close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1754.Политическая система России

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И.В. Кобылина, А.М. Саввин, В.И Филатов
Политическая
система России
Учебное пособие
Под редакцией
доктора экономических наук, профессора В.И. Зудина
Тула 2009
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
ББК 66.01 (2 Рос)
К - 55
Рецензенты: Е.В. Бродовская, доктор политических наук, доцент
(Тульский Государственный университет); кафедра гуманитарных
дисциплин Тульского филиала Российского торгово-экономического
университета.
Кобылина И.В., Саввин А.М., Филатов В.И. Политическая система
России: Учебное пособие для курсантов и студентов высших учебных
заведений / Под ред. д.э.н. проф. В.И. Зудина. – Тула, 2009 – 152 с.
ISBN 5-76-79-0754-4
В учебном пособии рассматривается развитие политической системы
Российской Федерации в конце XX – начале XXI века. Затрагиваются вопросы
эволюции политического режима, партийной системы, политических идеологий,
политического процесса и политического сознания в современной Российской
Федерации. Теоретические вопросы политической науки изложены во взаимосвязи с
практическим материалом, отражающим особенности политической жизни в нашей
стране.
Предназначено для студентов, курсантов, слушателей и преподавателей
высшего образования, а также будет интересно всем интересующимся теоретическими
и практическими вопросами политики.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие ……………………………………………………………………4
1.
Политическая мысль России XX века………………………………….5
2.
Развитие политической системы Российской Федерации в конце XX
– начале XXI века……………………………………………………………..23
3.
Проблема легитимации и повышения эффективности
политической власти в России……………………………………………….31
4.
Модернизация
России
в
XXI
веке:
«новое
евразийство»,
«вашингтонский консенсус» или «демократический идеализм»? ………..41
5.
Суверенная Россия в условиях глобализации………………………..52
6.
Государство в России – трудный путь к праву………………………60
7.
Специфика формирования гражданского общества в России……...65
8.
Особенности
политического
режима
России
постсоветского
периода………………………………………………………………………..71
9.
Российская политическая элита………………………………………83
10.
Политическое лидерство в России…………………………………...88
11.
Тенденции развития партийной системы в Российской Федерации.
Российские молодежные общественно-политические движения………..104
12.
Политическое сознание и политическая культура современного
российского общества………………………………………………………113
13.
Политические идеологии в современной России…………………..121
14.
Особенности российского политического процесса…………….…128
15.
Лоббизм как явление политической жизни России………………..133
16.
Россия в новой геополитической ситуации………………………...138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
Предисловие
Российская
политическая
практика
постоянно
подтверждает
справедливость широко известного выражения, что «если вы не
занимаетесь политикой, то политика обязательно займется вами».
Нормальная жизнь, построенная на цивилизованных отношениях между
людьми в стремительно меняющемся государстве невозможна без четкого
представления сути происходящих вокруг событий, конфликтов и
противоречий. Колоссальное по своему масштабу изменение властной
конфигурации в России в начале XXI века нуждается в обобщении и
осмыслении. Необходимость появления учебного пособия была вызвана
трудностями, с которыми сталкиваются студенты при изучении курса
политологии. В пособии в основном обобщен эмпирический материал в
границах электоральных циклов 2000-2004 и 2004-2008 годов.
Предлагаемое учебное пособие имеет ряд принципиальных отличий
от уже существующих. Оно написано в контексте сравнительного анализа
политической практики Запада и России, что должно способствовать более
глубокому пониманию особенностей политической системы нашей
страны. Политическая система России анализируется в контексте
экономической системы, что позволяет лучше понять ее природу и
особенности функционирования институтов. Пособие написано для
студентов,
изучающих
дисциплину
и
знаниями.
уже
Материал
политологию
обладающими
учебного
как
общеобразовательную
необходимыми
пособия
отражает
теоретическими
опыт
работы
преподавателей Тульского филиала Московского университета МВД
России и Тульского филиала Российского торгово-экономического
университета. Учебное пособие «Политическая система России» нацелено
на самостоятельную подготовку студентов, формированию у них интереса
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
к самообразованию. Оно написано в соответствии с требованиями
государственного образовательного стандарта и включает перечень всех
необходимых тем.
Глава 1. Политическая мысль России XX века.
Интерес к экономической проблематике, пробудившийся под
влиянием работ К. Маркса и Ф. Энгельса, подготовил почву для
восприятия русскими учеными «легального марксизма». Сторонники
данного направления считали, что именно экономика дает ключ к
пониманию политики. Развитие политических отношений, правовых и
моральных норм определялось, по их мнению, экономическим развитием
общества.
Видным представителем данного направления был П.Б. Струве
(1870-1944). Несмотря на название, «легальный марксизм» включал в себя
последовательную критику К. Маркса. В представлении Струве экономика
почти автоматически воздействовала на политику и государственный
строй, которые изменялись постепенно, без всплесков классовой борьбы.
По его мнению, господствующие в обществе классы и государственный
аппарат не сопротивляются переходу к новым отношениям или не
оказывают им значительного сопротивления.
Подобно Струве, М.И. Туган-Барановский (1865-1919 гг.) считал, что
развитие капитализма автоматически и без обострения борьбы классов
ведет к необходимым реформам. В этом случае государство
рассматривалось как надклассовая сила, которая увеличивает
политическую мощь страны, приспосабливаясь к изменениям в экономике.
«Легальный марксизм» легко сочетался с другими течениями, в
первую очередь с «государственной теорией» (легальные марксисты в
большинстве своем стали видными деятелями кадетской партии). Лидер
партии кадетов П.Н. Милюков (1859-1943 гг.) также выступал как
сторонник данной теории.
Милюков, исходя из тезиса о крайней экономической отсталости
России, утверждал, что сословный строй ее примитивен, а государство
носит надклассовый характер. Таким образом, именно государству, а не
пассивным народным массам, принадлежит решающая роль. П.Н.
Милюков отрицал «народность» в любой форме, его политическим
идеалом был классический капитализм западноевропейского типа.
Некоторые «легальные марксисты» постепенно эволюционировали в
сторону
понимания
социализма,
построенного
на
этических
представлениях. Такой путь прошел видный религиозный философ С.Н.
Булгаков.
Другим представителем религиозной философии XX века (в
молодости – марксистом) был Н.А. Бердяев (1874-1948 гг.). Бердяев был
сторонником свободы и правового государства, но противником народного
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
суверенитета, ведущего, по его мнению, к обожествлению воли человека.
В центр своего творчества Н.А. Бердяев поставил личную свободу и
социальную справедливость, выступив против уравнительной тирании и
капиталистического угнетения одновременно. Таким образом, он отрицал
две основы современного мира.1
Государство, по Бердяеву, было создано актом насилия и находится
в конфликте с принципом свободы. Правда, личность обойтись без
государства пока не может и поэтому готова действовать в его рамках.
Бердяев считал, что хотя в государстве не может быть достигнута
подлинная свобода и справедливость, но каждый человек как личность,
должен бороться за расширение пространства свободы, приближая тем
самым царство Духа.
В 1909 году в России вышел сборник статей под названием «Вехи», в
котором был дан анализ истоков и содержания русской политической
мысли радикального направления. В «Вехах» Н.А. Бердяев и другие
мыслители проанализировали путь социально-политического развития
страны. Н.А. Бердяев сформулировал мысль, что абсолютное господство
свободы ведет к иррационализму в общественном устройстве, к хаосу.
Крайним проявлением подобного процесса в политике является
революция.
В послеоктябрьский период политическая мысль России разделилась
на два, а позже три потока:

работы по политике, политической философии и юриспруденции
ученых русского зарубежья;

марксистско-ленинское направление в научном коммунизме и
теории государства и права, господствующее в СССР;

общественно политические идеи «инакомыслящих» советских
ученых, писателей и правозащитников.
С политической точки зрения эмиграция «первой волны»
представляла собой сложный конгломерат сил и течений – от меньшевиков
и эсеров «слева» до крайних монархистов «справа», между которыми
разгорались острейшие идеологические споры вокруг извечных русских
вопросов – «кто виноват?» и «что делать дальше?». Ответы на эти вопросы
были различными, так как каждая партия, прежде всего,
руководствовалась своими критериями социально-политического и
идейно-нравственного характера.
К этим критериям относились: цели и задачи партии, ее социальный
состав, стратегия и тактика, в том числе методы взаимоотношения с
существующей властью, трактовка злободневных вопросов, например
аграрного, национального, рабочего, государственного устройства, также
политические мотивы поведения руководящих деятелей партии. Но в
основе всех политических концепций деятелей русской эмиграции лежали
1
См.: Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии // Царство Духа
и царство Кесаря. М., 1995. – С. 5.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
сходные задачи: поиск путей и методов дальнейшего развития России,
возможности своего участия в этом процессе и возвращения в иную,
возрожденную Россию.
В среде русской эмиграции в 20-е годы возникло движение,
получившее название «сменовеховство». Политическая составляющая
«сменовеховства» была недостаточно выраженной, но в принципе
заключалась в возможности признания произошедших в России
политических изменений.
Одним из направлений «сменовеховства» было евразийство,
заявившее о себе в 1921 году, выходом сборника «Исход к Востоку.
Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев». Русским
эмигрантам (П. Савицкому, Н. Трубецкому, Г. Флоровскому и др.),
входящими в данную группу удалось выразить идейные установки
«сменовеховства» в формализованном виде. В основе учения евразийцев
лежали четыре идеи:

утверждение особых путей развития России как Евразии (народы
российского мира не есть ни европейцы, ни азиаты);

обоснование идеалов на началах православия (православие –
единственное правомерное выражение христианства; все остальные
религии – есть формы «потенциального православия»);

идея культуры как симфонической личности (ни индивид, ни
выражение их совокупной воли через выборы, не отражают подлинные
интересы народа; народ – это единство прошлых, настоящих и будущих
поколений);

признание необходимости такого государственного устройства,
которое обеспечивало развитие страны по пути к ее идеалам (государство
не есть тирания, хотя и должно широко использовать принуждение;
государство – это своеобразная «церковь», которая есть плоть от плоти
народа, но отличается большей сплоченностью и организованностью).
Евразийцы иначе, чем большинство ученых смотрели на
историческую роль монгольского завоевания России и набегов тюркских
народов на славянские земли. Азиатские народы, по их мнению, несли с
собой жесткие формы государственного устройства и вместе с тем
духовную свободу. В отличие от Запада как возможного колонизатора
восточных земель, азиатские завоеватели, были безразличны к духовной
жизни покоряемых ими народов и не препятствовали этнической
самоидентификации.
В основе политических оценок послереволюционных событий в
России П.Н. Милюкова лежит концепция русского исторического процесса,
которая
сложилась
у
Милюкова-ученого
ранее,
а
именно
модифицированная концепция государственной школы, то есть научно
реалистической школы позитивистской методологии.
С точки зрения Милюкова, вся сущность и специфика русского
исторического процесса сконцентрировалась и наглядно отразилась в
революции. В 1921 году в книге «История второй русской революции»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
П.Н.Милюков писал: «То, что поражает в современных событиях
постороннего зрителя, что впервые является для него разгадкой векового
молчания «сфинкса» русского народа, то давно было известно социологуисследователю русской исторической эволюции. Ленин и Троцкий для
него возглавляют движение гораздо более близкое к Пугачеву, к Разину, к
Болотникову – к восемнадцатому и семнадцатому векам нашей истории,
чем к последним словам европейского анархо-синдикализма».2
Именно в этом ключе Милюков интерпретировал установление
большевистского правительства в процессе разложения старой
государственной власти. Революция осознается как трагедия в трех актах,
отраженных им в книге «История второй русской революции», первый том
которой охватывает события от февраля по июль, второй – «Корнилов или
Ленин» - освещает крушение попыток установления военной диктатуры, и
третий том, с характерным названием «Агония власти» завершается
описанием легкой победы большевиков над правительством Керенского.
В другой своей книге «Россия на переломе. Большевистский период
русской революции», опубликованной в 1927 году в Париже, Милюков
выделяет следующие главные «опоры» большевистского господства:
«Первая из них – монопольная партия – это основное орудие
централизованного управления. Вторая опора – Красная Армия. Третья –
единственная в истории система шпионажа и красного террора».3 Автор
подчеркивает то обстоятельство, что русское государство управляется
олигархией, которую составляет верхушка партии, этот новый служилый
класс. Ленинскую идею создания пролетарского государства, функцией
которого будет введение социализма «сверху», несомненно имеющую
глубокие исторические корни, Милюков считает прекрасной находкой для
новых правящих слоев.
Аппарат управления – это не вся Россия, тем не менее, главной
российской чертой, по мнению П.Н.Милюкова, является пассивное во всех
своих слоях общество, и внешний по отношению к этому обществу
характер государственной власти. Это сочетание приводит к совершенно
особой ситуации: любые социальные преобразования в России
оказываются как бы навязанными народу. Эта российская черта
усугубляется слабостью не успевшего сформироваться буржуазного
сословия, отсутствием традиций политической борьбы, которые на Западе
развивались на протяжении столетий, а также самым естественным
образом вытекающая из всего этого склонность русской интеллигенции к
максимализму и утопичности взглядов.
Лейтмотивом прогнозов П.Н.Милюкова была ставка на эволюцию
советского общества в сторону демократии. Основой для таких надежд
служило осмысление происходящего в России в категориях Великой
2
Милюков П.Н. История второй русской революции. Противоречия революции. София, 1921. - Т.1. С.11.
3
Милюков П.Н. Россия на переломе. Большевистский период русской революции. Париж. 1927. - Т.1. С.146.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
Французской революции. В работе «История второй русской революции»
П.Н.Милюков писал: «Отойдя на известное расстояние от событий, мы
только теперь начинаем разбирать, что в этом поведении масс, инертных,
невежественных, забитых, сказалась коллективная народная мудрость.
Пусть Россия разорена, отброшена из двадцатого столетия в семнадцатое,
пусть разрушена промышленность, торговля, городская жизнь, высшая и
средняя культура. Когда мы будем подводить актив и пассив громадного
переворота, через который мы проходим, мы, весьма вероятно, увидим то
же, что показало изучение Великой Французской революции. Разрушились
целые классы, оборвалась традиция культурного слоя, но народ перешел в
новую жизнь, обогащенный запасом нового опыта».4 Большевики,
следовательно, уподоблялись якобинцам, за торжеством которых
неизбежно должен был последовать термидор.
Милюков указывал, что коммунистическая революция 1917 года не
есть что-то новое и законченное. Она есть лишь одна из ступеней
длительного и сложного процесса русской революции. Большевистская
победа в этом смысле лишь продлила общий процесс русской революции и
открыла ее новый период.
Ожидание
политического,
экономического и
социального
перерождения советской власти приводило сторонников данной
концепции к поиску возможного участия эмигрантов в этом процессе. По
мнению Милюкова речь может идти о признании Советской власти как о
власти государственной. Данная позиция была близка к воззрениям
«сменовеховцев», но в отличие от них Милюков считал, что большевизм
становится все более оторванным от реальности в процессе изживания
революционного энтузиазма в России. Между тем, делая ставку на
внутреннюю эволюцию советского общества, Милюков выступал резко
против внешнего вмешательства в этот процесс.
Исходя из своей концепции развития России, целиком зависящей от
состояния государственной власти, Милюков считал большим благом для
России сильную государственность, пусть даже и во главе со Сталиным.
Проводя исторические параллели, П.Н.Милюков обнаружил значительное
сходство в политике Сталина и в преобразованиях российского
государства Петром Великим. Основной тенденцией деятельности обоих
было поддержание и укрепление российской великодержавности, в жертву
которой приносились жизни огромной массы людей. Отсюда Милюков как
истинный государственник делает выводы: «Когда видишь достигнутую
цель, лучше понимаешь и значение средств, которые привели к ней».
В одной из своих последних работ «Правда о большевизме» П.Н.
Милюков проводит мысль, что в условиях Второй мировой войны, каждый
человек должен сделать выбор между Гитлером и Сталиным. И русский
человек в этом процессе должен руководствоваться прежде всего
интересами государственного единства России.
4
Милюков П.Н. История второй русской революции. Киев. 1918. - Вып.1. -С.6.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
Особым направлением «сменовеховства» стал национал-большевизм.
Основоположником классического русского национал-большевизма был
Н.В. Устрялов (работы: «К вопросу о русском империализме», «В борьбе
за Россию», «Под знаком революции» и др.). Не принимая идеологи
марксизма – ленинизма, Устрялов понял, что в условиях гражданской
войны большевики стали единственной силой, сохраняющей единство
России. Белое движение в его глазах потеряло авторитет сотрудничеством
с Антантой и Японией. Эти «демократические» государства, не столько
помогали «белым», сколько пытались поживиться за счет ослабления
России.
Устрялов выступил с позиции политического реализма, признав, что
бывают ситуации, когда формальная демократия вредна. Чрезвычайные
условия требуют чрезвычайного управления, то есть – диктатуры. Эта
позиция первоначально привела Устрялова в лагерь сторонников Колчака,
но развитие событий заставило его выступить в качестве противника
продолжения белого сопротивления. Воюя с иноземными захватчиками (в
первую очередь с Польшей) и восстанавливая единство страны,
большевики, по мнению Устрялова, показали себя большими патриотами,
чем лидеры белого движения. В дальнейшем Н.В. Устрялов полностью
поддержит И.В. Сталина в его борьбе с соратниками В.И. Ленина –
«ленинской гвардией». Последних он считал космополитами, а Сталина –
русским Наполеоном Бонапартом, призванным воссоздать Российскую
Империю.
В основе методологии классического русского национал–
большевизма лежит признание политики как сферы постоянных
изменений. В ней, по мнению Н.В. Устрялова нет вечных истин,
принципов, методов, врагов и друзей. Устрялов предложил свое
понимание принципа Н. Макиавелли «цель оправдывает средства»,
которому все политики следуют и все же политики его критикуют. Следуя
законам диалектики, цель и средства нельзя противопоставлять: по мере
своего воплощения цель становится средством и наоборот. В мире
политики, по мнению Устрялова, нет ни абсолютного добра, ни
абсолютного зла.
Другой
основой
национал-большевизма
является
идея
национального Духа. Дух народа и его парадоксальные пути развития, по
мнению Устрялова, плохо согласуются с политическим теориями,
создаваемыми кабинетными учеными.
Национальная идея требует для своего проявления определенного
единства. Целое должно скреплять многообразие проявлений
исторической жизни народа. Таким объединяющим началом является
государство. Принцип государственного блага лежит в основе всех
средств, которые применяются в реальной политике. Таким образом,
диалектика национальной политики, согласно Устрялову, теряет значение
перед высокой и являющейся предметом всех стремлений сверхзадачей –
сохранением государства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
В 1937 году Н.В. Устрялов, добровольно вернувшийся в СССР был
расстрелян, а в 1989 году – посмертно реабилитирован.
Противоположных политических воззрений придерживался другой
крупнейший философ русского зарубежья И.А. Ильин (1883-1954 гг.).
В период февральской революции 1917 года в России Ильин
выступал как приверженец идеалам классического западного либерализма,
выдвигающего на первый план свободу личности и идею
демократического самоуправления. Он признавал неизбежность
революции в случаях, когда старое устройство жизни «придает себе
особую неотменяемость».
Но катастрофа, которой закончилась революция, заставила Ильина
задуматься над тем, годятся ли для России принципы политического
устройства, прошедшие проверку в Западной Европе. Начиная с 1922 года,
еще находясь в Советской России, он начинает оценивать революцию
негативно, полагая, что в ней наглядно проявились дефекты правосознания
русского народа: слабое чувство собственного достоинства, неспособность
к самодисциплине, недоставок уважения и доверия к другим.
В эмиграции взгляды И.А. Ильина быстро эволюционировали в
сторону национал-монархического консерватизма, что выразилось в
наиболее значительной его работе «О сопротивлении злу силою». В
данной работе И.А. Ильин целиком сконцентрировался на познании пути
человека в мире.
Поскольку на человеке лежит ответственность за торжество благого
начала в мире, люди должны понять задачи, стоящие перед ними и
выбрать пути их решения. Главной из этих задач является борьба со злом
в себе и в мире. Принятие каждым человеком решения участвовать в этой
борьбе является основным условием стабильности политического порядка.
В борьбе со злом человек должен применять меры физического и
психического принуждения, в том числе, «помогая» друг другу.
Соответственно, Ильин пересмотрел свои взгляды относительно задач и
функций государства. Если в ранних работах он рассматривал государство
только как орудие права, призванное гарантировать стабильность
правовых отношений между людьми, то теперь на первый план выходит
цель борьбы с земным злом и несовершенством человека.
Творчество И.А. Ильина в эмиграции тяготело к двум основным
темам:

изобличение большевизма, как наиболее полного раскрытия
антихристианского начала;

разработка и пропаганда государственной идеи великодержавной
России.
Истоки большевизма, согласно Ильину, находятся в эпохе
Возрождения, когда зародилась секуляризированная культура. Приводя
примеры всего антихристианского в европейской культуре, И.А. Ильин
отрицает Рабле, Вольтера, Байрона и все искусство XX века. Триумф же
«сатанизма» связывается с философией Ф. Ницше (в работах, относящихся
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
к более раннему периоду творчества, Ильин, наоборот – развивает идею
Ницше о человеке, «пережившем смерть Бога» и взявшим на себя всю
ответственность за будущее). Государственная идея, по мнению Ильина,
это идея служащей Богу и поэтому священной страны, то есть,
практически, идеал средневекового государства.
Основоположники марксизма определяли сущностные черты
будущего общества через призму возможностей, созданных в рамках
капитализма. Социализм, по представлениям К. Маркса и Ф. Энгельса, это строй, который обеспечит всем членам общества «полное развитие и
применение физических и духовных возможностей».5 Марксистская
традиция сведения проблем общества к противоречиям производительных
сил и производственных отношений, косвенно принижала значение
политических институтов и процессов. Но классический марксизм был
существенно доработан в рамках господствующей в СССР доктрины
марксизма-ленинизма.
Опираясь на положение К. Маркса, что совокупность
производственных отношений каждого общества является базисом, на
котором возвышается юридическая, политическая и идеологическая
надстройка, В.И. Ленин разработал проблему взаимоотношений политики
и экономики в эпоху диктатуры пролетариата.
В.И. Лениным было дано определение политики как
концентрированного выражения экономики. Условием выработки научно
обоснованной политики (тактики) В.И. Ленин считал «объективный учет
всей совокупности взаимоотношений всех без исключения классов
данного общества, а следовательно, учет объективной ступени развития
этого общества и учет взаимоотношений между ним и другими
обществами».6
Политика, являясь порождением экономических интересов
определенных классов, не остается пассивным фактором. Следуя за
развитием производства и отражая его, политика, облеченная в форму
государственной власти, приобретает относительную самостоятельность и
может выступать в качестве силы, оказывающей влияние на экономику.
По мнению В.И. Ленина, только анархист может отрицать
государство, коммунист же должен признать его необходимость, а значит
– и необходимость принуждения. Задачей пролетариата является
удержание власти на время достаточное для подавления эксплуататорских
классов. Обеспечить это может только диктатура пролетариата,
организационной формой которой является советская власть.
Все прежние социалистические эксперименты (например, Парижская
Коммуна) не удавались только по одной причине - им недоставало
«спасительной твердости». Только принуждение и диктатура может
5
6
Энгельс Ф. Развитие социализма от утопии к науке. // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. – С. 227.
Ленин В.И. Карл Маркс // Полн. собр. соч. – Т. 26. – С. 77.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
обеспечить переход к социализму. Диктатура пролетариата – есть власть
беспощадная.
В.И.
Ленин
не
видел
никакого
противоречия
между
социалистической демократией и применением диктаторской власти
отдельными лицами. Диктатура отдельных лиц представлялась в качестве
выразителя и представителя диктатуры классов.
Так как фундаментом социалистического общества является
индустриальная экономика, требующая единства воли тысяч людей, то
обеспечить данное единство может только воля одного. Если в обществе
наблюдается «дисциплина и сознательность», то подчинение воле одного
выражается в форме руководства, если же дисциплины и сознательности
нет – то в «резкой форме диктаторства». Революционные массы должны
подчиняться «руководителям трудового процесса» беспрекословно.7
Таким образом, В.И. Лениным были обрисованы контуры модели
государственного социализма. В этой модели коренным вопросом
общественной жизни является вопрос о власти.
Как и все ленинцы, Н. И. Бухарин превозносил роль насилия в
политике. Государственная власть (вслед за К. Марксом) квалифицируется
им только как организованное общественное насилие, принимающее облик
диктатуры господствующего класса. Бухарин считал, что ни теоретически
ни на практике невозможно существование государства не являющегося
диктатурой.
Буржуазная демократия согласно Бухарину представляет собой
систему институтов, маскирующих экономическое неравенство. Люди,
озабоченные сохранением демократических устоев, характеризовались им
как «убогие мещане». Н.И. Бухарин считал, что одной из задач диктатуры
пролетариата является принуждение самих трудящихся. Государственное
принуждение в данном случае выступает в качестве метода строительства
коммунистического общества и создания коммунистического человека из
«материала капиталистической эпохи».
Дальнейшее развитие марксизм - ленинизм получил в трудах
И.В.Сталина, который, призывал русских социалистов к «самостоятельной
разработке теории Маркса».
И.В. Сталин пришел к выводу о необходимости сохранения
государства и при коммунизме в случае сохранения капиталистического
окружения.8 Данное положение в корне противоречит теории К.Маркса,
который видел в государстве орган классового господства и
характеризовал коммунистическое общество как царство свободы. Но И.В.
Сталин утверждал, что тезис об отмирании государства неприменим к
случаю, когда социализм побеждает в отдельно взятой стране.9
В предельно упрощенной форме Сталиным была сформулирована
суть большевистской власти: «Диктатура пролетариата состоит из
7
См.: Ленин В.И. Очередные задачи советской власти // В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 36. – С. 194-200.
См.: Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография. М.: Госполитиздат. -1948. - С. 171-172.
9
См.: И.В. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания. М.: Госполитиздат. – 1950. – С. 50.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
руководящих указаний партии плюс проведение этих указаний массовыми
организациями плюс их претворение в жизнь населением».10 Период
существования диктатуры пролетариата был расширен Сталиным до
масштабов исторической эпохи, «полную гражданских войн и внешних
столкновений».11 В течение этого периода предполагалось постепенное
уничтожение классов и отмирание государства, но не путем затухания
классовой борьбы и ослабления власти, а через их «максимальное
усиление».12
Наиболее известной марксисткой критикой сталинизма являлись
политические идеи Л.Д. Троцкого.
В 20-30-е годы троцкизм выступал как наиболее последовательное
антисталинское течение. В советской науке троцкизм трактовался как
сектантское движение, а самому Троцкому приписывалось незнание
материалистической диалектики как метода познания и преобразования
действительности, догматизм и метафизичность мышления. Разумеется это
не так. Л.Д. Троцкий был одним из величайших революционеров XX века,
который проанализировал и сделал правильные выводы о перспективах
развития революции в России, невозможности построения социализма в
отдельно взятой стране, создания пролетарской культуры и пр.
Наиболее значительными концепциями Л.Д. Троцкого являются
теории «перманентной революции» и «деформированного рабочего
государства».
Согласно
теории
«перманентной
революции»
завоевание
политической власти пролетариатом не завершает революцию, а только
открывает ее. Л.Д. Троцкий считал, что социалистическая революция
начинается на национальной арене, развивается на интернациональной, а
завершается на мировой. Социалистическое строительство мыслиться
лишь на основе классовой борьбы в международном масштабе.
Завершение социалистической революции в национальном масштабе
считается абсолютно невозможным (в СССР создана лишь видимость
построения социализма, что стало возможным благодаря гигантским
ресурсам страны).
Согласно теории «деформированного рабочего государства»,
пролетариат в СССР является экономическим хозяином страны, а
советская бюрократия не играет никакой роли в производстве, являясь
всего лишь своеобразным паразитом.
«Левая оппозиция», представленная Троцким, Преображенским и
другими коммунистами стала большевистской реакцией на сталинскую
диктатуру. Раскол большевизма на троцкизм и сталинизм, то
двойственное положение, в котором оказалась партия после завершения
гражданской войны. Для достижения великой цели – построения
социализма в мировом масштабе, - приходилось эффективно управлять
10
Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд. 11-е. ОГИЗ. – 1945. – С. 123.
Сталин И.В. Сочинения. Т. 6. – С. 11-112.
12
Сталин И.В. Вопросы ленинизма. Изд. 11. – С. 394.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
государственным производством в отдельно взятой стране. Эффективное
управление подразумевало учет таких показателей как прибыль и
рентабельность, что в свою очередь, требовало эксплуатации труда.
Советский «крепкий хозяйственник» не мог долго оставаться истинным
коммунистом: он или переродиться, или будет смещен (уничтожен).
Сталинистами стали те коммунисты, кто предпочел переродиться,
троцкистами – кто сохранил верность перспективе мировой революции.
Троцкизм был не выразителем интересов трудового народа, а
революционной фракцией советской бюрократии, что являлось в конечном
итоге причиной его слабости и политического поражения.
В 1961 году на XXII съезде КПСС была принята новая программа
партии, объявившая о создании в СССР общенародного государства.
Общенародное государство признавалось итогом развития
диктатуры пролетариата и последним историческим типом государства
вообще. Признавалось, что после полного уничтожения эксплуататорских
классов в СССР почва для диктатуры одного класса исчезла: «В
отношении какого же класса может быть у нас диктатура? Таких классов у
нас нет», - говорил Н.С. Хрущев.13 В литературе (довольно осторожно)
высказывалась и идея о полном отсутствии классов в СССР и о наличии
только «классовых групп».14 Считалось, что классовая линия в
изменившихся социально-экономических условиях может и должна
проводиться только в отношении капиталистических государств.
Общенародное государство признавалось новым этапом развития
социалистической государственности, вехой на пути ее перерастания в
коммунистическое самоуправление.
К сожалению, глубоко прогрессивная мысль об исчезновении
государства как классовой диктатуры и превращении его в орган
общенародной воли нивелировалась признанием особой роли
коммунистической партии в СССР. Теоретически КПСС выступала в роли
«авангарда советского народа, его передовой и наиболее сознательной
части, неотделимой от народа в целом».15 Практически это вело к
опасному переплетению государственных и партийных структур,
уничтожению разницы между партией и государством, к диктатуре
партийного аппарата.
В конце 60-х годов XX века в Советском Союзе возродилось
общественное мнение и появилась альтернативная политическая мысль.
Летом 1968 года в самиздате появилась статья А.Д Сахарова
«Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной
свободе». Сахаровым была предложена политическая программа,
13
Хрущев Н.С. О программе коммунистической партии Советского Союза. Доклад на XXII съезде
КПСС. М.: Госполитиздат. – 1961. – С. 121.
14
Щетинин Б.А. Некоторые черты общенародного социалистического государства // Правоведение. –
1962. - № 2. – С. 15.
15
Брежнев Л.И. О проекте конституции (основного закона) Союза Советских Социалистических
республик и итогах его всенародного обсуждения // Советские профсоюзы в условиях развитого
социализма. – 2-е изд., доп. – М.: Политиздат. – 1981. – С. 330.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
основанная на конвергенции капитализма и социализма, теряющих в
процессе сближения свои негативные стороны.
Идеалом для А.Д. Сахарова, было возникновение в результате
подобной конвергенции открытого плюралистического общества с
безусловным соблюдением гражданских и политических прав человека,
общества со смешанной экономикой, осуществляющее научно
регулируемый всесторонний прогресс.
Мировоззрение А.Д. Сахарова имело своим источником убеждение
в неразделимости судеб человечества, которое отличало и других великих
ученых XX века, таких как Н. Бор и А. Эйнштейн. Сахаров верил, что
научно-технический прогресс может и должен облегчить человеческие
страдания. Ученый полагал, что разумные люди способны разумно
устроить свою социальную жизнь. А.Д. Сахаров был убежден, что
международное доверие, разоружение, безопасность и мир немыслимы без
открытости общества, свободы убеждений, гласности и выбора страны
проживания.
Доктрина А.Д. Сахарова опиралась на три аргумента:

если государство представляет угрозу для своих граждан, оно будет
представлять угрозу и для своих соседей;

уважение прав человека обеспечивает демократический контроль над
внешней политикой и общество не допустит милитаризации в мирное
время;

соблюдение прав человека обеспечивает свободный обмен
информацией и идеями и тем самым снижает вероятность конфликта и
тайного вынашивания агрессивных намерений.
В дальнейшем некоторые идеи А.Д. Сахарова были восприняты
инициаторами Перестройки, легли в основу международной политики
постсоветской России и в целом были признаны мировым сообществом
XXI века. В тоже время, прогнозы А.Д. Сахарова по поводу ближайшего
будущего цивилизованного человечества подтвердились лишь частично. И
этому есть объяснение: А.Д. Сахаров, как и другие советские
правозащитники 70-х - 80-х годов основную угрозу правам личности видел
в национальном государстве. Он не задумывался о том, что могут
существовать и другие силы, угрожающие этим правам, и что
осуществление гражданами своих прав в большинстве случаев связано с
конфликтами между ними.
Кроме того, крушение системы «развитого социализма»
подразумевает и выбор между двумя альтернативными путями развития
страны. Должна ли Россия полностью порвать связь со своим прошлым
или следует неуклонно придерживаться традиционных для нее форм
общественного устройства?
Оппонентом А.Д. Сахарова, явно склонявшегося к первому
варианту, выступил А.И. Солженицын.
Ключевая идея творчества А.И. Солженицына высказана им в
призыве: «Жить не по лжи». В своей нобелевской лекции он отмечал, что
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
насилию нечем прикрываться кроме как ложью, а ложь держится только
на насилии. Всякий, кто однажды провозгласил насилие своим
политическим методом, должен избрать ложь своим принципом. Таким
образом, и Сахаров и Солженицын не представляли будущего
человечества без интеллектуальной свободы.
Но в остальном взгляды двух мыслителей кардинально разошлись.
Сахаров и Солженицын оказались выразителями двух ярко
выраженных тенденций. Одна из них (А.Д. Сахаров) считали марксизм уже
умершим,
сохранившимся
только
в
ритуальной
фразеологии
соответствующих политических сил. Другая (А.И. Солженицын)
признавала за данной идеологией не изжитую человечеством агрессивную
и динамичную мощь. Если Сахаров призывал коммунистическое
руководство страны фактически отречься от политической власти (в
области экономики он не был так категоричен), то Солженицын - только от
политической идеологии.
В отличие от А.Д. Сахарова в творчестве А. И. Солженицына
проявились отчетливые религиозные и национальные мотивы, сомнения в
пригодности западного пути развития для России. Благодаря этому,
Солженицын сразу же оказался в оппозиции не только официальному
советскому режиму, но и интеллигенции, в большинстве своем
нерелигиозной и проникнутой духом космополитизма.
Политический процесс западного типа и в целом западная
демократия для него связана со значительными издержками: свобода
нравственна, но только если она не переходит в самодовольство и
разнузданность. Западный образ жизни в своих крайне негативных
проявлениях ассоциируется у Солженицына с демонстративным,
статусным потреблением и потребительским отношением к жизни в целом.
Политическая доктрина А.И. Солженицына опиралась на следующие
основные положения:

политическая жизнь не играет какой-то исключительно важной роли
в жизни человека;

народ имеет право на власть, но желает народ не власти, а
устойчивого порядка;

в разных культурах смысл государства различен, а, следовательно,
нет лучших или худших государственных форм;

форма государства – дело последовательных проб и ошибок;

демократия – это только средство, а не цель;

демократия (в этом А.И. Солженицын согласен с И. Шумпетером) –
это «суррогат веры для интеллектуала, лишенного религии», которую
нельзя рассматривать вне времени и страны;

формальные права человека, парламентская демократия и уважение
личности - не тождественные понятия;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18

общество неограниченных прав нежизнеспособно, уважение
личности не обязательно осуществляется в форме парламентаризма, права
личности не должны заслонять прав общества;

прямые тайные выборы (особенно по партийным спискам) вредны,
так как ведут к сосредоточению власти исключительно в центре.
В своей работе «Письмо к вождям» А.И. Солженицын призвал
советское руководство отречься от великодержавного шовинизма и
освободить от патроната страны Восточной Европы, Азии, Африки и даже
окраинные народы СССР (расторжение связи России, Украины и
Белоруссии писателем никогда не допускалось, так как означало «разрыв
миллионов семей и миллионов людей»). Таким образом, Советский союз
должен быть сменен на международной арене «Российским союзом».
Несмотря на яростную критику, А.И. Солженицын всегда признавал
возможность авторитарного правления в России как альтернативы
тоталитаризму. Немедленное введение демократии западного образца в
неподготовленной для этого стране, по мнению Солженицына, неизбежно
приведет к кровопролитию, разгулу жестокости, потере ресурсов и
появлению новой тоталитарной силы, которая возникнет из-за
необходимости наведения порядка. Более того, нация может быть
«расплющена под бетонной постройкой падающего коммунизма».16 Выход
Александр Исаевич видел в постепенном расширении прав местного
самоуправления при сохранении сильной центральной власти.
Тоталитаризм, по его мнению, рождается в хаосе беспредельной
свободы и неустойчивости власти. В своей работе «Размышления над
февральской революцией»17 А.И. Солженицын высказал мысль, что
революцию в России подготовила и осуществила олигархическая и
интеллигентская элита, - воспользовавшаяся трудностями войны для
установления собственной власти.
Значительная вина ложиться на власть, которая была
укомплектована представителями той же элиты и смотрела на революцию
как на необоримое зло. Российское правительство в условиях военного
времени мирилось с открытым поношением себя в прессе и не боролось за
свое существование. Оно ни силою властных действий, ни психологически
не управляло столичным населением, не пыталось действовать энергично,
не пыталось найти войска для подавления городского восстания.
Правительство не делало этого, так как было укомплектовано
неспособными людьми. За это вина возлагается напрямую на последнего
российского императора Николая II.
Никакой голод не вызывает революции, если поддерживается
национальный подъем или террор. Правительство должно было найти
слабое место революции и ударить в него. Тактика неприменения оружия
16
См.: Солженицын А.И. Как нам обустроить Россию // Комсомольская правда. Специальный выпуск. –
1990. – 18 сентября.
17
См.: А. Солженицын. Размышления над февральской революцией. // Российская газета. – 2007. – 27
февраля. - № 40.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
против народа, трактуется А.И. Солженицыным как проявление
беспомощности. Подчеркивается, что монархия – это система, работающая
только благодаря сильному монарху, в царской нерешительности порок
русского трона. Всякий народ вправе ожидать от своего правительства
силы – а иначе, зачем же правительство. А.И. Солженицын подводит
читателя к мысли, что причиной русской революции был кризис народного
правосознания, и, в первую очередь, правосознания элиты. В этой точке
«размышления» А.И. Солженицына созвучны основным идеям И.А.
Ильина.
Авторитаризм для Солженицына – есть неполная, но потенциальная
демократия. В период между тоталитаризмом и демократий необходим
переходный период – период действия патриотической, продуктивнореформаторской, стабильной и сильной власти.
Все вышеперечисленное никогда не означало для А.И. Солженицына
призыва к самоизоляции России, а лишь необходимость для страны «уйти
в себя», сосредоточившись на лечении «нравственных и физических
болезней». Русская революция XX века, «красное колесо» воспринимается
им как преломление общечеловеческих закономерностей через
неповторимую историю своей страны.
В начале XXI века многие положения, высказанные А.И.
Солженицыным, представляются слабыми. К числу таковых можно
отнести:

явное преувеличение коммерциализации жизни на Западе (находясь
в эмиграции, писатель не мог не замечать, что множество работ
выполняется бесплатно волонтерами, а благотворительность является
нормой);

отрицание достижений индустриальной модернизации в рамках
СССР: («Все достижения мнимые, XX век проигран Россией» и т.п.);

преувеличение потенциала российской глубинки, который явно не
соответствует задачам и функциям государства в постиндустриальную
эпоху.
Тем не менее, многие прогнозы А.И. Солженицына оказались
верными. В первую очередь это касается судьбы Советского Союза –
усилия руководства СССР удержать страну от распада оказались
тщетными. В XXI веке была признана в качестве государственной задачи и
идея «сбережения народа».18
В 1983 году в интервью «Таймс» А.И. Солженицын выразил
уверенность, что марксизм уйдет с земли «как затмение» и он еще при
своей жизни приедет в Россию. Относительно своего первого
предположения писатель оказался неправ, но в 1994 году после
многолетней вынужденной эмиграции он вернулся на Родину, где и
18
Проект «сбережения народа» впервые был предложен в 1754 году графом П.И. Шуваловым. А.И.
Солженицын вернулся к нему в работе «Как нам обустроить Россию» в 1990 году, а В.В. Путин в своем
послании Федеральному собранию Российской Федерации 10 мая 2006 года.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
скончался на 90-ом году жизни 3 августа 2008 года в своем доме в ТроицеЛыкове.
В 1987 году вышла книга М.С. Горбачева «Перестройка и новое
мышление для нашей страны и всего мира» (фактически написанная
группой соратников генерального секретаря ЦК КПСС на основе
стенограмм встреч Горбачева с иностранными собеседниками и заседаний
политбюро). «Новое мышление» предполагало иной взгляд на мир и
отношения его народов.
При всех размежеваниях и противоречиях мир представлялся как
единое и взаимосвязанное целое. Политика ядерного века уже не могла
оставаться той же, что и в доядерное время, а следовательно и война уже
не могла считаться органической частью политики. Требовалось
отказаться от самого понятия «образ врага», так как даже противники
вынуждены искать путь к общей безопасности. Столкновение интересов и
идей должны находить выход в мирном соревновании, предполагающем
сотрудничество. В этом смысле перестройка становилась необходимой не
только для Советского Союза, но и всего мира. М.С. Горбачев призвал
своих сограждан отречься от тезиса, что мирное сосуществоание
представляет собой лишь специфическую форму классовой борьбы.
Монополии на истину для Горбачева нет ни у кого. «Новое мышление»
требовало от каждого готовности сопоставлять свою позицию с позицией
других и даже учиться у них.
Практические шаги М.С. Горбачева в принципе не расходились с его
идеями, но в силу сложной социально-экономической ситуации в СССР
часто диктовались лишь необходимостью политического маневрирования,
удержания равновесия между соперничающими группами.
В истории перестройки можно выделить несколько периодов:

ускорение развития страны на принципах традиционного
«социализма» (март 1985 г. – январь 1987 г.);

развитие традиционного «социализма» на принципах демократии
(1987 – 1988 гг.);

период выделения различных идейно-политических направлений в
лагере перестройки (1989-1990 гг.);

начало радикального слома государственных и политических
институтов (конец 1990-1991 гг.).
На первом этапе политическое руководство Советского Союза
надеялось резко ускорить социально-экономическое развитие страны на
основе не ослабления, а усиления власти КПСС. Государственный аппарат
предполагалось использовать для сокращения отставания от Запада в узкой
сфере – машиностроении. Таким образом, модернизация в области
экономики не должна была повлечь за собой изменений в структуре
общества и каких-либо «идеологических шатаний».
Второй этап ознаменовался резкой эволюцией политических
взглядов идеологов перестройки, среди которых можно выделить А.
Яковлева и Ф. Бурлацкого. Принципы разделения властей, правовое
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
государство, парламентаризм, политические права и т.д. были
провозглашены общечеловеческими ценностями, а не только достоянием
«западной демократии». Среди всего прочего, это вызвало к жизни
появление многочисленных «народных фронтов», лидеры которых
практически моментально встали на принципы национализма.
На третьем этапе политический центр страны распался. С одной
стороны политические взгляды А. Сахарова, Г. Попова
и других
участников межрегиональной депутатской группы стали основой для
формирования радикально-демократической оппозиции. С другой стороны
возникло хотя и не однородное, но мощное течение ортодоксальных
коммунистов (Н. Андреева и др.).
Четвертый
этап
перестройки
характеризуется
переходом
политической власти в руки радикальной демократической оппозиции (Б.
Ельцина, А. Собчака, Г. Попова) и либерально-демократической
революцией в августе 1991 года.
В целом последние годы существования Советского Союза прошли
под знаком торжества политического радикализма демократического и
националистического толка. В политическом радикализме 1988-1991 годов
можно выделить три течения:19

радикальный либерализм;

радикальный демократизм;

радикальный центризм.
Идеалом представителей радикального либерализма являлось
утверждение полной и не ограниченной свободы владения собственностью
в духе идеологии либерального неоконсерватизма Р. Рейгана и М. Тетчер.
В дальнейшем наивная вера в быструю практическую реализацию теорий
М. Фридмена и Ф. Хайека, надежда разбудить в советском человеке «дух
капитализма» будет использована в ходе модернизационных мероприятий
1992-1993 годов.
Представители радикал-демократического течения, не заботясь о
социально-экономических последствиях, сделали ставку на тотальное
разрушение существующих государственных структур. Проводя жесткую
конфронтационную политику по отношению к М.С. Горбачеву и своим
политическим оппонентам, «демократы» фактически отказывали им в
праве на свободу мнения.
Радикальный центризм фактически отразил точку зрения
реформаторского крыла КПСС, сторонники которого разочаровались в
возможностях перестройки и порвали с «социализмом». Именно они
сменили в конце 1991 года у власти М.С. Горбачева, и повели Россию по
пути модернизации в 90-е годы XX века.
19
Используется классификация В. Согрина. См.: Согрин В. Перестройка: итоги и уроки.// ОНС. – 1992. № 1. – С. 140-145.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
Литература.
Бердяев Н.А. Судьба России. – М., 1999.
Белов Г.А.Особенности развития политической мысли России // Кентавр. –
1994. - № 1.
Виноградов В.Д. «Социология» и «Политика» Б.Н. Чичерина // Социс. – 1999. № 1.
Исаев И. Евразийство: идеология государственности // ОНС. – 1994. - № 5.
Коваленко В.И. Русская политическая мысль XI – XVI веков // Вестник МУ. –
Сер. 12. – 1998. - № 1.
Мощелков Е.Н., Гавриков В.Д. А.Д. Грановский – выдающийся государствовед и
политический мыслитель России второй половины XIX века // Вестник МУ. – Сер. 12. –
1996. - № 6.
Новикова Л., Сиземская И. Политическая программа евразийцев: реальность
или утопия? // ОНС. – 1992. - № 1.
Тонких В.А., Ярецкий Ю.Л. История политической и правовой мысли в России. –
М., 1999.
Черепанов В.Д. Традиции славяно-русского демократизма // Вестник МУ. – Сер.
12. – 2002. - № 1.
Контрольные вопросы и задания.
1.
Назовите факторы, обусловившие особенности развития общественнополитической мысли в России.
2.
Почему в традиции русской политической мысли популярны идеи
этатистского сильного государства?
3.
Как вы думаете, почему в русской политической мысли до XIX века
почти не рассматривались проблемы правового положения личности?
4.
Классифицируйте политические теории российской политической мысли
XVIII – XIX вв. по различным основаниям.
5.
Выделите и проанализируйте политические аспекты идейных течений
«первой волны» русской эмиграции.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
Глава 2. Развитие политической системы Российской Федерации
в конце XX – начале XXI века
Взаимодействие субъектов политики, реализующих свои интересы
посредством осуществления власти или в ходе борьбы за ее завоевание,
образуют в рамках социальной действительности устойчивую и
относительно обособленную целостность. Конкретно-историческая форма
взаимодействия субъектов политики, упорядочивающая и заключающая в
определенные рамки политическую деятельность в обществе, называется
политической системой.
В посткоммунистических странах наблюдается одновременное
протекание двух процессов: модернизации и трансформации, означающие
с
одной
стороны
ускоренный
переход
к
индустриальному
(постиндустриальному) обществу, а с другой – создание новых
общественно-политических структур. Трансформация имеет свои пределы:
общественный прогресс протекает в рамках «институциональной
матрицы», порождающей воспроизведение институтов общества в его
подсистемах.
После смерти И.В. Сталина в Советском Союзе до конца 80-х гг. XX
в. функционировала авторитарная бюрократическая политическая
система20. Эта система восприняла многие черты политической системы
Российской империи, обеспечила быстрый переход к индустриальному
обществу, не раз демонстрировала свой гигантский потенциал, но с
середины 60-х гг. ХХ в. стала клониться к упадку. Тогда же возникли
первые предпосылки к системным преобразованиям.
Преобразование одной политической системы в другую происходит,
когда политическая элита, находящаяся у власти оказывается в ситуации
кризиса, выйти из которого невозможно при сохранении существующего
способа «политического производства»:

структурный кризис – разрыв между уровнем требований,
предъявляемых к системе и недостатком ресурсов для их удовлетворения;

культурный кризис – разрыв между формальными ценностями,
провозглашенными официальной культурой и неформальными правилами;

поведенческий кризис – конфликт между руководством, народной
оппозицией и отдельными личностями.
Политическая система в нашей стране слишком долго носила
враждебный интеллектуальному поиску закрытый характер. Это привело
к тому, что она оказалась неспособной к проведению такой политики,
которая преодолела бы несоответствие между растущими требованиями к
правительству и его способностью удовлетворять этот спрос. Власть
утратила легитимность: контрэлиты и их сторонники в массах перестали
считать политическую систему нравственно состоятельной. Группы заняли
20
В данном случае использована типология политических систем, разработанная американскими
политологами Давидом Э. Эптером и Чарльзом Ф. Эндрейном. Ими выделены следующие типы
политических систем: племенные, мобилизационные, бюрократические и согласительные.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
противоположные позиции по поводу общественного блага.
В нашей стране коммунистическая партия управляла «формальным»
сектором. Но к концу 80-х гг. XX в. большинство людей ушло в
неформальный сектор общественной жизни: «серые» экономические
структуры, семейные и соседские отношения, этнические и религиозные
объединения и т.п. Центр потерял контроль над процессом проведения
своих решений в жизнь. Депрессия стала бичом командной экономики.
Кризисы ослабили сплоченность правящих общественно-политических
институтов. Было разрушено единство действий правительства,
бюрократии, вооруженных сил и правоохранительных структур. Распалось
единство коммунистической партии, что усилило позиции групп,
выступающих за гражданские свободы.
Современную политическую систему Российской Федерации во
многом характеризуют черты переходности.
Еще М.С. Горбачев провозгласил отказ от формирования
институтов власти по номенклатурному принципу. Разумеется, этот
«отказ» произошел не в силу внезапного «демократического прозрения»
правящей элиты. С позиции рационального выбора, некоторый крен в
сторону согласительной политической системы произошел, когда
бюрократия почувствовала, что издержки партийного правления
превышают ожидаемые выгоды. По мнению Р. Даля, высказанного в
работе «Правительство и политическая оппозиция», чем больше цена
репрессий превышает цену толерантности, тем выше становятся шансы
конкурентного режима.
Представления же о выгодах сформировались под сильным
влиянием российской политической культуры, одной из характеристик
которой стала склонность к популизму, подрывающему основы
бюрократической системы, но и не способствующему созданию
согласительной системы. В итоге, основные задачи, которые решали
субъекты российской политики в 90-е гг. XX в. состояли в следующем:
сохранение или захват власти-собственности; недопущение к власти
популистов, в роли которых выступала, опирающаяся на относительное
большинство населения, КПРФ.
Основные субъекты российской политики тратили на достижение
этих целей подавляющее количество ресурсов. Общенациональные задачи
решались по остаточному принципу. Избиратели были допущены к
политике только во время выборов и только на основе той информации,
которую предоставляли СМИ.
Власть была по мере возможности сосредоточена в едином центре –
президентской администрации. Правда, некоторое время возможности
были ограничены, и в этих условиях политическая система
функционировала по принципу: «индивидуальное распределение
собственности и полномочий в обмен на лояльность». Особенностью
российской политической системы являлся низкий удельный вес
политических партий, их слабое влияние на правительство:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
«партеобразные» политические субъекты были финансово порабощены
олигархическими или властными структурами.
Подобная ситуация привела к крайне негативным последствиям:

снизилась реактивная способность политической системы, упала ее
способность реагировать на поступающие извне требования;

плюрализм привел к поляризации, а в ряде случаев – к этнорелигиозной вражде.
Данную конструкцию, видимость демократичности которой
придавал плюрализм конкурирующих за власть-собственность субъектов,
Россия получила к началу XXI в. Параллельно возникли и условия,
дающие возможность ее постепенной трансформации. Цель подобной
трансформации – обеспечение всеобщей политической безопасности. По
определению Р. Даля, условием, обеспечивающим высокую степень
взаимной безопасности правительства и оппозиции, является
предоставление
последней
возможности
оспаривать
действия
правительства.
Передача власти от Б.Н. Ельцина к В.В. Путину, а от В.В. Путина к
Д.А. Медведеву прошла на согласительных принципах. Бюрократия сочла
возможным выбрать стратегию компромисса, так как посчитала, что
представители контрэлиты в любом случае будут защищать
корпоративные интересы. За правящими группами на некоторое время
сохранились ключевые посты в аппарате, контроль над решением
политических проблем и гарантии неприкосновенности21. Непримиримая
же оппозиция утратила бескомпромиссность своей деятельности, потеряла
высокий уровень координации, идеологической солидарности и контроль
над необходимыми ресурсами.
Период первого президентского срока В.В. Путина ознаменовался в
первую очередь развитием в Российской Федерации механизмов
федерального контроля. Это было сделано путем внесения изменений в
закон
«Об
общих
принципах
организации
законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации»22. Федеральный контроль действует
либо как федеральное вмешательство, либо как формальное и
неформальное взаимодействие федерального центра с органами
государственной власти субъектов федерации в рамках функционирования
«вертикали власти». Вертикаль власти – это группа иерархически
установленных законом по прямой линии государственных и
муниципальных должностей, которые предоставляют возможность
занимающим их лицам осуществлять руководство и контроль на
21
Формально российское законодательство предоставляет подобные гарантии Б.Н. Ельцину и членом его
семьи. Фактически подобные гарантии распространены на большинство членов его команды.
22
Федеральный закон от 29 июля 2000 года № 106-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в
Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и
исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Собрание
Законодательства Российской Федерации. – 2000. – 31 июля. – № 31. – Ст. 3205.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
подчиненной территории, имеющей государственные или муниципальные
границы.
Форм федерального контроля множество и среди них можно
выделить несколько наиболее часто употребляемых в политической
практике.

наличие определенной процедуры утверждения решений органов
государственной власти регионов;

право Федерации отменять отдельные решения органов
государственной власти субъектов Федерации;

финансовый контроль, преследующий цель стимулирования
отдельных проектов на региональном уровне, если данный проект
укладывается в общенациональную политическую линию.
Впервые
в
законодательстве
был
использован
термин
«ответственность»
органов
власти
субъектов
Федерации,
и
ответственность эта наступает по основаниям, весьма распространенным в
политической практике 1990-х гг. В том числе, это принятие органами
государственной власти субъектов федерации нормативных актов,
противоречащих федеральным законам, угрожающих единству общего
экономического пространства и ущемляющих права человека.
Институциональным нововведением стало образование в Российской
Федерации института полномочных представителей Президента в
федеральных округах23. Права и обязанности представителя президента в
федеральном округе были сформулированы в специальном Положении,
утвержденном Указом от 13 мая 2000 г.
Изначально были заложены предпосылки для эволюции этого
института из структурного подразделения президентской администрации в
орган, представляющий в регионах федеральный центр в целом. Подобным
образом центральная власть приблизилась к регионам, а полномочные
представители стали инструментом связи центра и субъектов федерации,
инструментом согласования темпов и направления их развития24.
В соответствие с законом «О порядке формирования Совета
Федерации Федерального Собрания Российской Федерации»,25 нормы
ранее действующего закона были отменены. Новый порядок
формирования положил начало трансформации палаты из института
совместного законотворчества представителей исполнительной и
23
Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 года № 849 «О полномочном представителе
Президента Российской Федерации в федеральном округе» // Собрание Законодательства Российской
Федерации. – 2000. – № 20. – Ст. 2112.
24
С 2005 г. полномочные представители Президента Российской Федерации в федеральных округах
вносят предложения по кандидатурам на должность высшего должностного лица субъекта Российской
Федерации. См: Указ Президента Российской Федерации от 27 декабря 2004 г., № 1603 «О порядке
рассмотрения кандидатур на должность высшего должностного лица (руководителя высшего
исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации» // Российская Газета.
– 2004. – 29 декабря. – № 289.
25
Федеральный Закон от 5 августа 2000 г. № 113-ФЗ «О порядке формирования Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации». // Собрание Законодательства Российской Федерации.
– 2000. – 7 августа. – № 32. – Ст. 3336.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
законодательной власти в совет профессионалов. Членами Совета
Федерации стали представители коммерческих структур, отставные
политики федерального уровня и бывшие главы региональных
администраций. Произошла фактическая легализация бизнеса в
государственной власти Российской Федерации. Это объективно
исключает прямое давление на федеральный центр со стороны отдельных
регионов, но дает возможность представлять свои интересы
промышленному сообществу.
Подписание Президентом Указа «О Государственном Совете
Российской Федерации, завершило этап построения «вертикали»
государственной власти26. Госсовет стал совещательным органом,
призванным обеспечить взаимодействие органов государственной власти
путем содействия согласованному функционированию органов власти
федерального центра и субъектов федерации; содействия Президенту в
процессе использования им согласительных процедур; предварительного
рассмотрения федеральных законов. Членами Государственного Совета
стали главы администраций субъектов Российской Федерации по
должности. Со стороны федерального центра и Федеральные округа, и
Совет Федерации и Государственный Совет послужили инструментом
консолидации пространственно разнородного государства, а со стороны
регионов – каналом связи, позволяющим перераспределять информацию
на вышестоящий уровень государственной власти.
Институционально, политическая система Российской Федерации
продолжала изменяться и после 2004 г. В наследство от 90-х годов XX в.
ей досталась так называемая «проблема губернаторов» (глав субъектов
федерации). Практически никто из выборных губернаторов не управлял
регионом в соответствии с принципами согласительной политической
системы. Почти никто из них не допускал развития института местного
самоуправления, а многие участвовали в разделе собственности на
вверенных территориях. Почти все главы субъектов федерации создали
подконтрольные парламенты и СМИ. В 90-е годы ХХ в. они косвенно
контролировали силовые структуры. Лица, приходившие к власти в
субъектах Российской Федерации, если они не были прямо «продавлены»
административным ресурсом федерального центра, были ставленниками
олигархических групп. Они не имели никакой возможности досрочно
покинуть свой пост, не расплатившись собственностью по своим
обязательствам. В этих условиях сохранение власти любой ценой являлось
смыслом деятельности глав регионов. Некоторые президенты и
губернаторы откровенно шантажировали федеральный центр полной
дестабилизацией
политической
системы
(социальным
или
межнациональным взрывом).
Путем внесения изменений в федеральное законодательство, с 2005
26
Указ Президента Российской Федерации от 1 сентября 2000 года № 1602 «О Государственном Совете
Российской Федерации» // Российская газета. – 2000. – 5 сентября.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
г. прямые выборы глав регионов заменены их выборами законодательным
органом государственной власти данного субъекта федерации по
представлению Президента27.
Д.А. Медведев в своем Послании Федеральному собранию 5 ноября
2008 года предложил:

увеличить срок полномочий Президента до шести лет, а
Государственной думы до пяти лет;

расширить полномочия Федерального собрания, наделив его
функциями контроля исполнительной власти;

Совет федерации должен формироваться из представителей
региональных парламентов и органов местного самоуправления;

должны быть учтены интересы малых партий: отменен денежный
залог, смягчены требования к сбору подписей, партии, получившие от пяти
до семи процентов голосов, должны гарантированно рассчитывать на
минимальное представительство в Государственной думе;

предлагать кандидатуру губернаторов должны только партии,
победившие на региональных выборах.
В начале XXI века трансформированные институты политической
системы пришли в относительное соответствие с политической культурой
общества, а рост реальных доходов политически активной части населения
обеспечил данной трансформации общественное признание.
Однако современная политическая система Российской Федерации
сохраняет закрытый характер с чертами олигархичности в принятии
решений. Все изменения ее институциональной подсистемы привели к еще
большему замыканию ответственности на центр и персонально на
Президента. Многие институты (например, институт полпредов)
представляют собой институты вторичной легитимности: они действуют
только от имени и по поручению президента. Снижение легитимности
глав субъектов федерации блокирует проявление местного сепаратизма в
условиях политической стабильности, но неизвестно, как это скажется в
обстоятельствах чрезвычайных, особенно в республиках.
Решение В.В. Путина возглавить федеральный список партии
«Единая Россия» на выборах в Государственную Думу в декабре 2007 года
придало им оттенок всенародного референдума по поводу проводимой в
стране социально-экономической политики. Выборы Президента 2 марта
2008 года проходили в отсутствии политической конкуренции: Д.А.
Медведев одержал уверенную победу, но подобный итог не вызывал
сомнений.
27
Федеральный закон от 11 декабря 2004 года № 159-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в
Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и
исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации и в Федеральный
закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан
Российской Федерации». // Российская Газета. – 2004. – 15 декабря. - № 277.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
Данная ситуация во многом напоминает плебисцитарную
демократию (основанную на том, что избранного всенародным
голосованием
харизматического
лидера,
общество
наделяет
чрезвычайными полномочиями) и мобилизационную политическую
систему. Мобилизационные же системы, как показала практика,
недолговечны, а их дальнейшее развитие сопряжено со многими
трудностями:

противоречие
между
достигнутым
консенсусом
элит
и
необходимостью для вновь избранного Президента сформировать группу
лиц, обязанной лично ему повышением статуса;

противоречие между традиционной для России моносубъектностью
власти, требующей от Президента определенной «PR–отстройки»28 от
предшественника, и фактическим повышением роли Правительства;

отсутствие политической конкуренции косвенно подавляет любые
формы социальной активности и подменяет политическое управление
администрированием.
Если В.В. Путину в 2000 году достался политический хаос, распад
государства и деградация ценностей, то Д.А. Медведеву предстоит решить
проблему не столько российскую, сколько мировую. Это созданная
посредством симулякров общественная реальность, в которой мало
движения и нет достаточного модернизационного потенциала.
Необходимо решить задачи системной модернизации и строительства
инновационной, конкурентной экономики. В условиях же конкурентной
экономики и демократических процедур наиболее эффективна
согласительная политическая система. Данный тип политической системы
характеризуется следующим:

государство обладает ограниченными возможностями контроля над
социальными группами;

расстояние, отделяющее профессиональных политиков от рядовых
граждан, невелико;

граждане активно и по собственной воле участвуют в политике;

большинство их них добивается для себя тех или иных выгод с
помощью рыночных отношений;

приобщение граждан к духовным ценностям связано с
деятельностью религиозных и общественных организаций;

децентрализация и принятие решений на основе стратегий,
нацеленных на достижение консенсуса, способствует выработки гибкой
политической линии.
В любом случае следует признать, что реформирование
политической системы – это длительный и сложный процесс, подчас
сопряженный с просчетами и временными неудачами. Политическое
развитие напрямую не связно с установлением в той или иной стране
28
В маркетинге под понятием «отстройка» подразумевается позиционирование своего PR на фоне
конкурентов, что требует возвышения одного имиджа и снижения другого.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
«земного рая», однако все люди ждут от него содействия экономическому
росту, торжеству права, развитию личности.
Литература
Белов Г.А. Политическая система // Кентавр. – 1995. – № 2.
Бляхер Л.Е. Властные игры в кризисном социуме: преобразование российской
институциональной структуры. Полис. – 2003. – № 1.
Зудин А.Ю. Режим В. Путина: контуры новой политической системы // ОНС. –
2003. – № 2.
Лапкин В.В., Пантин В.И. Поздняя античность и современность: опыт
сравнительного политического анализа // Полис. – 2003. – № 4.
Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование
экономики. – М,. 1997.
Розефет Ф. Политическая система и политический режим // Свободная мысль.
– 1999. – № 11.
Контрольные вопросы и задания.
1.
Что такое политическая система общества? Каковы ее функции?
2.
Из каких институтов состоит политическая система?
3.
Отчего зависит стабильность политической системы?
4.
Можно ли считать, что политическая система России имеет
переходный характер?
5.
Есть ли причины, препятствующие демократизации политической
системы в России?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
Глава 3. Проблема легитимации и повышения эффективности
политической власти в России
Особенностью политической власти является ее элитарный
характер, она осуществляется слоем, составляющим лишь незначительное
меньшинство общества.
Осознанный характер политического взаимодействия групп и
необходимость выработки общей воли предполагают существование
субъекта политики, выполняющего эти функции29. Таким субъектом
является политическая элита, представляющая слой управляющих,
которые регулируют социальные процессы на профессиональной основе.
Отмечая особую роль элиты в определении политического курса,
организации связей между социальными группами и государством,
отдельные ученые характеризуют политику как сферу управления и
руководства обществом в интересах тех или иных слоев населения.
Придя к власти, политическая элита получает доступ к ресурсам
власти:

организационным, направленным на создание оптимальных структур
управления;

поощрительным, с помощью которых «подкармливаются»
определенные слои населения и политики;

принудительным,
как
комплексу
мер
административного
воздействия;

нормативным, воздействующим на ценностные ориентации,
моральные нормы и формирующие определенный «кодекс поведения».
Ресурсы могут укреплять основания власти, но могут, при
некомпетентном использовании, их и расшатывать. Как именно власть
воспользуется ресурсами, во многом зависит от ее сплоченности,
способности входящих в нее лиц к политическому лидерству и
управлению.
Мера влияния элиты на общественные процессы, определяет
эффективность власти. Практически, эффективность власти определяется
степенью проведения в жизнь властных распоряжений с наименьшими
издержками. Однако высшей целью и предназначением власти является
сохранение и развитие системы «общество-власть». В противном случае,
любые действия власти считаются неэффективными по предназначению.
М.Вебером в 1922 г. была разработана концепция рациональной
бюрократии как основы современной организации30. Управление в
современном обществе осуществляется в рационально-бюрократической
форме. Основными чертами данной формы управления по М. Веберу,
являются
бесстрастность,
законность,
упорядоченность
и
унифицированность процедур. Признаками же рациональной бюрократии
29
Батанина И.А. Политическое управление в регионе: состояние, тенденции развития. – Тула, 1997. – С.
13.
30
См. подробнее: Вебер М. Хозяйство и общество // Избранные произведения. – М., 1990.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
являются иерархическая структура, собственная область компетенции,
ответственность перед начальством.
М. Вебер считал бюрократическое управление эффективным, но он
не учел возможности проявления в бюрократических структурах
«дисфункций», снижающих эффективность управления. В теории
общественного выбора – направлении, возникшем на стыке политологии и
экономики, отвергается предположение, что чиновник может служить
обществу исключительно из высоких побуждений. Бюрократов можно
рассматривать как рациональных эгоистов, которые стремятся к
максимизации выгоды.
Начиная с 60-х гг. XX в. начало быстро развиваться направление,
получившее название «экономического империализма», который
предусматривает использование методов экономического анализа для
оценки результатов исследований различных гуманитарных дисциплин. В
этом случае логика максимизируещего поведения распространяется на все
сферы человеческой деятельности, в том числе – и на управление. В
рамках «экономического империализма» на стыке политологии, экономики
и права возникла «экономическая теория права».
В рамках этого направления, санкционированные нормы или
властные полномочия обозначают понятием «права собственности».
Издержки, связанные с их перераспределением получили название
трансакционных («трансакция» – это отчуждение и присвоение прав
собственности и свобод, созданных обществом). Эффективность власти
повышается, если в государстве «права собственности» специфицированы
(четко определены). Спецификация прав способствует устойчивости
социально-экономической среды и формирует у экономических и
политических субъектов стабильные ожидания относительно того, что они
могут получить в результате своих действий.
Следовательно, свойственную Российской Федерации 90-х гг. XX в.
неэффективность власти при значительных ресурсах, можно рассматривать
как следствие недоопределенности прав и высоких издержек в обмене
правами между ветвями государственной власти, между государственными
ведомствами, федеральным центром и субъектами федерации, субъектами
федерации и муниципальными образованиями.
В 2003 г. в России началась административная реформа,
направленная на повышение эффективности государственных органов
управления.31 Она предусматривает:

ограничение государственного вмешательства в экономическую
деятельность
субъектов
предпринимательства
и
публичного
государственного регулирования в этой сфере;

исключение дублирования функций и полномочий федеральными
органами исполнительной власти;
31
См.: Указ Президента Российской Федерации от 23 июля 2003 года «О мерах по проведению
административной реформы в 2003-2004 гг.» // Российская газета. – 2003. – 25 июля. - № 148.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33

развитие системы саморегулирующихся организаций в области
экономики;

организационное разделение функций касающихся регулирования
экономической деятельности, надзора и контроля, управления
государственным имуществом и предоставления государственными
организациями услуг гражданам и юридическим лицам;

разграничение полномочий между федеральными органами
исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов
Российской Федерации.
Согласно Указам Президента Российской Федерации «О системе и
структуре федеральных органов исполнительной власти»32 и «Вопросы
структуры федеральных органов исполнительной власти»33 все
федеральные органы управления разделены на три группы: федеральные
министерства, федеральные службы и федеральные агентства. Часть из
них находится в подчинении непосредственно Президенту Российской
Федерации, часть – Правительству Российской Федерации. Конкретные
полномочия министерств, служб и агентств определены Положениями,
утвержденными соответствующими Постановлениями Правительства
Российской Федерации.
Однако трехуровневая система управления, в которой верхний
эшелон (министерства) не имеет достаточного влияния на нижний уровень
в виде служб и агентств, показала в дальнейшем недостаточную
эффективность. Численность российской бюрократии крайне высока и
продолжает
увеличиваться.
Кроме
того,
заявленные
цели
административной реформы вступили в противоречие с новыми реалиями
российской экономики и политики – появление государственных
корпораций,
которым
передается
государственное
имущество.
Государственные корпорации, созданные в авиастроении, судостроении,
нацеленные на развитие в стране нано-технологий и строительство
объектов инфраструктуры, сами стали субъектами управления. Методы
согласования принципов либеральной экономической политики и
государственного капитализма в достаточной степени не отработаны.
Осенью 2007 года в систему государственных органов
исполнительной власти были внесены определенные изменения, путем
включения в нее государственных комитетов.34 Министерству
регионального развития переданы функции реализации государственных
программ с помощью инвестиционного фонда (функции министерства
экономического развития соответственно сокращены).
В начале XXI в. в России начата ревизия разграничений полномочий
32
Указ Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 года № 314 «О системе и структуре
федеральных органов исполнительной власти» // Российская газета. – 2004. – 12 марта. – № 50.
33
Указ Президента Российской Федерации от 20 мая 2004 г. № 649 «Вопросы структуры федеральных
органов исполнительной власти» // Российская Газета. – 2004. – 22 мая. – № 106.
34
См.: Указ Президента Российской Федерации от 24 сентября 2007 года № 1274 «Вопросы структуры
федеральных органов исполнительной власти» // Российская газета. – 2007. – 26 сентября. - № 213. – С. 3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
между всеми уровнями публичной власти. Ставится задача повысить
способность региональной власти выполнять закрепленные за ней
функции, опираясь в основном на потенциал собственной территории. В
соответствие с дополнениями в Закон Российской Федерации «Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и
исполнительных органов государственной власти субъектов Российской
Федерации»35 выделяются полномочия, которые должны финансироваться
российскими регионами за счет собственных средств.
Российская федерация характеризуется крайней неравномерностью
территориального развития. В 90-х гг. XX в. существовало наследие
административно-территориального деления советских времен, когда в
ряде случаев границы республик, краев и областей были определены
произвольно. Федеральный центр был вынужден взаимодействовать с
конкретной элитой конкретного региона, так как стратегической целью
была не эффективность государственного управления, а сохранение
целостности государства.
Возможность субъекта федерации предоставлять общественные
блага напрямую связана с эффективностью использования ресурсов, что в
новом тысячелетии приводит к ликвидации некоторых из них. В 2001 г.
появилась законодательная база для объединения российских
территорий36, а в 2005 г. возник новый субъект федерации Пермский край,
путем слияния Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного
округа37. В дальнейшем Эвенкия ратифицировала договор «Об основах
отношений с органами государственной власти Красноярского края»,
обменяв права субъекта федерации на живые деньги. 1 января 2007 года в
результате объединения Красноярского края, Таймырского и Эвенкийского
автономных округов, возник новый субъект Российской Федерации.38
Атомные округа сохраняют особый статус, позволяющий образовывать
территории традиционного природопользования коренных народов,
поскольку данные права собственности выгоднее специфицировать на
данном (муниципальном) уровне.
Особенно показательная ситуация сложилась в Корякском
автономном округе: после череды стихийных бедствий и техногенных
аварий стало ясно, что в местном климате более или менее комфортно
35
Федеральный закон от 4 июля 2003 г. № 95-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный
закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных
органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Российская газета – 2003. – 8
июля.
36
Федеральный конституционный закон от 17 декабря 2001 года № 6-ФКЗ «О порядке принятия в
Российскую Федерацию и образования в её составе нового субъекта Российской Федерации» // Собрание
Законодательства Российской Федерации. – 2001. – 24 декабря (Часть II). – Ст. 4916.
37
Федеральный конституционный закон от 25 марта 2004 года № 1-ФКЗ «Об образовании в составе
Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской
области и Коми-Пермяцкого автономного округа» // Российская Газета. – 2004. – 29 марта. – № 62.
38
Федеральный конституционный закон «Об образовании в составе Российской Федерации нового
субъекта Российской Федерации в результате объединения Красноярского края, Таймырского (ДолганоНенецкого) автономного округа и Эвенкийского автономного округа» от 14 октября 2005 года - № 6 –
ФКЗ // СЗ РФ. – 2005. – 17 октября – № 42. – Ст. 4212.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
только жителям, сохранивших родовой уклад. Поэтому вполне логичным
выглядит вхождение Корякии в Камчатскую область с 1 июля 2007 года с
сохранением за собой некоторых прав собственности.39
Долгое время референдум об объединении Усть-Ордынского
Бурятского автономного округа и Иркутской области откладывался.
Причина понятна: окружной бюджет в значительной степени
формировался за счет трансфертов, в результате чего на одного жителя
округа приходилось больше средств, чем на жителя области. После
внесения изменений в закон «Об общих принципах организации
законодательных (представительных) и исполнительных органов
государственной власти субъектов
Российской Федерации» и
значительной инвестиционной поддержки, обещанной образованным
субъектам, в объединении появился смысл.40 В апреле 2006 года жители
Прибайкалья одобрили слияние Иркутской области и УОБАО, по словам
губернатора области А. Тишанина «от референдума зависело многое, и
очень хорошо, что это понимает население».41 С 1 января 2008 года новый
субъект считается образованным.42
Успешное слияние Иркутской области сразу же изменило позиции
руководства Читинской области и Агинского Бурятского автономного
округа. 11 марта 2007 был проведен соответствующий референдум.
Некоторое время главной задачей рабочей группы в составе
представителей субъектов федерации являлся «поиск источников ресурсов,
которые появятся в результате объединения»,43 но Президент Российской
Федерации снял проблему, подписав указ о выделении 2,5 млрд. рублей
для решения социально-экономических проблем.44 С первого марта 2008
года Забайкальский край считается образованным.45
С точки зрения теоремы Коуза,46 не имеет значения, кто является
владельцем ресурсов, - важно чтобы он был установлен. А когда он
39
См. Федеральный конституционный закон «Об образовании в составе Российской Федерации нового
субъекта Российской Федерации в результате объединения Камчатской области и Корякского
автономного округа» от 12 июля 2006 года № 2 – ФКЗ // Российская газета. – 2006. – 15 июля. - № 153.
40
См.: Указ Президента Российской Федерации «О мерах по социально-экономическому развитию
Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Эвенкийского
автономного округа» от 12 апреля 2005 года; Указ Президента Российской Федерации «О мерах по
социально-экономическому развитию Иркутской области и Усть-Ордынского Бурятского автономного
округа» от 6 апреля 2006 года № 323 // Российская Газета. – 2006. – 11 апреля.
41
Цит. по: Байкал в особо крупных размерах // Российская газета. – 2006. – 18 апреля. - С. 3.
42
Федеральный конституционный закон «Об образовании в составе Российской Федерации нового
субъекта Российской Федерации в результате объединения Иркутской области и Усть-Ордынского
Бурятского автономного округа» от 30 декабря 2006 года № 6 – ФКЗ // Российская газета. – 2007. – 11
января - № 2. –С. 15-16.
43
Цит. по: Объединяться стало модно // Российская газета. – 2006. – 6 апреля.
44
Указ Президента Российской Федерации от 1 марта 2007 года № 260 «О мерах по социальноэкономическому развитию Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа».
45
Федеральный конституционный закон «Об образовании в составе Российской Федерации нового
субъекта Российской Федерации в результате объединения Читинской области и Агинского Бурятского
автономного округа» от 21 июля 2007 года // Российская газета. – 2007. – 27 июля.
46
Теорема Коуза формулируется следующим образом: «Если права собственности определены и
трансакционные издержки равны нулю, то первоначальное распределение прав собственности не имеет
значения».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
установлен, то можно перераспределять активы таким образом, чтобы
максимизировать их стоимость. Так как достижение оптимального
распределения политических прав тормозится трансакционными
издержками, федеральный центр в ряде случаев фактически назначает
более эффективного собственника: базовый субъект федерации не имеет
принципиального значения.
В нашей стране остро стоит проблема неразделенности прав
собственности (включая и источники финансирования) между субъектами
федерации и муниципалитетами, что резко снижает эффективность
органов местного самоуправления. В соответствие с законом «Об общих
принципах организации местного самоуправления в Российской
Федерации»,47 постепенно вступающим в силу в субъектах Российской
Федерации, вся территория России разграничивается региональными
законами между городскими и сельскими поселениями. Из групп
поселений формируются муниципальные районы. Для них установлены
отдельные
вопросы
местного
значения.
Города,
являющиеся
самостоятельными муниципальными образованиями, не входящими в
состав других муниципальных образований, получают статус городского
округа, одновременно исполняя полномочия, как поселения, так и
муниципального района.
Данные меры должны постепенно ограничить финансовые
перераспределения (они значительны, так как муниципальные образования
редко могут обеспечить финансирование полномочий более чем на 70%) и
сократить поле политического торга в Российской Федерации. Издержки
управления снизятся, а его эффективность возрастет.
На более глубоком уровне политической жизни власть оценивается
индивидами, и выражается эта оценка степенью доверия к ней. Проблема
эффективности политической власти, таким образом, напрямую связана с
признанием обществом правомерности и справедливости этой власти, то
есть легитимностью власти. В 90-е гг. XX в. в Российской Федерации
сформировалась своеобразная система власти, легитимность которой
трудно отнести к какому-то одному идеальному типу, выделенному М.
Вебером. В той или иной степени ее можно признать традиционной (как
бы не именовалась должность главы государства, в сознании людей он
всегда отождествлен с императором). Ее можно считать харизматической,
так как, во-первых, власть держится в России на доверии, вызванном,
желаемыми большинством населения личными качествами «вождя», а вовторых, опирается на своеобразный, внешне несколько иррациональный
стиль политики. Легитимность политической власти в России можно
отнести и к рационально-легальному типу поскольку, многие органы
власти формируются по результатам выборов.
Процедура общественного признания какого-либо факта, события
47
Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного
самоуправления в Российской Федерации» // Российская Газета. – 2003. – 8 октября 2003. – № 202.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
или действия политической власти называется легитимаций. И какие бы
ресурсы не находились в распоряжении властвующей элиты, ни что не
может ей гарантировать устойчивого положения без добровольного
согласия на то основной массы населения. Таким образом, процедура
легитимации обеспечивает повиновение без принуждения или оправдывает
принуждение.
Можно выделить основные факторы, оказывающие влияние на
поддержку населением конкретного политического режима и
определяющие степень его легитимности:48

интегративный фактор, проявляющийся в наличии общей
интегрирующей идеологической основы и позволяющий консолидировать
общество на основе общих ценностей;

фактор стабильности, проявляющийся в наличии организационно
крепкой системы государственной власти;

фактор эффективности, проявляющийся в реализации продуктивного
социально-экономического курса;

фактор личной поддержки личности политического лидера;

фактор электоральной поддержки как аккумуляция поддержки
населением осуществляемого политического курса.
В зависимости от политической культуры страны, показателями
легитимности могут являться попытки свержения правительства, акции
гражданского неповиновения и в целом уровень принуждения. В
постсоветской России эти явления в той или иной степени имели место, но
в начале XXI в. основной показатель легитимности власти в Российской
Федерации – это результаты выборов.
Так как легитимность власти в Российской Федерации носит
многоэлементный характер, опирающуюся одновременно на традиции,
чувства и рациональность, то и средствами поддержки легитимности
являются как активное использование традиций в повседневной
политической практике и некоторая показная милитаризация власти, так и
изменение норм в соответствие с новыми требованиями общества.
Несмотря на высокий уровень доверия, оказываемой и элитой и
массой избирателей лично Президенту, легитимность политической власти
носит в Российской Федерации неустойчивый характер. Несмотря на
активное использование методов по связи с общественностью, многие
действия власти склонны вызывать в обществе непонимание, социальнопсихологическое напряжение и как следствие – делегитимацию.
Делегитимацией называется утрата властью доверия со стороны граждан.
Причины этого явления многообразны, но к числу наиболее характерных
можно отнести противоречие между господствующей идеологией и
повседневной практикой, отсутствие механизмов по защите народных
масс, противоречия внутри элиты и, наконец – противоречия между
48
См.: Уфимцев А.В. Легитимация власти в современной России // Социально-гуманитарные знания. –
2007. - № 4. – С. 249.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
стремлениями элиты и ценностями общества.
Примером подобных противоречий может служить сложное
внедрение в практику Федерального закона № 122 от 22 августа 2004 г.,
известного как закон «О монетизации льгот»49. Федеральным и
региональным властям пришлось приложить немалые усилия, чтобы закон
о замене натуральных льгот денежными компенсациями перестал
восприниматься в обществе как исключительно элитарный и
антинародный. В качестве средств поддержки легитимности пришлось
отказаться от формальных требований рационального управления:
сохранить несвойственные рыночной экономике некоторые натуральные
льготы, существенно увеличить бюджет по исполнению закона, отступить
от первоначально жесткой схемы разграничения полномочий между
центром и регионами.
В преддверие выборов в Государственную думу в 2007 году и
выборов Президента Российской Федерации в 2008 году на фоне
усиливающихся инфляционных процессов было принято решение о
«внеплановом»
увеличении
базовой
части
трудовой
пенсии
(экономическая теория требует прямо противоположного). Отклик
политической власти на мнение общества и готовность корректировать в
соответствии с ним свои действия – это нормальное явление в государстве,
которое провозгласило себя правовым и демократическим.
Позиции политической власти устойчивы только тогда, когда она
легитимна сразу в трех компонентах легитимности:

правовом, отражающим потребности людей в единых правилах для
всех и поддерживаемый силой государственного принуждения;

нравственном, содержащим установки данного типа культуры;

идеологическом, включающим ценности той части общества, с
которой оно связывает на данном этапе все свои перспективы.
В условиях общественной трансформации, в которой находится
Россия – это достаточно сложно, так как многие стереотипы
переосмысливаются, наслаиваются на другие и не успевают в целом за
меняющейся действительностью. Пространство легитимности носит
крайне сложный характер: российская политическая власть может быть
легитимной по отношению к идеологическому компоненту населения
собственного государства, и быть нелегитимной по отношению к
правовым стереотипам европейского (западного, мирового) сообщества.
По мере необходимости власть маневрирует в пространстве
легитимности в соответствии со своей стратегией легитимации власти.
Неэффективная власть может быть легитимной очень недолго,
49
Федеральный закон от 22.08.04 № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты
Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской
Федерации в связи с принятием Федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в
федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и
исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих
принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
нелегитимная власть не воспринимается как эффективная. Это дает
политической элите весьма небольшое пространство для маневра и лучшие
условия для него предоставляет демократия.
Литература
Болл Т. Власть // Полис. – 1993. – № 5.
Барциц И. Ответственность власти // Власть. – 2000. – № 1.
Большаков А.А. Легальность и легитимность в политике, идеологии и практике
Древнероссийского государства // Вестник МГУ. Сер. 18. Социология и политология. –
2000. – № 1.
Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. – М.,
1990.
Вендт А. Анархия – это то, что делают из нее государства: социальное
конструирование политики с позиции силы // Социально-гуманитарные знания. – 2001.
– №5.
Воробьев Д.М. Носитель легитимности (Российская политическая традиция
организации социального адреса Власти) // Полис. – 2003. – № 5.
Дибиров Н.З. Устарела ли концепция легитимности М. Вебера? // Социальногуманитарные знания. –2002. – № 3.
Де Барделен Дж. Отношение к власти в регионах России // Социс. – 2000. – №5.
Завершинский К.Ф. Легитимность: генезис, становление и развитие концепта //
Полис. – 2001. – № 2.
Залысин И.Ю. Политическое насилие в системе власти // СПЖ. – 1995. – № 3.
Здравомыслов А.Г. Власть и общество в России: кризис 90-х годов // ОНС. –
2000. – № 6.
Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу // Социально-гуманитарные знания. –
2000. – №2, 3.
Ильин М.В., Мельвиль А.Ю. Власть // Полис. – 1997. – № 6.
Ионов И.Н. Женщины и власть в России // ОНС. – 2000. – № 4.
Курскова Г.Ю. Политический феномен власти. // Социально-гуманитарные
знания. – 2000. – № I.
Короткова И.М. Трактовка Г.Д. Лассуэлом понятия политической власти как
центральной категории политической науки // Вестник МГУ. Сер.18. Социология и
политология. – 2000. – № 2.
Ледяев В.Г. Власть: концептуальный анализ // Полис. – 2000. – № 1.
Ледяев В.Г. Формы власти: типологический анализ // Полис. – 2000. – № 2.
Луман Н. Власть: Пер. с нем. – М., 2002.
Макарин А.В. Бюрократия в системе политической власти. – СПб., 2000.
Михайлов А.П. Моделирование российской власти // Социс. – 2001. – № 5.
Нечаев В.Д. Децентрализация, демократизация и эффективность (реформа
федеративных отношений и сетного самоуправления через призму теории
эффективной децентрализации) // Полис. – 2005. – № 3.
Перегудов СП. Крупная российская корпорация в системе власти // Полис. –
2001. – № 3.
Скакунов Э.И. Природа политического насилия. Проблемы объяснения // Социс.–
2001. – №12.
Сумбатян Е.Г. Концепция разделения властей: история и современность //
Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2000. – № 2.
Соловьев А.И. Политическая власть в обозрении российских ученых // Вестник
МГУ. Сер. 12. – 1998. – №4.
Тоффлер О. Мысли о природе власти и предположения // США: экономика,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
политика, идеология. – 1992. – № 6.
Фетисов А.С. Политическая власть: проблемы легитимности // СПЖ. – 1995. –
№ 3.
Философия власти / Под ред. В.В. Ильина. – М., 1993.
Харькин И. Объединяет ли нас власть? // Власть. – 2001. – № 7.
Шабо Ж.Л. Государственная власть: конституционные пределы и порядок
осуществления // Полис. – 1993. – № 3.
Контрольные вопросы и задания.
1.
Что отражает понятие «легитимность власти»? Как оно соотносится
с понятием «легальность власти»?
2.
Как менялся тип легитимности власти в России?
3.
На каком типе легитимности основан режим в современной России?
4.
Как соотносятся эффективность и легитимность власти?
5.
Как эффективность
и легитимность политической власти
взаимосвязаны со стабильностью политической системы?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
Глава 4. Модернизация России в XXI веке: «новое евразийство»,
«вашингтонский консенсус» или «демократический идеализм»?
В политической науке переход от традиционной политической
системы к современной, обозначается термином политическое развитие
или политическая модернизация.
Начиная с XVIII века, развитие России носило догоняющий
характер: страна целенаправленно стремилась преодолеть разрыв со
странами Запада. Индустриальная модернизация предполагает переход от
общества аграрного к обществу промышленно развитому. Поверхностным
индикатором этих процессов служат сдвиги в структуре занятости: если до
промышленной революции основная масса людей занята в сельском
хозяйстве, то после ее завершения – в промышленности.
В отношении метода модернизации России в начале XX века в
отечественной литературе существует две точки зрения, отражающие две
стороны модернизационного процесса.

Копирующая модернизация: реформы С.Ю. Витте и П.А. Столыпина
были призваны направить развитие экономики России по западному пути.
Для этого повторялись в форсированном режиме многие мероприятия
первоначального накопления, осуществлявшиеся в Западной Европе в
XVIII – начале XIX века: протекционистская защита национальной
промышленности, система госзаказов, «разобщинивание крестьян» и
жесткое налогообложение с последующим использованием бюджетных
средств для промышленных инвестиций.50 В результате темпы
экономического роста в России начала XX века были одними из самых
высоких в мире.

Защитная модернизация, предполагающая прогрессивное развитие
социально-экономических и правовых институтов в контексте сохранения
традиционной политической культуры. С данной точки зрения
«несоразмерность сочетания консервативных и либеральных элементов»51
модернизации привела к формированию фрагментированной политической
среды, стимулирующей политическую нестабильность, что и привело к
краху Российской Империи.
С конца 20-х годов основным методом модернизации в России стала
так называемая контрмодернизация – решение универсальных задач
развития принципиально новыми методами, нежели это происходило в
странах Запада. В годы НЭПа, используя сочетание централизованного
управления и рыночной самоорганизации, большевикам удалось поднять
экономику страны примерно до уровня довоенного 1913 года, но
перспективы дальнейшего роста оказались весьма проблематичными.
Разрыв между Россией и развитыми странами Запада отнюдь не
50
См.: Ковалев С.Н., Латов Ю.В. Экономика: Учебное пособие для студентов высших учебных
заведений, обучающихся по неэкономическим специальностям. – М. –Тула, 2002. – С. 197 – 210.
51
Подберезный Е.В. Консервативный проект модернизации российской государственности. Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Ростов-на Дону. – 2007.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
сократился, а наоборот, вырос. К концу 20-х годов стало ясно, что
эволюционный путь развития обрекает страну на вечную отсталость. На
повестку дня встал «большой скачок» – политика ускоренной
индустриализации.
Практически была реализована смесь программ эксплуатации
крестьян Е. Преображенского и самоэксплуатации рабочего класса Л.
Троцкого. Под сильным административным давлением резко увеличилось
изъятие продуктов из деревни (они шли на закупку оборудования для
строек первой пятилетки). Параллельно, резко усилившиеся перелив
рабочей силы из сельского хозяйства в промышленность резко снизил
уровень оплаты труда рабочих, а труд многочисленных репрессированных
с точки зрения руководства страны выглядел как «бесплатный».
На вопрос, была ли альтернатива кровавому методу сталинской
модернизации страны, трудно дать однозначный ответ. Видимо, Россия
находилась в ситуации исторической ловушки, из которой безболезненного
выхода в принципе не существовало. Выбор ограбления деревни в
качестве основного источника ресурсов для индустриализации был
неизбежен. В любом случае можно констатировать, что задачи ускоренной
индустриальной модернизации были окончательно решены к концу 50-х
годов XX века, когда городское население СССР превысило сельское. На
данном этапе развития, командные методы оказались эффективным
средством решения данной задачи.
Уже к концу 50-х годов положительный потенциал советской
системы стал иссякать: едва Россия догнала запад в решении задач
промышленной революции, как началась революция научно-техническая.
Она потребовала развития инициативы, творческого и оригинального
мышления, что в свою очередь вызвало ускоренное развитие образования
на принципах плюрализма и средств массовой информации. Командная
экономика воспитала «работника – винтика» – относительно надежного, но
малоинициативного исполнителя. Сказывался и сложившийся в 30-е годы
негативный перекос в выпуске товаров народного потребления:
потребительская бедность не давала развиваться индивидуальности даже в
образе жизни советских людей.
Реформы в СССР второй половины XX века были направлены
(скорее неосознанно, чем сознательно) именно на решение задачи
перехода от индустриального общества к обществу постиндустриальному.
Но при сохранении командной экономики эти реформы оказались
мертворожденными. Радикальные реформаторы начала 90-х годов приняли
решение порвать с «советским наследием». При этом считалось, что
рыночные
структуры
автоматически
формируют
оптимальную
институциональную среду и поэтому дожны насильственно внедряться
любой ценой. На практике же ход реформ не только слабо способствовал
созданию современного сервисного общества, но и вызвал частичную
деиндустриализацию. Лишь к концу XX века общество начало осознавать,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
что рынок есть только средство, инструмент решения задач
постиндустриальной модернизации.
Евразийская концепция возникла в эмигрантском зарубежье как
реакция на появление «самодостаточного» Советского Союза. Эта новая
реальность, по мнению евразийцев, была продуктом ошибочной
ориентации господствующего класса России исключительно на Европу,
что вызывало антимодернистское движение снизу. Западничество
аристократии оторвало ее от народа, что и явилось причиной Русской
революции. Евразийцы фактически смирились с послереволюционной
Россией и с оптимизмом расценивали ее перспективы в будущем, ибо путь
СССР соответствовал евразийским представлениям о возможном для
России. Все евразийцы полагали, что «месторазвитие» России - это
Евразия, а не Европа, что этот географический, фактор наряду с другим
естественным фактором - населением (включающим славянские, тюркские,
финноугрские и другие народы России) - не позволяет говорить о России
как исключительно европейской стране.
Данная концепция не получила теоретического развития прежде
всего по политическим мотивам - из-за яростной критики со стороны
русской эмиграции и политического раскола в среде самого евразийства.
Тем не менее, СССР действительно во многом соответствовал евразийской
доктрине и географически, и этнически, а также в силу наличия
идеократического государства, держащегося на силе идеи и объединяющей
все сферы общества. В рамках СССР не осуществился лишь евразийский
замысел универсальной роли православия, но идеократическое
государство заместило интегрирующую роль религии.
Современное евразийство существует в рамках социологических
теорий:52

в
рамках
модернизационной
интерпретации
евразийскими
называются недостаточно модернизированные европейские страны,
страны с европейско-азиатским географическим положением и
незавершенной модернизацией (Россия, Турция), а также азиатские
государства, вступающие на путь модернизации и «догоняющие» Запад
(например, Казахстан). Считается, что эти страны, будучи традиционными,
пытаются сменить свою идентичность на западную;

в рамках социалистической интерпретации, опыт Советского Союза
трактуется как успешный евразийский опыт, а социализм - как
евразийский путь;

в постмодернизационной теории модернизация принимает новые
черты в связи с изменением не только стран, осуществляющих процесс
социальной трансформации, но и Запада. Постмодернизационная
интерпретация видит в евразийстве своеобразную конвергенцию
ценностей традиционного и современного общества.
52
Используется классификация В.Г. Федотовой. См.: Федотова В.Г. Модернизация «другой Европы». М.,
1997.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
Как только бывшие страны государственного социализма объявили
об отказе от коммунистической идеологии, туда сразу же хлынули
эксперты с рецептами быстрого перехода к рыночной экономике. В
начальный период реформ считалось, что это можно сделать довольно
легко: необходимо лишь проявить политическую волю, провести
приватизацию собственности и децентрализацию управления. Далее,
теоретически, должна была заработать «политическая теорема Коуза»:
давление со стороны новых «владельцев» повлечет за собой
автоматическое создание новых институтов, а мотивация максимизации
прибыли достаточна для того, чтобы эти институты стали эффективными.
В 90-е годы спонтанная самоорганизация общества сработала лишь
отчасти, что не помешало российской элите и в XXI веке провозгласить
курс на неомодернизационную модель, основанную на так называемом
«вашингтонском консенсусе». Вашингтонский консенсус представляет
собой рекомендации неолиберального характера по обеспечению
устойчивого роста экономики стран с формирующимся рынком,
предложенные группой экспертов Всемирного банка и Международного
валютного фонда в конце 80-х годов XX века. Этот комплекс
рекомендаций включает широкую открытость мировому рынку,
приватизацию государственной собственности, жесткий контроль
инфляции, соблюдение бюджетной дисциплины и т.д. Цели государства
сводятся к формулам абстрактно - индивидуалистического характера,
главным образом, к обеспечению прав и свобод граждан.
В послании Президента Российской Федерации Федеральному
Собранию 2003 года данная идея является ключевой: «Граждане должны
иметь возможность зарабатывать деньги и вкладывать их в свою страну».
Эта мысль свидетельствует о приоритете либеральной политики: развитии
свобод и строительство государства, предоставляющего публичные услуги
со ставкой на собственников, которые могут стать базой политического
режима.
В послании Президента 2004 года также подчеркнуто, что
несвободный человек не в состоянии позаботиться ни о себе, ни о Родине.
Так как, созидательную энергию и предприимчивость нельзя вести указом,
то все проблемы должны решаться государством в союзе с бизнесом.
Бизнес должен быть огражден от попыток государственных учреждений,
наделенных функциями по контролю и надзору, навязать ему свои
«услуги». Необходимо резко сократить административное давление на
деловые круги и обеспечить эффективную защиту прав собственности.
В дальнейшем близкие к власти слои собственников, стремясь
сохранить свои позиции стали ориентироваться на установление
стабильности. Это, в свою очередь предполагает меры, направленные на
ослабление недовольства широких масс населения. Научное сообщество
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
вообще никогда не отказывалось от идеи минимума благосостояния для
всех.53
Соответственно, в послании Президента от 2004 года цель,
формально вписывающаяся в рамки «Вашингтонского консенсуса»,
распалась на задачи, отраженные в общедоступных понятиях. В.В. Путин
призвал сконцентрироваться на проблемах, «затрагивающих практически
каждого гражданина, каждую российскую семью»: доступное жилье,
качественная медицина, хорошее образование плюс вера в собственные
силы.
В начале XXI века часть западных экономистов, подвергла резкой
критике вашингтонский консенсус и попыталась дать ответ на вопрос
каким образом можно «сочетать рынок и государство». Из них набольшую
активность проявляет лауреат нобелевской премии Джозеф Стиглиц,
открыто поставивший под сомнение способность «невидимой руки»
обеспечить подобное сочетание и призывающий к построению общества
«демократического идеализма», предполагающему в качестве основной
цели обеспечение полной занятости.54
Провал реформ во многих странах с формирующейся рыночной
экономикой объясняется тем, что рекомендации сторонников
вашингтонского консенсуса претворялись в жизнь некомпетентными
администраторами. Учебники, написанные в США и широко
распространенные в мире, по мнению Д. Стиглица, хороши только для
обучения студентов, а не в качестве рекомендаций правительствам.55
Дж. Стиглиц последовательно предлагает увеличить число целей
модернизации
на основе нескольких принципов, так называемых
«мостов»:

признание того, что страна нуждается в стратегии роста и не должна
концентрироваться только на финансовой стабилизации;

признание того, что невыполнение крупными корпорациями
формальных и неформальных обязанностей перед государством создает
возможность исправления ранее допущенных ошибок;

признание необходимости структурной перестройки экономики;

признание необходимости восстановления социального контракта и
реинвестирования в человеческий капитал.
Фактически, первый принцип заключается в отказе от
«инфляционной паранойи» и нормальное восприятие низкого курса
национальной валюты. Второй принцип предусматривает ограниченную
деприватизацию и увеличение налогов на доходы от факторов с
неэластичным предложением. Третий принцип может найти свое
53
См.: Россия после Ельцина: возможен ли новый курс? // Вестник МУ. Сер. 12. Политические науки. –
2000. - № 5. – С. 9.
54
Дранкур М. Капитализм по Джозефу Стиглицу // Социальные и гуманитарные науки. Реферативный
журнал. Сер. 2. Экономика. 2005. - № 4. – С. 8.
55
Абрам-Фруа Ж., Дезэг Б. От Вашингтонского консенсуса к консенсусу Стиглица // Социальные и
гуманитарные науки. Реферативный журнал. Сер. 2. Экономика. 2004. - № 2. – С. 13.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
выражение в создании сети средних предприятий, специализирующихся на
выпуске высокотехнологичной продукции и мерах по снижению
банковского процента. Все вышеперечисленные мероприятия в той или
иной степени нашли свое выражение в российской политикоэкономической доктрине 2000-х годов.
В концепции Дж. Стиглица наиболее сложным для практической
реализации признается четвертый «мост», так как инвестиции в
здравоохранение и образование в современных условиях требуют (кроме
наличия соответствующих финансовых ресурсов) преодоления подхода,
заключающегося в разделении функций государства и частного сектора,
которые должны рассматриваться не как оппоненты, а как партнеры.
В XXI веке по настоящему демократические институты в Российской
Федерации отсутствуют. Арифметическое большинство граждан в России
твердо высказывается за «отмену» всех прав человека кроме прав на
бесплатные общественные блага. Большинство избирателей отвергает
прозападные либеральные партии и выступает за раздачу денег резервного
фонда населению.56 Либеральные права и свободы в духе вашингтонского
консенсуса, без которых «вообще ничего невозможно сделать» не
являются обеспечением устойчивого развития нашей страны «снизу», оно
обеспечивается прогрессивной бюрократией «сверху».
В сентябре 2005 года Президент Российской Федерации выступил с
инициативой реализации национальных проектов, которые должны
обеспечить прорыв в области здравоохранения, образования, обеспечения
населения жильем, а также в агропромышленном комплексе.
Национальные проекты должны реализовываться в рамках «концентрации
бюджетных и административных ресурсов на повышении качества жизни
граждан России», курса на «инвестиции в человека». По сути, произошел
отказ от старой экономической парадигмы, предполагающей, что
абсолютным благом является экономический рост.
В рамках национальных проектов планируется:57
в здравоохранении

повышение квалификации участковых врачей и повышение
обеспеченности ими населения;

обновление парка автомобильного транспорта службы скорой
медицинской помощи;

предотвращение числа заразившимся ВИЧ не менее чем на 1000
человек в год, гепатитом – в три раза, введение программ по ранней
диагностике наследственных заболеваний;

увеличение в четыре раза объемов высокотехнологичной
56
Даже среди экономистов распространена практика сравнения любых государственных инвестиций с
объемом золотовалютных резервов и стабфонда. См.: Батчиков С. Выдвижение «приоритетных
национальных проектов»: шаг к долгожданной социальной переориентации реформационного курса? //
Российский экономический журнал. – 2005. - № 9-10. – С. 3.
57
См.: Медведев Д. Нацпректы в режиме ручного управления // Российская газета. – 2006. – 14 февраля.
– С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
медицинской помощи;
в образовании

оказание на условиях конкурсного отбора государственной
поддержки школам, вузам, учителям и талантливой молодежи;

подключение всех школ к сети Интернет;

создание университетских центров и бизнес школ;

выплата дополнительного вознаграждения преподавателям за
классное руководство;

предоставление субсидий сельским школам на приобретение
автобусов;
в жилищной сфере

улучшение жилищных условий молодых семей, ветеранов и
инвалидов, перед которыми уже имеются государственные обязательства
по предоставлению жилья;

увеличение объемов ипотечного кредитования и снижения ставки по
нему;

снижение износа коммунальной инфраструктуры за счет увеличения
доли частных инвестиций в ЖКХ;
в агропромышленном комплексе

увеличение объема продукции фермерских хозяйств;

улучшение жилищных условий молодых специалистов на селе.
Изначально было объявлено о четырех национальных проектах, но
уже 10 мая 2006 года в послании Федеральному собранию В.В. Путин
констатировал угрозу демографической ситуации в стране и по
прошествии нескольких месяцев к уже существующим национальным
проектам добавился пятый – демографический. В Послании 2007 года
Президент еще более открыто заявил о необходимости руководящей роли
государства в экономике. На создание специального фонда
реформирования ЖКХ, на ремонт жилищного фонда, создание фонда
национального благосостояния, и т.д. предполагается выделить
значительные средства.
Некоторые ученые истолковали сам факт выдвижения национальных
проектов как смену стратегического курса в политико-экономической
практике, теоретической дискуссии и господствующем мышлении.
«Государственный капитализм, интервенционизм и популизм – это
принципиально иная модель экономического развития, чем та, создание
которой было официально провозглашено в 2000 году».58 Подобные
высказывания видимо следует воспринимать как часть дискуссии
ведущейся между сторонниками активной государственной политики и
учеными, отстаивающими «минимальное государство». Последних скорее
тревожит мнимая эволюция общественного восприятия места государства
58
См.: Илларионов А. Опасный поворот // Российская газета. – 2005. – 23 сентября. - № 213. – С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
в экономике и покушение на «священные права собственности», чем
реальные шаги в макроэкономической сфере.
Тем не менее, следует признать, что национальные проекты в корне
отличаются от стандартных методов реализации государственных функций
в постсоветской России, так как представляют собой обозначенные
приоритеты развития государства. В условиях разворачивающегося
мирового экономического кризиса 2008-2009 годов становится возможным
проанализировать результаты «проектного подхода» в контексте развития
страны и угроз национальной безопасности. Экономико-политические
итоги 2008 года в Российской Федерации противоречивы. Разумеется, уже
нет никакой необходимости сосредотачиваться на проблеме выживания
населения и предприятий «как частном случае экономического
развития».59 Все показатели, характеризующие текущие и среднесрочные
аспекты экономической динамики и социального развития по сравнению с
90-ми годами XX века выглядят удовлетворительно. Темп прироста ВВП,
рост промышленности и обрабатывающих отраслей, прирост инвестиций в
основной капитал, рост потребления домохозяйств, объем валютных
резервов и т.д. не может не радовать.
Но экономическая динамика наблюдается на фоне нарастания
популизма, а достигнутые к настоящему времени успехи, по мнению
многих экспертов, едва ли связаны с возросшим качеством управления.60
Наблюдается прогрессирующая переориентация России на эксплуатацию
природных богатств: финансовые потоки концентрируются в добывающих
отраслях и под контролем государства, минуя машиностроение,
направляются в потребительский сектор. Россия практически не
производит
конкурентоспособных
товаров,
поэтому
продукция
отечественной промышленности сориентирована исключительно на
внутренний рынок, раздутый нефтедолларами.
Данная ситуация консервирует российскую политическую систему.
Когда в государстве со средним уровнем развития, существует источник
дешевых денег, там формируется полуторопартийная политическая
система с партией власти во главе. Она обеспечивает стабильность, но
чревата коррупцией, низкой эффективностью институтов.
Что же касается реализации национальных проектов, то
наибольшие успехи достигнуты в сфере образования и здравоохранения.
Это не удивительно, так как они не требовали никаких институциональных
реформ, а лишь механической закачки средств в отрасль. Высокая
инфляция 2007 года и кризис ликвидности 2008 года фактически
поставили крест на проекте «доступное жилье» – даже прилично
зарабатывающие семьи не в силах оплатить ипотеку. Прогресс в этой
области зависит в основном от эффективности властей субъектов
59
Самсонов К. Элементы концепции экономической безопасности // Вопросы экономики. – 1994. - № 12.
– С. 16.
60
См.: Самохвалов А. Третий президент России // Свободная мысль. – 2008. - № 2. – С.13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
федерации. Однако в России оказывается абсолютное предпочтение
централизованному вложению средств в регионы (даже ресурсно богатые).
На всех уровнях государственного и корпоративного управления
растет документооборот и борьба за ренту (тенденция переводить
ожидаемую прибыль в издержки конкурентов), все большее количество
людей контролирует выполнение распоряжений и правомерность
расходования выделенных «сверху» средств. Сознательное искажение
экономических показателей в форме «соревнований» и бесконечного
перевыполнения планов, о чем в первые годы после распада СССР стали
забывать, вновь существует в широких масштабах.
В целом «демократический идеализм» Дж. Стиглица мыслится в
Российской Федерации как реализация любых мероприятий через
иерархически организованную структуру. Под данное положение активно
подводится теоретическая база в виде утверждений, что «рациональнокорпоративная система связей не воспринимается в условиях российской
правовой культуры», которая основана на личностных качествах
бюрократов, «идеологических мотивах служения высшим общественным
целям и идеалам, духовных основах правосознания государственных
служащих».61 В этом, разумеется, есть правда: от российского государства
требуют всего и везде, ссылаясь на его гигантские возможности, но самый
добросовестный российский чиновник вынужден работать в условиях
административного рынка и инстититуциональной коррупции, так что
говорить о повальном следовании «духовным основам» вряд ли возможно.
Порочность управления посредством иерархически организованных
систем была показана в свое время Ф. Энгельсом в письме К. Шмидту.
Энгельс отмечал, что как только возникает новое разделение труда, как
только возникает новая самостоятельная область деятельности и новая
структура, так сразу же начинается обратное (не всегда конструктивное)
воздействие на условие и ход производства.62 Любая «фирма» согласно
Рональду Коузу может расширяться до тех пор, пока издержки контроля за
ее сотрудниками меньше издержек защиты прав собственности. В
противном случае воздействие управляющей системы (государства) на
процессы
в
управляемой
системе
приобретают
характер
псевдорегулирования. Концентрируя государственные ресурсы на
ограниченном участке, можно добиться успехов, и чем значительнее
привлеченные ресурсы, тем более потрясающим будет успех. Но как
показывает опыт, общего модернизационного результата можно добиться
только опосредованно и постепенно.
С конца XIX века и до нефтяного кризиса 70-х годов происходила
интенсивная и прогрессирующая концентрация процесса принятия
решений, в результате чего были созданы мощные иерархические
61
См.: Андриасов А.Р. Политико-правовые режимы институциональной трансформации
государственной власти в России // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Ростов-на-Дону – 2008. – С. 7-8.
62
Маркс К., Энгельс Ф. Конраду Шмидту // Полн. Собр. соч. – Т. 37. – С. 417.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
структуры. В дальнейшем информационная революция, связанная с
многократным увеличением скорости обработки информации придала
процессу модернизации в XXI веке новый характер: теперь она означает не
развитие, а ломку громоздких индустриальных структур. 63
Изобилие информации, темпы роста которой опережают объем
производства в целом, неизбежно ведет к децентрализации и уменьшению
размеров организаций. Это в свою очередь ведет уменьшению издержек
рыночного взаимодействия. В этом смысле, Вашингтонский консенсус
можно рассматривать не как проявление доминирования одной
единственной сверхдержавы, а как следствие развития информационных
технологий.64
Централизация
экономит
информацию,
но
командноадминистративная вертикаль эффективна только при управлении
простыми
системами,
в
которых
отсутствуют
элементы
саморегулирования или в краткосрочных кризисных ситуациях. Кроме
того, чем централизованнее система, тем она более склонная к искажению
информации, на что обращал внимание еще Ф. фон Хаек. Чем более
централизовано общество, тем легче бюрократии противодействовать
всяким инновациям. Под воздействием изобилия информации любая
организация, если она желает сохранять свою эффективность,
трансформируется в сторону децентрализации.
Практически все участники развернувшейся в последние годы в
России дискуссии согласны с тем, что стратегия достижения поставленной
цели (обеспечение высокого уровня жизни граждан страны) должны быть
комплексной, то есть должна включать:

меры по расширению частной инициативы и конкуренции (в
настоящее время конкуренция существует в основном на рынке торговли
азиатским ширпотребом);

взаимодействие бизнеса и общества;

сильное (в смысле эффективности) государство;

развитие человеческого капитала;

защиту прав собственности;

снижение уровня коррупции, улучшение качества управления,
укрепление законности.
При этом необходимо понимать, что любые меры по
стимулированию инновационного развития как и пути повышения
конкурентоспособности национального производства не могут быть
реализованы в рамках жестких иерархически организованных структур изза ограниченной информационной емкости системы.
Россия отказалась как от модернизации советской, так и от
модернизации «ельцинской» и пошла по пути модернизации социально63
См.: Кортунов С.В. Национальная и международная безопасность. Концептуальные основы. М.: Изд.
дом ГУ ВШЭ, 2007 – С. 208.
64
См.: Роза Ж.-Ж. Кризис иерархических социально-экономических систем // Социальные
и
гуманитарные науки. Рефкеративный журнал. Серия 2. Экономика. – 2008. - № 1. – С. 8.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
консервативной, сделав акцент на принимаемые обществом адресные
преобразования. Данная модель несет в себе многочисленные
противоречия, в силу низкой эффективности государственной машины,
громадного
социального
расслоения,
высокой
монополизации
собственности и прав.
Вместе с тем, с ростом национального дохода становится
возможным решать масштабные социальные проблемы, что можно
рассматривать как инвестиции в долгосрочное развитие страны.
Литература
Володин А.Г. Гражданское общество и модернизация в России (истоки и
современная проблематика) // Полис. – 2000. - № 3.
Глобализация. Модернизация. Россия (Круглый стол) // Полис. – 2003. - № 2.
Карл Т.А., Шмиттер Ф. Демократизация: концепты, постулаты, гипотезы
(размышления по поводу применимости транзитологической парадигмы при изучении
транзитологической
парадигмы
при
изучении
посткоммунистических
трансформаций) // Полис. – 2004. - № 4.
Лебедева Т.П. Либеральная демократия как ориентир для посттоталитарных
преобразований // Полис. – 2004. - № 2.
Мельвилль А.Ю. О траекториях поткоммунистических трансформаций // Полс.
– 2004. - № 2, 3.
Никитченко А.Н. Транснационализация демократии (Третья волна
демократизации в свете теории международных отношений) // Полис. – 1995. - № 5.
Пантин В.И., Лапкин В.В. Волны политической модернизации в истории России
(К обсуждению гипотезы) // Полис. – 1998. - № 6.
Поляков Л.В. Методология исследований российской модернизации // Полис. –
1997. - № 3.
Ростоу Д.А. Переходы к демократии: попытка динамической модели // Полис. –
1995. - № 5.
Сунгуров А.Ю. Организации – посредники в структуре гражданского общества
(Некоторые проблемы политической модернизации в России) // Полис. – 1999. - № 6.
Харитонова О.Г. Генезис демократии (Попытка реконструкции логики
транзитологических моделей) // Полис. – 1995. - № 5.
Шестопал Е.Б. Авторитарный запрос на демократию или почему в России не
растут апельсины // Полис. – 2004. - № 1.
Шмиттер Ф. Размышления о гражданском обществе и консолидации демократии
// Полис. – 1995. - № 5.
Контрольные вопросы и задания
1.
Используя теорию Г. Алмонда и Л. Пая, определите наличие признаков
политической модернизированности современного российского общества.
2.
Какой из кризисов политического развития проявляется наиболее
отчетливо в России?
3.
Стало ли на ваш взгляд, российское общество более развитым в
политическом смысле? Аргументируйте свой ответ.
4.
Назовите истоки кризиса легитимности в России 90-х годов XX века, а
также способы его преодоления.
5.
Подумайте, какая связь существует между политическим развитием
России и темпами ее экономического роста?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
Глава 5. Суверенная Россия в условиях глобализации.
В 1648 году Вестфальский мир подвел итоги тридцатилетней
общеевропейской войны и в окончательном виде закрепил основные
положения государственного суверенитета:

верховенство и независимость государственной власти на его
территории;

самостоятельность в мировом общении;

целостность и неприкосновенность территории.
Вестфальская система стала зримым отрицанием национальными
государствами доминирования в Европе основных центров силы
Средневековья: Священной Римской империи и Римского Папы. Две
мировые войны не только не поколебали, но и существенно упрочили
данные положения. Организация объединенных наций была создана
суверенными государствами, поставившими перед собой цель не
допускать впредь подобных войн. Глава I Устава ООН провозглашает
принцип невмешательства во внутреннюю компетенцию любого
государства. В этом смысле ООН является наследницей Вестфальской
системы.65
Однако, Вестфальская система со времен своего возникновения не
обеспечивала истинного суверенитета в понимании Ж. Бодена. Она не
предусматривала запрета на ведение войн - напротив, она давала
государствам такое право. Пользуясь этим правом, Франция
способствовала отделению Североамериканских колоний от Англии,
Европейские монархи вмешивались в дела суверенной революционной
Франции, Наполеон смещал королей и перекраивал границы и т.д. В
результате система национальных суверенитетов никогда нормально не
действовала и не мешала «праву сильного».66
В XX веке принцип государственного суверенитета приводил к
массовым нарушениям прав человека. Фашистские режимы Европы не
подвергались санкциям за преследование евреев и национальных
меньшинств, СССР был исключен из Лиги наций не за сталинский террор,
а за нарушение суверенитета Финляндии.
В начале XXI века суверенитет государств в достаточной степени
ограничен, хотя он по-прежнему является основой их конституционного
строя. Принцип государственного суверенитета имеет влиятельных
противников в лице транснациональных корпораций, так как
национальные границы и национальная идентичность мешают свободному
перемещению факторов производства. Элита Запада воспринимает
фактическое ограничение суверенитета как неизбежное проявление
глобализации и проблем, возникших после 11 сентября 2001 года.
Считается, что в новых условиях не все государства могут эффективно
65
66
См.: Зорькин В. Апология Вестфальской системы // Россия в глобальной политике. – 2004. - № 3.
Павловский Г. Пришли к согласию // Российская газета. – 2006. – 6 сентября. - № 197. – С. 4.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
обеспечить соблюдение прав человека и эффективное управление.
Отношение к государствам как к равным по праву мешает относиться к
людям как к равным по праву. Теоретическое обоснование данная идея
получила в трудах итальянского правоведа Марио Беттати, который
выдвинул теорию droit d'ingerence или «права интервенции».
В конце 60-х годов XX века в Нигерии шла гражданская война
между этническими общинами. Она унесла более миллиона жизней.
Правительственная армия, состоящая в основном из представителей
народности хауса, на глазах европейцев добивала в госпиталях раненых, не
отличая мирных жителей от повстанцев. Группа французских медиков,
одним из которых был будущий министр иностранных дел Франции
Бернар Кушнер, стали горячими проповедниками «права интервенции». Не
отрицая прямо суверенитет государства как основу системы
международных отношений, Б. Кушнер утверждает, что он не может
служить основанием для массовых убийств.
Во многом благодаря Б. Кушнеру и организации «врачи без границ»
сформировалось новое видение гуманитарных акций: теперь они должны
служить не только для облегчения последствий войны, но и для
исправления ситуации в целом. Когда имеют место тяжкие нарушения
прав человека, геноцид и этнические чистки, государства должны
вмешаться, чтобы положить им конец, если понадобиться – то и с
применением силы. Часто последствием применения данной доктрины
является смена режима.
Принцип суверенитета включен в последовательный ряд резолюций
Генеральной ассамблеи ООН: «Уважение принципов национального
суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств в ходе
процессов выборов», а также в другие резолюции.
В них в частности указано на:

равноправие и самоопределение народов и их право свободно и без
вмешательства извне определять свой политический статус и осуществлять
свое экономическое, социальное и культурное развитие в соответствие с
Уставом ООН;

право народов определять методы и создавать институты, связанные
с процессом выборов, без вмешательства извне из чего следует, что
государствам необходимо создавать механизм выборов, руководствуясь
национальным законодательством;

то, что любые действия, которые представляют собой попытку прямо
или косвенно вмешаться в ход свободного развития национальных
процессов или повлиять на их результат, нарушают дух и букву
принципов, закрепленных в Декларации о принципах международного
права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между
государствами в соответствии с Уставом ООН.
Однако, начиная с 2001 года в резолюциях «Уважение принципов
национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела
государств в ходе процессов выборов как важный элемент поощрения и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
защиты прав человека» 56/154 (2001) и 58/189 (2003) принцип
суверенитета
размывается,
исключается
пункт,
осуждающий
вмешательство в процесс выборов, приоритет отдается поощрению защите
прав человека.
В 1989 году в стенах ООН слало обсуждаться и «право
интервенции». Констатировалось, что принцип невмешательства во
внутренние дела государства становится тормозом согласованного
развития мира. В 1991 году по коллективному решению государств –
членов ООН был нарушен суверенитет Ирака. В дальнейшем был нарушен
суверенитет Сомали, Югославии и Афганистана.
Сторонники «права интервенции» предлагают в перспективе
заменить государственный суверенитет понятием «мягкого суверенитета»
и «сетевого управления» как основой нового подхода к управлению
глобальной безопасностью. В основе подобного подхода лежит
представление о постепенной замене классического государства
информационным обществом. По мере того как человеческая деятельность
все более перемещается в виртуальный мир, мировой порядок заменит
сетевой этикет. Государственные границы, а затем и сами государства
постепенно сойдут на нет; контроль за соблюдением правовых и
моральных норм постепенно перейдет к «кураторам сети» – высшей касте
сетевого общества.
Советник президента Франции Ф. Миттерана и первый руководитель
Европейского банка реконструкции и развития Жак Аттали считает, что
человечество XXI, пройдя через период сосуществования многочисленных
центров силы, придет к появлению так называемой «гиперимперии».
Рынок приобретет планетарные масштабы, он будет функционировать без
демократии, когда будет доминировать не какая-либо страна, а рынок в
целом. Последует глобальная приватизация экономики, во всех сферах
утвердится главенство мировых корпораций, а понятие «нация»
превратится в «отзвук былых реалий».67
В «гиперимперии» каждый превратиться в своего собственного
преподавателя и своего собственного контролера. Главным ограничителем
свободы будет служить самоконтроль. Такой империей без центра и
границ будут управлять «гиперкочевники», каждый останется лоялен
только самому себе, закон будет заменен контрактом, а юстиция
арбитражем. Нормы, которым должны будут следовать индивиды и фирмы
будут устанавливаться страховыми компаниями.
В 1992 году возник прообраз «сетевого государева» – Европейский
Союз. И хотя большинство граждан европейских стран осознают себя
скорее немцами, британцами, поляками и т.д., чем европейцами,
существует мнение, что молодое поколение в будущем преодолеет
«синдром национального государства». Весьма популярным в Европе
67
Аттали Ж. Понятия «нация» превратиться в отзвук былых реалий // Россия в глобальной политике. –
2007. – Том 5. - № 2. – С. 55.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
является принцип субсидиарности, согласно которому, проблемы
передаются на тот уровень, на котором они могут быть эффективно
решены.
Однако, для подавляющего числа стран принцип государственного
суверенитета
остается
незыблемым.
Кроме
того,
принцип
государственного суверенитета вступил в противоречие с правом наций на
самоопределение.
В период противостояния Запада с Советским Союзом был рожден
термин sovereign democracy. Под этим термином понималась независимая
демократия, а конкретно – демократия, независимая от СССР. После
некоторого периода забвения термин был востребован в XXI веке, но
применяется он в двух значениях:

как «восточноевропейская» демократия, независимая от России
(применен в октябре 2005 года вице-президентом США Д. Чейни, на
саммите глав государств в Вильнюсе);

как стратегия комплексной, последовательной и жесткой защиты
национальных интересов – при сохранении открытости страны,
демократических институтов и рыночной экономики (применен в феврале
2006 года заместителем главы администрации Президента Российской
Федерации Владиславом Сурковым в выступлении перед активом партии
«Единая Россия»).68
В данной трактовке концепции «суверенной демократии»
суверенитет рассматривается как аналог конкурентоспособности, так как
суверенный контроль над важнейшими отраслями промышленности и
сферами общественной жизни обеспечивает конкурентоспособности
«политическую рамку». Мир должен стать свободным, а все государства –
обрести возможность решать за себя, в соответствии с собственным
пониманием национальных интересов.
Понятие демократии является ключевым в западной политикоправовой традиции. Но интерпретация демократии в исламской традиции
существенно отличается от западной. Руководство Китая, Уго Чавес, Иво
Моралес и др. также говорят о торжестве демократии. Даже в западноориентированных
государствах
Азиатско-Тихоокеанского
региона
понимание демократии своеобразно. Конец холодной войны совпал с
ростом неравенства между «севером» и «югом», что вызвало противоречия
между концепцией прав человека и культурной идентификацией.
В 2000 году Юбилейный архиерейский Собор Русской Православной
церкви принял фундаментальный документ по общественно значимым
вопросам – основы социальной концепции Русской Православной Церкви.
В нем констатировалось: «По мере секуляризации высокие принципы
неотчуждаемых прав человека, превратились в понятие о правах
индивидуума вне его связи с Богом. При этом охрана свободы личности
68
Президентом Соединенных Штатов Джорджем Бушем введен в политологический оборот конструкт
«демократия как везде», который, однако пока не стал достоянием политической науки.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
трансформировалась в защиту своеволия, а также требование от
государства гарантий определенного материального уровня существования
личности».69
В 2006 году Всемирный русский народный Собор, предложил
«нравственную» концепцию прав человека.70 РПЦ выбрала этот вопрос в
качестве приоритетного, так как современное их прочтение нередко входит
в конфликт с вероучением. Собор выступил за право на жизнь, но против
«права на смерть», за право на созидание и против «права» на разрушение.
Собор признал права и свободы человека в той мере, в какой они помогают
восхождению личности к добру, охраняют ее от внутреннего и внешнего
зла, позволяют ей положительно реализоваться в обществе. Личность,
реализуя свои интересы, призвана соотносить их с интересами семьи,
местной общины, народа, всего человечества. Признается опасным
«изобретение» таких прав, которые узаконивают поведение, осуждаемое
традиционной моралью и всеми историческими религиями. Попытки
использовать права человека для продвижения политических,
идеологических, военных и экономических интересов, для навязывания
определенного общественного и государственного строя были отвергнуты.
Таким образом, Русская православная церковь выразила намерение
восполнить концепцию прав человека нравственным измерением: права
человека призваны защитить достоинство человека, которое не может быть
безнравственным.
28 июня 2007 года состоялся круглый стол правозащитных
организаций Тульской области. В качестве основных отечественных
нравственных и этических критериев деятельности Некоммерческих
организаций в области обеспечения прав граждан было выделено
следующее:

права человека неотделимы от обязанностей;

защита прав человека не должна осуществляться за счет нарушения и
ущемления прав других граждан и коллективных прав граждан;

нравственные нормы приоритетны в правозащитной деятельности;

защита конституционных прав не должна приводить к блокированию
или нарушению деятельности органов власти;

высокий общественный авторитет, патриотизм и высокий
профессиональный уровень – необходимые качества для актива
правозащитных организаций.
Опираясь на эти положение, в перспективе, возможно найти общие
для всех культур аспекты прав человека, заключающихся в введении не
единого культурного, а единого правового стандарта защиты достоинства.
Каждый человек имеет право на пользование благами культурной жизни,
но культурные права не являются неограниченными: ссылка на них,
69
Цит. по: Чаплин В. Православная церковь и проблематика прав человека // Свободная мысль. – 2006. № 4. – С. 151.
70
См: Митрополит Кирилл – об итогах Всемирного русского народного Собора // Российская газета. –
2006. – 21 апреля. - № 84. – С. 1.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
оправдывающая нарушение других прав недопустима. Ни одна культура не
может претендовать на практику рабства, дискриминацию на основе языка
и религии и т.п. хотя для многих культур эти явления были естественны. В
тех случаях, когда традиционная культура эффективно обеспечивает
защиту человеческого достоинства, права человека будут органично в нее
вписываться.
Согласно Конституции
Российской Федерации носителем
суверенитета и единственным источником власти является ее
многонациональный народ. Поэтому государственный суверенитет России
представляет собой выраженный особым политико-правовым способом
суверенитет народа. Представление людей о государстве как о чем-то
внешнем по отношению к индивиду не лишено оснований. Но целью
демократии является преодоление данного барьера, обеспечение
восприятия государства как организации, эффективно выражающей
интересы отдельного человека и общества, устранение нигилизма из
политической практики. Именно с позиций взаимосвязи понятий
«государственный суверенитет» и «народный суверенитет» и следует
рассматривать понятие «демократия».71
Основным критерием демократичности общества является даже не
система выборов органов государственной власти, которая может быть
достаточно формальной, а степень свободы. Но степень, до которой может
дойти свобода определяется обществом самостоятельно, в зависимости от
превалирующей в обществе системы ценностей. Что касается внутренних
убеждений человека, то демократическое государство, конечно имеет
крайне незначительную возможность воздействия на них. Но относительно
санкций за деструктивное поведение именно суверенное государство несет
полную ответственность.
Председатель конституционного суда Российской Федерации
Валерий Зорькин считает, что в решении вопроса о государственном
суверенитете необходимо просто следовать российской конституции.
Конституция с одной стороны признает приоритет международного права
над национальными законами, как признание необходимости защищать
права человека. С другой стороны, Конституция закрепляет
государственный суверенитет Российской Федерации, то есть
суверенитет России как нации, соединенной с другими суверенными
нациями в рамках ООН.72
Концепция «суверенной демократии» исходит из того, что
управляемость государства отнюдь не тождественна управлению с
помощью «сильной руки». Не только вертикаль государственного
управления, но и устойчивость национальной политической системы
являются надежной гарантий государственного единства. Практически
суверенитет всегда адекватен развитию экономики, которой он и
71
Лебедев В., Киреев В. Идея суверенной демократии на политическом горизонте России // Российская
газета. – 2007. – 11 апреля. - № 75. – С. 10.
72
Пришли к согласию // Российская газета. – 2006. – 6 сентября. - № 197. – С. 3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
обеспечивается. Национальный суверенитет не может обеспечиваться
ненациональной
промышленностью,
ненациональным
сельским
хозяйством и ненациональными финансами. Демократические институты
также адекватны уровню экономического развития страны.
Для обеспечения собственного суверенитета, Россия также остро
заинтересована в сохранении суверенитетов и другими членами мирового
сообщества. Отстаивание подобной позиции на международной арене –
это в определенной степени бремя: защиты страны обладающей
максимальным суверенитетом ищут другие страны и народы. По мнению
редактора «Московских новостей» Виталия Третьякова, высшая форма
суверенности - это статус союзообразующей страны. Именно таким
статусом Россия обладает исторически.73 Понятие суверенитета не
является статичным, оно эволюционирует вместе с государством и
обществом. В настоящий момент государственный суверенитет может
быть ограничен, когда речь идет о международной безопасности, борьбе с
терроризмом, недопущении этнических чисток, геноцида, наркоторговли и
торговли людьми. Однако, механизмы ограничения государственного
суверенитета должны действовать в рамках легитимных структур,
региональных и межрегиональных объединений государств.
Таким образом, концепция суверенной демократии должна
основываться на современном понимании соотношения закрепленных в
нормах права критериев:

независимости многонационального российского народа и
государства, как организации выражающей его власть;

возможности общества эффективно участвовать в формировании
государственных органов и государственном управлении;

возможности индивида реализовать свое право на свободу,
экономическое и духовное развитие.
Перемены, происходящие в мире, диктуют необходимость
изменения международно-правовых норм, которые в свою очередь
регулируют новые явления и процессы. России важно не только не
выпасть из глобального пространства, но и построить с ним
взаимовыгодные отношения, основанные на открытости. Но при этом
народы Российской Федерации должны точно соотнести открытость и
риск с ней связанный.
Литература
Авцинова Г.И. Социально-правовое государство: сущность, особенности
становления// Социально-гуманитарные знания. - 2000. - № 3.
Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и политические проблемы. -М.
1997.
Калина В.Ф. Принцип федерализма на российской почве// Социальногуманитарные знания. - 2000. - № 1.
Козлихин И.Ю. Идея правового государства: история и современность. - СПб.,
73
Там же. – С. 4.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
1993.
Кочетков А.П. Некоторые особенности социально-политической эволюции
Российского государства// Вестник МГУ. Сер. 12. - 2002. - № 1.
Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права// Государство и
право.-2001. -№7.
Миголатьев А.А. Философия государства// Социально-гуманитарные знания. 2001. -№ 6.
Романов P.M. Российский парламентаризм: генезис и организационное
оформление// Полис. - 1998. - № 5.
Спиридонова В.И. Слабое и сильное государство как две исторические модели в
современных условиях// Вестник МГУ. Сер. 12. - 2001. - № 4.
Станкевич Э.А. История крушения СССР: политико-правовые аспекты. -М.:
Изд-во МГУ, 2002.
Сумбатян Ю.Г. Монархия - традиционная форма государственности// Вестник
МГУ. Сер. 12. - 2001. - № 1.
Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий// Государство и право. 1997.-№ 2.
Федотова В. Социальное государство и рынок// Свободная мысль. - 2002. -№7.
Хабибулин А.Г. Научные основы типологии государства: вопросы теории и
практики. - СПб., 1997.
Хасбулатов Р.И. Бюрократическое государство. - М., 1991.
Чиркин В.Е. Современное государство. - М.: Международные отношения, 2001.
Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности и современное государство//
Г'осударство и право. - 2002. - № 2.
Шинкарецкая Г.Г. Союзное государство Белоруссии и России// Государство и
право. - 2001. - № 4.
Контрольные вопросы и задания
1.
Вспомните, какие основные функции выполняет государство.
Проанализируйте высказывания российских мыслителей (приводятся ниже) и
определите, какие из них направлены на социальную сферу жизни общества:
а) Ю. Крижанич («Из политических дум»): царская обязанность «учинить
многолюдство, заботиться о мире, установить дешевизну, печалиться и заботиться
о чести народной и о содействии общему благу»;
б) М. Ломоносов («О размножении и сохранении российского народа»): «Начало
сего полагаю самым главным делом: сохранением и размножением российского народа,
в чем состоит величество, могущество и богатство всякого государства, а не
обширности, тщетной без обитателей»;
в) А. Радищев («Путешествие из Петербурга в Москву»): «дайте народу
работу, но с работой и плату», что избавит «от наготы» и «птенцы его не
погибнут».
2.
Почему на Западе люди традиционно воспринимают государя как
тирана, а на Востоке как благодетеля?
3.
В чем на практике выражается государственный суверенитет?
4.
Чем был СССР – унитарным государством или федерацией?
Аргументируйте свой ответ.
5.
Чем, по вашему мнению, можно объяснить доминирование
исполнительных органов власти в структуре государственной власти современной
России?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
Глава 6. Государство в России – трудный путь к праву.
Политическая мысль Запада в понимании сути государства, чаще
всего исходила из того, что оно не может быть справедливым по
определению; государство стремиться к тирании и должно быть
ограничено правом. Однако, давно замечено, что слово «право» вызывает у
людей две существенно различные ассоциации. Одни вспоминают кодексы
(главным образом уголовный); в уме других всплывают вольнолюбивые
тексты декларации прав человека. Одни склонны связывать сущность
права со словом «Порядок», другие со словом «Свобода». И не та, и не
другая ассоциация не может быть отброшена как ложная.
Феодальные междоусобицы и религиозные войны XV - начала XVIII
веков несли Европе бесчисленные бедствия. В этот период общественным
доверием пользовалось понимание права, которое определялось как
совокупность установленных или санкционированных государством
обязательных правил. Такое понимание права характерно для
юридического позитивизма (или «легизма»). Предполагалось, что
государственные постановления и предписания в принципе охватывают
всю гражданскую жизнь, и поэтому любая новая инициатива в области
свободы должна быть санкционирована в виде личной или корпоративной
привилегии.
Однако, кризис феодально-абсалютиской государственности
обнаружил, что указная законность не только не способствует
оздоровлению общества, но и оказывает разрушительное воздействие на
экономическую жизнь и нравы. Осознание данных фактов позволило
развить либеральное или естественно-правовое истолкование права, что
стало основой идеи гражданского общества. В этой трактовке гражданское
общество по сути своей – общество буржуазное, основанное не столько на
вертикальных структурах, сколько на горизонтальных связях и договорных
началах. Из подобного понимания устройства общества, органически
вытекает и идея о необходимости ограничения самой государственной
власти. С позиций классического либерализма, если общество решило
данную задачу - то государство становиться правовым.
Правовое государство – это одновременно и практика организации
политической власти и определенная философско-правовая теория. Для
Дж. Локка и Ш. Монтескье, идея правового государства представляла на
практике ограничение власти монарха, путем рассредоточения власти
среди различных социальных слоев и представляющих их интересы
правовых институтов, то есть правовое государство выражалось практикой
разделения властей. Под свободой понималась свобода личная,
выражающаяся в независимости личности от государства.
С философским обоснованием либеральной теории правового
государства выступил И. Кант. Кант считал, что благо государства
состоит в высшей степени согласованности государственного устройства с
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
правовыми принципами и стремиться к такой согласованности нас
обязывает разум через категорический императив: «Поступай внешне так,
чтобы свободное проявление твоего произвола было совместимо со
свободой каждого, сообразной со всеобщим законом».74
Если у Канта правовое государство – это долженствование, то у
Гегеля – действительность, практическая реализация разума в
определенных формах бытия людей. Государство, согласно Гегелю, это
тоже право, вся система права, включающая в себя более абстрактные
права: личности, семьи и общества. Гегель превозносит государство, но
государство правовое, как наиболее развитую действительность свободы.
Вместе с тем, необходимо отметить, что и легистское понимание
правового государства в Новое и Новейшее время также получило свое
развитие. Примером такой теории является «Чистое учение о праве»
Ганса Кельзена. Право и государство в учении Г. Кельзена
отождествляются, всякое государство с его точки зрения является
правовым. Г. Кельзен приводит в пример государства в Тунисе и Алжире в
XVI-XIX веках, которые номинально считались частью Османской
империи, но фактически были просто пиратскими сообществами. Г.
Кельзен считает, что пиратскими они были только с точки зрения
европейцев, на самом же деле их внутренний порядок запрещал
применение силы, и этот запрет реально действовал. Этот принудительный
порядок являлся правом. С точки зрения Г. Кельзена, оценить право с
точки зрения справедливо ли оно или нет - невозможно.
Таким образом, хотя идея правового государства, несомненно,
актуальна для нашей страны, каждый человек должен иметь ввиду, что
понятие это далеко не однозначно.
Уже Г. Гегелю принадлежит идея о материальной обеспеченности
формальной свободы граждан. Бедняк, которого нужда обрекла на
зависимое существование, скорее всего, будет изъявлять только волю
работодателя. Толпу всегда можно купить по недорогой цене. Эти идеи Г.
Гегеля в дальнейшем стали развиваться по двум путям. Первый представил
К. Маркс, который, оттолкнувшись от идеи частной собственности, стал
эволюционировать в сторону полного отказа от нее как источника
отчуждения. Второй подход получил свое развитие в трудах Лоренца
Штейна в сочинении «Социализм и коммунизм в современной Франции».
Л. Штейну чужд радикальный способ рассуждения: раз бедность сводит на
нет гражданские права, надо отложить борьбу за эти права как
преждевременную. Л. Штейн настаивает на том, что успешное
преодоление бедности возможно лишь в качестве продолжения и
увенчания двухвековой борьбы за формальные права.
В 1897 году, В.С. Соловьев в своей работе «Оправдание добра»
выдвигает
требование
«минимального
обеспечения
достойного
существования», которое государство, считающее себя нравственным,
74
Кант И. Сочинения. Т. 4.Ч. 2. - С. 140.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
обязано проводить неукоснительно и, если потребуется, в принудительном
порядке. П.И. Новгородцев наставал на том, что с одной стороны,
гражданские и гражданско – политические права обладают идеальносмысловым приоритетом по отношению к задаче обеспечения
«минимальных условий достойного существования»: в обществе, где не
существует свободы совести, свободы перемещения, выбора занятий и
гражданского волеизъявления, предоставление прожиточного минимума
не может иметь значения правовой формы. С другой стороны – гарантия
«минимальных условий достойного существования» рассматривается как
необходимая предпосылка всего комплекса гуманитарных прав. Самый
радикальный кодекс свобод может остаться простой декларацией, если не
будет включать в себя прав социальных.
В современной отечественной науке существует мнение, что в
России имеются достаточные «правовые корни» – исторические правовые
предпосылки, и этим Россия принципиально не отличается от других
государств Европы.75 При этом приводятся в пример договоры славян с
Византией и Соборное уложение царя Алексея Михайловича. Существует
и другая точка зрения, согласно которой правовое прошлое России
оказывается гораздо более сложным. Так, согласно идеологии
евразийства, к своему идеалу Россия идет не путем рационального
сознания, а через религиозно-положительный опыт. Наша страна
стремиться построить не правовое государство, а государство правды, то
есть подчинить его непреходящим ценностям, обуздать стихию
человеческой воли, добиться подчинения человека правде. Перед
государством правды и правовым государством стоят совершенно разные
задачи: первое должно вернуть «правду на землю», для второго
характерны только «материальные устремления».
Само государство в данной концепции описывается как
«демотическое». Это означает, что феномен народного суверенитета в нем
рассматривается не как атомизированный суррогат западной культуры, а
как органическое и организованное единство. Народ - это не случайный
набор граждан, а совокупность исторических поколений: прошедших,
настоящих и будущих. В отличие от тоталитаризма и теократии,
демотическое государство избегает принудительного внушения тотального
миросозерцания, однако власть традиционно обожествляется. Эта
легитимность власти обусловлена в России представлением о безусловной
необходимости сохранения политического единства в качестве
противовеса хаосу.
Правовое чувство переживается человеком как артикуляция личного
ощущения справедливости. По мнению Л.И. Петражицкого – это и есть
интуитивное право.76 И в этом решающую роль играет элемент
равноправия. Равноправие и неравноправие ощущаются только в
75
76
См.: Алексеев С.С. Философия права. М, 1998. – С. 265.
Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорий нравственности». Спб, 1907. – С. 502.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
межличностных отношениях. В 1970 году в свет вышла книга
американского философа Джона Роулса «Теория справедливости», в
которой он поставил цель выяснить условия существования свободного и
справедливого общества. Какими бы эффективными ни считались
социальные институты, если обнаружена несправедливость, их следует
заменить. Экономическое и социальное неравенство, справедливы только
тогда, когда несут общую пользу и компенсируют потери наиболее
незащищенных членов общества.
Оппонент Дж. Роулса американский философ Роберт Нозик в книге
«Анархия, государство и утопия» изложил собственную теорию
справедливости, исходя из концепции «минимального государства» где
каждый исходит из соображений личной пользы.77 Однако, подавляющая
часть российского общества считает, что подобное правовое государство
обречено на кризис, поскольку ведет к созданию глобального общества,
безнационального и безрелигиозного.
В России, в силу естественных потребностей упорядочивания
свободы, есть предпосылки для правового развития, но российское
представление о правовом государстве никогда не отличалось особой
целостностью. В нем всегда присутствовали элементы мозаичности,
сосуществования разнородных, не всегда совместимых элементов и
прямых заимствований. Наши расчеты быстрыми темпами построить
крепкую российскую государственность по западным образцам оказались
опрометчивыми. Огромное пространство страны, мультикультурализм и
этническая перемешанность, привели к тому, что интенсивно вводимые в
жизнь общества западные институты оказались неспособными обеспечить
динамичное реформирование и модернизацию. Отсюда и призывы к
крепкой государственности, означающие не что иное, как расширение
авторитарных методов властвования.
В связи с проблемой построения правового государства, перед
Россией стоит не задача механического преодоления тоталитаризма, а
задача постижения права. Постигнуть право - значит понять и открыть его
для себя, отбросив упрощенные, чисто внешние представления.
Необходимо увидеть в праве не просто законы, не просто некие веления и
требования порядка, государственную волю и общеобязательные нормы,
что-то сугубо внешнее, и, по большей части враждебное человеку, а
исконно свое, реально гуманистическое, неотделимое ни от одного от
людей.
Литература
Аваньян С.А. Федеральное Собрание России: перспективы совершенствования и
организации // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. – 2002. – № 2.
Авцинова Г.И. Социально-правовое государство: сущность, особенности
становления // Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 3.
77
Нозик Р. Анархия, государство и утопия. // Социальные и гуманитарные науки. Реферативный журнал.
Серия 3. Философия. - 1995. - № 1. – С. 156.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и политические проблемы. М., 1997.
Гегель Г. Философия права. – М, 1990.
Гоббс Т. Левиафан // Соч. в 2 т. Т.2. – М., 1990.
Гранкин И.В. Парламент России. – М, 2001.
Ильин М.В., Коваль Б.И. Две стороны одной медали: гражданское общество и
государство // Полис. –1992. – № 1 – 2.
Калина В.Ф. Принцип федерализма на российской почве // Социальногуманитарные знания. – 2000. – № 1.
Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. – М.,
2002.
Козлихин И.Ю. Идея правового государства: история и современность. – СПб.,
1993.
Кочетков А.П. Некоторые особенности социально-политической эволюции
Российского государства // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2002. – № 1.
Кудинов О.А. Разработка теории правового государства в российской науке
начала XX века // ОНС. – 2002. – № 3.
Ленин В.И. Государство и революция // Поли. собр. соч. Т. 33.
Локк Дж. Два трактата о правлении // Соч. в 3 т. Т.3. – М., 1988.
Мамут Л.С. Социальное государство с точки зрения права // Государство и
право.– 2001. – № 7.
Миголатьев А.А. Философия государства // Социально-гуманитарные знания. –
2001. – № 6.
Романов P.M. Российский парламентаризм: генезис и организационное
оформление // Полис. – 1998. – № 5.
Рязанцев В.В., Одинцов А.А. Федеративные проблемы российской государственности // Вестник МГУ. Сер. 18. – 2001. – № 1.
Спиридонова В.И. Слабое и сильное государство как две исторические модели в
современных условиях // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2001. – № 4.
Станкевич Э.А. История крушения СССР: политико-правовые аспекты. – М.,
2002.
Сумбатян Ю.Г. Монархия - традиционная форма государственности //
Вестник МГУ. Сер. 12. – 2001. – № 1.
Тихомиров Ю.А. Государство на рубеже столетий // Государство и право. –
1997.–№ 2.
Федотова В. Социальное государство и рынок // Свободная мысль. – 2002. – №7.
Хабибулин А.Г. Научные основы типологии государства: вопросы теории и
практики. – СПб., 1997.
Хасбулатов Р.И. Бюрократическое государство. – М., 1991.
Чиркин В.Е. Современное государство. – М., 2001.
Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности и современное государство //
Государство и право. – 2002. – № 2.
Контрольные вопросы и задания
1.
Кому должно служить государство: личности, группе или бюрократии?
Аргументируйте свой ответ.
2.
Какое государство можно считать правовым, а какое неправовым?
3.
Можно ли считать Советский Союз правовым государством?
4.
Всегда ли правовое государство является социальным государством?
5.
Какая из характеристик правового государства является наиболее важной:
гарантии прав личности или верховенство закона?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
Глава 7. Специфика
формирования гражданского общества в России
Взаимоотношения государства и гражданского общества являются
серьезнейшим фактором развития всего социального организма.
В начале XXI века среди российской интеллигенции постепенно
окрепло мнение, что политика властей постепенно ведет к демонтажу
демократических завоеваний. Назначение глав исполнительной власти
субъектов федерации, запрет на создание избирательных блоков на
федеральном уровне, разрешение ликвидировать строку «против всех» на
региональных выборах преподносятся как постепенный переход к
политической системе мобилизационного типа. Однако, само по себе
укрепление государственной власти и повышение ее эффективности не
является для Российской Федерации проблемой. Проблема заключается в
отсутствии
гражданского
общества,
способного
предложить
жизнеспособную альтернативу как «вертикали власти», так и экспансии
«рыночного» образа мышления и поведения.78
Трудно сказать, когда возник термин «гражданское общество». В той
или иной степени о гражданском обществе говорили уже античные авторы,
хотя в то время политическое охватывало всю общественную жизнь:
«цивитас» и «полис» рассматривались как единое целое. Как научное
понятие «гражданское общество» становится достоянием западной
правовой и политической литературы в XIX веке, и с тех пор
употребляется в различных значениях.
Гражданское общество как сфера, отличная от государства. В
этом смысле гражданское общество рассматривается как сфера
абсолютной свободы частных лиц в отношении друг с другом, а
государство
как
пространство
регламентированных
отношений
политически организованных субъектов. Например, В.С. Нерсесянц
считает, что гражданское общество - это система внегосударственных
общественных отношений и институтов, которая формируется на основе
реализации принципов индивидуальной свободы, правового равенства
граждан, их самодеятельности и самоорганизации.79 Это разграничение
между гражданским обществом и государством сопровождается
различными оценками. У видного представителя англосаксонской
традиции гражданского общества Т. Пейна оно возвышается над
государством, и чем меньше государева, тем, считал Т. Пейн, лучше. Г.
Гегель в своей работе «Философия права» выделил разделы о семье,
гражданском обществе и государстве. В гражданском обществе, единичное
связывается в целое на основе рационального размышления, с
приоритетом индивида, то есть, гражданское общество занимает позицию
где-то между семьей и государством. Разумеется, это противопоставление
78
79
См.: Олейник А. Нужны ли гражданские технологии? // Вопросы экономики. – 2005. - № 7. С. 136-142.
См.: Нерсесянц В.С. Философия права. М.: НОРМА. – 2003.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
гражданского общества и государства условно, в реальном мире они тесно
взаимосвязаны.
Другое теоретическое различие – это различие между узким и
широким пониманием гражданского общества. В узком понимании
гражданское общество основывается на ценностях личной независимости,
обеспечения прав человека и его собственности. Ж.Ж Руссо сказал:
«Первый, кто, отгородив участок земли, заявил «Это мое!», и нашел
людей, достаточно простодушных, чтобы этому поверить, стал подлинным
основателем гражданского общества». В этом смысле, гражданское
общество тесно связывается с англосаксонской традицией: оно носитель
исключительно индивидуального интереса. Так же оценивал гражданское
общество и Г. Гегель. По его мнению, в гражданском обществе «каждый
для себя цель, другие же для него ничто». Г. Гегель рассматривал
гражданское общество как совокупность индивидов, удовлетворяющих с
помощью труда свои повседневные потребности. Однако не оно, а
государство является движущей силой исторического прогресса. Различая
гражданское общество и политическое государство, Гегель под
гражданским обществом по существу имел ввиду общество буржуазное.
«Гражданское общество, создано лишь в современном мире, который всем
определениям идеи предоставляет их право».80
Данный подход частично воспринял и К. Маркс, который писал, что
в гражданском обществе человек «рассматривает других как средство,
низводит себя до роли средства и сам становится игрушкой чужих сил». К.
Маркс считал, что гражданское общество создается, прежде всего,
экономическими интересами в сфере производства и обмена, и в этом он
следовал Гегелю, который тоже считал, что в основе гражданского
общества лежит частная собственность. Однако, К. Маркс делал вывод, что
именно поэтому человек от общества отчуждается. К. Маркс также
отвергал тезис Гегеля о первичности государства по отношению к
гражданскому обществу. Это вытекало из материалистического понимания
истории, согласно которому, эволюция общества является результатом
эволюции материальных условий жизни.81
Широкое понимание гражданского общества не соотносит его
только
с
индивидуалистической
традицией.
Многочисленные
исследования доказывают, что становление гражданского общества
проходило через различного вида коллективные структуры: свободные
города, коммуны, ремесленные гильдии и корпорации. Эти институты
постепенно и сформировали естественную среду политической
демократии «снизу».
Каковы же предпосылки возникновения гражданского общества?
Оно исторически пришло на смену обществу традиционному, где
80
81
Гегель. Философия права. М., 1990. С. – 228.
Подр. см.: Самарская Е.А. Маркс, Гегель и Коммунизм // Вопросы философии. – 2004. - № 8.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
67
государство практически совпадало с имущими классами и было
обособлено от массы населения. Элементы гражданского общества
сложились в Западной Европе уже в зрелом средневековье. В них входили
следующие представления: свобода от доминирования с чьей-либо
стороны; принцип равенства всех перед законом; право на собственность;
право на частную жизнь (privacy); институт контрактных отношений
между индивидом и группой. В результате на Западе сложилась система
независимых от государства общественных институтов и отношений,
которые призваны обеспечить условия для самореализации отдельных
индивидуумов и коллективов, реализуемых частных интересов и
потребностей. Это определение гражданского общества дано К.С.
Гаджиевым.
Необходимо отметить, что, несмотря на вечные разговоры о
необходимости гражданского общества и т.п., в настоящее время в
западной литературе существует достаточно пессимистический взгляд на
него. Гражданское общество в подлинном смысле существовало на Западе
лишь на раннеиндустриальном этапе. Затем, личные интересы все более
вступали в противоречие с общественными, и гражданское общество
постепенно превратилось в общество массовое, в котором связи между
индивидуумами безличны и формальны. Дело в том, что гражданское
общество предполагает относительно немногочисленное общество, в
котором жизнь людей находится более или менее на виду, и которые могут
доверять друг другу.
Но и такое массовое общество можно рассматривать как
гражданское, главным признаком и основой которого является
законодательное закрепление юридического равенства людей (а также их
объединений) на основе наделения их правами и свободами. В
гражданском обществе любым государственным запретам и требованиям
предшествует первоначальное признание – дозволение. Каждый член
общества признается за интеллектуально, граждански и нравственно
совершеннолетнее существо, которое не нуждается в чужой подсказке при
определении того, что для него желательно, выгодно и ценно. Никто не
обращается с человеком как с ребенком, вторгаясь в сферу его
самостоятельных практических суждений. Отсюда следует, что людям
категорически дозволено думать так, как они думают, и открыто выражать
то, что они думают. Человек свободен в распоряжении своими силами и
своим имуществом.
В этом отношении Россия исторически продемонстрировала
альтернативный вариант развития. Основой аграрной (а позже и
индустриальной) бюрократической политической системы была жесткая
иерархия,
всячески
ограничивающая
развитие
индивидуальной
собственности на ресурсы. Бюрократия, была ли она основана на
сословной структуре общества Российской империи или статусной
общественной структуре Советского Союза, обладала монополией на
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
68
власть, и одновременно была юридическим или фактическим
собственником средств производства.82
В постсоциалистической России все возможности для формирования
полноценного гражданского общества не были использованы.
Собственность потеряла свой государственный характер, но осталась в
руках бюрократии. В XXI веке бюрократия продолжает полностью
контролировать ситуацию в стране, хотя формально со стороны
государства все условия для развития гражданского общества созданы.
Во-первых, этому способствует особая система стереотипов и
ценностей российских граждан, привыкших «нести свой крест». Когда же
становилось уже невозможно это делать, в качестве реакции на стимул
возникало мощное социальное движение (а не институты гражданского
общества), бросающее вызов действительности. Иными словами,
начинался «бессмысленный и беспощадный» бунт.
Во-вторых, в последние годы существования СССР и современной
Российской Федерации процесс кристаллизации автономной личности
совпал по времени с процессами имущественной стратификации и
самоопределения этносов.
В третьих, процесс вхождения личности в новые социальные связи,
сопровождается распознаванием направленности действий других людей,
выяснением степени совпадения их социальной позиции со своей. Так
человек устанавливает свою политическую идентичность, осваивает
определенную политическую роль. В российском обществе политические
позиции большинства индивидов, после того как остыл «энтузиазм»
начала 90-х годов, остаются размытыми.
В четвертых, психологический дискомфорт, обусловленный низким
уровнем жизни, порождает низкий уровень межличностного доверия.
Реальность приучила людей к тому, что большинство контактов, не
выходящих за рамки отношений в рамках семьи и малых групп могут быть
опасными.
Сильный отпечаток на процесс формирования гражданского
общества в России наносит исключительно быстрый характер российской
модернизации. На протяжении всех 90-х годов XX века это порождало
конфликты государства с профсоюзами, а в начале XXI века - с
бизнессообществом.
Национальное гражданское общество состоит из нескольких
элементов:

социальных сетей, участие в которых означает оказание услуг
другим ее участникам. Участие в социальных сетях не добровольное, а
вынужденно-добровольное, так как сети действуют в рамках населенного
пункта или трудового коллектива. В Российской Федерации (с учетом
82
В отечественной литературе существует мнение, согласно которому в Советском Союзе в 50-70-е годы
начался процесс формирования гражданского общества. // См.: Гайдар Е.Т. Государство и эволюция. М.,
1995. – С. 122.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
69
региональных особенностей) гражданское общество существует именно в
форме социальных сетей, от участия в которых не принято отказываться;

местных организаций, которые охватывают граждан, проживающих
на определенной территории, но в отличие от социальных сетей, граждане
удовлетворяют через них общую потребность. В условиях плохого
состояния жилищно-коммунального хозяйства, хаотичного строительства
и экологических проблем, местные организации в Российский Федерации
имеют значительный потенциал;

негосударственных организаций, специализирующихся на оказании
услуг индивидам, не являющихся их членами. По своей правовой форме
негосударственные организации выступают чаще всего как ассоциации и
фонды. К сожалению, в России многие из таких организаций оказались
неспособны
к
институциональной
инновации,
воспроизведя
господствующие модели властных отношений. Кроме того, являясь
элементами национального гражданского общества, они в качестве
источников финансирования широко используют финансовые источники
иностранного происхождения, что не может не вести к соответствующим
политическим выводам.
Любая деятельность сопровождается экстерналиями или внешними
эффектами. Процесс, результатом которого является включение
экстерналий в расчеты и оценки, сопровождающих принятие решений,
называется интернализацией внешних эффектов. Этот процесс
подразумевает включение интересов других субъектов в систему
предпочтений субъекта, действия которого вызывают экстерналии. Такое
включение приводит к снижению выгоды от намеченых действий и
естественно противоречит интересам лица, принимающего решение.
Отсюда – интернализация внешних эффектов в условиях трансакционных
издержек, неизбежно основана на принуждении. В России, где процесс
индустриального развития проходил с известным опозданием по
сравнению с Западной Европой, всегда ощущалась потребность в
возмещении недостаточной зрелости социальных посылок модернизации
сознательной государственной деятельностью. В российских условиях,
только сильное государство может стать инициатором и гарантом
формирования гражданского общества, создавая для этого политические и
правовые условия. Только воля государства может подвести черту под
смутным временем первоначального накопления капитала в России и
попытаться выйти на «западную» модель отношений общества и власти.
Конечно, государство как субъект, в наибольшей степени способный
к производству экстерналий, далеко не всегда готово их
интернализировать. Любое государство можно рассматривать как мнимый
субъект, считая, что реально существует только политическая элита,
которая стремиться максимизировать прибыль. Вместе с тем, возможности
индивидов и фирм влиять на государство, в случае ведения им
деятельности, сопровождаемой экстерналиями, объективно малы. И только
там где действует независимая судебная система, в рамках которой иски
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70
частных лиц к государству являются обычной практикой, у индивидов
всегда есть возможность оспорить государственные решения, опираясь на
институты гражданского общества как механизм интернализации внешних
эффектов.
Этому способствует и то, что значительная часть современного
российского общества выросла в новой социально-экономической
ситуации: люди ощущают себя свободными и стремится выйти за рамки
навязанных им ролей, сделав институциональную среду более
комфортной. Молодые люди в своем большинстве ощущают себя
ответственными за собственное будущее. Эта идея личной
ответственности за свою судьбу постепенно проникает в массы. И как
только ее осознает большая часть населения – Российская Федерация
сделает кардинальный прорыв в будущее.
Литература
Авцинова Г. Гражданское общество в России: проблемы и перспективы //
Власть.– 2001. – № 2.
Бляхман Б.Я. Гражднское общество: теоретическая конструкция или
практическая реальность? // Вестник МГУ, сер. 18. – 2005. – № 4.
Васильев В.А. Гражданское общество: идейно-теоретические истоки //
Социально-политический журнал. – 1997. – № 4.
Володин А.Г. Гражданское общество и модернизация в России (Истоки и
современная проблематика) // Полис. –2000. – № 3.
Гершунский Б.С. Гражданское общество в России. Проблемы становления и
развития. Пособие для самообразования. – М.: Педагогическое общ-во России, 2001.
Гражданское общество. Мировой опыт и проблемы России. – М., 1998.
Гражданское общество в России: западная парадигма и российская реальность.
– М., 1996.
Гражданское общество в России: структуры и сознание. – М., 1998.
Калинин И.К. К дискуссии о гражданском обществе // Социс. – 2001. – № 4.
Кудряшова М.С. К вопросу о перспективах гражданского общества в России. //
Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2001. – № 5.
Перегудов СП. Институты гражданского общества и государство // Социс. –
1995.– № 3.
Пуляев В.Г. Движение к гражданскому обществу: российский вариант. //
Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 1.
Федоркин Н.С. Гражданское общество в России: проблемы и трудности
формирования // Вестник МГУ, сер. 18. – 2005. – № 4.
Формирование гражданского общество как национальная идея России XXI века.
СПб., 2000.
Контрольные вопросы и задания.
1.
Дайте определение и раскройте черты гражданского общества.
2.
Как понимается природа гражданского общества и его соотношение с
государством в либеральной политической мысли?
3.
Каковы основные функции гражданского общества?
4.
Назовите условия возникновения гражданского общества.
5.
Существовали ли предпосылки развития гражданского общества в нашей
стране? Когда они возникли?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
71
Глава 8. Особенности политического режима России постсоветского
периода.
В отечественной политической науке с середины 90-х годов ХХ века
ведется дискуссия о складывающемся в России политическом режиме.
Характер взаимосвязи между институтами российской политической
системы, между властью и структурами гражданского общества, в
значительной мере определяются его типом.
Политический режим – это способ функционирования политической
системы общества, который свидетельствует о характере политической
жизни в стране и отражает уровень политической свободы. Понятие
политического режима охватывает как институциональный состав
политической системы, так и отношения, которые связывают ее
институты.
Понятие политического режима включает в себя ряд основных
критериев:

характер и мера осуществления власти;

механизм формирования власти;

взаимоотношение общества и власти;

роль и значение негосударственных и неполитических организаций и
структур;

характер существующих в обществе запретов;

роль идеологии в жизни общества;

характер политического лидерства;

соотношение прав и свобод граждан;

положение средств массовой информации;

роль политических партий;

соотношение между законодательной и исполнительной властью;

роль и значение органов подавления;

тип политического подавления.
Принято выделять два основных типа политических режимов:
демократический
и
антидемократический
(тоталитарный
и
авторитарный). Все остальные рассматриваются либо как их модификации,
либо как промежуточные или переходные типы.
По мнению исследовательницы тоталитарного политического
режима Ханы Аренд, тоталитаризм – это исторический феномен,
вызревший в недрах западной индустриальной цивилизации. Тоталитаризм
представляет собой полное отсутствие свободы, политического
сообщества, подлинной политики и политического действия. Социальной
базой тоталитаризма является общество без классов (массовое общество) с
разрушенной социальной стратификацией. «Тоталитарные движения
возможны везде, где имеются массы, по той или иной причине
приобретшие вкус к политической организации. Массы потенциально
существуют в каждой стране, образуя большинство из того огромного
количества нейтральных, политически равнодушных людей, которые
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
72
никогда не присоединяются ни к одной партии и не ходят голосовать».83
Предпосылки для образования массы возникли в Европе после
Первой мировой войны в условиях дезорганизации политической жизни:
беженцы и беспризорные оказались вне рамок сообщества,
гарантирующего им хотя бы минимальные политические права. Масса –
это политически индифферентное и однородное целое, характеризующееся
распадом профессиональных, семейных и прочих социальных связей. В
Германии масса возникла в силу исторических обстоятельств, а в СССР
была создана искусственно («чистки» партии - организационно ослабили
бюрократию, коллективизация уничтожила крестьянство, «стахановское
движение» - рабочий класс,
репрессии
- интеллигенцию, а
доносительство – семью). Массы формируют тоталитарную личность, у
которой отсутствует преемственность в восприятии ценностей, и искажают
политическую жизнь, приводят ее к тоталитаризму84.
Фридрихом
Ницше
выделены
моральные
предпосылки
тоталитаризма, которые выразились в феномене ресентимента.
Ресентимент – это комплекс состояний ненависти, униженности, затаенной
обиды и мстительности, которые, не находя выхода в борьбе, порождают
паралич воли. Это депрессивное состояние человечество разрешило в
духовной сфере в открытое К. Ясперсом «осевое время», что выразилось, в
том числе, в учении Иисуса Христа. Эпоха Возрождения ознаменует
начало кризиса «осевого времени», который к началу XX века вступил в
решающую фазу. Ф. Ницше выразил этот кризис фразой: «Бог умер». Это
означает, что духовные практики утешения и спасения, которые наполняли
жизнь людей смыслом, рухнули. Русские и немцы первыми пережили
«смерть Бога», и тоталитарные движения XX века стали жесткой реакцией
на это событие. Жестокость и насилие, которые демонстрировали
тоталитарные
массы,
порождали
мощный
психологический
освобождающий эффект. Массы выходили из депрессивного состояния и
резко повышали свою самооценку: они чувствовали себя не «униженными
и оскорбленными», а строителями нового общества.
Одной из важнейших предпосылок тоталитаризма является
разрушение
традиционной
социально-классовой
стратификации,
достижение культурной, религиозной и этно-национальной однородности.
Тоталитаризм, - писал Дж. Оруэлл в 1941 году - посягнул на свободу
мысли так, как никогда прежде не могли и вообразить. «Контроль над
личностью преследует цели не только запретительные, но и
конструктивные. Не просто возбраняется выражать – даже допускать
определенные мысли, но диктуется, что именно надлежит думать,
создается идеология, которая должны быть принята личностью. Личность
изолируется насколько возможно от внешнего мира, чтобы замкнуть ее в
83
Аренд Х. Истоки тоталитаризма // М., 1996. – С. 415.
Следует учесть, что возникшие в западной политологии в конце 40-х годов XX века представления о
тоталитаризме как обществе тотального учета и контроля, носят характер моделей, разошедшихся с
политической реальностью Советского Союза.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
73
искусственной среде, лишив возможности сопротивления».85
Теоретики фашистского государства исходили из того, что любая
форма организованной жизни воодушевляется только им. Государство по
своей сути интегрально и тоталитарно, в его рамках нет места частному в
отрыве от публичного. Данную идею с предельной четкостью выразил
Бенито Муссолини: «Все внутри государства, ничего вне государства и
ничего против государства». Но само государство при тоталитаризме
поглощается партией. Канцлер Германии Адольф Гитлер говорил в 1935
году: «Партия есть моя частица, а я - часть партии».86 В.И. Ленин
провозгласил, что диктатура пролетариата невозможна иначе, чем через
коммунистическую партию большевиков. Произнося речь «О
хозяйственном строительстве», он призвал к беспрекословному
повиновению воле одного лица и, между делом, констатировал, что
социалистический демократизм единоличной диктатуре не противоречит,
что «волю класса иногда осуществляет диктатор, который иногда один
более сделает и часто более необходим».87
В отличие от традиционных обществ, тоталитаризм устремлен в
будущее. Единая универсальная цель обуславливает существование
единой моноидеологии в лице государственной идеологии и
сконструированных на ее основе политических организаций. Идеология
систематически внедряется в сознание масс с помощью средств
пропаганды. Тоталитарное государство использует всю свою мощь для
утверждения одной идеологии в качестве мировоззрения. Государственная
идеология превращается в некое подобие религии, но религии особого
рода. Тотальная лояльность возможна лишь тогда, когда ее объект лишен
конкретного содержания. Отсюда возникает необходимость постоянного
построения новой интерпретации учения, тоталитаризм воспроизводится
только в движении.
Отличительная особенность тоталитаризма состоит в том, что террор
используется не только как инструмент уничтожения несогласных, но и
как способ управления массами. С этой целью постоянно культивируется
атмосфера гражданской войны. Вспышки этой войны и террор
развиваются без какой-то видимой причины (предварительная провокация
возможна, но не обязательна). Террор осуществляется как физически, так и
морально (например, исключение из КПСС для советского человека
означало социальную катастрофу).
После проигрыша государственным социализмом глобальной
конкуренции в начале 90-х годов XX века, понятие «тоталитаризм» стало
все реже использоваться в политической науке. В настоящее время оно
практически необходимо лишь для проведения грани между системной
85
Оруэлл Дж «1984» и эссе разных лет. М., 1989. – С. 245.
Цмт. по: Гаджиев К.С. Тоталитаризм как феномен XX века // Вопросы философии. – 1992. – № 2. – С.
14.
87
Ленин В.И. Речь о хозяйственном строительстве на IX съезде РКПб 31 марта // В.И Ленин Полн. собр.
соч. – Т. 40. – С. 272
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
74
трансформацией и поставторитарным переходом (так называемым
«транзитом») в теории политической модернизации. Транзитом руководит
гражданское общество и политическая элита. При неудаче транзита одна
форма авторитаризма заменяется другой. Системная трансформация
проводится только политической элитой (политическим руководством
страны), которое попутно должно решать задачу восстановления
разрушенного во времена тоталитаризма гражданского общества.
Для характеристики всех недемократических режимов в остальных
целях стало использоваться только понятие авторитаризма.
Авторитарный режим характеризуется режимом личной власти,
диктаторскими методами правления. Если тоталитаризм – это диктатура
государства, то авторитаризм – диктатура личности. Авторитарные
режимы не уничтожают все альтернативные базы власти в обществе,
поэтому авторитарные режимы менее репрессивны, чем тоталитарные
При авторитаризме возможно существование политической
оппозиции с подорванными в отличие от демократии контрольными
функциями. Наличие политической оппозиции может быть даже удобно
для авторитарного правительства как альтернатива вооруженному
политическому сопротивлению. Некоторые оппозиционные политики
могут по мере необходимости кооптироваться в правящую элиту.
Авторитарные режимы в экономике исходят из принципа
плюрализма. Так же как и в условиях демократии, государство исполняет
функции очерчивания рамок (создания норм и экономических институтов)
не подрывая автономию экономической подсистемы.
В отличие от демократии, где легитимация власти представляет
собой открытый процесс, основанный на принципах суверенитета народа и
равенства субъектов политики, авторитаризм использует только
популярные ее формы. Как правило, используются призывы «спасти
нацию» от некой особой опасности: экспансии других держав,
глобализации, коммунизма и т.п.
Если гарантированные конституцией основные права человека
являются ключевым элементом демократии, а при тоталитаризме они
юридически не закрепляются, так как относятся только к «массам», при
авторитаризме права человека нарушаются или признаются тогда, когда
это представляется политически необходимым. «Собственного» учения о
правах человека в условиях авторитаризма, как правило, не существует.
В целом, авторитаризм включает в себя три основных признака:

традиционализм;

ограниченный политический плюрализм;

политическую апатию населения.
Определение «авторитарный» относится только к политическому
режиму (к государству или политической системе), а понятие
«тоталитарный» скорее характеризует общественную систему в целом.
Один из факторов, обеспечивающих приход авторитарных режимов к
власти – это социальная дезорганизация, связанная с переходом к
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
75
индустриальному (или постиндустриальному) обществу.
Авторитарные режимы выстраивают простую структуру власти. Они
опираются на поддержку армии, формируемой из вчерашних крестьян и
безразличной к «умствованием» городской интеллигенции. На первом
этапе это кажется вполне разумным, но в дальнейшем, отсутствие хотя бы
минимальных механизмов сдержек и противовесов ведет к
нестабильности. Диктатор, с почетом ушедший в отставку, не защищен по
прошествии нескольких лет от политических преследований. Осознание
потенциальной нестабильности власти заставляет элиту ориентироваться
на обозримую перспективу а следовательно - ведет к коррупции.
Базу устойчивости недемократических форм политического
устройства подрывает развитие.88 По мере роста образованности
населения, развития индустриализации, формирования типично городского
общества ситуация начинает меняться. Экономические трудности, военное
поражение или смерть диктатора ведут авторитарный режим к краху.
Существование авторитаризма как политической реальности в
современной науке переосмысливается. Практика показала, что
авторитарные режимы также как и тоталитарные, способны к временной
мобилизации масс. Некоторые авторитарные режимы (Турция, Чили,
Испания) успешно проводили в XX веке модернизацию. Стало ясно, что
традиционализм и общественная апатия не являются однозначными
признаками авторитаризма. Если авторитарный политический режим
находится в зоне стабильности западных демократий, то он склонен
использовать и демократические процедуры, чтобы не потерять это
преимущество. В современной науке такие политические режимы
квалифицируются как квазидемократические.
Понятие демократии является одним из старейших понятий
политической науки. Но до сих пор не сложилось его единого толкования,
не удалось найти согласия по фундаментальным вопросам и оно
продолжает употребляться в различных смыслах. Под демократией
понимается:

форма, разновидность организации государства, когда властью
обладает не одно лицо, а все граждане, пользующиеся равными правами на
управление государством;

форма устройства любой организации, основанной на равноправии
ее членов, периодической выборности и отчетности органов управления,
принятия решений по принципу большинства;

идеал общественного устройства, определенный тип мировоззрения.
К числу ценностей, формирующих демократический идеал, относятся:
свобода, равенство, уважение закона и прав человека, плюрализм,
народный суверенитет, участие граждан в управлении и др.

разновидность социальных движений, направленных на реализацию
88
См. Гайдар Е.Т. Авторитарные режимы: причины нестабильности // ОНС - 2006. - № 5. – С. 56.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76
демократического идеала.89
В XX веке понятия «демократия» и «монархия» перестали
противопоставляться, а понятия «демократия» и «республика»
отождествляться. В современной политической науке различают несколько
теорий демократии:

Теория представительной демократии основана принципе
народного представительства, с различной практической реализацией.

Теории плюралистической демократии разработаны Вебером, Ласки,
Липсетом и основаны на принципе различия интересов, возможности их
столкновения и существовании общих взглядов. Основой политической
жизни признается деятельность партий и политических движений.
Экономической основой демократии является общественное разделение
труда и многообразие форм собственности. Социальной основой – равные
возможности и обеспечение государством минимума общественных благ.
Политической основой – гражданские свободы, разделение властей и
верховенство закона. Духовной основой плюралистической демократии
признается многообразие идеологий, свобода СМИ, невмешательство
государства в духовную жизнь человека.

Идентитарная теория предполагает тождественность управляемых
и управляющих, воли народа и государственных интересов. Практической
реализацией этой теории является право большинства народов на
референдум.

Для сложносоставных этнорелигиозных сообществ Лейпхартом
разработана теория сообщественной демократии. Эта концепция
предполагает максимальную самостоятельность групп через различные
формы федерализма, формирование органов власти из представителей всех
основных политических сил с правом взаимного вето.

Элитарная теория демократии разработана Шумпетером. В основу
положена идея политического разделения труда: элита, достигнувшая
власти в результате свободных выборов, получает на известный срок
возможность решать за основную массу населения большинство
общественно значимых вопросов.

Теория
демократии
участия
(«парцитипаторной»,
«делиберативной», «совещательной» демократии) наоборот, отрицает
необходимость политического разделения труда: личность должна
обладать правом на всестороннее политическое участие. На рубеже XX –
XXI веков она выражается в форме «парцитипаторного планирования»
(вопросы муниципального значения и предполагаемый бюджет
предварительно рассылаются гражданам для обсуждения) или
«гражданских жюри» (общественные проблемы решаются в рамках малых
групп состоящих из сотрудников местных вузов и культурных центров и
89
Во второй половине XX века возникло множество демократических движений с различными целями и
социальной базой: движения за альтернативный образ жизни (так называемые «антиглобалисты»),
экологические, антивоенные, молодежные, феминистские движения, а также движения разнообразных
гражданских инициатив (например, по очистке загрязненных территорий).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77
соединенных через Интернет).

Теория волн демократизации разработанная С. Хантингтоном,
получила распространение в 80-е гг. XX в. Демократия рассматривается
как
глобальное
явление,
не
обусловленное
прагматическими
соображениями, то есть как самоцель. Демократизация представляет собой
циклический процесс с подъемами (1918 – 1926 гг., 1943 – 1962 гг. и 1974 –
? ) и спадами (1922 – 1942 гг., 1958 – 1974 гг.).

В конце XX века наметился путь к объединению различных
методологических подходов к исследованию демократии в рамках нового
институционализма. Это приводит к отказу от общей методологии (в
течение столетия последовательно господствовали социологическая
школа, бихевиоризм и теория рационального выбора) в пользу
методологии анализа отдельных ситуаций.
Важным теоретическим препятствием на пути на пути к
позитивному пониманию демократии стала разработанная американским
экономистом Кеннетом Эрроу «Теорема невозможности» («теорема
невозможности демократии»). Эрроу доказал, что в случае
множественности вариантов выбора в условиях представительной
демократии, принятие рациональных решений невозможно.
Данное утверждение можно проиллюстрировать следующей
моделью. Предположим, что в парламенте представлено всего три
депутата: Иванов, Петров и Сидоров, а перед страной стоят три задачи:
строительство школ, строительство больниц и укрепление национальной
обороны. Предпочтения депутатов относительно приоритета задач
абсолютно противоположны.
Школы
Больницы
Оборона
Иванов
1
2
3
Петров
3
1
2
Сидоров
2
3
1
Если на голосование будет поставлено три задачи одновременно, то
ни к какому результату придти не удастся. Поэтому на голосование будут
поставлены пары целей.
I. В паре «школы – больницы» победа будет отдана строительству
школ: Иванов (приоритет 1 перед 2) и Сидоров (приоритет 2 перед 3)
объединятся против Петрова.
II. В паре «больницы – оборона» победит строительство больниц:
Иванов (приоритет 2 перед 3 и Петров (приоритет 1 перед 2) объединяться
против Сидорова.
III. В паре «школы – оборона» согласно принципу перехода
предпочтений (школы перед больницами, больницы перед обороной)
должно победить строительство школ, но приоритет будет отдан
укреплению национальной обороны. Петров (приоритет 2 перед 3) и
Сидоров (приоритет 1 перед 2) объединятся против Иванова.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
78
Единственным правилом построения коллективных решений в
теореме Эрроу является решение недемократическое: мнение коллектива
должно совпадать с мнением одного (диктатора).
Современный этап развития политической теории начался в конце
50-х - начале 60-х годов выходом работ Вильяма Райкера «Теория
политических коалиций», Джеймса Бьюкенена и Гордона Таллока «Расчет
согласия» и Энтони Даунса «Экономическая теория демократии». Э.
Даунс предложил свой путь решения проблемы. Он видел выход во
внедрении в систему коллективного принятия решений политических
партий, функционирующих как центры агрегирования предпочтений
индивидов. Стремление граждан максимизировать полезность, заменяется
стремлением партий добиться максимальной поддержки избирателей:
партии формируют политику с целью победы на выборах, а не
выигрывают выборы с целью проведения политики.
В модели Э. Даунса политическая конкуренция партий представлена
аналогично модели линейной пространственной организации рынка,
разработанной Г. Хотелинго. Данная модель объясняет, почему магазины
всегда располагается на одной улице с минимальным расстоянием друг от
друга: продавцы стремятся попасть в отрезок, где расстояние до
покупателей будет наименьшим и продают при этом почти одинаковые
товары. В модели Э. Даунса победа всегда достается тому, кто лучше
отражает позицию избирателя центриста (исключением является ситуация
жесткой поляризации общества, что случается довольно редко).
Аргентинским политологом Гилермо О‘Доннелом ведено понятие
делегированной демократии. По его мнению, она завершает первую
стадию демократизации общества, когда авторитарный режим проводит
первые свободные учредительные выборы. В этом случае ключевую роль в
государстве играет президент, избранный большинством населения.
Немецким политологом Вольфангом Меркелем применено понятие
дефектная демократия, как режима находящегося ближе к полиархии
чем авторитаризм.
Понятие полиархия было введено в политическую науку Робертом
Далем в 1971 году. Под полиархией он подразумевал политическую
систему с множеством равноправных политических субъектов,
находящихся в состоянии институционализированных переговоров. Как
правило, переговорные практики распространяются не на всех граждан, а
лишь на элитные группы. Полиархии существуют как демократические
государства, где переговоры проходят в форме выборов, а их предметом
является состав властной иерархии. Многие из властных решений также
являются предметом переговоров между различными ветвями и уровнями
власти.
Понятие «дефектная демократия» вызывает определенные споры в
политической науке, так как практически демократия может являться
«дефектной» по различным основаниям: слабой политической
партисипаци общества, коррупции (в этом случае переговоры между
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
79
элитами и гражданами ведутся в форме взяток), противоправного
финансирования избирательных компаний и т.д. Некоторые политологи
предпочитают
применять
вместо
понятий
«дефектная»
или
«делегированная» демократия понятие «гибридные системы», которые
трудно классифицировать с помощью традиционной классификации
политических режимов. Теории гибридных систем (гибридных
политических режимов) базируются на эмпирическом анализе
действительности, а разделение на типы политических режимов служит
только примерным ориентиром для исследователя.
Полемика по поводу существования идеальных типов политических
режимов и переосмысление понятий тоталитаризма и авторитаризма не
должно вести к размыванию граней между ними в политическом анализе.
Для функционирования реальной демократии необходимо существование
конституционного и правового государства. Обязательно должно
проводиться различие между ограничением и принятием политического
плюрализма.
Политологи начала XXI века определяют политический режим
России 90-х годов как посткоммунистический, или посттоталитарный.
После распада СССР в 1991 году российское общество вступило в
переходный период, для которого характерны неустойчивость и
противоречивость. В первой статье Конституции РФ 1993 года определен
путь демократического развития, но демократическим чертам
политического режима еще предстоит реализовываться на практике.
Современная мировая система демонстрирует примеры сосуществования
авторитаризма и демократии как принципиально различающихся, но не
антагонистически непримиримых способов управления. Допускается
эффективное сочетание экономической свободы с авторитарной
политической
системой
в
форме
рыночно
ориентированного
авторитаризма.
Еще в 1992 году в западных исторических журналах стали
публиковаться материалы, в которых соседствовали полярные точки
зрения на готовность россиян к демократическим ценностям. Была
высказана компромиссная точка зрения, которая определила Россию
середины 90-х годов XX века не как демократию или диктатуру, а как
страну, где только началось возрождение политики (процесс
взаимовлияния общественных сил, взаимодействия власти и оппозиции,
свободы сдержек и противовесов).90
Очевидно, что уже в первые годы постсоветской стадии развития
страны возникло так называемое «революционное нетерпение». Различные
политические силы желали и желают скорейшего перехода к новым
условиям демократического развития. В ходе борьбы за власть и в
процессе ее удержания трансформируются декларируемые принципы. В
90
Игрицкий Ю.И. Общественная трансформация в СССР и в России после 1985 г.: взгляды и концепции.
М., 1998. С. 69.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
80
политологии это явление получило название «вилки демократии
Мортона».
Поэтому
некоторые
авторы
(особенно
западные)
констатировали, что среди российских радикальных демократов немало
«необольшевиков», действующих по принципу «цель оправдывает
средства».
В сентябре-октябре 1993 года после напряженного противостояния
Президента и Верховного Совета (исполнительной и законодательной
властей), закончившегося штурмом «Белого Дома», произошли события,
которые называют «государственным переворотом». Некоторые расценили
эти события как полную катастрофу либеральных принципов.
Противостояние Б.Н. Ельцина и Р.И. Хасбулатова на протяжении 1993
года также рассматривалось как «разрушительное двоевластие», с которым
было покончено. Сформировалась «авторитарная демократия», при
которой институт президентства был укреплен. Однако, если сравнить
полномочия, предоставляемые, например, президентам Франции и России,
то формально российский президент не сильнее французского.
Герман Дилигенский в одной из своих статей, опубликованной в 1997
году, отметил, что политический режим в России сложился как
корпоративно-бюрократическая
полиархия,
демократическиавторитарный гибрид, и сознание россиян остается таким же.91 Это
объясняется тем, что в России не сложилось полноценное гражданское
общество, для чего необходим пересмотр россиянами своего отношения к
государству. Политический режим в России иногда определяют как
олигархический авторитаризм, где общество слабо влияет на
политические институты, а принимаемые решения отвечают узко
корпоративным интересам.
Характерными чертами российского политического режима
являются:

трудное восприятие западных ценностей при неизменном
стремлении к модернизации по европейским образцам;

доминирующая роль государства по отношению к обществу;

растворение индивидуального в коллективном;

персонифицированная верховная власть;

ограниченная роль представительных органов власти.
В Российской Федерации развитие демократии объективно
затруднено по сравнению со странами Восточной Европы. Ни в одной из
европейских стран нет такой многочисленной армии, такого мощного
военно-промышленного комплекса, таких универсальных тоталитарных
связей, пронизавших все общество. Основные характеристики демократии
как политического режима получили в России конституционное
закрепление, прошли определенную проверку временем, но в течение
последних 15 лет она совершенно по-разному понималась различными
социальными группами и политическими субъектами. Для элиты
91
Дилигенский Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе?// МЭ и МО. 1997. №8. С. 15-18.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
81
демократия – это получение власти формально демократическим путем.
Для людей свободных профессий демократия – это возможность
неограниченного доступа к рынку публичных услуг при наличии
соответствующих материальных средств. Для подавляющей части
населения демократия – это дебюрократизация отношений с любым
начальством.
Все свидетельствует о том, что в России продолжается поиск своих
вариантов развития, но в русле либерально-демократической модели
демократического политического режима.92 Предполагается, что
оптимальное решение данных задач возможно только с опорой на
российскую политическую культуру.
По мнению заместителя главы администрации Президента
Российской Федерации Владислава Суркова, новое здание российской
демократии строится на историческом фундаменте национальной
государственности. Новый европейский порядок жизнеспособен в России
только в той мере, в которой естественен, то есть - «национален». Эта
данность наделяет российскую политическую практику несколькими
особенностями. Во-первых, это стремление к политической целостности
через централизацию властных функций. Во-вторых – идеализация целей
политической борьбы. В–третьих – персонификация политических
институтов.
Сильная центральная власть исторически скрепляла и развивала
огромную страну, проводила все значимые реформы. Не важно, стал ли
российский политический режим следствием архетипа национального
бессознательного или сам архетип сложился в исторических реалиях
режима. В любом случае наличие мощного властного центра понимается
большинством
населения
как
гарантия
целостности
страны:
территориальной и духовной. Прогрессивная бюрократия исходит из того,
что нарушение политического баланса и несвоевременная децентрализация
неизбежно ослабит российскую демократию, возродит хаос и деградацию
социальных институтов, реанимирует власть олигархических групп.
Русское мировосприятие эмоционально и требует буквального
воплощения образа власти. Идеологические доктрины и политические
программы воспринимаются поэтому через образ харизматического
лидера, который воплощает важнейший политический институт. Русской
политической культуре свойственна «романтическая дальнозоркость».
Такой взгляд на мир с одной стороны приводит к необходимости искать
высшую правду и справедливость, а с другой – создает некое ощущение
непохожести на соседей. Все вместе заставляет жить подчеркнуто
самостоятельно, идеализировать интеллектуальную независимость и
государственный суверенитет.
Консолидация и централизация власти были необходимы для
92
Елисеев С.М. Политические отношения и современный политический процесс в России: Конспект
лекций. Сиб., 2000. С. 34-35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
82
сохранения целостности государства. Но в будущем они могут быть
оправданы только в той степени, в какой способствуют целям
модернизации России, ее переходу на качественно новый уровень.
Решение национальных задач возможно через создание и укрепление
«демократических
фильтров»:
средств
массовой
информации,
политических движений и партий, через которые формируется и
структурируется общественное мнение. Российская элита должна учесть
мировой опыт и сделать соответствующие выводы, помня слова У.
Черчилля: «Демократия – это самая плохая форма правления, если не
считать все остальные».
Таким образом, какую бы модель демократического развития ни
избрала Россия, следует учесть ряд особенностей исторического и
геополитического развития страны. Как верно заметил Д.А. Ростоу,
переход к демократии невозможен без наличия национального единства,
действенного избирательного права и свободы оппозиции, а также
конкурентной борьбы между политическим силами, которые смогут не
только эффективно управлять, но и разрешать политические конфликты.
Литература
Балзер Х. Управлямый плюрализм: формирующийся режим В. Путина // ОНС. –
2004. – № 2.
Зелетдинова Э.А. Российская демократия глазами А. де Токвиля // Вестник
МГУ. Сер. 18. Социология и политология. – 2000. – № 1.
Зудин А.Ю. Режим В. Путина: контуры новой политической системы // ОНС. –
2003. – № 2.
Истягин Л.Г. Исследования по тоталитаризму: в поисках нового обоснования
концепции // Полис. – 1997. – № 2.
Казанцев А.А. Тирания, диктатура: когнитивная схема и историческая судьба
политических понятий // Полис. – 2001. – № 5.
Кузьмин А.С., Мелкий Н.Дж. Региональные политические режимы: опыт
типологизации // Полис. – 2002. – № 3.
Левин И.Б. Глобализация и демократия // Полис. – 2003. – № 2.
Мадатов А.С. Пространственно-временные измерения демократии // ОНС. –
1998. – № 1.
Нестеренко А.В. Демократия: проблема субъекта // ОНС. – 2002. – № 4.
Розефет Ф. Политическая система и политический режим // Свободная мысль.
– 1999. – № 11.
Цыганков А.П. Современные политические режимы: структура, типология,
динамика. – М., 1995.
Контрольные вопросы и задания.
1.
Что отражает понятие «политический режим»?
2.
Каково значение легитимности для существования политического режима?
3.
Какой политический режим существует в России? Аргументируйте свой
ответ.
4.
Какие факторы влияют на выбор политического режима?
5.
Каковы причины падения тоталитарного режима в нашей стране?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
83
Глава 9. Российская политическая элита
Внутренние и внешние вызовы, с которыми столкнулась Россия,
определили и круг тем, активно обсуждаемых политическим сообществом.
Особо актуальной стала тема национальной элиты.
Понятие элиты представляет собой конструкт, используемый
главным образом в исследовательских целях. Для определения
общественных слоев и групп как элитарных существенны такие признаки
как: социальные ресурсы (обладание специальными знаниями, благами или
возможностями влияния), обозначения обособленности от других групп
(престиж), характер деятельности и функции (поддержание порядка,
репродукция образца, адаптация или сопротивление изменениям).
Российское историческое время сложено из относительно коротких
по меркам других обществ отрезков, каждый из которых пытается создать
историю «заново».
В структуре государственного правления Российской Империи
наиболее эффективным инструментом статусного влияния всегда
оказывалось расположение первого лица, а следовательно опала при его
приемниках, особенно при завышенных требованиях фаворитов.
Критерием доступа в элиту, независимо от личных качеств, оказывалось
доверие со стороны вышестоящих.
После краха претензий монархии в одиночку осуществлять
модернизацию в середине XIX века, в России возник элитарный феномен
русской интеллигенции, которая изначально не была связана с какой-либо
социально-групповой
структурой.
Если
бюрократическая
элита
концентрировалась вокруг должностей, то интеллигенция вокруг
символов. В этой среде выделялся высший слой – великие художники,
писатели, литераторы и ориентированный на них широкой круг
последователей.
После 1917 года все российские элиты перестали существовать.
Значительная часть носителей элитарных функций погибла или
эмигрировала, для остальных не осталась места в изменившемся обществе.
«Кадровый» состав элиты с переменным успехом приспосабливался к
новым условиям.
В период захвата и консолидации власти большевиками в качестве
революционной элиты выступала группа людей, объединенная общими
символами и признанными лидерами. Постепенно эта элита
трансформировалась в разветвленную систему партийно-советской
номенклатуры. Номенклатура представляла собой властную вертикаль во
всех сферах жизни общества, которая опиралась на назначенных сверху и
подконтрольных порученцев (так называемый принцип «демократического
централизма»). За относительно короткий отрезок времени члены
номенклатуры деградировали от героических подвижников и борцов до
чиновников различных уровней, заинтересованных только в сохранении
своих привилегий или, в лучшем случае, «крепких хозяйственников».
Силовые структуры играли важную роль по поддержанию
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84
мобилизационной готовности (внешне номенклатура была сильно
милитаризирована), но самостоятельных решений не принимали.
Что же касается интеллигенции, то со второй половины 30-х годов
XX века политика репрессий относительно ее членов была дополнена
возможностью получения высоких по советским меркам материальных
благ. Ценой признания интеллигенции со стороны власти был ее отказ от
свободы творчества, что сняло историческое противоречие между людьми
творческих профессий и властью.
Крушение советской системы на рубеже 80-х – 90-х годов показало,
что положение многих членов советской элиты весьма зыбко.
В составе российской политической элиты в начале XXI века
преобладает бюрократия. В России и на федеральном и на региональном
уровне чиновники доминируют – действующие лица административной
вертикали власти, главы субъектов федерации и муниципальных
образований, работники администраций различного уровня и т.д.
В силу этого, рекрутирование российской политической элиты
осуществляется главным образом путем назначения на должность. Даже
таким внешне демократическим процедурам, как избирательные компании,
предшествует негласный подбор кандидатов на тот или иной пост. По
сравнению с концом 80-х – первой половиной 90-х гг. XX в., когда себя
заметно проявляли политики-одиночки, в XXI в. личностные качества
имеют весьма небольшое значение, гораздо большее имеет поддержка
мощных административных структур.
В первые годы российской государственности во власти утвердилась
в полулегальном варианте такое проявление теневой экономики как
коррупция. В начале 90-х гг. XX в. в условиях смены политической и
экономической систем она выполняла функцию «смазки», позволявшей
предпринимателям наладить контакты с представителями власти и
минимизировать таким образом недостатки законодательства. На «высший
уровень» коррупция среди российского чиновничества вышла, когда
окончательно оформились крупные финансово-промышленные группы и
возникла необходимость в создании лоббистских структур, защищающих
их интересы.
Приход в 1999 г. к власти В.В. Путина был воспринят в обществе
как необходимое условие для наведения порядка в «разболтанной» стране.
Одновременно ожидалось, что новая власть будет наблюдать за
выполнением выработанных к тому времени правил политической жизни.
Но когда эта задача оказалась выполненной, стало ясно, что нового поля
деятельности для нее нет. Новые люди пополнили ряды номенклатуры.
Таким образом, влияние административной системы соподчинения на
формирование российской элиты неуклонно усиливается.
В число российской элиты уже традиционно входят и представители
политических партий, но особенность российской политической системы
состоит в том, что во власть идут не партийные выдвиженцы, а
представители администраций ради укрепления своих позиций
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
85
обзаводятся партбилетами. Кроме того, чиновник, к какой бы
политической партии он номинально не принадлежал, встроен в систему
власти и поэтому в повседневной управленческой деятельности избегает
идеологизированности.
После прихода к власти В.В. Путина, в российской чиновничьей
элите заметно усилилась прослойка «мелитократии», то есть выходцев из
МВД, ФСБ и армии. «Силовики» пришли к власти на волне популярности
президента и при негласной поддержке федеральных структур. Кроме того,
общество само востребовало эту породу людей, потому что «пресытилось
анархией»93. В тоже время, по оценке экспертов, темпы вхождения во
власть силовиков ниже, чем темпы пополнения элиты за счет выходцев из
бизнеса. Особенно заметен этот процесс в «сырьевых» регионах и
субъектах
федерации,
имеющих
крупные
бюджетообразующие
предприятия. Кроме того, практика показала, что карьера в силовых
структурах ни о чем не говорит: она не детерминирует ни политических
пристрастий политика, ни его отношений с крупным бизнесом.
Удельный же вес представителей науки, культуры и образования в
составе российской элиты крайне невысок. Исключением являются
руководители средств массовой информации и ректоры вузов, сумевшие
вписаться в новую экономическую ситуацию.
Распад СССР и создание новой России не означали кардинальных
изменений внутри политической элиты: принципиально она осталась
старым политическим образованием, но структурно изменилась за счет
перераспределения ролей. Номенклатура сохранила свои позиции, но одна
ее часть составила ядро российской бюрократии, другая же перешла в
бизнес. И в начале XXI в. значительную часть российской политической
элиты составляют люди, имеющие большой опыт номенклатурной борьбы
в советский период. Части советской элиты удалось выжить в новых
условиях благодаря конверсии «политического капитала» (связей с
нужными людьми) в капитал экономический.
Изменения внутри элитарных групп в значительной степени связаны
со сменой поколений и стиля деятельности. Постепенно представители
номенклатуры вытесняются представителями «поколения семидесятых»,
40-летними прагматиками, получившими первые навыки управленческой
работы в комсомоле, закончившими вуз на излете советской эпохи, а в 90-е
гг. активно работающие в бизнесе. Однако смена поколений в российской
политической элите не ведет к демократизации ее политических
установок, одни недемократические установки сменяются другими.
Большая часть представителей элитарных групп по-прежнему связывают
все свои надежды с государственной властью и государственной
экономикой, с государственной поддержкой научных исследований и
социальных программ.
Несмотря на начавшуюся при В.В. Путине борьбу федерального
93
Кулаков В. Не плодить своих неприятелей – вот задача власти // Известия. – 2000. – 27 декабря.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
86
центра с этим явлением, одной из самых неприятных характеристик
российской политической элиты остается клановость. Критерии
формирования кланов в Российской Федерации разные, в том числе и
этнические, органически связанные с этнократией и сепаратизмом, но
принципы одинаковы: готовность играть только по своим правилам и
личная преданность клиента своему патрону. Кланы в нашей стране
традиционно живут по принципу: «мы знаем только государя, нам дела нет
до России». Более того, в условиях глобализации кланы перестали
замыкаться только на территорию своего государства, превратившись в
своеобразные международные политико-экономические консорциумы.
Хотя российские чиновники традиционно раздражают население, так
как относятся к его нуждам с презрительным безразличием, а
политическую борьбу ведут крайне жестко, признавая победой только
политическую смерть противника, современная российская бюрократия
вполне владеет ситуацией в стране, в ряде случаев проявляет
дальновидность и всегда четко реагирует на сигналы «сверху». И поэтому
во многом от действий федерального центра, прежде всего в
экономической области зависит дальнейшая эволюция российской
политической элиты.
В 90-е гг. XX в. представители российской бюрократии приняли
традиционный для незападного общества и единственно возможный в
условиях экономического хаоса способ управления, основанный на
симбиозе власти и ряда крупных промышленных предприятий. Эта
система стала базой российской политической элиты и основой ее
мировоззрения. Элита загипнотизирована теорией роста, в первую очередь
роста ВВП. Но она слабо представляет себе, какие же результаты этот рост
может и должен дать. Кроме того, Российская Федерация находится в
состоянии регресса, заданным распадом СССР. В таких условиях элита
представляет собой своеобразный «ликвидационный комитет», о чем все
громче говорят представители радикальных движений.
Факторами качественного изменения элитарных групп могут стать
только исчерпание материальных и моральных ресурсов наличной
расстановки сил. Если же однобоко-сырьевая ориентация экономики
вместе с неравномерностью развития Российской Федерации будет
преодолена, то это потребует других методов управления и других людей,
принимающих важнейшие стратегические решения и обладающих для
этого необходимым ресурсным потенциалом.
Литература
Ашин Г.К., Понеделков А.В., Игнатов В.Г., Старостин A.M. Основы политической элитологии: Учебное пособие – М., 1999.
Ашин Г.К. Элита и образование // Власть. – 2001. – № 3.
Ашин Г.К. Толерантность и элита // Власть. – 2002. – № 5.
Бразилов С, Чернышов А. Маневры местной элиты // Свободная мысль. – 2001.
– №3.
Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. – М.,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
87
1990.
Галлямов Р.Р. Политические элиты российских республик: особенности
трансформации в постсоветский период // Полис. – 1998. – № 2.
Гаман-Голутвина О.В. Политическая элита России. – М., 1998.
Гаман-Голутвина О.В. Политическая элита – определение основных понятий //
Полис. – 2000. – № 3.
Головков А., Шахунянц А. Некоторые штрихи облика верховной власти в России
// Власть. – 2001. – № 6.
Даугавед А.Б. Неформальные практики российской элиты (апробация
когнитивного подхода) // Полис. – 2003. – № 4.
Елизаров В.П. Элитистская теория демократии и современный российский
политический процессе // Полис. – 1999. – № 1.
Зелетдинова Э. Элита – власть – демократия // Власть. – 2000. – № 3.
Игнатов В., Понеделков А. Региональные элиты и российский федерализм //
Власть. – 2002. – № 1.
Дискин И.Е. Элиты как субъект российских реформ // Вестник МГУ, сер. 12. –
1996. – № 1.
Кива А.В. Российская олигархия: общее и особенное // ОНС. – 2000. – № 2.
Коргунюк Ю.Г. Политическая элита современной России с точки зрения
социального представительства // Полис. – 2001. – № 1 – 2.
Мартынова М. Политическая контрэлита России // Вестник МГУ. Сер. 12. –
2001 – № 1.
Миллс Р. Властвующая элита. – М., 1959.
Моска Г. Правящий класс // Социс. – 1994. – № 10.
Михельс Р. Социология политической партии в условиях демократии. //
Антология мировой политической мысли. – М., 1997. T.2. – С. 186 – 197.
Парето В. Компендиум по общей социологии// Антология мировой политической
мысли. В 5 т. – М., 1997. Т.2. – С. 39 – 78.
Понеделков А.В. Политическая элита: генезис и проблемы ее становления в
России. – Ростов-на-Дону, 1995.
Ракитянский Н. Модернизация России и политическая элита // Власть. – 2002.
– №1.
Российская элита. Психологические портреты. – М., 2000.
Соловьев А.И. Культура власти российской элиты: искушение конституционализмом? // Полис. – 1999. – № 2.
Тарусина И.Г. Динамика политических установок региональных элит России //
Полис. – 2002. – № 1.
Тощенко Ж. Элита: кланы, касты или клики? Как назвать тех, кто нами
правит?// Дружба народов. – 2000. – № 7.
Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. – М., 2000.
Контрольные вопросы и задания
1.
Представьте схематично классификацию современной политической элиты
России.
2.
Каковы тенденции развития российской политической элиты?
3.
Какие факторы имели наибольшее значение в рекрутировании постсоветской
политической элиты?
4.
Формируется ли сегодня контрэлита в России?
5.
Следует ли различать понятия «лидер», «руководитель», «элита»? Если «да»,
то почему?
6.
Каковы на ваш взгляд ценностные ориентации современной российской
политической элиты?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
88
Глава 10. Политическое лидерство в России.
Политические отношения предполагают взаимодействие различных
субъектов и объектов. Субъекты политических отношений являются
носителями политических действий, то есть представляют собой активное
направляющее начало политической власти.
Проблема политического лидерства и формирования российской
элиты относится к числу наиболее актуальных и системообразующих
проблем становления и развития российской государственности и
гражданского общества. В России на первом месте стоит проблема поиска
и выдвижения на решающие политические посты новых людей, способных
на преобразование государства в лучшую сторону. Проблема
политического лидерства возникает только при наличии определенных
политических условий и политических свобод. Ее предпосылками является
наличие политического плюрализма, многопартийности и развитого
гражданского общества.
Современное российское общество переживает своего рода
ренессанс самых различных типов и моделей лидерства, освобожденного
от системных ограничений тоталитаризма и авторитаризма. Это
становится предметом обстоятельного анализа в научной литературе со II
половины 90-х годов ХХ века.
Именно политическое лидерство является одной из самых высоких и
интегративных форм власти, а власть – это главная составляющая
лидерства.94 Лидеры являются важнейшими элементами политической
элиты. Лидер (от англ. Leader – ведущий) – лицо, способное
воздействовать на других в целях интеграции совместной деятельности,
направленной на удовлетворение интересов данного сообщества. В
общественной жизни лидера, как центральную, наиболее авторитетную
фигуру в конкретной группе лиц, можно выделить практически в каждом
виде деятельности и в любой исторический период.
Термин лидер имеет два значения:

индивид, обладающий наиболее ярко выраженными, полезными (с
точки зрения внутригруппового интереса) качествами, благодаря которым
его деятельность оказывается наиболее продуктивной. Такой лидер служит
образцом для подражания, своеобразным «эталоном», к которому должны,
с точки зрения групповых ценностей, примыкать другие члены группы.
Влияние такого лидера основано на психологическом феномене
отраженной субъективности (т.е. идеальном представлении других членов
группы);

лицо, за которым данное сообщество признает право на принятие
решений, наиболее значимых с тоски зрения группового интереса.
Авторитет этого лидера основан на способности сплачивать, объединять
94
Тулеев А.Г. Политическое лидерство: сущность, содержание, функции // Вестник
МУ. Сер. 12. - 1999. - №5. - С. 65.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
89
других для достижения групповой цели. Такое лицо, независимо от стиля
лидерства
(авторитарного
или
демократического),
регулирует
взаимоотношения в группе, отстаивает ее ценности в межгрупповом
общении, влияет на формирование внутригрупповых ценностей и, в
некоторых случаях, символизирует их.
Понятие лидерства широко распространено в социологии,
политологии, психологии и ряде других наук о человеке и обществе.
Этому феномену посвящены обширные теоретические и эмпирические
исследования.
Изучение
лидерства
имеет
непосредственную
прагматическую направленность. В первую очередь, оно служит
разработке методов эффективного руководства, а также отбора лидеров. В
странах
Запада
созданы
разнообразные
психометрические
и
социометрические тесты и методики, которые успешно используются на
практике.
Очевидно, что лидерство как явление основывается на определенных
объективных потребностях сложно организованных систем. К ним
относятся, прежде всего, потребность в самоорганизации, упорядочении
поведения отдельных элементов системы в целях обеспечения ее
жизненной и функциональной способности. Такая упорядоченность
осуществляется
через
вертикальное
(управление-подчинение)
и
горизонтальное (одноуровневые связи) распределение функций и ролей и,
прежде всего, через выделение управленческой функции и
осуществляющих ее структур, которые для своей эффективной работы
требуют иерархической, пирамидальной организации. Вершиной такой
управленческой пирамиды выступает ни кто иной, как лидер.
Четкость выделения лидирующих позиций зависит от типа
общности, составляющей систему ее взаимоотношений с окружающей
действительностью. В системах с низкой групповой интеграцией, высокой
степенью автономии различных уровней организации и свободы
отдельных элементов, функции лидера развиты слабо. По мере усиления
потребности системы и самих людей в сложно организованных
коллективных действиях и осознания этих потребностей в форме
коллективных целей, потребность в лидере и спецификация его функций
повышаются.
Сущность и содержание политического лидерства близки, но не
тождественные по смыслу понятия. Второе более широкое, чем первое. По
своему содержанию политическое лидерство не может быть сведено лишь
к взаимодействию лидера и поддерживающего его населения, так как
границы политического лидерства охватывают более сложный комплекс
явлений и процессов политической жизни общества. Содержание
политического лидерства более подвижно, чем его сущность,
представляющая собой устойчивое основание, сохраняющееся в своей
основе при любых изменениях.
Сущность политического лидерства связана с выявлением его
устойчивых компонентов, которые характеризуют его качественную
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90
определенность. В политологии выделяют два основных подхода к
выявлению основополагающих качеств политического лидерства:

политическое лидерство сводится к определению особенностей его
проявления в политической сфере, наряду с лидерством в малой группе, в
экономической и культурной сфере жизни общества;

политическое лидерство воспринимается как уникальный феномен
социальной действительности.
Лидерство представляется в качестве специфической формы
взаимоотношений официальной политической власти и общества.95
При определении сущности политического лидерства можно
опираться на две основные составляющие: руководство и организацию.
Множество людей благодаря лидерству становятся организованными и
подчиненными воле лидера. С увеличением и ростом авторитета, властных
полномочий, доверия к политику возрастает вероятность того, что он
превращается в политического лидера.
В современной теории существует несколько подходов к
определению политического лидерства.
1. Определение лидерства как влияния на других людей. Лидерство –
это влияние, авторитет, власть и контроль над другими. Однако не любое
влияние обеспечивает лидерство. Для него характерны, по меньшей мере,
три особенности:
во-первых, чтобы влияние было постоянным. К политическом
лидерам нельзя причислить людей, оказавших хотя и большое, но разовое
воздействие на политический процесс, историю страны;
во-вторых, руководящее воздействие лидера должно осуществляться
на всю группу, организацию, общество. Известно, что внутри любого
крупного объединения существуют несколько или даже множество
центров локального влияния. Причем постоянному влиянию со стороны
членов группы подвергается и сам лидер. Особенностью политического
лидера является широта влияния, его распространенность на все
объединение.
в-третьих, политического лидера отличает явный приоритет во
влиянии. Отношениям лидера и последователей присуще неравенство во
взаимодействии, однозначная направленность воздействия от лидера к
членам группы.
2. Лидерство – это управленческий статус, социальная позиция,
связанная с принятием властных решений, это руководящая должность.
Такая интерпретация лидерства вытекает из структурно-функционального
подхода, предполагающего рассмотрение общества как сложной,
иерархически организованной системы социальных позиций и ролей.
Занятие в этой системе позиций, связанных с выполнением
управленческих функций (ролей) и дает человеку статус лидера. Иными
словами, лидерство – это положение в обществе, которое характеризуется
95
Тулеев А.Г. Указ. раб. С. 65-66.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
91
способностью занимающего его лица направлять и организовывать
коллективное поведение некоторых или всех его членов.
3. Политическое лидерство – это особого рода предпринимательство,
осуществляемое на политическом рынке, при котором политические
предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы
решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации на
руководящие должности. При этом специфика политического
предпринимательства состоит в персонализации «политического товара»,
его отождествлении с личностью потенциального лидера, а также в
рекламировании этого товара как «общего блага». По мнению Ж.
Блонделя, политическое лидерство – это «власть, осуществляемая одним
или несколькими индивидами, с тем, чтобы побудить членов нации к
действиям».96
Такая интерпретация политического лидерства вполне возможна.
Однако она применима главным образом лишь к демократическим
организациям: государствам, партиям и т.д.
4. Политический лидер – это символ общности и образец
политического поведения группы, способный реализовать ее интересы с
помощью власти. Причем данное определение особо подчеркивает
первостепенную значимость субъективных качеств политического лидера
и утверждает, что лидерство создается стихийно, самим народом.97
Понятие политического лидерства имеет два аспекта: формальнодолжностной статус, связанный с обладанием властью, и субъективную
деятельность по выполнению возложенной социальной роли. Причем
первый аспект имеет ключевое значение для оценки личности как
политического лидера. Второй же аспект, являющий собой личностные
качества и реальное поведение на занимаемом посту, определяет главным
образом лишь получение и сохранение властной должности, а также
служит для оценки лидера как результативного и нерезультативного,
«хорошего» или «плохого» руководителя.
В политике по характеру и масштабу деятельности различают
лидеров трех уровней:
1. Лидер малой группы лиц, обладающих наибольшей властью в
данном сообществе с общими интересами. Лидер приобретает власть
наиболее авторитетного в группе лица, которая формируется на основе его
личных качеств, оцениваемых группой непосредственно в процессе
совместной деятельности. В этом случае его функции являются функциями
делового, интеллектуального лидера и лидера общения. Для первого
характерны организаторские способности, предприимчивость, прагматизм.
Авторитет интеллектуального лидера основан на умении решать сложные
задачи, находить нестандартные решения, выполнять функции «мозгового
центра»
группы.
Лидеру
общения
присущи
психологическая
96
97
Блондель Ж. Политическое лидерство. М., 1992. С. 10.
Пугачев В.П. Политология. М., 2003. С. 174-176.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
92
комфортность, коммуникабельность, умение снимать напряженность
внутри группы.
2. Лидер общественного движения (организации, партии) – лицо, с
которым конкретные социальные слои (группы) ассоциируют возможность
удовлетворения своих интересов (необязательно адекватно осознаваемых).
Лидер этого уровня воздействует на общественное мнение как в силу
личных качеств, так и благодаря тому, что поддерживающая его часть
группы находится в состоянии ожидания – особом явлении массового
сознания – потребности в лидере; она авансирует лидера определенной
степенью доверия и политической поддержки. Чем менее определены цели
и задачи общественного движения, тем более значима деятельность такого
лидера.
3. Лидер третьего уровня – политик, действующий в системе
властных отношений, в которой политическое лидерство представлено в
виде социального института. Личностные характеристики, имеющие
принципиальное значение в первом случае, существенные во втором, на
третьем уровне, как правило, не оказывают на политическое поведение
лидера и отношение к нему решающего влияния. Деятельность политика в
данном случае определяется внешними регулятивами, присущими
конкретной политической культуре.
Исторически возникшее политическое лидерство связано не только с
формированием интересов, но и с появлением личности, как одного из
потенциальных субъектов политического действия. В античности
политическое лидерство носило личностный характер, представляя собой
влияние, основанное на авторитете конкретного индивида, его
достоинствах. В средневековой Европе политическое лидерство
постепенно теряет нравственно-этическое содержание. Влияние лидера
основывается не столько на личных достоинствах, сколько на
способностях к руководству конкретной политической общностью. От
лидера требуется не столько быть нравственным образцом, сколько умение
сплотить группу для достижения поставленных целей, умение
сформировать групповой интерес. Такая тенденция к прагматизации
политического лидерства наиболее отчетливо обнаружила себя в эпоху
Возрождения и в период буржуазных революций.
В современном обществе политическое лидерство представляет
собой способ построения власти, основанный на интеграции различных
социальных слоев (групп), посредством специфических механизмов вокруг
выдвигаемой лидером программы (концепции) решения социальных
проблем и задач общественного развития.
Политическое лидерство служит институтом, который включает
большую часть населения в решение социальных проблем в масштабе
общества в целом. Как механизм интеграции общества, политическое
лидерство создается посредством не только правовой регламентации
деятельности политика, но и моральными регулятивами.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
93
В механизме политического лидерства правовая регламентация
деятельности политика связана с инструментами юридического контроля
за принятием решений, их использованием, осуществлением обратной
связи «политик – общество».
Процесс зарождения политического лидерства можно наблюдать на
примере стихийно возникшего митинга. Он может начаться на базе
спонтанно собравшейся толпы без участия политических лидеров. Однако
в ходе такого митинга обычно появляются инициаторы, пытающиеся
перевести эмоциональный порыв в коллективные действия. Если это
удается, то инициаторы становятся зачинщиками, которые могут повести
людей, скажем, на штурм правительственных учреждений. В том случае,
если лежащие в основе преимущественно стихийных действий людей
потребности и мотивы имеют для них достаточно высокую личностную
значимость и требуют систематических коллективных усилий, то в
процессе их осуществления происходит устойчивое распределение
функций и их институциализация, появляются лидирующие позиции и
сами политические лидеры, т.е. возникают элементы политической
организации. Примерно таким способом возникло после августовского
1991 г. путча в СССР движение защитников «Белого Дома» и
конституировались его лидеры.
Институализация лидирующих позиций отражается в понятии
формального лидерства. Оно представляет собой приоритетное влияние
определенного лица на членов организации, закрепленное в ее нормах и
правилах, и основывающееся на положении в общественной иерархии,
месте в ролевых структурах.
Субъективная способность и готовность человека к выполнению
роли лидера, а также признание за ним права на руководство со стороны
членов группы (организации, общества) характеризуется категорией
неформального лидерства. В малых группах, основанных на
непосредственных контактах их членов, институализация лидирующих
позиций может не происходить, здесь на первый план выдвигаются
индивидуальные качества лидеров, их способность объединить группу,
повести ее за собой.
В крупных объединениях, эффективность коллективных действий
которых требует четкой функционально-ролевой дифференциации и
специализации, а также оперативности управления и жесткости (например,
в армии), институализация и формализация (официальное закрепление)
лидирующих позиций, наделение их сравнительно большими властными
полномочиями обязательны. Именно к такому типу объединений и
деятельности относится и политика. В ней действуют огромные массы
людей, ставящие перед собой вполне определенные, ясно осознанные цели
и испытывающие непрерывное противодействие со стороны политических
оппонентов. В силу таких особенностей политики, институализация и
формализация лидирующих позиций проявляются в ней особенно
отчетливо. Это придает формальным аспектам политического лидерства
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
94
особое, приоритетное значение. В политике выполнение потребностей
социальной системы и ее подсистем в самоорганизации и упорядочении
деятельности масс людей зависит не столько от индивидуальных качеств
лидеров (хотя это тоже очень важно), сколько от силы и влияния
институтов власти.
Лидерство присуще различным формам социально-политической
организации. Что же непосредственно лежит в его основе? Какова природа
этого феномена? Почему одни люди становятся лидерами, а другие
довольствуются ролью исполнителей воли лидера?
На этот счет в современной политологии несколько теорий. Прежде
всего, это теория черт. Она создавалась на основе выявления качеств,
присущих идеальным лидерам-героям. Суть этой теории состоит в
объяснении феномена лидерства выдающимися качествами личности –
превосходящие интеллектуальные дарования доставляют личности
выдающееся положение, рано или поздно приводящее к лидерству. Среди
черт, присущих политическому лидеру, обычно называют острый ум,
твердую волю, кипучую энергию, незаурядные организаторские
способности, умение нравиться людям, компетентность и, особенно,
готовность брать на себя ответственность. К обязательным качествам
современных политических лидеров в демократических странах все чаще
добавляют фотогеничность, внешнюю привлекательность и ораторские
способности.
Для проверки теории черт были проведены конкретные
исследования. Они в значительной мере опровергли эту теорию, т.к.
оказалось, что при детальном анализе индивидуальные качества лидера
почти полностью совпадают с полным набором психологических и
социальных признаков личности вообще. Кроме того, в некоторых сферах
деятельности, прежде всего в области предпринимательства, высокие
интеллектуальные и моральные качества являются скорее препятствием
для занятия лидирующих позиций, чем условием успеха. На протяжении
многих лет, а часто и всей жизни, многие выдающиеся способности людей
оказываются невостребованными, не находят применения.
Все это вовсе не означает полного отрицания теории черт. Очевидно,
что для занятия лидирующих позиций в условиях политической
конкуренции действительно нужны определенные психологические и
социальные качества. Однако их набор значительно варьирует в
зависимости от исторической эпохи и особенностей конкретного
государства. Даже в наши дни личностные качества, дающие шансы на
политический успех, существенно отличаются, например, в Европе и на
Ближнем Востоке. К тому же, во многих, главным образом
недемократических государствах, политическими лидерами часто
становятся заурядные, серые личности, не обладающие яркой
индивидуальностью.
Учет всего этого породил вторую волну теории черт, или ее
факторно-аналитическую
концепцию.
Она
различает
чисто
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
95
индивидуальные качества лидера и характерные для него черты поведения,
связанные с достижением определенных политических целей. Между
этими двумя группами свойств лидера могут быть существенные различия.
Их можно проиллюстрировать на примере Ленина. Его индивидуальные
черты, проявляющиеся в отношениях с близким окружением, никак не
выказывали в нем жестокого деспота, жаждущего насилия и равнодушного
к страданиям людей. Однако его упорство и даже одержимость в
стремлении к достижению утопической по своей сути цели коренного
переустройства общества на коммунистических началах, сделали из него
диктатора, отрицающего общечеловеческие нормы морали и не
останавливающегося ни перед какими преступлениями (приказы о
массовых расстрелах ни в чем не повинных людей – заложников) ради
удержания большевиками власти.
Факторно-аналитическая концепция вводит в теорию лидерства
понятие целей и задач, связанных с определенной ситуацией. В результате
взаимодействия индивидуальных качеств лидера и стоящих перед ним
целей, вырабатывается стиль его поведения (стиль лидерства),
составляющий его «вторую природу». Стиль и целевая ориентация лидера
несут на себе отпечаток конкретных социальных обстоятельств.
Идею зависимости лидерства от определенных социальных условий
развивает и обосновывает его ситуационная концепция. Лидер, по этой
теории, - функция определенной ситуации. Именно сложившиеся
конкретные
обстоятельства
определяют
политического
лидера,
детерминируют его поведение и принимаемые им решения. Так, например,
ситуация в исламском Иране неизбежно отвергнет политиков
европейского или американского склада. Точно так же и религиозный
лидер-пророк не сумеет проявить себя на политической арене Запада.
Таким же образом требования к лидеру значительно различаются и в
зависимости от того, находится ли данное государство в состоянии кризиса
или развивается стабильно.
С точки зрения ситуационного подхода, лидерские качества
относительны. Один человек может проявить черты лидерам на митинге,
другой – в повседневной политико-организационной работе, третий – в
межличностном общении и т.п. В целом же, лидеров отличают, главным
образом, готовность взять на себя ответственность за решение той или
иной задачи и компетентность.
Ситуационная теория не отрицает важную роль индивидуальных
качеств личности, однако не абсолютизирует их, а отдает приоритет в
объяснении природы политического лидерства требованиями объективных
обстоятельств.
На
основе
этой
концепции,
подтверждаемой
эмпирическими исследованиями, был получен вывод, что в современном
западном обществе большие шансы на успех имеет беспринципный
человек, ориентирующийся на политическую конъюнктуру. Однако такие
выводы, как и ситуационная теория в целом, подтверждаются далеко не
полностью, поскольку ограниченность этой теории состоит в том, что она
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
96
недостаточно отражает активность лидера, его способность переломить
ситуацию, раньше других заметить новые прогрессивные тенденции и
возможности их использования и заблаговременно решить острые
социально-политические проблемы.
Уточнением, развитием и качественным обогащением ситуационной
теории явилась теория, объясняющая феномен лидера через его
последователей и конституентов. По этой теории, именно последователь
воспринимает лидера, воспринимает ситуацию и, в конечном счете,
принимает или отвергает лидерство.
Достоинством такого подхода к лидерству является рассмотрение
его как особого рода отношений между руководителем и его
конституентами, выступающих в виде цепочки взаимосвязанных звеньев:
конституенты - последователи, активисты – лидер. Лидер и его
конституенты составляют единую систему. В современной политологии
круг конституентов лидера понимается достаточно широко. В него
включаются не только политические активисты и все достаточно четко
определившиеся приверженцы (последователи) лидера, но и его
избиратели, а также все те, кто взаимодействует с ним, оказывает на него
влияние. Анализ конституентов во многом позволяет понять и предсказать
политическое поведение лидера, предвидеть принимаемые им решения.
В формировании и функционировании отношений «лидер конституенты» особенно велика роль политических активистов. Именно
они достаточно компетентно оценивают его личные качества и
возможности, организуют кампании в его поддержку, выступают
«приводным ремнем», связывающим его с массами, т.е. «делают» лидера.
Именно через конституентов проявляется воздействие на политику
господствующей политической культуры.
В демократическом государстве претенденты на лидирующие
должности могут рассчитывать на успех лишь в случае совпадения их
имиджа с ожиданиями большинства народа. Взаимодействие лидера и его
конституентов следует рассматривать как обоюдонаправленное, с
двусторонним движением. Причем лидеры могут в значительной мере
менять свою социальную опору. Самостоятельность лидера по отношению
к конституентам прямо зависит от характера политического строя, от
степени концентрации власти в руках руководителя и от политической
культуры общества в целом.
Природа
политического лидерства достаточно сложна и не
поддается однозначной интерпретации. Пояснить его субъективные
механизмы помогают психологические концепции и, в частности,
психоаналитическое объяснение лидерства. Как считает основоположник
психоанализа Зигмунд Фрейд, в основе лидерства лежит подавленное
либидо – преимущественно бессознательное влечение сексуального
характера. В процессе сублимации оно проявляется в стремлении к
творчеству и, в том числе, к лидерству. У многих людей обладание
руководящими позициями выполняет своего рода компенсаторные
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
97
функции, позволяет подавлять или преодолевать различного рода
комплексы, чувство неполноценности и т.п.
Определенные психологические потребности отражает и подчинение
лидеру. Субъективное принятие лидерства закладывается еще в детстве,
когда ребенок нуждается в покровительстве и авторитете родителей. И в
этом смысле авторитет руководителя государства подобен авторитету отца
семейства.
Заметный вклад в развитие психоанализа внесли ученые Э. Фромм и
Т. Адорно. Они выявили тип личности, предрасположенной к
авторитаризму и стремящейся к власти. Такая личность формируется в
нездоровых общественных условиях, порождающих массовые неврозы и
стремление человека убежать от всего этого в сферу господства или
подчинения. Для авторитарной личности власть является психологической
потребностью, позволяющей избавиться от собственных комплексов
посредством навязывания своей воли другим. Обладание безграничной
властью над другими, их полное подчинение доставляют такому человеку
особое наслаждение. Оно является формой своеобразного садизма.
Одновременно авторитарная личность имеет и мазохистские черты,
поскольку при столкновении с превосходящей силой она восхищается и
поклоняется ей. Слабость же других вызывает у нее презрение и желание
унизить их.
Такой тип поведения в психологическом смысле является
проявлением не силы, а слабости. Авторитарная личность, не имея
подлинной силы, пытается убедить себя в обладании ею с помощью
господства над другими. Такая личность иррациональна, руководствуется
в первую очередь эмоциями и не терпит равенства и демократии. Она
воспринимает всех других людей, мир в целом сквозь призму отношений
«силы – слабости».
Эмпирические исследования подтвердили реальное существование
авторитарного типа личности, выявили ее некоторые новые черты. В
целом же это направление психоанализа значительно расширило
представления о психологических мотивациях стремления к лидерству,
хотя оно конечно же не исчерпывает все типы таких мотиваций.
Совокупность различных интерпретаций политического лидерства
позволяет увидеть его разнообразные стороны, аспекты, однако еще не
дает целостной картины этого феномена. Попытку решить эту задачу,
осуществив комплексное исследование лидерства, представляет его
интерактивный анализ. Он учитывает четыре главных момента лидерства:
черты лидера; задачи, которые он призван выполнять; его последователей
и конституентов; систему их взаимодействия; механизм взаимоотношения
лидера и его конституентов. И все же, создать единую универсальную
концепцию лидерства, по всей вероятности, невозможно, поскольку само
это явление чрезвычайно многообразно по своему проявлению и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
98
функциям, зависит от исторических эпох, типов политических систем,
особенностей лидеров и их конституентов и других факторов.98
Богатство понятия лидерства отражается в его типологии.
Существуют разнообразные классификации лидерства. Прежде всего, в
зависимости от отношения руководителя к подчиненным оно делится на
авторитарное и демократическое. Авторитарное лидерство предполагает
единоличное направляющее воздействие, основанное на угрозе санкций,
применения силы. Демократическое лидерство выражается в учете
руководителем интересов и мнений всех членов группы или организации,
в их участии в управлении.
Одна из наиболее распространенных типологий лидерства восходит
к учению М. Вебера о способах легитимации власти. В соответствии с
этими способами лидеров подразделяют на традиционных (вожди племен,
монархи и т.д.) – их авторитет основан на обычае, традиции; рациональнолегальных или рутинных – это лидеры, избранные демократическим
путем; харизматических – наделенных, по мнению масс, особой
благодатью, выдающимися качествами, способностями к руководству.
Харизма складывается из реальных способностей лидера и тех качеств,
которыми его наделяют последователи. При этом индивидуальные
качества лидера нередко играют второстепенную роль в формировании его
харизмы.
В основе первого типа лидерства лежит привычка, второго – разум,
третьего – вера и эмоции. В современной политологии нередко
используются четыре собирательных образа лидера: знаменосца, или
великого человека, служителя, торговца и пожарного. Лидера-знаменосца
отличает собственное видение действительности, привлекательный идеал,
«мечта», способная увлечь массы. Яркими представителями были: В.И.
Ленин, Мартин Лютер Кинг, аятолла Хомейни и др. Лидер-служитель
всегда стремится выступить в роли выразителя интересов своих
приверженцев и избирателей в целом, ориентируется на их мнение и
действует от их имени. Для лидера-торговца характерна способность
привлекательно преподнести свои идеи и планы, убедить граждан в их
преимуществе, заставить «купить» эти идеи, а также привлечь массы к их
осуществлению. И, наконец, лидер-пожарный ориентируется на самые
актуальные общественные проблемы, насущные требования момента. Его
действия определяются конкретной ситуацией. В реальной жизни эти
четыре образа лидерства обычно не встречаются в чистом виде, а
сочетаются у политических деятелей в различных пропорциях.
Имеются и другие классификации лидерства. Так, политические
деятели делятся на правящих и оппозиционных; крупных и мелких;
кризисных и рутинных; пролетарских, буржуазных, мелкобуржуазных и
т.д.
98
Пугачев В.П. Указ. раб. С. 179-186.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
99
Разнообразие типов лидеров во многом объясняется богатством
направлений их деятельности, широким кругом решаемых задач. Эти
задачи прямо зависят от конкретной ситуации, в которой осуществляется
лидерство. Они возникают на базе определенных потребностей общества,
социальных групп и организаций. Осознание таких потребностей
проявляется в форме задачи. В этом аспекте функции лидера обычно
сводятся к своевременному учету всех потребностей, четкой
формулировке целей, взятию на себя ответственности за их реализацию,
организации масс на ее осуществление. Это достаточно формальные
функции, характеризующие основные этапы (стадии) осуществления
социальной роли лидера. Что же касается характеристики функций лидера
с точки зрения их содержания, то к ним можно отнести следующие:
1. Интеграция общества, объединение масс. Лидер призван
воплощать в себе и представлять во взаимоотношениях с другими
государствами национальное единство, объединять граждан вокруг общих
целей и ценностей, подавать пример служения народу, государству,
отечеству.
2. Нахождение и принятие оптимальных политических решений. И
хотя лидеры не застрахованы от ошибок, часто действуют не лучшим
образом, все же именно способностью найти наиболее приемлемые пути
решения общественных задач обычно оправдывается их пребывание на
руководящих постах.
3. Социальный арбитраж и патронаж, защита масс от беззакония,
самоуправства бюрократии и т.п., поддержание порядка и законности с
помощью контроля, поощрения и наказания. Эта функция достаточно
детально обоснована в концепции плебисцитарной вождистской
демократии. Хотя социальный патронаж на деле реализуется далеко не
всегда, вера в «хорошего царя», «отца народов», покровителя слабых и т.д.
до сих пор широко распространена не только в массовом сознании
государств с патриархальной культурой, но и в странах с вековыми
демократическими традициями.
4. Коммуникация власти и масс, упрочения каналов политической и
эмоциональной связи и тем самым предотвращения отчуждения граждан
от политического руководства. В условиях сложной многоступенчатой
иерархии власти, ее бюрократизации эта функция особенно значима. С
помощью средств массовой информации и, прежде всего, телевидения, а
также в ходе встреч с избирателями и других мероприятий, президент и
иные политические руководители имеют достаточно широкие
возможности непосредственного общения с народом.
5. Инициирование обновления, генерирование оптимизма и
социальной энергии, мобилизация масс на реализацию политических
целей. В этой группе объединены несколько близких по своей
направленности функций. Лидер призван охранять народные традиции,
своевременно замечать ростки нового, обеспечивать прогресс общества,
вселять в массы веру в общественные идеалы и ценности. В большей мере
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100
выполнение этих функций присуще харизматическим лидерам, однако не
только им. Так, например, достаточно успешно справился с задачей
преодоления вьетнамского синдрома, национального пессимизма и апатии
американский президент Р. Рейган.
6. Легитимация власти. Эта функция присуща главным образом
лидерам в тоталитарных обществах. Когда политический режим не может
найти своего оправдания в исторических традициях и демократических
процедурах, то он вынужден искать его в особых качествах
харизматических лидеров, которые наделяются необыкновенными,
пророческими способностями и в большей или меньшей степени
обожествляются. Так было и в нашей стране, когда большевистская власть,
безжалостно разрушая многовековые традиции, узаконивала свои действия
гипертрофированным авторитетом Маркса, Ленина и Сталина, наделяя их
чертами земных божеств.99
Каковы же наиболее характерные черты регионального лидерства
современной России? Прежде всего следует отметить, что к нему как
нельзя кстати подходит определение, данное американскими психологами
Д. Катцем и Р. Канном, которые под лидерством понимают
«оказывающий влияние элемент, который проявляется помимо
механического исполнения рутинных поручений организации»100. Речь
идет о стремлении некоторых лидеров современной российской провинции
к статусу, перекрывающему их должностные полномочия и прерогативы.
Огромная территория России, различные плотность населения,
уровень жизни и доходов и целый ряд других факторов обусловливают
значительную дифференцированность восприятия одних и тех же
политических лидеров, фактов и событий в различных частях нашей
страны. Как показывают исследования, даже такая характеристика образа,
как узнаваемость по фотографии (в данном случае речь идет о
федеральных политиках), сильно зависит от расстояния, на котором
находится респондент от Москвы.101 В большинстве случаев, чем дальше
от Москвы, тем меньше граждане узнают политика по предъявленной им
фотографии.
Качественный анализ приписываемых политикам характеристик не
дает большого разброса. В образе Ю. Лужкова вне зависимости от того,
где проводился опрос, преобладают оценки его деловых и организаторских
99
Основы социологии и политологии / Под ред. А.О. Бороноева, М.А. Василика. М.,
2000. С. 305.
100
Katz D., Kahh R. The Sozial Psychology of Organisation. N.Y., 1966. P. 11.
101
Использованы материалы исследований восприятия образов политиков,
проводившихся кафедрой политической психологии философского факультета МГУ.
Всего в ходе исследования изучались образы более 30 российских политиков. Данные
были получены в нескольких регионах России: Москва и Московская область, Пермь,
Краснодар, Самара, Уфа, Кемерово, Иркутск, Смоленск. Приведены данные по трем из
них, выбранным по степени удаленности от федерального центра: Москва и
Московская область, Смоленская область, Иркутская область.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
101
качеств. Качественные отличия в оценках встречаются только в образе Г.
Зюганова. Так, жители Москвы склонны давать положительные оценки его
психологическим и морально-этическим качествам, подчеркивают его
образованность. А жители сибирских городов обращают больше внимания
на его идеологические позиции и программные заявления, т.е. на
собственно политическую составляющую. В разных уголках нашей страны
граждане практически одинаково оценивают морально-этические качества
политиков с небольшим перевесом в сторону негативных оценок. Среди
основных качеств жители регионов, в которых проводились исследования,
ценят в политиках «прямолинейность», «честность», «открытость»,
«доброту», «простоту». Наблюдаются различия в оценках политических
качеств в центре и регионах.102
На региональном уровне в большей степени, чем на уровне
федеральном, выражена условность разделения лидерства на формальное и
неформальное. Иногда лидер, будучи отстраненным от занимаемой
должности, продолжает оказывать существенное влияние на политические
процессы в регионе. Поэтому прав Р. Такер, полагающий, что «лидерство
есть указание направления, которое, в конечном счете, нацелено на
политическое действие».103 В этой связи достаточно вспомнить, к примеру,
возвращение руководителя Свердловской области Э. Росселя в 1995 г.,
снятого Президентом Б.Н. Ельциным в 1994 г., и путем первых прямых
выборов губернатора вернувшего свои полномочия.
Отличительной чертой регионального лидерства является ярко
выраженное командное поведение руководителя и его окружения. Еще Н.
Макиавелли писал, что «об уме правителя первым делом судят по тому,
каких людей он к себе приближает».104 Поэтому жизнеспособность и
эффективность лидера в современной российской провинции напрямую
зависят от того, насколько слаженно работают его помощники,
консультанты, советники и т.д., в какой мере они усиливают или,
наоборот, ослабляют политический потенциал их лидера.
Что касается политико-идеологических взглядов региональных
лидеров, то в данной сфере имеет место стойкий прагматизм в
высказываниях и политических контактах. В этой связи следует отметить,
что советская номенклатура последних лет существования СССР,
проявившая большие способности к политическому самосохранению, в
новых условиях была вынуждена осваивать новый политический стиль.
Ярким примером тому служит карьера бывшего члена Политбюро ЦК
КПСС, а в постсоветскую эпоху главы администрации Орловской области
Е.С. Строева.
102
Пищева Т.Н. Образы политиков в контексте региональной идентичности // Вестник
МУ. Сер. 12. 2005. №4. С. 87-89.
103
Цит. по: Гончаров П.К., Ирхин Ю.В., Крапивин В.В. Начала политической науки. М.,
1994. С. 216-217.
104
Макиавелли Н. Государь. М., 1990. С. 69.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102
Отличительной чертой регионального лидерства в современной
России является своеобразный политический стиль, который
демонстрирует провинциальная элита. Речь идет о некоем синтезе
демократических и авторитарных вариантов политического поведения и
действия.105 Политическая власть, независимо от ее носителей, строится в
форме пирамиды. В ее основе – те или иные главенствующие правящие
силы, классы; над ними – их политически активная часть, организованная
верхушка. Пирамида сужается до верхних этажей, высших органов
управления государством, и венчается главой государства. Роль лидера
возрастает в переломные периоды развития страны, когда политические
события, темпы и формы радикальных преобразований приобретают
отчетливо выраженную личностную окраску. В такие периоды власть
перестает быть анонимной, резко повышается личная ответственность
политика перед обществом за результаты ее деятельности.
Развитие института политического лидерства в России делает первые
шаги в условиях становления демократической политической системы. В
современных условиях многие признаки персонифицированной власти в
России трансформировались из вождизма в политическое лидерство. Так,
легитимность президента страны приобретает рационально-легальные
черты: она формируется на всеобщих выборах; результаты свободного
волеизъявления признаются всем обществом; наличие наряду с
президентской властью представительных органов в лице парламента и
т.д.
Однако изменились преимущественно внешние атрибуты личной
власти и правила ее формирования. В действительности концентрация в
руках президента такого объема законодательных, исполнительных и
представительских полномочий, отсутствие реальных правовых рычагов
контроля персонифицируют власть, хотя и в цивилизованной форме.
Поэтому политическое лидерство в современной России имеет ряд
особенностей:

политические лидеры практически не вырабатывают стратеги
развития, а реагируют на уже свершившиеся события. Таким образом, они
не выполняют основные функции.

политические лидеры не владеют методами когнитивного стиля
руководства, который определяется по критерию простоты и сложности
восприятия ими явлений и процессов, образующих объекты их
профессиональной деятельности.106

политико-культурная ориентация российских лидеров на власть как
главную ценность служит проявлением их эгоцентризма, направлена на
укрепление верховной власти в виде политического господства.
105
Рыскова Т.М. Лидерство в современном российском обществе: региональное
измерение // Вестник МУ. Сер. 12. 1998. №6. С. 66-72.
106
Панарин А.С. Политология. М., 2003. С. 209-227.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
103
Это объясняется тем, что в нашей стране политика никогда не была
профессией.107
Литература.
Блондель Ж. Политическое лидерство. Путь к всеобщему анализу. – М., 1992.
Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. – М.,
1990.
Головков А., Шахунянц А. Некоторые штрихи облика верховной власти в России
// Власть. – 2001. – № 6.
Горяинов В.П. Концептуальная схема типологии объединений лидеров и их
сторонников // Социс. – 2001. – № 1.
Гржейшак СЕ. Региональное лидерство в современной России: институциональный аспект // ОНС. – 2000. – № 1.
Дурдин Д.М. «Образ» политического лидера и возможности его измерения //
Полис. – 2000. – № 2.
Идиатуллина К.С. Политический лидер и гражданское общество: проблемы и
прориворечия регионального развития // СГЗ. – 2003. – № 3.
Кива А.В. Российская олигархия: общее и особенное // ОНС. – 2000. – № 2.
Кретов Б.И. Современные западные концепции лидерства // Социальногуманитарные знания. – 2000. – № 4.
Кретов Б.И. Типология лидерства. // Социально-гуманитарные знания. – 2000. –
№ 3.
Оценка личностных качеств российских политических лидеров: проблемы
измерения и интерпретации. «Круглый стол». // Полис. – 2001. – № 1.
Тулеев А.П. Политическое лидерство: сущность, содержание, функции //
Вестник МГУ. Сер. 12. – 1999. – № 5.
Шестопал Е.Б. Психологический профиль российской политики 1990-х.
Теоретические и прикладные проблемы политической психологии. – М., 2000.
Контрольные вопросы и задания
1.
Насколько классификация политических лидеров у М. Вебера соответствует
современным условиям?
2.
Какие типы лидеров имели место в российской истории?
3.
Какой тип лидера (по политическому стилю) может, на ваш взгляд быть
полезен современной России?
4.
Какие из функций наиболее слабо выражены у современных российских лидеров?
5.
Произошла ли, на ваш взгляд, смена типа лидерства в современной России по
сравнению с предыдущим периодом?
107
Политология для юристов: Курс лекций/ Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.,
2002. С. 286-288.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
104
Глава 11. Тенденции развития партийной системы в Российской
Федерации. Российские молодежные общественно-политические
движения.
Политические
партии
представляют
собой
сложную
организационную и функциональную общность. С одной стороны, партия
создается гражданами, с другой – она порождение самой власти, которой
свойственна иерархичность.
Традиционно, партии «западного типа» выполняют функции
социального представительства, завоевания политической власти,
политической социализации и мобилизации, рекрутирования элиты. В
России эти функции выполняется другими институтами, подменяющими
партии (в качестве таких институтов часто выступают СМИ). Любая
партия с функциональной точки зрения представляет собой отражение
взаимосвязи государства и граждан, имеющих право голоса. В условиях
России, эта взаимосвязь проявляется в своеобразной форме.
В нашей стране традиционно доминантной формой социальной
интеграции является государственность. В России нет гражданского
общества как нормативно-ценностного образования, автономного по
отношению к государству. Государство в России всегда есть одна из
сторон в конфликте с некой противостоящей силой (социальной,
региональной, этнической общностью). И противостояние это часто
бескомпромиссно; конфликт снимается только подавлением противника.
Именно поэтому в Российской Федерации политическая партия не
может выполнять функцию канала связи между государством и
обществом, политическая партия выражает и доносит до государства
интересы отдельных групп (территориальных, экономических и
этнических кланов).
Другая функция политической партии – выдвижение конкретной
личности во власть – в России также имеет свои особенности. За
пределами Государственной думы влияние партий в политической жизни
страны проявляется крайне незначительно. Ключевым моментом учета
групповых интересов являются связи клиентов со своими политическими
патронами, одним их которых является представитель бюрократии, а
другим чаще всего представитель бизнеса.
Принцип разделения властей в России или был неизвестен или имел
условный характер. Важнейшие политические решения принимаются в
нашей стране при участии большинства Думы, но оно является
политической партией лишь номинально; большинство Думы не есть
правящая партия, она представляет собой партию власти.
Партия власти – это не политическая партия классического типа –
эта сама власть, инструмент ее легитимации и приспособления к новым
реалиям. В некотором смысле – этот феномен в России вызван
ослаблением государства, признанием со стороны государства наличия
социальных конфликтов. Если ослабление продолжается, то партия власти
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
105
также дробится. Если ослабление преодолевается, то партия власти
консолидируется.
Все вышесказанное не означает, что для существования
политических партий в России нет, и не может быть объективных
предпосылок. Такая предпосылка есть – это объективная иерархичность
власти, обуславливающая постоянное противостояние подвластных и
властвующих. Оппозиция в России крайне неоднородна, но
имущественное расслоение, возникшее в 90-е гг. XX в., поддерживает ее
существование на высоком уровне. Однако, как только государство
добивается зримых успехов в борьбе с противостоящими ей силами,
оппозиция терпит провал и организационно дробится. Одновременно и
партия власти может быть, как сплочена на основе общих интересов, так и
выступать в нескольких своих вариантах.
Российский электорат редко разбирается в хитросплетениях
политической борьбы, и парламентские выборы в России пока
представляют собой плебисцит, на котором население либо одобряет, либо
не одобряет действия власти. Партия власти и партия оппозиции
существуют всегда, но принимают различные обличья. Можно сказать, что
партийная система Российской Федерации характеризуется крайней
неустойчивостью. В 1993 г. в Государственной Думе было представлено 12
партий и объединений, но затем начался постепенный процесс интеграции
партий-карликов. В 1995 г. и 1999 г. произошло значительное укрупнение
партий. В Думе 1999 г. было представлено только 6 партий. Наиболее
крупными из них стали КПРФ (партия оппозиции) и «Единство» (партия
власти и одновременно весьма эффективный PR-проект).
В дальнейшем, «Отечество – вся Россия», представлявшая интересы
региональной бюрократии, полностью интегрировалась в рамках партии
власти. «Яблоко» и другой PR-проект СПС, просуществовав
электоральный цикл, политически ослабели, так как оказались
отторгнутыми и оппозицией и властью. Либеральные ценности,
провозглашенные этими партиями, вступили в противоречие с реальной
политикой «правых». СПС, позиционируя себя как защитника малого
бизнеса, является партией крупного капитала, который, в свою очередь,
зависим от государства. Это внутреннее противоречие «демократической
оппозиции» и ощущают избиратели. А в силу особенностей российской
политической системы партии могут существовать только в Думе, вне ее
стен они переживают идеологические разногласия, организационный
раскол и, как следствие, приходят в упадок.
Таким образом, в 2003 г. произошла предельная консолидация
партии власти, а позиции коммунистов как партии всех недовольных,
существенно ослабели. Выяснилось, что антиправительственные речи под
сенью красных знамен имеют единственного адресата – протестный
электорат, который неумолимо тает. Профсоюзы, прежде постоянно
участвовавшие в акциях КПРФ, перестали присоединяться к
коммунистическим митингам.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
106
Выжить удалось только тем политическим лидерам, которые
почувствовали дух времени: население высоко оценивает действия
Президента, но все равно считает что «на земле правды нет». Такими
политиками стали, прежде всего, ключевые фигуры блока «Родина».
Исключительную живучесть продемонстрировала также ЛДПР, партия
вождистского типа, лояльная государству и в тоже время, претендующая
на «народность». Данные политические силы имеют право на
существование, и выполняют в российской политической системе весьма
важную функцию, интегрируя все «темные силы» российского общества,
делая их относительно управляемыми для власти.
Можно ли говорить, что роль политических партий в России по
сравнению с началом 90-х гг. неуклонно снижается? Видимо нет.
Формирование конкурентной политической системы, в которой
политические партии имеют свою социальную базу и обладают
устойчивой структурой, связано с формированием устойчивых интересов
социальных групп, прежде всего, на базе развития отношений
собственности. Но это длительный процесс. В связи с особенностями
взаимоотношений власти и населения, роль партий в нашей стране может
быть искусственно повышена, а сами партии могут быть использованы как
инструмент укрепления властной «вертикали».
В декабре 2000 г. Президент, после консультаций с лидерами
думских фракций, направил в Государственную Думу проект
Федерального закона «О политических партиях». Изначально
предполагалось, что в него будут вноситься поправки, смысл которых
заключался в степени влияния регионов на партийную систему страны. В
конце мая 2001 г. Дума, силами центристской коалиции, отклонила
поправку, которая предусматривала финансирование политических
партий, в том числе и из бюджетов субъектов федерации. Это поставило
барьер для экономической и политической зависимости партий от
региональных властей.
Летом 2001 г. Закон вступил в силу. После окончания переходного
периода партии стали единственным видом общественных объединений,
обладающих правом самостоятельно выдвигать и поддерживать
кандидатов на выборные должности во все органы государственной
власти. Не допускается создание партий по принципам национальной или
религиозной принадлежности, региональные партии запрещены.
Федеральные партии стали эффективной формой контроля над субъектами
Российской Федерации, так как, даже учитывая необходимое
взаимодействие с исполнительной властью региона, они неизбежно
следуют принципу удаленности от узко-региональных интересов.
У партий появилась насущная необходимость участвовать во всех
выборных компаниях. Без активного участия в политической жизни на
различных уровнях, политическая партия может потерять либо
региональное отделение, либо его численность, что способно поставить
под угрозу само существование партии. В целом, Федеральный закон «О
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
107
политических партиях» ограничил политический выбор граждан, но в
хорошем для функционирования системы смысле.
В 2004 – 2005 гг. государство продолжило строительство партийной
системы на перспективу выборной компании 2007 – 2008 гг. Цель –
структурирование общества, повышение его управляемости. Метод –
частичное освобождение представительных органов власти всех уровней
от «внесистемных» депутатов «одномандатников» и переход на
пропорциональную систему выборов.
В выборах в Законодательные собрания субъектов Российской
Федерации впервые участвовали политические парии и избирательные
блоки.
Избирательный бюллетень для голосования на выборах депутатов
Тульской областной думы четвертого созыва 3 октября 2004 г. выглядел
следующим образом:108
Избирательный бюллетень для голосования на выборах депутатов Тульской областной думы
четвертого созыва 3 октября 2004 г.
1
2
3
4
5
Тульское региональное отделение политической партии
«Российская партия пенсионеров»
Тульское региональное отделение Политической партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ»
«СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ» – Тульское региональное отделение.
Российская экологическая партия «зеленые» – Тульское региональное отделение
Избирательный блок «Засечный Рубеж – партия Родина»
(Региональное отделение политической партии «РОДИНА», региональное отделение «За Русь Святую»)
6
7
Коммунистическая партия Российской Федерации – Тульское областное
отделение
Избирательный блок «ГЛАС НАРОДА – ЗА РОДИНУ»
(Региональное отделение Партии «ПНВ «Народная Воля», региональное отделение партии РПР)
8
9
10
Народная партия – Тульское региональное отделение
«ЛДПР – Тульское региональное отделение»
Избирательный блок «За Тульский край»
(Тульское отделение партии «Российская объединенная промышленная партия, Тульское отделение партии «Российская
партия Труда, Тульское отделение политической партии «Аграрная партия России)
11
Избирательный блок «СССР»
(Тульское отделение партии «Партия социальной справедливости», Тульское отделение партии «Социал-демократическая
партия России», Тульское отделение партии «ЖИЗНИ»)
ПРОТИВ ВСЕХ КАНДИДАТОВ
Избирательное
законодательство
на
федеральном
уровне
подверглось крупным изменениям. Новая редакция закона о выборах
депутатов Государственной Думы предусматривает избрание всех 450
депутатов по пропорциональной системе. Закон «Об основных гарантиях
избирательных прав и права на участие в референдуме граждан
Российской Федерации» предусматривает общие стандарты проведения
108
На выборах федерального уровня графа «Против всех» обязательна. Законодатели субъектов РФ
имеют право убирать или оставлять графу «Против всех» на региональных выборах. В последнем случае
агитация за кандидата «против всех» (фактически, агитация за признание выборов несостоявшимися)
возможна. См.: Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 14 ноября 2005 года №
10-П.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
108
выборов на всех уровнях; вводится единый день голосования, что в
перспективе должно снизить влияние на выборы административного
ресурса (региональные власти часто назначали выборы в условиях
неготовности оппонентов или другой благоприятной ситуации)109. Закон
«О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной
Думы Федерального Собрания Российской Федерации», провозгласил, что
обязанность работы с избирателями в регионах возлагается на депутатов,
избранным по партийным спискам (ранее эта обязанность возлагалась на
депутатов, избранных по одномандатным округам)110.
В 2005 году число партий в Российской Федерации, имеющих право
участвовать в выборах было еще достаточно велико.
Список партий, имеющих право участвовать в выборах на 12.07.2005
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
35
36
37
38
39
109
Народная партия Российской Федерации
Демократическая партия России
Всероссийская политическая партия «Единая Россия»
Российская политическая партия Мира и Единства
Политическая партия «Национально-патриотические силы Российской Федерации» («НПС РФ»)
Политическая партия «Развитие предпринимательства»
Политическая партия «Коммунистическая партия Российской Федерации».
Политическая партия «Российская партия мира»
Политическая партия «СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ»
Политическая партия «Либерально-демократическая партия России»
Политическая партия «Российская демократическая партия ЯБЛОКО»
Политическая партия «Российская партия самоуправления трудящихся»
Политическая партия «Российская партия труда»
Политическая партия «Объединенная Российская партия «Русь»
Политическая партия «Российская партия пенсионеров»
Политическая партия «Социал-демократическая партия России»
Политическая партия «Российская экологическая партия «Зеленые»
Политическая партия «Аграрная партия России»
Политическая партия «Свобода и Народовластие»
Политическая партия «Евразийский Союз»
Политическая партия «Партия национального возрождения «Народная Воля»
Политическая партия «Республиканская партия России»
Политическая партия «Социалистическая единая партия России
Политическая партия «Российская коммунистическая рабочая партия –
Российская партия коммунистов»
Политическая партия «Народно-патриотическая партия России»
Политическая партия – Российская партия «ЖИЗНИ»
Всероссийская политическая партия «Свободная Россия»
Политическая партия – Концептуальная партия «Единение»
Политическая партия «Народно-республиканская партия России»
Политическая партия «Интернациональная Россия»
Политическая партия «Российская объединенная промышленная партия»
Политическая партия «Евразийская партия – Союз патриотов России»
Политическая партия «Партия социальной справедливости»
Политическая партия «Партия Возрождения России»
Политическая партия «Российская Конституционно-демократическая партия»
Политическая партия «Родина»
Политическая партия «Союз людей за образование и науку» (СЛОН)
Общероссийская политическая партия «Партия развития регионов «Природа и общество»
Политическая партия «Национально-консервативная партия России»
См. Федеральный закон от 21 июля 2005 года, № 98-ФЗ «О внесении изменений в законодательные
акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской
Федерации» Ст. 9, п. 9. // Российская Газета. – 2005. – 26 июля. – № 161. – С. 19.
110
См. Федеральный закон от 21 июля 2005 года, № 98-ФЗ «О внесении изменений в законодательные
акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской
Федерации» Ст. 2, п. 5. // Российская Газета. – 2005. – 26 июля. – № 161. – С. 18.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
109
В соответствие с требованиями законодательства, партии, желающей
участвовать в выборах депутатов Государственной думы, необходимо
подтвердить наличие 50 тысяч членов не менее чем в 45 субъектах
федерации. В противном случае решением суда она будет из этого списка
исключена. В Российской Федерации введен 7-процентный барьер и запрет
на создание предвыборных блоков на выборах депутатов Государственной
думы. Затруднены условия для создания партий-двойников (партий с
созвучным названием, «Единство» – «Единение» и т.п.).
На выборах в Государственную думу 2003 г. участвовало 23
избирательных объединения (партий и блоков). Из них 11 набрали по 0,5
процентов голосов избирателей. Этот результат наглядно показал, что в
условиях отсутствия общественной поддержки партии держатся только на
амбициях политиков. Изменения, внесенные в избирательное
законодательство, постепенно ведут к сокращению числа общественнополитических организаций Российской Федерации, которые назвали себя
политическими «партиями». Некоторые из них не возражали против
ликвидации («Промышленная партия» влилась в Единую Россию), другие
(Республиканская партия В. Рыжкова и Российская коммунистическая
рабочая партия В. Тюлькина) не смогли пройти перерегистрацию в
Минюсте.
Во многом это объясняется изменением условий политической
среды, когда значимость московских журналистов упала, а региональных
менеджеров выросла. Партии, ориентированные исключительно на
столицу не выдержали конкуренции с партиями – сетями. Одной из таких
организаций стала партия «Справедливая Россия», образованная путем
слияния «Родины», «Российской партии Жизни» и «Российской партии
пенсионеров».
Тенденцию консолидации политических партий подтвердили
выборы в представительные органы власти субъектов федерации 2007 года
(единый день голосования 11 марта). «Единая Россия» улучшила
показатели по сравнению с 2003 годом, набрав в среднем 46% голосов.
КПРФ практически сохранила свои позиции, ЛДПР прошла в большинство
региональных парламентов, хотя и со снижающимся результатом.
Результат «Справедливой России» суммарно совпал с результатами
образовавших ее структур: новая партия попыталась занять позицию
между КПРФ и «Единой Россией».
СПС
как
партия
западного
либерального
направления
продемонстрировала способность к выживанию, преодолев в ряде
регионов 7% барьер. Однако, этого не удалось сделать в Санкт–
Петербурге, традиционно считающегося «столицей» либеральной
интеллигенции. СПС шла на выборы под нетипичными для себя
лозунгами: «Даешь нефтяной пенсионный фонд», «Благосостояние для
каждого» и «СПС против захвата Москвой России». Только в нескольких
регионах у СПС был «демократический конкурент» - партия «Яблоко».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
110
В
Российской
Федерации
происходит
и
постепенное
структурирование системы общественно политических движений.
Общественно политические движения в некотором смысле выступают как
альтернатива политическим партиям, олицетворяющим «правильную»
политику и поэтому особенно привлекают молодежь.
Молодежные политические движения Российской Федерации можно
поделить на несколько групп:

противники «оранжевых революций» и сторонники управляемой
смены политической элиты под руководством Президента («Наши»,
«Молодая Гвардия», «Соколы Жириновского», «Российский союз
молодежи», «Идущие вместе», «Энергия жизни» и ряд других);

условные сторонники «оранжевой революции в России»
(молодежные «Яблоко и СПС, «Оборона», «Идущие без Путина» и т.п.);

левацкие группы сторонников «истинной красной революции» («За
Родину», «Авангард красной молодежи», сторонники запрещенной
экстремистской «Национал - большевистской партии»);

«евразийцы»
различного
толка
действующие
в
рамках
Международного евразийского движение
А. Дугина, которые
демонстрируют уважение к существующей политической системе, но
ведут борьбу с «атлантизмом»;

движения, выступающие за русский «закон и порядок», под которым
подразумевается в первую очередь закрытие России для эмигрантов.
Избирательная компания по выборам в Государственную Думу 2007
года продемонстрировала, что политическое пространство Российской
Федерации крайне уплотнилось: партии-сети путем активной работы с
избирателями покрыли все политические секторы. Многопартийность
стала приобретать характер устойчивой системы.
Несмотря на то, что по многим вопросам российская экологическая
партия «Зеленые» солидаризировалась с «Единой Россией», ей было
отказано в регистрации Центризбиркомом из-за многочисленных ошибок в
подписных листах. Та же участь постигла партию «Мира и Единства» С.
Умалатовой и «Народный союз» С. Бабурина.
К участию в выборах в Государственную Думу Российской
Федерации в декабре 2007 года были допущены 11 политических партий:
ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия», «Патриоты России», СПС,
«Яблоко», Демократическая партия России, «Единая Россия»,
«Гражданская сила», «Агарная партия России» и «Партия социальной
справедливости».
Убедительную победу одержала «Единая Россия», набрав более 60%
голосов. Будущее «Единой России» пока не определено. «Единая Россия»
еще не стала самостоятельной партией, но у нее есть шанс превратиться в
полноценную политическую организацию. В то же время в России
сохраняется многопартийная система: в Государственной думе
представлены также КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
111
В ноябре 2008 года три российские партии: СПС, «Демпатрия» и
«Гражданская сила» объединились в рамках политической партии «Правое
дело». Учредительный съезд «Правого дела» утвердил программу новой
партии, среди основных задач которой названы обеспечение свободы
предпринимательства, сохранение Конституции 1993 года, снижение с 7%
до 5% проходного барьера на выборах в Госдуму и постепенное
восстановление прямых выборов глав регионов. «Капитализм для всех» в
понимании
создателей
партии
это
демократия,
свобода
предпринимательства, справедливая социальная система. В программе
говорится также, что задача создаваемой партии – «научиться
зарабатывать по-новому, перейти к модели развития экономики,
основанной на частной предпринимательской инициативе миллионов
людей, конкуренции малых, средних и крупных компаний». Основными
средствами достижения этой цели партия считает создание благоприятных
экономических условий для развития бизнеса, демонополизацию,
эффективную денежно-кредитную политику, модернизацию системы
управления экономикой. В социальной сфере «Правое дело» намерено
выступать за проведение пенсионной реформы, установление единых
стандартов бесплатного доступа к услугам образования, здравоохранения и
культуры, реформу системы здравоохранения на базе широкого развития
добровольного медицинского страхования. «Мы - Правая партия, мы партия Права», - говорится в программе.
Министры в Российской Федерации имеют право возглавлять
политические партии, что может быть основой для создания в будущем
правительства, созданного на партийной основе. Формирование
правительства по партийному принципу – демократичный подход,
проверенный временем. Долгое время законодательство мало влияло на
институциональные основы существования политических партий в
Российской Федерации. Положение изменилось, и можно только
предполагать, как будет развиваться партийная система нашей страны в
будущем.
Первый вариант: система власть-оппозиция эволюционирует в
классическую двухпартийную систему, где ни одна из групп не будет
стремиться разрушить сложившуюся политическую систему.
Вариант второй: сформируется так называемая полуторопартийная
система, где партия власти подчинит себе ¾ политического поля, и в таком
бюрократическом виде будет выполнять функции консолидации общества.
Вариант третий: экономическая и политическая конъюнктура резко
ухудшится, что вызовет к жизни новую мощную и бескомпромиссную
оппозицию власти.
Литература
Бутенко А.П. Партия - государство как тандем особого способа осуществления и изменения власти // Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 1.
Воржецов А.Г. Центризм в советской России // Полис. – 2001. – № 6.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112
Галкин А. Массовая партия сегодня // Свободная мысль. – 2000. – № 1.
Голосов Г.В. Элиты, общероссийские партии, местные избирательные системы
(о причинах развития политических партий в регионах России) // ОНС. – 2000. – №3.
Голосов Г.В., Лихтенштейн А.В. «Партии власти» и российский институциональный дизайн: теоретический анализ // Полис. – 2001. – № 4.
Динес В. От «Единства» к «Единой России»: эволюция идеологических
установок // Власть. – 2002. – № 5.
Дмитриев М. Эволюция экономических программ ведущих политических партий
и блоков России // Вопросы экономики. – 2000. – № 1.
Дорожкин Ю., Чувилина Н. Либеральные партии современной России: новые
тенденции и старые проблемы // Власть. – 2002. –№ 6.
Дюверже М. Партийная политика и группы давления // Социальногуманитарные знания. – 2000. – № 4.
Зайцев В.В. Российская государственность и модернизация партийной системы
// Вестник МГУ, сер. 18. – 2005. – № 4.
Институт выборов в истории России. Источники, свидетельства современников, взгляды исследователей XIX – нач. XX вв./ Под ред. А .А. Вешнякова. – М.,
2001.
Исаев В.Ф. Бизнес и политические партии: аспекты взаимодействия // Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 5,6.
Лисовский С.Ф., Евстафьев В.А. Избирательные технологии: история, теория,
практика. – М., 2000.
Модель партии XXI века // Свободная мысль. – 2000. – № 6.
Нечаев В.Д. Избиратель: покупатель, продавец или вкладчик? // Полис. – 2001. –
№ 6.
Песцов С., Смирнов А. Российские выборы-2000: характерные особенности и
процедуры // Власть. – 2000. – № 9.
Политические партии в России: история и современность. – М., 2000.
Пушкарева Г.В. Избирательная кампания: как это делается // Социальногуманитарные знания. – 2000. – № 2.
Политические партии России: история и современность. – М., 2000.
Трофимов Е. Постоянное взаимодействие с обществом - важнейшая функция
партии // Власть. – 2000. – № 12.
Холодковский К.Г. Социально-психологическая дифференциация российского
населения и процесс формирования партий // Полис. – 2001. – № 5.
Чиркин В.Е. Правовое положение политических партий: Россия и зарубежный
опыт // ОНС. – 1999. – № 4.
Контрольные вопросы и задания
1.
Чем вызвана, на ваш взгляд, политизация большинства общественных
движений на современном этапе?
2.
Познакомьтесь с программными документами одного из современных
общественных движений России; используя справочную литературу и материалы
периодической печати, выделите следующие моменты: а) название, б) дата
образования, в) численность, г) лидеры, д) основные цели, задачи деятельности.
3.
В чем плюсы и минусы многопартийной системы в России?
4.
Что вы можете сказать о политической деятельности партий не
представленных в Государственной думе Российской Федерации?
5.
Какой вариант развития партийной системы, на ваш взгляд, наиболее
вероятен в России?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
113
Глава 12. Политическое сознание и политическая культура
современного российского общества
Для большинства посткоммунистических государств характерен
процесс трансформации системы ценностей и политических установок,
связанный с ломкой старой и выработкой новой системы ценностей и
политических
установок.
Процесс
формирования
единой
непротиворечивой системы ценностей современного российского
общества еще незавершен, наблюдаются симптомы разложения системы
ценностей, существовавшей прежде, ее распадение на конфликтующие
друг с другом ценностные блоки. При этом конфликты ценностей
наблюдаются не только между различными профессиональными и
социально-демографическими группами, но и внутри основных
социальных групп российского общества. Ни одна из этих групп не
является однородной в отношении ценностных ориентаций, которые часто
выглядят непоследовательными и противоречивыми.
С понятием политического сознания тесно связано понятие
политической идентичности, под которым следует понимать присвоение
субъектом политического процесса определенной политической позиции,
признаваемой
другими
субъектами
политических
отношений.
Политическая идентичность имеет групповую природу. Она проявляется в
ощущении принадлежности к какой-либо группе, например, партии,
идеологическому течению, или как отождествление группой себя с какойлибо политической позицией и признание этого со стороны других
субъектов политического процесса.
Можно выделить несколько типов политической идентичности. По
объекту идентификации с определенной группой можно выделить
идентичность члена группы интересов, партии, идеологического течения,
жителя города или региона, гражданина государства. При этом следует
отметить, что, как правило, у людей преобладает смешанная
идентификация. Так, житель Тулы может ощущать себя одновременно
либералом и жителем города. Он может чувствовать свою принадлежность
к Тульской области, как территориальному образованию в составе
Российской Федерации и к России в целом. В странах, где еще не развиты
все черты современного государства, где процесс формирования
национально-государственной идентичности еще не закончился, где
существуют
сильные
региональные,
социальные,
культурные
противоречия и особые традиции, может преобладать политическая
идентичность, связанная с ощущением принадлежности к какой-либо
социальной группе, региону, местному поселению.
Достаточно важной представляется проблема идентификации
граждан с определенными идейно-политическими направлениями,
представляющими те или иные идеологические течения. Наиболее часто
для характеристики такой идентификации используется шкала «левыйправый». Вместе с тем, в каждой конкретной стране смысл, вкладываемый
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
114
в данные понятия, имеет свою специфику, поскольку на смысловое
содержание данных понятий наложили отпечаток особенности социальных
конфликтов и социально-политических проблем. В Российской Федерации
подавляющее число людей отказываются идентифицировать себя по шкале
«левый-правый».
В начале XXI в. наметились изменения в ценностной системе
российских граждан, в первую очередь молодых (от 18 лет до 31 года), по
сравнению с ситуаций 90-х гг. По данным социологических опросов:

79% опрошенных молодых россиян считают, что их жизнь будет
лучше, чем у родителей. Это на 33% больше чем в Европе и связано с
изменениями в качестве жизни в России за последние годы111;

у 93% опрошенных есть четкие жизненные цели, что является
абсолютным рекордом для Европы;

82% россиян готовы бороться за то, во что они верят; у европейской
же молодежи значительно снижено желание добиваться успеха, их девиз
«зарабатывать достаточно для того, чтобы прожить интересную жизнь»;

66% россиян согласились с утверждением «я верю, что сам
контролирую свои успехи и неудачи»;

только 13% россиян готовы разделить позицию «я хочу перестать
работать настолько молодым, насколько это возможно»; в Европе этот
показатель 45%;

в России актуальны консервативные ценности, 83% молодых
россиян или имеют семью или планируют ее создать;

64% россиян готовы сражаться за страну с оружием в руках; эта
цифра в два раза превышает число потенциальных защитников Европы;

только 22% россиян готовы покинуть Россию; в Европе 34%
опрошенных недовольны своей родиной.
Молодежь,
более
обеспеченные
группы,
сотрудники
правоохранительных органов, государственные служащие в целом
позитивно оценивают термин «демократия» и связывают с ним
существующий политический режим. Для них демократия ассоциируется
главным образом со следствиями: возможностью критики власти,
свободой слова и т.д., но не с процессом принятия политических решений.
Очень небольшая часть населения (не более 15%) в состоянии
характеризовать демократию в западноевропейском смысле. Это не просто
более эрудированные люди – они в целом разделяют западные ценности,
ориентированы на западные ценности и считают себя европейцами.
Слои населения, которым не удалось использовать открывшиеся в
результате рыночных реформ возможности, не затрагивают многие
проблемы, характерные для первой группы: недоопределенность прав
собственности, цензура в СМИ и т.д. Права человека, гражданские
111
Данные собирались через Интернет и, следовательно, распространяются исключительно на
интернетаудиторию России и стран ЕС. См.: Удельный вес российского патриотизма // Российская
газета. – 2005. – 30 июня.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
115
свободы и демократия являются для них понятиями абстрактными.
Ценности этих граждан России в гораздо меньшей степени ориентированы
на человека как индивидуума. В большинстве случаев они готовы
обменять личные права и свободы на более высокий уровень жизни.
Согласно исследованиям, проведенным в декабре 2006 года
Аналитическим центром Юрия Левады, российское понимание демократии
крайне противоречиво.112 Около 65% опрошенных не могут ответить, что
такое в их понимании либеральная демократия. Выбирая определение
демократии из нескольких предложенных, более половины опрошенных
определили ее как «справедливую форму управления государством с
участием всех граждан на равных основаниях». Только 9% выбрали такие
фундаментальные принципы как «конкуренция политических партий за
симпатии избирателей», «разделение властей» и «подотчетность власти
перед гражданами». Значительное число россиян вообще относятся к
демократии негативно, считая ее «пустой болтовней», «хаосом и
беспорядком», «государственным устройством не для нас».
В настоящее время большую роль в нашем государстве играют
политические мифы.113 Особые социально – экономические и
политические условия, которые не позволяют решать сложные проблемы
за счет реально существующих средств, заставляют политиков с помощью
мифов воздействовать на массовое сознание людей и отвлекать их от
трудно разрешимых противоречий. Для политических мифов характерны
специфические особенности:

они не появляются спонтанно, а создаются искусственно,
сознательно;

основу их составляют осознанные и культивируемые политиками
коллективные чаяния и надежды, усвоенные массовым сознанием;

в них соединяются трезвый расчет и фанатическая вера,
позволяющие политикам освобождать себя от моральных обязательств и
преград;

политические мифы ненаучны, в лучшем случае полуправда, их
невозможно разрешить с помощью рациональных аргументов;

для них характерна связь с политической реальностью, они призваны
оправдывать ход событий, вселять в людей уверенность в правоте
политических акций.
Политические мифы обладают устойчивостью, так как миф творится
и поддерживается массовым сознанием, а массовое сознание опирается на
миф. Политические мифы утверждаются легко в тех странах, где
существуют кризисные ситуации, и люди не обладают достаточным
уровнем политической культуры. Так как в 80-е годы под воздействием
нового политического мышления, были развеяны мифы о классовых
112
См.: Орджиникидзе М. Западные ценности в восприятии россиян // Вестник общественного мнения. –
2007. - № 2 (88). – С. 26-37.
113
Чудинова И.М. Политические мифы // Соцполитжурнал. - 1996. - № 6.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116
противоречиях буржуазии и рабочего класса, о нерушимой дружбе
народов СССР и т.д., то появились новые: о мировом содружестве, об
абсолютной ценности прав и свобод человека, о политическом
плюрализме.
Политические мифы используются для достижения власти, ее
легитимации, удержания и укрепления (миф о суверенитете России был
использован Б.Н. Ельциным в период противостояния с союзным
центром). Мифы мобилизуют энергию, помогают человеку преодолеть
стрессы, но мифы приносят и разрушения (образ врага в холодной войне
оправдал гонку вооружений). Мифы деформируют сознание, создают
тупиковые ситуации, поэтому для российской политической культуры
актуальна задача демифологизация массового сознания:

обеспечение широкого доступа к политической информации о
политических событиях, лидерах и т.д. Считается, что сегодня лишь 4-5%
в России знает правду о ходе реформ и конкретных их результатах;

необходимо формирование массового политического сознания,
пропаганда либерально – демократических ценностей, индивидуальной
свободы, чувства собственного достоинства, культивирование в сознании
людей новых традиций толерантности и равенства стартовых
возможностей.
У каждого народа есть некий политико-культурный генотип,
который как бы передается от поколения к поколению и оказывает
определяющее воздействие на политические реалии, на взаимоотношения
индивида, общества и государства. Политическая культура – явление
динамичное, развивающееся, постоянно обогащающееся в своем
содержании и формах, чутко реагирующее на все изменения,
происходящие в России. С одной стороны – это процесс приспособления
старых государственных структур к новым условиям. С другой – новые
идеи и подходы внедряются постоянно.
Политическая культура современной России носит переходный
характер, ее формирование идет под знаком краха тоталитарной
политической системы и распада СССР как единого имперского
государства. Политическую культуру России нельзя назвать авторитарно –
коллективистской и тем более либерально – демократической. В
современной политической культуре можно различить несколько
разнородных пластов и элементов в соответствии с критериями:

многослойность, предусматривающая сочетание традиционно
российских
элементов
(авторитаризм,
анархизм,
коллективизм,
соборность, солидаризм, нигилизм), советских (идеализм, вождизм,
уравнительство) и модернистских (индивидуализм, права и свободы
человека, рынок, демократия). Основная черта доминирующей
политической культуры России – автократия, наличие сильного центра во
главе с фигурой самодержца. Московское государство выработало это
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
117
сущностное ядро российской политической культуры уже в позднее
средневековье и в существенных чертах оно сохранилось до наших дней;114

гетерогенность – сосуществование множества этнонациональных,
региональных, конфессиональных и иных субкультур;

фрагментарность – текучесть, неопределенность, разорванность
установок и ориентаций;

конфликтность – отсутствие базового консенсуса, разрыв по
нескольким линиям: общество-власть; народ-интеллигенция; прошлое настоящее - будущее;

антиномичность – этатизм – анархизм;

коллективизм – персонализация, консерватизм – радикализм и т.д.
По данным социологических исследований уровень общественной
активности российских граждан является низким.115 Две трети россиян,
никогда и не каких формах, не принимали участия в коллективных формах
общественной деятельности. При этом в советский период уровень
общественной активности тех же самых людей был выше. Возможно, это
объясняется тем, что политическая и общественная деятельность в
политическом сознании российских граждан не разделяются, а
политически активными они считают только профессиональных
политиков. Публичные выступления, обращения в суды по общественным
проблемам, участие в акциях протеста граждане России используют
крайне редко.
Социологические опросы, проведенные ВЦИОМ дают сходные
результаты116:

54% россиян отмечают, что интересуются политикой, 41% с большей
или меньшей уверенностью считают, что им это неинтересно;

12% россиян имеют свои варианты решения политических проблем
государства (среди жителей столиц, лиц с высшим образованием и
доходом более 5000 рублей в месяц, доля составляет 17%);

69% опрошенных полагают, что они не имеют возможности оказать
влияние на судьбу страны, вместе с тем, 66% россиян – это люди с
высокой самооценкой, когда они что-то планируют, то уверены, что смогут
воплотить это в жизнь.
В Российской Федерации выделяется множество субкультур с
противоборствующими установками и ценностями. Россия – это общество
народа и широкий спектр уровней экономического развития. Ей присущи
конфликты не только интересов, установок и ориентаций, но конфликты
основополагающих ценностей. Для российской политической культуры
характерен постоянный конфликт субкультур: западнической и
почвеннической, радикальной и патриархально – консервативной. Сегодня
точнее говорить не о переходе к демократической политической культуре,
114
Зимон Г. Заметки о политической культуре России // Вопросы философии. – 1999. - № 7.
См.: Вестник общественного мнения. – 2007. – № 2. – С. 20.
116
См.: В чьих руках судьба страны. // Российская газета. – 2005. – 18 октября.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
118
а о формировании демократической субкультуры, рядом с другими все еще
влиятельными
субкультурами:
национал-консервативной
и
коммунистической. В этом процессе и произойдет, видимо, отбор идей и
ценностей современной демократии, актуальных для россиян и способных
стать основой для изменения навыков политического поведения в
обществе.117
У российской общественности легитимность и сочувствие
завоевывают лица, пострадавшие от власти имущих, имеет место ярко
выраженная персонализация политической жизни, предпочтение отдается
личностям, а не их программам. В России большой ущерб формированию
политической культуры и политическому сознанию нанесло утверждение
авторитарных и тоталитарных методов личной власти, команднобюрократической системы управления. Все это явилось питательной
средой
для
формирования
авторитаризма,
бюрократизма,
администрирования, двойственности морали, вытеснения из гуманитарной
культуры общечеловеческих ценностей и достижений. Эти деформации
формировали низкий тип этатической политической культуры. Культ
личности не только насаждался сверху, но и отражал феномен авторитарно
– патриархальной политической культуры масс.
Необходимо отметить, что российская цивилизация имеет свои
специфические черты, что оказывает влияние на формирование
политического сознания и культуры: особый характер складывания
российской
государственности,
своеобразие
экономического
и
социального устройства, общинно коммунистический, противоречивый,
стремящийся к универсальному характеру менталитет.
Н. Бердяев в работе «Истоки и смысл русского коммунизма» говорил
что «душа русского народа сформирована православной церковью, и в
душе русского народа остался сильный природный элемент, связанный с
необъятностью русской равнины, а в типе русского человека всегда
сталкиваются два элемента – первобытное, природное язычество,
стихийность бесконечной русской земли и православный, из Византии
полученный аскетизм, устремленность к потустороннему миру».
Ряд исследователей политической культуры России считали, что
автократизм, эгалитаризм и патернализм всегда доминировали в сознании
русских. «В советском коммунистическом государстве интересы народа
приносятся в жертву мощи и организованности советского государства, с
одной стороны он смиренно помогал созданию деспотического
государства, но с другой стороны, он убегал от него в вольницу, бунтовал
против него» - говорил Бердяев. Исходя из невозможности столь быстрого
изменения базовых ценностей (изменились институты, но не нормы)
существует мнение о невозможности построения демократии в России XXI
века.
117
Грунт З.А., Кертман Г.Л. и др. Российская повседневность и политическая культура: проблемы
обновления // Полис, 1996, № 4. С. 69-70.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
119
По мнению В. Суркова, построение демократии в России возможно, но
ее новое здание
должно строиться на историческом фундаменте
национальной государственности. А она определяется неотъемлемыми
чертами русской политической культуры. Новый демократический
порядок есть порождение европейской цивилизации. Но на российской
почве он жизнеспособен только в той мере, в какой естественен, то есть
национален. Стереотипы современной политики воспроизводятся с
уникальной матрицы национального образа жизни, характера и
мировоззрения.
И.А. Ильин сказал, что русская культура есть созерцание целого. Н.
Бердяев писал, что если и возможна в России великая и самобытная
культура, то культура религиозно-синтетическая, а не аналитическидифференцированная. Русское сознание описывается ими как
холистическое,
интуитивное
и
противопоставленное
сознанию
механистическому и редукционистскому.
В рамках институциональной теории существует и прямо
противоположная концепция – концепция культурной рациональности. В
рамках этого подхода утверждается, что культура есть рациональная
адаптация ценностей и установок к институциональной среде.
Завершение построения индустриального общества, периодические
попытки перейти к обществу постиндустриальному приводили к эволюции
отечественной политической культуры даже советского периода. С этой
точки зрения культурные трансформации постсоветской России являются
результатом адаптации общества к новой политико-экономической среде.
Сам же процесс формирования постсоветской политической культуры
далеко не закончен.
История развития российского государства в постсоветский период
показывает, что инновации, не имеющие ценностного обоснования,
противоположные ранее господствующим ориентациям, усиливают раскол
общества и затрудняют ресоциализацию его членов. Ценностная
дифференциация населения, отсутствие консенсуса по поводу базовых
ценностей между элитными и массовыми группами являются факторами,
препятствующими успешному демократическому развитию России.118
Литература
Афанасьев Н.Н. Идеология терроризма // Социально-гуманитарные знания. –
2001. – № 6.
Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии //
Полис – 1992. – № 4.
Артемов В.М. Социально-культурная ориентация правоохранительных органов
// Социс. – 2000. – № 1.
Башкирова Е.И. Трансформация ценностей российского общества // Полис. –
118
Бродовская Е.В. Взаимовлияние политической трансформации и эволюции ценностной системы
российского общества: Монография / Под. Ред. Д-ра полит. наук, проф. И.А. Батаниной. – Тула: Изд-во
ТулГУ, 2006. – С. 6.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120
2000. – № 6.
Бирюков Н.И., Сергеев В.М. «Соборность» как парадигма политического
сознания // Полис. – 1997. – № 3.
Ваганова Г.А., Коноплин Ю.С., Пушкарева Г.В. Сравнительный анализ
политической культуры российского и западного общества: Учебное пособие. – М.,
1994.
Гаврилюк В.В., Трикоз Н.А. Динамика ценностных ориентации в период
социальной трансформации // Социс. – 2002. – № 1.
Дженусов А.И. Политическая культура: концептуальные аспекты // СПЖ. –
1994. – № 11 – 12.
Каменец А.В., Онуфриснко Г.Ф., Шубаков А.Г. Политическая культура России –
М, 1997.
Кертман Г.Л. Катастрофизм в контексте российской политической культуры
// Полис. – 2000. – № 4.
Комаровский В.С. Переходное сознание переходного периода // ОНС. – 1994. –
№1.
Лазебный Л.И. Политическое сознание: отражение, регуляция, ценности. – М.,
1997.
Лайдинен Н.В. Образ России в зеркале российского общественного мнения
//Социс. – 2001 .– № 4.
Лапкин В.В. Изменение ценностных ориентации россиян // Полис. – 2000. – № 1.
Мадатов А.С. Проблемы политического участия в демократическом процессе //
Социально-гуманитарные знания. – 1999. – № 2.
Мостовая И., Скорик А. Архитипы и ориентиры российской ментальности.
Полис. – 1995. – № 4.
Петухов В.В. Политические ценности и поведение среднего класса // Социс. –
2000. – № 3.
Поливаева Н.П. Тип общества и политическое сознание // Вестник МГУ. Сер.
18. Социология и политология. – 2002. – № 2.
Попов А.В., Зуева Л.А. Ценности в политике // Вестник МГУ. Сер. 12. Политические науки. – 2000. – № 1.
Редель А.И. Российский менталитет: от политико-идеологических спекуляций к
социальному дискурсу // Социально-гуманитарные знания. – 2000. – № 5.
Рукавишников В.О. Политическая культура постсоветской России //
Социально-гуманитарные знания. – 1998. – № 1.
Тощенко Ж.Т. Метаморфозы современного общественного сознания: методологические основы социологического анализа // Социс. – 2001. – № 6.
Френкин А.А. Правовое политическое сознание // Вопросы философии. – 2000. –
№ 5.
Контрольные вопросы и задания
1.
Каковы функции политической культуры и способы их реализации в
современной России?
2.
Одним из факторов политической социализации является деятельность
средств массовой информации. В чем проявляется противоречивая роль средств
массовой информации в процессе формирования политического сознания личности?
3.
Выделите основные компоненты политической культуры и черты их
характеризующие.
4.
Какие существуют формы политического поведения в зависимости от
характера мотивации действий граждан в современной России?
5.
Назовите наиболее характерные черты политической культуры
современных политических лидеров в России.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
121
Глава 13. Политические идеологии в современной России
Система предпочтений социальной группы представляет собой
способ объяснения действительности и идеальную форму ее притязаний на
социальные статусы, роли и материальные блага. Утверждения
относительно ценностей и фактов, актуальные для конкретного индивида
или социальной группы и выражающие их интересы называются
идеологией. Придавая деятельности индивидов и групп значение и смысл,
политические идеологии составляют мировоззренческую основу политики,
придают политическому поведению осмысленный характер. От других
форм политического сознания (например, политической психологии),
идеологии отличатся претензией на тотальную значимость.
В 90-е гг. XX в. спектр идеологических предпочтений в Российской
Федерации был очень подвижен, вследствие преобладания в обществе
мощных маргинальных групп. В первую очередь маргиналы
поддерживают любые политические силы, если они обещают решить их
материальные проблемы. Кроме того, не следует сбрасывать со счетов
внутреннюю неоднородность российского мультикультурного общества, в
котором коренные жители всегда с подозрением относятся к чужакам,
«деревня» к «городу», труд к капиталу, а центр к периферии. Но
постепенно процесс кристаллизации политических идеологий в
Российской Федерации набрал силу.
Подавляюще число граждан нашей страны признали рыночную
экономику свершившимся фактом. Это стало возможно только после того,
как люди научились в ней жить, то есть в некоторой степени решили свои
материальные проблемы. Большинство признало необходимость
преобразований ради преодоления кризиса, а значит – невозможность
возрождения советской экономической и политической системы. Но это не
означает консолидации общества. В начале XXI века в Российской
Федерации возродилась традиционная для нее биполярная идеологическая
система.
В основе биполярной идеологической системы лежит постоянный,
циклически развивающийся конфликт между традиционализмом и
современностью, проявляющийся в различные годы как конфликт между
почвенничеством и западничеством, социальной справедливостью и
элитизмом, и, наконец, как конфликт авторитаризма и демократии119.
Информационные технологии конца XX – начала XXI вв. почти
стерли грань, разделявшую пространства обыденной жизни масс и
идеологических поисков элиты. Готовые идеологические формулы теперь
легко попадают в народную среду. Там они сливаются с относительно
устойчивыми, исторически сложившимися, воплотившими опыт
предшествующих поколений, убеждениями, представлениями и моделями
поведения и образуют систему, с помощью которой человек осмысливает
119
См. подробнее: Холодковский К. Г. Идейно-политическая дифференциация российского общества:
история и современность // Полития. – 1998. – № 2. – С. 5 – 40.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
122
политический опыт своей социальной группы.
Конфликт между западничеством и почвенничеством коренится в
геополитическом положении России, находящейся между странами
классической Западной цивилизации и традиционным Востоком. Начиная
с XVII в., когда между «верхами» и «низами» общества стал заметен
социально-культурный разрыв, и до настоящего времени, выбор между
двумя альтернативными путями развития страны приобрел характер
постоянной и весьма болезненной проблемы.
Российская идеологическая ситуация коренным образом отличается
от ситуации стран Восточной Европы, стран Балтии и в некоторой степени
Молдовы и Украины. Там отношение к Западу не раскалывает, а
объединяет
общество,
означает
преодоление
отсталости
и
провинциальности. Для России же вхождение в Европу воспринимается
как крушение мессианских проектов и «умаление» национального
достоинства. Стремление некоторой части российского общества,
измученного материальным и духовным дефицитом советских времен,
войти в мировое сообщество на равных, ее желание воспринять политикоэкономический опыт Запада, столкнулось с мощным «патриотическим»
движением. Это движение основано как на комплексах собственной
неполноценности и превосходства, так и на стихийном протесте против
уродливых результатов поверхностной модернизации, носящей характер
вестернизации.
В начале 90-х гг. XX в. в области политики эту позицию наиболее
ярко
выразили
коммунисты
различного
толка,
быстро
эволюционировавшие от идеологии интернационализма к идеологии
«державности». Позже их позиции в обществе существенно ослабели. Дело
в том, что господствующие в то время модели носили во многом характер
мифов. С одной стороны, постсоветский социум от дореволюционной
России отделил опыт нескольких поколений. Никто уже не помнит
«Россию, которую мы потеряли». «Реальный социализм» у подавляющего
числа населения ассоциируется только с пороками его последнего
десятилетия. С другой стороны – принятый российскими либералами (в
силу противостояния «левым» коммунистам позднее принявших название
«правых») метод осуществления рыночных преобразований, вызвал
мощную волну антизападных настроений.
По мере стабилизации экономической ситуации в стране
противостояние между традиционализмом и современностью приобрело
форму спора не «за» или «против» модернизации, а форму спора о ее
характере, форму «за» или «против» государственного патернализма.
На выборах в Государственную думу 2003 г. российские избиратели
проголосовали
на
основе
трех
идей:
антилиберальной,
антиолигархической, антиамериканской. Эти идеи наиболее ярко,
последовательно и публично выразил блок «Родина», созданный при
явном благоволении федеральных властей и объединивший множество
мелких организаций «патриотического» направления. Из них наиболее
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
123
заметными были «Партия российских регионов» Д. Рогозина, «Народная
воля» С. Бабурина и «Духовное наследие» А. Подберезкина. В 2005 г.
фракция «Родина» в Государственной думе пережила раскол, не выдержав
груза амбиций своих лидеров, но детали не повлияли на тенденцию.
«Родина», по словам ее идеолога Н. Нарочницкой, представляет собой не
столько партию, сколько «национальный проект», то есть является
выразителем господствующей в российском обществе начала XXI в.
идеологии.
Наибольшее количество очков блоку «Родина» принесли
антиолигархические идеи доктора экономических наук С. Глазьева,
высказавшего мысль о необходимости изъятия у капиталистов,
работающих в области нефтегазодобычи, большей части прибыли (так
называемой «природной ренты») и направлении этих средств на народные
нужды. Это позволило «Родине» отторгнуть множество голосов у КПРФ и
ярко представить идеологию консерватизма как социального
патриотизма. Успех данной идеологии не означает, что значительная
часть российского общества стала разделять радикализм националбольшевиков или ксенофобию скинхедов. Избиратели отвергли
модернизацию на основе «духа капитализма». Признавая материальные
стимулы к труду и выгоду как тип рациональности, они традиционно
выступили за идею социальной справедливости и принятие вещного
богатства как результата собственного труда.
Как показала российская политическая практика, лозунги,
направленные на обуздание монополий, реформу заработной платы,
гарантию трудовых прав, инвестиций в социальный сектор и даже раздел
«стабфонда», традиционные для российской демократической партии
«Яблоко», не находят поддержки у избирателей, если не подкрепляются
идеей сильной власти.
В 2007 году в несколько ослабленном виде идеология социального
патриотизма была заимствована партией «Справедливая Россия»,
составной частью которой стала организационно ослабленная «Родина».
Патриотизм, социальная безопасность и солидарность поколений, в
данном случае стали рассматриваться в русле концепции суверенной
демократии в качестве конкурентного преимущества.
Вторую позицию в период 2004-2008 годов достаточно полно
выразил один из основателей российского постсоциалистического
либерализма Е. Гайдар. Он утверждает, что не следует путать идеалы
демократии и свободы с их неудачным применением на практике. Другого
либерализма, кроме того, что исповедовался в России в 90-е гг., у нас не
было, а в силу сопротивления старых элит, давления лоббистов,
трудностей переходной экономики, ломки общественного сознания – и
быть не могло.
Несколько другой взгляд на перспективы российского либерализма
неоднократно выражал через посредничество своих адвокатов и
либеральные СМИ М. Ходорковский. Признавая, что большинство граждан
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
124
страны не могли воспользоваться предоставленными приватизацией
возможностями из-за несовершенства институциональной среды, он делает
вывод, что, либеральные ценности в России могут быть привиты только
через веру, а не путем рациональной аргументации.
Переходный же период прошел в России по мировым меркам
молниеносно. И именно в этот период были заложены основы роста,
сбалансированного бюджета, создана среда, позволяющая создавать
добавленную стоимость, рабочие места, привлекать инвестиции и платить
людям зарплату. С точки зрения российских либералов, государство
должно быть дешевым, определять стабильные правила игры, охранять
пространство свободы и самореализации индивидов и других субъектов
политики.
Эти идеи косвенно поддерживает все больше людей, чьи интересы –
рабочие места, достойная зарплата, товарное изобилие, возможность
управлять своими накоплениями и свободно передвигаться по миру –
наиболее полно реализуются в демократическом обществе. Они считают,
что Россия обречена на либерализм и демократию, но только потому, что
либерализм и демократия эффективны.
Там, где соображения эффективности демократии берут верх над
идеей свободы ради свободы, родилось поле для взаимодействия двух
основных элементов биполярной идеологической системы и оформления
российского либерального консерватизма. Консерватизм как идеология
принципиально не имеет идеала общественного устройства. Это лишь
система идей, используемых для стабилизации и даже оправдания
наличной
общественной
структуры.
Российский
либеральный
консерватизм не является копией идеологии США, для характеристики
которой традиционно используется тот же термин, а органически включает
в себя элементы общественной солидарности и величия государства.
Идеология российского либерального консерватизма была наглядно
выражена в посланиях президента В. В. Путина Федеральному Собранию
Российской Федерации, выступлениях наиболее динамичной части
российских либералов.
Так, А. Чубайс считает, что за очень короткий исторический срок
Россия XX века создала фантастическую империю, над которой никогда не
заходило солнце, так как она занимала половину земного шара. Такого
масштаба идеи не создавались ни одним государством за всю историю
человечества. Но достигнув в середине века своего пика, страна начала
движение в обратную сторону. Причиной является замена строгой
иерархичности отношений, отношениями торга. Предметом торга стали
нормы (запреты, лицензии и ограничения). Солдаты партии превратились в
партию торговцев, а ввод советских войск в Чехословакию сломал
моральный авторитет России. В конце столетия «социализм проиграл» и
великая империя перестала существовать. Формация провалилась вместе с
этикой и идеологией, но споры между коммунистами и
антикоммунистами, между западниками и почвенниками не могут
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
125
заслонить факта, что мир XX века вращался вокруг России. Россия была
мировым лидером.
1991 год – это год когда Россия как государство не существовала: не
было еды, табака, национальной валюты, армии и правительства. В
середине 90-х годов кризис достиг пика, и только либеральные меры в духе
чикагской школы, помноженные на ответственность бюрократии, помогли
преодолеть ситуацию.
По мнению А. Чубайса каждое российское правительство, несмотря
на критику своего предшественника, проводило правую политику. Россия
окончательно приняла данную идеологию. Ни одна из партий (включая
коммунистов) на протяжении нескольких электоральных циклов не
требовала и не требует отмены принципа разделения властей, отказа от
выборов Президента, не требует восстановления в полном объеме
государственной собственности на средства производства и запрета
предпринимательской деятельности. В современной России выступать по
базовым позициям с отличной идеологией уже невозможно.
Идеологию современный российской государственности А. Чубайс
считает крайне эклектичной, так как задача формирования идеологи не
может быть возложена на государственный аппарат. Элита и народ
должны сами уйти от идеологических крайностей: никогда идея делать
деньги не станет для России национальной идеей, но практика
предпринимательской деятельности может быть принята как эффективная.
На обозримую историческую перспективу национальной идеологий для
России должна стать идеология национального империализма, а целью
российского государства должно стать построение «либеральной
империи». Такая идеология не означает отказа от принципа
государственного суверенитета или норм «народного права». Либеральный
империализм – это экспансия российского бизнеса, для чего необходимо
укреплять демократию и в соседних государствах. Россия должна
«замкнуть кольцо великих демократий XXI века».
Идеология либерального консерватизма, в той или иной степени,
прослеживается в программных выступлениях «Единой России». Данная
партия относится к идеологии сугубо инструментально: попытавшись
сделать стержнем своей идеологической программы концепцию
«суверенной демократии», выслушав сомнения главы государства по
поводу целесообразности этого шага, она, в конце концов, остановилась в
2007 году на более аморфном понятии «План Путина».
Этот план включает в себя повышение уровня жизни граждан,
развитие конкурентоспособной экономики, становление институтов
гражданского общества и развитие России как суверенного государства.
Подобная идеологическая гибкость позволяет «Единой России» быть и
западнической и почвеннической одновременно, и выступать главным
образом под знаменем достижения «национального российского
консенсуса».
Консенсус же в настоящее время достижим только в точке
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
126
признания необходимости ускоренного развития страны. Жесткость и
антисоциальность российской догоняющей модернизации составляет ее
важнейшее экономическое преимущество по сравнению с Западной
Европой. Русский капитализм – это целостная система, включающая в себя
и идеологический компонент, где высокие риски и нормы прибыли
переплетены с низкой социальной защищенностью и низким уровнем
развития демократии. В силу этого современный россиянин – это человек
по сути своей консерватор, относительно легко принимающий правила
«дикого» капитализма, чем большинство западных обществ.
Разумеется, сторонниками российского либерального консерватизма
признается наличие альтернатив развития страны:

классическая «правая» идеология, призывающая отречься от всей
предыдущей истории страны, как советской, так и досоветской и начать
путь с точки отсчета, полностью подражая пути Запада;

взгляды национал-патриотов и русских фашистов – принятие
подобной идеологии приведет к уничтожению многоконфессиональной и
многонациональной страны;

идеологическая система «приемства», которая призывает преодолеть
«разрыв исторического времени», то есть советский период и вернуться к
российским истокам (политическая философия А.И. Солженицына);

взгляды «евразийства», лидеры которого поняли, что в российских
условиях национал-патриотично означает антигосударственно. Примером
подобных взглядов может служить политическая философия Александра
Дугина, базовые принципы которой можно свести к следующему:

противопоставление Евразии и Атлантики как воплощения
различных культурны начал (традиции и индивидуализма);

противопоставление
традиции
и
модерна
(вертикали
организованной, имеющей мистический аспект традиции и тотальной
секуляризации, нивелировки всех традиционных культур и национальной
государственности);

противопоставление инициации и контринициации (перехода на
высший духовный уровень через приобщение к абсолюту и буржуазного
духовного разложения).
Предпосылкой рассуждений А. Дугина является утверждение, что в
основе общественной жизни (если оставить в стороне материальные
потребности) лежит осознанное или неосознанное религиозное
мировоззрение или интуиция. Понятия классической политологии с этой
точки зрения неспособны объяснить многие исторические процессы. А.
Дугиным выделяются три принципа, к которым и сводится многообразие
данных интуиций:

«абсолютно правый», которого придерживаются люди, стоящие на
радикальных позициях, не могущие смириться с несовершенством и
децентрализацией мира;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
127

«чисто консервативный», наиболее чистой формой которого
является исламская община или католические ордена;

«абсолютно левый» реализованный в чистом виде в материализме
Нового времени, отрицающим духовное начало и сводящим природу
человека к физиологии.
Любое политическое действие (даже революция) в учении
«евразийцев» является формой религиозно-мистической активности.
Если Российская Федерация будет развиваться успешно, то и
соотношение различных идеологий в российском обществе станет более
устойчивым и гармоничным.
Литература
Алексеева Т.А., Капустин Б.Г., Пантин И.К. Перспективы интегративной
идеологии (Тезисы) // Полис. – 1997. – № 3.
Брутян А.Л. Актуальность идей русского консерватизма в современной России
// Вестник МГУ, серия 18. – 2004. – № 1.
Матвеева С. Консервативный либерализм в современной России // ОНС. – 1993.
– № 2.
Морозов И.Л. Левый экстремизм в современном обществе: особенности,
стратегии и тактики // Полис. – 1998. – № 3.
Новикова Л.,. Сиземская И. Идейные истоки русского либерализма // ОНС. –
1993. – № 3.
Ойзерман Т. Марксизм как идеология // Свободная мысль. – 1999. – № 5.
Перегудов С. Западная социал-демократия на рубеже веков // МЭ и МО. – 2000.
– № 6.
Петров К.Е. Структура концепта «терроризм» // Полис. – 2003. – № 4.
Рахшмир П.Ю. Консерватизм и либерализм: метаморфозы консенсуса // Полис.
– 2005. – № 5.
Сокольская И.Б. Консерватизм – идея или метод? // Полис. – 1998. – № 5.
Соловьев Э.Г. У истоков российского консерватизма // Полис. – 1997. – № 3.
Согрин В.В. Второе пришествие либерализма в Россию (опыт историкополитического анализа) // Отечественная история. – 1997. – № 1.
Социал-демократическая концепция // Свободная мысль. – 1995. – № 10.
Цыганков П.А., Цыганков А.П. Между западничеством и национализмом:
российский либерализм и международные отношения // Вопросы философии. – 2005. –
№ 1.
Шацкий Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество //
Полис. – 1997. – № 5-6.
Щербаков А.Е. Место мифа в политической идеологии // Полис. – 2003. – № 4.
Контрольные вопросы и задания
1.
Какова роль политической идеологии в жизни личности и общества?
2.
Подберите материалы периодической печати, показывающие роль
основных идеологических направлений в современной России.
3.
Каковы причины краха коммунизма как идеологии в нашей стране?
4.
Каковы причины
малой популярности либеральной идеологии в
Российской Федерации?
5.
Какая идеология, на ваш взгляд, могла бы объединить современное
российское общество?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
128
Глава 14. Особенности российского политического процесса
Политический процесс – это категория, которая описывает динамику
политической жизни, изменения в ней. Категория «политический процесс»
отражает динамический аспект политики.
Политический процесс – это специфическое взаимодействие
субъектов политики на основе определенных ролей и функций.
Содержание политических взаимодействий определяется уровнем общей
культуры и типом политической культуры, который предписывает
политическим субъектам конкретные нормы политического поведения.
Политический процесс в России охватывает всю совокупность
политических взаимодействий субъектов, институтов власти и ее
носителей. Субъекты политики действуют на основе ролей, определенных
ментальностью общества, традициями и психологическими особенностями
этносов, конфессиональной средой. Особенностью политического
процесса является то, что его содержание выстраивается до
соответствующего правового оформления; политический процесс
представляет собой постоянную комбинацию политических действий и
результатов.
В структуре политического процесса можно выделить два элемента,
активно взаимодействующих между собой: ценностный элемент и
«технократический» элемент, определяющий стиль политики. Таким
образом, политический процесс представляет собой одновременно
деятельность групп, отдельных лиц и общностей по достижению неких
политических целей и форму эволюции политической системы в целом.
Политический процесс Российской Федерации трудно «привязать» к
какому то одному типу. В свое время М. Вебер выделил два «идеальных»
типа процессов, соответствующих двум типам культуры: неэтатистский
(демократический, организованный горизонтально) и этатистский
(элитарный, организованный вертикально). Исторически в России можно
было наблюдать вертикально организованный политический процесс,
которому присущ авторитарный политический стиль, преследующий цель
изоляции политических субъектов от самого процесса принятия решений.
Данное явление наблюдается и в наши дни,120 однако невозможно
механически отождествлять политический процесс времен Ивана Грозного
и политический процесс современной Российской Федерации. Для него
скорее характерен активно-интервенционистский стиль политики,
навязывающий различным группам долгосрочную программу и
подчиняющий частные интересы интересам общенациональным.
По М. Веберу, исторически известно три типа легитимного
господства:

господство патриарха, освященное авторитетом нравов;
120
Группу, отторгнутую «партией власти» в Российской Федерации ожидает политическое забвение.
Возможность же прямого апеллирования к массам у политических партий в России крайне ограничена.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
129

харизматическое господство князя, плебисцитарного властителя,
выдающегося демагога или политического вождя;

господство «в силу веры в обязательность установления и деловой
компетентности, обоснованной рационально созданными правилами».121
России известны лишь первые два типа господства. Политическому
процессу России пока не хватает субъекта, который бы был сосредоточен
на ритуализированых процессах, а не на политических институтах или
личностях.
Американским политологом Л. Паем, в развитие идей М. Вебера,
была предложена классификация политических процессов на основе
западного и незападного типов. Современный российский политический
процесс в целом относится к незападному типу и характеризуется
следующим:

сфера политики в России четко не отделена от личных отношений.
Своеобразие посткоммунистической России состоит в доминировании
неформализованных отношений над политическим сообществом, а в
середине 90-х годов XX века – и над правительством;

все политические партии (за исключением «партии власти») склонны
претендовать на выражение определенного мировоззрения, хотя на
практике на них возложена техническая роль посредника в поддержании
связей между элитами;

оппозиция теоретически склона выступать как революционное
движение, но, так как правящей в европейском смысле партии в России
окончательно не сложилось, и она не представляет собой структурно
оформленного субъекта. В течение всех постсоветских лет расширенное
правительство страны (включающее верхушку аппарата президента и
управленческой элиты) многократно сталкивалось с мощной оппозицией,
но политический процесс в Российской Федерации не предусматривает
заключение каких-либо соглашений с ней на основе компромисса.
Инкорпорация элементов оппозиции, происходит путем вовлечения
некоторых ее членов в режим (примером могут являться отдельные
региональные лидеры и представители бизнесструктур);

наблюдается резкое различие в политических ориентациях между
поколениями;

интеграция между участниками политического процесса носит
своеобразный характер: для политического процесса России характерно
полное отсутствие тех политических альянсов и социально-политических
соглашений, которые сопровождали смену политической системы в
некоторых странах Восточной Европы. Заключающиеся альянсы
политических сил вплоть до 2004 года носили характер неформальных
политических соглашений и отражали только временное совпадение
позиций (между «Яблоком» и СПС, между КПРФ и «Единой Россией» и
т.д.).
121
Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. – С. 645.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130

руководство страны апеллирует к недифференцированной
общественности; в целом описать российский политический процесс в
категориях «политические функции и роли» крайне трудно. В 90-е годы
XX века (поскольку другие агенты преобразований пока не
конституировались) базовыми политическими субъектами и носителями
плюрализма в Российской Федерации являлись регионы. В условиях
экономической дезинтеграции российский политический центр на время
потерял контроль над ситуацией, в результате чего реформирование
политического статуса субъектов федерации происходило спонтанно. В
начале XXI века положение изменилось: назначение глав региональных
администраций и практика перемещения опытных управленцев «по
горизонтали» фактически нивелировали (возможно, временно) деление
российского политического процесса на федеральный и региональный;

в большинстве своем политические лидеры имеют четкие
представления о целях российской внешней политики, но слабо
ориентируются во внутренней. Политический процесс в России
характеризуется постоянными метаниями между крайностями как в
области политики, так и в области экономики, хотя, уже несколько лет не
носит совершенно произвольного характера;

роль харизматических лидеров традиционно очень велика.
Эмоциональные моменты политики находятся на первом плане, а решение
конкретных вопросов на втором;
Политический процесс в постсоветской России характеризуется
циклической сменой периодов сворачивания гражданских инициатив и
относительной демократизации. В начале XXI века России приходилось
решать ряд крайне острых проблем, прямо угрожающих безопасности
граждан и государства:

угроза отторжения части территории страны и проведение
антитеррористической операции на Северном Кавказе;

массовое вхождение в органы государственной власти через
процедуру демократических выборов представителей организованной
преступности;

общая слабость государства, общественная анархия, массовое
уклонение от налогов, неспособность власти обеспечить выполнение
элементарных функций;

разочарование абсолютного числа граждан в демократической идее,
неверие, что демократически функционирующие государственные
структуры могут действовать в интересах народа;

легализация клановых, авторитарных и коррумпированных режимов
на региональном уровне;

общий экономический упадок, не позволявший обеспечить
элементарные социальные права, в том числе право на жизнь и
безопасность.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
131
В связи с этим в Российской Федерации была практически
реализована политика выборочного и лимитированного ограничения
гражданских прав и свобод. Но это «замораживание» политического
процесса не являлось самоценным и не рассматривалось в качестве
стратегической перспективы. После 2004 года многие из перечисленных
проблем оказались снятыми, что позволило внести в политический процесс
следующие элементы:

постепенное отделение экономических интересов личностей и групп
от политической сферы;

достижение относительного консенсуса между большинством
участников политического процесса относительно узаконенных целей и
средств политического действия;

введение института парламентского расследования;
Дальнейшая демократизация политического процесса в Российской
Федерации вполне может включать в себя: переход к выборности членов
Совета Федерации; стимулирование развития правозащитных организаций
при отсутствии любых форм их зарубежного финансирования; всемерное
укрепление и максимальная демократизации местного самоуправления;
разрушение монополии государства на перераспределение национального
дохода.
Политический процесс России начала XXI века постепенно
меняется. Он по-прежнему основан на авторитете сильной личности, но
традиционная византийская модель властвования, основанная на бытовом
авторитаризме, импровизации в принятии политических решений,
манипулировании клиентскими связями, патриархальном характере
достижения компромиссов постепенно уходит в прошлое. С другой
стороны, с позиций политических ценностей, утвердившихся в мировом
сообществе, совершенно ненормальной выглядела ситуация 90-х годов XX
века, когда миллионы людей, вместо того, чтобы совершенствоваться в
своей профессии, устремились в политику и попытались выжить за ее счет.
Такая модель постепенно уступает место более развитому механизму
согласования интересов, который отражает реалии формирующегося
корпоративного общества.
Литература
Володенков С.В. Модели динамики политических процессов в условиях
переходного периода // Вестник МГУ. Сер. 12. – 1999. – № 6.
Воронцова А.Б., Звоновский В.Б. Административный ресурс как феномен
российского избирательного процесса // Полис. – 2003. – № 6.
Гельман В.Я. Постсоветские политические трансформации: наброски к теории
// ОНС. – 2001. – №4.
Елизаров В.11. Элитистская теория демократии и современный российский
политический процесс // Полис. – 1999. – № 1.
Жеребкин М. Группы интересов в трансформационном процессе // Власть. –
2002. – № 3.
Ильин И.В. Ритмы и масштабы перемен (о понятиях «процесс», «изменение», и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132
«развитие» в политологии) // Полис. – 1993. – № 2.
Итоги и перспективы современной российской революции («круглый стол»
ученых) // ОНС. – 2002. – № 2.
Кабаченко А.П. Политический процесс и политическая система. Источники
саморазвития // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2001. – № 3.
Капустин Б.Г. Конец «транзитологии»? (о теоретическом осмыслении первого
посткоммунистического десятилетия) // Полис. – 2001. – № 4.
Компьютерное моделирование социально-политических процессов / Под ред.
О.Ф. Шаброва. – М., 1994.
Кретов Б.И. Политический процесс в России // Социально-гуманитарные
знания. – 2000. – № 5.
Куличенко А. Современные проблемы модернизации в России и российская
специфика // Власть. – 2002. – № 1.
Маленко А.С. Особенности функционирования бюрократии в политическом
процессе // Векстник МГУ, серия 12. – 2002. – № 4.
Павлов Ю.М. Мировой политический процесс: современные тенденции и пути
их изучения // Вестник МГУ. Сер. 12. – 2001. – № 5.
Пляйс Я. Политическая власть в России в поисках новой идентичности //
Власть.– 2001. – № 10 – 11.
Пляйс Я. Четвертая революция в России: особенности и перспективы развития
// Власть. – 2002. – № 4.
Политический процесс: основные аспекты и способы анализа. Сборник учебных
материалов / Под ред. Е.Ю. Мелешкиной. – М., 2001.
Ракитянский. Модернизация России и политическая элита // Власть. – 2002. –
№ 1.
Смирнов В. Политическая трансформация России 2000 – 2001 гг. // Власть. –
2002. – №3.
Современный политический процесс в России: Учеб.-справ. пособ. – М., 1998
Соловьев А.И. Апология модерна (к вопросу о характеристике российских
трансформаций) // Власть. – 2002. – № 5.
Туронюк С.Г. Интернет и политический процесс // ОНС. – 2001 . – № 2.
Холмская М.Р. Политическое участие как объект исследования // Полис. – 1999.
– № 5.
Чекалкин В. Российский политический процесс в постельцинский период //
Власть. – 2000. – №11.
Контрольные вопросы и задания
1.
Какие подходы к определению политического процесса существуют в
науке?
2.
Возможно ли, в полной мере применить классификацию Л. Пая для
характеристики российского политического процесса?
3.
Каковы особенности современного политического процесса в Российской
Федерации?
4.
Проанализируйте материалы круглого стола «Политический процесс в
регионах России» // Полис, 1998, № 2. Какие режимы протекания политического
процесса выделяют авторы? Продолжите этот анализ к дальнейшему развитию
политической ситуации.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
133
Глава 15. Лоббизм как явление политической жизни России.
Для политической жизни современной России все более
характерным становится такое явление, как политический лоббизм. Это
связано с активизацией деятельности многочисленных финансовопромышленных
и
политических
групп,
которые
оказывают
систематическое и целенаправленное влияние на процесс принятия
политических решений и их реализацию на практике. Это проявление так
называемых групповых интересов через «группы давления».
Термин «лобби» происходит от английского «lobbi» - кулуары.
Первоначально использовался для обозначения крытых галерей в
монастырях. В 40-х годах XVII века так назывался вестибюль и два
коридора в здании палаты общин английского парламента. Там
законодатели встречались с заинтересованными лицами и голосовали.
Этих людей называли «lobbi-member», они влияли на членов
законодательной палаты, осуществляя лоббирование.
В ХХ веке лоббизм впервые возникает в США и с 1946 года
регулируется Федеральным законом. Среди ученых нет однозначной
оценки лоббизма. Одни считают, что это наихудшее явление политической
жизни, другие – что лоббистская деятельность позволяет наилучшим
образом реализовывать многочисленные групповые интересы.
Российский лоббизм берет свое начало с времен постсталинского
СССР, когда в результате известного «послабления» режима
находившиеся в зачаточном состоянии группы интересов стали довольно
быстро обретать вес и влияние, оказывая возрастающее воздействие на
развитие экономики и общества в целом. При этом специфика лоббизма
определялась двумя
главными факторами:
характером
самих
заинтересованных групп и особенностями политической системы, в
которой им приходилось действовать.122
Характер заинтересованных групп выражался в том, что они
представляли собой не добровольные организации граждан, а
институциональные заинтересованные группы, основные функции
которых связаны с решением хозяйственных, военных, административных
и политических задач. Одновременно с выполнением этих функций их
руководство и персонал отстаивали те же специфически групповые,
«партикулярные» интересы, что и добровольные организации.
В бывшем СССР к таким группам относились военнопромышленный и аграрно-промышленный комплексы, а также отдельные
министерства и региональные элиты. Что же касается «добровольных»
организаций и ассоциаций, то они находились под жестким партийногосударственным контролем и участвовали в системе принятия
государственных решений, в лучшем случае, номинально.
122
Перегудов С.П., Семененко И.С. Лоббизм в политической системе России // Мировая экономика и
международные отношения. 1996. -№ 9. -С. 28.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
134
Одной из особенностей институциональных заинтересованных групп
был их «неравновесный» характер. Наибольшим влиянием, естественно,
пользовались те, которые функционировали на приоритетных
направлениях: ВПК, отраслевые ведомства тяжелой промышленности и
капитального строительства.
Доминирующей моделью представительства интересов в СССР был
бюрократический аппарат, который строился на основе взаимозависимости
наиболее влиятельных заинтересованных групп и государства и носил
добровольный характер. Что касается лоббизма и лоббистских методов
воздействия на принятие решений, то они не действовали сами по себе и
независимо от корпоративно-бюрократической модели, а были как бы
встроены в нее. Выторговав то или иное постановление или «строку
плана», соответствующая заинтересованная группа одновременно
становилась исполнителем санкционированных политическими верхами
решений. Иначе говоря, за свой успех лоббистам приходилось платить, а
такого рода плата и взаимодействие не относятся к атрибутам «чистого»
лоббизма.
При этом роль лоббизма и лоббистских методов в принятии решений
неуклонно росла, и чем менее жесткой становилась система планового
управления экономикой, тем сильнее и эффективнее проявлялась
лоббистская ее составляющая.
Крах системы планового хозяйства в конце 80-х-начале 90-х годов
XX века освободил групповые интересы от оков государственного
корпоративизма. Именно в этот период произошло становление лоббизма
как самостоятельного элемента политических отношений. В результате, с
конца 80-х годов лоббистская деятельность быстро набирала обороты. Это
время так называемого «дикого лоббизма» (отстаивалось право на ведение
коммерческой деятельности, проведение экспортно-импортных операций и
т.д.).
Радикальные экономические реформы, начавшиеся в 90-е годы ХХ
века, создали условия для формирования многочисленных групп
интересов. Лоббистская деятельность этих групп – общепризнанный факт
современной российской политики. Наибольшего развития достигли
экономический, политический (парламентский) и региональный лоббизм.
Активно лоббируют свои интересы отраслевые комплексы, крупнейшие
фирмы и корпорации, а также финансово-промышленные группы (ФПГ). К
влиятельным лоббистским группировкам относят РАО «Газпром»,
нефтяные компании,
автостроительный и химический комплексы,
предприятия табачной промышленности. Объектами экономического
лоббирования становятся: Государственная Дума РФ, Правительство РФ,
Администрация Президента РФ. Кроме того, при правительстве
функционирует ряд структур (советов), являющихся по сути
лоббистскими.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
135
Авторы исследования, проведенного Агентством экономических
новостей по заказу и с участием «Независимой газеты», выделили три
«весовые категории лоббистов» в России:
1. «Первые лица» коммерческих, государственных и политических
структур;
2. Региональные лидеры, которые ставят своей целью выстраивание
оптимальных взаимоотношений своих регионов с центром и лоббирование
тех или иных проектов экономического развития, связанных с
соответствующими регионами;
3. Лоббисты-профессионалы, которые, используя свои большие
связи, проталкивают интересы близких им структур. К этой же категории
авторы исследования причисляют руководителей крупных общественных
объединений (таких, например, как Ассоциация российских банков,
Торгово-промышленная палата России и др.), ряд депутатов Федерального
Собрания РФ.123
Надо заметить, что в законотворческой деятельности одной из
серьезных проблем является двойственная структура Государственной
Думы РФ. С одной стороны, основная работа по подготовке
законопроектов, их оценке и согласованию лежит на комитетах. В то же
время основные вопросы деятельности Думы решаются Советом
Государственной Думы РФ, где право решающего голоса принадлежит
только руководителям фракций и Председателю Думы, а представители
комитетов имеют лишь право совещательного голоса.124
В Администрации Президента РФ и Правительстве РФ применяется
так называемый «коридорный лоббизм». Его суть заключается в
проталкивании угодного и торможении или полном отказе от принятия
неугодного решения. В этих целях наиболее важно иметь и поддерживать
«своих» людей на ключевых постах. При этом необходимо знать все
тонкости функционирования аппарата, системы принятия решений,
психологические особенности того или иного руководителя, степень
влияния на него ближайшего окружения. Например, самый простой способ
затормозить любое решение – направить его на согласование не менее чем
в пять различных министерств и ведомств, назначив головным ведомство,
явно перегруженное работой или не имеющее должного веса. А в
исключительных случаях используются методы прямого воздействия
посредством организации кампаний в СМИ.
Методами лоббистской деятельности являются: работа по
подготовке законопроектов в комитетах и комиссиях парламента;
парламентские слушания и участие в дебатах; личные встречи и
переговоры депутатов; использование СМИ для формирования
общественного мнения по тому или иному вопросу; организация
«давления с мест» (когда используются предвыборные кампании, прямой
123
124
Шамхатов Ф.И. Государство и экономика: Основы взаимодействия: Учебник. М., 2000. С. 201.
Кравченко А.И. Лоббизм в России: этапы большого пути // Социс. 1996. №4. С. 6.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
136
подкуп должностных лиц и даже угрозы расправы в случае отказа
действовать в интересах конкретных кругов).
Таким образом, как и в большинстве других стран, основными
объектами лоббистского воздействия в России являются органы
государственной власти и управления, наделенные властными и
административными полномочиями. Несмотря на то, что отечественный
политический лоббизм уже носит характер устойчивого, развивающегося
явления, до цивилизованных форм ему еще далеко. На сегодняшний день
российский политический лоббизм является нелегальным.
Известно две модели организации политического лоббизма:
американская и континентально-европейская. Американская модель
предусматривает, что юридические лица регистрируются как официальные
лоббисты при сенате и конгрессе США, встают на учет в налоговые
органы и начинают «работать» в парламенте, разъясняя и «проталкивая»
законопроекты в интересах нанявших их групп. Континентальная модель
выглядит иначе. Например, при национальной ассамблее Франции
регистрируются не сами лоббисты, а крупные и средние корпорации,
работающие в узко-корпоративных рамках.
Лоббистская деятельность в Российской Федерации не регулируется
какими-либо законодательными актами и поэтому становится
неподконтрольной обществу. Постановка государством деятельности
лобби под свой контроль призвана институционализировать его для
предотвращения или сужения возможностей для коррупции. Дальнейший
ход борьбы за принятие закона о лоббизме в Российской Федерации
покажет, насколько сами российские предприниматели и политики
заинтересованы в том, чтобы поставить работу своих агентов под контроль
закона.
Литература
Анохин М.Г. Политический лоббизм: сущность, формы, методы //
Политическое управление. – М., 1996.
Бурдье П. Социология политики / Пер. с франц. М., 1993.
Вяткин К. Лоббизм. Поддается ли он контролю? // Российская газета – 1993. –
14 января.
Десятина на лобби. Отсутствие закона о профессиональных «агентах
давления» увеличивает коррупцию на шесть миллиардов долларов // Российская газета.
– 2005. – 28 января. - № 11.
Ельцин Б.Н. Записки Президента. – М., 1994
Кравченко А.И. Лоббизм в России: этапы большого пути // Социс.- 1996.- № 4.
Лепехин В.А. Лоббизм в России и проблемы его правового регулирования //
Полис. – 1998. - № 3.
Луговская А. Дикий лоббизм становится в России реальной властью //
Известия. – 1994. – 21 июня.
Малько А. Лоббизм // ОНС. – 1995. - № 4.
Нуреев Р. Теория общественного выбора. Глава 9. Экономика бюрократии //
Вопросы экономики. – 2003. - № 4.
Паппэ Я. Отраслевые лобби в правительстве России (1992-1996 гг.) // Pro et
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
137
Contra, осень 1996.
Перегудов С.П., Семеренко И.С. Лоббизм в политической системе России//
Мировая экономика и международные отношения. 1996. -№ 9. -С. 28.
Фалина А.С. Политический лоббизм и его роль в реализации власти // Основы
политической социологии. – М., 1998.
Контрольные вопросы и задания
1.
Что такое группа давления и чем она отличается от политической
партии и от группы интересов?
2.
Каковы функции групп давления?
3.
Является ли, на ваш взгляд, лоббизм неизбежным спутником политики?
4.
Какие технологии используют лоббисты во взаимоотношениях с
государственными органами в Российской Федерации.
5.
Какие современные российские лоббистские группировки вы знаете?
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
138
Глава 16. Россия в новой геополитической ситуации
Геополитика – это наука, изучающая особенности протекания
политических процессов в больших социальных системах через призму
географических ландшафтов. Ее можно определить и как разновидность
внешней политики, определяемую территорией, близостью партнеров и
создающей поле соперничества между сопредельными странами.
Современный мир представляет собой чрезвычайно сложное
явление. С одной стороны, глобализация как явление представляет собой
взаимозависимость и взаимосвязь народов через осознание общности либо
ценностей, либо целей. С другой стороны, неуклонно интегрируясь, мир
проходит через некий промежуточный этап, когда цели и ценности между
собой не совпадают, а этносы диверсифицируются, пытаясь достигнуть
своей идентичности через обособление. Национальная культура - это
основной рубеж сопротивления глобализаторским тенденциям и, несмотря
на то, что в большинстве стран она довольно мирно сосуществует с
унификацией предметов потребления, сопротивление все чаще выражается
в актах насилия: антиглобалистских акциях или террористических актах.
Все страны зависят друг от друга, но нация, как и прежде, является
политической реальностью, стремящейся завладеть ресурсами и защитить
свою культурную идентичность. В такой ситуации роль геополитики резко
возрастает.
Традиционно, геополитика исходит из того, что между Евразией и
Атлантизмом (то есть Россией и Западом) существует неснимаемое
противоречие, такое же какое существовало между Афинами и Персией в
древности, так как цивилизационный тип в значительной мере
предопределен географией, климатом и структурой пространства. «Народы
моря» создают торговые государства, новаторские, динамичные, но
тяготеющие к эгоизму и власти богачей. «Народы суши» напротив –
созерцательны, консервативны, но доблестны и склонны к соборно–
общинному началу.
Геополитический взгляд на мир был сформулирован во второй
половине XIX века немецким исследователем Фридрихом Ратцелем.
Отмечая, что «свойства государства – это свойства народа и земли» он
отнес к этим свойствам размеры, положение и границы страны, характер
земной поверхности. Ратцель считал, что государство в процессе роста
стремиться охватить «политически ценные места» и таким образом
врастает в свои естественные границы. По мнению Ратцеля государство
складывается из территориального рельефа и его осмысления народом, и.
таким образом, в нем отражается объективная географическая данность и
субъективное осмысление этой данности, выраженное в политике.
Государство рождается, растет и умирает подобно живому существу, его
пространственное расширение и сжатие являются естественными
процессами, связанными с его внутренним жизненным циклом.
Фридрих Ратцель разработал также и теорию океанического цикла. В
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
139
ней он обосновал идею о поступательном перемещении стратегических
центров мира из Средиземноморья в Атлантический, а затем и Тихий
океан. Ратцель делал вывод, что решающее столкновение между народами
моря и народами суши произойдет именно в этом районе земли, завершив
собой в катастрофическом финале развитие человечества.125
В дальнейшем эти идеи Ратцеля были заимствованы Карлом
Хаусхофером, разработавшим идею «континентального блока» держав,
противостоящим миру морских держав.
Противоположную точку зрения в конце XIX века озвучил адмирал
Альфред Т. Мэхен (в работе «Влияние морской силы на историю» и др.).
Морская цивилизация выступает у него как цивилизация торговая.
Колонизация, захват морских коммуникаций и другие действия
государств, стремящихся к торговле – вели к войнам. Ключ к пониманию
политики приморских наций, по мнению Мэхена, следует искать в трех
данных:

в производстве продуктов, с необходимостью их обмена;

в судоходстве для совершения этого обмена;

в колониях, которые расширяют и облегчают операции судоходства,
покровительствуя ему также умножением безопасных для судов станций.
Главные условия, влияющие на морскую силу наций, считает Мэхен,
следующие:
географическое
положение;
физическое
строение
(conformation), включая естественную производительность и климат;
размеры территории; численность народонаселения; характер народа;
характер правительства, в том числе и национальных учреждений.
В условии «географическое положение», Мэхен в качестве главного
называет морские береговые линии, отсутствие сухопутных границ,
необходимость континентального расширения страны, особенно путем
войн, которые истощают богатства страны. Географическое положение
страны может или требовать сосредоточения морских сил, или вынуждать
рассеяние их. Мэхен справедливо полагает, что физическое строение,
береговая линия страны - это одна из ее границ; и чем легче доступ через
границу к другим странам, в рассматриваемом случае через море, тем
сильнее стремление народа к сношениям с ними. В стране, обладающей
береговой линией большого протяжения, но совершенно без гаваней, не
могли бы развиться ни морское судоходство, ни морская торговля, ни
флот.
Рассматривая условие «размеры территории», он особо
подчеркивает, что для развития морской силы имеет значение не число
квадратных миль, занимаемых страною, а длина ее береговой линии и
характер ее гаваней. С этим условием он тесно связывает численность
125
После достижения летом 2007 года российским ледоколом Северного полюса, и установки
аппаратами «Мир» российского флага на дне в его географической точке, появилось мнение, что в
середине XXI века (когда океан освободится ото льдов), Арктика, богатая ресурсами, может стать новым
полем соперничества держав.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
140
народонаселения. Особенно важную роль играет та его часть, которая
знакома с морем и может быть с успехом эксплуатируема для службы на
судах и для работы по организации материальной части флота. Отсюда
большое значение Мэхен придает формированию резервов, способных
выполнить работу на флоте.
Большой интерес представляет анализ Мэхеном национального
характера населения страны. По этому поводу он пишет следующее: «Если
морская сила действительно опирается на мировую и обширную торговлю,
то стремление к коммерческой деятельности должно быть отличительною
чертою наций, которые в то или другое время были велики на море».
Например, испанцы и португальцы в погоне за богатством проявили
множество замечательных качеств: были смелы, предприимчивы,
уверенны, терпеливы в страданиях, пылки и одарены развитым
национальным чувством. Правда, у них жажда приобретений выросла до
жестокой алчности. Национальный характер, в свою очередь, влияет на
способность
нации
основывать
цветущие
колонии:
колонист
отождествляет свои интересы с интересами нового местожительства и
сразу же заботится о развитии ресурсов своей новой страны.
Будущее США, по мнению Мэхена, состоит в том, чтобы, опираясь
на интегрированный Американский континент, занять в мире ведущие
позиции в экономическом, стратегическом и даже идеологическом
отношении, а потом установить полное мировое господство. Это можно
сделать, полагал Мэхен, устранив опасность, которую представляют в
первую очередь континентальные государства Евразии - Россия и Китай,
во вторую - Германия. Борьба с «непрерывной континентальной массой
Русской империи, протянувшейся от Западной Малой Азии до Японского
меридиана на Востоке», по мнению адмирала, является основной
стратегической задачей. Она потребует много времени, сил и средств.
Решить ее можно, систематически применяя против Евразии стратегию
«анаконда». Суть данного метода в блокировании вражеских территорий с
моря и по береговым линиям. Такие действия (блокирование) постепенно
приводят к стратегическому истощению противника.
Из геополитических моделей XX века наибольшую известность
приобрели глобальные построения Х. Маккиндера и Н. Спайкмена.
Основная идея Хэлфорда Дж. Маккиндера (изложенная в работе
«Географическая ось истории») заключается в существовании осевого
региона мировой политики, так называемого «хартленда». Это вытекает из
утверждения, что для любого государства оптимальным было бы
срединное, центральное положение. Центральность - понятие
относительное, и в каждом конкретном географическом контексте она
может варьироваться. Но с планетарной точки зрения, в центре мира лежит
Евразийский континент, а в его центре – «Хартленд».
Хартленд – это средоточие континентальных масс Евразии. Это
наиболее благоприятный географический плацдарм для контроля над
миром. Геополитическое понятие «осевого региона» географически
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
141
тождественно России.
Маккиндер иерархизирует планетарное пространство через систему
концентрических кругов. Береговые пространства Евразии образует пояс
наиболее интенсивного развития цивилизации, который Маккиндер
называет его «окраинным полумесяцем». Далее находится «внешний
пояс», представляющий собой зону культурно отличную от материковой
массы.
Маккиндер считал, что основной задачей англосаксонской политики
(задачей «внешнего полумесяца») является недопущение возникновения
стратегического континентального союза вокруг «осевого региона», для
чего следует постоянно отрывать части берегового пространства от
«хартленда». Кроме того, следует не допускать союза народов
находящихся по обе стороны «колыбели потрясений» (района между
Уралом и Кавказом). Поэтому Маккиндер опасался как России, так и
Германии. Постоянный страх того, что Россия может захватить проливы в
Средиземное море, подчинить Турцию и выйти к Индии постоянно
довлеет над внешней политикой Великобритании.126 Но в целом
Маккиндер, приводя в пример неудачные войны Карла XII и Наполеона,
признавал «хартленд» непобедимым.
Один из основателей русского эмигрантского движения евразийцев
географ и экономист П.Н. Савицкий заложил основы российской школы
геополитики.
Если Макиндер рассматривал различные версии контроля берегового
пространства евразийского материка со стороны Великобритании и США с
тем, чтобы управлять ею стратегически, то Савицкий, признав эту модель,
рассмотрел ее с точки зрения российских национальных интересов. Будучи
в свое время помощником П. Струве в правительстве Врангеля, Савицкий
утверждал, что кто бы не победил в Гражданской войне «белые» или
«красные», - все равно Россия будет противостоять Западу и создаст
«Великую Империю».
Другой видный деятель евразийства – Н.С. Трубецкой в книге
«Европа
и
человечество»
выстроил
дуалистическую
модель
международной политики, основываясь на формуле: «Европа против
человечества». У Трубецкого «Европа» и «человечество» выступают в
качестве типологических антиподов. Человечество – это совокупность
традиционных обществ, живущих прямо или завуалировано в согласии с
нормами «Традиции». Европа же есть агрессивная аномалия, стремящаяся
навязать остальным странам продукты локального развития в качестве
некого универсального. Трубецкой показывает, что претензии романогерманской культуры на превосходство и универсализм являются
проявлением чистого произвола: они несостоятельны, бездоказательны и
голословны.
126
Будучи советником Колчака со стороны Антанты, Макиндер проводил мысль о необходимости
поддержки «белых» Европой для того, чтобы создать на периферии России «санитарный кордон»
марионеточных режимов под контролем Англии.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
142
По мнению Трубецкого, европейцы просто привязывают свои чисто
«этнографические» идеи к произведениям материальной культуры,
которые можно назвать универсальными (средства передвижения и
оружие). И в этом смысле другие (неевропейские) народы оказываются в
ситуации логической ловушки. Любые попытки сопротивления требуют
современного оружия, для его производства нужна современная
промышленность, современная промышленность требует развития
прикладных наук, а те, в свою очередь – развития наук гуманитарных.
Следовательно, и в случае не оказания сопротивления и в случае
сопротивления Европе, европеизация неизбежна. Выход Трубецкой видел
в борьбе не внешней, а внутренней, то есть центр тяжести борьбы
человечества против Запада, по его мнению, должен быть перенесен в
область психологии интеллигенции неевропейских народов.
Николас Спайкмен был продожателем теории адмирала Мэхена. Он
смотрел на геополитику не как на науку, а как на аналитический метод,
позволяющий выработать эффективную международную политику.
Осмыслив превращение США в сверхдержаву после второй мировой
войны, в противовес понятию хартленда ввел понятие «римленда» (от
английского «обод», «край»), включающего Западную Европу, Турцию,
Ближний и Дальний восток.
«Хартленд» по Спайкмену, это лишь потенциальное пространство,
получающее культурные импульсы из береговой зоны, а не наоборот. Он
не выполняет никакой самостоятельной функции и не дает импульса
истории. В силу того, что США Атлантическим и Тихоокеанским
побережьями обращены к обеим сторонам евразийского «Римленда», а
через Северный полюс — к «Хартленду», то, делает вывод Спайкмен, они
занимают геополитически очень выгодное центральное положение. И
чтобы контролировать все побережье - «Римленд», США должны
сохранять и преумножать трансатлантические и транстихоокеанские базы
на соответствующей ударной дистанции.
Спайкмен ввел новую категорию — «Срединный океан», который
выступает у него как «внутреннее море», каковым в Древнем мире и в
Средние века было Средиземное море. Он выделяет особую
геополитическую реальность — «атлантический контингент», связанный
общностью культуры западноевропейского происхождения, идеологией
либерального капитализма, демократией, единством политической
судьбы.
Мозгом нового атлантического сообщества становятся Западная
Европа и пояс Восточного побережья США (особенно Нью-Йорк),
главным силовым механизмом континента — США, располагающие
мощным военно-промышленным и торговым потенциалом. Европа придаток США: экономический, военный, интеллектуальный. Ее роль,
политическая суверенность европейских государств должны сокращаться.
Власть на континенте постепенно перейдет к особой структуре,
объединяющей лидеров всех «атлантических» пространств. Главную роль
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
143
в этой структуре, безусловно, будет играть США.
Спайкмен был сторонником применения силы в международных
отношениях. Сила, по его мнению,— необходимая составная часть всякого
политического порядка: в мире международной иерархии внешняя
политика должна иметь своей целью, прежде всего улучшение или, по
крайней мере, сохранение сравнительной силовой позиции государства.
Сила, в конечном счете, составляет способность вести успешную войну.
США, расположив в нужных точках «римленда» свои военные базы,
получают возможность контроля над «хартлендом». Подобная биполярная
модель, представляясь одним исследователям объективно обусловленной,
а другим – навязанной народам, существовала в течение полувека; она
рухнула вместе с Советским Союзом, открыв возможность
альтернативного развития мира.
Со стороны безусловных приверженцев западной цивилизации в
настоящее время существует несколько магистральных линий, которые,
понимая Запад в качестве безусловной цивилизационной ценности, поразному видят положение вещей в современном мире.
1) В начале 90-х гг. XX в. американский политолог Френсис Фукуяма
(работы: «Конец истории» - 1989 г., «Доверие. Социальные добродетели и
социальное благосостояние» - 1995 г., «Великий разрыв» - 1999 г., «Наше
постчеловеческое будущее» - 2002 г.) обосновал идею монополярного
мира, где господствует Запад и только Запад реально существует. Это
является концентрированной позицией Демократической партии США. В
Европе подобный проект развивает Ж. Аттали, рассматривая «конец
истории» (в работах «Три мира», «История времени», «Краткая истории
будущего» и др.) в мессианской перспективе. Отказ от будущего и
насильственное противодействие глобализации, по его мнению, погрузит
человечество в пучину регрессивного варварства и «гиперконфликт».
Ф. Фукуяма исходит из предпосылки, что условия подобной
интеграции в планетарном масштабе налицо, что общим знаменателем для
такой интеграции служат всеобщая тенденция к победе либеральных
ценностей и прав человека, распространение рыночных принципов
организации экономики в различных странах и обществах. Идея
монополярного мира пренебрегает «пережитками» традиционных обществ
(религия, этническая принадлежность, этические нормы, социальные
иерархии), считая, что в однородном технотронно-информационном поле
Земли они унифицируются.
2) В противовес Ф. Фукуяме, Сэмюэл Хантингтон обосновал идею
столкновения цивилизаций (иудейско-христианской, исламской и
буддисткой).
С. Хантингтон рассматривает наличную ситуацию в мире
пессимистично, считая что верховенство западного мира на практике
наталкивается на серьезные преграды. Сторонники данной концепции
указывают, что крах Советского Союза – основного врага Запада, привел
не к демократизации и либерализации незападного мира, а к появлению (в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
144
том числе и на территории бывшего СССР) множества религиозных и
этно-национальных образований, не проявляющих тенденции к отказу от
самобытности. Предпосылки для «конца истории» не созрели, миру
предстоит этап цивилизационных конфликтов. Западный мир на это время
должен превратиться в «крепость», которая переживет войну цивилизаций
и объединит мир.
3)
Третья
из
альтернатив
предусматривает
построение
многополярного мира, в рамках которого будут существовать несколько
центров силы: США, Россия, Япония, Европа, Китай и Индия. Активными
стронниками данной концепции являются Г. Киссинджер и Е.М.
Примаков.127
4) Идея полицентрического миропорядка высказана К.С.
Гаджиевым, который исходит из того, что трактовка любого феномена в
терминах полярности теснейшим образом связана с его предельным
противопоставлением. Современный миропорядок, считает К.С. Гаджиев,
формируется благодаря самонастройке системы. В нем мы не можем
видеть полюса, а фиксируем центры, конкуренция между которыми носит
сложный и многоаспектный характер. Создание блоков и группировок в
системе будет не раз и навсегда заданным, а практически бесконечным.128
Все геополитические модели рассматривают мир слишком
односторонне, не учитывая, например, влияние такого мощного фактора
как национализм. В этом смысле характерен научный спор С.
Хантингтона и З. Бжезинского по поводу нахождения Украины в
политической орбите России.129
В книге «Великая шахматная доска» один из создателей концепции
«атлантизма» Збигнев Бжезинский в предельно ясной и лаконичной
форме изложил стратегию установления асимметричного господства США
в Евразии. Бжезинский рекомендует Соединенным Штатам придерживаться примирительной линии со всеми нациями, исключая Россию.
Констатируя, что подлинный контроль Соединенных Штатов над Евразией
зависит в первую очередь от согласия Европы и Японии, он рекомендует
упрочить этот контроль, наделив Японию скорее всемирной, чем
азиатской, ролью и заняв позицию понимания в отношении европейского
строительства. Пока Европа и Япония признают американское лидерство,
«империя» неуязвима. В ближней сфере ее влияния концентрируется
основная экономическая и технологическая мощь мира. За пределами
этой стратегической сердцевины Бжезинский рекомендует примирительную позицию в отношении Китая, возможное соперничество которого
- проблема отдаленного будущего, и по отношению к Ирану, вероятная
эволюция которого вряд ли приведет к конфронтации. Зажатая между
127
См.: Примаков Е.М. Постиндустриальная эпоха // МЭ и МО. – 2001. - № 3.
См.: Гаджиев К.С. К полицентрическому миропорядку // Полис. – 2007. - № 4. – С. 8-23.
129
С. Хантингтон, возможно, прав, когда утверждает, что Украина призвана вернуться в орбиту России.
Однако, трудно согласиться с его упрощенной, чисто религиозной трактовкой данного феномена.
Взаимозависимость России и Украины является результатом многих факторов.
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
145
Европой и Японией, отрезанная от Китая и Ирана, Россия должна
потерять все возможности своего воздействия на Евразию. Америка, единственная супердержава, должна проявлять понимание в отношении всех
держав второго плана, с тем чтобы окончательно ликвидировать
единственную, непосредственную угрозу ее гегемонии - Россию.
На Западе у З. Бжезинского немало последователей. В 1996 году в
Великобритании году вышла книга Каспера Уайнбергера (министра
обороны США в администрации Рональда Рейгана) и Питера Швейцера
«Следующая война». В своей книге К. Уайнбергер и П. Швейцер приводят
список «агрессоров», угрожающих «свободному миру». Ими потенциально
являются арабы, иранцы, латиноамериканцы и т.д. и даже демократические
страны, такие, как Япония и Мексика. В число потенциальных агрессоров
входит и Россия. По предположениям авторов, пришедший на смену Б.Н.
Ельцину
могущественный
российский
президент
достигнет
технологического прорыва в области противоракетной обороны и
вторгнется через страны Балтии в Польшу (параллельно, по территории
США будет нанесен ядерный удар).
Ранее Швейцером в книге «Победа» была детально (на основании
рассекреченных материалов) описана стратегия подрыва экономической и
военной мощи СССР, утвержденная Р. Рейганом в 1983 году. Она была
направлена против ядра советской системы и содержала в себе:

тайную финансовую, разведывательную и политическую помощь
движению «Солидарность» в Польше, что гарантировало сохранение
оппозиции в центре Советской империи;

значительную военную и финансовую помощь движению
сопротивления в Афганистане, а также поставки для моджахедов, дающие
им возможность распространения войны на территорию Советского
Союза;

кампанию по резкому уменьшению поступления твердой валюты в
СССР в результате снижения цен на нефть в сотрудничестве с Саудовской
Аравией, а также ограничение экспорта советского природного газа в
Европу;

всестороннюю психологическую войну, направленную на то, чтобы
посеять страх и неуверенность среди советского руководства;

комплексные акции мирового масштаба с применением тайной
дипломатии, с целью максимального ограничения доступа Советского
Союза к западным технологиям;

широко организованную техническую дезинформацию с целью
разрушения советской экономики;

рост вооружений и поддержание их на высоком техническом уровне,
что должно было подорвать советскую экономику и обострить кризис
ресурсов.
Теоретическая обработка данных произведений была проведена
бывшим премьер-министром Великобритании, одним из признанных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
146
лидеров неоконсерватизма Маргарет Тэтчер, написавшей предисловие к
«Следующей войне». М. Тэтчер выделяет три аспекта современной
международной политики:

всегда будет достаточно агрессоров, угрожающих демократии;

необходимость военного превосходства демократических государств
над возможными агрессорами;

военное превосходство должно быть, прежде всего, превосходством
технологическим.
В итоге М. Тэтчер пишет: «Война может начаться по множеству
различных причин. Но худший вариант происходит, если государственные
власти считают, что могут достичь своих целей без войны или путем
войны ограниченной». Таким образом, в интерпретации неоконсерваторов,
мирный переход к демократии не предусматривается.
В начале XXI века обладание ресурсами, широкое распространение
недорогого, и не менее от этого смертоносного вооружения (в том числе и
оружия массового поражения) существенно изменили баланс между
«сверхдержавами» и «слабыми» государствами. Все большее влияние
приобретают и «анонимные» участники международных отношений, не
признающих никаких принципов международного права. После атаки
террористов на Нью-Йорк 11 сентября 2001 г., Ф. Фукуяма несколько
пересмотрел свои взгляды, заявив, что мир находится лишь в «начале
конца истории». Конец истории, который чаще всего и называют просто
глобализацией, в новой версии теории Фукуямы стал растянутым во
времени процессом, за который нужно сражаться.
В настоящее время США с предельной ясностью осознают себя
наиболее успешным вариантом «народа моря», апогеем торжества
либерализма и торгового могущества. В середине 90-х гг. XX в.
официальный Вашингтон разделил страны земного шара на четыре
категории: «стержневые» (верные союзники), «переходные» (желающие
ими стать), «неудачники» (перманентно страдающие от внутренних
неурядиц) и «изгои» (враги). В полном соответствии с обновленной
теорией Фукуямы была поставлена задача – перевести все государства
мира в категорию «стержневых» стран.
Россия оказалась перед дилеммой: признать торжество глобализации
и играть по ее правилам, или не признавать этого никогда. По версии
Фукуямы, ответом глобализации может быть только авторитаризм,
фашизм, крайний национализм или радикальный ислам. Российская
Федерация не желает иметь с этими явлениями ничего общего, но и
признавать торжество глобализации также не спешит. Таким образом,
наша страна оказалась в весьма непростой ситуации. У России имеется
гигантский потенциал: ресурсы, ядерное оружие, традиционные
пассионарность и державный патриотизм русского народа. Но по другим
параметрам: информатизация, логистика, финансы, жизненный уровень
населения – наша страна отстала, и не воспринимается на Западе как
равный партнер.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
147
В начале XXI в. Россия вынуждена выжидать, дожидаясь пока
слабое место в теории Ф. Фукуямы не покажет всему миру, что
монополярности нет и быть не может. А такое слабое место есть – это вера
в единство Западного мира на основе общности ценностей; на практике же
– это не совсем так. Западная Европа после второй мировой войны, с
геополитической точки зрения, стала своеобразной береговой зоной,
занимающей промежуточное положение между народами моря и народами
суши. Такое положение предполагает выбор союзника. Пока существовал
Советский Союз, Европа солидаризировалась с США на основе общности
либеральных ценностей и интересов. В настоящее время общность
ценностей сохраняется, но интересы все больше расходятся: Европа
предъявляет свои претензии в отношении Ближнего Востока,
Средиземноморья, Черной Африки и т.д. в качестве независимого от США
центра силы. США постоянно подменяют общие интересы ЕвроАтлантической цивилизации своими собственными, а сама объединенная
Европа демонстрирует на фоне событий в Ираке неспособность
действовать как единое целое.
Раскол западного мира открывает перед Россией возможность
альтернативных действий на «европейском» и «американском»
направлении. Российская Федерация находится на определенной развилке
в своих отношениях с Европой. В течение нескольких лет наша страна
пыталась наладить равноправные отношения с Европейским Союзом, но
интенсивность диалога с объединенной Европой оказалась низкой.
Вхождение в Европу, в смысле соответствия критериям членства в
Европейском союзе, для современной России – это дело необозримого
будущего. Перспектива членства России в ЕС реально отсутствует не
только вследствие общей социально-экономической отсталости страны.
Россия слишком велика, чтобы, став членом Евросоза, не занять в нем
доминирующее положение, что не может устроить европейцев и особенно
евробюрократию.
Российская сторона оценила экономические потери от вступления в
ЕС стран Восточной Европы в сумму от 150 млн. до 300 млн. евро в год,
потеряв выгодные контракты по поставке в Европу немногочисленных
конкурентоспособных
товаров.
Россия
озабочена
практикой
антидемпинговых расследований, жестким визовым режимом в отношении
российских граждан и правами русскоязычного населения стран Балтии. В
2007 г. истек срок действия соглашения о партнерстве и сотрудничестве
между Россией и ЕС. Этот документ был подписан в своеобразную эпоху
слабости России и ее «очарования» Западом. Кроме того, большинство
пунктов соглашения уже фактически выполнено (в этом документе не
зафиксировано ничего выдающегося: Россия и ЕС объявили друг друга
сторонами с режимом наибольшего благоприятствования в торговле за
исключением ряда товаров).
Перейти к определенному консенсусу насчет уровня будущих
отношений Европы и России пока не удалось. Они утонули во множестве
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
148
нерешенных проблем: транзите в Калининградскую область, визовом
режиме, тарифах за пролет лайнеров европейских авиакомпаний над
российской территорий, спорах о санитарных нормах на продукты
питания, претензиях восточноевропейских стран и т.п.
И хотя страны ЕС крайне заинтересованы в поставках
энергоносителей, стратегия сближения с Европой может оказаться для
России пока нереалистичной, хотя двусторонние взаимовыгодные
контакты с отдельными европейскими странами должны всячески
развиваться.
Что же касается отношений с Соединенными Штатами, то Россия
теоретически может присоединиться к многочисленному лагерю
американских недругов, нанести этим ущерб своему вечному
геостратегическому конкуренту, но лишиться возможности защищать
собственные интересы. Противостояние с США стоит весьма дорого. Но
поскольку американцы уважают только сильных партнеров, Россия должна
сохранять и совершенствовать те компоненты своей национальной мощи,
на которую США обращают внимание. Противопоставление право – сила
и в XXI в. не всегда эффективно.
Привязка России к НАТО, несмотря на сотрудничество с этой
организацией, не рассматривается как выгодная для страны политика,
поскольку может лишить Россию стратегической самостоятельности.
Россия должна сохранить с Америкой ровные отношения, использовав их
для борьбы с терроризмом и для укрепления своих экономических и
политических позиций в ключевых геополитических регионах,
испытывающих острый дефицит в безопасности.
Третьим (по порядку, но не по значению) приоритетным
направлением внешней политики является Содружество Независимых
Государств (СНГ), где Россия пытается сосредоточиться на поддержке
интеграционных процессов. С одной стороны, заметен определенный
прогресс в этом направлении (приято решение о слиянии организаций
ЕврАзЭС и центрально-азиатского экономического сотрудничество в одну
структуру). Подобное стало возможным благодаря позиции Узбекистана,
режим которого испытывает дефицит безопасности, но разошелся с
Западом по поводу допустимости отдельных методов осуществления
политики.
С другой стороны, постепенно началось видимое падение влияния
России в этом геостратегическом регионе, что нашло свое выражение в
«цветных» революциях. СНГ представляет собой поле борьбы элит,
экономические интересы которых тесно переплетены с политическими.
Элиты стремятся защитить капиталы, «заработанные» в середине 90-х гг.
ХХ в. или получить доступ к новым ресурсам, и в качестве средства
легитимации выбирают в ряде случаев тесное сотрудничество с Западом
на фоне открытого противопоставления себя России.
Особенно сложная ситуация сложилась в отношениях России и
Грузии: дипломатические отношения разорваны, территории Абхазии и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
149
Южной Осетии служат зоной бесконечных военных провокаций.
После «оранжевой революции» на Украине, когда кризис
легитимности власти плавно перетек (был преобразован) в системный
кризис, политическая элита этой страны до конца не определилась с
перспективами создания единого экономического пространства с Россией,
Белоруссией и Казахстаном, но это не значит, что Россия должна
отказаться от этой идеи в принципе. Российский капитал активно
продвигается в страны СНГ. Одновременно России необходимо выделить
средства на предоставление стипендий перспективной молодежи этих
стран для обучения в ведущих российских вузах, на PR-проекты,
формирующие позитивный имидж нашей страны – только так можно
оказать воздействие на элиту и население стран СНГ, привлечь их на свою
сторону.
Последнее
направление
российской
внешней
политики
продиктовано исключительно прагматическими соображениями. Китай и
Россия не могут быть младшими партнерами друг друга. Китай – это
самостоятельная, стремительно растущая величина, реальный претендент
на то, чтобы к середине XXI в. бросить вызов США. В 2002 г. юридически
зафиксировано полное и окончательное решение пограничного вопроса, к
которому Россия и Китай шли более 40 лет.
Вместе с глобализаций мировой экономики растет обмен между
западным и восточным побережьем Евразии. Наибольшее воздействие на
мирохозяйственные связи в XXI в. Китай может оказать как импортер
энергоресурсов, поэтому энергетика является наиболее перспективным
направлением
российско-китайского
сотрудничества.
АзиатскоТихоокеанский регион является наиболее динамичным, с точки зрения
развития экономики, регионом мира. Только тесное сотрудничество со
странами азиатско-тихоокеанского региона может реально способствовать
развитию потенциала российского Дальнего Востока и Сибири.
После победы либерально-демократического капитализма в
«холодной войне» казалось, что эта победа окончательная. В начале XXI
века стало ясно, что соревнование не окончено: существует другая, не
менее привлекательная для развивающихся стран модель экономически
эффективного и политически приемлемого для большинства населения
планеты авторитарного капитализма. Эксперты по-новому взглянули на
историю XX века, поставив вопрос об исторической перспективе данной
модели. Поражение авторитарной Японии и тоталитарной Германии во
Второй мировой войне можно рассматривать не как следствие
неэффективной модели модернизации, а как итог столкновения с
экономической мощью США и советским народом, готовым бороться до
конца. Начало выясняться, что причиной победы либеральнодемократической модели, возможно, была не демократия, а только
эффективная рыночная экономика, а демократия в жестком соревновании
может и проиграть.
Осенью 2008 года Ф. Фукуяма опубликовал в «Newsweek» статью
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
150
под характерным названием: «Падение корпорации «Америка».130 В ней он
констатировал, что мировой финансовый кризис привел не только к
банкротству компаний с Уолл-стрит, рухнул определенный набор
представлений о капитализме и бренд под названием «Америка».
С начала 80-х годов XX века одной из основных статей
американского экспорта были идеи слабого государственного
регулирования и представлений о США как рассаднике либеральной
демократии. Источником силы и влияния Америки были не только танки и
доллары, но и тот факт, что для большинства людей американская модель
самоуправления представлялась привлекательной альтернативой тому, как
устроено их собственное общество. И они были готовы менять свою жизнь
и обустраивать ее по американскому образцу, - именно этот феномен
политолог Джозеф Най назвал «мягким влиянием».
В период между 2002 и 2007 годами в мировой экономике
наблюдался беспрецедентный рост, и легко было не слушать речи
социалистов из Европы и популистов из Латинской Америки, называвших
американскую политико-экономическую модель «капитализмом для
ковбоев». А теперь локомотив роста - экономика США - сошел с рельсов и
грозит увлечь за собой весь мир. Хуже того, виновником произошедшего
является не кто иной, как сама «американская модель». Идея демократии
была дискредитирована и того ранее. Как только выяснилось, что у
Саддама Хусейна не было никакого оружия массового поражения,
администрация Дж. Буша попыталась найти оправдание иракской войне в
виде неких «соображений свободы». Таким образом, главным оружием в
войне против терроризма стала борьба за демократию. Однако разговоры о
демократии кажутся многим лишь прикрытием для распространения
американской гегемонии.
Ф. Фукуяма идею распространения демократии под сомнение не
ставит, как и не ставит под сомнение факт «нападения России на Грузию»
в августе 2008 года. Ф. Фукуяма верит, что рано или поздно американское
могущество будет восстановлено. Он верит в гибкость политической
системы США и упорство американского народа. В тоже время
констатируется, что «с точки зрения глобальной перспективы Америка
утратит статус нации-гегемона». Во многих странах американские идеи,
американские советы и даже американская гуманитарная помощь станет
еще менее желанной, чем теперь.
Соревнование в моделях развития ведется за ресурсы, которые будут
перераспределены в пользу государств, ее олицетворяющих. Россия
оказывается в эпицентре этого соревнования. Это происходит на фоне
того, что она уже находится на разломах между исламской и христианской
цивилизациями, между Севером и Югом, между Европой и Азией. Данные
процессы происходят на фоне углубления витка глобализации,
характеризующегося
ростом
экономической
взаимозависимости,
130
См.: www.inosmi.ru/translation/244455.html
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
151
прогрессирующим выходом ситуации из под суверенного контроля слабых
государств и медийной революцией, приводящей к информационной
активности миллиардов людей.
На международной арене Россия и в настоящее время остается, хотя
и меньшей, чем СССР, но самостоятельной величиной. В обозримой
перспективе она не будет интегрирована в структуры расширенного
Запада. Отказавшись от особого русского пути в развитии экономики и
политической системы, Россия продолжает настаивать на самостоятельной
роли в мире. Для сегодняшней России интеграция – это вхождение в мир в
целом, а не объединение с какой-либо его частью.
Только многовекторность российской внешней политики дает
надежду на возрождение цивилизации суши в рамках нового мира. Она не
будет никому угрожать, так как будет основываться на сотрудничестве и
углубляющейся взаимозависимости.
Литература
Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. – СПб., 1994.
Антюхина-Москвиченко В.А., Злобин А.А., Хрусталев М.А. Основные теории
международных отношений. – М., 1988.
Бакушев В.В. Новая Россия и Запад: процесс сближения и интеграции. – М.,
1998.
Бердяев Н. Судьба России. – М., 1990.
Богатуров А.Д. Великие державы на Тихом океане. – М., 1997.
Бэттлер А. Контуры мира в первой половине XXI века и чуть далее. // Мировая
экономика и международные отношения. – 2002. – № 1.
Введение в теорию международных отношений. Уч. пособ./ Под ред. А.С.
Моныкина. – М., 2001.
Введение в социологию международных отношений: Уч. пособ./ Под ред. П.А.
Цыганкова. – М., 1992.
Внешняя политика и безопасность современной России (1991 – 1998): Хрестоматия: В 2 т./ Моск. обществ, науч. фонд. – М., 1999.
Воскресенский А.Д. Россия и Китай: теория и история межгосударственных
отношений. – М., 1999.
Василенко И.А. Политическая глобалистика. Учебник для вузов. – М., 2000.
Гаджиев К.С. Введение в геополитику. Изд. 2-е, доп. и перераб.: Учебник для
вузов. – М., 2002.
Геополитическое положение России: представления и реальность / Под ред.
В.А. Колосова. – М., 2000.
Глобализация как стержневая проблема грядущего мира («круглый стол») //
Международная жизнь. – 2000. – № 11.
Гоулдмамн К. Международные отношения: общие проблемы // Политическая
наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина и Х.-Д. Клингеманна. – М., 1999.
Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. – М., 1969.
Дилигенский Г. Хочет ли Россия дружить с Западом? // Мировая экономика и
международные отношения. – 2002. – № 4.
Долгов С.И. Глобализация экономики: новое слово или новое явление? – М., 1998.
Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. – М., 1997.
Евангелиста М. Геополитика и будущее Российской Федерации // Полис. – 2002.
– № 2.
Евгеньев В.А. Образы США и СССР в концепции мировой политики Збигнева
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
152
Бжезинского // Полис. – 2003. – № 1.
Концепция внешней политики Российской Федерации // Международная жизнь.
– 2000. – № 8 – 9.
Косолапов Н. Введение в теорию мировой политики и международных
отношений // МЭиМО. – 1998. – № 1 – 5,11,12; 1999. – № 2,3,6,10; 2000. – № 2.
Международные отношения: социологические подходы/ Рук. авт. колл. проф.
П.А. Цыганков. – М., 1998.
Мирский Г. Дракон встает на дыбы (О международном терроризме) // Мировая
экономика и международные отношения. – 2000. - № 3.
Модельски Дж. Эволюция мировой политики. // Полис. – 2005. –№ 3.
Молчанов М.А. Дискуссионные аспекты проблемы «национальный интерес» //
Полис. – 2000. – № 1.
Мурадян А.А. Самая благородная наука: Об основных понятиях международнополитической теории. – М., 1990.
Новиков Г.Н. Теории международных отношений. – Иркутск, 1996.
Панарин И.Н. Информационная война и власть. – М., 2001.
Российская внешняя политика перед вызовами XXI века // Стратегия для
России: повестка дня для президента-2000. – М., 2000.
Сандерс Д. Международные отношения: неореализм и неолиберализм //
Политическая наука: новые направления / Под ред. р. Гудина и Х.-Д. Клингеманна. – М.,
1999.
Современные международные отношения. Учебник / Под ред. А.В. Торкунова. –
М., 2000.
Теория международных отношений на рубеже столетий / Под ред. К. Буса и С.
Смита: Пер. с англ. - М., 2002.
Теория международных отношений: Хрестоматия / Сост., науч. ред. и
коммент. П.А. Цыганкова. – М., 2002.
Тикнер Дж.Э. Международные отношения под углом зрения постпозитивизма и
феминизма // Политическая наука: новые направления / Под ред. Р. Гудина и Х.-Д.
Клингеманна. – М., 1999.
Федякин А.В. «Национальные интересы» как категория политической науки //
Вестник МГУ. Сер. 12. – 2000. – № 4.
Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. – 1990. – № 3.
Цыганков П.А. Политическая социология международных отношений (учебное
пособие). – М.: Радикс, 1994.
Цыганков П.А. Теория международных отношений: Учеб. пособ. – М., 2000.
Чешков М.А. Глобальный контекст постсоветской России. – М., 1999.
Эксперты о внешней политики России // Социс. – 2002. – № 3.
Контрольные вопросы и задания
1.
Каково место Российской Федерации в современном мировом
сообществе?
2.
Назовите ведущих современных участников мирового политического
процесса.
3.
Как повлияли «цветные» революции на расстановку сил на пространстве
бывшего СССР?
4.
Что вы можете сказать о безопасности нашей страны в современной
геополитической ситуации?
5.
Кто может стать союзником, а кто партнером России в современном
мире?
6.
Глобализация для России благо или зло? Аргументируйте свой ответ.
Документ
Категория
Экономика
Просмотров
611
Размер файла
1 184 Кб
Теги
политическая, 1754, система, россии
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа