close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2778.Морфо-физиологические особенности эндокринной системы у жителей арктических регионов Европейского Севера России

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов
Л.В. Карманова
МОРфО-фИзИОЛОГИчЕСКИЕ ОСОБЕннОСтИ
энДОКРИннОй СИСтЕМы
У жИтЕЛЕй АРКтИчЕСКИх РЕГИОнОВ
ЕВРОпЕйСКОГО СЕВЕРА РОССИИ
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов
Л.В. Карманова
Морфо-физиологические особенности
эндокринной системы
у жителей арктических регионов
Европейского Севера России
Архангельск
2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК
ББК
Суханов С.Г., Карманова Л.В.
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России.–
Архангельск: Изд-во Северного (Арктического) федерального
университета имени М.В. Ломоносова, 2014. – 107 с.
ISBN
В монографии рассматриваются избранные вопросы экологической морфологии и физиологии нейроэндокринных центров и периферических эндокринных желез у жителей Архангельской области и Республики Коми с учетом северного стажа.
Исследованы физиологические особенности органов адаптивного, энергетического и репродуктивного гомеостатических
комплексов у мужчин и женщин зрелого возраста. Проведены
патоморфологические и морфометрические исследования эндокринных желез, изучено содержание биоэлементов в образцах
волос. Обоснованы тенденции компенсаторно-приспособительных изменений эндокринной системы вследствие длительного
воздействия факторов внешней среды региона высокого риска
экопатологии человека.
Монография предназначена для врачей и научных работников, интересующихся проблемами экологической морфологии и
физиологии человека.
УДК
ББК
Отпечатано с готового оригинал-макета
ISBN
© Суханов С.Г., Карманова Л.В., 2014
© Северный (Арктический) федеральный
университет имени М.В. Ломоносова, 2014
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оглавление
Введение................................................................................................................ 4
Глава 1. Актуальные проблемы экологической эндокринологии
(обзор литературы)..............................................................................................6
1.1. Вариантная и возрастная анатомия щитовидной железы.................6
1.2. Вариантная и возрастная анатомия надпочечников.........................12
1.3. Морфо-функциональные особенности
эпифиза и гипофиза..........................................................................................13
1.4. Медико-экологическая обстановка в регионе наблюдения.................15
1.4.1. Атмосферный воздух...................................................................................17
1.4.2. Водные ресурсы............................................................................................19
1.4.3. Земельные ресурсы.....................................................................................20
1.4.4. Заключение о природно-экологическом окружении
и заболеваемости населения................................................................................22
Глава 2. Избранные вопросы экологической физиологии
эндокринной системы у жителей региона...........................................23
2.1. Гормонально-метаболические изменения у пришлого населения
высоких широт при разных видах труда в Арктике.....................................24
2.2. Уровни гормонов и межсистемные взаимоотношения у коренных
жителей высоких широт и приравненных
к Крайнему Северу регионов..........................................................................36
2.3. Северный стаж и состояние женской репродуктивной системы.....42
Глава 3. Региональные особенности морфологии эндокринных
органов.....................................................................................................53
3.1 Вариантная и возрастная морфология эпифиза..................................55
3.2. Вариантная и возрастная морфология гипофиза...............................59
3.3. Вариантная и возрастная морфология щитовидной железы................ 66
3.4. Вариантная и возрастная морфология надпочечников....................77
3.5. Биоэлементный профиль образцов волос у жителей
региона..................................................................................................................90
3.6. Межсистемные связи и моделирование................................................91
Заключение..........................................................................................................94
Указатель литературы ......................................................................................99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Введение
Проблемы полноценной жизни человека на Севере постоянно привлекают внимание исследователей и врачей практиков разного профиля. «Северная или арктическая медицина»
- новое направление медицинской науки сформировалось после Всесоюзной конференции 1981 года в городе Красноярске
[Д.Г.Тихонов,2009]. Решением актуальных проблем занимались
многочисленные Российские и зарубежные группы исследователей [В.П. Казначеев,1980; А.П. Авцын с соавт..1992; А.В. Ткачев с
соавт.,1992; В.И. Хаснулин,1998].
В становлении современных представлений об экологической
эндокринологии человека основополагающими по праву считаются исследования А.В. Ткачева, О.К. Хмельницкого [1997] и их
учеников.
Одной из труднейших задач проводимых исследований по изучению влияния природных факторов Севера на эндокринную
систему является установление критериев и границ регионального варианта нормы её реагирования на внешние воздействия.
Кроме природных климатических факторов в обще- физиологические процессы активно вмешиваются социальные условия
жизни представителей арктических регионов, северный стаж и
уровни антропотехногенных загрязнений сред обитания [И.Б.
Ушаков,2004;А.И. Никитин, 2005].
Своеобразие региональных вариантов нормы еще и в том, что
смещение эндокринных показателей относительно общепринятых среднеширотных норм, как правило, не слишком значительно, а критерии экологически обусловленных изменений до сих
пор остаются неясными.
Морфотип человека, его конституциональные особенности
не остаются неизменными, что отражается на индивидуальных
адаптивных возможностях и патоморфозе различных заболеваний, в том числе и экологически обусловленных. В числе современных эволюционных особенностей Л.А. Алексина и Л.А. Рудкевич [2002] считают рост числа эктоморфов с преобладанием
продольных размеров тела над поперечными (астеноидный тип
телосложения), сочетающийся с ослаблением нервной системы и
грациализацией опорно-двигательного аппарата.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Такого рода прогрессивные с точки зрения эволюции изменения не могут не затрагивать высшие нейроэндокринные центры
регуляции и зависимые от них периферические эндокринные
структуры. В этой связи исследование индивидуальной и возрастной анатомии органов эндокринной системы у представителей высокоширотных регионов остаются актуальными и практически значимыми.
Настоящее исследование выполнено в Архангельской области и Республике Коми. Значительная часть территории этих регионов страны относятся к высокоширотным и приравненным
к Крайнему Северу. По мнению В.И. Хаснулина [2004], эти регионы страны относятся к дискомфортным для проживания человека. В структуре популяции здесь преобладает постоянное и
коренное (русское, коми и ненцы) группы населения. Наряду с
этим в освоении природных ресурсов высоких широт активную
роль играют мигрирующие группы (геологи, нефтяники, моряки), работающие вахтовым методом.
Очевидно и то, что процессы адаптации к условиям конкретной климатогеографической зоны отражаются на функциональных, а позднее – и на структурных показателях всех звеньев
регуляторных систем организма. Так называемая «цена адаптации» при этом будет различной в зависимости от северного стажа и индивидуальной реактивности организма человека к воздействию факторов среды.
Материалы настоящей работы основаны на ретроспективном
анализе выполненных авторами исследований. Анализ собранного материала выполнялся за период с 1983 по 2013 годы за время работы авторов в Архангельском филиале НИИ морфологии
человека АМН СССР (ныне Институт физиологии природных
адаптаций Уральского отделения РАН), ГБОУ ВПО «Северном государственном медицинском университете» Минздрава
России, Коми Филиале ГОУ ВПО «Кировской государственной
медицинской академии» Минздрава России, а также в Государственном учреждении Республики Коми «Бюро судебно-медицинской экспертизы».
Авторы выражают искреннюю признательность своим коллегам, принимавшим участие в сборе и обработке материалов
биохимических и морфологических исследований, а также опубликовании совместных результатов в научной периодической
печати.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1.
Актуальные проблемы экологической
эндокринологии (обзор литературы)
Важные фундаментальные и практические результаты о географической патологии и экологической восприимчивости различных органов эндокринной системы представлены в исследованиях А.П. Авцына с соавт. [1985,1991] , А.В. Ткачева с соавт.
[1992], О.К. Хмельницкого [2003], А.И. Никитина [2003]. С позиции экологической морфологии наиболее подробно исследована
патология щитовидной железы и репродуктивной системы. В
качестве фундаментального проекта исследований можно отметить межрегиональные исследования экологически обусловленной патологии щитовидной железы, выполненные под руководством О.К. Хмельницкого [2000].
Менее подробно исследована экологически обусловленная
патология нейроэндокринных (гипофиз, эпифиз) структур и
надпочечников, что в полной мере нашло своё подтверждение
в настоящем обзоре отечественной и зарубежной литературы.
Из числа внешних факторов, способных повлиять на структуру
и функции органов эндокринной системы, определены возраст
и пол обследованных людей, уровни техногенного загрязнения
мест их проживания, а также дисбаланс жизненно важных и токсичных макро- и микроэлементов.
1.1. Вариантная и возрастная анатомия
щитовидной железы
Структура щитовидной железы гетерогенна и состоит как
минимум из 3 взаимосвязанных тканевых систем: 1) собственно тиреоидной паренхимы, включающую фолликулярный и
интерфолликулярный эпителий; 2) систему ультимобранхиальных производных («типичные фолликулы», солидноклеточные
гнёзда) и 30 С-клетки [В.Л. Быков,2006]. На выраженность гетероморфии оказывают влияние видовые, возрастные и функ6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
циональные особенности щитовидной железы. Гетероморфия
может резко усиливаться при патологических состояниях, наиболее заметным её проявлением служит развитие узлов, доброкачественных и злокачественных опухолей щитовидной железы.
По данным С.Л. Мельниковой и В.В. Мельникова [2002], размеры щитовидной железы существенно варьируют. Так, например, объём железы, оцениваемый ультразвуковым методом, в
норме колеблется от 4,5 см3 до 19,32 см3. Такие колебания, по
мнению авторов, безусловно связаны с индивидуальными особенностями телосложения, вегетативной регуляции и экзогенными факторами, воздействующими на организм человека.
Обследовав 450 женщин в возрасте 18-30 лет, авторы пришли
к заключению, что максимальные объемы щитовидной железы
выявлялись у женщин, родившихся в Европейской части РФ и
с избыточной массой тела. Напротив, минимальные по объёму
железы были типичны у женщин, родившихся в Западной Сибири (Бурятии, Чите и Читинской области). Материалы нашли
свое подтверждение и в последующих публикациях [С.Л. Мельникова,2004].
Т.В. Павлова с соавт. [2003] изучали антропологические особенности щитовидной железы у 100 реципиентов (данные судебно-медицинского бюро) из числа постоянных жителей Белгородской области. По мнению авторов, щитовидная железа
важный маркер экологического неблагополучия, реагирующий
приспособительными и дизадаптивными сдвигами в строении
органа в ответ на различные средовые воздействия. В качестве
неблагоприятных средовых факторов региона авторы считают
особенности ландшафта, приводящие к превышению содержания в воде и пищевых продуктах кальция, железа и магния.
Показано, что масса щитовидной железы в возрасте 20-29 лет
составляла 20,15 ± 0,5 гр. В следующем десятилетии масса железы снижалась (16,93 ± 0,4 гр.), а затем вновь возрастала за счет
участка склероза и узлов пролиферации. Авторы поддерживают
точку зрения клиницистов, что выявленные возрастные сдвиги
характерны для железы с гиперпластическими процессами и патологическим развитием.
В.А. Забродин с соавт. [2004] исследовали вариантную анатомию перешейка и пирамидной доли щитовидной железы в Смо7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
ленской области. На аутопсийном материале (219 случаев) от
людей в возрасте 15-90 лет после препарирования определялись
габаритные размеры железы. Авторы отмечают присутствие в
36,5% случаев присутствие пирамидной доли, при этом у мужчин добавочная доля встречалась чаще, чем у женщин. Также
половые различия выявлялись в сочетании перешейка и пирамидной доли в 1,88 раза чаще.
Структурные преобразования щитовидной железы в онтогенезе у жителей Астраханской области были исследованы Л.А.
Удочкиной [2006]. В качестве индикатора возрастных изменений
автор исследовала фолликулярно-коллоидный индекс у плодов
20 недель и далее у людей в возрасте до 90 лет. В процессе статистической обработки вариационных рядов автор обратила
внимание на изменения их вариабельности. Изменчивость вариационных рядов зависела от пола и возраста обследованных. В
зрелом возрасте дисперсия вариационных рядов у женщин была
больше, чем у мужчин. В ходе инволюции значения дисперсии
возрастали, что расценивается как функциональное напряжение
щитовидной железы, необходимое для поддержания оптимального уровня жизнедеятельности организма в этом периоде онтогенеза.
По данным Р.И. Асфандиярова и Л.А. Удочкиной [2008], информационная сложность гистологической организации щитовидных желез зависит от возраста. Исследование проведено на
аутопсийном материале у плодов и взрослых мужчин и женщин
Астраханской области. Расчеты информационной максимальной и относительной энтропии и коэффициента избыточности
системы показали повышение структурного запаса системы
«щитовидная железа» в периоде от новорожденности до 1 градации зрелого возраста. Во 2 периоде зрелого и пожилого возраста коэффициент надежности системы снижается, что является
проявлением дезорганизации системы в ходе инволюции.
Сходные данные об изменениях щитовидной железы подтвердились по материалам ультразвукового исследования 230
людей обоего пола в возрасте от 36 до 85 лет из числа жителей
Астраханской области [Э.А. Санджиев,2008].
А.В. Черных с соавт. [2006] исследовали вариантную анатомию щитовидных желез с учетом расположения окружающих
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
органов. Установлено, что у лиц обоего пола высота и толщина
перешейка железы меньше в средней части, чем у его правого и
левого края. Инвариантная синтопия верхнего и нижнего полюсов долей и другие показатели щитовидной железы по отношению к костно-хрящевым образованиям шеи, доступным для
пальпации, представляют собой ценность при обследовании пациентов.
Н.И. Ермакова и В.А. Забродин [2008] изучали изменчивость
органометрических параметров щитовидных желез и тимуса в 164
случаях у погибших людей в возрасте от 15 до 90 лет в Смоленской
области. Щитовидная железа характеризовалась преобладанием
правой доли над левой по линейным параметрам (коэффициент
асимметрии – от 6,5 до 31,2). Сила асимметрии всех габаритных
параметров зависела от возраста и пола в щитовидной железе и
тимусе. Фазы силы асимметрии тимуса и щитовидной железы у
мужчин оказались более растянутыми, чем у женщин.
В своей работе о типовой анатомии щитовидной железы В.А
Забродин с соавт. [2006] сравнивали типичные фронтальные и
горизонтальные формы строения щитовидной железы на аутопсийном материале и подтвердили явные межполовые различия. Доли щитовидной железы в 70,7% случаев имеют среднюю
фронтальную форму и в 77,5% случаев – эллипсовидную форму.
У женщин медианные формы долей щитовидной железы встречаются в 1,07-1,08 раз чаще, чем у мужчин. Крайние фронтальные формы долей у мужчин встречаются чаще, чем у женщин, в
частности: длинная – в 1,1, короткая в 1,25 раза. Из крайних горизонтальных форм долей железы округлая встречается у женщин чаще, чем у мужчин в 1,42 раза, а уплощенная – в 1,2 раза.
О.В. Калмин и Д.В. Никишин [2008] также подчеркивают
значительные возрастные изменения в щитовидных железах у
жителей Пензенской области. Авторами были исследованы щитовидные железы от 140 людей в возрасте от 22 до 87 лет. Волнообразные сдвиги претерпевали площадь поперечного сечения
фолликулов, высота тиреоцитов и диаметр их ядер. До 2 градации зрелого возраста гистиометрические показатели возрастали, а затем постепенно снижались.
Продолжая вышеназванную работу, О.А. Калмина и Д.В. Никишин [2009] исследовали возрастную динамику компонент9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
ного состава щитовидной железы у 114 людей в возрасте от 21
до 87 лет. С увеличением возраста происходила значительная
перестройка микроскопической структуры щитовидных желез.
Авторы отмечают асимметрию гистиометрических показателей
(экстрафолликулярный эпителий, стромально-сосудистый компонент) по долям железы у мужчин и женщин.
По мнению А.Л. Максимова с соавт. [2000] щитовидная железа абсолютна зависима от биогеохимического состава окружающей среды, так как структура и функции органа поддерживаются экзогенным йодом. Дисбаланс йода и других микроэлементов
в сочетании с другими внешними средовыми факторами Магадана, наследственной предрасположенностью, аутоиммунными
нарушениями вызывают физиологическую гиперплазию щитовидной железы у 40% женщин и 74% мужчин и эндемический
зоб. Сходные данные регистрировались в регионе Магаданской
области и в более поздних исследованиях [А.Л. Горбачев,2005;
К.И. Агеенко,2012].
В популяции жителей Магадана авторами были выявлены высоко достоверные различия средних объёмов щитовидной железы у мужчин и женщин, как между собой, так и по отношению к
среднеширотной нормы Онтогенетические изменения щитовидной железы у мужчин и женщин, безотносительно их этно-демографической принадлежности, принципиально сходны: рост железы происходит и после 20 лет, их максимальные размеры фиксируются в среднем возрасте. В преклонном и старческом возрасте
на уровне объёма и массы наблюдаются атрофические процессы.
Наиболее выраженные половые различия отмечены в период роста и возрастной инволюции щитовидной железы.
По материалам исследований Н.А. Ермолович [1998], у мужчин и женщин Белоруссии длина долей щитовидной железы у
мужчин составляет 42,81 ± 1,41 мм справа и 41,31 ± 1,52 мм слева; ширина - 24,88 ± 0,86 мм справа и 23,0 ± 0,55 мм слева; толщина - 7,38 ± 0,33 мм справа и 7,16 ± 0,39 мм слева; у женщин длина
долей - 41,33 ± 2,14 мм справа и 39,17 ± 2,30 мм слева; ширина
- 23,83 ± 0,91 мм справа и 22,33 ± 0,96 мм слева; толщина - 6,5 ±
0,53 мм слева и 6,33 ± 0,72 мм справа. Размеры долей щитовидной железы у женщин меньше, чем у мужчин. Пирамидальная
доля встречается у мужчин в 36% случаев, у женщин в 33%.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
В результате исследований щитовидной железы у жителей
Санкт-Петербурга [О.К. Хмельницкий,2003] выявлено, что в зрелом возрасте средняя масса органа составляла 23,72 гр. с уменьшением массы органа в группах 40-59 лет и старше 70. Отмечено повышение к 60 годам фолликулярно-коллоидного индекса,
что связано с компенсаторными процессами в органе в ответ на
склероз стромы. Во всех случаях описаны железы с участками
повышенной активности (снижение диаметра фолликулов, повышение высоты эпителия, краевая вакуолизация, десквамация
эпителия) и пониженной активности (увеличение диаметра фолликула, снижение высоты эпителия).
О. А. Васильева [2009] исследовала анатомические особенности щитовидных желез 50 жителей обоего пола города Смоленска в возрасте от 15 до 90 лет. Независимо от пола с возрастом в
железах наблюдалось увеличение объемной плотности стромы
и сосудов, эпителия при волнообразном снижении содержания
коллоида. Автор отмечает большую изменчивость морфометрических параметров желез у женщин по сравнению с аналогичными показателями у мужчин. Пики повышения и снижения содержания стромы и сосудов по возрастам мужчин и женщин не
совпадали. В то же время, объемная плотность коллоида у мужчин и женщин снижалась с максимумами в 30-39 лет и 50-59 лет.
В.А. Глумова с соавт. [2009], изучали онтогенетическую динамику популяции тучных клеток щитовидной железы человека
в условиях экологического напряжения. Сравнивались особенности строения желез у 127 городских и сельских жителей Удмуртии. Выявлено, что число тучных клеток с высокой степенью
дегрануляции в щитовидных железах в промышленных районах
превышало средние величины. Авторы считают выявленный показатель чувствительным биоиндикатором экологического состояния региона.
По мнению Т.В. Блохиной с соавт. [2004], за последнее десятилетие в группах риска (дети, женщины репродуктивного возраста) отмечен неуклонный рост тиреопатий как ответная реакция
на комплекс внешних факторов, ответственных за развитие зоба.
В зоне действия факторов химического производства и атомной
промышленности у постоянно работающих мужчин и женщин
наблюдались узловые образования щитовидной железы и диф11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
фузный нетоксический зоб. У их детей с возрастом существенно
возрастала частота встречаемости структурной патологии щитовидной железы (с 1,5% у детей 4-7 лет до 9,5% у 8-9 летних). По
мнению авторов основными факторами риска тиреопатий у детей служат наследственная предрасположенность, работа родителей на химическом комбинате, уровень физического развития
(микросоматотип), а также наличие хронических заболеваний
ЛОР-органов.
1.2. Вариантная и возрастная
анатомия надпочечников
В исследованиях, проведенных Лазько М.В. и Лозовской Н.А.
[2006], у практически здоровых мужчин Астраханской области
были установлены возрастные различия в структуре коры надпочечников. А именно, тонкая в зрелом возрасте (41-60 лет) капсула надпочечника в старческом возрасте утолщается и грубеет.
Начиная с пожилого возраста (61-74 года), происходит прогрессирующее истончение коры за счет уменьшения толщины отдельных её зон, уменьшения объема клеток. По мере старения,
отмеченные структурные изменения нарастают и достигают
максимума в старческом возрасте (старше 75 лет), когда кора
надпочечника выглядит резко истонченной, со стушеванной зональностью. Темп структурной деградации коры надпочечника
более высок в пожилом возрасте по сравнению со старческим.
А.А. Пшукова и А.Х. Урусбамбетов [2006] исследовали надпочечники 50 умерших жителей Кабардино-Балкарии с целью выявления архитектоники стромальных структур. К стромальным
структурам авторы отнесли капсулу, оболочки и прослойки коркового и мозгового слоев. При изучении гистологических срезов
надпочечников, окрашенных стандартными методами, было выявлено, что надпочечники человека имеют трехслойную капсулу.
Толщина капсулы составляет 215 ± 13 мкм. Мозговое вещество
отделено от коры соединительнотканной прослойкой толщиной
10,2 ± 3,5 мкм. Также выявлено наличие жировых клеток, расположенных одиночно или скоплениями. Было выявлено, что увеличение массы надпочечников сопровождается ростом толщины
стромальных структур и других элементов мягкого скелета желез.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
В этом же регионе А.А. Пшукова с соавт. [2009] исследовали
изменения надпочечников у случайно погибших 25 подростков
обоего пола. Размеры надпочечников у юношей превышали таковые у девушек. Толщина капсулы желез у девушек была достоверно меньше, чем у юношей. Измерения относительного объема эластических и аргирофильных волокон в надпочечниках
подтвердили эту же тенденцию, что, по мнению авторов, связано с разбалансировкой организма в подростковом возрасте из-за
разных сроков полового созревания.
А.С. Чурикова с соавт. [2006] исследовали надпочечники у
лиц старше 20 лет, жителей Узбекистана. Результаты показали,
что масса клубочковой зоны коры надпочечников в молодом
возрасте достигает 0,4 гр. До 60 лет функция коры мало изменялась. После 60 лет масса и ширина клубочковой хоны коры
снижалась до 0,2 гр. В 40-59 лет наступает гипертрофия этой
зоны коры, ширина и масса которой достигают соответственно
709 мкм и 3,9гр. После 60 лет масса пучковой зоны коры снижается до 2,2 гр. Авторы считают, что с возрастом увеличивается
площадь атеросклеротических поражений сосудов, при этом в
коре надпочечников происходит постепенное усиление функциональной активности клеточных элементов пучковой зоны с последующим её снижением в старческом возрасте.
1.3. Морфо-функциональные особенности
эпифиза и гипофиза
Среди других эндокринных органов особое место занимает
эпифиз. Ранее считали, что физиологическая роль эпифиза у человека не столь важна, как у других позвоночных. Это объясняется недостаточным изучением морфологии и функции данной
железы у человека. Большинство работ по решению данного вопроса проведено и проводится путем исследования эпифиза у
животных.
Известно, что шишковидной железой вырабатывается и выделяется в кровь ряд биологически активных пептидов, а также,
серотонин, мелатонин, антигонадотропин, аргинин-вазотоцин,
тиролиберин, люлиберин, тиротропин и др. Эпифиз участвует
в регуляции процессов, протекающих в организме циклически,
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
например овариально-менструального цикла, процессов связанных со сменой дня и ночи [О.В. Коркушко, В.Х. Хавинсон, Б.Б.
Шатило,2006].
В современной отечественной и зарубежной литературе мало
данных по исследованию эпифиза у человека. Наиболее полным
по означенному вопросу можно считать обзор, выполненный
В.Х. Хавинсоном и А.Г. Голубевым [2002]. Авторы считают отправной точкой современных данных по старению эпифиза материалы патогистологических исследований 2700 биопсийных
препаратов от случайно погибших людей в возрасте от младенческого до 90 лет. В возрасте до 50-60 лет размеры эпифиза увеличивались от 80-100мг до 150-160 мг главным образом вследствие фиброза, который не был связан с уменьшением числа пинеалоцитов. Исследование эпифиза людей, в том числе старше 70
лет, приводит к заключению, что эпифизы стариков и молодых
людей почти не различаются с помощью световой микроскопии.
Из других изменений для типовой анатомии и физиологии органа оказывались изменения в соотношении тёмных пинеалоцитов, накопление гранул липофусцина и кальциевых конкреций.
Объектом изучения, проводимого в Тверской области Е.И.
Кравчук [1996], были препараты шишковидной железы, изъятые от умерших новорожденных и погибших взрослых до 90
лет. Было установлено, что масса и линейные размеры изменяются в течение жизни. Автор прослеживает два пика весовых
показателей: в детстве и в первый период зрелого возраста. Минимальные органометрические показатели регистрировались в
подростковом и старческом возрасте.
В результате исследований, проводимых в Японии при помощи магнитно-резонансной томографии, было установлено,
что размеры эпифизов у женщин больше, чем у мужчин [Denk
C.C.,1999]. Самые большие размеры исследуемых желез были отмечены в возрасте от 11 до 20 лет, минимальные размеры эпифиза были у женщин после 60 лет, у мужчин после 50 лет.
В исследованиях, проводимых в США, измеряли трехмерным
методом линейные размеры эпифизов у детей от 1 года до 12 лет.
Автор выявил увеличение желез во время полового развития,
особенно выраженное у девочек [K. Takano, 1999].
С.В. Иванов и О.А. Баричев [2006] исследовали 284 гипофи14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
за и эпифиза у пациентов Коми Республиканского кардиологического и онкологического диспансеров различных возрастных
групп без признаков эндокринной и церебральной патологии.
Авторами установлено, что от рождения до 4-7 лет объемы гипофиза и эпифиза нарастают. В подростковом периоде индивидуального развития и далее до старческого возраста – изменяются противофазно друг другу. Кальцинаты («мозговой песок»)
и кисты эпифиза встречались во всех возрастных группах у населения региона.
С.В. Савельев и Е.И. Фокин [2006] изучали морфогенез пинеального комплекса человека у 265 человек в возрасте от 23 до 97
лет. Авторами были использованы рентгенологические и гистологические методы. В качестве группы сравнения исследованы
аналогичные структуры от 108 случаев естественного старения
человеческого организма без признаков патологии мозга. В контрольной группе естественного старения общее поле конкрементов кальция в железе было непрерывным, а в группе патологии
состояли из разрозненных самостоятельных зон. Межгрупповые
различия в топологии скоплений кальция в эпифизе, по мнению
авторов, могут иметь диагностическое значение.
А.И. Никитин [2003] в своём обзоре приводит ссылки на данные Национального регистра США о возможной роли электромагнитных полей в возникновении дисфункции эпифиза (снижение секреции мелатонина) и, как следствие этого повышения
риска возникновения рака молочной железы у женщин, работающих на производствах с длительным воздействием такого рода
внешнего фактора.
1.4. Медико-экологическая обстановка
в регионе наблюдения.
Медико-экологическая обстановка в различных районах Архангельской области описана ранее [А.В. Ткачев с соавт.,1992;
М.Х. Шрага, Г.Н. Дегтева,1995]. Приоритетными поллютантами
геосистем Архангельской области считаются: биоклиматические, биогеофизические, геохимические, природные химические
и биотические [М.Х. Шрага, Г.Н. Дегтева,1995]. В их числе присутствуют и не избегаемые средовые факторы, действие которых
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
не удается предотвратить мерами индивидуальной защиты людей.
Республика Коми расположена на крайнем севере-востоке
Европейской части России между 59-69 северной широты и 4566 восточной долготы, занимает территорию равную 416,8 тысяч
квадратных км или 2,4% площади России. На большей части территории Республики Коми климат считается умеренно-континетальным с продолжительной зимой и коротким прохладным
летом (субарктический и умеренный климатический пояса). На
крайнем севере и юго-востоке (за Полярным кругом и в горах
Полярного Урала) господствует суровый субарктический климат.
Согласно материалам В.И. Хаснулина с соавт., [2004] для
обоснования дискомфортности северных территорий России
рекомендованы 4 группы факторов (природно-климатические,
экономико-географические, социально-экономический и риск
проживания для мигрантов). Республика Коми и Архангельская
область авторами отнесены к наиболее дискомфортным для человека климатом и территориям с преобладанием постоянного
населения. Согласно материалов Государственных докладов «О
состоянии окружающей природной среды Республики Коми в
2008 году» и статистических сборников Федеральной службы
государственной статистики [2008] по природопользованию и
экологической безопасности внешние экологические факторы
способны существенно повлиять на здоровье населения региона.
Экономика Республики Коми основывается на использовании минерально-сырьевых ресурсов: по запасам и объемам добычи горючих полезных ископаемых (уголь, нефть, природный
газ) республика является основной топливной базой Европейского Севера России – в регионе сосредоточено около половины
запасов нефти и треть запасов газа Европейского Севера. В разведанных месторождениях рудных полезных ископаемых содержится половина общероссийских запасов титана, треть – бокситов, 10% - марганца, 5% - угля.
Таким образом, территория Республики Коми является важным источником природных ресурсов страны, развитие её экономики с преобладанием минерально-сырьевого сектора неразрывно связано с проблемами рационального использования
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
земельных, водных, охотничьих, рыбных и других природных
ресурсов и охраны окружающей среды, что имеет первостепенное значение для жизнеобеспечения населения.
Экологические проблемы в республике в основном характерны для районов широкомасштабной добычи полезных ископаемых, зон транспортировки углеводородного сырья и крупных
городов – центров высококонцентрированных обрабатывающих
производств. Особую озабоченность вызывают нефтеперерабатывающие районы, где из-за аварий на трубопроводах происходит трудно ликвидируемое загрязнение окружающей среды.
Столица Республики Коми – г. Сыктывкар, численностью населения в 2001г.- 232,6 тысяч человек, в 2007г.- 229,2 тысяч человек. Это многофункциональный город, выполняющий столичные функции. Основным видом экономической деятельности
организаций, расположенных на территории г. Сыктывкара, являются обработка древесины и производство изделий из дерева,
кроме мебели, целлюлозно-бумажное производство, издательская и полиграфическая деятельность.
1.4.1.Атмосферный воздух
Основными источниками загрязнения воздуха в республике
являются организации, занимающиеся добычей полезных ископаемых, производством и распределение электроэнергии, газа и
воды, транспортированием по трубопроводам, а также автомобильный транспорт в городах. В атмосферный воздух попадает
более 40 видов вредных веществ, основные загрязнители - метан, сажа, сероводород, бензол, толуол, ксилол, аммиак, хлор,
метилмеркаптан и формальдегид. Специфические загрязнители
в большинстве очень токсичны и относятся к 1-му и 2-му классу
опасности. Для столицы региона Сыктывкара это – метилмеркаптан, бензапирен и формальдегид.
Общее количество отходящих загрязняющих веществ от всех
стационарных источников в Республике Коми с 2000 г. по 2006
год уменьшилось с 1136,7 тыс. тонн по 992,3 тыс. тонн. В 2005 г.
Республика Коми входила в число 8 субъектов Российской Федерации (без АО), имевших наибольшие объемы выбросов загрязняющих атмосферу веществ – более 500 тысяч тонн в год. По
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
количеству выбрасываемых загрязняющих атмосферу веществ
на душу населения республика лидирует среди регионов СевероЗападного федерального округа.
Количество выбросов наиболее распространенных загрязняющих атмосферу веществ отходящих от стационарных источников в республике Коми с 2000г. по 20006 г. несколько
уменьшилось. В видовом составе загрязняющих веществ преобладают газообразные и жидкие. Отмечается рост объема
выбросов по таким ингредиентам, как оксид углерода, оксиды
азота. Прослеживается снижение количества выбросов диоксида серы в период с 2000г. по 2003г. и увеличение данного показателя в дальнейшем до 2006г. Количество поступившего в
атмосферу метилмеркаптана в 2006г. сократилось в 4 раза по
сравнению с показателями 2000г., почти вдвое по сравнению с
2005г.
Это сокращение связано с совершенствованием технологии производства ОАО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский
ЛПК». Выбросы загрязняющих веществ в атмосферу распределяются по территории республики неравномерно. В общем объеме выбросов в 2006г. удельный вес организаций города Сыктывкара составил 4%.
Преобладающее влияние автотранспорта в загрязнении атмосферного воздуха определяется на протяжении последних
лет. На конец 2006г. в Республике Коми насчитывалось 229,7 тыс.
единиц автомобильного транспорта. В 2006г. выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух от автомобильного транспорта составили 115,5 тыс. тонн, от железнодорожного транспорта – 3 тыс. тонн.
Сопоставление результатов расчетов степени загрязнения
воздушной среды с пороговыми значениями индикаторов кризисной ситуации (от 3 до 7 тонн на 1 кв. км в год) позволяет выделить на территории республики ареалы с неблагоприятной
экологической ситуацией. Одной из таковых является промышленно развитый центр республики – Сыктывкар, где пороговый
показатель превышен в 5 раз. Вместе с тем территория Республики Коми в целом характеризуется благоприятной экологической
обстановкой по плотности выбросов вредных веществ в атмосферу, как в2000г, так и в 2006г.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
1.4.2.Водные ресурсы
Водные ресурсы являются основой жизни и деятельности человека, и обеспечивают экономическое, социальное благополучие населения, существование растительного и животного мира.
Воды считаются возобновляемым, но ограниченным и уязвимым природным ресурсом. Практически все поверхностные и
значительная часть подземных водных объектов испытывают
значительное антропогенное воздействие, что выражается в загрязнении, истощении и деградации водных объектов.По территории республики протекает 3845 рек длиной более 10 км общей
протяженностью 84 тыс. км, крупнейшая река – Печора.
Широко распространены болота и заболоченные земли. Свыше 40 тыс. кв. км занято крупными болотами и болотными массивами. Среди них крупнейшее в Европе болото Океан (1790 кв.
км) и Усинское (1570 кв. км).
Основными потребителями воды являются организации таких видов деятельности как «производство и распределение
электроэнергии, газа и воды» (49%), «обрабатывающие производства» (25%), «предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг» (15%). На производственные
нужды расходуется три четверти общего объема используемой
воды, на хозяйственно-питьевые нужды – менее четверти. Сыктывкар является крупным водопотребителем.
Более 90% использованной воды поступает обратно в поверхностные водные объекты, из них более 20 % ежегодно сброшено
недостаточно очищенными и без очистки. Высокой долей сброса
загрязненной воды отмечен город Сыктывкар.
С 2000г. по 2006г. отмечается снижения количества сброшенных вод, в том числе и загрязненной. Большая часть сброшенных
вод (78%) образуется в результате деятельности организаций с
основным видом деятельности «целлюлозно-бумажное производство». Объем нормативно-очищенной воды на сооружениях
очистки ежегодно сокращается и в 2006г. составил 14 % от общего объема сброшенных вод (в 2000г.- 17%). Объем сбросов загрязненных сточных вод, отнесенный к площадям муниципальных образований, является индикатором для диагностики угроз
экологической безопасности.
Сопоставив результаты расчетов степени загрязнения по19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
верхностных объектов с пороговыми значениями индикаторов
кризисной ситуации ( от 0,7 до 1,82 тыс.куб.м на 1 кв.км в год),
можно утверждать о благоприятной экологической ситуации на
территории республики , за исключением Сыктывкара, где пороговый показатель превышен в десятки раз. В водные объекты от
г. Сыктывкара поступало в 2006г. 83% республиканского объема
загрязненных сточных вод.
В 2006 г. по сравнению с предыдущими наметилась тенденция
к улучшению качества воды источников питьевого водоснабжения, на головных сооружениях и в распределительной сети. Основными показателями, по которым источники не соответствуют
санитарным нормам. Являются высокое природное содержание
железа и мутность. В целом по республике анализ качественных
показателей питьевой воды водопроводов свидетельствует об
улучшении качества питьевой воды. Наибольшая доля неудовлетворительных проб регистрировалась в Сыктывкаре.
По мнению А.Л. Горбачева [2006] и других исследователей в
северных регионах кроме дефицита железа актуальна проблема
его избытка. У детского населения Архангельской области наблюдалось накопление железа в волосах, что автор связывает с
высоким содержанием железа в питьевой воде. Аналогичным
образом трактуются материалы об аккумуляции железа у детей
Красноярского края [Куркатов С.В.,2004].
Сочетание эссенциальности железа с его возможной токсичностью предполагают, что нарушения метаболизма железа могут
негативно влиять на жизнедеятельность, существенно повышая
риск иммунных расстройств и онкологических заболеваний
[А.Л. Горбачев,2006]. Таким образом, избыток железа в питьевой
воде является экстремально-негативным фактором внешней
среды, способным приводить к аккумуляции железа в организме
и развитию экологически обусловленной патологии.
1.4.3.Земельные ресурсы
Республика Коми является составной частью Северо-Западного экономического района, занимает 2,4% территории Росси.
Значительная часть территории представляет собой холмистую
равнину. По восточной границе проходят Уральские горы, с се20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
веро-запада на юго-восток пересекает Тиманский кряж. Между
Уралом и Тиманом располагается Печорская низменность, на
западе – Мезенско-Вычегодская равнина. Северная часть республики расположена в зоне тундровых почв, центральная и южная – в зоне лесных и подзолистых.
В Республике Коми проблемы охраны почв и земельных ресурсов обусловлены поиском и добычей полезных ископаемых
(нарушения, загрязнения, эрозия), лесопользованием, сельским
хозяйством, транспортом, промышленным и гражданским строительством. Опасность загрязнения почв определяется уровнем
её возможного отрицательного воздействия на контактирующие
среды (вода, воздух), пищевые продукты и затем на человека. В
ходе осуществления государственного санитарно-эпидемиологического надзора в первую очередь обследовались почвы территорий повышенного риска воздействия на человека.
По данным Управления Федеральной службы по надзору в
сфере прав потребителей и благополучия человека в РК, анализ
санитарного состояния почвы жилых территорий населенных
мест в 2006г. выявил увеличение доли проб, не отвечающих гигиеническим нормативам по микробиологическим показателям
с 14,5% в 2005г. до 18,5%, по паразитологическим показателям
с5,4% до 6,4%. Не зарегистрировано превышения ПДК по солям
тяжелых металлов и пестицидам.
Вместе с тем в ряде территорий доля проб, не отвечающих гигиеническим нормативам по микробиологическим показателям
в зоне проживания населения, превышает средний показатель
по республике (14%); в Сыктывкаре-38%. Основными причинами отклонений показателей качества почвы от нормативно-допустимых значений являются несовершенство организованной
системы очистки, низкое её качество, возникновение несанкционированных свалок бытовых отходов, значительные площади,
занятые неблагоустроенным жилым фондом.
На протяжении последних пяти лет в республике сохраняется высокий уровень биологического загрязнения почвы территорий проживания населения, который превышает средние
показатели по Российской Федерации и обусловлен отсутствием
систем централизованной канализации, обустроенных водонепроницаемых выгребов в неблагоустроенном жилищном фонде.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
1.4.4.Заключение о природно-экологическом
окружении и заболеваемости
населения региона
На большей части территории республики экологическая
обстановка в целом остается благоприятной. Экологические
проблемы в основном связаны с районами широкомасштабной
добычи полезных ископаемых, зонами транспортировки углеводородного сырья и крупными городами. Существуют проблемы загрязнения атмосферного воздуха промышленно развитых
центров республики, в первую очередь – Сыктывкар.
Вызывает опасение качество питьевой воды, подаваемой населению, поскольку техническое состояние водопроводных сетей в
республике практически повсеместно неудовлетворительное.
Наиболее острой остается проблема в сфере обращения с отходами производства и потребления. Степень использования
отходов незначительна, отсутствуют отвечающие современным
требованиям полигоны для промышленных и бытовых отходов.
Не следует забывать и о том, что антропогенное загрязнение
окружающей среды оказывает выраженное воздействие на формирование популяционного здоровья населения. Анализ причин обращения жителей региона в учреждения здравоохранения
выявил следующее. За период с 2000 по 2008 гг. в связи с обстоятельствами, относящимися к репродуктивной функции, число обратившихся возросло с 53,5 тысяч человек до 118,2 тысяч.
Аналогичная тенденция с потенциальной опасностью здоровья
была выявлена по социально-экономическим и психо-социальным обстоятельствам (с 1,6 до 4,0 тысяч человек). В республике
наблюдается рост заболеваемости онкологическими новообразованиями (с 7,7 на 10000 в 2000г. до 10,0 в 2006г. и 9,4 в 2008),
Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена также возросли (с 9,1 на 10000 в 2000 году до
13,4 в 2008). Врождённые аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения из числа впервые зарегистрированных на 10000 жителей региона варьировали волнообразно
с 2,5 в 2000 г. до 2,0 в 2004 г. и 2,6 в 2008 г.
По данным В.И. Хаснулина с соавт. [2004], повозрастная
структура смертности населения в Республике Коми во всех
группах с 15-19 лет и до 55-59 лет превышала данные «комфортного Ставропольского края» в среднем на 37,7%.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2.
Избранные вопросы экологической
физиологии эндокринной системы
у жителей региона
Условные обозначения и сокращения:
В – возраст
СД – длительность светового дня
КТ (АКТГ) – адренокортикотропный гормон
ТТГ – тиреотропный гормон
К (Корт) - кортизол
ТСГ – тироксин-связывающий глобулин
Т4 – тироксин
Т3 – трийодтиронин
ТТ (Тест) – тестостерон
ОЛ – общие липиды
ХОЛ (ОХ) – общий холестерин
ТГ – триглицериды
СС – северный стаж
ЧВ – число вахт
ДВ – длительность вахты (дни)
IgA (A) – иммуноглобулин А
Ig M (M) – иммуноглобулин М
Ig G (С) – иммуноглобулин G
И (ИЦ) – индекс цикла
Ф – фоллитропин
Л – лютропин
Р – пролактин
П – прогестерон
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
2.1. Гормонально-метаболические изменения
у пришлого населения высоких широт при
разных видах труда в Арктике
Гормональный профиль в контрольной группе практически
мужчин, проживающих в г. Архангельске в целом соответствовал лимитам изменчивости аналогичных показателей популяционной нормы (таблица 2.1.1). Не противоречили общепринятым
представлениям и характер межгормональных взаимоотношений в адаптационном, энергетическом и репродуктивном комплексах эндокринной системы (рисунок 2.1.1).
Таблица 2.1.1.
Гормональный профиль у мужчин, проживающих
в субарктических районах Архангельской области
Название, единица
измерения
Военнослужащие
срочной службы
Мужчины, г.
Архангельск
КТ (пг\мл)
42,2 ± 8,29
31,1 ± 2,02
К (нмоль\л)
572,4 ± 20,86
527,0 ± 13,10
ТТГ (мед\л)
-
2,4 ± 0,01
Т4 (нмоль\л)
105,7 ± 3,39
103,9 ± 2,10
Т3 (нмоль\л)
1,6 ± 0,06
1,8 ± 0,07
ТТ (нмоль\л)
14,1 ± 0,72
16,0 ± 0,81
Число случаев
25
165
В тоже время среднеарифметические значения уровней гормонов адаптационного и энергетического звеньев эндокринной
системы тяготеют в сторону максимальных значений лимитов
популяционной нормы. Данное обстоятельство отражает активизацию эндокринной системы в ответ за проживание в условиях региона высокого риска экопатологии человека.
В контрольной группе мужчин ГК1 факторной модели объясняла около 24% общей дисперсии статистического комплекса и
интерпретировалась в качестве адаптационного фактора. Прямые
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
факторные
нагрузки
были выявлены для подсистемы гипофиз-кора
надпочечников, тироксина и триглицеридов.
Обратные факторные
нагрузки отмечены для
периферических гормонов щитовидной железы, что отражает антагонистические взаимоотношения подсистем
гипофиз-надпочечники
Рисунок 2.1.1.
и гипофиз-щитовидная Факторная модель межгормональных связей у мужчин, проживающих
железа.
в г. Архангельске
Высокая вариабельность гормональных показателей у приезжих в субарктические районы и высокие широты
Арктики отражают индивидуальные особенности реагирования
организма человека на непривычные для него условия жизни и
работы. Для выяснения особенностей реактивности эндокринной системы у приезжих групп мужчин были проанализированы
результаты обследований 170 военнослужащих срочной службы
(поселок Амдерма, Ненецкий автономный округ), 250 мужчингеологов Арктической нефтегазоразведочной экспедиции (остров
Колгуев) и 80 моряков из состава экипажей судов (ледокол и транспортное судно) Мурманского и Северного морского пароходства.
Геологи работали на островах Ледовитого океана в режиме 3 месячной вахты, чередующейся с отдыхом в течение 1 месяца в средней
полосе страны. Моряки наблюдались в течение 3 месяцев рейса по
трассе Северного морского пути. Таким образом, оказалось возможным сопоставить спектр адаптационных изменений занятых
преимущественно тяжелым физическим трудом (геологи), эпизодически работающих в Арктике (экипаж теплохода) и постоянно
работающих в высоких широтах (экипаж ледокола).
Сравнительный анализ гормонального профиля у военнослужащих срочной службы (контрольная группа из г. Архангельска
и прибывшие в Арктику) показал хорошее совпадение уровней
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
метаболитов с лимитами популяционной нормы для своей возрастной группы.
По прибытии в Арктический регион комплексное эколого-социальное окружение вызывало типичные гормонально-метаболические изменения, которые характерны для начальных стадий
общего адаптационного синдрома. Экстремальные природноклиматические факторы Крайнего Севера принято подразделять
на абиотические и биотические. Холодовой фактор при этом традиционно считается основной проблемой северных территорий,
ограничивающий жизнедеятельность организма и хозяйственную деятельность человека на Севере [Д.Г. Тихонов,2010]. Тем не
менее, индивидуальные адаптивные изменения в большой мере
нивелируются одеждой и работой в теплых помещениях («поведенческая адаптация»), а в условиях длительного пребывания в
высоких широтах развивается «толерантная адаптация» с понижением температурного порога [Р. Шмидт, Г. Тевс,2005].
Динамика адаптивной перестройки гормонального профиля
военнослужащих представлена в таблице 2.1.2. Индивидуальная
восприимчивость солдат к окружающей среде проявилась расширением лимитов вариабельности подсистемы адаптационной
оси аденогипофиз – кора надпочечников (уровни кортикотропина и кортизола). В меньшей мере эта закономерность была замечена в подсистеме аденогипофиз – щитовидная железа. Резкое
снижение тестостерона через 6 месяцев службы и далее до конца
года закономерно отражает антагонистический характер взаимоотношений адаптационного и репродуктивного гомеостатических комплексов в составе эндокринной системы человека.
Таблица 2.1.2.
Уровни гормонов у военнослужащих срочной службы с
учетом длительности пребывания в высоких широтах
26
Название
(ед. изм.)
1 месяц
6 месяцев
12 месяцев
КТ (пг\мл)
21,5 ± 2,79*
86,6 ± 8,68*
70,6 ± 7,75*
К (нмоль\л)
563,4 ± 31,49
623,9 ± 31,49
511,0 ± 9,65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Название
(ед. изм.)
1 месяц
6 месяцев
12 месяцев
ТТГ (мед\л)
2,1 ± 0,10
-
-
Т3 (нмоль\л)
1,6 ± 0,12
2,1 ± 0,09*
2,0 ± 0,07*
Т4 (нмоль\л)
107,8 ± 3,07
90,7 ± 5,67*
99,8 ± 4,29
ТТ (нмоль\л)
11,0 ± 2,71
4,7 ± 0,59*
5,7 ± 0,30*
Число
наблюдений
30
23
31
Примечание: * - сдвиги показателей статистически достоверны
(P < 0,05) по сравнению с контрольной группой военнослужащих.
Анализ корреляционных связей показал, что к концу 1 месяца
службы у военнослужащих усилился прямолинейный компонент
(P < 0,05) связей между учитываемыми признаками. В последующем с увеличением северного стажа пребывания отмечалась
противоположная тенденция (ослабление скоррелированности
признаков). Характерным для адаптационных изменений можно
считать перестройку эндокринной системы по «взрослому типу»
с постепенным ослаблением линейных связей между нейроэндокринными центрами и периферией по типу «доза-эффект».
Применительно к группе обследованных военнослужащих
можно сказать о преимущественно благоприятном развитии
у них стрессовой реакции («эустресс» по Селье). Нельзя также
сбрасывать со счетов отбор контингента для службы в Арктике
и резервные мощности организма на пороге достижения 1 градации зрелого возраста.
Между тем понятно, что смена социальных и мотивационных
личностных установок, неоптимальный режим труда и отдыха,
производственные и бытовые фрустрирующие ситуации могут
вызвать состояние хронического стресса с «ценой адаптации»,
проявляющейся экологически обусловленными заболеваниями.
В этой связи была предпринята попытка обследовать другие
организованные контингенты, представляющие наиболее типичные для Крайнего Севера профессии геологов и моряков.
Обследование работников Арктической нефтегазо-разведочной
экспедиции проводились в летний и зимний сезоны года. Наряду с
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
исследованием показателей гормонального профиля и липидного
обмена, при многофакторном моделировании учитывались стаж
работы в вахтовом режиме, число вахт в Арктике, возраст обследуемых и день очередной вахты на момент обследования.
Среднеарифметические значения метаболических показателей представлены в таблице 2.1.3. По сравнению с контрольными уровнями у геологов к концу 1 месяца вахты снижался уровень трийодтиронина. После окончания 2 месяца пребывания в
высоких широтах в крови обследуемых достоверно уменьшалась
(P < 0,05) концентрация кортизола и, наоборот, возрастали уровни тироидных гормонов.
Тенденция к увеличению содержания тироксина продолжалась до конца вахты. Параллельно проведенное исследование
показателей липидного обмена не выявило значимых отклонений от популяционной нормы уровней общих липидов, триглицеридов и холестерина.
Таблица 2.1.3.
Уровни гормонов у геологов высоких широт с учетом
длительности вахты
Название
(ед. изм.)
30 дней
60 дней
90 дней
КТ (пг\мл)
31,5 ± 4,73
28,0 ± 6,32
26,3 ± 7,91
К (нмоль\л)
525,0 ± 22,6
513,0 ± 18,1
577,0 ± 45,6
ТТГ (мед\л)
2,4 ± 0,09
2,7 ± 0,19
2,9 ± 0,45
Т3 (нмоль\л)
1,6 ± 0,04
1,9 ± 0,10
1,9 ± 0,13
Т4 (нмоль\л)
109,5 ± 2,20
120,4 ± 3,10
121,6 ± 3,16
ТТ (нмоль\л)
13,8 ± 0,76
15,6 ± 1,91
18,3 ± 2,96
Тем не менее, расчеты силы влияния учитываемого фактора
(длительность вахты) методом однофакторного дисперсионного
анализа показали, что статистически существенными (F> Fst; P <
0,05) у геологов были изменения уровней общих липидов крови
и трийодтиронина.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Матрица парных корреляционных связей у геологов значимо
отличалась от аналогичной для военнослужащих, проходивших
срочную службу в Арктике. К концу 1 месяца вахты внутри(центр – периферия) и межсистемные связи гормональных показателей оказались слабыми.
По мере увеличения длительности вахты усиливался прямолинейный компонент взаимосвязей между уровнями гормонов.
Длительность вахты на 11% обусловливала изменчивость уровня
кортизола крови. К концу 3 месяца вахты корреляционная связь
между кортикотропином и кортизолом становилась из слабой
обратной (rxy = -0,15) прямой умеренной (rxy = 0,50). Возраст
обследованных мужчин и уровни кортизола обратно коррелировали друг с другом, регистрировалась отчетливая тенденция к
снижению уровней гормонов в подсистеме гипофиз-кора надпочечников с увеличением возраста даже в одной градации зрелого
возраста (20 – 34 года).
В подсистеме гипофиз-щитовидная железа структура корреляционных связей менялась в сходном направлении. Усиление
прямолинейного компонента связей гипофизарного и периферических тироидных гормонов подтверждалась и расчетами коэффициента множественной корреляции.
С целью детализации
направленности сдвигов
гормонально-метаболического профиля геологов с
разным северным стажем
дополнительно использовался однофакторный дисперсионный анализ. Похожие по направленности
изменения были выявлены и в адаптационном и в
энергетическом эндокринных комплексах. В течеРисунок 2.1.2.
ние первого года работы в
Факторные нагрузки ГК у геологов с
вахтовом режиме активи- учетом длительности вахт (3 месяца)
и северного стажа
зировалась деятельность
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
центрального звена, что находило свой отклик в гиперсекреции
кортизола и тироидных гормонов. В дальнейшем с увеличением стажа с 3 до 5 лет, стимуляция периферических эндокринных
желез гормонами аденогипофиза уже не приводила к существенному росту кортизола и гормонов щитовидной железы.
Факторная модель зависимостей между исследованными
признаками приведена на рисунке 2.1.2. Суммарный вклад главных компонент складывался без значимого превалирования
ГК1. Особенностью факторной модели у геологов является формирование межкомпонентных комплексов через отдельные факторные нагрузки (уровень тироксин связывающего глобулина,
число вахт в Арктике).
Гормонально-метаболический профиль моряков транспортного судна и ледокола в динамике высокоширотного плавания
представлены в таблицах 2.1.4 и 2.1.5. По большинству показателей относительная стабилизация параметров наблюдалась в течение первой недели рейса и ближе к его завершению. Выраженные гормонально-метаболические изменения чаще выявлялись
в период 30-60 суток рейса.
Рост вариабельности уровней метаболитов в середине рейса
характеризует, на наш взгляд, индивидуальность адаптивных
изменений у моряков в ответ на комплексное воздействие внешних факторов. Стабилизация показателей на завершающей стадии рейса может с одной стороны трактоваться как привыкание,
а с другой стороны, характеризовать усталость и снижение резервных возможностей у членов экипажей судов.
Таблица 2.1.4.
Уровни гормонов у моряков транспортного судна
в динамике рейса в высоких широтах
30
Название
(ед. изм.)
30 дней
60 дней
90 дней
КТ (пг\мл)
84,7 ± 16,00
61,3 ± 9,55
128,8 ± 38,00
К (нмоль\л)
489,0 ± 81,1
480,0 ± 49,40
335,0 ± 30,30
ТТГ (мед\л)
3,1 ± 0,30
2,8 ± 0,29
2,2 ± 0,23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Название
(ед. изм.)
30 дней
60 дней
90 дней
Т3 (нмоль\л)
2,0 ± 0,10
2,0 ± 0,10
-
Т4 (нмоль\л)
89,9 ± 4,60
84,4 ± 8,42
65,9 ± 3,78
ТТ (нмоль\л)
24,8 ± 1,65
23,5 ± 1,90
26,9 ± 2,18
Таблица 2.1.5.
Уровни гормонов у моряков ледокола с учетом
длительности рейса в Арктике
Название
(ед. изм.)
30 дней
60 дней
90 дней
КТ (пг\мл)
19,6 ± 9,25
11,8 ± 1,89
32,0 ± 13,60
К (нмоль\л)
459,0 ± 55,30
423,0 ± 48,0
430,0 ± 94,4
ТТГ (мед\л)
2,1 ± 0,12
2,1 ± 0,17
1,7 ± 0,23
Т3 (нмоль\л)
2,1 ± 0,10
1,9 ± 0,10
2,1 ± 0,08
Т4 (нмоль\л)
85,5 ± 1,70
85,0 ± 3,32
85,3 ± 5,42
ТТ (нмоль\л)
11,6 ± 1,55
10,0 ± 1,28
10,4 ± 1,12
В группах сравнения менее выраженные сдвиги биохимических показателей отмечались у моряков ледокола. В то же время
у моряков транспортного судна к концу 3 месяца высокоширотного плавания отмечены признаки разбалансировки в подсистеме гипофиз – кора надпочечников и скрытого гипертиреоза.
Нередкими у членов экипажа были жалобы невротического характера, а к концу рейса имели место признаки психологической
дизадаптации [Г.А. Филатова с соавт.,1984].
Количественный анализ уровней гормонов и межгормональных взаимоотношений был дополнен методами квантильно-рангового шкалирования по В.С. Шорникову [1981], а также корреляционным и многофакторным анализом по способу
главных компонент. В настоящем исследовании применялась 7
ранговая шкала с градациями: «субпатология, переход к норме,
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
субнорма, оптинорма, супернорма, переход к патологии и суперпатология». В представленных рисунках №№ 2.1.3 – 2.1.6. начало
координат графиков соответствовал 1 рангу или «субпатологии»
по В.С. Шорникову [1981] .
В динамике рейса наряду с варьированием средних величин
метаболических показателей не остались статичными и коррелятивные связи между учитываемыми признаками.
Рисунок 2.1.3.
Уровни метаболитов и корреляционные плеяды у моряков транспортного судна до рейса (вверху) и через 7 суток плавания в высоких широтах
Рисунок 2.1.4.
Уровни метаболитов и корреляционные плеяды у моряков транспортного судна (вверху) и ледокола через 30 суток плавания в высоких широтах
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Расчеты структуры корреляционных плеяд показали, что в
период до рейса максимальный корреляционный путь строился
через базовые признаки общие липиды – триглицериды (rxy =
0,73; P < 0,05). Отмеченная выше стабилизация показателей к 7
суткам рейса сопровождалась изменением формы дендрита (рисунок 2.1.3) на радиальную с максимальной связью кортизол –
триглицериды (rxy = 0,73; P < 0,05).
К концу 30 суток рейса корреляционный дендрит сохраняет радиальный характер в обеих сравниваемых группах. У
моряков ледокола блок подсистемы гипофиз- кора надпочечников выглядел изолированным от остальной плеяды признаков.
Рисунок 2.1.5.
Уровни метаболитов и корреляционные плеяды у моряков
транспортного судна (вверху) и ледокола через
60 суток плавания в высоких широтах
Через 2 месяца плавания в Арктике корреляционный дендрит
у моряков теплохода состоит из двух изолированных цепочек.
Максимальный корреляционный путь строился через признаки кортикотропин – триглицериды, возрастал прямолинейный
компонент связи кортикотропин – кортизол и холестерин.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рисунок 2.1.6.
Уровни метаболитов и корреляционные плеяды у моряков транспортного судна (вверху) и ледокола через 90 суток плавания в высоких широтах
На заключительной стадии рейса корреляционный дендрит имел смешанный характер. Признак индикатор кортизол
у моряков теплохода был связан умеренной и сильной прямыми связями с иммуноглобулинами M и G Периферическое
звено подсистемы гипофиз-надпочечники слабой связью взаимодействует с кортикотропином, находящимся в единой цепочке с тиротропином и тироидными гормонами. Таким образом, адаптационный и энергетический комплексы на данном этапе наблюдения находятся на максимальном удалении
друг от друга.
В группе моряков ледокола корреляционный дендрит претерпевал сходные изменения в динамике рейса. Постепенная
перестройка корреляционного дендрита в форму цепочки сопровождалась его переориентацией через признак-индикатор
кортикотропин. Вокруг центрального блока формировались две
группы признаков: а\ показатели липидного обмена и иммуноглобулины; б\ тироидные гормоны и тестостерон. В адаптационном комплексе центральное и периферическое звенья слабо
коррелировали друг с другом, повторяя аналогичную тенденцию
у моряков теплохода.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рисунок 2.1.7.
Факторные нагрузки ГК1 в группах сравнения
Положительные факторные нагрузки синего цвета,
отрицательные связи – красные
Структура факторных нагрузок ГК1 в группах сравнения
представлена на рисунке 2.1.7. Вклад ГК 1 в общую дисперсию
комплекса признаков разнился у моряков теплохода и ледокола. Варьировало число и направленность корреляций. К концу
30 суток плавания в обеих группах структура связей ГК 1 была
идентична, однако, при большем числе корреляций в группе моряков теплохода их вклад в общую дисперсию статистического
комплекса был меньше (19,4%), чем у моряков ледокола (24,5%).
Дополнительно в структуре связей ГК 1 у моряков теплохода выявлялся кортикотропин, фактор интерпретировался как надпочечниковый, характеризующий активизацию адаптационного
комплекса у моряков к условиям высокоширотного плавания.
Через 2 месяца рейса в группах сравнения вклад ГК 1 снизился, основные факторные нагрузки сменились на положительные
связи с показателями липидного обмена. Факторы трактовались
в качестве энергетических, хронологически этот период рейса
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
совпадал с периодом стабилизации большинства метаболических показателей у моряков обоих судов.
К концу 3 месяца рейса вклад ГК 1 у моряков теплохода заметно превысил аналогичный показатель у членов экипажа ледокола
(31,2% и 25,2%). В обеих группах в структуру связей ГК 1 включен тестостерон и метаболиты липидного обмена. Факторные
нагрузки включали трийодтиронин у моряков теплохода и кортизол у моряков ледокола. Изменения и рассогласования межсистемных связей привели к повышению вариабельности уровней
исследованных метаболитов и ухудшению самочувствия у части
моряков теплохода. Выявленные сдвиги свидетельствуют об
усталости и развитии синдрома «полярного напряжения»[ В.П.
Казначеев,1980] у моряков теплохода.
2.2. Уровни гормонов и межсистемные
взаимоотношения у коренных жителей
высоких широт и приравненных к Крайнему
Северу регионов
Длительное (в течение нескольких поколений) проживание
населения в некомфортных условиях высоких широт существенно влияет на функционирование всех регуляторных систем организма, когда период устойчивой адаптации у части постоянного
населения сменяется хроническим стрессом с индивидуальной
«ценой адаптации» и экологически обусловленной патологией. В
регионе постоянные группы включают представителей русского
и коми населения, а также ненцев, которые генетически адаптированы к условиям высоких широт. Коренные жители Архангельской области, Ненецкого автономного округа и Республики
Коми образуют наиболее многочисленные популяционные группы, характеризующиеся типичными признаками «арктического
морфотипа» [N. Roberts et al., 1989].
Судя по величинам средних арифметических и лимитов варьирования гормональных и зависимых от них метаболических
показателей, часть их находится за пределами общепопуляционных норм (рисунки 2.2.1 и 2.2.2). Максимальное число вариант,
выходящих за верхний предел нормы, было отмечено для тироксинсвязывающего глобулина и трийодтиронина. Регуляторные
сдвиги с признаками активизации энергетического, адаптацион36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
ного и репродуктивного гомеостатических комплексов выявлялись у местного русского и «аборигенного» групп населения.
Рисунок 2.2.1.
Процентное представительство вариант, выходящих за пределы
среднеширотной нормы у мужчин (ненцы и коми)
Рисунок 2.2.2.
Процентное представительство вариант, выходящих за пределы
среднеширотной нормы у мужчин постоянного русского населения высоких широт
Уровни гипофизарных и гормонов периферических эндокринных желез в крови у мужчин зависели от длительности индивидуальной жизни в высоких широтах и сезона календарного
года (таблица 2.2.1). Фотопериодику высоких широт с многомесячными чередованиями полярного дня и полярной ночи справедливо считают одним из экстремальных природно-климатических факторов Крайнего Севера [Д.Г.Тихонов, 2009].
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Таблица 2.2.1.
Средние уровни гормональных показателей в группах
сравнения при максимальной (2) и минимальной (1)
продолжительности светового дня
Название
(ед.изм.)
Сезон
года
Приезжие
Коренное
русское
Ненцы и
коми
КТ (пг\мл)
1
2
47,8 + 2,92
38,6 + 3,70
53,7 + 5,98
36,5 + 16,12
54,7 + 6,74
31,6 + 9,52
К (нмоль\л)
1
2
562,7 ± 10,47
546,2 ± 10,61
492,3 ± 27,55
567,6 ± 41,17
421,7 ± 18,98
576,4 ± 42,54
ТТГ (мед\л)
1
2
2,28 ± 0,06
2,65 ± 0,08
3,45 ± 0,39
3,4 ± 0,36
2,5 ± 0,20
3,33 ± 0,32
Т4
(нмоль\л)
1
2
109,8 ± 1,63
105,2 ± 1,39
121,6 ± 7,27
107,8 ± 9,11
125,4 ± 5,30
101,1 ± 9,46
Т3
(нмоль\л)
1
2
1,34 ± 0,03
1,83 ± 0,03
2,22 ± 0,15
2,09 ± 0,11
2,72 ± 0,37
1,84 ± 0,03
ТТ
(нмоль\л)
1
2
11,7 ± 0,47
10,8 ± 0,45
16,5 ± 1,37
21,1 ± 1,45
18,4 ± 1,13
18,3 ± 1,72
Многофакторный анализ статистических комплексов выявил
существенную разницу в группах сравнения. Матрица парных
корреляций (рисунок 2.2.3) у мужчин ненцев и коми была хорошо скоррелирована, причем в качестве одного из таких признаков выявлена продолжительность светового дня и несколько связанных с ним гормонально-метаболических показателей.
Внутри подсистем (гипофиз-надпочечники, гипофиз – щитовидная железа) прямолинейный компонент корреляционных связей
не был достоверен.
Как видно на рисунке 2.2.4, в полярную ночь и полярный день
у пришлого населения было постоянно повышено содержание К
и Т4 и снижалось количество ТТ. По отношению к среднеширотной норме прирост показателей варьировал от 20 до 30%, а уровень ТТ составлял лишь 50–60% от контрольного. В сравниваемых группах местного русского и аборигенного населения гораздо отчетливее прослеживалась переориентация гормонального
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рисунок 2.2.3.
Структура корреляционных связей между признаками
у мужчин постоянного населения высоких широт.
Сплошные линии – прямые ( ± ) связи; Пунктир – обратные ( - ) связи.
профиля с преимущественной активизацией подсистемы гипофиз – кора надпочечников в период максимума освещенности
и подсистемы гипофиз – щитовидная железа в полярную ночь.
Выявленные особенности реагирования гормонального профиля при длительном (в течение многих поколений) проживания
людей в высоких широтах позволяют предположить, что в процесс перестройки вовлекаются регулирующие центры и формируется функциональная система, осуществляющая гомеокинез
на принципиально ином уровне. П.К. Анохин [1975, с. 38] подчеркивал, что в функциональной системе “...цель к получению
данного результата возникает раньше, чем может быть получен
сам результат. Причем интервал между этими двумя моментами
может равняться и минуте, и годам...”. Более высокие уровни КТ
зимой и ТТГ в период полярного дня свидетельствуют о том, что
в системе после достижения определенного фазного результата
начинается “беспокойство” по поводу последующего результата
[П.К. Анохин,1975]. Построение факторной модели эндокринно-метаболических взаимодействий показало, что длительность
светового дня (рис. 2.2.5.) в группах местного русского и аборигенного населения входит в число признаков, коррелирующих
сильными обратными зависимостями с ГК.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Отличительной особенностью структуры корреляционных
связей ГК у мужчин-аборигенов является включение светового
дня, КТ и ТТГ в связи ГК1, обеспечивающей 22% вклада в общую
дисперсию комплекса и расцениваемую нами как стимулирующий гипоталамический фактор. Активизация гипоталамического
звена при этом задействует подсистемы гипофиз–надпочечники,
гипофиз–щитовидная железа, а также, судя по прямой связи ГК1
с тестостероном, подсистему гипофиз–гонады. В группе местного
русского населения световой день входит в число связей ГКЗ, обеспечивающих только 11,4% дисперсии комплекса.
Рис. 2.2.4.
Изменения уровней гормонов в период полярной ночи (сплошные линии)
и полярного дня (пунктирные линии)
у различных групп населения высоких широт
1 - контрольные значения КТ, К, Т3, Т4, ТТ, ТТГ (приняты за 100%);
2 - сезонные сдвиги гормонального профиля у мужчин пришлого,
3 - местного русского населения и 4 – ненцев и коми.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Компонента
интерпретирована как ингибирующий гипофизарный фактор.
Можно предположить, что
у местного русского населения продолжает сохраняться
доминирующая роль подсистемы гипофиз-кора надпочечников,
реализующей
свои
вненадпочечниковые
эффекты, в том числе через
ингибирование звена гипофиз–гонады на внутригипофизарном уровне. Подобный
характер межистемных связей был отмечен нами при
обследовании контрольной
группы мужчин, живущих
в Архангельске, и организованных контингентов пришлого населения высоких
широт. Действительно, уровень тестостерона в крови у
мужчин-аборигенов выше,
чем у вновь прибывших на
Рисунок 2.2.5.
Структура корреляционных связей
Крайний Север.
Известно, что по характе- главных компонент (ГК) у мужчин
местного русского населения (А),
ру связей между признаками ненцев и коми (Б). ГК1-3 – факторы;
можно изучать особенности
С – световой день; В – возраст.
взаимодействия организма
с окружающей средой [В.И. Медведев,1982]. Проведенное исследование дает основание считать, что формирующиеся в процессе адаптации функциональные системы у пришлого и местного
русского населения отличаются от аналогичных механизмов регуляции гормонально-метаболического профиля у аборигенов.
Сезонная переориентация гормонального профиля у местного
русского населения внешне напоминает такие же сдвиги у мужчин-аборигенов, однако достигается это разными путями. Основу
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
межгрупповых отличий, на наш взгляд, составляют цели перемещения человека на Север. Малые народности Севера органично
вписались в окружающие экологические условия, т. е. адаптировались, для того чтобы выжить. Пришлое население ставило перед
собой задачу активного освоения региона, и по мере урбанизации
территории все большую роль в развитии адаптационного процесса начинали играть социальные факторы.
В группе аборигенов приспособление эндокринной системы
происходило именно к природным факторам, в числе которых был
и фотопериодизм. Не случайно поэтому для адаптации к флуктуирующей фотопериодике в течение года сезонные метаболические
сдвиги обеспечиваются через филогенетически сформированный
механизм поддержания межгормональных отношений в течение
суток. Структура корреляционных связей между признаками у
аборигенов говорит о межсистемной интеграции, характерной для
функциональных систем с преобладанием лабилизации функций
над актуализацией [Передерий Г.С., Гребняк В.П.,1987]. Подобная
гамма сдвигов в центральном звене не уменьшает диапазон реагирования периферических эндокринных желез, обеспечивая лучшую реализацию индивидуальной стратегии адаптации человека
к экстремальным условиям климата высоких широт.
2.3. Северный стаж и состояние женской
репродуктивной системы
Репродуктивная система женщин, проживающих в неблагоприятных регионах Европейского и Азиатского Севера России,
восприимчива к воздействию экстремальных факторов экологического окружения. Состояние хронического стресса, с типичными для этого синдрома негативными последствиями, у жительниц арктических регионов проявляется: низкими темпами
воспроизводства населения, репродуктивными потерями, ростом инцидентности врожденных аномалий развития и детской
заболеваемостью [З.Д Губкина,2007; А.И. Никитин,2005; С.Г. Суханов,1989; Н.М. Ткаченко,1978].
Взаимодействию нейроэндокринных центров головного мозга с функционально подчиненным им эндокринным структурам
яичников отведена решающая роль в поддержании цикличе42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
ского и тонического равновесия репродуктивного комплекса [А.А. Кишкун,2008;S.Bulun,2008; Lovejov David 2005; Pedro J.
Chadrese,2009]. Опыт нашего предварительного анализа межгормональных взаимодействий у женщин Архангельской области и
Ненецкого автономного округа [С.Г. Суханов, З.Д. Губкина,1989],
нуждается в корректировке с учетом современных достижений
нейро-эндокринологии и экологической физиологии [И.Г. Акмаев,2003; А.А. Кишкун,2008; S.Susan,2008]. Целью настоящей работы было изучение репродуктивного гомеостатического комплекса и моделирование его экологически обусловленных изменений у женщин разной индивидуальной продолжительности
жизни в высоких широтах.
Обследовано 595 практически здоровых женщин 18-40 лет,
проживавших в г. Архангельске и населенных пунктах Ненецкого автономного округа. Проведено анкетирование, уточнившее
длительность индивидуальной жизни в регионе, менструальную
функцию и акушерско-гинекологический анамнез. Для исследований гормонального профиля подсистемы гипофиз-гонады в
утренние часы натощак забиралась венозная кровь. Сыворотка
крови замораживалась, фасовалась в ампулы для каждого гормона, до исследования хранилась при температуре -20о С. Гормоны
определялись методиками радио-иммунологического ин-витро
анализа с помощью коммерческих наборов CIS- Франция (FSH
фолллитропин, LH лютропин, P пролактин) и ИБОХ, г. Минск
(прогестерон и эстрадиол). Исследования выполнены в лаборатории Архангельского филиала НИИ морфологии АМН и НИИ
физиологии КНЦ УрО РАН. Гормональный профиль в группах
сравнения сопоставлялся с лимитами видовых норм, прилагаемых к наборам для гормональных исследований, а также сведениями из научных публикаций [З.Д. Губкина,2007;У.Р. Хамадъянов с соавт.,1980]. С целью унификации результатов исследований и их статистической интерпретации использованы расчетов
«индекса цикла» [С.Г.Суханов с соавт.,1990] и «гонадотропной
функции аденогипофиза»[ Е.В. Мороз, В.И. Беккер,1980]. Вариационные ряды обработаны статистически, включая многомерное факторное моделирование по способу главных компонент.
Длительность менструального цикла в сравниваемых группах
варьировала в пределах 21-35 дней. Методам углового преобра43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
зования по Фишеру установлено, что в сравнении с контрольной
группой (женщины г. Архангельска) у постоянного населения
(ненки, коми) высоких широт достоверно в 2-3 раза увеличивается доля коротких 21-23 дневных циклов, достигая 13-20% от
числа наблюдений. Параллельно с этим у женщин, проживающих в высоких широтах, возрастала доля вариант продолжительности цикла 30-35 дней. Вследствие такого перераспределения вариант в выборках снижалась доля 28-дневных циклов.
В частности, у пришлого населения доля таковых «идеальных»
циклов достигала 40,6%, тогда как у местных русских женщин и
популяционных групп с максимальным северным стажем (ненки, коми) не превышала 25,3% - 26,3%.
Уровни гипофизарных и яичниковых гормонов представлены в таблицах №№ 2.3.1 и 2.3.2. . Среднеарифметические показатели уровней гормонов в первой фазе во всех группах женщин
соответствовали лимитам индивидуальной изменчивости в динамике менструального цикла по сравнению с общепринятыми
нормами. В лютеиновой фазе отмечалась избыточная продукция
периферических яичниковых гормонов.
Таблица 2.3.1.
Уровни гонадотропинов и половых гормонов (X ± sx)
в фолликулиновую фазу цикла в группах сравнения
Ед.
измерения
Лимиты
(min –
max)
нормы
Женщины
г. Архангельск
(n=130)
Местное
русское
население
НАО
(n=68)
Ненки и
коми НАО
(n=111)
FSH,
фоллитропин
мЕд /л
2,7 – 10,5
6,2 ± 0,4
7,6 ± 0,5
7,1 ± 0,3
Название
гормона
LH, лютропин
мЕд /л
1,3 – 19,0
8,6 ± 0,5
13,2 ± 1,0
12,2 ± 5,5
Р, пролактин
нг/мл
4,3 – 18,0
11,7 ± 0,8
10,9 ± 0,8
12,9 ± 1,34
Es, эстрадиол
нмоль/л
0,11 – 0,33
0,26 ± 0,02
0,37 ± 0,09
0,29 ± 0,03
Prg,
прогестерон
нмоль/л
0,10 - 6,4
2,0 ± 0,5
9,0 ± 2,0
3,0 ± 0,33
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Таблица 2.3.2.
Уровни гонадотропинов и половых гормонов (X ± sx ) в
лютеиновую фазу цикла в группах сравнения
Ед.
измерения
Лимиты
(min –
max)
нормы
Женщины г.
Архангельск
(n=124)
Местное
русское
население
НАО
(n=44)
Ненки и
коми НАО
(n=118)
FSH,
фоллитропин
мЕд /л
1,7 – 6,5
4,6 ± 0,6
5,1 ± 0,5
5,2 ± 0,4
LH, лютропин
мЕд /л
1,8 – 22,0
8,9 ± 0,6
14,3 ± 1,5
13,4 ± 0,9
Р, пролактин
нг/мл
4,3 – 18,0
10,9 ± 0,7
11,5 ± 1,1
11,7 ± 1,27
Es, эстрадиол
нмоль/л
0,26 – 0,73
0,44 ± 0,03
0,48 ± 0,04
0,45 ± 0,03
Prg,
прогестерон
нмоль/л
10,0 - 40,0
30,4 ± 3,4
44,8 ± 5,8
34,9 ± 4,19
Название
гормона
С целью унификации результатов и поиска скрытой периодичности временных рядов нами был предложен расчет «индекса цикла» ИЦ [С.Г. Суханов с соавт.,1990]. Показатель рассчитывается делением количества дней очередного цикла на продолжительность индивидуального цикла. Таким образом, величина
ИЦ представлена положительными значениями до 1,0 с интервалом 0,1. К фолликулиновой фазе цикла отнесены значения ИЦ <
0,55, остающийся отрезок – к лютеиновой фазе.
Сравнительный анализ временных рядов в группах сравнения выявил отличные от общепринятой нормы графические зависимости (Рис.2.3.1). В норме эта кривая аппроксимируется к
параболе (P < 0,01) с максимума индекса FSH/LH в начале (ИЦ
=0,1) и конце очередного цикла. Уравнение регрессии соответствовало полиному второй степени Y1 = 1,46 – 3,73 X ± 3,24 X2,
где Х равен соотношению FSH/ LH.
У женщин пришлой группы парабола содержит два пика (ИЦ
= 0,3 и ИЦ= 0,9). С увеличением стажа проживания в высоких широтах изменения индекса FSH/LH проходят на более низких уровнях, зависимость приближается к линейной или соответствует
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
параболе большей по длительности периодичности. Уравнение
регрессии в группе женщин ненок и коми достоверно (P < 0,01)
соответствовало формуле Y2 = 0,62 – 0,365 X. Различия кривых
уравнений регрессии оказались существенными (F > Fst; P < 0,05).
Таким образом, у пришлого населения в форме кривой заложены
предпосылки к ацикличности, а в остальных группах жительниц
высоких широт к удлинению менструального цикла (Рис.2.3.2).
Расчеты «гонадотропной функции аденогипофиза» (FSH/LH)
показали несоответствие региональных и общепопуляционных
значений. Максимально близкими к норме (0,68 – для женщин
20-30 лет) были значения FSH/LH только у женщин пришлого
населения высоких широт, при этом показатель смещался к максимуму (0,79), характерному для женщин второй градации зрелого возраста (40-59 лет). Вероятно, развитие начальных стадий
общего адаптационного синдрома у вновь прибывших жителей
высоких широт, рассогласовывает межгормональные связи в
подсистеме гипофиз-гонады. Вследствие этого секреция LH угнетается, а соотношение FSH/ LH растет.
Рисунок 2.3.1.
Соотношение тропных гормонов в группах сравнения.
Условные обозначения: ИЦ- индекс цикла; Ф- фоллитропин,
Л –лютропин; I – видовая норма, II – женщины г. Архангельска
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
В других группах жительниц высоких широт нормальные
величины индекса FSH/LH существенно менялась (Рис. 2.3.2.).
Только в 25% у местных русских женщин и в 29% случаев у женщин ненок и коми выявлены близкие к норме значения. В выборках превалировали низкие значения (менее 0,33) характерные для женщин более молодого возраста или женщин в стадии
пременопаузы [А.А. Кишкун ,2008].
Рисунок 2.3.2.
Соотношение тропных гормонов в группах сравнения
Условные обозначения: I- видовая норма; II- пришлое население;
III- местное русское население; V- ненки и коми; 0-1,0 – индекс цикла
Поиск экологически обусловленных изменений репродуктивного комплекса был продолжен анализом временных рядов и
факторным моделированием.
Разными по уровням скоррелированности и факторным нагрузкам оказались построенные групповые модели в динамике
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
менструального цикла. Так у пришлого населения (Рис.2.3.3) в
матрице межгормональных взаимодействий возрастала численность коррелятивных связей в лютеиновую фазу. Менялся на
обратную отрицательную знак главной компоненты №1 (ГК 1)
с фоллитропином. Одновременно стабильной оставалась коррелятивная связь с пролактином.
Рисунок 2.3.3.
Структура корреляционных связей (вверху) и факторные модели
межгормональных взаимодействий в фолликулиновую (справа)
и лютеиновую фазы цикла у женщин г. Архангельска.
Условные обозначения: ГК1-ГК3 – главные компоненты; В- возраст,
И- индекс цикла; Ф – фоллитропин; Л – лютропин; Р – пролактин;
Э – эстрадиол; П – прогестерон. Сплошные линии – прямые факторные
нагрузки, пунктирные линии – обратные факторные нагрузки
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рисунок 2.3.4.
Структура корреляционных связей (вверху) и факторные модели
межгормональных взаимодействий в фолликулиновую (справа)
и лютеиновую фазы цикла у женщин пришлого населения высоких
широт. Условные обозначения те же, что рис. 2.3.3.
Рисунок 2.3.5.
Структура корреляционных связей (вверху) и факторные модели
межгормональных взаимодействий в фолликулиновую (слева) и
лютеиновую фазы цикла у женщин ненецкой и коми национальностей.
Условные обозначения те же, что рис. 2.3.3.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рисунок 2.3.6.
Структура корреляционных связей (вверху) и факторные модели
межгормональных взаимодействий в фолликулиновую (слева) и
лютеиновую фазы цикла у женщин местного русского населения.
Условные обозначения те же, что рис. 2.3.3.
У женщин местного русского населения высоких широт в лютеиновую фазу достоверных коррелятивных связей выявлено не
было (Рис.2.3.6). В структуре связей ГК 1, которая вносит максимальный вклад в изменчивость статистического комплекса, в
начале цикла были задействованы такие признаки как возраст
(прямая связь), пролактин и прогестерон (обратные связи). В
лютеиновую фазу факториальный вес для ГК 1 обеспечивался
отрицательными по направленности связями с лютропином и
пролактином. Роль пролактина в регуляции репродуктивного
комплекса неоднозначна. С одной стороны пролактин служит
важным метаболитом, формирующим «зрелый» вариант менструального цикла в период пубертата [З.Р. Щедрина 1988]. Повторное привлечение метаболита для регуляции менструального
цикла у женщин зрелого возраста можно отнести к дизадаптационным изменениям оси гипофиз – гонады и нарушению ритмических процессов.
В группе женщин с максимальной продолжительностью жизни в высоких широтах матрица парных корреляций почти совпа50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рисунок 2.3.7.
Факторные нагрузки ГК1 в динамике цикла в группах сравнения.
дала с аналогичной для женщин пришлого населения (Рис.2.3.5).
Для ГК 1 в фолликулиновую фазу цикла максимальный вклад
в изменчивость комплекса внесли фоллитропин, пролактин и
прогестерон. В лютеиновой фазе максимум вклада в изменчивость комплекса обеспечили лютропин и впервые индекс цикла.
Наиболее сложным представляется интепретация факторов в
группах сравнения (Рис.2.3.7). В оценке общего вклада ГК 1 (%)
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
в общую изменчивость статистических комплексов было установлено следующее. У жительниц г. Архангельска вклад ГК 1 в
фолликулиновой и лютеиновой фазах цикла оказались почти
идентичными и составили 20,4% и 20,8%. В других группах женщин продолжительность жизни в высоких широтах постепенно
снижала вклад ГК 1 в заключительном отрезке менструального
цикла с 23,3% (пришлое население) до 16,8% (ненки и коми). В
фолликулиновой фазе цикла вклад ГК 1 в изменчивость комплекса наоборот возрастал с 18,3% у приезжих женщин до 19,9%
(ненки и коми). Учитывая вес и знак выявленных факторных нагрузок большинство ГК 1 ассоциированы с ингибирующими гипофизарными факторами, циклическая активность которых зависит от рилизинг-гормонов гипоталамуса. При этом изменения
в секреции ингибина В может существенно повлиять на межгормональные взаимоотношения в фолликулиновой фазе цикла, а
ингибина А – в лютеиновой фазе [Sam Susan,2008].
С увеличением северного стажа происходит постепенное
уменьшение вклада ГК 1 в общую дисперсию комплекса, формируются межфакторные комплексы. Создается ощущение нескольких водителей ритма, и возрастает число связей. Такое
усиление линейности пагубно для ритмических процессов [В.М.
Дильман,1989] в эндокринной системе. Избыток прямых связей между признаками в динамике цикла приводит к эффекту
«избыточной компенсации», отрицательно сказывающейся на
устойчивости системы [Н.М. Ткаченко,1978]. Перспективным
и целесообразным для дальнейших исследований экологически
обусловленных изменений гонадостатического комплекса у женщин следует считать мониторинг ингибинов и фракций пролактина в динамике менструального цикла.
Таким образом, комплексное воздействие экологического
окружения высоких широт существенно влияет на женскую репродуктивную систему. Высшие нейроэндокринные центры и
периферические органы (яичники) вовлекаются в адаптивные
изменения, направления и последствия которых прямо связаны
с продолжительностью жизни в Арктическом регионе.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3.
Региональные особенности морфологии
эндокринных органов
Материалы и методы исследования
Подробная характеристика морфологического материала,
изученного в Архангельской области, представлена ранее в
нашей монографии [А.В. Ткачев с соавт.,1992]. Комплексному
морфологическому и морфометрическому исследованию подверглись щитовидная железа и надпочечники 279 мужчин и
женщин разного возраста, погибших от случайных причин в
Архангельской области. В настоящей монографии обсуждаются вопросы возрастной, индивидуальной и межрегиональной
изменчивости щитовидной железы и надпочечников у взрослых мужчин и женщин, погибших от случайных причин Архангельской области и Республике Коми.
В регионе сравнения изучали щитовидную железу, правый и
левый надпочечники, гипофиз, эпифиз от 122 трупов мужского
и женского пола от 17 до 94 лет из морга бюро судебно-медицинской экспертизы г. Сыктывкара Республики Коми. Материалы
для органометрии распределяли в соответствии с общепринятыми градациями возрастной периодизации онтогенеза мужчин:
17-21 год – юношеский период, 22-35 лет – зрелый возраст -1, 3660 лет – зрелый возраст-2, 61-74 года – пожилой возраст, 75-90
лет – старческий возраст. Аналогичные градации для женщин:
21-35 лет - зрелый возраст -1, 36-55 лет - зрелый возраст -2, 56-74
года – пожилой возраст, 75-90 лет - старческий возраст. Общая
сводка данных о численности умерших в Республике Коми представлена в таблице №3.1.
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Таблица 3.1.
Распределение аутопсийного материала по возрасту и полу.
Градация
возраста
Число случаев
Мужчины
Женщины
Юношеский
3
3
-
Зрелый (1)
23
16
7
Зрелый (2)
73
59
14
Пожилой
16
10
6
Старческий
7
4
3
Изъятые эндокринные органы (эпифиз, гипофиз, щитовидная железа и надпочечники) во всех случаях до фиксации в формалине освобождались от посторонних тканей и оценивалась
органометрически (вес, объем, линейные размеры). Далее органы подвергались фиксации в 10 % формалине, обезвоживанию
в спиртах нарастающей концентрации, заливке в парафин для
изготовления гистологических препаратов. Сагиттальные срезы
изучаемых эндокринных желез окрашивались обзорными методами (гематоксилин-эозин, Ван-Гизон) и оценивались визуально. Далее проводилась морфометрия срезов с применением расчетных индексов. При проведении морфометрических расчетов
и измерений учитывали общепринятые рекомендации [Г.Г. Автандилов,1990.1994].
В щитовидной железе при помощи винтового окулярмикрометра МОВ-1-15 измеряли: диаметр фолликулов, диаметр и объем ядер, высоту тироцитов. Диаметр фолликулов
определяли измерением 100 структур каждого анализируемого случая. Для установления «тиреоидного статуса» рассчитан морфофункциональный индекс Брауна [О.К. Хмельницкий,2002].
Сагиттальные срезы изучаемых надпочечников окрашивались на соединительную ткань. При обзорной микроскопии оценивалось состояние капсулы, коркового и мозгового вещества.
Затем в коре надпочечников дифференцировали клубочковую,
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
пучковую и сетчатую зоны. В надпочечниках при помощи винтового окуляр-микрометра МОВ-1-15 измеряли диаметр цитоплазмы, ядер эндокриноцитов коры. Рассчитано соотношение
зон коры.
После органометрии в срезах гипофиза изучалось соотношение зон и различных типов клеток (ацидофилы и базофилы). В
срезах эпифиза обращали внимание на стромально-паренхиматозные взаимоотношения и объемы накопления «мозгового песка» (кальцинатов).
Материалы собственных исследований сопоставлены с аналогичными исследованиями нормальных и патологически изменённых эндокринных желез [С.В. Иванов,2000; О.К. Хмельницкий,1999; А.Л. Максимов с соавт.,2000; C.C.Denk,1999;
W.C.Hartwig,2008; E.S.Mills,2007]. Из общего объёма материала
исключались случаи пороков развития и хронических заболеваний органов эндокринной системы.
В соответствии с общепринятыми методами у 89 мужчин и
женщин из числа постоянных жителей и 9 у приезжих жителей
региона проведен количественный химический анализ токсичных (Pb Al, Cd,) и жизненно необходимых биоэлементов (Cu, Zn,
Mn, Fe, Mg, S) в образцах волос с затылочной области головы.
Исследование выполнено в лаборатории «Экоаналит» Института биологии Коми НЦ УрО РАН атомно-эмиссионным методом
с индукцией плазмы.
Вариационные ряды обработаны ППП “Statgraphic Plus 3.0” с
применением дисперсионного, корреляционного и регрессионного методов для межсистемных сравнений и моделирования.
Биологически допустимые уровни (БДУ) макро- и микроэлементов сопоставляли с видовыми нормативами [А.Л. Горбачев с
соавт.,2007; А.В. Скальный,2004].
3.1. вариантная и Возрастная
анатомия эпифиза
Исследовано 65 шишковидных желез у мужчин и женщин,
умерших в возрасте от 21 года до 74 лет от причин, не связанных
с эндокринной патологией. После органометрии проводилась
обзорная микроскопия срезов изучаемых желез, предваритель55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Пол
180+5,0
165+1,7
206+5,5
182+2,5
217+4,2
235+8,1
Вес, мг
5+0,2
5+0,4
7+0,4
7+0,3
8+0,4
11+0,7
8+0,4
6+0,3
7+0,3
8+0,4
9+0,5
9+0,8
4+0,3
4+0,2
6+0,3
8+0,4
10+0,05
10+0,6
0,43+0,02
0,45+0,02
0,56+0,02
0,48+0,04
0,54+0,01
0,58+0,01
Линейные параметры, мм
Диаметр
ядра (мкм)
Высота Ширина Толщина пинеалоцита
Вариантная анатомия структур эпифиза (X ± sx )
у мужчин и женщин региона.
КоличеВозрастная ство исгруппа
следований
15
17
6
7
14
6
65
от 22 до 35
мужчины от 36 до 60
от 60 до 74
от 21 до 35
женщины от 36 до 55
от 56 до 74 Всего
Таблица 3.2.
Диаметр
СтромальЦитоплазмы но-паренхи(мкм)
матозный
пинеалоцита
индекс
1,45+0,14
0,043
1,52+0,03
0,055
1,54+0,04
0,056
1,47+0,07
0,038
1,50+0,05
0,035
1,48+0,03
0,058
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
но окрашенных гематоксилин-эозином и по ван-Гизону (на соединительную ткань). С помощью окуляра-микрометра измерялись диаметр ядер и цитоплазмы пинеалоцитов, а также удельная плотность стромы и паренхимы железы.
Каких либо статистически значимых различий весовых,
линейных параметров внутри возрастных групп ни у мужчин, ни у женщин не наблюдалось (таблица №3.2). Масса
эпифиза у женщин оказалась больше, чем у мужчин. Не совпадали и возрастные кривые весовых показателей желез в
группах сравнения.
Так у женщин на всем протяжении исследуемого периода
жизни масса эпифиза линейно возрастала, тогда как у мужчин,
вес эпифиза увеличился лишь в пожилом возрасте (рис.3.1).
Рис.3.1.
Динамика весовых показателей эпифиза (мг) у мужчин и женщин
в зависимости от возраста.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
При микроскопическом исследовании в этих же группах у
женщин и у мужчин 2-го зрелого возраста обнаружен так называемый «мозговой песок» (мелкие и средние кальцинаты), увеличение доли стромы и её склероз (рис.3.2 -3.4) В ходе исследования патологически увеличенных желез не обнаружено.
Рис3.2.
Множественные кальцинаты в эпифизе мужчины 1-й градации зрелого
возраста. Окраска гематоксилином и эозином.
Увеличение: об.- 10; ок.- 10
Рис.3.3
Кальцинаты в эпифизе мужчины 2-й градации зрелого возраста.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис.3.4.
Очаговый склероз паренхимы и лимфоцитарная инфильтрация
стромы эпифиза у женщины 2 градации зрелого возраста.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
При морфометрическом исследовании определяли диаметр
ядер и цитоплазмы пинеалоцитов (таблица №3.2). Отмечено
уменьшение диаметра ядер в старческом возрасте у мужчин и
женщин. Значимых различий диаметра цитоплазмы пинеалоцитов ни у мужчин, ни у женщин не отмечалось.
3.2. Вариантная и возрастная
анатомия гипофиза
Масса железы у мужчин 1 зрелого возраста была меньше (326
± 8,7 мг), чем у женщин (369 ± 11,0 мг). К старческому возрасту
масса гипофиза в обеих группах составила 247-248 мг. Во всех
возрастных группах ацидофильные эндокриноциты преобладали над базофильными. В пожилом и старческом возрасте у мужчин и женщин в ткани железы регистрировались мелкие кальцинаты и лимфоидные инфильтраты, а также огрубение стромы
органа, смотри рис. 3.5 – 3.8. Общая сводка данных об усредненных значениях морфометрических показателей гипофиза у сравниваемых групп представлена в таблице 3.3 и 3.4.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Вес, мг
390
326+8,7
279+8,2
315+7,1
247
6,7
7,8+1,6
7,9+2
7,6+1,5
8
Ширина
6,3
5,8+1,2
6+1,5
5,5+1,1
7,7
Толщина
Линейные параметры, мм
Высота
9,7
11,1+1,5
10,3+0,5
9,5+1,8
8,7
1,0
0,93+0,03
1,2+0,12
1,2+0,43
1,5
Диаметр
(мкм)
цитоплазмы ацидофильных
клеток,
1,1
1,1+0,04
1,3+0,03
1,4+0,04
1,1
Диаметр
(мкм)
цитоплазмы
базофильных
клеток,
Вариантная анатомия (X + sx ) структур гипофиза у мужчин региона
3
14
45
Кол-во
исследований
мужчины
Юношеский
Зрелый -1
Зрелый -2
8
3
Возрастная
группа
Пожилой
Старческий
Таблица 3.3
Соотношение базофильных и
ацидофильных клеток
аденогипофиза
4/6
2/8
3/7
1/9
2/8
60
женщины
Зрелый -1
Зрелый -2
Пожилой
Старческий
Возрастная
группа
7
14
6
3
Кол-во
исследований
369+11
288+9
306+12
248
Вес, мг
9,1+2,1
10,1+1,9
10+0,8
8,3
Высота
7,9+2,3
6,6+1,9
9+1,8
7,3
Ширина
5,2+1,7
5,2+1,2
6,7+1,2
6,3
Толщина
Линейные параметры, мм
1,4+0,03
1,5+0,06
1,3+0,03
1,2
Диаметр
(мкм)
цитоплазмы ацидофильных
клеток,
1,4+0,17
1,1+0,04
1,4+0,02
1,3
Диаметр
(мкм)
цитоплазмы
базофильных
клеток,
Вариантная анатомия (X + sx ) структур гипофиза у женщин региона
2/8
4/6
4/6
3/7
Соотношение базофильных и
ацидофильных клеток
аденогипофиза
Таблица 3.3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рис. 3.5.
Аденогипофиз мужчины юношеского возраста.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 40; ок.- 10
Рис. 3.6.
Огрубение стромы гипофиза у мужчины старшего возраста лет. Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 20
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 3.7.
Кальцинаты и огрубение стромы гипофиза. Мужчина 43 лет.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 20
Рис. 3.8.
Огрубение, лимфоидный инфильтрат стромы гипофиза. Мужчина
43 лет. Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 20
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Сравнительные изменения массы гипофиза у мужчин и женщин региона и сходных возрастных кривых видовой нормы
представлены на рисунках № 3.9 и 3.10, а также в таблице 3.5.
Таблица 3.5.
Возрастная изменчивость
среднеширотных и региональных
значений массы гипофиза (X ± sx )
в зависимости от возраста
Возрастная группа
Видовая норма, мг
Полученные
результаты, мг
мужчины
21-30 лет
529±76,4
412,5±55,8
31-40 лет
567±81,1
298,9±39,7
41-50 лет
543±96,7
279,6±15,6
51-60 лет
485±83,7
323,3±99,3
61-70 лет
514±120,6
395±31,7
женщины
64
16-49 лет
618±88,5
351±29,9
50-84 года
620±103,4
279±25,1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 3.9.
Среднеширотные (видовая норма) и региональные значения веса гипофиза у мужчин в зависимости от возраста
Рис. 3.10.
Среднеширотные (видовая норма) и региональные значения веса гипофиза у женщин в зависимости от возраста
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
3.3. Вариантная и возрастная анатомия
щитовидной железы
Исследованные щитовидные железы состояли из двух слегка
асимметричных долей, соединенных перешейком. Среди изученных объектов не было выявлено желез атипичной формы с наличием дополнительных долей, а также с признаками новообразований.
В большинстве случаев гистологически структура железы
была представлена фолликулами, содержащими разное количество коллоида окрашенного в розовый цвет. Форма и размеры
фолликулов, а также объёмная плотность стромального компонента была подвержена индивидуальной возрастной изменчивости у мужчин и женщин региона.
При обзорной микроскопии срезов щитовидной железы
мужчин и женщин второй градации зрелого возраста и более
старших возрастных групп выявлялись полиморфизм фолликулов (нормопластический и коллоидный тип строения органа),
очаговая базофилия коллоида, фиброз, кальциноз и очаговые
лимфоплазмоцитарные инфильтраты.
Форма тироцитов в средних и крупных по размерам фолликулах варьировала от уплощенной до призматической, имели
место признаки десквамации эпителиоцитов в просвет фолликулов. Наиболее характерные проявления изменений структуры
железы представлены на рисунках №№ 11-19.
Рисунок 11.
Фолликулы щитовидной железы с розовым коллоидом, с вакуолизацией
коллоида по периферии фолликула, выстилкой из кубического и
высокого призматического фолликулярного эпителия. Окраска
гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 40; ок.- 10
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рисунок 12.
Крупные, средние и мелкие фолликулы щитовидной железы с
вакуолизированным, неоднородным коллоидом, развитой стромой.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
Рисунок 13.
Средние и мелкие фолликулы щитовидной железы с выстилкой из
кубического и уплощенного фолликулярного эпителия, с розовым
коллоидом, с густой лимфоидной инфильтрацией стромы с
формированием лимфоидных фолликулов. Окраска гематоксилином и
эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рисунок 14.
Крупные, средние фолликулы щитовидной
железы с вакуолизированным, однородным коллоидом,
умеренно развитой стромой.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
Рисунок 15.
Предыдущий препарат. Окраска по ванГизону на соединительную ткань. Увеличение: об.- 20; ок.- 10.
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 16.
Лимфоидная инфильтрация в строме щитовидной железы.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
Рисунок 17.
Крупные и средние фолликулы щитовидной железы с гомогенным
коллоидом, умеренно развитой стромой.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рисунок 18.
Мелкие и средние фолликулы щитовидной железы с однородным
коллоидом, умеренно развитой стромой.
Окраска по ван-Гизону. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
Рисунок 19.
Мелкие фолликулы щитовидной железы с однородным коллоидом,
выраженным развитием стромы.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рисунок 20.
Мелкие и средние фолликулы щитовидной железы с неоднородным
коллоидом, развитой стромой, густой лимфоцитарной
инфильтрацией по периферии доли щитовидной железы.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
Рис. 21.
Мелкие фолликулы щитовидной железы с кубическим фолликулярным
эпителием, неоднородным коллоидом, диффузным развитием,
лимфоцитарными инфильтратами стромы.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Общая сводка морфометрических данных о региональных
особенностях щитовидных желез представлена в таблицах № 3.6
– 3.8 и рисунках.
Таблица 3.6.
Лимиты морфофункциональных параметров (min – max)
щитовидной железы у мужчин в разные возрастные периоды
Возраст
лет
Диаметр
фолликулов, мкм
Высота
тироцита, мкм
Диаметр
ядра
тироцита, мкм
Объем
ядер тироцитов,
мкм^3
Индекс
Брауна
22-35
234-286
3,4-9
1,7-6,5
9,4-23,5
15,6-36,8
36-60
119-476
5,5-13,6
3,4-11,9
13,1-65,4
3,2-32
61-74
97-215
7-15
4-9,5
23,4-28
3,4-21
75-90
114-165
9,5-10,5
6,5-7,5
5,8-10,4
5,4-8,3
* - впишите данные из своих вариационных рядов
Таблица 3.7.
Лимиты морфофункциональных параметров (min – max)
щитовидной железы у женщин в разные возрастные периоды
Возраст
лет
Диаметр
фолликулов, мкм
Высота
тироцита, мкм
Диаметр
ядра тироци- та,
мкм
Объем
ядер тироцитов,
мкм^3
Индекс
Брауна
21-34
197-214
6,6-10,2
4-7,25
11,3-65,4
6,6-10,2
72
35-55
188-275
6,5-9,5
5-7
6,6-5,4
12,3-21,2
56-74
123-158
8,5-10,5
5,5-7,5
4,2-33,5
7,3-15,5
75-90
123-240
5,5-8
3,5-5,5
12,5-28,1
11,2-16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Таблица 3.8.
Морфофункциональные параметры (X ± sx ) щитовидной
железы у женщин и мужчин в разные возрастные периоды
пол
Возраст
Количество
случаев
Средний
диаметр
фолликула,
мкм
Высота
тироцита,
мкм
Средний
диаметр
ядра, тироцита,
мкм
Женщины
21-35 лет
7
208±41,4
8,1±0,93
5,34±0,74
36-55 лет
14
224,14±8,23
7,75±0,27
5,3±0,22
56-74
года
6
145,17±5,29
9,42±0,33
6,3±0,34
75-90 лет
3
183,33
7
4,33
22-35 лет
15
298,71±25,4
7,33±0,38
4,91±0,33
36-60 лет
26
159,6±27,6
9,45±0,65
6,27±0,42
61-74
года
8
179,75±9,9
10,93±0,08
7,25±0,26
75-90 лет
3
140,67
10,00
6,67
Мужчины
Всего
92
Рис. 3.22.
Возрастная динамика объема тироцитов (см3) у мужчин и женщин в
зависимости от возраста
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рис. 3.23.
Возрастная динамика индекса Брауна щитовидной железы у мужчин и
женщин в зависимости от возраста
Наружный диаметр фолликула был наибольшим у мужчин в
возрастной группе от 22 до 35 лет, у женщин – от 36 до 55 лет.
Тенденция к снижению среднего значения наружного диаметра
фолликула более выражена у мужчин после 60 лет, у женщин –
после 55 лет. Аналогичные изменения данного показателя наблюдали в Архангельской области [А.В. Ткачев и др.,1992].
В тоже время средний показатель высоты тироцита у мужчин был ниже в возрасте от 22 до 35 лет, далее имел тенденцию
к увеличению. Наибольшая высота тироцита у женщин была в
возрасте от 21 до 55 лет. Причем полученные результаты или соответствовали таковым у других исследователей [Горбачев А.Л. и
др.2001; Луговая Е.А. 2002] или были выше, чем в работе у Ю.Л.
Авдеенко, О.К.Хмельницкого [2001].
Средний диаметр ядра увеличивается при усилении активности. Наибольший диаметр ядра тироцита выявлен у женщин
в возрасте от 21 до 55 лет, у мужчин старше 35 лет. Полученные
результаты были ниже, чем приводимые в литературе [Ю.А. Авдеенко,2001]. Наиболее целесообразно использовать показатель
ядерного объема. У женщин отмечалось незначительное снижение данного показателя к 55 годам и дальнейшее (от 56 до 74 лет)
незначительное увеличение его. У мужчин объем ядер тироци74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 3.24.
Возрастная динамика высоты тироцитов щитовидной железы у жителей г.Сыктывкара
тов увеличивался в возрастной группе с 36 до 60 лет со значительным снижением после 60 лет.
Рис. 3.25.
Возрастная динамика диаметра ядер тироцитов щитовидной железы
у жителей г. Сыктывкара
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Морфологическими показателями функциональной активности фолликулярного эпителия служит повышение объема
ядер тироцитов, трансформация уплощенного эпителия в кубический и цилиндрический.
Считается, что интерфоликулярный эпителий служит камбиальным источником тиреоидной паренхимы. Признаком структурной зрелости щитовидной железы служит понижение в ней
объема интерфолликулярного эпителия [Е.А. Луговая,2002].
На основе среднего диаметра фолликула и средней высоты
тироцита рассчитывался индекс Брауна в модификации Г.Г. Автандилова [1994]:
d/2h, где h – высота тироцита, d – средний диаметр фолликула.
Индекс Брауна (индекс коллоида) был выше в ворастной
группе у мужчин от 22 до 35 лет, у женщин в более старшем возрасте – от36 лет до 55 и составил соответственно 20,38 и 14,46.
У мужчин старше 35 лет прослеживается снижение данного показателя, у женщин снижение - после 55 лет.
Рисунок 3.26.
Возрастные изменения диаметра фолликулов и высоты тироцитов у
женщин Республики Коми
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рисунок 3.27.
Возрастные изменения диаметра фолликулов и высоты тироцитов у
мужчин Республики Коми
3.4. ВАРИАнтнАя И ВОзРАСтнАя АнАтОМИя
нАДпОчЕчнИКОВ
При обзорной микроскопии в коре надпочечников дифференцировали клубочковую, пучковую и сетчатую зоны, проводилась морфометрия желез при помощи винтового окуляр-микрометра МОВ-1-15 измеряли диаметр цитоплазмы и ядер эндокриноцитов различных зон коры. Рассчитан индекс склерозирования. Собственные материалы сопоставлялись с аналогичными
данными ранее проведённых исследований по Архангельской
области.
Центральная часть органа представлена мозговым веществом
с кровеносными сосудами, капсула - соединительной тканью,
кровеносными сосудами. Соединительнотканные септы проникают вглубь органа.
При обзорной микроскопии срезов надпочечников в корковом и мозговом веществе выявлены компенсаторно-приспособительные и патологические изменения. Степень выявленных
изменений коррелировала с возрастом мужчин и женщин. Основные гистологические изменения надпочечников представлены на рис. №№ 3.28-3.36.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рис. 3.28.
Лимфоцитарная инфильтрация коркового вещества надпочечника у
мужчины пожилого возраста.
Окраска гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
Рис. 3.29.
Лимфоплазмоцитарная инфильтрация коркового вещества
надпочечника у мужчины старшего возраста. Окраска
гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 3.30.
Мелкие лимфоплазмоцитарные инфильтраты, коркового вещества,
огрубение капсулы надпочечника у женщины 2-ой градации зрелого
возраста. Окраска гематоксилином и эозином.
Увеличение: об.- 10; ок.- 10.
Рис. 3.31.
Лимфоплазмоцитарные инфильтраты, склероз артерий сетчатого
слоя коры надпочечника у женщины пожилого возраста. Окраска
гематоксилином и эозином. Увеличение: об.- 10; ок.- 10
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Рис. 3.32.
Огрубение капсулы, стромы клубочковой зоны коры надпочечника у
женщины 2-ой градации зрелого возраста.
Окраска гематоксилин-эозином. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
Рис. 3.33.
Предыдущий случай. Окраска по ван-Гизону. Увеличение: об.- 20; ок.- 10
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 3.34.
Огрубение капсулы,
стромы клубочковой
зоны коры, стромы на
границе между сетчатой
зоной коры и мозговым
веществом надпочечника
у мужчины старшего
возраста.
Окраска по ван-Гизону.
Увеличение: об.- 10; ок.- 10
Рис. 3.35.
Огрубение капсулы,
стромы клубочковой
зоны коры надпочечника
у женщины старшего
возраста.
Окраска по ван-Гизону.
Увеличение: об.- 20; ок.- 10
Рис. 3.36.
Нежное развитие
соединительной ткани
в мозговом веществе
надпочечника в зрелом 1
возрасте у мужчин.
Окраска по ван-Гизону.
Увеличение: об.- 20; ок.- 10
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Таблица 3.9.
Ширина, Толщина,
мм
мм
Левый надпочечник
Ширина, Толщина, Длина,
мм
мм
мм
Правый надпочечник
Вариантная анатомия надпочечников у женщин региона
Возрастная группа
Длина,
мм
14,3+0,7 61,3+4,4 29,1+1,9
Объем,
см3
14,4+0,8
Количество Масса, г,
случаев
7
15,0+1,1
17,7
17,0+0,0
Зрелый-1 (21-35 лет)
60,
18,9+0,0
1+4,8 28, 4+1,9
15,0+0,8 50,0+7,5 26,2+2,6
25
16,0+2,1 48,8+6,9 24,8+2,1
40
10,2+0,8
15,7
14
23
18,3+0,7
37,7
16,5+1,0 45,0+0,8 32,2+0,7
14
11,46+0,8 12,8+0,8 46,7+1,9 34,7+3,2
13,9
6
3
Зрелый-2 (36-55 лет)
Пожилой (56-74
года)
Старческий (75-90
лет)
82
13,5+3,3
14,6+0,5
14,1
8
3
13,5+3,5
13,9
51 15 Зрелый-1
(22-35 лет)
Зрелый-2
(36-60 лет)
Пожилой
(61-74 года)
Старческий (75-90
лет)
3
Юношеский
(17-21 год)
Возрастная группа
Количество Масса, г,
случаев
(М+м)
Правый надпочечник
Левый надпочечник
53,3
26,3
54,7
26
35
30
17
48
23
15,8+0,8 63,3+1,6 27,8+1,04
14,9+0,4 62,3+1,4 29,5+1,7
13,6
16,3+0,7 69,0+2,1 28,9+2,3
13,3+2,3 60,2+1,6 24,4+2,3
15,5+1,4 58,7+2,1 26,9+0,9
16
17
15,4+0,4
17,1+0,9
17,3+1,7
16,7
Высота, Ширина, Толщина, Высота, Ширина, Толщина,
мм,
мм,
мм,
мм,
мм,
мм,
(М+м)
(М+м)
(М+м)
(М+м)
(М+м)
(М+м)
13,4+3,4 53,9+2,2 27,7+1,4
13,8
Объем,
см3,
(М+м)
Вариантная анатомия надпочечников у мужчин региона
Таблица 3.10.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Как показывают материалы исследования средняя масса надпочечников у мужчин больше, чем у женщин. Масса обоих надпочечников наибольшей была у мужчин в пожилом и старческом
возрастах, у женщин в зрелом 2, старческом возрастах. В ходе
исследования установлено, что правый надпочечник по морфометрическим параметрам у женщин преобладает по сравнению с
левым, а у мужчин длина и ширина правого надпочечника уступали таковым показателям у левого, а толщина правого и левого
надпочечников примерно одинакова в возрастных группах.
Рис. 3.37.
Динамика весовых показателей надпочечников (мг)
у мужчин и женщин г.г. Сыктывкара и Архангельска
в зависимости от возраста
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 3.38.
Динамика морфометрических показателей правого надпочечника (мм)
у мужчин и женщин г. Сыктывкара в зависимости от возраста
Рис. 3.39.
Динамика морфометрических показателей левого надпочечника (мм)
у мужчин и женщин г. Сыктывкара в зависимости от возраста
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
При изучении соотношения зон коры у женщин и мужчин
г.Сыктывкара в разных возрастных группах выявлено у жительниц г.Сыктывкара отмечено, что доля клубочковой зоны коры
надпочечника снижается на протяжении с 21 года по 55, а в пожилом и старческом возрастах (56-90 лет) примерно одинакова,
наблюдается увеличение доли пучковой в сочетании со снижением сетчатой зоны в зрелом 2 возрасте.
В других возрастах у женщин доли пучковой и сетчатой зон
примерно одинакова. У мужчин г.Сыктывкара наблюдаются
тенденция к увеличению клубочковой и сетчатой зон с одновременным увеличением доли пучковой зоны коры надпочечника с
увеличением возраста.
Ширина коры надпочечника в зрелом 1 возрасте у мужчин
больше, чем у женщин; в зрелом 2, пожилом возрасте у мужчин,
чем у женщин исследованных групп. В старческом возрасте у
женщин и мужчин г. Сыктывкара ширина коры надпочечника
одинакова. У мужчин с 21 до 74 лет отмечается увеличение ширины коры надпочечника, затем снижение в старческом возрасте; у женщин прослеживается тенденция к увеличению этого показателя на протяжении всех исследуемых возрастов.
Рис. 3.40.
Динамика морфометрических показателей левого надпочечника (мм)
у мужчин и женщин г. Сыктывкара в зависимости от возраста
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис. 3.41.
Соотношение зон коры надпочечника (%) у женщин г.г. Сыктывкара
и Архангельска в зависимости от возраста
Рис. 3.42.
Соотношение зон коры надпочечника (%) у мужчин г.г. Сыктывкара
и Архангельска в зависимости от возраста
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Таблица 3.11.
Соотношение (%) зон коры надпочечников у жителей
г. Сыктывкара в зависимости от возраста и пола
Возрастные группы
Зрелый-1 (21-35 лет)
Зрелый-2 (36-55 лет)
Пожилой (56-74 года)
Старческий (75-90 лет)
Возрастные группы
Юношеский (17-21 год)
Зрелый-1 (22-35 лет)
Зрелый-2 (36-60 лет)
Пожилой (61-74 года)
Старческий (75-90 лет)
Женщины
Зоны коры надпочечника
Клубочковая Пучковая
Сетчатая
15
54
31
14
59
27
11
53
36
11
54
35
Мужчины
Сыктывкар
Клубочковая Пучковая
Сетчатая
11
62
27
14
58
28
16
50
34
16
51
33
15
50
35
В зрелом 2, пожилом и, особенно, в старческом возрасте у
мужчин и в пожилом и старческом возрастах у женщин г. Сыктывкара было выявлено избыточное разрастание соединительной ткани, лимфоплазмоцитарные инфильтраты в коре и мозговом слоях надпочечника.
С возрастом удельный вес стромы коры надпочечников увеличивается (таблица 3.9 и 3.10). Разрастание стромы более активно наблюдается у женщин после 56 лет, у мужчин в более раннем
возрасте, после 36 лет и происходит более интенсивно. Почти во
всех случаях независимо от возраста и пола склероз стромы сочетается её лимфоплазмоцитарной инфильтрацией. У женщин в
3,3%, у мужчин в 3,8% случаев наблюдались аденомы коры над88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Рис.3.42.
Ширина коры надпочечника (мкм) у жителей
г.г. Сыктывкара и Архангельска в зависимости от возраста и пола
почечника. Из 4 случаев аденом в 1 случае была темноклеточная
аденома надпочечника, в остальных случаях – светлоклеточная.
Злокачественных новообразований среди исследованных желез
не наблюдалось.
Таблица 3.12.
Стромально-паренхиматозный индекс коры надпочечников у
мужчин Республики Коми в зависимости от возраста
Возрастная группа
Количество
случаев
Зрелый-1 (21-35 лет)
Зрелый-2 (36-55 лет)
Пожилой (56-74 года)
Старческий (75-90 лет)
Всего
15
51
8
3
80
Стромальнопаренхиматозный
индекс
0,02
0,06
0,07
0,11
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Таблица 3.13.
Стромально-паренхиматозный индекс коры надпочечников
у женщин Республики Коми в зависимости от возраста
Возрастная группа
Количество случаев
Зрелый-1 (21-35 лет)
Зрелый-2 (36-55 лет)
Пожилой (56-74 года)
Старческий (75-90 лет)
Всего
7
14
6
3
30
Стромальнопаренхиматозный
индекс
0,03
0,03
0,05
0,09
3.5. Биоэлементный профиль образцов волос
у жителей региона
Средние значения концентрации жизненно важных и токсичных для человека биоэлементов представлены в таблице № 3.14.
Таблица 3.14.
Содержание биоэлементов (X ± s x) в образцах волос
в зависимости от возраста
Показатель,
ед.изм.
Приезжие
(12)
Зрелый
возраст 1 (9)
Cu, мг\кг
Pb, мг\кг
Zn, мг\кг
Mn, мг\кг
Fe, мг\кг
Al, мг\кг
Cd, мг\кг
Mg, мг\кг
S, мг\кг
12,6 + 3,22
4,23 + 2,77
174,3+ 24,60
8,0+ 1,71
170,3+76,92
65,7+31,22
0,31+0,12
162,1+
44893+2,99
15,1+3,08
4,4+1,95
258,9+36,33
8,8+1,58
213,3+57,14
102,1+24,67
0,39+0,056
206,8+10,0
44797+194,7
90
Зрелый
возраст 2
(38)
13,7+1,81
3,8+0,77
221,4+13,79
24,5+11,99
171,5+20,66
80,9+15,95
0,32+0,058
237,9+16,07
45883+576,9
Пожилой
возраст (11)
12,3 + 2,38
3,3 + 1,95
207,6 + 21,32
18,0 + 3,0
186,8 + 65,5
94,4 + 44,01
0,62 + 0.13
168,3 + 25,52
45571+ 2,55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Дискомфортные условия жизни населения региона выявили
заметный дисбаланс токсичных и жизненно-важных биоэлементов в образцах волос во всех сравниваемых группах (таблица
№3.14).
Максимум отклонений от стандартов видовой нормы в сторону повышения был выявлен по отношению к Fe, Al, Mg. Дисбаланс биоэлементов способен существенно сказаться на функционировании органов эндокринной системы, а, следовательно,
и на общей жизнедеятельности человека.
Таблица 3.15.
Соответствие БДУ в различных группах
(число вариант за пределами БДУ/%)
Показатель,
ед.изм.
Cu, мг\кг
Pb, мг\кг
Zn, мг\кг
Mn, мг\кг
Fe, мг\кг
Al, мг\кг
Cd, мг\кг
Mg, мг\кг
S, мг\кг
БДУ
6,5-15
0-5
125-250
0,5-3
15-50
2-40
0-0,5
25-120
нет
Мужчины
(67)
11/16,4
13/19,4
14/20,8
30/44,8
50/74,6
38/56,7
9/13,4
50/74,6
Женщины
(22)
1/ 4,5
5/ 22,7
6/ 27,0
13/ 58,5
16/ 72,0
12/ 54,0
4/ 18,0
20/ 90,0
Пришлые
(9)
1/ 11,1
6/ 66,7
2/ 22,2
5/ 55,5
7/ 77,7
2/ 22,2
2/ 22,2
7/ 77,7
3.6. Межсистемные связи и моделирование
Методами канонического корреляционного и однофакторного дисперсионного анализа проведены межгрупповые сравнения «жизненных кривых» массы изученных эндокринных желез
(щитовидная железа и надпочечники). В качестве сравниваемых
территорий были выбраны Архангельская область и Республика
Коми с примерно одинаковыми дискомфортными для населения
условиями для проживания населения.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
В обоих регионах возрастной фактор оказал статистически
достоверное и существенное влияние (F > F st., P< 0.05) на изменение массы щитовидной железы и надпочечников. Корреляционный анализ не выявил достоверных динамических сдвигов
органометрических показателей у жителей сравниваемых регионов.
Масса эпифиза и его линейные характеристики зависели от
возраста. По материалам корреляционного и регрессионного
анализа сдвиги органометрических параметров статистически
существенны и достоверны (F > Fst; P < 0.05). Кривая возрастной зависимости аппроксимировалась линейной моделью У( вес
железы) = 143,7 ± 1,28 Х (возраст, лет), между показателями выявлена положительная умеренная достоверная корреляционная
связь ( Rxy = 0.56).
Весовые характеристики железы были взаимосвязаны с изменениями содержания биоэлементов в пробах волос. Статистически существенными (F > Fst; P < 0.05) оказались сдвиги массы
эпифиза и содержания цинка и меди у женщин. Уравнение регрессии соответствовало следующему:
У (вес эпифиза ) = 301,3 – 8,84 Х (содержание меди), (F > Fst; P
< 0.05; Rxy = -0.61).
В группе сравнения у мужчин масса железы варьировала с
учетом вклада таких факторов как концентрация серы и магния.
Изменения массы эпифиза в обеих группах не были достоверно
связаны с накоплением в образцах волос токсичных биоэлементов ( Pb, Al, Cd). Необходимо заметить, что содержание вышеназванных токсичных элементов в образцах волос зависело от
возраста. Так, содержание кадмия (Cd) возросло в пожилом возрасте на 58,9%, достоверно зависимым от возраста оказалось и
содержание алюминия (Al) у женщин. Депонирование последнего характерно для нервной ткани, а кадмия для эпителиальных
тканей разной локализации [А.П. Авцын с соат.,1991;А.Л. Горбачев с соавт.,2007 ].
Масса гипофиза в группах мужчин и женщин уменьшалась
с увеличением возраста, линейный компонент коррелятивных
связей при этом соответствовал слабой отрицательной (Rxy= 0,29 у мужчин и Rxy= - 0,20 у женщин). Масса гипофиза у женщин существенно (F > Fst; P < 0.05) зависела от содержания в об92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
разцах волос свинца (Pb) и меди (Cu). У мужчин масса гипофиза
существенно (F > Fst; P < 0.05) зависела от содержания серы (S)
и магния (Mg). Масса гипофиза у мужчин варьировала в существенной (F > Fst; P < 0.05) зависимости с массой щитовидной
железы. Положителен и достоверен при этом оказался коэффициент корреляции ( Rxy = ± 0.25). Модель регрессии при этом
соответствовали следующей:
У (масса щитовидной железы) = 10,37 ± 0,0047*Х – 0,0005*(Х)^2
, где Х –масса гипофиза.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
Заключение
Проведенные исследования подтвердили справедливость высказывания А.П. Авцына с соавт. [1985] о том, что для успешного
освоения Севера ключевое значение сохраняет проблема оптимизации процесса адаптации и предотвращение дизадаптации.
Важное значение в этой связи имеют фундаментальные исследования по современным проблемам адаптациогенеза и установлению критериев «цены адаптации» в патогенезе экологически
обусловленной патологии человека.
С позиции системогенеза эндокринная система человека
относится к многоуровневым образованиям, объединяющим
адаптационный, энергетический и репродуктивный гомеостатические комплексы [В.М. Дильман,1983].
Интерпретация результатов морфологических и физиологических исследований весьма сложна, если речь идет о таком разнородном материале как аутопсийный материал (эндокринные
органы и волосы человека) и практически здоровые люди, имеющие исторически разный стаж проживания в высоких широтах и районов приравненных к Крайнему Северу. Тем не менее
нам кажутся близкими идеи А.И. Струкова, О.К. Хмельницкого
и В.П. Петленко [1983] о том, понятие функциональной подвижности следует поставить рядом с понятием морфологической
подвижности.
Невозможность параллельного изучения структуры и функции эндокринных органов резко ограничивает объем данных,
получаемых от практически здорового человека. Даже современные неинвазивные методы изучения (компъютерная томография, ультразвуковое исследование и др.) лишь косвенно свидетельствуют об индивидуальной морфологии и функциональном
состоянии нейроэндокринных центров промежуточного мозга
или периферических эндокринных желез.
Впервые в экологической эндокринологии человека в настоящем исследовании применены методы многофакторного моделирования по способу главных компонент. Нами было установ94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
лено, что в ответ на сочетанное воздействие экстремальных факторов высоких широт и субарктических районов Архангельской
области и Коми Республики, эндокринная система человека реагирует как единое целое. Индивидуальная и групповая изменчивость физиологических показателей существенно зависела от
продолжительности «северного стажа» и рода занятий обследованных взрослых людей.
При межгрупповых сравнениях у обследованных регистрировались сдвиги межжелезистых взаимосвязей в подсистемах
адаптационного (гипофиз-надпочечники), энергетического (гипофиз-щитовидная железа) и репродуктивного (гипофиз-гонады) комплексов. Включение отдельных органов в такие функциональные системы происходило по принципу взаимосодействия,
подразумевающего не просто пассивное их включение в новую
функциональную систему, но и активное создание достижения
ею езного приспособительного результата [Судаков К.В.,1987].
Возникновение новых регуляторных контуров в силу высокой биологической активности гормонов вызывает кроме специфических реакций неспецифические метаболические сдвиги,
которые могут быть неадекватны и малополезны для человека.
По мнению Ф.З. Меерсона и М.Г. Пшенниковой [1988], даже
устойчивая адаптация к физической нагрузке может иметь свою
биологическую или структурную «цену». Авторы выделяют две
формы цены адаптации: прямое изнашивание функциональной системы (главная нагрузка) и отрицательную перекрестную
адаптацию, которая прямо не связана с доминирующей системой. Значение «физиологической цены» уплачиваемой за единицу полезного эффекта системы [Судаков К.В.,1987], на наш
взгляд различно в зависимости от индивидуальной длительности жизни в высоких широтах и субарктической зоне. Действительно, по целому ряду демографических показателей прогностически наименее благоприятная ситуация складывается для
местного русского и аборигенного населения высоких широт,
составляющих костяк «арктического морфотипа» [Roberts N.A.
et al.,1989] популяции региона.
Рост числа внешних экстремальных факторов (ксенобиотики, электромагнитные поля и др.) создает нестабильную среду
в адаптациогенезе, что не дает возможности минимизировать
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
последствия внешних воздействий, заставляя гомеостатические системы человека работать в истощающем режиме. Складывающаяся в северных регионах экологическая обстановка
ставит под сомнение сам термин «адаптивный тип популяции»
[Т.И. Алексеева, 1986] человека как нормы биологической реакции на воздействие условий среды обитания.
Смена акцентов влияния внешних факторов с доминированием социальных факторов и последствий урбанизации над
климатическими воздействиями не будет способствовать приобретению функциональными системами человека полезного
результирующего эффекта. В условиях нестабильности и необходимости переадаптации к новым комбинациям средовых
факторов (часто токсичных и патогенных для человека) функциональные системы могут быстро исчерпать выбор стратегии
вариантов реагирования на стресс. Соответственно, запас прочности системы при параллельных сравнениях популяционных
групп пришлого и аборигенного населения высоких широт будет не в пользу генетически адаптированных групп из-за роста
«цены адаптации».
Изучение морфологических характеристик эндокринных желез выявили многочисленные компенсаторно-приспособительные изменения, соответствующие «жизненным кривым» взрослых мужчин и женщин. Впервые в настоящем исследовании удалось провести параллельное изучение нейроэндокринных органов (эпифиз и гипофиз), щитовидных желез и надпочечников у
жителей Республики Коми.
В шишковидной железе (эпифизе) у мужчин и у женщин наблюдались возрастные изменения в виде «мозгового песка»,
склероза стромы и уменьшения диаметра ядер пинеалоцитов.
Возрастные изменения начинали проявляться уже в зрелом возрасте. Вес и линейные показатели органа были немного больше
во всех группах независимо от пола и возраста по сравнению с
таковыми показателями у жителей средних широт России.
Возрастные изменения гипофиза у мужчин и женщин включали признаки гипоплазии, наличия мелких кальцинатов и лимфоидных инфильтратов, огрубения стромы в пожилом и старческом возрасте. Этиологию и патогенез лимфо-плазмацитарных
инфильтратов в гипофизе («лимфоцитарный гипофизит» [Guay
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
A.I.,1987]) целесообразно трактовать с позиции сложных аутоиммунных изменений, происходящих в активно перестраивающихся эндокринных органах. Аналогичные инфильтраты регистрировались нами в щитовидной железе и надпочечниках у
жителей обоих регионов.
Во всех возрастных группах обоих полов ацидофильные эндокриноциты аденогипофиза преобладали над базофильными.
Выявленные морфологические изменения косвенно подтверждают наши наблюдения об адаптивных сдвигах секреторной
активности (гиперпродукция пролактина и гонадотропинов) в
аденогипофизе у женщин коми национальности. Морфологические параметры (масса железы) уступали среднеширотным общепопуляционным нормам. У женщин вес гипофиза был больше, чем у мужчин.
Установлено, что для жителей Европейского Севера РФ характерны сходные «жизненные кривые» изменений массы щитовидной железы. Максимальная масса желез у взрослых мужчин
и женщин Коми на 17-32% превышала аналогичный показатель
для зрелого возраста 31-40 лет (18-16 грамм) для региона сравнения. В дальнейшем в обоих регионах в пожилом и старческом
возрасте у мужчин и женщин происходило постепенное снижение массы щитовидной железы. С возрастом паренхима желез у
северян становится гетерогенной с чередованием морфологических и морфометрических признаков активно функционирующих фолликулов с гипофункциональными участками.
В надпочечниках у мужчин и женщин разных возрастов были
выявлены компенсаторно-приспособительные и патологические
изменения. Вес органа у мужчин был больше, такового показателя у женщин во всех возрастных группах. Отмечалось снижение
доли клубочковой зоны коры в зрелом 1 возрасте, увеличение
доли пучковой зоны в сочетании со снижением доли сетчатой
зоны в зрелом 2 возрасте. В группе мужчин с увеличением возраста наблюдалась тенденция к увеличению клубочковой и сетчатой зон с одновременным увеличением доли пучковой зоны.
Выявлены изменения надпочечников у жителей региона в виде
избыточного развития соединительной ткани, лимфо-плазмацитарных инфильтратов в коре и мозговом слое, проявляющиеся у
мужчин в пожилом и старческом возрастах, у женщин несколь97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
ко позднее – в старческом возрасте. Патологические изменения
наблюдались у мужчин в 3,8 %, у женщин в 3,3% случаев в виде
аденом коры надпочечника.
При сравнении морфологических показателей исследуемого
региона и Архангельской области отмечается увеличение веса
надпочечников у мужчин в зрелом 2 возрасте обоих регионов. У
женщин сравниваемого региона вес органа без значительных колебаний на протяжении исследуемого периода, у женщин Сыктывкара - уменьшается в зрелом 1 возрасте, далее увеличивается.
Обобщая материалы морфологических исследований можно
констатировать общность векторов компенсаторно-приспособительных изменений в эндокринной системе жителей высоких
широт и субарктических территорий. Длительное проживание в
условиях Севера делает процесс возрастной перестройки органов более демонстративным, чем у жителей более комфортных
регионов страны. Наблюдаемые сдвиги укладываются в рамки
представлений об «ускоренном постарении» организма северян
[А.П. Авцын с соавт.,1985]. Сходство морфологических изменений в периферических эндокринных железах мужчин и женщин
говорит об универсальности реакций в организме человека,
имеющих в своей основе сочетанное воздействие эколого-социальных факторов северных регионов.
Наш опыт проведенных исследований позволяет предположить единую стратегию стратегию адаптивного поведения постоянной популяции регионов Европейского Севера РФ. Постепенное стирание границ между русским и аборигенным населением по характеру межгормональных взаимоотношений также
может свидетельствовать о преимущественно негативном для
полезного результата деятельности функциональных систем
эффекта нестабильного форсированного адаптогенеза. По аналогии с болезнью современные тенденции развития адаптационных процессов в эндокринной системе северян соответствуют
патоморфозу своеобразных экологически обусловленных болезней, органично вписывающихся в арктическую медицину и геопатологию.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
Литература:
1. Автандилов Г.Г. Медицинская морфометрия. / Г.Г.Автандилов.
– М.: Медицина, 1990. – 380с.
2. Автандилов Г.Г., Основы патологоанатомической практики. /
Г.Г. Автандилов. – М.: медицина, 1994, 512 с.
3. Авдеенко Ю.А. Морфофункциональная характеристика щитовидной железы взрослых жителей Санкт-Петербурга (по данным выборочного исследования) Ю.Л. Авдеенко, О.К. Хмельницкий. Арх. Пат.
2001, Т.63, с. - 22-26.
4. Авцын А.П. Микроэлементозы человека: этиология, классификация, органопатология/ А.П. Авцын, А.А. Жаворонков, М.А. Риш,
Л.С. Строчкова // Издательство М.: Медицина, 1991.- 496 с.
5. Авцын А.П. Патология человека на Севере / А.П. Авцын, А.А
Жаворонков, А.Г. Марачев., А.П. Милованов // Издательство М.: Медицина, 1985.- 46 с.
6. Агеенко К.И. Морфологическая характеристика щитовидной
железы приморской территории Магаданской области / К.И. Агеенко //
Автореферат диссертации …….. кандидата биологических наук.- Магадан, 2012.- 21 с.
7. Акмаев И.Г. Нейро-иммуноэндокринология гипоталамуса
/И.Г.Акмаев, В.В. Гриневич. – М.: Медицина, 2003.- 168 с.
8. Алексеева Т.И. Адаптивные процессы в популяциях человека
/Т.И. Алексеева// Издательство МГУ, Москва.- 1986.- 215 с.
9. Алексина Л.А. Прогрессивные тенденции эволюции человека
на современном этапе / Л.А. Алексина, Л.А. Рудкевич //Материалы 4
Международного конгресса по интегративной антропологии / Под редакцией Л.А. Алексиной.- Спб: Издательство Спб. Медицинского университета.- 2002.- С. 12-13.
10. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем
/П.К. Анохин // М.: Медицина, 1975. 448 с.
11. Антропологические особенности щитовидной железы при макро- и микроэлементозах / Т.В. Павлова, С.В. Надеждин, Л.А. Павлова,
Л.В. Деева // Актуальные проблемы спортивной морфологии и интегративной антропологии: Материалы международной научной конференции, посвященной 70-летию профессора Б.А. Никитюка / Под ред.
П.К. Лысова.- М.,2003.- С. 142-144.
12. Асфандияров Р.И. Информационный анализ системы «щитовидная железа» /Р.И. Асфандияров, Л.А. Удочкина // Материалы докладов IX конгресса международной ассоциации морфологов, г. Бухара, Республика Узбекистан, 14-17 мая 2008 г., Морфология.- 2008.- том
133.- №2.- С. 12.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
13.Афанасьев Ю.И., Гистология, цитология и эмбриология: Учебник
/Под редакцией Ю.И. Афанасьева - М.: «Медицина» 2001, СС.476-513.
14. Быков В.Л. Гетерогенность и гетероморфия щитовидной железы
/ В.Л. Быков // Материалы VIII конгресса Международной ассоциации
морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г., Морфология.- 2006.-том 129.№ 4.- С. 27-28.
15. Быков В.Л. Гистофизиология щитовидной железы в постнатальном онтогенезе /В.Л. Быков // Архив анатомии, гистологии и эмбриологии.- 1979,- № 3,- С. 80-94.
16. Быков В. Л. Цитология и общая гистология / В.Л. Быков //
Санкт-Петербург, СОТИС.- 1999, -СС. 12-30.
17. Васильева О.А. Половой диморфизм микроскопического строения щитовидной железы взрослых жителей г. Смоленска / О.А. Васильева // Материалы VII Всероссийского съезда анатомов, гистологов и
эмбриологов, г. Саратов, 23-26 сентября 2009 г., Морфология.- 2009.- т.
136.- №4.- С. 28-29.
18. Глумова В.А. Онтогенетическая динамика популяции тучных
клеток щитовидной железы человека в условиях экологического окружения / В.А. Глумова, И.А. Черенков, Н.А. Юминова, М.В. Чучкова //
Материалы VII Всероссийского съезда анатомов, гистологов и эмбриологов, г. Саратов, 23-26 сентября 2009 г., Морфология.- 2009.- т. 136.№4.- С.39.
19. Гольдбрут Н.Н. Патоморфология щитовидной железы / Н.Н.
Гольдбрут, С.С. Маркин// Архив патологии.- 1993.- № 5.- С.64-65.
20. Горбачев А.Л. Эффективность пептидного биорегулятора при
коррекции пониженной функции щитовидной железы у жителей Магаданского региона / А.Л. Горбачев, Е.А. Луговая, Г.А. Рыжак, В.Х. Хавинсон // Успехи геронтологии.- 2005.- Вып.16.- С. 80-87.
21. Горбачев А.Л. Элементный статус населения в связи с химическим составом питьевой воды /А.Л. Горбачев // Микроэлементы в меджицине.- 2006.- №7(2).- С.11-24.
22. Горбачев А.Л. Основы биоэлементологии Учебное пособие/
А.Л. Горбачев Е.А. Луговая, А.П. Бульбан /Северо-Восточный государственный университет.- Магадан: Изд. СВГУ. -2007.- 73 с.
23. Губкина З.Д. Физическое, половое развитие и функции эндокринной системы у жительниц заполярных районов Архангельской области / З.Д. Губкина.- Автореферат дисс. ……. Доктора медицинских
наук, Архангельск.- 2007.- 48 с.
24. Данилов Р.К. Гистология /Р.К. Данилов, А.А. Клишов, Т.Г. Боровая// Санкт-Петербург, ЭЛБИ-СПБ, 2004, С. 190.
25. Дильман В.М. Эндокринологическая онкология (руководство
для врачей) /В.М. Дильман.- Л.: Медицина.-1983.- 408 с.
26. Ермакова Н.И. Взаимосвязь асимметрии тимуса и щитовидной железы человека/ Н.И. Ермакова, В.А. Забродин // Материалы докладов IX конгресса международной ассоциации морфологов, г. Буха100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
ра, Республика Узбекистан, 14-17 мая 2008 г., Морфология.- 2008.- том
133.- №2.- С. 45.
27. Ермолович Н.А. Щитовидная железа и её сосудистые связи у
взрослого человека / Н.А. Ермолович / / Материалы симпозиума «Развитие и морфологические аспекты нейроэндоринных и нейротканевых
отношений в организие». – Мн., 1998. – С. 28-29.
28. Забродин В.А. Анатомические варианты строения перешейка и пирамидной доли щитовидной железы человека /В.А. Забродин,
А.В. Кокарев, О.А. Васильева // Современные аспекты фундаментальной и прикладной морфологии: Материалы Всероссийской научной
конференции с международным участием, посвященной 100-летию
со дня рождения Заслуженного деятеля науки РФ, профессора М.Г.
Привеса/ Под ред. Профессора А.К. Косоурова.- СПб: Издательство
СПбГМУ.-2004.- С.86-88.
29. Забродин В.А. Типовое строение долей тимуса и щитовидной
железы человека/ В.А. Забродин, Н.И. Ермакова, О.А. Васильева //Материалы VIII конгресса Международной ассоциации морфологов, г.
Орел, 15 сентября 2006 г., Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 52-53.
30. Здравоохранение в Республике Коми. Статистический сборник.- Сыктывкар, 2009.- С.28- 33.
31. Иванов С.В. Суправитальная анатомия эпифиза и гипофиза
человека/ С.В. Иванов, О.А. Баричев // Материалы VIII конгресса Международной ассоциации морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г., Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 55.
32. Инварианты морфометрической нормы щитовидной железы у
взрослого населения Магаданского региона: научно-практические рекомендации / А.Л. Максимов, А.Л. Горбачев, А.В Ефимова, А.В. Курьянов // Магадан: МНИЦ «Арктика» СВНЦ ДВО РАН, 2000.- 51 с.
33. Казначеев В.П. Механизмы адаптации человека в условиях высоких широт / В.П. Казначеев// Л.: Медцина.- 1980.- 200 с.
34. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации / В.П. Казначеев// Наука: Новосибирск.- 1987.- 192 с.
35. Калмин О.В. Аномалии развития органов и частей тела человека: Справочное пособие / О.В. Калмин, О.А. Калмина // Пенза.- Издательство Пензенского гос. ун-та, 2004.- 404 с.
36. Калмин О.В. Изменчивость микроскопических параметров
щитовидной железы/ О.В. Калмин, Д.В. Никишин // Материалы докладов IX конгресса международной ассоциации морфологов, г. Бухара, Республика Узбекистан, 14-17 мая 2008 г., Морфология.- 2008.- том
133.- №2.- С. 56.
37. Калмина О.А., Возрастная динамика компонентного состава
щитовидной железы / О.А. Калмина, Д.В. Никишин // Материалы VII
Всероссийского съезда анатомов, гистологов и эмбриологов, г. Саратов,
23-26 сентября 2009 г., Морфология.- 2009.- т. 136.- №4.- С. 70-71.
38. Кишкун А. А. Биологический возраст и старение: возмож101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
ности определения и пути коррекции: Руководство для врачей / А.А.
Кишкун.- М.: ГОЭТАР, Медиа, 2008.- 976 с.
39. Коркушко О.В. Пинеальная железа: пути коррекции при старении/ Коркушко О.В., Хавинсон В.Х., Шатило В.Б.//СПб.Наука, 2006.204 с.
40. Кравчук Е.И. Морфометрическая возрастная трансформация
шишковидного тела человека / Е.И. Кравчук, В.И. Кравчук// Структурно-функциональная организация органов и тканей в норме, патологии
и эксперименте.- Тверь, 1996.- С.88.
41. Краевский Н.А. Патологоанатомическая диагностика опухолей человека: Руководство /Н.А. Краевский, А.В. Смольянников, Д.С.
Саркисов Д.С. // Москва, Издательство «Медицина».- 1982.- С.320-354.
42. Куркатов С.В. Подходы к оценке здоровья детей Севера Красноярского края по элементному составу волос / С.В. Куркатов, Л.Г. Климацкая, И.Ю. Шевченко, А.М. Василовский // Микроэлементы в медицине.- 2004.- Т.5.- №4.- С. 76-77.
43. Лазько М.В. Инволютивные преобразования коры надпочечников / М.В. Лазько, Н.А. Лазовская // Материалы VIII конгресса
Международной ассоциации морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г.,
Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 74.
44. Луговая Е.А. Взаимосвязь возрастных изменений структуры
щитовидной железы уровня микроэлементов у жителей Магадана. Автореф. дисс. канд. мед. наук / Луговая Елена Александровна. – СанктПетербург, 2002. – 22с.
45. Медведев В.И. Устойчивость физиологических и психологических функций человека при действии экстремальных факторов /В.И.
Медведев // Л.: Наука, 1982. 104 с.
46. Меерсон Ф.З. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам / Ф.З. Меерсон, М.Г. Пшенникова // Издательство Медицина, Москва.- 1988.- 238 с.
47. Мельникова С.Л. Связь размеров щитовидной железы с некоторыми антропометрическими характеристиками/ С.Л. Мельникова,
В.В. Мельников // Материалы IV Международного Конгресса по интегративной антропологии / Под ред. Л.А. Алексиной. - СПб.: Издательство СПБГМУ, 2002.- С.228-230.
48. Мельникова С.Л. Связь размеров щитовидной железы с некоторыми антропометрическими и функциональными характеристиками / С.Л. Мельникова, В.В. Мельников, Е.С. Субочева // Современные
аспекты фундаментальной и прикладной морфологии: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием, посвященной 100-летию со дня рождения Заслуженного деятеля науки РФ,
профессора М.Г. Привеса/ Под ред. Профессора А.К. Косоурова.- Спб:
Издательство СПбГМУ.-2004.- С.150-154.
49. Мороз Е.В. Возрастные особенности функциональной активности гипофизарно-гонадной системы /Е.В. Мороз, В.И. Беккер // Тези102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
сы докладов 2-го Всесоюзного съезда эндокринологов (16 -19 декабря
1980), Л., 1980.- С. 329 – 330.
50. Морфо-экологическая характеристика заболеваний щитовидной железы в различных регионах России и Белоруссии / О.К. Хмельницкий, М.С. Третъяков, А.В. Киселев и др. // Архив патологии.- 2000.Вып. 62.- №4.- С. 19-27.
51. Никитин А.И. Исчезающий пол? /А.И. Никитин// Морфология.-2003.- Т.124.- № 6.- С. 80-89.
52. Никитин А.И. Вредные факторы среды и репродуктивная система человека (ответственность перед будущими поколениями) / А.И.
Никитин// Санкт-Петербург, Издательство «ЭЛБИ, СПб».- 2005.- 216 с.
53. О состоянии окружающей природной среды Республики Коми
в 2008 году / Государственный доклад Минприроды РК и АГИКС РК,
Сыктывкар.- 2008.- 9 с.
54. Передерий Г.С. Возрастные особенности взаимодействия механизмов регуляции сердечного ритма и внешнего дыхания у горнорабочих угольных шахт/Г.С. Передерий, В.П. Гребняк // Физиология
человека. 1987. Т. 13. № 1. С 77.
55. Пшукова А.А. Морфология стромальных структур надпочечника / А.А. Пшукова, А.Л. Урусбамбетов // Материалы VIII конгресса
Международной ассоциации морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г.,
Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 104.
56. Пшукова А.А. Изменения гистоархитектоники надпочечников
в подростковом возрасте / А.А. Пшукова, О.Е. Богатырева, А.Х. Урусбамбетов // Материалы VII Всероссийского съезда анатомов, гистологов и эмбриологов, г. Саратов, 23-26 сентября 2009 г., Морфология.2009.- т. 136.- №4.- С. 119.
57. Природопользование и охрана окружающей среды в Республике Коми. Статистический сборник Федеральной службы государственной статистики по Республике Коми, Сыктывкар, 2007.- С.49-73.
58. Савельев С.В., Морфогенез и патогенез пинеального комплекса человека / С.В. Савельев, Е.И. Фокин // Материалы VIII конгресса
Международной ассоциации морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г.,
Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 108-109.
59. Санджиев Э.А. Строение щитовидной железы по данным ультразвукового исследования на этапах инволюции человека/ Э.А. Санджиев // Материалы докладов IX конгресса международной ассоциации морфологов, г. Бухара, Республика Узбекистан, 14-17 мая 2008 г.,
Морфология.- 2008.- том 133.- №2.- С. 118.
60. Скальный А.В. Химические элементы в физиологии и экологии человека / А.В. Скальный //М.: Издательский дом Оникс 21, Мир.2004.- 216 с.
61. Струков А.И. Морфологический эквивалент функции / А.И.
Струков, О.К. Хмельницкий, В.П. Петленко // Издательство М.: Медицина.- 1983.- 208 с.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
62. Суханов С.Г. Факторные модели межгормональных взаимоотношений в динамике овариально-менструального цикла у женщин
Крайнего Севера / С.Г. Суханов, З.Д. Губкина // Ускорение социальноэкономического развития Урала, Свердловск.-1989.-часть 2.- С.92-94.
63. Суханов С.Г. Способы оценки репродуктивной функции у женщин на Европейском Севере /С.Г. Суханов, З.Д. Губкина, А.В. Смирнов//
Серия препринтов сообщений «Научные рекомендации – народному хозяйству». Коми научный центр УрО АН СССР, 1990.- Вып. 84.- 24 с.
64. Тихонов Д.Г. Арктическая медицина: Как сохранить здоровье
к условиям холодного климата/ Под ред. В.А. Галкина, М.И. Томского//
М.: Издательство ЛКИ, 2010.- 328 с.
65. Ткаченко Н.М. О нейрогормональном контроле овуляции /
Н.М. Ткаченко // Акушерство и гинекология.- 1978.- №3.- С. 1-5.
66. Удочкина Л.А. Структурные преобразования щитовидной железы в онтогенезе / Л.А. Удочкина // Материалы VIII конгресса Международной ассоциации морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г., Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 127.
67. Улумбеков Э. Г., Челышев Ю. А. Гистология: Учебник / Под редакцией Э.Г. Улумбекова - Москва, ГЭОТАР Медицина, 1998, СС. 429-495.
68. Ушаков И.Б. Экологический риск и качество жизни / И.Б. Ушаков// Экология человека.- 2004.- №6.- С.7-14.
69. Факторы риска развития тиреоидной патологии в детской популяции ЗАТО Северск / Т.В. Блохина, Р.М. Тахауов, Е.Б. Кравец и др.//
Биологические аспекты экологии человека, Материалы Всероссийской
конференции с международным участием, 1-3 июля 2004, Архангельск,
Приложение к журналу «Экология человека», в 2-х томах, 2004.-том 1. СС. 68-70.
70. Филатова Г.А. Состояние психо-эмоциональной сферы моряков
Арктического флота в условиях круглогодичной навигации и методы
коррекции ее нарушений /Г.А. Филатова, С.А. Виноградова, Г.В. Юшманова //Острый и хронический стресс, Сыктывкар.- 1986.- С.69-73.
71. Физиология человека /Под редакцией Р. Шмидта и Г. Тевса//
Пер. с англ., в 3 томах, Издательство Мир, Москва.- т. 3.- 228 с.
72. Функциональные системы организма /Отв. ред. К.В. Судаков//
Издательство М.:Медицина.- 1987.- 432 с.
73. Хавинсон В.Х. Старение эпифиза / В.Х. Хавинсон, А.Г. Голубев
// Успехи геронтологии.- 2002.- том 3.- №9.- С. 259.
74. Хамадъянов У.Р. Содержание пролактина, фолликулостимулирующего, лютеинизирующего гормонов, эстрадиола и прогестерона в
сыворотке крови у женщин с нормальным менструальным циклом /У.Р.
Хамадъянов, И.П. Ларичева, Л.К. Смирнова // Проблемы эндокринологии .- 1980.- т. 26.- № 2.- С. 32-37.
75. Хаснулин В.И. Введение в полярную медицину / В.И. Хаснулин
//Издательство Наука, Новосибирск.- 1998.- 337 с.
76. Хаснулин В.И. Дискомфортность окружающей среды для жиз104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Морфо-физиологические особенности эндокринной системы
у жителей арктических регионов Европейского Севера России
недеятельности населения и районирование территорий России /В.И.
Хаснулин, А.К. Собакин, П.В. Хаснулин, Е.Р. Бойко // Экология человека.- 2004.- №6.- С. 43-47.
77. Хелимский А.М. Возрастные изменения коры надпочечника. /
А.М. Хелимский / / Архив патологии. – 1963. - Т.25,№12, С.35-38.
78. Хмельницкий О.К. Гистологическая диагностика неопухолевых заболеваний щитовидной железы: Пособие для врачей / Под редакцией проф. Г.Б. Гербильского / О.К. Хмельницкий // Издательство
МАПО, Санкт-Петербург.- 1999.- 56 с.
79. Хмельницкий О.К. Цитологическая и гистологическая диагностика заболеваний щитовидной железы. Руководство /О.К. Хмельницкий// СПб: СОТИС, 2002. -288 с.
80. Хмельницкий О.К. Щитовидная железа жителей СанктПетербурга в норме и при патологии/ О.К. Хмельницкий // СПб.: Издательство МАПО, 2003.- 228 с.
81. Хмельницкий О.К., Третьякова М.С. Щитовидная железа как
объект морфометрического исследования /О.К. Хмельницкий, М.С.
Третьякова// Архив патологии.- 1998.- № 4.- С. 47-49.
82. Черных А.В. Вариантная анатомия щитовидной железы /А.В.
Черных, Ю.А. Малеев, Н.М. Шмакова // Материалы VIII конгресса
Международной ассоциации морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г.,
Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 135- 136.
83. Чурикова А.С. Морфометрические показатели коры надпочечников и атеросклеротический процесс/ А.С. Чурикова, А.Р. Маматалиев, А.Л. Эгамбердыев, Л.М. Мамажонов // Материалы VIII конгресса
Международной ассоциации морфологов, г. Орел, 15 сентября 2006 г.,
Морфология.- 2006.-том 129.- № 4.- С. 137.
84. Шорников Б.С. Квантильно-ранговые, классификационнодиагностические шкалы в оценке интерьерного статуса человека. Биномиальность и оптимальность индивидуального статуса / Б.С. Шорников //Проблемы современной биометрии, М.: Издательство МГУ.1981.- С.138-151.
85. Щедрина З.Р. Функциональное состояние репродуктивной системы женского организма в период её становления /З.Р. Щедрина, Н.Д.
Фанченко, В.Ф. Коколина // Тез. докладов 2-й Всес. Конференции педиатров-эндокринологов (30-31 мая 1988)., М., 1988.- С. 157.
86. Экологическая безопасность Республики Коми. Аналитическая записка Федеральной службы государственной статистики по Республике Коми, Сыктывкар.- 2007.- С. 3-32.
87. Эндокринная система и обмен веществ у человека на Севере /
А.В.Ткачев, Е.Р. Бойко, З.Д. Губкина и др.// Сыктывкар, Из-во КНЦ УрО
РАН, 1992.- С.72-104.
88. Bulun S.E., Adashi E. Y. The physiology and pathology of the female
reproductive axis / in Williams Textbook of Endocrinology, 11- th ed., 2008,
Sanders, An Imprint to Elseveir, PP. 541-599.
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С.Г. Суханов, Л.В. Карманова
89. Denk C.C. Height of normal pituitary gland on MRI: differences
between age groups and sexes / C.C. Denk, S.Onderoglu, F. Gurcan //
Okajimas-Folia-Anat-Jpn.- 1999.- Aug., V.78(2-3) - P.81-87, Japan.
90. Fundamental Anatomy, 1 st Ed. /Ed. by W.C. Hartwig// Lippincott
Willians & Wilkins, 2008.- P. 180-190.
91. Grayes Anatomy. – London, Melbourne, New York, 1989.
92. Guay A.T. Lymphocytic Hypophycitis in a man / A.T. Guay, V.
Angello, B. Tronic // J. Clinic. Endocrinology et Metabolism.- 1987.- V.64.N3.- P. 631-634.
93. Hegedus L. Seasonal Variation in Thyroid Size in Healthy Males/
Hegedus L, Rasmussen N., Knudsen N. // Hormone, Metabol. Res. 1987. V.
19. № 8. P. 391.
94. Histology for Pathologists, 3 rd Ed. / Ed. by Mills, Stacey E.//
Lippincott Willians & Wilkins, 2007.- P. 1130-1147.
95. Human Malformations and Related Anomalies, Second ed. / Ed. by
R.E. Stevenson, J.G. Hall // Oxford University Press, 2006.- PP. 1339-1357.
96. Kronenberg: Williams Textbook of Endocrinology, 11-th Ed.Saunders, 2008.- P. 85-494.
97. Martikainert Я. Circannual concentration of melatonin, gonadotrophins, prolactin and gonadal steroids in males in a geographical area with
a large annual variation in day-light/ Martikainert Я, Tapanainen J., Vakkuri
O. et al // Acta Endocrinol. 1985. V. 109. №4. P. 446.
98. Neuroendocrinology. An Integrated Approach/ Lovejov David
(Ed), J. Wiley & Suns, Ltd, 2005, 409 P.
99. Pasqualli R. Seasonal variations of total and free thyriod hormones
in healthy men. A chronobiological study/ Pasqualli R., Barabi G., Casimirri
F. et al // Acta Endocrinol. 1984. V. 107. № 1. P. 42.
100. Reproductive Endocrinology. An Molecular Approach / Pedro J.
Chadrese (Ed), Springer Science Business Media, 2009, 351 P.
101.Roberts N.A. Effect of advanced age on cortisol responses to
physiological doses of cortocotrophin (AATH): a man and woman / N.A.
Roberts, T.Ohkawa, F. Gotz et al.// J. Endocrinology.- 1989.- V.121.- Suppl.P.175.
102. Sam S. Normal Physiology of Hypothalamic Pituitary Regulation/
S.Susan / in Endocrinology and Metabolism Clinics of North America,
2008.- Vol. 37.- n 1.- PP. 1-22.
103.Saito A.J. Fisiologia humana: Modiflcaciones ambientales en el
hombre en la Antarctica/ Saito A.J., Bassa S.J., Pineda V.G // JNACH. Sei.
scient. 1 978. №24. P. 21.
104. Takano K. Normal development of the pituitary gland: assessment
with three-dimensional MR volumetry / K. Takano// AJNR-AM-JNeuroradiol.- 1999.- Feb. V.20, (2).- P. 312-316, United States.
105. Vining R. Environmental influences upon endocrine homestasis/
Vining R., McGinley R., Compton P. et al // Endocrine Soc. Melbourne Univ.;
Melbourne, 26-29 Aug. 1984. Parkville. P. 50.
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сведения об авторах
СУхАнОВ
Сергей Генрихович –
директор Института физической культуры, спорта и здоровья Северного
(Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова, профессор, доктор медицинских наук, выпускник лечебного факультета Архангельского государственного медицинского института.
Контактный адрес: s.sukhanov@narfu.ru
КАРМАнОВА
Людмила Владимировна
врач-эксперт гистолог Бюро судебно-медицинской экспертизы, город Сыктывкар,
Республика Коми. Выпускница педиатрического факультета Архангельского
государственного медицинского института. Преподаватель кафедры медико-биологических дисциплин в Коми филиале
Кировской медицинской академии.
Контактный адрес: karmanoval@yandex.ru
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа