close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2005.Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук «История военного строительства на Мурмане. Март 1920 г

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На правах рукописи
СЕМЕНОВ ДЕНИС ГЕННАДЬЕВИЧ
ИСТОРИЯ ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА НА МУРМАНЕ.
МАРТ 1920 г. – ИЮНЬ 1941 г.
Специальность 07.00.02 - Отечественная история
ДИССЕРТАЦИЯ
на соискание учёной степени
кандидата исторических наук
Научный руководитель:
доктор исторических наук, доцент
П.В. Федоров
Архангельск
2012
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
ВВЕДЕНИЕ
3
Глава I. МУРМАН В СОВЕТСКОМ ВОЕННОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ 1920–1932 гг.
22
§ 1. Зарождение идеи «крейсерского» флота в императорской России и
мурманский проект
22
§ 2. Мурман в советском военном планировании начала 1920-х гг.
34
§ 3.Развертывание военно-морских сил на Мурманском побережье в
1920–1922 гг.
50
§ 4. Строительство частей РККА в северных районах Кольского полуострова в 1920–1922 гг.
62
§ 5. Роль Мурмана в процессе реформирования вооруженных сил СССР
в 1922–1932 гг.
74
Глава II. ПЕРЕХОД К ПЛАНОМЕРНОМУ ВОЕННОМУ СТРОИТЕЛЬСТВУ НА МУРМАНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ (1933–1941 гг.)
88
§ 1. Мурман в советском военном планировании 1930-х – начала
1940-х гг.
88
§ 2. От Северной флотилии к Северному флоту
112
§ 3. Формирование вооруженных сил РККА на мурманском направлении
во второй половине 1930-х – начале 1940-х гг.
138
§ 4. Военнослужащие и гражданское население Мурмана в условиях военного строительства 1933–1941 гг.
155
§ 5. Участие мурманской группировки войск в советско-финляндской
войне 1939–1940 гг.
170
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
184
ПРИЛОЖЕНИЯ
191
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
204
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
230
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования определяется непреходящим
значением системы военной безопасности для жизнедеятельности государства.
После распада СССР и падения железного занавеса начался процесс
сокращения вооруженных сил на российской территории. Нередко он происходил без учета последствий. Однако дальнейшие события показали, что
обеспечение военной безопасности и поддержание стабильного мира
немыслимо без эффективных вооруженных сил.
Поэтому сегодня, когда Российская Федерация проводит возрождение и модернизацию армии и флота, во избежание ошибок и для учета всех
имеющихся возможностей необходимо выявление и осмысление исторического опыта военного строительства, в т.ч. советской эпохи, когда были
заложены основы современных российских вооруженных сил.
С учетом того, что Россия имеет большую территорию с разнообразными местными особенностями, особое значение в настоящих условиях
приобретает региональный опыт военного строительства. Одним из эпицентров международной напряженности в современном мире является
Арктика, привлекающая к себе интерес своим геополитическим потенциалом и громадным запасом природных ресурсов. За Россией, благодаря ее
географическому положению, закономерно закреплен статус одной из арктических держав. На этом основании в течение уже многих лет она ответственна за поддержание мира и порядка в этом регионе.
К началу Великой Отечественной войны на Мурманском побережье
Баренцева моря была сформирована группировка военно-морских и сухопутных сил, обладавшая опытом участия в боевых действиях в арктических широтах. Советское военное строительство 1920–1941 гг. в экстремальных условиях Заполярья является слабоизученной страницей в исто-
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рии отечественных вооруженных сил, представляя собой актуальную
научную проблему. Ее изучение неразрывно связано с разработкой и
осмыслением магистральных проблем истории государственных институтов и общества в России, внутренней и внешней политикой российского
государства, международного положения.
Степень изученности проблемы. В отечественной историографии
процесс изучения советского военного строительства 1920–1941 гг. включает два этапа: 1) 1920-1991 гг. и 2) с 1991 г.
На первом этапе, в советской историографии, сложилось два подхода к изучаемой проблеме. Их появлению способствовала имевшая место
неофициальная конкуренция армии и военного флота. Если в рамках первого подхода, который условно можно назвать «континентальным», пр оцесс военного строительства рассматривался преимущественно сквозь
призму сухопутных войск (а флот понимался как подчиненный элемент),
то второй подход, «военно-морской», всецело концентрировался на рассмотрении проблем флотского строительства как вполне самостоятельного
и сопоставимого с армейским компонента.
Сосуществование двух этих подходов привело, пусть и не явно, к методологической оппозиции армейских и флотских историков.
В рамках «континентального» подхода рассматривали проблемы советского
военного
строительства
Н. Ф. Кузьмин,
А. В. Карасев,
Г. И. Оськин, О. Ф. Сувениров, И. А. Коротков, В. С. Рябов и др.1 Важ1
Таль Б. М. История Красной Армии. Краткий общедоступный очерк. – М.; Ленинград:
Гос. изд-во, 1928; Кузьмин Н. Ф. На страже мирного труда (1921–1940 гг.). – М.: Воениздат,
1959; Карасев А. В., Оськин Г. И. 50 лет на страже Родины. – М.: изд-во ДОСААФ, 1967; Сунцов Н. П. Краснознаменный Дальневосточный. История Краснознаменного Дальневосточного
военного округа. – М.: Воениздат, 1971; Забайкальский военный округ. Краткий военноисторический очерк. – Иркутск: Восточно-Сибирское книжное изд-во, 1972; История ордена
Ленина Ленинградского военного округа. – М.: Воениздат, 1974; Киевский Краснознаменный.
История Краснознаменного Киевского военного округа. 1919–1972. – М.: Воениздат, 1974;
Краснознаменный Приволжский. Исторический очерк. – Куйбышев: Книжное изд-во, 1975; Сувениров О. Ф. Коммунистическая партия – организатор политического воспитания Красной
армии и флота. 1921–1928 гг. – М.: Наука, 1976; Советские вооруженные силы: история строительства. – М.: Воениздат, 1978; Краснознаменный Северо-Кавказский: Краткий исторический
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нейшее внимание уделялось процессам формирования сухопутных частей,
автобронетанковых войск, сухопутной авиации, совершенствованию тактики их применения, качественному росту советской военной техники.
Тенденции, имевшие место в сухопутных силах, автоматически переносились и на флот, который изображался одним из вспомогательных средств
армии. Вторичное положение флота в системе обороны страны обосновывалось тем, что советские военно-морские силы в 1920–1941 гг. не могли
противостоять океанским флотам западных держав. В частности, теория
«малой войны» на море, содержание которой в советском понимании сводилось к оборонительным действиям флота у своих берегов, расценивалась
как естественное и логичное завершение «поисков форм применения и
способов действий имевшихся в 30-х гг. наличных сил флота в борьбе с
более сильным морским противником»1.
Исследованиям, выполнявшимся в рамках «военно-морского» подхода, напротив, было присуще критичное отношение к недооценке военноморских сил. В работах Г. М. Трусова, В. И. Ачкасова, Н. Б. Павловича,
П. Н. Иванова, Ю. Г. Перечнева, В. Н. Краснова и других исследователей2
слабость флота связывалась не с тем, что флот априори слабее армии, а с
недостатками программ военного кораблестроения, несовершенством сиочерк. – Ростов н/Д.: Книжное изд-во, 1978; Краснознаменный Туркестанский. – М.: Воениздат,
1976; Коротков И. А. История советской военной мысли (краткий исторический очерк. 1917–
июль 1941 гг.). – М.,: Наука 1980; Рябов В. С. Путь мужества и славы: очерк о Советских Вооруженных Силах. – М.: изд-во ДОСААФ, 1982; Краснознаменный Прикарпатский: история
Краснознаменного Прикарпатского военного округа. – М.: Воениздат, 1982; Краснознаменный Белорусский военный округ. – М.: Воениздат, 1983; Краснознаменный
Уральский: История Краснознаменного Уральского военного округа. – М.: Воениздат,
1983; Ордена Ленина Московский военный округ. – М.: Московский рабочий, 1985;
Одесский Краснознаменный. – Кишинев: Картя молдовеняске, 1985 и др.
1
Советские Вооруженные Силы. История строительства. – М., 1978. – С. 215–216.
Крупский М. А. Красный флот на страже. – М.; Ленинград: Партиздат, 1932; Трусов Г. М. Подводные лодки в русском и советском флоте. – Л.: Судпромгиз, 1963; Ачкасов В. И., Павлович Н. Б. Советское военно-морское искусство в годы Великой Отечественной
войны. – М.: Воениздат, 1973; Иванов П. Н. Крылья над морем. История создания, развития и
боевой деятельности авиации ВМФ СССР. – М.: Воениздат, 1973; Перечнев Ю. Г. Советская
береговая артиллерия: история развития и боевого применения. – М.: Наука, 1976; Сорокин А. И., Краснов В. Н. Корабли проходят испытания. – Л.: Судостроение, 1985 и др.
2
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стемы базирования и инфраструктуры ВМС, что не исключало изменения
ситуации в будущем. Так, В. И. Ачкасов и Н. Б. Павлович подчеркивали,
что «существенный недостаток предвоенных судостроительных программ
состоял в диспропорции в классах боевых кораблей». В системе базирования на трех основных морских европейских театрах авторы выявили отставание от потребностей: на Северном флоте имело место слабое оборудование портов и стоянок кораблей, на Балтийском море не были завершены оборонительные работы, а на Черном море сказывалось отсутствие
подготовленных опорных пунктов на Кавказском побережье1.
В рамках «континентального» и «военно-морского» подходов была
разработана официальная концепция истории Советских Вооруженных
Сил в 1920–1941 гг. Согласно ей, в межвоенный период строительство армии и флота основывалось на марксистко-ленинском учении о войне как,
в первую очередь, классовом противоборстве. Важным элементом советского военного строительства рассматривалось классовое построение
(комплектование из рабочих и крестьян), которое обеспечивало взаимосвязь между правительством и армией в условиях социалистической государственности. Отсюда, наиболее значимым фактором военного строительства на новых началах советские историки считали социалистическое
переустройство экономики, которое создало материально-техническую базу для перевооружения РККА. Повышению боеспособности армии содействовало ее регулярное политическое просвещение и партийное руководство 2.
Заметное преобладание в советской историографии сторонников
«континентального» подхода не могло не способствовать появлению
вполне определенных исторических образов, показывающих именно ар1
Ачкасов В. И., Павлович Н. Б. Советское военно-морское искусство в годы Великой Отечественной войны. – М., 1973. – С. 15, 22, 25, 26.
2
Кузьмин Н. Ф. На страже мирного труда (1921–1940 гг.). – М., 1959. – С. 143-144, 179-180;
Сувениров О. Ф. Коммунистическая партия – организатор политического воспитания Красной
армии и флота. 1921–1928 гг. – М., 1976. – С. 29–30.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мию, а не флот авангардом советских вооруженных сил. Однако в региональной историографии сложилась противоположная картина. В силу того,
что Мурман, будучи континентальной окраиной, мало интересовал историков сухопутных сил, это привело к доминированию в изучении военного
строительства на Мурмане сторонников «военно-морского» подхода.
Историей возникновения и строительства Северного флота в советской
исторической
науке
занимались
М. И. Андрианов-Верхнев,
Б. А. Вайнер, И. А. Козлов, В. С. Шломин и др.1 Усилиями этих историков
была создана панорама развития военно-морских сил (тогда как армейское
строительство на Мурмане не получило должного освещения). Своеобразное исключение составляет, пожалуй, работа Н. М. Румянцева, в которой
вопросы армейского строительства на Мурмане освещены на фоне начального периода Великой Отечественной войны 2. Автор выделяет положительные и отрицательные стороны расположения войск на границе. В
частности, к положительным автор относит построение обороны на выгодных естественных рубежах, сосредоточение усилий войск на строго опр еделенных направлениях, а к отрицательным – растянутость фронта, разобщенность частей, трудность в проведении маневра, открытые фланги обороняющихся соединений3.
Принятая в советской историографии трактовка истории Северного
флота сводилась к тому, что военно-морские силы на Севере, ликвидированные к 1923 г. в результате невозможности их содержания из-за недостатка средств, были воссозданы в 1933 г. благодаря росту экономической
мощи Советского государства. Развитие флота в период с 1933 по 1941 гг.
рассматривалось в основном как планомерное и поступательное: с даль1
Андрианов-Верхнев М. И. Партийная организация военно-воздушных сил Северного флота в
годы Великой Отечественной войны (1941–1945): Автореф. дисс… канд. ист. наук. – Л., 1964;
Вайнер Б. А. Северный флот в Великой Отечественной войне. – М.: Воениздат, 1964; Бойко В.
Крылья Северного флота. – Мурманск: Книжное изд-во, 1976; Козлов И. А., Шломин В. С.
Краснознаменный Северный флот. – М.: Воениздат, 1983; и др.
2
Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье. – М.: Воениздат, 1963. – С. 21–29.
3
Там же. – С. 26–27.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нейшим ростом экономики шло пополнение состава флота новыми кораблями, постепенно повышался уровень боевой подготовки, совершенствовалась система базирования флота и т.д. 1 Отмечались и недостатки военноморского строительства на северном морском театре. М. И. АндриановВерхнев, И. А. Козлов и В. С. Шломин к таковым относили слабую ремонтную базу, неразвитую аэродромную сеть, устаревший самолетный
парк, недостаток бомбардировщиков и отсутствие торпедоносной авиации,
отмечались недостатки в боевой подготовке флота, а так же отсутствие у
летчиков опыта2.
Б. А. Вайнер, давая оценку состоянию Северного флота накануне
1941 г., отмечал, что эсминцы обладали недостаточной живучестью и
дальностью плавания для океанского театра, самолеты были устаревших
марок, система базирования была неразвитой, недоставало возможностей
для пополнения корабельного состава. В целом, историк приходит к выводу о том, что германские военно-морские силы, несмотря на численный
перевес Северного флота, имели над ним преимущество, поскольку могли
в кратчайшие сроки сосредоточить здесь большие корабельные силы с
других театров, обладали превосходством в авиации и обладали значительно более выгодными условиями базирования 3.
На втором (современном) этапе отечественной историографии,
наряду с сохранением «континентального» 4 и «военно-морского» 1 подхо-
Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 62, 65–66, 69,
71.
2
Козлов И. А., Шломин В. С. Указ соч. – С. 85; Андрианов-Верхнев М. И. Партийная организация военно-воздушных сил Северного флота в годы Великой Отечественной войны (1941–
1945): Автореф. дисс… канд. ист. наук. – Л., 1964 (рукопись, хранящаяся в Государственном
архиве Мурманской области. – Ф.904. – Оп.1. – Д.2.).
3
Вайнер Б. А. Северный флот в Великой Отечественной войне. – М., 1964. – С. 16–18.
4
Осьмачко С. Г. Красная Армия в локальных войнах и военных конфликтах (1929–июнь 1941
г.): Дис… док. ист…наук. –Ярославль, 1999; Дриг Е. Механизированные корпуса РККА в бою.
История автобронетанковых войск Красной Армии в 1940–1941 гг. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА
Транзиткнига, 2005; Минкина А. А. Воинский этикет Красной Армии (1918–июнь 1941 гг.):
историческое исследование: Автореф. дис… канд… ист…наук. – Москва., 2010 и др.
1
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дов, появляется и синтезирующее, комплексное направление, в рамках которого армия и флот начинают рассматриваться как уравновешенные, сопоставимые элементы системы военной безопасности, а также субъекты
еще более широкой социальной, политической и международной реальности. Эти изменения во многом были вызваны тем, что к изучению военной
истории на данном этапе активно подключились «гражданские» историки,
исследовавшие оборонное строительство сквозь призму собственного видения и понимания, заметно отличающихся от традиций, бытующих в военно-исторической науке.
В частности, доктор исторических наук, известный специалист по
истории межвоенного двадцатилетия О. Н. Кен проблемы становления советских вооруженных сил рассматривал на фоне экономического и социального развития СССР. Автор полагал, что военное строительство 1920-х
гг. отвечало интересам безопасности СССР, а переход к модернизации
РККА в первой половине 1930-х гг. привел к экономическому и социальному перенапряжению общества и государства2.
Старший научный сотрудник НИИ Всероссийского НИИ документоведения и архивного дела, доктор исторических наук М. И. Мельтюхов,
рассматривая военное строительство конца 1930-х гг. в контексте между-
1
Платонов А. В. Советские миноносцы. Ч.1. – СПб.: Галерея-Принт, 2003; Золотарев В. А.,
Козлов И. А. Три столетия российского флота. 1914–1941. – М.: ООО «Издательство
АСТ»,СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004; Золотарев В. А., Шломин В. С. Как создавалась военно-морская мощь Советского Союза. В 2 кн. – М.: ООО «Издательство АСТ», СПб.:
ООО «Издательство «Полигон», 2004; Военно-морской флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.: научно-исторический труд: в 4-х т.; под общ. ред.
В. И. Куроедова. – СПб., 2005; Доценко В. Д., Доценко А. А., Миронов В. Ф. Военно-морская
стратегия России. – М.: Изд-во Эксмо; Terra Fantastica, 2005; Краснов В. Н. Военное судостроение накануне Великой Отечественной войны. – М.: «Наука», 2005; Грибовский В. Ю. Морская
политика СССР и развитие флота в предвоенные годы 1925–1941 гг. – М.: Военная книга, 2006;
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922–1945 гг.: О подводных лодках и
подводниках. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: Транзиткнига, 2006; Монаков М. С. Военно-морская
наука в России: происхождение, возникновение и становление национальной системы знаний о
вооруженной борьбе на море – М.: Кучково поле, 2011 и др.
2
Кен О. Н. Мобилизационное планирование и политические решения (конец 1920-х–середина
1930-х гг.) – М.: ОГИ, 2008.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
народного положения СССР, приходит к выводу о закономерности наращивания военных сил и укрепления своего положения в Европе1.
Кандидат исторических наук К. Б. Назаренко, раскрывая историю
строительства ВМФ в 1920–1921 гг., показывает влияние политической
борьбы 1921 г. и Кронштадтского восстания на судьбу флота. В частности,
автор приходит к выводу о том, что постепенное подчинение флотских
управленческих структур армейским было связано с борьбой против Л. Д.
Троцкого2.
Доктор исторических наук, профессор Российского государственного социального университета Н. С. Тархова рассматривает историю Красной Армии сквозь призму коллективизации крестьянских хозяйств, раскрывая зависимость между процессом переустройства деревни и военным
строительством3.
Изучение регионального военного строительства на современном
этапе также характеризуется применением комплексного подхода.
Одним из первых в этом ключе стал анализировать проблемы формирования флота и армии на севере Кольского полуострова известный
мурманский историк доктор исторических наук А. А. Киселев, который
еще в 1970-е гг. в своей обзорной работе, посвященной истории Мурманской области, заострил внимание на проблеме обороноспособности территории к началу Великой Отечественной войны, что для местной историографии выглядело нестандартно 4. Историк пришел к выводу, что «оборонные мероприятия, проводимые на Кольском полуострове, не успевали за
стремительным ходом событий», поскольку на мурманском направлении
Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу 1939–1941 гг. (Документы,
факты, суждения). – М.: Вече, 2008.
2
Назаренко К. Б. Флот, революция и власть в России: 1917–1921 гг. – М.: Квадрига; Русская
панорама, 2011.
3
Тархова Н. С. Красная армия и сталинская коллективизация 1928–1933 гг. – М.: Российская
политическая энциклопедия (РОССПЭН); Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2010.
4
Киселев А. А. Родное Заполярье. Очерки истории Мурманской области (1917–1972 гг.). –
Мурманск: Мурманское книжное изд-во, 1974. – С. 309–314.
1
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
еще шло строительство долговременных сооружений, а Северный флот не
располагал достаточным количеством подводных и надводных кораблей,
парком самолетов новейших моделей1.
А. М. Носков первым в советской историографии начал рассматривать военно-стратегический потенциал Мурмана в контексте истории Северной Европы и ее «скандинавского плацдарма»2.
В ракурсе комплексного подхода рассматривают военное строительство на Мурмане современные исследователи. В частности, если петербургский ученый доктор исторических наук В. Н. Барышников показывает
его на фоне советско-финляндских отношений3, то профессор Петрозаводского государственного университета Ю.М. Килин4 и профессор Мурманского государственного гуманитарного университета П. В. Федоров5 – как
составную часть более широкой государственной политики, реализуемой
на приграничных территориях Европейского Севера СССР. Историю политических репрессий 1930-х гг. среди военнослужащих армейских и флотских частей на Мурмане исследовала кандидат исторических наук
О. В. Миколюк6.
Появились работы, позволяющие глубже понять процесс формирования на Мурмане как флота, так и армии. М. Б. Балова проанализировала
историю появления на Севере в 1920–50-е гг. базы военного кораблестроения7. В целом ряде исследований раскрывается участие мурманской групКиселев А. А. Родное Заполярье. Очерки истории Мурманской области (1917–1972 гг.). Мурманск, 1974.. – С. 314.
2
Носков А. М. Скандинавский плацдарм во Второй мировой войне. – М.: Наука, 1977.
3
Барышников В. Н. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. 1940–1941 гг. – СПб.:
Изд-во С.-Петер. ун-та, 2005.
4
Килин Ю. М. ББК как фактор стратегии // Север. – 1995. – № 7. – С. 101–118; Он же. Карелия
в политике Советского государства. 1920–1941. – Петрозаводск: Петрозаводский гос. унт, 1999.
5
Федоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и Кольское Заполярье в XVI–
XX вв. – Мурманск: МГГУ, 2009.
6
Миколюк О. В. Политические репрессии на Мурмане в 30-е гг. XX в.: Дисс… канд. ист. наук.
- Мурманск, 2003.
7
Балова М. Б. Предпосылки и особенности развития военного кораблестроения на Европейском Севере России в 1920–1950-е годы: Дисс… канд.ист.наук. – Архангельск, 2001.
1
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пировки войск в советско-финляндской войне 1939–1940 гг.1 Исследователи признают успешность действий 14-й армии и Северного флота в ходе
кампании, поскольку части армии справились со своими задачами ценой
небольших людских и материальных потерь, продвинулись вплоть до норвежской границы и обеспечивали безопасность как своего собственного
побережья, так и захваченного финского района. Эти успехи объясняются
малочисленностью противника и умелым военным руководством2.
Важно отметить, что основные аспекты исследуемой проблемы рассмотрены в отечественной историографии в разрозненном виде. Многие
вопросы не освещены вследствие того, что значимые архивные документы
не введены в научный оборот.
Определенный интерес к проблемам советского военного строительства на Севере рассматриваемого периода проявляла и западная историография. В своих работах их касались немецкие историки К. Типпельскирх
и Ф. Руге, американские историки Д. Гланц и Э. Зимке, швейцарский исследователь Ю. Майстер и др.3. Нередко западные историки характеризовали проблему однобоко. Пытаясь оправдать провал блицкрига в период
гитлеровского наступления на СССР, они стремились показать преимущество советских вооруженных сил накануне Великой Отечественной войны
в сравнении с силами противника.
Дащинский С. Н. Советско-финляндская война 1939–1940 годов // Наука и бизнес на Мурмане. – 1998. – № 4. – С. 49–59; Петров П. В., Степаков В. Н., Фролов Д. Д. Война в Заполярье
(1939–1940 гг.) // Вопросы истории. – 2002. – № 8. – С. 116–132; Советско-финляндская война
1939–1940. В 2 Т. / Сост.П. В. Петров, В. Н. Степаков. – СПб.: Изд-во «Полигон», 2003. Т. 1.С. 440–473; Советско-финляндская война 1939–1940. В 2 Т./Сост. П. В. Петров, В. Н. Степаков.
– СПб.: Изд-во «Полигон», 2003. Т. 2. – С. 165–235 и др.
2
Советско-финляндская война 1939–1940. В 2 Т. / Сост. П. В. Петров, В. Н. Степаков. – СПб.,
2003. Т. 1. – С. 228–229, 462–463.
3
Типпельскирх К. История Второй мировой войны. – М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1956; Руге Ф.
Война на море. 1939–1945. – М.: Воениздат, 1957; Зимке Э. Немецкая оккупация Северной Европы 1940–1945 гг. – М.: ЗАО Центрополиграф, 2005; Майстер Ю. Восточный фронт – война на
море 1941–1945 гг. – М.: Изд-во Эксмо, 2005; Гланц Д. Колосс поверженный. Красная Армия в
1941 г. – М.: Яуза, Эксмо, 2008 и др.
1
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как в зарубежной, так и в отечественной историографии в последней
четверти XX в. появилась так называемая теория «превентивной войны»,
которая представляет военное строительство 1930-х – начала 40-х гг. в
СССР как подготовку к военному походу против Германии1. Она получила
широкое распространение благодаря работам В. Суворова (Резуна), который, не будучи профессиональным историком, на дилетантском уровне
изложил взгляд на сталинскую дипломатию и историю Красной Армии
1930-х – начала 1940-х гг. 2 И если В. Суворов считает подготовку к войне
навязчивой идеей советского руководства на протяжении всего межвоенного периода, то более осторожные в своих оценках М. И. Мельтюхов и П.
Н. Бобылев полагают, что принятие этой стратегии на высшем уровне состоялось только лишь в канун Великой Отечественной войны 3.
Эти идеи вызвали широкое обсуждение в России и мире, подвергнувшись критическому анализу с точки зрения традиционных подходов 4. В
частности, А. Афанасьев и В. Данилов считают, что Красная Армия в
1941 г. не была готова к наступлению5. Аналогичным образом и
О. В. Вишлёв полагает, что Сталин прекрасно сознавал неготовность
Красной Армии к войне, полагая, что «лишь с 1942 г. вооруженные силы
1
Бобылев П. Н. Точку в дискуссии ставить рано. К вопросу о планировании в Генеральном
штабе РККА возможной войны с Германией в 1940-1941 гг. // Отечественная история. – 2000. –
№ 1. – С. 41–64; Weeks A. L. Stalin’s Other War. Soviet Grand Strategy, 1939–1941. Lanham etc.,
2002; Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу 1939–1941 гг. (Документы, факты, суждения). – М., 2008 и др.
2
Суворов В. Ледокол. Кто начал Вторую мировую войну? Нефантастическая повесть-документ.
– М.: Издательский дом «Новое время», 1992; Его же. День «М». Когда началась Вторая мировая война? Нефантастическая повесть-документ. – М.: АО «Все для Вас», 1994 и др.
3
Бобылев П. Н. Точку в дискуссии ставить рано. К вопросу о планировании в Генеральном
штабе РККА возможной войны с Германией в 1940-1941 гг. // Отечественная история. – 2000. № 1. – С. 57–58; Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу 1939-1941 гг.
– М., 2008. – С. 368–392.
4
Афанасьев А. Когда началась война // Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Незапланированная дискуссия. Сборник материалов. – М.: «Аиро-XX», 1995. – С. 6–13;
Исайкин С. П. Арифметика ошибок // Там же. – С. 46–66; Данилов В. Д. Готовил ли Генеральный штаб Красной Армии упреждающий удар по Германии // Там же. – С. 82–91; Вишлёв О. В.
Накануне 22 июня 1941 г. Документальные очерки. – М.: Наука, 2001 и др.
5
Афанасьев А. Когда началась война // Там же. – С. 6–13; Данилов В. Д. Готовил ли Генеральный штаб Красной Армии упреждающий удар по Германии // Там же. – С. 82–91.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СССР будут в состоянии вести маневренную войну и смогут на равных
противостоять вермахту» 1.
Изучение истории советского военного строительства на Мурмане
также будет способствовать лучшему пониманию военно-политической
ситуации в канун Великой Отечественной войны и позволит продолжить
дискуссию вокруг гипотезы о «превентивной войне».
Таким образом, проделанная работа по изучению истории военного
строительства на всей территории Советского государства имеет большое
теоретическое и практическое значение. Вместе с тем исторический опыт
военного строительства на Мурмане в 1920–1941 гг. еще не был предметом
специального и комплексного изучения.
Объектом диссертационного исследования являются вооруженные
силы Советского государства в 1920–1941 гг.
Под «вооруженными силами» понимается организация армии и флота (за исключением погранвойск и спецслужб), находившаяся в рассматриваемый период в ведении Наркоматов по военным и морским делам, с
1934 г. Наркомата обороны СССР (и выделившегося из него в 1937 г.
Наркомата военно-морского флота СССР).
Предметом исследования является исторический опыт военного
строительства на Мурмане в 1920–1941 гг.
Под «военным строительством» понимается процесс создания и
трансформации вооруженных сил, производимый как в форме военного
планирования, так и на практике.
Целью исследования является выявление и осмысление исторического опыта военного строительства на Мурмане в 1920–1941 гг.
Для достижения данной цели в исследовании решаются следующие
задачи:
Вишлёв О. В. Накануне 22 июня 1941 г. Документальные очерки. – М.: Наука, 2001. – С. 18–
19.
1
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- установить взаимосвязь между военными планами царского правительства и ролью Мурмана в советском военном планировании 1920–1941
гг.;
- сравнить эволюцию принципов советского военного планирования
с ходом военного строительства на Мурмане в 1920–1941 гг.;
- на основе изучения опыта военного строительства и взаимодействия военно-морских и сухопутных сил на территории Мурмана определить особенности реализации советской военной доктрины в рассматриваемый период;
- выявить воздействие военного строительства на положение военнослужащих и гражданского населения Мурмана;
- дать оценку обороноспособности Мурмана как результата военного строительства к началу Великой Отечественной войны.
В основе методологии исследования лежат системный подход и
теория модернизации.
В рамках системного подхода вооруженные силы рассматриваются
частью системы военной безопасности в качестве двух ее взаимосвязанных структур – армии и флота, а также территориальных подсистем – центра и территории Мурмана. В рамках изучаемой темы это помогало устанавливать не только структурные различия, но и внутрисистемное взаимодействие.
Фундаментальной основой исследования стала теория модернизации, предполагающая рассмотрение сложного комплекса экономических,
политических и социокультурных изменений в связи с процессом индустриализации. Одним из проявлений модернизации стало военное строительство, направленное на создание качественно новых вооруженных сил.
В частности, теория стадиального развития актуализирует вопрос о соо тношении между экстенсивным и качественным ростом вооруженных сил
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(в особенности в отношении создания океанского военно-морского флота),
а также о характере модернизации (догоняющем или национальном).
Для решения поставленных задач использовались методы общенаучного и исторического анализа. В работе используется историкогенетический метод, который позволяет последовательно раскрыть характер, темпы и динамику регионального процесса строительства советских
вооруженных сил, выявить причинно-следственные связи между экономическими и внешнеполитическими факторами и региональным военным
строительством.
Используемый в диссертации сравнительно-исторический метод
позволил выявить конкретные особенности каждого этапа военного строительства, а также сравнивать проекты военного строительства и их практическую реализацию.
Сравнительно-типологический метод применялся с целью выявления
характера и содержания этапов военного строительства для армии и флота и их сравнения между собой.
Территориальные рамки диссертации включают северное побережье Кольского полуострова, или Мурман. Омываемый незамерзающими
водами Баренцева моря, Мурманский берег предоставляет единственный в
европейской части России свободный выход в открытый океан для кораблей российского военно-морского флота. Вместе с тем по территории
Мурмана проходит сухопутная государственная граница, отделяющая Россию от пространства Западной Европы. Географические и стратегические
свойства Мурмана обусловили его включение в процесс военного строительства.
Хронологические рамки исследования охватывают целостный период строительства советских вооруженных сил: от прихода на территорию Мурмана частей РККА в марте 1920 г. до начала Великой Отечественной войны, с которой связан новый этап военного строительства.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Источниковая база исследования определяется целью, задачами и
методологией исследования. Источниковой базой служат как опубликованные, так и впервые введенные в научный оборот источники. Всего диссертантом были использованы документы из 27 фондов трех архивов –
Российского Государственного Архива Военно-Морского Флота (РГА
ВМФ), Российского Государственного Военного Архива (РГВА) и Государственного Архива Мурманской области (ГАМО).
Вследствие того, что определяющую роль при отборе и обработке
источников играл системный подход, все используемые в диссертации источники относятся к определенным институциональным уровням системы
– центра и территории, а также ее функциональным элементам – армии и
флоту. Исходя из этого, все использованные в диссертации источники подразделяются на шесть групп.
К документам первой группы относятся материалы высших партийно-государственных и военных органов управления. К этой группе источников относятся документы Народного комиссариата обороны, которые
отражаются в материалах фонда 4 («Управление делами при народном комиссаре обороны СССР) и фонда 7 («Штаб Рабоче-Крестьянской Красной
Армии») РГВА. Эти документы освещают вопросы формирования войск и
планы их развития (в том числе и на региональном уровне). К группе документов высших военных органов относятся и материалы фондов р-1483
(«Управление Морских сил РККА») и р-1678 («Народный комиссариат военно-морского флота СССР») РГА ВМФ, в которых отложились данные о
перспективах, состоянии и развитии военно-морского строительства, в т.ч.
и на Мурмане. Важной особенностью этой группы источников является то,
что они позволяют изучить военное планирование и выявить роль Мурмана в системе обороны СССР в изучаемый период. Стенограммы заседаний
Главного военного совета при Народном комиссаре обороны СССР и
Главного военного совета РККА, которые подробно освещают вопросы во17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
енного строительства и его перспективы как общего плана, так и на региональном уровне (включая Мурман) были опубликованы1.
Вторая группа источников состоит из документов военно-окружного
командования. Сюда относятся документальные материалы Ленинградского военного округа, отложившиеся в фонде 25888 («Ленинградский военный округ») РГВА. В этом же фонде так же частично представлены документы Беломорского военного округа. Эти источники содержат военные
планы округов, информацию о ходе военного строительства в 1920-1941
гг.
К третьей группе источников относятся документы командования
военно-морскими силами на Севере. Эти материалы представлены в фондах р-382 («Штаб Морских сил Северного моря»), р-567 («Штаб морской
обороны Мурманского района») и р-970 («Штаб Северного флота») РГА
ВМФ. Документы командования военно-морскими силами на Севере позволяют оценить состояние военно-морского строительства, уровень боевой
подготовки флота и другие вопросы организации военно-морских сил на
Севере в 1920-1941 гг.
Четвертую группу источников составляет документация армейских
частей и соединений, дислоцированных в Заполярье. Большое количество
таких документов содержится в фондах 35080 («Управление 14-й армией»)
и 34980 («Коллекция документов советско-финляндской войны») РГВА. В
них отразилось реальное положение военных частей, их проблемы, что
1
Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Декабрь 1934 г.: Документы и материалы. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2007; Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Декабрь 1935 г.: Документы и материалы. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008; Военный совет при народном комиссаре обороны СССР.
1-4 июня 1937 г.: Документы и материалы. – М.: Российская политическая энциклопедия
(РОССПЭН), 2008; Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. Ноябрь 1937 г.:
Документы и материалы – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006; Военный совет при народном комиссаре обороны СССР. 1938, 1940 гг.: Документы и материалы.
– М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2006; Главный военный совет
РККА. 13 марта 1938 г. – 20 июня 1941 г.: Документы и материалы. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2004.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
позволяет детализировать вопросы военного строительства на низовых
уровнях.
Пятую группу источников составляют документы местных органов
власти. Эти документы отложились в фондах П-1, П-2 и П-3 ГАМО. Они
позволяют прояснить взаимодействие военного командования и гражданских властей, вопросы помощи военнослужащим, шефства, решения социально-бытовых проблем и т.д. Ценную информацию содержат докладные
записки местных партийных руководителей в центр о состоянии обороны
Мурманской области в 1938–1939 гг.1
Наконец, шестую группу источников составляют мемуары советских
военных деятелей, которые содержат самую разнообразную информацию о
военном строительстве на Мурмане. В частности, свои воспоминания о военном строительстве в регионе оставили адмиралы Г. А. Головко, Н. И.
Виноградов и В. И. Платонов, Маршал Советского Союза М. В. Захаров,
генерал-майор Г. А. Вещезерский, генерал-лейтенанты Г. И. Щербаков и
Л. С. Сквирский и другие2.
Практически вся мемуарная литература посвящена периоду конца
1930-х гг., более ранние периоды военного строительства в ней практически не получили отражения. Ценные свидетельства о военном планировании на мурманском направлении во второй половине 1930-х гг. имеются в
воспоминаниях М. В. Захарова и Г. А. Вещезерского, которые подвергали
1
Докладная записка зав. ОРПО ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по некоторым вопросам обороноспособности Мурманской области 01.02.1939 // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. – Л. 19–29;
Докладная записка секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину по вопросам усиления обороной и
экономической мощи Мурманской области 28.03.1939. // Там же. – Л. 36–45.
2
Вещезерский Г. А. У хладных скал. – М.: Воениздат, 1965; Головко А. Г. Вместе с флотом. –
М.: Воениздат, 1984; Сквирский Л. С. Карельский фронт в 1941 г. // Вопросы истории. – 1987. –
№ 6. – С. 73–93; Никольский А. К. Записки инженера военно-морской службы. – Мурманск:
Мурманское книжное изд-во, 1988; Виноградов Н. И. Подводный фронт. – М.: Воениздат, 1989;
Кузнецов Н. Г. Накануне. Курсом к победе. – М.: Воениздат, 1991; Платонов В. И. Записки адмирала. – М.: Воениздат, 1991; Щербаков В. И. Заполярье – судьба моя. – Мурманск: Мурманское книжное изд-во, 1994; Захаров М. В. Накануне великих испытаний // Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. – М.: АСТ: ЛЮКС, 2005; Он же. Генеральный штаб в предвоенные годы // Захаров М. В. Генеральный Штаб в предвоенные годы. – М., 2005; и др.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
критике довоенную практику советского военного планирования. Большой
фактический материал имеется в воспоминаниях Г. И. Щербакова, который достаточно подробно описал историю формирования 104-й горнострелковой дивизии. В этом же смысле ценны и мемуары В. И. Платонова,
которые являются фактически единственными воспоминаниями, в которых
охвачен период с самого зарождения Северной военной флотилии. Важные
аспекты предвоенной подготовки области к войне отметили в своих записках А. Г. Головко, Н. И. Виноградов, А. К. Никольский и Л. С. Сквирский.
Наконец, в мемуарах Н. Г. Кузнецова отражен взгляд на северный морской
театр одного из официальных советских военно-морских руководителей,
что позволяет уточнять отдельные аспекты государственной военной политики в регионе.
В целом же, источниковая база исследования отвечает принципам
системности, репрезентативности и достоверности, что позволяет решить
поставленные в исследовании задачи.
Научная новизна работы заключается в том, что в ней на основе
анализа и введения в оборот новых архивных источников выявлен исторический опыт советского военного строительства на Мурмане в 1920–
1941 гг., что позволило осмыслить роль данной территории в системе военной безопасности Советского государства. В диссертации разработана
периодизация процесса военного строительства; отражена взаимосвязь социальных и политических процессов с генезисом и развитием вооруженных сил; сформулирована опирающаяся на различные данные комплексная
оценка обороноспособности Мурмана к началу Великой Отечественной
войны.
Теоретическая значимость заключается в том, что исследование
обогащает научные представления, касающиеся истории развития советских вооруженных сил в период между Гражданской и Великой Отечественной войнами. На основе опыта военного строительства и взаимодей20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ствия военно-морских и сухопутных сил на территории Мурмана выявляются особенности реализации советской военной доктрины. Результаты
работы опровергают встречающуюся в историографии оценку советского
военного строительства как подготовку к «превентивной войне».
Практическая значимость. Материалы исследования могут быть
использованы при разработке курсов и спецкурсов, для написания учебных
пособий по истории советских вооруженных сил, региональной истории.
Результаты научной работы могут учитываться в выработке российской
военной политики, а также для совершенствования системы военной безопасности.
Апробация. Основные научные результаты исследования нашли
свое отражение в выступлениях диссертанта на межрегиональной научнопрактической конференции «V Ушаковские чтения», международной
научной конференции «1921 год в судьбах России и мира: от Гражданской
войны к послевоенному миру и новым международным отношениям»; всероссийской научно-практической конференции «Российская наука и освоение Евро-Арктического региона»; международной научной конференции
«1922 год в судьбах России и Европейского Севера: финал, итоги, последствия Гражданской войны в России». Основные результаты исследования
были обобщены в 8 научных статьях диссертанта общим объемом 2,9 п. л.
Структура работы включает в себя введение, 2 главы, заключение,
приложения, список источников и литературы.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава I.
МУРМАН В СОВЕТСКОМ ВОЕННОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ
1920-1932 гг.
§ 1.Зарождение идеи «крейсерского» флота в императорской России и
мурманский проект
Военная доктрина Российской империи формировалась в условиях
многократного участия страны в европейских войнах и поэтому традиционно ориентировалась на континентальность, определяя армию, а не флот
основой вооруженных сил. Зародившись в конце ХVII века, российский
военно-морской флот тем не менее эволюционировал, повышая свою мощь
и боеспособность – от парусных к паровым кораблям.
Поражение России в Крымской войне привело к переосмыслению
существовавшей концепции военно-морского строительства. Как отмечают
исследователи, «политическая и прежде всего экономическая ситуации в
стране не позволяли создать необходимые морские силы для отражения
нападения и достижения господства на будущем военном театре против
морских сил основных европейских государств. В результате этого Балтика и Черное море становились «западней» для немногочисленных кораблей
России» 1.
Как альтернативу этому, российское морское руководство предложило концепцию «крейсерской войны», согласно которой добиться победы
над наиболее опасным противником в Европе – Великобританией – можно,
развернув боевые действия против англичан в океане силами кораблей истребителей торговли.
Однако теория «крейсерской войны» стала свидетельством более
широкого процесса пересмотра самих оснований военно-морской полити1
Катаев В. И. Крейсерские операции Российского флота. – М.: «Моркнига», 2009. – С. 6.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ки России. Во второй половине XIX в. в основу взглядов на стратегическое
применение
сил
флота
легли
идеи
Ф. Х. Коломба,
А. Т. Мэхэна,
Ф. Альтмайера и Г. А. Леера1, которые развивали теорию «владения морем». С конца XVIII в., но наиболее настойчиво с последней четверти
XIX в. российский императорский флот, решавший ранее сугубо оборонительные задачи, начал выводиться за пределы своих вод 2.
Российскому флоту становилось тесно в традиционных местах своего базирования. Ведь Балтийское и Черное моря были связаны с океаном
через узкие проливы, которые контролировались другими странами, а Балтика к тому же замерзала зимой. Данный недостаток не давал российским
военным кораблям возможности в любое время выйти в океан, часто обуславливая беспомощность флота при решении стратегических задач и как
следствие его подчиненную роль по отношению к армии.
Единственным местом в европейской части страны, которое обеспечивало стратегический простор для кораблей российского военноморского флота, был Европейский Север, имеющий открытый выход в
океан. Но если водные коммуникации к Архангельску на полгода сковывало льдом, то Мурманское побережье Баренцева моря, благодаря теплому
течению Гольфстрим, не замерзало.
С 70-х гг. ХIХ в. в российских государственных кругах высказывались идеи об организации на Мурмане военно-морского присутствия. Первоначально это были робкие предложения о создании на Мурмане стоянки
для военных кораблей. В 1870 г. генерал-адъютант Н. К. Посьет, сопровождавший великого князя Алексея Александровича в поездке по Северу,
заметил, что «для охраны звериных и рыбных промыслов наших, на Новой
Монаков М. С. Военно-морская наука в России. – М., 2011. – С. 173.
Доценко В. Д., Доценко А. А., Миронов В. Ф. Военно-морская стратегия России. – М., 2005. –
С. 107.
1
2
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Земле и на Мурманском берегу, необходимо учредить постоянную военную станцию» 1. Так начал формироваться «мурманский проект».
Значимость Мурмана для развивавшейся идеи «крейсерской войны»
наглядно показал конфликт на Балканах в конце 1870-х гг. Первый серьезный план крейсерских операций в России, правда, так и не осуществленный, был разработан в условиях русско-турецкой войны 1877–1878 гг.
Л. П. Семечкиным и был направлен против Англии. В этих планах уже фигурирует Скандинавия как возможная база для российских рейдеров: в
частности, по плану Семечкина, корвет «Аскольд» и клипер «Джигит»
должны были базироваться на Берген и в назначенный день выдвигались
на северо-западные коммуникации Великобритании, где дрейфовали около
двух суток, после чего следовать в южном направлении2.
Проблемой здесь являлось то, что англичан могло насторожить пр ебывание русских военных кораблей в норвежских портах3, что подрывало
возможности развертывания рейдерских сил. Но Норвегия стала вынужденной базой для российских кораблей, поскольку базы на Мурмане, на
которую мог опереться Семечкин, не существовало.
Однако центральная власть и Морское министерство, отвлеченные
более насущными делами, поглощавшими значительные средства (подготовкой Босфорской операции, обустройством Владивостока, программами
судостроения), не ставили создание военно-морской базы на Мурмане среди своих приоритетных задач 4, поэтому эту идею лоббировали представители региональной, в том числе и военной, власти, а также отдельные заинтересованные представители флота.
Рапорт генерал-адъютанта вице-адмирала Посьета, его императорскому высочеству генераладмиралу // Морской сборник. – 1871. – № 2. – Т. 112. – С. 28.
2
Катаев В. И. Крейсерские операции Российского флота. – М., 2009. – С. 127. См. так же: Кондратенко Р. В. Л. П. Семечкин. Судьба теоретика крейсерской войны. – СПб.: издатель
М. А. Леонов, 2003. – С. 22-23.
3
Катаев В. И. Указ. соч. С.129.
4
Кондратенко Р. В. Морская политика России 80-х гг. XIX в. – СПб.: Изд-во «ЛеКо», 2006. –
С. 310-311.
1
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22 сентября 1882 г. бывший архангельский губернатор Н. М. Баранов, будучи уже губернатором Нижегородской губернии, попытался убедить управляющего Морским министерством И. А Шестакова в необходимости военного порта на Мурмане, но последний не проявил к этой идее
никакого видимого интереса1.
В 1883 г. идею Баранова о военном порте на Мурмане поддержал
командир Архангельского порта капитан I ранга Л. А. Ухтомский, направив И. А. Шестакову записку, в которой пытался выступить против
упразднения Архангельского военного порта2.
В 1886–1887 гг. за идею строительства порта на Мурмане выступил
отставной капитан 2 ранга А. Е. Конкевич, который был привлечен к изыскательным работам на Севере олонецким губернатором Г. Г. Григорьевым.
Конкевича, ставшего одним из изыскателей трассы канала, соединяющего
Онежское озеро и Белое море, удивляло, что бухты северного побережья,
омываемые Гольфстримом и имевшие круглогодичную навигацию, принимавшие на зимовку торговые суда, оставались для российской морской
администрации «чем-то посторонним, ее не касающимся, хотя, с изменением политического положения Балтийского моря и оживлением крейсерского вопроса после северо – американской войны, и должно бы было обратить на себя внимание тех, кого касалось более всего по существу»3.
Конкевич считал, что бухты Озерко и Печенга «отвечают главным надобностям крейсерского флота, т.е. представляют весьма удобные, Богом созданные, гавани» 4.
Кондратенко Р. В. Морская политика России 80-х гг. XIX в. – СПб.: Изд-во «ЛеКо», 2006. –
С. 310.
2
Там же.
3
А. К. Военный порт на Мурмане // Русский вестник. – 1889. – Декабрь. – Т. 205. – С. 81.
4
Там же. – С. 84. Конкевич пытался доказать полезность Мурмана в рамках крейсерских операций через попытки реконструкции военных действий на море в будущей войне, которые будет вести Россия, в художественных произведениях, которые пользовались популярностью у
русской публики (повести «Крейсер «Русская Надежда», «Роковая война 18?? Года») (Кондратенко Р. В. Указ. соч. С.310.).
1
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Идеи Конкевича были поддержаны олонецким губернатором
Г. Г. Григорьевым, подавшим 27 февраля 1888 г. в Морское министерство
записку, в которой указывал, что «одною из величайших государственных
надобностей» является устройство на Мурмане (в Мотовском заливе) военного порта или на первое время укрепленной угольной станции для российских крейсеров1.
Для выяснения перспектив «мурманского проекта» император Александр III отправил на Север министра финансов графа С. Ю. Витте. Поездка Витте состоялась летом 1894 г. По возвращению из поездки он подготовил для императора обстоятельный доклад. Министр пришел к выводу,
что существующая система базирования российского флота совершено невыгодна со стратегической точки зрения. Признавая значимость Балтийского морского театра, Витте указал на его недостатки: в случае объявления войны противники России предпримут все меры для того, что бы пр еградить Балтийскому флоту выход из Балтийского моря, и его действия
будут фактически парализованы. Более того, по мысли Витте, Балтийский
флот не сможет принять бой с превосходящими силами противника и вынужден будет запереться в Либаве или Кронштадте. Ни в смысле обороны,
ни в смысле наступления строительство базы в Либаве не отвечало интересам России. Министр финансов в итоге пришел к выводу, что «в настоящее
время морские силы России, имея главные опорные пункты в замкнутых и
замерзающих морях, лишены необходимой свободы действий и, в случае
войны, как выход русских крейсеров из Черного и Балтийского морей, так
и обратный им доступ может быть закрыт» 2.
Витте видел выход в создании военно-морской базы на Мурмане. На
него произвела сильное впечатление Екатерининская гавань: «такой грандиозной гавани я никогда в своей жизни не видел; она производит еще боА. К. Военный порт на Мурмане // Русский вестник. – 1889. – Декабрь. – Т. 205. – С. 82–83.
Либава или Мурман? (из архива графа С. Ю. Витте) // Прошлое и настоящее. – Л., 1924. –
Вып. I. – С. 34–36.
1
2
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лее грандиозное впечатление, нежели Владивостокский порт и Владивостокская гавань» 1 - отмечал он. Мурман, по мысли Витте, являлся «особенно пригодным для создания там военного порта, как опорного пункта,
предоставляющего русскому флоту свободный выход во всякое время года
и при всех обстоятельствах» 2.
По мнению Витте, с финансовой точки зрения строительство военной базы на Кольском Севере было гораздо дешевле строительства в Либаве. В частности, он отмечал, что «здесь не потребуется таких, как в Либаве, затрат на возведение молов и на землечерпание, и на устройство бассейнов и каналов, так как Екатерининская гавань представляет природный
готовый бассейн». В силу имеющихся естественных условий Мурмана
могли быть существенно снижены, по равнению с Либавской базой, затраты на организацию обороны порта. Резюмировал же министр финансов
тем, что «сооружение военного порта на Мурмане, конечно, связано со
значительным расходом на проведение туда рельсового пути, но эта затр ата не может быть рассматриваема в качестве исключительно военного расхода, а несомненно будет иметь со временем и экономическое значение» 3.
Фактически С. Ю. Витте выступал за создание именно на Мурмане
самой крупной военно-морской базы в России.
При всех положительных сторонах, описанных Витте, Кольский Север с военно-морской точки зрения имел ряд недостатков. Прежде всего,
Мурманский берег был недостаточно освоен для строительства здесь базы
военно-морского флота. Также железнодорожное сообщение между Кольским полуостровом и центром страны отсутствовало, что, по замечанию
Витте С. Ю. Воспоминания. Полное издание в одном томе. Т.1. – М.: Издательский дом
«Альфа-книга», 2010. – С. 303.
2
Либава или Мурман? (из архива графа С. Ю. Витте)//Прошлое и настоящее. – Л., 1924. – Вып.
I. – С.35.
3
Там же. – С. 36.
1
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. Е. Конкевича, не давало возможности реализовать идею о военном порте на севере1.
Вопрос с созданием на Мурмане постоянного военно-морского базиса столкнулся с позицией сторонников развертывания флота в Либаве (современная
латвийская
Лиепая),
на
Балтике
(генерал-адъютант
Н. М. Чихачев и генерал от инфантерии П. С. Ванновский). Европейский
Север вызывал у военачальников скептическое отношение, прежде всего, в
силу своего удаленного от центральных европейских держав положения.
Эта его «бесполезность» для армии своеобразно передавалась и некоторым
военным морякам, ориентировавшимся на традиционные места базирования флота. Показательно в этом смысле мнение А. В. Колчака, который в
1908 г. высказал идею о том, что морские границы на Севере «в настоящее
время по своим физико-географическим условиям» не имеют «серьезного
значения», а основная военно-морская сила «должна быть создаваема на
Балтийском море» 2.
Под влиянием таких взглядов Николай II первоначально поддержал
военное строительство в Либаве, где постройка крепости и военноморской базы были начаты еще в 1890 г. Одновременно с этим началась
реализация идеи получения выхода в открытый океан на Дальнем Востоке.
Дальневосточная стратегия получила приоритет еще и потому, что на основе проведенных в 1900–1903 гг. оперативных игр на Балтике стало ясно,
что базировать основные силы флота на Балтике нецелесообразно 3.
Попытка укрепления на Тихом океане закончилось войной с Японией, итогом которой стало то, что по условиям Портсмутского мира Россия
фактически потеряла выход в Тихий океан. Русско-японская война стала
катастрофой для российского флота и государства, и теперь главной забоА. К. Военный порт на Мурмане // Русский вестник. – 1889. – Декабрь. – Т. 205. – С. 85.
Цит. по: Федоров П. В. «Северный проект» // Морской сборник. – 2006. – № 3. – С. 49.
3
Доценко В. Д., Доценко А. А., Миронов В. Ф. Военно-морская стратегия России. – М., 2005. –
С.108.
1
2
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
той правительства стало восстановление военно-морских сил и стабилизация политического положения в стране.
Таким образом, отказ от либавской базы и поражение в 1905 г. в
войне с Японией четко обозначили, что вопрос обретения устойчивой океанской позиции остался нерешенным.
Следует отметить, что Петербург в конце XIX в. все же предпринял
ряд шагов, направленных на освоение северного морского театра и подготовки необходимой инфраструктуры. В 1890-е г. в Екатерининской гавани
был основан город Александровск (1899 г.), введена практика сезонного
патрулирования северных вод военно-морским кораблем, приходившим с
Балтики (1894 г.). Последнее было вызвано необходимостью борьбы с норвежским браконьерством в российских территориальных водах и расценивается современными исследователями как результат внимания российских властей к военно-стратегическому значению региона1.
Первая мировая война поставила вопрос о необходимости налаживания коммуникаций между Россией и союзниками по Антанте. В условиях
блокады Балтийского и Черного морей силами Четверного союза, северный морской театр оказывался наиболее удобным с точки зрения взаимодействия с союзниками. Исследователи подчеркивают, что северный морской театр приобрел значение важнейшего пути, по которому из союзных
и нейтральных стран поступали различного рода военные грузы, необходимые для обороны страны, и по которому шел обмен товарами с этими
странами2.
Последнее обстоятельство заставило царское правительство начать
строительство необходимых коммуникаций на Севере. Была расширена
пропускная способность Архангельского порта, а с 1915 г. начинается с оКасиан А. С. Россия и Норвегия 1905–1914 гг.: становление дипломатических отношений: Автореф. канд. ист. наук. – М., 2009. – С. 20.
2
Быков П. Д. Военные действия на Северном русском морском театре в империалистическую
войну 1914–1918 гг. // Война на Северном морском театре. 1914-1918 годы. / Сборник. – СПб.:
издатель М. А. Леонов, 2003. – С. 10.
1
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оружение Мурманского порта в Кольском заливе, а также железной дороги, которая должна была соединить Петроград и Мурманск 1. Тогда же, в
1915 г., Морское министерство подготовило положение по охране грузов,
идущих в северные порты, и, как подчеркивает Д. Е. Жалнин, этот документ впервые определил задачи военно-морских сил на севере. Единственной целью операций флота в северных водах объявлялось обеспечение
безопасности плавания от действий противника, а методом боевой деятельности объявлялась подвижная оборона2.
В начале 1916 г. был сформирован специальный отряд для обороны
Кольского залива в составе вспомогательных крейсеров «Колгуев», «Василий Великий», тральщика «Восток», гидрографического судна «Харитон
Лаптев», минного заградителя «Уссури» 3. Были запланированы работы по
созданию промежуточной базы флота в Иоканге. Отряд подчинялся главноначальствующему в Архангельске. Главной задачей отряда являлось
проводка транспортов в порты разгрузки, охрана транспортов во время
грузовых операций, охрана Мурманского побережья с водным районом от
норвежской границы до меридиана мыса Святой нос 4.
Развернутый план строительства военно-морских сил на Севере был
разработан Морским Генеральным штабом (МГШ) в начале 1916 г. В состав флотилии должны были войти отряд крейсеров и миноносцев, дивизия траления, отряд судов обороны Кольского залива, отряд судов охраны
водного района Архангельского порта и суда службы связи. Базами флотилии должны были стать Архангельск, Иоканьга и Екатерининская гавань в
Кольском заливе. МГШ также разработал план строительства оборониКозлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 23.
Жалнин Д. Е. История строительства и боевой деятельности Флотилии Северного Ледовитого
океана (1914–1920 гг.): дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук.: 07.00.02. – Отеч. история –
Мурманск: изд-во МГПУ, 2005. – С. 53.
3
Быков П. Д. Военные действия на Северном русском морском театре в империалистическую
войну 1914–1918 гг. // Война на Северном морском театре. 1914–1918 годы./Сборник. – СПб.,
2003. – С. 26.
4
Бжезинский В. Л. Вооруженная интервенция на Мурмане: воспоминания председателя Центромура о событиях 1917–1918 гг. – Мурманск: МГГУ, 2012. – С. 19.
1
2
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельных сооружений через создание новых батарей, установку сигнальной
противолодочной сети и противолодочного и противоминного бона.
Флотилия должна была обеспечивать проводку торговых судов за
тральщиками через минные заграждения, прикрывать конвои от ударов
легких и вспомогательных крейсеров и подводных лодок противника и защищать порты и побережье1.
Зимой 1916 г. морское министерство начало развертывание флотилии. В первой половине 1916 г. переход из Владивостока на Север совершили миноносцы «Властный» и «Грозовой». Также в 1916 г. прибыли две
малые подводные лодки (из Петрограда), к тому времени здесь уже находилась подводная лодка «Дельфин» (доставленная на Мурман из Владивостока), которая была построена еще накануне русско-японской войны и
считалась первенцем российского императорского подплава.
В июле 1916 г. была создана Флотилия Северного Ледовитого океана
(ФСЛО). В ноябре 1916 г. в Кольский залив с тихоокеанского театра прибыл эскадренный броненосец «Варяг», а в январе 1917 г. линкор «Чесма».
Нуждавшийся в ремонте «Варяг» был отправлен в Англию, поскольку
возможностей для ремонта корабля на Севере не существовало. Летом
1917 г. на Мурман из Средиземного моря прибыл крейсер «Аскольд». В
этом же году в состав флотилии вошли миноносцы «Капитан Юрасовский», «Бесшумный», «Лейтенант Сергеев» и «Бесстрашный» и подводная
лодка «Святой Георгий» (купленная в Италии).
Кроме того, российское правительство закупило несколько десятков
небольших торговых судов, которые после ремонта и вооружения использовались в качестве тральщиков и сторожевых судов. Всего состав сил
ФСЛО, Беломорского и Мурманского водных районов насчитывал 1 линкор, 2 крейсера, 2 миноносца и 4 эсминца, 4 подводных лодки, 49 тральБыков П. Д. Военные действия на Северном русском морском театре в империалистическую
войну 1914-1918 гг. // Война на Северном морском театре. 1914–1918 годы. / Сборник. – СПб.,
2003. – С. 27.
1
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щиков, 17 посыльных судов (вспомогательных крейсеров), 7 гидрографических судов, 2 морских ледокола, 2 транспорта, одно госпитальное судно,
10 портовых судов, 2 парохода, 6 сторожевых катеров, 5 ледоколов, 2 ледокольных парохода, 5 пароходов, приспособленных для ледового плавания, 7 портовых ледоколов1.
Основными соединениями флотилии являлись Мурманский отряд
(линейный корабль «Чесма», минный заградитель «Уссури» и несколько
вооруженных пароходов), а так же сводный отряд (крейсер «Аскольд» и
несколько посыльных судов). В целом же, корабельный состав флотилии
отвечал задаче обеспечения безопасности морских коммуникаций на Севере. Положительно сказалось приобретение новых посыльных судов и о бновление ледокольного флота новыми ледоколами из Канады. Однако для
борьбы с подводными лодками в составе ФСЛО находилось мало миноносцев, и те были устаревшие. Корабли крупных классов (линкор и крейсера) также были устаревшими, а подводные лодки, за исключением «Святого Георгия», не подходили для условий северного морского театра и
практически не получили никакого применения.
При создании ФСЛО в полной мере сказалось отсутствие здесь развитой инфраструктуры для развертывания сил флота. По воспоминаниям
современников, «в результате … ошибок Морского министерства в формировании отряда и… необеспеченности базы, – писал председатель Центрального комитета Мурманской флотилии В. Л. Бжезинский, – мы были
беспомощны на Севере, хотя численный состав отряда был достаточен для
выполнения основных задач. Корабли сами по себе старые, да ещё сделавшие кругосветный переход, естественно, нуждались в ремонте, а получить
его не могли; для операций нуждались в угле и его не имели». Именно поэтому, считал мемуарист, «англичане постепенно увеличивали свои воБыков П. Д. Военные действия на Северном русском морском театре в империалистическую
войну 1914-1918 гг. // Война на Северном морском театре. 1914–1918 годы. / Сборник. – СПб.,
2003. – С. 29-32.
1
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оруженные силы и закрепились основательно на Севере, чем и создался
плацдарм для далеко зашедших планов союзного командования, закончившихся интервенцией»1.
Несмотря на то, что, создание Флотилии Северного Ледовитого океана, видимо, не являлось реализацией предвоенных планов, а осуществлялось как часть мероприятий по обеспечению союзнических перевозок 2,
факт развертывания и боевой деятельности военно-морских сил на северном морском театре в годы Первой мировой войны свидетельствует о развитии северного направления в практике военно-морского строительства в
России.
Таким образом, существующий с последней четверти ХIХ века интерес государственных кругов России к Мурману был вызван планами строительства на его незамерзающем побережье базы крейсерского флота. В
годы Первой мировой войны центр приступил к реализации военноморских планов на своей северной окраине. Но вызванные революцией и
Гражданской войной процессы децентрализации российской государственности нарушили осуществление программ царского правительства.
Расположенные на Севере военно-морские силы в 1918-1920 гг. перестали
зависеть от задач, стоявших перед системой государственной безопасности
России.
Бжезинский В. Л. Вооруженная интервенция на Мурмане: воспоминания председателя Центромура о событиях 1917–1918 гг. – Мурманск, 2012. – С. 25.
2
Жалнин Д. Е. История строительства и боевой деятельности Флотилии Северного Ледовитого
океана (1914–1920 гг.): дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук.: 07.00.02. – Отеч. история –
Мурманск, изд-во МГПУ, 2005. – С. 87.
1
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 2. Мурман в советском военном планировании начала 1920-х гг.
1920 год положил начало новому, советскому, этапу военного строительства, особенностью которого для Мурмана стало использование, наряду с военно-морскими силами, сухопутных сил.
К концу 1920 г. Гражданская война в европейской части России, в
целом, завершилась. Теперь большевикам необходимо было планировать
систему обороны молодой Советской республики, и силы РККА были переориентированы на борьбу с внешней угрозой.
Усугубляло положение РСФСР и то, что страна находилась в изоляции. Ведущие европейские страны и Япония не признавали большевистскую власть легитимной. Особенно остро эти вопросы встали летомосенью 1921 г., когда при содействии держав Антанты в Польше и Румынии активизировались антибольшевистские силы, а Финляндия начала оказывать прямую помощь крестьянскому движению в Карелии 1.
В этой ситуации укрепление обороноспособности по всей границе
для отражения возможных враждебных актов со стороны западных государств расценивалось большевиками как важнейшее направление внутренней политики.
Одним из направлений возможных угроз стал восприниматься и
Мурман, который после падения антибольшевистской Северной области в
феврале 1920 г. вошел в состав РСФСР. Имевший протяженную морскую
границу, Мурман в 1918 г. стал местом, где началась интервенция Великобритании в Советской Республике2. Поэтому большевистское руководство
предполагало возможность рецидива сценариев 1918 г. Поскольку «Антанта, сама по себе, по своему географическому положению вести активных
Подробнее см.: Рубинштейн Н. Советская Россия и капиталистические государства в годы
перехода от войны к миру (1921–1922 гг.). – М.: ОГИЗ, 1948. – С. 143-150.
2
Подробнее об этом см.: Килин Ю. М. Карелия в политике Советского государства 1920–1941.
– Петрозаводск, 1999. – С. 28–30; Рупасов А. И., Чистиков А. Н. «Шлюссштайн» // Вопросы
истории. – 1993. – № 11-12. – С. 150–153.
1
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сухопутных действий не может», предполагалось, что «вся борьба ее сведется к занятию удобных гаваней на нашей территории для высадки десанта и захвате Мурманской жел[езной] дороги в целях экономического и морального значения в мировом масштабе»1.
В военном планировании стала учитываться возможность выступления сил Антанты на северные территории. В июле 1920 г. в составе оперативного управления Штаба командующего морскими силами Республики
выделяется 3-ая оперативная часть, которая специально занималась вопросами военной обороны Ледовитого океана с бассейнами рек Сибири 2.
Мурман становится местом дислокации вооруженных сил, как сухопутных (войска 6-й и 7-й армий, Петроградского военного округа), так и
военно-морских. Именно к этому времени относятся первые проекты масштабного военного строительства на северной окраине РСФСР.
В начале 1920-х гг. новую актуальность приобрели известные с царских времен идеи создания на Мурмане базы океанского военного флота.
Осенью-зимой 1920 г. на Кольском полуострове работала особая комиссия,
которая изучала возможности создания здесь военно-морской базы, причем считалось возможным перевод части Балтийского флота в Мурманск.
Комиссия, однако, пришла к выводу о невозможности разместить здесь
«большой флот» в силу политических и материальных причин, но пришла
к выводу, что на северном морском театре необходимо сформировать флотилию, которая будет решать задачи обеспечения суверенитета Мурмана
от других государств и охранять рыбные промыслы. В состав флотилии
намечалось включить крейсер «Светлана», 12 эсминцев «Новик», 1 дивизион сторожевых судов (8 кораблей), 10 тральщиков, 8 подводных лодок и
авиаматку «Орлица» 3.
План обороны Мурманского укрепленного района 1921 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. – Д.
45. – Л. 11.
2
Назаренко К. Б. Флот, революция и власть в России: 1917–1921 гг. – М., 2011. – С. 304.
3
Килин Ю. М. ББК как фактор стратегии // Север. – 1995. – № 7. – С. 104.
1
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Согласно проекту «Декрета о воссоздании Морской силы РСФСР»,
который был представлен в РВСР 15 февраля 1921 г., именно Мурман
должен был стать местом базирования возрожденного Красного флота.
Учитывая, что здесь не было естественных преград для выхода в открытое
море и блокировать его вероятному противнику в силу природногеографических условий было весьма трудно, то «Северный Ледовитый
океан при наличии на нем нашей морской силы всегда останется открытым
для сношений со всем миром. Поэтому было бы естественно именно там
держать наши главные морские силы», хотя это и представлялось затруднительным в силу отсутствия оборудованных баз, удаленности от центров
страны и общего недостатка производственных ресурсов 1. Однако в итоге
ничего из указанного не было реализовано, а проект «Декрета о воссоздании морской силы РСФСР» не был утвержден РВСР.
Преобладающим направлением в военном планировании стала подготовка к «малой войне», предполагающая развертывание небольших сил
для отражения ударов неприятеля с моря и суши. Сущность этого взгляда
выразил советский военно-морской теоретик Б. Б. Жерве, который с
1921 г. выступал за реализацию концепции «малой войны» на море. Он
отмечал, что, поскольку на Мурмане нет пока что базы для развертывания
крупных военно-морских сил, а страна не может себе позволить содержать
внушительный военно-морской флот, то борьбу за коммуникации в северных морях советский флот пока вести не может. Поэтому, с точки зрения
Б. Б. Жерве, флот на Севере должен обеспечить «от захвата и уничтожения
нашими врагами наши портовые сооружения и склады в Мурманском порту и вообще в Кольском заливе»; надежно прикрыть северные воды «от
покушений со стороны малых государств» и, наконец, флот на Мурмане
должен быть достаточным для того, что бы «в мирное время охранять приОбъяснительная
записка
к
«Декрету
о
воссоздании
морской
РСФСР» / Березовский Н. Ю.
Из
истории
разработки
военно-морских
грамм // Отечественная история. – 1994. – № 2. – С. 171.
1
36
силы
про-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
надлежащие здесь Советскому Союзу богатейшие рыбные промыслы от
иностранных хищников» 1.
Еще весной 1920 г. на Севере были сформированы Морские силы
Северного моря (МССМ), деятельность которых связывалась в основном с
прибрежной обороной.
Согласно стратегическим замыслам, служба связи флота должна была вести наблюдение за побережьем и морем и в случае появления неприятельских судов в море докладывать об этом в Штаб МССМ. В этом случае
штабом высылалась разведка с целью выяснить ситуацию в море, она же
должна была по возможности начать противодействовать противнику, одновременно с этим приводились в боевую готовность береговые батареи.
Начальник Морских сил Северного моря должен был выйти в океан с боевым отрядом флота для борьбы с наступающим противником (видимо, для
выхода в Баренцево море предполагалось использовать линкор и миноносцы). Береговая артиллерия и подводная лодка вступали в бой при попытке
форсирования Кольского залива. В случае поражения в морском бою экипажи должны были быть сняты с кораблей, а сами корабли оставлены на
мелководье. Экипажи и гарнизон со своей материальной частью должны
были отступить к Коле, где могли бы готовиться к активным действиям по
ликвидации вражеского десанта2.
Именно в духе тактики «малой войны» разрабатывались планы морской обороны Мурмана. Так, «План морской обороны Мурманска в кампанию 1921 г.» основную задачу имел в необходимости «создать мощную
преграду в горле залива для противника, пытающегося прорваться в Кольский залив путем сосредоточения в районе минных заграждений и кинжальных батарей […] сильного и действительного артиллерийского огня».
Жерве Б. Б. Значение морской силы для государства. – Л.: Ред.-изд. отдел В.-М. сил СССР,
1925 – С. 133.
2
План обороны Мурманского укрепленного района 1921 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. –
Д. 45. – Л. 11–12.
1
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Всего планировалось создать 13 батарей, которые должны были обеспечить выполнение указанной задачи и осуществлять противовоздушную
оборону участка1.
В дальнейшем этот проект усовершенствовался. В декабре 1921 г.,
когда началась вооруженная борьба в Карелии, на Мурман прибыла Комиссия из Петроградского военного округа с целью разработать новый
план обороны Мурмана с суши и моря. Планировалось создать три линии
обороны:
- 1-ая линия: губа Волоковая – остров Седловатый – остров Зеленый;
- 2-ая линия обороны на подходах к Александровску и вглубь Кольского залива: остров Олений – остров Малый Березовый – остров Екатерининский;
- 3-ая линия (центральная позиция): Тюва – губа – мыс Гаванский –
остров Березовый – губа Средняя.
Планировалась так же тыловая позиция по линии Мохнаткина Пахта
– мыс Кондраткин - мыс Белокаменный.
Линии обороны должны были состоять из минных кинжальных батарей (4 мины в залпе, батарея рассчитана на 3 залпа) для борьбы с крупными кораблями противника и мелкокалиберных батарей прикрытия (предназначенных для противодействия вражеским миноносцам и торпедным катерам, 75 и 120-мм орудия), а также береговых батарей (120-мм орудия) и
специальной противолодочной батареи. При этом от минных заграждений,
бон и сетевых заграждений отказались из-за больших глубин и сильных
приливов и отливов.
Всего было разработано два варианта плана: полной обороны и с окращенный план. Отличались они количеством линий обороны: в сокра-
План морской обороны Мурманска в кампанию 1921 г. // РГА ВМФ. – Ф. р-567. – Оп. 1. –
Д. 17. – Л. 2.
1
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щенном варианте предусматривались центральная позиция, тыловая позиция и оборона подходов к Александровску.
В обоих вариантах предполагалась также и сухопутная оборона
Кольского залива подвижными маневренными силами численностью в два
батальона пехоты и артиллерийской батареей, расположенными в Мурманске и Коле для противодействия возможному десанту противника или
попытке прорыва со стороны финляндской границы. Для усиления обороны предполагалось так же иметь на линии Петрозаводск – Мурманск 4
бронепоезда (два тяжелых и два легких).
Для воздушной обороны Кольского залива предполагалось использовать авиадивизион с целью «доставления необходимых сведений разведывательного характера», бомбометания «на суда противника» и борьбы
«с его авиационными силами» 1.
Совершенствование данного проекта продолжилось в 1922 г. В
частности, проект обороны Кольского залива, составленный осенью 1921
г., летом 1922 г. рассматривала Постоянная комиссия по инженерной обороне Республики. Там пришли к выводу, что «представленный проект
предусматривает пассивную оборону, а потому он может быть принят
лишь при условии, что нет надобности обеспечить свободный вход и выход из Кольского залива в море». Далее, данный проект, основанный на
обороне минно-кинжальными батареями, по мнению специалистов, не мог
гарантировать защиту «от всякой попытки неприятеля к прорыву, тем более, что кинжальные батареи предполагается формировать из морских
мин старых образцов». Планируемая к установке береговая артиллерия калибром 75 и 120 мм оценивалась как слишком слабая, «чтобы оказать серьезное сопротивление крупным силам противника».
Проект плана обороны Мурмана (Кольского залива, м. Кандалакши, г. Кеми и м. Сорок)
01.1922. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. – Д. 110. – Л. 19–34.
1
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Комиссия так же сделала ряд замечаний тактического характера,
предложив распределить оборону на 4 линии и полностью поменять число
и калибр предложенных в плане батарей.
В итоге Комиссия, «не возражая против проекта в целом», нашла
«все же полезным добавить более сильную артиллерию для борьбы с втянувшимся в залив или прорвавшимися судами противника». Также в Комиссии полагали, что лучше было бы ориентироваться на подводную
стрельбу минами Уайтхеда как более простую и советовали обратить внимание на зенитную оборону и применение гидроаэропланов 1. Эти рекомендации за подписью первого помощника Начальника штаба РККА Б.М.
Шапошникова были направлены 5 августа 1922 г. командующему Петроградским военным округом В. М. Гиттису.
В Петрограде 16 сентября 1922 г. было созвано очередное совещание
по обороне Кольского залива, посвященное анализу рекомендаций Комиссии. Было решено, что «до создания активного военного флота в Муррайоне признать возможным ограничиться пассивной обороной». На замечание Комиссии по инженерной обороне Республики относительно мин
Уайтхеда было отмечено, что при условии разработки соответствующих
минных батарей и аппаратов мины образца 1904–1906 гг. выполнят свое
предназначение. Однако в округе подчеркивали, что для полной уверенности нужны были испытания, после которых окончательно станет ясно,
можно ли строить оборону исключительно на минно-кинжальных батареях. На критику же экспертов Комиссии по поводу слабости планируемой к
установке береговой артиллерии командование Петроградского военного
округа (ПВО) отмечало, что при планировании морской артиллерийских
обороны они исходили «из реальных возможностей округа». По вопросу,
связанному с организацией зенитной обороны и морского авиаотряда
Записка первого помощника начальника Штаба РККА Б. М. Шапошникова командующему
войсками ПВО 05.08.1922. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. – Д. 110. – Л. 131.
1
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
окружное командование указало, что эти вопросы «находятся вне реальной
возможности округа». При этом участники совещания с готовностью приняли данное предложение и решили «поручить Начвоздухофлота разработать соображения о зенитной обороне Кольского залива и применении
гидро-аэропланов».
Для разбора тактических замечаний было решено сформировать особую комиссию, которая бы разработала вариант обороны Кольского залива, исходя из расчета «двух батарей крупного калибра (12-дюймовых), четырех батарей мелкого калибра (120 мм), четырех кинжальных батарей, а
так же и для обороны зенитных батарей и гидро-аэропланов». Но при этом
было подчеркнуто, что указанное количество батарей не соответствует четырем линиям обороны, поэтому вопрос об их количестве оставался открытым1.
Опасения удара со стороны Антанты были не единственными. Еще
одним фактором военного планирования на Мурмане являлась «финская
угроза».
Уже весной 1920 г. в Финляндии со стороны правых сил начались
высказывания о территориальных притязаниях в отношении Карелии 2. На
переговорах, начавшихся 12 июня 1920 г., финские представители
«…требовали от нас, чтобы мы отдали…не только всю восточную Карелию, включая даже нашу дорогу на Мурман, но даже Кольский полуостров, то есть лучшую часть нашего северного побережья» 3.
В этих условиях весной-летом 1920 г. командованием 127-ой стрелковой бригады, которая охраняла границу на Мурмане, был составлен план
обороны. Согласно данному плану, основной задачей бригады была об оПротокол № 8 совещания по вопросу об обороне Кольского залива 16.09.1922. // РГВА. –
Ф. 25888. – Оп. 15. – Д. 110. – Л. 126.
2
История
ордена
Ленина
Ленинградского
военного
округа/Н. И. Барышников,
Л. Г. Винницкий, В. А. Крейнин и др. – М., 1988. – С. 74.
3
Цит. по: Гончаров В. История российско – финской границы // Энгл Э., Паананен Л. Зимняя
война. Советское нападение на Финляндию 1939–1940. – М: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. –
С. 298.
1
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рона «пространства от Северного Ледовитого океана до разграничительной
линии между 127-й и 128-й бригадами (ст. Шуйская – Чупа – Порожник –
Остров – озеро Усмичман-ярви) до государственной границы с Финляндией и Норвегией за исключением приходов Реболы и Поросозеро. В указанном пространстве не допускать действий как Финских войск, так и отрядов
из местных жителей и всякие попытки в этом направлении ликвидировать». При разработке плана командование бригады определило необходимость оборонять печенгское, мурманское, нотозерское, кольское
направления, а также район озера Имандра, и ряд оперативных направлений в приполярной Карелии1.
Согласно статье 4-й Тартуского мирного договора, большевики
уступили Печенгскую область «на вечные времена» Финляндии 2. Эта мера
во многом была вынужденной, поскольку большевики чувствовали недостаточность военных приготовлений на Мурмане.
Подписанный осенью 1920 г. Тартуский мир «не изменил отношения
к Финляндии как к стране, имеющей потенциальную возможность решать
спорные вопросы вооруженным путем» 3.
Уже 13 февраля 1921 г. главком Красной Армии С. С. Каменев в своей директиве № 803/оп/сс указывал в числе вероятных противников Финляндию, которая вместе с Эстонией будет стремиться занять Петроград,
Мурманск и Карелию4. В дальнейшем Москва убеждалась в справедливости своей оценки в отношении Хельсинки.
Инцидент с Финляндией начался в конце июня 1921 г., когда финские уполномоченные по демаркации, прибыв для проведения демаркациКраткий план обороны района 127-й стрелковой бригады 1920 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15.
– Д. 14. – Л. 25–26.
2
Мирный договор между РСФСР и Финляндией, заключенный в Юрьеве (Тарту) 14 октября
1920 г. // Ключников Ю. В. Сабанин А. Международная политика Новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. III. Вып. 1.– М., 1928 – С. 66.
3
Логинова О. Ю. Советско – финляндские переговоры 1918–1920 гг. по материалам газеты
«Известия ЦИК Советов» // Наука и бизнес на Мурмане. – 2003. – №3. – С. 20.
4
Мельтюхов М. И. 17 сентября 1939 г. Советско-польские конфликты 1918–1939 гг. – М.: Вече,
2009. – С. 122.
1
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
онных работ на полуостров Рыбачий и не обнаружив там советских упо лномоченных, начали в одностороннем порядке вести работу. Это заставило
наркома иностранных дел Г. В. Чичерина просить об отправке в Петсамо
чекистов и небольшого военного отряда. Конфликт по демаркации границы длился практически до конца года1.
В 1920 г. планирование сухопутного прикрытия со стороны финляндской границы осуществлял Беломорский военный округ, который был
создан в апреле 1920 г. и включал в себя территории Архангельской, Вологодской, Северо-Двинской губерний и Мурманского края. Управление
округа находилось в Архангельске, командующим войсками был назначен
Сергей Петрович Нацаренус. Согласно плану прикрытия округа, основное
внимание уделялось обороне стратегических дорог, которые «соединяют
нашу северную границу округа с южной и являются главными коммуникациями округа». Мурман расценивался как имеющий важное значение район с незамерзающим портом. Но поскольку в этой части округа практически не было дорог, в отличие от более южных территорий, то состояние
его инфраструктуры не позволяло широко применять сухопутные войска.
Те же немногочисленные дороги, которые можно было использовать для
передвижения войск на Мурмане, находились в неудовлетворительном состоянии. Поэтому до устранения препятствий, которые мешали «движению как войсковых частей, так и обозов» 2, войска Беломорского округа
ориентировались на район Архангельска и Вологды.
По мнению П. В. Федорова, само учреждение Беломорского военного округа, наряду с военно-морскими силами, показывает стремление пре-
Рупасов А. Чистиков А. Советско – финляндская граница 1918–1938. Очерки истории. – СПб:
Издательство «Европейский дом», 2007. – С. 99–102.
2
План обороны Беломорского военного округа, Архангельского укрепленного района и Онежского узла 1920 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 3. – Д. 663. – Л. 10–20.
1
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вратить Архангельскую губернию, включая и Мурман, «в единый стратегический организм»1.
Однако в Москве особенно опасались, что Мурман, в случае его захвата Финляндией, станет плацдармом для наступления на Петроград. В
случае войны с Финляндией Мурман, таким образом, приобретал значение
крайне правого фланга северо-западного направления, на котором безопасность обеспечивала 7-я армия Петроградского военного округа. Командование Беломорского военного округа, осознавая неприкрытость
Мурмана сухопутными войсками округа, именно на 7-ю армию возлагало
надежду, что «в случае боевых действий со стороны Финляндии или с моря в направлении на город Мурманск… [она] примет на себя все удары
противника и даст возможность подготовится к боевым действиям округу»2.
С этой целью был создан Мурманский укрепленный район, первоначально подчинявшийся 7-й армии, а затем командованию Петроградского
военного округа. Поэтому постепенно планирование обороны Мурмана
армейскими силами из Архангельска перешло в Петроград.
7 февраля 1921 г. был составлен первый после окончания Гражданской войны план обороны ПВО. Согласно ему, главными противниками
считались Финляндия, Латвия и Эстония. Главным объектом действия
противников, по мысли штабистов ПВО, при любом составе коалиции, являлся Петроград. Соответственно, петроградское направление считалось
самым важным.
Вторым по значению признавалось олонецкое направление. Главная
угроза здесь заключалась в том, что действиями на нем противник мог
Федоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и Кольское Заполярье в XVI –
XX вв. – Мурманск, 2009. – С. 190.
2
План обороны Беломорского военного округа, Архангельского укрепленного района и Онежского узла 1920 г. // РГВА. – Ф. 25888 – Оп. 3 – Д. 663 – Л. 22.
1
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прервать железнодорожное сообщение с Мурманским краем и обойти Петроград с востока и юго-востока.
Третьим операционным направлением, на котором могли развернуться боевые действия, предполагалось петрозаводское. По мысли составителей плана, целью противника здесь будет являться захват Петрозаводска для изоляции Мурманского укрепленного района и всех частей, находящихся севернее Петрозаводска.
Наконец, по предположению окружного командования, в северной
части округа объектами действий противника станет мурманская железная
дорога (предполагалось, что бои развернутся у Кандалакши, Кеми и Сороки), а так же Мурманск и Кола, причем главному удару последние могут
подвергнуться прежде всего с моря, поскольку «по бездорожью и малонаселенности района развитие сколько-нибудь крупных операций по сухому пути в направлении на названные пункты со стороны Финляндской
границы невозможно» 1.
Согласно планам обороны Мурманского укрепленного района, выступление со стороны Финляндии ожидалось в двух возможных вариантах:
либо совместное нападение совершают Финляндия, белогвардейские формирования и Антанта, либо Финляндии и белогвардейцы выступают самостоятельно. Последнее расценивалось как маловероятный вариант в силу
малочисленности финляндских войск и внутреннего политического состояния. (Возможно, авторы плана имели в виду Гражданскую войну, которая
помешает Финляндии самостоятельно напасть на РСФСР.) Были определены оперативные направления, по которым возможно наступление на
Кольский полуостров. Главное направление – кандалакшское либо
кемское, второстепенное – кольское (фактически – мурманское). Соответ-
План обороны Петроградского военного округа 07.02.1921. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. –
Д. 14. – Л. 2–3.
1
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ственно, планировалось организовать оборону в районе Кандалакши, Кеми
и Колы.
В комбинированных действиях Антанты и Финляндии главный удар,
по мысли составителей плана, наносила Антанта, а Финляндия должна была играть отвлекающую роль. В этом случае борьба развернулась бы на
побережье Кольского полуострова и в горле Белого моря: флот и армия
должны были не дать превосходящим военно-морским силам противника
получить господство в Белом море, разгромив Морские силы Северного
моря и высадить десанты на линии Кандалакша - Сорока1.
Отметим, что в этом плане явно прослеживается изменение характера взаимоотношений между армией и флотом. Эти виды вооруженных сил
на Мурмане оказались в ситуации, когда должны были взаимно дополнять
друг друга в обеспечении безопасности северного побережья Кольского
полуострова, прикрывать друг друга каждый со своих направлений.
Вместе с тем в советском планировании начала 1920-х гг. не существовало единого подхода к оценке угроз и способов их предотвращения.
С одной стороны, Мурман рассматривался как часть северного фланга в
составе военно-морских и сухопутных сил, представленных такими их
формированиями, как Морские силы Северного моря и Беломорский военный округ.
С другой стороны, угроза выступления Финляндии на всем протяжении границы, от Петрограда до Мурмана, вынуждала по плану разворачивать сухопутные силы Петроградского военного округа на западном фланге. Размещенные на Мурмане сухопутные войска должны были прикрывать северный участок границы и военно-морские части, которые, в свою
очередь, могли использоваться в совместных операциях.
План обороны Мурманского укрепленного района 1921 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. –
Д. 45. – Л. 12–14.
1
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Наложение» Беломорского и Петроградского военных округов на
территорию Мурмана порождало неразбериху в системе военного командования. МССМ должны были выполнять оперативные задачи сразу для
двух округов. В июле 1920 г. начальник Морских сил Северного моря
(наморси) В. Н. Варваци выступил против такой организации управления,
сообщая, что предвидит «неизбежные конфликты», и настоятельно просил
заменить себя другим лицом1.
Негласное соперничество, которое традиционно наблюдалась между
сухопутными и военно-морскими силами, привела к тому, что МССМ,
стремясь дистанцироваться от командования военных округов, стали готовить основания для превращения Мурмана в подконтрольную себе территорию. Условия для этого были. Во-первых, Мурман был равноудален от
обоих окружных центров – Архангельска и Петрограда. Во-вторых, имея
статус уезда, территория края не сообщалась напрямую с Москвой. Если
бы В. Н. Варваци удалось обеспечить себе самостоятельность в действиях,
то он фактически добился бы и определенной свободы от сухопутного командования в принятии оперативных решений. Очевидно, в этом и состояла конечная цель наморси.
Усиление позиций военно-морского флота на территории края началось с того, что В. Н. Варваци, под видом недостатка помещений, необходимых для размещения военных специалистов, предложил перевести
гражданское управление из Мурманска в другие населенные пункты - Колу или Дровяное2. Следом встал «вопрос о подчинении как коммерческого
портового начальства, так и прочих органов гражданского управления военному командованию» 3. Одновременно военные моряки начали выяснять
Донесение В. Н. Варваци в Морской штаб Республики 07.1920. // РГА ВМФ. – Ф. р-382. –
Оп. 1. – Д. 86. – Л. 1.
2
Там же; Протокол заседания Мурманского уездисполкома 17.11.1920 // ГАМО. – Ф. Р-54. –
Оп. 1. – Д. 99. – Л. 8.
3
Письмо заместителя Народного комиссара иностранных дел Л. М. Карахана в Командование
Морскими силами Республики 04.08.1920. // РГА ВМФ – Ф. р-382. – Оп. 1. – Д. 86. – Л. 7.
1
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вопрос о том, «должно ли… командование находиться в руках военносухопутных или военно-морских сил» 1.
На Мурмане складывалась ситуация, когда флот получал если не
ключевую, то сопоставимую с армией роль. И если бы эти притязания были удовлетворены, то в России появился бы прецедент создания независимого от сухопутных сил военно-морского командования. В качестве своего
союзника Морские силы Республики пытались привлечь Наркомат иностранных дел, но 4 августа 1920 г. за подписью заместителя наркома
Л. М. Карахана получили весьма «дипломатический» ответ, что «Наркоминдел высказаться затрудняется» 2. НКИД, таким образом, устранился от
решения спора между армией и флотом, причем тот факт, что на просьбу
Варваци отвечал не лично Г. В. Чичерин, а его заместитель, также говорит
о том, что в наркомате иностранных дел лишний раз подчеркнули свое нежелание занимать чью-либо сторону в этом вопросе.
Тем временем армия, стремясь не выпустить контроль над территорией Мурмана, пыталась противопоставить военно-морскому флоту местное гражданское управление. С целью укрепления органов государственной власти на Мурмане Всероссийский главный штаб 31 мая 1920 г. предложил перенести центр Александровского уезда из Александровска в
Мурманск и выделить его в особую административную единицу 3. Это
предложение конкретизировал Беломорский окружной военный комиссариат, который 9 июня 1920 г. предложил выделить из состава Архангельской губернии Мурманскую губернию в составе Кемского и Александровского уездов с центром в Александровске. Обосновывалось это тем, что
Там же.
Письмо заместителя Народного комиссара иностранных дел Л. М. Карахана в Командование
Морскими силами Республики 04.08.1920. // РГА ВМФ – Ф. р-382. – Оп. 1. – Д. 86. – Л. 7.
3
Фокин Д. А. К вопросу об образовании Мурманской губернии в 1921 г. // Ученые записки
МГПУ. Исторические науки/отв. редактор В. В. Кузь. – Мурманск: МГПУ, 2008. – Вып. 8. –
С. 62–63. Д. А. Фокин в своей статье указывает, что от военного руководства инициатором создания Мурманской губернии стал Всероссийский главный штаб, однако интересы создания
губернии на Мурмане лоббировало и окружное командование в Архангельске.
1
2
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«деление Беломорского военного округа на слишком большие по своей
площади губернии… создают неудобства и затруднения при управлении
губерниями» 1.
5 октября 1920 г. командование Беломорским военным округом ходатайствовало об образовании отдельной Кольской области из Александровского уезда, обосновывая теперь это тем, что создание Карельской
трудовой коммуны отрезало Александровский уезд от Архангельска 2. В
конце концов центральная власть поддержала требования армии: постановлением ВЦИК от 13 июня 1921 г. Мурманский уезд Архангельской губернии был повышен в статусе, став Мурманской губернией.
Незыблемость российской традиции подчинения флота сухопутным
силам не позволила реализовать проект создания на океанском побережье
Мурмана отдельного военно-морского командования. Флот играл вспомогательную роль по отношению к армии из-за его неспособности превратиться в океанскую силу, из-за парализовавшей военную стратегию тактики «малой войны». В 1921 г. была проведена унификация военного управления, которая устранила военно-окружной параллелизм на Мурмане, но
сохранив приоритет армии. В феврале 1921 г. было принято решение о переводе Александровского уезда Архангельской губернии вместе с территорией Мурмана в подчинение исключительно Петроградского военного
округа3. Правда, это не решало проблемы взаимодействия сухопутных
войск с военно-морскими частями, разбросанными от Архангельска до
Мурмана. Весной 1921 г. был подготовлен проект приказа РВСР, по которому существовало два варианта реорганизации управления на Севере. По
первому из них МССМ должны были подчиняться, в зависимости от терОтношение Беломорского окружного военного комиссариата 09.06.1920. // ГА РФ – Ф. Р-5677.
- Оп. 1. – Д. 159. – Л.18.
2
Ходатайство Беломорского окружного военного комиссариата об образовании отдельной
Кольской области из Александровского уезда Архангельской губернии // Там же. – Л. 13.
3
Письмо Беломорского окружного отделения военной цензуры в Мурманский уездный военный комиссариат 05.04.1921. // ГАМО. – Ф. П-3. – Оп. 1. – Д. 14. – Л. 6.
1
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
риториального района действий, одновременно Беломорскому и Петр оградскому военным округам. По второму варианту МССМ подчинялись
только Беломорскому военному округу1.
Тем самым все разрабатывавшиеся в этот период документы свидетельствовали о преобладании «континентального» мышления в военном
планировании над «океанским». В феврале 1922 г. начальник оперативной
части Морского штаба Республики А. Тошаков заявил, что «РСФСР значительно стеснена в отношении обладания морскими выходами и по географическому своему положению является страной континентальной, а потому… наши морские силы на различных театрах впредь до приведения их в
должное состояние не могут иметь самостоятельных морских задач. Поэтому основной задачей флота является работа с Красной Армией» 2.
Таким образом, в советском военном планировании на Мурмане в
начале 1920-х гг. возобладала концепция «малой войны». Задачи армии и
флота заключались исключительно в обороне побережья и северного
участка границы с Финляндией. Организация вооруженных сил на Мурмане предполагала тесное взаимодействие военно-морских и сухопутных
сил при условии оперативного подчинения флота армии.
§ 3. Развертывание военно-морских сил
на Мурманском побережье в 1920–1922 гг.
Флотилия Северного Ледовитого океана после завершения Гражданской войны находилась в плачевном состоянии 3. При организации Морских сил Северного моря (МССМ) советское военное командование не
Проект приказа РВСР «О подчиненности Начальника Морских сил Северного моря»
1921 г. // РГВА – Ф. 7. – Оп. 2. – Д. 104. – Л. 1.
2
Цит. по: Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 1. «Какой Р.С.Ф.С.Р. нужен флот?».
1922 г. // Морской сборник. – 1990. – № 11. – С. 21.
3
Залесский Н. А. Флотилия Северного Ледовитого океана в Гражданскую войну // Война на
Северном морском театре. 1914–1918 гг. – СПб, 2003. – С. 83.
1
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
могло всерьез рассчитывать на использование флота, оставшегося от белых. Неразвитая инфраструктура и плохое техническое состояние кораблей в условиях острого дефицита средств вынуждали ограничиваться с амым необходимым для обороны побережья, борьбой с расхищением морских богатств браконьерами и разминированием акватории.
Организационная работа по формированию флота на Севере была
начата весной 1920 г. Начальником развертываемых Морских сил Северного моря (МССМ) стал Владимир Николаевич Варваци, начальником политотдела Эрнест Иванович Батис 1. Штаб морских сил находился в Архангельске, а основные силы флота базировались в Кольском заливе. Расположение сил МССМ, таким образом, фактически повторяло систему базирования Флотилии Северного Ледовитого океана.
Структура МССМ был окончательно оформлена летом 1920 г. В состав флота входили морской отряд, речная флотилия; гидрографическая
экспедиция Северного Ледовитого океана; гидрографическая экспедиция
Белого моря; дирекция маяков и лоций Белого моря; суда береговой обороны Мурманского района; водолазно-спасательная партия 2. Тогда же летом 1920 г. Варваци подписал приказ, согласно которому было аннулир овано постановление правительства Северной области о передаче Кольской
военно-морской базы со всем инвентарем и имуществом в ведение городского самоуправления 3.
По плану В. Н. Варваци в состав морского отряда включались 3
вспомогательных крейсера; 3 крейсера-заградителя; полудивизион миноносцев в составе 2 миноносцев; дивизион тральщиков в составе 4 кораб-
Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 59.
Залесский Н. А. Флотилия Северного Ледовитого океана в Гражданскую войну // Война на
Северном морском театре. 1914–1918 гг. – СПб, 2003. – С. 83.
3
Приказ Начальника Морских сил Северного моря 07.07.1920. // ГАМО. – Ф. 54. – Оп. 1. –
Д. 75. – Л. 80.
1
2
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лей; суда специального назначения (линкор «Чесма» и подводная лодка
«Святой Георгий»); 9 военно-транспортных судов1.
Береговая
оборона
Мурманского
района,
согласно
приказу
В. Н. Варваци от 14 мая 1920 г., должна была включать дивизион сторожевых кораблей в составе 4 кораблей с легким вооружением, полудивизион плавучих батарей в составе двух единиц, дивизион истребителей из 8
быстроходных катеров и двух посыльных судов 2.
Однако эта структура существовала лишь на бумаге, поскольку в
большинстве своем корабли нуждались в ремонте, укомплектовании командным и матросским составом и вооружением. Единственной структурой, имевшей неплохую материально-техническую базу, являлись гидрографические части МССМ, сумевшие сохранить практически все суда и
имущество 3.
В первую очередь приступили к восстановлению корабельного состава. Так, корабли морского отряда МССМ «Горислава», «Т-15», «Т-24»,
«Седов» были отправлены на ремонт и вооружение в Архангельск. С теми
Донесение В. Н. Варваци в штаб командующего Морскими силами Республики о составе
Морского отряда Беломорской флотилии // Военные моряки в борьбе за власть Советов на Севере (1917–1920 гг.). Сборник документов. – Л.: Наука, 1982. – С. 346. Вспомогательный крейсер (все вспомогательные крейсеры были бывшими ледоколами) «Иван Сусанин» был переименован в «Лейтенант Дрейер», вспомогательный крейсер «Князь Пожарский» был переим енован в «Лейтенант Шмидт», вспомогательный крейсер «Канада» был переименован в «III Интернационал». Крейсера – заградители все являлись бывшими посыльными судами. Подводную
лодку «святой Георгий» переименуют в «Коммунар». Также Н. А. Залесский указывает, что в
составе Морского отряда не было тральщиков «Т-21» и «Т-23», но зато упоминает входящие в
состав отряда 2 катера («Р-5» и «Р-8») и моторную яхту «Светлана» (Залесский Н. Флотилия
Северного Ледовитого океана в Гражданскую войну // Война на Северном морском театре.
1914–1918 гг. – СПб, 2003. – С. 83.). Возможно, указанные Н. А. Залесским суда вошли в состав
Морского отряда позже.
2
Приказ Начальника Морских сил Северного моря В. Н. Варваци о создании Мурманского
района морской обороны // Военные моряки в борьбе за власть Советов на Севере (1917–
1920 гг.). Сборник документов. – Л., 1982. – С. 348.
3
Прямицын В. Н. Прогноз победы. История Гидрометеорологической службы Северного флота
в годы Второй мировой войны. – СПб.: «Центр сохранения культурного наследия», 2011. –
С. 13.
1
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
же целями и туда же были отправлены суда гидрографической экспедиции
и дирекции маяков и лоций в количестве 12 единиц1.
Линкор «Чесма», в условиях серьезной нехватки офицерского состава, планировался к использованию как плавучая батарея2. Осенью 1920 г.
такая же идея возникла относительно подводной лодки «Коммунар» (11
ноября Начальнику морских сил технические специалисты доносили, «что
корпус лодки имеет несколько вмятин и пробоину в передней части на левом борту; в кормовой части вверху снято два листа»). Для приведения
лодки в состояние, пригодное для службы в качестве минной подвижной
батареи, требовались чертежи минных аппаратов и резервуар для сжатого
воздуха3.
Линейный корабль «Чесма» и подводная лодка «Коммунар» в итоге
фактически оказались на хранении в портах. Так, «Коммунар», вместе с
крейсером-заградителем «Соколица» находились на зимовке в Александровске4. Миноносцы морского отряда МССМ «Капитан Юрасовский» и
«Лейтенант Сергеев» до 15 августа 1921 г. стояли в ремонте 5.
Постоянно менялся состав судов береговой обороны Мурманского
района. На 12 января 1921 г. этот отряд включал:
- дивизион сторожевых судов, состоящий из тральщиков Т-3, Т-5
(планировалось установить по одному 57-мм орудию), Т-21 и Т-23 (планировалось установить по одному 75-мм орудию);
Приказ Начальника Морских сил Северного моря В. Н. Варваци о создании Мурманского
района морской обороны // Военные моряки в борьбе за власть Советов на Севере (1917–
1920 гг.). Сборник документов. – Л., 1982. – С. 348–349.
2
Телеграмма Командующему Морскими силами Республики 07.05.1920. // РГА ВМФ. – Ф. р382. – Оп. 1. – Д. 85. – Л. 4.
3
Рапорт Начальнику Морских сил Северного моря 11.11.1920. // РГА ВМФ. – Ф. р-382. – Оп. 1.
– Д. 127. – Л. 147.
4
План обороны Мурманского укрепленного района 1921 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. –
Д. 45. – Л. 10.
5
Сведения о судах Морских сил Белого моря и Северного Ледовитого океана 08.1920. // РГА
ВМФ. – Ф. р-382. – Оп. 1. – Д. 117. – Л. 73.
1
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
- полудивизион плавучих батарей, состоящий из одной плавбатареи
«Северянин», имевшей на вооружении три 75-мм орудия;
- посыльные суда «Руслан», «Субботник» (бывший «Преподобный
Трифон»), «Посыльный»;
- дивизион истребителей, состоящий из катеров М-1, М-2, М-3
(бывшие английские №№ 1,2,3), на которых планировалось установить по
одному 37-мм орудию и по одному пулемету; катера М-5 (бывший «Бурный»), М-7 (бывший «Безупречный»), М-8 (бывший «Вихрь»), на которых
предполагалось установить по одному 57-мм или 47-мм орудию и по два
пулемета;
- посыльные катера ПК-1, ПК-2 (бывшие английские №№ 4,5), ПК-3
(бывший «Кемский»), ПК – 4, ПК-5, ПК-6 (бывший «Сорока»), на которых
планировалось установить по одному пулемету;
- плавучие средства Мурманского военного порта (плавучая мастерская «Ксения» и буксиры)1.
Чуть позже к отряду прикомандировали подлодку «Коммунар» (2
минных аппарата), крейсер-заградитель «Соколица», вооруженный двумя
76-мм орудиями и четырьмя пулеметами2.
Уровень технического состояния кораблей и их вооружения был невысоким. Составители плана обороны Мурманского укрепленного района
в 1921 г. подробно охарактеризовали состояние отряда судов береговой
обороны. В частности, дивизион сторожевых судов стоял в Мурманске, на
«Т-3» и «Т-5» было установлено по одному 57-мм орудию, на «Т-21» и «Т23» по одному 75-мм орудию, но «Т-21» находился в капитальном ремонте. Плавучая батарея состояла из трех 75-мм орудий, передвигалась на
буксире, но находилась в «состоянии зимнего хранения». Посыльные суда
Список судов Морской обороны Мурмрайона и Мурвоенпорта с указанием вооружения и
прежних названий 12.01.1921. // РГА ВМФ. – Ф. р-382. – Оп. 1. – Д. 127. – Л. 92.
2
План обороны Мурманского укрепленного района 1921 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. –
Д. 45. – Л. 10.
1
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
никакого вооружения не имели, «Посыльный» приспосабливали под минную базу. Дивизион катеров-истребителей находился в Мурманске, вооружение на них, судя по всему, еще не было установлено, часть катеров
находилась в капитальном ремонте.
В процессе создания МССМ, таким образом, корабли крупных классов и подводные лодки практически не восстанавливались. Основное внимание было уделено вводу в строй кораблей для «москитной войны»:
прежде всего эсминцев и катеров-истребителей. Приводились в порядок
также посыльные суда и тральщики. Осуществлялся ремонт кораблей. В
частности, в «Отчете Совета военной промышленности о деятельности за
1919 и 1920 гг.» отмечалось, что «…главное внимание было обращено на
ремонт судов, и в этой части программы следует отметить, что при всех
уже известных неблагоприятных условиях поставленные задания были
выполнены» 1.
Особенно активизировалась служба кораблей МССМ после инцидента с немецкими тральщиками летом 1921 г. 26 июля 1921 г. в час ночи в
Кольский залив вошли с моря 8 тральщиков (№№ 113, 18, 45, 48, 52, 145,
13, 5). Навстречу им на катере вышли сотрудники особпоста. У командира
тральщика № 45 было выяснено, что группа из 17 немецких тральщиков
прибыла с целью вылавливания мин. Капитана тральщика № 45 предупредили о приостановке движения, однако тральщики пошли по направлению
к острову Кильдин. Батарея, располагавшаяся на острове Торос, о ткрыла
Отчет Совета военной промышленности за 1919 и 1920 гг. // Советское военно – промышленное производство (1918–1926): сборник документов. – М.: «Новый хронограф», 2005. – Т. 2. –
С. 230. Советская историография так же утверждает, что «в первую очередь ремонтировались
поврежденные миноносцы, а затем – сторожевые корабли и тральщики» (Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 59.). Это утверждение в целом
верно, но при этом следует оговориться, что «Отчет…» посвящен ремонту всех морских сил
Республики в целом, и потому неизвестно, какие именно корабли МССМ и в каком количестве
были отремонтированы. Кроме того, сроки ремонта серьезно затягивались: например, согласно
источникам, миноносцы стояли в ремонте до конца лета 1921 г. По другому и быть не могло,
учитывая отсутствие ремонтной базы. Вообще документы, которые бы указывали на то, какие
конкретно корабли МССМ были отремонтированы и когда, пока неизвестны: известны лишь
фрагментарные упоминания в источниках о ремонте тех или иных кораблей.
1
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
огонь. Немецкие суда отвечали ответным огнем, в результате чего командир батареи был ранен, а красноармейцы, за исключением троих, разбежались. Все склады, а также телеграф и кабель были взяты под усиленную
охрану. На Торос вместе с политкомом было выслано 18 человек, а в Александровске объявлено военное положение1.
Немецкие тральщики для очищения акватории Кольского залива от
мин не приглашались: во всяком случае, никаких документов по этому поводу не было обнаружено. Возможно, имел место вариант некой самодеятельности немецкого военно-морского командования.
Тем не менее, этот инцидент имел широкий резонанс в политическом
руководстве Мурмана: на заседании президиума Мургубисполкома в ночь
с 3 на 4 августа это событие увязали с появлением К. Маннергейма в Печенге; ожидалось прибытие в Варде мелких крейсеров и двух подводных
лодок: «По полученным сведениям, немецкая флотилия, заходившая 26
июля в Кольский залив, находится в настоящее время в Варде, куда прибыли в ночь с 26 на 27 июля Маннергейм с министром внутренних дел
Финляндии, которые после заседания, состоявшегося на «Гамбурге», выехали в Печенгу. 8 вымпелов направились с невыясненной целью в Киркенес…Ожидается прибытие в Варде нескольких легких крейсеров, и, по непроверенным пока сведениям, также двух подводных лодок» 2. Все это было увязано с непосредственной угрозой Мурману и Карелии: «Выяснено,
что из Варде грузится снаряжение в Печенгу, в Карелии же сосредоточено
до 400.000 патронов для раздачи местному населению» 3.
Очевидно, в рамках профилактических мер в августе 1921 г. посыльное судно «Ярославна», имевшее на вооружении два 120-мм орудия и приспособленное для постановки минных заграждений, вышло в море для
Телеграмма Командующему Мурманским укрепленным районом 26.07.1921. // ГАМО. –
Ф. 88. – Д. 10. – Оп. 1. – Л. 1-2.
2
Протокол № 1 заседания президиума Мурманского губернского исполнительного комитета 04.08.1921. // Там же. – Л. 7.
3
Там же.
1
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
охраны Мурманского побережья и промыслов. После выхода эсминцев из
ремонта они должны были также отправиться на охрану промыслов. Вооружение их составляло два 75-мм орудия, три минных аппарата и они так
же были приспособлены для постановки мин заграждения 1.
В рамках разработки плана морской обороны Мурманска в кампании
1921 г., было предусмотрено формирование береговой артиллерии Мо рских сил Северного моря в следующем составе. На мысе, образующем губу
Средняя планировалось установить 3 8-дюймовых орудия и 4 3-дюймовых
орудия Лендера для противовоздушной обороны; западнее острова Седловатый планировалось установить гаубичную батарею в составе 2 12дюймовых орудий и 4 3-дюймовых орудий Лендера; на материке восточнее острова Зеленый − гаубичную батарею в составе 2 12-дюймовых орудий и 4 3-дюймовых орудий Лендера. Эти три батареи должны были составить основное ядро защиты горла Кольского залива.
На материке на северо-запад от острова Зеленый планировалось
установить 4 120-мм орудия и 4 3-дюймовых орудия Лендера; на острове
Екатерининский к установке предполагалось 3 120-мм орудия и 4 3дюймовых орудия Лендера; у губы Волоковая должно было быть установлено 3 120-мм батареи и 4 3-дюймовых орудия Лендера. Огонь этих батарей сосредотачивался на подступах к предполагаемому минному полю, сетевым и прочим заграждениям против мелких судов противника.
На мысе Белокаменный и мысе Мишуков предполагалось установить
батареи в составе 4-х 3-дюймовых полевых орудий, а на мысе Ретинский и
в районе губы Средней по 3 3-дюймовых полевых орудия. Эти батареи
должны были обстреливать подводные лодки противника в случае их прорыва через горло Кольского залива. Кроме того, противовоздушной обор оной должны были быть обеспечены склады в Мурманске (предполагалось
Сведения о судах Морских сил Белого моря и Северного Ледовитого океана 08.1920. // РГА
ВМФ. – Ф. р-382. – Оп. 1. – Д. 117. – Л. 73.
1
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
установить по 3 3-дюймовых орудия Лендера), а так же предусматривалась батарея в составе 2 120-мм орудий у Тюва-губы в виду наличия у батареи у губы Волоковой мертвого пространства; всего же для реализации
этого строительства требовалось 8 8-дюймовых орудий, 4 12-дюймовых
гаубицы, 14 120-мм орудий, 14 3-дюймовых полевых и 30 противоздушных 3-дюймовых орудий Лендера (и это не считая орудий, необходимых
для укрепления Кандалакшского залива)1.
Зимой 1921 г. оборону Кольского залива было решено построить на
основе минно-кинжальных батарей. Новый план был составлен специальной Комиссией Петроградского военного округа, работавшей на Мурмане
в декабре 1921 г. и подготовившей два проекта обороны Кольского залива:
полный и сокращенный. Полный план обороны являлся, с точки зрения авторов, исчерпывающим для организации обороны Кольского залива. Сокращенный вариант был разработан на тот случай, если возникнет недостаток орудий и необходимых материальных и финансовых ресурсов.
Для организации полноценной морской береговой обороны Кольского залива предполагалась установка одной минной кинжальной батареи
(батарея могла произвести три залпа по 4 мины) и двух 75-мм орудий для
защиты батареи от мелких неприятельских судов в губе Волоковой. Такую
же минную батарею, но вместе с артиллерийской батареей в составе 4-х
120-мм орудий, предполагалось установить на острове Седловатый. Так
же четырехорудийная 120-мм батарея должна была быть установлена на
острове Зеленый. Эти 120-мм орудия при необходимости можно было
скрыть за складками местности, чтобы уберечь от огня главного калибра
корабельной артиллерии противника, но в таком случае они приобретали
характер кинжальной батареи с ограниченным сектором обстрела. В этой
ситуации к установке предполагались двухорудийные батареи калибром
План морской обороны Мурманска в кампанию 1921 г. // РГА ВМФ. – Ф. р-567. – Оп. 1. –
Д. 17. – Л. 1–9.
1
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
120-мм. Все перечисленные батареи составляли 1-ю линию обороны Кольского залива.
Оборона подступов к Александровску и вглубь залива строилась на
следующих батареях. Кинжальную минную батарею предполагалось установить на острове Олений (3 залпа по 4 мины) под прикрытием двух 75-мм
орудий. Такие же кинжальные минные батареи устанавливались на островах Малый Березовый и Екатерининский. У маяка Чижевского планировалась к установке четырехорудийная 120-мм артиллерийская батарея.
Центральная позиция (третья линия обороны) строилась следующим
образом. У входа в Тюва-губу устанавливались минно-кинжальная батарея
(на северном берегу входа в губу) и двухорудийная 120-мм батарея (на
южном берегу входа в губу). На острове Березовый и мысе Гаванском так
же планировались к установке минно-кинжальные батареи (3 залпа по 4
мины), а в губе Средняя должна была быть установлена 120-мм батарея из
4-х орудий.
Минная батарея устанавливалась в районе Мохнаткиной Пахты, на
мысах Кондраткин и Белокаменный (3 залпа по 4 мины), где проходила
тыловая позиция обороны залива. На мысе Белокаменный должна была
стоять батарея прикрытия из 2-х 75-мм орудий. На острове Сальный предполагалось установить специальную противолодочную батарею для
стрельбы ныряющими снарядами и два 75-мм орудия. На северном берегу
Тюва-губы планировалось создать центральную минную базу.
Вся эта артиллерия формировалась по полному плану обороны Кольского залива. В сокращенном варианте предполагалось создание только
центральной и тыловой позиций и оборона подходов к Александровску. В
этом случае предусматривалось создание 7 минно-кинжальных батарей (на
острове Екатерининском, в Тюва-губе, на мысе Гаванский, у острова
Большой Березовый, у Мохнаткиной Пахты и мысах Кондраткин и Белокаменный), а так же трех четырехорудийных 120-мм батарей (у маяка Чи59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жевского, в Тюва-губе и в губе Средней) вместе с одной 75-мм батареей из
2-х орудий на мысе Белокаменный.
Батареи с суши должны были прикрывать подвижные маневренные
силы в составе двух стрелковых батальонов с горной батареей 1.
«Предлагаемый план обороны несмотря на свою кажущуюся простоту тем не менее на пути своего осуществления встречает значительные затруднения», − отмечали специалисты, составлявшие данный план. Они
имели ввиду тот факт, что минно-кинжальные батареи должны были применяться в России на практике впервые и конкретных проектов минных
аппаратов для таких батарей не имелось. Соответственно, требовались инженеры, способные создать проект минно-кинжальной батареи. Кроме того, краскомы из состава Комиссии отмечали, что проблемы могут возникнуть при инженерных работах по подготовке вместилищ для подобной артиллерии, когда придется производить выемку камня в гранитном массиве
берега. Так же для обслуживания батарей требовался специально подготовленный личный состав2. Все это делало указанные проекты фактически
неосуществимыми.
Поэтому из всех предписаний В. Н. Варваци и разработок командования Петроградского военного округа было реализовано только стро ительство двух батарей: была построена 4-х орудийная спаренная 120-мм
батарея в Тюва-губе и двухорудийная 120-мм батарея на острове Торос,
начаты подготовительные работы по постройке батареи на Екатерининском острове3 (так и незавершившиеся). Организационно батареи были
объединены в Артиллерийскую защиту Кольского залива.
Проект плана обороны Мурмана (Кольского залива, м. Кандалкши, г. Кеми и м. Сорок)
01.1922. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. – Д. 110. – Л. 27–29.
2
Там же.
3
План обороны Мурманского укрепленного района 1921 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. –
Д. 45. – Л. 10.
1
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В имеющихся в нашем распоряжении источниках нигде не встречается упоминания об орудиях Лендера, что позволяет предположить, что
противовоздушная оборона Кольского залива так же не была организована.
Не были реализованы и указания заместителя председателя РВСР
Э. Склянского, который предписал Главвоздухофлоту в срочном порядке
сформировать два гидроотряда для обслуживания Мурманского побережья
и Белого моря1.
Постоянной проблемой МССМ являлся кадровый дефицит командного состава. Так, на просьбу откомандировать специалистов МССМ командование Морскими силами не отозвалось, обосновывая это тем, что на
флоте колоссальный некомплект2.
Другой проблемой являлись постоянные перебои с топливом. Так,
из-за отсутствия угля летом 1920 г. стало невозможным осуществить крейсирование сторожевых судов вдоль Мурманского побережья 3.
Наличие этих проблем делало невозможным полноценную боевую
подготовку МССМ. Усугубляли положение послевоенная экономическая
разруха, последствия политики «военного коммунизма» и природноклиматические условия Мурмана, а так же отсутствие ремонтной базы.
Фактически не осуществлялось строительства необходимой флоту инфраструктуры. Все более нарастал разрыв между замыслами военного строительства и реальной ситуацией.
Таким образом, в 1920–1922 гг. на Мурмане были развернуты силы
флота необходимые для ведения «малой войны» на море. Общий уровень
их боевых возможностей был невысоким. Флот не имел противовоздушной обороны, авиации, нереализованными остались проекты развития беПриказ Революционного военного совета Республики № 2319/453 02.11.1920. // РГА ВМФ. –
Ф. р-567. – Оп. 1. – Д. 20. – Л. 2.
2
Телеграмма комиссара Морских сил Северного моря Кожина секретарю Мурманского губернского комитета ВКП(б) // ГАМО. – Ф. П-3. – Оп. 1. – Д. 13. – Л. 71.
3
Донесение В. Н. Варваци Командующему Морскими силами Республики о крейсировании
сторожевых судов вдоль Мурманского побережья 07.1920. // РГА ВМФ. – Ф. р-382. – Оп. 1. –
Д. 109. – Л. 9.
1
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
реговой артиллерии (за исключением ввода в строй двух батарей). Все указывало на то, что военно-морские приготовления на Мурмане начала 1920х гг. носили временный характер.
§ 4. Строительство частей РККА в северных районах Кольского
полуострова в 1920–1922 гг.
Строительство сухопутных частей РККА на Мурмане было начато
сразу же после свержения антибольшевистских сил. Весной 1920 г. оно
было ориентировано прежде всего на окончательную ликвидацию остатков
вооруженных формирований белых на Мурмане и прилегающих территориях. Эту задачу выполняли части советской 6-й армии, которые в феврале
1920 г. вошли в Архангельск, Онегу, Пинегу. А 13 марта 1920 г. части 1-й
дивизии 6-й армии вступили в Мурманск.
Весной – летом 1920 г., после ликвидации остатков белых частей основное внимание Москвы сосредотачивается на прикрытии советскофинляндской границы. Решением этой проблемы и занялось командование
6-й Армии1.
После освобождения 22 марта 1920 г. Печенги в этом районе расположились подразделения 2-го полка 2-ой бригады 1-й дивизии 6-й армии.
После того, как эти части были переброшены на другой участок фронта, их
сменили подразделения 40-го полка 1-ой дивизии2. В дальнейшем (очевидно, после расформирования 6-й армии в начале апреля 1920 г.), оборону
Климов Ю. Н. Создание и деятельность Мурманской уездной организации РКП(б) (февраль
1920–июнь 1921 гг.). – Мурманск: Мурманский Государственный Педагогический Интситут,
1961. – С. 21.
2
Ермолаев Д. А. Охрана границы на Печенгском участке. 1914 – 1920 гг. // III Ушаковские чтения: Сборник научных статей. – Мурманск: МГПУ, 2006. – С. 186–187.
1
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
заполярного участка возложили на подразделения 379-го полка 127-ой отдельной стрелковой бригады 1.
Учитывая, что одним из важнейших объектов обороны на Мурмане
была железная дорога, ее защите так же было уделено внимание. Для защиты 4-го района железной дороги (Полярный круг – Мурманск, 365
верст), на ее протяжении был дислоцирован 17-й железнодорожный полк2.
Однако для прочного прикрытия границы необходимо было иметь
полноценный армейский контингент, способный поддержать 379-й полк и
стать основной силой обороны в случае необходимости.
С этой целью в июне 1920 г. приказом РВСР на Мурмане создавался Мурманский укрепленный район3 с укрепленными узлами в Кандалакше, Печенге4 и Кеми. Управление района состояло из военного совета в составе коменданта (им являлся военный комиссар Мурманского края) и
двух членов. Коменданту укрепленного района предписывалось немедленно приступить к формированию гарнизона в составе стрелковой бригады,
одного дивизиона легкой артиллерии и одной тяжелой артиллерийской батареи5. Общее руководство процессом формирования частей на Мурмане
возлагалось на командование 7-й армии, которому и подчинялся район.
История ордена Ленина Ленинградского военного округа / Н. И. Барышников, Н. Ф. Варгин,
Л. Г. Винницкий и др. – М., 1974. – С. 111. 6-я армия будет расформирована приказом РВСР 10
апреля 1920 г. Ее управление было переформировано в окружной военный комиссариат Беломорского военного округа, а войска переданы в состав округа и 7-й армии.
2
Доклад о состоянии Мурманской железной дороги на сентбярь 1921 г. // ГАМО. – Ф. 88. –
Оп. 1. – Д. 26. – Л. 29-30. 2 июня 1920 г. Совет труда и обороны признал поддержание грамотной эксплуатации и планомерной достройки этой дороги в качестве государственной внеочередной задачи и ввел смешанную гражданско-военную эксплуатацию участка Масельская –
Мурманск, который объединил два северных эксплуатационных района. Организационно северные эксплуатационные районы были объединены в Полярный Линейный отдел, для рабочих
и служащих которого были повышены ставки оплаты труда и выдавался усиленный паек.
3
Помимо армейского, в 1920-1921 гг. существовал так же Мурманский укрепленный район в
составе Морских сил Северного моря. (См.: РГА ВМФ. Ф.р-2051. Управление Мурманского
укрепленного района).
4
Очевидно, этот укрепленный узел был ликвидирован после передачи Печенги по Тартускому
миру Финляндии.
5
Телеграмма командованию 7-й армии с сообщением оперативного приказа № 015 о создании
Мурманского укрепленного района 06.1920. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. – Д. 12. – Л. 1.
1
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Работа по формированию стрелковой бригады развернулась уже в
июле 1920 г. Во исполнение приказа командования революционный военный совет 7-й армии 21 июля 1920 г. издал приказ № 015, согласно пункту
6 которого было приказано приступить к формированию стрелковой бр игады для Мурманского укрепленного района. 15 ноября того же года командир укрепрайона Постнов приказывает начать формирование стрелковой бригады. Однако ввиду некомплекта командного состава штаб бригады временно приостановил этот приказ, отдав распоряжение приступить к
формированию стрелкового полка, который, до получения указания командующего 7-й армией по нумерации частей бригады, должен был называться 1-м стрелковым полком Мурманского Укрепленного района. Временно исполняющим должность командира и военкома назначался Т. Панюшкин, возглавивший работу по формированию полка. Начальнику
снабжения было приказано удовлетворять требования полка в первую очередь1.
Также была сформирована предписанная приказом РВСР артиллерия. Кроме того, на Мурмане по-прежнему дислоцировались части 379-го
полка 127-й стрелковой бригады.
Фактором активизации сухопутного строительства и развертывания
новых воинских частей на Мурмане стало произошедшее летом 1921 г.
обострение отношений с Финляндией, заключавшееся в ранее уже описанных конфликтах из-за работы погранкомиссаров и столкновения с немецкими тральщиками.
Приказ по Мурманскому укрепленному району № 54 15.11.1920. // ГАМО. – Ф. 332. – Оп. 1. –
Д. 15. – Л. 35. В итоге на основании источников можно предположить, что был сформирован
один полк бригады в количестве 1752 бойца (Приказ № 15 войскам, частям и учреждениям
Мурманского уездного военного комиссарита 15.09.1920. // ГАМО. – Ф. 332. – Оп. 1. – Д. 17. –
Л. 18), но в источниках в дальнейшем нет упоминания о Мурманской стрелковой бригаде, как
нет упоминания ни о какой бригаде вообще. Вероятнее всего, сформировать бригаду не получилось, и те части, которые уже были сформированы, были переформированы в другие подразделения.
1
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Летом 1921 г. для охраны Мурманской железной дороги выделили
бронепоезд № 84, находившийся на станции Званка1. В дополнение к этому 10 сентября 1921 г. начальнику артиллерии укрепленного района было
приказано сформировать под руководством представителя начальника
бронечастей Петроградского военного округа блиндированный поезд для
охраны железной дороги. Руководство и наблюдение за постройкой бронелетучки должен был осуществлять командир 17-го железнодорожного
полка, а базу для поезда должен был готовить командир 1-го железнодорожного полка2. Будущий блиндпоезд передавался в оперативное распоряжение командира 127-й бригады.
Была также увеличена численность 17-го железнодорожного полка,
которая за 1921 г. была доведена до 670 бойцов (из них 224 нестроевых),
имевших 405 винтовок3.
23 августа 1921 г. на Мурман прибыл десантный отряд в количестве
171 красноармейца, который временно поступил в распоряжение командующего Мурманским укрепленным районом и расположился в Мурманске. В самом конце августа на Мурман прибыли еще несколько частей: саперная рота и пулеметная рота Петрукрепрайона.
Саперная рота состояла из штаба роты, двух дорожномостовых взводов и саперного взвода, всего около 210 человек. Учитывая, что на северном побережье Кольского полуострова фактически не было частей, обеспечивающих военную инфраструктуру, это подразделение играло большую роль в процессе подготовки театра к возможным военным действиям.
Приказ Командующего Петроградским военным округом от 27 июня 1921 г. №
2035/677 / Приказы по Петроградскому военному округу РСФСР с 1909 по 2319 // НСБ ГАМО,
№ 763.
2
Приказ по Мурманскому укрепленному району № 038 10.09.1921. // РГВА. – Ф. 771. – Оп. 1. –
Д. 30. – Л. 28. Блиндпоезд под названием «Блиндо-Летучка № 301» был сформирован 16 ноября
1921 г. (Приказ Командующего ПВО от 24 ноября 1921 г. № 3257/1077 / Приказы по Петроградскому военному округу РСФСР // НСБ ГАМО, № 762.).
3
Сведения о боевом и чисоенном составе частей и учреждений Северной завесы Карельского
района по состоянию на 02.1922 г. // ГАМО. – Ф. 88. – Оп. 1. – Д. 46. – Л. 14.
1
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пулеметная рота Петрукрепрайона состояла из 147 человек и на вооружении имела 12 пулеметов1.
Наконец, в подчинение начальника артиллерии Мурманского укрепленного района летом 1921 г. вошли береговые батареи обороны Кольского залива, что свидетельство о сокращении состава флота в пользу сухопутных войск2. Это привело к необходимости формирования при управлении начальника артиллерии артиллерийской мастерской по штатам дивизионных артмастерских3. В целом же после реорганизации, на 9 августа
1921 г., артиллерия Мурманского укрепленного района выглядела следующим образом: в Мурманске располагались управление начальника артиллерии и школа младших инструкторов, отдельная легкая батарея была
разбита на полубатареи с дислокацией 1-й полубатареи в Кеми и 2-й полубатареи в Кандалакше, отдельная тяжелая сводная гаубичная батарея располагалась на острове Революции, батареи морской обороны Кольского
залива располагались на острове Торос и в Тюва-губе4.
В качестве задачи размещенным на Мурмане войскам определялось
прикрытие границы и побережья от возможного десанта противника, а так
же поддержка железнодорожных полков в несении охраны Мурманской
железной дороги. Руководство войсками осуществляло командование Петроградского военного округа, поскольку 7-я армия, в зоне ответственности
Приказ по Мурманскому укрепленному району № 026 29.08.1921. // РГВА. – Ф. 771. – Оп. 1. –
Д. 30. – Л. 21. Саперную роту Командующий укрепленным районом распределил следующим
образом: штаб роты и 1-й саперный взвод вместе с 1-м и 2-м пулеметными взводами расположились в Мурманске, 2-й дорожномостовой и 6-й пулеметный взводы должен был отправиться
в Кандалакшу в распоряжение командующего Кандалакшским узлом, 3-й дорожномостовой
взвод с 3-м, 4-м и 5-м пулеметными взводами должны были дислоцироваться в Кеми и находится в распоряжении командующего Кемским узлом. Данную перегруппировку предполагалось закончить к 3 сентября (Там же.).
2
Приказ по Мурманскому укрепленному району № 027 28.08.1921. // Там же. – Л. 20.
3
Там же.
4
Приказ по Мурманскому укрепленному району 09.08.1921. // Там же. – Л. 15. Неизвестно, какие орудия использовались в 1-й полубатарее легкого артиллерийского дивизиона, но на вооружении 2-й полубатареи стояли 2 облегченных противоштурмовых орудия образца 1913 г.
(Там же).
1
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которой изначально находилась территория Мурмана, была расформирована в мае 1921 г., а ее войска вошли в состав округа.
Согласно приказу командования Петроградского военного округа,
началось строительство необходимых оборонительных сооружений, мест
расквартирования войск и т.д. 1
Боевая подготовка войск была несколько скорректирована. В частности, 16 августа 1921 г. командование Петроградского военного округа
предписало командиру 127-ой стрелковой бригады «подготовить и обучить
лыжному делу все части, находящиеся в Мурманском укрепленном районе
и Олонецкой губернии» 2.
Общий план дислокации частей и отражения возможного вторжения
со стороны финской границы был подготовлен в конце августа 1921 г.
27 августа 1921 г. был издан приказ по Мурманскому укрепленному району. В нем отмечалось, что «по данным разведки замечается усиленная деятельность белогвардейских формирований на западной границе РСФСР» с
угрозой возможного их вторжения вглубь территории Советской Республики. В связи с этим войскам района приказывалось находиться в состоянии боевой готовности и отразить при необходимости наступление противника. Для этого на мурманском направлении командующий укрепленным районом Линовский предписывал командиру 1-го батальона 379-го
полка усилить охрану на границе с Финляндией и охрану железной дороги,
лично проверять и инструктировать посты охраны; принять все для установления прочной связи с постами, причем посты должны не менее двух
раз ежедневно доносить обо всем замеченном на охраняемом участке.
Приказывалось также усилить наиболее важные пункты охраны железной дороги: Северную Колею, Ниву, Б. Ковду и Кемь, где численность
Приказ Командующего ПВО от 1 августа 1921 г. №2328/787 / Приказы Петроградского военного округа РСФСР с 2320 по 3001 за 1921 г. // НСБ ГАМО, № 761.
2
Приказ временно командующего войсками Петроградского военного округа от 16 августа 1921
г. / Сборник приказов Петроградского военного округа РСФСР // НСБ ГАМО, № 725.
1
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
постов нужно было довести до 14 солдат. При помощи остальных сил,
продолжая несение гарнизонной службы в Александровске, Мурманске и
Кеми, следовало гарантировать сохранность складов огнеприпасов и технического вооружения от внезапного нападения злоумышленников и
контрреволюционеров.
Начальнику Десантного отряда было приказано один взвод с пулеметами (50 – 60 солдат) «под руководством опытного командира» отправить
в Кемь в распоряжение Командира укрепленного узла для формирования
подвижного резерва. Второй взвод с пулеметами такого же количества
оставить в Мурманске, но выделить из состава отряда и иметь как подвижной резерв с районом действия Мурманск – Кандалакша. Взвод предписывалось оставить в подчинении Штаба отряда и привести в полную боевую
готовность, освободив от несения всех нарядов и проводя усиленные занятия по строевой, боевой и политической подготовке.
Остальные силы отряда совместно с 1-м батальоном 379-го полка
становились гарнизоном Мурманска.
Командиру Кемского укрепузла приказывалось привести части узла
в полную боевую готовность, а также войти в тесную связь с частями,
охраняющими границу с Финляндией в районе от Кандалакши до Сороки
(3-я и 2-я роты 379-го полка) и вести совместное наблюдение за важнейшими подступами к железной дороге. Из взвода Десантного отряда сфо рмировать подвижной резерв с районом действия Кандалакша – Сорока.
Командиру Кандалакшского укрепузла было приказано привести части узла в полную боевую готовность и, сотрудничая с частями, охраняющими границу (1-я и 2-я роты 379-го полка), вести совместное наблюдение
за важнейшими подступами к железной дороге на участке Кандалакша –
Мурманск.
Начальнику артиллерии Мурманского укрепленного района приказывалось привести все части в полную боевую готовность, а также уско68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рить формирование бронелетучек, закончив оборудование первой не позднее 10 сентября.
Кроме того, всем командирам и комиссарам укрепленного района
следовало обратить особое внимание на строевую и боевую подготовку частей, активизировать политическую работу1.
21 сентября 1921 г. поступило предписание Петрограда снабдить
лыжным имуществом ряд частей Мурманского укрепленного района, в
частности, роту пулеметного полка Петроградского укрепленного района,
артиллерию Мурманского укрепленного района, инженерную роту и десантный отряд 2.
Между тем в руководстве военным строительством присутствовали и
набирали силу прямо противоположные взгляды, связанные с признанием
проводимых мер чрезмерными. Так,
неожиданно приказом РВСР №
2227/383 от 9 октября 1921 г. Мурманский укрепленный район был расформирован, а его штат направлен на укомплектование Мурманского губернского военкомата3. Видимо, в центре так или иначе полагали, что
вступивший в силу Тартуский мирный договор все же играет роль как гарант международной стабильности на севере Европы. Поскольку Финляндия являлась единственным реальным противником в регионе, а внимание
держав-победительниц к РСФСР начинало понемногу слабеть, то в
Москве, очевидно, могли расценивать складывающуюся обстановку как
стабильную и начать постепенное свертывание войск. Так же и с экономической точки зрения содержать крупный гарнизон на Севере без необходимых на то оснований в условиях хозяйственной разрухи было не выгодно.
Приказ по Мурманскому укрепленному району № 029 27.08.1921. // РГВА. – Ф. 771. – Оп. 1. –
Д. 30. – Л. 22.
2
Приказ командующего Петроградским военным округом от 21 сентября 1921 г. / Приказы
Петроградского военного округа с 2386 по 3001 за 1921 г. // НСБ ГАМО, № 761.
3
См.: РГВА. – Ф.771. – Оп.1 (Предисловие).
1
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Действительно, до войны дело не дошло. Однако осенью 1921 г. в
Карелии вспыхнуло крестьянское восстание, которое финская сторона попыталась использовать в собственных интересах. Хельсинки поддержал
крестьянское движение, и вскоре на участке от Петрозаводска и до Кеми
начались столкновения между восставшими крестьянами и сторонниками
советской власти. Мурманское направление стало расцениваться как одно
из возможных направлений действий финских войск, поэтому наличие
гарнизона в Мурманске и развернутых постов охраны вдоль границы с
Финляндией в Заполярье оказалось вполне оправданным.
С конца декабря 1921 г. началась подготовка к масштабному контрнаступлению. План предусматривал нанесение удара по сходящимся
направлениям двумя колоннами: одна (южная) наносила удар из района
Петрозаводска (4-я колонна), а другая – северная - из района станции Лоухи (1-я колонна). Кроме того, предусматривалось два вспомогательных
удара: первый − из района станции Сорока, а второй – из района Медвежьей Горы.
Для обеспечения флангов всего района боевых действий было создано две группы охранения: южная и северная боевые завесы. Части южной
завесы располагались в районе Олонца и Лодейного Поля, а Северной – в
районе Мурманска и станции Кандалакша. Эти завесы имели задачей оборонять советские войска от вторжения финских отрядов на флангах, с
направлений, угрожавших непосредственно Петрограду и Мурманску1.
В целом Северная завеса Карело-Мурманского района имела общую
численность войск около 1800 человек2 без учета сил флота. В административно-политическом отношении власть в Заполярье была централизована: был создан Губернский военно-революционный комитет во главе с
Хесин С. С. Разгром белофинской авантюры в Карелии 1921–1922. – М: Воениздат, 1949. –
С. 63.
2
Подсчитано по: Сведения о боевом и численном составе частей и учреждений Северной завесы Карельского района по состоянию на 02.1922. // ГАМО. – Ф. 88. – Оп. 1. – Д. 46. – Л. 14.
1
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
председателем Мурманского губернского исполнительного комитета, а сам
мургубисполком свою деятельность приостанавливал. На местах организовывались революционные комитеты (Александровск, Териберка, Кола,
Умба и т.д.). В мелких деревушках и местечках из состава селькомов или
месткомов назначались уполномоченные волревкомов. Они сосредотачивали всю полноту власти в своих руках1. Кроме того, мургубисполком обратился с просьбой ввести в состав Военно-революционного комитета Карело-Мурманского района представителя от Мурманской губернии, и в
Петрозаводске это предложение встретили тепло 2.
Серьезных боев с противником Северная завеса не вела, однако ее
организация сыграла определенную роль в ходе отражения финского нападения. Прикрыв фланг наступающей на территории Карелии Красной Армии, войска завесы удержали противника от совершения обходного маневра на мурманском
направлении: по мнению К. И. Соколова-Страхова
«противник не использовал сравнительно опасные и охватывающие нас
направления: Печенга – Мурманский порт (100 км) и Сердоболь - Олонец
(150 км). Объяснение этому обстоятельству приходится искать, главным
образом, в том, что иррегулярные финские силы не рассчитывали иметь
успех на этих более обеспеченных направлениях. У Олонца стояла курсантская бригада. Мурманск был охраняем достаточным гарнизоном» 3.
При всем этом сосредоточение частей не сопровождалось созданием
необходимой инфраструктуры. Не было развернуто строительство дорог,
не расширялся казарменный фонд. В полной мере с таким положением дел
руководство Мурманским укрепленным районом столкнулось еще летом
Приказ Начальника Северной завесы и Карельско-Мурманского района и Мурманского военно-революционного комитета 04.01.1922. // ГАМО. – Ф. 343. – Оп. 1. – Д. 19а. – Л. 9.
2
Протокол № 10 заседания Военно-революционного комитета Карельско-Муранского района
01.01.1922. // ГАМО. – Ф. П-3. – Оп. 1. – Д. 13. – Л. 5. Представителем от Мурманской губернии в ревкоме Карело-Мурманского края должен был стать командующий Мурманским укрепленным районом Линовский.
3
Соколов-Страхов К. И. Зимняя кампания в Карелии в 1921–1922 гг. (Борьба за обладание
Мурманским незамерзающим портом и железнодорожным путем к нему). – Л.: Воен. тип.
Упр-я делами Наркомвоенмор и РВС СССР, 1927. – С. 128.
1
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1920 г. В январе 1921 г. для прибывающих в район войск требовалось отремонтировать бараки «приблизительно» для 2500 человек, для 2000 человек требовалось построить новые. Руководство 61-го военно-полевого
строительства 7-й армии, которое вело строительные работы в интересах
армии и флота на Мурмане1, сообщало, что если оно получит 1288 человек
рабочих-специалистов, то необходимое число бараков для красноармейцев
в Коле и Мурманске будет построено в ближайший сезон 1921 г., но если
этих «рабочих мы не получим, что вероятнее всего, то имея один
Инж[енерный] бат[альон]… требуемое число бараков… можно построить… к осени 1924 г.» 2.
Отсутствовали необходимые условия для ведения боевой учебы. Для
боевой подготовки развертываемых войск отсутствовали тиры и полигоны,
а стрельбище представляло собой «поле без всяких оборудований» 3. Все
это не давало развернуть нормальную боевую подготовку войск, что серьезно сказалось на их боеспособности. В приказе войскам Северной завесы
от 16 февраля 1922 г. Командующий войсками Карельского района
А. И. Седякин отмечал, что войска мало знают стрелковое дело, слабо ориентируются в тактических приемах ведения боя. Для ликвидации указанных пробелов были определены следующие направления боевой подготовки войск: ввести усиленные тактические занятия, причем с максимальным
учетом географической специфики театра военных действий. Так же в осВ начале 1920-х гг. в этом подразделении под Мурманском в качестве рядового проходил
службу будущий Председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин. (См.: Киселев А. А.
Двадцать пять исторических портретов деятелей XX в. на фоне Кольского Севера (от императора России Николая II до президента СССР М. С. Горбачева). В 2 ч. Ч. 2. – Мурманск: , 2011. –
С. 154–155.).
2
Рапорт Начальнику инженеров Петроградского военного округа от исполняющего должность
Руководителя инженерной обороны Мурманского края и ответственного руководителя 61-го
военно-полевого строительства военного инженера Коссова 21.01.1921. // ГАМО. – Ф. 332. –
Оп. 1. – Д. 18-б. – Л. 24. Проблемой 61-го военно-полевого строительства являлось так же и то,
что оно вело строительные работы для армии по постройке бараков и для флота Строительство
осуществляло постройку батарей береговой обороны, что распыляло и без того небольшие кадры военных инженеров на Мурмане.
3
Сообщение Мурманскому уездному военному комиссару 10.06.1920. // ГАМО. – Ф. 332. –
Оп. 1. – Д. 41-в. – Л. 105.
1
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нование боевой подготовки войск требовалось положить «природные
свойства нашего противника, его отличное знакомство с местностью, выносливость» 1.
Существовала проблема численного некомплекта частей. Так, в сентябре 1921 г. 17-й железнодорожный полк имел нехватку личного состава
76 %, при этом большинство «укомплектования совершенно неподготовленные красноармейцы», прибывавшие без обмундирования 2.
Процесс формирования частей Мурманского укрепленного района,
таким образом, столкнулся с целым рядом препятствий, которые серьезно
угрожали качеству военного строительства на Мурмане. Положение сложилось настолько серьезное, что руководство Мурманского губернского
исполнительного комитета во второй половине 1921 г. обратился с пис ьмом с председателю Петроградского совета Г. Е. Зиновьеву, в котором
указывало, что «непосредственная близость границ Финляндии на всем
протяжении… Мурманской губернии, в случае открытия военных действий… ставит вопрос о степени подготовленности обороны края… Ознакомившись с состоянием обороны Мурманского укрепленного района,
приходится с болью констатировать, что такового практически не существует». Руководство мургубисполкома для приведения укрепленного района в боеспособное состояние просило Зиновьева «оказать влияние на кого
следует»3.
Таким образом, в период так называемой «карельской авантюры»
(зима 1921–1922 гг.) размещенная на Мурмане Северная завеса войск помогла сдерживанию финской угрозы. Но формирование сухопутных чаПриказ войскам Северной завесы Карельского района № 011 16.02.1922. // ГАМО. – Ф. 343. –
Оп. 1. – Д. 11. – Л. 2.
2
Доклад о состоянии Мурманской железной дороги на 09.1921. // ГАМО. – Ф. 88. – Оп. 1. –
Д. 26. – Л. 29-30. Причиной некомплекта в железнодорожном полку являлось «слабое поступление специалистов – техников по нарядам» Петроградского военного округа (Там же).
3
Записка Председателя Мурманского губернского исполнительного комитета и Командующего
Мурманским укрепленным районом Председателю Петроградского совета Г. Е. Зиновьеву
1921 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 15. – Д. 12. – Л. 72.
1
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стей не отличалось основательностью. Как и в случае с военно-морским
флотом, оно было подчинено задачам текущего момента.
§ 5. Роль Мурмана в процессе реформирования Вооруженных Сил
СССР в 1922–1932 гг.
С 1921 г. международное положение СССР начинает нормализовываться. Дипломатические, а не военные инструменты использовались советским руководством при выстраивании отношений с другими странами.
Начинается постепенный процесс преодоления политической изоляции
РСФСР.
Прежде всего, постепенно стабилизируются отношения с Великобританией, которая расценивалась Москвой как главный противник и антисоветский вдохновитель в рамках Антанты. Уже 16 марта 1921 г. было
заключено англо-советское торговое соглашение, которое предусматривало в том числе установление политических связей между государствами. В
этих условиях угроза появления английского флота в северных морях фактически исчезала1. РСФСР и ведущие державы Антанты начали находить
общий язык, что снижало угрозу территориям советской Республики, в том
числе и северным.
Под дипломатический контроль были взяты и отношения с Хельсинки. Советско-финляндские отношения начинают стабилизироваться после
подписания 1 июля 1922 г. советско-финляндского соглашения о неприкосновенности границ, в котором стороны договаривались обеспечить демилитаризацию пограничной полосы. Согласно ст. 2 соглашения, граница
могла охраняться исключительно либо регулярными воинскими частями,
либо нормальной правительственной пограничной стражей, общая численФедоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и Кольское Заполярье в XVI–
XX вв. - Мурманск, 2009. – С. 200.
1
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность пограничной стражи не могла превышать 2500 человек. Никаких
других вооруженных сил на границе Москвы и Хельсинки обязывались не
содержать. Под запретом также находилось строительство в пограничной
полосе складов военного снаряжения и вооружения, а так же боевых пр ипасов сверх необходимых для войск и отрядов пограничной стражи (ст. 3) 1.
Таким образом, усилия советских дипломатов уже в 1922 г. сумели
снизить военную угрозу для северных и северо-западных границ РСФСР.
С 1923 г. возможность военного конфликта в целом военно-политическим
руководством СССР рассматривалась как сравнительно отдаленная перспектива2.
Вместе с этим менялись оценки внешних угроз. Советское руководство, находившееся под влиянием идеологического императива о неизбежности войны между социализмом и капитализмом, продолжало расценивать европейские страны в качестве вероятных противников, однако для
определения ближайших мероприятий по военному строительству требовалось расставить приоритеты в иерархии капиталистических врагов. В
1925 г. была принята установка, согласно которой Франция и Англия были
заинтересованы в создании на границах СССР антисоветского блока в с оставе Польши и Румынии при поддержке их Финляндией и Латвией3. Но
уже в конце 1925 г. советские мобилизационные и оперативные планы исходили из предпосылки единовременного выступления Польши и Румынии при поддержке их Францией, Чехословакией и Великобританией.
Так, начиная с середины и до конца 1920-х гг. своими вероятными
противниками советское командование стало рассматривать прежде всего
Соглашение между РСФСР и Финляндией о мероприятиях, обеспечивающих неприкосновенность границы, заключенное в Гельсингфорсе 1 июня 1922 г.//Ключников Ю. В. Сабанин А.
Международная политика Новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч.III. вып. 1.
– М., 1928. – С. 192-193.
2
Кен О. Н. Мобилизационное планирование и политические решения (конец 1920-х–середина
1930-х гг.) – М., 2008. – С. 21.
3
Протокол № 1 заседания комиссии Политбюро 3 апреля 1925 г. // Политбюро ЦК РКП(б) –
ВКП(б) и Европа. Решения «особой папки». 1923–1939. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2001. – С. 75–76.
1
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Польшу и Румынию, в связи с чем военное значение приобретали территории, приближенные к потенциальному театру военных действий: согласно
предложениям начальника штаба РККА М. Н. Тухачевского, на западном
театре предусматривалось три основных операционных направления (два
против Польши и одно против Румынии)1.
Северо-западное направление в рамках такого подхода не могло считаться опасным. Финляндия как противник мыслилась только в качестве
участника общеевропейской коалиции против СССР, и то второстепенного. Причем это представление о позиции Хельсинки не менялось на протяжении 1920-х гг. Так, в конце 1925 г. М. Н. Тухачевский был убежден, что
Прибалтийские государства и Финляндия «ввиду их слабости всегда будут
занимать оборонительную позицию» 2. В 1928 г. IV Управление штаба
РККА подготовило доклад на тему «Военная подготовка против СССР и
основные вопросы усиления обороны», в котором Финляндия вообще не
фигурировала в числе вероятных противников в основной части доклада и
была отнесена к блоку прибалтийских государств (Латвия, Литва, Эстония,
Финляндия), которым давалась общая оценка в приложениях: приводилась
общая численность флотов этих государств, отмечался незначительный
рост военных заводов и полная зависимость от экспорта для создания мобилизационных ресурсов, поскольку «собственные производственные ресурсы этих стран по-прежнему не будут иметь серьезного значения» 3.
На случай европейского конфликта с участием Финляндии в советском военном планировании сохранялась идея об использовании Кольского полуострова вероятными противниками как плацдарма для действий
Кен О. Н. Мобилизационное планирование и политические решения (конец 1920-х–середина
1930-х гг.) – М., 2008. – С. 34.
2
Цит. по: Кен О. Н. Указ. соч. – С. 34.
3
Доклад IV Управления Штаба РККА «Военная подготовка против СССР и основные вопросы
усиления обороны» 10.1928. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 51. – Л. 48–58.
1
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
против Ленинграда. Именно в таком ракурсе рассматривался Мурман в
условиях обострения отношений с европейскими державами в 1930 г.1
Как следствие, менялись подходы к строительству армии и флота.
На протяжении 1920-х гг. военное строительство характеризовалось серьезным урезанием финансирования оборонных программ, что было обусловлено стремлением восстановить разрушенную в военное время экономику страны. Проводимая советской властью новая экономическая политика была ориентирована прежде всего на восстановление гражданского
хозяйства. Соображения экономии средств легли в основу проводимой в
1924–1928 гг. военной реформы, осуществлением которой руководил
М. В. Фрунзе2. Сущность проводимой реформы сводилась к созданию
смешанной системы строительства вооруженных сил СССР, т.е. сочетанию
кадровых войсковых соединений и отдельных частей с территориальными
формированиями.
Официальное юридическое закрепление территориальная система
комплектования получила 8 августа 1923 г., когда был принят декрет ЦИК
и СНК «Об организации территориальных частей и проведении военной
подготовки трудящихся» 3.
Формирование территориальных частей основывалось на ряде принципов, разработанными М. В. Фрунзе. В частности, он указывал, что
«удачное решение милиционными формированиями их задач можно рассчитывать лишь тогда, когда в каждой отдельной части мы будем иметь
достаточно сильное пролетарское ядро», но «такая обеспеченность может
быть достигнута только в тех районах, где имеются фабрично-заводские
Барон Н. Власть и пространство. Автономная Карелия в Советском государстве 1920–1939 гг.
– М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2011. – С. 150.
2
См.: Емелин А. Судьбы доктрин и теорий. 3. Военная реформа 1924–1928 гг. // Морской сборник. – 1991. – № 2. – С. 24.
3
Кузьмин Н. Ф. На страже мирного труда (1921–1940 гг.) – М., 1959. – С. 27-28. Другим мотивом, побудившим советское руководство переходить к территориальной системе, стал тот факт,
что при численности кадровой армии СССР с двухлетним сроком службы она не могла пропустить через себя весь призывной контингент и дать ему необходимую военную подготовку
(Там же.).
1
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предприятия с более или менее многочисленным кадром рабочих». Так же
территориальные части должны были располагаться в местах, расположенных «при железных дорогах, с широко развитой и надежной связью, с
удобными способами передвижения». Наконец, территориальная система
должна была опираться на районы с большой численностью населения и
богатыми материальными ресурсами: «выбирать надо районы густо населенные, с достаточными конскими и обозными средствами» 1.
На тех территориях, на которых развернуть территориальномилиционное строительство было невозможно, планировалось сохранить
Части особого назначения (ЧОН). Эти части формировали при партийных
комитетах на основании постановления ЦК от 17 апреля 1919 г. и они
предназначались для борьбы с контрреволюцией и несения караульной
службы на особо важных объектах2.
Ограничение финансирования оборонного строительства сильно
ударило по флоту. Как писал В.И. Ленин в письме к И.В. Сталину 29 ноября 1922 г., «держать флот сколько-нибудь значительного размера… по соображениям экономическим и политическим не представляется возможным»3. С этого момента начинается сокращение военно-морского строительства.
Теперь финансирование оборонных программ зависело от приоритетности и важности того или иного проекта. В середине 1920-х гг. в военном руководстве СССР развернулась серьезная дискуссия о роли и месте
военно-морского флота в системе вооруженных сил страны. Фактически,
от того, насколько морское руководство смогло бы обосновать необходимость существования военно-морских сил, зависели его перспективы.
Фрунзе М. В. Регулярная армия и милиция // Фрунзе М. В. Статьи и речи. – М.: Государственное военное изд-во Наркомата обороны Союза ССР, 1936. – С. 91-92.
2
Млечин Л. М. Русская армия между Троцким и Сталиным. – М.: ЗАО Центрополиграф, 2002.
– С. 192.
3
Ленин В. И. О сокращении программы ремонта и строительства военно-морских судов (Письма И. В. Сталину) // Полн. собр. соч. – Т. 45. – С. 313.
1
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1926 г. новый начальник штаба РККА М. Н. Тухачевский, являвшийся сторонником традиционного, континентального подхода строительства вооруженных сил, подготовил доклад «Роль морского флота в общей
системе вооруженных сил». Тухачевский исходил из того, что будущими
вероятными противниками СССР будут Польша, Румыния и Прибалтийские государства при поддержке их странами Антанты. «В этих условиях
центр тяжести всей нашей борьбы падает на наши сухопутные силы и на
воздушный флот. На морской флот вместе с береговыми батареями падает
задача обороны наших берегов против возможных действий со стороны
флотов наших противников, учитывая, что эти наши противники в любую
минуту могут быть поддержаны силами из состава флотов других более
крупных государств» - отмечал Тухачевский. Задачи Балтийского и Черноморского флотов заключались, таким образом, в непосредственном содействии сухопутным силам Красной Армии и борьбе с флотами государств-лимитрофов, Румынии и Турции, а в случае прибытия флота Антанты состояли в обороне побережья, с опорой на Севастополь и Кронштадт. Обойдя молчанием перспективы Севера и Дальнего Востока, автор
резюмировал: «Эти задачи, по сравнению с общими задачами, которые
выпадают на наши вооруженные силы, являются вспомогательными»1
(подчеркнуто в документе – Д. С.).
Следует отметить, что точка зрения М. Н. Тухачевского во многом
оправдывалась результатами маневров Балтийского и Черноморского флотов, по итогам которых в декабре 1925 г. начальник оперативного управления штаба военно-морских Республики А. Тошаков подготовил доклад.
В своем выступлении на заседании президиума РВС СССР он подчеркнул
качественную слабость советского флота, указывал на нерешительность
действий командования, слабую практическую и тактическую подготовку
Тезисы Начальника штаба РККА т. Тухачевского «Роль морского флота в общей системе
наших вооруженных сил» 1926 г. // РГВА. – Ф. 4. – Оп. 2. – Д. 102. – Л. 63.
1
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
начсостава и командиров, полную неподготовленность к борьбе с подво дными лодками, устарелость технического оборудования, слабость подводного флота и особенно морской авиации1.
Оценивая выступление Тошакова, М. Монаков отмечает, что руководство военно-морских сил фактически согласилось «с тем, что флот самостоятельного значения не имеет» и готово было признать финансирование по остаточному принципу и ждать, пока у страны не появится нужда в
ускоренном развитии флота2.
Но в 1928 г., при обсуждении перспектив военно-морского строительства, командование армии холодно встретило инициативу дальнейшего
сокращения
военно-морских
сил,
на
котором
настаивал
М. Н. Тухачевский3. Несмотря на это, уже в июле 1929 г. при обсуждении
вопросов строительства флота на Политбюро, было решено урезать финансирование судостроительной программы, принятой Распорядительным заседанием СТО 4 февраля 1929 г. Данное сокращение было утверждено на
бюджетном совещании при Госплане СССР в сентябре 1929 г. 4 Преобладание континентального подхода в военном планировании, таким образом,
все же привело к резкому сокращению военно-морских сил страны.
Кольский полуостров явно не соответствовал критериям территориальной системы М. В. Фрунзе. Летом 1922 г. начинается вывод сухопутных частей РККА с территории Мурмана, инициированный стабилизацией
в отношениях с Финляндией. В «Краткой дислокации сухопутных войск
Доклад Начальника оперативного управления штаба РККФ А. Тошакова на заседании Президиума РВС СССР 07.12.1925 // РГВА. – Ф. 4. – Оп. 2. – Л. 6–7.
2
Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. «Какой Р.С.Ф.С.Р. нужен флот?» 1923–
1925 гг. // Морской сборник. – 1990. – № 12. – С. 22.
3
Kilin Y. The birth of Soviet Globalism: The USSR’s Military Activity in the Arctic and Sub-Arctic
in 1920-1941. // Proceedings of the International Congress of the History of the Arctic and Sub-Arctic
region (18-21 June, 1998. Reykjavik). – P. 452.
4
Кен О. Н. Мобилизационное планирование и политические решения (конец 1920-х–середина
1930-х гг.). – М., 2008. – С. 90.
1
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рабоче-крестьянской Красной Армии на 1 ноября 1924 г.» 1 ни одной сухопутной части не упоминается севернее Ленинграда. В Мурманской губернии, как районе, в котором не формировали территориальных частей
РККА, сохранили Части особого назначения (ЧОН), которые подчинялись
Мурманскому губернскому военкомату2.
В январе 1923 г. центр приступил к ликвидации МССМ. При этом
ликвидация флота на Севере шла в русле логики общего сокращения военно-морских сил, поскольку одновременно с этим существенно сократились
Морские силы Дальнего Востока (МСДВ), которые теперь состояли из
Владивостокского отряда кораблей и Амурской военной флотилии. Окончательно флот на Дальнем Востоке был ликвидирован в 1926 г.
Все военно-морское строительство в середине 1920-х гг. было сосредоточено на традиционных морских театрах: балтийском и черноморском.
Северные моря оказались фактически исключены из морского строительства. В программах судостроения середины 1920-х гг. упоминаются только
Балтийский и Черноморские флоты, для которых закладывались мониторы, подводные лодки, сторожевые катера, торпедные катера, эсминцы 3.
Лишь в программе развития морской авиации для Севера планировалось
сформировать один разведывательный отряд из 6 самолетов, которые
должны были базироваться в Архангельске4, что составляло 0,04 % от общего числа запланированной к 1928 г. формированию морской авиации5.
Морская оборона северных морей была передана в ведение Пограничной флотилии ГПУ и Управления по обеспечению безопасности корабКраткая дислокация сухопутных войск Рабоче-Крестьянской Красной Армии на
01.11.1924. // РГВА. – Ф. 4. – Оп. 2. – Д. 28. – Л. 11–30.
2
Тимофеев П. Чоновцы. Борцы за счастье народное // Полярная правда. – 1977. – 2 июня.
3
Программа судостроения на 1926–1928 гг. и закладка кораблей по судостроеию 2-й очереди (в
1926 и 1927 гг.) 1925 г. // РГВА. – Ф. 4. – Оп. 2. – Д. 102. – Л.49.
4
Трехлетний план развития морской авиации на 1925-1928 гг. 1925 г. // Там же. – Л. 50. Создание авиационных отрядов планировалось так же на Каспийском море, Днепровской и Амурской флотилий (Там же).
5
Подсчитано по: Трехлетний план развития морской авиации на 1925-1928 гг. 1925 г. // Там же.
– Л. 50.
1
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
левождения на северных морях (УБЕКО Север). Согласно докладу командования Морских сил М. В. Фрунзе от 15 июня 1925 г., система морской
обороны северного морского театра основывалась на том, чтобы «создать
по мобилизации, путем использования всех средств театра, возможно
сильное боевое ядро для осуществления, при войне на запад, морской обороны архангельского района и тем препятствовать созданию северного
фронта, как это имело место в 1918 г., который вынудил разделить силы
Красной Армии» 1.
Урезание финансирования на протяжении 1920-х гг. сказывалось на
составе и численности УБЕКО на Севере. Уже в 1924 г. состояние маяков
и радиостанций северной гидрографии характеризовалось как «катастрофическое» 2. Несмотря на это, 8 сентября 1924 г. на заседании Комиссия по
установлению численности морского флота и рассмотрению сметы
Морведа на 1924/1925 год было предложено в рамках экономии средств
сократить численность флота, в частности, на УБЕКО Севера сократить
140 человек. Комиссия согласилась с данным предложением 3.
В 1925 г. УБЕКО Севера имела в своем распоряжении 8 гидрографических судов III-го ранга, один плавучий маяк III-го ранга, один гидрографический катер IV-го ранга и 19 единиц плавучих средств. По штату численность Управления имела 818 человек личного состава при 340 нештатных рабочих4. В 1926 г. численность северного УБЕКО сократилась уже до
Доклад командования Морских Сил председателю РВС СССР М. В. Фрунзе о состоянии и
перспективах развития РККФлота 15.06.1925. // РГВА. – Ф. 4. - Оп. 2. – Д. 105. – Л. 12. См.
также публикацию документа в: Доклад командования Морских Сил председателю РВС СССР
М. В. Фрунзе о состоянии и перспективах развития РККФлота // Реформа в Красной Армии.
Документы и материалы. 1923–1928 гг.: в 2 кн. Кн.1. – М.; СПб.: Летний сад, 2006. – С. 359–
370.
2
Резолюция Третьего Всесоюзного совещания военных моряков – коммунистов по докладу «О
задачах и перспективах строительства Красного Флота». Июнь 1924 г. // Реформа в Красной
Армии. Документы и материалы.1923–1928 гг.: в 2 кн. Кн.1. – М., СПб., 2006. – С. 177.
3
Протокол заседания комиссии по установлению численности морского флота и рассмотрению
сметы Морведа на 1924/1925 год от 8 сентября 1924 г. // Там же. – С. 239–240.
4
Состав Морских сил Рабочее-Крестьянского Красного флота (Северное море) 1925 г.; Штатная численность РККФ по состоянию на 12.06.1925 г. // РГВА. – Ф. 4. – Оп. 2. – Д. 105. –
Л. 18, 21.
1
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
501 человек, что составляло 1,5% от общей численности советского военно-морского флота1.
Подобная ситуация делала территорию Мурмана полностью незащищенной, причем это понимали и будущие противники. В 1928 г. IV
управление штаба РККА перевело статью из финского журнала (без указания автора) «Суомен Хейме», где оценивались возможные вероятные сценарии войны против России. Автор статьи отмечал, что в случае войны
против СССР флоты великих морских держав при необходимости блокируют Балтийский флот в Финском заливе, английские эскадры будут препятствовать Черноморскому флоту выйти из Черного моря, «русские гавани на Белом море большую часть года покрыты льдом, а гавани Мурманского побережья легко могут быть блокированы флотами морских держав.
А так как к тому же Владивосток на берегу Тихого океана слишком далек
от фронтов России, – констатировал автор статьи, − то без преувеличения
можно сказать, что морские пути России легко закрыть» 2.
При этом северное побережье Кольского полуострова полностью не
выпало из системы военной безопасности РСФСР. Фактически продолжала
действовать концепция обороны начала 1920-х гг. , согласно которой в
случае военной опасности прикрытие северного морского театра будет
осуществляться в рамках тактики «малой войны» – за счет маневра легких
сил флота и мобилизации всех возможных ресурсов края.
Учитывая, что возможности страны в этот период исключали строительство дорогостоящих военно-морских баз и содержание даже небольшого флота, выход был найден в создании системы внутренних морских
каналов. Основу такой системы должны были составить строящийся Волго-Донский канал, Мариинская водная система и проектируемый Беломорско-Балтийский канал (ББК). По мнению Б. М. Шапошникова, это позвоТархова Н. С. Красная армия и сталинская коллективизация. 1928–1933 гг. – М., 2010. – С. 85.
Статья «Советская Россия с военной точки зрения», опубликованная в журнале «Суомен Хейме» № 6 за 1928 г. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 51. – Л. 132–133.
1
2
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лило бы «при необходимости производить перегруппировку легких и подводных сил флота из Балтийского в Белое море и наоборот, а после с ооружения Волго-Донского канала так же и для кораблей Черноморского
флота», а так же «использовать эту внутреннюю водную коммуникацию
для военных перевозок в случае образования фронта на Севере» 1.
Свои взгляды он изложил в записке на имя Начальника морских сил
РККА Р. А. Муклевича, который полностью согласился с выводами Шапошникова. Он также подчеркнул, что канал будет содействовать обороне
Мурмана, флот получит возможность поддержать операции сухопутных
частей в регионе, а с учетом строительства Волго-Донского канала появляется возможность стратегического маневра легкими силами, сосредотачивая их на том морском участке, на котором они необходимы. Это, с точки
зрения Муклевича, позволит экономить на количестве необходимых кораблей. Последнее было особенно ценным в тех условиях. «Вышеуказанные соображения обязывают признать предполагаемый проект в военном
отношении безусловно целесообразным и осуществление его – желательно
в ближайшее время» 2 - подводил итог Муклевич.
Весной 1930 г. для проработки вопроса была назначена специальная
комиссия, которая уже 2 апреля предоставила обстоятельный доклад по
вопросу о Беломорско-Балтийском водном пути. Комиссия полностью согласилась с выводами, сделанными ранее Шапошниковым и Муклевичем.
Более того, в докладе были отмечены новые военно-оперативные обоснования строительства ББК. Решение задачи обороны побережья от финляндской границы до доступных для мореплавания берегов Сибири, включая и внутренний бассейн Белого моря, по мысли членов комиссии, уже
«само по себе создает угрозу вероятным противникам и является фактором
Записка Начальника штаба РККА Б. М. Шапошникова Начальнику военно-морских сил
Р. А. Муклевичу 25.01.1930. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 3. – Д. 49. – Л. 2.
2
Ответ Начальника Морских сил РККА Р. А. Муклевича Начальнику штаба РККА
Б. М. Шапошникову на № 015014 28.02.1930. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 3. – Д. 49. – Л. 12–
13.
1
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
политического воздействия, так как затрудняет или даже поставит под с омнение целесообразность или возможность военного нападения на СССР».
Кроме того, подчеркивалось, что ББК позволит действовать на морских
сообщениях противника, обеспечивать советские коммуникации с внешним миром и при необходимости сумеет поддержать силы Красной армии
на побережье и в районах внутренних рек и озер 1.
Видимо, для завершения создания системы внутренней водной коммуникации, обеспечивающей полностью маневр военно-морскими силами
именно по внутренней территории СССР, в 1933 г. ББК было решено продлить по территории Кольского полуострова к побережью Баренцева моря.
Кольский канал так же предназначался для маневра силами флота и фактически позволял избежать строительства на Мурмане военно-морских баз.
Разработкой рабочих гипотез занимался Белбалткомбинат. Согласно проектам, канал должен был проходить от Кандалакшского залива через реку
Нива и озеро Имандра до реки Колы и Кольского залива 2.
Строительство канала силами заключенных было начато летом
1930 г., но оно получило корректировку в сторону урезывания технических параметров проекта. Так, постановлением СНК СССР от 19 января
1932 г. предписывалось обеспечить в навигацию 1933 г. проход судов с
осадкой до 10 футов, что не позволяло военно-морскому флоту полноценно использовать будущий канал. К 1933 г. ББК был в целом завершен, но
по нему можно было проводить лишь небольшие корабли (до эсминца) и
подводные лодки. Ситуацию попытались исправить, спроектировав вторую нитку ББК, однако дальше проекта дело не пошло 3. Одновременно с
этим не получилось реализовать и проект Кольского канала. С точки зреДоклад по вопросу о Беломорско-Балтийском внутреннем водном пути 02.04.1930. // РГА
ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 3. – Д. 49. – Л. 27–30.
2
Более подробно об этом смотри: Федоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр
и Кольское Заполярье в XVI–XX вв. – Мурманск, 2009. – С. 267–268.
3
Килин Ю. М. ББК как фактор стратегии // Север. – 1995. – № 7. – С. 110–112.; Его же. Карелия
в политике Советского государства 1920–1941 гг. – Петрозаводск, 1999. – С. 122–127.
1
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния П. В. Федорова, это произошло вследствие неуклонного втягивания
«СССР в узел международных противоречий» 1.
Нехватка средств на строительство полноценного военного флота
стала причиной появления мнения среди местного мурманского руководства, согласно которому «развитие тралового и торгового флота тоже повышает обороноспособность Кольского полуострова». В частности, в Плановой комиссии Мурманского окрисполкома отмечали, что
«наличие
большого количества тральщиков (рыбных – Д. С.) дает возможность использовать их для сторожевой службы, для расстановки мин, препятствующих входу в гавани и для выполнения других задач морской обороны.
Для этой же цели могли бы быть использованы и некоторые торговые суда
(и ледоколы)» 2.
Таким образом, вследствие стабилизации международной обстановки, изменения характера внешних угроз и введения экономии средств на
военные расходы к середине 1920-х гг. на северном побережье Кольского
полуострова не осталось ни одной сухопутной части РККА, а из военноморских сил здесь были сохранены гидрографические части. Но Мурман
не был полностью исключен из военного строительства. Первоначально
концепция обороны данной территории предполагала в случае военной
опасности мобилизацию всех возможных ресурсов края. Впоследствии
этот взгляд дополнился идеей прикрытия северного морского театра маневром легких сил флота по Беломорско-Балтийскому водному пути, строительство которого завершилось в 1933 г.
В заключение главы хотелось бы отметить следующее. Появившийся
в государственных кругах Российской империи проект создания на побережье Баренцева моря военно-морской группировки получил в 1920–
Федоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и Кольское Заполярье в XVI–
XX вв. – Мурманск, 2009. – С. 268-269.
2
Комплексный план развития коммунального и жилищного хозяйства г. Мурманска 1930/311932/33 гг. // ГАМО. – Ф. Р-213. – Оп. 3. – Д. 4. – Л. 25–26.
1
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1932 гг. дальнейшее развитие в рамках идеи создания оборонительных заслонов (например, Северной завесы Карело-Мурманского района), состоящих из военно-морских и сухопутных сил, на случай «малой войны». Несмотря на то, что вследствие стабилизации международного положения
РСФСР к 1923 г. военное строительство в крае было свернуто, планирование обороны Мурмана между тем продолжалось. До начала 1930-х гг. оно
было связано с возможностью эпизодического развертывания военных сил
в случае экстренной необходимости.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава II.
ПЕРЕХОД К ПЛАНОМЕРНОМУ ВОЕННОМУ СТРОИТЕЛЬСТВУ
НА МУРМАНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ (1933–1941 гг.)
§ 1. Мурман в советском военном планировании
1930-х – начала 1940-х гг.
По мере реализации политики «коллективной безопасности» в Европе советское руководство все более убеждалось в возможности втягивания в военный конфликт против СССР не только отдельных стран, но и
целого блока «капиталистического окружения» Советского государства. В
числе вероятных противников, таким образом, стали рассматриваться
практически все европейские страны1.
Одновременно с этим в результате осуществления первой пятилетки
Красная Армия получила экономическую основу для дальнейшей модернизации и качественного, и количественного роста2. В частности, благодаря экономическому росту повысился технологический уровень вооружения
РККА3.
В этих условиях происходил пересмотр взглядов на военный потенциал Мурмана, территория которого в ходе первых пятилеток также изменила свой облик, став частью промышленного региона. Кольский полуостров превращался в центр горнорудного производства по добыче апатитонефелиновых, медно-никелевых, железных и редкоземельных руд. Было
начато строительство апатито-нефелиновой фабрики в Хибинах и комбината «Североникель» в Монче-тундре. Одновременно с этим Мурман стал
Кен О. Н. Мобилизационное планирование и политические решения (конец 1920-х–середина
1930-х гг.). – М., 2008. – С. 405.
2
Советские вооруженные силы. История строительства. – М., 1978. – С. 182.
3
Reese R. R. The Soviet military experience. A history of the Soviet Army, 1917–1941. – London and
New York: Routledge, 2000. – P. 52.
1
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
одним из ведущих центров рыбной промышленности и крупной транспортной базой1.
Учитывая это, в первой половине 1930-х гг. советское руководство
обращается к идее постоянного военного присутствия на Мурмане.
11 июля 1931 г. на заседании Комиссии обороны К. Е. Ворошилов
сделал доклад «О направлении строительства морских сил», по итогам которого было решено «к концу 1935 г. построить для всех морей: 200 подводных лодок (включая и малые), 40-50 эскадренных миноносцев, 250 торпедных катеров и гидро-авиацию состава, соответствующего этим силам»2.
Эта программа, по замечанию К. Е. Ворошилова, «резко изменяет лицо
морского флота и положение на морских театрах, т.к. дает возможность
решить по-новому вопросы побережья, ставя эту оборону на активные позиции, и вместе с тем заново организует оборону Северного и Дальневосточного побережья»3 (подчеркнуто в документе – Д. С.).
Действительно, возросшие экономические возможности СССР позволили создать летом 1933 г. Северную военную флотилию (СВФ), которая и реализовала необходимость иметь постоянные силы для обороны с еверных границ.
До середины 1930-х гг. согласно господствовавшим в советском военно-морском строительстве взглядам на применение сил флота, военноморские силы на Севере должны были ориентироваться на концепцию
«малой войны на море», предусматривавшую оборону побережья.
Для реализации этой задачи в 1931 г. на Север планировалось перевести 6 средних подводных лодок (типа «Щ») и 18 больших подлодок, 24
торпедных катера, а также усилить береговую оборону созданием 4 180-мм
Подробнее об этом смотри: Федоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и
Кольское Заполярье в XVI–XX вв. – Мурманск, 2009. – С. 227–244.
2
Выписка из протокола № 10 заседания Комиссии обороны СССР 11.07.1931. // РГВА. – Ф. 4. –
Оп. 4. – Д. 281. – Л. 1.
3
Доклад Народного комиссара по военным и морским делам и Председателя РВС СССР
К. Е. Ворошилова в Комиссию обороны СССР 12.11.1931. // Там же. – Л. 4.
1
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
башенных батарей и 4 152-мм открытых батарей, а противовоздушную
оборону обеспечить 6 76-мм зенитными батареями. Планировалось также
создать на Севере морскую авиацию эскадрилью тяжелых бомбардировщиков в составе 13 самолетов, 10 морских ближних разведчиков и 31 истребителя1. С точки зрения наркомата обороны, именно эти силы могли
обеспечить операции «малой войны» на море.
В дальнейшем эти планы частично изменились. Согласно проектам
перспективного распределения кораблей по театрам, в течение 1932-1935
гг. на северный морской театр планировалось перевести 16 средних подводных лодок (существенное увеличение по сравнению с предыдущим
планом) при сохранении 24 торпедных катеров. Сохранялась и численность авиации. Предусматривалось также ввести в строй вспомогательные
корабли в количестве 36 тральщиков, 4 минных заградителей, 12 сторожевых кораблей и 10 канонерских лодок, которые также были необходимы
для организации обороны побережья. Кроме того, ОГПУ должно было построить 10 сторожевых судов-охотников за подводными лодками. Береговая артиллерия в дополнение к уже запланированным батареям должна
была получить 4 180-мм башенных батареи и 152-мм стационарные батареи в горле Белого моря 2.
Постановлением СТО от 11 июля 1933 г. количество подводных лодок для Севера вновь было увеличено. В частности, к 1 января 1939 г. в со-
Доклад Народного комиссара по военным и морским делам и Председателя РВС СССР
К. Е. Ворошилова в Комиссию обороны СССР 12.11.1931. // РГВА. – Ф. 4. – Оп. 4. – Д. 281. –
Л. 5–6, 8‒9.
2
Таблица сроков вступления в строй кораблей на театрах по годам (1932‒1935); Таблица состава и сроков формирования морской авиации для всех театров (1932–1935); Таблица сроков постройки Наркомводом вспомогательных судов на театрах по годам (1932–1935); Таблица сроков постройки ОГПУ сторожевых судов-охотников за подлодками на театрах по годам (1932–
1935) 1932 г. // Там же. – Л. 276, 278, 281, 284–285.
1
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ставе военно-морских сил на Мурмане должно было находиться 31 большая подлодка, 18 средних подводных лодок и 24 торпедных катера1.
Это планирование полностью обеспечивало осуществление тактики
«малой войны» на Севере. В дальнейшем планы развития флота на Севере
в отношении корабельного состава для «малой войны» еще более расширились, причем акцент на подводное кораблестроение сохранялся.
В частности, целью кораблестроительной программы на вторую пятилетку являлось создание флота для ведения «малой войны» на море 2. Согласно планам, на Севере эта доктрина должна была реализовываться через
запланированное введение в строй 18 средних подводных лодок и 24 торпедных катеров. К концу 1935 г. авиация флота на Севере должна была
включать 84 самолета (значительно больше, чем в предыдущих планах).
При этом в строй так же должны были войти 1 плавучая база и спасательное судно. Для обеспечения и поддержки действий флота для северного
морского театра в 1935 г. должны были вступить в строй 5 гидрографич еских судов, 1 транспорт, 8 портовых буксиров, 14 барж, 23 катера различного назначения и прочие суда (плавучие маяки, плавучие доки, плавучие
краны и др., всего 5 единиц)3.
Приоритетными задачами для СВФ являлись оборона Мурманска и
Архангельска от нападений с моря и высадки десанта, противодейс твия
Доклад Заместителя начальника морских сил РККА И. Лудри и Начальника инженерного
управления РККА Петина Народному комиссару Обороны Союза ССР тов. Ворошилову
22.06.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 108.
2
Монаков М. С. Военно-морская наука в России: происхождение, возникновение и становление национальной системы знаний о вооруженной борьбе на море. – М., 2011. – С. 312.
3
Проект программы судостроения на вторую пятилетку (1933–1937 гг.); Программа развития
морской авиации к концу 1935 г.; Программа постройки вспомогательных судов и плавсредств
(1933–1935) 1933 г. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 201. – Л. 7–9, 20. В строй по годам
корабли должны были вводиться: в 1935 г. должны были быть введены в строй 6 средних подводных лодок и 12 торпедных катеров, в 1936 г. 6 средних подводных лодок и 12 торпедных
катеров и в 1937 г. в строй должны были вступить еще 6 средних подводных лодок (Там же).
Авиация должна была включать в себя 12 тяжелых бомбардировщиков МК-1, 12 морских
дальних разведчиков МДР-3, 19 морских легких бомбардировщиков Р6а, 10 ближних разведчиков МБР4, 31 истребитель и 3 дирижабля (Там же. – Л. 20).
1
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проходу противника через горло Белого моря 1, а так же, со второй половины 1930-х гг., обеспечение безопасности Северного морского пути (СМП)
и советских коммуникаций с нейтральными странами 2. Последнее было
закономерно: СМП, который начал функционировать как регулярная
транспортная артерия в середине 1930-х гг., виделся военному руководству
в том числе как продолжение внутренних морских коммуникаций. При
необходимости ББК позволял осуществить маневр с балтийского морского
театра на северный, а оттуда при необходимости корабли можно было перевести на тихоокеанский театр. В условиях обострения советскояпонских отношений этот вариант усиления возрожденного Тихоокеанского флота был перспективным. Возможность подобного маневра доказали
переходы советских военных кораблей по СМП. В 1936 г. на Дальний Восток прошли эсминцы Балтийского флота «Войков» и «Сталин», в 1937 г.
по СМП были переведены гидрографические суда «Охотск», «Океан» и
«Камчадал», а в 1940 г. на Тихий океан была переведена североморская
подводная лодка «Щ-423»3.
Советская концепция «малой войны на море» была полностью ориентирована на отказ от активных действий флота и полное сосредоточение
только на обороне прибрежных участков. Данный подход не получил по ддержки у ряда военачальников, полагавших возможным использование
флота на океанских коммуникациях4.
Основные соображения по развитию военно-морских сил РККА на вторую пятилетку (1933–
1937 гг.) // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 201. – Л. 1.
2
Грибовский Ю. Морская политика СССР и развитие флота в предвоенные годы 1925–1941 гг.
– М., 2006. – С. 36.
3
Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 73–76.
4
Подробнее см.: Монаков М. Березовский Н. Судьбы доктрин и теорий. 5. К истории вопроса о
«малой войне». 1927–1928 гг. // Морской сборник. – 1991. – № 4. – С. 17–19.
1
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1928 г. на заседании РВС СССР Начальник Учебно-строевого
управления УВМС РККА М. А. Петров заявил, что «оборону берегов» следует сочетать с «крейсерскими операциями» флота1.
28 февраля 1930 г. начальник Морских сил РККА Р. А. Муклевич в
своем письме к начальнику штаба РККА Б. М. Шапошникову отмечал, что
при переброске подводных лодок к Мурманскому побережью «мы будем
располагать предпосылками для создания крейсерского подводного флота
для действий на путях сообщения Англии в Атлантическом океане» 2.
В 1937 г. флагман 1-го ранга К. И. Душенов, выступая на Военном
Совете при Комиссаре обороны СССР, подчеркнул необходимость действий на коммуникациях противника. Он, в частности, заявил: «Я считаю
неправильным, что нас довольно продолжительное время задерживали на
Северном море и не давали возможности идти учиться с подводными лодками к немецким берегам. Я два года доказываю, что нужно идти с подводными лодками в Северное море, на единственные немецкие коммуникации; немцы имеют в виду этот мокрый треугольник Гелголанд. Нас же
все время держали» 3.
Стремление придать СВФ статус стратегического формирования все
более находило поддержку у военного командования. Действия на осно вных и важнейших коммуникациях противника, прежде всего Англии, как
задача СВФ заявлены в «Основных соображениях по развитию военноморских сил на вторую пятилетку» 4.
Стенограмма заседания РВС СССР с командующими войсками МВО, УВО и БВО и начальниками морских сил Балтийского и Черного морей от 8 мая 1928 г. / «На борьбу с лимитрофами…» (публ. Ю. Березовского) // Военно-исторический журнал. – 1993. – № 4 – С. 60.; Постановление Реввоенсовета СССР от 8 мая 1928 г. «О значении и задачах морских сил в системе
вооруженных сил страны» // Военно-исторический журнал. – 1988. – № 5. – С. 62.
2
Ответ Начальника Морских сил РККА Р. А. Муклевича Начальнику штаба РККА
Б. М. Шапошникову на № 015014 28.02.1930. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 3. – Д. 49. – Л. 12.
3
Стенограмма заседания Военного Совета при наркоме обороны СССР 1–4 июня 1937 г.
Утреннее заседание 3 июня 1937 г. // Военный Совет при Народном Комиссаре обороны СССР.
1–4 июня 1937 г. Документы и материалы. – М., 2008. – С. 233–234.
4
Основные соображения по развитию военно-морских сил РККА на вторую пятилетку (1933–
1937 гг.) // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 201. – Л. 1.
1
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обеспечивать действия на коммуникациях должны были большие
подводные лодки, которые предназначались для совместного использования с надводным флотом и для действий в значительном удалении от своих берегов на морских сообщениях противника1. По судостроительной
программе на вторую пятилетку для Севера предназначалось 29 больших
подводных лодок2. Была разработана приблизительная схема возможной
борьбы на коммуникациях. Расчет строился таким образом, чтобы 9 больших подлодок действовали на коммуникациях Англии, 9 находились в базе, еще 9 на переходе, 2 оставались в резерве командования. Обеспечивать
выходы подлодок должны были эсминцы, переведенные после капитального ремонта с Балтийского флота3.
Ориентирование военно-морских сил на «малую войну» на море в
первой половине 1930-х гг. стало первым этапом советского военноморского планирования. В середине 1930-х г. строительство военноморских сил было скорректировано потребностями «державной политики»
и возросшими возможностями экономики4. Важную роль в пересмотре оснований военно-морского строительства также сыграл англо-германский
договор, заключенный летом 1935 г., который позволял Германии наращивать свои военно-морские силы. Это заставило советское руководство приступить к разработке аналогичной германской программе военно-морского
строительства5. Таким образом, с середины 1930-х гг. начался второй этап
Золотарев В. А. Козлов И. А. Три столетия российского флота, 1914–1941. – М.,СПб., 2004. –
С. 333.
2
Проект программы судостроения на вторую пятилетку (1933-1937 гг.) // РГА ВМФ. – Ф. р1483. – Оп. 1. – Д. 201. – Л. 7–9. Вступать в строй СВФ они должны были следующим образом:
в 1936 г. должно было быть спущено на воду 12 больших подводных лодок, в 1937 г. еще 17
больших подводных лодок (Там же). В других вариантах программы общее количество больших лодок указывается более большим: 31 (Там же. – Л.17).
3
Там же. – Л. 5-6.
4
Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 8. К «большому морскому и океанскому» флоту
(1936–1939 гг.) // Морской сборник. – 1994. – № 7. – С. 39.
5
Kilin Y. The Birth of Soviet Globalism: The USSR's Military Activity in the Arctic and Sub-Arctic
in 1920–1941. // Proceedings of the International Congress on the History of the Arctic and Sub-Arctic
Region (18–21 June, 1998. Reykjavik). – P. 454–455.
1
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в советском военном планировании, в рамках которого постепенно набирала силу идея создания на Мурмане одной из стратегических позиций вооруженных сил СССР. Это проявилось в разработке программы строительства «большого» флота, к которой Наркомат обороны обратился в 1935–
1936 гг. Уже в январе 1936 г. был подготовлен проект «Большой судостроительной программы». Но официальное решение о строительстве так
называемого «океанского» флота было принято постановлением СТО от 27
мая 1936 г.1, а первая программа судостроения была утверждена закрытым
правительственным постановлением 26 июня 1936 г. 2 С этого момента
начинается второй этап в постановке задач военно-морскому флоту, в котором основное внимание уделяется активным действиям флота.
В рамках разработки программы «большого флота» стратегическая
ценность северного морского театра получила свое признание. Это наглядно демонстрируют данные таблицы 4. Если в программе военного судостроения на вторую пятилетку (1933–1937 гг.) для северного морского театра крупных надводных кораблей не предназначалось, то уже в первом
проекте программы строительства «большого морского и океанского флота» на Севере должно было быть сформировано крупное ядро флота, способное решать самостоятельные задачи в открытом океане. Так, первый
проект «большой» кораблестроительной программы, представленный в ЦК
ВКП(б) и СНК СССР 15 апреля 1936 г. предполагал строительство для с еверного морского театра 4 линкоров, 4 тяжелых и 4 легких крейсеров, 18
лидеров и эсминцев, 54 подводные лодки, 5 тральщиков, 1 заградитель, 18
торпедных катеров, 20 охотников за подводными лодками и сторожевых
катеров, 2 плавбазы и в общей сложности еще 7 вспомогательных судов 3.
Краснов В. Н. Военное судостроение накануне Великой Отечественной войны. – М., 2005. –
С. 11.
2
Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 8. К «большому морскому и океанскому» флоту
(1936–1939 гг.) // Морской сборник. – 1994. - № 7. – С. 39.
1
3
Там же. – С. 41.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако этот проект был пересмотрен уже летом 1936 г. В этом плане
прослеживается уменьшение тоннажа военно-морских сил на Севере и общее сокращении надводных и подводных сил. Согласно программе «крупного морского судостроения» 1936 г. для Севера предполагалось построить
2 линкора типа «Б», 2 легких крейсера, 2 лидера эсминца нового типа, 16
эсминцев проекта 7у, 20 больших подводных лодок и 24 средние подводные лодки, а всего в состав флота на Севере должны были войти 66 кораблей1.
Предположительно, это решение диктовалось необходимостью согласования кораблестроительных программ с возможностями советской
промышленности.
В 1938 г. был подготовлен очередной вариант программы. Она была
ориентирована на обеспечение СФ вспомогательными кораблями для осуществления необходимой поддержки операций океанского флота и одновременно вновь расширяла корабельный состав крупных надводных сил.
Помимо кораблей вспомогательных классов, Северный флот должен был
получить еще 2 линкора типа «А» 2 (поскольку от строительства линкоров
типа «Б» Сталин отказался 3).
Тогда же был разработан план развития авиации флота, согласно которому на Севере формировалась внушительная авиация численностью в
363 машины, причем не планировалось штурмовой авиации, а предусматривалась истребительная, бомбардировочная и минно-торпедная4.
Грибовский В. Ю. Морская политика СССР и развитие флота в предвоенные годы 1925–
1941 гг. – М., 2006. – С. 33.
2
В кораблестроительных программах «большого» флота фигурировало 2 типа линкоров (линкор типа «А» с водоизмещением в 35 тыс. тонн и линкор типа «Б» водоизмещением в 26 тыс.
тонн («облегченный» вариант линкора, основанный на идее французского «Дюнкерка» и
немецкого «Шарнхорста»). (Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 8. К «большому морскому
и океанскому» флоту (1936–1939 гг.) // Морской сборник. – 1994. – № 7. – С. 39.).
3
Грибовский В. Ю. Указ. соч. – С. 39.
4
Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 8. К «большому морскому и океанскому» флоту
(1936–1939 гг.) // Морской сборник. – 1994. – № 7. – С. 41. При этом численность самолетов на
северном театре была самой маленькой (Там же.).
1
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 1939 г. программа получила новую корректировку: был разработан
«10-летний план строительства кораблей РКВМФ», которая для согласования с судостроительной промышленностью был разбит на два пятилетних
плана: 1938 - 1942 и 1942 – 1947 гг. В основе корректив лежала идея создания «сильных флотов на всех морских театрах Советского Союза» 1.
Причиной нового изменения судостроительной программы стала попытка согласования планов кораблестроения и реальных возможностей
промышленности, а относительно СФ вновь особое внимание уделялось
созданию крупных надводных кораблей, с которыми военно-морские силы
на Севере стали бы сбалансированным по классам кораблей соединением.
В частности, в дополнение к имеющимся крейсерским и линейным силам
СФ должен был иметь в своем составе авианосец.
Так, к 1 января 1942 г. на верфях в устье Северной Двины для Северного флота должны были строиться два линкора, один тяжелый и четыре
легких крейсера, шестнадцать эсминцев, четыре большие подводные лодки, двенадцать сторожевиков, девять быстроходных тральщиков. К 1947 г.
Северный флот должен был пополниться авианосцем, тремя тяжелыми и
двумя легкими крейсерами, одним лидером, четырьмя эсминцами, двенадцатью большими подводными лодками, шестью сторожевиками и одним
минным заградителем2.
Рост статуса военно-морских сил на Севере отразило и переименование СВФ в Северный флот (СФ), произошедшее 11 мая 1937 г. 3 По замыслу, военно-морская группировка на Мурмане должна была по своей боевой
мощи, уступая балтийской и тихоокеанской, соответствовать черноморской. Если в сентябре 1937 г., согласно вновь разработанной программе,
распределение тоннажа запланированных к постройке кораблей для северЦит. по: Грибовский В. Ю. Морская политика СССР и развитие флота в предвоенные годы
1925–1941 гг. – М., 2006. – С. 40.
2
Жуков Ю. Сталин: арктический щит. – М, 2008. – С. 352.
3
Козлов И. А. Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 70.
1
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного морского театра уже приближалось к черноморскому, 1 то в 1939 г.
распределение общего тоннажа для Севера и Черного моря было уже практически одинаковым (табл. 5).
При том, что в советском военном планировании окончательно
утвердилась мысль об использовании северного морского театра в рамках
применения сил активного флота, большую часть программ океанского
флота реализовать не удалось в силу несоответствия планов кораблестроения и возможностей промышленности. Однако М. С. Монаков видит причины предвоенного отставания в развертывании сил на Севере в экономических факторах и в том, что «советское военно-морское искусство крайне
мало разрабатывало вопросы системы базирования ВМС как решающего
условия создания полноценных группировок на каждом из морских театров» 2.
Параллельно с военно-морским планированием получает развитие и
подготовка к сухопутным операциям на мурманском направлении. Основным противником здесь виделась Финляндия.
В частности, в аналитической справке НКВД, посвященной антисоветским контрреволюционным организациям Финляндии, подготовленной
в 1934 г., подчеркивалось, что «в настоящее время не подлежит никакому
сомнению, что Финляндия готовиться к войне с СССР». Используя противоречия СССР и Японии на Востоке и ухудшение отношений с Германией
Грибовский В. Ю. Морская политика СССР и развитие флота в предвоенные годы 1925–
1941 гг. – М., 2006. – С. 36. На Севере планировалось иметь 2 линкора типа «А», а на Черном
море 4 линкора типа «Б», но общий тоннаж для Севера составлял 338 тыс. тонн, а для Черного
моря – 342 тыс. тонн (Там же.).
2
Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 7. Разгром «старой» школы. 1930–1931 гг. // Морской
сборник. – 1992. – № 7. – С. 42. Однако второстепенность северного морского участка в рамках
программы «большого флота» является всего лишь следствием стечения экономических и
внешнеполитических обстоятельств конкретно второй половины 1930-х гг. С их изменением
Северный флот мог получить и приоритетное внимание, что и произошло с началом Великой
Отечественной войны, когда военно-морские силы Севера стали самыми динамично развивающимися ВМС во всем советском флоте. Главное же заключалось в том, что в рамках строительства «океанского» флота получила признание мысль о создании полноценной базы военноморских сил и использовании их в ходе операций активного флота.
1
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и Польшей на Западе, в Хельсинки, по мысли авторов записки, надеялись
«вооруженной силой осуществить свои старые планы отрыва от СССР Карелии и Ингерманландии (минимум) и создания «Великой Финляндии»
вплоть до Урала (максимум)» 1. Эти опасения были во многом оправданы: в
частности, Ю. М. Килин подчеркивает, что приход к власти А. Гитлера и
японская угроза на Дальнем Востоке действительно создали для СССР
«новую стратегическую ситуацию, чреватую в перспективе войной на два
фронта», что заставляло советское руководство «ужесточать подходы к
решению финского вопроса» 2.
В 1936 г. в обзоре деятельности иностранных разведок против СССР
в Финляндии также подчеркивалось, что эта страна является враждебным
государством3. В том же году I-й отдел штаба Ленинградского военного
округа подготовил географическое описание Мурманского округа и Карельской Советской Социалистической республики, подчеркнув, что эти
территории по планам «финских правящих кругов» являются объектами
нападения4. Это также в известной степени соответствовало действительности, поскольку в военных планах Финляндии в середине 1930-х гг. действительно господствовала установка на ведение активных наступательных действий в случае конфликта с СССР, в том числе и в северной части
возможного советско-финляндского фронта5.
Справка «Антисоветские контрреволюционные «племенные» организации Финляндии» 1934
г. // Зимняя война 1939–1940 гг. в документах НКВД: по материалам Архива Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области. – СПб.: Информационно-издательское агентство «ЛИК» , 2010. – С. 17.
2
Килин Ю. М. Карелия в политике Советского государства 1920–1941 гг. – Петрозаводск, 1999.
– С. 146.
3
См.: Справка «Краткий обзор о работе на СССР через Финляндию» 12.04.1936 г. // Зимняя
война 1939–1940 гг. в документах НКВД: по материалам Архива Управления Федеральной
службы безопасности Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской
области. – СПб., 2010. – С. 58-60.
4
Справка по вопросу подготовки театра военных действий Кандалакшского направления и мероприятия быв[шего] командования 54-й Мурманской стрелковой дивизии по подготовке войск
для действий в условиях этого театра в период 1936-1937 гг. 21.01.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. –
Оп. 1. – Д. 161. – Л. 2.
5
Килин Ю. М. Указ. соч. – С. 117–122.
1
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако в своем осмыслении «финской угрозы» советское военнополитическое руководство прошло два этапа. До конца 1930-х гг. «финская
угроза» в СССР понималась преимущественно как возможность военной
схватки с самой Финляндией, имевшей в своих северных районах сравнительно небольшой воинский контингент. Угроза на северных операционных направлениях не считалась сильной. Так, в середине 30-х гг. в СССР
был разработан перспективный оперативный план разгрома финской армии («план Шапошникова»). Несмотря на то, что боевые действия на
Крайнем Севере, видимо, допускались, данный план не предусматривал
усиления группировки советских войск в приграничных с Финляндией
районах, а основной зоной боевых действий считалось южное побережья
Финского залива1.
В этой ситуации наличие флота, который мог обеспечить контроль за
северным побережьем Финляндии и высадку десантов в финляндских портах, рассматривалось советским командованием достаточным условием
для противовеса Финляндии на мурманском направлении, и развертывание
здесь крупных сухопутных сил считалось нецелесообразным. Этот взгляд
совершенно отчетливо прослеживается, например, в плане обороны города Мурманска, составленном специалистами штаба СВФ в 1934 г. Согласно ему, подход к городу противника с суши ожидался с трех направлений:
северного (становился возможным лишь при форсировании противником
Кольского залива, отхода Северной военной флотилии к Мурманску и высадки десанта), восточного (требовал от противника длительного обходного движения и по условиям местности «весьма маловероятен, но возможен»), и южного (в направлении от Колы). Последнее направление признавалось наиболее вероятным из-за имеющейся дороги от Колы к Мурманску и «далее тропы (особенно зимою), идущие к финской границе, от
которой уже имеются шоссейные дороги вглубь страны. С западного
1
Зимняя война 1939–1940 гг. Книга первая. Политическая история. – М.: Наука, 1999. – С. 79.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
направления подход противника был «весьма маловероятен из-за отсутствия мостов и средств переправы» 1.
Город должны были оборонять силы, включающие в себя отряд городской милиции, стрелковая рота (105 человек), отдельный зенитный дивизион (70 человек), отряд Осоавиахима (52 человека), коммунистическая
рота (145 человек при 2 пулеметах), десантный отряд отдельного дивизиона миноносцев СВФ (при 4 пулеметах), десантная рота вспомогательных
судов СВФ (60 человек при 1 пулемете). Кроме того, рубежи обороны проходили по высотам южнее и северо-западнее Мурманска с выставлением
наблюдательных постов на восточном направлении 2. На западном направлении, очевидно, рубежей обороны не создавалось.
Согласно советским военным планам, поддерживать оборону Мурманска должна была и Карельская егерская бригада, которая перебрасывалась в Мурманск в случае развертывания боевых действий (например, высадки английского десанта)3.
Но сравнительная немногочисленность частей, прикрывающих Мурманск, в целом показывает, что основные задачи обороны лежали именно
на Северной военной флотилии, которая обеспечивала охрану побережья.
Однако в конце 1930-х гг., по утверждению М. Н. Тухачевского,
война с Финляндией превратилась в «совершенно самостоятельную проблему, в достаточной степени сложную» 4. Сложность, видимо, заключалась в том, что по мере приближения Второй мировой войны, Москва стала связывать с «финской угрозой» неизбежное выступление западных держав, которые используют территорию Финляндии как плацдарм для нападения
на СССР. В частности, в своих показаниях в 1937 г.
План обороны города Мурманска с суши 21.11.1934. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 448. –
Л. 41.
2
Там же. – Л. 41–43.
3
Килин Ю. М. Карелия в политике Советского государства 1920–1941 гг. – Петрозаводск, 1999.
– С. 144.
4
Из показаний маршала М. Н. Тухачевского «План поражения» // Военный Совет при Народном комиссаре обороны СССР. 1–4 июня 1937 г.: Документы и материалы. – М.,2008. – С. 491.
1
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М. Н. Тухачевский утверждал, что расчеты строились на том, что «Финляндия, вероятно, пропустит через свою территорию германские войска»1.
13 июля 1939 г. НКВД подготовило справку «Германская работа в
Финляндии», в которой, в частности, отмечалось, что «на севере Финляндии постоянно находятся геологоразведочные германские партии. Помимо
геологической разведки, немцы весьма интенсивно занимаются на севере
и чистой разведкой. Германские разведчики сидят там годами, изучая не
столько возможности строительства стратегических путей и аэродромов,
но и, главным образом, ведут оттуда шпионскую работу против СССР» 2.
Наличие подобной информации убеждало Москву в том, что территория
Финляндии может быть использована в качестве плацдарма действий против СССР.
В этих обстоятельствах руководство Советского Союза обратило
внимание на обеспечение безопасности северо-западной границы страны,
стремясь предотвратить захват Ленинграда и Мурманской железной дороги. Для этого потребовалось отодвинуть линию советско-финляндской
границы дальше на запад. В результате урегулировать приграничные вопросы с Хельсинки не получилось, что привело к советско-финляндской
войне 1939–1940 гг.
Это во многом бескомпромиссное решение Москвы относительно
Финляндии являлось в том числе следствием подписания пакта МолотоваРибентроппа между СССР и Германией в августе 1939 г.
Эта война вновь вызвала опасения советского руководства о возможности вмешательства третьих держав в советско-финляндские отношения. В частности, в ходе войны Англия и Франция обсуждали возможИз показаний маршала М. Н. Тухачевского «План поражения» // Военный Совет при Народном комиссаре обороны СССР. 1–4 июня 1937 г.: Документы и материалы. – М.,2008. – С. 468.
2
Справка «Германская работа в Финляндии» 13.07.1939 г. // Зимняя война 1939–1940 гг. в документах НКВД: по материалам Архива Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области. – СПб, 2010. –
С. 88.
1
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность высадки на Кольском полуострове. В оперативных разработках союзников советское Заполярье начинает иметь большое значение. В соответствии с планом «Петсамской операции», предполагалось, в частности,
вытеснить советские войска из Петсамо, перерезать Мурманскую железную дорогу и впоследствии захватить Мурманск1. Несмотря на то, что союзники так и не осуществили свои планы, использование территории
Финляндии в качестве плацдарма для удара по северным территориям
СССР стало угрозой, пронизывавшей советское военное планирование.
Это вызывалось ходом событий мировой войны в Скандинавии. Весной
1940 г. Германия оккупировала Норвегию, и с августа того же года на границе с СССР в этом регионе Гитлер начинает концентрировать немецкие
войска2. Для улучшения своих позиций за Полярным кругом немецкое руководство попытались усилить влияние в районе Петсамо. Одним из проявлений этого процесса стала борьба за никелевые рудники 3. Естественно,
что этого не могли не заметить в советских военно-политических кругах4.
Доверие Москвы к Берлину, порожденное подписанным в августе 1939 г.
соглашением, в 1940–1941 гг. уже не было прочным. Советскими спецслужбами постоянно отслеживалось количество немецких дивизий в Норвегии и их транзит через Финляндию, причем предполагалось их использование в возможной войне против СССР 5.
Носков А. М. Скандинавский плацдарм во Второй мировой войне. – М.: Наука, 1977. – С. 51.
См. так же: Записка главнокомандующего сухопутными вооруженными силами Франции и Великобритании генерала Гамелена о возможном участии франко-британских войск в операциях
в Финляндии в связи с началом военных действий между Финляндией и СССР от 10 марта
1940 г. // Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 1. Накануне. Книга первая (ноябрь 1938–декабрь 1940 гг.). – М.: АО «Книга и бизнес», 1995. – С. 368–372.
2
Носков А. М. Указ. соч. – С. 143.
3
Барышников Н. И. Проблема Петсамо в советско-финляндских отношениях (1939–
1944 гг.) // Война в Арктике (1939–1945 гг.). – Архангельск, 2001. – С. 24.
4
Там же. – С. 25.
5
См. например: Спецсообщение разведуправления Генштаба Красной Армии о распределении
вооруженных сил Германии по театрам и фронтам военных действий по состоянию на
25.04.41. // 1941 год: в 2 кн. Кн.2. – М.: Международный фонд «Демократия», 1998. – С. 119–
120; Спецсообщение разведуправления Генштаба Красной Армии «О группировке немецких
войск на востоке и юго-востоке на 5 мая 1941 г.» // Там же. – С. 171–177; Спецсообщение раз1
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Все это делало «финскую угрозу» более широкой по своему содержанию, включающую реальную опасность использования территории
Финляндии третьей державой (несмотря на подписанный пакт, в Москве
допускали возможность того, что это будет Германия), для отражения удара которой усилий одного Северного флота было явно недостаточно. Кроме того, базы Северного флота в этом случае становились уязвимыми со
стороны границы. В этих условиях советское командование начало склоняться к необходимости концентрации на Мурмане крупных армейских
сил. С 1938 г. на Мурмане начинают разворачиваться сухопутные части
(формироваться 104-я горнострелковая дивизия), а в 1939 г. здесь была
сформирована 14-я армия, которая прикрывала мурманское направление
силами двух дивизий.
Изменение взглядов на вероятные перспективы войны с Финляндией
повлекло за собой изменение оценки оперативной обстановки на мурманском направлении. В конце 1930-х гг. представление о ходе возможных
боевых действий на мурманском направлении кардинальным образом поменялось.
24 марта 1938 г. Начальник Генштаба РККА Б. М. Шапошников
представил на рассмотрение Народному комиссару обороны К. Е. Вор ошилову доклад по вопросам стратегического развертывания РККА.
13 ноября 1938 г. основные положения этого доклада были изложены на
Главном Военном Совете и в целом получили одобрение. В отношении
Кольского полуострова в данном плане указывалось: «К северу от Ладожского озера и до Мурманска включительно предусматривалась активная
оборона границ и вторжение на территорию Финляндии с задачей прервать
сообщения Финляндии со Швецией и захватить Печенгу, а также полуост-
ведуправления Генштаба Красной Армии «О распределении вооруженных сил по театрам и
фронтам военных действий по состоянию на 18.05.41.» // Там же. – С. 213–218.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рова Рыбачий и Средний» 1. Фактически именно эта установка перешла в
планирование советско–финляндской войны 1939–1940 гг., при том, что
операции 14-й армии планировались так же как отвлекающий маневр с целью не дать перебросить части финской армии на другие участки фронта2.
В рамках разработки планов развертывания возможных боевых действий на севере Кольского полуострова произошла смена взглядов на возможные направления действий противника. Теперь ожидалось, что боевые
действия на мурманском направлении развернутся именно на западном
Мурмане. «Направление Титовка-Полярное-Мурманск опасно тем, что Северный участок границы от Вайда-губы до озера Лойявр представляет из
себя местность вполне пригодную для прохождения крупных воинских соединений и удар в этом направлении может быть поддержан действиями
неприятельского флота со стороны Мотовского залива» 3 - писал первый
секретарь Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостин И. В. Сталину в
марте 1939 г. Старостин предлагал Сталину создать в этой части Кольского полуострова Титовский укрепленный район, где дислоцировать полк, а
основные силы дивизии дислоцировать в Мурманске. Это «уже в 1939 г.
реально прикроет важнейшие направления на случай фашистского нападения», − резюмировал автор 4.
К середине августа 1940 г. была подготовлена записка Наркома обороны СССР С. К. Тимошенко и Начальника Генштаба Красной Армии
Захаров М. В. Накануне великих испытаний // Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. – М.: АСТ: ЛЮКС, 2005. – С. 272.
2
Как указывал И. В. Сталин: «Все эти группировки (по направлениям: на Карельском перешейке, северное побережье Ладожского озера, на Улеаборг, на Торнио и на Петсамо – Д.С.) преследовали одну конкретную цель – заставить финнов разбить свои силы». (Выступление
И. В. Сталина 17 апреля 1940 г. // «Зимняя война»: работа над ошибками (апрель–май 1940 г.).
Материалы комиссий Главного Военного Совета Красной армии по обобщению опыта финской
кампании. – М., СПб.: Летний сад, 2004. – С. 34.
3
Докладная записка секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину по вопросам усиления обороной и
экономической мощи Мурманской области 28.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. –
Л. 37.
4
Там же. М. И. Старостин помимо мурманского направления, предлагал укрепить кандалакшское направление, создав на нем так же укрепленный район и дислоцировав там дивизию.
Мурманское и кандалакшское направления он справедливо считал «важнейшими». (Там же).
1
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Б. М. Шапошникова в ЦК ВКП(б) И. В. Сталину и В. М. Молотову об основах стратегического развертывания Вооруженных сил СССР на Западе и
на Востоке на 1940 и 1941 гг. В данном документе Кольский полуостров
расценивался следующим образом: при развертывании финской армии на
направлении Петсамо будет располагаться до двух пехотных дивизий, а
также не исключалась возможность вспомогательного удара на кандалакшском направлении. Считалось, что «немецкая армия поддержит
наступление финнов для атаки Ленинграда с северо–запада» 1. Части, сосредоточенные на северном фронте, куда входил и Кольской полуостров,
как справедливо считает В. Н. Барышников, уже ориентировались на вероятную борьбу именно с немецкими войсками2. В частности, в спецсообщении разведуправления Генерального штаба Красной Армии
от 5 мая
1941 г. сообщалось, что немецкая группировка, дислоцированная в северной Норвегии, в перспективе «может быть использована против СССР через Финляндию морем» 3. Таким образом, образ вероятного противника на
мурманском направлении расширялся и включал теперь, наряду с финнами, еще и немцев.
Согласно августовскому плану, силы четырех дивизий 14-й армии
должны были вести оборону северного побережья и границ в Северной
Карелии, осуществляя прикрытие Мурманской железной дороги 4, причем
предполагалось вести активную оборону.
Записка Наркома обороны СССР и Начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) И. В.
Сталину и В. М. Молотову об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР
на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 гг. (не позже 19 августа 1941 г.) // 1941 год: документы.
Кн. 2 – М., 1998. – С. 183.
2
Барышников В. Н. Вступление Финляндии во вторую мировую войну – СПб., 2005. – С. 154.
3
Спецсообщение разведуправления Генерального штаба Красной Армии «О группировке
немецких войск на востоке и юго-востоке на 5 мая 1941 г.» // 1941 год: документы. Кн. 2. – М.,
1998. – С. 173.
4
Записка Наркома обороны СССР и Начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б)
И. В. Сталину и В. М. Молотову об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил
СССР на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 гг. (не позже 19 августа 1940 г.) // Там же. –
С. 189.
1
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В аналогичном документе от 18 сентября 1940 г. также ставятся данные задачи1.
Однако данные о противнике на мурманском направлении постоянно
менялись. Так, в плане войны против Финляндии, составленном в сентябре
1940 г., указывалось, что на петсамском направлении дислоцируется до 4-х
пехотных батальонов и ведутся работы по развитию укреплений, созданных во время предыдущей войны в районе Наутси. Предполагалось, что в
случае войны с СССР Финляндия дополнительно развернет здесь до одной
пехотной дивизии2.
В противовес этому в первые же дни войны планировалось активными действиями лишить Финляндию порта Петсамо и закрыть для нее норвежскую границу на участке Петсамо – Наутси; нанести удар в направлении Рованиеми – Кемь и на Улеаборг с тем, чтобы выходом к Ботническому заливу отрезать северную Финляндию и прервать непосредственные
сообщения центральной Финляндии со Швецией и Норвегией. Для решения данных задач образовывался Северный фронт со штабом в Кандалакше. Данный план был утвержден осенью 1940 г 3.
Очередной план развертывания сил РККА был подготовлен 11 марта
1941 г. По нему Финляндия разворачивала на направлении Петсамо до 1 –
2 пехотных дивизий4.
Неточность сведений о противнике мешала советскому командованию и командованию 14-й армии адекватно оценить степень реальной
угрозы Мурману, и, следовательно, проработать полноценные оперативЗаписка Наркома обороны СССР и Начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) –
И. В. Сталину и В. М. Молотову об основах развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на западе и на востоке на 1940 и 1941 годы №103202/ов. 18 сентября 1940 г. // 1941 год:
документы. Кн. 2. – М., 1998. – С. 249.
2
Записка Наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) –
И. В. Сталину и В. М. Молотову о соображениях по развертыванию Вооруженных Сил Красной
армии на случай войны с Финляндией №103203/ов. 18 сентября 1940 г. // Там же. – С. 254.
3
Там же. – С. 256.
4
Из плана Генштаба Красной Армии о стратегическом развертывании Вооруженных Сил Советского Союза на западе и на востоке. б/н. 11 марта 1941 г. // Там же. – С. 744.
1
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ные планы. В итоге к началу Великой Отечественной войны некоторые
разделы оперативного плана 14-й армии находились на стадии доработки.
Так, например, штаб Ленинградского военного округа не утвердил сроки
выдвижения войск на оборонительные рубежи1.
При этом в планировании прослеживается установка на проведение
локальных наступательных операций. Очевидно, в военном руководстве
Ленинградского военного округа получила признание идея о том, что инициатива на мурманском направлении будет принадлежать Красной Армии.
Во многом эта идея основывалась на успешном опыте реализации указанных задач во время «зимней» войны 1939–1940 гг. При этом данных, позволявших с большой степенью точности определить численность войск
противника и его планы, не было, поэтому военное планирование носило
весьма вероятностный характер.
Другой проблемой советского военного планирования на Мурмане
стала установка на второстепенность мурманского направления в рамках
общего плана войны с Финляндией или с немецкими войсками, действующими с ее территории, что привело к недооценке этого направления. Как
отмечает в мемуарах М. В. Захаров, бывший в 1938–1940 гг. помощником
начальника Генерального штаба РККА, «изложенные в плане прогнозы о
районах приложения основных усилий немецко–фашистских войск на северо–западе также фактически не подтвердились. Главный удар их ожидался в первую очередь на выборгско–ленинградском направлении, а
вспомогательные – в сторону Петрозаводска и Кандалакши. Но боевые
действия развернулись не только на Карельском перешейке, но и в межозерном дефиле (между Ладожским и Онежским озерами) в сторону реки
Свирь, а также в направлении Мурманска» 2.
Вещезерский Г. А. У хладных скал. – М.: Воениздат, 1965. – С. 12.
Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы // Захаров М. В. Генеральный Штаб в
предвоенные годы. – М., 2005. – С. 175.
1
2
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В советском военном планировании в конце 1930-х и начале 1940х гг., таким образом, учитывалась возможность развертывания боевых действий именно на западном Мурмане. В ходе ведения боевых действий на
нем должны были достигаться значительные оперативные задачи: разгром
финляндских частей, занятие Петсамо и отрезание тем самым Финляндии
от моря на севере и изоляция ее от скандинавских соседей. При этом
мурманское направление считалось все же второстепенным в рамках общего планирования безопасности северо-западных рубежей СССР.
Постепенно в советском военном планировании устанавливается высокий уровень взаимной зависимости армии и флота, которые должны были обеспечивать выполнение задач, опираясь на взаимодействие между собой. Флот должен был обеспечивать коммуникации армии (перевозка морем бойцов, боеприпасов, раненых и т.д.) и поддерживать ее фланг, а армия обеспечивала безопасность главной базы флота и прикрывала его с сухопутных направлений.
Это сухопутное и военно-морское взаимодействие четко обозначило
контуры системы обороны Мурмана. Помимо прочего, этот образ «мурманского рубежа обороны», который в конечном счете сформировало советское военное планирование, так же прочно основывался на крупных
оперативных задачах, которые здесь должны были быть достигнуты:
удержание полуостровов Рыбачий и Средний, прикрытие Мурманска и побережья Мурмана1 и в дальнейшем изоляция Финляндии от соседних государств и лишение ее северного выхода в океан.
Как и в начале 1920-х гг., в конце 1930-х гг. вновь был поставлен
вопрос о единой системе управления армией и флотом на Мурмане. Это
было вызвано возросшим значением морского и сухопутного направлений,
стык которых приходился на северную часть Кольского полуострова.
Записка по прикрытию государственной границы на территории Ленинградского военного
округа / Горьков Ю. А., Семин Ю. Н. Конец глобальной лжи: на советском северозападе // Военно-исторический журнал. – 1996. – № 6. – С. 3–4.
1
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Председатель Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостин, в своей записке И. В. Сталину подспудно проводил эту мысль, утверждая, что «создание заполярной Мурманской области говорит за то, что ЦК ВКП(б)
придает огромное внимание Северному направлению как в военном, так и
в экономическом смысле». Он вновь акцентировал внимание Сталина на
наличии незамерзающего порта, подтверждал значение Мурмана историей
«захвата Кольского полуострова англичанами и разной дрянью во время
гражданской войны» и считал, что «Ленинградский военный округ не может уделять достаточного внимания обороне Северного побережья и,
находясь далеко от такового, не ставит важнейших вопросов оборонного
порядка по Северу».
М. И. Старостин предлагал создать Мурманский военный округ с
включением в его состав Мурманской области, Карелии и Архангельской
области. По его мнению, это «решает проблему отработки Северного театра в военном отношении, создаст увязку в мобпланах с Северным военным
флотом, будет выдвигать перед правительством и партией вопросы обороны Севера и в случае войны, имея единое направление согласовано будет
проводить операции совместно с военным флотом, погранвойсками и всеми гражданскими учреждениями» 1. М. И. Старостин подготовил проект
постановления ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по усилению обороны Кольского полуострова», в котором содержалась идея создания Мурманского
военного округа, и направил его Г. М. Маленкову2.
Поскольку ответа Маленкова выявить в архивах не удалось, то ответить, почему предложение Старостина не было реализовано, можно только
предположительно. Вероятно, реализация предложения М. И. Старостина
по созданию окружного управления в Мурманске была невозможна, поДокладная записка М. И. Старостина зав. ОРПО ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по некоторым
вопросам обороноспособности Мурманской области 01.02.1939 // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. –
Д. 158. – Л. 41–42.
2
Проект постановления ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по усилению обороны Кольского полуострова» 1939 г. // Там же. – Л. 70.
1
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
скольку северо-западные территории являлись в случае войны, прежде
всего, плацдармами против Ленинграда, и поэтому передавать полномочия по обороне границ севернее Ленинграда в Мурманск в Москве не стали.
14-я армия подчинялась окружному командованию в Ленинграде. До
создания самостоятельного наркомата ВМФ в конце 1937 г. флот полностью подчинялся сухопутному командованию. После создания самостоятельного Народного комиссариата флота СФ подчинялся своему вышестоящему морскому начальству из военно-морского наркомата, а в вопросах
боевого применения − Главному морскому штабу (ГМШ), который был создан в январе 1938 г. и являлся центральным и боевым органом наркомата
ВМФ по подготовке и использованию военно-морских сил для морской
обороны страны, организации и координации работ всех управлений ВМФ
и руководства боевой подготовкой флотов 1. Взаимодействие сухопутных и
морских сил теперь происходило различными путями. Оно могло быть организовано через взаимную работу ГМШ и Генерального штаба РККА или
согласованную работу отдельных отделов и управлений флота и армии.
Например, инженерные органы армии и флота согласовывали планы инженерного обеспечения противодесантной обороны побережья и сухопутной обороны некоторых баз и могли вести в ряде случаев совместные работы2. В случае развертывания военных действий флот мог быть подчинен
в оперативном отношении командованию Ленинградского военного округа
или действующего фронта.
Таким образом, военное планирование в северных районах Кольского полуострова в 1930-е – начале 1940-х гг. прошло в своем развитии два
этапа. На первом из них (1933–1937 гг.) решение военных задач на МурЗолотарев В. А., Козлов И. А. Три столетия российского флота, 1914–1941 г. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004. – С. 442–443.
2
Золотарев В. А., Шломин В. С. Как создавалась военно-морская мощь Советского Союза. В
2 кн. Кн. 1. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004. –
С. 81.
1
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мане возлагалось на военно-морские силы, роль которых постепенно эволюционировала от тактики «малой войны» к решению стратегических задач посредством «большого флота». В рамках второго этапа (1938 г.–лето
1941 г.), обусловленного новым обострением международных отношений
в Северной Европе, обеспечение безопасности северных границ СССР, помимо флота, стало связываться и с сухопутными силами. Тем самым, к
началу 1940-х гг. Мурман все больше становился постоянным рубежом
обороны, основанным на взаимодействии армии и флота между собой.
§ 2. От Северной флотилии к Северному флоту
Развертывание сил Северной военной флотилии (СВФ) было начато
летом 1933 г. по завершению строительства Беломорско-Балтийского канала (ББК). Несмотря на то, что канал в конечном счете не обеспечивал
проводки крупных кораблей, прохождение эсминцев и подводных лодок
по нему было вполне возможно. На основании приказа Народного комиссара обороны СССР от 15 апреля 1933 г. переход по ББК на Север осуществила экспедиция особого назначения (ЭОН-1) под руководством
З. А. Закупнева.
Начальником
штаба
Экспедиции
был
назначен
И. С. Исаков. В составе ЭОН-1 на Север перешли эскадренные миноносцы
«Урицкий» (командир А. С. Мельников) и «Рыков» (с 12 февраля 1937 г.
«Куйбышев», командир С. С. Рыков), сторожевые корабли «Ураган» (командир Г. А. Визель) и «Смерч» (командир В. А. Фокин), подводные лодки
«Декабрист» («Д-1», командир Б. А. Секунов) и «Народоволец» («Д-2»,
командир Л. М. Рейснер)1.
1 июня 1933 г. циркуляром Начальника Штаба РККА была сформирована Северная военная флотилия (СВФ). Организационно она состояла
из командования и штаба флотилии, политического отдела, Мурманского
1
Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 66.
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
военного порта, командования и штаба дивизиона подводных лодок, по дводных лодок 2 ранга «Декабрист» и «Народоволец», эскадренных миноносцев 2 ранга «Урицкий» и «Куйбышев», сторожевых кораблей 2 ранга
«Ураган» и «Смерч» и управления Мурманского сектора и отдельного артиллерийского дивизиона береговой обороны. Постоянное место базир ования флотилии было установлено в Мурманске. В августе того же года
было сформировано командование флотилии. Командующим флотилией
назначался
З. А. Закупнев,
П. П. Байрачный,
начальником
временно
исполняющим
политического
отдела
обязанности
штаба
В. Ф. Андреев (которого в сентябре сменил Ю. А. Пантелеев, а с мая 1934
г. начальником штаба флотилии был назначен М. Я. Максименко)1.
В сентябре 1933 г. в Кольский залив прибыла ЭОН-2 в составе эскадренного миноносца «Карл Либкнехт» (командир К. Ю. Андреус), сторожевого корабля «Гроза» (командир А. Е. Пастухов) и подводной лодки
«Красногвардеец» («Д-3», командир К. Н. Грибоедов). В состав Северной
флотилии были также включены тральщики «Налим», «Форель» и «Ролик», в плавучую базу для подводных лодок был переоборудован транспорт «Умба», ремонтной базой подлодок стала плавучая мастерская
«Красный горн» 2.
В октябре 1933 г. в составе Северной военной флотилии был сформирован отдельный дивизион эскадренных миноносцев и сторожевых кораблей (командир Ю. В. Шельтинга) и отдельный дивизион подводных лодок (командир К. Н. Грибоедов)3.
Корабельный состав формируемой флотилии должен был обеспечивать реализацию «малой войны» на море. В частности, сторожевые корабли типа «Ураган» изначально проектировались как эсминцы для закрытых
морских театров, таких, как Балтийское или Черное моря. Это были корабКозлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 66–67.
Там же. – С. 68.
3
Там же. – С. 67–68.
1
2
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ли новейшей постройки: «Ураган» вошел в состав флота в 1930 г., а «Гроза» и «Смерч» вошли в состав флота в 1932 г. Для службы на Севере в качестве сторожевых кораблей они подходили, но несколько снижало их
боеспособность то, что как сторожевые корабли они обладали слишком
слабыми средствами противовоздушной обороны и не имели средств обнаружения подводных лодок в подводном положении 1.
Эсминцы типа «Новик», несмотря на большой срок службы («Рыков» и «Карл Либкнехт» были построены в 1919–1917 гг., а «Урицкий» в
1916 г.) в советском флоте прошли модернизацию и фактически сравнялись по боевым качествам с эсминцами проекта 7 и обладали лучшими по
сравнению с ними мореходными качествами2.
Тральщики «Налим» и «Форель» хоть и являлись в прошлом военными кораблями, но были довольно старыми 3. Наконец, плавбаза «Умба»
имела удовлетворительное техническое состояние, но по своим характеристикам не являлась кораблем обеспечения, поэтому командование СВФ
предлагало переоборудовать ее под посыльный корабль 4.
Подводные лодки типа «Д» относились к классу позиционных лодок,
которые предназначались для действий против вражеских кораблей и судов в ограниченных районах с применением преимущественно торпедного
оружия. Поэтому сила торпедного залпа этих лодок равнялась силе залпа
«крейсерской» подводной лодки. Единственное, чего не хватало лодкам
типа «Д» для того, что бы полноценно выполнять крейсерские операции,
Платонов А. В. Советские миноносцы. Часть I. – СПб., 2003. – С. 18.
Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы российского императорского флота. – М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. – С. 92.
3
«Налим» и «Форель» были построены в 1913 г., их тактико-технические характеристики:
«Налим» - длинна 44,55 м, ширина 7,71 м, скорость при полном ходу 19,3 км, «Форель» - длинна 42,77 м, ширина 7,63 м, скорость при полном ходу 19,3 узла (Сведения о судовом составе
Морского отряда Мурманского Окр[ужного] Совета Осоавиахима на 01.03.1933. // ГАМО. –
Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 448. – Л. 18.). Вооружения тральщики не имели.
4
Доклад Командующего СВФ К. И. Душенова Начальнику управления морских сил РККА
В. М. Орлову 22.04.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483 – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 32.
1
2
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
это высокой скорости1. На северном театре находилось 3 лодки такого типа, но «Д-1» погибла при невыясненных обстоятельствах в 1940 г. К концу
1930-х гг. лодки этого типа начали морально устаревать, несмотря на то,
что в конце 1930-х гг. прошли модернизацию, в ходе которой, в частности,
была заменена артиллерия: вместо устаревшей артсистемы Б-2 была поставлена Б-24ПЛ и устанавливался 45-мм полуавтомат2.
Для поддержки сил флотилии командование приступило к развертыванию немногочисленной авиации. Начало этому было положено в 1936 г.,
когда из состава Балтийского флота на Север перебазировалось звено в составе трех самолетов МБР-2 под командованием старшего лейтенанта
Г. В. Степанова.
В 1930-е гг. было начато воссоздание береговой обороны. В составе
СВФ был сформирован Мурманский укрепленный сектор береговой обороны. Тогда же приступили к строительству 3-орудийной 152-мм открытой береговой батареи № 1с в Сеть-Наволоке. В 1934 г. так же приступили
к строительству 2 батарей: 4-хорудийной 180-мм батареи № 11с в СетьНаволоке и 2-хбашенной 4-хорудийной 180-мм батареи № 12с на мысе Корабельном. В 1935 г. были начаты работы по строительству 4-х батарей: 4хорудийной 130-мм батареи Б-13 № 4с в Белом море, две батареи строились на острове Моржовец (4-хорудийная 130-мм батарея Б-13 № 5с и 2хбашенная 4-хорудийная 180-мм
батарея МБ-180 № 13с), на острове
Кильдин было начато строительство 2-хбашенной 4-хорудийной 180-мм
батареи № 10с 3. Расширение береговой обороны потребовало соответствующей организации управления, и в 1936 г. из Мурманского укреплен-
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922–1945 гг. О подводных лодках
и подводниках. – М., 2006. – С. 23, 32.
2
Там же. – С. 136. Кроме того, на лодках демонтировались палубные цистерны, цилиндры плавучести, устанавливалось новое ограждение прочной рубки, форма носовой оконечности зам енялась на более мореходную (Там же.).
3
Перечень строящихся объектов береговой обороны СФ 1939 г. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. –
Д. 162. – Л. 35–36.
1
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного сектора береговой обороны был создан Мурманский укрепленный
район (МУР)1.
Боевая подготовка флота осуществлялась систематически на протяжении 1930-х гг. Ее основное содержание заключалось в отработке операций «малой войны». В частности, в 1935 г. СВФ отрабатывала маневры по
теме «Оборона Кольского залива» 2. Также большое внимание в боевой
подготовке уделялось длительным походам подводных лодок, что обеспечивало знакомство с театром военных действий.
По сравнению с периодом 1914–1922 гг. претерпела изменения конфигурация размещения военно-морских сил на Севере: если раньше они
находились на Мурмане и в Архангельске, то теперь не только база, но и
штаб флота разместились непосредственно на Мурмане. Важное значение
в 1930-е гг. приобрел вопрос о местоположении главной базы флота.
Первоначально, до решения этого вопроса, корабли СВФ должны
были базироваться в Мурманске. Однако постоянно размещаться здесь военно-морские силы не могли, поскольку город был открытым портом, в
который заходили гражданские корабли различных государств. «Главное
заключается в том – писал Начальник управления морских сил РККА
В. М. Орлов К. Е. Ворошилову – чтобы скорее вывести флотилию на базирование из Мурманска… Мурманск… остается торговым портом, посещаемым значительным количеством иностранных судов» 3.
Вопрос выбора будущей базы породил различные точки зрения. В
июле 1932 г. в Мурманске работала специальная комиссия РККА под руководством И. С. Исакова, которая предложила в качестве главной базы
район реки Роста севернее Мурманска. Проблема заключалась в том, что
Потапов П. А., Шилюк Ю. П. Береговики Заполярья. – Севастополь, 2006. – С. 5.
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922–1945 гг. О подводных лодках
и подводниках. – М., 2006. – С. 282.
3
Доклад Начальника управления морских сил РККА В. М. Орлова Народному комиссару обороны Союза ССР тов. К. Е. Ворошилову 28.04.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274.
– Л. 48.
1
2
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
здесь велись поиски железной руды и при успешном завершении работ мог
быть построен комбинат. Однако комиссия Исакова пришла к выводу о
строительстве главной базы именно в этом районе, а при условии начала
строительства комбината главную базу было намечено перенести в губу
Грязная1.
Однако важность вопроса привлекла к его решению высших деятелей государства и лично И. В. Сталина. В 1933 г., после осмотра канала
И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов и С. М. Киров отправились на Мурман с
целью выбора предполагаемого места для базирования будущей флотилии.
В результате местом для строительства главной базы флота была утверждена Екатерининская гавань Кольского залива, о которой писал еще
С. Ю. Витте2.
Для реализации строительства в августе 1933 г. был подготовлен
проект постановления Комиссии обороны «О развитии военно-морских
баз, аэродромов и береговой обороны для Морских Сил на Севере» на период 1934 – 1939 гг. Согласно проекту, главную операционную базу флота
было решено развивать в Кольском заливе в Екатерининской гавани, где
должна была быть построена база для 24 больших подводных лодок, в губе
Пала должна была появиться база для 10 больших и 18 средних подводных
лодок, в губе Оленья должна была расположиться база для плавсредств и
вспомогательных судов, в губе Сайда строилась база для надводных кораблей: эсминцев, сторожевых кораблей, торпедных катеров с дальнейшим
ее превращением в базу для лидеров и крейсеров. Завершала эту систему
базирования постройка в Вайда-губе основных хранилищ боеприпасов,
топлива, продовольствия, технического имущества,
артиллерийских и
торпедных мастерских. Тыловые учреждения и судоремонтная база должна была расположиться в Мурманске. Под маневренные базы должны быФедоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и Кольское Заполярье в XVI–
XX вв. – Мурманск, 2009. – С. 270–271.
2
Там же. – С. 271.
1
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ли использоваться Кильдинский пролив, Ура-губа в Мотовском заливе, а
так же Териберка и Иоканга1.
Полярный превращался в сугубо военный город, поскольку для защиты флотилии от шпионажа из него выводились гражданские организации. В частности, из Полярного в Мурманск был выведен Государственный океанографический институт (ГОИН), а помещения и территория института были переданы СВФ2.
Инженерное управление РККА разработало план строительства баз
Северной военной флотилии, фактически совпадающее с проектом августа
1933 г., с той лишь разницей, что в Пала-губе строилась база не для 10
больших подводных лодок, как указывалось в проекте, а для 7 больших.
Общая сумма затрат составляла около 500 миллионов рублей 3. Готовность
выделить эту внушительную сумму показывает стремление советского руководства создать полноценную военно-морскую базу на Мурмане.
Строительство базы развернулось с 1933 г. 4. К 1 октября 1934 г. в базе планировалось построить причальный фронт, пирс для подводных лодок, зарядную, котельную, склад торпед и другие объекты 5. Но планы
строительства фактически сразу же начали корректировать. Как отмечал
начальник Инженерного управления РККА Н. Н. Петин в 1935 г., «учитывая исключительно трудные условия и дороговизну строительства, а также
фактическое запоздание выполнения промышленностью судостроительной
Проект постановления Комиссии обороны «О развитии военно-морских баз, аэродромов и
береговой обороны для Морских сил на Севере 08.1933. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. –
Д. 200. – Л. 113. Для осуществления строительства было предписано военно-морским силам
продолжать изыскательные работы и составить детальный план строительства баз. Наркомату
путей сообщения предписывалось приступить к изысканиям трасс железнодорожных путей к
губе Ваенга и селу Полярное и предоставить к 1 ноября 1933 г. разработанный план строительства железной дороги (Там же.).
2
Там же. – Л. 14.
3
Доклад Заместителя начальника Морских сил РККА И. Лудри и Начальника инженерного
управления РККА Н. Петина Народному комиссару обороны Союза ССР тов. Ворошилову
22.06.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483 – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 108.
4
Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 68.
5
Доклад о состоянии оборонительного, специально-морского и казарменного строительства
ОИВ СВФ по состоянию на 01.09.1935. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 643. – Л. 23.
1
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
программы», был разработан новый план строительства баз СВФ в Кольском заливе на сокращенный состав флотилии для 18 больших подводных
лодок в Екатерининской гавани и для 12 средних подводных лодок в губе
Пала с завершением строительства в 1940 г. Общая стоимость этого строительства Инженерным управлением РККА оценивалась в сумму около 180
миллионов рублей1.
В 1934 г. начальник Инженерного управления РККА Н. Н. Петин создал для строительства в Полярном отдельное Управление начальника работ или УНР-952.
Однако строительство продвигалось медленно. Это было связано с
тем, что приходилось проводить большой объем скальных работ, которые
были затратными с финансовой точки зрения3. Между тем, во главе инженерных частей флотилии и УНР-95 началась смена руководящего состава.
Назначенные руководители то не обладали необходимыми организаторскими способностями, то просто халатно относились к своим обязанностям, что породило административную чехарду, которая замедляла строительство 4. Все это переносило сроки готовности базы на 1935 г.
При этом в финансировании строительства наблюдались перебои 5.
Усугубляло ситуацию и то, что командующий флотилией Захар Александрович Закупнев почти не выполнял свои функции. Контролер партийной
контрольной комиссии отмечал, в частности, что «Закупнев представляет
Доклад Заместителя начальника Морских сил РККА И. Лудри и Начальника инженерного
управления РККА Н. Петина Народному комиссару обороны Союза ССР тов. Ворошилову
22.06.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 108.
2
Доклад о состоянии оборонительного, специально-морского и казарменного строительства
ОИВ СВФ по состоянию на 01.09.1935. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 643. – Л. 23.
3
Доклад Заместителя начальника Морских сил РККА И. Лудри и Начальника инженерного
управления РККА Н. Петина Народному комиссару обороны Союза ССР тов. Ворошилову
22.06.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 108.
4
Доклад о состоянии оборонительного, специально-морского и казарменного строительства
ОИВ СВФ по состоянию на 01.09.1935. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 643. – Л. 24-26.
5
См.: Доклад Командующего СВФ К. И. Душенова Начальнику Морских сил РККА
В. М. Орлову 29.07.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 132.
1
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
из себя буквально разложившегося субъекта, пьянствующего и не занимающегося вопросами нормального командования флотилией» 1.
На исправление ситуации с базовым строительством флота на Севере
были направлены силы сразу по двум направлениям: партийному и военному. Партийное руководство обеспечило вмешательство секретаря ЦК
ВКП(б), первого секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б), а с
1935 г. члена Военного совета ЛВО А. А. Жданова, который добился установки срока завершения строительства к осени 1935 г. 2
Военное ведомство для обеспечения строительства сделало начальником отдела инженерных войск СВФ «опытного инженера с Балтики Фоменко», в Полярный были переброшены строительные части Ленинградского и Белорусского военного округов, значительно усилено снабжение
строительными материалами и транспортом, увеличена численность рабочих3. Наконец, в 1935 г. З. А. Закупнев был снят с поста командующего
флотилией4, а новым командующим СВФ был назначен К. И. Душенов, который приложил большие усилия для завершения базового строительства в
Полярном.
В результате затраченных усилий флот получил возможность перебазироваться в Полярный. В 1935 г. члены комиссии совконтроля докладывали И. В. Сталину о том, что «по плану строительства Наркомата обороны в Полярном
в этом году должно быть расквартировано 6 подло-
док и весь надводный флот Морских сил Севера с переносом, таким обраДоклад руководителю военно-морской группы Комиссии партийного контроля тов.
Н. В. Куйбышеву «О политико-моральном состоянии личного состава Северной военной флотилии» // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 8. Эта резкая характеристика вызвала
несогласие Начальника Морских сил В. М. Орлова, который в своем ответе К. Е. Ворошилову
на приведенную характеристику писал, что в ней информация «носит чрезмерно сгущенный
характер» (Доклад Начальника Морских сил РККА В. М. Орлова Народному комиссару обороны Союза ССР тов. К. Е. Ворошилову 28.04.1935. // Там же. – Л. 48.).
2
Доклад о состоянии оборонительного, специально-морского и казарменного строительства
ОИВ СВФ по состоянию на 01.09.1935. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 643. – Л. 26.
3
Доклад Начальника Морских сил РККА В. М. Орлова Народному комиссару обороны Союза
ССР тов. К. Е. Ворошилову 28.04.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 41.
4
Там же. – Л. 48.
1
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зом, базирования их из Мурманска в Екатерининскую гавань. Эта задача
может быть выполнена: стоянка судов будет обеспечена причалами, так же
и размещение личного состава в основном».
Правда, отмечалось незавершенность строительства зарядной станции для подводных лодок и в целом отмечалось, что «состояние всего
строительства с организационной, хозяйственной и технической стороны
по данным проверки нужно считать неудовлетворительным» 1. Но, тем не
менее, в 1935 г. в главную базу перешли отдельный дивизион подводных
лодок и отдельный дивизион эскадренных миноносцев и сторожевых кораблей вместе со штабом, политотделом и всеми центральными учреждениями флотилии2.
Одной из крупных проблем, которую предстояло решить при формировании военно-морских сил на Севере, стал вопрос судоремонта. Очевидно, в первой половине 1930-х гг. предполагалось, что он будет использовать местные гражданские судоремонтные заводы, а так же при необходимости переводить корабли на ремонт в Архангельск и Ленинград.
Однако этих судоремонтных сил явно не хватало. 22 апреля 1935 г.
К. И. Душенов отправил начальнику Морских сил РККА В. М. Орлову доклад о состоянии кораблей Северной военной флотилии. В докладе недвусмысленно указывалось, что к 1937 г. в Заполярье не будет боеспосо бных
кораблей, поскольку все они встанут в ремонт. В частности, командующий
отмечал, что у миноносцев уже «нормальный срок службы (5-6 лет)» для
Севера превзойден «и эти корабли требуют капитального ремонта в ближайшие два года». Далее, материальная часть сторожевых кораблей, по
мнению Душенова, «потребует капитального ремонта не позднее как через
два максимум три года».
Доклад Председателя Комиссии совконтроля Антипова и члена комиссии Хаханьяна
И. В. Сталину [08.1935.] // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 141.
2
Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. – С. 68.
1
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Относительно подводных лодок указывалось, что их материальная
часть потребует ремонта «начиная с 1937 г.». Относительно тральщиков
флотилии «Налим» и «Форель» (оба 1913 года постройки) Душенов написал емко: «Оба корабля ветхи и надо удивляться, как они были избраны…и
назначены в состав флотилии». Сложная ситуация сложилась и с кораблями обеспечения: плавучая база подводных лодок «Умба» находилась в неплохом техническом состоянии, но своему назначению как база подводных
лодок «не соответствует и не может быть для этой цели приспособлена,
что установлено специальной комиссией, назначенной Командованием
экспедиции особого назначения в июле 1933 г.». Душенов предложил приспособить «Умбу» под посыльный корабль1.
Таким образом, незначительный корабельный состав флотилии
угрожал критически сократиться в 1937 г., ведь на ремонт должны были
уйти сторожевики и подводные лодки, а из ремонта должны были выйти
эсминцы, оказавшиеся бы единственными кораблями флотилии. При этом
осуществлять капитальный ремонт кораблей флотилии на месте было невозможно, корабли нужно было переводить в Архангельск либо в Ленинград. Однако практика срыва сроков ремонта кораблей, существовавшая в
СССР, ставила под сомнение выход эсминцев и прочих классов кораблей
из ремонта в срок.
Доклад Командующего СВФ К. И. Душенова Начальнику управления Морских сил РККА
В. М. Орлову 22.04.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 30–32. Более высокие
требования к текущему и капитальному ремонту кораблей Душенов обосновывал природногеографическими условиями театра. Так, нормальный срок службы миноносцев в условиях Севера он оценивал в 5-6 лет, при этом миноносец «Рыков» после последнего капитального ремонта находился в строю уже 8 лет, миноносец «К. Либкнехт» 7 лет и миноносец «Урицкий» 6
лет. Для подводных лодок Душенов установил срок службы в условиях северного морского
театра в 7 лет, при этом «Д-1» находилась в строю 5 лет, «Д-2» и «Д-3» 4 года. Но лодки, как
отмечал командующий, требовали срочной модернизации конструкции в связи со сложными
климатическими условиями. Тральщики, находившееся в строю 22 года, вообще никакого вооружения не имели, и Душенов отметил, что «необходимо в 1936 г. произвести полное дооборудование этих кораблей либо исключить их из состава флотилии как тральщики». (Там же.).
1
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кроме того, подобные перспективы фактически сводили на нет боевую подготовку кораблей флотилии, и прежде всего, отработку взаимодействия друг с другом.
Таким образом, отсутствие собственной судоремонтной базы стало
главной проблемой СВФ, но попытки ее разрешения были осуществлены
уже во время строительства океанских военно-морских сил во второй половине 1930-х гг.
В рамках реализации установки на создание «большого флота» Северная военная флотилия в мае 1937 г. была преобразована в Северный
флот (СФ). В связи с этим изменился подход к строительству военноморских сил на Севере, которые теперь должен был превращаться в крупное оперативное объединение сил.
В рамках реализации доктрины «большого флота» начинается расширение корабельного состава СФ. В частности, в конце 1937 г. на Север
были переведены подводные лодки «Щ-401», «Щ-402», «Щ-403» и «Щ404», которые составили второй дивизион подводных лодок СФ.
В 1939 г. на Север перешло 14 новых кораблей: эсминцы проекта 7
«Грозный», «Громкий», «Гремящий» и «Сокрушительный» и 10 подво дных лодок: «Щ-421», «Щ-422», «Щ-423», «Щ-424», «М-171», «М-172»,
«М-173», «М-174», «М-175» и «М-176». Летом 1940 г. в Заполярье были
переведены две подводные лодки типа «К»: «К-1» и «К-2», а также эсминец «Стремительный». Все это потребовало усовершенствовать организационную структуру флота: были сформированы бригада эскадренных миноносцев двухдивизионного состава (командир капитан 2 ранга М. Н. Попов), бригада подводных лодок четырехдивизионного состава (командир
капитан 2 ранга Д. А. Павлуцкий) и соединение охраны водного района
(ОВР) главной базы флота.
Наконец, в 1941 г., незадолго до начала Великой Отечественной войны в состав СФ по ББК начала переход еще одна подводная лодка типа
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«К» («К-21»), однако ее задержали начавшиеся военные действия, и она
вошли в состав флота уже после начала Великой Отечественной войны.
Также сразу после начала войны на Север по ББК была переведена «К-3».
Все переведенные корабли были новейшей постройки. Это показывает анализ данных таблицы 6, который свидетельствует, что даже в составе СВФ были сравнительно новые корабли (исключая тральщики «Налим»
и «Форель»), а в состав СФ вводились корабли, принятые в строй исключительно во второй половине 1930-х гг. Так, переведенные в 1937 г. четыре лодки типа «Щ» − это лодки, которые вошли в состав флота в 1936 г.
Переведенные в 1939 г. лодки «Щ-421» и «Щ-422» вошли в состав флота в
1937 г., а «Щ-424» − в 1936 г. Переведенные тогда же подлодки типа «М»
вошли в состав флота в 1937-1938 гг. Аналогично и эсминцы проекта 7,
перешедшие на СФ в 1939 – 1940 гг., вошли в строй в 1938-1939 г. Лодки
типа «К» так же были новейшими кораблями, введенными в состав флота в
1940 г.
Всего за период 1937–1939 гг. в состав ВМФ СССР вошло 38 подводных лодок1, из них 14 - в состав СФ (или 36%). За этот же период в состав советского флота вошло 24 лидера и эсминца2, из них 5 были переведены на Мурман (20 % от числа всех вошедших в состав флота эсминцев).
Из 4 вступивших в строй в 1940 г. больших подводных лодок типа «К» 3 все
вошли в состав СФ (две до войны и две после ее начала). В этих фактах
прослеживается положительная количественная динамика пополнения корабельного состава СФ.
Таким образом, к лету 1941 г. Северный флот имел следующую организацию. В составе корабельных сил находилось 50 кораблей различных
Краснов В. Н. Военное судостроение накануне Великой Отечественной войны. – М., 2005. –
С. 21.
2
Там же.
3
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот. 1922–1945 гг.: О подводных лодках
и подводниках. – М., 2006. – С. 326. Очевидно, это были лодки «К-1». «К-2», «К-3», «К-23».
Кроме того, в состав СФ после начала войны вошла так же «К-21», принятая флотом в 1941 г.
1
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
классов: 5 эсминцев, 3 миноносца (часто эти корабли объединяют в один
класс), 15 подводных лодок, 7 сторожевых кораблей, 1 надводный минный
заградитель, 2 тральщика, 15 сторожевых катеров и охотников за подводными лодками, 2 торпедных катера1.
При этом кораблестроительная программа «океанского флота» не
была выполнена вследствие причин экономического характера (экономика
СССР не обеспечивала реализацию «большой судостроительной программы2), но в результате усилий советского судостроения, как уже указывалось, СФ получил эсминцы и подводные лодки.
Организационно в составе флота выделялись 1-й отдельный дивизион эскадренных миноносцев в составе эсминцев проекта 7: «Громкий»,
«Грозный», «Гремящий», «Стремительный», «Сокрушительный», и эсминцев типа «Новик»: «Карл Либкнехт» (бортовой номер 07), «Валериан
Куйбышев» (бортовой номер 08) и «Урицкий» (бортовой номер 06); и бригада подводных лодок, состоящая из 3 дивизионов: 1-й дивизион подводных лодок в составе Д-3, К-1, К-2; 3-й дивизион подводных лодок в составе Щ-401, Щ-402, Щ-403, Щ-404, Щ-421, Щ-422; 4-й дивизион подводных
лодок в составе М-171, М-172, М-173, М-174, М-175, М-1763. Дислоцировались эти корабли в главной базе флота и в различных точках побережья.
Так, например, подводная лодка М-172 по рассредоточению на случай
войны должна была находиться в губе Оленьей 4.
В составе флота находилась также охрана водного района и противоздушная оборона флота. В состав Мурманского сектора противовоздушной
обороны входили 4 зенитных артиллерийских дивизиона, состоящих из 13
Золотарев В. А., Козлов И. А. Три столетия российского флота 1941–1945. – М.; СПб., 2005. –
С. 265.
2
Там же. – С. 400.
3
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот. 1922–1945 гг.: О подводных лодках
и подводниках. – М., 2006. – С. 345. В течении 1941 г. планировалось сформировать 2-й дивизион подводных лодок типа «С», прибывающих с Балтики (Там же.). Но, очевидно, эти планы
были нарушены начавшейся войной.
4
Воспоминания личного состава по истории Краснознаменной гвардейской подводной лодки
«М-172» СФ 1937-1940 гг. // РГА ВМФ. – Ф. р-1529. – Оп. 2. – Д. 633. – Л. 28.
1
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зенитных артиллерийских батарей калибром 76 мм и двух зенитных артиллерийских батарей калибром 45 мм, которые располагались в районах мыса Сеть – Наволок, островов Кильдин, Ваенга – Грязная и Полярный – Пала – губа. В состав ПВО входила также служба воздушного наблюдения,
оповещения и связи с 10 постами воздушного наблюдения, вынесенными
на расстояние 60 км от главной базы флота и развернутыми на господствующих высотах. На вооружении службы ВНОС стояли радиолокационные станции «РУС-1», которые являлись самыми новыми разработками
советской промышленности, по сути, еще опытными.
В составе флота так же выделялась служба наблюдения и связи
(СНиС), состоящая из Понойского района СНиС, Кольского района СНиС,
Архангельского участка СНиС. Всего в составе флота было развернуто 33
поста, из них 15 на Белом море1.
В. Суворов, считающий, что СССР готовился к «превентивной
войне», отмечает, что планы флотов накануне 1941 г. были «не оборонительными» 2. При всей действительно имевшей место в советском военном
планировании второй половины 30-х гг. радикальности, данный тезис бессмысленно пытаться использовать в качестве аргумента в пользу концепции «превентивной войны» без его соотнесения с реальным положением
дел. Так, например, молодой СФ выполнять наступательные действия на
море не мог в силу отсутствия на театре крупных надводных кораблей и
необходимых для таких действий авианосцев. Анализ таблицы 7 показывает, что СФ к 1941 г. имел самую наименьшую численность корабельного и личного состава среди флотов СССР. Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов в
своих мемуарах писал: «В ту пору мы еще полностью не могли оценить
важность Северного театра. А когда оценили, положение уже трудно было
Загребельный М. Служба наблюдения и связи Северного флота: 1937–1945 // Морской сборник. – 2003. – № 7. – С. 82.
2
Суворов В. Ледокол. Кто начал Вторую мировую войну? Нефантастическая повесть-документ.
– М., 1992. – С. 328.
1
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исправить. Вот и получилось, что в годы войны эсминцы, подводные лодки и катера больше всего были нужны именно на Севере. Но там их не хватало, а в Ленинграде вынужденно бездействовало много кораблей» 1.
Подобная ситуация сложилась в силу того, что в советских военноморских кругах, при осознании необходимости осваивать морские театры,
сохранялся традиционный подход в распределении сил между флотами.
Ключевым театром признавалось Балтийское море, на котором советский
флот мог столкнуться с ведущими морскими державами Европы: Англией
и впоследствии Германией, поэтому здесь концентрировалась крупная военно-морская группировка, что сказывалось на пополнении корабельного
состава на остальных театрах. Черное море во второй половине 1930-х гг.
уже начало явно уступать в приоритетности Тихоокеанскому и Северному
театрам, но этот процесс не оформился окончательно до 1941 г. Не последнюю роль в недостаточном внимании к Северу играла надежда на
возможность использования внутренних каналов. Так, несмотря на невозможность перевода по ББК кораблей крупных классов, при необходимости
по нему можно было осуществить маневр легкими силами (что и произошло с отдельными подводными лодками, которые перешли в состав СФ в
начале Великой Отечественной войны).
Мнение о наступательном характере советских военно-морских сил
не подтверждает и анализ корабельного состава СФ. Большинство военных кораблей на Мурмане были способны осуществлять прикрытие побережья и осуществлять оборону Кольского залива и горла Белого моря, т.е.
вести операции «малой войны».
Эсминцы проекта 7 были новейшими эсминцами, которые вошли в
состав флота в 1938 г., а один из них, «Сокрушительный», в 1939 г. Они
1
Кузнецов Н. Г. Накануне. Курсом к победе. – М.: Воениздат, 1991. – С. 250–251.
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отличались сильным вооружением1, но их мореходные качества несколько
снижались вследствие использования хрупкой стали и метода набора эсминца2.
Подводные лодки типа «Щ» относились к типу средних подводных
лодок, выполнявших функции позиционных. В составе СФ их было 8 единиц, но «Щ-424» погибла в 1939 г., а «Щ-423» перешла на Дальний Восток. Лодки этого типа в конце 1930-х гг. прошли модернизацию для лучшего приспособления к условиям северного театра. В частности, были
укреплены ограждения рубок, надстроек и горизонтальных рулей. Мор еходные качества лодок были в известной степени улучшены3.
К типу малой позиционной лодки относились лодки типа «М», которых в составе флота на Севере было 6 единиц. Эти лодки могли осуществлять операции в небольшом отрыве от своих баз и подходили в качестве
лодок для «малой войны».
Подводные лодки типа «Д», «Щ» и особенно «М» не могли осуществлять операции на морских сообщениях противника вследствие небольшой дальности плавания и невысокой автономности. Для крейсерских
операций в океане были предназначены подводные лодки типа «К». В с оставе СФ их было 2 единицы: «К-1» и «К-2». Эти лодки стали единственными кораблями флота, способными реализовать установку на ведение
крейсерской подводной войны.
Постепенно шло и развитие флотской авиации. В 1939 г. в составе
флота был сформирован 118-й авиаполк (первым его командиром стал
майор М. Д. Нижегородцев), в 1940 г. был сформирован 72-й смешанный
авиационный полк (командир майор В. К. Черных). К началу Великой
Отечественной войны авиация СФ имела в своем составе 118-й разведываГрибовский В. Ю. Морская политика СССР и развитие флота в предвоенные годы 1925–
1941 гг. – М., 2006. – С. 67.
2
Платонов А. В. Советские миноносцы. Ч. 1. – С. 43, 65.
3
Мосцеев В. М., Хаметов М. И., Власов Л. А., Ревенко И. Н. В студеных глубинах. – М.: Воениздат, 1980. – С. 39.
1
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельный авиационный полк (47 самолетов МБР-2 и 7 ГСТ) и 72-го смешанного полка (16 И-153, 26 И-15, 3 И-16, 11 СБ)1.
Проблемой флотской авиации являлось то, что ее материальная часть
состояла из самолетов устаревших конструкций, не имела в своем составе
торпедоносной авиации, слишком незначительны были силы бомбардировщиков.
Авиация флота базировалась на двух аэродромах (сухопутном аэродроме Ваенга-1 и морском аэродроме в губе Грязная), что так же стесняло
военно-воздушные силы флота2.
План строительства береговой обороны, к реализации которого приступили еще в первой половине 1930-х гг., в целом выполнялся. В 1938 г.
были ведены в эксплуатацию батареи № 11с, а материальная часть батарей
№№ 1с, 2с, 4с, 5с, 10с, находилась в эксплуатации с 1939 г. 3
При этом происходит существенное расширение береговой обороны.
В частности, после советско-финляндской войны 1939–1940 гг. в состав
СССР вошли полуострова Рыбачий и Средний, на которых развернулось
установка трех береговых батарей: 3-хорудийной 130-мм батареи № 221 в
губе Мати-Вуоно на западном побережье п-ова Среднего, 4-хорудийной
100-мм батареи № 147 на западном побережье п-ва Рыбачий и 4хорудийной 45-мм батареи на восточном побережье п-ва Рыбачий4. К лету
1941 г. береговая оборона СФ организационно состояла из Мурманского и
Беломорского укрепленных районов. Мурманский укрепленный район
располагался на подходах к Кольскому заливу: на мысе Сеть-Наволок,
острове Кильдин и берегах к северу от Полярного. Здесь располагались 2
башенные 180-мм батареи (8 орудий), 2 152-мм батареи (7 орудий), одна
Доклад адмирала Л. М. Галлера по инспекции Северного флота 11–17 мая 1941 г.
21.05.1941. // РГА ВМФ. – Ф. р-1678.- Оп. 1. – Д. 230. – Л. 179–180.
2
Платонов А. В. Война в арктических морях. 1941–1945. Защита отечественных морских коммуникаций. – СПб.: НИКА, 2010. – С. 34.
3
Отчет Строительного управления СФ 21.01.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 161. –
Л. 44, 35.
4
Потапов П. А., Шилюк Ю. П. Береговики Заполярья. – Севастополь, 2006. – С. 7.
1
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
130-мм батарея (4 орудия), одна 120-мм батарея (4 орудия), одна 100-мм
батарея (4 орудия), три 45-мм батареи (12 орудий), всего 39 орудий 1. Поскольку вся артиллерия была введена в строй в 1930-х гг., ее материальная
часть была сравнительно новой.
Подобное расположение береговой обороны обеспечивало прикрытие Кольского залива и позволяло держать под обстрелом часть финляндских вод.
Для предотвращения внезапного нападения с зимы 1940–1941 гг.
устанавливалось так называемое боевое ядро флота. С февраля 1941 г. оно
включало в себя эсминец («Гремящий»), сторожевой корабль («Заря»), четыре подводные лодки («Д-3», «Щ-404», «Щ-421», «Щ-422»), два тральщика (известен один – «ТЩ-891») и три катера (МО-4 №111, 112, 123).
Кроме того, существовало боевое ядро флотской артиллерии, куда входили
батареи Мурманского укрепленного района и Беломорского сектора береговой обороны, а также зенитные батареи Кольского и Беломорского районов. Помимо этого, существовало аналогичное ядро и у морской авиации:
с февраля 1941 г. в это ядро входило звено СБ, эскадрилья истребителей,
эскадрилья МБР-2, в Беломорском районе – звено МБР-22.
Потапов П. А., Шилюк Ю. П. Береговики Заполярья. – Севастополь, 2006. – С. 7–8. Организационно Мурманский укрепленный район Северного флота состоял из 1-го отдельного артиллерийского дивизиона (Сеть-Наволок), 2-го артиллерийского дивизиона (Кильдин), 3-го артиллерийского дивизиона (Полярный) и 30-го артиллерийского дивизиона (п-ов Средний), отдельной пулеметной роты, 51-й пулеметной роты, 52-й пулеметной роты, отдельной танковой роты,
149-й мест. ср,, отдельной дегазационной роты, отдельной инженерной роты, авто-ремонтной
роты, артиллерийской механической мастерской, школы Береговой обороны и ПВО (Там же. –
С.6). Беломорский укрепленный район включал в себя одну башенную 180-мм батарею (4 орудия), две 130-мм батареи (8 орудий), на подходах к Иоканге были установлены две отдельные
батареи (8 орудий): одна на острове Медвежий (45-мм) и на острове Витте (130-мм) (Там же. –
С. 8.).
2
Предписание Народного комиссара военно-морского флота СССР адмирала Н. Г. Кузнецова
Военному Совету СФ 15.02.1941. // РГА ВМФ. – Ф. р-970. – Оп. 2. – Д. 117. – Л. 49–50. Все перечисленные корабли входили в состав боевого ядра в мае 1941 г. Так же в мае 1941 г. в состав
боевого ядра СФ входили все находящиеся в строю батареи береговой обороны и противовоздушная оборона флота. См.: Доклад адмирала Л. М. Галлера по инспекции Северного флота
11–17 мая 1941 г. 21.05.1941. // РГА ВМФ. – Ф. р-1617. – Оп. 1. – Д. 230. – Л. 168.
1
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рост боевых частей СФ отразился в росте численности личного с остава. В 1939 г. на СФ служило уже 9100 чел. 1 Однако флот испытывал
нехватку профессиональных военных кадров. На 1 января 1941 г. не хватало 375 командиров, что составляло 37,3 % всего начальствующего состава.
Дефицит кадров наблюдался и в техническом составе, где не хватало 230
специалистов2.
Классические военные учебные заведения на Мурмане не создавались. Для подготовки личного и командного состава на СФ была развернута сеть курсов и школ. В частности, в 1938 г. были открыты курсы
ускоренной подготовки командного состава СФ. Подготовка политрабо тников осуществлялась на военно-морских политических курсах СФ, открытых в 1939 г. Подготовка специалистов рядового состава для кораблей
и частей флота проходила в Учебном отряде СФ. Он был открыт в 1938 г. и
располагался на Соловецких островах. Там же находилась объединенная
школа учебного отряда СФ, где велась подготовка рулевых, сигнальщиков,
коков, кладовщиков, писарей, минеров, торпедистов, котельных машинистов, катерных мотористов, мотористов, электриков, радистов и т.д. Школа
действовала с 1937 г.3
К началу 1940-х гг. в составе бригады подводных лодок СФ планировалось сформировать учебный дивизион подводных лодок 4. Однако эти
планы нарушила Великая Отечественная война.
Всесоюзная перепись населения 1939 г.: Основные итоги. – М., 1992. – С. 241.
Сведения о штатной, списочной численности и некомплекте начсостава на СФ на
01.01.1941. // РГА ВМФ. – Ф. р-1617. – Оп. 1. – Д. 229. – Л. 68, 73. Штатная численность
начальствующего состава флота составляла 2424 человека, по списку на 1 января 1941 г. в
наличии имелось 1543 человека. Некомплект составлял 881 человек (Там же. – Л. 3, 62.).
3
Материалы по этим частям СФ хранятся в РГА ВМФ: Ф. р-972 «Курсы ускоренной подготовки командного состава Северного флота», Ф. р-1818 «Военно-морские политические курсы Северного флота», Ф. р-981 «Учебный отряд Северного флота» и Ф. р-983 «Объединенная школа
учебного отряда Северного флота».
4
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922–1945 гг.: О подводных лодках
и подводниках. – М. 2006. – С. 345.
1
2
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В целях реализации стратегии по созданию «большого флота» с 1936
г. началось возведение военного судостроительного завода под Архангельском (Судострой, с 1938 г. Молотовск), призванного обслуживать потребности и Северного флота. В частности, в 1939–1940 гг. здесь были заложены 2 линкора и 2 эсминца, что являлось частью создания «океанского»
флота на Севере1. Однако осенью 1940 г. строительство этих кораблей было остановлено, за исключением линкора «Советская Россия», на строительстве которого предполагалось сосредоточить усилия промышленности. Это решение было вызвано тем, что промышленность не справлялась с
одновременным строительством большого количества кораблей крупных
классов. Впрочем, по замечанию В. Ю. Грибовского, это «отнюдь не означало изменения взглядов правительства и руководства НКВМФ на роль
крупных кораблей в морской войне»: закладывать новые корабли крупных
классов планировалось по мере освобождения занятых стапелей2.
В 1940 г. по итогам боевой подготовки флота командование СФ
пришло к выводу, что флот в целом подготовлен для боя на подходах к
Кольскому заливу, к действиям подводных лодок на коммуникациях, к
обеспечению воинских перевозок на Мурманское побережье3. При этом у
командования ВМФ и прежде всего Н. Г. Кузнецова боевая подготовка СФ
вызывала нарекания: он был фактически признан последним по уровню
боевой подготовки среди остальных флотов СССР 4. Однако это было вызвано объективными причинами, на которые обращало внимание командование флота.
Балова М. Б. Предпосылки и особенности военного кораблестроения на европейском Севере
России в 1920–1950-е гг.: Дисс…. канд. ист. наук. – Архангельск, 2001. – С. 84–85.
2
Грибовский В. Ю. Морская политика СССР и развитие флота в предвоенные годы 1925–
1941 гг. – Москва, 2006. – С. 52.
3
Годовой отчет по боевой подготовке СФ за 1940 г. // РГА ВМФ. – Ф. р-970. – Оп. 2. – Д. 201. –
Л. 22.
4
Платонов А. В. Война в арктических морях. 1941–1945. Защита отечественных морских коммуникаций. – СПб., 2010. – С. 31.
1
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Отставание объяснялось, в частности, тем, что флот участвовал в
войне с Финляндией, что создало напряженную обстановку по выполнению задач по боевой подготовке1.
С другой стороны, отставание СФ в боевой подготовке объяснялось
так же и тем, что в состав флота в 1939-1940 гг. вошли новые корабли. В
частности, за 1940 г. Мурманский укрепленный район вырос на 300%,
охрана водного района выросла на 250%, подводный флот вырос на 21%.
«Вступление новых кораблей и частей в строй потребовало соответствующего обеспечения для нормального прохождения боевой подготовки (буксиры, щиты, корабли-цели и т.д.), недостаток которых отражался на нормальном прохождении боевой подготовки» 2.
Отставание кораблей СФ в боевой подготовке в 1940 г., таким образом, объясняется прежде всего проблемами роста флота (который не мог
обеспечить быстрорастущий состав условиями для боевой учебы) и участием в советско-финляндской войне 1939-1940 гг. Боевая подготовка флота в 1937–1941 г. ориентировалась на отработку задач не только в рамках
тактики «малой войны», но и по совершенствованию действий на коммуникациях противника в море.
В рамках реализации программы «большого флота» была пересмотрена система базирования кораблей, поскольку база в Полярном не подходила для размещения крупных сил. Действительно, Екатерининская гавань
была довольно тесной, что создавало большую скученность кораблей; с базой не было ни шоссейного, ни железнодорожного сообщения. Полярный
как главную базу флота критиковал еще К. И. Душенов, который в 1935 г.
предложил новый вариант строительства: в Полярном строить базу только
для 18 больших лодок, а для всего остального состава флотилии (надводГодовой отчет по боевой подготовке СФ за 1940 г. // РГА ВМФ. – Ф.р-970. – Оп.2. – Д.201. –
Л. 1.
2
Там же. Резкий рост Мурманского укрепленного района объясняется, очевидно, введением в
строй новых артиллерийских батарей, а охраны водного районо – включением в ее состав новых кораблей.
1
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного и подводного) развернуть строительство в губе Ваенга, где развернуть так же и тыловую базу. Проект Душенова, как сокращающий сроки и
удешевляющий строительство, поддержали Н. Н. Петин и заместитель
начальника морских сил РККА И. М. Лудри, которые предложили
К. Е. Ворошилову в губе Ваенга разместить базу для надводных сил и 18
средних подлодок, а остальные лодки базировать на плавучие базы 1.
Этот проект стал актуален в рамках реализации доктрины «большого
флота», и в 1937 г. Наркомат флота предварительно одобрил идею Душенова2. Началась подготовка к строительству базы в Ваенге. В 1938 г. были
подготовлены необходимые проекты, началось ведение подготовительных
работ, но строительство не продолжалось вследствие нерешенности Правительством
вопроса
о
строительстве главной базы
в
Ваенге3.
М. И. Старостин в своей записке И. В. Сталину от 28 марта 1939 г. отмечал, что «перспектива развития Северного военно-морского флота упирается в нерешенный до сих пор вопрос, где строить базу флота… Северный
военно-морской флот необходимо пополнить надводными кораблями
класса эсминцев и тральщиков… это так же упирается в решение вопроса о
строительстве базы флота» 4.
В этой ситуации в 1939 г. было принято решение о строительстве новой главной базы флота в Ваенге, которое развернулось во второй половине 1939 г.5 Осуществлять строительство должно было Особое военно-
Доклад Заместителя начальника Морских сил РККА И. Лудри и Начальника инженерного
управления РККА Н. Петина Народному комиссару обороны Союза ССР тов. Ворошилову
22.06.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 108.
2
Платонов А. В. Война в арктических морях. 1941–1945. Защита отечественных морских коммуникаций. – СПб., 2010. – С. 33.
3
Доклад Командующего СФ капитана 1-го ранга В. П. Дрозда в Народный комиссариат Военно-морского флота 02.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 161. – Л. 101.
4
Докладная записка секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину по вопросам усиления обороной и
экономической мощи Мурманской области 28.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. –
Л. 39.
5
Платонов А. В. Указ. соч. – С. 34.
1
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
строительное управление. Тем не менее, строительство шло медленно 1.
11 апреля 1941 г. СНК СССР принял постановление о мероприятиях по
форсированию строительства главной базы Северного флота в Ваенге, обязав СНК РСФСР и исполнительный комитет Мурманского областного совета депутатов обеспечить строительными материалами строительство
главной базы флота2. Однако процесс строительства базы в Ваенге прервало начало Великой Отечественной войны.
Кроме того, планировалось создать операционную базу между Полярным и Архангельском, поскольку расстояние между этими пунктамибазами СФ было слишком большим. Поэтому, по представлению наркома
ВМФ, Комитет обороны своим постановлением от 6 марта 1941 г. утвердил место и стоимость строительства ВМБ легких сил СФ в Иоканьге. Но
работы по строительству маневренных и операционных баз флота (ими являлись губа Оленья и губа Малая Волоковая, где находились подводные
лодки) также продвигались довольно медленно.
Таким образом, к лету 1941 г. самой оборудованной в инженерном
отношении являлась база в Полярном. Здесь располагались основные силы
СФ. Длина причального фронта составляла 900 квадратных метров, к
большинству причалов подали электроэнергию, воду, пар, база располагала специальными сооружениями (склады, мастерские, электростанция).
К началу войны в Ваенге было построено три причала (592 метра
причального фронта), электростанция, водопровод первой очереди, однако
оборудовать базу в инженерном отношении к этому времени не удалось. К
Докладная записка секретарю Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостину о ходе выполнения постановления бюро обкома ВКП(б) от 22 мая 1940 г. «О состоянии строительства Особого Военно-Строительного Управления» [1940 г.] // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 272. –
Л. 14, 80.
2
Постановление СНК СССР № 884-376сс 11.04.1941. // ГАМО. – Ф. 405. – Оп. 6. – Д. 1. – Л. 35.
1
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лету 1941 г. в Иоканге провели подготовительные работы по освоению
строительной площадки1.
В результате предпринятых усилий на протяжении 1930-х гг. была
продумана система базового строительства военно-морских сил на Севере,
изучен опыт базирования кораблей и развернуты работы по строительству
баз. Система базирования военно-морских сил на Севере, таким образом,
претерпела изменения, связанные с накоплением опыта базового строительства и осмысления его положительных и отрицательных сторон.
При этом внимание уделялось не только развитию инфраструктуры
военных баз. Командование СФ заботилось о развитии гражданских портов в Мурманске, справедливо полагая, что в случае конфликта защита
гражданских кораблей ляжет на военно-морские силы. В частности, осенью 1937 г. К. И. Душенов обратился к секретарю Ленинградского областного комитета ВКП(б) А. А. Жданову с запиской, в которой отмечал, что
«При существующей и наиболее вероятной политической обстановке, в
случае войны СССР с фашистскими странами, выход из Балтийского и
Черного морей будет закрыт и вся тяжесть морских грузовых операций
ляжет на Мурманский порт». В этих обстоятельствах командующий флотом предлагал увеличить длину причального фронта Мурманского Торгового порта, механизировать разгрузку и погрузку, построить склады и увеличить численность буксирного и баржевого флота. Все это позволило бы
не создать скученности кораблей, которые в ожидании разгрузки собирались бы в Кольском заливе, как это было в годы Первой мировой войны.
Душенов просил Жданова добиться правительственного решения о рекон-
Щедролосев В. В. Три сестры Беломорской флотилии (военно-исторические очерки). – СПб.,
2006. – С. 12–14. По данным А. В. Платонова, в Иоканге к началу войны имелся лишь один 85метровый причал в губе Гремиха, склад жидкого топлива емкостью 10 тонн, электростанция,
различные жилые и производственные сооружения (Платонов А. В. Война в арктических морях. 1941–1945. Защита отечественных морских коммуникаций. – СПб., 2010. – С. 34.).
1
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
струкции Торгового порта в Мурманске1. Великая Отечественная война
показала справедливость обращений Душенова (хотя, очевидно, реконструкции Торгового порта в Мурманске не произошло).
В ходе строительства СФ главной являлась проблема судоремонта,
поскольку собственная судоремонтная база флота была крайне незначительна. Эта проблема, ставившая под угрозу перспективы развертывания
«большого флота» на Мурмане, начала решаться сразу по нескольким
направлениям. Главным мероприятием для создания собственной судоремонтной базы СФ являлось введение в строй судостроительного завода в
Молотовске, который мог обеспечить СФ и ремонтную базу. Пока завод не
был введен в строй, СФ пополнялся кораблями новейшей постройки, которые не должны были требовать серьезного ремонта в ближайшие годы.
Кроме того, отсутствие на Мурмане специализированного военного
судоремонта компенсировалось так же использованием гражданских судоремонтных предприятий Мурманска и отправкой кораблей в доки Архангельска и Ленинграда. В частности, осуществлять ремонт кораблей на
Мурмане мог судоремонтный завод Главного управления Северного морского пути (ГУСМ) и Мурманский судоремонтный завод. Гражданские
предприятия, загруженные заказами по своей профильной деятельности,
нередко срывали сроки ремонта военных кораблей. В 1939 г. командование
СФ информировало заместителя наркома ВМФ И. С. Исакову о том, что
завод ГУСМ срывает ремонт сторожевого корабля «Ураган», «не говоря
уже об удовлетворении остальных растущих потребностей флота в деле
судоремонта» 2.
Проблемы в области судоремонта высветили необходимость создания на СФ собственной судоремонтной базы. Однако все, что удалось сдеЗаписка Военного совета СФ секретарю Ленинградского обкома ВКП(б) тов. Жданову А. А.
12.11.1937. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 913. - Л. 1.
2
Доклад врид. Командующего СФ Голубева Заместителю народного комиссара ВМФ
16.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 161. – Л. 103–105.
1
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лать в довоенный период, свелось к открытию небольших плавмастерских
- в Мурманске (ПМ-104 бригады подводных лодок), Иоканге (ПМ-105), в
Полярном («Красный горн»).
Таким образом, на военно-морское строительство на Мурмане в
1930-е – начале 40-х гг. оказывали влияние не только количественное расширение, но и модернизация флота. В этом процессе можно выделить два
этапа. В рамках первого этапа (1933–1937 гг.) произошло создание Северной военной флотилии, боевые силы которой были предназначены для
действий в рамках «малой войны» по прикрытию побережья Мурмана и
горла Белого моря. Переименование Северной военной флотилии в Северный флот весной 1937 г. положило начало второму этапу, в ходе которого
военно-морские силы на Мурмане строятся в качестве уже крупного оперативного соединения в рамках стратегии по созданию «большого флота».
Но завершению планов помешала Великая Отечественная война.
§ 3. Формирование вооруженных сил РККА на мурманском
направлении во второй половине 1930-х – начале 1940-х гг.
Вторая половина 1930-х гг. стала периодом организационного становления мурманской группировки РККА.
С середины 1930-х гг. из сухопутных частей на Мурмане дислоцировался
один лишь
162-й стрелковый полк (командир полковник
С. П. Микульский) 54-й дивизии1. Немногочисленность армейских сил
Докладная записка зав. ОРПО ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по некоторым вопросам обороноспособности Мурманской области 01.02.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. – Л. 22. Вообще, следует отметить, что 162-й полк был горнострелковым, поскольку 54-я дивизия, в состав которой он входил, так же была горнострелковой до 1940 г. В истории этой дивизии сохраняется еще много неясного. В частности, существует мнение, что эта дивизия была сформ ирована 15 марта 1936 г. на основе отдельной Мурманской стрелковой бригады как Мурманская
горная стрелковая дивизия, а 21 мая 1936 г. была переименована в 54-ю Мурманскую стрелковую дивизию. Однако из документов, подтверждающих эту версию, есть только приказ Наркомата обороны № 072 (http://www.rkka.ru/handbook/reg/54sd.htm, дата обращения 23.10.2012) и
подготовленная в 1939 г. «Справка по вопросу подготовки театра военных действий Канда1
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
позволяла решать проблему оперативного управления ими с помощью
подчинения их командованию Северного флота. Сложившаяся ситуация,
при которой флот оперативно преобладал над армейской частью, была, в
целом, нетипична для советских вооруженных сил.
Командование СФ критически оценивало организацию обороны силами сухопутных войск, считая, что 162-й полк недостаточно укомплектован для ведения успешных боевых действий. Командующий СФ
К. И. Душенов отмечал, что в полку «не с кем воевать», «вьюков много,
лошадей много, возим вьюки, бочки, а людей нет» 1. Похожую оценку давало и партийное руководство Мурманской области. Так, в 1939 г. первый
секретарь Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостин констатировал,
что полк, дислоцированный в Мурманске, «занят погрузкой спецгрузов и
почти не занимается боевой подготовкой» 2.
Командование Северного флота, занятое вопросами собственного
военно-морского строительства, было не в состоянии заботиться еще и о
сухопутном участке обороны. М. И. Старостин писал Г. М. Маленкову в
феврале 1939 г., что к 1939 г. флот «по укреплению сухопутной границы
ничего не сделал и эти вопросы только планируется ставить перед Глав-
лакшского направления и мероприятия быв. командования 54-й Мурманской стрелковой дивизии по подготовке войск для действий в условиях этого театра в период 1936–1937 гг.» (ГАМО.
– Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 161. – Л. 1–5.). Однако автору диссертации нигде в документах не удалось обнаружить упоминаний о Мурманской стрелковой бригаде. В литературе же указывается,
что данная дивизия была сформирована в третьей четверти 1930-х гг. в советской Карелии
(Ленский А. Г., Цыбин М. М. Первая сотня: стрелковые, горнострелковые, мотострелковые,
моторизованные дивизии РККА группы номеров 1-100 (1920-е–1945 г.г.). Справочник. – СПб.,
2003. – С. 94.). Возможно, что с 1936 г. 54-я дивизия действительно дислоцировалась на Кольском полуострове, но лишь частично: видимо, здесь располагались два полка: один в Кандалакше вместе со штабом дивизии, один – на Мурмане (162-й полк), еще один, очевидно, в Северной Карелии. Для данного исследования важно то, что на Мурмане дислоцировался лишь
один полк данной дивизии, на что указывает М. И. Старостин в своей записке Г. М. Маленкову.
1
Стенограмма заседания Военного Совета при наркоме обороны СССР 1–4 июня 1937 г. Утреннее заседание 3 июня 1937 г. // Военный Совет при Народном Комиссаре обороны СССР. 1–
4 июня 1937 г. Документы и материалы. – М., 2008. – С. 232.
2
Докладная записка зав. ОРПО ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по некоторым вопросам обороноспособности Мурманской области 01.02.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. – Л. 22.
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ным
Военным
советом»1.
Такое
положение,
по
замечанию
М. И. Старостина, «делает сухопутную границу совершено открытой и не
обеспеченной от внезапного нападения противника» 2.
Тем самым, сложившаяся на Мурмане модель военного управления в
данных условиях не оправдывала себя и требовала замены. Вследствие
резкого возрастания численности войск на Мурмане с 1939 г. монополия
флота была отменена. Сухопутные силы были включены в систему собственно армейского управления, оказавшись в подчинении у Ленинградского военного округа (ЛВО), а строительство оборонительных сооружений было передано Инженерному управлению РККА.
Важным фактором увеличения численности войск на севере Кольского полуострова стала финская угроза.
22 июня 1938 г. на заседании Главного Военного Совета был заслушан доклад Военного совета ЛВО, на котором «для усиления обороноспособности Мурманска и надежного прикрытия базы Северного морского
флота» командование округа просило Комитет Обороны «разрешить НКО
сформировать в 1939 г. в районе Мурманска 104-ю особую горнострелковую дивизию. В мирное время эту дивизию нужно было содержать по типовому штату горнострелковой дивизии с дополнением в каждый стрелковый полк пулеметного батальона двухротного состава, одной 107-мм батареи и капонирной артиллерии3 для Мурманского укрепленного района».
Всего в дивизии предполагалось иметь в мирное время людей – 5199;
ручных пулеметов – 160; станковых пулеметов – 193; зенитных пулеметов
– 12; ружейных мортирок – 72; ротных минометов – 36; полковых миноме-
Докладная записка зав. ОРПО ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по некоторым вопросам обороноспособности Мурманской области 01.02.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. – Л. 22.
2
Там же.
3
Капонирная артиллерия – артиллерия, находящаяся в специальном укрытии (капонире),
устроенном в укрепленном районе, и предназначенная для ведения огня по флангам для прот иводействия штурму неприятеля.
1
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тов – 12; зенитных 76-мм пушек – 4; пушек 45-мм – 12; пушек горных 76мм – 28; гаубиц 122-мм – 16; пушек 107-мм – 4.
В мирное время 104-я горнострелковая дивизия должна была входить в состав стрелкового корпуса, в который входили так же 54-я и 18-я
дивизии, а штаб корпуса располагался в Петрозаводске1.
104-я горнострелковая дивизия (командир В. И. Щербаков) была
сформирована в первой половине 1939 г. 2 на базе 162-го полка, дислоцированного на Мурмане, который становился 217-м полком. Весной 1939 г.
были сформированы 242-й полк (в Кировске), 273-й полк (в Кандалакше,
командир – полковник С. В. Коломиец), 290-й артиллерийский полк (в
Мурманске, командир полка – А. С. Колосов, комиссар Н. И. Шуйский)3.
Управление дивизией, саперный батальон, батальон связи и зенитная батарея дислоцировались в Мурманске. Дивизия формировалась из личного
состава, служившего в других частях ЛВО и имевшего опыт службы в армии4. Главная база снабжения дивизии располагалась в губе Эйно на южном берегу полуострова Рыбачий5.
11 сентября 1939 г. нарком обороны К. Е. Ворошилов приказал командующему ЛВО К. А. Мерецкову «для обеспечения надежной обороны
Протокол заседания № 9 ГВС РККА 22 июня 1938 г. // Главный Военный Совет РККА 13 марта 1938 г.–20 июня 1941 г. Документы и материалы. – М, 2004. – С. 100–101. П. Аптекарь
утверждает, что 104-я горнострелковая дивизия должна была содержаться в мирное время как
при военном положении. Историк считает, что дивизия предназначалась для дальнейшего развертывания в корпус (Аптекарь П. Советско – финские войны. – М.: Эксмо, Яуза, 2004. –
С. 23.).
2
Мельтюхов М. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу 1939 – 1941 гг. (Документы,
факты, суждения). – М.: Вече, 2008. – С. 249.
3
Командование полков приводится по: Щербаков В. И. Заполярье – судьба моя. – Мурманск,
1994. – С. 15.
4
Ленский А. Г., Цыбин М. М. Первая сотня. Стрелковые, горнострелковые, мотострелковые,
моторизованные дивизии РККА группы номеров 1 – 100 (1920-е–1945 гг.) Справочник. – СПб,
2003. – С. 170. Хотя здесь так же существовали проблемы: по свидетельству В. И. Щербакова, в
состав дивизии прибывало много красноармейцев и младших командиров из частей воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС). Эти военнослужащие несли свою службу на периферии в отрыве от своих частей, что сказывалось на их дисциплине и уровне боевой подготовки. Кроме того, среди прибывающих были уроженцы южных республик, которые оказались
в непривычных для себя условиях Крайнего Севера (Щербаков В. И. Заполярье – судьба моя. –
Мурманск, 1994. – С. 15.).
5
Щербаков В. И. Указ. соч. – С. 15.
1
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Мурманска и Архангельска» развернуть воинский контингент на северных
территориях. В частности, в район Мурманска должны были быть переведены управление 33-го стрелкового корпуса с батальоном связи и саперным батальоном, 14-я стрелковая дивизия, один артиллерийский полк РГК
(24 152-мм орудия и 12 122-мм орудий), танковый батальон Т-26 (из состава 35-й танковой бригады).
Все указанные части объединялись под командованием командира
33-го корпуса и имели задачу, взаимодействуя с авиацией и Северным
флотом, надежно прикрыть район Мурманска и прилегающее побережье и
не допустить высадки десанта противника. 104-я горнострелковая дивизия
должна была дислоцироваться следующим образом: на полуострове Рыбачьем располагался стрелковый полк с тремя батареями артполка РГК 1, в
районе Титовки и Западной Лицы должен был расположиться стрелковый
полк с батареей артполка РГК и один полк с артиллерийским дивизионом
перебрасывался к Кандалакше. 14-ая стрелковая дивизия дислоцировалась
на северном побережье Кольского полуострова. Один ее стрелковый полк
с двумя батареями артиллерийского полка РГК должен был дислоцир оваться в районе Сеть-Наволока, один стрелковый полк побатальонно был
разбросан по отдельным пунктам на побережье: в Териберке (батальон с
двумя артиллерийскими батареями), Иоканге (батальон с одной артиллерийской батареей), на острове Кильдин (один батальон), остальные части
дивизии располагались вокруг Мурманска2.
При этом была скорректирована система управления сухопутными
частями. Это вызывалось увеличением численности и количества сухопут104-й пушечно-артиллерийский полк резерва главного командования (РГК) прибыл на Мурман в сентябре 1939 г., два дивизиона этого полка дислоцировались на полуострове Рыбачьем.
(Щербаков В. И. Заполярье – судьба моя. – Мурманск, 1994. – С. 28.).
2
Директива народного комиссара обороны командующему войсками Ленинградского военного
округа о мерах по обеспечению обороны районов Мурманска и Архангельска11 сентября 1939
г. // Тайны и уроки зимней войны 1939–1940 гг. – СПб, 2000. – С. 37–38. 14-я стрелковая дивизия дислоцировалась в Вологде и прибыла на Мурман в течении 13–23 сентября 1939 г. (Отчет
по боевым действиям против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 28. – Л. 9.).
1
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных войск, дислоцированных в регионе. Кроме того, угроза возможного
конфликта, в отличие от середины 1930-х гг., была более очевидна, и поэтому требовалось придать оперативную организацию дивизиям для их боевого применения. 16 сентября 1939 г. К. Мерецкову было приказано
сформировать управление Мурманской армейской группы (МАГ) на базе
управления 33-го корпуса. В состав группы включались 104-я горнострелковая дивизии, 14-ая стрелковая дивизия, артиллерийский полк РГК из
формирований 104-го артиллерийского полка РГК, танковый батальон 35ой танковой бригады, зенитный артиллерийский дивизион с прожекторной
ротой, автомобильный батальон и два дорожно-строительных батальона1.
Перед частями МАГ была поставлена общая задача прочно прикрыть
с запада направление на Полярное - Мурманск, во взаимодействии с СФ
оборонять Кольский полуостров с севера и запада, не допуская высадки
десанта противника на участке Иоканьга - Вайда-губа2.
В результате занятия частями назначенных позиций дислокация частей МАГ осенью 1939 г. выглядела следующим образом. 14-я стрелковая
дивизия с дивизионом 122-мм пушек 104-го пушечно-артиллерийского
полка, двумя батареями 152-мм пушек этого же полка при взаимодействии
с 35-м пограничным отрядом, береговыми батареями СФ должна была
оборонять северо-восточное и северное побережье Кольского полуострова,
не допускать высадки десанта противника на побережье, при этом особенно прочно прикрывать вход в Кольский залив, Иоканьгский залив и губу
Орловка. Один батальон дивизии дислоцировался в Ура-губе для поддержки при необходимости частей 104-й дивизии в направлении на Западную
Лицу.
Приказ народного комиссара обороны командующему войсками ЛВО на формирование Мурманской армейской группы 16 сентября 1939 г. // Тайны и уроки зимней войны 1939–1940 гг. –
СПб, 2000. – С. 41–42.
2
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 9.
1
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для достижения этой задачи командиру 14-й дивизии предписывалось использовать стрелковый полк и дивизион 122-мм орудий 104-го пушечно-артиллерийского полка на участке от Иоканьги до Кольского залива. Стрелковый полк распределялся следующим образом. В Иоканьге размещался стрелковый батальон и пушечная батарея, в Териберке так же
стрелковый батальон, артиллерийский дивизион 14-го артиллерийского
полка и две батареи 104-го пушечно-артиллерийского полка. На Кильдине
должен был базироваться стрелковый батальон и артиллерийский дивизион.
Другой полк этой же дивизии с двумя батареями 152-мм пушек 104го пушечно-артиллерийского полка и двумя батареями 14-го артиллерийского полка прикрывал район Полярного. Наконец, еще один полк 14-й
дивизии сосредоточился в Мурманске и готовил к обороне Ваенгу, при
этом находился в состоянии готовности к отправке на Западную Лицу. К
этому полку был придан и 411-й танковый батальон, который должен был
быть готов действовать совместно с полком.
104-я горнострелковая дивизия с дивизионом, одной батареей 152мм пушек 104-го пушечно-артиллерийского полка во взаимодействии с 82м пограничным отрядом обороняла северо-западный участок государственной границы от Вайда-губы до погоста Сангельский и должна была
не допускать высадки десанта противника на полуострове Рыбачий и в
Мотовском заливе, прочно прикрывать с запада направление Полярное –
Мурманск и направление на Кандалакшу.
Для обороны полуострова Рыбачий из состава 104-й горнострелковой дивизии выделялся один полк с дивизионом 290-го артиллерийского
полка и дивизионом 104-го пушечно-артиллерийского полка. Основные
силы полка дислоцировались в Эйно в качестве маневренной группы, в
сторону границы на Рыбачьем были выдвинуты пулеметный батальон и
дивизион 290-го артиллерийского полка. Батареи 104-го пушечно144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
артиллерийского полка во взаимодействии с артиллерией 14-й дивизии и
береговыми батареями СФ должны были прикрыть северное побережье
полуострова и воспретить проход противника в Мотовский залив.
Участок Титовка – Западная Лица оборонял второй полк 104-й горнострелковой дивизии с дивизионом 290-го артиллерийского полка. Главной задачей полка было прочно прикрыть направление Полярное - Мурманск. Третий полк дивизии с дивизионом 290-го артиллерийского полка
должен был базироваться в Кандалакше1.
Поддерживать действия сухопутных частей должна была авиация.
Еще для прикрытия формирующейся в 1938 г. 104-й горнострелковой дивизии было решено сформировать в 1939 г. два истребительных авиационных полка и один авиационный полк ДБ-3. Один из истребительных полков и полк ДБ-3 должны были дислоцироваться в Мурманске2 и быть объединены управлением авиационной бригады 3. Однако реальных действий
для развертывания авиации, очевидно, предпринято не было.
3 октября 1939 г. в Мурмашах начали сосредотачиваться авиационный полк и авиабаза4, предусмотренные директивой К. Е. Ворошилова от
11 сентября 1939 г.5 Формирующаяся авиация должна была войти в состав
МАГ6.
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 10–11.
2
Протокол заседания № 9 ГВС РККА 22 июня 1938 г. // Главный Военный Совет РККА 13 марта 1938 г.–20 июня 1941 г. Документы и материалы. – М, 2004. – С. 101. Причем полк ДБ должен был быть вооружен материальной частью СБ.
3
Там же.
4
Доклад командования Мурманской авиабригады в бюро Мурманского обкома ВКП(б)
03.10.1939. // ГАМО. – Ф. Р-405. – Оп. 4а. – Д. 7. – Л. 28. Командиром Мурманской авиабригады стал комбриг Красовский, военкомом батальонный комиссар Терентьев.
5
Директива народного комиссара обороны командующему войсками Ленинградского военного
округа о мерах по обеспечению обороны районов Мурманска и Архангельска от 11 сентября
1939 г. // Тайны и уроки зимней войны 1939–1940 гг. – СПб, 2000. – С. 37–38.
6
Приказ народного комиссара обороны командующему войсками ЛВО на формирование Мурманской армейской группы 16 сентября 1939 г. // Там же. – С. 41–42.
1
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Всего же в составе МАГ формировались две эскадрильи СБ, две эскадрильи ДБ-3, одна эскадрилья И-15, одна эскадрилья И-161. Но в итоге
эскадрилья ДБ-3 не была сформирована, поскольку ее нет в перечне «Ведомости обеспеченности вооружением войсковых частей 14-й армии».
Всего же в составе МАГ находилось 23 бомбардировщика СБ, 15 истребителей И-15, 46 истребителей И-16, 17 истребителей И-153, а так же 4 самолета У-2, 2 самолета УСБ, 2 самолета У-Т1 и 1 самолет У-Т142. На военновоздушные силы МАГ возлагались задачи воспрещения подхода флота
противника к берегам Кольского полуострова, высадки его десантов и ведение воздушной разведки3.
Глубокой осенью 1939 г. стало ясно, что конфликт между СССР и
Финляндией неизбежен, в связи с чем войска по всей северо-западной границе начали приводиться в боевую готовность. Между тем, МАГ не имела
собственного командования, а подчинялась непосредственно окружному
командованию в Ленинграде. При этом командованию округа становилось
ясно, что мурманское направление будет задействовано и здесь развернутся боевые действия. Возникла необходимость развернуть полноценное армейское управление для координации ведения боевых действий, установке
взаимодействия с СФ, обеспечения тыла наступающим частям и т.д. В связи с этим 17 ноября 1939 г. Мурманская армейская группа была преобразована в 14-ю армию (с дислокацией штаба в г. Мурманске), в состав которой дополнительно включалась 52-ая стрелковая дивизия, которая находилась в Западной Белоруссии в районе Пинска. 13 ноября дивизия начала
передислокацию в Заполярье завершила ее к 30 ноября4.
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 22.
2
Ведомость обеспеченности вооружением войсковых частей 14-й армии по состоянию на
30.11.1939, 17.12.1939, 07.03.1940 и 13.03.1940. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 13. – Л. 46.
3
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 11.
4
Там же. – Л. 31.
1
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В развертывании сухопутных сил во второй половине 1939 г. на
Мурмане уже незаметно стремления военного руководства продолжать
развитие
горнострелковых
войск.
Предположительно,
замечание
К. И. Душенова о недостаточной штатной численности этих частей было
учтено. Но фактически начинает набирать силу тенденция отказа от горнострелковых дивизий в качестве средства обороны Мурмана и замене их на
стрелковые части с большей штатной численностью военнослужащих.
После передачи сухопутных частей, дислоцирующихся в крае, командованию ЛВО, существенно улучшилась боевая подготовка. В частности, теперь она была ориентирована на природно-географические условия
Мурмана и учитывала их специфику. В частности, в сентябре 1939 г. главной задачей было тактическая подготовка усиленной стрелковой роты для
боевых действий «в Заполярье в условиях горной местности и безлесья» 1.
Передислоцирование войск на Мурман привело к тому, что характер
военного строительства с 1939 г. начинает меняться. Акцент в нем все
больше смещается на создание оборонительной инфраструктуры на мурманском направлении, что было направлено, прежде всего, на обеспечение
действий сухопутных частей в войне с Финляндией.
На мурманском направлении совершенно отсутствовала инфраструктура, не было даже дороги к финляндской границе. Согласно предложениям секретаря Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостина, развитие системы дорожного сообщения на Мурмане, должно было включать в себя
строительство дорог Мурманск – Титовка и Мурманск – Рестикент, а так
Щербаков В. И. Заполярье – судьба моя. – Мурманск, 1994. – С. 22. К. А. Мерецков отметил
своих мемуарах, что боевая подготовка дивизии В. И. Щербакова была лучше по сравнению с
другими дивизиями (Мерецков К. А. На службе народу. – М.: «Высшая школа», 1984. –
С. 169.). Кроме того, подготовка частей на мурманском направлении проявилась так же и в
начале Великой Отечественной войны. Э. Зимке отмечает, что войска здесь сражались «умело и
решительно» и имели «хороших командиров» (Зимке Э. Немецкая оккупация Северной Европы. 1940–1945 гг. – М., 2005. – С. 176.).
1
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
же Мурманск – Териберка1. Из этих предложений в августе 1939 г. началось строительство дороги от Мишуково до Титовки общим протяжением
105 км. Строительство велось силами трех саперных батальонов (28-й, 31й, 41-й) и одним дорожным (6-й). Однако строительство продвигалось
медленно, поскольку оно не было обеспечено соответствующей техникой2.
Для обеспечения базирования армейской авиации было развернуто
строительство аэродромной сети на Мурмане. Оно было начато летомосенью 1939 г., когда начались работы по постройке пяти оперативных
аэродромов. В частности, это были аэродромы в Ваенге, Мурмашах, Шонгуе, Африканде и Ура-губе3.
Для обеспечения прочного оборонительного приграничного рубежа в
1940 г. начинает строиться укрепленный район. Идея его строительства на
Мурмане возникла у руководства ЛВО еще в 1938 г., когда командование
округа предложило в 1938-1939 гг. построить целый ряд новых укрепленных районов. В их числе - Мурманский укрепленный район с четырьмя узлами обороны III типа4, общая стоимость которого с вооружением равнялась 32 000 000 рублей5. В 1938 г. предполагалось произвести рекогносци-
Докладная записка секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину по вопросам усиления обороной и
экономической мощи Мурманской области 28.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. –
Л. 40.
2
Справка о дорожном строительстве по 14-й армии по состоянию на 07.07.1940. // ГАМО. –
Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 288. – Л. 16.
3
Там же. – Л. 19.
4
Укрепленный район III типа строился на второстепенных направлениях, имел фронт 6 км и
длину 6 км. Имел следующие сооружения: 3 артиллерийско-пулеметных капонира (для 45-мм
пушек, спаренных с пулеметами), 12-16 пулеметных полукапонира, 8-10 железобетонных огневых точек с фронтальным обстрелом, 8-10 броневых точек противотанковой обороны (для 45мм пушек), 10-12 командно-наблюдательных пунктов, подготовленные площадки для тяжелых
батарей 107-мм или 122-мм (4 орудия), 3-4 прожекторных убежища, 2 подземных убежища для
войск, противотанковые и противопехотные препятствия по 3-4 км на 1 км фронта (Протокол
№ 7 заседания Главного военного совета РККА от 21 мая 1938 г. // Главный Военный Совет
РККА 13 марта 1938 г.–20 июня 1941 г. Документы и материалы. – М, 2004. – С. 66–67.).
5
Протокол заседания № 9 ГВС РККА 22 июня 1938 г. // Главный Военный Совет РККА 13 марта 1938 г.–20 июня 1941 г. Документы и материалы. – М, 2004. – С. 101.
1
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ровки новых укрепленных районов, определив точно на местности узлы
обороны и определить потребность в материалах и рабочей с иле1.
Чуть позже идею создания укрепленного района на мурманском
направлении поддержало местное партийное руководство. В марте 1939 г.
первый секретарь Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостин предложил создать на мурманском направлении Титовский укрепленный район
(от Вайда-губы до озера Лойявр с дислоцированием полка в Титовке или
Западной Лице)2.
Под влиянием прошедшей кампании в Финляндии и проникновения
в Скандинавию германских войск идея инженерного усиления границы
укрепленным районом стала еще более актуальной. Было решено строить
сразу два укрепленных района: Мурманский укрепленный район на полуостровах Рыбачий и Средний и Титовский укрепленный район3.
Так, в августе 1940 г. нарком обороны С. К. Тимошенко приказал на
полуострове Рыбачий развернуть строительство Мурманского укрепленного района4, который позже стал 23-им укрепленным районом (комендант
Д. Е. Красильников). Однако работы по строительству укрепленного района на Рыбачьем начались
гораздо
раньше: командующий ЛВО
К. А. Мерецков приказал Военному совету 14-й армии провести рекогнос-
Протокол заседания № 9 ГВС РККА 22 июня 1938 г. // Главный Военный Совет РККА 13 марта 1938 г.–20 июня 1941 г. Документы и материалы. – М, 2004.. – С. 100.
2
Докладная записка секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину по вопросам усиления обороной и
экономической мощи Мурманской области 28.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. –
Л. 36.
3
Письмо командующего ЛВО генерал-лейтенанта Кирпоноса начальнику Генерального штаба
Красной Армии Мерецкову 1940 г. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 3. – Д. 187. – Л. 1.
4
Приказ Наркома обороны СССР маршала С. Тимошенко Военному совету ЛВО и начальнику
Главного военно-инженерного управления РККА 08.08.1940. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 3. –
Д. 186. – Л. 2. Оперативное назначение Мурманского укрепленного района заключалось в том,
что бы «совместно с полевыми войсками надежно прикрыть северо-запада и с запада направление на Мурманск и обеспечить побережье полуостровов Рыбачий и Средний от высадки морских десантов» (Там же).
1
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цировку для Мурманского укрепленного района в период с 1 по 20 мая
1940 г.1
5 мая 1940 г., так же согласно приказу командующего ЛВО, на
участках 14-й, 104-й, 122-й (вошедшей в состав 14-й армии) и 54-й дивизий
должно было развернуться строительство оборонительных рубежей, постройка железобетонных ДОТов и деревоземляных ДЗОТов. Для усиления
этого строительства в район Заполярья с участков 8-й армии перевели 259й инженерный строительный батальон, были проведены рекогносцировочные работы2.
К лету 1941 г. на полуостровах Рыбачий и Средний было построено
39 деревоземляных сооружений для пулеметов, отрыто 18 орудийных позиций и окопы для стрелковых отделений 3. В составе 23-го района находился 135-й стрелковый полк 14-й дивизии4 и один пушечный артиллерийский полк5.
В 1940 г. также были развернуты работы по строительству Титовского укрепленного района6. К. А. Мерецков в своем письменном докладе от
26 мая 1940 г. на имя С. К. Тимошенко просил утвердить строительство
«со стороны сухопутной границы на участке губа Кутовая, озеро Тито вское, озеро Чапр, озеро Лайя» опорных пунктов с железобетонными и
Директива Командующего войсками ЛВО Мерецкова Военному совету 14-й армии
28.04.1940. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 3. – Д. 188. – Л. 1.
2
Справка об оборонном строительстве по 14-й армии по состоянию на 07.07.1940. // ГАМО. –
Ф. П-1. – Оп. 1.- Д. 288. – Л. 13-14.
3
Карельский фронт в Великой отечественной войне 1941–1945 гг. Военно-исторический очерк.
– М.: Наука, 1984. – С. 21.
4
Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье. – М., 1963. – С. 21.
5
Никольский А. К. Записки инженера военно – морской службы. – Мурманск, 1988. – С. 18.
Г. А. Вещезерский указывает, что гарнизон 23-го укрепленного района состоял из двух пулеметных батальонов и пушечного артиллерийского полка и располагал несколькими дотами и
артиллерийскими полевыми позициями с секторами обстрела на море, а 135-й полк являлся
резервом укрепленного района и располагался в глубине полуострова Рыбачий (Вещезерский Г. А. У хладных скал. – М., 1965. – С. 13.).
6
Карельский фронт в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Военно-исторический очерк.
– М., 1984. – С. 26.
1
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
камне-земляными сооружениями» 1. Очевидно, строительство именно этих
укреплений, и было начато в 1940 г. В литературе они получили название
«Титовского укрепленного района». Но это строительство было незакончено: здесь было возведено лишь 12 бутобетонных дотов2.
Незавершенность строительства укреплений на границе объяснялось
трудностями, связанными с недостаточно эффективным руководством и
необеспеченностью необходимыми материалами. В частности, в реальности строительство укреплений не было начато даже к июню 1940 г., поскольку не были сформированы управления начальников работ, не поступило денежных ассигнований и типовых чертежей. Кроме того, строительные части имели слабое техническое оснащение: отсутствовали бетономешалки, экскаваторы и т.д. 3
Осенью 1940 г. пограничные работы вновь были остановлены из-за
отсутствия горючего для транспорта4. Между тем работы по укреплению
пограничной полосы все равно продолжались.
Процессы возведения укрепленных районов на Мурмане в 1940–
1941 гг. тем самым подчеркивают оборонительный характер советского
военного строительства в этом регионе.
Продолжилось оборудование аэродромов. К лету 1940 г. аэродромы,
строительство которых было начато в 1939 г., представляли собой только
площадки с ограниченной длинной взлетно-посадочной полосы5. При этом
строительство аэродромов так же оказалось в ситуации отсутствия необхоПисьменный доклад командующего войсками ЛВО Мерецкова наркому обороны
С. Тимошенко 26.05.1940. // РГВА. – Ф. 25888. – Оп. 3. – Д. 188. – Л. 23.
2
Карельский фронт в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Военно-исторический очерк.
– М., 1984. – С. 21. Н. М. Румянцев отмечает, что на титовском направлении вообще не было
никаких сооружений, кроме 6 недостроенных дотов (Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье. – М., 1963. – С. 23.).
3
Справка об оборонном строительстве по 14-й армии по состоянию на 07.07.1940. // ГАМО. –
Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 288. – Л. 13-14.
4
Доклад заместителя Начальника УВСР-5 войск НКВД председателю Мурманского облисполкома 24.10.1940. // ГАМО. – Ф. Р-405. – Оп. 4а. – Д. 9. – Л. 284.
5
Справка об аэродромном строительстве 14-й армии по состоянию на 07.07.1940. // ГАМО. –
Ф. П-1. – Д. 288. – Л. 19.
1
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
димых технических проектов и смет (например, строительство аэродрома в
Мурмашах)1. Однако в итоге сдача полосы на аэродроме в Мурмашах и
близ совхоза «Арктика» планировалась к 20 июня 1941 г., при этом в Мурмашах размеры полосы составляли 1100 и 400 м, а у совхоза «Арктика» 700 и 300 м2. На аэродроме под Мончегорском работы также завершались3.
Ключевая дорога от Мурманска к Титовке (именно это направление
вело к границе с Финляндией, откуда могло начаться наступление со стороны Петсамо) была проложена к лету 1941 г., хотя ее качество было невысоким. Г. А. Вещезерский справедливо отмечает, что на мурманском
направлении с дорогами было «совсем плохо» 4.
К этому времени, после того, как весной 1940 г. 104-я дивизия была
переведена под Кандалакшу5, окончательно утвердилось количество сухопутных дивизий на мурманском направлении. Мурман теперь прикрывали
две стрелковые дивизии (14-я
А. А. Журбы6
и
52-ая
под командованием генерал-майора
под
командованием
генерал-майора
Пояснительная записка к техническому отчету по работам 1941 г. на объекте 69 // ГАМО. –
Ф. 750. – Оп. 1. – Д. 12. – Л. 4.
2
Докладная записка Начальника 106-го Строительства НКВД Орловского Военному совету 14й армии генерал-лейтенанту т. Фролову 17.07.1941. // ГАМО. – Ф. 750. – Оп. 1. – Д. 2. – Л. 40. В
итоге эти аэродромы аэродромы было предписано принять в эксплуатацию с 1 августа 1941 г.
(Постановление Военного совета 14-й армии «О принятии в эксплуатацию законченных строительством первой очереди аэродромов в пос. Мурмаши и совхозе «Арктика»
29.07.1941. // Там же. – Л. 39.).
3
Докладная записка Начальника 106-го Строительства НКВД Орловского Военному совету 14й армии генерал-лейтенанту т. Фролову 17.07.1941. // Там же – Л. 40.
4
Вещезерский Г. А. У хладных скал. – М., 1965. – С. 14. Использование этой дороги тормозилось еще и тем, что войскам для того, что бы попасть на эту дорогу, которая начиналась от м ыса Мишуков, нужно было переправиться через Кольский залив, но рассчитывать на скорую
переправу войск не приходилось, поскольку не хватало ни судов, ни причалов в порту выгрузки
(Там же.).
5
Предписание Военного совета 14-й армии командиру 104-й горно-стрелковой дивизии комбригу тов. Щербакову 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 25. – Л. 56. См. так же: Щербаков В. И. Заполярье – судьба моя. – Мурманск, 1994. – С.36.
6
14-я стрелковая дивизия на 22 июня 1941 г. осуществляла противодесантную оборону побережья. 135-й полк входил в состав 23-го укрепленного района, 325-й стрелковый полк и два
дивизиона 143-го артиллерийского полка располагались по побережью Кольского полуострова
от мыса Святой Нос до острова Кильдин. Полку были приданы так же дивизион 104-го пушечно-артиллерийского полка, батарея 241-го гаубично-артиллерийского полка, одна батарея береговой обороны СФ и отдельная комендатура (Карельский фронт в Великой Отечественной
войне. 1941–1945 гг. – М., 1984. – С. 24–25.). В ночь на 22 июня из района Титовки были вы1
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. Н. Никишина1). Противовоздушную оборону этих частей осуществлял
бригадный район ПВО, в составе которого находились 12 зенитных орудий
среднего калибра, 14 орудий малого калибра и 53 зенитных пулемета 2. Эти
части имели боевой опыт ведения боевых действий в условиях Мурмана и
опыт взаимодействия с СФ.
При формировании сухопутных войск на Мурмане военное командование столкнулось с проблемой нехватки кадров. В частности, 135-й полк
14-й дивизии был укомплектован на 83 % 3, а 95-й полк – только наполовину4.
Имелись проблемы и с техническим обеспечением войск. Так, на 22
июня 1941 г. 23-й укрепрайон был укомплектован по автотранспорту на
15%, а по саперному имуществу - на 10%5.
К лету 1941 г. войска с воздуха прикрывали 1-я смешанная авиационная эскадрилья в составе 137-го скоростного бомбардировочного полка,
145-го и 147-го истребительных авиаполков, а также 42-я корректировочдвинуты непосредственно к границе 95-й стрелковый полк и 35-й отдельный разведывательный
батальон данной дивизии. 95-й полк вместе с 241-м гаубичным артиллерийским полком (без
второго дивизиона) занимал оборону вдоль линии на фронте от губы Малая Волоковая до высоты 179,0. (См.: Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье. – С. 22, Вещезерский Г. А. У
хладных скал. – М., 1965. – С. 13.).
1
После «зимней» войны имела следующую дислокацию: штаб, пулеметная рота, и 112-й
стрелковый полк располагались в Мончегорске; 205-й стрелковый полк, 205-й гаубичноартиллерийский полк и 411-й танковый батальон дислоцировались в Мурманске, 158-й артиллерийский полк – в Кировске; 58-й стрелковый полк в пункте Зашеек; 28-й саперный батальон
находился в Западной Лице на строительстве мостов и дорог (Предписание Военного совета 14й армии командиру 52-й дивизии комбригу тов. Никишину // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 25.
– Л. 67.). 21 июня командующий 14-й армией приказал командиру 52-й дивизии приготовиться
к передислокации в приграничный район на мурманском направлении (Статюк И. Оборона Заполярья 1941. – М.: Издательство «Экспринт», 2006. – С. 5.). 58-й полк получил задачу сменить
левофланговые подразделения 95-го полка и занять оборону на линии озеро Титовское – озеро
Чапр, высота 289,0 (Румянцев Н. М. Указ. соч. – М., 1963. – С. 25.).
2
Сквирский Л. С. Карельский фронт в 1941 г. // Вопросы истории. – 1987. - № 6. – С. 89. Мурманский бригадный район ПВО организационно входил в состав Северной зоны противовоздушной обороны, в которую входили так же Ленинград. Северная зона ПВО была образована в
феврале 1941 г. (Гланц Д. Битва за Ленинград. 1941–1945 гг. – М.: АСТ: Астрель, 2008. – С. 32–
33.). ПВО, пожалуй, стали единственными войсками, организационное становление которых на
мурманском направлении пришлось на 1940 г.
3
Абатуров В. В., Морозов М. Э. Неизвестные трагедии Великой Отечественной. Сражения без
побед. – М.: Яуза, Эксмо, 2008. – С. 354.
4
Вещезерский Г. А. Указ. соч. – М., 1965. – С. 20.
5
Абатуров В. В. Морозов М. Э. Указ. соч. – М., 2008. – С. 354.
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ная авиационная эскадрилья. В дивизии было всего 125 исправных самолетов, из них 28 бомбардировщиков СБ и 97 истребителей И-15, И-16, И1531. Обращает на себя внимание то, что парк истребительной авиации состоял исключительно из самолетов устаревших конструкций. Это объяснялось тем, что для самолетов современных конструкций требовались более
длинные взлетно-посадочные полосы, а их севернее Свири не было. Однако наличие большого количества истребительной авиации в известной степени было оправдано, поскольку это позволяло прикрывать сухопутные
позиции войск с воздуха.
Также достаточно явно выступает проблема незавершенности инженерного оборудования рубежей обороны на мурманском направлении. Несмотря на то, что строительство укреплений на границе шло на протяжении всего 1940 г., из-за срывов работ оно не было завершено к началу войны, в результате чего дивизии не имели возможности строить оборону на
оборудованных рубежах.
Таким образом, в истории строительства сухопутных войск на Мурмане в 1930-е гг. можно выделить два этапа. Организационное становление
мурманской группировки войск произошло в рамках первого этапа (вторая
половина 1930-х–1939 гг.). На втором этапе (1939–1941 гг.) основное внимание было уделено проблеме строительства оборонительной инфраструктуры. Начались работы по укреплению приграничной полосы, созданию
Мурманского укрепленного района и укреплений на Титовке, дорожному
строительству и оборудованию аэродромов. Темпы строительных работ,
однако, не позволили к началу Великой Отечественной войны реализовать
намеченные планы полностью.
Карельский фронт в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Военно-исторический очерк.
– М., 1984. – С. 26.
1
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
§ 4. Военнослужащие и гражданское население Мурмана
в условиях военного строительства 1933 – 1941 гг.
Важной проблемой, которая появилась в связи с военным строительством на Мурмане, стала необходимость адаптации прибывающего контингента военнослужащих, так как территория Мурмана отличалась суровыми природными условиями и не располагала уже имеющейся для армии
и флота социальной инфраструктурой.
Отсутствие подготовленных мест для размещения военных кадров
сказывалось на социально-бытовом положении личного и командного состава флота и армии. Не хватало жилья. В декабре 1940 г. «бесквартирных» командиров в гарнизоне было 824 человека1. На флоте сложилась
аналогичная картина: в 1939 г. в Полярном большое число семейных командиров не имели квартир и проживали в служебных помещениях. Те
же, кто имел квартиры, жили настолько уплотненно, что создавались
«чрезвычайно тяжелые бытовые условия». Это вызывало «большие недовольства личного состава флота и их семей и значительно отражалось на
их политико-моральном состоянии»2.
Невозможность организации высокого уровня социально-бытового
обслуживания на пустом месте, заставляло военнослужащих искать кооперации с гражданским населением. Для решения жилищной проблемы и повышения уровня культурно-бытового обслуживания в целом, армия и флот
активно использовали гражданский жилой и культурно-бытовой фонд.
Уже летом 1933 г. Северная военная флотилия (СВФ) получила в Мурманске клуб, дом Рыбаксоюза, комнаты в домах Городского совета, в о бщей сложности 6 жилых домов (один недостроенный и 5 из домов, «ранее
Записка начальника КЭО 14-й армии интенданта 2 ранга Куртичанова Начальнику военного
отдела Мурманского обкома партии [декабрь 1940 г.] // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 272. –
Л. 148.
2
Справка о политико-моральном состоянии личного состава СФ по состоянию на
04.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. - Д. 161. – Л. 96.
1
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бывших Военведа»). Кроме того, для нужд СВФ предоставлялось 80% всей
площади, которая должна была сдана в эксплуатацию в 1933 г., так же вне
очереди предоставлялись номера приезжавшим в командировку военнослужащим в местной гостинице. В новой кухне-столовой весь второй этаж
отводился для питания командного и политического состава флотилии, а
высший комполитсостав питался в открытом при гостинице ресторане1.
Для санитарного обслуживания моряков выделялось отдельное помещение под организацию временного госпиталя, а руководство Мурманской железной дороги отводило в своей поликлинике необходимую площадь для военно-морского отделения 2.
Наконец, культурные нужды СВФ должен был обслуживать Дом
культуры имени С. М. Кирова3 в г. Мурманске.
В сентябре 1939 г. для расквартирования 14-й стрелковой дивизии, в
областном центре были выделены помещения для временного проживания
командного состава, но качество жилья было невысоким. 32,1% командного состава проживало в 70 комнатах дома междурейсового отдыха моряков, а 45% было размещено в бараках, подвалах и казарменных помещениях вместе с бойцами своих подразделений 4. Подробнее картина с обеспеченностью жильем командного состава Мурманского гарнизона и частей
14-й армии выглядела следующим образом: из общего числа комсостава
1061 человек в квартирах домов наркомата обороны проживали 150 человек, 47 человек проживали в гражданских квартирах, 307 человек размещались в общежитиях гражданских домов и 517 человек не имели кварти-
Постановление Секретариата Мурманского окружного комитета ВКП(б) от 15.08.1933. «Об
удовлетворении нужд Северной военной флотилии в связи с временным пребыванием в Мурманске» // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 446. – Л. 39.
2
Там же.
3
Там же. – Л. 40.
4
Докладная записка инструктора военного отдела Обкома ВКП(б) Пинаева Секретарю Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостину «Об обеспечении командно-начальствующего состава
квартирами в Мурманском гарнизоне» 1939 г. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 392. – Л. 4, 6.
1
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ры совершено и проживали в подвалах, бараках и казарменных помещениях1.
Попытки расширения жилищного фонда для военных структур
предпринимались и в районе Мурмашей, где строился военный аэродром.
В частности, в октябре 1939 г. командир Мурманской авиабригады Красовский просил бюро Мурманского обкома партии передать вверенным
ему частям строящееся здание школы, помещения кустарно-промысловой
артели, метеостанцию и т.д.2
Социально-бытовая инфраструктура Мурмана, с трудом справлявшаяся с удовлетворением нужд гражданского населения 3, теперь должна
была обслуживать и военнослужащих. И это, в конечном счете, не могло
не повлиять на организацию местной жизни.
Но самым, пожалуй, главным последствием военного строительства
на Мурмане стало изменение системы местного расселения, приведшее, в
конечном итоге, к образованию территорий, подконтрольных военному
командованию. Строительство военных баз и городков нередко происходило на фоне вытеснения гражданских учреждений и населения.
Наиболее показательным в этом отношении служит строительство
военно-морской базы в Полярном. Поскольку СВФ нуждалась в полной
изоляции от гражданских структур в целях защиты от шпионажа, власти
посчитали необходимым превратить с. Полярное в закрытый населенный
пункт. Партийные и советские учреждения Полярного района в 1935 г.
были переведены в Мурманск4. Оттуда же была выселена широко известЗаписка начальника КЭО 14-й армии интенданта 2 ранга Куртичанова Начальнику военного
отдела Мурманского обкома партии [декабрь 1940 г.] // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 272. –
Л. 148.
2
Письмо командования Мурманской авиабригады в бюро Мурманского обкома ВКП(б)
03.10.1939. // ГАМО. – Ф. Р-405. – Оп. 4а. – Д. 7. – Л. 28.
3
Несмотря на бурное жилищное строительство, средняя душевая жилплощадь в Мурманске
накануне создания Северной военной флотилии в 1932 г. составляла всего 2,8 кв. м. (Поляр.
правда. – 1932. – 28 января).
4
Административно-территориальное деление Мурманской области (1920–1993 гг.): Справочник. – Мурманск, 1995. – С. 104.
1
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ная в научном мире Мурманская биологическая станция, а все ее помещения и оборудование переданы СВФ1. В связи с изменением состава населения, в структуре которого стали преобладать военнослужащие и их семьи,
в 1939 г. с. Полярное было переименовано в город Полярный2.
В конце 30-х гг. от гражданского населения были освобождены населенные пункты Торос-остров, Грязная Губа, Ваенга, которые переходили
в распоряжение СФ3. В 1939 г. при передаче острова Кильдин СФ его
гражданское население, работавшее в колхозе «Смычка», было переселено
в Териберку4. Аналогичным образом из Чалмпушки в 1939 г. был выселен
колхоз «Тайсто» («Борьба»), а в 1940 г. из Ура-губы был выселен колхоз
«Тармо» («Энергия»)5.
Расширение подконтрольных военным территорий сопровождалось
депортацией «инонационалов». В феврале 1939 г. первый секретарь Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостин в своей записке, посвященной
проблемам обороны Мурманской области, указывал: «Проживание в пограничных районах: Полярном, Кольском, Териберском, Саамском и Кировском – финнов, 175 семей в количестве 545 человек, норвежцев, 26 семей в количестве 81 человека, при развертывании оборонительных работ
станет нецелесообразным, и желательно их сейчас же переселить в глубь
Кольского полуострова, в Ловозерский район» 6.
Проект постановления Комиссии обороны «О развитии военно-морских баз, аэродромов и
береговой обороны для Морских сил на Севере» 08.1933. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. –
Д. 200. – Л. 114.
2
Административно-территориальное деление Мурманской области (1920–1993 гг.): Справочник. – Мурманск, 1995. – С. 107.
3
Там же. - С. 105, 242, 253.
4
Постановление СНК СССР № 1958-542сс «О переселении гражданского населения с острова
Кильдин в становище Териберка» 26.11.1939 // ГАМО. – Ф. Р-405. – Оп. 4а. – Д. 7. – Л. 191.
5
Предписание СНК РСФСР в Оргкомитет Президиума Верховного Совета РСФСР по Мурманской области 27.09.1939 // ГАМО. – Ф. Р-405. – Оп. 4а. – Д. 7. – Л. 190; Письмо зам. председателя СНК Карело-Финской ССР М. Исакова председателю Мурманского облисполкома
2.12.1940 // ГАМО. – Ф. Р-405. – Оп. 4а. – Д. 9. – Л. 358.
6
Докладная записка зав. ОРПО ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по некоторым вопросам обороноспособности Мурманской области 01.02.1939 // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. – Л. 23.
1
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Крупная акция по выселению прошла в 1940 г. С территории Мурмана в Карело-Финскую ССР и Алтайский край было депортировано около
7 тыс. лиц «иностранных национальностей» 1. Подлежали выселению также все жители пограничной полосы, занятой частями Красной Армии в ходе советско-финляндской кампании (территории, подчиненные ЗападноЛицкому, Титовскому и Цып-Наволокскому сельсоветам)2.
Выведение гражданских организаций неизбежно вело к прекращению деятельности учреждений социально-бытового обслуживания, что
усугубляло положение военнослужащих. Так, например, временно исполняющий должность начальника Особого отдела ГУГБ НКВД СФ Леонов в
справке о политико-моральном состоянии личного состава флота от 4
марта 1939 г. отмечал, что «большое число командного и рядового состава
не обеспечено военным обмундированием. Это еще больше усугубляется
тем, что портновская мастерская Военторга по своим размерам ни в какой
степени не может удовлетворить потребности в ней командного состава».
В результате, отмечалось в справке, «большинство командного состава ходит в зимнее время в бумажных кителях, или в грязных, истрепанных,
пришедших в негодность суконных, не имеют шуб и бурок». Отмечалось
так же, что промтоварное и продуктовое снабжение в Полярном и отдаленных точках Военторгом не организовано. Как следствие, «у промтоварных магазинов скопляются огромнейшие очереди и становящиеся с полуночи. В очередях давки, скандалы, драки». На всю главную базу имелась
только одна столовая, «во всей базе отсутствуют такие необходимые мел-
Шашков В. Я. Репрессии в СССР против крестьян и судьбы спецпереселенцев КарелоМурманского края. – Мурманск: МГПИ, 2000. – С. 141.
2
Записка Начальника УНКВД Мурманской области капитана госбезопасности Горика секретарю Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостину и заместителю председателя Мурманского
облисполкома Моторину 04.02.1940. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 286. – Л. 8; Административно-территориальное деление Мурманской области (1920–1993 гг.): Справочник. – Мурманск, 1995. – С. 107.
1
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
кие производственные предприятия, как часовая мастерская, фотография,
мастерская по починке примусов и т.д.» 1.
Вследствие того, что процесс поглощения территорий для нужд военного строительства не мог не наносить ущерба интересам населения
Мурмана, местные власти, насколько это было в их силах, пытались защищать гражданскую инфраструктуру. Так, например, Мурманский комитет ВКП(б) в 1933 г. просил наркомат обороны, чтобы «при проектировании новых цехов Судоремонтного завода, необходимых для Морведа», не
затрагивалась территория строящейся Судоверфи рыбной промышленности и «при проектировании военного строительства – местность реки Роста оставить для нужд хозяйственного развития, и в крайнем случае не задеть освоенных земель совхоза «Арктика» для пригородного хозяйства» 2.
Немаловажным результатом военного строительства на Мурмане
стало формирование системы взаимодействия между военными и гражданскими властями. Организационно это проявилось, с одной стороны, в возникшей практике введения первого секретаря Мурманского обкома
ВКП(б) в органы военного управления, а, с другой стороны, в делегировании представителей военного командования в партийные и советские органы. В частности, первый секретарь Мурманского обкома партии
М. И. Старостин летом 1939 г. стал членом Военного совета СФ3. Командующий СФ К. И. Душенов в мае 1937 г. был избран в состав Мурманского окружного комитета партии, а в декабре того же года стал депутатом
Справка о политико-моральном состоянии личного состава СФ по состоянию на
04.03.1940. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 161. – Л. 95.
2
Постановление Секретариата Мурманского окружного комитета ВКП(б) «Об удовлетворении
нужд Северной военной флотилии в связи с временным пребыванием в Мурманске»
15.08.1933. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 446. – Л. 40.
3
В состав Военного Совета 14-й армии М. И. Старостин был включен уже во время Великой
Отечественной войны. См.: Руководители организаций РКП(б)-ВКП(б)-КПСС и органов государственной власти Мурманской области (1920–1991): Справочник / Под ред. А.А. Киселева. –
Мурманск, 2008. – С. 57.
1
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Верховного совета СССР первого созыва от Мурманского округа 1. Кроме
того, представители армии и флота участвовали в работе окружных и областных партийных конференций, как, например, командующий СФ флагман 2 ранга В. П. Дрозд2.
В 1939-1940
гг. при Мурманском обкоме, горкомах и райкомах
ВКП(б) были созданы военные отделы, призванные заниматься вопросами
взаимодействия партийных органов с военными структурами, в т.ч организацией и руководством оборонной подготовкой населения, помощью в
проведении призыва на военную службу, проверкой состояния мобилизационной готовности предприятий, руководством и контролем по оказанию
помощи семьям мобилизованных в РККА и РККФ, руководством и организацией противовоздушной обороны3.
Местное партийное руководство проявляло особое внимание состоянию обороноспособности Мурмана, систематически информируя центральную власть о проблемах, которые испытывало военное строительство. Первый секретарь Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостин в
феврале и марте 1939 г. подготовил две докладные записки о состоянии
обороны Мурмана, одну из которых он адресовал Г. М. Маленкову4, а другую – И. В. Сталину5.
В рамках взаимодействия гражданской и военной власти урегулировались различные проблемы военного строительства. Именно местные
Киселев А. А. Судьба флагмана 1-го ранга К. И. Душенова // Вопросы истории. – 1999. - № 2.
– С. 139.
2
Так, например, В. П. Дрозд участвовал в III областной партийной конференции, проходившей
весной 1940 г. (См: Стенограмма утреннего заседания III областной партийной конференции
14.03.1940. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 227. – Л. 56, 60.).
3
Отчетный доклад о работе Мурманского обкома ВКП(б) за период с августа 1938 года по март
1940 г. на III-й Мурманской областной партийной конференции // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. –
Д. 224. – Л. 148. Архивохранилище документов новейшей политической истории Государственного архива Мурманской области: Путеводитель. – М., 2002. – С. 39, 45-48, 50-51, 53-54,
58-59, 62-63, 65, 70-74, 76, 78-80, 82-83.
4
Докладная записка зав. ОРПО ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкову по некоторым вопросам обороноспособности Мурманской области 01.02.1939 // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 158. – Л. 19-29.
5
Докладная записка секретарю ЦК ВКП(б) И. В. Сталину по вопросам усиления обороной и
экономической мощи Мурманской области 28.03.1939. // Там же. – Л. 36–45.
1
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
партийные органы помогали армии и флоту в решении жилищных проблем
в 1933 и 1939 гг.1
Большое внимание местные органы власти уделяли организации
шефской помощи флоту. 21 августа 1933 г. было принято постановление
Мурманского комитета ВКП(б) «О рабочем шефстве рабочих предприятий
над рабоче – крестьянским красным флотом». Согласно этому постановлению, к каждому производственному предприятию прикреплялись части и
корабли СВФ. Так, например, коллектив механических мастерских
Севтралтреста шефствовал над сторожевиками «Пурга» и «Ураган», Мурманский порт принимал шефство над миноносцем «Урицкий» и т.д. Шефствующие предприятия должны были наладить работу «по клубам, красным уголкам», а так же организовать «экскурсионную работу по предприятиям»2. Очевидно, в связи с расширением состава СФ в 1940 г. так же было решено организовать шефство промышленных предприятий, колхозов и
учреждений над отдельными частями, кораблями и соединениями3.
Опираясь на местные гражданские органы, командование флота пыталось решить кадровую проблему. В частности, В. П. Дрозд, используя
трибуну III-й областной партийной конференции, проходившей в марте
1940 г., поставил вопрос о военно-морской подготовке населения Мурманской области, напрямую связав этот вопрос с развитием СФ. «Для Мурманской области флот имеет большое значение, – подчеркивал на заседании конференции командующий, − он будет играть здесь решающую
роль…. Надо развивать как сам флот, так и его береговую оборону и базоСм. например: Постановление Секретариата Мурманского окружного комитета ВКП(б) «Об
удовлетворении нужд Северной военной флотилии в связи с временным пребыванием в Мурманске» 15.08.1933. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 446. – Л. 39–40; Докладная записка инструктора военного отдела Мурманского обкома ВКП(б) Пинаева секретарю Мурманского обкома ВКП(б) М. И. Старостину 1941 г. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 392. – Л. 4–6.
2
Постановление Секретариата Мурманского окружного комитета ВКП(б) «О рабочем шефстве
рабочих предприятий над рабоче-крестьянским красным флотом. Северная флотилия»
21.08.1933. // ГАМО. – Ф. П-2. – Оп. 1. – Д. 519. – Л. 4.
3
План подготовки и проведения «Дня Военно-морского Флота СССР» 24 июля 1940 г. по Мурманской области // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 331. – Л. 130.
1
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вое строительство, в результате чего понадобиться большое количество
людей. Эти люди будут черпаться с наших производств, с наших колхозов
и из других предприятий». Осуществлению подобных планов мешала недостаточная военно-морская подготовка местного населения. В. П. Дрозд
предложил развить в Мурманской области «сеть военно-морских кабинетов, морских подготовительных пунктов, яхтклубов и всех мероприятий,
способствующих подготовке кадров для военно-морского флота»1.
Рост военно-стратегического значения Мурмана привел к усилению
контроля за его территорией со стороны НКВД. Политические репрессии
1930-х - начала 40-х гг. затронули как военнослужащих, так и гражданское
население, определив общественную атмосферу на северной окраине
СССР.
Приграничное положение Мурмана повышало актуальность борьбы
со шпионажем среди развернутых здесь военных соединений. В частности,
в 1934 г. Управлением НКВД по Ленинградской области констатировалось, что опорный пограничный пункт финской разведки находится в Печенге2, позже тем же органом высказывалась озабоченность, тем, что с озданной СВФ «живо интересуются английские разведывательные круги,
которые стремятся создать на севере Финляндии для разведывательной работы опорный пункт» 3.
Другой проблемой стало наличие на территории Мурманского округа ссыльных крестьян-спецпереселенцев, что, по мысли контролирующих
органов, создавало угрозу распространения среди военнослужащих «троцкизма» и прочих «уклонов». В первой половине 1930-х гг. фиксировались
Стенограмма
утреннего
заседания
III-й областной партийной конференции
14.03.1940. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 227. – Л. 56, 60.
2
Справка «Антисоветские контрреволюционные «племенные» организации Финляндии»
1934 г. // Зимняя война 1939–1940 гг. в документах НКВД: по материалам Архива Управления
Федеральной службы безопасности Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области. – СПб, 2010. – С. 55.
3
Справка «Краткий обзор о работе на СССР через Финляндию» 12 апреля 1936 г. // Там же. –
С. 78.
1
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
случаи «разложения» личного состава флотилии «антисоветскими элементами»1. Все это стимулировало военно-политическое руководство страны
следить за тем, чтобы негативное влияние не проникало в дислоцированные здесь части, а случае проникновения выявлять и ликвидировать его.
Строительство флота в начале 1930-х гг. вызвало первые действия
Москвы по выявлению «антисоветских элементов» в Заполярье и их «вредоносной» деятельности против обороноспособности социалистического
государства. К 1935 г. были обнаружены «факты антисоветских, антипартийных и военных преступлений отдельных лиц и групп личного состава
флотилии» 2.
В частности, в Мурманском порту была раскрыта активная контрреволюционная организация шоферов (где участвовали даже члены
ВЛКСМ), которая вела «разлагающую троцкистскую пропаганду» против
советской власти среди красноармейцев и краснофлотцев. Далее, на сторожевом корабле «Гроза» был обнаружен контрреволюционер-зиновьевец
(рекомендованный в партию лично Зиновьевым), а комиссар корабля Петрицкий был раскрыт как перешедший из-за границы шпион. В Управлении
начальника инженеров строительства (УНИ СВФ) была обнаружена
«троцкистская организация» во главе с инженером и членом партии большевиков А. Р. Отто, которая имела связь с троцкистами из Инженерного
управления Штаба РККА. В этой же организации были выявлены «троцкисты» Михайлов (инженер УНР-95), Левченко (начальник политотдела
УНР-94, бывший эсер, жил в Америке и состоял в Бунде), Акимов (инструктор УНР-95). На тральщике «Налим» была выявлена «банда», состоявшая из 13-15 человек, которая занималась «хищением государственного
имущества», причем хищения осуществлялись с ведома командира и коДоклад
Руководителю
военно-морской группы
комиссии партийного контроля
Н. В. Куйбышеву «О политико-моральном состоянии личного состава Северной военной флотилии» 19.03.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 5.
2
Там же.
1
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
миссара корабля. Это далеко не исчерпывающий перечень: Особым отделом флотилии было выявлено еще «около 4-6 контрреволюционных и
шпионских организаций… по делам которых видно, что иностранные
враждебные нам страны пытаются не только получить необходимые для
них сведения по флотилии, но и создать диверсионные группы для уничтожения или ослабления боевой мощи на Северном театре»1.
Борьба с разведывательной деятельностью иностранных спецслужб,
таким образом, приобрела широкий размах, но следует полагать, что часть
обвинений «в шпионаже» не имела под собой действительно серьезных
оснований и стала результатом развертывания маховика репрессий.
В итоге от партийных органов поступило предложение к 1 мая
1935 г. «очистить г. Мурманск, как стратегически ответственный пункт, от
антисоветских и уголовно-опасных элементов» 2. Начальник морских сил
В. М. Орлов не возражал против этого, правда, он полагал, что главным
решением в данной ситуации будет скорейшее выведение флотилии в Полярное, поскольку «Мурманск, как бы он ни был очищен, остается торговым портом, посещаемым значительным количеством иностранных судов» 3 (подчеркнуто в документе – Д. С.).
Доклад Руководителю военно-морской группы комиссии партийного контроля
Н. В. Куйбышеву «О политико-моральном состоянии личного состава Северной военной флотилии» 19.03.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 5–7. Кроме того, указывалось, что иностранные разведки пытаются привить фашизм среди личного состава флотилии,
указывалось, что иностранцы и местные контрреволюционные элементы стараются обрабат ывать личный состав флотилии через спаивание не только командиров и краснофлотцев, но иногда и их жен. Возможно, что картина в докладе, подготовленного для руководителя военноморской группы партийной контрольной комиссии, из которого взяты вышеприведенные сведения, несколько преувеличена: наморси В. М. Орлов в ответе К. Е. Ворошилову, которому руководитель военно-морской группы контрольной комиссии написал обстоятельную записку,
отметил, что «непонятно, однако, о какой связи с троцкистами из Инженерного управления
РККА идет речь» (Доклад Начальника Морских сил РККА В. М. Орлова Народному комиссару
обороны Союза ССР К. Е. Ворошилову 28.04.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. –
Л. 48.).
2
Доклад
Руководителю
военно-морской группы
комиссии партийного контроля
Н. В. Куйбышеву «О политико-моральном состоянии личного состава Северной военной флотилии» 19.03.1935. // РГА ВМФ. – Ф. р-1483. – Оп. 1. – Д. 274. – Л. 10.
3
Доклад Начальника Морских сил РККА В. М. Орлова Народному комиссару обороны Союза
ССР К. Е. Ворошилову 28.04.1935. // Там же. – Л. 48.
1
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. В. Миколюк отмечает, что за 1935–1936 гг. на СВФ было репрессировано 3 человека из рядового состава и 12 гражданских лиц1.
Поиск вредителей в военно-морских силах Севера стимулировался
систематическими срывами планов военного строительства. Военнополитическое руководство страны, таким образом, решало сразу две задачи: объясняло рядовым гражданам и краснофлотцам причины существующих проблем и одновременно мотивировало местную военную администрацию на эффективную деятельность.
«Дело М. Н. Тухачевского» обострило вопрос о вскрытии «вражеских шпионов» на Северном флоте. Летом-осенью 1937 г. начались чистки
начальствующего состава флота. О ее ходе и промежуточных результатах
докладывал командующий СФ К. И. Душенов на Военном совете при
Народном комиссаре обороны в ноябре 1937 г. Он отмечал, что 6,3% с остава были отсеяны как враждебный и ненадежный элемент. От действий
«вредителей» сильнее всего пострадало строительство... Положительными
результатами чистки, с точки зрения командующего, являлось повышение
огневой подготовки молодых офицеров и краснофлотцев, выполнение показателей по вербовке на сверхсрочную службу и снижение количества
дисциплинарных проступков2.
За 1937 г. на Северном флоте было арестовано 11 человек командного и начальствующего состава, 4 рядовых, всего же было репрессировано
15 военнослужащих и 36 гражданских лиц3.
Логика репрессий на Северном флоте, основанная на борьбе со шпионажем и вредительством, неизбежно вела кремлевских руководителей к
Миколюк О. В. Политические репрессии на Мурмане в 30-е гг. XX в.: Дисс. на соискание ученой степени канд. ист. наук. – Мурманск, 2003. – С. 67–68. Гражданские лица – это прежде всего работники военных портов (Мурманского и Полярнинского), работники столовых, мастерских, представители системы военной торговли, работники строительных организаций Северного флота, в основном, рабочие, плотники, каменщики, возчики (Там же.).
2
Стенограмма вечернего заседания Военного совета при Народном комиссаре обороны 22 ноября 1937 г. // Военный совет при Народном комиссаре обороны СССР. Ноябрь 1937 г.: документы и материалы. – М., 2006. – С. 151–153.
3
Миколюк О. В. Указ. соч. – С. 67–68.
1
166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мысли о неблагонадежности высшего командного состава флота. Учитывая, что срывы строительства и ремонта кораблей по-прежнему продолжались, в конечном счете, рождались подозрения относительно самих руководителей военно-морских сил Севера. Командный состав превращался,
таким образом, в один из главных объектов политического насилия. Кроме
того, репрессии против командного состава СФ могут объясняться еще и
тем, что на советском флоте происходили отдельные случаи недовольства
политикой властей по искоренению «врагов народа». Поскольку попытки
остановить репрессии в армии расценивались как «особо опасные» деяния1, то аресты командования СФ воспринимались превентивной мерой,
направленной на искоренение возможного недовольства на данном морском театре.
Одними из первых подверглись арестам в 1937 г. старшие офицеры:
командир бригады подводных лодок СФ К. Н. Грибоедов, командир подводной лодки «Д-2» Л. М. Рейснер и другие2. Первым из высшего командного состава флота арестовали в мае 1938 г. начальника политотдела
П. П. Байрачного. Далее волна репрессий захлестнула практически все
командование
СФ:
в
1938
г.
были
арестованы
командующий
К. И. Душенов, начальник штаба И. С. Смирнов, член Военного совета
П. М. Клип. К. И. Душенов был расстрелян 4 февраля 1940 г. 3 Тогда же, в
феврале, расстреляли К. Н. Грибоедова. Л. М. Рейснер умер в заключении.
К октябрю 1938 г. было выявлено 79 «врагов народа» - членов «военно-фашистского заговора на Северном флоте». Фактически, это был разгром местного флотского командования. Помимо них, «досрочной демобилизации» подверглись 24 старших и средних командира, 9 политработХлевнюк О. В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. – М.: Республика, 1992. – С. 178–
179.
2
Миколюк О. В. Политические репрессии на Мурмане в 30-е гг. XX в.: Дисс. на соискание ученой степени канд. ист. наук. – Мурманск, 2003.. – С. 112–113.
3
Киселев А. А. Судьба флагмана I-го ранга К. И. Душенова // Вопросы истории. – 1999. – № 2.
– С. 141.
1
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ников и 81 младший командир и краснофлотец, а так же 226 вольнонаемных1.
Несмотря на то, что в целом по СССР размах репрессий начал спадать в 1939 г., на Мурмане в 1939–1940 гг. развернулась вторая волна политического насилия, которая во многом напрямую связана, как полагает
П. В. Федоров, с региональными последствиями милитаризации 2.
14 марта 1940 г. на III-ей областной партийной конференции начальник Управления НКВД по Мурманской области Д. Н. Горик отмечал, что
«Мурманская область очень засорена враждебным, антисоветским и преступным элементом. Свыше 30 тысяч человек высланы в нашу область и
может быть враги народа нарочно ее засорили…Складывающаяся международная обстановка, развертывание англо-французскими капиталистами
второй империалистической войны, особое положение нашей области –
потребовали от Обкома партии и органов советской разведки провести ряд
мер по очищению тыла» 3.
Прежде всего, НКВД приступило к выявлению «врагов» внутри 14ой армии и СФ. В период с 30 ноября 1939 г. по 13 марта 1940 г. в 14-ой
армии было возбуждено 20 дел по контрреволюционным преступлениям
(ст.58), по которым было арестовано 16 человек, из них 6 человек были
приговорены к высшей мере наказания, а остальные – к различным срокам
лишения свободы в лагерях. Большинство из этих дел возникло в связи с
контрреволюционной агитацией «против мероприятий партии и Советского правительства по вопросу обеспечения безопасности Сев[еро]-
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922–1945 гг.: о подводных лодках
и подводниках. – М., 2006. – С. 411.
2
Федоров П. В. Северный вектор: центр и Кольское Заполярье в XVI–XX вв. – Мурманск, 2009.
– С. 292–293.
3
Стенограмма
утреннего
заседания
III-й областной партийной конференции
14.03.1940. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 227. – Л. 16.
1
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Зап[адной] границы и освобождения финского народа от банд Маннергейма» в условиях военной обстановки1.
На СФ в 1939 г. был арестован 1 человек командного состава, в
1940 г. 2 человека командного и начальствующего состава и 5 человек рядовых. Из военнослужащих флота и гражданских лиц, занятых на военных
объектах, в 1939 г. было арестовано 1 военнослужащий и 6 гражданских, в
1940 г. 7 военнослужащих и 12 гражданских2.
Одновременно с этим власти развернули широкомасштабную чистку
населения. В результате работы бригады НКВД к июлю 1940 г. было выявлено и намечено к аресту 585 человек, на 13 июня было арестовано 466 человек. В порядке паспортного режима лиц, в прошлом судившихся за
контрреволюционные и уголовные преступления, к выселению было намечено 521 человек, кулацко-белогвардейского элемента – 493 человека, 6
человек иностранцев было намечено к высылке за переделы СССР 3.
Последствия политических репрессий для военного строительства
были достаточно тяжелыми. Вследствие того, что репрессии 1937–1938 гг.
на СФ затронули широкий слой командного и начальствующего состава
(по данным О. В. Миколюк, было арестовано до 66% командиров СФ4), это
еще больше обострило кадровую проблему. В кратчайшие сроки требовалось восполнить большое количество высококвалифицированных военных
кадров.
Серьезной проблемой стала военная дисциплина. Как отмечается в
Справке о политико-моральном состоянии личного состава СФ по состоянию на 04.03.1939 г., за 1938 г. 49,6 % всего личного состава (3825 чел.)
Обзор контрреволюционных преступлений в частях 14-й армии за время с 30.11.1939. по
13.03.1940. // РГВА. – Ф. 35080. – Оп. 1. – Д. 4. – Л. 166.
2
Миколюк О. В. Политические репрессии на Мурмане в 30-е гг. XX в. – Канд. дис. на соискание
ученой степени канд. ист. наук. – Мурманск, 2003. – С. 67–68.
3
Сообщение Начальника УНКВД Мурманской области секретарю Мурманского областного
комитета ВКП(б) М. И. Старостину 13.06.1940. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 286. – Л. 119.
4
Миколюк О. В. Указ. соч. – С. 68.
1
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
получили дисциплинарные взыскания 1. Причем, ситуация имела тенденцию к ухудшению. С мая по август 1938 г. количество вынесенных взысканий выросло в 2 раза по сравнению с предыдущими пятью месяцами (см.
табл. 8). М. Э. Морозов и К. Л. Кулагин, которые анализировали ситуацию в целом по СССР, склонны усматривать взаимосвязь между падением
военной дисциплины и политическими репрессиями 2. С этой точкой зрения можно согласиться, поскольку рост дисциплинарных взысканий на
СФ действительно происходил на фоне арестов командиров.
Таким образом, подводя итоги, следует заметить, что военное строительство изменило социальную структуру Мурмана, поскольку военнослужащие стали ее новым элементом. Изменилась система местного расселения: на Мурмане появились территории, подконтрольные военному командованию. При всей замкнутости и изолированности, армия и флот тесным образом взаимодействовали с гражданскими властями и местным
населением. Наконец, специфика характера военного строительства спровоцировала волну политических репрессий, которая также существенным
образом повлияла на жизнь Мурмана.
§ 5. Участие мурманской группировки войск в советско-финляндской
войне 1939-1940 гг.
Боеспособность мурманской группировки войск выявила советскофинляндская война, ставшая результатом сложного комплекса противоречий между СССР и Финляндией, что привело к силовому решению вопроса о приграничных территориях.
Справка о политико-моральном состоянии личного состава СФ по состоянию на
04.03.1939. // ГАМО. – Ф. П-1. – Оп. 1. – Д. 161. – Л. 93–94.
2
Морозов М. Э. Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922–1945 гг.: о подводных лодках
и подводниках. – М., 2006. – С. 420.
1
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Развертывание 14-й армии на исходных рубежах осенью 1939 г. прикрывал СФ. В частности, с 18 сентября устанавливалось дежурство подводных лодок у Варангер-фиорда и горла Белого моря 1. Сосредоточение
104-й горнострелковой дивизии на исходных рубежах проходило морем, и
операцию по перевозке войск также прикрывали силы СФ, которые осуществляли предварительную разведку по путям движения транспортов у
Кильдинского плеса, сами транспорты прикрывались эсминцами и авиацией2.
Согласно плану кампании в Финляндии, подготовленному в конце
октября 1939 г., наступление осуществлялось по пяти операционным
направлениям3. Мурман был самым северным участком советскофинляндского фронта. Размещенной здесь группировке войск ставилось
задачей овладение полуостровами Рыбачий и Средний и районом Петсамо. После возведения на этой территории укрепления и обеспечения прикрытия с юга, требовалось не допускать подвоза живой силы и вооружений
через норвежский порт Киркенес, а также воспрепятствовать высадке десанта на Мурманском побережье4. Тем самым Финляндия должна была
быть отрезанной от выхода к морю на своем северном побережье, а так же
изолированной от скандинавских соседей, и, прежде всего, Норвегии. План
ведения боевых действий против Финляндии определялся приказом Военного Совета 14 армии от 24 ноября 1939 г.5
14-й дивизии во взаимодействии с 35-м погранотрядом и береговой
обороной флота предписывалось защищать северное побережье Кольского
полуострова, не допуская высадки десанта противника. Ударную группу
Приказ Военного совета СФ командиру бригады подводных лодок капитану 2 ранга Максимову 18.09.1939. // РГА ВМФ. – Ф. р-970. – Оп. 2. – Д.118. – Л. 1.
2
Боевой приказ штаба СФ № 3/ОП 13.10.1939. // РГА ВМФ. – Ф. р-970. – Оп. 2. – Д. 119. –
Л. 10.
3
Зимняя война 1939–1940 гг. Книга первая. Политическая история. – М., 1999. – С. 131.
4
Vehviläinen O. Finland in the Second World War: Between Germany and Russia. – New York: Palgrave-Macmillan, 2002. – P. 57.
5
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 32.
1
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дивизия должна была иметь в районе Ура-губы для прикрытия направления на Полярный и Мурманск. Вход в Мурманский порт прикрывали батареи 241-го гаубично-артиллерийского полка.
Само наступление по плану строилось следующим образом. 217-му
горнострелковому полку со 2-ой батареей 290-ого артиллерийского полка
и 120-м инженерным батальоном предписывалось овладеть полуостровами
Рыбачий и Средний. Наступление на Рыбачьем должно было идти по двум
направлениям: захват северо-западного берега полуостровов (местечки
Вайтолахти, Керванто) и в центр полуострова для того, что бы предотвратить проникнуть противнику в глубь Рыбачьего. Полуостров Средний
должен был быть занят ударом на Пумманки.
Южнее части 104-й дивизии (242-й горнострелковый полк, 95-й
стрелковый полк, батареи 290-го артиллерийского полка и 31-й саперный
батальон) должны были занять район Петсамо-Луостари, имея главную
группировку на своем левом фланге. По выполнению задачи данные силы
должны были, обеспечивая себя с юга, особое внимание обратить на
направление норвежского порта Киркенес, не допуская подвоза живой силы и вооружений.
52-ой стрелковой дивизии, батарее 158-ого артиллерийского полка,
танковому батальону, расположенным в Мурманске, следовало быть готовыми для действий в направлении Териберки и Ура-губы. Части дивизии
должны были прикрывать также район Мончегорска, Зашейка, Кировска и
Кандалакши.
5-ый смешанный авиаполк должен был защищать Полярный и Мурманск и группировку 104-й горнострелковой дивизии в исходном положении. Бомбардировщикам предписывалось содействовать наступлению и
овладению Петсамо, а также уничтожить авиацию финнов на аэродромах и
посадочных площадках в Петсамо, Неохенярви, Ливана, Соданкюля, Кемиярви, Рованиеми. Бомбардировочная авиация должна была не допустить
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
снабжения Финляндии из Печенги и Киркенеса, вести разведку и наблюдать за кораблями противника в Баренцевом море, совместно с флотом
уничтожать корабли противника в море и не допускать высадки его десантов на Мурманское побережье. Бомбардировщикам было предписано избегать бомбардировки городов и населенных пунктов, не занятых крупными
силами противника. Запрещалось разрушать большие железнодорожные
мосты1.
Операция в Финляндии должна была проходить в тесном взаимодействии с военно-морскими силами. Перед СФ ставилась задача несения
дозорной службы подлодок и сторожевых кораблей на подходах к горлу
Белого моря, на входах в Кольский залив, на рейде Иоканьги, на подходах
к Варангер – фиорду. Другой задачей являлось содействие огнем корабельной артиллерии захвату полуостровов Рыбачий и Средний, закрытие
выхода в Варангер–фиорд и овладение портом Трифона. В случае высадки
десанта, СФ должен был уничтожить противника подлодками во взаимодействии с авиацией флота. На флоте лежала и задача обеспечения снабжения сухопутных войск, действующих на западе через Титовку, Трифона
и на Восточном Мурмане2.
Уже на этапе планирования операции в финской Лапландии советское командование сумело обеспечить необходимые предпосылки для
успешных действий дивизий, наступающих на мурманском направлении,
создав превосходство в численности войск. Финляндское командование
полагало, что на участке фронта между Ладожским озером и Северным
Ледовитым океаном будут действовать только четыре дивизии РККА3, и
это повлияло на распределение сил на фронте. Частям 14-й армии и СФ
противостояли три группы пограничников общей численностью в 50 челоОтчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. - Ф. 34980. - Оп. 7.
- Д. 28. - Л. 33 - 39.
2
Там же. – Л. 23.
3
Зимняя война 1939–1940 гг. Книга первая. Политическая история. – М., 1999. – С. 150.
1
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
век на полуостровах Рыбачий и Средний и до батальона пехоты при трех
легких пушках в Петсамо 1. Финны располагали в районе Петсамо отдельными недостроенными укреплениями, окопами, была сделана расчистка
обзора и обстрела, установлены искусственные противопехотные препятствия2.
Кроме того, сам замысел операции по занятию Петсамо сводился к
расчленению обороняющегося финского гарнизона, его обездвиживанию и
уничтожению.
29 ноября 1939 г. командованием ЛВО был издан приказ войскам
округа, который гласил: «Войскам Ленинградского военного округа перейти границу, разгромить финские войска и раз и навсегда обеспечить безопасность северо-западных границ Советского Союза и города Ленина –
колыбели пролетарской революции» 3.
Занятие полуостровов Рыбачий и Средний прошло успешно в первый же день наступления, бой разгорелся только в районе Вайтолахти 4. В
районе Петсамо наступающие советские части также в первый день не
встретили противника, а сам поселок был занят 1 декабря. Однако в итоге
цель операции – уничтожить обороняющегося противника – не была выполнена. Это произошло в силу осторожности советского командования,
которое в условиях отсутствия точных данных о противнике не стало
наносить фланговый удар по Луостари, который бы закрыл для финнов
возможность отступления из Петсамо на юг, а решило усилить фронтальный удар по Петсамо, перебросив 95-й полк на Парккина как на главную
Таблица соотношения сил по периодам боевых операций 14-й армии 08.04.1940. // РГВА. –
Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 13. – Л. 41.
2
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 24.
3
Приказ войскам Ленинградского военного округа от 29 ноября 1939 г. // Принимай нас, Суоми
– красавица! «Освободительный» поход в Финляндию 1939–1940 гг. – СПб.: Изд-во «Остров»,
2004. – С. 29.
4
Боевое донесение в штаб 14-й армии 30.11.39. // РГВА. - Ф. 34980. - Оп. 7. - Д. 59 - Л. 1. Бой
в районе Вайтолахти завязался вокруг здания школы, которую финны удерживали в течение
нескольких часов.
1
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цель наступления1 (до этого по плану 95-й полк должен был наступать на
левом фланге 104-й горнострелковой дивизии). Маневр на левом фланге
затруднялся еще и тем, что к Петсамо вела всего одна дорога, и бездорожье затрудняло наступление на Луостари. В результате охвата правого
фланга обороняющейся финской группировки не получилось, и противник
получил возможность отступить в южном направлении.
В итоге Петсамо было занято 1 декабря 1939 г. Финны же отступили, поскольку для них важно было сохранить личный состав. При этом, в
ходе отступления, они планировали мелкими ударами, завалами, диверсионными рейдами изматывать 14-ю армию, задерживая ее продвижение
вглубь финской территории. Особенностью их тактики стало так же сжигание всех оставленных селений. Советским частям необходимо было
навязать отступающим частям финнов серьезный бой, чтобы использовать
численное превосходство и уничтожить противника.
2 декабря части 104-й дивизии заняли Трифона и Лиинахамари 2. 3
декабря разведывательная рота 95-го стрелкового полка выступила для захвата Луостари. Она столкнулась с сопротивлением, бой шел со стороны
советских войск неорганизованно, как отмечал командующий 14-й армии
В. А. Фролов3. В результате рота понесла потери: 33 убитых, 32 раненых.
На поле боя осталось 4 станковых пулемета, 4 ручных пулемета, 44 винтовки и 37 противогазов. Финны же вновь отступили4.
Однако другую свою задачу – − организацию прочного прикрытия
полуостровов Рыбачий и Средний и Петсамо после их занятия – части 14-й
Боевой приказ № 02 штаба 104-й горно-стрелковой дивизии 28.11.1939. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 6. – Л. 1.
2
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 39. Здесь командарм Фролов приказал держать стрелковую роту погарнизонно. Причем Линахамари был занят одновременно красноармейцами и краснофлотцами с
тральщиков, которые подошли к нему с моря на шлюпках (Советско-финляндская война 1939–
1940 гг. Боевые действия на море. – СПб., 2002. – С. 183.).
3
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 39. – Л.41.
4
Там же. – Л. 40-41.
1
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
армии выполнили. 5 декабря был издан приказ по 14-й армии, который
определил дальнейшие задачи войскам. 217-й горнострелковый полк с батареей 290-го артиллерийского полка должен был прочно оборонять полуострова Рыбачий и Средний.
104-я дивизия должна была прочно удерживать район Петсамо и Луостари, а также должна была обеспечить надежную оборону со стороны
норвежской границы и с юга. Приказ предписывал границы с Норвегией
ни в коем случае не нарушать 1.
Операция по занятию полуостровов Рыбачий и Средний и Петсамо
осуществлялась совместно с флотом. В частности, было проведено траление финских территориальных вод тральщиками флота, развернуто охранение всего побережья Мурмана от Печенгского залива до Иоканьги
включительно 2. Эсминец «Карл Либкнехт» огнем корабельной артиллерии
поддержал наступающие в районе Пумманки советские подразделения, дав
в общей сложности 45 четырехорудийных залпов из 102-мм орудия фугасными снарядами3. 1 декабря 1939 г. сторожевой корабль «Гроза» поддержал огнем своей артиллерии наступление советских подразделений на
Петсамо, а тральщики СФ развернули траление Петсамского залива4.
Одновременно с этим развернулось дежурство подводных лодок на
коммуникациях противника: в районе мыса Маккаур и островов Варде5.
Еще одна позиция располагалась между мысом Нордкап и Тана-фиордом,
дозорная позиция (на ней дежурили подлодки типа «М») располагалась у
Боевой приказ № 02/оп штаба 14-й армии 05.12.1939. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 6. –
Л. 2.
2
Советско-финляндская война 1939–1940 гг. Боевые действия на море. – СПб.: Изд-во «Остров», 2002. – С. 181.
3
Там же. – С.181; Выдержки из вахтенного журнала эсминца «Карл Либкнехт» с 29.11.1939 по
01.11.1939. // РГА ВМФ. – Ф. р-1529. – Оп. 2. – Д. 617. – Л. 1.
4
Советско-финляндская война 1939–1940 гг. Боевые действия на море. – СПб., 2002. – С. 182.
5
Там же. – С. 181.
1
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мыса Цып-Наволок, расположенного на полуострове Рыбачий. Всего за
период войны лодки СФ на эти позиции осуществили 22 похода1.
Заняв предписанные по плану населенные пункты, командование 14й армии приступило к решению новых задач: теперь предстояло организовать преследование отступившего финского гарнизона и усилить прикрытие границы с Норвегией и осуществить выход к финско-шведской границе для окончательной изоляции Финляндии на севере.
Для решения указанных задач в район боевых действий было решено
перебросить 52-ю стрелковую дивизию. В течение нескольких дней в Заполярье установилось относительное затишье, связанное с сосредоточением 52-й стрелковой дивизии и организацией инфраструктуры в районе
Петсамо.
Для преследования отступившего противника и дальнейшего продвижения вглубь Финляндии были выделены 58-й стрелковый полк 52-й
дивизии, танковая рота 411-го отдельного танкового батальона, 1-ая батарея 208-го гаубично–артиллерийского полка, батарея 290-го артиллерийского полка, 2-ой батальон 112-ого полка и отряд пограничников2. Следующим населенным пунктом, который требовалось занять, было Сальмиярви.
Финны, однако, удерживать данный населенный пункт также не стали: они отступили на заблаговременно подготовленный рубеж обороны на
95 и 97 км, который состоял из пулеметных блиндажей, выдерживающих
удар 76–мм снаряда, с хорошими ходами сообщения и противопехотными
заграждениями3.
Морозов М. Э., Кулагин К. Л.Советский подводный флот 1922–1945 гг.: О подводных лодках и
подводниках. – М., 2006. – С. 464.
2
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 44.
3
Донесение командования 52-й дивизии Начальнику штаба 14-й армии // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 13. – Л. 3.
1
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Между тем, марш советских частей до Сальмиярви проходил в
сложнейших условиях бездорожья: наступавшие советские подразделения
увязли в снегу, глубина которого доходила до 80 см, была потеряна связь.
Несмотря на это, Сальмиярви был занят по плану 16 декабря 1.
Однако дальнейшее продвижение частей 52-й дивизии финские войска попытались задержать, когда 17 декабря роты 58-го стрелкового полка
начали продвигаться в сторону Наутси. Серьезный бой произошел в ночь с
17 на 18 декабря на подготовленных финнами рубежах обороны, где
наступающие советские части оказались под огнем финских пулеметов и
батареи. Одновременно с этим в тыл наступающим советским частям был
нанесен удар со стороны группы финских диверсантов, который был отражен.
Численное преимущество советской дивизии не позволило финским
солдатам долго удерживать укрепления первой линии, и они отступили,
преследуемые разведывательной ротой 52-й дивизии «на плечах», которая
утром 18 декабря вновь вступила в бой с отступающим противником. Разведчики завязали бой, сковывая финнов, а части 58-го полка начали разворачиваться, что бы обойти противника справа. Как только угроза окружения стала понятна финским солдатам, они отступили, а советские части заняли населенный пункт Питкаярви, куда прибыл подвижной отряд 112-го
полка 52-й дивизии, батальон которого был отправлен преследовать отступившего противника. Не встречая сопротивления, батальон достиг 124 км,
где и перешел к обороне2.
Командование 14-й армии решило обеспечить тыл для углубившейся
на территорию противника советской группировки. 19 декабря 1939 г. был
издан приказ № 5, предписывавший прочно закрепиться на линии ПитОтчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 44.
2
Донесение командования 52-й дивизии Начальнику штаба 14-й армии // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 13. – Л. 3–5; Итоги боевых действий 26.12.1939. // Там же. – Л. 10.
1
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
киярви1. Укрепиться на занятой территории было необходимо, поскольку
финны попытались воспользоваться оторванностью частей 112-го полка и
нанесли удар по его позициям на 124 км, однако отрезать советские подразделения у них не получилось 2.
На петсамо-наутсинском направлении с конца декабря 1939 г. и до
февраля 1940 г. установилась пауза. Командование 14-й армии использовало ее для того, что бы укрепить свои тыловые позиции. В частности, было введено антидиверсионное патрулирование от Петсамо до Сальмиярви3,
а также были сформированы контрольно-заградительные отряды, которые
организовывали заслоны и заставы на основных направлениях4.
В начале марта 1940 г. части 14-й армии выполнили свою последнюю за войну операцию. Вечером 6 марта Военному Совету армии была
доложена директива Генерального Штаба РККА о немедленном захвате
Наутси. Командование армии поручило эту операцию 52-й дивизии. Поздно вечером 6 марта советские части начали наступление. Их встретила
финская разведка, которая после перестрелки начала отходить на юг. Финны после непродолжительного боя оставили Наутси 5.
12 марта 1940 г. боевые действия завершились подписанием Московского мирного договора, одним из условий которых стало возвращение
Финляндии Петсамо 6. Части 14-й армии приступили к эвакуации, в которой большую роль сыграл СФ. Военные действия на Мурмане завершились.
По сравнению с другими участками советско-финляндского фронта,
выступившая с территории Мурмана группировка войск сражалась наибоЧастный боевой приказ № 05 штаба 14-й армии командиру 52-й дивизии 19.12.1939. // РГВА.
– Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 1. – Л. 13.
2
Итоги боевых действий 26.12.1939. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 13. – Л. 10.
3
Приказ войскам 14-й армии 29.12.1939. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 8. – Л. 12–13.
4
Приказ войскам 14-й армии № 005 «О формировании контрольно-заградительных отрядов»
04.02.1940. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 25. – Л. 9–10.
5
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 66.
6
Гончаров О. Б. Северо-западный форпост России (IX–XXI вв.) – М.: Граница, 2005. – С. 279.
1
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лее успешно. Выполнив все поставленные перед ней задачи ценой сравнительно небольших жертв (197 чел. убитыми1) и в поставленные сроки, она
продвинулась по территории Финляндии на наибольшую глубину (153 км).
Успехи 14-й армии и СФ объясняются не только превосходством в силах в
сравнении с более слабым противником, но и приемлемой степенью боеспособности советских войск, вынужденных воевать в условиях сурового
климата и пересеченной местности. Показательным здесь является организация преследования финских частей силами 52-й стрелковой дивизии, которая в условиях бездорожья по сугробам догоняла противника, лучше
знающего местность, что помогало ему в организации своей обороны.
Кампания выявила и недостатки советских вооруженных сил. Части
14-й армии, как и все подразделения, принимавшие участие в войне, слабо
знали театр боевых действий, имели недочеты в тактической подготовке
солдат и командиров, что стало причиной во многом неудачного боя за
Луостари. Не имея утепленного обмундирования и не обладая навыками
службы в суровых условиях Крайнего Севера, военнослужащие страдали
от обморожений и снежных заносов.
По заявлению В. М. Молотова, Московский мирный договор «обеспечивал безопасность… Мурманска и Мурманской дороги» 2. Его условиями западная часть полуостровов Рыбачий и Средний были переданы Советскому Союзу3, что позволило улучшить оборонительные позиции советских войск на Мурмане, в частности, разрешило береговой обороне СФ
контролировать вход в Петсамский залив.
Опыт боевых действий в Заполярье был проанализирован советским
командованием, на основании чего были сделаны практические выводы по
Советско-финляндская война 1939–1940 гг. / Сост. П. В. Петров, В. Н. Степаков. В 2-х т. Т. 2.
– СПб.: Изд-во «Полигон», 2003. – С. 606–618.
2
Доклад Председателя Совета народных комиссаров и народного комиссара иностранных дел
на заседании VI – ой сессии Верховного Совета Союза ССР 29 марта 1940 г. // Принимай нас,
Суоми – красавица! «Освободительный» поход в Финляндию 1939–1940 гг. – СПб., 2004. –
С. 235.
3
Гончаров О. Б. Северо-западный форпост России (IX–XXI вв.) – М., 2005. – С. 278–279.
1
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
применению отдельных родов войск в данных природно-географических
условиях. В частности, командующий 14-й армией В. А. Фролов в ходе
анализа боевых действий признал, что существующая система противодесантной обороны побережья не обеспечивала безопасности Мурмана. 14-я
дивизия обороняла побережье гарнизонами, но при этом никакого резерва
у командования дивизии не было, поэтому, по замечанию В. А. Фролова,
«оборона собственно Мурманска» и «выполнение маневра для поддержки
того или иного гарнизона ничем не обеспечиваются». Отсюда, считал командарм, 14-я дивизия должна иметь дополнительный стрелковый полк с
дислоцированием его в Мурманске. В. А. Фролов также считал целесообразным начать строительство дороги от Ваенги до Териберки1.
Были сделаны выводы по опыту использования автобронетанковых
войск. В. А. Фролов признал, что хотя «конкретные условия северного театра боевых действий исключали возможность использования крупных
мех[анизированных] частей», все-таки «боевое применение небольших
танковых частей (взвод, рота), при тесном взаимодействии их с пехотой –
возможно и целесообразно» 2. В частности, он рекомендовал усилить пехотные части на полуострове Рыбачьем ротой танков Т-26, поскольку они
являются «наиболее действенным средством помощи пехоте в ее борьбе с
десантом противника в случае его высадки на берег» 3. Частично предложения командарма были реализованы: например, при укрепленном районе
Записка командования 14-й армии Начальнику Генерального штаба РККА командарму 1-го
ранга Б. М. Шапошникову 23.03.1940. // РГВА. – Ф.34980. – Оп.7. – Д.25. – Л.44-45. В принципе, Фролов вообще пришел к выводу, что оборона морского побережья силами и средствами
стрелковой дивизии больших выгод не представляет. Для этой цели, по мысли командующего
14-й армией, было бы целесообразнее сформировать пехотную бригаду, состоящую из 6-7 отдельных батальонов и дивизиона легких пушек, входящих в состав каждого батальона. В состав
батальонов должны были быть включены так же средства связи, саперы. В тактическом отношении каждый батальон должен был способен оборонять отдельной направление и вести бой в
окружении до месяца (Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии
1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 28. – Л. 56.).
2
Отчет по боевым действиям 14-й армии против Финляндии 1940 г. // РГВА. – Ф. 34980. –
Оп. 7. – Д. 28. – Л. 91.
3
Записка командования 14-й армии Начальнику Генерального штаба РККА командарму 1-го
ранга Б. М. Шапошникову 23.03.1940. // РГВА. – Ф. 34980. – Оп. 7. – Д. 25. – Л. 44.
1
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СФ на полуострове Рыбачий к началу Великой Отечественной войны стала
дислоцироваться отдельная рота танков1.
Определенные выводы из «зимней войны» извлек для себя и флот. В
частности, во многом именно кампания 1939-1940 гг. подвигла подводников к необходимости действий на коммуникациях противника 2. Так, командир бригады подводных лодок СФ Н. И. Виноградов вспоминал, что в
апреле 1941 г. на СФ была проведена оперативная игра, в ходе которой
утонялись и проверялись расчетами наиболее целесообразные методы действий на коммуникациях противника на случай нападения на нас гитлеровской Германии»3.
Таким образом, участие мурманской группировки войск в советскофинляндской войне 1939-1940 гг. подтвердило результативность усилий
Советского государства по укреплению обороноспособности Мурмана.
Позитивный эффект принес первый в боевых условиях опыт взаимодействия между 14-й армией и СФ, в результате чего военно-морские силы
обеспечили воинские перевозки армейских частей, артиллерийскую поддержку войск на начальных этапах наступления, обеспечение морских
коммуникаций 14-й армии и ее эвакуацию с севера Финляндии весной
1940 г. «Зимняя война» дала важный опыт для дальнейшего военного
строительства в регионе.
В заключение главы хотелось бы отметить следующее. Военное
строительство на Мурмане в 1933-1941 гг., в отличие от предыдущего периода, приобретает систематический характер, связанный с созданием
здесь постоянной оборонительной позиции. Оно было основано как на качественном, так и на экстенсивном росте вооруженных сил страны, и имело всестороннее влияние на жизнь местного гражданского населения.
Потапов В. А., Шилюк Ю. П. Береговики Заполярья. – Севастополь., 2006. – С. 6.
Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922–1945 гг.: О подводных лодках
и подводниках. – М., 2006. – С. 295.
3
Виноградов Н. И. Подводный фронт. – М.: Воениздат, 1989. – С. 5.
1
2
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Имея целью, в своей основе, создание военно-морских сил, советское руководство в конце 1930-х гг. приступило к формированию и сухопутных
частей. Данную синхронность обусловила получившая признание концепция обороны Мурмана, построенная на взаимодействии флота и армии. Результаты военного строительства проявились уже в период советскофинляндской войны 1939-1940 гг., когда мурманская группировка войск
добилась успехов при решении поставленных перед ней боевых задач.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В диссертации была выявлена и осмыслена история военного строительства на Мурмане в 1920-1941 гг. В ходе исследования диссертант
пришел к ряду принципиально важных и новых выводов.
Рассматриваемый период вошел в многовековую военную историю
России как эпоха становления советских вооруженных сил. В это время
меняются организационные и территориальные очертания всей системы
военной безопасности, эволюционируют и трансформируются ее региональные звенья.
Уникальность географического положения Мурмана с точки зрения
военного потенциала была оценена во второй половине ХIХ века в проекте
сооружения на незамерзающем побережье Баренцева моря военноморского базиса; реализация этого плана началась во время Первой мировой войны. В условиях Советского государства эти начинания не только не
были отвергнуты, но и получили дальнейшее развитие в процессе строительства военной группировки, которая включала, наряду с флотом, сухопутные войска.
Таким образом, Мурман, где океанический берег и сухопутная государственная граница весьма близко находятся друг к другу, стал тем местом, где в 1920–1941 гг. возникала и совершенствовалась система взаимодействия флота и армии. Под ее непосредственным влиянием традиционная сугубо континентальная доктрина российских вооруженных сил
становилась все более терпимой к идее использования морской силы.
На процесс военного строительства оказывали воздействие различные факторы, в т.ч. международная обстановка и внешняя политика Советского государства, принципы военного планирования и экономическое положение страны. В целом же, милитаризация Мурмана отражала собой
общие тенденции меняющегося мира, в котором нарастающая «теснота
184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
границ» в центральной части Европы распространялась на материковые
окраины. Не стал исключением и Европейский Север, который из-за своей
близости к узлам международной напряженности (Северная и Центральная
Европа) интенсивно набирал геополитический вес в первой половине ХХ
века.
Вместе с тем процесс военного строительства являлся не только результатом экстенсивного роста вооруженных сил в пространстве, но и
следствием их модернизации, основанной на достижениях экономики, военно-инженерной и конструкторской мысли. Так, например, переход к созданию океанского военного флота требовал развития военно-морского
базирования на открытых участках океанического побережья, таких,
например, как Мурман.
Догоняющий характер модернизации приводил к тому, что в истории
военного строительства на Мурмане в 1920–1941 гг. наблюдался разрыв
между амбициозными задачами военного планирования и процессом их
реализации. В этом процессе можно выделить два этапа, которые, в свою
очередь, разделить на более частные временные интервалы.
1 этап – доминирование идеи временных оборонительных заслонов,
возводимых в случае военной опасности (1920–1932 гг.).
1.1.Формирование на Мурмане группировки военно-морских и сухопутных сил в период «военной тревоги» 1920–1922 гг., готовой к участию
в «малой войне»;
1.2.Демилитаризация Мурмана в условиях относительной стабилизации международной обстановки 1923–1932 гг.
2 этап – переход к планомерному военному строительству постоянной оборонительной позиции (1933–1941 гг.).
2.1.Строительство военно-морских сил на основе тактики «малой
войны» (1933–1936 гг.);
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.2.Переход к строительству «большого флота» и сухопутных сил в
рамках военной группировки, подготовленной к участию в оборонительных действиях
различного масштаба и разной длительности (1937–
1941 гг.).
Таким образом, «экономная» фаза в развитии советских вооруженных сил сменилась «затратной» стадией бурного строительства, что отразило собой процесс укрепления Советского государства, вызревания в нем
готовности перейти от пассивного к активному приумножению военных
ресурсов, от догоняющего к национальному характеру модернизации.
Временный характер строительства со временем переходит в постоянный,
а тактика «малой войны» начинает сосуществовать с идеями военных операций в океане. Тем самым Мурман превратился в устойчивое территориальное направление военной политики Советского государства.
Военное строительство на Мурмане вызывалось и тем, что северный
район Кольского полуострова был частью интенсивно развивавшегося региона. За годы индустриализации численность населения Кольского Севера возросла с 26 до 300 тыс. чел., были построены города и промышленные
предприятия. Потребность в обороне всего этого края провоцировала процесс милитаризации Мурмана.
С другой стороны, само военное строительство коренным образом
изменило облик Мурмана. Территория, где с древних времен проживало
население, занятое на рыболовных промыслах и в оленеводстве, теперь
приобретала черты военизированного пограничья. Милитаризация сопр овождалась изменением системы местного расселения, приведя к образованию территорий, подконтрольных военному командованию.
В рассматриваемый период на Мурмане деятельностью военнослужащих закладывались предпосылки экологических проблем, которые сохраняют актуальность до сих пор.
186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Развертывание военного строительства изменило характер отношения государства к территории Мурмана. Теперь ключевым фактором администрирования становился критерий надежности как местного населения, так и развернутых здесь военных частей. Военное строительство оказало непосредственное влияние на ход политических репрессий 1930-х –
начала 1940-х гг.
Анализируя в целом процесс военного строительства на Мурмане,
можно отметить, что в 1933–1941 гг. данная территория была одним из
наиболее динамично милитаризирующихся районов в СССР. За сравнительно небольшой период времени на узкой полосе в прибрежье Баренцева
моря были развернуты позиции Северного флота и 14-й армии.
Принимая во внимание задержку строительства оборонной инфраструктуры, проблемы с ремонтом военных кораблей, трудности бытовой и
социально-культурной обстановки в армии и на флоте, можно тем не менее
констатировать, что к 1941 г. Советский Союз сумел значительно укрепить
в Мурманской области свою обороноспособность, приобретя в Заполярье
постоянный рубеж обороны и боеспособную группировку войск, успешно
проявившую себя в ходе советско-финляндской войны. Вместе с тем задачи, которые ставились перед этой молодой группировкой, умещались исключительно в оборонительную стратегию. Исторический опыт военного
строительства на Мурмане не подтверждает встречающуюся в историографии точку зрения о том, что СССР якобы готовил вооруженные силы к
превентивному нападению на Германию1.
Советская политика в области военного строительства на Севере
вписывалась в общий курс СССР на обеспечение собственной военной
безопасности и стабильности в мире. На ту же цель было направлено и
Суворов В. День «М». Когда началась Вторая мировая война? Нефантастическая повесть - документ. Книга вторая. – М., 1994. – С. 249.
1
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
строительство «большого флота», притом, что кораблестроительная программа 1938–1942 гг. так и не была реализована в установленные сроки.
Объективную оценку военному строительству на Мурмане дала Великая Отечественная война. Военные действия на Мурманском направлении показали как плюсы, так и минусы проведенной в 1930-е – начале 40х гг. милитаризации. Если прорыв советской государственной границы
германскими войсками подтверждает слабость и несовершенство пограничной инфраструктуры и оборонительного строительства в целом, то
остановка врага на рубеже Западная Лица осенью 1941 г. и оборона полуострова Рыбачьего красноречиво свидетельствуют о том, что сформированная накануне Великой Отечественной войны мурманская группировка
войск являлась реальным фактором военной безопасности в СССР.
В результате того, что Мурманск не был захвачен противником, с
1942 г. удалось наладить самый короткий коридор сообщения между с оюзниками по антигитлеровской коалиции и СССР. Северный флот показал
способность, при всех своих скромных силах, осуществлять проводку союзных транспортов в огнедышащем Баренцевом море. Благодаря этим
операциям, за время всей войны через Мурманский порт было завезено
столько же танков, самолетов и бронемашин, сколько их было в составе
всех советских войск, участвовавших в Курской битве1.
Специфика военного театра предъявляла особые требования к подбору военных кадров. С военным строительством на Мурмане связали
свою деятельность выдающиеся советские флотоводцы К. И. Душенов,
В. П. Дрозд,
А. Г. Головко,
командарм
В. А. Фролов,
комдивы
В. И. Щербаков, Н. Н. Никишин и А. А. Журба.
Практические навыки плавания и отработку задач боевой подготовки
на Северном флоте обеспечивали командиры соединений надводных коФедоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и Кольское Заполярье в ХVI–
ХХ вв. – Мурманск, 2009. – С. 315.
1
188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
раблей М. Н. Попов, В. А. Фокин и подводных лодок К. Н. Грибоедов,
Н. И. Виноградов, командиры подводных лодок и надводных кораблей
Л. М. Рейснер,
И. А. Колышкин,
Н. А. Лунин,
Д. Г. Нагорный,
А. Я. Филиппов, Е. М. Крашенников и многие другие. В довоенный период началась служба в авиации Северного флота будущего дважды Героя
Советского Союза Б. Ф. Сафонова.
Военно-морские силы, созданные на Мурмане в 1930-е – начале
1940-х гг., стали основой для строительства в послевоенный период самого мощного в СССР ядерного военного флота. В период холодной войны
Арктика превратилась в один из плацдармов противостояния сверхдержав.
В современном мире смысл арктического присутствия несколько изменился: главным стало обеспечение государственной принадлежности арктических ресурсов и сырья. Утвержденные Президентом РФ 18 сентября
2008 г. «Основы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» определяют
необходимость дальнейшего укрепления военной безопасности на Севере.
Национальным стратегическим интересом РФ является сохранение
Арктики в качестве зоны мира и сотрудничества, а также сбережение ее
уникальных экологических систем, имеющих общемировое значение.
С точки зрения национальной безопасности Россия стремится обеспечить в Арктической зоне благоприятный оперативный режим, включая
поддержание необходимого боевого потенциала группировок войск (сил)
общего назначения Вооруженных Сил Российской Федерации, других
войск, воинских формирований и органов в этом регионе 1.
В числе неотложных мер видится усиление российского контроля за
арктическим воздушным пространством и наращиванием радиолокационОсновы государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года
и дальнейшую перспективу // Министерство регионального развития Российской Федерации:
официальный сайт. URL: http://www.minregion.ru/Arctic/548/560/1344.html (дата обращения
30.07.2012).
1
189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного поля на побережье Северного Ледовитого океана. В дальнейшем планируется создание сухопутных частей, способных действовать в условиях
Арктики. Исторический опыт может послужить надежным фундаментом
для современного этапа военного строительства в Арктике.
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРИЛОЖЕНИЯ
Таблица 1
Вооруженные Силы на Мурмане (март 1920- февраль 1922 г.)
Формирование
Группировка, соединение, часть
Источник информации
Западный фронт 6-я армия (09.1918-10.04.1920): 2-й и 1.Гражданская война и во(19.02.191940-й полки 2-ой бригады 1-ой дивиенная интервенция в СССР:
08.04.1924)
зии
Энциклопедия. – М., 1987.С.679; Ермолаев Д. А.
Охрана границы на Печенгском участке. 1914 – 1920
гг//III Ушаковские чтения:
Сборник научных статей. –
Мурманск: МГПУ, 2006. –
С. 186 – 187
Беломорский
военный округ
(10.04.192005.1921)
Петроградский
военный округ
(20.03.1918.01.02.1924.)
Мурманский уездный военный комиссариат (01.03.1920-25.12.1920)
ГАМО. – Ф.332. – Оп.1. –
Д.42. – Л.7; Там же. – Д.11.
– Л.215
379-й стрелковый полк 127-ой отдельной стрелковой бригады 7-й
армии (04.1920-1922, в распоряжении командира бригады находился
блиндированный поезд «Блиндолетучка № 308» (16.11.1921-?).
ГАМО.-Ф.332.-Д.46.-Л.198;
История ордена Ленина
Ленинградского военного
округа. – М.,1988. – С.111;
РГВА.-Ф.771.-Оп.1.-Д.30.Л.28, 34; Приказ Командующего ПВО от 24 ноября
1921 г. №
3257/1077//Приказы по
Петроградскому военному
округу РСФСР//НСБ ГАМО, № 762)
РГВА.-Ф.25888.-Оп.15.Д.12.-Л.1; ГАМО.-Ф.332.Оп.1.-Д.47.-Л.10; Там же.Л.145; Там же. – Д.48.-Л.16;
РГВА.-Ф.771.-Оп.1.-Д.30.Л.17, 20, 22; ГАМО.-Ф.332Оп.1.-Д.46.-Л.140; Там же.Д.15.-Л.10
Мурманский укрепленный район
7-й армии (21.06.1920-10.1921, с
укрепленными узлами в Печенге
(06.1920-?), Кандалакше (06.1920-?),
Кеми (06.1920-02.1921) и Коле (?02.1921); 1-ый стрелковый полк
(12.1920-01.05.1921); отдельная легкая батарея; отдельная тяжелая сводная гаубичная батарея; 2 береговые
батареи обороны Кольского залива
(07.1921-?); десантный отряд № 31
(08.1921-?); пулеметная рота Петроградского укрепленного района
(28.08.1921-?); 61-ое военно-полевое
строительство (11.09.1920-?); саперная рота
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17-й железнодорожный полк
(06.1920-?)
ГАМО.-Ф.332.-Оп.1.-Д.48.Л.57
Мурманский уездный военный комиссариат (25.12.1920-01.11.1921)
ГАМО.-Ф.332.-Оп.1.-Д.11.Л.215; Там же. - Д.48.-Л.16;
Там же.-Д.46.-Л.153
ГАМО.-Ф.332.-Оп.1.-Д.46.Л.153
Мурманский губернский военный
комиссариат (01.11.2921-?): Мурманская отдельная Инженерная рота;
Мурманская отдельная рота Связи; 2ая рота 1-го батальона 379-го полка,
блиндированный поезд Мурманского
укрепленного района и Десантный
отряд № 31; 2 морские батареи Артиллерийского защиты Кольского
залива; мурманская отдельная легкая
батарея; мурманская отдельная сводная гаубичная тяжелая батарея, пулеметная рота Петроградского
укрепленного района
Северная завеса управление начальника артиллерии;
Карелоуправление военноМурманского
продовольственного снабжения; 1-й
района
батальон 379-го стрелкового полка
(01.1922-02.1922) 5.рота связи; 1-й батальон 16-го
учебно-кадрового полка 2-ой стрелковой дивизии; команда гренадер 16го учебно-кадрового полка; 179-й батальон ВЧК; пулеметная команда
«Максим»; пулеметная команда
«Шоша»; лыжная команда;
команда связи; 1-ая морская батарея;
2-ая морская батарея; 7-й железнодорожный полк
Морские силы Корабельный состав 1
Северного моря Линкор «Чесма»; вспомогательные
(с 01.03.1920крейсера: «Иван Сусанин», «Канада»,
Беломорская
«Князь Пожарский»; крейсера – зафлотилия; с
градители: «Горислава» (до
25.04.192021.03.1921), «Соколица» (до
12.1922. Морские 21.03.1921), «Ярославна» (до
силы Северного 07.1921); эскадренные миноносцы:
моря)
«Бесстрашный», «Бесшумный», «Капитан Юрасовский», «Лейтенант
Сергеев»; подводные лодки: «Коммунар»; канонерские лодки: «Карл
Либкнехт», «Коммунист», «Павлин
1
ГАМО.-Ф.88.-Оп.1.-Д.46.Л.2, 14
Корабли и вспомогательные суда советского Военно-Морского Флота (19171927 гг.) (Справочник)/С.С.
Бережной, Т. Д. Лысикова,
В. С. Гигаури и др. – М.,
1981. – С.463-480
В таблице приведены справочные сведения об общем составе Морских сил Северного м оря, включая
корабли, базировавшиеся в Северной Двине.
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Виноградов», «Роза Люксембург»;
плавучие батареи: «Воин», «Моряк»,
«Ополченец», «Опыт», «Партизан»,
«Северянин», «Красный стрелок»
(ПБ-28), «ПБ-22» («№216», «Красный богатырь»), «ПБ-21» («Красный
моряк», «№219»), «Москва» («ПБ24», «Красный великан»), «Туркестан» («ПБ-23», «Красный рыцарь»,
«№31», «ПБ-3»), «№ 32» («ПБ-4»);
сторожевые суда: «Т-3», «Т-5», «Т21», «Т-23», «Социалист»; катераистребители: «Ми-1», «Ми-2», «Ми3», «Ми-4», «Ми-5», «Ми-6», «Ми7», «Ми-8», «Ми-15», «Ми-16», «Ми17», «Ми-18», «Ри-1», «Ри-2», «Ри3», «Ми-11», «Ми-12», «Ми-13»,
«Ми-14», «Ри-4», «Ри-5», «Ри-6»,
«Ри-7», «Ри-5», «Ри-8»; минные заградители: «Свердлов»; тральщики:
«Вятка», «Елизавета», «Николай»,
«Шексна», «№2», «№8», «№16»;
«№20»; посыльные суда: «Вычегда»,
«Курьер», «Посыльный», «Прогресс», «Рекорд», «Субботник», «Сухонец», «Горислава» (с 21.03.1921),
«Колгуев», «Юшар», «Мазурин»,
«Нора», «Пинега», «Руслан», «Соколица» (с 21.03.1921), «Стенька Разин», «Ярославна» (с 07.1921); гидрографические суда: «Арктур», «Батарейный», «дмитрий Солунский»,
«Пират», «Соломбала»; транспорты:
«Александр Сибиряков», «Владимир
Русанов», «Георгий Седов», «Кереть», «Маймакса», «Север»; госпитальные суда: «Герцен»; Ледоколы:
«Горн» (с 1921 г. «Соломбала»),
«Мильнер», «Соловей Будимирович», (с 1921 г. «Малыгин»), «№5»,
«№6», «№7», «№9»; плавучие мастерские: «Ксения», «№1», «№2».
Береговая оборона: 1-ая и 2-ая мор- РГВА.-Ф.771.-Оп.1.-Д.30.ские батареи (1920-07.1921)
Л.20
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 2
Вооруженные Силы на Мурмане (1933-1941 гг.)
Формирование
Группировка, соединение, часть
Ленинградский 162-й горнострелковый полк 54-й
военный округ горнострелковой дивизии (?-1939)
(01.02.1924)
104-ая горнострелковая дивизия
(1939-1940, в 1940 г. переформирована
в стрелковую и переведена под Кандалакшу)
Источник
ГАМО. – Ф.П-1. – Оп.1. –
Д.158. – Л.22; Мельтюхов
М. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу
1939 – 1941 гг. (Документы, факты, суждения). –
М., 2008. – С. 249.
Ленский А. Г. Цыбин М.
М. Первая сотня. Стрелковые, горнострелковые, мотострелковые, моторизованные дивизии РККА
группы номеров 1 – 100
(1920 – е-1945 гг.) Справочник. – СПб, 2003. – С.
171;
Мурманская армейская группа
РГВА.-Ф.34980.-Оп.7.(16.09.1939.-22.11.1939). (управление
Д.28.-Л.2, 31;
33-го стрелкового корпуса, 104-ая горнострелковая дивизия (16.09.1939), 14ая стрелковая дивизия (23.09.193922.11.1939), 52-я стрелковая дивизия
(30.11.1939-22.11.1939); 104-й пушечно-артиллерийский полк, зенитный артиллерийский дивизион, прожекторная
рота, 411-й танковый батальон, 68 истребительно-авиационный полк, 5-й
истребительно-авиационный полк, 6-ая
резервная авиабаза (03.10.1939.-?) и
три дорожных батальона
14-ая армия (22.11.1939-?) (104-ая
стрелковая дивизия до лета 1940 г., 52я стрелковая дивизия (112-й стрелковый полк, 205-й стрелковый полк, 58-й
стрелковый полк, 205-й гаубичноартиллерийский полк, 158-й артиллерийский полк, 411-й танковый батальон, 28-й саперный батальон) и 14-ая
стрелковые дивизия (135-й стрелковый
полк, 325-й стрелковый полк, 95-й
стрелковый полк, 241-й гаубичный артиллерийский полк, 35-й отдельный
разведывательный батальон); 23-й
194
РГВА.-Ф.34980.-Оп.1.Д.25.-Л.66; Абатуров В. В.
Морозов М. Э. Неизвестные трагедии Великой
Отечественной. Сражения
без побед. – М., 2008. – С.
354; Статюк И. Оборона
Заполярья 1941 - М., 2006.
– С.5; Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье. –
М., 1963- С. 21,22; Никольский А. К. Записки
инженера военно – мор-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
укрепленный район (Мурманский
укрепленный район 1940-?) (135-й
стрелковый полк 14-й дивизии, 104-й
(?) пушечно-артиллерийский полк);
Титовский укрепленный район (1940-?)
Северная военная флотилия
(01.06.193311.05.1937)
Отдельный дивизион эскадренных
миноносцев и сторожевых кораблей
(10.1933-?) (Эскадренные миноносцы:
«Урицкий» (05.08.1933), «Куйбышев»
(05.08.1933), «Карл Либкнехт»
(21.09.1933); сторожевые корабли:
«Ураган» (05.08.1933), «Смерч»
(05.08.1933), «Гроза» (21.09.1933)
Отдельный дивизион подводных лодок (10.1933-?) (подводные лодки «Д1» («Декабрист» до 21.08.1934.,
05.08.1933-11.1940), «Д-2» («Народоволец» до 21.08.1934, 05.08.1933) и «Д3» («Красногвардеец» до 21.08.1933.,
21.09.1933)
Бережной С.С.Корабли и
суда ВМФ СССР 19281945. –М.,1988.-С.42, 469
Тральщики: «Налим» (09.08.1933),
«Форель» (09.08.1933)
Бережной С.С.Корабли и
суда ВМФ СССР 19281945. –М.,1988.-С.42, 469
Козлов И. А. Шломин В. С.
Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. –
С.69
Козлов И. А. Шломин В. С.
Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. –
С.69
ГАМО. – Ф.П-1. – Оп.1. –
Д.162. – Л.35
Звено МБР-2 (1936-?)
45-ая отдельная морская эскадрилья
(1937-?)
Северный
флот
(11.05.1937)
ской службы. – Мурманск,
1988. – С. 18; Карельский
фронт в Великой Отечественной войне 1941-1945
гг. Военно-исторический
очерк. – М., 1984. – С.26
Козлов И. А. Шломин В. С.
Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. –
С.66-69; Платонов А. В.
Энциклопедия советских
надводных кораблей 19411945.-СПб.,
2002.-С.153,
158, 256, 257, 258;
Мурманский укрепленный сектор
береговой обороны (?-1936) (батареи
№1с, №11с, 12с, №4с, №5с, №13с,
№10с)
Мурманский укрепленный район
Потапов П. А. Шилюк Ю.
(1936-?) (в состав вошли те же батареи) П. Береговики Заполярья.
– Севастополь, 2006. – С.5
Бригада эскадренных миноносцев
Козлов И. А. Шломин В. С.
(1939-?) (1-й дивизион эскадренных
Краснознаменный Северминоносцев: «Громкий»(26.06.1939),
ный флот. – М., 1983. –
«Грозный» (26.06.1939), «ГремяС.71; Платонов А. В. Энщий»(08.11.1939), «Стремительный»
циклопедия советских
(26.06.1940), «Сокрушительный»
надводных кораблей 1941(08.11.1939); 2-ой дивизион эскадрен1945.-СПб., 2002.-С.175,
ных миноносцев: «Карл Либкнехт»,
177, 181, 185, 186;
«Валериан Куйбышев», «Урицкий»
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1-й отдельный дивизион эскадренных миноносцев (сформирован на базе бригады эсминцев до начала Великой Отечественной войны, в его состав
вошли все вышеуказанные эсминцы)
Соединение сторожевых кораблей
(«Ураган», «Смерч», «Гроза»)
Бригада подводных лодок
(04.02.1938): 1-й дивизион подводных
лодок («Д-3», «К-1» (06.08.1940), «К2»(18.07.1940), 3-й дивизион подводных лодок («Щ-401»(27.06.1937), «Щ402»(30.06.1937), «Щ-403»(19.06.1937),
«Щ-404»(30.06.1937), «Щ421»(21.06.1939), «Щ-422»(21.06.1939),
«Щ-423» (21.06.1939-05.08.1940), «Щ424» (21.06.1939.-20.10.1939); 4-й дивизион подводных лодок («М171»(21.06.1939), «М-172»(21.06.1939),
«М-173»(21.06.1939), «М174»(21.06.1939), «М-175»(21.06.1939),
«М-176»(21.06.1939); в течении 1941 г.
планировалось сформировать 2-ой дивизион подводных лодок типа «С», но
этим планам помешала Великая Отечественная война
Козлов И. А. Шломин В. С.
Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. –
С.84
Козлов И. А. Шломин В. С.
Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. –
С.84
Морозов М. Э. Кулагин К.
Л. Советский подводный
флот. 1922 – 1945 гг.: О
подводных лодках и подводниках. – М., 2006. –
С.345; Бережной
С.С.Корабли и суда ВМФ
СССР 1928-1945. –
М.,1988.-С.59-60,65-66, 68
Охрана водного района (ОВР) (два
тральщика, три торпедных катера, несколько сторожевых катеров – малых
охотников за подводными лодками типа МО-4)
Мурманский сектор противовоздушной обороны (4 зенитных артиллерийских дивизиона: 13 батарей калибром 76-мм и 2 батареи 45-мм)
Козлов И. А. Шломин В. С.
Краснознаменный Северный флот. – М., 1983. –
С.71
Служба наблюдения и связи (СНиС)
(Понойский район СНиС, Кольский
район СНиС, Архангельский участок
СНиС, всего 33 поста, 15 на Белом море)
Загребельный М. Служба
наблюдения и связи Северного
флота:
19371945//Морской сборник. –
2003. - №7.
Авиация флота: 118-й разведывательный авиационный полк (1939?)(47 самолетов МБР-2 и 7 ГСТ) и 72-й
смешанный полк (1940-?) (16 И-153,
26 И-15, 3 И-16, 11 СБ)
РГА ВМФ. – Ф.р-1678.Оп.1. – Д.230. – Л.179-180
196
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Береговая оборона: Мурманский
укрепленный район (1936-?) (1-й отдельный артиллерийский дивизион
(Сеть-Наволок), 2-й артиллерийский
дивизион (Кильдин), 3-й артиллерийский дивизион (Полярный) и 30-й артиллерийский дивизион (п-ов Средний), отдельная пулеметная рота, 51-я
пулеметная рота, 52-я пулеметная рота,
отдельная танковая рота,, отдельная
дегазационная рота, отдельная инженерная рота авто-ремонтная рота, артиллерийская механическая мастерская, школа Береговой обороны и
ПВО); Беломорский укрепленный
район (?-?) (одна башенная 180-мм батарея (4 орудия), две 130-мм батареи (8
орудий), на подходах к Иоканге были
установлены две отдельные батареи (8
орудий): одна на острове Медвежий
(45-мм) и на острове Витте (130-мм)
Потапов П. А. Шилюк Ю.
П. Береговики Заполярья.
– Севастополь, 2006. – С.78
Тральщики типа «РТ», мобилизо- Бережной С.С.Корабли и
ванные
на
период
советско- суда ВМФ СССР 1928финляндской войны: «Т-894» (1939- 1945. –М.,1988.-С.470-471
29.03.1940);
«Т-895»
(19.10.193929.03.1940;
«Т-896»
(09.11.193929.03.1940);
«Т-897»
(19.10.193929.03.1940);
«Т-898»
(19.10.193929.03.1940);
«Т-899»
(19.10.193929.03.1940); «Т
197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 3
Тактико-технические характеристики надводных кораблей и подводных лодок Северной военной флотилии и Северного флота (1933-1941 гг.)
Стандартное водоизмещение
Наибольшая длина
Наибольшая ширина
Наибольшая
скорость хода
Вооружение
Сторожевые корабли типа «Ураган»
417 тонн
71,5 м
7,4 м
29 узлов
Артиллерийская установка главного калибра: 1-102/60-2; зенитные пулеметы: 1 7,62 и 3 М-1, торпедные аппараты с боекомплектом торпед 3 шт., 32 мины заграждения обр. 1926 г., 20 глубинных бомб М-1, 2 комплекта параванов
Эскадренные миноносцы типа «Новик»
Тактико-технические характеристики эсминцев «Урицкий» и «Рыков» после модерн изации 1932 г.
Стандартное водо- «Урицкий» - 1260 тонн, «Рыков» - 1303 тонны
измещение
Наибольшая длина 98 м
Наибольшая ширина 9, 34 м
Наибольшая
«Урицкий» 30,25 узлов, «Рыков» 30,5 узлов
скорость хода
Вооружение
артиллерия главного калибра 4 102-мм орудия, одно 76-мм орудие, 3 трехтрубных 450-мм торпедных аппарата, боекомплект 13
торпед, 40 мин обр. 1912 г., и 30 глубинных бомб
Тактико-технические характеристики эсминца «Карл Либкнехт»
Стандартное водоизмещение
Наибольшая длина 98 м
Наибольшая ширина 9,34 м
Наибольшая
32 узла
скорость хода
Вооружение
артиллерия главного калибра: 4 102-мм орудия, 1 40-мм орудие,
пулемет «Максим» (7,62 мм), три трехтрубных торпедных аппарата 450-мм, 80 мин образца 1908 г., 10 глубинных бомб
Тактико-технические характеристики эсминцев проекта 7
Стандартное водо- 1425 тонн
измещение
Наибольшая длина 112,8 м
Наибольшая ширина 10,2 м
Наибольшая
38 узлов
скорость хода
Вооружение
артиллерийская установка главного калибра: 1 – 130 Б-13 – 4, 2
76-мм орудия 34-К, 2 45-мм полуавтомата 21-К и 2 12,7-мм пу-
198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лемета ДК или ДШК, торпедные аппараты с боекомплектом
торпед 12 шт., 56 мин заграждения КБ, глубинные бомбы: Б-1 –
10, М-1 – 15, 2 комплекта параванов
Тактико-технические характеристики подводных лодок типа «Д»
Водоизмещение
надводное 938 тонн, подводное 1316 тонн
Наибольшая длина 76,6 м
Наибольшая ширина 6,4 м
Наибольшая
надводная (наибольшая) 15,3 узла, подводная наибольшая 8, 5
скорость хода
узлов
Дальность плавания надводная наибольшая 2570 миль, подводная экономичным ходом 158 миль
Глубина погружения рабочая 75 м, предельная 90 м,
Вооружение
6 533-мм носовых торпедных аппаратов и 2 533-мм кормовых
торпедных аппарата, боекомплект торпед 14 шт., 1 102-мм орудие и одно 45-мм орудие.
Тактико-технические характеристики подводных лодок типа «Щ» (X серия)
(даны по состоянию на 1943 г.)
Водоизмещение
надводное 590 тонн, подводное 707,8 тонны
Наибольшая длина 58,75 м
Наибольшая ширина 6,2 м
Наибольшая
надводная 11,7 узлов, подводная 6,98 узлов
скорость хода
Дальность плавания надводная наибольшим ходом 2500 миль, подводная экономическим ходом 98 миль,
Глубина погружения рабочая 75 м, предельная 90 м
Вооружение
4 533-мм носовых торпедных аппаратов и 2 533-мм кормовых
торпедных аппарата, боекомплект торпед 10 шт., 20 мин ЭП-36,
2 100-мм орудия и 2 45-мм орудия.
Тактико-технические характеристики подводных лодок типа «К» (XIV серия)
Водоизмещение
надводное 1487 тонн, подводное 2102,6 тонн
Наибольшая длина 97,7 м
Наибольшая ширина 7,4 м
Наибольшая
надводная 22,5 узла, подводная 10,3 узла
скорость хода
Дальность плавания надводная наибольшая экономичным ходом 8950 миль, подводная экономичным ходом 175 миль
Глубина погружения рабочая 80 м, предельная 100 м
Вооружение
6 533-мм носовых торпедных аппаратов и 2 533-мм кормовых
торпедных аппарата, 2 533-мм торпедных аппарата в кормовой
надстройке, боекомплект торпед 24 шт., 2 45-мм орудия.
Тактико-технические характеристики подводных лодок типа «М» (XII серия)
Водоизмещение
Надводное 206 тонн, подводное 197 тонн
Наибольшая длина 44,5 м
Наибольшая ширина 3,3
Наибольшая
надводная 14, 4 узла, подводная 7,8 узлов
скорость хода
Дальность плавания Надводная наибольшая экономическим ходом 3380 миль, подводная наибольшая экономическим ходом 108 миль
199
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глубина погружения Рабочая 50 м, предельная 60 м
Вооружение
2 533-мм носовых торпедных аппарата, боекомплект 2 торпеды,
1 45-мм орудие, 1 пулемет
Составлено по: Балакин С. А. Легендарные «семерки». Эсминцы «сталинской» серии. –
М.,2007. – С.19-20; Морозов М. Э. Кулагин К. Л. Советский подводный флот 1922-1945
гг.: О подводных лодках и подводниках. – М., 2006. – С.150-151; Платонов А. В. Советские миноносцы. Часть I. – СПб., 2003. – С.14-18; Платонов А. В. Энциклопедия советских подводных лодок. 1941-1945. – М.,2004. – С.87-89, 108-110, 216-218); Чернышев А.
А. «Новики». Лучшие эсминцы российского императорского флота. – М.,2007. – С.7071
200
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица № 4
План строительства военных кораблей по флотам СССР в рамках кораблестроительных программ 1933-1936 гг.
Классы кораблей
Программа военного судостроения на 2-ю пятилетку (1933-1937
гг.)
Первоначальный проект программы строительства «большого морского и океанского флота»
(от 15 апреля 1936 г.)
БФ
ЧФ
СФ
ТОФ
6
5
4
14
11
8
20
54
36
18
54
120
140
18
194
БФ
ЧФ
СВФ
ТОФ
Линкоры
Крейсера
2
7
2
Эсминцы
18
30
14
Торпедные
102
108
24
78
катера
Подводные
43
85
47
123
90
84
54
184
лодки
Составлено по: РГА ВМФ.-Ф.р-1483.-Оп.1.-Д.201.-Л.7-8; Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 8.К «большому морскому и океанскому флоту» (1936-1939
гг.)//Морской сборник. – 1994. - №7. – С.41
Таблица № 5
План строительства военных кораблей по флотам СССР в рамках кораблестроительных
программ 1936-1939 гг., тыс. тонн
Программа
БФ
ЧФ
ТОФ
Постановление Комитета оборо400
300
450
ны СССР о плане военноморского строительства от 27 мая
1936 г.
Докладная записка народного ко797,113
558,082
1154,078
миссара ВМФ и начальника ГМШ
РК ВМФ с планом строительства
боевых и вспомогательных кораблей ВМФ на период с 1940 по
1947 гг. от 5 августа 1939 г.
Составлено по: Москва и судьбы российского флота. – М., 1996. – С.269
201
СФ
150
518, 628
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица № 6
Боевые корабли Северного флота к 1941 г.
Корабль
Сторожевой корабль «Ураган»
Сторожевой корабль «Смерч»
Сторожевой корабль «Гроза»
Эсминец «Урицкий»
Эсминец «Валериан Куйбышев»
Прием в строй
12.09.1931.
13.09.1932.
22.07.1932.
11.11.1915.
1916/1917, капитальный ремонт проходил
в 1920-е гг., после ремонта вошел в строй
15.10.1927
Эсминец «Карл Либкнехт»
1916/1917, капитальный ремонт проходил
в 1920-е гг., после ремонта вошел в строй
03.08.1928.
Эсминец «Грозный»
09.12.1938.
Эсминец «Громкий»
31.12.1938.
Эсминец «Гремящий»
28.08.1939.
Эсминец «Сокрушительный»
13.08.1939.
Эсминец «Стремительный»
29.11.1938.
Тральщик «Налим»
1913.
Тральщик «Форель»
1913.
Подводная лодка «Д-1»
12.11.1930.
Подводная лодка «Д-2»
06.09.1931.
Подводная лодка «Д-3»
01.10.1931.
Подводная лодка «Щ-401»
17.07.1936.
Подводная лодка «Щ-402»
23.09.1936.
Подводная лодка «Щ-403»
26.09.1936.
Подводная лодка «Щ-404»
26.09.1936.
Подводная лодка «Щ-421»
05.12.1937.
Подводная лодка «Щ-422»
04.12.1937.
Подводная лодка «Щ-423»
05.12.1937.
Подводная лодка «Щ-424»
17.07.1936.
Подводная лодка «М-171»
11.12.1937.
Подводная лодка «М-172»
11.12.1937.
Подводная лодка «М-173»
22.06.1938.
Подводная лодка «М-174»
22.06.1938.
Подводная лодка «М-175»
29.09.1938.
Подводная лодка «М-176»
11.10.1938.
Подводная лодка «К-1»
16.12.1939.
Подводная лодка «К-2»
16.12.1939.
Составлено по: Бережной С.С.Корабли и суда ВМФ СССР 1928-1945. –М.,1988.-С.42,
59-60,65-66,68; Платонов А. В. Энциклопедия советских надводных кораблей 19411945.-СПб., 2002.-С.153, 175, 177, 181, 185, 186, 256,257- 258; РГА ВМФ.-Ф.р-1483.Оп.1.-Д.274.-Л.30;
202
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица № 7
Состав военно-морских сил СССР по флотам в 1941 гг.
Классы корабБФ
ЧФ
ТОФ
СФ
лей
Линкоры
2
1
Крейсера
2
5
Лидеры
2
3
2
Эскадренные
21
17
7
8
миноносцы
Сторожевые
33
2
6
7
корабли
Тральщики
30
12
19
2
Минные загра6
2
8
1
дители
Катера разных
81
102
152
14
типов
Подводные
71
44
83
15
лодки
Личный состав
55,2
36,4
74,4
9,1
на 1939 г., тыс.
чел.
Составлено по: Военно-морской флот Советского Союза в Великой Отечественной
войне. – СПб., 2005.- Т.1. – С.56-60; Всесоюзная перепись населения 1939 года: Основные итоги. – М., 1992. – С.241
Таблица № 8
Динамика дисциплинарных взысканий среди военнослужащих
Северного флота в период с 01.01.1938 по 01.09.1938 г.
Период
Всего
Абс.
%
01.01.38. – 01.05.38
Абс.
%
01.05.38.-01.09.38
Абс.
%
Число
2093
100
728
34,8
1365
65,2
взысканий
Таблица составлена по: Справка о политико-моральном состоянии личного состава
Северного флота по состоянию на 04.03.1939 г.//ГАМО. – Ф.П-1. – Оп.1. – Д.161. –
Л.93-94
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
I.
Архивные материалы
Российский Государственный архив Военно-морского флота (РГА
ВМФ)
Ф. р-342 – «Морской Генеральный штаб». – Оп. 1. – Д.703.
Ф. р-382 – «Штаб Морских сил Северного моря». – Оп. 1. – Д. 86,
109, 127.
Ф. р-567 – «Штаб Морской обороны Мурманского района». – Оп. 1.
– Д. 17, 19, 20.
Ф. р-970 – «Штаб Северного флота». – Оп. 2. – Д. 117, 118, 119, 201.
Ф. р-1483 – «Управление Морских сил РККА» – Оп. 1. – 51, 117, 200,
201, 274, 279, 292, 303, 306, 329; Оп. 2. – Д. 7, 72; Оп. 3. – Д. 36, 49, 73, 160.
Ф. р-1529 – «Исторический отдел Главного морского штаба». –
Оп. 2. – Д. 617, 618, 633, 634.
Ф. р-1678 – «Народный комиссариат военно-морского флота СССР».
– Оп. 1. – Д. 90, 165, 181, 188, 229, 230.
Российский Государственный Военный архив (РГВА)
Ф. 4 – «Управление делами при Народном комиссаре обороны
СССР». – Оп. 2. – Д. 28, 76, 102, 105, 107; Оп. 14. – Д. 281.
Ф. 7 – «Штаб Рабоче-Крестьянской Красной Армии». – Оп. 2. –
Д. 104.
Ф. 711 – «Мурманский укрепленный район». – Оп. 1. – Д. 30.
Ф. 25888 – «Ленинградский военный округ». – Оп. 3. – Д.186, 187,
188, 663; Оп. 15. – Д. 14, 40, 45, 110, 288, 318.
204
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ф. 34980 – «Коллекция документов советско-финляндской войны
1939–1940 гг.». – Оп. 7. – Д. 1, 6, 8, 13, 25, 28, 59.
Ф. 35080 – «Управление 14-й армии». – Оп. 1. – Д. 4.
Государственный архив Мурманской области (ГАМО)
Ф. П-1 – «Мурманский областной комитет (обком) КП РСФСР
(1938–1991 гг.)». – Оп. 1. – Д. 154, 158, 161, 162, 224, 227, 286, 288.
Ф. П-2 – «Мурманский окружной комитет (окружком) ВКП(б) (1927–
1938 гг.)». – Оп. 1. – Д. 4, 74, 279, 325, 333, 410, 446, 448, 594, 771.
Ф. П-3 – «Мурманский губернский комитет ВКП(б)» – Оп. 1. – Д. 1,
13, 14, 18, 37, 62, 104, 143, 157, 158, 220, 221, 294.
Ф. П-437 – «Мурманский областной военный комиссариат (облвоенскомат) 1920–1928, 1932–1933, 1938 гг.» - Оп. 1. – Д. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9,
10, 11, 12, 13.
Ф. П-451 – «Коллектив ВКП(б) Артиллерийской группы береговых
батарей Кольского залива, г. Мурманск» – Оп. 1. – Д. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7.
Ф.Р-213 – «Плановая комиссия Мурманского окрисполкома (Окрплан)». – Оп. 3. – Д. 4.
Ф. 54 – «Мурманский уездный Совет рабочих, крестьянских, красноармейских и рыбацких депутатов и его исполнительный комитет (1920–
1921 гг.)». – Оп. 1. – Д. 41, 75.
Ф. 88 – «Мурманский губернский Совет рабочих, крестьянских,
красноармейских и рыбацких депутатов и его исполнительный комитет
(1921–1927 гг.)». – Оп. 1. – Д. 10, 26, 46.
Ф. 122 – «Начальник гарнизона города Мурманска». – Оп. 1. – Д. 3.
Ф. 276 – «Политсекретариат Мурманского губернского военного комиссариата (1921–1927 гг.)». – Оп. 1. – Д. 8, 14, 15, 16, 20.
205
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ф. 332 – «Мурманский уездный комиссариат по военным делам
(1920–1921 гг.)». – Оп. 1. – Д. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16,
17, 17-а, 18, 18-б, 20, 21, 22, 23, 25, 42, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 52, 54, 57.
Ф. 343 – «Мурманский губернский комиссариат по военным делам
(Мурманский губвоенкомат) (1921–1927 гг.)». – Оп. 1. – Д. 4б, 19а, 31а.
Ф. 338 – «Мурманское отделение главной учетной комиссии Северного фронта (район Кемь – Попов – остров)». – Оп. 1. – 1, 2, 3, 4, 5, 9, 10,
11, 12, 13, 14.
Ф. 398 – «Пункт противовоздушной обороны Мурманск». – Оп. 1. –
Д. 1.
Ф. 750 – «Управление аэродромного строительства Главного управления аэродромного строительства НКВД по Мурманской области (Управление строительства № 251), г. Мурманск». – Оп. 1. – Д. 2.
II.
Опубликованные источники
1. А. К. Военный порт на Мурмане // Русский вестник. – 1889. – Декабрь. –
Т. 205. – С.75–85.
2. Выступление И. В. Сталина 17 апреля 1940 г. // «Зимняя война»: работа
над ошибками (апрель–май 1940 г.). Материалы Комиссий ГВС Красной Армии по обобщению опыта финской кампании. – М.: СПб.: Летний сад, 2004. – С. 31–42.
3. Декрет о воссоздании морской силы РСФСР и объяснительная записка
к нему / Березовский Н. Ю. Из истории разработки военно-морских
программ // Отечественная история. – 1994. – № 2. – С. 167–173.
4. Директива народного комиссара обороны командующему войсками Ленинградского военного округа о мерах по обеспечению обороны районов Мурманска и Архангельска 11 сентября 1939 г. // Тайны и уроки
206
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зимней войны 1939–1940: по документам рассекреченных архивов –
СПб.: «Полигон», 2000. – С. 37–38.
5. Доклад командования Морских Сил председателю РВС СССР
М. В. Фрунзе о состоянии и перспективах развития РККФлота 15 июня
1925 г. // Реформа в Красной Армии. Документы и материалы. 1923–
1928 гг.: В 2 кн. Кн. 1. – М.; СПб.: Летний сад, 2006. – С. 359–370.
6. Доклад Председателя Совета народных комиссаров и народного комиссара иностранных дел на заседании VI-ой сессии Верховного Совета
Союза ССР 29 марта 1940 г. // Принимай нас, Суоми-красавица! «Освободительный» поход в Финляндию 1939–1940 гг. – СПб.: ООО «Галерея
– Принт», 2004. – С. 235–239.
7. Донесение В. Н. Варваци в штаб командующего Морскими силами Республики о составе Морского отряда Беломорской флотилии от 16 апреля 1920 г. // Военные моряки в борьбе за власть Советов на Севере
(1917–1920 гг.) – Л.: «Наука», 1982. – С. 346.
8. Записка Главнокомандующего сухопутными вооруженными силами
Франции и Великобритании генерала Гамелена о возможном участии
франко-британских войск в операциях в Финляндии в связи с началом
военных действий между Финляндией и СССР // Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сборник документов. Т. 1. Накануне. Книга первая. – М.: АО «Книга и бизнес»,
1995. – С. 368–372.
9. Записка Наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) – И. В. Сталину и В. М. Молотову об основах развертывания вооруженных сил Советского Союза на Западе и на Востоке на
1940 и 1941 годы от 18 сентября 1940 г. // 1941 год: материалы. Кн. 2. –
М.: Международный фонд «Демократия», 1998. – С. 236–253.
10. Записка Наркома обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) – И. В. Сталину и В. М. Молотову об основах развер207
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тывания вооруженных сил Красной армии на случай войны с Финляндией от 18 сентября 1940 г. // 1941 год: материалы. Кн. 2. – М.: Международный фонд «Демократия», 1998. – С. 253–288.
11. Записка Наркому обороны СССР и начальника Генштаба Красной Армии в ЦК ВКП(б) – И. В. Сталину и В. М. Молотову об основах стратегического развертывания вооруженных сил СССР на Западе и на Востоке на 1940 и 1941 гг. (не позже 19 августа 1940 г.) // 1941 год: материалы. Кн. 2. – М.: Международный фонд «Демократия», 1998. – С. 181–
193.
12. Записка по прикрытию государственной границы на территории Ленинградского
военного
мин Ю. Н. Конец
округа
глобальной
05.1941. / Горьков
лжи:
на
Ю. А.,
советском
Се-
северо-
западе // Военно-исторический журнал. – 1996. – № 6. – С. 2–7.
13. Из «Проекта пятилетнего плана усиления Рабоче-Крестьянского Красного Флота» (10 марта 1925 г.) // Москва и судьбы российского флота. –
М.: Мосгорархив, 1996. – С. 259–262.
14. Из докладной записки Народного комиссара ВМФ и Начальника ГМШ
РК ВМФ с планом строительства боевых и вспомогательных боевых
кораблей ВМФ на период с 1940 по 1947 гг. // Москва и судьбы российского флота. – М., 1996. – С. 269.
15. Из отчета Совета военной промышленности за 1919 и 1920 гг. (не позднее 1 января 1921 г.) // Советское военно-промышленное производство
(1918–1926 гг.): сборник документов. Т. 2. – М.: «Новый хронограф»,
2005. – С. 211–238.
16. Из плана Генштаба Красной Армии о стратегическом развертывании
Вооруженных Сил Советского Союза на западе и востоке б/н от 11 марта 1941 г. // 1941 год: материалы. Кн. 2. – М.: Международный фонд
«Демократия», 1998. – С. 741–746.
208
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17. Из
показаний
маршала
М. Н. Тухачевского
«План
пораже-
ния» // Военный Совет при Народном комиссаре обороны СССР. 1–4
июня 1937 г.: Документы и материалы. – М.: «Российская политическая
энциклопедия», 2008. – С. 467–494.
18. Из постановления Комитета обороны СССР о плане военно-морского
строительства (27 мая 1936 г.) // Москва и судьбы российского флота. –
М.: Мосгорархив, 1996. – С. 269.
19. Либава или Мурман? (из архива графа С. Ю. Витте) // Прошлое и настоящее. – Л.: Тип. Академии художеств, 1924. – Вып. I. – С. 25–39.
20. Мирный договор между РСФСР и Финляндией, заключенный в Юрьеве
(Тарту) 14 октября 1920 г. // Ключников Ю. В. Сабанин А. В. Международная политика Новейшего времени в договорах, нотах и декларациях.
Ч. III. Вып. 1. – М., 1928. – С. 66–69.
21. Оперсводка ставки от 6.12.39 // Принимай нас, Суоми-красавица!
«Освободительный» поход в Финляндию 1939–1940 гг. – СПб.: ООО
«Галерея-принт», 2004. – С. 47.
22. Оперсводка ставки от 7.1.40 // Принимай нас, Суоми-красавица! «Освободительный» поход в Финляндию 1939–1940 гг. – СПб.: ООО «Галерея-принт», 2004.. – С. 85.
23. Постановление Реввоенсовета СССР от 8 мая 1928 г. «О значении и задачах морских сил в системе вооруженных сил страны // Военноисторический журнал. – 1988. – №5. – С. 62.
24. Приказ войскам Ленинградского военного округа от 29 ноября
1939 г. // Принимай нас, Суоми-красавица! «Освободительный» поход в
Финляндию 1939–1940 гг. – СПб.: ООО «Галерея-принт», 2004 – С. 29.
25. Приказ Командующего Морскими силами Республики А. В. Немитца об
организации обороны побережья Белого моря и Северного Ледовитого
океана // Военные моряки в борьбе за власть Советов на Севере (1917–
1920 гг.) – Л.: «Наука», 1982. – С. 346–347.
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26. Приказ Командующего Петроградским военным округом от 1 августа
1921 г. № 2328/787 / Приказы по Петроградскому военному округу
РСФСР с 2320 по 3001 // НСБ ГАМО, № 761.
27. Приказ Командующего Петроградским военным округом от 24 ноября
1921 г. № 3257/1077 / Приказы по Петроградскому военному округу
РСФСР // НСБ ГАМО, №762.
28. Приказ Командующего Петроградским военным округом от 27 июня
1921 г. № 2035/677 / Приказы по Петроградскому военному округу
РСФСР с 1909 по 2319 // НСБ ГАМО, № 763.
29. Приказ Командующего Петроградским военным округом от 30 декабря
1921 г. № 3550/1165 / Приказы по Петроградскому военному округу
РСФСР с 1909 по 2319 // НСБ ГАМО, № 763.
30. Приказ Народного комиссара обороны командующему войсками ЛВО
на формирование Мурманской армейской группы от 16 сентября 1939
г. // Тайны и уроки зимней войны 1939–1940 гг.: по документам рассекреченных архивов – СПб.: Полигон, 2000. – С. 41–42.
31. Приказ Начальника Морских сил Северного моря В. Н. Варваци о создании Мурманского района морской обороны от 14 мая 1920
г. // Военные моряки в борьбе за власть Советов на Севере (1917–1920
гг.) – Л.: «Наука», 1982. – С. 348–349.
32. Протокол заседания № 9 Главного Военного Совета РККА 22 июня
1938 г. // Главный Военный Совет РККА 13 марта 1938 г. – 20 июня
1941 г. Документы и материалы. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. – С. 97–107.
33. Протокол
№
1
заседания
комиссии
Политбюро
3
апреля
1925 г. // Политбюро ЦК РКП(б) – ВКП(б) и Европа. Решения «особой
папки» (1923–1939). – М.: «Российская политическая энциклопедия»
(РОССПЭН), 2001. – С. 75–77.
210
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34. Протокол заседания комиссии по установлению численности морского
флота и рассмотрению сметы Морведа на 1924/1925 год от 8 сентября
1924 г. // Реформа в Красной Армии. Документы и материалы. 1923–
1928 гг.: в 2 кн. Кн. 1. – М.; СПб.: Летний сад, 2006. – С. 238–241.
35. Рапорт генерал-адъютанта вице-адмирала Посьета, его императорскому
высочеству генерал-адмиралу от 27 октября 1870 г. // Морской сборник.
– 1871. - № 2. – Т. 112. – С. 1–28.
36. Резолюция третьего Всесоюзного совещания военных моряковкоммунистов в ЦК РКП(б), ЦКК и РВС СССР по вопросам строительства РККФ. Июнь 1924 г. // Реформа в Красной Армии. Документы и
материалы. 1923–1928 гг.: в 2 кн. Кн. 1. – М.; СПб.: Летний сад, 2006. –
С. 175–178.
37. Спецсообщение разведуправления Генштаба Красной Армии «О группировке немецких войск на востоке и юго-востоке на 5 мая
1941 г.» // 1941 год: в 2 кн. Кн. 2. – М.: Международный фонд «Демократия», 1998. – С. 171–177.
38. Спецсообщение разведуправления Генштаба Красной Армии «О распределении вооруженных сил по театрам и фронтам военных действий
по состоянию на 18.05.41.» // 1941 год: в 2 кн. Кн. 2. – М.: Международный фонд «Демократия», 1998. – С. 213–218.
39. Спецсообщение разведуправления Генштаба Красной Армии о распределении вооруженных сил Германии по театрам и фронтам военных
действий по состоянию на 25.04.41. // 1941 год: в 2 кн. Кн. 2. – М.:
Международный фонд «Демократия», 1998. – С. 119–120.
40. Справка «Антисоветские - контрреволюционные «племенные» организации Финляндии» 1934 г. // Зимняя война 1939–1940 гг. в документах
НКВД: По материалам Архива Управления Федеральной члужбы безопасности Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу и Ле-
211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нинградской области. – СПб.: Информационно-издательское агентство
«ЛИК», 2010. – С. 17–55.
41. Справка «Германская работа в Финляндии» от 13 июля 1939 г. // Зимняя
война 1939–1940 гг. в документах НКВД: По материалам Архива
Управления Федеральной члужбы безопасности Российской Федерации
по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской области. – СПб.: Информационно-издательское агентство «ЛИК», 2010. – С. 85–112.
42. Справка «Краткий обзор о работе на СССР через Финляндию» от 12
апреля 1936 г. // Зимняя война 1939–1940 гг. в документах НКВД: По
материалам Архива Управления Федеральной члужбы безопасности
Российской Федерации по городу Санкт-Петербургу и Ленинградской
области. – СПб.: Информационно-издательское агентство «ЛИК», 2010..
– С. 58–82.
43. Стенограмма вечернего заседания Военного совета при Народном комиссаре обороны 22 ноября 1937 г. // Военный совет при Народном комиссаре обороны СССР. Ноябрь 1937 г.: документы и материалы. – М.:
«Российская политическая энциклопедия», 2006. – С. 144–212.
44. Стенограмма заседания РВС СССР с командующими войсками МВО,
УВО и БВО и начальниками морских сил Балтийского и Черного морей
от 8 мая 1928 г. / «На борьбу с лимитрофами…» (публ. Ю. Березовского) // Военно-исторический журнал. – 1993. – № 4 – С. 54–60.
45. Стенограмма утреннего заседания Военного Совета при Народном комиссаре обороны СССР 3 июня 1937 г. // Военный совет при Народном
комиссаре обороны СССР. 1–4 июня 1937 г. Документы и материалы. –
М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2008. –
С. 202–249.
46. Фрунзе М. В. Доклад и заключительное слово на совещании командного и комиссарского состава войск Украины и Крыма и Флота Черного и
212
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Азовского морей // Фрунзе М. В. Статьи и речи. – М.: Государственное
военное изд-во Наркомата обороны Союза ССР, 1936. – С. 36–67.
47. Фрунзе М. В. Регулярная армия и милиция // Фрунзе М. В. Статьи и речи. – М.: Государственное военное изд-во Наркомата обороны Союза
ССР, 1936. – С. 68–120.
III.
Мемуары
48. Бжезинский В. Л. Вооруженная интервенция на Мурмане: Воспоминания председателя Центромура о событиях 1917–1918 гг. – Мурманск:
МГГУ, 2012. – 236 с.
49. Вещезерский Г. А. У хладных скал. – М.: Воениздат, 1965. – 147 с.
50. Виноградов Н. И. Подводный фронт. – М.: Воениздат, 1989. – 316 с.
51. Витте С. Ю. Воспоминания. Полное издание в одном томе. – М.: «Издательский дом АЛЬФА-КНИГА», 2010. – 1247 с.
52. Воспоминания личного состава по истории Краснознаменной гвардейской подводной лодки «М-172» СФ 1937-1940 гг. // РГА ВМФ. – Ф. р1529. – Оп. 2. – Д. 633.
53. Головко А. Г. Вместе с флотом. – М.: Воениздат, 1960. – 267 с.
54. Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. – М.: АСТ:
ЛЮКС, 2005. – 766 с.
55. Кузнецов Н. Г. Накануне. Курсом к победе. – М.: Воениздат, 1991. –
732 с.
56. Мерецков К. А. На службе народу. – М.: «Высшая школа», 1984. –
456 с.
57. Никольский А. К. Записки инженера военно–морской службы. – Мурманск: Мурманское книжное издательство, 1988. – 160 с.
58. Платонов В. И. Записки адмирала. – М.: Воениздат, 1991. – 318 с.
59. Сквирский Л. С. Карельский фронт в 1941 г. // Вопросы истории. –
1987. – № 6. – С. 73–93.
213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60. Щербаков В. И. Заполярье – судьба моя. – Мурманск: Мурманское
книжное издательство, 1994. – 212 с.
IV. Литература
61. Абатуров В. В., Морозов М. Э. Неизвестные трагедии Великой Отечественной. Сражения без побед – М.: Яуза, Эксмо, 2008. – 448 с.
62. Административно-территориальное
деление
Мурманской
области
(1920–1993 гг.): Справочник. – Мурманск: Мурманское издательскополиграфическое предприятие «Север», 1995. – 276 с.
63. Андрианов-Верхнев М. И. Партийная организация военно-воздушных
сил Северного флота в годы Великой Отечественной войны (1941–
1945): Автореф. дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук. – Л., 1964.
64. Аптекарь П. Советско-финские войны. – М.: Эксмо, Яуза, 2004. – 384 с.
65. Афанасьев А. Когда началась война // Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Незапланированная дискуссия. Сборник
материалов. Под ред. Г. А. Бордюгова. Сост. В. А. Невежин. – М.:
«Аиро-XX», 1995. – С. 6–13.
66. Афонин Н. Н. Эскадренные миноносцы типа «Касатка» (1898–1925). –
Самара: АНО «ИСТФЛОТ», 2005. – 88 с.
67. Ачкасов В. И., Павлович Н. Б. Советское военно-морское искусство в
годы Великой Отечественной войны. – М.: Воениздат, 1973. – 403 с.
68. Балакин С. Легендарные «семерки». Эсминцы сталинской серии. – М.:
Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. – 208 с.
69. Балова М. Б. Предпосылки и особенности развития военного кораблестроения на Европейском севере России в 1920–1950-е гг.: дис. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук: 07.00.02. – Отеч. история. – Архангельск, 2001. – 208 с.
214
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70. Барон Н. Власть и пространство. Автономная Карелия в Советском государстве, 1929–1939. – М.: Российская политическая энциклопедия
(РОССПЭН), 2011. – 400 с.
71. Барышников Н. И. Проблема Петсамо в советско-финляндских отношениях (1939–1944) // Война в Арктике (1939–1945 гг.) / Сост. И научный
редактор М. Н. Супрун. – Архангельск: Поморский гос. университет,
2001. – С. 22–32.
72. Барышников В. Н. Вступление Финляндии во вторую мировую войну.
1940–1941 гг. – СПб: Изд-во С.-Петер. ун-та, 2005. – 481 с.
73. Барышников В. Н. Изучение советско-финляндской войны в отечественной историографии XX в. // От войны к миру: СССР и Финляндия
1939–1944: Сб. статей – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. – С. 55–65.
74. Барышников В. Н. СССР и Финляндия в 1920–1930-е гг.: к проблеме
начала «зимней войны» // От войны к миру: СССР и Финляндия 1939–
1944: Сб. статей – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. – С. 11–22.
75. Березнев А. Первые высокоширотные походы подводников – североморцев // Морской сборник. – 1981. – №4. – С. 65–68.
76. Березовский Н., Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 4. Флот должен
быть активным. 1925–1928 гг. // Морской сборник. – 1991. – № 3. –
С. 24–31.
77. Березовский Н., Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 5. К истории
вопроса о «малой войне» 1927–1928 гг. // Морской сборник. – 1991. –
№ 4. – С. 16–22.
78. Бойко В. Крылья Северного флота. – Мурманск: Книжное изд-во, 1976.
– 317 с.
79. Боярский В. И., Дмитриев В. А., Кудинов Н. Н. Пограничный надзор на
море: Историко – документальный очерк. – М.: Граница, 2006. – 255 с.
80. Быков П. Д. Военные действия на северном русском морском театре в
империалистическую войну 1914–1918 годов // Война на Северном
215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
морском театре. 1914–1918 годы. – СПб.: издатель М. А. Леонов, 2003.
– С. 3–71.
81. Вайнер Б. А. Северный флот в Великой Отечественной войне. – М.: Воениздат, 1964. – 399 с.
82. Ващенко П. Ф. Если бы СССР и Финляндия…советско-финляндская
война 1939–1940 гг. // Военно-исторический журнал. – 1990 – №1. –
С. 27–34.
83. Веригин С. Г. Карелия в годы военных испытаний. Политическое и социально-экономическое положение Советской Карелии в период Второй мировой войны. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2009. – 541 с.
84. Веригин С. Г. Советская Карелия в «зимней войне» 1939–1940 гг. // От
войны к миру: СССР и Финляндия 1939–1944: Сб. статей – СПб.: Издво С.-Петерб. ун-та, 2006. – С. 131–140.
85. Веригин С. Зимняя война: неизвестные страницы // Север. – 1993. –
№ 6. – С. 118–131.
86. Военно-морской флот Советского Союза в Великой Отечественной
войне 1941–1945 гг.: научно-исторический труд: в 4-х т.; под общ. ред.
В. И. Куроедова. Т. 1. Северный флот. – СПб: Мор. Петербург, 2005. –
400 с.
87. Военно-морской флот Советского Союза в Великой Отечественной
войне 1941–1945 гг.: научно-исторический труд: в 4-х т.; под общ. ред.
В. И. Куроедова. Т. 2. Черноморский флот. – Калининград, 2005. –
504 с.
88. Военно-морской флот Советского Союза в Великой Отечественной
войне 1941–1945 гг.: научно-исторический труд: в 4-х т.; под общ. ред.
В. И. Куроедова.
Т. 4.
Тихоокеанский
флот.
Флотилии. / [сост.
В. К. Красавкин, В. Н. Миронов, А. А. Раздолгин]. – 2006. – 304 с.
89. Гланц Д. М. Битва за Ленинград. 1941–1945. – М.: АСТ: Астрель, 2008.
– 639 с.
216
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
90. Гланц Д. М. Колосс поверженный. Красная Армия в 1941 г. – М.: Яуза,
Эксмо, 2008. – 544 с.
91. Гланц Д. М. Советское военное чудо 1941–1943. Возрождение Красной
Армии. – М.: Яуза, Эксмо, 2008. – 640 с.
92. Голованов Г. Организация и ведение обороны 42-м стрелковым корпусом в Заполярье в 1941 г. // Военно-исторический журнал – 1971. – № 1.
– С. 50–58.
93. Гончаров О. Б. Северо-западный форпост России (IX–XXI вв.) – М.:
Граница. – 383 с.
94. Горшков С. Г.
Развитие
советского
военно–морского
искус-
ства // Морской сборник. – 1967. – № 2. – С. 9–17.
95. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия / Гл.
редактор С. С. Хропов; Ред. кол.: Н. Н. Азовцев, Е. Г. Гимпельсон,
П. А. Голуб и др. – М.: Сов. Энциклопедия, 1987. – 720 с.
96. Грибовский В. Ю. Морская политика СССР и развитие флота в предвоенные годы. 1925–1941 гг. – М.: Военная книга, 2006. – 140 с.
97. Григорьев С.
О
военно-технических
аспектах
книг
В. Суворова // Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Незапланированная дискуссия. Сборник материалов. Под ред. Г. А.
Бордюгова. Сост. В. А. Невежин. – М.: «Аиро-XX», 1995. – С. 13–24.
98. Данилов В. Д. Готовил ли Генеральный штаб Красной Армии упреждающий удар по Германии // Готовил ли Сталин наступательную войну
против Гитлера? Незапланированная дискуссия. Сборник материалов.
Под ред. Г. А. Бордюгова. Сост. В. А. Невежин. – М.: «Аиро-XX», 1995.
– С. 82–91.
99. Дащинский С. Н.
Советско-финляндская
война
1939–1940
го-
дов // Наука и бизнес на Мурмане. – 1998. – № 4. – С. 49–59.
100. Доценко В. Д., Доценко А. А., Миронов В. Ф. Военно-морская стратегия России. – М.: Изд-во Эксмо; Terra Fantastica, 2005. – 832 с.
217
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
101. Дриг Е. Механизированные корпуса РККА в бою. История автобронетанковых войск Красной Армии в 1940–1941 гг. – М.: АСТ: АСТ
МОСКВА: Транзиткнига, 2005 – 830 с.
102. Емелин А. Судьбы доктрин и теорий. 3. Военная реформа 1924–
1928 гг. // Морской сборник. – 1991. – № 2. – С. 24–31.
103. Ермолаев Д. А. Охрана границы на Печенгском участке. 1914–
1920 гг. // III Ушаковские чтения: сборник научных статей / Науч. ред.
А. В. Воронин – Мурманск: МГПУ, 2006. – С. 180–188.
104. Жалнин Д. Е. История строительства и боевой деятельности флотилии Северного Ледовитого океана (1914–1920 гг.): дис. на соиск. учен.
степ. канд. ист. наук: 07.00.02. – Отеч. история – Мурманск: изд-во
МГПУ, 2005. – 221 с.
105. Жерве Б. Б. Значение морской силы для государства. – Л.: Ред.-изд.
отдел В.-М. сил СССР, 1925. – 137 с.
106. Жуков Ю. Сталин: арктический щит. – М.: ВАГРИУС, 2008. – 544 с.
107. Забайкальский военный округ. Краткий военно-исторический очерк.
– Иркутск, Восточно-Сибирское книжное издательство, 1972. – 511 с.
108. Загребельный М. Служба наблюдения и связи Северного флота:
1937–1945 гг. // Морской сборник. – 2003. – № 7. – С. 80–86.
109. Зайцев В., Храмцов А. Дозорные северных рубежей. – Мурманск:
Мурманское книжное издательство, 1979 – 123 с.
110. Залесский Н. Флотилия Северного Ледовитого океана в Гражданскую войну // Война на Северном морском театре. 1914–1918 гг. – СПб.:
издатель М. А. Леонов, 2003. – С. 73–83.
111. Залесский Н. Флотилия Северного Ледовитого океана в Гражданскую войну // Гражданская война в России. Война на Севере. – М.: ООО
«Издательство АСТ»: ООО «Транзиткнига», СПб.: Terra Fantastica,
2004. – С. 550–564.
218
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
112. Затянувшийся блицкриг. Почему Германия проиграла войну. – М.:
Яуза-пресс, 2008. – 480 с.
113. Зефиров М. В., Дёгтев Д. М., Баженов Н. Н. Тени над Заполярьем:
Действия Люфтваффе против советского Северного флота и союзных
конвоев. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2009. – 414 с.
114. Зимке Э. Немецкая оккупация Северной Европы 1940–1945 гг. – М.:
ЗАО Центрополиграф, 2005. – 415 с.
115. Зимняя война 1939–1940. Книга первая. Политическая история. – М:
Наука, 1999. – 382 с.
116. Золотарев В. А., Козлов И. А. Три столетия российского флота.1914–
1941. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004. – 750 с.
117. Золотарев В. А., Шломин В. С. Как создавалась военно-морская
мощь Советского Союза. В 2 кн. Кн. 1. – М.: ООО «Издательство АСТ»;
СПб.: «Издательство «Полигон», 2004. – 479 с.
118. Иванов П. Н. Крылья над морем. История создания, развития и боевой деятельности авиации ВМФ СССР. – М.: Воениздат, 1973. – 304 с.
119. Иринархов Р. С. Красная Армия в 1941 г. – М.: Яуза: Эксмо, 2009. –
560 с.
120. Иринархов Р. С. РКВМФ перед грозным испытанием. – Минск: Харвест, 2008. – 432 с.
121. Исайкин С. П. Арифметика ошибок // Готовил ли Сталин наступательную войну против Гитлера? Незапланированная дискуссия. Сборник материалов. Под ред. Г. А. Бордюгова. Сост. В. А. Невежин. – М.:
«Аиро-XX», 1995. – С. 46–66.
122. История
ордена
Ленина
Ленинградского
военного
окру-
га / Барышников Н. И., Винницкий Л. Г., Крейнин В. А. и др. – М.: Воениздат, 1988. – 446 с.
219
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
123. Йентофт М. Оставшиеся без родины. История кольских норвежцев –
Мурманск: Реклам. Полиграфия, 2002. – 240 с.
124. Карасев А. В., Оськин Г. И. 50 лет на страже Родины. – М.: Изд-во
ДОСААФ, 1967. – 191 с.
125. Карельский фронт в Великой отечественной войне 1941–1945 гг. –
М.: «Наука», 1984. – 358 с.
126. Касиан А. С. Россия и Норвегия, 1904–1914 гг.: становление дипломатических отношений: Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. ист.
наук: 07.00.03. всеобщая история (новая история). – М., 2009. – 28 с.
127. Катаев В. И. Крейсерские операции Российского флота. – М.:
«Моркнига», 2009. – 328 с.
128. Качур П. И., Морин А. Б. Лидеры эскадренных миноносцев в ВМФ
СССР. – СПб: издательство «Остров», 2003. – 240 с.
129. Кен О. Н. Мобилизационное планирование и политические решения
(конец 1920-х–середина 1930-х гг.) – М.: ОГИ, 2008. – 512 с.
130. Кен О., Рупасов А., Самуэльсон Л. Швеция в политике Москвы.
1930–1950-е годы. – М.: «Российская политическая энциклопедия»
(РОССПЭН), 2005. – 448 с.
131. Киевский Краснознаменный. История Краснознаменного Киевского
военного округа. 1919–1972. [Редколлегия: А. И. Беднягин и др.] – М.:
Воениздат, 1974. – 431 с.
132. Килин Ю. М. ББК как фактор стратегии // Север. – 1995. – № 7. –
С. 101–118.
133. Килин Ю. М. Карелия в политике Советского государства. – Петрозаводск: М-во образования РФ, Петрозаводский гос. ун-т,, 1999. – 275 с.
134. Киселев А. А. Двадцать пять исторических портретов деятелей
XX века на фоне Кольского Севера. ОТ императора России Николая II
до президента СССР М. С. Горбачева. В 2 ч. Ч. 2. – Мурманск, МГГУ,
2011. – 239 с.
220
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
135. Киселев А. А. ГУЛАГ на Мурмане: Репрессии 30–50-х годов XX века на Кольском полуострове: Очерки. – Мурманск: МГПУ, 2008. –
198 с.
136. Киселев А. А. Родное Заполярье. Очерки истории Мурманской области (1917–1972 гг.) – Мурманск: Мурманское книжное изд-во, 1974. –
510 с.
137. Киселев А. А.
Судьба
флагмана
1-го
ранга
К. И. Душенова // Вопросы истории. – 1999. – № 2. – С. 138–141.
138. Климов Ю. Н. Создание и деятельность Мурманской уездной организации РКП(б) (февраль 1920–июнь 1921 гг.). – Мурманск: Мурманский Государственный Педагогический институт, 1961. – 87 с.
139. Ковалев Э. А. Короли подплава в море червонных валетов. Хроника
начального периода советского подводного плавания. 1918–1941 гг. –
М.: ЗАО Центрополиграф, 2006. – 428 с.
140. Козлов И. А., Шломин В. С. Краснознаменный Северный флот. – М.:
Воениздат, 1983. – 295 с.
141. Кокошин А. А. Армия и политика. Советская военно-политическая и
военно-стратегическая мысль 1918–1991 гг. – М.: Международные отношения, 1995. – 288 с.
142. Кондратенко Р. В. Л. П. Семечкин. Судьба теоретика крейсерской
войны. – СПб.: издатель М. А. Леонов, 2003. – 56 с.
143. Кондратенко Р. В. Морская политика России 80-х гг. XIX в. – СПб.:
Изд-во «ЛеКо», 2006. – 344 с.
144. Коновалов В. Корабли идут на Север (страницы истории) // Морской
сборник. – 1973. – № 4. – С. 54–57.
145. Коротков И. А. История советской военной мысли (краткий исторический очерк. 1917–июль 1941 гг.). – М.: «Наука», 1980. – 272 с.
146. Красавкин В. К., Филоненко В. Н. Штаб Северного флота (1916–
1998). – СПб, 1999. – 459 с.
221
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
147. Краснов В. Н. Военное судостроение накануне Великой Отечественной войны. – М.: «Наука», 2005. – 212 с.
148. Краснознаменный Белорусский военный округ / [ А. К. Сульянов,
В. Д. Алексеенко, С. Е. Баулин и др.; Редколлегия: Е. Ф. Ивановский и
др.] – М.: Воениздат, 1983. – 406 с.
149. Краснознаменный Приволжский. Исторический очерк. Авт. Коллектив: И. М. Овчаренко и др. – Куйбышев, Книжное изд-во, 1975. – 406 с.
150. Краснознаменный Прикарпатский: история Краснознаменного Прикарпатского
военного
округа / [Б. Г. Комский,
Л. Г. Горбунов,
В. Ф. Перцов и др.; Редколлегия: В. А. Беликов и др.– М.: Воениздат,
1982. – 285 с.
151. Краснознаменный
Северо-Кавказский:
Краткий
исторический
очерк / [А. С. Давыдов, Н. И. Караев, А. И. Козлов и др. Редколлегия:
В. А. Беликов и др.] – Ростов н/Д.: Кн. изд-во, 1978. – 334 с.
152. Краснознаменный Туркестанский / Авт. коллектив: В. Д. Куракин и
др. / – М.: Воениздат, 1976. – 438 с.
153. Краснознаменный Уральский: История Краснознаменного Уральского военного округа / [ Э. Л. Коварский, А. И. Корзинников, Е. И. Кислов
и др. Редколлегия: М. А. Тягунов и др.]– М.: Воениздат, 1983. – 285 с.
154. Кузьмин Н. Ф. На страже мирного труда (1921–1940 гг.). – М.: Воениздат, 1959. – 293 с.
155. Лебедев Н. Н. Особенности боевых действий пограничных войск на
участке государственной границы от Баренцева моря до Финского залива 1939-1940 гг. // Военно-исторический журнал. – 2007. – № 11. –
С. 53–55.
156. Ленский А. Г., Цыбин М. М. Первая сотня. Стрелковые, горнострелковые, мотострелковые, моторизованные дивизии РККА группы номеров 1-100 (1920-е–1945 гг.) – СПб, 2003. – 172 с.
222
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
157. Лихачев П. В. Эскадренные миноносцы типа «Новик» в ВМФ СССР.
– Самара: АНО «ИСТФЛОТ», 2005. – 56 с.
158. Логинова О. Ю. Советско-финляндские переговоры 1918–1920 гг. по
материалам газеты «Известия ЦИК Советов» // Наука и бизнес на Мурмане. – 2003. – №3. – С. 17–20.
159. Майстер Ю. Восточный фронт – война на море 1941–1945 гг. – М.:
Изд-во Эксмо, 2005. – 480 с.
160. Макареев М. Северный флот в биографиях командующих 1733–2004.
– Севастополь, 2007. – 143 с.
161. Макуров В. Г. «Зимняя война» глазами ее участников // От войны к
миру: СССР и Финляндия 1939–1944: Сб. статей – СПб.: Изд-во С.Петерб. ун-та, 2006. – С. 99–108.
162. Мельтюхов М. И. 17 сентября 1939 г. Советско-польские конфликты
1918–1939. – М.: Вече, 2009. – 624 с.
163. Мельтюхов М. И. Организационное развитие Красной Армии в
1939–1941 гг. и проблема соотношения сил сторон к началу Великой
Отечественной войны // Исаев А. В., Суворов В., Солонин М. С. и др.
1941. Великая Отечественная катастрофа. Итоги дискуссии. – М.: Яуза;
Эксмо, 2009. – С. 197–283.
164. Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу:
1939– 1941 гг. (Документы, факты, суждения) – М.: Вече, 2008. – 544 с.
165. Миколюк О. В. Политические репрессии на Мурмане в 30-е гг.
XX в.: Дисс. на соиск. учен. степ. канд. ист. наук: 07.00.02. – Мурманск,
2003. – 236 с.
166. Минкина А. А. Воинский этикет Красной Армии (1918–июнь
1941 гг.): историческое исследование: Автореф. дис. на соиск. учен.
степ. канд. ист. наук.: 07.00.02. – Отеч. история. – Москва., 2010. – 25 с.
167. Млечин М. Л. Русская армия между Троцким и Сталиным. – М.: ЗАО
Центрополиграф, 2002. – 494 с.
223
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
168. Монаков М. «Факел» над Балтикой // Морской сборник – 1990 – № 3.
– С. 24–31.
169. Монаков М. С. Военно-морская наука в России: происхождение, возникновение и становление национальной системы знаний о вооруженной борьбе на море – М.: Кучково поле, 2011. – 560 с.
170. Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 1. «Какой РСФСР нужен
флот?» 1922 г. // Морской сборник. – 1990. – № 11. – С. 15–23.
171. Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 2. «Какой РСФСР нужен
флот?» 1923–1925 гг. // Морской сборник. – 1990. – № 12. – С. 17–23.
172. Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 6. Танки или корабли? 1928–
1930 гг. // Морской сборник. – 1992. – № 3. – С. 34–39.
173. Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 7. Разгром «старой» школы.
1930–1931 гг. // Морской сборник. – 1992. – № 7. – С. 37–42.
174. Монаков М. Судьбы доктрин и теорий. 8. К «большому морскому и
океанскому флоту» (1936–1939 гг.) // Морской сборник. – 1994. – №7. –
С. 36–42.
175. Морозов М. Э., Кулагин К. Л. Советский подводный флот. 1922–
1945 гг.: О подводных лодках и подводниках. – М.: АСТ: АСТ
МОСКВА: Транзиткнига, 2006. – 877 с.
176. Мосцев В. М., Хаметов М. И., Власов Л. А., Ревенко И. Н. В студеных глубинах. – М: Воениздат, 1980. – 343 с.
177. Мошков Ф. А. Морская пограничная охрана России: от Петра I до
наших дней: краткий исторический очерк. – М.: Граница, 2003. – 328 с.
178. Назаренко К. Б. Флот, революция и власть в России: 1917–1921 гг. –
М.: Квадрига; Русская панорама, 2011. – 488 с.
179. Нилов Е. На той войне незнаменитой…Советско-финляндский вооруженный конфликт 1939 г. // Ленинградская правда – 1991 – 18 апреля.
224
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
180. Носков А. М. Скандинавский плацдарм во Второй мировой войне. –
М.: «Наука», 1977. – 246 с.
181. Одесский
Краснознаменный
[А. И. Буяхчев,
Н. И. Лопаткин,
Н. С. Волков и др.; редколлегия: А. С. Елагин и др.] – Кишинев: Картя
молдовеняскэ, 1985. – 342 с.
182. Ордена
Ленина
Московский
военный
округ / [И. П. Репин,
Д. С. Азов, А. С. Аланьян и др.]; под общ. ред. П. Г. Лушева,
И. П. Репина – М.: Московский рабочий, 1985. – 621 с.
183. Осьмачко С. Г. Красная Армия в локальных войнах и военных конфликтах (1929–июнь 1941 г.): Дис… на соиск. учен. степ. док.
ист…наук: 07.00.02. – Отеч. история – Ярославль, 1999. – 504 с.
184. Перечнев Ю. Г. Советская береговая артиллерия. История развития и
боевого применения. – М.: Наука, 1976. – 336 с.
185. Петров П. В., Степаков В. Н., Фролов Д. Д. Война в Заполярье (1939–
1940 гг.) // Вопросы истории. – 2002. – № 8. – С. 116–132.
186. Платонов А. В. Война в арктических морях. 1941–1945. Защита отечественных морских коммуникаций. – СПб.: НИКА, 2010. – 640 с.
187. Платонов А. В. Противовоздушная оборона сил флота 1941–1945. –
СПб.: «Издательско-полиграфический комплекс «Гангут», 2010. – 192 с.
188. Платонов А. В. Энциклопедия советских подводных лодок. 1941–
1945. – М.: ООО «Издательство АСТ»; СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004. – 592 с.
189. Платонов А. В. Советские миноносцы. Ч. 1. – СПб.: «Галерея
Принт», 2003. – 90 с.
190. Подгорный Я. Значение корсарского флота для будущей России в
первые годы ее возрождения // Военно-морская идея России. Российский военный сборник. Вып. 11. – М.: Русский путь. – 1997. – С. 301–
308.
225
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
191. Порцель А. К. Депортация «мурманских норвежцев» // Народы Севера и северные поселенцы: ассимиляция и этническая самобытность.
Всеросс. науч.-практ. конф. 9–10 июня 2008 г.: сб. статей / под общ. ред.
Ю. В. Кузнецова, М. Д. Розбицкой – Мурманск: изд-во МГТУ, 2008. –
С. 170–173.
192. Потапов В. А., Шилюк Ю. П. Береговики Заполярья. – Севастополь,
2006. – 232 с.
193. Прямицын В. Н. Прогноз Победы. История Гидрометеорологической
службы Северного флота в годы Второй Мировой войны. – СПб.:
«Центр сохранения культурного наследия», 2011. – 200 с.
194. Пузырев В. П. Беломорская флотилия в Великой Отечественной
войне. – М.: Воениздат, 1981. – 219 с.
195. Реданский В. Г. Во льдах и подо льдами. (Тайные операции подводных флотов.) – М.: Вече, 2004. – 480 с.
196. Рубинштейн Н. Советская Россия и капиталистические государства в
годы перехода от войны к миру (1921–1922 гг.). – М.: ОГИЗ, 1948. – 461
с.
197. Руге Ф. Война на море. 1939–1945. – М.: Воениздат, 1957. – 414 с.
198. Руководители организаций РКП(б) – ВКП(б) – КПСС и органов государственной власти Мурманской области (1920–1991): Справочник / научный редактор А. А. Киселев. – Мурманск: Кн. изд-во, 2008. –
248 с.
199. Румянцев Н. М. Разгром врага в Заполярье (1941–1944): военноисторические очерки. – М.: Воениздат, 1963. – 287 с.
200. Рупасов А., Чистиков А. Советско-финляндская граница 1918–1938.
Очерки истории. – СПб.: Издательство «Европейский дом», 2007. –
222 с.
201. Рябов В. С. Путь мужества и славы: очерк о Советских Вооруженных
Силах. – М.: изд-во ДОСААФ, 1982. – 255 с.
226
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
202. Советские вооруженные силы: история строительства. – М.: Воениздат, 1978. – 516 с.
203. Советско-финляндская война 1939–1940 гг. Боевые действия на море. – СПб.: Издательство «Остров», 2002. – 199 с.
204. Советско-финляндская война 1939–1940 гг. В 2-х т. Т. 1. / Сост.
П. В. Петров, В. Н. Степаков. – СПб.: «Издательство «Полигон», 2003. –
542 с.
205. Советско-финляндская война 1939–1940 гг. В 2-х т. Т. 2. / Сост.
П. В. Петров, В. Н. Степаков. – СПб.: «Издательство «Полигон», 2003. –
638 с.
206. Соколов-Страхов К. И. Зимняя кампания в Карелии в 1921–
1922 гг.(Борьба за обладание Мурманским незамерзающим портом и
железнодорожным путем к нему). – Л.: Воен. тип. Упр-я делами
Наркомвоенмор и РВС СССР, 1927. – 162 с.
207. Сорокин А. И., Краснов В. Н. Корабли проходят испытания. – Л.:
Судостроение, 1985. – 232 с.
208. Статюк И. Оборона Заполярья. 1941. Стратегическая оборонительная
операция в Заполярье и Карелии. – М.: Издательство «Экспринт», 2006.
– 40 с.
209. Сувениров О. Ф. Коммунистическая партия – организатор политического воспитания Красной армии и флота. 1921–1928 гг. – М.: «Наука»,
1976. – 291 с.
210. Суворов В. День «М». Когда началась Вторая мировая война? Нефантастическая по весть-документ. Книга вторая. – М.: АО «Все для
Вас», 1994. – 256 с.
211. Суворов В. Ледокол. Кто начал Вторую мировую войну? Нефантастическая повесть-документ. – М.: Издательский дом «Новое время»,
1992. – 352 с.
227
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
212. Сунцов Н. П. Краснознаменный Дальневосточный. История Краснознаменного Дальневосточного военного округа. – М.: Воениздат, 1971.
– 343 с.
213. Тархова Н. С. Красная армия и сталинская коллективизация 1928–
1933 гг. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН);
Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина», 2010. – 375 с.
214. Типпельскирх К. История Второй мировой войны. – М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1956. – 607 с.
215. Трусов Г. М. Подводные лодки в русском и советском флоте. – Л.:
Судпромгиз, 1963. – 440 с.
216. Тюренков Н. Боевая подготовка подводных лодок Северного флота в
годы Великой Отечественной войны // Морской сборник. – 1981. – № 2.
– С. 29–32.
217. Федоров П. В. «Северный проект» // Морской сборник. – 2006. –
№ 3. – С. 47–52.
218. Федоров П. В. Мурманская железная дорога как фактор стратегии:
безопасность или угроза? // Международные отношения на Севере Европы и Баренц-регион: история и историография: Сборник научных
статей / отв. ред. Ю. П. Бардилева. – Мурманск, 2008. – С. 160–172.
219. Федоров П. В. Рождение Северного военно-морского флота: долгий
путь воплощения идеи // Ученые записки МГПУ. Исторические науки:
Сборник научных статей / Отв. ред. С. А. Никонов – Мурманск: МГПУ,
2009. – Вып. 9. – С. 3–18.
220. Федоров П. В. Северный вектор в российской истории: центр и
Кольское Заполярье в XVI–XX вв. – Мурманск: МГПУ, 2009. – 388 с.
221. Фокин Д. А. К вопросу об образовании Мурманской губернии в
1921 г. // Ученые записки МГПУ. Исторические науки / отв. редактор
В. В. Кузь. – Мурманск: МГПУ, 2008. – Вып. 8. – С. 61–63.
228
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
222. Хесин С. С. Разгром белофинской авантюры в Карелии 1921–1922. –
М.: Воениздат, 1949. – 152 с.
223. Чернышев А. А. «Новики». Лучшие эсминцы Российского императорского флота – М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2007. – 224 с.
224. Чистиков А. Н. Территориально-политические проблемы отношений
России с Финляндией и Германией // Шишкин В. А., Чистиков А. Н.,
Рупасов А. И. и др. Интервенция на Северо-Западе России 1917–1920. –
СПб., 1995. – С. 174–193.
225. Шашков В. Я. Репрессии в СССР против крестьян и судьбы спецпереселенцев Карело-Мурманского края. – Мурманск: МГПИ, 2000. –
343 с.
226. Шильдкнехт Е. фон. Что офицер армии должен знать о флоте // Военно-морская идея России. Духовное наследие императорского
флота. Российский военный сборник. Вып. 11. – М.: Русский путь, 1997.
– С. 309–328.
227. Щедролосев В. В. Командиры эсминцев Северного флота (военноисторические очерки за период Великой Отечественной войны 1941–
1945 гг.). – СПб.: Издательско-полиграфический комплекс «Гангут»,
2009. – 448 с.
228. Щедролосев В. В. Три сестры Беломорской флотилии (военноисторические очерки). – СПб.: Издательство «ЛеКо», 2006. – 200 с.
229. Энгл Э., Паананен Л. Зимняя война: советское нападение на Финляндию 1939–1940. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. – 505 с.
230. Kilin Y. The Birth of Soviet Globalism: The USSR's Military Activity in
the Arctic and Sub-Arctic in 1920–1941. // Proceedings of the International
Congress on the History of the Arctic and Sub-Arctic Region (18–21 June,
1998. Reykjavik). – P. 448–459.
231. Reese R. R. The soviet military experience. A history of the Soviet Army,
1917–1991. – London and New York: Routledge, 2000. – 207 p.
229
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
232. Vehviläinen O. Finland in the Second World War: Between Germany and
Russia. – New York: Palgrave-Macmillan, 2002. – 199 p.
233. Weeks A. L. Stalin’s Other War. Soviet Grand Strategy, 1939–1941. Lanham etc., 2002.
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
ББК – Беломорско - Балтийский канал
ВЛКСМ – Всесоюзный Ленинский коммунистический союз молодежи
ВМС – военно-морские силы
ВМФ – военно-морской флот
ВЦИК – Всероссийский центральный исполнительный комитет
ГАМО – Государственный Архив Мурманской области
ГА РФ – Государственный Архив Российской Федерации
ГМШ – Главный морской штаб
ГУГБ НКВД СФ – Главное управление государственной безопасности
Народного комиссариата внутренних дел Северного флота
ГУСМ – Главное управление Северного морского пути
ДЗОТ – деревянно-земляная огневая точка
ДОТ – долговременная огневая точка
ЛВО – Ленинградский военный округ
МАГ – Мурманская армейская группа
МГШ – Морской генеральный штаб
МССМ – Морские силы Северного моря
НКВД – Народный комиссариат внутренних дел
НКИД – Народный комиссариат иностранных дел
НКО – Народный комиссариат обороны
ОВР – охрана водного района
ПВО – Петроградский военный округ
ПВО – противовоздушная оборона
230
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПМ – плавучая мастерская
РВСР – Революционный Военный Совет Республики
РГА ВМФ – Российский Государственный Архив Военно-Морского Флота
РГВА – Российский Государственный Военный Архив
РК ВМФ – Рабоче – Крестьянский Военно-Морской Флот
РККА – Рабоче - Крестьянская Красная Армия
РККФ – Рабоче – Крестьянский Красный Флот
РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика
СВФ – Северная военная флотилия
СНиС – Служба наблюдения и связи
СНК – Совет Народных Комиссаров
СТО – Совет Труда и Обороны
СФ – Северный флот
УБЕКО Север – Управление по обеспечению безопасности кораблевождения на северных морях
УНИ СВФ – Управление начальника инженеров Северной военной флотилии
УНР – управление начальника работ
ЧОН – части особого назначения
ФСЛО – Флотилия Северного Ледовитого океана
ЭОН – экспедиция особого назначения
231
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа