лет назад заболеваемость детей ХВГВ опережала заболеваемость ХВГС, то в настоящее
время картина изменилась. Как и по всей стране, в Самарской области
наблюдается увеличение заболеваемости ХВГС. Широкое распространение
гепатита С, большей частью среди молодого, наиболее трудоспособного
населения, латентность его течения, выраженность неблагоприятных исходов –
цирроза печени и гепатоцеллюлярной карциномы – придают этой патологии
характер важной общемедицинской проблемы [4].
Цель работы – проанализировать тенденции заболеваемости хроническими вирусными гепатитами В и С у детей в многолетней динамике в Самарской области, получить прогноз заболеваемости в Самарской области на
последующие годы.
Материалы и методы исследования
Исходными материалами для исследования явились первичные учетные
документы за десять лет (2002–2011 гг.) о выявленном впервые заболевании
хроническими вирусными гепатитами В и С в Самарской области.
При анализе заболеваемости использовалась модель линейной регрессии. Определение основной тенденции заболеваемости хроническими вирусными гепатитами В и С в Самарской области (тренда) за десятилетний период
достигалось с помощью аналитического выравнивания первоначальной
динамической кривой с использованием линейного типа аппроксимации.
При прогнозировании заболеваемости использовался метод экстраполяции.
Каждая экстраполяция основывалась на предположении, что закономерность
развития, найденная внутри динамического ряда, сохранится и вне этого ряда, в дальнейшем развитии, а период предыстории, на базе которого делается
прогноз, должен быть наиболее характерен для рассматриваемого явления.
Анализ проводился при помощи современных пакетов статистического анализа: STATGRAPHICS Plus for Windows версии 4.0, STATISTICA for
Medical sciences.
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Windows (версия 8.0). Для оформления результатов исследований применялись пакеты из системы Microsoft Office 2010 и CorelDraw 13.
Результаты исследования и их обсуждение
Показатели заболеваемости детского населения вирусными гепатитами
являются важными для оценки эпидемиологической обстановки как по
стране, так и в отдельном регионе. Заболеваемость острым вирусным гепатитом В (ОВГВ) постоянно снижается благодаря активной иммунизации населения в рамках реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» [5], что является предпосылкой для снижения заболеваемости хроническим вирусным гепатитом В.
Нами была рассмотрена заболеваемость впервые заболевших детей
хроническими вирусными гепатитами В и С в Самарской области с 2002 по
2011 г. (табл. 1).
Таблица 1
Заболеваемость детей хроническими вирусными
гепатитами в Самарской области с 2002 по 2011 г.
Годы
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
2010
2011
Заболеваемость ХВГВ
На 100
тысяч
+/- к предыАбс.
населения дущему году
0
/0000
37
1,14
–78,77 %
21
0,65
–42,80 %
13
0,40
–38,58 %
21
0,65
62,76 %
15
0,47
–28,23 %
11
0,35
–26,35 %
6
0,18
–46,57 %
16
0,50
173,60 %
18
0,57
12,56 %
13
0,41
–27,79 %
Заболеваемость ХВГС
На 100
тысяч
+/- к предыАбс.
населения
дущему году
0
/0000
36
1,11
–58,58 %
35
1,09
–2,02 %
19
0,59
–46,14 %
20
0,62
6,06 %
11
0,34
–44,74 %
40
1,25
265,22 %
37
1,14
–9,39 %
56
1,77
55,29 %
63
1,99
12,56 %
60
1,89
–4,78 %
Проблема хронических вирусных гепатитов является очень актуальной
для здравоохранения Самарской области [6]. Среднее значение заболеваемости ХВГВ детей в Самарской области составило в 2002–2011 гг. 0,5320 ±
± 0,2435 случаев на 100 тыс. населения. При анализе заболеваемости ХВГВ у
детей в Самарской области за 2002–2011 гг. выявили пик заболеваемости
произошел в 2002 г. Небольшой всплеск заболеваемости пришелся на 2005 и
2010 г. Спад заболеваемости начался с 2003 г. и продолжается по сегодняшний день.
Среднее значение заболеваемости ХВГС детей в Самаре составило в
2002–2011 гг. 1,1790 ± 0,5380 случаев на 100 тыс. населения. До 2006 г. отмечался спад заболеваемости у детей с ХВГС. С 2006 г. отмечен рост заболеваемости, который продолжается по настоящее время. Пик роста заболеваемости у детей произошел в 2010 г.
В табл. 1 представлен темп общего прироста заболеваемости 2003–
2011 гг. ХВГВ и ХВГС у детей в Самарской области. По заболеваемости
122
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
ХВГВ у детей с 2003 г. отмечается тенденция спада заболеваемости, за исключением 2005 (62,76 %), 2009 (173,60 %), 2010 (12,56 %) гг.
По заболеваемости ХВГС у детей выявлен ежегодный темп прироста
заболеваемости в 2007, 2009, 2010 гг., что позволяет говорить о продолжающемся росте уровня заболеваемости. В отличие от хронического ГВ, доля
ХГС в этиологической структуре хронических вирусных гепатитов неуклонно растет [7].
При проведении математического моделирования данных заболеваемости ХВГВ и ХВГС за период 2002–2011 гг. у детей с ХВГВ и ХВГС были получены следующие математические модели заболеваемости.
Наилучшей полученной математической моделью для аппроксимации
заболеваемости ХВГВ у детей была полиномиальная модель второй
степени:
y = 0,6212x2 – 8,4758x + 39,8.
(1)
Для данной модели величина достоверности аппроксимации составила
2
R = 0,68 , что говорит о ее достаточно высоком качестве.
Для аппроксимации заболеваемости ХВГС у детей применялась
полиномиальная модель второй степени:
y = 1,2197x2 – 9,3136x + 41,967.
(2)
Величина достоверности аппроксимации составила R 2 = 0,7592 , что
говорит об очень высоком качестве полученной модели.
Приведенный анализ и моделирование этих данных позволили
определить скрытые тенденции в заболеваемости у детей (рис. 1).
Рис. 1. Динамика заболеваемости детей Самарской области ХГВ и ХГС
Medical sciences.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Кроме математического моделирования, нами был проведен корреляционный анализ между показателями заболеваемости у детей ХГВ и ХГС.
В результате был получен коэффициент корреляции R = –0,05649. Таким образом, имеется слабая обратная связь между заболеваемостью детей ХГВ и ХГС.
Используя экстраполяцию имевшихся математических моделей, мы получили прогноз заболеваемости ХГВ и ХГС у детей на последующие годы
(табл. 2).
Таблица 2
Прогноз заболеваемости ХГВ и ХГС у детей в Самарской области
№
п/п
1
2
3
4
5
Календарный год
2012
2013
2014
2015
2016
Прогноз
заболеваемости ХГВ
5,055
5,916
6,944
8,138
9,498
Прогноз
заболеваемости ХГС
6,298
7,605
9,097
10,77
12,64
Заболеваемость (абс. число)
Из данных табл. 2 прогнозируется рост не только заболеваемости
ХВГС у детей, но и рост заболеваемости ХВГВ. Результаты были получены
при помощи наилучших полиномиальных моделей.
Серьезную озабоченность вызывают показатели заболеваемости вирусными гепатитами у детей, особенно в возрасте 1–2, 3–6 и 7–10 лет [8]. Рассмотрим общую заболеваемость хроническими вирусными гепатитами В и С
у детей по возрастным категориям в Самарской области с 2009 по 2011 г.
На рис. 2 представлена общая заболеваемость детей с ХВГВ по отношению к
впервые заболевшим по возрастным группам.
Рис. 2. Общая заболеваемость и впервые заболевшие дети с ХВГВ
124
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
Заболеваемость (абс. число)
Если рассматривать общую заболеваемость в Самарской области с 2009
по 2011 г. детей с ХВГВ, то удельный вес впервые заболевших детей с ХВГВ
детей с 1 года до 14 лет колебался от 3,38 % в 2009 г., 7,93 % – в 2010 г. до
1,5 % – в 2011 г. В возрастной категории детей до 18 лет отмечалось снижение удельного веса от 14,8 % в 2009 г. до 6,25 % в 2011 г.
Рис. 3. Общая заболеваемость и впервые заболевшие дети с ХВГС
Удельный вес впервые заболевших детей с ХВГС по отношению к
общей заболеваемости в возрастной категории от 1 до 14 лет колебался от
18,5 % в 2010 г. до 14,9 % в 2009 и 10,3 % в 2011 г. При рассмотрении
удельного веса впервые заболевших детей с ХВГС по отношению к общей
заболеваемости в возрасте от 15 до 19 лет наметилась тенденция к
сокращению впервые заболевших и составил 36,4, 29,1, 15,9 с 2009 по 2011 г.
соответственно.
Как при ХВГВ, так и при ХВГС доминирует возрастная категория от
15 до 19 лет, что свидетельствует о недостаточной профилактической работе
с молодежью.
Несмотря на снижение количества впервые заболевших хроническим
вирусным гепатитом С в 2011 г., по-прежнему остается опережение заболеваемости хроническим вирусным гепатитом С детей по отношению к хроническому вирусному гепатиту В.
Выводы
1. По заболеваемости детского населения ХВГВ в Самарской области
выявлен ежегодный темп прироста заболеваемости 0,5320 ± 0,2435 случаев,
что позволяет говорить о продолжающемся, умеренно выраженном снижении
уровня заболеваемости.
2. Ежегодный темп прироста заболеваемости детского населения ХВГС
в Самарской области составил 1,1790 ± 0,5380 случаев, что свидетельствует
Medical sciences.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
об умеренно выраженном росте уровня заболеваемости по сравнению с заболеваемостью ХВГВ.
3. При анализе заболеваемости ХВГВ у детей в Самарской области за
2002–2011 гг. пик заболеваемости пришелся на 2002 г. Небольшой всплеск
заболеваемости пришелся на 2005 и 2010 гг. Спад заболеваемости начался с
2003 г. и продолжается по сегодняшний день.
4. До 2006 г. отмечался спад заболеваемости у детей с ХВГС. С 2006 г.
отмечен рост заболеваемости, который продолжается по настоящее время.
5. Один из положительных аспектов снижения заболеваемости вирусного гепатита В – активно проводившаяся вакцинация против гепатита В.
К сожалению, в мире еще не создана вакцина против гепатита С, что создает
дальнейшие предпосылки к росту заболеваемости вирусным гепатитом.
Список литературы
1. Е фи м о в , Г . Е. Особенности структуры вирусных гепатитов на рубеже веков /
Г. Е. Ефимов, Т. В. Кайданек // Актуальные вопросы гепатологии : материалы
IX Межд. симп. гепатологов (Брест, 29–30 сентября 2011 г.). – Брест, 2011. –
С. 64–66.
2. К о р о б е й н и к о в а , С . Б. Патоморфоз клинико-эпидемиологических показателей вирусных гепатитов у детей (на примере областного центра Западной Сибири) : автореф. дис. ... канд. мед. наук / Коробейникова С. Б. – М., 2011. – 22 с.
3. П и р о г о в а , И . Ю . Определение стадии фиброза и гистологической активности хронической HBV-инфекции с помощью интегральной оценки неинвазивных
методов / И. Ю. Пирогова // Инфекционные болезни. – 2010. – Т. 8, № 3. – С. 40.
4. Особенности иммунитета у больных хроническим гепатитом С / В. В. Макашова,
М. А. Яковенко, А. И. Флоряну, А. К. Токмалаев и др. // Эпидемиология и инфекционные болезни. – 2009. – № 2. – С. 58–62.
5. Т р и п а к , В. М . Эпидемиологические особенности заболеваемости парентеральными вирусными гепатитами В и С на территории Самарской области в
2002–2011 гг. / В. М. Трипак, Л. В. Яковлева, Н. П. Трошкина // Инфекция и иммунитет : материалы X съезда Всерос. науч.-практ. общества эпидемиологов,
микробиологов и паразитологов (Москва, 12–13 апреля 2012 г.). – М., 2012. –
Т. 2, № 1–2. – С. 462–463.
6. С тр е б к о в а , Е. А . Опыт Самарской области в модернизации системы оказания помощи больным с хроническими вирусными гепатитами / Е. А. Стребкова //
Инфекционные болезни взрослых и детей. Актуальные вопросы диагностики, лечения и профилактики : материалы Межрегион. науч.-практ. конф. (Казань,
1–2 ноября 2011 г.). – Казань, 2011. – С. 83–86.
7. Современная характеристика острого и хронического гепатита С в России /
И. В. Шахгильдян, О. Н. Ершова, М. И. Михайлов и др. // Актуальные вопросы
гепатологии : материалы IX Международ. симп. гепатологов (Брест, 29–30 сентября 2011). – Брест, 2011. – С. 183–184.
8. Д м и тр и е в а , Т. Г . Основные принципы формирования республиканской программы / Т. Г. Дмитриева, Н. В. Савина // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. – 2011. – № 1. – С. 22–24.
Reference
1. Efimov G. E., Kaydanek T. V. Aktual'nye voprosy gepatologii: materialy IX Mezhd.
simp. gepatologov (Brest, 29–30 sentyabrya 2011 g.) [Topical problems of hepatology:
proceedings of IX International symposium of hepatologists (Brest, 29-30 September
2011)]. Brest, 2011, pp. 64–66.
126
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
2. Korobeynikova S. B. Patomorfoz kliniko-epidemiologicheskikh pokazateley virusnykh
gepatitov u detey (na primere oblastnogo tsentra Zapadnoy Sibiri): avtoref. dis. kand.
med. nauk [Pathomorphism of clinical-epidemiologic characteristics of children hepatitis (by the example of the regional center of West Siberia): author’s abstract of dissertation to apply for the degree of the candidate of medical sciences]. Moscow, 2011, 22 p.
3. Pirogova I. Yu. Infektsionnye bolezni [Infectious diseases]. 2010, vol. 8, no. 3, p. 40.
4. Makashova V. V., Yakovenko M. A., Floryanu A. I., Tokmalaev A. K. et al Epidemiologiya i infektsionnye bolezni [Epidemiology and infectious diseases]. 2009, no. 2,
pp. 58–62.
5. Tripak V. M., Yakovleva L. V., Troshkina N. P. Infektsiya i immunitet: materialy X
s"ezda Vseros. nauch.-prakt. obshchestva epidemiologov, mikrobiologov i parazitologov (Moskva, 12–13 aprelya 2012 g.) [Infections and immunity: proceedings of X convention of the All-Russian scientific and practical society of epidemiologists, microbiologists and parasitologists (Moscow, 12-13 April 2012)]. Moscow, 2012, vol. 2, no. 1–
2, pp. 462–463.
6. Strebkova E. A. Infektsionnye bolezni vzroslykh i detey. Aktual'nye voprosy diagnostiki, lecheniya i profilaktiki: materialy Mezhregion. nauch.-prakt. konf. (Kazan', 1–2
noyabrya 2011 g.) [Infectious diseases of adults and children. Topical problems of diagnostics, treatment and preventice measures: proceedings of the International scientific
and practical conference (Kazan, 1-2 November 2011)]. Kazan, 2011, pp. 83–86.
7. Shakhgil'dyan I. V., Ershova O. N., Mikhaylov M. I. et al. Aktual'nye voprosy gepatologii: materialy IX Mezhdunarod. simp. gepatologov (Brest, 29–30 sen-tyabrya 2011).
[Topical problems of hepatology: proceedings of IX International symposium of hepatologists (Brest, 29-30 September 2011)]. Brest, 2011, pp. 183–184.
8. Dmitrieva T. G., Savina N. V. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika [Epidemiology
and vaccinal prevention]. 2011, no. 1, pp. 22–24.
Чурбакова Ольга Владимировна
кандидат медицинских наук, кафедра
факультетской педиатрии, Самарский
государственный медицинский
университет (Россия, г. Самара,
ул. Чапаевская, 89)
Churbakova Ol'ga Vladimirovna
Candidate medical sciences, sub-department
of faculty pediatrics, Samara State Medical
University (89 Chapaevskay street, Samara,
Russia)
E-mail: o_churbakova@mail.ru
Печкуров Дмитрий Владимирович
доктор медицинских наук, профессор,
заведующий кафедрой детских болезней,
Самарский государственный
медицинский университет (Россия,
г. Самара, ул. Чапаевская, д. 89)
Pechkurov Dmitriy Vladimirovich
Doctor of medical sciences, professor,
head of sub-department of children
diseases, Samara State Medical University
(89 Chapaevskay street, Samara, Russia)
E-mail: o_churbakova@mail.ru
УДК 616.36-002.2-036.2
Чурбакова, О. В.
Динамика заболеваемости хроническими вирусными гепатитами В
и С детей в Самарской области / О. В. Чурбакова, Д. В. Печкуров // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. –
2013. – № 4 (28). – С. 120–127.
Medical sciences.
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
УДК 613.6.027+613.6.64
Юсра Мохаммед Квиджа Аль-Далеми
ЗАВИСИМОСТЬ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ С ВРЕМЕННОЙ
УТРАТОЙ ТРУДОСПОСОБНОСТИ РАБОТНИКОВ
НЕФТЕХИМИЧЕСКИХ ПРЕДПРИЯТИЙ ОТ ВОЗРАСТА
Аннотация. Цель работы: исследовать зависимость показателей заболеваемости с временной утратой трудоспособности от возраста работников нефтехимических предприятий, выделить возрастные группы риска, повышенного
внимания и с благоприятной динамикой. Материал и методы. В качестве
объекта исследования был выбран коллектив нефтехимического предприятия
«Завод “Полимир” ОАО “Нафтан”», а также его отдельных подразделений –
производств мономеров, полиэтилена высокого давления (ПВД), заводоуправления как контрольной группы. Исследование заболеваемости работников
изучаемого нефтехимического предприятия проводилось путем анализа годовых отчетов о временной нетрудоспособности работников (форма f16-u). Результаты. Установлено, что работники всех исследованных подразделений и
нефтехимического предприятия «Завод “Полимир” ОАО “Нафтан”» в целом
охватывают стандартные возрастные группы 21–30 лет, 31–40 лет, 41–50 лет,
51–60 лет, 60 лет и более. При этом коллектив производства мономеров характеризуется наибольшим процентом работников в возрасте 21–30 лет и вносит
наибольший вклад в показатели заболеваемости с временной утратой трудоспособности (ЗВУТ) по предприятию. Показано, что распределение показателей ЗВУТ работников предприятия и его подразделений в зависимости от возраста нелинейно, что специфично для нефтехимических производств. Отмечено, что наибольшей долей (в процентах) в общей статистике ЗВУТ по исследованным коллективам обладают работники старше 60 лет, возрастные группы с наибольшим вкладом в заболеваемость различны для исследованных
коллективов – для всего предприятия и заводоуправления это работники в
возрасте 21–30 лет, для производства мономеров – в возрасте 51–60 лет, для
производства полиэтилена высокого давления – в возрасте 31–40 лет. Также
установлено, что за исследуемый период по всем возрастным группам работников на производстве мономеров и в целом по нефтехимическому предприятию наблюдается рост числа случаев ЗВУТ на 100 работников, тогда как по
производству ПВД и заводоуправлению – снижение также по всем возрастным
группам. Результаты работы могут быть полезны санитарным службам нефтехимических предприятий для определения возрастных групп риска, повышенного внимания и с благоприятной динамикой, что позволит применить дифференцированный подход при реализации медицинской помощи и повысить эффективность проводимых медико-санитарных мероприятий, направленных на
снижение уровня ЗВУТ и поддержание здоровья работников нефтехимических
предприятий.
Ключевые слова: заболеваемость с временной утратой трудоспособности,
возрастная группа, нефтехимическое предприятие, производство мономеров,
производство полиэтилена высокого давления.
Yusra Mokhammed Kvidzha Al'-Dalemi
DEPENDENCY OF MORBIDITY WITH TEMPORARY
DISABILITY OF PETROCHEMICAL ENTERPRISE
EMPLOYEES ON THE AGE
128
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
Abstract. Background. The article aims at researching the dependency of the rate of
morbidity with temporary disability on the age of petrochemical enterprise associates, sorting out the risk groups by age, groups of increased attention and of positive
dynamics. Materials and methods. The subject of research was the team of the petrochemical enterprise «Zavod “Polimir” Plc. “Naftan”», and the teams of the subdivision thereof such as production of monomers, high-density polyethylene (HDPE),
and factory administration. Research of staff morbidity at the studied petrochemical
enterprise was conducted through the analysis of annual reports on temporary disability of associates (form f16-u). Results. It has been revealed that the employees at
all the studied subdivisions and the petrochemical enterprise "Zavod "Polimir" Plc.
"Naftan" may be divided into standard age groups of 21-30 years, 31-40 years, 4150 years, 51-60 years, 60 years and over . The monomers production's collective is
characterized by the highest percentage of workers aged 21-30 years and makes the
most contribution to the MWTD indicators at the enterprise in general. It is shown
that the distribution of MWTD indicators of the employees of the enterprise and its
divisions according to workers age is nonlinear, that is specific for petrochemical
plants. It is noted that the workers over 60 have the largest share (in %) in the overall statistics on MWTD among the investigated teams. But the age groups with the
largest contribution to the disease are different for the studied groups – for the
whole company and the plant office - it includes workers aged 21-30 years, for
monomers production - workers aged 51-60 years, for production of high-density
polyethylene - workers with the age of 31-40 years. Also it is found that the increase
of MWTD cases per 100 workers is experienced for all age groups of workers at the
production of monomers and the whole petrochemical plant while the reduction of
MWTD cases per 100 workers for all age groups is experienced for HDPE production and plant office workers, during the study period. The results may be useful in
petrochemical plants care services to certain age groups at risk, age groups with increased attention and age groups with positive dynamics, which allows to apply a
differentiated approach in the implementation and improvement of the effectiveness
of the public health measures aimed at MWTD level reduction and health maintenance of petrochemical plants employees.
Key words: morbidity with temporary disability, age group, petrochemical enterprise, production of monomers, production of high-density polyethylene.
Введение
Известно, что потребителями продукции нефтехимической промышленности являются различные отрасли народного хозяйства: продукция
нефтехимии используется в производстве мономеров для органического синтеза, полимерных пластмасс и изделий из них, синтетического каучука, резинотехнических изделий, пластмасс и синтетических смол, химических
средств защиты растений и других агрохимических продуктов, синтетических и искусственных волокон и др. [1]. Однако даже на современных нефтехимических предприятиях работники продолжают осуществлять производственную деятельность во вредных условиях труда, что вызывает появление
профессиональных и производственно обусловленных заболеваний, а также
рост заболеваемости с временной утратой трудоспособности (ЗВУТ) [2].
Наряду с загрязнением воздуха производственных помещений комплексом
вредных химических веществ, производственным шумом, тяжестью и напряженностью трудового процесса, на заболеваемость работников нефтехимических предприятий также влияет возраст и стаж работы во вредных условиях
Medical sciences.
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
труда [1, 3, 4]. Анализ заболеваемости работников нефтехимического предприятия в зависимости от возраста позволит выделить соответствующие
группы с благоприятной динамикой, группы повышенного внимания и группы риска, что, в свою очередь, дает возможность прогнозировать динамику
заболеваемости в той или иной группе работников при сохранении существующих условий труда, повысить эффективность проводимых для снижения заболеваемости работников лечебно-профилактических мероприятий.
Цель данной работы – исследовать зависимость показателей заболеваемости с временной утратой трудоспособности от возраста работников нефтехимических предприятий, выделить возрастные группы риска, повышенного
внимания и с благоприятной динамикой.
Материал и методы исследования
В качестве объекта исследования был выбран коллектив нефтехимического предприятия «Завод “Полимир” ОАО “Нафтан”», а также его отдельных подразделений – производств мономеров, полиэтилена высокого давления (ПВД), заводоуправления как контрольной группы. Исследование заболеваемости работников изучаемого нефтехимического предприятия проводилось путем анализа годовых отчетов о временной нетрудоспособности работников (форма f16-u). Учитывались данные по случаям заболеваний на 100 работников в целом и по нозологическим формам, средняя длительность одного
случая заболевания, показатель временной нетрудоспособности в календарных днях на 100 работников, в динамике за период с 2003 по 2011 г. Данные
о возрастном составе изучаемых трудовых коллективов были предоставлены
кадровой службой предприятия.
В ходе работы учитывались такие данные, как соотношение возрастных
групп в коллективе исследуемого участка, средний возраст работников
участка, процент работников в возрасте до 50 лет (включительно), показатели
заболеваемости с временной утратой трудоспособности по возрастным группам – число случаев заболеваемости и показатель временной нетрудоспособности (в календарных днях) на 100 работников. Полученные из отчетов о
временной нетрудоспособности и возрастном составе данные обрабатывались
машинным способом в программном пакете MS Excel 2003.
В исследовании применено стандартное распределение работников на
возрастные группы по 10 лет: 21–30, 31–40, 41–50, 51–60, более 60 лет.
Результаты и их обсуждение
Данные по соотношению работников различных возрастных групп по
исследуемому нефтехимическому предприятию и по отдельным структурным
подразделениям показано в табл. 1.
Из данных табл. 1 видно, что наибольшую часть трудового коллектива
(в процентах) на исследуемом предприятии составляют работники возрастной
категории 41–50 лет, на второй позиции – работники возрастной группы
31–40 лет. По отдельным подразделениям картина несколько другая: большую часть персонала производства мономеров составляют работники в возрасте от 21 до 30 лет, следующая по доле – возрастная группа 31–40 лет, производства полиэтилена – 41–50 лет и 31–40 лет соответственно, заводоуправления – 31–40 лет и 41–50 лет соответственно.
130
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
Таблица 1
Распределение работников исследуемого нефтехимического предприятия
по возрастным категориям (%) (по среднемноголетним данным)
Возраст (лет)
Производственные
подразделения
Производство мономеров
Производство полиэтилена
высокого давления
Заводоуправление
Все предприятие
21–30
31–40
41–50
51–60
>60
28,97
25,75
24,14
17,93
3,22
22,12
25,20
27,14
21,66
3,88
15,12
24,57
31,40
26,10
29,07
26,33
20,35
19,96
4,07
3,03
Таким образом, основная масса работников исследуемого нефтехимического предприятия находится в возрасте от 30 до 50 лет (включительно), как
правило, это опытные, стажированные работники, доля работников в возрасте
до 50 лет (включительно) по производству мономеров составляет 78,86 %, по
производству ПВД – 74,46 %, по заводоуправлению – 75,59 % и по всему
предприятию, соответственно, 77 %.
Наименьшей долей в коллективе предприятия и его структурных подразделений обладают работники старше 60 лет, что естественно, так как
большинство работников, достигших 60-летнего возраста, покидают предприятие в связи с выходом на пенсию и лишь единицы остаются работать
дальше.
В остальном распределение работников предприятия и его отдельных
структурных подразделений по возрастным группам является достаточно
равномерным.
Данные по заболеваемости работников исследуемого нефтехимического предприятия и его отдельных структурных подразделений, полученные на
основе анализа среднемноголетних количественных показателей ЗВУТ за период с 2003 по 2011 г., приведены в табл. 2.
Таблица 2
Показатели ЗВУТ работников нефтехимического предприятия
Заболеваемость
Производственные
подразделения
Производство
мономеров
Производство
ПВД
Заводоуправление
Все предприятие
Число случаев
ЗВУТ
на 100 работников
Число дней
нетрудоспособности
на 100 работников
Средняя
длительность
одного случая,
дней
106,35
1134,38
10,67
91,66
967,75
10,56
84,35
100,44
752,80
1043,19
8,92
10,39
Из данных табл. 2 видно, что наибольший вклад в заболеваемость работников нефтехимического предприятия вносит производство мономеров.
Medical sciences.
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Чтобы проследить связь между возрастом работников и их заболеваемостью,
целесообразно привести распределение количественных показателей ЗВУТ
по возрастным группам работников исследуемого нефтехимического предприятия и его отдельных подразделений. Данные сведения содержатся в табл. 3.
Таблица 3
Зависимость заболеваемости с ВУТ работников
нефтехимического предприятия от возраста
Структурное
подразделение
Производство
мономеров
Производство
ПВД
Заводоуправление
Все предприятие
Возраст,
лет
21–30
31–40
41–50
51–60
Более 60
21–30
31–40
41–50
51–60
Более 60
21–30
31–40
41–50
51–60
Более 60
21–30
31–40
41–50
51–60
Более 60
Случаев на 100 работников
Среднее
Среднее
Среднее
за 2003–2007 гг. за 2008–2011 гг. за 2003–2011 гг.
23,43
25,43
24,32
22,53
24,44
23,38
18,23
19,79
18,92
31,89
34,60
33,10
6,39
6,93
6,63
25,15
23,16
24,26
28,06
25,84
27,07
17,95
16,53
17,32
20,65
19,02
19,93
3,19
2,94
3,08
36,26
28,72
32,91
13,61
10,78
12,35
16,14
12,78
14,65
22,37
17,72
20,30
4,57
3,62
4,14
24,93
26,56
25,66
24,53
26,13
25,24
17,85
19,02
18,37
24,68
26,29
25,40
5,62
5,98
5,78
Из данных табл. 3 видно, что распределение показателей ЗВУТ работников по их возрастам на исследуемом нефтехимическом предприятии является нелинейным, что специфично для нефтехимических производств:
– максимальный вклад в заболеваемость (1-е ранговое место, группа I)
по всему предприятию вносят работники в возрасте 21–30 лет, по производству мономеров – в возрасте 51–60 лет, по производству ПВД – в возрасте
31–40 лет, по заводоуправлению – 21–30 лет;
– 2-е ранговое место по вкладу в заболеваемость (группа II) по всему
предприятию вносят работники в возрасте 51–60 лет, по производству мономеров – 21–30 лет, по производству ПВД – 21–30 лет, по заводоуправлению –
51–60 лет;
– 3-е ранговое место (группа III) по указанному выше критерию в рамках всего предприятия занимают работники возрастной группы 31–40 лет, по
производству мономеров – 31–40 лет, по производству ПВД – 51–60 лет, по
заводоуправлению – 41–50 лет;
– 4-е ранговое место (группа IV) по указанному выше критерию по
предприятию в целом занимают работники в возрасте 41–50 лет, по произ-
132
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
водству мономеров – в возрасте 41–50 лет, по производству ПВД – 41–50 лет,
по заводоуправлению – 31–40 лет;
– 5-е ранговое место (группа V) с минимальным вкладом в общую статистику по заболеваемости в рамках всего предприятия занимает возрастная
группа работников старше 60 лет, по производству мономеров – старше 60 лет,
по производству ПВД – старше 60 лет, по заводоуправлению – старше 60 лет.
Группы I и II относятся к группам риска, III, IV – к группам повышенного внимания.
Кроме того, из данных табл. 3 видно, что по производству мономеров и
по всему нефтехимическому предприятию за исследуемый период наблюдается рост заболеваемости по всем возрастным группам, в то время как по
производству ПВД и заводоуправлению число случаев ЗВУТ на 100 работников снижается также по всем возрастным группам.
Минимальный вклад в общую заболеваемость работников старше 60 лет
как по всему предприятию, так и по отдельным подразделениям является естественным, так как эта возрастная группа обладает наименьшей долей в составе
трудовых коллективов; производственный стаж в контакте с вредными веществами у данной категории работников в большинстве случаев превышает несколько десятков лет, что способствует развитию у них своеобразных адаптационных механизмов, позволяющих снизить влияние на здоровье при отсутствии увеличения разовых доз поступающих в организм вредных веществ;
характерные для этой категории возрастные нарушения здоровья затрудняют
обнаружение производственно обусловленных и комбинируются с ними.
Следует также отметить, что за исключением групп 41–50 лет и старше
60 лет по нефтехимическому предприятию в целом распределение количественных показателей ЗВУТ по возрастным группам работников достаточно
равномерно: вклад в общую заболеваемость (случаев на 100 работников) возрастной группы 21–30 лет составляет 25,55 %, группы 31–40 лет – 25,13 %,
41–50 лет – 18,29 %, 51–60 лет – 25,28 %, старше 60 лет – 5,75 %.
Обращает внимание высокая доля в общей заболеваемости работников
в возрасте 21–30 лет, наибольшее значение которой наблюдается у работников заводоуправления, а второе по величине – у работников производства
мономеров и ПВД. Дополнительно на статистику заболеваемости работников
в возрасте 21–30 лет оказывает влияние профессиональный отбор при приеме
на работу на основные профессии нефтехимического предприятия.
Также обращает на себя внимание высокая доля в общей заболеваемости коллектива заводоуправления работников в возрасте 51–60 лет. Однако
в данном случае, вероятно, большое значение имеет то, что доля работников
этого возраста достаточно велика и 63,5 % коллектива заводоуправления составляют женщины. В возрасте 51–60 лет здоровье женщины начинает достаточно быстро ухудшаться в связи с гормональной перестройкой в организме.
Полученные данные по возрастной структуре ЗВУТ работников нефтехимического предприятия и его подразделений частично согласуются с данными литературных источников [3, 5]. Подтверждается нелинейность возрастной зависимости заболеваемости работников нефтехимического предприятия, однако в данном случае первый пик заболеваемости у работников в
возрасте 25–30 лет (21–30 лет) наблюдается только по производству мономеров, а по производству ПВД сдвигается до возраста 31–40 лет. Второй и более
выраженный пик заболеваемости наблюдается у работников не в возрасте
Medical sciences.
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
41–50 лет, а в возрасте 51–60 лет, что тоже не совпадает со сведениями из литературы. Кроме того, в [5] сообщается, что для работников заводоуправления характерно постепенное нарастание заболеваемости с одним пиком в
возрасте 50 лет и старше, однако на исследуемом предприятии по заводоуправлению наблюдается два возрастных пика ЗВУТ – у работников в возрасте 21–30 лет и 51–60 лет.
Показатели частоты случаев ЗВУТ на 100 работников исследуемого
нефтехимического предприятия и его подразделений в зависимости от возраста за период с 2003 по 2011 г. приведены на рис. 1–4.
Число
случаев
ЗВУТ
число
случаев
ЗВУТ
на 100
на 100
работников
работников
28,36
25,41
27,65
30,00
24,78
25,22
25,00
20,87
20,35
20,00
22,60
18,56
18,14
17,68
16,13
15,00
10,00
3,22
3,14
5,00
2,87
0,00
2003-2005
2006-2008
2009-2011
годы
21-30 лет
31-40 лет
41-50 лет
51-60 лет
> 60 лет
Рис. 1. Число случаев заболеваемости с ВУТ работников различных
возрастных групп производства полиэтилена высокого давления
Число
случаев
число
случаев
ЗВУТЗВУТ
на 100
на 100
работников
работников
40,00
36,52
35,00
31,79
30,97
30,00
25,00
20,00
26,84 25,80
23,36 22,46
22,76 21,88
18,18
20,88
17,71
15,00
10,00
7,32
6,21
6,37
5,00
0,00
2003-2005
21-30 лет
31-40 лет
2006-2008
41-50 лет
51-60 лет
2009-2011
годы
> 60 лет
Рис. 2. Число случаев заболеваемости с ВУТ работников
производства мономеров в зависимости от возраста
Из данных рис. 4 видно, что в рамках всего нефтехимического предприятия по всем возрастным группам работников наблюдается умеренная тенденция к росту ЗВУТ в случаях на 100 работников, однако по отдельным подразделениям, согласно рис. 2–4, ситуация несколько отлична от общей:
134
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
– по производству ПВД с 2003 до 2008 г. наблюдается незначительный
(умеренный) рост заболеваемости по четырем возрастным группам из пяти
(за исключением группы 51–60 лет), после 2008 г. наблюдается более заметное снижение показателей ЗВУТ уже по всем возрастным группам;
– по производству мономеров картина противоположная (по сравнению
с производством ПВД): до 2008 г. по всем возрастным группам отмечается
снижение заболеваемости, после 2008 г. – по всем возрастным группам отмечается заметный рост показателей ЗВУТ;
– по заводоуправлению динамика заболеваемости работников различных возрастных групп сходна с динамикой для производства ПВД: до 2008 г.
незначительный рост показателей по всем группам, после 2008 г. – более
ощутимый спад по всем возрастным группам.
Число
случаев
число
случаев
ЗВУТЗВУТ
на 100
на 100
работников
работников
40,00
36,94
35,45
35,00
26,34
30,00
22,79
21,87
25,00
20,00
13,87
13,31
15,78
15,00
16,25
16,44
10,00
4,46
11,73
9,89
4,65
3,32
5,00
0,00
2003-2005
21-30 лет
2006-2008
31-40 лет
41-50 лет
2009-2011
51-60 лет
годы
> 60 лет
Рис. 3. Число случаев заболеваемости с ВУТ
работников заводоуправления различных возрастных групп
Число
случаев
число
случаев
ЗВУТЗВУТ
на 100
на 100
работников
работников
30,00
25,00
25,77
24,05 23,66 23,81
20,00
27,14 26,70
25,35 25,51
19,43
18,45
17,22
26,87
15,00
10,00
5,81
5,42
6,11
5,00
0,00
2003-2005
21-30 лет
2006-2008
31-40 лет
41-50 лет
51-60 лет
2009-2011
годы
> 60 лет
Рис. 4. Число случаев заболеваемости с ВУТ работников различных
возрастных групп всего нефтехимического предприятия
Medical sciences.
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Также из рис. 2–4 видно, что по производству мономеров в течение
всего исследуемого периода показатели заболеваемости работников возрасте
51–60 лет, а по заводоуправлению в возрасте 21–30 лет в течение
2003–2008 гг. заметно превышают общезаводские, что согласуется с данными
рассмотренной выше возрастной структуры ЗВУТ работников этих подразделений.
Подобную динамику по возрастным группам возможно объяснить тем,
что за девять лет проводимого ретроспективного исследования часть работников рассматриваемого нефтехимического предприятия и его структурных
подразделений в силу естественных причин переходила из одной возрастной
категории в другую, одновременно корректируя показатели статистики заболеваемости.
Таким образом, на основе анализа динамики и возрастной структуры
заболеваемости с временной утратой трудоспособности работников нефтехимического предприятия возможно предложить следующие рекомендации для
сохранения и улучшения здоровья работников:
– независимо от возрастных групп – мероприятия, направленные на
минимизацию наносимого вреда или последствий уже нанесенного здоровью
работника вреда, включающие оснащение производственных помещений
«чистыми комнатами», современными системами вентиляции и кондиционирования воздуха, защиту временем от воздействия шума, локальной и общей
вибрации, электромагнитного излучения; обеспечение возможности получения дополнительного профилактического питания в столовых (профилакториях) предприятия, медикаментозное лечение диагностируемых профессиональных и производственно обусловленных заболеваний;
– к работникам групп I и II – интенсивные профилактические меры,
направленные на пропаганду здорового образа жизни (профилактический
прием различных поливитаминных и минеральных комплексов, активные занятия спортом, отказ от самолечения (пропаганда своевременного обращения
за медицинской помощью и серьезного отношения к собственному здоровью), курения, алкоголя), обязательные медицинские осмотры при приеме на
работу (профессиональный отбор), регулярные диагностические медицинские
осмотры в медучреждении при нефтехимическом предприятии;
– к работникам групп III и IV – сочетанные лечебно-профилактические
меры, направленные на лечение уже обнаруженных и недопущение возникновения новых профессиональных и производственно обусловленных заболеваний. Включают в себя медикаментозное лечение (при необходимости –
в стационаре) в медучреждении при предприятии, санаторно-курортное лечение по путевкам (направлениям) медучреждения при предприятии, дополнительный отпуск (по рекомендации медучреждения при нефтехимическом
предприятии) в рамках, предусмотренных законодательством о защите прав
трудящихся;
– к работникам V группы – лечебные меры, дополненные возможными
профилактическими. Включают медикаментозное лечение обнаруженных заболеваний различной природы (профессиональных, производственно обусловленных, общесоматических с поправкой на возраст) с учетом возрастных
изменений в реактивности организма работников к медикаментозным препаратам, санаторно-курортное лечение по путевкам (направлениям) медучреждения
136
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
при предприятии, дополнительный отпуск (по рекомендации медучреждения
при нефтехимическом предприятии) в рамках, предусмотренных законодательством о защите прав трудящихся, перевод на легкий труд и т.д.
Принятие интенсивных профилактических мер к категории работников
в возрасте 21–30 лет и 31–40 лет позволит в будущем, в силу естественных
причин, снизить показатели заболеваемости по категории работников в возрасте 41–50 лет и 51–60 лет по сравнению с показателями на сегодняшний
день. Аналогичная политика в отношении работников в возрасте 41–50 лет и
51–60 лет позволит впоследствии снизить заболеваемость работников в возрасте 51–60 лет и работников старше 60 лет.
Выводы
1. Коллектив исследуемого нефтехимического предприятия охватывает
все стандартные возрастные группы: 21–30, 31–40, 41–50, 51–60, более 60
лет. Доля работников в возрасте до 50 лет (включительно) в коллективе предприятия составляет 77 %. Самым молодым по отношению к другим структурным подразделениям является коллектив производства мономеров. Наибольший вклад в показатели ЗВУТ по исследованному нефтехимическому
предприятию также вносит производство мономеров.
2. Распределение показателей ЗВУТ работников в зависимости от их
возраста на исследуемом нефтехимическом предприятии является нелинейным, что специфично для нефтехимических производств. Наибольшей долей
(в процентах) в показателях ЗВУТ по всему предприятию обладают работники
в возрасте 21–30 лет, по производству мономеров – в возрасте 51–60 лет, по
производству ПВД – в возрасте 31–40 лет, по заводоуправлению – 21–30 лет;
минимальным вкладом в общую статистику по заболеваемости в рамках всего
предприятия и отдельных подразделений обладают работники старше 60 лет.
3. В рамках нефтехимического предприятия за период исследования по
всем возрастным группам работников наблюдается умеренная тенденция к
росту ЗВУТ (в случаях на 100 работников), однако характер изменения показателей ЗВУТ ни по одному из подразделений не совпадает с динамикой
ЗВУТ всего предприятия и не определяет ее полностью.
4. По производству мономеров в течение всего исследуемого периода
показатели заболеваемости работников в возрасте 51–60 лет, по заводоуправлению в возрасте 21–30 лет в течение 2003–2008 гг., заметно превышают общезаводские, что согласуется с данными возрастной структуры ЗВУТ работников этих подразделений.
5. Для стабилизации и постепенного улучшения статистики ЗВУТ работников исследованного нефтехимического предприятия необходимо сочетать лечебно-профилактические мероприятия, такие как пропаганда здорового образа жизни, обязательные медицинские осмотры при приеме на работу,
периодические медицинские осмотры в медучреждении при нефтехимическом предприятии, медикаментозное лечение диагностируемых у работников
заболеваний, и немедицинские мероприятия, направленные на минимизацию
наносимого здоровью работника вреда или минимизацию его последствий.
6. Эффективные профилактические меры, применяемые к категории
работников в возрасте 21–30 лет и 31–40 лет, позволят в будущем, в силу
естественных причин, снизить показатели заболеваемости работников в возрасте 41–50 лет и 51–60 лет по сравнению с показателями на сегодняшний
Medical sciences.
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
день. Аналогичная политика в отношении работников в возрасте 41–50 лет
и 51–60 лет позволит впоследствии снизить заболеваемость работников в
возрасте 51–60 лет и работников старше 60 лет.
Список литературы
1. З о то в а , Т. М . Оценка и управление профессиональными рисками нарушения
здоровья работающих в производствах органического синтеза : автореф. дис. ...
канд. мед. наук / Зотова Т. М. – М., 2008. – 24 с.
2. К у ч е н е в а , Е. Е. Прогнозирование профессионального риска и разработка системы управления им на потенциально опасных промышленных объектах : дис. ...
канд. тех. наук / Кученева Е. Е. – Минск, 2009. – 130 с.
3. Г и з а т у л л и н а , Д . Ф. Условия труда и состояние здоровья ремонтных рабочих
современных нефтехимических производств : дис. ... канд. мед. наук / Гизатуллина Д. Ф. – М., 2010. – 192 с.
4. К а б и р о в а , М . Ф. Оптимизация профилактики и лечения основных стоматологических заболеваний у работников, подвергающихся воздействию факторов химической этиологии (на примере нефтехимического производства) : автореф. дис. ...
д-ра мед. наук / Кабирова М. Ф. – Казань, 2011. – 20 с.
5. З а й ц е в , М . Н . Комплексная оценка риска здоровью работающих в производстве кремнийорганических соединений : дис. ... канд. мед. наук / Зайцев М. Н. –
М., 2003. – 104 с.
References
1. Zotova T. M. Otsenka i upravlenie professional'nymi riskami narusheniya zdorov'ya
rabotayushchikh v proizvodstvakh organicheskogo sinteza: avtoref. dis. kand. med.
nauk [Assessment and management of professional risks of employee health in organic
synthesis production: author’s abstract of dissertation to apply for the degree of the
candidate of medical sciences]. Moscow, 2008, 24 p.
2. Kucheneva E. E. Prognozirovanie professional'nogo riska i razrabotka si-stemy upravleniya im na potentsial'no opasnykh promyshlennykh ob"ektakh: dis. kand. tekh. nauk
[Professional risk forecasting and risk management system development at potentially
hazardous industrial facilities: author’s abstract of dissertation to apply for the degree of
the candidate of engineering sciences]. Minsk, 2009, 130 p.
3. Gizatullina D. F. Usloviya truda i sostoyanie zdorov'ya remontnykh rabochikh sovremennykh neftekhimicheskikh proizvodstv: dis. kand. med. nauk [Labor conditions and
health status of repairmen at modern petrochemical production: dissertation to apply for
the degree of the candidate of medical sciences]. Moscow, 2010, 192 p.
4. Kabirova M. F. Optimizatsiya profilaktiki i lecheniya osnovnykh stomatolo-gicheskikh
zabolevaniy u rabotnikov, podvergayushchikhsya vozdeystviyu faktorov khi-micheskoy
etiologii (na primere neftekhimicheskogo proizvodstva): avtoref. dis. d-ra med. nauk
[Optimization of preventive measures and treatment of basic dental diseases for workers subject to chemical aetiology factors impact (by the example of petrochemical production): author’s abstract of dissertation to apply for the degree of the doctor of medical sciences] Kazan, 2011, 20 p.
5. Zaytsev M. N. Kompleksnaya otsenka riska zdorov'yu rabotayushchikh v proizvod-stve
kremniyorganicheskikh soedineniy: dis. kand. med. nauk [Complex assessment of
health risks of organic silicone compound production workers: dissertation to apply for
the degree of the candidate of medical sciences]. Moscow, 2003, 104 p.
138
University proceedings. Volga region
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
№ 4 (28), 2013
Медицинские науки. Гигиена и организация здравоохранения
Аль-Далеми Юсра Мохаммед Квиджа
аспирант, Полоцкий государственный
университет (Беларусь, г. Новополоцк,
ул. Блохина, 29)
Al'-Dalemi Yusra Mokhammed Kvidzha
Postgraduate student, Polotsk State
University (29 Blokhina street,
Novopolotsk, Belarussia)
E-mail: yusrakwyja@yahoo.com
УДК 613.6.027+613.6.64
Юсра Мохаммед Квиджа Аль-Далеми
Зависимость заболеваемости с временной утратой трудоспособности работников нефтехимических предприятий от возраста / Юсра
Мохаммед Квиджа Аль-Далеми // Известия высших учебных заведений.
Поволжский регион. Медицинские науки. – 2013. – № 4 (28). – С. 128–139.
Medical sciences.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион
Вниманию авторов!
Редакция журнала «Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Медицинские науки» приглашает специалистов опубликовать на его страницах оригинальные статьи, содержащие новые научные результаты в области теоретической и
экспериментальной медицины, клинической медицины, общих вопросов здравоохранения, организации здравоохранения, а также обзорные статьи по тематике журнала.
Статьи, ранее опубликованные, а также принятые к опубликованию в других
журналах, редколлегией не рассматриваются.
Редакция принимает к рассмотрению статьи, подготовленные с использованием текстового редактора Microsoft Word for Windows (тип файла – RTF, DOC).
Необходимо представить статью в электронном виде (VolgaVuz@mail.ru) и
дополнительно на бумажном носителе в двух экземплярах. Оптимальный объем рукописи 10–14 страниц формата А4. Основной шрифт статьи – Times New Roman, 14 pt через полуторный интервал. Статья обязательно должна содержать индекс УДК, ключевые слова и развернутую аннотацию объемом от 100 до 250 слов, имеющую четкую
структуру на русском (Актуальность и цели. Материал и методы. Результаты. Выводы)
и английском языках (Background. Materials and methods. Results. Conclusions).
Рисунки и таблицы должны быть размещены в тексте статьи и представлены в
виде отдельных файлов (растровые рисунки в формате TIFF, ВМР с разрешением
300 dpi, векторные рисунки в формате Corel Draw с минимальной толщиной линии
0,75 рt). Рисунки должны сопровождаться подрисуночными подписями.
Формулы в тексте статьи обязательно должны быть набраны в редакторе
формул Microsoft Word Equation (версия 3.0) или MathType. Символы греческого и
русского алфавита должны быть набраны прямо, нежирно; латинского – курсивом,
нежирно; обозначения векторов и матриц прямо, жирно; цифры – прямо, нежирно.
Наименования химических элементов набираются прямо, нежирно. Эти же требования необходимо соблюдать и в рисунках. Допускается вставка в текст специальных
символов (с использованием шрифтов Symbol).
В списке литературы нумерация источников должна соответствовать
очередности ссылок на них в тексте ([1], [2], …). Номер источника указывается в
квадратных скобках. Требования к оформлению списка литературы на русские и
иностранные источники: для книг – фамилия и инициалы автора, название, город,
издательство, год издания, том, количество страниц; для журнальных статей, сборников трудов – фамилия и инициалы автора, название статьи, полное название журнала или сборника, серия, год, том, номер, страницы; для материалов конференций –
фамилия и инициалы автора, название статьи, название конференции, город, издательство, год, страницы.
К материалам статьи должна прилагаться следующая информация: фамилия,
имя, отчество, ученая степень, звание и должность, место и юридический адрес работы
(на русском и английском языках), e-mail, контактные телефоны (желательно сотовые).
Обращаем внимание авторов на то, что перевод имен собственных на английский язык в списке литературы осуществляется автоматически с использованием программы транслитерации в кодировке BGN (сайт translit.ru). Для обеспечения единообразия указания данных об авторах статей во всех реферируемых базах при формировании авторской справки при подаче статьи необходимо предоставить перевод фамилии,
имени, отчества каждого автора на английский язык, или он будет осуществлен автоматически в программе транслитерации в кодировке BGN.
Плата с аспирантов за публикацию рукописей не взимается. Рукопись, полученная редакцией, не возвращается. Редакция оставляет за собой право проводить редакторскую и допечатную правку текстов статей, не изменяющую их основного смысла, без согласования с автором.
Статьи, оформленные без соблюдения приведенных выше требований,
к рассмотрению не принимаются.
140
University proceedings. Volga region
Документ
Категория
Медицина
Просмотров
135
Размер файла
10 241 Кб
Теги
учебный, 380, науки, высших, известия, заведений, регион, медицинских, поволжский, 2013
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа