close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2199.Русский язык с основами языкознания

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
ФГБОУ ВПО «Тульский государственный педагогический университет
имени Л. Н. Толстого»
Т. Л. Новикова,
С. В. Разживина
РУССКИЙ ЯЗЫК
С ОСНОВАМИ
ЯЗЫКОЗНАНИЯ
УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
В 2 частях
Часть 1
ЯЗЫКОЗНАНИЕ.
ФОНЕТИКА. ЛЕКСИКОЛОГИЯ
Тула
Издательство ТГПУ им. Л. Н. Толстого
2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ББК 81.2Р – 923
Н 73
Рецензенты:
доктор филологических наук, профессор В. Т. Бондаренко
(Тульский государственный педагогический университет им. Л. Н. Толстого);
кандидат филологических наук, доцент Е. П. Красильникова
(Тульский государственный университет)
Н 73
Новикова, Т. Л.
Русский язык с основами языкознания: Учеб. пособие: В 2 ч.
Ч 1: Языкознание. Фонетика. Лексикология / Т. Л. Новикова,
С. В. Разживина; Под ред. С. В. Разживиной. – Тула: Изд-во Тул.
гос. пед. ун-та им. Л. Н. Толстого, 2011. – 128 с.
В учебном пособии освещены основные проблемы языкознания. Пособие даёт целостное представление о языковой системе, законах её функционирования,
уровнях и единицах системы. В развёрнутом виде в нём представлены два раздела современного русского языка: фонетика и лексикология.
Учебное пособие может быть использовано студентами высших учебных заведений, обучающихся по системе бакалавриата, при освоении следующих дисциплин: «Введение в филологию», «Фонетика современного русского языка»,
«Лексикология современного русского языка» (направления: 050100 «Педагогическое образование» (профиль «Русский язык»), 032700 «Филология» (профили
«Отечественная филология», «Зарубежная филология»), 035300 «Искусства и
гуманитарные науки» (профиль «Философия»)); «Основы языкознания»
(направление 050700 «Специальное (дефектологическое) образование»).
ББК 81.2Р–923
Учебное издание
НОВИКОВА ТАТЬЯНА ЛЕОНИДОВНА,
РАЗЖИВИНА СВЕТЛАНА ВЯЧЕСЛАВОВНА
РУССКИЙ ЯЗЫК С ОСНОВАМИ ЯЗЫКОЗНАНИЯ
Учебное пособие
В 2 частях
Часть 1
ЯЗЫКОЗНАНИЕ. ФОНЕТИКА. ЛЕКСИКОЛОГИЯ
Печатается с оригинал-макета, предоставленного авторами.
Подписано в печать 10.10.11. Формат 60×90/16.
Бумага офсетная. Печать трафаретная. Уч.-изд. л. 8,15.
Тираж 100 экз. Заказ 11/010. «С» 1362.
Издательство Тульского государственного педагогического
университета им. Л. Н. Толстого. 300026, Тула, просп. Ленина, 125.
Отпечатано в Издательском центре ТГПУ им. Л. Н. Толстого.
300026, Тула, просп. Ленина, 125.
 Т. Л. Новикова, С. В. Разживина, 2011
 ТГПУ им. Л. Н. Толстого, 2011
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ ..................................................................................................................................5
1. ЯЗЫКОЗНАНИЕ. ЯЗЫК КАК ОБЪЕКТ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКОЗНАНИЯ ..................7
1.1. Виды и функции языка в обществе ..........................................................................7
1.2. Язык и сознание. Язык и мышление ..................................................................... 10
1.3. Язык и речь .......................................................................................................................... 12
1.4. Проблема происхождения языка человека ....................................................... 16
1.5. История появления письма ........................................................................................ 18
1.6. Тенденции изменения и развития языка .......................................................... 22
1.7. Перспективы развития языков в будущем ....................................................... 25
2. КЛАССИФИКАЦИИ ЯЗЫКОВ .............................................................................................. 26
2.1. Генеалогическая классификация языков .......................................................... 26
2.2. Типологическая классификация языков ............................................................ 32
3. ЯЗЫК КАК СТРУКТУРНО-ОРГАНИЗОВАННАЯ СИСТЕМА ................................... 36
3.1. Языковой знак ................................................................................................................... 36
3.2. Уровневая структура языка ....................................................................................... 38
3.3. Фонетический уровень языка .................................................................................. 42
3.3.1. Сегментное членение речи ................................................................................ 42
3.3.2. Звук в акустическом и артикуляционном аспекте............................... 45
3.3.3. Классификация гласных и согласных звуков.......................................... 47
3.3.4. Фонетические и нефонетические чередования звуков..................... 53
3.3.5. Звук в функциональном аспекте .................................................................... 58
3.3.6. Слог.................................................................................................................................. 61
3.4. Суперсегментные единицы ........................................................................................ 67
3.4.1. Ударение....................................................................................................................... 67
3.4.2. Интонация ................................................................................................................... 67
3.4.3. Графика. Основные характеристики и принципы русской
графики ..................................................................................................................................... 68
3.4.5. Орфография. Понятие орфограммы ............................................................. 70
3.4.6. Принципы русской орфографии. Основные правила русской
орфографии ............................................................................................................................ 70
3.5. Лексический уровень языка ...................................................................................... 74
3.5.1. Слово как многоаспектная единица языка .............................................. 74
3.5.2. Типы лексического значения слова.............................................................. 77
3.5.3. Смысловая структура слова. Понятие о компонентном анализе
слова............................................................................................................................................ 81
3.5.4. Лексико-семантическая синтагматика и парадигматика ................ 84
3.5.4.1. Многозначность .............................................................................................. 85
3.5.4.2. Омонимия ............................................................................................................ 88
3.5.4.3. Паронимия .......................................................................................................... 91
3.5.4.4. Синонимия .......................................................................................................... 92
3.5.4.5. Антонимия ....................................................................................................... 100
3.6. Лексика русского языка с точки зрения ее происхождения и сферы
употребления........................................................................................................................... 105
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.7. Фразеология .................................................................................................................... 118
3.7.1. Фразеологизм. Основные признаки фразеологизма ....................... 118
3.7.2. Семантические типы фразеологических единиц............................... 121
3.7.3. Структурные типы фразеологических единиц ................................... 123
3.7.4. Функционально-социальная характеристика фразеологизмов 126
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА ...................................................................................... 127
[ ]
< >
а’


/
//
Условные обозначения:
знак фонетической транскрипции
знак фонематической транскрипции
знак мягкости согласного звука
нарастание звучности
падение звучности
граница такта
граница фразы
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРЕДИСЛОВИЕ
Государственный образовательный стандарт высшего профессионального
образования РФ включает курс русского языка в обязательный минимум специальных дисциплин многих гуманитарных факультетов. Этот курс обязателен и
при подготовке бакалавров. Предлагаемое учебное пособие является в определённой мере универсальным. Оно может быть использовано студентами как
филологического факультета, так и нефилологических факультетов, поскольку
курс «Русский язык с основами языкознания» является одним из профилирующих в системе подготовки студента-гуманитария.
Задача курса состоит в расширении и углублении знаний в области языкознания. Изучение «Русского языка с основами языкознания» предполагает не
только приобретение студентами знаний в области языка, но и выявление взаимосвязи языка и сознания, языка и мышления, языка и общества, языка и человеческой личности.
Основы языка, усвоенные студентами при изучении данного курса, получают конкретные очертания при изучении современного русского языка и
лингво-исторических дисциплин (старославянский язык, историческая грамматика русского языка). Это служит лингвистической базой для изучения языка и
способов обучения языку.
Курс предполагает углубить теоретический и профессиональный уровень
учителя-словесника, который должен быть вооружен необходимой суммой знаний важнейших теоретических проблем современного языкознания. Учитель
должен хорошо знать соотношение научного и школьного курсов русского
языка, представлять себе сущность литературного языка и его норм, социальнофункциональное расслоение языка, обладать сведениями о развитии языков
России, уметь показать учащимся роль русского языка как одного из международных языков.
Теоретический материал, представленный в пособии, детально и глубоко
освещает проблемы современного языкознания, а также два раздела современного
русского языка: «Фонетику» и «Лексикологию» на базе языкознания. Пособие открывается главой, посвящённой основным вопросам языкознания: языку, проблеме его происхождения и развития, перспективам существования языка в будущем.
В предлагаемом пособии авторами предпринята попытка выстроить индивидуальную концепцию в освещении ключевых вопросов языкознания.
Наиболее актуальным для современной теории языка является системный
подход к изучению единиц языка, предопределяемый широким освещением
языковой системы в целом, её ярусов, отношений между единицами языковой
системы, законами их взаимодействия.
Описание языковых уровней основывается на принципе иерархической
упорядоченности. По этой причине описание фонетического уровня открывает
языковую систему. В этой главе авторы попытались систематизировать теоретический материал по единицам фонетического уровня, привлекая элементы
сопоставительной фонетики.
Характеристика звуковой системы русского языка производится в трех
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
аспектах: акустическом, артикуляционном и функциональном. Для выявления
национальных особенностей русской фонетической системы осуществляется
экскурс в фонетические системы других языков мира.
Научное освещение лексического уровня языка опирается на системные отношения между лексическими единицами: синтагматические и парадигматические.
Учебное пособие нацелено на представление современных взглядов, касающихся проблем русского языка и языкознания в целом в начале XXI века.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. ЯЗЫКОЗНАНИЕ.
ЯЗЫК КАК ОБЪЕКТ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКОЗНАНИЯ
1.1. ВИДЫ И ФУНКЦИИ ЯЗЫКА В ОБЩЕСТВЕ
Языкознание, или лингвистика, изучает язык. Значит, объектом наблюдения и предметом изучения языкознания оказывается язык. Язык это самое важное, что сопровождает человека, без чего он не может быть назван человеком.
Язык возникает из потребности людей в общении. Нет языка отдельного человека, язык существует только в обществе. Без общества язык умирает. Из этого
следует, что язык это стихийно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система дискретных (членораздельных) знаков, служащая для целей
коммуникации (общения и сообщения) и способная выразить всю совокупность
знаний и представлений человека о мире.
Зачем нужно изучать язык? Изучать язык необходимо для того, чтобы
понять, как люди общаются между собой, по каким законам происходит это
общение, как люди выражают свои мысли, чувства и волю, как передают
накопленный опыт из поколения в поколение.
Языковая деятельность относится к общественным явлениям, которые
изучаются гуманитарными науками – филологией, логикой, психологией, обществоведением, историей и другими науками. Каждая наука формирует свое
представление о языке как предмете своего наблюдения и изучения. У языкознания как части филологии своё представление о предмете.
В связи с этим существует большое количество определений языка. Многие авторы указывают на социальную природу языка. По их мнению, основное
свойство языка заключается в том, что он является важнейшим средством человеческого общения. Без языка невозможно существование человеческого общества. Таким образом, общество это среда обитания языка, но, с другой стороны,
сам язык становится основным и необходимым условием существования и
функционирования общества.
Язык – необходимое условие существования и развития человеческого
общества. Не будет языка – не будет и общества; не будет общества – не будет
и возможностей для существования и развития языка. Именно этим объясняется тот факт, что, оказавшись вне людей, вне существования человеческого общества, человек перестает говорить, пользоваться языком: просто нет необходимости в этом. Сам язык возник только как естественная потребность одному
человеку что-то объяснить другому, о чем-то сообщить. Значит, язык и общество – тесно взаимодействующие и взаимообусловленные понятия.
Другие учёные обращают внимание на знаковый характер языка: язык это
система знаков, состоящих из двух сторон: звука и мысли. Некоторые учёные, в
частности И. А. Бодуэн де Куртене, Фердинанд де Соссюр, называли язык чисто
психической сущностью. Звук как физическое явление не относится к языку, а есть
нечто постороннее, используемое лишь для удобства. Однако ни одно из предложенных определений не способно охватить все существенные стороны языка.
Немецкий учёный Вильгельм Гумбольдт и вслед за ним А. А. Потебня сосре7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
доточивали своё внимание на языке как на деятельности. В. Гумбольдт писал:
«…язык есть нечто постоянное и вместе с тем в каждый данный момент меняющееся… Язык есть не продукт деятельности, а деятельность…Язык представляет собой постоянно возобновляющуюся работу духа, направленную на то, чтобы сделать артикуляционный звук пригодным для выражения мысли» [12, c. 90].
С пониманием языка как деятельности согласны все учёные. Феномен языка
образуется в результате соединения двух противоположных стихий – звука и
мысли. Звук как нерасчленённый звучащий поток это реакция человека на внешнее или внутреннее раздражение. Мысль, как нерасчленённый мыслительный поток, образуется в голове человека под влиянием воспринимаемой действительности. В таком виде звук и мысль были и до языка, но языку не принадлежали. Их
механическое объединение не образует язык. Для возникновения языка потребовался их синтез и радикальное преобразование в этом синтезе. Звук в языке должен стать членораздельным, артикулируемым и обработанным мыслью.
Мысль, вычлененная из потока с помощью языка, должна иметь соответствие с вычлененным фактом действительности. Такое единство членораздельного звука и дискретной (расчленённой) мысли позволяет выделять «кусочки»
действительности и оперировать ими. Таким образом, язык это одновременно и
общественное, и природное явление. Природа языка, его механизмы так же
сложны и многообразны, как и сам человек. Поэтому сущность языка может
быть раскрыта лишь в процессе речевого онтогенеза человека (онтогенез это
развитие от самого начала до конца – С. В. Разживина).
Согласно последним дискуссиям в теории языкознания человек имеет
врождённую языковую способность, которая заложена в анатомии и функционировании человеческого мозга. Язык предстаёт как средство выражения познавательных функций мозга (например, объединение однородных явлений в
крупные классы) и переработки информации.
Наиболее ёмкое определение этому явлению даёт О. С. Ахманова: «Язык
это самобытная знаковая система, индивидуальная для каждого народа, служащая орудием формирования мышления, средством выражения мысли и передачи культурных ценностей из поколения в поколение» [4, с. 530].
На земле язык представлен в нескольких видах:
1. Язык человека и язык животных. Язык в той или иной степени присущ всему живому, поэтому можно говорить о языке животных, который, однако, в силу особенностей жизни животных, и по объёму, и по характеру, и по
природе значительно отличается от человеческого. Самый примитивный язык,
включающий несколько сигналов, свойствен муравьям, курам, слонам. Язык со
сложной структурой имеют дельфины. Однако язык человека коренным образом отличается от языка животных:
– язык животных имеет врожденный (биологический) характер, то есть
животное рождается, уже зная свой язык; язык человека носит приобретенный
(социальный) характер;
– язык животного статичен, т. е. на протяжении времени он не может изменяться; язык человека динамичен, т. е. в ходе истории развития общества он
меняется.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На основное отличие языка животных от языка человека указывал русский физиолог Иван Петрович Павлов: «Животные соотносятся с окружающим миром только при помощи тех впечатлений, которые они получают от
окружающей среды в виде всевозможных ощущений – зрительных, звуковых,
температурных. Затем, когда появился человек, эти первые сигналы действительности заменились словесными» [14, с. 197]. Таким образом, представления,
впечатления, ощущения от окружающей среды – «…это первая сигнальная система действительности, общая у нас с животными» [14, с. 197]. Вторая сигнальная система связана с абстрактным мышлением, образованием понятий и
слов. Она свойственна только человеку.
2. Языки живые и мёртвые. Живым называется язык, который возник у
какого-либо народа в определенный исторический момент, является средством
общения в настоящее время и в связи с этим изменяется.
Мертвым называется язык, который в определенный исторический момент возник у народа, но по причинам общественно-политического характера
вышел из употребления. Умирали языки на ранних этапах развития человечества. Как правило это было связано с захватнической или колонизаторской деятельностью племён и народов. Примером мертвого языка может служить прусский языки (пруссы жили на территории современной Калининградской области, но в XVIII веке были завоеваны немцами и уничтожены). В определенных
условиях мертвые языки могут употребляться и по сей день. Прежде всего это
относится к латыни и древнегреческому языку – языкам науки, международной
терминологии и католической церкви. Если народ имел письменность, то сведения о языке наука получила в результате длительной расшифровки (например, тохарский язык использовался в Западном Китае до VII века). Если народ
письменности не имел, то язык исчезал бесследно.
3. Языки естественные и искусственные. Естественным называется
язык, который стихийно возник у какого-либо народа.
Искусственным называется язык, специально созданный каким-либо ученым или группой людей для облегчения взаимопонимания между народами. За
всю историю существования человечества искусственных языков было создано
великое множество. Самое широкое распространение получил язык эсперанто.
Его создателем был польский зубной врач Людвиг Заменгоф (1859–1917 гг.).
Этот язык получил широкое распространение в Западной Европе. Его лексика
сформирована на базе западноевропейских языков: английского, французского,
латинского. Фонетика проста и доступна для усвоения. Существует мнение, что
этот язык можно выучить за 16 часов. До сих пор в Западной Европе существуют эсперантистские общества. На этом языке издаются газеты и журналы.
Однако, несмотря на создание великого множества искусственных языков, ни один из них не получил признания у всего человечества. Каждый народ
тяготеет к своему естественному языку.
4. Языки малочисленные и многочисленные. По приблизительным подсчетам ученых, на земле имеется около 2500 языков. Среди них есть языки, обслуживающие очень узкий круг говорящих: племенные языки Африки, языки
индейцев Северной Америки, одноаульные языки Дагестана. Такие языки
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
называют малочисленными. Другие языки представляют народность (например, дунганский язык в Киргизии) или нацию (русский, чешский, болгарский).
В развитом обществе роль языка может возрастать. Он получает распространение в литературе, на радио и телевидении. Такие языки могут обслуживать несколько наций. Например, португальский язык используется в Португалии и Бразилии, французский – во Франции, Бельгии и Швейцарии, немецкий –
в Германии и Австрии, испанский – в Испании и 20-ти республиках Центральной и Южной Америки.
Для общения между лицами разных национальностей или для контакта
народов в многонациональных государствах используются языки межнационального общения. Например, грузинский – для грузин, армян, осетин и абхазцев; узбекский – для узбеков, татар, киргизов, таджиков и каракалпаков.
Некоторые языки в современном обществе функционируют в качестве
международных. Они служат средством общения между государствами и их
правительствами. К международным языкам относятся следующие: русский,
английский, немецкий, французский, испанский, португальский, китайский,
арабский, японский.
1.2. ЯЗЫК И СОЗНАНИЕ. ЯЗЫК И МЫШЛЕНИЕ
Язык человека тесно связан с сознанием человека. Сознание это весь
процесс отображения действительности нервно-мозговой системой человека. Мышление это процесс отображения действительности в формах
понятий, суждений и умозаключений. Таким образом, мышление это часть
сознания. При этом, сознание включает в свой состав отображение действительности в иных формах – эмоциональных, эстетических и волевых.
Несомненно, язык и мышление представляют собой неразделимое
единство: без языка нет мышления, но и без мышления нет языка. Как только у
человека исчезают признаки ясного сознания и твердой памяти, тут же как следствие происходят существенные нарушения в его языковой деятельности – в речи. Как только человек перестает обладать навыками речевой деятельности, в
том числе и таким особым проявлением организации речи, как внутренний монолог, это приводит неизменно к нарушению и в конечном итоге к разрушению
сознания. Следовательно, язык не только выражает мысль, но и формирует её.
Однако ставить знака равенства между такими понятиями, как язык и
мышление, ни в коем случае нельзя. Это две взаимодействующие стихии, но не
идентичные и не взаимозаменимые. Часто приходится сталкиваться с тем, что
мысль зачастую опережает форму своего языкового выражения, кажется много
богаче и обширнее возможностей языка. Именно этим можно объяснить тот
факт, что мы порой сетуем на то, что не всё можно выразить словами. Язык будто бы сковывает нашу мысль, ограничивает её, является не вполне совершенным.
То, что мы выражаем языком, зачастую лишь малая толика из того, что хочется
сказать и что мы способны выразить. И это связано не только с нашим общим
возможным языковым несовершенством, с нехваткой наших знаний языка, но
прежде всего с тем, что язык и мышление взаимодействуют гораздо более слож10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ным, чем просто параллельные связи, образом. Механизм этой связи до конца не
ясен, окончательно не изучен. Но сложность и само существование этой неразрывной связи языка и мышления теперь уже никто не оспаривает. Следовательно, язык и мышление неразрывны и взаимообусловлены, но не идентичны. Законы мышления изучает логика, законы языка изучает языкознание. Основными
единицами, которыми оперирует логика, являются понятия с их признаками,
суждения с их членами и умозаключения с их формами. Основными значимыми
единицами языка являются: морфема, слово, предложение. О том, что единицы
мышления и единицы языка не совпадают друг с другом и не параллельны друг
другу, может свидетельствовать, к примеру, сопоставление логической структуры суждения и грамматической структуры – предложения:
Лизу сперва испугало серьезное и строгое лицо няни
Данное суждение как единица логики состоит из нескольких ситуаций –
пропозиций:
– Лизу испугало лицо;
– Лицо было у няни;
– Лицо было серьёзное и строгое.
Это суждение состоит из следующих компонентов:
– из субъекта (Лизу);
– из приписанного этому субъекту основного характеризующего его признака (испугало);
– из объекта, на который направлен данный характеризующий признак (лицо);
– из указания на принадлежность данного объекта (няни);
– из указания на выделяющие данный объект признаки (серьёзное и строгое);
– из указания на время, которым скреплено это взаимодействие субъекта
и присваиваемого ему говорящим признака (сперва).
Как единица языка это одно предложение; предложение простое, состоящее из одной грамматической основы, двусоставное.
Оно состоит из главных и второстепенных членов предложения:
– подлежащего (лицо);
– сказуемого (испугало);
– прямого дополнения (испугало → кого? →Лизу);
– несогласованного определения (лицо → чьё? →няни);
– однородных согласованных определений (лицо →какое? → серьёзное и
строгое);
– обстоятельства времени (сперва).
Итак, единица логики и единица языка по отношению друг к другу асимметричны, имеют разную структуру и состоят из разных компонентов, которые не
повторяют друг друга и не связаны друг с другом непосредственно и напрямую.
В логике мысль всегда бинарна, двучленна и состоит из субъекта (S) и
предиката (P). Из школьного курса грамматики известно, что в языке есть и односоставные предложения. Ср.:
– Ему взгрустнулось; Можно вынести всё, кроме безделья – данные
предложения являются односоставными безличными // а как единицы логики
это суждения, состоящие из субъекта ему – в 1-ом случае и нулевого, экспли11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цитно невыраженного от индивидуально-единичного я и до всеобщего всем –
во 2-ом случае, а также из характеризующих данные субъекты признаков –
взгрустнулось и, соответственно, можно вынести);
– Тишина – в языке это односоставное назывное (номинативное) предложение // а как единица логики это двучленное суждение, которое состоит из нулевого, т. е. материально невыраженного субъекта, в роли которого в действительности выступает внешняя среда, и приписанного этому субъекту признака
состояния проявления внешней среды с точки зрения её слухового /сенсорного/
восприятия – тишина).
Однако язык всегда опирается на законы логики, на законы мышления.
Без осмысления нет понимания и нет языкового выражения понятого. Не случайно говорят: «Кто ясно мыслит, тот ясно излагает». Можно говорить и об
обратном: кто имеет ясную, хорошо поставленную речь, кто владеет словом,
тот владеет и мыслью; кто способен осмыслить законы действия и организации
языка, тот, в конечном итоге, может осмыслить всё.
Говоря о соотношении языка и мышления, можно выделить функции
языка по отношению к мышлению:
1. Язык участвует в формировании мысли. В свою очередь, мышление
нуждается в постоянной опоре на слово и предложение. Без такой опоры ни
суждение, ни умозаключение не осуществляются.
2. Формируя мысль, язык выражает информацию о ней, т. е. делает возможным «обмен мыслями». Воспринимая выраженную средствами языка информацию о деятельности мысли автора речи, слушатель или читатель получает возможность воссоздать эту деятельность (естественно, с определенными
потерями и наслоениями).
Соответственно, можно говорить и о функциях мышления по отношению
к языку:
1. Мышление обеспечивает функционирование единиц языка как знаков.
Языковой знак представляет собой единство звучания и значения, т. е. материального и идеального. Но идеальное в знаке существует и развивается только
потому, что существует и развивается мысль человека.
2. Мышление – главное орудие развития системы лексических и грамматических значений, причем грамматическое значение это всегда результат абстрагирующей работы мысли, результат обобщения лексических значений и
связей между ними
1.3. ЯЗЫК И РЕЧЬ
Не менее интересна и показательна для познания языка вообще связь языка
и речи. Можно сказать, что это две стороны одной и той же медали, но это все же
разные понятия, которые также смешивать и не разграничивать нельзя. Речь и
язык образуют единый феномен человеческого языка вообще и каждого конкретного языка в частности. Разобраться в соотношении языка и речи с собственно
лингвистической точки зрения сложно. Многие ученые и философы посвятили
свои научные изыскания именно этой проблеме – проблеме связи языка и речи, с
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
одной стороны, а с другой, проблеме разграничения этих понятий. Выдающийся
немецкий философ и лингвист Карл Вильгельм фон Гумбольдт является одним из
таких ученых. Он писал: «Язык как масса всего произведенного речью не одно и
то же, что самая речь в устах народа» [12, с. 57]. Развил и углубил это положение швейцарский ученый Фердинанд де Соссюр, который утверждал, что «изучение языковой деятельности распадается на две части: одна из них, основная,
имеет своим предметом язык, т. е. нечто социальное по существу и независимое
от индивида… другая – второстепенная, имеет предметом индивидуальную
сторону речевой деятельности, т. е. речь, включая говорение» [24, с. 31].
Из этого вытекает, что язык это орудие (средство) общения, а речь есть
производимый этим орудием вид (способ) общения.
Язык это система объективно существующих, социально закрепленных знаков; это система правил употребления и сочетаемости таких знаков по
законам развития и существования данного языка. Речь же по отношению к
языку это последовательность отобранных из языковой системы соответствующих языковых знаков, организованная по «правилам» данного языка и
в соответствии с потребностями выражаемой информации. Речь это конкретное говорение, протекающее во времени и облеченное в звуковую (устную)
или письменную форму своей реализации.
Таким образом, речь есть воплощение, реализация языка. Речь это жизнь
языка. Речь это язык в действии.
Речь конкретна и неповторима (хотя и строится на основе установленных в данном языке законов и правил). Язык абстрактен и в каждом конкретном речевом акте воспроизводим.
Речь развертывается во времени и реализуется в пространстве, поэтому
можно сказать, что речь это «здесь» и «сейчас». Язык же это суммирующая в
общие законы система реализации речи, поэтому язык – это, скорее, то, что «в
общем», «типизировано» и «повсеместно».
Речь актуальна, потому что является актуализацией языка; язык потенциален, потому что существует как потенциальная возможность конкретной речевой реализации.
Речь бесконечна и создаваема в каждом конкретном случае и в каждую конкретную единицу времени каждым конкретным индивидуумом, поэтому невозможно даже вообразить здесь какой-то регламент или какие-то ясно очерченные
границы. Язык конечен. Списком можно представить количество существующих
в каждом конкретном языке основных звуков, морфем, из которых состоят слова
(корень, приставка, суффикс, окончание), частей речи (имя существительное, имя
прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол, наречие, служебные части речи – предлог, союз, частица). Даже предложения как определенные языковые образцы, обобщенные в типизированные формы, характерные для того или
иного языка, поддаются подсчету, и их можно свести к определенным формам,
общепринятым для того или иного языка и известным ему. Всё многообразие речевых выражений, заполненных совершенно различным лексическим материалом,
по-разному оформленных интонационно, высказанных с разной целью и в самых
различных ситуациях, можно свести к единым языковым образцам, обобщив их
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
грамматическое содержание, и представить в виде общепринятых и усвоенных
тем или иным языковым сообществом формул. Ср.:
– Звёздами осыпан чёрный сад;
– Жизнь бедняка скована внешними обстоятельствами;
– Сколько бессмертия смонтировано из чужих жизней;
– Отрава скрыта в речи слишком вкрадчивой.
Разное лексическое наполнение (= вещественное значение) этих предложений можно представить в виде обобщенного грамматического содержания:
«отношение между субъектом и характеризующим его признаком, в котором
обозначено состояние субъекта как результат произведенного над ним действия». В свою очередь, такое единое грамматическое значение данных предложений можно представить через известные символы, т. е. формально:
именит. падеж существительного + кр. форма причастия //
N1 – Part1кратк.
Или:
– Ни единого нарушения.
– На небе ни звёздочки.
– Ни малейшей надежды.
– Ни дня без строчки.
– От них ни вреда, ни пользы.
Грамматическое значение данных предложений сводится к следующему
содержанию: «отсутствие бытия потенциально неединичного субъекта».
Данное грамматическое значение, независимо от конкретного лексического
наполнения и конкретных речевых условий его реализации, всегда будет представлено формой:
отрицательная частица ни + форма родит. падежа существит. //
Ни N2
Таким образом, конкретные речевые реализации суммируются, обобщаются, типизируются и представляются в языковой системе как определённые
грамматические сущности, свойственные тому или иному языку в тот или иной
момент его развития и существования. Именно поэтому можно сказать, что
речь это спонтанность и стихия, а язык это упорядоченность, закономерность и
система. Язык это потенциальные возможности для речевых реализаций, а речь
это само воплощение этих возможностей в реальной жизни языка.
Без языка не может быть речи, так как речь, не оформленная по законам
данного языка как действующей системы, будет не пригодна для общения. Она
будет каждый раз настолько индивидуальной и произвольной, что другому будет непонятна. Но и без развития речи, без самого факта её бытия язык как система, как свод определённых правил употребления невозможен. Его законы
должны быть выводимы из конкретного многообразия его использования в
жизни. По этому поводу Ф. де Соссюр писал: «Оба эти предмета (язык и речь)
тесно между собой связаны и друг друга взаимно предполагают: язык необходим, чтобы речь была понятна и производила всё своё действие, речь в свою
очередь необходима для того, чтобы установился язык».
Речь всегда первична, язык вторичен. «<…> Исторически факт речи все14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гда предшествует языку», – отмечал Ф. де Соссюр [24, с. 45].
Речь материальна, она предназначена и возможна для сенсорного восприятия, т. е. для восприятия через соответствующие органы чувств. Язык абстрактен, потому что он предназначен для обобщения и типизации основных единиц,
способов, свойств и средств человеческого общения. Именно поэтому у языка и
речи совершенно разными являются их образующие единицы. Так, единицей
речи является звук, а единицей языка на фонетическом уровне – фонема (ср.:
разные реализации одной и той же фонемы <с> в приставке в составе, например, таких слов: сносить – звук [с] / сбросить – звук [з] / счистить – звук [щ] /
сжечь – звук [ж] «долгий» / сшить – звук [ш] «долгий»). Единицей языка на
лексическом уровне является слово, а единицей речи – его конкретная реализация – словоформа, потому что слово функционирует в конкретной речевой ситуации в какой-то одной из своих потенциально возможных в данном языке
форм (ср.: в предложении Ложь это не ново имя прилагательное, выступившее
здесь в роли сказуемого, представлено своей краткой формой в ср. роде ед.
числа известного данному языку и зафиксированного в словаре слова новый).
Единицей языка на синтаксическом уровне является предложение, а единицей
речи – высказывание, у которого нет ни членов предложения, ни грамматической формы, ни грамматического значения, есть лишь его индивидуальное значение, его смысл и конкретная цель, с которой оно употреблено в речи. Возьмем предложение В детстве Григорий часто болел. В речи это предложение
может реализовать разные возможности, присущие заключенной в нем информации, поскольку может быть произнесено с разной целью:
– для выделения субъекта (В детстве Григорий часто болел), которому
приписан заданный признак – содержание такого высказывания будет соответствовать информации: именно Григорий, а не кто-то другой, известный собеседнику, в детстве часто болел;
– для выделения периода времени (В детстве Григорий часто болел) –
содержание этого высказывания будет соответствовать совершенно другой информации: не в юности, и не в зрелости и даже не в старости, а именно в детстве Григорий часто болел;
– для выделения интенсивности протекания характеризующего субъект
речи признака (В детстве Григорий часто болел) – в этом случае содержание
информации будет связано с тем, что собеседнику известен субъект, известен и
характеризующий его признак и даже период времени, соотносящий субъект с
признаком, но неизвестна частота, интенсивность его проявления.
Таким образом, высказывания, имеющие совершенно одинаковую структуру (строение), могут в речи реализовывать совершенно разное содержание,
наполняться разным смыслом. Высказывания же, подобные таким, как «Счастливо вам оставаться»; «Спасибо на добром слове»; «Полно вам!», вообще не
имеют грамматической структуры и являются единицами речевого общения –
коммуникатами; это высказывания, у которых нет языкового аналога, нет членов предложения и т. п.
Иногда предложение и высказывание существенно расходятся, становятся асимметричными. Так, в односоставном безличном предложении Кажется,
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
холодно совершенно не заключено содержание Закройте форточку!, но в конкретном речевом акте именно это содержание как рекомендация к осуществлению определенных действий, вытекающих из заданного содержания предложения, может актуализироваться и быть единственно востребованным.
В непосредственном наблюдении нам дан речевой факт и та или иная его
единица. Для психолога или физиолога этот объект наблюдения будет конечным
пунктом. Но с лингвистической точки зрения, чтобы осмыслить этот факт или
какую-либо его отдельную единицу, необходимо, «так сказать, «остановить»
данный в непосредственном наблюдении процесс речи, понять «остановленное»
как проявление языка в его структуре, определить все единицы этой структуры
в их системных отношениях и тем самым получить вторичный и конечный объект лингвистики – язык в целом…» [18, с. 43]. Таким образом, наиболее существенными характеристиками языка и речи являются следующие:
1. Речь – явление индивидуальное. Язык – явление общее. Язык всегда
видоизменяется в единичных речевых проявлениях, но в границах, которые
установлены самим языком.
2. Речь – явление психическое, а язык – социальное. Каждый речевой акт
подвержен всех психических факторов – ощущений, восприятий, эмоций. Но в
языке получает отражение лишь то, что имеет социальную значимость.
3. Речь подвижна, динамична. Язык стремится к обобщённости, стабильности. Язык представляет собой уравновешенную систему внутренних отношений, а всякое равновесие стремится к стабильности, противодействуя попыткам
нарушить это равновесие, исходящее из речи.
4. Речи свойственна материальность. Свои функции она может выполнить
только в виде единиц, обладающих реальными материальными качествами.
Язык стремится предстать в виде абстрактной системы.
1.4. ПРОБЛЕМА ПРОИСХОЖДЕНИЯ ЯЗЫКА ЧЕЛОВЕКА
Происхождение человеческой речи это сложный вопрос, который изучается не только языкознанием, но и биологией, философией, археологией и этнографией. Происхождение языка человека вообще и отдельных языков в частности это два совершенно разных вопроса в языкознании. Тем не менее второй вопрос решается самым конкретным образом. Путём погружения в историю народов учёные сравнивали языки и делали выводы о происхождении каждого.
Происхождение человеческого языка вообще это составная часть проблемы происхождения человека и человеческого общества. На этот счёт существует великое множество теорий, версий, но каждая из них имеет свои недостатки,
противоречия, поэтому однозначного ответа на данный вопрос до сих пор не
существует.
Ещё в библейских легендах можно обнаружить два противоречивых решения
этого вопроса. В одной из глав Библии сказано, что Бог творил словесным заклинанием и что сам человек был сотворён силой слова. В другой главе рассказывается о
том, что Бог творил «молчком», а потом привёл к Адаму всех тварей, чтобы тот дал
всем имена. Таким образом в Библии обозначились две точки зрения:
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Язык не от человека (от Бога);
2. Язык от человека (от Адама).
Эти точки зрения свидетельствуют о том, что Библия не даёт однозначного ответа на поставленный вопрос.
Но с древнейших времён сложилось и много научных теорий происхождения языка.
1. Теория звукоподражаний. Её суть заключается в том, что безъязычный человек слышал звуки природы (журчание ручья, пение птиц, шелест листьев) и старался подражать им своим речевым аппаратом.
Однако, несмотря на то, что в любом языке есть звукоподражательные
слова («гав-гав», «ку-ку», «кап-кап»), таких слов очень немного. Поэтому становится непонятным образование слов, которые обозначают незвучащие предметы и явления. Согласно этой теории звук образовался чисто механическим
путём и никак не связан с мыслительной деятельностью человека.
2. Теория междометий. В древние времена эта теория была противопоставлена первой. Она утверждала, что первобытные люди со временем превратили инстинктивные животные выкрики в естественные звуки. Так произошли
междометия, которые сопровождали эмоции и чувства человека. От них образовались остальные слова. Недостатком этой теории является то, что в любом
языке класс междометий – самый маленький. Язык не может возникнуть ради
эмоций и желаний. Он возникает ради общения. В некотором роде эмоциями и
желаниями обладают и животные, однако языка они не имеют.
3. Теория трудовых выкриков. Эта теория была развита в конце 70-х годов XIX века немецким философом Людвигом Нуаре. Он считал, что мышление человека и его деятельность были неразрывны. Прежде чем люди научились изготавливать орудия труда, они в течение долгого времени наблюдали за
действиями различных предметов. При совместной работе выкрики и возгласы
облегчали трудовую деятельность человека. Эти выкрики вначале были непроизвольными, а затем превратились в символы трудовых процессов.
В этой теории преувеличивается роль языка в формировании первобытного мышления. Русский учёный Г. В. Плеханов говорил, что «развитие трудовых отношений совершается по своим собственным внутренним законам,
действие которых ускоряет или замедляет развитие производительных сил».
4. Теория Фридриха Энгельса. Эта теория нашла отражение в его работе
«Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека». Согласно этой теории основная функция языка – коммуникативная. Она обусловлена тем, что
язык возникает в обществе в процессе производственной деятельности. «Совместная деятельность приводит к тому, что люди начинают совместно
овладевать предметами природы и созданными орудиями труда, которые в
дальнейшем получают наименование» [28, с. 486]. Используя, например, палку
или камень, первобытные люди научились употреблять их постоянно, отличая
от других предметов. «Осознанный инстинкт постепенно превратился в человеческое сознание, а предметы этого сознания, рождённого в труде, получают
звуковые указания» [28, с. 489]. На их основе возникают древние корни.
Основным недостатком этой теории является недоказуемость происхож17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дения человека от высокоразвитой породы обезьян.
5. Теория Вильгельма Гумбольдта. В. Гумбольдт считал, что человек по
своей природе изначально имеет предрасположенность к появлению языка.
Определённый уклад органов речи природа приспособила для образования человеческой речи. В. Гумбольдт утверждал, что язык возник вместе с человеком.
Способность к языку заложена у человека на генетическом уровне, поскольку
не будь языка, не было бы и самого человека. По его мнению, «язык есть деятельность индивида, тесно связанная с национальным самосознанием. Язык
народа есть его дух. И дух народа есть его язык» [12, с. 95].
Однако все перечисленные научные теории остаются лишь гипотезами, так
как ни одна из них не может быть подтверждена фактами в силу отдалённости
события по времени. Их нельзя ни наблюдать, ни воспроизвести в эксперименте.
1.5. ИСТОРИЯ ПОЯВЛЕНИЯ ПИСЬМА
Возникновение и существование письма как особого средства общения
имело и имеет огромное значение для человека: письмо помогло людям преодолеть пространство и время, сохранить человеческий опыт. Письмо появилось из потребности в общении в тех случаях, когда пользование звуковой речью было невозможно или затруднительно. Первоначальными средствами
удержания информации в памяти были предметы природы. Сюда относятся
охотничьи предупредительные знаки и символика самих предметов, умение читать по следам. Так, например, широко известно, что символом мира являлась
трубка, которую поочерёдно курили представители враждующих племён. Символом дружбы и гостеприимства у славянских народов было и сохраняется до
сегодняшнего дня поднесение гостю хлеба и соли.
В истории известен такой случай: скифы (в древности кочевые племена,
жившие к северу от Ирана, Кавказа и Чёрного моря) отправили персам (племенам,
занимавшие западную часть Иранской возвышенности) лягушку, мышь, птицу и
пять стрел. Это «предметное» послание читалось так: «Если вы, персы, не умеете
летать в небесах, как птицы, скакать по болотам, как лягушка, и прятаться под
землёй, как мышь, вы все погибнете, осыпанные нашими стрелами» [18, с. 348].
Предметное письмо
Способность предметов символизировать понятия была использована
древнейшими племенами разнообразно. Это наглядно представлено в таких видах индейского письма, как вампум и кипу. Вампум это раковинные бусы ирокезских племён (индейцев Северной Америки). Они были не только украшением, но и предметными «записями». Расположение раковин в определённой последовательности содержало какую-либо информацию. Особенно важна была
символика цвета: белый цвет означал мир, здоровье, благополучие; чёрные бусы извещали о смерти вождя, красные – о войне.
Кипу – узелковое письмо инков (племён территории Перу до испанского завоевания). Каждый кипу состоял из основного шнура, к которому прикреплялись узлы и сплетения в виде бахромы. Узлы и сплетения разного цвета
и расположения имели условное значение как заметка на память об админи18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стративных и хозяйственных распоряжениях.
Однако такими способами можно было передать лишь простые, элементарные сообщения, поэтому развитие письма пошло другим путём, дававшим большие возможности для передачи сообщений разного типа. Более удобным оказалось использование различных знаков, которые наносились на тот или иной материал. Такое письмо называется начертательным. Используемый материал мог
быть разным. Древние персы употребляли каменные и глиняные таблички; греки,
римляне – восковые дощечки; египтяне – папирус; славяне – берёсту; другие
народы – пергамент. Бумага появилась у китайцев около 2 тысяч лет назад. В Европу она попала в VIII веке н. э., но получила широкое распространение не сразу.
От характера материала, на котором писали, зависел характер орудия
письма. На каменных плитках надписи вырубали, на восковых дощечках выскребали специальной палочкой, называемой стило, на шёлке, пергаменте, бумаге писали кисточкой или пером.
Пиктография
Предметная символика была предысторией письма. Первым историческим типом письма была пиктография (греко-лат. «картинное письмо»). Это
особый вид письма, который рисунками передаёт содержание сообщения. Языковые формы при этом не раскрываются, т. е. мы не знаем, ни как звучали слова, ни какими лексическими и грамматическими особенностями они обладали.
Здесь передаётся содержание целой фразы.
Примером пиктографического письма может служить прошение семи индейских племён, поданное в январе 1849 г. президенту США. Все племена
представлены племенными названиями: журавль, три куницы, медведь, морской человек и морской кот. Впереди – предводитель журавлиного племени.
Небольшая чёрточка от глаз главы делегации вперёд обращена к президенту, а
линия, идущая от глаз назад к озёрам, указывает на предмет просьбы. Племена
просят разрешить им переселиться с верхнего озера (оно изображено в виде
длинной голубой линии) на нижние озёра, которые изображены внизу. Чтобы
показать, что между племенами в этом вопросе полное единодушие и все они
смотрят на это так же, как глава делегации, глаза и сердца всех шести фигур соединены с глазами и сердцем журавля.
Пиктографическое письмо сохраняет наглядность, зрительный образ. Однако
пиктограмма отличается от рисунка тем, что она условна и имеет постоянное значение. Пиктография сейчас не используется как основной тип письма. Однако пиктограммы широко используются на витринах, в рекламе, в системе дорожных знаков. К пиктограмме можно отнести нагрудные значки, эмблемы на документах.
Идеография
Утрачивая зрительный образ и превращаясь в немотивированный знак,
пиктограмма становится идеограммой (греч. «писать идею»), а пиктография –
идеографией. Она возникает тогда, когда появляются первые государства, нуждающиеся в письме для управления и учёта государственного хозяйства. Идеографическое письмо основано не на звучании, а на значении, поэтому оно мо19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жет быть одинаково истолковано говорящими на разных языках и диалектах. В
идеографии передаваемое сообщение делится на части. Здесь уже передаётся
значение отдельных слов, число знаков возрастает, форма знака меняется, часто
усложняется. Так, например, в Китае слово со значением «человек» пекинец
произносит «жень», кантонец – «янь», а шанхаец – «нинг». На письме все они
передадут слово одним и тем же знаком, так как письмо передаёт не звучание, а
понятие. Примерами идеографии считаются египетское и китайское письмо.
Китайское письмо возникло в третьем тысячелетии до нашей эры. Знаки его
называются иероглифами (греч. «священное писание»), а письмо иероглифическим. Иероглифы развились из старых пиктограмм. Одним из простейших путей
появления новых знаков было повторение их (например, два значка «дерево»
означают «лес», три значка «дерево» означают «чащу»). Часто новые иероглифы
создавались путём сочетания нескольких прежних. Сочетание иероглифа «человек» с иероглифом «дерево» означало «отдыхать», «вода» + «глаз» = «плакать»,
«слёзы».
Однако идеография имела ряд существенных недостатков:
– трудно было передавать слова с абстрактным значением;
– было очень много знаков;
– трудно передавать грамматические формы.
Но в Китае идеографическое письмо сохранилось до сих пор. Объясняется это рядом причин. Во-первых, изолирующий тип китайского языка не требовал особых знаков для передачи морфем с грамматическими значениями. Вовторых, иероглифическое письмо давало возможность понимать написанное
независимо от диалектных различий в звучании слова.
Фонетическое письмо
В других системах идеографического письма постепенно наметился переход к слоговому и звуковому (фонетическому) письму. В отличие от пиктографии и идеографии, которые были ориентированы на значение, а не на звучание, фонетическое письмо основано на звучании. Фонетическое письмо делится
на слоговое, когда знак равен слогу, и звуковое, когда знак равен звуку.
Слоговое письмо
Древнейшие типы слогового письма формировались во 2–1 тысячелетии
до н. э. Число знаков в слоговом письме обычно колеблется от 35–40 (древнеиндийское письмо) до 200–250 (эфиопское письмо). Слоговое письмо позволяет
передавать грамматические формы слов. Для передачи слова используется
столько знаков, сколько в нём слогов. Формы знаков слогового письма часто зависели от материала, на котором писали.
Звуковое письмо
Звуковое (буквенное) письмо формировалось в конце 2 – начале 1 тысячелетия до н. э. Различают два типа буквенного письма: консонантно-звуковое,
при котором обозначение получают лишь согласные звуки, и вокализованозвуковое, обозначающее и согласные, и гласные звуки. Наибольшее значение в
истории письма имело консонантное письмо финикийцев (XII–X вв. до н. э.).
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оно имело 32 знака, у каждого из которых было своё название, определённое
место в системе букв. Это был первый в мире алфавит. На основе финикийского письма возникло арамейское письмо, от которого непосредственно (или через посредство других алфавитов) ведут своё происхождение почти все звуковые и некоторые слоговые системы письма Азии: еврейское, монгольское, бурятское, персидское, арабское и другие. В связи с распространением Ислама в
VII–VIII вв. серьёзное развитие получило арабское письмо. В арабском алфавите 28 букв, но каждая имеет четыре варианта написания: изолированное, конечное, серединное и начальное.
Вокализованно-звуковое письмо возникает у греков в начале первого тысячелетия до н. э. Греки использовали финикийский алфавит, но значительно
видоизменили его. Они выделили знаки для гласных звуков, изменили состав
знаков для согласных звуков в соответствии с особенностями греческого языка.
Греки изменили начертания финикийских букв и направление письма: стали
писать слева направо (финикийцы писали справа налево).
В греческом письме различают несколько типов начертания: древнейшее
греческое письмо, западногреческое и восточногреческое. В 403 г. до н. э в
Афинах вместо восточногреческого письма вводится классический греческий
алфавит. Постепенно он распространился по всей Греции и её колониям. Появление новых материалов (папируса, пергамента) изменило характер письма.
Появилось более округлое письмо, из которого впоследствии развился устав –
письмо, используемое в торжественных, официальных случаях. Позднее в административно-канцелярской, торговой и бытовой переписке развился другой
тип письма – скоропись. В скорописи буквы были меньших размеров, ещё более округлой формы. Написание некоторых букв было упрощено.
На основе западногреческого письма возник латинский алфавит (латиница). На основе восточногреческого письма – славянский алфавит (кириллица). Латинский язык как язык западнохристианского учения получил в Западной Европе широкое распространение, а также оказал огромное влияние на
формирование письма народов Западной Европы. Сейчас насчитывается более
70 алфавитов на латинской основе. Из них – более 30 европейских, 20 азиатских, около 20 африканских. Поскольку звуков в других языках было намного
больше, чем латинских букв, то появилась необходимость в усовершенствовании латинского алфавита. Были введены диакритики (специальные надстрочные или подстрочные значки, обозначающие варианты произношения звука, а
также долготу гласного или ударение) и лигатуры, (буквы, составленные из
двух или более букв: th, sh, ch).
Особенно много диакритизированных букв в чешском и португальском
алфавитах.
Славянский алфавит (кириллица) возник в конце IX – начале X века. Его
создание было вызвано религиозно-политической и просветительской деятельностью солунских братьев Кирилла и Мефодия. Кириллица это творческая переработка византийского алфавита (греческого уставного письма). Она получила распространение у южных и восточных славян.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.6. ТЕНДЕНЦИИ ИЗМЕНЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА
Язык, как и любое явление действительности, не стоит на месте, а изменяется, развивается. Изменение – постоянно присущее языку свойство. Русский
лингвист Д. Н. Ушаков (1873–1942 гг.) в своё время заметил: «…в этом изменении и состоит жизнь языка» [27, с. 5]. Язык изменяется и развивается по
своей внутренней логике, которая остаётся неизвестной говорящим. Например,
говорящие сознательно не участвовали в создании грамматических категорий.
Всё это создавалось помимо их воли, отвечая потребностям общения, познания
действительности, развития языка и мышления.
Каждое явление имеет свою форму изменения. Имеет такую форму изменения и язык. Его форма изменения такова, что она не нарушает процесса общения,
а потому для говорящего в момент общения язык представляется неизменным. Но
в то же время очевидно, что именно в процессе общения и могут происходить изменения. Нефункционирующий язык мёртв. Он не изменяется и не развивается.
В развитии языка можно выделить внутренние и внешние факторы. К
внутренним факторам относят преемственность и инновацию.
Эволюция языковых явлений отличается преемственностью. Чтобы замещать какой-либо элемент (а в изменяющейся системе само изменение сводится к замещению одного элемента другим), надо быть в известной степени
таким же. Но каждая единица имеет свою особую природу, поэтому она не может быть равна единице замещающей. Эти две особенности – тождество и отличие в пределах тождества – оказываются необходимыми для развития системы. Такие параллельные единицы могут существовать исторически долгое время (например, в виде вариантов, синонимов). Таким образом, изменение – один
из внутренних факторов развития языка.
Изменению противопоставляют инновацию. Если изменение предполагает
преемственность и расхождение, то инновация их не предполагает. Инновация
имеет индивидуальную природу (например, авторские неологизмы, индивидуальная образность, крылатые выражения, необычная сочетаемость слов). Инновация может стать фактом языка, если отвечает потребностям говорящего коллектива и тенденциям развития языка
Однако наряду с внутренними факторами развития языка, обусловленными
прежде всего самой творческой природой языкового общения, существуют внешние факторы изменения языка, связанные с развитием собственно общества.
Ранние формы современного человека сложились в благоприятных климатических условиях Земли – в Средиземноморье (Передняя Азия, Юго-восточная
Европа, Северная Африка). Незаселённые пространства Евразии и низкая производительность труда заставляли первобытных людей расселяться по материку.
Переход в другой климат, новые условия труда, новая пища, новые условия жизни соответственно отражались в языках. Таким образом, языковая история человечества началась с многообразия племенных диалектов. С течением времени
они объединялись и делились.
В развитии языков отмечают следующие тенденции:
– Язык в целом и языки конкретные развиваются исторически, В их раз22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
витии нет периодов рождения, созревания, расцвета и упадка.
– Развитие и изменение языка происходит путём продолжения существования раннего языка и его видоизменений (темпы изменений в различные эпохи
неодинаковы).
– Разные стороны языка развиваются неравномерно. Ярусы языка имеют
разнородные единицы, судьба которых связана с самыми различными факторами.
В процессе исторического развития языков можно выделить два основных направления – дифференциацию (деление языка) и интеграцию (объединение языков). Дифференциация и интеграция это два противоположных процесса. Это социальные процессы, так как они объясняются чаще экономическими и политическими причинами.
Языковая дифференциация это территориальное деление языка, в результате которого возникают родственные языки и диалекты. Дифференциация
всегда увеличивает количество языков. Этот процесс преобладал при первобытнообщинном строе. Поиск пищи и защита от природных сил вызывали миграцию племён и расселение их вдоль лесов, рек и озёр. Разобщение племён в
пространстве приводило к различиям в языке. Однако языки, восходящие к общему источнику, сохраняют общие корни, общие суффиксы и приставки, общие фонетические закономерности. Наличие в прошлом общего языка является доказательством общего происхождения народов. Несмотря на территориальные различия языков, племена сохраняли общий язык на собраниях советов племён, в дни общих празднеств.
Важным компонентом языковой истории человечества является возникновение и распространение индоевропейских языков. К IV–III вв. до н. э. в районе Средиземноморья выделилось три зоны индоевропейских языков: южная (язык Древней Италии и языки Малой Азии), центральная (романские языки, германские, албанский, греческий и индоиранский языки) и северная (славянские языки).
Северную зону представляли славянские племена. На тот исторический
момент они говорили на общеславянском (праславянском) языке. Общеславянский язык существовал со второй половины первого тысячелетия до н. э. до
VII века н. э. На нём говорили предки современных чехов, словаков, поляков,
болгар, югославов, русских, украинцев и белорусов. Непрерывное общение между народами поддерживало общие черты в языке, но в VI–VII вв. славянские
племена расселились на огромных пространствах: от озера Ильмень на севере до
Греции на юге, от Оки на востоке до Эльбы на западе. Это расселение славян
привело к образованию трёх групп славянских языков: восточной, западной и
южной. К восточным славянам относились предки современных русских, украинцев и белорусов. К западным славянам - предки современных чехов, словаков
и поляков. К южным славянам – предки современных болгар и югославов.
С IX–X вв. начинается третий – основной – этап в истории языков – образование языков народностей. Языки народностей формировались в рабовладельческий период, когда объединение людей происходило не по родственным
связям, а по проживанию на одной территории. В 882 г. новгородский князь
Олег овладел Киевом и сделал его столицей Киевской Руси. Киевская Русь
способствовала превращению восточнославянских племён в единый народ –
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
древнерусскую народность со своим языком. Таким образом, на базе объединения восточнославянских племён возникла древнерусская народность.
Однако древнерусский язык имел диалектные различия, унаследованные
от общеславянской эпохи. С падением Киева и развитием феодальных отношений диалектные различия увеличиваются и формируется три самостоятельных
народности: украинская, белорусская и великорусская – со своими языками.
При капитализме, когда происходит экономическое сплочение территорий и возникает внутренний рынок, народность превращается в нацию. Языки
народностей становятся национальными языками. Между структурой языка
народности и языка нации принципиальных различий нет. Национальные языки
имеют более богатый словарный состав и более совершенный грамматический
строй. В национальный период экономическое сплочение территорий ведёт к
повсеместному распространению общего языка и стиранию диалектных различий. Основной чертой национального языка является то, что он предполагает письменно-литературную форму, сближенную с народно-разговорной
речью. Язык народности тоже имел письменную форму, но в основном для административных целей. Для национального языка необходимо не просто наличие письменной формы, а её широкое распространение.
Языковая интеграция сводится к социальному взаимодействию между
различными государствами, которое расширяет и углубляет языковые контакты. К языковым контактам (интеграции) относят:
– Скрещивание языков, при котором один из них оказывается победителем, другой – побеждённым.
Скрещивание происходило на ранних этапах развития человечества, когда одни народы завоёвывали другие. Причём совершенно не важен характер
языка или преимущество его изобразительно-выразительных средств. Поскольку контактируют на самом деле не языки, а люди, то побеждает язык того народа, который преобладает в политическом и культурном отношении.
По роли, которую языки играют в таких контактах, принято различать:
субстрат – следы языка коренного населения, который разрушился в результате контакта с языком пришельцев, но оставил в его системе некоторые свои
элементы. Таким образом, один из контактирующих языков исчезает полностью, другой развивается, впитав в себя элементы языка исчезнувшего.
Суперстрат это следы языка пришельцев, который воздействовал на язык
местного населения, но не разрушил его системы, а лишь обогатил её. Так,
например, на территории современной Франции, проживало коренное население
– галлы. При завоевании галлов римлянами произошло скрещивание галльского
языка с латинским. Результатом этого скрещивания стал современный французский язык. Следы галльского языка во французском принято считать субстратом,
следы латинского языка во французском – суперстратом. Таким же способом латынь была насаждена в бывших римских провинциях – Иберии и Дакии.
Случаи скрещивания языков следует отличать от заимствований из других языков. При заимствовании грамматический строй языка и основной фонд
лексики не меняются. При скрещивании языков прежде всего происходит изменение фонетики и грамматики языка.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– На пограничных территориях государств можно наблюдать адстрат.
Это разновидность языковых контактов, при которых элементы двух соседствующих языков проникают друг в друга.
Явление адстрата возникает при длительном двуязычии в пограничных районах. Например, элементы польского языка в белорусском на белорусско-польской
границе (и наоборот); элементы турецкого адстрата в балканских языках.
Адстрат это нейтральный тип языкового взаимодействия. Языки не растворяются друг в друге, а образуют между собой прослойку.
– В процессе языковых контактов могут образовываться языковые союзы.
Это объединение как родственных, так и неродственных языков, сложившееся
не по причине родства, а по причине территориальной обособленности народов
и, как следствие, исторической, экономической и культурной общности.
Языковой союз это группа языков со сходством прежде всего в грамматическом строе (морфологии и синтаксисе), с общим фондом «культурных»
слов, но не связанных системой звуковых соответствий, и сходством в элементарной лексике. В современном мире наибольшую известность получил
балканский языковой союз. В него входят родственные языки: болгарский, македонский – и неродственные: албанский, румынский и новогреческий. В этих
языках отмечаются общие грамматические черты, не связанные с их родством.
1.7. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКОВ В БУДУЩЕМ
Вопрос о развитии языков в будущем имеет несколько решений. Согласно
одной точке зрения, будущее – за языковыми союзами. По мнению учёных, развитие языков будет идти по пути их интеграции и постепенного слияния языкового
союза в один язык. Предполагается, что это произойдёт за счёт увеличения интернационального фонда лексики, развития общих морфологических моделей и синтаксических конструкций. Данные прогнозы опираются на реально существующие процессы, происходящие в рамках современных языковых союзов.
Согласно другой точке зрения, будущее языков связывается с укреплением и развитием национальных языков, расширением сферы их использования.
Например, в начале XX-го века киргизский язык был бесписьменным и употреблялся в основном в хозяйственной деятельности. Однако, получив письменность, он существенно расширил границы своего использования и начал
применяться в сфере обучения, в СМИ, в научной и общественно-политической
жизни. Этот факт говорит о том, что будущее бесписьменных и младописьменных языков связано с их развитием, а не слиянием.
Третья точка зрения связана с развитием зональных языков. Зональный
язык это один из языков какой-либо ограниченной территории, служащий языком межнационального общения. Например, грузинский язык уже сегодня стал
зональным для таких кавказских народностей, как грузины, мегрелы, абхазцы.
Для всех, кроме грузин, он является вторым языком. Таким образом, для тех
наций, язык которых не является средством межнационального общения, будущее заключается в развитии и укреплении своего родного языка и одновременном овладении вторым языком межнационального общения.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. КЛАССИФИКАЦИИ ЯЗЫКОВ
Современное языкознание занимается не только изучением и описанием
языков мира, но и их классификацией, т. е. определением места каждого языка
среди языков мира.
Классификация языков это распределение языков мира по группам на
основе определенных признаков в соответствии с принципами, лежащими
в основе исследования.
Существуют различные классификации языков, среди которых выделяются две основные:
– генеалогическая;
– типологическая (морфологическая).
Генеалогическая классификация базируется на понятии языкового родства. Она тесно связана с исторической судьбой языков и народов. Ее цель –
определить место того или иного языка в кругу родственных языков, установить
его генетические связи. Она охватывает фонетические и лексические сопоставления между языками. Основными классификационными категориями являются
семья, группа и подгруппа (по другой терминологии – семья, ветвь и группа).
Типологическая классификация базируется на понятии формального
сходства или различия языков. Она основывается на особенностях структуры
языков и опирается на грамматику. Ее цель – сгруппировать языки в крупные
классы на основе сходства их грамматической структуры, определить место того или иного языка с учетом его формальной организации.
2.1. ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
Поводом для научного сравнения языков мира явилось открытие литературного языка Древней Индии – санскрита. Ещё в XVI веке итальянский путешественник Филиппо Сассети заметил сходство индийских слов с итальянскими и латинскими, однако научных выводов сделано не было. Во второй половине XVII в. итальянский ученый Вильям Джонз, изучая санскритские рукописи, выявил сходство в корнях слов санскрита, латинского и древнегреческого
языков и пришел к следующим выводам:
– сходство в корнях данных языков не случайно. Это показатель родства
языков, восходящих в древности к общему источнику;
– такое же сходство наблюдается у германских и иранских языков.
Дальнейшее развитие науки подтвердило правильность высказывания
В. Джонза. В начале XIX века независимо друг от друга ученые разных стран
занялись выяснением родственных отношений языков в пределах той или иной
семьи и достигли замечательных результатов. Эти ученые стали основателями
сравнительно-исторического метода. Сравнение языков проводилось путем
погружения в их историю методом реконструкции языков через памятники (образцы) письменности.
Основные принципы сравнительно-исторического метода:
– Родственная общность языков вытекает из одного языка-основы. Его
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
называют праязыком, или языком-источником. В свое время он распался на отдельные языки благодаря дроблению человеческого общества. Образовавшиеся
языки сохранили между собой родство.
– Язык-основа это реально существовавший язык, который полностью
восстановить нельзя, но можно восстановить основные данные его фонетики,
лексики и грамматики.
– Основную роль при сравнении языков играют звуковые соответствия:
это означает, что в определенной позиции в слове элементу А в одном языке
соответствует элемент В в другом языке.
русский
латинский
брат
–
frater
беру
–
ferunt
русский
болгарский
голова
–
глава
город
–
град
Немецкий лингвист Франц Бопп (1791–1867 гг.) исследовал сравнительным методом спряжение основных глаголов в санскрите, греческом, латинском
и готском, сопоставляя как корни, так и флексии. На большом обследованном
материале Бопп доказал тезис В. Джонза и в 1833 году написал первую «Сравнительную грамматику индогерманских (индоевропейских) языков». А датский
ученый Расмус-Кристиан Раск (1781–1832 гг.) всячески подчеркивал, что
«…грамматические соответствия гораздо важнее лексических, потому что
заимствования словоизменения, и в частности флексий, никогда не бывает»
[17, с. 37]. Р. Раск сопоставил исландский язык с гренландским, баскским, кельтскими языками и отказал им в родстве (относительно кельтских Раск позднее
переменил мнение). Затем Раск сопоставлял исландский язык с норвежским,
потом с другими скандинавскими языками (шведским, датским), далее с другими германскими, и, наконец, с греческим и латинским языками. Раск не привлекал в этот круг санскрита. Но привлечение славянских и в особенности балтийских языков значительно восполнило этот недочет.
Третьим основоположником сравнительного метода в языковедении был
А. Х. Востоков. Он занимался только славянскими языками. Востоков первым
указал на необходимость сопоставления данных, заключающихся в памятниках
мертвых языков, с фактами живых языков и диалектов, что позднее стало обязательным условием работы языковедов в сравнительно-историческом плане.
Трудами этих ученых сравнительный метод в языкознании был не только декларирован, но и продемонстрирован в его методике и технике. Результаты почти двухсотлетних исследований языков методом сравнительно-исторического
языкознания подытоживаются в генеалогической классификации языков.
Генеалогическая классификация была разработана в XIX веке. Она установила происхождение большинства языков мира и их взаимосвязи. Основными классификационными категориями в генеалогической классификации являются семья, группа, подгруппа. Совокупность всех языков данного родства,
восходящих к одному источнику называется семьей. Однако в современном ви27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
де родственные языки могут быть весьма далекими друг от друга.
Большинство семей распадается на группы. Группа это объединение языков
внутри одной семьи, отличающихся большей степенью родства. Группа может делиться на подгруппы. Подгруппа это самое маленькое объединение языков, выделяемое внутри группы и отличающееся самой большой степенью родства.
В генеалогической классификации все языки распределены по семьям, но
есть языки, которые не входят ни в одну семью и не имеют родственников. Они
называются языками-одиночками.
В современном языкознании генеалогическая классификация языков
представлена следующим образом (генеалогическая классификация представлена в пособии схематично, с опорой на учебник А. А. Реформатского «Введение в языкознание» – С. В. Разживина):
Индоевропейская семья
1. Индийская группа
Здесь прежде всего выделяются мертвые языки. К ним относятся древние
индийские языки, функционировавшие до нашей эры. Это ведийский (III век до
н. э.), на котором написано древнейшее произведение древнеиндийской письменности – Веды.
Махабхарата и Рамаяна написаны на другой разновидности древнеиндийского языка – санскрите.
Из современных индийских языков следует назвать хинди – государственный язык Индии, урду – государственный язык Пакистана. На них говорят
свыше 150 миллионов человек.
Из других современных индийских языков (на каждом говорит от 20 до
60 миллионов человек) нужно назвать бенгали (район Бенгалии), бихари (северо-восточная Индия), маратхи (Западная Индия), панджаби (северная Индия).
За пределами Индии к индийским языкам относят цыганский. В эпоху
господства кастовых различий цыгане относились к касте, находящейся в положении даже худшем, чем каста неприкасаемых. Не выдержав этого, цыгане в
V–X вв. ушли из Индии и расселились практически по всему миру.
2. Иранская группа
Древнеиранским языком написаны Авесты (старейший памятник древнеиранской литературы – собрание священных текстов). Язык этот очень близок к
ведийскому языку, что позволяет говорить о происхождении ведийского и авестийского языков из диалектов единого ирано-индийского языка.
Из древних иранских языков следует назвать согдийский (II–VII вв. н. э.),
хорезмийский (XIII век) и скифский.
Современные иранские языки: осетинский, пушту (Афганистан), памирские языки, таджикский, талышский (Азербайджан), курдский (курды живут в
восточных районах южного Кавказа, Турции, Иране, Ираке), фарси (новоперсидский язык), белуджский (Туркменистан).
3. Славянская группа
Здесь прежде всего следует указать древнерусский язык, на котором говорили в Киевской Руси и на котором написано «Слово о полку Игореве», и
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
старославянский язык, язык IX–ХII веков, язык литературы, науки, православной культуры. На базе древнерусского языка к XIV веку возникла восточнославянская ветвь славянских языков: русский, украинский и белорусский.
– Восточнославянская подгруппа: русский, украинский и белорусский языки.
– Южнославянская подгруппа: болгарский, македонский, сербохорватский (на нем говорят сербы, хорваты, боснийцы, черногорцы), словенский (район Словении, бывшая Югославия).
– Западнославянская подгруппа: чешский, словацкий, сербо-лужицкие языки
(сербо-лужичане живут на территории Германии, имеют два языка: верхнелужицкий и нижнелужицкий), польский (один из крупных славянских языков; если на
серболужицких языках говорит около ста тысяч человек, то на польском около 43
миллионов), кашубский (кашубы живут в Польше, на побережье Балтийского моря;
кашубский язык близок к польскому, поэтому некоторые исследователи воспринимают его как диалект польского языка; единого мнения пока нет).
Среди мертвых западнославянских языков нужно назвать словинский (не
пугать с живым южнославянским – словенским) и полабский. Полабский язык
(полабы жили вдоль берегов Эльбы – славянское название Лаба) исчез в
XVIII веке в результате онемечивания, а словинский – после второй мировой
войны (окончательный удар по нему нанес режим Гитлера, последних живых
словинцев видели в 1951 году).
4. Балтийская группа
Здесь надо назвать два языка – литовский и латышский. Мертвый язык –
прусский. Пруссы, жившие на территории нынешней Калининградской области, к XVIII веку были либо уничтожены немцами, либо онемечены.
5. Германская группа
– Восточногерманская подгруппа: мертвые языки – готский (говорили на нём
в течение первого тысячелетия н. э.; на готском языке написан ряд письменных памятников, особенное значение имеет перевод Библии, выполненный в IV веке епископом Вульфилой), вандальский, герульский, бургундский, гепидский.
– Северогерманская подгруппа (скандинавская): это шведский, датский,
норвежский, исландский и фарёрский языки (на последнем говорят около
25 000 жителей Фарёрских островов).
– Западногерманская подгруппа: фламандский (Бельгия, Франция), африкаанс (возник на основе голландских диалектов после завоевания голландцами
Трансвааля и Оранжевой республики), английский (Англия, Канада, США –
американский вариант английского языка, Австралия, Новая Зеландия), немецкий и идиш (новоеврейский язык – смесь верхненемецких диалектов с элементами древнееврейского и славянских языков). Мёртвые языки: древневерхненемецкий, древнесаксонский, древнеанглийский.
Относительно германской группы необходимо добавить следующее:
Швейцария и Люксембург, несмотря на то, что это очень маленькие государства, не имеют единого государственного языка. В Швейцарии в разных районах функционируют в качестве официальных немецкий, французский, итальянский языки, а также ретороманский, основанный на местном диалекте.
В Люксембурге – французский, немецкий языки и местный диалект, при29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чем каждый житель Люксембурга владеет всеми тремя языками, так как каждый язык равномерно представлен в начальной и средней школе, на радио, телевидении, в газетах.
6. Кельтская группа
Ирландский, бретонский (более одного миллиона человек на полуострове
Бретань), уэльский, или валлийский языки (около миллиона человек в районе
Шотландии).
7. Романская группа
Испанский (Испания, Филиппины, страны Латинской Америки, кроме
Бразилии), португальский (Португалия, Бразилия), провансальский (Южная
Франция), французский (Франция, Канада, Швейцария, о. Гаити), итальянский,
сардинский (остров Сардиния), ретороманский (Швейцария), румынский, молдавский. Среди мертвых языков нужно назвать латинский, долматинский
(«умер» в конце XIV века, использовался на побережье Адриатического моря).
Внутри индоевропейской семьи языков можно выделить языки-одиночки.
Это албанский, армянский, новогреческий языки, а также мертвые языки:
неситский (клинописный язык имел самую древнюю индоевропейскую письменность – 2000 лет до н. э.), тохарский язык (китайский Туркестан).
Финно-угорская семья
1. Угорская группа
Венгерский язык, хантыйский и мансийский (Ханты-Мансийск). Территориальная отдаленность этих языков друг от друга объясняется историей. Венгры (мадьяры) жили в районе Урала, там, где живут ханты и манси. В конце
первого тысячелетия, в эпоху великого переселения народов, мадьяры передвинулись на территорию нынешней Венгрии.
2. Финская группа
Финский, карельский, эстонский, мордовский, марийский, а также пермские языки.
К финно-угорской семье обычно относятся также самодийские языки: ненецкий, нганасанский и селькупский (район Урала).
Алтайская семья
1. Тюркская группа
– Булгарская подгруппа: чувашский язык, а также мертвые языки: булгарский и хазарский.
– Огузская подгруппа: туркменский язык, трухменский (язык туркмен
ставропольского края; сохранил общие черты с туркменским языком), гагаузский (Молдавия, север Одесской области), азербайджанский, турецкий языки.
Мертвые языки: огузский и сельджукский.
– Кыпчакская подгруппа: татарский, башкирский, казахский, каракалпацкий, киргизский. Сюда же относятся: алтайский (Горно-Алтайская область), ногайский (Казахстан), караимский (Крым), кумыкский (Дагестан). Мертвым языком здесь является половецкий.
– Чагатайская подгруппа: узбекский и уйгурский языки (провинция
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Синьдзян, Китай).
– Северо-восточная подгруппа: якутский, тувинский, шорский (южный
Кузбасс), хакасский языки. Мертвые, но письменные языки, на которых имеется обширная письменность – енисейско-орхонские языки.
2. Монгольская группа
Бурят-монгольский, монгольский, калмыцкий языки.
3. Тунгусо-маньчжурская группа
Эвенкийский, нанайский, удэгейский (Дальний Восток), ульчский и орочский (нижнее течение Амура) языки.
Семитская семья
Арабский язык, амхарский (Эфиопия), берберские языки северной Африки и
Сахары, кушитские языки Восточной Африки, чадские языки (район озера Чад).
Крупнейшим среди последних (около 15 миллионов человек) является язык хауса.
К семитской семье относится иврит (государственный язык Израиля). В
семитской семье много древних, но мертвых языков: аккадский (язык Ассирии
и Вавилона; памятники относятся к III тысячелетию до н. э.), финикийский,
арамейский, древнеегипетский.
К живым семитским языкам, древним по происхождению (памятники с
IX века до н. э.) относится айсорский язык (Кавказ, Турция, Иран).
Кавказская семья
Сравнительно на небольшой территории Кавказа насчитывается около 50
языков, причем отнесение их к одной семье (если строго следовать принципам
генеалогической классификации языков), возможно, условно и объясняется
общностью сравнительно небольшой территории. Здесь существует очень малые языки, так называемые одноаульные, на которых говорит 300–400 человек
жителей одного аула. Существует легенда, что бог набрал мешок языков и летал над Землей, бросая на нее тот или иной язык. Последнее место, над которым он пролетал, был Кавказ. И все, что осталось в его мешке, Бог высыпал туда. Вот почему на Кавказе так много языков и часто разных.
В кавказской семье выделяется несколько групп языков.
1. Картвельская группа
Грузинский, менгрельский, сванский языки (район Мегрелии и Сванетии
в Грузии).
2. Дагестанская группа
Аварский, даргинский, лакский, лезгинский, табасаранский языки. Из пятидесяти кавказских языков тридцать приходится на Дагестан.
3. Вайнахская группа
Чеченский, ингушский языки.
4. Абхазо-адыгейская группа
Адыгейский, абхазский, балкарский языки.
Дравидская семья
На языках этой семьи в Индии говорит около 70 миллионов человек. Сюда относятся: тамильский язык, телужский, канарский и язык малаялам.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Полинезийская семья
Индонезийский, яванский, малайский языки. На языках этой семьи говорит около 90 миллионов человек.
Китайско-тибетская семья
На языках этой семьи говорят свыше одного миллиарда человек. В семью
входят: китайский язык (труды Лао Цзы относятся к VI веку до н. э.), дунганский (бывшие советские среднеазиатские республики), тайский (Таиланд), тибетский, бирманский (государство Ньяма – бывшая Бирма), вьетнамский язык и
кетский (бассейн Енисея).
Суданская семья
На языках этой семьи говорят к югу от Судана (Африка) около 40 миллионов человек. Сюда относятся так называемые языки банту; наибольшую известность получил язык суахили, литература на котором начинается с XIV века.
К суданской семье также относятся суданский язык, сенегальский, бушменский
и готтентотский.
Палеоазиатская семья
Чукотский, корякский, алеутский, юкагирский, эскимосский языки.
Чисто условно к этой семье можно отнести языки индейцев Австралии,
Южной Америки, среди которых наиболее крупные кечуа (три миллиона человек в Перу), майя (один из языков Центральной Америки; древние памятники,
написанные на этом языке, относятся к III веку н. э.).
В генеалогической классификации существует ряд языков, которые не
входят ни в одну семью. Правда, есть исследования, в которых авторы пытаются связать эти языки с той или иной семьей, но пока подобные изыскания не
нашли широкого подтверждения и признания научной общественности. К таким языкам-одиночкам можно отнести:
Корейский язык – на нем говорит около 30 миллионов. Письменность введена в 1443 году. Делались попытки установить родство с алтайскими языками.
Баскский язык – на нём говорит около 750 тысяч человек в Испании и
южной Франции. Литературные традиции восходят к XVI веку. Делались попытки установить родство с кавказскими языками.
Японский язык – на нём говорит свыше 140 миллионов человек. Литература
на японском языке известна с VIII века. К японскому языку близок рюкюский
язык на островах Рюкю. Но реальных доказательств этого пока не получено, как и
не получено реальных данных о связи японского языка с алтайскими. Таким образом, общая картина генеалогической классификации ещё далека от завершения.
Она пока не гарантирует абсолютной достоверности и продолжает уточняться.
2.2. ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
Типологическая классификация языков возникла позднее попыток генеалогической классификации и исходила из иных предпосылок. Суть типологической классификации состоит в выявлении основных типов грамматического
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
строя языков. Она возникла в первой половине XIX века. В ее основе лежит типологический метод, иногда его называют сопоставительным. Цель метода заключается в том, чтобы, сопоставляя языки, выделить в них общие и различные
черты в грамматическом строе. Чаще всего сопоставляются не родственные
языки, но могут сопоставляться и родственные. Основной классификационной
категорией является тип языка, который предполагает общность способа выражения в слове грамматического значения и способа связи слов в предложении.
Вопрос о «типе языка» впервые возник у романтиков. Романтизм это
идеологическое направление, возникшее на рубеже VIII–XIX веков. Главным
вопросом этого направления было определение национального самосознания.
Именно романтики впервые поставили вопрос о «типе языка». Их мысль была
такова: «дух народа» может проявляться в мифах, в искусстве, в литературе и в
языке. Отсюда естественный вывод, что через язык можно познать «дух народа». Так возникла книга вождя немецких романтиков Фридриха IIIлегеля
(1772–1829 гг.) «О языке и мудрости индийцев» (1809 г.).
На основе сравнения языков, проделанного В. Джонзом, Фридрих Шлегель сопоставил санскрит с греческим, латинским, а также с языками тюркскими и пришел к следующим выводам: 1) все языки можно разделить на два типа:
флективные и аффиксирующие; 2) любой язык рождается и остается в том же
типе; 3) флективным языкам свойственно «богатство, прочность и долговечность», а аффиксирующим «с самого возникновения недостает живого развития», им свойственны «бедность, скудость и искусственность».
Разделение языков на флективные и аффиксирующие Ф. Шлегель делал,
исходя из наличия или отсутствия изменения корня. Ф. Шлегель с трудом признавал наличие аффиксов во флективных языках, а образование грамматических форм в этих языках истолковывал как внутреннюю флексию.
Уже для современников Ф. Шлегеля стало ясным, что в два типа все языки мира распределить нельзя. Куда же отнести, например, китайский язык, где
нет ни внутренней флексии, ни регулярной аффиксации?
Брат Ф. Шлегеля – Август-Вильгельм Шлегель (1767–1845 гг.), приняв во
внимание возражения Ф. Боппа и других языковедов, переработал типологическую классификацию языков своего брата («Заметки о провансальском языке и
литературе», 1818 г.) и определил три типа: 1) флективный, 2) аффиксирующий,
3) аморфный (что свойственно китайскому языку); причем во флективных языках он показал две возможности грамматического строя: синтетическую и аналитическую.
Значительно глубже подошел к вопросу о типах языков Вильгельм фон
Гумбольдт.
В качестве основного критерия определения типа языка Гумбольдт выдвигает тезис о «взаимном правильном и энергичном проникновении
звуковой и идейной формы друг в друга» [12, с. 114].
Частные критерии определения типов языков Гумбольдт видел: 1) в выражении в языке отношений между словами; 2) в способах образования предложения (что показало особый тип инкорпорирующих языков). Во флектирующих языках Гумбольдт видел не только «внутренние изменения» «чудесного корня», но и «прибавление извне», т. е. аффиксацию, которая осуществляется
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
иначе, чем в агглютинирующих языках. Гумбольдт разъяснил, что китайский
язык не аморфный, а изолирующий, т. е. грамматическая форма в нем проявляется иначе, чем в языках флективных и агглютинирующих: не изменением
слов, а порядком слов и интонацией. Тем самым данный тип является типично
аналитическим языком.
Кроме отмеченных братьями Шлегелями трех типов языков, Гумбольдт
описал четвертый тип; наиболее принятый термин для этого типа – инкорпорирующий. Особенность этого типа языков (индейские в Америке, палеоазиатские в
Азии) состоит в том, что предложение строится как сложное слово, т. е. неоформленные корни-слова агглютинируются в одно общее целое, которое будет и словом, и предложением. Части этого целого – и элементы слова, и члены предложения. Целое это слово-предложение, где начало – подлежащее, конец – сказуемое, а
в середину инкорпорируются (вставляются) дополнения со своими определениями и обстоятельствами. Гумбольдт разъяснял это на мексиканском примере:
ninakakwa, где ni – «я», naka – «ед-» (т. е. «ем»), a kwa – объект, «мяс-». В русском
языке получаются три грамматически оформленных слова я мясо ем, и, наоборот,
такое цельнооформленное сочетание, как муравьед, не составляет предложения.
В современной науке о языке типологическая классификация представлена шестью типами языков:
1. Флективные языки (нем. «флексия» – сгибаемый). В языках флективного типа основным средством выражения грамматического значения и связи
слов в предложении является окончание. К таким языкам относится русский.
– Мне нравится платье сестры – окончание ы выражает значение принадлежности.
– Я подарила платье сестре – окончание е выражает значение объекта.
2. Аналитические языки это языки, в которых грамматическое значение
и связь между словами осуществляется с помощью средств, лежащих вне слова
(предлоги, артикли, частицы, вспомогательные слова). Сюда относятся английский, французский, болгарский, македонский языки.
3. Флективно-аналитические (смешанные) языки. В языках смешанного типа в равной мере представлены как аналитизм, так и флективность. Ярким
примером служит немецкий язык. У него развита как система окончаний, так и
система артиклей. Это «избыточный» язык.
4. Агглютинативные языки (агглютинатив – «прилепка») это языки, в
которых грамматическое значение выражается путем прикрепления к корню
однозначных суффиксов и приставок. Языками этого типа являются все тюркские языки, эстонский, японский, финский. Ярким примером агглютинативного
типа является турецкий язык:
At – конь
At – lar – кони
At – in – коня
At – lar – in – коней
В русском языке имеются отдельные примеры агглютинации:
уч – и – л – и – сь
и – суффикс несовершенного вида;
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
л – суффикс прошедшего времени;
и – окончание множественного числа;
сь – возвратный постфикс.
5. Корневые (изолирующие) языки. К ним относят китайский язык. Слова
китайского языка состоят только из корней. Они всегда выступают в неизменной форме, в предложении чётко следуют друг за другом. Основным грамматическим средством является интонация. Разная интонация может менять грамматическое значение одного итого же слова. На грамматическое значение слова
может влиять местоположение корня в предложении.
– хао – жень (хороший человек);
– сию – хао (делать добро).
6. Полисинтетические языки. В их основе лежит слово-предложение,
или инкорпорирующий комплекс. Несколько слов объединяются в одно предложение, но это предложение функционирует как одно большое слово. Такими
языками являются языки народов Океании и индейцев Северной Америки.
Например, инкорпорирующий комплекс aniālōt можно перевести как «я отдал
этот предмет ей», в котором an – я; iā – его; l – давать; ōt – ей.
Однако, несмотря на то, что все языки мира распределяются по основным
грамматическим типам, в каждом языке можно обнаружить грамматические черты других языков. Тем не менее каждый язык относится к определенному грамматическому типу по ведущему принципу выражения грамматического значения.
Существующие в науке классификации языков, построенные на разных
основаниях, не перекрывают друг друга и далеко не совпадают. Языки одного
морфологического типа могут иметь различное происхождение и принадлежать
разным семьям. Например, грузинский и казахский языки относятся к агглютинативным языкам, однако грузинский язык принадлежит к кавказской семье, а
казахский – к алтайской. Или наоборот, русский и английский языки входят в
индоевропейскую семью, однако русский язык – язык флективный, английский
язык – язык аналитический.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. ЯЗЫК КАК СТРУКТУРНО-ОРГАНИЗОВАННАЯ
СИСТЕМА
3.1. ЯЗЫКОВОЙ ЗНАК
Основным понятием, которым оперирует язык как система, является знак.
Знак это материально-идеальное образование, представляющее предмет или
явление действительности.
Знаки бывают разными. Принято различать знаки естественные (языковые, словесные) и знаки искусственные. К искусственным знакам относят,
прежде всего, условные знаки типа дорожных знаков, воинских и иных знаков
различия, денежных знаков, жестов, мимики, азбуки Морзе, кодов, шифров,
знаков приветствия, флажковой сигнализации и т. п.
Языковые знаки существенно отличаются от искусственных:
– языковые знаки (естественные) первичны – искусственные вторичны:
мы и искусственные знаки воспринимаем через посредство словесных, через
раскрытие их содержания в языке (например, дорожный знак «кирпич» означает «въезд запрещен»; кивок головы сверху вниз – знак согласия, одобрения,
обозначающий «да» и т. п.);
– языковые знаки отличаются от искусственных мерой своей условности
и степенью своей подвижности: искусственные знаки в большей степени
условны и подвижны, изменчивы, так как их легко и относительно безболезненно можно поменять по договоренности в обществе. Языковые знаки тоже
могут меняться, но не по договоренности в обществе, а по реальной, объективно сложившейся необходимости и за весьма длительный период времени. Так,
после соответствующих фонетических процессов, возникших к XII–XIII векам
в древнерусском языке, к XIV веку мягкие шипящие звуки [ж’] [ш’] [ц’] отвердели и в современном русском языке эти звуки являются твердыми непарными;
– языковые знаки отличаются от искусственных и сферой своей приложимости: искусственные знаки ограничены в употреблении рамками определенного социально-профессионального коллектива. Так, знаки флажковой сигнализации актуальны в морском деле и могут быть совершенно непонятны для
других людей, потому что они не востребованы остальными членами данного
языкового социума. Языковые знаки универсальны для всех категорий данного
языкового социума, актуальны для каждого человека в нем, ведь только с помощью языка человек может выразить любую мысль, любое содержание.
Знак, являясь материально-идеальным образованием, представляет собой
двустороннюю сущность: он имеет материальную сторону своего воплощения
(форму) и идеальную (значение). Языковой знак также представляет собой органическое единство означающего и означаемого. Означающее это план выражения, форма знака, его материальная сторона, т. е. то, что можно увидеть,
услышать (воспринять сенсорно). Означаемое это план содержания, значение
знака, его идеальная сторона, т. е. то, что можно постичь с помощью сознания,
воспринять умом. Знак не имеет значения, но он направлен на значение.
Например, языковой знак (слово) дар состоит из своего означающего (плана
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выражения), к которому относится соответствующий набор звуков [д] [а] [р], и
из своего означаемого (плана содержания), к которому относится соответствующее в нашем языке данному набору и данной комбинации звуков значение –
бескорыстная передача чего-л. одним лицом другому, подарок (преподнести в
дар) или способность к чему-л., талант (дар предвидения).
Знак это член определенной знаковой системы. Знаки в языке существуют не изолированно, а в тесной связи друг с другом, образуя систему. Следовательно, языковой знак – член языка как системы. Что такое система? Система
это совокупность элементов, связанных устойчивыми отношениями между собой и образующих внутренне организованное единое целое.
Под системой в современной науке о языке понимают такую совокупность элементов, которая характеризуется:
– закономерными отношениями между элементами;
– целостностью как результатом взаимодействия элементов;
– автономностью поведения;
– несуммарностью свойств системы по отношению к свойствам составляющих её элементов.
Новые качества системы, по сравнению с качествами и свойствами входящих в неё элементов, создаются взаимодействием элементов и их преобразованием в этом взаимодействии.
Любой язык представляет собой стройную, упорядоченную систему. Это
значит, что язык не является собранием отдельных, разрозненных элементов.
Все элементы тесно связаны друг с другом, взаимообусловлены. Когда мы говорим об упорядоченности чего-либо как о системном образовании, то, прежде
всего, имеем в виду, что в этом порядке всё взаимосвязано и взаимообусловлено. Каждый член такого порядка определяется всеми остальными. Предшествующее невозможно без последующего, а последующее вырастает из предшествующего. Без представления об одном нет представления о другом. Скажем, представление о форме множественного числа возникает только при
наличии представления о единственном числе (лампа – лампы; играет – играют). Представление о подлежащем не может существовать без представления о
сказуемом или о второстепенных членах предложения. Представление об имени прилагательном возникает в связи с представлением об имени существительном. Есть между этими именами взаимосвязь? Да, они называют, присваивают имена предметам/явлениям действительности, изменяются по числам и
падежам. Но они, вместе с тем, и противопоставлены друг другу. Имя существительное называет предметы, а имя прилагательное – признаки предмета.
Имя существительное распределяется по родам, а имя прилагательное изменяется по родам в зависимости от рода имени существительного. Итак, очевидно,
что одни характерные для данных частей речи признаки можно воспринять
только на фоне других и лишь при сопоставлении с другими. Слова высокий –
низкий и им подобные мы признаём антонимами в лексической системе языка
на том основании, что они обладают общностью – характеризуют предмет через присущий ему признак по размещению в пространстве и по протяженности
в нем в направлении «верх – низ». Но на фоне этой общности эти признаки рас37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ходятся, причем это расхождение носит полярный характер, имеет крайние
точки своего проявления. Устойчивые отношения – обозначать кардинально
противоположное в едином – характеризуют антонимы как соответствующие
типы лексических единиц в языковой системе.
Таким образом, все знаки языка связаны между собой устойчивыми отношениями, взаимозависимы и взаимообусловлены. Их совокупность представляет собой языковую систему. В каждом языке языковые знаки особым образом организованы и упорядочены.
3.2. УРОВНЕВАЯ СТРУКТУРА ЯЗЫКА
Разные языковые знаки отличаются друг от друга не количественно, а качественно. Так, звук [о] никаким значением не обладает. Но этот же звук [о], выступив в качестве приставки, допустим, в таких словах, как опоясать, окутать,
оковать, будет уже обладать значением, правда, специфическим – общеграмматическим: «действие, направленное вокруг чего-н., на все стороны чего-н.». На
основании специфического, присущего различным языковым знакам значения
разные языковые знаки распределяются по своим языковым уровням (ярусам).
Уровни языка это некоторые «части» языка, каждая из которых характеризуется совокупностью однородных единиц и набором общих для них признаков. Принято выделять следующие языковые уровни:
– фонетический (фонемный);
– лексический;
– морфологический;
– синтаксический.
Основной единицей фонемного уровня языка является фонема. Основной
единицей морфемного уровня языка является морфема. Основной единицей
лексического уровня языка является слово. Основной единицей синтаксического
уровня языка является предложение.
Части (уровни, ярусы, подсистемы) языка и их составляющие основные
единицы взаимно обусловливают друг друга и составляют в целом структуру
языка. Под структурой следует понимать единство разнородных элементов в
пределах единого целого. В этом едином целом каждая его часть (языковой
уровень) занимает строго определенное место. Причем это строго определенное
место языкового уровня предопределено законом, в соответствии с которым
единицы нижестоящего языкового уровня могут синтезировать единицы вышестоящего языкового уровня, но при этом из единиц вышестоящего языкового
уровня могут вычленяться единицы нижестоящего языкового уровня. Так, из
единиц низшего, фонемного, уровня – из фонем – строятся единицы вышестоящего уровня – морфологического (морфемы), а из морфем состоят единицы
следующего вышестоящего (лексического) уровня – слова. В свою очередь из
слов состоят единицы высшего языкового уровня (синтаксического) – предложения. Но при этом из предложений можно выделить слова, а слова состоят из
морфем, морфемы, в свою очередь, состоят из фонем (звуков). Отсюда основообразующим принципом выделения в языке его составляющих частей – уров38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ней и им соответствующих единиц – является принцип анализа и синтеза. Целесообразность признания принципа анализа и синтеза, лежащего в основании
выделения языковых единиц и их распределения по соответствующим языковым уровням, обусловлена тем, что в реальной действительности языка ограниченное число его элементов, (скажем, фонем или морфем) может дать бесчисленное множество составленных из них единиц вышележащих языковых ярусов
– слов и предложений.
Единицы одного уровня вступают с единицами другого уровня в обязательные отношения, основными среди которых являются отношения иерархические, синтагматические и парадигматические.
Иерархия языковых единиц проявляется в том, что единицам высшего
уровня подчиняются единицы низшего уровня, так как именно из единиц низшего уровня единицы высшего уровня только и могут синтезироваться. Значит,
иерархическая подчиненность единиц нижестоящего уровня единицам вышестоящего уровня обязательна для понимания языка как единого структурированного целого и как системы.
Синтагматика языковых единиц выражается в их линейной сочетаемости.
Единицей синтагматики является синтагма. Понятие «синтагма» можно интерпретировать как отрезок речевого потока, т. е. совокупность двух или нескольких слов, которые объединяются друг с другом на основе семантикограмматических правил сочетаемости. Например, прилагательное «зелёный»
может сочетаться с такими существительными, как дуб, костюм, абажур, но не
может сочетаться со словами воздух, человек. В данном случае имелась в виду
лексическая сочетаемость слов, хотя в пределах предложения слова должны соотноситься и грамматически, т. е. прилагательное «зелёный» предполагает рядом с собой существительное в мужском роде, единственном числе. Синтагматические отношения всегда связаны с линейностью речи, когда один элемент
последовательно идёт за другим. На основе синтагматических отношений морфемы объединяются в слова, слова объединяются в предложения. Нарушения
синтагматических отношений всегда приводит к речевым ошибкам лексического или грамматического характера.
Единицей парадигматики является парадигма. Парадигма это объединение языковых единиц на основе общего (интегрального) признака и одновременное противопоставление по частным (дифференциальным) признакам.
Так, к примеру, на фонетическом уровне мы можем встретить объединение
гласных звуков по артикуляционному признаку – подъёму, в котором гласные
верхнего подъёма будут противопоставлены гласным нижнего и среднего подъёма и т. д. Наиболее ярко парадигматика представлена в лексике в виде синонимии, антонимии, омонимии. Так, к примеру, для омонимов общим компонентом будет форма, различительным компонентом – значение.
Особенно важна парадигматика для грамматики, поскольку о категории
рода или, например, падежа можно говорить лишь в том случае, если есть хотя
бы два противопоставленных рода или падежа в данном языке. Если же такого
противопоставления нет, а существует лишь одна форма, то данной категории
вообще в этом языке нет. Таким образом, парадигматика обеспечивает систем39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность языка, которая состоит не в простой внешней организации языковых материалов, а в том, что все однородные элементы языка взаимосвязаны и получают свою значимость лишь как противопоставленные части целого.
Язык находится в постоянном движении, он развивается. В этой связи
единицы языка можно изучать по разному: в статике или в динамике. Изучение
исторического развития языка, отдельных языковых фактов и системы языка в
целом, их изменения во времени, исследование языка в процессе его развития
на временной оси называется диахронией. Объектом исследования диахронической лингвистики являются языковые изменения, установление причин и времени их появления. Диахронический принцип изучения языка помогает понять,
как сложилась данная языковая система, как она менялась и развивалась.
Изучение состояния языка как системы взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов, отдельных языковых фактов в какой-то данный, определенный, момент его развития называется синхронией. Можно говорить о языковой системе, скажем, древнерусского языка и тогда находиться в пределах
изучения языковой системы, сформировавшейся на территории Киевской Руси
приблизительно с VIII до XIV века. Можно изучать язык XVIII столетия или,
скажем, современный язык. В любом случае без рассмотрения изменений в
языке, без сопоставления языковых фактов, представленных в их движении от
века к веку, язык будет рассматриваться на синхронном срезе, а языковой факт
описываться в синхронии.
Разграничивать эти два принципа изучения языка (диахронию и синхронию)
необходимо. На это указывал живший в конце XIX – начале XX века швейцарский ученый Фердинанд де Соссюр, собственно и провозгласивший сам тезис об
абсолютном противопоставлении этих двух принципов – синхронного и диахронного – и недопустимости их смешения при описании отдельных языковых фактов
и языка как системы в целом. Единственно приемлемым подходом к изучению
языка для него был обязательный учет того, что «в каждый данный момент речевая деятельность предполагает и установившуюся систему, и эволюцию; в любую минуту язык есть и живая деятельность, и продукт прошлого» [24, с. 34].
Например, такие слова, как обморок и морочить, рука и обруч, косить и чесать, с
точки зрения их развития являются однокоренными. Со временем они утратили
смысловую связь друг с другом и перестали по отношению друг к другу находиться в отношении производной мотивации, поэтому перестали быть родственными, однокоренными. У них изменился морфемный состав:
морочить
–
обморок
рука
–
обруч
чесать
–
косить
С позиций современного языкового сознания у этих слов разные корни, и
они не скреплены между собой отношением производного и непосредственно
производящего. В современном русском языке (синхрония) слово морочить
образовано от слова морока суффиксальным способом, а слово обморок сейчас
обладает непроизводной, но производящей основой, и от него образуются такие
слова, как обморочный (суффиксальным способом) или предобморочный (приставочно-суффиксальным способом). С позиций изменения этих слов во време40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ни (диахрония) слово обморок (собственно русское), вероятно, является
уменьшительно-ласкательным производным от ранее существовавшего, но
ныне исчезнувшего слова обмор – со значением «состояние обмершего», образованного, в свою очередь, безаффиксным способом от глагола обмереть со
значением «впасть в бессознательное состояние». А слово общеславянское по
своему происхождению обруч, сейчас обладающее непроизводной, но производящей основой (обручный), было образовано с помощью приставки об- от исчезнувшего в русском языке слова ручь. Из этого следует, что при описании
языкового факта и изучении языка как системы в целом необходимо различать
принципы диахронного и синхронного описания, а отсюда применительно,
скажем, к морфологическому уровню языка недопустимо смешивать этимологический и морфемный/словообразовательный анализ слова.
Та языковая система, которая подлежит описанию и изучению в языкознании с позиций современного языкового сознания, т. е. в синхронии, опирается на отдельные языковые факты, извлеченные не из всего объема русского
языка, а только из основной его части – из литературного языка. Что же такое
литературный язык?
Первой приходит в голову мысль, что литературный язык это язык художественной литературы. Но это неверно. Понятия «литературный язык» и
«язык художественной литературы» не тождественны. Понятие языка художественной литературы – более широкое понятие, так как в художественное произведение могут быть включены и элементы нелитературного языка – диалекты, жаргонизмы, просторечие, сленг и т. п. Литературный язык это лишь часть
общенародного языка, это его образцовая форма. Литературный язык это основная, наддиалектная форма существования языка, которая характеризуется
своей обработанностью. Литературный язык это язык культуры русского народа. Следовательно, он обслуживает не все вообще потребности говорящих на
русском языке, а только те из них, которые прямо и непосредственно связаны с
необходимостью фиксировать и передавать из поколения в поколение культурные ценности нации. Это, прежде всего, язык культурных людей, передовой
интеллигенции. На литературном языке создаются художественные произведения и научные труды. Это язык государственного управления, театра, школы,
средств массовой информации. Литературный язык это нормированная и
обработанная форма общенародного языка.
Под литературной нормой понимается совокупность правил реализации языковой системы, принятых в языковом социуме на данном этапе его
развития в качестве образцовых.
Таким образом, современный русский литературный язык, который становится объектом исследования в рамках предложенного курса «Русский язык с
основами языкознания», это высшая обработанная форма национального языка,
принятая обществом в качестве основного средства общения на данном этапе его
существования. Все языковые факты, все явления языковой системы, все ярусы
языка и составляющие их основные единицы будут рассматриваться и выводиться из фактического материала, расположенного в современном русском литературном языке на синхронном срезе его существования.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.3. ФОНЕТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ЯЗЫКА
Фонетический уровень открывает языковую систему. Изучение любого языка
начинается со знакомства с его фонетическим уровнем, так как звук это наименьшая единица языка. Звук является строительным материалом для морфем и слов.
Все языки отличаются друг от друга прежде всего звучанием. Звук представляет
собой основную единицу фонетического уровня, но помимо звука к единицам этого
уровня относят фонетическое слово, слог, фонетический такт, фонетическую фразу,
интонацию, ударение, поскольку звуковой поток речи это линейная протяженность
образующих его фонетических единиц. Он является дискретным, членимым, прерывистым, состоящим из разнообразных фонетических единиц.
В науке о языке принято различать сегментные единицы, вычленяемые из
речевого потока, и суперсегментные единицы, накладывающиеся сверху на речевой поток.
Фонетические единицы
сегментные
фраза
такт
фонетическое слово
слог
звук
суперсегментные
интонация
ударение
3.3.1. СЕГМЕНТНОЕ ЧЛЕНЕНИЕ РЕЧИ
Речевой поток это звуковая линейная последовательность высказываний,
членящаяся на интонационно неделимые единицы (синтагмы – фразы и такты), которые состоят из связанных по смыслу синтаксических элементов.
Лев Владимирович Щерба определял синтагму как фонетическое единство, выражающее единое смысловое целое в процессе речи-мысли.
Синтагма (речевой такт) – от греч. syntagma, букв. – вместе построенное,
соединенное.
К синтагмам в речевом потоке относятся фраза и такт.
Фраза это самая крупная сегментная фонетическая единица. Это отрезок
звучащей речи, характеризующийся относительной смысловой завершенностью и
обладающий в связи с этим общностью, единством интонационного рисунка.
Фраза это цельный логико-смысловой комплекс, отрезок речевой цепи,
представляющий собой самодостаточное по значению высказывание.
Предложение и фраза – единицы разных уровней. Фраза – единица речевая (фонетическая), предложение – единица языковая (грамматическая).
Фраза, будучи единицей фонетической, выделяется в фонетической транскрипции. Одна фраза отделяется от другой фразы значительной паузой, которая
отмечается в фонетической записи с помощью двух вертикальных линий – ||.
Фраза часто совпадает в своих границах с предложением, но может и не
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
совпадать, а быть больше или меньше предложения. Так, в нижеприведенном
тексте – одно предложение (сложное), но несколько фраз [4]:
День был жаркий, серебряные облака тяжелели ежечасно, и синие, покрытые туманом, уже показывались на дальнем небосклоне; на берегу реки
была развалившаяся баня, врытая в гору и обсаженная высокими кустами кудрявой рябины; около неё валялись груды кирпичей, между коими вырастала высокая трава и желтые цветы на длинных стебельках (М. Лермонтов).
[ д’эн’ был жарк’иị || с’иэр’эбр’ьныịь ΛблΛка т’ьжыэл’эл’и ịьжыэчаснъ
ис’ин’иịь пΛкрытыịь туманъм ужъ пΛказывъл’ис’ нъдал’ньм н’ьбΛсклон’ь ||
нъб’ьр’иэгу р’иэк’и была ръзвΛл’ифшъịьс’ь бан’ь врытъịь вгору иΛпсажънъịь
высок’им’и кустам’и кудр’авъị р’иэ б’ины || окълъ н’иэjо вΛл’а л’ис’ груды
к’ирп’ичэị м’иэждукоим’и вырΛсталъ высокъịь трΛва ижолтыịь цв’иэты
нΛдл’иных ст’ьб’иэл’ках || ]
При нескольких грамматических частях в составе сложного предложения
может устанавливаться одна фраза как единый логико-смысловой комплекс:
Знать хотят многие, добывать знания – немногие.
[ знат’ хΛт’ат мног’иịь дъбыват’ знан’иịь н’иэмног’иịь || ]
В данном предложении реализуются противительно-уступительные отношения. Реализация таких смысловых отношений возможна лишь в единой
фразе, а не в каждой отдельно изъятой из неё грамматической части.
Выделение фраз в речевом потоке осуществляется по двум основным
причинам:
1) физиологической: необходимо набрать необходимое для продолжения
речи количество воздуха в легкие;
2) логической (смысловой): пауза для дополнительного забора воздуха делается не произвольно, а лишь в необходимом с точки зрения общего содержания месте.
Таким образом, фраза характеризуется общим смыслом, единым ритмико-интонационным рисунком, подчиненным этому смыслу, базируется на физиолого-логическом основании.
Речевой такт это ритмико-интонационная единица речи. Это такой отрезок речи, который выражает единое смысловое целое, объединенное одним
понятием в данном контексте и произносимое в этой связи одним напором выдыхаемого воздуха, без пауз.
Таким образом, основанием для выделения речевого такта служит так же,
как и для фразы, две причины:
1) физиологическая: каждый раз при произнесении фразы необходимо поднабирать в легкие недостающее количество воздуха для образования звуков речи;
2) семантико-синтаксическая: недостающее количество воздуха нужно
набирать в легкие не произвольно, а в том месте, которое предопределено правилами синтаксического членения, принятыми в данном языковом коллективе.
Л. В. Щерба в решении вопроса о членении речевого потока исходил из
единства смысловой и звуковой сторон языка при доминирующей роли первой.
Речевой такт составляют слова, тесно связанные по смыслу, поэтому речевой такт одновременно является и синтаксическим единством.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Слова в языке сочетаются друг с другом по определенным правилам. Такими правилами оказываются, в первую очередь, правила синтаксической организации речи. Синтаксическая организация речи предполагает существование в
каждом языке шаблона или модели, по которой строятся соответствующие синтагмы. Так, в русском языке определяемое неразрывно связано со своим определяющим (крик пролетающих журавлей; довольно большая поляна), дополнение – с глаголом-сказуемым (перечитывал книгу), а зависимое слово в словосочетании – с главным словом (посреди всеобщего молчания), обособленный оборот представляет собой единое смысловое и интонационное выделительное целое (к так безбожно запоздавшему поезду; необыкновенно гордясь этим обстоятельством) и т. д. Членение на такты согласуется с синтаксическим членением. Место паузы при выделении речевого такта определяется правилами
синтаксического членения языковых единиц на оправданные значением и общепринятые смысловые блоки.
Следовательно, чтобы верно выделить во фразе такт, необходимо владеть
правилами синтаксической организации языка, знать законы синтаксиса.
Речевой такт может представлять собой слово, словосочетание, сложное
по структуре словосочетание, осложняющий оборот (причастный, деепричастный оборот, сравнительный оборот, вводную или вставную конструкцию и
т. п.) и даже целое, но короткое по форме, предложение.
Один речевой такт отделяется от другого речевого такта менее продолжительной, чем при фразе, паузой. Речевой такт выделяется в фонетической транскрипции с помощью одной вертикальной линии – |:
Шкурой ревности медведь лежит когтист
[ шкуроị | р’эвнъс’т’и м’иэдв’эт’ | л’иэжыт кΛкт’ист || ]
Соответственно речевым тактам и своим специфическим художественным задачам поэт оформляет поэтическую строфу т. н. «лесенкой»:
Шкурой
ревности медведь
лежит когтист (В. Маяковский).
В членении речи на такты допускаются варианты:
Редкие холмы | с колеями дорог | пропадали в тумане ||
Редкие холмы с колеями дорог | пропадали в тумане ||
Вариантное выделение речевых тактов может быть тесно связанным с
пунктуационным оформлением предложения:
1. Порывистый холодный ветер | шумел сухой травой ||
Порывистый, | холодный ветер | шумел сухой травой ||
2. Кой-где сквозь соломенную крышу | закапала вода | на душистое сено ||
Кой-где, | сквозь соломенную крышу, | закапала вода на душистое сено ||
От выделения тактов в речи часто зависит осмысление общего значения
фразы. Разное тактовое членение одной фразы создает различные высказывания:
Поставить статую золотую, | пику держащую ||
Поставить статую, | золотую пику держащую ||
Одно из слов речевого такта – обычно последнее – характеризуется
наиболее сильным ударением – так называемым тактовым ударением.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Иногда в такте может выделяться особой силой голоса любое слово –
слово самое важное для говорящего, самое актуальное по его замыслу. Ведущее
в семантическом отношении слово в такте и фразе наделяется логическим ударением. Логическое ударение это произнесение особой силой голоса актуального для общего смысла слова в речевом потоке:
Пустое вы сердечным ты
Она, обмолвясь, заменила
И все счастливые мечты
В душе влюбленной возбудила.
Пред ней задумчиво стою,
Свести очей с неё нет силы;
И говорю ей: как вы милы!
И мыслю: как тебя люблю!
(А. С. Пушкин)
Логическое ударение обладает большей степенью субъективности, чем
тактовое, авторской отмеченностью. Поэтому логическое ударение в большей
степени вариативно.
Фонетическое слово представляет собой такой отрезок речевой цепи, который чаще всего равен знаменательному слову (лексеме). Фонетическое слово это
целостный комплекс звуков, объединенных одним общим словесным ударением.
Фонетическое слово как смысловое и структурное единство звуков речи
может состоять из знаменательного слова и примыкающего к нему служебного
слова – предлога, союза, частицы. Служебное слово, стоящее перед знаменательным словом и примыкающее к нему спереди, называется проклитикой
(проклизой), а образованное таким образом фонетическое слово – соответственно, фонетическим словом с проклитикой: при мне – [пр’имн’э], передо
мной – [п’ьр’ьдΛмноị], ни ты ни я – [н’иты н’иjа]. Служебное слово, стоящее
после знаменательного слова и примыкающее к нему сзади, называется энклитикой (энклизой), а образованное таким образом фонетическое слово – соответственно, фонетическим словом с энклитикой: такой же – [тΛкоịжъ], нельзя
ли – [н’иэл’з’ал’и], под гору – [подгъру].
3.3.2. ЗВУК В АКУСТИЧЕСКОМ И АРТИКУЛЯЦИОННОМ АСПЕКТЕ
Однако предметом непосредственного изучения фонетики являются звуки речи.
Как природное явление звуки речи имеют акустическую и артикуляционную стороны. Из этих двух сторон практически важнее артикуляционная сторона – производство и восприятие человеком звуком. Ещё важнее их функциональная сторона – опознавательная и различительная роль в процессе общения.
Таким образом, в изучении звуков можно выделить три аспекта: акустический,
артикуляционный (физиологический) и функциональный (фонематический).
Акустический аспект изучения звука
По своей физической природе звуки речи являются колебательными движениями воздушной среды, вызванными звучащим телом (органами речи).
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Акустика речи складывается из видов колебательных движений, тембра
звука, его высоты, интенсивности и продолжительности звучания.
В зависимости от характера колебательных движений звуки делятся на
музыкальные (тоны) и немузыкальные (шумы). Тон возникает в результате непериодических (неритмических) колебаний звучащего тела, например, губ. Полярными по звучности являются, например, гласный А и согласный П. Между
ними располагаются сонорные звуки: [р], [л], [м], [н], [й]. В некоторых языках
согласный [л] может усиливать свою звучность и превращаться в слогообразующий элемент, например, в чешском языке. В корейском языке согласный [л]
может утрачивать голос, превращаясь в глухой шумный согласный.
Высота звука определяется числом колебаний голосовых связок. В речи
высота голоса зависит от длины и натянутости голосовых связок.
Сила звука (интенсивность) определяется амплитудой колебания, что зависит от напора воздушной струи и величины поверхности звучащего тела.
Звук речи акустически сложен, так как содержит не только основные тоны, но и тоны резонаторные (резонанс в переводе с французского – «отзвук»).
Их соотношение имеет огромное значение при определении основного качества
звука – тембра. Тембр создаёт качественную характеристику звука. Тембр отличает один звук от другого, а также звуки одного лица от звуков другого.
Артикуляционный аспект изучения звука
Звуки речи это единицы, не обладающие значением, но оформляющие
единицы языка вышестоящих уровней в звуковую оболочку. У звуков речи нет
смыслового объема содержания, нет значения. Они природная материя языка.
Оттого что звуки речи воспринимаются сенсорно, с помощью органов слуха,
они считаются единицами материальными.
Звуки речи образуются органами речи, к которым, в первую очередь, относятся лёгкие, гортань, ротовая и носовая полости (резонатор), которые в совокупности образуют речевой аппарат.
Речевой аппарат человека состоит из трёх этажей. Нижний этаж это дыхательные органы: лёгкие, бронхи, трахея (дыхательное горло). Здесь возникает
воздушная струя. Средний этаж это гортань. Она состоит из голосовых связок.
При обычном дыхании голосовые связки расслаблены и воздух свободно проходит через гортань. Если голосовые связки сближены и напряжены, то при прохождении между ними струи воздуха они дрожат. Так возникает голос. Верхний
этаж речевого аппарата это органы, находящиеся над гортанью. Непосредственно к гортани примыкает глотка. Глотка делится на две полости: носовую и ротовую. Они разделены нёбом. Мягкое нёбо вместе с маленьким язычком называется нёбной занавеской. Если нёбная занавеска приподнята, то воздух идёт через
рот. Если нёбная занавеска опущена, то воздух идёт через нос.
Полость носа это неизменяемый по объёму и форме резонатор. Ротовая
полость может менять свою форму и объём за счёт движений губ, нижней челюсти и языка. Глотка меняет форму и объём за счёт движения языка вперёд и
назад. Большей подвижностью обладает нижняя губа. Она может смыкаться с
верхней губой, сближаться с ней, сближаться с верхними зубами.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наиболее подвижный орган речи – язык. В языке выделяют переднюю,
среднюю и заднюю части.
При образовании звуков органы речи выполняют пассивную или активную роль. Так, например, язык всегда активен, а зубы всегда пассивны. Губы и
нёбная занавеска могут играть в образовании звуков как пассивную, так и активную роль.
Работа органов речи, направленная на образование звуков речи, называется артикуляцией. Артикуляция складывается из трех частей:
– из экскурсии (начало работы органов речи – органы речи «выходят на
работу»);
– из выдержки (средней части работы органов речи);
– из рекурсии (окончание работы, когда органы речи выходят на исходную позицию, в нерабочее состояние).
Любой звук речи образуется при выдохе. Отработанная струя выдыхаемого воздуха, покидая легкие, попадает в гортань, где находятся голосовые связки. При их обязательной вибрации и возникает звук речи. Колебание голосовых
связок – непременное условие для возникновения звука речи.
Далее, пройдя голосовые связки и приведя их в колебательное движение,
струя воздуха попадает в резонатор. Образуя звук речи, струя выдыхаемого
воздуха через резонатор либо беспрепятственно выходит наружу, либо встречает на своем пути какую-нибудь преграду, например, в виде полного затвора
губ, или смыкания зубов, или плотного прилегания языка к верхнему нёбу и
т. п.. В зависимости от этого условия – наличия или отсутствия преграды в резонаторе – звуки речи делятся на гласные и согласные.
3.3.3. КЛАССИФИКАЦИЯ ГЛАСНЫХ И СОГЛАСНЫХ ЗВУКОВ
Гласные звуки это такие звуки речи, при образовании которых струя выдыхаемого воздуха беспрепятственно проходит через резонатор и на пути своего следования наружу не встречает никаких препятствий. При этом колеблются лишь голосовые связки, которые создают определенный тон. Таким образом, при колебании голосовых связок и беспрепятственном прохождении струи
выдыхаемого воздуха по резонатору возникают гласные, или тональные (музыкальные), звуки речи. В фонетической системе современного русского языка
основных гласных звуков насчитывается 6:
[а]
[о]
[э]
[и]
[ы]
[у]
Согласные звуки это такие звуки речи, при образовании которых струя выдыхаемого воздуха, проходя через резонатор, на пути своего следования наружу
встречает какие-либо препятствия, например, в виде либо полного смыкания
зубов или губ друг с другом, либо плотного прилегания языка к какой-нибудь
части твердого (верхнего) нёба и пр. Если струя выдыхаемого воздуха, попав в
резонатор, встречает на своем пути препятствие, то ей приходится с шумом преодолевать это препятствие. Таким образом на голос «накладывается» шум, полученный в результате преодоления преград, возникающих на пути воздушной
струи в резонаторе. Так образуются согласные, или шумные, звуки речи.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И гласные и согласные звуки можно охарактеризовать детальнее с точки
зрения описания работы органов речи. Такая классификация звуков речи носит
название артикуляционной.
При образовании гласных звуков активную роль играет язык. Занимаемое
им положение в ротовой полости обусловливает различение гласных звуков по
подъему и ряду.
Движение языка в ротовой полости снизу вверх, в направлении к твердому
нёбу, называемое движением по вертикали, предопределяет распределение
гласных по подъему. Если язык располагается в нижней части ротовой полости,
то образуется гласный нижнего подъема – [а]. Если язык в ротовой полости занимает срединное положение, несколько приподнимаясь вверх к твердому нёбу,
то образуются гласные среднего подъема – [э] [о]. Если язык максимально поднят к верхнему нёбу, то образуются гласные верхнего подъема – [и] [ы] [у].
Движение языка в ротовой полости от гортани к зубам, называемое движением по горизонтали, предопределяет распределение гласных по ряду. Если
язык от гортани продвигается максимально к передней части ротовой полости,
находясь у зубов, то образуются гласные переднего ряда – [и] [э]. Если язык в
ротовой полости занимает срединное положение, находясь между гортанью и
зубами, то образуются гласные среднего ряда – [ы] [а]. Если язык максимально
отодвинут назад к гортани, то образуются гласные заднего ряда – [о] [у].
В образовании гласных звуков принимает участие не только язык, но и
губы. Губы могут быть неактивными, а могут быть напряжены, округлены и
вытянуты в трубочку. Если губы принимают активное участие в образовании
звуков речи, то образуются лабиализованные (от лат. labium = губа), огубленные, гласные. Такими лабиализованными звуками в фонетической системе русского языка являются звуки [о] [у]. Все остальные гласные звуки относятся к
нелабиализованным – [и] [э] [ы] [а].
Артикуляционную классификацию основных гласных звуков можно
представить в виде таблицы 1:
Таблица 1
Артикуляционная классификация основных гласных звуков
подъём / ряд
верхний
средний
нижний
передний
[и]
[э]
средний
[ы]
задний
[у]
[о]
[а]
Согласные звуки также можно охарактеризовать по работе органов речи,
участвующих в их образовании, тем самым представив их артикуляционную
классификацию.
По участию голоса и шума согласные делятся на сонорные и шумные.
При образовании согласных звуков препятствие по своему характеру может
быть бóльшим или меньшим. Если преграда, возникающая на пути струи выдыхаемого воздуха, незначительна, то количество голоса, участвующего в об48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
разовании согласного звука, достаточно велико. Так образуются особо звучные
– сонорные – согласные, которых в русской фонетической системе 9:
[р] – [р’]
[л] – [л’] [м] – [м’]
[н] – [н’]
[j]
Если преграда значительная, то голос идет на убыль вплоть до полной
его утраты и согласный звук состоит практически из одного шума. Так образуются шумные согласные. В свою очередь шумные согласные делятся на шумные звонкие и шумные глухие. За этой артикуляционной характеристикой согласных звуков скрывается следующее содержание. При образовании шумных
звонких согласных возникающая преграда достаточная, но не настолько, чтобы
вовсе «погасить» голос, поэтому шумные звонкие согласные состоят из голоса
и шума. К ним относятся такие согласные, как [б–б’], [в–в’], [г–г’], [д–д’],
[ж–ж’], [з–з’]. При образовании шумных глухих согласных препятствие достаточно велико, чтобы свести голос почти к полной его утрате или, по крайней
мере, к значительному его уменьшению, поэтому такие согласные состоят практически из одного шума. К шумным глухим согласным относятся такие звуки,
как [к–к’], [п–п’], [с–с’], [т–т’], [ф–ф’], [х–х’], [ц], [ч], [ш], [ш’].
В образовании согласных звуков одни органы речи принимают активное
участие, другие – пассивное. Активные органы речи движутся, пассивные неподвижны. Активные органы речи артикулируют по направлению к пассивным.
В том месте, где активные органы взаимодействуют с пассивными, и образуется преграда на пути струи выдыхаемого воздуха. В зависимости от того, где, в
каком месте, образуется это препятствие, все согласные звуки принято делить
на разные типы по месту образования:
– активным органом является нижняя губа → губные;
– активным органом является язык → язычные.
Итак, по активному органу речи все согласные делятся на губные и язычные.
Далее согласные звуки – губные и язычные – делятся на свои соответствующие разновидности в зависимости от того, с каким пассивным органом
речи взаимодействует активный:
– нижняя губа взаимодействует с верхней губой, и именно в этом месте,
между нижней и верхней губой, образуется преграда → губно-губные: [б–б’],
[п–п’], [м–м’];
– нижняя губа взаимодействует с зубами → губно-зубные: [в–в’], [ф–ф’];
– передняя часть спинки языка взаимодействует с зубами → переднеязычные зубные: [т–т’], [д–д’], [с–с’], [з–з’], [н–н’], [л–л’], [ц];
– передняя часть спинки языка взаимодействует с надзубной частью
верхнего (твердого) нёба → переднеязычные передненёбные (нёбно-зубные):
[ш], [ж], [ш’], [ж’], [ч], [р–р’];
– средняя часть спинки языка взаимодействует со срединной частью
верхнего нёба → среднеязычные средненёбные: [j];
– задняя часть спинки языка взаимодействует с задней частью верхнего
нёба → заднеязычные задненёбные: [г–г’], [к–к’], [х–х’].
Характеристику согласных звуков по месту образования можно представить графически:
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Согласные по месту образования
губные
губно-губные
язычные
губно-зубные
переднеязычные
заднеязычные
среднеязычные
зубные
небно-зубные
Таким образом, характеристика согласных звуков по месту образования
определяет звук речи по тому, в каком месте возникла преграда на пути проходящей через резонатор струи выдыхаемого воздуха.
В зависимости от того, каким образом струей выдыхаемого воздуха преодолевается возникшая в определенном месте преграда, все согласные звуки
классифицируются по способу преодоления преграды, или по способу образования. Речевой аппарат русскоговорящих людей приспособлен преодолевать
преграду двояким образом:
– первый способ связан с тем, что активный орган неплотно смыкается с
пассивным; при этом работающие органы соприкасаются друг с другом так, что
между ними нет полной смычки, а образуется щель, через которую струя выдыхаемого воздуха и выходит наружу; так, образуются щелевые согласные. Щелевые по способу образования согласные звуки одновременно являются и фрикативными, что означает, что струя выдыхаемого воздуха, выходя через образованную между работающими органами речи щель, трется о стенки суженного
прохода. Щелевыми фрикативными по способу преодоления преграды являются следующие согласные русского языка: [в–в’], [ф–ф’], [з–з’], [с–с’], [х–х’],
[ж], [ж’], [ш], [ш’], [j];
– второй способ связан с тем, что активный орган плотно смыкается с
пассивным; в этом случае между работающими органами речи возникает плотный затвор, смычка, которую струя выдыхаемого воздуха должна как-то открыть, разомкнуть; так образуются смычные по способу образования согласные
звуки. Смычка, т. е. плотный затвор между работающими органами речи, может
преодолеваться по-разному. В зависимости от этого условия все смычные согласные делятся на частные разновидности:
– под напором струи выдыхаемого воздуха смычка с резким шумом, подобным взрыву, разрывается, и воздух выходит мощно из ротовой полости наружу → в результате образуются смычные взрывные: [б–б’], [п–
п’], [д–д’], [т–т’], [г–г’], [к–к’];
– под напором струи выдыхаемого воздуха смычка мгновенно превращается в щель, и воздух выходит из ротовой полости наружу через эту образовавшуюся щель → так образуются аффрикаты: [ц], [ч];
– струя выдыхаемого воздуха не разрывает возникшую преграду, а, что50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бы вырваться наружу, проходит через носовую полость →так образуются смычные носовые: [м–м’], [н–н’];
– струя выдыхаемого воздуха преодолевает возникшую между сомкнутыми органами преграду, огибая язык с боков, что становится возможным в связи с тем, что бок языка при произнесении такого звука опущен вниз, и между ним и щекой образуется боковой проход → в результате образуются смычные боковые: [л–л’];
– под давлением струи выдыхаемого воздуха кончик языка то плотно
смыкается с нёбом, то отходит от него, в результате чего происходит
то смыкание, то размыкание взаимодействующих органов речи, их
вибрирование → таким образом появляются в речи вибранты (дрожащие): [р–р’].
Характеристику согласных звуков по способу образования можно представить графически:
Согласные по способу образования
щелевые
взрывные
аффрикаты
смычные
носовые
боковые
вибранты
В зависимости от того, как ведет себя при образовании согласных звуков
срединная часть спинки языка по отношению к срединной части верхнего нёба,
согласные звуки принято различать по палатализации. Палатализация это дополнительный к основной артикуляции согласного звука подъем средней части
спинки языка к верхнему (твердому) нёбу. Такое движение языка к верхнему
нёбу является основной артикуляцией при образовании среднеязычного средненебного согласного звука [j], поэтому по отношению к другим согласным
звукам такую работу языка называют йотовой артикуляцией. При наложении
йотовой артикуляции на основную артикуляцию при образовании того или
иного согласного звука каждый раз образуется мягкий, палатализованный, согласный. Без участия этой добавочной артикуляции, только при наличии основной артикуляции образуются твердые, непалатализованные, согласные русского языка. Значит, мягкие (палатализованные) согласные отличаются от твердых
(непалатализованных) согласных наличием или, наоборот, отсутствием такой
добавочной артикуляции, связанной с прогибом срединной части спинки языка
в направлении к верхнему нёбу. Большинство согласных русского языка по признаку твердости-мягкости являются парными:
[б–б’], [в–в’], [г–г’], [д–д’], [з–з’], [к–к’], [л–л’], [м–м’],
[н–н’], [п–п’], [р–р’], [с–с’], [т–т’], [ф–ф’], [х–х’]
В русской фонетической системе всего два собственно долгих согласных
звука – [ж’], [ш’]. Все остальные согласные могут стать более длительными по
звучанию лишь в речевом потоке при особых сложившихся в нем условиях:
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отдать [Λддат’] – озвончение глухого согласного и слияние двух одинаковых
по своим артикуляционным характеристикам звуков в один долгий [д] на стыке
приставки и корня.
Парой считается такая противопоставленность звуков по их артикуляционным характеристикам, в которой отмечается отличие лишь в одном признаке,
не более. Поэтому к непарным твердым согласным относятся звуки [ж], [ш],
[ц]. Звуки [ж] и [ж’] и [ш] и [ш’] не могут образовать пару по мягкоститвердости, так как отличаются друг от друга сразу двумя признаками – отношением к палатализации и долготой второго звука.
К непарным мягким согласным относятся звуки [ж’], [ш’], [ч], [j]. Последний звук в силу присущей ему палатализации в качестве его основной артикуляции отмечается особым названием: его принято называть палатальным.
К непарным глухим согласным относятся согласные звуки [х–х’], [ц], [ч], [ш’].
Артикуляционные признаки звуков в фонетической системе русского
языка являются признаками либо самостоятельными (конститутивными, дифференциальными), либо зависимыми, обусловленными. Признаки, участвующие
в противопоставлении одного звука другому, называют дифференциальными.
Так, дифференциальными признаками для согласных звуков являются признаки
наличия голоса и шума, признак места образования и признак способа образования. Признак палатализованности/непалатализованности является признаком
добавочным, сопутствующим основной артикуляции. По дифференциальным
признакам можно опознать согласный звук речи. Например, если звуку присвоены такие характеристики, как шумный глухой непарный, переднеязычный
зубной, аффрикативный, значит, речь может идти только о звуке [ц]. А если,
скажем, звук отмечен такими артикуляционными признаками, как шумный глухой парный, переднеязычный губно-зубной, щелевой, значит, этим звуком в
фонетической системе русского языка может быть только звук [ф].
Для гласных звуков дифференциальными признаками оказываются признаки подъема и лабиализованности. Признак ряда для гласных звуков оказывается признаком обусловленным. Дело в том, что по законам, действующим в
фонетической системе современного русского языка, перед гласными переднего
ряда в речевом потоке могут употребляться только мягкие согласные. Таким
образом, ряд гласного зависим от характера предшествующего согласного, в
частности от его мягкости. Перед гласными непереднего ряда, т. е. не перед [и]
[э], в русской речи могут появиться как твердые, так и мягкие согласные: рад
[рат] – ряд [р’ат], вол [вол] – вёл [в’ол], стул [стул] – тюль [т’ул’]. Но перед
гласным переднего ряда [и] [э] невозможен твердый согласный. Если предшествующий согласный является твердым, то гласный переднего ряда [и] после
него невозможен. Он сразу же заменится на ближайший к нему по ряду и на
идентичный по подъему гласный – на гласный [ы]: цирк [цырк], жизнь [жызн’],
широк [шырок] и т. п. Если в речевом потоке перед гласным переднего ряда [э]
выступил твердый согласный, значит, речь идет о фонетически неосвоенном
слове: стенд [тэ], бизнес [нэ], тенденция [тэ, дэ]. С течением времени такие
слова могут осваиваться носителями русского языка и приспосабливаться к
действующим в их фонетической системе закономерностям. Так произошло, к
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
примеру, со словами декан [д’э], академия [д’э], термин [т’э], демагог [д’э],
терапевт [т’э], форель [рэ/р’э], депрессия [дэ/д’э; рэ/р’э] и др.
Особенности в произношении звуков в том или ином языке составляют
его артикуляционную базу. Артикуляционная база языка возникает в результате исторической эволюции произносительного аппарата каждого народа. Артикуляционные привычки сохраняются на протяжении ряда эпох.
При изучении иностранного языка артикуляционная база родного языка
накладывает от печаток на произношение говорящего. Этим обусловлен акцент. Если говорящий хорошо осваивает артикуляционную базу иностранного
языка, то он может говорить на этом языке чище, чем носитель языка.
Артикуляционные базы языков отличаются друг от друга различной активностью органов речи и различным соединением органов речи. Поэтому фонетические системы разных языков имеют свои национальные особенности.
У кавказских народов звуки [г], [к], [х] образуются не в ротовой полости,
а в гортани и называются глубинно-гортанными.
Звук [р] во французском языке и [х] в немецком языке образуются дрожанием маленького язычка, то есть продолжением верхнего нёба, и называются
увулярными.
В некоторых языках гласные и согласные противопоставляются по долготе и краткости. Так, в эстонском языке гласные и согласные имеют три
ступени долготы: звуки краткие, долгие и сверхдолгие. В английском языке по
долготе и краткости различаются гласные звуки. Это качество влияет на смысл
слова. Долгота и краткость звуков характерна для чешского, финского и якутского языков.
В ряде языков существуют особые носовые гласные. Они обозначаются
отдельными буквами. Носовые гласные сохраняются в современном польском и
французском языке.
Во многих языках мира существуют дифтонги. Это гласные со сложной
артикуляцией. Они произносятся как единый звук речи. Один из таких гласных
является основным, а другой – призвуком. Особое распространение дифтонги
получили в английском языке.
3.3.4. ФОНЕТИЧЕСКИЕ И НЕФОНЕТИЧЕСКИЕ ЧЕРЕДОВАНИЯ ЗВУКОВ
Артикуляционная классификация дает представление об основных звуках
речи фонетической системы современного русского литературного языка. В реальном речевом потоке встречается гораздо большее количество звуков. Звуки
взаимодействуют друг с другом, попадают в разные фонетические условия, и
всё это не проходит для них бесследно. Они меняют свои артикуляционные характеристики, приспосабливаясь либо друг к другу, либо к другим фонетическим условиям, которые складываются при их употреблении. Изменение звуков
речи в речевой цепи под влиянием сложившихся фонетических условий в пределах одной и той же морфемы называется фонетическим чередованием. Фонетическому чередованию могут подвергаться и гласные, и согласные звуки. Сами фонетические чередования могут носить различный характер: при изменении в речевом потоке либо затрагиваются основные (конститутивные) артику53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ляционные признаки звуков, либо при несущественном изменении их качества
меняются какие-то их дополнительные составляющие.
Но чередования могут носить и нефонетический характер. Например, в
словах сухой и сушилка конечные согласные корня оказываются в одинаковых
фонетических условиях – в позиции перед гласным, но при этом меняются –
<х> чередуется с <ш>. Точно так же и в словоформах веду – вожу: фонетические условия для конечных согласных корня абсолютно одинаковы, но тем не
менее мы наблюдаем чередование <д> и <ж>. Такого рода чередования в современном русском языке относятся к нефонетическим чередованиям, возникшим когда-то давно, поэтому и носят название исторических. Их нужно учитывать при морфемном анализе – при разборе слова по составу. Так, в словоформе
люблю корнем является любл-, так как при сопоставлении словоформ любить и
люблю обнаруживается нефонетическое, историческое, чередование б’║бл’. И в
словоформе свищу корнем является -свищ-, а в начальной форме этого глагола
свистеть – -свист-, и в этом случае наблюдается известное историческое чередование ст║щ. В разделе фонетики такого рода чередования не рассматриваются. Здесь изучаются только такие чередования, которые возникают непосредственно в речевом потоке под влиянием разных фонетических условий,
т. е. фонетические чередования.
К одному из важнейших условий, возникающих в речевом потоке, относится ударение и его влияние на произношение того или иного звука речи. Ударение это выделение особой силой голоса одного из слогов в слове. Слогообразующими звуками в русском языке являются гласные звуки. Русскому слову
свойственно одно основное словесное ударение. Значит, лишь один гласный в
слове может быть отмечен основным ударением. Этот гласный, соответственно,
называется ударным. Все остальные гласные, безударные, по сравнению с этим
ударным гласным отмечены меньшей силой голоса, как бы ослаблены. Это
ослабление звучания безударных гласных по отношению к ударному называется
редукцией (лат. redūcere – уменьшать, ослаблять).
Различают количественную и качественную редукцию. Количественная
редукция это изменение длительности звучания безударного гласного по сравнению с ударным, а качественная редукция это невыполнение в полном объеме
артикуляторной программы для данного безударного гласного по сравнению с
его ударным эквивалентом.
Попадая в безударное положение, редуцируются все гласные звуки. Однако
одни из них редуцируются в большей степени, что затрагивает их основные артикуляционные характеристики, а другие – в меньшей. Существенной редукции в
безударном положении подвергаются гласные неверхнего подъема – [а], [о], [э].
Гласные верхнего подъема [и], [ы], [у] в безударном положении хотя и меняют
свою артикуляцию по сравнению с их ударными аналогами, но все же не столь
существенно. Поэтому при осуществлении фонетической транскрипции (=
условной записи звучащей речи) часто допускают в качестве рекомендации
условную формулировку «гласные верхнего подъема не редуцируются». Иными
словами, при фонетической транскрипции показывается лишь редукция гласных
неверхнего подъема, гласные верхнего подъема остаются в условной фонетиче54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской записи без изменения: успокоить [успΛкоит’]; изнутри [изнутр’и].
На качество гласного звука, оказавшегося в безударном положении, влияет и то, в каком месте от ударного слога он оказался – ближе к нему или дальше. В этой связи принято различать:
– I-ую слабую позицию, в которой гласный неверхнего подъема незначительно меняет свои артикуляторные признаки (ср.: поле – поля) и к которой относится абсолютное начало слова и первый от ударения слог (= первый предударный слог);
– II-ую слабую позицию, в которой гласный максимально ослабевает (ср.:
поле – полевой) и по сравнению со своим ударным аналогом существенно меняет свои артикуляторные характеристики; сюда относятся все остальные положения, кроме абсолютного начала слова и первого предударного слога.
Помимо этого, на качество безударного гласного влияет характер предшествующего согласного. Здесь принято различать три ситуации:
1) положение безударного гласного перед твердым согласным (t);
2) положение безударного гласного перед мягким согласным (t’);
3) положение безударного гласного перед отвердевшими согласными [ж]
[ш] [ц].
Итак, для установления различной степени редукции и верного ее отражения
в фонетической транскрипции необходимо выделять следующие ситуации:
– гласные <о> <а> после твердого согласного в абсолютном начале слова
или в первом предударном слоге, т. е. в I-ой слабой позиции, чередуются со
звуком 1-ой степени редукции – [Λ], который по своим акустическим характеристикам приближается к звуку [а]: малыш – [мΛлыш], опять – [Λп’ат’], артель – [Λрт’эл’], газон–[гΛзон], облака– [ΛблΛка];
– гласные <о> <а> после твердого согласного во II-ой слабой позиции,
т. е. в заударных слогах и в предударных, кроме первого, чередуются со звуком
2-ой степени редукции, напоминающим по своим акустическим характеристикам нечто среднее между [а] и [ы] – [ъ]: колобок – [кълΛбок], колокол –
[колъкъл], табакерка – [тъбΛк’эркъ], карикатура – [кърикΛтуръ];
– гласные <о> <а> <э> после мягкого согласного в абсолютном начале
слова или в первом предударном слоге, т. е. в I-ой слабой позиции, чередуются
со звуком 1-ой степени редукции – [иэ], напоминающим по своим акустическим
характеристикам нечто среднее между [и] и [э]: пенёк – [п’иэн’ок], пятнистый –
[п’иэтн’истыj], еловый – [jиэловыj], неопытный – [н’иэопытныj];
– гласные <о> <а> <э> после мягкого согласного во II-ой слабой позиции,
т. е. в заударных слогах и во всех остальных предударных слогах, кроме первого предударного, чередуются со звуком 2-ой степени редукции, максимально
ослабленным – [ь]: величавый – [в’ьл’ичавыj], чародей – [чьрΛд’эj], единение –
[jьд’ин’эн’иjь], яровые – [jьрΛвыjь];
– гласный <а> после отвердевших согласных в I-ой слабой позиции, т. е.
в 1-ом предударном слоге, чередуется со звуком 1-ой степени редукции – [Λ]:
жаргон – [жΛргон], царевич – [цΛр’эв’ич], шагать – [шΛгат’];
– гласные <о> <э> после отвердевших согласных в I-ой слабой позиции
чередуются со звуком [ыэ]: шептать – [шыэптат’], жених – [жыэ’их], целеб55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ный – [цыэл’эбныj];
– гласные <о> <а> <э> после отвердевших согласных во II-ой слабой позиции чередуются со звуком 2-ой степени редукции [ъ]: шалунишка –
[шълун’ишкъ], желтизна – [жълт’изна], шепоток – [шъпΛток], центровой –
[цънтрΛвоj].
Чередование гласных можно представить в виде схемы:
Позиции и
степень
редукции
После твердого
согласного
<а>
<о>
После мягкого
согласного
<э>
<а>
I
степень редукции
[Λ]
[Иэ]
II
степень редукции
[Ъ]
[Ь]
<о>
После
отвердевших
[ж] [ш] [ц]
<а> <э> <о>
[Ыэ]
[Λ]
[Ъ]
Чередуются в речевой цепи и согласные звуки. Их основные разновидности под влиянием соседних согласных звуков меняют свои артикуляторные характеристики и заменяются другими согласными звуками. Эти чередования позиционны, так как обусловлены определенным положением (позицией), в которое попадает звук в речевом потоке. Они носят характер закона, не знают отступлений и исполняются всеми носителями данного языка на современном
этапе его функционирования, поэтому они закономерны и обязательны. Охарактеризуем основные чередования согласных звуков.
I. Оглушение звонкого согласного в абсолютном конце слова
Если у звонкого согласного есть пара по глухости-звонкости и он попадает в речевом потоке в абсолютный конец фонетического слова, то на месте
звонкого согласного выступает его глухая разновидность – звонкий согласный
заменяется парным ему глухим согласным: повод – [повът], долг – [долк], мираж – [м’ираш], клюв – [кл’уф].
II. Ассимиляции
В современном русском литературном языке действует такая закономерность: если в речевом потоке встречаются два различных по своим артикуляторным характеристикам согласных, то один из них, оказываясь более сильным, влияет на рядом стоящий согласный и уподобляет его себе. В русском
языке обычно более сильным оказывается последующий согласный, поэтому
чаще всего он подчиняет себе предшествующий согласный. Такое влияние одного звука на другой называется ассимиляцией (уподоблением), а направленность ассимиляции от последующего звука на предшествующий – регрессивной
ассимиляцией. В фонетической системе современного русского литературного
языка наблюдаются следующие ассимиляции:
– ассимиляция по глухости это такое чередование звуков, при котором
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
звонкий парный согласный, оказываясь в положении перед глухим, уподобляется ему и становится глухим согласным. Последующий глухой согласный уподобляет себе по участию голоса и шума звонкий парный согласный:
Таким образом, в речевом потоке рядом стоящие согласные становятся
одинаковыми по участию голоса и шума, т. е. глухими:
походка – [пΛхоткъ], книжка – [кн’ишкъ], робко – [ропкъ],
берёзка – [б’иэр’оскъ]
– ассимиляция по звонкости это такое чередование звуков, при котором
глухой парный согласный, оказываясь в положении перед звонким, уподобляется
ему и становится таким же, звонким, согласным. Последующий глухой согласный уподобляет себе по участию голоса и шума звонкий парный согласный:
Таким образом, в речевом потоке рядом стоящие согласные становятся
одинаковыми по участию голоса и шума, т. е. звонкими:
сберечь – [зб’иэр’эч], молотьба – [мълΛд’ба], футбол – [фудбол],
просьба – [проз’бъ]
– ассимиляция по месту образования это такое чередование звуков, при
котором зубной согласный <с–с’> / <з–з’>, оказываясь в положении перед передненебным, уподобляется ему и становится передненебным согласным. Последующий передненебный согласный уподобляет себе по месту образования
зубной согласный:
Иными словами:
<с–с’>
/
<з–з’>
[ш]
/
[ж]
←
/
<ж>
[ш’]
/
<ш>
/
<ш’>
/
<ч>
/ [ж’]
сшить – [шыт’], сжечь – [жэч], счистить – [ш’ис’т’ит’],
дребезжать – [др’ьб’иэж’ат’], с чесноком – [ш’ьснΛком]
При этом возникший в результате ассимиляции по месту образования передненебный согласный является длительным по произношению – долгим (бифонемным).
– ассимиляция по способу образования это такое чередование звуков, при
котором смычные зубные согласные <д–д’> / <т–т’>, оказываясь в положении
перед аффрикатами <ц> / <ч> или перед щелевыми <с–с’>, уподобляются им и
становятся аффрикатами. Последующий аффрикативный согласный уподобляет себе по способу образования смычный зубной согласный:
Иными словами:
<д–д’>
/
<т–т’>
←
[ц]
[ч]
/
<ц>
/
<ч>
/
<с–с’>
отсыреть – [Λцсыр’эт’], подсолнухи – [пΛцсолнух’и], учиться – [учицъ],
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лётчик – [л’очик], подчистую – [пъчистуjу], богатство – [бΛгацтвъ]
При этом возникший в результате ассимиляции по способу образования аффрикативный согласный является так же, как и в результате ассимиляции по месту
образования, согласным длительным по произношению – долгим (бифонемным).
– чередование согласного с нулем звука это такое чередование согласных,
при котором мгновенные согласные <т> / <д> обычно в соседстве с зубными согласными подлежат устранению. Группа согласных упрощается:
частник – [час’н’ик], праздник – [праз’н’ик], проездной – [пръjиезноj],
честный – [чэсныj]
Есть и другие чередования согласных звуков – ассимиляция по мягкости,
удвоение согласного, диссимиляция (расподобление).
Все данные фонетические чередования звуков речи на письме не обозначаются. В этой связи, из-за расхождения звучания и написания, возникают орфографические трудности – орфограммы – трудные для написания места.
Написание слов, отмеченных тем или иным типом фонетического чередования,
регламентируется соответствующим орфографическим правилом. Так, слова,
отмеченные редукцией гласных в речи, на письме обладают орфограммой – либо правописанием безударной гласной, проверяемой или не проверяемой ударением, либо правописанием чередующейся гласной в корнях. Слова, отмеченные фонетическим чередованием в области согласных, на письме обладают орфограммой, связанной с правописанием глухих/звонких согласных, непроизносимой согласной, двойных согласных и т. п.
3.3.5. ЗВУК В ФУНКЦИОНАЛЬНОМ АСПЕКТЕ
Звуки речи – величины конкретные. Это конкретные единицы речи, способные восприниматься через чувственное созерцание и обладающие поэтому
многообразием признаков. Иными словами, это единицы, каждый раз конкретно и реально звучащей речи. Но, как известно, конкретному противостоит абстрактное. Абстрактное, в отличие от конкретного, обладает не частными, индивидуальными, а отвлеченными, общими признаками. Этих признаков суммарно меньше, они беднее, чем признаки конкретного, но они являются наиболее существенными.
В таком случае, что же противостоит звуку речи как величине конкретной? От каких частных, несущественных признаков этого конкретного мы
должны отвлечься, чтобы получить соотнесенную со звуком речи единицу абстрактного свойства? И для чего?
Сравните, к примеру, разное звучание конечного согласного корня слова везти, представленного в разных своих формах и в разных фонетических условиях:
везут – везли – вёз – везти – вёз шар – вёз же
– везут, везли – перед гласным или сонорным слышится звук [з];
– вёз – в абсолютном конце слова – звук [с];
– везти – перед глухим мягким согласным [т’] в результате ассимиляции
по глухости – звук [с’];
– вёз шар – перед передненёбным согласным [ш] в результате ассимиляции по месту образования – звук [ш] долгий;
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– вёз же – перед передненёбным согласным [ж] в результате ассимиляции по месту образования – звук [ж] долгий.
Однако, как бы ни звучал этот корень в реальном речевом потоке, каким
бы разным ни представлялся в конкретных фонетических условиях, в сознании
носителей данного языка он неизменно будет обладать одним и тем же содержанием – «перемещать что-либо с помощью средств передвижения». Следовательно, всё многообразие чередующихся в речевом потоке конечных согласных этого корня через скрепление его звучания с его значением будет сводиться к звуку [з]. В этой связи конкретно звучащие на конце этого корня звуки [с],
[с’], [ш], [ж] в нашем сознании являются представителями звука [з] как основного, звучащего в наиболее благоприятных для него условиях, в наименее зависимом от других звуков положении – в позиции перед гласным или сонорным
или перед [в–в’].
Звук, к которому сводится всё многообразие чередующихся между собой
в речевом потоке звуков, называется фонемой. Фонема это абстрактная,
обобщающая единица языка, суммирующая всё многообразие частных звуковых реализаций и представляющая собой на основе обобщения этого многообразия единый звуковой тип речевых реализаций.
Фонология как наука имеет точную дату своего рождения – 1881 год – и
точно знает своего основателя. Это профессор Казанского университета Иван
Александрович Бодуэн де Куртенэ. В 1881 году вышел первый труд по фонологии, в котором ученый считал необходимым «рассматривать звуки по отношению их к значению слова» [5, с. 29]. Бодуэн де Куртенэ предлагал рассматривать звуки речи не только в их конкретной реализации, но и привязывая их к
значению, реализованному в материальной, звуковой, оболочке данного слова.
Поскольку минимальной значимой единицей языка является морфема, постольку ученый «привязывал» звук речи к той или иной морфеме.
Звуки речи не только материально оформляют морфему в звуковую оболочку, но могут служить в одних случаях для различения морфем, а в других – для их
отождествления. Как способны по-разному звучащие звуки передавать одно и то
же значение – отождествлять морфемы – было видно на примере звучания и
осмысления корня -вез- в словоформах глагола везти. Звуки речи как представители
разных фонем, попавшие в совершенно одинаковые фонетические условия, оформляют разные морфемы, передают абсолютно разное содержание: том – дом – сом –
ром – лом; зуд – суд; сор – мор – хор и т. д. Данные слова (корневые морфемы) обладают совершенно разным значением, а начальные согласные этих корней находятся в абсолютно идентичных фонетических условиях. Следовательно, фонемы
способны не только отождествлять морфемы, но и разграничивать, различать их.
Фонеме присущи, таким образом, две основные функции – отождествительная
(перцептивная) и смыслоразличительная (сигнификативная).
Таким образом, сам по себе конкретный звук речи значением не обладает.
Однако, функционируя в языке, звук служит для различения или отождествления слов и морфем, т. е. значимых единиц языка. Звук, рассматриваемый с позиций его функционирования в слове или морфеме, в его действии, в динамике,
т. е. в функциональном аспекте, является не фонетической, а фонологической
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
единицей. Фонология занимается изучением звуковых единиц в их роли и
функциях при образовании и различении слов, словоформ, морфем. Звук речи,
к которому сводится всё многообразие чередующихся в речевом потоке звуков,
способный отождествлять или различать морфемы и слова, основной представитель всех чередующихся между собой звуков в пределах одной и той же
морфемы это и есть фонема.
Итак, фонема это минимальная, далее неделимая функциональная
единица языка, представленная рядом позиционно чередующихся звуков и
служащая для различения и отождествления значимых единиц языка –
морфем и слов.
Фонемой становится тот звук речи, который выступает в сильной речевой
позиции, т. е. в позиции максимального различения своих основных артикуляторных характеристик. Сильная позиция для фонемы это такая позиция звука
речи в речевом потоке, в которой он представлен в положении наибольшей
дифференциации своих основных артикуляционных признаков, в которой он не
подвергается нейтрализации своих основных качеств. Слабой позицией называется такая позиция звука речи, в которой он представлен в положении
наименьшей дифференциации своих основных артикуляционных признаков, в
которой он подвергается нейтрализации своих основных качеств.
Нейтрализацией называется совпадение двух или нескольких фонем в определенной речевой ситуации. Гласные О и А в словоформах дом и дар различаются,
так как находятся под ударением. В этом положении их основные дифференциальные признаки – подъем и лабиализованность (О: лабиализованный, среднего
подъема; А: нелабиализованный, нижнего подъема) – противопоставляют данные
фонемы, способные различить соответствующие морфемы. Однако в словоформах дома и дары эти фонемы нейтрализовались – слились в одном звуке, близком
к а, – в звуке [Λ] – 1-ой степени редукции после твердого согласного:
дом
<О>
дома
–
дар
<А>
дары
–
[Λ]
<О>
<А>
[Λ]
Количественный состав фонем – основных представителей звуков речи – у
каждого языка свой, отличающий один язык от другого. Так, в английском языке
насчитывается 40 фонем (13 гласных, 24 согласных и 3 дифтонга); в немецком языке – 36 фонем (15 гласных, 18 согласных, 3 дифтонга), во французском языке –
35 фонем (18 гласных и 17 согласных), в русском языке – 39 (5 гласных и
34 согласных).
Фонемы – звуки в сильной позиции – устанавливаются по сильным позициям. Для гласных фонем сильной позицией является позиция гласного звука
под ударением перед твердым согласным, между твердыми согласными и по60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сле твердого согласного. При условии, что символом обозначен любой ударный гласный, а символом t – любой согласный, условно сильные позиции для
гласных можно представить в виде такой записи:
t
t t
t
Для согласных фонем сильные позиции утверждаются по двум основаниям: по глухости/звонкости и по твердости/мягкости. Сильными позициями по
глухости/звонкости для согласных фонем являются 3 положения в речевом потоке: 1) перед гласными; 2) перед сонорными; 3) перед <в–в’>.
Сильными позициями по твердости/мягкости для согласных являются положения: 1) перед гласными непереднего ряда; 2) в абсолютном конце слова;
3) перед заднеязычными задненебными <г>, <к>, <х>. Сильные позиции для согласных фонем можно представить в виде таблицы 2:
Таблица 2
Сильные позиции для согласных фонем
Сильные позиции
по глухости/звонкости
– перед гласным
роза – роса
(ср. роз – рос – нейтрализация
фонем <з> <с> в звуке [с])
– перед сонорным
злой – слой
– перед <в–в’>
звон – свой
Сильные позиции
по твердости/мягкости
– перед гласными непереднего ряда
гора – горя
– в абсолютном конце слова
стан – стань (<н> – <н’>)
– перед заднеязычными
банка – банька (<н> – <н’>)
В сильных позициях и гласные, и согласные фонемы не нейтрализуются и
способны различить или отождествить значимые единицы языка – морфемы.
Итак, фонема как основной представитель чередующихся в пределах одной и той же морфемы звуков устанавливается обязательно в одной и той же
морфеме по сильным позициям для неё.
3.3.6. СЛОГ
Слог это наименьшая произносительная единица, неразложимое единство. Психологически легче членить речевой поток не на звуки, а на слоги.
Практическое членение речевого потока на слоги не вызывает споров,
однако определение слога и его природы представляет трудности.
Слог как правило состоит из фонем, часть которых выступает как слогообразующий элемент, или слогоноситель. Слогоносителями в зависимости от языка могут быть: гласный, дифтонг, трифтонг, сочетания «гласный плюс согласный».
В большинстве языков мира гласные являются единственно возможными
слогоносителями. Среди согласных слогоносителями могут быть только «р» и
«л». Например, в чешском языке: vlk (волк), srp (серп). До недавнего времени
теория слога разрабатывалась только на материале западноевропейских и сла61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вянских языков. В этих языках фонетическое членение слова не совпадает с
морфологическим: например, кни-га (слоговое членение), книг-а (морфемное
членение). Таким образом, слоги не связаны с определённым смыслом. Это характерно для языков индоевропейской семьи. Однако в ряде восточных языков
(китайском, вьетнамском) граница слога и морфемы совпадает. Слог в связи с
этим всегда ассоциируется с определённой морфемой. Слог служит звуковой
оболочкой морфем. Таким образом, в восточных языках слог является не только важнейшей фонетической, но и морфологической единицей.
В русской фонетике существует несколько теорий слога, среди которых
наиболее распространены две: мускульная и сонорная. Теория мускульного
напряжения была поддержана фонетистом Львом Владимировичем Щербой [2].
По этой теории, слог представляет собой единство подъёма напряжения и усиления звучности в начале слога и их падения в конце слога. Слоговая граница
проходит в месте столкновения наибольшей звучности с наименьшей.
По сонорной теории, основанной на акустических критериях, слог рассматривается как сочетание более звучного элемента с менее звучным. Сонорную (акустическую) теорию разделял советский фонетист Рубен Иванович Аванесов [26].
При акустическом подходе слог определяют как волну нарастания и
ослабления звучности.
С точки зрения акустической теории за основу выделения слога берется
звучность звука, его слышимость. Самыми звучными, слышимыми звуками являются гласные. Слог образуется вокруг самых звучных, слышимых звуков,
т. е. вокруг гласных. Гласные звуки, таким образом, являются слогообразующими. Слог характеризуется нарастанием и спадом звучности.
Закон слогоделения в этом случае гласит: слогораздел проходит в месте
наивысшего нарастания звучности и такого её падения, при котором каждый
последующий слог в своём начале имеет восходящую звучность.
Таким образом, обеспечивается возрастающая звучность в начале каждого следующего слога. Данный закон слогоделения получил название закона
восходящей звучности.
Если воспользоваться соответствующей индексацией звуков речи, то слогоделение можно представить схематически:
– гласные звуки (Г) – самые звучные, слогообразующие – индекс 5;
– [j] – следующий по звучности сонорный согласный – индекс 4;
– сонорные согласные (С) – следующие по степени убывания звучности
звуки – индекс 3;
– шумные звонкие согласные (ШЗ) – индекс 2;
– шумные глухие согласные (ШГ) – наименьшие по степени звучности –
индекс 1.
Г–5
J–4
C–3
ШЗ – 2
ШГ – 1
Согласно закону восходящей звучности, основывающемуся на акустиче62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ском представлении о слоге, каждый неначальный слог должен заканчиваться
самым звучным в слоге звуком, а каждый последующий слог в своем начале
должен обладать подъемом, нарастанием звучности:
весна
– [ в’ иэ
2 5
–
с
1
н
3
а
5
]
культура
– [ к
1
у
5
л’
3
–
т
1
у
5
–
р ъ ]
3 5
коварно
– [ к
1
Λ
5
–
в
2
а
5
–
р
3
н ъ ]
3 5
тайно – [ т а ị – н ъ ]
1 5 4
3 5
Таким образом, по закону восходящей звучности не может быть падения
звучности в каждом последующем слоге.
Поскольку по закону восходящей звучности слог должен заканчиваться самым звучным звуком и слогораздел проходить в месте наивысшего нарастания
звучности, а самыми звучными являются гласные звуки, постольку большинство
слогов в русском языке являются открытыми, т. е. оканчивающимися на гласный.
Начальные слоги могут быть и нисходящими по звучности:
ртуть – [ р
3
мститель
льготы
– [ м
3
т
1
у
5
с’ т’
1 1
– [ л’
3
г
2
т’
1
и
5
о
5
]
–
–
т’
1
т
1
ь
5
ы
5
л’ ]
3
]
Неначальные слоги могут характеризоваться только нарастанием звучности, но поскольку при этом каждый последующий слог также должен отмечаться
возрастанием звучности, постольку неначальные слоги могут быть закрытыми.
Закрытыми неначальные слоги могут быть в следующих случаях:
– при сочетании сонорного и любого шумного согласного (С + ШЗ/ШГ):
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
большой
артель
– [ б
2
Λ л’
5 3
– [ Λ
5
р
3
–
–
ш
1
о
5
ị
4
]
т’
1
э
5
л’ ]
3
–
н
3
а
5
– при сочетании [j] с любым согласным:
война
майский
– [ в
2
– [ м
3
Λ
5
а
5
ị
3
ị
4
–
с
1
]
к’ и ị ]
1 5 4
Таким образом, неначальные слоги в соответсвтии с законом восходящей
звучности иногда могут быть закрытыми. При этом они могут заканчиваться
либо сонорным, либо [j].
При сочетании в неначальном слоге сонорных оба сонорных отходят к
последующему слогу:
озорной – [Λ – з Λ – р н о ị]
кустарник – [к у – с т а – р н’ и к]
ельник – [j э – л’ н’ и к]
Таким образом, неконечные слоги в русском языке по закону восходящей
звучности могут заканчиваться:
– либо гласным звуком – открытые слоги;
– либо [j] – закрытые слоги;
– либо сонорным – закрытые слоги.
Конечные слоги по сочетанию звуков могут быть любыми – открытыми и
закрытыми:
чутко – [ч у – т к ъ]
чуткость – [ч у – т к ъ с’ т’]
При характеристике слогов учитывают ряд их классификационных оснований. Слоги принято характеризовать:
I. По размещению слога в фонетическом слове. По этому основанию слоги делятся на конечные и неконечные. Среди неконечных слогов принято выделять начальные и срединные.
Слоги
неконечные
начальные
конечные
срединные
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– неконечный начальный – первый слог в слове;
– неконечный срединный – слог, располагающийся между начальным и
конечным слогом;
– конечный слог – слог, располагающийся в самом конце слова, закрывающий фонетическое слово.
II. По характеру начального звука в слоге:
Слоги
прикрытые
неприкрытые
– прикрытые слоги – слоги, начинающиеся согласным звуком;
– неприкрытые слоги – слоги, начинающиеся гласным звуком.
III. По характеру конечного звука в слоге:
Слоги
открытые
закрытые
– открытые слоги это слоги, заканчивающиеся гласным звуком;
– закрытые слоги это слоги, заканчивающиеся согласным звуком.
Большинство неконечных слогов в современном русском языке являются
открытыми. В древнерусском языке до падения редуцированных гласных [ъ] [ь]
все слоги были открытыми. После падения редуцированных среди неконечных
слогов стали возможны и закрытые слоги.
IV. По отмеченности / неотмеченности слога ударением:
Слоги
ударные
безударные
– ударный слог это слог, образованный ударным слогообразующим гласным звуком;
– безударный слог это слог, образованный безударным слогообразующим
гласным звуком.
Поскольку слог – фонетическая единица, он может выделяться только в
фонетической транскрипции:
апрельский – [Λ – п р’ э л’ – с к’ и ị]:
Слово трехсложное – состоит из трех слогов:
1-ый слог [Λ]: неконечный начальный, неприкрытый, открытый, безударный: первый предударный;
2-ой слог [п р’ э л’]: неконечный срединный, прикрытый, закрытый, ударный;
3-ий слог [с к’ и ị]: конечный, прикрытый, закрытый, безударный: заударный.
Слогораздел, характеризующий фонетическое слово в современном рус65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ском литературном языке, может быть вариативным. Вариативное слогоделение зависит либо от темпа и стиля произношения, либо от морфологической
структуры слова.
– при наличии двойных согласных в фонетическом слове слогоделение
может быть вариативным в зависимости от темпа и стиля произношения:
Нейтральный,
разговорный
стили
Высокий
(книжный)
стиль
масса – [ма – съ]
классовый – [кла – съ – выị]
[мас – съ]
[клас – съ – выị]
Долгие согласные [ж’] [ш’] и бифонемные согласные, возникшие при различного рода ассимиляциях, всегда находятся в пределах одного слога и при
этом отходят к последующему слогу:
расчертить – [ръ – ш’иэр – т’и – т’]
– при наличии в фонетическом слове клитик слогоделение также может
быть вариативным в зависимости от темпа и стиля произношения:
Нейтральный,
Высокий
разговорный
(книжный)
стили
стиль
без отца – [б’ь – зΛ – ца]
[б’ьз –Λ – ца]
без проблем – [б’ь – спр Λ – бл’эм]
[б’ьс – пр Λ – бл’эм]
Слогоделение тесно связано с переносом слов со строки на строку: слово
переносят с одной строки на другую по слогам. Поэтому чаще всего перенос
слова совпадает со слогоразделом. Однако есть и случаи несовпадения переноса слова со слогоделением:
Причина
Слово
несовпадения пеПеренос
его слогоделение
реноса со слогоделением
адрес – [а – др’эс]
ад – рес
безоблачный – [б’иэ–зо–блъ–чныị]
без – об – лач – ный
безысходный – [б’ь–зы–схо–дныị]
бе–зысход–ный
безыс–ход–ный
66
нельзя при переносе
ни оставлять на строке, ни переносить на
другую строку одну
букву
при переносе нельзя
нарушать целостности морфем, отделяя
от корня или приставки одну букву
нельзя
переносить
часть слова, начинающуюся с буквы ы,
так как слог никогда в
русском языке не
начинается с этого
звука
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.4. СУПЕРСЕГМЕНТНЫЕ ЕДИНИЦЫ
3.4.1. УДАРЕНИЕ
Выделение одного из слогов в слове принято называть фонетическим ударением. Поскольку слог может выделяться в слове разными способами (увеличением
силы гласного звука, изменением тона, увеличением времени звучания слога), выделяют различные виды ударения: динамическое, музыкальное, количественное.
Динамическое ударение характерно для тех языков, в которых слог выделяется увеличением интенсивности гласного звука (русский, хинди, урду и
многие западноевропейские языки).
Динамическое ударение может быть фиксированным и свободным. Фиксированное ударение всегда закреплено за одним и тем же слогом: например, во
французском языке – за последним слогом, в чешском – за первым, в польском
и грузинском – за предпоследним.
Динамическое ударение может быть свободным, то есть не закреплённым
за одним и тем же слогом (например, в русском языке).
Свободное ударение может быть подвижным и неподвижным. Подвижное ударение – ударение, меняющее своё место внутри слова при изменении
его форм и образовании новых слов (звон – звонить). Неподвижное ударение
положения в слове и его формах не меняет (птица – птичий).
Музыкальное ударение характеризуется выделением слога благодаря изменению частоты основного тона, что воспринимается на слух как повышение
или понижение тона. Музыкальное ударение является неотъемлемой частью
китайского, вьетнамского и бирманского языков. Оно может наблюдаться в немногих европейских языках: шведском, норвежском, литовском, латышском,
словенском, сербском, хорватском, албанском языках.
Количественное ударение достигается удлинением слогообразующего
гласного звука. В языках с количественным ударением (например, индонезийском языке) нет различия гласных по долготе и краткости, гласные в безударных позициях почти не редуцируются
3.4.2. ИНТОНАЦИЯ
Выделение фразы в потоке речи связано с таким различительным признаком, как интонация. Интонация это одно из важнейших средств оформления
высказывания и выявления его смысла. Интонация это совокупность ритмико-мелодических компонентов речи.
Интонация состоит из мелодики речи, ритма речи, интенсивности речи,
темпа речи, тембра речи.
Мелодика речи это повышение и понижение речи внутри фразы (например, произношение вопросительных и повествовательных предложений).
Ритм речи это регулярное повторение ударных и безударных слогов.
Ритм речи служит основой эстетической организации художественного текста.
Интенсивность речи это степень её громкости (сравнить: интенсивность
речи в комнате и на митинге).
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Темп речи это длительность звучания речи во времени (например, более
значимые отрезки речи произносятся медленнее, менее значимые – быстрее).
Тембр речи это звуковая окраска речи (например, интонация недоверия,
иронии). Тембр речи нельзя путать с тембром голоса.
Таким образом, интонация обладает важнейшими функциями в языке: она
указывает на границы предложений и дифференцирует их основные типы.
Все сведения об интонации обычно опираются на факты языков с динамическим типом ударения. В науке высказывались сомнения о существовании
интонации в языках с музыкальным ударением. Обычно её сводили к повышениям и понижениям голоса. Однако, как показали дальнейшие исследования,
интонация не сводится к простой последовательности слоговых тонов. На основе слоговых тонов формируется характерный для всего предложения в целом
и очень сложный мелодический рисунок.
3.4.3. ГРАФИКА.
ОСНОВНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ И ПРИНЦИПЫ РУССКОЙ ГРАФИКИ
Фонемам, а не реальным звукам соответствуют буквы русского алфавита.
Начертательные знаки, в том числе и буквенные, изучает такой раздел языкознания, как графика. Буквенные начертательные знаки, расположенные в определенном порядке по договоренности в языковом сообществе и по принятой в
нем традиции, называются алфавитом. Русский алфавит построен на фонемном
принципе, что означает, что за каждой буквой русского алфавита «скрывается»
не звук, а фонема, буквы русского алфавита обозначают не звуки, а фонемы.
Сравните звуковые оболочки слов и их графическое оформление:
Слово
Звуковой
состав
холод
[холът]
сжёг
[жок]
объезд
[Λбjэст]
Фонемный
состав
<холод>
холодный
<сжог>
сожгла
<обjэзд>
обыск
объезда
объездной
[Λбjиэзноj]
Графический
состав
холод
сжёг
объезд
То, что наша графика располагает возможностями передавать весь фонемный состав русского языка является безусловным её преимуществом, поскольку она не передаёт тех оттенков звуков, которые не являются отдельными
фонемами. «Если бы каждый из всех произносимых в определенных фонетических условиях <…> звуков обозначался особой буквой, то букв понадобилось бы
гораздо больше. Письмо превратилось бы в фонетическую транскрипцию, которую трудно было бы не только быстро читать, но и быстро писать. Русская графика приспособлена – и в целом, надо сказать, неплохо – для передачи
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основных звуков русского языка (иначе называемых фонемами), независимых
от фонетических условий, позиций. Буквы русского алфавита обозначают такие независимые от позиций основные звуки (фонемы), обычно оставляя в стороне все позиционно обусловленные звуки, все видоизменения основных звуков
(фонем). Это значительно облегчает как письмо, так и чтение» [2, с. 24].
Другим принципом русской графики является так называемый слоговой.
Необходимость «подкрепления» фонемного принципа слоговым связана с тем,
что большинство букв русского алфавита является двузначными, т. е. обладающими не одним значением, а двумя. Двузначными буквами могут быть как
гласные, так и согласные.
Гласные буквы Е, Ё, Ю, Я – двузначные: в одних ситуациях они могут
обозначать один звук, соответствующий фонеме, и указывать на мягкость
предшествующего согласного, в других случаях – две фонемы – фонему [j] и
соответствующую гласную фонему – <э> / <о> / <у> / <а>. Двузначность гласных букв можно показать с помощью таблицы 3:
Таблица 3
Двузначность гласных букв
Первое значение:
Второе значение:
обозначение фонемы и
обозначение фонемы <j> и
указание на мягкость
БУКВА
соответствующей
предшествующего
гласной фонемы
согласного
’<э>
<j> + <э>
Е
дело, пел, тень, век
ель, ноет, въезд
’<о>
<j> + <о>
Ё
пёс, вёрсты, мёл
ёжик, поёт, объём
’<у>
<j> + <у>
Ю
тюль, люблю
юг, поют, вьюн
’<а>
<j> + <а>
Я
вялый, дятел, зябнет
яма, маяк, объятие, пьян
Большинство согласных букв являются двузначными: в одних случаях
они могут обозначать твердый согласный, в других – мягкий. Сравните слова:
барс – битва (звуки разные по твердости/мягкости, но обозначены одной и той
же буквой б); аналогично в словах: дыня – день ([д] – [д’] ← д), суд – сюда ([с] –
[с’] ← с) и т. д.
В этом случае возникает проблема, как узнать при чтении и на письме,
какая реально фонема скрывается за двузначной буквой, в каком из своих двух
значений выступила та или иная двузначная буква. Преодолению этой трудности и служит слоговой принцип русской графики. Действует он так:
– для гласных: чтобы узнать, в каком из своих двух возможных значений выступает йотованная гласная буква, нужно вернуться назад и посмотреть на предшествующую ситуацию: если до йотованной гласной буквы пробел, или гласная буква,
или разделительные Ъ и Ь, то бука обозначает две фонемы – фонему [j] и соответствующую гласную фонему – <э> / <о> / <у> / <а> (в таблице 3 – второе значение);
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– для согласных: чтобы узнать, в каком из своих двух возможных значений выступает согласная буква, нужно посмотреть вперед, т. е. на последующую гласную букву:
– если гласная соответствует фонеме непереднего ряда (<а>, <о>, <у>,
<ы>), то согласная буква обозначает твердую фонему: рана, дома,
стул, сыр;
– если гласная соответствует фонеме переднего ряда (<и>, <э>) или
обозначена йотованными буквами, то согласная буква обозначает мягкую фонему: зима, бел, мясо, кювет;
– если последующей буквой является «мягкий знак», то согласная буква
также обозначает мягкую фонему: галька, степь.
Таким образом, единицей чтения и письма является слог, т. е. сочетание
гласной или согласной буквы с другой соответствующей буквой или пробелом.
«<…> слоговой принцип нашей графики представляет собой очень своеобразное и практически чрезвычайно удобное решение вопроса о передаче на письме
твердых и мягких согласных» (А. Н. Гвоздев).
Итак, русская графика базируется на двух основных принципах – фонемном и слоговом, что делает её своеобразным и весьма удобным способом передачи звучащей речи на письме.
3.4.5. ОРФОГРАФИЯ. ПОНЯТИЕ ОРФОГРАММЫ
Если фонема выступает в сильной позиции, то она не приводит к трудностям, возникающим на письме, не приводит к орфограмме. Если фонема выступает в слабой позиции, то она нейтрализуется с другой фонемой, и тогда на письме
возникают трудности при ее оформлении буквой. Появляется орфограмма. В этой
ситуации вместо одной, правильной, буквы вполне можно ошибочно выбрать другую букву. Например, в слове разредить из контекста разредить всходы гласный
звук корня [Иэ], близкий к И, может быть передан и буквой Е и буквой И; в слове
посвящение из контекста посвящение стихотворения такой же гласный звук корня
[Иэ], близкий к И, может быть передан и буквой Е, и буквой И, и буквой Я. На
письме возникает реальная трудность, какую букву из возможных выбрать. Так
рождается орфографическая трудность, так появляется орфограмма.
Орфограммой называется то или иное написание в слове (или между
словами), способное отображаться на письме разными графическими знаками, среди которых какой-то может быть избран ошибочно, но из которых лишь один единственный может быть принят за правильный. Значит,
графика предоставляет возможные варианты для письменного оформления слов
и морфем, а орфография выбирает из них один единственный и только это
написание считает правильным.
3.4.6. ПРИНЦИПЫ РУССКОЙ ОРФОГРАФИИ.
ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА РУССКОЙ ОРФОГРАФИИ
А что считать правильным и что считать неправильным? На каких принципах базируется русская орфография?
Основным принципом русской орфографии традиционно называют морфо70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
логический. Однако это, скорее, не принцип, а основное требование, предъявляемое
орфографией к письму. Сущность этого требования заключается в том, что одинаковые морфемы, независимо от их реального звучания, должны на письме отображаться единообразно. Это требование морфологического единообразия идентичных
морфем. Так, в словах сломить, сбросить, сделать, счистить, сжечь на месте
приставки с каждый раз произносится другой звук – соответственно, [c], [з] (в результате ассимиляции по звонкости), [з’] (в результате ассимиляции по звонкости и
по мягкости), [ш’] и [ж] (в результате ассимиляции по месту образования).
Но чему должна соответствовать буква при сохранении этого морфологического единообразия – фонеме, или звуку, или привычке (традиции). В соответствии с этим на фоне сохранения морфологического единообразия выделяется три ведущих принципа русской орфографии:
– если для сохранения требования морфологического единообразия предпочтение отдается фонеме, то действует фонематический принцип;
– если для сохранения требования морфологического единообразия предпочтение отдается звуку, то действует фонетический принцип;
– если для сохранения требования морфологического единообразия предпочтение отдается привычке, давно установившейся традиции, при которой сохраняется исторически принятое для данного слова написание, то действует
традиционный (исторический) принцип.
Сущность фонематического принципа русской орфографии состоит в
том, что буква, трудная для написания, соответствует не реально слышимому
звуку, а его основному представителю, т. е. звуку в сильной позиции – фонеме.
За буквой скрывается фонема, буква должна соответствовать фонеме:
Б → <б>
Большинство орфограмм базируется на этом принципе. Это можно продемонстрировать с помощью таблицы 4:
Таблица 4
Слово
разредить
всходы
поблажка
подсластить
Название
орфограммы
безударная
гласная в корне,
проверяемая
ударением
правописание
звонких
и глухих
согласных
в корне
правописание
согласных
в приставках
Что
слышим?
Что
осознаём?
Что
пишем?
[И ]
<э>
(сделать)
редкими
Е
[Ш]
в результате
ассимиляции
по глухости
<ж>
поблажек
Ж
[Цс]
в результате
ассимиляции
по способу
образования
<д>
подыграть
Д
э
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на площадке
правописание
падежных
окончаний
имен
существительных
[Ь]
<э>
на стене
Е
правописание
приставки
С
[Ш’]
в результате
ассимиляции
по месту
образования
<с>
сыграть
сносить
С
счистить
Сущность фонетического принципа русской орфографии состоит в
том, что буква, трудная для написания, соответствует реально слышимому звуку. За буквой скрывается звук: Б → [б].
Действие этого принципа в нашей орфографии ограничено. Относительно
немного орфограмм базируется на этом принципе. Этот принцип также можно
продемонстрировать с помощью таблицы 5:
Таблица 5
Слово
беспроигрышный
безыгровой
Название
Что
орфограммы слышим?
правописание
приставок на
[С]
З
правописание
[Ы]
после
Ы,
в корнях, начи- твердого
нающихся с
согласного
И,
невозмопосле
жен
приставок
гласный
на твердый
переднего
согласный
ряда
Что
Что
осознаём?
пишем?
<з>
безыдейный
С
безнравственный
<и>
игры
Ы
Сущность традиционного принципа русской орфографии состоит в
том, что буква, трудная для написания, соответствует гиперфонеме:
Б → <в/ф>.
Гиперфонема это особая разновидность фонемы, представленная рядом
позиционно чередующихся звуков, общих для нескольких фонем, при отсутствии представителя этой фонемы в сильной позиции. Так, в слове вторник
слышится звук [ф], но этот звук может быть и представителем фонемы <ф>
(ср.: торф – торфа), и представителем фонемы <в> (ср.: дров – дрова). Корень
слова вторник на стыке ВТ нельзя разбить, чтобы проверить данную фонему
сильным положением, вставив между этими звуками либо сонорный, либо
гласный, либо <в–в’>. Поэтому для данной ситуации (для данной морфемы) нет
сильного положения и выбрать что-либо одно не удается. Но раз в фонетиче72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской системе нашего языка звук [ф] может быть и представителем фонемы <в>,
и представителем фонемы <ф>, то для непроверяемого слова вторник звук [ф]
станет представителем сразу двух потенциально возможных для системы фонем <в> и <ф>, т. е. гиперфонемы.
Для традиционного принципа русской орфографии свойственно то, что
букве соответствует гиперфонема. Следовательно, на традиционном принципе
русской орфографии базируются все непроверяемые слова, т. е. слова, в составе
которых есть непроверяемые гласные или согласные буквы. Одни из этих слов
сохраняют написание, максимально близкое к написанию того языкаисточника, из которого слово было нашим языком заимствовано:
– глобальный ← из франц. global ← globus (шар);
– футбол ← из англ. foot (нога) + ball (мяч).
Другие из этих слов сохраняют то написание, которое было свойственно
нашему языку в древние времена и которое тогда было фонетическим:
– топор ← из общеслав. топати (= рубить, тяпать);
– копейка ← копьё [всадник с копьём был изображен на монете] (копья) +
суфф. ко;
– наотмашь, настежь (правописание наречий на шипящую: согласные ж,
ш, ц до XXII–XIV вв. были мягкими – написание мягкого знака сохранилось).
Порой школьников заставляют учить огромное количество орфографических правил, не давая им путеводной нити, с помощью которой они смогли бы
ориентироваться в этом лабиринте правил. Кроме того, по традиции орфография (как те приказы) не обсуждается, а неукоснительно выполняется. Никто в
школе не повел речь о целесообразности того или иного правила. Из года в год
ученик должен механически заучивать энную сумму идущих одно за другим
правил. Нудно, скучно, неинтересно, но необходимо.
Ученые подсчитали, что приблизительно 80 % всех орфограмм базируется на фонематическом принципе, в соответствии с которым буквой в одной и
той же морфеме должна обозначаться фонема. Значит, самые основные орфографические правила можно объединить, по сути, в одно: Если неизвестно, какой буквой обозначать звук, то надо найти такое положение, где бы данный
звук слышался бы отчетливо, был бы представлен основным своим вариантом.
Для гласного это ударение, для согласного – положение перед звуками«волшебниками»: перед гласными, сонорными или в–в’. Таким образом, для
ученика требуется заучить опорные ситуации, а их гораздо меньше, нежели самих частных правил.
Следовательно, наше письмо, бесспорно, фонемно, поэтому весьма экономно, удобно и целесообразно. Оно не представляет собой хаотический набор
чистых случайностей, а отбирает самое основное и именно это главное, значимое фиксирует на письме.
Фонемная теория помогает понять огромные достоинства русского письма. Оно едино, целостно, потому что оно фонемно, т. е. передает лишь функционально существенное в нашей речи. Это исторически сложившееся единство.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.5. ЛЕКСИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ ЯЗЫКА
3.5.1. СЛОВО КАК МНОГОАСПЕКТНАЯ ЕДИНИЦА ЯЗЫКА
Наша речь состоит из высказываний. Высказывания, в свою очередь, состоят из слов.
Слово это основная единица языка, так как, во-первых, в нём отражаются
явления окружающего нас мира, во-вторых, в нём отражается отношение человека к миру, в-третьих, именно в слове отражается национальное видение мира,
в-четвёртых, слово является единицей всех языковых уровней. На фонетическом уровне выделяется фонетическое слово, единицей лексического уровня
является слово с лексическим значением, единицей грамматического уровня
является слово с грамматическим значением. Однако дать ёмкого и вполне удовлетворительного во всех отношениях определения слову не удаётся. Многие
лингвисты готовы были отказаться от этого понятия.
Однако за многие годы своего развития наука о языке накопила много
определений слова. Это связано не с неопределимостью слова вообще, а с тем,
что слово это особая, многогранная, многоаспектная, а поэтому сложная единица языковой системы. Слово имеет отношение:
– к фонеме-звуку, так как состоит из этих единиц;
– к морфеме, так как морфема как минимальная значимая часть слова реализует себя в нём;
– к словосочетанию и предложению, так как они из слов состоят, на их
базе и с их помощью выстраиваются.
В этой связи в современной лингвистике наметился описательный подход
к термину «слово», согласно которому перечисляются его основные дифференциальные признаки:
– фонетическая оформленность: слово состоит из звуков; т. е. у слова
обязательно есть определенный звуковой состав; всякое слово это, прежде всего,
звучание, определённый состав фонем;
– слово обязательно обладает значением; это значение закреплено за словом
в сознании говорящих. В отличие от слова, у звука, к примеру, значения нет;
– слову присуще единство звучания и значения;
– воспроизводимость является одним из основополагающих признаков
слова; согласно ему слова не создаются в процессе общения, а извлекаются сознанием из памяти в готовом виде;
– лексико-грамматическая отнесенность: слово обязательно принадлежит к той или иной части речи; следовательно, слово обладает морфологическими признаками и синтаксическими свойствами, через которые оно только и
может проявить свое лексическое значение;
– идиоматичность – невыводимость значения целого из значения его
составляющих. Значение слова это слитное значение, представляющее слово
как единое целое независимо от значения входящих в него морфем;
– непроницаемость слова: внутрь слова невозможно вставить другое
слово, а между словами, в свою очередь, возможны словесные «вставки», в ре-
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зультате чего может быть образован ряд слов, цепь слов. Свойство непроницаемости слова отличает его, с одной стороны, от морфем, которые проникают
внутрь слова, рождая новое слово с совершенно новым лексическим значением
(отголосок ← голос; бескрайний ← край), а с другой стороны, – от предложнопадежной словоформы, от свободных словосочетаний и других языковых единиц, объёмнее, чем слово (никого – ни у кого; лес – смешанный лес);
– недвуударность: слово обладает одним основным словесным ударением; слово не может иметь более одного основного ударения; в сложном же по
структуре слове имеется одно основное и одно побочное ударение (мàлознакомый; кàртофелеуборочный).
Помимо этих основных признаков слово характеризуется и рядом других,
не менее важных, признаков. Одним из таких признаков является его номинативность: всякое слово именует какую-либо реалию – предмет, явление, признак или процесс объективной действительности. Способность слова называть
предметы и явления окружающего нас мира, присваивать им имя соотносится с
основной функцией, присущей слову, – с номинативной функцией.
Всякое слово, и знаменательное, и незнаменательное, обладает лексическим и грамматическим значением.
Исходя из перечисленных признаков слово можно определить как значимую самостоятельную единицу языка, основной функцией которой является номинация. В отличие от морфем, минимальных значимых единиц, слово самостоятельно, грамматически оформлено по законам данного языка и
обладает лексическим значением.
Совокупность слов того или иного языка образует его словарный состав,
или его лексику. Наука, изучающая лексику, называется лексикологией. В переводе с греческого языка слово lexikos означает «относящийся к слову», а слово
logos – «учение», отсюда получается, что лексикология это учение о слове.
Основным объектом лексикологии становится слово, его лексическое
значение, а также функционирование слова в языке.
Лексическое значение слова
Лексическое значение слова, по словам акад. В. В. Виноградова, «это его
предметно-вещественное содержание, оформленное по законам грамматики
данного языка и являющееся элементом общей семантической системы словаря этого языка» [9, с. 21]. Следовательно, лексическое значение слова это содержание слова, отображающее в сознании людей и закрепляющее в нем представление о предмете/явлении действительности.
Грамматическое значение слова это обобщенное, отвлеченное от конкретного лексического содержания слова языковое значение, присущее ряду
словоформ и находящее в языке свое регулярное выражение. Под грамматическим значением слова понимается прежде всего его отнесенность к тому или
иному лексико-грамматическому классу слов в системе языка – либо к определенной части речи, либо к его соотнесенности с определенной грамматической
категорией – со словами мужского рода/женского рода/среднего рода; совершенного или несовершенного вида и т. п.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В содержательной структуре слова, таким образом, четко выделяются два типа значений: а) указание на грамматические категории, т. е. грамматическое значение; б) указание на известное содержание, свойственное только ему одному, т. е.
лексическое значение. В то время как лексическое значение слова индивидуально,
одним и тем же грамматическим значением может обладать целая группа слов.
Лексическое и грамматическое значение в слове находятся в тесной связи.
Итак, слово это двусторонняя сущность, в которой конкретное (предметно-вещественное, лексическое) и обобщенное (грамматическое) находятся в
неразрывном единстве.
Вопрос о природе лексического значения является одним из основных в
лексикологии. Большинством исследователей ядром лексического значения
признаётся понятие. Понятие это мысль о предмете, выделяющая его существенные признаки. Понятие о предмете, явлении, состоянии или действии это
своего рода обобщённое отражение в сознании людей основных представлений
о свойствах реального мира. В понятии отражаются не все качества и признаки,
присущие тому или иному предмету, а лишь основные, наиболее существенные, позволяющие отличить один предмет от другого. Лексическое значение
слова и понятие не тождественны друг другу. Понятие это категория сознания.
В лексическом значении слова понятие находит отражение в виде сигнификативного компонента. Например, солнце – дневное светило.
В речи реализуется денотативная компонент лексического значения
слова. Он отражает связь лексического значения с представлением о конкретном внеязыковом объекте. Например, белое солнце пустыни – солнце палящее,
раскалённое до бела.
Сигнификативный компонент (сигнификат) это возможное значение слова, которое может и должно проявиться.
Денотативный компонент (денотат) это актуализированное значение слова, которое важно в настоящий момент.
Помимо сигнификата и денотата, в слове может присутствовать коннотативный компонент (коннотация). Через коннотацию говорящий выражает
своё отношение к обозначаемому. Например, солнышко. Коннотация может
проявляться в слове через оценку, эмоциональность, интенсивность, образность
и стилистическую окраску. Коннотативный элемент это элемент факультативный, который может в слове отсутствовать, поскольку значительная часть слов
русского языка предназначена исключительно с целью номинации.
В языкознании по отношению к лексическому значению слова употребляется термин семантика. В ходе исторического развития языка семантика
слова может претерпевать различные изменения:
– Расширение значения. С течением времени слово может охватывать
больший круг понятий. Например, слово «страсть» в XVIII в. имело значение
«ужас», после XVIII в. значение слова расширилось до «сильного чувства».
– Сужение значения. Это процесс обратный расширению. Он сводится к
сокращению круга понятий, которые могут быть названы данным словом.
Например, в Древней Руси словом «пиво» назывался любой напиток, поскольку
происходило данное слово от глагола «пить»; в современном языке слово «пиво»
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обозначает особую разновидность слабоалкогольного напитка. Также в Древней
Руси слово «племянник» обозначало любого родственника (человека одного племени); в современном языке значение сузилось до «сына брата или сестры».
– Энантиосемия. В ходе истории языка слово может развить свое значение до полной противоположности первоначальному. Например, первичное
значение слова «пресловутый» – прославленный; современное значение – имеющий широко известную дурную репутацию. Многие слова, подвергшиеся
энантиосемии, как правило утрачивают первичные значения. Некоторые слова
сохраняют в своей смысловой структуре два противоположных значения.
Например, глагол «одолжить» сохраняет в современном языке два значения:
1) дать в долг; 2) взять в долг.
3.5.2. ТИПЫ ЛЕКСИЧЕСКОГО ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА
Описание сложной природы лексического значения слова предпринял
В. В. Виноградов.
Академиком В. В. Виноградовым были выделены основные типы лексических значений слова:
– прямое номинативное значение;
– производное (мотивированное) значение;
– фразеологически связанное значение;
– конструктивно обусловленное значение;
– синтаксически обусловленное значение.
Прямое номинативное и противостоящее ему номинативно-производное
значение выделяются в зависимости от способа номинации предмета или явления
действительности. Связать то или иное имя с тем или иным предметом или явлением действительности можно по-разному: непосредственно, напрямую (первичная
номинация) и опосредованно через первоначальное, исходное именование, т. е.
опираясь на прямое номинативное значение слова (вторичная номинация).
Например, слово вечер обладает двумя значениями:
– время суток от окончания дня до наступления ночи;
– вечернее собрание приглашенных гостей.
Первое значение данного слова по способу номинации является прямым
номинативным (исходным) значением − первичной номинацией, а второе – номинативно-производным (семантически мотивированным), исходящим из первого
значения, опирающимся на него и выведенным из него, − вторичной номинацией.
Прямое номинативное значение В. В. Виноградов отмечал следующими
признаками:
– это значение, «как бы непосредственно направленное на предметы/явления
действительности и напрямую отражающее их общественное понимание»;
– это такое значение слова, которое является «опорой и общественно осознанным фундаментом других его значений и применений»;
– это основное значение слова, на которое опирается всякое другое возможное для этого слова значение;
– это максимально независимое от контекста значение;
– это такое значение, которое первым приходит в голову;
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– это очень устойчивое, привычное по употреблению в данном языковом
обществе значение;
– «круг употребления такого значения, круг его связей соответствует
связям и отношениям самих предметов/явлений действительности».
Номинативно-производное (мотивированное) значение не может быть оторвано от прямого номинативного, так как на него опирается и из него выводится.
Номинативно-производное значение может быть непереносным, а может
быть переносным (метафорическим или метонимическим). Переносное значение
в слове это такое номинативно-производное значение, которое подверглось при
именовании предмета/явления действительности переосмыслению данного имени на основе сходства (метафора) или смежности (метонимия) каких-то общих
для данных предметов признаков, реальных или иллюзорных, надуманных:
шапка
– головной убор – прямое номинативное значение;
– заголовок, набранный крупным шрифтом, общий для нескольких статей – номинативно-производное значение, переносное (метафора, основанная
на ассоциативно-образном представлении о сходстве местоположения);
аудитория
– помещение для чтения лекций – прямое номинативное значение;
– слушатели лекции (аудитория зашумела) – номинативно-производное
значение, переносное (метонимия, основанная на реальной смежности содержащего и содержимого).
Следовательно, очень часто номинативно-производное значение порождается прямым номинативным значением многозначного слова на основании
ассоциативной связи между двумя понятиями, выраженными этими двумя значениями. Ассоциация это соединение, связь представлений, благодаря которой
одно представление, появившись в сознании, вызывает другое на основе самого
общего сходства между ними.
Однако для номинативно-производного значения вовсе не обязательно
присутствие сем со значением ассоциативно-образных признаков:
скважина
– узкое отверстие, щель;
– глубокое отверстие в почве, сделанное буром.
Второе значение по отношению к первому является номинативнопроизводным, семантически мотивированным первым значением. Оба значения
скреплены между собой общим, инвариантным, признаком «сквозное узкое отверстие». Данный инвариантный признак, присутствуя и в первом и во втором
значении слова, задан в первом значении гораздо шире, чем во втором. Во втором значении он конкретизируется за счет таких уточняющих признаков, как
«значительное, глубокое», «в почве», «рукотворное, сделанное буром». Следовательно, второе значение выводится из первого в результате трансформации
общего, инвариантного признака по линии его сужения. В таких случаях говорят о вторичной номинации, произведенной на базе прямого номинативного
значения, и о номинативно-производном семантически мотивированном значении слова по линии сужения.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Следовательно, номинативно-производное значение – понятие более широкое, чем понятие переносного значения. Эти два значения соотносятся друг с
другом на основе отношения включения. Переносное значение это одновременно и номинативно-производное значение, а номинативно-производное значение вовсе не обязательно является переносным.
Итак, по способу номинации лексические значения слова делятся на прямые номинативные и номинативно-производные. В свою очередь, номинативно-производные могут быть непереносными и переносными:
Лексическое значение слова
по способу номинации
прямое номинативное
номинативно-производные
непереносное
переносное
Фразеологически связанное значение это такое лексическое значение
слова, которое «замкнуто в строго определенный контекст». Это значение
слова, которое реализуется в узком круге сочетающихся слов. Рядом со словом,
обладающим фразеологически связанным значением, можно поставить однодва слова, не более; ср.:
– закадычный…друг;
– сочтены…дни;
– дрожжевое…тесто;
– писчая…бумага;
– миндалевидные…глаза;
– бальзаковский…возраст.
Фразеологически связанному значению противостоит свободное лексическое значение.
Свободное лексическое значение слова это такое его значение, которое не
ограничено узкими рамками сочетаемости с определенными словами, которое
может быть реализовано в достаточно широком контексте, сочетаясь со многими словами:
– коллекционировать… марки, значки, монеты, предметы старинного
быта, самовары…;
– красота… женщины, голоса, души, природы, таинства, обряда…;
– коричневый… костюм, брюки, платье, свитер; карандаш… (но ср.:
карий → только глаза, очи).
Фразеологически связанное значение, как правило, это отвлеченно-переносное по своему характеру значение, очень часто образное. Это значение лишено глубокого и устойчивого понятийного центра. Оно никогда не может
служить базой для формирования синонимического ряда слов.
От фразеологически связанного значения слов нужно отличать индивидуальное использование слова в единичном фразеологическом обороте. Фразеоло79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гический оборот представляет собой устойчивое единое, целостное, неразложимое содержание, которое как целое содержание не складывается из содержания
отдельных его составляющих слов, непосредственно не мотивируется их значением: как по маслу (без помех, без затруднений), держать камень за пазухой
(таить злобу против кого-л.), после дождичка в четверг (неизвестно когда). Фразеологический оборот это не словосочетание, здесь нет главного и зависимого
слова, он лишь по форме, да и то весьма отдаленно напоминает словосочетание.
Фразеологически связанное значение это самостоятельный, особый тип лексического значения слова, на базе которого при развертывании обычного словосочетания каждое из слов сохраняет свое обычное значение: карие очи – это, на самом деле, очи, охарактеризованные по признаку цвета и т. п.
Конструктивно обусловленное значение это такое значение, которое
может проявиться только в строго определенной конструкции, обусловлено
жёсткой формой этой конструкции. Это значение как бы «навязано» устойчивым типом конструкции. Такая конструкция ограничена уже не содержанием
узкого круга рядом стоящих слов, а жесткой формой. Ср.:
– гвоздь – самое главное, значительное – (только в сочетании с формой
род. п. зависимого): гвоздь … программы, вечеринки, концерта, ужина…;
– пленить – покорить, очаровать – (только в сочетании с формой тв. п.
зависимого): пленить … очарованием, красотой, вкусом, изяществом, чувством юмора, остроумием…;
– накалить – довести до крайнего напряжения – (только в сочетании с формой зависимого вин. п. имени): накалить … обстановку, атмосферу, нервы…
Элемент определенной конструкции, в которой только и может проявиться данное лексическое значение слова, органично входит в смысловое содержание самого слова. Вне этой конструкции у слова будет реализовано совершенно
другое значение.
В толковых словарях конструктивно обусловленное значение обычно сопровождается соответствующей пометой:
– только в полной форме: красный либерал;
– на кого: кричали на детей (бранили);
– о ком-чем: много кричат о гламуре;
– в знач. нареч.: свернулся кренделем;
– с определением: руководящий/лётный/преподавательский состав.
Синтаксически обусловленное значение это такое лексическое значение
слова, которое может проявиться в слове только при выполнении им строго
определенной синтаксической роли. Такое значение обусловлено в слове замещением им строго определенной синтаксической позиции:
– пень – о не очень смышленом человеке; такое значение у слова может
проявиться лишь при условии, если оно будет в предложении выполнять роль
сказуемого);
– крышка – гибель, конец – только в роли сказуемого: Крышка ему!;
– нипочём – не причиняя вреда, ущерба – также в значении сказуемого:
Ей всё нипочём!
– ласточка – ласковое название женщины – обычно в роли обращения.
Синтаксически обусловленное значение представляет собой «результат
образно-типического обобщения» какого-нибудь общественного явления, харак80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тера, каких-нибудь свойств человека и является, по словам В. В. Виноградова,
«народным выражением их оценки». Поэтому синтаксически обусловленное
значение очень часто становится образным значением.
Подобно конструктивно обусловленному значению синтаксически обусловленное значение в толковых словарях также сопровождается соответствующей пометой, но уже синтаксического свойства:
– в значении сказуемого: страх – Читать по-русски. Право, страх!;
– в безл.: стучало – В голове стучало.
– в знач. сказ., с неопр. или придаточным: трудно – трудно поверить,
трудно сказать, трудно передать словами…
Есть слова, как утверждает В. В. Виноградов, которым присуще только
синтаксически обусловленное значение. В качестве примера он приводит слово
загляденье в значении «всё то, на что можно заглядеться, чем можно залюбоваться»: Что за карета – игрушка, загляденье! (А. С. Пушкин); И целый лес
кругом колонн, / Всё белый мрамор, загляденье! (А. Майков). Данное значение
слова может реализоваться только в том случае, если слово будет в предложении играть роль сказуемого.
Таким образом, по своему проявлению в контексте с другими словами
лексические значения слов делятся на свободные, фразеологически связанные,
конструктивно обусловленные и синтаксически обусловленные:
Лексическое значение слова
по своему проявлению в контексте с другими словами
свободное
фразеологически
связанное
конструктивно
обусловленное
синтаксически
обусловленное
3.5.3. СМЫСЛОВАЯ СТРУКТУРА СЛОВА .
ПОНЯТИЕ О КОМПОНЕНТНОМ АНАЛИЗЕ СЛОВА
Лексическое значение слова это не простая сумма, а структура элементарных значений – сем. Сема это минимальная, предельная единица плана содержания. Семы являются простейшими составляющими цельного содержания лексического значения того или иного слова. Они представляют собой наименьшую
смысловую единицу, элементарный семантический компонент, входящий во
внутреннюю организацию слова и образующий его целостное значение. Семы
соотносятся с теми признаками и свойствами, которые на уровне существенных
принадлежат понятию о предмете/явлении действительности:
Слово
вишня
Семный состав слова
дерево // кустарник
плодовое
семейства розоцветных
цветущее весной, в мае
цветущее мелкими белыми цветами
плодоносящее в середине лета
с сочными небольшими плодами темно-красного цвета
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Каждому лексическому значению отдельного слова соответствует свой
набор, свой комплекс образующих его как единое целое сем. В этом случае лексическое значение слова представляет собой соответствующий ему комплекс
сем, сочетающихся друг с другом и неразрывно связанных между собой.
Семы в слове, связанные друг с другом, образуют семантическую структуру слова. Семантическую структуру слова заполняют разные по своему характеру семы. Каждая последующая сема в семантической структуре слова
опирается на предшествующую, и каждая предшествующая сема выводится из
содержания последующей. Таким образом, все семы в семном составе слова
взаимодействуют и образуют в этом взаимодействии определенную иерархию.
Иерархия сем означает, что в семном составе слова более конкретные семы
подчинены более общим семам, на них опираются и из них выводятся.
Самой общей семой в иерархии сем, образующих семему, является сема,
отвечающая за отнесённость слова к определённому грамматическому классу
слов (к части речи), к определенной грамматической категории. Такая сема
называется граммемой: знание – граммема «предмет»; понимать – граммема
«действие»; отчетливо – граммема «признак действия» и т. п.
Лексико-грамматическая сема это всё ещё общая по своему характеру
разновидность семы, которая отвечает за соотнесенность заданной лексемы с
определенным лексико-грамматическим разрядом соответствующей части речи: софа – лексико-грамматическая сема «вещь» → вещное имя существительное; понимать – лексико-грамматическая сема «действие ментального свойства, присущее активному деятелю», не ограниченное внутренним пределом,
→ ментальный глагол несовершенного вида; медный – лексико-грамматическая
сема «признак предмета, имеющий отношение к материалу изготовления этого предмета», → относительное имя прилагательное; вороний – лексикограмматическая сема «признак предмета по его принадлежности живому существу» → притяжательное имя прилагательное и т. п.
Архисема это уже более конкретная по своему характеру разновидность
семы, которая отвечает за соотнесенность заданной лексемы с подобного рода
лексемами, обозначающими ряд однородных предметов/свойств/признаков,
способная установить смысловую связь между однотипными предметами,
свойствами, признаками и т. п.: софа – архисема – «мебель»; понимать – архисема – «оперировать сознанием». На основании архисем слова объединяются в
единую лексико-семантическую группу (ЛСГ). Например, слова подберёзовик,
подосиновик, опёнок, боровик, чернушка, рыжик, мухомор и т. п. будут объединены в единую ЛСГ на основании архисемы, входящей в их семный состав,
«гриб»; а слова софа, диван, кровать, шкаф, стол, стул, кресло и т. п. – на основании присущей им архисемы «мебель» и т. д.
Дифференциальные семы это наиболее конкретные семы в семном составе слова, выделяющие предмет/явление действительности из ряда им подобных, способствующие отличию данного предмета/явления действительности
через слово от сопредельных: софа – «диван особой разновидности», «низкий»,
«широкий», «без спинки», «без валиков». Для семного состава слов подберёзовик и опёнок дифференциальными семами станут общие семы «съедобный»,
«растущий в лесах», а различающими их для слова подберёзовик – семы «в бе82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рёзовых лесах», «трубчатый», «с бурой шляпкой», «с белой ножкой с чёрными
вкраплениями», а для слова опёнок – семы «растущий на пнях или корнях деревьев», «на вырубках», «пластинчатый», «с длинной тонкой ножкой». Дифференциальные семы создают индивидуальность лексического значения слова.
Кроме основных сем, в семном составе слова могут находиться такие семы, которые являются уникальными, неповторимыми, представляющими собой, по образному выражению, «несопоставимые остатки». Потенциальные
семы это конкретные семы в семном составе слова, которые в нём находятся
имплицитно (в скрытой форме), но в речи могут не только реализоваться, но и
занять место дифференциальных сем; это подспудно присутствующие в слове
семы, осознаваемые носителями данного языка: софа – «для человека», «неподвижность», «леность», «праздность», «комфорт», «уют» и даже, возможно,
«роскошь» и т. п. Такие семы чаще всего обыгрываются в слове при создании
наиболее оригинальных, «свежих» метафор.
Таким образом, по своему статусу в иерархии сем семы делятся на граммемы (самые общие), лексико-грамматические семы, архисемы, дифференциальные семы и потенциальные семы:
Семы
по отношению к своему статусу в иерархии сем
граммема
лексико-грамматическая сема
архисема
дифференциальные семы
потенциальные семы
Описание лексического значения слова путем установления его образующих сем называется компонентным анализом. Семы в семном составе
слова устанавливаются путем ступенчатой идентификации – постепенного
выделения из её состава сначала общих сем (граммем и лексикограмматических сем), затем – собственно лексических сем (архисемы, дифференциальных и потенциальных сем):
Слово
верба
Семный состав слова
граммема – «предмет»
лексико-грамматическая сема – «предмет растительного мира, конкретный»
архисема – «дерево» // «кустарник»
дифференциальные семы – «из рода ивовых», «с гибкими ветвями», «буро-красного цвета», «зацветающее ранней весной», «с пушистыми соцветиями»
потенциальные семы – «у воды», «свет», «вера»…
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Компонентный анализ слова способствует лучшему и максимально достоверному, точному пониманию значения слова.
3.5.4. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ СИНТАГМАТИКА И ПАРАДИГМАТИКА
В языке слова с их лексическими значениями представляют особым образом организованную систему. Эта система характеризуется определённой целостностью и упорядочивается на основе двух видов отношений: синтагматических и парадигматических.
Синтагматические отношения наиболее ярко выражаются в линейной соотнесённости элементов. Они проявляются в смысловой и грамматической сочетаемости лексических единиц в предложениях. Например, существительное
«дорога» может сочетаться с глаголами («строят», «переходят». «асфальтируют»), с прилагательными («широкая», «просёлочная», «отремонтированная»), с
существительными («в посёлке», «к дому», «к лесу»). Столкновение в одном
ряду несочетаемых по смыслу слов может приводить к нарушению синтагматических отношений и появлению речевых ошибок. В большинстве случаев это
происходит по причине небрежности говорящего, невнимательности к форме
выражения. Например, часто можно услышать «играть большое значение» вместо «играть большую роль», «поднять тост» вместо «поднять бокал», «оказать внимание» вместо «уделить внимание». Однако к оценке сочетаемости
лексических единиц в литературных произведениях нельзя подходить с обычными критериями. Многие авторы намеренно сталкивают семантически несочетаемые слова. Так рождаются переносные (метафорические) словоупотребления – «шелковистая трава», «бронзовый загар»; оксюморон (соединение в
одном ряду логически несовместимых понятий) – «обыкновенное чудо», «живой труп», «оптимистическая трагедия».
С течением время синтагматические возможности слова могут меняться,
расширяться. Например, длительное время слово «государственный» по значению было связано лишь со словом «государство», то есть «политическая организация общества во главе с правительством и его органами». Будучи относительным прилагательным, оно сочеталось с определённым кругом слов типа:
строй, граница, учреждение, служащий. Затем его синтагматические отношения расширились: оно стало употребляться в сочетании со словами – мышление, ум, человек, действие, поступок. При этом оно приобрело качественнооценочное значение – «проникнутый идеями и интересами государства, способный мыслить и действовать широко, мудро». Это, в свою очередь, создало
условия для образования новых грамматических значений и форм: от уже качественного прилагательного стали возможны образования отвлечённых существительных (государственность), качественных наречий (государственно),
антонимов (негосударственный, антигосударственный).
В основе парадигматических отношений языковых единиц лежит сходство единиц, относящихся к одному уровню языковой системы и в этом смысле
однотипных. Парадигматические связи слов основываются на том, что в значениях разных слов присутствуют одни и те же компоненты (семы). Наличие общих сем, их повторяемость в семантике разных слов и делает соответствующие
слова парадигматически соотнесёнными. Парадигмы слов образуются на основе общих (интегральных) семантических признаков и различаются дифференциальными признаками, которые противопоставляют друг другу члены парадигмы. Ярким примером парадигматических отношений в лексике признаются
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
такие явления, как многозначность, синонимия, омонимия, антонимия.
3.5.4.1. Многозначность
Смысловое содержание слова относительно редко исчерпывается одним
значением. В большинстве случаев оно раскрывается как совокупность ряда органически взаимосвязанных и взаимодействующих значений. Если слово в пределах своего содержания обладает более чем одним значением, оно считается
многозначным. Способность слова иметь одновременно несколько значений
называется многозначностью (полисемией). Сущность полисемии заключается в том, что берется одна звуковая оболочка с одним содержанием и в пределах этого содержания осуществляется его семантическое варьирование. Способность к семантическому варьированию и называется многозначностью.
Структуру многозначного (полисемантичного) слова можно представить как
совокупность созначений, которые, вслед за проф. А. И. Смирницким, принято
называть лексико-семантическими вариантами (ЛСВ) многозначной лексемы.
В основе всякого многозначного слова лежит некий инвариантный
смысл, который можно уподобить семантическому стержню, так или иначе
пронизывающему все содержание многозначного слова и скрепляющему между
собой его ЛСВ в единое смысловое целое:
двор
1
– ЛСВ – участок земли между домами;
– ЛСВ2 – крестьянский дом со всеми хозяйственными постройками;
– ЛСВ3 – отгороженный от улицы участок земли с надворными постройками при отдельном доме…
(инвариантный смысл – территория, примыкающая к дому).
твердить
1
ЛСВ – постоянно говорить одно и то же;
ЛСВ2 – повторять что-л. с целью заучить, запомнить
(инвариантный смысл – настойчиво повторять).
Возникает вопрос, в каком из ЛСВ инвариантный смысл находится в
наиболее «чистом» виде, ощущается объективнее всего? В лексикографической
практике закрепилось представление об основном (главном, исходном) ЛСВ на
основании следующих признаков:
– обнаруживаемый для заданной многозначной лексемы инвариантный смысл
присутствует в исходном ЛСВ максимально независимо от других ЛСВ многозначного слова; наоборот, все остальные ЛСВ так или иначе зависимы от него;
– данный ЛСВ не обусловлен лексико-синтаксической позицией (в словосочетании и тексте), т. е. максимально независим от контекста;
– это такой ЛСВ, чье значение первым приходит в голову при его внеконтекстном употреблении;
– чаще всего такой ЛСВ обладает прямым номинативным значением;
– ЛСВ с таким значением отмечен частотностью употребления, т. е. превышением встречаемости любого из неосновных значений;
– в словаре ЛСВ с таким значением обычно дается первым.
Например:
столб
1
– ЛСВ – бревно, толстый брус, укрепленный вертикально, стоймя: Фонарный столб. Телеграфный столб;
– ЛСВ2 – перен.; чего. Масса чего-л., принявшая удлиненную форму и
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поднимающаяся вверх: Столб пыли. Водяной столб;
ёж
1
– ЛСВ – небольшое млекопитающее отряда насекомоядных с иглами на
теле: Ёж свернулся клубком;
– ЛСВ2 – оборонительное заграждение в виде скрещивающихся переплетённых колючей проволокой кольев, брусьев, рельсов: Противотанковые ежи;
– ЛСВ3 – в знач. нареч. Торчком, как у ежа (о волосах, шерсти и т. п.): Волосы ежом.
Значения слов меняются под воздействием их реального употребления в
разных контекстах, в разных соединениях с другими словами, что обусловливает «угасание» одних сем и активизацию других. ЛСВ с неосновным значением
с течением времени может превысить порог встречаемости в различных контекстах, стать более употребительным по сравнению с основным. В этом случае
его постоянное употребление в речи обусловит у говорящих некоторый «автоматизм» при его восприятии. Значение приобретёт качество автосемантизма,
т. е. восприятие его значения в общепринятом для говорящих ключе без окружения, оно станет самодостаточным, первым будет всплывать в сознании говорящих. И напротив, бывшее первичное значение «померкнет», «уйдёт в тень», и
для его восприятия обязательно потребуется соответствующий контекст.
Таким образом, формирование семантической структуры многозначного
слова это живой процесс, никогда не прекращающийся в языке. Семантическая
структура многозначного слова это не только сложная организация совокупного лексического значения, в котором все составляющие этой совокупности связаны, но и подвижное, гибкое образование, которое подвергается постоянным
изменениям, обусловленным самой действительностью, развитием человеческого сознания и собственно лингвистическими изменениями.
В толковых словарях современного русского языка часто семантические
парадигмы многозначных слов описываются по-разному:
Слово
колено
Словарь Ожегова – (СО)
1) сустав, соединяющий бедро
и голень;
2) часть ноги от этого сустава
до таза (посадить кого-л. на
колени);
3) отдельное сочленение, отрезок в составе целого (коленья
трубы; колено бамбука);
4) изгиб чего-н., идущего ломаной линией, от одного поворота до другого (колена реки);
5) в пении птиц: отдельное, выделяющееся чем-н. место, пассаж (колена соловьиного пения);
6) в песне, танце: отдельный
пассаж, фигура (выделывать
колена);
7) неожиданный,
необычностранный поступок (выкинуть
колено);
8) разветвление рода, поколение в родословной (приходится сестрой в третьем колене)
МАС
1) часть ноги, в которой находится коленный
сустав; место сгиба ноги // часть одежды,
прикрывающая эту часть ноги (панталоны с
протертыми коленями) – [ср. в СО–2];
2) ноги от этого сустава до таза (забрался на
колени к отцу) – [ср. в СО–2];
3) отдельная часть чего-л., идущего ломаной
линией, от одного поворота до другого – [ср.
в СО–4]; // самый угол изгиба, поворота, место сгиба, сочленения (колено трубы) – [ср.
в СО–3];
4) отдельное сочленение в стебле злаков, в
стволе некоторых растений – [ср. в СО–3];
5) отдельная часть, законченный мотив в
музыкальном произведении, песне – [ср. в
СО–6]; // отдельное, отличающееся от других место в пении птиц – [ср. в СО–5]; //
выделяющаяся своей эффектностью фигура
в танце, пляске – [ср. в СО–6] // неожиданный поступок, смешная, нелепая выходка –
[ср. в СО–7];
6) разветвление рода, поколение в родословной – [ср. в СО–8]
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Разница в подаче семантической парадигмы многозначного слова объясняется, с одной стороны, разницей, существующей в самой лексикографической практике, в типах словарей, а с другой стороны, «диффузностью» самих
значений, т. е. тем, что эти значения связаны между собой тонкими взаимопереходами, едва уловимыми различиями, в которых границы весьма расплывчаты, нечетки и размыты. Поэтому в лексикографической практике применяется
такое понятие, как оттенок значения. Семантическая структура многозначного
слова (лексемы) в ее полном объеме представляет собой упорядоченную семантическую совокупность взаимосвязанных между собой значений отдельных
ЛСВ и оттенков этих значений, формирующихся вокруг единого семантического стержня, соответствующего некому общему, инвариантному, смыслу.
Большинство слов в русском языке многозначно. Противостоит многозначности однозначность (моносемия). Способность слова к проявлению в нем
лишь одного значения иногда называется частным случаем многозначности, ее
«нижним пределом». Однозначных (моносемичных) слов в лексике русского
языка сравнительно немного. К ним, как правило, относятся:
– термины (гипотенуза, оксюморон, ангина, грипп, аудит);
– слова со значением именования предметов быта (абажур, дрожжи,
джем, карандаш, автобус);
– имена собственные;
– неологизмы (брэнд, брифинг, блокбастер, эксклюзивный).
Многозначность же реализуется не у всех слов, а только у тех, которые
являются наиболее употребительными в языке и достаточно обобщенными по
основным значениям. Особенно часто многозначными оказываются исконно
русские слова и слова длительного употребления. Так, в «Толковом словаре
русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова для слова:
– держаться зафиксировано 12 значений (12 ЛСВ);
– брать → 18 ЛСВ;
– идти → 40 ЛСВ.
В момент своего возникновения слово всегда моносемично. Многозначность это результат развития значения слова, это всегда результат переосмысления первоначального (исходного) значения слова.
Одной из основных причин развития многозначности является причина
экономии, связанной с беспредельностью нашего опыта и ограниченностью ресурсов нашего языка.
Другая причина развития многозначности объясняется самим характером
человеческого познания, связанного с постоянным обобщением предметов и
явлений действительности, присущих им признаков и свойств. Значит, многозначность – не только экономный, но и весьма удобный, обобщённый способ
хранения языковой информации о мире.
Однако многозначность существует до тех пор, пока слово находится в
Словаре. Многозначность разрушается в речи. В непосредственном употреблении
языка никакой многозначности не существует. В речи каждое слово обладает своим собственным значением, потому что здесь оно всегда является в контексте, в
окружении других слов, которые и воздействуют совершенно определенным образом на значение слова, делают его максимально определенным и адекватным
для понимания. В непосредственном употреблении активизируется лишь один из
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЛСВ многозначной лексемы. Здесь слово максимально конкретизируется.
Рассмотрим значение слова скорый в высказывании:
Там при скором отъезде забыто много разных вещей.
Малый академический словарь (МАС) фиксирует это слово как многозначное, состоящее из 4-х своих созначений (ЛСВ) с их оттенками:
1. Происходящий, совершающийся с большой скоростью. Скорая езда.
Идти скорым шагом. По большой дороге скорой рысью ехали два экипажа.
Л. Н. Толстой, Три смерти. || Передвигающийся с большой скоростью, обладающий большой скоростью движения. Скорый поезд.
2. Разг. Способный к стремительным, быстрым движениям или действиям. Скорый в работе. Ступай сюда, – живо заговорила она, скорая на все решения, – ступай сюда, ко мне и садись мне на колени. Ф. М. Достоевский, Маленький герой. Начальником стрелецкого приказа назначили Шакловитого,
скорого на расправу. А. Н. Толстой, Петр Первый.
3. Протекающий в короткий срок, длящийся недолгое время. В аду обряд
судебный скор. И. А. Крылов, Сочинитель и Разбойник. – Действие наступательное представляет более надежды на скорейшее истребление неприятеля.
А. С. Пушкин, Капитанская дочка.
4. Такой, который должен наступить, произойти в непродолжительном
времени, спустя недолгий срок. До скорого свидания. В скором времени. Мысль
о скорой разлуке со мною так поразила матушку, что она уронила ложку в кастрюльку. А. С. Пушкин, Капитанская дочка.
В приведенном в качестве примера высказывании слово скорый выступает лишь в одном из свойственных ему и зарегистрированных в толковом словаре значений − ЛСВ3: протекающий в короткий срок, длящийся недолгое время.
Все остальные из потенциальных значений многозначной лексемы нейтрализуются под воздействием контекста, как бы «перестают существовать» на данный момент восприятия.
По отношению к полисемии контекст, таким образом, играет двоякую роль:
он выступает, с одной стороны, как средство отбора нужного значения, а с другой,
– как средство актуализации отобранного значения. Но это не значит, что говорящий в процессе речи осознанно производит такой отбор. Наоборот, в момент речи
для него существует только одно значение, максимально актуальное для выражения
данного смысла, для формирования данного контекстного содержания.
Таким образом, в тексте многозначности нет, потому что текстом она
снимается. Следовательно, многозначность это сугубо языковое явление. В речи многозначности не существует.
Многозначность – естественное и широко распространенное явление в
языке, органически и объективно ему присущее, одна из его важнейших семантических закономерностей.
3.5.4.2. Омонимия
Подобно полисемии, омонимия является одной из лексических категорий, представляющих собой пример проявления парадигматических отношений
в лексике. Термин омоним греческого происхождения: homos – «одинаковый» и
onyma – «имя».
Слова, относящиеся к омонимам, тождественны в плане своего вы88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ражения (по форме), но различны в плане своего содержания. Если внутри
многозначной лексемы у образующих ее ЛСВ обнаруживается в содержании
хоть какая-то семантическая общность, то у омонимов в плане содержания нет
абсолютно ничего общего. У омонимов общей является только звуковая оболочка, в значении же этих слов нет семантической общности.
Различают полную и частичную омонимию. Слова, совпадающие друг с
другом в плане выражения во всех своих формах, называются полными омонимами: свет (источник освещения) – свет (земля, мир, вселенная); испанка
(жительница Испании) – испанка (болезнь, разновидность гриппа); ладья
(большая лодка) – ладья (фигура в шахматах); липа (лиственное дерево) – липа
(фальшивка, подделка).
Случаи одинакового звучания при несовместимости значений не в слове в
целом, а лишь в какой-то части его грамматических форм называется частичной
омонимией, а сами эти слова – частичными омонимами. У частичных омонимов совпадает лишь часть их грамматических форм:
– лом1 – орудие труда в виде железного заостренного стержня;
– лом2 – ломаные или годные только для переработки предметы.
*** форму мн. числа имеет только первое слово лом1 (орудие труда), а второе слово лом2,
будучи собирательным именем существительным, формы мн. числа не имеет.
– пропасть1 – крутой и глубокий обрыв, бездна;
– пропасть2 – большое количество: (народу там пропасть).
*** первое слово пропасть1, являясь конкретным именем существительным жен. рода, имеет соответствующие формы словоизменения – изменяемость по числам и падежам; второе
слово пропасть2, являясь количественным именем существительным жен. рода, не изменяется по числам.
От лексической омонимии, полной и частичной, необходимо отличать явления омонимии, затрагивающие другие уровни языка – фонетический (омофонию), графический (омографы) и морфологический (омоформы):
– омофоны – фонетические омонимы, которые создаются только в речи;
здесь наблюдается совпадение в плане выражения, в звучании, но не в написании: глас (голос) – глаз (орган зрения); бал (торжество) – балл (оценка); тревожные вести (новости) – везти в город (перемещать);
– омографы – графические омонимы, у которых наблюдается совпадение
в написании, но расхождение в ударении: яичный белок – корм для белок; вкусный ирис – ирис для вышивки; засыпать яму – поздно засыпать;
– омоформы – морфологические омонимы, у которых при их принадлежности к разным частям речи наблюдается совпадение в одной или нескольких
формах: стакан из стекла – вода стекла; побелить потолок – потолок картошку; косить косой – косой взгляд; разводить голубей – небо стало голубей.
Лексические омонимы устанавливаются только на синхронном срезе языка, т. е. с позиций современного языкового сознания. Ср.:
– кулак1 – кисть руки со сжатыми пальцами;
– кулак2 – богатый крестьянин-собственник, использовавший наёмный труд.
В современных толковых словарях эти слова подаются как омонимы. А в
Толковом словаре Ушакова это еще многозначные слова, потому что в те времена еще проглядывала семантическая близость между этими словами, ощущался метафорический перенос на основании признака по сходству формы,
внешнего вида, производимого впечатления: как пальцы руки, собранные в
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
единое целое и зажатые вместе, так и хозяин-собственник, ради обогащения
эксплуатируя труд крестьян, прибирал все к своим рукам.
Это свидетельствует о развитии языка и о его постоянной изменчивости.
Полисемия может расщепляться, и те слова, между которыми раньше существовала ощутимая семантическая близость, с течением времени могут перейти
в разряд совершенно далеких по смыслу слов, сохранив общность лишь своей
звуковой оболочки. Отсюда в лексикографической практике можно наблюдать
разное размещение и разное толкование одних и тех же слов − то как слов многозначных, то как омонимов.
Существуют критерии, по которым различают омонимию и многозначность:
Омоним
– нет абсолютно ничего общего в сопоставляемых значениях; отсутствует
с позиций современного представления говорящих общий семантический
стержень
нет смысловой общности
– при омонимах употребляется разный
по содержанию контекст:
– Длинная коса змеилась по спине
– Коса в руках умелого косаря косит
траву играючи
– подобранные к омонимам синонимы
никакого семантического сходства
между собой не имеют:
– худой1 – тощий, худощавый, сухой,
исхудалый, костлявый…
– худой2 – плохой, нехороший,
скверный, дурной, дрянной…
– худой3 – дырявый, прохудившийся,
рваный
– не совпадающие деривационные связи: от омонимов образуются слова по
совершенно разным словообразовательным моделям:
– класс1 – большая общественная
группа → классовый/классовость/
бесклассовый / деклассированный;
– класс2 – группа учеников одного
года обучения → классный / одноклассник
– нет ничего общего в этимологии
слов, т. е. в их происхождении
– слова – «двойники»
– в словарях подаются в разных словарных статьях
Многозначное слово
– в значениях сопоставляемых слов с
позиций современного языкового сознания присутствует некоторая семантическая общность
есть смысловая общность
– при многозначных словах употребляется близкий по содержанию контекст:
Золотое кольцо вплотную сидело на
пальце // Трамвайное кольцо вплотную примыкало к дому
– подобранные к ЛСВ многозначной
лексемы синонимы оказываются семантически близкими друг другу:
– хрупкий лёд – ломкий, непрочный,
ломающийся…
– хрупкий стан – слабый, нежный
– совпадающие деривационные связи:
от ЛСВ многозначной лексемы образуются слова по схожим словообразовательным моделям:
– пейзаж – ЛСВ1: вид какой-н.
местности → пейзажик, пейзажный;
– пейзаж – ЛСВ2: рисунок, картина → пейзажик, пейзажный, пейзажист
– общая этимология ЛСВ многозначной лексемы
– слова – «близнецы»
– в словарях подаются в одной словарной статье
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лексические омонимы возникают в языке по разным причинам:
1. А. А. Реформатский считал, что в русском языке больше всего омонимов
возникает благодаря заимствованиям, т. е. в результате совпадения звучания,
написания и полного или частичного формоизменения исконного слова и заимствованного. Два или несколько слов, заимствованных из разных языков, в силу
определенных фонетических причин оказывались в русском языке созвучными:
– франц. бак (bac) – сосуд для жидкости // голл. бак (bak) – носовая часть
верхней палубы;
– франц. кок (cog) – вид прически // голл. кок (kok) – повар на судне.
2. Омонимы могут возникнуть в языке в результате совпадения по форме
слова исконного и слова заимствованного:
– рус. рубка – рассечение на части // голл. рубка (roef – каюта) – закрытое
помещение на верхней палубе судна;
– рус. скат – от глаг. скатить (скат крыши) // сканд. скат – хищная рыба.
3. Часто омонимы возникают в языке в результате расщепления многозначности. По времени этот процесс является длительным и связан с тем, что
первоначально соотнесенные друг с другом значения многозначного слова расходятся, становясь настолько дальними по смыслу, что ощущаются говорящими как совершенно разные слова:
– гвоздика – растение // гвоздика – пряность: в словарях Даля и Ушакова
эти слова считаются еще многозначными, в словаре Ожегова это уже омонимы;
– издать книгу // издать звук;
– острить нож, бритву // острить без устали.
4. Омонимы могут появиться в процессе образования новых слов и в связи с этим в результате различного рода словообразовательных процессов:
– посол (дипломат) ← послать // посол (засол чего-л.) ← посолить;
– наметать (набросать, накидать) ← метать // наметать (прошить крупными стежками) ← метать;
– грудка ← груда (= грудка камней) // грудка ← грудь.
5. Омонимы возникают и в связи с историческими изменениями в языке:
меняется фонетическая, морфологическая языковая система, происходят различные изменения в орфографии слов:
– лук (растение) ← др.-рус. лоукъ // лук (оружие) ← др.-рус. Лψкъ.
Иногда омонимию в языке считают помехой. Однако совпадающие в своем звучании и написании слова в основном не затрудняют общения, поскольку
всякая двусмысленность при чтении и на письме легко снимается контекстом.
Более того, явление омонимии научились в своих художественных, творческих
целях обыгрывать поэты и писатели:
– Пока лечишь – покалечишь (С. Кузьмина).
– Женщина перед свадьбой говорит: «Ты мой» и только после свадьбы
уточняет, что именно мыть.
3.5.4.3. Паронимия
В лексике есть слова, которые не являются абсолютно одинаковыми по
форме, но являются созвучными. Созвучные слова, родственные по корню, но
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
различающиеся как по значению, так и по форме, которые в связи с этим ошибочно употребляются в речи одно вместо другого, называются паронимами:
оговорка – отговорка; континент (материк) – контингент (совокупность людей); паритет (равенство сторон) – приоритет (первенство, преобладание).
Обычно паронимами бывают слова одной и той же части речи, образованные от одного корня, но с помощью различных аффиксов:
– поток (стремительно текущая водная масса) – проток (рукав реки, соединяющий два водоёма);
– бездельница (лентяйка) – безделица (что-то незначительное, пустяк);
– фазаний – фазановый;
– оделить (дать что-н. многим) – обделить (лишить чего-н. при дележе,
раздаче).
Таким образом, паронимы это генетически родственные слова с общим корнем, но выражающие разные понятия. Поэтому непременным условием отнесения
пары сопоставляемых слов к паронимам является факт совпадения их корней.
Близость паронимических слов по звучанию при совершенно разном их
значении является причиной их смешения в речи, поэтому явление паронимии актуально для культуры речи. Смешение паронимов в речи приводит к грубейшим
речевым ошибкам. Часто в речи смешиваются, к примеру, такие паронимы, как
надеть и одеть, хотя это совершенно разные по значению слова, а поэтому они
должны сочетаться со своим кругом слов: одеть – надеть требуют после себя
разных существительных в вин. пад. без предлога – для глагола одеть это имена
существительные одушевлённые, для глагола надеть – это имена существительные неодушевлённые: одеть брата, сестру, малыша – надеть пальто, платье,
шапку (Одеть → Одушевл. / Надеть → Неодушевл.). Важно помнить, что отличительной чертой паронимов является их невзаимозаменяемость.
Таким образом, омонимия и паронимия как явления языковой системы имеют ряд общих и вместе с тем различных черт. Сближает их то, что они представляют в лексике некоторое тождество на основании сближения планов их выражения
(формы) при совершенно разном значении. Однако если омонимы совершенно разные по значению слова, у которых с позиций современного языкового сознания нет
ничего общего, то паронимы это слова, выражающие сближенные понятия, так как
они являются однокоренными и генетически родственными словами. Если у омонимов совершенно одинаковый звуковой состав всего слова или его формы, то у
паронимов наблюдается лишь частичное совпадение в плане выражения (в форме),
они лишь созвучие, а не совпадение звучания. Если омонимы в контексте нельзя
смешать друг с другом, благодаря тому что их контекстное окружение слишком
различно и несопоставимо, то для паронимов их смешение часто не снимается контекстом и является одним из их дифференциальных признаков.
3.5.4.4. Синонимия
Слово «синонимия» в переводе с греческого (греч. synоnymia) означает одноимённость. Синонимия это одна из лексических категорий языка, характеризующаяся полным или частичным совпадением значений совершенно разных по
форме лексических единиц. Таким образом, синонимы это слова, полностью
или частично совпадающие по значению, но различающиеся по форме.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Между полисемией и синонимией есть бесспорное и очевидное сходство,
которое проявляется в том, что для выражения одного и того же смысла (или
близких) берутся разные лексические единицы. Только при синонимии одно и
то же содержание выражают совершенно разные по форме словесные знаки (с
разной звуковой оболочкой), а при полисемии – одинаковые по форме выражения словесные знаки:
Полисемия
тихий
1
ЛСВ – небольшой звучности: тихий голос
ЛСВ2 – находящийся в безмолвии: тихая ночь
ЛСВ3 – перен. спокойный, не
оживлённый: тихий нрав
ЛСВ4 – небольшой скорости,
не быстрый: тихий ход
Синонимия
небольшой звучности
тихий
негромкий неслышный
слабый
Эквивалентность содержания лексических единиц является сущностью
проявления синонимии в каждом конкретном случае. Поэтому если два слова
одинаковым образом определились к своему эквиваленту, т. е. общему для них
значению, за которым скрывается либо один и тот же предмет, избранный для
называния, либо одно и то же понятие, избранное для выражения, то такие два
слова должны быть отнесены к синонимам.
«Синонимом следует считать такое слово, которое определилось по
отношению к своему эквиваленту (к другому слову с тождественным или предельно близким значением) и может быть противопоставлено ему по какойлибо линии: по тонкому оттенку в значении, по выражаемой экспрессии, по
эмоциональной окраске, по стилистической принадлежности…» [Словарь синонимов русского языка: В 2 т. / Гл. ред. А. П. Евгеньева. – Л.: Наука, 1970–
1971. Т. 1, с. 11].
Основным признаком, определяющим синонимию как факт языка, является признак взаимозаменяемости, что означает: при выражении одного и того же
смысла одно слово можно заменить другим без ущерба для заданного смысла:
– Осень на картинах Левитана очень разнообразна.
– Осень на полотнах Левитана очень разнообразна.
– Осень на холстах Левитана очень разнообразна.
Все три высказывания совершенно одинаковы по смыслу, хотя дополнение выражается каждый раз по-разному, т. е. через посредство разных словесных единиц. Однако у них есть общий эквивалент, равнозначный содержанию
«изображение, писанное масляными красками», что и делает их взаимозаменяемыми при их конкретном употреблении.
Синонимы делятся на полные и неполные. Полными (абсолютными) называются такие синонимы, которые тождественны друг другу в полном объеме своих значений и способны замещать друг друга во всех контекстных ситуациях: азбука – алфавит, лингвистика – языкознание, тождественный – одинаковый, спе93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шить – торопиться; правописание – орфография; военный – военнослужащий,
глядеть – смотреть. Полные синонимы полностью взаимозаменяемы без какихлибо смысловых или стилистических отклонений. Такие синонимы полностью совпадают по своим значениям и характерной для них сочетаемости: спешить к началу урока – торопиться к началу урока; глядеть на небо – смотреть на небо.
Неполными синонимами (частичными, или квазисинонимами) называются такие синонимы, которые не тождественны, а лишь близки друг другу по
значению, а поэтому способны замещать друг друга не во всех контекстных ситуациях, не могут без погрешностей в семантике или в нормах употребления
быть взаимозаменяемыми:
бессрочный – пожизненный – вечный
– эквивалент, по отношению к которому определяется каждое из трех
приведенных значений – «имеющий отношение к пределу»;
– но бессрочный это внутренняя ограниченность предела, имеющая отношение прежде всего к неживым существам: бессрочный паспорт, бессрочный договор;
– пожизненный это ограниченность предела рамками жизни человека,
поэтому имеющая отношение (непосредственное или опосредованное) к живым существам: пожизненный срок, пожизненная рента;
– вечный – не ограниченный никаким пределом, имеющий отношение в
равной мере к неживым и живым существам (для последних – чаще опосредованное через неживое): вечная трагедия; вечная музыка; вечный вопрос; вечные
истины; вечный старик.
Такие синонимы не полностью совпадают по своим значениям и характерной для них сочетаемости. Так, нельзя сказать пожизненный паспорт, точно
так же как нельзя сказать бессрочная трагедия или вечный договор.
Между собой неполные синонимы могут находиться либо в отношениях
включения, либо в отношениях пересечения. Если значение одного из неполных синонимов «вкладывается» в значение другого и при этом в значении этого
другого синонима остаются еще какие-то семантические признаки, то говорят
об отношении включения, которым скреплены между собой данные синонимы:
– мучитель [А] – палач [В]: каждого палача можно назвать мучителем,
но не каждый мучитель является палачом (палач это тот, кто с особой жестокостью и изощренностью причиняет мучения);
– больной [А] – немощный [В]: каждый немощный является больным, но
не каждый больной является немощным, так как немощный это изнуренный болезнью.
Таким образом, неполные синонимы, связанные между собой отношением включения, имеют один синоним [обозначим его В], отмеченный значением
другого синонима [обозначим его А], а этот другой синоним [А], выражающий
более широкое и общее для них эквивалентное понятие, значением первого синонима [В] не обладает. Следовательно, значение одного синонима [В], маркированного значением другого синонима [А], здесь раскрывается через значение
последнего, т. е. немаркированного синонима:
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Если в значении неполных синонимов есть общая содержательная часть,
но, кроме того, оставшаяся часть их содержания отличается каким-то своим собственным преломлением этого содержания, т. е. какой-то своей особенностью, то
такие синонимы связаны между собой на основе отношений пересечения:
– гнев [А] – раздражение [В]: гнев – состояние и чувство сильнейшего негодования и возмущения; раздражение – состояние недовольства и возмущения;
– жадный [А] – скупой [В]: жадный – одержимый страстью захватывать
чужое; скупой – одержимый страстью не отдавать своё.
Если общее эквивалентное содержание таких синонимов условно обозначить как С, а оставшуюся часть этого эквивалентного содержания в каждом из
синонимов обозначить, соответственно, А и В, то отношения пересечения можно представить для неполных синонимов на диаграмме:
Связанные между собой полные и неполные синонимы объединяются в
синонимические ряды. Совокупность близких по значению слов, так или иначе
определившихся к своему эквиваленту, образует синонимический ряд. Синонимический ряд это перечень синонимов, расположенных в определенном порядке, с главным словом во главе (доминантой). Доминанта это опорное для
синонимического ряда слово, которое наиболее отчетливо выражает понятие, обозначенное словами данного ряда. Оно максимально независимо от контекста и способно проявить свое значение без особых синтагматических связей с
другими словами. Это слово является наиболее частотным по употреблению.
Являясь исходным словом в синонимическом ряду, доминанта в наибольшей
степени приближается к выражению эквивалентного содержания, общего для
всех членов этого ряда, иногда прямо совпадая с ним объемом своего содержания, все остальные слова синонимического ряда как бы «равняются» на него:
– важный, значительный, существенный:
– общий эквивалент базируется на инвариантном семантическом признаке, объединившем данные слова в синонимическом ряду, – «имеющий большое значение»;
– важный – заслуживающий особого внимания;
– значительный – имеющий особый вес, силу;
– существенный – являющийся сущностью чего-л.;
– слова в данном синонимическом ряду являются частичными синонимами, связанными между собой на основе отношения пересечения.
– аромат, благоухание, благовоние:
– общий эквивалент базируется на инвариантном семантическом при95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
знаке, объединившем данные слова в синонимическом ряду, – «приятный запах»;
– аромат – приятный запах;
– благоухание – чрезвычайно приятный и сильный аромат;
– благовоние – чрезвычайно приятный и сильный аромат, но воспринимаемый в особых случаях; ограничено приподнятым характером употребления;
– слова в синонимическом ряду являются частичными синонимами,
связанными между собой на основе отношения включения.
Полных синонимов в русском языке гораздо меньше, чем частичных (неполных). В языке очень мало таких слов, которые без особого различия могли
бы употребляться одно вместо другого в любых контекстах и быть взаимозаменяемыми. Существование таких слов в языке недолговечно. С течением времени одно из полностью тождественных слов становится:
– либо малоупотребительным: вратарь – голкипер;
– либо перемещается из одной сферы использования в другую: верить
(нейтр.) – веровать (высок. книжн.);
– либо вовсе исчезает из современного литературного языка: вертолёт –
автожир;
– либо расходится в своём значении с существующим основным словом
настолько, что лишь этимологический анализ способен установить их общность: гость – купец; когда-то по значению эти слова были синонимами, теперь
же они выражают совершенно разные понятия.
Именно неполные синонимы являются важнейшим средством богатства и
выразительности языка, поскольку с их помощью можно передавать тончайшие
и глубинные отличия в мире вещей и понятий. Следовательно, в синонимии не
менее важным становится не столько фактор эквивалентности некоего общего
содержания, сколько фактор различения на её основе определенных семантических признаков. В зависимости от того, чем члены синонимического ряда отличаются друг от друга, принято выделять три типа синонимов – семантические,
стилистические и семантико-стилистические синонимы:
– семантические синонимы (идеографические) это такие синонимы, которые отличаются друг от друга смысловыми оттенками, некоторыми элементами своего значения:
– бездна, пропасть, пучина (бездна – неизмеримая, чрезвычайная глубина чего-л.; пропасть – чрезвычайно глубокий провал, впадина, имеющая отвесные и крутые края; пучина – чрезвычайная водная глубина);
– благородный, великодушный, рыцарский (благородный – обладающий
высокими нравственными качествами и идеалами; великодушный – обладающий высокими нравственными качествами, действующий бескорыстно
в отношении других; рыцарский – обладающий высокими нравственными
качествами, характеризующийся честностью, благородством характера и
поступков [рыцарский говорится только о поступках человека]);
– стилистические синонимы это такие синонимы, которые отличаются
друг от друга только сферой своего употребления; такие синонимы выражают
одинаковые понятия, но используются в различных стилях речи:
– клевер, кашка (клевер и кашка обладают одним и тем же значением,
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выражая понятие о «травянистом растении с мелкими в виде шаровидных головок цветками», но слово клевер принадлежит нейтральному
стилю, а слово кашка – разговорно-обиходному);
– красавица, красотка, краля (слова обладают одним и тем же значением, выражая понятие о «красивой женщине», но слово красавица
принадлежит нейтральному стилю, слово красотка – разговорному, а
слово краля – просторечному);
– жемчужина, перл (слова обладают одним и тем же значением, обозначая зерно драгоценного перламутрового вещества, но слово перл
употребляется преимущественно в традиционно-поэтической и образной речи);
– семантико-стилистические синонимы это такие синонимы, которые
отличаются друг от друга одновременно и некоторыми элементами своего значения и сферой своего употребления. Синонимов, отличающихся друг от друга одновременно и семантикой, и стилем использования, в языке большинство:
– крикнуть, цыкнуть, рявкнуть (нейтр. крикнуть – угрожающе повысить голос на кого-л.; прост. цыкнуть – угрожающим окриком запретить что-л. делать, чаще заставить замолчать; прост. рявкнуть – угрожающим громким и грубым окриком запретить что-л. делать);
– замысловатый, мудрёный (нейтр. замысловатый – сложный, не простой, требующий для понимания выдумки и смекалки; разг. мудрёный –
сложный и трудный для понимания, решения).
По своей структуре синонимы делятся на разнокоренные (краснобай –
златоуст; // говорить, сообщать, заявлять, высказывать, изрекать, вещать,
толковать; // застенчивый, робкий, стеснительный, стыдливый, конфузливый)
и однокоренные (красноречивый – речистый разг.; // красота, красивость, краса; // жизненный, житейский).
«Рабочей» единицей проявления синонимических отношений в языке является лишь одно из значений многозначного слова, т. е. один из ЛСВ. Иными
словами, в качестве единицы смыслового сопоставления лексических синонимов выступает элементарное значение многозначного слова. Поэтому каждый
из ЛСВ многозначной лексемы имеет свой собственный синонимический ряд:
Многозначная
лексема
короткий
зарабатывать
Значения
лексемы
ЛСВ1 – небольшой в длину
Синонимы значений
лексемы
короткий, куцый, кургузый
короткий, краткий, недолгий,
непродолжительный, краткоЛСВ2 – непродолжительный
временный, недолговременный,
по времени
краткосрочный, мгновенный,
минутный, секундный
1
ЛСВ – получать за свою разарабатывать, получать, выботу материальное вознарабатывать, зашибать
граждение
ЛСВ2 – работой обеспечизарабатывать,
добывать,
вать себе средства к сущепромышлять
ствованию
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пути появления синонимов в языке весьма разнообразны. Основными из
них являются следующие:
– возникновение синонимов за счет образования новых слов, т. е. путем
словообразования: богатство словообразовательных элементов позволяет создавать синонимические варианты слов: выживание – выживаемость; тишина – тишь; невредный – безвредный;
– синонимы возникают за счет развития новых значений в слове, за счет
развития многозначности; в результате «расщепления» одного лексического
значения на два и более:
– прослойка – (слои крема в пирожном / торте) → слои в обществе: образовался синонимический ряд прослойка, слой, группа;
– липовый (ненастоящий) – фальшивый, поддельный, фиктивный…
липкий (неотвязный) – надоедливый, надоедный, докучливый, докучный, назойливый, навязчивый, привязчивый, прилипчивый;
– в результате того, что разные значения одного слова разошлись и потеряли связь друг с другом, у каждого из возникших таким образом омонимов
установились свои синонимические ряды:
– лёгкий1 – воздушный, эфирный; лёгкий2 – нетрудный, несложный, простой,
элементарный, нехитрый, немудреный, пустяковый, пустячный, пустой, плевый;
– волокита1 – проволочка, канитель, волынка, морока; волокита2 – донжуан, ловелас, селадон, ухажёр, ухаживатель;
– в результате заимствования иноязычных слов:
– отвлеченный – абстрактный;
– отзыв – рецензия;
– вес – престиж;
– самоуверенность – апломб.
Различные типы синонимов проявляют свои свойства в различных своих
функциях. Важнейшими функциями синонимов любого типа являются две:
функция замещения (замещающая функция) и функция уточнения (уточнительная функция).
Выполняя функцию замещения, синонимы используются как абсолютно
равноценные номинации обозначаемого. Синонимы, идущие друг за другом, в
пределах ближнего контекстного окружения просто заменяют друг друга во избежание тавтологии, лексического однообразия. Внимание при восприятии
значения синонимов в данной функции заостряется в первую очередь на тех
семантических признаках, которые эти синонимы сближают друг с другом.
Такое использование синонимов в наибольшей степени служит выразительности и разнообразию речи:
– На пути ко всякой цели стоит много препятствий. Только преодолевая преграды, человек может почувствовать себя по-настоящему счастливым
(препятствия и преграды – то, что преграждает путь, задерживает движение
вперед: полные синонимы в замещающей функции).
Выполняя функцию уточнения, синонимы используются для поэтапного,
постепенного раскрытия различных свойств и признаков обозначаемых предметов или явлений действительности. Синонимы, идущие друг за другом, в
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пределах ближнего контекстного окружения употребляются для того, чтобы
глубже понять или освоить обозначаемый ими смысл. В этой функции у синонимов первичным становится уже не общее, эквивалентное, содержание, а то,
что их отличает друг от друга. Внимание при восприятии значения синонимов
в данной функции заостряется в первую очередь на тех семантических признаках, которыми эти синонимы различаются. Это связано с тем, что за счет различающих признаков синонимов осуществляется уточнение отдельных сторон
обозначаемого предмета. Если в замещающей функции синонимы служат лучшей выразительности и богатству речи, то в функции уточнительной они употребляются с целью лучшего понимания мира, более глубокого его познания и
наиболее полного представления о нём:
– У меня работа – тяжкий труд (А. Прокофьев):
– работа – занятие, деятельность;
– труд – добросовестная работа, работа с особым упорством;
– общее – занятие, деятельность; различное – мера осуществления данной деятельности;
– частичные синонимы, связанные между собой на основе отношения
включения;
– синонимы использованы в уточнительной функции, так как при их
использовании в речи «обыгрывается» не общее в их семантике, а различное, смысл высказывания строится не на взаимозаменяемости синонимов, а на актуализации их различающих признаков и свойств.
– …Беспечность и покой – не для меня они (М. Ю. Лермонтов):
– беспечность – свойство по признаку «такой, который не задумывается о последствиях своих поступков, действий…»;
– покой – свойство, характеризующее человека, не испытывающего
волнения, тревоги, беспокойства;
– частичные синонимы, связанные между собой на основе отношения
пересечения;
– синонимы использованы в уточнительной функции, так как актуализированные в их семантиках частные, различающие их признаки играют роль взаимодополняющих характеристик, прибавляя один штрих к
другому для всеохватного представления общего свойства впечатления.
В тексте синонимам присуща и еще одна функция – функция стилистическая, которую составляют функция оценки и функция стилевой организации
текста. Стилистические функции (функция оценки и функция стилевой организации текста) существенно отличаются от семантических функций – функции замещения и функции уточнения. Если назначением синонимов в функции замещения становится задача избежать лексического однообразия, а назначением синонимов в функции уточнения – задача более глубокого познания предмета/явления
действительности, то назначением синонимов в функции стилистической оказывается либо переориентация в оценке говорящего избранного предмета (глаза [0] –
очи [+] – гляделки [–]; губы [0] – уста [+]; бесплатный [0] – дармовой [–]; глубокий
[0] – могильный [–]), либо его переадресовка в другую сферу использования (готовить нейтр. – стряпать разг.; гололедица нейтр. – гололедь разг.; горевать нейтр.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– тужить разг.; грудь нейтр. – перси трад.-поэт.; довод нейтр. – аргумент офиц.дел.; промышленность нейтр. – индустрия спец.), либо совмещение обеих этих
задач – переоценки и связанной с ней переадресацией в иную сферу употребления. Стилистическая функция синонимов служит богатству оформления речи
(ср.: функция замещения → многообразие речи; функция уточнения → точность
речи; стилистическая функция → богатство речи).
Нередко сближенные по семантике слова, не являющиеся ни полными, ни
частичными синонимами, функционируя в речи, становятся близкими не по
значению, а по своему употреблению словами. Это такие слова, которые сближаются друг с другом только в пределах данного контекста и только по желанию автора. Они становятся контекстуальными синонимами:
Как ни тепло чужое море,
Как ни красна чужая даль,
Не ей поправить наше горе,
Размыкать русскую печаль.
Для каждого из выделенных слов выстраивается свой синонимический ряд:
– горе – горесть, горечь, скорбь;
– печаль – грусть, уныние, кручина;
– поправить – исправить, выправить;
– размыкать – рассеять, развеять, разогнать.
Однако не зафиксированные Словарем как языковые синонимы, данные
слова употреблены здесь как синонимические средства связи текста и формирования единого целостного смысла в нем.
Еще более наглядным в этом отношении становится следующий пример:
Чтобы по-настоящему ощутить себя в этой жизни, чтобы не потерять себя
в ней, надо жить, любить, страдать. Ни одно из последних трех слов инфинитивной части однородных составных глагольных сказуемых не является языковым синонимом по отношению друг к другу. Но те потенциальные семы, которые, формируя их семные составы каждый по отдельности, соответствуют
значению «деятельное духовное начало», способствуют развитию в них объединяющего содержания, приоритетного для общего замысла и поэтому актуализированного автором как самое существенное. Сам актуализированный говорящим смысл, индивидуальное авторское видение, его «особое зрение» заставляет данные не синонимичные в языковом отношении слова в данном контексте стать синонимичными.
3.5.4.5. Антонимия
Антонимия, наряду с полисемией, омонимией и синонимией, является
одной из важнейших категорий лексической системы языка и одним из ее ярких
проявлений – парадигматических отношений.
Антонимы представляют собой два слова, связанных между собой на
основе общего инвариантного признака. Поиск эквивалентного содержания,
необходимого для выделения синонимов, также осуществлялся на базе общего
инвариантного семантического признака. Но если для синонимов было важно
сближение между схожими признаками вокруг этого общего инвариантного
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
смысла, то при установлении антонимов важно максимальное удаление от него
до его самых крайних, полярных точек:
холодный
горячий
инвариантная сема
«температура»
Этот же семантический признак «температура» будет инвариантным и
для слов той же лексико-грамматической группы (ЛСГ): тёплый, прохладный и
т. п. Однако данные слова не смогут образовать антонимической пары и не будут считаться антонимами, так как, в отличие от первых, они по отношению к
проявленному инвариантному смыслу не занимают положения крайних, предельных, полярных точек. Только слова холодный и горячий, определившись
по отношению к своему общему инвариантному признаку, в своем значении
удалились от него настолько, что заняли по отношению к нему место крайних,
предельных точек, таким именно образом став по отношению друг к другу кардинально противопоставленными.
Суть антонимии можно представить себе и так: при семантическом анализе двух противопоставленных в каком-либо отношении слов один из них
предстает как положительный, а другой как негативный, содержащий предельную степень его отрицания:
– чистый – грязный (= абсолютно не + чистый);
– действовать – бездействовать (= абсолютно не + действовать);
Поэтому такие ряды, один из членов которого не обладает признаком
предельного отрицания, не способны стать антонимической парой:
– день – вечер – сумерки – ночь;
– молодой – юный – нестарый – пожилой – старый.
Следовательно, для признания двух сопоставляемых слов словами, связанными антонимическими отношениями и образующими на этом основании
антонимическую пару, необходимо наличие двух основных условий:
– обладание общим для них инвариантным семантическим признаком;
– определение по отношению к нему таких признаков из их семных составов, которые были бы соотнесены с ним и между собой как максимально
предельные, крайние случаи его проявления.
Антонимическое противопоставление представлено обычно парой слов,
но иногда одному антониму может противостоять сразу несколько, чаще два
семантически равнозначных слова:
грустно
тоскливо
горестно
весело
В этом случае говорят об антонимических вариантах.
Антонимические отношения в большей степени свойственны именам
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прилагательным, особенно качественным: живое лицо – деревянное лицо; комическое выражение лица – трагическое выражение лица; наружное спокойствие – внутренняя злоба.
В антонимические отношения легко вступают и наречия, особенно качественные по разряду. В меньшей степени антонимическими отношениями затронуты имена существительные и глаголы. Антонимическими по своему значению могут быть и некоторые служебные части речи: частицы (да – нет);
предлоги (в – из, от – до; к – от, без – с) и др.
В зависимости от выражаемой антонимами противоположности они делятся на семантические классы. Выделяют 3 семантических класса антонимов,
соответствующих основным типам противоположностей:
Контрарная противоположность представляет собой качественную
противоположность, между крайними, предельными точками которой есть
средние (промежуточные) звенья. Иными словами, это такая противоположность, у которой имеются как максимальные пределы ее проявления, так и заполняющие ее в целом отдельные (срединные) признаки, характеризующие эту
противоположность как постепенную ступенчатую изменчивость ее качеств,
признаков, свойств от одного предела до другого до ее полной исчерпанности:
– зима (осень весна) лето;
– богатый (обеспеченный зажиточный средний малоимущий) бедный.
На основе контрарной противоположности формируются такие смысловые ряды, которым присуще выражение качественной противоположности на
основе градуальной (ступенчатой) оппозиции. Истинными антонимами при реализации данной оппозиции становятся ее крайние, предельные члены.
Контрарная по своему типу противоположность предопределяет наличие в языке соответственно семантического класса контрарных антонимов.
Комплементарная противоположность представляет собой такую оппозицию, которая формируется только двумя ее членами, между которыми нет
среднего (промежуточного) звена. Члены такого противопоставления, являясь
его крайними, предельными точками, взаимно дополняют друг друга до полного и цельного представления о выражаемом противоположном смысле: война –
мир; внешний – внутренний; истинный – ложный; плюс – минус; купля –
продажа; зрячий – слепой.
Шкала такого противопоставления представлена двумя противоположными членами, дополняющими друг друга до целого. Комплементарная по своему типу противоположность предопределяет наличие в языке соответственно
семантического класса комплементарных антонимов.
Векторная противоположность характеризуется взаимной противоположной направленностью действий, признаков и свойств, представляя собой
направленную противоположность, и обусловливает существование в языке
векторных антонимов: входить – выходить; сборка – разборка; загадывать –
отгадывать; зажигать – гасить; одеваться – раздеваться; сторонник – противник; аргумент – контраргумент.
С точки зрения структурной антонимы делятся на однокоренные и разнокоренные:
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однокоренные
– доверие – недоверие
– сдвигать – раздвигать
– слава – бесславие
– кстати – некстати
Разнокоренные
– дружба – вражда
– радовать – огорчать
– смеяться – плакать
– обвинение – оправдание
По морфологической принадлежности антонимы делятся на знаменательные и служебные:
Знаменательные
– финиш – старт
– ущерб – польза
Служебные
– благодаря – вопреки
– в – из
– по – против (по шерсти –
против шерсти)
– марш! – стоп!
– много – мало
– всё – ничто
По характеру семантического признака, подлежащего противопоставлению, антонимы делятся на ряд частных разновидностей:
– антонимы со значением качественного признака: густой – редкий (лес);
грязная – чистая (вода); грубый – нежный (голос);
– со значением начала – конца действия или состояния: встречаться –
расставаться; заснуть – проснуться;
– со значением наличия – отсутствия признака: вера – неверие; вкус –
безвкусие; ветреный – безветренный;
– со значением состояния или деятельности человека: радоваться – печалиться; выигрыш – проигрыш; говорить – молчать;
– со значением направленности действия: вбегать – выбегать; вдоль –
поперёк; импорт – экспорт; вход – выход;
– со значением явлений природы: север – юг; просторно – тесно; жара –
холод; светло – темно;
– со значением временного признака: вечность – миг; вчера – сегодня;
– со значением пространственного признака: наверху – внизу; влево –
вправо; над – под;
– со значением параметрического, количественного признака: более –
менее; высокий – низкий; большинство – меньшинство.
Явление антонимии связано с явлением полисемии. Здесь возможны следующие случаи соотношений:
– каждый из ЛСВ многозначного слова формирует свою особую антонимическую пару:
простая задача / сложная задача;
простой рисунок / затейливый рисунок;
простые украшения / вычурные украшения;
– некоторые из ЛСВ многозначного слова формируют каждый свою антонимическую пару, а некоторые – совпадающие антонимические пары:
доставить радость / причинить горе;
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
плакать от радости / плакать от горя;
в дни радости / в день скорби;
– не все из ЛСВ многозначного слова вступают в антонимические отношения; у каких-то отдельных ЛСВ антонимической пары вообще нет:
пустой вагон / полный вагон;
пустые щи / –;
пустые опасения / серьёзные опасения;
– у каждого из ЛСВ многозначного слова наблюдается формальносемантическое совпадение в наборе антонимических пар и, соответственно, в
их сочетаемости:
тайные враги / явные враги;
тайное желание / явное желание;
тайная связь / явная связь.
Однако при любом соотношении и взаимодействии многозначности и антонимии необходимо помнить о том, что в качестве элементарной единицы антонимического противопоставления всегда выступает ЛСВ многозначного слова. Поэтому одно и то же многозначное слово может входить в различные ряды
антонимов:
I.
– знойный – морозный (о дне; о воздухе);
– знойный – ледяной (о ветре);
– знойный – прохладный (о страсти, о ласке, о поцелуе).
II.
– грубый – нежный (о смехе, о лице; об улыбке; взгляде);
– грубый – ласковый (о голосе; о словах);
– грубый – вежливый (о манере поведения).
Своеобразной разновидностью антонимии является энантиосемия (буквально: «противоположность значений внутри слова»). Это непродуктивная
разновидность антонимии, которую образуют слова, совмещающие в себе противоположные значения:
дать в долг
взять в долг
1) одолжить
2) наверно
возможно
наверняка, несомненно, точно
3) просмотреть
осматривая, ознакомиться с чем-л.
не заметить, пропустить
4) славить
воздавать хвалу
распространять о ком-л. дурные слухи
Используясь в речи, антонимы способны выступать в самых различных
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
функциях. Наиболее известными считаются следующие функции антонимов в
речи:
– функция противопоставления: Бывало, так меня чужие жёны ждали, /
Теперь я жду жены своей…; Я сердцем слишком стар, ты слишком молода…;
– функция взаимоисключения: Над нами – сумрак неминучий, / Иль ясность божьего лица… // Когда засыпает совесть, просыпается война; Храбрец или сидит в седле, или тихо спит в сырой земле;
– функция чередования, последовательности фактов: Небосвод то светлел, то темнел; Он что сокол: захотел – прилетел захотел – улетел…;
– функция охвата целого (всего класса предметов, явлений, качеств,
свойств, признаков до полной их исчерпанности): Суди о человеке больше по его
вопросам, чем по его ответам; Скудны, нищи, жалки люди // И в добре, и в зле!;
– функция противоречия – функция превращения одной противоположности в другую: День был не то ясный, не то мрачный, а какого-то светлосерого цвета; В борьбе враждебной выигрыш одного есть проигрыш другого.
Вступить в антонимические отношения могут не только собственно лексические антонимы. Антонимичными по употреблению могут стать слова, в
чьих семных составах есть такого рода семантические признаки, которые под
давлением контекста способны выразить в пределах заданного смысла прямо
противоположные понятия. Такие антонимы называют квазиантонимами, или
контекстуальными антонимами. В специальных словарях антонимов они не
фиксируются. Они мастером слова будто бы «изобретаются» в самой речи и
становятся, таким образом, речевыми антонимами:
– Сокол – Уж (как антиподы в произведении М. Горького);
– Мне будто слышится и смех // И шёпот злобных сожалений!
(М. Лермонтов);
– В огромной книге жизни ты прочла // Один заглавный лист, и пред тобою // Открыто море счастия и зла (М. Лермонтов).
3.6. ЛЕКСИКА РУССКОГО ЯЗЫКА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
ЕЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ И СФЕРЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ
Сложная внутренняя организация слова, не менее сложные свойства его
лексического значения, их проявление через присущие языковой системе данного языка лексические категории не статичны и не изолированы. Слово в языке находится в постоянном развитии, переосмысливается человеком в результате постоянных изменений социального, психологического, этического, эстетического и т. п. плана. Все это влияет на слово, на его жизнь в языке. В этой связи говорят о представлении слова в социолингвистическом аспекте.
Словарный фонд русского языка развивается двумя основными путями:
– путь развития лексики «изнутри», т. е. прямой путь, при котором из
имеющихся в языке элементов возникают т. н. исконные слова языка;
– путь развития лексики «извне», т. е. путь заимствования, при котором
новые слова приходят из других языков.
Исконная лексика создавалась в течение длительного времени на базе лексики:
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– индоевропейского языка;
– общеславянского языка;
– восточнославянского языка;
– собственно русского языка.
Индоевропейский язык – язык индоевропейской этнической общности,
существовавшей до конца эпохи неолита, т. е. до III–II вв. до н. э., и объединенной общим языком-источником.
Из этого языка-источника в наш язык вошли слова, указывающие на
близкое родство – термины родства (отец, мать, сын, дочь, брат, сестра,
жена, зять, свёкор, свекровь, вдова, сноха); термины свойства (брать, дать,
видеть, велеть); названия одомашненных животных (бык, вол, корова, волк,
коза, лиса, медведь, муха, уж); названия растительного мира (гора, море, ветер, дождь, гром, дуб, берёза, луна); названия предметов быта (вода, соль,
хлеб, мясо, уголь, дым) – одним словом, слова, обозначающие жизненно важные
предметы, свойства и явления.
Данные слова, обозначающие необходимые, элементарные предметы и
явления действительности, являются простейшими по структуре, обладают
прямым по способу номинации значением и непроизводной основой, принадлежат к словам конкретно-предметной семантики.
Этническая индоевропейская общность распалась вслед за распадом
родоплеменных отношений, и в начале нашей эры вплоть до VI в. н. э. на территории славянских племен функционировал общеславянский язык.
Общеславянский язык – это язык славянских племен; шесть веков продержалось единство славянских племен. Из общеславянского языка в лексическую систему русского языка попали такие слова, которые имеются и в других
славянских языках. Это все еще простые по структуре слова с непроизводной
основой, обозначающие доступные, широко известные и распространенные в
обиходе предметы и явления действительности, например, слова со значением
«дитя» – дитя, сирота, отрок.
Однако в словарный фонд русского языка из общеславянского языкаисточника вошли и слова, обозначающие свойства, признаки, действия, связанные с мыслительной деятельностью человека, слова со значением некоторых
отвлеченных понятий: лекарь, жнец, дерево, ветка, пшеница, ячмень, капуста,
трава, лебеда, погода, вечер, осень, полдень, полночь; доход, человек; знать,
правда, ложь, любовь, грусть, свобода, воля, честь, труд, добро, зло.
Общеславянские слова немногочисленны: ученые подсчитали, что в словарном фонде современного русского языка в активном использовании находится не более 2000 слов общеславянского происхождения.
К VI в. н. э. набрал силу процесс распада языкового славянского единства. Славянское братство, бывшее некогда этнической и языковой общностью,
начинает самоопределяться. Практически к VII в. процесс распада завершен, и
в связи с этим возникает 3 языковые и этнические общности – восточнославянская, южнославянская и западнославянская.
Если в этот период времени в русский язык попадает слово, скажем, из
западнославянского языка, то оно считается уже заимствованным.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Восточнославянскими, или древнерусскими, считаются слова, возникшие
на почве общего для русского, украинского и белорусского народов древнерусского языка (VI–XIV вв.), но обычно не встречающиеся в южно- и западнославянских языках. Слова, вошедшие в язык из древнерусского (восточнославянского) языка, считаются исконно русской лексикой.
Здесь очень много самых различных семантических групп слов, затрагивающих самые разнообразные сферы жизнедеятельности: хозяин, племянник,
зодчий, плотник, балагур, проныра; белокурый, зоркий, смуглый, смирный, хороший; привыкать, внедрить, посягать, сверкать, горячиться, извинить; сегодня,
радуга, смерч, глыба, гречиха, ежевика, перец; забота, приключение, тревога…
С XIV в. русская нация начинает обособляться: восточнославянская этническая и языковая общность перестает быть единой и распадается на великорусскую, украинскую и белорусскую народности со своим языком и со своей
культурой. Слова, вошедшие в словарный запас русского языка, называют собственно русской лексикой. Это такие слова, которых не найти в близкородственных языках (украинском и белорусском): часовщик, грузчик, бурлак, мужчина, буян, бабушка, балалайка, следовать, влиять, вдуматься, разговорчивый,
бревенчатый, кстати, навзничь, вследствие, насчет, удаль, бездарь, быль, обман, осторожность…
Слова, вошедшие в русский язык на базе слов индоевропейского праязыка, общеславянского, восточнославянского языка, относятся к исконно русской
лексике.
Однако лексика русского языка формируется не только словами исконно
русского языка, но также и словами заимствованными:
Лексика русского языка
индоевропейские слова
общеславянские слова
исконно
заимствованная
русская
восточнославянские
лексика
лексика
(древнерусские) слова
собственно русские слова
Таким образом, лексике исконно русской противостоит лексика заимствованная.
Заимствование это элемент чужого языка (слово, морфема, синтаксическая конструкция), перенесенный из одного языка в другой в результате
языковых контактов.
Заимствованная лексика русского языка делится на две разновидности –
заимствования из родственных славянских языков и заимствования из неславянских языков.
Совершенно особое место среди заимствований из родственных славянских языков занимают старославянизмы. Старославянизмы это слова, вошедшие в наш словарный состав из старославянского языка. Старославянским назы107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вают один из славянских языков, который использовался как литературный
письменный язык для перевода с греческого языка богослужебных книг, предназначенных для славян, в период принятия ими христианства. В период первого
Византийского влияния, распространившегося на территорию современной Европы, в частности, на территорию, где проживали южно- и западнославянские, а
позже и восточнославянские племена, в борьбе против распространения язычества, с одной стороны, и католического православия, с другой, славянские князья
стали приглашать из христианских стран проповедников и учителей христианского богослужения. Так поступил и моравский князь Ростислав (Моравия –
приблизительно территория нынешней Чехословакии). В 863 году он обратился
к византийскому императору Михаилу с просьбой прислать просвещенных монахов с целью распространения христианской веры среди славян. Они должны
были создать христианское богословие для славян. А для этого им надо было
проповедовать это вероучение. Но проповедовать нужно по соответствующим
богослужебным книгам, которых у славян к тому времени не было. Их надо было создать, но не вновь, а взяв за образцы богослужебные книги, действовавшие
в Византии. Это были богослужебные книги, написанные на греческом языке.
Следовательно, эти книги надо было перевести на доступный для славян язык.
Для этого необходимо было пользоваться подходящими для славян буквами, т. е.
создать подходящий для этих целей славянский алфавит – азбуку.
За эту задачу взялись образованнейшие для своего времени монахи – братья Константин (монашеское имя – Кирилл) и Мефодий, которых император
Михаил и направил в Моравию к князю Ростиславу.
В Византии братья жили в городе Солунь (ныне греческий город Салоники), в котором жили и греки, и болгары. Именно поэтому из славянских языков
им с детства был близок болгарский язык – один из южнославянских языков.
Греческие богослужебные книги братья-монахи и стали переводить на древнеболгарский язык.
Затем, в 988 г., когда Русь приняла Крещение, христианское вероучение
стало распространяться именно на этом древнеболгарском, названном старославянским, языке. Поскольку на тот момент, на период незавершенного распада славянской общности, славянские языки еще не столь значительно разошлись и были если уже не едиными, то все еще очень похожими языками, постольку старославянский язык богослужебных книг был достаточно безболезненно воспринят восточными славянами.
Старославянский язык, сперва употреблявшийся только как язык богослужения, затем проник и в другие, нецерковные, сферы, стал распространяться
и на другие стили русской речи.
Большинство слов старославянского происхождения можно распознать
по ряду внешних, формальных признаков:
– фонетические признаки:
– если в слове в пределах одной морфемы встречается неполногласное сочетание ра, ла, ре, ле между согласными на месте соответствующего ему русского
полногласного сочетания оро, оло, ере, ело, то перед нами старославянизм: ст.-сл.
град (ср.: рус. город); ст.-сл. злато (ср.: рус. золото); ст.-сл. млеко (ср.: рус. моло108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ко); ст.-сл. жребий (ср.: рус. жеребьёвка); ст.-сл. храм (ср.: рус. хоромы);
– сочетание ра, ла в начале слова на месте соответствующего ему русского
сочетания ро, ло: ст.-сл. равный (ср.: рус. ровный); ст.-сл. ладья (ср.: рус. лодка);
– старославянское сочетание жд в той же самой морфеме на месте исконно
русского ж: ст.-сл. между, невежда, чуждый (ср.: рус. межа, невежа, чужой);
– наличие старославянского щ на месте русского ч (в пределах одной и
той же морфемы): ст.-сл. горящий, мощь, вращать (ср.: рус. горячий, мочь, ворочать); Но не всякое щ доказывает старославянское происхождение слова, а
только такое, которое возникает в результате соответствующих чередований:
щ//т; щ//чт; щ//кт: свет − освещение − свеча. Если же щ возникает из чередования щ//ск; щ//ст, то это слово не старославянского происхождения: тащу
− таскать − тачка; доска – дощатый;
– начальное е на месте русского о: ст.-сл. единый, елень (ср.: рус. один,
олень);
– начальное а на месте русского его соответствия я: ст.-сл. аз, агнец –
(ср.: рус. я, ягнёнок);
– начальное ю на месте русского его соответствия – у: ст.-сл. юродивый,
юный (ср.: рус. урод, уный);
– отсутствие перехода ’е > ’о (ё): ст.-сл. перст, крест (ср.: рус. напёрсток, крёстный);
– твердое з (из г) на месте мягкого з’ в русском слове: ст.-сл. польза (ср.:
рус. нельзя (общий корень -льг-).
При признании слова словом старославянским по своему происхождению
необходимо учитывать два основных фактора:
– чередование в пределах одной и той же морфемы;
– обязательное соответствие в русском языке (пусть даже и в слове не из
сферы литературного языка).
– словообразовательные признаки:
– приставки воз-, из- (при соответствии русской приставки вы-!), низ-,
пред-, пре-, во-, со-, чрез-: ст.-сл. воздать, излияние, ниспадать, пресловутый,
предугадать, вопреки, согласный, чрезмерный;
– суффиксы отглагольных имен существительных: -ствиj-, -знь-, -чий-,
-тва-, -ниj-, -иj-, -тель-, -тай-, -ыня-, -ств(о)-: ст.-сл. бедствие, жизнь, кормчий, молитва, учреждение, гордыня, хранитель;
– суффиксы превосходной степени имен прилагательных – -айш-, -ейш-:
ст.-сл. крепчайший, добрейший;
– некоторые суффиксы имен прилагательных и причастий – -есн-,
-ущ/ющ-, -ащ/ящ-, -им-, -ем-, -ом-, -енн-, -нн-: ст.-сл. телесный, поющий, ведомый, гонимый, созданный;
– первая часть словосложений – бого-, благо-, добро-, душе-, грехо-, суе-, зло: ст.-сл. богобоязненный, душеспасительный, грехопадение, суеверие, злословие.
– семантические признаки:
– слова обладают значением отвлеченного (абстрактного) признака;
– обозначают часто церковно-религиозное понятие;
– в большинстве своем имеют книжную стилистическую окраску.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Среди старославянизмов необходимо выделять несколько типов, связанных с историей развития языка и особенностями их употребления:
1) старославянизмы, вытеснившие исконно русские слова и поэтому не
имеющие теперь русских параллелей: бездна, владеть (волость), враг (ворог),
жажда (жажа);
2) имеющие русские соответствия, но отличающиеся от них своим значением (иногда – существенно): влачить (волочить), требовать (теребить),
глава (голова);
3) не употребляющиеся в современном русском языке, но встречающиеся
в древнерусских памятниках письменности (прямая противоположность первому типу старославянизмов): алкать (рус. желать), вран (рус. ворон), власы
(рус. волосы) – архаизмы.
Необходимо различать два рода причин заимствований: экстралингвистические (внеязыковые) и лингвистические (языковые).
1) экстралингвистические:
– торгово-экономические связи;
– культурные связи;
– заимствование самого предмета / понятия, которого в заимствующей
этнически языковой общности не было;
2) лингвистические:
– потребность в новых языковых формах;
– потребность в расчленении понятий:
– столовая – место общественного питания
↓
– кафе – место, где подают лёгкие блюда, напитки;
– кафетерий – то же самое, но с элементами самообслуживания;
– бистро – закусочная, в которой можно быстро перекусить;
– пиццерия – место, где можно отведать пиццы…
Эта причина связана с необходимостью разграничить некоторые смысловые оттенки значения. При этом происходит семантическое размежевание
«своего» и «чужого»: удобство → комфорт; слуга →портье.
– заимствование иноязычного слова может происходить вследствие тенденции к устранению полисемии исконного слова, упрощению его смысловой
структуры;
– замена двучленного наименования одночленным:
– меткий стрелок → снайпер;
– наёмный убийца → киллер;
– обучать животных → дрессировать;
– защитник идеи – апологет;
– враг просвещения – обскурант.
Приоритетные позиции занимают экстралингвистические причины.
Языковые контакты, актуальные для заимствования, делятся на две основные разновидности:
– непосредственные (прямые) – при непосредственном общении двух
языковых сред; «двучленный контакт»;
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– опосредованные (косвенные) – из другого языка слово заимствуется через посредство другого языка – «языка-посредника»; «трёхчленный контакт».
Заимствования могут осуществляться двумя путями:
– устным: заимствование возникает в двуязычной среде (билингвизм –
способность и умение говорить сразу на двух языках); при непосредственном
контакте говорящих; при устном заимствовании слово претерпевает больше
изменений во всем своем облике, чем при письменном;
– письменным: важнейшей отличительной особенностью является то, что
«чужое» приходит в язык, минуя звено узкого двуязычного общения.
Одними из самых древних заимствований считаются слова финского и
скандинавского происхождения. Скандинавы и финские племена – давние северные соседи славян. Заимствование из этих языков происходило ещё в эпоху
общеславянского языка устным путем, через непосредственные контакты соседей (путь из варягов в греки). Заимствования из этих языков, как правило, затрагивают названия:
– предметов быта;
– продуктов питания;
– некоторых рыб;
– явлений северной природы
тундра, нарты, пельмени, пихта, сельдь, килька, крюк, пурга…
К древнейшим заимствованиям относятся заимствования из греческого
языка – грецизмы (к IX–XI вв.); затрагивают период I-ого Византийского влияния и принятия христианства на Руси: свёкла, вишня, уксус, фонарь, кровать,
парус, огурец, коралл, металл, кит // ангел, демон, дьякон, епископ, ад, евангелие, панихида, психология, гипербола. Эти заимствования пришли письменным
путем, через посредство богослужебных книг.
В русской лексике выделяют слова греческого происхождения, но заимствованные гораздо позже (в XVII–XIX вв.) через посредство европейских языков и затрагивающие сферы науки, культуры, искусства и политики: философия, грамматика, география, метафора, лексикон, анализ, эпос, поэзия, симфония, мелодия…
Слово, заимствованное из греческого языка, можно опознать по ряду
примет. Основные приметы грецизмов:
– сочетание звуков пс, кс, ск, мв, мп (психология, лексика, символ);
– суффикс -ос- (космос, эпос);
– суффиксы -ад-, -иад-, -ис-, -иск- (лампада, олимпиада, базис, обелиск);
– приставки – а-, ан-, анти-, архи-, пан-, эв-, гипер-, гипо- (панорама,
антипатия, эвкалипт);
– некоторые корневые части: авто, антропо, аристо, био, ботан, гео,
гек, гидро, гигро, граф, грамм, гели, дем, дидакт, кило, макро, моно, нео, теле, терм.
В русском языке много слов, заимствованных из латинского языка. Они
пришли к нам в разное время письменным путем, через посредство других языков – греческого, польского, немецкого, французского. Это, как правило, слова
терминологического характера, из области науки, политики, социально111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
общественной жизни: операция, пациент, эрудиция, конспект, диктант, экзамен, интеллигенция, коллега, алиби, манифест, цензура, нация. Существует ряд
примет, по которым можно опознать слово, заимствованное из латинского языка:
– конечные: ус, ум, ент, ция, ура, тор, ат (консилиум, статус, деканат,
экватор);
– приставки: интер, де, ре, ин, ультра, экс, про, пост, суб (постскриптум, экскурс, проректор, репрессия, депрессия, инфляция);
– корневые элементы: акв, ави, би, вок, гранд, квази, кред, мигр, мульт,
прим, соци, студи, юст…
Киевская Русь соседствовала с тюркскими племенами – печенегами, половцами, хазарами и др. В этой связи в русском языке наблюдается некоторое
количество слов тюркского происхождения − тюркизмы. Особенно сильно
влияние тюркизмов на русскую лексику было в период татаро-монгольского
нашествия – XIII–XIV вв. Заимствования из тюркских языков в основном относятся к сфере быта, торговли, коневодству. Тюркизмы вошли в наш язык устным путем. Их количество невелико: не превышает и полусотни слов, потому
что эти заимствования сопровождал насильственный путь порабощения. Тюркизмы обладают рядом характерных примет:
– сингармонизм (повторение одних и тех же гласных в одном слове): визирь, арба, таракан;
– бывшие суффиксы -мак-, -лык-, -ча-: башмак, армяк, шашлык, ярлык,
алыча, саранча;
– начальное баш- (из тюрк. – голова): башка.
При заимствовании иноязычные слова подвергаются деэтимологизации,
т. е. утрате своих родственных связей со словами, изначально близкими им в
языке-источнике.
В зависимости от степени освоения и освоенности слова, от степени ассимиляции «чужого» слова в языковой среде заимствующего языка различают:
– заимствованные слова это слова, вошедшие в лексическую систему
языка, а поэтому переоформленные в соответствии с фонетическими и грамматическими требованиями строя данного языка, т. е. слова, максимально приспособленные к системе данного языка – освоенные: баня, климат, корабль, кухня,
полк, натура, суп, тетрадь…;
– иноязычные слова это слова, не полностью усвоенные языковой системой заимствующего языка, не полностью ей подчинившиеся, т. е сохранившие
следы своего иноязычного происхождения, – неосвоенные: колледж, интерьер,
степлер, спрей, сканер, деноминация – фонетически неосвоенные; филе; желе,
кофе, инкогнито, табу, ревю, беж, джек-пот – грамматически неосвоенные,
так как неизменяемые.
Среди иноязычных по своему происхождению слов принято выделять ряд
их разновидностей.
В заимствующем языке перемещение слова или его отдельного элемента
из языка-источника осуществляется «под давлением» иноязычного образца.
Путь появления слова или его элемента «под давлением» иноязычного образца
называется калькированием. Калька (франц. calque – копия) – образование но112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вого слова путем буквального перевода соответствующей языковой единицы.
Различают словообразовательные («под давлением» морфемы) и семантические («под давлением» значения) кальки.
Словообразовательная калька это поморфемный перевод иноязычного
слова: Tagesordnung: Tages – день, Оrdnung – порядок → распорядок дня; Be/ruf
– при/звание; be/stehen – со/стоять; Laut/spracher – громко/говоритель).
Семантические кальки это исконно русские слова, в которых заимствованным является значение; как правило, из языка-источника заимствуется переносное значение: ястреб (реакционер) ← из англ.; трогать (вызывать сочувствие) ← из франц.; потолок (достижений) ← из франц.
Полукалька это разновидность словобразовательной кальки, когда переводится только часть слова: humanus – гуманность; Selbstbestimmung – самоопределение.
Экзотизмы это иноязычные слова, хотя и переданные русской графикой,
но представляющиеся чуждыми для носителей заимствующего языка, обозначающие понятия, свойственные чужим народам и странам, свойственные жизни
и культуре других народов:
– шива – в идуизме: один из трех высших Богов – Бог-разрушитель;
– чайхана – чайная в Ср. Азии, Иране;
– вигвам – куполообразная хижина индейцев в Сев. Америке;
– кирка – лютеранский храм;
– сумо – вид японского единоборства.
Вкрапления это слова или сочетания слов, передаваемые средствами
графической и фонетической системы языка-источника. Это иноязычные слова
без их соответствующего фонетического и графического переоформления по
законам, свойственным языковой системе заимствующего языка, полностью
сохранившие свой иноязычный облик: nota bene – обрати особое внимание; fiat
lux – да будет свет; Deus ex machine – «бог из машины».
Варваризмы это разновидность иноязычных вкраплений, которые получают в заимствующем языке среди говорящих на нем более или менее регулярное употребление, становятся относительно частотными и доступными сравнительно большому кругу носителей языка: pro u contra – за и против; tertium non
datur – третьего не дано; post scriptum – приписка после основного текста в
письме.
Интернационализмы это слова схожего плана выражения и совпадающие полностью или в большей части своего содержания в разных языках и выражающие в них понятия международного характера из области права, политики, культуры, науки, искусства:
– европеизмы: слова латинского и греческого происхождения – революция, бюрократ, гуманизм, объект, субъект, реформа, фонд…;
– американизмы: киллер, терроризм, блокбастер, бестселлер…
Происхождение слова фиксируется этимологическими словарями. Генетическая связь слова с языком-источником фиксируется словарями иностранных слов. Этимологические словари русского языка являются лексикографическими изданиями, основная цель которых – информировать о происхождении
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
слов. Словари этого типа воплощают в себе достижения одной из самых сложных и противоречивых областей лингвистической науки – этимологии. Словари
иностранных слов – лингвистические толковые словари, в которых объясняются значения слов, в том числе терминов, иноязычного происхождения, усвоенных русским языком, а также даются сведения об их происхождении.
Первый научный этимологический словарь русского языка – «Сравнительный этимологический словарь русского языка» Н. В. Горяева – появился в 1892 г.
«Этимологический словарь русского языка» А. Г. Преображенского был
издан в 1910–1914 гг.
К основным научным этимологическим словарям относятся:
– «Этимологический словарь русского языка» М. Фасмера – относится к
числу самых авторитетных этимологических словарей нашего времени; издан в
Германии в 1953–1958 гг. на немецком языке и переведен на русский язык
О. Н. Трубачёвым; содержит 18 246 словарных статей.
– «Этимологический словарь русского языка», издававшийся коллективом МГУ под ред. Н. М. Шанского; дает краткое объяснение происхождения
слов; построен как этимологический справочник словообразовательноисторического характера; выходил отдельными выпусками.
К научно-популярным этимологическим словарям относятся:
– Краткий этимологический словарь русского языка Н. М. Шанского,
В. В. Иванова, Т. В. Шанской (издан в 1961 г.).
– Этимологический словарь русского языка Г. П. Цыганенко – содержит
сведения о происхождении и первоначальном значении более 5 000 слов преимущественно из активной лексики современного русского литературного языка; построен по алфавитно-гнездовому способу размещения поясняемых слов.
Словари иноязычных слов в современном их понимании появились в
XVIII в. в Петровскую эпоху. По поручению Петра I был составлен «Лексикон
вокабулам новым по алфавиту», включавший в основном заимствования из европейских языков.
Современные словари иностранных слов, являясь по типу аспектными,
описывающими определенные фрагменты лексической системы, наиболее
близки к толковым словарям. При этом этимологическая справка служит обязательным компонентом их словарной статьи. Особенностью словарей иностранных слов выступает также их энциклопедичность.
В словарях иностранных слов много лексических единиц терминологического характера. Эти словари быстрее других реагируют на изменения, происходящие в лексике, существенно дополняют материалы словарей неологизмов,
оперативно представляя лексические инновации, отражающие развитие науки,
техники, культуры и т. п.
Среди наиболее известных современных словарей иноязычных слов можно назвать следующие:
– «Словарь иностранных слов» под ред. Ф. Н. Петрова, издан в 1937 г.;
многократно переиздавался; его 7-е изд. (1979 г.) содержит около 19 тысяч
слов; включает общеупотребительную лексику, общераспространенные термины; при каждом слове дается толкование и этимологическая справка. В прило114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жении приведен список иноязычных слов и выражений, встречающихся в литературе в латинском написании.
– «Современный словарь иностранных слов» издан в 1992 г.; представлено 20 тысяч слов; дополняющий предыдущий словарь лексическими инновациями последнего десятилетия.
– «Толковый словарь иноязычных слов» Л. П. Крысина – первый собственно филологический словарь иностранных слов, т. е. в нём описываются
свойства слова, а не обозначаемой им вещи: его происхождение, значение в современном русском языке, а также произношение, ударение, грамматические
характеристики, смысловые связи с другими иноязычными словами, стилистические особенности, типичные примеры употребления. Большое внимание уделяется грамматической информации о слове, а также представлению семантической структуры многозначного слова в ее динамике. Содержит 25 тысяч слов
и словосочетаний. Словарь является нормативным, поэтому автор с осторожностью вносил в него недостаточно освоенные лексические инновации.
С точки зрения своего употребления лексика русского языка делится на
общеупотребительную и лексику ограниченного употребления.
Общеупотребительной лексикой называется совокупность слов русского
языка, употребляющихся его носителями без какого-либо ограничения, всеми без
исключения. Это основа всего словарного фонда современного русского языка.
К лексике ограниченного употребления относятся такие слова, которые
ограничены в своем употреблении какими-то рамками − либо территорией, на
которой проживают говорящие на данном языке, либо принадлежностью носителей языка к той или иной профессии или социальной группе и т. п. В зависимости от характера ограничения такая лексика (лексика ограниченного употребления) делится на свои разновидности: на диалектную лексику, специальную лексику и жаргонную лексику.
Диалектная лексика это слова народных говоров, не входящие в словарный состав литературного языка и ограниченные в своем употреблении территорией (территориальное ограничение): волог./новг./мурм.: квашня – тесто, опара;
иван.: челыш – подберезовик, яросл.: кочет – петух; арханг.: корянуха – иней; рязан.: панёва – клетчатая женская юбка; ростов.: гагарма – язвительный человек.
Диалектная лексика по своему составу весьма разнообразна. Диалектизмы принято делить на соответствующие группы:
– фонетические диалектизмы это такая разновидность диалектных
слов, которая отличается от литературного слова своим звуковым составом:
мисто (лит. место); писня (лит. песня); цопче (лит. цепче), шобы (лит. чтобы);
волог.: моторёк (лит. мотылёк); тул. [дубенск.]: кулбуника (лит. клубника);
– словообразовательные диалектизмы это такая разновидность диалектных слов, отличие которых от литературного слова связано с морфемным
составом (морфемами): вят.: козара – (лит. коза); пск.: козелий – (лит. козий);
калуж.: мотовник – (лит. мот = расточитель); костр.: зябти – (лит. зябнуть);
ставр.: кукурузяный – (лит. кукурузный); костр.: наподлицо – (лит. заподлицо);
– морфологические, или грамматические диалектизмы это такая разновидность диалектных слов, которая отличается от литературного слова своей
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
морфологической формой, т. е. формообразующим элементом: хотел за тобой
бечь (лит. бежать); семь годов (лит. семь лет); волог.: зятнин // курск.: зятнинов (лит.: принадлежащий зятю: не образуется притяжательноотносительное прилагательное);
– лексические диалектизмы это такие диалектные слова, у которых полностью не совпадает звуковой состав диалектного слова с его литературным
аналогом, а также может наблюдаться при совпадающем плане выражения совершенно различный план содержания, т. е. один и тот же звуковой состав при
совершенно различном значении. В зависимости от этих разных условий лексические диалектизмы делятся на ряд частных разновидностей:
– собственно лексические это диалектные слова, совпадающие с общеупотребительными по значению, но различающиеся своим звуковым
составом: калуж., брянск.: козёл – (лит. маслёнок); перм., петерб.: верещага – (лит. яичница); ряз.: весняк – (лит. юго-восточный ветер); калуж., тул.: козуля – (лит. гадюка); тамб., пенз.: мочажина – (лит. – сено); южн., тул.: калюжа – (лит. болотистое место, топь, грязь); курск.:
зяблик – (лит. – птица дятел);
– лексико-семантические это такие слова, которые в литературном языке есть, но с совершенно иным, чем в диалекте, значением, т. е. такие слова, у которых при совпадающем плане выражения совершенно различный
план содержания, т. е. один и тот же звуковой состав при совершенно
различном значении: южн., ряз. бодрый – нарядно, красиво убранный //
(лит. бодрый – энергичный); новосиб.: корявый – вафельный (о полотенце) // (лит. корявый – неровный, искривленный, уродливый (о растениях);
урал.: весна – веснушки // (лит. весна – период времени года между зимой
и летом); тул.: моторный – расторопный, ловкий // (лит. моторный –
имеющий отношение к мотору); влад.: кукольные (деньги) – фальшивые //
(лит. кукольный – от кукла, имеющий отношение к кукле);
– этнографические, или этнографизмы это такие слова, которые распространены лишь в определенном говоре; в отличие от собственно лексических диалектизмов этнографизмы не имеют, как правило, синонимов в литературном языке; их значение можно передать только описательно): калуж.: дерёбка – блюдо из гречневой муки с простоквашей; брянск, тамб.:
колево – поминальная каша; смол.: дергун – человек порывистый в обращении, в работе; урал.: веретюга – большая плетеная из лозы корзина для
перевозки соломы, картофеля и пр.; калин.: кулёба – неповоротливая, медлительная женщина; тверск.: наплывыш – зять, принятый в семью жены.
Помимо диалектной лексики к лексике ограниченного употребления относится специальная лексика. Специальная лексика это слова, ограниченные в
своем употреблении пределами какой-то профессии, специальности (профессиональное ограничение) – термины и профессионализмы: фонема, сема, синтаксема (лингв.); базис, надстройка (экономич.); композиция, образ, деталь,
экспозиция (литературоведч.) / вёрстка, корректура (печатн.); семинар, коллоквиум (учебн.), плечо рычага (физич.); плюсна, тахикардия, артроскопия (медиц.); тангенс (матем.) и т. п.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В составе специальной лексики принято разграничивать профессионализмы и термины. Профессионализмами называются такие слова, которые не
являются строго узаконенными, научно определенными наименованиями профессиональных понятий. Это свойственные многим профессиям экспрессивно
переосмысленные, переиначенные слова, взятые из общего оборота лексики
(ср.: по охотничьей терминологии понятие «хвост» обозначается разными словами, взятыми из литературного языка: у ласточки – вилка, у волка – полено, у
лисицы – труба, у павлина – сноп). От терминов их отличает неофициальный
характер распространения и использования, а также большая по сравнению с
терминами дифференциация и детализация узкопрофессиональных понятий,
заметная образность и метафоричность наименования:
– снег (мелькание белых точек на экране телевизора);
– кастрюля (название синхрофазотрона – установки для ускорения движения протонов – у физиков);
– зебра (разметка линии перехода для пешеходов);
– дворники (стеклоочистители);
– баранка (руль);
– шапка (общий заголовок, объединяющий несколько статей).
Термины это слова или словосочетания, которые используются для логически точного определения специальных понятий. Основной их функцией становится функция определения, называемая дефинитивной, а само терминологическое
раскрытие содержания понятия – дефиницией: предикативность (дефиниция: соотнесенность высказывания с действительностью в модально-временном плане –
лингв.); эмпатия (дефиниция: способность воспринимать мир другого точно, с сохранением эмоциональных и смысловых оттенков – филол.); интертекстуальность (дефиниция: отражение связи данного текста с массивом существующих –
филол.); аллегория (дефиниция: иносказательное изображение чего-л. под другим
именем – лит.); фоника (дефиниция: звуковая организация поэтической речи –
лит.); магистрал (дефиниция: заключительный сонет в «венке сонетов» – лит.);
синусоида (дефиниция: волнообразная кривая линия, графически изображающая
изменения синуса по отношению к изменению угла – матем.); реагент (вещество,
участвующее в химической реакции – хим.); реактор (установка, в которой осуществляется управляемая цепная реакция деления атомных ядер – физ.); фуга
(дефиниция: последовательное повторение одной музыкальной темы несколькими
голосами – муз.); реал (стол-шкаф с наклонной доской для установки кассы со
шрифтом; наборный стол – типогр.).
Термины характеризуются однозначностью. Терминосистему характеризуют те же системные отношения, что и лексическую систему в целом. Так, у
некоторых терминов есть синонимы: лингвистика – языкознание, орфография –
правописание, неопределенная форма – инфинитив и т. п. Но для терминов характерны абсолютные синонимы, дублеты. Некоторым терминам свойственны
антонимические отношения: макрополя – микрополя, синоним – квазисиноним,
гипербола – литота.
Жаргонная лексика – особые слова, ограниченные употреблением отдельных социальных групп населения и обозначающие предметы или явления,
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уже имеющие свои названия в общеупотребительной лексике языка (социальное ограничение): пара, хвост, неуд, хвостисты, хвостатые (в учебной среде);
не тормози, дэцл, клёво, гламурненько (в молодежной среде), загорать (простаивать), шамать (есть), волынить (медлить).
Жаргонная речь это речь людей, объединенных в определенные социальные группы, или же речь людей, объединенных одной профессией. В отличие
от территориальных диалектов жаргон не имеет свойственных только ему фонетических и грамматических особенностей, не обладает собственной фонетической и грамматической системой. Жаргон в своем оформлении в целом отталкивается от общенародного языка, являясь как бы социальным диалектом
определенной возрастной общности людей или «профессиональной» корпорации. Для жаргона характерно наличие специфической лексики и фразеологии.
Лексика жаргона строится на базе литературного языка путем переосмысления,
метафоризации или звукового искажения уже известного наименования предмета или явления действительности.
Арготизмы как разновидность жаргонной речи это слова, характеризующиеся узкопрофессиональной направленностью, особой искусственностью,
условностью, строгой засекреченностью, это слова малопонятные или совершенно непонятные для большинства говорящих. Арго – социальная разновидность речи, характеризующаяся узкоограниченной или своеобразно освоенной
общеупотребительной лексикой, нередко с элементами условности, искусственности и «тайности». Это речь как будто специально «затемненная», искусственно выдуманная с целью обособиться, отграничить и противопоставить себя абсолютному большинству людей. Арго существует на базе естественного
языка и его грамматики, но использует элементы, заимствованные из других
языков, из территориальных диалектов или искусственно созданные: по фени
ботать; буркалы выколю; шарашка; параша; жмурик; всё в ажуре; водяра; урка; забашляли (= заплатили). Основная функция арго – быть средством обособления его носителей, их отделения от остальной части общества.
Сленг как другая разновидность жаргонной речи обладает, как правило,
закрепленностью за определенной возрастной группой носителей того или иного языка: студенческий сленг, молодежный сленг: тусовка, клёво, прошвырнуться, козёл, тёлка, шпора (шпаргалка), стипуха (стипендия), чайник (о дилетанте-водителе) и т. п. Для сленга, в отличие от других жаргонных форм языка,
характерна сознательная игра со словом и в слово, сознательное «переиначивание» его формы и смысла с целью создания выразительных, эмоционально
окрашенных средств.
3.7. ФРАЗЕОЛОГИЯ
3.7.1. ФРАЗЕОЛОГИЗМ. ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ФРАЗЕОЛОГИЗМА
Фразеология в переводе с греческого языка означает – «учение о выражении»: phrasis = выражение; logos = слово, учение.
Фразеология это раздел науки о языке, изучающий фразеологический состав данного языка в его современном состоянии (в синхронии) и историче118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ском развитии (диахронии).
Но кроме того, фразеологией называют и саму совокупность фразеологических единиц данного языка.
Существует два основных подхода к пониманию предмета фразеологии:
«узкий» и «широкий». Согласно «узкому» подходу предметом фразеологии
считаются только идиомы – такие устойчивые сочетания слов, которые в большинстве своём характеризуются своей непереводимостью на другие языки, т. е.
такие обороты, которые свойственны только данному и никакому другому языку, специфичны для него и подчёркивают его самобытность. Согласно «широкому» подходу предметом фразеологии становятся все устойчивые типы выражений, устойчивые фразы разных структурных типов – от собственно фразеологических сочетаний до единиц фольклора (пословиц и поговорок), крылатых выражений, формул приветствия и т. п. Понимание фразеологии в широком смысле восходит к трудам акад. В. В. Виноградова.
Фразеологизм является сложным и многомерным образованием. Это двуплановая единица, как бы «погружённая» одним своим концом в круг тех проблем, которые затрагивают слово, т. е. в лексикологию и семасиологию, а другим – в синтаксис, так как у неё (и по форме и по функции) много общего со
словосочетанием. Именно поэтому фразеологизму, точно так же как и слову,
затруднительно дать какое-то одно, ясно очерченное и достаточно полное
определение. Во фразеологической науке фразеологизм не столько определяется, сколько описывается через перечисление его важнейших свойств и признаков, сближающих его со словом и словосочетанием и в то же самое время отделяющих его от них. Итак, перечислим самые существенные признаки, присущие фразеологизму:
– воспроизводимость: это такое свойство фразеологической единицы
(ФЕ), согласно которому данные сочетания слов не создаются в процессе речи,
в процессе говорения, а извлекаются из памяти в готовом виде; употребляются
в фиксированном узусом (нормой) виде. Это качество фразеологизмов дало основание Бодуэну де Куртенэ охарактеризовать функционирование фразеологической единицы как автоматическое повторение:
Выражаемое содержание
Фразеологизм
– о таком, который постоянно меняет
свои убеждения, применяясь к обстоя- – куда ветер дует
тельствам
– о полной темноте, мраке
– хоть глаз выколи
– о полном осознании, понимании чего-л. – давать себе отчёт
Признак воспроизводимости сближает фразеологизм со словом.
– устойчивость: это такой признак фразеологизма, согласно которому он
в каждом конкретном случае своего употребления всегда имеет один и тот же,
определенный узусом и длительной речевой практикой лексикограмматический облик. Устойчивость это мера, степень семантической слитности и неразложимости элементов, образующих фразеологизм как целое. В
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
соответствии с этим свойством фразеологизм характеризуется регламентацией,
достаточно жёстким ограничением разнообразия видоизменений своего лексико-грамматического состава при неизменном, обязательном сохранении своего
общего смысла:
Выражаемое содержание
Фразеологизм
– еле-еле, вяло, неторопливо
– как сонная муха // как сонная тетеря
– о полной темноте, мраке
– хоть глаз выколи // хоть глаза коли
– о полном осознании, понимании чего-л. – давать себе отчёт // отдавать себе отчёт
Признак устойчивости также сближает фразеологизм со словом.
– грамматическая оформленность: подобно слову каждый фразеологизм
имеет свою определенную грамматическую форму и на этом основании может
соотноситься с той или иной частью речи:
– широкая натура – об открытом, щедром, не мелочном человеке: соотносится с именем существительным;
– опускать руки – отказаться от чего-л. задуманного, разочароваться:
соотносится с глаголом;
– во весь опор – очень быстро: соотносится с наречием.
Подобно словосочетанию фразеологизм может вступать в соответствующие синтаксические связи и отношения с другими словами:
– краеугольный камень политики
– не сыщешь днём с огнём
– бежать очертя голову
– Подобно слову фразеологизм обладает значением, планом содержания.
Однако значение фразеологизма и слова это два принципиально разных значения.
Фразеологизм обладает особым фразеологическим значением. Фразеологическое
значение по сравнению с лексическим значением слова является более сложным,
более богатым и ёмким. В чём специфика фразеологического значения?
Фразеологическое значение это всегда компрессия входящих в него смыслов. Ср.:
– ломоть хлеба – отломанный кусок хлеба: здесь мы имеем дело с фразеологически связанным значением слова ломоть; это несвободное значение,
так как для реализации своего лексического значения слово ломоть может соединиться буквально с одним-двумя словами; значения обоих слов, образующих данное словосочетание, являются непереносными, необразными, и в этом
смысле прямыми;
– отрезанный ломоть – о ком-то таком, кто вышел из-под опеки семьи,
об отделившемся от семьи, ставшем самостоятельным; данное значение целостно, оно неделимо; только в таком комплексе слов можно выразить названное содержание; значение общего, целостного для данного сочетания слов не
равно значению отдельных образующих данное сочетание компонентов. Об120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щий смысл об отделившемся от семьи никакого отношения не имеет ни к значению слова ломоть, ни к значению слова отрезанный.
Таким образом, смысл фразеологизма это качественно новое значение,
это всегда иносказательное содержание, потому что является переосмыслением
значений входящих во фразеологизм компонентов. На этом основании фразеологическое значение всегда неделимо на отдельные его составляющие смыслы.
У фразеологизма всегда свой, особый смысл, генетически достоверно трудно
устанавливаемый, всегда иносказательное содержание, не повторяющее даже
переносных значений отдельно входящих в него слов.
Кроме того, фразеологическое значение это всегда обобщённое по своей
сути значение, потому что во фразеологизме выражается образное и обобщённое восприятие мира в отвлеченных понятиях и представлениях о нём: влезть
в душу – узнать внутренний мир человека: его чувства, мысли, намерения, при
этом достигая этого часто нечистым путём.
Итак, основными дифференциальными признаками фразеологической
единицы оказываются следующие:
– неразложимость;
– воспроизводимость;
– устойчивость;
– особое фразеологическое значение.
От слова фразеологизм отличается тем, что это такое сочетание слов, которое извлекается из памяти в готовом виде и отличается неодноударностью.
От словосочетания фразеологизм отличается тем, что его общее значение
не равняется простой сумме значений входящих в него слов; оно несводимо к
значению его составляющих компонентов.
Таким образом, фразеологизм это воспроизводимая, устойчивая, грамматически оформленная, сконструированная в большинстве случаев по модели словосочетания единица языка, обладающая специфичным, обобщённообразным и эмоционально-экспрессивным фразеологическим значением.
Фразеологизмы весьма многообразны и классифицируются по различным
основаниям:
3.7.2. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТИПЫ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
Классификация фразеологизмов по семантической спаянности (слитности) компонентов является наиболее известной и общепринятой в лингвистической традиции. В основе своей её разработал В. В. Виноградов, базируясь на
классификации, предложенной ещё Шарлем Балли, и развив её. Эта классификация распределяет все фразеологизмы на семантические типы по характеру
присущего им фразеологического значения, по тому, как, в какой мере участвуют в его формировании входящие во фразеологизм компоненты. Вслед за
В. В. Виноградовым принято выделять фразеологические сращения, фразеологические единства и фразеологические сочетания.
– фразеологическое сращение это такое устойчивое словосочетание, которое обладает семантически неделимым значением и при этом совершенно
немотивированным; значение одного или нескольких из его элементов полно121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стью затемнено, непонятно; в их состав часто входят архаизмы. Здесь есть
«мёртвые» с точки зрения современного языкового сознания слова или не поддающиеся объяснению смыслы. Значение фразеологического сращения ни в какой степени не выводится из значений образующих его компонентов и не находит в них никакой мотивированности:
– притча во языцех – предмет всеобщих разговоров, пересудов;
– всякое лыко в строку – любая ошибка вменяется в вину, ставится в упрек;
– вот так клюква! – выражение удивления, разочарования и т. п.;
– волынку тянуть – специально, намеренно медлить.
– фразеологическое единство это такое устойчивое словосочетание, которое тоже обладает семантически неделимым значением, но в котором в отличие от фразеологического сращения это целостное значение является мотивированным. Связь между отдельным и общим, цельным значением ещё просматривается; её легко обнаружить, если перевести сочетание из иносказательного в
план буквального:
– лодыря гонять – праздно проводить время, бездельничать;
– мелко плавает – не иметь достаточных данных, чтобы совершить что-л.
значительное;
– пушкой не прошибёшь – о большом скоплении людей: очень много, в
огромном количестве;
– ждать у моря погоды – рассчитывать на что-л., не предпринимая ничего, оставаясь пассивным;
– с открытым забралом – не скрывая истинных намерений, открыто.
Фразеологические единства образуют такие слова, которые выступают
в переносном образном значении, в значении вторичной номинации, за
счет чего достигается особая, заметная экспрессивная окраска фразеологизма в целом.
– фразеологические сочетания содержат в своей структуре, помимо слов
с фразеологически связанным значением и ограниченным употреблением, и
слова со свободными значениями; в них наименее спаянные между собой по
смыслу компоненты; лишь одно слово, как правило, является фразеологически
связанным, причем обычно зависимое по форме слово:
– битый час;
– обложной дождь;
– скоропостижная смерть;
– отказаться наотрез.
Фразеологические сочетания это самый многочисленный и семантически
веский разряд устойчивых сочетаний слов в русском языке.
Они аналитичны. В них слова с несвободным значением могут допускать
синонимическую замену:
– закадычный друг – задушевный друг;
– расквасить нос – разбить нос;
– скоропостижная смерть – внезапная смерть;
– обложной дождь – проливной дождь.
Это самая спорная во фразеологии единица, так как отграничить фразео122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
логически связанные, устойчивые сочетания сложно от лексически и грамматически связанных словосочетаний. Критерием, по всей видимости, могут служить следующие факторы:
– обобщённо-образное целостное значение ФЕ;
– устойчивость и частотность воспроизведения в речи;
– вхождение в качестве антонима или чаще синонима во фразеологическую систему языка.
Данную семантическую типологию фразеологизмов дополнил Н. М. Шанский. В состав фразеологических единиц он ввёл фразеологические выражения.
Это готовые речевые обороты, единое значение которых создаётся сочетанием слов
со свободным значением:
– не для шапки только голова на плечах;
– пуганая ворона и куста боится;
– под лежачий камень вода не течёт.
В данных выражениях каждое слово обладает своим прямым, непереносным, значением, но вместе с тем целостное выражение приобретает особый, иносказательный, обобщенно-образный смысл. В какой-то мере фразеологические
выражения сопоставимы с фразеологическими единствами, однако существенно
от них отличаются. У фразеологических единств первичен в их плане содержания иносказательный смысл; здесь за образным значением лишь отдалённо
«просвечивает» буквальный смысл. У фразеологических выражений первичен
буквальный смысл, но по условиям речевого употребления он как бы «гасится» и
сквозь него проступает иносказательное, обобщенно-образное содержание.
Фразеологические выражения принимаются во фразеологический состав
русского языка не всеми учеными, а лишь теми, кто стоит на «широких» подходах к фразеологии.
3.7.3. СТРУКТУРНЫЕ ТИПЫ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ
I. По структуре – фразеологические единицы делятся на дву- и более,
т. е. многокомпонентные фразеологизмы:
– двукомпонентные: дать жизни; с лихвой; нужды нет;
– трехкомпонентные: владеть даром слова; падать в обморок; как по маслу;
– многокомпонентные: как с луны свалился; перебиваться с корочки на
корочку; даже бровью не шевельнул; за семь вёрст киселя хлебать.
В структуре фразеологизма необходимо отграничивать обязательные его
компоненты от факультативных. Факультативные компоненты лишь расширяют зону фразеологизма, но к фразеологизму не относятся: ни бельмеса не видно. В данном сочетании слов лишь элемент ни бельмеса является фразеологизмом со значением «совсем, совершенно ничего». К фразеологизму ни бельмеса
можно подставить и другие слова: ни бельмеса не знать, не понимать, не слышать… Факультативные компоненты это необходимое контекстное окружение
для реализации фразеологизма, а не его конструирующие компоненты.
Разнообразие видоизменений плана выражения фразеологической единицы при отсутствии смысловой дифференциации её плана содержания называется вариативностью. Ср.:
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– держать [иметь] камень за пазухой – таить злобу против кого-л.;
– до <последней> копейки [копеечки] – все целиком, полностью, без
остатка (истратить, …);
– закручивать [завинчивать] гайки – повышать требования к кому-л.,
усиливать строгости;
Чтобы безошибочно устанавливать границы фразеологизма, необходимо
оценивать фразеологическое значение заданной единицы в аспекте её соотнесённости с одним и тем же денотатом:
– если фразеологическое значение направлено на один круг денотатов, то
всякое изменение в его структуре имеет отношение лишь к его вариативности;
– если фразеологическое значение направлено на разные денотаты, то изменение в его структуре затрагивает его границы в сторону их расширения и он
начинает заполняться факультативными компонентами, которые в зону фразеологизма не входят:
Денотатное
содержание
– быть беспрестанно в хлопотах, заботах
– нет интереса,
склонности, желания…
Фразеологизм с
изменениями в его
структуре
– (постоянно; весь этот
месяц; целый год…)
вертеться как белка в колесе
вертеться [кружиться]
как белка в колесе
– душа не лежит (к соседу; к коллеге; к реалитишоу, к формализму…)
– душа [сердце] не лежит
Статус изменения во
фразеологизме
– факультативные члены ФЕ
– вариативные члены ФЕ
– факультативные члены ФЕ
– вариативные члены ФЕ
Таким образом, в структуре фразеологизма нужно уметь различать факультативные компоненты, лишь расширяющие контекст, и вариативные компоненты, которые, по сути, в значении, в плане содержания фразеологизма ничего не меняют.
II. Различают разные по структуре фразеологизмы, в зависимости от того,
по какой конкретной модели фразеологическая единица оформляется. Фразеологизмы могут быть оформлены:
1) по модели предложно-падежной словоформы имени существительного: на распутье (в состоянии сомнения, раздумья); на высоте (в состоянии
удовлетворить самым строгим требованиям); до костей (очень сильно промерзнуть, промокнуть);
2) по модели именного словосочетания: крокодиловы слёзы; горе луковое; проба пера; яблоко раздора; кровь с молоком; без задних ног; у разбитого
корыта; из любви к искусству; с головы до пят;
3) по модели глагольного словосочетания: морочить голову; играть
жизнью и смертью; влипнуть в историю; концов не найти; видеть насквозь;
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на лбу написано; сложа руки; не покладая рук; сломя голову;
4) по модели наречного словосочетания: назло всем; наобум лазаря;
невесть какой; аж небу жарко…;
5) по моделям сочинительных сочетаний слов: ни больше ни меньше;
взад и вперед; то густо то пусто; охи да вздохи;
6) по моделям двусоставных предложений: лёд тронулся; жив курилка;
жребий брошен; голова идёт кругом;
7) по моделям односоставных предложений: лыка не вяжет; водой не
разольёшь; на козе не объедешь; маковой росинки во рту не было;
8) по моделям неполных предложений: одним миром мазаны; куда махнул; мало каши ел…;
9) по моделям сравнительных оборотов: как снег на голову; как нельзя
лучше; как по писаному; как убитый;
10) по моделям однородных членов предложения: без сучка без задоринки; ни жив ни мёртв; все ходы и выходы;
11) по моделям придаточных предложений: когда рак свистнет; словно
аршин проглотил; куда Макар телят не гонял;
12) по моделям нечленимых междометных предложений: вот оно
что!; вот те на!; вот так штука!; на кой чёрт!; избави бог!
III. По лексико-грамматической соотнесённости фразеологизмы делятся
на ряд разновидностей: на субстантивные, адъективные; вербальные (глагольные); адвербиальные (наречные). Это классификация частеречной (морфологической) природы фразеологической единицы. Чтобы определить тип фразеологизма по лексико-грамматической соотнесённости, нужно оценивать не
структуру самого фразеологизма, т. е. не те элементы, из которых он составлен,
а характер фразеологического значения, его проявление в контексте высказывания, его роль и функцию. Иными словами, структурные особенности фразеологизма не равнозначны его типу по лексико-грамматической соотнесенности:
– с головой: это именной по структуре фразеологизм; его тип по лексикограмматической соотнесенности будет зависеть от той роли, которую он будет
выполнять в контексте: 1) если это характеристика человека как особо умного
и одаренного, то с головой = умный, башковитый → следовательно, фразеологизм будет адъективным;
– с головой: 2) если это характеристика действия, т. е. в значении уйти в
работу с головой, то с головой = полностью, совершенно → следовательно,
фразеологизм будет адвербиальным.
Фразеологизмы по их лексико-грамматической соотнесенности с частью
речи делятся на:
– субстантивные: обозначают предмет, лицо, именуя его или характеризуя; при толковании их фразеологического значения опорным словом становится имя существительное – субстантив: золотое дно = богатый, неисчерпаемый
источник дохода; игра природы = исключительное, редкое явление; голь перекатная = человек, живущий в страшной нищете; дамоклов меч = постоянно
угрожающая опасность, неприятность;
– адъективные: подобно имени прилагательному, в их фразеологическом
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
значении заключен признак, приписываемый предмету; при толковании значения такого фразеологизма опорным словом становится имя прилагательное: гол
как сокол = страшно беден; звёзд с неба не хватает = обычный, недалёкий по
уму, неумный; на ходу подмётки рвёт = чрезвычайно находчивый, изворотливый; кожа да кости = чрезвычайно худой;
– вербальные: подобно глаголам, обозначают различного рода процессуальные признаки; при толковании значения такого фразеологизма опорным
словом становится глагол или особые формы глагола: лить колокола = распускать сплетни, врать; мутить воду = умышленно запутывать какое-л. дело,
вносить неразбериху; ни во что не ставить = пренебрегать, обесценивать;
кошки скребут = тосковать, грустить, огорчаться;
– адвербиальные: подобно наречию, данные фразеологизмы обозначают
признак действия; при толковании значения такого фразеологизма опорным
словом становится наречие или слово категории состояния: до мозга костей =
абсолютно, совершенно; во все лопатки = очень быстро, стремглав; черепашьим шагом = очень медленно; положа руку на сердце = совершенно чистосердечно, откровенно, искренно.
3.7.4. ФУНКЦИОНАЛЬНО -СОЦИАЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ
По происхождению фразеологизмы делятся на исконно русские, фразеологизмы старославянского происхождения и заимствованные:
Исконно русские
словно аршин
проглотил
попасть как кур
во щи
Старославянского
происхождения
Заимствованные
не мудрствуя лукаво
альма матер
ищите и обрящете
терра инкогнита
По вхождению в активный пассивный запас словаря фразеологизмы делятся на архаизмы и неологизмы:
Архаизмы
дать берёзовой каши
лить колокола
Неологизмы
политика затягивания поясов
горячая точка
По стилистической принадлежности фразеологизмы делятся на межстилевые, разговорные и книжные:
Межстилевые
платить той же монетой
размениваться на мелочи
Разговорные
с жиру бесится
кишка тонка
Книжные
по образу и подобию
кануть в Лету
Во фразеологическом составе современного русского языка больше всего
разговорно-обиходных по употреблению фразеологизмов.
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
1. Аванесов, Р. И. Русская литературная и диалектная фонетика. – М.:
Просвещение, 1974. – 287 с.
2. Аванесов, Р. И. Фонетика современного русского литературного языка. –
М.: Издательство Московского университета,1956. – 240 с.
3. Алефиренко, Н. Ф. Теория языка. Вводный курс. – М.: Академия, 2010. –
384 с.
4. Ахманова, О. С. Словарь лингвистических терминов. – М: КомКнига,
2005. – 576 с.
5. Бодуен де Куртене, И. А. О задачах языкознания. / Хрестоматия по истории русского языкознания // Сост. Ф. М. Березин. – М., Высшая школа, 1977. –
440 с.
6. Бопп, Ф. Сравнительная грамматика индогерманских языков. / В. А. Звегинцев. История языкознания XIX–XX вв. в очерках и извлечениях: В 2 ч. Ч. 1. –
М.: Просвещение, 1964. – 464 с.
7. Введение в языкознание: Хрестоматия / Под ред. А. В. Блинова. – М.:
Академический проект, 2005. – 560 с.
8. Вендина, Т. И. Введение в языкознание. – М.: Высшая школа, 2005. –
391 с.
9. Виноградов, В. В. Избранные труды: Лексикология и лексикография. –
М.: Наука, 1977. – 312 с.
10. Виноградов, В. В. Русский язык. – М., Высшая школа, 1986. – 640 с.
11. Гречко, В. А. Теория языкознания. – М.: Высшая школа, 2003. – 375 с.
12. Гумбольдт, В. фон. О различии строения человеческих языков и его
влиянии на духовное развитие человечества / Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию // Под ред. Г. В. Рамишвили. – М.: Прогресс, 2001. – 400 с.
13. Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой.
– М.: Большая Российская энциклопедия, 2002. – 709 с.
14. Павлов, И. П.. Полн. Собр. Соч .в 6 т., 8 кн., изд. 2-е, Т. IV. – М.-Л.:
Издательство Академии Наук СССР, 1951. – 452 с.
15. Потебня, А. А. Из записок по русской грамматике / Хрестоматия по
истории русского языкознания // Сост. Ф. М. Березин. – М., Высшая школа,
1977. – 440 с.
16. Потебня, А. А. Мысль и язык. // Хрестоматия по истории русского
языкознания // Сост. Ф. М. Березин. – М., Высшая школа, 1977. – 440 с.
17. Раск, Р. Исследования в области древнесеверного языка или происхождение исландского языка / В. А. Звегинцев. История языкознания XIX–XX
вв. в очерках и извлечениях: В 2 ч. Ч. 1. – М.: Просвещение, 1964. – 464 с.
18. Реформатский, А. А. Введение в языковедение: Учебник для вузов /
Под ред. В. А. Виноградова. – М.: Аспект Пресс, 2008. – 536 с.
19. Русский язык. Учеб. для студ. пед. ин-тов по спец. № 2121 «Педагогика и
методика нач. обучения»: В 2 ч. Ч. 1. Введение в науку о языке. Русский язык. Общие сведения. Лексикология современного русского литературного языка. Фонети127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ка. Графика и орфография / Л. Л. Касаткин, Л. П. Крысин, М. Р. Львов, Т. Г. Терехова // Под ред. Л. Ю. Максимова. – М.: Просвещение, 1989. – 288 с.
20. Русский язык. Учеб. для студ. пед. ин-тов по спец. № 2121 «Педагогика и
методика нач. обучения»: В 2 ч. Ч. 2. Состав слова и словообразование. Морфология. Синтаксис. Пунктуация / Н. В. Костромина, К. А. Николаева, Г. М. Ставская,
Е. Н. Ширяев // Под ред. Л. Ю. Максимова. – М.: Просвещение, 1989. – 288 с.
21. Современный русский язык: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по
спец. № 2121 «Педагогика и методика нач. обучения» / Р. Н. Попов, Д. П. Валькова, Л. Я. Маловицкий, А. К. Федоров. – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Просвещение,
1986. – 464 с.
22. Современный русский язык: Учеб. для студ. Вузов, обучающихся по
спец. «Филология» / П. А. Лекант, Е. И. Диброва, Л. Л. Касаткин и др.; Под ред.
П. А. Леканта. – 3-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2002. – 570 с.
23. Смирнов, С. В. Отечественные филологи-слависты сер. XVIII– нач.XX вв. –
М.: Флинта, 2001. – 336 с.
24. Соссюр, Ф. де. Курс общей лингвистики. – М.: Эдиториал УРСС, 2004. –
256 с.
25. Шанский, Н. М. Фразеология современного русского языка. – М.: Либроком, УРСС, 2010. – 274 с.
26. Щерба, Л. В. Избранные работы по языкознанию и фонетике: В 2 т.
Т. I. – Л.: Изд-во Ленингр. Ун-та, 1958. – 182 с.
27. Эдельштейн, Ю. М. Проблемы языка в памятниках патристики / Десницкая А. В., Кацнельсон С. Д. История лингвистических учений. Средневековая Европа. – М.: Наука, 1985. – 288 с.
28. Энгельс, Ф. Диалектика природы / Роль труда в процессе превращения
обезьяны в человека // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: В 39 т., 42 кн., 2-е изд.,
Т. 20. – М.: Издательство политической литературы, 1961. – 858 с.
128
Документ
Категория
Лингвистика
Просмотров
991
Размер файла
1 673 Кб
Теги
основам, язык, русский, языкознание, 2199
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа