close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

826.Учебно-методическое пособие по работе с книгой Л

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского
УДК 20
ББК 81.2
У912
У912
Учебно-методическое пособие по работе с книгой
Л. Кэрролла «Приключения Алисы в Стране Чудес» (для
студентов гуманитарных специальностей, изучающих английский язык) / Сост. С.А. Дедова. – Омск: Изд-во ОмГУ,
2004. – 80 с.
ISBN 5-7779-0533-1
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ
ПО РАБОТЕ С КНИГОЙ Л. КЭРРОЛЛА
«ПРИКЛЮЧЕНИЯ АЛИСЫ В СТРАНЕ ЧУДЕС»
(для студентов гуманитарных специальностей,
изучающих английский язык)
Учебно-методическое пособие подготовлено в соответствии
с программами курсов «Лингвокультурологический анализ художественного текста» и «Перевод и лингвокультурологический анализ художественного текста».
Для студентов, обучающихся на факультете иностранных
языков, а также исторического факультета отделения регионоведения и филологического факультета отделения специализации.
УДК 20
ББК 81.2
Изд-во
ОмГУ
Омск
2004
ISBN 5-7779-0533-1
© Омский госуниверситет, 2004
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Introduction
Введение
Важность курсов Лингвокультурный анализ художественного текста и Перевод и лингвокультурный анализ художественного текста для студентов-лингвистов не подвергается сомнению, так как основное орудие их будущей профессии – язык –
является одним из главных носителей культурных ценностей. Перевод характеризуется «двуполярностъю», так как принимающий
решение переводчик постоянно находится между двумя языковыми и культурными полюсами. Текст перевода вбирает в себя
черты двух культур. Адаптируясь в известной мере к культуререцептору, он никогда полностью не порывает с исходной культурой. Иначе читатель сталкивается с русификацией, к примеру,
английского подлинника или англизацией русского. Именно поэтому большое внимание в учебном процессе студентов-лингвистов должно уделяться выявлению и анализу культурно-маркированных феноменов английского и русского языка. Недооценка
этого фактора при переводе может иметь самые неприятные последствия, вплоть до отторжения текста перевода культурой данного языка и неприятия его носителями. Литературное произведение, таким образом, тесно связано не только с языковой системой, в которой оно создается, но и с менталитетом, моралью, системой ценностей этноса. Цель переводчика – перенести литературное произведение не только из одной языковой системы, но и
из одной ментальной сферы в другую. Переводить означает создавать произведение заново, на другом языке.
Лингвокультурный анализ предполагает сопоставление текстов разных языков, установление предметного и этнопсихологического компонентов языковых знаков, их сравнение, выделение
эквивалентов и лакун. Это и обусловило подбор упражнений данного пособия.
Пособие состоит из трех разделов:
1. Жизнь и творчество Л. Кэрролла. Целью упражнений
данного раздела является ознакомление студентов с жизнью и
творчеством Л. Кэрролла посредством чтения, обсуждения текстов на английском языке и реферирования статей на русском
3
языке, а также групповой и индивидуальной работы с привлечением Интернет-ресурсов.
2. Языковые и речевые упражнения по работе с книгой по
главам. Задания второй части предназначены для проработки всех
глав повести-сказки Л. Кэрролла. Цель упражнений – проникновение в содержание текста, отработка и закрепление лексических
единиц, а также развитие мотивационных стимулов к групповым
дискуссиям и коллективным обсуждениям.
3. Упражнения на художественный перевод отдельных отрывков и глав книги. Последний раздел состоит из упражнений,
направленных на преодоление различных переводческих трудностей, на работу с лингвокультурными реалиями и развитие навыков перевода, а также сравнение существующих переводов отдельных частей книги для отработки студентами переводческих
трансформаций и передачи лингвокультурных коннотаций.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
I. Lewis Carroll – Life and Work.
«Lewis Carroll is among the immortals of literature,
C.L. Dodgson was soon forgotten, except by the very few».
Claude M. Blagden, Student of Christ Church from 1896.
Read C.M. Blagden’s words about L. Carroll and comment on
them.
What image of Lewis Carroll do you have? Why?
Have you read the book, watch the film or the cartoon about Alice? Do you like it or not? Why?
What do you know about L. Carroll’s life and work?
I. Read the following information to answer the questions.
«Lewis Carroll», an invention, the conceit of a man who liked to play
with words and symbols, became in itself a word-symbol, a semitangible rendering of an idea. It became aspiration.
For the Victorians, caught as they were on the cusp of a new age
in which all old certainties were dying, «Lewis Carroll» came to mean
a readiness to believe – in wonderland, fairytales, innocence, sainthood, the fast-fading vision of a golden age when it seemed possible
for humanity to transcend the human condition. Carroll became a way
of affirming that such things really had once been. Even before Dodgson's death, his assumed name had become the ultimate embodiment
of this Victorian aspiration toward otherworldliness. «Lewis Carroll»
was the Pied Piper and Francis of Assisi. His supposed tenderness for
all children was seen as part of a Christlike renunciation of adult
pleasure and the adult world. It became an emanation of the strange
Victorian obsession with childhood innocence that identified immaturity with inviolability in a way impossible for us now.
1. Why is L.Carroll considered to be a myth? What are the reasons for this?
2. What are the characteristics of his writing manner?
3. Why was L.Carroll so important for the Victorians? What do
you know about those times?
Charles Dodgson was born on January 27 1832. He lived his life
and eventually died on January 14 1898. «Lewis Carroll» was born on
March 1 1856, and is still very much alive.
The hundred years of scholarship surrounding the author of Alice, has been largely concerned with the second rather than the first of
these two incarnations. It has been devoted primarily to a potent mythology surrounding the name «Lewis Carroll», rather than the reality
of the man, Dodgson. The evidence for this is everywhere, the reasons
are only partly explicable in rational terms.
Lewis Carroll has become a myth almost as powerful as his
fairy tale. Carroll and his Alice have always shared a strange incestuous kind of immortality. Almost from the moment of her literary birth,
they have been the two parts of a bizarre and unique symbiosis where
the author and his creation have penetrated one another, merging until
the boundaries of their identities are no longer clear. At the centre of
the Alice stories lies the image of Carroll and at the centre of the Carroll image lies Alice. With the spread of his fame worldwide, the name
Даже для тех, кто знал Льюиса Кэрролла близко, он представлял подчас загадку – в нем соединялись стихии, казалось бы,
совершенно несовместимые: приверженность, с одной стороны, к
таким наукам, как математика и алгебраическая логика (в оксфордском колледже «Крайст-Черч» – «ЦерковьХристова», все
преподаватели которого могли быть только духовными лицами,
он являлся едва ли не образцом педагога и ученого), а с другой
стороны, нежелание до конца жизни принять священнический сан
(он так и оставался диаконом) ввиду беззаветной своей любви к
театру, к атмосфере спектаклей и обществу актеров! Наконец, и
это, конечно, главное, Льюис Кэрролл был натурой художественной, т.е. и поэтом (без стихов которого давно уже немыслима антология английской поэзии), и прозаиком, и эссеистом.
5
6
2. Read a part from I.L.Galinskaya’s article ‘Lewis Carroll and
Mysteries of his Stories’ and render it into English.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Первое его художественное произведение, увидевшее свет,
– поэма «Одиночество» (1856). Редактор ежемесячника Трейн,
которому поэма (Train: A first-class magazine) понравилась, попросил aвтора, двадцати четырехлетнего преподавателя математики, бакалавра Чарлза Лютвиджа Доджсона лишь об одном: заменить инициалы «Б.Б.», коими было подписано сочинение, на
нечто более полное и звучное. Поэт предложил несколько вариантов, и выбор редактора пал на «Льюиса Кэрролла». Псевдоним,
как выяснилось, был образован посредством словесной игры:
данные автору при крещении имена «Charles Lutwidge» он перевел вначале на латынь – «Carolus Ludovicus», а затем англизировал и поменял местами. С той поры все свои художественные
произведения Ч.Л. Доджсон подписывал псевдонимом, а научные
труды, как и прежде, – собственным именем.
В девятнадцать лет будущий писатель поступает учиться в
самый старый университет в мире – Оксфордский, в двадцать три
года – он уже преподаватель математики колледжа Крайст-Черч в
этом университете, в двадцать пять лет – получает степень магистра математики, в двадцать девять лет – посвящен в сан диакона
(принять сан священника, как уже было сказано выше, он отказался).
Сорок семь лет – с 1851 г. и до своей смерти в 1898 г. –
Чарлз Лютвидж Доджсон, он же Льюис Кэрролл, жил и трудился
в кэмпусе Крайст-Черч, где были написаны его удивительные
книги, расшифровкой и истолкованием которых ученые занимаются вот уже более столетия. Соблюдая строгий распорядок жизни обитателей оксфордского колледжа, этот профессор математики, куратор «Клуба профессоров» Крайст-Черч, этот лучший фотограф XIX в., снимавший главным образом детей, сумел сплести
столь загадочные и ни на что не похожие тексты, что они чаруют
мир и по сей день.
3. It is well-known that L. Carroll is not an ordinary person.
Read the following text and prepare some points for discussion in your
group.
Charles Dodgson's family's incursive destruction of his papers
immediately after his death, and their steady refusal to allow evidence
7
to be made public, meant that the first hand biographical evidence remained almost non-existent until the second half of this present century. In a separate but ultimately linked development, a massive and
almost irresistible myth surrounding the name «Lewis Carroll» had
begun to develop even while Dodgson still lived. In the fallow space
left by the lack of prima facie evidence, and the silence of his family,
this myth grew in an unprecedented and powerful way. When early
biographers wrote their studies of Lewis Carroll, lacking almost all
first hand evidence, they had little choice but to fill their books with
the stuff of this myth. And thus very early on it became dignified by an
apparent scholastic pedigree. Later biographers took their lead and
repeated these supposedly already verified «facts».
Lewis Carroll's first biography appeared, officially sanctioned
by the family, within months of his death in 1898. The image it presented of the man and his life has changed very little in the ensuing
hundred years. By now, it is familiar. It is a portrait of a Victorian
clergyman, shy and prim, and locked to some degree in perpetual
childhood. A Janus who stumbled into genius through psychological
fragmentation. A man who «had no life», who lived apart from the
world and apart from normal human contact, who was monkish and
chaste, and «died a virgin».
In the most high profile and respected of modern biography,
Carroll is variously described as one «[whose] sexual energies sought
unconventional outlets», who was «utterly depend[ent] upon the company and the affection of little girls». It is said with certainty that he
was infamous for this passion even during his own lifetime, his photography of their bodies «perilously close to a kind of substitute for the
sexual act». (Bakewell, Cohen). Even those who do not accept the
sexual connotation, and set out to «defend »him against a supposed
Freudian stigma – like Derek Hudson's 1954 biography, and Roger
Lancelyn Green's preface to the edited Diaries of 1953 – make no attempt to question his supposed exclusive passion for the girl child.
Their contention is merely that this obsession was largely sexless, because Lewis Carroll was too emotionally immature, too «simple
hearted» to experience adult sexual desire for anyone or anything, or
too prim to give any expression to it. For Hudson the very idea of Carroll as a sexual being was «delightfully absurd»: He was a man who
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
carried his childhood with him; the love that he understood and longed
for was a protective love ... (Hudson). But the most academically impeccable of recent works, the one described more than once as «definitive», is the most outspoken about the nature and exclusivity of Lewis
Carroll's obsession. Professor Morton Cohen's Lewis Carroll: a Biography entirely disowns the image of the asexual eternal child in favour
of a picture of «a highly charged, fully grown male, with strong mature emotional responses» whose «emotions focus[ed] on children, not
on adults». It is a passionately believed-in portrait of a rigidly-controlled sexual deviant.
Meanwhile, biography has continued to tell the familiar story.
‘Dodgson was fussy and easily offended, old-maidish ... shy, withdrawn, over-sensitive...’ wrote Michael Bakewell, in his 1996 biography, as if to make it beyond doubt that nothing had changed. ‘Little
girls became the air he breathed and without them he would feel himself withering away ... Like Ruskin he seems to have been alarmed by
the sexual reality of mature women’. Donald Thomas, another '96 biographer, was similarly convinced. ‘...there was no question that he
had become a recluse or that his happiest hours were spent in the company of 'little misses' ... rather than in adult conversation’.
Спустя полтора года, в декабре 1864 г., Кэрролл закончил
рукописный экземпляр сказки (последнее было сделано по просьбе Алисы Лидделл «записать сказку») и подарил его «заказчице»,
вклеив в конце рукописи сделанную им же фотографию девочки.
Рукописный экземпляр, названный «Приключения Алисы
под Землей», был издан автором факсимильно спустя более тридцати лет триумфального шествия «Алисы в Стране Чудес» в мировой литературе. В 1928 г. Алиса Лидделл (тогда уже миссис
Р.Г. Харгривз) сдала рукопись на книжный аукцион Сотби. Вскоре американский книгопродавец А.С. Розенбах приобрел рукопись за 15 400 фунтов стерлингов, но в 1948 г. рукописная книга
была выкуплена и передана в дар Великобритании. С тех пор она
«проживает» в Британском музее в Лондоне.
Group II. (from N. Demurova ‘L. Carroll and one picnic’s history’)
Group 1. (from I.Galinskaya ‘L. Carroll and Mysteries of his
Stories’)
Отмеченная Льюисом Кэрроллом в его дневнике дата «4
июля 1862 года» – это день, когда Кэрролл, его приятель священник Роберт Дакуорт и три дочки декана оксфордского колледжа
Крайст-Черч Генри Лидделла Алиса, Лорина и Эдит поднялись на
лодке по одному из притоков Темзы. Дата сия давно уже стала
«общим местом» в кэрролловедении, ибо с нее начинаются едва
ли не все работы о сказке «Алиса в Стране Чудес». Ведь, как указал сам писатель: «Там я рассказал им сказку». Это и была сказка
о приключениях Алисы под землей, ставшая впоследствии «Приключениями Алисы в Стране Чудес».
В журнале Английского Королевского метеорологического
общества значится, что 4 июля 1862 г. погода в окрестностях Оксфорда была хмурой. Однако в памяти участников одного пикника
день этот сохранился как самый солнечный в их жизни.
В этот день доктор Доджсон, профессор математики одного
из Оксфордских колледжей, пригласил своих юных друзей – Лорину, Алису и Эдит, дочерей ректора Лидделла, совершить прогулку по Темзе. Вместе с ними отправился и молодой коллега
доктора Доджсона, преподаватель математики Дакворт.
– Сказку! – кричали девочки. – Мистер Доджсон, расскажите нам сказку!
Доктор Доджсон уже привык к этим просьбам. Стоило ему
увидеться с девочками Лидделл, как они тотчас требовали от него
сказку – и обязательно собственного сочинения. Он рассказал их
столько, что выдумывать с каждым разом становилось все труднее. «Я очень хорошо помню, – писал доктор Доджсон много лет
спустя, – как в отчаянной попытке придумать что-то новое я для
начала отправил свою героиню под землю по кроличьей норе,
совершенно не думая о том, что с ней будет дальше». Героиня у
доктора Доджсона носила то же имя, что и средняя из сестер, его
любимица Алиса. Это она попросила доктора Доджсона:
9
10
4. Work in two groups. Each group should read some information about the history of 'Alice' and prepare questions for the other
group. If your partner is at a loss, inform him/her on the topic.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– Пусть там будет побольше всяких глупостей, хорошо?
День уже начал клониться к вечеру, а доктор Доджсон все
рассказывал. Время от времени он останавливался и говорил:
– На сегодня хватит, остальное – после!
– После уже настало! – кричали девочки в один голос.
Был уже поздний вечер, когда доктор Доджсон и его друзья
вернулись в Оксфорд. Прощаясь, Алиса воскликнула:
– Ах, мистер Доджсон, как бы мне хотелось, чтобы вы записали для меня приключения Алисы!
Доктор Доджсон обещал. На следующий день, не торопясь,
он принялся задело. Своим четким округлым почерком он записал сказку в небольшую тетрадь, украсив ее собственными рисунками. «Приключения Алисы под землей» – вывел он на первой
странице, а на последней приклеил сделанную им самим фотографию Алисы.
4 июля 1865 г., ровно через три года после знаменитого
пикника, доктор Доджсон подарил Алисе Лидделл первый, авторский экземпляр своей книжки. Он изменил заглавие – сказка теперь называлась «Алиса в Стране Чудес», а сам скрылся за псевдонимом «Льюис Кэрролл».
5. Render the text about L. Carroll’s style.
иронии. Он превращает все человеческие реалии в структурную
игру и, будучи математиком и лингвистом, сводит запутанные
человеческие взаимоотношения к ироничной «логической игре»,
неважно какой – будь то игра в карты (как в «Алисе в Стране Чудес»), в шахматы (как в «Алисе в Зазеркалье»), в охоту (как в
«Охоте на Снарка»), в цифры (как в «Математических курьезах»)
или в слова как в «Дублетах, словесной загадке») – во всех случаях Кэрролл строит строго закрытую систему, состоящую из слов,
систему, которая, однако, остается абсолютно рациональной.
В творчестве Льюиса Кэрролла много «темных мест».
Большинство из них в обширной «кэрроллиане» ныне расшифрованы, причем расшифровка эта началась еще при жизни писателя.
Обнаружены прототипы персонажей кэрролловских сказок, прослежены истоки его игры слов, приемы оживления метафор и буквальной интерпретации элементов фразеологических единств,
проанализированы многочисленные моменты полисемии и омонимии в кэрролловских текстах, разгаданы лингвистические загадки, математические фокусы и головоломки, объяснены омофоны и каламбуры, прочитаны акростихи и анаграммы, специальная литература посвящена одним только пародиям Кэрролла, и
все же загадки в его текстах остаются. (From I. Galinskaya ‘L.
Carroll and Mysteries of his Stories’)
Принято считать, что Льюис Кэрролл принадлежит к плеяде
английских писателей-романтиков, воспринимавших мир с большой долей философского скептицизма и романтической иронией,
идею которой высказал впервые теоретик немецкого романтизма
Фридрих Шлегель (1772–1829). Мир для английских романтиков
– это хаос, который в своем движении не имеет никакого направления, никакого доступного пониманию образца либо причины.
Произведения писателей, основывавших свое творчество на
философском скептицизме и романтической иронии, создавались
главным образом методом определения границ человеческого языка и анализа последнего. Вот и Кэрролл в «Алисе в Стране Чудес», в «Алисе в Зазеркалье» и особенно в фантастической поэме
«Охота на Снарка» рассматривает Вселенную как неконтролируемый хаотический поток и пытается противопоставить этому философско-скептичсскому видению мира средства романтической
A Web Hunt
Overview – The purpose of this Web Hunt is to gather, share
and learn information about the world of Lewis Carroll at the time he
wrote Alice in Wonderland. Each student will research at least one
specific topic, using the Internet. A game will be played, through
which gathered information will be shared.
Resources – You should be able to find all of your information
at one of these three sites:
www.victorianweb.org/authors/carroll//carrollov.html
www.lewiscarroll.org/carroll.html
www.alice-in-wonderland.net/
Tasks – You will receive from your teacher an index card containing a topic and a card suit symbol (diamond, club, spade, heart).
11
12
6. Play the game.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Research your specific topic. You are looking for specific, interesting facts – not everything! Give completed cards to your teacher.
When you finish, you may assist any member of the class who has a
question with the same card suit. The class «deck» is complete when
all research cards have been completed.
Topics
1) Charles Lutwidge Dodgson
2) Lewis Carroll, Writer
3) Lewis Carroll, Photographer
4) Lewis Carroll, Mathematician
5) Charles Dodgson, Deacon
6) Alice’s Adventures Underground
7) Alice's Adventures in Wonderland
8) Through the Looking Glass
9) Alice Liddell
10) A photograph of Alice Liddell
11) Opium use in Victorian England
12) What it meant to be a gentleman in Victorian England
13) How children’s lives were different in Victorian England
14) The Riddle of the Raven
15) The servant's life in Victorian England
16) Tanners and their chemicals
17) Quadrille
18) Queen Victoria
19) Mock Turtle soup
20) Gryphon
21) What children studied in school in Victorian England
Game – After every class member has completed his/her research, you will gather as a class and play the following game:
The Object of the game is to run around gathering information
about the opposing suits and then see how much you remember.
How it is Played:
Your teacher will deal you your own card(s).
Organize yourselves into two concentric circles, clubs and diamonds inside facing hearts and spades.
13
When your teacher gives you the signal, Run – clubs and diamonds run clockwise, hearts and spades run counterclockwise.
On the signal, Stop and face the classmate in the opposing circle. Exchange cards.
Read the topic and its notes. You may Ask any questions of the
card's owner. You now Own that card and its information. Keep it.
On the signal, Run. Repeat the Stop – Read – Ask – Own procedure 5 times.
Now, clubs and hearts switch circles.
Repeat the Stop – Read – Ask – Own procedure 5 times.
Ending: In the end, you should know a great deal more than
you did before you played the game.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
II. Alice’s Adventures in Wonderland.
Chapter 1. DOWN THE RABBIT-HOLE
1. Read the poem opening the novel and find allusions referring
to Lewis Carroll himself and the famous picnic with the Liddell sisters.
2. Find the following word-combinations in the text, translate
them and dwell upon the situations they are used in.
• To be out of the way to do smth
• To flash across one’s mind
• To burn with curiosity
• To show off
• To doze off
• Out-of-the way thing
• To bring tears into smb’s eyes
• To box smb’s ears
3. Watch a part of Disney’s cartoon ‘Alice in Wonderland’ and
find as many differences between the book and the cartoon as you can.
4. Watch a part of the cartoon and say who and in what situation told this.
1. ...leaders, and had been of late much accustomed to usurpation and conquest.
2. Oh my fur and whiskers!
3. I’m nearly in a stew.
4. What a peculiar place to have a party!
5. But you did give me quite a turn…. One good turn deserves
another.
6. You almost went out like a candle!
7. But look! I'm just the right size!
5. Listen to Alice’s song and fill in the gaps.
Cats and rabbits, would _______ in fancy little houses,
And be dressed in shoes and hats and trousers.
In a world of my own.
All the flowers would have very extra special______,
15
They would sit and talk to me for hours,
When I'm lonely in a world of my own.
There'd be new birds, lots of nice and friendly how-de-do birds,
Everyone would have a dozen______,
Within that world of my own.
I could listen to a ______brook
And here a song, that I could understand.
I keep wishing it could be that way,
Because my world would be a________.
6. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter I and
say what you think about it.
The first great principle of wisdom in the Sabian philosophy as
revealed through the adventures of Alice is that everything in life is a
sacrament.
Here for instance is the item of occult catalysis or coincidence
of inspiration in the fact that the eldest Liddell child is named Alice, a
Greek word meaning truth, because the bearing of the name by the
youngster indicates to the occult student the outer indication of her
possession of these catalytic qualities.
The achievement of imagination in the book, or the first great
scientific anticipation, is in the proper employment of symbolism. The
function of symbols is to give form to spiritual concept. Carroll here
unwittingly anticipated the dictum recently popularized by modern
science as anything that man imagines he may achieve.
Chapter II. THE POOL OF TEARS
1. Find the following words in the text, say who felt like this and
in what situation. Give a number of synonyms of these wordcombinations. What can cause you to feel like this?
• To be ashamed
• Savage
• To feel desperate
• To cry with a sudden burst of tears
• To be surprised
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• Frightened
• Offended
Against Idleness and Mischief.
2. Learn the poem «How doth the little crocodile…» by heart.
3. Give the character sketch of Alice. Prove it using facts from
Chapters I and II.
4. Which of the following words can be considered as cultural
ones? Why?
The Multiplication-table, Rome, two feet high, a Dodo, the English coast, bathing machines, a hundred pounds, lodging houses, a walrus, William the Conqueror, terrier.
5. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter II
and say what you think about it.
– The second great principle of wisdom in the Philosophy of
Concepts as revealed through the adventures of Alice is that consciousness is a tangible substance.
– Long before Lewis Carroll wrote this chapter it was well recognized that man is forced to swim through his own tears in life or that
he creates the substance of his own sensation.
– The symbolism of Alice in Wonderland is brought out exquisitely in the falling of the animals into the pool of tears. Animals are in
fact the specialized and outer general traits or characteristics of man.
Can you name the traits represented by the creatures?
– The law of applied psychology or the second big idea for the
solution of personal problems is brought out here in the technique of
accuracy. The parody of Rev. Isaac Watt's «How Doth the Little Busy
Bee» is the first of the book's nonsense verses, and the merit of the
crocodile conceit lies in the general familiarity of the stanzas thus
twisted. Fun and nonsense bring out the essence because humor is
consciousness-stimulating perversion of seriousness, and the ability to
take outer things lightly with real humor as opposed to the respectkilling counterfeit is the most outstanding mark of genuine mastership.
Why do you think L. Carroll chose this poem for his parody?
17
(from Divine Songs Attempted in Easy Language
for the Use of Children, by I. Watts, 1715)
How doth the little busy bee
Improve each shining hour,
And gather honey all the day
From every opening flower!
How skillfully she builds her cell!
How neat she spreads the wax!
And labours hard to store it well
With the sweet food she makes.
In works of labour or of skill,
I would be busy too;
For Satan finds some mischief still
For idle hands to do.
In books, or work, or healthful play,
Let my first years be passed,
That I may give for every day
Some good account at last.
Chapter III. A CAUCUS-RACE AND A LONG TALE
1. Who are the characters of this chapter? How did L. Carroll
depict them? Read a short text to get some extra information about
them.
Все нравилось им в этой новой сказке, но, пожалуй, больше
всего – то, что в сказке говорилось о них. Героиней была средняя
из сестер – десятилетняя Алиса. Был в сказке Попугайчик Лори,
который все время твердил: «Я старше, и лучше знаю, что к чему!» Это, конечно, Лорнна, старшая из сестер Лидделл. Она очень
гордилась тем, что ей уже 13 лет. Орленок Эд – это восьмилетняя
Эдит. Робин Дакворт еще в студенческие годы получил прозвище
Робин Гусь. Мышь, к которой все в подземном зале относятся с
таким почтением, – это гувернантка мисс Прикетт (по прозвищу
Колючка). Дина – это кошка Лидделлов, Птица Додо – это, ко18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нечно, сам доктор Доджсон. Волнуясь, он сильно заикался. «ДоДо Доджсон», – представлялся он новым знакомым.
2. Read the following word-combinations and say who uttered
what in such a way.
• To refuse to tell
• To frown
• To reply crossly
• To say in a melancholy tone
• To say in an offended tone
• To cry sharply
• To growl
• To say snappishly
• To reply eagerly
• To call out in a trembling voice
3. Dramatize the conversation among the creatures and Alice.
Pay attention to tunes and tone, way of speaking and manner of behaviour.
4. In the ‘driest’ story the Mouse knew it mentioned William the
Conqueror, Edwin and Morcar, the earls of Mercia and Northumbria,
Stigand and Edgar Atheling. What do you know about these people? If
nothing search the Internet or encyclopedias for necessary information. What was L. Carroll’s purpose to mention their names in the
book for children?
Chapter IV. RABBIT SENDS IN A LITTLE BILL
1. Find the following words in the text, translate them and dwell
upon the situation they are used in.
• To go massages for smb
• To uncork the bottle
• To make a snatch in the air
• Cucumber-frames
• To be flustered to do smth
• Panting
Make up a dialogue using these words.
19
2. Watch another part of the cartoon and compare the gist of it
with the chapter. What was singled out or added? Why?
3. Note down some examples of functional English.
a) Requests and orders
b) Expressing sympathy, comfort
c) Expressing anger or disappointment
4. Put the following phrases in the order of their appearance.
And dwell on the situation.
1) I suppose I'll be taking orders from Dinah next.
2) Excuse me sir, but- but I've been trying to...
3) Must go. Goodbye. Hello. I'm late, I'm late, I'm late!
4) Bill, lad, you're passing up a golden opportunity!
5) Ah, young lady! Do you have a match?
6) Uh, steady old champ. Can't be as bad as all that you know.
7) Drat that girl.
8) At your service, governor!
9) No cooperation, no cooperation at all!
10) We'll smoke the monster out... no! No, my poor house and
furniture...
5. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter IV
and say what you think about it.
The fourth great principle of wisdom in the Philosophy of Concepts as revealed through the adventures of Alice is that man does not
change. Growth is expansion or realization in self. Real self is changeless. The symbolism of this fourth chapter in Alice is therefore interesting in showing that no matter what happens to Alice she is the same
in real power and being, or that whether large or small she is the same
to herself and to those about her.
When she is penned up in the room of the rabbit's house she is
aware of the discomfort of her size and she is perfectly willing to try to
catch a little animal with her hand or kick at one of them in the chimney, but it never enters her head to associate unusual strength with unusual size or to attempt to break her way out of the house. Alice to
herself is proportionate to the room that to her is real, and she is unable
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
to take advantage of her strength because her great size is proportionately unreal. The same point is illustrated later and with reverse emphasis when again as a tiny mite she plays with the puppy who towers
over her and threatens her with its sheer weight and friendliness. Size
and other external accidents have nothing at all to do with reality.
Chapter V. ADVICE FROM A CATERPILLAR
1. Answer the questions:
• Why can’t Alice answer the Caterpillar’s question «Who are
you?»?
• Why does Lewis Carroll choose to change Alice's size? What
does this frequent change in Alice's height signify?
• Comment on Alice’s words «I can’t remember things I used –
and I don’t keep the same size for ten minutes together!» Do you think
her height influences her mind?
2. Learn the poem «You are old, Father William» by heart and
dramatize it in pairs.
3. Watch a part from the cartoon and fill in the gaps.
Caterpillar: A, e i o u, a e i o u, a e i o u, o, u e i o a, u e i a, a e
i o u... Who are you?
Alice: I- I- I_________, sir! I changed so many times since this
morning, you see...
Caterpillar: I do not see. Explain yourself.
Alice: Why, I'm afraid I can't explain myself, sir, because I'm
not myself, you know...
Caterpillar: I do not know.
Alice: Well, I can't put it anymore clearly for it isn't clear to me!
Caterpillar: You? Who are you?
Alice: Well, don't you think you ought to tell me- cough-cough,
cough-cough, who you are first?
Caterpillar: Why?
Alice: Oh dear._____________________.
Caterpillar: It is not.
Alice: Well, it is to me.
Caterpillar: Why?
21
Alice: Well, I can't remember things as I used to, and...
Caterpillar:_______.
Alice: Hmm? Oh! Oh, oh, yes, sir! Um... how doth the little
busy bee, improve each shi...
Caterpillar: Stop! That is not spoken correcitically. It goes:
how...
Alice: Hihihi!
Caterpillar: Hmm! How doth the little crocodile improve his
shining tail. And pour the waters of the Nile, on every golden_____.
How cheer... how cheer... Ahem!
Alice: Hihihihi!
Caterpillar: How cheerfully he seems to grin, how neatly
spreads his_____. And welcomes little fishes in, with gently smiling______.
Alice: Well I must say I've never heard it that way before...
Caterpillar: I know, I have _______it.
Alice: Well, cough-cough-couch, if you ask me...
Caterpillar: You? Huh, who are you?
Alice: Cough-cough, cough-cough, A-choo! Oh!
Caterpillar: You there! Girl! Wait! Come back! I have something important to say!
Alice: Oh dear. I wonder what he wants now. Well...?
Caterpillar:____________!
Alice: Is that all?
Caterpillar: No. Exacitically, what is your problem?
Alice: Well, it's exacitici-, exaciti-, well, it's precisely this: I
should like to be a little larger, sir.
Caterpillar: Why?
Alice: Well, after all, three inches is such a___________, and...
Caterpillar: I am exacitically___________, and it is a very
good height indeed!
Alice: But I'm not used to it. And you needn't shout! Oh dear!
Caterpillar: By the way, I have a few more helpful_____. One
side will make you grow taller...
Alice: One side of what?
Caterpillar: ...and the other side will make you grow shorter.
Alice: The other side of what?
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Caterpillar:_____________, of course!!
Watch the scene again, this time with sound off, thus dubbing
your voices over the picture. Pay attention to tunes and tones.
The Duchess behaves in a manner counter to everything her
character is supposed to represent. She is royalty and yet the setting of
her home is a smoke filled kitchen. She sits on a three-legged stool
holding a crying baby. One would typically expect more from royalty
– a chair in something more than a kitchen, and a nanny to help care
for the child. She has servants who do as they please. The footman
who Alice meets when she arrives at the Duchess’s home is discourteous, refusing to show her into the house. The Duchess’s cook seems to
rule the house. She fills the kitchen with smoke and pepper, adding
excessive amounts of pepper to the food to satisfy her own taste and
not that of the Duchess. She then proceeds to hurl fire irons, saucepans, plates, and dishes at the Duchess and baby. The Duchess also
displays poor manners for someone of her stature. When Alice politely
remarks that she does not know of any cats that grin like the Cheshire
Cat, the Duchess rudely replies, «You don’t know much, and that’s a
fact». She shows great disrespect to her guest. The Duchess fails to
portray the disposition of such status.
The Duchess fails to present the typical Victorian characteristics
of a mother. She allows her cook to throw pots and pans at her child.
When Alice shows some concern for the child whose nose is almost
hit by a saucepan, the Duchess answers, «If everyone minded their
own business, the world would go round a deal faster than it does.
»She does not even address the fact that a pan almost struck her baby’s
face. In a lullaby she sings of «speaking roughly» to her child and
«beating him when he sneezes», – a terrible and uncaring thing to sing
to a baby. When she realizes she must leave to play croquet with the
Queen she does not hand, but tosses the baby to Alice. This, along
with the fact that she hardly knows Alice, demonstrates how unconcerned she is for her child’s well being. Unlike the Duchess, Alice
does show concern when she says, «If I don’t take this child away with
me, they’re sure to kill it in a day or two». Alice attempts to save
something – to bring a level of normality to the madness of Wonderland. However she is thwarted when the baby turns into a pig. Alice’s
single act of kindness is not enough to change even the slightest little
bit of Wonderland’s madness.
• Why doesn’t the Duchess’s image correspond to Victorian
one?
• Why does Alice show concern for the baby? What is her reaction when it turns into a pig?
23
24
4. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter IV
and say what you think about it.
The fifth great principle of wisdom in the Philosophy of Concepts as revealed through the adventures of Alice is that divinity lies in
difference.
The law of applied psychology or the fifth big idea for the solution of personal problems is brought out here in the technique of wisdom. The serpent that eternally symbolizes wisdom is well defined by
the pigeon or the dove, the symbol of the spirit that is Jonah, or by sign
or symbol that only Jesus would give. All who eat eggs get understanding from the germ or essence of the egg or seed of things.
Chapter VI. PIG AND PEPPER
1. Find the following word-combinations in the text and translate the sentences in which they are used.
• At any rate
• To grin
• Fire-irons
• A hoarse growl
• A snout
• Raving mad
• To make smb giddy
2. Give the summary of the chapter.
3. Give the character sketch of the Duchess, the Cook and the
Footman. Do you think they represent real Victorian images? Why/
why not?
4. Read David Raynor’s ideas about conventional Victorian expectations and then answer the questions.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• What other hints of L. Carroll’s mocking on Victorian traditions can we trace in ‘Alice’?
Chapter VII. A MAD TEA-PARTY
1. Find the following word-combinations in the text, translate
them and dwell upon the situation they are used in.
• To say in an encouraging tone
• To say with severity
• To dip smth into smth
• To beat time
• To keep on good terms with smb
• To wisper a hint to smb
• Tea-things
2. What things in the mad tea party do you think could astonish
a Victorian? Why?
Read David Raynor’s ideas about conventional Victorian expectations to help you in answering the question.
The uncivilized character of the Mad Tea Party exemplifies everything that tea time is not about. When Alice arrives, the Hatter, the
March Hare, and the Dormouse do not invite her to join them as would
most likely be proper in the Victorian age. Crowded around a corner of
the large table they cry, «No room! No room!» when there is obviously
enough room. The March Hare offers wine to Alice that they obviously don’t have. Alice’s response is «That wasn’t very civil of you to
offer it». The rudeness, which they display, would not be acceptable at
an ordinary tea party. However, they are in Wonderland where everything is mad. Their bad manners continue. The Hatter pours hot tea on
the sleeping Dormouse’s nose. Then when Alice says, «I don’t think»,
– in response to the story the Dormouse is telling, the Hatter disrespectfully tells her, «Then you shouldn’t talk». As she leaves, the Hatter and March Hare are trying to put the Dormouse into the teapot. Alice is disgusted by their uncivilized, un-Victorian behavior.
3. Why do you think the Hatter, March Hare and the Dormouse
are the characters of the mad tea party? The following text (from I.
25
Galinskaya ‘L. Carroll and Mysteries of his Stories’) will help you to
answer the question, then render it.
Существует множество противоречивых гипотез относительно прототипов персонажей двух «Алис». Шляпных Дел Мастер, один из участников Безумного Чаепития, был хорошо знаком
оксфордцам. Прототипом его послужил некий торговец мебелью
Теофиль Картер. (По предложению Кэрролла, Тениел даже рисовал Мастера с Картера.) Картера прозвали Безумным Шляпником
– отчасти потому, что он всегда ходил в цилиндре, отчасти из-за
его эксцентричных идей. Он, например, изобрел «кровать-будильник», которая в нужный час выбрасывала спящего на пол. Кровать эта даже демонстрировалась на Всемирной выставке в Хрустальном дворце в 1851 году.
Впрочем, образ этот, как большинство героев Кэрролла,
многоплановый.
Начинаясь прямой аналогией с реальным, живым лицом, он
стремительно расширяется, вбирая в себя черты, понятные уж не
только узкому кругу людей, а целой нации. Шляпных Дел Мастер
– уже не просто чудак Теофиль Картер. Это персонаж фольклорный: о нем говорится в известной пословице «Безумен, как шляпник». Происхождение этой пословицы не совсем ясно, ученые
спорят о нем по сей день. Возможно, что пословица эта отражает
вполне реальное положение вещей. Дело в том, что в XIX вехе
при обработке фетра употреблялись некоторые составы, в которые входили свинец или ртуть (сейчас употребление этих веществ
запрещено почти во всех странах). Такое отравление было профессиональной болезнью шляпных дед мастеров – нередко дело
кончалось помешательством. Как бы то ни было, в сознании англичан безумство было такой же принадлежностью шляпников,
как в нашем – хитрость Лисички-Сестрички иди голодная жадность Волка.
Мартовский Заяц, другой персонаж Чаепития, – тоже безумец, но более «древний». «Безумен, как мартовский заяц» – эту
пословицу находим в сборнике 1327 года. Она встречается и в
«Кентерберийских рассказах» Чосера.
Знаменитый Чеширский Кот – также герой старинной пословицы. «Улыбается, словно чеширский кот», – говорили англи26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чане еще в средние века. Когда юный Доджсон приехал в Оксфорд, там велись оживленные дебаты о происхождении этого образа. Уроженец Чешира, Доджсон заинтересовался ими. Некоторые ученые полагали, что пословица эта идет от вывесок у входа
в старые чеширские таверны. С незапамятных времен на них изображался оскаливший зубы леопард со щитом в лапах, а так как
доморощенные художники, писавшие вывески, леопардов никогда не видали, он и походил на улыбающегося кота.
Были и другие теории о происхождении этой странной пословицы. Ну, а родные доктора Доджсона считали, что Чеширский Кот просто одни из тех многочисленных котов, с которыми
в детстве водил дружбу Чарльз.
4. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter IV
and say what you think about it.
The seventh great principle of wisdom in the Philosophy of
Concepts as revealed through the adventures of Alice is that genius is
insanity usefully applied. The close interrelation between genius and
insanity is thoroughly recognized by the world at large today. Genius
and insanity are identical in the fact that both are abnormality.
Here is the principle of reality. Reality is a function of duration
or time. The principle of reality gives proper distinction between conscious experience and dreams. Of the three characters here met by Alice, two are indicated as insane and the third symbolizes an equally
unbalanced but more passive condition. The hare is said to be mad in
March because of the frenzied antics of these animals during their rutting time in that month. The phrase as mad as a hatter is of unknown
origin but probably of ironical force originally from the character of
the type now somewhat duplicated by the male milliner or dressmaker.
The dormouse eats nuts, suggesting the squirrel of present-day slang or
the American species to which it is most closely related, and goes into
a stupor during cold weather. Here are the three forms of unbalance in
the higher vehicles of man, or the emotional and mental and habit natures in order of their speaking to Alice, and she is most puzzled by
this contact with her inner selves as they are now developing into
seeming unbalance. Her mentality attempts to establish liaison with
her and fails to recite «Twinkle, twinkle, little star» correctly. Her hab27
its attempt to involve all three selves or three sisters in the superficial
lure of life. Treacle is the common British term for molasses.
In this experience time is always six and life is always the mad
tea party for the intensification of experience with the physical Alice
succeeding to the untidy places at the table of being as they are made
untidy for her by her own higher selves in terms of this inner symbolism.
The law of applied psychology or the seventh big idea for the
solution of personal problems is brought out here in the technique of
liaison or contact. «No room! No room!» cry all the factors of life in
unison to the newcomer.
Chapter VIII. THE QUEEN'S CROQUET-GROUND
1. Find the following word-combinations in the text, translate
them and reproduce the episodes they are used in.
• To jog smb’s elbow
• To lay the blame on smb
• Courtiers
• A pack of cards
• Pattern
• To turn crimson
• To make smb giddy
• To be under sentence of execution
• Mallet
• To give smb a blow
• To wait for turns
• In less than no time
2. Answer the questions:
1) What settings, characters and actions are sharply apart
from realistic modes?
2) What is your general impression of the chapter? Read the
article and say what the roots of grotesque and chaos in ‘Alice’ are.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
The Grotesque and Chaotic in Alice in Wonderland
The chief difficulty Alice found at first was in managing her
flamingo: she succeeded in getting its body tucked away, comfortably
enough, under her arm, with its legs hanging down, but generally, just
as she had got its neck nicely straightened out, and was going to give
the hedgehog a blow with its head, it would twist itself round and look
up in her face, with such a puzzled expression that she could not help
bursting out laughing; and, when she had got its head down, and was
going to begin again, it was very provoking to find that the hedgehog
had unrolled itself, and was in the act of crawling away: besides all
this, there was generally a ridge or a furrow in the way wherever she
wanted to send the hedgehog to.
It is no accident that the grotesque style in literature tends to be
prevalent in eras marked by radical change and stress. Such was the
Victorian period, within which a whirl of social, economic and religious change took place that pulled the rug from underneath the British people, then struggling to find meaning in a world they no longer
knew. The French revolutionaries, who guillotined the last noble head
before the advent of the eighteenth century, continued to impress the
British world during the Victorian age and are thought to have «certainly influenced the thought and the works of every major English
author for the remainder of the eighteenth century and beyond». In the
nineteenth century came Industrialism and, in the eyes of Victorians,
its predominantly negative consequences; then, the discovery of scientific proof relating to evolution, which forced the people to question
the existence of God, a solid cornerstone of British history; and the
Reform Acts, a set of unprecedented laws that gave voting privileges
to the deserved
These events and more uprooted all that had meaning to the
Victorian, leaving him with a world of chaos, a grotesque world devoid of meaning. Lewis Carroll, greatly frustrated by this chaotic nature of existence, endlessly and futility sought for order, just as his
character Alice searches for order in this grotesque Wonderland.
Referring back to the above passage, Alice must learn to play croquet
in this grotesque and ridiculous fashion, with flamingos as mallets and
hedgehogs as balls.
29
Whereas the game of croquet itself possesses meaning, this absurd way of playing in Wonderland leaves Alice struggling to find order: as she finally «succeeds in getting its [the flamingo's] body tucked
away, comfortably enough», it would untwist itself. And time after
time, after Alice establishes and re-establishes order with one facet of
the game, another would break down again into its chaotic state.
These futile efforts only end in greater frustration and finally submission. Although the tone of this passage seems light and comical, its
message is wholly serious. This scene, one of many in Alice in Wonderland, perhaps symbolizes the author's hopeless struggle and consequential anxiety in his quest to discern meaning in a world that has
reduced itself to the chaos and perhaps the absurdity comparable to
that of Wonderland.
3) What are the traits of authority and royalty? Read the text
about the qualities of adults in ‘Alice’ and find the examples in the
chapter.
Prejudice and Perception in Alice in Wonderland
Alice in Wonderland relates directly to Herbert Spencer's argument that «the intellectual traits of the uncivilized. . . are the traits recurring in the children of the civilized». In Lewis Carroll's presentation of reality from the point of view of a child's hyperbolic fantasy,
adults are cruel, childlike, irresponsible, impulsive, and self-indulgent
-- the exact five adjectives Wohl asserts that Victorians attributed to
the Blacks and to the lower classes. Carroll manipulates these prejudices and shows, through Alice's eyes, how these characteristics also
apply to adults, authority figures, and even royalty.
Wohl tells us that the Victorians felt that the childlike qualities
of the «lower races» paralleled the frequent references to the «immature working class». Carroll turns this perception of an «immature
class» around by presenting his readers with two irresponsible, childlike figures in the forms of an adult «authority figure» and member of
the upper class. With these images, Alice in Wonderland, at once
views the adult world on a child's level, questions the authority of
adults and of royalty and mocks commonly held prejudices of its day.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4) How is the behavior of these characters a source of confusion for Alice (examples: word-games, riddles, rhymes, and poems)?
Comment on the following information.
Despite her unfamiliar surroundings, Alice attempts to interpret
everything around her from a logical point of view. However, her natural childishness consistently offsets the sensibility and maturity that she
tries so hard to show. Throughout Alice's Adventures in Wonderland,
Lewis Carroll constantly emphasizes the conflict between Alice's desire
to be sensible and grow up and her natural childish impulses. Alice
thinks that she has grown up, but only physically – the concept of maturity never seems to cross her mind. When Alice describes «growing
up», she uses terms based on size and not maturity. Why?
5) What are the differences of the croquet game in Wonderland and in reality? What is L.Carrolls’s aim in depicting the game
in such a way? Read the following piece of information to help you.
The Queen brings a new meaning to the game of croquet. Traditionally croquet is a lawn game played by knocking wooden balls
through metal arches with mallets. It is typically a calm and civilized
game. However, the equipment with which the Queen’s game is
played consists of live animals used on a lawn of ridges and furrows.
Hedgehogs are the balls, flamingos are the mallets, and soldiers are the
arches. Alone, the use of such equipment on such a terrain makes the
game difficult. The hedgehogs crawl away. The flamingos move their
necks. The soldiers walk off to other parts of the croquet-ground. The
game is chaotic – everyone plays simultaneously, quarrelling. No one
follows any set of rules. The game is not fair. The Queen shouts, «Off
with his head!» or, «Off with her head!» until the only players left are
herself, the King, and Alice. However, by then the Queen has sentenced so many to be beheaded that there are no soldiers left to act as
the arches. The game is over. Such a game of madness could only be
found in Wonderland.
Chapter IX. THE MOCK TURTLE'S STORY
1. Discuss some of the Duchess’s morals. How do they characterize her?
• This love that makes the world go round.
31
• Take care of the sense and the sounds will take care of themselves.
• Birds of a feather flock together.
• The more there is of mine, the less there is of yours.
• Be what you seem to be.
2. Who is Mock Turtle? What does it look like? What is Mock
Turtle soup? If you don’t know read the following text.
Mock Turtle Soup
I'm happy for the turtles – but miss the extraordinary turtle soup
I ate in my youth at the little grill across from Reading Terminal in
Philadelphia. Now that sea turtle meat is prohibited by law, this recipe
makes a fair substitute. Interestingly, even when turtle meat was legal,
it was terribly expensive. As a cheap substitute in the 18th century,
therefore, recipes appeared in England that recommended the use of
calf's head or even veal as being similar in taste and consistency.
American cooks turned to beef or oxtails, when they couldn't get native turtle meat, and followed the British seasonings of allspice, sherry,
and hardcooked eggs. Serve this meaty American version hot as a rich
first course to 4–6 people, with little cruets of sherry on the side.
1 large onion, finely chopped
1 Tablespoon butter and 2 Tablespoons olive oil
2 lbs. meaty oxtails
1 garlic clove, mashed
3 whole cloves
1/4 teaspoon thyme
1 bay leaf
1/4 teaspoon allspice
1 Tablespoon flour
3 cups hot water
3 cups chicken stock
1 cup chopped peeled tomatoes
salt and pepper
1/2 thin-skinned lemon, chopped
(rind and all)
1 Tablespoon parsley
2 hard boiled eggs
Brown onion in the butter and oil, add the oxtails and brown
slightly. Add the spices and herbs, then stir in the flour until it bubbles,
adding more butter and oil as needed. Pour in the hot water and stock
and bring to a boil. Add the remaining ingredients, except the egg and
sherry. Simmer for 2 hours. Remove the oxtail, cut the meat and marrow away – add back to the soup and discard the bones. When ready to
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
serve, chop the eggs coarsely and stir into the soup. Ladle into bowls,
stir in a teaspoon of sherry to each, top with parsley...and put a cruet of
sherry on the table, for atmosphere if nothing else.
• To tread on smb’s toes
• A whiting
• To draw a long breath
3. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter IX
and say what you think about it.
2. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter X
and say what you think about it.
The ninth great principle of wisdom in the Philosophy of Concepts as revealed through the adventures of Alice is that morals and
ethics are a matter of fashion and a product therefore of their times and
of the conditions of their period.
The symbolism of the ninth chapter of Alice is therefore interesting in showing through the Duchess and her sharp chin the manner
in which life automatically will direct all tendency toward conformity
with what is. The Duchess as the emotional nature of Alice is at pains
to agree with her on every point possible. Alice dislikes the sharp chin
as intrusion of the outer influence and chooses to fight clear of any
bondage to conditions as they are. Her assertion of independence
makes possible her further development.
The symbolism of the mock turtle and gryphon or griffin is an
illustration of fancy catching genius of the first order. What child has
not wondered what sort of beast a mock turtle would be? From soup to
classical mythology is a leap of fancy that any child or highly evolved
soul would love for the sheer breadth of it and be perfectly at home
and safe on the foundation of the soup. In his puns the mock turtle is
incorrigible, and an excellent intelligence test is provided in the curriculum of the underseas school by timing some unsuspecting soul in
the translation of the terms back into their common school originals.
The tenth great principle of wisdom in the Philosophy of Concepts as revealed through the adventures of Alice is that life is cumulative and that no cycle is ever lived out and no experience is ever surrendered or dropped from consciousness.
The symbolism of the quadrille and of all games for that matter
is unusually well brought out by the degree of excitement pictured in
the participants. Excitement is the means utilized by nature for the
etching of experience into the consciousness of the self.
4. Guess what school subjects are hidden in the following.
Reeling, Writhing, Ambition, Distraction, Uglification, Derision, Mystery, Seaography, Drawling, Stretching, Fainting.
5. What information can we get about British schools in the Victorian times from this chapter?
Chapter X. THE LOBSTER QUADRILLE
1. Find the following word-combinations in the text, translate
them and reproduce the episodes they are used in.
• To punch smb in the back
33
Chapter XI. WHO STOLE THE TARTS?
1. Give the summary of the chapter.
2. Write out juridical terms. What do they mean?
3. How does the court system in Wonderland differ from the real
one? Read David Raynor’s ideas about conventional Victorian expectations to help you in answering the question.
The case of «Who Stole the Tarts?» lacks the essence of a just
trial. The king is without doubt incompetent in his duty as a judge. He
instructs the jury, «Consider your verdict», before the trial begins and
continues to do so after each presentation of evidence for the rest of
the trial. It is the Rabbit who must instruct him and remind him of the
proper proceedings. The Rabbit also corrects the king’s speech. The
King claims, «That’s very important», when addressing the fact that
Alice can present no evidence. The Rabbit corrects him: «Unimportant, your majesty means, of course». The King makes accusations of
guilt. The King shouts, «Stolen!» before the Hatter can explain why he
says he doesn’t own his hat. He states that he only keeps the hat to sell
it. It is not his own. Later, when the Rabbit presents a letter as evidence, he accuses the Knave, who is on trial, of wanting trouble: «If
you didn’t sign it, that only makes the matter worse. You must have
meant some mischief, or else you’d have signed your name with like
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
an honest man. »The king believes that the Knave is guilty even
though the letter or verse is not in the Knave’s hand, it does not make
any sense, and has absolutely nothing to do with the trial. The king
does not display the characteristics of an honorable judge. The trial is
pointless. Its outcome has already been decided. It is simply for show
– one of the many absurdities of Wonderland.
7. Dramatize the trial in the class. Pay attention to the way of
speaking and manner of behaviour.
Chapter XII. ALICE'S EVIDENCE
1. Retell the chapter on behalf of Alice, the White Rabbit or the
King.
4. What does this chapter reveal about each character. Read the
comments by Marc Edmund Jones for Chapter XI and say what you
think about it.
2. How would you end up the story? Compose your own variant
after the sentence «You are nothing but a pack of cards!» At this …
The symbolism of the eleventh chapter of Alice is interesting in
showing the gathering into one ensemble of practically all characters
of the book introduced up to this point. There is here in the trial the
climax of the Wonderland narrative, and like all good dramatic climax
it brings the whole company out on the stage. The white rabbit is as
important here as in earlier sections of the story. Bill, the lizard, here
manifests his usual association with misfortune. The mad hatter is no
less true than usual to his symbolism of the still inchoate mental nature. For these last two Wonderland chapters there is the perfect dramatic climax that well serves to illustrate the fundamental nature of the
social constitution in all trial or serious issues of life. And then for
good measure there are two other points in the symbolism that drive
this detail home. In the first place the tarts, the theft of which has
brought about the gathering here of the characters, are made of everything. The cook states that they are made of pepper and the dormouse
says they are made of treacle. Each person is stick to their own idea.
5. Watch a part of the cartoon and dwell on the differences in
the gist of it and the chapter. (beginning with: King: But- but consider,
my dear. Couldn't she have a trial... uh... first? Queen: Trial?).
The twelfth great principle of wisdom in the Philosophy of Concepts as revealed through the adventures of Alice is that all individual
acts are community responsibility.
The symbolism of the twelfth chapter of Alice is interesting
therefore in the climax with the shower of playing cards about the
young lady's head. A superficial or false aspect is given to everything
by mood because each mood is a direct contribution to community
consciousness or a larger supporting mood. When Alice has evolved to
the point where she recognizes clearly the place of everything in this
underground world and begins to challenge her environment and to
assume control of it or to grow in stature she wakes suddenly and finds
herself in a larger community. This is not another world. It is a greater
appreciation of manifest spirituality in this world as in an evolution
from prominence in a small town to prominence in a big city to which
the smaller success has led.
6. Find the responses for the following phrases in the video
fragment.
• Sentence? Ah, but there must be a verdict first!
• Ah, we'll call the first witness.
• Where were you when this horrible crime was committed?
• Now blow the candle off, my dear and make your wish come
true!
35
3. Read the comments by Marc Edmund Jones for Chapter XI
and say what you think about it.
Final Discussion.
1. Read the following extract from David Raynor’s article Futility in Wonderland and find other examples of the discussed topic
in the book.
Alice’s Adventures in Wonderland operates within a set of conventional Victorian expectations, which it systematically overturns.
The opposite of what one expects is presented. The trial is unjust; the
game of croquet is unfair; the tea party is not civilized; the Duchess’s
servants are insubordinate; the Duchess, herself, is not refined; and, as
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
a mother, the Duchess is uncaring. Interestingly, when our guide to the
book, Alice, attempts to thwart the systems of Wonderland to return
them to a more typical Victorian configuration, she, herself, is
thwarted. Alice’s attempt to rescue the Duchess’s baby from madness
symbolizes the futility of individual resistance against societal norms.
Everything Alice encounters in Wonderland represents a convention of the Victorian age. However, madness incorporates itself
into Victorian ideals, transforming them into themes opposite the
norm. Alice’s attempt to bring the correctness of the Victorian ideal to
Wonderland is futile.
2. Read a number of short essays and answer the questions.
I. The Rush to the Rabbit Hole
Alice begins her adventures in Wonderland when she chases a
rabbit down his hole, which she does not realize is in fact a magic
doorway to a strange new world. Boredom drove Alice to follow the
White Rabbit in the first place, since her circumstances in the real
world were tiresome to her. However, unlike most fantasy novels, in
which the author introduces the real or normal world before moving on
to the fantasy setting, Lewis Carroll spends exactly two sentences in
the normal world before diving into the strange fantasy kingdom of
Wonderland.
As Alice lay on the bank, «feeling very sleepy and stupid» and,
«considering... whether the pleasure of making a daisy-chain would be
worth the trouble of getting up and picking the daisies» when the
White Rabbit appears. Carrol gives us only this brief description before he plunges us into his bizarre fantasy world, and this rapid, helter
skelter approach sets the tone for the rest of the novel.
1. What effect does the run on nature of Carroll's first two sentences have on the following narrative, and why did he chose to use
that sentence structure?
2. Does the fact that we are forced to get to know Alice outside
of the context of her normal life have any bearing on how we come to
perceive her as a character?
II. A Change in Time
In Lewis Carroll's Alice's Adventures in Wonderland, the young,
innocent Alice soon realizes that anything goes in the fantastic world
37
of Wonderland. From bodiless talking cat heads to magical mushrooms, none of these things seem to surprise Alice as much as they
should. Carroll's inventive new rules for time do not appear to astonish
her either. In wanting to create an extraordinarily eccentric world, Carroll plays around with metaphysical elements. Changing time as the
reader knows it reinforces the otherworldliness of Carroll's world.
1. How does Carroll manage to change the rules of time?
2. How can time in Wonderland be compared to other fantastic
aspects of time found in other fantasy books?
3. What purpose might Carroll have for introducing the White
Rabbit who always speaks about time?
III. Where am I?
Alice's Adventures in Wonderland's fantastic setting sets up Alice's need to learn the rules of Wonderland and adjust to it, like a child
to the world around it. Alice «[doesn't] know much ... and that's a
fact». She vainly attempts to prove her worth and knowledge though
this knowledge does not apply to the world she is in. Alice responds to
the Duchess' speech:
«If everybody minded their own business», the Duchess said, in
a hoarse growl, «the world would go round a deal faster than it does».
«Which would not be an advantage», said Alice, who felt very
glad to get an opportunity of showing off a little of her knowledge.
«Just think what work it would make with the day and night! You see
the earth takes twenty four hours to turn round on its axis».
Alice's views do not correspond with the views of Wonderland.
1. What stylistic techniques warrant the change in reality?
2. Alice uses objects of reality – «Paris», «day and night» – to
justify her claims, yet they only weaken her argument. How does this
use of comparisons characterize her?
3. Why does Alice use the word «earth» when speaking with the
Duchess, while the Duchess speaks of the «world»? What does this
signify?
IV. Growing up in Alice in Wonderland
When Alice falls down the rabbit hole, she tumbles into a topsyturvy world that only children can create – one filled with imagination
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
and pieces of fairy tales. Despite her unfamiliar surroundings, Alice
attempts to interpret everything around her from a logical point of
view. However, her natural childishness consistently offsets the sensibility and maturity that she tries so hard to show. At the beginning of
the story, Alice tries to read her older sister's book, only to become
bored because it lacks pictures. She notices the unusualness the bottle
labeled «Drink Me» but then drinks its contents without a thought for
the consequences. Throughout Alice's Adventures in Wonderland,
Lewis Carroll constantly emphasizes the conflict between Alice's desire to be sensible and grow up and her natural childish impulses.
This conflict is apparent in Alice's conversation with herself while
trapped in the white rabbit's house.
I do wonder what can have happened to me! When I used to
read fairy tales, I fancied that kind of thing never happened, and now
here I am in the middle of one! There ought to be a book written about
me, that there ought! And when I grow up, I'll write one – but I'm
grown up now», she added in a sorrowful tone: «at least there's no
room to grow up any more here».
Alice thinks that she has grown up, but only physically – the
concept of maturity never seems to cross her mind. Yet she tries to act
like an adult, claiming that she knew that «this kind of thing never
happened» in the fairy tales that she «used to read». However, immediately after this sentence that denounces fairy tales as childish inventions, Alice claims that there «ought to be a book about me». In this
way, she belittles and yet admires fairy tales. The last sentence of this
passage, «And when I grow up, I'll write one», sums up Alice's conflicts between her childish imagination and her desire to grow up.
1. What is Carroll trying to say about fairy tales and the way
that «sensible» people view them?
2. When Alice describes «growing up», she uses terms based on
size and not maturity. Why?
3. Does the phrase «at least there's no more room to grow up
any more here» have a larger meaning for the book or Alice's hope of
growing up?
4. Even though a caterpillar is the infant stage of what inevitably turns into a butterfly or moth, does the Caterpillar represent an old
wise man? How do the other fantastic characters that we have met so
far (such as the animals in the pond of tears) represent adults?
Ошеломленному читателю, впервые открывающему «Алису», может показаться, что все в ней спутано, все непонятно и
бессмысленно. Однако, вглядевшись, он начинает понимать, что в
бессмыслице этой есть своя логика и своя система. Чувство это
крепнет при повторном чтении, а «Алиса» принадлежит к тем
книгам, к которым возвращаешься снова и снова на протяжении
всей жизни, каждый раз читая ее новыми глазами. Недаром столько замечательных людей любили «Алису» и писали о ней – Гил-
39
40
3. Discuss the following topics.
1. During her time in Wonderland, Alice's height consistently
undergoes changes. Why does Lewis Carroll choose to change Alice's
size? What does this frequent change in Alice's height signify?
2. How does Alice react to these changes in her height? How do
other creatures and characters respond to these changes? For example,
each time the White Rabbit encounters Alice, she is of various sizes.
When the White Rabbit sees the large Alice in the corridor outside the
small door leading to the garden, he does not notice or acknowledge
Alice. When she speaks to him, he darts away. However, when the two
meet again later, the White Rabbit calls Alice by the name of what she
presumes to his housemaid, Mary Ann. He sends Alice to go fetch a
fan and a pair of white gloves. However, while in the house, Alice
grows to a gigantic size, and then soon afterwards again shrinks. Then,
the White Rabbit and Alice meet each other one final time at the
courthouse, where Alice again grows tall. How does Alice's change in
height relate to her interactions with the White Rabbit?
3. Alice maintains detachment from her surroundings. She
forms no strong or lasting relationships with any of the creatures or
persons in Wonderland. Upon meeting the sorrowful Mock Turtle,
Alice «pitied him deeply» and inquires, «What is his sorrow?» Any
emotional bond here is quickly undermined by the Gryphon's abrupt
answer. «It's all his fancy, that: he hasn't got no sorrow, you know.
Come on!» Why?
5. Alice embodies secure conventions and self-assured regulations, and Wonderland is dedicated to undermining those conventions
and regulations. Give examples of it.
4. Render the following comments into English.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
берт Честертон, Бертран Рассел, Норберт Винер, выдающиеся физики и математики наших дней.
Льюис Кэрролл пользуется славой короля бессмыслицы. Он
ее заслужил. «Он не только учил детей стоять на голове, – писал о
Кэрролле Честертон. – Он учил ученых стоять на голове». Но было бы неправильно представить себе бессмыслицу как полный
хаос и авторский произвол. Вот почему Честертон прибавляет:
«Какая же это была голова, если на ней можно было так стоять!»
В абсурде Кэрролла строгая, почти математическая система.
«Едят ли кошки мошек?: Едят ли мошки кошек?» – твердит сонная Алиса, меняя действующих лиц местами.
Льюис Кэрролл соединяет несоединимое и с такой же легкостью разъединяет неразрывное. «Прощайте, ноги!» – говорит
Алиса стремительно убегающим от нее ногам. И принимается
строить планы, как она будет посылать им подарки к рождеству.
Чеширский Кот обладает чудесной способностью медленно и
частями исчезать (медленное исчезновение – разве это понятие не
соединяет в себе несоединимое?). Все мы знаем котов без улыбки,
но вот Кэрролл знает еще и улыбку без кота! Знаменитая улыбка
Чеширского Кота одиноко парит в воздухе как символ иронии и
отрицания бессмысленного мира, по которому странствует Алиса.
Книга Кэрролла насквозь пародийна. Пародируются не только нравоучительные стихи, но и школьная премудрость, я скучная
мораль здравого смысла. Лондон становится столицей, Парижа,
антиподы превращаются в антипатии, даже таблица умножения
выходит из-под власти. В сцене суда пародируются судебные и
газетные штампы, в Беге по кругу – парламентские разногласия и
споры.
Что бы ни имел в виду Кэрролл, когда писал эту книгу, образы его получили независимое существование. Об «Алисе» написано огромное количество работ. Аллегории Кэрролла получали в них самое различное толкование: политическое, психологическое, психоаналитическое, богословское, логическое, математическое, физическое, филологическое. Вероятно, на это есть
свои основания. Даже если Кэрролл не думал обо всех этих сложных материях, когда писал свою книгу, в ней ее могла не отразиться сложная внутренняя жизнь ученого и поэта.
5. Now it’s time for your very own adventure! Find all of the
words from the word list in the grid below. Words are horizontal,
vertical, diagonal, backward, and forward.
41
42
Wonderland Word Search
E
S
S
A
L
G
G
N
I
K
O
O
L
W
O
W
C
L
J
A
B
B
E
R
W
O
C
K
Y
A
O
O
I
C
L
L
L
O
R
R
A
C
S
I
W
E
L
F
L
T
C
I
F
D
R
G
U
R
M
N
N
E
N
F
A
I
H
E
R
O
A
R
L
E
A
G
A
L
S
W
W
B
E
R
O
D
E
O
T
S
D
O
F
T
S
I
O
B
S
A
G
R
A
W
E
U
H
F
D
R
R
T
N
A
H
H
F
I
T
U
U
O
A
H
O
U
A
H
D
R
I
H
O
N
M
T
Q
I
T
E
R
T
E
H
E
E
R
C
O
K
E
R
O
R
T
A
M
K
T
E
R
T
E
R
T
M
T
A
R
U
E
R
O
C
F
R
L
I
C
A
M
E
T
T
C
C
R
T
U
O
O
H
A
H
A
M
A
G
D
U
C
H
E
S
S
M
L
E
N
W
T
N
N
N
O
H
P
Y
R
G
E
B
O
A
D
O
R
A
L
L
I
P
R
E
T
A
C
T
O
D
Word List
Alice
Carterpillar
Cheshire Cat
Croquet
Curiouser
Dodo
Dormouse
Drink me
Duchess
Eat me
Fan
Frog Footman
Grow
Gryphon
King of Hearts
Lewis Carroll
Lobster Quadrille
Mad Hatter
March Hare
Mock Turtle
Off with Her Head
Pool of Tears
Queen of Hearts
Tart
Tea
White Rabbit
Wonderland
Q
U
E
E
N
O
F
H
E
A
R
T
S
I
P
L
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
III. Translations of the book into Russian. Tasks for
comparison and translation.
Chapter I.
1. Read L. Carroll’s poem thoroughly and study its vocabulary,
style and imagery.
2. Think of the impression prodused by the poem. Does it coincide with the surface content?
3. Study the possibilities of Russian vocabulary to provide
equivalents to the source text.
4. Compare two translations, pay attention to the choice of
words and stylistic devices to ensure they meet the requirements of
sense and style in Russian.
Перевод: А. Кононенко
По речке ясным летним днем
Плыли мы в лодчонке.
С азартом налегли на весла
Детские ручонки.
Теченье пытались победить
Тщетно три сестренки.
В такую чудную погоду
Приятно помечтать,
И попросили те девчушки
Им сказку рассказать.
В три голоса защебетали,
Как мог я отказать?
«Начните сказку же скорее!»
– Старшая сказала.
«Пусть будет сказка необычной»,
– Вторая пожелала,
Тогда как младшая рассказ
Ежеминутно прерывала.
Когда угомонились сестры,
Я стал итоги подводить:
Перевод: Д. Орловская
Июльский полдень золотой
Сияет так светло,
В неловких маленьких руках
Упрямится весло,
И нас теченьем далеко
От дома унесло.
Безжалостные! В жаркий день,
В такой сонливый час,
Когда бы только подремать,
Не размыкая глаз,
Вы требуете, чтобы я
Придумывал рассказ.
И Первая велит начать
Его без промедленья,
Вторая просит: «Поглупей
Пусть будут приключенья».
А Третья прерывает нас
Сто раз в одно мгновенье.
43
В страну прекрасных грез ребенка
Я должен проводить,
И чтобы в сказке звери, птицы
Могли бы говорить.
Решил я, пусть Алиса будет
Главный в ней герой.
И под деревьями уснет,
Сморенная жарой.
Во сне же приключения
Накатятся волной.
До самого заката сказку
Устал я сочинять.
Провел весь день на солнце,
Хотелось очень спать.
А сестры, с интересом слушая,
Просили продолжать.
Так страна Чудес появилась
Строка за строкой.
В ней чудеса, превращенья
Все придуманы мной.
И вся команда вечером
Направилась домой.
Но вот настала тишина,
И, будто бы во сне,
Неслышно девочка идет
По сказочной стране
И видит множество чудес
В подземной глубине.
Но ключ фантазии иссяк –
Не бьет его струя.
Конец я после расскажу,
Даю вам слово я!
Настало после!
– мне кричит
Компания моя.
И тянется неспешно нить
Моей волшебной сказки,
К закату дело, наконец,
Доходит до развязки.
Идем домой. Вечерний луч
Смягчил дневные краски.
Алиса, сказку детских дней
Храни до седины
В том тайнике, где ты хранишь
Младенческие сны,
Как странник бережет цветок
Далекой стороны.
Chapter II.
I. 1. Identify the major components in the source text, including
its vocabulary, syntax, style and cultural background.
2. Identify the components added and omitted in the translations
and comment on their causes and effects.
3. Is the colloquial manner of the source text adequately translated or slightly changed? Mark the difference.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Sum up the ideas you have about the translations and comment on them in general.
5. See what you would change in the translations.
I. – Странновее! Странновее! – закричала Алиса (она была
так удивлена, что на секунду совершенно забыла, как правильно
говорить по-английски), – сейчас я раскроюсь как самый большой
в мире телескоп! Прощайте, мои ножки! (это потому что она посмотрела вниз себе на ноги, которые уже скрылись за линией горизонта).
– Ах, мои бедные маленькие ножки, кто же теперь будет
надевать на вас туфли и чулки. Дорогие вы мои! Я-то уж точно не
смогу. Я буду слишком далеко, чтобы заботиться о вас. Вам придется управляться самим. «Но я должна быть добра с ними», –
подумала Алиса. – «А то они не пойдут туда, куда мне будет
нужно. Вот что – я буду дарить им новую пару туфель на каждое
рож-дество».
И она продолжила строить планы на будущее:
– А переставлять их будут подъемным краном, – подумала
она. – И как приятно будет посылать подарки собственным ногам! И как эксцентрично будет выглядеть письмо!:
«Глубокоуважаемой Правой Ноге Алисы!
Коврик.
У каминной решетки.
С любовью Алиса».
– Ах, боже мой! Какие глупости приходят мне в голову!
(Старилов)
II. «Чем дальчее, тем хужее и хужее!» – воскликнула Алиса
(очередной сюрприз ее так расстроил, что она на мгновение разучилась правильно говорить). – «Ну вот, теперь я растянулась как
длиннейшая гармошка в мире! До свидания, ножки мои!» (Алиса
угрюмо смотрела, как ее ноги постепенно исчезают внизу из виду). Ей в голову стали приходить одна за другой печальные мысли: «Бедные, бедные мои ножки! И кто же теперь будет натягивать на вас чулки и обувать, дорогие вы мои? Я буду слишком
далеко, чтобы заботиться о вас. Надеюсь, вы как-нибудь уж там
без меня справитесь. Нет, так дело не пойдет! Надо будет почаще
45
уделять им хоть какое-то внимание, а то они совсем меня забудут
и начнут ходить куда хотят без моего ведома. Например, можно
каждый год на Рождество дарить им по новой паре туфелек».
Алиса стала думать, как же она будет доставлять подарки к
ногам: «Иного выхода нет, придется отправлять по почте. Вот
смеху-то будет! Это ж надо, отправлять посылки собственным
ногам! А как будет выглядеть адрес, а?
куда: г. Коврик, ул. Возле камина
кому: Правой Ноге Алисы.
Боже мой, какой кавардак у меня в голове!» (А. Кононенко)
III. – Все страньше и страньше! – вскричала Алиса. От
изумления она совсем забыла, как нужно говорить. – Я теперь
раздвигаюсь, словно подзорная труба. Прощайте ноги. (В эту минуту она как раз взглянула на ноги и увидела, как стремительно
они уносятся вниз. Еще мгновение – они скроются из виду).
– Бедные мои ножки! Кто же вас будет теперь обувать? Кто
натянет на вас чулки и башмаки? Мне же до вас теперь, мои милые, не достать. Мы будем так далеки друг от друга, что мне будет совсем не до вас... Придется вам обходиться без меня.
Тут она призадумалась.
– Все-таки надо быть с ними поласковее, – сказала она про
себя. – А то еще возьмут и пойдут не в ту сторону. Ну, ладно! На
рождество буду посылать им в подарок новые ботинки.
И она принялась строить планы.
– Придется отправлять их с посыльным, – думала она. – Вот
будет смешно! Подарки собственным ногам! И адрес какой
странный!
«Каминный Коврик
(что возле Каминной Решетки)
Госпоже Правой Ноге
– С приветом от Алисы».
– Ну что за вздор я несу! (Н. Демурова)
II. 1. Translate the poem «How doth the little crocodile». Compare your translations.
2. Analyse other translations, say why the translators changed
the style, rhythm or theme.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
I. В. Набоков
Крокодилушка не знает
Ни заботы, ни труда.
Золотит его чешуйки
Быстротечная вода.
Милых рыбок ждет он в гости,
На брюшке средь камышей:
Лапки врозь, дугою хвостик,
И улыбка до ушей…
II. Б. Заходер
Звери, в школу собирайтесь!
Петушок пропел давно!
Как вы там ни упирайтесь,
Ни кусайтесь, ни брыкайтесьНе поможет все равно!
Громко плачут Зверь и Пташка,
– Караул! – кричит Пчела,
С воем тащится Букашка…
Неужели им так тяжко
Приниматься за дела?
Chapter III.
1. Read the source text and analyse the mood of the episode and
relations among the characters.
2. How do the characters differ in their speech and behaviour?
Analyse their speech: choice of words, structure of sentences, etc.
3. Compare the transformations made by the translators and
think whether they are reasonable or not.
4. Note the points most difficult for translation. Comment upon
them.
5. See what you would change in the translations and/ or give
your own variant.
I. Наконец, Мышь, которая кажется пользовалась у них
влиянием, призвала: «Садитесь все и слушайте! Я быстро вас высушу!»
47
Они тут же уселись в большой круг, с мышью посередине.
Алиса с волнением уставилась на нее, так как чувствовала, что
схватит сильную простуду, если не обсохнет как можно скорее.
– Мгм! – солидно сказала Мышь. – Все готовы? Это самая
иссушающая вещица, которую я знаю. Тихо все, пожалуйста!
«Вильгельм Завоеватель, чье дело было одобрено римским папой,
был скоро представлен англичанам, которые жаждали вождей и
которые издавна привыкли к узурпациям и завоеваниям. Эдвин и
Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии...»
– У-у! – сказал Лори с дрожью.
– Прошу прощения, – сказала Мышь, нахмурясь, но очень
вежливо. – Вы что-то сказали?
– Это не я! – быстро ответил Лори.
– Думаю, это были вы, – сказала Мышь. – Я продолжаю.
«Эдвин и Моркар, графы Мерсии и Нортумбрии, присягнули ему
и даже Стиганд, патриот и архиепископ Кентерберийский, нашел
это желательным...
– Нашел ЧТО? – спросил утенок Дак.
– Нашел ЭТО, – ответила Мышь с некоторым раздражением, – и вы, конечно, знаете, что значит «это».
– Конечно, я знаю, что значит «это», когда я нахожу его, –
сказал Дак.
– Обычно это лягушка или червяк. Вопрос в том, что нашел
архиепископ?
Мышь сделала вид, что не слышала этого вопроса и быстро
продолжила.
«...нашел это желательным и отправился с Эдгаром Ателингом, чтобы встретить Вильгельма и предложить ему корону. Поведение Вильгельма вначале было здравым. Но дерзость его норманнов...» Как вы теперь себя чувствуете, милочка? – спросила
она, повернувшись к Алисе.
– Сыро как никогда, – ответила Алиса меланхолично. – Похоже меня это совсем не сушит.
– В таком случае, – сказал Додо торжественно, поднимаясь
на ноги. – Предлагаю прервать заседание для незамедлительного
принятия более энергичных мер...
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– Говорите по-английски, – сказал орленок Игл. – Я не понимаю и половины этих длинных слов, но хуже всего то, что я
уверен – вы тоже! – И Игл наклонил голову, чтобы скрыть улыбку, а некоторые из птиц захихикали.
– Я всего лишь хотел сказать, – ответил Додо оскорблено, –
что самым лучшим способом для просушки являются партийные
гонки. (Старилов)
II. В конце концов Мышь, которая, судя по всему, имела
некоторое влияние в этом обществе, выкрикнула: «Сядьте все и
послушайте меня! Сейчас я мигом вас высушу!» Все мигом уселись в огромный круг с Мышью в центре и замерли. Алиса не
спускала с нее глаз, боясь пропустить слово, так как чувствовала,
что простудится, если в скором времени не высушится.
«Кхы-кхы!» – прокашлялась Мышь для солидности. – «Готовы? Это самая сухая, иссушающе-высушивающая вещь, которую когда-либо знала. Потише, пожалуйста! Колумб (по-латыни –
Колумбус, по-итальянски – Коломбо, по-испански – Колон) Христофор (тысяча четыреста пятьдесят первый год, Генуя, – двадцатое мая тысяча пятьсот шестого года, Вальядолид), мореплаватель, по происхождению генуэзец. В тысяча четыреста семьдесят
шестом – восемьдесят четвертом годах жил в Лиссабоне и на португальских островах Мадейра и Порту-Санту. Опираясь на античное учение о шарообразности Земли и на неверные расчеты ученых пятнадцатого века, Колумб составил проект западного, по его
мнению, кратчайшего, морского пути из Европы в Индию. В тысяча четыреста восемьдесят пятом, после того как португальский
король отверг его проект, Колумб перебрался в Кастилию, где
при поддержке главным образом андалусских купцов и банкиров
добился организации под своим руководством правительственной
океанской экспедиции...»
«У-ух, ты!» – произнес Попугай, весь дрожа.
«Простите!» – сказала Мышь, нахмурившись, но весьма
вежливо – «Вы что-то сказали?»
«Я? Не-е, не я! » – поспешно ответил Попугай.
«Думаю, все-таки Вы», – сердито буркнула Мышь. – «Итак,
продолжим. Третья экспедиция (тысяча четыреста девяносто
49
восьмой – тысяча пятисотый годы) состояла из шести судов, три
из которых сам Колумб повел через Атлантический океан. Тридцать первого июля тысяча четыреста девяносто восьмого года он
открыл остров Тринидад, вошел с юга в залив Пария, обнаружил
устье западного рукава дельты реки Ориноко и полуостров Пария, положив начало открытию Южной Америки. Выйдя затем в
Карибское море, Колумб подходил к полуострову Арая, открыл
пятнадцатого августа остров Маргарита и тридцать первого августа прибыл в город Санто-Доминго (на острове Гаити). В тысяча
пятисотом году был по доносу арестован и...»
«По доносу чего?» – спросила Утка.
«Как чего?! Этого, конечно!» – ответила Мышь раздраженно. – «Уж кому-кому, а вам ли не знать, что доносят в таких случаях!»
«Я-то знаю, что если поймала, то уж обязательно донесу до
дому, детишкам, червячка или лягушечку какую. Вопрос в том,
что донесли до Колумба?» – задумчиво произнесла Утка.
Мышь сделала вид, что не расслышала вопрос и поспешила
продолжить: «Был по доносу арестован и отправлен в Кастилию,
где был освобожден... » Она внезапно оборвала рассказ и, повернувшись к Алисе, поинтересовалась: «Как ты себя чувствуешь,
дорогая?»
«Как и прежде, промокшей насквозь. Эта сухая вещь похоже иссушающе-высушивающе действует на мозги, но не на одежду», – уныло ответила Алиса.
«В таком случае», – произнес каким-то официально-торжественным голосом Дронт, встав во весь рост, – «объявляю перерыв в первом чтении, вплоть до незамедлительного принятия
более энергетических мер для экстренного...»
«Говорите по-русски!» – прервал его речь Орленок. – «Я не
понял и половины этих заумных слов. Более того, мне кажется,
вы и сами их не понимаете!» Орленок сунул голову под крыло,
пряча улыбку, другие же птицы открыто захихикали. «Все, что я
хотел сказать, так это то, что лучший способ высохнуть – Гонка
за лидером», – обиженно промолвил Дронт. (А. Кононенко)
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
III. Наконец Мышь, которая, по-видимому, пользовалась
общим почетом, крикнула:
– Садитесь все и слушайте меня. Я вас живо высушу!
Все они тотчас же сели, образуя круг с Мышью посередине,
и Аня не спускала с нее глаз, так как чувствовала, что получит
сильный насморк, если сейчас не согреется.
Мышь деловито прокашлялась:
– Вот самая сухая вещь, которую я знаю. Прошу внимания!
Утверждение в Киеве Владимира Мономаха мимо его старших
родичей повело к падению родового единства в среде киевских
князей. После смерти Мономаха Киев достался не братьям его, а
сыновьям и обратился, таким образом, в семейную собственность
Мономаховичей. После старшего сына Мономаха, очень способного князя Мстислава…
– Ух! – тихо произнес Лори, и при этом его всего передернуло.
– Простите? – спросила Мышь, нахмурившись, но очень учтиво. – Вы, кажется, изволили что-то сказать?
– Нет, нет, – поспешно забормотал Лори.
– Мне, значит, показалось, – сказала Мышь. – Итак, я продолжаю: очень способного князя Мстислава, в Киеве один за другим княжили его родные братья. Пока они жили дружно, их
власть была крепка; когда же их отношения обострились…
– В каком отношении? – перебила Утка.
– В отношении их отношений, – ответила Мышь довольно
сердито. – Ведь вы же знаете, что такое «отношение».
– Я-то знаю, – сказала Утка. – Я частенько «отношу» своим
детям червячка или лягушонка. Но вопрос в том: что такое отношение князей?
Мышь на вопрос этот не ответила и поспешно продолжала:
– …обострились, то против них поднялись князья Олеговичи и не раз силою завладевали Киевом. Но Мономаховичи в свою
очередь… Как вы себя чувствуете, моя милая? – обратилась она к
Ане.
– Насквозь промокшей, – уныло сказала Аня. – Ваши слова
на меня, видно, не действуют.
51
– В таком случае, – изрек Дронт, торжественно привстав, –
я предлагаю объявить заседание закрытым, дабы принять более
энергичные меры.
– Говорите по-русски, – крикнул Орленок. – Я не знаю и
половины всех этих длинных слов, а главное, я убежден, что и вы
их не понимаете!
И Орленок нагнул голову, скрывая улыбку. Слышно было,
как некоторые другие птицы захихикали.
– Я хотел сказать следующее, – проговорил Дронт обиженным голосом. – Лучший способ, чтобы высохнуть, – это игра в
куралесы. (В. Набоков)
Chapter IV.
1. Study the translation and see where the translator resorts to
transformations. What kinds of transformations can you identify?
2. Study the losses and additions in the translation compared to
the source text.
Гигантский щенок смотрел на нее огромными круглыми
глазами и тихонько протягивал лапу, стараясь коснуться ее.
– Бе-е-дненький, ма-а-ленький! – сказала заискивающе
Алиса и попробовала посвистать ему, но губы у нее дрожали, и
свист не получился. А что, если щенок голоден? Чего доброго,
еще съест, как перед ним ни заискивай!
Алиса нагнулась, подняла с земли палочку и, не отдавая себе отчета в том, что делает, протянула ее щенку. Щенок взвизгнул
от счастья, подпрыгнул всеми лапами в воздух и ухватился за
палку. Алиса увернулась и спряталась за куст чертополоха, испугавшись, как бы щенок на радостях ее не затоптал. Только она
показалась из-за куста, как щенок снова бросился на палку, но не
рассчитал силы и полетел кувырком. Играть с ним, подумала
Алиса, все равно, что играть с ломовой лошадью – того и гляди,
погибнешь под копытами! Алиса снова юркнула за чертополох. А
щенок не мог оторваться от палки: отбегал подальше, с хриплым
лаем бросался на нее, а потом снова отбегал. Наконец, он устал и,
тяжело дыша, уселся поодаль, высунув язык и полуприкрыв свои
огромные глаза.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Время улизнуть было самое подходящее. Алиса не стала
терять ни минуты. Она бежала, пока совсем не задохнулась от
усталости и лай щенка не затих в отдалении. Тогда она остановилась и, прислонясь к стеблю лютика, стала обмахиваться его листом.
– А щенок-то, какой чудесный! – сказала задумчиво Алиса.
– Я бы могла его научить разным фокусам, если б... если бы только я была нужного роста! Да, кстати, чуть не забыла – мне бы надо еще подрасти! Дайте-ка вспомнить, как это делается? Если не
ошибаюсь, нужно что-то съесть или выпить. Только вот что?
Chapter V.
1. Study the losses and additions in the translations compared to
the source text.
2. Find out where the translators resort to transformations. Are
any other variants possible?
3. Study the epithets in the source text and compare the choice
of equivalents in the translations.
4. Comment on various means of transformation used by the
translators. Which of them seem necessary and inevitable? What
seems to be done at the translators’ will?
5. Analyse the characters’ speech: choice of words, structure of
sentences, emotional background.
6. What do you think about the choice of the Russian pronoun
for «you»: should it be «ты» or «вы»? Give your reasons.
7. Using the following translations make your own, ideal one.
I. Какое-то время Гусеница и Алиса молча смотрели друг на
друга. Наконец, Гусеница вытащила кальян изо рта и обратилась
к ней вялым сонным голосом.
– Кто ВЫ? – спросила Гусеница.
Начало было не слишком ободряющим. Алиса ответила несколько застенчиво:
– Вообще-то, мадам, я и сама сейчас не понимаю. Я знаю
наверняка кем я БЫЛА, когда проснулась сегодня утором, но с
тех пор я несколько раз менялась.
53
– Что вы хотите этим сказать? – серьезно спросила Гусеница. – Опишите себя!
– К сожалению, мадам, я не умею писать, к тому же, видите
ли, я это уже не я.
– Я плохо вижу, – сказала Гусеница.
– Боюсь, что не смогу объяснить это, – ответила Алиса
очень вежливо, – потому что не знаю с чего начать. Понимаете,
примерив столько разных фасонов за один день, поневоле окажешься в затруднительном положении.
– Вовсе нет, – возразила Гусеница.
– Ну, для вас это может быть и не так, – ответила ей Алиса,
– но ведь и вы, когда превратитесь в куколку – а ведь когданибудь это случится, вы же понимаете, а после этого в бабочку,
думаю даже вам будет немного не по себе, да?
– Нисколько, – упрямо возразила Гусеница.
– Ну, возможно, вы из другого теста, – сказала Алиса, – но
мне это совсем не понравилось.
– ТЫ! – сказала Гусеница высокомерно. – Кто ТЫ?
Это вернуло их в исходное положение. Алиса была слегка
раздосадована манерой Гусеницы отвечать в телеграфном стиле и
сказала очень веско:
– Думаю, ВАМ следует представиться первой!
– Это еще почему? – спросила Гусеница.
Возразить было нечего, к тому же с головой у Гусеницы явно было НЕ ВСЕ в порядке и Алиса решила уйти.
– Вернись! – закричала ей вслед Гусеница. – Я должна сказать тебе что-то очень важное!
Это прозвучало заманчиво, и Алиса вернулась назад.
– Держи себя в руках, – сказала Гусеница. (Старилов)
II. Сороконожка и Алиса некоторое время молча смотрели
друг на друга, пока, вынув, наконец, изо рта сигару, Сороконожка
не обратилась к Алисе. «Ты кто?» – произнесла она как-то вяло и
сонно.
Такое обращение не очень-то располагало к началу разговора. Поэтому Алиса ответила довольно-таки робко: «Я... Я с
трудом понимаю, Мадам, кто я сейчас. Точно знаю лишь, кем бы54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ла сегодня утром, однако, полагаю, с тех пор я изменилась много
раз».
Сороконожка в миг оживилась и сурово спросила: «Что ты
хочешь этим сказать? Объяснись!»
«Боюсь, я не смогу объясниться», – стала разъяснять Алиса
по-прежнему осторожно, поскольку беседа складывалась как-то
недружелюбно, – «Со мною произошло столько всего необъяснимого, что я уже не поддаюсь объяснению, поскольку я – уже не я,
видите ли...»
«Не вижу», – оборвала Сороконожка.
«Что ж, боюсь, яснее выразиться я не могу», – продолжила
Алиса как можно вежливее, – «Начать надо бы с того, что я и сама не могу в этом разобраться. Я нахожу такое обилие перемен в
росте за день сильно сбивающим с толку».
«А я нет», – буркнула Сороконожка, продолжая все также
не мигая смотреть на Алису.
«Ну, может пока и не находите», – сказала Алиса, – «Но когда вам придется превращаться в куколку – а вы знаете, придется
в один прекрасный день – а затем и в бабочку, вот тогда-то, надо
полагать вы и почувствуете себя слегка странно. Ведь так?»
«Ничуть», – только и ответила Сороконожка.
«Да-а, наверно у вас чувствительность другая», – предположила Алиса. – «Все, что я знаю так это то, что я бы точно чувствовала себя весьма странно».
«Ты бы! Да кто ты?» – презрительно воскликнула Сороконожка, вернувшись тем самым к началу разговора.
Алиса почувствовала легкое раздражение от этих очень коротких реплик Сороконожки, а потому выпрямилась и весьма жестко заметила ей: «Думаю, сперва вы должны сказать мне, кто
вы!»
«Почему?» – преспокойно спросила Сороконожка, в очередной раз, обескуражив Алису своим вопросом. И поскольку она не
смогла придумать в ответ веской причины, да к тому же Сороконожка, похоже, была совсем не в духе, Алиса решила уйти.
«Вернись!» – окликнула ее Сороконожка. – «У меня есть
кое-что важное для тебя!»
55
Звучало заманчиво, поэтому Алиса повернулась и поспешила обратно.
«Сдерживайся!» – выпалила Сороконожка и смолкла. (А. Кононенко)
III. Алиса и Синяя Гусеница долго смотрели друг на друга,
не говоря ни слова. Наконец, Гусеница вынула кальян изо рта и
медленно, словно в полусне, заговорила:
– Ты... кто... такая? – спросила Синяя Гусеница.
Начало не очень-то располагало к беседе.
– Сейчас, право, не знаю, сударыня, – отвечала Алиса робко. – Я знаю, кем я была сегодня утром, когда проснулась, но с
тех пор я уже несколько раз менялась.
– Что это ты выдумываешь? – строго спросила Гусеница. –
Да ты в своем уме?
– Не знаю, – отвечала Алиса. – Должно быть, в чужом. Видите ли...
– Не вижу, – сказала Гусеница.
– Боюсь, что не сумею вам все это объяснить, – учтиво
промолвила Алиса. – Я и сама ничего не понимаю. Столько превращений в один день хоть кого собьет с толку.
– Не собьет, – сказала Гусеница.
– Вы с этим, верно еще не сталкивались, – пояснила Алиса.
– Но когда вам придется превращаться в куколку, а потом в бабочку, вам это тоже покажется странным.
– Нисколько! – сказала Гусеница.
– Что ж, возможно, – проговорила Алиса. – Я только знаю,
что мне бы это было странно.
– Тебе! – повторила Гусеница с презрением. – А кто ты такая?
Это вернуло их к началу беседы. Алиса немного рассердилась – уж очень неприветливо говорила с ней Гусеница. Она выпрямилась и произнесла, стараясь, чтобы голос ее звучал повнушительнее:
– По-моему, это вы должны мне сказать сначала, кто вы такая.
– Почему? – спросила Гусеница.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопрос поставил Алису в тупик. Она ничего не могла придумать, а Гусеница, видно, просто была весьма не в духе, так что
Алиса повернулась и пошла прочь.
– Вернись! – закричала Гусеница ей вслед. – Мне нужно
сказать тебе что-то очень важное.
Это звучало заманчиво – Алиса вернулась.
– Держи себя в руках! – сказала Гусеница. (Н. Демурова)
IV. Червяк и Алиса довольно долго созерцали друг друга в
молчании; наконец Червяк вынул изо рта чубук и сонно, медленно произнес:
– Кто – ты – такая?
Хуже этого вопроса для первого знакомства он ничего не
мог придумать: Алиса сразу смутилась.
– Видите ли… видите ли, сэр, я… просто не знаю, кто я
сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была
утром, когда встала, но с тех пор я все время то такая, то сякая –
словом, какая-то не такая. – И она беспомощно замолчала.
– Выражайся яснее! – строго сказал Червяк. – Как тебя прикажешь понимать?
– Я сама себя не понимаю, сэр, потому что получается, что
я – это не я! Видите, что получается?
– Не вижу! – отрезал Червяк.
– Простите меня, пожалуйста, – сказала Алиса очень вежливо, – но лучше я, наверное, не сумею объяснить. Во-первых, я
сама никак ничего не пойму, а во-вторых, когда ты то большой,
то маленький, то такой, то сякой, то этакий – все как-то путается,
правда?
– Неправда! – ответил Червяк.
– Ну, может быть, с вами просто еще так не бывало, – сказала Алиса, – а вот когда вы сами так начнете превращаться – а
вам обязательно придется, знаете? – сначала в куколку, потом в
бабочку, вам тоже будет не по себе, да?
– Нет! – сказал Червяк.
– Ну, может быть, у вас это по-другому, – согласилась Алиса. – Зато вот мне ужасно не по себе…
– Тебе? – произнес Червяк презрительно. А кто ты такая?
57
«Ну вот, здрасте, приехали! – подумала Алиса. Правду говоря, она начала уже понемногу терять терпение. – Ну что это в
самом деле, от него слова не допросишься», – думала она.
– По-моему, сначала ВЫ должны мне сказать, кто вы такой!
– сказала она величественно и приосанилась.
– Почему? – отвечал Червяк.
Вопрос был для Алисы совершенно неожиданным, и так
как она не сумела придумать никакого убедительного ответа, она
решила, что, видно, Червяк просто очень не в духе, повернулась и
пошла.
– Вернись! – крикнул Червяк ей вдогонку. – У меня есть для
тебя важная новость!
Перед таким соблазном Алиса, естественно, не могла устоять и немедленно повернула обратно.
– Не надо выходить из себя! – сообщил Червяк. (Б. Заходер)
Chapter VI.
1. Discuss the techniques of translating names in the text and
their comparative advantages and disadvantages.
2. Note some intercultural problems which might require a
translator’s commentary to the text.
3. Do the Russian words «чокнутый», «сумасшедший», «помешанный», «безумный, «безумец», «не в своем уме», «ненормальный» sound proper in the Russian texts? Do they match the situation and characters? What is the best choice for «mad»?
4. What is lost and what has become explicit in translation and
why?
5. Think of your own amendments to the translations.
I. – Там, – сказал Кот, махнув правой лапой, – живет Шляпник, а там, – он махнул другой лапой, – живет Мартовский Заяц.
Можешь пойти к любому из них – они оба чокнутые.
– Но мне совсем не хочется попасть к сумасшедшим, – сказала Алиса.
– Ну, тут уж ты ничего не сможешь изменить – мы тут все
сумасшедшие – и я, и ты.
– Почему вы решили, что я помешанная? – спросила Алиса.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– Иначе ты бы сюда не пришла.
Алисе этот довод не показался достаточно веским, тем не
менее она продолжала:
– А откуда вы знаете, что вы безумны?
– Предположим, – сказал Кот, – что собака не сумасшедшая. Вы можете себе это представить?
– Думаю, что да, – сказала Алиса.
– Ну, вот, вы же знаете, собака рычит, когда злится и вертит
хвостом, когда довольна. А я рычу, когда доволен и верчу хвостом, когда сердит. Следовательно, я безумен.
– Это называется мурлыканье, а не рычание, – возразила
Алиса.
– Называйте, как хотите, – сказал Кот. – Вы сегодня играете
в крокет с Королевой?
– Мне бы очень хотелось, – сказала Алиса, – но я не была
приглашена.
– Вы меня там увидите, – сказал Чеширский Кот и исчез.
«Вообще-то я называю это не рычанием, а мурчанием», –
поправила Алиса.
«Да называй чем хочешь», – сказал Кот и вдруг спросил, –
«Идешь сегодня к Королеве на крокет?»
«Я б с удовольствием пошла, но меня не пригласили еще»,
– неуверенно ответила Алиса.
«Увидимся там», – муркнул Кот и исчез.
III. – Вон там, – сказал Кот и махнул правой лапой, – живет
Болванщик. А там, – и он махнул левой, – Мартовский Заяц. Все
равно, к кому ты пойдешь. Оба не в своем уме.
– На что мне безумцы? – сказала Алиса.
– Ничего не поделаешь, – возразил Кот. – Все мы здесь не в
своем уме – и ты, и я.
– Откуда вы знаете, что я не в своем уме? – спросила Алиса.
– Конечно, не в своем, – ответил Кот. – Иначе как бы ты
здесь оказалась?
Довод этот показался Алисе совсем не убедительным, но
она не стала спорить, а только спросила:
– А откуда вы знаете, что вы не в своем уме?
– Начнем с того, что пес в своем уме. Согласна?
– Допустим, – согласилась Алиса.
– Дальше, – сказал Кот. – Пес ворчит, когда сердится, а когда доволен, виляет хвостом. Ну, а я ворчу, когда я доволен, и виляю хвостом, когда сержусь. Следовательно, я не в своем уме.
– По-моему, вы не ворчите, а мурлыкаете, – возразила Алиса.
– Во всяком случае, я это так называю.
– Называй, как хочешь, – ответил Кот. – Суть от этого не
меняется. Ты играешь сегодня в крокет у Королевы?
– Мне бы очень хотелось, – сказала Алиса, – но меня еще не
пригласили.
– Тогда до вечера, – сказал Кот и исчез.
II. «Вон там живет Сапожник», – ответил Кот, помахав
правой лапой и, помахивая левой, продолжил, – «А там – Мартовский Заяц. Наведайся к каждому, они оба ненормальные».
«Но я не хочу общаться с ненормальными», – заметила ему
Алиса.
«Ну, уж ничего не поделаешь – мы все здесь ненормальные.
Я ненормальный. Ты ненормальная», – усмехнулся Кот.
«С чего вы взяли, что я ненормальная?» – удивилась Алиса.
«Должно быть, раз уж ты здесь», – объяснил Кот довольно
просто.
Однако Алису такое объяснение вовсе не убедило. Тем не
менее она не стала спорить, а задала очередной вопрос: «А с чего
вы взяли, что сами-то ненормальные?»
«Начнем с того, например, что собака вполне нормальна.
Согласна с этим?» – спросил Кот.
«Пожалуй, да», – согласилась Алиса.
«В таком случае», – продолжил Кот, – «как ты знаешь, собака рычит от злости и виляет хвостом от удовольствия. Я же рычу от удовольствия и виляю хвостом от злости. Значит, я ненормальный».
IV. – В этой стороне, – Кот помахал в воздухе правой лапой, – живет некто Шляпа. Форменная Шляпа! А в этой стороне,
– и он помахал в воздухе левой лапой, – живет Очумелый Заяц.
Очумел в марте. Навести кого хочешь. Оба ненормальные.
59
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– Зачем это я пойду к ненормальным? – пролепетала Алиса.
– Я их… Я лучше к ним не пойду…
– Видишь ли, этого все равно не избежать, сказал Кот, – ведь
мы тут все ненормальные. Я ненормальный. Ты ненормальная.
– А почему вы знаете, что я ненормальная? – спросила Алиса.
– Потому что ты тут, – просто сказал Кот. – Иначе бы ты
сюда не попала.
Хотя такой ответ не совсем устраивал Алису, она не могла
удержаться от дальнейших расспросов.
– А почему вы знаете, что вы ненормальный? – спросила
она.
– Начнем с собаки, – сказал Кот. – Возьмем нормальную
собаку, не бешенную. Согласна?
– Конечно! – сказала Алиса.
– Итак, – продолжал Кот, – собака рычит, когда сердится, и
виляет хвостом, когда радуется. Она, как мы условились, нормальная. А я? Я ворчу, когда мне приятно, и виляю хвостом, когда злюсь. Вывод: я – ненормальный.
– Разве вы ворчите? По-моему, это называется мурлыкать, –
сказала Алиса.
– Пусть называется как угодно, сказал Кот. Ты вечером будешь на крокете у Королевы?
– Ой, я бы очень хотела, – сказала Алиса, да только меня
что-то еще не приглашали.
– Значит, до вечера, – сказал Кот и исчез.
5. See what you would change in the translations and/ or give
your own variant.
I. – Если бы вы были знакомы со ВРЕМЕНЕМ также хорошо, как я, – сказал Шляпник, – вы бы не стали говорить, что мы
убиваем его... Потому что это ОНА! – Я не понимаю, о чем вы
говорите, – сказала Алиса.
– Ну, еще бы! – сказал Шляпник, гордо задирая подбородок. – Вы, милая, никогда не разговаривали со Временем!
– Может быть, – осторожно ответила Алиса, – но я всегда
отбиваю время в такте, когда учусь музыке.
– Ага! Это все объясняет, – сказал Шляпник. – Она не переносит грубости. Но, если вы ведете себя вежливо, она сделает все
что угодно. Например, допустим, было девять часов утра, как раз
время начала уроков – стоит вам только шепнуть ЕЙ, и часы полетят один за другим. Раз – и уже половина второго, время обедать!
– Я бы не отказался перекусить, – пробормотал себе под нос
Мартовский Заяц.
– Да, это было бы замечательно, – с глубокомысленным видом сказала Алиса. – Я... но, вы знаете, вообще-то я не бываю голодна к этому времени.
– Это поначалу, – сказал Шляпник, – но вы можете растянуть время до половины второго как вам заблагорассудится!
– Вы так и делаете? – спросила Алиса.
Шляпник мрачно покачал головой.
Chapter VII.
I. 1. Compare the translations of «the Time» and other words
connected with it. Discuss their comparative advantages and disadvantages. What variant would you offer?
2. Note some special lexical and grammatical problems for
translation in the source text and discuss how the translators managed
to solve them.
3. Analyse the translation of ‘to beat him (time)’ and say which
variant is more successful. Dwell upon advantages and disadvantages.
4. Study the losses and additions in the translation compared to
the source text.
61
II. «Если б ты знала Время так, как я», – возмутился Сапожник с ужасом в глазах, – «то так просто б не говорила о его
потере. Потерять ЕГО?!!»
«Не понимаю, что вы имеете в виду?» – недоумевала Алиса.
«Конечно, нет!» – воскликнул Сапожник, презрительно
вскидывая голову, – «Скажу больше, у тебя непременно возникнут проблемы со Временем, если так к нему относиться!»
«Возможно, и возникнут со временем», – осторожно согласилась Алиса, не понимая до конца, о чем речь, – «Хотя у меня
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уже были проблемы со временем, поэтому-то я и бросила на время уроки музыки».
«Ага! В этом-то и дело», – самозабвенно продолжил Сапожник, – «С ним нельзя наживать проблем. Подружись ты с ним,
и оно ради тебя бы все, что хочешь с часами сделало. Поэтому не
надо на Время бросать что попало, в том числе и уроки. Достаточно лишь намекнуть ему в девять утра, например, когда начинаются уроки. И все! В миг бы завертелись стрелки – не успеешь
оглянуться, а уже полвторого, обед!» (При этих словах Мартовский Заяц грустно шепнул себе под нос: «Об этом только и мечтаю!»)
«Конечно было бы неплохо», – задумчиво произнесла Алиса, – «Да только, знаете ли, мне есть совсем бы не хотелось».
«Сперва возможно-то и нет», – сказал Сапожник, – «Но ты
б могла держать стрелки на полвторого сколько угодно долго».
«А-а, значит, вы вот так и делаете?» – спросила Алиса, начиная понимать, что к чему.
«Не, не я», – ответил Сапожник, печально покачав головой
III. – Если бы ты знала Время так же хорошо, как я, – сказал Болванщик, – ты бы этого не сказала. Его не потеряешь! Не на
такого напали!
– Не понимаю, – сказала Алиса.
– Еще бы! – презрительно встряхнул головой Болванщик. –
Ты с ним небось никогда и не разговаривала!
– Может, и не разговаривала, – осторожно отвечала Алиса.
– Зато не раз думала о том, как бы убить время!
– А-а! Тогда все понятно, – сказал Болванщик. – Убить Время! Разве такое ему может понравиться! Если б ты с ним не ссорилась, могла бы просить у него все, что хочешь. Допустим, сейчас девять часов утра – пора идти на занятия. А ты шепнула ему
словечко и – р-раз! – стрелка побежала вперед! Половина второго
– обед!
– Вот бы хорошо! – тихонько вздохнул Мартовский Заяц.
– Конечно, это было бы прекрасно, – задумчиво сказала
Алиса, – но ведь я не успею проголодаться.
63
– Сначала, возможно, и нет, – ответил Болванщик. – Но ведь
ты можешь, сколько хочешь, держать стрелки на половине второго.
– Вы так и поступили, да? – спросила Алиса.
Болванщик мрачно покачал головой.
IV. – Если бы ты знала время, как я его знаю, – сказал Шляпа, – ты бы не говорила о нем в среднем роде. Оно – не оно, а он –
Старик-Время!
– Никогда бы не подумала, – сказала Алиса.
– Понятно! – фыркнул Шляпа, презрительно дернув носом.
– Ты о нем вообще, наверно, в жизни не думала!
– Нет, почему, – осторожно начала Алиса, – иногда, особенно на уроках музыки, я думала – хорошо бы получше провести
время…
– Все понятно! – с торжеством сказал Шляпа. – Провести
время?! Ишь чего захотела! Время не проведешь! Да и не любит
он этого! Ты бы постаралась с ним подружиться – вот тогда бы
твое дело было… в шляпе! Старик бы для тебя что хочешь сделал! Возьми часы: предположим, сейчас девять часов утра, пора
садиться за уроки; а ты бы только шепнула ему словечко – и пожалуйста, стрелки так и завертелись. Жжжик! Дело в шляпе: полвторого, пора обедать!
– Ой, как бы хорошо было! – чуть слышно прошептал Заяц.
– Да, конечно, это было бы здорово, – протянула в раздумье
Алиса, – но только… но только ведь у меня бы тогда еще не было
аппетита.
– Разве что на первых порах, – сказал Шляпа, – но ведь ты
могла бы сколько хочешь подождать!
– А вот вы… а ваше дело в шляпе? – спросила Алиса.
Шляпа уныло покачал головой.
II. 1. Translate the passage «Once upon a time there were three
little sisters…This piece of rudeness»:
2. Identify words and structures that may cause a problem for
translation. Study the nature of the problem and think of the way of its
solution.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Study the mood and temper of characters to follow them regaining their speech in translation.
4. Study the stylistic devices in the English text and assess the
possibility of their transformation in Russian.
5. Discuss the results.
Chapter VIII.
1. Comment on various means of transformation used by the
translators. Which of them seem necessary and inevitable? What
seems to be done at the translators’ will?
2. Identify the components added and omitted in the translations
and comment on their causes and effects.
3. See what you would change in the translations and/ or give
your own.
I. Первыми шли десять солдат, вооруженные дубинами, они
были очень похожи на садовников, такие же продолговатые и
плоские, с руками и ногами по углам, за ними десяток придворных, они были увешаны бриллиантами и шли по двое как и солдаты. Следом шли королевские дети, их было десять. Малыши
шли весело, вприпрыжку, держа друг друга за руки, парами. Все
они были украшены червовой мастью. Затем шли гости, главным
образом короли и королевы, и среди них Алиса узнала Белого
Кролика – он разговаривал быстро и несколько нервно, улыбаясь
всему, что бы ни было сказано, и проследовал дальше, не заметив
ее. Затем шел Червовый Валет, несший корону Короля на темнокрасной бархатной подушке, и, наконец, замыкая эту великолепную процессию, шли червовые Король и Королева. (Старилов)
II. Первым показался грозный отряд из десяти крестоносцев, но вооруженных почему-то дубинами. Все солдаты сильно
походили на садовников: такие же плоские и прямоугольные, с
торчащими по углам руками и ногами. Вслед за охраной также в
две колонны маршировали десять придворных шутов с бубнами.
На почтительном расстоянии от них, держась за руки, парами
резво двигались в припрыжку королевские дети. Их также было
десять. Все были одинаково наряжены в одежды, вышитые сер65
дечками. Затем следовали гости, в основном короли с королевами, среди которых Алиса заметила белого Кролика. Он прошел
мимо, не заметив Алису, поскольку взволнованно лопотал с гостями, постоянно улыбаясь на каждое их слово. После показался
Червонный Валет, который с важным видом нес на пурпурной
бархатной подушке королевскую корону. Замыкали шествие
КОРОЛЬ И КОРОЛЕВА ВСЕЯ ЧЕРВЕЙ. (А. Кононенко)
III. Впереди выступали десять солдат с пиками в руках; они
были очень похожи на садовников – такие же плоские и четырехугольные, с руками и ногами по углам. За ними шагали десять
придворных; их одежды были расшиты крестами, а шли они по
двое, как солдаты. За придворными бежали королевские дети, на
одеждах которых красовались вышитые червонным золотом сердечки; их было тоже десять; милые крошки держались за руки и
весело подпрыгивали на ходу. За ними шествовали гости, все
больше Короли и Королевы. Был там и Белый Кролик; он что-то
быстро и нервно говорил и всем улыбался. Он прошел мимо Алисы и не заметил ее. За гостями шел Червонный Валет, на алой подушке он нес корону. А замыкали это великолепное шествие
ЧЕРВОННЫЕ КОРОЛЬ И КОРОЛЕВА. (Н. Демурова)
IV. Впереди шли десять солдат с пиками на плечах. Они,
как и садовник, были совсем плоские, прямоугольные, с руками и
ногами по углам. За ними следовали десять придворных с клеверными листьями в петлицах и десять шутов с бубнами. Затем появились королевские дети. Их было тоже десять. Малютки шли
парами, весело подпрыгивая, и на их одеждах были вышиты розовые сердца. За ними выступали гости (все больше короли и королевы), и между ними Аня заметила старого своего знакомого –
Белого Кролика. Он что-то быстро-быстро лопотал, подергивал
усиками, улыбался на все, что говорилось, и прошел мимо, не видя Ани. После гостей прошел Червонный Валет, несущий на пунцовой бархатной подушке рубиновую корону. И наконец, замыкая величавое шествие, появился Король Червей со своей Королевой. (В. Набоков)
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Chapter IX.
1. Study the vocabulary in the source text and mark the lexical
problems for translation. How are these problems solved by the translators? Discuss pros and cons of their findings.
2. What is added and what is omitted in the translations in comparison with the source text?
3. Analyse the characters’ speech: choice of words, structure of
sentences, emotional background.
4. See what you would change in the translations and/ or give
your own variant.
I. Мнимая Черепаха продолжила.
– Мы получали прекрасное образование – ведь мы ходили в
школу каждый день...
– Я тоже ходила в дневную школу, – сказала Алиса, – что
тут особенного?
– С отдельно оплачиваемыми предметами? – спросила
Мнимая Черепаха с некоторым беспокойством.
– Да, – сказала Алиса. – Мы учили французский язык и музыку.
– А умывание? – спросила Мнимая Черепаха.
– Конечно, нет! – с негодованием ответила Алиса.
– Ага! Значит, твоя школа была не такая уж хорошая, – сказала Мнимая Черепаха с чувством огромного облегчения. – А вот
в нашей в конце счета писали: «Французский, музыка и
УМЫВАНИЕ – дополнительно».
– Вряд ли вам это было так уж нужно на дне-то моря, – заметила Алиса.
– Мне не удалось пройти весь курс, – вздохнула Мнимая
Черепаха, – Только азы.
– Что это значит? – спросила Алиса.
– Качка. И судороги, конечно, для начала, – ответила Мнимая Черепаха, – и некоторые разделы Арифметики – Честолюбие,
Рассеянность, Обезображивание и Осмеяние.
– Никогда не слышала об «Обезображивании», – осмелилась заметить Алиса. – Что это такое?
67
Грифон от изумления всплеснул обеими лапами: «Что?! Не
знать об обезображивании? – воскликнул он. – Надеюсь, ты знаешь, что такое «украшать»?
– Да, – ответила Алиса с некоторым сомнением, – это значит... ну... делать что-то более нарядным.
– В таком случае, – продолжал Грифон, – если ты не знаешь, что значит обезображивать, ты сущая простушка.
У Алисы пропало желание дальше обсуждать эту тему, и
она повернулась к Мнимой Черепахе с вопросом:
– Что еще вам пришлось изучать?
– Ну, например, Таинства, – ответила Мнимая Черепаха, отсчитывая предметы на ластах. – Таинства древние и современные
с Мореграфией, потом Тягучая Болтовня – Болтуном у нас был
старый угорь, он приползал обычно раз в неделю и учил нас Тягучей Болтовне, Растягиванию и Наворачиванию – на – Катушку.
– Как это? – спросила Алиса
– Ну, я сама не могу тебе этого показать, – сказала мнимая
Черепаха. – Я слишком жесткая, а Грифон никогда этому не
учился.
– Не было времени, – заявил Грифон. – Я и так учился у
выдающегося специалиста. Это был старый краб. Бедняга.
– Мне не довелось, – вздохнула Мнимая Черепаха. – Он, говорят, учил Смеху и Слезам?
– Так оно и было, – теперь уже вздохнул Грифон, и оба
прикрыли лица лапами, погрузившись в воспоминания о золотом
детстве.
– А сколько часов в день вы делали уроки? – быстро спросила Алиса, пытаясь отвлечь собеседников от грустных воспоминаний по давно прошедшему детству.
– Десять часов в первый день, – ответила Мнимая Черепаха,
– девять на следующий и так далее.
– Как интересно! – воскликнула Алиса.
– Так ведь поэтому они и называются уроками, – заметил
Грифон. – Потому что урочное время с каждым днем уменьшается.
Для Алисы это была большая новость, и она некоторое время переваривала ее, прежде чем сделать следующее замечание.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– Значит, на одиннадцатый день у вас должны были быть
каникулы?
– Ясное дело, – сказала Мнимая Черепаха.
– А что было на двенадцатый? – нетерпеливо допытывалась
Алиса.
– Ну, хватит об уроках, – прервал Грифон решительным тоном, – расскажи ей теперь что-нибудь про игры.
II. «Мы получили лучшее образование, ведь фактически
днем мы всегда ходили учиться...» – продолжил Минтакраб.
«Я тоже ходила не в вечернюю школу», – заметила ему
Алиса, «Так что не стоит так гордиться этим».
«И платные курсы проходили?» – спросил Минтакраб с
легкой тревогой в голосе.
«Да», – ответила Алиса, – «Мы брали дополнительно уроки
французского, музыки...»
«И стирки?!» – вставил Минтакраб.
«Конечно нет!» – ответила Алиса пренебрежительно.
«Уф-ф! Значит эта ваша школа была не так хороша», – с великим облегчением вздохнул Минтакраб, – «Вот в нашем лицее у
нас в договорах писалось: "Французский, музыка и стирка – платно"».
«Живя-то на дне моря, могли бы это и не изучать», – заметила Алиса.
«А я и не мог это изучать», – ответил со вздохом Минтакраб. – «Я проходил лишь обычную программу».
«И что в нее входило?» – полюбопытствовала Алиса.
«Ну, литра и правокачание, прежде всего», – стал вспоминать Минтакраб, – «Затем различные отрасли арифметики: соление, выбивание, дурение и ужижение...»
«Я никогда не слышала об ужижении. Что это такое?» – рискнула спросить Алиса.
«Никогда не слышала об ужижении?!» – воскликнул Грифон, удивленно всплеснув лапами, – «Надеюсь, ты хоть знаешь,
что такое утверждение?»
«Да», – неуверенно ответила Алиса, – «Это значит... твердо... увериться... или утвердить что-нибудь, или...»
«Вот именно», – подхватил Грифон, не дав ей закончить, –
«И если ты после этого говоришь, что не знаешь ужижения, то
ты полная простофиля».
Алиса не решилась продолжать расспрос на эту тему, а потому обратилась к Минтакрабу: «Что еще вы изучали?»
«Ну, у нас была ужасория», – стал перечислять по пальцам
(точнее по клешням) Минтакраб. – «Древняя и новейшая ужасория, затем водография, затем выливание – преподавателем выливания был старый морской угорь, который раз в неделю учил нас
чертению, скальптуре и демонстративно-раскладному искусству».
«И на что это было похоже?» – поинтересовалась Алиса.
«Ну, сам-то я не смогу тебе это показать», – ответил Минтакраб, – «Тут нужен кто-то очень гибкий, не то что я. А Грифон
это никогда не учил».
«Времени не было», – оправдывался Грифон, – «Потому
что я ходил к языковеду. Он был старый краб, действительно
был».
«А я никогда к нему не ходил», – сказал со вздохом Минтакраб, – «Говорят, он учил конскому и тарабарскому».
«Да, да, да», – подтвердил Грифон, вздохнув в свою очередь, и оба создания закрыли мордочки лапами.
«А сколько занятий в день было у вас?» – поспешила Алиса
переменить разговор.
«Десять пар в первый день, девять – следующий и так далее», – ответил Минтакраб.
«Какое странное расписание!» – воскликнула Алиса.
«На то они и пары, чтоб постепенно испаряться изо дня в
день», – заметил ей Грифон.
Эта мысль оказалась настолько новой для Алисы, что она
изрядно обдумала ее, прежде чем продолжить разговор: «Значит,
одиннадцатый день – выходной?»
«Конечно», – ответил Минтакраб.
«И что же потом, на двенадцатый день?» – продолжала любопытствовать Алиса.
«Ну, хватит об уроках», – перебил Грифон весьма решительным тоном, – «Давай теперь о развлечениях. Расскажи-ка
что-нибудь».
69
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
III. – Образование мы получили самое хорошее, – продолжал Черепаха Квази. – И немудрено – ведь мы ходили в школу
каждый день...
– Я тоже ходила в школу каждый день, – сказала Алиса. –
Ничего особенного в этом нет.
– А дополнительно тебя чему-нибудь учили? – спросил
Квази с тревогой.
– Да, – ответила Алиса. – Музыке и французскому.
– А стирке? – быстро сказал Черепаха Квази.
– Нет, конечно, – с негодованием отвечала Алиса.
– Ну, значит, школа у тебя была неважная, – произнес с облегчением Квази. – А у нас в школе к счету всегда приписывали:
«Плата за французский, музыку и стирку дополнительно».
– Зачем вам стирка? – спросила Алиса. – Ведь вы жили на
дне морском.
– Все равно я не мог заниматься стиркой, – вздохнул Черепаха Квази. – Мне она была не по карману. Я изучал только обязательные предметы,
– Какие? – спросила Алиса.
– Сначала мы, как полагается, Чихали и Пищали, – отвечал
Черепаха Квази. – А потом принялись за четыре действия Арифметики: Скольжение, Причитание, Умиление и Изнеможение.
– Я о «Причитании» никогда не слыхала, – рискнула заметить Алиса.
– Никогда не слыхала о «Причитании»! – воскликнул Грифон, воздевая лапы к небу. – Что такое «читать», надеюсь, ты знаешь?
– Да, – отвечала Алиса неуверенно, – смотреть, что написано в книжке и... читать.
– Ну да, – сказал Грифон, – и если ты при этом не знаешь,
что такое «причитать», значит, ты совсем дурочка.
У Алисы пропала всякая охота выяснять, что такое «Причитание», она повернулась к Черепахе Квази и спросила:
– А что еще вы учили?
– Были у нас еще Рифы – Древней Греции и Древнего Рима,
Грязнописание и Мать-и-мачеха. И еще Мимические опыты; ми-
миком у нас был старый угорь, он приходил раз в неделю. Он же
учил нас Триконометрии, Физиономии...
– Физиономии? – переспросила Алиса.
– Я тебе этого показать не смогу, – отвечал Черепаха Квази.
– Стар я уже для этого. А Грифон ею не занимался.
– Времени у меня не было, – подтвердил Грифон. – Зато я
получил классическое образование.
– Как это? – спросила Алиса.
– А вот как, – отвечал Грифон. – Мы с моим учителем, крабом-старичком, уходили на улицу и целый день играли в классики. Какой был учитель!
– Настоящий классик! – со вздохом сказал Квази. – Но я к
нему не попал... Говорят, он учил Латуни, Драматике и Мексике...
– Это уж точно, – согласился Грифон.
И оба повесили головы и вздохнули.
– А долго у вас шли занятия? – спросила Алиса, торопясь
перевести разговор.
– Это зависело от нас, – отвечал Черепаха Квази. – Как все
займем, так и кончим.
– Займете? – удивилась Алиса.
– Занятия почему так называются? – пояснил Грифон. – Потому что на занятиях мы у нашего учителя ум занимаем... А как
все займем и ничего ему не оставим, тут же и кончим. В таких
случаях говорят: «Ему ума не занимать». Поняла?
Это было настолько ново для Алисы, что она невольно задумалась.
– А что же тогда с учителем происходит? – спросила она
немного спустя.
– Может, хватит про уроки, – вмешался решительно Грифон. – Расскажи-ка ей про наши игры...
71
72
Chapter X.
1. Study the source text and say what caused the transformations in the Russian variants.
2. Discuss pros and cons of every translation.
3. See what you would change in the translation and/ or give
you own variant.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
I. Черепаха Квази глубоко вздохнул и, всхлипывая, запел:
Еда вечерняя, любимый Суп морской!
Когда сияешь ты, зеленый и густой, –
Кто не вдохнет, кто не поймет тебя тогда,
Еда вечерняя, блаженная Еда!
Еда вечерняя, блаженная Еда!
Блаже-э-нная Е-да-а!
Блаже-э-нная Е-да-а!
Еда вече-е-рняя,
Блаженная, блаженная Еда!
Еда вечерняя! Кто, сердцу вопреки,
Попросит семги и потребует трески?
Мы все забудем для тебя,
почти задаром данная блаженная Еда!
Задаром данная блаженная Еда!
Блаже-э-нная Е-да-а!
Блаже-з-нная Е-да-а!
Еда вече-е-рняя,
Блаженная, блажен-ная Еда! (Н. Демурова)
II. Минтакраб глубоко вздохнул и стал петь, захлебываясь
слезами:
Минтакрабовый суп наварист и густ
Ждет тебя он в горячей тарелке.
С ним не будет желудок твой пуст,
Это ясно и плюшевой белке!
Минтакрабовый суп, чудеснейший суп
Ты поймешь это сразу, если не глуп.
Минта-а-акрабовый суп!
Суп, суп Минта-а-акраба!
Минтакрабовый суп!
Минтакрабовый суп наварист, душист,
Даже если не бросишь лавровый ты лист.
Пиццей травись и выжжет дупло в животе перец красный.
Шоколада вкусней Минтакрабовый суп
Из всей еды самый он безопасный!
73
Минта-а-акрабовый суп!
Суп, суп Минта-а-акраба!
Минта-а-КРАБОВЫЙ СУП! (А. Кононенко)
III. Рыбный Деликатес испустил тяжелый вздох и голосом,
прерывающимся от рыданий, запел:
Чудо-Уха! Что сравнится с ней!
Что ароматней, вкусней, сытней?
Люди простят вам любые грехи
Ради тарелки рыбацкой ухиДеликатесной ухи!
Ах-Ох-Ух-и-и-и!
Ах-Ох-Ухи!
Деликате-е-есной,
Дивной рыбацкой
Ах-Ох-Ух-и-и-и!
Ах-Ох-Ухи!
Мясо и дичь – все чепуха!
Радует душу только Уха!
Кто не отдаст все на свете за две лОжки ухи, тот, конечно, не ел
Дивной рыбацкой ухи!
Ах-Ох-Ух-и-и-и!
Ах-Ох-Ухи!
Деликате-е-есной,
Дивной рыбацкой
Ах-Ох-Ух-и-и-и!
Ах-Ох-Ухи! (Б. Заходер)
Chapter XI.
1. Translate the poem «The Queen of Hearts, she made…».
2. Translate the passage from the beginning of the chapter up to
the words «The twelve jurors were…».
3. Work with the choice of words and syntactical structures in
Russian.
4. Do the proofreading of your group mate’s translation. Discuss the results.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Chapter XII.
1. Observe if anything is omitted or added in the translated versions compared to the source text. How can you explain the reasons
for those changes, if any? How do they influence the sense or mood of
the text?
2. Compare the amount and quality of emotive information lost
or added in the translations.
3. Comment on various means of transformation used by the
translators. Which of them seem inevitable? What seems to be done at
the translators’ will?
4. Think of your own variant and/ or amendments to the translation.
I. А сестра ее осталась сидеть на берегу. Подпершись рукой, смотрела она на заходящее солнце и думала о маленькой
Алисе и ее чудесных Приключениях, пока не погрузилась в полудрему. И вот что ей привиделось.
Сначала она увидела Алису – снова маленькие руки обвились вокруг ее колен, снова на нее снизу вверх смотрели большие
блестящие глаза. Она слышала ее голос и видела, как Алиса встряхивает головой, чтобы откинуть со лба волосы, которые вечно
лезут ей в глаза. Она прислушалась: все вокруг ожило, и странные
существа, которые снились Алисе, казалось, окружили ее.
Длинная трава у ее ног зашуршала – это пробежал мимо Белый Кролик; в пруду неподалеку с плеском проплыла испуганная
Мышь; послышался звон посуды – это Мартовский Заяц поил
своих друзей бесконечным чаем; Королева пронзительно кричала:
«Рубите ему голову!» Снова на коленях у Герцогини расчихался
младенец, а вокруг так и свистели тарелки и блюдца; снова в воздухе послышался крик Грифона, скрип грифеля по доске, визг
подавленной свинки и далекое рыдание несчастного Квази.
Так она и сидела, закрыв глаза, воображая, что и она попала
в Страну Чудес, хотя знала, что стоит ей открыть их, как все вокруг снова станет привычным и обыденным; это только ветер зашуршит травой, погонит по пруду рябь и зашатает камыши; звон
посуды превратится в треньканье колокольчика на шее у овцы,
пронзительный голос Королевы – в окрик пастуха, плач младенца
75
и крик Грифона – в шум скотного двора, а стенанья Черепахи
Квази (она это знала) сольются с отдаленным мычанием коров.
И, наконец, она представила себе, как ее маленькая сестра
вырастет и, сохранив в свои зрелые годы простое и любящее детское сердце, станет собирать вокруг себя других детей, и как их
глаза заблестят от дивных сказок. Быть может, она поведает им и
о Стране Чудес и, разделив с ними их нехитрые горести и нехитрые радости, вспомнит свое детство и счастливые летние дни.
(Н. Демурова)
II. Алиса встала и отправилась домой, думая на бегу, какой
же все-таки замечательный сон она видела. Сестра же осталась
сидеть на скамейке. Подперев голову рукой, она любовалась закатом и думала о младшей сестре и ее прекрасных приключениях,
пока сама незаметно не задремала.
Сперва приснилась ей сама Алиса: ее ручонки, обхватившие колено, веселые лучистые глаза, смотрящие на нее. Сестре
виделось, как Алиса забавно мотнула головой, откидывая волосы,
постоянно сбивающиеся ей на глаза. Ей казалось, что она слышит
привычные оттенки голоса Алисы. И чем больше она прислушивалась, тем сильнее все вокруг нее оживало, наполнялось странными существами из сна Алисы.
Вот зашуршала густая трава, – это торопливо семенит Белый Кролик. А в соседний пруд бултыхнулась испуганная Мышь и
теперь переплывает его. Мартовский Заяц с приятелями пьет свой
бесконечный чай, и перезвон их чашек смешивается с визгом Королевы, отправляющей на казнь своих незадачливых гостей. Снова под грохот разбиваемой посуды зачихал ребенок-поросенок на
коленях Герцогини. Где-то вскрикнул Грифон. Тоскливо заскрипел карандаш в руках Лисенка Ли. В последнюю очередь воздух
наполнил хрип подавляемых морских свинок, вперемешку с отдаленными всхлипами опечаленного Минтакраба.
Так сестра Алисы и сидела с закрытыми глазами и уже почти поверила в Страну Чудес, хотя прекрасно знала, что стоит снова открыть глаза, и все окажется скучной реальностью. Трава шелестит от ветра, рябь в пруду создают камыши. Перезвон чашек –
звяканье колокольчиков на шеях овец, а вопли королевы – выкри76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ки пастуха. Чиханье ребенка, визги Грифона и все остальные
странные звуки – всего лишь взбалмошный гам на скотном дворе,
и тяжелые всхлипы Минтакраба – отдаленное мычание заблудившейся коровы.
Наконец она представила себе, как Алиса станет взрослой
женщиной, как сохранит и пронесет через года в своем сердце
детскую простоту и любовь. Она представила, как Алиса соберет
вокруг себя своих детей и зажжет в их глазах огонек, рассказав им
таинственную историю, возможно даже о Стране Чудес, приснившуюся когда-то давным-давно; как будет делить с ними их
маленькие радости и переживания, вспоминая свое детство и веселые летние деньки. (А. Кононенко)
III. А ее сестра продолжала сидеть, подперев лицо рукой,
наблюдая заход солнца и думая о маленькой Алисе и ее чудесных
Приключениях, пока и сама не задремала и не увидела сон.
Сначала ей приснилась Алиса, и вновь ее маленькие ручонки лежали у нее на коленях и лучистые, горящие восторгом глаза
доверчиво смотрели на нее – она слышала каждый перелив ее голоса и видела каждое легкое движение ее головки, которым она
старалась откинуть назад ее чудесные волосы, которые так и норовили упасть на глаза – и пока она слушала ее или ей казалось,
что слушает, все вокруг нее заполнили ожившие странные существа из сна ее маленькой сестры. Высокая трава зашелестела у ее
ног, потому что Белый Кролик куда-то спешил, испуганная Мышь
с тихим плеском перебиралась через соседний пруд. Она слышала, как звенят чашки во время бесконечного чаепития Мартовского Зайца и его друзей, и пронзительный голос Королевы, приказывал казнить ее несчастных гостей, и поросенок снова чихал на
коленях Герцогини, а миски и блюда разлетались вдребезги рядом с ними, и снова раздавался вопль Грифона. Скрип карандаша
по грифельной доске ящерки Билла, и кряхтенье подавляемой
морской свинки наполняли воздух, мешаясь с отдаленными рыданьями несчастной Мнимой Черепахи.
Она сидела с закрытыми глазами и почти верила, что оказалась в Стране Чудес, хотя понимала, что если откроет глаза, то
все вернется к прежней унылой действительности – трава будет
77
шелестеть от ветра, а в пруду заскрипит тростник, звон чайных
чашек сменится на колокольчики овец, а пронзительные крики
Королевы на голос пастуха – и чихающий младенец, вопль Грифона и все остальное превратится (она это знала) в обескураживающее обыденный шум фермерского двора – и мычание коров
вдалеке заменит тяжкие всхлипывания Мнимой Черепахи. Потом
она представила себе, как со временем ее маленькая сестра превратится во взрослую женщину, и как она сохранит на всю жизнь
простое и любящее сердечко своего детства, и как она будет собирать вокруг себя детей, и как ИХ глаза будут сверкать от восторга, слушая многие странные истории, может быть даже сон о
Стране Чудес, приснившийся ей давным-давно, и как она будет
сочувствовать их детским печалям и находить радость во всех их
детских проказах, вспоминая собственное детство и счастливые
летние дни. (Старилов)
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
CONTENTS
Introduction .....................................................................................3
I. Lewis Carroll – Life and Work ....................................................5
II. Alice’s Adventures in Wonderland...........................................15
III. Translations of the book into Russian. Tasks for comparison
and translation.....................................................................................44
Учебное издание
Светлана Александровна Дедова
УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ
ПО РАБОТЕ С КНИГОЙ Л. КЭРРОЛЛА
«ПРИКЛЮЧЕНИЯ АЛИСЫ В СТРАНЕ ЧУДЕС»
(для студентов гуманитарных специальностей,
изучающих английский язык)
Технический редактор Н.В. Москвичёва
Редактор Л.Ф. Платоненко
Подписано в печать 9.12.04. Формат бумаги 60х84 1/16.
Печ. л. 5,0. Уч.-изд. л. 4,6. Тираж 100 экз. Заказ 613.
Издательство Омского государственного университета
644077, г. Омск-77, пр. Мира, 55а, госуниверситет
79
80
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
28
Размер файла
594 Кб
Теги
книгой, методические, работа, учебно, 826, пособие
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа