close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ОСТАНОВЛЕННЫЕ МГНОВЕНИЯ О стихах Аполлона Майкова

код для вставки
Только подлинным мастерам русского стиха удалось оставить в нашей поэзии произведения, которые вечно живы, значимы и всегда будут звучать современно. В обширном наследии Аполлона Майкова немало таких творений.
ОСТАНОВЛЕННЫЕ МГНОВЕНИЯ
О стихах Аполлона Майкова
Только подлинным мастерам русского стиха удалось оставить в нашей
поэзии произведения, которые вечно живы, значимы и всегда будут звучать
современно. В обширном наследии Аполлона Майкова немало таких творений.
В его лирике гармонически сочетаются чуткость к разнообразным
проявлениям красоты окружающего мира, нравственная высота и
одухотворенность — именно те качества, без которых не существует
настоящего искусства.
Майков был большим тружеником. Живую творческую натуру поэта
отличали вечный поиск и вечное сомнение в собственной правоте.
Настойчиво работая над стихом, Майков чутко воспринял и творчески
продолжил прогрессивные традиции русской литературы.
С благоговением относился он к Пушкину. Именно пушкинские
эстетические принципы, творчески осмысленные и преломленные, продолжал
наследовать Майков в новых условиях.
Стараясь показать, как много в окружающем мире прекрасного, как
ценна человеческая жизнь, как велик человек, Майков в то же время не
стремится что-либо искусственно приукрасить. Именно реалистичность
мировосприятия помогала поэту не нарушать той невидимой грани, которая
стоит между реально существующим и перевоплощаемым в художественные
образы.
Многие страницы поэзии Майкова посвящены вдохновенному рассказу
о любви и природе, где он по-своему сумел запечатлеть извечные для
лирики темы.
Чувство гармонически светлого восприятия жизни, природы и любви
пронизывает стихотворение Майкова «Под дождем», где поэт проявляет
мастерство психолога и пейзажиста и выступает новатором в области жанровой формы. «Под дождем» сочетает в себе признаки элегии и новеллы.
Являясь художественно завершенной и художественно совершенной формой
лирического повествования, миниатюра тяготеет к эпосу своим построением и
приемами раскрытия внутреннего состояния героев.
Смысл стихотворения — это чрезвычайная важность всего
свершившегося только для двоих. Майков оставляет в неприкосновенности
тайну единения влюбленных в общем чувстве первого признания.
С одной стороны, миниатюра строится по законам лирики и в одном
ключе, в одной тональности-настроении, где доминирует чувство радостного,
ничем не омраченного очарования любви, хотя момент воспоминаний и вносит
в произведение оттенок легкой грусти. Одновременно стихотворение обладает
свойствами, присущими малым эпическим формам. В нем есть, условно
говоря, завязка («Помнишь, мы не ждали ни дождя, ни грома, Вдруг
застал нас ливень далеко от дома»), кульминация («Помнишь, как все
тише смех наш становился... Вдруг над нами прямо гром перекатился») и
развязка («Ты ко мне прижалась, в страхе очи жмуря... Благодатный дождик!
Золотая буря!..»). «Лирическая дерзость» Майкова проявилась в отсутствии
стремления представить судьбу героев более конкретно.
Сюжет стихотворения носит своего рода скрытый характер, где
основные моменты развития лирического чувства спрятаны, художественно
зашифрованы и проявляют себя только при внимательном, вдумчивом прочтении. Тончайший майковский психологизм в данном случае проявился в том,
что поэт не пишет непосредственно о чувствах героев) но в то же время
переданы все едва уловимые перемены в их настроении. Не прибегая к
описанию душевных процессов, изображая лишь действия и поступки своих
персонажей, а также и то, как они видят окружающую природу, Майков
выступает искусным мастером-психологом. При этом особую роль в раскрытии содержания играет образ грозы, созвучный внутреннему состоянию
героев. Общение героев с миром природы подано как гармоническое, отсюда
майковская гроза — не только фон, на котором развивается действие. Гроза,
дождь обычно приносят природе обновление. И то, что произошло с
героями,— тоже просветленно-новое, изменившее все вокруг них и в них
самих. Жизнь природы и жизнь человека слились воедино, хотя Майков
далек от попытки полностью отождествлять одно с другим. Поэт рисует
природу живущей по своим особенным законам, но иногда удивительно
влияющей на жизнь человека.
Первые строки стихотворения - не только указание на место действия и
обстановку. «Не ждали ни дождя, ни грома» — этим передано и особое
состояние героев: они еще не осознали, что необходимы друг другу. Поэт
прост, точен и конкретен в выборе слов и выражений: нет ни одного
эпитета, отсутствует изысканная метафоричность.
Далее лирическая стихия нарастает, изменяется поведение героев,
восприятие ими окружающего мира природы:
Мы спешили скрыться под мохнатой елью...
Не было конца тут страху и веселью!
Дождик лил сквозь солнце, и под елью
мшистой
Мы стояли точно в клетке золотистой;
По земле вокруг нас точно жемчуг прыгал;
Капли дождевые, скатываясь с игол,
Падали, блистая, на твою головку
Или с плеч катились прямо под снуровку...
Появившиеся эпитеты указывают на необычность, почти сказочность
происходящего, а сравнения призваны подчеркнуть особенную, какую-то
драгоценную красоту во всем увиденном и прочувствованном. Но эти
сравнения, усложняв изображение, не нарушают представления о
естественности происходящего. Образы «клетки золотистой» и прыгающего
жемчуга-дождя окрашены настроением героя. Освещенные солнцем, капли
дождя действительно ярко сверкают, а с силой падая на землю, производят,
впечатление чего-то твердого и тяжелого.
Так подготавливается кульминация. Герои начинают иными глазами
смотреть и на окружающий мир, и друг на друга, только теперь начинают
понимать всю необычность происходящего. Поэт не дает портрета героини,
но в блистающих каплях дождя она и естественна, и неповторимо хороша, и
трогательно-беззащитна. Сама подробность деталей обстановки говорит о том,
что для героя чрезвычайно памятно все касающееся этой светлой минуты
счастья.
Роль, отведенная героине в повествовании, очень скромна, но и девушка
участвует в созерцании этой полуреальной-полусказочной минуты и в
придании мгновению очарования. Майков пишет эпизод так, что и она
видит и льющийся сквозь солнце дождь, и «мшистую ель», и «золотистую
клетку». Герои охвачены единым сопереживанием, что подчеркнуто
открывающим стихотворение доверительным словом «помнишь».
С этого же слова начат момент кульминации: «Помнишь, как все тише
смех наш становился?» Майков вновь описывает лишь внешние проявления
внутреннего состояния героев. Смех замирает перед важностью происходящего в сердцах молодых. В эту минуту герои становятся более
сдержанными, как будто прислушиваясь к тому, что в их сердцах
совершается что-то торжественно-чудесное.
Следующий момент в описании грозы предваряет наступление развязки,
финала:
Вдруг над нами прямо гром перекатился —
Ты ко мне прижалась, в страхе очи жмуря...
Благодатный дождик! Золотая буря!
Многозначны и образны завершающие миниатюру слова, являющиеся
единственной в стихотворении созданной Майковым метафорой. Поэт
соединяет эпитет «золотая» с, казалось бы, совсем не соответствующим ему
словом «буря». Метафора двойственна по смысловой нагрузке: радостная,
сказочная, светлая «золотая буря» пронеслась в природе, обновив ее, и во
взаимоотношениях героев.
Стихотворение Майкова «Под дождем» — одна из вершин в творчестве
поэта. В миниатюре явственно проступают особенности собственномайковского видения и художественного отражения одной из сторон жизни,
важнейшими из которых автор «Под дождем» считал «объективность
творчества» и «сдержанность лиризма». «Светлая печаль» Пушкина
сделалась у Майкова еще более невесомой, акварельно-прозрачной, а
предметная точность сохранила тонкое лирическое начало.
Тема человека и природы традиционна в русской поэзии. Но и здесь
Майков сумел произнести собственное слово. Отметим лишь стихотворение
«В лесу», где впервые в русской поэзии зазвучала мысль о необходимости
бережного отношения человека к миру природы.
Природа, прекрасная не только какими-то своими особенно яркими
картинами, но и явлениями скромными, обычными, подчас незаметными
(«Евгении Петровне Майковой», «Пейзаж», «Болото»), и природа как источ-
ник вдохновения («Октава») — также излюбленные мотивы лирики Майкова.
Традиционно и вместе с тем по-майковски оригинально звучит тема
творческого труда художника. В стихотворении «Возвышенная мысль
достойной хочет брони...» поэт утверждает необходимость тщательной работы
над стихом. Значение этой майковской миниатюры в том, что в ней
поэтизируется нелегкий процесс рождения стиха как труд возвышенный и
всегда необходимый людям. Сияющий «огнем души» художника образ
видится Майкову как
...прекрасный сам собой
И бесконечностью за ним лежащей дали...
Талант Майкова-лирика отличается особой чуткостью к восприятию
непреходяще-вечного. Такова и баллада «Емшан», которую справедливо
считают одним из наиболее значительных произведений поэта. В балладе с
лирической страстностью опоэтизировано святое чувство любви к родине. За
основу взяты события, изложенные в Волынской летописи. Само указание
автора на древний источник сообщает произведению черты чего-то особенного,
легендарно-вечного. Знаменательные слова произносит герой майковского сказания, хан Отрок, мгновенно ощутивший тоску по оставленным родным
местам:
«Не царь я больше вам отныне! —
Воскликнул.— Смерть в краю родном
Милей, чем слава на чужбине!»
Загадочным и, необъяснимым для окружающих кажется поведение
хана, который плачет, целуя пучок травы. «Степной травы пучок сухой»,
принесенный из родных степей, неожиданно оказался для героя путем к спасению— путем к родине.
Лишь по недоразумению Майков мог быть отнесен к поэтам так
называемого «чистого искусства». Поэтический мир Майкова многотемен и
емок, насыщен высокими и благородными чувствами, напряженной работой
мысли. Он помогает видеть жизнь глазами человека, восторженно
замирающего перед каждой из ее замечательных сторон. Поэт продолжает
задушевную и взволнованную беседу с читателями сегодняшнего дня, которым оказывается удивительно близок главными сторонами своего
творчества.
Автор
mukhrimma
Документ
Категория
Образование
Просмотров
14
Размер файла
23 Кб
Теги
мгновений
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа