close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2422.Образ жизни и факторы риска здоровью учащихся Ханты - Мансийского автономного округа - Югры

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сургутский государственный педагогический университет
Е.А. Багнетова
ОБРАЗ ЖИЗНИ И ФАКТОРЫ РИСКА ЗДОРОВЬЮ УЧАЩИХСЯ ХАНТЫМАНСИЙСКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА - ЮГРЫ
Издательско-печатный дом «Дефис»
Сургут * 2013
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Печатается по рекомендации отдела
сертификации и методического сопровождения
образовательного процесса СурГПУ
УДК 613.96 + 57.048
ББК 60.542.14 + 51.28
Багнетова Е.А. Образ жизни и факторы риска здоровью учащихся
Ханты-Мансийского автономного округа - Югры. – Сургут: Дефис,
2013. – 178 с.
ISBN 978-593243-112-2
Рецензенты: д.б.н., профессор Логинов С.И.
д.б.н., профессор Литовченко О.Г.
Монография посвящена рассмотрению проблем здоровья и
здо-рового образа жизни участников образовательного процесса,
прожи-вающих в специфических климатоэкологических и социальных усло-виях Ханты-Мансийского автономного округа - Югры.
Представлен-ные в работе результаты исследования могут быть использованы в профессиональной практике преподавателей высших
учебных заве-дений и учебной деятельности аспирантов и студентов (очных и заочных отделений бакалавриата, специалитета и магистратуры) по дисциплинам, посвященным вопросам здоровья,
здорового образа жизни, гигиены и безопасности жизнедеятельности. Монография может быть полезна учителям, психологам, социальным работникам школ, а также исследователям, интересующимся вопросами сохране-ния здоровья участников образовательного
процесса.
ISBN 978-593243-112-2
© Багнетова Елена Александровна, 2013 г.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение
Глава 1. Теоретические аспекты исследования проблемы
факторов риска, влияющих на здоровье учащихся ХМАОЮгры
1.1. Факторы, определяющие состояние здоровья человека.
Понятие здорового образа жизни
1.2. Современные подходы к оценке факторов риска, влияющих на здоровье человека
1.3. Региональные факторы риска. Характеристика климатогеографических и экологических особенностей ХМАО –
Югры
1.4. Образ жизни семьи и его влияние на здоровье и поведенческие привычки детей
1.5. Учебные факторы риска современной образовательной
среды
Глава 2. Оценка факторов риска, влияющих на здоровье учащихся
2.1. Оценка региональных аспектов культуры здоровья и
факторов риска в образе жизни школьников и студентов
2.2. Влияние социально-экономического статуса и образа
жизни семьи на здоровье и поведенческие привычки учащихся
2.3. Учебные факторы риска и психоэмоциональное состояние школьников и студентов в условиях современной образовательной среды
2.4. Сравнительный анализ показателей функционального и
психологического состояния старшеклассников и студентов
в аспекте факторов риска учебной среды
2.5. Исследование поведенческих факторов риска школьников и студентов
6
9
9
20
25
31
37
47
47
55
77
86
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2.6. Особенности образа жизни и показатели функционального и психологического состояния школьников и студентов
Заключение
Список литературы
Приложение
106
120
126
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
ВОЗ – Всемирная организация здравоохранения
ЗОЖ – здоровый образ жизни
ИФИ – индекс функциональных изменений
ОЖ – образ жизни
СА – социальная адаптированность
ХМАО – Ханты-Мансийский автономный округ
ЧСС – частота сердечных сокращений
УД – уровень депрессии
ФА – физическая активность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«Здоровье до того перевешивает все остальные блага жизни, что поистине здоровый нищий счастливее больного короля»
А. Шопенгауэр
ВВЕДЕНИЕ
В ряду общечеловеческих ценностей, определяющих социальноэкономическую политику государства, несомненен приоритет здоровья.
В 1990 году И.И. Брехман писал: «Именно здоровье людей должно
служить главной «визитной карточкой» социально-экономической
зрелости, культуры и преуспевания государства». Но, к сожалению, и
сегодня в России проблема сохранения здоровья населения всех возрастов является по-прежнему острой по причинам социально-экономического, экологического и духовно-нравственного характера. Научные исследования в этой области позволяют констатировать множество неблагополучных данных по основным показателям здоровья детского и
взрослого населения страны [28, 30, 189]. Особую тревогу вызывает
сохраняющаяся негативная динамика многих показателей здоровья
школьников и студентов, так как они представляют собой тот потенциал, которому предстоит решать важнейшие задачи по развитию и
преобразованию общества. В этой связи становится понятным, почему
в подготовке студентов педагогических специальностей в последние
годы все большее значение придается формированию компетентности
в вопросах сохранения и укрепления здоровья детей, подростков и молодежи. Такая ситуация объясняется не только влиянием учебных факторов риска на здоровье учащихся, но и необходимостью усиления
профилактических направлений деятельности, которые по опыту многих стран и данным Всемирной организации здравоохранения являются наиболее результативными. Просвещение, формирование гигиенической культуры и здоровых поведенческих привычек являются не только эффективными в обеспечении здоровья, как отдельных лиц, так и
общества в целом, но еще и, наиболее экономически выгодными видами здоровьесохраняющей деятельности. И это те направления действий, которые можно реализовать в рамках учебно-воспитательного
процесса, поэтому неслучайно в последние годы все больше актуализируется задача формирования специальных компетенций у выпускников педагогических вузов, в число которых входит готовность
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
строить учебный процесс в соответствии со всем спектром гигиенических норм. Понимание научно обоснованных принципов профилактики развития у детей и подростков ряда заболеваний, обусловленных
влиянием школьных факторов риска, является важным требованием
подготовки специалистов, занятых обучением и воспитанием подрастающего поколения. Так, современный педагог должен уметь взаимодействовать с учащимися, минимизируя дидактогенные воздействия.
Для того, чтобы работать, не допуская ситуаций, когда такие влияния
возможны, необходим высокий уровень психологической грамотности,
развития ценностных установок учителя. Профилактика всегда предполагает активные действия, поэтому в компетенции педагога должна
входить сформированная готовность соблюдать принципы гигиены в
учебном процессе, прививать учащимся навыки здорового образа
жизни и воспитывать культуру здоровья.
Еще в процессе обучения в вузе необходимо формировать культуру здоровья будущих педагогов, которая включает в себя: понимание факторов риска для здоровья участников образовательного процесса, знание основ сохранения собственного здоровья в процессе
профессиональной деятельности, грамотность в области здоровьесберегающих образовательных технологий. Культура здоровья учителя
имеет огромное значение для общества в силу того, что от нее во многом зависит благополучие подрастающего поколения. Учитель, обладающий этой культурой способен обучать, сохраняя здоровье школьников и эффективно осуществлять просветительскую деятельность по
укреплению здоровья. Здоровое поведение и гармоничное взаимодействие педагога с окружающими имеют ценность сами по себе и являются важнейшим и необходимым условием сохранения здоровья учащихся. В педагогическом взаимодействии учитель транслирует не
только знания, но и способы субъективного взаимодействия с миром,
в том числе сохраняющие или разрушающие здоровье.
В силу социально организационных особенностей, учебные учреждения позволяют не только пропагандировать ценности здорового
образа жизни, но и реализовывать оздоровительные программы. Интерес к сохранению здоровья детей и подростков средствами образования связан с возможностью эффективного использования потенциала
учебного процесса в обеспечении здоровья и качества жизни человека
[65]. Формирование ЗОЖ подрастающего поколения является необходимым условием сохранения здоровья учащихся и в процессе обуче-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния и в дальнейшей жизни. Эта задача становится еще более актуальной в северных районах страны, которые неравноценны по комфортности жизни с другими регионами и рассматриваются как неблагоприятные с точки зрения экологических и климатогеографических исследований [128, 336]. В гипокомфортных условиях Севера на распространенные факторы риска образа жизни учащихся и педагогов накладываются еще и неблагоприятные климатоэкологические воздействия.
Ключевым моментом в решении проблемы сохранения и укрепления здоровья участников образовательного процесса является своевременное внедрение профилактических программ на основе предварительной диагностики факторов риска. Для определения наиболее
эффективных профилактических мероприятий, уменьшающих негативное влияние поведенческих и учебных рисков необходимо анализировать основные сферы жизни учащихся (учебной, семейной сре-ды,
поведенческих привычек). В условиях гипокомфортного северного
региона возникает также необходимость исследования влияния климатогеографических и экологических факторов на состояние функциональных систем организма участников образовательного процесса.
Отдельного внимания заслуживает такой мало изученный вопрос, как
степень осведомленности учащихся и педагогов о влиянии региональных факторов риска и способах сохранения здоровья в условиях
Севера, что позволяет определять наиболее необходимые направления
просветительской деятельности. В условиях воздействия широкого
спектра факторов риска необходим комплексный подход к исследованию данной проблемы, включающий рассмотрение всех особенностей образа жизни участников образовательного процесса: поведенческих, семейных, учебных и региональных. Результаты комплек-сного
исследования, представленные в данной работе, позволяют не только
выявить наиболее значимые факторы риска, но и обосновать целесообразность проведения определенных профилактических мероприятий.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1.
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
ПРОБЛЕМЫ ФАКТОРОВ РИСКА, ВЛИЯЮЩИХ НА ЗДОРОВЬЕ
УЧАЩИХСЯ ХМАО - ЮГРЫ
1.1. Факторы, определяющие состояние здоровья человека.
Понятие здорового образа жизни
По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), одним из основных показателей цивилизованности страны является уровень здоровья и продолжительности жизни населения. На исследования в этой области в большинстве развитых стран тратятся значительные государственные и частные средства, превосходящие траты в других областях. Суммарные затраты на увеличение количества и улучшение качества жизни в современном развитом обществе уступают
сегодня только затратам на вооружение и данная статья расходов является основным конкурентом военному вопросу в развитых странах
[57].
Актуальность изучения этого вопроса в России обусловлена рядом обстоятельств, приобретающих в нашей стране особую значимость. Сложные условия социально-экономического развития инициировали ряд явлений, негативно отразившихся на состоянии здоровья детей, подростков и взрослых. В связи с ухудшением экологический обстановки, социальных условий жизни, снижением благосостояния значительной массы людей, в последние десятилетия наблюдается ухудшение здоровья населения в целом и отдельных его групп
[72, 197, 223, 225, 240, 241, 276]. В отличие от увеличения продолжительности жизни в ведущих развитых странах, в России происходит ее
неуклонное снижение, и этот процесс затрагивает не только старшие
возрастные группы, но и население трудоспособного возраста, что
приводит к ряду негативных изменений в демографической ситуации,
в частности, старению населения на фоне снижения длительности
жизни [57]. Наряду с общим уменьшением продолжительности жизни,
в России ежегодно уменьшается продолжительность жизни, свободной
от инвалидности и хронических заболеваний, по-прежнему наблюдается низкая рождаемость, остаются высокими показатели общей
смертности и связанная с ними естественная убыль населения [89, 131,
202, 300, 348].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из данных, которые приводятся в атласе «Здоровье России»
(2012), численность населения Российской Федерации на 1 января
2009 г. составляла 141,9 млн человек, что соответствует девятому месту в мире. За 1995-2008 годы убыль населения России составила почти
6,6 млн человека, или 4,4%. По данным этого же источника в 2009 году, впервые после длительного периода убыли выявился небольшой
прирост населения и его численность на начало 2010 года составила
141 928 человек, что примерно соответствует численности населения в
середине 1984 года. Основными причинами смерти населения России
являются болезни системы кровообращения, уровень которых выше,
чем в ряде развитых стран мира. Высокая смертность от сердечнососудистых заболеваний (ССЗ) обусловлена изменением демографической ситуации (в основном за счет увеличения числа пожилых людей), экономическими факторами 1990-х годов, неадекватной медикосоциальной помощью и недостаточным финансированием здравоохранения. По данным, приводимым в атласе «Здоровье России», не
менее 20% смертей от сердечно-сосудистых заболеваний в России связаны со злоупотреблением алкоголем. Также в России фиксируется
большое количество смертей в результате получения травм. Во втором
десятилетии XXI века с точки зрения формирования естественного
прироста населения ожидается неблагопри-ятный прогноз, что обусловлено долговременным снижением рождаемости. Сложившаяся
ситуация ведет к существенному увеличению коэффициента демографической нагрузки на общество, выражающегося отношением числа
неработающих к числу работающих, и требует увеличения расходов,
направленных на программы обеспечения социальной безопасности и
медицинской помощи.
Здоровье и качество жизни населения это те показатели, которые
не только отличают развитые страны от развивающихся, но и существенно предопределяют успешность функционирования государства в
долгосрочной перспективе. В связи с этим перед российской наукой
остро встает вопрос поиска путей сохранения здоровья и формирования здорового образа жизни населения всех возрастных групп [33, 49,
254, 285].
Для того, чтобы определять направления деятельности и эффективность тех или иных мероприятий, направленных на улучшение и
сохранение здоровья людей, чаще всего используют такой показатель
как качество жизни. По определению ВОЗ понятие «качество жизни»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предполагает восприятие личностью собственного положения в социуме, в соответствии с культурой и системой ценностей, в которых
человек живет. Качество жизни оценивается индивидуумом, как степень соответствия своим ожиданиям, целям и интересам. Понятие
«качество жизни» используется не только в медицине, но и в психологии, философии, социологии. Это понятие является собирательным и
обозначает разнообразие тех материальных и духовных потребностей,
которые способен удовлетворить индивидуум в условиях конкретного
общества. Изучение качества жизни является необходимым при планировании актуальных направлений деятельности в воспитании здорового образа жизни различных категорий населения, включая детей и
подростков. ВОЗ рекомендует использовать следующие основные
критерии для оценки качества жизни:
‒ физические, отражающие степень удовлетворения человека
имеющейся у него энергией, силой, качеством сна и отдыха;
‒ психологические, характеризующие эмоциональный фон жизни, преобладание положительных или отрицательных эмоций, качество мышления, степень самооценки, удовлетворение своим внешним
видом, присутствие различных переживаний;
‒ уровень независимости человека, предполагающий степень повседневной активности, работоспособности и свободы;
‒ удовлетворенность жизнью в обществе, включающая качество
личных взаимоотношений, понимание своей общественной ценности,
сексуальную активность;
‒ состояние окружающей среды, характеризующееся не только ее
экологическими качествами, но и степенью ее безопасности, благополучия, обеспеченности и обустройством быта и досуга, доступностью
и качеством медицинского и социального обеспечения, возможностью
получения образования;
‒ духовность, предполагающую сформированность личных и религиозных убеждений.
Согласно результатам исследований, проведенных в 1990-е годы,
состояние здоровья россиян в последние годы реформ во многом зависело от культурных факторов, оказывающих наряду с социальноэкономическими, экологическими и иными непосредственное влия-ние
на увеличение или уменьшение продолжительности жизни. Особое
место в группе культурных факторов занимает самосохранительное
поведение, как система действий и отношений, направленных на со-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
хранение здоровья, как сформулированная установка на максимальное
продление срока жизни [14]. Начало социальному подходу к изучению
проблемы увеличения продолжительности жизни в России положил
И.И. Мечников, обосновавший теорию ортобиоза – разумного по отношению к здоровью поведения людей, в которой он доказал зависимость старения человеческого организма от индивидуального образа
жизни.
Наибольшее значение в вопросах сохранения здоровья придается
факторам, связанным с образом жизни человека. При этом очевидно,
что образ жизни как индивида, так и семьи не складывается сам по себе, а формируется целенаправленно и постоянно в течение всей жизни.
Многочисленные исследования показывают, что формирование ЗОЖ
является главным рычагом первичной профилактики в укреплении
здоровья населения. Только в результате продуманных усилий общества, через изменения стиля и уклада жизни и его оздоровление в ряде
стран преодолевались неблагоприятные тенденции со здоровьем населения.
Вложение средств в формирование культуры здоровья и самосохранительное поведение населения всех возрастов представляют собой своего рода инвестиционный проект, имеющий конкретное стоимостное содержание и производящий, в конечном счете, такую прибавочную стоимость, как долгую и здоровую во всех отношениях человеческую жизнь [57].
Опыт стран, добившихся заметных успехов в области увеличения
продолжительности жизни [14] свидетельствует, что стратегия государства может в данном вопросе может быть эффективной лишь в том
случае, если экономический рост осуществляется в интересах человеческого развития. А это, в свою очередь, означает, что для обеспечения долгосрочного эффекта увеличения продолжительности жизни до
«цивилизованного уровня» России необходимы не только значительные средства и создание комплексных программ, направленных на
формирование здорового образа жизни населения, но и корректировка
приоритетов всего социально-экономического развития. Таким путем
Россия сможет подтвердить приверженность ключевым ценностям,
провозглашенным мировым сообществом в качестве стратегических
целей, найти свое место в стремительно складывающемся миропорядке XXI века и претендовать на достойное великой страны будущее
[57].
Выдвижение проблемы здоровья в число приоритетных задач общественного развития обуславливает актуальность ее теоретической и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
практической разработки. Возникает необходимость проведения соответствующих научных исследований, выработки методологических и
организационных подходов к сохранению здоровья населения всех
возрастов. Задачей исследователей при этом является выявление региональных подходов к разработке комплекса мер, направленных на
формирование культуры здоровья, самосохранительного поведения и
повышения потенциала здоровья представителей различных социальных групп и, прежде всего, детей и подростков.
Согласно определению ВОЗ (1986) принято считать, что «Здоровье – это состояние полного физического, умственного (психического)
и социального благополучия, а не только отсутствие болезни или физических дефектов». За прошедшие годы понятие «здоровье» неоднократно дополнялось и уточнялось и на сегодняшний день существует
несколько десятков различных вариантов его определения. Это комплексное и, вместе с тем, целостное динамическое состояние, развивающееся в процессе реализации генетического потенциала в конкретных условиях социальной и экологической среды и позволяющее
человеку в определенной степени осуществлять его биологические и
социальные функции. Проблемы здоровья всесторонне освещены в
современной научной литературе. Фундаментальные вопросы, связанные со здоровьем человека, раскрываются в работах П.К. Анохина,
Н.А. Агаджаняна, Н.М. Амосова, Р.М. Баевского, И.И. Брехмана, В.П.
Казначеева, Ю.П. Лисицына, Э.М. Казина, Г.А. Апанасенко, В.Р. Кучмы и др.
Состояние здоровья любой социальной группы населения, в том
числе школьников, студентов и педагогов является проблемой, требующей комплексного рассмотрения во взаимосвязи с региональными
условиями проживания, с социально-экономическими факторами, с особенностями образа жизни, уровнем и доступностью медицинской помощи, с собственным отношением к своему здоровью [192]. Являясь
одним из основных условий самореализации человека во всех сферах
деятельности, здоровье формируется под влиянием множества воздействий, из которых выделяют факторы внешней (природно-климатические, экологические и др.) и внутренней среды (индивидуальные признаки: физические, психические, социальные) [197]. По данным академика РАМН Ю.П. Лисицина здоровье человека зависит от:
‒ биологических и психологических особенностей человека (наследственности, типа высшей нервной деятельности, конституции и
т.п.);
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
‒ природных характеристик (климатоэкологических особенностей местности, флоры, фауны и т.п.);
‒ состояния окружающей среды;
‒ социально-экономических и политических факторов;
‒ состояния служб здравоохранения, уровня развития медицинской науки и других воздействий [188].
Процентный вклад факторов, обусловливающих здоровье человека, распределяется следующим образом: на долю экологических приходится примерно 20-25% всех воздействий (современные исследования отмечают неуклонный рост вклада этих факторов); 20% составляют биологические (наследственные) факторы; 10% – развитие медицины и организация системы здравоохранения. Влияние на здоровье
особенностей образа жизни человека оценивается в 50-55% [29, 188,
249].
В основе здоровья – духовные, психические и соматические характеристики индивида, которые формируются в результате взаимодействия очень сложного комплекса факторов как внешней, так и
внутренней среды [15]. Здоровье – это, помимо прочего, почти всегда,
результат состоявшегося упорядочения мировоззренческих установок
и ценностей, которые во многом обусловлены активными целенаправленными действиями самого человека [61].
Имеется достаточно данных о том, что ключевые факторы, определяющие состояние здоровья, находятся чаще всего вне сектора здравоохранения и что особое значение имеет образ жизни человека [140,
380, 381, 386, 460]. Такой подход отражен в ряду биологических, педагогических, психологических и медицинских исследований, в работах
И.И. Брехмана, В.Ф. Базарного, В.П. Петленко, Ю.П. Лисицына, Э.Н.
Вайнера, Э.М. Казина, В.В. Колбанова, Г.А. Кураева, П.И. Филиппова,
В.Н. Касаткина, Л.А. Дартау, Н.Н. Визитея и мн. др. Особенно важно,
что факторы образа жизни поддаются коррекции, как на популяционном, так и на индивидуальном уровне. Многочисленные исследования
показывают, что страны с динамикой увеличения продолжительности
жизни, отличаются высоким уровнем культуры здоровья населения и,
соответственно, развитым самосохранительным поведением [57, 90,
147]. Культура здоровья людей формируется в результате продуманных усилий общества через пропаганду гигиенических знаний и принципов здорового образа жизни [127, 187]. Однако, у российского населения отмечается недостаток знаний о факторах, определяющих здо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ровье и принципах повседневного поведения, сохраняющих его [13,
55, 72, 138, 188]. Также ряд исследователей констатируют такую парадоксальную ситуацию, что у большинства обследованных ими респондентов при положительном отношении к основным правилам здорового образа жизни (в частности к рациональному питанию и адекватной двигательной активности), в реальности их используют лишь
10-15% опрошенных [138, 247]. В этой связи, И.И. Брехман, рассматривая проблему здоровья, неоднократно обращал внимание на то, что
в иерархии ценностей человека оно во многих случаях занимает не
первое место (которое, в свою очередь, часто отводится материальным
благам жизни). В строгом смысле понимания значимости здоровья,
оно и не должно занимать первое место, так как является не самой
важной ценностью, а лишь важнейшим условием реализации смысла
жизни человека. Но в силу того, что существующие опросники, предлагающие проранжировать ценности, просто не содержат подобного
варианта рассмотрения здоровья (что, несомненно, является отражением соответствующего мировосприятия авторов), исследователи этого
вопроса обращают внимание на то, что здоровье часто занимает не лидирующую позицию в этом списке. Так, например, по данным В.П.
Казначеева, здоровью не принадлежит первое место в иерархии ценностей человека.
Для профилактики развития большинства заболеваний достаточно
вести определенный образ жизни. И.И. Брехман в ряде своих работ
обращает внимание на то, что многие люди не имеют определенной
грамотности в вопросах сохранения здоровья и факторах риска, разрушающих его. Высокий уровень заболеваемости населения атеросклерозом, диабетом, ишемической болезнью сердца, гипертонией,
излишне высокая масса тела, злоупотребление алкоголем и курение, в
значительной степени являются следствием нездорового образа жизни
и низкого уровня культуры здоровья. Это те факторы риска развития
заболеваний, которые почти на 100% можно было бы избежать с помощью профилактических мер и соответствующего воспитания населения. Во многих, дошедших до нашего времени древних медицинских трудах, образ жизни человека рассматривается как источник здоровья или болезней. В известном древнем трактате «Чжудши» – основополагающем руководстве по тибетской медицине, в котором собран и
систематизирован многовековой опыт лечения и предупреждения за-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
болеваний, невежество считалось общей причиной всех болезней. В
нем говорится:
«Все болезни развиваются из причин при наличии условий.
Без условий, от причин не будет последствий.
Поэтому делай так, чтобы не было условий для болезней.
Сезоны, органы чувств, образ жизни, вкусы и действие –
от их «недостатка и избытка» порождаются болезни.
А если они представлены в меру, болезней не будет.
Поэтому если на тройку: образ жизни, питание и лекарства
опираться как положено, то можно жить спокойно без недугов».
Анализ исторического аспекта зарождения представлений о здоровом образе жизни выявляет тот факт, что впервые они начинают
формироваться на Востоке. В древней Индии 6 веков до нашей эры в
Ведах уже были сформулированы основные принципы ведения ЗОЖ.
В их число входило достижение устойчивого равновесия психики,
внутренней свободы и развитие чувства любви ко всему живому в
этом мире как к высшему выражению сущности бытия. В античной
философии существовали свои традиции ведения здорового образа
жизни, согласно которым физический компонент здоровья выходил на
первый план, в отличие от восточной философии, где четко прослеживалась связь между духовным и физическим состоянием человека. Сегодня, под образом жизни понимают устойчивый, сложившийся под
воздействием социальных, культурных, материальных и профессиональных обстоятельств способ жизнедеятельности, проявляющийся в
нормах общения, поведения, складе мышления [55]. Образ жизни – это
стабильная, долговременная система отношений человека с природной
и социальной средой, представлений о нравственных и материальных
ценностях, стереотипов поведения, реализации стратегий, направленных на удовлетворение разнообразных потребностей, учитывающих
законы и традиции общества.
Образ жизни определяют как способ жизнедеятельности человека,
которого он придерживается в повседневной жизни в силу социальных,
культурных, материальных и профессиональных обстоятельств. Можно
утверждать, что образ жизни – это биосоциальная категория, интегрирующая представление об определенном типе жизнедеятельности человека и характеризующаяся его трудовой деятельностью, бытом, формой
удовлетворения материальных и духовных потребностей, правилами
индивидуального и общественного поведения.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выделяют экономическую (уровень жизни), социологическую
(качество жизни), социально-психологическую (стиль жизни) и социально-экономическую (уклад жизни) составляющие категории «образ
жизни» [188]. Здоровье в большей степени зависит от стиля жизни.
Именно он «… носит персонифицированный характер и определяется
историческими, национальными традициями, полученным образованием и личными наклонностями». У каждой личности при одинаковых
на данный момент в ее социальной группе «уровне», «качестве», и
«укладе жизни» способ удовлетворения своих потребностей индивидуальный, поэтому поведение и мышление, то есть «стиль жизни»,
разный [141]. Уровень жизни характеризует количественные, поддающиеся измерению параметры особенностей жизни, включая благосостояние человека. Понятие качества жизни отражает степень удовлетворения материальных и культурных потребностей и позволяет характеризовать существенные обстоятельства жизни людей. Под укладом жизни понимают порядок общественного бытия, труда, быта и
отдыха. К стилю жизни относят индивидуальные особенности поведения, образа мыслей и мировоззрения человека.
Взаимосвязь между образом жизни и здоровьем отражена в понятии «здоровый образ жизни», под которым понимают «…способ жизнедеятельности, соответствующий генетически обусловленным типологическим особенностям данного человека и конкретным условиям
жизни. ЗОЖ направлен на формирование, сохранение и укрепление
здоровья и полноценное выполнение человеком его социальнобиологических функций» [138]. Здоровый образ жизни – это научнообоснованный, культурный, наиболее рациональный и оптимальный в
конкретных условиях способ существования, осознанный, как жизненная необходимость. Он направлен на решение следующих задач:
формирование всестороннего гармоничного развития личности, создание благоприятных условий для наиболее полной реализации жизненных планов и потребностей человека, поддержание высокой работоспособности и жизненного тонуса, обеспечение эффективной учебнотрудовой деятельности и социальной активности, фор-мирование физического и психического здоровья [65, 186, 103, 310, 428]. Под здоровым образом жизни понимают типичные формы и способы повседневной жизнедеятельности человека, которые укрепляют и совершенствуют резервные возможности организма, обеспечивая тем самым успешное выполнение своих социальных и профессиональных функций
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
независимо от политической, экономической и социально-психологической обстановки. ЗОЖ – это способ жизнедеятельности, направленный на сохранение и улучшение здоровья людей, предполагающий
изменение отношения индивидуума и общества в целом к состоянию
личного, а через него и общественного здоровья [90].
Сложилось представление и о структуре здорового образа жизни,
в которой обычно выделяют: правильную духовную ориентацию человека, оптимальный двигательный режим, тренировку иммунитета и
закаливание, рациональное питание, психофизиологическую регуляцию, рациональную организацию жизнедеятельности, отсутствие вредных привычек, психосексуальную и половую культуру, самообразование по вопросам здоровья и самовоспитание [7, 55, 138, 247, 184, 415,
446].
Факторы здорового образа жизни не лечат, а способствуют нормализации и поддержанию на высоком уровне функционирования
присущих данному объекту биологических и психических процессов
[65]. Здоровый образ жизни не предполагает единый для всех стереотип поведения, так как, несмотря на существование общих, научно
обоснованных рекомендаций, он все же носит индивидуальный характер. Факторы образа жизни, имеющие статистически значимую связь
со здоровьем, могут быть использованы каждым человеком с учетом
индивидуальных особенностей и потребностей.
В последние годы особое внимание исследователей привлекает
оценка образа жизни различных категорий населения, в том числе,
участников образовательного процесса [120, 121, 465, 455]. Выявление
и сравнительная оценка поведенческих факторов риска, воздействий
различных особенностей жизни на здоровье учащихся и педагогов являются сегодня одним из актуальных направлений исследования [42,
43, 254, 260]. В современных условиях возрастает необходимость изучения особенностей образа жизни участников образовательного процесса с учетом климатогеографических, экологических и социальноэкономических условий проживания. Существует также ряд других
специфических региональных воздействий, определяющих значительную вариабельность особенностей образа жизни и основных факторов
риска [25, 161, 251]. Человеческая деятельность, истощая природные
ресурсы, настолько нарушила состояние окружающей среды, что невозможно сегодня рассматривать вопросы сохранения здоровья чело-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
века без учета особенностей влияния экологических условий проживания [40, 46, 224]. В силу того, что техногенное загрязнение внешней
среды различного рода физическими, химическими и биологическими
факторами носит глобальный характер с тенденцией к дальнейшему
росту, долевой вклад экологического фактора в ухудшение здоровья
населения может быть значительно выше, чем принято считать традиционно [98, 284, 402]. Образ жизни (ОЖ), от которого в наибольшей
степени зависит здоровье человека, включает в себя не только привычки индивида, но и то, каким воздухом он дышит, какого качества
воду ежедневно потребляет, насколько загрязнены токсическими веществами продукты питания и т.п. Многие из слагаемых, определяющих ОЖ, имеют экологически обусловленный характер, что, несомненно, ограничивает реальные возможности человека соблюдать
требуемые рекомендации по ведению здорового образа жизни [284,
285]. С целью снижения уязвимости человека от негативных воздействий окружающей среды необходимо учитывать региональные факторы
риска в образе жизни.
Опосредованная и непосредственная зависимость здоровья от образа жизни человека обусловливает необходимость исследования всех
его компонентов, включая анализ характера питания, адекватности
двигательной активности, психоэмоционального статуса, отношения к
курению и алкоголю, уровня мотивации к сохранению здоровья, учета
региональных особенностей проживания и др. [161, 374]. Анализ научных работ позволяет констатировать, что основная масса исследований посвящена анализу влияния отдельных компонентов образа
жизни (питания, двигательной активности и т.д.) на показатели состояния здоровья обследуемых. В значительной степени это объясняется сложностью выявления всех поведенческих особенностей, так как
возникает необходимость исследования у каждого человека особенностей рациона и режима питания, физической активности, режима дня,
использования закаливающих мероприятий, психологической культуры, т.е. всех составляющих образа жизни. В понятие ОЖ входят также
учебные и региональные факторы, которые также необходимо исследовать и учитывать. Для реализации такого комплексного подхода использование методов традиционной статистики с позиций детерминизма оказывается недостаточным, так как возникает необходимость
описания хаотических процессов биологических динамических систем
[144, 204, 205, 206, 419, 420]. Использование новых биоинформацион-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных методов идентификации параметров квазиаттракторов вектора состояния организма человека в m-мерном фазовом пространстве состояний [115, 116, 117] позволяет обеспечить надежную количественную
дифференцировку показателей функционального и психологического
состояния участников исследования, отличающихся особенностями
образа жизни.
1.2. Современные подходы к оценке факторов риска, влияющих на здоровье человека
Наряду с необходимостью изучения воздействий, формирующих
здоровье, не менее значимо исследовать факторы риска, приводящие к
его нарушению. В научной литературе сегодня сформировалось устойчивое представление о факторах риска, влияющих на здоровье человека. Так называют выявленные или только предполагаемые причины, предрасполагающие к развитию какого-либо заболевания. Восприятие риска в обществе специфично, так как люди проецируют на
него свои ценности и убеждения, сформированные общественными
институтами, традициями [216, 231]. Зачастую влияние того или иного
фактора риска преувеличивается или преуменьшается в зависимости
не только от сформировавшегося в обществе мнения, но и от степени
осведомленности о нем людей. В этой связи, несомненную актуальность приобретают не только выявление и изучение, но и информирование населения о существовании и характере воздействия различных
рисков на здоровье человека. Обнаружение, описание, понимание
сущности и особенностей влияния факторов риска имеет существенное значение для разработки профилактических мероприятий [445]. В
отношении образовательной среды это особенно важно, так как в ней
не только протекает значительная часть жизни современного человека,
но и в значительной степени формируется здоровье подрастающего
поколения.
Изучение факторов риска, влияющих на здоровье человека, осуществляется в рамках многих наук: медицины, психологии, токсикологии, социологии, педагогики, политологии, философии, экономики.
Исследователи анализируют данное понятие под разными углами зрения, в разноплановой взаимосвязи с другими факторами, применяют
неодинаковые подходы и методы изучения. Используя термин «риск»,
каждая из наук по-cвоему раскрывает специфику и своеобразие этого
понятия в конкретных областях научного знания. Разнообразие подхо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дов к изучению данного вопроса позволяет выделить экологический,
климатогеографический, психологический, социальный, правовой, медицинский, биологический, экономический и другие аспекты феномена
«риск». Изучению факторов риска здоровью посвящены работы И.Г.
Абрамовой, А.П. Альгина, О.Н. Беляева, И.Ю. Борисова, В.С. Жеребина, А.В. Зозулюк, Т.В. Корниловой, С.М. Никитина, М.Н. Романова,
Р.И. Тумасянц, Н.Д. Суховеевой, Ю.А. Рахманина, Е.М. Мелиховой,
С.М. Новикова, Г.Г. Онищенко и мн. др.
В последние годы появились работы, посвященные изучению осведомленности населения о существующих рисках, оценке готовности
людей платить за снижение или удаления их влияния [231, 232, 288].
Подобные исследования обусловлены тем, что незнание или игнорирование существования негативных воздействий образа жизни или
среды обитания также может являться фактором риска здоровью. На
восприятие риска, по данным этих авторов, наибольшее влияние оказывают такие индивидуальные особенности личности, как наличие
специальных знаний, степень знакомства с вопросами гигиены, профилактики, здорового образа жизни. Также это восприятие зависит от
пола, возраста, образования, вида деятельности и дохода человека
[313, 314].
Разнообразие научных подходов объясняется тем, что риск – явление разноплановое, проявляющееся в различных сферах жизни,
имеющее множество эффектов действия. В большом экономическом
словаре понятие риска определяется как «возможная опасность какого-либо неблагоприятного исхода», как «сочетание вероятности и последствий наступления неблагоприятного события». В обычном понимании риск – это вероятность возникновения какого-либо нежелательного события с предсказуемыми последствиями за определенный промежуток времени [46]. Риск выступает в качестве регулятора поведения, позволяющего предопределить вероятность позитивных и негативных последствий того или иного выбора, действия. Риск рассматривается как модель поведения, связанная с повышенной вероятностью развития определенной болезни, ухудшения здоровья. Как отмечается в докладе ВОЗ (2002) о состоянии здравоохранения в мире по
вопросу «Уменьшение риска, содействие здоровому образу жизни»,
главным элементом профилактики должно стать изучение факторов
риска здоровью человека [460].
Под факторами риска понимаются характеристики обследуемого
лица (группы лиц) или среды его (их) обитания, обуславливающие с
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
высокой степенью вероятности развитие заболевания у данного лица
или группы лиц [161]. Это воздействие любой природы (наследственное, климатическое, экологическое, профессиональное, поведенческое
и др.), которое может провоцировать или увеличивать уже существующие нарушения состояния здоровья. В тоже время, фактор риска,
способствующий развитию и прогрессированию заболевания, сам по
себе, в отсутствии других условий (генетической предрасположенности, измененного статуса организма и др.) может и не вызвать заболеваний у конкретного человека, для этого требуется еще и определенная причина или их комбинация [188]. В этой связи, эти понятия (фактор риска и причина заболевания) разграничивают. В отличие от непосредственных причин возникновения заболеваний, факторы риска создают тот неблагоприятный фон, который способствует появлению и
развитию болезней. Особенно негативное воздействие оказывает одновременное влияние нескольких факторов риска, изучению сочетанного воздействия которых посвящены, появившиеся в последние годы
исследования [298].
По мнению специалистов в области гигиены, к наиболее приоритетным группам факторов риска здоровью человека относятся загрязнения различных объектов среды, которые формируются за счет некачественных продуктов питания, питьевой воды, и т.п. [1, 70, 230, 231,
232]. На следующих ранговых местах располагаются факторы, относящиеся к качеству жизни и материальному благополучию человека;
далее – группа факторов, связанных с образом жизни и индивидуальным поведением человека; затем – качество объектов окружающей
среды (почвы, атмосферного воздуха); генетические и биологические
факторы; риски, связанные с шумовой, радиационной нагрузкой и
другими физическими влияниями (вибрациями, микроклиматом, освещенностью, электромагнитными полями и т.п.); далее идут природно-климатические воздействия и группа факторов, относящихся к
чрезвычайным ситуациям [239, 264, 231].
Профиль основных факторов риска, влияющих на здоровье человека, в значительной степени определяется такими особенностями образа жизни (на популяционном и личностном уровнях), как экологические, климатогеографические, социально-экономические условия
проживания, этническая принадлежность и другие воздействия. Применительно к группе социальных рисков ведущее значение для здоровья населения имеют так называемые социально-экономические де-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
терминанты (качество и доступность медицинской помощи, бедность,
психосоциальные факторы, занятость, образование, старение населения), а также факторы образа жизни (питание, физическая активность,
курение, алкоголизм, наркомания) [468].
В качестве основных факторов риска, влияющих на здоровье детей,
выделяют такие, как ухудшение окружающей среды и качества жизни
населения, недостаточная социальная поддержка малообеспеченных
семей, неудовлетворительное питание (дефицит потребления белка, витаминов, минералов и микроэлементов), низкое качество медицинской
помощи, низкая двигательная активность [341].
В докладе ВОЗ «Глобальные факторы риска для здоровья» представлены основные причины смертности населения и возникновения
заболеваний, связанные с 24 факторами риска, влияющими на здоровье, которые варьируются от рисков со стороны окружающей среды,
до индивидуальных физиологических. В качестве ведущих рисков,
выделены такие, как пониженная масса тела детей, небезопасный секс,
употребление алкоголя, плохого качества вода и антисанитарные условия, высокое кровяное давление. По данным ВОЗ, уменьшение воздействия перечисленных факторов риска привело бы к повышению
глобальной продолжительности жизни почти на пять лет.
На сегодняшний день существуют различные классификации факторов риска. Одна из общепринятых – выделение главных или больших факторов, имеющихся при многих неэпидемиологических хронических заболеваниях (большинство из которых зависит от поведения,
образа и условий жизни людей) [273, 415, 465]. Так, факторами риска
по сердечно-сосудистым заболеваниям являются: гиподинамия, курение, избыточная масса тела и т.п. По происхождению факторы риска
делят на первичные, вторичные и т.д. Например, к первичным относят
такие неблагоприятные особенности образа жизни, как курение, гиподинамия, несбалансированное питание и др. [188, 443]. Принято выделять, так называемые, группы риска, к которым относятся те группы
населения, которые в большей степени, чем другие, предрасположены
к различным заболеваниям. Выделяют груп-пы риска здоровью по демографическим признакам, производственным и профессиональным,
по признакам функционального и патологического состояния, по признаку низкого материального уровня жизни, по девиантному поведению и др.
Анализ факторов риска сопряжен со многими проблемами, возникающими в связи с трудностями нахождения и интерпретации факти-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ческих данных о них, а также их причинных связях с болезнями и инвалидностью. В этой связи особенно актуальным является изучение и
накопление информации о существовании и характере воздействия
факторов риска. Современная методология анализа риска включает в
себя такие составляющие, как оценку степени риска, управление им и
информирование населения. Тщательное исследование и оценка опасности здоровью человека от воздействия существующих факторов
риска (поведенческих, экологических, биологических, социальных,
экономических и др.) позволяет обосновать приоритетность конкретных профилактических мероприятий по охране здоровья населения
[238, 259, 270, 271].
На сегодняшний день оценка риска здоровью представляет собой
комплексный анализ всех составляющих воздействия анализируемого
фактора на здоровье человека, включая научное обоснование допустимых уровней воздействия. В руководстве по оценке рисков здоровью населения указывается, что в практически ориентированном отношении при оценке того или иного риска необходимо:
‒ получить и проанализировать информацию о влиянии действующих факторов риска на состояние здоровья человека;
‒ получить достаточное количество информации о рассматриваемом риске, которая бы позволила осуществить на высоком научном
уровне гигиеническое обоснование оптимальных управленческих решений по устранению или снижению его влияния и контроля его действия [269].
В этом же документе сказано о том, что оценка риска для здоровья человека включает в себя качественную и/или количественную
характеристику вредного влияния, которое может развиться в результате воздействия определенных негативных факторов на конкретную
группу людей при специфических условиях.
Необходимо отметить, что количественная оценка риска и возможного ущерба от него здоровью человека очень затруднительна.
Также одной из современных проблем является сложность в установлении связей между воздействием некоторых рисков, и развитием негативных последствий для здоровья. Так, например, собирать эпидемиологические данные о факторах риска, связанных с питанием, окружающей средой и поведением, достаточно сложно, что затрудняет
их сравнительную оценку с воздействием других рисков. Исследование факторов риска, влияющих на здоровье участников образователь-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного процесса, также обладает определенными сложностями. Так как
на здоровье учащихся и педагогов одновременно оказывает влияние
комплекс различных факторов. Здоровье школьников и студентов обусловлено поведенческими особенностями и качеством образования,
состоянием образовательной среды и личностью учителя, педагогическими технологиями и множеством других воздействий. Наряду с
этим, существенное влияние оказывают экологические риски, семейные особенности образа жизни и ряд других факторов, существующих
одновременно с перечисленными и оказывающими не менее мощное
действие на формирование здоровья ребенка [10]. Существующие многочисленные поведенческие, учебные и профессиональные риски,
усиленные негативными климатоэкологическими особенностями проживания должны быть тщательно изучены, что позволит научно обосновать наиболее актуальные направления профилактической деятельности учебных учреждений.
1.3. Региональные факторы риска. Характеристика климатогеографических и экологических особенностей ХМАО – Югры
Климатогеографические и экологические особенности места проживания всегда являлись важнейшими факторами, в значительной
степени определяющими здоровье населения [146, 265, 439]. Российский Север обладает великим природным, экономическим и экологическим потенциалом, огромными ресурсами для длительного устойчивого социально-экономического развития страны [185]. Однако использованию его природно-сырьевого потенциала противостоят тяжелые условия проживания. Экологические и климатогеографические
особенности Севера значительно уступают по комфортности жизни
другим регионам страны и по данным многих исследований рассматриваются как неблагоприятные с точки зрения влияния на здоровье
[53, 145, 331, 336].
Ханты-Мансийский автономный округ (ХМАО – Югра) являясь
частью Среднего Приобья, относится к гипокомфортным северным
территориям, характеризующимся суровым климатом, усугубленным
природным и техногенным прессингом на здоровье людей [336]. Проживание человека в таких условиях приводит к интенсивному использованию и быстрому истощению адаптационных резервов организма
и, таким образом, к ускоренному расходованию «человеческого капитала» [331].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Уровень здоровья любой группы населения имеет региональную
специфику, обусловленную особенностями взаимоотношений человека
и среды. В решении вопросов медико-экологических проблем в настоящее время основополагающее значение придается оценке степени
опасности факторов окружающей среды [76, 107, 145, 165]. К региональным факторам риска, влияющим на здоровье человека, относят
ряд климатогеографических, экологических, биогео-химических, социальных, психологических и других особенностей. Проживание в гипокомфортной северной зоне, характеризующейся сложными условиями труда, быта и отдыха, играет существенную роль в формировании различных патологий у местного населения. По данным ряда исследователей, наиболее часто у жителей ХМАО – Югры страдают органы дыхания и кровообращения, отмечается рост хромосомно обусловленной патологии, аллергических и инфекционных заболеваний
[129].
Воздействие климатических факторов Севера на организм человека является сочетанным, состоящим из влияния отдельных метеоклиматических факторов: температуры, циркуляции и влажности воздуха, атмосферного давления, специфического фотопериодизма и др.
[372, 425, 426]. Общеизвестным ведущим медико-географическим
фактором является холод [368, 369]. Дискомфортные условия в зимние
месяцы создаются за счет переохлаждения, а летом, в основном за счет
интенсивной ветровой деятельности [336].
Климат Ханты-Мансийского автономного округа характеризуется
как резко континентальный. По количеству солнечной радиации округ
значительно превосходит европейскую часть территории России в тех
же широтах. В зимние месяцы температура воздуха может понижаться
до – 45-50ºС. Период с устойчивым снежным покровом продолжается
180-200 дней, практически с конца октября и до начала мая. Одним из
компонентов, определяющих суровость климатических условий Севера, является резкая контрастность продолжительности светового дня в
течение года. Уменьшение продолжительности светового дня осенью
и увеличение весной рассматривается в качестве пускового механизма
формирования адаптивных сезонных изменений у человека на Севере
[329]. От продолжительности светового дня зависит динамика иммунных, эндокринных, метаболических показателей, цикличность на уровне регуляторных систем человеческого организма [237].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для ХМАО – Югры характерен высокий уровень геомагнитных
возмущений. Частые магнитные бури являются серьезным фактором
риска развития и быстрого прогрессирования патологии кардиореспираторной системы для людей с высоким уровнем магниточувствительности. Некоторые исследователи считают, что в северных регионах
имеют место эпидемии метеопатий, последствия которых сказываются
на значительной части населения [329]. Установлено, что во время
расширенных периодов магнитных бурь увеличивается количество
госпитализаций с инфарктом миокарда и обострением ишемической
болезни сердца [149]. Совокупное отрицательное воздействие на человеческий организм такой группы факторов как резкая асимметричность фотопериодизма, частые и резкие колебания барометрического
давления, повышенная электромагнитная активность, практически не
блокируется ни социальными, ни другими мерами защиты [88, 237,
258].
На Севере в силу продолжительного периода воздействия холодных температур, формируются такие устойчивые факторы риска, как
долговременное пребывание в помещениях, что создает условия для
гипоксии и гиподинамии [50]. Недостаток движения наряду с разбалансированным питанием приводит к нарушениям в липидном обмене
и повышению массы тела. Малоподвижный образ жизни, являясь повсеместной проблемой [416, 423, 427, 435, 461, 467], в северных условиях является дополнительным фактором риска развития сердечнососудистых заболеваний [346]. Физическая активность в ХМАО – Югре имеет ярко выраженную сезонность [192]. В условиях низких температур не только тренировки на свежем воздухе, но и обычные прогулки представляют собой определенную проблему. При опускании
термометра ниже – 30-40ºС общее время пребывания на улице предельно ограничивается. В тоже время, по данным С.И. Логинова
(2005) только от 5 до 7,3% людей имеют в домашних условиях спортивный инвентарь. Нерегулярно (до 3-х раз в неделю) занимаются
физкультурой 13,6% мужчин и 12% женщин; регулярно (3 и более раз
в неделю) – только 4,4% и 2,9% (соответственно). Малоподвижный
образ жизни в ХМАО – Югре длится практически в течение 7-8 месяцев, что не может не сказываться неблагоприятно на функциональном
состоянии организма человека [193, 194, 195]. У жителей ХМАО –
Югры по сравнению с населением средней полосы болезни сердечнососудистой системы встречаются чаще, рост их распространенности
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
напрямую связывают с длительностью проживания на Севере [51, 52,
53, 309, 451]. По данным некоторых исследователей дефицит двигательной активности в зимний период сказывается не только на особенностях функционирования сердечно-сосудистой системы, но и на
показателях, характеризующих умственную работоспособность, что
также подтверждает необходимость проведения профилактики гиподинамии в зимнее время [337].
В условиях Севера люди вынуждены длительное время пребывать в помещениях, что заставляет исследователей обращать внимание на такой фактор риска, как несоответствие воздушной среды
гигиеническим требованиям. Низкий уровень аэроионизации воздуха
является одной из таких проблем. В зимнее время концентрация аэроионов в редко проветриваемых помещениях достигает своего крайне
низкого значения и составляет всего лишь 15-20 ионов на кубический
сантиметр воздуха (на горных курортах концентрация аэроионов составляет 15-25 тыс/см3). Низкая относительная влажность воздуха (не
выше 20-22%) в зимнее время в рабочих и жилых помещениях приводит к эрозии слизистой ткани органов дыхания, преждевременному
старению кожи рук и лица. При выходе из теплых сухих помещений
на морозный воздух происходит спазм капилляров слизистых оболочек, что в свою очередь вызывает резкие компенсаторные реакции,
проявляющиеся дискомфортными ощущениями в горле и покашливанием.
Снижение, а иногда и отсутствие активного проветривания в холодное время года приводит к накоплению газовых отходов от мебели
(особенно новой), линолеума, окрашенных поверхностей помещений и
т.п. В жилых и рабочих помещениях накапливается диоксид углерода,
что приводит к гиперкапнии и учащению дыхания [207]. В зимний период для ХМАО – Югры характерна высокая электризация, приводящая к накоплению большого электростатического заряда на поверхности тела человека и создающая ситуации одномоментной разрядки,
негативно влияющей на организм (эффект смены потенциалов, который происходит при касании предметов).
Существенным фактором риска, негативно влияющим на здоровье человека в условиях Севера, является низкая освещенность тела в
течение многих холодных месяцев [336]. Хронический дефицит облучения красными и инфракрасными лучами необходимо восполнять
(при отсутствии противопоказаний) совершая поездки в экваториальные области Земли.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Среди населения ХМАО – Югры широко распространены эндопаразиты, поражающие внутренние органы. Среди паразитарных заболеваний особое значение имеет описторхоз, т.к. регион является центром мирового очага описторхоза [128, 336, 357]. Распространенность
этого заболевания настолько широка в Среднем Приобье, что некоторые исследователи этой проблемы считают, что обследование на описторхоз следует производить независимо от того, по поводу какого
заболевания обратился пациент [336]. Достаточно широко распространен и другой гельминт – широкий лентец, вызывающий дифиллоботриоз. И если по распространению описторхоза велась многолетняя
профилактическая работа по информированию людей о мерах предосторожности, то в отношении дифиллоботриоза и других паразитарных
заболеваний наблюдается низкий уровень осведомленности населения.
В подземных водах округа, составляющих основную часть хозяйственно-питьевого водоснабжения, содержится большое количество
железа и марганца. Содержание солей железа в среднем превышает
ПДК в 3 раза, а в некоторых водозаборах – и в 10 раз нормативы, предусмотренные ВОЗ [129, 151]. Подземные воды ХМАО – Югры отличаются чрезмерной мягкостью (низким содержанием солей кальция и
магния, обеспечивающим электрохимические и обменные процессы в
клетке). Данные отечественных и зарубежных исследований свидетельствуют о связи развития ряда патологических состояний с длительным употреблением слишком «мягких» или слишком «жестких»
питьевых вод, отличающихся, прежде всего, содержанием карбонатов
и гидрокарбонатов кальция и магния [48, 271, 231, 293]. Употребление, так называемой «мягкой» воды в сочетании с ограниченным потреблением соков, овощей, фруктов и превалированием мясных, рыбных и консервированных продуктов приводит к нарушению баланса
веществ, синтезируемых в организме человека. Уровень заболеваемости населения ХМАО – Югры, обусловленный водным фактором составляет 26-52% от общей заболеваемости, поэтому эколого-водохозяйственную обстановку расценивают как неблагополучную [129,
130].
У населения Среднего Приобья выявляют разбалансированность
рационов питания по основным жизненно важным химическим элементам и витаминам – антиоксидантам в группах обследованных лиц
[75, 281, 303]. Известно, что при дефиците витаминов и минеральных
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
веществ в организме развиваются серьезные нарушения функций отдельных органов и систем [97, 286, 287, 418, 378]. Особенно опасно
недостаточное поступление микронутриентов в детском и юношеском
возрасте, так как это отрицательно сказывается на физическом развитии, уровне здоровья, успеваемости, способствует постепенному развитию хронических заболеваний и в конечном итоге препятствует
формированию здорового поколения. Причиной недостатка витаминов
и микроэлементов у жителей северных регионов является не только их
дефицит в продуктах питания, но и такое явление, как повышенная
активность парасимпатического отдела ВНС в зимний период, приводящая к плохому усвоению витаминов и микроэлементов. К сожалению, даже употребление повышенных доз витаминно-минеральных
комплексов не решает проблему. Последствием этого процесса является быстрое старение, развитие различных патологий и укорочение
продолжительности жизни в целом [325, 326, 327]. О том, что для населения Севера необходимо построение специальных пищевых рационов, с повышенным содержанием необходимых естественных антиоксидантов, известно давно [12, 108, 311]. Тем не менее, результаты
многих исследований показывают, что большая часть жителей северных регионов страдают витаминной недостаточностью, а соотношение
основных классов питательных веществ, поступающих в организм с
пищей, далеко от оптимального [8, 9, 81, 163, 164, 165, 367].
Особенности северного климата усиливаются рядом антропогенных воздействий, что еще более повышает цену за приспособление к
этим условиям [52, 447, 462]. Среднее Приобье лидируя не только в
России, но и в мире по техногенным ситуациям, связанным с выбросом нефти и нефтепродуктов, относится к экологически неблагополучным территориям. В тоже время, своеобразие северного региона
заключается в повышенной чувствительности природной среды, неустойчивости ландшафтов к антропогенным воздействиям, низкой способностью природных вод и почв к самоочищению, медленном самовосстановлении экосистем после нарушения [3]. Последствия освоения нефтегазоносных месторождений в хрупкой экосистеме северного
региона и значительная миграция населения, не приспособленного к
геохимическим особенностям этой местности, считаются основными
факторами, ухудшающими здоровье населения ХМАО – Югры [128].
Металлы, поступающие в атмосферу в виде аэрозолей от предприятий
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нефтехимического комплекса (а также автотранспорта) вызывают повышенный уровень заболеваемости у детей и взрослых органов эндокринной, кровеносной, респираторной систем, вызывают развитие врожденных аномалий у детей, у взрослых – болезни кожи, злокачественные новообразования, осложненное течение беременности и родов у
женщин [82, 222, 402, 340]. У детей, проживающих в нефтедобывающих районах, выявлена более высокая распространенность аллергических заболеваний, снижение неспецифической резистентности организма [94, 150, 275]. Нефтепродуктами загрязнен атмосферный воздух,
почва, поверхностные и подземные воды, растения. Водорастворимыми фракциями нефти заметно загрязнены ткани местной речной рыбы.
Исследования, проведенные в ХМАО – Югре, показали, что рыбы
карповых пород (плотва, язь) загрязнены нитрозаминами, являющимися сильнейшими канцерогенами [128]. Поскольку природоохранные
мероприятия не финансируются в достаточной мере, округ уже несколько десятков лет находится на грани экологической катастрофы и
загрязнение окружающей среды продолжается с той же интенсивностью, со всеми негативными последствиями для здоровья человека.
Применительно к воздействию неблагоприятных факторов окружающей среды риск – это ожидаемая частота нежелательных эффектов у населения, возникающих от определенного количества этих воздействия [273]. В условиях воздействия широкого спектра факторов
риска необходим комплексный подход к исследованию данной проблемы, включающий рассмотрение всех особенностей образа жиз-ни
участников образовательного процесса: поведенческих, семейных,
учебных, профессиональных и региональных. При анализе данного
направления исследований обращает на себя внимание недостаточно
изученное влияние продолжительности проживания в северном регионе на показатели функционального состояния организма человека, а
также и определения уровня грамотности населения по вопросам сохранения здоровья в условиях Севера, что, по сути, является основой
первичной профилактики.
1.4. Образ жизни семьи и его влияние на здоровье и поведенческие привычки детей
Здоровье детей и подростков формируется под влиянием многих
факторов, в том числе и социальных, сложных и многообразных, постоянно изменяющихся. Не случайно, поэтому, в изучении данной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проблемы используют многодисциплинарные подходы, позволяющие
всесторонне проанализировать социально-гигиенические аспекты образа жизни и выявить их непосредственное влияние на здоровье детей
и подростков [215]. Фундаментальные основы здоровья ребенка закладываются в семье, образ жизни которой во многом зависит от социально-экономического развития общества. В последние годы в России
увеличилась распространенность факторов социального риска (воспитание детей в неблагополучных и неполных семьях, беспризорность,
безнадзорность, неустойчивое финансовое положение, отсутствие постоянной работы у родителей, низкий уровень жизни в целом) [179].
Происходившее в последние десятилетия негативные изменения в
уровне жизни многих слоев населения, социальные потрясения, ухудшение качества общедоступной медицинской помощи, изменения окружающей среды привели к негативным трансформациям основных
составляющих образа жизни многих семей и ухудшению показателей
здоровья детского населения. В настоящее время немало семей, для
которых проблематичен доступ к высококачественным услугам здравоохранения, образования, удовлетворительным жилищным условиям,
адекватному питанию. Особенно высокому риску подвергаются малоимущие и маргинальные группы населения, семьи мигрантов и вынужденных переселенцев.
Из факторов неблагоприятно воздействующих на здоровье детей,
подростков и молодежи, выделяют невысокий уровень жизни многих
семей; большую занятость родителей на работе и, как следствие, дефицит внимания к собственным детям; снижение культуры населения;
прогрессирующее разрушение института семьи и плохое здоровье родителей; загрязнение окружающей среды; отсутствие в стране моды на
здоровье; тиражирование средствами массовой информации вредных
привычек, неконтролируемого секса и насилия [370]; моральнонравственная деградация и криминализация общества последних двух
десятилетий, экологические проблемы и др.
В России в течение многих лет отмечался значительный рост распространенности среди детей и подростков форм поведения разрушающих здоровье: около 20% детей в возрасте 10-11 лет и более 60%
в возрасте 15-17 лет курят; около 35% детей в возрасте 10-11 лет и более 70% в возрасте 15-17 лет употребляют различные алкогольные напитки [122]. Ряд исследователей обращают внимание на четко прослеживаемую взаимосвязь между наличием вредных привычек и ранним началом сексуальных отношений, наносящих непоправимый вред
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
репродуктивному здоровью молодых людей и повышающих риск заболеваний, передаваемых половым путем.
Постоянное снижение основных показателей состояния здоровья
учащихся как в процессе обучения в школе, так и изначально приходящих в нее, заставляет исследователей этой проблемы обращать внимание не только на внутренние школьные факторы, но и на особенности образа жизни детей в семьях.
Проведенные комплексные исследования, охватившие все стороны семейной жизни, показали, что практически все анализируемые
факторы (материальное обеспечение, уровень культуры, жилищные
условия, питание, особенности воспитания детей, внутрисемейные отношения и др.) оказывают влияние на состояние здоровья подрастающего поколения [14, 169, 189, 391, 417, 442]. По данным В.А.
Вишневского (2005), анализ факторов, определяющих здоровье детей,
поступающих в школу, показал, что значительное влияние на здоровье
ребенка оказывают болезни, перенесенные им после первого года
жизни и количество заболеваний за последний год перед школой [65].
На втором месте находятся факторы, действующие на ребенка на первом году жизни. Из показателей эмоционально-поведенческого профиля со здоровьем коррелируют качество сна и закаливание ребенка.
Среди факторов беременности и родов выделились токсикоз первой
половины беременности, преждевременные роды, вес плода при рождении. Степень влияния других факторов оказалась выражена меньше.
Так, среди бытовых и производственных вредностей выделились: начало посещения ребенком дошкольного учреждения и употребления
алкоголя родителями. Среди наследственных – повышенное артериальное давление у матери [392], экологических – наличие в районе
проживания экологически вредных производств.
Состояние здоровья детей зависит как от внутренних факторов
(типа конституции, темпов физического развития, пола, возраста), так
и факторов окружающей среды (суммарной школьной нагрузки, проживания в городских или сельских условиях, занятий спортом и др.).
Изучение влияния социально-гигиенических и медико-биологических
воздействий на формирование состояния здоровья детей позволило
установить, что с наибольший вклад (от 18 до 28%) внесли следующие
факторы:
– возраст родителей,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– состояние здоровья матери,
– вскармливание ребенка грудным молоком до 6 месяцев жизни
[421],
– степень рациональности питания, психологическая атмосфера в
семье,
– наличие вредных привычек у родителей,
– социально-гигиенические характеристики семьи,
– отношение родителей к реализации профилактических мероприятий,
– наследственные данные [174].
Среди вышеперечисленных факторов ведущее значение в формировании состояния здоровья городских и сельских детей имеет психологический климат семьи, здоровье матери, отсутствие или наличие
вредных привычек у родителей. Кроме того, у сельских детей существенным влиянием выделяется социально-гигиеническая характеристика семьи, качество питания, помощь близких родственников в воспитании детей.
Ко 2-й группе факторов, дающих вклад в формирование здоровья
в пределах от 6 до 14%, относятся:
– отягощенная наследственность у городских детей,
– отклонения в состояния в состоянии здоровья на 1 году жизни у
сельских детей.
В 3-ю группу факторов, вносящую от 5 до 10% вклада в формирование состояния здоровья детей, входят:
– масса тела при рождении,
– отклонения в состоянии здоровья на первом году жизни ребенка
[174].
На сегодняшний день имеются многочисленные исследования по
влиянию уровня образования и социально-экономического статуса родителей на здоровье детей. Известно, что в малообеспеченных семьях
выше смертность детей от несчастных случаев, заболеваемость, уровень и средняя длительность госпитализации, чем в семьях с более высоким достатком [371, 373].
Риск несчастных случаев у детей достоверно уменьшается с ростом образования матери. Доказано влияние на здоровье учащихся не
только низкого уровня жизни семей, но и чрезмерной занятости матерей на работе, злоупотребления алкоголем отцов. Многие показатели
здоровья детей зависят также от типа семьи – полная, неполная и т.п.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
[213]. Заболеваемость детей в неполных и конфликтных семьях статистически значимо выше, чем в полных и с гармоничными взаимоотношениями. Дети, рожденные вне брака, отличаются худшими показателями здоровья, они чаще рождаются недоношенными, позже начинают ходить и говорить, чаще болеют хроническими и острыми заболеваниями [214].
Современные исследователи данного вопроса, выделяя, так называемых, «уязвимых детей», тех, которые в большей степени подвержены риску заболеть, относят к ним детей внебрачных и из неполных
семей, из семей с неблагоприятными социально-экономическими условиями (низким доходом, плохо питающихся), детей из неблагополучных семей (с алкоголизмом, с асоциальным или деструктивным
поведением и т.п.). Некоторые специалисты рекомендуют относить к
«уязвимой» группе следующие категории детей: единственных в семье, рожденных после длительного бесплодия, нежеланных, от пожилых родителей или рожденных в позднем браке, «заменивших» умершего ребенка, или, родившихся в период, когда кто-то в семье умер.
По данным В.А. Вишневского (2002), несмотря на то, что факторы, влияющие на здоровье конкретных детей, могут серьезно отличаться от среднестатистических, все же возможно выделить некоторые
общие тенденции [64]. Так, с возрастом увеличивается степень влияния экологических факторов, и наоборот, снижается значимость внутришкольных показателей. Роль семьи, будучи самой существенной, в
препубертатный период, у подростков немного снижается и возрастает
у старших школьников. В группе семейных факторов выделяется своим негативным влиянием курение родителей [22]. В ряде зарубежных
исследований показано разрушительное действие курения не только
на течение беременности, но и на последующее развитие ребенка [375,
377]. Особенности образа жизни значительно сильнее влияют на здоровье подростков и в меньшей степени на здоровье старшеклассников.
Среди наследственных факторов выделяются своим существенным
влиянием состояние здоровья родителей, продолжительность их проживания на Севере (в частности, северный стаж матери) индекс наследственной отягощенности.
Образ жизни семей заметно сказывается на распространенности
отдельных заболеваний. Нарушения ритма отдыха, сна, питания, занятий в школе, статистически достоверно способствуют отставанию фи-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зического и интеллектуального развития. По данным Ю.П. Лисицина
(2007), в семьях, где соблюдали режим дня, состояние здоровья 59%
обследуемых детей было хорошим, 35% – удовлетворительным и 6% –
неудовлетворительным; где не соблюдали рационального режима дня,
эти показатели составили 45, 47 и 8% соответственно [189]. В семьях,
где напряженные отношения и неблагоприятный психоэмоциональный климат, в 3 раза больше детей с язвенной болезнью желудка и в
1,7 раза – с гастродуоденитами [214]. Все семейные особенности: социальный статус, здоровье и образ жизни родителей, материальное
положение, уровень образования, психологический климат семьи и
мн. др. оказывают самое непосредственное влияние на здоровье детей
[400, 412, 454, 430].
Забота родителей о благополучии детей до достижения ими достаточной самостоятельности является основным социальным фактором сохранения детского здоровья. В семье закладываются основы
здоровья ребенка, формируются поведенческие привычки, воспитываются базовые навыки поддержания здоровья [434]. Однако содержание этих навыков, согласно данным опросов учащихся общеобразовательных школ и студентов средних специальных и высших учебных
заведений, ограничивается, как правило, выполнением общепринятых
гигиенических процедур, обеспечивающих уход за телом [245]. В тоже
время, по данным М.О. Коротковой с соавт. для 70% учащихся наиболее предпочитаемым источником получения информации о здоровых
привычках считают своих родителей [162]. Именно семья изначально
воспитывает то или иное отношение к вопросам питания, двигательной активности, прививает детям поведенческие стереотипы, определяющие в последующей жизни ребенка не только наличие или отсутствие вредных привычек, но и отношение ко всем другим составляющим здорового образа жизни. Те принципы сохранения здоровья, которые дети узнают в школе, в домашних условиях могут ежедневно
подкрепляться или игнорироваться.
Данные ряда исследований показывают, что многие родители в
силу разных причин не уделяют достаточно внимания здоровому образу жизни как своему собственному, так и ребенка [162, 245]. Стиль
жизни значительного количества родителей не соответствует понятию
«здоровый», в нем обнаруживаются многочисленные поведенческие
факторы риска [162]. Многие исследователи отмечают связь между
экономическими возможностями семьи и степенью вовлеченности де-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тей и взрослых в регулярные занятия различными видами физической
культуры [64, 122, 430]. У школьников эта ситуация усугубляется общеизвестным снижением физической активности в результате реализации большинства образовательных программ [157, 366, 401].
Важным фактором риска развития отклонений в состоянии здоровья является нерациональное питание школьников, которое в значительной степени связано с уровнем доходов и культурой здоровья семьи [158, 159, 177, 178, 355]. Современные исследования выявляют
существенные нарушения, связанные с несоответствием между калорийностью потребляемой учащимися пищи и фактическими энерготратами, с разбалансировкой рациона по основным пищевым ингредиентам [242, 301, 198, 362, 364, 441]. Так, в экспертизах, проводимых
Роспотребнадзором, установлено, что в питании школьников недостаточно молочных, мясных, рыбных продуктов, овощей и фруктов (4070% от возрастных физиологических потребностей). Вследствие этого
10% детей имеют сниженные антропометрические характеристики, 7%
страдают ожирением. К числу негативных семейных факторов в России относится невысокий уровень психологической грамотности основной массы родителей, что самым неблагоприятным образом сказывается на воспитании и здоровье детей.
Несмотря на существование достаточного количества работ, посвященных анализу влияния семейных факторов на здоровье детей,
по-прежнему остается актуальным и недостаточно изученным воздействие особенностей образа жизни родителей на поведенческие привычки детей.
1.5. Учебные факторы риска современной образовательной
среды
Результаты широкомасштабных исследований, проводимых во
многих регионах нашей страны, свидетельствуют о негативных тенденциях в состоянии здоровья детей школьного возраста [30, 45, 208,
294, 295, 345, 353]. За последнее десятилетие наблюдается снижение
доли здоровых школьников с одновременным увеличением почти
вдвое удельного веса детей, имеющих хроническую патологию и инвалидность [28, 34, 134, 246]. Низкий уровень состояния здоровья
учащихся, особенно формирующийся к окончанию школы, определяет
серьезные негативные медико-социальные последствия для общества,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выражающиеся в снижении интеллектуального, трудового, репродуктивного и экономического потенциала [268, 383].
Образование, по своему назначению характеризуясь позитивной
направленностью, предназначено для передачи учащимся опыта, накопленного человечеством во всем его многообразии. Однако наблюдение реальной школьной и вузовской практики показывает, что в
учебно-педагогическом процессе одновременно проявляются две разнонаправленные тенденции: с одной стороны, получение учащимися
образования и формирование их общей культуры, с другой, разрушение здоровья, о чем свидетельствуют результаты многих исследований
[37, 245, 317, 339, 345, 456]. По данным специалистов Института возрастной физиологии РАО, из многочисленных патогенных факторов
окружающей среды не менее трети приходятся на «внутришкольные
воздействия» [36, 38]. Из них большое значение имеют тепловой и
световой режимы, степень безопасности в школе, качество питания,
уровень воспитательной работы, особенности преподавания и отношения педагогов к ученикам, степень сложности учебных программ,
рабочая обстановка в классе, качество учебного расписания. Сила
влияния школьных факторов риска обусловлена тем, что они действуют в период интенсивного роста, развития и формирования всех
систем организма ребенка, причем в течение длительного времени, на
протяжении всего периода обучения и практически ежедневно. На сегодняшний день это является одним из главных недостатков существующей системы образования. Причем негативное влияние педагогического процесса отражается не только на учащихся, но и на учителях
[65].
От класса к классу наблюдается увеличение количества учащихся
с функциональными нарушениями и хроническими заболеваниями.
Половина детей школьного возраста 7-9 лет и более 80% старшеклассников имеют хронические болезни [295]. С первого по восьмой классы
число здоровых детей снижается в 4 раза; число детей с близорукостью возрастает с 3 до 30%; число детей с нарушениями опорнодвигательного аппарата увеличивается в 1,5-2 раза, с аллергическими
болезнями – в 3 раза, с заболеваниями крови – в 2,5 раза, с нервными
болезнями – в 2 раза [174]. Проведенные рядом ученых исследования
говорят о негативном влиянии школы практически на все компоненты
здоровья [65, 170, 172, 175, 280, 345, 406]. И, хотя все эти тенденции
обусловлены не только воздействием школы, ее вклад в эти процессы
достаточно весом.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Характерными чертами современного образовательного процесса
являются значительные по объему и интенсивности учебные нагрузки,
предъявляющие высокие требования к здоровью учащихся, нередко в
несколько раз превышающие возможности детей [345]. Ежедневное
количество уроков в начальной школе достигает 6, в средних и старших классах – 8. Время, затрачиваемое на занятия и подготовку домашних заданий, превышает рабочий день взрослого человека. Нехватку времени школьники компенсируют за счет сокращения сна,
уменьшения двигательной активности, что негативно отражается на
состоянии их здоровья. С поступлением в школу общая двигательная
активность ребенка падает во много раз, и ее дефицит уже в младших
классах составляет 35-40%, а среди старшеклассников – 75-85%. Уроки физического воспитания лишь в малой степени (на 10-18%) компенсируют недостаток движений [154].
Из негативно влияющих на здоровье школьных факторов выделяют: переуплотненность классов, перегруженность основными и дополнительными занятиями, неблагополучие психологического климата
школьных коллективов, интенсификация образования на фоне ухудшения социально-экономической и экологической обстановки. Ситуация по-прежнему усугубляется небольшой оплатой и сопутствующей
этому низкой престижностью труда учителя; огромными перегрузками
современного педагога, обусловленными, в частности, смещением акцента деятельности от непосредственной работы с детьми на излишнюю отчетность.
К школьным факторам риска относят преподавание и обучение в
режиме готового знания, когда учащимся предлагается определенная
информация для восприятия, запоминания и дальнейшего воспроизведения, как правило, уже сформулированная полностью и однозначно
[245]. Последствием этого является постепенная утрата учащимися интереса к учению, снижение познавательной активности. Учебными
факторами риска являются такие моменты организации учебного процесса, как «несвоевременность» некоторых знаний, несовершенство
системы оценивания знаний учащихся, несоответствие объема необходимой для усвоения информации психофизиологическим возможностям учащихся [37].
Многие исследователи находят взаимосвязь между ухудшением
здоровья учащихся и дискомфортным психологическим состоянием
значительного количества современных учителей [31, 65, 211]. Невы-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сокий уровень психологической грамотности российских педагогов не
позволяет сводить к минимуму дидактогенные воздействия на учащихся. По данным ряда авторов, в общении между педагогами и учащимися наблюдается почти постоянная напряженность, которая может
способствовать не только нарушению полноценного взаимодействия,
но и закреплению устойчивых отрицательных эмоциональных состояний у детей [37, 289]. Авторитарный стиль общения педагогов называет одним из важнейших негативных внутришкольных факторов,
повышающих уровень тревожности [170, 220] и агрессии детей и подростков [414].
По мнению М.М. Безруких ведущим стрессорным фактором в
школе является ограничение времени, выделенного на работу. В настоящее время отмечается стремительный рост объема научных знаний, которые необходимо усвоить. В связи с этим умственная деятельность школьников и студентов происходит при больших информационных нагрузках в условиях дефицита времени. Эта ситуация
традиционно усугубляется гиподинамией, что неизбежно приводит к
хроническому утомлению, переутомлению и неврозам. Вторым по
значимости фактором риска, вызывающим повышенное функциональное напряжение, утомление и переутомление, которое также мо-жет
привести к нарушению здоровья детей, выступает несоответствие методик и технологий обучения возрастным и функциональным возможностям учащихся.
К факторам риска, приводящим к ухудшению здоровья учащихся,
относят интенсификацию учебного процесса, которая может проявляться как через увеличение количества учебных часов, так и их
уменьшение, при сохранении или даже увеличении объема учебного
материала. Высокая интенсивность учебного труда не позволяет варьировать обучение и учитывать индивидуальные особенности ребенка,
особенно с отклонениями в состоянии здоровья. По данным ряда исследований отмечается высокая зависимость роста отклонений в состоянии здоровья учащихся от объема и интенсивности учебной нагрузки [91, 102]. Переутомление может быть не явно выраженным и
проявляться в раздражительности, плохом сне, неустойчивости внимания, низком уровне работоспособности. Повышенная чувствительность организма к интеллектуальным, физическим и эмоциональным
перегрузкам в школьном возрасте в сочетании со стрессовой тактикой
педагога, несоответствием методик и технологий обучения создает
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«идеальные» условия для развития нервно-психических заболеваний
[38, 464].
В.Ф. Базарный выделяет следующие отрицательно воздействующие на здоровье учащихся факторы образовательной среды:
‒ привычно неправильная, напряженно неестественная поза учащихся во время учебного процесса. По данным ряда исследований,
при таком психомоторном и нейровегетативном закрепощении уже
через 10-15 минут учащиеся начинают испытывать значительные
нервно-психические перегрузки и стрессы;
‒ практически повсеместно обедненная природными стимулами
учебная среда, закрытые помещения, ограниченное пространство,
дефицит живых чувственных впечатлений;
‒ вербальный (словесно-информационный) принцип построения
учебного процесса, теоретическое изучение жизни. Привычка к некритическому восприятию готовой информации приводит к угасанию
природного потенциала детей, потери способности самостоятельно
свободно мыслить;
‒ дробное, фрагментарное изучение знаний, получение умений и
навыков, не формирующих целостность, как их восприятия, так и мировосприятия в целом;
‒ чрезмерная увлеченность развитием интеллектуальной сферы, в
ущерб эмоционально-образной. Реальный чувственный мир вытесняется искусственно созданным миром символов [26].
Образовательная среда сегодня представляет собой быстро меняющуюся сферу деятельности, постоянно реформирующуюся под воздействием политики государства. Но обучение в российских учебных
учреждениях по-прежнему сопровождается отрицательным влиянием
на здоровье учащихся. Особенно остро стоит проблема сохранения здоровья учащихся при инновационной деятельности, когда практически
повсеместно отсутствует научная экспертиза таких преобразований. В
этой ситуации могут возникать дополнительные факторы риска при неправильном выборе стратегии воспитания, повышенной сложности образовательных программ и технологий, проблемном индивидуальном
стиле профессиональной деятельности. Необходимость длительное
время приспосабливаться к постоянно меняющимся условиям работы и
учебы отрицательно влияет на здоровье участников образовательного
процесса. В частности, это приводит к формированию реакции типа дистресса, увеличению цены адаптации, развитию синдрома психоэмо-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ционального напряжения. Внедрение новых систем обучения в практику не должно осуществляться без физиолого-гигиенической и психолого-педагогической оценки влияния этих нововведений на здоровье
учащихся и педагогов [62, 63, 328, 335].
Мнения исследователей о влиянии инновационных форм обучения
на функциональное состояние и здоровье учащихся противоречивы: от
резко отрицательных, до положительных. По мнению одних авторов,
обучение в учебных заведениях нового типа характеризуется повышенным информационным давлением и неадекватными нагрузками на учащихся [65, 81, 142, 250, 304]. Некоторые исследователи выявляют благоприятную адаптацию школьников к новым формам обучения, при условии соблюдения санитарно-гигиенических норм и внедрения комплекса коррекционно-оздоровительных мероприятий [62, 63, 68, 148,
199, 248, 335]. В качестве положительных особенностей некоторых инновационных образовательных технологий называют учет индивидуальных особенностей и творческих возможностей школьников. Основная масса исследований организации инновационных процессов в образовательных учреждениях свидетельствует о том, что учебная нагрузка,
режим труда и отдыха в них не являются оптимальными и не способствуют сохранению здоровья учащихся. Это проявляется в более высокой,
по сравнению с обычными школами и вузами, распространенности лиц
со сниженным уровнем соматического здоровья и хроническими компенсированными заболеваниями [93]. По мнению некоторых исследователей, происходящее реформирование образования негативно отражается на состоянии здоровья учащихся, так как объектом воздействия инноваций являются дети и подростки, значительная часть которых нездоровы [142, 334].
Повышенная учебная нагрузка, действующая на учащихся, не проходит бесследно [21, 300, 342, 344]. До 50% гимназистов заканчивают
учебный день с признаками сильного и выраженного переутомления. В
общеобразовательных школах доля таких детей не превышает 20-30%.
Проявления повышенной невротизации обнаружены у большинства (до
80%) учащихся школ нового типа. Функциональные резервы организма
к концу школьной недели снижаются у 30% младших школьников, у
24% учащихся 5-9 классов и у 20% старшеклассников [64]. Современная школа, судя по научным данным, способствует возникновению
хронических заболеваний у каждого второго ребенка, приводя к существенной утрате резерва здоровья [138]. Особенно негативно интенси-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
фикация учебного процесса сказывается на здоровье подростков, так
как ее влияние накладывается на возрастную нейрогуморальную перестройку организма и непростой период социализации личности. Неслучайно, у подросткового населения наблюдается существенный рост заболеваемости и высокая частота перехода острых заболеваний в хронические формы [84, 85, 347].
В период пребывания ребенка в школе его организм активно растет и развивается, и, соответственно, является особенно восприимчивым как к позитивным, так и негативным воздействиям [42, 43, 59].
Школьный период включает в себя два возрастных криза, когда организм ребенка оказывается наиболее чувствительным: возраст 6-7 лет и
пубертатный период. В эти периоды психическое и физическое здоровье учащихся особо нуждаются в защите. Помимо биологических кризисных периодов, в школьной жизни, имеют место переломные моменты социализации: поступление в школу, переход от начального
обучения к предметному, необходимость выбора профессии в 10-11
классах и др. Каждый такой переломный период требует адаптации к
нему, которая не у всех протекает благополучно. Поэтому задачей педагогов и исследователей является изучение факторов риска школьной
среды, выявление резервов адаптации к учебным нагрузкам, определение адаптивной образовательной среды для свободного самоопределения и самореализации учащихся.
Обучение в высшей школе, также как и в средней, является сложным и длительным процессом, требующим огромных затрат энергии,
физических усилий, эмоциональной устойчивости. В настоящее время
в вузах наблюдается интенсивная модернизация учебного процесса.
Происходящее развитие высших учебных заведений сопровождается
возрастанием интенсивности информационного потока, широким внедрением технических средств и компьютерных технологий в обучение, и соответственно, интенсификацией труда студентов [219]. Однако, студенческий коллектив неоднороден по качеству довузовской
подготовки, степени одаренности, отношению к учебе, а, следовательно, по способности адаптации к проводимым реформам [316, 408]. В
этой связи, многие авторы обращают внимание на возрастание здоровьезатратности образовательного процесса в высшей школе. Результаты
исследований последних лет свидетельствуют о росте заболеваемости у
студентов, в развитии которых значительную роль играют особенности
их труда [47, 100, 109, 110, 153, 203, 235].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Характер обучения в вузе, построенный на самоконтроле и сознательном отношении к процессу обучения, требуют от студента совершенствования структуры его личности [137]. Труд студентов обладает совокупностью специфических особенностей, присущих только этой
группе населения, по тяжести относится к первой группе (легкий), а по
напряженности к четвертой (очень напряженный). Учащимся вуза приходится воспринимать и перерабатывать большое количество разнообразной информации в условиях дефицита времени, выполнять значительную часть работы в вечернее и ночное время. Увеличение затрат
времени на учебную деятельность способствует снижению двигательной активности студентов, что закономерно приводит к снижению работоспособности и повышению утомляемости [17, 66].
Для студентов, как особой социальной группы, свойственны определенные возрастные физиологические и психологические особенности, напряженный умственный труд в течение длительного периода,
широкие социальные контакты, диссонанс между высокими запросами
и ограниченностью материальных средств, бытовые трудности [5, 7,
79, 315, 316, 396]. Среди факторов риска, влияющих на здоровье студентов, ведущим является психоэмоциональное напряжение, которое в
условиях внедрения в образовательную среду некоторых инновационных технологий может еще более усиливаться. Неадекватное усложнение учебного материала приводит к несоответствию между эмпирически сложившимися методами обучения в вузах и лимитом времени.
Результатом этого являются нарушения режима дня, снижение работоспособности, что отражается на эффективности обучения, а в ряде
случаев и повышении заболеваемости студентов вследствие переутомления, вызванного учебной перегрузкой [7].
Особый интерес студенчество представляет тем, что в этом возрасте окончательно формируются установки и ценностные ориентиры
в отношении здоровья, осуществляется выбор тех или иных форм поведения [83, 233, 255]. К известным «студенческим» факторам риска
нарушения здоровья относят плохую организацию питания; ограниченность времени на отдых и сон; нерациональную организацию досуга в условиях свободы, ставшей доступной для еще не полностью
сформировавшейся личности, широкая распространенность вредных
привычек, и мн. др. Неслучайно, значительное количество исследований последних лет посвящено изучению факторов риска в образе жиз-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ни студентов и степени его соответствия понятию «здоровый» [69,
236, 262, 263, 260, 305, 394]. Так, число курящих студентов, по сравнению со школьниками, возрастает в 2,5 раза, употребляющих алкоголь – более чем в 4 раза [90].
Умственный труд студентов отличается большими нагрузками на
нервную и сердечно-сосудистую системы, рваным ритмом организации деятельности. Особенно высокую нагрузку студенты испытывают
во время экзаменов, которые запускают реакции типичного эмоционального стресса со всеми сопутствующими ему физиологическими и
психологическими реакциями [95, 292, 350, 356]. Также повышенные
требования к здоровью предъявляет процесс адаптации к учебе в высшей школе, что сопровождается значительным напряжением компенсаторно-приспособительных систем организма студентов [226]. По
данным И.А. Новиковой с соавт. (2002) около 60% студентов первого
курса имеют явные признаки психосоциальной дезадаптации и высокий уровень реактивной и личной тревожности.
Студенты и школьники северного региона испытывают современные образовательные нагрузки на фоне повседневного воздействия
специфических климатоэкологических факторов, что в совокупности
неизбежно отражается на состоянии соматического и психического
здоровья молодых людей [155, 200, 210, 351]. Суммарное влия-ние на
организм нескольких факторов риска выше, когда они выступают одновременно и принимают хронический характер. В ситуации комплексного воздействия гипокомфортных условий Среднего Приобья и
факторов современного обучения происходит накапливание утомления
и возникновение проблем, связанных со здоровьем. В этой связи перед
исследователями стоит задача изучения существующих рисков здоровью учащихся для разработки профилактических мероприятий.
В последние годы появились работы, посвященные изучению эффективности внедрения профилактических и оздоровительных технологий в учебную среду [41, 101, 111, 172, 176, 242, 249]. Авторами
предлагаются разные подходы к интеграции оздоровительных технологий в систему образования [227, 359, 385]. Одни из них направлены
на повышение двигательной активности учащихся, как ведущего фактора сохранения и укрепления здоровья [24, 39, 54, 87, 118, 119, 176,
272, 291]. Другие посвящены оптимизации санитарно-гигиенического
состояния учебных учреждений [256, 307, 339], соблюдению принципов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рациональной организации учебной деятельности [56, 334, 338], изучению влияния условий учебной среды и учебной нагрузки на психофизическое состояние учащихся и их здоровье [354]. Появилось значительное количество работ, посвященных укреплению здоровья учащихся через рациональное питание [92, 104, 182, 252], профилактику
стрессовых состояний и гармонизацию психоэмоциональной среды
учебного заведения [160, 170, 180, 262].
Снижение основных показателей здоровья студентов и школьников связано не только с организацией учебного процесса, характером
учебной деятельности и связанными с ней нагрузками, но и с недостаточно активным формированием здорового образа жизни учащихся,
привития ценностей здоровья [312]. Модернизация и реформирование
образования предполагает не только разработку и внедрение таких условий обучения и воспитания, которые в максимальной степени способствуют сохранению и укреплению здоровья учащихся, но и активное формирование культуры здоровья школьников и студентов [18, 32,
319, 320, 321, 322]. Изменение отношения к своему здоровью, задача,
прежде всего воспитательная, именно поэтому, в социальный заказ
общества к системе образования помимо усиления работы по оздоровлению образовательной среды входит и формирование ЗОЖ школьников и студентов [290]. Несмотря на неослабевающий интерес исследователей к данной теме и наличию значительного количества работ, посвященных ЗОЖ учащихся, до сих пор остается недостаточно изученным такой аспект этой проблемы, как влияние особенностей образа
жизни школьников и студентов на показатели их функционального и
психологического состояния. Существующая концепция о сердечнососудистой системе (ССС), как индикаторе адаптационных возможностей организма детерминирует, что уровень ее функционирования является ведущим показателем, отражающим равновесие организма со
средой [6]. Исследование психоэмоционального напряжения в условиях учебных нагрузок и различных особенностей образа жизни, также
представляет несомненный интерес, так как на воздействие комплекса различных факторов риска в первую очередь наблюдается реакция
нервной и ССС систем [315, 407, 453]. Своевременная диагностика
функционального и психоэмоционального состояния учащихся необходима для принятия необходимых мер по профилактике и коррекции
возникающих неблагоприятных сдвигов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2.
ОЦЕНКА ФАКТОРОВ РИСКА, ВЛИЯЮЩИХ
НА ЗДОРОВЬЕ УЧАЩИХСЯ
2.1. Оценка региональных аспектов культуры здоровья и
факторов риска в образе жизни школьников и студентов
В решении проблемы сохранения здоровья населения профилактическая деятельность, направленная на формирование здоровых поведенческих привычек и воспитание культуры здоровья, приобретают все
большую актуальность. Профилактический подход особенно важен в
таких непростых для проживания северных регионах как ХМАО – Югра, по своим природно-климатическим условиям не имеющий аналога
в мире. Культура здоровья в этом регионе должна включать в себя достаточно обширные знания специфических природных и экологических
факторов. Игнорирование в образе жизни ряда естественно-природных
и антропогенных воздействий, вне всякого сомнения, может рассматриваться как фактор риска для здоровья. Даже само понятие здорового
образа жизни имеет здесь свою региональную специфику.
Образ жизни отражает не только привычки индивида, но и то, каким воздухом он дышит, какого качества воду ежедневно потребляет,
насколько загрязнены токсическими веществами продукты питания и
т.п. Многие из слагаемых, определяющих особенности жизни, имеют
экологически обусловленный характер, что, несомненно, ограничивает
реальные возможности человека соблюдать требуемые рекомендации
по здоровому образу жизни [285, 331]. Наблюдаемое масштабное изменение качества окружающей среды неминуемо ведет к ухудшению
здоровья человека. В силу того, что техногенное загрязнение внешней
среды различного рода физическими, химическими и биологическими
факторами носит глобальный характер с тенденцией к дальнейшему
росту, долевой вклад экологического фактора в ухудшение здоровья
населения может быть значительно выше, чем принято считать традиционно [275]. Неблагоприятные климатогеографические характеристики региона также оказывают немаловажное воздействие на здоровье и качество жизни человека. Природные и антропогенные факторы
существенно влияют на показатели здоровья населения, виды и распространение заболеваний, протекание демографических процессов
[285]. Для снижения уязвимости человека от негативных воздействий
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
окружающей среды, необходимо уделять внимание не только вопросам ее охраны, но и повышению осведомленности населения по вопросам сохранения здоровья с учетом специфики условий проживания.
В данном фрагменте исследования участвовали студенты Сургутского педагогического университета (96 человек). В работе были использованы анкеты, разработанные на основе материала монографий,
посвященных вопросам сохранения здоровья в условиях ХМАО – Югры.
Полученные данные показали, что только 20,83 ± 4,14% студентов знают, что территория ХМАО – Югры относится к гипокомфортным. Ошибочно считают, что проживают в комфортном регионе –
19,79 ± 4,06%, в прекомфортном – 7,29 ± 2,65%, в дискомфортном –
28,12 ± 4,58%, в экстремальном – 20,83 ± 4,14% опрошенных. Из многочисленных факторов риска, влияющих на здоровье человека в условиях Севера, студенты называют всего два: продолжительное воздействие холода, частые перепады температуры и давления. Знают 1-2
причины высокого уровня поражения органов дыхания в нашем регионе – 68,75 ± 4,73% студентов, 3-4 причины – 8,33 ± 2,82%.
Считают, что в ХМАО – Югре благополучная экологическая ситуация – 20,83 ± 4,14% учащихся вуза, неблагополучная – 63,54 ± 4,91%, и
только 15,62 ± 3,70% правильно оценивают ситуацию, как близкую к
экологической катастрофе. Верно выбирают из предложенного перечня вещества, играющие основную роль в загрязнении атмосферного
воздуха – 40,62 ± 5,01% студентов. Не осведомлены о существовании в
округе источников радиоактивного заражения – 59,38 ± 5,01% учащихся вуза. Из 40,62% ответивших, что такие источники существуют, ни
один не смог назвать их.
Знают о том, что наш регион лидирует по чрезвычайным техногенным ситуациям, связанным с выбросом нефти и нефтепродуктов –
39,58 ± 4,99% респондентов. Грамотно оценивают последствия загрязнений нефтепродуктами окружающей среды и их влияния на здо-ровье
человека только 22,91 ± 4,14% студентов. Считают, что неф-тегазовой
промышленностью за время освоения месторождений нанесен значительный вред окружающей среде – 59,37 ± 5,01%; думают, что этот
вред незначителен – 17,71 ± 0,92%; знают, что последствия данных
загрязнений опасны для человека – 22,91 ± 4,28% учащихся. Называют
возможные источники попадания нефтепродуктов в организм человека
всего лишь – 34,32 ± 4,84% респондентов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Правильно выбирают отдельные витамины, дефицитные для населения нашего региона – от 29,16 ± 4,63% до 58,33 ± 5,03% студентов.
Полный перечень таких витаминов не назвал ни один из респондентов. Делают верный выбор некоторых макро- и микроэлементов, де- фицит которых выявляется у населения нашего региона, от 1,93 ± 1,40% до
78,12 ± 4,22% опрошенных. Лучше всего респонденты осведомлены о
недостатке в местных продуктах питания йода (78,12 ± 4,22%) и кальция (63,54 ± 4,91%), так как по этим вопросам проводилось планомерное информирование населения. В тоже время, знают о дефиците селена всего лишь 7,29 ± 2,65%, цинка – 18,75 ± 3,98%, магния – 9,37 ±
2,97% учащихся вуза. Едва ли с таким уровнем осведомленности в
этой сфере студенты будут грамотно восполнять дефицит витаминов,
макро- и микроэлементов с продуктами питания и витаминноминеральными комплексами.
Ни один из опрошенных не назвал способы профилактики метеочувствительности, а 43,75 ± 5,06% считают, что их не существует. При
этом реагируют своим самочувствием на перепады температуры и
давления – 45,83 ± 5,08% студентов, а 15,62 ± 3,70% – не задумывались о возможной связи плохого самочувствия с влиянием геомагнитных факторов.
Правильно характеризовали подземные воды нашего региона как
мягкие – 40,62 ± 5,01% учащихся вуза. Остальные респонденты считают, что воды являются жесткими и соответственно, едва ли сделают
верный выбор фильтра, подходящий для очистки данной воды.
Информированы о повышенном содержании в подземных водах
солей железа – 43,75 ± 5,06%, солей марганца – 5,21 ± 2,26% студентов. Ничего не знают о влиянии избытка солей железа на здоровье человека – 79,16 ± 4,14%, а 62,51 ± 4,94% считают, что качество местной
водопроводной воды можно улучшить кипячением, что не является
верным. Лучшая осведомленность учащихся вуза об избытке в воде
солей железа наблюдается в силу того, что медицинскими работниками проводилось ознакомление с этой проблемой населения в средствах массовой информации. При этом 31,25 ± 4,73% студентов ошибочно считают, что употребление воды с повышенным содержанием
железа приводит к обогащению этим элементом организма человека, а
47,91 ± 5,09% – ничего не знают о влиянии избытка солей железа на
здоровье. Утверждают, что качество местной водопроводной воды
можно улучшить кипячением – 62,51 ± 4,94%, что не является верным.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Не знают о том, что при употреблении местной рыбы можно заразиться широким лентецом – 59,37 ± 5,01% студентов и соответственно
не ориентируются в способах профилактики этого паразитарного заболевания. Осведомленность о причинах заражения описторхозом
лучше: 100% знают об этой опасности, а 82,29 ± 3,89% правильно называют те виды рыб, от которых риск заражения максимален (все возможные источники заражения не назвал ни один из респондентов).
Выявленный высокий уровень знаний в отношении описторхоза также
является следствием активного информирования населения работниками медицинских и образовательных учреждений.
Из 106 участвующих в опросе старшеклассников верное определение экологической обстановке в регионе дали всего 12,90 ± 4,27%.
Правильную характеристику гипокомфортного района дают незначительное количество учащихся (4,83 ± 2,72%). Ни один из старшеклассников не перечислил факторы севера, осложняющих нормальные
условия труда, быта и отдыха населения, кроме холода.
Справедливо считают, что интенсивное промышленное освоение
округа ведется без учета особенностей северных природных экосистем – 74,19 ± 5,55% учащихся. Понимают, что северные экосистемы
отличаются повышенной чувствительностью к стрессирующим факторам – 59,67 ± 6,22% школьников. Не знают, что самоочищение рек в
средней полосе России происходит на участке 200-300 км, а в условиях Севера для самоочищения недостаточно 1500-2000 км подавляющее
большинство учащихся школы.
Верно определяют основные источники загрязнения воздушного
бассейна региона – 48,38 ± 6,34% школьников. Не знают о том, что в
воздухе нашего города постоянно регистрируется превышение предельно допустимых концентраций (ПДК) по хрому, свинцу, марганцу, меди, железу и кобальту – 75,81 ± 5,43% старшеклассников. О том, что
ХМАО лидирует не только в России, но и в мире по чрезвычайным
техногенным ситуациям, связанным с выбросами нефти и нефтепродуктов, знают только 29,03 ± 5,76% респондентов.
О существовании дефицита витаминов и минеральных веществ у
людей, проживающих в нашем регионе, ничего не знают – 58,06 ± 6,26%
школьников, остальные указали только йод и изредка еще один элемент, чаще кальций. Регулярно принимают витаминные препараты
третья часть старшеклассников; из них чуть больше 9,67 ± 3,81% целенаправленно для адекватного восполнения дефицитных для населения ХМАО – Югры витаминов и микроэлементов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из общего числа опрошенных 29,03 ± 5,77% школьников знают о том, что подземные воды нашего региона не соответствуют санитарно-гигиеническим нормам по нескольким показателям и лишь 14,52
± 4,53% фильтруют воду перед употреблением. О недостатке в питьевой воде солей кальция и магния не осведомлены 69,35 ± 5,87% учащихся. О содержании в подземных водах нашего региона (составляющих основную часть питьевого водоснабжения) большого количества солей железа и марганца не знают 53,22 ± 6,33% старшеклассников.
Из факторов, влияющих на здоровье человека, первостепенное
значение придается тем, которые связанны с образом жизни, что особенно важно в гипокомфортных северных регионах. При анализе полученных данных обращает на себя внимание недооценка необходимости учета в повседневных особенностях жизни региональных условий проживания и явный недостаток соответствующих знаний у
студентов и старшеклассников. Обращает на себя внимание тот факт,
что из предложенного перечня вопросов определенный процент учащихся школы и вуза выбирают правильные ответы. В том случае, когда ставится задача самостоятельно дать характеристику каким ли-бо
региональным особенностям и факторам риска для здоровья, ответы
студентов и школьников отличаются невысоким уровнем грамотности. Разрыв, имеющийся между существующими научными рекомендациями по сохранению здоровья человека на Севере и осведомленностью по этим вопросам участников образовательного
процесса, колоссален, о чем наглядно говорят результаты исследования. В отношении формирования культуры здоровья и здорового образа жизни школьников и студентов в условиях ХМАО – Югры имеется обширное и явно не достаточно освоенное поле деятельности для
педагогов и исследователей.
Культура здоровья – это понятие, которое шире понятия «здоровый образ жизни», так как оно является составной частью общей
культуры личности и не просто проявляется в здоровых жизненных
привычках, но становится критерием оценки всех сфер жизни человека. Культура здоровья базируется на современном научно-философском видении Мира и человека, является важным условием для реализации духовных и физических потребностей личности. Она предполагает грамотность в вопросах здоровья и развитую мотивацию к
его сохранению, принятие на себя ответственности за собственный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
образ жизни и повседневные привычки. Культура здоровья включает в
себя не только знание общих основ здорового образа жизни, но и способов сохранения здоровья именно в тех естественно природных и антропогенных условиях, в которых человек проживает.
В исследовании культуры здоровья школьников, их грамотности
по вопросам здорового образа жизни участвовало 133 старшеклассника в возрасте 15-18 лет. Полученные результаты показали, что
83,46 ± 3,22% учащихся считают, что основная ответственность за
здоровье лежит на самом человеке, 2,25 ± 1,28% – на государстве, 7,52
± 2,28% – на медицинских работниках, 6,76 ± 2,17% – на родителях.
Большинство знают, что основным фактором, влияющим на здоровье,
является образ жизни человека. При этом стараются постоянно придерживаться правил ЗОЖ только 24,81 ± 3,74% старшеклассников, а
36,36 ± 4,17% считают, что беспечно относятся к своему здоровью.
Только 35,34 ± 4,14% старшеклассников думают, что им нужны дополнительные знания о здоровом образе жизни, 49,62 ± 4,33% – так не
считают, а 15,03 ± 3,09% – не знают. Хотели бы получить научные знания о способах сохранения здоровья в условиях Севера – 36,09 ± 4,16%
респондентов, 48,12 ± 4,33% – не нуждаются в них, а 15,79 ± 3,16% – не
знают нужно это им или нет.
Всего лишь 12,03 ± 2,82% учащихся знают отдельные факторы
риска в образе жизни, которые могут негативно повлиять на них в домашней среде (длительный просмотр телевизора, компьютерные игры). Из школьных факторов риска 17,29 ± 3,27% старшеклассников
называют такие, как усталость, шум, большие учебные нагрузки, питание в школьной столовой.
Оценка старшеклассниками вклада школы в формирование здоровых поведенческих привычек показала, только 8,27 ± 2,38% из них
полагают, что ее участие в этом существенное, большинство считает, что главную роль в этом сыграли другие факторы, в основном
семья.
Изучение осведомленности школьников по основным составляющим ЗОЖ выявило, что для 15,03 ± 3,09% синонимом рационального
питания является его высокая калорийность. Только 49,62 ± 4,33% учащихся знают, что овощи и фрукты необходимо есть несколько раз в
день, при этом ни один из школьников не называет их необходи-мое
количество и разнообразие. В отношении мясных продуктов, для
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36,84 ± 4,18% старшеклассников является приемлемым их употребление несколько раз в день.
Осведомлены о том, что молочные продукты следует есть каждый день – 57,14 ± 4,29% учащихся. Знают, что человеку необходи-мо
ежедневно употреблять чистую некипяченую воду только 24,81 ±
3,74% респондентов. Большинство старшеклассников уверены, что
витаминно-минеральные комплексы в условиях Севера можно не принимать ежедневно, а достаточно только в зимний и весенний периоды.
Знают, что одной из составляющих здорового образа жизни является владение приемами саморегуляции – 25,56 ± 3,78% школьников,
обучение поведению в сложных жизненных ситуациях – 34,58 ± 4,12%,
воспитание культуры взаимоотношений между людьми – 22,55 ± 3,62%.
Предложенные старшеклассникам вопросы о том, сколько раз в
неделю и какое количество времени необходимо заниматься оздоровительными тренировками, как правило, за редким исключением
остаются без аргументированного ответа. Аналогичные вопросы, касающиеся особенностей питания, психологической культуры и т.п.
представленные не в виде ряда вариантов из которых нужно выбрать
верные, а в открытой форме, предполагающей наличие соответствующих знаний, чаще всего также остаются без ответа.
В следующем фрагменте исследования участвовали 189 учени-ков
9-10 классов из шести разных школ Сургута, Лянтора, Нефтеюганска.
В каждой из групп было по 31-32 человека. Школьникам было предложено ранжирование 9 ценностей, каждую из которых нужно было
оценить по 9-ти бальной шкале. За основу были взяты терминальные
ценности из методики М. Рокича.
В половине школ в системе ценностей наших старшеклассников
здоровье занимает первое место, а в другой половине – семья. В трех
школах здоровье на втором месте. На третьем ранговом месте в большинстве учебных заведений (в 4-х случаях из 6-ти) находится образование (рис. 1). Использование критерия Крускала-Уоллиса позволило выявить статистически значимые отличия между оценкой значимости здоровья учащихся разных школ, что может быть связано с различной эффективностью работы учебных заведений по актуализации
здорового образа жизни (Н = 18,675, υ = 5, р < 0,005).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 1. Распределение лидирующих ценностей среди учащихся
разных школ
В целом по всей группе старшеклассников ценности распределились следующим образом: здоровье – 6,15 ± 0,13 балла; семья –
6,14 ± 0,14; образование – 5,55 ± 0,15; работа, карьера – 4,58 ± 0,13;
взаимоотношения с друзьями – 4,04 ± 0,17; деньги, материальное благополучие – 3,38 ± 0,13; собственная квартира или машина – 3,21 ± 0,14;
досуг, развлечения – 2,04 ± 0,14; компьютер – 0,87 ± 0,11. Вопреки распространенным стереотипам восприятия современных подростков, значимость материального благополучия у них оценивается шестым местом, а компьютер – последним, девятым (рис. 2).
Рис. 2. Ранжирование ценностей старшеклассниками
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В системе ценностей у девочек здоровье занимает первое место в
1,86 раз чаще, чем у мальчиков: χ2 = 6,761, d.f. 2, р < 0,034.
Из полученных результатов обращает на себя внимание как невысокий уровень грамотности школьников по вопросам ЗОЖ, так и низкая оценка старшеклассниками вклада школы в формирование их образа жизни и привитие ценностей здоровья. Учитывая то, что участвующие в исследовании учебные учреждения имеют реализуемый ими
план работы по охране здоровья и воспитанию ЗОЖ школьников, возникает вопрос о результативности данной деятельности. Из основных
причин такой ситуации педагоги называют отсутствие ставок для педагогов по здоровьесбережению. Во многих школах их нет совсем, и
обязанности этих специалистов перекладываются на плечи завучей,
психологов, других педагогов в дополнение к их обычной деятельности и часто без дополнительной оплаты. Данная ситуация усугубляется тем, что подобная деятельность все-таки должна сопровождаться
необходимой профессиональной подготовкой или хотя бы соответствующей специализацией. Для решения проблемы уменьшения негативного воздействия учебных факторов риска, повышения мотивации к
здоровому образу жизни, формирования культуры здоровья учащихся
необходимо обеспечение более продуманных предпосылок, чем существуют на сегодняшний день.
Проведенное исследование позволило определить актуальные направления деятельности учебных заведений по формированию здорового
образа жизни учащихся, одним из которых является создание и реализация системы обучения основам здоровья и гигиенического воспитания.
Работа эта многоплановая и в рамках учебного учреждения может осуществляется в нескольких направлениях: через повышение престижности
и значимости здоровья в детской и молодежной среде; через формирование культуры здоровья учащихся; через работу с семьями посредством
теоретических и практических занятий в родительских лекториях; через
повышение грамотности педагогов по вопросам охраны здоровья участников образовательного процесса.
2.2. Влияние социально-экономического статуса и образа жизни семьи на здоровье учащихся
В данном фрагменте работы представлены результаты исследования семейных особенностей, влияющих на здоровье и образ жизни
старшеклассников, проживающих на территории ХМАО - Югры. В
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исследовании принимали участие 244 человека: 122 родителя старшеклассников городов Сургута, Нефтеюганска, Лянтора и 122 подростка из данных семей. Исследование аналитическое. Выборка стратифицированная случайная, анкетирование анонимное (номер комплекта анкет для родителей совпадал с номером анкет для ребенка).
Возраст детей, участвующих в исследовании: 15-17 лет.
Использовались методики:
1. Анкета «Изучение медико-социальных причин формирования
отклонений в здоровье и заболеваний у детей» (кафедра гигиены детей
и подростков Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова). Анкета предусматривает выделение трех групп факторов, формирующих здоровье детей: медико-биологических, раннего детства, образа жизни. Вклад в формирование здоровья различных факторов определяется путем их балльной оценки и сопоставления полученного
суммарного балла по каждой группе факторов с прогностической шкалой риска (группа наименьшего риска, группа настороженности, группа
повышенного риска). Данная методика позволяет выявить особенности состояния здоровья и медико-социальных аспектов жизнедеятельности детей и родителей в семье [173].
2. Опросник «СИНДИ» для изучения поведенческих факторов
риска в российских регионах [460]. Анкета переведена на русский
язык, адаптирована к условиям РФ кафедрой гигиены детей и подростков Московской медицинской академии имени И.М. Сеченова.
3. «Анкета для выявления факторов риска у подростка» А.А. Баранова (2008). В методике выбор факторов и характеристик основан на
данных ряда исследований, проведенных в различных регионах России и доказывающих определяющее влияние именно этих факторов на
формирование самосохранительного поведения подростков и молодежи [30].
4. «Карта наблюдения за состоянием школьника» (Центр образования и здоровья РАО) [242]. Карта заполняется родителями по результатам наблюдения за школьником в течение недели и позволяет
выявить степень функционального и эмоционального напряжения. Если суммарный балл в пределах 0-15 – состояние ученика не вызывает
тревоги, он справляется с учебной нагрузкой, нет перенапряжения.
При суммарном балле 15-20 у школьника наблюдается умеренное напряжение организма. В этом случае следует обратить внимание на режим дня, проанализировать дополнительные нагрузки, выявить труд-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ности, которые возникают. Если суммарный балл >20, то это свидетельствует о значительном функциональном и эмоциональном напряжении. В том случае, если превышение 20-бального порога выявлено у
значительного количества учащихся, причины нарушения адаптации
следует искать в школьной нагрузке, организации учебного процесса,
тактике работы педагогов и т.п.
5. Анкеты для оценки поведенческих привычек у школьников, повышающих риск нарушения зрения и осанки (данные анкеты,
как и предыдущая, разработаны на кафедре психолого-педагогических
технологий охраны и укрепления здоровья Академии ПК и ПРО Минобразования РФ, 2003). Итоговый показатель менее 10 баллов свидетельствует о незначительных факторах риска в образе жизни; превышение 20-ти бального порога позволяет отнести учащегося в группу
риска [289].
6. Выявление симптомов вегетативных изменений проводилось по методике А.М. Вейна (1998), которая дает возможность исследовать вегетативную устойчивость (лабильность системы терморегуляции, вестибулярного аппарата, признаки тревожности, болевые симптомы) и оценить степень выраженности вегетативных дисфункций с
помощью бальной оценки выявленных симптомов [60]. У здоровых
лиц сумма баллов не должна превышать 15.
Систематизация материала и статистическая обработка полученных данных осуществлялась при помощи пакета компьютерных
программ «Statistica 6.0» и «Биостатистика 4.03». При анализе таблиц
сопряженности использовался критерий χ2, при сравнении качественных признаков при небольшом числе наблюдений применялся
односторонний вариант точного критерия Фишера (φ), при сравнении
независимых выборок – непараметрический критерий Манна-Уитни.
При необходимости множественного сравнения применялся критерий
Н – Крускала-Уоллиса.
Анализ медико-биологических и других факторов риска показал,
что возраст матерей в период рождения участвующих в исследовании
детей был следующим: до 19 лет – 7,37 ± 2,36%, от 19 до 29
лет – 75,41 ± 3,89%, 29 лет и выше – 17,21 ± 3,41%. Возраст отцов:
2,45 ± 1,39%, 82,78 ± 3,42% и 2,45 ± 1,39% соответственно. Из общего
числа детей 44,26 ± 4,49% – рождены первыми, 51,64 ± 4,52% – вторыми, 2,45 ± 1,39% третьими и 1,14 ± 0,96% – четвертыми.
Высшее образование имеют 15,57 ± 3,28% отцов и 28,68 ± 4,09%
матерей; среднее, среднетехническое и среднее специальное образова-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние – 82,78 ± 3,41% отцов и 69,67 ± 4,16% матерей; неполное среднее
– 2,45 ± 1,39% и 1,64 ± 1,14% соответственно. Матери, имеющие высшее образование в 4,26 раза чаще имеют мужей с высшим образованием, чем матери со средним образованием; отцы с высшим образованием в 2,83 раза чаще имеют жен с высшим образованием, чем отцы со
средним (χ2 = 11,151, d.f. 1, р < 0,001).
Из числа матерей, родивших после 30 лет, у 19,04 ± 8,56% это были первые роды. В группе матерей со средним образованием в 1,61
раза больше родивших детей до 19 и после 30 лет, чем у матерей с
высшим образованием (но эти отличия статистически не значимы).
Состав, участвующих в исследовании семей: 77,86 ± 3,75% – полные, 20,49 ± 3,65% – только мать, 1,63 ± 1,15% – только отец. Рассмотрение факторов риска, характеризующих условия жизни ребенка показало, что отдельную квартиру имеют – 75,40 ± 3,89% семей, частный
дом – 11,47 ± 2,88%, комнату в коммунальной квартире – 4,91 ± 1,95%,
комнату в общежитии – 8,19 ± 2,48%. Инвалиды и тяжелобольные
имеются в 0,82 ± 0,81% семей.
Имеют жилую площадь на одного члена семьи: до 5 м2 – 16,39 ±
3,35%, от 5 до 12 м2 – 38,52 ± 4,41%, свыше 12 м2 – 45,08 ± 4,50%. Семьи, где мать имеет высшее образование в 1,92 раза чаще имеют жилую площадь на одного человека свыше 12 м2, чем семьи матерей со
средним образованием (χ2 = 11,17, d.f. 2, р = 0,004). Статистически
значимой взаимосвязи между размерами жилой площади и образованием отцов не выявлено.
Доход на одного члена семьи: выше прожиточного минимума –
48,36 ± 4,52%, ответствует прожиточному минимуму – 40,16 ± 4,43%,
ниже прожиточного минимума – 11,47 ± 2,88%. Доход ниже прожиточного минимума выявлен только в группе семей, где матери имеют
среднее образование, а отцы среднее и неполное среднее (лишь один
из отцов в этой группе имеет высшее образование). В семьях, где матери имеют высшее образование (в этих же семьях 34,28% отцов имеют высшее образование), в 1,83 раза чаще доход выше прожиточного
минимума, чем в семьях матерей со средним образованием (высшее
образование в которых имеют 8,04% отцов): χ2 = 4,936, d.f. 1, р = 0,026.
Из общего числа отцов, имеющих высшее образование доход достоверно выше только в тех семьях, где и матери имеют высшее образование (р = 0,045).
По количеству детей, семьи распределились следующим образом: у
23,77 ± 3,94% – один ребенок, у 60,65 ± 4,45% – два, у 13,93 ± 3,13% –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
три, у 1,64 ± 1,14% – четыре. Из числа семей, имеющих одного ребенка, преобладают с доходом равным прожиточному минимуму
(48,27%). В семьях, имеющих 2-х детей в 1,45 раза чаще доход выше
прожиточного минимума (56,76%), чем равен ему. В многодетных семьях
доход в 1,50 раза чаще ниже прожиточного минимума (47,36%), чем равен ему (χ2 = 30,337, d.f. 4, р < 0,001) (рис. 3).
Рис. 3. Уровень дохода в семьях, отличающихся по количеству детей, %
Доход выше прожиточного минимума в 1,27 раза чаще встречается в
семьях с двумя детьми по сравнению с имеющими одного ребенка и в 2,70
раза чаще, чем в многодетных семьях: χ2 = 7,907, d.f. 2, р = 0,019.
Рис. 4. Жилая площадь на одного человека и количество детей
в данных семьях, %
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из общего числа участвующих в исследовании семей только две
имеют четверо детей, матери в которых имеют среднее образование, а
отцы неполное среднее и доход на одного члена семьи ниже прожиточного минимума.
Общее число детей на 122 семьи – 236 человек. Из них наибольшее
количество (41,10%) проживает в семьях, где жилая площадь на 1 члена семьи более 12 м2, наименьшее (19,91%) – до 5 м2: χ2 = 24,212, d.f. 4,
р < 0,001 (рис. 4).
Больше всего детей в семьях с доходом выше прожиточного минимума (46,19% от общего количества), затем идут семьи с доходом
равным прожиточному (38,14%) и ниже прожиточного (15,67%): χ2 =
70,202, d.f. 4, р < 0,001 (рис. 5). Вклад семей, имеющих двоих детей
самый существенный (62,71%), затем идут семьи с тремя и более
детьми (25,00%) и одним ребенком (12,28%).
Рис. 5. Количество детей в семьях с различным уровнем доходов, %
Процентный вклад в общее количество детей в группе семей,
имеющих 1 ребенка в 2,49 раз больше у матерей с высшим образованием, в группе семей с двумя детьми – в 1,21 раз больше у матерей
с высшим образованием, и в группе многодетных семей – в 6,08
раз больше у матерей со средним образованием: χ2 = 19,663, d.f. 2,
р < 0,001 (рис. 6).
Анализ медико-биологических факторов риска периода беременности показал, что в этот период у 40,98 ± 4,45% матерей не было токсикоза, у остальных (59,02 ± 4,45%) – был. Перенесли инфекци-онные
заболевания – 4,09 ± 1,79% матерей. До беременности имели хронические заболевания – 10,65 ± 2,79% матерей и 6,55 ± 2,23% отцов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 6. Количество детей в семьях,
отличающихся по уровню образования матерей, %
Примечание. Количество детей: Х1 – в семьях с 1-м ребенком, Х2 – в
семьях с 2-мя детьми, Х3 – в многодетных семьях.
Из общего числа семей, отличающихся по уровню доходов и образованию матерей максимальный вклад по количеству детей вно-сят
те семьи, у которых доход выше прожиточного минимума, а матери
имеют высшее образование: χ2 = 28,102, d.f. 2, р < 0,001 (рис. 7).
Рис. 7. Количество детей в семьях,
отличающихся по уровню доходов и образованию матерей, %
Примечание. Количество детей в семьях: Х1 – с доходом выше
прожиточного минимума, Х2 – с доходом, равным прожиточному
уровню, Х3 – с доходом ниже прожиточного уровня.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В период беременности: принимали лекарства 21,31 ± 3,71%, испытывали чувство повышенного напряжения (стресса) – 14,75 ± 3,21%
матерей. Наследственные заболевания по линии матери имеются у 13,11
± 3,05%, со стороны отца – у 11,47 ± 2,88%.
Контакт с вредными производственными факторами (химические
вещества, шум, вибрация, изучение, электромагнитные поля и др.) до
рождения ребенка имели – 7,37 ± 2,36% матерей и 10,65 ± 2,79% отцов.
Алкогольные напитки во время беременности (даже если это
слу-чалось редко) принимали – 4,91 ± 1,95% матерей и 61,47 ± 4,40%
– отцов (из них 2,45 ± 1,39% – часто). Курили до беременности –
15,57 ± 3,28% матерей и 73,77 ± 3,98% отцов.
Анализ факторов риска раннего детства показал, что до 6 месяцев
получали грудное молоко – 40,98 ± 4,52%, более 6 месяцев – 51,63 ±
4,50%, не получали – 7,37 ± 1,63%. Сравнение продолжительности
кормления детей в зависимости от образования, возраста матери или
уровня дохода семьи не обнаружило статистически значимых различий. Достоверно выявлено, что мамы, у которых вторые роды, чаще
кормили детей до 6 месяцев и более, чем мамы с первыми родами (χ2 =
6,390, d.f. 2, р = 0,041).
Не болели ни разу на первом году жизни – 32,78 ± 4,24% детей, болели менее 4-х раз – 49,18 ± 4,53%, 4 раза и более – 18,03 ± 3,48%. Кишечные инфекции перенесли – 9,01 ± 2,59%, стафилококковые и стрептококковые инфекции – 4,09 ± 1,79%, молочницу – 18,03 ± 3,48%, дисбактериоз – 4,91 ± 1,95%, экссудативный диатез – 13,11 ± 3,05%, насморк – 26,22 ± 3,98%, острые вирусные заболевания – 9,01 ± 2,59%,
грипп – 9,83 ± 2,69%, травмы – 1,63 ± 1,14%, другие заболевания – 11,47
± 2,88%.
Только 27,05 ± 4,02% родителей регулярно закаливали своих детей
на первом году жизни, 43,44 ± 4,48% – не регулярно и 29,51 ± 4,12% – не
применяли закаливающих процедур. В тоже время, среди детей, которые систематично закаливались в 2,72 раза больше ни разу не болевших на первом году жизни, по сравнению с теми, которых не закаливали: χ2 = 6,732, d.f. 2, р = 0,035.
Детей, которых не закаливали на первом году жизни в 2,01 раз
больше в семьях, где мамы имеют среднее образование, по сравнению
с детьми мам с высшим образованием, но эти различия статистически
не значимы. Самое большое количество мам, закаливающих своих детей на первом году жизни выявилось среди родивших ребенка до 20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лет (их в 1,48 раз больше по сравнению с 20-29 летними и в 1,39 раза
больше по сравнению с родившими после 30-ти лет, но эти отличия
также статистически не значимы).
Количество заболеваний детей в возрасте до 1 года оказалось связано с очередностью родов: не разу не болевших до года в 1,51 раза
больше среди детей, рожденных вторыми по сравнению с рожденными первыми (χ2 = 6,970, d.f. 2, р = 0,031).
Питание является основным фактором в обеспечении оптимального роста и развития детского организма, его адаптированности к
воздействию различных агентов внешней среды. Особую актуальность
рациональное питание приобретает в обстановке экологического и
климатогеографического стресса северного региона, играя важную
роль в адаптации к гипокомфортным условиям ХМАО – Югры. Анализ этой сферы жизни показал, что три раза в день питаются – 46,72 ±
4,51% учащихся, четыре и более – 44,26 ± 4,49%, два раза – 8,19 ±
2,48%, один раз – 0,81 ± 0,81%. Считают, что уделяют достаточно
времени здоровому питанию в семье – 91,80 ± 2,48% родителей. В тоже время, исследование структуры питания детей выявило, что у многих старшеклассников наблюдается недостаточное употребление основных продуктов (табл. 1).
Таблица 1
Структура питания старшеклассников, %
Продукты питания
Рыба
Молочные
продукты
Фрукты,
овощи
Крупяные
блюда
Макароны
и хлебобулочные
изделия
46,72±4,51
4,92±1,95
35,24±4,32
37,70±4,38
38,52±4,41
89,34±2,79
4-5 раз
в неделю
42,62±4,47
31,97±4,22
31,97±4,22
49,18±4,52
45,08± ,50
10,66±2,79
Редко
8,20±2,48
52,45±4,52
30,33±4,16
13,11± ,05
16,39±3,35
—
Не
употребляют
2,46±1,40
10,65±2,79
2,45±1,39
—
—
—
Частота
потребления
Мясные
продукты
Ежедневно
Организация питания в семьях далека от идеальной: наблюдается
повышенное употребление сахара, калорийность рациона достигается
в основном за счет углеводной пищи (картофель, макароны) при нали-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чии недостатка блюд из круп, молочных продуктов, фруктов, овощей,
рыбы.
В таблицу 1 вошли не все продукты, входящие в структуру питания
школьников. Также учитывалась частота употребления яиц, сливочного
масла, картофеля. Учет всех данных позволяет заключить, что большинство старшеклассников (около 80%) получают ежедневно необходимые им для роста и развития белковые продукты (за счет мяса, рыбы,
молочных продуктов и яиц). Чуть более половины школьников ежедневно употребляют мясные и рыбные блюда. Обращает на себя внимание тот факт, что такой ценный источник витаминов и микроэлементов
как овощи и фрукты представлен в ежедневном рационе питания явно
недостаточно. В тоже время известно, что любая, а не только белковая
недостаточность питания, способна резко затормозить процессы роста и
развития ребенка. Нехватка витаминов также способна существенно
ухудшить состояние здоровья развивающегося организма.
Между уровнем образования родителей и частотой употребления
основных продуктов питания в семье не обнаружено статистически
значимых связей. Достоверно выявлено, что из числа семей, в которых
дети ежедневно употребляют фрукты в 1,37 раза больше с доходом
выше прожиточного минимума, чем с равным ему и в 11 раз больше,
чем с ниже прожиточным: χ2 = 11,750, d.f. 4, р = 0,019 (из группы детей, употребляющих фрукты 4-5 раз в неделю указанная разница составляет 1,28 и 3,83 раза, соответственно, рис. 8 и рис. 9.).
Рис. 8. Количество детей, ежедневно употребляющих
основные продукты питания в семьях, отличающихся по уровню доходов, %
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из числа семей, в которых дети ежедневно употребляют молоко и
молочные продукты в 2,25 раза больше с доходом выше прожиточного
минимума, чем с равным ему и в 6,75 раза больше, чем с ниже прожиточным: χ2 = 11,106, d.f. 4, р = 0,025 (из группы детей, употребляющих
молочные продукты 4-5 раз в неделю эта разница составляет 1,07 и 2
раза, соответственно).
Из числа семей, в которых дети ежедневно употребляют мясо в
1,07 раз больше с доходом выше прожиточного минимумом, чем с равным ему и в 28,98 раз больше, чем с ниже прожиточным: χ2 = 22,786, d.f.
4, р < 0,001 (из группы детей, употребляющих мясо 4-5 раз в неделю
указанная разница составляет 1,14 и 3,43 раза, соответственно).
Рис. 9. Количество детей, 4-5 раз в неделю употребляющих
основные продукты питания в семьях, отличающихся по уровню доходов, %
Особенности употребления рыбы связаны не только с уровнем доходов, но очевидно и с культурой питания семей, так как обращает на себя
внимание незначительность общего количества подростков, почти ежедневно употребляющих рыбу – 4,91 ± 1,95%. Из 10,65 ± 2,79% респондентов, по тем или иным причинам исключивших рыбу из своего меню
практически одинаковое количество детей из семей с разным уровнем
доходов. Из числа подростков, употребляющих рыбу 4-5 раз в неделю в
1,24 раза преобладают дети из семей с уровнем доходов выше прожиточного минимума, чем с равным ему и в 21,03 раза чем с ниже прожиточным: χ2 = 13,239, d.f. 4, р = 0,010 (рис. 9).
Ежедневно питаются в школьной столовой – 76,22 ± 3,85% детей,
приносят еду из дома – 3,27 ± 1,61%, по разным причинам не принимают пищу в школе – 19,67 ± 3,59%. Только 48,36 ± 4,52% родите-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лей интересуются рационом питания детей в учебном учреждении и
хотели бы внести предложения по его улучшению.
Большинство родителей часто покупают своим детям нежелательные для употребления продукты. Из них: газированные безалкогольные
напитки (пепси-колу, кока-колу, фанту, спрайт и т.п.) – 58,19 ± 4,46%,
чипсы – 46,72 ± 4,51%, сухарики с различными добавками – 23,77 ± 3,85%,
консервированные и копченые продукты – 40,16 ± 4,43%.
Регулярно принимают витаминные препараты – 14,75 ± 3,21% родителей и 19,67 ± 3,59% детей; только в весенний и зимний периоды –
22,95 ± 3,81% и 40,16 ± 4,43%, редко – 55,73 ± 4,49% и 31,14 ± 4,19%,
никогда – 6,55 ± 2,24% и 8,19 ± 2,48% соответственно. Ежедневно, с
учетом дефицитных для северного региона витаминов и минеральных
веществ – не принимает ни один родитель и ребенок.
Употребляют не фильтрованную воду 40,98 ± 4,45% семей,
кипятят – 42,62 ± 4,47%, отстаивают – 10,65 ± 2,79%, фильтруют –
22,13 ± 3,75%, покупают уже очищенную – 12,29 ± 2,97%. Только
14,75% ± 3,21% родителей дают верную характеристику свойствам
местной воды и, соответственно, могут грамотно выбрать необходимый для ее очистки фильтр.
Анализ особенностей образа жизни старшеклассников показал, что
выезжают на природу в выходные дни – 22,13 ± 3,75% семей. Отдыхают
в летние каникулы за городом: все лето – 28,68 ± 4,09% учащихся, часть
лета – 57,37 ± 4,47%, никуда не выезжают – 13,93 ± 3,13%. Как и следовало ожидать, статистически значимая связь выявлена между продолжительностью летнего отдыха детей и уровнем доходов их
семей. Проводят все лето за городом 33,89 ± 6,16% детей из семей с доходом выше прожиточного минимума, в сравнении с 18,36 ± 5,53% детей из семей с доходом равному прожиточному и 42,86 ± 13,22% ниже
прожиточного (χ2 = 10,078, d.f. 4, р = 0,039). Во всех группах семей
преобладают дети, только часть лета, отдыхающие за городом (59,32 ±
6,39%, 57,14 ± 7,06% и 50,00 ± 13,36% соответственно). Боль-шой процент детей, отдыхающих в летние каникулы за городом среди семей с
уровнем доходов ниже прожиточного минимума, в определенной степени
объясняется
реализацией
социальных
программ
соответствующей направленности.
Анализ наличия у родителей вредных привычек показал, что
употребляют алкогольные напитки: часто – 2,45 ± 1,39% отцов, периодически, но не постоянно – 60,65 ± 4,42% отцов и 12,29 ± 2,97%
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
матерей; редко – 36,90 ± 4,36% и 71,31 ± 4,09% соответственно. Практически никогда не употребляют алкоголь – 16,39 ± 3,35% матерей.
Сравнение частоты употребления алкоголя отцами в зависимости от
уровня их образования не обнаружило значимых различий, но выявились некоторые другие закономерности. Так, например, из общего
числа отцов, практически не употребляющих алкоголь, с доходом выше прожиточного в 1,27 раза больше, чем с равным ему и в 3,28 раза
больше, чем с ниже прожиточным минимумом. Особенно эта разница
проявлена в группе не употребляющих алкоголь отцов, жены которых
имеют высшее образование: в их числе в 9 раз больше с доходом выше
прожиточного минимума (р = 0,004).
Курят – в 70,49 ± 4,12% семей, причем в 7,61 ± 2,4% случаев оба
родителя. Мужчины, жены которых имеют высшее образование, курят
в 1,38 раза меньше, чем имеющие жен со средним образованием, но
эти отличия статистически не значимы. Курящих отцов среди имеющих высшее образование в 1,51 раза меньше, чем со средним: χ2 =
4,926, d.f. 1, р = 0,026.
Из 122 старшеклассников постоянно курят – 15,57 ± 3,28%, курят
иногда – 30,33 ± 4,16%. В семьях, где родители курят, у детей эта вредная привычка встречается в 3,14 раз чаще, по сравнению с семьями не
курящих родителей: χ2 = 10,167, d.f. 2, р = 0,006. В семьях, где мать имеет высшее образование курящих старшеклассников в 2,14 раза мень-ше,
чем в семьях матерей со средним образованием: χ2 = 8,056, d.f. 2, р =
0,018.
Расценивают семейную обстановку как благополучную – 95,90
± 1,79%, как конфликтную – 3,27 ± 1,61% родителей. Дети оценивают
обстановку в семьях несколько иначе: только 55,74 ± 4,49% детей
практически всегда удовлетворены взаимоотношениями; чаще всего
удовлетворены, но не всегда – 36,07 ± 4,34%; чаще не удовлетворены –
8,19 ± 2,48%. Большинство школьников обсуждают свои проблемы с
друзьями и только 18,03 ± 3,53% – с родителями.
Из числа детей, полностью довольных взаимоотношениями с родителями, не курят – 69,11 ± 5,60%; из тех, кого взаимоотношения в
семье удовлетворяют, но не всегда, не курят – 56,81 ± 7,46%; из неудовлетворенных отношениями с родителями, не курят всего лишь
50,00 ± 15,81% (но эти отличия статистически не значимы).
Употребляют алкоголь: часто – 4,91 ± 1,95% старшеклассников,
иногда – 55,73 ± 4,49%, никогда – 38,52 ± 4,40%. Из числа детей, пол-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ностью довольных взаимоотношениями с родителями часто употребляют алкоголь – 2,94 ± 2,04%; из тех, кого взаимоотношения в семье
удовлетворяют, но не всегда – 4,54 ± 3,12%; из школьников, считающих отношения с родителями плохими – 19,67 ± 12,64% (но эти отличия статистически не значимы).
Считают себя грамотными в вопросах психологии – 42,62 ± 4,47%
родителей, читают литературу по психологии – 43,44 ± 4,48%. При этом,
обращались самостоятельно за консультацией к психологу: ни разу –
80,32 ± 3,59%, один раз – 2,45 ± 1,39%, два раза – 5,73 ± 2,10%, несколько
раз – 11,47 ± 2,88. Утверждают, что используют в повседневной жизни
приемы психофизиологической регуляции 17,21 ± 3,41% родителей, но
только 5,73 ± 2,10% называют те из них, которые таковыми являются.
Исследование отношения родителей к вопросам сохранения здоровья показало, что считают свое здоровье хорошим – 22,13 ± 3,7% родителей, удовлетворительным – 51,64 ± 4,52%, неудовлетворительным –
7,37 ± 2,36%, затруднились точно определить – 18,85 ± 3,54%. Самооценка здоровья является отражением, как текущего самочувствия, так
и степени информированности человека о своем здоровье. Она может
расходиться с объективными данными и поведенческими стратегиями в
сфере здоровья. Так, самостоятельно, профилактически проходят медицинское обследование только 8,19 ± 2,48% родителей. Из основных
причин своей низкой медицинской активности большинство респондентов называют экономические факторы, а также недостаток свободного времени и недорогих качественных специалистов.
Считают, что соблюдают правила здорового образа жизни – 13,9 ±
3,13% родителей; воспринимают ЗОЖ позитивно, но не регулярно следуют ему – 70,49 ± 4,12%; находят, что ЗОЖ необходим, но не ведут его
– 9,01 ± 2,59%; относятся равнодушно к ЗОЖ и не задумываются о своем
образе жизни – 6,55 ± 2,24%. Из причин, не позволяющих, как считают
родители, вести ЗОЖ называют: недостаток времени – 57,37 ± 4,48%,
недостаток материальных средств – 22,13 ± 3,75%, усталость – 22,95 ±
3,80%, лень – 17,21 ± 3,41%, иные причины – 8,19 ± 2,48%.
Перечисленные аргументы показались нам недостаточно убедительными в объяснении такого отношения к собственному образу
жизни и обусловили необходимость введения ранжирования ценностных приоритетов родителей, для чего был предложен перечень из 6
ценностей, каждую из которых нужно было оценить по 6-ти бальной
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шкале. Известно, что при отсутствии ценностного отношения к здоровью, люди в повседневных ситуациях часто оказываются не в состоянии оценить существующие риски и выбирают те стили поведения,
которые непосредственно или отложено во времени приводят к
уменьшению потенциала здоровья.
Результаты исследования показали, что в системе индивидуальных ценностей здоровье у подавляющего большинства родителей занимает первое место (М ± m): 5,46 ± 0,80 балла (рис. 10). Второе по
значимости место отводится семье (5,11 ± 0,69 балла), третье – образованию (3,19 ± 1,26 балла), четвертое – работе (3,07 ± 0,94 балла), пятое – материальному благополучию (2,81 ± 1,33 балла), шестое – взаимоотношениям с друзьями (1,34 ± 0,68 балла), седьмое – досугу и развлечениям (0,82 ± 0,12): H = 126,895, υ = 6, р < 0,001.
Рис. 10. Ранжирование ценностей родителями
Расхождение между высокой оценкой значимости здоровья и тем,
что только 13,9 ± 3,13% родителей оценили собственный образ жизни
как здоровый, обусловили более подробное исследование поведенческих привычек наших респондентов. Включенность в физкультурноспортивную деятельность позволяет посмотреть реализацию на практике ценностей здоровья. Исследование этого вопроса показало, что
регулярно занимаются физической культурой и спортом только 15,57
± 3,28% родителей (72,13 ± 4,05% – не занимаются, 12,29 ± 2,97% –
иногда). Дорогостоящий характер спортивных услуг отчасти объясняет тот факт, что распространенность среди родителей регулярных за-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нятий различными видами физической культуры в 2,12 раз выше в
семьях с доходом выше прожиточного минимума в сравнении с равным прожиточному и в 2,73 раз – с ниже прожиточным: χ2 = 7,111, d.f.
2, р = 0,029.
Из оздоровительных мероприятий в семьях практикуют: 4,09 ±
1,79% – прогулки, 13,11 ± 3,05% – катание на лыжах и коньках,
2,45 ± 1,39% – футбол, 2,45 ± 1,39% – физкультуру, 1,63 ± 1,14% – фитнес. В воскресные дни гуляют менее 2-х часов – 36,06 ± 4,37% детей,
2-3 часа – 45,90 ± 4,51 %, больше 3-х часов – 18,03 ± 3,48%.
Утреннюю зарядку принято делать всего лишь в 5,73 ± 2,10% семей. Из общего числа родителей 84,42 ± 3,2% основную часть свободного времени проводят перед телевизором, в ущерб столь необходимой для нормального функционирования организма физической активности. Распределение самооценок здоровья в зависимости от вовлеченности в спортивные занятия показало, что те родители, которые
занимаются различными видами физической культуры, значительно
чаще оценивают свое здоровье как хорошее (χ2 = 36,844, d.f. 2, р <
0,001).
К сожалению, всего лишь 8,19 ± 2,48% родителей находят время
для физических упражнений и спортивных игр со своими детьми и
только в 22,13 ± 3,75% семей дети вне учебного учреждения регулярно
занимаются физкультурой и спортом. Более подробный анализ физической активности (ФА) школьников показал, что у 37,70 ± 4,38% учащихся ФА можно классифицировать как оптимальную, а у 62,30
± 4,38% как недостаточную. Статистически значимые отличия обнаружились при сравнении количества детей, занимающихся спор-том в
семьях спортивных и неспортивных родителей: дети физически активных родителей в 1,99 раз чаще занимаются физкультурой и спортом,
чем в семьях не вовлеченных в спортивное времяпрепровождение (χ2 =
7,747, d.f. 1, р = 0,005).
Дальнейшее исследование семейных факторов, влияющих на образ жизни и здоровье детей, показало, что не соблюдают режим дня –
59,02 ± 4,45% родителей и 54,92 ± 4,50% детей; не применяют регулярно закаливающих процедур – 89,34 ± 2,79% и 84,42 ± 3,28% соответственно.
Рассмотрение семейных особенностей, по которым дети в одних
случаях соблюдают режим дня, в других нет, показало, что в семьях,
где мать имеет высшее образование – дети в 1,42 раза чаще соблюда-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ют режим дня, но эти различия статистически не значимы. В тоже
время выявилось, что в семьях, где родители сами соблюдают режим
дня и дети в 4,65 раз чаще его соблюдают (χ2 = 49,201, d.f. 1,р < 0,001).
Дети в тех семьях, где родители одновременно не соблюдают режим дня и не занимаются физкультурой в 66,03 ± 4,28% случаев ведут
себя также, то есть имеют эти же два фактора риска в образе жизни
(это в 10,56 раз чаще, чем в семьях, где родители соблюдают режим
дня и физически активны): χ2 = 15,291, d.f. 1, р < 0,001.
Средний балл по анкете, выявляющей признаки вегетативных изменений (М ± m) в группе подростков, регулярно занимающихся в
спортивных секциях, составил 12,54 ± 0,62 балла (что соответствует
норме), в сравнении с детьми, не занимающихся дополнительно физкультурой и спортом кроме школьных уроков, у которых выраженность вегетативных дисфункций соответствует 17,85 ,63 баллам, т.е.
превышает границы нормы (z = 6,177, р < 0,001).
Средний балл признаков вегетативных изменений (М ± m) в группе
подростков, соблюдающих режим, дня составил 14,69 ± 0,66 балла, в
сравнении с детьми, не соблюдающими режим дня (16,89 ± 0,61 балла): z = 2,686, р = 0,007. Сравнение выраженности признаков вегетативных изменений в группах закаливающихся и не закаливающихся
учащихся не выявило статистически значимых отличий.
Данные, полученные по карте наблюдений за состоянием школьника, показали, что существенная напряженность состояния (превышение 20-ти балльного уровня) выявилась у 2,46 ± 1,40% учащих- ся.
По данным ряда авторов, если суммарный балл выше 20-ти отмечен у
незначительного процента учащихся, то причины напряжения у отдельных детей, нужно искать не только в школе [242]. Средний балл
(М ± m) по карте наблюдений за состоянием ребенка составил 12,62 ±
0,33%. Умеренное напряжение выявлено у 24,59 ± 3,89% учащихся, их
родителям следует обратить внимание на режим дня, проанализировать и уменьшить дополнительные нагрузки детей, которые могут
приводить к повышению напряжения и нарушению адаптации. Умеренное напряжение наблюдается в 1,61 раз чаще у детей, матери которых имеют среднее образование, по сравнению с детьми матерей с
высшим образованием, в 1,75 раза чаще у школьников с недостаточной
двигательной активностью по сравнению с учащимися с оптимальной
ФА (но эти отличия статистически не значимы).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Изучение поведенческих привычек, способствующих развитию у детей нарушений зрения и осанки, обнаружило, что только у
27,86 ± 4,06% учащихся наблюдаются незначительные факторы риска
(менее 10 баллов по каждому тесту), у 16,39 ± 3,35% – крайне неблагополучные показатели по одному или двум тестам (более 20 баллов).
У остальных подростков наблюдаются средние баллы, которые, однако, не трактуются как благополучные. У детей с оптимальным уровнем физической активности в 2,04 раза реже выявляется превышение
10-ти бального уровня поведенческих рисков, приводящим к нарушению осанки: χ2 = 8,954, d.f. 1, р = 0,003.
Из нездоровых привычек старшеклассников, преобладают такие,
как нарушения положения тела и достаточности освещения при выполнении уроков, большое количество времени, проводимое за компьютером и телевизором, привычка сидеть и лежать в неправильных
позах, недостаток физической активности, нерациональное питание.
Большинство родителей, оценивая выявленные факторы риска, хотели бы большей, чем существует на сегодняшний день, активности
учебных учреждений в формировании здоровых привычек своих детей.
Средний балл по карте наблюдения за состоянием школьника и
оценке факторов риска нарушения осанки статистически значимо
ниже в группе детей с оптимальной физической активностью (табл.
2.).
Таблица 2
Показатели поведенческих факторов риска в группах учащихся,
отличающихся по уровню физической активности, М ± m
Учащиеся
с оптимальным
уровнем ФА
Учащиеся
с недостаточным
уровнем ФА
Факторы риска нарушения зрения
10,08 ± 0,69
10,51 ± 0,56
Факторы риска нарушения осанки
8,63 ± 0,54*
10,67 ± 0,49
Напряженность функционального
состояния
11,08 ± 0,49**
13,67 ± 0,42
Исследуемые показатели
Примечание: достоверность различий: * - при р < 0,01, ** - при р < 0,001
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Достоверных отличий в средних показателях поведенческих факторов риска у детей, матери которых отличаются уровнем образования
не выявлено (табл. 3).
Таблица 3
Показатели поведенческих факторов риска в группах учащихся, отличающихся по образованию матерей, М ± m
Дети матерей
с высшим
образованием
Дети матерей
со средним
образованием
Факторы риска нарушения зрения
9,51 ± 0,77
10,68 ± 0,52
Факторы риска нарушения осанки
9,60 ± 0,69
10,01 ± 0,45
Напряженность функционального
состояния
12,40 ± 0,69
12,72 ± 0,37
Исследуемые показатели
Выраженность признаков вегетативных изменений не превышает
допустимую границу, характерную для здоровых лиц только в группах
тех учащихся, у которых исследуемые показатели находятся в пределах нормы (до 15 баллов по карте наблюдений за состоянием школьника, и до 10 баллов по методикам, выявляющим поведенческие риски
нарушения зрения и осанки).
Считают, что учат своих детей правилам сохранения здоровья
96,72 ± 1,61% респондентов (3,27 ± 1,61% откровенно пишут, что это не
всегда получается). Регулярно разговаривают с детьми на темы здорового образа жизни в 30,32 ± 4,16% семей, по вопросам духовнонравственного содержания – 36,88 ± 4,36%, по проблеме сохранения
здоровья в условиях Севера – 20,49 ± 3,65% родителей. Полностью доверяют школе вопросы духовно-нравственного воспитания детей –
80,32 ± 3,5%, доверяют не всегда – 11,47 ± 2,88%, не доверяют –
8,19 ± 2,48% и родителей. Считают, что нуждаются в дополнительных
знаниях по вопросам здоровья и воспитания ЗОЖ у своих детей –
57,37 ± 4,47%. Подавляющее большинство родителей (88,57 ± 2,88%)
хотели бы получать информацию по вопросам сохранения здоровья в
школе, если бы были организованы соответствующие лектории.
Проведенное исследование показало, что среди многочисленных
причин стойких негативных тенденций в состоянии здоровья современных детей и подростков выделяется ряд социальных факторов,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
влияние которых определяется как самими родителями, так и уровнем
развития общества в целом.
Участвующие в исследовании родители находятся в таком возрасте, когда большинство из них уже имеют устойчивый социальный статус и определенное материальное благосостояние. В этой связи следует учитывать, что влияние таких факторов, как уровень дохода, жилая
площадь на одного члена семьи и т.п. на образ жизни детей в другой
возрастной группе родителей может существенно отличаться от обследуемой. И все же, проведенное исследование показало, что даже в
таком относительно благополучном (в экономическом смысле) регионе как ХМАО – Югра, решение проблемы повышения рождаемости и
укрепления здоровья детей напрямую связано с качеством жизни населения, включая такие его составляющие как уровень образования и
доходов.
Нельзя обойти вниманием роль социальных программ в отношении детей из семей, уровень доходов в которых ниже прожиточного
минимума. Несомненна их результативность по таким вопросам, как
организация летнего отдыха детей. Но также очевидна их неэффективность в повышении качества жизни детей в такой жизненно важной
сфере, как полноценное питание. Очевидно, необходим более грамотный, чем существует на сегодняшний день, подход к решению проблем семей с доходом ниже прожиточного минимума. Общеизвестное
колоссальное расхождение в нашем обществе по уровню доходов населения не должно столь очевидно отражаться на здоровье детей хотя
бы в вопросах питания.
Исследование особенностей образа жизни родителей выявило существование многочисленных поведенческих факторов риска, неизбежно оказывающих влияние на здоровье детей. Причины выявленного расхождения между высокой оценкой значимости здоровья у
родителей и их реальными поведенческими привычками нуждают-ся
в дополнительном исследовании. Это может быть обусловлено уже
существующими возрастными проблемами со здоровьем, с од-ной
стороны, и несформированной в соответствующем возрасте ответственностью за собственное здоровье – с другой. В нашем исследовании ценность здоровья в значительной степени декларируется, не
находя реального подтверждения ни в образе жизни, ни в медицинской активности. Также возможно, что одного желания быть здоровым недостаточно, если нет соответствующего объема знаний о
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
принципах сохранения здоровья и мотивации к ЗОЖ (что становится
особенно актуальным при воспитании здоровых привычек у детей).
Это хорошо подтверждает тот факт, что 91,80 ± 2,48% родителей считают, что питание в семье является здоровым, но анализ пищевых
привычек детей свидетельствует о раннем формировании неправильного пищевого поведения, что совпадает с результатами аналогичных
исследований [260]. Выявленное увеличение положительной самооценки здоровья респондентов в зависимости от регулярных занятий физической культурой и спортом подтверждает значение здоровых привычек и также совпадает с данными ряда исследований [213,
260].
Исходя из того, что только незначительная часть родителей обращается к психологам по различным вопросам, связанным с воспитанием детей, можно предположить наличие низкого уровня психологической культуры наших респондентов, что является серьезным
фактором риска для здоровья детей. Об этом же свидетельствует тот
факт, что только половина детей полностью удовлетворены взаимоотношениями с родителями. Данная ситуация объясняется также недостаточно развитой системой высококвалифицированной психотерапевтической помощи; невысоким уровнем жизни многих семей, не
позволяющим оплачивать подобные услуги; недопониманием родителями необходимости повышения своей психологической грамотности и обращения за консультациями по вопросам эффективного взаимодействия с детьми.
Карта наблюдений за состоянием школьников, позволяющая оценить напряженность функционального состояния, выявила у подавляющего большинства учащихся отсутствие превышения границы
нормы, что по данным ряда авторов [242] говорит о том, что причины
напряжения функционального и эмоционального состояния у отдельных детей следует искать не только в школе. В этом случае следует
более тщательно проанализировать внешкольный режим, взаимоотношения с родителями, дополнительные нагрузки, особенности функционального и психического развития. Данные, полученные по анализу особенностей образа жизни школьников в семье, подтверждают наличие множества внешкольных факторов риска, влияющих на здоровье учащихся. Об этом же свидетельствует тот факт, что средний балл
выраженности признаков вегетативных изменений не превышает допустимую границу, характерную для здоровых лиц только в группах
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тех учащихся, у которых наблюдаются здоровые поведенческие привычки.
Многие родители недооценивают роль личного примера, под воздействием которого наиболее результативно формируются те формы
поведения, которые они желали бы видеть у своих детей. В то же время, полученные результаты статистически значимо подтверждают, что
дети, родители которых физически активны, соблюдают ре-жим дня,
закаливаются, чаще всего тоже проявляют в образе жизни эти здоровые привычки.
Таким образом, результаты данного этапа исследований показывают, что на сегодняшний день обществу нельзя полностью полагаться на семью в вопросе воспитания здорового образа жизни подрастающего поколения. Занимаясь поиском механизмов, обеспечивающих гарантированное формирование у детей и подростков потребности в ЗОЖ, необходимо не только принимать во внимание роль
такого общественного института, как семья, но и разрабатывать систему обучения растущего человека правилам сохранения здоровья.
Учитывая все же, что семейные ценностные ориентиры наиболее
мощно воздействуют на формирование у ребенка отношения к миру,
самому себе и привычек в образе жизни, не следует оставлять без
внимания такие направления деятельности учебных учреждений, как
работа с родителями по вопросам укрепления здоровья учащихся. Результаты исследования показывают, что существует необходимость в
повышении уровня образованности родителей по основным гигиеническим требованиям к образу жизни ребенка, объяснению значимости
режимных моментов и психологии формирования у детей потребности
в здоровом образе жизни.
Выявленное статистически значимое влияние на здоровье учащихся таких факторов как уровень образования и доходов родителей,
а на поведенческие привычки детей – собственного образа жизни родителей, позволяет не только аргументировать необходимость профилактической работы учебных учреждений с родителями учащихся, но
и определить конкретные направления взаимодействия. В последние
десятилетия наблюдалось усиление претензий общества к образовательным учреждениям по поводу разрушительного влияния процесса
образования на здоровье учащихся. Полученные данные позволяют
учебным заведениям снять с себя, не принадлежащую им долю ответственности за состояние здоровья школьников, и обратить внимание
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
родителей на те факторы образа жизни, за которые несут ответственность именно они.
Использованные в данном фрагменте исследования подходы к
оценке влияния особенностей жизни семьи на здоровье и поведенческие привычки учащихся позволяют определить зону личной ответственности родителей за здоровье детей; дают возможность учебным
учреждениям, опираясь на выявленные факторы риска, мотивировать
родителей к повышению уровня образованности по вопросам сохранения здоровья детей и посещению целевых лекториев (разъясняющих
основные гигиенические требования к ЗОЖ, значимости режимных
моментов и психологии формирования у детей потребности в здоровом образе жизни).
Семья является первичной средой, формирующей ценностные
ориентиры, культуру здоровья и образ жизни детей. Одним из стратегических приоритетов общества по данной проблеме должна стать
система семейного воспитания, направленная на формирование у родителей осознанной мотивации на сохранение как собственного, так и
детского здоровья.
2.3. Исследование учебных факторов риска и психоэмоционального состояния школьников и студентов в условиях современной образовательной среды
Психоэмоциональное состояние учащихся является важнейшим
индикатором благополучности образовательной среды. Отрицательные эмоции школьников и студентов на занятиях бывают вызваны
разными причинами, в числе которых могут быть: неблагоприятная
обстановка в коллективе, неправильные формы общения педагога с
учениками и непосредственные неудачи в учебе.
Исследование факторов риска, влияющих на здоровье старшеклассников в школе, мы начали с изучения психоэмоционального состояния учащихся, их самочувствия в процессе обучения и отношения
к различным аспектам школьной жизни.
В данном фрагменте исследования участвовали 88 старшеклассников в возрасте 15-17 лет. Использовались следующие методики:
1. «Анкета для самооценки школьниками факторов риска
ухудшения здоровья». Анкета позволяет выявить поведенческие факторы риска и особенности эмоционального состояния учащихся в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
школьной среде. Благополучный результат при итоговой сумме не более 6 баллов. «Зона риска» – при наборе более 12 баллов [289].
2. Методика «Семантический дифференциал» Т.Е. Ковиной,
А.К. Колеченко, И.Н. Агафоновой. Методика дает возможность определить эмоциональное состояние школьников на уроке, применяется
для учащихся всех классов, позволяет оценить отношение к предмету
и учителю [297].
3. Методика самооценки школьных ситуаций по О. Кондашу
[289]. Позволяет оценить восприятие учащимися различных стрессовых ситуаций в школьной среде и выявить связанный с этим уровень тревожности: до 20 баллов – низкий, 20-30 баллов – средний, более 30 баллов – высокий.
4. Шкала психологического стресса PSM-25 (шкала Лемура–
Тесье–Филлиона, перевод и адаптация Н.Е. Водопьяновой). Методика
позволяет измерить уровень стресса, отраженный в ряде исследуемых
показателей [67].
5. Шкала оценки качества жизни в модификации Н.Е. Водопьяновой (разработана в Институте медицины стресса США, Eliot). Методика включает в себя вопросы, характеризующие степень удовлетворенности человека 36 аспектами своей жизни.
6. Выявление симптомов вегетативных изменений проводилось по методике А.М. Вейна.
Исследование показало, что 42,04 ± 3,65% учащихся волнует предстоящий ответ у доски; 81,81 ± 2,85% нервничают, когда учитель решает, кого спросить. Разговор с директором школы вызывает тревогу у
65,90 ± 3,51% старшеклассников. Волнуются при выполнении контрольной работы 65,90 ± 3,51%, а когда учитель называет оценки за нее
– 77,27 ± 3,10%. Неожиданный вопрос учителя выводит из равновесия
53,40 ± 3,69% учащихся, критика и упреки – 46,59 ± 3,69%.
Нервничают в ожидании родителей с собрания 76,13 ± 3,15%
старшеклассников, при необходимости принять ответственное решение в школе – 70,45 ± 3,38%. Сдача экзамена заставляет волноваться
94,31 ± 1,71% школьников, участие в соревнованиях и конкурсах –
столько же. Переживают, когда не понимают объяснения учителя,
47,72 ± 3,70% школьников, если не получается выполнить домашнее
задание – 70,45 ± 3,38%.
Часто воспринимают отношение к себе преподавателя как несправедливое и бывают этим расстроены 69,31 ± 3,41% старшекласс-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ников. Никогда не обижаются на учителей 6,81 ± 1,86% наших респондентов, обижаются редко – 22,72 ± 3,10%.
Отмечают у себя низкую работоспособность и быструю утомляемость 39,77 ± 3,62% школьников. Боли различной локализации (головные, в желудке, в спине и т.д.) часто испытывают 22,72 ± 3,10%
учащихся. Плохое настроение, раздражительность отмечают у себя
23,86 ± 4,54% старшеклассников.
Состояние стресса на занятиях часто возникает у 22,72 ± 3,10%
учащихся, иногда – у 35,22 ± 5,09%. Постоянно устают к концу недели 53,40 ± 3,69%, редко – 34,09 ± 3,51%, никогда – 11,36 ± 2,35%
респондентов. Достаточно часто испытывают чувство усталости на
уроках 45,45 ± 3,69% школьников, редко – 25 ± 3,20%.
Ежедневно тратят время на выполнение домашнего задания: несколько часов ежедневно – 21,59 ± 3,04%, по 2-3 часа каждый день –
17,04 ± 2,78%, около часа ежедневно – 43,18 ± 3,67%, каждый день поразному – 9,09 ± 2,13%. Время на отдых после уроков и выпол-нение
домашнего задания остается у 45,45 ± 3,69% школьников, ос-тается
мало у 39,77 ± 3,62%, почти не остается – у 14,77 ± 2,62%.
Из эмоциональных состояний у старшеклассников в школе преобладают: радостное – у 25,00 ± 4,61%, сосредоточенное – у 30,68 ± 4,91%,
безразличное – у 34,09 ± 5,05%, раздраженное – у 9,09 ± 3,06%, угнетенное – у 1,13 ± 1,12%. Состояние радости в школе переживают: часто, почти
каждый день – 34,09 ± 5,05%; только на переменах – 20,45 ± 4,29%; на
уроках – 3,40 ± 1,93%; редко – 20,45 ± 4,29%; не испытывают совсем –
2,27 ± 1,58% школьников.
Многие ученики отказались бы от изучения ряда предметов по следующим причинам: эти предметы слишком трудные – 18,18 ± 4,11%, они
не пригодятся в дальнейшем – 38,63 ± 5,19%, неинтересные – 34,09 ±
5,05%, не нравиться, как их преподают – 28,50 ± 4,81%, по иным основаниям – 1,13 ± 1,12%.
Из причин, по которым школьники любят отдельные предметы,
называют следующие: нравится учитель – 56,81 ± 5,28%, учитель требовательный – 28,41 ± 4,80%, урок легкий – 95,45 ± 2,22%, учитель
справедливый – 67,04 ± 5,01%, учитель добрый – 76,14 ± 4,54%. Для
65,91 ± 5,05% старшеклассников любимыми предметами являются те, с
которым они справляются, а для 77,27 ± 4,46% – интересные.
Преобладающим эмоциональным состоянием на любимом уро-ке
у 61,36 ± 5,19% учащихся является радость, у 80,68 ± 4,20% – ин-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
терес, у 56,81 ± 5,28% – спокойствие, у 67,04 ± 5,01% – уверенность, у
14,77 ± 3,77% – удивление, у 37,50 ± 5,16% – счастье.
Из причин, по которым те или иные предметы являются нелюбимыми, называют: неприязнь к учителю – 95,45 ± 2,21%, чрезмерную требовательность со стороны педагога – 27,27 ± 4,74%, сложность предмета – 32,95 ± 5,01%, несправедливое отношение учителя –
76,13 ± 4,54%. Для 65,91 ± 5,05% старшеклассников нелюбимыми предметами являются те, с которым они не справляются, а для 71,59 ± 4,80% –
неинтересные. Из преобладающих эмоциональных состояний на нелюбимых уроках школьники называют: страх – у 43,18 ± 5,28%, беспокойство – 32,95 ± 5,01%, скуку – 56,81 ± 5,28%, грусть – 23,86 ± 4,54%,
неуверенность – 37,50 ± 5,16%, злость – 42,04 ± 5,26%.
Опрос старшеклассников о том, что они думают о своих учителях,
показал, что 28,40 ± 4,80% считают их объективными, 20,45 ± 4,29% –
дружелюбными, 18,18 ± 4,11% – относящимися заинтересовано к ученикам, 21,59 ± 4,38% – уважающими достоинство детей, 22,72 ± 4,46% –
понятно объясняющими свой предмет. Определенная часть школьников воспринимает учителей более негативно. Так, например, счита-ют,
что педагоги к ним необъективны – 26,13 ± 4,68% учеников, гру-бы –
4,45 ± 2,19%, относятся безразлично – 15,91 ± 3,89%. Из числа старшеклассников, полностью удовлетворенных отношениями со сво-ими родителями в 1,64 раза меньше таких, которые относятся к учи-телям
неприязненно: χ2 = 5,256, d.f. 1, р = 0,022 (рис. 11). Очевидно, сформированные у детей в семье поведенческие стереотипы межлич-ностных
взаимоотношений в значительной степени определяют эмоциональное отношение к педагогам.
Анализ мнений учащихся о том, с чем могут быть связаны их
трудности с учебой, показал, что у 43,18 ± 5,28% – это низкий инте-рес
к некоторым предметам, у 32,95 ± 5,01% – большая загружен-ность
учебой в целом, у 13,63 ± 3,65% – неумение организовать свой режим
дня и рационально распределить время. Часть старшекласс-ников объясняют имеющиеся трудности сложными взаимоотноше-ниями с учителями (26,13 ± 4,68%) или родителями (10,23 ± 3,23%). Считают, что
проблемы с учебой в значительной степени связаны с тем, что некоторые учителя непонятно объясняют свой предмет – 17,04 ± 4,00%
школьников.
После окончания высшего учебного заведения остались бы
работать в школе: учителем – ни один из учеников, директором –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7,96 ± 2,88%, еще не решили – 22,72 ± 4,46%. Точно знают, что не
хотят работать в школе – 69,31 ± 4,91% старшеклассников.
Рис. 11. Взаимоотношения школьников с родителями и учителями, %
Далее изучалось отношение старшеклассников к тому, как школа
влияет на их здоровье, участвует в воспитании положительного отношения к здоровому образу жизни. Считают, что школа хорошо влияет
на здоровье учащихся всего лишь 6,81 ± 2,68% детей, почти не влияет –
45,45 ± 5,30%, плохо влияет – 38,63 ± 5,19% и 9,09 ± 3,06% – затрудняются определить. Утверждают, что школа активно учит здоровому образу жизни всего лишь 7,95 ± 2,88% старшеклассников; полагают, что
ее участие в этом незначительное – 46,59 ± 5,31%; считают, что школа
совсем не участвует в этом процессе – 32,95 ± 5,01% и затрудняются
точно определить – 12,51 ± 3,52%.
Оценивают состояние здоровья большинства своих учителей, как
хорошее – 20,45 ± 4,29%, как удовлетворительное – 55,68 ± 5,29%, как
плохое – 17,04 ± 4,00%, не знают – 6,83 ± 2,68%. Считают, что занятия в
школе повлияли на организацию дома здорового образа жизни – 15,91 ±
3,89% учащихся, а 54,54 ± 5,30% так не думают.
Из любимых увлечений школьники называют: туризм – 7,95 ± 2,88%,
путешествия – 11,36 ± 3,38%, прослушивание музыки – 67,04 ± 5,01%,
вышивание – 3,41 ± 1,93%, танцы – 5,68 ± 2,46%. Считают, что у них нет
хобби – 6,81 ± 2,68% учеников. Проводят свободное время: за просмотром телевизора – 43,18 ± 5,28% старшеклассников, занимаются спортом
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– 15,91 ± 3,89%, за компьютером – 26,14 ± 4,68%, гуляют и общаются с
друзьями – 14,77 ± 3,78%.
Исследование поведенческих факторов риска, связанных со школьной средой показало, что нередко читают при плохом освещении или в
неправильной позе – 32,95 ± 5,01% учащихся, часто сидят сгорбившись –
37,50 ± 5,16%. Носят в школу сумки вместо рюкзаков 84,09 ± 3,89%,
привычка сутулиться наблюдается у 27,27 ± 4,74% старшеклассников,
чувствуют, что недостаточно двигаются – 51,70 ± 5,32%.
Не занимаются различными видами оздоровительной физической
культуры и спортом (вне школы) – 62,50 ± 5,16 % школьников. Питаются нерегулярно, часто наспех – 70,90 ± 4,84% учащихся. Периодически пропускают уроки физкультуры – 34,09 ± 5,05% учащихся. Свое отношение к здоровью в целом оценивают как беспечное –
36,36 ± 5,12% респондентов. У старшеклассников с незначительны-ми
поведенческими факторами риска, здоровье в системе ценностей в 2,3
раза чаще занимает лидирующее место, чем в группе риска:
χ2 =
4,428, d. f. 1, р = 0,035.
Анализируя факторы риска учебной среды нельзя обойти вниманием отношение педагогов к вопросам сохранения здоровья участников образовательного процесса. Из 130, участвующих в данном
фрагменте исследования школьных учителей, 76,15 ± 3,73% согласны
с тем, что образовательные учреждения должны создавать условия,
гарантирующие охрану и укрепление здоровья школьников. Знают о
том, что среди причин, обусловливающих ухудшение здоровья учащихся, солидный вклад вносят факторы внутришкольной среды –
33,07 ± 4,12% педагогов. Считают, что процесс обучения в современной школе хорошо влияет на здоровье учащихся – 21,55 ± 3,60%, почти не влияет – 27,69 ± 3,92%, плохо влияет – 31,54 ± 4,07%, не могут
точно определить – 19,23 ± 3,45% учителей. Знают, что все используемые на уроке методы обучения, педагогические приемы мо-гут
быть оценены с точки зрения их влияния на здоровье учащихся – 69,23
± 4,04% респондентов.
Согласны с тем, что авторитарный стиль взаимоотношений с детьми, при котором ученик психологически зависит от учителя, способствует формированию предрасположенности к зависимостям различного рода – 53,84 ± 4,37% педагогов. При этом имеют в своем профессиональном багаже более 100 часов психологических тренингов
только 9,23 ± 2,53% учителей, более 200 часов – ни один из педагогов.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оценивают здоровье большинства своих учеников как хорошее –
13,84 ± 3,02%, как удовлетворительное – 78,46 ± 3,60%, как плохое –
7,69 ± 2,33% педагогов. Считают, что наиболее отрицательно на здоровье учащихся в процессе обучения влияют: большая учебная нагрузка –
16,92 ± 3,28%, эмоциональное состояние учителя – 15,38 ± 3,16%, чрезмерная загруженность педагога – 16,92 ± 3,28%, изначально невысокий
уровень здоровья детей – 23,85 ± 3,73%, нерациональное питание и недостаток двигательной активности учащихся – 26,92 ± 3,89%.
Знают, что за счет «малых форм физической активности» (вводной гимнастики до начала уроков, физкультминуток во время урока
или на перемене) реализуется около 40% суточной нормы двигательной активности – 36,92 ± 4,23% педагогов. При этом регулярно
проводят физкультминутки всего лишь 15,38 ± 3,16% учителей. Считают, что используют в структуре урока здоровьесохраняющие методы (активные формы обучения, элементы массажа, физкультминутки и
т.п.) – только 15,38 ± 3,16% педагогов.
У студентов характер учебной деятельности и связанные с ней нагрузки, сама организация учебного процесса, являются ведущими факторами, определяющими качество жизни. Оптимальными с гигиенических позиций можно считать такие условия обучения, которые
обеспечивают сохранение устойчивой работоспособности в процессе
учебных занятий без развития выраженного утомления, что способствует в конечном итоге укреплению здоровья учащихся [219]. Исследование этого аспекта показало, что рабочая нагрузка ответственного
студента достигает 11-12 часов в день. Подавляющее большинство
учащихся вуза жалуются на усталость и недостаточный отдых. Из участвующих в данном фрагменте исследования 182 студентов, пониженную работоспособность отмечают у себя 65,93 ± 3,51%, плохое настроение, раздражительность – 10,43 ± 2,26% студентов. Постоянно испытывают чувство усталости на занятиях – 45,60 ± 3,69% респондентов. Устают к концу недели: часто – 41,20 ± 3,64% студентов, редко –
45,60 ± 3,69%, практически никогда – 13,73 ± 2,55%.
Состояние сильного стресса на занятиях возникает у 2,74 ± 1,21%
учащихся вуза, иногда – у 30,22 ± 3,40%. Бывают нередко расстроены
несправедливым отношением преподавателя – 20,32 ± 2,9% студентов, иногда – 40,11 ± 3,63%. Состояние радости на занятиях возникает
лишь у 4,94 ± 1,61% опрошенных.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В конце учебного дня всего лишь 3,84 ± 1,42% студентов чувствуют интерес, желание продолжить учебу; удовлетворенность от
проделанной работы ощущают 19,78 ± 2,95%; облегчение, что все закончилось, испытывают 69,23 ± 3,42%; усталость, нежелание учиться
проявляется у 20,32 ± 2,9% и у 16,48 ± 2,75% – разочарование и недовольство собой.
В свободное от занятий время, преобладающее настроение у студентов выглядит более оптимистично: у 31,31 ± 3,43% – бодрое, у
25,82 ± 3,24% – жизнерадостное, у 35,71 ± 3,55% – спокойное, у 3,84 ± 1,42%
– тревожное, у 1,64 ± 0,94% – подавленное и у 3,29 ± 1,32% – грустное.
Не удается соблюдать режим труда и отдыха – 71,97 ± 3,32%
учащихся вуза. Значительное количество студентов ложатся спать после 24 часов, часто недосыпают. При ответе на вопрос: «Используете
ли Вы в повседневной жизни приемы саморегуляции» только 9,34 ±
2,15% отвечают положительно, и называют такие способы, как музыкотерапию, ароматерапия, дыхательные упражнения, общение с природой, психологические тренинги и др. Не владеют способами психофизиологической регуляции – 90,78 ± 1,42% респондентов. Преобладающее большинство студентов никогда не обсуждают свои проблемы с психологом или делают это крайне редко, хотя такая возможность в учебном заведении имеется. Периодически испытывают боли
различной локализации (головные, в желудке, в спине и т.д.) – 31,31 ±
3,43% студентов.
Несмотря на выявленное у студентов соответствие среднего значения стресса норме (77,87 ± 1,7 балла), была обнаружена обратная
связь средней силы между уровнем его развития и степенью удовлетворенности качеством жизни в целом (rs = -0,37, p < 0,001); сформированностью отдельных шкал КЖ: личными достижениями (rs = -0,38,
p < 0,001), поддержкой (rs = -0,29, p = 0,001), самоконтролем (rs = -0,38,
p < 0,001), отсутствием сильных негативных переживаний (rs = -0,35, p
< 0,001).
Из предложенного перечня причин, благодаря которым успешно
изучаются отдельные дисциплины, студенты выбирают следующие:
нравится стиль и методы преподавания педагога – 40,11 ± 3,63%; осознается необходимость получаемых знаний – 40,11 ± 3,63%; присутствует интерес к данному научному направлению – 65,96 ± 3,51%; имеются хорошие базовые знания по дисциплине, помогающие ее хорошо
понимать – 14,83 ± 2,63%.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из причин, по которым у студентов возникают проблемы при
изучении некоторых дисциплин, называют следующие: чрезмерную их
сложность – 4,95 ± 1,60%, понимание того, что эти знания не пригодятся
– 70,32 ± 3,38%, отсутствие интереса на занятиях – 21,97 ± 3,06%, неприязнь к преподавателю – 9,89 ± 2,21%.
В отличие от школьников, 16,48 ± 2,75% студентов после окончания вуза считают для себя возможным остаться в нем работать. Полагают, что процесс обучения в университете хорошо влияет на здоровье
– 30,22 ± 3,40%, почти не влияет – 40,66 ± 3,64%, плохо влияет – 29,12
± 3,36% студентов.
Результаты данного фрагмента исследований выявили достаточно неблагополучное психоэмоциональное состояние у многих старшеклассников и студентов в учебной среде. Из основных причин своих неудач с учебой школьники и студенты называют такие, как отсутствие интереса к тем предметам и дисциплинам, в которых они неуспешны, ощущение ненужности данных знаний и сложные взаимоотношения с педагогами. Тот факт, что на занятиях состояние радости возникает у незначительного количества учащихся, также свидетельствует об определенной неблагополучности учебной атмосферы. Значительное количество жалоб на несправедливое отношение
учителей и преподавателей, переживания стрессовых состояний, позволяют предположить наличие невысокого уровня психологической
грамотности педагогов и, как следствие, присутствие дидактогенных
воздействий. Современные педагоги находятся сегодня в проблемных, постоянно изменяющихся условиях профессиональной деятельности, и их сложное психоэмоциональное состояние оказывает самое
непосредственное влияние на учащихся. Весьма показательным индикатором комфортности школьной атмосферы и престижности педагогического труда является отсутствие у всех опрошенных старшеклассников желания работать учителем. В тоже время, полученные
данные позволяют констатировать, что школьники, полностью удовлетворенные взаимоотношениями с родителями статистически значимо имеют более благополучные отношения с учителями.
Выявленные у студентов многочисленные жалобы на усталость во
время и после учебных занятий, на фоне достаточно оптимистичного
настроения во внеучебное время свидетельствуют о необходимости
дополнительных исследований особенностей воздействия учебного
процесса на учащихся вуза. Основными причинами усталости помимо
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
учебных нагрузок, являются такие факторы, как неумение рационально организовывать свой режим дня, необходимость совмещать учебу с
работой, проживание в общежитии. Выявленные обратные корреляционные связи средней силы между уровнем развития стресса и показателями удовлетворенности качеством жизни студентов также подтверждают необходимость психопрофилактических мероприятий в
учебной среде. Однако не следует игнорировать вклад личностных
факторов, определяющих особенности жизни учащихся. Так, проведенный и представленный ниже анализ поведенческих привычек
школьников и студентов, позволяет внести в число причин повышенной усталости нерациональную организацию режима жизни многих
учащихся.
2.4. Сравнительный анализ показателей функционального и
психологического состояния старшеклассников и студентов в аспекте факторов риска учебной среды
При оценке адаптированности к условиям учебной среды исследовались такие показатели психологического состояния учащихся, как
степень эмоциональной напряженности, тревожности, стресса, депрессии, социальной адаптированности. Уровень функционирования
системы кровообращения отражает степень адаптации к условиям окружающей среды, в том числе учебной. Адаптационный потенциал
системы кровообращения определялся путем расчета индекса функциональных изменений.
В данном фрагменте исследования использовались следующие
методы:
1. Методика измерения уровня тревожности Дж. Тейлора (в
адаптации Т.А. Немчинова). Рассматриваемый опросник состоит из 50
утверждений, на которые обследуемый должен ответить «да» или
«нет». Утверждения отбирались из набора утверждений Миннесотского многоаспектного личностного опросника (MMPI). Выбор пунктов для теста осуществлялся на основе анализа их способности различать лиц с «хроническими реакциями тревоги». Оценка результатов
исследования производится путем подсчета ответов обследуемого: 4050 баллов – очень высокий уровень тревоги; 25-40 баллов – высокий
уровень тревоги; 15-25 баллов – средний уровень (с тенденцией к высокому), 5-15 о среднем (с тенденцией к низкому) и 0-5 баллов – низкий уровень тревоги [266].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2. Методика оценки эмоциональной напряженности Г. Габреевой. Анкета состоит из 30 вопросов [242]. Для лиц, получивших высокие баллы по оценочной шкале, характерен ряд признаков, свидетельствующих о высокой психической напряженности и несформированности системы самоуправления: неверном предвидении, неверной
оценке своих возможностей и реальных успехов в учебной деятельности, неадекватном самоконтроле. При итоговом балле у мальчиков
меньше 11 – оценивается как низкий уровень напряженности, от 12-15
– средний, от 16 и выше – высокий; у девочек итоговый балл 14 –
низкий, от 15 до 18 – средний, от 19 и выше – высокий. В результате
проведенной рядом исследователей экспериментальной апробации
было показано, что психологическое состояние старшеклассников с
высоким уровнем напряженности и с уровнем выше среднего существенно не различается, поэтому для оценки психологического состояния их объединяют в одну группу, также как и учащихся с низким и
ниже среднего уровнями напряженности.
3. Тест для оценки социальной адаптированности М. Гавлиновой [30]. Данная методика позволяет выявить учащихся с неблагоприятно протекающей адаптацией (что может быть у детей, занимающихся по чрезмерно насыщенным и интенсифицированным программам, или когда условия обучения существенно превышают функциональные возможности организма ребенка). Тест дает возможность
выявить индивидуальный уровень социальной адаптированности учащихся и соотнести его с нормативными величинами; позволяет получить групповую характеристику обследованного контингента для
сравнения с группами, отличающимися по социальному статусу, образу жизни. Оценочная шкала варьирует от 0 до 20 баллов, где начало соответствует состоянию полной социальной дезадаптации, а окончание
(20 баллов) – хорошей способности к социальной адаптации. При итоговом балле у мальчиков от 0 до 8 – низкий уровень социальной адаптации, от 9 до 12 – норма, от 13 до 20 – высокий уровень. У девушек: от
0 до 9, от 10 до 13, от 14 до 20, соответственно.
4. Шкала психологического стресса PSM-25 (шкала Лемура–
Тесье–Филлиона, перевод и адаптация Н.Е. Водопьяновой). Цель методики – измерение стрессовых ощущений в соматических, поведенческих и эмоциональных показателях. В шкале предусмотрена бальная оценка состояния человека. Чем больше сумма баллов по всем во-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
просам, тем выше уровень стресса: меньше 99 баллов – низкий, 100125 баллов – средний; больше 125 баллов – высокий [67].
5. Методика дифференциальной диагностики депрессивных
состояний Зунге (в адаптации Т.И. Балашовой). Данная методика предназначена для дифференциальной диагностики депрессивных состояний и состояний, близких к депрессии. Если уровень депрессии (УД)
не более 50 баллов, то диагностируется состояние без депрессии. Если
УД более 50 баллов и менее 59 – делается вывод о легкой депрессии
ситуативного или невротического генеза. При показателе УД от 60 до
69 баллов диагностируется субдепрессивное состояние или маскированная депрессия. Истинное депрессивное состояние диагностируется
при УД более чем 70 баллов [267].
6. Выявление симптомов вегетативных изменений проводилось по методике А.М. Вейна (1998), которая дает возможность исследовать вегетативную устойчивость (лабильность системы терморегуляции, вестибулярного аппарата, признаки тревожности, болевые
симптомы) и оценить степень выраженности вегетативных дисфункций с помощью бальной оценки выявленных симптомов [60]. У здоровых лиц сумма баллов не должна превышать 15.
7. Оценка функционального состояния системы кровообращения
Адаптационные компенсаторно-приспособительные механизмы,
лежащие в основе поддержания оптимального функционального состояния системы кровообращения, определяли путем расчета индекса
функциональных изменений (ИФИ) сердечно-сосудистой системы.
ИФИ как комплексный, интегральный показатель отражает сложную
структуру функциональных взаимосвязей, характеризующих уровень
функционирования сердечно-сосудистой системы с учетом возрастных и весоростовых отношений, и обеспечивает системный подход в
количественной оценке уровня здоровья [6].
ИФИ (баллы) = 0,011(ЧСС) + 0,014(САД) + 0,008(ДАД) + 0,014(В) +
0,009(МТ) – 0,009(Р) – 0,27, где ЧСС – частота сердечных сокращений в
покое (уд/мин), САД и ДАД – величины систолического и диастолического артериального давления в покое (мм рт.ст.), В – возраст (лет),
МТ – масса тела (кг), Р – длина тела (см).
Для отнесения обследованных к различным классам функциональных состояний была использована следующая шкала: удовлетворительная адаптация сердечно-сосудистой системы не превышала 2,10 балла,
напряжение механизмов адаптации – 2,11-3,20 балла, неудовлетвори-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельная адаптация – 3,21-4,30 балла, срыв адаптации – не менее 4,31
балла.
Измерение артериального давления (АД) проводилось в покое, в
положении сидя с помощью автоматического тонометра «Omron»
(Япония) по методу Н.С. Короткова. Перед определением АД испытуемые сидели спокойно не менее 5 минут. Размер используемой манжеты – 13х26 см. При измерении манжету накачивали до давления 160
мм рт.ст. Давление измерялось с точностью до 1 мм рт.ст.
Антропометрические измерения проводили на стандартном, строго выверенном оборудовании. Определение массы и длины тела проводили в утреннее время. Измерение длины тела проводили в положении стоя медицинским ростомером (с точностью до 1 мм). Положение
тела испытуемого было таким, чтобы пятки, ягодицы и плечи касались
измерительного столба, а голова располагалась так, чтобы линия, соединяющая козелок уха и глаз, была горизонтальной. Подвижная
планка ростомера опускалась до соприкосновения с верхушечной точкой головы.
Массу тела измеряли на медицинских электронных весах с точностью до 50 г. Значения ЧСС регистрировались с помощью пульсоксиметра «ЭЛОКС-01С2».
8. Методы идентификации параметров квазиаттракторов поведения вектора состояния биосистем в m-мерном фазовом пространстве состояний. Анализ динамики поведения вектора состояния
организма человека (ВСОЧ) для показателей психологического и
функционального состояния участников образовательного процесса в
m-мерном пространстве состояний осуществляли с помощью авторской программы «Идентификация параметров аттракторов поведения
вектора состояния биосистем в m-мерном фазовом пространстве»
предназначенной для исследования различных систем с хаотической
организацией [115]. Данная программа позволяет представить и рассчитать в фазовом пространстве с выбранными фазовыми координатами параметры квазиаттракторов состояния динамических систем
[325, 326, 327].
Выбранными для обсчета исходными координатами хi ВСОЧ в mмерном пространстве явились индивидуальные психофункциональные
показатели, данные вариационной пульсометрии участников образовательного процесса (старшеклассников, студентов, учителей и педагогов вуза). Каждое такое состояние характеризуется вектором состояния: X=(х1, х2,…хm)T. Исследование поведения квазиаттракторов в m-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мерном фазовом пространстве позволило изучить динамику их движения в выбранных фазовых пространствах.
Вначале в программу поочередно вводили исходные компоненты
ВСОЧ в виде матриц А биосистемы по каждому из k кластеров (всего
таких матриц P), с целью получения матрицы состояний для всех ркластеров в m-мерном фазовом пространстве (i - бегущий индекс компонента вектора x(i = 1, ..., m), a j - номер испытуемого (j = 1, ..., n).
Бегущий индекс кластера k определяет число массивов (групп испыk
туемых) данных (k = 1, ..., p), т.е. элемент такой (А) матрицы aij представляет k-й кластер биосистем, i-й компонент ВСОЧ для j-го испытуемого.
Далее программа «Identity» рассчитывала координаты граней параллелепипеда объемом Vg, внутри которого находится аттрактор
движения ВСОЧ для всех j-х исследуемых j (i = 1, 2,…n) из k-го кластера (k = 1, 2,…р):
m
V
k
g
=
∏
d ik
i =1
,
где
– объем k-го параллелепипеда;
хi(max), хi(min) – координаты крайних точек, совпадающих с нижней и
верхней границей области фазового пространства, внутри которого
движется ВСОЧ по координате xi;
dik= хi(max) - хi(min) – длина граней параллелепипеда (Interval).
В итоге, программа рассчитывает весь объем квазиаттракторов
(General Value) V = (V0, V1…Vp)T, ограничивающих все р квазиаттракторов. Также рассчитывались показатели асимметрии (Asymmet- ry)
стохастического и хаотического центров X1х = (х11х, х12х…х1mх)… Xрх =
(хр1х, хр2х…хрmх) квазиаттракторов для каждого k-го массива данных
c
C
c
c
c
T
c
c
c
T
, x 12 ... x 1m ) ...X p = ( x p1 , x p2 ... x pm ) .
X 1 = ( x 11
Vgk
Далее исследовали степень изменения объема квазиаттракторов
для k-го кластера данных до и после уменьшения размерности фазового пространства, для чего вводился параметр R (в исходном приближении вычислялся R 0 = (V 01 − V 02 )/V 01 ).
После исключения поочередно каждой из i координат вектора X
вычислялись вторые приближения параметров R 1 = (V i1 − Vi 2 )/V i1 и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
получали вектор значений R = ( R 0 , K , R m ) T , т.е., по которому можно определить уменьшилась или увеличилась относительная величина
квазиаттракторов V при изменении размерности фазового пространства.
При помощи разработанных программных методов определяли параметр Zi – расстояние между центрами двух квазиаттракторов движения ВСОЧ для k-го кластера до и после уменьшения размерности фазового пространства. При сильном изменении Zi делалось заключение о
существенной (если параметры меняются существенно) или несущественной (параметры почти неизменны) значимости конкретного, каждоk
T
го xi компонента ВСОЧ для всего вектора X j = ( x1, x2 ,..., xm ) . Чем больше
расстояние между хаотическим и стохастическим центрами в mмерном фазовом пространстве, тем сильнее выражена мера хаотичности в динамике поведения вектора состояния организма человека.
Заканчивали программу исследований формированием и анализом таблиц с результатами идентификации параметров квазиаттракторов поведения ВСОЧ испытуемых. В таблицах представлены данные
размеров ∆xі, показателя асимметрии Rx для каждой координаты хі и
объемы параллелепипедов Vx.
Систематизация материала и статистическая обработка полученных данных осуществлялась при помощи пакета компьютерных программ «Statistica 6.0» и «Биостатистика 4.03». При анализе
таблиц сопряженности использовался критерий χ2, при сравнении качественных признаков при небольшом числе наблюдений применялся
односторонний вариант точного критерия Фишера ( ϕ ), при сравнении
независимых выборок – непараметрический критерий Манна-Уитни.
Для анализа зависимостей вычислялся коэффициент ранговой корреляции Спирмена (rs), который является непараметрическим аналогом
коэффициента Пирсона для интервальных и порядковых переменных,
не подчиняющихся нормальному распределению. Коэффициент равен
+1,0 при прямой связи, –1,0 – при обратной связи, 0 – при отсутствии
связи. Сила корреляционной связи оценивалась качественно: при r от 0
до 0,3 как отсутствие ее или слабая; при r до 0,5 – как умеренная; при r
от 0,51 до 0,7 – как средняя; при r более 0,71 – как сильная [181].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Результаты обработки психодиагностических тестов показали, что
19,68 ± 3,52% школьников высокий уровень напряженности, у 28,35 ±
3,99% – средний и у 51,96 ± 4,43% – низкий. У студентов: 21,25 ±
3,62%, 28,34 ± 3,99% и 50,39 ± 4,42%, соответственно.
Анализ социальной адаптированности обнаружил у 19,68 ± 3,52%
школьников высокий уровень социальной адаптированности (СА), у
59,05 ± 4,36% – средний и у 21,25 ± 3,62% – низкий. У студентов: 30,70
± 4,09%, 51,18 ± 4,43% и 18,11 ± 3,41%, соответственно.
Данные, полученные по методике Тейлора, выявили у 14,17 ± 3,09%
старшеклассников высокий уровень тревожности, у 77,16 ± 3,72% – средний, у 8,66 ± 2,49% – низкий. У студентов: 20,47 ± 3,58%, 29,92 ± 4,06% и
49,60 ± 4,43%, соответственно.
Тестирование по шкале PSM-25 выявило у 20,47 ± 3,58% – средний
уровень стресса и у 79,52 ± 3,58% – низкий. У студентов: 4,72 ± 1,88%,
15,74 ± 3,23% и 79,53 ± 3,58%, соответственно.
Диагностика депрессивных состояний выявила наличие легкой
депрессии ситуативного или невротического генеза у 6,29 ± 2,15%
школьников. Субдепрессивного состояния или маскированной депрессии у старшеклассников не обнаружено. У 1,57 ± 1,10% студентов выявлена маскированная депрессия, у 13,38 ± 3,02% – легкая депрессия
ситуативного характера и у 85,05 ± 3,16% – отсутствие депрессивных
проявлений.
Несмотря на то, что высокий уровень тревожности, эмоциональной напряженности, стресса обнаружен у незначительного количества
школьников и студентов, следует учитывать, что и средний уровень
сформированности данных шкал не является показателем комфортного психологического состояния учащихся.
Выявленный у некоторых школьников и студентов низкий уровень социальной адаптированности свидетельствует о неблагоприятной адаптации к условиям обучения. Факторами риска развития негативных психологических состояний в учебной среде могут быть: несоблюдение физиолого-гигиенических принципов организации обу-чения,
низкая двигательная активность, дефицит времени и высокие учебные
требования, не всегда соответствующие возможностям индивидуума,
неправильные формы общения педагога с учениками и непосредственные неудачи в учебе.
Дальнейшее исследование показало, что среднее значение показателя индекса функциональных изменений у школьников и студентов
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
находится в диапазоне физиологических величин (таблица 4). У 66,93 ±
3,52% школьников выявлена удовлетворительная адаптация сердечнососудистой системы, у 33,07 ± 3,51% – напряженная. У студентов (62,21
± 4,30% и 37,79 ± 4,29% соответственно). Неудовлетворительной адаптации и срыва механизмов адаптации не обнаружено.
Степень выраженности признаков вегетативных изменений в целом по группе школьников незначительно превысила границы нормы
(15,45 ± 0,69 балла), в то время как у студентов средний балл составил
17,93 ± 0,72. Наиболее часто среди называемых учащимися школы и
вуза симптомов указываются приступообразные головные боли, ощущение нехватки воздуха в душном помещении, повышенная потливость
при волнении, быстрая утомляемость, трудности с засыпанием, чувство
недосыпания и усталости при пробуждении утром.
Таблица 4
Показатели функционального и психологического состояния
школьников и студентов (М ± m)
Группы
Показатели
Х1
Х2
Х3
Х4
Х5
Х6
Х7
Школьники,
1,99±0,02 15,45±0,69 12,62±0,38 11,03±0,20 16,03±0,62 67,42±1,90 36,57±0,63
n = 127
Студенты,
2,09±0,02 17,93±0,72 13,19±0,37 12,38±0,29 17,67±0,59 77,87±1,79 37,53±0,58
n = 127
Р
0,745
0,840
0,000
0,050
0,029
0,001
0,013
Примечание: уровень значимости межгрупповых различий по критерию Манна-Уитни (р).
Здесь и в таблице 5: Х1 – ИФИ, Х2 – выраженность вегетативных изменений, Х3
– эмоциональная напряженность, Х4 – социальная адаптированность, Х5 – степень
тревожности, Х6 – уровень стресса, Х7 – уровень депрессии.
Средние значения показателей функционального и психологического состояния студентов педагогического вуза также как и у
школьников соответствуют норме, за исключением признаков вегетативных изменений. Несмотря на то, что ИФИ у студентов находится в диапазоне физиологических величин, он статистически значимо выше, чем у школьников. Также достоверно возрастает уровень
стресса (р = 0,013), признаки вегетативных дисфункций (р = 0,05) и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
степень напряженности (р = 0,029). Повышение данных показателей,
очевидно, связано с более высокими психоэмоциональными и умственными нагрузками студентов и повышенной интенсивностью жизни в целом.
Социальная адаптированность студентов статистически значимо
выше в сравнении со школьниками, что очевидно связано с возрастными характеристиками и такими особенностями студенческой
жизни, как наличие широких социальных контактов (табл. 4).
Корреляционный анализ выявил связи средней силы между ИФИ у
старшеклассников и уровнем стресса (rs = 0,43, р < 0,001), тревожности (rs
= 0,42, р < 0,001), эмоциональной напряженности (rs = 0,32, р < 0,001);
между выраженностью симптомов вегетативных изменений и уровнем стресса (rs = 0,35, р < 0,001), эмоциональной напряженности
(rs = 0,36, р < 0,001).
У студентов выявлена связь средней силы между ИФИ и уровнем
эмоциональной напряженности (rs = 0,42, р < 0,001), стресса (rs = 0,34,
р = 0,001), депрессии (rs = 0,36, р < 0,001); между выраженностью симптомов вегетативных изменений и уровнем стресса (rs = 0,51, р < 0,001),
эмоциональной напряженности (rs = 0,44, р < 0,001), тревожности
(rs = 0,39, р < 0,001).
Так как интегративные показатели могут быть информативнее, чем
отдельные диагностические признаки, для дальнейшего анализа данных
использовалась программа «Идентификация параметров аттракторов
поведения вектора состояния биосистем в m-мерном фазовом пространстве» (Еськов В.М. и соавт., 2006). Данная авторская программа позволила осуществить анализ динамики поведения вектора функционального и психологического состояния учащихся школы и вуза. Для этого
были высчитаны два интегративных показателя – объем квазиаттрактора движения ВСОЧ (Vg) и коэффициент асимметрии (rX) для двух групп
обследуемых школьников и студентов (табл. 5).
Проведенный в рамках теории хаоса и синергетики анализ динамики поведения вектора функционального и психологического состояния учащихся школы и вуза в 7-ми мерном фазовом пространстве
состояний выявил увеличение размеров квазиаттракторов от группы
школьников к группе студентов (рис. 12). Динамика движения век-тора
интегративных показателей у студентов имеет более выраженный колебательный характер, чем в группе школьников. Общий объем параллелепипеда, ограничивающего квазиаттрактор ВСО студентов (2,59*109)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
на порядок превышает таковой у школьников (5,88*108), при увеличении коэффициента асимметрии (rХ) с 4,18 до 18,76 (табл. 5).
Таблица 5
Результаты идентификации параметров квазиаттракторов
вектора функционального и психологического состояния
школьников и студентов в 7-мерном фазовом пространстве состояний
Интервалы
Группы
Асимметрия
Группы
1
2
rХ1
1,36
0,13
0,06
rХ2
46
0,19
18,5
0,01
rХ3
19,5
0,02
Х4
11
0,05
rХ4
11
0,05
Х5
29
0,11
rХ5
37
0,14
Х6
84
0,02
rХ6
119
0,12
Х7
32
rХ7
44
0,13
1
2
Х1
1,1
0,02
Х2
32
Х3
0,02
8
9
VG
5,88*10
2,59*10
rХ
4,18
18,76
Примечание: VG – общий объем параллелепипеда, rХ – показатель асимметрии.
Группы: 1 – школьники (n=127), 2 – студенты (n=127).
Фазовое пространство
Фазовое пространство
Фазовое пространство
1
2
Рис. 12. Результаты идентификации параметров квазиаттракторов ВСО школьников (1) и студентов (2) в 3-х мерном фазовом подпространстве состояний
(координаты вектора: ИФИ (IFI), уровень стресса (Stress),
выраженность
вегетативных изменений (Vein)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При помощи разработанных программных методов биоинформационного анализа определяли параметр Zi – расстояние между центрами
двух квазиаттракторов (Z) движения ВСОЧ для k-го кластера до и после уменьшения размерности фазового пространства.
Расстояние между центрами квазиаттракторов Z0 = 9,06 (табл. 6).
Процедура поэтапного исключения из расчета отдельных компонент
вектора состояния исследуемых показателей с одновременным сравнением существенных и несущественных изменений позволила выявить, что наиболее значимое влияние на расчетные параметры квазиаттракторов оказывают такие признаки как эмоциональная напряженность (Z3 = 8,76) и уровень стресса (Z6 = 2,53).
Таблица 6
Результаты сравнения расстояний (Zi) между центрами
квазиаттракторов движения вектора функционального
и психологического состояния организма школьников и студентов
Vx
Vx0 = 5,58*108
Vx1 = 5,07*108
Vx2 = 1,74*108
Vx3 = 3,02*107
Vx4 = 5,07*107
Vx5 = 1,92*107
Vx6 = 6,64*106
Vx7 = 1,74*107
Vy
Vy0 = 2,59*109
Vy1 = 1,91*109
Vy2 = 5,65*107
Vy3 = 1,33*108
Vy4 = 2,36*108
Vy5 = 7,02*107
Vy6 = 2,18*107
Vy7 = 5,90*107
Z
Z0 = 9,06
Z1 = 9,06
Z2 = 9,05
Z3 = 8,76
Z4 = 9,01
Z5 = 9,06
Z6 = 2,53
Z7 = 9,05
Примечание: Vx0 – объем первого квазиаттрактора, Vy0 – объем второго
квазиаттрактора, Z0 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов.
Результаты, полученные по данному фрагменту исследований,
выявили соответствие практически всех средних значений рассматриваемых показателей психологического и функционального состояния
школьников и студентов норме. Тем не менее, корреляционный анализ
обнаружил связь средней силы между повышением уровня стресса,
напряженности, тревожности, депрессии и увеличением зна-чения индекса функциональных изменений в обеих группах учащихся. Между
степенью выраженности признаков вегетативных изменений и исследуемыми показателями также выявлены корреляционные связи средней
силы. Исследование параметров квазиаттракторов поведения ВСОЧ, в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
свою очередь, позволило увидеть увеличение степени хаотичности биосистемы в группе студентов, по сравнению с группой школьников. Полученные данные позволяют предположить существование негативных
тенденций в исследуемых показателях от школьников-таршеклассников
к студентам, что дает основание аргументировать необходимость профилактических мероприятий и мониторинга психоэмоционального фона учебной среды. Прежде всего, необходимо контролировать такие
факторы риска, как повышение уровня стресса и эмоциональной напряженности учащихся, так как анализ параметров порядка выявил их существенную значимость. Выявленная корреляционная связь между
психоэмоциональным состоянием учащихся и адаптационным потенциалом системы кровообращения не позволяет игнорировать негативное воздействие психологических стрессов учебной среды, включая дидактогенные влияния и возможные деструктивные взаимоотношения
между самими учащимися.
2.5. Исследование поведенческих факторов риска школьников
и студентов
На здоровье учащихся оказывают влияние не только учебные
факторы риска и связанные с процессом обучением аспекты жизнедеятельности, но и собственный образ жизни школьников и студентов,
подробному анализу, которого и посвящен данный фрагмент исследования. В работе использовались следующие методики:
1. Опросник «СИНДИ» для изучения поведенческих факторов
риска в российских регионах [460]. Методика «СИНДИ» обеспечивает
надежность, достоверность и репрезентативность анализируемых данных, позволяет оценить распространенность поведенческих факторов
риска в специфических условиях отдельных регионов, выяснить отношение различных групп населения к конкретной проблеме здоровья
и образа жизни.
2. Опросник «Образ жизни школьников» А.С. Галицкого и Е.Ю.
Березняка (2005). Данная методика предназначена для изучения поведенческих факторов риска учащихся старших классов и студентов. Опросник состоит из 57 вопросов и позволяет проанализировать такие компоненты образа жизни (ОЖ) как режим сна – бодрствования, режим труда – отдыха, особенности питания, физическую активность, закаливание, привычки, самооценку здоровья, прогноз в отношении дальнейшего ОЖ. Опросник позволяет выделить 3 группы учащихся: группу
здорового образа жизни (ЗОЖ), промежуточную и группу риска [261].
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. «Анкета для выявления факторов риска у подростка» А.А.
Баранова (2008). Анкета состоит из 27 пунктов и позволяет оценить
повседневные риски в образе жизни учащихся [30].
4. Определение уровня физической активности школьников и
студентов. По методу, описанному М.М. Безруких и В.Д. Сонькиным
(2004), учащиеся распределялись по группам с различным уровнем
физической активности (ФА): недостаточный, оптимальный и повышенный ФА [242]. К группе с недостаточной физической активностью, были отнесены учащиеся, не занимающиеся дополнительно ни в спортивных секциях, ни самостоятельно физическими упражнениями, а также занимающиеся дополнительно не более 1 ч в неделю. В группу с оптимальной физической активностью вошли учащиеся, занимающиеся физическими упражнениями дополнительно от
2-х до 20 ч в неделю. В группу с повышенной физической активностью вошли те, у кого занятия в спортивных секциях и самостоятельные упражнения превышают 21 час в неделю.
Изучение поведенческих особенностей старшеклассников (n = 180)
позволило выделить три группы учащихся, отличающихся по образу
жизни: риска, промежуточную и здорового образа жизни (ЗОЖ).
Школьники, у которых в образе жизни было выявлено преобладание
здоровых привычек наряду с отсутствием разрушительных для здоровья
форм поведения, вошли в группу ЗОЖ (n = 42; 23,33 ± 3,15%). В группу
«риска» вошли не только школьники с ярко выраженными вредными
привычками, но и те, у которых обнаружены постоянные нарушения режима дня, недостаточный отдых, низкая физическая активность, продолжительность сна менее 6-7 часов, нерациональность и нерегулярность
питания, злоупотребление компьютерными играми, длительный просмотр телевизора (n = 60; 33,33 ± 3,51%).
Анализ образа жизни остальных старшеклассников (n = 78;
43,33 ± 3,69%) выявил несоответствие ряда поведенческих привычек
понятию «здоровые», но не на столько, чтобы отнести данных учеников к группе риска. Эти школьники были выделены в промежуточную
группу.
Изучение особенностей образа жизни старшеклассников показало,
что постоянно завтракают перед уходом в школу – 40,55 ± 3,65%, иногда – 26,11 ± 3,27%. В группе ЗОЖ детей, имеющих регулярный завтрак, в 1,42 раза больше, чем в промежуточной и в 2,86 раза, чем в
группе риска: χ2 = 18,586, d.f. 4, р < 0,001.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Более подробное исследование структуры питания школьников
выявило, что у многих наблюдается недостаточное употребление основных продуктов (табл. 1, стр. 63). В ежедневном рационе старшеклассников наблюдается повышенное употребление сахара и углеводной пищи (картофеля, макарон) при наличии недостатка блюд из круп,
молочных продуктов, фруктов, овощей, рыбы.
Делают зарядку 19,44 ± 2,94%, не делают – 57,77 ± 3,68%, выполняют ее иногда – 22,77 ± 3,12% школьников. В группе ЗОЖ утреннюю
зарядку делают чаще в 2,32 раза, чем в промежуточной и в 8,04 раза, чем
в группе риска: χ2 = 15,161, d.f. 4, р = 0,004.
Бывают ежедневно на свежем воздухе меньше часа – 43,88 ± 3,69%
старшеклассников. Используют те или иные виды закаливающих процедур – 35,00 ± 3,55% школьников. В группе ЗОЖ закаливаются в 2,35
раз больше детей, чем в группе риска и в 1,64 раза, чем в промежуточной: χ2 = 10,895, d.f. 2, р = 0,004.
Исследование сформированности у старшеклассников такого гигиенического навыка как чистка зубов, показало, что 2 раза в день и чаще
чистят зубы 57,77 ± 3,68% школьников, 1 раз в день – 39,44 ± 3,64%, не
ежедневно – 2,78 ± 1,22%.
В группе ЗОЖ в 1,39 раза меньше детей, чистящих зубы реже 2-х
раз в день, чем в группе риска и в 1,31 раза, чем в промежуточной, но
эти отличия статистически не значимы. Сформированность данного
гигиенического навыка у девочек несколько лучше, они чистят зубы
дважды в день в 1,33 раза чаще, чем мальчики: χ2 = 4,176, d.f. 2, р =
0,041.
В группе ЗОЖ школьников в 1,63 раз чаще устраивают отношения в семье, чем в группе риска, и в 1,21 раз чаще, чем в промежуточной: χ2 = 14,981, d.f. 4, р = 0,005. При этом в группе здорового образа
жизни нет ни одного старшеклассника, которого бы не удовлетворяли
взаимоотношения с родителями, а в группе риска таких учащихся в
2,86 раз больше, чем в промежуточной. Разницы в удовлетворенности
отношениями в семье между мальчиками и девочками не выявлено.
Регулярно курят – 20,55 ± 3,01% старшеклассников, пробовали
или редко – 16,11 ± 2,74%, не курят – 63,33 ± 3,59%. Так как в группу
здорового образа жизни курящие подростки не вошли, сравнивалось
количество курильщиков в двух других. В промежуточной группе курящих школьников в 4,04 раза меньше, чем в группе риска:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
χ2 = 23,012, d.f. 2, р < 0,001. Количество постоянно курящих девочек
(21,51%) примерно равно числу курящих мальчиков (19,54%).
Употребляют алкоголь: часто – 5,00 ± 1,62% старшеклассников,
иногда и редко – 56,11 ± 3,69%, никогда – 38,88 ± 3,63%. Регулярное
употребление алкоголя, как и курение, было одним из критериев, по
которым обследуемые школьники не могли войти в группу ЗОЖ, хотя
по этим показателям из нее было исключено только два подростка, у
одного из которых на фоне большинства здоровых привычек присутствовало курение, а у другого периодическое употребление пива. В группе риска в 4,55 раза больше школьников, часто употребляющих алкоголь, чем в промежуточной группе. Редко употребляющих некрепкие
алкогольные напитки в группе ЗОЖ в 1,66 раз меньше, чем в группе
риска и в 1,58 раз, чем в промежуточной: χ2 = 11,379, d.f. 2, р = 0,003.
Из общего числа школьников проводят за компьютером менее 2-х
часов в день – 35,55 ± 3,56%, более 2-3-х часов – 52,77 ± 3,72%, несколько часов в сутки, включая ночное время – 11,66 ± 2,39%. В
группе ЗОЖ в 2,45 раза меньше школьников, проводящих длительное
время за компьютером, чем в группе риска и в 1,34 раза, чем в промежуточной: χ2 = 21,422, d.f. 4, р < 0,001.
Смотрят телевизор: менее 2-х часов в день – 42,28 ± 3,68% старшеклассников, более 2-3-х часов – 47,22 ± 3,72%, несколько часов в
день и даже ночью – 10,55 ± 2,29%. В группе ЗОЖ в 2,12 раза меньше
школьников, нарушающих гигиенические нормы просмотра телевизора, чем в группе риска и в 1,06 раза, чем в промежуточной: χ2 = 27,522,
d.f. 4, р < 0,001.
Дальнейший анализ показал, что из 180 школьников болеют: часто – 9,44 ± 2,17%, более 2-х раз в год – 32,22 ± 3,48%, 1-2 раза в год –
53,33 ± 3,71%, редко – 5 ± 1,62%. Болеющих более 2-х раз в год
школьников в группе ЗОЖ меньше в 2,06 раза, чем в промежуточной и
в 3,38 раза, чем в группе риска. Редко и 1-2 раза в год болеющих детей
больше в группе ЗОЖ в 1,33 раза, по сравнению с промежуточной и в
2,38 раза, по сравнению с группой риска: χ2 = 25,363,
d.f. 4,
р < 0,001.
Школьников, у которых постоянно присутствует чувство усталости на уроках, в группе ЗОЖ – 2,38 ± 2,35%, в промежуточной – 7,77 ±
3,03%, в группе риска – 38,33 ± 6,27%. В группе здорового образа
жизни в 1,81 раз больше детей, редко испытывающих усталость на за-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нятиях, чем в промежуточной и в 2,38 раз, чем в группе риска: χ2 =
32,363, d.f. 4, р < 0,001.
Исследование физической активности старшеклассников показало, что у большинства учащихся она не соответствует рекомендованным гигиенистами нормативам. По описанному М.М. Безруких и В.Д.
Сонькиным [242] подходу к распределению школьников по группам с
различной физической активностью (ФА), мы выделили учащихся с
недостаточной, оптимальной и повышенной ФА. Полученные данные
показали, что у 66,66 ± 4,88% девочек и 55,17 ± 5,33% мальчиков наблюдается недостаточная физическая активность (табл. 7). В группе ЗОЖ в
1,20 раза больше учащихся с оптимальным уровнем ФА, чем в промежуточной и в 3,17 раз, чем в группе риска: χ2 = 20,931, d.f. 4, р < 0,001.
Таблица 7
Уровни физической активности старшеклассников
Девочки
Мальчики
Всего
Физическая
активность
Кол-во
%
Кол-во
%
Кол-во
%
Недостаточная
62
66,66 ± 4,88
48
55,17 ± 5,33
110
61,11 ± 3,63
Оптимальная
26
27,96 ± 4,65
34
39,08 ± 5,23
60
33,33 ± 3,51
Повышенная
5
5,38 ± 2,34
5
5,75 ± 2,49
10
5,55 ± 1,70
Итого
93
100,00
87
100,00
180
100,00
Анализ поведенческих привычек учащихся старших классов показал, что образ жизни только 23,33% соответствует понятию «здоровый». Остальным необходимо внимание родителей для коррекции
ОЖ и уменьшения воздействия выявленных факторов риска.
В исследовании особенностей образа жизни учащихся вуза участвовали 182 студента Сургутского педагогического университета. Полученные данные показали, что считают себя людьми, ведущими ЗОЖ
– 48,35 ± 3,70% студентов, но подробный анализ особенностей образа
жизни и в этой группе учащихся выявил те или иные нарушения режима труда, отдыха и питания. Относятся к ЗОЖ позитивно, но не регулярно следуют ему – 43,95 ± 3,67%; считают ЗОЖ полезным, но не
ведут его – 7,14 ± 1,90%, не придают значения принципам ЗОЖ – 1,64
± 0,94%.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Занимаются самообразованием по вопросам собственного здоровья – 43,41 ± 3,67% студентов. Читают литературу о здоровом образе жизни, смотрят телепередачи соответствующей направленности –
43,95 ± 3,67% респондентов, причем девушки значительно чаще, чем
юноши (χ2 = 66,155, d.f. 1, р < 0,001). С учетом педагогической специализации большинства участвующих в исследовании студентов,
вышеуказанные данные говорят о необходимости пристального внимания вуза к воспитанию культуры здоровья будущих учителей.
Считают свое здоровье хорошим – 21,97 ± 3,06% студентов, удовлетворительным – 51,64 ± 3,70%, неважным – 7,69 ± 1,97%, затруднились ответить – 19,23 ± 2,92%. Болеют реже, чем один раз в год простудными заболеваниями – 25,82 ± 3,24% студентов, один раз в год –
43,95 ± 3,67%, чаще 2-х раз в год – 26,37 ± 3,26%, часто – 5,49 ± 1,61%.
В иерархии ценностей у 37,91 ± 3,45% наших респондентов здоровье занимает первое место, у 29,12 ± 3,36% – второе. У большинства
опрошенных первое место в системе ценностей занимает семья (причем как у юношей, так и у девушек). Третье ранговое место, у преобладающего числа студентов занимают родственники (15,93 ± 2,71%)
или друзья (13,73 ± 2,55%). Четвертое место, делят такие ценности, как
любовь (11,53 ± 2,36%) и образование (9,34 ± 2,15%). Работе большинство студентов отводят пятое место. Деньги в системе ценностей у 87,91
± 2,41% студентов занимают восьмое место.
Подавляющее большинство студентов (73,07 ± 3,28%) считают,
что за здоровье человека основную ответственность несет он сам. Но
когда было предложено выразить свое мнение по этому вопросу в
процентах, получилось следующее: 47,80 ± 3,70% ответили, что здоровье человека на 15-20% зависит от его образа жизни; 6,04 ± 1,76%
отвели этому фактору от 25 до 40%; 40,65 ± 3,64% опрошенных – от 50
до 70%; 3,32 ± 1,32% студентов – затруднились ответить.
Полагают, что здоровье человека на 50-60% зависит от уровня
развития медицинских услуг – 20,32 ± 2,98% опрошенных (тогда как
по официальным данным – на 10%). Недооценивают значение медицинского фактора 34 ± 3,51% студентов, остальные адекватны в его
оценке.
Качество питания оказывает значительное влияние на здоровье.
Считают, что их родители уделяли достаточно времени здоровому питанию в семье – 91,75 ± 2,03% студентов. Соблюдать посты принято в
11,53 ± 2,3% семей, принципы рационального питания – в 26,37 ± 3,26%.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Питаются без соблюдения особенных правил – 63,73 ± 3,51% опрошенных семей.
Рассмотрение особенностей режима питания показало, что едят два
раза в день – 31,86 ± 3,45% студентов, три – 38,46 ± 3,60%, четыре – 15,38
± 2,67%, пять-шесть раз – 7,14 ± 1,90%, один-два раза – 1,09 ± 0,76%, и 7,14
± 1,9% – «когда как», «как получится». Режим питания удается соблюдать 10,98 ± 2,31% человек, 16,48 ± 2,75% – не всегда, и чаще всего не
соблюдают – 73,07 ± 3,28%.
Завтракают перед уходом в вуз: постоянно – 48,35 ± 3,70%, иногда – 35,71 ± 3,55%, никогда – 16,48 ± 2,75% студентов. Исследование
рационов питания студентов выявило, что у многих из них, также как
и у школьников, наблюдается недостаточное употребление основных
продуктов питания (табл. 8).
Таблица 8
Частота употребления студентами основных продуктов питания, %
Продукты питания
Частота
потребления
Ежедневно
4-5 раз
в неделю
Редко
Не
употребляют
Рыба
Молочные
продукты
Фрукты,
овощи
Крупяные
блюда
Макароны и
хлебобулочные
изделия
63,73±3,56
20,32±2,98
39,01±3,61
65,93±3,51
34,61±4,41
91,21±2,79
26,37±3,26
43,95±3,67
47,80±3,70
31,31±3,43
43,41±4,50
8,79±2,79
8,24±2,03
25,82±3,24
9,34±2,15
3,84±1,42
21,98±3,35
—
2,74±1,21
10,98±2,31
4,94±1,60
—
—
—
Мясные
продукты
Употребляют газированные безалкогольные напитки (пепси-колу,
кока-колу, фанту, спрайт и т.п.) – 31,86 ± 3,45%, чипсы, сухарики –
27,47 ± 3,30% студентов. Не обращают внимание на возможное содержание в пище генетически модифицированных продуктов – 63,73 ± 3,56%
учащихся. Покупают еду с большим количеством консервантов, красителей – 13,73 ± 2,55%, консервированные и копченые продукты –
20,87 ± 3,01% студентов. Употребляют вышеперечисленные продукты:
редко – 55,49 ± 3,68%, один-два раза в неделю – 27,47 ± 3,30%, каждый
день – 13,18 ± 2,50%, несколько раз в день – 3,84 ± 1,42%. Осознанно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стараются избегать использования в пищу вышеуказанных продуктов
питания всего лишь – 1,09 ± 0,76% респондентов.
Пьют не фильтрованную водопроводную воду – 21,42 ± 3,04%,
кипяченую – 40,10 ± 3,63%, отстоявшуюся – 7,14 ± 1,90%, фильтрованную – 20,87 ± 3,01%, покупают очищенную – 12,63 ± 2,46% учащихся вуза.
Регулярно употребляют витаминно-минеральные комплексы –
18,68 ± 2,88% студентов, только в весенний или зимний периоды –
27,47 ± 3,30%, ежедневно, с учетом дефицитных для населения ХМАО
– Югры витаминов и минеральных веществ – 8,79 ± 2,09%, в восстановительный после болезни период – 12,63 ± 2,46%, редко – 28,57 ±
3,34%, совсем не употребляют – 5,49 ± 1,68%.
Исследование наличия вредных привычек показало, что ежедневно курят – 20,87 ± 3,01%, курят иногда – 16,48 ± 2,75%, никогда –
53,84 ± 3,69%, бросили – 9,34 ± 2,15% студентов.
Еженедельно употребляют алкоголь – 6,59 ± 1,83% учащихся вуза
(из них – 4,39 ± 1,51% ‒ пиво), раз в месяц – 11,53 ± 2,36%, раз в два-три
месяца – 26,92 ± 3,28%, практически никогда не употребляют – 56,04 ±
3,67%. Ни разу не напивались – 34,06 ± 3,51% студентов, однажды –
31,31 ± 3,43%, два-три раза – 10,98 ± 2,31%, несколько раз – 20,87 ±
3,01%, часто – 3,84 ± 1,42%.
Исследование сформированности гигиенических навыков показало, что меняют зубную щетку: раз в месяц – 20,32 ± 2,98%, раз в
два месяца – 37,91 ± 3,59%, раз в три месяца – 27,47 ± 3,30%, раз в
4-5 месяцев – 6,59 ± 1,83%, раз в год – 1,64 ± 0,94%, не следят за этим
– 7,69 ± 1,97% учащихся. Чистят зубы дважды в день – 69,23 ± 3,42%,
1 раз в день – 30,21 ± 3,40%, не каждый день – 1,64 ± 0,94% студентов.
Бывают ежедневно на свежем воздухе меньше часа – 46,70 ± 3,69%
учащихся. Не применяют закаливающих процедур – 68,51 ± 3,44%
студентов. Принимают контрастный душ – 23,07 ± 3,12%, обливаются
холодной водой – 6,59 ± 1,83%, используют другие виды закаливания
– 7,14 ± 1,90% респондентов.
По разным причинам не удается соблюдать режим труда и отдыха – 71,97 ± 3,32% студентам (проживание в общежитии, нестабильный график работы, зачастую в вечернее время и др.). Многие
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
учащиеся вуза ложатся спать после 24 часов, часто недосыпают, чем
часто обусловлена повышенная усталость.
Из поведенческих факторов риска также выявлено, что пользуются ремнями безопасности в машине – 67,03 ± 3,48%, не пользуются
– 10,98 ± 2,31%, иногда – 23,07 ± 3,12%.
Исследование физической активности студентов показало, что
оптимальный уровень ФА (по используемой методике оценки ФА, это
лица, тренирующиеся помимо занятий в университете более 2-х часов
в неделю) выявляется только у 30,22 ± 3,40% учащихся вуза (табл. 9).
Таблица 9
Уровни физической активности студентов
Девушки
Юноши
Всего
Физическая
активность
Кол-во
%
Кол-во
%
Кол-во
%
Недостаточная
72
68,57 ± 4,53
43
55,84 ± 5,65
115
63,18 ± 3,57
Оптимальная
26
24,76 ± 4,21
29
37,66 ± 5,52
55
30,22 ± 3,40
Повышенная
7
6,66 ± 2,43
5
6,49 ± 2,81
12
6,59 ± 1,83
105
100,00
77
100,00
182
100,00
Итого
Считают, что взаимоотношения в их семье почти всегда хорошие –
56,04 ± 3,67%, удовлетворительные – 32,96 ± 3,48% респондентов. Недовольны семейной атмосферой и отношениями с родителями – 12,08 ±
2,41% студентов. Могут откровенно обсудить свои проблемы: с отцом – 13,18 ± 2,50%, с матерью – 28,57 ± 3,34%, с друзьями – 45,60 ±
3,69%, с психологом – 3,84 ± 1,42%, с братом или сестрой – 7,14 ±
1,90 %, с некоторыми преподавателями – 3,29 ± 1,32% учащихся вуза.
Не используют методов самоконтроля за состоянием своего организма – 61,53 ± 3,60% респондентов. Реагируют ухудшением самочувствия на перепады температуры и давления (столь частые и характерные для Среднего Приобья) – 67,03 ± 3,48% человек от общего
числа опрошенных.
Результаты изучения поведенческих привычек учащихся вуза показали, что из 182 студентов 21,98 ± 3,06% (n = 40) вошли в группу
здорового образа жизни, 34,07 ± 3,51% (n = 62) – в промежуточную
группу, 43,96 ± 3,67% (n = 80) – в группу риска.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Несмотря на то, что 73,07 ± 3,28% студентов считают себя ответственными за свое здоровье, у многих реальное поведение не только
не подкрепляется полезными привычками, а, зачастую, проявляется в
откровенно вредных для здоровья особенностях образа жизни. Среди
поведенческих факторов риска у студентов преобладают не вредные
привычки, а такие особенности, как несоответствие гигиеническим
нормам режима сна и бодрствования (нет точного времени отхода ко
сну, недостаточная продолжительность сна), нарушения регулярности,
кратности и разнообразия питания. У большинства студентов нет утренней зарядки и адекватной возрасту физической активности; выявляется недостаточное пребывание на свежем воздухе и отсутствие закаливающих процедур. Многие студенты вынуждены совмещать учебу с
работой, причем они заняты, как правило, малоквалифицированным
достаточно тяжелым трудом, часто в вечернее и ночное время. Все это
ведет к серьезным нарушениям режима дня, переутомлению, хроническому психоэмоциональному перенапряжению и, как следствие, ухудшению здоровья.
Высокая распространенность среди студентов и школьников неблагоприятных факторов образа жизни свидетельствуют о необходимости исследования влияния поведенческих привычек учащихся на
показатели их функционального и психологического состояния.
2.6. Особенности образа жизни и показатели функционального
и психологического состояния школьников и студентов
Показатели психического здоровья школьников и студентов в
группах, отличающихся по образу жизни, оценивали, определяя уровень стресса, тревожности, напряженности, депрессии (методики описаны выше). Оценка функционального состояния системы кровообращения проводилась путем вычисления индекса функциональных изменений (ИФИ). Признаки вегетативных изменений определялись по
методике А.М. Вейна.
Систематизация материала и статистическая обработка полученных данных осуществлялась при помощи пакета компьютерных программ «Statistica 6.0» и «Биостатистика 4.03». При анализе таблиц сопряженности использовался критерий χ2. Сравнение 2-х независимых
выборок осуществлялось с помощью непараметрического критерия
Манна-Уитни (T). При необходимости множественного сравнения применялся критерий Н – Крускала–Уоллиса. Для попарного сравнения не
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
скольких групп, в случае равных объемов выборок, применялся непараметрический вариант критерия Ньюмена–Кейлса (q), при различных
объемах выборок – критерий Данна (Q) [71]. Для анализа зависимостей
вычислялся коэффициент ранговой корреляции Спирмена (rs).
Анализ динамики поведения ВСОЧ для показателей психологического и функционального состояния школьников и студентов осуществляли с помощью авторской программы «Идентификация параметров аттракторов поведения вектора состояния биосистем в m-мерном
фазовом пространстве» [115].
Сравнение средних значений показателей функционального и
психологического состояния в группах школьников, отличающихся по
образу жизни, выявило значительное количество статистически значимых отличий (табл. 10). Выявился высокий уровень значимости
межгрупповых различий по критерию Крускалла–Уоллиса между всеми исследуемыми показателями. Так как объемы наших выборок в
данном случае различны, дальнейшее попарное сравнение всех 3-х
групп проводилось с использованием критерия Данна. Между группой
ЗОЖ и риска были обнаружены статистически значимые различия по
всем рассматриваемым параметрам. При сравнении 1 и 2, 2 и 3 групп
достоверные отличия выявились только лишь между некоторыми показателями (табл. 10).
Таблица 10
Показатели функционального и психологического состояния школьников,
отличающихся по образу жизни (М ± m)
Параметр
Группы
РК-О
Р1-2
Р1-3
Р2-3
2,16±0,02
< 0,001
+
+
–
14,88±0,91
21,43±0,81
< 0,001
–
+
+
10,75±0,51
12,23±0,52
15,34±0,61
< 0,001
–
+
+
Х4
12,38±0,29
10,55±0,24
10,78±0,34
< 0,001
+
+
–
Х5
13,12±0,89
16,50±1,01
18,31±1,16
< 0,005
–
+
–
Х6
55,52±2,84
70,24±2,83
75,43±3,68
< 0,001
+
+
–
Х7
33,24±1,20
36,67±0,92
39,76±1,03
< 0,001
–
+
–
2 (n = 78)
2 (n = 78)
3 (n = 60)
Х1
1,86±0,02
1,99± 0,03
Х2
12,02±1,02
Х3
Примечание. Группы школьников: 1 – ЗОЖ, 2 – промежуточный ОЖ, 3 – группа риска. Х1 – ИФИ, Х2 – выраженность вегетативных изменений, Х3 – эмоциональная напряженность, Х4 – социальная адаптированность, Х5 – степень тревожности, Х6 – уровень
стресса, Х7 – уровень депрессии.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Межгрупповые различия: РК-О – по критерию Крускала–Уоллиса; по крите-рию
Данна: Р1-2 – между группами 1 и 2, Р1-3 – между группами 1 и 3, Р2-3 – между
группами 2 и 3 (р < 0,05).
В группе ЗОЖ старшеклассники с удовлетворительной адаптацией сердечно-сосудистой системы встречаются в 1,25 раз чаще, чем в
промежуточной и в 1,89 раз, чем в группе риска: χ2 = 19,998, d.f. 2, р <
0,001. У мальчиков в 1,41 раза чаще встречается напряжение механизмов адаптации, чем у девушек, но эти отличия статистически не значимы. Между степенью соответствия образа жизни школьников понятию «здоровый» и ИФИ выявлены обратные корреляционные связи (rs
= - 0,524, р < 0,001). Коэффициент корреляции между ИФИ и физической активностью составил rs = - 0,415 (р < 0,001).
Сравнение вегетативной устойчивости у школьников с различным
образом жизни показало, что средний балл по данному показателю
соответствует норме только в группах ЗОЖ и промежуточной, а в
группе риска превышает границы нормы (табл. 10). В группе ЗОЖ в
1,21 раза больше школьников, у которых признаки вегетативных изменений находятся в пределах нормы, чем в промежуточной и в 3,06
раза, чем в группе риска: χ2 = 27,294, d.f. 2, р < 0,001. У мальчиков в
1,43 раза чаще, чем у девочек признаки вегетативных изменений соответствуют норме: χ2 = 4,984, d.f. 1, р = 0,026. Наиболее часто среди называемых школьниками симптомов указывались приступообразные
головные боли, ощущение нехватки воздуха в душном помещении,
повышенная потливость при волнении, быстрая утомляемость, трудности с засыпанием, чувство недосыпания и усталости при пробуждении утром. Чем более образ жизни старшеклассников соответствует
понятию «здоровый», тем меньше выражены признаки вегетативных
дисфункций: rs = - 0,487, р < 0,001. Между уровнем физической активности и признаками вегетативных изменений наблюдается отрицательная корреляционная связь: rs = - 0,338, p < 0,001.
В группе ЗОЖ в 2,15 раза меньше школьников с высоким уровнем
напряженности, чем в промежуточной и в 4,90 раза, чем в группе риска:
χ2 = 20,587, d.f. 4, р < 0,001. Выявлена обратная корреляционная связь
между уровнем напряженности и степенью соответствия образа жизни
учащихся понятию «здоровый» (rs = - 0,306, р < 0,001); уровнем напряженности и физической активностью (rs = - 0,271, р = 0,001).
В группе ЗОЖ школьников с низким уровнем социальной адаптированности не обнаружено, в группе риска их в 1,23 раза больше, чем в
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
промежуточной. Старшеклассников с высокой социальной адаптированностью больше в 2,02 раза в группе ЗОЖ, чем в промежуточной и в
1,43 раза, чем в группе риска: χ2 = 17,673, d.f. 4, р = 0,001. У мальчиков в
3,01 раза чаще встречается низкий уровень социальной адаптированности, чем у девочек и в 1,05 раза реже высокий уровень социальной адаптированности: χ2 = 12,867, d.f. 2, р = 0,002. Сравнение средних величин
по данному тесту у девочек и мальчиков свидетельствуют о том, что
отличия между ними практически отсутствуют. Коэффициент корреляции между образом жизни и социальной адаптированностью составил 0,340 (р < 0,001), между СА и физической активностью rs = 0,252
(р = 0,003).
Средний балл по уровню тревожности в группе ЗОЖ – средний с
тенденцией к низкому, в промежуточной и группе риска средний с
тенденцией к высокому. В группе ЗОЖ низкий уровень тревожности у
школьников встречается в 2,30 раза чаще, чем в промежуточной и в
1,67 раза, чем в группе риска: χ2 = 10,023, d.f. 2, р = 0,007. Коэффициент корреляции между образом жизни и уровнем тревожности составил rs = - 0,303 (р < 0,001), между тревожностью и физической активностью rs = - 0,248 (р = 0,003).
В группе ЗОЖ повышенный уровень стресса обнаружен у 2,38 ±
1,13% школьников, в промежуточной группе у 7,69 ± 1,98%, в группе
риска – у 15 ± 2,66%. Значимые обратные корреляционные связи установлены между уровнем стресса и степенью соответствия ОЖ понятию здорового (rs = - 0,443, р < 0,001), между уровнем стресса и физической активностью (rs = - 0,267, р = 0,001).
Статистически значимая разница в уровне развития депрессивных состояний была обнаружена только при сравнении показателей в
группе ЗОЖ с группой риска: z = 3,188, р = 0,001 (табл. 10). Выявлены
обратные корреляционные связи между уровнем депрессии (УД) и образом жизни школьников (rs = - 0,345, р < 0,001), между УД и физической активностью (rs = - 0,192, р = 0,022).
При сравнении исследуемых показателей в трех выделенных
группах учащихся методами биоинформационного анализа, использовалось 7 диагностических признаков: Х1 – ИФИ, Х2 – выраженность вегетативных изменений, Х3 – эмоциональная напряженность,
Х4 – социальная адаптированность, Х5 – тревожность по Тейлору, Х6
– уровень стресса, Х7 – уровень депрессии. Размерность фазового
пространства была равна числу диагностических признаков, являю-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щихся координатами вектора состояния организма человека (m = 7).
Так как данный метод исследования предполагает сравнение одинаковых объемов выборок, то группы сравнения были сокращены до 42
человек (по количеству испытуемых в наименьшей группе), для чего
была проведена процедура рандомизации с использованием таблицы
случайных чисел.
В результате использования зарегистрированной компьютерной
программы «Идентификации параметров квазиаттракторов поведения
вектора состояния биосистем в m-мерном фазовом пространстве» были
определены все интервалы изменения ∆xi и показатели асимметрии r
(Asymmetry) по 7 координатам. Также вычислялся общий коэффициент
асимметрии (General asymmetry value, rX) и рассчитывался общий объем параллелепипеда (General V value, vX), ограничивающего аттрактор
ВСОЧ по каждой группе сравнения (табл. 11).
Таблица 11
Результаты идентификации параметров квазиаттракторов
вектора функционального и психологического состояния школьников в 7-ми мерном фазовом пространстве состояний
Группы
Группы
Интервалы
1 n=42
2 n=42
Х1
0,58
1,07
0,85
rХ1
0,004
0,005
0,024
Х2
26
29
28
rХ2
0,135
0,036
0,029
Х3
11
16
19,5
rХ3
0,068
0,007
0,091
Х4
7
9
11
rХ4
0,027
0,119
0,002
Х5
22
28
28
rХ5
0,085
0,147
0,011
Х6
61
83
81
rХ6
0,032
0,013
0,11
Х7
30
rХ7
0,048
0,061
0,056
rХ
4,75
4,82
9,23
VG
26
7
4,67*10
3 n=42 Асимметрия 1 n=42 2 n=42 3 n=42
22
8
2,69*10
8
2,54*10
Примечание: VG – общий объем параллелепипеда, rХ – показатель асимметрии. Группы школьников: 1 – ЗОЖ, 2 – промежуточный ОЖ, 3 – группа
риска; Х1 – ИФИ, Х2 – выраженность вегетативных изменений, Х3 – эмоциональная напряженность, Х4 – социальная адаптированность, Х5 – тревожность
по Тейлору, Х6 – уровень стресса, Х7 – уровень депрессии.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При сравнении параметров квазиаттракторов вектора функционального и психологического состояния старшеклассников, между
всеми изучаемыми группами установлены существенные отличия
(табл. 11). Так, общий объем параллелепипеда, ограничивающего квазиаттрактор ВСОЧ у старшеклассников второй группы равен 2,69*108,
что существенно превышает таковой у школьников группы ЗОЖ
(4,67*107). Варьирование параметров ВСОЧ группе риска также происходит в большем объеме пространства (2,54*108) по сравнению с
группой ЗОЖ. Одновременно наблюдается повышение общего коэффициента асимметрии (rX) от первой к третьей группе. Так, в группе
риска rХ = 9,23, это в 1,94 раза больше, чем в группе ЗОЖ (rХ = 4,75) и
1,91 раз, чем в промежуточной (rХ = 4,82), что является существен-ной
количественной мерой, отражающей различия в показателях ВСОЧ
для сравниваемых групп. Особенности зрительного восприя-тия человека не позволяют увидеть 7-ми мерное пространство, по-этому на рис.
13 изображены результаты идентификации параметров квазиаттракторов ВСО трех описываемых групп старшеклассников в 3-х мерном фазовом подпространстве состояний.
Установлено, что параметры квазиаттракторов ВСОЧ для сравниваемых групп старшеклассников отличаются как по объемам, так и
по координатам их центров (стохастического и геометрического). Результаты, полученные при использовании программы «Идентификация параметров аттракторов поведения вектора состояния биосистем в m-мерном фазовом пространстве» позволяют увидеть, как происходит увеличение степени хаотичности биосистемы от 1-й к 3-й
группе. Применение подобных интегративных показателей может
быть более информативным, чем отдельных диагностических признаков xi, используемых при традиционных подходах в медико-биологических исследованиях.
Поскольку размерность фазового пространства в трех случаях
одинакова (m = 7) и довольно велика, была произведена идентификация параметров порядка (ПП) или наиболее важных диагностических признаков, по которым различались сравниваемые группы учащихся. Используя метод исключения отдельных признаков, был выполнен системный синтез с помощью ЭВМ, который учитывает влияние Xi признака (в данном случае – показатели функционального и
психологического состояния школьников) на величину Z (расстояние
между центрами квазиаттракторов).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рис. 13. Результаты идентификации параметров квазиаттракторов ВСО школьников в трехмерном фазовом
подпространстве состояний
Координаты вектора: индекс функциональных изменений (IFI), уровень стресса (Stress), признаки вегетативных изменений (Vein).
Группы школьников: а – ЗОЖ, б – промежуточный ОЖ, в – группа риска.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 12
Результаты идентификации расстояний (Zi) между центрами
квазиаттракторов вектора функционального и психологического
состояния организма школьников, отличающихся по образу жизни
Vx
Vy
Z
1 и 2 группы
Vx0 = 4,67Е7
Vy0 = 2,69Е8
Z0 = 13,43
Vx1 = 8,06Е7
Vy1 = 2,52Е8
Z1 = 13,43
Vx2 = 1,79Е6
Vy2 = 9,31Е6
Z2 = 12,83
Vx3 = 4,24Е6
Vy3 = 1,68Е7
Z3 = 13,06
Vx4 = 6,67Е6
Vy4 = 2,99Е7
Z4 = 13,31
Vx5 = 2,12Е6
Vy5 = 9,64Е6
Z5 = 13,31
Vx6 = 7,66Е5
Vy6 = 3,25Е6
Z6 = 6,31
Vx7 = 1,55Е6
Vy7 = 1,03Е7
Z7 = 13,12
1 и 3 группы
Vx0 = 4,67Е7
Vy0 = 2,54Е8
Z0 = 23,99
Vx1 = 8,06Е7
Vy1 = 2,99Е8
Z1 = 23,98
Vx2 = 1,79Е6
Vy2 = 9,09Е6
Z2 = 22,09
Vx3 = 4,24Е6
Vy3 = 1,30Е7
Z3 = 23,51
Vx4 = 6,67Е6
Vy4 = 2,31Е7
Z4 = 23,92
Vx5 = 2,12Е6
Vy5 = 9,09Е6
Z5 = 23,42
Vx6 = 7,66Е5
Vy6 = 3,14Е6
Z6 = 13,39
Vx7 = 1,55Е6
Vy7 = 1,15Е7
Z7 = 23,17
2-3 группы
Vх0 = 2,69Е8
Vy0 = 2,54Е8
Z0 = 10,93
Vх1 = 2,52Е8
Vy1 = 2,99Е8
Z1 = 10,93
Vх2 = 9,31Е6
Vy2 = 9,09Е6
Z2 = 9,52
Vх3 = 1,68Е7
Vy3 = 1,30Е7
Z3 = 10,81
Vх4 = 2,99Е7
Vy4 = 2,31Е7
Z4 = 10,93
Vх5 = 9,64Е6
Vy5 = 9,09Е6
Z5 = 10,37
Vх6 = 3,25Е6
Vy6 = 3,14Е6
Z6 = 7,40
Vх7 = 1,03Е7
Vy7 = 1,15Е7
Z7 = 10,40
Примечание: Vx0 – объем первого квазиаттрактора, Vy0 – объем второго квазиаттрактора, Z0 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов. Группы
школьников: 1 – ЗОЖ, 2 – промежуточный ОЖ, 3 – группа риска.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Было установлено, что расстояние между центрами квазиаттракторов 1 и 2 групп Z0 = 13,43, между 1 и 3-й группой Z0 = 23,99 и между 2 и 3 группой Z0 = 10,93. Максимальная разница выявилась между
показателями группы ЗОЖ и риска (табл. 12).
Анализ параметров порядка выявил существенную значимость
шестого признака – уровня стресса (Z6), для всех групп школьников,
так как при его исключении существенно уменьшается расстояние и
составляет: между 1 и 2 группой Z6 = 6,31, между 1 и 3-й группой Z6 =
13,39, между 2 и 3-й группой Z6 = 7,40 (табл. 12).
В трех выделенных группах студентов (1 – ЗОЖ, 2 – промежуточного образа жизни и 3 – риска) проводилась аналогичная школьникам
оценка показателей функционального и психологического состояния.
Студенты, по характеру своей жизнедеятельности, относятся к
группе повышенного риска, так как находятся в состоянии высокого
психоэмоционального и умственного напряжения длительный период
времени. Значительные нагрузки учебного процесса у них существенно выше, чем у их сверстников из других социальных групп.
Сравнение средних значений показателей функционального и
психологического состояния в группах студентов, отличающихся по
образу жизни, как и у школьников, выявило существенные отличия
между группой ЗОЖ и риска по всем рассматриваемым параметрам.
Сравнение 1 и 2, 2 и 3 групп обнаружило достоверные отличия только
между некоторыми показателями (табл. 13).
Коэффициенты корреляции между степенью соответствия обра-за
жизни студентов понятию «здоровый» и исследуемыми показа-телями
составили: с ИФИ rs = - 0,46, р < 0,001; с признаками вегетативных изменений rs = - 0,39, р < 0,001; с уровнем напряженности rs = - 0,42, р <
0,001; социальной адаптированности rs = 0,27, р = 0,001; тревожности rs
= - 0,26, р = 0,001; стресса rs = - 0,36, р < 0,001; депрессии rs = - 0,31, р <
0,001.
Коэффициенты корреляции между уровнем физической активности и исследуемыми показателями составили: с ИФИ rs = - 0,38,
р < 0,001; с признаками вегетативных изменений rs = - 0,33, р < 0,001; с
уровнем напряженности rs = - 0,25, р = 0,001; социальной адаптированности rs = 0,17, р = 0,001; тревожности rs = - 0,16, р = 0,030; стресса
rs = - 0,29, р < 0,001; депрессии rs = - 0,21, р = 0,002.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 13
Показатели функционального и психологического состояния студентов, отличающихся по образу жизни (М ± m)
Группы
Параметр
РК-О
Р1-2
Р1-3
Р2-3
< 0,001
+
+
-
Х2
14,55 ± 0,76 18,32 ± 1,06 23,89 ± 1,23 < 0,001
-
+
+
Х3
9,79 ± 0,66
11,74 ± 0,57 14,98 ± 0,58 < 0,001
-
+
+
Х4
12,33 ± 0,36 12,18 ± 0,25 10,73 ± 0,31 < 0,001
-
+
+
Х5
15,30 ± 1,22 16,18 ± 0,95 20,03 ± 0,91 < 0,001
-
+
+
Х6
62,53 ± 2,60 77,51 ± 3,02 85,68 ± 2,71 < 0,001
+
+
-
Х7
31,63 ± 1,06 38,39 ± 0,86 39,83 ± 0,88 < 0,001
+
+
-
1 (n = 40)
2 (n = 62)
3 (n = 80)
Х1
1,88 ± 0,03
2,09 ± 0,03
2,19 ± 0,03
Примечание: межгрупповые различия: РК-О – по критерию Крускала–Уоллиса; по критерию Данна: Р1-2 – между группами 1 и 2, Р1-3 – между группами 1
и 3, Р2-3 – между группами 2 и 3 (р < 0,05).
Здесь и в таблице 14: Х1 – ИФИ, Х2 – выраженность вегетативных изменений,
Х3 – эмоциональная напряженность, Х4 – социальная адаптированность, Х5 –
уровень тревожности, Х6 – уровень стресса, Х7 – уровень депрессии.
Группы студентов: 1 – ЗОЖ; 2 – промежуточный образ жизни; 3 – группа риска.
При сравнении параметров квазиаттракторов вектора функционального и психологического состояния студентов, отличающихся
особенностями образа жизни, между всеми выделенными группами
были установлены существенные отличия (табл. 14).
От первой к третьей группе наблюдается увеличение общего объема параллелепипеда, причем во 2-й группе по сравнению с 1-й он
больше, чем в 3 раза (12,28*107 и 46,89*107), а в 3-й по сравнению с
двумя первыми – на 2 порядка (1,69*109). Общий коэффициент асимметрии в 3-й группе (rX = 12,26) выше, чем в 2-х других, тогда как rX
в 1-й и 2-й группе практически не отличается (9,70 и 9,29 соответственно). Наибольшая разница в параметрах квазиаттракторов ВСОЧ
для сравниваемых групп студентов выявляется при сравнении показателей группы ЗОЖ и риска (рис. 14).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Фазовое пространство
Фазовое пространство
Фазовое пространство
Рис. 14. Результаты идентификации параметров квазиаттракторов ВСО студентов в трехмерном фазовом
подпространстве состояний.
Координаты вектора: индекс функциональных изменений (IFI), уровень стресса (Stress), вегетативная устойчивость по Вейну (Vein).
Группы студентов: а – ЗОЖ, б – промежуточный ОЖ, в – группа риска.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для идентификации параметров порядка (ПП) или наиболее важных диагностических признаков, были рассчитаны относительные объемы многомерного параллелепипеда, ограничивающего квазиаттрактор состояния динамической системы при последовательном исключении одного из признаков. Подпространство признаков, являющихся
параметрами порядка, имеет меньшую размерность (k < m).
Таблица 14
Результаты идентификации параметров квазиаттракторов вектора
функционального и психологического состояния студентов в 7-мерном
фазовом пространстве состояний
Интервалы
Х1
Х2
Х3
Х4
Х5
Х6
Х7
VG
1 n = 40
0,87
22
16
9
34
57
23
12,28*107
Группы
2 n = 40
1,07
36
17,5
9
28
115
24
46,89*107
3 n 40
1,28
46
18,5
11
32
110
40
1,69*109
Асимметрия
rХ1
rХ2
rХ3
rХ4
rХ5
rХ6
rХ7
rХ
1 n = 40
0,09
0,06
0,04
0,02
0,25
0,07
0,005
9,70
Группы
2 n = 40
0,04
0,07
0,004
0,003
0,04
0,08
0,04
9,29
3 n 40
0,07
0,08
0,02
0,02
0,001
0,10
0,13
12,26
Примечание: VG – общий объем параллелепипеда, rХ – показатель асимметрии.
В табл. 15 представлены результаты ранжирования идентификации ПП исследуемых показателей в сравниваемых группах.
Определение расстояния между центрами квазиаттракторов (Zi)
вектора состояния организма студентов, отличающихся по образу
жизни, выявило максимальную разницу между показателями группы
ЗОЖ и риска, в которых Z0 = 24,08, в то время как между 1-й и 2-й
группами Z0 = 18,75, а между 2 и 3-й группами Z0 = 6,73. Анализ параметров порядка выявил существенную значимость шестого признака
– уровня стресса (Z6), оказывающего наибольшее влияние на величину расстояния между центрами квазиаттракторов (Zi) для всех групп
студентов (табл. 15).
Таким образом, установлено, что параметры квазиаттракторов
ВСОЧ для сравниваемых групп старшеклассников и студентов отличаются как по объемам, так и по координатам их центров (стохастического и геометрического) и наибольшая разница выявляется при
сравнении показателей группы ЗОЖ и риска.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 15
Результаты идентификации расстояний (Zi) между центрами
квазиаттракторов вектора функционального и психологического
состояния студентов, отличающихся по образу жизни
Vx
Vx0 = 12,28*107
Vx1 = 14,12*107
Vx2 = 0,56*107
Vx3 = 0,77*107
Vx4 = 1,37*107
Vx5 = 0,3*107
Vx6 = 0,22*107
Vx7 = 0,53*107
Vx0 = 12,28*107
Vx1 = 14,12*107
Vx2 = 0,56*107
Vx3 = 0,77*107
Vx4 = 1,37*107
Vx5 = 0,3*107
Vx6 = 0,22*107
Vx7 = 0,53*107
Vх0 = 46,88*107
Vх1 = 43,82*107
Vх2 = 1,30*107
Vх3 = 2,68*107
Vх4 = 5,21*107
Vх5 = 1,67*107
Vх6 = 0,41*107
Vх7 = 1,95*107
Vy
1 и 2 группы
Vy0 = 46,88*107
Vy1 = 43,82*107
Vy2 = 1,30*107
Vy3 = 2,68*107
Vy4 = 5,21*107
Vy5 = 1,67*107
Vy6 = 0,41*107
Vy7 = 1,95*107
1 и 3 группы
Vy0 = 1,68*109
Vy1 = 1,31*109
Vy2 = 3,66*107
Vy3 = 9,12*107
Vy4 = 15,34*107
Vy5 = 5,27*107
Vy6 = 1,53*107
Vy7 = 4,22*107
2-3 группы
Vy0 = 1,68*109
Vy1 = 1,31*109
Vy2 = 3,66*107
Vy3 = 9,12*107
Vy4 = 15,34*107
Vy5 = 5,27*107
Vy6 = 1,53*107
Vy7 = 4,22*107
Z
Z0 = 18,75
Z1 = 18,75
Z2 = 18,31
Z3 = 18,59
Z4 = 18,75
Z5 = 18,68
Z6 = 9,62
Z7 = 16,85
Z0 = 24,08
Z1 = 24,07
Z2 = 22,84
Z3 = 23,83
Z4 = 24,05
Z5 = 23,79
Z6 = 11,68
Z7 = 22,97
Z0 = 6,73
Z1 = 6,73
Z2 = 5,70
Z3 = 6,65
Z4 = 6,62
Z5 = 6,39
Z6 = 4,56
Z7 = 6,65
Примечание: Vx0 – объем первого квазиаттрактора. Vy0 – объем второго
квазиаттрактора, Z0 – расстояние между центрами двух квазиаттракторов.
Группы студентов: 1 – ЗОЖ; 2 – промежуточный ОЖ; 3 – группа риска.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Максимальный объем квазиаттракторов вектора функционального и психологического состояния школьников и студентов и наибольший коэффициент асиметрии выявлен в группах риска. Использование программы «Identity» позволило обнаружить увеличение размеров квазиаттракторов от 1-й к 3-й группе и выявить наиболее значимое влияние такого признака, как уровень стресса.
При разработке психопрофилактических мероприятий в учебных
учреждениях целесообразно уделять внимание воздействиям, направленным на повышение стрессоустойчивости участников образовательного процесса и оздоровлению системы взаимоотношений
между педагогами и учениками. Выявленные статистически значимые отличия между показателями функционального, психологического состояния учащихся и степенью соответствия образа жизни понятию «здоровый» у школьников и студентов позволяют подтвердить
значение здоровых поведенческих привычек и определить зону личной ответственности учащихся за свое здоровье.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Ключевым моментом в решении проблемы сохранения и укрепления здоровья участников образовательного процесса является
своевременное внедрение профилактических программ на основе
предварительной диагностики факторов риска, влияющих на здоровье
учащихся и педагогов. Опыт многих стран, данные Всемирной организации здравоохранения подтверждают наибольшую эффективность
именно профилактических мер. Просвещение, формирование знаний и
поведения, направленных на обеспечения здоровья как отдельных лиц,
так коллективов и общества в целом – должны быть первичны. И это
те направления деятельности, которые возможно реализовать в рамках
учебно-воспитательного процесса.
Предлагаемый в работе алгоритм выявления и анализа влияния
факторов риска на показатели функционального и психологического
состояния участников образовательного процесса позволяет проводить
научно обоснованный мониторинг образа жизни учащихся школы и
вуза и определять наиболее эффективные профилактические мероприятия, уменьшающие негативное влияние поведенческих, учебных и семейных рисков. В условиях гипокомфортного северного региона возникает также необходимость исследования влияния климатогеографических и экологических факторов на состояние функциональных систем организма участников образовательного процесса. Отдельного
внимания заслуживает такой мало изученный вопрос, как степень осведомленности учащихся и педагогов о влиянии региональных факторов риска и способов сохранения здоровья в условиях Севера, что позволяет определять необходимые направления просветительской деятельности.
При разработке профилактических мероприятий недостаточно
учитывать только отдельные учебные, семейные или региональные
факторы риска, необходим комплексный подход к анализу различных
существующих негативных воздействий. Для реализации подобного
подхода использование методов традиционной статистики с позиций
детерминизма оказывается недостаточным, так как возникает необходимость описания хаотических процессов биологических динамических систем. В этой связи, предложенные в работе алгоритмы применения биоинформационных методов исследования, позволяют не
только выявить силу влияния тех или иных факторов риска, но и опре-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
делить те из них, которые оказывают наиболее существенное воздействие на показатели функционального и психологического состояния
учащихся.
Используемые в работе методы исследования (оценки функционального состояния, биоинформационного анализа, социологического
опроса, психодиагностические методики) и статистической обработки
материала, можно эффективно применять для всестороннего исследования факторов риска в учебной среде и образе жизни участников образовательного процесса.
Применяемые в данной работе способы оценки влияния особенностей жизни семьи на здоровье и поведенческие привычки учащихся
позволяют определить зону личной ответственности родителей за здоровье детей. Полученные результаты дают возможность учебным учреждениям, опираясь на выявленные факторы риска, мотивировать
родителей к повышению уровня образованности по вопросам сохранения здоровья детей и посещению целевых лекториев (разъясняющих
основные гигиенические требования к ЗОЖ, значимость режимных
моментов и психологии формирования у детей потребности в здоровом образе жизни).
Разработанный алгоритм идентификации параметров квазиаттракторов вектора функционального и психологического состояния
учащихся, составляющих кластеры, отличающиеся особенностями образа жизни и условиями образовательной среды, позволяет осуществлять количественную и качественную оценку поведенческих и учебных факторов риска.
Предложенные в настоящем исследовании подходы к изучению
влияния особенностей образа жизни на показатели функционального и
психологического состояния учащихся дают возможность выявлять
воздействие поведенческих факторов риска на здоровье учащихся.
Основываясь на полученных данных, учебные учреждения получают
возможность убедительно аргументировать школьникам и студентам
преимущества здорового образа жизни, что, несомненно, будет способствовать повышению мотивации к ЗОЖ.
Результаты исследования показывают, что основы здоровья и полезных привычек детей закладываются в семье. Существует острая
необходимость в повышении уровня образованности родителей по вопросам здорового питания, проблеме адекватной физической активности, основным гигиеническим требованиям к образу жизни ребенка, и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
психологии формирования у детей мотивации к укреплению здоровья.
Основными направлениями работы учебных учреждений с родителями являются следующие:
‒ анализ особенностей образа жизни детей в семьях, включая
психоэмоциональный статус семьи и отношение родителей к проблеме здоровья и ЗОЖ;
‒ изучение внутрисемейных факторов, определяющих здоровье
детей;
‒ просвещение родителей по вопросам сохранения здоровья в целом и в условиях Севера в частности;
‒ работа с семьей по осознанию ценности продуктивной совместной детско-родительской деятельности и формированию у детей
навыков здорового образа жизни;
‒ просвещение родителей по вопросам медицинской активности.
Несмотря на то, что существующая организация обучения вносит
свой негативный вклад в ухудшение состояния здоровья школьников,
инициатива сохранения и укрепления здоровья учащихся принадлежит
в последние годы именно системе образования. В этой связи необходимо анализировать и грамотно организовывать систему труда учащихся и образ жизни в современной школе, сводить к минимуму возможные факторы риска для здоровья. Результаты исследования позволяют подтвердить приоритетность таких направлений в формировании
устойчивых стереотипов здорового образа жизни детей и подростков,
как снижение психоэмоционального напряжения, стресса, тревожности и повышение физической активности учащихся. Некоторые особенности психологического климата в образовательных учреждениях
и система организации труда учащихся могут в значительной степени
способствовать ухудшению состояния здоровья подрастающего поколения, поэтому очевидна необходимость повышения психологической грамотности педагогов.
В целях охраны здоровья учащихся в образовательных учреждениях должна проводиться работа по профилактике утомления. Необходимо подвергать тщательному анализу особенности организации
и степень интенсивности учебного процесса, проводить на уро-ках
физкультминутки и другие профилактические мероприятия.
Несмотря на то, что процесс современного образования оказывает существенные нагрузки на здоровье школьников, именно воз-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
можности системы образования позволяют поддерживать и укреплять
здоровье учащихся. Образовательные учреждения являются единственной системой общественного воспитания, которая охватывает
практически все подрастающее поколение. Именно поэтому необходимо создавать в школе здоровьесохраняющую среду и систему
просветительской деятельности по формированию приоритетов здоровья и мотивации школьников на здоровый образ жизни. Забота о
здоровье учащихся должна являться одним из основных приоритетов
работы педагогического коллектива и происходить на профессиональной основе. Для реализации этой цели необходима интеграция
усилий педагогического коллектива школы и специалистов вуза,
имеющих не только должную мотивацию, но и обладающих соответствующим образованием. В этой связи можно выделить области компетенций, необходимых для данной работы: общепедагогическую,
психологическую, медицинскую и специальную в области сохране-ния
и укрепления индивидуального здоровья, проведения мониторинга
здоровья, формирования культуры здоровья молодежи.
Взаимодействие педагогического вуза и школы по здоровьесбережению и формированию здорового образа жизни учащихся может
протекать по следующим направлениям:
‒ организация обучающих курсов, повышающих компетентность
педагогов в области здоровьесбережения участников образовательно-го
процесса и поднимающих уровень психологической грамотности, что
будет способствовать более качественному использованию в профессиональной деятельности психолого-педагогических технологий;
‒ проведение психопрофилактической и психокоррекционной
работы с педагогами, способствующей гармонизации психоэмоционального состояния учителей, снижению количества дидактогенных
воздействий на учащихся;
‒ разработка и внедрение программы формирования здорового
образа жизни учащихся средствами учебно-воспитательной среды;
‒ организация сотрудничества педагогического коллектива школы и специалистов вуза с родителями учащихся по вопросам сохранения и укрепления здоровья;
‒ формирование двигательной активности школьников в соответствии с возрастными научно-обоснованными гигиеническими нормативами;
‒ организация полноценного питания школьников во время их
пребывания в образовательном учреждении;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
‒ внедрение профилактических программ по предупреждению
распространения среди учащихся вредных привычек;
‒ организация коррекционной работы психологов и педагогов с
учащимися группы риска.
Следующим актуальным направлением профилактической деятельности учебных учреждений является разработка и реализация мероприятий, направленных на охрану и укрепление здоровья педагогов.
Среди многих профессиональных факторов риска педагогической среды одной из серьезных проблем является эмоциональное выгорание.
Своевременная диагностика этого состояния с целью профилактики и
коррекции имеет большое значение для поддержания благоприятного
психологического климата в коллективе и сохранения здоровья не
только педагогов, но и учащихся.
Так как в формировании эмоционального выгорания участвуют и
объективные, и субъективные факторы, то и профилактика должна
проводиться по нескольким направлениям: оптимизация организационных факторов (что входит в обязанности администрации образовательного учреждения), повышение стрессоустойчивости сотрудников
педагогического коллектива и забота о личностном росте педагогов
(через предоставление возможности посещать психологические тренинги соответствующей направленности). Также не следует игнорировать факторы здорового образа жизни, которые зависят от самих учителей и преподавателей. В работе психолога образовательного учреждения (в отношении педагогов) психологическая поддержка в ситуации эмоционального выгорания и профилактика этого состояния
должны стать приоритетными.
Со стороны администрации трудовая деятельность педагога сегодня может поддерживаться соблюдением элементарных гигиенических и физиологических требований к педагогическому рабочему пространству и времени; созданием кабинетов психологической разгрузки
и релаксации; предоставлением психологической поддержки и консультативной помощи психолога по различным рабочим вопросам.
Администрация школ и вузов должна предоставлять педагогам возможность посещения групп личностного роста, что является мощ-ным
средством профилактики эмоционального выгорания; привлекать психологов-специалистов в области проведения, так называемых Балинтовских групп, специально ориентированных для этих це-лей. Организация систематических психологических тренингов в Балинтовских
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
группах позволяет не только осуществлять профилактику развития
эмоционального выгорания педагогов, но и улучшать психологическую атмосферу в коллективе, повышать компетентность ее
участников в сфере профессионального межличностного общения, толерантность к конфликтным ситуациям и устойчивость к стрессам.
Основным социальным механизмом, обеспечивающим сохранение здоровья педагогов, является соблюдение нормативно правовой
базы в области охраны профессионального здоровья. Необходимо регламентировать систему профилактических мероприятий по охране
здоровья педагогов, формировать у руководителей образовательных
учреждений отношение к здоровью учителей и преподавателей, как
одному из основных механизмов повышения результативности образовательного процесса и качества трудовой деятельности в целом. Необходима подробная разработка стандартов, норм, прав по условиям
педагогического труда, как на федеральном, так и на региональном
уровне. Изучение и профилактика факторов риска для здоровья педагогов в профессиональной среде имеет огромное значение не только
для педагогических работников, но и играет роль в вопросах сохранения здоровья учащихся.
Выявленные в исследовании существующие факторы риска,
влияющие на здоровье учащихся, необходимо учитывать при разработке здоровьесберегающих направлений деятельности коллективам
школ и вузов ХМАО - Югры. Мероприятия по профилактике факторов
риска должны быть комплексными и включать в себя оптимизацию
учебной нагрузки с целью приведения ее в соответствие с функциональными возможностями организма учащихся, гармонизацию психоэмоциональной атмосферы образовательной среды, внедрение мероприятий по охране здоровья не только учащихся, но и педагогов и утверждение приоритета здорового образа жизни в учебных учреждениях.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Абалкина, И.Л. Экономическая оценка ущербов здоровью населения, обусловленных воздействием факторов окружающей среды /
И.Л. Абалкина, С.М. Новиков, С.А. Сковронская и др. // Гигиена и санитария. – 2003. – № 6. – С. 95-98.
2. Авцин, А.П. Патология человека на Севере / А.П. Авцин. – М.:
Медицина, 1985. – 415 с.
3. Агаджанян, Н.А. Адаптация человека к условиям Крайнего Севера: эколого – физиологические механизмы / Н.А. Агаджанян, Н.Ф.
Жвавый, В.Н. Ананьев // М.: «КРУК», 1998. – 240 с.
4. Агаджанян, Н.А. Экологический портрет человека и роль микроэлементов / Н.А. Агаджанян, М.В. Велданова, А.В. Скальный. – М.:
КМК, 2001. – 235 с.
5. Агажданян, Н.А. Изучение образа жизни, состояния здоро-вья
и успеваемости студентов при интенсификации образования / Н.А.
Агажданян, Т.Ш. Маннубаев, А.Е. Северин и др. // Гигиена и санитария. – 2005. – № 3. – С. 48-52.
6. Агаджанян, Н.А. Проблемы адаптации и учение о здоровье /
Н.А. Агаджанян, Р.М. Баевский, А.П. Берсенева. – М.: РУДН, 2006. –
284 с.
7. Агаджанян, Н.А. Качество и образ жизни студенческой молодежи / Н.А. Агаджанян, И.В. Радыш // Экология человека. – 2009. –
№ 5. – С. 3-8.
8. Агбалян, Е.В. Прогностическая значимость факторов пита-ния
в формировании хронических неинфекционных заболеваний на Крайнем Севере: автореф. дис. … докт. биол. наук: 14.00.07 / Е.В. Агбалян.
– М., 2005. – 38 с.
9. Агбалян, Е.В. Алиментарные факторы в формировании здоровья населения Крайнего Севера / Е.В. Агбалян, Л.П. Лобанова, Е.Н.
Леханова // Сборник научных трудов ГУ НИИ МП КС РАМН / Под
ред. А.А. Буганова. – Тюмень: Сити-пресс, 2006. – С. 4-16.
10. Адайкин, В.И. Новый метод идентификации хаотических и
стохастических параметров экосреды / В.И. Адайкин, М.Я. Брагинский, В.М. Еськов и др. // Вестник новых медицинских технологий. –
2006. – Т. XIII, № 2. – С. 39-41.
11. Акинина, Н.В. Реализация здоровьесберегающих технологий
в вузах / Н.В. Акинина, К.А. Хадарцева // Вестник новых медицинских
технологий. – Тула, 2009. – Т. XVI, № 1. – С.144-146.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12. Алексеева, И.А. К вопросу о состоянии минерального обмена
у коренного и пришлого населения, проживающего в районах Крайнего Севера / И.А. Алексеева, С.А. Хотимченко, М.А. Степчук и др. //
Медицина труда. – 1996. – № 6. – С. 43-46.
13. Амосов, Н.М. Энциклопедия Амосова. Алгоритм здоровья.
Человек и общество / Н.М. Амосов. – М.: Сталкер, 2002. – С. 34-37.
14. Антонов, А.И. Микросоциология семьи (методология исследования структур и процессов) / А.И. Антонов. – М.: NotaBene, 1998. –
360 с.
15. Апанасенко, Г.Л. Медицинская валеология / Г.Л. Апанасенко, Л.А. Попова. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2000. – 245 с.
16. Арушанян, Э.Б. Взаимосвязь психоэмоционального состояния
и иммунной системы / Э.Б. Арушанян, Э.Б. Бейер // Успехи физиологических наук. – 2004. – Т. 35, № 4. – С. 49-64.
17. Атрощенко, Г.Н. Влияние занятий по физкультуре на сердечно-сосудистую и дыхательную системы студентов / Г.Н. Атрощенко,
И.Н. Сахарова // Гигиена и санитария. – 2005. – № 1. – 41-42.
18. Ахвердова, О.А. К исследованию феномена «культура здоровья» в области профессионального физкультурного образования / О.А.
Ахвердова, В.А. Магин // Теория и практика физической культуры. –
2002. – № 2. – С. 5-7.
19. Ахмерова, С.Г. Здоровый образ жизни и его формирование в
процессе обучения / С.Г. Ахмерова // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – 2001. – № 2. – С. 37-40.
20. Ахмерова, С.Г. Здоровье педагогов: профессиональные факторы риска / С.Г. Ахмерова // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. – 2001. – № 4. – С. 28-30.
21. Ахмерова, С.Г. Модернизация российского образования в
контексте сохранения здоровья учащихся / С.Г. Ахмерова // Актуальные проблемы здоровья и безопасности жизнедеятельности молодежи:
Материалы Всероссийской межвузовской научно-практической конференции. – Уфа: БГПУ, 2003. – С. 32-34.
22. Бабанов, С.А. Эпидемиология и профилактика табакокурения
/ С.А. Бабанов // Санитария и гигиена. – 2002. – № 3. – С. 33-36.
23. Бабанов, С.А. Диагностика и профилактика синдрома эмоционального выгорания / С.А. Бабанов, О.Н. Ивкина // Сестринское
дело. – 2010. – № 7. – С.11-12.
24. Бабанов, С.А. Профессия и стресс: синдром эмоциональ-ного
выгорания / С.А. Бабанов // Главврач. – 2011. – № 9. – С. 50-57.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25. Баевский, Р.М. Проблемы здоровья и нормы: точка зрения
физиолога / Р.М. Баевский // Клиническая медицина. – 2000. – Т. 78, №
4. – С. 59-64.
26. Базарный, В.Ф. Дитя человеческое. Психофизиология развития и регресса / В.Ф. Базарный. – М.: Пульс, 2009. – С. 328.
27. Бальсевич, В.К. Новые векторы модернизации систем массового физического воспитания детей и подростков в общеобразовательной школе / В.К. Бальсевич, Л.И. Лубышева, Л.Н. Прогонюк //
Теория и практика физической культуры. – 2003. – № 4. – С. 56-59.
28. Баранов, А.А. Здоровье, обучение и воспитание детей: история и современность / А.А. Баранов, В.Р. Кучма, Л.М. Сухарева. – М.:
Династия, 2006. – 312 с.
29. Баранов, А.А. Новые возможности профилактической медицины в решении проблем здоровья детей и подростков / А.А. Баранов,
В.Р. Кучма, В.А. Тутельян, Б.Т. Величковский. – М.: ГЭОТАР-Медиа,
2006. – 120 с.
30. Баранов, А.А. Оценка состояния здоровья детей. Новые подходы к профилактической и оздоровительной работе в образовательных учреждениях: Руководство для врачей / А.А. Баранов, В.Р.
Кучма, Л.М. Сухарева. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 432 с.
31. Бардахчьян, А.В. Гигиеническая оценка состояния здоровья
учителей и его влияние на здоровье учащихся средних общеобразовательных учреждений: дисс. ... канд. мед. наук: 14.00.07 / А.В. Бардахчьян. – Ростов-на-Дону, 2007. – 174 с.
32. Бароненко, В.А. Культура здоровья студента / В.А. Бароненко, Л.А. Рапопорт. – Екатерининбург: ГОУ ВПО «УГТУ-УПИ»,
2003. – 224 с.
33. Барсукова, Н.К. Состояние здоровья и образ жизни современных подростков / Н.К. Барсукова, П.И. Храмцов // Здоровье, обучение, воспитание детей и молодежи в XXI веке: Материалы международного конгресса. – М., 2004. – С. 116-117.
34. Барсукова, Н.К. Состояние здоровья и образ жизни современных подростков / Н.К. Барсукова, П.И. Храмцов, И.А. Бес-страшная // Здоровье, обучение и воспитание детей и молодежи в XXI веке:
Материалы международного конгресса – М., 2004. – С. 116-117.
35. Батракова, С.Н. Проблема самосознания учителя как «человека культуры» / С.Н. Батракова // Мир психологии. – 2002. – № 4. – С.
148-159.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36. Безруких, М.М. Возрастная физиология (физиология развития) / М.М. Безруких, В.Д. Сонькин, Д.А. Фарбер. – М.: Академия,
2008. – 416 с.
37. Безруких, М.М. Здоровьесберегающая школа / М.М. Безруких. – М.: МГПИ, 2008. – 222 с.
38. Безруких, М.М. Школьные и семейные факторы риска, их
влияние на физическое и психическое здоровье детей / М.М. Без-руких
// Вестник практической психологии образования. – 2011. – № 1. – C.
16-21.
39. Белов, В.И. Формирование готовности студентов факульте-та
физической культуры к оздоровительной деятельности / В.И. Бе-лов,
В.С. Дмитриев, В.И. Коваль, Т.А. Родионова // Теория и прак-тика физической культуры. – 2006. – № 4. – С. 22-25.
40. Беляев, Е.Н. Социально-гигиенический мониторинг в решении стратегических задач среды обитания и здоровья населения / Е.Н.
Беляев, В.И. Чибураев, М.В. Фокин // Санитария и гигиена. – 2002. – №
3. – С. 9-11.
41. Берешков, Л.Ф. Факторы риска, их значение для состояния
детей и подростков и обоснование профилактических мероприятий //
Здоровье, обучение, воспитание детей и молодежи в XXI веке / Л.Ф.
Берешков: Материалы международного конгресса. – М., 2004. – С.
140.
42. Бирюкова, Ю.Н. Формирование здорового образа жизни у
старшеклассников общеобразовательной школы / Ю.Н. Бирюкова //
Здоровье, обучение, воспитание, детей и молодежи в XXI веке: Материалы международного конгресса. – М., 2004. – С. 150.
43. Бирюкова, Н.А. Здоровьесберегающие технологии в общеобразовательных учреждениях / Н.А. Бирюкова // Гигиена и санитария. –
2006. – № 1. – С. 76-77.
44. Богданов, А.Н. Онтогенетические аспекты формирования сердечно-сосудистой патологии в Среднем Приобье // Проблемы качества
образовательной системы СурГПИ: Сборник докладов 8-й отчетной научной конференции. – Сургут: РИО СурГПИ, 2004. – С. 28-29.
45. Богданов, О.А. Сравнительный анализ физического развития и физической подготовленности студенток, поступивших в
РГПУ им. А.И. Герцена в 1983 и 2005 годах / О.А. Богданов, В.С. Кунарев // Теория и практика физической культуры. – 2006. – № 9. – С.
55-56.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46. Большаков, А.М. Оценка и управление рисками влияния окружающей среды на здоровье населения / А.М. Большаков, В.Н.
Крутько, Е.В. Пуцилло. – М.: Эдитория УРСС, 1999. – 256 с.
47. Бордуков, М.И. Студенты о своем физическом и психическом здоровье // Теория и практика физической культуры / М.И. Бордуков, А.С. Рыбаков. – 2007. – № 7. – С. 20-24.
48. Борзунова, Е.А. Оценка влияния качества питьевой воды на
здоровье населения / Борзунова Е.А., С.В. Кузьмин, Р.Л. Акрамов, Е.Л.
Киямова // Гигиена и санитария. – 2007. – № 3. – С. 32-34.
49. Брехман, И.И. Проблема обучения человека здоровью / И.И.
Брехман // Валеология: Диагностика, средства и практика обеспечения здоровья. – Вып. 2. – Владивосток: Дальнаука, 1995. – С. 40-49.
50. Буганов, А.А. Вопросы профилактической кардиологии в
экологически нестабильном районе Крайнего Севера / А.А. Буганов,
Е.Л. Уманская, Л.В. Саламатина. – Надым, 2000. – 204 с.
51. Буганов, А.А. Вопросы профилактической медицины в Ямальском регионе / А.А. Буганов. – Надым, 2002. – 223 с.
52. Буганов, А.А. Экологические риски в отношении здоровья в
Ямальском регионе / А.А. Буганов // Сборник научных трудов ГУ
НИИ МП КС РАМН. – Вып. 2. – М.: Спутник, 2004. – С. 3-8.
53. Буганов, А.А. Адаптация человека к экстремальным условиям Крайнего Севера / А.А. Буганов, Н.В. Голубева // Популяционная оценка иммунной системы у пришлого населения Крайнего Севера. – Тюмень: Сити-пресс, 2007. – С. 6-14.
54. Булкова, Т.М. Улучшение физического состояния студентов
вузов физической культуры на основе реализации индивидуальных
программ / Т.М. Булкова // Теория и практика физической культуры.
– 2007. – № 4. – С. 73-75.
55. Вайнер, Э.Н. Валеология / Э.Н. Вайнер. – М.: Флинта: Наука.
– 2001. – 416 с.
56. Валеева, Э.Р. Распределение учебной нагрузки в гимназии /
Э.Р. Валеева, Г.Г. Усова // Среда обитания и здоровье детского населения: Сборник научных трудов Всероссийской научно-практической
конференции. – Оренбург, 2003. – С. 58-59.
57. Вангородская, С.А. Самосохранительное поведение как объект социологического исследования / С.А. Вангородская // Матери-алы
Всероссийской научно-практич. конф. «Социальное здоровье нации и
будущее национальной медицины». – Белгород: Константа, 2006. – С.
39-45.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58. Васильева, Е.Ю. Влияние социально-психологических факторов на качество деятельности преподавателей вуза / Е.Ю. Васильева // Экология человека. – 2006. – № 1. – С. 42-48.
59. Вдовина, Л.Н. Комплексный анализ адаптивной перестройки
организма детей 6-7 лет в условиях применения здоровьесберегающих технологий: автореф. дис. ... канд. биол. наук: 03.00.13 / Л.Н.
Вдовина. – Ярославль, 2006. – 24 с.
60. Вегетативные расстройства: Клиника, лечение, диагностика /
Под. ред. Вейна А.М. – М.: Медицинское информационное агентство,
1998. – 752 с.
61. Визитей, Н.Н. Физическая культура и здоровье спортсмена
(философско-антропологический аспект проблемы) / Н.Н. Визитей //
Теория и практика физической культуры. – 2008. – № 9. – С. 3-6.
62. Вирабова, А.Р. Физиолого-гигиеническая оценка личностноориентированного обучения детей / А.Р. Вирабова, В.Р. Кучма // Гигиена и санитария. – 2006. – № 1. – 74-75.
63. Вирабова, А.Р. Гигиенические принципы личностно-ориентированного обучения детей и подростков: концепция, структура, здоровьесбе-регающие педагогические технологии, ресурсы / А.Р. Вирабова. – Дис. … докт. биол. наук. – М., 2006. – 338 с.
64. Вишневский, В.А. Здоровьесбережение в школе (педагогические стратегии и технологии) / В.А. Вишневский. – М.: Теория и
практика физической культуры, 2002. – 270 с.
65. Вишневский, В.А. Теория и технология построения внутришкольной системы оздоровления в специфических условиях природной и социальной среды / В.А. Вишневский. – Сургут: СурГУ, 2005. –
224 с.
66. Власова, Т.Н. Комплексная оценка состояния здоровья студентов первого курса специального отделения / Т.Н. Власова, Г.М. Казантинова // Научно-теоретический журнал «Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта». – № 10(80) – 2011. – С. 55-59.
67. Водопьянова, Н.Е. Синдром выгорания: дидактика и профилактика / Н.Е. Водопьянова, Е.С. Старченкова. – СПб.: Питер, 2008. – 336
с.
68. Воробьева, О.А. Психолого-педагогический комфорт как условие воспитания гармонично развитой личности в образовательных учреждениях нового типа: автореф. дисс. … канд. пед. наук: 13.00.01 /
О.А. Воробьева. – Коломна, 2000. – 22 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
69. Гендин, А.М. Студенты о здоровом образе жизни: желаемая
ситуация и реальная действительность / А.М. Гендин, М.И. Сергеев //
Теория и практика физической культуры. – 2007. – № 7. – С. 15-19.
70. Гичев, Ю.П. Экологическая обусловленность преждевременного старения и сокращения продолжительности жизни населе-ния
России / Ю.П. Гичев // Гигиена и санитария. – 2002. – № 6. – С. 48-51.
71. Гланц, С. Медико-биологическая статистика. Пер с англ. / С.
Гланц – М.: Практика, 1998. – 459 с.
72. Глушкова, Л.И. Всеобщее непрерывное гигиеническое воспитание
и образование населения в современных условиях / Л.И. Глушкова //
Гигиена и санитария. – 2003. – № 4. – С. 65-69.
73. Глушкова, Н.И. Психотипологическая изменчивость личности
учителя в современных социальных условиях и перспективы психологической помощи: автореф. дисс. … д-ра психол. наук: 19.00.01 / Н.И.
Глушкова. – Ставрополь, 2005. – 41 с.
74. Глушкова, Н.И. Аномальная изменчивость личности учителя
в условиях современной социальной среды / Н.И. Глушкова // Фундаментальные исследования. – 2007. – № 1. – С. 58-58.
75. Голубкина, Н.А. Обеспеченность селеном жителей г. Сургута
Тюменской области / Н.А. Голубкина, Т.Я. Корчина, Н.Н. Меркулова //
Экологические системы и приборы. – 2004. – № 3. – С. 48-51.
76. Голубчиков, С.Н. Медико-экологические проблемы улучшения жизненной среды северян / С.Н. Голубчиков, Н.А. Хименков,
С.В. Ерохин // Энергия. – 2003. – № 4. – С. 54-57.
77. Гончарова, Н.В. Формирование культуры профессионального здоровья будущего учителя: дисс. ... канд. пед. наук: 13.00.08 /
Н.В. Гончарова. – Волгоград, 2005. – 202 с.
78. Горбушина, С.Н. Мировоззренческие детерминанты формирования культуры здоровья будущего учителя: дисс. … д-ра пед. наук:
13.00.01 / С.Н. Горбушина. – Уфа, 2005. – 374 с.
79. Горькавая, А.Ю. Особенности психоэмоционального статуса
студентов дальневосточного федерального университета / А.Ю. Горькавая, О.И. Кирилов // Экология человека. – 2011. – № 12. – С. 29-32.
80. Гребнева, Н.Н. Особенности формирования и функциональные резервы детского организма в условиях Западной Сибири / Н.Н.
Гребнева, С.Г. Кривощеков, А.Б. Загайнова. – Тюмень, 2001. – 128 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
81. Гребнева, Н.Н. Комплексная диагностика состояния здоровья
учащихся в условиях внедрения инновационных технологий обучения
/ Н.Н. Гребнева, Т.В. Сазанова // Материалы Всероссийской научнопрактической конференции «Интеграция инновационных процессов в
системе Российского образования». – Тюмень: ТОГИРРО, 2007. – С.
12-15.
82. Гребняк, Н.П. Атмосферные загрязнения как фактор риска
для здоровья детского и подросткового населения / Н.П. Гребняк,
А.Ю. Федоренко, К.А. Якимова // Гигиена и санитария. – 2002. – № 2. –
С. 21-23.
83. Гребняк, Н.П. Здоровье и образ жизни студентов / Н.П. Гребняк, В.В. Машинистов, В.П. Гребняк // Проблемы социальной гигиены
и история медицины. – 2007. – № 4. – С. 33-37.
84. Гребняк, Н.П. Адаптация старшеклассников к обучению / Н.П.
Гребняк, С.А. Щудро // Гигиена и санитария. – 2008. – № 1. – С. 55-58.
85. Гребняк, Н.П. Гендерные особенности заболеваемости подростков / Н.П. Гребняк, С.А. Щудро // Проблемы социальной гигиены и
история медицины. – 2008. – № 6. – С. 10-12.
86. Грибанов, А.В. Здоровье и функциональное развитие школьников на европейском Севере России / А.В. Грибанов, Т.В. Волокитина //
Вестник национального комитета «Интеллектуальные ресурсы России».
– 2006. – № 4. – С. 71-75.
87. Громыко, В.В. Инновационный подход к физическому и духовному воспитанию школьников / В.В. Громыко, И.А. Лысова, Г.Л. Шубина // Теория и практика физической культуры. – 2007. – № 2. – С.
60-63.
88. Гудков, А.Б. Влияние специфических факторов Заполярья на
функциональное состояние организма человека / А.Б. Гудков, Н.Ю. Лабутин // Экология человека. – 2000. – № 2. – С. 18-20.
89. Гуменюк, В.Т. Роль и значение гигиенического воспитания и
обучения в формировании санитарной культуры и здорового образа
жизни населения / В.Т. Гуменюк, Г.К. Фетисова, В.Б. Пономарева //
Здоровье населения и среда обитания. – 2010. – № 10(211). – С. 31-35.
90. Гуревич, К.Г. Введение в здоровый образ жизни / К.Г. Гуревич. – М.: МГМСУ, 2005. – 248 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
91. Гуров, В.А. Новые педагогические технологии и заболеваемость младших школьников / В.А. Гуров // Валеология. – 2006. – № 2. –
С. 55-59.
92. Гурова, М.М. Современные подходы к питанию детей, проживающих в экологически неблагоприятных регионах / Гурова М.М.,
Ю.П. Успенский // Клиническая диетология. – 2004. – Т. 1, № 1. – С.
14-20.
93. Гущенко, А.В. Гигиенические аспекты формирования здоровья подростков промышленного города восточной Сибири: автореф.
дисс. …канд. биол. наук / А.В. Гущенко. – Иркутск. – 2011. – 25 с.
94. Даутов, Ф.Ф. Аллергопатология и иммунологическая резистентность детей в нефтяном регионе / Ф.Ф. Даутов, С.А. Юрк, Р.Ф. Хакимова // Гигиена и санитария. – 2005. – № 4. – С. 51-53.
95. Димитриев, Д.А. Влияние экзаменационного стресса и психоэмоциональных особенностей на уровень артериального давления и
регуляцию сердечного ритма у студенток / Д.А. Димитриев, А.Д. Димитриев, Ю.Д. Карпенко, Е.В. Саперова // Физиология человека. –
2008. – Т. 34, № 5. – С. 89-96.
96. Дарянина, С.А. Распространенность артериальной гипертонии
в сочетании с заболеваниями желчевыделительной системы у трудящихся г. Мирного / С.А. Дарянина, А.И. Пальцев, Ю.А. Николаев //
Профилактическая медицина. – 2008. – № 2. – С. 46-48.
97. Доронин, А.Ф. Функциональное питание / А.Ф. Доронин, Б.А.
Шендеров // М.: ГРАНТЪ, 2002. – 294 с.
98. Доронина, О.Д. Стратегия ООН для устойчивого развития в
условиях глобализации / О.Д. Доронина, О.Л. Кузнецов, Ю.А. Рахманин; под ред. Н.Ф. Измерова. – М.: РАЕН, 2005. – 248 с.
99. Доршакова, Н.В. Особенности патологии жителей Севера /
Н.В. Доршакова, Т.А. Карапетян // Экология человека. – 2004. – № 6. –
С. 48-52.
100. Дроздова, Л.Н. Комплексный подход при оценке состояния
здоровья студентов / Л.Н. Дроздова, Н.Т. Селезнева // Теория и практика физической культуры. – 2007. – № 7. – С. 13-14.
101. Дмитровская, С.В. Актуальные вопросы сохранения и укрепления здоровья детей в образовательных учреждениях мурманской области / С.В. Дмитровская, Т.И. Паражинскене // Здоровье населения и
среда обитания. – 2008. – № 2. – С. 21-26.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
102. Дубровинская, Н.В. Психофизиология ребенка: Психофизиологические основы детской валеологии / Н.В. Дубровинская, Д.А.
Фарбер, М.М. Безруких. – М.: ВЛАДОС, 2000. – 144 с.
103. Дуркин, П.К. К решению проблемы формирования здорового образа жизни населения России / П.К. Дуркин, М.П. Лебедева //
Теория и практика физической культуры. – 2002. – № 8. – С. 2-5.
104. Дюдяков, А.А. Коррекция рационов питания школьников
биологически активными добавками / А.А. Дюдяков, Р.С. Рахманов,
Ю.В. Коротунов // Гигиена и санитария. – 2002. – № 2. – С. 41-43.
105. Евдокимов, В.Г. Возраст и амплитудно-временные характеристики ЭКГ у жителей Севера / В.Г. Евдокимов, Н.Г. Варламова // Кардиология. – 2001. – № 2. – С. 75-78.
106. Евдокимов, В.Г. Модулирующее влияние факторов Севера
на кардиореспираторную систему человека в онтогенезе / В.Г. Евдокимов, О.В. Рогачевская, Н.Г. Варламова. – Екатеринбург: УрО РАН,
2007. – 257 с.
107. Евсеева, Г.П. Микроэлементарный статус у детей Приамурья
/ Г.П. Евсеева, С.В. Супрун, В.К. Козлов // Микроэлементы в медицине. – 2006. – Т. 7, № 4. – С. 61-64.
108. Еганян, Р.А. Особенности питания жителей Крайнего Севера
России / Р.А. Еганян, М.Г Карамнова, М.Г. Гамбарян // Профилактика
заболевания и укрепление здоровья. – 2005. – № 4. – С. 13.
109. Егорычев, А.О. Здоровье студентов с позиции профессионализма
/ А.О. Егорычев, Б.Н. Пенцик, К.А. Бондаренко, Ю.А. Смирнова //
Теория и практика физической культуры. – 2003. – № 2. – С. 53-56.
110. Егорычев, А.О. Опыт применения системы мониторинга соматического здоровья студентов / А.О. Егорычев, А.А. Васильев, Е.В.
Матвеев // Медицинская техника. – 2005. – № 3. – С. 44-47.
111. Ермолаев, В.Г. Совершенствование профилактического направления в процессе организации учебного процесса / В.Г. Ермолаев, В.Ю.
Тегза, В.Н. Алексеев, А.В. Ермолаев // Современные проблемы науки и
образования. – 2008. – № 4. – С.15.
112. Еськов, В.М. Системный анализ, управление и обработка
информации в биологии и медицине / В.М. Еськов, А.А. Хадарцев и
др. // Монография: Часть IV. Обработка информации, системный анализ и управление (общие вопросы в клинике, в эксперименте). – Тула:
ТулГУ, 2003. – 203 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
113. Еськов, В.М. Экологические факторы Ханты-Мансийского
автономного округа / В.М. Еськов, О.Е. Филатова, В.А. Карпин //
Часть II. Безопасность жизнедеятельности человека на севере РФ. –
Самара: «Офорт», 2004. (гриф РАН). – 172 с.
114. Еськов, В.М. Проблема выбора оптимальных математических моделей в теории идентификации биологических динамических
систем / В.М. Еськов, О.Е. Филатова, Н.А. Фудин и др. // Системный
анализ и управление в биомедицинских системах. – 2004. – Т. 3, № 2. –
С. 143-145.
115. Еськов, В.М. Программа идентификации параметров аттракторов поведения вектора состояния биосистем в m-мерном пространстве
/ В.М. Еськов, М.Я. Брагинский, С.Н. Русак и др. – Свидетельство об официальной регистрации программы для ЭВМ №2006613212. РОСПАТЕНТ. – Москва, 2006.
116. Еськов, В.М. Синергетика в клинической кибернетике. Часть
1. Теоретические основы системного синтеза и исследований хаоса в
биомедицинских системах / В.М. Еськов, А.А. Хадарцев, О.Е. Филатова. – Самара: ООО «Офорт», 2006. – 233 с.
117. Еськов, В.М. Синергетика в клинической кибернетике / В.М.
Еськов // Монография: – Часть II. Особенности саногенеза и патогенеза в условиях Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. – Самара:
Офорт, 2007 (гриф РАН). – 292 с.
118. Загайнов, С.А. Средства физической культуры в профилактике утомления студентов при работе на компьютере / С.А. Загайнов, В.В. Брысин // Теория и практика физической культуры. –
2006. – № 6. – С. 63.
119. Залетаев, И.П. Здоровый образ жизни и профилактика наркомании средствами физической культуры и спорта / И.П. Залетаев // Физическая культура в школе. – 2006. – № 8. – С. 64-69.
120. Звягина, В.В. Качество жизни педагогов юга Тюменской области / В.В. Звягина // Успехи современного естествознания. – 2007. – №
5. – С. 59-60.
121. Звягина, В.В. Возрастные особенности качества жизни педагогов, связанного со здоровьем / В.В. Звягина // Фундаментальные исследования. – 2008. – № 4 – С. 29-33.
122. Здоровье населения региона и приоритеты здравоохранения /
Под ред. О.П. Щепина, В.А. Медика. – М.: ГЭОТАР – Медиа, 2010. –
384 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
123. Здоровье населения Ханты-Мансийского автономного округа и деятельность учреждений здравоохранения в 2006 году (статистические материалы). – Ханты-Мансийск: Департамент Здравоохранения ХМАО-Югры, 2007. – 253 с.
124. Здоровье населения Ямало-Ненецкого автономного округа:
состояние и перспективы / Под ред. А.А. Буганова. – Надым, 2006. –
809 с.
125. Земцов, Е.В. Гигиенические особенности условия труда и состояние здоровья учителей школ г. Пятигорска / Е.В. Земцов, B.C. Серкерова, С.Л. Асиновская // Здоровье населения и среда обитания. – 2004. –
№ 5(134). – С. 18-22.
126. Зенченко, Т.А. Сравнение случаев индивидуальной метеочувствительности человека в экстремальных условиях зимы северных
и средних широт / Т.А. Зенченко, А.М. Мерзлый, Ю.Г. Солонин //
Экология человека. – 2011. – № 11. – С. 3-13.
127. Зуев, В.Н. Здоровый образ жизни в региональных средствах
массовой информации / В.Н. Зуев, П.Н. Девайкин // Теория и практика
физической культуры. – 2008. – № 11. – С. 3-7.
128. Зуевский, В.П. Окружающая среда и здоровье населения
Ханты-Мансийского автономного округа / В.П. Зуевский, В.А. Карпин, В.Н. Катюхин, С.В. Соколов, А.Г. Гиновкер. – Сургут: Сур ГУ,
2001. – 71 с.
129. Зуевский, В.П. Экология человека / А.Г. Гиновкер, В.С. Павловская. – Томск: РАСКО, 2002. – 140 с.
130. Иванов, Г.А. Оценка качества поверхностных вод города Сургута и его окрестностей / Г.А. Иванов, С.А. Самоделов // Экологическое
образование и здоровый образ жизни, 2006. – Сургут: РИО СурГПУ. –
С. 111-115.
131. Иванова, А.Е. Продолжительность жизни, свободной от
инвалидности в России и за рубежом: проблемы сравнительного анализа / А.Е. Иванова // Социологические исследования. – 2000. – № 12. –
С. 80-89.
132. Иванова, Т.Н. Психоэмоциональное напряжение как фактор
риска соматических заболеваний в условиях Европейского Севера / Т.Н.
Иванова, О.А. Юдинцева, С.Н. Одинцова // Экология человека. – 1998. – №
2. – С. 35-36.
133. Илькаева, Е.Н. Состояние здоровья учителей по результатам
самооценки и дополнительной диспансеризации / Е.Н. Илькаева,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р.М. Такаев, Е.Г. Степанов, Р.М. Фасиков, Г.С. Степанова // Здоровье
населения и среда обитания. – 2009. – № 1. – С. 25-28.
134. Ильин, А.Г. Функциональные возможности организма и их
значение в оценке состояния здоровья подростков / А.Г. Ильин, Л.А.
Агапова // Гигиена и санитария. – 2000. – № 5. – С. 43-45.
135. Ильченко, Ю.Г. Гигиеническая оценка состояния здоровья учителей общеобразовательных учреждений: дисс. … канд. мед. наук:
14.00.07 / Ю.Г. Ильченко. – Ростов н/Д. – 2006. – 183 с.
136. Ишмухаметов, И.Б. Роль здоровьесберегающих технологий в
укреплении и сохранении здоровья учителей / И.Б. Ишмухаметов,
А.А. Абдеев // Теория и практика физической культуры. – 2008. – № 12. –
С. 72-74.
137. Казантинова, Г.М. Типологические особенности личности студентов, освобожденных по состоянию здоровья от практических занятий
по физической культуре / Г.М. Казантинова // Повышение качества физического воспитания учащихся в образовательных учрежде-ниях: материалы городской научно-практической конференции. – Вол-гоград, 2011.
– С. 189-194.
138. Казин, Э.М. Основы индивидуального здоровья человека:
Введение в общую и прикладную валеологию / Э.М. Казин, Н.Г. Блинова, Н.А. Литвинова – М.: ВЛАДОС, 2000. – 192 с.
139. Казначеев, В.П. Проблемы «Сфинкса ХХI века». Выживание населения России / В.П. Казначеев, Я.В. Поляков, А.И. Акулов и
др. – Новосибирск, 2000. – 232 с.
140. Кайгородова, Т.В. Информационный бюллетень для руководителей здравоохранения / Т.В. Кайгородова, П.А. Михеев. – Вып. 8.
– 2005.
141. Кайма, В.Е. Валеопедагогическая диагностика на курсах повышения квалификации работников образования: автореф. дисс. …
докт. пед. наук / В.Е. Кайма. – Ростов н/Д. – 2000. – 59 с.
142. Камаев, И.А. Социально-гигиенические особенности организации учебного процесса и режима дня старшеклассников лицеев /
И.А. Камаев // Гигиена и санитария. – 2003. – № 5. – С. 45-46
143. Камалетдинов, В.Г. Физическое воспитания как фактор
адаптации в условиях районов Крайнего Севера / В.Г. Камалетдинов,
В.В. Малышкин // Материалы межрегиональной научно-практической
конференции «ЗОЖ: реабилитация, физическая культура и спорт в условиях Крайнего Севера и Сибири». – Надым, 1997. – С. 134-135.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
144. Капица, С.П. Синергетика и прогнозы будущего / С.П. Капица, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий. – М.: Наука, 2003. – 288 с.
145. Карпин, В.А. Медико-экологический мониторинг внутренних болезней на урбанизированном Севере: автореф. дис. … докт. мед.
наук: 03.00.16 / В.А. Карпин. – Архангельск, 2002. – 43 с.
146. Карпин, В.А. Современные проблемы адаптации и здоро-вья
населения северных урбанизированных территорий / В.А. Кар-пин //
Актуальные проблемы адаптации человека: межвузовский сбор-ник научных трудов. – Вып. 2. – Сургут: РИО СурГПИ, 2002. – С. 82-85.
147. Касаткин, В.Н. Комплексная программа здоровья в школе /
В.Н. Касаткин // Школа здоровья. – 2000. – Т. 1, № 4. – С. 8-21.
148. Касаткин, В.Н. Создание проекта «Школа содействующая
здоровью»: рекомендации администратору / В.Н. Касаткин, С.М. Чечельницкая, Е.Л. Рачевский // Школа здоровья. – 2001. – № 2. – С. 3444.
149. Катюхин, В.Н. Артериальная гипертензия на Севере / В.Н.
Катюхин, Д.В. Бажухин, И.Ф. Бажухина. – Сургут: СурГУ, 2000. – 132
с.
150. Кашапов, Н.Г. Гигиеническая оценка влияния факторов окружающей среды на здоровье подростков в нефтегазодобывающем
регионе / Н.Г. Кашапов, Т.А. Лукичева, В.Ф. Кучма // Гигиена и санитария. – 2008. – № 4. – С. 15-18.
151. Кирилюк, Л.И. Качество питьевой воды Тюменского Се-вера
как экологический фактор / Л.И. Кирилюк // Мат. окруж. сове-щания
«День главного врача». – Надым, 2003. – С. 133-138.
152. Киселев, А.Р. Диагоностика нарушений сократимости миокарда на основе вариабельности ритма сердца в ходе проведения велоэргометрических проб / А.Р. Киселев, В.И. Гриднев, О.М. Колижирина и др. // Кардиология. – 2005. – № 10. – С. 23-26.
153. Кожевникова, Н.Г. Особенности заболеваемости студентов
вуза / Н.Г. Кожевникова // Гигиена и санитария. – 2011. – № 4. – С. 59-62.
154. Койносов, А.П. Индивидуально-типологические особенности адаптации организма подростков к различным двигательным режимам: автореф. дисс. … канд. мед. наук: 13.00.13 / А.П. Койносов. –
Тюмень, 2003. – 22 с.
155. Койносов, П.Г. Формирование экологического типа у детей
на Тюменском Севере / П.Г. Койносов и др. // Медико-биологические и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
экологические проблемы здоровья человека на Севере: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Ч.1. – Сургут: СурГУ, 2000. –
С. 72-76.
156. Кокаева, И.Ю. Роль учителя в сохранении и укреплении здоровья младших школьников / И.Ю. Кокаева // Здоровье населения и
среда обитания. – 2004. – № 9(138). – С. 8-10.
157. Колесникова, И.А. Физическая подготовленность в комплексной оценке состояния здоровья выпускников общеобразовательных школ города Северодвинска / И.А. Колесникова, Л.И.Меньшикова,
В.Н. Олин // Экология человека. – 2008. – № 12. – С. 17-19.
158. Конь, И.Я. Рациональное питание Российских школьников:
проблемы и пути их преодоления / И.Я Конь, В.А. Тутельян, А.К. Углицких, Л.Ю. Волкова // Здоровье населения и среда обита-ния. –
2008. – № 7. – С. 4-5.
159. Конь, И.Я. Актуальные проблемы организации питания
школьников / И.Я. Конь, Л.Ю. Волкова, С.А. Димитриева // Здоровье
населения и среда обитания. – 2009. – № 5. – С. 4-8.
160. Кореневский, С.А. Состояние здоровья и психоэмоциональный статус студентов-первокурсников академии физической
культуры / С.А. Кореневский, Н.Н. Плешкова, Т.М. Брук // Теория и
практика физической культуры. – 2006. – № 9. – С. 57-59.
161. Коробицин, А.А. Медико-экологические аспекты образа
жизни северян / А.А. Коробицин, Р.В. Банниова, А.Б. Гудков и др. //
Экология человека. – 1999. – № 2. – 46-49.
162. Короткова, М.О. Проблемы и перспективы укрепления здоровья школьников на муниципальном уровне / М.О. Короткова, В.И.
Чирков, Г.М. Насыбуллина // Гигиена детей и подростков. – 2007. – №
3. – С. 53-55.
163. Корчин, В.И. Обеспеченность витаминами-антиоксидантами и жизненно важными химическими элементами детей некоренного населения Тюменского Севера / В.И. Корчин, Т.Я. Корчина. –
Деп. в ВИНИТИ 13.03.2008, № 220. – В2008. – 30 с.
164. Корчина, Т.Я. К вопросу об обеспеченности антиоксидантами жителей урбанизированного Севера / Т.Я. Корчина // Материалы III
Международной научно-практической конференции. – Караганда, 2004. –
С. 41-44.
165. Корчина, Т.Я. Медико-экологические аспекты оптими-зации здоровья населения урбанизированного северного региона / Т.Я.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Корчина, В.И. Корчин. – Шадринск: Шадринский дом печати, 2009. –
90 с.
166. Кривощеков, С.Г. Психофизиологические аспекты незавершенной адаптации / С.Г. Кривощеков, В.П. Леутин, М.Г. Чухрова. –
Новосибирск, 1998. – 100 с.
167. Кривощеков, С.Г. Производственные миграции и здоровье
человека на Севере / С.Г. Кривощеков, С.В. Охотников. – Новосибирск, 2000. – 118 с.
168. Кривощеков, С.Г. Принципы физиологической регуляции
функций организма при незавершенной адаптации / С.Г. Кривощеков, Г.М. Диверт // Физиология человека. – 2001. – Т. 27, № 1. – С.
127-133.
169. Крукович, Е.В. Значимость некоторых социальных факторов в формировании здоровья подростков / Е.В. Крукович, Г.Е. Бондарь, И.О. Бондарь // Вторые Тульские педиатрические чтения: сборник материалов Всероссийской научно-практической конферен-ции. –
Тула, 2003. – С. 56.
170. Кузнецова, Л.М. Показатели психического здоровья старшеклассников и студентов вуза / Л.М. Кузнецова, В.Д. Кузнецов, К.Т. Тимошенко // Гигиена и санитария. – 2008. – № 3. – С. 59-63.
171. Кулеба, О.М. Эмоциональная культура как компонент профессионально-педагогической культуры вузовского преподавателя /
О.М. Кулеба // Теория и практика физической культуры. – 2007. – № 2.
– С. 57-59.
172. Кураев, Г.А. Проблемы валеологизации образовательной
среды. Межрегиональный опыт, перспективы. Учебно-методическое
пособие / Г.А. Кураев, Э.А. Казин, Н.А. Заруба, С.И. Петухов. – Ростов н/Д: Кузбасс, 1999. – 316 с.
173. Кучма, В.Р. Физическое развитие состояние здоровья и образ жизни детей Приполярья / В.Р. Кучма, Б.М. Раенгулов, Н.А. Скоблина. – М.: НЦЗД РАМН, 1999. – 200 с.
174. Кучма, В.Р. Руководство по гигиене и охране здоровья
школьников / В.Р. Кучма, Г.Н. Сердюковская, А.К. Демин. – М.: Российская ассоциация общественного здоровья, 2000. – 152 с.
175. Кучма, В.Р. Приоритетные критерии оценки состояния здоровья и профилактики заболеваний детей и подростков / В.Р. Кучма,
Л.М. Сухарева // Гигиена и санитария. – 2005. – № 6. – С. 42-45.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
176. Кучма, В.Р. Новые подходы к интеграции профилактических и оздоровительных технологий в образовательном процессе / В.Р.
Кучма, П.И. Храмцов, Е. Н. Сотникова // Гигиена и санитария. – 2006.
– № 3. – С. 61-64.
177. Кучма, В.Р. Концепция мониторинга состояния здоровья
учащихся в ходе реализации экспериментальных проектов по совершенствованию организации питания в школах / В.Р. Кучма, И.К. Рапопорт, Ж.Ю. Горелова // Здоровье населения и среда обитания. – 2008. –
№ 7. – С. 5-9.
178. Кучма, В.Р. Научно-организационные основы мониторинга
реализации экспериментальных проектов по совершенствованию организации питания обучающихся в ГОУ субъектов Российской Федера-ции
и муниципальных общеобразовательных учреждений / В.Р. Кучма, И.К.
Рапопорт, Ж.Ю. Горелова // Здоровье населения и среда обитания. – 2009.
– № 5. – С. 9-11.
179. Кучма, В.Р. Научно-методические основы охраны и укрепления здоровья подростков России / В.Р. Кучма, И.К. Рапопорт // Гигиена и санитария. – 2011. – № 4. – С. 53-59.
180. Кушнерова, Н.Ф. Профилактика стрессовых состояний у студентов очной формы обучения / Н.Ф. Кушнерова, С.Е. Фоменко, Ю.А.
Рахманин // Гигиена и санитария. – 2007. – № 4. – С. 47-49.
181. Лакин, Г.Ф. Биометрия. Учебное пособие для биологических
специальностей вузов. / Г.Ф. Лакин // М.: Высшая школа, 1990. – 352 с.
182. Лакшин, А.М. Питание как фактор формирования здоровья и
работоспособности студентов / А.М. Лакшин, Н.Г. Кожевникова // Вопросы питания. – Т. 77, № 1. – 2008. – С. 43-45.
183. Лебедченко, С.Ю. Формирование культуры здоровья будущего учителя в процессе профессиональной подготовки: дис. … канд.
пед. наук: 13.00.08 / С.Ю. Лебедченко. – Волгоград, 2000. – 225 с.
184. Левин, М.Я. Качество жизни и влияющие на него факторы /
М.Я. Левин, В.А. Таймазов, Л.Ю. Орехова, В.Н. Степанова. – СПб.:
Олимп СПб, 2003. – 360 с.
185. Леготина, Т.С. Основные тенденции инвестиционной деятельности в рациональном природопользовании северного региона /
Т.С. Леготина // Экология человека. – 2007. – № 7. – С. 3-7.
186. Лешкевич, И.В. Формирование здорового образа жизни в
средней школе / И.В. Лешкевич. – М.: Эслан. – 2006. – 64 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
187. Линденбратен, А.Л. Современные очерки об общественном
здоровье и здравоохранении / А.Л. Линденбратен // Под ред. О.П. Щепина. – М.: Медицина, 2003. – 64 с.
188. Лисицин, Ю.П. Здравоохранение в ХХ веке / Ю.П. Лисицин. –
М.: Медицина, 2002. – 215 с.
189. Лисицин, Ю.П. Общественное здоровье и здравоохранение /
Ю.П. Лисицин. – М., ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 512 с.
190. Литовченко, О.Г. Возрастная динамика основных морфологических, физиологических и психофизиологических параметров уроженцев Среднего Приобья 7-20 лет / О.Г. Литовченко. – Сургут: СурГУ,
2009. – 85 с.
191. Литовченко, О.Г. К вопросу о сохранении здоровья учащихся
Среднего Приобья / О.Г. Литовченко // Интеграция инновационных процессов в системе Российского образования. – 2007. – Ч. IV. – С. 38-39.
192. Лищук, В.А. Технология повышения личного здоровья /
В.А. Лищук, Е.В. Мосткова. – М.: Медицина, 1999. – 320 с.
193. Логинов, С.И. Стимуляция физической активности, связанной со здоровьем студентов сибирского Севера, на основе транстеоретической модели изменения поведения / С.И. Логинов, Л.И. Ревдо-ва
// Теория и практика физической культуры. – 2003. – № 4. – С. 21-26.
194. Логинов, С.И. Физическая активность: методы оценки и
коррекции / С.И. Логинов – Сургут: СурГУ, 2005. – 342 с.
195. Логинов, С.И. Общая эколого-географическая характеристика Югры в аспекте физической активности человека и его здоровья на урбанизированном сибирском севере / С.И. Логинов, Л.В. Гизатулина, М.Н. Мальков, Т.В. Косолапова // Экологический вестник
Югории. – Т. 4, № 1. – 2007. – С. 23-38.
196. Лушнов, М.С. Влияние ритмов геокосмоса на функциональное
состояние организма и систему крови: Монография / М.С. Лушнов, В.Н.
Кидалов, А.А. Хадарцев, В.М. Еськов. – Тула: Инфра, 2007. – 188 с.
197 Любимова, Г.И. Моделирование «ренты здоровья» региона в
контексте устойчивого развития общества / Г.И. Любимова // Теория и
практика физической культуры. – 2008. – № 6. – С. 12-15.
198. Маймулов, В.Г. Питание и здоровье детей / В.Г. Маймулова, И.Ш. Якубова, Т.С. Чернякина // – СПб.: СПбГМА им. И.И. Мечникова, 2003. – 354 с.
199. Макарова, В.И. Подходы к сохранению здоровья детей в условиях интенсификации образовательного процесса / В.И. Макарова,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Г.Н. Дегтева, Н.В. Афанасенкова и др. // Российский педиатрический
журнал, 2000. – № 3. – С. 60-62.
200. Макарова, В.И. Основные проблемы здоровья детей на Севере России / В.И. Макарова, Л.И. Меньшикова // Экология человека.
– 2003. – № 1. – С. 39-41.
201. Максимов, О.Л. Взаимосвязь показателей здоровья школьных учителей и учащихся 5-6 классов / О.Л. Максимов, А.В. Бардахчьян // Сборник статей VII Международной научно-практической
конференции «Состояние биосферы и здоровья людей». – Пенза, РИОПСГХ, 2007. – С. 132-134.
202. Максимова, Т.М. Современное состояние, тенденции и
перспективные оценки здоровья населения / Т.М. Максимова. – М.:
ПЕРСЭ, 2002. – 192 с.
203. Максимова, Е.Н. Анализ состояния здоровья студентов-первокурсников за период 1999-2004 гг. / Е.Н. Максимова // Совершенствование физического воспитания сельского населения: материалы
Всероссийской научно-практической конференции. – М., 2005. – С. 5960.
204. Малинецкий, Г.Г. Современные проблемы нелинейной динамики / Г.Г. Малинецкий, А.Б. Потапов. – М.: Эдитореал УРСС,
2002. – 360 с.
205. Малинецкий, Г.Г. Наука XXI века. Взгляд с позиций синергетики / Г.Г. Малинецкий // Труды семинара «Синергетика». – 2003. –
Т. 5. – С. 57-71.
206. Малинецкий, Г.Г. Нелинейная динамика и хаос. Основные
понятия / Г.Г. Малинецкий, А.Б. Потапов. – М.: УРСС, 2006. – 237 с.
207. Мальков, М.Н. Системный анализ и управление параметрами вектора состояния организма человека при помощи физических
упражнений. Дисс. … канд. биол. наук: 05.13.01. – системный анализ,
управление и обработка информации (биологические науки). – Сургут,
2008. – 125 с.
208. Малькова, Г.А. О состоянии здоровья детей и подростков в
Российской федерации / Г.А. Малькова // Материалы III Всероссийской научно-практической конференции. – М., 2005. – С. 42-47.
209. Мальцева, Т.В. Донозологическая диагностика экологически зависимой патологии у подростков – жителей Ямала с учетом эт-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нической принадлежности / Сборник материалов научной сессии
«Экологические риски здоровья населения на Крайнем Севере». – Надым: Сити-пресс, 2007. – С. 80-86.
210. Мальцева, Т.В. Инновационные подходы к оздоровлению
детей на Крайнем Севере / Т.В. Мальцева, Т.Я. Шипулина, А.А. Буганов
// Здоровье населения и среда обитания. – 2008. – № 6. – С. 30-33.
211. Малярчук, Н.Н. Культура здоровья педагога / Н.Н. Малярчук. – Тюмень: ТГУ, 2008. – 192 с.
212. Меерсон, Ф.З. Основные закономерности индивидуальной
адаптации. Срочный и долговременный этапы адаптации / Ф.З. Меерсон // Физиология адаптационных процессов. Руководство по физиологии. – М.: Наука, 1986. – 10 с.
213. Медик, В.А. Заболеваемость населения: история, современное состояние и методология изучения / В.А. Медик. – М., 2003. – 60 с.
214. Медик, В.А. Общественное здоровье и здравоохранение /
В.А. Медик, В.К. Юрьев – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. – 288 с.
215. Медико-биологические и психосоциальные проблемы подросткового возраста / Под ред. В.Р. Кучмы, Л.М. Сухаревой. – М., 2004. –
198 с.
216. Мелихова, Е.М. Диалог по вопросам риска. Практические
советы / Е.М. Мелихова, И.Л. Абалкина. – М.: ИздАТ, 2003. – 80 с.
217. Мескон, М. Основы менеджмента / М. Мескон, М. Альберт,
Ф. Хедоури. – М.: Вильямс, 2009. – 692 с.
218. Мешков, Н.А. Адаптационное состояние детского организма как индикатор неблагополучного влияния окружающей среды / Н.А.
Мешков, С.И. Иванов, Е.А. Вальцева, Б.М. Анциферов // Гигиена и
санитария. – 2007. – № 5. – С. 52-53.
219. Миннибаев, Т.Ш. Интенсификация процесса обучения и
здоровье студентов / Т.Ш. Миннибаев, Л.Ю. Кузнецова, А.А. Силаева
// Материалы 3-й Всероссийской научно-практической конференции
«Медико-биологические и психолого-педагогические аспекты адаптации и социализации человека». – Волгоград, 2004. – С. 179-180.
220. Митина, Л.М. Профессиональное здоровье учителя: стратегия и технология / Л.М. Митина // Конференция «Здоровье школьников: медико-психологическая поддержка и физическая культура». –
1998. – Т. 3, № 4. – С. 55-57.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
221. Митина, Л.М. Эмоциональная гибкость учителя: психологическое содержание, диагностика, коррекция / Л.М. Митина, Е.А.
Асмаковец. – М.: Флинта, 2001. – 192 с.
222. Михайлова, Е.В. Состояние здоровья детей в условиях загрязнения атмосферного воздуха / Е.В. Михайлова // Гигиена и санитария. – 2005. – № 2. – С. 49-51.
223. Мусийчук, Ю.И. Проблемы регионального социально-гигиенического мониторинга состояния здоровья населения / Ю.И. Мусийчук, О.П. Ломов, В.М. Кудрявцев // Гигиена и санитария. – 2007. –
№ 4. – С. 87-88.
224. Нагорный, С.В. Гигиеническая диагностика экологически
обусловленных неинфекционных болезней / С.В. Нагорный, В.Г. Маймулов, Е.В. Олейникова // Теория и практика физической культуры. –
2002. – № 6. – С. 53-57.
225. Назарова, И.Б. Здоровье российского населения: факторы и
характеристики (90-е годы) / И.Б. Назарова // Социологические исследования. – 2003. – № 11. – С. 57-69.
226. Неверов, В.Н. Физиологические и психологические аспек-ты
адаптации студентов / В.Н. Неверов // Экология человека. – 1999. – №
2. – С. 52-53.
227. Никифорова, О.А. Эксперимент по совершенствованию
структуры и содержания высшего образования. Педагогические факторы здоровьесбережения школьников // Материалы Всероссийской
научно-практической конференции г. Кемерово, 2003. – М., 2004. – С.
95-98.
228. Николаев, Ю.А. Эпидемиология, патогенез, профилактика и
лечение артериальной гипертонии у пришлого населения на Севере /
Ю.А. Николаев, С.А. Дарянина, С.А. Пальцев и др. – Новосибирск
2005. – 200 с.
229. Николаева, А.Д. Гигиеническая оценка и оптимизация условий труда учителей начальных классов общеобразовательных школ:
автореф. дисс. … канд. мед. наук: 14.00.07 / А.Д. Николаева. – М.,
2005. – 22 с.
230. Никонов, Б.И. Роль системы социально-гигиенического мониторинга в сохранении и укреплении здоровья населения / Б.И. Никонов, С.В. Кузьмин, О.Л. Малых // Гигиена и санитария. – 2007. – №
3. – С. 73-76.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
231. Новиков, С.М. Анализ восприятия риска здоровью и готовности платить за его снижение / С.М. Новиков, И.Л. Абалкина, С.А.
Сковронская // Гигиена и санитария. – 2005. – № 6. – С. 9-13.
232. Новиков, С.М. Современные проблемы оценки рисков и
ущербов здоровью от воздействия факторов окружающей среды / С.М.
Новиков, Ю.А. Рахманин, Н.С. Скворцова, Т.А. Шашина // Гигиена и
санитария. – 2007. – № 5. – С. 18-20.
233. Новикова, И.А. Познавательные психические процессы и
личностные характеристики социально дезадаптированных студентов /
И.А. Новикова, П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев // Гигиена и санитария. –
2002. – С. 24-27.
234. Новикова, И.И. Закономерности формирования популяционного здоровья детей и подростков крупного промышленного центра Сибири / И.И. Новикова // Экология человека. – 2006. – № 1. – С.
17-20.
235. Новак, Е.С. Здоровье студенческой молодежи как социальная проблема / Е.С. Новак // Вестник ВолГУ. – 2001. – Серия 7. – Вып. 1.
– С. 125-133.
236. Нотова, С.В. Оценка питания студентов Оренбурга / С.В.
Нотова, М.Г. Скальная, О.В. Баранова // Вопросы питания. – 2005. – №
3. – С. 14-17.
237. Оникул, Е.В. Амплитудно-временные характеристики электро-кардиограммы детей трех и четырех лет в покое и при активной
ортостатической пробе в зимнее время года / Е.В. Оникул, Л.И. Иржак // Экология человека. – 2011. – № 11. – С. 31-33.
238. Онищенко, Г.Г. Оценка риска влияния факторов окружающей среды на здоровье в системе социально-гигиенического мониторинга / Г.Г. Онищенко // Гигиена и санитария. – 2002. – № 6. – С. 3-5.
239. Онищенко, Г.Г. Основы оценки риска для здоровья населении при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду / Г.Г. Онищенко, С.М. Новиков, Ю.А. Рахманин и др. //
Под. ред. Рахманина Ю.А., Онищенко Г.Г. – М.: НИИ ЭИ и ГОС, 2002.
– 408 с.
240. Онищенко, Г.Г. Санитарно-эпидемиологическое благополучие детей и подростков; состояние и пути решения проблем // Гигиена и санитария. – 2007. – № 4. – С. 53-59.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
241. Онищенко, Г.Г. Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия детского населения России // Гигиена и санитария. – 2008. – № 2. – С. 72-77.
242. Организация и оценка здоровьесберегающей деятельности
образовательных учреждений. Руководство для работников системы
общего образования / Под ред. Безруких М.М., Сонькина В.Д. – М.:
МГФПШК, 2004. – 380 с.
243. Орел, В.Е. Исследование обвинительной установки как феномена профессиональной деформации / В.Е. Орел // Психология и
практика: Ежегодник Российского психологического общества. – Ярославль, 1998. – Т. 4. – С. 109-116.
244. Орел, В.Е. Исследование феномена психического выгорания в отечественной и зарубежной психологии / В.Е. Орел // Проблемы общей и организационной психологии. – Ярославль, 1999. – С.
76-97.
245. Орехова, Т.Ф. Теоретические основы формирования здорового образа жизни субъектов педагогического процесса в системе
современного общего образования / Т.Ф. Орехова. – Магнитогорск:
МаГУ, 2004. – 352 с.
246. Панков, Д.Д. Состояние здоровья школьников выпускных
классов (данные профилактических осмотров) / Д.Д. Панков, Т.Б.
Панкова // Российский педиатрический журнал. – 2006. – № 6. – С. 1012.
247. Пахомова, Л.Э. Образ жизни современных школьников и его
влияние на здоровье и качество жизни / Л.Э. Пахомова, Г.Л. Нестеренко, Л.А. Кадуцкая // Теория и практика физической культуры. –
2007. – № 7. – С. 19-23.
248. Перов, С.Б. Реально ли улучшить здоровье учащемуся лицея / С.Б. Перов, А.Х. Мельников, Ю.Л. Веневцева // Традиционные и
нетрадиционные методы оздоровления детей: Тезисы V международной научно-практической конференции. – Ижевск, 1996. – С. 348349.
249. Петленко, В.П. Валеология – перспективное научно-педагогическое направление XXI века / В.П. Петленко, Д.Н. Давиденко //
Теория и практика физической культуры. – № 6. – 2001. – С. 9-12.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
250. Пляскина, И.В. Здоровье детей, обучающихся в школах нового вида / И.В. Пляскина // Гигиена и санитария. – 2000. – № 1. – С.
62-64.
251. Поборский, А.Н. Функциональное состояние и функциональные возможности организма студентов неблагоприятных условиях среды / Н.А. Поборский, М.А. Юрина, Ж.Н. Лопацкая // Гигие-на
и санитария. – 2008. – № 5. – С. 70-73.
252. Покровский, В.И. Политика здорового питания. Федеральный и региональный уровни / В.И. Покровский, Г.А. Романенко, В.А.
Княжев и др. – Новосибирск: Сибирский университет, 2002. – 340 с.
253. Поляничкина, Г.А. Здоровьесбережение и формирование
ЗОЖ школьников подростков в условиях Крайнего Севера: дисс. …
канд. пед. наук / Г.А. Поляничкина. – Москва, 2002. – 157 с.
254. Пономарева, Л.А. Формирование основ здорового образа
жизни у школьников / Л.А. Пономарева, Л.К. Абдукадырова, С.А. Шарипова, И.Т. Юлдашбаев // Гигиена и санитария. – 2002. – № 1. – С.
44-45.
255. Пономарева, Т.А. Физическая культура и спорт в системе
ценностных ориентаций учащейся молодежи / Т.А. Пономарева // Теория и практика физической культуры. – № 5. – 2007. – С. 68-70.
256. Пономаренко, И.И. Риск для здоровья школьников с позиции гигиены / И.И. Пономаренко // Вестник РАМН. – 2005. – № 3. – С.
43-45.
257. Попова, О.Н. Компенсаторно-приспособительная перестрой-ка
систем внешнего дыхания у жителей Крайнего Севера / О.Н. По-пова,
Н.А. Глебова, А.Б. Гудков // Экология человека. – 2008. – № 10. – С.
31-33.
258. Поскотинова, Л.В. Вегетативная регуляция ритма сердца и
эндокринный статус подростков и молодежи в условиях Европейского Севера России: автореферат дис… д-ра биол. наук. – Архангельск,
2009. – 45 с.
259. Потемкина, Р.А. Мониторирование поведенческих факторов
риска неинфекционных заболеваний среди населения / Р.А. Потемкина //
Профилактика заболеваний и укрепления здоровья. – 2005. – № 4. – С.
4-17.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
260. Потехина, Н.Н. Особенности образа жизни и выработки самосохранительного поведения подростков и молодежи / Н.Н. Потехина, М.Г. Дьячкова, И.А. Колесникова и др. // Экология человека. –
2009. – № 8. – С. 61-64.
261. Практикум по психологии здоровья / Под ред. Г.С. Никифорова. – СПб.: Питер, 2005. – 351 с.
262. Проскурякова, Л.А. Гигиеническая оценка питания и здоровья студентов // Гигиена и санитария. – 2008. – № 3. – С. 49-52.
263. Проскурякова, Л.А. Оценка психического статуса студентов
вузов и программа его коррекции / Л.А. Проскурякова // Гигиена и санитария. – 2011. – № 3. – С. 66-69.
264. Протасов, В.Ф. Экология, здоровье и охрана окружающей
среды в России / В.Ф. Протасов. – М.: Финансы и статистика, 2000. –
672 с.
265. Прохоров, Б.Б. Экология человека / Б.Б. Прохоров. – М.:
Академия, 2008. – 320 с.
266. Райгородский Д.Я. Психодиагностика персонала / Д.Я. Райгородский. – Самара, БАХРАХ-М, 2007. – 440 с.
267. Райгородский, Д.Я. Практическая психодиагностика / Д.Я.
Райгородский. – Самара, Бахрах-М, 2011. – 672 с.
268. Рапопорт, И.К. Особенности заболеваемости школьников и
учащихся профессиональных училищ при завершении образования /
Рапопорт И.К., Е.Г. Бобрышева // Гигиена и санитария. – 2007. – № 1. –
С. 67-70.
269. Рахманин, Ю.А. Руководство по оценке риска для здоровья
населения, при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду / Ю.А. Рахманин, С.М. Новиков, Т.А. Шашина и др. –
М., 2004. – 340 с.
270. Рахманин, Ю.А. Оценка ущерба здоровью человека как одно из приоритетных направлений экологии человека и инструмент
обоснования управленческих решений / Ю.А. Рахманин, С.М. Новиков, Г.И. Румянцев, С.И. Иванов // Гигиена и санитария. – 2006. – № 5.
– С. 10-13.
271. Рахманин, Ю.А. Пути совершенствования методологии
оценки риска здоровью от воздействия факторов окружающей среды
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
/ Ю.А. Рахманин, С.М. Новиков, Г.И. Румянцев // Гигиена и санитария. – 2006. – № 2. – С. 2-5.
272. Рахманов, Р.С. О роли двигательно-активной формы обучения в формировании образа жизни, сохранении и укреплении здоровья школьников / Р.С. Рахманов, Нестеренко А.В. // Гигиена и санитария. – 2005. – № 2. – С. 43-45.
273. Ревич, Б.А. Экологическая эпидемиология / Б.А. Ревич, Г.И.
Авилиани. – М.: Академия, 2004. – 384 с.
274. Ревич, Б.А. Климатические условия и качество атмосферного воздуха как факторы риска смертности населения Москвы / Б.А.
Ревич, Д.А. Шапошников, Е.Г. Семутникова // Медицина труда и промышленная экология. – 2008. – № 7. – С. 29-35.
275. Ревуа, С.В. Загрязнение геологической среды нефтепродуктами. Пути решения данной проблемы на территории Архангельской
области / С.В. Ревуа // Экология человека. – 2004. – № 1. – С. 53-56.
276. Рембовский, В.Р. Медико-гигиенические аспекты оценки
здоровья населения / В.Р. Рембовский, Л.А. Могиленкова // Гигиена и
санитария. – 2008. – № 2. – С. 46-49.
277. Родионов, В.А. Взаимодействие педагога и психолога в
учебном процессе / В.А. Родионов, М.А. Ступницкая. – Ярославль,
2001. – 38 с.
278. Родионов, В.А. Учительский стресс / В.А. Родионов // Школьный психолог, 2006. – № 4. – С. 24.
279. Ронгинская, Т.И. Синдром выгорания в социальных профессиях / Т.И. Ронгинская // Психологический журнал. – 2002. – Т. 23,
№ 3. – С. 85-95.
280. Садырин, С.Л. Роль школьных условий обучения в обеспечении здоровьесберегающего характера образования / С.Л. Садырин,
В.П. Рубчевский, В.А. Пинаев // Теория и практика физической культуры. – 2007. – № 7. – С. 27-29.
281. Сафронов, И.Д. Роль жирорастворимых витаминов А и Е при
адаптации и хронической патологии органов кровообращения, дыхания и пищеварения в условиях Крайнего Севера: автореф. дисс. … дра мед. наук / И.Д. Сафронов. – Новосибирск, 1999. – 38 с.
282. Сетко, А.Г. Особенности адаптированности детей к факторам среды обитания и критерии их оценки / А.Г. Сетко, Н.П. Сетко,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.М. Макарова, И.М. Сетко // Гигиена и санитария. – 2005. – № 6. – С.
57-58.
283. Сидоров, П.И. Синдром «Эмоционального выгорания» у лиц
коммуникативных профессий / П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев, И.А. Новикова // Гигиена и санитария. – 2008. – № 3. – С. 29-33.
284. Сидоров, П.И. Экология человека на Европейском Севере
России / П.И. Сидоров, А.Б. Гудков // Экология человека. – 2004. – № 6. –
С. 15-21.
285. Сидоров, П.И. Системный мониторинг общественного здоровья / П.И. Сидоров, А.Б. Гудков, Т.Н. Унгуряну // Экология челове-ка.
– 2006. – № 6. – С. 3-8.
286. Скальный, А.В. Радиация, микроэлементы, антиоксиданты и
иммунитет / А.В. Скальный, А.В. Кудрин // М.: Мир Макет, 2000. –
421 с.
287. Скальный, А.В. Химические элементы в физиологии и экологии человека / А.В. Скальный. – М.: Оникс 21 век; Мир, 2004. – 215 с.
288. Сковронская, С.А. Особенности восприятия риска здоро-вью
различным группами населения на примере жителей Саяногор-ска /
С.А. Сковронская, С.М. Новиков, А.А. Шищенко, С.А. Солонин // Гигиена и санитария. – 2006. – № 5. – С. 72-74
289. Смирнов, Н.К. Здоровьесберегающие образовательные технологии и психология здоровья в школе / Н.К. Смирнов. – М.: АРКТИ,
2005 – 320 с.
290. Смирнов, Н.К. Условия сохранения здоровья учащихся: что
должна сделать школа / Н.К. Смирнов // Материалы 3-й городской научно-практической конференции «Здоровье школьников в услови-ях
интенсификации обучения: психолого-педагогический подход». – М.:
АНО «Школа «Премьер», 2006. – С. 56-59.
291. Спирин, В.К. Мышечная активность и здоровье детей: монография / В.К. Спирин. – Великие Луки, 2001. – 138 с.
292. Спирин, А.П. Оценка адаптации студентов младших курсов к
учебной деятельности / А.П. Спирин // Гигиена и санитария. – 2007. –
№ 2. – С. 54-56.
293. Соколов, С.В. Некоторые экологические аспекты качества
питьевой воды города Сургута / С.В. Соколов, С.Н. Русак, Л.А Пак //
Сборник научных трудов «Здоровье, физическое воспитание и культура». – Сургут: СурГУ, 2001. – С. 194-199.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
294. Соколова, Н.В. Характеристика качества жизни школьников /
Н.В. Соколова // Гигиена и санитария. – 2006. – № 5. – С. 74-75.
295. Сократов, Н.В. Современные технологии сохранения и укрепления здоровья детей / Н.В. Сократов. – М.: Сфера, 2005. – 224 с.
296. Солонин, Ю.Г. Возрастная динамика некоторых физиологических функций у жителей Севера / Ю.Г. Солонин // Физиология
человека. – 1998. – Т. 24, № 1. – С. 98.
297. Сонин, В.А. Психодиагностическое познание профессиональной деятельности / В.А. Сонин. – СПб.: Речь, 2004. – 408 с.
298. Соседова, Л.М. Оценка риска сочетанного воздействия биологических и химических факторов окружающей среды на организм
человека / Л.М. Соседова Л.М., В.С. Рукавишников // Гигиена и санитария. – 2010. – № 5. – С. 75-79.
299. Степанов, С.А. Как протекают и каков исход профессиональных заболеваний в современной России / С. А. Степанов, В.А.
Пилишенко, Н.Ю. Глушкова и др. // Здоровье населения и среда обитания. – 2009. – № 4. – С. 10-12.
300. Степанова, М.И. Гигиеническая оценка инновационной организации учебного процесса в школе / М.И. Степанова, З.И. Сазанюк,
М.А. Поленова и др. // Здоровье населения и среда обитания. – 2009. –
№ 4. – С. 34-36.
301. Стунеева, Г.И. Гигиеническая оценка питания школьников
города Рязани по материалам анкетирования / Г.И. Стунеева // Гигиена и санитария, 2002. – № 2. – С. 40-41.
302. Судаков, К.В. Системная организация функций человека:
теоретические аспекты / К.В. Судаков // Успехи физиологических наук. – 2000. – Т. 31, № 1. – С. 81-96.
303. Суплотова, Л.А. Эпидемиология йододефицитных заболеваний в различных климатогеографических районах Западной Сибири: дисс. … д-ра мед. наук: 14.00.05 / Л.А. Суплотова // Тюмень, 1997. –
С. 91-135.
304. Сухарева, Л.М. Состояние здоровья и физическая активность современных подростков / Л.М. Сухарева, И.К. Рапопорт, И.В.
Звездина и др. // Гигиена и санитария, 2002. – № 6. – С. 52-56.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
305. Сушко, О.С. Анализ общественного питания студентов в городе Томске / О.С. Сушко // Вопросы питания. – 2008. – Т. 77, № 3 – С.
68-71.
306. Теддер, Ю.Р. Состояние здоровья и адаптация первоклассников к обучению в школе в условиях севера / Ю.Р. Теддер, Т.С. Копосова // Экология человека. – 2002. – № 2. – С. 44-46.
307. Тимошенко, К.Т. Гигиеническая оценка профильного обучения в медико-биологических классах: автореф. дисс. … канд. мед.
наук: 14.00.07 / К.Т. Тимошенко. – Москва, 2009. – 24 с.
308. Токарев, С.А. Популяционная оценка факторов, формирующих здоровье детей Крайнего Севера / С.А. Токарев, А.А. Буганов // Вопросы современной педиатрии. – 2007. – Т. 5, № 1. – С. 1517.
309. Токарев, С.А. Предикторы и пути профилактики сердечнососудистой патологии у подростков Крайнего Севера / С.А. Токарев,
А.А. Буганов, Е.Л. Уманская // Педиатрия. – 2005. – № 2. – С. 83-86.
310. Трубецков, А.Д. Здоровый образ жизни: медицинские и социальные подходы / А.Д. Трубецков // Гигиена и санитария. – 2007. –
№ 5. – С. 75-76.
311. Тутельян, В.А. Питание и здоровье на Севере: приоритетные направления / В.А. Тутельян // Медицина труда. – 1996. – № 6. –
С. 16-19.
312. Узянбаева, Р.Г. Комплексный подход к формированию культуры здоровья студентов / Р.Г. Узянбаева // Теория и практика физической культуры. – № 5. – 2007. – С. 49-51.
313. Унгуряну, Т.Н. Риск для здоровья населения от химических
веществ, загрязняющих атмосферный воздух, в городе с развитой целлюлозно-бумажной промышленностью / Т.Н. Унгуряну, С.М. Новиков, Р.В. Бузинов, А.Б. Гудков // Гигиена и санитария. – 2010. – № 4.
– С. 21-24.
314. Унгуряну, Т.Н. Географические и социально-экономиче-ские
детерминанты восприятия риска для здоровья // Гигиена и санитария.
– № 6. – 2010. – С. 69-72.
315. Ушаков, И.Б. Качество жизни и здоровье студентов / И.Б. Ушаков, Н.В. Соколова, А.Н. Корденко и др. – М.: Истоки, 2002. – 151 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
316. Ушаков, И.Б. Современные проблемы качества жизни студентов / И.Б. Ушаков, Н.В. Соколова // Гигиена и санитария. – 2007. –
№ 2. – С. 56-58.
317. Ушакова, М.А. Состояние здоровья школьников 15-18 лет в
Москве / М.А. Ушакова, Е.Г. Ушакова // Гигиена и санитария. – 2008. –
№ 5. – С. 59-61.
318. Фатыхова, Р.М. Психическое здоровье учителя в современных условиях / Р.М. Фатыхова // Материалы Всероссийской конференции 26-28 ноября 1996 г. – Екатеринбург, 1996. – С. 118-119.
319. Филиппов, П.И. Задачи образовательных учреждений в реализации Концепции по охране здоровья населения РФ на период до
2005 г. / П.И. Филиппов // Материалы международных научных чтений. – СПб.: МАНЭБ, 2001. – С. 17-19.
320. Филиппов, П.И. Актуальные вопросы формирования здоровьесберегающего пространства в образовании детей. Международные научные чтения «Белые ночи» / П.И. Филиппов, В.П. Филиппо-ва.
– С. Петербург, 2002. – 160 с.
321. Филиппов, П.И. Создание валеологической образовательной среды / П.И. Филиппов, З.П. Шершнева // Журнал СПО. – 2002. –
С. 34-44.
322. Филиппов, П.И. Гигиеническое воспитание и формирование
здорового образа жизни / П.И. Филиппов, В.П. Филиппова. – М.:
ВУНМЦ МЗ РФ, 2003. – 288 с.
323. Щербакова, Т.Н. Профессиональные установки педагога и
здоровье личности / Т.Н. Щербакова // Валеология, 1998. – № 2. – С.
12-13.
324. Фетискин, Н.П. Диагностика личностной и групповой удовлетворенности работой / Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов // Социально-психологическая диагностика развития личности и
малых групп. – М.: Институт психотерапии, 2002. – C. 473-474.
325. Хадарцев, А.А. Системный анализ, управление и обработка
информации в биологии и медицине. Часть IV. Обработка информации, системный анализ и управление (общие вопросы в клинике, в эксперименте) / под редакцией А.А. Хадарцева, В.М. Еськова // Монография: Системный анализ, управление и обработка информации в
биологии и медицине. Часть IV. Обработка информации, системный
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
анализ и управление (общие вопросы в клинике, в эксперименте). –
Тула: Тульский полиграфист, 2003. – 238 с.
326. Хадарцев, А.А. Системный анализ, управление и обработка
информации в биологии и медицине. Часть 5. Системный анализ и
управление гомеостазом организма в норме и при патологии в аспекте
компартментно-кластерного подхода / под редакцией А.А. Хадар-цева,
В.М. Еськова // Монография: Системный анализ, управление и обработка информации в биологии и медицине. Часть 5. Системный анализ
и управление гомеостазом организма в норме и при патологии в аспекте компартментно-кластерного подхода. – Самара: Офорт (гриф
РАН), 2005. – 220 с.
327. Хадарцев, А.А. Системный анализ, управление и обработка
информации в биологии и медицине. Часть VI. Системный анализ и
управление гомеостазом организма в норме и при патологии в аспек-те
компартментно-кластерного подхода / под редакцией А.А. Хадар-цева,
В.М. Еськова // Монография: Системный анализ, управление и обработка информации в биологии и медицине. Часть VI. Системный анализ и управление гомеостазом организма в норме и при патологии в аспекте компартментно-кластерного подхода – Самара: Офорт (гриф
РАН), 2005. – 196 с.
328. Хамитова, Р.Я. Здоровье учащихся образовательных учреждений различного вида: гигиенический и социологический анализ /
Р.Я. Хамитова, Э.Р. Валеева. – Казань: Центр инновационных технологий, 2006. – 183 с.
329. Хаснулин, В.И. Введение в полярную медицину / В.И. Хаснулин. – Новосибирск: СО РАМН, 1998. – 337 с.
330. Хаснулин, В.И. Современные проблемы адаптации и здоровья населения северных урбанизированных территорий / В.И. Хаснулин, В.А. Карпин // Актуальные проблемы адаптации человека: сб. науч. тр. – Сургут: СурГПИ, 2002. – С. 82-85.
331. Хаснулин, В.И. Дискомфортность окружающей среды для
жизнедеятельности населения и районирование территории России /
В.И. Хаснулин, А.К. Собакин, П.В. Хаснулин и др. // Экология человека. – 2004. – № 6. – С.43-47.
332. Хаснулин, П.В. Экологически обусловленный стресс и дизадаптивные гипертензивные реакции на Севере / П.В. Хаснулин, Е.Л.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Потеряева, В.И. Хаснулин // Экология человека. – 2005. – № 7. – С. 3639.
333. Хаснуллин, В.И. Психоэмоциональные проявления северного стресса и состояние иммунитета у пришлых жителей Севера /
В.И. Хаснуллин, А.В. Хаснуллина // Экология человека. – 2011. – № 12. –
С. 3-7.
334. Хорошева, Т.А. Влияние учебного процесса на физическое
развитие учащихся начальных классов инновационных школ / Т.А.
Хорошева, А.И. Бурханов // Гигиена и санитария. – 2004. – № 4. – С.
57-60.
335. Храмцов, П.И. Мониторинг функциональных возможностей
организма школьников / П.И. Храмцов, Г. И. Шешенева // Гигиена и
санитария. – 2003. – № 5. – С. 53-58.
336. Хрущев, В.А. Здоровье человека на Севере / В.А. Хрущев. –
М.: Астра, 1994. – 186 с.
337. Цесарская, Е.Н. Влияние гипокинезии на показатели физической и умственной работоспособности студентов Кольского Севе-ра
в период полярной ночи / Е.Н. Цесарская // Научно-теоретический
журнал «Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта». – № 7
(77). – 2011. – С. 164-166.
338. Цыренова, Н.М. Гигиеническая оценка технологий обучения школьников: автореф. дис. ... канд. мед. наук: 14.00.07 / Н.М. Цыренова. – М., 2003. – 26 с.
339. Чекалова, С.А. Санитарно-гигиеническое благополучие
школы как фактор формирования заболеваний нервной системы у
учащихся младших классов / С.А. Чекалова, Е.С. Богомолова, А.В. Леонов и др. // Здоровье населения и среда обитания. – 2009. – № 4. – С.
22-25.
340. Черная, Н.Л. Здоровье детей и экология промышленного города / Н.Л. Черная, Е.В. Шубина, Г.П. Федотова // Здоровье населе-ния
и среда обитания. – 2008. – № 6. – С. 8-10.
341. Чмиль, И.Б. Физическое развитие и психоэмоциональное состояние мальчиков в условиях обучения в кадетском корпусе как основные критерии здоровья / И.Б. Чмиль, Е.В. Корякова, Л.Л. Лего-тина
// Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Интеграция инновационных процессов в системе образования». – 2007. –
Ч. IV. – С. 17-19.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
342. Шалупаева, В.Г. Гигиеническая оценка здоровья учащихся
гимназий № 9, № 12 Советского административного округа / В.Г. Шалупаева, Н.А. Ряполова, П.К. Авилов, А.Е. Петухова // Актуальные
проблемы обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Омской области. Материалы областной научно-практической конференции. – Омск, 2000. – С. 127-130.
343. Шафиркин, А.В. Компенсаторные резервы организма и здоровье населения в условиях хронических антропогенных воздействий и
длительного психоэмоционального стресса / А.В. Шафиркин // Физиология человека. – 2003. – Т. 19, № 6. – С. 12-22.
344. Швецов, А.Г. Изучение влияния обучения по экспериментальной программе на состояние здоровья гимназистов / А.Г. Швецов,
С.М. Кабиева, В.Н. Приз, М.Г. Калишев // Гигиена и санитария. – 2000. –
№ 3. – С. 46-49.
345. Шевченко, И.Ю. Условия обучения и заболеваемость детей в
школах малых городов / И.Ю. Шевченко, Л.Г. Климацкая // Гигие-на и
санитария. – 2008. – № 5. – С. 55-59.
346. Шевченко, О.П. Метаболический синдром / О.П. Шевченко,
Е.А. Проскурничий, А.О. Шевченко. – М.: Риафарм, 2004. – 141 с.
347. Шевчук, Ю.В. Психическое здоровье старшеклассников /
Ю.В. Шевчук // Теория и практика физической культуры. – 2007. – №
7. – С. 24-26.
348. Щепин, О.П. Здоровье населения Российской Федерации и
его прогноз на период до 2005 года / О.П. Щепин // Вестник РАМН,
2001. – № 8. – С.10-12.
349. Щербакова, Т.Н. Профессиональные установки педагога и
здоровье личности / Т.Н. Щербакова // Валеология, 1998. – № 2. – С.
12-13.
350. Щербатых, Ю.В. Влияние параметров высшей нервной деятельности студентов на характер протекания экзаменационного стрес-са
/ Ю.В. Щербатых // Журнал высшей нервной деятельности им. Павлова, 2000. – № 6. – С. 959-965.
351. Шим, Н.Н. Учебный процесс и здоровье детей на Крайнем
Севере / Н.Н. Шим, С.А. Токарев, А.А. Буганов // Гигиена и санитария. – 2000. – № 6. – С. 21-24.
352. Шипулина, Т.Я. Состояние психического здоровья младших
школьников из числа коренного населения Ямало-Ненецкого авто-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
номного округа / Т.Я. Шипулина, Т.В. Мальцева, А.А. Буганов // Здоровье населения и среда обитания. – 2009. – № 2. – С. 28-29.
353. Школьникова, М.А. Современные тенденции сердечно-сосудистой заболеваемости и смертности у детей в Российской Федерации; структура сердечной патологии детского возраста / М.А. Школьникова, Г.Г. Осокина, И.В. Абдулатипова // Кардиология. – 2003. – № 8. –
С. 4-8.
354. Шпангенберг, С. Воздействие факторов учебной среды и
обучения на состояние здоровья учеников / С. Шпангенберг, Б. Боева
// Гигиена и санитария. – 2003. – № 5. – С. 45-53.
355. Шубочкина, Е.И. К обоснованию мониторинга факторов
риска ухудшения здоровья учащихся учебных заведений начального
профессионального образования / Е.И. Шубочкина, С.С. Молчанова,
А.В. Куликова, Е.М. Ибрагимова // Здоровье населения и среда обитания. – 2008. – № 9(186). – С. 38-42.
356. Юматов, Е.А. Эмоциональный стресс у студентов / Е.А.
Юматов, В.А. Кузьменко, В.И. Бадиков и др. // Физиология человека,
2001. – Т. 27, № 2. – С. 104-111.
357. Ястребов, В.К. Особенности эпидемиологического надзора
за описторхозом и дифиллоботриозом в Сибири // Здоровье населения
и среда обитания. – 2010. – № 10(211). – С. 7-11.
358. Agelink, M.W. Standardized test of heart rate variability: normal
ranges obtained from 309 healthy humans, and effects of age, gender, and
heart rate / M.W. Agelink, R. Malessa, B. Baumann et al. – Clin. Auton.
Res. – 2001. – Apr. – 11(2). – P. 99-108.
359. Allensworth, D. Defining a Comprehensive School Health Program / D. Allensworth, J. Wyche, E. Lawson et al. // An Interim Statement
National Academy Press. – Washington, 1995. – P. 40.
360. An efficient algorithm for spectral analysis of heart rate variability / R.D. Berger et al. // IEEE Trans Biomed Eng. – 1986. – V. 33. – P.
900-904.
361. An examination of the relationship between resting heart rate
variability and heart rate reactivity to a mental arithmetic stressor / C.F.
Scharpley et al. // Appl. Psychochysiol. Biofeedback. – 2000. – Vol. 25,
№ 3. – P. 143-153.
362. Anjos, L.A. Growth and nutritional status in a probabilistic
sample of schoolchildren from Rio de Janeiro / L.A. Anjos, I.R. Castro,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
E.M. Engstrom, A.M. Azevedo // Cad Saude Publica. – 2003. – Vol.
19, № 1. – P. 171-179.
363. Atilla, K. Prehypertension and risk of cardiovascular disease / K.
Atilla, R.S. Vasan // Expert Review of Cardiovascular Therapy. – 2006. –
Vol. 4, № 1. – P. 111-117.
364. Barba, G. The BRAVO project: screening for childhood obesi-ty
in a primary school setting / G. Barba, R. Giacco, G. Clemente et al. // Nutr.
Metab. Cardiovasc. Dis. – 2001. – Vol. 11, № 4. – P. 103-108.
365. Baron, R. Heart rate variability / R. Baron, D.J. Ewing // Electro-encephalogr. Clin. Neurophysiol. Suppl. – 1999. – Vol. 52. – P. 283286.
366. Bernardi, L. Physical activity influences heart rate variability and
very-low-frequency components in Holter electrocardiograms / L. Ber-nardi,
F. Valle, M. Coco et al. // Cardiovasc. Res. – 1996. – Vol. 32. – P. 234-237.
367. Beck, E. Fruit and vegetable consumption among inuvialuit of
the Northwest Territories: results from healthy foods north / E. Beck // Securing the IPY Legacy: From Research to Action 14 International Congress
on Circum-polar Health. – Yellowknife, 2009. – P. 127.
368. Bittel, J. Heat debt as an index for cold adaptation in man / J.
Bittel // Journal Appl. Physiol. – 1987. – Vol. 62, № 4. – P. 1627-1631.
369. Bittel, J. The different types of general cold adaptation in Man /
J. Bittel // International Journal of Sports Medicine. – 1992. – Vol. 13. – S.
172-176.
370. Black, D. Television violence and children / D. Black, M. Newman // British medical journal, 1995. – Vol. 310, № 4. – P. 273-274.
371. Bowman, M.A. The Evolution Revolution of Family Medicine /
M.A. Bowman // Arch. Fam. Med. – 1994. – Vol. 3, № 5. – P. 404-408.
372. Bronson, F.H. Are humans seasonally photoperiodic / F.H.
Bronson // Journal of Biological Rhythms. – 2004. – Vol. 19, № 3. – P. 180192.
373. Campbell, J.R. Lead Screening Among High-Risk Urban Children / J.R. Campbell, K.M. Connochie, M. Weitzmann // Arch. Pediatr.
Adolesk Med. –1994. – Vol. 148, № 7. – P. 688-693.
374. Caspersen, C.J. Physical activity, exercise, and physical fitness.
Definitions and distinctions for health-related research / C.J. Caspersen,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
K. E. Powell, G.M. Christenson // Public Health Reports. – 1985. – Vol. 3.
– P. 126-131.
375. Castles, A. Effects of smoking during pregnancy. Five meta –
analyses / A. Castles, E. K. Adams, C. L. Melvin et al. // American Journal of
Preventive Medicine. – 1999. – Vol. 16. – P. 208-215.
376. Chance in heart rate and heart rate variability during treatment for
depression in patients with coronary heart disease / R.M. Carney et al. //
Psychosom. Med. – 2000. – Vol. 62, № 5. – P. 639-647.
377. Chung, K.C. Maternal cigarette smoking during pregnancy and
the risk of having a child with cleft lip / palate / K.C. Chung, C.P.
Kowalski, H.M. Kim et al. // Plast. Reconstr. Surg. – 2000. – Vol. 105, №
2. – P. 485-491.
378. Contempre, B. Environmental factors disrupting thyroid function: selenium and iodine interaction / B. Contempre // Abstracts IV European congress of endocrinology. – Sevilla, 1998. – P. 3-5.
379. Cooper, C.L. Organizational Stress / C.L. Cooper, P.J. Dewe,
M.P. O‒Driscoll. – Thousand, London, New Dehli, 2001. – 334 p.
380. Currie, C. Health and Behaviour among Young People. WHO
Policy Series: Health policy for children and adolescents. International
Report / Currie C. et al. – Copenhagen, Denmark, 2000. – 132 p.
381. Currie, C. et al. Young People Health in Context. WHO Policy
Series: Health policy for children and adolescents. International Report /
Currie C. et al. – Copenhagen, Denmark, 2004. – 237 p.
382. Dierzel, L.C. Predictors of emotional exhaustion among nonresidential staff persons / L.C. Dierzel, R.D. Coursey // Psychiatric Rehabilitation Journal. – 1998. – Vol. 21, № 4. – P. 340-348.
383. Din-Dzietham, R. High Blood Pressure Trends in Children and
Adolescents in National Surveys, 1963 to 2002 / R. Din-Dzietham, Y. Liu,
M.-V. Bielo, F. Shamsa // Circulation, 2007. – Vol. 116. – P. 1488-1496.
384. Downie, R. Heals Promotion / R. Downie, C.Tannahill, A. Tannahill. – Oxford, New York, Melbourne, Toronto: Oxford University Press,
1996. – 218 p.
385. Epstein, L.H. Integrating Theoretical Approaches to Promote
Physical Activity / L.H. Epstein // Amer. J. Prev. Med. – 1998. – Vol. 15. –
P. 379-398.
386. Faqard, R.H. Influence of demographic, anthropometric and
lifestyle characteristics on heart rate and its variability in the population /
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
R.H. Faqard, K. Pardaens, J.A. Staessen // Journal Hypertens. – 1999. –
Vol. 17, № 11. – P. 1589-1599.
387. Fejgin, N. Work environment and burnout of physical educati-on
teachers / N. Fejgin, N. Ephraty, D. Ben-Sira // Journal of Teaching in
Physical Education. – 1995. – Vol. 15, № 1. – P. 64-78.
388. Felton, J.S. Burnout as a clinical entity – its importance in health
care workers / J.S. Felton // Occupational medicine. – 1998. – № 48. – P.
237-250.
389. Finley, J.P. Heart rate variability in children / J.P. Finley, S.T.
Nugent, W. Hellenbrand // Canadian J. Physiol. Pharmacology. – 1987. –
Vol. 65. – P. 2048-2056.
390. Finley, J.P. Heart rate variability in infants, children and young
adults. / J.P. Finley, S.T. Nugent // Journal Auton. Nerv. Syst. – 1995. –
Vol. 51, № 2. – Р. 103-108.
391. Finn, K. Factors associated with psyhical activity in preschool
children / K. Finn, N. Johannsen, B. Specker // The journal of pediatrics. –
2002. – Vol. 140, № 1. – P. 81-85.
392. Flynn, J.T. Characteristics of children with primary hyperten-sion
seen at a referral center / J.T. Flynn, M.N. Alderman // Pediatr. Nefrol. –
2005. – Vol. 20, № 7. – P. 961-966.
393. Ford, E.S. Social Relationships and Cardiovascular Disease Risk
Factors: Findings from the Third National Health and Nutrition Examination Survey / E.S. Ford, I.B. Ahluwalia, D.A. Galuska // Amer. J. Prev.
Med. – 2000. – Vol. 30. – P. 83-92.
394. Gajewska, M. Evaluation of students' nutrition in Poland based
on the data for the year 2001 gathered by the Sanitary-Epidemiological
Stations / M. Gajewska, B. Ignar-Golinowska // Rocz. Panstw. Zakl. Hig. –
2003. – Vol. 4, № 2. – P. 183-196.
395. Gerengalss, E.R. The impact of social support on the development of burnout in teachers: Examination of a model / E.R. Gerengalss, R.J.
Burke, R. Konarski // Work and Stress, 1997. – Vol. 11, № 3. – P. 267-278.
396. Gorter, R. Psychological stress and health in undergraduate den- tal
students: fifth year outcomes compared with first year baseline results from
five European dental schools / R. Gorter, R. Freeman, S. Hammen et al. //
European Journal of Dental Education. – 2008. – Vol. 12, № 2. – P. 61-68.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
397. Grebneva, N.N. Developmant of children from urban and rural
areas of West Siberia / N.N. Grebneva, A.B. Zagainova, S.G. Krivoschekov // Journal Circumpolar Health, 2001. – № 60. – P. 618-622.
398. Grunfeld, E. Cancer care workers in Ontario: prevalence of
burnout, job stress and job satisfaction / E. Grunfeld, T. Whelan, L. Zitzelsberger // Canadian Medical Association Journal. – 2000. – Vol. 163,
– № 2. – P. 166-169.
399. Habitual physical activity, physical fitness and heart rate variability in preadolescents / M. Buchheit et al. // Int. Journal Sports. Med. –
2007. – Vol. 28, № 3. – Р. 204-210.
400. Harland, P. Family factors and life events as risk factors for behavioural and emotional problems in children / P. Harland, S. Reijneveld,
E. Brugman et al. // Eur Child Adolesc Psychiatry. – 2002. – № 11. – P.
176-184.
401. Haskell, W.L. Physical activity and public health: updated recommendation for adults from the American College of Sport Medicine
and the American Health Association / W. L. Haskell et al. // Med. Sci.
Sport. Exerc. – 2007. – Vol. 39. – P. 1423-1434.
402. Katzmarzyk, P.T. Familial risk ratios for high and low physicalfitness levels in the canadian population / P.T. Katzmarzyk et al. // Med.
Sci. Sports Exerc. – 2000. – Vol. 32, № 3. – P. 614-619.
403. Le blanc, J. Adaptation of man to cold / J. Le blanc // Wand W.
Hudson N.Y.: Academ. Press. – New-York, 1978. – 695 p.
404. Le blanc, J. High Altitudes Medicine / J. Le blanc, G. Ueda et al.
// Published by Shinshu University, Matsumoto, Japan. – 1992. – 475 p.
405. Risk factors, atherosclerosis and cardiovascular disease among
Aboriginal people in Canada: the Study of Health Assessment and Risk
Evaluation in Aboriginal People (SHARE-AP) / S.S. Anand et al. // Lancet. – 2001. – Vol. 358, № 6. – P. 1147-1153.
406. The World Health Report 2002. Reducing Risks, Promoting
Healthy Life. – WHO. Geneva, 2002. – 248 p.
407. Welk, G.J. Physical activity assessments for health – related research / G.J. Welk. – Champaign: Human Kinetics, 2002. – 270 p.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
РИЛОЖЕНИЕ
Программа
курса повышения квалификации для педагогов
СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ К ЗДОРОВЬЕСБЕРЕЖЕНИЮ
УЧАСТНИКОВ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА
Автор программы к.п.н., доцент Е.А. Багнетова
Категория слушателей: учителя, преподаватели вузов, педагогиорганизаторы, социальные педагоги, заместители директоров общеобразовательных школ по вопросам здоровьесбережения учащихся.
Аннотация
Актуальность курса
Проблема сохранения здоровья участников образовательного
процесса по-прежнему не теряет своей актуальности. Современное общество предъявляет к учебным учреждениям запрос не только на обучение, но и сохранение здоровья учащихся, так как снижение ос-новных
показателей здоровья детей и подростков имеет стойкие не-гативные
тенденции, определяя серьезные социально-экономические последствия
для государства. В педагогическом процессе сложно учи-тывать и корректировать неблагоприятные биологические факторы, воздействующие на здоровье школьников, но возможно уменьшать влияние учебных
факторов риска и воспитывать культуру здоровья молодого поколения.
В этой связи возрастает значение повышения уровня грамотности
педагогов по вопросам сохранения здоровья всех участников образовательного процесса, что объясняется не только необходимостью
уменьшения влияния существующих учебных факторов риска, но возможностью реализации в рамках учебно-воспитательного процес-са
профилактических направлений деятельности, которые по опыту многих стран являются наиболее результативными. Изучение педагогами
существующих профессиональных рисков и способов их профилактики не менее актуально, так как учителя и преподаватели составляют одну из неблагополучных групп населения по состоянию
здоровья, что не может не отражаться на психоэмоциональном самочувствии учащихся. Профессия ставит педагога в сложные условия, образуемые комплексом социальных и профессиональных факторов, подвергает влиянию повышенных психических нагрузок, в связи с чем, ак-
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
туализируется необходимость повышения уровня грамотности педагогов по вопросам сохранности собственного здоровья в непростых условиях современной профессионально-педагогической среды.
Предлагаемый курс повышения квалификации дает возможность
обновить имеющиеся знания по данной проблеме и повысить уровень
образованности педагогических работников через знакомство с современными теоретическими и практическими разработками исследователей в области здоровьесбережения учащихся и педагогов; применять
полученные знания и навыки в повседневной учебно-воспитательной
деятельности, эффективнее формировать культуру здоровья учащихся.
Новизна курса выражена не только в изучении последних разработок исследователей по вопросам сохранений здоровья участников образовательного процесса, но и в комплексном подходе к рассмот-рению
основных направлений здоровьесбережения как учащихся, так и педагогов.
Целью освоения курса является повышение уровня профессиональной компетентности педагогов по вопросам сохранения здоровья участников образовательного процесса, квалификации в области
здоровьесберегающих технологий и эффективности их применения,
результативности формирования культуры здоровья и навыков здорового образа жизни учащихся.
Задачи курса:
‒ изучить современные подходы к решению проблемы сохранения здоровья учащихся средствами образовательной среды;
‒ изучить наиболее актуальные направления и способы охраны
здоровья педагогов.
В результате освоения курса слушатель должен:
Знать: проблемные зоны и эффективные направления здоровьесберегающей деятельности учебных учреждений, востребованные образовательной средой методы и приемы здоровьесбережения участников образовательного процесса;
Уметь: планировать, организовывать текущую и перспективную
здоровьесберегающую деятельность в учебном учреждении и отслеживать ее эффективность;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Владеть: навыками разработки здоровьесберегающих мероприятий в учебном учреждении, приемами саморегуляции психоэмоционального состояния педагога, методами уменьшения и профилактики
умственного утомления.
Ключевые теоретические идеи, на которых базируется программа: методологические основы сохранения и укрепления здоровья практически здоровых людей И.И. Брехмана (1982); идея сохранения и укрепления общественного здоровья через здоровый образ
жизни Ю.П. Лисицина (1987); идея индивидуального подхода к здоровью человека В.П. Петленко (1988); идея гигиенического обучения и
воспитания населения и пропаганды здорового образа жизни П.И. Филиппова (2002); идея профилактики развития заболеваний детей и
подростков через соблюдение гигиенических требований к среде развития детской популяции Кучмы В.Р. (2007).
Образовательные технологии, используемые при реализации
курса: мультимедийные средства; деловые игры; разбор конкретных
ситуаций, связанных с практическим применением здоровьесберегающих технологий; психологические тренинги.
Содержание курса
Раздел 1. СТРАТЕГИИ И ТЕХНОЛОГИИ ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ
УЧАЩИХСЯ В ШКОЛЕ
Тема 1. Современная школа и здоровье учащихся:
причины, статистика и тенденции
Понятие здоровья и факторов его определяющих. Особенности
состояния здоровья детей в современных условиях: статистика и тенденции. Динамика общей заболеваемости школьников всех возрастов.
Показатели здоровья учащихся различных типов учебных заведений.
Обзор факторов, оказывающих воздействие на здоровье учащихся. Группы здоровья детей и подростков, глобальные и общие закономерности формирования заболеваемости. Социально-гигиенические,
экологические и медико-биологические факторы формирования здоровья детей. Региональные факторы риска природной и антропогенной
среды.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Внутришкольные факторы риска. Влияние процесса обучения и
его интенсификации на здоровье школьников. Современные «школьные болезни». Гигиенические факторы риска образовательной среды.
Учебно-организационные факторы, влияющие на здоровье учащихся.
Психолого-педагогические факторы здоровья. Проблемы учебных перегрузок учащихся, «школьных стрессов».
Виды дискомфортных соматических и психических состояний
учащихся, состояния утомления и переутомления, астеноневротические состояния, состояния эмоционального дистресса, дидактогении.
Причины и признаки утомления и переутомления учащихся. Основные причины возникновения отрицательных эмоций по отношению к
учебе у школьников.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч. Темы самостоятельной работы: «Профилактика внутришкольных факторов риска:
анализ мирового и отечественного опыта»; «Оценка соматического и
психического дискомфорта учащихся».
Тема 2. Гигиенические основы сохранения здоровья учащихся
в образовательном учреждении
Гигиенические требования к содержанию школ (воздушно-тепловой режим, организация проветривания, обеспечение естественно-го
и искусственного освещения, особенности водоснабжения). Меди-копсихологические условия обучения детей. Гигиенические принци-пы
построения режима дня и составления школьного расписания. Физиолого-гигиенические требования к уроку. Требования к обору-дованию,
мебели и предметам детского обихода в школе. Гигие-нические принципы организации занятий. Гигиенические требования к использованию видеоэкранных средств обучения. Основные требо-вания к
школьным компьютерам и компьютерным классам. Медикопрофилактические основы трудового обучения в школе.
Организация физической активности детей и подростков, профилактики гиподинамии. Двигательная активность и здоровье учащихся.
Нормы суточной двигательной активности детей. Возрастные нормы
суммарных локомоций. Развитие физических качеств в сенситивные
периоды. Гигиена физического воспитания. Современная сис-тема
оценки физического воспитания школьников. Оценка организации
уроков физической культуры. Физкультминутки и другие формы малой двигательной активности в учебном процессе.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Организация качественного питания в школе. Соблюдение принципов рационального питания. Оценка системы питания учащихся в
школе. Гигиенические требования к работе школьной столовой.
Контроль санитарно-эпидемиологического благополучия детей в
школе. Санитарно-эпидемиологическое благополучие, ответственность администрации за соблюдение санитарного законодательства.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 2 ч, практическое занятие
– 2 ч. Тема самостоятельной работы: «Физкультминутки и другие
формы малой двигательной активности в учебном процессе». Де-ловая
игра: «Гигиеническая оценка представителями санэпидемстанции освещенности, воздухообмена и санитарного состояния учеб-ного помещения».
Тема3. Влияние личности педагога на психологическое состояние и
здоровье учащихся
Влияние психологического состояния, профессиональных и личностных мотиваций педагога на качество общения с детьми. Влияние
ценностных ориентаций учителя, личностного целеполагания в учебно-воспитательном процессе на полноценность общения с учащамися
и удовлетворенность результатами профессиональной деятельности.
Авторитарный стиль преподавания, его причины и последствия. Влияние авторитарного стиля общения на здоровье и показатели психологического состояния школьников. Виды дидактогенных влияний и их
причины. Дидактогении как причина нарушений психологического
здоровья учащихся. Латентные психогенные воздействия на здоровье
учащихся. Уровень психологической культуры педагога. Связь стиля
общения педагога с комфортностью учебной среды. Великие педагоги
в истории человечества и их отличительные качества. Личностные качества учителя, необходимые для реализации здоровьесберегающих
технологий – толерантность, доброжелательность, чувство юмора.
Понятие индивидуального подхода к ребенку. Уровень культуры здоровья и мотивации к здоровому образу жизни учителя.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч, практическое занятие
– 2 ч. Тема самостоятельной работы: «Понятие индивидуального подхода к ребенку». Практическое занятие: «Анализ современных научных публикаций по вопросам психлогической культуры педагога и
влияния стиля общения на здоровье учащихся».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тема 4. Здоровьесберегающая организация учебного процесса
Рациональная, гигиенически обоснованная организация учебного
процесса. Области компетенций, необходимых для данной работы:
общепедагогическая, психологическая, медицинская и специальная в
области сохранения и укрепления индивидуального здоровья, проведения мониторинга здоровья, формирования культуры здоровья детей,
подростков и молодежи.
Медико-психологические условия обучения детей. Грамотность
педагога в вопросах роста и развития детей и подростков, функциональных особенностях организма ребенка.
Гигиенические принципы построения режима дня и составления
школьного расписания. Готовность детей к обучению. Режим дня современной школы. Гигиеническое нормирование учебной нагрузки
школьников. Соответствие учебной нагрузки функциональным возможностям учащихся – как основной критерий оценки учебной нагрузки.
Составление учебного плана с соблюдением норм предельно допустимой нагрузки. Полная гигиеническая экспертиза расписания. Гигиенические рациональные характеристики школьного расписа-ния.
Физиолого-гигиенические требования к уроку. Гигиенические критерии рациональной организации урока. Понятие здоровьесбере-гающих
технологий обучения.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч. Тема самостоятельной работы: «Составление учебного плана с соблюдением норм предельно допустимой нагрузки. Гигиеническая экспертиза учебного расписания: основные направления анализа».
Тема 5. Учет в здоровьесберегающей деятельности
учебных учреждений социальных факторов риска
Влияние социальных факторов на физическое и психологическое
здоровье учащихся. Медико-социальные последствия для общества
низкого уровня здоровья детей и подростков (интеллектуальный, трудовой, репродуктивный и экономический потенциал). Использование
многодисциплинарных подходов включающих в себя клинические,
психологические, социологические, санитарно-гигие-нические, математико-статистические и другие методы в исследовании факторов детского здоровья. Влияние социально-гигиенических аспектов образа
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жизни на здоровье детей и подростков. Результаты современных комплексных посемейных исследований. Анализ основных составляющих
семейной жизни – материальной обеспеченности, уровня культуры,
жилищных условий, питания, особенностей воспитания детей, внутрисемейных отношений, обеспеченности медицинской помощью. Образ
жизни и социальный статус родителей как фактор здоровья детей. Необходимость учета в здоровьесберегающей деятельности учебных учреждений социальных факторов риска. Особенности подхода и использования методик исследования семейных факторов риска в работе
образовательного учреждения. Основные направления работы школы
с родителями по вопросам сохранения здоровья учащихся.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч, практическое занятие
– 2 ч. Тема самостоятельной работы: «Основные направления работы
школы с родителями по вопросам сохранения здоровья учащихся».
Практическое занятие: «Особенности использования методик исследования семейных факторов риска в работе образовательного учреждения».
Тема 6. Формирование культуры здоровья
и здорового образа жизни учащихся
Роль системы образования в воспитании культуры здоровья человека. Формирование «психологии» здоровья, мотивации к здоровому образу жизни. Культивирование в обществе моды на здоровье
через образовательную среду. Понятие традиционных поведенческих
факторов здоровья. Формирование культуры здоровья школьников на
основе профилактики поведенческих факторов риска. Уроки «здоровья». Здоровьесберегающий компонент предметов биологического и
небиологического профиля. Повышение уровня грамотности учащихся в вопросах здоровья. Приоритет мировоззренческих аспектов
здоровья. Решение проблемы воспитания ответственности школьников за собственное здоровье и мотивации на ведение здорового образа
жизни. Основные направления профилактики вредных привычек учащихся. Выявление групп риска и профилактическая работа в них. Медико-психологопедагогическое сопровождение учащихся. Мировой и
отечественный опыт воспитания здорового образа жизни детей и подростков.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч. Тема самостоятельной работы: «Мировой и отечественный опыт воспитания здорового образа жизни детей и подростков».
Раздел 2. ПРОБЛЕМА ОХРАНЫ ЗДОРОВЬЯ ПЕДАГОГОВ
В СОВРЕМЕННОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ
Тема 7. Психологическое благополучие и здоровье учителя
как фактор формирования здоровья школьников
Психология здоровья. Представления о стрессе и психосоматических заболеваниях. Психогигиена и психотерапия в педагогической
среде. Здоровый образ жизни учителя как образец поведенческих привычек для школьника. Роль учителя в формировании культуры здоровья учащихся.
Владение способами саморегуляции как неотъемлемый компонент профессиональной грамотности педагога. Способы саморегуляции эмоциональных состояний. Управление ритмом дыхания, регулирование мышечного тонуса, словесные внушения, оперирование чувственными образами, управление вниманием, медитации. Принципы и
приемы саморегуляции. Специализированные психолого-педагогические тренинги. Группы личностного роста. Особенности образа
жизни педагога, помогающие сохранению здоровья.
Терапевтическое влияние творчества и творческого процесса на
психологическое состояние педагога. Педагогический процесс как акт
творчества. Многоплановое воздействие творчества в работе педагога
и развитии учащихся. Раскрытие личностных ресурсов психологического, социального, культурологического плана, повышение
«планки» психического и духовного здоровья. Методы и приемы саморегуляции в работе школьного психолога и педагога. Музыкотерапия в психолого-педагогическом арсенале. Арт-терапиия, как инструмент прогрессивной педагогики, развития потенциала психического
здоровья детей и взрослых.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч, практическое за-нятие
– 2 ч. Тема самостоятельной работы: «Роль учителя в формировании
культуры здоровья учащихся». Психологический тренинг: «Использование приемов музыкотерапии и арттерапии в работе школьного учителя».
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Тема 8. Предупреждение профессиональных деформаций
и синдрома выгорания педагога
Профессиональные факторы риска педагогической среды. Анализ особенностей трудовой деятельности учителя в конкретных условиях образовательного учреждения. Неудовлетворенность работой
как фактор риска для здоровья. Проблема смысла и ценности профессиональной деятельности учителя.
Источники возникновения стресса в профессиональной деятельности педагога, его профилактика. Типичные для профессиональной
деятельности состояния: напряженность, монотония, утомление. Симптомы и разрушительное действие переутомления. Предотвращение
переутомления. Проблема «профессионального выгорания» людей
коммуникативных профессий. Симптомы, последствия и профилактика профессионального выгорания педагогов. Назначение и принципы работы Балинтовских групп. Необходимость посещение педагогами групп личностного роста. Роль психологических тренингов в профилактике профессионального стресса учителей и дидактогенных воздействий на учащихся.
Профилактика профессиональных заболеваний педагогов. Гигиена умственного труда. Профилактика информационного стресса.
Создание условий труда, обеспечивающих поддержание высокого
уровня здоровья и работоспособности через соблюдение санитарногигиенических норм, гармонизацию психологического климата, оптимизацию режима труда и учебы, формирование систем рекреации и
реабилитации. Роль и возможности учебного учреждения по оптимизации психофизиологического состояния организма педагога.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч, практическое заня-тие
– 2 ч. Тема самостоятельной работы: «Гигиена умственного тру-да.
Профилактика информационного стресса». Психологический тренинг: «Принципы и приемы саморегуляции учителя».
Тема 9. Основные направления деятельности школы
по охране здоровья учителя
Значение диагностики факторов риска для здоровья педагогов в
профессиональной среде. Виды и принципы использования методик,
позволяющих выявить факторы риска профессиональной среды и особенностей образа жизни учителей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Соблюдение нормативно правовой базы в области охраны профессионального здоровья педагогов. Необходимость внедрения системы профилактических мероприятий по охране здоровья учителей.
Формирование у руководителей образовательных учреждений отношения к здоровью педагогов как одному из основных механизмов повышения результативности образовательного процесса и качества трудовой деятельности в целом. Разработка и совершенствование стандартов, норм и условий педагогического труда на федеральном и региональном уровнях. Значение изучения и профилактики факторов
риска для здоровья педагогов в профессиональной среде для решения
проблемы сохранения здоровья учащихся. Основные направления деятельности школы по охране здоровья учителя: своевременная диагностика рисков, разработка и внедрение профилактических мероприятий.
Лекций – 2 ч, самостоятельная работа – 4 ч. Тема самостоятельной работы: «Основные направления деятельности школы по охране здоровья учителя».
МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КУРСА
В качестве материально-технического обеспечения активно используются мультимедийные средства. Все лекции представлены на
презентациях. Слушателям предлагается методика проведения и подробного описания деловой игры. Разработаны методики проведения,
указанных в программе тренингов, компьютерные программы для
проведения мониторинга состояния здоровья участников образовательного процесса.
ЛИТЕРАТУРА
Основная литература
1. Баранов А.А., Кучма В.Р., Сухарева Л.М. Здоровье, обучение и
воспитание детей: история и современность. – М.: Династия, 2006. –
312 с.
2. Баранов А.А., Кучма В.Р., Сухарева Л.М. Оценка состояния
здоровья детей. Новые подходы к профилактической и оздоровительной работе в образовательных учреждениях: Руководство для врачей.
– М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. – 432 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Вишневский В.А. Системно-технологический подход к построению внутришкольной системы оздоровления в специфических
условиях природной среды: монография. – Ханты-Мансийск: Полиграфист, 2008. – 269 с.
4. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: дидактика и профилактика. 2-е изд.. – СПб.: Питер, 2008. – 336 с.
5. Кучма В.Р. Гигиена детей и подростков: учебник для вузов. ‒
М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 480 c.
6. Здоровьесберегающая деятельность: планирование, рекомендации, мероприятия / авт.-сост.: Н.В. Лободина, Т.Н. Чурилова. – Волгоград: Учитель, 2011. – 205 с.
7. Здоровьесберегающие технологии в образовательном процессе
/ авт.-сост. С.А. Цабыбин. – Волгоград: Учитель, 2009. – 172 с.
8. Филиппов П.И., Филиппова В.П. Гигиеническое воспитание и
формирование здорового образа жизни. – М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ,
2007. – 288 с.
Дополнительная литература
1. Багнетова Е.А. Валеология. Учебно-методическое пособие. –
Москва, АПК и ПРО, 2004. – 64 с.
2. Багнетова Е.А. Профессионально-педагогическая культура здоровья студентов северного педвуза: Учебно-методическое пособие для
студентов всех специальностей. – Сургут: Дефис, 2004. – 40 с.
3. Митяева А.М. Здоровьесберегающие педагогические технологии: учебное пособие для студентов вузов по специальности 050711
(031300) ‒ социальная педагогика / А.М. Митяева. – М.: Академия,
2008. – 187 с.
4. Нагавкина Л.С. Валеологические основы педагогической деятельности : учебно-методическое пособие / Л.С. Нагавкина, Л.Г. Татарникова. – СПб.: КАРО, 2005. – 272 с.
5. Организация и оценка здоровьесберегающей деятельности образовательных учреждений: рук. для работников системы общего образования / под ред. М.М. Безруких, В.Д. Сонькина. ‒ М.: Моск. гор.
фонд поддержки школьного книгоиздания, 2004. – 380 с.
6. Сопровождение здоровья учащихся в образовательном учреждении: система работы, мониторинг / сост.: М.А. Павлова, О.С. Гришанова, Е.В. Гусева. – Волгоград: Учитель, 2010. – 248 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7. Формирование здорового образа жизни российских подростков:
учеб.-метод. пособие для кл. рук. 5-х кл. / под ред. Л.В. Баль, С.В. Барканова. – М.: Владос, 2002. – 192 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научное издание
Елена Александровна Багнетова
ОБРАЗ ЖИЗНИ И ФАКТОРЫ РИСКА ЗДОРОВЬЮ УЧАЩИХСЯ ХМАО - ЮГРЫ
Монография
Подписано в печать 17.07.2013 г. Гарнитура Times New Roman Формат 62×84/16
Объем 111/8 п.л. Тираж 500 экз. Заказ №И-13-19
Издательско-печатный дом «Дефис»
628403, Россия, Тюменская область, Ханты-Мансийский автономный округ –
Югра,
г. Сургут, ул. Каролинского, 16/443
тел. (3462) 94-17-43, моб. 8-9-224-013-124.
E-mail: karadja@mail.ru
Лицензия на издательскую деятельность № ЛР 066050 от 10.08.98 г.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа