close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

976.Методы психолингвистики

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Кафедра общей психологии
Методы психолингвистики
Методические указания
Рекомендовано
Научно-методическим советом университета для студентов,
обучающихся по специальности Психология
Ярославль 2007
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 159.9(078)
ББК Ш 100.42я73
М 54
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного издания. План 2007 года
Рецензент
кафедра общей психологии ЯрГУ им. П.Г. Демидова
Составитель А.В. Панкратов
М 54
Методы психолингвистики: методические указания / сост.
А.В. Панкратов; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль : ЯрГУ, 2007. – 78 с.
Настоящие методические указания содержат краткое и понятное
изложение некоторых основных вопросов по спецкурсу «Методы
психолингвистики». Цель издания – помочь студентам четвертого
курса, изучающим данный предмет, разобраться в вопросах, которые
недостаточно освещены в учебной литературе и целостное представление о логической структуре которых трудно составить при чтении
литературы специальной, дать ответы на вопросы, наиболее часто
возникающие при изучении курса. Естественно, работа с этими методическими указаниями лишь первоначальный этап, который должен быть дополнен углубленным изучением литературы.
Предназначено для студентов, обучающихся по специальности
030301 Психология (дисциплина «Методы психолингвистики», блок
ЕН), очной формы обучения.
УДК 159.9(078)
ББК Ш 100.42я73
© Ярославский государственный
университет
им. П.Г. Демидова,
2007
© А.В. Панкратов, 2007
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тема 1. Основные направления
в исследовании речи. Контент-анализ
В настоящий момент можно выделить три основные тенденции в диагностике психологических особенностей, состояний, аффективной сферы человека на основе порождаемого им речевого
материала.
Два первых направления, анализ формально-динамических характеристик речи и анализ структурно-грамматических особенностей языка, нацелены на выявление аффективной сферы говорящего, степени его возбуждения. В то время как третье направление
исследований, основанное на анализе содержательных характеристик речи, стремится выявить не только аффективные особенности
говорящего, но также и более устойчивые личностные образования, такие как психологические особенности говорящего, свойства
его личности, установки, защитные механизмы и т. д.
1.1. Анализ формально-динамических
характеристик речи
В данных исследованиях речь рассматривается как акустический сигнал, частотно-амплитудные и темпоральные параметры
которого зависят от особенностей состояния человека.
Возможность диагностики состояния и психических свойств
человека по речевой продукции обусловливается единством динамических особенностей индивида, проявляющимся в различных
психических процессах, в том числе речевых. Речевая динамика –
скорость, ритм, паузация определяется как текущим ситуативным
состоянием говорящего, так и основными свойствами его нервной
системы. В динамических характеристиках речи отражается темперамент говорящего, его активность, эмоциональность и ситуативное аффективное напряжение.
Исходя из данной посылки является возможным интонационный или акустический анализ речи в целях диагностики аффективного состояния индивида.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Изучению интонационных характеристик речевого сигнала посвящена большая часть работ по речевым проявлениям аффективного состояния человека. Исследователи пытались изучать такие
параметры речи, как высота, громкость, темп, тембр речи в соотнесении с психическим состоянием человека.
Акустические параметры речи являются диагностически важными. Отмечено, что у душевнобольных отсутствует модуляция
при фонации. В качестве диагностических показателей рассматриваются основной тон, регистр, соотношение вздоха и выдоха,
спектральные характеристики речи. В настоящее время установлена информативность в качестве показателей аффективной напряженности колебаний основного тона, динамики формант в спектре
слышимой речи, характере распределения звуковой энергии в различных диапазонах частотного спектра и изменений темпа речи.
Так, характерное для аффективного состояния возрастание напряженности мышц речевого аппарата (в том числе и голосовых
связок) с одновременным изменением подглоточного давления не
может не отражаться на частоте основного тона, а, следовательно,
и интонациях речи.
Темпоральные характеристики так же имеют диагностическое
значение.
В качестве показателей аффективной напряженности различными авторами констатировалось увеличение латентного времени
при ответе на реплику, наличие поисковых пауз, увеличение скорости речи у возбудимых типов. Изменения речевых характеристик
одноплановы в различных ситуациях и одинаковы для всех языков.
Акустический анализ начинается с фиксации речи субъекта в
виде аудиозаписи и дальнейшего аппаратурного выявления в электрическом сигнале ряда показателей. В психологических исследованиях обычно используются следующие параметры речевых сигналов. Спектр звука – показатель частотных составляющих, образующих данный звук. Для спектрального анализа применяются
анализаторы, которые могут давать статические и динамические
спектрограммы. Первые из них показывают, какие частоты и в какой мере представлены в данном звуке; вторые отражают изменение
частот звучания во времени. Амплитуда звуковых колебаний характеризует интенсивность звука. Основной тон – это область усиленной частоты спектра в его нижней части (от 50 до 400 Гц), возни4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
кающая вследствие колебания голосовых связок и зависящая от их
длины, толщины, натяжения. Основной тон включается в образование гласных и звонких согласных звуков. Форманты – области частот, усиленных за счет резонансных систем надгортанных полостей.
Обычно используются как информативные первая и вторая форманты – более низкие, расположенные ближе к частоте основного тона.
Выявлен ряд акустических показателей речи говорящего, по
которым можно характеризовать его функциональное состояние –
эмоции, утомление и др. Это оказывается полезным, например, в
практике космических полетов, позволяя понимать состояние удаленного от наблюдателя человека без применения сложной аппаратуры. При диагностике состояний ориентируются на спектральные и амплитудные характеристики речи, основной тон, мелодический контур, длительность речевых элементов. Выделены многие
формальные признаки речевой акустики, позволяющие с большой
долей уверенности диагностировать эмоциональное возбуждение
или энергетический спад в состоянии человека.
1.2. Анализ структурно-грамматических
особенностей языка
Другим подходом к анализу проявления аффектов в речи является анализ лексики высказываний. Исследователи, как правило,
стремятся выделить устойчивые характеристики аффективной насыщенности речи через выделение типичных для состояния аффекта сдвигов в психолингвистических параметрах.
Исследователи обнаруживают, что в речи людей, находящихся
в аффективных состояниях, встречаются такие явления, как опущение части слова (незавершенность) или изредка целого слова.
Так же отмечаются логические, синтаксические, грамматические
незавершения предложения, оговорки, включая неологизмы и парафразы, транспозиция отдельных слов из их правильных позиций
в предложении, возрастание количества самокоррекций, увеличение количества семантически нерелевантных слов в предложении,
изменяется лексический состав предложения. Было установлено
изменение отношения количества существительных и глаголов к
количеству прилагательных (в сторону его увеличения), увеличение количества глаголов.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.3. Анализ содержательных характеристик речи
Анализ содержательных характеристик речи дает богатый материал для изучения психологических особенностей человека. В
первую очередь, с его помощью можно определить аффективное
состояние индивида. Содержательный анализ позволяет судить не
только о величине аффекта, но и его направленности, качественном своеобразии.
Диагностическим критерием в данном подходе являются семантические особенности речи, частота встречаемости в речи тех
или иных категорий.
К показателям аффективного напряжения разные исследователи относят такие характеристики, как снижение разнообразия речи,
сложности слов, стереотипические выражения, увеличение частоты встречаемости слов, выражающих нерешительность, либо
имеющих яркую позитивную или негативную коннотацию, возрастание числа экспрессивных пропозиций, так называемых слов семантической безысключительности (всегда, никто, никогда…).
Также по содержательным характеристикам речи возможно
определение личностных особенностей говорящего. Содержательный анализ речи, или контент-анализ, направлен на выявление,
обобщение и количественную оценку слов и других языковых элементов некоторого определенного содержания. В рамках этого направления разработан целый ряд систем, включающих в себя формализованные шкалы для определения психологических состояний, мотивов, личностных свойств человека на основе анализа его
речевого материала.
В рамках содержательного анализа речи (контент-анализа)
сформировалось множество направлений. К основным и наиболее
разработанным относятся:
Интент-анализ. Этот метод был разработан в ИП РАН под руководством Т.Н. Ушаковой на анализе материалов детской речи.
Он основывается на представлении о том, что речь является произвольным (преднамеренным) действием, т. е. в основе практически
каждого речевого проявления лежит соответствующее намерение
(интенция). Метод заключается в выделении интенций и определении на их основе различных категорий.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дискурсивный анализ понимается как функциональное описание и анализ текстовых единств, превосходящих по размеру
предложение. В рамках этого подхода рассматриваются проблемы
сегментации дискурса, соподчинение и взаимосвязь выделяемых
единиц.
Основанный на теории речевых актов (ТРА) диалоганализ. Речевой акт рассматривается как способ достижения определенной цели, субъект в процессе диалога совершает иллокутивные акты (обещает, приказывает и т. д.). ТРА ставит вопрос о факторах, благодаря которым высказывание становится носителем речевого замысла. Рассматриваются правила выражения намерений,
учитывающие средства, условия, психологические предпосылки
совершения иллокутивных актов определенного типа.
Субъектно-предикативный анализ – главный предмет описания дается с помощью системы предикатов, которые последовательно раскрывают состав признаков описываемого предмета, а
текст характеризуется через описание предикатов. Наиболее общим видом смысловой связи в предложении является связь между
субъектом и предикатом суждения.
Экспериментальная психосемантика. Предметом анализа
данного подхода являются субъективная сторона значений, трансформация их в индивидуальном сознании; выявляются и подвергаются анализу новые психологические аспекты значения, на их
основе разрабатываются субъективные пространства.
Качественно-количественный анализ содержания, так называемый контент-анализ. (Готтшалк). Суть метода заключается
в систематической и надежной фиксации определенных единиц
изучаемого содержания, а также в квантификации получаемых
данных путем подсчета частоты проявления определенных элементов или кодифицированных признаков, в результате которых
выводятся контент-категории.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.4. История развития и основные
характеристики метода контент-анализа
1.4.1. Основные характеристики метода
Контент-анализ (content analysis), или содержательный анализ,
является качественно-количественным анализом текста или речевой продукции человека. Суть метода заключается в систематической и надежной фиксации определенных единиц изучаемого содержания, а так же в квантификации получаемых данных путем
подсчета частоты появления определенных элементов или кодифицированных признаков.
Контент-анализ – научный качественно-количественный анализ содержания текста – представляет собой метод исследования,
применяемый в различных областях гуманитарного знания. До настоящего времени существуют различные представления о контент-анализе. В целом их можно разместить на условной шкале,
полюсами которой являются следующие точки зрения:
1) Контент-анализ – это исследовательская техника, нейтральная относительно задач ее применения.
Один из основоположников контент-анализа Б. Берельсон дает
следующее определение: «Контент-анализ – это исследовательская
техника объективного, систематического и количественного описания очевидного содержания коммуникаций».
2) Контент-анализ – особая методология социального познания.
К. Криппендорф рассматривал контент-анализ как использование воспроизводимых и обоснованных процедур для особого рода
реконструкции на базе текстов их источника (системы, порождающей тексты). Причем эволюция взглядов происходила от трактовки контент-анализа в качестве техники к его трактовке как методологии.
В работах отечественных исследователей также прослеживаются различные взгляды на природу и специфику контент-анализа.
Некоторые исследователи рассматривают контент-анализ исключительно в качестве метода сбора информации, другие определяют
контент-анализ как комплекс исследовательских действий, включающий в себя этапы от формирования объекта исследования и
формулирования задач до интерпретации результатов формализа8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ционных и измерительных процедур; как один из видов моделирования; как строгое исследование содержания текстовых массивов в
целях выявления или измерения социальных тенденций, репрезентированных этими массивами, подчеркивая при этом такие принципы контент-анализа, как восхождение от текста к внетекстовой
реальности, т.е. социальной действительности во всем ее многообразии, строгость исследования.
Сущность метода контент-анализа заключается в выделении в
тексте документа некоторых ключевых понятий (или иных смысловых единиц), в их систематической надежной фиксации, а также в квантификации получаемых данных.
Разработка лингвистических единиц, в которых наиболее адекватно отражаются существенные для диагностики состояния контент-категории, сочетала два уровня анализа текста. Один из них –
«атомарный», в котором контент-категории были выделены на
уровне отдельных слов; другой подход авторы назвали «молекулярным» – выделение контент-категорий на уровне предложений.
В контент-аналитических исследованиях может использоваться множество разнообразных категорий, которые подразумевают
деление на подкатегории (более частные понятия) и обычно сопровождаются определенными, задаваемыми классификационными
признаками.
Используемые категории должны найти адекватное выражение
на языке исследуемых документов. Таким их выражением являются единицы анализа (иногда их называют «единицами наблюдения»), которые соответственно делению категорий, делятся на
классификационные единицы разного уровня.
В практике контент-анализа материалов массовой коммуникации имеются наиболее употребительные, стандартные единицы
анализа.
1. Слово (термин/символ).
2. Суждение (или законченная мысль).
3. Тема.
4. Персонаж (или герой, класс персонажей, группа, коллектив).
5. Автор (выступающий).
6. Целое сообщение или публикация.
7. Количество строк, страниц, часов, минут (в анализе телевизионных сообщений).
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Так как единицы анализа сами по себе могут быть не всегда
правильно истолкованы, то они рассматриваются на фоне более
широких содержательных структур – единиц контекста (например,
слово следует рассматривать в структуре предложения, персонаж –
в рамках целого сообщения и т.п.).
Наиболее информативным речевым материалом, в содержании
которого тонко фиксируются различные состояния и свойства говорящего, является неподготовленная устная спонтанная речь, которая записывается на магнитофон, а затем дословно переводится
в текст для последующей обработки по шкалам.
Большинство контент-аналитических исследований проводится в рамках модели: от следствия (текста сообщения) к причине
(коммуникатору). В результате таких исследований может быть
получено определенное знание о коммуникаторе (его ценностях,
мотивах, о социальных отношениях, которые он отражает и т. д.).
Однако при анализе текста сообщения можно ставить и другую задачу – выявление характеристик реципиента информации (либо
прогнозирование реакций аудитории на определенное сообщение).
Текст в контент-анализе рассматривается как текстовый аналог
действительности. Содержание текста определяется как совокупность имеющихся в тексте сведений, оценок и идей, сформулированных сообразно законам отражения действительности.
Метод контент-анализа применяется по отношению к документам, содержащим в себе достаточное количество материала для
анализа (множество однородных документов или один документ
значительного объема) и дающим возможность формализации их
содержания.
Документ как объект контент-аналитического исследования
понимается достаточно широко: это может быть официальная и
личная документация, в том числе письма, автобиографии, дневники, воспоминания; материалы групповой и массовой коммуникации (записи разговоров, дискуссий, совещаний, различные объявления, газеты, радиопередачи, реклама и т. п.). При широком
подходе в состав документов включают также теле-, кино-, фотоматериалы, звуковые записи и т. п.
Чаще всего контент-анализ применяется к материалам СМИ,
вместе с тем происходит расширение круга эмпирических объектов контент-анализа.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Развитие метода контент-анализа шло преимущественно в
рамках социологических исследований, однако сферы применения
контент-анализа многочисленны. Приемы контент-аналитических
исследований применяются в литературоведении, лингвистике,
журналистике, источниковедении, психологии, исторической науке, криминологии, посредством контент-анализа изучаются проблемы управления, рекламной деятельности, политической пропаганды и др.
С момента возникновения контент-анализа и до настоящего
времени тематика контент-аналитических исследований неуклонно
расширялась.
1.4.2. История развития метода
Как научный метод контент-анализ, или анализ содержания
(content analysis), начинает широко использоваться в социальных
науках с 20 – 30-х гг. XX века в США. Первое применение количественно-качественного анализа содержания получил в сфере журналистики и литературоведения. При этом исследователи обычно подсчитывали площадь, занимаемую теми или иными разделами на
страницах газет, иногда частоту употребления в художественной
литературе разных периодов определенных слов, частей речи и т. д.
В психологии применение контент-анализа связано с разработкой методики ТАТ (тематический апперцептивный тест) в 30-х
годах XX столетия. Первые попытки применения этой стратегии
восходят к началу века, в 1907 году Х. Бриттен демонстрировал
испытуемым 9 различных картин, по которым они должны были
составить рассказы. Основными элементами анализа рассказов являлись используемые имена, названия животных, рассказ от первого лица, использование деталей, введение моральных, религиозных, социальных элементов и т. д.
Позднее, в 1932 году, ТАТ был использован Л. Шварцем в работе с несовершеннолетними правонарушителями. Тест включал в
себя 8 картин с изображением типичных картин из жизни правонарушителей. Обследуемый должен был описать ситуацию, мысли и
слова центрального персонажа.
В 1935 году тест был впервые описан в статье К. Морган и
Г. Мюррея. Авторы предлагали использовать ТАТ для исследования воображения, в ходе которого выявляется личность испытуе11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мого благодаря тому, что истолкование изображенных ситуаций
позволяло испытуемому фантазировать без видимых ограничений
и способствовало ослаблению механизмов психологической защиты. Окончательный вариант теста, описанный в монографии Мюррея, включал 20 картин, направленных на выявление различных
«потребностей». Этот термин был введен Мюрреем (1938) вместо
употреблявшихся ранее понятий «влечение» и «инстинкт».
1. Унижения.
2. Достижения.
3. Аффилиации.
4. Агрессии.
5. Независимости.
6. Противодействия.
7. Уважения.
8. Защиты.
9. Доминирования.
10. Привлечения к себе внимания.
11. Избегания вреда.
12. Избегания неудач.
13. Покровительства.
14. Порядка.
15. Игры.
16. Неприятия.
17. Осмысления.
18. Сексуальных отношений.
19. Поиска помощи (зависимости).
20. Понимания.
Позднее, на анализе материалов ТАТ, Дэвидом МакКлелландом была разработана теория мотивации (Maclalland, 1987). Четыре основных элемента этой теории составили:
(1) запрос со стороны ситуации, который стимулирует актуализацию определенных мотивов,
(2) валентность, которую имеет данный запрос,
(3) собственно мотив как устойчивая личностная диспозиция,
(4) актуализированная ситуативная мотивация.
Исходя из этих положений, МакКлелланд разработал свой вариант ТАТ для измерения мотива достижения. Система подсчета
основана на контент-анализе частоты упоминания в рассказах от12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дельных диагностически значимых категорий. С точки зрения
МакКлелланда личность обладает тремя основными мотивами:
«Власти», «Достижения» и «Аффилиации». Эти концепты были
взяты за основу при разработке ряда контент-аналитических систем (Хогенраад).
В конце 30-х годов мотив власти использовал Лассуэлл для исследований в сфере политики и пропаганды с помощью контентанализа. Лассуэлл во многом модернизировал контент-анализ,
придавая особое значение квантификации данных, и ввел новые
категории и процедуры.
Развитие средств массовой информации, в частности, кино и
радио, закономерно привело к росту контент-аналитических исследований в этой области (Laserfeld, Berelson B., Gaudet H.).
Проблемы повышения эффективности обучения вызвали к
жизни изучение так называемой «читабельности» (степени доступности читателям) различных печатных текстов (Р. Флеш и др.).
Во время II мировой войны контент-анализ применялся некоторыми государственными учреждениями США и Англии для изучения пропаганды в разных странах, а так же в разведывательных
целях (Г. Лассуэлл).
Накопленный методический и практический опыт контентаналитических исследований был подытожен в начале 50-х годов в
книге Берельсона «Контент-анализ в коммуникационных исследованиях» (1952). В ней автор дал свое, до сих пор популярное за рубежом, определение этого метода, описал различные виды его использования, наиболее распространенные категории и единицы,
условия, необходимые для количественного (частотного) анализа,
проблемы устойчивости и репрезентативности данных, а так же
интерпретации результатов.
В 1940 – 1950-е гг. контент-анализ в США оформляется как
междисциплинарный метод. Однако проблемы специфики его
применения в различных науках, в том числе в психологии, рассматриваются слабо.
Наиболее интересной методической новинкой в контентанализе после обобщения Берельсона явилась методика «связанности символов» (Ч. Осгуд), позволяющая обнаружить неслучайно
связанные между собой элементы содержания.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Перемены, происходящие в контент-анализе, отражаются в его
определениях. Со времени берельсоновской дефиниции появился
целый ряд новых определений. Они отличаются большей широтой,
чем раньше, и обычно содержат три основные характеристики контент-анализа: «объективность», «систематичность», «обобщенность» (способность получать обобщенные выводы, выходящие за
пределы простого описания содержания). Вместе с тем, в этих определениях уже не подчеркивается количественный характер метода и не предписывается ограничить анализ только «явным» содержанием сообщений.
Контент-анализ продолжает развиваться и захватывать территории.
По данным Ф. Баркуса, включившего 1 719 работ по анализу
содержания за период с 1900 по 1958 гг., приблизительно ¾ из них
могут быть отнесены к социолого-антропологическому (27,7%),
общему коммуникационному (25,9%) и политическому (21,5%)
подходам.
Более специфическое деление позволяет выделить следующие
5 основных направлений исследования:
1) Изучение социальных ценностей.
2) Анализ пропаганды.
3) Изучение журналистики.
4) Анализ содержания массовой коммуникации.
5) Психологические и психолингвистические исследования.
Что касается отечественных исследований, то, по данным
В.Е. Семенова, уже в 20-е гг. наши исследователи применяли контент-анализ в разнообразных формах.
Так, в социологических и журналистких целях исследовалось
содержание советских газет, а так же писем читателей в редакции
(В.А. Кузьмичев, С.Б. Ингулов и др.) В психологических целях изучалось содержание газет, писем, политбесед, автобиографий, воспоминаний (И.Н. Шпильрейн, Н.А. Рыбников, П.П. Блонский и др.)
В дальнейшем, в 1930 – 1950-х гг. имели место лишь отдельные случаи качественно-количественного анализа содержания документов. С конца 1960-х годов начинается возрождение интереса
к контент-аналитическим исследованиям. Этап начался с критического знакомства с зарубежными разновидностями контентанализа и собственных опытов исследования аналогичной техники.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1969 г. были защищены первые диссертации (В.С. Коробейников, Л.Н. Федотова), а также были опубликованы программы и
документы проекта «Общественное мнение».
Итогом контент-аналитических исследований 1960-х гг. был
семинар, состоявшийся в 1970 г. в Новосибирске, результаты которого опубликованы в программном сборнике «Проблемы контентанализа в социологии».
Результаты более поздних работ отражены в двухтомном
сборнике «Методологические и методические проблемы контентанализа».
1.4.3. Применение контент-анализа
в прикладных исследованиях
Контент-анализ очень часто используется в прикладных исследованиях, посвященных психологии личности. Обычно применение этого метода связано с изучением таких психологических
феноменов, которые затруднительно измерить с помощью существующих опросниковых методик. Это обусловлено не только тем,
что речь является одним из основных носителей информации о
личности, но также и особенностями техники контент-анализа. В
самом деле, применение этого метода предоставляет возможность
операционализации различных категорий, необходимых для целей
исследования, зачастую абсолютно новых.
Например, в работе А.В. Визгиной и В.В. Столина «Внутренний диалог и самоотношение» для определения паттернов диалогового взаимодействия была разработана система категорий, фиксирующая различные аспекты отношений персонажа к партнеру и
к самому себе.
Основным методом в изучении психологических характеристик личностных кризисов, по мнению В.В. Козлова, должен выступать контент-анализ. Это обусловлено сложностью непосредственного изучения психологической реальности личностных кризисов. В его исследовании были выделены смысловые единицы,
представляющие собой наиболее часто встречающиеся описания
чувств, паттернов переживаний, характеризующих различные виды кризисов (материальный, социальный и духовный).
В рамках педагогической психологии изучение психического
здоровья личности также связано с применением метода содержа15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельного анализа текстов. На основе материала школьных сочинений был разработан набор категорий, позволяющий определить
степень психического здоровья учащихся 8 – 12 классов. К ним
относились: «принятие ответственности за свою жизнь», «принятие себя», «умение жить в настоящем» и т. п. Для каждой категории приведен список высказываний, так называемых «смысловых
единиц», позволяющих маркировать эти категории в тексте.
В западной психологии на базе материалов психотерапевтических сеансов разработан целый ряд контент-аналитических систем,
выявляющих отношение пациента к своему «Я», паттерны отношений с окружающими, центральные внутриконфликтные темы и т. д.
Однако, в первую очередь, текст является источником информации об аффективных состояниях автора. Это положение легло в
основу методики, разработанной Готтшалком-Глезер в 1960 –
1970-е годы в США, а затем модифицированной G. Schoefer для
немецкоязычной выборки.
Так как эта методика Готтшалка-Глезер является наиболее
полным исследованием, посвященным оценке отражения в речи
эмоциональных состояний и личностных особенностей испытуемых, то в нашем исследовании мы решили дать подробное описание данной методики.
1.5. Метод контент-анализа Готтшалка-Глезер
1.5.1. История создания метода
Исследования выраженности аффектов в речи были начаты
Готтшалком в середине 1950-х в Институте психосоматики и психиатрических исследований в Чикаго. Готтшалк интересовался
эмоциональными факторами, сопутствующими эпилепсии.
С целью рассмотрения эмоциональных проявлений он прибегнул к анализу вербального поведения в сопоставлении с электофизиологическими показателями. Материалом анализа служили свободные ассоциации пациентов, которые синхронизировались с
данными электрофизиологических измерений. Готтшалк заметил,
что во время говорения подавляется частота пароксизмальной
электроэнцефалографической активности, и что появление высказываний, содержащих тревогу разобщения в речи пациента, пред16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шествует эпилептическим припадкам пациента. Автор, однако,
был неудовлетворен точностью измерения интенсивности тревоги
разобщения, а также других аффектов, предположительно связанных с измеряемой абнормальной, высокоамплитудной активностью мозга испытуемых.
Проблема измерения эмоций и других психологических состояний по записи речевых проявлений, с которыми столкнулся
автор в своих исследованиях, побудило его к дальнейшим исследованиям вербального поведения.
В первых публикациях этих ранних исследований авторы показали, что вербальный и визуальный способы стимулирования речи вызывали у одного и того же испытуемого категории слов в
различных соотношениях и что центральный паттерн слов 5минутной речевой пробы, взятой после психоаналитической сессии, у двух пациентов был связан с центральным конфликтом, разбиравшимся в течение данного сеанса.
Дальнейшие исследования авторов включали проверку и сравнение различий в формальных и содержательных характеристиках
речевых паттернов на малых группах психотиков и здоровых людей. Различия между группами были найдены с помощью так называемого вербального метода. Формальный анализ показал
уменьшение количества слов в единицу времени в речи психотиков по сравнению со здоровыми испытуемыми. Контент-анализ
продемонстрировал следующие различия. Психотики отличилась
от здоровых испытуемых большим числом высказываний от первого лица и негативных высказываний, большим количеством глаголов, меньшим количеством слов «мы» и «нас», высказываний о
неживых объектах, оценочных суждений, и значительно меньше
использовали слова, обозначающие размещение или пространственные отношения.
Готтшалк продолжает свои исследования в National Institute of
Mental Health в соавторстве с психиатром и психоаналитиком Dr.
Gove Hambidge. Ими разрабатывался метод анализа коммуникации
человека, включающий измерения аффектов и прочих психологических состояний по многим «коммуникативным каналам»: были
проанализированы особенности лексики высказываний, паралингвистические показатели (вокализация, тембр голоса и т. д.), лингвистические характеристики, кинестетика (поза, мимика). Однако
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исследователи не смогли систематизировать такое количество показателей и решили фокусировать внимание на характеристиках
речи, особенно ее лексического состава.
Готтшалк использовал два метода получения вербального материала:
1. Вербальный (инструкция) – испытуемых просили в течение
5 минут говорить о каком либо интересном или волнующем событии их жизни.
2. Визуальный – анализировались рассказы, составленные по
некоторым картинам тематического апперцептивного теста Мюррея (ТАТ).
В работах, проведенных в 1950 – 1960-е гг., было показано, что
вербальный и визуальный способы стимулирования речи вызывали
у одного и того же испытуемого категории слов в различных соотношениях. Различия были получены и при сопоставлении рассказов, составленных по разным картинкам методики ТАТ, что указывает на значительное влияние способа получения речевого материала на результаты исследования. В дальнейшем Готтшлак с
соавторами использовали, в основном, анализ пятиминутных речевых образцов, полученных на основании просьбы испытуемому
рассказать о каком-либо событии из своей жизни.
В работах было показано, что при анализе напечатанного текста без прослушивания магнитофонной записи происходит лишь
незначительная потеря информации, поэтому авторы считают, что
переменные параязыка служат скорее для подчеркивания количества различных эмоциональных переживаний, чем для их дифференциации, и метод контент-анализа может помочь достаточно надежно охарактеризовать эмоциональное состояние человека.
Полученные данные подвергались:
а) анализу формальных характеристик речи, таких как: скорость речи, частота и длительность пауз, частоту слов-запинок
(«fills») («М-м» «Ну» «А-а»), незавершенность слов, повторы, нелексические вокализации (смех, кашель, вздохи и т. д.);
б) анализ грамматики включал подсчет прилагательных, глаголов, существительных, местоимений, предлогов, союзов и междометий;
в) анализу содержательного аспекта речи (контент-анализ).
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В этом русле и была в дальнейшем разработана данная оригинальная система кодификации.
Контент-анализ основывался на классификации мнений, отношений, объектов, идей и процессов, отражающихся в речевом содержании говорящего.
Анализ основывался преимущественно на анализе единичных
слов, а не групп слов или тем. Каждое слово категоризовалось в
соответствии с системой кодификации, выработанной на основе
психодинамической теории и содержащей преимущественно «психологические» категории. Вторая система классификации была
грамматической.
«Психологическая» система была следующей:
Первый класс категорий включал в себя направленность на
объект, которая затем дифференцировалась на направленность на
себя или направленность вовне. Направленность вовне была разбита на направленность на других людей, животных, растения и
неживые объекты.
Второй класс категорий включал концепты и абстракции.
Третий класс включал подгруппы слов, обозначающих физические действия, мотивы, восприятие и мышление, которые представляли тип взаимодействия между объектами или концептами.
Для определения валидности созданных шкал тревоги, агрессии и т. д. использовались фармакологические препараты, стимулирующие проявление различных состояний. Так, прием психоактивного фармакологического препарата пипрадола в отличие от
плацебо вызывал значительное увеличение высказываний, характеризующих стремление к достижению. Введение перфеназина вызывало уменьшение агрессивных высказываний, а воздействие
имипрамина увеличивало показатели тревоги в речи, прием псилоцибина, дитрана и ЛСД вызывал увеличение суммы баллов по
шкале когнитивных нарушений. На основе этих данных Готтшалк
пришел к выводу, что получаемые с помощью контент-шкал данные отражают в большей степени актуальные состояния человека.
Лебовиц с соавторами, использовавшие шкалы ГоттшалкаГлезера для исследования соматических больных, также отмечают
чувствительность теста к фармакологическому воздействию, к эффектам лечения, к влиянию окружающей обстановки.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1955 г. Готтшалк работает с Голдин Глезер, специализирующейся на математической статистике в междисциплинарных
исследованиях. Они решают изучать речь на двух уровнях: «атомистическом» (уровень слов) и «молекулярном» (тематический
уровень). На первом этапе исследования были взяты 5-минутные
речевые пробы у 90 «нормативных» здоровых испытуемых. Группы были разбиты по признакам пола и интеллекта. Данное исследование внесло вклад в разработку «атомистического» подхода в
контент-анализе и дало детальный анализ связи гендерных различий и интеллекта при выборе слов.
Атомистический подход применялся так же в работе Готтшалка, где он прибегал к анализу предсмертных записок. В качестве
материала для исследования были взяты записки, собранные исследователями Shneidman and Farberow. Записки людей, действительно покончивших жизнь самоубийством, сравнивались с симулированными записками, которые писали здоровые люди по
просьбе экспериментаторов. С помощью семантического анализа
исследователям удалось в 94 процентах случаев различать реальный и симулированный текст, что демонстрировало различающую
способность метода контент-анализа.
Исследование суицидальных текстов было последней публикацией, в котором использовался атомистический подход в контент-анализе. Последующие исследования были посвящены систематическому развитию данной техники измерения сиюминутных
аффектов, таких как агрессия и тревожность, на тематическом
уровне.
Надежность и конструктная валидность метода разрабатывались на большом количестве разнообразного материала на протяжении многих лет. Результаты, полученные с помощью разработанного авторами метода контент-анализа, сопоставлялись с показателями различных психологических методик, таких как тест
тематической апперцепции Мюррея, MMPI, 16 PF Кеттела, опросник тревожности Тейлора, методика фрустрационных реакций
и т. п., дали положительные результаты, выявив высокую валидность разработанных шкал.
Метод применялся в исследованиях психотерапии, психиатрической клинике, психофармакологии, психосоматики, изучении
аффектов. Первоначально были разработаны шкалы тревоги и аг20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рессии, впоследствии к ним добавились шкалы депрессии, социальной дезадаптации, когнитивных нарушений и шкала надежды.
Результаты исследований были изложены в монографии в 1969 г.
«Измерение психологических состояний посредством анализа содержания речевого поведения».
В настоящее время метод Готтшалка-Глезер является признанным инструментом психологических исследований, который вошел во все американские и европейские тестовые каталоги. На основе метода авторами была создана компьютеризированная методика диагностики речевого содержания.
1.5.2. Основные характеристики метода
Теоретические основания
Метод Готтшалка-Глезер представляет собой контентаналитическую технику измерения выраженности аффектов в устной и письменной речи. Первые исследования авторов непосредственно по разработке метода начались в 1960-е гг., результаты которых были изложены в 1969 г. в монографии авторов «Измерение
психологических состояний посредством анализа содержания речевого поведения».
Для исследования аффективных состояний в речи необходимо
дать психологическое определение этих феноменов. Готтшалк и
Глезер предлагают следующее рабочее определение аффекта: аффекты – это «эмоциональные состояния, которые имеют качественные и количественные характеристики, психологическое содержание, а также психофизиологические, биохимические и поведенческие проявления». Существуют разнообразные формы
смешения аффективных состояний, которые обладают относительной устойчивостью и определяются обычно как настроения.
Авторы рассматривают аффекты и настроения как самостоятельные феномены. Аффекты отличаются краткосрочностью протекания и значительной интенсивностью.
Создавая методику диагностики состояний, авторы исходили
из следующих основных принципов:
1. Аффекты влияют на мышление и речь.
2. «Величина» аффекта может быть валидно оценена по транскрипту содержания речевого высказывания. Изменения аффектив21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного состояния также проявляются в изменениях речевого содержания.
Кроме собственно содержания речи, аффекты характеризуются
и другими показателями: звуком голоса, высотой и силой его тона,
ритмом речи, ударениями, общей интонацией и пр.
3. При анализе только речевого содержания величина аффекта
в определенное время прямо пропорциональна трем основным
факторам. К ним относятся: частота проявления определенных категорий в содержании речи, степень интенсивности проявления
аффекта в содержании высказываний и степень личного участия в
эмоционально значимых состояниях.
4. Названные проявления аффекта в речи могут быть выражены математически через факторные веса. Факторный вес, приписываемый тематической категории на шкале, показывает относительную вероятность связи данного речевого содержания и аффективного состояния.
5. На аффективные состояния влияют защитные и адаптационные механизмы. Наличие подавленных или вытесненных аффектов
может быть выявлено в речевом содержании через проявление
этих механизмов, которые проявляются в рассказах испытуемых
следующим образом:
1. Аффект приписывается другим людям.
2. Аффект приписывается животным или неодушевленным
объектам.
3. Аффект отрицается и не признается;
4. Аффект признается, но выражается в скрытых речевых
формах.
6. В результате определения частоты появления определенных
категорий в речевых высказываниях и вычисления факторного веса каждой такой категории возможно измерение величины аффекта.
Другими словами, чем сильнее аффект, тем чаще по сравнению с другими будут использоваться в речи соответствующие высказывания. Они содержат такие переживания или события, которые могут быть приписаны выделенным категориям и соответствующим факторным весам. Если факторные веса отдельных
категорий умножить на число приписанных им высказываний в
отдельной речевой пробе, а затем сложить показатели всех катего22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рий, представляющих исследуемый аффект, то будет получен показатель, выражающий интенсивность этого эмоционального состояния.
Метод включает в себя следующие шкалы контент-анализа,
содержащие в свою очередь субшкалы: шкала тревоги, шкала враждебности, шкала социальной отчужденности и личностной дезорганизации (шизофреническая), шкала когнитивных и интеллектуальных повреждений, шкала депрессии, шкала «надежды», шкала
стремления к достижениям, шкала «человеческих отношений»
(удовлетворенность межличностными контактами). Разрабатываются и другие шкалы.
Материал
Для контент-анализа Готтшалка-Глезер подходят принципиально любые устные или письменные высказывания соответствующей длины, содержащие проявления изучаемых аффектов. Разумеется, постановка вопросов исследования и само содержание
речевых проб определяют направления и условия работы с методом. Существенную роль для применения метода играет выбор вида речевых проб. Это могут быть пробы со стандартной инструкцией или естественные тексты.
Применение метода для анализа речевых проб со стандартной инструкцией.
К данным речевым пробам относятся высказывания в соответствии с заданной инструкцией продолжительностью в 5 минут. В
этом случае проявляется аналогия данного подхода с проективными методами. Это имеет свои плюсы и минусы.
Положительная сторона проявляется в том, что стандартная
инструкция позволяет провести сравнение показателей разных испытуемых или групп в заданной ситуации, а также определить
временную стабильность и валидность метода.
При этом стандартная инструкция: «Рассказать в течение
5 минут о чем-то особенно волнующем или интересном из своей
жизни» требует от испытуемых определенных способностей и
продуктивности.
Это не всегда удается, не все испытуемые могут сформулировать свои впечатления.
Анализ проб со стандартной инструкцией авторы считают необходимым, чтобы обеспечить относительную независимость по23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
казателей от влияния личности экспериментатора, хотя эти эффекты всегда имеют место.
Метод выявляет прежде всего краткосрочно действующие аффекты, но его неоднократное применение через определенные
промежутки времени позволяет судить и о стабильно проявляющихся чертах личности, а также об общих характеристиках поведения в аналогичных ситуациях. Метод позволяет выяснить особенности аффективного состояния человека при приеме психофармакологических средств: лекарств, наркотиков. Продуктивен
он и в исследовании состояний в течение болезни. Таким образом,
через многократное получение речевых проб (число их вообще не
ограничивается) возможно исследование не только статичного явления, но и процесса.
Применение метода в анализе «естественных» текстов.
Под «естественными текстами» понимается любое высказывание человека, не связанное стандартной инструкцией. Спектр таких высказываний охватывает сообщения отдельными лицами о
событиях, например, в форме писем, сочинений, книг; распространяется также на разговоры между двумя или несколькими лицами.
Если изучаются высказывания отдельной личности, то возможно использование метода в исследовании сновидений, писем,
дневников и других личных документов. Особенно продуктивно
применение метода в изучении проявлений и динамики нарушений
психики личности. С этой целью анализируются речевые пробы,
взятые на психотерапевтических сеансах. Использовались транскрипты этих бесед. Метод целесообразно использовать и при анализе данных различных интервью, особенно структурированного
или полуструктурированного интервью.
Техника применения метода
Получение речевых проб и подготовка их к обработке
Для измерения аффектов Готтшалк применял как стандартизированные, так и естественные речевые пробы, соответствующие по
объему пятиминутной свободной речи. К естественным относят
все спонтанные высказывания испытуемых о пережитых аффектах
в естественных ситуациях. К стандартизированным относят высказывания, полученные при предъявлении стандартизированной инструкции. Например: «Мы проводим речевое исследование. Пожа24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
луйста, расскажите в течение 5 минут о наиболее интересном или
волнующем событии из вашей жизни».
Речевая проба фиксируется при помощи магнитофонной записи, затем дословно транскрибируется и разделяется на единицы
кодирования. Каждая единица кодирования оценивается по степени соответствия ее содержания категориям той или иной шкалы.
Основные правила кодирования
1. Единица кодирования.
Это может быть целая фраза или ее часть. Единицей кодирования считается смысловой отрезок речи, которому может быть приписана соответствующая кодовая категория. Каждая такая единица
отделяется от других элементов текста косыми штрихами.
Например: /я наверно сумасшедший/, /и все смеются надо
мной/.
2. Единица оценки.
Это может быть все высказывание или его часть, по отношению к которым выводится стандартная оценка. Выделяют две
группы единиц оценки:
а) естественные высказывания, например, в ходе психотерапевтического сеанса;
б) технические единицы оценки, например, определенное число слов или высказывание в заданное время. Для получения стандартной оценки авторы рекомендуют анализировать по меньшей
мере 100 слов, а для более точных результатов – 250.
Авторы предлагают анализировать текст последовательно по
каждой отдельной шкале, используя копии текста. Общие правила
кодирования состоят в следующем:
– если возникают сомнения в соответствии содержания предложения данной категории, то не следует его кодировать вообще;
– одной единице кодирования приписывается только одна категория;
– кодирование не зависит от использованной временной формы;
– содержания, относящиеся к вымыслам и фантазиям, также
кодируются;
– при кодировании цитат нужно следить, чтобы сам говорящий
не смешивался с тем, кого он цитирует;
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– в случаях, когда неясно, о ком идет речь, следует привлекать
контекст;
– при использовании неопределенных местоимений кодируется основное содержание предложения;
– категории могут приписываться отдельным словам, выступающим в роли самостоятельных единиц.
Число слов
Скорость речи людей различна. Количество слов, которое человек произносит в единицу времени, также меняется. Для применения метода количество слов или высказываний в заданную единицу времени имеет существенное значение. Чтобы сделать подсчеты более точными, вводится корректирующий фактор,
подводящий результаты разных людей к единому знаменателю, а
именно: стандартный показатель на 100 слов.
Процедура подсчета проводится так:
К индивидуальному баллу добавляется 0,5 и умножается на
100, а затем делится на число слов. Таким образом исключается
возможность прерывности, если в речевой пробе нет содержания,
подлежащего оценке. Математическая формула для вычисления
величины аффекта выглядит так:
Величина аффекта, выраженная в 100 словах, равна:
100 (fw + fw + … + fw + 0,5)/ N,
где f – частота определенных тематических высказываний в единицу времени,
w – вес, приписанный этим высказываниям, а N – число слов в
единицу времени.
Авторы метода задают точные правила для определения числа
слов в речевых пробах:
– в окончательном варианте текста подсчитывается каждое
слово;
– числительные подсчитывают как одно слово;
– имена людей, название местности или организации подсчитываются как одно слово;
– междометия подсчитываются как слово;
– повторяющиеся слова снова считаются.
В случае анализа письменных текстов, где элементами кодирования считаются не отдельные слова, а высказывания («молеку26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лярный» уровень анализа), в качестве N берется количество высказываний в анализируемом тексте.
Вычисление стандартной оценки
Как указывалось, в определениях единиц кодирования и оценок при психологическом анализе речевого содержания каждому
предложению, содержание которого соответствует выбранным категориям заданной шкалы, приписывается соответствующий код.
Этот код содержит число, отражающее факторный вес категории.
В анализируемом тексте подсчитывается общая сумма факторных
весов наличных категорий заданной шкалы. Эта сумма составляет
начальную (сырую) оценку, которая затем преобразовывается в
конечную, стандартную оценку.
Последовательность выведения стандартной оценки следующая:
1. К начальной оценке прибавляется 0,5, что позволяет избежать нулевых оценок.
2. Полученная сумма умножается на 100 и делится на число
слов в тексте. Таким образом, все оценки получают отношение к
100 словам.
3. Следующая математическая процедура состоит в извлечении квадратного корня из полученной величины для определения
стандартной оценки. Это преобразование имеет целью снизить неравномерность распределения. Извлечение квадратного корня
приближает характеристики порядковой шкалы к шкале интервалов.
_____________________________
√ 100 (fw + fw + … + fw + 0,5)/ N,
где f – частота определенных тематических высказываний в единицу времени,
w – вес, приписанный этим высказываниям, а N – число слов в
единицу времени.
1.5.3. Применение метода Готтшалка-Глезер
В дальнейшем метод Готтшалка-Глезер получил широкое распространение как в США, так и в других странах. Опыт измерения
аффектов с помощью данной методики получил свое распространение в странах Германии (Koch, Schoefer, Bern) (Koch, U.;
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Schoefer, G.: Der EinfluЯ thematisch unterschiedlicher Interaktionen
auf die Gottschalk-Gleser-Affektscores. 1979.), Италии (Suslow Battachi), Испании (Lolas), Австралии (Viney). Контент-шкалы Готтшалка используются многими авторами для анализа речевых особенностей самых разных пациентов: страдающих сексуальными
расстройствами, находящихся в измененных состояниях сознания,
различных нозологических групп психиатрических больных, больных алекситимией, гипоманикальных детей. В каждом из этих исследований отмечается специфическое для данной группы больных увеличение показателей определенных видов тревоги, агрессии или депрессии, изменения показателей по шкалам «надежды»,
«стремления к достижению» и т. д.
Метод Готтшалка-Глезер применяется для изучения эффективности психотерапии (содержательный анализ психотерапевтических сессий), при анализе материалов проективных методик (в
частности ТАТ), при анализе содержания сновидений, в психодиагностических целях.
Исследователи усовершенствовали шкалы, измеряющие феномены аффектов, отрабатывали технику кодирования содержания
речевых проб. Проводилась разработка новых шкал.
Апробация метода на русскоязычной выборке. Отечественные
исследования метода достаточно скудны. Аппробация шкал тревожности, агрессии и социальной дезадаптации проводилась в институте им. В.М. Бехтерева в Санкт-Петербурге (Додонова, Галагудзе). В ряде работ, посвященных контент-анализу психологических состояний (Ласко, Резвицкая, Корабельникова), использовались категории Готтшалка-Глезер в модифицированных вариантах.
Так, в работе Додоновой по апробации шкалы тревожности,
депрессии и агрессивности (враждебности) исследование проводилось на выборке 74 испытуемых пациентах клиники неврозов при
институте им. В.М. Бехтерева. Испытуемым предлагалось составить тематические рассказы по 5 предложенным темам различной
эмоциональной направленностью (позитивной, негативной, нейтральной). Проводилась оценка личностных свойств испытуемых с
помощью MMPI, опросника Спилберга-Ханина и симптоматического опросника Александровича.
В исследовании Галагудзе и др. анализировалась шкала «шизофрении». Для решения поставленной задачи в соответствии с ме28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тодикой Л. Готтшалка были проанализированы записи устных
спонтанных рассказов 8 больных шизофренией, диагноз которых
не вызывал сомнений, и 32 здоровых испытуемых. Шкала позволяла четко дифференцировать больных испытуемых от здоровых,
однако данные о больных, полученные с помощью этой методики,
вступали в очевидное противоречие с «выраженностью шизофренического синдрома», установленного на основании клинической
картины течения болезни. Авторы утверждают, что причина этого
несоответствия объясняется расхождением в понимании шизофрении, принятым в отечественной школе психиатрии и задумывавшимся Готтшалком. Л. Готтшалк, определяя степень шизофренического расстройства по своей шкале, ограничивается лишь измерением такого качества личности, как аутизация, что, безусловно,
не исчерпывает такого сложного феномена, как шизофрения.
В исследовании Ласко и Резвицкой применялись модифицированный метод Готтшалка-Глезер для оценки эмоциональных состояний и его сопоставление с личностными особенностями. В
экспериментах участвовало 30 пациентов отделения неврозов и
психотерапии института им. В.М. Бехтерева. Корреляционный
анализ выявил довольно тесную связь показателей самооценки с
факторами Кеттела. Авторы утверждают, что оценка компонентов
состояния по шкалам контент-анализа хорошо согласуется с характеристиками эмоциональности на уровне индивидуальных свойств,
а также с некоторыми чертами личности, имеющими опосредованную связь с эмоциональностью.
В исследовании Корабельниковой и др. так же применялись
категории Готтшалка с целью анализа содержательных характеристик отчета о сновидениях детей и подростков с невротическими
расстройствами и больных с церебральной органической патологией. С помощью модифицированной методики анализа смысловой сферы личности, включающей в себя категории Готтшалка,
было установлено качественное своеобразие речи для больных
различной нозологии.
Нами также были апробированы две шкалы этой методики.
Шкала тревожности была проверена на выборке 70 испытуемых
(35 мужчин и 35 женщин), не обращавшихся за психиатрической
помощью. Были получены следующие результаты: у женщин более
выражены показатели тревоги разобщения, у мужчин – страх фи29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зического неблагополучия. Данные результаты соотносятся с аналогичными исследованиями Готтшалка (Готтшалк, 1969) относительно мужской выборки (оценки по шкале страха физического
неблагополучия значимо выше у мужчин) и расходятся в оценке
выраженности тревоги у женщин (по Готтшалку для женщин более
характерны высокие оценки по шкале тревоги социального неодобрения).
Второй апробированной нами на русскоязычной выборке шкалой явилась шкала внутренней агрессии. В исследовании приняло
участие 44 испытуемых, из которых 22 являлись пациентами
НЦПЗ РАМН (10 мужчин и 12 женщин), у которых была диагностирована депрессия: реактивная и эндогенная (в составе шизофренического расстройства и тревожно-фобического расстройства).
Контрольная группа состояла из 22 человек (10 мужчин и
12 женщин), не обращавшихся за психиатрической помощью. Полученные результаты свидетельствовали о том, что больные депрессией и здоровые не могут быть валидно различены на основании апробированной шкалы. Однако некоторые авторы (Додонова)
по существу исходят из обратного предположения, отождествляя
шкалу аутоагрессии со шкалой депрессии. На основании полученных результатов можно сделать общее заключение о необходимости разработки контент-аналитической шкалы депрессии, одним из
компонентов которой должны выступать проявления аутоагрессивной симптоматики в речи.
В настоящее время метод Готтшалка-Глезер является признанным инструментом психологических исследований. Положительный опыт применения метода в других странах показывает вполне
реальную возможность использования его и русскими психологами. Метод Готтшалка-Глезер требует специальных исследований и
апробации на материале русского языка среди различных слоев населения России.
1.6. Контент-аналитические системы
в психотерапии
Большое распространение получил контент-анализ в психотерапевтической практике. Контент-анализ и запись терапевтических
сеансов помогают объективировать полученные в ходе терапевти30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческой беседы данные, избежать субъективности и случайности
оценок.
Подобные исследования начались в 50-х годах, когда стала
технически возможной звукозапись терапевтических сеансов.
Пионерами в записях терапевтических бесед были Zinn, Lasswell,
Rogers, Robinson, Covner, Porter.
Lasswell первым применил технику контент-анализа для анализа записей. Впоследствии она получила очень широкое распространение. На основе анализа записей психотерапевтических бесед
сложилось несколько контент-аналитических систем. Одни ориентированы на изучение принципов измерения и развития самого метода контент-анализа (так называемые методологические); другие – на исследование терапии, изучение причинно-следственных
связей расстройств и психотерапевтического процесса; остальные
являются описанием исследования конкретного случая.
Методологические исследования можно назвать «поисковыми», потому что основной акцент ставится скорее на развитии нового вида измерения, чем на проверке существующих гипотез. Тем
не менее исследователи данного направления опирались на существующие теоретические основания.
Так, Портер (Porter) в основу своей системы положил классификацию ответов терапевта, которые ранжировал в соответствии
со степенью ответственности, которую берет на себя терапевт в
ходе терапии, считая ее главной переменной терапевтического
процесса.
Система МакКлелланда была рассмотрена в разделе 1.4.2.
Система мотивации и конфликта – разработана Мюрреем для
изучения скрытой мотивации и конфликта в психотерапии под
влиянием психоанализа и теории научения. Его система категорий
анализа отражает состояния выражения потребности, тревожности
по поводу потребности, и состояния враждебности, вызванное
фрустрацией данной потребности. Рассматривались такие мотивационные потребности как сексуальные, потребности в любви, зависимость, независимость и неспецифические потребности. В ходе
анализа так же фиксировался объект потребности, т. е. личность,
на которую направлена любовь либо ненависть. Мюррей так же
разрабатывает систему категорий анализа поведения терапевта,
опираясь на работы Долларда и Миллера. Высказывания терапевта
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
классифицировались согласно активности-пассивности позиции и
функции его высказывания, которая могла принимать форму награды, наказания, ярлыка, дискриминации, обобщения, инструкции, касающейся свободных ассоциаций, приказаний или проб.
Система Мартиндейла «The Regressive Imagery Dictionary»
(Регрессивный образный словарь). RID состоит из примерно
3200 слов, разбитых на 29 категорий первичных процессов познания, 7 категорий вторичных процессов познания и 7 категорий
эмоций. РИД – это кодировочная схема контент-анализа, разработанная для измерения первичного, т.е. концептуального мышления
(мартиндейл). Концептуальное мышление абстрактно, логично,
ориентировано на реальность и нацелено на решение проблем. А
первичное мышление ассоциативно, конкретно и мало заботится о
реальности. Этот тип мышления имеет место в фантазиях, мечтаниях и снах. Подсчитывается встречаемость категорий и конечный
результат состоит из процентов слов в документе, которые относятся к каждой из категорий. Затем результат может быть подвергнут статистическому анализу.
Эти категории были выведены из теоретической и эмпирической литературы, посвященной регрессивному мышлению. Основанием для применения контент-анализа является то, что психологический процесс будет отражаться в содержании текста. Например, чем более первичен мыслительный процесс, лежавший в
основе написания текста, тем меньше в нем будет абстрактных
слов и больше слов, ориентированных на потребность и ощущение. Следует отметить, что взгляд на регрессивное познание, на
котором базировался данный словарь, не является узко психоаналитическим, но ближе к воззрениям Вернера и Гольдштейна. Таким образом, конструкт, измеряемый словарем, может быть назван
недифференцированным мышлением с тем же успехом как регрессивным или первичным процессом. Поэтому используются термины концептуальное, т.е. первичное (primordial) мышление.
Система Снайдера (Snyder). Эта система считается наиболее
влиятельной среди первых контент-аналитических систем. В своей
классификационной системе Снайдер использовал модифицированные категории Портера, отражающие технику, которую использует терапевт: переформулирование содержания, уяснение чувств,
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интерпретация, структурирование, наводящие вопросы, внушения,
убеждения, одобрение, неодобрение.
Ответы клиента классифицировались по следующим направлениям: проблема, простые реакции (вопросы, ответы, принятие,
несогласие), инсайт, планы. Подобно Портеру, Снайдер считал, что
мера ответственности, которую берет на себя терапевт, является
важнейшей переменной поведения терапевта. Ответы клиента в
системе Снайдера помечались как «обсуждение проблемы» или
«демонстрация понимания». В течение терапии категории проблемы доминируют вначале, а категории инсайта и планирования – в
конце.
В системе Каррена (Curran) разрабатывался детальный анализ
единичного случая. Автор классифицировал проблемы, обсуждаемые клиентом на психотерапевтической встрече. В классификацию
включались: враждебность, зависимость, уязвимость, несчастье,
конфликт, растерянность, разобщение, мечты, чувство неполноценности, секс, греховность, младший брат, школьная работа и
война. Отличие работы Каррена от других исследований состоит в
том, что предшествующие авторы лишь отмечали, говорит ли клиент о проблеме либо о чем-то другом. Каррен же описывает содержание проблемы, то, о чем говорит клиент.
D. R. Q (Dicomfort-Relief Quotient). Коэффициент облегчениядискомфорта
Данная система была создана в русле бихевиористкой теории,
утверждающей, что ответы побуждаются силой драйва и подкрепляются редукцией силы драйва.
В ходе успешной психотерапии клиент обучается новому поведению, данный процесс сопровождается редукцией силы драйва.
Руководствуясь этими теоретическими установками, Dollard и
Mowrer разработали систему измерения развития потребности
(драйва) клиента. Они классифицировали ответы клиента как слова
выражающие драйв, подкрепление или нейтральные. В соответствии с этим, высказывания делились на выражающие дискомфорт
(терпение, напряжение, боль, несчастье), облегчение (комфорт,
удовольствие, наслаждение и пр.), либо нейтральные. Коэффициент D. R. Q. есть отношение числа слов, выражающих дискомфорт,
к общему числу слов, выражающих дискомфорт и облегчение.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
D. R. Q. как и другие методы контент-анализа в терапии являются показателем успешности терапевтического процесса.
PNAvQ (Positive – Negative – Ambivalent Quotient). Коэффициент Позитивности – негативности – амбивалентности.
Независимо от D. R. Q. Рэйми (Raimy) разрабатывалась данная
шкала. Она сильно походит на предыдущую, как и D. R. Q. данный
метод фиксирует позитивные и негативные эмоциональные реакции клиента. Она отличается от D. R. Q. фокусировкой внимания
на высказываниях о себе (D. R. Q. включает в анализ все высказывания).
CCRT (Core Conflict Relantionship Theme). Центральная конфликтная тема взаимоотношений.
Метод разработан Люборски и позволяет выявить и проанализировать центральный паттерн, сценарий или схему, которые человек реализует в своих взаимоотношениях с окружающими. Объектами этого анализа являются эпизоды взаимодействия (relation, relationship) пациента, извлекаемые из материалов психотерапевтических сеансов. Эпизод взаимодействия – это часть
терапевтического сеанса, выраженная как относительно дискретный эпизод в рассказе пациента об отношениях с другими людьми
или с самим собой. Выделение из рассказов центральной темы
происходит в два этапа:
а) выявление и идентификация рассказов (называемых эпизодами взаимодействия),
б) анализ эпизодов взаимодействия и выделение из них темы
центрального конфликта отношений.
Затем несколько экспертов, на основе психодинамических теорий, усматривают в дискурсе пациента темы «желаний», образующих внутренний конфликт. В ряду таких «желаний» эксперты выделяют, например, следующие: «делать по-своему, противостоять
давлению близких», «не обижать других, выполнять их ожидания»,
«сближаться с людьми, общаться и делиться» и т. п. Как формулировки тем, так и количество суждений, относящихся к ним, существенно варьируются у разных экспертов, так же и длина анализируемых фрагментов меняется от одной фразы до целого абзаца, состоящего из нескольких предложений.
Кроме того, как отмечает М. Хоровитц, метод CCRT «предполагает стабильность состояний, и единый взгляд на Я, ... и не учи34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тывает в достаточной мере того, что ядерный набор конфликтов
может принимать разные формы в зависимости от состояния психики пациента».
Этот недостаток М. Хоровитц попытался учесть в своей методике RRMC (Role-Relationships Models Configuration – Модели
конфигурации ролевых отношений). К уже существующим элементам модели CCRT были добавлены новые: черты роли и характеристики Я и других. По мнению автора «это отражает множественность схем Я, каждая из которых встроена в схематизированное
отношение к другому человеку или людям». В новой модели
(RRMC) всевозможные вербальные проявления пациента относились к четырем «квадрантам»: «проблематичная», «адаптивная»,
«пугающая», «желаемая» модели ролевых отношений.
Однако это усложнение вызвало большую неоднозначность
критериев оценки и, как следствие, значительное рассогласование
в мнениях экспертов. Как отмечает сам автор, оценка надежности
шкал показывает низкие результаты.
Признавая важность и ценность рассмотренных систем как несомненных признаков движения психотерапии в сторону большей
проверяемости суждений, следует все же отметить: во-первых, недостаток четкости в критериях выделения тем. Такой подход затрудняет количественную обработку собственно текста испытуемого, и ведет к тому, что он постепенно вытесняется из анализа
конкурирующими мнениями экспертов по поводу ситуации пациента. Во-вторых, в представленной литературе нам не удалось найти указаний на то, что при анализе психотерапевтических бесед
как-то учитывается активность психотерапевта. Между тем, очевидно, что содержание такой беседы есть продукт взаимодействия
двух людей и без учета активности одного из них результаты не
будут валидными. Очевидно, что вопросы психотерапевта бессознательно носят отпечаток его личных интересов, установок, актуальных переживаний, контрпереносов и т. п., которые в свою очередь могут отвлечь пациента от интересующих и значимых для него тем, либо инициировать желательные для терапевта ответы.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.7. Определение актуальных содержаний
психики методом анализа интервью
Выявление наиболее актуальных содержаний психики, их
взаимодействие, характер связанности друг с другом, их соподчинение может использоваться в самых разных областях психологии.
Под актуальными содержаниями психики нами понимаются любые
феномены внешнего и внутреннего мира человека, наиболее значимые для него в данный момент времени. Актуальность этих содержаний может существенно изменяться с течением времени, отражая изменения картины мира субъекта.
Одним из наиболее адекватных методов доступа к различным
содержаниям психики является анализ речевой продукции человека. Речевая продукция порождается в определенной социальной
ситуации, которая более или менее жестко структурирована. Наименее жестко структурированной для порождения речи является
ситуация свободного ассоциирования, наиболее жесткая форма –
вынужденный выбор, как это имеет место в опросниковых методиках. В этом континууме среднее положение занимают проективные
тесты и метод интервью.
Метод интервью широко используется как в фундаментальных, так и в прикладных исследованиях. По сравнению с опросниковыми и экспериментальными тестовыми методиками он обладает более широкими возможностями в оперативной коррекции направленности сбора информации. Если в опросниковых и
экспериментальных тестовых методиках пункты заранее определены и не могут быть изменены, то в интервью исследователь всегда
может задать уточняющий вопрос и скорректировать направление
беседы. Эти особенности делают интервью незаменимым на стадии поисковых и пилотажных исследований. При анализе уникальных случаев метод интервью так же является одним из ведущих способов сбора информации.
Однако метод интервью подвержен действию ряда факторов,
понижающих валидность получаемых результатов и выводов.
1. Одним из таких источников является неравномерность распределения интереса интервьюера к различным темам. Это приводит к тому, что в дискурсе респондентов преобладают суждения на
темы, о которых их больше всего спрашивают. При этом вывод
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
экспертов основывается на ответах респондента, однако активность интервьюера не учитывается.
2. Следующим источником снижения валидности при анализе
интервью может выступать субъективность экспертной оценки
«важности» содержаний в речи респондента. Интервьюер и эксперты придают различную значимость суждениям респондента,
что приводит к субъективности и произвольности трактовок, основанных на качественном анализе дискурса.
3. Наконец, как было указано выше, при рассмотрении контент-аналитических систем для анализа психотерапевтических сеансов значительную угрозу валидности данного метода представляет субъективность в отнесении суждений к темам.
Целью исследования, проведенного Г.Ю. Малковой явилась
разработка методики анализа интервью, позволяющей контролировать перечисленные выше источники, понижающие его валидность. Иными словами, добиться более строгого описания интервью путем введения формальных коэффициентов, оценивающих
его параметры. Обеспечить возможность статистической значимости выводов, относящихся к уникальным случаям.
В рамках поставленной цели были сформулированы следующие задачи:
1. Разработка формальных средств, позволяющих учитывать
роль вопросов интервьюера в содержании дискурса респондента.
2. Предложить способы оценки актуальности различных содержаний психики респондента вне зависимости от мнения экспертов.
3. Найти критерии, позволяющие оценивать меру связанности
тематических блоков между собой.
Исследование проводилось на базе НЦПЗ РАМН в 2001 –
2002 гг. и явилось ответом на запросы психиатрической и психотерапевтической практики. В это время в Отделении пограничной
психопатологии НЦПЗ было начато широкомасштабное исследование взаимодействия ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство) и эндогенных психических расстройств (МДП, циклотимия и шизофрения).
В исследовании приняло участие 96 испытуемых: 58 женщин,
38 мужчин; средний возраст 42,4 года. Все пациенты прослежены
катамнестически. У всех испытуемых было диагностировано
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПТСР, коморбидное либо одной из форм шизофрении (n=74), либо
МДП (n=5), либо циклотимии (n=17).
Согласно МКБ-10, у этих заболеваний имеется ряд общих
симптомов (депрессия, тревога, диссоциация и др.) и ряд специфичных только для них (например, интрузивные воспоминания
травмирующих событий для ПТСР; специфические расстройства
мышления, навязчивости, ипохондрия, тоска, витальные и соматовегетативные нарушения для эндогенных расстройств).
При выборе наиболее адекватной терапии таких сложных заболеваний врачи и психологи столкнулись с проблемой определения динамики их течения. Сложность этих случаев обусловлена
наличием общих симптомов. Например, диагностировав депрессивное состояние у больного шизофренией, перенесшего психологическую травму, невозможно точно сказать, является ли это состояние следствием травмы, либо вызвано еще чем-то, например,
сезонными изменениями аффективной сферы.
Существующие психологические и клинические методики позволяют диагностировать лишь наличие тех или иных симптомов,
но не способны определять, чем они вызваны. Таким образом, информация о причинах актуального состояния больного может быть
получена только посредством сбора анамнеза, т. е. интервью врача
и пациента. При анализе этого интервью врач-психиатр неизбежно
сталкивается с описанными выше факторами, понижающими валидность этого метода.
Поэтому была поставлена задача разработать методику анализа интервью, которая позволяла бы доказательно судить о преобладании того или иного симптомокомплекса, основываясь на его
представленности в речи больного. Такая методика должна обеспечивать возможность статистической проверки гипотез путем
введения формальных коэффициентов, описывающих речевую
продукцию.
При разработке методики основным положением было, что
наиболее часто встречающиеся в тексте темы имеют наибольшую
актуальность для говорящего.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Поэтому содержательный анализ полученного текста состоял в
отнесении суждений1 к заданным темам, затем производился подсчет частоты встречаемости интересующих тем. Вывод об актуальности делался на основании сопоставления этих частот.
Однако положение о том, что наибольшая частотность темы
свидетельствует о большей актуальности содержания, имеет два
исключения:
1) сознательное сокрытие каких-либо содержаний от собеседника,
2) психологическая защита от травмирующих содержаний.
Эти особенности учитывались при разработке методики и были предложены критерии, способствующие их обнаружению. Сам
по себе факт психологической защиты от определенных содержаний свидетельствует об их актуальности для говорящего, однако, в
этом случае критерием является количество уходов от заданной
темы, незаконченных суждений, молчаний.
Процедура обследования и сбор данных
Методика применялась к пациентам, прошедшим первичное
консультирование при госпитализации, где устанавливалось наличие у них как ПТСР, так и эндогенного заболевания. В дальнейшем
полный сбор анамнеза проводился врачом и фиксировался на диктофон с последующей расшифровкой. Отнесение суждений к той
или иной теме осуществлялось на основе согласия трех экспертов,
врачей-психиатров, руководствовавшихся критериями МКБ-10.
Категории речевой продукции.
В структуре суждений респондента выделяются следующие
категории:
1) ответы на вопрос,
2) спонтанные переходы к другим темам,
3) отсутствие ответа.
Определение актуальности тем.
Данная методика может применяться в тех случаях, когда темы заранее установлены и существуют четкие критерии отнесения
суждений к этим темам. Остальные суждения, не относящиеся к
1
Под суждением понималась любая связка субъект–предикат. Незаконченные высказывания типа «вообще-то я…», «один раз мама… э-э-э …» суждениями не считались, а классифицировались как отсутствие ответа на вопрос.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
заданным темам, попадают в категорию «прочие» и рассматриваются для определения общей речевой активности респондента.
Актуальность тем, насколько они представлены в сознании
респондента, предлагается регистрировать, отмечая число:
1) развития соответствующих тем,
2) спонтанных переходов к темам.
Соответственно могут быть введены два коэффициента актуальности содержаний:
АР – коэффициент актуальности развития и АП – коэффициент актуальности переходов.
Обычно на вопросы, относящиеся к более интересующим темам, даются развернутые ответы со значительным количеством
суждений. Нейтральные темы подвергаются умеренному развитию
в зависимости от индивидуальной речевой активности. Поэтому
АР может быть рассчитано как отношение количества суждений
респондента к количеству вопросов интервьюера по данной теме.
Соответственно чем выше коэффициент АР, тем больше суждений
в среднем приходится на один вопрос.
Значимость определенных тем для респондента проявляется
также в спонтанных обращениях к этим темам. Однако само по себе количество переходов может определяться индивидуальным
стилем человека (например, частые перескакивания с темы на тему, свойственное людям в состоянии мании). В силу этого, для определения значимости темы важно учитывать также количество
уходов от данной темы.
АП определяется отношением числа переходов к данной теме
к числу переходов от данной темы. Другими словами, для определения актуальности темы, число переходов к данной теме нужно
делить на число переходов от данной темы.
АП=(→А)/(А→).
Анализ связанности тематических блоков.
Большую роль в исследовании речевой продукции имеет связь
тем между собой. Для оценки меры этой связи могут использоваться некоторые коэффициенты, построенные на подсчете переходов в рамках ограниченного набора тем. Прежде всего, это коэффициент взаимосвязи тематических блоков (КВ), определяющий
актуализацию друг друга двумя тематическими блоками.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
КВ = (А→В)+(В→А)
(А→¬В) +(В→¬А).
где А→В, В→А – взаимные переходы от А к В и от В к А;
(А→¬В), (В→¬А) – переходы от А и В к прочим содержаниям
(к «не-А» и к «не-B»).
Значение коэффициента КВ может быть сведено к процентному отношению и оценено с помощью статистики 2arcsin√p (угловое преобразование Фишера).
При этом возможна неравномерность тем в отношении взаимной актуализации. Например, одна тема стабильно вызывает переход к другой, но обратный процесс наблюдается очень редко. Для
оценки преобладающего направления актуализации (НА) темы
можно подсчитать отношение:
НА=(А→B)/(B→А).
Идентификация психологических защит.
Критерием проявления психологической защиты в речи, со
времен Фрейда, введшего это понятие, считается молчание или
уход от темы.
В данной методике для определения психологической защиты
от нежелательных тем учитывались следующие параметры:
– молчание (пауза, длящаяся до следующей реплики интервьюера),
– эмоциональные реакции вместо содержательного ответа
(плач, смех и подобные реакции, прерывающие содержательное
общение),
– уход от вопроса (прямой отказ отвечать или инициация другой темы, в частности, ответ вопросом на вопрос, за исключением
вопросов-уточнений),
– краткие ответы (например, «не знаю», «не помню», «не уверен», «не думал об этом» и т. д.),
– отсутствие спонтанных переходов к данной теме.
В целом для психологических защит свойственны минимальный коэффициент актуальности развития тем (АР), зачастую
меньше 1, и невозможность вычисления коэффициента актуальности переходов (АП) ввиду отсутствия переходов к этим темам.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Общая речевая активность.
Давно замечено, что объем речевой продукции тесно связан с
состоянием говорящего. Действительно, мы наблюдали существенные изменения речевой активности у одного и того же человека
в зависимости от его состояния. Причем состояние подъема сопровождается увеличением речевой продуктивности, в то время как в
состоянии подавленности речевая активность угнетена.
В качестве показателя общей речевой активности может служить усредненный коэффициент актуальности развития (УАР). Он
рассчитывается как отношение общего количества всех суждений
респондента к количеству всех задаваемых ему вопросов.
По предварительным данным в депрессивных состояниях этот
коэффициент не превышает 2,5; при значениях коэффициента
больше 6 можно говорить о состоянии возбуждения.
Для оценки актуальности какой-либо темы в общем контексте
беседы показательным является соотношение УАР и АР анализируемой темы. Если АР превышает УАР, то это может свидетельствовать, что данная тема является одной из наиболее актуальных
для обсуждения.
Предложенная методика позволяет проконтролировать источники снижения валидности, сопровождающие экспертные заключения. В частности, неравномерность распределения интереса интервьюера к различным темам контролируется с помощью коэффициента актуальности развитий (АР), в котором учитывается
соотношение вопросов интервьюера и ответов респондента.
Анализ переходов фиксирует спонтанную смену направленности сознания респондента. Коэффициенты актуальности переходов
(АП), взаимосвязи тем (КВ) и преобладающего направления актуализации (НА) дают возможность более детально проанализировать
взаимодействие тем и тематических блоков в психике респондента.
Эти коэффициенты помогают существенно формализовать область экспертных оценок речевой продукции, сделать ее результаты более доказательными посредством применения статистических
процедур оценки значимости различий.
При применении данной методики элемент произвольности
остается лишь на уровне отнесения суждений к темам. Для его
контроля можно предпринять «наложение» суждений различных
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
экспертов друг на друга и ограничить анализ теми суждениями,
которые всеми экспертами были отнесены к данным темам.
Однако представляется, что сам по себе феномен «темы» разговора возникает лишь в социальном взаимодействии и является
одним из способов конструирования социальной реальности. Поэтому предложенная методика фиксирует социальную природу
феномена темы и позволяет объективировать данные, исходя из
целей исследования.
Таким образом, данная методика была разработана в ответ на
непосредственный запрос психиатрической практики. Проблема
заключалась в анализе взаимоотношений и взаимодействий актуальных содержаний психики, определение которых являлось ключевым для постановки диагноза и назначения терапии.
Однако представляется, что предложенные формальные коэффициенты могут применяться также и за рамками клинической
практики, поскольку никак специфически не связаны с содержанием анализируемых тем. Фактически, эти коэффициенты могут
применяться в любой области знания, где используется метод интервью и имеются критерии для выявления содержательных единиц. Они контролируют следующие факторы, понижающие валидность экспертных заключений, сделанных на основе интервью:
1. Контроль активности интервьюера с помощью коэффициента АР позволяет в существенной степени абстрагироваться от тех
установок, интересов и предпочтений, которые были у интервьюера во время получения вербального материала, и тем самым, корректировать экспертное заключение.
2. Учет спонтанных переходов респондента к различным темам позволяет корректировать предвзятость экспертов в оценке
важности и не важности затрагиваемых респондентом тем.
3. Предлагаемые коэффициенты позволяют продвинуться вперед в решении проблемы статистической обоснованности выводов
при анализе уникальных случаев.
1.8. Две модели компьютерного контент-анализа
Как отмечает один из наиболее авторитетных специалистов в
данной области Р. Хогенраад: «В течение последних 50 лет основное направление компьютеризированного контент-анализа было
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сфокусировано больше на слове как основной единице анализа
(Perry and Kent, 1958), (Péladeau, 1998), (Sammet, 1969), (Stone,
1997), (Stone et al., 1962), чем на предложении (Gottschalk, 1997)
(Gottschalk and Bechtel, 1982), семантических структурах (Roberts,
1997) или лингвистических нейронных сетях (Carley, 1994). Это не
означает, что другие направления контент-анализа менее интересны, чем слова. Эта тенденция предпочтения слова как первичной
единицы анализа обусловлена тем, что системы, основанные на
поиске слов, дают наиболее широкие возможности применения,
позволяют обрабатывать огромные массивы текста и не препятствуют развитию на своей основе также и других методов» (Hogenraad, et al. 2003).
В только что цитированной работе, посвященной современным
подходам к компьютерному контент-анализу, Хогенраад с соавторами выделяют две основные парадигмы, существующие в данной
области. Первая, в которой производится замена слов в тексте категориями (модель подстановки), и вторая, в которой происходит
поиск кластеров слов, относящихся к определенным темам (так называемая «корреляционная» модель).
В рамках первой модели подстановки словам, имеющим нечто общее в значении, дается определенный код. Например, река,
озеро, канал относятся к водоемам. Таким образом, эти слова могут быть одинаково кодифицированы в тексте. Их появление будет
рассматриваться как представленность в данном тексте категории
«водоемы». Далее анализ сводится к подсчету частот встречаемости различных категорий в различных текстах. Исследование с
применением этого рода контент-анализа может строиться как
эксперимент, основанный на сравнении двух или более групп текстов. Например, принадлежащих мужчинам и женщинам, или порожденных одним человеком в различные периоды жизни и т. п.
В свою очередь, корреляционная модель основана на представлении о том, что ассоциации, существующие между словами,
позволяют получить информацию о паттернах распределения тем,
возникающих по мере разворачивания текста. Основной мотив
развития корреляционной модели в том, что обращаться с текстом
следует в его же собственных терминах, а не в терминах кодов, которые являются общими для всех текстов. Она противопоставляется модели подстановки, которая, изымая слова из контекста, из то44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го, что придает им значение, полагает, будто код и слово могут
быть неизменно связаны на протяжении всего текста.
Хогенраад с соавторами (2003) так излагает процедуру корреляционного анализа.
В поиске корреляций между словами первый шаг – собрание
всех слов с частотой выше определенного уровня и очистка этого
списка от всего, что не является содержательным словом.
На втором этапе все слова, оставшиеся на первом, кросскореллируются, значимые взаимные корреляции затем возводятся
в степень, обычно в пятую, и в то же время незначимые корреляции приравниваются нулю.
Такая трансформация поддерживает значимые корреляции на
высоком и относительно высоком уровне и одновременно усиливает уменьшение более низких.
Этот алгоритм был предложен Айкером (Iker 1974a, 1975) в его
системе WORDS system (Iker and Klein, 1974) и позже воспроизведен в системе PROTAN. На третьем и последнем шаге наиболее ассоциативно богатые слова, возникающие на предыдущем шаге, подвергаются процедурам факторного или кластерного анализа.
Обе модели основываются на словарях, разработанных на основе наиболее частотных слов. Примерами таких словарей являются:
– «Регрессионный образный словарь» (Regressive Imaginary
Dictionary) Мартиндейла,
– «Стендфордский Политический словарь» (Standford Political
Dictionary) Сарис-Галлхофера и Холсти,
– «Словарь эмоций» (Dictionary of Emotions) Висселлес,
– «Мотив Достижения, Власти и Аффилиации» (Motive
Achievement, Power and Affiliation) МакКлелланда и Уинтера.
При этом распределение категорий, меняющиеся отношения
между ними практически не рассматриваются. Между тем, поразному распределенные в тексте семантические категории могут
отражать и различия в психическом состоянии автора, хотя бы количество слов, относящихся к этим категориям, в сумме было одинаково.
Резюмируя вышесказанное, необходимо отметить существенные минусы обеих моделей. Подходы, основанные на вычислении
близости слов друг другу, уязвимы со стороны таких явлений языка, как омонимия и синонимия. Одно и то же семантическое значе45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние может быть выражено несколькими чередующимися в тексте
словами, литературный стиль даже требует избегания, чрезмерного
повторения. Соответственно, все эти синонимы могут либо вообще
не попасть в число наиболее частотных слов, либо не дать значимых корреляций.
Во втором подходе корреляции выявляют тенденции к сближению или удалению слов в корпусе текстов, что, однако, не всегда отражает действительную совместную встречаемость слов в
тексте.
Таким образом, обе рассмотренные модели страдают рядом
недостатков. Если в первой модели не уделяется внимание расстояниям между словами, их распределению и связи между собой
(как внутри категорий, так и между ними), то вторая модель вообще отказывается от какой-либо априорной группировки слов по их
значениям, что существенно ограничивает ее возможности.
Тема 2. Мотивационный анализ
Экспертная система ВААЛ (http://www.vaal.ru). позволяет
проводить автоматизированный анализ текста с нескольких различных по сути, но дополнительных к друг другу по содержанию,
позиций. Пользователь системы может сам определить, какие из
возможных критериев стоит использовать для решения стоящих
перед ним задач.
Различные блоки анализа текстов в ВААЛ являются специфическими и независимыми друг от друга системами классификаций
лексических и грамматических форм; совместная интерпретация
категорий из различных блоков анализа авторами не предусматривалась, но не отвергается, техническая возможность предоставлена
и остается личной прерогативой каждого легального пользователя.
В ВААЛ-2000 пользователь может сконструировать свои
собственные или воспользоваться следующими блоками критериев анализа текста:
1. Психиатрический анализ (диагностика акцентуации).
2. Психоаналитический анализ.
3. Мотивационный анализ.
4. Эмоционально-лексический анализ.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. Диагностика мета-программ.
6. Фоно- и цветосемантический анализ.
Категории психиатрического анализа атрибутируют текст (как
целое) по соответствию текстам лиц с той или иной акцентуацией.
В ВААЛе реализована диагностика паранояльной, демонстративной (истероидной), депрессивной, возбудимой и гипертимичной
акцентуаций.
Категории психоаналитического анализа оценивают выраженность в тексте слов, относимых к сексуальной символике (по
З.Фрейду), архетипам (по К. Юнгу) и выражению агрессивности.
Категории мотивационного анализа определяют выраженность
в тексте предикатов мотивации в соответствии с традиционными
категориями мотивационных ТАТ (потребность, мотив, валентность, инструментальная деятельность) с группировкой по четырем группам мотивов: физиологические, достижения, власти и аффиляции.
Категории эмоционально-лексической оценки позволяют выявить эмоциональную насыщенность и структуру оценки по
15 эмоционально-оценочным критериям, выделяемым и наиболее
значимым в российской культуре.
Категории диагностики мета-программ включают в себя оценку выраженности каналов репрезентации; субъективную организацию пространства, времени и движения: категории сравнения; логических операций; причинно-следственную и «свой – чужой» атрибуцию; определение «центра внимания».
Фоно- и цветосемантический анализ текста позволяет оценить
неосознаваемые эмоциональные компоненты текста и слова, сгенерировать искусственные слова с высокой коммуникативной эффективностью.
При необходимости пользователь может создать собственные
лексические и фонетические категории анализа и использовать их
отдельно или совместно с категориями, предлагаемыми ВААЛ.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Категории мотивационного анализа
Вряд ли найдется такая частная область,
которой бы не приходилось апеллировать
к эффектам мотивационных процессов,
хотя бы для того, чтобы задним числом
как-то объяснить неожиданные результаты.
Х. Хекхаузен,
«Мотивация и деятельность»
При всех разнообразных подходах к ответу на вопрос «Что
обозначает слово "мотивация"?» за последнее столетие сформировалось некоторое общее согласие по поводу того, о чем же именно
спрашивают. Под словом «мотивация» понимают совокупность
«целей, причин и форм деятельности» человека.
В структуре мотивации выделяют следующие составляющие:
• Потребность – внутренняя сила индивида, побуждающая к
осуществлению качественно определенных форм активности (деятельности), необходимых для сохранения и развития.
• Мотив – цель («материальный или идеальный предмет»), которая побуждает и направляет на себя деятельность индивида и
ради которой деятельности осуществляется.
• Инструментальная деятельность – конкретные действия
(физические или ментальные) индивида по удовлетворению потребности.
• Эмоции – непосредственное переживание значимости действующих на индивида явлений и ситуаций для осуществления его
деятельности («состояние»), прогноз результатов деятельности
(«ожидания») и оценка личности, деятельности или результатов
деятельности другими людьми («оценка»).
• Валентность – критерии описания ситуации деятельности,
влияющие на саму возможность осуществления деятельности.
Категории потребностей
Потребности – «внутренние силы, побуждающие к осуществлению активности» – можно разделить на «внутренние», «внешние» и «факторы времени».
«Внутренние» потребности («желания») являются результатом собственных желаний и потребностей индивида. Они проявляются в использовании таких слов как «воля», «жажда», «желать», «хотеть» и т. д.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Внешние» потребности («обязательства») являются результатом влияния на индивида обстоятельств, обязательств, других
людей и т. д. Они проявляются в использовании таких слов как
«долг», «необходимость», «обязательство» и т. д.
Категории мотивов
Существующие системы классификации мотивов выделяют от
двух до 30 и более мотивов, выделяемых по самым разным критериям. Для нашей задачи требовалось создание такой классификации, вхождение в категории которой для слов русской лексики было бы однозначным.
В нашей классификации существует всего четыре группы мотивов: «достижения», «власть», «аффилиация» и «физиология».
Мотив «достижение»
К категории «достижения» относятся слова, указывающие на
выполнение деятельности, направленной на достижение и номинализации, относящихся к деятельности (сделать, понять, план, задача и т. д.).
К категории «достижение» относятся слова, положительно
формулирующие цель деятельности (решение, искать, успех, действовать); к категории «неудача» – негативно формулирующие
цель деятельности (ошибка, бедствие, неудача, избегать), а также
слова, относящиеся к субкатегории «достижение» с негативным
предлогами и приставками (не, нет).
Мотив «власть»
К категории «власть» относятся слова, описывающие установление, поддержание или восстановление своей власти,
т. е. своего воздействия, контроля или влияния на другого человека, группу людей, мир в целом. К таким типам действий относятся:
нападение, атака, погоня или поимка, словесные угрозы, оскорбления, обвинения и упреки, сексуальная эксплуатация, преступления;
достижение или демонстрация превосходства, использование слабости других; оказание помощи, содействия, совет или поддержка;
действия по контролю посредством управления поведением, условиями жизни, сбора информации; описание влияния, уговоров,
убеждения, подкупа, спора и доказательства; действия по демонстрации себя с целью произвести впечатление на других; финансовая
терминология. Кроме действий, к категории «власть» относятся
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
номинализации власти, государства, армии, юриспруденции, менеджмента, сферы денег.
Выделяются следующие категории власти:
• Действия власти» – номинализации действий власти (война,
революция, бой) и собственно действия власти (позволить, требовать, выступать), не входящие в другие категории.
• «Статус власти» – номинализации государственной, военной, духовной, моральной и других форм власти (бог, закон, генерал, президент, священник, подвиг, авторитет); характеристики
значения (великий, важный, известный); статусные действия (называться, означать).
• «Помощь» – номинализации и действия помощи (просить,
помочь, совет, жалеть) и обучения (учитель, учить, научить).
• «Эффекты власти» – номинализации и действия, описывающие действия, направленные на получение реакций (угроза,
отмечать); реакции на действия власти (признать, благодарить);
действия, демонстрирующие власть адресата (жаловаться); реактивные действия власти (сердиться, засмеяться, признать).
• «Деньги» – номинализации (деньги, богатство), характеристики (богатый) и действия (оценить), связанные с функциями денег как всеобщего эквивалента и средства накопления, но не платежа (купить, покупать – инструментальная деятельность, но
«подкупить» – власть).
В мотиве власти также выделяют субкатегории «желание власти» и «страх власти» («положительные» и «отрицательные»
для категории «эффекты власти» соответственно). В независимости от субкатегории к «желанию власти» относятся все слова, относящиеся к действиям и номинализациям власти; к категории
«страх» относятся реакции на действия власти, демонстрация власти адресата, реактивные действия власти, категории «желания
власти» с негативными предлогами и приставками (не, нет).
Мотив «аффилиации»
К мотивации аффилиации относятся слова, описывающие поиск дружеских связей (дружба), общения с другими (беседа), социальную кооперацию (вместе), любовь, присоединение к группе
(знакомый).
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выделены следующие категории:
• «Отношения» – номинализации и действия понятий общения
(любовь, дружба, обида, игнорирование и т. д.), содержащих параметр эмоциональной оценки субъектов общения друг с другом.
• «Общение» – номинализации и действия общения, не содержащих впрямую эмоциональных оценок субъектов друг другом
(гость, общение, знакомиться, общаться и т. д.).
• «Кооперация и присоединение к группе» – номинализации
и действия совместной деятельности (вместе, сотрудничество, союзный и т. д.).
Некоторые слова, содержащие ярко выраженный эмоциональный компонент оценки события или объекта, атрибутированны
также по двум субкатегориям: «надежда на поддержку» (улыбнуться, доверие) и «страх отвержения» (переругаться, игнорирование).
Категории инструментальной деятельности
Различные глаголы и номинализации рутинных действий, не
несущих мотивационных смыслов, но описывающие способы достижения целей, объединены в следующие категории:
• «Движение» – слова, описывающие все виды самостоятельного физического движения объекта (идти, бежать, появиться
и т. д.).
• «Перемещение» – слова, описывающие виды действий, связанных с приданием движения внешним объектам (дать, взять, кидать, нести) или действия с двигающимися объектами (принять,
остановить).
• «Манипуляции» – слова, описывающие рутинные действия
(работать, заниматься, писать, тронуть, вытирать и т. д..) и события
с материальными объектами (гореть, испортиться и т. д.).
• «Ментальные операции» – слова, описывающие действия
размышления и других операций обработки информации.
• «Восприятие» – слова, описывающие процессы восприятия.
• «Коммуникация» – слова, описывающие процессы коммуникации, трансляции информации.
В категориях «движение» и «перемещение» выделяются пространственные субкатегории: место (стоять), «через» (идти),
«вверх» (поднимать), вниз (опускать), внутрь (наполнять), вовне
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(выпускать), к (приближаться), от (удаляться), никуда (терять), ниоткуда (явиться), реверс (вернуться), сторона (обойти).
Слова, относящиеся к категориям «ментальные операции»,
«восприятие» и «коммуникация», обязательно относятся к одной
из категорий репрезентации (слух, зрение, кинестетика или рациональной).
Эмоции
Эмоциональный контекст деятельности описывается людьми
не только через использование соответствующих собственно эмоциональных (радость, радостный, грусть, грустный), но и «общеоценочных» (хорошо, плохо) слов. Также эмоциональный контекст
задается номинализациями, используемыми для называния других
участников ситуации. Строго говоря, использование эмоциональных слов для описания ситуации (события) является следствием
проекции и антропофикации самой ситуации (т. е. рассматривание
ситуации как субъекта самой себя, типичная фраза: «Ситуация развивалась сама по себе»), предметов, природных явлений и т. д., так
или иначе считающихся важным и говорящим для описания ситуации. Соответственно, для выявления эмоционального фона ситуации необходим учет следующих групп слов:
1. Общеоценочные слова (хорошо, плохо, тяжело и т. д.).
2. Прилагательные и номинализации, используемые для описания и оценки человека, включая наиболее распространенные метафоры.
3. Глаголы, описывающие эмоциональные реакции человека.
В отличие от других мотивационных категорий, отнесение
конкретного слова к той или иной категории весьма затруднительно по многозначности большинства слов описания «эмоций». Кроме того, для описания эмоций больше подходит не «категоризационная» схема описания, а «континуальная», т. е. не отнесение слова к той или иной смысловой категории, а определение значения
слова на определенной смысловой шкале (как правило, биполярной, но не обязательно симметричной). В качестве таких «смысловых шкал» нами использовались 15 факторов, выделенных
А.Г. Шмелевым и В.И. Похилько (1982 – 1988, программа ТЕЗАЛ).
При таком подходе каждое слово оценивается по всем пятнадцати
шкалам, а «эмоциональный» профиль деятельности задается оценкой участников, их переживаниями, ожиданиями и т. д.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В качестве примеров в таблице представлены слова, имеющие
максимальные, минимальные значения по шкале («пример полюса»), и слова, которые по данной шкале имеют «нулевые значения»
(т. е. этот критерий к ним не применим). Использование факторной
модели избавило нас от введения многочисленных категорий (по
данным А.Г. Шмелева, их может быть не менее 112) и проблем,
связанных с известным сравнением «умных» и «красивых».
Смысловая шкала
Оценка эмоциональная
Оценка интеллектуальная
Активность
Пример полюса
(-)
Злой, бесчеловечный
Глупый, тупица
Апатичный
Сила эмоциональ- Небрежный
ная
Слабый, тряпка
Сила физическая
Раздражительность Покладистый,
спокойный
Наивный
Практичность
Нравственная
оценка
Ригидность
Лгун
Центр шкалы (0)
Говорун, конспиратор
Отщепенец, филантроп
Немилосердный,
противный
Отчаянный, кровосос
Жадина, циник
Безвольный, безгрешный
Бука, волокита
Бодрый, веселый
Соглашатель
Белоручка, бравый
Демонстративность Непритязательный Балбес, безграмотный
Волокитчик
Артистичный,
Деятельность
бандит
Раскрепощенный Бесконфликтный,
Скрытность
вор
Непритязательный Безудержный,
Эгоизм
ветреный
Наглый, невежли- Безответственный,
Утонченность
вый
бродяга
Типичный
Аккуратный, бесНеобычность
пощадный
Валентность
53
Пример полюса (+)
Добрый, сердечный
Думающий,
просвещенный
Оживленный
Обязательный
Сильный, боец
Невыдержанный
Опытный, практичный
Незапятнанный,
праведный
Неуступчивый
Избалованный,
капризный
Дельный, деловой
Нелюдимый
Гордец, самолюбивый
Изысканный,
музыкальный
Необычный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Валентность – критерии описания ситуации деятельности,
влияющие на саму возможность осуществления деятельности. Понятие было сформулировано в «теории поля» К. Левина и является
суммой внешних (например, физического расстояния, времени
ожидания и т. д.) и внутренних (например, эмоции) условий ситуации деятельности. «Отрицательная» валентность уменьшает активность по достижению цели, «положительная» увеличивает такие усилия.
В категорию «валентностей» включены «факторы времени»
(рано, поздно, вовремя), пространства (близко, далеко), прогноза
(убежденность, уверенность) и переживаний (страх).
Субкатегории валентности «отрицательная» и «положительная».
Тема 3. Интент-анализ
3.1. Интенция как выражение эмоциональноволевых проявлений личности
3.1.1. Контекст введения понятия интенциональности
Понятие интенциональности прочно вошло в категориальный
аппарат современной психологии и философии, интенциональность выступает не только как характеристика сознания, но также
описывает взаимоотношения между «человеческой реальностью»
и окружающим миром в экзистенциализме и при исследовании
«речевых актов» в аналитической философии. В феноменологии
сознание трактуется через его интенциональность (направленность
на объекты). В аналитической же философии и психологии долгое
время существовало предубеждение против использования «метафизических» понятий и считалось, что данный термин является
мало пригодным для логического анализа языка, исследования речевых процессов. С начала 60-х годов XX века понятие интенциональности начинает применяться в аналитических, а затем психологических и психолингвистических исследованиях. Это связано с
тем, что исследователи стали акцентировать свое внимание на изучении реальных условий функционирования речи и текста как ее
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
продукта, что приводит к необходимости анализа не только внутриречевого контекста, но и внеязыковых ситуаций, в которых осуществляются речевые процессы, и происходит порождение текстов. Актуальной задачей современной когнитивной психологии и
психолингвистики является изучение ментальных процессов, исследование когнитивных состояний людей, осуществляющих коммуникацию.
Термин «интенциональность» произошел от латинских понятий intentionalis и intentionalitas, а также от intentio, которое встречается в средневековой философии и переводится как «направлять
лук и стрелы на что-то». Аналогичное понятие, переводимое как
«устремленность на…», «внимание», «цель» встречается в арабоязычной философии в текстах Авиценны. По мнению П.С. Попова и
И.И. Стяжкина, самостоятельное учение об интенциональности
было разработано Дунсом Скотом.
Проблематика интенциональности сознания восходит к концепции Аристотеля, в частности его учению о сознании или «восприятии мимоходом». Так, в трактате «О душе» Аристотель поднимает вопрос о том, что человек может воспринимать собственное видение или слышание. Если человек воспринимает их в том
же смысле, в котором видит и слышит, то видение должно иметь
цвет, а слышание – звучать. Если же для их восприятия необходима какая-либо иная психическая деятельность, то помимо восприятия зрения должно быть восприятие восприятия зрения и так до
бесконечности. Аристотель ставит проблему, но еще не предлагает
ее продуктивного решения. В «Метафизике» Аристотель пишет:
«Однако, совершенно очевидно, что знание, чувственное восприятие, мнение и размышление всегда направлены на другое, а на себя лишь мимоходом». Данное положение Аристотеля Франц Брентано положил в основу своего учения об интенциональности сознания. Он полагал, что предметом сознания являются психические
акты или феномены сознания, противостоящие физическим феноменам.
В схоластике понятие интенции уточнялось, конкретизировалось и видоизменялось. Схоластика комментировала тексты Аристотеля и выступала источником формулировок у Франца Брентано. Так, Уильям Оккам выделил первичную и вторичную интенции, а также интенции воли (практические) и интенции разума
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(теоретические). К первичным интенциям относятся понятия,
сформулированные человеком. Такие интенции направлены на реально существующие вещи. С помощью вторичных интенций человек сопоставляет и анализирует объекты в своем разуме. Вторичные интенции направлены на первичные, интенциональность
определяется как рефлексия на отношение познания к познаваемой
вещи. Интенции воли выступают принципом нравственного действия. Интенции разума связаны с процессом познания, постижения
сути вещей.
Фома Аквинский полагает, что понятия и образы могут существовать только интенционально. Объекты же (оригиналы образов
и понятий) обладают реальным бытием. Интенции универсальны и
возникают благодаря деятельности разума.
Дюран де Сен Пурсен противопоставляет интенциональное и
реальное бытие. Объект интенционален, поскольку он получает
свое бытие только благодаря деятельности разума. Рене Декарт
также разграничивал субъективное существование идей в разуме
(действия разума) и объективное существование идей в разуме (то,
что представляется с помощью этих действий).
3.1.2. Феномены сознания как интенциональные
психические акты
В концепции интенциональности Франца Брентано анализ сознания основывается на понятии интенционального отношения.
Причем отношение Ф. Брентано понимает как психическую связь
сознания с объектом, а не как отношение между двумя вещами. Ф.
Брентано определяет сознание как самодостаточную субстанцию.
Оно выводимо из самого себя, причина его существования содержится в нем самом. Психические феномены особым образом связаны с объектами. Эту связь Ф. Брентано обозначил термином «интенциональность». Ф. Брентано подчеркивает, что такое свойство
сознания, как интенциональность дает возможность изучать сознание вне зависимости от его внешних связей и отношений. Наиболее значимым является то, каким образом сознание устанавливает
связь с объектами и явлениями окружающей человека действительности, а не то, что находится вне его. Ф. Брентано дает следующее определение интенциональности в «Психологии с эмпирической точки зрения»: «Всякий психический феномен характе56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ризуется тем, что средневековые схоластики называли интенциональным… существованием предмета (внутри переживания) и что
мы – хотя и в несколько двусмысленных выражениях назвали бы
отношением к содержанию, направленностью на объект (под которым не следует понимать никакой реальности…) или имманентной
предметностью. Для всякого психического феномена характерно…
отношение к содержанию, направленность на объект» (F. Brentano,
1924, S. 115). Ф. Брентано считал, что «направленность на объект»
тождественна имманентной предметности.
С представлениями об интенциональности сознания Ф. Брентано перекликается «философия жизни» А. Бергсона и В. Дильтея.
«Жизнь» понимается в рамках данного философского направления
как способ существования человека в мире, как культурноисторическая реальность. Вильгельм Дильтей разделил «науки о
природе» (объяснительные) и «науки о душе» (описательные). Эти
науки различаются как предметом, так и методом. По мнению
В. Дильтея, природа выступает для человека как нечто чуждое,
подчиняющееся иным, чем сознание, законам и данное сознанию
извне. Поэтому, изучая факты и явления природы, человек использует каузальные (причинные) объяснения и прибегает к определенным терминам. Предметом же «наук о духе» является сама
«жизнь». Она представляет собой сочетание отдельных жизненных
единиц (психических состояний или индивидуальных сознаний).
«Жизнь» самодостаточна, может быть понята из самой себя и
представляет собой совокупность психической жизни человека,
включающей не только рациональные компоненты, но и иррациональные (аффективные, полевые) в бессознательные. Его ученик
Эдуард Шпрангер стал использовать понятия «объяснительной» и
«понимающей» психологии.
Вильгельм Виндельбанд для различения всех наук по их методу использовал понятия номотетического метода, законополагающего, идущего от частного к общему, объясняющего общие закономерности развития и идиографического метода, описывающего
и анализирующего единичные, особенные, неповторимые явления
и события. Номотетический подход, по мнению В. Виндельбанда,
чаше используется в естественных науках, а идиографический – в
гуманитарных науках.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В экзистенциализме понятие интенциональности для характеристики сознания использовал Эдмунд Гуссерль, хотя и в ином,
чем Франц Брентано, смысле. Под интенцией Э. Гуссерль понимает направленность сознания на объекты, интенциональность выступает основным свойством сознания, «состоящим в том, что оно
всегда есть сознание чего-то.
Интенциональность выступает изначальным определением
сознания и позволяет Э. Гуссерлю разрешить проблему, связанную
с основным гносеологическим вопросом об отношении субъекта и
объекта. При разграничении субъекта и объекта одни из них неизбежно элиминируются. Так, если принять за исходный пункт объект, то становится невозможно вывести из него субъективность,
сознание. Приняв исходным субъект, трудно от него перейти к
объекту. У Э. Гуссерля исходным моментом выступает интенциональность сознания.
Э. Гуссерль развивает учение об интенциональности Ф. Брентано, но считает, что интенциональное содержание не выступает
имманентной предметностью, а трансцендентно переживанию имманентными являются ощущения (переживания), но то, на что они
направлены, их предметы нельзя считать имманентными. Э. Гуссерль разделяет реальные и интенциональные переживания.
По мнению Э. Гуссерля, предметом философии является чистое сознание, из которого исключены все психические (эмпирические) элементы. Э. Гуссерль полемизирует с Декартом, считая, что
сознание никогда не равно самому себе, не есть замкнутое множество, нечто противоположное объекту. Чистое сознание представляет собой чистую интенциональность, направленность вовне,
движение к другому, вырождение за собственные границы.
Э. Гуссерль полагает, что при таком определении сознания не возникает необходимости выводить из него предметность, поскольку
она дана изначально. Чистое сознание – это есть чистая предметность.
Интенциональность необходимо понимать не как статическую
направленность на неподвижный объект, а как пульсирование, непрерывное, динамическое выхождение за собственные пределы.
Поэтому интенциональность нельзя объективировать. Она отодвигается, ускользает по мере того, как человек стремится зафиксировать и опредметить ее. Э. Гуссерль пишет, что бытие открыто
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
субъекту, но не подвластно ему (что перекликается с утверждением М. Хайдеггера о том, что бытие остается для человека самым
далеким, хотя в действительности есть самое близкое).
3.1.3. Изучение проблемы интенциональности
в современной науке
Понятие интенциональности обсуждалось в теории речевых
актов (английский термин speech act theory, theory of speech acts),
получившей свое развитие в работах Дж. Остина, Дж. Серля,
Г. Грайса, П. Стросона, которые разрабатывали проблемы речевой
коммуникации в теоретическом и прикладном аспекте, выделяя в
качестве основного предмета своих исследований «иллокутивную
силу» высказывания. ТРА является логико-философским по исходным предпосылкам и лингвистическим по результатам учением
о строении элементарной единицы речевого общения – речевого
акта. Авторы данного направления также выходят на собственно
психологические проблемы, связанные с тем, как воспринимаются
и понимаются высказывания, какие факторы влияют на успешность распознавания намерений говорящего, каким образом человек при помощи речи достигает поставленных целей, оказывает
воздействие на слушающих.
Основу ТРА составляют идеи, изложенные английским логиком и философом Дж. Л. Остином в курсе лекций, прочитанном им
в 1955 году в Гарвардском университете в рамках Джемсовского
курса и переведенном на русский язык под названием «Слово как
действие».
Объектом исследования ТРА выступает акт речи (речевое действие), состоящий в произнесении говорящим высказывания в ситуации непосредственного общения со слушающими. Субъект,
продуцирующий текст, рассматривается как абстрактный индивид,
наделенный определенными психологическими (знания, намерения, эмоциональные состояния, воля) и социальными (социальные
статусы и социальные роли по отношению к слушающему) характеристиками.
Дж. Остин обращает внимание на то, что лингвисты и философы долгое время считали, что единственным назначением высказывания является «описание» ситуации или «утверждение» факта
как истинного или ложного. Между тем, в языке выделяются такие
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
типы высказываний, которые ничего не сообщают, не описывают,
не утверждают, не выступают истинными, либо ложными, а «…
являются осуществлением действия или его части, которое не может быть естественным образом описано как говорение». В качестве примеров Дж. Остин приводит следующие высказывания: «Я
согласен взять эту женщину в жены» – высказывание в процессе
брачной церемонии, «Я завещаю свои часы брату» – слова из завещания, «Нарекаю судно «Королева Елизавета» – слова, сопровождающие разбивание о нос судна бутылки с шампанским. Особенность таких высказываний заключается в том, что их произнесение является выполнением действия. Дж. Остин пишет:
«Крещение судна – это и есть произнесение (в соответствующих
обстоятельствах) слов «Нарекаю и т. д.» (i name, etc.). Когда я говорю перед чиновником, алтарем и т. п. «Да» (I do), я не сообщаю
о бракосочетании, я участвую в его совершении». Предложения
подобного типа Дж. Остин называет перформативными или «перформативами» (от perform – исполнять, осуществлять, выполнять,
делать). Перформативы подразделяются на подклассы: договорные
«Держу пари на шесть пенсов, что завтра будет дождь» – и декларативные – «Я объявляю войну»; эксплицитные (явные) и имплицитные (скрытые).
Центральным и непосредственно связанным с перформативными высказываниями в концепции Дж. Остина выступает понятие иллокутивного акта. В модель коммуникативной ситуации, наряду с уже известными компонентами (получатель и отправитель
информации, высказывание, обстоятельства), Дж. Остин включает
цель и результат речевого акта. Речевой акт он рассматривает как
трехуровневое единство, включающее три вида действий: локутивное, иллокутивное и перлокутивное. Локутивный акт представляет собой совершение действия произнесения высказывания, иллокутивный акт – действие, поступок, которые человек осуществляет в процессе произнесения, перлокутивный акт – совершение
действия посредством произнесения. Таким образом, локутивный
акт – это акт говорения, иллокутивный акт – содержание намерений говорящего, перлокутивный акт – воздействие, произведенное
высказыванием на адресата. Дж. Остин приводит примеры иллокутивных актов: информирование, уверение, предупреждение, угро60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
за, критика, похвала, вопрос, ответ и др., но не дает четкого определения данному понятию.
П. Стросон, обобщая рассуждения Дж. Остина, формулирует
основные отличительные признаки иллокуций: иллокутивный акт
противопоставляется локутивному по признаку целенаправленности, перлокутивному – по признаку конвенциональности. Понятие
интенции применительно к иллокутивному уровню анализа речевого акта использовалось последователями Дж. Остина. Так,
Г. Грайо определил намерение (интенцию) как субъективное значение высказывания. Говорящий прогнозирует результат своих
высказываний благодаря осознанию слушающими его намерений.
Дж. Р. Серль выделяет 12 «значимых измерений» речевого акта, основными из которых являются иллокутивная цель, направление приспособления, условие искренности. Классификация иллокутивных актов Дж. Серля включает пять классов: репрезентативы,
директивы, комиссивы, экспрессивы, декларации.
Под интенциональностью Дж. Серль понимает ментальную
направленность субъекта на внешний мир и описывает различные
интенциональные состояния, такие как желание, сомнение, вера,
намерение, убеждение, подчеркивая, что интенциональность первична по отношению к языку. Язык – это форма развития примитивных интенциональных состояний. Дж. Серль выделяет следующие особенности интенциональности:
1. Ментальные состояния и события обладают интенциональностью, но существуют переживания, не являющиеся интенциональными. Дж. Серль полагает, что если «… состояние S Интенционально, то должен существовать ответ на такие вопросы: «О
чем S?", «К чему относится S?", «Что представляет собой то, к чему относится S?". Ментальные состояния некоторых типов иногда
являются интенциональными, а иногда – неинтенциональными.
Например, существуют формы восторга, уныния и тревоги, которые переживаются сами по себе, не будучи восторгом, унынием,
тревогой по поводу чего-то конкретного, но, вместе с тем, существуют такие формы этих состояний, когда восторг, уныние и тревога имеют конкретный повод. Беспричинная: тревога, уныние и радость не будут интенциональными; когда же они на что-то направлены, они интенциональны».
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Понятия интенциональности и осознанности не тождественны друг другу. Не все интенциональное сознательно (например,
неосознанные переживания, убеждения, которые не являются результатом вытеснения, а на которых человек просто не заостряет
внимание в данный момент) и определенные осознанные состояния не интенциональны (например, чувство восторга, уныния, тревоги).
3. Интенциональность нельзя свести к интенции (намерению).
Интенциональность представляет собой направленность, намерение что-либо сделать выступает лишь частным видом интенциональности.
Е. Бейтс, описывая формы поведения младенцев, выделяет два
основных момента, определяющих человеческое общение:
1) появление коммуникативных намерений (интенций) и конвенциональной сигнализации, 2) появление символов и осознание того
факта, что у вещей есть имена. Б. Бейтс пишет: «Мы определим
интенциональное общение как сигнальное поведение, в котором
отправитель априори осознает то действие, которое сигнал окажет
на слушающего, и продолжает вести себя соответствующим образом, пока не будет получен результат или не будет ясно продемонстрирована невозможность его получения. Формы поведения, которые позволяют нам делать вывод о наличии коммуникативных
намерений, включают в себя: а) поочередное перемещение взора от
цели к предполагаемому слушающему и обратно, б) усиление, добавление или замещение сигналов до тех пор, пока цепь не будет
достигнута, в) изменение формы сигнала, имеющее тенденцию
приводить к ее сокращенным и/или гиперболизированным видам,
которые уместны исключительно для достижения цели общения».
Т.Н. Ушакова рассматривает феномен интенции в контексте
речевых процессов и текстов, не распространяя его на ее ментальные состояния. Т.Н. Ушакова понимает под интенциями те намерения, которые содержатся в продуцируемой речи говорящего,
пишущего субъекта, косвенно проявляются в его словах, и для выражения которых он использует различные речевые формы, так называемые риторические «одежды». Интенция соотносима с целью,
но, в отличие от последней, является более конкретной, служит
достижению поставленных субъектом целей и обладает побудительной силой.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выбор языковых средств из имеющегося репертуара для наилучшего выражения собственных мыслей и чувств, для воздействия на адресата с целью убедить его, вызвать интерес к информации, побудить к определенным действиям, ввести в заблуждение,
разволновать, растрогать или же успокоить, рассмешить определяется имеющейся у автора интенцией, которой подчиняется вся логика построения текста. В.О. Отрошенко и В.А. Цепцов пишут, что
основная проблема, заставляющая исследователей обращать внимание на анализ соотношения «текст – интенция» заключается «…
в том, что текст, помимо основного содержания, несет на себе отпечаток индивидуальности говорящего. Более того, текст, в своей
микроструктуре, сохраняет следы всех внутренних коллизий, которые переживал говорящий – в том числе и те, которые несут информацию об интенциональной подоплеке текста. Пользуясь выражением Ф. Кафки, ее можно назвать «обратной стороной вышивки», которая обнажает все узелки и связки, на первый взгляд
незаметные». Авторы приводят следующее определение интенции:
«Интенция – это наиболее скрытая смысловая часть текста, которая соотносится с эмоционально-волевой, мотивационной сферой
субъекта, и, как правило, не прямо проявленная. Интенция предполагает косвенное воздействие на мнения и оценки читателя по поводу тех или иных фактов, событий, явлений, представленных в
тексте. В зависимости от интенции (намерения) автора фактический материал может быть смягчен – в том случае, если факты сами но себе являются эмоционально насыщенными. Он может быть
подан и максимально остро – даже тогда, когда факты не выходят
за рамки обыденных явлений. Автор, наконец, подавая читателю
факты, может занять позицию стороннего наблюдателя, что тоже
является определенным намерением».
Интенциональная направленность текста предполагает наличие в нем не только внешних значений, передаваемых при помощи
фраз, предложений, но и скрытого смысла, который может передаваться в письменной речи посредством использования многоплановых высказываний и высказываний, имеющих переносный
смысл, подтекста, многоточий; в устной речи – применением пауз,
ударений, жестов, мимики, изменением скорости речи, интонации.
В тексте вычленяются собственно интенциональные высказывания, передающие в прямой или завуалированной форме основные
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цели, намерения автора, и высказывания, играющие вспомогательную роль, подтверждающие основной тезис, описывающие главный предмет в тексте.
3.2. Интент-анализ политических текстов
(По статье Т.Н. Ушаковой, В.А. Цепцова, К.И. Алексеева Интент-анализ политических текстов // Психологический журнал.
Том 19. № 4. 1998).
Согласно развиваемому авторами статьи подходу, самым общим «корнем» и непосредственным побудительным моментом человеческой речи является особая реактивная функция мозга, состоящая в «экстериоризации» возникающих активностей, что проявляется в тенденции психики выводить вовне, экстериоризировать воспринятые субъектом впечатления. Это явление
хорошо прослеживается в речевом онтогенезе, поскольку развитие
речи есть усвоение языковых форм, «канализирующих» те или
иные психические состояния ребенка, первоначально элементарные и немногочисленные. У взрослых людей идущий изнутри импульс сохраняет свое значение для осуществления речи, приобретая обычно черты произвольного и целенаправленного действия.
Во всех случаях порождения речи действует некоторый общий
энергетический вектор: от психического состояния к речеязыковым формам. Для его обозначения удобно пользоваться терминами
«интенциональная направленность», «намерение», «интенция». По
мнению авторов, проявляемые говорящим субъектом интенции составляют глубинное психологическое содержание его речи. При
общении понимание говорящего часто связано с восприятием
именно интенционального основания речи. Интенциональность
нередко совпадает с целевой направленностью говорящего, что
связано с социальной функцией речи, речевым взаимодействием с
окружающими и воздействием на них.
Данный подход объединяет две содержательные линии: а) характеристику интенциональной направленности сознания человека
и б) ее проявление в процессе речи.
Каждая из этих линий оказалась в поле внимания исследователей. Тема интенции широко обсуждалась в научных кругах еще в
прошлом веке. В своей работе (1874 г.) Ф. Брентано в основу сис64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
темы психологии положил учение об «интенциональных актах
сознания». Глубокая разработка этой темы дана Э. Гуссерлем, поставившим понятие интенции в центр своей теории и рассмотревшим конкретные формы интенциональных направленностей сознания. По мнению В. В. Петрова, проблема интенциональности,
будучи центральной в феноменологии, имеет также прямое отношение к происхождению и эволюции языка, его денотативным и
коннотативным функциям. Действительно, эта тема заняла значительное место в лингвистике. Теория речевых актов (Дж. Серль и
др.) использует интенциональность речи как одно из основных понятий.
Для характеристики интенциональной (целевой) направленности речевых высказываний лингвисты опираются на конкретные
языковые формы, используемые говорящим (например: «Я завещаю», «Я обвиняю» и т. п.). В то же время широко распространено
явление, когда интенциональная направленность говорящего не
имеет конкретного и однозначного речеязыкового выражения, а
значение используемых форм характеризуется общностью и «размыто». Существуют ситуации, когда одно и то же высказывание
может выражать совершенно различные интенции. Интенциональные речеязыковые формы часто оказываются неконкретными, «непривязанными» к реальным объектам или действиям. Понимание и
использование подобных условных форм – это та сторона владения
языком, которой субъект обучается в ходе жизни. Вместе с тем,
«размытость» значения и смутность понимания используемого речевого материала, видимо, остается чертой, присущей интенциональным высказываниям. Неполное понимание говорящего, ложное толкование его слов, по-видимому, достаточно обыденное и
распространенное явление жизни.
В связи со сказанным, понятно значение адекватного метода
выявления интенционального содержания в речи субъекта. Рассмотрим существующие в психологии разработки анализа текстов.
Начало психологического исследования текстов в нашей стране положено Н.И. Жинкиным, развившим идею внутреннего
строения текста и предложившим предикатный метод его анализа.
По его мнению, в каждом тексте существует предмет описания,
воспринятый из действительности. Он описывается с помощью
системы предикатов, последовательно раскрывающих признаки
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
данного предмета. Предикаты выстраиваются в иерархическом порядке, характеризуя главные, дополнительные и дополнительные к
дополнительным признаки.
Предикатный анализ дополнен так называемым «денотатным»
анализом. Автор одного из вариантов последнего А.И. Новиков
отмечает, что субъектно-предикатные конструкции отражают скорее логическую структуру текста, нежели его конкретные смысл и
содержание. В этой связи предлагается отражать содержание текста через структуру денотатов, т. е. обозначаемых объектов.
И.Ф. Неволин выделяет в «смысловых зонах» текста несколько
уровней: объектный (соответствующий объектам действительности, содержащий фактографическую информацию) и метауровни
(включающие теоретическую информацию, анализирующие, оценочные, эмоциональные и другие суждения). Наглядное (в виде
диаграмм) представление соответствующей информации позволяет
видеть иерархическое строение смыслов произведения, прослеживать ход мыслей автора в тексте.
Направленность упомянутых подходов – выявить характеристику структуры мыслительных процессов, связанных с порождением и пониманием письменных текстов «нейтрального характера». Эти разработки оказываются, однако, недостаточно полными:
за пределами остается личность говорящего и его взаимоотношения с окружающими.
Т.М. Дридзе предложила подход к анализу текста («текстовой
деятельности») с ориентацией на проблемы социологии, подчеркнув в нем значение мотивационной составляющей. Ею разработан
информационно-целевой (мотивационно-целевой) подход, опирающийся на идею Н.И. Жинкина об иерархии предикатов в тексте. Предложена схема анализа текста. Первый шаг состоит в выявлении цели сообщения (замысла автора), что квалифицируется
как предикация 1-го порядка; предикация 2-го порядка – выявление основных элементов общего содержания; предикации 3-го (4го) порядка – элементы общего содержания.
Основная задача данного исследования – разработка психологического метода, позволяющего характеризовать специально интенциональную направленность речи. Мы полагаем, что на сегодняшний день такой метод должен содержать элемент субъективного оценивания интенций говорящего исследователем.
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Понятность для слушающих интенций говорящего является целью
последнего, поэтому он использует такие известные ему языковые
средства, которые, как он полагает, дадут желаемый результат: его
поймут. Экспертное выявление и идентификация речевых интенций позволяет очертить их круг в текстах разной тематики и направленности, т. е. качественно охарактеризовать. На этой основе
возможна также их количественная оценка. В то же время мы сознавали, что понятность выражаемых в тексте интенций не может
быть абсолютной. Поэтому наша исследовательская задача включала оценку степени «размытости» их понимания.
Подход к исследованию интенциональной направленности речи по его общему смыслу авторы оценивают как психосемантический. Сегодня психосемантика использует данные, основанные на
субъективной оценке респондентами предлагаемых объектов в соответствии с задаваемыми критериями. Этот момент субъективного семантического оценивания не совпадает с господствующей в
настоящее время объективистской парадигмой в психологии, однако, несомненно доказал свое право на существование в науке.
Он оказывается созвучным голосам, все настоятельнее призывающим обращаться к исследованию именно субъективных психологических феноменов.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Интент-анализ текстов интервью,
связанных с ситуацией в Чечне
Объект исследования: межэтнические отношения между РФ и
Чеченской Республикой.
Предмет исследования: интенции (намерения и цели авторов)
разрешить чеченский конфликт.
Цель исследования: выявление и идентификация выражаемых
в текстах интенций авторов.
Задачи исследования:
а) выбор статей, связанных с ситуацией в Чечне, обнаруживающих индивидуальные подходы к данной проблеме;
б) выявление и идентификация интенций;
в) статистическая обработка и качественный анализ результатов.
Проведен анализ следующих интервью:
1. Гантамиров Б. Временами я горжусь чеченцамибоевиками!.. // Комсомольская правда. 27 января 2000 г.
2. Путин В.В. Я не буду рассказывать басни. Они ни к чему
// Комсомольская правда. 11 февраля 2000 г.
3. Рушайло В.Б. Они думают, что я Санта-Клаус.
4. Чубайс А.Б. Мы с Явлинским оказались с разбитыми физиономиями // Комсомольская правда. 2 января 2000 г.
5. Явлинский Г.А. Нам нужна некоммунистическая и небандитская страна // Аргументы и факты. № 8, 2000 г.
Методика
1. Выбирается статья.
2. Единица анализа – абзац. Если в абзаце интенция встречается несколько раз, то она фиксируется как одна (использовался готовый набор интенций. См. приложение 1).
3. Анализ проводится группой экспертов, которые в начале
просматривают статьи индивидуально, выделяя интенции. Затем
проводится совместное обсуждение. В результате ставились пометки о согласованности или различии мнений.
*** – согласие 3-х экспертов;
** – согласие 2-х экспертов;
* – согласие 1-го эксперта.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Также в обработке данных был учтен фактор различной степени совпадения мнений экспертов. Идентификация интенций, получившая общее согласие умножалась на «3», согласие 2-х – удваивалась, отдельные интенции оставались без изменения. Эта обработка означает, что в конечных результатах представлены все
суждения каждого эксперта. Далее абсолютный показатель количества интенций переводится в относительный: вычислялось отношение количества подсчитанных определенного вида интенций
к сумме всех интенций соответствующей статьи. Это было необходимо в нашем случае, т. к. решалась задача – сравнить выраженность интенций в текстах разного объема, а, следовательно, необходимо было перейти к относительному показателю.
Полученные результаты отражены в таблице № 1. В ней представлены 4 интенциональные категории: «мы» (обсуждение автором себя и своих сторонников); «они» (интенции, относящиеся к
оппонентам); «третья сторона» (интенции, адресованные к аудитории); «ситуация» (обсуждение происходящих событий).
Таблица 1
Представленность идентифицированных интенций
по материалам 5 текстов
Интенциональ
Интенции
ные
категории
«Мы» Самопрезентация
Неявная самопр.
Презентация
Отвод обвинения
Отвод критики
Самооправдание
Самоохранение
Самокритика
Всего
«Они» Обвинение
Безличное обвин.
Разоблачение
Безличное разобл.
Дискредитация
Гантамиров
10,0
Тексты интервью
Путин РуЧуЯвлин
шайло байс
ский
4,05
8,0
2,0
6,0
6,0
1,35
1,35
32,0
8,0
4,0
4,0
2,0
2,0
6,75
1,35
1,35
3,0
1,0
1,5
3,5
5,0
19,5
16,0
9,69
6,46
3,23
6,81
49,5
2,0
29,07
6,46
6,46
22,7
6,81
6,81
2,27
0,5
0,5
69
6,81
9,08
9,69
Всего
33,55
10,08
9,5
15,19
5,0
40,12
26,58
24,62
18,62
6,27
2,5
2,5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Третья
сторона»
«Ситуация»
Критика
Противостояние
Размежевание
Угроза
6,0
0,5
2,0
2,0
10,8
Всего
Кооперация
Успокоение аудитории
Отказ в просьбе
Побуждение
Предупреждение
30,0
13,5
12,0
4,05
Всего
Анализ
Анализ (+)
Анализ (-)
Оценивание (+)
Информация
12,0
12,0
4,0
2,0
27,0
6,75
2,70
6,75
6,75
29,7
Всего
18,0
52,65
12,92
3,23
6,81
2,5
6,81
18,9
6,0
0,5
3,5
5,5
29,07
29,51
0,5
22,4
4,05
70
26,23
3,23
15,3
8,81
9,69
9,08
11,35
9,5
12,5
9,69
12,92
20,43
5,0
1,0
15,0
6,46
3,23
9,69
11,35
9,08
6,81
33,5
32,3
27,24
9,55
18,78
27,4
32,17
2,7
41,56
24,06
62,7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
50
40
30
20
10
0
Гантамиров
"Мы"
Рушайло
"Они"
"Третья сторона"
Явлинский
"Ситуация"
Рис. 1: Индивидуальные варианты интенциональных паттернов.
Выводы
Для анализа статей набор интенций оказался достаточным: из
27 использовались 26. Не было обнаружено интенции «самокритика».
Рассмотрение последней колонки таблицы № 1 даёт суммарные по всем текстам показатели выраженности интенций. Обнаруживается, что для каждой из выделенных категорий существует
своего рода «корневая» интенция: именно она «эксплуатируется»
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наиболее часто в рамках избранной позитивной, негативной или
нейтральной установки.
Так, при обсуждении себя и своих сторонников чаще всего
проявляются интенции:
– самооправдания – самый высокий результат по данному показателю у Рушайло (непосредственный участник событий, часто
отражающий различные нападки), самый низкий – у Путина (сторонний наблюдатель);
– самопрезентации – наибольшие показатели у Чубайса и Гантамирова, наименьшие – у Рушайло. Высокие показатели по этой
интенции вообще являются характерными для данной категории.
Обсуждение оппонентов и противников связано с подчёркнутым проявлением интенций:
– критики – критикуются действия правительства (Чубайс, Явлинский);
– обвинения – боевиков и террористов (Гантамиров, Явлинский).
Высокая представленность этих интенций характерна для категории «Они».
На «третью сторону» обычно направлена кооперативная интенция. В нашем случае эта интенция слабо выражена и представлена только у Рушайло. «Корневыми» являются интенции предупреждения (Гантамиров, Явлинский) и успокоения аудитории –
высокие показатели являются результатом преобладания данной
интенции у Путина, который всячески старается успокоить россиян, приводит аргументы и факты, свидетельствующие о мерах предосторожности, об успехах в борьбе с террористами и т. д.
Для обсуждения ситуации характерна интенция информирования, наиболее ярко представленная у Путина и Рушайло. Авторы
стремятся привести точные данные для объективного анализа событий. Установлено, что в данных статьях преобладает негативная
аналитическая позиция (отрицательное отношение к действующим
лицам и событиям), что закономерно в связи со сложившейся в
Чечне ситуацией.
На фоне указанных общих тенденций обнаруживаются индивидуальные особенности интенциональных установок авторов рассмотренных текстов.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Представленность интенций оказывается различной у разных
авторов. Например, у Гантамирова преобладают интенции предупреждения и отрицательного анализа; у Путина – информация и
успокоение аудитории; у Рушайло – самопрезентация и самоохранение; у Чубайса – критика и анализ; у Явлинского – предупреждение и отрицательный анализ. Это может быть связано с темами,
обсуждаемыми в ходе интервью, выбор которых зависит и от инициативы интервьюера.
По данным рис. 1 видно, что интенциональные паттерны всех
авторов текстов индивидуальны. В то же время по имеющимся в
нашем распоряжении материалам нельзя выявить какую бы то ни
было типологию. Почти все паттерны имеют ту или иную акцентуацию. У Рушайло больше, чем у других авторов, выражена направленность на себя и своих сторонников; меньше всего он говорит о своих противниках. Это связано со стремлением отвести
критику, не выражать явное отношение к разбираемой теме. У
Гантамирова, наоборот, категория «Они» и «Мы» выражены одинаково сильно. Он представляет себя в выгодном свете, обвиняет и
критикует чеченских боевиков. Интервью Явлинского отличается
взвешенностью и соразмерностью основных интенций, он обращает внимание на все 4 категории. У Чубайса преобладает направленность на ситуацию. Для него характерна нейтральная аналитическая позиция.
В связи с избранием Путина на пост президента, было бы интересно спрогнозировать его дальнейшие действия по разрешению
чеченской проблемы. По рис. 1 видно, что у Путина акцентуирована направленность на ситуацию, он стремится к объективному
анализу и оценке происходящих событий и успокоению аудитории
(направленность на третью сторону – тех, кто не принимает непосредственное участие в конфликте – российские граждане, мировая
общественность). Неярко выражена направленность на «себя».
Возможно, Путин старается оградить себя от причастности к событиям в Чечне и не стремится к самооправданию и отводу критики.
Можно предположить, что и в дальнейшем президент России будет
придерживаться таких же позиций.
По-видимому, требуется накопление значительного материала
интент-анализа для выработки представлений о типах паттернов,
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
адекватных характеру человека, обсуждаемой ситуации или другим моментам коммуникации.
Литература
1. Малкова, Г.Ю. Конвергентная валидность контентаналитических и опросниковых шкал: дис. … канд. психол. наук
/ Г.Ю. Малкова. – М., 2005.
2. Лапшова, О.А. Психологическое содержание текста и его
оценивание методами интент-анализа и психосемантики: дис. …
канд. психол. наук / О.А. Лапшова. – М., 2001.
3. Информация с сайта психолингвистической экспертной системы «ВААЛ» (http://www.vaal.ru).
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложение
Список выделяемых интенций
1. Анализ. Рассмотрение, разбор темы, ситуации, не предполагающие выражения отношения к действующим лицам и самому
говорящему.
2. Анализ (+). Основанное на фактах рассмотрение, разбор темы, ситуации, предполагающее выражение положительного отношения к действующим лицам.
3. Анализ (-). Основанное на фактах рассмотрение, разбор темы, ситуации, предполагающее выражение отрицательного отношения к действующим лицам.
4. Безличное обвинение. Обвинение, при котором виновники
осуждаемых действий или поступков не указываются.
5. Безличное разоблачение. Разоблачение (см. п. 21), при котором его объект не называется, т. е. не указывается лицо (лица), чьи
злоупотребления, тайные замыслы и т. п. становятся предметом
открытого обсуждения и осуждения.
6. Дискредитация. Приведение фактов и аргументов, подрывающих доверие к кому-либо или чему-либо, умаляющих чейнибудь авторитет.
7. Информация. Приведение точных данных и фактов.
8. Кооперация. Выражение отношения, направленного на привлечение к участию в совместных действиях или разделение позиций.
9. Критика. Отрицательное суждение о человеке (людях) и его
(их) действиях и поступках.
10. Неявная самопрезентация. Самопрезентация (см. п. 25),
выражаемая косвенно, без прямого указания на объект позитивного оценивания.
11. Обвинение. Приписывание кому-нибудь какой-либо вины,
признание виновным в чем-либо.
12. Отвод критики. Отрицание негативных суждений о человеке (людях) и/или его (их) действиях и поступках.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13. Отвод обвинений. Отрицание приписываемой кому-нибудь
какой-либо вины.
14. Отказ в просьбе. Отрицание возможности выполнения
просьбы.
15. Оценивание (+). Положительное суждение о человеке (людях) и его (их) действиях и поступках.
16. Побуждение. Призыв к какому-либо действию, принятию
точки зрения.
17. Предупреждение. Предостережение, предваряющее извещение о возможных событиях, действиях, ситуациях и т. п.
18. Презентация. Представление кого-либо или чего-либо в
привлекательном виде.
19. Противостояние. Обнаружение противоположной позиции,
непримиримого несогласия.
20. Размежевание. Выявление различий и несходства в позициях и мнениях.
21. Разоблачение. Обнаружение чьих-либо неблаговидных
действий, намерений, отрицательных качеств.
22. Самокритика. Критика (см. п. 9), направленная на самого
говорящего.
23. Самооправдывание. Приведение аргументов и/или фактов с
целью доказать свою невиновность.
24. Самосохранение (осторожность). Выражение неопределенного отношения к разбираемой теме, ситуации и ее действующим
лицам.
25. Самопрезентация. Представление себя говорящим в привлекательном, выгодном свете.
26. Угрозы. Запугивание, обещание причинить кому-нибудь
неприятность, зло.
27. Успокоение аудитории. Приведение аргументов и/или фактов с целью успокоить аудиторию.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
Тема 1. Основные направления в исследовании речи. Контентанализ............................................................................................................................................... 3
1.1. Анализ формально-динамических характеристик речи ............. 3
1.2. Анализ структурно-грамматических особенностей языка ... 5
1.3. Анализ содержательных характеристик речи ................................... 6
1.4. История развития и основные характеристики метода
контент-анализа .......................................................................................................... 8
1.4.1. Основные характеристики метода ......................................................... 8
1.4.2. История развития метода ............................................................................... 11
1.4.3. Применение контент-анализа в прикладных
исследованиях ........................................................................................................ 15
1.5. Метод контент-анализа Готтшалка-Глезер..................................... 16
1.5.1. История создания метода............................................................................... 16
1.5.2. Основные характеристики метода ....................................................... 21
1.5.3. Применение метода Готтшалка-Глезер .......................................... 27
1.6. Контент-аналитические системы в психотерапии .................. 30
1.7. Определение актуальных содержаний психики методом
анализа интервью...................................................................................................... 36
1.8. Две модели компьютерного контент-анализа................................... 43
Тема 2. Мотивационный анализ....................................................................................... 46
Тема 3. Интент-анализ .................................................................................................................. 54
3.1. Интенция как выражение эмоционально-волевых
проявлений личности.............................................................................................. 54
3.1.1. Контекст введения понятия интенциональности.................. 54
3.1.2. Феномены сознания как интенциональные психические
акты .................................................................................................................................... 56
3.1.3. Изучение проблемы интенциональности в современной
науке ................................................................................................................................. 59
3.2. Интент-анализ политических текстов .................................................... 64
Литература.................................................................................................................................................. 74
Приложение ............................................................................................................................................... 75
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Учебное издание
Методы психолингвистики
Методические указания
Составитель Панкратов Александр Валерьевич
Редактор, корректор И.В. Бунакова
Компьютерная верстка Е.Л. Шелеховой
Подписано в печать 26.10.2007 г. Формат 60×84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 4,65. Уч.-изд. л. 3,61.
Тираж 100 экз. Заказ
.
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Отпечатано на ризографе.
Ярославский государственный университет.
150000 Ярославль, ул. Советская, 14.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Методы психолингвистики
80
Документ
Категория
Книги
Просмотров
227
Размер файла
650 Кб
Теги
976, метод, психолингвистики
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа