close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1604.Феномен прощания в немецкой лингвокультуре

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.В. Кравец
ПРОЩАНИЕ В НЕМЕЦКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ
Благовещенск
Издательство БГПУ
2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Благовещенский государственный педагогический
университет
Т. В. Кравец
ПРОЩАНИЕ В НЕМЕЦКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ
Благовещенск
Издательство БГПУ
2011
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК
Печатается по решению
редакционно-издательского совета
Благовещенского государственного
педагогического университета
Кравец, Т. В.
Прощание в немецкой лингвокультуре: монография / Т. В. Кравец.
– Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2011. – 182с.
Монография посвящена анализу одной
из семантических
универсалий — категории ABSCHIED на материале современного
немецкого языка. Категория ABSCHIED рассматривается как
феноменальный результат взаимодействия языка и культуры, как
ментальное
образование,
имеющее
многослойную
и
многокомпонентную
организацию,
репрезентирующееся
в
лингвокультурной сфере человеческого бытия. Монография
предназначена для студентов лингвистических факультетов вузов,
аспирантов и преподавателей, работающих над проблемами теории
межкультурной коммуникации и лингвокультурологии.
Рецензенты: Н. И. Ольхова, доцент, канд. фил. наук, зав. кафедрой
немецкого языка и методики его преподавания БГПУ;
О. Н. Морозова, канд. фил. наук. доцент кафедры
иностранных языков ГОУ ВПО АмГУ.
© Издательство БГПУ, 2011
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
Согласно идеям антропоцентризма, которые восходят к В.
Гумбольдту [Humboldt 1994; Гумбольдт 2000] и Э. Бенвенисту
[Бенвенист 1974], при исследовании семантически значимой
стороны языковой единицы основополагающим становится
тезис о том, что нельзя познать язык в полном объеме, не выйдя
за его пределы, не обратившись к человеку.
Познание,
направленное не на мир, а на один из объектов этого мира – на
человека, на самого себя – создает специфический фактор,
который может быть с полным правом назван человеческим
фактором в языке. «Человек как познающий и самопознающий
субъект противостоит миру не как пассивный объект, а как
деятельный субъект, пытающийся создать в своем сознании мир
вещей как свой собственный мир» [Колшанский 2006: 85-86].
Данные рассуждения отсылают нас к проблеме бытия
человека в языке, так как человек картинирует с помощью языка
не только окружающий мир, но и себя в этом мире. Бытие
человека измеряется во временных и пространственных
границах. В него входят и другие параметры, включая
внутренний мир человека, его опыт, переживания, культуру и
целый ряд явлений, в рамках которых формируется познающая
языковая личность. Перечисленные параметры образуют
определенную семиосферу [Лотман 2000], или, другими
словами, пространство смыслов, в которое погружен человек.
В данном контексте особую актуальность
получило
обсуждение
семантики антропоцентрических категорий,
сформулированное
в
виде
проблемы
«Семантика
эгоцентрических категорий и их языковая онтология»
[Малинович 1998; 2004б], основным параметром которых
является эгоцентрическая константа «Я» и континуум смыслов,
в которых категоризируется и актуализируется это «Я».
В связи с этим антропоцентрическая научная парадигма
предполагает выход за рамки достаточно полно исследованных
внутриязыковых категорий и поиск внеязыковых, обращение к
анализу семантических универсалий – констант человеческой
культуры, представляющих знания о внутреннем мире человека.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержательная
(смысловая) онтология таких категорий
определяется
психофизиологической
и
социальной
организацией человека и его ценностными ориентациями в
универсуме, позволяющими соединить мир человека с
окружающим его реальным и воображаемым миром.
Среди семантических категорий эгоцентрической природы
определенное место занимает такая многомерная категория
концептуального плана в рамках бытия человека в универсуме,
как функционально-семантическая категория Прощание,
соприкасающаяся с базисными, семантическими категориями
естественного языка, к которым относятся Бытие (Кикилич
2001], Отчуждение [Орлянская 2002], Обладание [Виноградова
2001], Эмоциональная экспрессия [Малинович, 1989], Желание
[Танков 2003], Воля [Малинович 2003а], Совесть [Чижова
2005], Жизнь и Смерть [Мишуткина 2004], Добро и Зло
[Пашаева 2004].
Прощание как значимый культурный феномен находит
воплощение в семантике
языка и коммуникативной
деятельности человека, однако лингвокультурная специфика
категории немецкого прощания ABSCHIED и ее генезис в
немецком языковом сознании еще недостаточно изучены.
Понятийное
содержание
функционально-семантической
категории ABSCHIED никогда не было предметом
специального исследования на материале немецкого языка, и
инвентарь языковых средств современного немецкого языка,
актуализирующих категорию ABSCHIED, по нашим данным,
не выявлен. Отсутствие монографического исследования данной
категории представляет пробел в теории семантических
категорий
эгоцентрической
направленности.
В
исследовательских работах нашли отражение некоторые
аспекты ситуации прощания, например, в
коллективной
монографии под руководством Н. Д. Арутюновой, посвященных
проблеме категориальных значений Начала и Конца
[Логический анализ языка 2002], в изучении отглагольных
существительных типа «прощание», «расставание» со
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
значением ситуации на материале русского языка [Урысон
2003].
Значимость
функционально-семантической
категории
ABSCHIED не только в семиосфере немецкоязычной культуры,
но и в жизни культурного сообщества в целом обусловливает
необходимость обращения к антропоцентрической парадигме,
рассматривающей человека как ключевой концепт любой
культуры.
Автором изучен и систематизирован большой объём работ по
лингвистике, посвящённых вопросам семантических категорий,
по философии, лингвофилософии, лингвокультурологии.
В качестве фактологического материала использованы
тексты художественных произведений и СМИ Германии и
данные свободного ассоциативного эксперимента (70 человек).
В основу данной монографии легло диссертационное
исследование, посвященное функционально-семантической
категории ABSCHIED и её актуализации в немецком языковом
сознании. При этом текст и структура работы были серьёзно
переработаны, круг обсуждаемых проблем расширен, а
иллюстративный материал обновлён и дополнен. Результаты
исследования вносят определённый вклад в общее направление
антропологической лингвистики, ориентированной на создание
языковой картины мира человека.
Инновационная составляющая работы состоит в дальнейшей
разработке антропологического направления в лингвистике и
определяется перспективой анализа категории ABSCHIED не
только в широком смысле как онтологической сущности, но и
как части культурного национального фонда, включающего в
себя исторический и социальный опыт немецкого общества.
Практическая ценность работы определяется возможностью
использования ее результатов и фактологического материала
при освещении проблемы понятийных категорий в курсах по
общему и частному языкознанию, в спецкурсах знаковой теории
языка, лексикологии, теории межкультурной коммуникации и
лингвокультурологии. Результаты исследования могут найти
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
применение при руководстве курсовыми и дипломными
работами.
Во введении излагаются основные теоретические проблемы,
связанные с изучением
категорий, сделан акцент на
определении функционально-семантических категорий, к
которым отнесена семантическая константа ABSCHIED.
В первой главе - «Понятийная онтология категории
ABSCHIED» - анализируется культурно-исторический фон
понятия прощания в индоевропейском и древненемецком
языках и выявляются прототипические признаки исследуемой
категории; выявляются ее основные и второстепенные
категориальные
признаки;
рассматривается
понятие
категориальной ситуации ABSCHIED в различных аспектах,
определяется схема ситуации ABSCHIED и устанавливается
типология ситуаций ABSCHIED в немецком языке.
Во второй главе – «Языковая онтология категории
ABSCHIED в современном немецком языке» – рассматриваются
синонимическое,
интерпретационное
поля
категории
ABSCHIED;
изучаются
её
метафорические
образы;
анализируются ассоциативные значения ABSCHIED в рамках
свободного ассоциативного эксперимента; выявляется и
анализируется комплекс языковых средств актуализации
категории ABSCHIED, которые объединяются для системного
представления в виде функционально-семантического поля.
В Заключении излагаются основные результаты изучения
категории ABSCHIED, которые соотносятся с целью и задачами,
сформулированными во Введении, подводятся итоги и
формулируются проблемы, требующие дальнейшего изучения
категоризации семантической константы ABSCHIED.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Категориальная организация знаний о мире:
функционально-семантические категории (введение)
Категория как базовое понятие научного знания восходит к
началам науки как таковой. В философии под категоризацией
имеют в виду структуры человеческого знания, включающие в
себя
определенного
рода
стереотипные
образные
репрезентации, получившие названия прототипов, в которых
фиксируются свойства типичных образцов. Но содержание
категории
не
исчерпывается
типичными
образцами,
конкретными примерами. Категория – это всегда некая
абстрактная сущность, включенная в семантические сети,
пакеты знаний и т. д. Образно говоря, категории – это те очки,
через которые человек смотрит на мир и без которых он не
способен действовать в мире. Категориальная структура,
являясь инвариантным аспектом мышления, обеспечивает его
единство, целостность и постоянную воспроизводимость [ФЭС
2006: 363]. Категориями как абстрактными конструкциями и
инструментами познания постоянно занимались философы и
логики – каждый в своем ключе (Аристотель, И. Кант, Г. В. Ф.
Гегель) – с целью упорядочения знаний об объектах. Как
научное понятие, категория (иногда в качестве синонима
употребляется слово класс) принадлежит логике.
Учение о категориях было систематически изложено в
трактате «Категории» Аристотеля, который выделил наиболее
общие понятия о мире и способах его познания. У Аристотеля
категории
определяются
в
терминах
совокупностей
необходимых признаков. При этом признаки бинарны, в связи с
этим категории имеют четкие границы (сущность либо является
членом категории, либо нет) [Аристотель 1978].
Следующий этап в анализе категорий связан с учениями И.
Канта и Г. В. Ф. Гегеля [Кант 1964; Гегель 1975]. И. Кант
понимает
категории как формы активной деятельности
рассудка. Но он рассматривает категории как неизменные
формы мышления, исключая их отражательный характер и
считает категорию способом определять предмет для
многообразия возможных наглядных представлений: «…все
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
категории основываются на логических функциях в суждениях,
а в них уже мыслится связь, стало быть, единство данных
понятий. Следовательно, категория уже предполагает связь»
[Кант 1964: 223].
Гегелевская трактовка категорий опирается на принцип
развития, взаимосвязанность категорий. Именно посредством
категорий простое восприятие возводится в объективность, в
опыт, но, с другой стороны, эти понятия как единства лишь
субъективного сознания обусловлены данным материалом, сами
по себе пусты и имеют применение лишь в опыте, другая
составная часть которого – определение чувства и созерцания –
есть также лишь нечто субъективное. Обыденное сознание
также определенно признает, что, для того чтобы быть
содержанием, требуется нечто большее, чем один лишь
чувственный материал, и это большее есть не что иное, как
мысли, а в данном случае прежде всего категории [Гегель 1975:
160].
Рассуждая о познании, Г. В. Ф. Гегель утверждает, что
«познать означает не что иное, как знать предмет
соответственно его определенному содержанию» [Гегель 1975:
163]. Но определенное содержание заключает в себе
многообразную связь и служит основанием связи со многими
другими предметами. Для определения вышеуказанного
бесконечного или «вещи в себе» разум не располагает ничем
другим, кроме категорий. Ученый критикует философские
концепции И.Канта и И. Г. Фихте: «Фихтевская философия
делает «я» исходным пунктом философского развития, и
категории должны получаться в результате деятельности «Я».
«Я» рассматривается при этом как находящееся в отношении к
«не-Я», и не только благодаря этому последнему возбуждается
деятельность самоопределения «я», и именно таким образом,
что «Я» есть лишь непрерывная деятельность освобождения от
толчка» (то, что у Фихте называется внешним толчком, у Канта
– вещью в себе). «…Содержание, которое порождается
деятельностью «Я», есть не что иное, как обычное содержание
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
опыта, с тем лишь добавлением, что это содержание есть только
явление» [Гегель 1975: 184].
В философии ХХ века категории получают другую
интерпретацию. Данный (третий) подход в истории
исследований категорий связан с теорией
прототипов
[Wittgenstein 1953; Витгенштейн 1994; Lakoff, Johnson 1990;
Лакофф, Джонсон 2004; Rosch 1975, 1977, 1978; Wierzbicka
1985; Вежбицкая 1992]. В теории прототипов заключена идея о
том, что категории как мыслительные реалии имеют некую
внутреннюю структуру, отражающую реалии объективного
мира и состоящую из центра-прототипа и периферии. В
прототипе воплощены наиболее характерные
признаки
категории. Периферию составляют члены категории, по-разному
соотносящиеся с прототипом и, соответственно, располагаются
дальше или ближе к центру. Данное положение определяет их
статус.
В концепции Л. Витгенштейна [Philosophical Investigations
1953] заложена идея о «семейном сходстве» членов категории
[Витгенштейн 1994]. Это значит, что категории формируются не
на основе бинарности их признаков, а на некотором подобии
характеристик, вследствие чего наблюдается размытость
категориальных границ.
В лингвистике, как и в философии, определения
категоризации варьируются. Б.Уорф впервые сформулировал в
современной интерпретации определение категоризации как
членения мира на категории посредством языка [Whorf 1959:
92]. Впоследствии разные способы выражения логическиуниверсальных отношений между смыслами типа «общеечастное», «целое-часть» стали регулярно именоваться
различиями
в
способах
категоризации.
Языковые
концептуальные категории в конечном итоге отражают
онтологические свойства реальных объектов, но только в том
виде и объеме, как они могут быть представлены языком. Под
категоризацией
понимается:
а)
«сложный
процесс
формирования и выделения самих категорий по обнаруженным
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в анализируемых явлениях сходных им аналогичных
сущностных признаков или свойств» [Кубрякова 2004: 62];
б) «…подведение явления, объекта, процесса и т. п. под
определенную рубрику опыта, категорию и признание его
членом этой категории, процесс образования и выделения самих
категорий, членения внешнего и внутреннего мира человека
сообразно сущностным характеристикам его функционирования
и бытия, упорядоченное представление разнообразных явлений
через сведение их к меньшему числу разрядов или
объединений…» [Кубрякова 1996: 42]; в) «основное средство
понимания
мира
людьми»,
«естественный
способ
отождествления вида объекта или опыта при помощи
высвечивания одних свойств, преуменьшения других и
сокрытия третьих» [Лакофф, Джонсон 2004: 189-190]; г)
«мысленное соотнесение объекта к определенной категории,
которое внешне осуществляется (в звуковой и графической
форме) с помощью языка» [Болдырев 2001: 66-67]; д) «процесс
членения внутреннего и внешнего мира человека на дискретные
сущности и объединение таких сущностей, что позволяет свести
все многообразие проявлений бытия к конечному числу
разрядов» [Малинович 1998: 117].
Лингвистическое понимание термина «категория» основано
на его философском осмыслении как базового понятия и
впитало в себя представления смежных гуманитарных наук. В
современном понимании категория (греч. kategoria –
высказывание, признак) – предельно общее понятие. Образуется
как последний результат отвлечения (абстрагирования) от
предметов, их особенных признаков. Для него уже не
существует более общего, родового понятия, и, вместе с тем, он
обладает минимальным содержанием, то есть фиксирует
минимум признаков, охватываемых предметов. Однако это
такое содержание, которое отображает фундаментальные,
наиболее существенные связи и отношения объективной
действительности и познания [ВЭ 2001: 475]. В лингвистике
категория понимается как 1) класс объектов, в который относят
некий признак
объекта-денотата, конституируемого этим
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
признаком [Никитин 2003: 179]; 2) посредник между языком и
мышлением [Бенвенист 1974:104].
Категории рассматриваются в онтологическом (физическом),
философском (гносеологическом) и лингвистическом аспектах.
Онтологический аспект – это суть бытия самого явления.
Сущность не исчерпывает предмета полностью, потому что,
кроме качеств, раскрывающих его сущность, имеются, казалось
бы, несущественные черты, которые при рассмотрении их в
иной связи и иной плоскости могут стать существенной
характеристикой такого предмета [Малинович 2007: 21].
Категориальная сущность – это онтологическая сущность
объекта, в то время как понятийная категория имеет установку
на смысл и реализуется в языке. Лингвистический аспект
служит представлению, объективизации онтологического и
гносеологического аспектов категоризации лексическими,
морфологическими и синтаксическими средствами языка.
Выделяются различные типы категорий. О. Есперсену
принадлежит учение о понятийных категориях [Jespersen 1925.].
Он исходит из того, что язык призван передавать некоторое
мыслительное содержание, следовательно, он не может быть
полностью изолирован от логики. Связь между языком и
логикой он видел в синтаксисе. Ученый предлагает выделять
скрывающиеся за внешними фактами языка категории,
названные им понятийными, внеязыковыми потому, что они не
зависят от более или менее случайных фактов языка, то есть от
непоследовательности и отклонений в выражении объективных
отношений, которые встречаются во внешних, непосредственно
наблюдаемых категориях. Но они, в сущности, языковые, так
как они универсальны, то есть выражаются в каждом языке,
хотя и редко, ясным и недвусмысленным способом [Есперсен
1958: 59].
И.И. Мещанинов считает понятийные категории языковыми,
в отличие от О. Есперсена. По мнению И.И. Мещанинова,
понятийные категории сопоставляются с грамматическими
понятиями. Понятийные категории отражаются не только в
грамматических формах, но и в лексической семантике:
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Понятийные категории … оказываются … категориями
сознания, в том или ином виде выражающимися в языке»
[Мещанинов 1945: 15]. В теории Б. Уорфа [Whorf 1959]
категории имеют много общего с категориями
И. И.
Мещанинова и О. Есперсена, которые также развивают идею о
понятийных категориях, но И. И. Мещанинов разрабатывал
теорию понятийных категорий, имея ввиду именно
семантические категории: «… не всякое передаваемое языком
понятие является понятийной категорией. Ею становится такое
понятие, которое выступает в языковом строе и получает в нем
определенное
построение.
Понятийными
категориями
передаются в самом языке понятия, существующие в данной
общественной среде. Эти понятия не описываются при помощи
языка, а выявляются в нем самом, в его лексике и
грамматическом строе» [Мещанинов 1945: 15].
По утверждению Л. М. Васильева, в языке существуют
только семантические категории, под которыми ученый
понимает «абстрактные содержательные (в основе своей понятийные) категории языка, выражающиеся средствами явной
и скрытой грамматики» [Васильев 1990: 137].
Согласно Ю. Д. Апресяну, категоризация строится строго на
семантических основаниях. В основу классификации положены
так называемые системообразующие смыслы, под которыми Ю.
Д. Апресян понимает такие смыслы, которые входят в большое
число языковых единиц разной природы и при определенных
условиях проявляют себя относительно правил взаимодействия
значений [Апресян 2006: 52].
Как отмечает А. В. Бондарко, системно-категориальный
аспект мыслительного содержания представляют понятийные
(мыслительные, когнитивные, семантические) категории,
опирающиеся на лексические средства, на разнообразные
сочетания лексических и грамматических средств, на контекст и
речевую ситуацию [Бондарко 1983: 21-22]. Семантическая
категория
рассматривается в единстве
с системой
взаимодействующих
разнородных
(морфологических,
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
синтаксических, лексико-грамматических, лексических) средств
ее выражения в анализируемом языке [Бондарко 2005: 68].
Таким образом, мы приблизились к типу функциональносемантических категорий, которые представляют собой
языковую реализацию понятийных категорий и находятся в
отношениях взаимозависимости с системой языковых единиц,
классов и языковых категорий, то есть имеющих языковую
реализацию (воплощенных в лексических, грамматических
средствах, специфических для каждого языка). Они тесно
связанны со сферой коннотации, то есть дополнительным
смысловым
содержанием,
соотнесенным
с
образным
мышлением, и со сферой структурных значимостей и функций.
Другими словами, каждая функционально-семантическая
категория имеет понятийную и языковую онтологию, которые
становятся предметом исследования при обсуждении той или
иной категории. Референциально-денотативная прозрачность
функционально-семантических категорий неоднозначна. Чтобы
добиться ее однозначности, необходимо соотнести последнюю с
определенной
системой
координат
при обязательном
установлении основных и второстепенных признаков.
К числу функционально-семантических категорий относится
и семантическая константа ABSCHIED, занимающая важное
место в семантике внутреннего мира человека. В дальнейшем
исследуемая категория, реализуемая средствами немецкого
языка, будет именоваться функционально-семантической
категорией ABSCHIED, а внеязыковая понятийная категория –
понятием Прощание.
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
War unersättlich nach viel tausend Küssen,
Und mußt mit einem Kuß am Ende scheiden.
Nach herber Trennung tiefempfundnem Leiden
War mir das Ufer, dem ich mich entrissen,…
(W. Goethe, „Abschied“)
ГЛАВА I
Понятийная онтология категории ABSCHIED в немецком
языковом сознании
1.1 Функционально-семантические категории как
отражение языковой картины мира
К числу фундаментальных понятий, отражающих специфику
взаимоотношений человека с миром, относится понятие
картины мира. В задачу настоящего исследования входит
изучение функционально-семантической категории ABSCHIED
в наивной картине мира, точнее, реконструкция исследуемой
категории в языковой и культурно-исторической картине мира,
где ABSCHIED как фрагмент немецкой языковой картины мира
рассматривается в контексте мифологии, фольклора и культуры
немецкого народа, что предполагает диахронический анализ, так
как языковая картина мира изменяется не так динамично, как
научная.
Известно, что языковая реальность не совпадает с
физической и вещи никогда не представляются в языке такими,
какие они есть на самом деле. В процессе познания человек
категоризует мир с помощью языка, создает мир, являющийся
одновременно и субъективным и объективным, дополняя
логически отраженный в сознании мир языковыми моделями и
образами. В силу этого возникает языковая (по определению Г.
В. Колшанского языкомыслительная, концептуальная) картина
мира, заключающая в себе всю информацию о внешнем и
внутреннем мире, закрепленную средствами языка [Колшанский
2006: 15]. Картина мира, отображенная в сознании человека,
является вторичным существованием объективного мира в
своеобразной материальной форме, каковой является язык. В
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
результате
рождается
человеческая
картина
мира,
принадлежащая всему человеческому роду и существующая в
форме «язык-мышление». В формировании картины мира язык
выступает формой выражения мыслительного содержания.
Говоря о языковой картине мира в методологическом плане, Г.
В. Колшанский характеризует ее как «языковое воплощение
понимаемого мира, именно объективного мира, включающего и
самого человека как часть мира» [там же – с.25-27]. Картина
мира, представленная в отдельном языке, является результатом
познания и языкового оформления. В языке формируются не
только новые знания, но и знания, когда-то существовавшие у
носителей языка. Языковая картина мира хранит в себе
первичные знания о природе, человеке и его месте в этом мире
(пресуппозиции). Фонд всех усвоенных знаний фиксируется в
виде архаичных признаков. Архаичные признаки выражают
наивные, обыденные представления народа о человеке и
природе и при этом не осознаются носителями современного
языка [Пименова
2007: 357-358]. Языковая картина
интерпретируется как отражения житейских представлений о
том, или ином объекте (ситуации).
Языковая картина мира лингво - или этноспецифична, то есть
отражает особый способ мировидения, присущий данному
языку, культурно значимый для него и отличающий его от
других языков [Апресян 2006: 35]. Можно предположить, что
функционально-семантическая категория ABSCHIED как
фрагмент немецкой языковой картины отличается от категории
Прощание в русской языковой картине мира в силу специфики
культур, стоящих за каждым языком. В этой связи рассмотрим
условия возникновения категории ABSCHIED в контексте
мифологии и культуры немецкого народа.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.2 Категории Пространства и Времени как
условия возникновения функциональносемантической категории ABSCHIED в немецком
языковом сознании
Категории
Пространства и Времени имеют большое
значение в создании картины мира древних германцев. Чем
больше накапливается знаний у человека об окружающей
действительности, тем сложнее становятся представления о
времени и пространстве. Являя собой универсальные формы
восприятия действительности, постоянно взаимодействующие и
взаимовлияющие, Пространство и Время представляют
категории, присущие человеку на всех этапах его исторического
развития. «…Целиком опираясь на антиномию пространства и
времени, язык (другими словами, область представления или
высказывания на доречевом уровне) создает в мыслящем
человеке идеальный универсум (univers-idée), находящийся в
постоянном расширении, которому человек, единственный
среди мыслящих существ, может дать себе определение,
меняющееся из поколения в поколение. Идеальный универсум
(univers-idée), существующий в них безотносительно к моменту
и в каждое мгновение жизни сознания, и есть язык» [Гийом
1992: 157].
Пространство представляет собой одну из первых реалий
бытия, воспринимаемых и дифференцируемых человеком. Оно
организуется вокруг человека, ставящего себя в центр макро- и
микрокосма и дифференцируется подробно языковыми
средствами во всех языках, оказываясь основой для
формирования многих типов номинации. В древности
пространство, занятое племенем, народом было окружено
лесом, морем, горами, рекой. Локальные обозначения породили
путем переноса значения «другие, не наши, не у нас, в чужих
краях». Представление о том, что «свое» пространство
находится в центре, а «чужое» - на периферии, сохраняется и в
античности [Гак 2000: 124-129]. Это объясняется тем, что готы,
находясь в большом отдалении от центра римской культуры,
сохранили
большую
подвижность,
характерную
для
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
примитивной ступени общественного развития. Кроме этого,
передвижению восточных германцев, в частности готов,
послужило так называемое «великое переселение народов»
[Жирмунский 1956: 22].
В древнегерманских мифопоэтических представлениях
основная функция идеального Пространства заключалась в
воспроизведении прецедента, имитации акта первотворения,
преодоления «Хаоса», восстановления космизации вселенной,
синтезировании нового космоса. При анализе древнегерманской
лексики, которая служила для обозначения идеального
пространства, Т. В. Топорова выявляет следующие признаки,
типичные для данного пространства: богатство, изобилие,
изолированность и недосягаемость (курсив наш – Т. К.)
[Топорова 1993: 44-46]. Поскольку, согласно древним
представлениям, мир был создан в результате божественного
разрыва Хаоса (основной миф), особую важность при
этимологизировании
приобретает
учет
синкретического
значения «рвать»/ «соединять», которое легло в основу
большинства этимонов индоевропейских слов [Маковский 2004:
5]. Понятие разрубания, разрыва было связано в языческом
мышлении с понятием рождения, божественного созидания (ср.
Рождение Вселенной в результате божественного разрыва
Хаоса), с понятием здоровья, крепости [там же – с. 51]. Считаем
данный факт очень важным моментом в изучении генезиса
категории ABSCHIED.
В мифологии древних германцев выделяются следующие
ключевые понятия, относящиеся к локально-темпоральной
сфере:
«отделение»,
«соединение»,
«измерение»,
«горизонтальное положение», «лежание», «стояние» [Топорова
2000: 15]. Данные обозначения отсылают к древнегерманским
мифологическим
представлениям
о
происхождении
пространства и времени в результате космологических актов,
осуществляемых демиургом, - отделение неба от земли,
связывания хтонических сил, измерения вселенной. В
языческом сознании существовало следующее понимание
движения: движение от Центра интерпретировалось как
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
соединяющее (приближающее) и, соответственно как
положительное, а движение к Центру толковалось как
разъединяющее
(удаляющее)
и
воспринималось
как
отрицательное движение [Маковский
2008:
275],
что
сформировало изначально отрицательное отношение к
прощанию. В мифологии с полагания пределов начинается
процесс космогонии, отделения космоса от хаоса, что приводит
к становлению космоса как пространства, обретению космосом
пространственного статуса [Топорова 1994: 27-29].
В качестве центра мифологическое мировое Пространство
имело «мировое дерево», служившее мифологическим мотивом
как образец меры в пространстве. Мировое дерево составляет
основу вертикальной космической проекции. Оно связывает
землю, где живут люди, с небом, где находятся боги и где
помещается своеобразный «рай» для павших воинов и с
подземным миром, где находится царство мертвых – хель,
которое является тем центром, в точке которого совпадают
горизонтальная
и
вертикальная
картины
мира.
Пространственная
модель
включает
радужный
мост,
соединяющий землю и небо [Мифы народов мира 1998: 288].
Данное дерево имеет три корня, с которыми отождествляются
различные космические зоны (низ, верх и середина).
Соединение космических зон, с которыми соотносится
определенный класс животных существ (змеи, орлы, олени,
коза, люди), имплицирует возможность измерения вселенной по
вертикали. Крона дерева определяет пределы мира по
горизонтали [Топорова 2000: 15].
Что касается восприятия Времени в древности, то во
временном аспекте германо-скандинавская мифология делится
на космогоническую и эсхатологическую (мифы творения и
конца мира) [Мифы народов мира 1998: 288]. В основе
космического (циклического) Времени лежит некоторая
совокупность мифических представлений, архетипов, постоянно
повторяющихся моделей. События и действия как бы
возобновляют прасобытия и прадействия, происходящие во
время óно (Urzeit). Они несут в себе элементы ритуала, в
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
котором человек осуществляет связь между мифическим
(сакральным) и профанным временем [Арутюнова 1997: 11].
Мировое дерево служит ориентиром и для измерения времени:
оно возникает в зачаточной форме еще в хаотической стихии,
стареет и сгорает в конце мира и, таким образом, различные
стадии его роста соответствуют важнейшим этапам эволюции
вселенной [Топорова 2000: 15]. Именно в темпоральном
контексте происходит четкое разделение границ. В результате
переноса этого подхода с Пространства на Время различия
временных значений также первоначально оказываются чисто
качественными различиями [Кассирер 2002: 151].
Все вышеизложенное позволяет утверждать, что человек
хронотопичен. Языковая картина мира является результатом
познания древнего человека, опирающегося на антиномию
Пространства и Времени. Пространство и Время как
определяющие категории человеческого сознания представляют
собой главные факторы человеческого существования,
организующие все основополагающие аспекты бытия человека.
Они организуется вокруг человека, оказываясь основой для
формирования
многих
типов
номинации.
Акт
пространственного отграничения и четкое разделение границ в
темпоральном контексте явились предварительными условиями
для объективации функционально-семантической категории
ABSCHIED в мифологическом сознании древнего человека.
1.2.1 Граница как прототипический образ для
формирования категории ABSCHIED в немецкоязычном
сознании
Как было отмечено в предыдущем параграфе, Пространство
является данностью, вне которой человек себя не мыслит, и в
своих отношениях с Пространством человеку необходимо как
минимум две психологические опоры. Во-первых, это субъект
сознания – «Я», всегда помещающий себя в центре идеального
Пространства, и, во-вторых, противостоящая субъекту граница,
или границы, замыкающие Пространство вокруг него.
Поверхность тела можно смело назвать чертой между человеком
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и миром. Человек рассматривает мир исходя из специфики
своей сущности, но сама эта сущность обусловлена сущностью
мира как органического целого, дающей адекватное понимание
мира и человека, что свидетельствует о недопустимости отрыва
онтологии мира от человека. В древнегерманской традиции сама
Вселенная мыслится как происшедшая из частей расчлененного
существа и тем самым воспринимается как некоторая модель
человеческого тела [Степанов, Проскурин
1993: 28].
«Пространственные различия первоначально самым тесным
образом связаны с определенными материальными различиями,
а из них особое значение имеет различение частей собственного
тела, служащее исходной точкой все дальнейшей ориентации в
пространстве» [Кассирер 2002: 140].
По закону семиотического ряда – форма выступает знаком
занятого места, функции или назначения – в сфере культуры
один предмет замещается другим и переносит формы и облик
первого на себя. В наиболее древней форме этот закон был
тесно связан с отношением «микрокосм-макрокосм», так как
названия переходили первоначально с органа человеческого
тела на инструмент, выполняющий функцию этого органа
[Дмитровская 2002: 27]. Антропоцентричность пространства
поддерживается опытом обыденного сознания: преобладающий
способ восприятия и ментального моделирования Пространства
– «от человека», местоположение которого становится центром.
Начальной точкой отсчета в представлении о Пространстве
является человеческое тело. Примером этому служит слово
Scheide в значении «вагина» для актуализации представления о
границе тела: Teil des weiblichen Geschlechtsorgans bei Mensch
und Tier, Verbindungsgang zwischen Gebärmutter und äußerem
Geschlechtsteil [WDW 2000: 1093]. Для противопоставления
внутреннего и внешнего по отношению мира к человеку
выявлена сема «граница», тесно связанная с понятием
Пространства.
Значение
слова
Scheide
«граница»
рассматривается нами как семантический инвариант и в его
рамках выделяется прототип Grenze. Как отмечают Дж. Лакофф
и М. Джонсон, человек - физическое существо, отграниченное и
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отделенное от остального мира поверхностью кожи и
воспринимающий остальной мир как находящийся вне его:
«Каждый из нас – это вместилище, ограниченное поверхностью
тела, с ориентацией «внутри - снаружи» на другие физические
объекты, ограниченные поверхностями» [Лакофф, Джонсон
2004: 54-55]. Даже в тех случаях, когда нет естественной
физической границы, человек налагает свои собственные
границы, отделяя некоторую территорию и проводя границы
вокруг нее. Топология строится, исходя из положения в
пространстве человеческого тела. Вокруг «здесь» организуются
секторы пространства, определяемые словами «вправо»,
«влево», «позади», «впереди», «близко», «далеко». Это –
актуальное, достижимое пространство, доступное восприятию и
заполнению объектами, доступными непосредственному
воздействию и манипулированию. Часть актуального
пространства,
непосредственно
окружающего
человека,
считается принадлежащей ему и воспринимается как зона
интимности. Она является важным социокультурным
показателем, частью пространственных норм интимностиофициальности.
М. М. Маковский отмечает исключительную важность
понятия Граница в древнем сознании: граница приравнивалась к
божеству, считалась священной, ей приносились жертвы
[Маковский, 2008: 275]. В древности любой переход через
границу имел мистический, сакральный характер. Понятие
Граница актуализируется не только по отношению к частям тела
человека, но и другим предметам (дому, жилищу), а также
нематериальным объектам. Например, лексемы Scheidewand,
Scheidestunde, Scheidepunkt содержат сему границы между
внешним и внутренним миром, временную границу [WDW
2000: 1094].
Со временем границы Пространства выходят за пределы
чувственного восприятия, они расширяются в процессе
деятельности, направленной на освоение пространства. Человек
переносит данную характеристику на объекты окружающего
мира, которые имеют границы, отделенные от внешнего мира:
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Ihre Papiere? Warten Sie einen Augenblick.» Der Beamte setzte
die Brille ab und schaute Elisabeth an. Dann stand er umständlich auf
und ging hinter die Holzwand, die seinen Schalter von der größeren
Halle trennte [Remarque 2004: 234].
Затем, воспринимая и осмысливая окружающее его
пространство, человек переносит понятие Граница на
непространственные области.
Пространство культуры как
семиотическое пространство, «семиосфера», также невозможно
без наличия границ.
Граница разделяет мир (любой: внутренний, внешний,
временной) на свой мир и чужой мир. Прощание (расставание)
маркирует осознание человеком своего Эго. Человек с момента
своего самосознания, то есть выделения из природы, стремится
установить границы и как бы обезопасить себя внутри
некоторого замкнутого пространства [Цивьян 1973: 245].
Граница
является
противоречивым
единством
протяженности и виртуальности, внутреннего и внешнего,
непрерывного и прерывного, конечного и бесконечного. «С
одной стороны, Граница упорядочивает мир, отделяет космос от
хаоса, «свое» от «чужого», а с другой стороны, в
космогонических
мифах
замкнутость,
ограниченность
пространства описывается как препятствующие порождению
пространства» [Караулов 2006: 22]. Граница – начало и конец
определенного бытия; межа, отделяющая нечто от иного; место
прямого соприкосновения и взаимопроникновения смежно
сосуществующих предметов. Начало и Конец образуют диаду в
мифологическом созидании и имеют одну точку – Границу. Для
первобытного человека понятие Начало сопряжено с мифом о
божественом создании Вселенной, которое понималось
язычниками как разрыв Хаоса, то есть «изначального
пространства», «предпространства» [Маковский 2004: 51]. По
своей природе Граница парадоксальна: разъединяя вещи, она в
то же время объединяет их, становится основой их связи.
Граница – это опосредование, середина между нечто и иным.
Когда мы определяем нечто как предел, мы тем самым уже
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выходим за его предел. Граница в самом определении
существует как предел [Пивоваров 2003: 98 -100].
Всякое освоенное человеком пространство противостоит
неизведанному, дальнему, внешнему, чужому, враждебному,
опасному. Между ними – Граница. Граница очерчивает
освоенную территорию и отделяет свое, внутреннее
пространство от чужого, внешнего. Категория ABSCHIED –
культурный феномен, для которого
большое значение
представляет оппозиция «свой» - «чужой», соотносимая с
архетипами сознания. В связи с этим целесообразно считать
Границу важнейшим конституирующим признаком любого
культурного пространства. Ограничение, полагание пределов –
органически присущая природе человека потребность. Поэтому
по сегодняшний день для современного человека феномен
прощания подсознательно ассоциируется с границами:
Ich sagte, es imponiere mir, daß sie sich abmühe, ihre
künstlerischen Grenzen kennenzulernen, aber ich wäre noch mehr
beeindruckt, wenn sie etwas zu unserem Lebensunterhalt beitragen
würde, meinetwegen weit entfernt von diesen Grenzen [Becker 1994:
30]; ….immer breiter die Kluft zwischen uns und den seufzenden
Kindern [Böll 1977: 89].
Таким образом, понятие Граница является основой для
представления пространственной, временной и логикопонятийной областей знаний и выступает в качестве
древнейшего архетипа, создающего архетипический образ
категории ABSCHIED. Локальные обозначения Границы
способствовали возникновению представления у древнего
человека о «своем» и «чужом» Пространстве.
1.3. Генезис категории ABSCHIED в мифологическом
немецкоязычном сознании
Категории тесно связаны с лингвокультурной традицией.
Они открываются именно в формах выражения мысли. И
основной инструмент их исследования – диахронический, в
частности, этимологический анализ.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С объектом нашего исследования невозможно провести
прямой эксперимент и экспериментальным путем восстановить
процесс возникновения феномена ABSCHIED. Единственно, что
возможно - это приблизиться к началу. Еще Аристотель писал в
«Метафизике»: «… кто исследует всякую сущность вообще…,
тот, кто в какой-либо области располагает наибольшим знанием,
должен иметь возможность указать наиболее достоверные
начала <своего > предмета [Аристотель 2002: 113].
Выясняя вопрос о корнях и истоках функциональносемантической категории ABSCHIED, мы ни в коем случае не
пытаемся извлечь из этимологии историко-культурную
информацию. Вслед за В. Н. Топоровым мы считаем, что «суть
историзма»
в
этимологии
состоит
в
«определении
последовательности способов моделирования окружающего
мира» (по утверждению ученого, «такой подход приблизил бы
нас к важнейшей теме – «язык и культура») [Топоров 2005: 28].
Важно проследить эволюцию культурного феномена, каким
путем шло его развитие, учитывая тот факт, что эволюция
понятия происходит «по линии абстрагирования от конкретной
вещи, по линии эволюции знаковости» [Степанов 2004: 18]. Мы
попытаемся построить некую генетическую модель, исходя из
данных этимологического материала.
Мы не берем на себя смелость реконструировать
индоевропейский лексический архетип, а пытаемся найти
доминирующую концептуальную трактовку исследуемого
понятия,
то
есть
проанализировать
соответствия,
типологические параллели концептуализированных областей
смысла. Наша цель – не реконструкция праформы (это
нереально), а поиск архетипа, но архетипа «культурного,
«мифологического» на лингвистической основе. Отдельные
лексемы в некоторых культурных ареалах могут не восходить к
одному лексическому архетипу, они, тем не менее, восходят к
некоторому
единому
архетипу,
который
является
мифологическим, или культурным [Степанов, Проскурин 1993:
14-19].
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выявить
культурный
архетип
функциональносемантической категории ABSCHIED позволяет анализ
мифопоэтической модели мира.
Языковое мышление
проецируется на языковую деятельность, которая связана через
конвенциональность
семантики
с
мифологическими
установками каждого национально-культурного сообщества.
Мифологизация является универсальным способом постижения,
организации и категоризации действительности.
Мифы представляли собой серьезное, безальтернативное и
практически важное знание древнего человека о мире: языковая
личность выросла в окружении песен, эпоса, и это генетически
определило племенной взгляд на мир и поэтому регулировало
поведение отдельного человека, было включено в магию и
ритуал.
Несмотря на то, что мышление и сознание современного
человека отличаются от мышления и сознания первобытного
человека, тем не менее, «…реликты сакрального сознания и
восприятия мира, сформировавшиеся на домифологической и
мифологической стадиях бытия человека, а также в эпоху
раннего христианства, присутствуют на подсознательном
уровне и дают о себе знать и в настоящее время» [Малинович
2006:
286-287].
Сформировавшиеся
первоначально
в
представлении человека как совокупной общности, смыслы
претерпевают определенные семантические изменения в
направлении от сакрального к профанному, в результате чего
происходит десакрализация смысла, но исходная смысловая
матрица остается неизменной. Это значит, что на глубинных
уровнях сознания сохраняются исторически древние языковые
структуры.
Для мифологического мышления характерна особая логика –
ассоциативно-образная,
безразличная
к
противоречиям,
стремящаяся не к аналитическому пониманию мира, но,
напротив, к синкретическим, ценностным и всеобъемлющим
картинам. Первомиф «не хочет» различать часть и целое,
сходное и тождественное, видимость и сущность, имя и вещь,
пространство и время, прошлое и настоящее, мгновение и
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вечность [Мечковская 2004: 360]. В миропредставлении древних
Вселенная мыслилась как единый живой организм, устроенный
по принципу иерархической структурной организации. Мир
человека изначально не был отделен от Целого.
В мифологическом сознании древних людей все было
сущностно, конкретно, наглядно, непосредственно. Имя и
сущность вещей (дел, предметов) были неразрывны и
определяли друг друга. Каждый предмет был живым существом
со своим собственным, выражающим его суть именем.
Содержательную основу древнейшего пласта мифов
(«первомифов»
человечества)
составляют
категории
«коллективного бессознательного» - те врожденные и, повидимому, общечеловеческие прообразы – их вслед за Карлом
Юнгом стали называть архетипами [Jung 1997]- «образцы,
первичные формы; гипотетически реконструируемые или
фактически засвидетельствованные языковые формы, исходные
для их позднейших продолжений» [НСИСВ 2002:
85].
Следовательно, сознание первоначально ориентируется на
конкретные предметы и явления. Первым субъектом является
«Я», неосознанное на первых порах; «Я», которое является
устойчивостью, к которой присоединяются различные
предикаты» [Кацнельсон 2001: 36]. Но постепенно в процессе
исторического развития человек овладевает более сложными
(отвлеченными) представлениями. М. Хайдеггер определяет
человеческое со-знание как со-представленность предметной
сферы вместе с представляющим человеком в круге им же
обеспечиваемого представления. В рассуждениях учёного,
сознанием «Я» как субъекта в качестве субъективности столь
отличительного субъекта определяется бытие сущего
[Хайдеггер 1993: 60]. Это со- имплицирует соотнесенность с
сознанием
других, которое уже присутствовало на
мифологической стадии существования человека. «С …
отличением «Я» от «Ты» и от предметного бытия, которому «Я»
противопоставляется, происходит прорыв на новую ступень
мировидения. На этой стадии развития первобытный человек
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
различает «здесь» и «там», «присутствие» и «отсутствие»
[Кассирер 2002: 124].
Двойственность
бытия
в
человеческом
сознании
обусловливает само содержание
категории ABSCHIED.
Собственное «Я всегда осознается лишь в контексте какогонибудь отношения («Я» - не «Я», «Я» - «Другой», «Я» - “Мое»,
«Я” - “Я») и зависит от природы этого отношения. В древнем
обществе было сильно развито противопоставление «свойчужой», причем члены «своего» рода всегда мыслились со
знаком «плюс» в отличие от представителей чужих родов
[Маковский 1996: 40].
В связи с этим обстоятельством можно предположить, что
категория ABSCHIED возникла тогда, когда индивид стал
осознавать не только самого себя в представлении о «Я», а когда
он стал противопоставлять «внутреннее» и «внешнее», то есть
соотносить себя с пространством и предметами в пространстве.
В выделении себя, как субъекта, из объективного мира как
новом способе
бытия человека основан модус самости
повседневного бытия самости [Хайдеггер 2002: 115].
Достижение уровня субъективности, иначе говоря, членение
субъективного «Я» произошло лишь тогда, когда человек снял с
себя весь опыт природной самоорганизации, и природный
континуум был разорван. В то время как первобытный человек
большей частью своего существа еще принадлежал природе,
другая его часть как бы выпала из этой бессознательной
животной правильности. Такое частичное выпадение из
континуальных структур природных космо-биоритмов породило
мощнейший импульс отчуждения, и возникла первичная
метаоппозиция «Я-Другое» и ее производные «свое-чужое»,
«внутреннее-внешнее» [Пелипенко, Яковенко 1998: 21].
Данная
метаоппозиция
является
основанием
всех
последующих
расчленений
культурно-смыслового
пространства. В системе названных оппозиций оппозиция
«свой-чужой» принадлежит к числу наиболее архетипических,
глубинных. Оппозиция «Я» - «не Я» - не только самая
первичная, но и самая абстрактная: ни Я, ни Другое не обретают
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
никакого конкретного содержания, если не считать
содержанием шок отчуждения. Инструментом отчуждения,
этого
вынужденного
инополагания
человеческого
экзистенционального переживания внешнему миру, выступает
воля. Воля является каналом установления или снятия
субъектно-объектных отношений. Стремление таким образом
упорядочить природную самотождественность, вторичным
образом организовать мир породило человеческую самостность,
благодаря которой человек стал отличать себя от других
существ,
ощущать
себя
индивидом.
«Пребывание
переживающего
сознания
в
априорно-дуализованном
пространстве культурных смыслов онтологически продуцирует
отчуждение и связанные с ним психоэмоциональные реакции. И
прежде всего, неустранимое, непреодолимое стремление к
выходу, к бегству из этого конфликтного, дуализованного
пространства» [Пелипенко, Яковенко 1998:
360]. Таким
образом, лишь когда «Я» как форма субъективности стала
индивидуально-личностной,
сформировалась
культура
внутреннего мира человека, его самосознание. Осознание
человеком своего Эго обусловило возникновение категории
ABSCHIED.
Вслед за оппозицией «Я-не Я» возникает оппозиция «ЯДругой», на основе которой формируется целый ряд оппозиций,
соотносимых с архетипами сознания: «свое-чужое», «близкийдалекий». Согласно М. Хайдеггеру, «бытие друг с другом –
втайне от себя самого – обеспокоено заботой об этой дистанции.
В человеке … постоянно покоится забота об отличии от других»
[Хайдеггер 2002: 126]. По Н. Д. Арутюновой, понятие
«Другого» чрезвычайно важно для формирования самосознания
[Арутюнова 1992: 41]. Осознание себя возможно только в
противопоставлении. «Другой» превращает субъект познания в
его объект. Познавая себя, мы познаем свой образ в чужом
сознании. Само существование «другого» нас мобилизует,
«другой» таит опасность [там же, 41]. Согласно «диалогической
философии», человек становится субъектом истории и
субъектом познания, лишь вступая в диалог с другим
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
человеком, Богом и природой. Мир двойствен для человека, так
как основная сущность человека в поиске диалога со своими
ближними и родственниками: «…нет Я самого по себе, есть
только Я основного слова Я-Ты» [Бубер 1995: 16].
Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что
категория ABSCHIED формируется на основе мифологических
представлений, когда в процессе познавательной деятельности
древний человек начинает противопоставлять себя внешнему
пространству путем выделения себя как субъекта из внешнего
мира.
1.3.1 Прототипическая семантика функциональносемантической категории ABSCHIED (этимологический
анализ)
Понятие Прощание достаточно широко распространено и
употребляется предположительно во многих языках. В связи с
этим возникает потребность рассмотреть в первую очередь
этимологию ключевых слов категории ABSCHIED с целью
показать эволюцию категории во времени, прохождения ею тех
или иных этапов развития, обогащения содержания категории в
процессе этого движения, фиксирование тех или иных оттенков
исследуемой категории.
Мифологические представления о мировом дереве
отразились в истории индоевропейских корней
в
древнегерманских языках при формировании категории
ABSCHIED. Остановимся на логических предпосылках
формирования понятия Прощание в немецком языковом
сознании, восходящего к и.-е. корню *sk (h)eit, обозначающему
ритуальное действие «рубить», «рвать». Scheiden это, прежде
всего, редуплицированный глагол, имеющий в 8 веке
следующие значения:
ahd. sceidan «trennen», «weggehen»,
«teilen», «entfernen»; mhd. scheiden «teilen», «beenden»; mnd.
Schĕden «trennen», «entscheiden» [EW Pfeifer 1989: 1504], с
которым графически и фонетически совпадают латинские
глаголы abscīdo, abscind, abscedo со значением «уходить»,
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«удаляться», «отрезать», «отрубать», «отделять», «разрывать» и
древнегреческий
глагол
schizein (αποκόμω) «spalten»,
«zerreißen» (σχίζείυ) со значением «уходить прочь» [Дворецкий
1976: 15]. Тот же корень зафиксирован и в древнеанглийских
лексемах abscond, abscind, accede «отрезать», «отделять»,
«расходиться» [EDEl 1981: 3.] и в словах scind «split» ,
«cleave» , «tear apart», «separate», abscind «cut off» , «tear away»,
«put an end to» [POLD]. В готском языке присутствуют глаголы
af-leiƿan, af-satjan, af-scaidan с значениями «уходить»,
«отделять»,
«отлучать»
[Гухман
1958:
254].
В
древнеславянском также встречается слово скепать «щипать»,
«трепать» [Силин 1990: 15]. В связи с этим мы предполагаем
наличие в европейских языках родственной корневой морфемы
scedo- со значениями «удаляться», «уходить», «отступать».
Примечательно, что встречающийся во всех группах
индоевропейских языков корень *sk(h)eit стал основой для
возникновения понятия ABSCHIED только в древненемецком
языке. Рассмотрим в этой связи индоевропейский корень skei«разделять, разрезать», с которым соотносятся, согласно
традиционной этимологии, средневерхненемецкие корни scheitи scheid- , означающие первоначально «abgespaltenes Stück
Holz», «in Stücke
gehen, in Trümmer auseinanderbrechen»
[Маковский 2004: 428]. Специалисты возводят эти корни к
германскому глаголу *scaipan. Истоки их смысла восходят к
глубокой древности, поскольку общегерманское *scaipi- имело
исходное значение «что–то расщепленное», что позже
относилось к Schwertscheide «ножны»: die beiden Holzplatten, die
die Klinge schützen [ESW 1960: 640 - 641]. Следовательно,
немецкое Scheide (дрвн. sceida) с самого начала означало то, что
по форме напоминает что-то рассеченное («etwas Gespaltenes»).
Изначальное наименование реалий по значению глагола
scheiden (дрвн. sceidan) «резать», «колоть» «рассекать» в
результате переноса по сходству стало впоследствии названием
других предметов (ножны, чехол, футляр, вагина). Это
подтверждают данные словаря Wahrig, где лексема scheiden, от
которого образовано слово Abschied, является родственной для
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
таких лексических единиц как Scheitel «пробор», Scheibe
«окно», «ломоть», Schicht «слой», «пласт» [DW 2000: 1094], в
которых выявлена изначальная сема «граница, разделение».
Связь между корнями skei, *scaipi, scheit, scheid объясняется, повидимому,
засвидетельствованным
культом
дерева
и
мифологического мотива мирового дерева, представлявшего
символ середины мира в германской культуре. В словаре
Вариха, кроме значений Vagina, Werkstätte, röhrenförmiger
Pflanzenteil, слово Scheide имеет значение Grenze и восходит к
древненемецкому
слову
sceida
«Schwertscheide»,
обозначающему «gespaltenes», «расколотый», «расщепленный»
[DW 2000:1093]. Неслучайно в словаре современного немецкого
языка дается следующее толкование лексемы Scheide: «Grenze,
die zwei Bereiche verschiedener Art, Entwicklung und Struktur
voneinander trennt» [WDGS Bd 4.1980: 3185]. Слова Scheide и
Abschied образуют одно этимологическое гнездо, несмотря на
то, что их семантические связи нарушились. Более того, в
древневерхненемецкий
и
средненовонемецкий
периоды
развития немецкого языка лексема Scheide употреблялась в
значениях «Trennung», «Abschied», «Grenze» [ESW 1960: 641].
Естественно, в процессе исторического развития через
метонимический перенос данные лексемы получили разные
значения. Так, слово Scheide стало обозначать «ножны»,
«влагалище», а слово Abschied – «разлука», «расставание»,
«прощание». Однако значения «водораздел», «граница» у слова
Scheide
перекликаются
семантически
со
значениями
древненемецких слов abschit/ abschid entfernen «удалять»,
«удаляться», lostrennen «отпарывать», «распарывать», а также
Tod «смерть», которые подразумевают некий переход от одного
состояния к другому через определенную границу,
пограничную черту (Приложение № 3). В словаре Ф. Клуге
корень scheid- является синонимом корня Heid- в переносном
значении «пустошь» [KESW 1960: 640]. Некоторые
исследователи допускают связь Heide с гот. Haipi ‘Feld’: «zum
fremden Volk gehörig, auf dem freien, unbebauten Lande lebend»
[Маковский 2004: 213], что также ассоциируется со значением
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«граница, пространство, разделяющее своих и чужих». Таким
образом, в основе происхождения ключевого слова (имени)
категории Abschied имплицитно заложена бинарная оппозиция
свое/чужое. Более того, сема ab- в словоформе Abschied
абсолютизирует данную оппозицию. Согласно данным
словообразовательных справочников, ab- ['ap-] – отделяемый
продуктивный частотный полупрефикс глаголов, придает
глаголам значение удаления откуда-либо или нахождение в
отдалении от чего-л. при основах глаголов движения и редко
состояния
[ССЭНЯ 1979:
35]. Обобщенное лексикокатегориальное значение словообразовательного элемента (или
его вариантов) в каждом конкретном случае вместе со
значением производящей основы создает семантическую
мотивированность производного слова, которая в большей или
меньшей степени поясняет его значение, например
существительное Abschied мотивировано семантикой префикса
ab-, придающего существительному предметно-абстрактную
семантику действия и
значением
глагола
scheiden.
Семантическая сущность префиксальной модели заключается в
придании слову определенного категориального признака, а
именно признака удаления. Данный префикс анализируется в
работе Е. Г. Орлянской в связи с категорией отчуждения, так как
обладает пространственным значением (прочь, от) и
характеризует результат действия, направленного на отделение,
перемещение субъекта (объекта) от другого субъекта (объекта)
из мира объектов (субъектов), лежащих за пределами (за
границей) субъективного пространства [Орлянская 2002: 34].
По предположению М. М. Маковского, множественная
этимология строится на принципе «одно значение – несколько
этимонов». Поэтому мы не исключаем и существование другого
этимона, восходящего к и.-е. der- (ter-) ‘scheiden’, ‘reiben’ и
соотносящийся с древневерхненемецким trennila ‘Wirbel’,
‘Kreisel’ [Маковский 2004: 537]. В этимологическом словаре
Kluge этимология слова trennen имеет несколько иную
интерпретацию: оно восходит к индогерманскому корню derabspalten и в древневерхненемецком слова trinnan, trinnen имели
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
значение «sich abspalten», «absondern»
«отделять»,
«раскалывать». Возьмем на себя смелость предположить, что
лексемы scheiden и trennen входят в одно этимологическое
гнездо и не отрицают друг друга [KESW 1960: 789]. В малом
словаре средневерхненемецкого языка в качестве синонимов
лексемы Scheide выступают лексемы Trennung и Abschied, что
также свидетельствует о близости происхождения их значений и
наличия общей архисемы [KMW 1993: 215].
Результаты этимологического анализа позволили сделать
вывод, что лексемы scheiden и trennen входят в одно
этимологическое гнездо и являются этимологическими
синонимами (термин Ю. С. Степанова) [подробнее об этом:
Степанов 1997: 64]. Здесь идет речь о синонимизации
индоевропейских корней, ставшими синонимами не по
происхождению, а внутри данной понятийной сферы. Можно
констатировать, что основной (прототипический) признак,
содержащийся в их внутренней форме – уход, отдаление.
Архисемой
является значение ‘граница’, которую можно
интерпретировать как отгороженное пространство: «свой в
ограде, чужой – за оградой». На первобытной ступени развития
человека в силу сосредоточенности корневой морфемы scheidна границе, допускающей одностороннюю бесконечность
событий, прощание обозначает только конец, завершенность.
Таким образом, появление таких семантических дериватов как
Abschied, Scheidung, Scheiden, Trennung, Trennen обусловлено
семантическим сдвигом, когда одного слова - идентификатора
для описания значений недостаточно.
1.3.2 Лексемы-репрезентанты категории ABSCHIED в
немецкоязычном сознании (исторический аспект)
Исследование понятийных категорий, зафиксированных в
языке, всегда требует обращения к истории языка, в которой и
раскрываются единые законы мысли через разнообразие слов.С
этой целью рассмотрим историю развития некоторых ключевых
лексем-репрезентантов категории ABSCHIED.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В процессе изучения категории ABSCHIED в немецком
языке было выявлена специфика отражения прощания в
обыденном сознании немцев и обнаружено, что категория
ABSCHIED реализуется в сфере речевого этикета, включающего
в себя клишированные фразы, словосочетания и отдельные
языковые единицы: auf Wiedersehen, leb[t] wohl/leben Sie wohl;
(ugs.): ciao, tschüs; (bes. südd., bayr, österr.): servus; (landsch., sonst
veraltet): ade; guten Abend, guten Morgen, guten Tag; (ugs.): ciao,
grüß dich, grüß Gott, [halli] hallo; (salopp): hi; (schweiz. ugs.): salü.
(geh.): ich empfehle mich; (ugs.): auf bald, bis bald, machs gut;
(südd., österr.): behüt dich/euch/Sie Gott; (landsch.): auf
Wiederschauen; (landsch., sonst veraltend): adieu; (scherzh., sonst
veraltet): gehab dich wohl/gehabt euch wohl/gehaben Sie sich wohl;
addio, (ugs.): bye-bye, cheerio; (bayr., österr. mundartl.): pfiat di,
pfiat euch, pfiat Gott [DSW 2007]. Представленный комплекс
языковых средств активно участвует в реализации
семантической константы ABSCHIED в немецком языке.
Наибольший интерес представляют такие языковые единицы,
вербализующие категорию ABSCHIED, как heil, servus, ciao,
Tschüß (tschüs), ade, addio, adieu, Valet, Lebewohl. Данные
лексемы зафиксированы в выражениях Servus sagen, Tschüß
(tschüss) sagen, Valet sagen, das Valet geben, Lebewohl sagen,
Adieu (Ade, Adios, Adjes) sagen, Heil dir, Ciao sagen.
Сочетание Heil + адресат пожелания при прощании и
синонимичное ему Glück auf! употребляются в современном
немецком языке в значении «здравствуй» и «прощай».
Д. Г.Мальцева дает следующую справку: Heil, das: ahd. heil =
Glück; mhd. = Glück, Gesundheit. Сочетание стало официальной
формулой различных приветствий и пожеланий, например: Heil
den Siegern! [Мальцева 1998: 261-262].
«Glück auf!» по своему происхождению – горняцкое
пожелание и приветствие, которое родилось в среде горняков и
связано с их работой под землей. Желая друг другу Glück auf!,
шахтеры тем самым желали друг другу удачи, благополучного
окончания работы и выхода из шахты на поверхность. Со
временем это традиционное приветствие получило большое
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
распространение, вышло за пределы горняцкой среды и стало
употребляться в самом широком контексте в значении «удачи»,
«успеха». Например: Diese Grußformel hatte ihm Generaladjutant
von Hühnemann, nachdem er Erkundigungen eingezogen, im letzten
Augenblick; zugeflüstert denn natürlich hätte es störend gewirkt,
hätte die schöne Täuschung der Sachkenntnis und ernsten Vorliebe
aufgehoben, wenn Klaus Heinrich zu den Schützen «Glück auf!»
und zu Bergleuten etwa «Gut Heil!» gesagt hätte [Mann 1997: 160].
Как пожелание удачи при прощании употребляется сложное
слово Weidmannsheil! Летчикам перед взлетом желают «Glück
ab!» – удачного полета [Мальцева 1998: 261-262].
Для пожелания счастья на прощания употребляют выражение
«Gut Glück!»:
Er gab hierauf mehrere Schüsse auf die Ehrenscheibe ab, von
denen in den Berichte nicht gesagt war, wohin sie getroffen hatten,
pflog später mit drei aufeinander folgenden Männern ein und die
selbe Unterredung über die Vorzüge des Schützenwesens, die im
«Eliboten» als «gemütliche Aussprache» gekennzeichnet war, und
verabschiedete sich endlich mit einem herzlichen «Gut Glück!», das
unbeschreiblichen Jubel hervorrief [Mann 1997: 159-160].
Сiao [tʃao] - итальянское приветствие. В немецком языке
употребляется исключительно как форма прощания, возможно
из-за звуковой близости с tschüs, в то время как в Италии она
употребительна как при приветствии, так и при прощании.
Слово возникло из итальянского schiavo (Sklave) «раб»,
сокращенно от sono vostro schiavo!, «я твой слуга!», «всегда к
вашим услугам!» (http://de. Wiktionary /wiki/ciao). Сiao является
родственной формой приветствия по отношению к лексеме
servus «раб» (http://de.wikipedia.org/wiki/Servus).
Употребление лексемы servus характерно для южных
областей Германии (Бавария) и Австрии, где она считается
традиционной интимной формой при приветствии и прощании.
Данная лексема пришла из латинского языка, в котором она
имела значение «раб», а позже
«работник», «слуга»
(DDUWB1996: 1394). В современном немецком языке servus как
дружеское приветствие при встрече и прощании приемлемо
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
между друзьями и хорошими знакомыми. Хотя в старой
Австрии и Баварии данная форма использовалась и среди
дворян, часто в интересных комбинациях обращения в письмах:
Sehr geehrter Herr Minister, servus lieber Freund.
Что касается лексемы Tschüss (Tschüs), то этимологический
словарь Duden дает следующую справку: данное прощальное
приветствие восходит к нижненемецкому диалекту и
представляет собой сокращенную форму от лексемы atschüs!,
которая возникла в результате смягчения (палатализации) звука
j в нижненемецком
слове adjüs→tjüs. В основе данных
лексических форм лежит испанское прощальное приветствие a
dios, часто употребляемое моряками и означающее «к богу, с
богом» (DHWE
2006: 870). Прощальная форма Tschüs
применяется, как правило, между родственниками и хорошими
знакомыми.
Не менее интересна история возникновения прощального
приветствия Lebe wohl!, представляющего собой заимствование
в 17 веке французской формы прощания adieu «с богом,
счастливо оставаться», которая в свою очередь была перенята
соответственно от древнефранцузской формы adé (DHWE 2006:
22).
Синонимичные формы прощания Ade (Adieu, Adios, Adjes)
также имеют французские корни (DHWE 2006: 22-23), которые
в свою очередь восходят к латинскому слову adeum через
индогерманские связи с латинским deus «бог» и особенно через
родство с латинским словом dies «день». Видимо этим фактом
можно объяснить во всех европейских языках, в том числе и
немецком, наличие такой формы прощания как «Добрый день»
guten Tag.
Лексема Valet, выступающая элементом в таких выражениях
как Valet sagen, Valet geben, является устаревшей формой
прощания, заимствованной от латинского слова vale «Leb wohl»
(http://de.wikipedia.org/wiki/Valet).
Анализ лексем-репрезентантов категории Abschied показал,
что большинство из них имеют иностранное происхождение.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Хотя многие носители немецкого языка считают данные
формулы прощания исконно немецкими.
1.4 Основные категориальные признаки функциональносемантической категории ABSCHIED (дефиниционный
анализ)
В этимологическом словаре русского языка М. Фасмера
прощание толкуется через древнерусскую лексему «проща» как
«пропущение грехов», «чудесное исцеление», берующую свое
начало от древнего слова prostia «избавление» [Фасмер 1987:
387]. А словарь живого великорусского языка объясняет
прощание как ситуацию, в которой отпускают провинность
кому-либо, снимают обязательство с кого-либо, освобождают от
кары, от взыскания, милуют, примиряются сердцем [Даль 1982:
513].
С целью выяснить словарные значения ключевых лексем
категории ABSCHIED, обратимся к толковым словарям
немецкого языка. В процессе исследования замечено, что
наиболее частотными в словарях являются субстантивные
предикаты Abschied, Trennung, Scheidung, к которым был
применен метод дефиниционного анализа. Содержание понятия
и значения связаны между собой, однако их связь в
семантических исследованиях не всегда эксплицируется.
Понятийное (концептуальное) ядро значения соответствует
формальному
понятию
(эксплицируется
с
помощью
дефиниций).
Чтобы получить компонентную структуру микрополя
ABSCHIED,
следует считать необходимым условием
построения дефиниционного семантического поля наличие у
всех слов, входящих в состав этого поля, обязательной
семантической связи с ядром поля с семой «отдаление».
Это тот минимум наиболее общих и в то же время наиболее
характерных отличительных признаков, которые необходимы
для выделения и распознавания предмета.
У лексической единицы Abschied в словарных дефинициях
регистрируются следующие значения: die Situation, die Worte
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
und die Geste, wenn man selbst oder jemand anders weggeht
(DDUW); Trennung (DDUW, DBW, Langenscheidts, DW);
Entlassung (Wahrig, Brockhaus, Adelung). Лишь словари Sanders
& Wülfling, Agricola, Grimm определяют лексему Abschied как
Tod, Scheiden aus dem Leben (Sanders & Wülfling, Agricola,
Grimm).
У лексемы Trennung выделяются такие ЛСВ, как
«Beendigung des gemeinsamen Lebens» [DW 2000], «Teilung»
[Langenscheidts, WdGs 1980]. Лексема Trennung дается 5
словарями как «die Aufhebung (die Auflösung) der ehelichen
Lebensgemeinschaft oder einer Beziehung » [DDUW,
Langenscheidts, Brockhaus, Adelung, Agricola]. Словари Agricola,
Meyers Neues Lexikon и Wahrig регистрируют Trennung как
синоним Abschied. В словаре Duden лексема Trennung нашла
отражение в определении «eine räumliche Distanz voneinander».
Словарь Langenscheidts толкут слово Trennung как «Entfernung»
[Langenscheidts 2001], а в словаре Wahrig как Unterscheidung
[DW 2000]. Электронный современный словарь общей лексики
немецкого языка дает еще одно значение лексемы Trennung из
области космонавтики «расстыковка»[Abbyy Lingvo 2006].
В большинстве словарей лексема Scheidung определяется как
«Gesetzliche Auflösung einer Ehe, Ehescheidung, Trennung der
Ehegatten,» (DDUW, DBW, Langenscheidts, Wahrig, Brockhaus,
Agricola, WdGs 1980, Meyers Neues Lexikon). В более ранних
словарях у лексемы в качестве отдельных ЛСВ приводятся
«Abgang, Abschied, Abstand»[Adelung 1811]. И только словарь
Sanders & Wülfling регистрирует у слова значение «Schichtung,
Trennung und Sonderung chemischer Wendungen». В словаре
[LGDaF
1997:
829-830]
ключевое
слово
Scheidung
истолковывается в двух вариантах: 1.die Auflösung einer Ehe
durch ein Gericht «прекращение брака через суд» 2. Das Leben in
Scheidung, bevor das Gericht die Ehe auflöst «жизнь в разводе до
судебного прекращения (аннулирования) брака». В данных
определениях Scheidung используется для «обозначения одного
из видов семейного положения: это статус «раздельного
проживания», промежуточный между браком и разводом. Это
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
раздельное проживание может иметь место, в том числе в
пределах одной квартиры» [Зализняк 1999: 59].
Какие значения выделяют словари у ключевых лексем
категории ABSCHIED, демонстрирует таблица (см. приложение
№ 1).
Для того чтобы очертить ядро категории, мы обратились не
только к филологическим, но и к специальным словарям. В
теологическом словаре лексема Scheidung толкуется как
вынужденная мера: Die Scheidung einer gescheiterten Ehe ist als
Notlösung (als kleineres Übel) in der gegenwärtigen theologischen
Ethik weiterhin anerkennt [TL 1978: 108]. А слово Trennung
предъявляется как Unterweisung «распоряжение»: Auf Grund der
praktizierten Trennung von Staat und Kirche wurde nach 1945 die
kirchliche Unterweisung ausschließlich Sache der Kirche bzw. der
Kirchgemeinde [TL 1978: 110].
В юридическом словаре лексема Scheidung трактуется как
«развод»,
«прекращение
супружеского
сожительства»,
«расторжение брака» [НРЮС 2000: 407], а слово Trennung
определяется как «отделение», «расторжение», «разделение»,
«разъединение», «развод, раздельная жизнь супругов» [НРЮС
2000: 470].
В культурно-политическом словаре (в бытность ГДР) дается
идеологическое отношение к слову Scheidung как явлению,
которому не место в социалистическом обществе и которое
исключает примирение (не прощается): Ehe – so ist die
Ehescheidung in unserer Gesellschaft nicht nur möglich, sondern
kann auch unerläßlich sein, wenn die Ehe einen Zerrütungsgrad
erreicht, der eine Versöhnung ausschließt, und sie ihren Sinn für alle
unmittelbar Beteiligten verloren hat [KPW 1978: 152].
Данные словарей свидетельствуют о том, что смысловой
объем ключевых лексем константы ABSCHIED в словарных
толкованиях различен. Причем дефиниции зачастую даются
дважды: толкованием слова и его синонимами. На основании
принципа частотной встречаемости базовыми компонентами
ядра поля категории ABSCHIED выступают лексемы Abschied,
Tod, Auflösung, Trennung, Scheidung, Entlassung.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лексикографический анализ позволил выявить следующую
семантическую доминанту понятийного содержания категории
ABSCHIED: в сознании немецкоговорящих Прощание связано с
определенной ситуацией и выступает как процесс разделения,
разрыва, отлучения, прекращение отношений, различие,
освобождение, раздельное проживание; оно воспринимается как
процедура расторжения.
1.5 Категориальная ситуация ABSCHIED
Осваивая язык, понимая мир и осмысливая себя в нем,
человек усваивает и содержащиеся в нем смысловые модели
реальности, модели ситуаций и категоризует их.
В
лингвистике
ситуацией
называют
«сложную
семантическую единицу, выражаемую предложением», которая
налагается на «континуум объективных явлений» (Сильницкий
1973), «экстралингвистический референт предложения, отрезок
реальной действительности, частное событие, факт, о котором
сообщается в конкретном высказывании» [Арутюнова 1976: 7],
«прототипические ситуации, которые вызывают у разных людей
сходные реакции и опираются на стереотипы поведения
[Вежбицкая 1996: 336]. Понятие ситуации относят не только к
миру (фрагмент действительности), но и к языковой семантике
(смысловая структура предложения), а в известной степени и к
мышлению (фрагмент действительности, вырезанный и
отработанный мыслью)» [Арутюнова 1976: 7].
Как отмечает А. В. Бондарко, понятийные (мыслительные,
когнитивные, семантические) категории опираются на
лексические средства, на разнообразные сочетания лексических
и грамматических средств, на контекст и речевую ситуацию
[Бондарко, 1983: 21-22]. По утверждению учёного, понятие
категориальной ситуации служит для изучения функциональных
вариантов
функционально-семантической
категории,
выражаемых в высказывании. Таким образом, в основе
категориальной ситуации ABSCHIED лежит семантическая
категория ABSCHIED, для которой характерно наличие
совокупности слов и выражений. Мыслительные формы
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
закрепления в сознании того или иного свойства предмета,
ситуации или явления отрабатываются в виде сущности, которая
обладает способностью быть приложимой ко всему ряду
однородных явлений независимо от времени их реального
присутствия [Колшанский 2006: 9-10].
Из вышесказанного следует, что ситуация прощания для
носителя немецкого языка закрепляется в виде особой сущности
– категории ABSCHIED, обозначающей не отдельное действие
в определенный момент, а всеобщую закономерность –
ситуацию прощания, в каком бы виде она не проявлялась.
Прощание можно охарактеризовать как пространство
ситуации, которая представляет собой набор (цепочку)
действий, составляющих определенные события. Карл Бюлер в
своей концепции указательного поля точкой отсчета считал
дейктический центр «я-здесь-сейчас» [Бюлер 1934, 2000: 94-95].
Эта каноническая ситуация дейксиса вполне подходит для
схемы прощания: говорящий (прощающийся) помещает себя в
позицию ego и устанавливает отношения со всеми предметами
со своей точки зрения. В схеме К. Бюлера описан простейший
случай
ориентации
(как
у первобытного
человека,
разделяющего себя – здесь, других - там). Схема К. Бюлера
дополняется словами «близко», «далеко», «прошлое»,
«настоящее», «будущее», «было», «есть», «будет», которые
Бертран Рассел также называет эгоцентрическими словами, так
как их значения изменяются с переменой говорящего и его
положением во времени и пространстве [Рассел 1957, 2001: 97103].
Понятие «ситуация», по Э. Яковлеву, включает в себя
несколько
аспектов:
культурный,
предметный,
инструментальный [Яковлева
2006: 24]. Первый план –
предметный, т.е. окружающая собеседников физическая
реальность. На первый взгляд этот план представляется
простым. Однако более внимательный анализ позволяет увидеть
его сложность. Во-первых, источником информации об этом
плане ситуации для собеседников служат в основном их органы
чувств, а природа сенсорной информации весьма далека от
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
формы вербального кода и недостаточно изучена. Сами
коммуниканты являются составной физической частью
предметного плана. Следует отметить непредсказуемость
влияния предметного плана ситуации на ход коммуникативного
акта, когда чисто физическое неприятие, непреодолимая
антипатия мешают собеседникам установить необходимый
контакт. Во-вторых, говоря об этом плане, следует иметь в виду
образную память партнеров, которая может оказать сильное
влияние на ход беседы. Обстановка, окружающая собеседников,
относительно ее восприятия и оценки удобства, привычности
или непривычности, ассоциативных связей может предстать для
каждого коммуниканта совершенно по-разному. Кроме того,
нельзя забывать и о социальной функции обстановки, и об
определении этой функции собеседниками.
Второй план ситуации устного общения - инструментальный
- представляет собой набор вербальных и невербальных средств
для осуществления коммуникации, которыми располагают его
участники.
Третий план ситуации - культурный план представляет
собой информационный и культурный запас, которым обладает
каждый из участников коммуникативного акта, всю
информацию, которая накоплена человеком на протяжении всей
его предшествующей деятельности. Это и культурно
обусловленные
структуры
ценностей
участников
коммуникативного акта, и принятые правила поведения в
различных ситуациях и т.д.
В этой связи рассмотрим категориальную ситуацию
ABSCHIED в семиотическом, иструментальном, предметном и
культурном аспектах.
1.5.1 Категориальная ситуация ABSCHIED в контексте
знаковой теории (семиотический аспект)
Категории невозможно исследовать вне семиотической
теории языка. Знаки языка хранят информацию о способах
категоризации действительности человеком. Они объясняют
процессы категоризации и концептуализации, которые явно или
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неявно отражаются в языке и реконструируются в виде
понятийной системы, отражающей человеческий опыт или,
другими словами, осмысление человеком мира [Малинович,
2003: 25-26].
Семиологический
подход
позволил
выяснить,
что
категориальная ситуация ABSCHIED – семиотическая, которая
имеет сложную структуру и включает жесты, символику,
определенные языковые выражения, то есть категория
ABSCHIED обладает определенной семиотической плотностью.
Словознак Abschied, которым номинируется категориальная
ситуация немецкого Пощания,
далеко не полностью
распредмечивается в толковых словарях. В них ABSCHIED
определяется как одномерная категория, понятийный смысл
словознака Abschied в данной схеме очерчен только контурно.
Исчерпывающее
определение
понятийной
онтологии
ABSCHIED как фрагмента семантического континуума языка и
культуры остается за рамками словарной статьи, что доказывает
причастность знака к порождению информационных текстов. С
точки зрения семиотики, слова прощания – это тоже
информационные тексты. Ситуация прощания - семиотическая
(слезы, улыбка, махание рукой – знаки, имеющие разные
значения), где прощальный ритуал, этикет прощания –
экспоненты культуры. Как в любой семиотической ситуации
при прощании знак имеет определенные форму и значение,
например, махать рукой – форма, значения – уход, приветствие,
зов и т. д.
Л. О. Чернейко, отвечая на вопрос, в чем особенность
ситуации, считает, что имена ситуаций действительности
обладают известной сложностью, проистекающей 1) из
отражения соединенных в одном пространстве таксономически
разнородных вещей. Общим в объединении этих разнородных
элементов оказывается чисто внешнее для них свойство –
общность пространства; 2) имя ситуации ассоциируется в
сознании разных людей с разными ее компонентами, вызывая
разные представления [Чернейко 1997: 50-51].
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Субъект осмысленно фиксирует различные ситуации,
которые О. Н. Селиверстова интерпретирует как денотативные
или референтные положения дел [Селиверстова 1988]. Для
Прощания
как
знака
характерна
референциальная
концептуализация, суть которой состоит в том, что реальность
объективируется благодаря опыту и накопленным другими
знаниям. «Языковой знак соотносится с реальностью,
вычленяемой в виде значимого восприятия и представления о
ней. Реальность существует не только как объективированная
данность,… но и как сущность субъективно-объективного
порядка»
[Серебренникова
1997:
7].
Следовательно,
категориальная ситуация ABSCHIED предполагает субъектнообъектные
отношения
и
представлена
в
рамках
референциальной соотнесенности с внутренним миром «Я» и
миром «Другого».
1.5.2 Референциальная концептуализация семантической
категории ABSCHIED (предметный аспект)
Обращение к исследованию категории, как одной из
познавательных форм мышления человека, позволяющей
обобщать его опыт и осуществлять его классификацию,
провоцирует и обращение к одному из дискуссионных вопросов
- вопросу референции, т.е. соотношения языковых знаков и
внетекстовой реальности. По одному из существующих
определений, «референция - это отношение актуализованного,
включенного в речь имени или именного выражения (именной
группы) к объектам действительности» [Арутюнова 2000: 411].
По мнению Е. В. Падучевой, референция имеет место не для
слов и выражений языка, а для их употребления в речи. Но все
механизмы референции принадлежат языку: средства, с
помощью которых говорящий осуществляет свою референцию и
делает её достоянием слушающего, входят в семантику
предложения [Падучева 2008: 8], которая может быть понята в
большей мере на основе знаковой теории, так как она позволяет
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
увидеть существенные признаки языкового явления в
содержательно-функциональном плане.
Знак определяются через референт, которым может быть
объект или совокупность объектов. Соотнесенность с
обозначенной в данном высказывании предметной ситуацией
понимается как акт референции, а само материальное
обозначаемой – как референт. Референционные точки языка как
семиотической системы соотнесены с говорящим субъектом.
Этот принцип получает эксплицитное выражение в концепции
семиотического устройства языка, где обосновывается роль
системы указателей «я – здесь - сейчас» и роль
антропоцентрической метафоры [Степанов 2003: 50-51]. Наряду
с модальностью и референцией дейксис является одной из
основных категорий, которые необходимо используются в
процессе образования предложения и для «подготовки» его к
«переводу» в речевое высказывание. Тесно связанный с
понятием
референции,
термин
«дейксис»
служит
«ориентационным» свойством языка, соотнося объекты и
ситуации, относительно которых в языке осуществляется
референция с пространственно-временной нулевой отметкой здесь-и-сейчас - в контексте высказывания» [Лайонз 2003: 291].
Таким же образом дейксис служит одним из средств
актуализации компонентов высказывания. Средства дейксиса
(личный, денотативный и хронотопический) взаимодействуют
по-разному в зависимости от роли говорящего и
функционально-смыслового типа речи. Здесь стоит еще раз
вспомнить дейктический центр «я-здесь-сейчас» Карла Бюлера
для канонической схемы прощания [Бюлер 1934, 2000: 94-95].
Используемый принцип анализа лексических единиц позволяет
исследовать словесные знаки – репрезентанты категории
ABSCHIED в одной из их функций, заключающейся в
репрезентации семиосферы внутреннего мира человека и
окружающего его внешнего мира.
Собственное «Я» всегда осознается лишь в контексте какогонибудь отношения («Я» - не «Я», «Я» - «Другой», «Я» - “Мое»,
«Я” - “Я»). В связи с этим возникает необходимость подробнее
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рассмотреть отношение «Я-Я», и выделить признак «отношение
человека к самому себе», при котором субъект осмысленно
фиксирует данную ситуацию прощания. Например, человек
четко осознает свое существование в этом мире, когда ему
приходится расставаться с детством, прошлым, юностью, с тем,
кем он был прежде:
Отношение «Я» - “Мое»: Abschied von Kindheit, von der
Heimat [WdGS 1980: 54]; Von uns selbst nehmen wir Abschied in
langen schmerzlichen Abschiedsstunden, denn von dem
Vergangenen scheidend, muß auch von dem Vergangenen in uns
selbst geschieden sein [Becher 1950: 13].
В то же время ABSCHIED входит в группу социальных
категорий, регулирующих взаимодействие человека с Другим
(другими или социумом). Существование человека во всей
полноте возможно при условии существования других людей,
так как большая часть человеческих действий и атрибутов
реализуется благодаря восприятию и оцениванию другими
людьми. Следовательно, ситуация прощания реализуется также
и в отношении «Я-Ты», требующего явного или неявного
присутствия Другого, являющегося, согласно теории Ж.-П.
Сартра, необходимым условием семиотизации личности [цит. по
Арутюнова 1999: 647]. Отношение говорящего и отношение
слушающего к предмету речи, их взаимодействие предполагает
наличие элементов «Я» и «Ты», ибо коммуникация
осуществляется на рубеже сознаний двух субъектов,
соприсутствующих явно или неявно в акте коммуникации
[Малинович 1998: 117]. Это обстоятельство позволяет выделить
еще один дифференциальный признак – Отношение «Я-Ты»:
Er verabschiedete den jungen Mann mit den Worten: «Lieber
Doktor, meine Zeit ist gemessen. Ich danke Ihnen. Diese
Unterredung – von ihrer peinlichen Veranlassung abgesehen – hat
mich sehr befriedigt. Ich mache mir das Vergnügen, Ihnen das
Albrechtskreuz dritter Klasse mit der Krone zu verleihen. Ich werde
mich an Ihnen erinnern. Ich danke.» [Mann 1997: 30]. Данный
признак четко проявляется в ситуации прощания с эпохой, где
маркируется отношение человеку к миру и осознание себя в
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нем: Der Vater hatte mir einen Schluck Punsch eingegossen. Ich
stand wie die anderen, das Glas erwartungsvoll erhoben, und von
dem alten Jahrhundert Abschied nehmen. Gleich wird es
losgehen…Lebewohl, du gutes altes Jahrhundert! Lebewohl!
[Becher 1950:16-17].
Здесь мы имеет дело с референционным пространством 1-го
лица, говорящего («Я-дейксисом»). 2-го лица, слушающего
(«Ты-дейксисом»), другими словами, с личным дейксисом.
Однако существует и референционное пространство 3-го
лица
(«Он- или
Оно-дейксиса»), удаленного от
непосредственных собеседников, где имеет место отношение
«Я» - не «Я», «Я» - «Другой»:Während ich von mir dem Anderen
erzählte, zog der Andere öfter die Mütze und grüßte zu mir hin, als
verabschiedete er sich [Becher 1950: 397].
Данная референциальная соотнесённость основана на
противопоставлении данного/нового, то есть на наличии или
отсутствии предшествующего указания на объект, либо на
участии или неучастии объекта в актуальной конситуации до
момента
высказывания.
Подобную
референциальную
соотнесенность можно наблюдать в ситуации прощания с
усопшими, где о человеке, с которым прощаются навсегда,
говорится в 3-ем лице: Niemand konnte so wenig hierhergehören
wie ich. Trotzdem, dachte ich, trotzdem hatte ich ein Recht
hierzusein. Ich verabschiedete Beerenbaum nicht einfach aus dem
Leben, ich verabschiedete ihn aus meinem Leben, in dem er, lange,
bevor wir uns begegnet waren, Platz genommen hatte, als wäre es
sein eigenes [Maron 1991: 57].
При этом необходимо различать ситуацию прощания с
умирающим и ситуацию прощания с усопшим, которые
отличаются не только тем, что в первом случае имеют место
отношения «Я» - «Я», «Я-Ты», а во втором – отношения «ЯТы», но чаще «Я» - «ОН»). Сравним данные ситуации:
1) «Du bist nicht traurig, weil es vorbei ist?» «Es ist nicht vorbei.
Es ändert sich nur.» Sie sah ihn an. «Doch», sagte er. «Ich bin
traurig. Ich bin so traurig, daß ich glaube, ich werde morgen
sterben, wenn ich dich verlasse. Aber wenn ich dann denke, was
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
geschehen müßte, damit ich nicht traurig wäre, dann gibt es nur das
eine, daß ich dich nicht getroffen hätte. Dann würde ich nicht traurig
sein, sondern leer und gleichgültig wieder abfahren. Und wenn ich
das denke, dann ist die Trauer keine Trauer mehr. Sie ist ein
schwarzes Glück. Die andere Seite des Glücks» [Remarque 2004:
317];
2) Die ganze Nacht über kamen Gläubige in die Christi-ErlöserKathedrale, um Alexi II. die letzte Ehre zu erweisen. Am Sonntag
stehen sie bereits wieder in einer mehrere hundert Meter langen
Schlange und warten darauf, zur Bahre vorgelassen zu werden.
Anlässlich der Trauerveranstaltungen wurden zahlreiche Straßen in
Moskaus Stadtkern abgesperrt. Alexi II., der 18 Jahre lang
Oberhaupt der Russisch-orthodoxen Kirche war, starb am
Freitagmorgen in seiner Residenz Peredelkino bei Moskau an
einem Herzinfarkt. Er war 79 Jahre alt. Der Patriarch soll am
Dienstag in der Moskauer Epiphanias-Kathedrale beigesetzt werden.
Bis dahin bleibt sein Leichnam aufgebahrt (RIA Novosti, 07.12.08).
Существенное различие между данными ситуациями состоит
в том, что первую ситуацию можно назвать канонической
(говорящий и адресат находятся в одном и том же месте),
вторая представляет собой неканоническую (хотя и речевую)
ситуацию, в которой говорящий и адресат находятся в разных
местах (в данном случае в разных мирах) или же адресат вообще
отсутствует. Тем самым говорящий оказывается перед выбором
– на кого ему ориентироваться, на себя или на адресата.
Возможность физического несуществования объекта-референта
обусловлена онтологически: «референция, в отличие от
семантики, имеет дело не с пространственной определенностью
вещи, а с логической определенностью. Так же, как и категория
«личности-безличности» в семантике, референция может
градуироваться по определенности, но при этом результатом
будет та или иная степень возможности идентифицировать вещь
или лицо, о которых идет речь» (Степанов 1998: 659).
Анализируя референциальный механизм высказывания, П.
Стросон заключает, что для осуществления единичной
референции необходим контекст высказывания, включающий в
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
себя «время, место, ситуацию, личность говорящего, предмет,
который находится в центре внимания, личный опыт
говорящего и тех, к кому обращена речь» [Strawson 1952: 53].
Заострим внимание на категориях пространства и времени,
служащих основой для осуществления референции, так как
онтологически материя, пространство и время неотделимы при
отражении фрагмента действительности. Реальность в ее
пространственно-временной сущности
(хронотопический
дейксис) осуществляется в немецкой ситуации прощания
формальными элементами двух основных типов: именными
группами, включающими указательные местоимения или их
аналогами, показателями пространственной ориентации (dort,
hier, im Saal) и темпоральными наречиями типа heute, jetzt.
Пространственная ориентация категориальной ситуации
ABSCHIED представлена в примере посредством показателей
пространственной ориентации: Diese Abschiede auf irischen
Bahnhöfen, an Bushaltestellen mitten im Moor, wenn die Tränen
sich mit Regentropfen mischen und der atlantische Wind weht; der
Großvater steht dabei, er kennt die Schluchten von Manhattan, kennt
die New Yorker Waterfront, er hat dreißig Jahre lang die „Faust im
Nacken“ gespürt, und er steckt dem Jungen schnell noch eine
Pfundnote zu, dem Kahlgeschorenen, noch Rotznäsigen, um den
geweint wird, wie Jakob um Josef weinte… [Böll 1977: 90].
Что касается временного дейксиса, то «у времени нет
собственного характера существования вне действия. Но все
связи вещей, все имеющие место отношения между ними
восходят, в конечном счете, к определениям временных
событий, к различиям между «раньше» и «позже», между
«теперь» и «тогда» [Кассирер 2002: 151]. На наличие
временного признака указывают примеры ситуации ABSCHIED,
относящуюся к прошлому (категориальная ситуация Прощания
эксплицирована словами vorbei, damals, wieder):
«Wohin sah ich? Worauf horchte ich? Horchte ich auf die
Ziehharmonika? Vorbei…Sah ich uns durch die Straßen laufen,
Streichhölzchen in die Klingeln stecken, bis Haus an Haus in
Aufruhr geriet, und die Hausmeister hinter uns herliefen und uns
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
nachfluchten?! Vorbei…» [Becher, 1950: 116]; «…Als wir noch
Kinder waren… Damals! Damals...» [Becher, 1950: 425]; Nach
langer Trennung sah ich sie wieder [DRSL 1970:1107]; будущему
(актуализованному наречием morgen):Da ich morgen abreise,
erlauben Sie mir, Ihnen Lebewohl zu sagen [DRSL 1970:1106];
Morgen muβ ich fort von hier und muβ Abschied nehmen
[Langenscheidts 4000 Sprichwörter und Zitaten 2001: 24] и
настоящему, актуализованному наречием jetzt: Gestatten Sie mir,
mich jetzt zu verabschieden [DRSL 1970:1184]. При этом слова,
актуализирующие исследуемую категорию, могут обозначать
сам процесс либо момент прощания или разлуки.
Таким образом, экстенсионал категории ABSCHIED, иначе
говоря, совокупность или множество потенциально возможных
референтов данного словознака, т.е. конкретных объектов
внешнего мира, к которым приложим словознак Abschied в
процессе
своего
актуального
или
потенциального
использования, определяется с помощью дейксиса как одного из
способов референции. Это позволяет выделить следующие
категориальные признаки ABSCHIED в зависимости от
референциальной соотнесенности данного словознака к
объектам действительности: отношение «Я-Я», отношение «ЯТы», отношение «Я-Другой», отношение «Я-ОН», «событие,
занимающее определенный период времени»,
«событие,
обусловленное
пространственными характеристиками и
локализованное в человеческой сфере».
1.5.3 Невербальные ситуации немецкого прощания
(инструментальный аспект)
В естественном общении носителей немецкого языка, как и
других языков, значительную роль играют коммуникативные
внеречевые специализированные действия человека. Жесты
заменяют речевые действия, а иногда даже находятся в
противоречии с ними. Это движения и положения тела,
движения головы и конечностей, а также движения лица,
имеющие специфические значения в определенной социальной
и культурной среде.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Между употреблением жестов в немецком и русском
коммуникативном поведении удается установить: совпадения в
исполнении жестов и их смыслах; расхождения в исполнении
жестов при совпадающих смыслах; расхождения в смыслах
жестов при совпадающем исполнении; наличие в иностранном
коммуникативном поведении жестов, которые отсутствуют в
родном русском языке. В русском и немецком языках
определенность
выражается
подчеркивающим
жестом,
направленным сверху вниз, а неопределенность – снизу вверх;
утвердительный жест вертикальный, отрицательный –
горизонтальный. Совпадают и основные параметры «контакта
глаз» и «личные дистанции» между говорящими.
Практически совпадают в исполнении и смыслах и
прощальные жесты, например: den Hut lüften; auf die Wange
küssen. Чтобы послать воздушный поцелуй, в немецкой
традиции целуют кончики пальцев с внутренней стороны и
завершают жест взмахом руки вверх с поднятой ладонью; в
русской традиции жест завершается отводом ладони вправо
приблизительно до уровня глаз. При приветствии и прощании у
носителей немецкого языка рука согнута в локте, кисть
производит легкие движения из стороны в сторону или то же
движение производится вытянутой рукой. У носителей русского
языка приподнятая рука движется (помахивает) вперед-назад
(под влиянием кино и телевидения и у носителей русского языка
при выполнении этого жеста наблюдается направление
движения из стороны в сторону).
Язык жестов изменяется во времени: утрачиваются старые,
некогда существовавшие жесты, их прототипы выходят из
активного употребления, а языковое выражение продолжает
употребляться, подвергшись определенной семантической
модификации. Ритуальный жестовый знак (или цепочка знаков)
начинает воспроизводиться или отображаться в более или менее
редуцированном виде за пределами семиотики ритуала – в
других семиотиках (в искусстве, в поведении, в языке).
При прощании в германской культуре обмениваются
рукопожатием, и при этом используются формулы die Hände
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(kräftig, lange) schütteln, j-n mit Handschlag begrüßen
(verabschieden); для этого жеста характерна определенная
сердечность - mit lebhafter Bewegung die Hand geben. Для жеста
характерен широкий взмах руки, так прощаются друг с другом
люди, находящиеся в дружеских отношениях. В официальной
обстановке этот жест не используется. Он, вероятно, типичен
только для северных районов страны, как отмечают жители
Баварии: Im Näherkommen hellte sich die Miene seines Bruders auf,
er lachte. Drinnen begrüßte Lorenz ihn norddeutsch mit
Handschlag (Lattmann. Die Brüder).
В нашем материале нашли отражение рукопожатие, кивок,
взмах рукой, объятие и поцелуй:
„Sie stören niemand“, erklärte Fräulein Müller, und die Würde
fiel plötzlich von ihr ab. „Außer Ihnen wohnt niemand hier… Sie
nickte und ging [Remarque 2000: 193]; Ich kündigte Bruno an, mich
in den nächsten Tagen bei ihm zu melden, ließ mich vom Grafen die
Hand küssen und ging [Maron1991: 81]; Ich war zu müde, um sie
noch zu verstehen. Gute Nacht, sagte ich, und alles Gute, vielleicht
wirst du Wind, und wir treffen uns wieder. Dann küßte ich sie.
[Maron1991: 88].
Из древних времен пришел жест, выраженный в следующей
формуле: Ein Kreuz (drei Kreuze) hinter j-m machen разг.-фам.
Облегченно вздохнуть после ухода кого-л. (буквально трижды
перекреститься за чьей-либо спиной) [Мальцева 1998: 269-271].
Чувство облегчения выражается соответствующим жестом за
спиной уходящего.
Общеизвестный исторический жест фашистов – вскидывание
вверх правой руки
при прощании и при
приветствии
употребляется и в наши дни в неонацистских группировках.
Когда мы имеем дело с невербальными речевыми актами,
важным является репрезентация эмоций говорящего:
Bei diesen Worten war sie plötzlich aufgestanden, ich fühlte, dass
sie zu Ende war. Etwas verlegen suchte ich nach einem Wort. Aber
sie musste meine Bemühung gefühlt haben und wehrte rasch ab.
„Nein, bitte, sprechen Sie nicht…, ich möchte nicht, dass Sie mir
etwas antworten oder sagen…Seien Sie bedankt, dass Sie mir
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
zugehört haben, und reisen Sie wohl.“ Sie stand mir gegenüber und
reichte mir die Hand zum Abschied…Und da beugte ich mich
nieder und küsste respektvoll ihre welke, wie Herbstlaub leicht
zitternde Hand. [Zweig 2001: 267] В качестве невербального
речевого акта в данной ситуации прощания выступает
протягивание трясущейся руки, что свидетельствует об
определенном эмоциональном состоянии прощающегося.
В ситуации прощания для передачи эмоций часто
используется описание непосредственного выражения в жестах
и поведении. Рассмотрим ситуацию прощания, в которой
эксплицитно
выражено
психологическое
состояние
комуниканта:
„Nein, Fischchen, einen Aufschub würde zu nichts führen, nur zu
Ärger. Glaub mir. Das einzig Richtige ist: wir bleiben bei unserem
Vorsatz.“ „Ja, aber… aber wenn es so…so…“. Sie konnte vor
Schluchzen nicht weiterreden. Die Tränen flossen ihr über die
Wangen. Sie hätte das Tüchlein benützen können, aber dann wären
die Tränen nicht sichtbar gewesen, und die sollten doch gesehen
werden. Dabei weinte sie nicht etwa nur deshalb und weil sie es im
allgemeinen gern tat, sondern auch aus echtem Trennungsschmerz.
„Wenn es eben so… schwer ist, Alexander! Plötzlich ganz einsam
und verlassen sein. Noch dazu einen Tag vor Silvester!“ Sie weinte
nun laut und hemmungslos wie ein Kind. Er streichelte sie. „Aber
Fischchen, Fischchen, wein doch nicht! Es wird schon wieder gut.
Du mußt keine Angst vor der Verlassenheit haben“ [Weiskopf 1955:
490].
Слезы в глазах, искривленный рот, плач – все это
репрезентативы эмоций, по которым можно судить о характере
эмоций, переживаемых персонажем:
Ich hatte mich etwa eine halbe Stunde in den schmachtenden,
süßen Gedanken des Abscheidens, des Wiedersehens geweidet, als
ich sie die Terrasse heraufsteigen hörte. Ich lief ihnen entgegen, mit
einem Schauer faßte ich ihre Hand und küßte sie. „Lotte“, sagte ich,
indem ich ihr die Hand reichte und mir die Augen voll Tränen
wurden, „wir werden uns wiedersehen! Hier und dort wiedersehen!“
– ich konnte nicht weiter reden – Wilhelm, mußte sie mich das
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
fragen, da ich diesen ängstlichen Abschied im Herzen hatte! [Goethe
2005: 97-98]. Присутствующие в данных примерах
невербальные средства прощания усиливают перлокутивный
эффект.
Исходя из вышеизложенного, следует, что
ситуация
ABSCHIED представляет собой сложную семиотическую
структуру, включающую жесты, символику, определенные
языковые выражения. Структурирование образа ситуации
осуществляется,
по-видимому,
в
одних
случаях
с
доминированием внутренних потребностей, в других – внешних
обстоятельств, диктующих тот или иной образ действий.
Правила невербального выражения эмоций являются в своей
основе культурно - и социально-специфичными. Набор
вербальных и невербальных средств может быть ограничен
разными условиями (правилами поведения, социально
закрепленными в различных ситуациях у разных этносов,
жанром речевого произведения — интимная беседа, научная
конференция и т. д., невозможностью декодировать жесты
собеседника при телефонном разговоре). Кроме того, ситуация
ABSCHIED может протекать в разных семиотических
пространствах.
В связи с этим рассмотрим ритуал и этикет как основные
семиотические пространства Прощания.
1.5.4 Ритуал и этикет как основные семиотические
пространства категориальной ситуации ABSCHIED
(культурный аспект)
В филогенезе ритуальное действие было первым
семиотическим
процессом,
который
формировал
мифологические представления первобытных людей и их
семиотические возможности коммуницирования – ритуальные
танцы, музыку, скульптуру и, наконец, язык. В своих основных
проявлениях ритуал представляет собой исходную форму
знакового поведения первобытного человека. В фидеистическом
смысле ритуал – это форма символического поведения,
связанного с верой в высшие силы. Ритуалом называются также
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
семиотические явления, с верой не связанные – церемонии,
визиты вежливости и т. д. В ритуале есть три обязательных
компонента разной семиотической природы: ритуальное
действие над предметами или с помощью предметов;
мифологическое представление о значении совершаемого
действия; сопровождающие действие словесные формулы
[Мечковская 2004: 280].
Английский антрополог В. Тэрнер дает следующее
определение
ритуала:
«Ритуал,
– это стереотипная
последовательность действий, которые охватывают жесты,
слова и объекты, исполняются на специально подготовленном
месте
и
предназначаются
для
воздействия
на
сверхъестественные силы или существа в интересах и целях
исполнителей» [Тэрнер 1983: 33]. Основные темы древнейших
ритуалов – это сотворение космоса (миропорядка) из хаоса,
природный круговорот жизни и смерти, зимы и лета, дня и ночи.
Ритуальные темы главных и древнейших мифов в
преобразованном, иногда в ослабленном и даже не вполне
осознаваемом виде присутствуют во всех ритуалах, связанных с
жизненным циклом и хозяйственной деятельностью людей.
Психологической основой этого переноса было уподобление,
которое
в
мифологическом
сознании
сливается
с
отождествлением. Все важные и критические события в жизни
первобытного коллектива и его отдельных членов не просто
сопровождались некоторыми ритуалами, но и переживались
путем совершения обряда [Мечковская 1998: 47-48].
На ранних стадиях развития культуры, сакральное
охватывает почти все этапы жизни человека от рождения до
самой смерти. Всякое изменение в положении человека
вызывает взаимодействие светского и сакрального. По мнению
французского антрополога А. Ван Геннепа, жизнь состоит из
последовательных переходов от одной среды к другой, от
одного социального положения к другому. Поэтому человек в
жизни проходит некие этапы, и окончание одного и начало
другого образуют «системы единого порядка». К таковым
относятся: рождение, инициация, брак, семейное положение,
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
профессиональная деятельность, общественное положение и
смерть. И все эти явления сопровождаются церемониями, цель
которых состоит в том, чтобы обеспечить переход человека от
одного состояния к другому [Ван Геннеп 1999: 9]. Подобные
обряды и церемонии группируются по определенной схеме. Они
делятся на обряды отделения, обряды промежутка и обряды
включения. При этом обряды отделения, другими словами,
обряды прощания, представлены в погребальных церемониях:
So starb denn Johann Albrecht der Dritte, tat seinen letzten
Seufzer in einer Winternacht, und das Alte Schloß war feierlich
erleuchtet, während er verschied. Die düsteren Umständlichkeiten,
diese
unterschiedlichen Aufbahrungen und Überführungen,
Leichenparaden, Einsegnungen und Gedächtnisfeiern am Katafalk,
nahmen Tage in Anspruch, und acht Stunden lang war Johann
Albrechts Leiche, inmitten einer Ehrenwache, die aus zwei
Obersten, zwei Oberstleutnants, zwei Feldwebeln, zwei
Wachmeistern, zwei Unteroffizieren und zwei Kammerherren
bestand, dem Publikum zur Besichtigung ausgestellt [Aichinger
2000: 121-122].
Ритуал прощания относится к первичным знаниям о бытии.
Для архаичного сознания ритуал связывал «здесь» и «теперь» с
«там» и «тогда» и обеспечивал преемственность бытия человека
в мире, выводимом из космологической схемы [Топоров 2005:
493-494]: возникновения Космоса из Хаоса. Способом
интегрировать Космос из разрушенного мира, восстановление
всего того, что возникло в акте первотворения, и является
ритуальное действие. Каждый живой ритуал, в том числе и
ритуал Прощания, своим внутренним смыслом отсылает к
приведенной схеме.
Ритуал совершается в экстремальных условиях, когда угрозы
безопасности жизни и миру максимальны (этому соответствует
предельное возрастание негативных эмоций – беспокойство,
тревога, угнетенность, печаль, тоска, отчаяние, страх, ужас. С
этим, видимо, связано большей частью негативное отношение к
прощанию:
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
In tiefer Trauer, den Kranz auf dem Schoß, saß sie wenig später
wieder in der S-Bahn [Brückner 1990: 123].
Исходя из данности, ритуал прощания приводит к некоему
оптимальному
состоянию
(ему
сопутствует
взрыв
положительных эмоций – радость, восторг, чувство свободы):
Abschiedsmusik ertönt. Eine Abschiedsfeier beginnt. Wir sind
alle dazu eingeladen. Es gilt Abschied zu nehmen, von Menschen
und Zeiten. Von vielem, was uns verwandt und teuer war, nehmen
wir Abschied, und das Scheiden tut weh. Aber wir nehmen auch
Abschied, fröhlich nehmen wir Abschied, ohne „Auf Wiedersehen!“
zu sagen, ohne „Lebewohl!“ [Becher 1950: 13].
Кроме этого, ритуал служит гарантией выживания
коллектива. По сравнению с мифом, ритуал втягивает в себя
весь коллектив, как зрителей, так и участников в большей
степени (ср. официальное прощание после встречи в верхах или
погребение, поминки).
Только в ритуале достигается переживание целостности
бытия и целостности знания о нем:
Die Trauerfeier fand in der kleinen Kapelle statt. Man mußte
stehen, da das Gefühl an der weit, zumeist als Heizmaterial,
verwendet worden war. Zwitschernd und schilpend flogen Spatzen
durch den kühlen Raum. Während der Trauerfeier, die der
altgewordene Eckard Quint hielt, inzwischen ordiniert und Pfarrer
der bayerischen Landeskirche, ließ Herr Brandes seine Augen
prüfend durch den Raum schweifen; seine Frau stieß ihn mehrfach
an und ermahnte ihn, aufmerksam zu sein. Pfarrer gab einen
Lebensabriß des Verstorbenen, faßte neun Jahrzehnte, zwei
Weltkriege, und zwei Inflationen, in wenigen Sätzen zusammen,
erwähnte kurz jenen Familien Tag der Qundts [Brückner 1990: 115].
Все важные критические события в жизни первобытного
коллектива не просто сопровождались ритуалами, но и
переживались (проживались) путем совершения обряда. Обряды
сопровождали встречу и проводы времен года, рождение,
свадьбу, смерть (похороны). Ритуалы, связанные с
«непреходящими» обстоятельствами жизни (рождение, свадьба,
болезни, смерть), до сих пор продолжают жить, в современном
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
немецком сообществе, трансформируясь в обычаи и
безотчетные поведенческие стереотипы:
Beerenbaums Beisetzung war für zwei Uhr angesetzt. Ich war
wegen der Kälte schnell gelaufen und stand eine Viertelstunde zu
früh vor dem Friedhofsportal. Scharen alter Leute, Grabgebinde
aus künstlichen Blumen oder Sträuße in den Händen, zogen über
die Friedhofsallee zur Kapelle. Ein müder, altersschwacher
Demonstrationszug zu Beerenbaums Ehren [Maron 1991: 31-32].
Так как сакральное и несакральное постоянно сменяют друг
друга от физического и социального состояния человека, то, как
считает А. Ван Геннеп, происходит «круг вращения». Когда
человек покидает свою территорию и пересекает границу, то он
оказывается в сфере сакрального [Ван Геннеп 1999: 15-17].
Сакральное институализируется именно в ритуале прощания с
усопшим и составляет его особенность, отличающую его от
мифа:
Golo wurde auf dem alten Teil des Friedhofes an der
Ockershäuser Allee, dem Martburger Hauptfriedhof, beigesetzt …
Zum Abschluß der Trauerfeier sang man den entsprechenden
Choral, den die meisten auswendig singen konnten. Herr und Frau
Graf waren nicht zur Beerdigung erschienen. Zwei Klassen der
Nordschule, Golos vorhergehende und seine letzte Klasse, waren
geschlossen zur Beerdigung gekommen. Sein Klassenlehrer, Herr
Spohr, sprach ein paar mahnende Worte am Grab und ließ im Namen
der Schulleitung einen Kranz niederlegen [Brückner 1990: 174175].
Чаще всего ритуал прощания бывает синкретичным [Толстая
2000: 173]. Под синкретичностью ритуала имеется в виду синтез
действия и слова, хотя и в разной пропорции. Например, в
немецкой культуре есть ритуалы, где не говорят ни слова: во
время похоронных обрядов соблюдается ритуальное молчание
[СМЭС 2002: 303]. И, напротив, существуют ритуалы, где
произнесение
текста
(речь,
проповедь,
выступление)
преобладает над действием, которое сводится к минимуму.
Поэтому условно к вербальным можно отнести такие ритуалы, в
которых произнесение некоторого текста составляет его
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
семантическое и структурное ядро, а другие компоненты, если
они есть, образуют периферию, обрамление:
Bevor Pfarrer Quint den Choral ’Jesu, geh voran’ singen ließ,
sagte er noch, einige Worte über den Textdichter Graf Zinfendorf,
der mit den Quindts verschwägert gewesen sein sollte, und wandelte
die erste Liedzeile um: „Jesu, geh voran auf der Todesbahn“
[Brückner 1990: 115];
С внешней стороны ритуал состоял в совершении в
установленном порядке, всегда прилюдно и с распределением
«ролей», ряда символических действий (то есть действий,
которым
приписывались
определенные
значения).
В
референтную сферу ABSCHIED как ритуального знака входит
весь мир представляемого им коллектива со всеми
иерархическими и пространственно-временными структурами.
Ритуал ABSCHIED состоит из множества символов, а сам
ритуальный символ - мельчайшая единица ритуала. В. Тэрнер
предполагает, что чем сложнее ритуал, который состоит из
многих символов, тем более частной и социально
структурированной предстает его миссия; чем ритуал проще,
тем более универсальна его миссия [Тэрнер 1983: 34-39]. В
немецком ритуале прощания как сложной семиотической
системе присутствуют определенные символы, в качестве
которых могут выступать венок, букет цветов, цвет:
Wer wagte es, Beerenbaum zum Abschied die Farbe Rot
vorzuenthalten; wo das Herz sitzt, rot wie das Blut [Maron 1991:
137];
Vor dem Sarg lagen die Kränze und Blumengebinde, in der Mitte
der größte Kranz, fast so groß wie der Reifen eines Traktors, besät
mit Streublümchen, Himmelsschlüsselchen und Vergissmeinnicht
[Maron 1991: 136];
Ich wartete auf den Kranz mit den Streublümchen. Als zwei
Uniformierte ihn an mir vorübertrugen, konnte ich auf dem zu
meiner Seite herabhängenden Teil der Schleife lesen: “Ein letzter
Gruß von den Soldaten an der unsichtbaren Front” [Maron 1991:
143].
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Символы могут быть различными в разноязычных культурах,
но их функция остается неизменной. Символы прощания можно
определить с полным на то основанием как специфическую
миранду, которую Ю. М. Малинович интерпретирует как нечто
видимое, понимаемое, выставленное напоказ перед другими
[подробнее см. Малинович 2008: 210].
На уровне символизма этикет интерпретируется как целое в
качестве мощного символизма статуса. С этой точки зрения,
правила этикета важно знать не потому, что чувства «своих» и
«чужих» удобно выявляются по внешним признакам, но потому,
что манипулятор, тот, кто пользуется данным правилом,
доказывает, что он - член эксклюзивной группы:
Er neigte den Kopf ein wenig gegen den Lakaien, der ihm die Tür
zu dem großen, getäfelten Schulzimmer öffnete, wo Klaus Heinrich
ihn erwartete. Jedoch gegen Klaus Heinrich verbeugte er sich, nicht
im Hereinkommen und obenhin, sondern ausdrücklich und mit
Überlegung, in dem er vor ihn hintrat und wartete, daß sein
erlauchter Schüler ihm die Hand reichte. Das tat Klaus Heinrich, und
daß er es beide Male, bei der Begrüßung sowohl wie beim Abschied,
in hübscher, gewinnender und gerundeter Weise tat, so, wie er es
gesehen hatte, daß sein Vater den Herren die Hand reichte, die
darauf warteten, das schien ihm wichtiger und wesentlicher, als aller
Unterricht, der dazwischen lag [Mann 1997: 53].
Так как ритуальные символы являются представителями
социальных групп, Прощание должно протекать в процессах
конкурентного распределения зон референции в общей
семантической системе. Различные социальные группы имеют
свои ритуалы, которые позволяют легко вступать в отношения
со «своими» и также при необходимости легко защищаться от
«чужих», которые ведут себя совершенно по-другому.
Ритуальные действия при прощании являются формой
социализации чувств человека и его познаний:
In der Friedhofsstille lärmten meine eiligen Schritte über den
harten Sandweg. Die Menschen vor der Kapelle waren in Bewegung
geraten. Die kleinen Gruppen, in denen sie bisher über einen
Umkreis vor zwanzig oder dreißig Metern verteilt und, aus der
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ferne betrachtet, fast reglos zusammengestanden hatten,
gerannen nun langsam zu einem großen schwarzen Klumpen,
aus dem sie, in eine vielgliedrige Kette verwandelt und nach
ihrem Rang und dem Grad ihrer Beziehung zu dem
Verstorbenen geordnet, wieder auftauchten, um, wie von
unsichtbarer Hand gezogen, Glied für Glied in dem weit geöffneten
Portal der Kapelle zu verschwinden [Maron 1991: 52].
Ритуал исполняется во внешнем пространстве, поэтому
положение тел по отношению друг к другу является очень
важной информацией, которая регулирует все социальные
отношения: Sie gingen einander, der eine vom Schreibtisch, der
andere vom Büchertisch, auf dem Teppich bis zur Mitte des
Zimmers entgegen. Der Großherzog reichte seinem Bruder die
Hand, - seine magere, kalte Hand, die er dicht an der Brust
ausstreckte, ohne auch nur den Unterarm vom Körper zu lösen.
Klaus Heinrich zog die Absätze zusammen und verbeugte sich, als er
die Hand empfing, und Albrecht neigte zum Abschied seinen
schmalen Kopf mit dem blonden Spitzbart, indem er mit seiner
kurzen, gerundeten Unterlippe leicht an der oberen sog. Klaus
Heinrich kehrte nach Schloß „Eremitage“ zurück [Mann 1997: 155].
В ритуале главное – это не какие-то действия, а особые
движения и действия тела, направленные в первую очередь на
другие тела исполнителей и наблюдателей [Шинкаренко 2005:
101]. Соблюдение определенной дистанции между телами
позволяет находиться в безопасности, и в случае нападения
успеть принять необходимые защитные действия. Поэтому
социальный ритуал регулирует расстояние между телами и
именно положение тела в пространстве и расстояние от одного
тела до тела другого является основным слоем, на котором
надстраивается дополнительная социальная информация:
Aber sobald er den Kopf erhob, begegnete er Imma Spoelmanns
Augen, die übergroß, flammend und unverwandt, über den Tisch
hinweg eine dunkel fließende Sprache führten. „Es war hübsch
heute“, sagte sie mit ihrer gebrochenen Stimme, als er für diesmal
Abschied nahm, - und er fühlte, wie ihre schmale zartknochige
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Hand die seine mit kräftigem Druck umspannte [Mann 1997:
324].
Прощание, с одной стороны, может быть частью
повседневной жизни, с другой стороны, является частью
небудничных, праздничных событий, церемоний в частной,
официальной, семейной жизни и сфере досуга. В данном
понимании категория ABSCHIED напрямую связана с таким
понятием как этикет.
Этикет выделился из обычаев и обрядов сравнительно
поздно; если иметь в виду народную культуру, то приходится
признать, что отделить с достаточной степенью определенности
сферу этикетного поведения от ритуального часто бывают
весьма затруднительно, либо вообще невозможно, так как
многие этикетные знаки, жесты, речевые формы оказываются
генетически тесно связанными с ритуальной практикой или со
стереотипами
мифологического
мышления.
Этикет
предполагает использование системы условных знаков, как
вербальных, так и невербальных. К вербальным этикетным
знакам относятся формулы речевого этикета. К невербальным
этикетным знакам относятся различные жестово-мимические
знаки – рукопожатие, поклон, обнажение головы и пр.: Aber die
Frage kommt ohnedies zu spät. Maximiliane hat sich bereits erhoben,
um sich zu verabschieden. Die Frauen wünschen einander „alles
Gute“: Mirka knickst und bedankt sich [Brückner 1990: 119].
Знаковый характер формул речевого этикета проявляется в
неварьируемости модальности, времени и лица. Формулы
речевого этикета обладают, как отмечает Н. И. Формановская,
модальностью реальности и реализуются в прагматических
координатах «я – ты – здесь - сейчас» [Формановская 2003: 15].
Этикет и речевой этикет — это принятые в том или ином
обществе, кругу людей правила, нормы поведения, в том числе
и речевого поведения (в соответствии с распределением
социальных ролей в официальной и неофициальной обстановке
общения), которые, с одной стороны, регулируют, а с другой
стороны, обнаруживают, показывают отношения членов
общества по таким примерно линиям: свой — чужой,
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вышестоящий — нижестоящий, старший — младший, далекий
— близкий, знакомый — незнакомый и даже приятный —
неприятный [Столнейкер 1985: 425].
Этические ценности и установки, воплощенные в
устойчивых оборотах и сочетаниях, тесно между собой связаны
и отражают типичные и приоритетные предпочтения и идеи
национального и социального опыта носителей языка [Карасик
2000: 181].
Категория вежливости является одной из центральных в
рамках этикетно-речевой коммуникации. С исторической точки
зрения феномен вежливости берет свое начало с форм
обращения и развивается в систему средств кодификации
социального статуса участников коммуникации и социальной
дистанции между ними.
Этикетные речевые единицы функционируют в контексте
вежливости, т. е. на коммуникативном уровне они являются ее
«проявителями». Вежливость необходима, чтобы регулировать
и облегчать коммуникацию в социальной сфере, благодаря
этикету, установленным правилам вежливого поведения,
которые базируются на различии в социальном статусе и
социальных ролях.
Кроме того, хотя вежливость имеет определенное значение
во всех культурах и при достаточно общей интерпретации
может рассматриваться как универсальное явление, она не
проявляется одинаковым образом во всех обществах [Грайс
1985: 225]. Вежливость является одним из таких параметров, в
которых
наблюдаются
наиболее
заметные
культурно
обусловленные вариации:
«Der Herr Direktor bittet Sie, einen Herrn Dr. Nettlinger zu
empfangen.» «Würdest du einen empfangen, der Nettlinger heißt?»
«Nein.» «Zeig mir wie ich hier herauskomme, ohne durch diese Tür
zu müssen.» «Sie können durch den Speisesaal gehen, Herr Doktor,
dann kommen Sie in der Modestgasse heraus.» «Auf Wiedersehen,
Hugo, bis morgen.» «Auf Wiedersehen, Herr Direktor.» [Böll
1977: 347].
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как невежливые могут рассматриваться в некоторых
обстоятельствах прямое и безапелляционное утверждение или
неприкрытый настоятельный приказ в следующем примере: Die
Umwelt möchte Leni am liebsten ab- oder wegschaffen; es wird
sogar hinter ihr hergerufen: «Ab mit dir» oder «Weg mit dir», und
es ist nachgewiesen, daß man hin und wieder nach Vergasung
verlangt, der Wunsch danach ist verbürgt, ob die Möglichkeit dazu
bestünde, ist dem Verf. Unbekannt; hinzufügen kann er nur noch,
daß der Wunsch heftig geäußert wird [Böll 2002: 11].
Невежливое прощание реализуется в примере, где женщина
пытается избавиться от назойливого ухажера: «Franz, ich schrei,
was, laß mich los. Karl kommt bald, Karl muß jeden Augenblick
kommen. Mit Ida hast du auch so anfangen.» «Minna, Minnaken, nu
jieb dir doch, ich bin so froh, ich bin doch wieder ein Mensch,
Minnaken.» «Mensch, du bist verrückt, dir haben sie wirklich in
Tegel den Kopf verdreht.» «Allens, Franz; allens Franz! Franz ist
wieder lebendig, Franz ist wieder da! Nimm deinen Hut und hau’
ab. Wenn er dir trifft un ich hab’n blaues Auge. Und laß dir nicht
wieder sehn.» «Adjes, Minna.» [Döblin 2003: 38].
Таким образом, в прощальных ритуалах и этикете как
объектах семиотики все значимо, поведение всегда адресуется
«своим» и «чужим»: оно направлено на создание близости со
«своими» и обособленности, противопоставленности по
отношению к «чужим». Соблюдение речевого этикета, ритуалов
маркирует поведение как социально вежливо, что предполагает
конвенциональное употребление языка. Являясь механизмами
по урегулированию отношений в обществе, ритуалы и этикетное
поведение в ситуации Прощание представляют собой сложное
концептуально и лингвально обусловленное, а также социально
мотивированное этнокультурное действие, в котором могут
быть выделены как общие, так и культурно специфические
признаки,
выступающие
маркерами
коллективного
и
индивидуального сознания носителей немецкого языка.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.5.5 Типология ситуаций категории ABSCHIED
Исходя
из
содержательной
направленности
проанализированного материала,
можно подразделить
категориальную ситуацию ABSCHIED на 18 типов:
1. «Вежливое» прощание, имеющее этикетный характер и
оставляющее положительное впечатление от разговора.
Данный тип прощания реализуется в сфере речевого этикета,
включающего в себя клишированные фразы, словосочетания и
отдельные языковые единицы: auf Wiedersehen, leb(t) wohl/leben
Sie wohl, ciao, tschüs, servus, ade, grüß dich, grüß Gott, auf bald, bis
bald, mach’s gut, auf Wiederschauen, adieu, gehab dich wohl/gehabt
euch wohl/gehaben Sie sich wohl, addio, bye-bye, cheerio, pfiat di,
pfiat euch, pfiat Gott. Под речевым этикетом в работе понимается
некий свод норм и правил, согласно которым строится общение,
и соответствующий инструментарий для исполнения этих
правил – набор относительно устойчивых ритуализированных
единиц, понятных для носителей данного языка на данном этапе
его развития, служащих для обеспечения контакта между
коммуникантами согласно предписываемым этикетом нормам и
правилам:
Elisa Kirschbaum öffnet den Schrank ein zweites Mal, ein Schal,
sie hält ihn ihrem Bruder hin. „Ich brauche ihn nicht. Draußen ist es
warm“, sagt er. „Du brauchst ihn“, sagt Elisa Kirschbaum…Er steckt
den Schal in die Tasche, Meyer macht die Tür auf, der Abschied
steht bevor. „Auf Wiedersehen, Elisa.“ „Auf Wiedersehen.“ So
sieht ein Abschied aus [Becker 1999: 207].
2. «Невежливое» прощание, выражающее негативное
отношение к субъекту, в котором используются грубые формы
прощания директивного характера:
„Du irrst dich“, so hat fast jeder Satz an mich angefangen, „ein
Mensch ist dann bescheiden, wenn er zufrieden ist mit dem, worauf
er ein Recht hat. Nicht mit weniger.“…Manchmal sage ich, das war
die ganze Geschichte, ich danke dir, daß du zugehört hast, du
brauchst mir nichts zu beweisen. „Will ich auch gar nicht. Aber du
musst wissen, dass ich neunundzwanzig…“ „Du brauchst mir
überhaupt nichts zu beweisen!“ sage ich noch einmal. „Ja doch. Aber
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
als der zu Ende war, war ich gerade erst…“ „Leck mich am
Arsch“, sage ich, stehe auf und gehe. [Becker 1999: 26-27].
Er ging weiter. „Geh zum Teufel!“ murmelte er. „Geh zum
Teufel, und begrab dich selbst unter den Ruinen, auf denen du hockst
wie ein Totenvogel!“ Er ging weiter. [Remarque 2004 141].
Und er wollte aufstehen, zur Tür hinausgehen, seine Augen
suchten in dem dunklen Raum nach der Tür. Da drückte ihn der Alte
auf das Sofa zurück: „Nun bleibt doch, was wollt Ihr denn.“ Er
wollte hinaus. Der Alte schrie: „Nun, Ihr werdet schon sitzenbleiben.
Ihr werdet schon hören, was ich sage, junges Blut. Nehmt euch
zusammen, Bösewicht.“ Und zu dem Roten, der den Mann bei den
Schultern griff: „Geht Ihr weg, weg hier. Hab ich Euch gerufen. Ich
werd schon mit ihm fertig werden“ [Döblin 2003 20].
3. «Невербальное» прощание, усиливающее воздействие
вербальных средств:
So standen wir und nahmen Abschied. Ich küsste sie – sie
verweigerte jeden Kuß. Während ich sie hielt, ohne etwas anderes zu
wollen als einen letzten Kuß, und ihren Körper spürte, drehte sie ihr
Gesicht zur Seite; ich küsste zum Trotz…ich küsste ihr Ohr, ihren
straffen Hals, ihre Schläfe, ihr bitteres Haar – Sie stand wie eine
Kleiderpuppe. Sie rauchte nicht nur ihre Zigarette, als wäre es die
letzte, hinunter bis zum Filter, in der anderen Hand hielt sie ihr leeres
Glas [Frisch 1991: 65].
4. «Долгосрочное» прощание, когда коммуниканты
прощаются надолго либо навсегда:
„…Da – da – ja, geh nur.“ „Ich muß, Lisa.“ „Du kommst nicht
wieder.“ „Doch, Lisa.“ „Nein, nein, du kommst nicht wieder – ich
weiß es! Du sollst auch nicht wiederkommen! Geh nur, so geh
doch.“ Sie weinte. Ich ging die Treppen hinunter und sah mich nicht
um. [Remarque 2000: 156.] В данной ситуации прощания
коммуниканты понимают, что больше никогда не увидятся.
5. «Краткосрочное» прощание, когда коммуниканты
прощаются на небольшой отрезок времени:
Признаками «краткосрочного» прощания являются формулы
речевого этикета: bis bald, bis nachher, bis morgen, Mach’ s gut,
adieu, bis zum nächsten Mal, bis dann и т.д.:
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
„Ja, Kinder, Jupp ist prima ausgerüstet. Ich glaube, der brave, alte
Citroёn zittert schon in allen Kolben vor ihm.“ Jupp überhörte die
Ironie. Er zerrte aufgeregt an seiner Mütze. „Dann wollen wir
los…Wette ist Wette!“ „Natürlich, du kleiner Kompressor! Auf
Wiedersehen, Pat“ „Bis nachher, Robby!“ [Remarque 2000: 219].
Sie knöpfte den Spenzer zu, hielt Poldi ihre Hand hin. «Also
mach was aus mit ihm. Ich muß jetzt gehen. Es ist schon sechs
vorbei. Adieu, Poldi!» [Weiskopf 1955: 182];
«Ich muß jetzt gehen. Mach’ s gut. Wir werden uns wohl nicht
mehr sehen.» «Nicht, bevor ich wiederkomme. Das ist nicht lange.
Nur drei Wochen.» «Ja, richtig. Also, Mach’ s gut.» «Du auch.»
[Remarque 2004: 38];
6. «Нейтральное» прощание, когда у адресанта нет интимных
отношений с адресатом:
Er steckt den Schal in die Tasche, Meyer macht die Tür auf, der
Abschied steht bevor. „Auf Wiedersehen.“ „Auf Wiedersehen.“
[Becker 1999: 207].
В «нейтральном» прощании субъект выходит из
пространства другого субъекта без всякой дополнительной
интенции.
7. Прощание-благодарность, имеющее этикетный характер:
Er verabschiedete den jungen Mann mit den Worten: Lieber
Doktor, meine Zeit ist gemessen. Ich danke Ihnen. Diese
Unterredung – von ihrer peinlichen Veranlassung abgesehen – hat
mich sehr befriedigt. Ich mache mir das Vergnügen, Ihnen das
Albrechtskreuz dritter Klasse mit der Krone zu verleihen. Ich werde
mich an Ihnen erinnern. Ich danke“ [Goethe 2005: 30].
8. Прощание-пожелание, выражающее напутствие адресату.
Например, разговорная формула пожелания „Alles Gute!“
свидетельствует о сложившихся между собеседниками
дружеских отношениях:
„Was wollen Sie denn anfangen?“ fragte ich. „Ich geh zu meiner
Tochter. Die ist in Bunzlau verheiratet. Kennen Sie Bunzlau?“ „Nein,
Mathilde.“ „Aber Herr Köster kennt es?“ „Auch nicht, Frau Stoß.“
„Komisch“, sagte Mathilde, „kein Mensch kennt Bunzlau. Habe
schon so viele danach gefragt….“ Köster stellte die Gläser auf den
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Tisch und schenkte ein. Mathilde goß den Rum mit einer
Geschwindigkeit weg, als flösse er durch ein Sieb… „Noch einen?“
fragte ich. „Ich sage nicht nein.“ Sie bekam noch ein großes Glas
voll, dann verabschiedete sie sich. „Alles Gute in Bunzlau“, sagte
ich. „Ja, danke auch vielmals…“ [Remarque 2000: 342]. В данном
примере в ситуацию прощания входят несколько иллокутивных
целей, а именно благодарность и пожелание.
В представленном типе ситуаций прощания можно также
выделить некоторые подтипы, а именно:
- Прощание как пожелание счастья. Для пожелания счастья
на прощание употребляют выражение „Gut Glück!“:
Er gab hierauf mehrere Schüsse auf die Ehrenscheibe ab, von
denen in den Berichte nicht gesagt war, wohin sie getroffen hatten,
pflog später mit drei aufeinander folgenden Männern ein die selbe
Unterredung über die Vorzüge des Schützenwesens, die im
„Eliboten“ als „gemütliche Aussprache“ gekennzeichnet war, und
verabschiedete sich endlich mit einem herzlichen „Gut Glück!“, das
unbeschreiblichen Jubel hervorrief [Mann 1997: 159-160].
- Прощание как пожелание удачи. В некоторых профессиях
существуют своеобразные выражения. Так, для пожелания
удачи на прощание употребляется морское приветствие Ahoi в
примере:
Wir setzen uns die gelben Helme auf und steigen in die Anlage.
„Na, dann Glück auf!“, wir nicken Horst Steindel zu. Der lacht.
„Sagen wir lieber Ahoi. Wenn die Anlage auch zur Kali-Industrie
gehört, wir sind und bleiben doch Hafenarbeiter“.
Как пожелание удачи при прощании употребляется сложное
слово Weidmannsheil! Летчикам перед взлетом желают «Glück
ab!» - удачного полета [Мальцева 1998: 261].
Кроме вышеназванных языковых форм прощания в
современном немецком языке употребляются Glück auf! и
синонимичное ему сочетание Heil + адресат пожелания в
значении «здравствуй» и «прощай». «Glück auf!» по своему
происхождению – горняцкое пожелание и приветствие, которое
родилось в среде горняков и связано с их работой под землей.
Желая друг другу Glück auf!, шахтеры тем самым желали друг
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
другу удачи, благополучного окончания работы и выхода из
шахты на поверхность. Со временем это традиционное
приветствие получило большое распространение, вышло за
пределы горняцкой среды и стало употребляться в самом
широком контексте в значении «удачи», «успеха». Что касается
выражения Heil Hitler, то Д. Г. Мальцева дает следующую
справку: Heil, das: ahd. heil = Glück; mhd. = Glück, Gesundheit.
Сочетание
стало
официальной
формулой
различных
приветствий и пожеланий, например: Heil den Siegern!
[Мальцева 1998: 261-262].
Например: Diese Grußformel hatte ihm Generaladjutant von
Hühnemann, nachdem er Erkundigungen eingezogen, im letzten
Augenblick; zugeflüstert denn natürlich hätte es störend gewirkt,
hätte die schöne Täuschung der Sachkenntnis und ernsten Vorliebe
aufgehoben, wenn Klaus Heinrich zu den Schützen «Glück auf!» und
zu Bergleuten etwa «Gut Heil!» gesagt hätte [Mann 1997: 160].
Наряду с клишированными фразами употребляются другие
высказывания, эксплицирующие дезидеративную семантику:
Und dann verabschiedete Klaus Heinrich Herrn Martini,
wünschte ihm guten Erfolg in seiner poetischen Laufbahn und
begleitete den ehrerbietigen Rückzug des Dichters mit Lächeln und
jener ein wenig theatralischen, gnädig grüßenden Handbewegung
von oben nach unten, die nicht immer gleichmäßig schön gelang,
aber in der er es zu hoher Vollendung gebracht hatte [Mann 1997:
178].
9. Прощание-обещание: „Für mich gibt’s keinen Bazar mehr,
Kai! Ich schmeiße das Ganze hin. Ende.“ „Abwarten, Kira! Wir
telefonieren.“ Kai geht den Gang hinunter. Ich sehe ihm nach…
[Reider 2004: 250].
Wir trinken im kleinen Cafe an der Bundesstraße Bier, und mein
Freund unterhält sich mit einem Zirkusarbeiter, der uns beim
Abschied verspricht, vor dem Eingang auf uns zu warten [Roth
2001: 17].
10. Пощание-надежда, выражающее ожидание скорой
встречи:
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Im Hausflur fand er sich dem Doktor Roediger gegenüber…“Wie
geht es Fräulein Marianne?“ fragte Fridolin…“Sie war lange genug
auf das Ende vorbereitet, Herr Doktor…Es wird sie gewiss freuen,
Sie noch zu sehen, Herr Doktor. Morgen bringen wir sie nämlich
nach Mödling, meine Mutter und ich“, und auf einen höflich
fragenden Blick Fridolins: „Meine Eltern haben nämlich dort ein
kleines Häuschen. Auf Wiedersehen, Herr Doktor. Ich habe noch
allerlei zu besorgen. Ja, was so ein – Fall zu tun gibt! Ich hoffe, Sie
noch oben anzutreffen, Herr Doktor, wenn ich zurückkomme.“
[Schnitzler 2004: 74-75].
Sie rührte sich nicht, als hätte sie einen Glückwunsch, seinen
Abschied überhaupt nicht zur Kenntnis genommen. Er streckte ihr
die Hand entgegen, die sie nicht nahm, und fast in einem Ton des
Vorwurfs wiederholte er: „Also, ich hoffe zuversichtlich, Sie geben
mir Nachricht über Ihr Befinden. Auf Wiedersehen, Fräulein
Marianne.“ [Schnitzler 2004: 76];
Wir teilten uns den restlichen Amaretto, sagten, daß wir Thekla
und Rosalind heißen, daß wir fortan du zueinander sagen wollen, und
küssten uns auf den Mund. Unsere Münder waren klebrig vom Likör.
Ich versprach ihr, sie bald wieder zu besuchen [Maron 1991: 58];
«Trotzdem, meine Sache wäre das nicht. Vielleicht sieht man sich
mal wieder!» Er streckte Maximiliane die Hand hin. «Diesseits oder
jenseits von Oder und Neiß.» Er lachte, drehte sich noch zweimal
um, winkte und verschwand in Richtung Stadthalle [Brückner 1990:
180]; «Leb’wohl, Lotte! Leb’wohl, Albert! Wir sehn uns wieder»
[Goethe 2005: 102].
11. Прощание-ободрение, которое воспринимается адресатом
как положительная оценка:
Er verabschiedet sich und sagt, was alle zu ihr sagen: «Du wirst
es schon schaffen». An der Haustür, als er mit ihr allein ist, wendet
er sich ihr noch einmal zu. «Dein Großvater hat etwas anderes
gesagt, als ich zum letzten Mal auf Poenischen war. «Wenn ich
einen Sohn hätte, Merzin», hatte er gesagt, «würde ich zu ihm sagen:
Verlaß Poenischen nicht!» Vielleicht hat er recht gehabt. Vielleicht
hatten wir alle bleiben müssen…» Er bricht ab, Tränen treten ihm in
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
die Augen. Maximiliane sieht ihm nach, wie er den Gartenweg
hinuntergeht [Brückner 1990: 87].
12. Прощание-поздравление:
„Sie bleiben wohl einige Tage auf dem Land“, begann er
gezwungen. „Ich hoffe, Sie geben mir Nachricht…Herr Doktor
Roediger sagt mir übrigens, dass die Hochzeit bald stattfinden werde.
Erlauben Sie mir schon heute Ihnen meinen Glückwunsch
auszusprechen“ [Schnitzler 2004: 76].
13. Прощание-просьба:
„Ist schon in Ordnung, Marie. Fahr ruhig nach Hause! Hast du
deine Sachen schon gepackt?“ Marie lächelt.“ Klar, lauter schickes
Zeug. Mein Vater wird staunen!“ Ich nicke. „Viel Spaß, und ruf
mich gleich an, wenn du zurück bist, okay? Ich will alles genau
wissen.“ …[Reider 2004: 232].
Нередко при прощании просят передать привет:
„Was macht die Arbeit?“ fragt sie. „Alles bestens“, sagt Jakob,
„danke für die Nachfrage.“ „War bei euch heute auch so eine Hitze?
Hier war es mächtig warm.“ „Es ging.“ “Was habt ihr denn heute
getan? Bist du wieder auf der Lokomotive gefahren?“ „Wie kommst
du darauf?“ „Neulich bist du doch bis Rudpol gefahren und wieder
zurück, weißt du nicht mehr?“ „Ach ja. Aber heute nicht, die
Lokomotive ist schon seit ein paar Tagen kaputt.“…“Wie geht es
eigentlich Mischa? Er war schon so lange nicht mehr hier?“ „Er hat
viel zu tun. Aber gut, dass du mich erinnerst, ich soll dich von ihm
grüßen.“ „Danke“, sagt Lina. „grüß ihn auch von mir.“ „Wird
besorgt.“ [Becker 1999: 82].
14. Прощание-совет:
„Laura! Verdirb mir nicht meine Jungs!“ sagt Lebert und
lacht. „Das werde ich nicht“, antwortet sie. „Ich muß nun sowieso
los. Also macht’s gut! Viel Spaß noch, ihr Süßen! Und kommt nicht
zu nah an Sammy heran! Er ist ein Tiger!“ Sie lacht und
verschwindet in der Menschenmenge… [Lebert 2001: 161].
15. Прощание-извинение:
Er stürzte vor ihr nieder, küsste den Saum ihres Mantels und rief:
„Verzeih mir! Verzeih mir!“…Sie winkte ihm…; sie gab ihm
Mütze und Handschuh, ebenso unwillkürlich, wie sie dieselben
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
mitgenommen hatte, ergriff Zügel und Peitsche und fuhr vorwärts.
[Keller 1961: 92-93].
16. Прощание-предложение (на прощание сопровождают или
предлагают проводить):
Zwischen ein «o’kay», ein «all right», sagt sie «mein boy», füllt
ihn aber vorher noch die Taschen mit Schokoladen und Kaugummi
für die Kinder. «Ich hole dich da raus!» sagt sie beim Abschied
[Brückner 1990: 75];
Er geleitete mit Herrn von Braunbart die Damen zum
Automobil, als die Verabschiedung von den Ärzten und den
Schwestern beendet war [Mann 1997: 213].
Иногда при расставании предлагают остаться друзьями, но
при этом не сближаться, соблюдать дистанцию,
чтобы
разобраться в своих чувствах:
Sie gehörten zusammen und diese Freundschaft war über Jahre
gut und selbstverständlich gewesen. Doch, plötzlich der Bruch.
Donata hatte es ganz sachlich gesagt, nach der Schule, als er sie zu
ihrem kleinen Auto brachte: «Laurenz, ich brauche jetzt ganz viel
Luft zum Atmen. Ich habe mich verändert, ich bin erwachsen
geworden. Und ich muss mich unbedingt erst einmal zurechtfinden.
In meinem Kopf ist keine Ordnung. Bitte, versteh mich! Wir können
ja auch auf Distanz Freunde bleiben» [Pestum 1998: 30].
17. Прощание-отказ (при некоторых обстоятельствах при
прощании отказываются от предложения проводить):
«Der Zug fährt um sechs Uhr», sagte er. «Ich habe alle meine
Sachen erledigt. Ich muß jetzt fort. Bring mich nicht zur Bahn. Ich
will von hier weggehen und will das von hier mitnehmen – so wie du
hier lebst, nicht das Gedränge und die Verlegenheit am Bahnhof.»
[Remarque 2004: 320].
18. Прощание-ритуал (ситуация прощания с усопшим или
умирающим):
Die Träger lassen den Sarg über Gurte vorsichtig in die
Grube gleiten. Michael Beerenbaum, seine Frau, der Sohn und das
Doppelkinn stehen nebeneinander, zwei Meter vom Grab entfernt.
Später, wenn die Reihe an mir sein wird, drei Handvoll Erde auf
Beerenbaums Sarg zu werfen, werde ich an sie herantreten müssen.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ich werde meine Hand ausstrecken, in der Furcht, daß niemand sie
ergreift, und sagen müssen: Herzliches Beileid [Maron 1991: 214].
Данный тип прощания имеет совершенно другой
концептуальный смысл и представлен в виде ритуала, обряда. В
отличие от вышеприведенных типов ситуаций, данная ситуация
прощания возникла в глубокой древности и не утратила
первоначальный сакрально значимый характер до наших дней.
В основе ее «лежит архетип как своего рода матрица цельности
информационного знака» [Малинович 2008: 209]. Прощания
подобного рода сохранили форму специфического поведения,
сопровождаемого определенными символами:
Der Mann am Harmonium spielte die Internationale wie ein
Barpianist den Rausschmeißer:
«Auf
Wiedersehen,
auf
Wiedersehen, bleib nicht so lange fort …». Durch das Spalier der
Trauergäste trug ein kleiner Mann auf flachen Händen ein
schwarzes Samtkissen mit Beerenbaums Orden, dem vier
Männer, den Sarg und darin den toten Beerenbaum auf ihren
Schultern, folgten. Nach dem Sarg die großen Kränze, von jeweils
zwei Männern getragen. Die kleinen Kränze und Sträuße wurden
von den Spendern wieder aufgenommen und im Trauerzug
mitgeführt [Maron 1991: 142]. Вышеприведенные примеры
демонстрируют ситуацию прощания в религиозном дискурсе (в
некрологе, прощание с умершим как церковный ритуал) –
прощанию по определенным правилам. Джон Лайонз называет
их трансцендентными, то есть такими правилами, которые
устанавливаются законом, религией или общепринятой моралью
[Лайонз 2004: 51].
В подобных ситуациях
а) возникает желание примириться:
Ich wollte mich auf den Stuhl neben seinem Bett setzen, aber er
klopfte mit der flachen Hand auf der Bettkante und gurgelte einen
Satz, der bedeuten konnte: Komm hierher. Ich dachte, daß auch er
zum Abschied die Versöhnung wollte, und fühlte mich erleichtert
[Maron 1991: 33];
б) при прощании с внешним миром человек испытывает
мучения:
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ein an ihrem Sterbebett gesprochener liturgischer Text hätte
Frau Schlömer gewiß mehr gequält als getröstet [Fontane 1968
457];
в) выражается последняя воля умирающего:
Jakobs letzter Wunsch: und Jakob lebte siebzehn Jahre in
Ägyptenland,
daß
sein
ganzes
Alter
wurde
hundertundsiebenundvierzig Jahre. Als nun die Zeit herbeikam, daß
Israel sterben sollte, rief er seinen Sohn Josef und sprach zu ihm:
Hab ich Gnade von dir gefunden, so lege deine Hand unter meinem
Kopf. Und Jakob gebot ihnen und sprach zu ihnen: ich werde
versammelt zu meinem Volk; begrabt mich bei meinen Vätern in
der Höhle auf dem Acker Efrons, des Hetiters, in der Höhle auf
dem Felde von Machpela… [Die Bibel 1985: 55];
г) выражается сожаление по поводу ухода близкого
человека:
Jetzt, da Beerenbaum tot ist und ich als Zeugin seiner Grablegung
hinter seinem Sarg hergehe, fühle ich zum ersten Mal Mitleid mit
meinem Vater [Maron 1991: 168];
д) в церковном ритуале прощания пастор выступает перед
родственниками усопшего с речью в честь умершего и читает
его биографию:
Die Trauerfeier fand in der kleinen Kapelle statt. Man mußte
stehen, da das Gefühl an der weit, zumeist als Heizmaterial,
verwendet worden war. Zwitschernd und schilpend flogen Spatzen
durch den kühlen Raum. Während der Trauerfeier, die der
altgewordene Eckard Quint hielt, inzwischen ordiniert und Pfarrer
der bayerischen Landeskirche, ließ Herr Brandes seine Augen
prüfend durch den Raum schweifen; seine Frau stieß ihn mehrfach
an und ermahnte ihn, aufmerksam zu sein. Pfarrer gab einen
Lebensabriß des Verstorbenen, faßte neun Jahrzehnte, zwei
Weltkriege, und zwei Inflationen, in wenigen Sätzen zusammen,
erwähnte kurz jenen Familien Tag der Qundts [Brückner, 1990:
115].
Для погребения как для специфической ситуации прощания
характерны выражения: Ruhe in Frieden, leicht sei ihm der Sand
[Мальцева 1998: 109], herzliches Beileid или Er wird uns immer
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
unvergeßlich bleiben [Donnelly 1991: 91-92]. С такими словами
гроб опускают в могилу; бросают в могилу три пригоршни
земли: Drei Hände Erde ins Grab werfen, drei Schaufeln Erde auf
den Sarg werfen, dreimal Erde auf den Sarg streuen; читают
молитву: ein Gebet sprechen [Мальцева 1998: 156].
Анализ типов ситуации ABSCHIED, имеющихся в немецкой
языковой картине мира,
позволяет сделать вывод, что
категория ABSCHIED – не однозначный экспонент культуры и
семантика его амбивалентна: рассмотренные примеры
свидетельствуют о том, что ситуация прощания может включать
в себя различные типы выражения иллокуции прощания, в том
числе и собственно иллокутивную цель прощание «ради»
прощания («нейтральный» тип прощания).
1.6. Второстепенные признаки функциональносемантической категории ABSCHIED
«Лексика обнаруживает меньше национальной специфики в
вычленении отдельных предметов, то есть в отборе
номинативов, чем при дифференциации понятийного
(признакового) континуума, и в особенности при отвлечении
признаков от субстанции» [Арутюнова 1999: 16]. При этом
понятийная
составляющая
семантической
категории
ABSCHIED
не
сводится
к
простому
разделению
дефиниционных и энциклопедических признаков. Для
онтологического исследования феномена Прощание необходимо
также
включать в описание признаки сущностные,
эссенциальные, выделяемые путем соотнесения с какой-либо
теорией, концепцией.
Исследуя понятийную онтологию Прощания как одну из
семантических констант внутреннего мира человека, следует
отметить взаимосвязь категории ABSCHIED с категорией
WILLE. Данная взаимосвязь объясняется тем, что основным
признаком Воли является действие, которое, в свою очередь
выступает в качестве основного и у Прощания. Одним из
модусов исследуемой категории выступает проявление воли в
ситуации прощания. Например:
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Und er wollte aufstehen, zur Tür hinausgehen, seine Augen
suchten in dem dunklen Raum nach der Tür. Da drückte ihn der Alte
auf das Sofa zurück: «Nun bleibt doch, was wollt Ihr denn.» Er
wollte hinaus. Der Alte schrie: «Nun, Ihr werdet schon sitzenbleiben.
Ihr werdet schon hören, was ich sage, junges Blut. Nehmt euch
zusammen, Bösewicht.» Und zu dem Roten, der den Mann bei den
Schultern griff: «Geht Ihr weg, weg hier. Hab ich Euch gerufen. Ich
werd schon mit ihm fertig werden» [Döblin 2003: 20]. Прощаясь,
человек проявляет самостоятельность в решении расстаться,
независимо от внешних обстоятельств. Данные примеры можно
прокомментировать словами Г. Гегеля: выход человека из
своего природного бытия есть различение человеком самого
себя как самосознательного существа от внешнего мира. [Гегель
1975: 131]. Воля манифестируется в семантическом
пространстве отчуждения. В ситуации прощания важно
поведение других людей, их проявление воли, когда они не
желают видеть того или иного человека, требуют, чтобы он
исчез из их поля зрения:
Wieder im Ort, setzte sich Bloch in ein Café und schaute beim
Kartenspiel zu. Er fing mit dem Spieler, hinter dem er saß, zu streiten
an. Die anderen Spieler forderten Bloch auf zu verschwinden.
Bloch ging ins Hinterzimmer [Handke 2004: 47]. В данной
ситуации зафиксирован признак вынужденности прощания:
человек оказывается в ситуации, когда он вынужден прощаться,
осознав отсутствие выбора, человек может действовать
целенаправленно, но цель навязана извне (цель - избежать
каких-либо неприятных последствий). Но чаще человек
действует в силу привычку, машинально и тогда действие
превращается в процесс.
Концептуальный фон, на котором формируется исследуемое
понятие, может быть как негативным:
«Von vielem, was uns verwandt und teuer war, nehmen wir
Abschied, und das Scheiden tut weh» [Becher 1950: 14];
«Von uns sebst nehmen wir Abschied in langen schmerzlichen
Abschiedsstunden….» [Becher 1950: 14];
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Die Nachricht traf Josefa wie ein Schlag [Hackl 1991: 83], так и
позитивным - понятие ABSCHIED может ассоциироваться и с
опьяняющим счастьем, ликованием, праздником, радостью:
Der Abschied machte trunken, und war so beseligend, weil alles
zu jubeln schien: die Welt ist ohne Anfang und Ende, es ist ein
ewiges Flieβen, alles kommt wieder… [Becher 1950: 116];
Aber wir nehmen auch Abschied, fröhlich nehmen wir
Abschied, ohne Auf Wiedersehen zu sagen, ohne Lebewohl!
[Becher 1950: 14]; So, jetzt heißt es Abschied nehmen. Überall
feiern sie
Abschied. Die ganze Stadt ist wie ein großes
Abschiedfest, überall kannst hören: «Lebewohl! Auf Wiedersehen!»
[Becher 1950: 393]. Факт негативного и позитивного отношения
к феномену Прощания свидетельствует о высокой степени
личностной пристрастности к данному явлению со знаками
плюс и минус.
Продолжая признаковое описание, в качестве следующего
выявлен дифференциальный признак «часть – целое»: Dabei
zeigte er ein einladendes Lächeln, er lächelte mit mir zum
Letztenmal; Wir verbargen unsere Tränen [Becher 1950:183);
Heinrich drehte sich um. Dicke Tränen liefen ihm herunter
[Remarque 2004 326];
…ein junges Mädchen, achtzehneinhalb, das nur noch Schwarz
trägt, deren einziges Produkt der äußeren Sekretion in einem
komplizierten Produkt besteht: Tränen [Böll 2002: 107];
Sie brach in krampfhaftes Weinen aus, warf sich auf die Knie
und barg ihr Haupt in die Kissen. «Nicht doch, mach’ es mir nicht so
schwer. Ach, du weißt nicht wie schwer. Und du sollst es auch nicht
wissen. Nie, ich hoffe nie … Ach!... [Fontane 1968: 690]. В данных
примерах слезы, плач и смех являются гипонимами, а прощание
– гиперонимом.
Категория ABSCHIED ассоциируется с понятием Потеря,
когда боль от потери настолько сильна, что человек съедает себя
как бы изнутри:
Als machte er sich schon in Gedanken auf die Suche nach dem
verlorenen Sohn, kam seine Hand auf den Schreibtisch gekrochen,
auf mich zu [Becher 1950: 424];
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Der zurückgebliebene Partner weiß vor Traurigkeit und Wut
keinen Rat mehr: wie kann man traurig sein über den Verlust eines
Menschen, der so schlecht ist, daß er einen aus eigenem Willen
traurig gemacht hat? Wie kann man ohne weiteres wütend sein auf
jemanden, an den man liebevoll zu denken pflegte? Was in einer
solchen Seele entsteht, ist das völlige Chaos, die Desorientierung, der
Versuch der Selbsterhaltung durch Verkennung der Situation usw.,
usw. Kummer ohne Wut wäre heilsamer, Wut ohne Kummer
befreiender, aber ihre Kombination ist so verderblich, daß man sich
selbst auffrißt [Rubinstein 1987: 30-31].
Как было установлено в § 1.3. настоящего исследования с
опорой
на выводы в трудах философов, лингвистов и
культурологов [Кацнельсон 2001; Хайдеггер 2002; Пелипенко,
Яковенко 1998; Бубер 1995], собственное «Я» всегда осознается
лишь в контексте какого-нибудь отношения («Я» - не «Я», «Я» «Другой», «Я» - “Мое», «Я” - “Я»). В связи с этим возникла
необходимость выделить отношение «Я-Я», «отношение
человека к самому себе».
Ситуация прощания реализуется также и в отношении «ЯТы», требующего явного или неявного присутствия Другого,
являющегося, согласно теории Ж.-П. Сартра необходимым
условием семиотизации личности [Арутюнова 1999: 647]. Это
обстоятельство
позволяет
выделить
еще
один
дифференциальный признак «отношение Я-Другой»:
Er hat sich von seiner Frau scheiden lassen [DRSL 1970:933];
Sie nahm von ihrem Mann und den Kindern Abschied [DWDI
1998: 23].
«Während ich von mir dem Anderen erzählte, zog der Andere
öfter die Mütze und grüßte zu mir hin, als verabschiedete er sich»
[Becher 1979: 397].
В понятийную составляющую категории ABSCHIED входят
номинативные единицы, актуализирующие событийный аспект
исследуемой категории. Событие, как отмечает Н.Д. Арутюнова,
обладает троякой локализацией: оно локализуется в некоторой
человеческой сфере, оно происходит в некоторое время и имеет
место в некотором реальном пространстве [Арутюнова 1988:
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
172]. Время и Пространство, которые задают исходные
масштабы представления бытия, создают основу для регуляции
человеческих взаимодействий, определяют ритм практической,
познавательной и мыслительной деятельности людей.
Реальность в ее пространственно-временной сущности находит
отображение в языковом сознании говорящего и выражение в
языковых единицах.
В имеющемся у нас языковом материале обозначилась тема
пространственной разделённости, где категория ABSCHIED
обладает признаком «пространства» для описания внешнего
мира:
Das Gebirge trennt die beiden Länder [DRSL 1970:1184];
Morgen muβ ich fort von hier und muβ Abschied nehmen
[Langenscheidts 200: 24].
С признаком пространства соотносится признак «переход
через некую границу»: Sie senkte den Kopf. Ihr Inneres war wie
von Holz. Sie wußte auf einmal: zwischen ihr und dem Großvater,
dem sie sich immer besonders verbunden gefühlt hatte, lag eine
Grenze, die nicht mehr überschritten werden konnte. Ihre Augen
zogen sich schmerzlich zusammen. Tonlos erwiderte sie: «Man darf
nicht alles verstehen wollen, Großvater. Man verzeiht sonst auch
alles. Aber das darf man nicht. Man muß auch hassen. Hassen, Partei
nehmen, verwerfen und… und verändern. Auch wenn das bedeutet,
daß man sich trennen muß…trennen von…ach!» Die Stimme
versagte ihr. Adrienne wandte sich ab und preßte den Kopf in die
Wagenpolsterung [Weiskopf 1955: 419].
В некоторых ситуациях представлена идея независимости
расставания от человеческой воли, обусловливающие факт
прощания.
Благодаря
этому
выделился
признак
«неодушевленные субъекты, влияющие на ситуацию прощания
или провоцирующие ее»:
Uns hat das Schicksal getrennt [DRSL 1970:1106];
Uns trennen einige tausend Kilometer [DRSL 1970:1106];
Nichts auf der Welt kann uns trennen [DRSL 1970:1106].
На наличие временного признака указывают примеры
ситуации ABSCHIED, относящуюся к прошлому, настоящему и
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
будущему. При этом слова, актуализирующие исследуемую
категорию, могут обозначать сам процесс либо момент
прощания или разлуки.
Темпоральный код для описания категории ABSCHIED
формируют признак «прощание как конец»: War das schon der
Beginn einer Entfremdung? Das Vorspiel zum Abschied? Das Ende?
Bei diesem Gedanken wurde Alexander vor einer hemmungslosen
Furcht gepackt [Weiskopf 1955: 101];
Ситуация
Прощание
соотносится
с
окончанием
определенного периода в жизни:
«Das ist das Ende. Alles ist zu Ende. Es ist aus». Er nahm den
Zwicker ab, presste seine Hände gegen die Augen. Noch einmal traf
mich sein zwickloser Blick: «Ich habe immer das Beste gewollt.
Gott ist mein Zeuge» [Becher 1950: 424];
«Schluss!» sagte Xaver, aber er spielte noch auf der
Ziehharmonika herum: «So, jetzt heißt es Abschied nehmen. Überall
feiern sie Abschied» [Becher 1950: 393];
Niemand konnte so wenig hierhergehören wie ich. Trotzdem,
dachte ich, trotzdem hatte ich ein Recht hier zu sein. Ich
verabschiedete Beerenbaum nicht einfach aus dem Leben, ich
verabschiedete ihn aus meinem Leben, in dem er, lange, bevor wir
uns begegnet waren, Platz genommen hatte, als wäre es sein eigenes
[Maron 1991: 57].
В то же время категория ABSCHIED ориентирована не
только на конец, но и на начало (прощание символизирует
конец одного отрезка жизни и начало нового) в примерах:
Ich war erleichtert, habe aufgeatmet. Wir hatten etwas Tolles
zusammen geschafft, eine lange Ehe und eine lange Krankheit. Das
war der Abschluß eines Lebensabschnitts. Jetzt begann etwas
Neues [Hasselmann 2000: 81].
Alexander Reither nickte sich zu. Er fühlte, wie eine neue
Unternehmungslust alle nostalgischen Regungen überkam. «Adieu,
Fischchen!» [Weiskopf 1955: 9].
Кроме перечисленных физических (пространственных)
компонентов, Г. И. Кустова выделяет у таких предикатов как
расстаться, проводить нефизический
компонент
–
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
перцептивный или перцептивно-контактный, «поскольку
соответствующий ему аспект ситуации не сводится
к
восприятию, а предполагает более сложный человеческий
контакт» [Кустова 1999: 229]. Данный класс предикатов она
называет перцептивно-событийным и выделяет следующие
типы перцептивных событий, отраженных в глаголе расстаться,
при этом толкуя данный глагол как «перестать находиться в
контакте, покинув пространство S»:
Они расстались у входа в гостиницу – прекращение
перцептивного контакта;
Мы расстаемся совсем ненадолго – событие в личной сфере,
прекращение (временное) личных контактов;
Он расстался со своей женой много лет назад – объект
«выбыл» из мира субъекта, перестал быть частью этого мира
[Кустова 1999: 234].
Опираясь на точку зрения о том, что во всякое понятийное
обобщение, как правило, включена чувственная генерализация и
никакое отвлеченное познание невозможно в отрыве от
чувственного [Серебренников 1988: 71], выделяем еще один
дифференциальный признак – «прощание как эмоция», как один
из семантических признаков, принадлежащий картине мира и
поэтому объективный для данного социума.
Переживание прощания как состояния связано с печалью, с
радостью в примере:
«Du bist nicht traurig, weil es vorbei ist?» «Es ist nicht vorbei. Es
ändert sich nur.» Sie sah ihn an. «Doch», sagte er. «Ich bin traurig.
Ich bin so traurig, daß ich glaube, ich werde morgen sterben, wenn
ich dich verlasse. Aber wenn ich dann denke, was geschehen müßte,
damit ich nicht traurig wäre, dann gibt es nur das eine, daß ich dich
nicht getroffen hätte. Dann würde ich nicht traurig sein, sondern leer
und gleichgültig wieder abfahren. Und wenn ich das denke, dann ist
die Trauer keine Trauer mehr. Sie ist ein schwarzes Glück. Die
andere Seite des Glücks» [Remarque, 2004: 317]; Wie froh bin
ich, daß ich weg bin! Bester Freund, was ist das Herz des Menschen!
Dich zu verlassen, den ich so liebe, von dem ich unzertrennlich war,
und froh zu sein! Ich weiß, du verzeihst mir’s [Goethe 2005: 7].
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При расставании испытывают чувство облегчения, нежности,
например:
Mit einer Gebärde, in die sie alle Zärtlichkeit des Abschieds
legte, schloß Irene ihm die Lippen. «Nicht fragen! Nicht fragen,
Lieber! Es ist leichter so.» Sie sprang auf, lief zum Fenster und
öffnete die Holzläden [Weiskopf 1955: 102];
Ich konnte denken, daß Beerenbaums Tod mich erleichterte
[Maron 1991: 11];
«Adieu. Küß die Hand, Wally. Dank’ schön.» Er klappte die
Hacken zusammen. Knapp vor der Tür hielt Wally mit einer Geste
der Überraschung inne, doch dann winkte sie Poldi nur nochmals
kurz zu und verschwand. «So ein Luderchen, Pardon», sagte der
Hauptmann zu sich selbst. Er fühlte eine große Befreiung
[Weiskopf 1955: 182]
В ситуации расставания человеком овладевает страх, ярость
и отчаяние:
Ich fürchtete, vielleicht mehr noch als im Hemd nicht in der
Zeitung zu stehen. Denn ich hatte Angst, zu verschwinden. Eine
Idee eines Wir, unseres Wir, lag in Scherben, ich war in einem leeren
Haus zurückgeblieben [Rubinstein 1987: 21];
Die Therapie braucht deshalb nicht lange zu dauern. Aber die
Problematik des oder der Verlassenen bekommt der Psychiater nicht
so schnell in den Griff. Das ist Verlust, das ist Trauer, da ist ein
irreparabler Schaden angerichtet worden, und der Patient lebt in
Angst und Unglück [Rubinstein 1987: 34];
«Wir sind nicht so weit davon entfernt, wie du fürchtest»
[Becker 1994: 60];
Am Ende sollte ich über die Ungewißheit nicht klagen, sondern
froh sein; meine dauernde Wut auf Amanda wäre wie ein
andauerndes Verhältnis zu ihr, nichts steht einer Trennung so sehr im
Wege wie Wut [Becker 1994: 118];
Hans schwankte zwischen Wut und Verzweiflung, weinte
haltlos, äuβerte nur noch einen letzten Wunsch, diese Qual nicht zu
verlängern [Hackl 1991: 94].
Как правило, в ситуации прощания испытываемые эмоции
представляют собой соединение различных состояний (с плачем
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
соседствует смех, а угнетенное состояние смешивается с
радостью):
Der «starke Mann» war längst kein starker Mann mehr; er war
siech und krank. Er legte sich, und es ging rasch bergab. Pastor
Seidentopf saß an seinem Bett und sprach ihm Trost zu; der
Sterbende aber, der wohl wußte, wie es mit ihm stand, schüttelte den
Kopf, zog den Pastor näher an sich heran und sagte fest: «Ich bin
froh, daß es zu Ende geht.» Dann wies er mit einer leisen
Seitwärtsbewegung des Kopfes auf die Kleine; die am Fenster saß,
preßte beide Hände aufs Herz und setzte mit halberstickter Stimme
hinzu: «Wenn nur das Kind nicht wäre.» Dabei brachte er, alle
Kraft über sich verlierend, in ein krampfhaftes Schluchzen aus.
Die Kleine, als sie das Weinen hörte, kam herzugesprungen und
küßte in leidenschaftlicher Liebe die Hand des Sterbenden. Dieser
streichelte ihr das Haar, sah sie an und lächelte. Es war, als ob er in
eine lichte Zukunft geblickt hätte. So starb er. Auf dem Tische neben
ihm stand die kleine Zauberkommode, aus der immer die Tauben
aufflogen. Pastor Seidentopf war tief erschüttert [Fontane 1968: 8081];
Es hatte einer jener Schwebezustände zwischen Abschied und
neuer Erwartung eingesetzt, voller Trennungsschmerz und
Vorfreude auf bisher unbekannte Erlebnisse und Angst vor völliger
Vereinsamung [Weiskopf 1955: 14].
Следующие примеры обнаруживают близость исследуемой
категории со смертью и позволяют выделить признаки
«Прощание – ожидание чьей-либо смерти» и «Прощание убийство»:
Es bringt mich um, daß ich so froh sein kann, wenn andere
sterben. Zum zweiten Mal gehe ich hinter einem Sarg her und gebe
einem den Abschied ohne Trauer. In F. hat ein
zweiunddreißigjähriger Hilfsarbeiter seine Verlobte erwürgt, weil
sie ihn verlassen wollte. Daß sie weiterlebte, ohne ihn zu leben,
konnte er nicht ertragen. Er löschte ihre Lieblosigkeit wie einen
Computerfehler, indem er die Frau auslöschte [Maron 1991: 209];
Ich stellte mir vor, wie ich ihm, vorsichtig und bemüht, ihn nicht
zu verletzen, erklärte, warum die bestehenden, auch durch ihn
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
geschaffenen Verhältnisse mich zwangen, seinen Tod zu wünschen
[Maron 1991: 156];
Rosalind sah die ihr
entgegengestreckte Hand, sah den
sterbenden Beerenbaum und wartete auf seinen Tod [Maron 1991:
208-209].
Прощание, как и любое явление, обусловлено рядом причин,
к которым относятся алкоголизм, тоска, жилищная проблема,
когда человеческие отношения достигли своего апогея и
перешли на спад:
Sie erschrak. Plötzlich wußte sie mit grausamer Klarheit, daß ihre
Beziehung zu Alexander den Gipfelpunkt überschritten hatte.
Daß es nur noch bergab gehen konnte. Und daß sie ihn verlassen
würde, am besten in dieser Stunde noch, jetzt gleich. Es tat weh, das
zu wissen, aber in den Schmerz, der groß und aufrichtig war, mischte
sich die Erkenntnis, daß sie nicht mit Alexander weiterleben durfte,
wenn in ihren Träumen nicht er, sondern der andere, Stenton, mit ihr
war [Weiskopf 1955: 484];
Beweise dafür habe ich zwar nicht, statistisch steht einzig und
allein fest, daß die Scheidung nicht mehr individuelles Pech ist,
sondern eine gesellschaftliche Seuche, die an Ausbreitung schon vor
zehn Jahren das Problem der Wohnungsnot eingeholt hat und es
seitdem jährlich weiter überholt. Zudem gibt es natürlich noch viele
und vielleicht hoffnungslosere Unglücke: Alkoholismus, Langweile,
Schlafstädte usw., aber die unerwünschte Scheidung ist von
alledem die akuteste, panikerregendste Ausdrucksform, und zwar
nicht nur zwei Wochen oder vier Monate, sondern länger; das
Strafmaß beträgt eher fünf oder zwei Jahre [Rubinstein 1987: 76].
В
процессе
исследования
понятийной
онтологии
функционально-семантической
категории
ABSCHIED
выявились ее второстепенные признаки. При этом отмечаются
как однореферентный, так противоречивый характер сущности
исследуемой категории: 1) ABSCHIED - отношение «Я-Я», 2)
ABSCHIED -отношения «Я-Ты»; «Я-Другой» 3) ABSCHIED событие, занимающее определенный период времени,
обусловленное
пространственными характеристиками и
локализованное в человеческой сфере; 4) ABSCHIED -явление,
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обусловленное рядом причин: алкоголизм, тоска, жилищная
проблема, когда человеческие отношения достигли своего
апогея и перешли на спад; 5) ABSCHIED -потеря, утрата; 6)
ABSCHIED -самоубийство и убийство; 7) ABSCHIED - переход
через границу, видимую и невидимую; 8) ABSCHIED –
эмоциональная ситуация, в которой человек испытывает
различные чувства, как положительные (облегчение, радость
новой встречи), так и отрицательные (боль, страдание, страх,
ярость); 9) ABSCHIED – проявление воли или зависимость от
воли других; 10) ABSCHIED – начало и конец; 10) ABSCHIED
– ожидание смерти и ожидание нового, 11) ABSCHIED – смерть
и определенный отрезок человеческой жизни; 12) ABSCHIED –
вежливое и невежливое поведение, который реализуется в таких
областях как ритуал и этикет; 13) ABSCHIED – отношение
Часть-Целое.
Данные категориальные признаки позволяют рассмотреть
функционально-семантическую категорию ABSCHIED в первом
приближении. Чтобы получить более полное представление о
содержании понятия прощания в немецком языке, необходимо
выявить периферийные компоненты последнего. Периферию
любого понятия составляет его синонимы, интерпретационное
поле, включающее в себя стереотипы, отраженные в паремиях,
фразеологизмах, афоризмах, притчах, метафорических моделях,
в художественных текстах. Исследование периферии данного
понятия позволит обнаружить разнообразные смысловые
признаки, скрытые от прямого наблюдения.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Es muss das Herz bei jedem Lebensrufe
bereit zum Abschied sein und Neubeginne,
um sich in Tapferkeit und ohne Trauern
in and're, neue Bindungen zu geben.
«STUFEN» (Hermann Hesse)
ГЛАВА II
Языковая онтология категории в современном языковом
сознании
2.1. Синонимическое поле категории ABSCHIED
Обращение к словарям синонимов позволяет расширить и
уточнить представления о прощании и выявить дополнительные
периферийные признаки категории ABSCHIED. Актуализация
категории прощания в немецком языке отличается широким
разнообразием. Прежде всего, в семантическую совокупность
данной категории входят лексические единицы, составляющие
синонимический ряд лексем Abschied, Trennung, Scheidung.
По данным словаря синонимов и антонимов немецкого языка
(WSuA 1990), синонимический ряд с общим смысловым
компонентом
Trennung включает 23 единицы: Trennung:
Abspaltung, Spaltung, Aufspaltung, Zweiteilung, Aufteilung,
Unterteilung, Abtrennung, Zerlegung, Entzweiung, Abbruch,
Auflösung, Lockerung, Bruch, Ehescheidung, Weggang, Abschied,
Lebewohl, Auseinandergehen, Separation, Loslösung, Distanzierung,
Isolation, Entfernung [WSuA 1990: 613]. Синонимический ряд с
доминантой Abschied составляет 5 единиц:Trennung, Scheiden,
Lebewohl, Kündigung, Entlassung [WSuA 1990: 29]. Смысловой
ряд с доминантой Scheidung невелик: Trennung, Auflösung,
Ehescheidung [WSuA 1990: 541].
В электронном синонимическом словаре Duden у лексемы
Scheidung зафиксированы следующие синонимы: 1. Auflösung
a) Abbau, Abbruch, Demontage, Räumung, Zersplitterung,
Zerteilung, Zertrennung; b) Abstieg, Untergang, Verfall, Zerfall,
Zerstörung; (geh.): Niedergang; c) Fäulnis, Verfall, Verweisung,
Zerfall, Zersetzung; 2. Abbruch, Abkehr, Abwendung, Abschaffung,
Annullierung, Aufhebung, Aufgabe, Auslöschung, Beendigung,
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Beseitigung, Bruch, Einstellung, Entzweiung, Lossagung,
Scheidung, Trennung, Verkauf; (bildungsspr.): Dekomposition,
Distanzierung, Eliminierung; (bes. Rel., Politik): Abfall; (Wirtsch.):
Liquidation; 3. Antwort, Ausweg, Erklärung, Lösung, Patentrezept,
Schlüssel [DSW 2007].
В этом же словаре синонимика имени Abschied представлена
двумя смысловыми рядами:
1. Fortgang, Trennung, Weggang; (geh.): Abgesang, Lebewohl,
Scheiden;
2. Entlassung, Verabschiedung [DSW 2007].
Лексема Trennung является доминантой следующего
синонимического ряда: 1. Absonderung, Abteilung, Abtrennung,
Aufteilung, Parzellierung, Teilung, Unterteilung; 2. Abschied,
Fortgang, Weggang; (geh.): Lebewohl, Scheiden;
3. Abkehr, Absage, Abwendung, Aufgabe, Auflösung, Bruch,
Entzweiung, Lösung, Lossagung, Scheidung, Rückzug, Zerwürfnis;
(bildungsspr.): Distanzierung, innere Emigration; (bes. Rel., Politik):
Abfall;
4. Abschwörung, Aufgabe, Einstellung, Lossagung, Preisgabe,
Verzicht; (geh.): Entäußerung;
5. Abgrenzung, Scheidung, Unterscheidung; (geh.): Sonderung;
(bildungsspr.): Differenzierung; (veraltet): Disjunktion;
6. Abgliederung, Abkapselung, Abschottung, Absonderung,
Abtrennung, Getrennthaltung, Isolation, Isolierung; (geh.):
Sonderung, Vereinzelung; (veraltend): Separation; (veraltet):
Disjunktion, Segregation [DSW 2007].
Основное различие у синонимов Trennung и Abschied,
согласно данным словарей, состоит в следующем. У лексемы
Trennung, помимо инвариантной семы «уход, отдаление»,
зафиксированы гипосемы «отделение», «разделение», «раскол»,
«разрыв», «дистанция», «прекращение», «расставание», «отказ»,
«раздвоение», «отчуждение», «различение», «обособление»,
«изоляция», а у лексемы Abschied помимо гиперсемы «разлука»
выделены семы «отграничение» «отпущение», «уход». Тогда
как у лексемы Scheidung зарегистрированы гиперсема
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«прекращение отношений» и гипосемы «раскол», «развал»,
«окончание», «уничтожение», «ликвидация», «разрыв».
Синонимический словарь [SW 1980] фиксирует следующие
синонимы к ключевому слову Abschied: Auseinandergehen
«разойтись», Weggang «уход», Trennung «расставание»,
«разлука», Lebewohl «прощай» Scheiden «расставание»,
Entlassung «отставка» [SW 1980: 28]. Лексему Servus также
можно причислить к синонимам ключевого слова Abschied,
исходя из его определения: freundschaftlicher Gruß beim
Abschied, zur Begrüßung [DDUW 1996: 1394].
В свою очередь часто встречающийся в словарях синоним
лексемы Abschied Trennung «расставание», «разлука» обладает
целым рядом лексем, имеющих значение, близкое слову
Abschied: Trennen»расставание», «разделение» «разлучение»,
«размыкание», Sonderung «разрыв», Separation «отделение»,
Absonderung «отстранение», «отделение», Schnitt «разрез»,
Bruch
«разрыв
отношений»,
Teilung
«разделение»,
Nichtbeeinandersein «не быть вместе» [SW, 1980: 531], Weggehen
«уход», «отдаление» [DDUW 1996: 1719]. В словаре Duden
отмечены следующие синонимы ключевой лексемы Abschied:
Sichtrennen «расставание», Sichverabschieden «прощание»,
Aufbruchstimmung
«настрой
на
разрыв»,
Trennung
«расставание», Weggang «уход» [DBW 1985: 29].
Синонимические словари свидетельствуют о том, что многие
лексемы обладают той же широтой значений, что и ключевые
лексемы и в них актуализируются как те же признаки как у
ключевых лексем, так и новые дополнительные признаки.
Подобная широкая семантическая основа создает определенную
некоторую
«размытость»
категории
прощания.
Референциальный потенциал лексем – репрезентантов
неодинаков, так как они описывают различные референтные
ситуации. Например, Trennung репрезентирует прощание
ненадолго, а Abschied – прощание надолго, навсегда. Лексема
Trennen, так же как и лексема Trennung (SB 1994: 315),
актуализируют такие признаки как «расставание», «разлука»,
«разлучение», «разъединение людей». Лексемы Weggang (WdG
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1978: 579), Abgrenzung акцентируют ситуацию, когда человек
уходит прочь, не прощаясь, покидает кого-либо или какое-либо
место
(DDUW
1996:
59).
В
лексеме
Abdankung
репрезентируются
следующие
признаки:
«увольнение»,
«освобождение от должности», «отречение», «прощальное
торжество»,
«тризна»
(DDUW
1996:
52).
Лексема
Auseinandergehen реализует ситуацию, когда люди уходят друг
от друга, их пути расходятся (DW 2000: 214). Признак
«прекращение отношений между людьми» выявлен при анализе
лексем Scheidung (WdG 1978: 3186), Bruch «прекращение
отношения, связи» (DDUW, 1996: 286). Лексема Abbruch
объективирует признак «преждевременное окончание чего-л.
вдруг» (DDUW, 1996: 52). В лексемах Abstand (Bh 1993: 18),
Distanz отражается признак «удаление» (Bh 1993: 622). Многие
лексемы, репрезентирующие прощание, определяются
в
лексикографических источниках немецкого языка друг через
друга. Например, слово Trennen толкуется через лексемы
Absonderung, Scheiden (DDUW 1996: 1556); лексема Separation
через лексические единицы Absonderung, Trennung (DDUW
1996: 1392). Описываемые синонимы весьма близки по
значению и различаются по следующим смысловым признакам:
1) процессуальность; 2) темпоральность 3) результативность; 4)
пространственность; 5) стиль употребления. Прототипические
свойства прощания представлены, прежде всего, лексемами
Abschied, Trennung Scheidung, в остальных лексемах ядерный
смысл выражен слабее или осложнен другими компонентами
значения. Тем не менее, анализ синонимических рядов,
репрезентирующих категорию прощания, позволил выявить их
иррадиальный характер, так как большинство лексем
объединяет инвариантная сема «уход, отдаление». В свете
современной теории синонимии (особое место здесь занимает
концепция Ю. Д. Апресяна) слова-синонимы семантически
самостоятельны, так как противопоставлены друг другу в
тождественных условиях и семантически близки, так как
взаимозаменяемы, но не во всех контекстах, а в тех, где есть
слова, связанные с дифференциальным признаком оппозиции.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Такой универсальный дифференциальный признак является
условием нейтрализации (снятия) семантических различий
между словами [Апресян 1995б: 223]. Согласно концепции
синонимии Ю. Д. Апресяна, значения слов той же части речи,
что и доминанта, хотя и не достигают той степени близости,
которая конституирует собственно синонимию, существенно
пересекаются с общим значением данного ряда синонимов.
Семантический подход основан на установлении степени
семантической эквивалентности (тождественности) единиц. В
данном случае синонимы рассматриваются как
слова
семантически тождественные
(а не близкие),
но
различающиеся
функционально-стилистической
характеристикой. В широком понимании синонимии не только
семантически тождественные слова считаются синонимами, но
и с предельно близким значением [Апресян 1995б: 261]. Здесь
стоит вспомнить высказывание В. Куайна: «…смысл выражения
есть класс всех синонимичных этому выражению выражений»
[Quine 1972: 123], который говорил о радиальной структуре
синонимического поля.
Для
радиальной
структуры
категории
характерно
существование одного центрального члена и его общепринятых
модификаций. Данный принцип заключается в семантической
оппозиции
слов
и
возможности
нейтрализации
их
семантических различий: в каждой паре совокупность
интегральных
признаков,
оказывается
уникальной,
а
дифференциальный семантический признак повторяется в
других парах, он универсален. Слова, имеющие уникальный
набор общих признаков и образующие одномерную
пропорциональную оппозицию, следует называть синонимами
[Апресян 1999: V-XV]. Н. Д. Арутюнова говорит об особом
характере синонимии предикатов, базирующейся на близости
сигнификатов, а не возможной идентичности референтов
[Арутюнова 1976: 342].
При определении синонимии исходят из семантической
эквивалентности между лексико-семантическими вариантами
значения слова, называемых семантическими вариантами. Чем
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
больше совпадающих семантических вариантов у синонимов,
тем выше степень их синонимичности. Если в тождестве
совпадают все признаки сопоставляемых объектов, то
эквивалентность устанавливается по какому-либо одному из
признаков, которые тождественны в функциональном
отношении. Наличие различий является обязательным условием
включения языковой единицы в синонимический ряд. В. М.
Хантакова отмечает, что единицы языка, составляющие
синонимический ряд, ведут себя по отношению друг к другу не
пассивно, а активно, взаимодействуя между собой. В процессе
взаимодействия синонимов у каждого из них обнаруживаются
неповторимые, только ему присущие свойства [Хантакова 2006:
40-42].
Четкое разделение на синонимические группы (лексемы), в
соответствие с тем, какой элемент ситуации прощания они
описывают, размывается по мере движения от ядра категории
ABSCHIED
к
периферии.
В
результате
анализа
лексикографических источников выявлены ядерные единицы и
ближняя периферия средств, объективирующих категорию
ABSCHIED. При этом между доминантой синонимического
ряда и основным значением многозначного слова существуют
общие черты.
К ядерным единицам относятся: Situation, wenn man selbst
oder jemand anders weggeht, Trennung, Entlassung, Tod, Scheiden
aus dem Leben, Beendigung des gemeinsamen Lebens, Teilung,
Aufhebung (die Auflösung) der ehelichen Lebensgemeinschaft oder
einer Beziehung, eine räumliche Distanz voneinander, Entfernung,
Abgrenzung, Unterscheidung, gesetzliche Auflösung einer Ehe,
Ehescheidung, Trennung der Ehegatten, Abgang,
Abstand,
Schichtung, Sonderung chemischer Wendungen, die Auflösung
einer Ehe durch ein Gericht, das Leben in Scheidung, Weggang.
Ближняя периферия: Trennen, Abspaltung, Spaltung,
Aufspaltung, Zweiteilung, Aufteilung, Unterteilung, Abtrennung,
Zerlegung,
Entzweiung,
Auflösung,
Lockerung,
Bruch,
Ehescheidung, Lebewohl, Auseinandergehen, Separation, Loslösung,
Isolation, Entfernung, Scheiden, Lebewohl, Kündigung, Abbau,
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Abbruch, Demontage, Räumung, Zersplitterung, Zerteilung,
Zertrennung, Abstieg, Untergang, Verfall, Zerfall, Zerstörung,
Niedergang, Fäulnis, Lockerung, Verfall, Verweisung, Zersetzung,
Abkehr, Abwendung, Abschaffung, Annullierung, Aufgabe,
Auslöschung, Beendigung, Beseitigung, Bruch, Entzweiung,
Abdankung, Lossagung, Verkauf, Dekomposition, Eliminierung,
Abfall, Liquidation, Antwort, Ausweg, Erklärung, Lösung,
Patentrezept, Schlüssel, Fortgang, Abgesang, Verabschiedung,
Absonderung, Abteilung, Abtrennung, Aufteilung, Parzellierung,
Unterteilung, Absage, Abwendung, Aufgabe, Auflösung,
Entzweiung,
Lösung,
Lossagung,
Rückzug,
Zerwürfnis,
Distanzierung, innere Emigration, Abschwörung, Einstellung,
Lossagung, Preisgabe, Verzicht, Entäußerung, Abgrenzung,
Sonderung,
Differenzierung,
Disjunktion,
Abgliederung,
Abkapselung,
Abschottung,
Abtrennung,
Getrennthaltung,
Isolierung,
Vereinzelung,
Separation,
Segregation,
Auseinandergehen,
Servus,
Schnitt,
Nichtbeeinandersein,
Sichtrennen, Sichverabschieden, Aufbruchstimmung, Notlösung
(als kleineres Übel), die kirchliche Unterweisung.
Выявленные
единицы
распадаются
на
следующие
семантические группы, маркером каждой группы является
гиперсема - лексема, считающаяся ядерной:
- прощание надолго, навсегда – Abschied: Tod, Scheiden aus
dem Leben, Sichverabschieden, Nichtbeeinandersein, Sichtrennen,
Servus, Aufbruchstimmung, Verabschiedung, Abgesang, Lebewohl,
Abdankung, Das Nicht-Mehr-Zusammen-Sein;
- прощание как прекращение отношений – Trennung:
Beendigung
des
gemeinsamen
Lebens,
Getrennthaltung,
Annullierung, das Getrenntwerden, Getrenntsein, Unterbrechung,
Auflösung einer Verbindung, Mischung oder Gemeinschaft;
- прощание как уход – Weggang: Auseinandergehen, Rückzug,
Fortgang, Ausweg, Abkehr, Abfahrt, Abreise;
- прощание как пространственная дистанция между людьми –
eine räumliche Distanz voneinander: Abstand, Räumung,
Distanzierung, Distanzieren, Disjunktion;
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- прощание как процесс разделения - Teilung: Schnitt,
Abschottung, Abtrennung, Vereinzelung, Zerwürfnis, Unterteilung,
Abwendung, Entzweiung, Aufteilung, Parzellierung, Bruch,
Spaltung, Aufspaltung, Abspaltung, Zweiteilung, Aufteilung,
Abtrennung, Zerlegung, Zerteilung, Zertrennung;
- прощание как отдаление - Entfernung: innere Emigration,
Beseitigung, Kluft;
- прощание как процесс отделения – Isolation: Separation,
Segregation, Isolierung, Abgrenzung, Sonderung, Disjunktion,
Segregation,
Abgliederung,
Abkapselung,
Entäußerung,
Absonderung, Abteilung, Abtrennung, Abspaltung;
- прощание как спад, поражение, уничтожение – Abbruch:
Zerstörung, Dekomposition, Eliminierung, Abfall, Liquidation,
Zersplitterung, Abstieg, Untergang, Verfall, Zerfall, Niedergang,
Fäulnis, Verfall, Abbau, Abbruch, Demontage, Zersetzung,
Abwendung, Abschaffung, Auslöschung, Aufbruch;
- прощание как отказ – Verzicht: Abschwörung, Einstellung,
Preisgabe, Lossagung, Absage, Verlassen;
- прощание как развязка, конец, завершение - Ende: Aufgabe,
Auflösung, Erklärung, Lösung, Patentrezept, Schlüssel, Antwort,
Verkauf, die kirchliche Unterweisung, Loslösung, Notlösung (als
kleineres Übel), Lockerung, Verweisung, Urkunde, Schriftstück der
Verabschiedung,
letzter
Versammlungsbeschluß
(veraltet),
festgestelltes
Schlußergebnis
beratender
Versammlungen,
Lebensende, Verlust;
- прощание как освобождение от чего-либо – Entlassung:
Entbindung von dienstlichen Pflichten, Kündigung, Demission.
Таким образом, анализ синонимических рядов ключевых
лексем расширил объем семантической категории ABSCHIED.
Обращение к синонимическим словарям позволило сделать
вывод, что многие лексемы обладают той же широтой значений,
что и ключевые лексемы и в них актуализируются как те же
признаки как у ключевых лексем, так и новые дополнительные
признаки.
Подобная широкая семантическая основа создает
определенную некоторую «размытость» категории прощания.
Референциальный потенциал лексем – репрезентантов
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неодинаков, так как они описывают различные референтные
ситуации. При этом выявился
иррадиальный характер
синонимов, так как большинство лексем объединяет
инвариантная сема «уход, отдаление».
2.2. Интерпретационное поле категории ABSCHIED
Историко-культурологическое
формирование
понятия
ABSCHIED в немецкой лингвокультуре прослеживается на
примерах паремиологического и фразеологического фондов,
указывающих на неоднозначное отношение к исследуемому
явлению. В наивной картине мира, запечатленной в немецких
фразеологизмах и паремиях,
ABSCHIED получает
дополнительные признаки. Особое внимание привлекают
фразеологические единицы, репрезентирующие
категорию
ABSCHIED, где анализируемый феномен прощания представлен
во взаимосвязи с другими понятиями. Так, например, в словаре
Sprichwörter-Lexikon
Abschied
аппелирует
к
понятию
Willkommen ‘добро пожаловать’во фразеологизме Wie das
Willkommen, so der Abschied ‘Каков прием, таково и прощание’
[SWL 1984: 31]. В немецком словаре современной идиоматики
зафиксирован ряд фразеологизмов, репрезентирующих понятие
Abschied: Auf französisch Abschied nehmen [MDIF, 1976: 15] sich
auf französisch verabschieden [MDIF 1976: 135] ‘уйти пофранцузски, не прощаясь, попрощаться по-французски’, где
актуализируется признак «исчезновение». Во фразеологизме
Einen klaren Trennungsstrich ziehen [Бинович, Гришин 1975: 575]
‘проводить четкую грань’ ABSCHIED интерпретируется как
«переход через границу». Фразеологизм Ein Abschied auf
Nimmerwiedersehen
[Бинович,
Гришин
1975:
418]
объективирует уже зафиксированный в толковых словарях
признак
«прощание навсегда».
Er (sie, es) ist auf
Nimmerwiedersehen verschwunden [Бинович, Гришин 1975: 281]
‘его (ее) и след простыл’, где понятие прощания реализуется в
значении «никогда не увидеться». Фразеологический оборот
Geh mir weg damit «не приставай ко мне с этим» [БНРС 1980:
579] вербализует признак волитивности в ситуации прощания.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Фразеологизм Kennst du die Mehrzahl von Turm, который в
целом можно перевести как разг. убирайся! Катись!, выступает
как своеобразная форма прощания. Множественное число от
Turm – Türme – совпадает по форме с императивом глагола
türmen= удирать, убегать, смываться [Мальцева 1998: 210].
Феномен прощания обнаруживает максимальное пересечение с
такими значительными понятиями для человека как Смерть,
Жизнь в следующих устойчивых выражениях: in Frieden
abscheiden=sterben (DDUW 1996: 66); aus der Welt scheiden=
sterben (WDI 1998: 614); aus dem Leben scheiden= sterben
(LGDAF 1997: 829), где реализуется признак «окончание жизни,
смерть». Прощание связано со смертью, которая является
верхней границей горизонта бытия человека, переход в иное
бытие, которое замыкает собой сакральный круг. Признак
Смерти реализуют фразеологизмы, обладающие сакральным
смыслом в выражениях со значением «провожать в последний
путь»: jemandem die letzte Ehre erweisen, jemanden auf seinem
letzten Gang begleiten, jemandem das letzte Geleit geben, jemandem
einen Grabstein setzen [SWDR 1991: 38].
Во фразеологизме Leicht über etwas (A) weggehen «легко
относиться к чему – либо» [БНРС 1980: 579] отражается признак
«отношение». В выражении mit dem Leben abgeschlossen haben
[Бинович, Гришин 1975: 364] «покончить счеты с жизнью»
понятие Прощание коррелирует с понятием Жизнь и отражает
признак «прощание как конец, завершение жизни».
Признак «прекращение супружеского сожительства» находит
свое выражение во фразеологизмах Scheidung von Tisch und Bett
[НРЮС 2000: 407], Trennung von Bett, Tisch und Wohnung
[НРЮС 2000: 470]. Анализ следующих фразеологизмов
свидетельствует о близости категории Abschied с сопряженными
семантическими константами Добро / Зло, которые можно
соотнести с оппозицией Свой / Чужой: Taten in gute und böse
scheiden, als Freund (Feind) scheiden, im Guten (Bösen) scheiden
[LGW 2002: 430]. В данных фразеологизмах реализуется
признак «разделение». Признак удаления эксплицируется в
устойчивом выражении Weg bekommen [LGW 2002: 732].
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Признак «уничтожение» зафиксирован в ряде выражений im
Arsch sein, verloren sein [KI 1986: 23]. Признак «потеря,
лишение» эксплицирует выражение etw. kriegt/bekommt Beine
[KI 1986: 29]. Ряд фразеологизмов вербализуют признак «уход,
отдаление» den Abflug machen [KI 1986: 16], sich auf die Beine
machen [KI 1986: 31], признак «тайный уход» sich [seitwärts] in
die Büsche schlagen [KI 1986: 39], Leine ziehen [KI 1986: 113], die
/ eine Mücke machen [KI, 1986: 123], sich auf den Weg machen –
losgehen [MDI, 1976: 528]. Признак «прекращение отношений»
отражен во фразеологизмах j-m den Laufpaß geben [KI 1986:
111], j-m einen Abflug erteilen [KI 1986: 22], zum Bruch (zu einem
Bruch) kommen zwischen (od. mit jemandem)- zum Zerbrechen der
freundschaftlichen Beziehungen kommen. Wir hoffen, daß es nie
wieder zum Bruch (od. zu einem Bruch) zwischen unseren Ländern
kommt [MDI 1976: 69]. В устойчивом выражении реализуется
признак «отсутствие как результат» über alle Berge sein [KI
1986: 31]. Признак «отход от чего-то» объективируется в
обороте ein Bruch mit etw. sein (od. einen Bruch mit etw.
bedeuten) - eine völlige Abkehr, Abwendung von etw.
Die
Entdeckungen Galileis und Keplers waren ein Bruch mit den
Vorstellungen des Mittelalters von der Welt [MDI 1976: 68].
Фразеологизм der deutsche Gruß имеет исторический характер и
выступает как языковое отображение приветственного жеста
немецких фашистов [Мальцева 1998: 217].
Исследованные фразеологизмы вербализуют следующие
признаки: прощание как своеобразный тип поведения; переход
через границу; ситуация, когда больше никогда не увидятся;
волитивность;
отношение;
завершение
жизни;
конец;
разделение; удаление; уничтожение; потеря; лишение; уход;
отход; отдаление; прекращение отношений; отсутствие; жест.
Что касается паремий, то пословица как языковая единица,
выражает понятие в общей форме, но в достаточном объёме и
дает информацию о содержании интерпретационного поля
исследуемого понятия, в котором мы находим скрытые
смысловые признаки, а также, как отмечает И. А. Стернин,
«застывшие осмысления того или иного концепта, сложившиеся
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на протяжении длительного времени и менявшиеся в
зависимости от места, времени и условий проявлений
концептуальных сущностей в жизни народа, отдельных групп
людей, отдельного человека» [Попова, Стернин 2003: 99]. В
пословицах teilt sich das Bett, so scheiden sich die Herzen
«Разделяется ложе – разделяются сердца» [SWL 1984: 494],
unsere Wege trennen sich
[6000 deutsche und russische
Sprichwörter 1956: 257], die Spreu vom Weizen sondern (oder:
scheiden) Gut und Böse, Nützliches und Unnützes, Echtes und
Falsches trennen выражается признак «разделения» [Borchardt
1955:
509]. Пословицы vorbei ist vorbei [400 немецких
рифмованных пословиц и поговорок 1980: 33], Hin ist hin,
verloren ist verloren что с возу упало, то пропало [6000 deutsche
und russische Sprichwörter 1956:
246] отражают признак
«результат», когда ситуация прощания произошла, уже позади.
Аналогичный признак отражается в пословице Ende gut, alles gut
[DSA 1992: 29]. В пословице wo nichts ist, hat auch der Kaiser
sein Recht verloren репрезентируется признак «прощание как
потеря» [DAS 1992: 29].
Прощание как Начало представлено в афоризме Das ist nicht
das Ende, Leutnant, das ist der Anfang – последних словах Франца
Рашса, арестованного предводителя из революционной
античной драмы „Die Matrosen von Cattaro“ (Dramatiker Friedrich
Wolf, 1930) [GW 1985: 619].
В афоризме Schöne Minka, ich muß scheiden реализуется
признак «прощание как уход» [GW 1985: 407]. В плане
выражения признака «уход» интересен афоризм Aber ich mache
jetzt meinen Kopp zu (schweige) und reite vom Hof ab (verabschiede
mich und gehe) [Мальцева 1998: 212].
Естественно, что пословицы отражают стереотипы
восприятия данной категории, сформировавшиеся в прошлом.
Но, как отмечает Анна Вежбицкая, «сложность, связанную со
стереотипами, представляет тот факт, что они нередко содержат
долю истины» [Вежбицкая 2001: 167].
Паремический материал отражает такие признаки прощания
как процесс разделения, результат, начало, уход. Языковая
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
объективация смысла прощания фразеологическими средствами
аппелирует к фоновым знаниям немцев. Признаки, извлеченные
из интерпретационного поля, а именно из паремий и
фразеологизмов, дополняют семантический объем константы
ABSCHIED и показывают, как отражен исследуемый феномен в
сознании немецкого народа.
2.3. Метафорические модели репрезентации категории
ABSCHIED
Анализ образной составляющей категории ABSCHIED
заключается в описании структуры языкового знания, то есть
представлений носителей языка, скрытых в имени и
раскрывающихся в его сочетаемости, в обнаружении «образов
содержания знака».
Помимо узуальных представлений в немецком языковом
сознании существуют когнитивные
модели восприятия
прощания, раскрывающиеся в конвенционально употребляемых
языковых
выражениях.
Система
номинативных
и
метафорических значений единиц семантического поля
прощания в немецком языке может быть рассмотрена как
репрезентация семантической категории ABSCHIED. Согласно
исследованиям, метафора, лежащая в основе образной
мотивированности идиом, понимается в классическом смысле,
то есть как троп, образующийся в результате употребления слов
в переносном значении по принципу сходства денотатов
(референтов) и их функций. Для метафоры как тропа
существенно, что синтезирующую функцию в нем выполняет
некая «языковая личность», обладающая «личностным
тезаурусом» - способностью говорящего на данном языке
создавать тексты на основе индивидуальных знаний о мире,
зафиксированных в значениях слов и их ассоциативных
комплексах [Караулов 2006: 12-18].
Метафора
является
универсальным способом познания, концептуализации и
ословливания действительности. Она дает возможность более
глубоко проникнуть в суть уже познанного явления или объекта.
Метафора – изменение значения, при котором в отличие от
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
метонимии, набор синтаксических аргументов предиката не
меняется, а меняются семантические ограничения на один или
несколько
аргументов.
При
метафоре
происходит
категориальный сдвиг значения: стандартные для данного
предиката категории аргументов замещаются новыми для него,
«неподходящими» [Рахилина
2000: 143]. В процесс
метафоризации вводится ее субъект, который и определяет не
только возможность подобия, обрабатываемого когнитивно за
счет аналогии, но и антропометричность – способность
помыслить одну сущность как если бы она была подобна
другой, а это значит
«соизмерить их в соответствии с
собственно человеческим масштабом знаний и представлений, а
вместе с тем – и с системой национально-культурных ценностей
и стереотипов» [Метафора в языке и в тексте 1988: 40]. В
основе процессов метафоризации заложены процедуры
обработки структур знаний, представляющие обобщенный опыт
взаимодействия человека с миром (миром объектов и с
социумом). В описание метафорического поля
категории
Abschied в немецком языковом сознании положен принцип
выделения основной когнитивной зоны «мир человека», где
проступают такие тематические пласты как жизнь-смерть,
пространство-время, начало-конец.
Оторвавшись от личности, умопостигаемые сущности,
экзистенционально
значимые
смыслы,
облаченные
в
абстрактные имена, обрастают знаками вторичной предикации,
которые в сочетании с ключевым абстрактным именем
раскрывают представления сознания о стоящей за ним сущности
через ее воплощения. Именно «предикаты сущего» отражают
модусы бытия и позволяют извлечь информацию о том, как
проявляет себя сущее. Проекции умопостигаемой сущности
раскрываются через глагольную и атрибутивную сочетаемость в
акте персонификации (олицетворении, как активный субъект
действия) и в акте овеществления (реификации, как объект
воздействия) [Чернейко 1997: 289].
Олицетворение – один из архетипов обиходного сознания
[Телия 1994: 97], который прослеживается при актуализации
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
значений категории ABSCHIED, а способ их презентации –
метафорическое
использование модели. Персонификация
исследуемой категории обусловливает
наделение ее
признаками, характерными для живого существа: прощание
может выступать в качестве своеобразного деятеля или агенса
за счет взаимодействия слов, репрезентирующих категорию
прощания с «…глаголами, несущими в себе сему
одушевленности» [Кравченко 1992: 53]. Они используются для
обозначения различных сторон психической деятельности
человека: восприятия, эмоционального состояния, мысли,
знания, оценки и др. Такие глаголы, казалось бы, не могут
сочетаться с неодушевленным предметом в роли субъекта.
Фокус метафоры спрятан в глаголе:
Doch ach! Schon mit der Morgensonne /Verengt der Abschied
mir das Herz: / In deinen Küssen, welche Wonne! [Goethe 1953:
191]. В данном примере имеет место опредмечивание понятия,
т. е. абстрактная категория ABSCHIED наделяется свойствами
конкретного предмета. Ключевые лексемы, репрезентирующие
категорию ABSCHIED в сочетаемости с глагольными
предикатами, как правило, выступают в роли прямого
дополнения, то есть играют роль семантического объекта, над
которым совершается действие. Человек выполняет агентивную
роль по отношению к Прощанию: он может избежать, миновать,
держать, получить, взять, требовать Прощание, может
нуждаться в нем, провоцировать собеседника на расставание:
Schrella zog den Zigarettenrauch tief ein, blickte über die Brille
wieder herunterklappte. «Du hast Erfahrung in solchen Dingen,
wie?» «Du nicht?» fragte Nettlinger. «Komm, den Abschied vom
Direktor kann ich dir leider nicht ersparen.» [Böll 1977: 339-440];
Schulkinder sangen in hellem Chor. Und Klaus Heinrich hielt
Abfahrt [Mann 1997: 159];
Ich verbot mir, an Beerenbaums Hand zu denken. Ich war hier,
weil ich den Abschied brauchte, weil ich wissen mußte, daß er
wirklich begraben war und weg von dieser Welt [Maron 1991: 34];
Nachdem sie zu schwach geworden war, noch zusammenhängend
zu erzählen, flüsterte sie immer nur: «Heinrich, Heinrich, Leni,
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Rahel, Leni, Heinrich», und obwohl es nahgelegen hätte, ihr die
Sterbesakramente spenden zu lassen, habe ich letzten Endes doch
davon Abstand genommen [Böll 2002: 457];
Denn der Gefreite, den er so mutig aus dem feindlichen Feuer
getragen hatte, war niemand anderes als unser Freund aus dem
Hohen-Vietzer Kruge her: Peter Kümmeritz. Invalide geworden,
erhielt er seinen Abschied; zwei Jahre später aber kam der Frieden,
und die ganze Rheinarmee kehrte in ihre Garnisonen zurück
[Fontane 1968: 82]]; «Setze dich zu mir, Renate», sagte der Kranke.
«Ich will Abschied von dir nehmen» [Fontane 1968: 690];
Ein guter Diener forderte von seinem Herrn den Abschied
[DGDAL 1985: 2-3]; Zum Abschied noch mal provozieren: Japans
scheidender Premier Junichiro Koisumi will am 15.August den
Yasukuni – Schrein besuchen, das ist in Japan der Jahrestag des
Kriegsendes 1945. Jeder Jasukuni – Besuch führender Politiker
provoziert Japans Nachbarn, denn der Schreindienst auch der
Verehrung von 14 hochrangigen Kriegsverbrechern gewidmet ist.
China verweigerte Koisumi wegen seiner fünf Yasukini [Focus, №
33 2006: 146].
Образ объекта высвечивается также в сочетании лексемы
Abschied с глаголами действия machen, betreiben:
Sie kann jetzt noch selbstbewußter die Scheidung betreiben,
sozusagen in Siegerpose, und ich Dummkopf habe ihr dazu verholfen
[Becker 1994: 104]; Das macht mir den Abschied leicht (schwer)
[DSW 1970: 18].
У
германских
предков
прощание
принимает
антропоморфическую форму, что четко отражено в некоторых
немецких фразеологизмах. Во фразеологизме перенос значения
происходит по сходству целых ситуаций, выраженных чаще
всего словосочетанием. Образ, созданный на метафорической
основе, устойчив, иначе говоря, для фразеологии характерна
образная метафора [Метафора в языке и в тексте 1988: 80].
Например, во фразеологических оборотах Scheiden bringt Leiden
«Разлука приносит страдание», Scheiden tut weh «Разлука
причиняет боль» [SWL 1984: 494], в основе которых лежит
метафора, просматривается антропоморфность, так как человек
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
измеряет все формы бытия в масштабе своего опыта и знания и
по своему образу и подобию. В данных сочетаниях сущность
прощания представлена в акте персонификации, где ключевая
лексема Scheiden обладает свойством человека и выступает как
живое существо: приносит, доставляет, делает. Метафорическое
восприятие свойства через его олицетворение – одна из
характерных
черт
мифологического
мироведения,
воспроизводимого обиходным сознанием с удивительной
продуктивностью. В случаях персонификации мы приписываем
человеческие свойства тому, что не является человеком, то есть
на какой – либо предмет или явление переносятся человеческие
качества: Der Abschied fällt mir schwer [DSW 1970: 18]; Der
Abschied machte trunken, und war so beseligend, weil alles zu
jubeln schien: die Welt ist ohne Anfang und Ende, es ist ein ewiges
Flieβen, alles kommt wieder… (Becher 1950: 116).
Если же человеческие свойства не переносятся, а мы
используем одну сущность для ссылки на другую, которая с ней
связана, то мы имеем дело с метонимией. Метонимия служит
тем же целям, что и метафора, используется похожим образом,
но она позволяет точнее сконцентрироваться на определенных
сторонах того, что обозначается. Метонимические концепты
дают возможность осмыслять некоторую сущность в рамках ее
связей с другими сущностями: «…метонимические концепты,
как и метафоры, структурируют не только язык, но и наше
мышление, установки и действия» [Лакофф, Джонсон 2004:
62]. Метонимические отношения коренятся в нашем опыте. По
сравнению с метафорой, метонимия, как правило, содержит
явные указания на физические или причинные ассоциации.
Например, метонимия Часть вместо Целого возникает из нашего
знания, полученного опытным путем, о том, как часть может
быть связана с целым [там же, 2004: 66]. Метонимическое
отношение «часть вместо целого» встречается в народной
немецкой поговорке Trennen ohne Tränen «Прощание без
причитания», где имеет место игра слов, и категория
ABSCHIED каузируется лексемой Tränen.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Язык антропоцентричен по своей природе, поэтому, отражая
мир, он всегда «смотрит» на него с точки зрения человека»
[Рахилина 2000:
338-339]. Это значит, что, во-первых,
языковое сознание в качестве своеобразных точек отсчета
неявно фиксирует в языке «человеческие параметры» (размер,
температуру, вес). Соотношение таких параметров как вес,
температура с понятием Прощание демонстрируют примеры:
«heiterer Abschied», «kalter Abschied» [WdGS 1962: 11];
Und dies ist nun das Ende. Ich nahm seine Hand, und da von
Rettung oder Begnadigung keine Rede sein konnte, so fragte ich
nach seinem Letzten Willen und ob ihm das Scheiden schwer würde
…[Fontane 1968: 659].
Во- вторых, ввиду своей антропоцентричности
язык
обращает внимание на функциональность объектов (фактически
процесс использования его человеком). Так, например,
прощание рассматривается как емкость, контейнер в
устойчивом выражении In Scheidung liegen «быть в разводе»
[Бинович, Гришин 1975: 287].
Особое значение в данном контексте приобретает обращение
к символическим формам. Символическое отсылает к теме
священного. В процессе анализа выявлен ряд архаичных
символов исследуемой категории. Образ Прощания как
Глубины зафиксирован в
выражении ins Wasser gehen,
эксплицирующем значение «прощаться, уходить навсегда».
Глубина как один из архаических символов культуры
представляло вертикальное пространство в мифологии:
Wenn sie auf die Gemeinde schreiben, wenn sie der Mutter, die
nie was geschenkt nimmt, das antun, dann, du mein Gott, geh ich nie
in ein Kloster, dann geh ich ins Wasser (то есть попрощаться с
жизнью). Von mir aus braucht kein Mensch «armes Kind» sagen,
kein einziger Mensch. Es ist so schon alles aus [Lavant 2000: 60];
Wenn sie wirklich auf die Gemeinde schreiben, dann will ich
früher noch alle Todsünden tun, die überhaupt bloß gibt, und dann
geh ich ins Wasser. Und betten will ich vorher für keinen Menschen
mehr, höchstens für den Teufel. Aber für den richtigen Teufel, der
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
auch ganz verstoßen ist von dir bis in alle Ewigkeit [Lavant 2000:
62].
Аналогичный признак вертикального пространства имеет
символ темноты в метафоре Прощание - Ночь, которая
разъединяет, разлучает людей:
Die Nacht sprang vom Himmel. Sie bedeckt uns. Sie fiel wie der
eiserne Vorhang am Ende einer Komödie und schied die Bühne
vom Publikum. Sie fiel wie ein Schwert (метафора в метафоре)
quer durch den Menschen und trennte den Spieler vom Zuschauer
und schied ihn von sich selbst. …und sie entdeckte die Sterbenden in
der Angst vor dem kommenden Glanz [Aichinger 2000: 140].
Потеря близкого человека ассоциируется с Далью,
представляющая собой архаичный признак горизонтального
пространства:
Dann fiel nur ein, daß mein Vater bald weggeschaft würde.
Meine Tante würde die Bettwäsche abziehen, um sie hinter dem Stall
zu verbrennen, der Onkel das Bett auf den Dachboden schaffen
lassen, und mein Vater würde zusammen mit dem Sarg in der Ecke
verschwinden sein. Dieser Gedanke erschreckte mich nicht, ich
empfand nur, wie sich alles vor mir ausdehnte in eine
merkwürdige Ferne, die zugleich ihre Begrenztheit deutlich werden
ließ, als könne man die Dinge weit von sich wegschieben, ohne sie
jemals aus den Augen zu verlieren. Das Paar Lackschutze auf dem
Boden, das ich nun wieder betrachtete, und das mein Vater selbst mir
zu Begräbnissen getragen hatte, schien mir eine vergebliche Lockung
meiner Tante, ihren Bruder zum Aufstehen zu bewegen [Roth 2001:
224-225];
In der Tasche hatte er ein ausreichendes Abiturzeugnis, mit dem
war er losgefahren, gerade achtzehn Jahre alt, und hatte die Plattheit
seines Landstrichs verlassen, wie so viele, die sich, der
akademischen Freiheit sicher, in die südlicheren Universitäten
flüchteten. Der Student aber kam sich im Laufe der Jahre ein wenig
abhanden, die Universität geriet in unerklärische Ferne, er trieb in
Luftblasen und hatte manchmal Angst, seinen Kopf aus der Luke zu
stecken, so sehr zog die Luft und rieb sich an seinen
wundgewordenen Nerven [Egge 1984: 105].
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прощание – это Пропасть, которая как символическое
пространство, разделяющее дома, людей, относится также к
архаичным признакам:
Der Abschied fiel schwer, obwohl die rauhe Stimme der Wirtin
am Morgen im Klirren des Tageslichts das Treibgut unserer Träume
wie Gerümpel zusammenfegte … immer größer wurden die Häuser,
höher die Bäume, immer breiter die Kluft zwischen uns und den
seufzenden Kindern; die Vorgärten wuchsen, bis sie so groß waren,
das wir die Häuser nicht mehr sehen konnten, und wir fuhren rascher
in das zarte Grün unendlich großer Wiesen ein…[Böll 1977: 89].
Прощание – это Соединение Старого и Нового:
Dann war auch das vorbei; er hielt ein Streichholz an die Häuser,
und die Pappmaché brannte, schnell und problemlos, und dahinter
war nichts mehr. Da ging er endlich zur Dreisam hinunter und setzte
seinen Koffer auf das Wasser. In seinem Kopf fing etwas Neues an,
etwas sehr Altes, das, was man Abschied nennt oder Heimkehr
[Egge 1984: 105-106].
Символический образ сердца часто присутствует при
метафоризации многих семантических констант внутреннего
мира человека. Эмоции, выраженные в момент прощания, как
правило, локализуются в сердце:
Ich hatte mich etwa eine halbe Stunde in den schmachtenden,
süßen Gedanken des Abscheidens, des Wiedersehens geweidet, als
ich sie die Terrasse heraufsteigen hörte. Ich lief ihnen entgegen, mit
einem Schauer faßte ich ihre Hand und küßte sie. (…) «Lotte», sagte
ich, indem ich ihr die Hand reichte und mir die Augen voll Tränen
wurden, «wir werden uns wiedersehen! Hier und dort wiedersehen!»
– ich konnte nicht weiter reden – Wilhelm, mußte sie mich das
fragen, da ich diesen ängstlichen Abschied im Herzen hatte
[Goethe 2005: 97-98]!
«Der Opa ist tot!» Die Gerlinde rüttelt mich, ich bekomme die
Augen noch nicht ganz auf. «Michi, der Opa ist gestorben!» «Jetzt
hat der Opa keine Schmerzen mehr, Michi», sagt der Papa. «Ja»,
antworte ich. «Ja». Stimmt. Daran bin ich noch gar nicht gedacht.
Vielleicht ist es für den Opa viel schöner, tot zu sein, als immer
Schmerzen zu haben. Bestimmt sogar. Mir wird plötzlich ganz leicht
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ums Herz. «Dann geht es dem Opa ja gut!» sage ich laut und ein
bißchen erstaunt [Donnelly 1991: 102].
Метафорические модели в репрезентации человека
прощающегося отражают суть переживаемых эмоций.
Например, модель «Прощание – Жилище» манифестирует
горькие и сладостные чувства, которые в нем живут:
Als Alexander von der anderen Straßenseite – bevor der
herangewinkte Fiaker vorgefahren war – zu den Fenstern der
Wohnung aufblickte, die er für immer verlassen hatte, sah er
Fischchen hinter der gehäkelten Gardine stehen. Sie hielt etwas
Weißes in der Hand, winkte ihm zu. Es war doch eine schöne Zeit
gewesen, die er mit Fischchen verbracht hatte, oben in dem
«Nest»…Und trotzdem fand er auch diesmal wieder, daß im
Abschiednehmen von einer Geliebten neben der Bitterkeit ein
wenig Süße wohnte [Weiskopf 1955: 9].
Наличие метонимических и метафорических моделей
манифестирует ощущения, чувства, испытываемые при
прощании. В следующей ситуации реализуется метонимическое
сравнение состояния при прощании с ощущением кома в горле:
Was ist nur los mit mir? Ich kann mich nicht leiden. Ich stehe
wieder auf und schlendere ums Haus. Ich stelle mich auf die
Zehenspitzen und schaue in Opas Zimmer. Er sitzt am Schreibtisch
und schreibt. Oder er hat geschrieben. Sein Kopf hängt ein bißchen
schief. Ich glaube, er ist im Sitzen eingeschlafen. Ich muß ganz
schnell wegschauen. Mir sitzt schon wieder ein Frosch im Hals. Ich
überlege, ob ich weinen soll oder nicht. Nein, leider nicht [Donnelly
1991: 22].
При репрезентации категории ABSCHIED имеет место
метафорическое сравнение. Прощание сравнивается с
переездом, больницей, смертью:
Scheiße. Mann weg. Koffer gepackt, verschwunden. Aber ich
wünschte, daß irgendjemand dies einem vorher gesagt hätte.
Genauso wie Umzug, Krankenhaus, Sterben – niemand sagt einem
vorher, was das bedeutet. Oder vielleicht tun, sie es doch, aber wie
ein Idiot denkt man weiter, daß es einem anders ergehen wird
[Rubinstein 1987: 13].
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прощание сродни самоубийству или тяжелой болезни:
Aber bei Scheidungen bemerkt man das gleiche, manchmal
nachweisbar durch Selbstmord, manchmal bloß durch eine
Krankheit, die die Lebenskraft vernichtete und von keinem
Lebenswillen zurückgehalten wird. Man weiß andererseits, daß die
meisten Menschen darüber hinwegkommen und zu einem sinnvollen
Leben zurückzufinden [Rubinstein 1987: 36].
Окказиональные представления прощания возникают в
результате индивидуальных особенностей восприятия образов
категории ABSCHIED. Так, Прощание воспринимается как
Ураган, который бушует и не оставляет никого равнодушным и
заставляет тревожиться:
Der Orkan der Scheidungen, der zufällig in diesem Jahr in
meiner weiteren Umgebung wütete, läßt keinen ungerührt. Jedem
wird es ein bißchen bange, denn wir sind alle Fäden eines großen
Gewebes, wir kleben und hängen und ziehen aneinander und halten
uns damit im Gleichgewicht. Und wenn sich dann wieder ein
Fädchen löst, und noch eins und noch eins, dann verliert jeder ein
wenig seinen Orientierungssinn [Rubinstein 1987: 37].
Прощание подобно Ампутации:
Der schlimmste Schaden ist meistens durch das lange
Betrogenwerden angerichtet worden, das der Trennung vorausging.
Manche Menschen genießen die Macht, die der Betrug ihnen
verleiht, und wenn man an so jemanden geraten ist, (was bei einer
Ehe nicht aus Freundschaft, sondern aus Verliebtheit geschlossen
verrückt gemacht hat. Um danach das Spiel, telefonisch,
weiterzuspielen. Viel besser läuft es, wenn es keinen Betrug gab,
wenn auch dann die Scheidung noch eine Amputation bleibt. Aber
seltsamerweise ist es leichter, Abschied zu nehmen, der einen nicht
betrog, als von jemandem, der das zu seiner zweiten Natur machte
[Rubinstein 1987: 35].
Прощание воспринимается как Трагедия судьбы:
Liebe für die eine Rache an der anderen, Jahre später wiedererlebt
und ausgeführt. Weil ich kein Mann bin, weiß ich nicht, was sein
heimlicher Vorteil bei diesem Pakt ist, denn selbstverständlich
äußern sich die beiden Geliebten öffentlich nur in den
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
uneigennützigsten Ausdrücken über die hintergangene Gattin und in
Selbstbedauern über «die Tragik ihres Schicksals» [Rubinstein
1987: 69].
Прощание воспринимается как некий предупреждающий
знак в виде черных кошек, стоп-сигналов и т. д: Abschied als
Vorzeichen: Vorzeichen umringen uns, Stopsignale gehen an und
aus, schwarze Katzen kreuzen unseren Weg, Leitern lehnen schräg
an Mauern, aber wer erkennt den Zusammenhang und die Richtung
und die Bedeutung der Zeichen. Man steht allein davor. Man weiß,
daß das Leben keinen Sinn hat, aber irgendeine Regelmäßigkeit und
Vorhersagbarkeit muß es doch geben, das lehren die Wissenschaft
und die Bedürfnisse des Herzens [Rubinstein 1987: 24].
Прощание – Решающий шаг, когда нужно отказаться от чеголибо в силу определенных причин:
Um es gleich vorwegzunehmen: Wir sind weder „grüne
Ökofreaks“ noch romantische Träumer (wenigstens glauben wir das),
wenngleich man uns in letzter Zeit häufig für verrückt erklärt hat.
Wir sind eine Großfamilie aus einer Kreisstadt in Sauerland, fünf
Kinder zwischen zwei und neun Jahren, Mutter (Grundschullehrerin
a. D.) und Vater (Biologe, Oberstudienrat). Nach fünfzehn Jahren
haben wir im März unseren Wagen abgeschafft. Die Gründe für
diesen entscheidenden Schritt waren: die Umweltzerstörung,
besonders die Schäden durch Straßenbau und Straßenverkehr [Focus
№ 4, 2006: 156-157].
Категория ABSCHIED может восприниматься как тихо
звучащая музыка, выступающая символом конца перед
кончиной в примере: Man fand ihn unten an der Dreisam, mit
offenen Augen ins fortlaufende Wasser starrend. Man solle ihn
lassen, wo er sei, vermutlich wär sowieso bald alles zu Ende. Er hatte
die Augen jetzt geschlossen, und man verließ ihn, weil ihm sowieso
nicht mehr zu helfen war. Er aber stand vorne am Bug, wo er auf den
Wind traf, der ihm so lange gefehlt hatte und hinterm Deich, im
Alten Muschelsaal, begann eine leise klingelnde Musik [Egge 1984:
104-106].
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прощание – это не личное несчастье, а Эпидемия,
распространившаяся во всем обществе. Подобное осмысление
Прощания демонстрирует пример, где речь идет о разводах:
Beweise dafür habe ich zwar nicht, statistisch steht einzig und
allein fest, daß die Scheidung nicht mehr individuelles Pech ist,
sondern eine gesellschaftliche Seuche, die an Ausbreitung schon
vor zehn Jahren das Problem der Wohnungsnot eingeholt hat und es
seitdem jährlich weiter überholt [Rubinstein 1987: 76].
Душевное состояние, переживаемое в момент расставания,
ассоциируется с ощущение горечи, что позволяет рассматривать
Прощание как пищу. Прощание – Пища:
«Setze dich zu mir, Renate», sagte der Kranke. «Ich will
Abschied von dir nehmen.» «… Ach, Renate, das Scheiden ist doch
bitterer, als ich dachte, und nur eines ist, das mich tröstet: es war
nicht Rechtes mit mir, und ich hätte dich nicht glücklich gemacht.»
[Fontane 1968: 690].
Прощание может быть не только горьким, но и сладким в
примере:
Als Alexander von der anderen Straßenseite – bevor der
herangewinkte Fiaker vorgefahren war – zu den Fenstern der
Wohnung aufblickte, die er für immer verlassen hatte, sah er
Fischchen hinter der gehäkelten Gardine stehen. Sie hielt etwas
Weißes in der Hand, winkte ihm zu. Es war doch eine schöne Zeit
gewesen, die er mit Fischchen verbracht hatte, oben in dem
«Nest»…Und trotzdem fand er auch diesmal wieder, daß im
Abschiednehmen von einer Geliebten neben der Bitterkeit ein wenig
Süße wohnte [Weiskopf 1955: 9].
Прощание – это Экзамен, проверка того, сможет ли человек
жить в разлуке с близкими людьми:
Ohne meinen Mann weiterzuleben – ja, das ist merkwürdig. Ich
hatte das Gefühl, ich hätte eine Prüfung bestanden, etwas
überstanden [Hasselmann 2000: 81];
Ich will die Trennung so unversehrt wie möglich überstehen,
dafür kann ich wehmütige Rückblicke nicht brauchen. Ich muß die
Sehnsucht loswerden, anstatt ihr immer neue Nahrung zu geben
[Becker 1994: 44].
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Прощание - это Упрек со стороны родственников по
отношению к тому, кто покинул их навсегда:
Die Großmutter war im offenen Sarg über der Versenkung
aufgebahrt. Wir gingen einzeln um sie herum. Aus Mienen und
Bewegungen suchte ich zu erraten, was Vater und Mutter in diesem
Augenblick dachten. Der Vater nahm Abschied: «Das mit dem
Verbrennenlassen wäre nicht nötig gewesen.». Die Mutter: «Man
muß Rücksicht nehmen, ich werde es zu spüren bekommen.» Zwei
Vorwürfe trafen auf die Augen der Toten, die einen weißen
flimmernden Blick verschlossen hielten [Becher 1950: 235].
Прощание связано с Трудом, не только духовным, но и
физическим:
Zuerst kamen die Januartoten … Man begrub sie wie Bretter. Auf
einer Anhöhe hinter dem Dorf, wo der Schnee nicht so hoch lag,
schaufelte man ihn weg und hackte die gefrorene Erde auf. Es war
eine mühsame Arbeit [Remarque 2004: 4].
Прощание – это Дамоклов меч, висящий над нами и с
огромной скоростью падающий на нас, когда мы теряем
бдительность:
Aber mit Verboten erreicht man nichts mehr. Scheidungen sind
ebensowenig wie Trauungen zu verhindern, sie hängen in der Luft
wie das Schwert des Damokles und werden, falls
unsere
Aufmerksamkeit nicht noch kurz durch einen spannenden Krieg auf
eigenem Boden abgelehnt wird, mit beschleunigter Fahrt weiter
fallen [Rubinstein 1987: 31].
Как несентиментальная ситуация Прощание сравнивается с
мелодией Гайдна «Вечерняя зоря»:
Wally ging in den türkischen Salon, setzte sich – mit dem Rücken
zu dem tonnenförmigen Polster – auf die Ottomane und begann, das
Kleid zu reinigen. Ihre Zähne schlugen einige Male gegeneinander,
und die Finger waren wie ausgekegelt, aber das gab sich schnell. Sie
hörte Gelusich im Badezimmer rumoren. Er pfiff leise dabei. Es war
der Haydnsche Zapfenstreich. Gelusich pfiff angenehm, mit
wirklichem Gefühl. Es klang wie ein Abschiedsgruß für Poldi – ein
unsentimentaler Abschiedsgruß [Weiskopf 1955: 437].
Прощание – Преграда, которую нужно преодолеть:
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Vielleicht habe ich deshalb so an ihr gehangen, weil es mich
reizte, den Abstand zwischen uns zu überwinden [Becker 1994:
52].
Таким образом, метафора и метонимия являются
универсальным способом познания, концептуализации и
ословливания действительности. Они дают возможность глубже
проникнуть в суть категории ABSCHIED (см. приложение № 4).
Антропометричность, проявляющаяся в выборе того или иного
вспомогательного для метафоры средства, вносит в
метафоризацию субъективный фактор и является одним из
наиболее продуктивных механизмов формирования языковой
картины мира. Проявление антропоморфности
в акте
персонификации и восприятие категории ABSCHIED в образе
предмета позволяет увидеть исследуемую категорию в ином
обличье, осознать ее важность. Наличие метонимических и
метафорических моделей манифестирует ощущения, чувства,
испытываемые при прощании и представляют широкое поле
семантики личностной пристрастности, что дает основание для
вывода о том, что народный менталитет и духовная культура
воплощаются в единицах языка через их образное содержание, а
метафорические модели базируются на принципе «человек –
мера всех вещей» и формируются по образу и подобию
человека.
2.4. Ассоциативное поле категории ABSCHIED
Проведенные выше компонентный анализ и анализ
лексической
сочетаемости
дополняет
свободный
ассоциативный эксперимент, особенностью которого как
лингвистического метода является то, что лингвистические
явления, языковые единицы, воспроизводит носитель языка. В
терминах О. Н. Селиверстовой, проведение лингвистического
эксперимента проводится в рамках гипотетико-дедуктивного
метода, который позволяет установить истинность и полноту
полученных результатов. Проведение эксперимента опирается
не только на знание испытуемым языка, но и его знание, умение
воспринимать и осознавать мир, а также на его знание и
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
использование логики. Естественно предположить, что знание о
мире у разных людей могут не совпадать. Однако, по
утверждению О. Н. Селиверстовой, есть некоторая сумма
знаний, общая для людей, стоящих приблизительно на одном и
том же культурном уровне развития. При лингвистическом
эксперименте лингвист имеет дело именно с этой частью знаний
[Селиверстова 2004: 92-95].
Как известно в психолингвистике, слово рождает не только
указание на определённый предмет, но неизбежно приводит к
всплыванию ряда дополнительных связей, включающих в свой
состав элементы близких с ними слов по наглядной ситуации,
по прежнему опыту и т. д., «наряду с прямым «референтным»
или «денотативным» значением слова существует ещё и более
обширная сфера того, что принято называть «ассоциативным»
значением» [Лурия 1998: 43-44]. Ассоциация – это связь между
некими объектами или явлениями, основанная на нашем личном
опыте. Опыт этот может совпадать с опытом той культуры, к
которой мы принадлежим, но всегда является также и сугубо
личным, укорененным в прошлом опыте отдельного человека
[Фрумкина, 2003: 189]. Как феномен, ассоциативная связь
определена именно культурой во всем её многообразии – всеми
знаниями, опытом, в том числе – чувственным опытом, но при
этом таким опытом, в котором мы не отдаём себе отчёта и
отражает проявления языкового сознания, метафорическое
осмысление действительности, фреймы типовых национальнокультурных ситуаций, элементы национального самосознания,
национальные оценки и предпочтения.
Анализ ассоциативных связей слов, объективирующих
категорию
ABSCHIED, дал возможность обнаружить
специфическую внутреннюю структуру значения, глубинную
модель связей и отношений, которая сложилась у человека через
речь и мышление и лежит в основе «когнитивной организации»
его многостороннего опыта.
С целью выявления смыслов категории ABSCHIED в
обыденном сознании носителей немецкого языка в ходе
свободного ассоциативного эксперимента респондентам было
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предложено записать пришедшие им в голову реакции на словастимулы, в роли которых выступали ключевые слова Abschied,
Trennung, Scheidung. Кроме того, респонденты должны были
дать антонимы и синонимы к ключевому слову и ответить на
вопрос, какая ситуация прощания для них самая типичная (см.
Приложение № 3).
В эксперименте участвовало 70 информантов в возрасте от
20 до 70 лет (см. Приложение № 2). В результате опроса
информантов выделился комплекс стереотипных признаков, а
также некоторые компоненты ассоциативных значений,
характеризующих образную составляющую рассматриваемой
категории.
Реакции на слова-стимулы Abschied, Trennung, Scheidung
распределились по следующим семантическим группам:
1. Ассоциаты, связанные со временем: für immer
(10), auf ewig (1), für längere Zeit (10), für kurze Zeit (5),
zum letzten Mal (1), Vergangenheit (2), kurz (7), lang (2),
Ende (4), das alte Jahr geht, das neue beginnt, auf Zeit (2),
Zukunft (2), höhere Macht des Zeitenlaufs;
2. Ассоциаты, связанные с пространством: von
einem Land (2), von einer Wohnung, von einer Heimat (2),
Bahnhof (16), Flughafen (12), Grenzen, Bahnsteig, Flugzeug
(4), aus dem Gefängnis;
3. Ассоциаты, связанные с ближним окружением:
Abschied von Freunden (16), von meiner Mutter (3), von
dem Ehemann, von der Frau, von der Familie (4), von den
Angehörigen, vom Partner, von Kollegen, von Verstorbenen,
von den Kindern (3), von Gästen, von Bekannten (2), von
Verwandten (4), von Eltern, von der Tochter;
4. Ассоциаты, связанные с выражением чувств:
Trauer (19), Angst (8), Traurigkeit (8), Weh, Wehmut,
Fernweh, Heimatweh, tut mir weh, traurig (9), Zorn, Kälte,
Wärme, Verzweiflung, Gefühle nicht zeigen, Gefühle
beherschen;
5. Ассоциаты,
связанные
с
религиозными,
культурными традициями: von einer Last, von einem
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Konzert, von der Armee, von der Arbeit, von einem
Problem, von einer Arbeitsstelle, Ritual, Reise;
6. Ассоциаты,
связанные
с
качественными
характеристиками:
endgültig,
herzlich,
fröhlich,
wahlvertrautes, erträglich, gern, intensives Gefühl;
7. Ассоциаты,
отражающие
положительное
отношение: neuer Abschnitt, Neuanfang (7), Neubeginn (3),
Öffnung für etwas Neues (3), Hoffnung auf Wiedersehen
(11), Garantie auf Wiedersehen, Aufbruch zum Neues,
etwas Natürliches, Freude auf etwas Neues (9), Abschied
bringt viele Erfahrungen, etwas Neues beginnt, Abschied
macht selbstbewusst, selbständig, etwas Normales und
Positives, Alltägliches;
8. Ассоциаты,
отражающие
отрицательное
отношение: Tod (18), wider unseren Willen, das Ende, von
etwas Gutem zum Schlechteren, nichts zu können machen,
Unumkehrbarkeit der Ereignisse, fällt schwer, schwierig (2);
9. Ассоциаты, выражающие причины прощания:
Krieg, Streitigkeiten, Probleme, unglückliche Freundschaft
oder Liebe, unangenehme Verwandtschaft;
10. Ассоциаты, связанные с понятием «Жизнь»:
Ende des Lebensetappe, das ganze Leben aus Abschieden
besteht, Lebensabschnitt geht zu Ende, Auferstehung, das
alte Leben hinter sich lassen, Abschied vom Leben (2),
Abschied gehört zum Kreislauf des Lebens;
11. Ассоциаты, выражающие формы прощания:
Testament,
Abschiedsfeier
(2),
Abschiedsfest,
Abschiedstournee
eines
Popstars,
Abschiedsessen,
Begräbnis, Beerdigung (4), Abschiedsbrief, Abschiedabend,
zur Gitarre singen, das Schütteln von Händen (2),
Händeschütteln, ohne Worte, Sprachlosigkeit, wichtige
Worte sagen, Winken (13), Handdruck, Umarmungen (7),
Küsse (7), gute Wünsche, Einäscherung, Weinen (3), den
Hut nehmen;
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12. Ассоциаты, отражающие атрибуты прощания:
Taschentuch (6), Blumen, Abschiedsgeschenk (3), Koffer
(3), Gepäck (2), Telefon, e-mail;
13. Ассоциаты, содержащие соматический код: Von
Jugendlichkeit unseres Körpers, Schmerzen in meinem
Herzen (2), Schmerz um Herz, mit der Hand winken, schöne
Erinnerungen im Kopf speichern, in die Arme liegen, auf die
Schulter klopfen;
14. Ассоциаты, связанные с личностным образным
восприятием прощания: die Naselschnur wird abgetrennt,
Verantwortung, Wiederholung, Vertreibung, Weg, Verlust
(7), innerliche Lehre, Befreiung (2), Umänderung einer
bestehenden Situation, weiße Flecken auf den Wänden,
Mischung aus Tragik und Glück, Abschied – Loch, Abschied
– Begleiter am Lebensweg, Abschied – ein kleiner Tod,
Befreiung von einer Last, emotional belastete Situation,
Abschied
wie
Situation:
Leben-Übergang-Tod
(представление респондента-врача);
15. Ассоциаты, выражающие отказ от чего-либо: von
liebgewordenen Gewohnheiten (Essen, Faulenzen, lange
Schlafen, Rauchen), von Gedanken;
16. Ассоциаты, связанные с отношением частьцелое: Abschied –Teil des Zyklus, Abschied vom Leben,
Lächeln (5), Tränen (15), Abschied – Teil der eigenen
Geschichte;
17. Ассоциаты,
связанные
с
состоянием
прощающегося человека: Schmerz (11), Trost, Sicherheit,
Unsicherheit, Zuversicht, Einsamkeit, Erleichterung, allein
sein (2), Ohnmacht, Ungewissheit, Sehnsucht (6),
Zweisamkeit, Abschied fordert große Anstrengung,
ausgeliefert sein, Aufregung.
В ходе эксперимента выявлено, что самые многочисленные
группы ассоциатов составляют реакции эмоционального
восприятия феномена ABSCHIED, ассоциаты, связанные с
временным аспектом, ассоциаты, отражающие отрицательное и
положительное отношение к феномену прощания, а также
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
представляющие личностное восприятие ABSCHIED. Следует
отметить, что ответы женщин и мужчин по данным аспектам
имеют существенные отличия, но гендерный аспект не входит в
рамки нашей работы и требует отдельного исследования.
Список эмоциональных ассоциатов дает основание выделить в
рамках семантической категории ABSCHIED поле Erlebnis, для
которого характерен определенный лексико-семантический
инвентарь языковых средств: понятие печали объективировано
дериватами Trauer,Vertrautes, etwas Trauriges, Traurigkeit,
композитом Sehnsucht. Смысловой компонент Tod, часто
упоминающийся в ответах, примечателен тем, что еще в
древневерхненемецком был одним из значений слова Abschied:
Das Substantiv >Abschied< bedeutete früher außer >>Weggang,
Trennung<< und >>Entlassung<< (beachte z. B. >seinen Abschied
nehmen oder erbitten<) auch >>Tod<< [DHW
2001: 18].
Неотъемлемыми составляющими понятия прощания в ответах
респондентов выступают отрицательно воспринимаемые
компоненты Tränen, Unsicherheit, Angst, Verlust, Schmerz,
weinen, es tut oft (sehr) weh, Wehmut, Fernweh. В то же время
зафиксированы компоненты, несущие положительную оценку:
Freude, Neuanfang, Erleichterung, Sicherheit, Freude auf ein
Wiedersehen, etwas Neues beginnen, die (Freude)Vorfreude auf
etwas Neues (Neubeginn), Wiedersehen, Geborgenheit, Hoffnung,
die Hoffnung auf ein (baldiges)Wiedersehen und Wiederkommen,
die Hoffnung auf etwas Neues, Neugier auf Neues, где превалирует
концепт Новизна. Эмоциональное восприятие понятия
прощания также эксплицируется такими лексемами как
unwiederbringlich,
Aufregung,
Trost,
Ohnmacht,
Zorn,
Verzweiflung, das drückende Gefühl, ein intensives Gefühl, Lächeln,
Zuversicht.
В ответах зафиксированы синонимы глаголов и
словосочетаний с ними, репрезентирующих категорию
Abschied: sich von einander trennen=einen anderen Weg
gehen=verschiedene Wege
gehen=fortgehen=loslassen=etwas
beenden=(einen Ort) verlassen=zurück lassen=Auf Wiedersehen
sagen=weggehen=sich voneinander entfernen=wegfahren=j-n oder
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
etwas
verlassen=
sich
lossagen=(sich)
verlassen=sich
verabschieden=verreisen=einen geliebten Menschen verlieren=nach
Hause
zurückkehren=zu
Ende
gehen=nie
wiedersehen=auseinandergehen=sich scheiden= =sich vom Partner
lösen=sterben=Lebewohl sagen=Adieu sagen=Servus sagen =Tschüß
sagen=
freundlich
weggehen=sich
verändern=sich
entwickeln=verlassen werden=j-n vermissen=j-n gehen zu lassen=in
Rente
gehen=
beim
Militär
ausscheiden=die
Ehe
beenden=zurückkommen=Abschied nehmen=etwas hinter sich
lassen=Abstand voneinander nehmen=Ehe lösen=lassen= nicht mehr
verheiratet=getrennte Wege gehen=zerreißen=kaputt machen=an
einen
anderen
Ort
umziehen=beerdigen=sich
loslösen=abbrechen=sich lossagen= sich differenzieren= sich
distanzieren=bleiben=Beziehung beenden =abfliegen =fortfahren. В
качестве антонимов к ключевым словам превалируют
Begrüßung, Ankunft, Wiedersehen, Geburt, Rückkehr.
Анализируя данный синонимический ряд, мы пришли к
выводу, что категория ABSCHIED формируется в обыденном
языковом сознании рядом следующих слов и словосочетаний:
Abschied, Verabschiedung, Trennung, Trennung für immer,
Entlassung, Rückkehr, Begräbnis, Entfernung, Fortgehen,
Scheidung, Auseinandergehen, Abfahrt, Weggang, Abreise,
Abschiednehmen, Aufbruch, Weggehen, Zurückkehren, Lebewohl,
Zurückgehen, Ende einer Ehe, Beerdigung, Weggang, ein herzlicher
Ritual,
Abstand,
Zurückkommen,
Befreiung,
Umbruch,
Vergangenheit. Ситуация Прощание может сопровождаться
следующими выражениями: alles Gute wünschen, Guten Tag
wünschen, danke sagen, Beste Grüße, Lebewohl (Tschüss) sagen,
sich ein Wiedersehen versprechen, ein Wiedersehen wünschen, für
den Besuch bedanken, «pass gut auf dich auf». В качестве самых
распространенных выражений при прощании зафиксированы:
bis bald, bis dann, bis morgen, bis zum nächsten Mal, tschüss,
mach’s gut, Adieu, Ade, Adios, Hallo, Ciao, alles Gute, Servus.
Несколько респондентов назвали в качестве прощальных такие
выражения как «Geh’ zum Teufel», «geh’ wohin der Pfeffer
wächst», «ich will dich nie wieder sehen», «hau’ ab», «zieh’ Leine»,
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
что свидетельствует о проявлении воли в грубой форме, о
нежелании видеть собеседника в своем окружении.
К ближней периферии мы отнесли компоненты, связанные с
субъектно-объектными
отношениями
в
категориальной
ситуации ABSCHIED. В семантический спектр компонента
«межличностные отношения» входят следующие невербальные
действия при прощании: Umarmung, Händeschütteln, Winken (mit
der Hand, einem Taschentuch, Küsschen auf die Wange (nur
angedeutet), auf den Mund küssen (nur bei intimen Beziehungen),
Küsse, gemeinsames Kaffe (Bier) trinken. В качестве форм
прощания могут выступать: Abschiedsgeschenk, Abschiedsfest,
Abschiedsabend, Abschiedsworte, Abschiedssegnen, Abschiedsfeier,
Abschiedsbrief, Abschiedsessen, Blumen.
К дальней периферии мы отнесли ассоциаты, выраженные
единичными реакциями, так как они представляют
индивидуальный опыт языковой личности. Данная группа
представляет собой образно распредмеченную категорию
ABSCHIED, анализ которой показал наличие влияния
символизма на формирование и восприятие данной категории.
Это не случайно, так как именно в национальной культуре
имеет
место
символизация
ценностных
компонентов
действительности. Предметно-символические ассоциации со
словом Abschied у информантов относятся к области
литературы, классической музыки и народного фольклора:
„Nehmt Abschied, Brueder– ungewiss ist alle Wiederkehr“ ( das
Lied), ein wichtiger Motiv in der Neo Romantik (Lava+Dr.
Schiwago) und in der Klassik, Der Abschied macht uns neu (das
deutsche Sprichwort), ein zentrales Thema der Poesie der Romantik,
Beethovens Sonate „Les Adieux“, латинское высказывание‚ „res
severa verum gaudium“ – die ernste Sache ist die wahre Freude,
„Niemals geht man so ganz“ (das Lied), „Er gehört“ (das Lied), das
Gedicht von Goethe „Willkommen und Abschied“ (2), „Abschied
vom Walde“ (das Volkslied), „Wenn ich einmal soll scheiden….“
(Dt. Kirchenlied), „Sag ich beim Abschied leise „servus“ (Liedtitel)
(3), „reich mir zum Abschied noch einmal die Hände“ (eine Zeile das
Liedes), „Wie hab ich das gefühlt, was Abschied heißt …“ (Rilke),
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«lieber ein Ende mit Schrecken, als ein Schrecken ohne Ende»,
«Abschied ist ein scharfer Schwert» (Schlager-Song), „niemals geht
man so ganz“ (eine Zeile eines Liedes), „Er gehört zu mir“ (ein Lied)
bis später Peter (Sprichtwort), man sieht immer zwei Mal im Leben,
woran ich fest glaube (Sprichwort), „..jedem Anfang wohnt ein
Zauber inne“ (das Gedicht von Hermann Hesse „Stufen“). Здесь
четко видно, что категория
ABSCHIED несет в себе некий
культурный компонент и связано с культурными, духовными и
нравственными ценностями. Использование образных авторских
определений свидетельствует о высокой сформированности
данной категории в сознании респондентов.
Обработка
результатов
позволяет
интерпретировать
полученные ассоциаты как отражение тех или иных
концептуальных признаков исследуемой категории. А именно, в
обыденном сознании носителей немецкого языка прощание
понимается как грустное, печальное событие, которое связано с
болью, страхом, гневом, сомнением, чувством бессилия и
сопровождается слезами (плачем), обусловлено смертью
близких людей, а также потерей кого-либо или чего-либо. Но, в
то же время, прощание несет радость новой встречи и надежду
на скорое возвращение и ассоциируется с началом. Прощаться
принято поцелуем в щеку или в губы, объятиями, совместным
распитием кофе или других напитков во время прощального
праздника, прощального вечера, прощального ужина и т. д.
Ритуал прощания также включает в себя такие действия как
махать рукой или платком, пожимать (трясти) руки. Прощание
может выступать в форме подарка, письма, благословения,
торжественной речи, завещания.
Таким образом, ассоциативный эксперимент показал, что
словарные дефиниции не раскрывают полностью семантическое
содержание категории ABSCHIED и позволил выяснить, что
при опросе преобладают как стандартные, так и нестандартные
для немецкой культуры ответы. Подтвердилась мысль о том, что
ABSCHIED как семантическая константа внутреннего мира
человека, и, следовательно, как фрагмент реального мира,
закреплена в языковом сознании носителей немецкой культуры.
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.5 Понятие функционально-семантического поля
Если за основу берется определенная понятийная категория и
основанный на ней комплекс семантических функций,
реализуемых в данном языке, то неизбежно встает вопрос:
какими средствами выражается данное содержание, с какими
выражениями связаны его разновидности и варианты? При этом
в сферу внимания исследователей включаются не только уже
известные формы и конструкции, но и многочисленные
сложные, комбинированные средства, «скрытые» в сложных
лексико-контекстуальных
и
грамматико-контекстуальных
сочетаниях. Исследование средств выражения, относящихся к
разным
уровням, но служащих для передачи в языке
одинаковых смыслов и значений интерпретируется как
исследование поля, принцип которого сформулирован Й.
Триром и определяется как «совокупность слов, объединенных
обозначаемым ими общим понятием, (главным образом
лексических) единиц, объединенных общностью содержания
(иногда также общностью формальных показателей) и
отражающих понятийное, предметное или функциональное
сходство обозначаемых явлений» [Trier 1931: 49]. Понятие
«поле» отражает структурно-функциональный подход к
явлениям языка [Щур 1974]. Поле представляет собой структуру
высокой степени абстракции, формирование которой
происходит на основании выделения определенного компонента
смысла, общего для значения всех членов данной структуры
независимо от их принадлежности к той или иной
морфологической категории. Для семантического поля
постулируется наличие общего (интегрального) семантического
признака, объединяющего все единицы поля и обычно
выражаемого
лексемой
с
обобщенным
значением
(архилексемой) и наличие
частных (дифференциальных)
признаков, по которым единицы поля отличаются друг от друга.
Интегральные семантические признаки в определенных
условиях могут выступать как дифференциальные (Weisgerber
1962).
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Семантическое пространство языка представляет собой
совокупность семантических полей, в основе которых находятся
семантические
категории.
При
построении
лексикосемантического поля категории ABSCHIED, мы опираемся на
принцип структуры ФСП А. В. Бондарко [Бондарко 2003: 8],
включающую ядро, ближнюю и дальнюю периферию. Ядерные
элементы стилистически нейтральны, для них характерна
высокая частота употребления. Периферийные компоненты
обладают невысокой степенью частотности и отличаются
многозначностью. Основания всех ФСП – это отражение тех
или
иных
отношений
объективной
действительности
(временных, пространственных, качественных, количественных
и т. д.) в сознании людей в виде определенных семантических
категорий. В языковом знании (и сознании) говорящих
существует потенциальная способность выразить тот или иной
вариант данной категории определенным кругом языковых
средств [Бондарко 1984: 496].
Мы исходим из того, что данная категория не имеет четких
границ и строится не на основе общих существенных признаков,
а на некотором подобии тех или иных характеристик, на их
пересечении. Это значит, что между разными элементами одной
категории могут обнаружиться существенные различия. Это
определяет внутреннюю структуру категорий, в которых
обнаруживаются центральные, более типичные для данной
категории элементы – прототипы (ядро) и менее типичные
элементы. Данная структура определяется разнообразием
характеристик, организованных по принципу «семейного
сходства», где по мере увеличения расхождения с прототипом
частотность появляются другие названия и, таким образом,
смещаются категориальные границы.
Совокупность слов, имеющих хотя бы одну общую сему и
находящихся по отношению друг к другу в разнообразных
отношениях, образует семантическое поле, которое по
определению С. В. Незиной представляет систему систем: в нем
можно выделить микросистемы (синонимы, антонимы), гиперогипонимические гнезда, отдельное слово как наименьшую
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
систему. Поле постоянно трансформируется, причиной этого
является развитие абстрактного мышления и непрерывность
сознания: производятся новые артефакты, в имеющихся
предметах выделяются новые признаки. Динамичность поля
предполагает его открытость: в поле входят новые семы, они
связываются с прежними, возникают новые пучки значений –
семантическое поле увеличивается [Незина 2004: 85].
Функционально-семантические категории могут выступать в
качестве семантических инвариантов и выражаться различными
сочетаниями морфологических, синтаксических, лексикограмматических и лексических средств.
Семантическое содержание единиц, классов и категорий
грамматического строя языка отражает определенные
понятийные категории (субкатегории), а через них – в конечном
счете – и обобщенные человеческим сознанием (с участием
языка) субстанции, свойства и отношения объективной
действительности. Подход «от функций к средствам» (от
значения к форме) - нацелен на поиск скрытых функций и
средств [Бондарко 1983: 22].
Функционально-семантическое поле – это двустороннее
(содержательно-формальное)
единство,
формируемое
грамматическими (морфологическими и синтаксическими)
средствами данного языка вместе с взаимодействующими с ним
лексическими,
лексико-грамматическими
и
словообразовательными элементами, относящимися к той же
семантической зоне.
Таким образом, в основе всех семантических полей лежат те
или иные семантические категории, являющиеся языковой
интерпретацией и реализацией понятийных категорий. Круг
языковых средств, имеющихся в распоряжении говорящих на
данном языке для выражения вариантов определенной
семантической категории. Описание семантического поля есть,
в сущности, описание фрагментов языковой картины мира
[Апресян 1995а]
ФСП обладает двойственной природой: рассматриваемы
единства строятся на базе языковых категорий, на языковой
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
категориальной основе (на основе грамматических форм,
синтаксических конструкций, лексико-грамматических средств
данного языка). В то же время данные единства заключают в
себе некоторые универсальные
элементы мыслительного
содержания. ФСП в данном языке представляет собой
конкретно-языковое
преломление
универсальных
мыслительных сфер, категорий и признаков. Компоненты
данного ФСП взаимодействуют именно на семантической
основе, на базе общности некоторого семантического
инварианта, который объединяет разнородные элементы данной
системы.
2.5.1. Лексические средства языковой актуализации
категории Abschied
«Ключ к пониманию мыслительных категорий и категорий
нашего опыта лежит в анализе языковых данных – ведь именно
они отражают и объективируют то, что уже подверглось
когнитивной обработке человеческим разумом» [Кубрякова
2000: 84]. В обозначения семантической константы ABSCHIED
участвует целый комплекс языковых средств. На лексическом
уровне для выражения категории ABSCHIED служит
предикативная лексика, представленная существительными,
прилагательными, глаголами. Лексика представляет собой одну
из форм выражения личностной пристрастности говорящего в
момент прощания. В области семантики личностной
пристрастности, занимающей важное место в изучении человека
и окружающего его мира, возникает субъектное отношение
говорящего к сообщаемой информации. Под семантикой
личностной пристрастности понимается «…специфическое
видение человеком мира и себя в этом мире, личностные
пристрастия…», которые простираются в сферу религии,
литературы, искусства [Малинович 1996: 87]. Ядро семантики
личностной пристрастности составляют эмоции, воля, желания,
оценка.
Языковые
формы
реализации
личностной
пристрастности всегда имеют эгоцентрическую природу.
Получая определенное смысловое значение, лексические
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
единицы, репрезентирующие категорию ABSCHIED переходят
из субъективно значимых в разряд объективно значимых и
регулярно избираемых носителями немецкого языка. При
исследовании языковых репрезентаций категории прощания
было зафиксировано употребление следующих субстантивных
предикатов, актуализирующих исследуемую категорию:
- это, прежде всего, лексические единицы, составляющие
синонимический ряд лексем Abschied, Scheidung, Trennung:
Abschiednehmen, Scheiden, Sichverabschieden, Trennen, Weggang,
Lebewohl, Auflösung, Entlassung, Sichtrennen, Verabschiedung,
Abdankung, Teilung.
Для актуализации категории ABSCHIED используются:
- лексические единицы, употребляющиеся в сфере
ритуального прощания: Begräbnis, Beerdigung, Bestattung,
Abgesang, Ritual, Abgeschiedenheit, Grablegung, Testament,
Beisetzung;
- лексические единицы, содержащие в себе сему движения:
Auseinandergehen, Rückzug, Fortgang, Ausweg, Abzug, Abgang,
Abkehr,
Abfahrt,
Abreise,
Weggehen,
Wegfahrt,
Aufbruchsstimmung;
- лексические единицы с семантикой отделения: Entzweiung,
Isolierung, Abgrenzung, Sonderung, Abgeschiedenheit, Ausscheiden
, Vereinzelung,
Absonderung,
Abschottung, Abtrennung,
Vereinzelung, Zerwürfnis, , Abtrennung, Zerlegung, Zerteilung,
Aufspaltung, Zertrennung;
- лексические единицы с семантикой разделения: Spaltung,
Unterteilung, Zweiteilung, Zersplitterung, Aufteilung, Schnitt;
- лексические единицы с семантикой конца: Ende, Schluß,
Tod,
Abschluß, Annullierung,
Kündigung, Loslösung,
Verschwinden;
лексические единицы с семой отдаления: Abstand,
Räumung, Distanzierung, Distanzieren, Aufbruch, Fernhaltung,
Entfremdung, Entfernung, Distanz;
лексические
единицы,
обозначающие
различие:
Unterscheidung, Differenzierung, Unterschied;
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- лексические единицы, обозначающие прекращение
(отношений):
Entzweiung,
Nicht-Mehr-Zusammen-Sein;
Nichtbeeinandersein, Getrenntwerden, Getrenntsein, Unterbrechung,
Aufhebung;
- лексические единицы, обозначающие разрушение: Bruch,
Zerstörung Abbruch, Abfall, Liquidation, Abstieg, Untergang,
Verfall, Zerfall, Niedergang, Fäulnis, Verfall, Abbau, Abbruch,
Demontage, Zersetzung, Abwendung, Abschaffung, Auslöschung;
- лексические единицы, обозначающие отказ: Lossagung,
Abdankung, Verzicht, Absage, Abwendung;
- лексические единицы, передающие прощание как потерю:
Verlassen, Verlust;
- лексические единицы с семой освобождения: Befreiung,
Loswerden, Beseitigung;
- метафорические названия, передающие время прощания:
Scheidestunde, Abschiedsstunde, Trennungsstunde, Endtermin,
Scheidungstermin, Abschiedsmorgen, Trennungstag, Trennungszeit;
- лексические единицы, передающие эмоциональное
восприятие при прощании: Trennungsschmerz, Trennungsschock,
Trennungsangst, Trennungsweh, Trennungsbangigkeit;
- лексические единицы, передающие пространственное
восприятие прощания: Trennungslinie, Trennwand, Scheidewand,
Scheidepunkt,
Abschiedweg, Scheidegrenze,
Scheideweg,
Trennungsstrich, Trennungszeichen, Scheidelinie;
- лексические единицы, передающие формы прощания:
Abschiedsbesuch, Abschiedsgesuch, Abschiedsbrief, Scheidebrief,
Abschiedskuß, Abschiedsessen, Abschiedsgruß, Abschiedsfeier,
Abschiedsgeschenk,
Abschiedsworte,
Abschiedsabend,
Abschiedsträne,
Abschiedstrunk,
Scheidungsklage,
Scheidungsprozeß,
Scheidungsverfahren,
Scheidungsurteil,
Scheidungsvertrag, Scheidungsbegehren, Trennungsentschädigung,
Trennungsgeld, Abstandsgeld, Abschlußbeurteilung, Scheidungsakt,
Abschlußakt, Abschiedskommentar, Abschiedslied, Abschiedswein,
Abschiedsglaß, Abschiedsrede, Ehescheidungsurkunde;
Языковые знаки, репрезентирующие категорию ABSCHIED,
свободно сочетаются с прилагательными, что свидетельствует о
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
различных характеристиках прощания, которые включают в
себя связь со временем: короткое (kurz), долгое (long),
длительное (länger), внезапное (plötzlich), новое (neu)
многолетнее (jarelang), преждевременное (vorzeitig), спешное,
торопливое (eilig), временное, преходящее (vorübergehend),
постоянное (dauernd); эстетическую оценку: нежное (zärtlich),
резкое (scharf), чистое (sauber, reinlich), терпкий (herb),
исполненное,
неприятное
(unangenehm),
состоявшееся
(vollzogen), трогательное (rührender), слезливое (tränenreicher),
серьезное (ernster), необъяснимое (unerklärisch), неотеческое
(unväterlich), жесткое (hart) тяжелое (schwer), праздничное
(feierlich), формальное (förmlich),
стесненное (bedrängt),
неожиданное (unerwartet), строгое (strickt), мутное, мрачное
(trübe) нежелательное (unerwünscht). В зависимости от
эмоционального состояния прощающегося человека выделяются
релевантные признаки, характеризующие ситуацию прощания,
отраженные в атрибутах: веселое (heiter), печальное (traurig),
болезненное (schmerzlich), душераздирающее (herzzerreißend);
указывают на статус: законное (gesetzlich, gerichtlich),
пространственное (räumlich),
незаурядное (niveauvoll),
иерархическое (hierarchisch), морально-этическую оценку:
против воли (ungewollt), решительное (radikal), сумасшедшее
(irrsinnig), примиряющее (versöhnlich), слишком, чересчур,
великое (groß), вычурное (allzugroß),
с церемониями
(zeremoniös).
Формальными
средствами
выражения
длительности, выступают обстоятельства образа действия:
внезапно (abrupt), не прощаясь (abschiedslos), без волнений, без
хлопот (ohne Sorge), без предупреждения (fristlos), быстро
(rasch, schnell), тяжело (schwer), запинаясь от ярости (vor Wut
stammelnd), в наказание (strafweise), уверенно (selbstbewußt),
сразу же (gleich), навсегда (für immer), на всю жизнь (fürs
Leben), просто (einfach), неохотно (ungern), бессмысленно
(sinnlos), окончательно (endgültig), учтиво (höflich), тихо, еле
слышно (leise), без приветствия (ohne Gruß), в гневе (im Zorn),
по доброй воле (aus freiem Entschluß), тайком (heimlich),
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вовремя, в срок (pünktlich), с глубоким поклоном (mit tiefer
Verbeugung), холодно (kühl).
Прощание
является
отглагольным именем, именем
действия. Как отмечает Е. В. Рахилина, «глагол называет
ситуацию и вводит ее обязательных участников с помощью тех
синтаксических отношений, которые закреплены в его модели
управления» [Рахилина, 2000: 27-28].
Следовательно,
семантическая константа ABSCHIED находит свою языковую
реализацию в глагольных предикатах, которые можно
подразделить на группы:
а) предикаты, характеризующие прощание как процесс;
б) предикаты, характеризующие прощание как результат;
в)
субъектно-локативные
предикаты,
имеющие
пространственные (vom Kontinent, auf dem Bahnhof), временные
(für immer, gleich, vor einer Stunde) и личностные (внешний мир
человека прощающегося: aus einem Dienstverhältnis, von den
Eltern,von einem Mann, его внутренний мир: im Zorn, fröhlich)
локализаторы.
Группа предикатов, характеризующих прощание как процесс,
включает подгруппы:
- предикаты с частицей sich, характеризующие прощание как
процесс: sich trennen sich beurlauben sich verabschieden, entlassen,
sich lassen scheiden, sich scheiden. Например:
Sie blieben noch eine Weile; dann verabschiedeten sich der
Konrektor und Kniehase und schritten die Treppe hinunter, über den
Flur [Fontane 1968: 227];
- предикаты, выражающие управляемость прощанием со
стороны субъекта: scheiden, erteilen, feiern, bewilligen,
einwilligen, bekommen, nehmen, erhalten, bringen, verlangen,
beantragen, erlangen, bilden, drohen, fordern, ersuchen bestehen,
herausstellen, herstellen, machen, überstehen, geraten, ertragen в
сочетаниях den Abschied erteilen, den Abschied feiern, den
Abschied bewilligen, in Trennung leben eine Grenze bilden, mit
Scheidung drohen, den Abschied fordern, zu einem Ende bringen,
auf Scheidung bestehen, in die Scheidung einwilligen, aus dem Amt
scheiden, um Entlassung ersuchen, Ende machen, Ende nehmen,
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Schluß machen, die Grenze herausstellen, Abstand herstellen, den
Abschied überstehen, in Ferne geraten, j-n in Ruhestand versetzen,
Abschied ertragen. С данными предикатами прощание
представлено как объект, например:
Ich war hier, weil ich den Abschied brauchte, weil ich wissen
mußte, daß er wirklich begraben war und weg von dieser Welt. Ich
mußte wissen, ob jemand um ihn weinte, und wer das war, der um
ihn weinte [Maron 1991: 32];
«Ja, ja», sagte Doktor Überbein auf einem gemeinschaftlichen
Waldspaziergang zu Klaus Heinrich – es hatte sich einiger Abstand
zwischen ihnen und den fünf «Fasanen» hergestellt – «heutzutage
muß das Verehrungsbedürfnis des Geistes sich bescheiden» [Mann
1997: 84];
«Glaubst du, daß wir Schluß machen werden, wenn wir an die
deutsche Grenze kommen?» [Remarque 2004: 340];
Ich will mich nicht daran erinnern. Ich will die Trennung so
unversehrt wie möglich überstehen, dafür kann ich wehmütige
Rückblicke nicht brauchen. Ich muß die Sehnsucht loswerden, anstatt
ihr immer neue Nahrung zu geben [Becker 1994: 44];
- предикаты, характеризующие Прощание как отдаление:
entfernen, sich fortmachen. Например:
Es blieb kaum Zeit zu Dank und Abschied, so rasch wußte
Eiermann den Meister von den Kindern zu trennen und zu entfernen
[Mann 1997: 72];
- предикаты с семантикой разделения: trennen, ausscheiden,
teilen, zerlegen, sich verzweigen, auseinanderreißen, sich aufspalten,
Ehe brechen. Например: etwas Änliches in seine Bestandteile
zerlegen [WDGS 1980: 556];
- предикаты с семой отделения: abtrennen, abgrenzen, sich
absondern, fernhalten, abtrennen, auseinanderbringen, losreißen,
lösen, sondern, isolieren, abbrechen Например: Er sonderte sich
meist von seinen Mitschülern ab [WDGS 1980: 70];
К группе предикатов, характеризующих прощание как
результат, относятся:
предикаты с семой освобождение: (sich) befreien,
freigeben, entlassen, loslassen. Например:
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Er zog sie an sich. Und sie gab nach. Er fühlte sie in seinem Arm,
und plötzlich zerschmolz alles; er wollte sie, und er wollte nichts
anderes als sie, und er hielt sie fest und küßte sie und wollte sie nicht
mehr loslassen und ließ sie los [Remarque 2004 150];
«Ich entlasse Sie zur Freiheit, Herr Schrella…» [Böll 1977:
440].
- конструкции с глаголом sein и verschwinden с семантикой
исчезновения: vorbei sein, nicht da sein, weg sein, los sein, fort
sein, verschwinden, sich verschwinden Например:
Maximiliane lehnt an der Rückwand des Fahrerhauses, hält sich
mit einer Hand Gitter fest, drückt mit der anderen die kleine Victoria
an sich und beobachtet, wie der Mann winkt, kleiner wird und
verschwindet [Brückner 1990: 14];
Aber hat es nicht Sinn zu fordern, daß der Verlassene bleibt und
der Verlassende geht? Wenn man Ehen aufkündigen und zugleich
durchsetzen könnte, daß der andere verschwindet, was meinen Sie,
was auf der Welt dann los wär [Becker 1994: 10];
Sie gingen über den Hitlerplatz. Ihre Stiefel halten. «Schon
wieder ein Tag weniger», sagte Böttcher. «Was soll man bloß
machen? Bald ist der ganze Urlaub vorbei» [Remarque 2004: 102];
Graeber hatte nicht damit gerechnet, daß Elisabeth fort sein
würde [Remarque 2004: 120];
Indem schlug es zwölfe, und der Geist verschwand, also daß der
Junge im finstern stand [Grimm 2002: 61].
- предикаты, выражающие отстранение объекта: entledigen,
fremdmachen, loswerden, beseitigen, weglassen, verlieren,
например:
Doch es existiert noch ein zweiter Grund, das Erfreuliche
wegzulassen, ein Grund, der für Außenstehende schwer verständlich
ist…[Becker 1994: 44];
- предикаты, характеризующие прощание как смерть: sterben,
verscheiden, abscheiden, scheiden в сочетаниях in Frieden
abscheiden=sterben (DDUW 1996: 66), aus der Welt scheiden=
sterben (WDI 1998: 614), aus dem Leben scheiden= sterben
(LGDAF 1997: 829);
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- предикаты с семантикой конца: beenden, beendigen, sich
aufhören, eine Gemeinschaft aufheben, Ende haben, zu Ende sein,
например:
«Laß sie verbrennen. Dann ist alles zu Ende. Es ist richtig.» «Was
ist zu Ende?» [Remarque 2004: 261];
Mit wildem Gelächter sprang der andere auf und winkte dem
Capitano, ihm zu folgen. Dieser stand auf, riß seinen Säbel aus der
Scheide, und beide verließen das Gemach. Wir atmeten freier, als sie
weg waren; aber unsere Angst hatte noch lange kein Ende [Fontane
1968: 42];
- предикаты, характеризующие прощание как отказ:
verweigern, ablehnen, aufgeben, lossagen, sich
abweichen,
niederlegen, verzichten сочетаниях den Dienst aufgeben, Amt
niederlegen. Например:
Diese sah vor, bis 1992 bei Neuvermietungen nur zehnprozentige
Mieterhöhungen
zuzulassen und bis 1995 generell auf
öffentlichrechtlicher
Preisbindungen zu verzichten [Berliner
Zeitung 1991: 207].
Субъектно-локативная группа делится на:
- предикаты, выражающие формы прощания: grüßen, Valet
sagen, Tschüss sagen, winken, Lebewohl sagen, das Valet geben,
Auf Wiedersehen sagen, eine Kusshand zuwerfen, die Hände
schütteln, umarmen, adieu sagen, streicheln, trösten, die Hand geben,
begleiten, sich verbeugen, einen Kranz niederlegen,
nicken,
beerdigen, schluchzen, begraben, Schwarz tragen;
- предикаты с семантикой ухода: fortgehen, weggehen,
ausgehen, hinweggehen, abgehen, auseinandergehen, weglaufen,
entlaufen, fortfahren, abfahren, abreisen, losgehen, auswandern, zu
Ende gehen. Например:
Nun war es längst zu spät geworden, noch davon abzugehen
[Mann, 1997: 10];
«Ja. Nimm doch noch einen Schluck, Ernst! So jung kommen wir
nicht wieder zusammen! Und bleib noch ein bißchen. Lauf nicht
immer gleich weg [Remarque 2004: 154]!
- предикаты с семантикой оставления: zurücklassen, verlassen,
loslassen. Например:
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Es ist Ihnen nicht schwer geworden, Amerika zu verlassen»?
[Mann 1997: 230].
Обзор языковых средств показал, что для актуализации
функционально-семантической категории ABSCHIED немецкий
язык располагает обширным комплексом лексических средств,
в который входят субстантивные, адъективные и глагольные
предикаты, объединенные в группы общностью содержания.
2.5.2 Грамматические средства языковой актуализации
категории ABSCHIED
Категория ABSCHIED актуализируется грамматическими
средствами, реализуясь в различных модусах видения
человеком мира: в сфере модуса необходимости и
желательности, в эмоциональной сфере, в волюнтативной
семантике. Названные модусы составляют семантику
личностной пристрастности говорящего [Малинович 1996: 89.],
которая проявляется на определенном потенциале языковых
средств: синтаксических средствах (императив, порядок слов) и
морфологических средствах (модальные глаголы, пассивный
залог).
В побудительных предложениях, где проявляется признак
волитивности, реализуется ситуация проявления воли человека,
не желающего видеть своего собеседника, пытающегося его
прогнать:
«Mensch, die Nachbarn werden dir sehn, geh weg.» «Mach auf,
Minna. …» [Döblin 2003: 40];
Er hat eingepackt, sie stand wieder mit dem Besen da, drängte:
«Nu rasch, raus mit dir!» [Döblin 2003: 40];
Graeber setzte sich in einen der Biedermeiersessel. «Wozu willst
du darauf warten? Zieh hier aus! Recht gibt es für dich nicht, das
weißt du noch» [Remarque 2004: 125];
Er wollte hinaus. Der Alte schrie: «Nun, Ihr werdet schon
sitzenbleiben. Ihr werdet schon hören, was ich sage, junges Blut.
Nehmt euch zusammen, Bösewicht.» Und zu dem Roten, der den
Mann bei den Schultern griff: «Geht Ihr weg, weg hier. Hab ich
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Euch gerufen. Ich werd schon mit ihm fertig werden» [Döblin 2003:
20];
Graeber hatte nicht damit gerechnet, daß Elisabeth fort sein
würde. Er überlegte, ob er den Wodka dalassen sollte; aber wer
wußte, was die Denunziantin daraus machen würde? Vielleicht
würde sie ihn sogar selber trinken. «Gut, komme dann wieder»,
sagte er [Remarque 2004: 120]. Повелительные предложения
употребляется также для того, чтобы передать дезидеративную
семантику в ситуации ABSCHIED:
«Verlaß Poenischen nicht!» Vielleicht hat er recht gehabt.
Vielleicht hatten wir alle bleiben müssen… Er bricht ab, Tränen
treten ihm in die Augen [Brückner 1990: 87];
«Kommen Sie wieder! Kommen Sie noch einmal, bevor Sie
gehen. Versprechen Sie es?» «Ich verspreche es.» «Grüßen Sie
Fresenberg, wenn Sie ihm schreiben», sagte Pohlmann [Remarque
2004: 165-166];
Viktoria jammerte. «Lass uns doch hier weggehen!» [Brückner
1990: 125];
Die Nonne nickte langsam wie zur Bestätigung. «Geh!» sagte sie
zu Fridolin. … «Hüte dich!» rief die Nonne aus, «du würdest dich
verderben, ohne mich zu retten! Geh!» [Schnitzler 2004: 50];
Зафиксированы повелительные предложения в форме
утверждений:
Er verabschiedet sich und sagt, was alle zu ihr sagen: «Du wirst
es schon schaffen». An der Haustür, als er mit ihr allein ist, wendet
er sich ihr noch einmal zu [Brückner 1990: 87].
Zwischen ein «o’kay», ein «all right», sagt sie «mein boy», füllt
ihn aber vorher noch die Taschen mit Schokoladen und Kaugummi
für die Kinder. «Ich hole dich da raus!» sagt sie beim Abschied
[Brückner 1990: 75];
2. Модальные конструкции, где с помощью глаголов müssen
и wollen выражается необходимость, возможность и желание
прощания:
Er stand auf. „Ich muß gehen“, sagte er. „Danke, daß sie mich
hereingelassen und mit mir gesprochen haben.“ Er nahm seine
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Mütze. Pohlmann erwachte. «Sie wollen fort, Graeber? Was wollen
Sie tun?» [Remarque 2004: 166];
Stockmann machte Graeber ein Zeichen und hob die Schultern.
Graeber ging zu ihm hinüber. «Mach’s gut, Stockmann», flüsterte er.
«Ich muß weg.» «Das nicht. Aber ich muß los.» [Remarque 2004:
231];
Ihr Gesicht verschattete sich einen Augenblick. «Das hast du. Ich
muß jetzt fort.» [Remarque 2004: 273];
«Ich muß laufen. Also bis heute abend. Fabrik, Katharinenkirche
oder Binding. Was für ein interessantes Leben!» [Remarque 2004:
273];
Was wollten diese Leute von ihm. Er wollte hinaus, er drängte
hoch, aber der Alte drückte nieder. Da schrie er: «Was macht Ihr mit
mir? Schimpft nur, werdet schon noch mehr schimpfen.» «Ihr sollt
mich loslassen. Ich muß raus» [Döblin 2003: 20].
3. Предложения в пассивном залоге подчеркивают
независимость категории Прощания от воли человека, когда
действие происходит без его участия:
Der Krieg ist verloren, das wenigstens weißt du doch?
[Remarque 2004: 36];
Beerenbaum hatte in einem besonderen Viertel gewohnt, er
wurde in einem gesonderten Teil des Friedhofs begraben, und
natürlich lag er auch in einem besonderem, der Allgemeinheit
verschlossenen Krankenhaus, in dem es nicht einmal roch wie in
gewöhnlichen Krankenhäusern [Maron 1991: 32];
Er geleitete mit Herrn von Braunbart die Damen zum Automobil,
als die Verabschiedung von den Ärzten und den Schwestern beendet
war [Mann 1997: 213];
Das Dorf war mehrere Male umkämpft worden – im November,
im Dezember, im Januar und jetzt, im April. Es war eingenommen
und verlassen und wieder eingenommen worden, … [Remarque
2004: 4].
6.Высказывания с конструкцией Heil + (абстактное или
собственное имя) как экспрессивное:
«Heil Hitler!» Die Frau sah ihn scharf an. «Heil Hitler!», sagte
Graeber. Heil den Siegern! [Remarque 2004: 216].
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7. Финальные пожелания в виде формул речевого этикета
прощания:
Er gab hierauf mehrere Schüsse auf die Ehrenscheibe ab, von
denen in den Berichte nicht gesagt war, wohin sie getroffen hatten,
pflog später mit drei aufeinander folgenden Männern ein und die
selbe Unterredung über die Vorzüge des Schützenwesens, die im
«Eliboten» als «gemütliche Aussprache» gekennzeichnet war, und
verabschiedete sich endlich mit einem herzlichen «Gut Glück!», das
unbeschreiblichen Jubelhervorrief [Mann 1997: 159-160];
«Leb’ wohl, Vater!» sagte ich zu dem messingenen
Namensschild und rieb es mit dem Taschentuch blank, bis der Name
wieder leuchtete [Becher 1950: 426];
Auch der «andere» verbeugte sich, der zurückbleiben mußte:
«Schwer haben wir es miteinander gehabt, schwer, ja … Nun, mach
es gut, du!» [Becher 1950: 426];
Der Vater und der Holzknecht sagten «Grüß Gott!» – dabei
hatten sie ihre Stimmen unversehens zurückgestellt. Der Gruß klang
lauernd, beinahe feindselig [Becher 1950: 130];
Darum sagen wir nicht zu voreilig: «Auf Nimmerwiedersehen»!
[Becher 1950 13].
«Mach’s gut, Ernst! Und immer Kopf hoch! Bis morgen.»
[Remarque 2004: 111];
Nettlinger nahm die Zigarre nicht aus dem Mund. «Du hättest dir
die Abschiedsrede sparen können. Also Dank und Auf
Wiedersehen» [Böll 1977: 441];
Leb ‘wohl, mein Teuerster! Allen Segen des Himmels über
dich! Leb ‘wohl! [Goethe 2005: 181].
8. Риторические вопросы с прямым порядком слов:
«Du willst fort?» fragte ihn Albertine, als er sich rasch zum
Fortgehen bereit machte, so ärgerlichen Tons, als füge er ihr mit
Vorbedacht zu. Fridolin erwiderte, beinahe verwundert: «Ich muß
wohl». [Schnitzler 2004: 13];
9.Неопределенно-личные предложения с местоимением man,
свидетельствующие о зависимости или независимости
прощания от человеческой воли:
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Tonlos erwiderte sie: «Man darf nicht alles verstehen wollen,
Großvater. Man verzeiht sonst auch alles. Aber das darf man nicht.
Man muß auch hassen. Hassen, Partei nehmen, verwerfen und… und
verändern. Auch wenn das bedeutet, daß man sich trennen
muß…trennen von…ach!» Die Stimme versagte ihr. Adrienne
wandte sich ab und preßte den Kopf in die Wagenpolsterung
[Weiskopf 1955: 419].
Таким образом, субъектная семантика внутреннего мира
человека при прощании получает выход в сферу объективной
семантики
языковых
значений,
коррелирующих
с
определенными грамматическими формами.
2.5.3. Системное представление средств языковой
реализации категории ABSCHIED
Архитектоника категории ABSCHIED реконструируется
следующим образом. В соответствии с частотным способом
выделения ядра полевого образования, ядерную структуру ФСП
«Abschied» образуют такие единицы как Trennung, Abschied,
Scheidung,
представляющие
прототипические
свойства
немецкого прощания. Данные лексемы имеют инвариантную
сему «уход». Однако ядро поля «Abschied» нельзя назвать
гомогенным образованием. Оно имеет рыхлую структуру.
Данный факт был выявлен при анализе словарных дефиниций
лексем, репрезентирующих категорию Abschied, имеющих
дополнительные гиперсемы отдаления, движения, прекращения,
освобождения и различия. Среди них к базовым компонентам
ядра были отнесены Trennung, Abschied, Scheidung, Tod,
Auflösung, Weggang, Entlassung, Entfernung. Околоядерную зону
образуют лексемы с семантикой окончания, разделения,
отделения, удаленность (дистанцирование): Abgrenzung,
Scheiden aus dem Leben, Verabschiedung, Ehescheidung,
Beendigung des gemeinsamen Lebens, Trennen, Teilung, Aufhebung
der ehelichen Lebensgemeinschaft oder einer Beziehung, eine
räumliche Distanz voneinander, Nichtbeeinandersein, Sichtrennen,
Sichverabschieden.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ближнюю периферию составляют лексемы-синонимы со
значениями
«исчезновение»,
«отстранения
объекта»,
«оставление», «утрата», «потеря», «разрушение», «отказ»,
«отречение», «конец»: Unterscheidung, Abgang,
Abstand,
Schichtung,
Sonderung Abspaltung, Spaltung, Aufspaltung,
Zweiteilung, Aufteilung, Unterteilung, Abtrennung, Zerlegung,
Entzweiung, Auflösung, Lockerung, Bruch, Ehescheidung,
Lebewohl, Auseinandergehen, Separation, Loslösung, Isolation,
Lebewohl, Abbau, Abbruch, Demontage, Räumung, Zersplitterung,
Zerteilung, Zertrennung, Abstieg, Untergang, Verfall, Zerfall,
Zerstörung, Niedergang, Fäulnis, Lockerung, Verfall, Verweisung,
Zersetzung, Abkehr, Abwendung, Abschaffung, Annullierung,
Aufgabe, Auslöschung, Beendigung, Abschluß, Ende, Befreiung,
Kündigung, Beseitigung, Bruch, Entzweiung, Abdankung,
Lossagung, Verkauf, Dekomposition, Eliminierung, Abfall,
Liquidation, Antwort, Ausweg, Erklärung, Lösung, Patentrezept,
Schlüssel, Fortgang, Abgesang,
Absonderung, Abteilung,
Abtrennung, Aufteilung, Parzellierung, Unterteilung, Absage,
Abwendung, Aufgabe, Auflösung, Entzweiung, Lösung, Lossagung,
Rückzug, Zerwürfnis, Distanzierung, Emigration, Abschwörung,
Einstellung, Lossagung, Preisgabe, Verzicht, Entäußerung,
Abgrenzung, Sonderung, Differenzierung, Disjunktion, Loslösung,
Abgliederung,
Abkapselung,
Abschottung,
Abtrennung,
Getrennthaltung, Isolierung, Vereinzelung, Separation, Segregation,
Auseinandergehen, Servus, Verlassen, Schnitt, Aufbruchstimmung,
Verkauf, Lockerung, Verweisung, Urkunde, Schriftstück der
Verabschiedung, Verlust, letzter Versammlungsbeschluß (veraltet),
festgestelltes
Schlußergebnis
beratender
Versammlungen,
Lebensende, Entbindung von dienstlichen Pflichten, Demission.
Синонимы Notlösung (als kleineres Übel),
die kirchliche
Unterweisung мы отнесли к дальней периферии в силу низкой
частотности. В ближнюю периферию вошла также предикатная
лексика:
1) лексические и семантические дериваты: Scheidestunde,
Abschiedsstunde, Trennungsstunde, Endtermin, Scheidungstermin,
Abschiedsmorgen, Trennungstag, Trennungszeit, Trennungsschmerz,
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Trennungsschock,
Trennungsangst,
Trennungsweh,
Trennungsbangigkeit, Trennungslinie, Trennwand, Scheidewand,
Scheidepunkt,
Abschiedweg, Scheidegrenze,
Scheideweg,
Trennungsstrich, Trennungszeichen, Scheidelinie, Abschiedsbesuch,
Abschiedsgesuch, Abschiedsbrief,
Scheidebrief, Abschiedskuß,
Abschiedsessen,
Abschiedsgruß,
Abschiedsfeier,
Abschiedsgeschenk,
Abschiedsworte,
Abschiedsabend,
Abschiedsträne,
Abschiedstrunk,
Scheidungsklage,
Scheidungsprozeß,
Scheidungsverfahren,
Scheidungsurteil,
Scheidungsvertrag, Scheidungsbegehren, Trennungsentschädigung,
Trennungsgeld, Abstandsgeld, Abschlußbeurteilung, Scheidungsakt,
Abschlußakt, Abschiedskommentar, Abschiedslied, Abschiedswein,
Abschiedsglaß, Abschiedsrede, Ehescheidungsurkunde;
2) прилагательные: lang, länger, plötzlich, jarelang, vorzeitig,
eilig, vorübergehend, dauernd, zärtlich, scharf, sauber, reinlich, herb,
unangenehm, vollzogen, rührend, tränenreich, ernst, unerklärisch,
unväterlich,hart,schwer, feierlich, förmlich, bedrängt, unerwartet,
strickt, trübe,
unerwünscht, heitertraurig, schmerzlich,
herzzerreißendgesetzlich, gerichtlich, niveauvoll, hierarchisch,
ungewollt, radikal, irrsinnig, versöhnlich, groß, allzugroß,
zeremoniös, räumlich;
3) обстоятельства: abrupt, abschiedslos, fristlos, rasch, schnell,
schwer, vor Wut stammelnd, strafweise, selbstbewußt, gleich, für
immer, fürs Leben, einfach, ungern, sinnlos, endgültig, höflich, leise,
ohne Gruß, im Zorn, aus freiem Entschluß, heimlich, pünktlich, mit
tiefer Verbeugung, kühl, vom Kontinent, auf dem Bahnhof, für
immer, gleich, vor einer Stunde, im Zorn, fröhlich;
4) глагольные предикаты: sich trennen sich beurlauben sich
verabschieden, entlassen, sich lassen scheiden, sich scheiden,
scheiden, erteilen, feiern, bewilligen, einwilligen, bekommen,
nehmen, erhalten, bringen, verlangen, beantragen, erlangen, bilden,
drohen, fordern, ersuchen bestehen, herausstellen, herstellen,
machen, überstehen, geraten, ertragen, entfernen, sich fortmachen,
trennen, ausscheiden, teilen, zerlegen, sich verzweigen,
auseinanderreißen, sich aufspalten, Ehe brechen, abtrennen,
abgrenzen,
sich
absondern,
fernhalten,
abtrennen,
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
auseinanderbringen, losreißen, lösen, sondern, isolieren, abbrechen,
(sich) befreien, freigeben, entlassen, loslassen, vorbei sein, nicht da
sein, weg sein, los sein, fort sein, verschwinden, sich verschwinden,
entledigen, fremdmachen, loswerden, beseitigen, weglassen,
verlieren, scheiden, sterben, verscheiden, abscheiden, beenden,
beendigen, sich aufhören, eine Gemeinschaft aufheben, Ende haben,
zu Ende sein, verweigern, ablehnen, aufgeben, sich abweichen,
niederlegen, verzichten сочетаниях den Dienst aufgeben, Amt
niederlegen, grüßen, Valet sagen, Tschüss sagen, winken, Lebewohl
sagen, das Valet geben, Auf Wiedersehen sagen, eine Kusshand
zuwerfen, die Hände schütteln, umarmen, adieu sagen, streicheln,
trösten, die Hand geben, begleiten, sich verbeugen, einen Kranz
niederlegen, nicken, beerdigen, schluchzen, begraben, Schwarz
tragen, fortgehen, weggehen, ausgehen, hinweggehen, abgehen,
auseinandergehen, weglaufen, entlaufen, fortfahren, abfahren,
abreisen, losgehen, auswandern, zu Ende gehen, zurücklassen,
verlassen, loslassen, sich als verschieden erweisen, unterscheiden,
sich unterscheiden, auseinanderhalten:
5) существительные: Begräbnis, Beerdigung, Bestattung,
Abgesang, Ritual, Abgeschiedenheit, Testament, Beisetzung.
Дальнюю периферию категорию ABSCHIED составляет его
интерпретационное поле, включающее в себя стереотипы,
отраженные в паремиях, фразеологизмах, афоризмах, крылатых
выражениях, притчах, а также в более значительных по объему
художественных и публицистических текстах.: wie das
Willkommen, so der Abschied; auf französisch Abschied nehmen;
sich auf französisch verabschieden; einen klaren Trennungsstrich
ziehen; ein Abschied auf Nimmerwiedersehen; Er (sie, es) ist auf
Nimmerwiedersehen verschwunden; geh mir weg damit; kennst du
die Mehrzahl von Turm; in Frieden abscheiden, aus der Welt
scheiden; aus dem Leben scheiden; jemandem die letzte Ehre
erweisen, jemanden auf seinem letzten Gang begleiten, jemandem
das letzte Geleit geben, jemandem einen Grabstein setzen; Leicht
über etwas (A) weggehen; mit dem Leben abgeschlossen haben;
Scheidung von Tisch und Bett; Trennung von Bett Tisch und
Wohnung; Taten in gute und böse scheiden, als Freund (Feind)
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
scheiden, im Guten (Bösen) scheiden; Weg bekommen; im Arsch
sein, verloren sein; etw. kriegt/bekommt Beine; den Abflug machen;
sich auf die Beine machen; sich [seitwärts] in die Büsche schlagen;
Leine ziehen; die / eine Mücke machen; auf den Weg machen; j-m
den Laufpaß geben; j-m einen Abflug erteilen; zum Bruch (zu einem
Bruch) kommen zwischen (od. mit jemandem); über alle Berge sein;
ein Bruch mit etw. sein; einen Bruch mit etw. bedeuten; der
Deutsche Gruß; teilt sich das Bett, so scheiden sich die Herzen;
unsere Wege trennen sich; die Spreu vom Weizen sondern (oder:
scheiden) Gut und Böse, Nützliches und Unnützes, Echtes und
Falsches trennen; vorbei ist vorbei; hin ist hin, verloren ist verloren;
Ende gut, alles gut; Wo nichts ist, hat auch der Kaiser sein Recht
verloren; das ist nicht das Ende, Leutnant, das ist der Anfang; schöne
Minka, ich muß scheiden; aber ich mache jetzt meinen Kopp zu
(schweige) und reite vom Hof ab; Scheiden bringt Leiden; Scheiden
tut weh; Trennen ohne Tränen; im Herzen haben; leicht ums Herz;
in Scheidung liegen. На дальней периферии располагаются и
образные метафоры: ABSCHIED- Abgrund; ABSCHIED – Tiefe;
ABSCHIED - Nacht; ABSCHIED – Ferne; ABSCHIED – Kluft;
ABSCHIED – Lebewesen; ABSCHIED – Vorzeichen; ABSCHIED
– Frosch im Hals; ABSCHIED – Wohnung; ABSCHIED – Einigkeit
vom Alten und vom Neuen; ABSCHIED – Essen; ABSCHIED Gegenstand; ABSCHIED – Umzug; ABSCHIED – Orkan;
ABSCHIED – Amputation; ABSCHIED – Selbstmord; ABSCHIED
– Sterben; ABSCHIED – eine leise klingelnde Musik; ABSCHIED –
das Schwert des Damokles; ABSCHIED – Prüfung; ABSCHIED –
Vorwurf; ABSCHIED – Tragik eines Schicksals; ABSCHIED –
Seuche; ABSCHIED – der entscheidende Schritt; ABSCHIED –
Krankheit; ABSCHIED - eine mühsame Arbeit; ABSCHIED –
Hindernis; ABSCHIED – der Haydnsche Zapfenstreich.
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заключение
Поставленная в настоящей работе цель – приблизиться к
пониманию такого значимого феномена в немецкоязычной
культуре как Прощание - была достигнута с помощью
комплексного исследования функционально-семантической
категории ABSCHIED в рамках антропологической модели.
В первом приближении представлено философсколингвистическое и культурологическое понимание категории
ABSCHIED и ее представленность в немецком языковом
сознании, что находит свое отражение в выявлении понятийной
онтологии исследуемой категории. Комплексный подход к
исследованию
функционально-семантической
категории
ABSCHIED
в немецком языковом сознании позволил
проанализировать семантическую константу ABSCHIED в
диахронно-синхронном плане.
Результаты этимологического анализа ключевых лексем
категории ABSCHIED
позволили сделать вывод, что
исследуемая категория представляет собой структурированный
фрагмент языковой картины мира: языковая объективация
прототипических
признаков
исследуемой
категории
обусловлена мифопоэтическим представлением о мире
носителей немецкоязычной культуры. Человек как говорящий
субъект рассматривается в рамках модели «свой/чужой» в
пространственном и временном параметрах. Это связано со
стремлением
человека
к
отчужденности,
обладание
самостностью, стремлением поделить мир на «своих» и
«чужих», глубоко укорененными в самой сущности человека.
Через обращение к языку в ретроспективном плане проведен
анализ генезиса феномена ABSCHIED в немецком языке путем
рассмотрения мифопоэтической модели мира и выявлена
архисема «граница», которая противопоставляет внутреннее и
внешнее по отношению к миру и человеку.
В процессе выявления понятийной онтологии установлено,
что категория ABSCHIED представляет собой социокультурный
феномен, который включает в себя систему культурно
детерминированных этических правил и представлений в
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сферах ритуала и этикета. В связи с этим, в исследовании
актуализируется антропоцентрическая направленность ритуала
прощания, а ритуал и этикет рассматриваются как основные
типы знаковой ситуации Прощания.
В результате комплексного анализа был установлен статус
категории ABSCHIED в системе эгоцентрических категорий:
ABSCHIED семантически сопряжена с целым рядом
эгоцентрических категорий, среди которых важную роль для ее
осмысления играют категории der Wille, das Böse, das Gute, das
Ritual, der Tod, das Leben, die Zeit, der Raum, die Grenze, der
Teil, das Ganze, das Neue, das Alte, das Schicksal, die Freude,
die Angst, der Schmerz, die Trauer, der Zorn.
При исследовании понятийной онтологии было установлено,
что дуалистическое видение мира отразилось на осмыслении
семантической категории ABSCHIED в бинарных оппозициях:
Я/Я, Я/не-Я, Я/Другой, Я/Ты, Я/Мы, Свой/Чужой, Добро/Зло,
Близкий/Далекий,
Внутри/Снаружи,
Конец/Начало,
Жизнь/Смерть, Часть/Целое, Волитивность/Независимость
от человеческой воли.
С помощью семиологического подхода нам удалось
выяснить, что категориальная ситуация Прощание –
семиотическая, которая имеет сложную структуру и включает
жесты, символику, определенные языковые выражения.
Построена модель категориальной ситуации Прощания на
основе понятия хронотопа: схема включает сектора «я-здесьсейчас-близко-далеко-прошлое-настоящее-будущее-было-естьбудет». Систематизированы типы категориальной ситуации
прощания, среди которых выделен особый тип прощания,
сохранивший свой специфический, сакральный характер с
древних времен – Прощание с усопшим. Он существует в виде
ритуала
и
сопровождается
особыми
символами
и
специфическими вербальными средствами. Выделены основные
признаки категориальной ситуации ABSCHIED: 1) наличие
субъекта прощания; 2) наличие объекта прощания; 3) наличие
отношения между субъектом и объектом. При этом
референциальный потенциал лексем – репрезентантов
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
неодинаков, так как они описывают различные референтные
ситуации категории ABSCHIED.
Но выявление онтологической сущности ABSCHIED не
исчерпывает предмета полностью, так как кроме качеств,
раскрывающих его сущность, имеются, казалось бы,
несущественные черты, которые при рассмотрении их в иной
связи и иной плоскости могут стать существенной
характеристикой.
Наиболее
полно
проявила
свои
онтологические свойства исследуемая категория в языковой
объективации.
Наблюдения над языковыми репрезентациями категории
ABSCHIED позволяют сказать следующее. Многообразие
языковых единиц, репрезентирующих феномен прощания,
наличие между ними многочисленных синонимических и
антонимических связей, разветвленная система дериватов,
(широкая) представленность понятийных, образных и
нормативно-поведенческих
признаков
категории
во
фразеологическом и паремиологическом и фондах, а также в
метафорических моделях являются показателями ценностного
отношения к прощанию носителей немецкого языка и
свидетельствуют о релевантности категории ABSCHIED для
немцев.
Дефиниционный
анализ
ключевых
лексем,
репрезентирующих исследуемую категорию,
выявил ее
характерные признаки, ее семантическую доминанту: процесс
разделения, разрыва, отлучения, прекращение отношений,
различие, освобождение, раздельное проживание, процедура
расторжения.
Синонимический анализ расширил границы представления
об исследуемой категории немецкоязычным социумом и
позволил выявить основные дополнительные признаки
категории ABSCHIED: прощание осмысляется как отдаление,
уход, прекращение отношений, дистанция, отделение,
разделение, отказ, уничтожение, развязка,
оставление,
различие, освобождение, исчезновение, окончание, отчуждение.
Синонимическое поле ABSCHIED демонстрирует размытость
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
категориальных границ и диффузность значений лексем,
репрезентирующих исследуемую категорию. Этот факт
доказывает идею Л. Витгенштейна [Philosophical Investigations
1953] о «семейном сходстве» членов категории [Витгенштейн
1994]: категория ABSCHIED формируется не на основе
бинарности ее признаков, а на некотором подобии
характеристик, вследствие чего наблюдается размытость
категориальных границ.
Исследование дальней периферии, которую образуют
фразеологические, паремические единицы и метафорические
модели, позволило обнаружить разнообразные смысловые
признаки ABSCHIED, скрытые от прямого наблюдения:
своеобразный тип поведения; переход через границу; ситуация,
когда больше никогда не увидятся; волитивность; отношение;
завершение жизни; конец; разделение; удаление; потеря;
лишение; уход; отход; отдаление; прекращение отношений;
отсутствие; жест.
Нам удалось выявить второстепенные дифференциальные
признаки ABSCHIED и разделить их на три группы, в
зависимости от референциальной соотнесенности:
- однореферентные соотнесенности, не просто называющие,
а оценивающие и характеризующие категорию Abschied: как
отношение «Я-Я», отношение «Я-Ты»; отношение «Я-Другой»;
как событие, занимающее определенный период времени,
обусловленное
пространственными характеристиками и
локализованное в человеческой сфере; как явление,
обусловленное рядом причин: алкоголизм, тоска, жилищная
проблема, когда человеческие отношения достигли своего
апогея и перешли на спад; как потерю, утрату; как самоубийство
и убийство;
- антитезу, открывающую неоднозначность, многогранность
и противоречивость исследуемой категории: 1) ABSCHIED переход через границу, видимую и невидимую; 2) ABSCHIED –
эмоциональная ситуация, в которой человек испытывает
различные чувства, как положительные (облегчение, радость
новой встречи), так и отрицательные (боль, страдание, страх,
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ярость); 3) ABSCHIED – проявление воли или зависимость от
воли других; 4) ABSCHIED – начало и конец; 5) ABSCHIED –
ожидание смерти и ожидание нового, 6) ABSCHIED – смерть и
определенный отрезок человеческой жизни; 7) ABSCHIED –
вежливое и невежливое поведение, который реализуется в таких
областях как ритуал и этикет; 8) ABSCHIED – отношение
«Часть-Целое»; 9) ABSCHIED – процесс и результат;
- метафоры, раскрывающие новые представления о сущности
исследуемой категории в немецком языковом сознании, но не
исключающие интенсиональных признаков.
Феноменология восприятия функционально-семантической
категории ABSCHIED определенным образом отражается в
когнитивных моделях. Выявленный на основе лексической
сочетаемости во фразеологических оборотах и в текстах
художественных произведений ряд метафорических образов
свидетельствует о близости осмысления немецкого прощания с
живым
существом,
предметом,
явлениями
природы,
архаическими символами культуры.
Для верификации полученных результатов применен
свободный ассоциативный эксперимент, данные которого
доказывают, что семантическая константа ABSCHIED лингвокультурный
феномен:
в
ответах
информантов
зафиксировано наличие влияния символизма на формирование и
восприятие данной категории. Предметно-символические
ассоциации со словом Abschied у информантов относятся к
области литературы, классической
музыки и народного
фольклора.
При исследовании языковой онтологии построено
функционально-семантическое поле, в котором системно
представлены языковые средства, объективирующие категорию
ABSCHIED.
В данное поле входят лексические,
морфологические и синтаксические средства, объединенные
общностью содержания и отражающие семантику личностной
пристрастности.
Анализ
фактологического
материала,
свободного
ассоциативного эксперимента и источников художественной и
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
публицистической литературы показал, что при репрезентации
смыслов функционально-семантической категории ABSCHIED
доминирует пространственный, временной, духовный и
культурный коды.
Данная работа носит открытый характер: изучение категории
ABSCHIED представляет собой одно из перспективных
направлений
дальнейшего
исследования
семантических
категорий эгоцентрической
природы. В частности,
определенный интерес представляют более глубокое изучение
метафорических образов категории ABSCHIED, исследование
категории ABSCHIED с позиции гендера Перспективой
исследования является сопоставительный анализ категории
ABSCHIED в немецком и категории Прощание русском языках.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Библиографический список:
1. Апресян, Ю.Д. Избранные труды [Текст]. В 2 т. Т. 1.
Лексическая семантика / Ю. Д. Апресян. - 2-е изд., испр.
и доп. – М.: Школа «Языки русской культуры»,
Издательская фирма «Восточная литература» РАН,
1995а. – 472 с.
2. Апресян, Ю. Д. Основания системной лексикографии
[Текст] / Ю. Д. Апресян // Языковая картина мира и
системная лексикография / В. Ю.Апресян, Ю. Д.
Апресян, Е. Э. Бабаева, О.Ю. Богуславская, Б.Л.
Иомдин, Т.В. Крылова, И.Б. Левонтина, А.В. Санников,
Е.В. Урысон; отв. ред. Ю.Д.Апресян. – М.: Языки
славянских культур, 2006. – С. 33-160.
3. Апресян, Ю.Д. Новый объяснительный словарь
синонимов: концепция и типы информации [Текст] /
Ю.Д. Апресян //
Апресян Ю.Д., Бабаева Е.Э.,
Богуславская О.Ю., Левонтина И. Б., Урысон Е.В. //
Новый объяснительный словарь синонимов русского
языка. Проспект / под общ. рук-вом акад. Ю.Д.
Апресяна. – М. .: Языки славянской культуры, 1995б. –
1306 с.
4. Аристотель. Сочинения в 4 томах [Текст] / Аристотель /
ред. З.Н. Микеладзе. – Т.2. – М.: Академия наук СССР
Институт
философии,
Издательство
социальноэкономической литературы «Мысль», 1978. - 687 с.
5. Аристотель. Метафизика. Переводы. Комментарии.
Толкования [Текст] / Аристотель // сост. и подготовка
текста С. И. Еремеев. – СПб.: Алетейя, 2002; Киев:
Эльга, 2002. – 832 с.
6. Арутюнова, Н.Д. Предложение и его смысл. Логикосемантические проблемы [Текст] / Н.Д. Арутюнова –
М.: Изд-во «Наука», 1976. – 382 с.
7. Арутюнова, Н.Д. Предложение и его смысл. Логикосемантические проблемы [Текст] / Н.Д. Арутюнова –
М.: Изд-во «Наука», 1976. – 382 с.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений: Оценка.
Событие. Факт. [Текст] / Н.Д. Арутюнова.- М.: Наука,
1988. – 341 с.
9. Арутюнова, Н.Д. Речеповеденческие акты в зеркале
чужой речи [Текст] / Н.Д. Арутюнова // Человеческий
фактор в языке: Коммуникация, модальность, дейксис. –
М.: Наука, 1992. – С.40-52.
10. Арутюнова, Н.Д. От редактора. [Текст] / Н. Д.
Арутюнова // Логический анализ языка: язык и время
[Текст]. – М.: Индрик, 1997. – С. 3-7.
11. Арутюнова, Н.Д. Язык и мир человека [Текст] / Н.Д.
Арутюнова. – 2- е изд. испр. и доп. / Арутюнова Н. Д. –
М.: Языки русской культуры, 1999б. – 896 с.
12. Арутюнова, Н.Д. Логический анализ языка: Языки этики
/ Н.Д. Арутюнова, Т.Е. Янко, Н.К. Рябцева. – М.: Языки
русской культуры, 2000. – 448 с.
13. Бенвенист, Э. Категории мысли и категории языка
[Текст] / Э. Бенвенист // Общая лингвистика (под ред.
Ю.С. Степанова) / пер. с фр. Ю.Н. Караулова. – М.,
1974 . – с. 104 - 114.
14. Бондарко, А. В. Принципы функциональной грамматики
и вопросы аспектологии [Текст] / А. В. Бондарко. – Л.:
АН СССР, Наука, 1983. – 208 с.
15. Бондарко, А.В. О грамматике функциональносемантических полей [Текст] / А.В. Бондарко // Известия
АН СССР. Сер. Литература и язык. – М., 1984. - № 6. –
С.496.
16. Бондарко, А.В. Инварианты и прототипы в системе
функциональной грамматики [Текст] / А.В. Бондарко //
Проблемы функциональной грамматики. – СПб.:
«Наука», 2003. – С.5-36.
17. Бондарко, А. В. О понятии «категориальная ситуация»
[Текст] / А. В.
Бондарко // Концептуальное
пространство языка: Сб. науч. тр. Посвящается юбилею
профессора Николая Николаевича Болдырева / под ред.
проф.Е. С. Кубряковой; Федеральное агентство по
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
образованию, Тамб.гос.ун-т им. Г. Р. Державина.
Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2005. – с. 6677.
Болдырев, Н.Н. Когнитивная семантика: Курс лекций по
английской филологии. [Текст] / Н.Н. Болдырев. – Изд.
2-е стереотипное. – Тамбов: ТГУ, 2001. – 123 с.
Бубер, М. Два образа веры. [Текст] / М. Бубер. – М.:
Республика, 1995. – 464 с.
Быковская, С.А. Фатический аспект немецкой обиходной
речи / С.А. Быковская. – М., 2003. – 23 с.
Бюлер, К. Теория языка: Репрезентативная функция
языка [Текст] / К. Бюлер: пер. с нем., общ. ред.,
коммент. д-ра филолог. наук Т. В. Булыгиной; вступ. ст.
Т.В. Булыгиной и А. А. Леонтьева. – 2-е изд. – М.:
Прогресс, 2000. – 502 с.
Ван Геннеп, А. Обряды перехода [Текст] / А. Ван
Геннеп / пер. с фр. – М.: Восточная литература, 1999. –
198 с.
Васильев, Л.М. Современная лингвистическая семантика
[Текст] / Л.М. Васильев: Учебное пособие для вузов. –
М.: Высш. шк., 1990. – 176 с.
Вежбицкая, А. Язык. Культура. Познание [Текст]:
перевод с английского.
/ А. Вежбицкая: Русские
словари, 1996.- 416 с.
Вежбицкая, А. Сопоставление культур через посредство
лексики и прагматики [Текст] / А. Вежбицкая / пер. с
англ. А.Д. Шмелева. – М.: Языки русской культуры,
2001. – 272 с.
Виноградова, Н.Б. Категория обладания и ее языковая
онтология в современном немецком языке [Текст]: дисс
…канд. филол. наук: 10.02.04 / Н.Б. Виноградова. –
Иркутск: ИГЛУ, 2001. – 143 с.
Витгенштейн, Л. Философские работы [Текст] / Л.
Витгенштейн. Часть I. Пер. с нем. / составл., вступ.
статья, примеч. М. С. Козловой. Перевод М.С. Козловой
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
и Ю.А. Асеева. М.: Издательство «Гнозис», 1994. – 612
с.
Гак, В.Г. Пространство вне пространства [Текст] / В.Г.
Гак Логический анализ языка. Языки пространств / отв.
ред.: Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. – М.: Языки
русской культуры, 2000. – 448 с.
Гегель, Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. [Текст]
/ Г.В.Ф. Гегель. – Т. 1: Наука логики. М., «Мысль»,
1975. – 451 с.
Гийом, Густав. Принципы теоретической лингвистики
[Текст] / Густав Гийом / общ. ред. послесл. и коммент.
Л.М. Скрелиной. – М.: Прогресс, 1992. – 224 с.
Грайс, Г.П. Логика и речевое общение / Г.П. Грайс //
Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16.
Лингвистическая прагматика. - М.: Прогресс, 1985. – С.
217-237.
Гумбольдт, В.Фон. Избранные труды по языкознанию
[Текст]: пер. с нем./ В. Фон. Гумбольдт / общ. ред. Г.В.
Рамишвили; послесл. А.В. Гулыга и В.А. Звегинцева. –
М: ОАОИГ «Прогресс», 2000. – 400 с.
Гухман М.М. Готский язык [Текст] / М.М. Гухман:
учебное пособие для филолог. фак-ов: Изд-во
литературы на иностранных языках. М., 1958. – 287 с.
Дмитровская, М. А. Категория пространства у А.
Платонова в лингвистическом и культурологическом
освещении [Текст]: Учебное пособие
/ М.А.
Дмитровская. - Калининград: Изд-во Калининградского
гос. ун-та, 2002. – 103 с.
Есперсен, О. Философия грамматики [Текст] / О.
Есперсен. М.: Изд-во иностр. лит, 1985. - 404 с.
Жирмунский, В.М. История немецкого языка [Текст] / В.
М. Жирмунский. – М.: Высшая школа,1956. – 380 с.
36. Зализняк, Анна, Левонтина И.Б. С любимыми не
расставайтесь…[Текст] / Анна Зализняк, И.Б.Левонтина
// Логический анализ языка. Образ человека в культуре и
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
языке / отв. ред. Н. Д, Арутюнова, И. Б. Левонтина. –
М.: Издательство «Индрик», 1999. – С. 52 -63.
Кант И. Сочинения [Текст]: пер. с нем. В 6т. Т. 3. / И.
Кант. – М.: Наука, 1964. - 798 с.
Карасик, В.И. Языковая личность: институциональный и
персональный дискурс: сб. науч. трудов / В.И. Карасик,
Г.Г. Слышкин. – Волгоград: Перемена, 2000. – 228 с.
Кассирер, Э. Ф. Философия символических форм
[Текст]. В 3 т. Т.3. Феноменология познания / Э.Ф.
Кассирер. – М.: Университетская книга, 2002. –398 с.
Кацнельсон, С.Д. Категории языка и мышления: Из
научного наследия [Текст] / С.Д. Кацнельсон. – М.:
Языки славянской культуры, 2001. – 864 с.
Колшанский, Г.В. Объективная картина мира в познании
и языке [Текст] / Г.В. Колшанский / / отв. ред. А.М.
Шахнарович. Предисл. С.И. Мельник и А.М.
Шахнаровича. – Изд.3-е, стереотипное. М.: КомКнига,
2006. – 128 с.
Кикилич, Е.В. Категория бытия и ее языковая онтология
в современном немецком языке [Текст]: дисс …канд.
филол. наук: 10.02.04 / Е.В. Кикилич. – Иркутск: ИГЛУ,
2001. – 139 с.
Кравченко, А.В. Вопросы теории указательности:
Эгоцентричность.
Дейктичность.
Индексальность
[Текст] / А.В.Кравченко.- Иркутск: Изд-во Иркут. унта,1992. – 212 с.
Кубрякова, Е.С. Категоризация [Текст] / Е.С.Кубрякова //
Кубрякова, Е.С. др. Краткий словарь когнитивных
терминов. М.: Наука, 1996. – С.140-145.
Кубрякова, Е.С. О понятиях места, предмета и
пространства [Текст] / Е.С. Кубрякова // Логический
анализ языка. Языки пространств. – М.: Языки русской
культуры, 2000. – С. 84 – 92.
Кубрякова, Е.С. Язык и знание: на пути получения
знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения.
Роль языка в познании мира [Текст] / Е.С.Кубрякова /
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
Рос. Академия наук. Ин-т языкознания. – М.: ЯСК, 2004.
– 560 с.
Кустова, Г.И. Перцептивные события: участники,
наблюдатели, локусы [Текст] / Г.И.
Кустова //
Логический анализ языка. Образ человека в культуре и в
языке. / отв. ред. Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. – М.:
Издательство «Индрик», 1999. - С. 229 -238.
Лайонз, Дж. Лингвистическая семантика: Введение / Д.
Лайонз. – М. : Языки славян. кул-ры, 2003. – 400 с.
Лайонз, Джон. Язык и лингвистика. Вводный курс
[Текст]: Пер. с англ. / Джон Лайонз – М.: Едиториал
УРСС, 2004. – 320 с.
Лакофф, Джордж, Джонсон, Марк. Метафоры, которыми
мы живем [Текст]: пер. с англ. / Джордж Лакофф, Марк
Джонсон / под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. – М.:
Едиториал УРСС, 2004. – 256 с.
Логический анализ языка. Семантика начала и конца /
отв. ред. Н.Д. Арутюнова. М.: «Индрик», 2002. – 646 с.
Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров [Текст] / Ю.М.
Лотман Семиосфера. – СПб.: Искусство-СПб, 2000. –
447 с.
Лурия А.Р. Язык и сознание [Текст] / А.Р. Лурия. –
Ростов н/Д: Феникс, 1998. – 416 с.
Маковский,
М.М.
Сравнительный
словарь
мифологической символики в индоевропейских языках:
Образ мира и миры образов [Текст] / М.М. Маковский. –
М., 1996. – 415 с.
Маковский,
М.М.
Этимологический
словарь
современного немецкого языка. М., 2004. Изд-во
«Азбуковник». – 630 с
Маковский, М.М. Феномен ТАБУ в традициях и в языке
индоевропейцев: Сущность – формы – развитие [Текст] /
М.М. Маковский. - Изд.3-е, испр. –М.: Издательство
ЛКИ, 2008. – 280 с.
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58. Малинович Ю.М. Экспрессия и смысл предложения:
Проблемы эмоционального синтаксиса [Текст] / Ю.М.
Малинович.– Иркутск: ИГПИИЯ, 1989. – 213 с.
59. Малинович
Ю.М.
Семантика
личностной
пристрастности как одна из актуальных проблем
современной лингвистики [Текст] / Ю.М. Малинович
//Тезисы докладов и сообщений международной научной
конференции (Иркутск, 17-20 сентября 1996 года). –
Иркутск: ИГПИИЯ, 1996. – С. 87-89.
60. Малинович Ю.М. Семантика эгоцентрических категорий
в концептуальной модели естественного языка [Текст] /
Ю.М.
Малинович
//
Проблемы
вербальной
коммуникации и представления знаний: Материалы
Всероссийской научной конференции, посвященной 50летию Иркутского государственного лингвистического
университета (15-17 сентября 1998 года). – Иркутск:
ИГЛУ, 1998. – С.116-119.
61. Малинович Ю.М. Антропологическая лингвистика как
интегральная наука [Текст] // Ю.М. Малинович, М.В.
Малинович
//
Антропологическая
лингвистика:
Концепты. Категории. Коллективная монография под
ред. доктора филолог. наук, профессора Ю.М.
Малиновича. – Москва-Иркутск, 2003.- С. 7-28.
62. Малинович,
Ю.М. К проблеме семантически
сопряженных категорий и их системного представления
[Текст] / Ю.М. Малинович // Коммуникативнопрагматические аспекты исследования языковых
единиц: Сб. статей к юбилею проф. М.Я. Блоха. В 2-х
частях. Часть I. – Барнаул: Изд-во БГПУ, 2004. – С. 160167.
63. Малинович, Ю.М. Тема игры на деньги взаправду и
понарошку в рассказе В. Распутина «Уроки
французского» [Текст] / Ю.М. Малинович //Логический
анализ языка. Концептуальные поля игры / отв.
ред.член-корр. РАН Н.Д. Арутюнова. – М.: Индрик,
2006. – С. 278-289.
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64. Малинович Ю.М.
Семиосфера внутреннего мира
человека [Текст] / Ю.М.Малинович // Внутренний мир
человека: Семантические константы. Коллективная
монография к юбилею доктора филологических наук,
профессора Ю.М. Малиновича / Ю.М. Малинович, М.
В. Малинович, Г.А. Агеева, М. В. Адамова, Л. С.
Баженова, И. В. Борисова, Г. В. Елохова, И. И.
Мишуткина, И. В. Пашаева, Н. В. Скородумова, Е. В.
Танков, Л. В. Топка, Т. А. Хромова, Х. А. Чижова; отв.
ред. М. В. Малинович. – Иркутск, 2007. – С. 11-58.
65. Малинович,
Ю.М.
Модус
клянущегося
в
индоевропейских культурах: между сакральным и
мирским [Текст] / Ю.М. Малинович // Личность и
модусы ее реализации в языке [Текст]: коллективная
монография к юбилею доктора филол. наук, профессора
Ю. М. Малиновича; отв. ред. С. А. Хахалова. – Иркутск,
2008.- С.207-247.
66. Метафора в языке и в тексте [Текст] / отв. ред. д-р
филолог. наук В.Н. Телия. – М.: Наука, 1988. – 175 с.
67. Мечковская, Н.Б. Язык и религия [Текст]: Пособие для
студентов гуманитарных вузов / Н.Б. Мечковская – М.:
Агенство «ФАИР», 1998 . – 352 с.
68. Мечковская, Н.Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура
[Текст]: Курс лекций: учеб. пособие для студ. филол.,
лингв. и переводовед. фак. высш. учеб. заведений / Н.Б.
Мечковская. – М.: Издательский центр «Академия»,
2004. – 432 с.
69. Мещанинов, И. И. Понятийные категории в языке
[Текст] / И.И. Мещанинов // Труды ВИИЯ. – 1945. - № 1.
– С. 5-15.
70. Мишуткина,
И.И.
Семантически
сопряженные
категории: Leben и Tod и их актуализация в немецком
языковом сознании [Текст]: дисс …канд. филол. наук:
10.02.04 / И.И. Мишуткина. – Абакан: ХГУ, 2004. – 155
с.
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71. Незина, С.В. Семантическое поле как система [Текст] /
С.В. Незина // ФН. – 2004. - № 4.- С. 79-86.
72. Никитин, М.В. Основания когнитивной семантики:
учебное пособие. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И.
Герцена, 2003. – 277 с.
73. Орлянская, Е. Г. Категория отчуждения и ее языковая
онтология в современном немецком языке [Текст]: дисс
…канд. филол. наук: 10.02.04 / Е. Г. Орлянская. –
Иркутск: ИГЛУ, 2002. – 177 с.
74. Падучева, Е.В. Высказывание и его соотнесенность с
действительностью / Е.В. Падучева. – М.: Изд-во ЛКИ,
2008. – 296 с.
75. Пашаева, И. В. Семантически сопряженные категории:
das Gute/das Böse и их актуализация в немецком
языковом сознании [Текст]: дисс …канд. филол. наук:
10.02.04 / И. В. Пашаева. – Иркутск: ИГЛУ, 2004. – 173
с.
76. Пелипенко, А. А., Яковенко, И. Г. Культура как система
[Текст] / А. А. Пелипенко, И. Г. Яковенко – М.:
Издательство «Языки русской
77. литературы», 1998. – 376 с.
78. Пивоваров, Д. В. Основные категории онтологии: Учеб.
пособие. [Текст] / Д. В. Пивоваров - Екатеринбург: ИздвоУрал. ун-та, 2003. – 268 с.
79. Пименова, М. В. Концепт Сердце: Образ. Понятие.
Символ [Текст]: монография / М. В.Пименова. –
Кемерово: КемГУ, 2007. – 500 с. (Серия.
«Концептуальные исследования». Вып. 9).
80. Попова, З. Д., Стернин. И. А. Очерки по когнитивной
лингвистике [Текст] / З. Д.Попова, И. А. Стернин – Изд.
3-е, стереотип. – Воронеж, 2003. – 187 с.
81. Рассел, Б. Человеческое познание: Его сферы и границы
[Текст] / Б. Рассел. – М.: Институт Общегуманитарных
исследований, 2001. – 560 с.
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82. Рахилина, Е. В. Когнитивный анализ предметных имен:
семантика и сочетаемость. [Текст] / Е. В. Рахилина. – М.:
Русские словари, 2000. – 416 с.
83. Селиверстова, О. Н. Местоимения в языке и в речи
[Текст] / О. Н. Селиверстова – М.: Наука, 1988. – 151 с.
84. Селиверстова, О. Н.Труды по семантике [Текст] / О. Н.
Селиверстова – М.: Языки славянской культуры, 2004. –
960 с.
85. Серебренников Б. А. Язык отражает действительность
или выражает ее знаковым способом? // Роль
человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / Б.
А. Серебренников, Е. С. Кубрякова, В. И. Постовалова и
др. М.: Наука, 1988. – С. 70-87.
86. Серебренникова, Е. Ф. Способы представления лица
личными местоимениями во французском языке. –
Иркутск: изд-во Иркутского ун-та, 1997. – 200 с.
87. Силин, В. Л. Этимология и семантика слов [Текст] /:
Учебное пособие. Днепропетровск: ДГУ, 1990. – 72 с.
88. Сильницкий, Г. Г. Семантические типы ситуаций и
семантические
классы глаголов [Текст] / Г. Г.
Сильницкий // Проблемы структурной лингвистики. –
М.: Наука, 1973.
89. Степанов, Ю. С., Проскурин С. Г. Константы мировой
культуры. Алфавиты и алфавитные тексты в периоды
двоеверия [Текст] / Ю. С. Степанов, С. Г. Проскурин –
М.: Наука, 1993. – 158 с
90. Степанов Ю. С. Константы. Словарь русской культуры.
Опыт исследования /Ю. С. Степанов. – М.: Школа
«Языки русской культуры», 1997. -824с.
91. Степанов, Ю. С. Методы и принципы современной
лингвистики [Текст] /
Ю. С. Степанов Изд. 4-е,
стереотипное. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 312 с.
92. Степанов, Ю. С. Протей: Очерки хаотической эволюции
[Текст] / Ю. С. Степанов. – М.: Языки славянской
культуры, 2004. – 264 с. – (Язык. Семиотика. Культура.).
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
93. Столнейкер, Р.С. Прагматика / Р.С. Столнейкер // Новое
в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая
прагматика. - М.: Прогресс, 1985. – 420-451 с.
94. Танков, Е. В. Эгоцентрические категории: Wunsch, его
модусы и их актуализация в немецком языковосознании
[Текст]: Дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Е. В.
Танков. – Абакан, 2003. – 167 с.
95. Телия, В. Н. «Говорить» в зеркале обиходного сознания
[Текст] / В. Н. Телия //Логический анализ языка. Язык
речевых действий. – М.: Наука, 1994. – С.93-98.
96. Толстая, С. М. Вербальные ритуалы в славянской
народной культуре [Текст] / С. М.Толстая / Логический
анализ языка: Языки этики / отв. ред.: Н. Д. Арутюнова,
Т. Е. Янко, Н. К. Рябцева. – М.: Языки русской
культуры, 2000. – С.172-177.
97. Топорова, Т. В. Древнегерманские представления об
идеальном пространстве и времени [Текст] / Т. В.
Топорова // Известия РАН. Серия литературы языка. Т.
52. – 1993. – № 5. – С. 43-50.
98. Топорова,
Т.
В.
Семантическая
структура
древнегерманской модели мира [Текст] / Т. В.
Топорова. – М.: Наука, 1994. – С. 27-29.
99. Топорова, Т. В. Язык и миф [Текст] / Т. В. Топорова //
Известия АН. Серия литературы и языка. Т. 59. – 2000. –
№ 5. – С. 14-20.
100.
Топоров, В. Н. Исследования по этимологии и
семантике [Текст]. В 2 т. Т. 1. Теория и некоторые
частные ее приложения / В. Н.Топоров. – М.: Языки
славянской культуры, 2005. – 814 с.
101.
Тэрнер, В. Символ и ритуал [Текст] / В.Тэрнер //
пер. с англ.- М.: Наука, 1983. – 277 с.
102.
Урысон, Е. В. Проблемы исследования языковой
картины мира: Аналогия в семантике [Текст] / Е. В.
Урысон / Рос. академия наук. Ин-т русского языка им. В.
В. Виноградова. – М.: Языки славянской культуры, 2003.
– 224 с.
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
103.
Формановская, Н. И. Ритуалы вежливости и
толерантности [Текст] / Н. И. Формановская //
Философские и лингво-культурологические проблемы
толерантности. – Екатеринбург, 2003. – С. 345-362.
104.
Фрумкина, Р.М. Психолингвистика [Текст]:
Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений /
Фрумкина, Р.М.. – М.: Издательский центр «Академия»,
2003. – 320с.
105.
Хайдеггер, М. Время и бытие. Статьи и
выступления [Текст] / М. Хайдеггер: пер. с нем. М.:
Республика, 1993. – 447 с.
106.
Хантакова, В. М. Синонимия форм и синонимия
смыслов: Теоретическая модель анализа интерактивного
взаимодействия синонимических единиц одно- и
разноуровневой принадлежности [Текст]: дис… д-ра
филол. наук: 10.02.04 / В. М. Хантакова. – Иркутск,
2006. – 335 с.
107.
Цивьян, Т. В. О некоторых способах отражения в
языке оппозиции «внутренний/внешний» [Текст] / Т. В.
Цивьян // Структурно-типологические исследования в
области грамматики славянских языков. – М.: Наука,
1973. – С. 242-261.
108.
Чернейко, Л. О. Лингво-философский анализ
абстрактного имени [Текст] / Л. О.Чернейко. – М.: Издво МГУ им. М. В. Ломоносова, 1997. – 320 с.
109.
Чижова, Х. А. Семантика эгоцентрических
категорий: генезис и актуализация категории Gewissen в
немецком языковом сознании [Текст]: Дис. … канд.
филол. наук:10.02.04 / Х. А. Чижова. – Иркутск, 2005. –
229 с.
110.
Шинкаренко, В. Д. Смысловая структура
социокультурного пространства: Игра. Ритуал. Магия
[Текст] / В. Д. Шинкаренко. – М.: КомКнига, 2005. –
232 с.
111.
Щур, Г. С. Теория поля в лингвистике [Текст] /
Г. С. Щур. – М.: Наука, 1974. – 253 с.
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112.
Яковлева, Э.Б. Многосторонние формы общения.
Полилог как объект лингвистического анализа.
Аналитический обзор / Э.Б. Яковлева. - М., 2006. – 72с.
113.
Humboldt, W. von. Über die Sprache. Reden vor der
Akademie [Text] / W. von Humboldt. Tübingen: Francke,
1994. – 277 S.
114.
Jespersen O. Language: its Nature, Development and
Origin [Text] / O. Jespersen. – London: G. Allen & Unwin,
1925. – 448 p.
115.
Jespersen, O. The Philisophy of Grammar [Text] / O.
Jespersen. – London, 1925.
116.
Jung, C. G. Archetypen [Text] / Carl Jung. –
München: dtv, 1997. – 189 S.
117.
Lakoff, G. Women, Fire and Dangerous Things:
What categories reveal about the mind. Chicago: The
University of Chicago Press, 1990. – 614 p.
118.
Lakoff, G. Leben in Metaphern: Konstruktion und
Gebrauch von Sprachbildern [Text] / G. Lakoff, M.
Johnson. – 1. Aufl.. – Heidelberg: Carl-Auer-System,
Verl.und Verl. – Buchh., 1998. – 273 S.
119.
QQuine W. Bemerkungen über Existenz und
Notwendigkeit // Zur Philosophie der idealen Sprache. –
München: Deutscher Taschenbuchverlag, 1972. – 250?S.
120.
RRosch, I. Cognitive representation of semantic
categories [Text] / I. Rosch // Journal of experimental
Psychology. – 1975. – V. 104. – p. 192-233.
121.
Rosch, E. Human Categorization. - Warren, N.(ed.),
Studies in Cross - Cultural Psychology, vol.1. N.Y.:
Academic Press, 1977. - P.1-49.
122.
Rosch, I. Principles of Categorization [Text] / I.
Rosch // Cognition and Categorization [Text] / ed.by I.
Rosch, B. B. Lloyd. – Hillsdale: Erlbaum, 1978. – p. 27-47.
123.
Schwarz, M. Semantik [Text]: Ein Arbeitsbuch / M.
Schwarz, J. Chur. – Tübingen: Narr, 1993. – 223 S.
124.
Strawson P. Introduction to logical theory. London,
1952. – 220 p.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
125.
Trier, J. Der Deutsche Wortschatz im Sinnbezirk des
Verstandes: Die Geschichte eines sprachlichen Feldes [Text]
/ J. Trier. – Heidelberg: Karl Winters Universitätsbuchh.,
1931. – 347 S.
126.
Wierzbicka,
A. Lexicography and Conceptual
Analysis [Text] / A. Wierzbicka. – Ann Arbor: Karoma,
1985. – 368 p.
127.
Wierzbicka, A. Semantics, Culture and Cognition:
Universal
Human
Concepts
in
Culture-Specific
Configurations [Text] / A. Wierzbicka. – NY; Oxford:
Oxford University Press, 1992. – 487 p.
128.
Weisgerber, L. Grundzüge der inhaltsbezogenen
Grammatik. «Von den Kräften der deutschen Sprache I»
[Text] / L.Weisgerber. - 3.Aufl.(bearb.). Düsseldorf, 1962.
129.
Wittgenstein, L. Philosophical Investigations.
Oxford: Basil Blackwell, 1953. – 154 p.
130.
Whorf, B. Grammatical Categories. “Language,
Thouht and Reality” [Text] / B. Whorf.. Ed. by J. Carrd, N.
Y. – London, 1959. – P.92.
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Список использованных словарей и принятых
сокращений:
1.Апресян 1999 – Апресян, Ю. Д. Расстаться 2, разлучиться,
разойтись 2, распрощаться 2 [Текст] / Ю. Д.Апресян // Новый
объяснительный словарь синонимов русского языка. Первый
выпуск. 2-е изд., испр. Авторы: Ю. Д. Апресян, О.Ю.
Богуславская, И. Б. Левонтина, Е. В. Урысон и др. – М.:»Языки
русской культуры», 1999. – 552 с.
2.Бинович 1975 - Бинович, Л. Э., Гришин, Н. Н. Немецкорусский фразеологический словарь [Текст] / Л. Э.Бинович, Н.
Н.Гришин. под ред. д-ра Малиге Клаппенбах и К. Агрикола.
Изд. 2-е, испр. И доп. М., «Русский язык», 1975. – 656 с.
3.БНРС 1980 - Большой немецко-русский словарь [Текст] /: в
2-х т. / Сост. Е. И. Лепинг, Н. П. Страхова, Н. И. Филичева и др.;
под рук. О. И. Москальской. –
2-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1980. Т. 2. L-Z. - 656 с.
4.ВЭ 2001 - Всемирная энциклопедия: Философия [Текст] //
Главн. науч. ред. и сост.А. А. Грицаков. – М.: АСТ, Мн.:
Харвест, Современный литератор, 2001. – 1312 с.
5.Даль 1982 - Даль, Владимир. Толковый словарь живого
великорусского языка: Т.1-4. Т.3. [Текст] / В.Даль – М.: Русский
язык. – 1982. – 555с.
6.Дворецкий 1976 - Дворецкий, Иосиф Хананович Латинскоруский словарь [Текст] / Иосиф Хананович Дворецкий. Около
50 000 слов. – Изд. 2-е., перераб. и доп.М., «Русский язык»,
1976. – 1096 с.
7.Маковский, М. М. Сравнительный словарь мифологической
символики в индоевропейских языках: Образ мира и миры
образов [Текст] / М. М. Маковский. – М., 1996. – 415 с.
8.Маковский 2004 – Маковский, М. М. Этимологический
словарь современного немецкого языка [Текст] / М. М.
Маковский.- М., 2004. Изд-во «Азбуковник». – 630 с.
9.Мальцева 1998 – Мальцева, Д. Г. Германия: страна и язык.
Landeskunde durch die Sprache. Лингвострановедческий словарь
[Текст] / Мальцева Д. Г. – М.: Русские словари, 1998. – 382 с.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10.МНМЭ 1998 - Мифы народов мира. Энциклопедия
[Текст]: в 2-х т. / гл. ред.С. А. Токарев. – М.: НИ «Большая
Российская энциклопедия», 1998. – Т. 1. «Символическая
репрезентация рождения нового мира через жертву». А-К. –
672 с.
11.НРЮС 2000 - Немецко-русский юридический словарь
[Текст] / Ок. 46000 терминов. под ред. П. И.Гришаева и М.
Беньямина. – 6-е изд., стереотип. – М.: РУССО, 2000. – 624 с.
12.НЭС 2002 - Новый энциклопедический словарь [Текст] –
М.: Большая Российская энциклопедия, РИПОЛ КЛАССИК,
2002. – 1456 с.
13.СМЭС 2002 - Славянская мифология. Энциклопедический
словарь [Текст] / отв. ред. С. М. Толстая. – М.: Международные
отношения, 2002. – 512 с.
14.ССЭНЯ 1979 - Словарь словообразовательных элементов
немецкого языка [Текст] / А. Н. Зуев, И. Д. Молчанова, Р. З.
Мурясов и др. / под рук. М. Д. Степановой. – М.: Рус. яз., 1979. –
536 с.
15.Фасмер 1987 - Фасмер, М. Этимологический словарь
русского языка [Текст]: в 4 т. Т. 3. [Текст] / М.Фасмер. – 2-е
изд. Стер. – М.: Прогресс, 1987. – 832 с.
16.ФЭС 2006 – Философия: энциклопедический словарь
[Текст] // под ред. А. А. Ивина. – М.: Гардарики, 2006.- 1072 с.
17.400 НРПП 1980 - 400 немецких рифмованных пословиц и
поговорок [Текст]: учебное пособие / сост.: Петлеваный Г. П.,
Малик О. С. – 4-е изд., испр. и доп. – М., Высш. школа, 1980. –
48 с.
18.Abbyy Lingvo 2006 - Abbyy Lingvo12: First Step German
Edition. – 2006: [electronic resource].
19.Adelung 1811 - Grammatisch-kritisches Wörterbuch der
Hochdeutschen Mundart, mit beständiger Vergleichung der übrigen
Mundarten, besonders aber der Oberdeutschen, von Johann
Christoph Adelung Churfürstl. Sächs. Hofrathe und OberBibliothekar. D. W. Soltau's Beyträgen, revidiert und berichtiget von
Franz Xaver Schönberger Doctor der freyen Künsten und
Philosophie, öffentl. ordentl. Professor der Beredsamkeit und
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Griechischen Sprache, Subdirector des k. k. Convictes. /3. Theil, von
Seb-Z. –Wien, verlegt bey B. Ph. Bauer. –1811[electronic resource]:
http://mdz.bibbvb.de/digbib/lexika/adelung/ (2007, März 17)
20.Agricola 1985 - Wörterbuch zum deutschen Sprachgebrauch:
Wörter und Wendungen [Text] // Heraus von Dr. Erhard Agricola
unter Mitwirkung von Herbert Görner und Ruth Küfner: Leipzig. VEB Bibliographisches Institut, 1985. – 818 S.
21.Borchardt 1955 - Borchardt-Wustmann-Schoppe. Die
sprichwörtlichen Redensarten im deutschen Volksmund. Nach Sinn
und Ursprung erläutert [Text] /. – 7. Auflage, neu bearbeitet von Dr.
Alfred Schirmer. – VEB F. A. Brockhaus Verlag. - Leipzig, 1955. –
539 S.
22.DAS 1972 - Deutsche Sprichwörter für Ausländer: Eine
Auswahl mit Beispielen [Text] // C. Frey, A. Herzog, A. Michel, R.
Schütze. – 2., durchgesehene Auflage. – VEB Verlag Enzyklopädie
Leipzig. – 1972. – 119 S.
23.DBW 1985 - Duden, Bedeutungswörterbuch [Text] // hrsg. u.
bearb. von Wolfgang Müller. Unter Mitw. folgender Mitarb. d.
Dudebred.:Wolfgang Eckey… - Band 10. - 2., völlig neu bearb. u.
erw. Auflage. –Mannheim; Leipzig; Wien; Zürich: Dudenverl., 1985.
– 797 S.
24.DGDAL 1985 - Das große deutsche Anekdotenlexikon [Text]
// Mit Zeichnungen W. a. von Theodor Hoseman . – Erfurt :Verlag
von Dr. Barthdomäus.. – 1985. – 462 S.
25.DHW 2001- Das Herkunftswörterbuch. Etymologie der
deutschen Sprache. [Text] / / hrsg.u. bearb. von d. Dudenred.. –
Band 7. – 3. völlig neu bearb. u. erw. Aufl. – Mannheim; Leipzig;
Wien; Zürich: Dudenverl., 2001. – 960 S.
26.DRSL 1970 - Deutsch-Russisches Satzlexikon 1970: Paffen K.
A. Deusch-Russisches Satzlexikon[Text] / / 4. Auflage. – Band І. Leipzig, 1970. – 464 S.
27.DRSL 1970 - Deutsch-Russisches Satzlexikon 1970: Paffen K.
A. Deusch-Russisches Satzlexikon [Text] / / 4. Auflage. – Band IІ. Leipzig, 1970. – 932 S.
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28.DRSL 1970 - Deutsch-Russisches Satzlexikon 1970: Paffen K.
A. Deusch-Russisches Satzlexikon [Text] / 4. Auflage. – – Band ІІІ.
- Leipzig, 1970. – 537 S.
29.DWDI 1998 - Duden, Redewendungen und sprichwörtliche
Redensarten: Wörterbuch der deutschen Idiomatik [Text] / / bearb.
von Günter Drosdowski und Werner Scholze Stubenbrecht. – Band
11. – Nach den Regeln der neuen dt. Rechtschreibung überarb.
nachdr. der 1. Aufl. – Mannheim; Leipzig; Wien; Zürich:
Dudenverl., 1998. – 864 S.
30.DSW 2007 - Duden. Das Synonymwörterbuch, 4. Aufl.
Mannheim 2007 [CD-ROM].
31.DSW 1970 - Duden, das Stilwörterbuch: die Verwendung der
Wörter im Satz. [Text] / Bd.2. – 6., völlig neu bearbeitete und
erweiterte Aufl. – 1970. – Bibliographisches Institut AG,
Mannheim/Wien/Zürich Duden Verlag. – 846 S.
32.DDUWB 1996 -Duden Deusches Universalwörterbuch [Text]
// hrsg. und bearb. vom Wissenschaftlichen Rat und den Mitarbeitern
der Dudenredaktion. – 3., völlig neu bearb. und erw.Aufl. –
Mannheim; Leipzig; Wien; Zürich: Dudenverl., 1996. – 1816 S.
33.EDEL 1981 - An Etymological Dictionary of the Englisch
language[Text] / by the Rev. Walter, W. Skeat, Litt. D., D.C.L.,
LL.D., F.B.A. – New addition on revised and enlarged. – Oxford: at
the Clarendon Press, 1981. – 780 p.
34.Grimm 1960 - Grimm, J. Deutsches Wörterbuch von Jakob
Grimm und Wilhelm Grimm. 16 Bde. Leipzig: S. Hirzel 1854 –
1960. // J. Grimm, W. Grimm. – Leipzig, 1877. – 2407 S.
[электронный ресурс]: http: // germazope. Un-trier.de / Projects
/WBB/ woerterbuecher/dwb(2007, März 19)
35.GW 1985 - Geflügelte Worte: Zitate, Sentenzen und Begriffe
in ihrem geschichtlichen Zusammenhang [Text] // zusammengestellt
und kommentiert von K. Böttcher, K. H. Berger, K. Krolop, Christa
Zimmermann. – 4. Durchgesehene Auflage. VEB
Bibliographisches Institut, Leipzig. – 1985. – 778 S.
36.EWD Pfeifer 1989 Etymologisches Wörterbuch des
Deutschen [Text] // erarbeitet von einem Autorenkollektiv des
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Zentralinstituts für Sprachwissenschaft unter der Leitung von
Wolfgang Pfeifer. – Berlin: Akademie-Verlag. – 1989. – 2093 S.
37.KEWdS 1960 - Kluge F. Etymologisches Wörterbuch der
deutschen Sprache [Text] / Kluge F. - 18. Auflage, bearbeitet von
Walter Mitska. – Berlin: Akademie-Verlag, 1960. – 917 S.
38.KI 1986 - Görner, Herbert: Redensarten: kleine Idiomatik d.
dt. Sprache [Text] / Herbert Görner. – 5., unveränd. Aufl. – Leipzig:
Bibliographisches Institut, 1986. – 263 S.
39.KMW 1993 - Hennig, Beate. Kleines Mittelhochdeutsches
Wörterbuch [Text] // Zusammenarbeit mit Christa Hepfer und
redaktioneller Mitwirkung von W. Bachofer. – Tübingen: Max
NiemeyerVerlag, 1993. – 340 S.
40.KPW 1978 - Kultur-politisches Wörterbuch [Text] // 2.
Auflage. – Dietz Verlag, Berlin. 1978. – 904 S.
41.Langenscheidts 2001- Langenscheidts 4000 Sprichwörter und
Zitaten von Elke Gerr [Text] - Berlin; München; Wien; Zürich; New
York. – 2001. – 319 S.
42.LGDaF 1997 - Langenscheidts, Grosswörterbuch. Deusch als
Fremdsprache [Text] // 8. Auflage. – Berlin; München; Wien;
Zürich; New York,1997. – 1213 S.
43.LGW 2002 - Langenscheidts, Grosswörterbuch. Deusch –
Russisch [Text] // В 2 т. Т. 2 / Коллектив авторов. – М.: ООО
«Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», 2002. –
1216 с.
44.MDI 1976 - Friedrich, Wolf. Moderne Deutsche Idiomatik
[Text] / Wolf Friedrich
// Alphabetisches Wörterbuch mit
Definitionen und Beispielen. – 5. Auflage. – München: Max Hueber
Verlag, 1976. – 565 S.
45.Meyers Neues Lexikon 1973 - Meyers Neues Lexikon[Text] /.
– 2. Aufl., Bd 1. – VEB Bibliographisches Institut Leipzig. – 1973.–
704 S.
46.Meyers Neues Lexikon 1975 - Meyers Neues Lexikon[Text].
– 2. Aufl., Bd. 12. – VEB Bibliographisches Institut Leipzig. – 1975.
– 704 S.
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47.Meyers Neues Lexikon 1976 - Meyers Neues Lexikon. [Text].
– 2. Aufl., Bd 13. – VEB Bibliographisches Institut Leipzig. –1976.
– 704 S.
48.POLD - The Pocket Oxford Latin Dictionary (Latin-English)
in Classics [Electronic resource]: http: // www. Oxford reference.
com/views/BOOK_SEARCH.html (2006, February 21)
49.SB 1994- Der SprachBrockhaus [Text]. In 5 Bänden. –
Mannheim; Leipzig: Brockhaus. Bd.5. – 8., neu bearb. Aufl. 1994. –
704 S.
50.SB 1984 - Der SprachBrockhaus: Deutsches Bildwörterbuch
von A bis Z [Text] /. –Wiesbaden: F. A. Brockhaus Mannheim. – 9.,
neu bearb. und erweit. Aufl. 1984. – 836 S.
51.SW 1980 - Synonymwörterbuch/ Sinnverwandte Ausdrücke
der deuschen Sprache/ herausgegeben von Herbert Görner und
Günter Kempecke. – Veb Bibliographisches Institut. – Leipzig. –
1980. – 643 S.
52.SWDR 1991 - Schemann, Hans. Synonymwörterbuch der
deutschen Redensarten [Text] / / unter Mitarbeit von Renate
Birkenhauer.- Ernst Klett Verlag für Wissen und Bildung, Stuttgart,
Dresden. – 1991. – 428 S.
53.SWL 1984 - Beyer Horst und Annelies. SprichwörterLexikon. Sprichwörter und sprichwörtliche Ausdrücke zur deuschen
Sammlungen vom16. Jahrhundert. – Leipzig: VEB Bibliographisches
Institut, 1984. – 712 S.
54.TL Theologisches Lexikon [Text] // Herausgegeben von H.-H.
Jenssen und H.Trebs u. a. – Union Verlag Berlin. – 1. Auflage. –
1978. – 451 S.
55.Wahrig 2000 - Wahrig- Burfeind. Mit einem „Lexikon der
deutschen Sprachlehre“ [Text] . – Bertelsmann Lexikon Verlag
GMBH, Gütersloh München. – 2000. – 1451 S.
56.WDGS 1980 - Wörterbuch der deutschen Gegenwartssprache
[Text] // herausgegeben von Ruth Klappenbach und Wolfgang
Steinitz. – 5. Band. - Berlin: Akademie Verlag, 1980. – 4579 S.
57.WSuA 1990 - Erich und Hildegard Bulitta. Wörterbuch der
Synonyme und Antonyme [Text]. – Auflage. – Fischer Taschenbuch
Verlag: Frankfurt am Main. – 1990. – 795 S.
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58.6000 DRS - 6000 deutsche und russische Sprichwörter [Text]
// ausgewählt und vergliechen von Dr. A. E. Graf. – Halle (Saale):
VEB Niemeyer Verlag, 1956. – 297 S.
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Список источников примеров:
1.Abschied vom Auto [Text] // Focus. –№ 4. – 2006. – S. 155156.
2.Aichinger, Ilse. Die größere Hoffnung [Text] / Ilse Aichinger /
Mit einem Nachwort von Ruth Klüger. – Fischer Verlag, Frankfurt
am Main, 2000.- 253 S.
3.Becher J. R. Abschied [Text]: Roman / J. R. Becher. – Verlag
für fremdsprachige Literatur, Moskau. – 1950. – 427 S.
4.Becker, Jurek: Amanda herzlos [Text]: Roman / Jurek Becker. 1. Auflage. – Frankfurt / M: Suhrkamp Taschenbuch 2295 Verlag,
1994. – 383 S.
5. Becker, J. Jakob der Lügner : Roman / J. Becker. - Frankfurt a.
M. : Suhrkamp Verlag, 1999. – 328 S.
6. Böll, Heinrich: Irisches Tagebuch [Text]: Romane und
Erzählungen / Heinrich Böll. – B.3 Herausgegeben von Bernd
Balzer. – Köln: Verlag Kiepenheuer & Witsch, 1977. – 535 S.
7. Böll, Heinrich: Gruppenbild mit Dame [Text]: Roman /
Heinrich Böll.- München: Deutscher Taschenbuch Verlag GmbH,
2002. – 467 S.
8. Brückner, Christine: Nirgendwo in Poenichen [Text]: Roman /
Christine Brückner. – ungekürzte Ausg., 11. Aufl. – Frankfurt / M;
Berlin: Ullstein, 1990. - 317 S.
9. Die Bibel. Nach der Übersetzung Martin Luthers [Text]. –
Stuttgart: Deutsche Bibelgesellschaft, 1985. – 306 S.
10.Döblin, Alfred: Berlin Alexanderplatz. Die Geschichte vom
Franz Biberkopf [Text]: Roman / Alfred Döblin. - 43. Auflage. –
München: Deutscher Taschenbuch Verlag, 2003. – 454 S.
11.Donnelly, Elfie. Servus Opa, sagte ich leise [Text] / Elfie
Donnelly. - 9.Auflage. - Deutscher Taschenbuch Verlag Gmbh und
COKG, München. – 1991. – 111 S.
12.Egge, Heiner. Abschied von einer Stadt [Text] / Heiner Egge //
Unterrichtsmaterial zur Landeskunde. Zusatztexte. „Projekt
wohnen“. – II Teil. – Goethe-Institut. – München, 1984. – 104-106.
13.Etikette und Manieren [Text] // Focus. –№ 2, 8.Januar. - 2007.
– S. 96-102.
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14.Fontane, Theodor: Vor dem Sturm [Text]: Roman / Theodor
Fontane. – Ulm: Franz Spiegel Buch GmbH, 1968. – 718 S.
15. Frisch, M. Homofaber: Ein Bericht / M. Frisch. – Frankfurt a.
M. : Suhrkamp Verlag, 1991. – 203 S.
16. Goethe J.W. Werke in fünf Bänden [Text] / J. W. Goethe. –
Bd. I.: Der junge Goethe / VEB Bibliographisches Institut.- Leipzig,
1953. –727 S.
17. Goethe, J. W. Die Leiden des jungen Werters [Text] =
Страдания юного Вертера / Гете И. В.: Роман. Избранная
лирика: Книга для чтения на немецком языке. – СПб.: КОРОНА
принт, КАРО, 2005. – 256 с.
18. Grimm, Brüder. Kinder- und Hausmärchen [Text] / Brüder
Grimm. - Vollständige Ausgabe. – 19.Auflage. – Düsseldorf und
Zürich: Artemis &Winkler Verlag, 2002. – 880 S.
19. Hackl, E. Abschied von Sidonie [Text]: Erzählungen / E.
Hackl – Zürich: Diogenes, 1991. – 128 S.
20.Handke, Peter: Die Angst des Tormanns beim Elfmeter
[Text]: Erzählung / Peter Handke:. – München: Süddeutsche Zeitung
GmbH, 2004. – 106 S.
21. Hasselmann Varda, Jensen Ellinor. Lebenszeit und Ewigkeit.
Gespräche über Alter und Sterben [Text] / Varda Hasselmann,
Ellinor Jensen. – 1. Auflage. – O. W. Barth Verlag, Bern, München,
Wien, 2000. – 317 S.
22. Hauff, Wilhelm: Märchen und Novellen [Text] / /Wilhelm
Hauff / Ausgewählt und mit einem Nachwort von Otto Heuschele.Zürich: Manesse Verlag, 2002. –516 S.
23. Koke, Jake. Bis zum bitteren Ende [Text] / Jake Koke– Band
33. des Schadowrun-Zyklus. –Deutsche Erstausgabe. – Wilhelm
Heyne Verlag, München, 1999. – 302 S.
24. Keller, G. Novellen / G. Keller. – Moskau : Verlag für
fremdsprachige Literatur, 1961. – 175 S.
25. Lavant, Christine: Das Kind [Text] / Christine Lavant // Hrsg.
nach der Hs. Im Rober-Musil-Institut und mit einem editorischen
Bericht vers. Von Annette Steinsiek und Ursula A. Schneider. Mit
einem Nachw. Von Christine Wigotschnig. – Salzburg; Wien:
Müller, 2000. – 104 S.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26. Lebert, B. Crazy / B. Lebert. – Köln : Goldmann Verlag,
2001. – 175 S.
27. Mann, Thomas: Königliche Hoheit [Text]: Roman /Thomas
Mann. – Frankfurt / M: S. Fischer Verlag GmbH, 1997. – 360 S.
28. Maron Monika: Stille Zeile sechs [Text]: Roman / Monika
Maron. – 5.Auflage. – Frankfurt / M: S. Fischer Verlag GmbH, 1991.
– 218 S.
29. Pestum, Jo: Zugeschnappt: Ein Joker-Krimi [Text] / Jo
Pestum. – Stuttgart; Wien; Bern: Thiermann, 1998. – 171 S.
30. Reider, K. Schulgeschichten / K. Reider. – München : C.
Bertelsmann Jugendbuch Verlag, 2004. – 279 S.
31. Remarque, E.M. Drei Kameraden / E.M Remarque. - М.:
НВИ-Тезаурус, 2000. – 400 с.
32. Remarque, Erich Maria: Zeit zu leben und Zeit zu sterben
[Text]: Roman / Erich Maria Remarque. – на нем. яз. – М.:
Юпитер-Интер, 2004. – 356 С.
33. Roth, Gerhard. Landläufiger Tod [Text] / Gerhard Roth. – 2.
Auflage. – Fischer Taschenbuch Verlag. – Band 3. / illustriert von
Günter Brus. - Frankfurt am Main, 2001. – 795 S.
34. Rubinstein Renate. Nichts zu verlieren und dennoch Angst
[Text] / Renate Rubinstein / Mit einem Vorwort von Norbert Elias. –
München: Edition Suhrkamp. – neue Folge. – Band 22. – 1987. –
120 S.
35. Schnitzler, A. : Traumnovelle : Novelle / A. Schnitzler. –
München : Süddeutsche Zeitung GmbH, 2004. – 93 S.
36. Weiskopf F. C. Abschied vom Frieden (1913- 1914) [Text] /:
Roman / F. C. Weiskopf. – Berlin: Dietz Verlag, 1955. – 490 S.
37. Zum Abschied noch mal provozieren [Text] // Focus, № 33. 19 August, 2006. – S.146.
38. Zweig, S. Novellen / S. Zweig. – Ростов-на-Дону : Феникс,
2001. – 320 с.
39.http://de.wikipedia.org/wiki/Valet
40.http://de.wikipedia.org/wiki/Servus
41.http://de. Wiktionary /wiki/Chiao
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложение A
Таблица 1 «Семантическая характеристика ключевых
слов Прощания»
Cловари
Duden,
Bedeutungs
Wörterbuch
1985
Abschied
Aufbruchsstimmu
ng, Trennung,
Weggang,
Sichtrennen
Trennung
Scheidung, eine
räumliche Distanz
voneinander
Duden
Deutsches
Universalwörter
buch
1996
Langenschei
dts Grosswörter
Buch
1997
Trennung von
jemandem, etwas;
Entlassung besonders
von Offizieren und
Beamten
die Situation, die
Worte und die Geste,
wenn man selbst oder
jemand anders
weggeht;
Trennung,
Ausscheiden
Das Getrenntsein,
die Aufhebung der
ehelichen
Lebensgemeinschaft
Wahrig 2000
Trennung,
Lebewohl,
Entlassung
Brockhaus
1993
1.Entlassung aus
einer Dienststelle,
2.Urkunde, in der
beim Abschluß eines
Reichstages die
gefaßten Beschlüssen
vom Kaiser
verkündet wurden
Entlassung,
Auszug, Abgang,
Adelung
Wörterbuch
Scheidung
Gesetzliche
Auflösung,
Trennung der
Ehe,
Ehescheidung
Ehesheidung
,
Ehescheiden
1.Das NichtMehr-ZusammenSein
2.die Auflösung
einer Beziehung; das
Getrenntwerden
3.das Trennen,
Teilung,
Absonderung
4. Entfernung
1.Trennen,
Abschied 2.Lösung,
3. Unterbrechung,
4.Unterscheidung,
5.Beendigung des
gemeinsamen Lebens
Die Aufhebung
der ehelichen
Lebensgemeinschaft;
Fortbestand der Ehe,
Ehescheidung
die
Auflösung einer
Ehe durch ein
Gericht
Auflösung der
Ehe, Aussonderung,
Abgang,
Abschied,
1.Scheiden,
2.Trennung,
3.Ehescheidung
Ehescheidun
g
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1811
Grimm
Wörterbuch
1877
Sanders &
Wülfling
1910
Agricola
1985
Wörterbuch
der deutschen
Gegenwartsspra
che
1980
Meyers
Neues Lexikon
Abreise, ,Demission,
Rücktritt, Entfernung,
Scheidung,
Verschickung,
Weggang
Abstand,
Auflösung der
Ehe,
Ehescheidung,
Scheidung,
Trennung
Scheiden aus dem
Leben
1.Weggehen ver.
2.Trennung, Tod
3. Entlassung aus
einem
Dienstverhältnis
4. Festgestelltes
Schlußergebnis
beratender
Versammlungen
1.Trennung
2.Tod
1.Scheiden,
Trennung; 2.
Entbindung von
dienstlichen
Pflichten; 3.
Urkunde, Schriftstück
der Verabschiedung
1.Trennung
2.Lebewohlsagen,
letztes Treffen
3.Entlassung
4.Letzter
Versammlungsbeschl
uß (veraltet)
Trennen,
Sichtrennen
1. Abschied,
Getrenntsein;
2. Auflösung
einer Gemeinschaft;
1.Trennen;
2.Getrenntsein;
3. Teilung
1.Auflösung einer
Verbindung,
Mischung oder
Gemeinschaft, der
ehelichen
Gemeinschaft
2.Abschied
3.Silbentrennung
1.Scheiden
verbundener
Personen;
2.
Sonderung,
Schichtung;
3. Trennung
und Sonderung
chemischer
Wendungen
1.Ehescheid
ung; 2.
Trennung,
Sonderung
1.gesetzliche
, gerichtliche
Auflösung der
Ehe;
2. Trennung,
Sonderung
1.Trennung
2.Trennung
in verschiedene
Bestandteile
3.gesetzliche
Auflösung einer
Ehe
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложение B
Список респондентов
№
1
Name
Hans Wellmann
Alter
70
Wohnort
Augsburg
2
Rita Stölting
75
Göttingen
3
Mario Nagel
23
Student
4
Hans Gabel
70
Bobenhei
m-Roxheim
Berlin
5
Ulrike
Berndt
HabertHünd
er
StefanBlank
enberger
47
Berlin
47
Berlin
Lektor des
GoetheInstituts
Physiker
36
Katrin van
Cant
Rolf Schirott
20
RheinlandPfalz,
Altleiningen
Köln
6
7
8
9
Beruf
Professor der
Philologie
Sekretärin/Rentnerin
Ingenieur/Rentner
Gymnasiallehrer für
Deutsch und Sozialkunde
Geschlecht
Männli
ch
Weiblic
h
Männli
ch
Männli
ch
Weiblic
h
Männli
ch
Männli
ch
Studentin
Weiblic
h
München
64
Männli
Bauingenieur/Rentner
ch
10
11
12
13
14
15
16
17
Gerlinde
Schermer
Stefan
Latzenberger
Rolf Zeiler
Beate
Rausch
Gisela
Hoffmann
Julia Hanske
Georgia
Mattias
Ursula
51
Berlin
Steuerbeamterin
Weiblic
h
26
56
50
Kiel,
Schleswig
Holstein
Ehingen/D
onau
Berlin
23
Bamberg
Männli
Student
ch
Männli
DAAD-Lektor
ch
Übersetzerin
russischer Literatur
Studentin
Weiblic
h
Weiblic
h
30
Erfurt
32
Magdebur
Referentin des
Goethe Instituts
Deutschlehrerin
g
57
Weiblic
h
Weiblic
h
Pforzheim,
Lehrerin
Weiblic
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Müller
18
19
20
Bernhard
Diensberg
Monika
Biegel
Hans Jästiz
69
BadenWürternberg
Bonn
h
Männli
Rentner
ch
26
Bamberg
Industriekauffrau
Weiblic
h
München
58
Männli
Arzt
ch
21
22
23
24
Rüdiger
Dilloo
Gisela
Gutmann
ChristineFre
udenberg
Igo Stolz
64
Schlaipferi
56
Männli
Journalist
ng
ch
Potsdam
Deutschlehrerin
Weiblic
h
26
Freiburg
Studentin
Weiblic
h
31
Leipzig
Männli
DAAD-Lektor
ch
25
26
Katja
Schulze
Monika Katz
Göttingen
33
Multimedia Producer
Weiblic
h
44
Stuttgart
DAAD-Lektorin
Weiblic
h
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
Peter
Plaumann
Robert
Sobotta
Ursula
Philiph
Jan
Plaumann
Christa
Puchta-Mähl
Peha
Klimaszy
Rita
Deutschmann
Markus
Rode
Aylin Rieger
Susann
67
Schwarzw
ald
37
Dresden
Professor der
Mathematik
DAAD-Lektor
Männli
ch
Männli
ch
29
Weimar
Männli
DAAD-lektorin
ch
37
Schwarzw
56
Männli
DAAD-Lektor
ald
ch
Göttingen
Sprachlehrerin
Weiblic
h
34
München
Sprachlehrerin
Weiblic
h
27
34
Frankfurt/
Main
Bielefeld
DAAD-Lektorin
Weiblic
h
Männli
DAAD-Lektor
ch
28
25
KertenStenden
Leipzig
DAAD-Lektorin
Weiblic
h
DAAD-Lektorin
Weiblic
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
38
39
40
41
42
43
44
Heinecke
Katrin
Fritsch
Lieve Maas
Simona
Doletzki
Robert
Werner
Clemens
Tonsern
Tobias
Schmalhofer
Evika
Hofstetter
Heide Szabo
h
38
Stollberg
Slawistik
Weiblic
h
48
20
Belgien
Berlin
Beamtin der
Autofirma
Studentin
Weiblic
h
Weiblic
h
24
Dresden
Kulturwissenschaftler
Weiblic
h
25
31
Österreich,
Gratkorn
Würzburg
Männli
Sprachlehrer
ch
Männli
Sprachlehrer
ch
65
München
Rentnerin
Weiblic
h
69
Berlin
Rentnerin
Weiblic
h
45
46
47
48
49
50
51
52
53
MelanieBran
denburg
Katrin
Benedict
Wolfgang
Gartmann
Katharina
Goldes
Brigitte
Huber
Monika
Rüdiger
Ulrich
Michael Helmut
Stefanie
Schatte
Inge Mausch
22
Kiel
Studentin
Weiblic
h
49
Berlin
Postbeamtin
Weiblic
h
62
München
Männli
Lektor
ch
48
München
Bürokauffrau
Weiblic
h
41
48
München
Thüringen
Lektorin des GoetheInstituts
Lehrerin
Weiblic
h
Weiblic
h
57
Thüringen
Männli
Maschinenbaumeister
ch
33
Berlin
Veranstaltungskauffr
au
53
Berlin
Weiblic
h
Lehrerin
Weiblic
h
54
55
Ulinda
Schenk
Katrin
Räuber
49
Berlin
Lehrerin
Weiblic
h
36
Berlin
Lehrerin
Weiblic
h
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
57
58
59
Lousia
Schirott
Andrea
Feistritzer
Helga
Reimann
Erika Nüssle
München
48
Altenpflegerin
57
Berlin
Kunst-Lehrerin
61
62
63
64
65
66
67
68
Ingwersen
Heidrun
Dieter
Tuschch
Elisabeth
Gabel
Torsten
Kern
Graeber
Michael
Schaefer
Christa
Schröder
Jörg
Baesecke
Sascha Preiß
Weiblic
h
61
Berlin
Verwaltungsangestell
te
65
Berlin
Sachbeamtin/Rentner
München
53
Weiblic
h
in
60
Weiblic
h
Weiblic
h
Sachbeamtin
Weiblic
h
München
64
Männli
Rentner
ch
62
Berlin
Finanzbuchhalterin
Weiblic
h
40
Diez
65
Eschwege
32
Berlin
Montagemeister für
Feuerungstechnik
Leitender
Schulamtsdirektor
Informatiker
Männli
ch
Männli
ch
Männli
ch
58
Bremen
München
53
32
Erfurt
Konferenzdolmetsche
Weiblic
rin
h
Schauspieler,
Erzähler
DAAD-Lektor
ch
Männli
Männli
ch
69
70
Nadin
Müller
Jenny
Droemer
30
Leipzig
29
Brandenbu
rg
Wissenschaftlerin
(Geographin)
Lehrerin
Weiblic
h
Weiblic
h
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложение C
Образец анкеты, предложенной респондентам
Name __________________________________________
Alter __________________________________________
Wohnort (Land, Stadt) ______________________________
Beruf __________________________________________
Geschlecht ______________________________________
1. Könnten Sie Ihre Erinnerungen, Situationen, anders gesagt,
Assoziationen beschreiben? Welche Gedanken kommen zu Ihrem
Kopf, wenn Sie das Wort „Abschied“ hören oder sehen? Bitte,
versuchen Sie Ihnen es so schnell wie möglich zu überlegen, weil die
Antwort keine lange Überlegung erfordert! Vielen Dank für Ihr
Entgegenkommen!
2. Sagen Sie anders (Synonyme):
Abschied nehmen__________________________________
sich trennen______________________________________
sich scheiden_____________________________________
Lebewohl sagen___________________________________
3.Schreiben Sie Antonyme zu folgenden Wörtern:
Abschiednehmen___________________________________
Weggang_________________________________________
4. Erinnern Sie sich an typische Sprichwörter über den Abschied
oder Trennung!
5. Welche Situation des Abschieds/der Trennung ist typisch für
Sie?
6. Was kann man als Gründe des Abschieds nennen?
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие…………………………………………………
Категориальная организация знаний о мире:
функционально-семантические категории (введение)…........
Глава I. Понятийная онтология категории ABSCHIED в
немецком языковом сознании……….………….......................
1.1. Функционально-семантические категории как
отражение языковой картины мира……………………..…….
1.2. Категории Пространства и Времени в наивной
картине мира древних германцев……………………………...
1.2.1. Граница как прототипический образ для
формирования категории ABSCHIED ……………………......
1.3. Генезис понятия ABSCHIED в мифологическом
сознании..……………..................................................................
1.3.1.
Прототипическая
семантика
категории
ABSCHIED (этимологический анализ)……………..………...
1.3.2. Лексемы-репрезентанты категории ABSCHIED в
немецкоязычном сознании (исторический аспект)…………..
1.4. Основные категориальные признаки ABSCHIED
(дефиниционный анализ)………….................. ………………
1.5. Категориальная ситуация ABSCHIED………..........
1.5.1. Категориальная ситуация ABSCHIED в контексте
знаковой теории (семиотический аспект)……….……………
1.5.2. Референциальная концептуализация в
категориальной ситации ABSCHIED (предметный аспект)...
1.5.3 Невербальные ситуации немецкого прощания
(инструментальный аспект)………...........................................
1.5.4. Ритуал и этикет как основные семиотические
пространства ситуации ABSCHIED (культурный аспект)…..
1.5.5. Типология ситуаций категории ABSCHIED…..........
1.6 Второстепенные признаки категории ABSCHIED……
Глава II. Языковая онтология категория ABSCHIED в
современном немецком языковом сознании……..…………..
2.1. Синонимическое поле категории ABSCHIED………..
7
13
23
23
25
31
37
44
51
56
60
64
67
76
82
96
112
128
128
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.2. Интерпретационный анализ категории ABSCHIED…
2.3. Метафорические модели категории ABSCHIED……
2.4. Ассоциативное поле категории ABSCHIED……….....
2.5. Понятие функционально-семантического поля……...
2.5.1. Лексические средства языковой актуализации
категории ABSCHIED……..…………………………………
2.5.2. Грамматические средства языковой актуализации
категории ABSCHIED………………………………………….
2.5.3. Системное представление средств языковой
реализации категории ABSCHIED…………...…………
Заключение………………………………………………….
Библиографический список………………………………
Список использованных словарей…………………………
Список источников примеров……………………………
Приложение № 1……………………………………………
Приложение № 2……………………………………………
Приложение № 3……………………………………………
Приложение № 4…………………………………………..
139
145
165
177
182
193
199
206
214
235
244
249
252
256
257
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Татьяна Владимировна Кравец
Прощание в немецкой лингвокультуре
План университета 2011 г.
Лицензия ЛР № 040326 от 19 декабря 1997 г.
Подписано к печати
Формат бумаги 60x84 1/16
Бумага тип № 1
уч.-изд. л.
Тираж
экз.
Заказ №
__________________________________________________
Издательство Благовещенского государственного
педагогического университета.
Типография Благовещенского гос. пед. университета
675000, Амурская обл., Благовещенск, ул. Ленина, 104.
180
Документ
Категория
Книги
Просмотров
185
Размер файла
1 047 Кб
Теги
немецком, феномен, прощание, 1604, лингвокультуре
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа