close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2201.Статистическое обеспечение управления качеством жизни населения сельских территорий

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.Н. ЛАРИНА
СТАТИСТИЧЕСКОЕ
ОБЕСПЕЧЕНИЕ
УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ
ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ
СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ
Оренбург
Издательский центр ОГАУ
2012
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 311
ББК 60.6
Л25
Рекомендовано к изданию редакционно-издательским советом
Оренбургского государственного аграрного университета
(председатель совета профессор В.В. Каракулев)
Рецензенты:
доктор экономических наук, профессор,
заведующий кафедрой управления и информатики
ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»
В.Н. Шепель;
кандидат экономических наук,
руководитель Территориального органа Росстата
по Оренбургской области
А.П. Мартынов
Ларина, Т.Н.
Л25 Статистическое обеспечение управления качеством жизни населения сельских территорий: монография / Т.Н. Ларина. —
Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2012. — 226 с.
ISBN 978-5-88838-747-4
В монографии представлена авторская концепция статистикоинформационного обеспечения управления качеством жизни населения сельских территорий. Отдельные направления концепции апробированы на материалах Оренбургской области.
Рекомендуется научным работникам, преподавателям, аспирантам, бакалаврам, магистрам, студентам экономических специальностей, практикам —
аналитикам, менеджерам, представителям органов власти и управления разных
уровней.
УДК 311
ББК 60.6
ISBN 978-5-88838-747-4
© Ларина Т.Н., 2012
© Издательский центр ОГАУ, 2012
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ВВЕДЕНИЕ
Важнейшими характеристиками современной мировой цивилизации выступают гуманизация основных сфер жизни, изменение роли образования, науки и культуры в обществе. Эти процессы способствуют
повышению ценности личных интересов и роли человеческого капитала в развитии регионов, отдельных территорий и государства в целом,
что, в свою очередь, требует рассмотрения закономерностей изменений качества жизни населения. Показатели качества жизни отражают
одновременно и наиболее значимые социальные результаты, и условия
экономического роста. При этом для измерения, анализа и агрегирования этих показателей необходима их количественная определенность.
В связи с этим возникает комплекс проблем научного обоснования методов и результатов исследований на этом направлении. Наряду с необходимостью решения научных задач, связанных с уточнением сущности теоретической категории и количественной оценки параметров
качества жизни, тема исследования имеет и практическую значимость,
обусловленную необходимостью удовлетворения потребности государственного управления в точной информации, позволяющей оценить эффективность социальной политики, реализуемой в интересах конкретных социально-демографических групп.
В нашей стране в условиях глубоких социально-экономических
преобразований, сопровождающихся большими социальными издержками, резким социальным расслоением, усилением между- и внутрирегиональной социально-экономической дифференциации, проблема
повышения качества жизни всего населения является трудноразрешимой. Особое значение приобрели комплексные исследования проблемы применительно к населению сельских территорий, статус которых существенно изменился по сравнению с первой половиной ХХ в.
Современные сельские территории выполняют не только производственные и трудоресурсные функции, но и жилищные, рекреационные,
пространственно-коммуникационные функции, а также осуществляют
социальный контроль над малолюдными и приграничными территориями страны. При этом качество жизни населения сельской местности в
России в среднем ниже, чем у горожан. В этой связи необходимо обеспечить справедливую доходность труда, земли и капитала, социальные
стандарты условий жизни на селе, близкие к городским параметрам.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Повышение уровня и качества жизни сельского населения является
одной из основных целей Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–2012 гг.; пути решения проблемы
сформулированы в принятой Правительством Российской Федерации в
ноябре 2010 г. Концепции устойчивого развития сельских территорий
на период до 2020 г., в Федеральной целевой программе «Социальное
развитие села до 2013 г.». Однако вопросы содержания понятия «качество жизни», его количественного измерения применительно к сельским поселениям с учетом региональных особенностей остаются недостаточно разработанными.
Исследование вышеназванной проблемы и выработка эффективных мер экономической и социальной политики в области повышения
качества жизни населения сельских территорий во многом зависят от
качества и надежности информационных ресурсов, позволяющих проанализировать изменения в демографической структуре, уровне развития социальной инфраструктуры, выявить причины территориальных
различий по показателям качества жизни населения сельских поселений региона. В связи с этим в монографии особое внимание уделено
вопросам теоретического обоснования концепции статистического исследования, в том числе уточнено понятие «качество жизни населения
сельских территорий» как предмета статистического исследования,
разработана концепция статистического мониторинга изменения параметров качества жизни населения сельских территорий, представлена
система показателей и система статистических методов исследования.
Проблема уровня и качества жизни населения на протяжении советского и пореформенного периодов истории нашей страны привлекала внимание большого числа ученых разных направлений науки. Исследованиям
уровня и качества жизни населения посвящены труды таких известных
советских и российских экономистов, как А.Г. Аганбегян, Н.И. Буздалов,
Н.И. Бузляков, В.Ф. Майер, И.Я. Матюха, П.С. Мстиславский, А.А. Поду­
зов, В.Я. Райцин, Н.М. Римашевская, А.А. Саградов, А.Ю. Шевя­ков,
Р.И. Шнипер и др. Вопросами изучения уровня и качества жизни занимались также философы, социологи, среди них Л.А. Беляева, И.В. БестужевЛада, Г.В. Калинина, Н.С. Маликов, Т.Я. Сильвестрова и др.
В исследования проблем измерения развития человеческого потенциала, повышения качества жизни населения значительный вклад внесли
такие зарубежные ученые, как Р. Арон (Aron), Д. Белл (Bell), О. Бланшар
(Blanchard), Дж. К. Гелбрейт (Galbraith), П. Ф. Друкер (Drucker), Р. Истер­
лин (Easterlin), Дж. М. Кейнс (Keynes), Дж. Б. Кларк (Clark), А. Маршалл
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(Marshall), Д. Медоуз (Meadows), К. Менгер (Menger), Г. Мюрдаль (Myrdal),
М. Нассбаум (Nussbaum), В. Парето (Pareto), А. Пигу (Pigou), А. Сен (Sen),
А. Тойнби (Toynbee), Л. Туроу (Thurow) и др.
Вопросы теории, методологии и практики исследования качества
жизни населения, в том числе отдельных аспектов проблемы, таких,
как социально-демографические процессы, развитие инфраструктурных видов деятельности и социальной сферы на современном этапе, отражены в трудах таких ученых-экономистов, как И.К. Беляев­
ский, Е.Н. Ванчикова, Ю.А. Гаджиев, И.И. Елисеева, М.Р. Ефимова,
С.Д. Ильен­кова, М.В. Карманов, Н.Д. Кремлев, О.В. Куч­мае­ва,
В.С. Мхитарян, М.Г. Назаров, А.Т. Петрова, В.Я. Райцин, Е.Е. Румянцева
Б.Т. Ря­буш­кин, А.Е. Суринов, Е.В. Сухомлина, О.С. Сухарева и др.
Однако необходимо отметить, что большинство исследователей
рассматривают качество жизни населения страны (региона) в целом, не
выделяя более однородные территории и социально-демографические
группы. Очевидно, подходы к управлению повышением качества жизни
для населения городов и сельских поселений имеют свои особенности.
Это, по нашему мнению, не позволяет выработать критерии эффективности социально-экономической политики, реализуемой в интересах
определенных слоев населения, в значительной степени снижает практическую значимость исследований.
В конце ХХ в. возрос интерес к проблемам неоднородности развития территорий России по уровню и качеству жизни населения. Этому
направлению посвящены работы таких ученых, как С.А. Айвазян,
С.В. Бычкова, А.Г. Гранберг, Б. Лавровский, А.М. Либман, Ж.Т. Тощенко
и др. Исследованием проблемы повышения уровня и качества жизни сельского населения на основе устойчивого социального развития сельских территорий в разные годы занимались Л.И. Абалкин,
Л.В. Бондаренко, А.М. Гатаулин, А.В. Гордеев, А.П. Зинченко, Л.С. Кор­
бут, В.В. Козлов, А.В. Мерзлов, В.В. Пациорковский, Б.И. Пош­кус,
А.Е. Суглобов, И.Г. Ушачев и др. Однако большинство публикаций, посвященных повышению качества жизни сельского населения, раскрывают организационно-экономические механизмы решения проблемы.
Результаты исследования закономерностей формирования основных
параметров качества жизни населения сельских территорий на основе
статистической методологии представлены менее подробно.
Теоретическим аспектам и практическому применению методологии региональной и муниципальной статистики как информационно-статистической базы исследования территориальных социаль­
но-экономических процессов посвящены работы В.И. Ди­бир­дее­ва,
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. За­ва­риной, Е.В. Заровой, В.Е. Кузнецовой, Д.И. Ми­ло­ва­но­ва,
Н.И. Па­шин­цевой, В.А. Прокофьева, Н.Т. Рафиковой, В.М. Рябцева,
В.А. Сивелькина, Н.Б. Телятникова, Г.И. Чудилина и др.
Развитию статистических методов исследования региональных
социально-экономических процессов посвящены работы таких ученых, как Т.Н. Агапова, В.Н. Афанасьев, В.А. Балаш, А.М. Дубров,
В.С. Мхитарян, А.И. Орлов, Ю.В. Сажин, В.М. Симчера, А.А. Френкель,
М.М. Юзбашев и др.
Несмотря на то, что проблемы статистического изучения качества жизни населения нашли свое отражение в ряде научных исследований, концепция комплексного подхода, в рамках которой указанные процессы находят свое количественное выражение, акцентированная на статистической
оценке качества жизни населения сельских территорий регионов России,
проработана еще не в полной мере и требует дальнейшего развития.
В процессе работы над монографией широко использованы материалы Росстата и Оренбургстата, предварительные результаты
Всероссийской переписи населения 2010 г. Представленная монография будет полезна студентам, аспирантам, магистрантам, преподавателям вузов при изучении социальной и региональной статистики, государственного управления и менеджмента.
Теоретическая значимость монографического исследования состоит в разработке концептуальных подходов, методик и инструментов,
характеризующих закономерности формирования качества жизни населения сельских территорий регионов России. Предлагаемые концепция
и методология ориентированы на возможности статистического обеспечения принятия управленческих решений, направленных, в первую
очередь, на устойчивое развитие сельских территорий. Вместе с тем,
результаты исследования носят прикладной характер по отношению к
административно-территориальным образованиям и территориальным
органам исполнительной власти и управления любого ранга.
Автор выражает признательность рецензентам — доктору экономических наук, профессору, заведующему кафедрой управления и информатики ФГБОУ ВПО «Оренбургский государственный университет»
Вячеславу Николаевичу Шепелю и кандидату экономических наук,
руководителю Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области Александру Петровичу
Мартынову за ценные замечания, сделанные при рецензировании рукописи. Автор выражает также глубокую благодарность доктору экономических наук, профессору Владимиру Николаевичу Афанасьеву
за основательный анализ и критические замечания, способствующие
улучшению монографии.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ
СТАТИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ
КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ СЕЛЬСКИХ
ТЕРРИТОРИЙ
1.1  Развитие концепций качества жизни
населения
Россия сегодня включена в глобальные социально-экономические
процессы. Это предполагает необходимость ориентации на международные нормы при разработке внутренней социальной политики, важнейшими из которых выступают гуманизация основных сфер жизни,
изменение роли образования, науки и культуры в обществе. Эти процессы способствуют повышению роли человеческого капитала в развитии
регионов и государства в целом, что требует рассмотрения закономерностей изменений качества жизни населения. Но, прежде всего, необходимо определиться с содержанием данного понятия, систематизировать
теоретические концепции изучения качества жизни населения. Знание
концепций (от лат. conceptio — понимание, система) позволяет осмыслить сущность изучаемого явления и проследить динамику развития
теоретической категории.
Исследованию качества жизни населения посвящено много работ
как отечественных, так и зарубежных авторов в экономическом, философском, этическом, социологическом контекстах. Анализ научных публикаций по изучаемой проблеме показал, что понятие «качество жизни» не имеет общепринятого прикладного определения, разные ученые
и специалисты используют целое «семейство» близких по значению
терминов: «индивидуальное и общественное благосостояние», «уровень жизни», «образ жизни» и др. Основные из перечисленных определений нуждаются в конкретизации, что позволит уточнить содержание
понятия «качество жизни населения» в соответствии с целью нашего
исследования.
Вопросы характеристики уровня жизни и благосостояния населения в различных аспектах затрагивались известными представителями
западноевропейской и американской научной мысли конца XIX — середины XX вв.: Вальраса, Дж. М. Кейнса, Дж. Б. Кларка, К. Маркса,
А. Маршалла, К. Менгера, В. Парето, А.Пигу и др. В рамках экономи7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческой теории благосостояния ученые выражали свое мнение относительно различной роли рынка и государства в формировании общественного благосостояния.
В частности, английский экономист А. Пигу первым обосновал возможность роста общественного благосостояния путем перераспределения доходов, исходя из того, что предельная полезность доходов по мере
их роста убывает. А. Пигу считал, что улучшение жизни людей является
задачей экономической науки [117]. В своих работах А. Пигу в рамках
общественного благосостояния рассматривал такие составляющие, как
уровень доходов, обеспеченность жильем, характер и условия труда, социальные факторы, окружающая среда, тем самым формируя предпосылки для выделения нового понятия — «качество жизни», означающего наилучшее состояние с точки зрения индивида.
Принципиально иная трактовка теории благосостояния представлена
в работах В. Парето. Согласно критерию Парето, если в результате какого-либо события один индивид улучшает свое положение и при этом
не ухудшается положение других индивидов, то такое событие приводит
к росту общественного благосостояния. При исчерпании всех вариантов,
улучшающих положение хотя бы одного индивида и не ухудшающих положение других, наступает состояние Парето-оптимума. Однако такое состояние является необходимым, но недостаточным критерием достижения общественного оптимума. А. Бергсон в наиболее общем виде сформулировал функцию общественного благосостояния, позволяющую выбрать
из множества Парето-оптимальных состояний наилучшее, являющееся
общественным оптимумом, с использованием критерия эффективности и
принципа распределительной справедливости, выразителем которого является государство [58].
Во второй половине ХХ в. на Западе анализ проблемы воздействия
экономического роста на благосостояние населения активизировался. Перед учеными была поставлена дилемма: выгода или справедливость. Развитие теории благосостояния с конца 1970-х гг. идет по пути включения
нерыночных аспектов в содержание понятия уровень и качество жизни
населения (здоровье, образование, социальные связи, политическое самовыражение и др.). Большинство исследователей признавали значительную роль государства в повышении общественного благосостояния.
В конце ХХ в. сформировалась теория постиндустриального (информационного) общества, главными продуктами производства в котором становятся информация и знания, признается примат личности в управлении социальными и экономическими отношениями. Различные аспекты
этого направления были изложены такими зарубежными экономистами,
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
социологами, философами, как Р. Арон, Д. Белл, Дж. Гелбрейт, П. Друкер, Г. Мюрдаль, А. Тойнби и др. Однако дальнейшие поиски причин несостоятельности («провалов») государства, не всегда способствующего
росту общественного благосостояния, привели к развитию теории общественного выбора Дж. Бьюкенена, объясняющей действия индивидов не
как потребителей, а как избирателей, политиков, чиновников, имеющих
разнонаправленные интересы [59].
Таким образом, экономическая теория благосостояния не избавила
общество от проблемы неэффективного распределения богатства, но выделила ряд более частных проблем (повышение уровня жизни населения,
борьба с бедностью, сокращение социально-экономической дифференциации и др.), сформировала основу для разработки инструментария, измеряющего различные аспекты благосостояния. В последние десятилетия
утвердилось мнение, что, несмотря на исключительную важность ресурсного обеспечения жизнедеятельности и благосостояния людей, не
менее важно умение преобразовывать имеющиеся ресурсы в высокое
качество жизни.
С точки зрения измерительного аспекта, один из недостатков теории благосостояния заключается в сложности включения нерыночных
аспектов качества жизни в расширенные показатели благосостояния.
При расширении границ стоимостных оценок на нерыночные составляющие жизни экономическая теория благосостояния традиционно опирается на
понятие «готовности к платежу». Люди обычно выбирают некоторый компромиссный вариант между разными сторонами ситуации, в которой они
находятся, и это позволяет связывать изменения в их качестве жизни с изменениями в размерах их дохода, что эквивалентно их собственным предпочтениям (то есть их готовности платить, чтобы достичь некоего заданного
уровня здоровья, уровня образования или уровня защиты от загрязнений
окружающей среды). Но недостатком данного подхода является возможность получения несостоятельных выводов, связанная с непропорциональностью отражения приоритетов более состоятельной части общества [38].
Признание важности индивидуальных приоритетов при экономической оценке качества жизни позволяют опираться на неэкономические
концепции. Наибольшее распространение получили две: концепция
субъективного благополучия (в ее основе — исследования психологии
человека) и концепция располагаемых возможностей (в ее основе —
философия морали и этические нормы общественного поведения). Рассмотрим основные положения этих концепций.
Концепция субъективного благополучия. В последних дискуссиях
об измерении качества жизни заметное место занимают вопросы, свя9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
занные с субъективным измерением благополучия. Многочисленные
исследования психологов показали, что рост стандартов жизни не повлек за собой рост внутреннего ощущения благополучия у людей. Американский психолог Эд Динер доказал, что субъективное благополучие
лучше всего могло бы быть представлено как понятие, охватывающее
три отдельных аспекта [179]:
— удовлетворенность жизнью, то есть общее суждение людей об их
жизни в определенный момент времени;
— наличие положительных чувств или эмоциональных реакций, то
есть потока положительных эмоций (таких, как чувства счастья и радости или ощущения жизненной силы и энергии) в разные моменты
времени;
— отсутствие негативных чувств или негативных эмоциональных
реакций, то есть потока отрицательных эмоций (таких, как чувства недовольства, грусти или подавленности) от момента к моменту.
Люди, принимая те или иные решения, стремятся достичь удовлетворения от своего выбора, причем каждый такой выбор основывается на
воспоминаниях и оценках прошлого опыта. Одной из наиболее привлекательных перспектив исследования субъективного благополучия является
достижение лучшего понимания определяющих его элементов, на которые
воздействуют разнообразные объективные факторы (рис. 1.1).
Уровень субъективного благополучия не всегда зависит от дохода и
потребительских возможностей человека, следовательно, важную роль в
формировании субъективного благополучия играют механизмы адаптации,
индивидуальность, характеризующаяся заданным «набором установок» по
отношению к различным аспектам субъективного благополучия. В соответствии с этой точкой зрения, изменения внешних условий могут привести к временному изменению уровня субъективного благополучия, но последующая адаптация неизбежно вернет субъективное благополучие назад
к заданному для каждого индивидуума набору установок.
В 1974 г. американским экономистом Ричардом Истерлином (R. Easterlin) был выявлен еще один важный фактор субъективного благополучия — «эффект среды» [38]. Ученый сделал вывод, что в определенный
момент времени уровень благосостояния граждан внутри страны и при
сравнении с другими странами корректно отражает степень их удовлетворенности жизнью, однако с течением времени уровень счастья в среднем по стране не растет с ростом экономики. По мнению Р. Истерлина,
причина неувеличения степени счастья с ростом экономики страны может быть связана с ростом амбиций граждан, которые не позволяют им
наслаждаться жизнью. Положительный эффект от увеличения зарплаты
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Занятость на работе
Религиозность
Возраст
Доход
Субъективное
благополучие
Культура
Уровень образования
Семейное положение
Состояние здоровья
Рисунок 1.1 — Детерминанты субъективного благополучия
(по Э. Динеру)
на уровень счастья (равно как и негативный от ее уменьшения) проявляется только в краткосрочные периоды, тогда как в долгосрочной перспективе улучшение благосостояния неизменно компенсируется увеличением ожиданий будущего роста. Парадокс Р. Истерлина необходимо
учитывать при межстрановых сравнениях качества жизни. Получение
оценок субъективного благополучия производится путем социологических
опросов.
Несмотря на широкую популярность данной концепции, она имеет существенные недостатки. В частности, не решена проблема межличностной сопоставимости и (в случае оценок жизни) влияния внешних событий, которые могут исказить оценки и их измерения. Но в целом эти показатели на практике включаются в процесс оценки качества жизни вполне
конструктивно и поддаются интерпретации.
Концепция располагаемых возможностей. Концепция, основанная на
возможностях (capabilities), обращается в первую очередь к изучению и
оценке реальных условий жизни людей. Разработчиком этой концепции
является выдающийся индийский экономист Амартия Сен. Центральным понятием концепции располагаемых возможностей является идея
нормального (полноценного) человеческого функционирования — идея,
согласно которой жизнь человека может быть представлена в виде набора определенных функциональных состояний [185]. Функциональные состояния (functionings) — это широкий термин, используемый для
характеристики видов деятельности и ситуаций, которые люди спонтанно
признают в качестве важных для себя. Этими функциями, или элементами человеческого бытия, выступают такие высоко ценимые людьми
блага, как здоровье (способность вести здоровую жизнь), образование
(способность получить его), материальная обеспеченность, возмож11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность участия в общественной и политической жизни, способность к
социальному выбору и реализации своего «плана жизни», чувство самоуважения и др.
Американский философ Марта Нассбаум, развивая идею А. Сена,
приводит в своих работах общий список наиважнейших «функциональных возможностей» человека, состоящий из десяти основных позиций
[182].
1. Жизнь. Иметь возможность прожить жизнь нормальной по общественным представлениям продолжительности, не прерываемую преждевременной смертью, когда человек еще не достиг состояния, при
котором жизнь полностью теряет свою ценность и привлекательность.
2. Физическое (телесное) здоровье. Быть в состоянии поддерживать
хорошее состояние здоровья, включая воспроизводственное, адекватно
питаться и иметь достойные жилищные условия.
3. Телесная целостность. Быть в состоянии свободно перемещаться
с места на место; рассматривать границы тела как обладающие суверенитетом и быть в состоянии обезопасить себя от нападений; располагать
возможностями сексуального удовлетворения и выбором в вопросах
воспроизводства.
4. Чувства, воображение, мышление. Быть в состоянии чувствовать,
воображать, мыслить и рассуждать — и делать это «истинно человеческим» образом, подразумевающим наличие определенных знаний,
уровня интеллектуального развития и культуры, важнейшим источником которых является адекватное образование.
5. Эмоции. Быть в состоянии испытывать привязанность к вещам
и людям, любить тех, кто заботится о вас, не допускать, чтобы страх,
беспокойство, оскорбление или пренебрежение могли оказывать разрушительное воздействие на ваши эмоции.
6. Практический разум. Быть в состоянии сформировать представление о благе и размышлять о планировании своей жизни.
7. Аффилиация (связь с другими людьми). Быть способным жить
среди людей и для людей, принимать участие в общественной жизни;
иметь социальную базу для самоуважения, в том числе в процессе трудовой деятельности.
8. Отношения с иными живыми существами. Быть в состоянии
жить с чувством заботы и участия по отношению к животным, растениям, миру природы.
9. Способность к игре. Быть в состоянии смеяться, участвовать в
играх, радоваться развлечениям.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10. Контроль над окружающей (экономической и политической)
средой. Быть в состоянии эффективно осуществлять политический выбор, иметь свободу слова и собраний; обладать правом собственности
(на землю и движимое имущество) на одинаковом с другими основании,
иметь возможность искать работу наравне с другими; быть свободным
от несанкционированных обысков и конфискаций.
Перечисленные возможности, по мнению М. Нассбаум, являются
ключевыми при выборе жизненного пути. Предлагаемый М. Нассбаум
перечень функциональных состояний носит экспертный характер, он
не включает ни одного потребительского блага как такового. Поскольку
люди, живущие в разных местах и в разное время, исповедуют разные ценности и обладают различным жизненным опытом, перечень наиболее значительных функциональных состояний зависит от обстоятельств и целей
их применения. Очевидно, общее число функциональных возможностей
в принципе необозримо.
Практический смысл этих реалистичных, но достаточно сложных
интеллектуальных построений заключается в том, чтобы на основе
выделения различных значимых функций (в терминологии А. Сена —
«базовых свобод»), складывающихся в индивидуальные стили жизни
(«векторы»), а также через сравнение этих функциональных векторов
у разных людей получить возможность дать оценку тому, как живет тот
или иной человек (поселение, регион, страна), каково качество его жизни. То есть качество жизни, по определению А. Сена, это совокупность
всех важнейших и качественно различных граней человеческой жизни.
Сравнение качества жизни разных людей может мыслиться как ранжирование таких векторов. Когда оно полное (т. е. все люди рассматриваемой совокупности могут быть расположены в порядке возрастания их
уровня жизни), оценивание каждого вектора сводится к приписыванию
ему скалярной величины, показывающей, насколько хорош соответствующий набор элементов бытия [133].
Иными словами, чем больше значимых функций представлено в
конкретной человеческой жизни, тем выше оценивается ее качество (но,
очевидно, важно уметь определить не только количество возможностей,
но и их качество, чтобы не пришлось из двух зол выбирать меньшее).
Соответственно, социальная справедливость, с точки зрения данной
теории, заключается в развитии (точнее, предоставлении возможностей
для такого развития) базовых функциональных возможностей человека институтами государства и общества. Причем речь идет о создании
такой системы институтов, которая не допускала бы саму возможность
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ГОСУДАРСТВО
ЧЕЛОВЕК
Свобода
личного
выбора
Цели
и ценности
Моральные
и этические
принципы
Институты
Создание условий для
развития возможностей
Достижения человека:
- здоровье
- знания
- профессиональная деятельность
- участие в политической жизни
- материальное благосостояние и др.
Рисунок 1.2 — Условия формирования высокого качества жизни
(по А. Сену)
бедности и неравенства. При этом за человеком остается преимущественное право выбора той или иной ценности (рис. 1.2).
При всей глубине разработанной А. Сеном и его единомышленниками теории располагаемых возможностей, очевидно, что представление о качестве жизни, основанное на индивидуальных представлениях, может не найти практической реализации в рамках эмпирического
исследования ввиду многообразия и несопоставимости некоторых достижений человека. Мы согласны с мнением российского политолога
Г.Ю. Канарша, что концепции функциональных возможностей присущ
определенный этический абсолютизм, характеризующийся необходимостью строгого подчинения реальной жизни требованиям теории [60].
Понимание жизни человека как набора разных по значимости функций, которые определенным образом соотносятся друг с другом (классифицируются, ранжируются и т. п.), — это, скорее, не реалистический,
а теоретический взгляд. Реалисту в этом случае было бы проще, понятней говорить не о функциональных возможностях, или элементах
бытия (которые, скорее, есть символ, знак, обозначающий некие духовные аспекты реальности), но об обычных потребностях, присущих некоторому большинству людей (а не всем, как в теории), удовлетворение
которых делает жизнь более насыщенной и полноценной. Кроме того,
подавляющая часть имеющейся статистической информации относится
только к функциональным состояниям, а не к возможностям. Действи14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельно, на практике в значительном числе случаев функциональные
состояния определяют те или иные возможности. Например, здоровье
и образование определяют возможности потреблять, участвовать и т.д.
Следовательно, изучая возможности, мы, так или иначе, обращаемся к
показателям индивидуального или общественного потребления.
Рассматривая наиболее значимые концепции качества жизни, нельзя
не уделить внимание ключевым положениям концепции человеческого развития Организации объединенных наций (ООН). Впервые «Доклад о развитии человека» вышел в свет в 1990 г., в нем описывалось значительное
неравенство внутри стран, различия между сельскими и городскими жителями, мужчинами и женщинами, богатыми и бедными. Новизной подхода,
представленного в Докладе, была переориентация внимания на развитие,
ориентированное на человека, а не на рост производства, финансовых активов, доходов и т.п.
Идея такого подхода принадлежит пакистанскому экономисту Махбубууль-Хаку, который критиковал правительство своей страны за стратегию
развития, которая, с одной стороны, привела к ежегодному росту ВВП на
6 %, но, с другой стороны, «обеспечила» двукратное увеличение разницы
в доходах между Восточным и Западным Пакистаном, сократила реальную
зарплату в промышленности на треть. Именно уль-Хак убедил эскпертов
Программы развития ООН (ПРО ООН) в необходимости осуществления
независимых исследований с целью выработать альтернативу односторонней ориентации на ВВП при оценке экономического роста. Центральными
тезисами концепции стали [124]:
1) люди могут жить гораздо лучше;
2) люди могут делать для этого гораздо больше.
Философским обоснованием концепции человеческого развития выступил подход А. Сена с точки зрения расширения возможностей. Согласно документам ПРО ООН развитие человека представляет собой процесс
расширения свободы людей жить долгой, здоровой и творческой жизнью
на осуществление других целей, которые, по их мнению, обладают ценностью; активно участвовать в обеспечении справедливости и устойчивости
развития на всей планете. В свете этого определения развитие человека
имеет три компонента:
— благосостояние: расширение реальных свобод человека таким образом, чтобы они могли процветать;
— расширение прав и возможностей и агентность: возможность человека и групп действовать и получать ценные результаты;
— справедливость: повышение социальной справедливости, обеспечение устойчивости результатов во времени, уважение прав человека и других целей общества.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Очевидное достоинство концепции развития человека в том, что она
ориентирована на практический анализ и политические меры по повышению благосостояния. Концепция содержит сводный показатель — индекс
развития человеческого потенциала (ИРЧП), агрегирующий в себе показатели здоровья, образования и дохода, тем самым выходя за рамки денежных измерителей социально-экономического развития. Использование
ИРЧП позволяет выполнить сравнительные оценки человеческого развития в разных странах, оценить динамику социального прогресса. Поскольку реализация каждого из трех перечисленных выше направлений развития
человека подразумевает осуществление конкретных мероприятий, анализ
ИРЧП и его составляющих позволяет скорректировать национальную социально-экономическую политику. Так, например, возможность вести здоровую жизнь предполагает наличие современной медицинской клиники,
услуги которой доступны гражданам, что, в свою очередь, обусловливает
сбалансированные меры, связанные с подготовкой медицинских кадров,
обеспеченностью медикаментами, зарплатой граждан и т.п.
Таким образом, субъективное благополучие можно считать подходом,
охватывающим практически все ключевые возможности, хотя и сосредоточенным на исследовании их воздействия на субъективные состояния
людей. Напротив, подход, основанный на возможностях, рассматривает
субъективное благополучие как один из аспектов качества жизни в числе
многих возможностей, которыми люди дорожат по той или иной причине.
Экономические подходы располагаются где-то посередине, поскольку при
их использовании определяются веса различных аспектов, и допущение
о полновесности субъективного благополучия не принимается априори.
В отличие от подхода, основанного на возможностях, эти подходы в полной мере полагаются на предпочтения людей. Концепция человеческого
развития, предложенная ПРО ООН, ориентирует нас на развитие человека, подчеркивая важность таких условий, как устойчивость, социальная
справедливость, расширение прав и возможностей. Преимущество концепции человеческого развития ООН, с нашей точки зрения, заключается
в четкой согласованности с эмпирической составляющей, с имеющимися
статистическими данными, программами статистического наблюдения,
обеспечивая возможность реализации основных положений концепции
при исследовании качества жизни на региональном уровне внутри страны.
При переходе к практическим исследованиям качества жизни необходимо осознавать, что выбор того или другого подхода, в конечном счете,
сводится к принятию нормативного решения. Он зависит от того, какие из
аспектов жизни рассматриваются в качестве наиболее важных для оценки
качества жизни.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1.2  Содержание понятия «качество жизни»
и методологические особенности изучения
качества жизни населения сельских территорий
Исторически термин «уровень жизни» появился немного раньше, чем
понятие «качество жизни». Термин «уровень жизни» начали употреб­
лять уже в XVIII в.: К. Маркс определил уровень жизни как социальноэкономическую характеристику степени удовлетворения потребностей
населения. С точки зрения К. Маркса, уровень жизни определяется степенью развития материального производства и экономики в целом [85].
Официальной датой введения в научный лексикон термина «уровень жизни» принято считать 1961 г., когда на 16-й сессии Генеральной Ассамблеи
ООН было объявлено о Десятилетии развития с целью повышения уровня
жизни во всем мире и оказания помощи беднейшим народам земли. Тем
не менее исследования уровня жизни проводились задолго до официального признания этого термина.
В России о необходимости сбора сведений для «изучения всего, относящегося к человеку», в том числе сведений о народном быте, театрах,
клубах, народных увеселениях, бедности и т.п., с учетом дифференциации
людей по условиям их жизни, по состоятельности, еще в XIX в. писал видный русский статистик Д.П. Журавский в своей работе «Об источниках
и употреблении статистических сведений» (1846 г.). Научное, системное
изучение вопросов благосостояния людей, условий и качества их жизни началось в конце XIX — начале XX вв. Исследованию крестьянских
бюджетов посвящены работы известного земского статистика Ф.А. Щербины, который подчеркивал необходимость четкой классификации человеческих потребностей для более полного изучения имущественного
положения населения. Изучению факторов благосостояния крестьянских
семей посвящены труды экономиста-аграрника А.В. Чаянова. В трудах
П.И. Куркина, В.Г. Михайловского, Ф.Д. Маркузона и др. проводился подробный анализ зависимости здоровья населения от питания и условий
жизни, благодаря М.Н. Гернету получила развитие статистика преступности.
Среди известных советских и российских экономистов, занимавшихся в разные годы исследованиями уровня и качества жизни населения,
назовем такие фамилии, как А.Г. Аганбегян, Н.И. Буздалов, Н.И. Бузляков, В.Ф. Майер, И.Я. Матюха, П.С. Мстиславский, П.Я. Октябрьский, В.Я. Райцин, Н. М. Римашевская, А.А. Саградов, А.Н. Чернышов,
А.Ю. Шевяков, Р.И. Шнипер и др. Вопросами изучения уровня и качества
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жизни занимались также философы, социологи, среди них Л.А. Беляева,
И.В. Бестужев-Лада, Г.В. Калинина, Н.С. Маликов, Т.Я. Сильвестрова и др.
Продолжая традиции экономической мысли начала ХХ века, связанные с
изучением имущественного положения и бюджетов крестьянских семей,
исследованием проблемы повышения уровня и качества жизни сельского населения в разные годы занимались Л.И. Абалкин, Л.В. Бондаренко,
А.П. Зинченко, Л.С. Корбут, В.В. Козлов, А.В. Мерзлов, В.В. Пациорковский, Б.И. Пошкус, А.Е. Суглобов, Г.И. Чудилин и др. Методологию
статистического исследования уровня и качества жизни населения, в том
числе отдельных аспектов этих категорий, разрабатывали С.А. Айвазян,
И.К. Беляевский, С.В. Бычкова, Е.Н. Ванчикова, И.И. Елисеева, М.Р. Ефимова, Н.Д. Кремлев, В.С. Мхитарян, М.Г. Назаров, А.Т. Петрова, В.Я. Райцин, Б.Т. Рябушкин, А.Е. Суринов, Е.В. Сухомлина, А.А. Френкель и др.
В СССР исследования уровня жизни населения активно проводились в 1920-е гг. Однако позже, очевидно, по идеологическим соображениям, основное внимание уделялось изучению роста общественного
производства в ущерб характеристике реализации личных потребностей
человека. В период 1960–1970-х гг. в СССР был широко распространен
подход к трактовке понятия «уровень жизни» через определения производства, потребления и доходов, причем подразумевалось, что уровень
жизни зависит от уровня развития производительных сил, структуры
и эффективности общественного производства, а также характера производственных отношений [2, 84, 88]. По определению Н.М. Римашевской, уровень жизни представляет собой комплекс условий функционирования человека в сфере потребления, проявляющийся в масштабе развития потребностей людей и в сформировавшемся характере их
удовлетворения. При этом системообразующей основой уровня жизни
выступают человеческие потребности и нужды, возникающие и реализующиеся в сфере потребления [128].
В Большой советской энциклопедии (1969–1978) уровень жизни определен как степень удовлетворения физических, духовных и социальных
потребностей людей, обеспеченность населения потребительскими благами. Эта категория выражается системой количественных и качественных показателей, отражающих различные его стороны: общим объемом
потребляемых материальных благ и услуг в расчете на душу населения,
уровнем потребления продуктов питания и непродовольственных товаров, а также услуг; реальными доходами населения; размером оплаты
труда, общественных фондов потребления; продолжительностью рабочего и свободного времени; жилищными условиями; показателями образования, здравоохранения, культуры и др. [20]. Подход к содержанию
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
понятия «уровень жизни населения» в советском понимании, по сути, соответствовал принятым в международной практике определениям. Сравним: в документах ООН, в частности в статье 25 «Всеобщей декларации
прав человека» от 10 декабря 1948 г. записано: «Каждый человек имеет
право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище,
медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который
необходим для поддержания здоровья, благосостояния его самого и его
семьи» [109].
Отличия в советском и западном подходах заключались в том, что в
СССР изменения уровня жизни были тесно связаны с формированием
особенного «образа жизни советского человека», свободного от экономической, политической, расовой, национальной и прочей эксплуатации. Согласно концепциям научного коммунизма основой роста уровня жизни в СССР являлась всеобщая занятость, планомерное развитие
общественного производства и устойчивый рост национального дохода,
рост заработной платы, стабильность государственных розничных цен.
[100]. В Советском Союзе мероприятия по повышению жизненного
уровня, так же как и на Западе, включали увеличение государственных
расходов на образование, здравоохранение, социальное обеспечение,
жилищное строительство. Большое внимание уделялось расширению
свободного времени за счет увеличения отпусков, облегчения домашнего труда, а также социальному развитию села.
В настоящее время широко используется следующее определение:
уровень жизни — это обеспеченность населения необходимыми материальными благами и услугами, достигнутый уровень их потребления и
степень удовлетворения разумных (рациональных) потребностей [142].
Данное определение основано на традиционных экономических
концепциях (теории благосостояния и справедливого распределения),
определяющих эту категорию через потребление благ и имеющихся в
распоряжении людей ресурсов. Действительно, уровень жизни, понимаемый как обеспеченность благами, отражает объективную сторону
бытия индивида. Подавляющее большинство благ или ресурсов, используемых для создания благ, имеет рыночный характер, то есть было
приобретено в текущем или более раннем периоде. Цены на товары и
услуги дают возможность измерить количество потребляемых благ, выполнить сравнительные оценки. Само понятие «уровень жизни» несет
в себе оттенок эмпирики, относительности, сравнения. При каждом измерении «высоты» уровня жизни, несмотря на разницу в подходах и
критериях, результаты сравнения могут выглядеть как вполне сопоставимые. Однако структурирование человеческих потребностей является
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
весьма сложной научной проблемой, которой в разные годы занимались философы, социологи, экономисты (А. Маслоу, Д. Макклелланд,
Ф. Герцберг, И.В. Бестужев-Лада и др.).
В 1960-е гг. интерпретация категории «уровень жизни» во многих
странах стала расширяться за счет неэкономических составляющих
благосостояния, таких, как духовность, здоровье, социальная безопасность и т.п. По мнению большинства исследователей, жизнь поставила
перед обществом необходимость сделать выбор: или количество — увеличение заработной платы, рост производства товаров, растущее удовлетворение материальных нужд, строительство дешевых квартир и т.п.,
или качество — образование, здравоохранение, культура, экология и т.п.
Западные исследователи делают основной акцент не на изобилии товаров и их возрастающем потреблении, а призывают к введению элементов организованного потребления, обогащенного наличием духовных,
социальных и культурных благ [14]. Все это обусловило введение в научный обиход категории «качество жизни».
Впервые термин «качество жизни» был применен А. Пигу в связи
с анализом общественного и индивидуального благосостояния в 1924 г.
[117]. Пигу рассматривал механизмы обеспечения общего благосостояния, мерой которого выступает национальный доход, определяемый как
множество материальных благ и услуг, получаемых за деньги. Общее
благосостояние (неэкономическое) понимается как совокупность материальных благ, определяющих степень удовлетворения желаний человека. Экономическое благосостояние А. Пигу трактовал как общую
полезность (богатство). По мнению Пигу, общее благосостояние определяется в первую очередь богатством. Наряду с общим благосостоянием ученый ввел понятие «индивидуальное благосостояние», которое
отражает не только экономические аспекты жизнедеятельности личности (характер работы, условия окружающей среды, взаимоотношения с
другими людьми, положение в обществе, жилищные условия, безопасность). По определению А. Пигу, качество жизни — это степень удовлетворенности человека социальными, политическими и духовными
аспектами своей жизни, которые зависят от того или иного вида деятельности и от сферы приложения труда. В соответствии с этим индивидуальное благосостояние включает в себя экономическое положение
человека и качество его жизни.
В конце 1950-х гг. к проблеме неэкономической составляющей экономического роста обратился американский экономист и видный общественный деятель США Джон Кеннет Гэлбрейт. Он считал, что «общество потребления» развивает экономический дисбаланс, направляя
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
слишком много ресурсов на производство потребительских товаров и
недостаточно — на общественные нужды и инфраструктуру. Д. К. Гэлбрейт в своих работах развивал идею необходимости управления качеством жизни [34].
В России пока не выработан единый подход к определению категории «качество жизни» и, как следствие, к единой системе его измерения.
Современные российские исследователи, используя термин «уровень
жизни населения», часто трактуют его более широко, включая в границы терминов условия жизни, труда, занятости, быта, досуга, здоровье
населения, образование, природную среду обитания и т.д., подразумевая понятие «качество жизни населения» [31, 55, 95, 146, 166, 171 и др.].
Качество жизни имеет, кроме экономического, философское, социальное, техническое, технологическое, экологическое содержание, поэтому представляет собой фундаментальную научную категорию и требует всестороннего рассмотрения условий жизни человека и общества.
Исследуемый термин включает два ключевых слова, требующих
четкого понимания их сущности: «качество» и «жизнь». Понятие «качество» в представлении людей ассоциируется с положительными характеристиками чего-либо. В первую очередь «качество» ассоциируется с
продуктами и услугами. Поэтому обратимся к стандартам, позволяющим подтвердить качество различных аспектов работы предприятия, а
именно к группе международных стандартов управления качеством и
подтверждения качества ISO 9000, которые приняты более чем 90 странами мира. Стандарт ISO 9000:2000 дает следующее определение: «Качество (quality) — степень, с которой совокупность собственных характеристик выполняет требования». В отечественном варианте ГОСТ
РИСО 9000-2008 записано: «качество — это степень соответствия совокупности присущих характеристик требованиям». В определении отсутствует существительное — носитель качества. Следовательно, такое
определение качества может быть применимо не только к товарам, продаваемым на рынке, но и к другим ценностям (например, жизнь человека).
Большое внимание категории «качество» уделено в философии.
И.А. Зайцева и Ю.Е. Бобылева систематизируют взгляды философов на
содержание рассматриваемой категории (табл. 1.1) [50].
Философское понимание сущности данной категории является основой современных исследований проблем качества в ее глобальном
масштабе.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 1.1 — Философское содержание категории «качество»
Первоисточник
Аристотель —
«Метафизика»
Гегель — «Наука
логики»
Ф. Энгельс —
«Диалектика»
Трактовка содержания категории «качество»
– наличие либо отсутствие врожденных, исходных способностей и характеристик;
– наличие как преходящих, так и стабильных свойств;
– свойства и состояния, присущие вещи и явлению в процессе их существования;
– внешний облик вещи либо явления
– качество — тождественная с бытием определенность
– существуют не качества, а вещи, обладающие качествами,
и при этом бесконечно многими качествами; закон «перехода количественных изменений в качественные и обратно»
Философский
– определенность предмета, в силу которой он является
словарь
данным, а не иным предметом и отличается от других предметов
В. Даль —
– свойство или принадлежность, все, что составляет сущ«Толковый словарь ность лица или вещи
живого великорусского языка»
Большой энци– объективная и всеобщая характеристика объектов, которая
клопедический
обнаруживается в совокупности их свойств
словарь
Г.В. Калинина, Т.Я. Сильверстова, В.М. Розин выстраивают эволюционный ряд (сорит) [59]: развитие → социальное развитие → качество
жизни общества.
По их мнению, исследование социального развития ориентировано на качественную сторону изучаемой действительности. Социальные
явления и процессы исследуются главным образом со стороны качества
и единичного, а не количества и всеобщего. При рассмотрении содержания понятия «качество жизни» Г.В. Калинина и др. придерживаются
положений концепций субъективного благополучия и справедливого
распределения и определяют качество жизни человека как единство показателей, которые характеризуют уровень реализации потребностей
человека, степень удовлетворенности осуществления его жизненных
планов, соотнесенных с рациональными социальными стандартами, с
одной стороны, и ресурсными возможностями общества, с другой [59].
Таким образом, очевидно, что между категориями «качество жизни» и «уровень жизни» имеется тесная связь, выраженная в том, что
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
качество жизни имеет в своей основе определенный уровень материального благосостояния, развития экономики, культуры, образования и
т.д., находящий отражение в понятии уровня жизни. Качество жизни
можно представить как показатель, снимающий ограниченность понятия уровень жизни измерением тех «качественных условий удовлетворения потребностей, которые не поддаются прямому количественному
измерению» [18]. Действительно, такая всеобъемлющая категория как
«качество жизни» не может быть изолирована от других социально-экономических категорий.
Большинство исследователей строят свои определения качества
жизни на базе нескольких концепций. Так, П.С. Мстиславский определяет качество жизни как «уровень развития и степени удовлетворения
комплекса позитивных, объективно-разумных потребностей и интересов людей», в том числе таких потребностей, не охватываемых статистикой, как счастье, свобода, равенство, возможности и способности
людей [96].
Эту точку зрения разделяет социолог Л.А. Беляева, трактуя качество жизни как объективно-субъективную характеристику условий
существования человека: «качество жизни — это комплексная характеристика условий жизнедеятельности населения, которая выражается
в объективных показателях и субъективных оценках удовлетворения
материальных, социальных и культурных потребностей и связана с восприятием людьми своего положения в зависимости от культурных особенностей, системы ценностей и социальных стандартов, существующих в обществе» [17].
Некоторые объективные составляющие качества жизни могут быть
более актуализированы в сознании человека, другие менее, третьи совсем не актуальны в силу опыта, культурного капитала, ценностных
предпочтений. Мы согласны с автором в том, что субъективные оценки
важны потому, что они могут быть дифференцированы по регионам, социальным и демографическим группам и позволяют составить объемную картину настроений в обществе. Они проецируются на всю систему отношений: между индивидами, социальными группами, регионами,
а также на отношения индивидов с социальными институтами, в том
числе с главным институтом — государством.
Внутреннюю структуру такой неоднородной категории как качество
жизни, включающей, с одной стороны, материальные условия жизни людей, а с другой — их субъективные характеристики, можно представить в
виде системы (рис. 1.3).
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Детерминанты качества жизни
Ресурсы
Институты
Национальное
богатство
Социальная инфраструктура
Природноклиматические
условия
Государственный бюджет
Информационная
инфраструктура, в
том числе связь
Общественный
транспорт
Государственные внебюджетные социальные фонды
Доминанты качества жизни
Потребности и нужды
•
•
•
•
•
•
•
•
Рынок труда
Потребительский бюджет
Избирательная
система
Демографическая структура
Семья
•
•
•
питание
одежда и обувь
жилище, предметы обихода
среда обитания
сохранение и восстановление
здоровья
отдых и развлечения
семья и продолжение рода
воспитание, обучение, профессиональная подготовка
передвижения
потребление культурных благ,
информации, общение
развитие личности
Результаты человеческой деятельности (достижения человека)
Объективные
Макроэкономические
(государство, регион)
- степень социального неравенства
- уровень территориальной социально-экономической
конвергенции
- устойчивость показателей качества жизни
- уровень развития человеческого
потенциала
Субъективные
- заболеваемость
- уровень образования
- уровень занятости
- уровень безработицы
- уровень и структура доходов
- уровень и структура расходов
- политическая активность
- долголетие
- уровень рождаемости
- уровень смертности
- интенсивность миграции
Субъективная оценка
благополучия
- социальная справедливость
- свобода выбора
- наличие положительных эмоций и реакций
в определенный момент времени
- отсутствие негативных чувств и др.
Рисунок 1.3 — Внутренняя структура понятия «качество жизни»
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Детерминанты качества жизни (ресурсы и институты) — это все
исходные условия деятельности людей (экономические, исторические,
природно-климатические, политические и т.п.). Они во многом являются
определяющими по отношению к другим компонентам качества жизни.
Многообразные потребности и нужды людей образуют доминанты качества жизни. Перечень потребностей может быть очень широким. ИСЭПН
РАН разработан широкий комплекс человеческих нужд потребностей в
пище, одежде, жилище и его оборудовании, обеспечении питьевой водой,
санитарной очисткой мест проживания, услугами общественного транспорта, здравоохранения и образования и т.д. [56].
На наш взгляд, качество жизни определяется тем, в какой мере осуществлены наши потребности, насколько мы этим удовлетворены, как
результаты этой реализации соотносятся с ресурсами и развитием институтов в обществе.
При этом улучшение качества жизни означает увеличение возможностей человека реализовать свои потребности в жизненные планы, достичь личного успеха в обществе, в котором сокращается неравенство,
наблюдается территориальная социально-экономическая конвергенция,
устойчивое экономическое развитие.
Важную роль в формировании качества жизни, по нашему убеждению, принадлежит институтам. Необходимо дать пояснения по содержанию понятия институт и его роли в общественных процессах.
Институциональная теория возникла на Западе в начале XX в. как
противопоставление как буржуазному индивидуализму, так и марксистской теории классов и их роли в развитии общества [20]. В последние
годы институциональный подход к управлению общественным развитием получил широкое признание, что выразилось в присуждении Нобелевских премий ряду исследователей в этой области (Д. Норт, Л. Гурвиц,
Э. Маскин, Р. Мейерсон, Р.К. Мертон и др.). Трактовки самого термина
«институт» («институция») различны, универсальная классификация
в настоящее время отсутствует. Но, по общему признанию, институты
представляют собой общественные механизмы, «правила игры», нормы
поведения. Соблюдение этих правил в обществе способствует снижению трансакционных издержек, эффективному обмену информацией и
других форм обмена (социальных, политических, экономических), в конечном итоге играет значительную роль в снижении неопределенности
человеческих отношений [104].
Институты призваны организовывать совместную деятельность людей в целях удовлетворения тех или иных социальных потребностей. Так,
институт семьи удовлетворяет потребность в воспроизводстве челове25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческого рода и воспитании детей, реализует отношения между полами,
поколениями и т. д. Институт высшего образования обеспечивает подготовку рабочей силы, дает возможность человеку развить свои способности для того, чтобы реализовать их в последующей деятельности и
обеспечивать свое существование и т. д. Возникновение определенных
общественных потребностей, а также условия для их удовлетворения являются первыми необходимыми моментами институционализации [145].
Комплекс институтов правового, финансового, социального характера, имеющих национальные корни, традиции, политические и культурные особенности, образует институциональную среду. Внешне социальный институт представляет собой совокупность лиц, учреждений,
снабженных определенными материальными средствами и выполняющими определенную социальную функцию. Так, институт социальной
инфраструктуры состоит из определенной совокупности лиц: предпринимателей, обслуживающего персонала, чиновников и др., которые
действуют в рамках таких учреждений, как вузы, поликлиники, социальные службы и т.п., которые для своей деятельности располагают
определенными материальными ценностями (зданиями, оборудованием, финансами и т. д.). Социальный институт характеризуется наличием
цели своей деятельности, конкретными функциями, обеспечивающими
достижение такой цели, набором социальных позиций и ролей, типичных для данного института. Например, социальная инфраструктура как
социальный институт, в нашем понимании, предназначена обеспечивать
личные потребности населения, функционирует с целью создания условий для повышения уровня и качества жизни населения.
Таким образом, категория «качество жизни» в современных исследованиях получила широкое применение, став интегральным индикатором, характеризующим уровень экономического развития общества
с ориентацией на потребности человека. Бесконечное многообразие составляющих качества жизни предопределяет и многообразие показателей, позволяющих получить оценку качества жизни или ее составляющих. Система статистических показателей качества жизни может включать от нескольких показателей до нескольких десятков показателей.
Примером компактной по числу показателей, но емкой по отражению сути качества жизни является система частных показателей, формирующих индекс человеческого развития (ИЧР), разработанный ПРО
ООН. Согласно уточненной методологии расчета, опубликованной в
2010 г. [124], ИЧР включает показатели:
— валовой национальный доход в расчете на душу населения по паритету покупательной способности валют,
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— средняя продолжительность обучения,
— ожидаемая продолжительность обучения, рассчитанная на основе
данных об охвате детей школьным образованием;
— средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении.
Для агрегирования частных показателей применяется средняя геометрическая:
1
öα
n æ x -m
j
j ÷
ç
÷÷
ИЧР = Õç
j =1ç
çè M j -m j ø÷
j
,
(1.1)
где Mj и mj — фиксированные максимальное и минимальное значения
показателей человеческого развития Xj;
Xj — показатель, характеризующий соответствующий компонент
ИЧР;
αj — весовой коэффициент.
Цель построения ИЧР — сравнение стран мира по уровню развития,
который не сводится к экономическому уровню, а учитывает те условия,
которые создаются для демографического воспроизводства, культурного развития и благосостояния. ИЧР (до 2011 г. ИРЧП [156]) публикуется
с 1990 г. по странам мира. Индекс может также рассчитываться для отдельных регионов (например, в России ИЧР для субъектов РФ рассчитываются Независимым институтом социальной политики [144]), для
этнических групп, мужчин, женщин.
Другой пример — методика С.А. Айвазяна (2002), который сформировал систему из 5 блоков (интегральных свойств), каждый из которых
объединяет несколько показателей: 1. Качество населения (12 показателей); 2. Благосостояние (14); 3. Социальная безопасность (или качество
социальной среды (11); 4. Качество окружающей среды (8); 5. Природноклиматические условия. Показатели природно-климатических условий
оцениваются экспертами по нескольким параметрам и применяются в
виде поправочных коэффициентов в общих индексах качества жизни [6].
Каждое из пяти интегральных свойств отражает условия, в рамках
которых проистекают процессы удовлетворения как физиологических,
так и социальных потребностей членов общества. По мнению С.А. Айвазяна, последовательная иерархическая декомпозиция каждого их этих
интегральных свойств позволяет «спуститься» до набора соответствующих характеристик самого нижнего уровня, которые в подавляющем
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
большинстве своем могут быть представлены стандартными статистическими показателями, за исключением некоторых, которые оцениваются экспертно.
К достоинствам данной системы можно отнести то, что, во-первых,
все представленные в ней интегральные свойства синтетической категории «качество жизни» в том или ином виде обсуждаются и оцениваются в научных публикациях. Во-вторых, сделанный в данной системе
акцент на объективных характеристиках тех или иных сторон качества
жизни является, на наш взгляд, преимуществом перед некоторыми другими методиками, использующими экспертные оценки. Не секрет, что
мнение экспертов может формироваться на базе множества концептуальных установок и критериев, вследствие чего представление о содержании оцениваемой категории может быть «размытым».
В системе государственной статистики России сбор сведений о
социально-экономическом положении и уровне жизни населения осуществляется на регулярной основе. В 1993 г. была введена в практику
система показателей уровня жизни населения, включающая 12 позиций:
1) среднедушевые денежные доходы;
2) реальные располагаемые денежные доходы;
3) среднемесячная начисленная заработная плата;
4) средний размер назначенной месячной пенсии;
5) покупательная способность денежных доходов населения;
6) распределение населения по уровню среднедушевых денежных
доходов;
7) распределение общего объема денежных доходов населения;
8) коэффициенты дифференциации доходов (коэффициент фондов
и децильный коэффициент);
9) коэффициент концентрации доходов (индекс Джини);
10) величина прожиточного минимума;
11) численность населения с денежными доходами ниже величины
прожиточного минимума;
12) дефицит дохода.
Эти показатели рассчитываются как по России в целом, так и по
каждому региону. Состав представленной системы показателей ориентирует на стоимостные показатели уровня жизни населения, не затрагивая демографические, социальные и другие характеристики населения,
что позволяет использовать эту систему показателей только как часть
системы показателей качества жизни.
В государствах Западной Европы обследования по проблемам качества жизни, включающие как объективные, так и субъективные оцен28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ки населения, проводятся регулярно. При проведении обследований с
целью уточнения положений социальной политики в странах ЕС ориентируются на уровень дохода, финансовые различия и степень отказа
(коэффициент депривации) домашних хозяйств при потреблении, различия в образовании, здравоохранении, ведении домашнего хозяйства,
уровне оказания социальных услуг. В числе субъективных оценок, выполняемых респондентами по 10-балльной шкале, следующие:
— общая самооценка жизни («удовлетворенность жизнью»);
— эмоциональная самооценка («счастье»);
— восприятие будущего.
Обследования населения в странах Евросоюза являются статистическими (то есть не содержат рекомендаций по изменению стандартов
качества жизни). Они дают общую характеристику качества жизни в регионе и позволяют проводить межстрановые сопоставления [132].
Говоря о качестве жизни населения как о предмете статистического
исследования, представляется, что исследование должно подразумевать
предстоящие массовые наблюдения. Что, в свою очередь, позволило бы
исследовать тенденции и закономерности формирования и изменения
характеристик качества жизни. Очевидно, что в трактуемом предмете
есть черты, позволяющие поставить изучение качества жизни в определенные рамки: необходимо изучать качество жизни через изучение
степени удовлетворения физиологических, интеллектуальных, социальных потребностей человека. В общенаучном плане потребности
представляют собой диалектическое противоречие между субъектом
и объектом потребления, между внутренним состоянием человека и
окружающим его внешним миром. Как нет живого человека без потребностей, так и нет потребностей вне человека. С этой точки зрения потребности человека заключаются в необходимости утоления голода или
жажды, а не в конкретном продукте питания или напитка. Если потребность удовлетворена, она становится свершившимся фактом, который,
в свою очередь, подлежит статистическому учету. Следовательно, вопрос изучения качества жизни в первую очередь сводится к вопросу о
статистическом учете явлений этого рода.
Осуществляя статистическое изучение качества жизни населения,
необходимо строго отделять динамические характеристики от статических, разделяя эволюционные черты от исторической преемственности.
Так, количественное измерение степени удовлетворения человеческих
потребностей само по себе предполагает их градацию по степени развития (потребности диких племен и современного человека, очевидно,
отличаются), а также необходимо учесть уровень культуры, уклад жиз29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ни народа. Это обстоятельство обусловило акцентирование внимания в
процессе монографического исследования на проблемы качества жизни
сельского населения. Мы считаем, что более правильно выделить группы населения по признаку места жительства (город, село), а не изучать
качество жизни населения целого региона, обезличивая очень разные
по социальным признакам, укладу жизни, культурной среде социальнодемографические группы (городское и сельское население).
На необходимость перехода от широкого использования средних
величин («средней температуры по больнице») к «адекватным количественным оценкам, характеризующим параметры конкретных
общественных групп», указывают многие исследователи, например,
М.В. Карманов, О.В. Кучмаева [61]. Действительно, тенденции общественного развития, такие как диверсификация структуры общества,
повышение ценности личных интересов и роли человеческого капитала
в социально-экономическом развитии общества и др., а также потребность государственного управления в точной информации, позволяющей оценить эффективность социальной политики, реализуемой в интересах конкретных социально-демографических групп, предопределили
необходимость разработки методологии статистического исследования
жизнедеятельности отдельно для различных групп населения.
Деление населения на группы по месту проживания — город и сельская местность — традиционное для статистической науки и практики.
Пропорции городского и сельского населения в общей численности населения многое могут сказать о государстве. Так, доля сельского населения в 1897 г. в России составляла 85 %, что характеризовало страну
как аграрную, в 2010 — 26,3 %, что характеризует Россию как индустриальную. Вместе с тем, рассматривая Россию в разрезе субъектов
Федерации, можно констатировать, что 44 региона (из 83 субъектов РФ)
имеют долю сельского населения свыше 30 %, в том числе 6 регионов —
свыше 50 % [110].
Несмотря на растущую урбанизацию России и значительное изменение статуса современных сельских территорий по сравнению с первой половиной ХХ в., сельские территории как социально-территориальная подсистема общества продолжают выполнять следующие важнейшие общенациональные функции [65]:
— производственная, которая направлена на удовлетворение потребностей общества в продовольствии и сырье для промышленности,
продукции лесного, охотничье-промыслового и рыбного хозяйства, а
также в другой несельскохозяйственной продукции;
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— демографическая — направлена на увеличение демографического
потенциала страны;
— трудоресурсная — направлена на обеспечение городов мигрировавшей из села рабочей силой (прежде всего для занятия рабочих мест,
не востребованных горожанами), использование в городских организациях трудоспособного сельского населения, проживающего в пригородах, а также на привлечение трудоспособного сельского населения для
работы в организациях (филиалах), размещаемых в сельской местности
городскими хозяйствующими субъектами;
— жилищная — направлена на размещение на сельских территориях
жилых домов граждан, имеющих доходное занятие в городе, а также
на предоставление им в пользование объектов сельской социальной и
инженерной инфраструктуры;
— пространственно-коммуникационная — направлена на размещение и обслуживание дорог, линий электропередачи, водопроводов и
других инженерных коммуникаций, а также на создание условий для
обеспечения жителей сельских поселений услугами связи;
— социальный контроль над сельской территорией — функция, направленная на содействие органам государственной власти и местного
самоуправления в обеспечении общественного порядка и безопасности
на малолюдных территориях и в сельских поселениях, а также в охране
пограничных зон.
Изменение роли сельского населения в обществе в последние десятилетия характерно для многих стран. В настоящее время в большинстве
развитых странах мира село теряет свои производственные функции и
становится, в первую очередь, местом проживания и отдыха. В документах ОЭСР введено понятие «сельские ценности» (rural amenities),
означающее широкий спектр природных и рукотворных характеристик
сельской местности, включая дикую природу, культивируемые человеком ландшафты, исторические памятники и культурные традиции. Все
это делает сельские ценности уникальным общественным благом, требующим особого отношения.
В России сложный и длительный процесс преобразований привел сельские территории в глубокий кризис. На фоне декапитализации
сельского хозяйства, дробления производства, происходит старение
сельского населения, миграция в города, разрушение системы социально-культурного обслуживания. По разным оценкам, к началу ХХI в.
проблемные сельские территории составляли от 64 до 87 % всей территории России [120].
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вместе с тем, по оценкам члена-корреспондента РАСХН А.П. Зинченко, в период трансформации экономики и социальной сферы России
(1990 – 2008) поведение городского и сельского населения было различным, причем более устойчивыми к изменениям оказались именно
сельское хозяйство и сельские жители. Так, если сокращение производства валовой продукции промышленности за 18 лет составило 7 годовых уровней 1990 г., то валовой продукции аграрного сектора — всего 5 годовых уровней. Увеличение производства продукции сельского
хозяйства в домашних хозяйствах обеспечило выживание обедневшего
сельского и части городского населения. Более низкими темпами изменялись рождаемость и смертность сельчан, несмотря на то, что уровень
и условия их жизни всегда были худшими по сравнению с городским
населением [54].
Более высокая демографическая устойчивость сельского населения,
создающего незаменимые общественные блага, и аграрного сектора,
обеспечивающего страну продуктами питания, является важным дополнительным аргументом в пользу сохранения сельского образа жизни,
развития сельских территорий. Назрела объективная необходимость в
России, претендующей на статус социального государства, обеспечить
справедливую доходность труда, земли и капитала, социальные стандарты условий жизни на селе, близкие к городским параметрам. Эту необходимость осознает и государство. На федеральном уровне впервые
селу было уделено внимание в 2005 г. в форме Федеральной целевой
программы (ФЦП) «Социальное развитие села до 2010 г.» и приоритетного национального проекта «Развитие АПК». Позже ФЦП «Социальное развитие села» продлили до 2012, затем до 2013 г., была принята Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия
на 2008–2012 годы, в 2010 г. утверждена Концепция устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года.
В Концепции устойчивого развития сельских территорий отмечается, что выход села из кризиса и переход в фазу устойчивого развития
тормозит ряд факторов, в числе которых недостаточное научное, статистическое и кадровое обеспечение устойчивого развития сельских территорий [65].
По нашему мнению, недостаточно глубокое статистическое изучение проблем повышения качества жизни населения сельских территорий связано с недостаточной проработкой вопросов информационного
обеспечения, формирования системы статистических методов, системы показателей, а также с необходимостью уточнения границ объекта
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 1.2 — Предмет статистического исследования качества жизни
населения сельских территорий
Составляющая предмета исследования
Индикаторы
Цель исследования
Объективные условия
формирования качества
жизни населения сельских территорий
1) географическое положение
2) природно-ресурсный потенциал, состояние экологии
3) производственный потенциал
Демография сельских
территорий
1) численность и состав населения по полу и возрасту
2) естественное движение населения
3) миграция населения
4) продолжительность жизни
населения
5) трудовая структура населения
6) структура домохозяйств по
размеру и числу детей до 18 лет
1) структура населения по статусу занятости, уровню образования
2) развитие социальной инфраструктуры
3) структура домохозяйств по
доходам и потреблению
4) уровень заболеваемости населения
1) уровень развития и диверсификации экономики сельской
территории
2) степень территориального
социально-экономического неравенства (конвергенции)
3) уровень развития местного
самоуправления
4) структура региональных и муниципальных бюджетов
5) объемы финансирования мероприятий в рамках государственной и региональной социальноэкономической политики по развитию сельских территорий
1) устойчивость показателей качества жизни в динамике
2) уровень человеческого развития
3) субъективная оценка благополучия
Количественная оценка
потенциала сельской территории; совершенствование
структуры экономики сельской территории
Совершенствование демографической политики, в том
числе регулирование рождаемости, миграционных
процессов и т.п.
Социальные основы
качества жизни населения сельских территорий
Экономические факторы и политические
условия повышения
качества жизни населения сельских территорий
Сравнение качества
жизни городского и
сельского населения
Статистическая характеристика социальной структуры
населения сельских территорий; совершенствование
управления развитием социальной инфраструктуры
Статистическая оценка влияния факторов на изменение
качества жизни населения
сельских территорий; оценка
эффективности и уточнение
направлений социальноэкономической политики по
устойчивому развитию сельских территорий
Обобщающая статистическая оценка качества жизни
населения
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и предмета исследования. В частности, как представляется, содержание предмета статистического исследования качества жизни населения
сельских территорий включает такие составляющие, как объективные
условия формирования качества жизни сельского населения, демографическая структура населения сельских территорий, социальные основы качества жизни населения сельских территорий, факторы и условия
повышения качества жизни населения сельских территорий и сравнение
качества жизни городского и сельского населения (табл. 1.2). Перечисленные в таблице индикаторы позволяют дать количественную оценку
детерминант, доминант и объективных результатов человеческой деятельности, достигнутых на сельских территориях.
Однако получить полную количественную характеристику качества
жизни населения сельских территорий невозможно, в первую очередь,
из-за отсутствия необходимой статистической информации в полном
объеме в разрезе городской и сельской местности, сопоставимой для
всех субъектов Российской Федерации. Это связано с тем, что в системе государственной статистики России значительный объем показателей качества жизни формируется на основе выборочных наблюдений,
вследствие чего данные могут быть представлены только по региону в
целом. Например, в разрезе городов и сельских поселений в настоящее
время невозможно получить информацию о структуре экономики по
видам экономической деятельности, о структуре и размере денежных
доходов населения и др.
Часть информации можно проанализировать только по результатам
переписи населения (например, структуру населения по уровню образования). Наиболее доступной и достаточно представительной в настоящее время является блок демографических показателей. Вместе с
тем, необходимо подчеркнуть, что информационная база исследования
постепенно расширяется.
В частности, в настоящее время в системе Росстата ведутся работы
по формированию системы показателей качества жизни населения, позволяющей получить объективное отражение всей совокупности условий жизни различных слоев и групп населения.
Соответствующую информацию планируется получать по результатам следующих обследований населения [139]:
1)условия жизни населения — в 2011г. обследовано 10 тыс. домохозяйств, c 2014 г. — 1 раз в 2 года (объем выборки 60 тыс. домохозяйств);
2)репродуктивные планы населения — в 2012 г. планируется обследовать 10 тыс. домохозяйств, с 2017 г. — 1 раз в 5 лет (15 тыс. домохозяйств);
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3)использование суточного фонда времени населением — в
2014 г. — 10 тыс. домохозяйств, с 2019 г. 1 раз в 5 лет (45 тыс. домохозяйств);
4)поведенческие факторы, влияющие на состояние здоровья населения — с 2013 г. 1 раз в 5 лет (15 тыс. домохозяйств);
5)рацион питания населения — с 2013 г. 1 раз в 5 лет (45 тыс. домохозяйств);
6)доходы населения и участие в социальных программах в 2012 г. —
10 тыс. домохозяйств, начиная с 2014 г. — ежегодно (45 тыс. домохозяйств), с 2017 г. — 1 раз в 5 лет (160 тыс. домохозяйств);
7)интеграционные процессы на рынке труда (модули к программе
обследования населения по проблемам занятости);
8)качество и доступность услуг в сфере образования, медицинского и социального обслуживания, содействия занятости населения — с
2013 г. — 10 тыс. домохозяйств, с 2015 г. — 1 раз в 2 года (48 тыс. домохозяйств).
Проведение масштабных обследований населения России по единой методике, очевидно, будет способствовать активизации исследований по проблеме качества жизни.
Таким образом, различный уклад жизни, условия труда и быта, обладание уникальным общественным благом обусловливают особую
роль сельского населения в обществе, в экономике, что определяет направленность мер социальной политики. Следовательно, целесообразно
выделить качество жизни населения сельских территорий в отдельный
предмет статистического исследования.
1.3  Регион как социально-экономическая система, формирующая качество жизни населения
Территориальные границы являются одним из главных признаков,
отличающих одну общность от другой. В широком смысле территория
(лат. territorius) — часть поверхности земного шара с определенными
границами. Часто территорию рассматривают как часть «пространственного ресурса», характеризующегося географическим положением, размерами (протяженностью, площадью), юрисдикцией и другими
свойствами. Действительно, территория является основой социальноэкономического пространства, в котором складываются отношения и
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
взаимодействия между индивидами, экономическими агентами, представителями власти. Неоднородность территории по важнейшим экономическим, географическим, социальным, национальным, демографическим, историческим и другим признакам требует выделения относительно однородных единиц по одному или нескольким признакам.
В современном понимании понятие «территория» распадается на
множество терминов, близких по сути, но отличающихся по форме.
Рассмотрим сущность близких по содержанию терминов, связанных с
понятием территории.
Одним из ключевых терминов в системе пространственно-территориальных исследований является понятие «регион». Слово «регион»
(regio) в переводе с латинского означает «область, район». Отметим, что
в отечественной литературе «регион» появился несколько позднее, чем
термин «район». Понятие «район» является исходным понятием и означает территорию (геотерриторию), по совокупности насыщающих ее
элементов отличающуюся от других территорий и обладающую единством, взаимосвязью составляющих элементов, целостностью, причем
целостность — объективное условие и закономерный результат развития данной территории [8].
В России термин «район» впервые упомянут в «Словаре иностранных слов» И.Ф. Бурдова и А.Д. Михельсона в 1877 г., а в географическую литературу введен генералом А.С. Ермоловым в 1879 г., предложившим сетку сельскохозяйственных районов для России.
В советский период термин «район» стал более употребительным,
что связано с развитием теории экономического районирования. Так, в
период с 20-х до начала 70-х гг. ХХ в. советские ученые «район» рассматривали как сугубо экономическую систему. Выдающийся инженер
и экономист, один из основных участников составления плана ГОЭЛРО
и проекта экономического районирования России И.Г. Александров
(1875–1936) предложил понимать под районом «некоторую своеобразную, экономически законченную (но не замкнутую) территорию, которая благодаря определенной комбинации из природных особенностей,
капитальных ценностей (т.е. культурных накоплений прошлого времени) и населения с его бытом и подготовкой для производственной и вообще хозяйственной деятельности представляла бы определенную потенцию для выполнения той или иной функции в общей хозяйственной
динамике страны» [9].
И.Г. Александров сформулировал основополагающие принципы
выделения экономически целостных территорий.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Производство как основа выделения района. Производство, в
отличие от сбыта и переработки, прочно «привязано» к территории
(добывающая промышленность и предприятия первичной переработки — в большей степени, предприятия обрабатывающих отраслей — в
меньшей степени). Центры производств существенно влияют на хозяйственный и социальный аспекты жизни (рост численности населения,
профессиональная специализация занятых, создание рынков сбыта) и
тем самым оказывают давление на такие хозяйственные процессы, которые не имеют непосредственной связи с самим производством.
2. Специализация района (на основе территориального разделения
труда) в тех отраслях производства, для которых на его территории имеются наилучшие условия (при максимуме эффекта и минимуме затрат).
При этом необходимо хорошо наладить обмен продукцией между территориями.
3. Комбинирование производственных процессов внутри района,
что также должно способствовать достижению наибольшего эффекта.
4. Районирование — база для построения перспективного народнохозяйственного плана. Разделение территории на производственные
районы должно учитывать не только сложившиеся формы производства,
описываемые статистикой, но и возможные перспективные изменения.
5. Экономическое районирование — основа для построения административного деления государства
В тот период времени эти принципы были исходными при построении административно-территориального деления страны. Организация всего народного хозяйства мыслилась как система комплексов,
которые представляли бы собой основную единицу районирования и
являлись первым уровнем в административно-территориальном делении страны. Предполагалась следующая система административнотерриториального деления: область, округ, волость. Область (комбинат),
должна была представлять собой крупную территорию, представляющую собой район с ярко выраженной хозяйственной специализацией.
И.Г. Александров подходил к выделению территории в основном
с экономических, даже производственных позиций. Социальные задачи развития регионов затрагивались им в меньшей степени. Однако
он считал одним из принципов экономического районирования национальный фактор. По его мнению, это давало возможность каждой национальности заботиться о своем экономическом подъеме, проявлять
инициативу, это служило экономической основой провозглашенного в
государственных документах правового равенства.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из работ 1930–1950-х гг. наибольший интерес представляют труды
Н.Н. Колосовского (1891–1954), который развил представление об одной из подсистем района — производственной, отождествляемой в то
время с регионом. Он ввел понятие «территориально-производственный комплекс». По мнению Н.Н. Колосовско­го, осно­вой географического районообразующего процесса является «производственно-территориальное сочетание, т. е. организованный в определенных технических формах общественный человеческий труд с энергетическим и
машинным его вооружением, приложенный к определенному сочетанию природных ресурсов». Комплекс — это основное звено всей цепи
более сложного понятия экономического района; сочетание ведущих
планируемых отраслей народного хозяйства, взятых с учетом природной обстановки, этапа исторического развития района и трудовых и национально-культурных особенностей населения, «создает то особенное
индивидуальное, неповторимое нигде в другом месте, что и является
типичным для подлинно живого, непрерывно развивающегося экономического района» [64].
Отечественная экономическая наука с 1970-х гг. основное внимание уделяла изучению теории и разработке практических рекомендаций,
касающихся регионального воспроизводства и управления ресурсами.
К теории экономического районирования обращались такие ученые, как
Э.Б. Алаев, П.М. Алампиев, Н.Н. Баранский, А.И. Добрынин, Н.Н. Некрасов, Р.И. Шнипер и другие. Комплексность районной системы достигается, по мнению большинства исследователей, благодаря такой
организации хозяйственных связей, которая обеспечивает существенную экономию общественного труда на основе развития отраслей специализации, производящих продукцию с наименьшими народно-хозяйственными затратами и за счет рационального использования местных
условий (полной занятости трудовых ресурсов, комплексного использования сырья и т.п.). Общими в основе определения района являлись три
признака: территория, специализация и наличие экономических связей.
Постепенно в экономический лексикон вошел термин «регион», который чаще всего использовался как синоним понятия «район». Как отмечает А.С. Новоселов, в условиях административно-распределительной системы и преобладания отраслевого принципа управления терминологическое многообразие, связанное с территориальным аспектом
общественного воспроизводства, не имело большого значения, так как
развитие любой территории, будь то республика или отдельный город,
предопределялось исключительно отраслевыми решениями. Однако в
экономике, где территориальная единица является объектом управлен38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческих решений, а сами эти решения могут приниматься на различных
уровнях управленческой системы — федеральном, региональном (рес­
публика, область, край), муниципальном, необходимы большее единство и строгость при районировании страны и законодательно-правовое
закрепление статуса каждого уровня [103].
Не случайно в рамках Европейского союза разработано общее для
всех стран понятие региона. При этом признаком, по которому ту или
иную территорию можно представить как относительно самостоятельную единицу, служит ее социально-экономическое единство со всей национальной экономикой, т.е. протекающие на ней экономические процессы должны отражать определенные закономерности общественного воспроизводства, формирующиеся под влиянием взаимосвязанных
экономических, социальных и природных факторов. Именно такому
пониманию отвечает определение региона, данное А.И. Добрыниным:
«Под регионом... следует понимать территориально-специализированную часть народного хозяйства страны, характеризующуюся единством
и целостностью воспроизводственного процесса» [37].
Подход к определению региона как целостной воспроизводственной системе развил Р.И. Шнипер. По его мнению, воспроизводственный подход к управлению социально-экономическим развитием региона и анализу региональных процессов означает необходимость установления взаимосвязей между всеми элементами региональной системы,
обеспечивающими эффективное развитие региональной экономики и
рост благосостояния населения [170].
В западной региональной экономической теории начало серьезным
научным исследованиям положили работы А. Вебера, Т. Паландера,
У. Айзарда и других. Отмечается, что региональная наука является междисциплинарной областью, и поэтому не случайно в качестве названия
используют разные определения, такие как «региональная наука», «региональные исследования» и «региональная экономика», «региональная статистика».
В настоящее время в западной экономической литературе отсутствует единая трактовка категории «регион», вследствие чрезвычайной
ее сложности и многозначности. Часто понятия «регион» и «район»
интерпретируются тождественно. Так, Комитет национальных ресурсов Конгресса США применяет такое толкование: «Под районом вообще следует понимать территорию, характеризуемую однородностью
в одном или нескольких отношениях (аспектах)» [24]. Крупные российские исследователи районов США, такие, как Л.Я. Зиман, М.Е. Половицкая, Л.В. Смирнягин и др., подчеркивали, что при выделении
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
районов США сами американцы обращали внимание на разнообразие
физико-географических условий, особенности заселения в разные периоды истории Америки, на традиции, а также на экономические и социальные различия. Региональное самосознание американцев — это не
только отождествление граждан с определенной территорией, районом,
штатом, но и противопоставление себя жителям других регионов, у которых другие привычки и традиции, другой выговор в речи, другие экономические и социальные, а нередко и иные политико-национальные
интересы.
С годами за рубежом менялись взгляды на региональный процесс.
По мнению Э. Куклински, региональное развитие, региональные проблемы долгое время рассматривались с точки зрения материального
подхода. «Строительство новых физических объектов, таких, как фаб­
рики и дороги, признавалось самым важным вкладом в развитие данного региона. Ныне наиболее значимым является нематериальный подход. Концепция регионального развития, ориентированная на знания и
инновации, доминирует не только в научной, но также и в практической
сфере во все возрастающем числе стран» [72].
Необходимо подчеркнуть, что интерес к региону как объекту исследования, к социально-экономическому районированию своих территорий характерен не только для США, но и для Канады, Франции, Великобритании, Германии, Китая и других стран мира.
В России в период рыночных преобразований, начиная с 1990 г.
по настоящее время, региональным исследованиям посвящены труды
таких ученых, как В.И. Бутов, О.Г. Дмитриева, А.Г. Гранберг, В.Г. Игнатов, В.Н. Лаженцев, В.Н. Лексин, А.С. Маршалова, А.С. Новосе­лов,
В.П. Чичканов и других. В научной литературе выделяют ряд концептуальных подходов к экономическому определению самостоятельной
административно-территориальной системы (как правило, речь идет о
регионах) [33, 51, 126].
1. Регион как квазигосударство. В этом качестве регион представляет собой относительно самостоятельную подсистему государства и
национальной экономики.
2. Регион как квазикорпорация. В этом качестве регион представляет собой крупнейший субъект собственности (государственной, субъектов Федерации, муниципальной, частной и др.) и субъект экономической деятельности.
3. Регион как рынок (рыночный ареал). Региональный рынок образуется в результате переплетения многочисленных взаимодействий
субъектов региональной экономики (организаций, домохозяйств, фер40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мерских хозяйств и т.п.), выступающих производителями и потребителями различных видов товаров и услуг.
4. Регион как воспроизводственная система. Воспроизводственный
подход означает необходимость выделения воспроизводственных цик­
лов, которые балансируются на уровне региона данного ранга. К региональным воспроизводственным циклам относятся:
 воспроизводство трудовых ресурсов;
 воспроизводство финансово-кредитных и денежных ресурсов;
 воспроизводство основного и оборотного капитала;
 воспроизводство продовольственных ресурсов;
 воспроизводство природных ресурсов;
 воспроизводство производственных, социально-бытовых услуг;
 воспроизводство услуг рыночной инфраструктуры;
 воспроизводство информации и знаний.
5. Регион как социум. Регион представляется в виде общности людей, живущих на определенной территории.
6. Регион как субъект экономических отношений. Регион формируется на основе выделения стратегических зон хозяйствования
(территориально-хозяйственных подсистем) для достижения главного
результата — удовлетворения социальных и базовых потребностей населения региона в императивно установленных нормативах региона.
Перечисленные концептуальные подходы опираются на достижения макро-, микроэкономики, институциональной экономики и других
направлений экономической науки. В зависимости от целей исследования авторы дают свое определение региона. Так, согласно трактовке академика А.Г. Гранберга, под регионом понимается «определенная
территория, отличающаяся от других территорий по ряду признаков и
обладающая некоторой целостностью, взаимосвязанностью составляющих ее элементов» [33].
А.С. Маршалова и А.С. Новоселов трактуют регион как подсистему
социально-экономического комплекса страны, которая одновременно
является относительно самостоятельной его частью, с законченным циклом воспроизводства, особыми формами проявления стадий воспроизводства и специфическими особенностями протекания социальных и
экономических процессов [86]. Ученые выделяют в территориальной
системе России несколько региональных структур, выполняющих различную роль в процессе общественного воспроизводства и сформировавшихся под воздействием как экономических, так и социальных, национальных, политических и исторических факторов.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Региональная структура, отвечающая критерию национально-государственного устройства и определяющая в соответствии с Конституцией страны совокупность равноправных субъектов РФ.
2. Региональная структура, отражающая территориально-адми­
нистративное устройство каждого субъекта Федерации (муниципальные образования в рамках региона).
3. Структура, образуемая в соответствии с экономическим районированием на основе территориального разделения труда. Территории
в составе этой структуры имеют определенную специализацию в едином процессе общественного воспроизводства и свои специфические
особенности (крупные экономические зоны (например, восток, запад),
крупные экономические районы, промышленные узлы и т.п.).
4. Районы реализации региональных комплексных программ (район реализации программ развития депрессивных регионов, экологических программ, свободные экономические зоны и т.п.).
В получившей развитие в 1990-х гг. региональной статистике основным объектом выступают регионы — субъекты Российской Федерации
(республики, края, области, города федерального значения, автономные
области, автономные округа). Учитывая универсальность понятия «регион», объектом региональной статистики могут быть также макрорегионы (федеральные округа, экономические районы, экономические ассоциации и т.п.), микрорегионы (муниципальные образования внутри
региона, являющиеся неотъемлемой его частью) [126, с. 10].
Обобщая региональные исследования, В.Н. Лаженцев отмечает, что
современные ученые придают большое значение разработке оснований и форм регулирования территориального развития, среди которых
важную роль играют региональная статистика, индикативное территориальное планирование, геоинформатика и другие направления, позволяющие обеспечить обоснованность и достоверность принимаемых
решений по государственному территориальному развитию [76].
Таким образом, в большинстве современных исследований регион
рассматривается как многофункциональная система, имеющая свое
внутреннее пространство и связи с внешним пространством.
В последние годы в нашей стране происходит целенаправленное
смещение акцентов в социально-экономической политике России с регионального на муниципальный уровень. По данным Росстата, на 1 января 2010 г. всего в России насчитывалось 23 907 муниципальных образований. Среди них:
• 1829 муниципальных районов;
• 512 городских округов;
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
• 236 внутригородских территорий городов федерального значения: 111 муниципальных образований, городов и поселков в СанктПетербурге и 125 муниципальных образований в Москве;
• 1739 городских поселений;
• 19 591 сельское поселение.
В 1999 г. была принята Федеральная программа государственной
поддержки развития муниципальных образований и создания условий
для реализации конституционных полномочий местного самоуправления. Срок ее реализации 2000–2014 гг. Целями программы выступают:
формирование условий для устойчивого социально-экономического
развития муниципальных образований, эффективной реализации конституционных полномочий местного самоуправления. И если определение региона зачастую носит дискуссионный характер, то определение
муниципального образования четко сформулировано в российском законодательстве: муниципальное образование — это территория, в границах которой осуществляется местное самоуправление (городское или
сельское поселение, муниципальный район, городской округ)1. Однако
дискуссионным остается вопрос о концепции муниципального образования с точки зрения экономического содержания понятия.
Объективные условия жизнедеятельности муниципальных образований обусловливают основные приоритеты муниципального управления, которыми являются социальные вопросы. Данное обстоятельство
выдвигает на первый план статистическое наблюдение и анализ социальных процессов и развитие системы расселения на муниципальном
уровне и позволяет определить подход к муниципальному образованию
как социуму. Вместе с тем, муниципальное образование включено в
процессы воспроизводства населения, воспроизводства общественных
благ в региональной экономике. Следовательно, воспроизводственный
подход дополняет подход к муниципальному образованию как к социуму, поскольку акцентирует внимание на необходимости включения в
процесс расширенного воспроизводства территориальных факторов в
условиях интеграции и глобализации экономических процессов.
Воспроизводственный подход позволяет учитывать взаимосвязь
между размещением производства и расселением населения, вовлечением в процесс расширенного воспроизводства местных сырьевых,
материальных, финансовых, земельных ресурсов и человеческого капи1 Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 131-ФЗ от 06.10.2003, вступивший в силу с
1 января 2006 г.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тала. Однако воспроизводственные процессы в экономике муниципалитета необходимо рассматривать как средство для достижения главной
цели муниципального образования — повышение качества жизни населения, проживающего на данной территории.
В последнее время объектом территориального управления в России
выступают не только регионы и муниципальные образования, но и особые территории, выделяемые при решении конкретной управленческой
задачи. Примером таких территорий выступают сельские территории.
В Концепции устойчивого развития сельских территорий дано
определение основных понятий, связанных с политико-экономическим
зонированием:
— сельские территории — территории сельских поселений и соответствующие межселенные территории;
— межселенные территории — территории, находящиеся вне границ поселений;
— сельское поселение — один или несколько объединенных общей
территорией сельских населенных пунктов (поселков, сел, станиц, деревень, хуторов, кишлаков, аулов и других сельских населенных пунктов), в которых местное самоуправление осуществляется населением
непосредственно и (или) через выборные и иные органы местного самоуправления;
— сельские населенные пункты — поселки, села, деревни, станицы,
кишлаки, аулы, хутора и другие сельские населенные пункты, отнесенные независимо от количества проживающих в них людей к сельским
населенным пунктам административно-территориальным делением,
установленным в субъектах Российской Федерации. В них может сезонно проживать значительное количество городских жителей.
Управление расселением населения является одним из главных приоритетов в области внутренней геополитики России на современном
этапе. Главная цель государственной политики в области расселения на
сельских территориях заключается в создании благоприятных предпосылок для выполнения селом его производственной, социально-демографической, культурной и других функций, а также для улучшения условий жизни сельского населения на основе развития горизонтальных и
вертикальных хозяйственных и социальных связей сельских поселений.
Политика сельского расселения предусматривает решение следующих
задач:
— сохранение существующих сельских поселений во всем многообразии сложившихся форм сельского расселения — от мелкопоселковых
до крупноселенных в зависимости от конкретных условий и особенно44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стей региона, а также создание во всех сельских поселениях минимальных базовых условий социального комфорта;
— формирование в сельских поселениях опорных пунктов, выполняющих роль центров социально-культурного и торгово-бытового обслуживания группы населенных мест;
— преодоление изолированности сельских поселений, обеспечение
их взаимосвязи между собой, с центрами муниципальных районов, а
также ма-лыми и средними городами для улучшения социального обслуживания насе-ления;
— оптимизация расселения на сельских территориях с учетом необходимости устойчивого социально-экономического развития субъектов
Российской Федерации;
— создание в отдаленных регионах, особенно в Сибири, благоприятных условий для развития относительно автономных сел для выполнения ими важнейших общенациональных функций;
— разработка механизмов перевода поселков постоянного проживания, возникших на месте дачных и садовых некоммерческих объединений граждан, в сельские населенные пункты.
Взаимосвязь понятий «регион», «муниципальное образование»
и «сельская территория» можно представить следующим образом
(рис. 1.4).
Таким образом, сельская территория является частью региона,
включает в себя муниципальные образования и межселенные территории. При этом регион, по нашему мнению выступает как территориальная система — система городских и сельских территорий. Рассматривая
регион с этой точки зрения, можно утверждать, что он обладает всеми
признаками системы, такими, как [29]:
РЕГИОН
МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ
МЕЖСЕЛЕННЫЕ
ТЕ РРИТОРИИ
Сельские
поселения
Городские поселения
Городские
округа
Муниципальный
район
границы региона;
границы муниципального образования
границы сельской территории
Рисунок 1.4 — Взаимосвязь понятий «регион», «муниципальное
образование» и «сельская территория»
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) система всегда представляет собой совокупность, множество элементов (подсистем), то есть она может быть расчленена на составные
части;
2) система — это не механический набор, а совокупность определенным образом взаимосвязанных и взаимодействующих элементов и
подсистем;
3) взаимосвязи и взаимодействия между элементами носят целенаправленный и целесообразный характер. В системах всегда предполагается наличие цели как результирующего свойства отношений между
элементами рассматриваемого множества. Взаимодействие элементов
системы направлено на достижение некоторой заданной цели. Следовательно, система способна реализовать определенные функции;
4) элементы множества в системе всегда определенным образом
упорядочены. Цель системы достигается благодаря определенным механизмам управления ее поведением;
5) элементы системы взаимодействуют между собой несколько иначе, чем с элементами других систем. Элементы, относящиеся именно к
данной системе, обладают особым характером отношений — связностью, что и обусловливает ее относительное обособление от внешней
среды. Все, что не относится к данной системе, рассматривается как
внешняя среда по отношению к исследуемой системе.
Изучая закономерности развития региона как системы городских и
сельских территорий, необходимо разработать методологию объективной оценки условий жизнедеятельности населения, определить подходы к измерению параметров и сравнению качества жизни городского
и сельского населения. При этом необходимо учитывать приоритеты
общегосударственной политики расселения населения по территории
страны.
1.4 
Социальная инфраструктура как фактор повышения качества жизни населения сельских территорий: терминология и статистико-экономическая классификация
Отрасли инфраструктуры, с экономической точки зрения, изучены
недостаточно. В советский период экономисты отдавали предпочтение
производству, в годы реформ — торговле и финансам. Однако сегодня,
по признанию большинства экономистов, именно плохое состояние ин46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фраструктуры становится одним из главных ограничителей экономического роста.
В традиционном понимании инфраструктура (лат. infra — ниже,
под и structura — строение, расположение) — это комплекс отраслей
и видов экономической деятельности, обслуживающих производство и
жизнедеятельность людей. На практике выделяют такие виды инфраструктуры, как производственная, информационная, социальная и др.
[22, 35, 131, 135, 148 и др.]. Развитие инфраструктуры имеет экономическое и социальное значение [118, 122]. Экономическое значение инфраструктуры проявляется в следующем:
1) крупномасштабные положительные внешние эффекты, т.е. такие
результаты деятельности ее предприятий, которые реализуются не в их
прибыли, а в снижении издержек и повышении прибыли предприятийпотребителей и в росте благосостояния населения;
2) специализация на производстве «публичных благ» (public goods),
т.е. таких продуктов и услуг, которые не могут раздельно оплачиваться
каждым потребителем (строительство дорог, газификация жилья, строительство электростанций и т.п.);
3) понижение предельных издержек с увеличением объема производства.
Экономическими признаками инфраструктуры является спецификация активов, высокие издержки входа на рынок и эффекты межотраслевой взаимодополняемости. Общим результатом действия всех проявлений экономической специфики инфраструктуры является существенное
расширение естественного монополизма и сужение поля конкуренции.
Социальное значение инфраструктуры определяют:
1) безусловный характер требований, предъявляемых ее отраслями
к распределению ресурсов, в пределах системы минимальных социальных гарантий государства гражданам;
2) необходимость дополнения этой системы средними нормативами
расходов на удовлетворение коллективных потребностей в жилищнокоммунальном и социально-культурном обслуживании.
С социальной спецификой инфраструктуры связана крупнейшая
теоретическая и практическая задача — установление системы норм,
отделяющих сферу социальной ответственности и экологической безопасности от пространства экономической свободы и конкуренции.
Как подчеркивает О.С. Пчелинцев, экономическая и социальная
специфика инфраструктуры требуют управлять ею как единым целым,
конкуренция между отраслями инфраструктуры невозможна технически и нецелесообразна экономически [122]. При этом ведущими субъ47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ектами, организующими деятельность инфраструктурных отраслей в
рамках общественного сектора экономики, должны оставаться региональные и муниципальные администрации.
В Федеральной целевой программе «Социальное развитие села до
2013 г.» важная роль отведена развитию инфраструктуры, связанной с
обеспечением социальных процессов. Таким образом, считаем возможным использовать термин «социальная инфраструктура».
В российских экономических публикациях термин «социальная инфраструктура» появился сравнительно недавно, что является одной из
причин отсутствия целостного статистического определения социальной инфраструктуры.
За рубежом, в частности, в США, на практике используют термин
«public works» — «общественные службы и сооружения», включающие автомобильные дороги, аэропорты, водный транспорт, водоснабжение и водоотведение, удаление твердых отходов и общественный
транспорт [122].
В западной научной экономической литературе инфраструктура
рассматривается как одна из наиболее значимых сфер, которая является
не только признаком развитой рыночной экономики, но и представляет собой общественный капитал страны, обеспечивающий устойчивое
развитие всех отраслей, включая социальную сферу [176].
В российском законодательстве в основном используется термин
«социальная сфера», хотя состав ее однозначно не определен, термин
«инфраструктура», как правило, используется применительно к жилищно-коммунальному хозяйству и финансовой сфере. Е.Е. Румянцева
приводит выдержки из разных российских законодательных документов, касающихся трактовки границ социальной сферы [130]. Так, в Федеральном конституционном законе от 17.12.1997 № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации», в социальную сферу включаются
объекты здравоохранения, физкультуры и спорта, санаторно-курортной
сферы, а также различные досуговые организации, организации по
поддержке семьи и брака. В Федеральном конституционном законе от
30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» разделяются объекты жизнеобеспечения, социальной сферы и жилого фонда. Сама автор
статьи предлагает использовать понятие «народно-хозяйственный инфраструктурный комплекс», включающий множество отраслей производственной и социальной инфраструктуры. Причем к производственной инфраструктуре относятся обслуживающие производство отрасли
(дороги, связь, складское хозяйство, водоснабжение и канализация,
транспорт, оптово-розничная торговля, топливо- и энергоснабжение,
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
научно-инновационный комплекс, финансово-кредитные и страховые
организации, система информационно-консультационного обслуживания, судебная система).
К социальной инфраструктуре Е.Е. Румянцева относит отрасли,
обеспечивающие условия жизнедеятельности социума. В их число входят жилищно-коммунальный и садово-озеленительный комплексы, все
ступени образования, спортивно-оздоровительный комплекс, санаторно-курортный и туристский комплексы, здравоохранение, культурнодосуговый комплекс, органы пенсионного обеспечения и социальной
защиты граждан, организации, обеспечивающие трудоустройство граждан, поддержку семьи и брака, общественные и религиозные организации [130].
Мы согласны с мнением Е.Е. Румянцевой относительно необходимости достижения согласия теоретических подходов и законодательной
трактовки понятий «социальная сфера» и «инфраструктурные отрасли». Однако считаем спорным предложенную классификацию производственной и социальной видов инфраструктуры. Мы не согласны с
тем, что дороги, водоснабжение, транспорт, система информационноконсультационного обслуживания, например, относятся к производственной инфраструктуре. Естественно, в России не строят дороги отдельно для производственных целей и для жизнеобеспечения населения. Или: можно ли отнести услуги информационно-консультационного
центра к производственной инфраструктуре, если в него обратился владелец личного подсобного хозяйства по поводу организации производства овощей для внутрисемейного потребления?
П.С. Мстиславский рассматривает вопросы управления развитием
социальной инфраструктуры с точки зрения воспроизводственного подхода, выделяя в рамках общественного воспроизводства инфраструктуру воспроизводства жизни людей и удовлетворения их многообразных
потребностей, которая, в свою очередь, является основой системы социальных параметров и обеспечивается комплексом взаимосвязанных
сфер [97].
Первооснову и ядро этой системы, по мнению П.С. Мстиславского,
образует население и его воспроизводство, т.е. демографические процессы, включающие рождаемость, смертность, формирование структуры населения, его динамику, расселение по городам и селам, образовательный уровень, уровень здоровья, долгожительство, миграцию.
Жизнь населения складывается в трех сферах с соответствующими
группами параметров:
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— трудовая сфера — занятость, безработица, рабочий день, оплата
труда, его безопасность;
— сфера распределения — уровень и структура доходов, их дифференциация, направления использования, налоговая система;
— бытовая сфера — личное потребление: питание, обеспеченность
жилищем и домашним имуществом, здравоохранение, образование,
культура, другие социальные услуги.
Эти сферы и характеризующие их параметры находятся под воздействием прогрессивного развития широкого круга общественных
процессов, которые необходимо учитывать как формирующих содержание, уровень и качество всех социальных параметров. Их дополняет
качество окружающей среды, которая включает природные условия и
международные отношения.
По нашему мнению, данное определение охватывает слишком широкий круг элементов, многие из которых не могут быть представлены
на сельских территориях.
Л.В. Бондаренко и И.Т. Шаяхметов дают следующее определение
социальной инфраструктуры (предварительно разграничивая понятия
«непроизводственная сфера», «сфера услуг», «сфера обслуживания населения»): «социальную инфраструктуру можно определить как территориально-отраслевой комплекс, обеспечивающий социально-пространственные условия воспроизводства рабочей силы, социализации
и социальной защиты населения, сохранение и развитие демографического, трудового и духовного потенциала общества». Из определения
ясно, что социальная инфраструктура прочно связана с определенной
территорией (населенным пунктом), а в сельской местности авторы
связывают развитие социальной инфраструктуры села с сельским хозяйством [22]. Авторы предлагают рассматривать в составе социальной
инфраструктуры села одиннадцать групп отраслей и видов деятельности по их функциональному назначению.
1. Жилищно-коммунальный комплекс.
2. Социально-культурный комплекс.
2.1 Учебно-воспитательный.
2.2 Лечебно-профилактический.
2.3 Лечебно-рекреационный.
2.4 Культурно-спортивный.
3. Комплекс структур рынка труда, социального обеспечения и социальной защиты населения.
4. Торгово-бытовой комплекс.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. Производственно-бытовой комплекс (объекты отдыха и бытового обслуживания, размещенные непосредственно на производственных
объектах).
6. Комплекс энергетического обеспечения и связи.
7. Дорожно-транспортный комплекс.
8. Финансово-правовой комплекс.
9. Комплекс по обслуживанию крестьянских подворий.
10. Административно-общественный комплекс.
11. Религиозно-культовый комплекс.
Особенностью сельской социальной инфраструктуры является то,
что ряд его объектов связан с удовлетворением специфических потребностей сельского населения в консультациях по ведению личного подсобного хозяйства [22].
Однако, на наш взгляд, такая классификация почти не проявляет
особенностей именно сельской социальной инфраструктуры (за исключением п. 9, назначение которого, по нашему мнению, скорее отвечает
назначению производственной сельскохозяйственной инфраструктуры,
чем социальной). Кроме того, содержание большинства пунктов требует дополнительного разъяснения. Например, что включает п. 10 «Административно-общественный комплекс» или «Комплекс энергетического обеспечения»? Считаем, что характеристика состава социальной
инфраструктуры должна быть максимально приближена к классификатору по видам экономической деятельности, что позволит изучить занятость, размер инвестиционных вложений и финансовых ресурсов в
этой сфере.
Таким образом, трактовка инфраструктуры как совокупности отраслей (видов экономической деятельности), обслуживающих основное
производство и население, является по сути общепризнанной, однако
имеет терминологические различия, обусловленные дискуссионностью
ее состава и классификаций. Отраслевые границы этого понятия как
предмета статистического изучения, как представляется, необходимо
соотносить с целями и задачами исследования, а также учитывать особенности объекта исследования и полноту информационной базы.
В данном исследовании под социальной инфраструктурой сельских
территорий мы понимаем совокупность видов экономической деятельности, обеспечивающих личные потребности сельского населения
(здравоохранение и предоставление социальных услуг, образование,
предоставление коммунальных и персональных услуг, транспорт, связь
и т.п.), функционирующие с целью создания условий для повышения
уровня и качества жизни населения. Отраслевой состав социальной ин51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фраструктуры на территории сельского муниципального образования
может быть представлен несколькими десятками видами экономической деятельности (Приложение А).
Социальная инфраструктура региона и муниципальных образований
в составе региона является частью региональной экономики. Потреб­
ление населением материальных и нематериальных услуг, предоставляемых учреждениями и организациями социальной инфраструктуры,
должно обеспечивать воспроизводство рабочей силы и гармоничное
развитие человека. Социальная инфраструктура не просто сфера обслуживания населения, призванная удовлетворять ряд потребностей, но
и своеобразный механизм, формирующий определенный образ жизни,
тип потребления, а также работающий на формирование перспективных социальных форм жизнедеятельности социума региона и муниципалитета. Следовательно, чем выше уровень развития и эффективность
функционирования социальной инфраструктуры, тем выше уровень и
качество жизни населения данной территории.
Устранение значительных территориальных различий в уровне развития инфраструктуры, в том числе социальной, является в настоящее
время весьма актуальной проблемой для нашей страны, требующей
принятия государственных политических решений на региональном и
муниципальном уровнях, что обусловливает необходимость статистического исследования названной проблемы.
В государственной статистике разрабатываются сведения о развитии инфраструктуры в сельской местности по более чем 10 показателям (табл. Б.1 Приложения Б). В России в целом уровни большинства
показателей сельской инфраструктуры в последние годы увеличились,
однако не по всем показателям удалось превысить достижения 1995 г.
Так, в 2009 г. было введено в действие 1355,6 км водопроводных сетей,
что больше, чем в 2005 г. на 376,8 км, но по сравнению с 1995 г. ввод
в действие сократился на 252 км. В 2009 г. по сравнению с 1995 г. сократился ввод линий электропередачи для электрификации сельского
хозяйства, автомобильных дорог с твердым покрытием. Это, очевидно,
связано, с сокращением производственной деятельности крупных сельскохозяйственных организаций. Сократился удельный вес сельских населенных пунктов, не имеющих связи по дорогам с твердым покрытием
с сетью путей сообщения общего пользования, в общем числе сельских
населенных пунктов. Однако доля таких населенных пунктов пока еще
остается значительной — 28,5 %. Вместе с тем увеличиваются показатели телефонизации сельской местности, развития почтовой связи.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В число публикуемых государственной статистикой показателей
развития инфраструктуры села [129, с. 208] не входят показатели развития системы здравоохранения, образования, бытового и финансового
обслуживания населения.
Для сельской местности развитие социальной инфраструктуры —
это важный фактор привлечения в село молодежи, без которой трудно
ожидать развития сельских территорий. Исследования по стране показали, что только 17 % выпускников сельских школ намерены связать
свою судьбу с работой и жизнью на селе. После завершения обучения
в село намерены поехать только 10% выпускников аграрных вузов;
26 % — лишь при условии предоставления им комфортабельного жилья [160]. Жилищная проблема является исключительно важной для
закреп­ления молодежи на селе.
Жилищный фонд России составил на конец 2009 г. 3177 млн кв. м, в
том числе сельский жилфонд — 884 млн кв. м. За период 1995–2009 гг.
он увеличился на 20,1% (как в целом по стране, так и в сельской местности). Доля ветхого и аварийного жилья в России в среднем составляет
3,1 % [129].
В нашей стране статистическое наблюдение за благоустройством
городского жилищного фонда ведется с 1980 г., сельского — с 1993 г.
Характеристика благоустройства дается по таким коммунальным удобствам, как водопровод, канализация, отопление и др. (табл. 1.3).
Данные таблицы 1.3 говорят о том, что городские показатели благоустройства жилфонда выше, чем сельского. Исключением является благоустройство газом. Это объясняется тем, что высотные городские дома
не газифицируют в целях безопасности и в квартирах устанавливают
бытовые электроплиты. Газификация сельского жилья очень важна, так
как это не только отопление, но и горячая вода в доме, возможность
пользоваться ванной (душем) круглый год.
Важным направлением развития социальной инфраструктуры на
селе является расширение сети финансовых учреждений. На начало
2010 г. в Российской Федерации действовало 1158 кредитных организаций и 3184 филиалов кредитных организаций, в том числе в Приволжском федеральном округе — 131 кредитная организация и 774 филиала.
В Оренбургской области на 1 января 2010 г. зарегистрировано 9 кредитных организаций и 43 филиала кредитных организаций.
Финансовые аналитики считают, что совокупный спрос на небольшие займы (от 30 до 100 тыс. руб.) в России составляет в настоящее
время около 200 млрд руб. В первую очередь заинтересованы в мини- и
микро-кредитах сельские жители, однако не каждый сельский житель
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 1.3 — Показатели благоустройства жилищного фонда в РФ
Удельный вес общей площади, обоpудованной
газом
гоpячим
водоот- отопле- ваннами
(сетеводоведенивым,
нием
(душем) сжижен- снабжеем
нием
ным)
Весь жилищный фонд
напольными
электpоплитами
Год
водопpоводом
1995
71
66
68
61
69
55
15
2000
73
69
73
64
70
59
16
2005
76
71
80
65
70
63
17
2008
77
77
73
73
82
83
66
66
69
69
64
65
18
19
2009
Городской жилищный фонд
1995
84
82
85
77
67
72
20
2000
86
84
87
79
69
75
21
2005
88
86
91
81
68
79
23
2008
89
87
91
81
67
80
24
2009
89
87
92
81
67
Сельский жилищный фонд
80
24
1995
35
24
23
20
73
12
2
2000
39
30
37
24
74
17
3
2005
43
34
52
26
75
22
3
2008
46
37
57
27
74
24
3
2009
47
38
59
28
74
25
3
сможет поехать за 100 километров для получения такого кредита1. Такая ситуация сложилась во многом из-за слабого развития банковской
инфраструктуры. Более 60 млн человек (около 45 процентов населения РФ) не имеют доступа к банковским услугам, тогда как в США это
12 процентов, а в странах Евросоюза — 18 процентов населения. Почти половина россиян не могут привлекать кредиты, увеличивать нако1 АКДИ Экономика и жизнь.URL: http://akdi.ru/sf/PO08/10_13.htm (Дата обращения 04.01.1010).
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пления, проводить расчеты, а значит, испытывают трудности с приобретением недвижимости, организацией отдыха или открытием своего
дела. И лишены этих возможностей как раз те малообеспеченные слои
населения и представители малого предпринимательства, которым они
больше всего необходимы, — люди, живущие вне крупных городов.
Понятно, что открытие новых банковских офисов — дело высокозатратное, а потенциальные доходы не всегда могут компенсировать эти
затраты. Поэтому необходимо развивать небанковскую микрофинансовую инфраструктуру, специально ориентированную на обслуживание
малого бизнеса, микробизнеса и малообеспеченного населения, особенно в небольших городах и сельской местности. Речь идет о кредитных кооперативах, фондах поддержки предпринимательства.
Кроме того, необходимо разрабатывать и внедрять на практике технологии дистанционного (внеофисного) финансового и банковского обслуживания. Эти технологии позволяют с помощью мобильного телефона, интернет-связи, банкоматов и иных автоматизированных точек
обслуживания клиентов управлять своим банковским счетом, переводить деньги с одного счета на другой, оплачивать коммунальные и многие другие услуги без открытия счета, не отстаивая длинных очередей
в банке или на почте. Но для широкого применения этих инструментов
нужно создать системы нормативного регулирования осуществляемых
операций и надзора за ними, чтобы обеспечить их надежность и защитить интересы пользователей этих услуг.
Перспективным направлением, на наш взгляд, является взаимодействие банков с подразделениями почты России, располагающими
широкой территориальной сетью, с сохранением контроля банков за
деятельностью агентов. Так, ФГУП «Почта России» имеет 42 тыс. офисов обслуживания клиентов по всей стране. В Оренбургской области
функционируют 897 стационарных отделений связи, из которых 772 находятся в сельской местности.
Развитие социальной инфраструктуры зависит от размера выделяемых на нее финансовых ресурсов. В 2009 г. величина инвестиций в
основной капитал из всех источников в России составила 7930,3 млрд
руб., из них 3651 млрд руб. направлено в социальную инфраструктуру,
точнее на виды экономической деятельности, перечисленные в таблице
1.4. Причем эта сумма больше, чем в 2005 г. в 2,4 раза (в фактически
действовавших ценах).
Социальная инфраструктура села тесно связана с другими сферами, такими, как производственная, институциональная, рыночная и др.
Отсюда следует, что все они взаимодействуют в рамках определенных
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
территориальных границ. Как показывает практика, деятельность учреждений сельской социальной инфраструктуры, даже при достаточном финансировании, не всегда пользуется спросом. Одна из причин
невостребованности среди сельского населения тех или иных услуг
социальной инфраструктуры в том, что эти услуги ориентированы на
среднестатистического потребителя и не учитывают особенности конкретного сельского населенного пункта. Другая причина связана с несбалансированностью развития разных видов деятельности социальной
инфраструктуры.
Таблица 1.4 — Удельные веса инвестиций в основной капитал по видам
экономической деятельности социальной инфраструктуры РФ, процентов
Вид экономической деятельности
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды
Оптовая и розничная торговля; ремонт
автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов
личного пользования
Гостиницы и рестораны
Транспорт и связь
Образование
Здравоохранение и предоставление
социальных услуг
Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных
услуг
Итого по 7 видам деятельности
2009 г.
1995 г. 2000 г. 2005 г. 2009 г. к 1995
г., п.п.
7,6
6
6,8
8,5
0,9
2,0
0,8
12,6
1,8
2,7
0,8
21,2
1,3
3,6
0,4
24,5
1,9
3,3
0,5
26,8
1,8
1,3
–0,3
14,2
0,0
2,5
2,6
2,6
2,3
–0,2
4,3
31,6
3,9
38,5
2,5
42,3
2,8
46,0
–1,5
14,4
Источник: [129]
В последние годы в России значительные средства федерального и региональных бюджетов направляются на развитие инфраструктуры городов (например, олимпиада в Сочи, проведение юбилейных
мероприятий городов и др.). При этом сельское бездорожье, недоступность бытовых услуг для сельского населения, отсутствие первичной
медицинской помощи, чистой водопроводной воды и др. проблемы не
позволяют рассматривать социальную инфраструктуру сельских территорий как комплекс отраслей и видов экономической деятельности,
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деятельность которого направлена на удовлетворение разнообразных
потребностей сельских жителей, повышение качества жизни.
Таким образом, чтобы обеспечить повышение качества жизни
населения сельских территорий на основе развития социальной инфраструктуры необходимо применение последовательных системных мер
по обеспечению приоритета сельского развития.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ
ПОНЯТИЙНОГО И МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО
АППАРАТА ГОСУДАРСТВЕННОГО
И РЕГИОНАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ
СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ
2.1  Концепции управления качеством жизни населения
Наука управления и созданная в ее рамках теория управления сформировались как отдельное научное направление относительно недавно, к середине ХХ столетия, на фоне бурного развития кибернетики,
математической теории управления, исследования операций. Однако
управление как практическая деятельность, разумеется, существовало
и в глубокой древности. Так, в Древнем Египте применялись принципы
планирования, организации и контроля, децентрализации власти в процессе управления государством, древние греки использовали научные
методы, учитывали рабочие ритмы в процессе труда. Древнегреческие
мыслители Аристотель, Платон изучали отдельные аспекты управления
применительно к социально-политическим системам, прежде всего к
государству. Но только с началом промышленной революции в XVIII–
XIX вв., когда действительно встал вопрос о плановой научной организации труда и администрации, началось бурное развитие научного
управления.
Существует много определений понятия «управление». Так, в философском энциклопедическом словаре дано такое определение: «управление — функция организованных систем (биологических, технических, социальных), обеспечивающая сохранение их структуры, поддержание режима деятельности, реализацию ее программы, цели» [163].
Управлением, по сути, является любая деятельность, направленная на изменение параметров (характеристик) какого-либо объекта.
В социально-экономических системах теория управления посвящена
приемам и методам анализа, прогноза и возможностям регулирования
деятельности различных общностей людей (мирового сообщества, региональных объединений, наций, общественно-хозяйственных групп).
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С тех пор как управление стало рассматриваться в качестве особого вида деятельности, представления о нем постоянно менялись. Среди
исторически известных концепций управления к самым ранним научно
обоснованным концепциям относятся разработки американского инженера Фредерика Уинслоу Тейлора, основоположника менеджмента и научной организации труда. Базовыми положениями концепции Ф.У. Тейлора являлись следующие [152].
1. Разработка оптимальных методов трудовой деятельности на
основе изучения затрат времени, траектории движений, затраченных
усилий и т.д.
2.Безоговорочное выполнение набора стандартных трудовых операций.
3.Оптимальный подбор, обучение и расстановка работников.
4.Оплата труда по полученным результатам.
5.Организация тотального контроля над работниками с помощью
специально обученных специалистов-менеджеров.
6.Создание и поддержание благоприятного микроклимата на производстве.
Перечисленные базовые принципы применялись в сочетании с
принципом соответствия индивидуальных способностей рабочих требованиям вполне определенного, конкретного рабочего места на производстве. Это, по сути, означает необходимость учета «человеческого
фактора» в процессе управления производством. Реализация концепции
Ф.У. Тейлора позволила ему значительно поднять производительность
труда на руководимых им предприятиях. Впервые американским инженером-практиком был применен статистический подход для определения оптимальных затрат времени на ту или иную конкретную операцию. У Тейлора было много последователей как в странах Запада, так
и в нашей стране, развивших его концепцию. В частности, Г. Эмерсон,
К. Адамецки, Л. Ален, Э. Брег, С. Томпсон, А. Файоль, Б.А. Бинкин,
Б.В. Губин, А.Ф. Сильченков и др.
Так, например, польский инженер Кароль Адамецки, анализируя
работы Ф. Тейлора, пришел к выводу, что предложения американского
инженера по рационализации производства опираются не просто на организационно-экономические законы, среди которых первейший — закон разделения труда, но что сами эти законы имеют всеобщий характер
и проявляют свое действие даже в природе [5].
В 1916 г., всего через несколько лет после публикации Тейлором
своей теории научной организации труда, французский горный инженер, теоретик и практик менеджмента Анри Файоль опубликовал рабо59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ту «Общее и промышленное управление». В своей книге Файоль обобщал наработанные им схемы управления, создавая логически стройную
систематическую теорию менеджмента. Им предложены критерии загруженности руководителя — диапазон контроля и применен принцип
делегирования полномочий, который впоследствии стал широко применяться на практике. Файоль выделил пять функций менеджмента, представляющих собой самостоятельные направления, но в то же время связанных с другими направлениями процесса управления: планирование,
организация, мотивация, контроль, координация.
Основоположником американской индустриальной социологии
и доктрины «человеческих отношений» в теории управления был
Джордж Элтон Мэйо, известный исследователь проблем организационного поведения и управления в производственных организациях.
Он основал движение «за развитие человеческих отношений». Изучая
влияние различных факторов (условия и организация труда, заработная
плата, межличностные отношения, стиль руководства и др.) на повышение производительности труда на промышленном предприятии, Мэйо
доказал особую роль человеческого и группового фактора. Открытый
коллективом ученых, в составе которого был и Мэйо, в ходе Хоторнских
исследований «хоторнский» эффект заключался в том, что социальнопсихологические факторы оказывают на производительность труда более сильное влияние, чем физические, при условии, что сама организация работ уже достаточно эффективна.
Еще одним направлением, определившим развитие теории управления на многие годы, стал бихевиоризм (наука о поведении человека и
животных). Представители бихевиоризма считали, что предметом психологии является не сознание, а поведение. Исходя из этой точки зрения,
управленческая деятельность является определяющей, при этом объект
управления должен быть оценен по соответствующим параметрам на
входе и выходе из трудового процесса. Приверженцами бихевиористких концепций были М. Вебер, Д.М. Мак-Грегор, А. Маслоу, В.Д. Скотт
и др.
Особо выделим заслуги немецкого социолога, историка, экономиста Макса Вебера, разработавшего теорию бюрократии при построении
системы управления. Эта теория положила начало целому разделу социологической науки — социологии организаций. Один из видов бюрократии — рациональная бюрократия — характеризуется Вебером в
ходе анализа легального господства. Отличительной чертой этого типа
господства служит наличие системы формальных правил, регулирующих деятельность управленческого персонала. По мнению Вебера, че60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ловек подчиняется не лицу, обладающему властью, а системе формальных правил. Легальное господство обладает рядом отличительных черт,
среди которых Вебер особо выделяет следующие [87]:
а) должностные обязанности исполняются на постоянной основе и
регулируются правилами;
б) эти обязанности разделены между функционально различными
сферами, в каждой из которых существуют необходимые властные полномочия и санкции;
в) должности образуют иерархию, в которой определены возможности контроля за исполнением приказаний и их обжалования;
г) правила, регулирующие деятельность организации, подразделяются на чисто технические инструкции и правовые нормы, но для исполнения тех и других необходим специально подготовленный персонал;
д) ресурсы организации отделены от имущества ее членов как частных лиц;
е) должностное лицо не может присвоить свою должность;
ж) управление основывается на письменных документах, что делает
канцелярию центром современной организации;
з) легальное господство может принимать различные формы, но
при наиболее чистом типе такого господства используется бюрократический управленческий персонал.
В своих трудах «История хозяйства», «Протестантская этика и дух
капитализма» им анализировались духовные и этические основы предпринимательства и государственного управления.
Необходимо отметить, что среди представителей бихевиористкого
подхода к управлению имелись различия взглядов. Например, американский ученый-политолог Фоллет Мэри Паркер поддерживала идею
создания смежных групп, которые она рассматривала как основную
единицу самоуправления и наиболее эффективный способ достижения
справедливого гражданского общества, отличающегося более высокой
производительностью труда. По ее мнению, коллективное управление
и самоуправление групп позволило бы добиться наиболее желательных
и эффективных результатов как в государственной и общественной деятельности, так и в бизнесе. Значительное внимание М.П. Фоллет уделяла анализу лежащих в основе любых взаимоотношений фундаментальных понятий конфликта, власти, полномочий, руководства. В процессе исследования деятельности бизнес-предприятий она применяла
достижения как естественных, так и социальных наук, указывая на необходимость обеспечения единства действий в условиях многообразия
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интересов и стимулирования развития человеческих отношений в процессе труда [137].
Большой вклад в развитие социально-психологического аспекта
руководства организацией в рамках бихевиоризма внес американский
психолог Абрахам Маслоу. А. Маслоу признавал, что люди имеют множество различных потребностей, но также полагал, что эти потребности можно разделить на следующие основные категории [30].
1. Физиологические.
2. Безопасность.
3. Любовь/Принадлежность к чему-либо.
4. Уважение.
5. Познание.
6. Эстетические.
7. Самоактуализация.
Причем последние три уровня («познание», «эстетические» и «самоактуализация») в общем случае называют «потребностью в самовыражении» (потребность в личностном росте).
А. Маслоу активно разрабатывал проблематику самоактуализации
(самоактуализация — стремление человека к возможно более полному
выявлению и развитию своих личностных возможностей). Он считал,
что самоактуализация является наивысшей потребностью человека, в
соответствии с «пирамидой потребностей». По мере удовлетворения
низлежащих потребностей, все более актуальными становятся потребности более высокого уровня, но это вовсе не означает, что место
предыдущей потребности занимает новая, только когда прежняя удовлетворена полностью. Эта закономерность, выявленная А. Маслоу, как
одна из наиболее устойчивых, используется в процессе формирования
мотивации работников.
Значительный вклад в теорию управления внес американский социальный психолог Дуглас Мак-Грегор, предложивший теорию X и теорию Y (Theory X and Theory Y), которые старались подвести под факторы мотивации рациональную и приемлемую основу.
Теория X гласит: средний человек не любит трудиться и по возможности избегает работы. Следовательно, менеджмент вынужден прибегать к жестким (тотальный контроль и система наказаний) и мягким
(убеждение и поощрение) формам принуждения. Но оба эти метода
ошибочны, потому что упускают из вида причину нежелания трудиться:
дело в том, что человеку мало достойного вознаграждения за труд, ему
необходима возможность самореализации, а любая форма принуждения
этому препятствует.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Теория Y гласит, что для человека расходовать моральные и физические силы на работу так же естественно, как отдыхать или играть. Это
означает, что человека можно стимулировать на труд, если дать ему возможность полностью раскрыться, брать на себя ответственность, ощущать свою значимость для организации. К сожалению, отмечал МакГрегор, в условиях современного индустриального общества интеллектуальный потенциал человека используется не полностью.
Впоследствии с углублением знаний об управлении все большее
значение стала приобретать целостная, многоаспектная концепция руководства. В основе данной концепции лежит не совокупность выделенных мер сложности управления как такового, а меры способов оптимального их разрешения. Объединяло разные направления так называемых «многомерных концепций управления» признание за руководящей
деятельностью системного характера и эффекта эмерджентности1.
Представителями данного направления являются Т. Питерс, Р. Уотер­
мен, Р. Паскаль, Э. Атос, У. Оучи и др. Большинство исследователей и
менеджеров сосредоточили свое внимание на функциях и процессе, что
затрудняло построение долгосрочных планов развития организаций.
Иной подход предложил американский экономист австрийского происхождения П. Друкер, который, изменив логику управления, утверждал, что руководство должно начинаться с определения целей и лишь
затем должно переходить к формированию функций, системы воздействия и процесса [42]. Идеи П. Друкера послужили базой для создания
программно-целевых методов управления, широко применяющихся на
практике с 1970-х гг. по настоящее время.
Процесс управления можно разделить на несколько этапов.
1. Сбор и обработка информации.
2.Анализ, систематизация, синтез.
3. Постановка на этой основе целей (при иерархическом управлении цель функционирования системы задается ее надсистемой).
4.Выбор метода управления, прогноз.
5. Внедрение выбранного метода управления.
6.Оценка эффективности выбранного метода управления (обратная
связь).
1 Эмерджентность (от англ. emergence — возникновение, появление нового) в теории систем — наличие у какой-либо системы особых свойств, не присущих ее подсистемам и блокам, а также сумме элементов, не связанных особыми системообразующими связями; несводимость свойств системы к сумме свойств ее компонентов;
синоним — «системный эффект» [163].
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Конечной целью теории управления является универсализация, а
значит согласованность, оптимизация и наибольшая эффективность
функционирования систем. Методы управления, рассматриваемые теорией управления техническими системами и другими объектами, базируются на трех фундаментальных принципах: принцип разомкнутого
управления, принцип компенсации, принцип обратной связи.
Имеются следующие наиболее общие подходы к теории управления
[153]:
• процессный подход основывается на идее существования некоторых универсальных функций управления;
• системный (целостный) подход сложился на базе общей теории
систем: система — это некая целостность, состоящая из взаимозависимых подсистем, каждая из которых вносит свой вклад в функционирование целого;
• ситуационный подход рассматривает любую организацию как
открытую систему, постоянно взаимодействующую с внешней средой,
следовательно, и главные причины того, что происходит внутри организации, следует искать вне ее, то есть в той ситуации, в которой она
реально функционирует;
• универсальный подход сложился на базе научной школы универсологии, теории универсального управления, теории переходных процессов, теории относительности сознания и рассматривает любую сис­
тему в совокупности ее вертикальных и горизонтальных связей;
• субстратный подход, основанный на структурной оптимизации
стратегии и принимаемых решений посредством выявления субстратов
(ключевых моментов эффективности) в значимых классах информационного контекста управленческой ситуации. Процесс построения такой
структурно-субстратно-оптимальной стратегии называют структурной
оптимизацией.
В настоящее время системный подход является одним из прогрессивных в государственном управлении. При этом национальная экономика рассматривается как целостная система, в которой «управляющая
подсистема» выполняет функцию организатора связей элементов, входящих в систему. При таком подходе ключевым институтом, обеспечивающим целостность экономики постиндустриального типа, является денежная единица. Примерами системного подхода к экономике
являются работы К. Маркса, Дж. Гелбрейта, концепции социальноэкономических парадигм (Г. Менш, К. Фридмен, Ш. Перес, Дж. Дози),
концепция технологических укладов С. Глазьева. Но в практике управления достаточно трудно реализовать системный подход в полной мере.
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Целостность, весьма понятная на уровне абстрактного анализа, фрагментируется, превращаясь в феномен высокой сложности по мере перехода от философии к задачам управления [159].
Государственному регулированию социальных вопросов, включая
управление качеством жизни населения, отводится важная роль во всех
развитых странах мира. Обобщение мировой практики позволяет выделить три компонента государственной социальной политики [173]:
1) нормативно-договорное регулирование заработной платы работников и доходов самозанятого населения, на которые приходится до
50 % ВВП (в России эти расходы составляют не более 25 % ВВП);
2) развитые институты обязательного и добровольного социального страхования, которые позволяют минимизировать и компенсировать
основные виды социальных рисков — болезни, старость, инвалидность,
потеря работы, на которые приходится порядка 15–25 % ВВП (в России — не более 7 % ВВП);
3) предоставление государством общественных (публичных) благ,
связанных с социальным обеспечением, образованием, наукой, здравоохранением, жилищно-коммунальными услугами, с поддержкой прогрессивных форм развития экономики с помощью государственного
бюджета, на что выделяется около 18–25 % ВВП (в России эти расходы
составляют не более 10 % ВВП).
По общему мнению, указанная парадигма социального содержания
экономического развития передовых стран позволяет им обеспечить высокий уровень и качество жизни населения и социально-экономическую
конвергенцию интеграционных альянсов.
Надо отметить, что существенной особенностью политико-адми­
нистративного устройства России, оказывающей влияние на направления
социальной политики, является ее значительная территория, представляющая собой, по выражению А.Г. Гранберга, не «монообъект», а «многорегиональный организм», функционирующий на основе вертикальных
(центр — регионы) и горизонтальных (межрегиональных) взаимодействий и входящий в систему мирохозяйственных связей [32].
В последние годы активно обсуждается вопрос об укрупнении российских регионов, в основе которого лежит желание федеральной власти объединить все дотационные регионы с самодостаточными1. Предыдущая волна укрупнений прошла в 2003–2007 гг., после того, как
был принят федеральный конституционный закон о порядке принятия
в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъек1 Большой или сильный // Ведомости. 12.02.2010 г.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
та. Пять объединительных референдумов привели к тому, что число субъектов Федерации снизилось с 89 до 83. Исчезли как субъекты
Федерации Коми-Пермяцкий, Таймырский, Эвенкийский, Корякский,
Усть-Ордынский Бурятский и Агинский Бурятский автономные округа.
Желание властей «упорядочить» региональную структуру понятно. Но
если взглянуть на результаты этого укрупнения, то окажется, что территориальное устройство страны стало не проще, а сложнее.
Список разновидностей субъектов Федерации расширился. Теперь
в России есть не только республики, области, края, автономные округа, автономные области, города федерального значения, но и субъекты,
имеющие внутри себя административно-территориальные единицы с
особым статусом. Бывшие субъекты РФ превратились в территории (в
тех же границах), статус которых и система управления зависят от договоренностей с властями «старшего» субъекта. Эти административнотерриториальные единицы не упоминаются в Конституции.
Процессы укрупнения регионов в нашей стране сопровождаются
научными дискуссиями, противоречивыми оценками эффективности
политики объединения субъектов Федерации. Так, один из аргументов
в пользу укрупнения регионов — уменьшение числа дотационных, экономически неразвитых территорий: на десять крупнейших регионов
страны приходится более 57 % суммарного ВРП, остальные 73 региона
«экономической погоды» не делают. По оценкам А.В. Белова, в большинстве субъектов Российской Федерации в период 2000–2005 гг. наблюдалась положительная связь централизации бюджетных расходов
и динамики ВРП [16]. Тем не менее, очевидно, не всякое увеличение
федеральных ассигнований стимулирует экономический рост, в частности потому, что позитивное влияние на скорость территориального
развития оказывают не централизованные, а региональные бюджетные
инвестиции. Это отчасти доказывают наши исследования, связанные с
оценкой конвергенции в развитии социальной инфраструктуры регионов Приволжского федерального округа: наличие внутренней конвергенции не зависит ни от размера региона, ни от его административного
деления, ни от принадлежности его к группе реципиентов или доноров
[135, 136].
Противники решений в отношении укрупнения регионов обращают
внимание на то, что в последние годы возросло значение образной риторики в формулировании целей и мер региональной политики, а также
на снижение качества последней вследствие ее недостаточной научной
обоснованности. Л.В. Мельникова связывает это явление с тенденцией чрезмерного сосредоточения властных и финансовых инструментов
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
региональной политики в федеральном центре [91]. Кроме того, укрупнение регионов, скорее всего, приведет лишь к видимости сокращения
неравномерности территориального развития. Улучшение будет лишь
статистическое — на бумаге количество бедных регионов действительно станет меньше. Но укрупнение будет только камуфлировать неравенство. По нашему мнению, укрупнение регионов будет целесообразным
в условиях регулирования цен на внутренние ресурсы, что снизило бы
издержки производителей-резидентов и обеспечило осуществление
воспроизводственных циклов.
Однако, очевидно, без централизованного перераспределения бюджетных финансовых ресурсов в федеративном государстве все же невозможно обойтись. Но при этом необходимо четкое научное обоснование субсидирования, системный подход, соблюдение интересов государства, контроль со стороны государства и общественных институтов.
Важно также учитывать квалификацию местных чиновников (опыт,
умение использовать федеральные средства).
В настоящее время, по мнению многих экономистов, в России не
в полной мере сформирован комплекс инструментов, обеспечивающих жесткую мотивацию органов государственной власти субъектов
РФ, органов местного самоуправления к наращиванию собственного
социально-экономического потенциала. Государственное управление
региональных процессов со стороны федерального центра осуществляется без должной координации, в отсутствие четких приоритетов региональной экономики [155]. По нашему мнению, на региональном уровне одной из проблем управления является отсутствие четкой системы
управления региональным воспроизводственным процессом, особенно
в фазах распределения и обмена, где как раз и оцениваются параметры
качества жизни населения
Среди значимых проблем эффективного управления на региональном и муниципальном уровнях — фактический распад школы планирования на районном уровне [67]. Отсюда отсутствие единых проработанных методик стратегического планирования развития территории,
критериев оценки качества стратегии. Следует отметить невозможность
механического проецирования требований, предъявляемых к стратегиям субъектов РФ, на муниципальные образования. Другими «методологическими ловушками» в системе управления территорией являются
нарушение принципов системности и реалистичности, категориальная
неточность терминов, используемых в стратегических документах.
Большую роль в управлении развитием территории играет информационно-аналитическое обеспечение стратегического планирования,
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
точнее, система мониторинга информации для регионального и муниципального управления. При этом для повышения эффективности мониторинга должны быть пересмотрены региональные формы статистического наблюдения и разработана система ответственности за своевременную подачу информации.
Сельские территории можно трактовать как часть территориальной
системы (подсистемы региона), обладающую целью развития, достижение которой осуществляется на основе определенных механизмов.
Качество жизни населения сельской территории — это параметры подсистемы, которые в результате управленческого воздействия изменяются. Управление качеством жизни населения сельских территорий может
трактоваться как воздействие на управляемую подсистему с целью обеспечения требуемого уровня ее состояния и развития.
Таким образом, управление качеством жизни населения сельских
территорий основано в первую очередь на эффективном использовании
собственных ресурсов путем мобилизации внутренних потенциалов,
саморазвитии, государственно-частном партнерстве. Статистической
составляющей процесса управления должна стать развитая система мониторинга, методологической основой которого являются положения
региональной и муниципальной статистики.
2.2  Управление качеством жизни сельского населения на основе устойчивого развития сельских территорий
Современный исторический этап, как и рубеж XIX–XX вв., характеризуется большим количеством событий, приводящих к изменениям в
мировой экономической системе. Такие проявления глобализации, как
активная трудовая миграция, движение капитала, товаров, технологий
через национальные границы, заставляют экономистов создавать новые
теории экономического роста, а следовательно, и новые измерители качества жизни и развития человека.
Развитие вообще является одним из видов движения, одной из категорий материи, представляющей собой всякое изменение. В философском понимании развитие — необратимое, направленное, закономерное изменение материальных и идеальных объектов. Только одновременное наличие всех указанных свойств выделяет процессы развития
среди других изменений. Основные признаки развития следующие [59]:
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) необратимость изменения в отличие обратимости, которая рассматривается как процесс функционирования (а не развития) системы;
а также особенность проявления таких ее свойств, как устойчивость,
адаптация. Т.е. циклическое воспроизведение функции системы и ее
равновесного состояния;
2)направленность изменений по единой внутренней линии (закономерности), которая способствует их накоплению, а отсутствие закономерности характерно для случайных процессов катастрофического
типа.
Мировой процесс развития — это непрерывное усложнение организации, происходящее в результате взаимодействия объективной необходимости со столь же объективной стохастичностью Вселенной. Единый
процесс развития охватывает живую и неживую природу, общество.
Общественное развитие есть результат диалектического взаимодействия многообразных процессов, в которых решающая роль принадлежит целенаправленной деятельности человека.
Понятие развития сближается с понятием прогресса. Прогресс
можно определить как фазу развития, при которой повышается устойчивость данного объекта по отношению к данной среде. Таким образом,
устойчивость является одним из определяющих признаков развития.
Понятие «устойчивое развитие» (sustainable development) было
введено в мировую науку и практику в 1987 г. в докладе «Наше будущее» Всемирной комиссии по охране и развитию окружающей среды
как развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени,
но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять
свои собственные потребности [183]. Устойчивое развитие включает
две группы понятий:
— потребность и возможность, необходимые для существования, т.е.
для сохранения и развития;
— ограничения, обусловленные состоянием технологий и организацией общества, накладываемые на возможности удовлетворять потребности.
Сохранению подлежит рост возможности удовлетворять потребности как сегодня, так и в будущем. Изменению подлежат эксплуатация
ресурсов, технологическое совершенствование, направления инвестиций, качество управления (рис. 2.1).
В настоящее время под «устойчивым развитием» понимают управляемое сбалансированное развитие общества, обеспечивающее непрерывный прогресс цивилизации [156].
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Принципы устойчивого развития
Сохранение
роста возможностей удовлетворять потребности
Изменения:
- уменьшение эксплуатации ресурсов
- повышение КПД технологий
- повышение качества управления
Рисунок 2.1 — Принципы устойчивого развития
В мировой практике известны примеры стран, обеспечивших во
второй половине ХХ в. устойчивый рост в 7 % и более в год (Ботсвана,
Бразилия, Китай, Таиланд, Япония и др.). Основными факторами высокого устойчивого роста являются [40]:
1) знания (открытость, импорт знаний, эксплуатация глобального
спроса);
2) макроэкономическая стабильность (умеренная инфляция, устойчивые государственные финансы);
3) ориентация на будущее (высокий уровень инвестиций, высокий
уровень накоплений);
4) размещение ресурсов на рыночной основе (управление ресурсами путем ценовой политики, мобильность ресурсов);
5) государственное руководство и управление (приверженность государства стратегии роста и инклюзивного развития, компетентное правительство).
Однако несмотря на все усилия мирового сообщества, реализовать
на практике принципы устойчивого развития во всех странах пока не
удается. Проблема обеспечения бескризисного развития не затухает, а,
наоборот, обостряется: неудовлетворенность основных потребностей
70 % населения мира, бедность, низкий КПД технологий, несогласованность управленческих решений с законами природы, терроризм. Следовательно, на сегодняшний день невозможно говорить о достижении
желаемого качества жизни для всех людей. В связи с этим необходимо
постоянно совершенствовать механизмы управления развитием с целью обеспечения высокого качества жизни.
Россия поддерживает все международные инициативы в области
устойчивого развития, провозглашая такие базовые цели общества, как
[101]:
— обеспечение достойной жизни и свободного развития человека;
— создание гармоничных социальных отношений;
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— поддержание устойчивой динамики развития;
— обеспечение национальной безопасности.
При этом новая стратегия развития означает постепенное соединение в единую самоорганизующую систему экономической, экологической и социальной сфер деятельности.
В последние годы в России одной из наиболее актуальных тем является тема устойчивого развития сельских территорий. На долю сельских поселений приходится 81,7 % всех муниципальных образований
в России. Сельские муниципальные образования занимают две трети
площади страны, на которой проживает 26,3 % от общей численности
населения.
Исследователи устойчивого развития сельских территорий поразному трактуют предмет изучения. Так, А.П. Огарков под развитием
села понимает совершенствование современного состояния сельских
поселений и территорий, целью которого должно быть их комплексное социальное обустройство для создания достойных условий быта
и труда сельского населения. При этом результатом мероприятий по
развитию села должна стать «социальная справедливость» как мера равенства в жизненном положении населения сельских и городских поселений, объективно обусловленная уровнем материального и духовного
развития [106].
Учеными РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева Д.Н. Ивашовым,
М.С. Баутиным и др. устойчивое развитие сельской местности трактуется как «долговременное, экономически эффективное развитие сельского сообщества при сохранении природных основ жизнедеятельности и обеспечении социальной защищенности всех слоев населения».
В число основных составляющих устойчивого развития, по общему
мнению, входят социально-демографическое, культурное и духовное
развитие, рекреация, развитие производства и др. [157, 168].
В Европейском союзе сельское развитие, как одно из приоритетных
направлений, было включено в общую аграрную политику ЕС в 1997 г.
В основе этого решения лежат научные взгляды на устойчивое развитие таких крупных западных ученых, как О. Бланшар, Д.X. Медоуз,
Д.Л. Медоуз и др. [174, 175, 181]. Под «развитием сельской местности»
в документах ЕС подразумевается направление в технологиях, организации, видах деятельности и ценностях общества, которое увеличивает
возможности сельского населения в укреплении здоровья, расширении
кругозора, приобретении знаний и навыков творческого участия в общественной жизни.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Проблемы сельских районов ЕС аналогичны проблемам сельских
регионов России: упадок сельскохозяйственной деятельности, депопуляция, плохое по сравнению с городской средой качество услуг, сильная
зависимость от сельского хозяйства и слабое развитие несельскохозяйственной деятельности. Программы развития сельской местности ЕС
включают не только поддержку фермеров, но и развитие альтернативных видов деятельности: туризм, лесное хозяйство, промышленность,
которые обеспечивают больше возможностей занятости и увеличения
доходов. В конце ХХ века в ЕС роль сельских территорий и их место
в разделении труда стали определяться не экономическими, производственными, агроклиматическими факторами, а культурно-историческими, эстетическими и экологическими условиями, что дает им социальное преимущество перед урбанизированными территориями [120, 148].
Поскольку сельская территория административно состоит из сельских поселений (рис. 1.4), управление сельскими территориями осуществляют администрации муниципальных образований.
Новые подходы к формированию основ устойчивой экономики
муниципальных образований принадлежат ученым США, предложившим идеи так называемой «корпоративной американской экономики». По мнению Р.С. Фослера, П.Ф. Друкера, Э.Дж. Блейкли, Н. Пирза,
К. Стайнбейна, Д. Росса, Р. Фридмена и др. ни одна местная территория
не может успешно развиваться только за счет экономической стратегии, осуществляемой в общенациональном масштабе. Во многих случаях общенациональные экономические интересы и интересы фирм не
могут совпадать с потребностями местного сообщества. Местные сообщества должны эффективно использовать все свои ресурсы для формирования самообеспечивающейся системы. «Местноориентированное
экономическое развитие» — это процесс, с помощью которого местные
правительства управляют имеющимися ресурсами и заключают новые
партнерские соглашения с частными секторами или друг с другом для
создания новых рабочих мест и стимулирования активности в четко
определенной экономической зоне.
Главная черта «местноориентированного экономического развития» — акцент на политике эндогенного развития с использованием
местного потенциала человеческих, институциональных и природных
ресурсов. Именно местные инициативы должны обеспечить создание
новых рабочих мест и стимулировать рост экономической активности.
Новая модель местного экономического развития исходит из того, что
не только географическое положение, а благоприятные социальная и
институциональная инфраструктуры являются действенным фактором
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
его развития. Местное сообщество контролирует свое развитие только
в том случае, если объединяет ресурсы и информацию, от которых оно
зависит [90].
Анализ передового опыта экономического развития муниципальных
образований США, Германии, Японии показал, что глобальная экономическая революция ставит перед политикой местного экономического
развития четыре основные задачи.
Первую задачу можно обозначить как пересмотр целей и изменение
предпосылок экономического развития. Если раньше местные руководители считали экономическое развитие подведомственных им территорий функцией местного правительства, которую может осуществлять
какое-либо из его агентств, то в последнее время они рассматривают
экономическое развитие не только как процесс, генерируемый в частном секторе. Недостаточно просто привлекать на свою территорию
любые частные фирмы в целях создания рабочих мест. Важно, чтобы
эти рабочие места были высокооплачиваемыми и требовали высокой
квалификации, содействовали повышению уровня и качества жизни населения данной территории.
Вторая задача — укрепление экономического фундамента развития.
Для этого местным правительствам необходимо разработать стратегию
соответствующей мотивации и поддержки корпоративного сектора.
Должен быть определен широкий круг государственных мероприятий,
затрагивающих экономический фундамент деятельности корпоративного сектора — рабочую силу, знания и технологию, финансовый капитал, развитую инфраструктуру.
Третья задача сводится к приспособлению политики местного экономического развития к изменяющимся географическим реалиям. Экономическая жизнеспособность местного сообщества зависит как от общего благополучия всего региона, частью которого она является, так и
от особенностей ее географического положения и природных ресурсов
этого региона.
Четвертая задача — разработка новых организационных и институциональных подходов к обеспечению местного развития на основе
стратегического видения проблем. Местное экономическое развитие
становится основной заботой не только специалистов по экономическому развитию, политиков и управляющих, но и, прежде всего, населения.
Для успешного экономического развития требуется партнерское взаимодействие со многими государственными и корпоративными организациями (правительственных агентств, фирм, общественных объединений, образовательных учреждений) и участие граждан.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Многие органы местного самоуправления, уже внедрившие указанные меры, пришли к выводу, что традиционная стратегия, с ее попытками привлечь отрасли и предприятия из других регионов, не является
многообещающей при существующей экономической ситуации. Вместо
этого они решили развивать или взращивать свои действующие предприятия и отрасли. Ключевыми факторами успеха являются оптимальное использование ресурсов, сотрудничество и кооперация. Их органы
местного самоуправления в первую очередь вкладывали инвестиции в
«интеллектуальную инфраструктуру» инновационных предприятий и
концентрацию всех видов ресурсов на оказание содействия и услуг для
нужд различных отраслей. Как показывает опыт США, это позволило
местным инновационным кампаниям создать более 90% всех рабочих
мест [90]
Следует отметить, что внедрение новых стратегических подходов к
экономическому развитию сельских муниципальных образований инициируется в то время, когда их экономические условия являются достаточно стабильными. В это время их усилия направлены на разработку
методологии, ориентированной, в основном, на оказание содействия
местным компаниям по вопросам диверсификации в свете изменяющихся национальных приоритетов, а также стратегии по оказанию помощи местным предприятиям в контексте проведения комплексных мероприятий по улучшению экономической ситуации. Как правило, планирование экономического развития осуществлялось с учетом сильных
сторон муниципальных образований.
С принятием Федерального закона № 131-ФЗ от 6 октября 2003 г.
«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», вступившего в силу с 01.01.2006 г., и учитывая
поправки, внесенные в этот закон Федеральным законом от 25 декабря
2008 года № 281-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», значительно изменились предметы
ведения всех типов муниципальных образований, статусы муниципалитетов. Так, до начала 2006 г. в Оренбургской области насчитывалось
48 муниципальных образований. С 1 января 2006 г. получили статус муниципалитетов 613 территориальных образований. В связи с этим сельское муниципальное образование может рассматриваться в качестве
носителя особых экономических интересов и социальных ценностей.
Федеральный закон № 131-ФЗ закрепляет за органами местного самоуправления решение «вопросов местного значения». Таковыми вопросами в первую очередь являются социальные, так как органы местного
самоуправления не могут напрямую влиять на деятельность коммерче74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ских организаций. Кроме того, именно по изменению социальных показателей население может оценивать результаты работы местных властей.
В связи с изменением статуса сельских муниципальных образований необходимы:
 учет местных ресурсов и их специфики при выработке критериев, методики и инструментария управления использованием социальноэкономического потенциала территории;
 опора на экономическое состояние и уровень развития муниципальных образований регионов;
 страхование от влияния на происходящие процессы внутренних
и внешних факторов, без чего невозможны высокоэффективная организация управления и принятие решений местными органами власти и
управления.
Таким образом, обобщая мировой и отечественный опыт, можно дать
следующее определение устойчивого развития сельской территории.
Под устойчивым развитием сельской территории мы понимаем
тенденции и складывающиеся количественные закономерности в процессе повышения качества жизни на данной территории, обеспеченного путем сбалансированного использования природно-климатических,
материальных, финансовых, трудовых ресурсов, информации, с учетом
применения прогрессивных методов управления в местном самоуправлении (рис. 2.2).
Достижению поставленной цели должно способствовать сбалансированное и рациональное привлечение ресурсов (природно-климатических, финансовых, трудовых, информации и т.д.), обеспечить которое должны органы местного самоуправления, в том числе применяя
методы управления, направленные на развитие межтерриториального
сотрудничества, стимулирование инновационной и инвестиционной активности участников социально-экономических отношений, усиление
роли основных групп населения, развитие разных видов экономической
деятельности на территории муниципалитета. При этом механизм реализации стратегии устойчивого экономического роста территории должен обязательно учитывать экологическую составляющую.
Формирование устойчивого развития происходит в условиях дестабилизирующих факторов среды как внутренней, так и внешней
(рис. 2.3).
С позиции сельского муниципального образования влияние факторов внешней среды (экзогенных факторов) формируется через воздействие региональных и федеральных органов власти и управления.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЦЕЛЬ
Повышение качества жизни населения сельских территорий
РЕСУРСЫ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ
Информация
Природноклиматические
ресурсы
Финансовые
ресурсы
Основной и оборотный капитал
Трудовые
ресурсы
Прогрессивные методы управления
муниципальным образованием
Развитие социальной
инфраструктуры
Стимулирование инновационной
активности
Стимулирование диверсификации экономики сельской территории
Стимулирование инвестиционной
активности
Поддержка
«точек роста»
Привлечение основных общественных
групп, социальное
партнерство
Развитие партнерских связей с
близлежащими муниципальными образованиями
Рисунок 2.2 — Компоненты устойчивого развития сельской территории
Влияние эндогенных (внутренних) факторов обусловлено действиями
органов местного самоуправления и реакцией на них жителей муниципального образования. Практика показывает, что воздействие внешних
факторов непременно отражается на социально-экономическом развитии муниципального образования. Муниципалитеты могут смягчить
влияние негативных или усилить позитивное влияние внешних факторов на социальное развитие муниципального образования. На практике необходимо учитывать всю систему факторов, действующих как
позитивно, так и негативно. Наиболее объективно эти процессы можно
оценить и интерпретировать с помощью обоснованной системы статистических методов, системы показателей, создания систематического
мониторинга.
Таким образом, устойчивое социальное развитие сельского муниципального образования основано в первую очередь на эффективном
использовании собственных ресурсов путем мобилизации внутренних
потенциалов, саморазвитии, государственно-частном партнерстве.
76
Низкий уровень развития социальной инфраструктуры
Социальная напряженность в
обществе
Высокий уровень гражданской инициативы населения
Высокий уровень безработицы
Высокий уровень преступности
Низкая продолжительность
жизни, естественная и механическая убыль населения
Высокий уровень изношенности
объектов основного капитала,
недостаток финансовых ресурсов
Неблагоприятные климатические условия
Влияющие негативно
Высокий уровень развития
социальной инфраструктуры
Развитый рынок труда,
низкий уровень безработицы
Низкий уровень преступности
Высокая продолжительность жизни, естественный
и механический прирост
населения
Мощный природный, технический, финансовоэкономический потенциал
Влияющие позитивно
Эндогенные
Рисунок 2.3 — Условия и факторы, обусловливающие устойчивое развитие сельских территорий
Высокая инвестиционная
и инновационная активность субъектов регионального и федерального
уровня
Реформа профессионального образования
Государственная и региональная поддержка культурного наследия, объектов рекреации, развития
социальной инфраструктуры
Неэффективное регулирование
отношений на рынке труда
Эффективная демографическая политика
Значительная дифференциация
населения по доходам и потреблению
Реализация федеральных
и региональных целевых
проектов (адресная социальная помощь)
Ведомственная разобщенность в
управлении развитием муниципальных образований
Низкая доля расходов федерального (регионального) бюджета на социальные нужды
Влияющие негативно
Устойчивое экономическое развитие страны в
целом
Влияющие позитивно
Экзогенные
Условия и факторы устойчивого развития сельских территорий
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В определенной степени решить проблему повышения качества
жизни населения сельских территорий позволят целевые государственные меры поддержки. В соответствии со статьей 8 Федерального закона
от 29 декабря 2006 г. № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства» Министерством сельского хозяйства была подготовлена и утверждена Правительством РФ в 2007 г. Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции,
сырья и продовольствия на 2008–2012 годы. Важной составной частью
Программы является раздел «Устойчивое развитие сельских территорий». Данный раздел охватывает мероприятия по развитию социальной инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений.
Цель этих мероприятий — повышение уровня и качества жизни сельского населения, создание условий для улучшения социально-демографической ситуации в сельской местности. Реализация государственных
мер по улучшению социального развития села привела к оживлению
жилищного строительства и обустройства сельских поселений, улучшению качества образовательных и медицинских услуг. За 2003–2008 г.г.
в рамках ФЦП «Социальное развитие села до 2012 года» было введено
11,8 млн кв. м жилых помещений, в том числе в 2008 г. построено и приобретено 1,8 млн кв. м жилья. Более 32,3 тыс. молодых специалистов
и молодых семей на селе смогли улучшить свои жилищные условия.
За последние 5 лет введено более 33 тыс. км газовых сетей. Уровень
газификации домов (квартир) сетевым газом в сельской местности достиг 48 % против 40,8 % в 2007 г., обеспеченность сельского населения
питьевой водой — 49,2 % (44,7 %). Однако в большей части субъектов
Российской Федерации теплоснабжение населения в сельской местности сводится к обеспечению топливом для печного отопления частных
домов, в которых проживает подавляющее большинство сельского населения. Отметим, что действие программы продолжено до 2013 г., что
позволяет надеяться на изменение состояния сельских территорий страны в лучшую сторону.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.3  Проблемы организации и пути совершенствования статистического наблюдения и мониторинга социальных процессов на территории сельских поселений
Комплексное изучение тенденций и факторов устойчивого развития
села невозможно без объективной информации, полученной на основе
научно обоснованной методики. Поскольку процессы, происходящие на
сельских территориях, протекают непрерывно, система наблюдения за
ними должна осуществляться на постоянной основе. Проблема заключается в том, что информация о социальных процессах российского общества в настоящее время реализуется разными структурами государственной власти, специальными внебюджетными фондами социальной
направленности, неправительственными организациями. Разрозненность управления социальными процессами сопровождается изолированностью существующих информационных потоков, невозможностью
межведомственных сопоставлений. Особенно проблематично собрать
сопоставимые в пространственно-временном аспекте сведения о социальных процессах на селе. Рассмотрим современные источники данных
для статистического анализа по изучаемой нами тематике.
Прежде всего необходимо уточнить понятия, связанные с терминами «статистическое наблюдение» и «мониторинг». Понятие «статистическое наблюдение» используется, как правило, в статистической науке
и практике. В теории статистики под статистическим наблюдением понимают сбор массовых данных о явлениях социальной и экономической жизни [44]. Суть наблюдения состоит в регистрации тех признаков единицы наблюдения, которые включены в программу наблюдения.
Статистическое наблюдение составляет необходимую часть статистического метода и является первым этапом статистического исследования. Статистическое наблюдение может проводиться государственной
статистикой или выполняться исследователями, решающими поставленную научную задачу.
В системе государственной статистики России статистическое наблюдение организовано в форме отчетности, собираемой регулярно
со строгой периодичностью, или в форме специальных обследований
(единовременных или текущих). Статья 6 Федерального закона «Об
официальном статистическом учете и системе государственной статистики в Российской Федерации» от 29 ноября 2007 г. № 282-ФЗ содержит определения основных терминов, связанных с федеральным ста79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тистическим наблюдением. В частности, федеральное статистическое
наблюдение — это сбор первичных статистических данных и административных данных субъектами официального статистического учета.
Федеральные статистические наблюдения проводятся в соответствии
с официальной статистической методологией в рамках официального
статистического учета.
Понятие «мониторинг» используется более широко: в геологии,
экологии, социологии, медицине, экономике, охране правопорядка и
других сферах деятельности человека, связанных со сбором и анализом информации. В литературе встречается много определений и видов
мониторинга (экологический мониторинг, мониторинг преступности,
социально-экономический мониторинг, мониторинг инвестиционного
развития региона и др.). Так, в Земельном Кодексе Российской Федерации дано определение государственного мониторинга земель как системы наблюдений за состоянием земель. При этом задачами государственного мониторинга земель являются:
1) своевременное выявление изменений состояния земель, оценка
этих изменений, прогноз и выработка рекомендаций о предупреждении
и об устранении последствий негативных процессов;
2) информационное обеспечение государственного земельного надзора за использованием и охраной земель, иных функций государственного и муниципального управления земельными ресурсами, а также
землеустройства;
3) обеспечение граждан информацией о состоянии окружающей
среды в части состояния земель.
В зависимости от целей наблюдения и наблюдаемой территории
государственный мониторинг земель может быть федеральным, региональным и локальным (в ред. федеральных законов от 13.05.2008 № 66ФЗ, от 18.07.2011 № 242-ФЗ).
В Федеральном законе «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» определяется, что мониторинг выполнения производственных программ и инвестиционных программ
организаций коммунального комплекса включает сбор и анализ информации о выполнении показателей, установленных производственными
программами и инвестиционными программами организаций коммунального комплекса, а также анализ информации о состоянии и развитии соответствующих систем коммунальной инфраструктуры.
В современном экономическом словаре мониторинг (от лат.
monitor — напоминающий, надзирающий) трактуется как непрерывное
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
наблюдение за экономическими объектами, анализ их деятельности как
составная часть управления [123].
Таким образом, мониторинг, как правило, трактуется не только, как
сбор первичной информации, но и как система анализа собранной информации, построение прогнозов для целей управления.
Постановка вопроса о совершенствовании информационного обеспечения управления качеством жизни населения сельских территорий
и устойчивого развития села сама по себе достаточно традиционна.
Однако в современных условиях она приобретает новое значение, что
обусловлено изменением приоритетов в государственной социальной
политике, внедрением в практику государственного управления такого инструмента, как целевые (приоритетные) проекты и программы, а
также переносом «центра тяжести» в решении важнейших социальноэкономических проблем на территориальный уровень. Поэтому мониторинг реализации управленческих решений является сегодня одним из
инструментов государственного контроля и управления. При этом сбор
первичной информации может осуществляться разными организациями, что повышает гибкость и оперативность информационной базы мониторинга.
Систематическим мониторингом социальных процессов в сельской
местности в настоящее время занимается ряд организаций. Исследования проводятся как в федеральном масштабе, так и в отдельных регионах по инициативе местных органов власти, общественных организаций, научно-исследовательских центров (рис. 2.4).
Среди множества организаций можно выделить Федеральную
службу государственной статистики (Росстат), Центр всероссийского
мониторинга социально-трудовой сферы села Всероссийского научноисследовательского института экономики сельского хозяйства (ВНИИЭСХ), Всероссийский институт аграрных проблем и информатики
(ВИАПИ) им. А.А. Никонова, Российский государственный аграрный
университет (РГАУ-МСХА) им. К.А. Тимирязева.
Следует отметить, что названные организации имеют принципиальные отличия в постановке целей мониторинга, что предопределяет разные подходы к сбору информации, степени обобщения (детализации)
данных и, следовательно, разные возможности применения результатов
для нужд федерального, регионального и муниципального управления
устойчивым социальным развитием сельских территорий. Так, информация об уровне доходов, качестве жизненного уровня сельских жителей собирается территориальными органами Росстата в рамках проводимых ежеквартально выборочных обследованиях населения.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Информационное обеспечение мониторинга
Федеральная служба
государственной статистики России (Росстат)
Ежеквартально на основе выборочного метода
Обследование бюджетов домашних хозяйств
Обследование
населения по проблемам занятости
Статистическое наблюдение за сельскохозяйственным производством в хозяйствах
населения
Центр всероссийского
мониторинга социальнотрудовой сферы села
Всероссийского научноисследовательского института экономики сельского хозяйства
(ВНИИЭСХ)
Ежегодные социологические опросы, сбор статистической информации на основе выборочного метода
НИИ, научные
центры, общественные организации, университеты
Единовременные
целенаправленные обследования
на основе выборочных методов
«Оценка изнутри» (PRA),
«Оперативная
сельская оценка» (RRA)
Рисунок 2.4 — Информационное обеспечение мониторинга устойчивого
социального развития сельских территорий
В частности, речь идет об обследовании бюджетов домашних хозяйств, обследовании населения по проблемам занятости, а также о
статистическом наблюдении за сельскохозяйственным производством в
хозяйствах населения [93].
Обследование бюджетов домашних хозяйств проводится во всех
регионах Российской Федерации по выборочному методу и охватывает
свыше 49 тысяч домашних хозяйств. Необходимо пояснить, что внутри
субъекта РФ в выборочную совокупность, как правило, попадают не все
административно-территориальные единицы (сельские муниципальные
районы, города областного подчинения). Поэтому результаты выборочного обследования домашних хозяйств можно использовать при выработке стратегий устойчивого развития села на региональном уровне. На
уровне муниципальных образований результаты бюджетных обследо82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ваний домашних хозяйств нерепрезентативны, их можно использовать
лишь в качестве общих ориентиров.
При осуществлении наблюдения за сельскохозяйственным производством в хозяйствах населения в качестве основы выборки хозяйств
населения используются списки плательщиков земельного налога.
В списки включаются граждане, имеющие земельные участки в собственности, пользовании, пожизненном наследуемом владении. Применение результатов этого наблюдения Росстата в рамках изучения социального развития сельских территорий, на наш взгляд, целесообразно
при выявлении факторов изменения уровня занятости (самозанятости)
населения, механизмов формирования располагаемых ресурсов сельских домашних хозяйств, изучении структуры потребления продуктов
питания и т.п.
Ежеквартальные выборочные обследования Росстата по проблемам
занятости проводятся с целью получения информации о численности
и составе экономически активного населения, занятых и безработных,
уровне и динамике экономической активности и безработицы. Единицами наблюдения являются домашние хозяйства и лица в возрасте от
15 до 72 лет — члены этих домашних хозяйств. Результаты выборочного
наблюдения населения по проблемам занятости дают важную информацию о функционировании рынка труда и факторах социальной напряженности на селе.
Обобщая краткий обзор методик Росстата, отметим, что ценным
преимуществом результатов выборочных обследований населения является соответствие требованиям международной методологии статистического учета, что обеспечивает сопоставимость данных и обеспечивает возможность межрегиональных и международных сопоставлений. Однако используя только данные Росстата, невозможно получить
детальную картину социального положения в отдельных сельских территориях.
Мониторинг социально-трудовой сферы села на основе программыметодики ВНИИЭСХ начал осуществляться с 1998 г. [121]. В программу данного мониторинга наряду с традиционными показателями уровня жизни населения, рынка труда включены показатели, отражающие
земельные отношения, развитие местного самоуправления, взаимодействие хозяйственных и муниципальных органов в содержании и развитии социальной сферы и другие. Объектами мониторинга являются
сельская местность, сельское хозяйство как основная сфера приложения
труда на селе и выборочная совокупность единиц наблюдения, формируемая по территориально-административному и производственному
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
принципам. Результаты мониторинга позволяют анализировать не только состояние социально-трудовой сферы села и различия в этой области
между городом и деревней, но и способствуют совершенствованию мер
по повышения роли субъектного фактора в подъеме сельскохозяйственного производства, социальном развитии села, сокращении сельской
бедности. Информационное обеспечение мониторинга осуществляется на основе сбора статистической и социологической информации, в
анализе информации широко используются показатели Росстата. Центр
мониторинга ВНИЭСХ имеет сеть работающих по единой программе
региональных центров.
В последние годы российские научные центры и аграрные вузы
проводят исследования социальных процессов села. В октябре 2006 г.
ВИАПИ им. А.А. Никонова и восемь институтов-соисполнителей Российской академии сельскохозяйственных наук провели массовые социологические опросы в 33 и опросы экспертов в 48 субъектах Российской
Федерации. В ходе социологического опроса было опрошено 12710 человек, а также 1200 экспертов — руководителей и специалистов органов управления АПК областного и районного уровней, представителей
кредитных организаций, лизинговых компаний, союзов и ассоциаций
сельхозтоваропроизводителей, депутаты, журналисты, служащие сельских муниципалитетов [115].
В указанном проекте в качестве соисполнителя принимал участие
Оренбургский государственный аграрный университет (ОГАУ). В процессе социологического обследования, проведенного ОГАУ, было опрошено более 1800 респондентов в сельских населенных пунктах Оренбургской области и Республики Башкортостан. Вопросы анкеты были
посвящены оценке социального положения сельского населения и отношения респондентов к мерам государственной политики по развитию
АПК и социальных процессов села [151].
Учет мнений сельхозпроизводителей разного уровня о социальноэкономическом положении сельских жителей в апреле-мае 2007 г. проводился Центром экономической конъюнктуры при Правительстве РФ
и Службой специальной связи и информации ФСО РФ в 41 регионе России. В результате опроса были выявлены три наиболее значимых группы проблем: низкий уровень жизни сельских жителей; неблагоприятная
демографическая ситуация (недостаток молодежи, экономически активного населения); наличие негативных социальных явлений (пьянство,
социальная напряженность, незащищенность от произвола чиновников,
безработица, неясность перспектив аграрного производства) [63].
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В предшествующий период ученые ВИАПИ им. А.А. Никонова и
РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева, опираясь на возможности гнездового метода выборочного наблюдения, применяют инновационные технологии в развитии методов разработки политики по развитию сельских
территорий [4].
Речь идет о принципе «button-up» («закрепление достигнутого уровня»), который подразумевает вовлечение в анализ социально-экономических процессов непосредственно участвующих в них людей. Данный
метод позволяет сформировать у участников процесса осознание необходимости развивать экономику муниципального образования своими
силами. Принцип «button-up» включает следующие элементы:
— проведение идеи партнерства на национальном, региональном,
локальном уровнях между институтами по вопросам разделения ответственности и полномочий;
— использование методов программного и стратегического планирования;
— выработка у участников процесса осознания необходимости создания локальных производственных и сервисных мощностей своими
силами и другие элементы.
В России данная методика апробирована в Волгоградской, Кировской, Ярославской областях.
Приведенные выше примеры являются единовременными обследованиями, однако их результаты имеют важное значение и используются
в оценке хода и эффективности реализации социально-экономической
политики страны.
Для оценки результатов развития сельских территорий за рубежом
широко используется метод Participatory Rural Appraisal (PRA) («оценка сельской территории изнутри»), предполагающий активное участие
опрашиваемого сельского населения в анализе информации [184]. PRA
представляет собой совокупность подходов и методов, которые позволяют людям описать и проанализировать фактические условия своей
жизнедеятельности, планировать свои действия, контролировать и
оценивать результаты. Методы PRA, выделившись в самостоятельное
направление в 1970–1980 гг., являются развитием методики так называемой Rapid Rural Appraisal (RRA) («оперативной сельской оценки»).
Различие между этими направлениями в том, что PRA акцентирует внимание на процессах, в которых непосредственно участвуют местные
жители, тогда как RRA главным образом применяется как способ сбора
информации для внешних исследователей.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Основные принципы PRA:
— непрерывное совершенствование: на основе совместного (публичного) обсуждения всеми участниками осуществляется определение стратегий с целью убедить людей следовать этим стратегиям, что,
в свою очередь, должно усилить способность людей решить проблемы
своей территории;
— применение различных методик анализа в комплексе с целью
проникновения в суть проблем, начиная от выявления потребностей
различных людей и их групп, имеющих противоречия, что позволяет
лучше представить сложность взаимосвязей на локальном уровне;
— признание ключевой роли консультантов: определение стратегий
часто является вызовом традициям местного сообщества, что требует
квалифицированной помощи (как правило, извне региона, а также, что
более важно, представителя местного сообщества);
— системное и методологическое основание: создание структурированного процесса, который исследует проблемы в пределах более широкого контекста, чем локальные проблемы;
— учет местной специфики: уникальные социальные, природные
и др. условия предопределяют построение процесса на публичном обсуждении главных проблем.
PRA использует широкий диапазон методов из разных областей
знаний, что позволяет максимально полно представить информацию
и стимулировать обсуждение и анализ ситуаций и стратегий развития
территории. Широко применяются методы визуализации информации,
стимулируя интерес и содействие местных жителей, например:
— карты, показывающие местоположение важных локальных объектов и ресурсов, таких, как вода, леса, школы и т.п.;
— блок-схемы, отражающие этапы решения проблем;
— сезонные календари, показывающие изменение в течение года
рабочей нагрузки, семейного здоровья, цен, заработной платы и других
факторов;
— таблицы, позволяющие проследить изменение качества и других
характеристик местной продукции (например, зерна, древесины) или
социальных условий жителей в течение долгого времени.
С начала 1990-х гг. подходы и методы PRA развились и распространились с удивительной скоростью. Первоначально PRA применяли
главным образом неправительственные организации в Восточной Африке и Южной Азии. В настоящее время PRA используют государственные учреждения, агентства по оказанию социальной помощи, университеты в более чем 100 странах мира. Спектр применения PRA широк:
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
управление природными ресурсами, борьба с бедностью, разрешение
социальных конфликтов и т.д., причем как в сельской, так и в городской
местности [178].
В странах Европейского союза статистическое наблюдение за развитием сельских территорий осуществляется уже более десяти лет.
Но несмотря на десятилетний опыт проведения мониторинга, не все
методические проблемы решены. Существенным достижением в этом
плане является то, что страны Европейского союза осуществляют регулярный сбор данных по единой программе. Однако агрегирование
информации происходит на национальном уровне, что отражает общие
условия сельского развития отдельных стран, часто нивелируя социально-экономические особенности небольших, но значимых для страны,
сельских территорий [66]. На мировом уровне пока не удается избежать
методологических проблем при проведении межстрановых сопоставлений развития сельских территорий.
Рассматривая информационную базу изучения проблем устойчивого социального развития сельских муниципальных образований, нельзя
не затронуть современные возможности в сфере электронных средств
массовой информации, в том числе сети Интернет. Подробный анализ
информационных ресурсов, связанных с освещением социальных проблем села и АПК в русскоязычном Интернете выполнил коллектив авторов под руководством доктора экономических наук В.В. Пациорковского [112]. В частности, авторы указывают на то, что к настоящему
времени в русскоязычном Интернете можно найти огромное число вебсерверов, узлов и сайтов, связанных с изучаемой проблематикой. Одни
из них специализированы в данной области. Для других же интересующая нас проблематика — составная часть того или иного информационного поля. Примером серверов первого рода может служить сервер
Министерства сельского хозяйства РФ (http://www.mcx.ru). Примером
второго рода может быть сервер практически любого субъекта Федерации, например Самарской области (http://www.samara.ru). Все проблемно-ориентированные информационные ресурсы русскоязычного Интернета возможно упорядочить в пять больших групп:
• правительственные ресурсы федерального уровня;
• официальные ресурсы субъектов Федерации;
• ресурсы коммерческих структур;
• ресурсы неправительственных организаций;
• ресурсы на веб-сайтах и в рассылке частных лиц.
По нашим оценкам, среди серверов федерального уровня, которые
специализированы в области социальных проблем села, естественным
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лидером является сервер Министерства сельского хозяйства России.
Сравнительно новым и весьма востребованным Интернет-ресурсом является сайт, посвященный федеральным целевым проектам и программам (http://www.fcp.vpk.ru). Особо выделим сайт федеральной службы
государственной статистики России (http://www.gks.ru), который в последнее время наполнен информацией по многим интересующим пользователей вопросам.
Таким образом, в настоящее время существует несколько подходов к сбору и обобщению информации, характеризующей процессы
устойчивого развития сельских территорий. В дальнейшем необходимо стремиться к формированию единой методики мониторинга с учетом требований международных организаций (ФАО ООН, ОЭСР), оте­
чественного и зарубежного опыта с целью обеспечения возможности
межрегиональных и межстрановых сравнений процессов устойчивого
социального развития села.
2.4  Зарубежный и отечественный опыт социальной политики, направленной на повышение качества жизни населения сельских территорий, на региональном и муниципальном уровнях
Государственная политика в отношении устойчивого развития сельских территорий является одним из важных направлений деятельности
государственных структур всех уровней власти. Рассмотрим проблемы,
стоящие перед разработчиками политических инициатив России и развитых стран мира в области развития сельских территорий. В книге
«Устойчивое развитие сельского хозяйства и сельских территорий: зарубежный опыт и проблемы России» [158] приводится опыт разных стран
мира. Приведем некоторые наиболее приемлемые для России примеры.
В Канаде сельские районы занимают более 90 % территории, на которых проживают менее 1/3 канадцев, лишь 3 % из них вовлечено в
сельскохозяйственное производство. При этом доля АПК в ВВП Канады составляет 10 %. Средние и крупные фермерские хозяйства создают более 98 % сельскохозяйственной продукции. Структура земельных
угодий по формам собственности Канады складывается таким образом:
90 % земель — в государственной собственности, 7 % — в собственности фермеров, 3% — в частной собственности. Интересна классификация сельских регионов страны:
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1) собственно сельские;
2) сельские регионы, заселенные коренными народами Канады;
3) сельские рекреационные территории;
4) пригородные территории;
5) северные и ресурсодобывающие территории.
В зависимости от принадлежности к той или иной группе вырабатываются меры государственной и региональной поддержки территории. В Канаде вопросы устойчивого развития сельских территорий
решаются на основе поддержания их экономического и экологического
благополучия. Канадские ученые считают, что в сельских и ресурсодобывающих регионах задача устойчивого развития более важна, так как
использование ресурсов непосредственно ведет к изменениям в окружающей среде. Поэтому опорой их устойчивого развития является экологизация хозяйственной деятельности.
В Германии национальная политика в отношении сельских территорий строго согласуется с целями и задачами Европейского союза. В последние годы в стране осуществляется переход от интенсивного сельского хозяйства к выборочной экстенсификации с целью сохранения
культурных ландшафтов. Развитие сельской местности осуществляется
на основе стимулирования инвестиций, обеспечивающих диверсификацию экономики в сельских районах, в том числе развитие несельскохозяйственной деятельности.
В Китайской народной республике с середины 1980-х годов устойчивое развитие деревни осуществляется в комплексе: строительство
гидротехнических сооружений для предотвращения наводнений, освоение западных регионов страны путем строительства ГЭС, железных
дорог, газификации жилья. Главные компоненты китайской концепции
устойчивого развития сельского хозяйства и сельских территорий —
борьба с бедностью, создание новых рабочих мест. В Китае 55 % населения проживает в деревнях, но этот факт не мешает Китаю достигать
темпов прироста экономики в 9–10 % ежегодно.
Добавим, что по оценкам Всемирного банка, ни одна экономика в
мире не стала индустриальной, не пройдя через урбанизацию. Но факты свидетельствуют о том, что рост сельского хозяйства сокращает бедность быстрее, чем рост промышленного производства и сферы услуг
[40, с. 60].
Объединяет приведенные выше примеры то, что в каждой из стран
подразумевается активная роль государства в решении вопросов устойчивого развития села. В этой связи интересен опыт Франции, в которой
доля сельского населения составляет 23 % [23].
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Политика обустройства территорий Франции стала одним из основных направлений послевоенного восстановления французской экономики. Начиная с 1995 г. в пятилетние планы развития Франции включались целенаправленные меры по экономической децентрализации,
например, предоставление бюджетных кредитов для финансирования
инвестиций в крупные объекты транспортной инфраструктуры, образования, здравоохранения в рамках совместного частно-государственного
финансирования. Такое финансирование открывается в случае одобрения экспертизой, которая осуществляется Делегацией по обустройству
территории и производится через банки, контролируемые Генеральным
комиссариатом планирования.
В рамках политики обустройства территорий функции центральных властей были сокращены и сводились к финансированию объектов
инфраструктуры национального значения: автомагистралей, железных
дорог, университетов, крупных аэропортов. Полномочия по финансированию строительства и развитию прочих инфраструктурных объектов
были переданы местным органам власти. Кроме того, децентрализация осуществлялась путем сдачи различных объектов в концессионное
пользование частному сектору. Активным участником этого процесса
был Европейский фонд экономического развития регионов.
Подобное адаптирование финансовых структур и усиление государственного влияния на них осуществлялось в стране каждый раз, когда
частная инициатива не справлялась со своими экономическими функциями или выполняла их недостаточно эффективно.
Финансовая политика в рамках этого подхода вплоть до настоящего
времени прошла в своем развитии три этапа:
1)воссоздание и развитие региональной сети кредитных организаций;
2)государство способствовало созданию структур, обеспечивающих привлечение сбережений населения через финансовые рынки;
3)объединение усилий государства по внедрению технологических
инноваций и поддержке предприятий, в особенности малых и средних.
В настоящее время во Франции осуществляется третий этап государственной финансовой политики по поддержке промышленности и
регионов. В современной экономической обстановке французские власти пришли к пониманию того, что инновации в экономике и обществе
не могут осуществляться только за счет масштабных промышленных
программ и развития крупных предприятий: это не способствует быстрому распространению технического прогресса. Поэтому гораздо
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
больше внимания стало уделяться развитию малых и средних предприятий.
В рамках третьего этапа упомянутой финансовой политики выделены три приоритетных направления:
— помощь в создании микропредприятий;
— развитие взаимодействия между крупными и малыми предприятиями и получение синергетического эффекта такого сотрудничества;
— целенаправленное развитие средних предприятий.
Развитие микропредприятий в современной Франции происходит
достаточно успешно. Однако их значение пока увеличивается гораздо
медленнее, чем, например, в США и других англосаксонских странах.
Это связано с нехваткой финансовых компаний, готовых заниматься рискованными венчурными инвестициями. Например, в 2006 г. во
Франции существовало всего 400 «бизнес-ангелов» (Business angels),
а в Великобритании — около 20 тыс. Как следствие во Франции на
100 микропредприятий после пяти лет их существования приходится
менее десяти дополнительных постоянных рабочих мест, в то время как
в США число таких мест 100 и более.
В 2007 г. французское правительство предприняло меры, способствующие формированию организаций (клубов) «бизнес-ангелов»,
имеющих целью распространение информации об инвестиционных
возможностях и установление контактов с потенциальными партнерами. Эти клубы получают государственное финансирование для проведения организационной работы в течение первых двух или трех лет. При
этом некоторые регионы ранее уже предоставляли такую поддержку по
собственной инициативе. Помимо этого был принят закон, который разрешает в 2008 г. освобождать от налога на имущество частных лиц (таких во Франции примерно 400 тыс. чел.), которые будут инвестировать
свои сбережения в капитал микропредприятий. Подобное инвестирование может осуществляться либо напрямую, либо через посредника,
«местный инвестиционный фонд» (Fonds d’Investissement de Proximite).
В свою очередь государственное участие в этой сфере простимулировало действия местных органов власти по поддержке микропредприятий
посредством консультаций, помощи в сборе необходимых документов
для получения финансирования и создании «инкубаторов», упрощающих жизнь вновь созданным предприятиям в течение первых двух или
трех лет их деятельности.
Еще одна инициатива, проявленная государством в 2007 г., заключалась в создании концепции «полюсов конкурентоспособности». Они
получают помощь из госбюджета на проведение исследовательских
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
работ и внедрение инноваций. Финансируемые из бюджета проекты,
выбранные строго на конкурсной основе, должны осуществляться совместными усилиями крупных и средних предприятий, исследовательских лабораторий, местных университетов. Идея состоит в том, чтобы
ускорить процесс создания кластеров, слишком медленный в естественных условиях. Этот подход дает хорошие результаты. Но осталась нерешенной проблема включения в процесс малых и средних предприятий,
которые не всегда адаптированы к проектному финансированию.
Несколько иной подход в регулировании сельского развития применяется в США. Одной из отличительных особенностей США является
отсутствие государственного регулирования во многих сферах, которые
регулируются в других странах. Так, в некоторых европейских государствах, чтобы стать фермером, надо сдать экзамен и при этом иметь опыт
работы на ферме или специальное сельскохозяйственное образование.
В США, напротив, правительство не вмешивается в принятие решений
стать фермером, переработчиком или владельцем магазина. Рынок решает, кто получит прибыль и кто обанкротится. Не регулируются ни
цены на сельхозтовары, ни рыночная информация. В Соединенных
Штатах правительство регулирует безопасность пищи и безопасность
места работы и гарантирует, что рынок сельхозтоваров будет справедливым, прозрачным и доступным всем субъектам1.
Сегодня в США на землепользование главным образом влияют зонирование, охрана окружающей среды, строгое соблюдение стандартов
качества продукции, внедрение технологических инноваций и налоговая политика. Эти вопросы курируют местные органы власти США
на уровне, примерно равнозначном муниципальному району. Как правило, земля, находящаяся в сельскохозяйственной зоне, облагается по
более низкой налоговой ставке, чем земли, относящиеся к жилым или
промышленным зонам. Кроме того, в рамках программ, направленных
на охрану и сбережение почвенных и водных ресурсов, американским
фермерам государство «платит» за охрану окружающей среды. Правительство США предлагает фермерам много программ поддержки. Эти
программы направлены на поддержку фермерских доходов, а не на регулирование рынков.
Еще начиная с 1890 г., приоритетами в государственной политике
США в области сельского хозяйства были и остаются до настоящего
времени образование, кооперация и развитие инфраструктуры (транс1 Сельскохозяйственное представительство США в России /http://www.usda.ru/
usda_programs/2005/03/07/42/
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
порт, дорожное строительство, электрификация и телефонизации сельских территорий). Правительство США способствовало строительству
каналов в 18-м веке, железных дорог в 19-м веке, сети шоссейных дорог в 20-м веке. До сегодняшнего дня федеральное правительство США
занимается текущим ремонтом таких транспортных магистралей, как
реки Миссисипи и федеральной шоссейной системы. Системы железных дорог находятся в частной собственности и уже не пользуются
большой государственной помощью.
Главные вопросы развития сельской Америки сегодня связаны с сохранением населения и преодолением бедности в некоторых районах
страны (Великие Равнины, дельта реки Миссисипи, долина Рио-Гранде и др.). Программы предусматривают сотрудничество федеральной
и местной властей и совмещение ресурсов с целью расширения видов
экономической деятельности в этих местностях, особенно несельскохозяйственных видов экономической деятельности (например, энергопроизводство на базе биомассы и сельский туризм). Для этих местностей
очень важно улучшение системы образования, инфраструктуры, включая доступ к Интернету и создание возможностей для местных жителей
найти доходную работу там, где они живут.
Таким образом, в разных странах мира зачастую применяют близкие по сути идеи, обеспечивающие развитие сельских территорий. Идея
формирования «полюсов» или «точек роста» высказана и в отечественных публикациях, посвященных территориальному развитию. Так,
А.В. Шиганов (2010) выделяет пять основных факторов, действующих
на территории особых экономических зон (ОЭЗ), сгруппированных в
четыре группы (промышленно-производственный, технико-внедренческий, портовый, туристско-рекреационный типы):
1)упрощенный административный режим;
2)наличие инфраструктурных объектов;
3)специальный налоговый режим;
4)специальный таможенный режим;
5)кластерная концепция создания ОЭЗ.
Для разных типов ОЭЗ эти факторы проявляют себя по-разному
и, следовательно, дают разные экономические выгоды для резидентов
ОЭЗ. Например, для ОЭЗ технико-внедренческого типа вводимые налоговые, таможенные и административные меры, возведение объектов
инфраструктуры за счет государства позволяют резидентам снизить
свои издержки в среднем на 30 % [169]. В России в 18 регионах функционируют или в ближайшее время будут созданы ОЭЗ, в том числе в
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приволжском федеральном округе — в Республике Татарстан и Ульяновской области.
В сельской местности такими «точками роста» были и по-прежнему
остаются экономически успешные сельскохозяйственные организации.
Современные тенденции требуют создания «точек роста», занимающихся несельскохозяйственными видами деятельности. Одним из перспективных направлений мы считаем агротуризм.
Сельские территории имеют огромный рекреационный потенциал — природные ландшафты, этнические и культурные особенности,
биоразнообразие, обилие исторических и архитектурных памятников.
Следовательно, имеется возможность развивать агротуристические
комплексы. Агротуризм в России находится в зачаточном состоянии.
Во многих зарубежных странах агротуризм уже давно стал одним из
основных несельскохозяйственных источников повышения благосостояния жителей, приносит доходы в муниципальные бюджеты [52, 53].
Сельский (аграрный) туризм рассматривают в узком и широком
значении. В первом случае под агротуризмом следует понимать проведение мероприятий (спортивных, оздоровительных, культурно-развлекательных), направленных на создание благоприятных социальных
условий в сельской местности, обеспечение роста занятости местного
населения, повышение эффективности производства (за счет притока
капитала) и, наконец, обеспечение оптимальной конкурентной среды
на туристическом рынке.
В широком значении аграрный туризм может представлять собой
доминирующую отрасль в регионе, а дорожное хозяйство и транспорт,
снабжение продовольствием, торговля, народные ремесла и культура
подстраиваются технологически под соответствующую природнорекреационную среду.
Согласно другой точке зрения, агротуризм соизмерим с экологическим комплексом. Разница лишь в том, что экологическая зона рассматривается как база для развития туризма, цель которого — удовлетворение определенных потребностей населения и получение прибыли.
Естественно, что в этом случае предприятия, находящиеся в рекреационном районе и акватории бассейна реки, наращивают производство
только до нормативного предела, максимизируется лишь целевая функция — стоимость туристических услуг.
Третье широкое толкование аграрного туризма основано на структуризации этой сферы деятельности. Структурно агротуризм распадается на
пять составных видов: спортивный, деловой и другие (рис. 2.5).
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Культурно-познавательный, спортивный, экологический туризм относится к социальной инфраструктуре, деловой, фермерский — к производственной сфере. По нашему мнению, все перечисленные на рисунке 2.5 виды туризма возможно развивать на территории Оренбургской
области, несмотря на то, что Оренбургская область не относится к числу
регионов, представляющих повышенный интерес для туристов, Оренбуржье не входит в тридцатку «экскурсионного потенциала» России
[46]. В то же время наша область имеет ценные рекреационные территории. Например, соленое озеро Развал в г. Соль-Илецке, горнолыжные
трассы в г. Кувандыке и Тюльгане, Бузулукский бор, живописные места
в Саракташском районе (Красная гора), Тюльгане, кумысо-лечебница
в Новосергиевском районе, исторические Пушкинские места в Оренбурге и другие. Отсутствие достаточного уровня сервиса и организации туризма, необустроенность малых городов и поселков, отсутствие
инфраструктуры в нашей области делают эти рекреационные центры
малопривлекательными для массового посещения.
Развитие агротуризма требует серьезной проработки организационных вопросов. Важным вопросом комплексного развития туризма в
сельской местности является формирование основной единицы бизнеспланирования. Практика показывает, что в качестве основной единицы
может выступить мунципальный район субъекта Федерации. Именно
Агропромышленный
комплекс
Торговля,
общественное питание
Культурнопознавательный,
спортивный
туризм
Туристический
комплекс
Агротуризм
Социальная инфраструктура
села
Охота,
рыболовство
Лечебнооздоровительный
туризм
Экологический туризм
Транспорт,
дорожное
хозяйство
Деловой
(фермерский)
туризм
Рисунок 2.5 — Структура агротуристического комплекса
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в его рамках должна проводиться специализация микрозон туристического обслуживания, включающих объекты экологического, детскоюношесткого, лечебно-оздоровительного, спортивного и других видов
туризма.
Отдельная проблема, которую невозможно решить мгновенно — качество туристического обслуживания. Для его повышения, прежде всего, необходимо улучшить профессиональную подготовку работников
сферы агротуризма.
Улучшению качества туристического обслуживания будет также
способствовать и совершенствование законодательной базы о развитии
нового вида предпринимательской деятельности на селе. Масштабное
развитие материально-технической базы сельского туризма невозможно без значительной поддержки со стороны государства.
За рубежом в странах, развивающих сельский туризм, активно использовалась государственная поддержка [53]. Как правило, сначала
перспективы развития туризма оценивались региональными властями.
Например, региональный закон о развитии агротуризма в итальянской
провинции Кампанья был принят еще в 1984 г., за полтора года до принятия аналогичного национального закона.
Государственные программы развития сельского туризма создавались и как отдельные документы, и как часть комплексных программ
более высокого уровня. Например, на Кипре была разработана специальная программа развития агротуризма, а в Германии этот вид туризма
был включен в рамки национальной программы устойчивого развития
сельской местности. На Кипре программа поддержки предусматривает
предоставление помощи домохозяйствам для постройки, реставрации
и оборудования традиционных сельских домов с целью подготовки их
к приему туристов. Схема действий проста: хозяин сельского дома, желающий принимать туристов, подает заявку в Кипрскую организацию
по туризму о желании организовать пансион и получает либо кредит,
либо безвозмездную ссуду. Информация о домохозяйстве, готовом принять отдыхающих, включается в базу данных специально созданной
Кипрской агротуристической компании (Cyprus Agrotourism Company),
котрая напрямую работает с турагентствами и частными лицами. Агротуристический бизнес на Кипре ориентирован на иностранных туристов, в основном из Германии и Великобритании. Преобладающий контингент туристов — представители среднего класса.
Еще одним специфическим направлением государственной поддержки, на которое следует обратить внимание, являются послевоенные
программы отдыха трудящихся, реализованные во Франции и Швейца96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рии. Эти программы, субсидированные государством и профсоюзами,
базировались на использовании отпускных чеков. Подобный опыт финансирования агротуризма способен ускорить его развитие и в России,
где доля небогатого населения по-прежнему очень велика.
Организация туристической деятельности в регионе должна основываться на преимущественном развитии тех видов туризма, которые
позволяют максимально и комплексно использовать его ресурсы. В этих
целях необходимо провести их инвентаризацию. Одна из причин отсутствия достоверной оценки рекреационной ценности многих российских территорий заключается в отсутствии унифицированных и достоверных методов учета туристических ресурсов. Таким образом, крайне
актуальным направлением является развитие федерального статистического наблюдения за развитием агротуризма. Считаем, что организацию регионального статистического наблюдения в заинтересованных в
развитии агротуризма регионах необходимо начинать в инициативном
порядке уже сейчас.
Весьма актуальной геополитической задачей для России является оптимизация системы расселения. По данным переписи населения
2002 г. в таких регионах, как Астраханская, Вологодская области, Карачаево-Черкессия и ряде других наблюдается увеличение численности
сельского населения и число сельских населенных пунктов (так называемая «рурализация»). В Белгородской, Оренбургской, Ростовской, Саратовской областях, Республике Татарстан число сельских населенных
пунктов сокращается (наблюдается концентрация сельского населения).
Сокращение людности и числа сельских поселений наблюдается в Вологодской, Тверской областях, Хабаровском крае («депопуляция и разрушение каркаса сельских поселений»). Еще одна тенденция: уменьшение людности при увеличении числа сельских поселений («дисперсность сельского населения»), что характерно для территорий со слабыми локальными рынками. Мы согласны с мнением В.В. Пациорковского [111], что депопуляция и разрушение каркаса сельского расселения
чревато обезлюдиванием приграничных территорий. Эти вопросы надо
рассматривать с позиции национальной безопасности.
Один из путей решения названной проблемы — миграционная политика. Привлечение мигрантов в сельскую местность, по нашему мнению, должно базироваться на развитии социальной инфраструктуры,
обеспечивающей достойное качество жизни, и занятость населения.
По оценкам социологов, плохие жилищные условия и недовольство
качеством жилья не служат основным «выталкивающим» фактором, но,
как правило, учитываются людьми при принятии решения о переезде,
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
причем на каждой последующей стадии подготовки к миграции во все
большей степени. Из этого следует, что политика, стимулирующая миграционную активность, должна обязательно апеллировать к желанию
людей улучшить свое жилье, демонстрируя им положительный опыт
решения этой проблемы другими мигрантами [164]. Информация о
каких-либо жилищных льготах на новом месте жительства (в которое
желательно направить миграционные потоки) должна распространяться и через компании, занимающиеся недвижимостью, так как именно
туда обращаются люди, планирующие улучшить свое жилье, и среди
них немалая доля тех, кто не связывает это улучшение исключительно с
местом своего настоящего проживания.
Проблему обеспечения занятости сельского населения в определенной мере поможет решить повышение роли малых городов и крупных
сельских поселений, где могли бы найти работу жители близлежащих
сел.
Структурирование приведенной выше информации позволило нам
выделить ряд основных направлений государственного регулирования
развития сельских территорий в развитых странах мира (табл. 2.1).
Наша страна также осуществляет ряд мероприятий, связанных с
устойчивым развитием сельских территорий. Однако пока нельзя сказать, что результаты в равной степени проявляются во всех уголках России. Рассмотрим опыт некоторых регионов Приволжского федерального округа.
В Оренбургской области принят ряд региональных целевых программ. Остановимся на программе, курируемой Министерством сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности
Оренбургской области (www.mcx.orb.ru).
Областная целевая программа «Развитие сельского хозяйства и
регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и
продовольствия Оренбургской области на 2008–2012 годы» принята
07.11.2008 г. законом Оренбургской области № 2557/540-IV-ОЗ «Об областной целевой программе «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Оренбургской области на 2008–2012 годы». На цели устойчивого
развития сельских территорий на период 2008–2012 гг. запланировано выделить 14 604,9 млн руб., в том числе из федерального бюджета
2 694,2, из областного бюджета — 7 679,8, из местных бюджетов — 61,5,
из внебюджетных источников — 4 169,4 млн руб.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 2.1 — Направления государственной поддержки социального
развития сельских территорий в развитых странах мира
Направления государственной
политики
Устойчивое развитие сельских
территорий
Развитие инфраструктуры
(транспорт, связь, Интернет, образование и т.п.)
Дифференцированная
социально-экономическая политика (к разным группам
сельских территорий разные
подходы)
Поддержание экологического
благополучия, в том числе на
основе выборочной экстенсификации сельского хозяйства
Развитие несельскохозяйственной деятельности, создание
новых рабочих мест, поддержка предприятий (в том числе
микропредприятий)
Поддержка доходов сельских
товаропроизводителей, а не
рынков
Внедрение технологических
инноваций, создание «полюсов
конкурентоспособности»
Агротуризм
Миграционная политика
Гер- Фран- Кана- Китай
США мания
ция
да
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
+
Кипр
+
+
+
+
+
Областная целевая программа «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия Оренбургской области на 2008–2012 годы» имеет три цели.
Первой целью программы является устойчивое развитие сельских
территорий, повышение уровня жизни сельского населения, которая осуществляется в рамках областной целевой программы «Социальное развитие села до 2012 года». На цели повышения уровня развития социальной
инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений выделено 14 317,9 млн руб., из них 78 % планируется направить на улучшение
жилищных условий сельских жителей, 22 % — на развитие водоснабже99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния и газификации. На развитие здравоохранения, образования, культуры,
электроснабжения планируется потратить 1 868,0 млн руб., причем 80 %
этих средств будет направлено из областного бюджета.
Второй целью является повышение конкурентоспособности производимой в области сельскохозяйственной продукции на основе финансовой устойчивости и модернизации сельского хозяйства, а также на
основе ускоренного развития приоритетных подотраслей сельского хозяйства, в результате достижения которой увеличится объем производства продукции сельского хозяйства, вырастут инвестиции, улучшится
техническое и технологическое обеспечение сельскохозяйственного
производства, повысится производительность труда. В частности, рост
производства растениеводческой продукции планируется обеспечивать
за счет поддержки элитного семеноводства, комплекса мер по технической и технологической модернизации отрасли, повышения плодородия
почв, расширения посевов озимых культур, кукурузы по зерновой технологии, зернобобовых, рапса.
Третьей целью, стоящей перед министерством, является сохранение
и воспроизводство используемых сельским хозяйством земельных и
других природных ресурсов.
В разных регионах страны по-разному подходят к решению социальных вопросов на селе и освещению хода выполнения мероприятий.
Так, в Республике Татарстан в рамках Республиканской целевой программы «Развитие сельского хозяйства Республики Татарстан на 2008–
2012 годы» по направлению «Обеспечение доступным жильем молодых
специалистов и молодых семей на селе» более 5,2 тыс. молодых специалистов и семей получили субсидий на приобретение и строительство жилья в сумме более 3,6 млрд рублей. Мероприятия по развитию
газификации выполнены на 1,8 млн руб., водоснабжению на 18,0 млн
рублей.
На сайте правительства Кировской области в разделе агропромышленного сектора представлена следующая информация (http://www.ako.
kirov.ru/econom/apk/real.php). C 2003 г. в области реализуются федеральная и областная целевые программы «Социальное развитие села»,
которые имеют социальный, экономический и экологический эффекты
и направлены на создание минимально необходимой среды жизнедеятельности в сельских муниципальных образованиях. С 2009 г. в Кировской области в рамках целевой программы будут реализовываться мероприятия по поддержке комплексной компактной застройки и благоустройства сельских поселений, которые создадут условия для развития
сельских территорий и повышения уровня жизни сельского населения.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В 2009–2012 гг. планируется реализовать 4 экспериментальных проекта в Зуевском, Куменском и Кирово-Чепецком районах, на которые запланировано выделить 358,3 млн рублей, в том числе 247,7 млн рублей
средств федерального бюджета, 101,5 млн рублей средств областного
бюджета, 7,1 млн рублей средств местных бюджетов, а также привлечь
2,0 млн рублей внебюджетных источников.
Положительным моментом при реализации программ в последующие годы является то, что в связи с применением с 2009 г. механизма
софинансирования федеральной целевой программы, увязанного с бюджетной обеспеченностью бюджетов субъектов Российской Федерации,
увеличена доля софинансирования за счет средств федерального бюджета. В частности, на мероприятия по улучшению жилищных условий
граждан, проживающих в сельской местности, и обеспечению доступным жильем молодых семей и молодых специалистов на селе с 30% до
48%, по мероприятиям, связанным со строительством или реконструкцией объектов социальной сферы и инженерного обустройства сельских населенных пунктов — с 30% до 70%. Данное изменение снижает
финансовую нагрузку на региональный бюджет и граждан — участников программ.
Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики
Марий Эл (http://www.aris.mari.ru/~razvit) в отчете о реализации областной целевой программы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в Республике Марий Эл на 2008–2012 годы» указывает, что по
направлению «Обеспечение доступным жильем молодых специалистов
(или их семей) на селе» регионального проекта «Развитие агропромышленного комплекса Республики Марий Эл» за 2006–2007 гг. в сельской
местности введено в эксплуатацию и приобретено жилых домов и квартир площадью 11,304 тыс. кв. метров для 164 молодых семей и молодых
специалистов. Республиканская целевая программа также предусматривает мероприятия по повышению уровня развития социальной инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений.
На сайте правительства Республики Мордовия в разделе «Национальные проекты» (http://e-mordovia.ru/proekti/law_baza/apk.php) опубликована информация о результатах реализации Государственной
программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008–201 гг.
на территории региона, приведены сведения о производстве сельскохозяйственной продукции, а также по вводу жилья, обеспечению сель101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского населения питьевой водой и газификации сельских населенных
пунктов. Сведения представлены в натуральном выражении.
В Пермском крае региональная целевая программа «Развитие сельского хозяйства на 2009–2012 гг.» была принята в 2008 г. (сайт министерства сельского хозяйства Пермского края http://agro.perm.ru). Кроме того, в ноябре 2009 г. решением краевого правительства принята
долгосрочная целевая программа «Социальное развитие села в Пермском крае до 2012 года». Ее основой является федеральная целевая программа «Социальное развитие села до 2012 года». Планируется, что в
рамках программы с 2009 по 2012 гг. свои жилищные условия должны
улучшить 2,8 тыс. семей и молодых специалистов, живущих и работающих на селе. К 2012 г. в сельской местности будет построено 704 км
газопроводов и 261,9 км водопроводов. За счет этого уровень газификации увеличится на 30 %, а уровень обеспеченности населения питьевой водой — до 63 %. Кроме того, программа предполагает улучшение
условий обучения учащихся в сельских общеобразовательных школах,
расширение сети фельдшерско-акушерских пунктов, открытие клубных
учреждений и др. Общая потребность финансирования программы на
2009–2012 гг. составит 1,9 млрд руб., в том числе 394,3 млн руб. — из
бюджета Пермского края. В 2008 г. в сельских территориях края построено 45,4 км газопроводов, 39,4 км водопроводов, свидетельства на
приобретение и строительство жилья получили более 100 семей, проживающих в сельской местности. Что интересно, в Пермском крае все
целевые программы, связанные с социальными процессами, объединены в функционально-целевой блок (ФЦБ) «Развитие человеческого потенциала», а краевая программа «Социальное развитие села в Пермском
крае до 2012 г.» входит в ФЦБ «Экономическое развитие» и контролируется заместителем председателя правительства края.
По Нижегородской, Ульяновской областям и Республике Башкортостан информация о мероприятиях, способствующих устойчивому развитию сельских территорий в Интернете не представлена.
Таким образом, изучение отечественного и мирового опыта в плане
поддержки устойчивого развития сельских территорий позволило выделить следующие направления:
1) поддержка сельскохозяйственного производства, в том числе малых форм хозяйствования;
2)поддержка несельскохозяйственных видов деятельности (в первую очередь агротуризма);
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3)поддержка крупных и средних организаций, расположенных в
малых городах и крупных сельских населенных пунктах (развитие идеи
и реализация на практике создания «точек роста»);
4)развитие социальной инфраструктуры и улучшение жилищных
условий жителей села;
5)широкое освещение положительного опыта обустройства сельских поселений с целью привлечения мигрантов на постоянное место
жительства в сельскую местность, в том числе на основе развития территориальной статистики, информатизации деятельности территориальных органов власти и местного самоуправления.
В решении названных задач большую роль призвана сыграть территориальная статистика, которая выступает звеном, объединяющим разные регионы страны. Приведенные примеры по освещению результатов
региональной социальной политики в отношении сельских территорий
в регионах Приволжского федерального округа показывают разное отношение в Правительствах субъектов Федерации не только к данной
проблеме как таковой и к путям ее решения, но и к способу представления информации о своей работе. На наш взгляд, более широкое применение статистических методов в анализе сложившейся ситуации должно привести к систематизации социально-экономической информации,
ее сопоставимости в разрезе регионов и муниципальных образований,
повышению научной обоснованности принятия решений и корректировки осуществляемой социальной политики. Укрепление практического взаимодействия органов власти и управления с представителями
региональной и муниципальной статистики, действующими на основе
методологии Росстата, будет способствовать формированию единого
информационного пространства страны и прозрачности региональной
и федеральной социальной политики.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3 ИНФОРМАЦИОННО-СТАТИСТИЧЕСКОЕ
ОБЕСПЕЧЕНИЕ УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ
ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ СЕЛЬСКИХ
ТЕРРИТОРИЙ
3.1  Методология статистического исследования качества жизни населения сельских территорий
Любое исследование предполагает первоначальное формирование концепции, а также обоснование структуры и логической организации исследования и использование определенной системы принципов и способов, то есть методологии исследования. В науке методология понимается неоднозначно. Методология долгое время рассматривалась дословно
лишь как учение о методах деятельности (метод и «логос» — учение).
Так, в философском словаре 1972 г. издания дано такое определение
[162]: «Методология — 1) совокупность приемов исследования, применяемых в какой-либо науке; 2) учение о методе познания и преобразования мира». Такая узкая трактовка методологии встречается и в настоящее время: «Понятие «методология» имеет два основных значения:
система определенных способов и приемов, применяемых в той или
иной сфере деятельности (в науке, политике, искусстве и т.п.); учение
об этой системе, общая теория метода, теория в действии» [108].
Подобное понимание методологии ограничивает ее предмет анализом методов. Однако на это есть свои причины. В нашей стране методология науки начала формироваться в 60–70-е гг. ХХ в. До этого периода
методология была заключена в марксистско-ленинском учении, и рассуждения о какой-либо иной методологии считались «вредными». Вопросы методологии науки, очищенные от идеологического содержания,
подробно отражены в трудах таких советских ученых, как П.В. Копнин,
В.А. Лекторский, В.И. Садовский, В.С. Швырев, Г.П. Щедровицкий и
др. [102]. Они разделили методологию науки на четыре уровня:
— философский;
— общенаучный;
— конкретно-научный;
— технологический (конкретные методики и техники исследования).
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Философам отводится первый и второй уровни («этажи»), так как они
анализируют общие результаты, полученные в различных областях научных знаний в прошлых исследованиях. Ученым представителям конкретных наук (физикам, химикам и т.п.) нужна методология как оружие
собственной деятельности для проведения их собственных исследований.
Получается, что у каждой категории исследования и ученого должна быть
принципиально отличающаяся методология. Однако, очевидно, что в разных науках имеются общие средства, принципы, методы, хотя содержание исследований в разных научных областях разное.
В современном общенаучном смысле методология — учение о методах научного поиска, о приемах и операциях по накоплению и освоению знаний, о способах построения и обоснования системы знаний.
При этом составляющими методологии являются:
— постановка проблемы и обоснование актуальности;
— определение объекта, предмета и границ исследования;
— изучение литературы по данной проблеме и критический анализ
сложившихся точек зрения на те или иные вопросы;
— уточнение понятийного аппарата исследования, выбор средств и
методов исследования, средств (ресурсов) и этапов проведения исследовательской работы, построение научной теории;
— проверка полученного результата с точки зрения его истинности,
т.е. соответствия объекту исследования [161].
Понимание методологии как учении об организации деятельности
(деятельность как целенаправленная активность человека) представлено в публикации [102]. Авторы предлагают следующую структуру методологии.
1. Характеристика деятельности (особенности, принципы, условия,
нормы деятельности).
2.Логическая структура деятельности (субъект, объект, предмет,
формы, средства, методы, результаты деятельности).
3. Временная структура деятельности (фазы, стадии, этапы деятельности).
Таким образом, разработать методологию чего-либо, значит организовать деятельность, а именно упорядочить ее в целостную систему с четко определенными характеристиками, логической структурой,
процессом ее осуществления. Данный подход позволяет разрабатывать
методологию не только строго для научно-исследовательской, но и для
практической деятельности человека. Предпосылками формирования
методологии практической деятельности являются широкая информатизация общества, глобализация экономики и изменение роли науки в об105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ществе. Обстоятельства, обеспечивающие возможность формирования
методологии как науки, так и практической деятельности важна для статистика, поскольку статистическое исследование, как правило, предполагает проработку вопросов организации статистического наблюдения,
то есть решение задач организации статистической практики.
Рассмотрим особенности, присущие методологии экономической
науки, а также методологии на уровне конкретной предметной области
настоящего исследования.
По общему признанию, формирование экономической методологии
как специализированной области исследования приходится на 1980-е
гг., когда экономисты, философы, методологи науки объединились в общем стремлении осмыслить предпосылки, тенденции, проблемы и перспективы развития экономической науки, повысить уровень профессионального самосознания экономистов, содействовать более адекватному восприятию экономических идей [161]. Направления качественной
трансформации экономической методологии проявляются в следующем.
1. Методология из преимущественно нормативной (предписывающей, какие исследования считать научными, какие методы — надежными, а результаты — достоверными) стала преимущественно дескриптивной и позитивной, стремящейся описывать и осмысливать фактически сложившиеся структуры экономического знания, тенденции его
эволюции, практику научной деятельности.
2. Радикально расширилось предметное поле экономической методологии за счет освещения философских проблем экономической науки,
таких, как анализ экономического знания и познания (эпистемологию),
а также метанаучных (философских, этических, идеологических и т.д.)
представлений о самой экономической реальности.
3.С течением времени изменилось само восприятие экономической
науки, несущей часто ограниченное и фрагментарное знание.
Третье направление трансформации экономической методологии
обусловлено широким использованием экономистами-исследователями
математического аппарата, за которым, к сожалению, могут скрываться
«легковесные» положения, с точки зрения сущности предмета [81].
Функциональная структура научного экономического знания должна включать [161]:
1. Теоретическое знание;
2.Эмпирическое знание (совокупность фактов, получивших истолкование в рамках соответствующей теории и составляющих ее эмпирический базис);
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.Онтологическое знание, состоящее из обобщенных представлений о предметной области, согласованных с более широкими мировоззренческими установками;
4.Инструментальное знание и навыки по технологии исследовательской работы;
5. Инструментальные знания и навыки прикладного характера, составляющие основу искусства экономики (включая значительный корпус опытного знания).
Методология статистического, как и любого экономического исследования, в целом базируется на фундаменте, разработанном в материалистической диалектике, согласно которой общественные явления
и процессы рассматриваются в развитии, взаимной связи и причинной
обусловленности. Особенно большое значение для вскрытия специфики статистики имеет диалектико-материалистическая трактовка таких
философских категорий, как качество и количество, причинность, необходимость и случайность, общее, частное и отдельное, закон и закономерность. Особенность статистической методологии проявляется, вопервых, в точном измерении и описании массовых данных, во-вторых,
в измерении и анализе дифференциации явлений, в-третьих, в применении сводных, обобщающих показателей для характеристики явлений и
закономерностей их развития [73].
Таким образом, статистическая методология — система приемов и
методов, направленных на изучение количественных закономерностей,
проявляющихся в структуре, динамике и взаимосвязях социально-экономических явлений. Важным требованием к статистической методологии является обеспечение сравнимости данных во времени и пространстве, а также в международном плане.
Если понятия «методология науки» вообще и «статистическая методология» в частности допускают вариации трактовки, то понятие
«официальная статистическая методология» четко определено в российском законодательстве. В соответствии с Федеральным законом
от 29.11.2007 г. № 282-ФЗ «Об официальном статистическом учете и
системе государственной статистики в Российской Федерации» официальная статистическая методология включает в себя методы сбора,
контроля, редактирования, сводки и группировки первичных статистических данных и административных данных, оценки точности официальной статистической информации и ее систематизации.
Традиционно статистическое исследование разбивают на три этапа:
1) статистическое наблюдение, 2) сводка и группировка данных, 3) анализ и обобщение данных и обнаружение закономерностей в изучаемых
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исследованиях. Федеральный закон № 282-ФЗ закрепляет за органами
государственной статистики разработку методологии первого и второго
этапов статистического исследования. Но третий этап остается неохваченным и, по сути, необъятным [79].
Применительно к нашему исследованию официальная статистическая методология разрабатывает методологические положения по статистическому наблюдению за демографическими процессами, уровнем
жизни населения, в том числе за развитием здравоохранения, образования, жилищными условиями населения и другими социальными процессами. Изучение качества жизни населения сельских территорий в
рамках официальной статистической методологии возможно благодаря
имеющейся в государственной статистике группировке населения по
месту жительства, т.е. разделению населения на городское и сельское.
В информационной базе госстатистики достаточно много показателей
в разрезе городской и сельской местности (например, ожидаемая продолжительность жизни, благоустройство жилищного фонда, развитие
культурно-досуговой деятельности, бюджеты домашних хозяйств и др.).
Наличие такой информации позволяет изучить закономерности социального и демографического развития сельских территорий, а также выполнить сравнительные оценки их с показателями городской местности.
Вместе с тем, развитие сельских территорий и изменение показателей качества жизни сельского населения необходимо изучать не только
в динамике, но и в разрезе регионов и на субрегиональном (муниципальном, местном) уровне. В Российской Федерации очень разнообразны условия и возможности развития сельских территорий в пределах
многих ее субъектов, страны в целом. Изучение пространственных закономерностей социального развития в масштабах страны позволит получить четкое понимание следующих стратегических задач:
• выбор территорий, на которых развитие аграрного производства
наиболее эффективно, уточнение районов производственной специализации АПК;
• выбор территорий, обладающих потенциалом для развития альтернативных сельскому хозяйству видов экономической деятельности
(например, зон рекреации, зон сервисно-бытовых, гостиничных услуг
для транзитного транспорта и др.);
• выделение не экономически, а политически значимых сельских
территорий, где необходимо поддерживать определенный уровень жизни населения с целью сохранения контроля над территорией (например,
приграничные малонаселенные районы).
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Очевидно, без оценки потенциалов конкретных территорий невозможно разработать стратегию развития региона, отрасли, сельских
территорий. Развитие региональной и муниципальной статистики на
базе официальной статистической методологии дает возможность исследовать особенности ключевых параметров социальных процессов
внутри регионов и осуществлять межрегиональные и межмуниципальные сравнения. Однако существующая информационная база муниципальной статистики не позволяет в полной мере удовлетворить интерес
исследователей к проблеме развития сельских поселений. Переход на
международные стандарты и классификаторы в российской статистике
требует новых подходов к определению современных тенденций и особенностей развития сельских административно-территориальных единиц, а также создание дополнительной информационной базы.
В создании дополнительной информационной базы заинтересованы
также органы власти и местного самоуправления, что связано с необходимостью оценки эффективности государственной социальной политики. Федеральная политика по обеспечению повышения качества жизни
и социального развития сельских территорий реализуется посредством
целенаправленной социальной политики регионов, которая представляет собой комплекс отдельных мероприятий и программ, объединенных единой системой целевых ориентиров социально-экономического
характера, увязанных по ресурсам, исполнителям, срокам. Важность
таких программ безусловна, но, как показывает практика, в них нередко отсутствует система критериев оценки эффективности принимаемых
решений, что, в свою очередь, затрудняет определение будущих источников финансирования и ставит под угрозу достижение поставленных
целей. Поэтому через 2–3 года такие программы требуют серьезной корректировки. В этой связи роль статистического мониторинга и анализа
качества жизни населения сельских территорий значительно возрастает.
Статистическое исследование качества жизни населения сельских
территорий охватывает следующие основные направления:
— статистический анализ прошлого и настоящего состояния социально-демографических процессов в сельской местности на основе временных рядов;
— исследование взаимосвязей между социальными и экономическими явлениями на региональном и муниципальном уровнях, в том
числе в сельских муниципальных районах;
— статистическое моделирование социальных явлений, которое
подразумевает построение статических и временных моделей;
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
— формирование обобщающих показателей качества жизни населения сельских территорий.
Учитывая актуальность темы исследования для большинства регионов России, показатели качества жизни населения сельских территорий
необходимо анализировать на федеральном уровне, а также на материалах конкретного региона, что позволит подробно изучить уровень социального развития и качество жизни населения сельских территорий.
Основные элементы статистической методологии исследования качества жизни населения сельских территорий представлены на рисунке 3.1.
Составляющие
методологии
Содержание этапа исследования
1. Формулировка целей и задач статистического исследования качества
жизни населения сельских территорий, определение содержания качества жизни и особенностей статистического исследования качества
жизни населения сельских территорий, разработка системы статистических показателей и системы методов исследования
Теоретическая
2. Формирование информационной базы исследования: разработка
концепции статистического мониторинга качества жизни населения
сельских территорий региона и муниципального района на основе теоретико-методологических положений территориальной статистики
3. Эмпирическое исследование качества жизни населения сельских
территорий регионов и России в целом
3.1 Анализ демографических
показателей
Эмпирическая
Практическая
3.2 Анализ показателей уровня жизни
сельского населения
3.3 Анализ развития социальной инфраструктуры сельских территорий
4. Разработка и апробация методики построения обобщающего показателя качества жизни населений сельских территорий
5. Интерпретация полученных результатов, выявление особенностей
качества жизни населения сельских территорий, сравнительный анализ показателей между городской и сельской местностью
6. Разработка практических рекомендаций по совершенствованию
оценки эффективности государственной социальной политики в отношении повышения качества жизни населения сельских территорий
Рисунок 3.1 — Логическая схема исследования
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Представленную методологию условно можно разделить на теоретическую, эмпирическую и практическую составляющие.
Теоретическая составляющая формируется на первых этапах исследования и включает разработку целей и задач исследования, определение сущности понятия «качество жизни», уточнение понятий, связанных с устойчивым развитием сельских территорий, факторов, его
определяющих, разработку системы статистических показателей. На
втором этапе разрабатывается концепция статистического мониторинга качества жизни населения сельских территорий региона на основе
теоретико-методологических положений региональной статистики.
Основными факторами повышения качества жизни населения сельских территорий, по нашему мнению, в современных условиях выступают институциональное развитие, одним из проявлений которого
являются достигнутый уровень и степень конвергенции (уменьшения
различий) сельских муниципальных районов по уровню развития социальной инфраструктуры, а также развитие экономики сельских поселений, характеризующееся увеличением объемов инвестиций в основной
капитал, изменением числа действующих предприятий, ростом средней
заработной платы и т.п.
Следствием повышения качества жизни является улучшение демографической ситуации и создание условий для развития человеческого
потенциала на территории сельских поселений.
К эмпирической части методологии относится обнаружение статистических закономерностей и прогнозирование параметров качества
жизни населения сельских территорий на основе построенных моделей,
критериев, статистических величин. Эмпирическое исследование включает анализ демографических показателей, анализ показателей уровня
и качества жизни населения, анализ развития социальной инфраструктуры сельских территорий. Показатели проанализированы в динамике,
выполнен сравнительный анализ показателей между городской и сельской местностью. Учитывая значительную территориальную асимметрию социально-экономического развития в нашей стране, система статистических методов включает приемы робастного оценивания, многомерные методы (кластерный, факторный), нечувствительные к качеству
распределения, вариационный анализ.
Важную часть методологии любых исследований составляют методы измерения связей. Мы предлагаем использовать методы нетрадиционного корреляционного анализа для выявления влияния факторов
на изменение асимметрии социально-демографических процессов на
муниципальном уровне региона в динамике. Статистическое отраже111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние процессов социального развития сельских территорий позволит
выявить новые тенденции, структурные сдвиги, оценить основные проблемы, с которыми сталкиваются разработчики федеральных и региональных государственных программ социального развития населенных
пунктов, руководители административно-территориальных образований. Классификация факторов, препятствующих и способствующих достижению целей социальной политики, является основой углубленного
анализа механизмов управления повышением качества жизни населения сельских территорий.
Поскольку одной из важных задач статистики является построение
обобщающих показателей, в рамках представленной методологии мы
разработали методику построения обобщающего показателя качества
жизни населения сельских территорий региона. В качестве обобщающего мы предлагаем использовать индекс развития человеческого потенциала, рассчитанный отдельно для населения, проживающего в городской и сельской местностях региона. С учетом имеющихся информационной базы и методических подходов к измерению человеческого
развития нами обоснован выбор частных показателей для измерения
каждой из трех компонент интегрального индекса (долголетие, образование, доход), реперные точки (фиксированные максимальные и минимальные значения). Методика формирования этого показателя представлена в четвертой главе.
Значение практической составляющей методологии данного исследования обусловлено востребованностью методических разработок по
оценке эффективности государственной политики в отношении повышения качества жизни населения сельских территорий.
Таким образом, актуальность поставленных вопросов требует разработки теоретико-методологических основ анализа качества жизни
населения сельских территорий в региональном и, особенно, муниципальном аспектах. В этом отношении уточнение понятийного аппарата,
формулирование обоснованных определений, соответствующих цели
научного исследования, создают необходимую основу для проведения
последующих углубленных исследований, обеспечивающих дальнейшее развитие теории и практики статистического наблюдения и исследования качества жизни населения сельских территорий.
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.2 Теория, практика, пути совершенствования региональной и муниципальной статистики как информационной базы исследования качества жизни населения сельских территорий
Развитие экономических отношений в России в значительной степени увеличивает потребности управляющих структур в своевременной и
достоверной информации по различным аспектам жизнедеятельности
общества, что в свою очередь требует развития специфической информационной инфраструктуры. Ее специфика проявляется в возможности
выполнения комплексного анализа происходящих в регионах страны
социальных, экономических, экологических и других процессов. Основной информационной и методологической базой изучения региональных ситуаций и проблем с целью формирования территориальной
социально-экономической политики является статистика. В этой связи
одним из направлений совершенствования государственной статистики
в нашей стране с середины 1990-х гг. стало развитие территориальной
статистики.
Понятие территориальной статистики в нашей стране до середины
90-х годов ХХ в. было связано, прежде всего, с одним из направлений
деятельности территориальных органов государственной статистики в
процессе информационного взаимодействия с местными органами власти и управления. Однако в настоящее время, в процессе накопления
практического опыта и теоретических исследований в этой сфере, территориальная статистика формируется в самостоятельное направление
не только в области статистической практики, но и в науке.
Анализ публикаций по изучаемой проблеме показал, что большинство современных российских авторов в процессе статистического исследования территориальных социально-экономических проблем отдают предпочтение термину «региональная статистика», уточняя, что это
новое, многоаспектное и вместе с тем не вполне сложившееся понятие
[48, 77, 125, 126, 134].
Известно, что термин «региональная наука» был введен в научный
обиход американским ученым Уильямом Айзардом в конце 40-х гг. ХХ
ве­ка, при этом региональная наука преподносилась как междисциплинарная область [24]. В некоторых европейских странах в 1960–1970 гг.
термин «региональная статистика» применялся на практике. В частности, польский статистик В. Ковалец посвятил монографию методоло113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гическим проблемам региональной статистики Польши, в которой обоснованно утверждал, что развитие региональной статистики зависит
от развития теоретических исследовательских работ, связанных с концепцией и методами описания и анализа территориальной структуры
хозяйства, с методами прогнозирования территориальных изменений и
т.д. Излагая программу развития региональной статистики, В. Ковалец
отмечал, что «развитие всех отраслей региональной статистики будет
способствовать эффективному руководству территориальным развитием» [62]. Эти утверждения актуальны для нашей страны в настоящее
время.
Надо отметить, что методологические рекомендации по осуществлению статистических работ в региональном разрезе не предусмотрены международными статистическими документами ООН, так как
имеют значение не для всех стран. Поэтому в этой области велико разнообразие научно-методологических разработок.
В первом отечественном учебнике по региональной статистике под
редакцией В.М. Рябцева и Г.И. Чудилина (2001) региональную статистику трактовали как «научную дисциплину, призванную количественно описать региональное сообщество как территориальную систему,
состоящую из взаимосвязанных самоуправляемых регионов, составляющих единое экономическое пространство, выражающее на основе соответствующей научной статистической методологии содержательную
сторону процесса их развития и взаимодействия» [125].
Е.С. Заварина и К.Г. Чобану (2006) под региональной статистикой
понимают «деятельность по сбору и обработке объективной, достоверной экономико-статистической информации о региональном развитии
страны». При этом подчеркивается, что необходимо развивать в рамках
региональной статистики муниципальную статистику, которая, являясь
негосударственной статистикой, решает проблемы обеспечения информацией местные органы управления [48]. Трудно согласится с тем,
что муниципальная статистика является негосударственной, так как еще
в 1998 г. Госкомстат РФ разработал первый вариант унифицированной
системы показателей муниципальной статистики, на который опирались органы местного самоуправления в процессе решения управленческих задач.
Авторы учебника «Региональная статистика» (2006) трактуют понятие «региональная статистика» в трех аспектах [126]:
1) региональная статистика — это научная и учебная дисциплина,
которая изучает количественную сторону явлений региональной экономики и социальной сферы в органическом единстве с их качественной
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стороной, а также дает количественное выражение закономерностей региональной экономики;
2)региональная статистика — практическая деятельность органов
государственной, ведомственной и коммерческой статистики, обеспечивающая сбор, обработку, хранение и предоставление региональной
информации широкому кругу пользователей (центральным и региональным органам власти и управления, физическим и юридическим
лицам и т.д.);
3)региональная статистика — система объективной и своевременной экономико-статистической информации, построенная по территориальному признаку.
Авторы подчеркивают, что региональная статистика — это статистика пространственной экономики, которая рассматривает явления
и процессы, «привязанные» к определенному географическому пространству. При этом в учебнике подробно не рассматриваются вопросы
развития муниципальной статистики, лишь упоминается, что «муниципальная статистика изучает массовые экономические, социальные, демографические явления, происходящие на территории муниципального
образования».
Несмотря на то, что термин «региональная статистика» сегодня
прочно закрепился на практике, в научной литературе не существует
однозначной трактовки понятия «регион». Для региональной статистики определение региона весьма важно, так как регион является объектом изучения.
Во всех учебниках по региональной статистике объектом региональной статистики названы регионы — субъекты Российской Федерации (республики, края, области, города федерального значения, автономные области, автономные округа России) [например: 126, с. 11].
Определение объекта региональной статистики нами сформулировано следующим образом [77, с. 32]:
«При осуществлении региональных статистических исследований
под «регионом» понимают территорию, обладающую определенной
политической, законодательной и экономической самостоятельностью,
с законченным циклом воспроизводства, имеющую местные органы
власти и управления, для которой характерно специфическое взаимодействие производственной, социальной, финансовой и экологической
систем, что является основой для административного деления страны».
При изучении курса региональной статистики предлагается рассматривать в качестве объекта исследования регионы — субъекты Российской
Федерации.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предметом региональной статистики выступает количественная
характеристика качественно определенных явлений и процессов экономики и социальной сферы регионов, их систем, а также закономерностей регионального развития [126 с. 11]. Данная трактовка предмета
региональной статистики согласуется с традиционным пониманием
предмета статистики как науки [45].
В последние годы научные исследования в рамках региональной
статистики все чаще затрагивают проблемы статистического описания
муниципальных образований внутри региона. Появилось много публикаций, посвященных вопросам методологии муниципальной статистики и анализу социально-экономических процессов на муниципальном
уровне [19, 36, 70, 80, 114, 166 и др.].
Так, Ф. Завьялов, В. Проскуряков отмечают, что требования к статистике муниципальных образований как к основной информационной
базе территориального управления принципиально отличаются от областной (краевой) статистики тем, что должны ориентироваться на социальные показатели и показатели «последствий» производственной
деятельности (вместо показателя «объем производства» надо использовать «объем портфеля заказов», определяющий, на какой период времени предприятие сможет обеспечить работой занятых на нем) [49].
Д.И. Милованов выделяет муниципальную статистику в самостоятельное направление статистической науки и практики, давая следующее определение: «муниципальная статистика — система статистической информации, характеризующая состояние массовых явлений и
процессов, входящих в предмет ведения органов местного самоуправления». Основная задача, которую должна решать муниципальная
статистика, состоит в обеспечении органов местного самоуправления
статистической информацией, характеризующей социально-экономические процессы, происходящие на подведомственной территории» [94].
Однако, по нашему мнению, такой подход не позволяет четко указать
на взаимосвязь муниципальной и региональной статистики, а также на
наличие у этих направлений единой методологической основы, базирующейся на положениях государственной статистики России. Без «привязки» муниципальной и региональной статистики к методологии государственной статистики России можно добиться лишь отсутствия сопоставимости статистической информации в территориальном разрезе.
Объективно оценивая статус региональной и муниципальной «ветвей» статистики, подчеркнем, что если определение региона зачастую
носит дискуссионный характер, то определение муниципального образования четко сформулировано в российском законодательстве: му116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ниципальное образование — это территория, в границах которой осуществляется местное самоуправление (городское или сельское поселение, муниципальный район, городской округ)1. Следовательно, статус
муниципальных образований, обозначенный в новом законодательстве,
требует уточнения места и роли муниципальной статистики в общей
системе статистической практики и методологии.
Сегодня Росстат координирует деятельность по развитию муниципальной статистики. Первым шагом в этом направлении стали разработка и утверждение Госкомстатом РФ в 2002 г. унифицированной
системы показателей, характеризующих социально-экономическое положение муниципального образования. Унифицированная система показателей содержала 25 разделов и позволяла учитывать специфику муниципального образования [113].
Положительными чертами унифицированной системы показателей
являются: во-первых, отказ от отраслевого подхода; во-вторых, обширная характеристика непроизводственной сферы территории; в-третьих,
включение практически во все разделы финансовых показателей, характеризующих соответствующую сферу жизнедеятельности муниципалитета. Данная система показателей представляет собой паспорт муниципального образования (комплексный информационно-статистический материал о социально-экономическом состоянии муниципального
образования).
В настоящее время актуальным вопросом является дальнейшее совершенствование унифицированной системы показателей муниципальной статистики. Представляется, что новая система показателей должна
содержать блоки информации, характеризующие общие и специфические особенности территории, ее ресурсный потенциал, информацию
о количественных и качественных изменениях на территории муниципального образования.
Наряду с совершенствованием системы показателей муниципальной статистики развивается и статистическое наблюдение за ходом
реформы местного самоуправления. В частности, территориальные органы государственной статистики собирают первичные данные по нескольким формам. Так, с 1997 г. осуществляется сбор статистических
данных по годовой форме № 1-администрация «Сведения о муниципальных образованиях» (первоначально форма называлась «Сведения
1 Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» № 131-ФЗ от 06.10.2003, вступивший в силу с
1 января 2006 г.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
о ходе реформы местного самоуправления» и представлялась в органы
госстатистики два раза в год: на 1 апреля и 1 сентября).
С 1998 г. собираются данные по форме № 1-МС «Сведения о составе работников, замещающих муниципальные должности, по полу,
образованию, стажу работы и оплате их труда» (1 раз в год). В 2001 г.
введена годовая форма федерального статистического наблюдения
№ 1-МБ «Сведения об исполнении бюджета муниципального образования (местного бюджета)». С 2003 г. ведется сбор данных по форме
№ 2-ГМС «Сведения о дополнительном профессиональном образовании федеральных государственных (муниципальных) служащих (1 раз
в год). С 2008 г. собираются данные по годовой форме № 1-МО «Сведения об объектах инфраструктуры муниципального образования» и по
приложению к форме № 1-МО «Показатели для оценки эффективности
деятельности органов местного самоуправления городских округов и
муниципальных районов» [110].
Тот факт, что сегодня на практике весьма востребована информация по муниципальным образованиям в нашей стране, подтверждается
появлением на официальном сайте Росстата ресурса «Муниципальная
статистика», в рамках которого пользователи в режиме on-line имеют
возможность сформировать паспорт любого муниципального образования России. Очевидно, перечень показателей в базе данных Росстата
по муниципалитетам в перспективе будет расширен и значимость интегрированного информационно-статистического ресурса еще более возрастет.
Роль интегрированного информационно-статистического ресурса
(ИИСР) в региональном и муниципальном управлении трудно переоценить. ИИСР территориального управления должен формироваться
на базе показателей статистической отчетности в сочетании с данными
ведомственной отчетности и результатами специально организованных
обследований, мониторингов, проводимых в соответствии с потребностями региональных органов власти и органов местного самоуправления [219]. Основой ИИСР является система показателей, которая, с
одной стороны, должна быть мобильной, меняться в соответствии с запросами управления, а с другой стороны — должна иметь «базис стабильности», т.е. иметь длительный лаг динамики и в обязательном порядке присутствовать в единой базе данных.
Развитие методологии территориальной статистики для такой
огромной страны, как Россия, имеет большое практическое значение.
Отражая общие законы развития регионов и муниципальных образований, территориальная статистика способна исследовать локальные
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(местные, территориальные) особенности развития объектов наблюдения. Результаты этих исследований позволяют выявлять факторы межрегиональной и внутрирегиональной экономической дифференциации
или сокращения социально-экономического неравенства территорий в
нашей стране, связанные с демографическими, природно-климатическими, административно-территориальными и другими особенностями,
оценивать последствия реформ в социальной сфере различных регионов, указывать наиболее вероятный, привлекательный путь развития
социально-экономических процессов в административно-территориальных образованиях. Информационное взаимодействие различных
структур в рамках региона представляется нам в виде следующей схемы
(рис. 3.2). На рисунке 3.2 показано, что основным координационным
центром по сбору, обработке и анализу информации на муниципальном
уровне является муниципальный отдел госстатистики, региональную
статистику формирует территориальный орган Росстата. Информация
территориальной статистики востребована как на уровне региональных
и муниципальных органов власти и управления, так и всеми заинтересованными пользователями.
В нашей стране имеется положительный опыт развития регионального статистического наблюдения на основе методологии государственной статистики. Так, в ряде регионов России (Московской, Нижегородской, Ленинградской областях и др.) осуществляется активная работа
по развитию региональной и муниципальной статистики, по приданию
территориальным органам государственной статистики статуса одного из ведущих участников процесса информатизации регионального
управления. Так, в Московской области разработана трехуровневая система показателей региональной статистики [47, 165].
Первый уровень — уровень деятельности хозяйствующего субъекта,
второй — муниципальный (районно-городской) уровень и третий —
региональный уровень. Данная структура отражает методологические
подходы государственной статистики к формированию информационных ресурсов. Информация для федеральной статистики формируется
на основе баз данных регионального уровня.
Прежде чем приступить к формированию такой структуры государственной статистики, в Территориальном органе Росстата по Московской области была проведена большая подготовительная работа.
В частности, была разработана и принята Государственная программа
Московской области «Реформирование статистической деятельности
на территории Московской области». Программой определено, что информационные ресурсы всех уровней, от хозяйствующих субъектов до
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Центральный аппарат Росстата
Главный межрегиональный центр
Росстата
Территориальный
орган Росстата
Территориальные органы Росстата, расположенные
в пределах соответствующих федеральных округов
Территориальные подразделения министерств
и ведомств РФ (Госналогслужба, МВД и др.)
Администрация
региона
Муниципальный
отдел госстатистики
Заинтересованные
пользователи
Выборочная совокупность домашних хозяйств,
субъектов малого предпринимательства, зарегистрированных на территории региона
Хозяйствующие субъекты, осуществляющие экономическую деятельность на территории данного МО, зарегистрированные на территории другого МО
Хозяйствующие субъекты, осуществляющие экономическую деятельность
и зарегистрированные на территории
данного МО
Рисунок 3.2 — Информационное взаимодействие региональной,
муниципальной, ведомственной статистики и органов власти и
управления на уровне субъекта РФ
областных властей, основаны на единой системе показателей, предназначенной для принятия управленческих решений. Для координации
этой деятельности было создано Управление региональной статистики,
а также определены источники финансирования работ.
В настоящее время на территории г. Москвы и Московской области
проводятся региональные статистические наблюдения на регулярной
основе. Специалистами Мособлстата разработаны и внедрены в практику такие формы регионального статистического наблюдения, как форма
№ 1-РИ (реабилитация инвалидов) «Сведения об оказании инвалидам
реабилитационных услуг (мероприятий) и обеспечении техническими
средствами реабилитации» (полугодовая), форма № 1-молодежь (регион) «Сведения о социальном учреждении для молодежи» (годовая) и
другие1.
1 Официальный сайт Территориального органа Росстата по Московской области:
www.msko.fsgs.ru
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Очевидно, развитие регионального статистического наблюдения в
Московской области стало возможным благодаря заинтересованности
местных органов власти и их финансовой поддержке. Однако такое отношение к территориальной статистике наблюдается далеко не во всех
регионах нашей страны. В тех субъектах Федерации, где имеются существенные различия в уровне социально-экономического развития муниципальных образований, органам государственной статистики непросто
«продвигать» информационные ресурсы на местный уровень. Хотя, как
показывает практика, часто степень востребованности территориальной статистики зависит от профессионального уровня специалистов региональных (муниципальных) органов власти и управления: чем выше
профессионализм управленческих кадров, тем больший объем и более
разнообразная информация им требуется [80].
Надо отметить также, что разрозненность информационных ресурсов — существенное препятствие, сдерживающее развитие территориальной статистики. Как известно, сбор статистических данных в России
выполняют более 50 ведомств. При этом возникает проблема несоблюдения сроков предоставления данных и обновления их на сайтах владельцев информации, несогласованности в использовании классификаторов, принципов и форм распространения и описания статистических
данных. Безусловно, разграничить статистический и ведомственный
учет не всегда возможно (например, в статистике внешнеэкономической деятельности, финансовой, банковской, судебной и др. отраслях
статистики). Поэтому при организации ведомственного статистического наблюдения надо корректно использовать терминологию, общепринятые классификации и соблюдать сроки представления и обновления
публичной информации.
Для России, по нашему мнению, было бы наиболее целесообразно,
с точки зрения интересов государства, иметь единую статистическую
службу, обеспечивающую информационно-аналитическими услугами все органы управления (от муниципальных до федеральных). При
этом возможно функционирование автономных муниципальных служб
статистики, работающих по единой методологии на основе единого организационного плана статистических работ. Бюджет муниципальной
статистической службы формировался бы за счет договоров как с Росстатом, так и с органами местного самоуправления, а также частными
клиентами.
Изучение научных публикаций по проблемам развития методологии территориальной статистики на современном этапе позволило выделить ее основные перспективы:
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1)обеспечение статистической характеристики состояния и перспектив развития административно-территориальных образований;
2)совершенствование методологии изучения степени и факторов
дифференциации регионов и муниципальных образований по уровню
их социально-экономического развития;
3)развитие методологии межрегиональных и межмуниципальных
сопоставлений;
4)развитие методологии регионального счетоводства и балансовых
построений на региональном уровне;
5)развитие методологии интегрированного информационно-статистического ресурса муниципального и регионального управления;
6)разработка учебно-методической литературы по территориальной статистике (включая региональную и муниципальную статистику)
для учреждений системы профессионального образования.
В значительной степени первое направление представлено изданием
статистического ежегодника «Регионы России. Социально-экономические показатели», в котором содержатся рейтинговые оценки регионов
по нескольким показателям. Кроме того, территориальными органами
Росстата в каждом субъекте Российской Федерации разрабатываются
достаточно представительные статистические издания, отражающие
региональную специфику социально-экономических процессов; на сайте Росстата имеется электронный ресурс «Муниципальная статистика»,
доступный всем заинтересованным пользователям Интернета. В рамках данного направления необходимо развивать инструментарий статистического наблюдения за развитием сельских территорий, что связано
с мониторингом реализации Приоритетного национального проекта
«Развитие АПК» и Федеральной целевой программы «Социальное развитие села до 2013 года».
Необходимость развития второго направления обусловлена выполнением федеральных целевых программ (проектов) и целевых программ, разрабатываемых непосредственно в регионах. Мониторинг
выполнения целевых программ и проектов, необходимость развития
методических подходов к измерению асимметрии социально-экономического развития на муниципальном уровне внутри регионов требует
совершенствования соответствующих инструментов статистической
методологии.
Третье направление предполагает проведение серьезных научных
исследований, развитие информационной базы региональной и муниципальной статистики в системе Росстата. Методология межрегиональных и межмуниципальных сравнений качества жизни населения должна
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
опираться на принципы международных сопоставлений макроэкономических показателей, однако имеет ряд существенных отличий. Поэтому
подходы к сравнительной характеристике многих территориальных показателей в настоящее время — вопрос крайне актуальный.
Четвертое направление — развитие методологии системы региональных счетов — позволит в значительной степени решить проблему
межрегиональных сопоставлений обобщающих социально-экономических показателей регионов страны, в частности, валового регионального продукта (ВРП), фактического конечного потребления (ФКП) домашних хозяйств, оценки объема теневой экономики и других. Информация
системы региональных счетов, основанная на концепции национального
счетоводства, создает благоприятные условия для совершенствования
методологии статистического анализа и прогнозирования показателей
качества жизни населения на региональном и муниципальном уровнях.
Пятое направление в рамках развития интегрированного информационно-статистического ресурса (ИИСР) муниципального и регионального управления требует совершенствования статистической базы
данных показателей муниципальных образований. В настоящее время
база данных показателей муниципальных образований ориентирована главным образом на характеристику состояния административного
и социального потенциала и не предоставляет сведений о результатах
финансово-хозяйственной деятельности. В рамках этого направления
необходимо также преодолеть ведомственную разрозненность информационных ресурсов и унифицировать информационные базы территориальной статистики, формируемые непосредственно в регионах и
муниципалитетах. Это позволит дополнительно повысить востребованность территориальной статистической информации на практике и обеспечить возможность научных исследований в плане межтерриториальных сравнений.
Шестое направление — разработка учебно-методической литературы по территориальной статистике для учреждений системы профессионального образования с целью усиления практико-ориентированной
подготовки студентов экономических специальностей.
Таким образом, развитие методологии региональной и муниципальной статистики, по нашему мнению, должно повысить информатизацию
всех уровней органов власти в России, обеспечить информационнометодическую поддержку управления повышением качества жизни населения сельских территорий.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3.3  Система статистических показателей и методы исследования качества жизни населения сельских территорий
Теоретический анализ категорий качества жизни населения сельских территорий и особенностей информационной базы статистического исследования создает предпосылки к измерительному аспекту,
реализуемому посредством разработки и последующего оперирования
соответствующей системой показателей и системой статистических
методов. В научной литературе проблемам разработки методологии
статистического исследования качества жизни сельского населения уделяется сравнительно мало внимания. В большинстве случаев применяемые системы показателей фрагментарно характеризуют социальные
процессы на региональном и муниципальном уровнях. В то время как
проблема измерения качества жизни населения сельских территорий
является одним из актуальных направлений исследований, имеющим
практическую значимость, направленным на создание теоретико-методологической базы для реформирования государственной статистики и
совершенствования инструментов управления устойчивым развитием
как сельских территорий, так и регионов и страны в целом.
Ниже представлен краткий обзор основных подходов, посвященных
проблемам исследования территориальной социально-экономической
асимметрии. Основное внимание сосредоточено на характеристике существующих подходов к статистическому анализу проявлений
социально-экономического неравенства на муниципальном уровне.
Проблемам разработки методологии статистической оценки уровня и качества жизни населения посвящены публикации С.А. Айвазяна, С.Г. Бычковой, Е.Н. Ванчиковой, Е.В. Заровой, В.Е. Кузнецовой, О.В. Кучмаевой, В.С. Мхитаряна, А.Т. Петровой, Г.И. Чудилина
и других авторов. Чаще статистики затрагивают вопросы измерения
уровня и качества жизни населения регионов страны, реже — населения муниципальных образований или отдельных социальнодемографических групп.
Например, изучению состояния социальной сферы муниципальных
образований посвящены работы В.Е. Кузнецовой. Автор обосновывает необходимость выравнивания бюджетной асимметрии, повышения
инвестиционной привлекательности, изучения особенностей специализации городов и муниципальных районов региона с целью улучшить
социальное положение, снизить социальную напряженность в дота124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ционных муниципалитетах. В качестве измерителей дифференциации
муниципалитетов В.Е. Кузнецова применяет систему относительных
показателей: «масштаб района», «масштаб поселенческий», «масштаб
расселения», «масштаб возрастной структуры населения», «масштаб
структуры жилого фонда», а также коэффициент локализации распределения субвенций муниципальным образованиям [71].
О.А. Хохлова (2008) оценивает социально-экономическую асимметрию муниципальных образований региона по 18 социально-экономическим показателям (денежные доходы на душу населения, среднемесячная зарплата работников, удельный вес лиц, нуждающихся в социальной поддержке, удельный вес официально зарегистрированных безработных, обеспеченность жильем, ввод жилья на 1000 жителей и др.).
Автор производит многомерную группировку муниципальных районов
Республики Бурятия, мерой асимметрии служат средние величины по
полученным кластерам. Завершается оценка социально-экономических
различий муниципальных районов построением рейтингов районов методом суммы мест [99].
Л.В. Костылева и Е.А. Чекмарева (2008) используют обширную
систему показателей по направлениям, характеризующим доходы и
занятость населения, инвестиционную, промышленную, инфраструктурную, аграрную, бюджетную, налоговую политику региональных
властей. Регионы сравнивают попарно в терминах доминирования одного элемента над другим, в конечном итоге строится матрица парных
суждений, выполняются интегрированные оценки приоритетов выделенных направлений региональной социально-экономической политики, регионы группируются по выделенным приоритетам, определяются
лидирующие и отстающие регионы [68].
Измерение уровня жизни населения регионов России на основе
уточнения методологии индекса развития человеческого потенциала
(ИРЧП) выполнено в работе С.Г. Бычковой (2006). Автор методом главных компонент уточнила веса составляющих интегрального индекса,
предложила методику расчета коэффициента сбалансированности компонент ИРЧП с целью более точной оценки факторов дифференциации
регионов России по уровню жизни населения [26].
А.Т. Петрова (2008), предлагая авторский подход к разработке методологии оценки качества жизни населения региона, усовершенствовала
методику расчета индекса развития человеческого потенциала региона
путем вычисления индексов субъективных оценок экспертов продолжительности жизни, уровня образования, валового внутреннего продукта.
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дополнительную информацию для вычисления индексов автор предлагает получить в рамках специализированного мониторинга [116].
Е.М. Спиридонова (2009) при статистическом исследовании качества жизни населения на региональном уровне опирается на данные
бюджетных обследований домашних хозяйств, а также выполняет обобщающие и интегральные оценки уровня и качества жизни населения
на примере Ярославской области с применением ИРЧП и других интегральных индикаторов качества жизни [146]
В.С. Мхитарян, Л.П. Бакуменко (2011) строят исследование качества жизни населения Республики Марий Эл на основе интегральной
оценки методом главных компонент. При этом авторы выделяют такие
компоненты, как «уровень благосостояния», «качество населения», «качество социальной сферы». Всего проанализировано более 50 частных
показателей, публикуемых официальной статистикой [98].
В процессе исследования используются такие методы, как простые
и многомерные группировки, робастные оценки, анализ структурных
сдвигов, кластерный и компонентный, построение интегральных показателей и др. Чаще всего для измерения социального неравенства применяются коэффициенты вариации признаков.
Объединяет перечисленные выше статистические исследования то,
что все они выполнены в рамках так называемого «сравнительно-аналитического подхода» на материалах региональной статистики. Содержание информационной базы в рамках данного подхода определяется
целями и задачами социально-экономического анализа территорий и
межрегиональных сравнений. Последнее обусловливает необходимость
единообразия большинства показателей по разным регионам. Для проведения межрегиональных сопоставлений выделены проблемно-содержательные блоки региона и характеризующие их статистические
показатели. Примером таких блоков показателей могут выступить демографическая ситуация, уровень (качество) жизни населения, рынок
труда, бюджетная обеспеченность, экономический потенциал и т.д. При
межрегиональном анализе местный уровень практически выпадает из
исследования. Более того, исследование отдельных социально-демографических групп встречается крайне редко. В качестве примеров статистических исследований социально-экономического положения отдельных групп населения можно назвать работы К.Г. Абазиевой, О.В. Кучмаевой и др.
В странах Европейского союза, где очень большое внимание уделяется региональной политике, межрегиональные сопоставления проводятся регулярно. Так, еще в начале 1990-х гг. при уточнении векто126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ров региональной политики с учетом расширения ЕС производилась
типологизация регионов (районов) на основе многомерной группировки. Особенности выделенных типов районов учитывались при разработке региональной политики. В качестве показателей региональных
различий уровня жизни применялись: плотность населения, уровень
экономической активности, среднедушевые денежные доходы, производительность труда работников, качество окружающей среды, уровень
развития культурной инфраструктуры и рекреационной деятельности и
т.п. [172].
Рассмотрим предлагаемую нами систему статистических показателей и систему методов исследования качества жизни населения
сельских территорий. Изучаемые общественные явления находятся в
сложнейших причинно-следственных взаимосвязях, поэтому дать им
характеристику можно только с помощью системы взаимосвязанных
показателей.
Как известно, система статистических показателей — это совокупность взаимосвязанных и взаимосогласованных показателей, с различных сторон отображающих состояние и развитие взаимосвязанных
социально-экономических явлений и процессов [149]. Разработка системы статистических показателей должна быть осуществлена в рамках
системного подхода.
Суть системного подхода сводится к четкому разграничению уровней целей, средств и результатов развития любой, в том числе территориальной, системы. Принципами системного подхода к объекту исследования являются [11, 12, 29]:
1) целостность — принципиальная несводимость свойств объекта
к сумме свойств составляющих элементов, обусловленность поведения
каждого элемента его местом в объекте как выражение функций целого;
2)структурность — это описание системы через установление
структуры объекта, обусловленность поведения объекта не столько поведением его отдельных элементов, сколько свойством его структуры;
3)иерархичность подразумевает соподчиненность элементов, последовательность исследования объекта, структурных составляющих и
их характеристик;
4)взаимосвязь элементов системы означает, что изменение свойств,
характеристик, значений одного или группы элементов (факторов) приводит к изменениям других элементов системы (результата).
Опираясь на перечисленные принципы системного подхода, нами
сформирована иерархическая система показателей (рис. 3.3).
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Определение системы статистических показателей является ключевой задачей измерения качества жизни населения сельских территорий региона. Нами сформированы блоки, содержащие результативные и факторные показатели, позволяющие впоследствии осуществить
интегральные оценки качества жизни населения сельских территорий.
Результативными показателями в нашем исследовании являются показатели человеческого развития, факторными — показатели развития
социальной инфраструктуры и развития производства в сельской местности. В отдельный блок выделены агрегированные показатели качества жизни населения сельских территорий, полученные на основе моделирования частных показателей в динамике и пространстве.
Выбор показателей обусловлен следующими предпосылками:
 применение общепринятой в мировой и отечественной практике
методики изучения человеческого потенциала, основанной на факторах
долголетия, образованности, дохода;
 объективно необходимым условием улучшения системы расселения на территории региона является развитие социальной инфраструктуры;
 развитие производства — залог социального развития территорий;
 сокращение территориального социально-экономического неравенства при росте уровней показателей развития производства и социальной инфраструктуры способствует повышению качества жизни
населения региона в целом;
 наличие официальных статистических данных в разрезе сельских территорий региона.
Рассмотрим обоснование выбора показателей подробнее. В мировой практике принято рассматривать все достижения государства через
призму развития человека. Существенные различия в экономическом,
социально-культурном неравенстве населения различных территорий
усиливают стартовые жизненные возможности людей, обусловливая
дифференциацию качества жизни.
В отечественной научной литературе часто освещение вопросов
территориального социального и экономического развития разделяется.
В частности, С.М. Бухонова и Ю.А. Дорошенко (2006) выделяют понятие «социальные инвестиции» [25]. По мнению авторов, «целью социальных инвестиций является рост качества услуг отраслей социального
хозяйства и повышение их доступности для населения с разным уровнем душевого дохода, что в конечном итоге выражается в росте уровня
128
Развитие социальной инфраструктуры
Факторные
Развитие экономической деятельности
Индикатор устойчивости конвергенции территорий по уровню социально-экономического развития
Главные компоненты развития
социальной инфраструктуры
Интегральные показатели
качества жизни
Рисунок 3.3 — Иерархическая система показателей качества жизни населения сельских территорий
- показатель бетта-конвергенции
- показатель сигма-конвергенции
(дивергенции)
- показатели вариации
Уровень социальной конвергенции
Агрегированные оценки качества жизни населения сельских территорий
Развитие человеческого потенциала
Результативные
Показатели качества жизни населения сельских территорий
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жизни». Классификация социальных инвестиций предполагает выделение нескольких типов:
1) инвестиции в социальную сферу, предполагающие получение
прямой коммерческой выгоды (прирост инвестированного капитала);
2) инвестиции в социальную сферу, не предполагающие получение прямой коммерческой выгоды (на цели социальной защиты населения, здравоохранения, спорт, образование, повышение безопасности труда и т.п.).
Одним из критериев оценки эффективности социальных инвестиций является степень влияния инвестиционного проекта на развитие
региона [25].
А.В. Евченко (2006) предлагает оценивать эффективность социальных ресурсов с помощью модифицированного варианта производственной функции Кобба-Дугласа, учитывающей влияние на уровень социального развития региона производственных показателей [43].
Ю.А. Гаджиев и др. (2008) в своих публикациях разделяют анализ
проблем социального и экономического развития регионов Севера России, используя разные системы показателей [7, 28].
Однако все исследователи указывают на взаимосвязь тенденций
развития социальных и экономических процессов как на уровне регионов, так и на уровне страны в целом.
Значение различного рода инвестиций в человеческие ресурсы доказывают исследования Всемирного банка, проводимое более чем в 140
странах мира. Такие инвестиции обладают взаимодополняющим эффектом. «Дети, которые лучше питаются, обладают более высокими познавательными способностями. Хорошо образованные родители, особенно
матери, вкладывают больший капитал в образование и здоровье своих
детей. Более образованные индивиды будут более подготовлены к тому,
чтобы стать производительными членами общества… Люди с более значительным человеческим капиталом и лучшими способностями управления риском смогут уменьшить нестабильность своих доходов и повысить
их уровень». Задача общественных институтов состоит в решении проблемы неравного доступа к качественному образованию, медико-санитарной помощи и управлению риском путем обеспечения человека возможностями получения стабильного дохода и имущества [39].
Предлагаемая система факторных и результативных показателей
включает 22 показателя, сгруппированных в 3 блока, а также интегральный индекс — ИЧР населения, проживающего в городской и сельской
местности (табл. 3.1).
Показатели I блока характеризуют развитие сельской социальной
инфраструктуры. Показатели х1 — х3 характеризуют благоустройство
130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жилищного фонда. Несмотря на то, что жилье по формальным признакам не относится к инфраструктуре, жилищный фонд как часть коммунального хозяйства является инфраструктурной основой системы расселения. Показатель х4 отражает потенциальные возможности удовлетворения духовных потребностей населения. Показатели х5 и х6 характеризуют доступность услуг здравоохранения, что важно для анализа
факторов обеспечения роста продолжительности жизни. Показатель х7
дает представление о возможностях раннего развития детей в муниципальных районах. Показатель х8 отражает качество жизни населения в
быту, обусловленное доступностью бытовых услуг. Показатель х9 характеризует развитие дорожного хозяйства.
Показатели II блока отражают развитие экономики сельских муниципальных районов. К сожалению, данный блок включает всего
6 показателей, так как в разрезе сельских территорий не всегда можно
получить сопоставимые ряды показателей за достаточно длительный
период времени. Во II блок системы показателей включены сведения
о предприятиях и организациях только двух видов экономической деятельности («сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» и «оптовая
и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов,
бытовых изделий и предметов личного пользования»), так как эти виды
деятельности представлены во всех муниципальных районах изучаемого региона. Сведения о числе предприятий и организаций по видам
экономической деятельности имеются только с 2004 г. ввиду перехода
российской статистики на классификатор по видам экономической деятельности (ОКВЭД). Сведения о численности работников и среднемесячной заработной плате работников крупных и средних организаций
по полному кругу сельских муниципальных районов имеются только с
2004 г.
III блок включает в себя 6 важнейших демографических показателей.
Уровни рождаемости, смертности и уровень младенческой смертности
являются одними из объективных факторов изменения продолжительности жизни населения и его демографической структуры. Показатели
брачности и разводимости, в свою очередь, тесно связаны с семейной
политикой государства и непосредственно определяют репродуктивное
поведение населения и рождаемость в регионе. Коэффициент соотношения выбывших и прибывших (или коэффициент превышения въезда
мигрантов над выездом) относится к числу характеристик эффективности миграции [13]:
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 3.1 — Система факторных и результативных показателей
качества жизни населения сельских территорий
I Показатели развития социальной инфраструктуры (факторные)
х1
х2
х3
х4
х5
х6
х7
х8
х9
Средняя обеспеченность населения жильем (общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя), кв. м / чел.
Благоустройство жилищного фонда газом, % к общей площади
Благоустройство жилищного фонда водопроводом, % к общей площади
Число мест в учреждениях культурно-досугового типа на 1000 чел.
Численность врачей на 10 000 человек населения
Обеспеченность населения врачебными амбулаторно-поликлиническими
учреждениями (на конец года; число посещений в смену на 10 000 человек
населения)
Охват детей дошкольными образовательными учреждениями, в процентах
от численности детей соответствующего возраста
Удельный вес бытовых услуг в общем объеме платных услуг населению,
%
Удельный вес автомобильных дорог с твердым покрытием в общей протяженности автомобильных дорог общего пользования, %
II Показатели развития экономической деятельности (факторные)
х10
х11
х12
х13
х14
х15
х16
х17
х18
х19
х20
х21
х22
Число предприятий и организаций всего в расчете на 1000 чел. постоянного населения, единиц
Число предприятий и организаций по виду деятельности «сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство» в расчете на 1000 чел. постоянного населения
Число предприятий и организаций по виду деятельности «оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых
изделий и предметов личного пользования» в расчете на 1000 чел. постоянного населения
Среднесписочная численность работников крупных и средних организаций в процентах к численности постоянного населения
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников
крупных и средних организаций, руб.
Удельный вес убыточных организаций в процентах от общего числа организаций
Инвестиции в основной капитал в расчете на душу населения, руб.
III Демографические показатели (результативные)
Общий коэффициент рождаемости, промилле
Общий коэффициент смертности, промилле
Коэффициент младенческой смертности, промилле
Общий коэффициент брачности, промилле
Общий коэффициент разводимости, промилле
Коэффициент соотношения выбывших и прибывших мигрантов
IV Интегральный показатель качества жизни (результативный)
ИЧР Индекс человеческого развития населения, проживающего в городской и
сельской местности
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
=
,
(3.1)
где Мэ — число выбывших (эмигрантов);
Ми — число прибывших (иммигрантов).
VI блок системы показателей содержит агрегированный (интегральный) показатель качества жизни. Совершенствование методики построения интегрального показателя, характеризующего человеческое развитие, позволяет исследователю приблизится к решению одной из основных задач статистики — получению обобщающего показателя качества
жизни населения. В монографии представлена методика формирования ИЧР населения, проживающего в городской и сельской местности,
апробация которой позволила нам сравнить качество жизни городского
и сельского населения региона.
Взаимосвязь социального и экономического развития территории с
сокращением территориальных различий, по нашему мнению, очевидна: с одной стороны, функционирование экономики нацелено на удовлетворение социальных нужд населения и поэтому определяет уровень
развития социальных процессов, с другой — социальные процессы
являются «зеркалом» экономического развития, так как высокий уровень жизни населения, развитие человеческого потенциала, сокращение
социально-экономического неравенства свидетельствуют об эффективной экономике региона (рис. 3.4).
Развитие человеческого потенциала и повышение качества жизни
населения сельских территорий региона обеспечивается главным образом за счет сокращения социальной дифференциации на местном (локальном) уровне. В этой связи большое практическое значение имеет
статистический анализ неравенства сельских территорий региона по
уровню социального развития. Получить агрегированные оценки качества жизни населения сельских территорий мы предлагаем с помощью
показателей вариации, многомерной группировки, метода главных компонент, а также регрессий «конвергенции». Остановимся на показателях территориальной конвергенции подробнее.
Концепция конвергенции раскрыта в трудах известных отечественных и западных ученых (Ф. Дж. Винэйблc, Дж. Гэлбрейт, А.М. Либман,
Д. Дж. Розенберг, П. Сорокин, Я. Тинберген и др.). Изначально экономисты рассматривали процессы конвергенции (сближения) капиталистических и социалистических институтов как базис развития двух
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Инвестиции
в социальную сферу
Расширение возможностей для
развития человеческого
потенциала территории
Сокращение социальной дифференциации между муниципальными образованиями внутри региона
Инвестиции в
производство
Экономическое
развитие
территории
Развитие человеческого потенциала
региона
Рисунок 3.4 — Зависимость развития человеческого потенциала региона
от сокращения социальной дифференциации между муниципальными
образованиями внутри региона
систем (капитализма и социализма) [15, 154]. Позже в связи с возрастанием регулирующей и распределительной роли государства в странах
Западной Европы в условиях поиска внутренних факторов и механизмов экономического роста концепция конвергенции получила новый
импульс развития. Конвергенция в интеграционном процессе, по сути,
означает сближение уровней развития стран-участниц. В Европейском
союзе конвергенция изначально базировалась на инвестициях, товарообмене, передаче институциональных моделей.
Сегодня конвергенция рассматривается по следующим направлениям. Во-первых, синхронизация темпов роста экономических показателей и доходов стран интеграционной группировки, показывающая,
в какой степени интеграция способствовала сближению уровня благосостояния этих стран. Во-вторых, так называемая институциональная
конвергенция, которая свидетельствует о сближении экономических
и политических институтов, «правил игры», существующих в интеграционном сообществе и определяющих поведение хозяйствующих
субъектов [187]. И институциональная, и экономическая конвергенция
связана с государственным регулированием и целенаправленной политикой «подтягивания» к уровню развитых структурно слабых регионов
и гармонизации экономических институтов. Этой форме конвергенции огромное внимание уделяется в Европейском союзе. Руководящий
принцип региональных программ ЕС гласит: «Единство, но не единообразие», что означает отказ от попыток создания пространственного
134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
единообразия в моделях роста и развития. Региональная политика ЕС
имеет целью укрепить сплоченность союза, под которой подразумевается чувство принадлежности к нему и осознание своих обязательств
перед ним. На цели региональной политики в течение семи лет до 2013 г.
будет выделено 347,4 млрд евро [40].
Третьим направлением исследования процессов конвергенции является учет человеческого капитала и инфраструктуры как факторов
экономического роста. Исследования доказали: человеческий капитал и
инфраструктура намного более мобильны, чем обычный капитал [177].
Следовательно, конвергенция может быть достигнута путем управления развитием человеческого капитала и инфраструктуры.
Исследователи выделяют несколько типов конвергенции. Так, позитивная конвергенция заключается в сближении формальных и неформальных норм на основе тенденции, ведущей к оптимуму. Негативная
конвергенция, наоборот, принимает форму общей тенденции к неэффективному результату [107]. Противоположным конвергенции является
понятие дивергенции.
Причины обращения исследователей и практиков к концепции конвергенции многообразны, так как конвергенция может выступать и необходимым условием, и результатом региональной экономической интеграции. Как показывают исследования, степень межгосударственной
интеграции на постсоветском пространстве в значительной степени зависит от внутристрановой дезинтеграции, если последняя имеет устойчивый характер [82].
По нашему мнению, ряд элементов концепции конвергенции, широко применяемой в Европейском союзе для оценки степени интеграции
стран-членов ЕС, целесообразно использовать для измерения условий
повышения качества жизни населения сельских территорий российских
регионов.
Для количественной оценки конвергенции на практике используется ряд показателей. В том числе традиционные показатели вариации
(коэффициент вариации, среднее квадратическое отклонение и др.) и
показатели β- и σ-конвергенции (дивергенции). Рассмотрим их в порядке, указанном на рисунке 3.4.
Вычисление показателя β-конвергенции основано на построении
моделей экономического роста. Наиболее часто применяется на практике так называемая «регрессия роста показателя на его исходный уровень» (growth-initial level regressions), в которой зависимой переменной
являются темпы роста изучаемого показателя, а независимой — перво135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
начальный уровень показателя. Простейшая регрессия такого типа принимает вид [83]:
gi = α + β ln (yit – T) + ε,
(3.2)
где yit-T — показатель в момент времени, предшествовавший текущему
моменту времени t на T периодов (как правило, начальный период интеграции или другой значимый для развития интеграционной
группировки момент времени);
gi — средние темпы роста в i-й стране (регионе, административном
районе) за T периодов, исчисленные как ln(yit)/ln(yit-T);
ε — случайное отклонение;
α и β — подлежащие оценке коэффициенты.
Индикатором наличия конвергенции является знак коэффициента β.
Если β < 0, это означает, что менее развитые регионы со сравнительно
небольшим значением показателя y имеют более высокие темпы роста
этого показателя в сравнении с более развитыми регионами. Если β > 0,
то наблюдается не конвергенция, а дивергенция.
Для измерения дивергенции при изучении региональной асимметрии применяют так называемый показатель σ — дивергенции, определяемый как изменение во времени стандартного отклонения сравниваемого по территориям показателя [83]. Стандартное отклонение
(standard deviation) (σ) рассчитывается по формуле:
,
(3.3)
где xi — значения сравниваемого показателя для i-й территории;
x — среднее значение сравниваемого показателя в рассматриваемом
периоде;
n — число территорий.
Рост стандартного отклонения (σ-дивергенция) свидетельствует об
отдалении позиций крайних территорий. Сокращение этой величины
(σ-конвергенция) свидетельствует об уменьшении различий между территориями. Изучение динамики показателя σ позволяет, по сути, оценить изменение с течением времени общей вариации в рассматриваемой совокупности.
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако, как справедливо отмечает А. Либман [83], показатели β - и σ-конвергенции выражают разные проблемы региональной
экономической интеграции. Не всегда β-конвергенция предполагает
σ-конвергенцию: в ситуации, когда группа более богатых и более бедных стран постоянно меняется (вследствие ухудшения экономического
положения в богатых и улучшения в бедных ), но общий уровень разрыва между богатыми и бедными постоянен, σ-конвергенция отсутствует.
Применительно к муниципальному уровню региона надо отметить,
что отсутствие β-конвергенции и наличие σ-дивергенции свидетельствует о недостаточной эффективности региональной экономики, о наличии неравенства в развитии муниципальных образований.
Справедливости ради надо отметить, что построение коэффициентов конвергенции (дивергенции) на практике может быть затруднено в
случае, если отсутствуют значения показателя по какой-либо территории в одном из сравниваемых годов, либо они меняют знак (например,
финансовый результат, сальдо миграции). В данной ситуации формулу
(3.2) применить невозможно. Также существенным недостатком методики является то, что оценки часто являются во многом субъективными
ввиду выбора базового года для сравнения и выбора показателей.
Дополняют количественную оценку конвергенции (дивергенции)
показатели вариации. Приведем два наиболее часто применяемые на
практике.
Размах вариации (R), определяемый как абсолютная разность между
максимальным (xmax) и минимальным (xmin) значением показателя:
R = xmax – xmin ,
(3.4)
Коэффициент вариации (v), который представляет собой относительное квадратическое отклонение:
.
(3.5)
Коэффициент вариации обычно рассчитывают в процентах. Чем
ближе значение v к нулю, тем более однородна изучаемая совокупность.
Изучать территориальные различия с помощью показателей вариации необходимо в динамике, так как ответить на вопрос о наличии регионального расслоения можно, только сравнив вариацию в совокуп137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ности территориальных единиц в разные периоды. Так, Б. Лавровский
(1999), анализируя коэффициенты вариации региональных показателей
за 1990–1997 гг., определяет асимметричный (дисгармоничный) тип регионального развития за определенный период времени — такой, при
котором регионы, характеризующиеся относительным преимуществом
по конкретному показателю в начале периода, в дальнейшем его наращивают, а регионы с относительным отставанием — его усугубляют [75].
Интегральные показатели качества жизни населения сельских территорий (рис. 3.3) формируются с применением многомерных статистических методов, таких, как метод главных компонент, индексный и
других.
Процедура формирования системы статистических показателей
является элементом комплексного статистического исследования, который выполняется поэтапно. При этом подразумевается, что каждому
этапу присущ свой набор методов и моделей. На рисунке 3.5 представлена предлагаемая нами принципиальная система статистических методов исследования качества жизни населения сельских территорий.
В целях комплексного статистического изучения качества жизни населения сельских территорий необходимо выполнить ряд статистических процедур. В частности, следует получить оценки распределения
муниципальных образований региона по основным социально-экономическим показателям, в том числе с применением методик робастного
оценивания. Это позволит распознать «выбросы» или «грубые ошибки» и затем преобразовать данные таким образом, чтобы характеристики изучаемой совокупности удовлетворяли требованиям надежности,
устойчивости и несмещенности, что, в свою очередь, повысит качество
и достоверность статистико-экономических выводов.
Важным этапом исследования является типологизация сельских
муниципальных образований региона по уровню социального развития с целью формирования более гибкой региональной социальноэкономической политики, направленной на стимулирование факторов,
определяющих устойчивое социальное развитие сельских муниципальных образований. Типологизацию уместно осуществить методами кластерного анализа, ранговых корреляций.
Одной из задач статистики как науки является получение обобщающих показателей, способных заменить множество частных характеристик объекта исследования. Решить эту задачу позволяет построение
интегральных индикаторов и их последующее моделирование методами корреляционно-регрессионного анализа, методом главных компонент и другими многомерными методами.
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предмет исследования
Статистические методы исследования
Анализ показателей демографических процессов, уровня и качества жизни сельского населения региона с учетом территориальных, географических и др. особенностей региона
Методы анализа динамики и структуры (абсолютные и относительные показатели динамики, аналитическое выравнивание; относительные показатели структуры и структурных
сдвигов и др.)
Проверка статистических гипотез о законе распределения случайных величин в изучаемой
совокупности с целью обоснования выбора статистических инструментов многомерного анализа социально-экономических процессов,
происходящих в сельских территориях, а также
для получения практических выводов об однородности (неоднородности) совокупности сельских территорий
Методы робастного (устойчивого) оценивания параметров совокупности (выявление
аномальных наблюдений, вычисление средних величин, структурных показателей вариации, коэффициентов вариации, асимметрии,
эксцесса, расчет L-, L’-, E-критериев)
Исследование особенностей развития сельской
социальной инфраструктуры региона. Типологизация сельских территорий региона по уровню развития социальной инфраструктуры
Построение главных компонент, определяющих развитие социальной инфраструктуры,
многомерная группировка методами кластерного анализа
Изучение процессов конвергенции (дивергенции) сельских территорий региона по уровню и
качеству жизни
Регрессионный анализ (модели «конвергенции»); вариационный анализ (коэффициенты
вариации), вариационно-динамический анализ
(выявление тенденции и анализ устойчивости
коэффициентов вариации показателей качества жизни в динамике)
Выявление и измерение степени влияния факторов, определяющих устойчивую дивергенцию по показателям качества жизни населения
сельских территорий
Нетрадиционный корреляционный анализ
(модифицированные коэффициенты корреляции)
Интегральная оценка и сравнительный анализ
развития человеческого потенциала населения,
проживающего в городской и сельской местностях региона
Разработка методики построения индекса развития человеческого потенциала населения,
проживающего в городской и сельской местностях региона
Рисунок 3.5 — Система методов статистического исследования качества
жизни населения сельских территорий
Принципиальным отличием предлагаемой нами методики от широко распространенных в настоящее время на практике методик статистического изучения территориальных социально-экономических процессов является применение многомерных статистических методов в
сочетании с методами робастного оценивания данных, а также построение интегральных показателей развития человеческого потенциала для
социально-демографических групп (городского и сельского населения).
Кроме того, новым подходом в статистическом изучении развития сель139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ских террторий России является оценка их конвергенции, основанная
на применении регрессий роста показателя на его исходный уровень
(growth-initial level regressions), позволяющая опосредованно измерить
влияние федеральной и региональной социально-экономической политики на процессы сокращения неравенства сельских территорий по
уровню социального развития.
Завершающим этапом комплексного статистического анализа является разработка рекомендаций по обеспечению достойного качества
жизни населения сельских территорий, определению «точек роста» на
уровне сельских муниципальных образований.
На каждом этапе исследования данная методика может быть дополнена частными элементами, отвечающим тем или иным задачам соответствующего этапа комплексного статистического анализа.
3.4  Обоснование концепции статистического мониторинга качества жизни сельского населения на региональном уровне
Современный этап развития общества характеризуется резким возрастанием роли информации в управлении социально-экономическими
процессами. Наличие полной своевременной и достоверной информации о процессах, происходящих в различных отраслях жизнедеятельности населения сельских территорий, является необходимым условием
организации эффективного управления развитием общества.
Однако на практике сложилась противоречивая ситуация: по мере
усложнения социально-экономических процессов, развития информационных технологий, расширения информационных потоков ощущается недостаток аналитической и прогнозной информации, при этом существует ее избыток вследствие несоответствия имеющейся информации
целям управления сельскими территориями. По мнению В.И. Шулепова [171], недостаточная информационная поддержка управленческих
решений приводит к обострению многих проблем, среди них:
1) недостаточная объективность и полнота оценки современного
положения и происходящих в сельской местности изменений, несвоевременность разработки регулирующих воздействий, направленных на
поддержку позитивных и ослабление негативных тенденций;
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2)недостаточная эффективность организации сбора и обработки
информации, характеризующей социально-экономическое положение
муниципального образования;
3)осуществление прогнозирования развития социально-эко­но­ми­
чес­ких процессов в сельской местности, зачастую не учитывающего
наметившихся тенденций.
В то же время перед региональными органами власти и местного самоуправления стоят проблемы, связанные с информационным обеспечением объективной оценки происходящих изменений и прогнозирования развития социально-экономических процессов. Практически все
исследователи отмечают присутствие в социальной сфере элементов
неопределенности, поэтому использование системного подхода, достижений разных областей науки в управлении, оценке и прогнозировании
социальных процессов является необходимым условием эффективного
управления. Этим объясняются поиски комплексных методов измерения существующих общественных явлений и их адекватного отражения
в систематизированном виде.
На современном этапе в условиях формирования основы устойчивого развития сельских территорий с целью обеспечения высокого
качества жизни сельского населения сами регионы должны выбирать
основные направления использования человеческих, финансовых, материальных и других ресурсов, изыскивать источники финансового
обеспечения программ социального развития села и сельской социальной инфраструктуры. При этом концепция повышения качества жизни населения сельских территорий региона строится исходя из общей
стратегии социально-экономического развития страны. Главная задача
государственного управления в этой сфере — системность в постановке
задач, выработка правил и норм, регламентирующих деятельность органов местного самоуправления, хозяйствующих субъектов, прогнозирование и стратегическое планирование развития основных социальных
процессов на территории как городских, так и сельских поселений.
На практике деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, связанная с социальной поддержкой и мерами по
обеспечению высокого качества жизни населения, выражается в виде
целевых региональных социальных программ, адресной помощи, финансирования строительства, ремонта объектов социальной инфраструктуры и т.п. Формирование целевых программ требует разработки
эффективного инструмента определения приоритетных объектов финансирования, оценки целесообразности проводимых мероприятий.
141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ведущим исполнительным органом государственной власти в регионах, осуществляющим разработку стратегии развития АПК и сельских
территорий, является территориальное представительство Министерства сельского хозяйства РФ. В частности, в Оренбургской области —
это министерство сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей
промышленности. В его полномочия входит разработка предложений
по основным направлениям аграрной политики в регионе, прогнозирование, текущее и долгосрочное планирование развития агропромышленного комплекса области, организация научного, информационного
и консультационного обеспечения развития АПК области, пропаганда
и внедрение научно-технических достижений, осуществление экономического регулирования развития социальной сферы села на территории
области и др.
В настоящее время министерство сельского хозяйства, пищевой и
перерабатывающей промышленности Оренбургской области осуществляет контроль выполнения целевых индикаторов и мероприятий региональных целевых программ, связанных с развитием сельских территорий: «Социальное развитие села до 2012 г.» и «Развитие сельского
хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции,
сырья и продовольствия Оренбургской области на 2008–2012 гг.». Эти
программы позволяют сконцентрировать усилия для системного решения среднесрочных и долгосрочных проблем в этой сфере.
В процессе выявления наиболее значимых факторов и выработки
стратегии устойчивого развития и повышения качества жизни населения сельских территорий важную роль играет статистическое обеспечение. На рисунке 3.6 представлена модель статистического мониторинга
и процесса выработки концептуальных позиций повышения качества
жизни населения сельских территорий.
Статистический инструментарий, как представляется, должен применяться на II уровне модели с целью изучения тенденций и закономерностей социально-экономических процессов на территории сельских
поселений, выявления различий между ними по уровню социального
развития и качеству жизни населения.
В основу модели положен системный подход, заключающийся в
комплексном использовании системы показателей (рис. 3.3, табл. 3.1),
системы методов (рис. 3.5), средств и инструментов выбора приоритетных направлений социальной политики.
Информация для статистического анализа собирается в процессе
мониторинга социально-демографических процессов, состояния со142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Осознание необходимости в формировании стратегии
повышения качества жизни населения СТ
I уровень модели
Теоретикометодологический
Исследование отечественного и зарубежного опыта по
формированию стратегии повышения качества жизни
населения СТ
Цель – разработать
методологический
базис для формирования стратегии повышения качества
жизни населения
сельских территорий
Анализ и формирование системы научных подходов, методов, принципов и функций по формированию стратегии повышения качества жизни населения СТ
Выделение качества жизни населения СТ как предмета
стратегического управления
Определение задач стратегии управления качеством
жизни населения СТ
Мониторинг
показателей демографии и уровня
жизни населения
СТ
Мониторинг
показателей развития социальной
инфраструктуры
СТ
Мониторинг
показателей конвергенции и дивергенции социального и экономического развития СТ
Статистический анализ социальных процессов и изменения
качества жизни населения СТ
Статистическое моделирование и прогнозирование показателей качества жизни населения СТ
Выработка приоритетных направлений финансовобюджетной и экономической политики
Цель – изучение тенденций и закономерностей социальноэкономических процессов в СТ, выявление
различий между СТ по
уровню социального
развития, качеству
жизни; подбор адекватных моделей для
прогнозирования
III уровень модели
Концептуальнометодический
Концепция повышения
качества жизни населения СТ
Выработка приоритетных
направлений
социальнодемографической политики
II уровень модели
Статистический
Выработка приоритетных
направлений
развития социальной инфраструктуры
Цель – сформировать
концепцию устойчивого развития СТ с учетом выявленных закономерностей, направленную на повышение
качества жизни населения СТ
Рисунок 3.6 — Концептуальная модель статистического мониторинга
и определения направлений повышения качества жизни населения
сельских территорий
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
циальной инфраструктуры, а также мониторинга изменений процессов
социальной конвергенции (дивергенции) сельских территорий региона.
Хотя модель — это всегда упрощение действительности, но упрощение, позволяющее исследовать проблему. Развитие науки и информационных технологий, научного представления о социальных процессах,
качестве жизни, функционировании сельских территорий в составе региона, об эффективном управлении, о роли человека в изменении состояния окружающей среды качественно меняют содержание и представление модели. Концептуальная модель статистического мониторинга
включает совокупность субъектов мониторинга и объектов наблюдения,
предметную область мониторинга (показатели) и описание информационных технологий (рис. 3.7).
Мониторинг развития социальных процессов, состояния и развития
социальной инфраструктуры села Оренбургской области осуществляют
Территориальный орган Росстата по Оренбургской области и министерство сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности региона. Потребителями информации о социальных процессах на
территории сельских поселений и качестве жизни населения являются
Министерство сельского хозяйства РФ и его территориальные подразСУБЪЕКТЫ МОНИТОРИНГА
Федеральные органы исполнительной власти на территории
субъекта Федерации:
• Территориальный орган Росстата
• Министерство сельского хозяйства региона
•
•
•
•
ОБЪЕКТЫ МОНИТОРИНГА
региональные органы исполнительной власти
местные органы местного самоуправления
сельские домашние хозяйства
учреждения социальной инфраструктуры
ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ
качество жизни населения сельских территорий:
• демография и уровень жизни населения
• развитие социальной инфраструктуры
• конвергенция и дивергенция социального и экономического
развития сельских территорий региона
Рисунок 3.7 — Взаимодействие элементов статистического мониторинга
качества жизни населения сельских территорий
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
деления, научно-исследовательские организации, вузы и другие заинтересованные пользователи.
В 2009 г. Росстатом были впервые утверждены формы федерального статистического наблюдения за ходом реализации федеральных
целевых программ (подпрограмм) (квартальные и годовые): № 1-ФП
«Сведения об использовании средств из бюджетных и внебюджетных
источников финансирования на выполнение федеральных целевых программ»; № 1-ФП (индикаторы) «Сведения о целевых индикаторах и показателях реализации федеральных целевых программ (подпрограмм)»;
№ 1-ПВ «Сведения о ходе реализации целевых и аналитических программ ведомств».
Сведения об использовании средств из бюджетных и внебюджетных источников финансирования на выполнение федеральных целевых
программ (подпрограмм) предоставляются главным распорядителем
средств федерального бюджета, предусмотренных на выполнение федеральных целевых программ, включая государственных заказчиков и
государственных заказчиков-координаторов, являющихся одновременно главными распорядителями средств федерального бюджета для выполнения программ (подпрограмм). Таким образом, статистическую
отчетность по перечисленным формам статистического наблюдения
предоставляют органы государственной власти, органы управления
государственным внебюджетным фондом, органы местного самоуправления, органы местной администрации, а также наиболее значимое учреждение науки, образования, культуры и здравоохранения, указанное
в ведомственной структуре расходов бюджета, имеющие право распределять бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств
между подведомственными распорядителями и (или) получателями
бюджетных средств.
На региональном уровне с целью осуществления мониторинга реализации региональных целевых программ министерством сельского
хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности Оренбургской области утвержден порядок организации сбора, обработки и представления отчетности о ходе реализации программы, а также утвержден
регламент предоставления информации в систему государственного информационного обеспечения в сфере сельского хозяйства, закреплены
лица, ответственные за предоставление информации в Министерство
сельского хозяйства России.
Важную роль в организации системы мониторинга играют информационные технологии. Современный уровень средств развития информационных технологий позволяет применять различные методы и
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
технические средства в процессе сбора, обобщения, анализа и распространения статистических данных. В частности, для создания системы
регионального мониторинга может быть использован программный
продукт BPwin, который позволяет осуществлять документирование,
реорганизацию, анализ сложных бизнес-процессов [21].
Надо отметить, что российский рынок IT-услуг характеризуется
относительно небольшим выбором решений в сфере мониторинга и
анализа социально-экономических процессов на региональном и муниципальном уровнях, а процесс создания новых разработок носит разобщенный характер. В идеале информационные технологии мониторинга
должны предоставлять лицам, принимающим решения на региональном и местном уровнях, не только инструмент визуального восприятия
социально-экономических данных и некоторые модели прогнозирования, но и среду, в которой автоматизируются все бизнес-процессы, присутствующие на территории региона или муниципалитета.
Основными задачами применения информационных технологий в
мониторинге качества жизни населения сельских территорий, по нашему мнению, являются:
— получение данных по телекоммуникационным каналам от удаленных пользователей через web-интерфейс с возможностью разграничения полномочий и уровней доступа;
— создание общего защищенного информационного пространства,
позволяющего проверять целостность данных, их актуальность и содержание;
— обеспечение для органов государственной власти и местного самоуправления электронного документооборота, необходимого при мониторинге и анализе;
— организация взаимодействия между различными уровнями власти за счет интеграции и унификации информационных потоков с фиксацией и сохранением истории каждого действия, осуществляемого в
системе;
— создание первичных информационных массивов, необходимых
для выполнения всего комплекса задач государственного управления на
региональном и муниципальном уровнях;
— проведение статистико-математической обработки первичной информации, расчетов, прогнозов;
— обеспечение возможности планирования, контроля исполнения и
уведомления всех субъектов и объектов мониторинга.
Огромное значение при формировании статистического мониторинга имеет обеспечение качества информации. Проблемы каче146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ства данных застуживают внимания потому, что проверка достоверности сведений с ростом объемов обрабатываемых данных становится
все более трудоемкой.
В мировой статистической практике нет общепринятого определения качества данных как результата статистической деятельности. Тем
не менее, в настоящее время установилось и превалирует понятие качества, основанное на оценке степени востребованности (нужности)
статистических данных для пользователей. Двумя другими компонентами современного понятия качества являются корректность применяемой статистической методологии (в том числе соответствие принятым
международным стандартам, таким, как СНС) и ее соблюдение в процессе сбора, обработки, анализа и публикации данных [69].
Соответствующие аспекты качества могут быть выражены в терминах целостности, востребованности, точности и достоверности,
своевременности, доступности, интерпретируемости и сопоставимости (рис. 3.8). Эти элементы качества должны учитываться и быть сбалансированными при планировании программ статистического мониторинга на региональном уровне.
Целостность заключается в том, что статистическая деятельность
должна основываться на научно обоснованной методологии и неукоснительном соблюдении утвержденных методик проведения обследований при сборе, обработке и распространении статистических данных.
Этот термин охватывает институциональные основы, устанавливающие
принцип объективности статистической деятельности и этические нормы, призванные гарантировать профессионализм при осуществлении
планирования и проведении наблюдений, в том числе прозрачность
используемой методологической базы. Методологическая база статистической деятельности должна быть гармонизирована с принятыми
международными стандартами и принципами ее использования в статистической практике.
Востребованность статистических данных представляет собой качественную оценку степени их нужности пользователям, т.е. насколько
данные служат целям, ради которых были произведены, и доведены ли
они до пользователя. Востребованность характеризует корректность поставленной цели и задач статистического мониторинга, их соответствия
нормативно-правовой базе. При планировании информационно-статистической деятельности с учетом удовлетворения запросов пользователей необходимо учитывать стоимость и затраты времени на формирование данных, соответствующих ожиданиям пользователей.
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Целостность
Единая методология статистических работ
Востребованность
Оценка нужности данных для пользователей
Достоверность и точность
Минимальное отклонение оценок параметров статистических моделей от их истинных значений
Своевременность
представления данных
Приемлемый для пользователей интервал времени между сбором данных и их публикацией
Доступность результатов наблюдения
Возможность получения данных пользователями
Интерпретируемость
Соответствие данных объективной реальности
Согласованность
Наличие логической взаимосвязи между результатами разных наблюдений
Рисунок 3.8 — Содержание компонентов качества статистических данных
Достоверность — это степень адекватности результатов статистических наблюдений (отклонение оценок параметров используемых
статистических моделей от их истинных значений), характеризующих
социально-экономические явления. В практических терминах не существует единой и полной меры достоверности результатов статистических наблюдений, поэтому используются несколько форм ее выражения. Исходя из практической потребности, достоверность обычно
измеряется или описывается в терминах ошибок (потенциальных величин ошибок), вводимых через индивидуальные главные источники
погрешности расчетов, такие, как неполнота охвата реальной генеральной совокупности, ошибки, связанные с выборкой, случаями неответов
респондентов, умышленным искажением представляемой информации,
а также статистической обработкой данных.
Точность оценки статистического показателя характеризует случайную ошибку выборки и показывает величину отклонения рассчитываемого значения от ее усредненной величины по всем возможным выборкам. Степень точности оценки обычно характеризуется ее дисперсией,
стандартной ошибкой, коэффициентом вариации (относительной стандартной ошибкой) и доверительным интервалом. Точность какой-либо
оценки, полученной по выборке, зависит от двух факторов: от способа,
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которым оценка вычисляется по данным выборки, и от способа формирования самой выборки.
Своевременность представления данных отражает приемлемую для
пользователей продолжительность периода времени, проходящего от
описываемого события до момента публикации соответствующих данных. Своевременность характеризуется предельно допустимым интервалом времени, на протяжении которого статистическая информация
остается актуальной и востребованной пользователями.
Доступность отражает состояние готовности данных к официальному распространению (публикации), учитывая приемлемость формы
(носителя), в которой данные становятся доступными пользователям,
степень подготовленности соответствующих метаданных (информации
о данных), а также информированность пользователей о возможности
и средствах получения интересующих их данных. Одним из аспектов
этой характеристики является возможность получения пользователями
данных значительного объема.
Интерпретируемость статистических данных отражает возможность соотнесения пользователем данных с объективной реальностью
социально-экономической ситуации, а также простоту их подготовки к
анализу, в том числе автоматизированному. Строгость используемых в
публикациях статистических терминов, включая определения признаков, показателей и границ исследуемых совокупностей в значительной
мере определяют степень интерпретируемости.
Согласованность означает степень полноты данных и логической
взаимосвязи между результатами статистического наблюдения и данными других наблюдений либо показателями, полученными на их основе расчетным путем. Согласованные данные непротиворечивы в хронологической последовательности, сопоставимы и дополняют друг друга
в сопряженных наблюдениях, относящихся к одному и тому же периоду
времени. При этом необходимо учитывать, что используемые целевые
совокупности могут отличаться в разных наблюдениях.
Достижение необходимого уровня качества результатов статистической деятельности требует от организаторов мониторинга тщательного
планирования и осуществления непрерывного контроля за ходом его
проведения. Использование гармонизированных систем показателей и
классификаций — одно из основных требований для обеспечения сопоставимости статистических данных, результатов наблюдений. Поэтому
данные, предоставляемые пользователям, должны быть приведены в
строгое соответствие с используемым Росстатом Каталогом статистических показателей.
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Несмотря на то, что сбор первичных сведений в рамках мониторинга осуществляется регулярно, остается много нерешенных методологических и организационно-методических проблем региональной и
муниципальной статистики, сдерживающих внедрение статистического
мониторинга качества жизни населения сельских территорий.
Во-первых, программа статистического наблюдения Росстата ориентирована, прежде всего, на потребности федерального уровня управления. На региональном уровне имеются статистические сведения, полученные на основе как сплошных, так и выборочных обследований,
позволяющие в определенной степени удовлетворить потребности регионального управления. Но на муниципальном уровне результаты выборочных обследований населения не репрезентативны, в то время как
специфические особенности развития сельских территорий требуют
формирования муниципальной статистики.
Во-вторых, в Федеральной целевой программе развития государственной статистики России нет раздела, посвященного статистике
качества жизни населения, в то время, как обеспечение достойного
качества жизни является одним из приоритетов современной государственной политики страны.
В-третьих, используемый в настоящее время в системе государственной статистики унифицированный подход к формированию информационных ресурсов не позволяет получить полную картину по
отдельным направлениям жизнедеятельности общества. Так, достаточно сложно получить всю необходимую информацию для описания
и анализа качества жизни населения сельских территорий. Показатели
производства продуктов и услуг, сгруппированные по видам экономической деятельности, публикуются по укрупненным разделам ОКВЭД,
что не обеспечивает возможность оценки доступности и качества услуг
сельской социальной инфраструктуры. Очевидно, потребности развития экономики регионов и муниципальных образований требуют
организации мониторинга по направлениям при условии соблюдения
требования сопоставимости, преемственности, интерпретируемости и
других составляющих качества статистической информации.
В-четвертых, возрастающие информационные потребности регионального и муниципального управления предопределяют необходимость развития интегрированных баз данных на всех уровнях власти и
управления с возможностью интеграции или детализации необходимой
информации при сохранении принципа методологического единства.
Это, в свою очередь, требует от работников статистических подразделений на районном уровне, а также работников муниципалитетов опреде150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ленной подготовки как пользователей компьютерных технологий, специализированных программных продуктов, а также в плане владения
статистическими методами анализа социально-экономической информации.
Организационный аспект создания региональной системы статистического мониторинга качества жизни населения сельских территорий
является наиболее трудноразрешимым и требует пересмотра существующей системы первичного статистического учета в части его автоматизации и гармонизации с первичным бухгалтерским учетом. Однако
в настоящее время имеется техническая возможность предоставления
статистической и бухгалтерской отчетности в электронном виде в системе Росстата и территориальных налоговых органов, что позволит в
перспективе сформировать интегрированные базы статистических данных на региональном и муниципальном уровнях для целей управления
качеством жизни населения сельских территорий.
Внедрение статистического мониторинга качества жизни населения
сельских территорий путем интегрированного сбора первичной статистической информации в системе территориальных органов Росстата и
Министерства сельского хозяйства РФ позволит исключить дублирование первичных статистических данных, автоматизировать процесс
сбора и обработки данных, упростить и автоматизировать исполнение административного регламента территориальными органами Росстата по предоставлению официальной статистической информации,
максимально расширить круг информационных услуг, формировать
проблемно-ориентированные базы данных для решения задач регионального и муниципального управления.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4 ОЦЕНКА РЕГИОНАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ
КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ СЕЛЬСКИХ
ТЕРРИТОРИЙ
4.1  Исследование особенностей расселения населения по регионам России и динамики демографических показателей
Система расселение населения — один из ключевых факторов развития территории. Система расселения включает такие составляющие,
как степень освоенности территории, плотность населения, плотность
расселения (количество населенных пунктов на единицу территории),
уровень урбанизации. Во многом разбег плотности расселения соответствует в России удаленности от центра (Москвы). Максимальная плотность расселения наблюдается в Ярославской области, минимальная — в
Якутии [92]. Система расселения включает также демографические показатели, которые, в свою очередь, являются объективным отражением
уровня и качества жизни населения, проживающего на данной территории. Такие характеристики, как численность, состав населения по полу
и возрасту формируются под влиянием ряда факторов (демографическая
политика, государственное управление размещением производства и
другие, в первую очередь государственные меры) [89]. С древнейших
времен до наших дней «исход народов» (миграция населения) является
явным признаком социальной нестабильности в определенном регионе.
Россия до конца 20-х гг. ХХ в. была аграрной страной с численностью сельского населения более 80 %. По таблице 4.1 можно проследить динамику численности и состава населения России с 1897 г.
Перепись 1897 г. зафиксировала 67,5 млн жителей Российской империи. Громадная территория империи была заселена весьма слабо:
на одну квадратную версту приходилось в среднем лишь 6,66 человек.
В основном население было представлено сельскими жителями. Численность городских жителей составляла лишь 15 %. В 932 городских
поселениях жило всего 16,8 млн человек, их них примерно 8,9 млн мужчин и 7,9 млн женщин. Таким образом, на 1000 мужчин приходилось в
среднем 888 женщин.
По составу жителей Россия долго оставалась крестьянской страной. В 1926 г. 82 % ее населения проживали в сельской местности, а в
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.1 — Численность населения России по данным переписей
населения, млн человек
Годы
Всего
1897
1926
1939
1959
1970
1979
1989
2002
2010
67,5
92,7
108,4
117,2
130
137,4
147
145,2
142,9
в том числе
городское
сельское
Доля
городского
населения, %
9,9
16,5
36,3
61,1
80,6
94,9
108
106,4
105,3
57,6
76,3
72,1
56,1
49,3
42,5
39,1
38,7
37,6
15,0
18,0
33,0
52,0
62,0
69,0
73,0
73,3
73,7
Доля
сельского
населения, %
85,0
82,0
67,0
48,0
38,0
31,0
27,0
26,7
26,3
1939 г. — 66 %. Всесоюзная перепись населения 1926 г. отразила сравнительно молодой состав сельского населения: высокий удельный вес
детей до 14 лет (30 %) и небольшую долю лиц старше 50 лет (13,6 %).
Это означало, что доля лиц активного брачного и детородного возраста
в сельском населении составляла почти половину (47,5 %).
Надо отметить, что сельское население является хранителем традиций института семьи и брака. Исследования показывают, что брак, как
правило, создает условия для упорядоченного образа жизни, позволяет
в основном избежать потрясений и стрессов, снизить смертность и повысить продолжительность жизни населения. Любопытные сведения об
этом предоставляют результаты переписей населения [140].
Так, согласно данным Всесоюзной переписи населения 1926 г., почти 69 % мужчин и 72 % женщин из числа сельских жителей состояли в
браке и имели свои семьи. Доля тех, кто, достигнув зрелых лет, так и не
имел семьи, оказалась невелика: к 45 годам среди мужчин — около 2 %,
среди женщин — 3,5 %. К общему числу состоявших в браке, очевидно,
следует прибавить и 5,3 % мужчин и почти 26,5 % женщин — вдовых и
разведенных, которые также жили в своих семьях вместе с детьми или
другими близкими родственниками. Иными словами, почти 80 % взрослого мужского и 98 % женского населения российской деревни проживало в семьях того или иного типа (табл. В1 Приложения В).
В 1939 г. вслед за началом активной индустриализации картина семейного состава сельского населения заметно изменилась. При практи153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чески том же удельном весе женатых мужчин замужних женщин стало
на 12 % меньше. При этом изменения произошли равномерно по всем
возрастным группам, что может быть объяснено последствиями миграции из деревни в города. В 1939 г. удельный вес ранних браков ниже,
чем в 1926 г.: по сравнению с 1926 г. доля женатых в возрасте до 19 лет
уменьшилась в 2,2 раза, от 20 до 24 лет — почти в 2 раза, а от 25 до
29 лет — с 85,4 до 80,2 %, т.е. всего на 5,2 процентных пункта. Во всех
остальных группах доля женатых мужчин практически не изменилась.
Тенденция к более позднему вступлению в брак была более заметна
у женщин. Из-за отъезда в город многих их односельчан-мужчин, причем, как правило, в активном бракоспособном возрасте (от 20 до 29 лет),
соотношение между полами в этой возрастной группе несколько ухудшилось, что и привело к снижению уровня брачности женщин. В 1939 г.
доля молодых женщин, состоявших в браке, изменилась по сравнению с
1926 г. так: среди не достигших 20 лет замужем было 10,2 % (в 1926 г. —
13 %), 20–24-летних — 63,2 % (вместо 70,9 %), 25–29летних — 80,9 %
(вместо 86,6 %).
Современный период истории нашей страны характеризуется дальнейшей урбанизацией, снижением ряда важнейших демографических
показателей (рождаемость, брачность, продолжительность жизни и др.)
(табл. В2 Приложения В). Так, за 20 лет (1990–2009 гг.) численность
населения России сократилась на 5751 тыс. чел. Причем базисный темп
снижения показателя для сельского населения выше, чем для городского (табл. В3 Приложения В), что говорит о более высокой скорости сокращения численности сельского населения по сравнению с городским
населением.
Начиная с 2001 г. в России сложилась регрессивная воспроизводственная структура населения, то есть численность населения старше
трудоспособного возраста превышает численность детей и подростков
моложе 15 лет. Другими словами, наблюдается процесс демографического старения. Это обстоятельство приводит к увеличению экономической нагрузки на занятое население и осложняет выполнение обязательств государства перед пенсионерами. Кроме того, регрессивная
структура является одним из факторов снижения ожидаемой продолжительности жизни. Так, продолжительность жизни мужчин в России за
рассматриваемый период ежегодно сокращалась на 0,2 %.
После 2002 г. положительную динамику демонстрируют показатели естественного движения населения: растет уровень рождаемости,
снижается уровень смертности. Однако эти показатели не достигли
уровня 1990 г., и в стране сохраняется естественная убыль населения
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на уровне 2,0 промилле в 2009 г. Положительным фактом является сокращение уровня младенческой смертности почти в 2 раза (с 17,4 до
8,1 промилле). Вместе с тем уровень младенческой смертности в нашей стране значительно выше, чем в развитых странах мира: в 2006 г. в
Исландии он составлял 2,3 ‰, в Люксембурге — 2,5 ‰, в Финляндии
и Швеции — по 2,8 ‰. За последние 45 лет значение этого показателя
в среднем по 25 странам Европы снизилось с 36 ‰ в 1960 г. до 5 ‰ в
2003 г. И хотя вероятность умереть в младенческом возрасте в Европейском союзе уже сейчас крайне низка, младенческая смертность продолжает снижаться, приближаясь к своему биологически обусловленному
минимуму — 2–3 ‰1.
Параболическая тенденция наблюдаются по уровню брачности, который снизился на 3 промилле в 1996 г. по сравнению с 1990 г., а со
второй половины 1990-х гг. постепенно возрастает и достигает к 2009 г.
уровня 1990 г. (8,5 браков на 1000 населения брачного возраста).
В формировании демографических тенденций России важную
роль играет миграция. Если в первой половине 1990-х гг. естественную убыль населения страны компенсировал миграционный приток из
ближнего постсоветского зарубежья, обеспечивая прирост численности
населения, то после 1996 г. положительное сальдо миграции хотя и сохраняется, но составляет в 2009 г. всего 1,7 человек на 1000 населения,
что недостаточно для покрытия дефицита общего прироста населения.
Как уже отмечалось, за период между переписями 1897 и 2010 гг.
доля сельского населения сократилась на 58,7 процентных пунктов
(с 85 до 26,3 %). Однако Россия не самая урбанизированная страна в
мире. Так, в целом по Европе удельный вес сельского населения варьирует от 3 % в Бельгии до 79 % в Лихтенштейне, в странах Северной
Америки — 21 %, Китае — 70 %.
Особенностью России является то, что разделение населенных пунктов на городские и сельские, с точки зрения уклада жизни, не альтернативное: кроме 26,3 % жителей сельских населенных пунктов имеется
еще около 28 % населения страны (более 41 млн чел.), живущих в поселках городского типа и малых городах с населением 50–100 тыс. чел.
Обе эти категории населенных пунктов по всему комплексу условий
жизни, по составу населения и его менталитету гораздо ближе к селу,
чем к городу. Подавляющая часть современных российских горожан —
это выходцы из села в первом или во втором поколении. По оценке
А.Алексеева и Ю.Симагина, значительная часть горожан поддерживает
1 www.demoscope.ru
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
семейные связи с деревней. Массовыми являются сезонные миграции
горожан в деревню — к родственникам, в доставшиеся по наследству
деревенские дома [10].
Приметой последних лет является рост новых поселений дачнорекреационного типа, в которых сезонно проживают горожане. Согласно данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи, в 2006 г.
насчитывалось 80 тыс. садоводческих, огороднических, дачных и животноводческих некоммерческих объединений граждан, 83 % которых
вели сельскохозяйственную деятельность. Если в 90-х гг. развитие
дачно-рекреационного хозяйства было характерно для сельских территорий, входящих в крупные городские агломерации, то в настоящее
время такие формы расселения получили широкое распространение и
в других регионах.
Размещение сельского населения по территории России неравномерное (табл. 4.2).
По данным переписи населения 2002 г. в России 44 региона (из
78 субъектов РФ) имели долю сельского населения свыше 30 %, в том
числе 6 регионов — свыше 50 %. Оренбургская область — регион, в
котором сельское население занимало 40,4 % в общей численности постоянного населения.
По данным последней переписи населения увеличилось число регионов, в которых доля сельского населения составляет от 20 до 30%.
Число регионов, в которых доля сельского населения 30 и более процентов, составило 39. Эти цифры еще раз подтверждают высокую интенсивность процессов урбанизации в нашей стране.
Республика Алтай — регион с максимальной долей сельского населения (73,6 %). Около 60 процентов сельского населения России сосредоточено в трех федеральных округах — Центральном (19,1 %), Приволжском (23,2 %) и Сибирском (14,4 %). Минимальная доля сельского
населения в Дальневосточном федеральном округе — 4,2 % населения.
Численность населения в 2010 г. по сравнению с 1959 годом увеличилась, но численность сельского населения снизилась.
Рассматривая изменение численности сельского населения в межпереписной период в разрезе федеральных округов, можно сделать следующие выводы. Снижение численности сельского населения Центрального федерального округа на 5,6 % обеспечивалось снижением числа
жителей Курской, Костромской, Тверской, Орловской, Ярославской
областях. Среди субъектов Российской Федерации, входящих в состав
Северо-Западного федерального округа, увеличение численности населения произошло в Ленинградской области. Но сокращение числен156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.2 — Группировка регионов РФ по доле сельского населения
в общей численности населения (по данным Всероссийской переписи
населения 2010 г.)
Группы регионов
по доле сельского
населения, %
до 10,0
10,1–20,0
20,1–30,0
30,1–40,0
40,1–50,0
50,1 и более
Число регионов
2002 г. 2010 г.
2
10
22
27
11
6
2
8
29
23
10
6
Численность сельского населения в
группе, тыс. чел.
64,3
3527,9
10855,1
11970,2
7872,2
3297,5
В процентах ко всему населению РФ
0,04
3,11
8,20
7,30
5,39
2,31
ности населения в остальных субъектах, особенно в Псковской области,
в Республике Карелия (за счет естественной убыли и миграционного
оттока), привели к уменьшению числа жителей округа на 9 %.
Численность сельского населения Южного федерального округа
увеличилась на 0,7 % при незначительном уменьшении численности
населения в Республике Калмыкия, Волгоградской и Ростовской областях. В Северо-Кавказском федеральном округе численность населения
увеличилась на 5,9 процента. При этом рост численности населения
произошел во всех входящих в его состав субъектах Российской Федерации, за исключением Республики Ингушетия и Ставропольского края.
В Приволжском федеральном округе население сократилось во всех
субъектах Российской Федерации, кроме Республики Башкортостан и
Самарской области, где численность населения увеличилась на 9,3 % и
1,4 %. Численность округа в целом уменьшилась на 4,0 процента. Численность населения Уральского федерального округа увеличилась на
2 % при росте населения в Свердловской и Тюменской областях. В Сибирском федеральном округе численность населения сократилась на
6,5 процента.
Численность жителей Дальневосточного федерального округа уменьшилась на 1,1 процента. Только в Республике Саха (Якутия),
Камчатской области, Приморском крае, Сахалинской области произошло увеличение численности населения. Одной из основных причин
снижения численности сельского населения является превышение миграционного оттока над естественным приростом.
Формы и типы сельских поселений отражают особенности исторического развития в странах мира. Общее число сельских поселений
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
установить практически невозможно, ибо во многих странах единицей
статистического учета служит не отдельное поселение, а их объединение (сельская коммуна, муниципальное образование и т. п.). Типы сельских поселений разнообразны. На большей части территории России
типичные сельские населенные пункты — это села, деревни, поселки.
В России вместе с сокращением численности сельского населения сокращается и число сельских населенных пунктов (табл. 4.3).
По таблице 4.3 видно, что почти 13 % составляют сельские населенные пункты, в которых население не проживало, а в Костромской, Тверской, Ярославской, Вологодской, Псковской, Кировской и Магаданской
областях их доля в общем числе превышает 20 процентов. Сокращение
людности и числа сельских поселений, а также концентрация сельского
населения в крупных населенных пунктах, по мнению В.В. Пациорковского [111] отражают процессы депопуляции сельского населения и разрушения каркаса сельского расселения.
Увеличилось число деревень и хуторов с населением 10 человек и
менее. В настоящее время они составляют почти четверть всех сельских населенных пунктов (в 2002 г. — примерно пятую часть). В них
проживает всего полпроцента сельского населения. В основном они сосредоточены в Центральном и Северо-Западном федеральных округах.
В Ярославской, Вологодской, Новгородской и Псковской областях их
Таблица 4.3 — Группировка сельских населенных пунктов РФ по числу
жителей (по данным переписей населения)
Всего
в том числе с числом жителей
без
населения
до 10
человек
от 11
до 50
человек
от 51
до 100
человек
свыше
100
человек
Число сельских
населенных
пунктов, тыс.
2002 г.
155,3
13,1
34,0
38,1
14,9
55,2
2010 г.
153,1
19,4
36,2
32,8
13,8
50,9
2002 г.
100,0
8,4
21,9
24,5
9,6
35,6
2010 г.
100,0
12,7
23,6
21,4
9,0
33,3
В % к общему
числу
Источник: www.gks.ru
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
доля превышает 40 процентов. Сокращение сельских поселений связано с процессами рыночных преобразований и недостаточным уровнем
развития социальной и бытовой сферы.
Объединение сельских населенных пунктов, включение их в черту городских населенных пунктов и ликвидация сельских населенных
пунктов в связи с отсутствием в них жителей привело к уменьшению
в межпереписной период на 2,2 тысячи числа сельских населенных
пунктов. Число городов и поселков городского типа по сравнению с
2002 г. уменьшилось на 554 населенных пункта. По решению органов
государственной власти субъектов Российской Федерации и местного
самоуправления 413 поселков городского типа преобразованы в сельские населенные пункты, 127 — включены в черту других городских
населенных пунктов, 14 — ликвидированы в связи с выездом жителей.
В отличие от городского населения на уровень территориальной организации сельских поселений влияют природно-климатические факторы. Это связано с тем, что развитие сельского хозяйства зависит от почвенных и климатических условий. Именно поэтому, например, в зонах
тайги и тундры населенные пункты располагаются вдоль рек и озер.
Таким образом, несмотря на то, что доля сельского населения России за последние 100 лет значительно сократилась, проблемы сельских
территорий и социального обустройства жизни на селе остаются весьма
значимыми.
4.2  Социально-экономическая характеристика Оренбургской области
Оренбургская область, образованная в современных границах 7 декабря 1934 года, расположена на юго-востоке европейской части России. В физико-географическом отношении ее территория охватывает
юго-восточную окраину Восточно-Европейской равнины, южную оконечность Урала и южное Зауралье. Протяженность области с запада
на восток составляет 755 км, расстояние между крайними северной и
южной точками — 425 км. Общая протяженность границ области составляет 3700 км. Оренбургская область — одна из самых обширных в
Российской Федерации, площадь ее территории составляет 123,7 тыс.
кв.км. Климат Оренбуржья характеризуется хорошо выраженной континентальностью, что объясняется значительной удаленностью области
от океанов. Показателем континентальности климата является большая
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
амплитуда колебаний средних температур воздуха между зимой (январь) и летом (июль), которая в Оренбуржье достигает 34–38 °С. Отличительной особенностью континентальности климата является также
недостаточность атмосферных осадков, годовая сумма которых колеблется от 450 мм на северо-западе до 350 мм на юге и юго-востоке области. Около 60–70 % годового количества осадков приходится на теплый
период. Продолжительность залегания снегового покрова составляет от
135 дней на юге до 154 дней на севере области. Глубина промерзания
почвы меняется от 70 см на северо-западе до 100 см на востоке. Половину территории области (50 %) занимают пашни, 38 % — кормовые
угодья, 5 % — леса, 7 % — прочие угодья.
Область входит в состав Приволжского федерального округа. Географически Оренбургская область находится на стыке казахстанскосреднеазиатского региона. Выгодное расположение области на магистральных путях из Центра, Поволжья и Урала в Сибирь, Казахстан и
Среднюю Азию дает экономике Оренбуржья возможность развиваться,
используя потенциал западных регионов наряду с сырьевыми и топливно-энергетическими ресурсами Сибири, Казахстана и Средней Азии,
одновременно используя эти регионы в качестве рынков сбыта своей
продукции.
Область граничит с Башкортостаном, Челябинской, Самарской областями, Татарстаном, а также с государством СНГ — Казахстаном
(рис. 4.1). У Оренбуржья самый протяженный участок российскоказахстанской границы — 1876 км. Экономика этих регионов характеризуется многопрофильностью и достаточно высоким уровнем развития.
Оренбургская область состоит из 35 районов, насчитывает 12 городов, все города областного подчинения, 606 сельских администраций
(сельсоветов), 1707 сельских населенных пунктов. Численность постоянного населения области на 1 января 2010 г. — 2112,9 тыс. человек, в
том числе: городское — 1212,6 тыс.человек (57,4 %); сельское — 900,3
тыс. человек (42,6 %). Плотность населения — 17,1 человек на 1 км2.
Оренбургская область занимает седьмое место в Приволжском федеральном округе и 24-е место среди регионов Российской Федерации по
численности населения. Удельный вес территории области составляет
0,7 % территории России.
Центр Оренбургской области — город Оренбург, основан в 1743 г.
В Оренбурге на 01.01.2010 г. насчитывалось 525,6 тыс. жителей. Расстояние до Москвы от областного центра составляет 1478 км.
Особенность динамики численности населения Оренбургской области с начала 1990-х гг. — ее сокращение. До этого периода численность
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рисунок 4.1 — Географическое положение Оренбургской области
населения постоянно росла как за счет естественного прироста, так и
притока населения извне вследствие интенсивного развития экономики
области в 1960–1980 гг. (освоение целинных и залежных земель, месторождений природных ископаемых, развитие промышленности).
За 1990–2009 гг. численность постоянного населения области сократилась на 1,8 % (38,2 тыс. чел.). Темп сокращения численности населения ниже, чем в среднем по России и в Приволжском федеральном
округе. Впервые с 1997 г. по состоянию на 1 января 2010 г. численность
населения области увеличилась по сравнению с предыдущим годом
на 0,1 %. В абсолютном выражении естественная убыль с 4,0 тысяч в
2008 г. уменьшилась до 1,1 тысячи человек. Отличительная особенность
Оренбуржья — его многонациональный состав; здесь проживают более
100 национальностей и этнических групп, каждая из них внесла большой вклад в развитие культуры нашего Отечества.
Возрастная структура населения относится к числу базовых признаков демографической ситуации. Сложившаяся возрастная структура отражает результаты влияния различных факторов процесса воспроизводства населения и служит основой при разработке социальнодемографических прогнозов. Современная возрастная структура населения Оренбургской области отличается от среднероссийских данных
более высокой долей населения моложе трудоспособного возраста и
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.4 — Доля основных возрастных групп в общей численности
населения Оренбургской области на 1.01.2010 г., %
Все население
Российская
Федерация
Приволжский
федеральный
округ
Оренбургская
область в
целом
в том числе
сельское
население
в том числе в возрасте
трудоспособном
100,0
моложе трудоспособного
16,1
62,3
старше трудоспособного
21,6
100,0
16,0
62,2
21,8
100,0
17,0
62,8
20,2
100,0
18,6
61,2
20,2
Источник: Демографический ежегодник России. 2010: ст. сб. / Росстат. —
М., 2010. — 525 с.
сравнительно низкой долей населения старше трудоспособного возраста (табл. 4.4). Однако данное соотношение не является оптимальным и
в ближайшей перспективе представляется маловероятным ожидать достаточного притока населения в состав трудоспособного контингента.
Возрастная структура сельского населения области на 18,6 % представлена детьми и подростками до 15 лет, доля населения старше трудоспособного возраста составляет 20,2 % (в 2008 г. — 19,9 %). Среди сельского населения доля трудоспособных ниже, чем в среднем по стране и
области, что объясняется распространенностью трудовой миграции из
деревни в города.
Одной из характеристик возрастной структуры населения служат
коэффициенты демографической нагрузки, которые показывают, сколько лиц в возрасте моложе и старше трудоспособного приходится на
1000 человек трудоспособного возраста.
На рисунке 4.2 видно, что в Оренбургской области в 2003–2006 гг.
демографическая нагрузка трудоспособного населения снижалась. Это
происходило благодаря тому, что в активный, трудоспособный возраст
входили те, кто родился в 1980-е гг., когда имело место увеличение
числа родившихся. С 2007 г. демографическая нагрузка на трудоспособное население начала расти. В 2009 г. показатель демографической
нагрузки составил 593 человек на 1000 населения в трудоспособном
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
620
617
промилле
610
597
600
590
593
581
580
576
577
581
570
560
550
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
Год
Рисунок 4.2 — Коэффициенты демографической нагрузки на 1000 человек
трудоспособного возраста в Оренбургской области, чел.
возрасте (из них 272 — детьми (0–15 лет), 321 человек — в возрасте
старше трудоспособного). Большая часть совокупной демографической
нагрузки детьми наблюдалась в городах Соль-Илецке (53,5 % к общей
нагрузке), Ясном (61,1 %); Адамовском (56,7 %), Акбулакском (55,1 %),
Домбаровском (58,9 %), Кваркенском и Красногвардейском (по 51,5 %),
Первомайском (57,4 %), Светлинском (53,2 %), Соль-Илецком (55,7 %),
Ташлинском (52,7 %), Ясненском (60,7 %) районах.
Через несколько лет ситуация изменится коренным образом. Выходить из трудоспособного возраста начнут те, кто родился в годы послевоенного компенсационного повышения рождаемости, то есть многочисленные поколения, а входить в него будут родившиеся в 1990-е гг.,
которые характеризуются резким сокращением рождаемости. Это не
только создаст определенные трудности в отношении трудовых ресурсов и социального обеспечения, но и негативно отразится на демографической динамике, способствуя повышению общего коэффициента
смертности, снижению рождаемости и, следовательно, увеличению
естественной убыли населения.
Средний возраст населения является одним из главных показателей
при рассмотрении возрастной структуры (табл. 4.5). В 2009 г. по сравнению с 1979 г. средний возраст жителей Оренбургской области увеличился на 5,4 года и составил 38,0 лет, что еще раз подтверждает факт
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.5 — Средний возраст населения Оренбургской области, лет
Годы
1979
1989
2002
2006
2007
2008
2009
Все население
оба
мужженпола чины щины
32,6
29,6
35,2
32,1
29,2
33,4
35,9
33,1
38,3
37,6
35,1
39,7
37,7
35,2
39,9
37,9
35,4
40,1
38,0
35,5
40,3
Городское население
оба
мужженпола чины щины
32,3
29,7
34,4
31,4
29,6
33,2
35,7
32,8
38,3
37,7
35,2
39,8
37,9
35,3
40,0
38,0
35,4
40,2
38,2
35,6
40,4
Сельское население
оба
мужженпола чины щины
33,1
29,4
36,3
30,8
28,5
33,8
36,1
33,6
38,4
37,4
35,0
39,7
37,6
35,2
39,8
37,7
35,3
40,0
37,8
35,4
40,1
старения населения. У мужчин средний возраст составил 35,5 года, у
женщин — 40,3 года. При этом наблюдается увеличение средних возрастов и мужчин, и женщин. Средний возраст населения в городской и
сельской местности отличается незначительно, хотя в сельской местности среднестатистический житель немного моложе горожанина. В значительной степени это объясняется более высокой рождаемостью на
селе (рис. Г1 Приложения Г).
На возрастной структуре населения также сказываются миграционные потоки. Оренбуржье — приграничный регион, что обусловливает
особенности региональных миграционных процессов. В начале ­1990-гг.
область принимала ежегодно до 70 тыс. мигрантов, основная масса которых — из республик бывшего СССР (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан и др.).
Судя по рисунку 4.3, перелом в тенденции миграционных процессов
Оренбургской области в период с 1993 по 2009 гг. наступил в 2000 г.,
когда выезд мигрантов из области превысил въезд. В 2008 г. число прибывших было меньше числа выбывших на 3,5 тыс. человек. Однако в
2009 г. в регионе вновь наблюдается миграционный прирост (2450 чел.).
Для экономики области, безусловно, выгоднее принимать мигрантов в активном трудоспособном возрасте. Различия в интенсивности
миграции возрастных групп можно определить путем отнесения доли
каждой возрастной группы среди мигрантов к доле той же группы во
всем населении (табл. 4.6).
Наиболее подвижным является население в возрасте 20–24 года, для
которого получены максимальные значения показателя относительной
интенсивности миграции (30,27 по прибывшим и 34,01 по выбывшим).
164
90000
30000
80000
Число прибывших 25000
Число выбывших
70000
Сальдо мигрции
60000
20000
15000
50000
10000
40000
5000
30000
Сальдо миграции
чел.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
0
20000
-5000
10000
0
-10000
1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009
Год
Рисунок 4.3 — Динамика показателей миграции в Оренбургской области,
человек
Наименьшей миграционной активностью обладает население в возрасте старше 65 лет: из тысячи людей соответствующего возраста решаются сменить место жительства не более 8 человек.
Группы населения в возрасте 16–17 и 18–19 лет близки по уровню
подвижности. По этим группам наблюдается наибольший миграционный отток из региона, что часто связано с выездом молодых людей
на учебу в другие регионы страны и за рубеж. Если по группам детей
и молодежи (от 0 до 29 лет) наблюдается миграционная убыль, то по
группам старше 30 лет и до 65 лет отмечается миграционный прирост.
Это можно объяснить следующими причинами: во-первых, объективно снижается миграционная активность (люди создают семьи, приобретают свое жилье, стабильную работу — «оседают» на одном месте),
во-вторых, многие, попытав счастье в других регионах, закончив учебу,
отслужив в армии, возвращаются в родные места, поближе к родителям.
Оренбургская область обладает развитой социальной инфраструктурой. На конец 2009 г. медицинскую помощь населению Оренбургской области оказывали 98 самостоятельных больничных учреждений, 24 диспансера, 412 амбулаторно-поликлинических учреждений,
43 станции (отделения) скорой медицинской помощи. В сельской местности в 2009 г. функционировало 31 больничное учреждение, на 10 000
165
166
Среднегодовая
Число
численность прибывших
населения
2122253
31949
136741
2254
170695
2016
55877
608
67531
1317
75223
1656
192537
5829
168296
4438
290381
5124
340967
3434
155835
1374
125078
1212
61603
548
281489
2139
33225
2434
2231
614
1638
1964
6548
4649
4866
3350
1262
990
501
2178
Число
выбывших
Относительная интенсивность миграции,
на 1000 чел. соответствующей возрастной
группы
Миграционный
Миграционный
Число
Число
прирост,
прирост,
прибывших выбывших
снижение
снижение
-1276
14,98
15,57
-0,6
-180
16,48
17,8
-1,32
-215
11,81
13,07
-1,26
-6
10,88
10,99
-0,11
-321
19,5
24,26
-4,75
-308
22,01
26,11
-4,09
-719
30,27
34,01
-3,73
-211
26,37
27,62
-1,25
258
17,65
16,76
0,89
84
10,07
9,82
0,25
112
8,82
8,1
0,72
222
9,69
7,92
1,77
47
8,9
8,13
0,76
-39
7,6
7,74
-0,14
Источник: Современные тенденции в развитии демографических процессов в Оренбургской области.
Ежегодный доклад. — Оренбургстат, 2008.
Всего
0–5
6–13
14–15
16–17
18–19
20–24
25–29
30–39
40–49
50–54
55–59
60–64
65 и старше
Возрастные
группы, лет
Человек
Таблица 4.6 — Возрастной состав всего населения и мигрантов и относительная интенсивность миграции
в Оренбургской области в 2007 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
человек населения приходилось 69 больничных коек. Обеспеченность
врачебными кадрами всего по области составила 48,9 на 10 000 человек
населения (по Приволжскому федеральному округу — 47,0, по Российской Федерации — 50,1), средним медицинским персоналом — 125,6 на
10 000 человек населения (112,9 и 106,9 соответственно).
Доступность услуг здравоохранения для населения характеризуется показателем «мощность амбулаторно-поликлинических учреждений, число посещений в смену». Мощность сельских амбулаторнополиклинических учреждений составляет 70 % к среднеобластному
уровню. Однако по муниципальным сельским районам мощность
амбулаторно-поликлинических учреждений значительно варьирует.
Так, в 2009 г. максимальное значение показателя наблюдалось в Светлинском районе (358,3 посещений на 10 000 чел. населения), минимальное — в Тоцком районе (104,6 посещений на 10 000 чел. населения).
Укрепление здоровья населения обеспечивается не только усилиями медиков, но и развитием спорта, занятиями физической культурой.
По данным министерства молодежной политики, спорта и туризма
Оренбургской области, в регионе на 1 января 2010 г. насчитывается
4555 спортивных сооружений, в том числе в муниципальных районах
области — 3231 сооружение (71 %). Список районных спортивных сооружений насчитывает 24 стадиона, 1879 плоскостных сооружений,
11 бассейнов, 13 лыжных баз и т.д. В трех районах области (Оренбургском, Новосергиевском и Тюльганском) действуют дворцы спорта с
искусственным ледовым покрытием. В рамках областной целевой программы «Развитие физкультуры, спорта и туризма в Оренбургской области» на 2006–2010 гг.» на развитие физической культуры и спорта региона в течение пяти лет планируется выделить более двух миллиардов
рублей. Благодаря реализации программы предполагается увеличить
количество занимающихся спортом в области с 16,7 % в 2006 г. до 20 %
в 2010 г. Планируется увеличить тренерский, преподавательский состав
в общей сложности более чем на 800 человек.
Сельское население Оренбургской области имеет возможность получить услуги образовательных учреждений дошкольного, школьного
общего образования, начального и среднего профессионального образования, а также высшего профессионального образования. На начало
2010 г. в области работало 784 дошкольных образовательных учреждения на 78,3 тыс. мест, в том числе 333 в городских поселениях и 451 в
сельской местности. В них воспитывались 79,1 тыс., или 58,1 % детей
в возрасте 1–6 лет, в том числе 54,4 тыс. — в городских поселениях
и 24,7 тыс. — в сельской местности. На начало 2009/10 учебного года
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в области работало 1149 государственных и муниципальных дневных
общеобразовательных учреждений, в которых обучались 212,6 тыс.
учащихся, в том числе 18 гимназий с численностью учащихся 13,2 тыс.
и 18 лицеев, которые посещали 11,6 тыс.учащихся. По состоянию на
01.06.2009 г. в школах области оборудовано 1220 компьютерных классов, из них 16 % городских школ имеют не менее 13 компьютеров и
40 % сельских школ — не менее 7 компьютеров. Уровень оснащенности общеобразовательных учреждений учебной компьютерной техникой составил 15 учащихся на один персональный компьютер (на
01.06.2008 г. — 18 учащихся). Добавим, что информатизация школьного образования, проводимая в последние годы, в значительной мере
способствовала обеспечению возможности доступа в глобальную сель
Интернет в сельской местности. Так, в Оренбургской области до 45 %
сельского населения имеют доступ к сети Интернет [150].
На начало 2009/10 учебного года система среднего профессионального образования включала 36 самостоятельных государственных и
муниципальных средних специальных учебных заведений, 5 их филиалов и 16 структурных подразделений высших учебных заведений,
реализующих программы среднего профессионального образования, в
которых обучались 39,0 тыс. студентов, из них почти половину составляли женщины. Наблюдается тенденция сокращения приема в средние
специальные учебные заведения. Продолжается тенденция ежегодного
сокращения численности учащихся учреждений начального профессионального образования, объемов приема и выпуска. За 2009 г. численность учащихся сократилась на 408 человек (2,1 %) и составила
19,2 тыс. человек. На начало 2009/10 учебного года в Оренбургской области действовало 6 самостоятельных государственных высших учебных заведений, 15 филиалов вузов, в которых обучались 72,0 тыс. студентов. Кроме того, подготовку специалистов в области осуществляли
2 негосударственных вуза и 11 филиалов, в которых обучались 13,0 тыс.
студентов. Охват молодежи профессиональным образованием составляет 21,6 % от численности населения 15–34 лет (в 2008 г. — 22,0 %).
По причине демографического старения населения, в том числе и в
сельской местности, весьма актуальной проблемой является социальная
поддержка пенсионеров. Из общего числа пенсионеров Оренбургской области, состоящих на учете в системе Пенсионного фонда Российской Федерации, 40 % — жители сельских районов. Средний размер назначенных
месячных пенсий пенсионеров, проживающих в сельской местности, на
1 января 2009 г. составил 3829,1 рубля, в городской местности — 4383,4
рубля. Средняя пенсия сельского пенсионера составляет 92 % от сред168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
необластного уровня. Тем не менее, пенсия для сельчан часто является
большим источником семейного дохода, чем заработная плата.
Динамика социально-демографических процессов в определенной
мере накладывает отпечаток на изменение экономики региона. Экономика Оренбургской области имеет ряд особенностей, определяющих
специфику проводимых экономических реформ, глубину и масштабы
их последствий для экономики и социальной сферы. Наряду со значительным развитием производств разнопрофильной промышленной
продукции область отличается высокоразвитым сельскохозяйственным
производством, ряд отраслей которого имеет важное общероссийское
значение. Одним из факторов, отрицательно влияющих на устойчивость
сельскохозяйственного производства в области, является резко-континентальный климат. Другая отличительная черта структуры экономики
области — наличие на ее территории значительных запасов разнообразных по составу полезных ископаемых, которые являются основой развития горно-добывающей и связанных с ней перерабатывающих отраслей промышленности. Вместе с тем, ухудшаются условия добычи основных видов полезных ископаемых: угля — в связи с падением спроса
на него на внутреннем и внешнем рынках, газа — в связи с усложнением горно-геологических условий разработки месторождения. Благоприятными особенностями оренбургской экономики являются: выгодное
географическое положение, позволяющее реализовать геополитические
и оборонные интересы России, а также сравнительно высокий образовательный и научный потенциал. В таблице 4.7 приведены основные
социально-экономические показатели Оренбургской области.
Анализируя таблицу 4.7, можно отметить, что в области в 2009 г. по
сравнению с 2008 г. незначительно увеличилась численность экономически активного населения. Приведенные в таблице показатели результатов производственной деятельности в 2009 г. не превысили уровень
2008 г. При этом на 29,2 % возросла численность безработных граждан,
увеличилась доля убыточных организаций с 17,5 до 25,7 %.
Тенденции изменения индекса потребительских цен по Оренбургской области в 2009 г. соответствовали его изменениям по Российской
Федерации. Рост потребительских цен на товары и услуги по Оренбургской области составил 107,7 %, в том числе на продовольственные товары — 105,7, по России — 108,8 и 106,1 % соответственно.
В Оренбургской области хорошо развита транспортная инфраструктура. Есть все необходимое для организации авиасообщения со
странами СНГ и государствами дальнего зарубежья. Из субъектов Приволжского федерального округа в Оренбургской области самая большая
169
170
99,0
89821,5
105242,8
33304,4
23275,0
44,4
110,5
98,6
127,2
–
–
–
20062,7
40,6
118,7
123,7
111,8
136,1
19,8
46004,3
147790,0
48127,5
78,2
163171,0
1047,7
2007 г.
112,5
107,1
17,5
64600,3
168113,3
52498,1
74,6
180117,6
1049,7
2008 г.
107,7
91,9
25,7
58161,6
117413,1
55937,0
96,4
185874,5
1052,5
2009 г.
–
–
–
0,98
0,65
0,99
129,2
0,96
2009 г. к
2008 г., %
100,3
Источники: Областной статистический ежегодник. 2010: стат. сб. / Территориальный орган Федеральной
службы государственной статистики по Оренбургской области. — Оренбург, 2010.; Сайт Росстата / URL:
­www. gks.ru
1020,3
1018,6
Среднегодовая численность занятых в экономике, тыс. чел.
Численность безработных, чел.
Объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными
силами, по видам экономической
деятельности, млн руб.:
добыча полезных ископаемых
Обрабатывающие производства
Производство и распределение
электроэнергии, газа и воды
Производство сельхозпродукции
(во всех категориях хозяйств), млн
руб.
Доля убыточных предприятий в %
к общему количеству предприятий
Индекс потребительских цен, %
Индекс цен производителей на реализованную сельскохозяйственную
продукцию, %
2005 г.
2000 г.
Показатели
Таблица 4.7 — Динамика основных социально-экономических показателей Оренбургской области
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
протяженность автомобильных дорог общего пользования с твердым
покрытием. Она превышает 13 тыс.км.
По состоянию на 1 января 2010 г. в статистическом регистре Оренбургстата учтено 39 867 предприятий и организаций, из них 37 456
юридических лиц: коммерческих организаций — 27 505 единиц, некоммерческих — 9845; 2411 филиалов, представительств и других обособленных подразделений юридических лиц. Наибольшее число хозяйствующих субъектов сосредоточено в следующих видах экономической
деятельности: оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных
средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования (23,4 %); сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство (11,6 %);
операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг
(14,8 %).
Преобладающей формой собственности учтенных в регистре хозяйствующих субъектов Оренбургстата организаций является частная
собственность (75,1 %). Коммерческие юридические лица создаются, в
основном, в форме обществ с ограниченной ответственностью (56,9 %)
[147].
Абсолютный размер валового регионального продукта (ВРП) является объективным показателем вклада области в экономику страны, поскольку суммарный объем ВРП всех регионов составляет около 90 %
валового внутреннего продукта (ВВП) России. Вместе с тем показатели
системы региональных счетов являются стоимостными обобщающими
показателями уровня жизни населения (табл. 4.8).
Наряду с ВРП, к числу таких показателей относятся фактическое
конечное потребление домашних хозяйств (ФКП ДХ), уровень ВВП,
ВРП и ФКП ДХ в расчете на душу населения, их динамика. Включение ВВП и ВРП в состав индикаторов уровня жизни мотивировано тем,
что данные показатели характеризуют общий результат экономического
развития за отчетный период, наличие ресурсов для потребления и накопления, то есть экономические условия обеспечения определенного
уровня жизни населения на данной территории.
Показатель ФКП ДХ отражает процессы конечного использования
товаров и услуг на территории страны и региона. Домашние хозяйства
потребляют товары и услуги за счет собственных доходов, а также нерыночные индивидуальные услуги здравоохранения, образования, культуры и др. за счет средств государства и некоммерческих организаций,
передаваемые домашним хозяйствам в виде социальных трансфертов в
натуральной форме. Другими словами, ФКП ДХ показывает, на какую
сумму жители региона (страны) приобретают, получают бесплатно (на
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.8 — Обобщающие макроэкономические показатели уровня
жизни населения Оренбургской области и Российской Федерации
Показатель
ВВП РФ на душу населения в текущих ценах, руб.
ВРП на душу населения в
текущих ценах, руб.
Удельный вес ВРП Оренбургской области в ВВП
РФ, процентов
ВВП РФ в постоянных ценах, в процентах к преды­
дущему году
Индекс-дефлятор ВРП, в
процентах к предыдущему
году
ФКП ДХ РФ на душу населения в текущих ценах,
руб.
ФКП ДХ Оренбургской
области на душу населения
в текущих ценах, руб.
2000 г.
2005 г.
2007 г.
2008 г.
2009 г.
39532,3 126014,2 198816,5 238867,4 226007,5
34585,2
99405,5
1,3
1,2
1,3
1,2
1,3
110,0
106,4
108,5
105,2
92,1
138,2
119,9
112,9
111,7
100,5
24964,9
80169,8
125547,8 157025,6 166132,4
15462,5
48569,8
76504,5
176733,3 203295,0 196256,6
101538,7 113878,4
Источники: Основные показатели системы региональных
счетов Оренбургской области в 2006–2009 годах: стат. сборник /
Территориальный орган Федеральной службы государственной
статистики по Оренбургской области. — Оренбург, 2010.; Сайт Росстата /
URL: ­www. gks.ru
льготных условиях) товары и услуги для повседневных нужд, позволяющих поддерживать определенный уровень и качество жизни.
Сравнение душевого ВВП РФ и душевого ВРП Оренбургской области складывается не в пользу регионального показателя, что на протяжении 2000–2009 гг. не позволяет обеспечить Оренбургской области
вклад в ВВП РФ более 1,5 %. При этом за весь анализируемый период
(кроме 2005 и 2006 гг.) темпы роста ВРП области были выше индекса динамики ВВП России в целом, что способствовало росту рейтинга
Оренбургской области в ранжированном списке регионов России по величине ВРП: с 37 места в 2002 г. до 22 места в 2007 г.
В таблице 4.9 наглядно видно соотношение макроэкономических
показателей Оренбургской области с аналогичными показателями Российской Федерации и Приволжского федерального округа (ПФО).
Судя по таблице 4.9, за последние годы процентное отношение душевого ВРП Оренбургской области к величине душевого ВВП России и
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.9 — Парные сравнения макроэкономических показателей
уровня жизни населения Оренбургской области с данными Российской
Федерации и Приволжского федерального округа, в процентах
Показатель
Соотношение ВРП в расчете на
душу населения:
— с РФ
— с ПФО
Соотношение ФКП ДХ в расчете на
душу населения:
— с РФ
— с ПФО
2000 г. 2005 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.
87,5
105,5
78,88
108,71
88,62
121,55
85,1
115,3
86,8
120,2
61,9
78,6
60,58
75,93
60,94
73,84
64,7
77,3
68,5
81,7
Приволжского федерального округа увеличивается и к 2009 г. достигает
86,8 % от среднероссийского уровня и на 20,2 % превышает средний
уровень ПФО. Эти цифры указывают на прирост экономического потенциала Оренбургской области, который должен обеспечить рост благосостояния населения региона. Однако уровень регионального ФКП ДХ
в расчете на душу населения в 2009 г. составляет лишь 68,5 % от среднероссийского и 81,7 % — от среднеокружного уровней. То есть оренбуржцы создают добавленной стоимости на 20 % больше, чем в среднем
по ПФО, но тратят на повседневные нужды, связанные с обеспечением
уровня своей жизни, на 18 % меньше, чем в среднем по округу.
Рассмотрим процентное соотношение расходов на конечное потреб­
ление (или ФКП) домашних хозяйств к ВРП. В Оренбургской области
на конечное потребление в 2003–2008 гг. направлялось в среднем 47 %
ВРП, в 2009 г. — 58 % ВРП. Несмотря на то, что на потребление направляется все большая часть добавленной стоимости, созданной в
регионе, соотношение ФКП и ВРП ниже, чем в развитых странах. По
оценкам мирового банка, в 2004 г. в США на конечное потребление потрачено 71 % ВВП, в Великобритании — 66 %, в Германии — 59 % [39].
Одна из причин неэффективного, с точки зрения формирования уровня
и качества жизни, использования созданного в регионе ВРП кроется в
особенностях перераспределения добавленной стоимости между ее создателями (рис. 4.4).
Диаграмма на рисунке 4.4 свидетельствует о значительных сдвигах в структуре ВРП по видам первичных доходов за последние годы.
Если в 2003 г. на оплату труда в Оренбургской области в среднем было
направлено 41 % созданной в регионе добавленной стоимости, то в
2008 г. — лишь 30,9 % ВРП. При этом налоговая нагрузка на экономику
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100%
80%
54,3
51,6
60%
40%
20%
0%
1,9
41
2003 г.
Валовая
прибыль
экономики и
валовые
смешанные
доходы
Другие чистые
налоги на
производство
17,5
30,9
Оплата труда
наемных
работников (без
учета скрытой
оплаты труда)
2008 г.
Рисунок 4.4 — Структура ВРП Оренбургской области по видам
первичных доходов за 2003 и 2008 гг. (ВРП = 100 %)
региона резко возросла: доля чистых (т.е. за вычетом государственных
субсидий) налогов на производство в 2008 г. составила 17,5 %, что на
15,6 процентных пунктов больше, чем в 2003 г. Причем доля налогов в
структуре ВРП Оренбургской области в 2008 г. максимальная по ПФО.
В 2003 г. не наблюдалось столь резких различий в структуре ВРП по
видам первичных доходов в Приволжском федеральном округе.
Такие структурные сдвиги в ВРП Оренбуржья объясняются тем, что
часть активов ряда крупных организаций, ранее принадлежащих области, передана в собственность инвесторам из других регионов (Москва,
Нижний Новгород, Самара и др.). Это привело к тому, что валовая прибыль (и часть налогов) предприятий «уходит» из региона в головные
офисы. Соответственно, значительная часть расходов на конечное потребление производится за пределами Оренбургской области, сдерживая рост благосостояния ее жителей.
Важнейшим фактором развития региона является внешнеэкономический комплекс. География торговых контрактов оренбургских
предприятий и организаций охватывает свыше 80 стран. Крупнейшими торговыми партнерами области являются: Нидерланды, Казахстан,
Великобритания, Финляндия, Узбекистан, Польша, Республика Корея,
Германия, Иран, Украина. По данным государственной статистики,
внешнеторговый оборот в 2009 г. составил 3641,5 млн долларов США, в
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
том числе экспорт — 2649,2, импорт — 992,3 млн долларов США. Сальдо торгового оборота в 2009 г. сложилось положительное — 1656,9 млн
долларов США, в том числе со странами дальнего зарубежья — положительное — 1658,8 млн долларов США, с государствами-участниками СНГ
отрицательное — 1,9 млн долларов США. В товарной структуре экспорта
в 2009 г. преобладали минеральные продукты (61,3 %), металлы и изделия
из них (31,3), по сравнению с 2008 г. их объем уменьшился соответственно
на 42,4 % и 44,9 %. В структуре импорта в 2009 г. основное место занимали минеральные продукты (54,4 %). По объему внешнеторгового оборота
Оренбургская область в 2009 г. занимала 6 место по Приволжскому федеральному округу, уступая Самарской области, Татарстану, Башкортостану, Нижегородской области и Пермскому краю.
Таким образом, анализ демографических, экономических показателей, а также показателей системы региональных счетов позволил выявить особенности Оренбургской области как индустриально-аграрного
региона. Обладая мощным производственным потенциалом, регион характеризуется неблагоприятной демографической структурой, наблюдается несбалансированность структуры как фактического конечного
потребления домашних хозяйств, так и добавленной стоимости, созданной в региональной экономике. Следовательно, в Оренбургской области
не в полной мере сформированы условия, направленные на улучшение
условий труда и жизни населения.
4.3 
Методические особенности анализа структурных различий показателей уровня и качества жизни сельского и городского населения
Изменение параметров качества жизни населения проявляется не
только в количественном изменении уровней тех или иных показателей,
но и в изменении структуры потребностей, потребительских расходов,
денежных доходов, территориальной структуры распределения благ и
т.п., что предопределяет необходимость применения статистических
методов изучения структуры. Сравнение структурных показателей по
разным признакам является важным аналитическим приемом исследования качества жизни.
Для целей изучения структурных сдвигов в системе оценок качества
жизни населения сельских территорий мы использовали имеющуюся
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в отечественной государственной статистике информацию о структуре денежных доходов и расходов населения, располагаемых ресурсах и
потребительских расходах домашних хозяйств. Как известно, на изменение структуры денежных доходов и расходов населения во времени
существенное влияние оказывают экономико-политические факторы,
способствующие развитию частного предпринимательства, валютного
рынка, рынка недвижимости, появление новых потребностей (например, связанных с внедрением в повседневную жизнь информационных
и телекоммуникационных технологий) и т.п. Различия в упомянутых
структурах проявляются и в пространстве: перечень потребностей и
предпочтения различаются у жителей разных стран, регионов, городской и сельской местности. Эти различия связаны с природно-климатическими, культурно-историческими, производственными, рекреационными условиями жизнедеятельности людей. В своем исследовании
мы делаем основной акцент на сравнение структур располагаемых ресурсов и потребительских расходов городских и сельских домохозяйств.
По нашему мнению, это позволит точнее понять причины оттока населения из сельской местности в города через структурные различия
в удовлетворении потребностей городского и сельского населения в
полноте бытия, поиске лучших условий труда, быта, отдыха.
Рассмотрим результаты анализа структурных сдвигов показателей
денежных доходов и расходов населения Оренбургской области в целом.
Денежные доходы населения включают доходы лиц, занятых предпринимательской деятельностью, выплаченную заработную плату наемных
работников (начисленную заработную плату, скорректированную на изменение просроченной задолженности), социальные выплаты (пенсии,
пособия, стипендии, страховые возмещения и прочие выплаты), доходы
от собственности в виде процентов по вкладам, ценным бумагам, дивидендов и другие доходы. Денежные расходы и сбережения населения
включают расходы на покупку товаров и оплату услуг, обязательные
платежи и разнообразные взносы (налоги и сборы, платежи по страхованию, взносы в общественные и кооперативные организации, проценты за кредиты и др.), расходы на приобретение недвижимости, прирост
финансовых активов [143]. Группировка доходов по источникам формирования и направлениям использования приведена в таблице 4.10.
Из таблицы 4.10 видно, что оплата труда остается главным источником доходов населения Оренбургской области. Однако уровень средней
заработной платы работников организаций по видам экономической
деятельности существенно различается. Значительно выше среднего
областного уровня зарплата в организациях, занимающихся финансо176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вой деятельностью (в 2 раза), добыча полезных ископаемых (в 1,7 раза),
производство и распределение энергии, газа и воды (в 1,4 раза). В 2009 г.
величина прожиточного минимума1, установленная в регионе для трудоспособного населения, составила 4464 руб., а средняя зарплата на
предприятиях сельского хозяйства, например, составляет почти 40 % от
среднеобластного уровня.
В Оренбургской области наблюдается рост доходов от предпринимательской деятельности, однако по абсолютному значению социальные выплаты превышают размер предпринимательских доходов. Еще
одна значимая статья доходов населения — доходы от собственности,
включающие выплаты по ценным бумагам, проценты по депозитам, дивиденды, доходы от продажи недвижимости на вторичном рынке жилья.
По данной статье наблюдается сокращение по сравнению с 2005 г. на
0,9 процентных пункта.
Сложившаяся величина доходов от собственности в Оренбургской
области по сравнению с другими экономически развитыми регионами
Приволжского федерального округа мала. Так, в Самарской области в
2007 г. доходы от собственности превысили 26 660 млн руб., в Оренбургской области — 7726,7 млн руб. После 2008 г. размер денежных
доходов по видам в абсолютном выражении не публиковался.
Превышение доходов над расходами обеспечивает формирование
сбережений. В 2009 г. размер денежных сбережений на руках у населения сопоставим с величиной обязательных платежей и взносов
(около 24973,1 млн руб.), что больше уровня 2008 г. на 685,3 млн руб.
Но доля этого показателя в структуре расходов уменьшилась с 11,2 %
в 2007 г. до 8,5 % в 2009 г., что отражает смещение предпочтений
оренбуржцев в пользу текущих покупок товаров и услуг. Главной
статьей расходов жителей Оренбургской области является покупка
товаров и оплата услуг. Приметой последних пяти докризисных лет
является рост расходов, связанных с приобретением недвижимости
и финансовых активов. Но мировой финансовый кризис внес коррективы в динамику этого показателя: в 2009 г. доли этих статей расходов уменьшились.
Проанализируем изменения в структурах денежных доходов и расходов населения Оренбургской области за период 2005–2009 гг. с помощью следующих обобщающих (интегральных) коэффициентов. Исходные данные — в таблице 4.10. Статистическая теория предлагает целый
1 С 2007 г. изменен состав потребительской корзины для определения величины
прожиточного минимума.
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.10 — Структура денежных доходов и расходов населения
Оренбургской области, процентов
Показатель
2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.
Денежные доходы — всего
100
100
100
100
100
в том числе:
доходы от предпринимательской
12,1
12,1
12,5
11,3
12,2
деятельности
оплата труда1)
45,2
44,8
45,1
42,8
41,7
социальные выплаты
17
16,4
16
15,8
17,5
доходы от собственности
3,5
5
3,9
3,5
2,6
другие доходы
22,2
21,7
22,5
26,6
26
Денежные расходы и сбережения —
100
100
100
100
100
всего
в том числе:
покупка товаров и оплата услуг
59,8
61,2
63,9
67,1
65,6
обязательные платежи и разнообразные 10,7
11,1
11
10,9
9,5
взносы2)
приобретение недвижимости
0,7
1
1
1,1
0,6
прирост финансовых активов
28,8
26,7
24,1
20,9
24,3
из него прирост, уменьшение (-) денег
10,1
12,4
11,2
9,4
8,5
на руках у населения
Примечания:
1) включая выплаты социального характера;
2) включая деньги, отосланные по переводам.
Источник: [143]
ряд коэффициентов для измерения структурных сдвигов [3, 44, 126]. На
наш взгляд, наиболее информативными являются следующие.
Квадратический коэффициент абсолютных структурных сдвигов
(σ):
,
(4.1)
гдеdi2 — доля i-й структурной части совокупности в текущем периоде;
di1 —доля i-й структурной части совокупности в предыдущем (ба зисном)
периоде;
k — число структурных частей совокупности.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Квадратический коэффициент (4.1) показывает, на сколько процентных пунктов в среднем отличаются доли в двух структурах.
Интегральный индекс Рябцева (IR):
k
IR =
∑ (di2 − di1 )2
1
k
∑ (di2 + di1 ) 2
,
(4.2)
1
Индекс Рябцева (4.2) позволяет количественно оценить, насколько
две структуры отличаются в целом.
Полученные значения коэффициентов указывают на наличие структурных сдвигов в показателях доходов и расходов (табл. 4.11). Судя по
величине квадратического коэффициента, в среднем доли в структурах
2005 и 2009 гг. отличались на 2,4 процентных пункта по доходам и на
3,4 процентных пункта — по расходам населения. Так как индекс Рябцева по расходам больше, чем по доходам, следовательно, в структуре денежных расходов изменения более значительны. Согласно шкале
оценки меры существенности структурных различий [126, с. 72] критерий IR и по доходам, и по расходам интерпретируется как «низкий
уровень различий структур».
Наибольший вклад в структурные сдвиги в составе денежных доходов оказали уменьшение доли оплаты труда на 3,5 процентных пункта и
увеличение доли категории «другие доходы» на 3,8 процентных пункта.
Это говорит о распространении «скрытых» доходов в регионе.
Структурные сдвиги в составе денежных расходов обусловили увеличение доли расходов на покупку товаров и оплату услуг на 5,8 пунк­
тов при сокращении доли прироста финансовых активов на 1,6 процентных пункта. Это произошло вследствие переориентации населения
с вложений в финансовые активы на осуществление текущих расходов,
что условно можно назвать «потребительским бумом».
Оценивая структурные сдвиги за период 2005–2009 гг. в целом, отметим, что интенсивность изменений стала заметно ниже по сравнению
с периодом 2003–2007 гг. [78]
Подробные сведения о структуре располагаемых ресурсов и потребительских расходах населения в разрезе городской и сельской местности предоставляют ежеквартальные обследования бюджетов домашних
хозяйств, проводимые территориальными органами Росстата.
179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.11 — Значения интегральных коэффициентов структурных
сдвигов за 2005–2009 гг. по Оренбургской области
Показатель
Денежные доходы
Денежные расходы
σ
IR
2,36
3,40
0,049
0,055
По итогам бюджетных обследований формируют следующие показатели.
1. Потребительские расходы домашних хозяйств являются частью
денежных расходов, направленных на приобретение потребительских
товаров и услуг. Учет производится по полной стоимости товаров и
услуг, независимо от того, полностью или частично были оплачены на
момент приобретения и для каких целей они предназначались (для личного потребления или передачи на сторону). В составе потребительских
расходов не учитываются расходы на покупку произведений искусства,
антиквариата и ювелирных изделий, приобретенных в качестве капиталовложений, оплата материалов и работ по строительству и капитальному ремонту жилых или подсобных помещений.
2. Расходы на питание в домашних хозяйствах складываются из денежных расходов на покупку продуктов, предназначенных для личного потребления внутри домохозяйств, расходов на питание вне дома и
стоимости натуральных поступлений продуктов питания.
3. Расходы на непродовольственные товары в домашних хозяйствах
состоят из денежных расходов на покупку непродовольственных товаров, предназначенных для личного потребления внутри домохозяйств,
и стоимости натуральных поступлений, оцененной со слов опрашиваемых.
4. Расходы на алкогольные напитки в домашних хозяйствах включают как денежные расходы на покупку алкогольных напитков, предназначенных для личного потребления внутри хозяйств, так и стоимость
алкогольных напитков, поступивших в домохозяйство в натуральном
выражении в результате собственного производства, в качестве подарка
и т.п.
5. Денежные расходы домашних хозяйств представляют собой сумму фактических затрат, произведенных членами домохозяйства в течение учетного периода обследования, и включают в себя потребительские расходы, а также расходы, не связанные с потреблением.
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6. Денежный доход — расчетный показатель, исчисляемый как сумма денежных расходов и прироста (уменьшения) финансовых активов в
период обследования. Применительно к этому методу показатель денежного дохода домохозяйств трактуется как объем денежных средств (без
привлечения ранее накопленных или заемных), которыми располагали
домохозяйства для обеспечения своих расходов и создания сбережений.
7. Стоимость натуральных поступлений — суммарная оценка стоимости натуральных поступлений продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг.
8. Валовой доход домашних хозяйств состоит из суммы денежных
доходов и стоимости натуральных поступлений.
9. Располагаемые ресурсы домашних хозяйств — это совокупность
денежных доходов домохозяйств, сумм израсходованных накоплений и
привлеченных заемных средств и стоимости натуральных поступлений.
В целом показатель располагаемых ресурсов домашних хозяйств трактуется как объем средств (денежных и натуральных), которыми располагали домохозяйства для обеспечения всех своих расходов и создания
сбережений в период обследования.
На рисунке 4.5 представлена динамика располагаемых ресурсов домашних хозяйств как в среднем по региону, так и по месту проживания.
В Оренбургской области на протяжении последних пяти лет наблюдалась положительная динамика величины располагаемых ресурсов
городских и сельских домашних хозяйств в номинальном выражении.
Однако размер располагаемых ресурсов домохозяйств горожан выше,
чем у сельских жителей, соотношение показателей в 2005 г. составило
1,6 раза, в 2008 г. — 1,6 раза, 2009 г. — 1,3 раза.
Анализ структурных различий выполнен с помощью обобщающих
показателей структурных различий: квадратического коэффициента
абсолютных структурных сдвигов (4.1) и интегрального индекса Рябцева (4.2).
Анализ структурных различий в составе располагаемых ресурсов
домашних хозяйств городской и сельской местности за период 2005–
2009 гг. по данным государственной статистики показал, что происходит перераспределение источников формирования располагаемых
ресурсов домашних хозяйств (табл. Г1 Приложения Г). В частности,
все более значимую их часть занимают привлеченные средства и израсходованные сбережения (в городских домохозяйствах в 2009 г. эта
статья занимает 19 % против 3,1 % в 2005 г., в сельских домохозяйствах — 4,5 % против 3,5 % в 2005 г.). Этот факт характеризует усиление зависимости бюджетов домашних хозяйств от кредитов, а также
181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14000
Все домохозяйства
12000
10000
Домохозяйства,
проживающие в
городской
местности
руб.
8000
6000
4000
Домохозяйства,
проживающие в
сельской местности
2000
0
2005
2006
2007
2008
2009 Год
Рисунок 4.5 — Динамика располагаемых ресурсов домашних хозяйств
Оренбургской области, руб.
переориентацию населения на текущее потребление в ущерб созданию
сбережений. При этом увеличение кредитных обязательств городского
населения происходит на фоне сокращения доли денежных доходов на
14,8 процентных пункта. Однако у сельских домохозяйств доля денежных доходов, наоборот, не изменилась, и на протяжении 2005–2009 гг.
составляла 76–79 %. Это объясняется, в первую очередь, сокращением
натуральных поступлений продуктов питания. Что, по нашему мнению,
является результатом отказа от ведения личного подсобного хозяйства
во многих сельских домохозяйствах региона.
Одним из важнейших критериев уровня жизни является доля расходов на питание в структуре потребительских расходов населения. Значение этого показателя позволяет судить о масштабах распространения
бедности в обществе. В Оренбургской области для городских домохозяйств доля расходов на питание сократилась с 36,6 % в 2005 г. до 34,3 %
в 2009 г. Сельские домохозяйства тратили на питание в 2009 г. 43,6 %
всех расходов на конечное потребление, что меньше на 11,8 процентных пункта, чем в 2005 г. В целом по России доля расходов на питание
для городских домохозяйств в 2009 г. составила 32,1 %, для сельских —
44,4 % [143]. Для развитых стран мира такие значения затраты на питание вообще не приемлемы. Жители Великобритании, например, тратят
на покупку продуктов питания не более 9 %, Финляндии — 12,5 %.
Однако дело не только в том, что россияне (и оренбуржцы в том
числе) «много едят». Цены на значительную часть продуктов питания в
России находятся вне пропорций, связанных с нормальными расходами.
Так, потребительские цены на продовольственные товары в Оренбург182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ской области в декабре 2009 г. по сравнению с декабрем 2008 г. выросли
на 7,7 %, в том числе на масло сливочное — на 10,2 %, на хлеб — на
5,1 %, на молоко и молочные продукты — на 3,8 % при росте реальных
денежных доходов на 4,5 %.
Интегральные оценки существенности различий структур располагаемых ресурсов и расходов на конечное потребление домохозяйств по
месту их проживания представлены в таблице 4.12.
Анализ данных таблицы 4.12 позволяет сделать следующие выводы.
Различие в структурах располагаемых ресурсов домохозяйств, обусловленные местом проживания (город, село), в период 2005–2008 гг. имели
тенденцию к сокращению, но в 2009 г. различия в структурах вновь усилились. Квадратический коэффициент абсолютных структурных сдвигов (σd), показывающий, на сколько в среднем отличаются доли в двух
сравниваемых структурах, составил 10,6 процентных пункта в 2009 г.,
что соответствует уровню 2005 г. Интегральный индекс Рябцева указывает на низкий уровень различий двух структур располагаемых ресурсов городских и сельских домохозяйств в 2005–2009 гг.
Иная ситуация складывается при сравнении структур расходов
на конечное потребление городских и сельских домашних хозяйств.
В 2005–2009 гг. наблюдаются колебания значений квадратического коТаблица 4.12 — Значения интегральных коэффициентов структурных
различий домохозяйств, проживающих в городской и сельской местности
Показатель
2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г.
Располагаемые ресурсы домашних хозяйств
σd
10,927
8,533
6,448
5,692
IR
0,128
0,102
0,077
0,069
Характеристика меры структурН
Н
Н
Н
ных различий
Расходы на конечное потребление домашних хозяйств
σd
10,781
7,326
4,676
6,839
2009 г.
10,584
0,134
Н
8,479
IR
0,198
0,135
0,088
0,129
0,194
Характеристика меры структурных различий
С
Н
Н
Н
С
Примечания:
Н — низкий уровень различий сравниваемых структур;
С — существенный уровень различий сравниваемых структур.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
эффициента (σd). В целом две структуры в 2009 г., судя по индексу Рябцева, различаются существенно.
Несмотря на то, что относительные различия по показателям располагаемых ресурсов и потребления населения, проживающего в городской и сельской местности, варьируют по годам, существенный разрыв
по уровню бедности и качеству жизни сохраняется.
Как отмечают ученые ВНИИЭСХ, общий вклад села в российскую
бедность составляет 39 % по располагаемым ресурсам и 41% — по
денежным доходам, при том, что численность сельского населения не
достигает 27 %. Положительным фактом является то, что к 2006 г. снижение масштабов бедности в России заметно ускорилось, причем этот
процесс в сельской местности шел быстрее, чем в городской [141].
В Оренбургской области доля населения с денежными доходами
ниже прожиточного минимума (то есть уровень бедности) за период с
2003 по 2009 гг. уменьшилась с 33,3 % до 16,2 %. Коэффициент Джини
за анализируемый период увеличился с 0,338 до 0,384, что говорит об
увеличении расслоения населения Оренбуржья по доходу [147].
Рассмотрим структуру потребительских расходов домашних хозяйств по месту проживания, разработанную с использованием классификатора индивидуального потребления по целям (КИПЦ-ДХ) [41].
КИПЦ-ДХ применяется в практике сбора и обработки статистической информации о потребительских расходах населения при проведении бюджетного обследования с 2001 г. Классификатор разработан
Росстатом на основе международной статистической классификации
индивидуального потребления по целям — Classification Of Individual
Consumption By Purpose (COICOP), которая служит средством стандартного группирования затрат домашних хозяйств на личное потребление.
Содержательные выводы в процессе анализа структур позволяют получить выделение приоритетной группы (максимальная доля),
доминантной группы (ее образуют доли, сумма которых составляет
60–80 % единиц совокупности) и малозначимой группы (минимальная
доля) [119].
По нашим расчетам, выполненным по данным таблицы 4.13, в 2005
и 2009 гг. как для городских, так и для сельских домохозяйств приоритетную группу составили расходы на продукты питания и безалкогольные напитки, несмотря на значительное сокращение этой доли у городских и сельских домохозяйств в 2009 г. по сравнению с 2005 г.
Малозначимыми статьями расходов как для горожан, так и для сельских жителей в 2005 г. были расходы на образование. В 2009 г. для городских домохозяйств доля расходов на образование по-прежнему ми184
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.13 — Структура потребительских расходов домашних
хозяйств Оренбургской области по целям
2005 г.
2009 г.
Отклонения
в структуре
2009 г. к
2005 г., п.п.
город село
Отклонения
в структуре
город — село,
п.п.
2005 г. 2009 г.
город
село
город
село
Потребительские расходы
в том числе на:
100,0
100,0
100,0
100,0
–
–
–
–
продукты
питания и безалкогольные
напитки
алкогольные напитки, табачные
изделия
одежду и обувь
30,9
39,9
30,0
32,3
-0,9
-7,6
-9
-2,3
2,3
5,6
2,5
4,6
0,2
-1
-3,3
-2,1
15,8
12,2
10,3
10,2
-5,5
-2
3,6
0,1
жилищные
услуги, воду,
электроэнергию,
газ и другие
виды топлива
предметы домашнего обихода, бытовую
технику и уход
за домом
здравоохранение
транспорт
9,4
9,8
12
11,2
2,6
1,4
-0,4
0,8
12,7
7,8
6,5
8,4
-6,2
0,6
4,9
-1,9
2,4
2,4
2,7
2,3
0,3
-0,1
0
0,4
9
6,1
11
14
2
7,9
2,9
-3
связь
организацию
отдыха и культурные мероприятия
образование
3,2
6
3,2
6,6
3,9
4,8
4,2
5,6
0,7
-1,2
1
-1
0
-0,6
-0,3
-0,8
1,1
0,9
1,8
2,2
0,7
1,3
0,2
-0,4
гостиницы, кафе
и рестораны
другие товары и
услуги
2,9
1,3
2,7
0,3
-0,2
-1
1,6
2,4
4,3
4,2
6,2
4,7
1,9
0,5
0,1
1,5
185
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нимальная, для сельских домохозяйств — минимальную долю занимают
расходы на гостиницы, кафе и рестораны, расходы на образование на
предпоследнем месте. Интересно, что на цели образования в 2008 г. оренбуржцы тратили относительно меньше денег, чем на кафе и рестораны.
Рассмотрим состав доминантных групп. Для городских домохозяйств в доминантную группу в 2005 г., кроме расходов на продукты
питания и безалкогольные напитки, входят расходы на одежду и обувь,
жилищные услуги, предметы домашнего обихода и расходы на транспорт (сумма долей составила 77,8 %). В 2009 г. состав доминантной
группы в основном не изменился, только к перечисленным добавились
другие расходы (сумма долей составила 76 %).
Для сельских домохозяйств состав доминантной группы в 2009 г. по
сравнению с 2005 г. отличается. Число позиций в структуре расходов,
образующих доминантную группу, составило в 2005 и 2009 гг. по 5 статей. В 2005 г. состав доминантной группы такой: расходы на продукты
питания и безалкогольные напитки, на одежду и обувь, жилищные услуги, расходы на организацию отдыха и культурные мероприятия (сумма
долей в 2005 г. составила 76,3 %). В 2009 г. доминантную группу образуют: расходы на продукты питания и безалкогольные напитки, транспорт,
жилищные услуги, на одежду и обувь, на предметы домашнего обихода,
бытовую технику и уход за домом. Сумма долей в доминантной группе
составила 76,1 %. Этот факт указывает на сближение потребительского
поведения городских и сельских жителей Оренбургской области.
Такая важная статья потребительских расходов как расходы на здравоохранение не вошла в доминантные группы городских и сельских домохозяйств в рассматриваемый период. Причем расходы на здравоохранение в 2005 г. занимали 10 место в ранжированном ряду расходов по
целям и у горожан, и у сельчан. Вместе с тем, расходы на потребление
алкогольных напитков и табачных изделий в структуре сельских домохозяйств занимают около 5 % (7 место в ранжированном списке расходов в 2005 и 8 место в 2009 гг.), а в структуре городских домохозяйств на
эти цели отводится не более 3 % (11 место в 2005 и 2008 гг.).
В заключение приведем результаты социологического опроса, проводимого в рамках мониторинга состояния социально-трудовой сферы
села относительно проблем, вызывающих у сельского населения наибольшее беспокойство [141]. Среди основных проблем современного
российского села лидируют четыре проблемы: низкая заработная плата,
бедность (87,4 %), алкоголизм (54 %), безработица (47,7 %), тяжелый
физический труд (31,1 %). Такие проблемы, как плохие жилищные условия волнуют 17,6 % опрошенных, плохое здоровье — 15,9 %, отсут186
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ствие поблизости детских дошкольных учреждений — 4,2 %. Учитывая значимость проблем, необходимо направить усилия государства на
социальное развитие сельских территорий и выравнивание параметров
качества жизни городского и сельского населения.
4.4  Методика построения интегрального показателя развития человеческого потенциала городской и сельской местности
Исследования факторов экономического развития, проведенные в
наиболее развитых странах мира, доказали, что совокупность знаний и
квалификации населения (человеческий фактор) являются принципиально важным источником экономического роста страны. Проблема формирования, совершенствования и реализации творческих способностей
человека приобретает особую актуальность в период кризисного состояния экономики, когда обостряется противоречие между необходимостью сделать качественный рывок в развитии и сложившимся уровнем
эффективности использования ресурсов. Вклад человеческого капитала
в экономический рост происходит не только за счет более высокой производительности квалифицированных работников, главное состоит в том,
что он выступает источником новых идей и инноваций, а также фактором,
облегчающим их восприятие и распространение. В этой связи необходимо, по нашему мнению, изучить подходы к количественному измерению
человеческого капитала и на этой основе попытаться оценить и спрогнозировать уровень развития человеческого капитала населения, проживающего в городской и сельской местности России. Модернизацию экономики невозможно осуществить без существенных финансовых вложений
в формирование нового качественного человеческого капитала.
Основоположники теории человеческого капитала (ЧК) делали акцент на доходах (в первую очередь на заработной плате) и образовании
отдельного человека. Для западной экономической мысли характерен
подход, состоящий в оценке капитализации доходов человека, связанных с использованием имеющихся у него знаний, навыков и способностей. Так, Л. Туроу указывает, что поскольку человеческий капитал
людей представляет собой их способность производить предметы и
услуги, необходимо определить стоимость производительной способности человека [186]. Надо отметить, что большинство исследователей
проблемы измерения и закономерностей развития ЧК концентрировали
187
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
свое внимание на оценке эффективности вложений в образование, сужая само понятие человеческого капитала.
В последние годы развивается направление исследования ЧК, посвященное определению его стоимости для национальной экономики в
целом с применением различных методик. При этом трактовка ЧК расширяется за счет включения в его состав совокупности личных качеств,
мировоззренческих установок, ценностных ориентаций, которые могут
оказывать косвенное влияние на результаты производственной деятельности. Так, Н. Римашевская обобщает современное определение ЧК как
«интегральную сумму таких составляющих, как здоровье, знание, культура и свобода личности» [127].
Действительно, часто благодаря гению одного человека жизнь миллионов людей в мире кардинально меняется. Например, российский
нобелевский лауреат академик Жорес Алферов является основоположником нового направления в физике полупроводников, которое сегодня
широко используется в обеспечении мобильной связи, производстве ноутбуков и др. электротехники. Без его изобретений мир, видимо, долго
бы ждал появления средств современной связи. Таким образом, изначально ЧК воплощен в отдельной человеческой личности, а совокупный национальный запас ЧК равен сумме запасов всех граждан, проживающих на территории страны (мира).
В современном общепризнанном понимании развитие человеческого капитала (человеческого потенциала) означает процесс расширения
возможностей для выбора личности и повышение уровня благосостояния людей [39, 57].
Многообразие подходов к определению ЧК предопределяет множество
методик его количественного измерения. И.В. Соболева приводит подробный обзор методик измерения ЧК [138]. Первые методики оценки ЧК основаны на измерении таких характеристик, как совокупные инвестиции, прямая оценка навыков, свойств и компетенций, которыми обладает население,
а также капитализация отдачи от вложений в образование. Измерение по
сумме инвестиций нацелено на воспроизводимую, создаваемую в результате целенаправленных усилий часть человеческого потенциала. Измерение по отдаче (доходам) — часть того, что создано искусственно, и часть
того, что генетически заложено в человеке, дано природой. При прямой
оценке навыков свойств и компетенций объектом измерения становится
человеческий потенциал в целом. Самый узкий подход измеряет ту часть
человеческого потенциала, которая создается целенаправленно в расчете на
денежную отдачу.
Конкретные методики подсчета ЧК различаются также в зависимо188
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сти от того, в каких единицах производится измерение. Изначально исследователи ЧК отдавали предпочтение стоимостным оценкам. Исторически подход к оценке ЧК на основе денежной отдачи идет от У. Петти,
впервые применившего широко используемый сегодня метод суммирования пожизненных заработков.
Очевидно, обладание человеческим капиталом приносит не только
денежные, но и неденежные выгоды. Наиболее существенными из них
являются снижение риска безработицы, более высокая удовлетворенность содержанием и условиями труда, лучшие перспективы карьеры.
Кроме того, эмпирически подтвержден факт, что обладатели больших
запасов образовательного капитала в среднем обладают лучшим здоровьем и имеют большую продолжительность жизни. Однако этот поток
дополнительной полезности плохо поддается измерению [138].
Оценка ЧК, основанная исключительно на стоимостных измерителях, имеет существенный недостаток: практически невозможно разграничить затраты, осуществляемые на формирование ЧК и на другие
факторы производства, кроме того на величину стоимостного показателя оказывают влияние инфляция, социально-политические и другие
факторы, проявляющиеся в неодинаковой степени в разные исторические периоды.
Теоретики эндогенного роста предпочитают натуральные измерители его ключевых характеристик (например, среднее число лет обучения,
накопленных населением страны, численность и доля в населении лиц,
обладающих учеными степенями и др.). Более точно отражают связь образования и накопления ЧК показатели структуры населения по уровню
образования (табл. 4.14).
По таблице 4.14 видно, что доля лиц, имеющих завершенное послешкольное (как правило, профессиональное) образование, в большинстве стран заметно возросла. Исключение составляет Россия, для
которой доля экономически активных граждан, имеющих третичное образование за 2001–2007 гг. сократилась на 1,5 процентных пункта.
Наиболее удачным опытом измерения ЧК является методика Всемирного банка. Эксперты Всемирного банка ставят задачу оценить масштабы и долю общественного богатства, непосредственно воплощенной в населении страны. Эта часть совокупного богатства определяется
ими как человеческие ресурсы.
Согласно методологическим пояснениям экспертов Всемирного
банка, понятие «человеческие ресурсы» объединяет ценность простого
труда, человеческого капитала и социального капитала. При этом ЧК
обычно ассоциируется с образованием. Социальный капитал, который
189
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.14 — Распределение экономически активного населения по
уровню образования в некоторых странах мира, процентов
Страны
США
Новая Зеландия
Великобритания
Германия
Франция
Корея
Бразилия*
Россия
Доля лиц, имеющих образование
первичное
вторичное
третичное
(ниже полной
(в объеме полной
(завершенное
средней школы) средней школы) послешкольное)
2001 г. 2007 г. 2001 г. 2007 г. 2001 г. 2007 г.
17,1
9,5
39,5
29,4
43,3
61,1
20,4
17,9
49,6
41,1
27,2
37,3
17,5
21,5
47,7
45,9
26,8
31,9
17,3
17,0
58,9
59,0
23,8
23,9
26,9
26,0
46,9
44,3
26,2
29,4
14,2
23,0
43,7
42,0
24,9
35,0
73,9
62,5
18,6
28,9
6,9
8,6
12,1
6,4
33,9
41,1
54,0
52,5
* Лица старше 10 лет.
Источник: Key Indicators of the Labour Market (KILM). Geneva, ILO.
http: // www.ilo.org
очень трудно измерить, представляет собой сплав личностных и институциональных отношений между людьми, определяющий, почему разным обществам в разной степени удается преобразовать ресурсы, находящиеся в их распоряжении, в устойчивое благосостояние [180].
Распределение совокупного богатства по регионам мира в соответствии с расчетами Всемирного банка представлено на рисунке 4.6.
В последнем десятилетии ХХ века трансформационные экономики,
в состав которых входит и Россия, обладали 15,5 % природного капитала, 35,6 % — воспроизводимого капитала и 48,9 % — человеческого
капитала.
Одним из наиболее известных интегральных показателей, используемых в международной практике, является индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) (в новой редакции индекс человеческого
развития — ИЧР [156]), методология которого разработана исследователями Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). Индекс рассчитывается на основе базовых показателей, определяемых для всех стран по сопоставимой методике. Каждый показатель
характеризует одно из направлений человеческого развития — здоровье
и долголетие, уровень образования, уровень дохода. В 2010 г. опубликована уточненная методология расчета ИЧР, в которой, в отличие от
190
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100%
4,7
2,5
2,4
90%
80%
5,2
9,2
19,1
29,7
23,3
43,1
16,9
70%
6,2
15,5
26,5
10,7
15,1
20,8
7,9
10
21,4
16,7
15,7
24,6
19
18,6
35,6
60%
50%
76,2
30%
67,8
74,3
20%
73,9
68,3
78,7
68,5
48,9
38,2
76,4
65,4
60
64,3
Природный капитап
Воспроизводимый капитал
10%
Южная Азия
Западная Африка
Восточная и Южная
Африка
Карибский бассейн
Центральная
Америка
Северная Америка
Трансформационные
экономики
Южная Америка
Ближний Восток
Западная Европа
Северная Америка
Тихоокеанские
страны ОЭСР
Человеческие ресурсы
0%
Восточная Азия
40%
18,7
Рисунок 4.6 — Структура национального богатства по регионам мира в
1994 г. (рассчитано по [180])
предыдущей версии, для агрегирования компонента ИЧР применяется
средняя геометрическая [124].
Преимущества средней геометрической перед средней арифметической в том, что рост (снижение) величины ИЧР, рассчитанного по
формуле (1.1), зависит от изменения нормированных значений всех
компонент индекса, а не только некоторых из них. Изменения в методологии ИЧР также связаны с заменой показателей дохода и образования,
а также с уточнением фиксированных минимальных и максимальных
значений показателей. Так, для характеристики дохода используют показатель валового национального дохода в расчете на душу населения
по паритету покупательной способности валют, для характеристики образования применяют показатели средней продолжительности обучения и ожидаемой продолжительности обучения, рассчитанной на основе данных об охвате детей школьным образованием.
Поскольку для агрегирования используется средняя геометрическая,
максимальное значение Mj не влияет на соотношение между любыми
191
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
двумя странами или периодами времени. На сравнение будут влиять
минимальные значения mj, поэтому в качестве фиксированных минимумов используются величины, представляющие собой прожиточный
минимум или «естественный» нуль [124, с. 216].
Новая версия методологии расчета ИЧР не содержит принципиальных отличий в самой концепции измерения человеческого развития, но
при этом опирается на фактически наблюдаемые за длительный период
данные. Это обстоятельство, по нашему мнению, позволяет применить
современную методологию ИЧР не только для сравнения стран, но и
для внутрирегиональных сравнений, в частности, для формирования
ИЧР в разрезе городской и сельской местности региона. Однако в последнем случае, конечно, необходимо уточнить методику расчета ИЧР с
учетом наличия статистической информации.
Прежде всего рассмотрим частные показатели каждой компоненты
«городского» и «сельского» ИЧР. Применение показателя средней ожидаемой продолжительности жизни при рождении для характеристики здоровья и долголетия не требует дополнительных пояснений, так
как методология его расчета полностью соответствует международным
стандартам. Показатель ежегодно публикуется Росстатом по каждому
региону по населению в целом и в разрезе городской и сельской местности.
Образование предлагаем измерять одним показателем — охват детей школьным образованием в процентах от численности населения
в соответствующем возрасте. При проведении расчетов на международном уровне данный показатель пересчитывается путем сложения
однолетних коэффициентов охвата школьными образовательными программами для детей соответствующих возрастов и показывает, сколько
лет в среднем ребенку предстоит посвятить обучению при существующем уровне охвата образованием, в результате чего получают показатель ожидаемой продолжительности обучения. В нашей стране продолжительность школьного обучения, как правило, составляет 9–11 лет.
Но показатель охвата детей школьным образованием отличается для
городской и сельской местности. Очевидно, чем выше уровень охвата
школьным образованием, тем больший процент молодых людей, проживающих на данной территории, сможет реализовать свое право на
дальнейшее обучение в системе профессионального и послевузовского
образования. Фиксированные значения данного показателя установлены нами на уровне предельно возможных 100 % и 0 %.
Мы не учли в расчетах значение средней продолжительности обучения, так как подробные сведения об охвате населения образованием
192
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
других ступеней (профессиональным, послевузовским) публикуются
в статистических сборниках только по региону в целом. Однако, очевидно, показатель охвата населения профессиональным образованием
в сельской местности будет занижен, а в городской — завышен ввиду
того, что, как правило, люди получают профессиональное образование
в городах.
Для измерения дохода мы предлагаем использовать показатель «располагаемые ресурсы в среднем на одного члена домашних хозяйств» (РР
ДХ). Этот показатель определяется Росстатом на основе ежеквартальных обследований бюджетов домашних хозяйств в разрезе городской и
сельской местности и отражает объем средств (денежных и натуральных), которыми располагали домохозяйства для обеспечения всех своих расходов и создания сбережений. Реперным (предельным) значением
для характеристики дохода городских и сельских домохозяйств может
выступить один из показателей системы региональных счетов — валовой региональный продукт (ВРП) или фактическое конечное потребление домашних хозяйств (ФКП) в расчете на душу населения. ФКП, в
отличие от ВРП, более точно измеряет величину расходов, потраченных
населением на текущее потребление, так как ВРП содержит расходы,
непосредственно не связанные с потреблением. Кроме того, часть добавленной стоимости, созданной на территории региона, потребляется
за его пределами. Однако практика показывает, что величина ФКП не
всегда превышает величину среднедушевых располагаемых ресурсов
домашних хозяйств. Так, в Оренбургской области в период с 2000 по
2008 гг. величина ФКП в расчете на душу населения была ниже уровня
располагаемых ресурсов городских домохозяйств [105] (рис. 4.7).
Таким образом, максимальным пределом дохода в наших расчетах
выступает ВРП на душу населения, минимальным — величина прожиточного минимума (ПМ) в среднем на душу населения.
Важной проблемой при проведении межстранового или межрегионального сравнительного анализа интегральных показателей человеческого развития является обеспечение сопоставимости показателей
дохода. На международном уровне эта задача решается путем пересчета ВНД по паритету покупательной способности валют и дисконтирования ВНД и его реперных значений путем вычисления натуральных
логарифмов.
При выполнении корректировки показателей доходов городского
и сельского населения одного региона, по нашему мнению, достаточно
дисконтировать показатели путем их логарифмирования. Это, во-первых,
позволит сгладить резкие различия между фактическими показателями
193
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
руб.
доходов городского и сельского населения региона, во-вторых, сохранить
значимость показателей располагаемых ресурсов, душевого ВРП и прожиточного минимума для оценки человеческого развития при дальнейшем росте этих показателей в динамике. Преобразование показателей дохода при вычислении «городского» и «сельского» ИЧР по формуле (4.3)
в рамках региона позволяет получить нормированную относительную
величину (индекс), складывающуюся в зависимости от региональных
особенностей производства и потребления, и тем самым обеспечить возможность межрегиональных сопоставлений. В таблице 4.15 приведена
динамика частных показателей ИЧР по Оренбургской области.
За анализируемый период значения всех показателей увеличились.
Положительным фактом является сближение уровней показателей продолжительности жизни и охвата школьным образованием городского и
сельского населения региона. Сократился разрыв между показателями
располагаемых ресурсов домашних хозяйств, проживающих в городе и
на селе. Так, в 2006 г. уровень располагаемых ресурсов городских домашних хозяйств превышал уровень показателя сельских домохозяйств
в 1,7 раза, а в 2008 г. — в 1,4 раза.
Индексы РЧП для городов и сельских территорий Оренбургской области были нами рассчитаны с равными весами (αj = 1/3) (табл. 4.12).
Расчеты показали, что в период 2006–2008 гг. ИЧР городского населения выше, чем сельского. Положительным фактом является увеличение
ИЧР как для городских, так и для сельских территорий в динамике. Изменение ИЧР городов региона в большей степени обусловлено влия18000
16000
14000
12000
10000
8000
6000
4000
2000
0
2000
2001
2002
2003
2004
2005
РР ДХ город
РР ДХ село
ФЛП на душу
ВРП на душу
2006
2007
2008 Год
ПМ
Рисунок 4.7 — Динамика показателей доходов и потребления по
Оренбургской области, в среднем на душу населения в месяц, руб.
194
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нием увеличения продолжительности жизни населения и вкладом образовательной компоненты. Рост ИЧР сельских территорий области на
рассматриваемом отрезке времени в значительной мере связан с увеличением продолжительности жизни сельского населения.
Полученные значения ИЧР в разрезе городской и сельской местности Оренбургской области близки к величине ИЧР Российской Федерации за 2009 г. (0,714) [124, с. 149].
Таблица 4.15 — Компоненты ИЧР по Оренбургской области
2006 г.
2007 г.
2008 г.
2008 г. к
2006 г.,
(+/-)
79818,0
46242,0
96112,8
66459,6
128166,0
82197,6
48348,0
35955,6
городское население
66,1
66,8
67,4
1,3
сельское население
Доля учащихся в общей численности
населения в возрасте от 5 до 19 лет,
%:
66,2
66,5
67,4
1,2
городское население
60,1
72,8
72,9
12,8
Показатель
Располагаемые ресурсы в среднем на
одного члена домашних хозяйств в
год, руб.:
городские домохозяйства
сельские домохозяйства
Средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет:
сельское население
62,2
71,9
72,3
Валовой региональный продукт в
расчете на душу населения, руб.
142051,8 174758,1 200941,5
Величина прожиточного минимума в
среднем на душу населения (за год),
руб.
32688
39456
47808
10,1
58889,7
15120
Источники: Областной статистический ежегодник. 2010: стат.сб. /
Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики
по Оренбургской области. — Оренбург, 2010; Образование в России: стат.
бюллетень. — М.: МГУПИ, 2009. — 436 с.
195
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4.16 — ИЧР городов и сельских территорий
Оренбургской области
Города
Сельские территории
2006 г.
0,645
0,475
2007 г.
0,686
0,570
2008 г.
0,721
0,589
Таким образом, применение разработанной методики позволило
получить обобщающий показатель человеческого развития отдельно
для городов и сельских территорий Оренбургской области. Признавая
дискуссионность предложенного нами подхода, считаем, что разработанная методика позволяет количественно измерить и сравнить достигнутый уровень развития человеческого потенциала городов и сельских
территорий и уточнить приоритеты социальной политики на региональном уровне.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Проблема изучения качества жизни населения сельских территорий
актуальна для нашей страны. В научном плане вопросы содержания понятия «качество жизни», его количественного измерения применительно к сельскому населению с учетом региональных особенностей остаются недостаточно разработанными. Анализ научных публикаций по
изучаемой проблеме позволил уточнить содержание внутренней структуры понятия «качество жизни», которое, по нашему мнению, включает
детерминанты (ресурсы и институты), доминанты (потребности и нужды), а также результаты человеческой деятельности, которым можно
дать объективную и субъективную оценку. Улучшение качества жизни
означает увеличение возможностей человека реализовать свои потребности в жизненные планы, достичь личного успеха в обществе, в котором сокращается неравенство, наблюдается территориальная социально-экономическая конвергенция, устойчивое экономическое развитие.
Социальная инфраструктура является одной из составляющих детерминант качества жизни. В связи с этим в рамках исследования уточнено
понятие «социальная инфраструктура сельской территории», в отличие
от имеющихся классификаций сельской социальной инфраструктуры
по отраслям экономики определен состав социальной инфраструктуры
сельских территорий по видам экономической деятельности в соответствии с ОКВЭД.
В монографическом исследовании определены составляющие предмета статистического исследования качества жизни населения сельских
территорий, для каждой составляющей предмета исследования определены индикаторы и цели исследования, выявлены особенности информационной базы, разработана система показателей и статистических
методов исследования. Предложена и апробирована методика построения обобщающего показателя качества жизни — регионального индекса развития человеческого потенциала городской и сельской местности.
Наряду с этим сформулирован теоретический подход к региону как территориальной системе, при этом сельская территория рассматривается
как одна из значимых составляющих территории региона.
В книге представлены результаты обобщения, систематизации теоретико-методологических положений региональной и муниципальной
статистики с точки зрения ее роли в процессе управления административно-территориальными образованиями России. Уточнено определе197
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние территориальной статистики как самостоятельного направления науки и практики, которое на основе системы экономико-статистической
информации описывает общество как территориальную систему, дает
количественное выражение закономерностей развития региональной и
муниципальной экономики и социальной сферы в неразрывной связи
с их качественной стороной. Выявлены методологические проблемы
региональной статистики (ориентация государственных целевых программ развития статистики, прежде всего, на потребности федеральных
органов управления; нерепрезентативность официальной статистической информации для целей муниципального управления; отсутствие
единых информационных ресурсов по проблемно-ориентированным
направлениям). Определены перспективы дальнейшего развития отечественной региональной и муниципальной статистики в разрезе шести
направлений. Разработана концепция регионального статистического
наблюдения за изменениями показателей качества жизни сельского населения в форме статистического мониторинга, включающего не только
сбор первичной статистической информации, но и методику экономикостатистического анализа, определены субъекты и объекты мониторинга,
предметная область мониторинга, роль статистического мониторинга в
системе стратегического управления качеством жизни населения сельских территорий.
Теоретические положения исследования апробированы на материалах Оренбургской области — одного из индустриально-аграрных регионов России с высокой долей сельского населения в общей численности
населения.
Важной составляющей данного исследования является уточнение
понятия устойчивого развития сельской территории с позиций статистического исследования качества жизни сельского населения. Классифицированы факторы повышения качества жизни населения сельских
территорий региона и обоснованы приоритетные направления социальной политики на региональном и муниципальном уровнях в аспекте
устойчивого развития сельских территорий, среди которых:
1) поддержка сельскохозяйственного производства, в том числе малых форм хозяйствования;
2)поддержка несельскохозяйственных видов деятельности (например, агротуризма);
3)поддержка крупных и средних организаций, расположенных в малых городах и крупных сельских населенных пунктах (развитие идеи и
реализация на практике создания «точек роста»);
198
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4)развитие социальной инфраструктуры, в том числе улучшение
жилищных условий жителей села, развитие дорожного хозяйства и т.д.;
5)широкое освещение положительного опыта обустройства сельских поселений с целью привлечения мигрантов на постоянное место
жительства в сельскую местность, в том числе на основе развития территориальной статистики, информатизации деятельности территориальных органов власти и местного самоуправления.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРИЛОЖЕНИЕ А
Перечень видов экономической деятельности, относящихся к сельской социальной инфраструктуре (извлечение из Общероссийского
классификатора видов экономической деятельности)
РАЗДЕЛ E ПРОИЗВОДСТВО И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ, ГАЗА И ВОДЫ
Подраздел EА ПРОИЗВОДСТВО И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ, ГАЗА И ВОДЫ
40. Производство, передача и распределение электроэнергии, газа,
пара и горячей воды
41. Сбор, очистка и распределение воды
РАЗДЕЛ G ОПТОВАЯ И РОЗНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ; РЕМОНТ
АВТОТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ, МОТОЦИКЛОВ, БЫТОВЫХ
ИЗДЕЛИЙ И ПРЕДМЕТОВ ЛИЧНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ
Подраздел GА ОПТОВАЯ И РОЗНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ; РЕМОНТ
АВТОТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ, МОТОЦИКЛОВ, БЫТОВЫХ ИЗДЕЛИЙ И ПРЕДМЕТОВ ЛИЧНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ
52. Розничная торговля, кроме торговли автотранспортными средствами и мотоциклами; ремонт бытовых изделий и предметов личного
пользования
РАЗДЕЛ H ГОСТИНИЦЫ И РЕСТОРАНЫ
Подраздел HА ГОСТИНИЦЫ И РЕСТОРАНЫ
55. Деятельность гостиниц и ресторанов
РАЗДЕЛ I ТРАНСПОРТ И СВЯЗЬ
Подраздел IА ТРАНСПОРТ И СВЯЗЬ
60.21 Деятельность прочего сухопутного пассажирского транспорта, подчиняющегося расписанию
60.22 Деятельность такси
60.23 Деятельность прочего сухопутного пассажирского транспорта
61.10.1 Деятельность морского пассажирского транспорта
200
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64.11.1 Деятельность почтовой связи общего пользования
64.20 Деятельность в области электросвязи
РАЗДЕЛ J ФИНАНСОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Подраздел JА ФИНАНСОВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
65.22.1 Предоставление потребительского кредита
66.01 Страхование жизни
66.02 Добровольное пенсионное страхование
66.02.1 Деятельность по добровольному пенсионному страхованию
66.03.1 Добровольное медицинское страхование
66.03.2 Страхование имущества
66.03.3 Страхование ответственности
66.03.4 Страхование от несчастных случаев и болезней
66.03.5 Страхование рисков
РАЗДЕЛ K ОПЕРАЦИИ С НЕДВИЖИМЫМ ИМУЩЕСТВОМ,
АРЕНДА И ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ УСЛУГ
Подраздел KА ОПЕРАЦИИ С НЕДВИЖИМЫМ ИМУЩЕСТВОМ,
АРЕНДА И ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ УСЛУГ
71. Аренда машин и оборудования без оператора; прокат бытовых
изделий и предметов личного пользования
74.5 Трудоустройство и подбор персонала
74.7 Чистка и уборка производственных и жилых помещений, оборудования и транспортных средств
74.81 Деятельность в области фотографии
РАЗДЕЛ M ОБРАЗОВАНИЕ
Подраздел MА ОБРАЗОВАНИЕ
80.1 Дошкольное и начальное общее образование
80.2 Основное общее, среднее (полное) общее, начальное профессиональное образование и среднее профессиональное образование
80.4 Образование для взрослых и прочие виды образования
201
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РАЗДЕЛ N ЗДРАВООХРАНЕНИЕ И ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ УСЛУГ
Подраздел NА ЗДРАВООХРАНЕНИЕ И ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ УСЛУГ
85.1 Деятельность в области здравоохранения
85.2 Ветеринарная деятельность
85.3 Предоставление социальных услуг
РАЗДЕЛ O ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ПРОЧИХ КОММУНАЛЬНЫХ, СОЦИАЛЬНЫХ И ПЕРСОНАЛЬНЫХ УСЛУГ
Подраздел OА ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ПРОЧИХ КОММУНАЛЬНЫХ, СОЦИАЛЬНЫХ И ПЕРСОНАЛЬНЫХ УСЛУГ
90. Сбор сточных вод, отходов и аналогичная деятельность
92. Деятельность по организации отдыха и развлечений, культуры
и спорта
92.12 Прокат фильмов
92.13 Показ фильмов
92.31.2 Деятельность в области художественного, литературного и
исполнительского творчества
92.34.2 Деятельность танцплощадок, дискотек, школ танцев
92.51 Деятельность библиотек, архивов, учреждений клубного типа
92.52 Деятельность музеев и охрана исторических мест и зданий
92.53 Деятельность ботанических садов, зоопарков и заповедников
92.61 Деятельность спортивных объектов
93. Предоставление персональных услуг
93.01 Стирка, химическая чистка и окрашивание текстильных и меховых изделий
93.02 Предоставление услуг парикмахерскими и салонами красоты
93.03 Организация похорон и предоставление связанных с ними услуг
93.04 Физкультурно-оздоровительная деятельность
93.05 Предоставление прочих персональных услуг
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРИЛОЖЕНИЕ Б
Таблица А.1 — Развитие инфраструктуры сельской местности в РФ
Показатель
1
Ввод в действие в сельской местности:
водопроводных сетей, км
1990 г. 1995 г. 2000 г. 2005 г. 2009 г.
2009 г. к
1995 г.
(+/-)
7
2
3
4
5
6
5901,8
1607,6
636,4
978,8
1355,6
-252,0
6,9
16,5
16,2
13,8
14,3
-2,2
АТС, тыс.номеров
–
130,1
148,4
476,6
274,5
144,4
линий электропередачи для
электрификации сельского
хозяйства, тыс. км:
напряжением 0,4 кВ
10,9
5,8
2,7
4
2,3
-3,5
напряжением 6–20 кВ
24,5
6,9
3
3,3
1,8
-5,1
11,6
6,9
5,6
1,8
1,7
-5,2
28,3
1,9
0,3
0,07
0,01
-1,9
–
34,5
34,5
33,6
28,5
-6,0
26,7
27,1
27,2
27,6
27,1
0,0
3,5
4,1
4,5
5,4
5,7
1,6
газовых сетей, тыс. км
автомобильных дорог с
твердым покрытием, тыс.
км:
местных
ведомственных и частных
в сельском хозяйстве
Удельный вес сельских
населенных пунктов, не
имеющих связи по дорогам
с твердым покрытием с сетью путей сообщения общего пользования, в общем
числе сельских населенных
пунктов, процентов
Число сельских телефонных станций общего
пользования (на конец
года), тыс.
Общая монтированная
емкость сельских телефонных станций общего
пользования (на конец
года), млн номеров
203
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Продолжение табл. А.1
1
Удельный вес сельских
населенных пунктов, не
обслуживаемых сетью
почтовой связи, в общем
числе сельских населенных пунктов, процентов
Удельный вес нетелефонизированных сельских населенных пунктов в общем
числе сельских населенных
пунктов, процентов
Численность почтальонов
на 10 000 человек сельского населения
Число почтовых ящиков на
10 тыс. человек сельского
населения
2
–
3
39,4
4
2,1
5
3,8
6
5,0
7
-34,4
–
33,2
35,5
33
9,7
-23,5
–
20,1
19,6
20,2
21,1
1,0
–
36,3
29,1
27,4
24,9
-11,4
Источник: Российский статистический ежегодник. 2009: стат.сб./
Росстат. — М., 2010. — 795 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРИЛОЖЕНИЕ В
Основные социально-экономические показатели России
Таблица В.1 — Семейный состав сельского населения РСФСР
старше 15 лет (в % к данной возрастной группе) в 1926 г.
Возраст
Женатые,
замужние
Холостые,
девицы
Вдовые
Разведенные
0,03
0,37
0,5
0,8
1,1
1,8
3,1
5,7
9
15,7
24,3
45
4,6
0,12
1,22
0,75
0,52
0,42
0,37
0,33
0,33
0,29
0,28
0,24
0,21
0,66
0,09
1,05
3,6
7,8
12,7
18,2
24,3
32,3
38,7
49,4
57,2
75,1
16,5
0,36
2,16
1,9
1,25
0,9
0,6
0,5
0,4
0,28
0,22
0,17
0,12
0,94
Мужчины
15–19 лет
20–24 лет
25–29 лет
30–34 лет
35–39 лет
40–44 лет
45–49 лет
50–54 лет
55–59 лет
60–64 лет
65–69 лет
70 лет и старше
В среднем:
15–19 лет
20–24 лет
25–29 лет
30–34 лет
35–39 лет
40–44 лет
45–49 лет
50–54 лет
55–59 лет
60–64 лет
65–69 лет
70 лет и старше
В среднем:
6,14
70,5
85,4
92,7
94,8
95,1
94,1
91,7
88,6
82
73
53,6
68,8
93,6
53,2
12,9
5,6
3,3
2,4
2,15
1,9
1,7
1,7
1,7
1,8
28,9
Женщины
13
86,4
70,9
25,5
86,6
7,5
85,9
4,6
82,6
3,5
77,3
3,5
71,6
3,3
66,6
3,3
57,4
3,2
46,8
3,1
39
3,1
21,7
3,3
71,9
22,6
Источник: Всесоюзная перепись населения 1926 г. Т. IX.С.122–125;Т.43.
М.,1931.С.2–3.
205
206
1)
2)
3)
33 615
84 540
30 137
65,8
59,6
72,4
8,9
14,2
17,4
-5,3
5,9
3,8
3,5
36 101
83 943
27 621
69,2
63,7
74,3
13,4
11,2
17,4
2,2
8,9
3,8
1,9
9,7
16,2
13,3
-6,5
7,1
5,9
1,6
65,0
58,7
71,9
27 274
88 515
29 860
10,2
16,4
12,4
-6,2
7,6
5,5
0,6
64,9
58,6
71,8
26 115
89 206
29 643
10,4
16,0
11,6
-5,6
6,8
4,4
0,7
65,3
58,9
72,3
25 014
89 896
29 258
10,2
16,1
11,0
-5,9
7,5
4,2
0,9
65,3
58,9
72,4
24 095
90 218
29 161
10,4
15,2
10,2
-4,8
7,8
4,5
1,1
66,6
60,4
73,2
23 317
90 328
29 109
11,3
14,6
9,4
-3,3
8,9
4,8
1,8
67,5
61,4
73,9
22 718
90 152
29 351
12,1
14,6
8,5
-2,5
8,3
5,0
1,7
67,9
61,8
74,8
12,4
14,2
8,1
-1,8
8,5
4,9
1,7
67,9
61,8
74,8
22 497 228 54,4
89 752 883 59,7
29 760 30 700,5
108 736 108 311 106 725 10 6321 105 818 104 719 104 105 103 778 103 773 103 705
38 929 39 981 38 924 38 643 38 350 38 755 38 649 38 443 38 236 38 209
1990
1996
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009
147 665 148 292 145 649 144 964 144 168 143 474 142 754 142 221 142 009 141 914
Оценка на 1 января соответствующего года.
Мужчины 16–59 лет, женщины 16–54 года.
На 1000 родившихся живыми.
Численность населения1) — всего,
тыс. человек
в том числе:
городское
сельское
Из общей численности населения —
население в возрасте, тыс. человек:
моложе трудоспособного
трудоспособном2)
старше трудоспособного
Ожидаемая продолжительность жизни
при рождении, число лет:
все население
мужчины
женщины
На 1000 человек населения
Родившихся
Умерших — всего
в том числе детей в возрасте до 1 года3)
Естественный прирост, убыль (-) населения
Число браков
Число разводов
Миграционный прирост, убыль (-)
населения
Таблица В.2 — Основные демографические показатели Российской Федерации (по данным Росстата)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица В.3 — Базисные показатели динамики основных
демографических показателей Российской Федерации в 2009 г.
по сравнению с 1990 г.
Наименование
демографического
показателя
Численность
населения — всего,
тыс. человек
в том числе:
городское
сельское
Из общей численности
населения — население
в возрасте, тыс. человек:
моложе трудоспособного
трудоспособном
старше трудоспособного
Ожидаемая продолжительность жизни при
рождении, число лет:
все население
мужчины
женщины
На 1000 человек населения
Родившихся
Умерших — всего
в том числе детей
в возрасте до 1 года
Число браков
Число разводов
Миграционный прирост
населения
Темп
Темп роста прироста
Среднегодовой
Абсолютное (снижения),
темп роста
изменение
(убыли),
%
(снижения), %
%
-5751
96,11
-3,89
99,80
-5031
-720
95,37
98,15
-4,63
-1,85
99,76
99,91
-13246,6
63,31
-36,69
97,74
4416,7
3079,5
105,26
111,15
5,26
11,15
100,26
100,53
-1,3
-1,9
0,5
98,12
97,02
100,67
-1,88
-2,98
0,67
99,91
99,85
100,03
-1,0
3,0
-9,3
92,54
126,79
46,55
-7,46
26,79
-53,45
99,61
101,19
96,25
-4,0
-0,4
1,1
-81,82
95,51
128,95
-4,49
28,95
-10,53
99,77
101,28
99,45
Источник: расчеты автора по данным таблицы В.2.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ПРИЛОЖЕНИЕ Г
Основные социально-экономические показатели Оренбургской области
18
16
промилли
14
12
10
8
рождаемость/город
рождаемость/село
смертность/город
смертность/село
6
4
2
0
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2009 Год
Рисунок Г.1 — Общие коэффициенты естественного движения населения в городской и сельской местности Оренбургской области на
1000 человек населения
208
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица Г.1 — Структура располагаемых ресурсов и расходов на конечное
потребление домашних хозяйств Оренбургской области по месту
проживания (в процентах)
2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.
Все домохозяйства
Располагаемые ресурсы
из них:
валовой доход
в том числе:
денежный доход
стоимость натуральных
поступлений
стоимость предоставленных в
натуральном выражении льгот
сумма привлеченных средств
и израсходованных сбережений
Расходы на конечное потребление
из них:
расходы на питание
в том числе:
денежные расходы
стоимость натуральных
поступлений продуктов питания
в том числе:
поступлений из личного
подсобного хозяйства
полученных подарков и других
поступлений
расходы на
непродовольственные товары
расходы на алкогольные напитки
расходы на оплату услуг
стоимость услуг, оказанных
работодателем бесплатно или по
льготным ценам
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
96,8
92,3
91,1
88,6
85,6
87,6
9,1
84,2
8,0
84,2
6,7
81,9
6,5
77,4
8,2
0,1
0,1
0,2
0,2
0,0
3,2
7,7
8,9
11,4
14,4
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
42,1
40,1
37,6
35,9
37,6
31,6
10,5
30,3
9,8
29,7
7,9
28,1
7,8
28,7
8,9
8,8
8,3
6,8
6,3
7,3
1,7
1,5
1,1
1,5
1,6
40,0
41,9
41,1
42,9
39,6
2,0
15,8
0,1
1,7
16,2
0,1
2,2
18,8
0,3
2,2
18,8
0,2
1,9
20,8
0,1
209
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Продолжение таблицы Г.1
2005 г. 2006 г. 2007 г. 2008 г. 2009 г.
Домохозяйства, проживающие в
городской местности
Располагаемые ресурсы
из них:
валовой доход
в том числе:
денежный доход
стоимость натуральных
поступлений
стоимость предоставленных в
натуральном выражении льгот
сумма привлеченных средств и
израсходованных сбережений
Расходы на конечное
потребление
из них:
расходы на питание
в том числе:
денежные расходы
стоимость натуральных
поступлений продуктов питания
в том числе:
поступлений из личного
подсобного хозяйства
полученных подарков и других
поступлений
расходы на
непродовольственные товары
расходы на алкогольные напитки
расходы на оплату услуг
стоимость услуг, оказанных
работодателем бесплатно или по
льготным ценам
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
96,9
90,2
91,0
86,9
81,0
92,4
86,2
87,0
83,2
77,6
4,4
3,8
2,7
3,6
3,3
0,1
0,2
1,3
0,1
0,1
3,1
9,8
9,0
13,1
19,0
100,0
100,0
100,0
100,0
100,0
36,6
35,9
36,0
32,0
34,3
32,0
31,5
32,4
28,4
30,9
4,6
4,4
3,7
3,6
3,4
3,2
2,9
2,4
2,1
2,0
1,4
1,5
1,3
1,5
1,4
44,1
1,7
17,5
44,2
1,7
18,0
39,6
2,1
21,9
44,2
2,2
21,5
38,7
1,9
25,0
0,1
0,2
0,3
0,1
0,1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЛИТЕРАТУРА
1. Абазиева, К.Г. Статистическая методология оценивания гендерной асимметрии социально–экономических процессов в России: автореф. дисс. … докт. эк. наук / К.Г. Абазиева. — Ростов-на-Дону, 2011.
2. Аганбегян, А.Г. Заработная плата в СССР (Некоторые вопросы
теории и практики) / А.Г. Аганбегян, В.Ф. Майер. — М.: Госпланиздат,
1959. — 240 с.
3. Агапова, Т.Н. Статистические методы изучения структуры: дисс.
… докт. экон. наук / Т.Н. Агапова. — С.-Петербург, 1996.
4. Аграрная политика / А.П. Зинченко, В.И. Назаренко, В.В. Шайкин и др.; под ред. А.П. Зинченко. — М.: КолосС, 2004. — 303 с.
5. Адамецки, К. О науке организации / К. Адамецки; пер. с польск.
А.Н. Сухорученко. — М.: Экономика, 1972. — 191 с.
6. Айвазян, С.А. Эконометрическое моделирование. Межстрановый
анализ интегральных категорий качества жизни населения / С.А. Айвазян. — М.: МЭСИ, 2002. — 59 с.
7. Акопов, В.И. Социальное развитие регионов севера России /
В.И. Акопов, Ю.А. Гаджиев // Проблемы прогнозирования. — 2008. —
№ 5. — С.55–67.
8. Алаев, Э.Б. Социально–экономическая география: понятийно–
терминологический словарь / Э.Б. Алаев. — М.: Мысль, 1983.
9. Александров, И.Г. Основы хозяйственного районирования СССР /
И.Г. Александров. — Москва — Ленинград: Экономическая жизнь, 1924.
10. Алексеев, А.И. Аграрный характер российского менталитета
и реформы в сельской местности России / А.И. Алексеев, Ю.А. Симагин // Россия и регионы в новых экономических условиях. — М.:
ИГРАН, 1996.
11. Апарин, Н.С. К вопросу о концепции и содержании системы статистических показателей для анализа социально–экономического развития России и ее регионов / Н.С. Апарин, Л.С. Мымрикова, Е.С. Заварина, Б.Т. Рябушкин // Вопросы статистики. — 1999. — № 7. — С. 40–45.
12. Апарин, Н.С. К вопросу об интегрированной статистической
информации для системного анализа социально–экономических процессов / Н.С. Апарин, Л.С. Мымрикова, Б.Т. Рябушкин // Вопросы статистики. — 2004. — № 5. — С. 27–35.
13. Афанасьев, В.Н. Статистическое исследование миграционных
процессов населения: учеб. пособие / В.Н. Афанасьев, Т.И. Плеханова. — Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2005. — 176 с.
211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14. Баженов, С.А. Качество жизни населения: теория и практика
/ С.А. Баженов, Н.С. Маликов // Уровень жизни населения России. —
2002. — № 10.
15. Беленький, В.Х. Конвергенция: иллюзия или перспектива? /
В.Х. Беленький // Социологические исследования. — 2008. — № 8. —
С. 123–132.
16. Белов, А.В. Финансовая децентрализация и экономический рост
в регионах Российской Федерации / А.В. Белов // Регион: экономика и
социология. — 2008. — № 1. — С. 45–57.
17. Беляева, Л.А. Уровень и качество жизни. Проблемы измерения
и интерпретации / Л.А. Беляева // Социологические исследования. —
2009. — № 1. — С. 33–42.
18. Бестужев–Лада, И.В. Методологические проблемы исследования качества, уровня и образа жизни / Современные концепции уровня,
качества и образа жизни / И.В. Бестужев–Лада. — М.: ИСИ АН СССР,
1978. — 477 с.
19. Богданова, Л.П. Дифференциация муниципальных образований
для целей внутриобластной социальной политики: поиск новых подходов / Л.П. Богданова, А.А. Ткаченко, А.С. Щукина // Вопросы статистики. — 2005. — № 1. — С.65–71.
20. Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1969 — 1978.
21. Бондарев, А.Е. Информационная система мониторинга социально–экономического развития региона / А.Е. Бондарев // Регион: экономика и социология. — 2009. — № 2. — С. 43–55.
22. Бондаренко Л.В. Методологические основы формирования социальной инфраструктуры села / Л.В. Бондаренко, И.Т. Шаяхметов. —
М., 2000. — 66 с.
23. Бонно, Жан–Жак. Политика обустройства территорий во Франции: финансовые и административные аспекты / Жан–Жак Бонно //
Проблемы прогнозирования. — 2008. — № 6. — С. 30–38.
24. Бутов, В.И. Основы региональной экономики / В.И. Бутов,
В.Г. Игнатов, Н.П. Кетова. — М. Ростов н/Д., 2000. — 448 с.
25. Бухонова, С.М. Основные эффекты вложения капитала в социальную сферу / С.М. Бухонова, Ю.А. Дорошенко // Экономический анализ: теория и практика. — 2006. — № 11(68). — С.10–16
26. Бычкова, С.Г. Статистическое исследование дифференциации
регионов Российской Федерации по уровню жизни населения: дисс. …
докт. экон. наук / С.Г. Бычкова. — М., 2006.
27. Ванчикова, Е.Н. Методология статистического исследования
благосостояния населения Республики Бурятия: дисс. … докт. экон.
наук / Е.Н. Ванчикова. — М, 2005.
212
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28. Гаджиев, Ю.А. Межрегиональные различия в экономическом
развитии зоны Севера / Ю.А. Гаджиев, Д.В. Колечков // Вопросы статистики. — 2008. — № 10. — С. 8–15.
29. Гатаулин, А.М. Введение в системный анализ: уч. пособие /
А.М. Гатаулин. — М.:ФГОУ ВПО МСХА им. К.А. Тимирязева, 2005. —
76 с.
30. Генкин, Б.М. Экономика и социология труда: учебник для вузов / Б.М. Генкин. — М., НОРМА, 2007. — 448 с.
31. Голубничий, В.Ф. Актуальные проблемы социального развития села (состояние и перспективы): учеб. пособие / В.Ф. Голубничий,
В.А. Лизунов. — Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2004. — 79 с.
32. Гранберг, А.Г. Моделирование пространственного развития национальной и мировой экономики: эволюция подходов / А.Г. Гранберг //
Регион: экономика и социология. — 2007. — № 1. — С. 87.
33. Гранберг, А.Г. Основы региональной экономики: учебник /
А.Г. Гранберг. — М.: Гос. ун–т «Высшая школа экономики», 2001. —
495 с.
34. Гэлбрейт, Дж. К. Экономические теории и цели общества / Дж.
К. Гэлбрейт. — М.: Прогресс, 1979. — 406 с.
35. Дегтярева, Т.Д. Статистический анализ транспортного комплекса региона на основе регрессионных моделей / Т.Д. Дегтярева, О.В. Буреш, В.И. Чепасов // Вопросы статистики. — 2003. — № 8. — С. 65.
36. Дибирдеев, В.И. О формировании системы показателей по муниципальным образованиям / В.И. Дибирдеев // Вопросы статистики. — 2006. — № 12. — С. 52–53.
37. Добрынин, А.И. Региональные пропорции воспроизводства /
А.И. Добрынин. — Л., 1977. — 127 с.
38. Доклад Комиссии по оценке экономических результатов и социального прогресса // Вопросы статистики. — 2011. — № 2. — С. 3–41.
39. Доклад о мировом развитии. Справедливость и развитие. — М.:
Весь мир, 2006. — 312 с.
40. Доклад о росте. Стратегии устойчивого роста и инклюзивного
развития. — М.: Весь мир, 2009. — 177 с.
41. Домашние хозяйства Оренбуржья (по данным выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств): стат. сб. /Территориальный
орган Федеральной службы государственной статистики по Оренбургской области. — Оренбург, 2010.
42. Друкер, П. Классические работы по менеджменту = Classic
Drucker / П. Друкер. — М.: «Альпина Бизнес Букс», 2008. — 220 с.
43. Евченко, А.В. Аналитическая оценка и прогнозирование экономической и социальной эффективности регионального развития с ис213
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пользованием производственных функций / А.В. Евченко // Экономический анализ: теория и практика. — 2006. — № 6 (63). — С. 22–27.
44. Елисеева, И.И. Практикум по общей теории статистики: учеб.
пособие / И.И. Елисеева, Е.А. Флуд, М.М. Юзбашев; под ред. И.И. Елисеевой. — М.: Финансы и статистика, 2008. — 512 с.
45. Елисеева, И.И. Общая теория статистики: учебник / И.И. Елисеева, М.М. Юзбашев; под ред. И.И. Елисеевой. — М.: Финансы и статистика, 2006. — 656 с.
46. Ефремова, М. Потенциал сектора социальных услуг / М. Ефремова // Экономист. — 2005. — № 10. — С. 92–94.
47. Забелин, В. Проблемы формирования информационных ресурсов в области статистической деятельности и пути их решения / В. Забелин, В. Божко // Вопросы статистики. — 1998. — № 2. — С. 51–52.
48. Заварина, Е.С. Основы региональной статистики: учебник /
Е.С. Заварина, К.Г. Чобану; под ред. Е.С. Завариной. — М.: Финансы и
статистика, 2006. — 416 с.
49. Завьялов, Ф. Статистика и территориальное управление / Ф. Завьялов, В. Проскуряков // Вопросы статистики. — 1996. — № 3. —
С. 28–37.
50. Зайцева, И.А. Региональная инфраструктура и качество жизни населения: теоретические и практические аспекты: монография /
И.А. Зайцева, Ю.Е. Бобылева; Междунар. акад. наук. — Архангельск,
Иваново: Ин–т упр., 2007. — 244 с.
51. Зарова, Е.В. Теоретические основы региональной статистики:
учеб. пособие / Е.В. Зарова, Н.В. Проскурина. — Самара: Изд-во Самар.
гос. экон. акад., 2004. — 64 с.
52. Здоров, А. Формирование и развитие агротуристических комплексов / А. Здоров // АПК: экономика, управление. — 2005. — № 10. —
С. 59–64.
53. Здоров, А.Б. Комплексное развитие туризма в сельской местности / А.Б. Здоров // Проблемы прогнозирования. — 2009. — № 4. —
С. 149–153.
54. Зинченко, А.П. Демографическая ситуация в российской деревне / А.П. Зинченко // Экономика сельского хозяйства России — 2010. —
№ 7. — С. 73–77.
55. Зорин, Н. Оценка уровня социального благополучия (на материале Кировской области) / Н. Зорин, Р. Кудрявцева // Экономист. —
2007. — № 2. — С. 55–65.
56. Зубаревич, Н.В. Социальное развитие регионов России: проблемы и тенденции переходного периода / Н.В. Зубаревич. — М.: Едиториал УРРС, 2003. — 264 с.
214
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57. Иванов, Н. Человеческий капитал и глобализация // Мировая экономика и международные отношения / Н. Иванов. — 2004. —
№ 9. — С.19–31.
58. История экономических учений: современный этап / под ред.
А.Г. Худокормова. — М.: Инфра-М, 1998. — 733 с.
59. Калинина, Г.В. Исследование социального развития, качества
жизни и общественных потребностей / Г.В. Калинина, Т.Я. Сильвестрова, В.М. Розин. — Чебоксары: Изд-во «Салика», 2010. — 671 с.
60. Канарш, Г.Ю. На пути к аристотелианской социал-демократии / Г.Ю. Канарш / Политвектор [сайт]. URL: http://www.politvektor.ru/
avtori/4848.
61. Карманов, М.В. Концептуальные подходы к исследованию социально-демографических групп населения / М.В. Карманов, О.В. Кучмаева // Вопросы статистики. — 2011. — № 3. — С. 20–32.
62. Ковалец, В. Региональная статистика в системе государственной
статистики / пер. с польск. / В. Ковалец. — М.: Статистика, 1972. —
190 с.
63. Козлов, М.П. Малые формы хозяйствования в условиях реализации ПНП «Развитие АПК» / М.П. Козлов // Вопросы статистики. —
2007. — № 11. — С. 12–17.
64. Колосовский, Н.Н. Производственно-территориальное сочетание (комплекс) в советской экономической географии / Н.Н. Колосовский // Вопросы географии. — М.: Географгиз, 1947. Сб. 6.
65. Концепция устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года. URL: http:// www.mcx.ru (дата
обращения: 19.07.2011).
66. Корбут, Л.С. Проблемы статистического наблюдения за развитием
сельских территорий / Л.С. Корбут // Вопросы статистики. — 2008. —
№ 3. — С.28–32.
67. Косенко, О.Ю. Методологический и социальный контексты системы стратегического планирования развития территории / О.Ю. Косенко, Н.Н. Киселева // Экономические науки. — 2010. — № 1 (32). —
С. 233–236.
68. Костылева, Л.В. Статистические оценки приоритетов региональной социально-экономической политики / Л.В. Костылева, Е.А. Чекмарева // Вопросы статистики. — 2008. — № 7. — С.34–39.
69. Котляревская, Т.И. Современная концепция качества статистических данных и ее использование в статистической практике /
Т.И. Котляревская, А.Б. Луппов, С.А. Мишутина // Вопросы статистики. — 2002. — № 5. — С.3.
215
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
70. Кузнецова, В.Е. Статистическое исследование эффективности
управления муниципальным образованием / В.Е. Кузнецова // Вопросы
статистики. — 2006. — № 6. — С. 46–50.
71. Кузнецова, В.Е. Статистическое моделирование социальной
сферы муниципальных образований Оренбургской области / В.Е. Кузнецова. — Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2007. — 128 с.
72. Куклински, Э. Региональное развитие — начало поворотного
этапа / Э. Куклински // Региональное развитие и сотрудничество. —
1997. — № 10. — С. 3–7.
73. Курс социально-экономической статистики: учебник для вузов /
под ред. проф. М.Г. Назарова. — М.: Финстатинформ, 2002. — 976 с.
74. Кучмаева, О.В. Методология статистического исследования системы социального обслуживания семьи и детей / дисс. … докт. экон.
наук / О.В. Кучмаева. — М., 2008.
75. Лавровский, Б. Измерение региональной асимметрии на примере России / Б. Лавровский. — Вопросы экономики. — 1999. — № 3. —
С. 42–53.
76. Лаженцев, В.Н. Научно-методологические проблемы государственного регулирования территориального развития / В.Н. Лаженцев //
Экономическая наука современной России. — 2001. — № 1. — С. 48–56.
77. Ларина, Т.Н. Курс региональной статистики: учеб. пособие /
Т.Н. Ларина. — Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2009. — 148 с.
78. Ларина, Т.Н. Структурно-динамический анализ обобщающих
показателей уровня жизни домашних хозяйств Оренбургской области /
Т.Н. Ларина // Известия Оренбург. гос. аграрного ун–та. — 2010. —
№ 1(25). — С. 120–123.
79. Левин, В.С. Методология статистического исследования инвестиций в основной капитал: пространственно–временной аспект /
В.С. Левин, В.Н. Афанасьев, Т.Н. Левина. — М.: «Финансы и кредит»,
2010. — 256 с.
80. Лемзекова, И.Г. О проблемах муниципальной статистики небольших территорий / И.Г. Лемзекова // Вопросы статистики. — 2005. —
№ 6. — С. 21–24.
81. Леонтьев, В.В. Теоретические допущения и ненаблюдаемые
факты / В.В. Леонтьев // США: экономика, политика, идеология. —
1972. — № 9. — С. 101–104.
82. Либман, А.М. Роль экономической интеграции и дезинтеграции
на постсоветском пространстве: количественный анализ / А.М. Либман // Проблемы прогнозирования. — 2006. — № 5. — С.58–72.
83. Либман, А.М. Эндогенная (де)централизация и российский
федерализм / А.М. Либман // Прикладная эконометрика. — 2008. —
№ 1(9). — С. 23–57.
216
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
84. Майер, В.Ф. Потребности, доходы, потребления / В.Ф. Майер
М.: Наука, 1987.–310 с.
85. Маркс, К. Соч / К. Маркс, Ф. Энгельс. — 2–е изд. — Т. 16. —
С. 150.
86. Маршалова, А.С. Основы теории регионального воспроизводства: курс лекций / А.С. Маршалова, А.С. Новоселов / НГАЭнУ. — М.:
ОАО Издательство «Экономика», 1998. — 192 с.
87. Масловский, М.В. Теория бюрократии Макса Вебера и современная политическая социология: монография / М.В. Масловский. —
Н. Новгород: Изд–во ННГУ, 1997. — 87 с.
88. Матюха, И.Я. Статистика жизненного уровня населения /
И.Я. Ма­тюха. — М.: Статистика, 1973. — 232 с.
89. Медков, В.М. Демография: учебник / В.М. Медков. — М.:
Инфра-М, 2007. — 683 с.
90. Мельников, С.Б. Инновационное управление развитием: инкорпоративный подход / С.Б. Мельников, К.Л. Жихарев, Н.С. Мельникова. — М.: МАКС Пресс, 2007. — 212 с.
91. Мельникова, Л.В. О риторике региональной науки и региональной политики / Л.В. Мельникова // Регион: экономика и социология. —
2008. — № 1. — С. 75–96.
92. Местное самоуправление в России: состояние, проблемы, пути
совершенствования / Итоговый доклад. — М.: Экон–Информ, 2009. —
524 с.
93. Методологические положения по статистике. Вып. 3 / Госкомстат России. — М., 2000. — 244 с.
94. Милованов, Д.И. Муниципальная статистика: учеб. пособие /
Д.И. Милованов. — СПб.: Питер, 2009. — 160 с.
95. Мироедов, А.А. Качество жизни в статистических показателях
социально–экономического развития / А.А. Мироедов // Вопросы статистики. — 2008. — № 12. — С. 53–58.
96. Мстиславский, П.С. Вопросы теории и методологии анализа качества жизни / П.С. Мстиславский // Уровень жизни населения регионов России. 2002. — № 2. — С.5–17.
97. Мстиславский П.С. Социальные параметры России в сопоставлении с европейскими странами // Уровень жизни населения регионов
России. — 2003. — № 2. — С. 3–51.
98. Мхитарян, В.С. Интегральная оценка качества жизни населения
Республики Марий Эл / В.С. Мхитарян, Л.П. Бакуменко // Вопросы статистики. — 2011. — № 6. — С. 60–67.
99. Мхитарян, В.С. Статистическое исследование развития экономики региона / В.С. Мхитарян, О.А. Хохлова // Вопросы статистики. —
2008. — № 8. — С. 53–59.
217
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
100. Научный коммунизм: словарь / под ред. академика А.М. Румянцева. — М.: Политиздат, 1983.
101. Национальная оценка прогресса Российской Федерации при
переходе к устойчивому развитию. — М., 2002. — 161 с.
102. Новиков, А.М. Методология / А.М. Новиков, Д.А. Новиков. —
М.: СИНТЭГ, 2007. — 668 с.
103. Новоселов, А.С. Регион как исходное понятие теории регионального воспроизводства / А.С. Новоселов // Регион: экономика и социология. — 2006. — № 3. — С. 3–14.
104. Норт, Д.К. Институты и экономический рост: историческое
введение / Д.К. Норт // THESIS, 1993. — № 2. — С. 69–91.
105. Областной статистический ежегодник. 2010: стат.сб. / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по
Оренбургской области. — Оренбург, 2010.
106. Огарков, А.П. Сельские поселения России / А.П. Огарков. —
М.: Рос. акад. с.-х. наук, 2002. — 354 с.
107. Олейник, А.Н. Институциональная экономика: учеб. пособие /
А.Н. Олейник. — М.: ИНФРА–М, 2002. — 416 с.
108. Основы философии науки: учебное пособие для аспирантов /
В.П. Кохановский и др. — Изд. 2-е. — Ростов н/Д: Феникс, 2005.
109. Официальный сайт ООН URL: www.un.org/russian/ documen/
declarat/ declhr.htm.
110. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики России // URL: http://www.gks.ru.
111. Пациорковский, В.В. Сельская Россия: проблемы и перспективы / В.В. Пациорковский // Социс. — 2007. — № 1. — С. 55–60.
112. Пациорковский, В.В. Социальные проблемы села и АПК (в русскоязычном Интернете) / В.В. Пациорковский, И.Н. Корхова, И.Н. Лисова, В.В. Пациорковская, А.И. Петрова, О.В. Лылова, Е.Е. Рыжкина.
URL: http://cemi.rssi.ru (дата обращения 04.10.2008).
113. Пашинцева, Н.И. Обеспечение органов государственной власти
субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления
официальной статистической информацией / Н.И. Пашинцева // Вопросы статистики. — 2007. — № 12. — С. 3–6.
114. Пашинцева, Н.И. Современные проблемы статистики регионов
и муниципальных образований / Н.И. Пашинцева // Вопросы статистики. — 2006. — № 12. — С. 5–11.
115. Петриков, А.В. Основные результаты мониторинга Приоритетного национального проекта «Развитие АПК» / А.В. Петриков // Вопросы статистики. — 2007. — № 11. — С. 9–11.
218
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
116. Петрова, А.Т. Разработка методологических основ оценки качества жизни населения региона: автореф. дисс. … докт. экон. наук /
А.Т. Петрова. — М., 2008.
117. Пигу, А. Экономическая теория благосостояния [в 2–х т.] /
А. Пигу. — М.: Прогресс, 1985 [Т. 1]. — 512 с.
118. Питтмен, Р. Вертикальная интеграция инфраструктурных отраслей в странах с переходной экономикой / Р. Питтмен. Московский
центр Карнеги. Выпуск 1. — 2003. URL: http://www.carnegie.ru (дата обращения: 10.03.2009).
119. Практикум по социальной статистике: учеб. пособие / под ред.
И.И. Елисеевой. — М., 2005. — 368 с.
120. Прауст Р.Э. К вопросу об инновационных стратегиях развития
проблемных сельских территорий России / Роль инноваций в развитии
агропромышленного комплекса / Р.Э. Прауст. — М.: ВИАПИ им. Никонова: «Энциклопедия российских деревень», 2008. — С. 327–330.
121. Программа-методика проведения всероссийского мониторинга
социально-трудовой сферы села. — М., 1998.
122. Пчелинцев, О.С. Региональная инфраструктура как условие
экономического роста / О.С. Пчелинцев, М.М. Минченко // Проблемы
прогнозирования. — 2004. — № 6. — С. 3–16.
123. Райзберг, Б.А. Современный экономический словарь /
Б.А. Райзберг, Л.Ш. Лозовский, Е.Б. Стародубцева. — 5–е изд., перераб.
и доп. — М.: ИНФРА–М, 2006. — 495 с.
124. Реальное богатство народов: пути к развитию человека. Доклад
о развитии человека 2010. — М.: Весь мир, 2010. — 228 с.
125. Региональная статистика: учебник / под ред. В.М. Рябцева,
Г.И. Чудилина. — М.: МИД, 2001. — 380 с.
126. Региональная статистика: учебник / под ред. Е.В. Заровой,
Г.И. Чудилина. — М., 2006. — 624 с.
127. Римашевская, Н. Человеческий потенциал России и проблемы
«сбережения населения» / Н. Римашевская // Российский экономический журнал. — 2004. — № 9–10. — С. 22–40.
128. Римашевская, Н.М. Народное благосостояние: методология и
методика исследования / Н.М. Римашевская, Л.А. Оников. — М.: Наука,
1988. — 304 с.
129. Российский статистический ежегодник. — М., Росстат, 2010.
130. Румянцева, Е.Е. О конкретизации понятий «социальная сфера»
и «инфраструктурные отрасли» / Е.Е. Румянцева // Экономический анализ: теория и практика. — 2005. — № 2(35). — С.8–11.
131. Садреддинов, Ф.Х. Современная деревня: проблемы совершенствования управления развитием социальной инфраструктуры /
Ф.Х. Садреддинов. — Уфа, 2000. — 111 с.
219
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
132. Семенова, В.Н. Стандартизация качества жизни в странах Евросоюза / В.Н. Семенова // Экономические науки. — 2010. — № 9 (70). —
С. 285–289.
133. Сен, А. Развитие как свобода / А. Сен.; пер. с англ. под ред. и
с послеслов. Р.М. Нуреева. — М.: Новое издательство, 2004. — 432 с.
134. Сивелькин, В.А. Региональная статистика: курс лекций /
В.А. Сивелькин, В.Е. Кузнецова. — Оренбург: Издательский центр
ООП Оренбургстата, 2006. — 171 с.
135. Сивелькин, В.А. Региональные особенности развития социальной инфраструктуры муниципальных образований в Приволжском федеральном округе: проблемы статистической оценки / В.А. Сивелькин,
Т.Н. Ларина // Вестник Самарского гос. эконом. ун-та. — 2009. — № 9
(59). — С. 102–106.
136. Сивелькин, В.А. Сравнительная оценка внутрирегиональной
асимметрии в Оренбургской и Самарской областях по уровню развития
социальной инфраструктуры / В.А. Сивелькин, Т.Н. Ларина // Вопросы
статистики. — 2009. — № 6. — С.53–58.
137. Словарь терминов HR / URL: http://hrm.ru.
138. Соболева, И.В. Парадоксы измерения человеческого капитала: научный доклад / И.В. Соболева. — М.: Институт экономики РАН,
2009. — 50 с.
139. Соколин, В.Л. О развитии системы государственной статистики в России в 1811–2011 гг. / В.Л. Соколин / Презентация к докладу
на Международной научно-практической конференции «Российская
государственная статистика и вызовы XXI века», посвященной 200-летию создания российской статистической службы (23.06.2011) / URL:
www. gks.ru.
140. Соловьев, С.А. Статистическое исследование итогов переписей населения в России / С.А. Соловьев, Т.Н. Ларина, А.И. Маркова. —
Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2008. — 88 с.
141. Состояние социально-трудовой сферы села и предложения по
ее регулированию. Ежегодный доклад по результатам мониторинга.
2007 г. (девятый выпуск). Минсельхоз РФ. ВНИИЭСХ. — М., 2008. —
226 с.
142. Социальная статистика: учебник / под ред. И.И. Елисеевой. —
М.: Финансы и статистика, 2003. — 480 с.
143. Социальное положение и уровень жизни населения России.
2010: стат.сб. / Росстат. — M., 2010.
144. Социальный атлас российских регионов. URL: http://atlas.
socpol.ru/ indexes (дата обращения: 18.04.2009).
145. Социальный институт //URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения 20.08.2011).
220
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
146. Спиридонова Е.М. Информационно–статистическое обеспечение исследований качества жизни населения на региональном уровне:
монография / Е.М. Спиридонова / Ярославский гос. университет им.
П.Г. Демидова. — Ярославль, 2009. — 416 с.
147. Статистический ежегодник Оренбургской области. 2010 / Территориальный орган Росстата по Оренбургской области. — Оренбург,
2010
148. Суглобов, А.Е. Использование результатов экономического
анализа для выявления перспектив развития социальной инфраструктуры сельских регионов / А.Е. Суглобов // Экономический анализ: теория
и практика. — 2006. — № 12 (69). — С. 32–35.
149. Суслов, И.П. Теория статистических показателей / И.П. Суслов. — М.: Статистика, 1975. — 264 с.
150. Сюсюра, Д.А. Программно-целевое управление социальным
развитием села: монография / Д.А. Сюсюра. — М.: Финансы и кредит,
2007. — 160 с.
151. Сюсюра, Д.А. Оценка социального положения населения сельских территорий Оренбуржья в условиях реализации национальных
проектов / Д.А. Сюсюра, Т.Н. Ларина // Известия Оренбург. гос. аграрного ун-та. — 2007. — № 3 (15). — С. 181–185.
152. Тейлор, Ф. Принципы научного менеджмента: монография,
1911 / Ф. Тейлор / URL: http://www.improvement.ru/bibliot/taylor/index.
shtm (дата обращения 10.10 2011).
153. Теория управления: учебник / под общ. ред. А.Л. Гапоненко,
А.П. Панкрухина. — М.: Изд–во РАГС, 2003. — 558 с.
154. Тинберген, Ян. Пересмотр международного порядка: пер.с
англ. / Ян. Тинберген. — М., 1980. — 416 с.
155. Уварова, Г.Г. Управление экономическим развитием региона:
переход от посткризисного к инновационному этапу / Г.Г. Уварова //
Экономические науки. — 2010. — № 10(71). — С. 117–120.
156. Устойчивое развитие и равенство возможностей: лучшее будущее для всех. Доклад о человеческом развитии. 2011 / пер. с англ.;
ПРО ООН. — М.: Весь мир, 2011. — 188 с.
157. Устойчивое развитие сельских территорий: вопросы стратегии
и тактики / Д.Н. Ивашов, Н.П. Андреева, М.С. Баутин и др.; под общ.
ред. М.С. Баутина. — М.: Росинформагротех, 2004. — 310 с.
158. Устойчивое развитие сельского хозяйства и сельских территорий: зарубежный опыт и проблемы России / отв. ред. Н.Ф. Глазовский. — М.: Товарищество науч. изданий КМК, 2005. — 615 с.
159. Устойчивое экономическое развитие в условиях глобализации
и экономики знаний: концептуальные основы теории и практики управ221
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ления / под ред. В.В. Попкова. — М.: ЗАО Издательство «Экономика»,
2007. — 295 с.
160. Ушачев И. Социально–экономические факторы устойчивого
развития АПК / И. Ушачев // Экономист. — 2005. — № 3. — С. 85–91.
161. Философия социальных и гуманитарных наук: учеб. пособие для вузов / под общ. ред. С.А. Лебедева. — М.: Академ. проспект,
2006. — 912 с.
162. Философский словарь / под ред. М.М. Розенталя. — Изд. третье. — М.: Изд-во политической литературы, 1972.
163. Философский энциклопедический словарь / Гл. редакция:
Л.Ф. Ильичев, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалев, В.Г. Панов. — М.: Советская энциклопедия, 1983.
164. Флоринская, Ю.Ф. Влияние материального положения и жилищных условий на мобильность российского населения / Ю.Ф. Флоринская // Проблемы прогнозирования. — 2008. — № 6. — С. 140–155.
165. Хавронская, И. О некоторых аспектах становления региональной статистики в Московской области / И. Хавронская // Вопросы статистики. — 1998. — № 6. — С. 38–39.
166. Чудилин Г.И. Информационно–статистический ресурс муниципального управления / Г.И. Чудилин // Вопросы статистики. — 2010. —
№ 1. — С. 31–33
167. Чудилин, Г.И. Статистическая оценка влияния качества жизни
сельского населения на миграцию трудоспособного населения / Г.И. Чудилин, Р.П. Самохвалов // Вопросы статистики. — 2009. — № 6. —
С. 58–67.
168. Шайкин, В.В. Развитие сельской местности (теория и практика): учеб. пособие / В.В. Шайкин, Р.Г. Ахметов. — М.: Изд-во МСХА,
2001. — 55 с.
169. Шиганов, А.В. Особые экономические зоны как «точки роста»
в экономике регионов / А.В. Шиганов // Экономический анализ: теория
и практика. — 2010. — № 6 (171). — С. 67–72.
170. Шнипер, Р.И. Региональные предплановые исследования /
Р.И. Шнипер. — Новосибирск, 1978. — 149 с.
171. Шулепов, В.И. Социальная инфраструктура: теория и методологические аспекты: монография / В.И. Шулепов. — Йошкар-Ола:
МарГТУ, 2005. — 196 с.
172. Экономические аспекты региональной политики в странах Европы: опыт для России: сб. обзоров / под ред. В.Г. Былова. — М.: ИНИОН, 1996. — 131 с.
173. Якунин, В.И. Социальное измерение государственной экономической политики / В.И. Якунин, В.Д. Роик, С.С. Сулакшин. — М.:
Научный эксперт. Экономика, 2007. — 208 с.
222
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
174. Andreff W. Convergence or Congruence between Eastern and Western Economic Systems / Convergence and System Change. The Convergence
Hypothesis in the Light or Transition in Eastern Europe. B. Dallago, H. Brezinski & W. Andreff (eds.). Aldershot: Dartmouth, 1992. — P. 65–72.
175. Blanchard Olivier Jean. A Traditional Interpretation of Macroeconomic Fluctuations // American Economic Review. — December 1989. —
Vol. 79, № 5. — P. 1149.
176. Conrad K. The Economic Benelits of Public Infrastructure Applied
Economies / K. Conrad, H. Seitr. — Apr. — 1994. — V.26. — № 4. —
P. 303. — 350 p.
177. De Long J.B. Productivity Growth, Convergence and Welfare:
Comment. American Economic Review, 1988. — Vol. 78 (5), p. 1138–1154.
178. Developing participatory rural appraisal approaches with disabled
people. A pilot project by Disability Development Services Pursat (DDSP)
in Pursat province, Cambodia. URL: http://www.disabilitykar.net/ research/
small_pra.html (дата обращения 29.07.2009).
179. Diener E. Assessing subjective well–being: Progress and opportunities // Social Indicators Research. Vol. 31, № 2, p. 103–157.
180. Dixon J.A., Hamilton K. Expanding the measure of wealth // Finance & Development. December 1996. — P. 15–18.
181. Meadows D.H., Meadows D.L., Randers J., Behrens W. The Limits
to Growth. — New York: Universe Books, 1972. — 205 p.
182. Nussbaum M. C. Women and Human Development: the capabilities
approach. Cambridge. — UK: Cambridge University Press, 2000. — 312 p.
183. Our Common Future. World Commission Environment and Development. — Oxford University Press, 1987. — 383 p.
184. Participatory Rural Appraisal (PRA). PPM&E Resource Portal.
URL: http://portals.wi.wur.nl (дата обращения 29.07.2009).
185. Sen A. The Standard of Living. Cambridge, 1978.
186. Thurow L. Investment in Human Capital. Belmont: Wadsworth
Pablishing Company, 1970
187. Venables A.J. Regional Integrations Agreements: A Force for Convergence or Divergence? Miteo, 1999. — 26 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ........................................................................................................ 3
1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СТАТИСТИЧЕСКОГО
ИССЛЕДОВАНИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ
СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ......................................................................... 7
1.1 Развитие концепций качества жизни населения.................................. 7
1.2 Содержание понятия «качество жизни» и методологические
особенности изучения качества жизни населения
сельских территорий............................................................................ 17
1.3 Регион как социально-экономическая система,
формирующая качество жизни населения......................................... 35
1.4 Социальная инфраструктура как фактор повышения
качества жизни населения сельских территорий: терминология
и статистико-экономическая классификация..................................... 46
2
КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ПОНЯТИЙНОГО
И МЕТОДОЛОГИЧЕСКОГО АППАРАТА ГОСУДАРСТВЕННОГО
И РЕГИОНАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ
НАСЕЛЕНИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ.............................................. 58
2.1 Концепции управления качеством жизни населения........................ 58
2.2 Управление качеством жизни сельского населения на основе
устойчивого развития сельских территорий...................................... 68
2.3 Проблемы организации и пути совершенствования
статистического наблюдения и мониторинга социальных
процессов на территории сельских поселений................................. 79
2.4 Зарубежный и отечественный опыт социальной политики,
направленной на повышение качества жизни населения
сельских территорий, на региональном
и муниципальном уровнях.................................................................. 88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3 ИНФОРМАЦИОННО-СТАТИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ
СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ..................................................................... 104
3.1 Методология статистического исследования качества жизни
населения сельских территорий........................................................ 104
3.2 Теория, практика, пути совершенствования региональной
и муниципальной статистики как информационной базы
исследования качества жизни населения сельских территорий.... 113
3.3 Система статистических показателей и методы исследования
качества жизни населения сельских территорий............................ 124
3.4 Обоснование концепции статистического мониторинга
качества жизни сельского населения на региональном уровне..... 140
4 ОЦЕНКА РЕГИОНАЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ КАЧЕСТВА
ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ................................. 152
4.1 Исследование особенностей расселения населения по регионам
России и динамики демографических показателей........................ 152
4.2 Социально-экономическая характеристика
Оренбургской области........................................................................ 159
4.3 Методические особенности анализа структурных различий
показателей уровня и качества жизни сельского
и городского населения...................................................................... 175
4.4 Методика построения интегрального показателя развития
человеческого потенциала городской и сельской местности......... 187
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.............................................................................................. 197
ПРИЛОЖЕНИЕ А.......................................................................................... 200
ПРИЛОЖЕНИЕ Б.......................................................................................... 203
ПРИЛОЖЕНИЕ В.......................................................................................... 205
ПРИЛОЖЕНИЕ Г.......................................................................................... 208
ЛИТЕРАТУРА................................................................................................. 211
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научное издание
Ларина Татьяна Николаевна
СТАТИСТИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ
УПРАВЛЕНИЯ КАЧЕСТВОМ
ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ
СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ
Подписано в печать 27.07.2012. Формат 60×84/16.
Печать трафаретная. Усл. печ. л. 13,1. Тираж 100 экз.
Отпечатано в Издательском центре ОГАУ.
Заказ № 4455. 460014, г. Оренбург‚ ул. Челюскинцев‚ 18.
Тел. (3532) 77-61-43.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа