close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

94.Онтологические и гносеологические проблемы истории

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СИБИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ
ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ
КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ
В.И. Муравьев
Ю.В. Ворожко
ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ
И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ
ИСТОРИИ
Материалы к спецкурсу для студентов и аспирантов,
специализирующихся по социальной философии
Омск 2002
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Муравьев В.И., Ворожко Ю.В. Онтологические и гносеологические
проблемы истории: Материалы к спецкурсу для студентов и аспирантов,
специализирующихся по социальной философии. - Омск: Изд-во СибГАФК, 2002. - 36 с.
Материал представляет собой последовательную авторскую концепцию философии истории не столько на уровне знания о социальной конкретике, сколько на уровне знания о самом социально-историческом знании. Своеобразно конкретизируют и дополняют спецкурс прилагаемые к
нему планы семинаров с рекомендуемой литературой.
Рецензенты: канд. филос. наук Г.М. Порохин,
канд. филос. наук А.В. Воробьев.
Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом СибГАФК
© Сибирская государственная академия физической культуры, 2002
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВВЕДЕНИЕ
В самом общем виде социальная философия представляет собой отрасль знания, посвященную философскому осмыслению общества и общественных процессов. Понятию «социальная философия» синонимичен
термин (при сохранении некоторых смысловых оттенков) «философия истории».
Сразу заметим, что термин «философское осмысление общества»
понимается весьма разнообразно. Это и развитие мировоззренческой направленности в осмыслении общественных процессов, и умственное уловление бытия как «мы», и теоретическое осмысление истории, и наука о
наиболее общих закономерностях общественной жизни, и понятийный
способ осмысления социальной действительности с точки зрения всеобщего в ее развитии, и форма общественного сознания.
Эти и другие смыслы и значения термина «философское осмысление
общества» можно, по-видимому, свести к двум и вывести из двух понятий.
Во-первых, это понятие «Онтология общества». И, во-вторых, это понятие
«социальная гносеология». Экспликацией именно этих понятий представляется содержание любого варианта философского осмысления общества,
любого типа философствования по поводу общества. Неважно при этом
будет это тип философствования, понимающий социальную философию
как рационально-теоретическую систему знаний об обществе с резким разделением на объект и субъект и трактовкой познания как самодостаточного процесса, или тип философствования, названный в русской философии
«онтологическая гносеология» с ее признанием «первоощущения бытия»
до разделения на субъект и объект, на гносеологию и онтологию.
Пожалуй, главным критерием философичности знания об обществе
является исключение из него исторической конкретики. Понятия социальной онтологии и гносеологии как раз и представляют функционирование
общества в абстрактно-идеальной форме.
з
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вместе с тем данные понятия позволяют выразить как мировоззренческие ориентиры самого общества, так и знания о нем.
Понятия «онтология» и «гносеология» с их составляющей «социальная» ориентируют на специфику общества как особой части бытия и на
особенности ее познания, полагая при этом опять же разнообразие мировоззренческих ориентиров.
Именно в силу мировоззренческого плюрализма философов, самого
общества, плюрализма типов философствования вряд ли представляется
истинным суждение об одной единственной правильной социальной философии. Скажем, все выступают за онтологию или метафизику общества, но
расходятся в выборе способов ее осмысления. Одни утверждают, что социальная философия выражает свое отношение к всеобщему в жизни людей,
отражая его в понятийно-аналитической форме. Другие делают ставку на
первичное индивидуализированное сознание с его живыми связями с социальным бытием.
Все
признают
абстрактно-идеальную
форму
социально-
философского знания, подчеркивая, однако, связь абстракций с исторической конкретикой и социально-эмпирической реальностью. Однако природа абстракций и характер их связей с конкретной социальной реальностью
так же понимаются по-разному.
Различны содержательные трактовки законов общества среди тех
философов, которые признают их наличие, не говоря уже об отрицающих
их.
То же можно утверждать относительно проблем логики истории, ее
прогресса, единства истории, взаимосвязи личности и общества и других
сколько-нибудь значимых социально-философских категорий.
Однако
признание содержательно различных трактовок бытия общества и его познания, признание того, что социальная философия на каждом конкретноисторическом этапе дает не только научную, понятийно-аналитическую
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
картину бытия людей, но требует и формирует другие, всенаучные способы бытия общества и его осмысления, не мешает некоторым авторам утверждать, что иным, кроме научного, способом общества не познать. Поэтому более приемлемой точкой зрения представляется признание возможности
выбирать
аналитического
и
между
аргументацией
сторонников
сторонников
понятийно-
нерационализированного
социально-
философского сознания и знания. Отдавая предпочтение нерефлективной
социальной философии, мы исходим из того, что понятийно-аналитическая
социальная философия, противополагая онтологию и гносеологию общества, многое узнала и сделала. Однако, являясь преобладающей в условиях
нашей отечественной жизни, вольно или невольно она перечеркивала возможности нерационализированного и необъективированного социальнофилософского знания. Этим объясняется наше предпочтение, не отказывающее, однако, в праве на существование иных точек зрения.
Но главное, на что мы хотим обратить внимание, это даже не предпочтение того или иного способа философствования об обществе с точки
зрения «рационализм - иррационализм». Главное, с нашей точки зрения,
это попытка рассмотреть философию истории, как, впрочем, и любое знание и сознание, в плане соотношения онтологии и гносеологии ее становления1.
1
Этот подход, разумеется, не исключает иных интерпретаций философии истории. См.:
Момджян К.Х. Социум, общество, история - М., 1994; Гречко П.К. Концептуальные
модели истории - М., 1995; Очерки теоретической социологии ХК-начала XX веков М., 1994; Татарковский М.С. Историософия: Мировая история как эксперимент и загадка - М., 1993 и др.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ (БЕССУБЪЕКТИВНАЯ) ПАРАДИГМА
ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ
1.1. Социальная философия или философия истории?
В представлениях о составных частях философии встречаем антологию, гносеологию, этику, логику. Выделяют также философию науки, философию права, философию культуры, философию истории. Последнюю
называют также социальной философией. При различении терминов «социальная философия» и «философия истории» предпочтительнее, повидимому, представляется последний. Но даже и сам термин «философия
истории», не говоря уже о «социальной философии», выглядит в некоторых отношениях спорным. В самом деле, перечисление типа «философия
науки», «философия права», «философия морали», «философия истории»
обычно заканчивается спасительными «и т.д.», «и т.п.». Неясным остается,
где конец этого перечисления, каковы критерии той или иной части бытия,
реальности, которые могут быть удостоены философствованием.
Что же касается термина «социальная философия», то его нечеткость
обусловлена, на наш взгляд, многозначностью понятия «социальный».
«Социальный» означает не только связанный с обществом, но и указывает
на субъект философствования. Получается односторонний ориентир на
понимание социальной философии лишь как формы общественного сознания.
Кроме того, в понятии «социальная философия» ощутимо стремление к натуралистическому превращению философии истории в придаток
теоретической социологии с ее объясняющими законами естественнонаучного типа на манер контовской «социальной физики».
Иное дело понятие «философия истории», ориентирующее как на
восприятие отличий общества от необщества, так и на восприятие в обществе признаков мирового целого.
Кроме того, составляющая «философия» в понятии «социальная философия» предполагает различные типы философствования по поводу общества, на6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пример, онтологизм, гносеологизм, а также антропологизм, вариантом которого
выступает онтологическая гносеология русской религиозной философии XIXXX вв.
Правда, в нашей отечественной литературе была и сохранилась тенденция понимать философию истории, в отличие от социальной философии, как совокупность объяснительных схем и понятий, не выводимых из
конкретных исследований и непосредственно воспринимаемого исторического материала'. Конечно, связь исторической конкретики с философскими понятиями - одна из ключевых проблем социальной гтюсеологии. Но
решается она по-разному, опять-таки в зависимости от типа философствования. И словосочетание «социальная философия» нисколько не ближе к
конкретике, нежели словосочетание «философия истории».
Наконец, «социальная философия» ориентирует на субъектную, посюстороннюю субстанцию истории, тогда как «философия истории» как
бы «разрешает» усмотрение ее руководящих принципов не только в самой
истории, но и за ее пределами.
1.2. Безличная философия истории древних
Термины и такого типа социальной философии очень различны и
всегда приспособлены к эпохе. Несмотря на различие формулировок, можно постоянно видеть один и тот же общий принцип в основном понимании
общества, а именно, понимание его как объекта. Только у древних объект
- это мир, космос. Противопоставление человека и мира было заменено
противопоставлением субъекта и объекта в философии Нового времени.
Древний стиль философствования накладывает отпечаток на ту философию по поводу общества, которая формируется под его воздействием.
'Кемеров В.Е. Введение в социальную философию - М . : Наука, 1994 - С. 22-23.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Понятно, что ни о философии истории, ни о социальной философии
в собственном смысле этих слов применительно к данному времени говорить не приходится. Однако некоторые идеи интересующего нас плана могут быть дедуцированы из общефилософских концепций древности.
У древних философов вопросы бытия человека и общества шли в
контексте общего философского учения о бытие и часто обретали форму
единства мира природы и мира нравственного. Для этого этапа знания о
человеке, обществе характеры объективизм и онтологизм. Это значит,
что общество и человек, подобно природным явлениям, рассматривались
на языке объекта, без соотношения их с субъективно-человеческими характеристиками' .
На примере большинства представителей досократовской философии в Древней Греции можно видеть нераздельное единство понятий природного и человеческого миров. Явления человеческого мира рассматриваются как аналогичные природным, и напротив, природа, космос, рассматриваются с антропоморфной точки зрения.
Схожие
идеи
содержатся
и
в
древнеиндийских
философско-
религиозных учениях. Существует обезличенный мир закона, драхма, которая обусловливает природный, моральный и социальный порядки. Из
этого вечного сверхприродного закона проистекает общественное неравенство, деление людей на касты.
И несмотря на намечающийся уже в античной философии, у софистов в частности2, поворот к признанию активной роли человека в социальной сфере, объективизм и онтологизм в различных аспектах и проявлениях
1
!
Иногда этот этап развития философского и научного знания называют классическим.
Подробнее см.: Степин B.C. Философская антропология и философия науки - М.,
1992; Очерки социальной философии / В.Д. Зотов и др. - М.: Наука, 1994 - С. 25.
В связи с поворотом к признанию активной роли человека в социальной сфере примечательна дискуссия софистов о природе общественных законов: есть ли они результат
соглашения между людьми (номо), или же это естественные законы (фюси). Эта полемика послужила зародышем последующих социально-философских споров. См.
подробнее Попелова И. Этика / Перевод с чешского - М., 1963 - С. 24-25.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
до сих пор присутствует в философии истории. Признание активной роли
человека в раннегреческой этике, антропологизм софистов и Сократа развивался в рамках космоцентризма.
1.3. Бессубъектная социальная онтология
последующих философских учений
Космическую идею древних греков с ее бессубъективным образом
мира, бессубъективной онтологией и ее своеобразное воспроизведение мы
находим у многих социальных философов Средневековья, Нового и Новейшего времени.
Так, философия Средневековья и по способам философствования, и
по основным решениям сохраняет преемственную связь с античной философией. Своеобразное признание активности личности в общественной
жизни, ее отношения к природе, к другим людям (на основе религиозной
ориентации внутрь себя) сочетается с допущением трансцендентного надчеловеческого начала - Бога.
С такой онтологией, развиваемой внутри христианства, связано и
видение истории, общества, человека.
Всеобщая философия христианства получает таким образом своеобразное человеческое обоснование.
Так, Августин Блаженный (354—420) - виднейший представитель
философии Средневековья - в своей книге «О граде Божием», считая его
первой мировой историей, доказывал, что история - есть борьба двух враждебных царств: царства врагов божьих, т.е. светского мира, и царства
Божьего. По Августину, Бог пожелал, чтобы люди властвовали над животными, но не человек над человеком. Однако светский мир своим грехом
нарушил Божественный порядок, и на грешников с полным правом было
обрушено бремя рабства.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Важно заметить, что именно с христианской философией истории
связано представление о направленности человеческого мира (эсхатология), в отличие от греко-римского понимания его цикличности с вечным
круговоротом. На место прежней укорененности человека в космос встало
другое безличное начало - Бог. Здесь, правда, следует заметить, что речь
идет не о различных теологических и религиозно-философских трактовках
идеи Богочеловечества, а об онтологических типах философствования и
возникающих на их основе вариантах философии истории. Правда, философия природы и философия общества этого периода были настолько слиты воедино, что рассмотрение их содержания порознь друг от друга «вряд
ли окажется плодотворным и полезным делом»1.
Эпоха Возрождения, по выражению Н.А. Бердяева, открывает вновь
человека природного. А обращение человека к природе и есть обращение к
античности. Произошло гуманистическое самоутверждение человека без
Бога2. Возрожденческое возвращение к природе было лишь художественным и познавательным. Это еще лишь вступление человека в новую историю (XVII-XIX вв.), когда направляющей историю силой считается уже не
бог, а всеобщий разум. Примечательно, что при всех различиях в трактовках всеобщего разума последний обосновывался, как правило, онтологически. Не только рационалисты, но и эмпирики полагали, что разум постигает бытие. Это очень важный момент для понимания философии истории
Нового времени и Просвещения3, Трактовка истории как «Выполнения понятого» характерна для таких социальных философов, как Руссо (17121778), Тюрго (1727-1781), Вико (1668-1744), Кондорсэ (1743-1794).
Прибегая к текстам, к конкретному историко-философскому материалу, можно показать, что всеобщий разум философов Нового времени
1
2
J
Очерки социальной философии - С. 41.
Бердяев Н.А. Смысл истории - М., 1990 - С. 102-103, 109.
Философия и наука - М., 1972 - С. 46-47.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
находится вне природы и истории, он не создается ни природой, ни историей, он проявляется в них.
Так, Вико писал, что «наша Наука описывает Вечную Идеальную
Историю, согласно которой протекают во времени Истории всех наций в
их возникновении, движении вперед, состоянии, догадке и конце... наша
наука продвигается так же, как Геометрия, которая на основе своих элементов строит и созерцает, сама себе создает Мир Величия...» 1 . Очевидно,
что всеобщий разум у Вико неразрывно связан с религиозным провиденциализмом.
Вместе с тем идея всеобщего разума в виде провиденциализма в онтологической философии и социальной мысли дополнялась идеей индивида, способного возвыситься до абсолютного мышления и удерживать в себе все сложное устройство мира и истории.
Индивида, способного возвыситься до абсолютного мышления, философия Нового времени унаследовала от гуманистической концепции
личности эпохи Возрождения. Личности, полагающейся в своей деятельности на свой, а не божественный разум. Но поскольку идеал ренессансного человека не совпадал с реальностью, философам Нового времени пришлось стать на точку зрения развития человека как разумного существа.
Именно недостаточное осознание разума реальным человеком, его невежеством объясняли философы Нового времени и эпохи Просвещения пороки
реального общества.
Но что особо важно подчеркнуть, так это тот факт, что индивидуально понятый всеобщий разум в своей решающей тенденции «стремится к
подчинению индивида целому, хотя и «на свой лад»2.
Что же касается понимания Н.А. Бердяевым эпохи Возрождения и
Просвещения как самоутверждения человека без Бога, то, очевидно, его
1
!
Вико Дж. Основания Новой науки об общей природе наций - JL, 1940. Цит. по Киссель М.А. Идеализм против науки - JI., 1969 - С. 51.
Межуев В.М. Культура и история - М., 1977 - С. 36.
и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следует расценивать как стремление тогдашних философов найти руководящие принципы истории в самой истории.
Для нас важно, что бессубъектная социальная онтология, как и все
многообразие обществ, сводилась к одному вариантному началу: к Богу
или всеобщему разуму. Этот стиль мышления и распространился на анализ
всех тех сфер, где человек «...способен предпринимать то или иное действие - социальное, экономическое, культурное, нравственное и т.д. - на рациональных основаниях... Общественное устройство рассматривается как
продукт общественного договора: знаки языка, денежные эквиваленты
продуктов труда и т.д. как принимаемые по соглашению, произвольные
изобретения человеческого ума»1.
Такой вывод сделан в общефилософской литературе. Он следует не
столько из конкретного эмпирико-исторического материала и текстов античных авторов, из текстов Тюрго, Руссо, Вико, Кондорсэ и др., сколько из
общефилософских, метафизических истин, внесенных в историю. Момент
несовпадения метафизического и исторического есть в любой философии
истории.
Более того, сама философия истории (если только это философия) и
возможна при наличии такого несовпадения. Философия истории как вид
знания, с нашей точки зрения, только и выжила благодаря ее способности
развиваться на основе философских интуиций, возникающих порой даже
вопреки эмпирическому и научному опыту. Еще И.Г. Фихте (1796-1879)
заметил, что «философ, который занимается историей в качестве философа... историей пользуется отнюдь не для того, чтобы что-нибудь доказать
посредством последней, а для того, чтобы пояснить и показать в живой
жизни то, что ясно и без истории»2.
1
Мамардашвили М.К., Соловьев Э.Ю., Швырев B.C. Критика и современность: две
эпохи в развитии буржуазной философии // Философия и наука - М., 1972 - С. 46-47.
2
Фихте И.Г. Основные черты современной эпохи - Спб., 1906. Цит по Момджан К.Х.
Концептуальная природа исторического материализма - М., 1982 - С. 180.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следует, однако, отметить, что в философии Нового времени возникла и тенденция гносеологизма, приведшая к утрате этой философией
онтологической проблематики. Однако, как мы попытаемся показать, онтологизм в философии истории с его стремлением понять общество в его
бессубъектном смысле не ушел полностью в прошлое.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. ГНОСЕОЛОГИЗМ В ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ
КАК ВТОРОЙ ТИП СУБСТАНЦИОНАЛЬНОГО ОБЪЯСНЕНИЯ
ОБЩЕСТВА
2Л. Классическая субъект-объектная парадигма
социального знания
Онтологическое обоснование теории познания впервые преодолевается только в XVIII веке. С утверждением немецкой классической философии произошел переход от онтологизма к гносеологизму1. Это значит, что
в качестве субстанции стал рассматриваться не мир объектов «как таковой», а так или иначе понятая активность субъекта. Деятельность субъекта,
а не извне данные объективные обстоятельства, будь то давление неорганической природы, воздействие органических потребностей или требований внешней среды, стала полагаться «последним основанием» всей системы отношения человека к действительности. Возникла так называемая
новая онтология. Различие между старой и новой формами онтологии заключается еще и в том, что первая рассматривала весь мир в его извечной
приспособленности к человеку. Человек благодаря этому становился конечной целью мирового Порядка. Старая онтология ограничивала сферу
реального лишь материальным. Новая же онтология выработала более широкое понятие реальности, сообщив полную реальность духу и пытаясь с
этой позиции определить автономное бытие духа и его активность в отношении к автономному бытию остального мира2.
Теперь уже объектом социального значения оказывается не общество «само по себе» и не человек «сам по себе», а их взаимодействие. Конечно, это не значит, что прекратились попытки понять общество в прежнем
бессубъектном смысле. «Каждый из философов-классиков страдал хотя бы
частичной «неклассичностью» взглядов»3.
:
Подробнее об этом в кн.: Блауберг Й.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода - М. 1972.
2
Онтология // Краткая философская энциклопедия - М., 1994 - С. 318.
3
Мамардашвили М.К., Соловьев Э.В. Цит. соч. - С. 30.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Применительно к интерпретациям исторического процесса антитеза
«классика—современность» осмысливается в наше время в понятийной паре: «модернизм-постмодернизм»1. Постмодернизм называют антитезой
новоевропейской рациональности, постпросвещением.
К классическому или модернистскому относят стиль мышления, характерный для XVII-XIX столетий, до Гегеля, Фейербаха и Канта включительно. И каждому из них свойственна частичная «неклассичность». Поэтому
трудно разобрать все экспликации классического стиля мышления применительно к вариантам философии истории. Попытаемся развернуть применительно к философии истории такие принципы классики, как деятельность и
научность.
Деятельность в классической философии означает активность сознания, духа, конструирующих объект. Это означает, что последние основания природы и истории философия должна обнаружить не в самом объекте, а во взаимодействии объекта и субъекта. Важно заметить, что такое
знание не перестает быть характеристикой объекта «как он есть». В этом
заключается деятельностное преодоление онтологического обоснования
теории познания. Здесь нет еще стремления ввести «противоположность
бытия и сознания» в саму модель сознания, столь характерного для постклассической философии и философии истории. И, конечно, высшей
деятельностью, где разумность выступает как некоторое начало европейской культуры Нового времени, становится занятие наукой.
XIX в. характеризуется как социологическое направление в европейской философии истории. В термин «социология» французский философ
О. Конт (1798-1857) и его последователи вкладывали смысл «подлинной
науки об обществе». Это направление мысли получило название позитивизм. Позитивисты и неопозитивисты выступили с идеей свободной от
философии (метафизики) социологии.
' Гречко П.К. Концептуальные модели истории - М., 1995 - С. 89-95.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конт выдвинул идею закона трех стадий исторического развития человечества. Согласно этому закону, религия символизирует собой детство
человечества, философия — его юношеский порыв, и, наконец, наука возвещает приближение полной умственной зрелости. Социальной формой, в
рамках которой наука достигает полного расцвета, является, по мнению
Конта, современное промышленное общество, т.е. капитализм. Неразрывная
связь капитализма и науки гарантирует бесконечное прогрессивное развитие общества.
Но, как показывают современные исследования, контовские претензии на «истинную научность» обнаруживают далеко идущую зависимость
от античных мыслителей, от социальных философов Нового времени таких, как Т. Гоббс (1588-1679), Дж. Локк 91632-1704), Монтескье (16891755), а также от их ближайших предшественников - Тюрго (1727-1781),
Кондорсэ (1743-1794) и его учителя Сен-Симона (1760—1853)1. Как и
прежняя философия истории, контовская социология не есть просто систематизация социальных фактов, а претензия на выражение сущности этих
фактов. «Положительная наука об обществе - тоже наука о действительном, которая трактуется как «явления» без «вещи в себе» или «субстанции»2.
Близость социологии Конта к классическому пониманию научности
(гносеологизм) еще и в наличии социальной утопии в его учении о трех стадиях.
Объявляя утопиями главные идеи Нового времени, он сам оказался в
плену социальной утопии как «желаемого - идеально - мысленно сконструированного состояния общества и государства»3. Под утопией имеется в
виду самосовершенствование человеческого рода, взятого в единстве его
1
г
Очерки по истории теоретической социологии XIX-нач. XX вв. / Отв. ред. Ю.Н. Давыдов - М., 1994-С. 10.
Зотов А.Ф., Мельвиль Ю.К. Западная философия XX века. В 2-х т - Т.1 - М„ 1994 - С.
18.
3
Очерки по истории... - С. 19.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
настоящего, прошедшего и будущего1. Но подобное конструирование желаемого чуждо духу научности, ориентирующему лишь на то, что существует в настоящем, а не в прошлом или будущем.
Марксизм не шел так далеко в его оппозиции классическому онтологизму. Марксизм признавал объективное начало, лежащее в основе социальных явлений, усматривая его в способе производства материальных
благ. Его основные философско-исторические понятия обозначают не просто некоторую группу социальных фактов, а претендуют на выражение
сущности этих фактов, т.е. на более глубокое онтологическое представление реальности. Не «эмпирические индивиды» и их практика, а социум,
общественная реальность приобретают у Маркса конечный фундаментальный онтологический смысл.
Сводится или не сводится методология Маркса к абстрактносоциальным моделям анализа истории, помещающим индивидов в какиелибо надчеловеческие связи и институты - вопрос спорный в современной
литературе. Одни видят в концепции Маркса о трех ступенях отчуждения2
абстрактные схемы, за пределами которых остается целый мир - родовой,
общинной, племенной жизни человечества3.
Другие авторы полагают, что в социально-философской концепции
К. Маркса намечены контуры такого подхода к человеческой истории,
«который обнаружил своего рода согласованность форм индивидной самореализации людей и более крупных форм организации социальных связей,
' Очерки по истории теоретической социологии XIX-нач. XX вв. / Отв. ред. Ю.Н. Давыдов - М., 1994 - С. 63.
2
Имеется в виду учение К. Маркса об истории, согласно которому человеческая история есть история человеческого отчуждения и его ликвидация, укладывающаяся в три
ступени: личной зависимости, внешней зависимости и третьей стадии - стадии присвоения «человеком всего человеческого». См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т.46, ч. I С. 100-101.
3
История философии: Запад-Россия-Восток (книга вторая. Философия XV-XIX вв.) М. 1996-С. 492.
- „
Г"~
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
боле§ того, предполагал зависимость функционирования и развития крупных форм от форм самоорганизации человеческих индивидов»1.
По-разному интерпретируется и учение Маркса о чувственносверхчувственной природе человеческого бытия2. Одни видят в нем «мощный стимул к развитию научно-теоретического обществознания»3. Другие
называют его гениальной стороной марксизма за ее несоединимость с материализмом и научностью4.
Но как бы ни были противоположны по содержанию различные направления критики элементов марксистской философии истории, важно,
что ее концепция не стоит в оппозиции к классическому онтологизму.
Марксистская, как и контовская, философия истории полностью не разделяла антиклассические ориентации.
И Конт, и Маркс в своих социально-философских настроениях искали опору в «духе научности». Контовская научность - это переход от утопии к «положительной науке» об обществе, а марксовская - «единственно
научная история», на смену которым, как сейчас показано, приходит, с одной стороны, зомбартовско-веберовская научность, а с другой - неомарксистско-феноменологическая философия истории со свойственным ей
вытеснением интеллектуальности5. Но это уже другая, противоположная
социологическому направлению, тенденция философии истории.
Сейчас же подчеркнем, что дух научности возможен лишь на основе
онтологических допущений, хотя и толкуемых нами как гносеологизм. В
этом отношении марксову категорию «практика» можно понимать как гегелевскую «субстанцию - субъект». Практика как активность человека в
этом смысле ограничена предпосылками и обстоятельствами, т.е. отчуж-
1
Кемеров В.Е. Введение в социальную философию - М., 1994 - С. 58.
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т. 23 - С. 56.
3
Кемеров В.Е. Ук. соч. - С. 13.
4
Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма - М., 1990 - С. 81-82.
5
Очерки по истории теоретической социологии - С. 11.
2
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
денными формами его деятельности, а знание хоть и объективно по содержанию, но субъективно по форме. Нужно подчеркнуть, что этот второй тип субстанциональности сыграл важную роль в конструировании наук о духе в качестве самостоятельных областей научного знания.
2.2. Науки о духе (культуре) как проявление
антисоциологической интерпретации социального знания
Выдвижение новых принципов познания на рубеже XIX-XX вв. было связано с отказом от ряда мировоззренческих предпосылок, явно или :
неявно проповедовавшихся предшествующей наукой. Сущность такой перестройки составил переход от субстанциальности к объяснениям, опирающимся на различного рода универсальные абстрактные конструкции.
В сфере социального знания примером таких конструкций служили
объяснения, основанные на понятиях «деятельность» и «культура».
Деятельность как субстанция социума обладает первоначально определенной онтологической отнесенностью, характеристикой социальности.
Но в отличие от субстанциальности первого типа деятельность как объяснительный принцип не предполагает его отождествление с каким-то материальным носителем1. Она лишь универсальная познавательная конструкция субъекта познания.
Для нашей темы важно, что философско-историческим выражением
такого подхода не является, конечно, эмпиризм подобно тому, как это было в субстанциальности первого типа.
Именно на основе универсальных абстрактных познавательных конструкций формируются так называемые антисоциологические философско-исторические интерпретации общества. Антисоциологические не в том
смысле, что им не соответствует никакая социология, а в том что на их ос' Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности - М., 1978 - С. 28.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нове строится другая, отличная от контовской, ориентированной на естественные науки, социология.
На принципах антисоциологической философии истории базируется,
например, понимающая социология, связанная с творчеством Г. Зимнеля
(1858-1918), М. Вебера (1864-1920), В. Дильтея (1833-1911) и др.
В связи с несоциологической трактовкой истории примечательна
концепция исторического знания так называемой Баденской неокантианской школы и ее виднейших представителей В. Виндельбанда (1848-1915)
и Г. Риккерта (1863-1936). Риккерт считал, что социология не только не
заменяет истории, но и вообще ничего не сообщает нам о конкретной действительности, потому что естественно-научная обработка исторической
действительности насильственно связывает в мертвящую общность то, что
обладает жизнеспособностью как реальность.
Особенности исторического познания состоят в том, что оно не усредняет явления, а выделяет в них существенное путем отнесения к какимто общезначимым культурным ценностям. Ценность, по Риккерту, - это
«смысл», лежащий над всем бытием1, настаивая на этом разграничении,
Риккерт думает, что таким образом может быть обеспечена объективность
социально-исторического познания. «Во всех проявлениях культуры мы
всегда найдем, - писал Риккерт, - воплощение какой-нибудь признаваемой
человеком ценности... В объектах культуры, следовательно, заложены
ценности»2.
Историческое знание как индивидуальное приобщение к ценностям с
целью познания индивидуальных причинных рядов в истории отличается
от познания естественно-научного, ориентирующего на обнаружение общего, закономерного в природе. При этом речь у неокантианцев идет не о
содержательном различии социальной и природной действительности, а
1
Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре - СПб, 1911 - С. 46. Цит. по: История
буржуазной социологии XIX-начала XX в - М., 1979 - С. 157.
2
Риккерт Г. Цит. соч. - С. 53.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лишь о приемах и методах их познания. Приобщение к ценностям получило название идиографического (от idios - особый и qrapho - пишу), а познание закономерного — номотетического методов. Социология основана
на номотетическом методе. Поэтому она не дает возможности познать историю.
Мир истории - это прежде всего мир культуры, ценностей. Логика,
на основе которой строится номотетический метод, вытесняет связь объектов с ценностями: этическими и эстетическими, толкуемыми как требования, которым подчиняется благая, надиндивидуальная, безличная воля.
В идиографическом методе главное - соответствие ценностям, на
основе которых должен решаться вопрос об истинном и ложном, все равно, происходит это на самом деле или нет.
Сопрягая понятие культуры с человеческой деятельностью, заметим,
что культура, с этой точки зрения, есть воплощение той стороны деятельности, которая характеризует ее как индивидуально-психологический
акт. Что же касается ценностей как деятельности надиндивидуальной, безличной воли, то они понимались как требование, ни к кому не обращенное,
полностью не воплощаемое в культуре как деятельности людей. Каким образом эти два царства становятся единством, «мы никогда не будем в состоянии понять». История и культура как мир воплощения индивидуальнопсихологической деятельности отличается у последующих философов истории от цивилизации. Например, у О. Шпенглера (1880-1936), цивилизация - это переход культуры в стадию механически освоенной человеком
природы, лишенной уникально-творческого начала.
Итак, антисоциологическая интерпретация философии истории на
рубеже XIX-XX вв.:
- своеобразное продолжение отказа от онтологического обоснования теории познания, начатое в немецкой классической философии и связанное с переходом к гносеологизму;
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- однако гносеологизм этого периода похож и отличается от гносеологизма классической немецкой философии. В том случае онтология - теперь
уже не мир «сам по себе», а взаимодействие субъекта и объекта. Но если, например, у Гегеля, расхождение между объективным порядком вещей и человеческой активностью основано на науке как заключительном и высшем этапе
культуры, то неокантианство уже настаивает на антиинтеллектуализме;
- культура и история теперь уже - воплощение не всеобщности мышления, а индивидуально-психологической деятельности индивида по приобщению к абсолютным ценностям. Классическое понимание научности не справляется теперь с объяснением человеческого и социального бытия. Философия
истории уравнивается с этикой и эстетикой, где решающая роль принадлежит
оценке;
- вместе с тем данью классическому гносеологизму послужила неокантианская разработка теории ценностей по аналогии с познавательной ценностью. В этом плане (ценность истины) разрабатывались этические и эстетические ценности;
- тенденция принципиального различия социологического и философского видения общества и человека воплотилась в XX в. в двух направлениях
философии истории. Одно из них сориентировано на поиск новых форм научности и идет от философов Просвещения Конта, Маркса с их социологическим
редукционизмом вплоть до неопозитивизма с его требованиями объективирующих научных процедур и философии культуры с ее символическим конструированием действительности. Другое - связанное с возрождением интереса
к собственно философии истории иррационалистического толка: неомарксизм
(диалектико-гуманистический вариант), феноменология, экзистенциализм и
др.
Своеобразным синтезом этих двух направлений, обобщенных нами на
основе понятий «онтологизм» и «гносеологизм», представляется идея онтологической гносеологии, связанная с критичным отношением к Конту и кантианству
и
проводимая
многими
русскими
22
философами
XIX-XX
вв.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ГНОСЕОЛОГИЯ РУССКОЙ
ИСТОРИОСОФИИ XIX-XX вв.
3.1. Онтологизм как реакция на рационализм новоевропейской
философии в России
XVIII в. считается веком пробуждения философских интересов в
России. Наиболее плодовитым философом этого времени считается B.C.
Соловьев (1853-1900). Как в произведениях самого Соловьева, других
крупных русских философов, так и в современной философской литературе отмечалось и отмечается, что главной темой русской философии является философия истории и социальная философия.
Изложению философско-исторических воззрений русских философов посвящена довольно обширная отечественная литература1.
Установлено также, что «на фоне доминирования в русской философии историософской и социально-этической проблематики отодвигаются
вопросы познания (подчеркнуто авторами) на второй план»2.
Думается, однако, что такой вывод не совсем правилен. И дело не
только
R
том. что
R
контте ХТХ
в т я к и р пуггтгир фиттпггиЬьт,
уау A
M
денский, Н.О. Лосский, С.А. Аскольдов, Е.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, Г.Г.
Шпет и др. проявили резкий интерес к гносеологии. Этот историкофилософский факт признан всеми.
Дело, на наш взгляд, заключается в том, что, преодолевая просветительский идеал научности не только на философию, но даже на науку в целом3, большая часть современных философов и саму теорию познания явно или неявно понимают на манер просветительского, а чаще классическо-
' Новикова J1.K., Сиземская И.Н. Философия истории в России // Русская философия.
Малый энциклопедический словарь - М., 1995; Новикова JI.K., Сиземская И.Н. Русская философия истории - М., 1997; Овчинников К.С. Краткий очерк развития русской
историософской мысли // Философия истории в России - М., 1996; Валицкий А. По
поводу «русской идеи» в русской философии // Вопросы философии - 1994 - № 14.
2
Филиппов B.h. 1 носеология в России // Русская философия: Малый энциклопедический словарь - С. 130.
3
Имеется в виду концепция классической, постклассической и постнеоклассической
науки. См.: Степин B.C. Философская антропология и философия науки - М., 1995.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го идеала научности, полагая, очевидно, что термины «наука» и «теория»
синонимичны.
Но, во-первых, на вопросы «что такое истина», «что значит знать»
далеко не каждая гносеология отвечает при помощи «научных средств».
Во-вторых, прибегая к текстам русских философов XIX-XX вв.,
можно обнаружить не только проявление резкого интереса к гносеологии,
но и специфику их гносеологических экскурсов. Своеобразие гносеологии
многих русских мыслителей уже отмечено в нашей литературе. В статье
«Онтологизм» энциклопедического словаря по русской философии приводятся слова Н.А. Бердяева, подчеркивающие онтологическую направленность понимания гносеологических вопросов. К сторонникам онтологической гносеологии автор данной статьи относит B.C. Соловьева, С.Н. и Е.Н.
Трубецких, Н.О. Лосского, С.Л. Франка.
Заканчивается статья выводом о том, что онтологическая гносеология, с одной стороны, соответствует общим тенденциям в эволюции этой
философии, а, с другой - тем, что приверженность к онтологизму не способствовала повышению теоретического уровня русской философии (!?)'.
Думается, что автор приведенной статьи прав «с одной стороны».
Что же касается «другой стороны», то, очевидно, он тоже исходит из понимания гносеологии как теории, основанной на «научных средствах».
Однако еще русский философ М.Н. Ершов, профессор Государственного дальневосточного университета (1920-1921 год) в своей работе
«Пути развития философии в России» показал, что для философии Соловьева характерна борьба против традиционного рационализма новоевропейской философии и уклон в сторону христианско-платонического онтологизма2. В этом Ершов усматривает своеобразное отражение кризиса ев-
' Онтологизм // Русская философия: Малый энциклопедический словарь - С. 396.
Ершов М.Н. Анти-интеллектуалистическое движение в современной философии //
Философские науки - 1998 - № 2 - С. 69-88.
2
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ропейской философии конца XIX в. на почве русских культурных общественных и религиозных традиций. Осознание тупика рационализма и на Западе, и в России получило название анти-интеллектуализма.
В рамках этого течения для русских философов, идущих в русле славянофильства, «знание не есть нечто самодовлеющее, не есть нечто абсолютное и автономное в составе нашей личности»'. Так, C.JI. Франк приходит к решительному утверждению идей онтологизма в нашем познании.
«То сверхвременное единство, в котором мы усмотрели, - пишет Франк, основу отношения к предмету, дано нам не в форме «сознания», а в форме
бытия2.
В литературе прослеживается связь онтологизма С.Л. Франка, Н.О.
Лосского, В.Ф. Эрна с учением B.C. Соловьева в плане его метафизики и
этики3.
Однако, насколько нам известно, почти никто не занимался изучением историософских взглядов Соловьева в плане онтологизма. Почти никто
не уклоняется в область русской онтологической гносеологии, чтобы осветить с этой точки зрения исторические воззрения русских философов.
Онтологизм как явная, не только метафизическая, но и гносеологическая предпосылка присутствует в философии истории Н.А. Бердяева
(1874—1948).
1
2
J
Ершов М.Н. Ук. соч. - С. 73.
Франк С.Л. Предмет знания - Петроград, 1915 - С. 138. Цит. по: Зеньковский В.П. История русской философии - Т.П. ч. 2 - С. 175.
Зеньковский В.П. Ук. Соч - С. 64-67.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.2. Понятие «историческое» в гносеологии истории
Н.А. Бердяева
В нашей литературе отмечалось, что «крупнейшие историки России
(Н.И. Костомаров, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский и др.) выступают одновременно и как историософы. Особенность их подхода - неприятие и
критика метафизических концепций»'. Но несмотря на неприятие метафизики, большинство из них поднимались до глубоких обобщений, приобретающих философский смысл2. Такую противоречивую ситуацию наш отечественный историк философии М.А. Киссель объясняет трудностью соединения качеств историка и философа в одном лице3.
Одной из попыток такого соединения является творчество Н.А. Бердяева. Он писал, что всегда имел особенный интерес к проблемам философии истории, что его часто называют историософом. Наиболее полное выражение это признание нашло в его книгах «Смысл творчества» (1914 г.) и
«Смысл истории». В основу последней положены лекции, прочитанные в
Москве в 1914-1920 гг. Кроме этих «прежних» книг философии истории
посвящены: «Судьба человека в современном мире», «Истоки и смысл
русского коммунизма» (1937 г.), «О рабстве и свободе человека» (1939 г.)
и некоторые другие, относящиеся к периоду «окончательной» философии
Бердяева.
История еще в большей мере, чем природа, есть для него знак и подобие иной, духовной действительности.
Свою книгу «Смысл истории» он начинает и заканчивает с «небесного пролога истории».
Новой реакцией живого духа на все совершающееся в России и на ее
историю стала книга «Истоки и смысл русского коммунизма», которая, по
' Овчанников Г.К. Краткий очерк развития русской историософской мысли // Философия истории в России - С. 20.
:
Новикова Л.И., Сиземская И.Н. Русская философия истории - С. 160-161.
3
Философия истории // Современная западная философия: Словарь - М., 1991 - С. 330.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
признанию самого философа, лучше, чем прежние книги, выражает его мировоззрение.
Различие «прежних» и последующих книг по философии истории
соответствует общему ходу мысли философа от признания реальности
«первожизни», не обработанной сознанием, до вывода о первичности существования, которое «находится вне распада на объект и субъект»1.
В «Смысле истории» Бердяев различает задачи исторической науки,
социологии и философии истории. Ни историческая наука, ни социология
сами по себе не позволяют уловить ни сущности истории, ни ее смысла.
При этом речь вовсе не идет об отказе от социологического и исторического познания. Просто история и социология выпадают «из непосредственного пребывания в историческом».
Понятие «историческое» - одно из средств опознания истории, которое
вводит Бердяев в свою гносеологию и теорию познания истории. «Это есть познание совершенно особого, совершенно своеобразного объекта, неразложимого на другие объекты, материальные или духовные»2. Понятие «историческое» - есть предание, некоторая априорная предпосылка исторической и социологической науки. Говоря современным языком, это понятие выражает
способ организации эмпирического и теоретического материала истории и социологии.
В «Смысле истории» Бердяев стоит еще на точке зрения «космического мироощущения». Здесь «историческое» - особая реальность в иерархии космоса. Но космос для него - это уже не космос древних греков - завершенный и гармонический, в котором все повторяется и находится в
вечном круговороте. Космос Бердяева изначально сконцентрирован на человеке. Человек здесь - не просто «дитя природы», а микрокосм. «Он не
представляет собой какой-то отрывок вселенной, он являет собой некото-
1
2
Бердяев Н.А. Самопознание - М., 1991 - С. 87-91.
Бердяев Н.А. Смысл истории - М., 1990 - С. 12.
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рый великий мир... человек должен в самом себе познать историю»1. Получается, что история опознается через некоторую духовную активность
человека. Под духовной активностью понимается предание, историческая
память, мифы. Только с их помощью история и социология могут установить тождество между человеком и историческим процессом. По Бердяеву,
нет настоящей метафизики или философии истории без отождествления
судьбы истории и человеческой судьбы. В отвлеченности от исторического
есть только абстрактная, чисто отвлеченная метафизика истории. «Это социология, - пишет он, - имеет дело с отвлеченным, абстрактным, а история - только с конкретным»2.
Важно, что историческое как конкретное у Бердяева не тождественно эмпирическому, т.к. на последнем нет печати духа. Эмпирическое - это
внешний мир, низшая действительность, которую нужно преодолеть.
Итак, история уже опознана как совершающаяся в микрокосме, в человеке, но еще не совершен отказ от истории, объективно совершающейся
в макрокосме. Этот отказ будет осуществлен Бердяевым в его «окончательной» философии.
В работах 30-40-х годов применительно к истории будут полностью
развернуты идеи, изложенные ранее в «Философии свободы» и «Смысле
творчества». В «Экзистенциальной диалектике божественного и человеческого», в «Самопознании» Бердяев окончательно отойдет от онтологизма
в смысле признания объективной истории.
Однако (и это недостаточно осознано в современной литературе) как
в ранних, так и поздних книгах и статьях Бердяев остается верным онтологизму в смысле «гносеологии и теории познания истории».
1
2
Бердяев Н.А. Смысл истории - С. 19.
Бердяев Н.А. Ук. соч. - С. 13.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сформулированное им в «Философии свободы» понимание онтологической гносеологии' в его мыслях периода «окончательной» философии
по поводу традиционных проблем историософии, смысла и назначения истории, прогресса и единства истории, свободы и необходимости и т.д. ведет в конечном итоге к пониманию истории как бытия, находящегося вне
распада на объект и субъект.
' Онтологическая гносеология исходит из того, что нам нечто дано до всякой рациональной рефлексии, до самопогружения и объективирования самого разделения на субъект и
объект. - Бердяев Н.А. Философия свободы // Судьба России: Сочинения - М., 1998 - С.
129.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Не столько на уровне знания о социальной исторической конкретике,
сколько на уровне знания о самом социально-историческом знании, предлагаемый в данном курсе подход небесполезен, так как:
- понятия «социальная онтология» и «социальная гносеология»
представляют собой, по-видимому, теоретический инвариант социальной
реальности любых типов философствования;
- онтологизм и бессубъектная социальная онтология древних и последующих философских учений, нововременный гносеологизм и постклассическая философия истории - все это различные варианты философского познания, понимания и постижения истории на основе взаимосвязи именно данных категорий;
- с экспликацией категорий «социальная онтология» и «социальная
гносеология» связано возникновение и развитие как социологической, так
и антисоциологической философии истории XIX-XX вв;
- никто, насколько нам известно, не занимался в нашей отечественной литературе пониманием истории в плане русской онтологической гносеологии как своеобразного синтеза социальной онтологии и социальной
гносеологии.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЛИТЕРАТУРА
1.Коломоец Е.Н., Кикорцева М.А. Опыт метафилософии истории
//РМЧ. Сер.7. - 2000. - №7. - С.48-59.
2. Кржевов B.C. Материальное понимание истории и его современное значение // Философия и общество. - 2000. - №1.
3. Русакова О.Ф. Философия и методология истории в XX в.: школы,
проблемы, идеи. - Екатеринбург, 2000. - Рец. ФиО. - 2 0 0 1 . - №1. - С. 169.
4. Как историки объясняют историю? И можно ли объяснить историю историей? [Заседание Московского независимого теоретического семинара «Социокультурная методология анализа Российского общества»] //
Знание-сила. - 2001. - №3.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Планы семинарских занятий по курсу
«Философия и методология исторического знания»
Тема 1. Метафизическая модель философии истории
и исторического знания
1. Онтологические основы общественного бытия.
2. Законы истории и ее смысл.
3.Идея общественного прогресса (И.Г. Гергер (1744-1803); И. Кант
(1724-1804); Кондорсе (1743-1794); Гегель (1770-1831); О. Конт (17281857)) и ее критики (Шпенглер (1880-1936); Ясперс (1883-1969); Коллингвуд (1889-1943)).
Литература
1. Ясперс К. Смысл и назначение истории - М., 1991.
2. Шпенглер О. Закат Европы - М., 1993.
3. Зиммель Г. Проблемы философии истории // Философия и общес т в о - 1997 - №1.
4. Очерки социальной философии / В.Д. Зотов, В.Н. Шевченко и др.
-М.,1994.
5. Момджян К.Х. Социум, общество, история - М., 1994.
6. Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии истории - М. Л., 1932.
7. Муравьев В.И. Н.А. Бердяев об активно-деятельностном начале
духа как теме философии существования // Человек: феномен субъективности, система сущностных сил - Омск: ОмГУ, 1994.
Тема 2. Эпистемологическая модель философии истории
и исторического знания
Занятие 1
1. Объективизм и натурализм Нового времени - основы классической парадигмы социально-исторического знания.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Историзм как реакция на натуралистические схемы исторической
реальности, естественно-научное и историческое знание о концепциях В.
Дильтея (1883-1911), В. Виндельбанда (1848-1925), Г. Риккерта (18631936).
3. Истина в социально-историческом знании.
Литература
1. Мамардашвили М.К., Соловьев Э.В., Швырев B.C. Классика и современность: две эпохи в развитии буржуазной философии // Философия и
наука-М., 1972.
2. Франк С.Л. Духовные основы общества - М., 1992.
3. Дильтей. Виндельбанд. Риккерт. // Современная западная философия: Словарь - М., 1991.
4. Сапронов П.Л. Культурология: Курс лекций - СПб., 1998 - С. 62.
5. Никифоров А.Л. Революция в теории познания // Общественные
науки и современность - 1995 - №4.
6. Кассирер Э. Естественно-научные понятия и понятия культуры //
Вопросы философии - 1995 - №8.
Занятие 2
1. Эмпирия и теория в историческом исследовании.
2. Идея теоретической истории как следующего звена между исторической наукой и философией истории.
3. Типология философско-исторических концепций.
Литература
1. Грушин Б.А. Очерки логики исторического исследования - М.,
1966.
2. Барг М.А. Категории и методы исторической науки - М., 1984.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Розов Н.С. Возможность теоретической истории: ответ на вызов
Карла Поппера // Вопросы философии - 1995 - №12.
4. Коломеец Е.Н., Кукарцева М.А. Опыт метафизики истории //
Вестник МУ. Философия - 2000 - №6.
5. Русакова О.Ф. Философия и методология истории в XX в.: школы,
проблемы - Екатеринбург, 2000.(Рец.: Философия и общество — 2001 №1).
6. Сапронов П.Л. Культурология - СПб., 1998.
Тема 3. Анторопологическая модель философии истории
и исторического знания
1.Н.О. Лосский, С.Л. Франк, С.Н. и Е.Н. Трубецкие и идея онтологической гносеологии.
2. Идея человеческой сущности истории в философии России XIXXX вв.
3. Понятие «историческое» в философии истории Н.А. Бердяева.
Литература
1. Зеньковский В.П. История русской философии - Т. II, ч 2. — С. 6488.
2. Ершов М.Н. Анти-интеллектуалистическое движение в современной философии II Философские науки - 1988 - №2.
3. Онтология // Русская философия : Малый энциклопедический словарь - М . , 1990.
4. Бердяев Н.А. Смысл истории - М., 1990.
5. Бердяев Н.А. Самопознание - М., 1990.
6. Бердяев Н.А. Философия свободы // Судьба России: Сочинение М., 1998.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
Введение
3
1. Онтологическая (бессубъектная) парадигма философии
истории
6
1.1. Социальная философия или философия истории?
6
1.2. Безличная философия истории древних
7
1.3. Бессубъектная социальная онтология последующих
философских учений
9
2. Гносеологизм в философии истории как второй тип
субстанционального объяснения общества
14
2.1. Классическая субъект-объектная парадигма социального
знания
14
2.2. Науки о духе (культуре) как проявление антисоциологической
интерпретации социального знания
19
3. Онтологическая гносеология русской историософии
XIX-XX вв
23
3.1. Онтологизм как реакция на рационализм новоевропейской
философии в России
23
3.2. Понятие «историческое» в гносеологии истории
Н.А. Бердяева
26
Заключение
30
Литература
31
Планы семинарских занятий по курсу «Философия
и методология исторического знания»
32
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Владимир Иванович Муравьев
Юрий Викторович Ворожко
ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ И ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИЕ
ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ
Подписано в печать 06.06.02. Формат 60x80 1/2
Объем 2,25 печ. л. Тираж 100 экз. Ризография. Заказ 72.
Издательство СибГАФК.
644009. г. Омск, ул. Масленникова, 144.
36
Документ
Категория
Книги
Просмотров
50
Размер файла
259 Кб
Теги
история, проблемы, гносеологические, онтологические
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа