close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

"Дивергенция в системе права: Монография" (Свирин Ю.А.) ("Астра Полиграфия", 2012)

код для вставки
Свирин Ю.А. Дивергенция в системе права: монография. М.: Астра Полиграфия, 2012. 392 с.
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
www.consultant.ru
Дата сохранения: 13.01.2016
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
ДИВЕРГЕНЦИЯ В СИСТЕМЕ ПРАВА
МОНОГРАФИЯ
Ю.А. СВИРИН
Свирин Ю.А., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса
Академии труда и социальных отношений.
СОКРАЩЕНИЯ, ПРИНЯТЫЕ В ИЗДАНИИ
1. Нормативные правовые акты
Конституция - Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12.12.1993
АПК - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 96-ФЗ
БК - Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 N 145-ФЗ
ГК - Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30.11.1994 N 51-ФЗ, часть вторая от
26.01.1996 N 14-ФЗ, часть третья от 26.11.2001 N 146-ФЗ, часть четвертая от 18.12.2006 N 230-ФЗ
ГПК - Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ
КоАП - Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ
НК - Налоговый кодекс Российской Федерации, часть первая от 31.07.1998 N 146-ФЗ
СК - Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ
ТК - Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 N 197-ФЗ
УИК - Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1998 N 11-ФЗ
УК - Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ
Основы законодательства о нотариате - Основы законодательства Российской Федерации о
нотариате от 11.02.1993 N 4462-1
Закон о Конституционном Суде - Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О
Конституционном Суде Российской Федерации"
Закон о судебных приставах - Федеральный закон от 21.07.1997 N 118-ФЗ "О судебных приставах"
Закон об исполнительном производстве - Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об
исполнительном производстве"
2. Официальные источники
БНА - Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти
ВВАС - Вестник Высшего Арбитражного Суда
ВВС - Ведомости Верховного Совета
ВКС - Вестник Конституционного Суда
РГ - "Российская газета"
СЗ - Собрание законодательства
3. Органы власти
Банк России - Центральный банк Российской Федерации
ГИБДД - Государственная инспекция безопасности дорожного движения
Государственная Дума - Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации
Минюст России - Министерство юстиции Российской Федерации
МНС России - Министерство по налогам и сборам Российской Федерации
Росреестр - Федеральная служба регистрации, кадастра и картографии
ФССП России - Федеральная службы судебных приставов
4. Прочие сокращения
абз. - абзац (-ы)
гл. - глава (-ы)
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 2 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
ИК - Исполнительный кодекс
КТС - комиссия (-и) по трудовым спорам
п. - пункт (-ы)
РСФСР - Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика
РФ - Российская Федерация
СНГ - Содружество Независимых Государств
СССР - Союз Советских Социалистических Республик
ст. - статья (-и)
США - Соединенные Штаты Америки
УИН - уголовно-исполнительная (-ые) инспекция (-и)
ч. - часть (-и)
ВВЕДЕНИЕ
Актуальность написания данной книги предопределена необходимостью исследования системы
права, увеличением качественного разнообразия структурных элементов в праве, определением места
исполнительного производства, переосмыслением его места и роли в механизме правового регулирования.
Эффективное функционирование как самой судебной системы, так и других правоприменительных органов
в условиях формирования правового государства в России напрямую зависит от надлежащего исполнения
принимаемых ими актов. По данным ФССП России, в Российской Федерации в 2009 г. взыскано только
39,1% денежных средств от фактически подлежащих взысканию, в 2010 г. - только 45%. За девять месяцев
2011 г. данный показатель практически остался прежним и составляет 41% <1>. Эта негативная ситуация
подтверждает значимость принципа "право там, где есть защита". Становится совершенно очевидно, что
надо кардинально менять систему правового регулирования исполнительных отношений. К сожалению,
переломить негативную ситуацию в исполнительном производстве при существующей системе права в
настоящее время не представляется возможным. С каждым годом количество оконченных исполнительных
производств увеличивается, но менее интенсивно по сравнению с возбужденными исполнительными
производствами. Соответственно, все сильнее ощущается потребность в научных исследованиях,
обосновывающих новые теоретико-методологические подходы к выявлению и характеристике причин
низкой эффективности функционирования системы принудительного исполнения правоприменительных
актов, содержащих адекватное осмысление изменений, произошедших в системе правового регулирования
исполнительных отношений. Как отмечается в одном из решений Европейского суда по правам человека,
права, признанные в судебном порядке, иллюзорны, если национальные правовые системы допускают,
чтобы окончательное и обязательное судебное решение оставалось неисполненным в ущерб одной из
сторон.
-------------------------------<1> Статистика публиковалась на сайте www.fssprus.ru.
Для выявления причины, в силу которой регулярно модернизируемая система исполнительного
законодательства (Закон о судебных приставах, Закон об исполнительном производстве и др.) не в
состоянии обеспечить эффективное правовое регулирование соответствующих общественных отношений,
необходим теоретический анализ юридической деятельности по принудительному исполнению
правообязывающих актов. Встает вопрос о целесообразности и, возможно, об искусственном характере
разделения уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного права. Отсутствие единого (с
позиций общей теории права) методологического подхода в отношении правового регулирования
исполнительных отношений не позволяет найти практические пути выхода из создавшегося положения.
Поэтому представляются актуальными научные изыскания, преследующие цель оптимизации и повышения
эффективности действий, связанных с принудительным исполнением правоустанавливающего или
правообязывающего акта.
Актуальность избранной проблематики в данной монографии обусловлена следующими
обстоятельствами:
- во-первых, необходимостью обоснования факта формирования в рамках системы российского права
самостоятельной правовой общности - исполнительного права как системы правовых норм, призванных в
своей целостности адекватно охватить всю сферу исполнения правоприменительных актов;
- во-вторых, необходимостью обоснования разделения системы российского права на три сектора:
материальный, процессуальный и исполнительный;
- в-третьих, существованием назревших методологических проблем научного осмысления понятия
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 3 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
исполнительного права в плане его концептуального оформления, что, в свою очередь, обусловлено той
ролью, которую эта правовая общность играет в механизме правового регулирования;
- в-четвертых, возникающими проблемами при трансграничных взысканиях, которые обостряются по
мере вхождения России в мировой экономический рынок и в связи со вступлением нашей страны во
Всемирную торговую организацию.
Ab origine (лат.) с самого начала следует систематизировать теоретические позиции относительно
правового регулирования общественных отношений в данной области, разработать научную методологию в
познании объективной реальности исполнительных и связанных с ними отношений для обоснования
действенных мер, направленных на совершенствование исполнительного законодательства и практики его
осуществления.
В данной книге исследуются общественные отношения, складывающиеся в сфере исполнительного
производства, а также в процессе реализации правоприменительных актов в целом, регулируемые в
настоящее время кодифицированным уголовно-исполнительным законодательством, различными
законами, определяющими порядок исполнения актов органов конституционного правосудия, арбитражных
и судов общей юрисдикции, иных юрисдикционных органов.
Автор попытался составить юридические закономерности и основные тенденции развития
исполнительного права в рамках системы российского права, определяющие его природу, принципы и
источники.
Цель, которую поставил автор перед собой, состоит в разработке общетеоретической модели
исполнительного права как самостоятельного элемента системы российского права для выявления
резервов и путей совершенствования механизма правового регулирования в сфере принудительного
исполнения судебных актов и актов иных органов, расширяющих возможности юридической деятельности
по защите, прежде всего, прав свобод и законных интересов человека и гражданина.
В монографии:
- выявлены актуальные научные позиции относительно понимания сущности системы права,
определено место в ней исполнительного права, охарактеризованы перспективы унифицированного
развития уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного и иных отраслей права;
- выявлены корреляционные связи исполнительного и процессуального права;
- на базе общетеоретического анализа существующих позиций в отношении структурирования
правовой формы выявлен и охарактеризован предмет правового регулирования и отраслевой режим
исполнительного права;
- сформулированы теоретические выводы относительно принципов исполнительного права и
проведен их общетеоретический анализ;
- разработана концепция исполнительного права в контексте выявления его общих и специальных
институтов;
- на основе общетеоретического анализа правовых отношений сформулировано понятие и
особенности исполнительных правоотношений;
- изучены специфика и структура исполнительных правоотношений;
- исследованы источники исполнительного права и возможность их консолидации на современном
этапе;
- сформулированы основные направления оптимизации исполнительного законодательства;
- на основе полученного материала и анализа состояния правового регулирования исполнительного
производства
показаны
перспективы
унификации
уголовно-исполнительного,
гражданского
исполнительного и арбитражного исполнительного и административного исполнительного права.
Значимость проведенного теоретического исследования комплексной отрасли исполнительного права
обусловливается отсутствием в науке ее разработанности, концептуального оформления. Многие вопросы,
затрагиваемые в монографии, специальному изучению и осмыслению ранее не подвергались. До
настоящего времени в правоведении нет единоличных или коллективных работ, посвященных
общетеоретической характеристике исполнительного права.
Впервые о возможности разграничения исполнительного производства и гражданского
процессуального права высказался В.А. Краснокутский еще в 1924 г. В своей работе "Очерки гражданского
процессуального права" <2> он утверждал, что право на судебное решение есть одна форма защиты права,
а принудительное исполнение - другая. Но в той же работе указывалось, что исполнение решений последняя стадия гражданского процесса, когда постановленное решение осуществляется. Все это
доказывало неоднозначность взглядов советских исследователей на проблему исполнительного
производства России. А.Ф. Клейнман в 1954 г., как и большинство советских исследователей права, считал
исполнение судебных решений органической частью гражданского процесса <3>.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 4 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
-------------------------------<2> См.: Краснокутский В.А. Очерки гражданского процессуального права: Опыт систематизации
законодательства РСФСР и СССР по судоустройству и гражданскому судопроизводству. Кинешма: Изд-во
Ивано-Вознесенского губсоюза, 1924. С. 158.
<3> См.: Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. М.: Юрид. лит., 1954. С. 36.
Однако имелись и другие суждения. В 1975 г. М.К. Юков высказал мнение о необходимости
индивидуализации норм права, регулирующих исполнительное производство <4>. В том же году А.К. Кац
сформулировал тезис, согласно которому процесс исполнения не может быть отраслью судебной
деятельности, иначе судебную деятельность пришлось бы представлять в виде надотрасли <5>. О
необходимости выделения исполнительного производства из гражданского процессуального права
указывал также В.В. Ярков. М.А. Гурвич в 1981 г. писал, что со вступлением в законную силу решения суда
гражданские процессуальные отношения прекращаются <6>.
-------------------------------<4> См.: Юков М.К. Самостоятельность норм, регулирующих исполнительное производство //
Проблемы совершенствования ГПК РСФСР: науч. тр. Свердловск: Изд-во СЮИ, 1975. Вып. 40. С. 57.
<5> См.: Кац А.К. Дальнейшая демократизация судебной деятельности, регулируемой ГПК РСФСР //
Там же. С. 34.
<6> См.: Гурвич М.А. Учение об иске. М.: ВЮЗИ, 1981. С. 122.
Международные исследователи права также проводят грань между исполнительным производством и
гражданским процессом. Так, Б. Хесс в 2009 г. отметил, "на сегодняшний день представляется, что четкое
разделение между гражданским судопроизводством и исполнительным производством - общая черта
многих юрисдикций" <7>.
-------------------------------<7> Хесс Б. Системы принудительного исполнения // Исполнительное производство: традиции и
реформы = Enforcement and Enforceability - Tradition and Reform / Пер. с англ.; под ред. Р. Ван Рее [и др.]. М.:
Инфотропик Медиа, 2011. С. 53.
Как видно из приведенного обзора мнений, сама идея разделения исполнительного производства и
гражданского процессуального права появилась давно, но научного осмысления и теоретического
обоснования она не получила. И только в постсоветский период нашей истории стали появляться
публикации правоведов, обосновывающих самостоятельность исполнительного производства. Данной
проблеме посвятили свои труды такие ученые, как: А.В. Авакян, М.И. Брагинский, Н.А. Винниченко, А.А.
Власов, Е.А. Деготь, О.С. Иоффе, А.К. Кац, А.Ф. Клейнман, А.А. Максуров, К.А. Малюшин, Д.А. Марданов,
И.Б. Морозова, Ю.А. Попов, Н.А. Рассахатская, И.И. Стрелкова, Д.В. Чухвичев, В.М. Шерстюк и другие
авторы.
В 2003 г. О.В. Исаенковой была защищена докторская диссертация на тему: "Проблемы
исполнительного права в гражданской юрисдикции" <8>. Однако в данной работе прослеживается дуализм
позиции автора: автор говорит об исполнительном праве, но при этом рассматривает его в рамках
гражданского процесса.
-------------------------------<8> См.: Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. ... д-ра
юрид. наук. Саратов, 2003.
В центре внимания вышеуказанных авторов находилась идея обоснования самостоятельности
исполнительного производства в плане его разграничения с гражданским процессом. Не отвергая в целом
данный подход, автор обосновывает свою общетеоретическую модель исполнительного права, включая ее
понятийный аппарат, деление на составные части в виде подотраслей, частей и институтов. В работе
представлено целостное теоретическое исследование исполнительного права в системе права России,
определены и проанализированы критерии, позволившие автору прийти к выводу о самостоятельности
исполнительного права как комплексного правообразования. Вышеуказанные вопросы ранее специальному
изучению и осмыслению не подвергались.
На основе проведенного анализа современных общетеоретических представлений относительно
системы права обосновано положение о формировании в ее составе исполнительного права вопреки
имеющимся, в частности в гражданско-процессуальной науке, утверждениям, отождествляющим
гражданское исполнительное право с институтом исполнительного производства гражданского
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 5 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
процессуального права.
Установлено, что только предмет правового регулирования может быть использован в качестве
наиболее объективного критерия индивидуализации отраслей права. Метод же правового регулирования у
публичных отраслей права в определенной мере однороден, базируется на императивном подходе.
Совокупность методов (так называемый отраслевой режим) в большей степени позволяет
"индивидуализировать" отрасли права. Вместе с тем на современном этапе, характеризующемся особым
динамизмом развития общественных отношений, даже совокупность данных о предмете и отраслевом
режиме зачастую не создает условия для констатации наличия (отсутствия) оснований для характеристики
той или иной отрасли права как самостоятельной. В целях более объективного разрешения данной задачи,
по мнению автора, должны использоваться дополнительно и такие критерии, как: цель и функции отрасли
права, отраслевые принципы, источники отрасли, индивидуальный субъектный состав соответствующих
правоотношений.
В книге выявлено, что исполнительное право имеет свой индивидуальный отраслевой режим, в
котором наряду с общими для отраслей права методами (разрешительным, дозволительным,
обязывающим, предписывающим) используются и сугубо индивидуальные (например, метод
принудительного взыскания); обладает своим специфическим субъектным составом (судебный
пристав-исполнитель, взыскатель, должник, суд, прокурор, УИИ и др.); преследует свою индивидуальную
цель - определить условия и порядок принудительного исполнения требований правоприменительных
актов, восстановить имущественные (в отдельных случаях личные неимущественные) права субъекта
исполнительных отношений, а также общества и государства; выполняет и свои специфические функции, в
числе которых, к примеру, принудительно-восстановительная функция.
Обоснована
целесообразность
конвергентного
развития
гражданского
исполнительного,
уголовно-исполнительного законодательства, как и всего законодательства, регулирующего процесс
исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов.
Установлено, что системность отрасли исполнительного права базируется на единстве входящих в
него институтов и норм. Исполнительное право представляет собой (внутреннее содержание)
согласованную систему, состоящую из двух частей - общей и особенной. Общая часть отрасли
исполнительного права содержит в себе институты общего характера, особенная часть также представляет
собой систему, состоящую из норм права, регулирующих отдельные институты, и прежде всего институты
исполнительного производства. Внутри отрасли существует реальное системное взаимодействие входящих
в него институтов, совокупность которых позволяет констатировать целостность, завершенность и
самостоятельность исполнительного права как комплексной отрасли права. Несмотря на то что нормы,
входящие в комплексную отрасль исполнительного права, относятся сегодня к различным отраслям права,
все они функционально взаимодействуют в регулировании качественно однородных общественных
отношений.
В данной работе обосновано, что в механизме правового регулирования важное значение имеет
стадия реализации субъективных прав и юридических обязанностей субъектов правоотношений,
направленных на удовлетворение их целей посредством соблюдения, исполнения или использования
предоставленных правовыми предписаниями возможностей. Данная стадия объективируется в
правоприменительных актах (приговоре суда, решении третейского суда и т.д.), которые во многих случаях
могут быть исполнены только принудительно. В этом случае механизм правового регулирования
предполагает использование возможностей субъектов, наделенных властными полномочиями.
В монографии аргументировано, что каких-либо принципиальных препятствий для кодификации
уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного законодательства, регулирующего порядок
исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов, не существует. Более того, есть все
основания для их унифицированного развития как закрепляющих общий правовой массив в системе
российского права, поскольку общими для них являются: предмет правового регулирования (общественные
отношения, возникающие в процессе исполнения судебных актов (иных правоприменительных актов), а
также исполнения уголовных наказаний, поскольку оно также осуществляется только на основе
правоприменительных актов); цель правового регулирования (обеспечение исполнения решения
правоприменительных органов, в том числе об исполнении наказания); функции (общая функция
организации и охраны общественных отношений в сфере исполнения правоприменительных актов);
тождественные и зачастую фактически единые отраслевые принципы, источники, индивидуальный
субъектный состав.
Автором определены состояние и перспективы развития исполнительного права в системе
российского права, сформулированы теоретические выводы и даны практические рекомендации по
совершенствованию законодательства, регламентирующего исполнительное производство, в частности
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 6 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
обоснована целесообразность принятия ИК.
Разработанные в настоящей книге концептуальные положения обогащают теорию юридической
деятельности судебных приставов-исполнителей и в целом теорию права и государства. Комплексное
исследование исполнительного производства в рамках теории конвергенции исполнительных отраслей
права позволило автору сформулировать предложения и сделать выводы, которые в дальнейшем могут
быть использованы в разработке актуальных проблем теории права и государства.
Данная работа может быть использована при преподавании курсов теории права и государства,
других юридических дисциплин, при написании учебников и учебно-методических пособий для студентов,
аспирантов, судей и иных правоприменителей.
Выводы, полученные в ходе исследования, и сформулированные на их основе предложения
прикладного характера будут полезны в практической деятельности ФССП России, УИИ и иных органов,
должностных лиц, участвующих в процессе реализации правоприменительных актов.
Глава I. СОВРЕМЕННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СИСТЕМЫ ПРАВА
И МЕСТА В НЕЙ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА
§ 1. Система права как актуальная проблема
юридической науки и практики
В юридической литературе имеет место мнение о том, что систему права нельзя искусственно
построить, сконструировать, создать, она складывается исторически объективно, представляет реальное
социальное образование и не может строиться по произволу законодателя <9>. Подобная характеристика
может быть распространена и на другие структурные элементы системы права: отрасли, институты, нормы
права. Объективную основу системы права составляют существующие общественные отношения (предмет
правового регулирования), закономерности развития которых предопределяют применение к ним особых
отраслевых режимов правового регулирования. При этом нельзя забывать об известной условности
применения термина "объективный" к любым жизненным процессам, в том числе к праву <10>. Если
системе права придать объективную основу (не зависящую от воли и сознания людей), станет непонятно,
как функционирует и существует право в англо-саксонской семье права, в системе права которой, как
известно, нет отраслей. Вместе с тем право там является эффективным регулятором общественных
отношений и, может быть, даже более эффективным, чем в нашей стране. Следовательно, объективность
системы права имеет довольно условный характер, ad hoc - для данного случая. Во всяком случае
структурированность системы права на отрасли, институты и нормы нельзя рассматривать в настоящее
время аподиктически. В современном правоведении идет оживленная полемика по поводу существования
комплексных отраслей права и их места в системе права. Большинство комплексных отраслей
формируется в связи с необходимостью специализированного регулирования определенной группы
отношений на основе и в рамках существующих отраслевых юридических режимов <11>. Хотя каждая
комплексная отрасль имеет свой предмет регулирования, он не требует особого метода и механизма
регулирования <12>. Отсутствие единого механизма и метода регулирования в комплексных отраслях
объясняется тем, "что нормы, в них входящие, имеют "прописку" в основных отраслях, остаются по своим
исходным моментам в главной структуре, в основных отраслях, и на них распространяются общие
положения соответствующих основных отраслей. Данные нормы входят во вторичную структуру, при этом
оставаясь нормами гражданского, уголовного, административного, трудового и т.д. отраслей права" <13>.
Какова же сегодня система права? Состоит ли она из однородных структурных образований?
-------------------------------<9> См.: Макеева Е.М. Системный подход как способ познания права // Государственная власть и
местное самоуправление. 2009. N 6. С. 22.
<10> См.: Там же.
<11> См.: Нуриев А. К вопросу о понятии нотариального права // Арбитражный и гражданский процесс.
2007. N 6. С. 22.
<12> См.: Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юрид. лит., 1975. С. 193.
<13> Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1981. Т. 1. С. 254.
Необходимо обратить внимание и на то обстоятельство, что понятие "система" не есть
исключительно правовое определение и существует практически во всех областях человеческого познания
и бытия. Например, система имеется в таких областях познания, как физика, астрономия, анатомия,
география и многих других. Система как философская категория исследуется также и в философии. По
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 7 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
мнению И. Клира, "множество величин, уровень анализа, отношения между величинами, свойства,
определяющие эти отношения, - это основные признаки каждой системы независимо от того, с точки зрения
какой научной дисциплины определяется объект как система" <14>.
-------------------------------<14> Клир И. Абстрактное понятие системы как методологическое средство: Исследования по общей
теории систем. М.: Прогресс, 1964. С. 289.
Правоведение как наука также знает не одну систему. Известны такие системы, как: система права,
система принципов, система источников, система законодательства, система ответственности и т.д.
Однако, несмотря на столь широко употребляемое понятие, любую систему всегда отличает
упорядоченность ее элементов, которые всегда стоят в определенной зависимости друг от друга,
согласовываются внутри самой системы и образуют строгую логическую цепь явлений.
Как отмечается в юридической литературе, система права - это правовая категория, отражающая
внутреннее строение действующего в государстве права любой страны и представляющая собой, с одной
стороны, единство входящих в него норм, а с другой - разграничение их на взаимосвязанные составные
части.
Объектом исследования в настоящей главе является система права, определение места в ней
исполнительного права, его целей и функций, а также соотношения с другими процессуальными и
материальными отраслями права.
Размежевание в праве на составные части мы можем наблюдать еще в римском праве, где нормы
права делились на уголовные (карательные) и гражданские (диспозитивные). Однако сами римские юристы
еще не знали понятия системы права и не выделяли ее элементов. Деление права на уголовное и
гражданское происходило в силу сложившихся традиций и, скорее всего, представляло собой деление не
системы права, а системы законодательства. Однако римские юристы вполне осознанно делили право на
частное и публичное, что, по сути, и есть первые попытки построения системы права. Так, известный
римский юрист Д. Ульпиан под публичным правом понимал все то, что относится к положению государства
и приносит пользу публичную, а под правом частным - все то, что относится к пользе отдельных лиц и
приносит пользу частную <15>. Такое деление права римские юристы осуществляли в зависимости от
регулируемых общественных отношений. Помимо Л.Л. Кофанова такой же точки зрения придерживается и
цивилист С.В. Пахман. Однако в науке есть и иные взгляды на частное и публичное право. Как указывает
Н.М. Коршунов, "...на самом деле в высказывании римского юриста речь идет не о разделении норм права,
а о двух сторонах его изучения" <16>. Далее вышеуказанный автор предостерегает о недопустимости
подмены ульпиановского деления "изучения права" делением "самого права". Тем не менее большинство
правоведов соглашаются с первоначальной трактовкой и делением римского права на частное и
публичное.
-------------------------------<15> См.: Кофанов Л.Л. Дигесты Юстиниана. М.: Статут, 2004. С. 13.
<16> Коршунов Н.М. Конвергенция частного и публичного права: проблемы теории и практики. М.:
Норма, 2011. С. 25.
Полагаем, что деление права на частное и публичное было реципировано из римского права в
последующем в западные и российскую правовые системы. Современная наука о праве также знает
деление права на частное и публичное. Публичное право - это императивное право, где всегда доминируют
интересы государства и одной из сторон в правоотношениях выступает само государство, государственный
орган, государственный служащий, а граждане должны следовать предписаниям, исходящим от
государства. Здесь нет равноправия между субъектами (примером тому могут служить такие отрасли права,
как уголовное, административное, гражданское процессуальное и некоторые другие). Частное право
регулирует отношения всегда между равноправными субъектами, здесь действует принцип
диспозитивности, а не императивности. Вместе с тем в публичном праве с некоторой долей условности
могут присутствовать диспозитивные нормы и действовать диспозитивные принципы. В свою очередь, в
частном праве также могут присутствовать императивные нормы и действовать императивные принципы.
Известна, впрочем, и другая точка зрения исследователей права, которые отрицали деление права на
частное и публичное ввиду отсутствия границ между ними.
Некоторые современные исследователи поддерживают деление права на частное и публичное и
вводят в употребление дополнительный критерий деления права в зависимости от отношения между
субъектами в праве. В публичном праве присутствуют всегда властеотношения, отношения неравенства,
где один субъект наделен полномочиями и правами воздействия на другого. В частном праве чаще всего
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 8 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
присутствуют отношения равенства между субъектами права, где права и обязанности между субъектами
уравниваются.
При рассмотрении весьма актуального в настоящее время вопроса о строении права, его системы
многие исследователи обращают внимание на дуалистическую теорию, предполагающую деление права на
частное и публичное <17>. Вместе с тем сама теория двойственного правового строения многократно
получала и в отечественном, и в зарубежном правоведении самые различные оценки и интерпретации.
Однако, несмотря на отсутствие однозначного признания, концепция частно-публичного права подпадает
под число правоведческих интересов уже много столетий, является для юридической сферы, с одной
стороны, неоднозначно воспринимаемой, а с другой - традиционной. Даже только сам этот факт (а равно и
иные, содержательные аспекты) побуждает нас обратить внимание на рассмотрение дуалистической
концепции права, оценить значимость таковой для решения вопроса о структуре права <18>.
-------------------------------<17> См.: Азми Д.М. О структурном значении частного и публичного права в системе права //
Законодательство и экономика. 2010. N 7. С. 18 - 23.
<18> См.: Там же.
Имеют место оригинальные вариации восприятия частного и публичного права, которым мы уделим
некоторое внимание (перед отображением собственного видения рассматриваемой проблематики). В
частности, заслуживает особого рассмотрения позиция М.П. Каревой. Главное состоит в том, что ученый
исключала вопрос о дуализме правового строения из тематики системы, структурного строения права. По
ее идее, деление права на публичное и частное относится не к систематике и не к систематизации, а к
сущности права. По мнению М.П. Каревой, сама суть права такова, что оно всегда сочетает в себе
общественные и индивидуальные (личностные) интересы. В зависимости от преобладания
регламентируемой заинтересованности правовые предписания могут быть подразделены на два блока,
которые и именуются публичным и частным правом. Таким образом, вопрос о дуализме права должен быть
вынесен за рамки обсуждений системы права (ибо предметом последних является разграничение норм
позитивного права).
При этом именно интересы, согласно пояснениям М.П. Каревой, являются критерием, определяющим
сущность правового поведенческого правила. Все остальные показатели - формально-юридический,
мотивационный и иные - являются лишь производными и носят обосновывающий, но не объясняющий
характер. Их выделение во многом предопределено стремлением представителей цивилистического
направления правовой науки уяснить и доказать специфику корреспондирующей области юриспруденции.
Само же учение о дуализме права направлено на изучение противоречий интересов между субъектами
права. "Эти противоречия являются основой деления права на публичное и частное, но отнюдь не системы
действующего... права" <19>.
-------------------------------<19> Карева М.П. К вопросу о делении права на публичное и частное // Сов. гос-во и право. 1939. N 4.
С. 22.
Как видим, осмысление правовой реальности началось очень давно, с разграничения права на
публичное и частное, и этот процесс не завершен к настоящему времени. В XIX - в первой половине XX в.
исследователи права при формировании взглядов на право как самостоятельную науку делили право также
на естественное (jus natural) и позитивное (jus civile). Такой дуалистической структуры права
придерживались многие русские философы <20>, хотя господствующей все же была концепция правового
позитивизма. Позитивизм считал само право и его систему однажды установленными государством,
зависимыми от государственной власти и подчиненными ею, чем, собственно, и объясняется указанный
ранее объективизм системы права. Исследователи-позитивисты настаивали на невозможности отличать
реально существующее право от права, каким оно должно быть. В связи с этим О.Г. Данильян совершенно
справедливо замечает, "это мир формальной реальности, которому нет дела до субъекта, ибо в нем нет
ценностной реальности" <21>.
-------------------------------<20> См., напр.: Соловьев В.С. Оправдание добра: Нравственная философия // Соч.: В 2 т. М.:
Мысль, 1988. Т. 1. С. 46; Ильин И. О сущности правосознания. Мюнхен, 1956. С. 87.
<21> Данильян О.Г. Философия права. М.: Эксмо, 2007. С. 36.
Многие правоведы разделяют теорию позитивизма, считая, что структура права, ее система, однажды
сформированная, воспринимается ими как нечто постоянное, объективное и не подлежащее никакой
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 9 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
трансформации, как исторически сформировавшиеся конкретные отрасли, институты и нормы. Позитивисты
отрицают саму идею расширения системы права, появление в ней новых отраслей права, тем самым
отвергается сама возможность отличать реально существующую (фактическую) систему права от системы
права, существующей уже десятилетия. Подобными взглядами, как справедливо указывает В.А. Четвернин,
"отрицается возможность познания сущности права" <22>. Такие абстрактные теории права отрываются от
жизни и становятся бесполезными.
-------------------------------<22> Четвернин В.А. Современные концепции естественного права. М.: Наука, 1988. С. 13.
По нашему мнению, правовая доктрина права и правовой субъективизм ближе всех подходят к
выявлению собственной природы правовых явлений и системы права. В основе учения о естественном
праве лежит идея о том, что все правовые нормы, институты, отрасли и система права в целом должны
базироваться на каких-то объективных началах, не зависящих от воли человека. Поэтому необходим поиск
реальности и целесообразности права и его системы.
Именно в антологическом аспекте естественно-правового мышления необходимо ответить на
вопросы: что есть право, какова система права, что есть отрасль права и какова эффективность
существующего позитивного права? По мнению О.Г. Данильяна, естественно-правовое мышление
выполняет функцию объяснения сущности и понимания смысла права и его системы <23>. К пониманию
смысла права и его системы необходимо подходить не как к чему-то догматическому, однажды данному
социальному явлению, а как к живому, саморазвивающемуся правовому организму, опирающемуся на
такие понятия, как справедливость, неотвратимость, функциональность, целесообразность. И если право и
правовая система неэффективны, их необходимо менять. Это отнюдь не означает революционного пути
слома старой правовой системы и строительства на его обломках нового права. Жизнь доказала, что
гораздо действеннее эволюционный путь развития права. Трансформация права должна проходить
ненасильственными методами.
-------------------------------<23> См.: Данильян О.Г. Указ. соч. С. 39.
Но, как справедливо замечает И.А. Ильин, "прежде чем появиться новому праву, необходимо, чтобы у
народа или хотя бы у создателей права сложилось бы новое правосознание, т.е. представление о новом
праве и чувство нового правового строя" <24>.
-------------------------------<24> Ильин И.А. Теория государства и права. М.: Зерцало, 2003. С. 115.
По мнению И.А. Ильина, "основная задача положительного права состоит в том, чтобы принять в себя
содержание естественного права, развернуть его в виде правил внешнего поведения, приспособленных к
условиям данной жизни и к потребностям данного времени" <25>. Тем не менее автор разделяет мнение о
том, что в современных государствах, несомненно, главенствующая роль принадлежит объективному праву
как регулятору общественных отношений. И здесь мы не можем не согласиться с Р.В. Шагиевой, которая
указывает, что в рамках юридической науки оправданным по-прежнему остается понятие объективного
права, ибо только последнее представляет собой самостоятельный юридический феномен как с точки
зрения правового содержания, так и с точки зрения официальной формы <26>.
-------------------------------<25> Ильин И.А. О сущности правосознания. М.: Рарогъ, 1993. С. 58.
<26> См.: Шагиева Р.В. Концепция правовой деятельности в современном обществе: Дис. ... д-ра
юрид. наук. М., 2006. С. 92.
Право, являясь общественным регулятором, призвано регулировать отношения в обществе. Если
объективное право близко соотносится с естественным правом, то такое соотношение позволит исключить
социальные конфликты в обществе. Однако право как некое обобщающее социальное и философское
понятие не может регулировать отдельно взятое общественное отношение. Каждое отдельно взятое
общественное отношение регулирует конкретная или конкретные нормы права, взятые в отдельности. В
свою очередь, нормы права располагаются в праве не в хаотичном порядке, а находятся по отношению
друг к другу в устойчивой взаимозависимости. Отдельно взятые, обособленные нормы права регулируют
всегда отдельную группу обособленных общественных отношений, таким образом, право структурируется
на отдельные, но взаимозависимые элементы, в роли которых выступают отрасли права.
Л.И. Дембо совершенно справедливо обосновывал необходимость научной разработки системы
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 10 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
права в зависимости от ее исторической обусловленности <27>. Вышеуказанный автор утверждал, что
система права есть совокупность заложенных в ней правовых принципов и система права обусловлена
этими принципами. Ф.Н. Фаткуллин <28> различал внутреннюю и внешнюю форму права. Под внутренней
формой он понимает структуру права, в которой содержание "высвечивается" в виде общеправовых
принципов и основанной на них системы отдельных отраслей, каждая из которых, в свою очередь, состоит
из общеотраслевых принципов и системы определенных институтов, образующихся опять же из системы
норм со всеми их структурными элементами. Внешняя же форма - наружное устройство права,
представленное через различные нормативные источники в систематизированном виде.
-------------------------------<27> См.: Дембо Л.И. О принципах построения системы права // Сов. гос-во и право. 1956. N 8. С. 91 93.
<28> См.: Фаткуллин Ф.Н. Основы теории государства и права. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1994. С.
111.
Однако, принимая за элементы системы права нормы, институты и отрасли, нетрудно заметить, что
все они являются однопорядковыми элементами системы и разница между ними в иерархичности и
сложности. Принципы права суть элементы другого порядка, но, по нашему мнению, они никак не могут
определять структуру права. Если принять точку зрения Ф.Н. Фаткуллина за базисную, становится не
понятным, почему тогда вышеуказанный автор в структуру права не включил такие элементы, как цель,
функции, источники права.
Науке известен и другой взгляд на систему права, который состоит в том, что система права есть
юридический инструмент, посредством которого распределяются правовые нормы по институтам и
отраслям. В теории права многие исследователи систему права определяют как внутреннюю форму права,
которая имеет те научно обоснованные критерии, посредством которых распределяется законодательство,
т.е. внешняя форма права. Однако такую позицию вряд ли можно считать аподиктической и согласиться с
ней. Внутренняя и внешняя формы любого явления должны совпадать в объемах. Система права и система
законодательства в своих границах или объемах часто не совпадают. Например, можно признать
существование законодательства, регулирующего правоотношения в области спорта, причем само
законодательство рассредоточено по многим отраслям права, как частного, так и публичного, и образует
отрасль законодательства. Однако в системе права такого структурного элемента, как отрасль спортивного
права, в настоящее время не существует, несмотря на отдельные попытки придать данному направлению
статус отрасли искусственным путем. Систему законодательства, структурированную по отраслям
законодательства действительно путем инкорпорирования или консолидации, можно создать искусственно,
например выпустив сборник нормативных актов по конкурсному производству, сборник законодательства в
области медицины и т.д. Система права возникает объективно внутри надстройки. Элементы системы
права появляются постепенно в праве, причем не только индивидуализировано в каждом государстве, но и
могут видоизменяться вместе с изменениями в базисных отношениях по истечении времени в одном и том
же государственном образовании. А задача исследователей права - увидеть эти зародившиеся новые
элементы внутри системы права, с тем чтобы исследовать их и закрепить в последующем в объективном
праве.
Системе права уделяли свое внимание многие исследователи. Например, Л.С. Галесник писал, что
система права - это не абстракция, не логическая конструкция, призванная только объяснять внутреннюю
структуру действующего права. Он утверждал, что система права есть сама внутренняя структура
действующих и применяемых в государстве юридических норм <29>. Позиция данного исследователя
представляет собой редукцию, поскольку сводится к тому, что именно система норм права определяет и
систему права, т.е. система норм первична, а система права вторична. Но тогда мы приходим к такому
выводу, что систему права определяют нормы права, однако нормы права не возникают объективно, они
есть всегда как продукт человеческой деятельности, зависят от конкретных людей, работающих
(избранных) в законодательных органах, от их профессиональной подготовки, их восприятия
действительности, следовательно, система права не может быть объективной - она всегда субъективна.
Кроме того, поддерживая данную теорию, мы соглашаемся с тем, что система права определяется
системой законодательства, следовательно, данные правовые категории совпадают. Однако, по нашему
мнению, вряд ли с такой научной позицией можно согласиться. Нормы права не могут детерминировать
отрасли права; напротив, отрасли права детерминируют расположение норм внутри системы права.
-------------------------------<29> См.: Галесник Л.С. О проблемах системы советского права // Сов. гос-во и право. 1957. N 2. С.
108.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 11 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Вопрос о том, что определяет систему права - норма права или отрасль права - является
дискуссионным. По нашему мнению, систему права определяют отрасли права. А отрасли, в свою очередь,
тоже состоят из определенных систем: системы институтов, системы норм. О.С. Иоффе и М.Д.
Шаргородский определяли систему права как совокупность отраслей, соответствующих специфике
общественных отношений <30>. Эти исследователи структуру системы права характеризовали через
призму общественных отношений. По их мнению, каждой однородной группе общественных отношений
соответствует и своя отрасль права. Таким образом, единственным критерием деления отраслей права
является предмет правового регулирования. Надо сказать, что мнение названных авторов отражало
господствующую в то время точку зрения, но, по нашему мнению, не вполне отражает истину в данном
вопросе сегодня.
-------------------------------<30> См.: Шаргородский М.Д., Иоффе О.С. О системе советского права // Сов. гос-во и право. 1957. N
6. С. 101.
Г.Ф. Шершеневич справедливо указывал, что теоретическая, педагогическая и практическая причины
приводят к необходимости разделить действующее право по отделам <31>. В последующем в данной
работе именно с теоретической, педагогической и практической позиций мы постараемся обосновать
самостоятельность исполнительного права и его место в системе права.
-------------------------------<31> См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М., 1995. Т. 2. Вып. 4. С. 446.
Н.И. Матузов выделил характерные черты системы права, которыми являются: единство, различие,
взаимодействие, способность к делению, объективность, согласованность, материальная обусловленность
<32>. Однако представляется, что данные черты отрасли скорее носят философский характер и не
являются определяющими. Точно такие же черты имеют системы законодательства, данные черты не
присущи имманентно отраслям права и в целом системе права. Однако мы не можем не согласиться с Н.И.
Матузовым, который отмечает, что нормы права различаются по своему конкретному содержанию,
характеру предписаний, сферам действия, формам выражения, предмету и методам регулирования,
санкциям и т.д. Поэтому, по мнению вышеуказанного автора, они делятся на институты и отрасли.
-------------------------------КонсультантПлюс: примечание.
Учебник Н.И. Матузов, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
<32> См.: Матузов Н.И. Теория государства и права: Курс лекций. М.: Юристь, 2002. С. 395.
Определяя систему права, В.М. Чхиквадзе и Ц.А. Ямпольская справедливо замечают, что это не
простая сумма отдельных элементов, из которых составляется нечто целое, а сложная взаимосвязь и
взаимозависимость различных элементов <33>. Примерно такой же точки зрения придерживался и Д.А.
Керимов, который также представлял систему права в виде множества связанных друг с другом
юридических норм, дифференцированных по отраслям права <34>.
-------------------------------<33> См.: Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Сов. гос-во и право. 1967. N
9. С. 32.
<34> См.: Керимов Д.А. Философские проблемы права. М.: Мысль, 1972. С. 288.
Излагая в данном параграфе видение системы права, нельзя обойти вниманием и правовую систему.
Система права и правовая система не суть одного и того же, ибо это разные правовые категории.
Под правовой системой ученые понимают правовые нормы, институты и принципы; юридические
учреждения; правовое сознание, правовую культуру; правотворчество; правореализацию; правопорядок
<35>.
-------------------------------<35> См.: Кудрявцев В.Н, Васильев А.М., Казимирчук В.П. Правовая система социализма. М.: Юрид.
лит., 1986. Кн. 1. С. 38 - 44.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 12 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Система права, в свою очередь, состоит из взаимосвязанных между собой элементов, таких как
отрасль, подотрасль, субинститут, институт, норма права. Но при выделении любой отрасли права из
системы, в структурном плане необходимо выделить такие аксиологические компоненты, как система
ценностей, защищаемых данной отраслью, и другие основополагающие критерии, с помощью которых
можно было бы выделить эти взаимосвязанные элементы внутри системы. В этом и заключается отправная
идея, предшествующая появлению отрасли права, которую следует институционально закрепить и
поддержать силой данного права.
Рассматривая право в антологическом аспекте, необходимо прежде всего исследовать его систему,
уяснить, из каких конструктивных элементов формируется право и, самое главное, как оно должно быть
организовано, чтобы соответствовать своему главному назначению - защите и охране прав человека.
Вряд ли можно согласиться с позицией, что система права известна всем без исключения
государствам, в том числе и ортодоксальным мусульманским, где правят законы Шариата. Правовая
система действительно имеет место во всех государственно-правовых образованиях. Наиболее
распространенными являются два типа правовой системы - англо-американский и романо-германский,
подверженных тенденциям универсализации и унификации <36>. Как замечал И.В. Павлов, "в одном случае
под системой права понимают право, существующее в том или ином государстве, соответствующее его
социально-экономическому содержанию, историческому типу. Так обстоит дело, когда говорят о
рабовладельческой, феодальной, буржуазной системе права. В этом случае действительную систему
права образуют определенные принципы того или иного социального строя. Такое понимание системы
права есть по существу понимание ее как исторического типа права" <37>. Тот же автор понимал систему
права и как внутреннее строение исторического типа права, деление права на отрасли <38>.
-------------------------------<36> См.: Марченко М.Н. Государство и право в условиях глобализации. М.: Проспект, 2008. С. 280.
<37> Павлов И.В. О системе советского социалистического права // Сов. гос-во и право. 1958. N 11. С.
5.
<38> См.: Там же.
Каждому государству на отдельном этапе его развития должны соответствовать свои система права и
правовая система. По нашему мнению, недопустимо рассматривать систему права как нечто "данное
свыше один раз и на всю жизнь", как некую постоянную величину. Поскольку система права относится к
надстроечным явлениям, она должна эффективно регулировать прежде всего базисные отношения. При
смене базисных отношений или при неэффективном регулировании последних объективно
трансформируются как правовая система, так и система права. По этому поводу Ф. Энгельс замечал:
"...право должно не только соответствовать общему экономическому положению, не только быть его
выражением, но также быть внутренне согласованным выражением, которое бы не опровергало само себя
в силу внутренних противоречий" <39>.
-------------------------------<39> Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. М.: Гос. изд-во полит. лит-ры, 1955 - 1981. Т. 37. С. 418.
Так, в США действующая система права состоит из законодательств 50 штатов и одного
федерального законодательства. В каждом штате имеется своя конституция и свое законодательство,
которое может и входить в противоречие с законодательствами других штатов. Тем не менее сложившаяся
система права в США способна динамично, в короткие сроки приспосабливаться к изменениям в базисных
отношениях в целях более эффективного регулирования.
Российская правовая система принадлежит семье романо-германского права, которая зародилась
еще в период Римской империи. Однако она имеет свою индивидуальность. В.Н. Синюков совершенно
справедливо отмечает, что ввиду самобытности России в ней складываются свои экономические,
политические и культурные отношения, а вследствие этого наша страна имеет и свою самостоятельную
правовую систему <40>. Является ли такой же самобытной система права? Как представляется, здесь
необходимо различать два момента. Если речь идет о количестве и о названиях элементов системы, то в
этом случае действительно, учитывая особенности менталитета, культуры в том или ином государстве,
экономические и политические отношения в каждом государстве, взятом в отдельности, существует своя
самостоятельная система права, поэтому она индивидуальна и повториться не может. И в этом смысле
Россия имеет свою индивидуальную систему права. Тем не менее следует признать, что российская
правовая система "выросла" из романо-германской правовой системы, переняв от нее многие черты.
-------------------------------<40> См.: Синюков В.Н. Российская правовая система (вопросы теории): Автореф. дис. ... д-ра юрид.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 13 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
наук. Саратов, 1995. С. 13 - 15.
Несомненно, важно изучить и выявить, как проходит процесс трансформации и расширения системы
права и для чего, собственно, нужны новые отрасли права. Как думается, самостоятельные отрасли в
системе права появляются постепенно и объективно, в силу развития экономики, самого государства и
права. Государство может лишь де-юре признать или не признать возникновение новых отраслей права (и в
этом проявляется субъективное начало), но не может своим волевым решением искусственно создать ту
или иную отрасль права. Структура права, согласно позиции С.С. Алексеева, не плод фантазий, а реальное
подразделение права на определенные части <41>.
-------------------------------<41> См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права: Курс лекций: В 2 т. Свердловск: Изд-во Свердл.
юрид. ин-та, 1972. Т. 1. С. 130.
Рассматривать систему права как субъективное явление впервые предложили Б.В. Шейндлин и С.М.
Корнеев. Это был смелый шаг в период развитого социализма, когда отрицалась сама идея субъективного
подхода к различным явлениям и понятиям. Марксизм-ленинизм как материалистическое учение признавал
только объективный характер развития всего сущего. Тем не менее С.М. Корнеев писал, что "неправильно
изображать дело так, будто система права существует независимо от нашего сознания, оставаясь до сего
времени неразгаданной тайной" <42>. Того же мнения придерживался и Б.В. Шейндлин, который указывал,
что "группировка норм по отраслям не представляет собой нечто неизменное складывающееся
автоматически, фатально, за спиной людей" <43>.
-------------------------------<42> Корнеев С.М. Вопросы построения системы советского права // Правоведение. 1963. N 1. С. 17.
<43> Шейндлин Б.В. Объективное и субъективное в праве // Правоведение. 1961. N 4. С. 125.
Позднее В.К. Райхером была сформирована другая точка зрения, которая заключалась в следующем:
"система права не есть исключительно объективное или исключительно субъективное явление, она
представляет собой диалектическое сочетание двух противоположных и в то же время соотносительных
начал, двустороннее единство субъективного и объективного моментов" <44>. По нашему мнению,
высказанная позиция представляет наибольший интерес, поскольку она определяет систему не как некое
объективное понятие, как аксиому, а как научную конструкцию. Исследование данной проблемы позволяет
прийти к следующим выводам. Система права, так же как и система законодательства, не может быть
полностью объективной. Объективно возникает, зарождается внутри системы права предмет правового
регулирования новой отрасли права. Объективно появляются новые общественные отношения вместе с
развитием базисных отношений. Общественные отношения нуждаются в законодательном регулировании.
Процесс законотворчества, в свою очередь, есть субъективный процесс. И только после появления
источников отрасли права, принципов права и прочих сущностных элементов, может возникнуть отрасль
права - де-факто; но даже в этом случае не будет отрасли права де-юре. Есть только гипотетическая
возможность появления отрасли, которая должна получить всеобщее признание и одобрение, что в
определенной мере зависит от субъективного представления о праве. В этом плане В.П. Мозолин
предлагал отказаться от отрасли права как основного элемента системы права, мотивируя это тем, что в
современной доктрине права понятие отрасли права оказалось девальвированным до такой степени, что
им, по существу, невозможно стало пользоваться в практических целях <45>.
-------------------------------<44> Райхер В.К. О системе права // Правоведение. 1961. N 3. С. 61 - 70.
<45> См.: Мозолин В.П. Система российского права (тезисы доклада на Всероссийской конференции
14 ноября 2001 г. в МГЮА) // Право и политика. 2002. N 2. С. 5.
Система права не является однородной структурой. По мнению В.П. Мозолина, она состоит из трех
уровней: первый - конституционное право, второй - основные ветви права (гражданское, трудовое,
процессуальное и т.д.), третий - правовые образования, функционирующие в отдельных сферах
жизнедеятельности общества (предпринимательское, земельное право и др.). Но вряд ли такая точка
зрения является бесспорной. Разделяя всю систему на отрасли и образования, автор все равно предлагает
называть их "правом" по аналогии с отраслью, тем более что это "правовое образование" не входит ни в
одну отрасль и представляет собой самостоятельную ячейку системы права. Система права состоит из
трех ветвей права: материального, процессуального и исполнительного. Традиционное деление права на
материальное и процессуальное исключает из правовой материи огромный пласт общественных
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 14 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
отношений, не являющихся предметом регулирования вышеуказанными ветвями права. Логичной и
завершенной система права представляется только при наличии в ней отдельной ветви исполнительного
права.
Решить задачу разделения не только системы права, но и юридических дисциплин призывал в 1938 г.
еще А.Я. Вышинский, который предлагал построить систему советского права таким образом, чтобы,
во-первых, систематизировать принципы; во-вторых, классифицировать юридические дисциплины;
в-третьих, дать исчерпывающее описание и определение тех задач, которые стоят перед каждой
дисциплиной в отдельности и перед всей наукой в целом <46>.
-------------------------------<46> См.: Вышинский А.Я. Основные задачи науки советского социалистического права // Сов. гос-во
и право. 1938. N 1. С. 30.
Как нам представляется, в отличие от системы законодательства система права возникает
объективно и индивидуализируется в зависимости от общественно-экономической формации,
исторического этапа развития конкретного государства. Изменение общественных отношений
детерминирует развитие системы права, в которой объективно появляются (исчезают, трансформируются)
самостоятельные отрасли. Искусственное эклектическое смешение качественно неоднородных
общественных отношений ведет к диффамации учения о праве, его системе, девальвирует критерии
индивидуализации отраслей права, замедляет развитие фундаментальных теоретических исследований,
что в конечном итоге сказывается на качестве правового регулирования общественных отношений.
Примером может служить отрицание объективной необходимости формирования отрасли исполнительного
законодательства, изолированное развитие уголовно-исполнительного и гражданского исполнительного
законодательства. При наличии отрасли уголовно-исполнительного права в науке отрицается
самостоятельность отрасли гражданского исполнительного права; последнее, кроме того, необоснованно
фактически отожествляется с институтом исполнительного производства гражданского процессуального
права.
В последнее время в правоведении становится популярной теория конвергенции, или, иными
словами, теория сближения, схождения структурных элементов правовой материи. Как нам
представляется, такие рассуждения не лишены логики. В условиях глобализации правовой формы,
комплексности предмета правового регулирования грань между элементами системы права постепенно
будет стираться. Данное положение актуализирует либо возникновение комплексных отраслей права, либо
отказ от отраслевого деления системы права. Через призму теории конвергенции уже сегодня можно
по-новому взглянуть на государственно-правовую материю. Как справедливо отмечает Н.М. Коршунов, "в
рамках сближения происходит взаимообогащение, взаимопроникновение права в различных ареалах, когда
соединяются в единые правовые образования, в целостные юридические конструкции преимущества и
достижения различных сфер права и различных правовых систем" <47>. О дальнейшей конвергенции права
как процессе взаимодействия отдельных элементов национальной правовой системы, а также отдельных
правовых систем в форме повышенной степени связанности и согласованности говорили многие
исследователи права (например, О.Д. Третьякова <48>, С.С. Алексеев <49> и др.).
-------------------------------<47> Коршунов Н.М. Указ. соч. С. 22.
<48> См.: Третьякова О.Д. Когеренция правовых систем (на примере Конституции США, Афганистана
и Филиппин) // Рос. следователь. 2008. N 10. С. 37.
<49> См.: Алексеев С.С. Восхождение к праву: Поиски и решения. М.: Норма, 2001. С. 436 - 446.
Сегодня мы можем наблюдать также, как происходит конвергенция частного и публичного права.
Грань между ними постепенно стирается. В сферу, регулируемую публичным правом, постепенно приходят
частные правоотношения, и, наоборот, сфера частного права может охватывать публичные
правоотношения. В подтверждение вышесказанному следует привести такой пример. Исполнительное
право является публичным правом, в котором возникают властные правоотношения между судебным
приставом-исполнителем и иными субъектами, в том числе отношения, связанные с хранителем
арестованного имущества. С одной стороны, это частные правоотношения и возникают они на основе
гражданско-правового договора хранения. С другой стороны, это и публичные правоотношения, поскольку
помимо договора возникают на основании постановления судебного пристава-исполнителя. Хранитель
также предупреждается об уголовной ответственности за сохранность полученного имущества должника.
Как справедливо указывает Н.М. Коршунов, "право едино в своем основании, охватывает всю социальную
жизнь и дает содержание как публичному, так и частному праву. Именно поэтому догматическое различие
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 15 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
между тем и другим может быть лишь условным и приводимым исключительно в учебных и практических
целях" <50>.
-------------------------------<50> Коршунов Н.М. Указ. соч. С. 26.
Проблемы, поднятые в настоящем параграфе относительно системы права, как нам представляется,
были и остаются актуальными и сегодня. В условиях эволюции общества и государства всегда будет
существовать потребность на доктринальном уровне определять качественные и количественные
изменения в системе права. Сегодня как никогда важно выстроить такую теоретическую модель системы
права, чтобы она наилучшим образом гасила нарастающие социальные конфликты в обществе,
способствовала самореализации человека и гражданина, удовлетворению его духовных и материальных
потребностей.
§ 2. Современная теоретическая конструкция
отраслевого деления права
Ранее нами было указано, что право, являясь внутри себя системой, состоит из отдельных
элементов. Правоведы на протяжении веков старались выявить элементы системы права, изучить их,
найти критерии, с помощью которых можно объективизировать каждый элемент системы права.
Одним из первых на системность права указывал Г.В.Ф. Гегель, который утверждал, что право должно
быть знаемо в мысли, должно быть системой в себе самой, и только в таком качестве оно может обладать
значимостью у образованной нации <51>.
-------------------------------<51> См.: Руслан Н. Юридическая антропология. М.: Норма, 2000. С. 184.
В России ее собственная правовая система и система права начали активно формироваться в XVIII
в., только после того, как был создан Императорский московский университет. Первым профессором
университета был Ф.Г. Дилтей, который читал общий курс на юридическом факультете. Понятия системы
права в России тогда еще не существовало. Одной из первых в университете появилась кафедра
гражданского и уголовного судопроизводства. В 1863 г. сформировались отдельные кафедры гражданского
права, гражданского судопроизводства и уголовного судопроизводства. В этот период в университете шли
исследования и по общей теории государства и права. Появились первые работы теоретического
обоснования права, системы права, структурных элементов системы права и других правовых категорий.
Среди структурных элементов системы права исследователи выделяли: отделы, области, ветви, секторы,
виды. Но главным было то, что ученые видели структурность права, то, что право является не однородным
компонентом, а состоит из отдельных, но взаимосвязанных элементов. Попытку разделить право на части
предпринял также и Г.Ф. Шершеневич <52>, однако в его тезисе содержится скорее утверждение о делении
нормативного материала с целью его наилучшего познания, применения или творения, чем о делении
самого права.
-------------------------------<52> См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. М.: Изд. бр. Башмаковых, 1910. С. 513 - 522.
С.С. Алексеев пишет, что "исследование системности права, использование юридической наукой
потенциала теории систем, несомненно, будет способствовать повышению эффективности познания права"
<53>. Тот же автор также замечает, что "система права - это его строение, способ (закон) связи между его
отраслями и институтами" <54>. Деление права на отрасли, в том случае, если оно базируется не на
субъективных, а на объективных критериях, будет способствовать повышению эффективности познания и
реализации права. В системе права не допустимо эклектически смешивать в одной отрасли права разные
по содержанию общественные отношения, как это происходит сейчас, в частности в гражданском
процессуальном праве.
-------------------------------<53> Алексеев С.С. Советское право как система // Сов. гос-во и право. 1974. N 7. С. 11.
<54> Алексеев С.С. Проблемы теории права. Т. 1. С. 132.
Система права, как и любая иная система, имеет свою внутреннюю, согласованную структуру. Иными
словами, все части одной системы должны внутренне согласовываться между собой, образуя единое целое
и законченное. Правовой науке известны разные точки зрения по вопросу структурных признаков права.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 16 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Существуют свои структурные признаки у системы в целом, есть структурные признаки у отраслей права,
институтов и норм права. Существуют структурные признаки и у других подразделений правовой системы
(А.А. Кененов, А.Ф. Апт) <55>.
-------------------------------<55> См.: Кененов А.А. К вопросу об элементах и структуре советского права // Вестник МГУ. Сер.
"Право". 1973. N 3. С. 50.
В науке, к примеру, выработаны критерии "деления права по горизонтали" (материальное и
процессуальное право). Хотя, с нашей точки зрения, такое деление права представляется незаконченным.
В горизонтальной структурированности права следует выделить еще и исполнительное право.
Материальный сектор права объединяет в себе отрасли права, содержащие материальные нормы и
закрепляющие статику в правообладании той или иной формы собственности, в то время как
процессуальный сектор права состоит из процессуальных отраслей права, которые, в свою очередь,
состоят из процессуальных норм, закрепляющих динамику, движение по восстановлению нарушенных прав
и свобод. Такие нормы решают процедурные вопросы по номинальному восстановлению нарушенного
права. Так, Н.И. Матузов выделяет пять процессуальных отраслей права: гражданское, уголовное,
административное, арбитражное и конституционное <56>. Автор настоящей монографии также полагает,
что
исполнительное
право
состоит
из
исполнительных
отраслей
права,
таких
как:
уголовно-исполнительное, гражданское исполнительное, арбитражное исполнительное, административное
исполнительное. Посредством исполнительного права нарушенные права и интересы восстанавливаются
фактически.
-------------------------------КонсультантПлюс: примечание.
Учебник Н.И. Матузов, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
<56> См.: Матузов Н.И. Теория государства и права: Курс лекций. М.: Юристь, 2002. С. 398.
Помимо деления права по горизонтали, в науке право принято "делить" и "по вертикали". В частности,
по мнению В.М. Сырых, в системе права действуют три уровня связей. Первый уровень, когда нормы,
взаимодействуя, объединяются в институты. Второй уровень, когда институты, взаимодействуя,
объединяются в отрасли. Третий уровень - взаимодействие между отраслями права <57>. Такая
конструкция системы права практически признается всеми исследователями в области права. Хотя
существуют и некоторые непринципиальные различия.
-------------------------------<57> См.: Сырых В.М. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: РАД, 2008. С. 273.
Так, С.С. Алексеев считает, что в системе права существуют четыре вертикальных элемента: норма,
институт, отрасль и система права <58>. С.В. Поленин, Н.И. Матузов выделяют в системе права пять
элементов: норма, субинститут, институт, подотрасль, отрасль <59>. Некоторые исследователи в
настоящее время выделяют в системе права и такой ее элемент, как комплексную отрасль - более крупное
правовое образование, чем отрасль права. Такой точки зрения придерживался, в частности, М.К. Юков,
который еще в 1975 г. предлагал рассматривать гражданское исполнительное право в качестве
комплексной отрасли права <60>.
-------------------------------<58> См.: Алексеев С.С. Структура советского права. С. 33.
<59> См.: Поленин С.В. Теория государства и права / Под ред. В.И. Бабаева. М., 1999. С. 389.
<60> См.: Юков М.К. Указ. соч. С. 94.
Несмотря на разность взглядов, общим у исследователей является деление системы права на такие
структурные элементы, как норма, институт и отрасль. Отрасль представляет собой наиболее большое
структурное образование, регулирующее большой комплекс однородных правоотношений. При всем
разнообразии мнений относительно структурных элементов системы права определяющим является то, что
объединенные в определенную группу нормы права регулируют обособленные общественные отношения
со своими субъектами, правами и обязанностями, объединенные одной целью.
Отрасль права как единое целое состоит из отдельных первичных элементов - норм права.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 17 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Существует взаимообусловленность и согласованность в расположении норм внутри права. Норма права
как архитектурный элемент системы права является первичным элементом, тем кирпичиком, на котором
стоит здание самого права. Иными словами, норма права есть та первичная ячейка права, в которой
заложена самостоятельная программа воздействия на регулируемые отношения и на поведение их
субъектов. Нормы права всегда устанавливаются и санкционируются государством, а нарушение этих норм
может повлечь за собой меры государственного принуждения. Сама норма права как элемент целого имеет
и свою внутреннюю структуру, которая состоит из гипотезы, диспозиции и санкции. Главная цель нормы
права - регулировать общественные отношения. Поэтому у каждой отрасли права есть свои нормы,
присущие данной отрасли. Такие нормы права есть и у отрасли исполнительного права, цель которых регулировать общественные отношения в области государственного принуждения по исполнению
требований исполнительных документов. Распределение норм права внутри системы права позволяет
наилучшим образом изучить сущность права, теоретически осмыслить научные концепции, определить
эффективность воздействия правовых норм на регулируемые общественные отношения и, что не менее
важно, найти пути совершенствования права.
Следующим элементом системы права является институт, который представляет собой более
крупный массив норм права, объединенных по какому-то признаку. В теории государства и права
исследователи выделяют общие черты всех институтов: однородность фактического содержания,
юридическое единство, полнота регулируемых отношений. Так, В.И. Гойман выделяет следующие
однородные черты институтов права: однородность фактического содержания, юридическое единство
правовых норм, нормативная обособленность, полнота регулируемых отношений <61>.
-------------------------------<61> См.: Гойман В.И. Теория государства и права / Под ред. А.Г. Хабибулина. М.: ИНФРА-М, 2009. С.
363.
По содержанию институты бывают простые (содержащие нормы одной отрасли) и сложные
(содержащие в себе нормы разных отраслей права). С.С. Алексеев указывал на существование
межотраслевых и внутриотраслевых институтов <62>. В рамках отрасли исполнительного права также
имеются простые и сложные институты. Некоторые авторы выделяют также комплексные институты.
Например, институт принципов является комплексным или сложным институтом, так как в нем содержатся
нормы как конституционного права (конституционные принципы), так и нормы отраслевого права,
закрепляющие отраслевые принципы. Группа институтов, имеющих одну конечную цель, регулирующую
большую группу однородных общественных отношений, образует отрасль права.
-------------------------------<62> См.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. С. 142 - 148.
Под отраслью права В.М. Сырых понимает совокупность взаимосвязанных правовых институтов,
регулирующих относительно самостоятельную, обширную область, сферу общественных отношений <63>.
Как видим, институт и отрасль права не есть простая арифметическая сумма неких правовых норм, ибо их
элементами всегда являются взаимосвязанные нормы, регулирующие большую однородную группу
общественных отношений.
-------------------------------<63> См.: Там же. С. 276.
Следует заметить, что основным элементом в системе права является отрасль права. В науке
постоянно имеют место попытки отнести ту или иную отрасль права к частному либо к публичному праву.
Используя критерий отношений, практически каждую отрасль права вполне определенно можно отнести
либо к частному, либо к публичному праву. Отрасли права, в свою очередь, могут входить в подсистему
частного или публичного права. Т.Н. Радько считает, что деление отраслей права на частные и публичные
возможно лишь условно, так как, по его мнению, трудно считать конкретную отрасль права абсолютно
частной или абсолютно публичной <64>. По его мнению, критерием деления на частное и публичное
является конечная цель, под которой понимается благо конкретного индивидуума. Однако, как полагает
автор, если согласиться с данной точкой зрения, то следует признать, что в правовом мире существует
только частное право. Впрочем, как справедливо замечает Н.И. Матузов, частное и публичное, существуя
раздельно, тесно взаимосвязаны и не могут существовать одно без другого <65>.
-------------------------------<64> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2010. С. 405.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 18 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник Н.И. Матузова, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
<65> См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2001. С. 319.
Вместе с тем с развитием государства и общества появляется все больше специфических
общественных отношений, все сложнее выделить самостоятельные отрасли права, которые имеют
комплексные институты. Как нам представляется, термин "самостоятельность отрасли" имеет условное
обозначение. И об этом справедливо писал еще Ю.К. Толстой, указывая, что "чистых" отраслей не бывает.
Одни и те же отношения могут входить в предмет правового регулирования нескольких отраслей <66>. Мы
также разделяем мнение С.Г. Соловьева о том, что полностью самостоятельных отраслей не бывает,
самостоятельной может быть только система права, а не ее часть <67>.
-------------------------------<66> См.: Толстой Ю.К. Теория права. М., 1998. С. 136.
КонсультантПлюс: примечание.
Статья С.Г. Соловьева "К вопросу о комплексности предмета и о методах муниципальной отрасли
права" включена в информационный банк согласно публикации - "Конституционное и муниципальное
право", 2011, N 9.
<67> См.: Соловьев С.Г. К вопросу о комплексности предмета и о методах муниципальной отрасли
права // Современное право. 2010. N 10. С. 24.
Дальнейшее развитие науки, изучение более глубоких структурных связей в правовой материи
позволяет расширить закономерности развития и самой системы права, и ее структурных элементов.
Расширение и изменение системы права, конечно, должно идти не в хаотичном порядке. Структурные
элементы в любом случае должны обеспечивать единство всей правовой материи, ее согласованность,
внутреннюю связь с государством. В этом плане Т.Н. Радько отмечает, что существенным признаком
системы права является ее единство, которое обеспечивается: во-первых, непротиворечивостью
содержания правовых норм; во-вторых, системой конкретного государства, которое заинтересовано в
единстве и устойчивости; в-третьих, единством целей и задач; в-четвертых, самим внутренним единством
системы <68>. Данный автор в целом справедливо указывает, что система права существует объективно,
складывается десятилетиями и не допускает произвольного конструирования <69>.
-------------------------------<68> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 386.
<69> См.: Там же. С. 388.
Небезынтересно, что в развернувшейся дискуссии по вопросам системы права в 1982 г. ряд ученых
встал на путь отрицания отраслей права (Ц.А. Ямпольская, Р.З. Лившиц, И.А. Танчук). Представители
данного направления в науке предлагали отойти от отрасли права и признать систему законодательства и
отрасль законодательства <70>. Однако данное направление не нашло своего закрепления в науке.
-------------------------------<70> См.: Лившиц Р.З. Система советского права и перспектива ее развития // Сов. гос-во и право.
1982. N 6. С. 94 - 95; N 8. С. 56 - 57.
Правовая система, а вместе с ней и система права ближе подходят по идентичности к надстройке. Как
нам представляется, определение, данное системе права Т.Н. Радько, наиболее точно отражает ее
сущность; ученый определяет ее как исторически складывающуюся, объективно существующую
внутреннюю структуру права, определяемую характером регулируемых общественных отношений,
отражающую исторические, национальные и культурные особенности права конкретного государства <71>.
-------------------------------<71> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 391 - 395.
Вышеуказанный автор делит все отрасли права на три большие группы: основополагающая
(конституционное право), материальная и процессуальная. Далее он совершенно справедливо замечает,
что процессуальные отрасли направлены на обслуживание материальных отраслей и образуют свою
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 19 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
видовую подсистему. Тем не менее Т.Н. Радько считает, что процессуальные нормы имеются во всех
отраслях права. Сама же процессуальная деятельность делится на административный процесс,
арбитражный процесс, законодательный процесс, которые не являются процессуальными отраслями права.
Однако в каждой процессуальной деятельности всегда присутствуют свои особенные процессуальные
правоотношения, свой метод регулирования, своя цель, свои принципы, свои субъекты. Здесь, как нам
представляется, имеет место неопределенность во взглядах на структуру системы права. С одной стороны,
есть материальная подсистема права, состоящая из материальных отраслей права; с другой процессуальная подсистема права, состоящая из видов процессуальной деятельности. Если в
процессуальной деятельности есть свои собственные правоотношения, своя цель, свои принципы, свои
субъекты, то в таком случае это не что иное, как самостоятельные отрасли права. Доказательством тому
является то, что арбитражный процесс в настоящее время стал самостоятельной отраслью права, возникло
арбитражное процессуальное право. И здесь, как мы полагаем, деление права на две подсистемы не
является законченным. Из системы права исключается исполнительная подсистема права.
Законодательный процесс, по Т.Н. Радько, не может быть отраслью права, поскольку в период
законотворческой (законодательной) деятельности еще нет самого права, оно только создается. Право
появляется только в результате законодательной деятельности как ее итог. Законодательный процесс есть
деятельность законодательной власти, ее работа, ее конституционная обязанность, что, естественно,
отраслью права быть не может.
В итоге развернувшейся дискуссии в предвоенные годы прошлого века был сделан вывод, что
система права советского государства состояла из десяти отраслей права. В настоящее время в теории
права их выделяется порядка 14. Некоторые исследователи отраслевых наук выделяют в системе права
гораздо большее количество отраслей права, таких как хозяйственное право, предпринимательское право,
конкурсное право, право интеллектуальной собственности, служебное право, муниципальное право и др.
<72>. Данная позиция исследователей отраслевых наук вызывает бурную критику среди теоретиков права,
которые придерживаются нередко консервативных взглядов на возможность расширения системы права.
-------------------------------<72> См.: Дякина И.А. Служебное право как комплексная отрасль права: Дис. ... д-ра юрид. наук.
Ростов, 2007; Костюков А.М. Муниципальное право как отрасль российского права: Автореф. дис. ... д-ра
юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 13 - 14.
В.А. Случевский утверждал, что "отрасли права существовали и применялись при классификации
законов по их содержанию. Однако такое применение носило формальный характер и было условным"
<73>. В России отрасль права получила свое теоретическое закрепление лишь в предвоенные годы.
Однако дискуссии по поводу структуры системы права на этом не прекратились. В проводившейся первой
дискуссии по системе права в советский период обосновывалось впервые на научном уровне определение
системы права. В дискуссии приняли участие такие видные ученые, как: А.Я. Вышинский, И.П. Трайнин,
М.А. Аржанов, С.Н. Братусь, М.О. Рейхель и др. Именно в этот период были заложены теоретические и
фундаментальные знания на систему права как правовую категорию.
-------------------------------<73> Случевский В.А. Учебник русского уголовного процесса. СПб., 1919. С. 4 - 5.
Несмотря на одиозность в истории нашего государства такой личности, как А.Я. Вышинский,
справедливости ради следует отметить, что именно он был инициатором дискуссии о праве, стремясь
познать сущность права. В 1938 г. он указывал, что "...важнейшим вопросом является вопрос о построении
системы советского социалистического права на основе принципов сталинской Конституции. Задача
построения системы советского социалистического права стоит перед нами как самая актуальная задача,
над которой должны работать все наши юридические институты и каждый в отдельности" <74>. В 1939 г.
тот же автор предпринял попытку охарактеризовать термин "отрасль права", призывал активизировать
научные разработки в этом направлении <75>.
-------------------------------<74> Вышинский А.Я. Основные задачи науки советского социалистического права. С. 29 - 30.
<75> См.: Вышинский А.Я. XVIII Съезд ВКП(б) и задача науки социалистического права // Сов. гос-во и
право. 1939. N 3. С. 23.
Многие исследователи права уделяли свое внимание такой правовой категории, как отрасль права.
Именно отрасли права играют определяющую роль в системе права, несмотря на то что первичным
элементом выступает норма права. В науке до настоящего времени нет единых универсальных критериев
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 20 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
разделения системы права по отраслям. И здесь известны различные точки зрения.
Так, Д.А. Керимов характеризовал отрасль права как объективно сложившуюся внутри единой
системы права в виде ее обособленной части группу правовых институтов и норм, регулирующих
качественно однородные общественные отношения на основе определенных принципов и специфических
методов, в силу этого приобретающих относительную самостоятельность, устойчивость и автономность
функционирования <76>. Таким образом, в основе деления всех отраслей права Д.А. Керимов различал
следующие критерии: общественные отношения (предмет), метод и принципы.
-------------------------------<76> См.: Керимов Д.А. Методология права. 2-е изд. М.: Аванта, 2001. С. 267.
В.Д. Перевалов определял отрасль права как обособленную совокупность юридических норм,
институтов, регулирующих однородные общественные отношения <77>. Таким образом, данный автор в
качестве критерия разграничения отраслей права указывал только предмет правового регулирования. Л.Б.
Тиунова видела отрасль права как объективно исторически сложившееся структурное образование права,
автономную область норм, в основе которой лежат объективно обособившиеся в процессе развития
общества определенные области социальной деятельности (дифференциация деятельности,
общественной жизни, как материальной, так и духовной) <78>. Таким образом, Л.Б. Тиунова для деления
системы права на отрасли права предлагала использовать такой критерий, как область социальной
деятельности: общественная, материальная или духовная. Однако мы не можем согласиться с подобным
определением, считая его эклектическим смешением отраслей права. При этом следует заметить, что
право может быть и там, где нет никакой деятельности, т.е. в случае бездействия. Поэтому в практической
деятельности остается открытым вопрос о том, какие же отрасли вышеуказанный автор имела в виду.
-------------------------------<77> См.: Перевалов В.Д. Теория государства и права: Учебник для вузов. М.: Норма, 2004. С. 176.
<78> См.: Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности: методология и теория. СПб.:
Изд-во СПбГУ, 1991. С. 86.
Несмотря на разный подход к определению отраслей и критериев деления системы права, в науке
давно замечено, что все отрасли права разграничиваются в силу объективно присущих качеств каждой
отрасли. Многие отрасли взаимно исключают друг друга, однако некоторые отрасли подвержены влиянию
конвергенции, т.е. сближению или даже пересечению. Так, например, формируется комплексная отрасль
исполнительного права, которая объединяет в себе такие отрасли, как уголовно-исполнительное,
гражданское исполнительное, арбитражное исполнительное право. Поэтому в настоящее время возникла
необходимость поиска критериев разграничения системы права на отдельные отрасли.
В историческом аспекте вопрос о критериях деления права на отрасли встал только после 1917 г., т.е.
после распада царской правовой системы, в которой фактически отраслей права не существовало. В
дореволюционной России право делилось на две части: частное и публичное. Правовая наука не знала ни
отраслей права, ни его институтов. В советский период исторического развития сектор частного права
перестал существовать, в связи с чем советскими учеными делались первые попытки деления права на
отдельные его элементы и поиска критериев, с помощью которых можно было бы разграничить одну
отрасль от другой.
Так, М.А. Рейснер предлагал поделить советское право на три части: пролетарское, крестьянское и
буржуазное право. Однако все первые попытки деления права были неудачными. В проводившейся
дискуссии в предвоенные годы был выработан один основной критерий деления права по отраслям предмет правового регулирования. Вместе с тем некоторые исследователи (например, С.Н. Братусь)
предлагали в качестве критерия использовать метод правового регулирования, однако данная точка зрения
в период первой дискуссии не встретила поддержки среди ученых того периода.
Первая дискуссия по вопросам системы права, прошедшая в 1938 - 1940 гг., выявила первый и
единственный критерий деления права по отраслям - предмет правового регулирования. В результате
данной дискуссии в науке было определено десять отраслей права. Так, М.А. Аржанов, предлагая
разделение системы права на отрасли, видел в качестве критерия обособления отраслей конкретные
общественные отношения <79>. Определение предмета отраслей права легло в основу так называемого
горизонтального деления системы права.
-------------------------------<79> См.: Аржанов М.А. О принципах построения системы советского социалистического права // Сов.
гос-во и право. 1939. N 3. С. 29 - 30.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 21 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
В развернувшейся в послевоенный период второй дискуссии по системе права было признано и
обосновано два критерия в качестве основы деления права по отраслям: предмет и метод правового
регулирования. Следует сказать, что они в качестве критериев деления права по отраслям используются в
правовой науке и сегодня в качестве основных критериев.
В третьей дискуссии по системе права (1982 г.) вновь не менее остро встали вопросы о критериях
деления системы права. Одни исследователи (В.Д. Сорокин <80>, В.В. Лаптев <81>, В.П. Шахманов)
предлагали отказаться от метода правового регулирования, другие (Т.Е. Абова, В.Н. Кудрявцева) - не
только от метода правового регулирования, но и от предмета <82>, третьи (Р.З. Лившиц <83>, Ц.А.
Ямпольская <84>) предлагали вообще отказаться от отрасли права и перейти к отрасли законодательства.
Однако предмет и метод правового регулирования так и оставались долгие годы единственными
критериями деления системы права на составные части.
-------------------------------<80> См.: Сорокин В.Д. Правовое регулирование: предмет, метод, процесс. СПб.: Юрид. центр Пресс,
2003. С. 118.
<81> См.: Лаптев В.В. Предмет и система хозяйственного права. М.: Юрид. лит., 1969. С. 97.
<82> См.: Абов Т.Е. Избранные труды. Гражданский и арбитражный процесс. Гражданское и
хозяйственное право. М.: Статут, 2007. С. 53.
<83> См.: Лившиц Р.З. Теория права. М.: БЕК, 1994. С. 42.
<84> См.: Ямпольская Ц.А. Субъекты советского административного права: Автореф. дис. ... д-ра
юрид. наук. М., 1958. С. 10.
Кроме того, в развернувшейся в 50-е гг. прошлого века дискуссии о концепции хозяйственного права
предлагалось рассматривать хозяйственное законодательство как комплексное образование, выражающее
форму сложного взаимодействия норм различных отраслей права. Хозяйственное же право понималось в
виде совокупности норм и институтов различных отраслей права, функционально взаимодействующих в
регулировании однородных общественных отношений. Так, сторонники монистической теории (академик
В.В. Лаптев) считали хозяйственное право самостоятельной отраслью права со своим предметным
единством. Представители другого направления - так называемого дуалистического (профессор Е.А.
Суханов) - рассматривали хозяйственное право как комплексную отрасль права, в которой присутствуют
частноправовые отношения и административные. В свою очередь, О.А. Беляева предлагает рассматривать
законодательство о предпринимательстве как комплексное законодательство, которое охватывает
частноправовые и публично-правовые правила и конструкции <85>. Как видно, споры о конструкции права
ведутся и по сегодняшний день, единой позиции ученых здесь не выработано.
-------------------------------КонсультантПлюс: примечание.
Учебное пособие О.А. Беляевой "Предпринимательское право" (под ред. В.Б. Ляндреса) включен в
информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2009 (2-е издание, исправленное и
дополненное).
<85> См.: Беляева О.А. Предпринимательское право: Учеб. пособие. М.: Контракт; Инфра-М, 2011. С.
15.
Ввиду отсутствия универсального объективного подхода к понятию отрасли права и критериям
деления системы права на части в последние годы все больше исследователей хотят отождествить
отрасль права и отрасль законодательства, систему права и систему законодательства. Однако, как нам
представляется, данный подход является схоластическим и ненаучным и представляет собой не что иное,
как попытку уйти от разрешения назревших проблем.
На многочисленных всероссийских конференциях по вопросам системы права проблема системы
права и критериев деления системы права на части обнаружилась с новой силой, вскрылся комплекс
неразрешенных проблем. В рамках развернувшейся в научных кругах дискуссии о системе права,
возможности расширения системы права, признании или непризнании тех или иных самостоятельных
институтов отраслями права актуальным стоит вопрос о критериях, разграничивающих отрасли права
внутри системы права.
Как видим, критерии отрасли права были предметом внимания ученых на разных этапах развития
правовой системы России. Как нами указывалось выше, основными критериями, квалифицирующими
самостоятельность отрасли права, долгие годы признавались предмет и метод правового регулирования.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 22 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
М.Н. Марченко считает, что существуют только два критерия деления отраслей права - предмет и метод,
причем первый является главным, а второй - вспомогательным <86>. Под предметом понимаются
общественные отношения, регулируемые данной отраслью. При этом общественные отношения возникают
объективно как надстроечный компонент. Данные общественные отношения должны быть типичными,
однородными для конкретной отрасли. Но помимо общественных отношений также должны появиться и
специфические методы воздействия на данные отношения. Появление методов происходит не в силу
объективных причин, а посредством государственного установления или признания. Государство должно
выбрать определенный механизм воздействия на возникшие общественные отношения и закрепить их в
законе. Это очень тяжелая и ответственная работа, требующая квалифицированных знаний. В свое время
еще В.Ф. Яковлев предупреждал, что выбор законодателем метода, не соответствующего природе
отношений, их глубинному социально-экономическому, политическому содержанию, влечет за собой такие
отрицательные последствия, которые наступают при нарушении всякой объективной закономерности <87>.
Набор методов правового регулирования образует отраслевой режим правового регулирования, который
также является индивидуальным для каждой отрасли права.
-------------------------------<86> См.: Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: Зерцало-М, 2001. С. 443.
<87> См.: Яковлев В.Ф. Объективное и субъективное в методе правового регулирования //
Правоведение. 1970. N 6. С. 32.
С.С. Алексеев, наоборот, признавал только метод правового регулирования наиболее ярким и
надежным показателем юридического своеобразия отраслей <88>. Л.Б. Тиунова предложила в качестве
критериев использовать три группы факторов: объективную дифференциацию общественных отношений,
их государственно-правовую оценку, степень развитости соответствующей области правовых норм
(консолидация норм и систематизация законодательства) <89>. Однако с данной точкой зрения вряд ли
можно согласиться. Первый фактор, по Л.Б. Тиуновой, представляет собой не что иное, как предмет
правового регулирования. Второй фактор вряд ли можно отнести к критериям разграничения системы
права - скорее, он представляет собой способ или процесс формального закрепления той или иной
отрасли. Третий фактор также в силу размытости определения не может быть положен в основу деления
права на отрасли.
-------------------------------<88> См.: Алексеев С.С. Структура советского права. С. 176.
<89> См.: Тиунова Л.Б. Указ. соч. С. 95.
Значительный вклад в развитие теории критериев разделения отраслей права внесла О.Е. Мешкова.
Она предложила разделить элементы системы права по предметным, структурным и функциональным
признакам <90>. Данные критерии действительно могут быть использованы в числе прочих при разделении
отраслей права. Не менее интересна и точка зрения, высказанная Д.Е. Петровым, который писал, что
отрасль права, являясь основным элементов системы права, должна обладать качествами, присущими
системе права в целом (признаки права, общеправовые принципы и функции) <91>. Однако, как нам
представляется, данное определение следует признать неполным. Безусловно, функции и принципы
являются критериями деления правовых отраслей точно так же, как они являются и признаками права
вообще. Каждой отрасли права присущ свой состав принципов и функций.
-------------------------------<90> См.: Мешкова О.Е. Трудовое право в системе отраслей российского права: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Омск, 1999. С. 8.
<91> См.: Петров Д.Е. Отрасль права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С. 69.
В науке высказывается мысль и о других критериях разграничения отраслей права. Так, В.М. Сырых
выделяет такой критерий, как юридический режим <92>. Вышеуказанный автор отмечает, "каждой отрасли
права присущ свой юридический режим, регламентирующий правовое положение субъектов права,
устанавливающий законные способы реализации права и исполнения юридических обязанностей,
государственно-правовые меры, направленные на неукоснительную реализацию правовых норм в
конкретных отношениях" <93>.
-------------------------------<92> См.: Сырых В.М. Указ. соч. С. 277.
<93> Сырых В.М. Указ. соч. С. 277.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 23 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Как справедливо указывал М.И. Байтин, "в последнее десятилетие многие авторы посвящали свои
исследования определению критериев разграничения отраслей права" <94>. Как мы полагаем, разность
взглядов и позиций на разделении всех отраслей права предполагает необходимость познания сущности
каждой отрасли, и только после этого появляется возможность выявить критерии, позволяющие
индивидуализировать отрасли права. По справедливому замечанию М.Н. Марченко, сущность есть
стержень, основа, характеризующая вещи и явления <95>. Тем не менее понятие сущности права как
основополагающей категории имеет гносеологическое значение и в праве далеко не однозначно. Так,
некоторые авторы сводят сущность права к главному в предмете <96>. Другие исследователи считают, что
"такое определение сущности всегда оставляет смутное ощущение произвольного выбора исследователем
критерия отделения главного от неглавного. И в этом случае сущность носит случайный характер" <97>.
-------------------------------<94> Байтин М.И., Петров Д.Е. Система права: к продолжению дискуссии // Гос-во и право. 2003. N 1.
<95> См.: Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2004. С. 127.
<96> См.: Каверин К.В. Сущность и основные параметры институциональной недостаточности как
категории современного права // Современное право. 2009. N 1. С. 8.
<97> Спиридонов Л.И. Социальное развитие и право. Л.: Изд-во ЛГУ, 1973. С. 46.
Н.И. Козюбра предлагал исследовать сущность права посредством его взаимного влияния на
экономические и социальные процессы <98>. По нашему представлению, сущность каждой отрасли права
заключается не только в ее предмете (правоотношения) и методах правового регулирования (воздействие
права на социальные, экономические процессы и на субъекты правоотношений). Сущность отрасли права
есть некая внутренняя устойчивая субстанция. Проанализировав отрасли права, можно заметить, что у
каждой отрасли имеется индивидуальный субъектный состав правоотношений, свой предмет правового
регулирования, свои источники права, система отраслевых принципов, функции, цель отрасли, отраслевой
режим. Перечисленные субстанции имеют устойчивую связь между собой. Именно в этом и проявляется
сущность отрасли и именно по этим критериям можно структурировать систему права.
-------------------------------<98> См.: Козюбра Н.И. Некоторые тенденции развития права. М., 1983. С. 110.
Учитывая вышеизложенное, автор настоящей работы полагает, что только предмета и метода
недостаточно для выделения той или иной отрасли права в настоящее время. Примером тому могут
служить споры, которые идут в настоящее время вокруг отрасли гражданского процессуального права и
арбитражного процессуального права. Ряд авторов, среди которых можно назвать С.Н. Абрамова, Н.И.
Авдеенко, А.Т. Боннер, М.К. Треушникова <99>, руководствуясь предметом и методов, разделяет их на две
самостоятельные отрасли права: гражданское процессуальное право и арбитражное процессуальное
право. Другие исследователи (Н.Б. Зейдер, П.Ф. Елисейкин <100>), руководствуясь все теми же критериями
(предметом и методом), выделяют только одну отрасль права - гражданское процессуальное, в структуре
которого присутствует арбитражный процесс. Как видим, предмет и метод в качестве критериев права
порождают споры вокруг отраслей права и не дают однозначного ответа о сущности отрасли права. И.А.
Галаган предлагает при разграничении процессуальных отраслей права пользоваться природой самого
органа <101>. Однако, думается, данная точка зрения не является бесспорной. В противном случае нам
пришлось бы согласиться с тем, что существует одна отрасль судебного процессуального права.
-------------------------------<99> См.: Треушников М.К. Гражданский процесс. М.: Городец-Издат, 2003. С. 90.
<100> См.: Елисейкин П.Ф. Предмет и принципы советского гражданского процессуального права.
Ярославль, 1974. С. 55.
<101> См.: Галаган И.А. Процессуальные нормы и отношения в советском праве. Воронеж: ВГУ, 1985.
С. 156.
Некоторыми авторами обосновывается точка зрения, согласно которой в системе права существуют
только две отрасли - частного и публичного права. Все остальные известные сегодня отрасли права
рассматриваются как комплексные отрасли законодательства <102>. Однако такая позиция ведет к
недооценке самой системы права, размыванию самой основы системы права и даже к отрицанию таковой.
На первый план в этом случае выходит система законодательства, что противоречит научному осмыслению
самого права.
-------------------------------<102> См.: Попондопуло В.Ф. Понятие коммерческого законодательства. М., 2001. С. 46.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 24 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
В литературе иногда высказывается мнение о том, в качестве критерия при разграничении отраслей
права можно использовать социальный интерес <103>, с чем, по нашему мнению, вряд ли можно
согласиться. Социальный интерес может быть у права в целом. У отраслей права он является одинаковым,
и в этом случае мы снова приходим к выводу о едином социальном интересе у права.
-------------------------------<103> См.: Коршунов Н.М. Указ. соч. С. 24.
На основе анализа имеющихся теорий по определению критериев деления системы права на отрасли
и изучения сущности отраслей права, как представляется, при разграничении отраслей права можно
выделить следующие общие критерии, которые позволяют видеть не только сущность отрасли права, но и
разграничить систему права на отдельные элементы (отрасли права): предмет и отраслевой режим (набор
методов правового регулирования), цель отрасли, индивидуальный субъектный состав, система принципов,
самостоятельность источников (внешняя форма выражения), внутренне согласованное строение отрасли
(наличие взаимосвязанных институтов), функции отрасли.
Тем не менее предмет правового регулирования может быть использован в качестве наиболее
универсального критерия индивидуализации отраслей права. Метод правового регулирования у публичных
отраслей права в определенной мере однороден, базируется на императивном подходе. Совокупность
методов (так называемый отраслевой режим) в большей степени позволяет "индивидуализировать"
отрасли права. Вместе с тем на современном историческом этапе, характеризующемся особым
динамизмом развития общественных отношений, даже совокупность данных о предмете и отраслевом
режиме зачастую не создает условий для констатации наличия (отсутствия) оснований для характеристики
той или иной отрасли права как "самостоятельной". В целях более объективного разрешения данной
задачи должны использоваться дополнительно и такие критерии, как: цель и функции отрасли права,
отраслевые принципы, источники отрасли, индивидуальный субъектный состав соответствующих
правоотношений.
Исполнительное право имеет свой индивидуальный отраслевой режим, в котором наряду с общими
для отраслей права методами (разрешительный, дозволительный, обязывающий, предписывающий),
используются и сугубо индивидуальные (например, метод принудительного взыскания). Исполнительное
право также имеет свой специфический субъектный состав (судебный пристав-исполнитель, взыскатель,
должник, суд, прокурор, УИИ и др.). Исполнительное право преследует свою индивидуальную цель определить условия и порядок принудительного исполнения требований правоприменительных актов,
восстановить фактические имущественные (в отдельных случаях - личные неимущественные) права
субъекта исполнительных отношений, а также общества и государства. Исследуемая отрасль права имеет
и свои специфические функции. В их числе, к примеру, принудительно-восстановительная функция. По
нашему мнению, только при наличии совокупности всех вышеописанных критериев можно говорить о
самостоятельности той или иной отрасли права. С развитием общества и государства появляются новые
общественные отношения, в связи с чем возрастает потребность в специальном регулировании новой
большой группы новых однородных общественных отношений. Таким образом, в системе права появляются
и будут появляться новые отрасли права. Методы образования новых отраслей права могут быть самыми
различными. Это может быть, как указывала О.Б. Исаенкова, метод почкования <104>. С помощью данного
метода от гражданского процессуального права отделилось арбитражное процессуальное право, от
гражданского права - отрасль семейного права и т.д. В современном мире, по нашему мнению, отрасли
могут появляться методом трансгрессии, т.е. когда тот или иной институт перерастает свои границы и
становится отраслью права. Так, методом трансгрессии из института исполнительного производства
образовалась отрасль гражданского исполнительного права. В последующем методом конвергенции
(сближения) вполне возможно появление отрасли исполнительного права, которая будет состоять из
следующих подотраслей: уголовно-исполнительного, гражданского исполнительного, арбитражного
исполнительного, административного исполнительного права. Исполнительное право, по сути, является
комплексной отраслью права. Поэтому в структуре системы права, помимо традиционных составных частей
(норма, институт, субинститут, подотрасль, отрасль) появляется шестой элемент в виде комплексной
отрасли права.
-------------------------------<104> См.: Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. ... д-ра
юрид. наук.
§ 3. Корреляционные связи исполнительного
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 25 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
и процессуального права
Говоря о тождестве или о различиях исполнительного и процессуального права, нам прежде всего
хотелось бы остановиться на такой категории права, как "законный интерес".
В научной литературе термин "законные интересы" используется в двух основных значениях:
широком, когда он как бы "пронизывает" любое объективное и субъективное право (или входит в его
содержание) и рассматривается как способ (средство) или цель его удовлетворения; узком, когда он
применяется вне субъективного права, наряду с ним, как самостоятельная правовая категория <105>. Это
как раз те объективно существующие отношения, когда индивид, не являясь обладателем субъективного
права, отстаивает свои социальные интересы, а они в определенных законом случаях охраняются
позитивным правом и подлежат защите органами судебной власти. Так, по мнению А.В. Малько, законные
интересы - это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной
степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях
субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за
защитой к компетентным органам в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих
общественным <106>.
-------------------------------<105> См.: Терехин В.А., Вершинин В.Б. Особенности судебной защиты прав, свобод и законных
интересов личности // Рос. судья. 2010. N 3. С. 37 - 40.
<106> См. подробнее: Общая теория государства и права: Акад. курс: В 3 т. / Отв. ред. Н.М. Марченко.
М., 2007. Т. 3. С. 241 - 266.
Законный интерес, как считает В.В. Субочев, обладает двойственной природой; его необходимо
рассматривать и как производную социального интереса, и как эффективное юридическое средство <107>.
По его мнению, содержание законного интереса сводится к четырем основополагающим аспектам: а) его
существование немыслимо без того, чтобы субъект правоотношений не стремился к обладанию благом,
способным удовлетворить его потребность; б) стремление к обладанию отмеченным благом должно
соответствовать существующим нормативным предписаниям, смыслу действующего законодательства; в)
благо, к которому стремится субъект, не должно быть противоправным, что лишит интерес "ранга"
законного (в этом случае можно будет говорить об интересе, имеющем юридический характер, но
противоправном по своей сути); г) несмотря на то что лицо, обладающее законным интересом, не может
потребовать поведения, его не нарушающего, от других лиц, что и отличает последний от субъективного
права, законный интерес - самостоятельный объект правовой охраны и защиты <108>. Причем в структуре
законного интереса ключевым является такой элемент, как необходимость субъекта удовлетворить свою
потребность определенным социальным благом всеми имеющимися у него в распоряжении законными
способами. Обращаться за защитой нарушенных или оспариваемых законных интересов в компетентные
органы - второй структурный элемент исследуемого явления, производный от первого. Интерес, по мнению
А.В. Кузьминой, есть феномен жизненной онтологической реальности, феномен правосознания, регулятор
правовых отношений, он играет важную роль в развитии всей правовой сферы, в том числе
правотворчества и правоприменения <109>.
-------------------------------<107> См.: Субочев В.В. Теория законных интересов: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Тамбов, 2009.
С. 8.
<108> См.: Там же.
<109> См.: Кузьмина А.В. Категория "интерес" в правовых воззрениях И.А. Ильина // История
государства и права. 2011. N 9. С. 38.
Как считает А.Р. Канюкаева, охраняемый законом интерес представляет собой дозволенность без
корреспондирующей ей обязанности <110>. Для любого охраняемого законом интереса свойственны лишь
две обязанности: обязанность не нарушать охраняемые законом интересы и в случаях их нарушения
обязанность понести ответственность (в некоторых случаях данная обязанность является факультативной,
поскольку становится возможной лишь при обращении лиц, чьи интересы нарушены, за защитой). В основу
классификации процессуальных форм защиты прав и охраняемых законом интересов положены, по ее
мнению, следующие критерии: характер защищаемого интереса; спор в его процессуально-правовом
значении; природа субъекта, уполномоченного на осуществление защиты прав и охраняемых законом
интересов; уровень регламентации формы защиты; субъектный состав лиц, участвующих в разрешении
дела, и иные <111>.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 26 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
-------------------------------<110> См.: Канюкаева А.Р. Система процессуальных форм защиты в российском праве: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2010. С. 11 - 12.
<111> См.: Там же.
Полагаем необходимым обратить внимание на то обстоятельство, что многие исследователи
конкретизируют понятие законного интереса. Так, В.В. Болгова оперирует понятием "публичный интерес",
учитывая, что интерес как явление тесно связан с потребностями, специфика которых определяет в
конечном счете содержание интереса; в основе формирования публичного интереса лежат потребности,
осознаваемые как собственные всеми субъектами (и людьми, и государством, и обществом). Именно
масштаб потребности делает интерес публичным; средства удовлетворения таких всеобщих потребностей
должны быть правовыми и предполагать в целом построение правопорядка <112>. Вышеуказанный автор
определяет публичный интерес как позицию и линию поведения социальных субъектов в конкретной
системе общественных отношений, отражающую уровень осознания ими характера и объема средств и
методов, соответствующих праву, которые дают возможность должным образом реализовать потребности,
общие для всех социальных субъектов <113>. Данное понятие позволяет, по ее мнению, конкретизировать
содержание категории "публичное право" в одном из смысловых значений и определить ее как систему
правовых средств, которые дают всем социальным субъектам возможность реализовать общие для них
потребности, уровень осознания которых выражается в совпадающих позициях и линиях поведения таких
субъектов <114>.
-------------------------------<112> См.: Болгова В.В. Публичное право: проблемы теории, методологии, практики: Автореф. дис. ...
д-ра юрид. наук. Тамбов, 2009. С. 17.
<113> См.: Там же.
<114> См.: Там же.
Некоторыми авторами аргументируется целесообразность использования в науке понятия
"процессуальный законный интерес" как самостоятельного <115>. Данная позиция обосновывается
наличием целого ряда общих черт между процессуальными законными интересами и субъективными
гражданскими процессуальными правами. В то же время, как пишет Л.А. Терехова, категория
процессуального законного интереса по ряду критериев отличается от субъективных гражданских прав:
"она напрямую в законе не закреплена, а выводится из контекста; ей свойственна вариативность, а также
более низкая, чем у категории субъективных гражданских процессуальных прав, степень
гарантированности" <116>.
-------------------------------<115> См.: Терехова Л. Рецензия на статью Н.В. Кляуса "Процессуальный законный интерес в
гражданском судопроизводстве: критерии, понятие" // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 12. С.
46.
<116> Там же.
Как утверждает Н.В. Кляус, процессуальные законные интересы - это закрепленные в нормах
гражданского и арбитражного процессуального законодательства способы поведения участников
гражданского судопроизводства, не обеспеченные возможностью требовать определенного поведения от
суда или через суд от иных участников судебного разбирательства, направленные на достижение целей и
задач гражданского судопроизводства и задач судопроизводства в арбитражных судах <117>. Данное
определение более объективно, по его мнению, отвечает сущности анализируемой категории, поскольку
субъекты процесса имеют лишь возможность воспользоваться предоставленным им юридическим
дозволением на осуществление того либо иного варианта (способа) процессуальной деятельности; оно же
подчеркивает специфику гражданских процессуальных отношений, где главным и обязательным их
участником выступает суд <118>. Указанный автор считает, что имеют место следующие критерии
процессуальных законных интересов, отличающие их от субъективных гражданских процессуальных прав:
категория "процессуальные законные интересы" в отличие от субъективного гражданского процессуального
права формально напрямую не закреплена в процессуальном законе; предположение об упоминании ее в
тексте процессуального закона можно вывести лишь из контекста конкретно взятой нормы; процессуальные
законные интересы более подвижны, им свойственна вариативность - возможность изменяться и
дополняться, отвечая требованиям момента развития процесса и модификации его процессуальной
формы; несмотря на то что это средство также представляет собой правовую дозволенность, степень ее
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 27 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
гарантированности ниже субъективных гражданских процессуальных прав <119>.
-------------------------------<117> См.: Кляус Н. Процессуальный законный интерес в гражданском судопроизводстве: критерии,
понятие // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 12. С. 6 - 8.
<118> См.: Там же.
<119> См.: Там же.
Правовая природа процессуальных законных интересов обусловливает, как считает Н.В. Кляус,
особенность их реализации в гражданском и арбитражном процессах <120>. Здесь нет триады правомочий,
проявляемых в содержании субъективного гражданского процессуального права: право на собственные
действия, право требовать определенного поведения от обязанного лица, право обращаться за защитой в
органы государственной власти <121>. Содержание данной категории состоит из двух элементов:
возможности, характеризующейся юридическим дозволением совершать в процессе юридически значимые
действия; возможности обращаться в целях их санкционирования к суду. "Поэтому, - полагает Н.В. Кляус, эти элементы не имеют в процессе твердо гарантированных возможностей" <122>.
-------------------------------<120> См.: Там же.
<121> См.: Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве.
СПб.: Изд. дом Санкт-Петерб. гос. ун-та, Изд-во юрид. ф-та Санкт-Петерб. гос. ун-та, 2005. С. 20 - 31.
<122> Кляус Н. Указ. соч. С. 6 - 8.
Мы считаем, что такого рода утверждения актуализируют понятие законного интереса при
разграничении исполнительного права и процессуального права. В системе законного интереса можно
выделить также исполнительный законный интерес, закрепленный в нормативных актах исполнительного
законодательства и закрепляющий способы поведения участников исполнительного процесса,
направленные на достижение целей и задач, стоящих перед исполнительным производством. У
исполнительного и процессуального права законный интерес будет разным. Исполнительный законный
интерес реализуется в исполнительном праве, а его содержание охватывает юридическое обязывание
совершения юридически значимых действий и возможность обращаться за принудительным побуждением
должника к совершению юридически значимых действий. И с этих позиций процессуальные и
исполнительные отрасли права имеют свою самостоятельность и индивидуальность.
Кроме того, Д.Х. Валеевым обосновывается "гарантийная сущность исполнительного производства и,
исходя из этого, процессуальные гарантии реализации и защиты прав граждан и организаций в
исполнительном производстве рассматриваются в качестве правового механизма, выражающегося в
совокупности предусмотренных законом средств (нормативная основа) и определяемых на их основе
способов (действий по реализации целей), в единстве обеспечивающих достижение целей и задач
исполнительного производства (охрану прав граждан и организаций в исполнительном производстве)"
<123>. Вышеуказанный автор утверждает, что к числу процессуальных гарантий реализации прав граждан
и организаций относятся: конкретизация прав граждан и организаций в действующем законодательстве об
исполнительном производстве; пределы реализации прав граждан и организаций; процессуальный
механизм реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве; меры поощрения и
льготы для стимулирования правомерной и инициативной реализации прав граждан и организаций в
исполнительном производстве <124>. Д.Х. Валеевым выявлены следующие процессуальные гарантии
защиты прав граждан и организаций в исполнительном производстве: процессуальные формы
осуществления надзора и контроля; меры защиты прав граждан и организаций при обжаловании действий
судебного пристава-исполнителя; меры защиты при предъявлении исков, связанных с исполнительным
производством; меры защиты при повороте исполнения; меры ответственности за нарушение
законодательства об исполнительном производстве, в том числе исполнительно-процессуальная
ответственность.
-------------------------------<123> Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в исполнительном
производстве : Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2009. С. 9.
<124> См.: Там же.
Проанализируем некоторые из этих гарантий. Так, учеными обосновывается наличие исполнительной
процессуальной ответственности, под которой понимается ответственность, предусмотренная за
нарушение процедуры принудительного исполнения, за нарушение процессуальной формы в
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 28 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
исполнительном производстве, реализация которой происходит непосредственно в ходе принудительного
исполнения, поэтому ее санкции могут быть особенно эффективными <125>.
-------------------------------<125> См.: Там же.
Заметим, что некоторыми авторами предлагается понимание юридической ответственности как
межотраслевого (комплексного) института с учетом тенденции развития системы законодательства по пути
"взаимозаимствования" методов публичного и частного права, когда диспозитивный метод частного права
находит применение в публичном праве, судебная защита становится универсальной для всех субъектов
публичного и частного права, а в отраслях частного права четко определяется компетенция субъектов
публичного права <126>. По их мнению, идея деления ответственности на публичную и частную отражает
сущность права как сложного социального явления, призванного обеспечить согласованность всего
общества и в первую очередь согласованность интересов личности и общества, государства. В правовом
государстве общей целью юридической ответственности является охрана конституционного правопорядка,
который предполагает и уравновешенное (сбалансированное) состояние, и равную защищенность
(обеспеченность) публичных и частных интересов. Соответственно, и нормы о юридической
ответственности имеют комплексную правоохранительную направленность <127>.
-------------------------------<126> См.: Прокопович Г.А. Теоретическая модель юридической ответственности в публичном и
частном праве: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 14.
<127> См.: Там же.
Если разделить указанную позицию, то можно выделить, к примеру, гражданскую процессуальную
ответственность - институт, образованный нормами гражданского процессуального права, которые
предусматривают содержание, основания и процедуру применения процессуально-правовых последствий
противоправного поведения субъектов гражданского судопроизводства (процессуальных санкций) <128>.
Устанавливая определенные пределы поведения субъектов гражданского судопроизводства, гражданское
процессуальное право предусматривает последствия нарушения процессуальных норм, отражая их в
процессуальных санкциях. В теории гражданского процессуального права сложилось две концептуальные
позиции относительно сущности процессуальных санкций. Сторонники первой утверждают, что санкция
выступает в роли составляющей процессуальной нормы <129>. Гипотеза правовой нормы предусматривает
условия применения нормы, диспозиция содержит правило поведения субъекта, санкция указывает на
правовые последствия невыполнения требований диспозиции. Это наиболее распространенный взгляд на
место санкций в системе норм процессуальной отрасли. В основе другого взгляда на природу
процессуальных санкций лежит идея деления всех правовых норм с двухэлементной структурой (гипотеза,
диспозиция) на регулятивные и охранительные <130>. Регулятивные нормы опосредуют возникновение,
развитие и прекращение процессуальных правоотношений в их "нормальном формате" при соответствии
поведения субъектов предписаниям правовых норм. Охранительные нормы выступают в роли санкций для
норм регулятивных. При этом нарушение диспозиции регулятивной нормы выступает условием действия
(гипотезой) для охранительных норм.
-------------------------------<128> См.: Жильцова Н.А., Голиченко М.М. Гражданская процессуальная ответственность: понятие и
основания // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 7, 8.
<129> См.: Голунский С.А., Строгович М.С. Теория государства и права. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР,
1940. С. 251; Чечина Н.А., Элькинд П.С. Об уголовно-процессуальной и гражданской процессуальной
ответственности // Сов. гос-во и право. 1973. N 9. С. 9; Нормы советского права: Проблемы теории / Под
ред. М.И. Байтина, В.К. Бабаева. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1987. С. 96 - 101; Кузнецов Н.В. Санкции в
гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1981. С. 8.
<130> См, напр.: Елисейкин П.Ф. Структура гражданских процессуальных норм // Вопросы развития и
защиты прав граждан. Калинин, 1977. С. 63; Его же. Процессуальная норма и ее диспозиция // Проблемы
защиты субъективных прав и советское гражданское судопроизводство. Ярославль, 1979. С. 29; Лукьянова
Е.Г. Теория процессуального права. М.: Норма, 2003. С. 117.
Каждая из вышеуказанных концепций может быть подкреплена как теоретическими, так и
практическими выводами, касающимися особенностей действия процессуальных норм, особенностей
правовых связей между субъектами гражданского судопроизводства и т.п. В целом многие ученые
утверждают, что процессуальные санкции присущи гражданскому процессуальному праву и играют роль
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 29 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
гарантий выполнения предписаний процессуальных норм. Институт процессуальной ответственности
регулирует основания, порядок и условия применения гражданских процессуальных санкций <131>.
-------------------------------<131> См.: Жильцова Н.А., Голиченко М.М. Указ. соч.
Вместе с тем процессуальная ответственность как институт, препятствующий любым формам
злоупотребления правом, находится в стадии формирования и требует дальнейшего совершенствования
<132>. Процессуальная юридическая ответственность имеет, по мнению исследователей, две формы
реализации: добровольную и государственно-принудительную. Предназначение процессуальной
ответственности заключается в обеспечении правомерного поведения участников процесса,
предупреждении правонарушений, воспитании, восстановлении нарушенных общественных отношений и
наказании правонарушителей. Процессуальная ответственность является одним из инструментов (средств)
решения задач, стоящих перед конституционным, гражданским, уголовным, процессуальным,
административным правосудием; несовершенство процессуальной ответственности состоит в том числе в
отсутствии нормы об ответственности за нарушение законодательного процесса <133>. В каждой отрасли
права необходима своя ответственность. Не является исключением и отрасль исполнительного права. В
исполнительном праве ответственность является инструментом для решения задач, стоящих перед
органами принудительного исполнения.
-------------------------------<132> См.: Липинский Д.А. Проблемы совершенствования процессуальной ответственности // Право и
политика. 2004. N 3. С. 12.
<133> См.: Там же.
Однако следует отметить, что в начале XX столетия среди исследователей права существовала точка
зрения о единстве всех процессов. Так, В.А. Рязановский в 1924 г. указывал на значительные черты
сходства гражданского, уголовного и административного процессов. Данный исследователь обосновывал
общность в предмете и основных вопросах вышеуказанных процессов, "впадение" процессуальных
институтов один в другой. Названные авторы отстаивали точку зрения о том, что все процессы должны
слиться в одну науку - судебное право. В.А. Рязановский полагал, что указанная доктрина заслуживает
серьезного внимания и это есть основание говорить о процессуальном праве как о единой науке будущего
<134>.
-------------------------------<134> См.: Рязановский В.А. Единство процесса. Харбин, 1924. С. 48.
Однако и в 70-е гг. прошлого века все еще доминировала теория единого юридического процесса
<135>. Среди современных исследователей права такая позиция не является распространенной. В
частности, уголовный и гражданский процесс, разумеется, совершенно самостоятельные отрасли права.
-------------------------------<135> См.: Горшенев М.В. Методологические проблемы теории юридического процесса в условиях
развитого социализма. Ярославль, 1976. С. 3 - 9.
Также в конце XX в. в недрах гражданского процессуального права стали зарождаться особые
(исполнительные) правоотношения, которые как на доктринальном, так и на практическом уровне не
вписывались в традиционное понятие предмета гражданского процессуального права.
Впервые правоведы обратили внимание на разность процессуального и исполнительного права еще в
дореволюционный период. Так, Е.А. Нефедьев определял сущность гражданского процесса в
нормированной законом деятельности его субъектов, среди которых он выделяет истца, ответчика и суд
<136>. Как видим, гражданское процессуальное право имеет свой особенный субъектный состав, отличный
от субъектного состава исполнительного права, где субъектами выступают судебный пристав-исполнитель,
взыскатель и должник, УИИ.
-------------------------------<136> См.: Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М.: Тип. Император.
Моск. ун-та, 1909. С. 202.
Профессор Ю.С. Гамбаров в своем курсе лекций по гражданскому процессу в Московском
государственном университете им. М.В. Ломоносова не читал лекции по исполнительному производству,
тем самым как бы разделяя гражданский процесс и исполнительное производство <137>. Деятельность
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 30 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
судебного пристава-исполнителя не рассматривалась исследователями гражданского процессуального
права дореволюционного периода как деятельность субъекта гражданского процесса.
-------------------------------<137> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданский процесс: Курс лекций. М., 1895. С. 170.
Вместе с тем исполнительное производство характеризовалось как органическая часть гражданского
процесса с активной ролью в нем суда. Как отмечает В.В. Захаров, "...в дореволюционном периоде
исполнение судебных решений рассматривалось как стадия судебного процесса. Закон относил к
компетенции суда не только рассмотрение дела по существу, но и исполнение вынесенного решения. Часть
исполнительных действий суд производил самостоятельно" <138>.
-------------------------------<138> Захаров В.В. Основные этапы реформирования российского суда и института исполнения
судебных решений в сфере частного права в 1832 - 1917 гг. (историко-правовое исследование): Автореф.
дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009. С. 10.
В 1861 г. К.П. Победоносцев опубликовал свою статью "О реформе в гражданском судопроизводстве",
в которой обосновал необходимость самой реформы и восприятия "опыта чужеземных народов". В
названной статье автор отстаивал необходимость преобразования судебной власти, создание органов по
исполнению судебных решений <139>. К.П. Победоносцев был включен в состав комиссии Сената по
разработке преобразований в судебной системе.
-------------------------------<139> См.: Победоносцев К.П. О реформе в гражданском судопроизводстве. М., 1861. С. 7 - 39.
После Октябрьской революции 1917 г. функции по исполнению судебных постановлений выполняли
судебные исполнители, состоявшие на службе при судах. Система исполнительного производства царской
России была полностью ликвидирована вместе с судебной системой и системой законодательства.
Исполнительное производство стало полностью составной частью гражданского процесса, в ходе
исполнительного производства могли реализовываться только судебные акты имущественного характера.
Среди исследователей стала преобладать точка зрения, согласно которой исполнительное
производство есть стадия гражданского процесса. В.А. Краснокутский в одной только своей работе
формулирует два взгляда, две точки зрения на место исполнительного производства в системе права. Так,
в работе "Очерки гражданского процессуального права", опубликованной в Кинешме в 1924 г., он
утверждает, что право на судебное решение есть одна форма защиты права, а принудительное исполнение
- другая. Но в той же самой работе он же указывает, что исполнение решений есть последняя стадия
гражданского процесса, когда постановленное решение осуществляется <140>. Все это показывало на
неоднозначность взглядов советских исследователей права на проблему исполнительного производства в
России.
-------------------------------<140> См.: Краснокутский В.А. Указ. соч. С. 128.
А.Ф. Клейнман в учебнике по гражданскому процессу 1954 г. писал, что "исполнение судебных
решений составляет органическую часть гражданского процесса. А буржуазные ученые пытались построить
теорию особого исполнительного процесса, как производства sui genens (особого рода), совершенно
оригинального и отличного от того порядка процесса, который имеет своей целью постановление решения"
<141>. Однако нетрудно увидеть, что А.Ф. Клейнман предметом исполнительного процесса видел только
судебные решения. Данная позиция автора базировалась на господствовавшей в то время парадигме о
преимущественной защите права государственной собственности в гражданском процессе и,
соответственно, в исполнительном производстве. В исполнительном производстве исполнялись лишь
судебные постановления, судебные исполнители находились в ведении судебной власти, были полностью
под контролем суда, в связи с чем многие исследователи советского периода вполне обоснованно считали
исполнительное производство частью гражданского процесса.
-------------------------------<141> Клейнман А.Ф. Советский гражданский процесс. С. 36.
С.Н. Абрамов в своем учебнике по советскому гражданскому процессу также указывал, что
производство по принуждению ответчика к исполнению решения суда является завершающей стадией
гражданского процесса <142>.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 31 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
-------------------------------<142> См.: Абрамов С.Н. Советский гражданский процесс. М.: Госюриздат, 1952. С. 206.
До настоящего времени большинство правоведов продолжают игнорировать объективный процесс
изменения системы права путем расширения составляющих ее элементов и сходятся в мысли о том, что
исполнительное производство следует рассматривать как институт гражданского процессуального права,
что само по себе является утопическим направлением в науке. Сегодня в теории права исторически
существует мнение, что система права включала в себя материальное право и две процессуальные
отрасли - уголовное процессуальное право и гражданское процессуальное право. В 90-х гг. прошлого
столетия к процессуальным отраслям права было отнесено в качестве самостоятельной отрасли
арбитражное процессуальное право.
Как представляется, исполнительное право и процессуальное право суть совершенно разные
направления правового регулирования, хотя и взаимосвязанные между собой. Международные
исследователи права также проводят грань между исполнительным производством и гражданским
процессом, не объединяя их в одну правовую категорию отрасли. Так, Б. Хесс пишет: "...на сегодняшний
день представляется, что четкое разделение между гражданским судопроизводством и исполнительным
производством - общая черта многих юрисдикций" <143>.
-------------------------------<143> Hess B. "German Report" in Andenas // Enforcement Agency Practice in Europe. London: British
Institute of International & Comparative Law, 2005. P. 662.
По мнению А.А. Максурова, предмет гражданского исполнительного права представляет собой
совокупность общественных отношений, складывающихся между специальным субъектом (судебным
приставом-исполнителем), сторонами исполнительного производства (взыскателем и должником), судом,
иными участниками исполнительного процесса по вопросу своевременного и полного фактического
исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах юрисдикционных органов <144>. Как
считает К.А. Малюшин, на современном этапе развития правового регулирования общественных
отношений, складывающихся в ходе исполнительного производства, можно говорить о самостоятельной
отрасли права - гражданском исполнительном праве РФ, отрасли комплексной, сложившейся и
развивающейся под влиянием гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права
и административного права <145>. Он утверждает, что тенденцию развития этой отрасли права в первую
очередь определяют его принципы, подчеркивающие самостоятельность и независимость гражданского
исполнительного права от других отраслей права <146>.
-------------------------------<144> См.: Максуров А.А. Предмет и метод гражданского исполнительного права // Исполнительное
право. 2009. N 1. С. 21.
<145> См.: Малюшин К. Международные принципы гражданского исполнительного права Российской
Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. N 11. С. 31 - 35.
<146> См.: Малюшин К. Указ. соч.
"Как и любая другая отрасль права, - пишет Д.А. Марданов, - гражданское исполнительное право
будет таковой, если, являясь системной совокупностью норм, имеет собственный предмет правового
регулирования, специфический метод правового регулирования, свою нормативную базу. Гражданское
исполнительное право должно характеризоваться специфическими принципами, составляющими
нормативно установленные основополагающие начала регулирования особого объекта правоотношений,
складывающихся в ходе исполнительного производства" <147>.
-------------------------------<147> Марданов Д.А. Понятие гражданского исполнительного права // Исполнительное право. 2006. N
4. С. 22.
По нашему мнению, исполнительное право представляет собой в настоящее время совокупность
процессуальных норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают между субъектом,
обязывающим к принудительному исполнению (судебный пристав-исполнитель, УИИ), с одной стороны, и
иными участниками исполнительного производства - с другой, по поводу принудительного исполнения
судебного или иного юрисдикционного или неюрисдикционного акта. Различие между двумя отраслями
права наблюдаются как на доктринальном уровне, так и на уровне эмпирическом, т.е. в правоприменении.
Для выявления корреляционных связей между двумя смежными отраслями права мы воспользовались
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 32 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
методом сравнительного исследования.
Гражданское процессуальное право представляет собой совокупность расположенных в
определенной системе процессуальных норм, регулирующих общественные отношения, которые возникают
между судом и иными участниками процесса при отправлении правосудия по гражданским делам (М.К.
Треушников) <148>. Из данного определения можно выделить основные черты данной отрасли права.
Во-первых, отрасль права представляет собой отраслевые процессуальные нормы. Во-вторых, эти нормы
расположены в определенной системе, т.е. имеют определенную кодификацию и определяют
последовательность, движение процесса от стадии к стадии. В-третьих, нормы регулируют правоотношения
между судом, с одной стороны, и иными участниками процесса - с другой. В-четвертых, правоотношения
возникают по поводу отправления правосудия.
-------------------------------<148> См.: Треушников М.К. Указ. соч. С. 28.
Исполнительное право имеет свои характерные признаки, которые отличают его от гражданского
процессуального и арбитражного процессуального права. Д.В. Чухвичев отмечает шесть основных
критериев, позволяющих разграничить исполнительное право от гражданского процессуального и
арбитражного процессуального права <149>. В их числе: специфический предмет и методы; свои особые
отраслевые принципы; наличие специального законодательства; особый субъектный состав, отличающийся
от составов гражданского и арбитражного процесса (судебный пристав-исполнитель, взыскатель и
должник); различный предмет деятельности основных субъектов. Предметом деятельности основного
субъекта
исполнительных
правоотношений,
т.е.
судебного
пристава-исполнителя,
является
принудительная реализация субъективных прав, имеющих бесспорный характер. Предмет деятельности
суда в гражданском процессе - отправление правосудия и устранение неопределенности в субъективном
праве. И, наконец, в исполнительном производстве могут исполняться не только судебные акты, но и акты
других органов (комиссий по трудовым спорам, нотариата и т.д.). Как справедливо указывает М. Шардон,
"полномочия и обязанности органов принудительного исполнения должны быть четко определены и
отграничены от тех, которыми наделены судьи" <150>.
-------------------------------<149> См.: Чухвичев Д.В. Исполнительное производство: Учебник. М.: Закон и право, 2008. С. 13.
<150> Шардон М. Как внедрить в правовую систему общие стандарты исполнительного права? //
Исполнительное производство: традиции и реформы. С. 36.
Однако, анализируя доктрину смежных отраслей права, и в первую очередь процессуального права и
исполнительного права, можно выделить и дополнительные силлогизмы различий исполнительного права
от процессуального права. В частности, реализацией гражданского процессуального права, арбитражного
процессуального права и уголовно-процессуального права занимается судебная ветвь власти, в то время
как исполнительное право реализует исполнительная власть РФ. В исполнительном праве присутствуют
свои особые правоотношения, не тождественные правоотношениям в гражданском процессуальном,
арбитражном процессуальном, уголовно-процессуальном праве.
Исследуя тождества и различия в правоотношениях исполнительного и процессуального права,
нельзя обойти вниманием известного немецкого ученого О. Бюлова, установившего принцип единства
гражданского процесса, суть которого заключалась в том, что между сторонами и судом завязывались
длительные правоотношения. В исполнительном праве правоотношения возникают между субъектом,
принуждающим к исполнению, и всеми остальными субъектами.
Так, в гражданском исполнительном праве правоотношения завязываются между судебным
приставом-исполнителем, с одной стороны, и иными участниками исполнительного производства - с другой.
Как справедливо замечает М.А. Гурвич, "с вступлением в законную силу решения суда гражданские
процессуальные отношения прекращаются" <151>. Для возникновения исполнительных правоотношений в
силу принципа диспозитивности необходимо обращение взыскателя в службу судебных
приставов-исполнителей и волевого действия судебного пристава-исполнителя по вынесению
постановления о возбуждении исполнительного производства.
-------------------------------<151> Гурвич М.А. Учение об иске. С. 25 - 26.
Далее отметим, что целью гражданского процессуального и арбитражного процессуального права
является разрешение материально-правового спора, разрешение вопроса о субъективном праве,
устранение неопределенности в праве и в конечном итоге вынесение акта правосудия. Целью
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 33 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
исполнительного права является фактическое восстановление бесспорных имущественных и
неимущественных прав взыскателя. В этой связи мы не можем согласиться с Ю.С. Гамбаровым, который
писал, что "конечная цель гражданского процесса состоит в том, чтобы право не только существовало, но и
действовало, так как путем процесса государство само приводит право к осуществлению, упражняя
принуждение против всех, кто действует вопреки его предписаниям" <152>. Однако суд в гражданском
процессе не осуществляет принуждение. Роль и цель суда - своим решением устранить неопределенность
в праве, установить формальную истину, посредством которой суд определяет и закрепляет между
сторонами материальные правоотношения.
-------------------------------<152> Гамбаров Ю.С. Гражданский процесс: Курс лекций. М.: Городец, 2005. С. 93.
Как представляется, аподиктическими свойствами обладает определение В.А. Краснокутского,
который указывал, что право на судебное решение есть право требовать от государства гражданской
защиты в форме определенного решения. И это есть одна форма защиты права. Другой формой защиты
права является принудительное исполнение <153>. Таким образом, еще В.А. Краснокутский в 1924 г.
разделял две формы защиты права: одна форма - судебная, другая - несудебная.
-------------------------------<153> См.: Краснокутский В.А. Указ. соч.
Исполнительное право и процессуальное право имеют свои индивидуальные "параметры", которые
помогают более предметно раскрыть сущность и содержание отрасли. Под параметрами также следует
понимать и построение понятийного аппарата, внутренне согласованное строение отрасли. Перед каждой
отраслью права стоят свойственные только ей задачи. Как отмечал Б.Т. Безлепкин, "...в конечном счете,
именно задачами определяется отраслевая принадлежность той или иной юридической нормы" <154>.
Перед гражданским процессуальным правом стоят следующие задачи: разрешить спор о субъективном
праве, установить юридические факты, разрешить публично-правовые требования (иными словами,
гражданское процессуальное право имеет функцию верификации). Перед исполнительным правом стоят
следующие задачи: в кратчайшие сроки выполнить исполнительные действия, наложить арест на
имущество и денежные средства, применить меры принудительного исполнения, в том числе изъять
имущество должника, провести оценку изъятого имущества, реализовать данное имущество, распределить
между взыскателями денежные средства и т.д.
-------------------------------<154> Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину в уголовном судопроизводстве:
Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1981. С. 88.
На различия процессуального и исполнительного права очень точно указывал еще Т.М. Яблочков,
который писал, что "задача суда - решить вопрос о праве: конечно, его решение не остается мертвой
буквой: оно может быть приведено в исполнение manu militari; но совершение действий по осуществлению
права есть следствие, но не содержание деятельности суда. "Не меч, весы правосудия даны в руки судьи"
(Bulow)" <155>. В данном определении лаконично и точно подмечены различия между гражданским
процессом и последующим исполнением решения суда. Суд должен только вершить правосудие,
принуждением занимается иной орган. Принуждение не свойственно суду и судебной власти. Аналогичную
точку зрения выражали и другие исследователи гражданского процессуального права.
-------------------------------<155> Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль: Книгоизд-во И.К.
Гасанова, 1910. С. 36.
Любая процессуальная отрасль права имеет присущую только ей процессуальную форму, в которую
облечены действия субъектов права. У исполнительного права имеется своя исполнительная форма,
которая нормативно закреплена в отраслевом законодательстве и которая в первую очередь определяет
деятельность судебного пристава-исполнителя и иных субъектов, наделенных правом принудительного
исполнения.
В литературе некоторыми авторами указывается, что в исполнительном праве преобладает
административно-процессуальная форма с использованием гражданско-процессуальной формы <156>.
Вряд ли с этим можно согласиться. Во-первых, в исполнительном праве нет отношений соподчиненности,
как в административном праве. Во-вторых, следуя логике вышеуказанного автора, следовало бы указать
также, что в исполнительном праве используется и арбитражно-процессуальная форма, и
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 34 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
уголовно-процессуальная форма (поскольку судебные приставы наделены правом возбуждать уголовные
дела по определенной категории дел). Однако такое рассуждение приведет нас к неправильному выводу о
единой процессуальной форме для всех процессуальных отраслей права.
-------------------------------<156> См.: Филиппов П.М. Проблемы теории судебной защиты: Дис. ... д-ра юрид. наук. Волгоград,
1988. С. 67.
Трудно в полном объеме разделить мнение Д.Х. Валеева, который в свое время указывал на
универсальность исполнительной процессуальной формы, понимая под этим распространение ее на
различные виды принудительного исполнения <157>. Закон об исполнительном производстве совершенно
справедливо разделяет по главам процедуру применения мер принудительного исполнения. Таким
образом, сам законодатель определяет разнообразную исполнительную форму при применении мер
принудительного исполнения. Да и в теоретическом плане вряд ли возможно разработать единую
исполнительную форму для обращения взыскания на имущество граждан, юридических лиц, обращения
взыскания на ценные бумаги, на имущество, находящееся в залоге, исполнять иные принудительные меры
неимущественного характера, реализовывать меры уголовной или административной ответственности.
-------------------------------<157> См.: Валеев Д.Х. Процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном
производстве. Казань: Унипресс, 2001. С. 14.
По мнению Ю.С. Гамбарова, гражданский процесс есть юридическое отношение, имеющее целью
признание судом права ввиду его отрицания противником или непризнания ввиду утверждения его о
существовании этого права в его лице <158>. И.Е. Энгельман определял гражданский процесс как
"учреждение, охраняющее стойкость гражданского правового строя и, в частности, устраняющее
препятствия гражданского права" <159>. В.А. Краснокутский различал правоотношения между сторонами и
судом. И в этом есть одно из принципиальных отличий между гражданским процессуальным правом и
гражданским исполнительным правом <160>.
-------------------------------<158> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданский процесс: Курс лекций. М.: Городец, 2005. С. 94.
<159> Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 126.
<160> См.: Краснокутский В.А. Указ. соч. С. 126.
Многие дореволюционные авторы не разделяли в своих научных изысканиях исполнительное
производство и гражданский процесс, соответственно, исполнительное право также не выделялось ими из
гражданского процессуального права, однако они признавали, что суть гражданского процесса состоит в
разрешении спора о праве субъективном, субъектами которого являются истец, ответчик и суд.
Исполнительное производство и исполнительное право вследствие неразвитости данных правовых
категорий права оставались за рамками научных изысканий авторов указанного периода, к тому же наука
теории права еще не знала системы права и отраслей права.
Как справедливо замечает А.А. Власов, "какой бы эффективной не была деятельность судов и иных
внесудебных органов, их решения будут носить только декларативный характер в случае отсутствия
отлаженной процедуры их исполнения" <161>.
-------------------------------<161> Власов А.А. Гражданское процессуальное право. М.: ТК Велби, 2004. С. 390.
О необходимости выделения исполнительного права из гражданского процессуального права еще в
1996 г. писал В.В. Ярков <162>. Также М.К. Юков в 1975 г. отмечал необходимость индивидуализации норм,
регулирующих исполнительное производство <163>. А.К. Кац справедливо указывал, что процесс
исполнения не может быть отраслью судебной деятельности, иначе судебную деятельность пришлось бы
представлять в виде надотрасли <164>.
-------------------------------<162> См.: Ярков В.В. Концепция реформы принудительного исполнения в сфере гражданской
юрисдикции // Рос. юрид. журнал. 1996. N 2. С. 36 - 37.
<163> См.: Юков М.К. Указ. соч. С. 91.
<164> См.: Кац А.К. Указ. соч. С. 103.
Предметом
исполнительного
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
права
является
самостоятельная
www.consultant.ru
система
правоотношений,
Страница 35 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
существенно отличающихся от иных общественных отношений, регулируемых другими отраслями права. В
науке некоторыми учеными до настоящего времени исполнительное производство рассматривается как
завершающая стадия гражданского процесса и, следовательно, как институт гражданского процессуального
права <165>. Данные авторы в своих теориях не обращают внимания на то, что в исполнительном
производстве исполняются не только акты судов общей юрисдикции, но и акты арбитражных судов,
административных органов и акты иных неюрисдикционных органов. Исполнительное производство не
соответствует основным характерным чертам гражданского и арбитражного процесса.
-------------------------------<165> См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. М.: Юристь, 2006. С. 93.
По нашему мнению, исполнительное производство может быть определено как относительно
самостоятельный предмет правового регулирования, не входящий в состав гражданского процессуального,
арбитражного процессуального и уголовно-процессуального права. Исполнительное производство
представляет собой совершенно особый процесс (особая форма правоприменения) по принудительному
исполнению бесспорных требований. Исполнительное производство есть самостоятельный предмет
изучения в рамках науки исполнительного права, он охватывает собой процессуальные действия судебного
пристава-исполнителя и других участников процесса в целях фактического восстановления нарушенного
права или исполнения уголовной ответственности.
Провести грань различия между исполнительным и процессуальным правом невозможно без анализа
различий исполнительного производства и гражданского процесса. К основным отличительным чертам,
позволяющим нам говорить о самостоятельности исполнительного производства, следует отнести
следующие:
1. Суд не является необходимым субъектом исполнительного производства и наоборот: суд
выступает центральной, обязательной фигурой в гражданском и арбитражном процессе, где ему отведена
руководящая роль. Суд в исполнительном производстве является только одним из субъектов, причем не
самым важным, участвующим в исполнительном производстве только в случаях, прямо предусмотренных
Законом. Исполнительное производство включает в себя деятельность еще целого круга субъектов, в числе
которых важнейшим является орган исполнительной власти - ФССП России.
2. Регламентация обособленности исполнительного производства предполагает и необходимость
существования такой же самостоятельной системы правовых норм. Исполнительное производство требует
специального правового регулирования, что выражается в существовании в российской системе права
особых законов, регулирующих исполнительное производство.
3. В исполнительном производстве могут исполняться не только судебные акты, но и акты других
органов (комиссии по трудовым спорам; нотариата; органов, осуществляющих контрольные функции;
органов или должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных
правонарушениях, и др.).
4. В исполнительном производстве не действуют некоторые отраслевые принципы гражданского
процесса, поскольку исполнительное производство не носит черт состязательности, следовательно,
отсутствует и принцип состязательности. Нет также принципа равноправия сторон, так как почти все права
принадлежат взыскателю, а обязанности - должнику. Отсутствует принцип объективной истины, поскольку
судебный пристав-исполнитель не устанавливает истины по делу ввиду отсутствия спора о субъективном
праве. Нет и таких принципов, как сочетания устности и письменности, непосредственности,
непрерывности.
В
исполнительном
производстве
не
имеется
также
и
многих
организационно-функциональных принципов.
5. Цель исполнительного производства состоит в том, чтобы, не меняя сущности вынесенного судом
или иным уполномоченным органом акта, принудительно его исполнить с помощью специально
предусмотренных законом средств. Целью любого процесса является вынесение законного и
обоснованного судебного акта.
Все вышесказанное подтверждает вывод об обособленности исполнительного производства от
гражданского процесса и арбитражного процесса и позволяет нам говорить о создании особой комплексной
отрасли права - исполнительное право. В.М. Шерстюк по данному поводу отмечает, что правила,
регулирующие исполнительное производство, носят комплексный характер, обеспечивая принудительную
реализацию субъективного права или интереса и в тех случаях, когда вопрос об их защите является
предметом несудебных юрисдикционных органов <166>.
-------------------------------<166> См.: Шерстюк В.М., Юков М.К. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об
исполнительном производстве". М.: Городец, 2004. С. 23.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 36 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Исполнительное производство есть следующая стадия правореализации, идущая вслед за
гражданским, арбитражным, административным и уголовным судопроизводством. По нашему мнению,
можно дать следующую дефиницию исполнительного производства, которое представляет собой особый
институт экзекватуры, т.е. процесс принудительного исполнения судебных актов, а также актов других
органов и должностных лиц, которым законом предоставлены полномочия возлагать на участников
имущественного оборота обязанности по передаче другим участникам денежных средств и иного
имущества, либо по совершению в их пользу определенных действий, либо по воздержанию от совершения
действий, а также принуждать к исполнению административной или уголовной ответственности.
Иными словами, исполнительное производство - это урегулированная нормами специального закона
деятельность уполномоченных на то органов по принудительному исполнению судебных и иных актов. В
исполнительном производстве, как справедливо замечает Е.А. Нефедьев, "...закон организует субъекта
деятельности и указывает цель, к которой он должен стремиться, а также порядок его деятельности и
средства ее достижения" <167>.
-------------------------------<167> Нефедьев Е.А. Указ. соч. С. 62.
В ходе исполнительного производства осуществляется правоприменение, т.е. специально
уполномоченные законом субъекты в принудительном порядке реализуют предписания, выраженные в
судебных и иных приравненных к ним актах. Это особый вид правоприменительной деятельности,
осуществляемой специально на то уполномоченными государственными органами - судебным
приставом-исполнителем, УИИ.
Исполнительные действия и меры принудительного исполнения, совершаемые специальным
субъектом, образуют внутреннее содержание исполнительного производства. Исполнительное
производство может состоять из нескольких действий, образуя тем самым сложный состав
исполнительного производства, или из одного действия. Исполнительное производство в то же время тесно
связано с гражданским и арбитражным процессом, являясь в некоторых случаях его логическим
продолжением. Однако следует признать, что исполнительное производство не всегда логическое
продолжение гражданского и арбитражного процесса. Например, исполнительное производство не
проводится при добровольном исполнении судебных решений либо при вынесении решения о признании.
Объектом принудительного исполнения могут быть как судебные акты, так и акты других органов и
должностных лиц, причем не всяких, а только тех, которым предоставлено право возлагать на тех или иных
лиц имущественные обязанности, обязанности по совершению либо по воздержанию от совершения
определенных действий.
Исполнительное производство осуществляется принудительно, т.е. вне зависимости от воли и
желания обязанных лиц. Принудительно могут быть применены различные меры, как указанные, так и не
указанные в законе. Но обязательно все меры принудительного исполнения осуществляются специально
на то уполномоченными субъектами. И хотя Закон об исполнительном производстве в ст. 5 называет в
числе таких субъектов только судебных приставов-исполнителей, фактически можно признать, что
принудительное исполнение могут осуществлять и некоторые иные лица, например банк. Так, получив
исполнительный лист, банк обязан в принудительном порядке списать со счета должника и зачислить на
счет взыскателя определенную денежную сумму, указанную в исполнительном листе.
Принудительные меры могут касаться имущественных предписаний, а точнее, актов,
предписывающих определенным субъектам имущественного оборота совершить действия (или
воздержаться от действий), в которых у контрагентов есть материальная заинтересованность. Само
исполнительное производство носит процессуально-формальный характер, т.е. осуществляется в
специально установленной законом исполнительной процессуальной форме.
Исполнительное производство суть совокупность особых, урегулированных законом исполнительных
действий, совершаемых специально на то уполномоченными органами по принудительному исполнению
актов суда либо иных органов или должностных лиц.
В науке в настоящее время не сформулировано единого понятия исполнительного производства.
Некоторыми исследователями вводится в оборот термин "исполнительный процесс". Так, Е.А. Деготь,
развивая идею германского ученого О. Бюлова, под исполнительным процессом понимает систему
взаимосвязанных процессуальных действии и правоотношении <168>. По мнению Е.А. Деготя, внутренним
содержанием исполнительного процесса являются как действия, так и правоотношения (процессуальные
права и обязанности судебного пристава-исполнителя и других участников процесса). Как нам
представляется, ученый эклектически смешивает понятия процесса как некого движения, проходящего
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 37 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
определенные последовательные стадии, и правоотношений, которые процессом никогда не были и
представляют собой институт отрасли права.
-------------------------------<168> См.: Деготь Е.А. Исполнительный процесс. М.: Новый индекс, 2006. С. 11, 12.
Однако, развивая дальше свою концепцию, Е.А. Деготь совместно с К.И. Комиссаровым приходят, как
нам представляется, к небесспорному выводу о том, что процессуальные действия судебного пристава
представляют собой юридические факты, на основании которых происходит возникновение, прекращение
или изменение гражданских процессуальных отношении <169>. Тем самым указанные авторы хотя и
выделяют исполнительный процесс как самостоятельный, в то же время видят его как часть гражданского
процессуального права, проявляя тем самым эклектизм своих взглядов.
-------------------------------<169> См.: Комиссаров К.И. О взаимосвязи процессуальных правоотношений и процессуальных
действий. М.: Юрид. лит., 1988. С. 15.
Думается, позиция В.В. Яркова представляет наибольший интерес: под исполнительным
производством понимается система правовых норм, регулирующих юридическую деятельность по
принудительному осуществлению исполнительных документов <170>. Однако и с такой точкой зрения
также трудно полностью согласиться. Наличия одних только правовых норм недостаточно для
возникновения исполнительного производства. Необходимой предпосылкой для возникновения
исполнительного производства является еще и наличие правоотношений, а следовательно, должны
присутствовать необходимые субъекты, обладающие правосубъектностью, и действия вышеуказанных
субъектов. И только если имеются все эти условия, может возникнуть исполнительное производство.
-------------------------------<170> См.: Ярков В.В. Гражданский процесс. М.: БЕК, 2000. С. 448.
Несмотря на все различия в гражданском процессуальном праве и исполнительном праве, обе эти
отрасли представляют собой части единого целого, а именно системы права, а значит, они имеют общие
связи, которые их объединяют в одно целое и с другими отраслями права. Справедливости ради следует
процитировать точное замечание А.Г. Хабибулина: "Невозможна "чистая" юридическая наука (хотя, именно
за это ратовали отдельные научные школы, известна, в частности, "чистая" теория права Г. Кельзена)"
<171>.
-------------------------------<171> Хабибулин А.Г. Теория государства и права: Учебник. М.: Инфра-М, 2009. С. 10.
Поскольку гражданское исполнительное право, как будет аргументировано в дальнейшем, является
структурным элементом исполнительного права, оно как часть целого имеет прочные и постоянные связи с
другими отраслями права. Любая система всегда предполагает взаимосвязь между ее элементами. В.М.
Сырых выделяет четыре связи между компонентами системы права: взаимодействие между
конституционным и иными отраслями права; связь между отраслями публичного и частного права;
соотношение материальных и процессуальных отраслей; связи уголовного и иных отраслей права <172>.
Вышеуказанный автор незаслуженно обошел своим вниманием связь между административным и иными
отраслями права.
-------------------------------<172> См.: Сырых В.М. Указ. соч. С. 286.
Безусловно, исполнительное право тесно связано и с нормами конституционного права, которые как
бы пронизывают все отрасли права, дают начало для нормотворчества в других отраслях и придают
системе права единство. И это прежде всего касается межотраслевых принципов, закрепленных в
Конституции, таких как принцип законности и принцип разделения властей. По Конституции власть в
Российской Федерации делится на три ветви: судебную, исполнительную и законодательную. Следуя
принципу разделения властей, мы сегодня можем говорить о такой отрасли права, как исполнительное
право, которое реализует исполнительная, а не судебная власть, как это было в советский период истории.
Конституция закрепляет также принцип уважения чести и достоинства граждан. Содержание данного
принципа находит свое закрепление и в нормах исполнительного права. С другой стороны, нормы
гражданского исполнительного права развивают и конкретизируют конституционные положения,
касающиеся прав, свобод и обязанностей личности.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 38 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Исполнительное право как элемент системы права соотносится с гражданским процессуальным и
арбитражным процессуальным правом, поскольку все они входят в подсистему процессуальных отраслей
права. Вынесенный, но не исполненный судебный акт теряет всякий здравый смысл и не ведет к защите
нарушенных либо оспариваемых прав и законных интересов. Гражданское процессуальное право,
арбитражное процессуальное право, гражданское исполнительное право, уголовное процессуальное право
и уголовно-исполнительное право образуют процессуальную ветвь в системе права, все они также
являются публичными отраслями права. Все эти отрасли являются правореализующими, опосредуют
процесс, движение в восстановлении нарушенных прав, свобод, законных интересов личности, общества и
государства. Исполнительное производство иногда является продолжением гражданского или
арбитражного процесса. Кроме того, в правовых источниках гражданского процессуального и арбитражного
процессуального права закреплены нормы, относящиеся к исполнительному праву. Так, в ГПК в ст. 446
содержится перечень имущества, на которое нельзя обратить взыскание. В АПК имеется разд. 7, который
называется "Производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов", где
также содержатся нормы, регулирующие исполнительные правоотношения.
Исполнительное право также тесно связано и с материальными отраслями права. Оно выступает как
форма реализации материального права и форма разрешения конфликтных отношений, возникающих при
реализации норм материального права. Еще К. Маркс указывал, что процесс есть форма жизни закона, а
следовательно, проявление его внутренней жизни <173>.
-------------------------------<173> См.: Маркс К., Энгельс Ф. Указ. соч. Т. 1. С. 158.
Так, в исполнительном производстве принудительно исполняются решения комиссий по трудовым
спорам. А порядок вынесения таких решений и выдача удостоверений на принудительное исполнение
регулируются нормами трудового права, как и порядок восстановления незаконно уволенного работника
(ст. 396 ТК).
Исполнительное право также тесно связано с гражданским правом, поскольку в исполнительном
производстве действует институт представительства, который, в свою очередь, возникает на основе
гражданско-правового договора поручения и является институтом гражданского права. Судебный
пристав-исполнитель, реализуя имущество должника, выступает одной из сторон в договоре
купли-продажи, который также регулируется нормами ГК. Порядок прекращения и приобретения права
собственности также установлен гражданским законодательством. В исполнительном производстве может
происходить перемена лиц в обязательстве, что также является институтом гражданского права. Судебный
пристав-исполнитель в процессе своей деятельности может вступать в различные сделки, т.е. быть одной
из сторон в обязательстве. Например, заключение договора хранения арестованного имущества также есть
институт гражданского права.
Обращая взыскание на долю в имуществе супругов, судебный пристав-исполнитель руководствуется
нормами СК. Нормы, регулирующие исполнительное производство, содержатся также и в других
федеральных законах и подзаконных нормативных актах, относящихся как к сфере частного, так и
публичного права. Так, Федеральным законом от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)"
<174> устанавливаются правила обращения взыскания на заложенное имущество. Федеральным законом
от 26.09.1997 N 125-ФЗ "О свободе совести и религиозных объединениях" <175> устанавливается
имущество богослужебного назначения, на которое взыскание не обращается. Исполнительное право тесно
связано и с другими материальными отраслями права, частного и публичного.
-------------------------------<174> См.: РГ. 1998. 22 июля.
<175> См.: Там же. 1997. 1 окт.
Исполнительное право корреспондирует и нормам уголовного права. В УК закрепляется уголовная
ответственность, которая может применяться к недобросовестным должникам, если в их действиях
усматривается состав уголовного преступления (например, ст. 177 УК устанавливает уголовную
ответственность за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности). Кроме того, в рамках
исполнительного права исполняются приговоры судов по уголовным делам.
Исполнительное право взаимодействует с административным правом. Многие нормы
административного права, налагающие различные виды имущественной ответственности, находят свою
реализацию посредством исполнительного производства (ст. 32.2 КоАП). В исполнительном производстве
исполняются постановления о наложении административной ответственности за различные
административные нарушения. Иными словами, предметом исполнительного производства в соответствии
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 39 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
с ч. 1 ст. 5 Закона об исполнительном производстве выступают акты органов, осуществляющих
контрольные функции, закрепленные в КоАП. С другой стороны, сам судебный пристав-исполнитель вправе
налагать меры административной ответственности в рамках исполнительного производства (например, в
соответствии со ст. ст. 17.14, 17.15 КоАП).
Как видим, самостоятельная отрасль исполнительного права, являясь взаимосвязанной частью
системы права, сообщается с другими отраслями права, придавая всей системе права рациональную
структуру и логическую завершенность.
§ 4. Понятие, цель и функции исполнительного права
Прежде чем перейти к исследованию исполнительного права, нам хотелось бы остановиться на
различных концепциях научного правопонимания сущности права. Можно разделить мнение ученых о том,
что в современной юридической науке нет и, скорее всего, не будет общепризнанного подхода к пониманию
сущности права, его содержания, генезиса, роли и значения в жизни общества <176>. Постепенное
освобождение науки от жесткого диктата идеологических установок и диверсификация ее методологических
подходов, протекающих на фоне объективных изменений самого права под воздействием трансформаций
экономической, социальной, политической, духовной жизни людей, обусловили параллельное
существование множества типов правопонимания: частью реанимированных из науки XVIII - XIX столетий,
частью - новых, частью - органично (или не очень) совмещающих в себе традиции и инновации.
Практически всегда являются актуальными проблемы правопонимания <177>.
-------------------------------<176> См.: Генрих Н.В. Предмет уголовного права в контексте теоретических проблем
правопонимания // Журнал рос. права. 2010. N 9. С. 58 - 69.
<177> См.: Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник. М.: ИНФРА-М; Норма, 1998; Алексеев С.С.
Право: азбука - теория - философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999; Мальцев Г.В.
Понимание права: Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999.
Н.В. Генрих выделяет четыре ключевые теории правопонимания: 1) теорию нормативизма, которая
уравнивает право с законом и видит в праве продукт исключительно государственной воли, воплощенной в
официально признанном источнике; 2) теорию естественного права, противопоставляющую закон праву,
ставящую право выше (и раньше) государства и выводящую его из "природных" законов человеческой
жизнедеятельности и общежития; 3) социологическую теорию, которая понимает под правом определенный
порядок общественных отношений, закрепленный в нормативных актах или иных источниках; 4)
теологическую теорию, рассматривающую право как проявление абсолютного духа, идею,
программирующую все компоненты правовой системы <178>.
-------------------------------<178> См.: Генрих Н.В. Указ. соч.
Существующие между ними расхождения и противоречия в некоторой степени сглаживаются
множеством компромиссных, синтетических концепций, наиболее популярными из которых в современной
науке являются примиряющие естественное и позитивное право в его нормативистской или
социологической интерпретации <179>.
-------------------------------<179> См.: Там же.
Этот факт оценивается исследователями различным образом. Если В.Д. Сорокин полагает, что
"разнообразие типов правопонимания - вещь ненормальная для полноценной юридической науки", то В.В.
Лазарев, напротив, считает, что понимание права носит во многом условный и договорный характер, в силу
чего юристы вполне могут допустить разные характеристики права <180>.
-------------------------------<180> См.: Сорокин В.Д. Понятие и сущность права в духовной культуре России. М.: Юрлитинформ,
2007. С. 270; Лазарев В.В. Инструментальный подход к праву // Гос-во и право. 2003. N 1. С. 15.
Одновременное существование нескольких подходов к праву, каждый из которых является
достаточно жизнеспособным, отражает методологический плюрализм, который дает ключ к широкому
обсуждению самых различных аспектов, свойств, проявлений права и в конечном итоге способствует более
глубокому познанию данного феномена. Так, по мнению О.Э. Лейста, "все понимания права столь же
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 40 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
верны, сколь и оспоримы. Отсюда, однако, не следует, что общее понятие должно быть соединением трех
концепций права (позитивистского, социологического и естественно-правового). Суть дела заключается в
том, что между крайними точками зрения трех концепций находится не истина, а сложнейшее
общественное явление - право, которое в любой из своих частей может стать и бытием свободы, и орудием
порабощения и произвола, и компромиссом общественных интересов, и средством угнетения, и основой
порядка, и пустой декларацией, и надежной опорой прав личности, и узаконением тирании и беззакония"
<181>.
-------------------------------<181> Лейст О.Э. Три концепции права // Сов. гос-во и право. 1991. N 12. С. 3.
Широкий, плюралистический подход к пониманию права актуален и для отраслевых теорий, в том
числе, по нашему мнению, и для исполнительного права. Вопрос о правовой природе исполнительного
права или гражданского исполнительного права как самостоятельной отрасли права неоднократно
обсуждался в юридической литературе. В науке до настоящего времени не существует единого мнения по
этому вопросу. Одни авторы признают исполнительное право в качестве самостоятельной отрасли права,
другие считают таковым гражданское исполнительное право, третьи называют его правовым институтом в
рамках отрасли гражданского процессуального права и т.д. <182>. Думается, неопределенность в этом
вопросе в первую очередь обусловлена смешением таких понятий, как "исполнительное производство" и
"реализация правоприменительных актов". По нашему мнению, исполнительное производство не может
быть отраслью права, ибо представляет собой регулируемую законом деятельность прежде всего
судебного пристава-исполнителя по принудительному исполнения актов юрисдикционных органов и
охватывает небольшую группу (хотя и однородных) общественных отношений.
-------------------------------<182> См.: Власов Ю.Н., Домин А.П. Судебные приставы. Исполнительное производство:
Федеральные законы Министерства юстиции РФ. М.: Юрайт, 1998. С. 8.
После ноября 1917 г. исполнительное производство всеми правоведами признавалось составной
частью гражданского процесса. В ходе исполнительного производства могли реализовываться только
судебные акты имущественного характера, вне гражданского процесса исполнительное производство
возникнуть не могло.
Исполнительное производство в качестве института входило составной частью в гражданское
процессуальное право и изучалось в юридических вузах в рамках курса с аналогичным названием. Тем не
менее некоторые советские ученые высказывали мнение о необходимости выделения исполнительного
производства из гражданского процессуального права в самостоятельную отрасль права. В 60 - 70-е гг.
прошлого века в науке велись теоретические разработки по обоснованию одной исполнительной отрасли
права - уголовно-трудового права, которое в настоящее время занимает свое самостоятельное место в
системе права в виде уголовно-исполнительного права. Предметом уголовно-исполнительного права
являются правоотношения, возникающие между субъектом, принуждающим к исполнению уголовного
наказания, и субъектом, обязанным понести такое наказание. Теоретических разработок по поводу
гражданского исполнительного права не велось. В настоящее время, как нам представляется, наука
достаточно близко подошла к теоретическому обоснованию гражданского исполнительного права, а вместе
с этим и самого исполнительного права.
Исполнительное право как отрасль права отличается от исполнительного производства. Предметом
отрасли исполнительного права являются общественные отношения, урегулированные нормами
исполнительного законодательства, и само исполнительное производство. Содержание исполнительного
производства, его внутреннее наполнение состоит из отдельных процессуальных принудительных действий
по исполнению правоустанавливающего акта. Исполнительное право, в свою очередь, как и любая иная
отрасль права, состоит из институтов, таких, как: институт правоотношений, институт принципов, институт
субъектов, институт исполнения исполнительных документов имущественного характера, институт
исполнения исполнительных документов неимущественного характера, институт защиты прав взыскателя и
должника в исполнительном производстве и т.д. Институты, в свою очередь, состоят из отдельных норм
права.
Исполнительное право как самостоятельная отрасль права представляет собой совокупность
специальных норм, регулирующих большую группу однородных общественных отношений, которые
возникают между судебным приставом-исполнителем, другими субъектами принудительного исполнения, с
одной стороны, и иными участниками исполнительного производства - с другой, по поводу принудительного
исполнения правоприменительного акта.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 41 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Следует признать, что недостатком развития исполнительного права как отрасли права на данном
этапе является то, что нет единого кодифицированного сборника норм права, регулирующих
исполнительные отношения. Нормы права, регулирующие исполнительное производство, в основном
содержатся в специальном отраслевом Законе об исполнительном производстве. Однако отдельные такие
нормы имеются в различных законах и подзаконных нормативных актах, а также ведомственных актах
(приказах Минюста России, ФССП России и т.д.), что создает трудности в правоприменительном практике.
Эти нормы сегодня не взаимосвязаны, не образуют логичной, последовательной цепочки, зачастую
противоречат друг другу.
Мы находим справедливым утверждение о том, что всеобщее признание права важнейшим
регулятором общественных отношений побуждает еще больше оценить его некоторые свойства и роль
<183>. Предстоит выявить отношение к праву в обществе и степень реального правового влияния на
общественные процессы, на сознание и поведение людей, однако это сложно и в практическом, и в
теоретическом плане <184>. И все же такие исследования необходимы для познания глубинных свойств
правовой материи, и прежде всего отраслей права. И здесь, как нам представляется, важно выявить цель
отрасли права, которая имманентно присуща каждой отрасли права, в то же время каждая отрасль права
имеет свою индивидуальную цель.
-------------------------------<183> См.: Тихомиров Ю.А. Эффективность закона: от цели к результату // Журнал рос. права. 2009.
N 4. С. 10.
<184> См.: Там же.
Как отмечают исследователи, понятие "цель" не является строго юридическим <185>. Цель - это
некий идеальный положительный результат, для достижения которого предпринимаются какие-либо
действия. Для того чтобы начать действовать, нужно поставить некоторые цели или определить единую
цель. Цель является идеальным внутренне побуждающим мотивом. В философии цель понимается как
сознательное предвосхищение результата, на достижение которого направлены или будут направлены
действия субъекта как духовное образование, как мысленно представляемая ценность <186>.
-------------------------------<185> См.: Иванова О.М. О целях юридической ответственности // Право и политика. 2007. N 11. С. 10
- 13.
<186> См.: Керимов Д.А. Философские проблемы права; Волков Б.С. Проблема воли и уголовная
ответственность. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1965; Макаров М.Г. Категория "цель" в марксистской
философии и критика телеологии. Л.: Наука, 1978. С. 8.
В философии выделяются цели: абсолютные, всеобщие и частные, движущие, имманентные,
истинные, конечные, объективные и субъективные, особенные, политические, религиозные, реальные и
нереальные <187>. Более того, в настоящее время сложилось несколько подходов в учении о цели и
целесообразности - телеологии. Антропоцентрический подход исходит из положения, что все существует
ради человека, метафизический - из конечной цели, господствующей над процессом мирового развития,
трансцендентный - из признания потустороннего целеполагающего существа, находящегося вне мира,
имманентный подход учит, что цель заключена в самой природе вещей <188>.
-------------------------------<187> См.: Гегель Г.В.Ф. Философия права. Т. 113. М.: Мысль, 1990 (сер. "Философское наследие"). С.
15 - 20, 79 - 81, 84, 88 - 90, 94 - 95, 157 - 159, 200, 277 - 278, 286 - 288; Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и
средства в праве и правовой политике. Саратов: Изд-во ГОУ ВПО "Саратовская государственная академия
права", 2003. С. 15 - 16.
<188> См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Указ. соч. С. 7.
Цель, по мнению большинства современных философов, есть феномен, связанный с человеком, его
сознанием, волей и трудовой активностью <189>. Таким образом, нельзя сказать, что цель - это только
идеальная модель, цель человека представляет собой известное единство материального и идеального,
объективна по содержанию, субъективна по форме. Цель объективна потому, что определяется условиями
жизни общества, является идеальной моделью материального мира, а субъективна потому, что выражает
интересы людей и является желаемым результатом их деятельности, формой реализации идеального.
-------------------------------<189> См.: Иванова О.М. Указ. соч.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 42 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Юридические науки чаще всего понимают цель как нечто объективное, иногда подменяя ее такими
понятиями, как "итог", "результат", "последствие" или "объект" деятельности <190>. Результат деятельности
не всегда отличают от цели, несмотря на то что эти два понятия лежат в разных плоскостях. Деятельность это "целесообразная" активность, а значит, "сообразующаяся с целью", т.е. приводящая к цели. Поэтому
можно решить, что всякая деятельность успешна, т.е. приводит к цели. Но иногда деятельность может не
привести к желаемым результатам или результат будет иным, а цель останется недостигнутой <191>.
Совпадение результата с целью свидетельствует о том, что действия были рациональными и
целесообразными, а идеальная схема деятельности является адекватным отображением одного из
возможных реальных путей, ведущих к цели.
-------------------------------<190> См.: Малько А.В., Шундиков К.В. Указ. соч. С. 9.
<191> См.: Никифоров А.Л. Деятельность, поведение, творчество // Деятельность: теории,
методология, проблемы / Сост. И.Т. Касавин. М.: Политиздат, 1990. С. 56.
К.В. Шундиков определяет юридическую цель "как идеально предполагаемую и гарантированную
государством модель какого-либо социального состояния или процесса, к достижению которой при помощи
юридических средств стремятся субъекты правотворческой и правореализаторской деятельности" <192>.
-------------------------------<192> Шундиков К.В. Цели и средства в праве (общетеоретический аспект): Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. Саратов, 1999. С. 11.
В правоведении различают следующие цели: права в целом; отраслей права; правовых институтов;
правового регулирования; судопроизводства; юридической ответственности; наказания; санкций;
правонарушения; нормативных правовых актов.
Цели, формируемые в нормах права, должны удовлетворять двум условиям: во-первых,
соответствовать по своему содержанию объективным закономерностям (т.е. быть истинными) и, во-вторых,
быть обеспеченными реальными средствами своего осуществления (т.е. быть реальными) <193>.
-------------------------------<193> См.: Экимов А.И. Категория цели в науке права // Философские проблемы государства и права /
Под ред. Д.А. Керимова, Л.С. Явича. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1970. С. 60.
Можно предположить, что цель охватывается содержанием права, носит нормативный характер или
что в содержание права входят сведения о цели законодателя <194>. В некоторых случаях цель входит в
содержание права, нормативна, а в других ее необходимо выводить логически или применять
телеологические методы толкования. Но нормативность юридической цели общеобязательна, так как
абсолютное большинство целей в праве - это указание не просто на желаемый результат, но на
обязательное направление поведения. Юридическая цель - императивно заданное устремление. Данное
качество делает ее эффективным регулятором социальных отношении <195>.
-------------------------------<194> См.: Лаптев В.В., Шахматов В.П. Цели правового регулирования и система права //
Правоведение. 1976. N 4. С. 29; Чулюкин Л.Д. Природа и значение цели в советском праве. Казань: Изд-во
Казан. ун-та, 1984. С. 47.
<195> См.: Иванова О.М. Указ. соч.
Итак, любая человеческая деятельность всегда направлена к достижению определенной цели.
Причем эта цель должна иметь социальную направленность, не противоречить интересам общественного
блага. Цель и функции права, бывает, в литературе подвергаются эклектическому смешению. Так, функция
права иногда понимается как характеристика социальной направленности права. И единого взгляда на эту
проблему нет. Иные исследователи под функцией права понимают направления правового воздействия.
Так, А.Г. Хабибулин под функцией права понимает одновременно и социальное назначение права (цель), и
вытекающие из данной цели направления правового воздействия <196>. Однако, на наш взгляд, с такой
точкой зрения трудно согласиться по следующим основаниям.
-------------------------------<196> См.: Хабибулин А.Г. Указ. соч. С. 293.
Цель - это осознанный продукт не только деятельности человека, но и деятельности его мозга. Право
как социальное явление, порожденное человеком, также имеет свои цели. Как справедливо замечает Т.Н.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 43 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Радько, "задача права проявляется в его цели на определенном этапе" <197>. Цели имеются у права в
целом, у отраслей права, у институтов и у отдельных норм.
-------------------------------<197> Радько Т.Н. Основные функции социалистического права. Волгоград, 1970. С. 23.
Общие цели права прежде всего закреплены в Конституции и складываются из потребностей
общественного развития. Цель права - это те фактические конечные результаты, которых стремится
достичь право на отдельном историческом этапе развития общества. Цель права следует всегда
опосредовать через социальное назначение права, поскольку в различных типах государств, всегда
различное социальное назначение права, а следовательно, и разные цели. Так, в феодальных
государствах целью права являлось обеспечение неприкосновенности феодальной собственности,
обеспечение эксплуатации феодального труда, защита сословных привилегий, обеспечение права
собственности господствующего класса на землю и крепостных крестьян. В современных социально
ориентированных государствах можно отметить следующие цели права: гармонизация и развитие
человека, общества и государства; охрана правопорядка, охрана и неприкосновенность всех форм
собственности; создание правовых механизмов для поступательного развития экономики; охрана прав и
законных интересов личности; обеспечение духовного развития личности.
Отрасли права, являясь элементом системы права, также имеют свои индивидуальные цели, к
достижению которых они стремятся при регулировании своего предмета. Цели каждой отрасли права
всегда конкретны и обособлены в системе права по отраслям. Поскольку цели у каждой отрасли
индивидуальны, как и предмет и метод правового регулирования, они являются одним из критериев
разграничения отраслей внутри системы права. К сожалению, исследователями не уделялось
значительного внимания данному критерию. С 30-х гг. прошлого века отрасли в системе права было
принято делить только по предмету и методу, хотя некоторые авторы выделяли и цель отрасли. Так, С.Н.
Братусь выделял помимо предмета и метода обособления отраслей права еще и цель правовой
регламентации. Он писал, что в практических целях в один комплекс иногда объединяются разнородные по
своему характеру правовые нормы, выражающие, по существу, далеко не одинаковые по своей природе
отношения. Но ввиду того что эти разнородные правовые нормы подчинены законодателем единой цели и
заключены нередко в едином законодательном акте, возможно выделение разнородных по своей
юридической природе отношений в самостоятельную отрасль <198>. Таким образом, руководствуясь
критерием цели, С.Н. Братусь выделял в системе права комплексные отрасли права. Однако данная точка
зрения не получила в то время широкого распространения. Н.А. Стручков также еще в 1967 г. совершенно
справедливо заметил, что "в наши дни сторонники признания исправительно-трудового права частью
уголовного права обосновывали свои взгляды тем, что наказание в момент назначения и исполнения
преследует одни и те же цели" <199>. Таким образом, еще в прошлом веке исследователи права заметили,
что помимо предмета и метода основополагающим критерием разделения отраслей права является также
и критерий цели.
-------------------------------<198> См.: Братусь С.Н. О предмете советского гражданского права // Сов. гос-во и право. 1940. N 1.
С. 36.
<199> Стручков Н.А. Основы теории исправительно-трудового права. М.: Юрид. лит., 1967. С. 42.
В последнее время в связи с расширением базисных отношений, появлением и развитием частного
права возникают новые общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании. Эти
правоотношения качественно группируются по отдельным структурным элементам в соответствии с теми
целями, на которые они направлены и к достижению которых стремятся субъекты правоотношений.
Так, например, гражданское процессуальное право как отрасль права имеет своей целью
определение условий и порядка вынесения судами законных и обоснованных решений. Как справедливо
отмечает В.В. Ярков, "цель гражданского судопроизводства направлена на защиту нарушенных интересов
всех субъектов, которые оказались вовлечены в сферу спорного правоотношения" <200>. Гражданское
право как отрасль права преследует цель определить порядок и условия заключения различных договоров;
порядок и условия вступления в наследство и т.д. Цель уголовного права - определить порядок и условия
привлечения лица к уголовной ответственности. У других отраслей права имеются также свои
обособленные цели. Цели правового регулирования, присущие каждой отрасли, конечно, неразрывно
связаны с интересами. Как справедливо указывает Н.М. Коршунов, "интересы служат источником цели, в
них они получают субъективацию. С другой стороны, чтобы интересы были реализованы, они должны быть
осознаны и предстали в форме целей" <201>. Цель - это тот желаемый конечный результат, к которому
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 44 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
нужно стремиться той или иной отрасли права. Цель отрасли появляется еще задолго до появления самой
отрасли права. Так, для того чтобы появилась отрасль, помимо общественных отношений должны
сформироваться нормы права, которые будут регулировать данные общественные отношения. Однако
процесс формирования правовых норм опосредуется через правовые цели, ради которых сами нормы
разрабатываются. Поэтому цель первична, с нее начинает зарождаться отрасль права.
-------------------------------<200> Ярков В.В., Абушенко Д.Б. Гражданский процесс. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 8.
<201> Коршунов Н.М. Указ. соч. С. 56.
У исполнительного права как самостоятельной отрасли права имеются также свои индивидуальные
цели, отличные от целей иных отраслей права. Такими отраслевыми целями будут являться прежде всего
цели, закрепленные в отраслевом законодательстве. Так, из смысла ст. 1 Закона об исполнительном
производстве усматривается следующая цель исполнительного права - определить условия и порядок
принудительного исполнения судебных актов, а также актов других органов. Целью исполнительного права
будет являться и цель фактического восстановления имущественных (реже - личных неимущественных)
прав взыскателя. Так, например, только в исполнительном праве речь идет о фактическом, а не
юридическом восстановлении имущественной сферы одного лица за счет другого. Цель
уголовно-исполнительного права - исправление и перевоспитание осужденного. Для сравнения: в
гражданском процессуальном праве целью будет являться устранение неопределенности в праве,
юридическая защита прав и законных интересов; в гражданском праве цель направлена на закрепление
баланса прав и обязанностей участников гражданского оборота.
Итак, в теории права цель отрасли может быть использована как один из критериев разграничения
отраслей внутри системы права. В этом плане О.В. Исаенкова так определила главную цель
исполнительного права: "обеспечение законного, быстрого (а не своевременного) и надлежащего по
качеству и объему исполнения юрисдикционных актов" <202>.
-------------------------------<202> Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. ... д-ра
юрид. наук. С. 38.
Помимо цели каждая отрасль права обладает и свойственными ей функциями. Слово "функция" в
переводе с латинского языка означает "исполнение, выполнение, компетенция". Понятие функция
употребляется во многих аспектах (функции в математике, биологии, функции человеческого организма и
т.д.). Это же понятие имеется и в юридической науке, где различают функции государства, функции права.
Есть свои функции также у отраслей права.
Необходимость существования права как социального явления состоит в выполнении им
определенных функций <203>. Функция представляет собой внешнее проявление свойств какого-либо
объекта в данной системе отношений, деятельность, роль объекта в рамках некоей системы, которой он
принадлежит, вид связи между объектами, когда изменение одного из них влечет изменение другого, при
этом второй объект называется функцией первого, а также явление, зависящее от другого и изменяющееся
по мере изменения этого другого явления <204>.
-------------------------------<203> См.: Левина С.В. Место и роль воспитательной функции в системе функций права // Общество
и право. 2010. N 1. С. 68 - 73.
<204> Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М.: Политиздат, 1986. С. 526; Новейший
философский словарь / Сост. А.А. Грицанов. Минск: Изд. В.М. Скакун, 1998. С. 783; Ожегов С.И. Словарь
русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М.: Рус. яз., 1990.
В науке понятие функции права исследовано достаточно глубоко <205>. Споры идут в основном
вокруг различных видов функций права, критериев их классификации, функций отдельных элементов
системы права - отраслей, институтов, норм, а также о соотношении функций права между собой <206>.
Известно, что именно функции права характеризуют его как специфическое образование. Обоснованным
представляется рассматривать функции права не изолированно, вне связи друг с другом, а как целостную
систему. Кроме этого, не до конца выясненным остается вопрос о месте воспитательной функции права в
системе его функций.
-------------------------------<205> См.: Левина С.В. Указ. соч.
<206> См.: Абрамов А.И. Понятие функции права // Журнал рос. права. 2006. N 2. С. 71.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 45 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Хорошо известно, что возможности познания остаются малоэффективными, если ограничиваться
уровнем единичности, не видя за отдельными элементами их систему. Поскольку в реальной жизни
функции права тесно связаны между собой, ни одна из них не может быть полно исследована вне ее
взаимодействия с другими функциями, т.е. без изучения ее в системе. Иными словами, система функций
права представляет собой сложное, многоплановое, иерархичное и в определенной степени динамическое
образование. Указанные качества объективно порождают немало трудностей в ее построении <207>.
-------------------------------<207> См.: Глебченко О.А. Охранительная функция в системе функций права // Сибирский
юридический вестник. 2008. N 4. С. 18.
Системный анализ функций права позволяет не просто сгруппировать, упорядочить знания при
изучении его отдельных элементов. Систематизация помогает сформировать представление о праве как в
его действии, которое обнаруживается посредством анализа правовой практики, так и в его возможностях.
Систематизация в практическом отношении развивает право во всех его существенных элементах,
управляет правовыми процессами и определяет перспективы его изменений. Кроме этого, она эффективно
использует правовые средства организации общественной жизни, преодолевает односторонность в их
реализации <208>.
-------------------------------<208> См.: Палазян А.С. Принципы систематизации функций права // Юрид. мир. 2009. N 2. С. 51.
В науке понимание функций права в виде единой системы сложилось не сразу <209>. Основанием
для этого стало утверждение и развитие в 70 - 80-е гг. XX в. методологии научного юридического познания,
которое ориентирует на рассмотрение объектов исследования как единых систем, на выявление
многообразных типов связей в нем и сведение их в общее целостное представление. На социальное
назначение права и, соответственно, его социальные функции юридическая наука обратила внимание в
начале XX в. <210>.
-------------------------------<209> См.: Агафонова Г.Ю. К вопросу о системе функций права // Юридический аналитический
журнал. 2002. N 3. С. 5.
<210> См.: Бабаев В.К. Теория государства и права. М.: Юристъ, 2004. С. 263.
В теоретической юриспруденции существовали самые разные точки зрения на классификацию
функций <211>. В отечественной науке разработка названной проблемы была начата русскими юристами
Л.И. Петражицким, Н.М. Коркуновым, А.М. Горовцевым и др. Так, выдающийся представитель юридического
позитивизма в России Н.М. Коркунов в "Лекциях по общей теории права" (1886 г.) утверждал, что право
осуществляет разделяющую функцию, состоящую в урегулировании действий людей, наделенных разными
потребностями <212>. Основатель психологической школы права Л.И. Петражицкий выделял
распределительную и организационную функции, призванные отражать общественную роль права <213>.
Современный правовед и автор учебников по теории государства и права В.К. Бабаев, принимая за
критерий направление воздействия права на общественную жизнь, различал основные (регулятивную,
охранительную) и неосновные (компенсационную, ограничительную и восстановительную) функции.
Воспитательная функция, на его взгляд, относилась к основным социальным функциям. Другие теоретики в
перечне социальных функций усматривают наличие стимулирующей функции права <214>.
-------------------------------<211> См.: Левина С.В. Указ. соч.
<212> См.: Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. СПб., 1908. С. 61.
<213> См.: Петражицкий Л.И. Теория государства и права в связи с теорией нравственности. СПб.,
1909. Т. 1. С. 184.
<214> См.: Макаров О.В. Стимулирующая функция гражданского права // Известия вузов.
Правоведение. 1987. N 5; Рзаев Т.О. Стимулирование и средства обеспечения правомерного поведения
советских граждан: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 1983. С. 4.
Интересны, как отмечает С.В. Левина, подходы немецких правоведов к вопросу дифференциации
функций права <215>. Например, И. Вагнер считал, что право выполняет регулирующую, охранительную и
воспитательную функции <216>. Л. Лотце различал шесть функций: организационную, регулирующую,
директивную, защитную, идеологическую, оценочную и стимулирующую. Он выдвинул положение, в
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 46 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
соответствии с которым сознание выступает основным каналом воздействия функций права на
общественные отношения. Вместе с тем роль идеологической и оценочной функций в процессе
формирования убеждений особенно значима, так как их воздействие выходит за рамки правового
регулирования. По мнению Л. Лотце, право через эти функции оказывает воспитывающее действие на
общественное сознание, реализуя часть своей сущности, а именно способность при взаимодействии с
активным сознанием приводить к качественным изменениям в последнем в соответствии с целями
общественного прогресса <217>.
-------------------------------<125> См.: Левина С.В. Указ. соч.
<126> См.: Wagner I. Zum Problem der Funktionen des sozialistischen Rechts // Staat und Recht. 1978. N
11.
<217> См.: Lotze L. Die Funktionen des sozialistischen Rechts // Staat und Recht. 1978. N 5.
Как видим, исследователи российской и зарубежной юридической науки за основу классификации
функций брали социальное назначение права, его внутреннюю природу, цели, задачи и характер его
действия. Анализируя элементы сущности права, авторы определяли природу его функций, группируя их в
дальнейшем по соответствующим основаниям.
В современной литературе по общей теории права традиционно предлагается две группы критериев
классификации функций права: внешние (находящиеся за пределами права) и внутренние (пребывающие в
его рамках). По внешнему критерию выделяют так называемые социальные функции права: политическую,
экономическую,
идеологическую,
воспитательную,
информационную;
объективным
критерием
классификации функций права служат при этом различные социальные факторы, определяющие
назначение права. По внутреннему критерию все функции разделяются на две основные юридические
функции: регулятивную и охранительную.
К наиболее значительным исследованиям в отечественной юридической науке по вопросу о функциях
права можно отнести работы Т.Н. Радько, который указывает на взаимосвязь системы функций права с
системой права. В соответствии с этим он предлагает следующий вариант систематизации функций права:
а) общеправовые, межотраслевые, отраслевые, функции правовых институтов и норм права; б) основные собственно юридические и неосновные; в) основные социальные и неосновные социальные функции
<218>.
-------------------------------<218> См.: Радько Т.Н. Основные функции социалистического права. С. 38.
Впрочем, некоторые исследователи выделяют не функцию, а систему функций у права. Так, В.Н.
Жимиров утверждает, что "система функций права есть направления правового воздействия, находящиеся
в отношениях и связях друг с другом, в своей совокупности образующие определенную целостность, в
которой выражается сущность права" <219>. Мы разделяем мнение о том, что функции определяют
сущность не только права, но и отрасли права. Однако система как категория предполагает наличие неких
качеств, таких, как иерархичность, многоуровневость, структурность и др.
-------------------------------<219> Жимиров В.Н. Юридический функционализм: Дис. ... д-ра юрид. наук. СПб., 2005. С. 59.
В теории права имеют место рассуждения относительно разграничения функций права. С.С. Алексеев
распределял функции права на основные и неосновные по двум критериям: специфики правового
регулирования и назначения права <220>. И.Е. Фарбер выделял три основных функции права: правового
регулирования общественных отношений; охраны права и применения юридических санкций; воспитания
личности в духе коммунистического отношения к труду <221>. А.Г. Хабибулин делит функции права в
соответствии с системой права на общеправовые, межотраслевые, отраслевые, правовых институтов
<222>.
-------------------------------<220> См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. Свердловск, 1964. С. 63 67.
<221> См.: Фарбер И.Е. О воспитательной функции общенародного права // Сов. гос-во и право. 1963.
N 7. С. 39 - 10.
<222> См.: Хабибулин А.Г. Указ. соч. С. 296.
В целом в теории права многие авторы уделяли свое внимание исследованию функций права (С.С.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 47 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Алексеев, И.Е. Фарбер, Т.Н. Радько, В.Г. Смирнов, Н.И. Матузов, А.В. Малько и др.). В частности, Н.И.
Матузов писал, что в функциях права раскрывается общечеловеческая и классовая природа права и его
социальное назначение: историческая цель и служебная роль в жизни общества. Будучи продуктом
общественного развития, право как государственная воля общества оказывает на него активное обратное
воздействие, которое осуществляется посредством выполнения им своих функций <223>. Таким образом,
согласно данному определению функции права есть направления воздействия права на свой предмет, т.е.
на общественные отношения. По нашему мнению, именно направления воздействия являются
существенными при определении функций права.
-------------------------------КонсультантПлюс: примечание.
Учебник "Теория государства и права" (Н.И. Матузова, А.В. Малько) включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
<223> См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права: Курс лекций. М.: Юристь, 2002. С.
156.
Воздействие права включает в себя два компонента: правовое регулирование, т.е. воздействие права
на общественные отношения (права и обязанности, норма права, дееспособность субъектов,
ответственность субъектов), и воспитательное воздействие права. Некоторые исследователи выделяют
еще и информационное воздействие права (Т.Н. Радько) <224>. В.Н. Жимиров также отождествляет
направления воздействия права и социальное назначение права, таким образом объединяя цель и
функцию права <225>.
-------------------------------<224> Радько Т.Н. Основные функции социалистического права. С. 22 - 23.
<225> См.: Жимиров В.Н. Указ. соч. С. 63.
Поскольку право является регулятором общественных отношений, то главной его функцией будет
регулятивная.
Н.И.
Матузов
выделяет
три
функции
права:
регулятивно-статистическую,
регулятивно-динамическую и регулятивно-охранительную. В теории права и государства также принято
выделять основные и дополнительные функции. Основные выражают основные направления воздействия
права на общественные отношения; факультативные охватывают менее широкую сферу воздействия
(такое деление функций права предложил, в частности, И.Е. Фарбер) <226>. В.Г. Смирнов выделяет только
две функции права: организации общественных отношений и их охраны <227>.
-------------------------------<226> См.: Фарбер И.Е. Указ. соч. С. 39.
<227> См.: Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Л., 1965. С. 9.
По нашему мнению, функции права образуют собой систему. Каждая функция в отдельности
фактически не может "существовать" вне связи с другими. Т.Н. Радько совершенно справедливо выделяет
следующие функции в системе функций: общеправовые; межотраслевые, отраслевые, функции правовых
институтов и функции норм права <228>. В этой связи трудно согласиться с точкой зрения В.Н. Жимирова,
который определяет функции права как направления воздействия права в целом, а не в какой-то его части
(отрасли, института) <229>.
-------------------------------<228> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 320.
<229> См.: Жимиров В.Н. Указ. соч.
В функциях каждой отрасли права проявляются специфические свойства этой отрасли права, ее
признаки, которые могут быть обусловлены качественной самостоятельностью отрасли права. Учитывая
индивидуальность функций права каждой отрасли права, их можно отнести к критериям разделения
отраслей права внутри системы права. Функции отраслей права и функции права не должны полностью
совпадать, хотя они и имеют точки пересечения.
Так, регулятивно-статистическая функция исполнительного права в какой-то мере обеспечивает
принцип разделения властей, ибо в настоящее время функция по принудительному исполнению
правоприменительных актов является функцией не судебной власти, а исполнительной власти и прежде
всего службы судебных приставов как органа исполнительной власти.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 48 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Регулятивно-динамическая функция направлена на достижение задач, стоящих перед отраслью
исполнительного права, обеспечивает процессуальную деятельность судебного пристава-исполнителя,
должностных лиц УИИ, иных субъектов, оптимизирует порядок принудительного исполнения требований
исполнительного документа (правоприменительного акта). Связь функций проявляется и, к примеру, в том,
что регулятивно-охранительная функция направлена на обеспечение реализации двух предыдущих
функций.
Исполнительное право как отрасль права также имеет и многие другие функции, например
воспитательные, т.е. в ходе исполнения принудительно требования исполнительных документов и
восстановления фактического имущественного положения взыскателя, реализации правоприменительных
актов достигается воспитательное воздействие в целях предотвращения неуважительного отношения к
актам суда, иных органов и к праву в целом. Именно через эту функцию право оказывает влияние на
поступки людей. Она является общеправовой и межотраслевой, присуща как всему праву в целом, так и его
отдельным отраслям. Каждая отрасль права оказывает воспитательное воздействие на субъектов
правоотношений в своей области. Еще Цицерон указывал, что закону свойственно также и стремление кое
в чем убеждать, а не ко всему принуждать силой и угрозами <230>. На воспитательную роль закона и на
божью кару указывал и Вольтер: "Величие и ничтожность человека настолько зримы, что истинной религии
необходимо поучать нас тому, что в человеке заложен некий огромный принцип величия и одновременно некий великий принцип ничтожества" <231>.
-------------------------------<230> См.: Иеринг Р. Общее учение о праве. СПб., 1881. С. 136.
<231> Цит. по: Кудрявцев В.Н. О правопонимании и законности // Гос-во и право. 1994. N 3. С. 14.
Исполнительному праву присуща и такая функция, как восстановительная; она приобретает особое
значение, ибо именно здесь направление воздействия права нацелено на фактическое восстановление, как
правило, имущественного положения одного субъекта за счет другого.
Исполнительное право имеет и весьма специфическую функцию - ограничительную. Так, например,
ограничивая выезд должника за пределы Российской Федерации, судебный пристав-исполнитель
реализует именно эту функцию. Практическими работниками все чаще высказывается мнение о том, что в
целях повышения уровня исполняемости требований правоприменительных актов необходимо шире
применять такие ограничительные меры, как: ограничение на совершение регистрационных действий с
транспортными средствами, разговоры по мобильному телефону, получение заграничного паспорта и др.
Наличие такой функции у исполнительного права, по нашему мнению, обеспечивает баланс интересов
взыскателя и должника, и она должна шире применяться в практической работе.
Гражданскому исполнительному праву так же, как и уголовно-исполнительному, присуща функция
государственного принуждения. Эта функция неоднозначно воспринималась в юридическом сообществе в
различные периоды истории России. В первые десятилетия существования советского государства (до
хрущевской оттепели) государственное принуждение культивировалось советской властью. В последующие
годы к данной функции государственный аппарат стал подходить несколько более сдержанно и разумно.
После распада Союза ССР функция государственного принуждения, к сожалению, утратила свое значение,
оставшись, по сути, только в уголовном праве. Проходящая в настоящее время политика либерализации
наказания, по нашему мнению, не способствует укреплению правопорядка в нашей стране. И здесь нельзя
не согласиться с И.К. Гришаниным, который указывает, что правовое принуждение является феноменом
общественной системы и для России имеет системную обусловленность <232>. Безусловно,
государственное принуждение возможно только тогда, когда есть правонарушение. Должник, будучи
уведомленным, но не исполняя требований, содержащихся в исполнительном документе, совершает
правонарушение. Поэтому для того, чтобы обеспечить стабильность в экономических отношениях,
государство должно детерминировать систему мер государственного принуждения к такому должнику. Н.В.
Макарейко
выделил
следующие
детерминанты
государственного
принуждения:
"Во-первых,
антропологическое зло, под которым понимается перевод общественной системы связей в
дисфункциональное состояние. Во-вторых, свобода как причина правового принуждения и принуждение как
необходимое условие свободы" <233>. Справедливости ради следует заметить, что в европейских странах
и в США, откуда мы в последнее время все больше черпаем опыт при реформировании нашей правовой
системы, меры государственного принуждения при исполнении требований исполнительных документов
применяются значительно шире. Так, например, в США должник, скрывающий свое имущество от
взыскания и не желающий исполнять требования, содержащиеся в исполнительных документах по
имущественным взысканиям, по постановлению суда лишается свободы (гражданский арест) без указания
срока (до тех пор, пока не вспомнит, где его имущество, за счет которого и будет погашен долг). Для
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 49 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
сравнения: по уголовному делу срок лишения свободы всегда определяется точными рамками. Считаем,
что сегодня в исполнительном производстве в России государственное принуждение должно не только не
исключаться, но и более широко применяться, для чего необходимо создать соответствующие условия.
Однако любое ограничение свободы, конечно же, должно проходить под контролем суда.
-------------------------------<232> См.: Гришанин И.К. Социально-философская концепция права и принуждения: Дис. ... канд.
филос. наук. Н. Новгород, 2006. С. 114.
<233> Макарейко Н.В. Детерминация государственного принуждения в России // Юрид. мир. 2010. N
11. С. 59 - 60.
Глава II. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО КАК ЭЛЕМЕНТ СИСТЕМЫ ПРАВА
(НА ПРИМЕРЕ ГРАЖДАНСКОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА)
§ 1. Предмет правового регулирования и отраслевой
режим исполнительного права
Сложившаяся десятилетия назад структура права России претерпевает в настоящее время
серьезные изменения. Вместе с распадом Союза ССР произошла перестройка не только в экономических
отношениях, но и во всей социальной жизни людей. Появились новые общественные отношения, носящие
сложноподчиненный характер, они перестали регулироваться нормами только одной отрасли права. Такие
общественные отношения нуждаются в межотраслевом правовом регулирования и представляют собой
предмет комплексных отраслей права. Сложноподчиненный характер предмета правового регулирования
комплексных отраслей права проявляется в том, что в него входят не только однородные общественные
отношения, составляющие ядро (основу) предмета, но и иные правоотношения, связанные с основными,
подчиненные основным и преследующие единую цель правового регулирования, имеющие единый
отраслевой режим.
Исполнительное право содержит в себе черты комплексной отрасли права, поскольку предмет его
правового регулирования охватывает как правоотношения, возникающие как в исполнительном
производстве, так и в целом в механизме исполнения правоприменительных актов, т.е. широкий круг
правоотношений, причем не только гражданско-исполнительных. Заметим, что на сложность структуры
права указывал еще В.К. Райхер, который писал, "будучи в одном отношении комплексом разнородных
элементов, они обладают в другом отношении известным предметным единством" <234>. На комплексный
характер отрасли исполнительного права указывали многие исследователи <235>. Утверждая о
комплексном характере исполнительного права, мы отнюдь не презюмируем данный вывод из того, что
комплексность зависит от правовых норм, расположенных в нормативных актах различных отраслей права.
Это вопрос кодификационной техники. Комплексность отрасли можно определить только в зависимости от
комплексности регулируемых общественных отношений, т.е. опираясь на предмет правового
регулирования. В связи с этим Н.А. Стручков совершенно справедливо указывал, что "сам по себе факт
нахождения в одном законе норм, относящихся к нескольким отраслям права, или одного института в
нормах разных отраслей права ни о чем еще не говорит с точки зрения системы права" <236>.
-------------------------------<234> Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л.: АН СССР, Ин-т права, 1947.
С. 189.
<235> См.: Юков М.К. Указ. соч. С. 91; Гурвич М.А. Особое производство в гражданском процессе //
Соц. законность. 1958. N 8. С. 28; Сергун А.И. Советский гражданский процесс: Учебник. М.: Высш. шк.,
1975. С. 281.
<236> Стручков Н.А. Указ. соч. С. 47.
Структура российского права состоит из отраслей права, которые, в свою очередь, входят в два
больших сектора: материальный (регулятивный) и процессуальный (правоприменительный). Отсюда и
отрасли права принято делить на материальные и процессуальные по предмету правового регулирования.
Однако, как указывалось выше, при таком структурировании права из предмета правового регулирования
выпадает целый сектор исполнительных отношений. При разделении всех отраслей права необходимо
познание сущности каждой отрасли, ее отличительных особенностей, критериев, отличающих каждую
отрасль друг от друга. По справедливому замечанию М.Н. Марченко, "сущность есть стержень, основа,
характеризующая вещи и явления" <237>. Тем не менее понятие сущности права как основополагающей
категории имеет гносеологическое значение и в праве далеко не однозначно. Так, некоторые авторы сводят
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 50 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
сущность права к главному в предмете <238>. Другие исследователи считают, что такое определение
сущности всегда оставляет "смутное ощущение произвольного выбора исследователем критерия
отделения главного от неглавного, и в этом случае сущность носит случайный характер" <239>.
-------------------------------<237> Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2004. С. 127.
<238> См.: Каверин К.В. Указ. соч. С. 8.
<239> Спиридонов Л.И. Указ. соч. С. 46.
Н.И. Козюбра предлагал исследовать сущность права посредством его взаимного влияния на
экономические и социальные процессы <240>. Как думается, сущность каждой отрасли права можно
определить через ее критерии, и в первую очередь через предмет правового регулирования той или иной
отрасли права.
-------------------------------<240> См.: Козюбра Н.И. Указ. соч. С. 110.
Исполнительное право в силу своей природы следует отнести к правоприменительному блоку
отраслей права. Как отрасль права исполнительное право, являясь частью системы, само, в свою очередь,
образует систему, состоит из подотраслей. Нами выделяется четыре подотрасли исполнительного права:
уголовно-исполнительное право, гражданское исполнительное право, административное исполнительное
право, арбитражное исполнительное право. В свою очередь, гражданское исполнительное право также
представляет собой согласованную систему, состоящую из институтов и норм права. Как было указано
выше, все институты исполнительного права в теории можно разделить на два блока, или две части: общая
часть, в которой сосредоточены общие институты, имеющие отношение ко всей отрасли права в целом;
особенная (специальная) часть (институты, регулирующие непосредственно процесс принудительного
взыскания и реализации правоприменительных актов в целом). В описанной структуре отрасли
проявляется целостность и устойчивость самой отрасли права, детерминирующее ее развитие. Такое
структурирование отрасли также свидетельствует о высоком уровне консолидации правовых норм.
Справедливости ради следует заметить, что высокому уровню развития отрасли права соответствует и
обособленная отрасль исполнительного законодательства. Однако следует признать, что исполнительное
законодательство пока не сложилось в развитую и хорошо организованную систему. Системность отрасли
исполнительного права базируется на единстве входящих в него институтов и норм, т.е. внутри отрасли
существует реальное системное взаимодействие входящих в него институтов, совокупность которых
позволяет констатировать целостность, завершенность и самостоятельность исполнительного права как
отрасли права.
В юридической литературе гражданское исполнительное право нередко отождествляется с
исполнительным производством <241>. Думается, столь упрощенный подход к вопросу появления новых
отраслей права носит спорный характер. Предмет гражданского исполнительного права в том виде, в каком
представляют его вышеуказанные исследователи, представляет собой небольшую группу общественных
отношений, регулируемых Законом об исполнительном производстве.
-------------------------------<241> См.: Власов А.А. Гражданское процессуальное право; Чухвичев Д.В. Указ. соч.; Деготь Е.А.
Исполнительный процесс.
Исполнительное право как отрасль права имеет и свои обособленные критерии,
индивидуализирующие саму отрасль права. Одним из главных критериев выступает предмет отрасли.
Предмет правового регулирования отвечает на вопрос: на что воздействует право? Поскольку право в
целом выступает регулятором общественных отношений, предметом каждой отрасли права будут
выступать конкретные, обособленные общественные отношения. Отрасль права - это не конгломерат норм
права, регулирующих разнообразные общественные отношения. Внутри отрасли нормы права регулируют,
как правило, однородные общественные отношения. Эти отношения являются индивидуальными для
каждой отрасли права. В комплексных отраслях права предметом правового регулирования выступает
более широкий круг общественных отношений, не всегда однородных, но обязательно связанных с
однородными основными отношениями. И в этом смысле не является исключением отрасль
исполнительного права.
Так, например, гражданское право, являясь материальным, частным правом, направлено на
регулирование имущественных и личных неимущественных отношений между равноправными субъектами.
В исполнительном праве такими отношениями будут выступать публичные исполнительные отношения.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 51 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Исполнительное право, будучи публичным правом, регулирует отношения в области принудительного
исполнения требований исполнительных документов (в отдельных случаях - иных правоприменительных
актов, например судебного приказа, приговора суда, и т.д.). Н.И. Матузов замечает, что "именно
качественная однородность той или иной сферы общественных отношений вызывает к жизни
соответствующую отрасль права" <242>. Для традиционных отраслей права высказывание
многоуважаемого автора бесспорно. Однако в комплексных отраслях права помимо качественно
однородных отношений могут быть и иные отношения, связанные с основными.
-------------------------------КонсультантПлюс: примечание.
Учебник Н.И. Матузов, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
<242> Матузов Н.И. Теория государства и права: Курс лекций. М.: Юристь, 2002. С. 396.
Следует заметить, что в истории правовой мысли существовали различные подходы к определению
предмета права. Так, Г.В.Ф. Гегель считал предметом правовой науки саму идею права <243>. Итальянский
правовед Н. Боббио единственным предметом права называл справедливость <244>. В.С. Нерсесянц
давал широкое определение предмета права и видел его в смысле права, его сущности, месте в мире,
ценности и значимости в судьбах народов и человечества <245>. Интересна позиция В.В. Яркова и Д.Б.
Абушенко, которые понимали под предметом отрасли гражданского процессуального права не
общественные отношения, а сам гражданский процесс. Предметом же гражданского процесса, по их
мнению, являются процессуальные действия и правоотношения суда с другими субъектами
рассматриваемого дела, без включения иных органов <246>. В таком подходе к предмету отрасли
гражданского процессуального права можно выделить два основных тезиса: предметом отрасли не
являются общественные отношения; предметом гражданского процесса не могут быть действия и
правоотношения судебного пристава-исполнителя.
-------------------------------<243> См.: Гегель Г.Ф. Указ. соч. С. 59.
<244> См.: Джентиле Ф. О роли философии права в изучении юриспруденции в Италии // Гос-во и
право. 1995. N 1. С. 135.
<245> См.: Нерсесянц В.С. Указ. соч. С. 7.
<246> См.: Ярков В.В., Абушенко Д.Б. Указ. соч. С. 13.
Согласно общепринятому в отечественной теории права определению понятие "предмет правового
регулирования", как и в отраслевых юридических дисциплинах, означает общественные отношения <247>.
Такого мнения придерживается большинство ученых, среди которых В.В. Лазарев, М.Н. Марченко и др.
<248>. Аналогично рассматривалось понятие предмета правового регулирования в советской теории права,
когда правовое регулирование характеризовалось как организованное государственное воздействие на эти
общественные отношения с помощью закона <249>.
-------------------------------<247> См.: Долгополова М.В. О предмете правового регулирования // История гос-ва и права. 2009. N
14. С. 42 - 46.
<248> См.: Лазарев В.В. Общая теория права и государства: Учебник. М.: Норма; Инфра-М, 1999. С.
147; Марченко М.Н. Общая теория права. М.: Проспект, 2004. С. 566.
<249> См.: Стучка П.И. Революционная роль советского права. М., 1931. С. 106.
Особое мнение относительно предмета правового регулирования высказывал В.Д. Сорокин, впервые
предложив рассматривать в качестве предмета правового регулирования единый предмет для всей
системы права в целом <250>. Л.С. Явич подразумевает под предметом правового регулирования не
общественные отношения, а поведение субъектов, усматривая главное назначение юридических норм в
программировании поведения людей, а правовое регулирование понимает как результат реагирования
субъектов на правовое воздействие <251>.
-------------------------------<250> См.: Сорокин В.Д. К понятию правовой системы // Правоведение. 2003. N 2. С. 4 - 14.
<251> См.: Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М.:
Госюриздат, 1961. С. 26 - 29, 73; Алексеев С.С. Вопросы общей теории советского права. М.: Госюриздат,
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 52 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
1960. С. 287; Марксистско-ленинская общая теория государства и права: основные институты и понятия. М.,
1970. С. 88 - 89.
Некоторым исследователям представляется, что, несмотря на расхождения в определении понятия
"предмет правового регулирования", какие-либо серьезные противоречия в отечественной теории права на
этот счет отсутствуют. Поскольку, как обоснованно отмечает А.В. Поляков, право (если под правом
понимать созданные государством нормативы поведения) воздействует на поведение и регулирует
поведение субъектов, при этом именно поведенческие акты лежат в основе общественного отношения, не
будет ошибкой считать, что предметом правового регулирования являются общественные отношения,
которые регулируются через поведение субъектов социального взаимодействия <252>.
-------------------------------<252> См.: Поляков А.В. Общая теория права: феноменолого-коммуникативный подход: Курс лекций.
СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 443.
Специфика предмета исполнительного права заключается в том, что он охватывает широкий спектр
обособленных
общественных
отношений
(организационных,
управленческих,
процессуальных,
финансовых). Эти отношения не всегда качественно однородны, но они возникают по поводу и в процессе
исполнения актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов. Предмет исполнительного права
составляют
особые
исполнительные
отношения,
складывающиеся
между
судебным
приставом-исполнителем, должностным лицом уголовно-исполнительной системы и т.п., с одной стороны, и
иными
участниками
исполнительного
производства
(исполнения
наказания,
реализации
правоприменительного акта) - с другой.
Предмет каждой отрасли права имеет также свою структуру. Под структурой предмета отрасли права
исследователи, как правило, понимают: субъекты (индивидуальные и коллективные); их поведение и
поступки; объекты (предметы и явления) материального мира; социальные факты (события,
обстоятельства), которые служат непосредственными причинами возникновения, прекращения или
изменения правоотношений <253>. Структура предмета исполнительного права также является
индивидуальной, ибо он имеет свой специфический субъектный состав, не тождественный другим отраслям
права (судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, учреждения и органы, исполняющие
наказания).
-------------------------------<253> См.: Матузов Н.И. Теория государства и права: Система права: Курс лекций. Саратов, 1976. С.
353.
Объекты исполнительного права также имеют свою специфику, отличающую их, к примеру, от
гражданского процессуального права. В гражданском процессуальном праве рассматривается спор о
субъективном праве; предположительный носитель спорного права просит суд о защите нарушенного
права со стороны предположительного носителя спорной обязанности. Объектами выступают номинальные
предметы и явления. В исполнительном праве среди объектов выделяют, как правило, фактические,
материальные объекты, которые должник должен передать взыскателю, реже - неимущественные блага
(например, право на условно-досрочное освобождение).
Исполнительное право позволяет обеспечивать принудительное исполнение как судебных актов, так
и актов иных юрисдикционных и неюрисдикционных органов. При этом необходимо различать предмет
исполнительного права от предмета исполнительного производства. Предметом исполнительного
производства являются исполнительные документы, среди которых могут быть исполнительные листы,
выданные судами общей юрисдикции, арбитражными судами; предметом исполнительного производства
может быть также судебный приказ - особый судебный правоприменительный акт, выносимый по
бесспорной категории дел, без рассмотрения споров о праве, когда суд налагает на субъект
правоотношений обязанности, правомерность и обоснованность которых ни у кого не вызывает сомнений и
никем не оспаривается.
Особым предметом исполнительного производства являются судебные акты по делам об
административных правонарушениях. Кроме судебных актов в соответствии с законодательством можно
отнести к предмету исполнительного производства и некоторые другие обязывающие акты, налагающие на
участников правоотношений обязанности имущественного характера. Такие акты в исполнительном праве
законодатель фактически приравнивает к судебным. К ним в первую очередь следует отнести
правоприменительные, правообязывающие и правоустанавливающие акты, вынесенные компетентными
органами исполнительной власти: постановления об имущественных взысканиях органов (должностных
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 53 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях; оформленные в
установленном порядке требования органов, осуществляющих контрольные функции; сюда же относятся и
непосредственно постановления судебного пристава-исполнителя и некоторые другие.
Предметом исполнительного производства могут выступать и некоторые "частные" акты, выносимые
различными лицами, не входящими в государственный аппарат. К этой категории актов, подлежащих
принудительному исполнению, следует отнести соглашения об уплате алиментов (при условии
нотариального их удостоверения), удостоверения КТС, выдаваемые на основании ее решений, и т.д.
Следует обратить внимание на то обстоятельство, что обеспечение прав и свобод человека в
процессе прежде всего реализации исполнительного производства целесообразно подвергать научному
анализу именно в контексте развития исполнительного права как отрасли права. В этом случае
исследователь не будет ограничен запретами, установленными в Законе о судебных приставах и Законе об
исполнительном производстве. Так, в указанном законодательстве можно выделить два основных
критерия, которым должен отвечать предмет исполнительного производства:
1) наличие имущественного характера предписаний. Все акты исполнительного производства
предполагают (по непонятным для нас причинам, ибо, к примеру, судебный пристав может исполнять
решение суда об определении места жительства несовершеннолетних детей и т.д.) исполнение
имущественных обязанностей. Чаще всего они содержат властные предписания о передаче имущества
(денежных выплат либо имущества в натуре) должником взыскателю. Кроме того, они могут обязывать
совершить действия, влекущие имущественные последствия и имеющие имущественное значение для
участников правоотношений;
2) преюдициальное подтверждение правомерности требований, содержащихся в актах, подлежащих
принудительному исполнению. Предписания, изложенные в актах, которые выступают предметом
исполнительного производства, основаны на подтвержденном праве и являются, по сути, формой
реализации этого самого права. Правомерный характер таких предписаний должен быть преюдициально
подтвержден. Наиболее распространено судебное подтверждение их легитимности. После того как суд
установит правомерность требований, они становятся обязательными, преюдициальными при условии,
если судебный акт вступил в законную силу и в последующем не будет отменен. Именно требования,
выраженные в решениях, постановлениях и определениях судов общей юрисдикции и арбитражных судов,
длительное время рассматривались как единственное основание принудительного исполнения, что и
обусловливало долгое время регулирование этого процесса нормами ГПК и АПК.
Однако законодатель, принимая во внимание юридическую практику, сложность и длительность
судебного рассмотрения, предусмотрел возможность преюдициального подтверждения правомерности
имущественных предписаний и другим образом. В первую очередь речь идет о государственных органах,
функционирующих в административно-правовой сфере и наделенных компетенцией наложения
имущественных взысканий (например, акты налоговых органов); правда, полномочия таких органов (по
подтверждению правового характера требований) строго ограничены их компетенцией и сферой
деятельности.
Государством делегируются полномочия легитимации имущественных требований и иным лицам в
случаях, предусмотренных законом (сторонами соглашения об уплате алиментов при условии
нотариального удостоверения; КТС; сторонами, заключившими мировое соглашение, и т.д.). Легитимация
имущественных предписаний, т.е. преюдициальное подтверждение правомерности имущественных
требований, является необходимым условием применения принуждения в процессе совершения
исполнительных действий. Данный критерий позволяет рассматривать такие предписания как
правомерные, пока не доказано обратное.
Таким образом, в механизме правового регулирования важное значение имеет стадия реализации
субъективных прав и юридических обязанностей субъектов правоотношений, направленных на
удовлетворение их целей посредством соблюдения, исполнения или использования предоставленных
правовыми предписаниями возможностей. Данная стадия объективируется в правоприменительных актах
(приговоре суда, решении третейского суда и т.д.), которые во многих случаях могут быть реализованы
только принудительно. В этом случае механизм правового регулирования предполагает использование
возможностей субъектов, наделенных властными полномочиями. Мы разделяем мнение о том, что
возникновение этой стадии в механизме правового регулирования, носящей факультативный
(необязательный) характер, имеет место при необходимости восстановления правомерного поведения
субъектов права в рамках устанавливаемого государством юридически значимого поведения.
Исполнительное право, являясь самостоятельной отраслью права, имеет не только свой собственный
предмет правового регулирования, отличный от предметов иных отраслей права. У него есть свой
индивидуальный отраслевой режим, в котором наряду с общими для отраслей права методами
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 54 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
(разрешительный, дозволительный, обязывающий, предписывающий) используются и сугубо
индивидуальные (например, метод принудительного взыскания). Исполнительное право также имеет свой
специфический субъектный состав (судебный пристав-исполнитель, взыскатель, должник, суд, прокурор,
УИИ и др.). Исполнительное право преследует свою индивидуальную цель - определить условия и порядок
принудительного исполнения требований правоприменительных актов, восстановить имущественные (в
отдельных случаях - личные неимущественные) права субъекта исполнительных отношений, а также
общества и государства. Исследуемая отрасль права имеет и свои специфические функции; в их числе, к
примеру, принудительно-восстановительная функция.
Характеризуя отраслевой режим исполнительного права, отметим, что в теории права доминирует
мнение о том, что выделение двух основных методов правового регулирования - императивного и
диспозитивного - в контексте деления права на частное и публичное является основным способом
отраслевого деления права <254>. Правда, в научной литературе справедливо отмечается, что в "чистом"
виде оба метода в одной и той же отрасли права практически не используются <255>. Ряд авторов в целях
отраслевой дифференциации, помимо метода правового регулирования, пишут о юридическом режиме,
который включает в себя специфические отраслевые принципы, общее правовое положение субъектов
отрасли, приемы и механизмы регулирования <256>. Тем не менее в каждой из отраслей права тот или
иной метод (императивный или диспозитивный) является превалирующим, что и позволяет выделять
отрасли публичного и частного права. Императивный метод в этой связи часто называют
публично-правовым, а диспозитивный, соответственно, частноправовым.
-------------------------------<254> См.: Каменко И.А. Метод правового регулирования и его место в системе понятий теории
государства и права // История гос-ва и права. 2008. N 1. С. 22.
<255> См.: Григонис Э.П. Теория государства и права. СПб.: СиБнимф, 2002. С. 115.
<256> См., напр.: Алексеев С.С. Теория права. М.: Бек, 1994. С. 156 - 157.
В современной научной литературе высказано мнение и о том, что метод правового регулирования
следует рассматривать не в связи с делением права на отдельные отрасли, а в качестве самостоятельной
категории юридической науки. Некоторые авторы по этому поводу пишут, что выбор метода во многом
обусловлен волей законодателя и на его формирование оказывают влияние не только характер
общественных отношений, но и иные факторы (к примеру, состояние экономики, кризисные состояния,
необходимость отражения внешней агрессии или последствий стихийных явлений, экологических
катастроф, уровень развития демократии, правовой культуры, правового сознания, правовой науки и т.п.).
Поэтому значение категории "метод правового регулирования" в современной юридической науке должно
оцениваться в связи с задачами юриспруденции как прикладной науки. А именно теория метода должна
выработать понятие эффективности его использования, а также критерии применения в отраслях
законодательства.
Метод правового регулирования большинством правоведов считается вторым (после предмета)
критерием, позволяющим индивидуализировать каждую отрасль права. Длительное время в науке
господствовала концепция, согласно которой было достаточно двух критериев для разделения системы
права на части: основного - предмет и производного - метод. Такая методологическая концепция возникла
недавно в историческом аспекте и, хотя носила прогрессивный характер, к настоящему времени она
утрачивает свойства неопровержимости и научности.
На современном этапе развития правовой науки такой критерий, как метод правового регулирования,
нивелировал себя. При разграничении отраслей права более целесообразно использовать критерий
отраслевого режима, который включает в себя набор (комплекс) методов. В подтверждение тому можно
сослаться на В.К. Андреева, который писал, что метод правового регулирования перестал быть критерием
отраслевого деления права, а грани между отраслями права и законодательства стираются <257>.
Разделяя данную точку зрения, заметим, что метод правового регулирования, действительно, сегодня не
может быть использован в качестве критерия разделения системы права. Таким критерием может служить
набор методов или отраслевой режим. Но даже предмета и отраслевого режима недостаточно в настоящее
время для признания или отрицания той или иной отрасли права. Данные два критерия утратили черты
универсальности в эпоху, когда появляются комплексные отрасли права. Н.М. Коршунов предлагает в
качестве объективного критерия деления системы права использовать метод нормативно-правового
регулирования <258>. Однако здесь, как нам представляется, данный метод носит черты универсальности,
так как может использоваться в каждой отрасли права, и в связи с этим не имеет черт объективности
критерия при делении системы права.
--------------------------------
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 55 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
<257> См.: Андреев В.К. Сущность и структура предпринимательского права // Бизнес и право в
России и за рубежом. 2010. N 3. С. 8.
<258> См.: Коршунов Н.М. Указ. соч. С. 32.
Однако, прежде чем перейти к познанию отраслевого режима, как представляется, необходимо
определиться с научным содержанием самого метода и только после этого рассматривать весь комплекс
отраслевых методов как отраслевой режим.
В правовой науке нет единого подхода к определению метода правового регулирования. Некоторые
исследователи, среди которых можно назвать Г.Л. Осокину, под методом правового регулирования
понимают "совокупность юридических приемов, средств и способов воздействия, используемых
законодателем при регулировании общественных отношений. Другими словами, метод правового
регулирования - юридические способы и средства воздействия норм соответствующей отрасли права на
регулируемые общественные отношения" <259>. Другие авторы (Т.И. Илларионова) под методом правового
регулирования понимают совокупность приемов, способов и средств воздействия на поведение субъектов
правоотношений <260>.
-------------------------------<259> Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 23.
<260> См.: Илларионова Т.И. Гражданское право. М.: Норма, 2001. Ч. 1. С. 9.
Метод правового регулирования отвечает на вопрос: как воздействует право или каким образом
воздействует право на те или иные общественные отношения и на поведение субъектов правоотношений?
Роль и значение метода правового регулирования в каждой отрасли права велико. Ф. Бэкон
сравнивал метод с дорогой, утверждая, что "даже хромой, идущий по ней, опередит того, кто бежит по
бездорожью", или со светильником, "освещающим неизвестную дорогу" <261>. Е.И. Темнов точно
указывает: "...метод должен быть подлинно научным, истинным, т.е. вытекать из достижений практики,
отражать объективные законы бытия, учитывать особенность предмета изучения, адекватно отражаться в
сознании субъекта" <262>.
-------------------------------<261> Бэкон Ф. Сочинения. М.: Мысль, 1972. Т. 2. С. 46.
<262> Темнов Е.И. Теория государства и права / Под ред. А.Г. Хабибулина. М.: ФОРУМ; ИНФРА-М,
2009. С. 38.
Разумеется, в науке есть и иные взгляды на метод правового регулирования. К примеру, некоторые
считают, что метод правового регулирования не имеет значения для разграничения отраслей права. С
точки зрения вышеуказанных авторов, весь правовой материал можно разделить по отраслям и без
метода, учитывая только политическую или общественную значимость.
Думается, сам по себе метод не имеет решающего и самостоятельного правового значения при
разделении системы права на части и не может быть использован в качестве критерия разделения
отраслей права. Конкретный метод правового регулирования может быть использован лишь в совокупности
с другими отраслевыми методами, которые в совокупности образуют отраслевой режим. А.А. Мельников
замечает, что "специфика метода отрасли предопределяется целями и задачами, поставленными
законодателем перед соответствующим объектом регулирования" <263>. Однако в настоящее время
многие отрасли права используют в качестве метода правового регулирования одни и те же приемы
воздействия на общественные отношения. Так, например, всем публичным отраслям права присущ
публично-правовой метод.
-------------------------------<263> Мельников А.А. Советский гражданский процессуальный закон: Вопросы теории гражданского
процессуального права. М.: Наука, 1973. С. 89.
Мы уже говорили, что многие авторы обращают внимание на то обстоятельство, что метод правового
регулирования потерял свое значение как критерий системы права. Представляется, у каждой отрасли
права имеется несколько методов, причем часто они внешне нередко совпадают; следовательно, при
разграничении отраслей права во внимание необходимо принимать совокупность методов в их
пропорциональном единстве, а это есть не что иное, как отраслевой режим, который является
индивидуальным у каждой отрасли права. Отраслевой режим отрасли права предопределяется целями,
функциями, задачами, стоящими перед каждой отраслью. Поскольку у исполнительного права как
самостоятельной отрасли права есть свои цели, задачи и функции, следовательно, и отраслевой режим
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 56 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
(пропорциональное соотношение взаимосвязанных методов) должен иметь специфические черты, которые
выражаются через применяемые методы.
Так как метод правового регулирования всегда тесно связан с предметом отрасли права, то,
следовательно, и отраслевой режим также тесно связан с предметом отрасли. Отраслевой режим
присутствует в каждой отрасли и представляет собой пропорциональную систему взаимосвязанных
методов, используемых отраслью права для регулирования своего предмета. Иными словами, это комплекс
особых отраслевых средств воздействия на регулируемые общественные отношения.
Как отмечает А.А. Максуров, "метод правового регулирования - своего рода набор юридического
инструментария, посредством которого государство оказывает воздействие на общественные отношения в
целях придания им желательного развития" <264>.
-------------------------------<264> Максуров А.А. Гражданское исполнительное право как отрасль права. Принципы, предмет и
метод гражданского исполнительного права // Практика исполнительного производства. 2008. N 4. С. 21.
Теоретиками права выделено и исследовано множество методов правового регулирования,
используемых различными отраслями права. При этом каждая отрасль права для регулирования своего
предмета использует не один метод, а сложный комплекс методов, которые могут и совпадать во внешней
форме. В науке нет единого подхода к понятию метода отраслей права. Так, одни исследователи выделяют
общеправовой метод правового регулирования, другие указывают на различные методы в зависимости от
отрасли права, наделяя каждую отрасль права своим специфичным методом. К примеру, В.П. Шахматов
выделяет четыре общеправовых метода: дозволения, предписания, запрета и рекомендаций. Н.А. Тузов
называет три метода: дозволение, обязывание и запрет <265>. М.Н. Марченко говорит только о двух
методах: дозволение именуется им как метод автономии, или диспозитивный метод, а метод предписания как авторитарный метод. Наиболее полный перечень методов сформулировал Н.И. Матузов, который
выделяет следующие методы: императивный, диспозитивный, дозволение, обязывание и запрет, метод
субординации и властного приказа, метод поощрения, метод автономии и равенства сторон, метод
рекомендаций, убеждение и принуждение, метод свободного волеизъявления <266>. А.Б. Пешков же,
наоборот, считает, что существует единый метод, но он может быть дифференцирован по отраслям права
<267>. По мнению вышеуказанного автора, метод один, но он состоит из элементов: дозволения,
предписания, запрета. И в каждой отрасли права все три элемента одного метода проявляют себя
по-разному, в разных "пропорциях".
-------------------------------<265> См.: Тузов Н.А. Проблемы теории государства и права / Под ред. В.М. Сырых. М.: РАП, 2008. С.
197.
КонсультантПлюс: примечание.
Учебник Н.И. Матузова, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
<266> См.: Матузов Н.И. Теория государства и права. М.: Юристь, 2002. С. 401 - 402.
<267> См.: Пешков А.Б. О методе правового регулирования // Правоведение. 1971. N 2. С. 27.
Т.Н. Радько помимо вышеперечисленных методов называет дополнительные методы: рекомендаций,
поощрения, автономных решении <268>. Таким образом, данный автор выделяет как основные методы, так
и ряд дополнительных методов.
-------------------------------<268> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 402.
Общими методами во многих отраслях права являются императивный и диспозитивный. Именно в
пропорциональном сочетании этих двух методов регулирования общественных отношений проявляется
сущность каждой отрасли права, в том числе и исполнительного права. В литературе иногда встречается
позиция, согласно которой существует единый императивно-диспозитивный метод. Так, В.В. Ярков не
выделяет две составляющие в вышеназванном методе в самостоятельных два метода, а указывает на
один <269>. Своеобразие отраслевого режима может проявляться в пропорциях и соотношении двух
составляющих (императивного или диспозитивного). По нашему мнению, разные точки зрения на такие
правовые категории, как императивность и диспозитивность, в данном случае свидетельствуют лишь о
разном лексическом обозначении императивного и диспозитивного, не изменяя их сущности. Такое
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 57 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
различие во взглядах не имеет принципиального значения. Главным условием здесь является то, что в
каждой отрасли права присутствуют и императивные, и диспозитивные начала, но пропорции абсолютно
разные и это является решающим в определении отраслевого режима.
-------------------------------<269> См.: Ярков В.В., Абушенко Д.Б. Указ. соч. С. 13.
Диспозитивный метод (или диспозитивное начало) заключается в наделении правомочиями субъектов
права. Данное начало предоставляет возможность определять субъектам свое поведение самостоятельно,
но в установленных законом рамках. Использование диспозитивных норм в исполнительном праве
встречается реже, чем императивных, однако их влияние на характер правового регулирования
исполнительного производства тоже велико. Так, например, благодаря диспозитивности исполнительное
производство возникает не иначе как по заявлению взыскателя. Судебный пристав-исполнитель по своей
инициативе не может возбудить исполнительное производство. Обжалование действий (бездействия)
судебного пристава-исполнителя также возможно только по воле стороны или иного лица, чьи права
нарушены в ходе исполнительного производства. Исполнительное производство может завершиться
заключением взыскателем и должником мирового соглашения.
С другой стороны, все предписания судебного пристава-исполнителя обязательны для всех лиц, на
кого они направлены. Неисполнение предписаний судебного пристава-исполнителя влечет
неблагоприятные для данного лица последствия в виде штрафа в соответствии с Законом о
исполнительном производстве и КоАП, а также и уголовной ответственности в соответствии с УК (ст. ст. 312
и 315). Императивность предполагает наличие жестких предписаний, реализация которых не зависит от
воли субъектов, которым они адресованы. Такие предписания бывают двух видов: обязывающие
(предписывают совершить определенные действия или определенный комплекс действий (активное
поведение)) и запрещающие (предписывают воздержаться от определенных действий, т.е. обязывают
придерживаться пассивного поведения). В качестве примера императивного начала правового
регулирования можно также привести положение ст. 30 Закона об исполнительном производстве,
предусматривающее, что судебный пристав-исполнитель обязан принять к исполнению исполнительный
документ от суда или другого выдавшего его органа либо взыскателя и возбудить исполнительное
производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к исполнению.
Наиболее ярко сочетание двух методов (диспозитивного и императивного) проявляется в ст. 68
Закона об исполнительном производстве. В названной норме законодатель сначала предоставляет
должнику меру возможного поведения (исполнение в добровольном порядке требований исполнительного
документа). И только в том случае, если должник не воспользуется своим правом, могут быть применены
меры принудительного исполнения и должник может быть обязан к исполнению силой государственного
принуждения. Следует заметить, что с момента возбуждения исполнительного производства в основном
применяется только императивный метод правового регулирования. Определяющим фактором в этом
случае является характер регулируемых правоотношений. По замечанию А.Б. Пешкова, предмет правового
регулирования придает своеобразную "расцветку" методу регулирования отрасли права <270>.
-------------------------------<270> См.: Пешков А.Б. Указ. соч. С. 27.
Исследуя вопрос об индивидуальности отраслевого режима исполнительного права, нельзя обойти
вниманием мнение С.С. Алексеева, который считал, что метод является сложным, многосоставляющим
правовым явлением и включает в себя следующие элементы: а) характер общего юридического положения
субъектов (находятся ли субъекты права в состоянии соподчинения или в равном положении); б) характер
возникновения, изменения или прекращения правоотношений; в) характер юридических последствий <271>.
Так, в исполнительном праве положение субъектов отличается от смежного гражданского процессуального
права. Фактически полная дееспособность возникает с 16 лет в отличие от гражданского или гражданского
процессуального права.
-------------------------------<271> См.: Алексеев С.С. Теория государства и права. М.: Юрид. лит., 1972. С. 417.
В правоотношениях субъекты находятся в соподчиненном состоянии, у них не равное правовое
положение. Правоотношения возникают в исполнительном праве на основании бесспорного факта. В
гражданском процессуальном праве правоотношения возникают по поводу установления факта или
неопределенности в праве. Характер юридических последствий также отличается своей
индивидуальностью. За неисполнение требований исполнительных документов наступает принудительное
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 58 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
имущественное взыскание, возможно и применение мер административной или уголовной ответственности.
Все эти аспекты позволяют говорить о самостоятельности и метода правового регулирования в
исполнительном праве и его отраслевого режима.
В.М. Сырых среди структурных элементов метода различает: а) специфический способ взаимосвязи
прав и обязанностей между участниками правоотношений в конкретной отрасли; б) особые способы
формирования содержания прав и обязанностей субъектов права; в) санкции, способы и процедуры их
применения <272>. Метод правового регулирования в отличие от предмета не появляется объективно и
постепенно внутри развивающихся общественных отношений. Метод всегда есть государственное
установление путем властного закрепления в нормах права. Метод исходит из некоего публичного
образования и меняется вместе с политическим режимом и сменой экономических отношений и всецело
зависит от них. В этом плане мы не можем разделить точку зрения М.Н. Марченко, который считал, что
метод правового регулирования не устанавливается произвольно государством, а обусловливается
объективными жизненными обстоятельствами <273>. По нашему мнению, метод всецело зависит от
законодателя и им устанавливается.
-------------------------------<272> См.: Сырых В.М. Указ. соч. С. 279.
<273> См.: Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: Зерцало-М, 2001. С. 443 - 444.
Данную позицию также поддерживали О.Е. Кутафин и В.И. Фадеев, отмечая, что, к примеру, в
муниципальной отрасли права используется не один из методов правового регулирования в качестве
основного, специфического, а синтез методов правового регулирования. Это обусловлено природой
муниципальных отношений, затрагивающих сферы и публичного, и частного права <274>.
-------------------------------<274> См.: Кутафин О.Е., Фадеев В.И. Муниципальное право Российской Федерации. М.: Юрист, 1997.
С. 5.
В каждой отрасли права присутствуют методы правового регулирования, часто совпадающие в своей
внешней форме, а следовательно, становится нецелесообразным использование метода в качестве
критерия деления системы права по отраслям. В качестве такого критерия необходимо использовать
отраслевой режим, который включает в себя пропорциональную взаимосвязанность различных методов и
является индивидуальным для каждой отрасли права.
Исполнительное право для регулирования своего предмета использует комплекс методов:
разрешительный, дозволительный, обязывающий, предписывающий, фактического имущественного
взыскания и фактического имущественного восстановления, принуждения, ограничения. В исполнительном
праве значительно реже используются такие методы рекомендаций, убеждений, автономии и равенства
сторон, поощрения.
§ 2. Принципы исполнительного права
и их общетеоретический анализ
Принципы права всегда являлись объектом пристального внимания ученых-правоведов. Понятие
"принцип" в переводе с латинского языка означает "первооснову, первоначало", посредством которого
осуществляется правовое регулирование общественных отношений. В теории права и государства имеют
место различные подходы к пониманию и сущности принципов права. Так, сторонники
естественно-правовой доктрины права выделяли принципы из самой идеи права и правосознания, из
некоего идеала, очищенного от случайностей. Таким образом, по их утверждению, на основе естественных
принципов принимаются действующие нормы права.
Однако далеко не все "естественные исходные начала" закреплены в праве в качестве принципов. И
наоборот: не все принципы права базируются на исходных естественных началах. Впрочем, в самой
доктрине естественного происхождения принципов имеется, безусловно, рациональное начало. Поскольку
принципы есть базовые ориентиры для правотворческих и правоприменительных органов, в настоящее
время невозможно себе представить такую работу без принципов гуманизма, справедливости, законности,
демократизма. Как справедливо замечает Т.Н. Радько, принципы имеют общественное происхождение, их
источником является общество на определенном этапе его развития <275>.
-------------------------------<275> Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 312.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 59 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Принципы в отличие от норм права имеют, если так можно выразиться, более длительный "срок
своего существования"; они возникают объективно внутри системы права. Вместе с тем принципы права не
есть аморфная и неподвижная структура. В каждый отдельный отрезок развития общества и государства
принципы права определяются на основе иерархии ценностей, декларируемых в данном обществе и в
последующем закрепленных в праве.
По нашему мнению, одним из характерных признаков отрасли права, позволяющим выделять отрасль
из всей правовой материи, является система ее основополагающих принципов. Таким образом, принципы
можно рассматривать как один из критериев разграничения отраслей права внутри системы. Так, В.В.
Ярков справедливо указывал, что принципы определяют самостоятельность отрасли права наравне с
предметом и методом правового регулирования, поэтому они выражают сущность конкретной отрасли
права <276>.
-------------------------------<276> См.: Ярков В.В., Абушенко Д.Б. Указ. соч. С. 28.
Думается, принципы являются также элементом структурирования, группировки правовых норм по
институтам и отраслям права. Принцип любой отрасли права - понятие многоаспектное. Определению и
развитию принципов права исследователи уделяли большое внимание как в общей теории о праве, так и в
отраслевой правовой науке. Именно в научном осмыслении принципов отрасли права формируется
представление об идеальной модели каждой отрасли права. С другой стороны, сам принцип как бы
"рабочий инструмент" формирования и развития самой отрасли права. Эти два свойства принципов и
обусловливают их важное теоретическое значение.
Следует отметить, что в отношении понимания сущности принципов в теории права и государства
сложилось несколько основных подходов. Представителем первого из них Г.Л. Осокина называет Д.А.
Керимова, который определял принцип только как научную категорию, отражающую в теоретических
положениях закономерности развития общественных отношений, направления и основные черты правового
регулирования общественных отношений <277>. Представителем второго направления можно назвать М.А.
Гурвича, который понимал под принципом общую правовую норму, отождествляя принцип и норму права
<278>. К представителям третьего направления можно отнести Т.И. Илларионову, которая указывала, что
принципы могут приобретать форму нормативных установок, хотя часть их реализуется без специального
нормативного оформления <279>. Таким образом, Т.И. Илларионова допускает существование принципов,
как в нормах права, так и вне них. Однако тот же автор отмечает, что отраслевые принципы обеспечивают
единство подходов законодателя к регламентации конкретного комплекса отношений <280>.
Следовательно, принципы могут существовать только будучи закрепленными в нормах права; принципы
отражают единый подход законодателя к отношениям, они не могут существовать вне норм права.
-------------------------------<277> См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 105.
<278> См.: Там же.
<279> См.: Илларионова Т.И. Указ. соч. С. 12.
<280> См.: Илларионова Т.И. Указ. соч. С. 12.
Однако наибольший интерес вызывает четвертое направление, представителями которого являются
такие исследователи, как В.Н. Щеглов, Н.А. Чечина и многие другие. Данное направление как бы
аккумулирует два предыдущих направления, определяя принцип как основные идеи и как нормативные
начала. Как справедливо указывает Н.А. Чечина, принципы права как основополагающие начала,
руководящие идеи отличаются от научных и философских взглядов тем, что требуют закрепления в нормах
права <281>.
-------------------------------<281> См.: Чечина И.А. Основные направления развития науки советского гражданского
процессуального права. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1987. С. 83.
А.А. Власов определяет принципы процессуального права, как нормативно установленные
основополагающие начала, определяющие построение процесса, его природу и методы <282>. В.Н.
Карташов под принципами права понимает "исходные нормативно-руководящие начала (императивные
требования), определяющие общую направленность, качество и эффективность правового регулирования
общественных отношений" <283>.
-------------------------------<282> См.: Власов А.А. Гражданское процессуальное право. С. 37.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 60 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
<283> Карташов В.Н. Теория правовой системы общества. Ярославль, 2005. Т. 1. С. 102.
Мы полагаем, что принципы исполнительного права представляют собой основополагающие,
фундаментальные начала, основные идеи, которые закреплены в его нормах и которые определяют не
только сущность, структуру и специфику принудительного исполнения правоприменительного акта как
единого целого, придавая ему стабильность и завершенность, но и в целом механизм реализации
правоприменительных актов.
На то, что "системность" принципов может быть положена в основу индивидуализации отраслей
права, указывал еще С.Н. Братусь: "...определению отрасли права способствует ее ведущий принцип и
определение специфики корреспондирующего понятийного аппарата" <284>. Трудно переоценить значение
правовых принципов в исполнительном праве; в совокупности все они образуют систему принципов
отрасли права, которая имеет следующие основные черты.
-------------------------------<284> Братусь С.Н. О предмете советского гражданского права. С. 38.
Принципы исполнительного права придают ему некоторую конструктивную завершенность; в них
сконцентрированы взгляды законодателя на характер и содержание правового регулирования
исполнительного производства, они как бы представляют собой структурную основу отрасли права. В
принципах исполнительного права отражается весь процесс реализации норм исполнительного права.
На основе использования принципов исполнительного права происходит правильное толкование
применяемых норм законодательства; кроме того, принципы правового регулирования являются основой
для применения аналогии права.
И, наконец, принципы исполнительного права обеспечивают оптимальный баланс интересов
субъектов исполнительного производства. Состав принципов свидетельствует о специфике
исполнительного права и целесообразности его характеристики как самостоятельной отрасли права.
Как справедливо отметил Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 12.07.2007 N 10-П "По
делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В.
Калабуна" <285>, необходимо обеспечение баланса интересов должника и кредитора (взыскателя) в силу
требования ст. 17 (ч. 3) Конституции о том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не
должно нарушать права и свободы других лиц. Однако "подобная законодательная регламентация
расходится с принципами исполнительного производства, включающими преимущественную защиту
интересов кредитора (взыскателя), поскольку, в отличие от судебного процесса, в исполнительном
производстве не действует принцип состязательности, а соблюдение принципа равенства участников
исполнительного производства понимается с учетом необходимости ограничения имущественных прав
должника, - в противном случае не исключается злоупотребление правом со стороны недобросовестных
граждан-должников, которые, не имея статуса индивидуального предпринимателя, могут свободно
вкладывать денежные средства (включая неосновательно сбереженные вследствие неисполнения своих
гражданско-правовых обязательств перед кредиторами) в дорогостоящие земельные участки, приобретать
их в неограниченном количестве, с любым целевым назначением (индивидуальное жилищное
строительство, личное подсобное хозяйство, садоводство, огородничество), в том числе для последующей
их перепродажи" (см. названное Постановление).
-------------------------------<285> См.: ВКС РФ. 2007. N 5.
Г.Л. Осокина справедливо полагает, что принцип является одновременно той идеей, которая
сформировалась в результате научного, профессионального и массового (обыденного) представления об
идеальной модели отрасли права, и сравнивает его с "рабочим инструментом" регулирования
общественных отношений <286>.
-------------------------------<286> См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 107.
Закрепление основополагающих начал в нормах права, по мнению К.П. Уржинского, может
происходить двумя способами: текстуально и в смысловой форме <287>. Текстуальный способ фиксации
означает закрепление основных начал в конкретных нормах права. Смысловой способ фиксации
заключается в том, что содержание конкретного принципа выводится из анализа содержания отдельных
норм права или институтов <288>.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 61 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
-------------------------------<287> См.: Уржинский К.П. К вопросу о принципах правового регулирования общественных отношений
// Правоведение. 1968. N 3. С. 124.
<288> См.: Там же.
В зависимости от характера и объема правового регулирования принципы подразделяют на
общеправовые, отраслевые, межотраслевые и принципы отдельных институтов. Среди общеправовых
принципов можно назвать принципы: справедливости, гуманизма, демократизма, законности. Они имеют
влияние во всех отраслях права и как бы пронизывают всю систему права, служат ориентиром в
правотворческой и правоприменительной деятельности.
Для нас наибольший интерес представляют отраслевые принципы комплексной отрасли
исполнительного права, прежде всего его подотрасли - гражданского исполнительного права. Они
представляют собой тот фундамент, на котором базируется вся подотрасль права. Отражаясь в нормах
исполнительного права принципы, пронизывают весь ход исполнительного производства, определяют его
динамику, движение процесса. Вместе с тем принципы закрепляют и статику, постоянство отрасли права,
взаимодействие между институтами отрасли и отдельными нормами.
Исполнительное право как формирующаяся отрасль права имеет и свою собственную систему
принципов. На основе системы принципов отрасли права строится вся отрасль исполнительного права.
Поскольку система права России состоит из отраслей права, следовательно, каждой отрасли права
присущи свои собственные принципы, важнейшими из которых являются конституционные или
общеправовые. Конституционные принципы закреплены в нормах Конституции и регулируют общественные
отношения безотносительно к отдельным отраслям права. В свою очередь, отраслевые принципы
пронизывают правоотношения конкретной отрасли права. Так, например, в ст. 4 Закона об исполнительном
производстве закреплено пять отраслевых принципов исполнительного производства. Устанавливая
отраслевые принципы в специальном законе, законодатель тем самым способствует признанию и
становлению исполнительного права в качестве самостоятельной отрасли права.
Как и в любой иной отрасли права, основополагающую роль в исполнительном праве выполняют
конституционные принципы. Такие принципы закреплены в Конституции. Среди них можно выделить:
1) принцип правового государства, которым обеспечивается приоритет прав, свобод и законных
интересов человека и гражданина. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью в
государстве, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность
государства (ст. 2 Конституции). Права и свободы гарантируются Конституцией. Как думается, именно
принцип правового государства обеспечил возможность осужденного даже за тяжкие и особо тяжкие
преступления против личности иметь определенный набор прав и свобод в исправительном учреждении,
должнику в любом случае оставить необходимый для существования минимум имущества и т.д.;
2) принцип законности. По мнению исследователей, этот принцип "выражает надлежащий настрой
правового механизма, от которого зависит обязательность и исполнимость норм права" <289>. В
исполнительном праве он имеет определенную специфику. По мнению В.М. Шерстюка, суть принципа
законности в исполнительном производстве проявляется в том, что судебный пристав-исполнитель при
исполнении судебного и иного акта должен соблюдать как нормы материального, так и процессуального
права <290>. Нормативное закрепление данного принципа нашло свое отражение также и в ст. 2 Закона о
судебных приставах, где сказано, что судебные приставы в своей деятельности руководствуются
Конституцией, федеральными законами и иными нормативными актами, принятыми в соответствии с
федеральными законами.
-------------------------------<289> Авдюков М.Г. Принцип законности в гражданском судопроизводстве. М.: Изд-во Моск. ун-та,
1970. С. 23.
<290> См.: Шерстюк В.М. Новое в законодательстве об исполнительном производстве // Хоз-во и
право. 2008. N 3. С. 8.
Принцип
законности
предполагает,
что
принудительное
исполнение
судебных
(правоприменительных) актов может осуществляться только в порядке, предписанном законом. В
законодательстве, к примеру, закреплены как виды исполнительных документов, по которым может
проводиться принудительное взыскание, так и процессуальный порядок совершения исполнительных
действий и применения принудительных мер в ходе исполнительного производства. Субъекты
исполнительного производства, в первую очередь судебные приставы-исполнители, не имеют права
исполнять исполнительные документы с нарушением условий их применения. В законе, в частности,
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 62 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
закреплено, что только по возбужденному исполнительному производству и только после того, как должник
добровольно не исполнит требований исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель вправе
совершать исполнительные действия и применять меры принудительного исполнения, при совершении
которых не должны нарушаться основные права и свободы граждан;
3) принцип равенства перед законом. Суть его заключается в том, что в исполнительном
производстве (в процессе реализации правоприменительных актов) субъекты правоотношений независимо
от пола, национального языка, расы, имущественного положения равны перед законом. Принцип равенства
перед законом закреплен в ст. 19 Конституции. Реализация этого принципа нашла также свое отражение в
отраслевом законодательстве. К примеру, в ст. 50 Закона об исполнительном производстве указано, что
стороны имеют равные процессуальные права независимо от возраста, пола, расы, имущественного
положения. Взыскатель и должник имеют право знакомиться с материалами исполнительного
производства, делать из них выписки, заявлять ходатайства, представлять дополнительные материалы и
т.д. Праву взыскателя получить присужденное имущество корреспондирует право должника добровольно
исполнить предписание исполнительного документа. Однако принцип равенства перед законом не означает
равноправия сторон в правах и в обязанностях в исполнительном производстве. Исполнительное право
является публичным правом; так, например, оно в том числе регулирует отношения в сфере
государственного принуждения должника к исполнению требований исполнительного документа. Поэтому
государство возлагает почти все обязанности на должника независимо от пола, языка, расы,
происхождения, одновременно предоставляя права взыскателю. Согласно правовой позиции
Конституционного Суда РФ, выраженной в названном выше Постановлении, принцип равенства участников
исполнительного производства понимается с учетом необходимости ограничения имущественных прав
должника, в противном случае не исключены злоупотребления правом со стороны недобросовестных
должников.
Поскольку конституционные принципы определяют общие начала правового регулирования всей
правовой системы государства, исполнительное право как отрасль права нуждается в конкретных
отраслевых принципах. Именно отраслевые принципы отражают специфику регулируемых отношений в
конкретной отрасли права. Можно выделить следующие принципы исполнительного права:
1) принцип обращения взыскания как на личность должника, так и на его имущество. До 2008 г. можно
было говорить, что в Российской Федерации действовал принцип имущественного характера
исполнительного производства и неприкосновенности личности должника. Данный принцип был закреплен
в Законе об исполнительном производстве, и в нем проявлялась общая цель исполнительного
производства - удовлетворение законных интересов имущественного характера взыскателя. Его суть
заключалась в том, что все принудительные меры, осуществляемые в ходе исполнительного производства,
имели своим предметом имущество (какой-либо овеществленный результат: вещи, деньги, ценные бумаги,
имущественные права, работы и услуги). Меры принудительного исполнения не распространялись на
личность самого должника. Исполнительные действия и меры принудительного исполнения не затрагивали
личных неимущественных прав и интересов должника. Однако, учитывая реалии сегодняшнего дня и в
первую очередь трудности в удовлетворении взыскания по исполнительным документам, ввиду того что
должники злоупотребляют правами (скрывают свое имущество; недвижимое имущество регистрируют на
родственников и иных близких лиц; заработная плата зачастую выплачивается в виде неучтенной денежной
суммы и т.п.), законодателем, по нашему мнению, вполне обоснованно введены принудительные меры,
обращенные на личность самого должника. Хотя текст Закона об исполнительном производстве не
содержит в себе такого принципа, однако из анализа вышеуказанного Закона можно сделать вывод, что
данный принцип имеет место в подотрасли гражданского исполнительного права. Так, ст. 68 этого Закона
не называет мер принудительного исполнения, направленных на личность должника, тем не менее в
соответствии с п. 11 вышеназванной статьи перечень таких мер является открытым (в законе могут быть
предусмотрены и иные действия принудительного характера). В качестве таких мер, направленных на
личность должника, можно назвать положение, закрепленное в п. 15 ст. 64 Закона об исполнительном
производстве, в виде установления ограничения на выезд должника за пределы Российской Федерации, а
также положения закона, устанавливающие возможность ареста должника за неисполнение требований
исполнительного документа на срок до 15 суток.
Думается, данная позиция законодателя в целом обоснована, ибо она призвана повысить
эффективность исполнительного производства. Так, например, только за девять месяцев 2008 г.
территориальными органами ФССП России вынесено 58300 постановлений об ограничении на выезд
должников из Российской Федерации, из них по исполнительным производствам по алиментным
обязательствам - 13819 постановлений. В результате применения данной меры должники добровольно
выплатили долги по 4189 исполнительным производствам на сумму около 900 млн. руб., из них по
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 63 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
алиментным обязательствам - по 777 исполнительным производствам на сумму около 200 млн. руб. <291>.
Но уже за первое полугодие 2011 г. вынесено более 203,1 тыс. постановлений о временном ограничении на
выезд должника из Российской Федерации, в том числе более 71,6 тыс. - в отношении должников по
алиментным обязательствам.
-------------------------------<291> См.: Суханова Т.П. Применение судебными приставами-исполнителями ограничения права на
выезд за пределы Российской Федерации // Практика исполнительного производства. 2008. N 6. С. 8.
Нами в различных публикациях неоднократно указывалось о необходимости более широко
применения к должникам мер, направленных именно на личность должника. Такие меры действительно
смогут переломить ситуацию в исполнительном производстве, заставят недобросовестных граждан
уважать не только нормы права, но и судебные, административные акты и в целом поднять престиж суда и
государства.
Безусловно, наличие в исполнительном праве анализируемого принципа ведет к ограничению
конституционных прав и свобод личности. Однако многие исследователи обосновывают не только
возможность, но и целесообразность такого ограничения. Так, Х. Альм-Мерк считает возможным
ограничение конституционных прав и свобод для защиты других интересов и свобод, признаваемых
основным законом <292>. Б.А. Страшун также считает это оправданным ограничение прав и свобод, "если
это необходимо с целью уважения прав и свобод других людей и нормального функционирования общества
и государства" <293>. Ф. Люшер писал о необходимости ограничения прав и свобод граждан с целью
обеспечения национальной независимости и обороны <294>.
-------------------------------<292> См.: Абросимова Е.Б. Международная конференция "Конституционные проблемы
федерализма и регионализма" // Гос-во и право. 1994. N 3. С. 144.
<293> Страшун Б.А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М.: Изд-во "БЕК",
1993. Т. 1. С. 88.
<294> См.: Люшер Ф. Конституционная защита прав и свобод личности / Под ред. С. Боботова. М.:
Прогресс Универс, 1993. С. 29.
На возможность ограничения прав и свобод с целью сохранения территориальной целостности,
экономического благосостояния, предотвращения массовых беспорядков и преступлений, обеспечения
авторитета и беспристрастности правосудия указывали и многие другие исследователи <295>. Так,
например, о необходимости ограничения прав и свобод с целью обеспечения здоровья, мира,
правопорядка и морали в обществе указывал индийский исследователь права Басу Дурга Дас <296>.
-------------------------------<295> См., напр.: Пушкан В. Роль конституционного суда в соблюдении пределов ограничений
некоторых прав и свобод, предусмотренных Конституцией Республики Молдова // Конституционное
правосудие: Вестник конференции органов конституционного контроля стран молодой демократии. 2005.
Вып. 3 (29). С. 89.
<296> См.: Басу Дурга Дас. Основы конституционного права Индии / Басу Дурга Дас; пер. с англ.; под
ред. М.М. Сайфулина. М.: Прогресс, 1986. С. 173 - 175.
Как представляется, к злостным должникам должны как можно чаще применяться меры,
направленные на ограничение прав и свобод личности с целью побуждения последних к исполнению
требований, содержащихся в исполнительном документе (правоприменительном акте). Данное ограничение
прав не следует рассматривать как ограничение свободы, ибо еще Эпикур отмечал, что "свобода человека
- это его ответственность за разумный выбор своего образа жизни" <297>. Б. Спиноза также выдвигал идею
"свободной необходимости" <298>. Данная идея, по его мнению, совмещает в себе необходимость и
свободу как две составляющие в одной субстанции.
-------------------------------<297> Материалисты Древней Греции. М., 1955. С. 81.
<298> Валла Лоренцо. Об истинном и ложном благе. О свободе воли. М.: Наука, 1989. С. 93 - 97.
Соответственно, должник (осужденный, иной субъект исполнительных отношений) должен соизмерять
свою жизнь и поступки с требованиями права. Если он своим поведением выходит за пределы моральных и
правовых норм, государство силой принуждения (психического, морального и даже физического) обязано
заставить последнего исполнять вышеуказанные нормы. Совершенно справедливо Фома Аквинский
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 64 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
указывал, что закон должен быть обеспечен принудительной силой государства, а цель самого закона общее благо людей <299>. И не случайно в европейских странах в научных кругах широко обсуждается
вопрос о целесообразности применения к недобросовестным должникам гражданского ареста - civil arrest без указания срока <300>. Яркий пример применения данной меры принудительного взыскания описан в
романе Ч. Диккенса, когда его герой мистер Уилкинс Микобер провел большую часть жизни в королевской
тюрьме, поскольку не исполнил судебного решения. Представляется, что данная мера позволит более
эффективно воздействовать на нерадивых должников. По нашему мнению, законодатель не должен
ограничивать гражданский арест заранее обусловленными сроками (сейчас 15 суток). Должник может быть
освобожден из-под ареста только после погашения своих обязательств перед взыскателем. Гражданский
арест есть средство давления с целью заставить должника исполнить требования исполнительных
документов. В то же время гражданский арест представляет собой меру принудительного исполнения,
которую необходимо инкорпорировать в национальное законодательство России. И в этой связи нельзя не
согласиться с А.В. Малько, который указывает, "цели публично-правовых ограничений прав участников
частных правоотношений обычно связывают с противодействием противозаконному поведению,
обеспечением реализации субъективных прав, необходимостью формирования позитивных интересов и
достижения их сбалансированности" <301>. Поэтому совершенно обоснованно и необходимо в
исполнительном праве вводить различного рода ограничения с целью противодействия противоправному
поведению должника и побуждения его к исполнению требований исполнительных документов;
-------------------------------<299> См.: Боргош Ю. Фома Аквинский. 2-е изд. М.: Мысль, 1975. С. 120 - 129.
<300> См.: Noordam A.J. Schuldsaering en geode trouw (Personal insolvency and good faith): diss. / VU
Amsterdam. Amsterdam: [s. n.], 2007.
<301> Малько А.В. Стимулы и ограничения в праве: теоретико-информационный аспект. Саратов,
1994. С. 61.
2) принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования
должника-гражданина и членов его семьи. Это отраслевой принцип, и он является неким имущественным
исполнительным иммунитетом. Суть его заключается в том, что взыскание в ходе исполнительного
производства распространяется не на все имущество должника, а на его часть. Статья 446 ГПК содержит
перечень имущества, на которое взыскание не может быть обращено. В него входят вещи, необходимые
человеку для нормальной жизнедеятельности, для сохранения социально-экономического статуса члена
общества. К имуществу, на которое не может быть обращено взыскание, относятся: единственное жилище
должника; его земельные участки, использование которых не связано с предпринимательской
деятельностью (впрочем, взыскание на эти два вида имущества может быть обращено в случае, если это
жилище является предметом залога - ипотеки); предметы обычной домашней обстановки и обихода; вещи
индивидуального пользования (одежда, обувь и др.), за исключением драгоценностей и других предметов
роскоши; имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника (за исключением
предметов, стоимость которых превышает 10 тыс. руб.); племенной, молочный и рабочий скот; олени,
кролики, птица, пчелы, используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской
деятельности; хозяйственные строения и сооружения; корма, необходимые для их содержания; семена,
необходимые крестьянину-должнику для очередного посева; продукты питания; небольшие суммы денег на
карманные расходы (на сумму не менее трехкратной установленной величины прожиточного минимума на
самого гражданина-должника и каждого из находящихся на его иждивении лиц, а в случае их
нетрудоспособности - шестикратной установленной величины прожиточного минимума на каждого из
указанных лиц); топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной
пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения; средства транспорта и
другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество; призы,
государственные награды; почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник. Как
видно, законодатель закрепляет столь широкий перечень имущества, на которое нельзя обратить
взыскание, в ущерб правам взыскателя. Такое государственное регулирование вряд ли можно признать
обоснованным и справедливым. Конституционный Суд РФ в своем Постановлении "По делу о проверке
конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна" признал
неконституционным абз. 3 ч. 1 ст. 446 ГПК, в связи с чем в настоящее время взыскание может быть
обращено и на земельный участок, если только это участок не является единственным источником
существования.
Кроме того, ст. 99 Закона об исполнительном производстве предусматривает, что при наложении
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 65 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
взыскания на доходы должника (заработную плату и др.) максимальная сумма таких взысканий может
составлять до 50% этих доходов. А в ст. 101 вышеуказанного Закона перечисляются виды доходов, на
которые взыскание обращено быть не может. Так, взыскание не обращается: на денежные суммы,
выплачиваемые в возмещение вреда, причиненного здоровью, а также в возмещение вреда лицам,
понесшим ущерб в результате смерти кормильца; денежные суммы, выплаченные лицам, получившим
увечья при исполнении ими служебных обязанностей, и членам их семей в случае гибели таких лиц; прочие
доходы, указанные в законе. Исследуемый принцип, безусловно, имеет социальную направленность на то,
чтобы оградить гражданина-должника и членов его семьи от нищеты, обеспечить им прожиточный
минимум, но существующая его правовая регламентация свидетельствует о нарушении баланса интересов
взыскателя и должника;
3) принцип императивности. Данный принцип является межотраслевым. В исполнительном праве он
закреплен, к примеру, в ст. 14 Закона о судебных приставах и ст. 6 Закона об исполнительном
производстве. Сущность его заключается в том, что проведение процедур исполнительного производства
осуществляется преимущественно с использованием государственного принуждения, т.е. императивно.
Указанный принцип характерен для всех публичных отраслей права. Все законные требования судебного
пристава-исполнителя или иного субъекта принудительного исполнения подлежат исполнению всеми
органами, организациями, должностными лицами, гражданами. За неисполнение требований субъектов
принудительного исполнения может наступить юридическая ответственность: административная или
уголовная.
На необходимость принуждения при исполнении судебных предписаний справедливо указывал в свое
время Ю.С. Гамбаров: "...конечная цель процесса состоит в том, чтобы право не только существовало, но и
действовало, так как путем процесса государство само приводит право к осуществлению, упражняя
принуждение против всех, кто действует вопреки его предписаниям" <302>. Издание предписаний,
влекущих возникновение, изменение либо прекращение прав и обязанностей у участников исполнительного
производства, входит в компетенцию специально уполномоченных государственных должностных лиц,
которыми являются судебные приставы-исполнители (а также некоторые иные государственные органы и
должностные лица, прямо указанные в законе). Их требования и выносимые постановления носят
обязательный характер, и их исполнение не зависит от желания, согласия или несогласия субъектов,
которым они адресованы. Реализация требований и постановлений судебных приставов-исполнителей и
других субъектов принудительного исполнения обеспечивается возможностью применения принуждения и
применения за неисполнение ответственности (вплоть до уголовной);
-------------------------------<302> Гамбаров Ю.С. Гражданский процесс: Курс лекций. М., 1895. С. 23.
4) принцип диспозитивности. Он также является межотраслевым принципом. Аналогичный принцип
есть и в смежных отраслях права: гражданском процессуальном праве и арбитражном процессуальном
праве. Но в исполнительном праве он находит свое особенное самостоятельное выражение. Закон об
исполнительном производстве в ст. 4 прямо не называет такого принципа в исполнительном производстве.
Тем не менее анализ законодательства об исполнительном производстве позволяет нам сделать вывод,
что принцип диспозитивности присущ гражданскому исполнительному праву.
Если провести исторический анализ становления и развития гражданского исполнительного права в
России, то мы увидим, что до судебной реформы 1864 г. в исполнительном производстве господствовал
принцип публичности, в силу которого исполнительное производство возбуждалось и решения приводились
в исполнение независимо от просьбы взыскателя. Полицейские органы возбуждали и исполняли решения
судов самостоятельно, без желания и просьб взыскателей. Только в результате судебной реформы 1864 г.
в основу исполнительного производства был положен принцип диспозитивности, который был реципирован
и современным законодательством об исполнительном производстве.
Процессуальная наука определяет принцип диспозитивности как свободу распоряжаться своими
материальными и процессуальными правами. В соответствии с данным принципом взыскатель,
руководствуясь ст. 43 Закона об исполнительном производстве, может распорядиться своим материальным
правом и отказаться от взыскания; взыскатель и должник могут заключить мировое соглашение. В этих
случаях исполнительное производство подлежит прекращению.
В соответствии с п. 12 ст. 30 того же Закона должник вправе добровольно исполнить требования
исполнительного документа. В соответствии с п. 1 ст. 30 того же Закона исполнительное производство
возбуждается не иначе как по заявлению взыскателя, если иное не установлено законом. В соответствии со
ст. 122 Закона об исполнительном производстве заинтересованные лица могут обжаловать постановление
должностного лица ФССП России, его действие (бездействие). В результате рассмотрения жалобы (ст. 127
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 66 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Закона), обжалуемое постановление может быть отменено, принято новое решение, действия
(бездействие) признаны неправомерными. Жалобу можно подать как вышестоящему должностному лицу,
так и в суд. Все эти примеры убедительно доказывают существование в исполнительном праве принципа
диспозитивности. Однако в исполнительном праве также действует и принцип императивности. Именно в
сочетании эти двух принципов - императивного и диспозитивного, их пропорциональном соотношении
проявляется одна из особенностей гражданского исполнительного права. Принцип диспозитивности
определяет движение исполнительного производства от стадии к стадии. Понятие "стадия" весьма часто
используется как в научной литературе, так и в практике. Однако вопрос о стадиях исполнительного
производства остается в настоящее время одним из наименее разработанных в теоретическом и
практическом плане. Единого мнения о них пока не выработано.
Тем не менее еще в 1910 г. Т.М. Яблочков указывал, что исполнительное производство необходимо
рассматривать по стадиям <303>. В последующем Д.Я. Малешин справедливо замечал: "...исполнение
судебных постановлений должно происходить не хаотично, а в определенной последовательности, поэтому
отсутствие логического обоснования поэтапного движения исполнения является в настоящее время одной
из основных причин недостаточной эффективности исполнительного производства" <304>. Исходя из
анализа действующего законодательства, можно говорить о четырех стадиях исполнительного
производства.
-------------------------------<303> См.: Яблочков Т.М. Указ. соч. С. 215.
<304> Малешин Д.Я. Стадии исполнительного производства // Законодательство. 2002. N 8. С. 15.
В теоретическом плане можно выявить основные черты, по которым каждая стадия
индивидуализируется:
- во-первых, у каждой стадии имеется свое специфическое функциональное назначение, особые цели
и задачи, подчиненные единой цели всего процесса исполнительного производства;
- во-вторых, любая стадия - это система процессуальных действий, подчиненных особой
специфической цели этой стадии;
- в-третьих, каждая стадия обособляется во времени и по хронологии всего производства, они
дополняют друг друга, реализуясь в определенном порядке;
- в-четвертых, результаты каждой стадии закрепляются в особых процессуальных документах.
Исходя из вышеперечисленных критериев, можно выделить в исполнительном производстве четыре
основные стадии: возбуждение исполнительного производства; подготовка к мерам принудительного
исполнения (исполнительные действия); осуществление мер принудительного исполнения; окончание.
В ходе исполнительного производства возможны перерыв и приостановление исполнительного
производства. Некоторыми авторами, например А.А. Максуровым, в самостоятельные стадии выделяются:
перерыв, приостановление, отсрочка, рассрочка исполнительных действий, а также отложение
исполнительных действий <305>. С данной точкой зрения вряд ли можно согласиться. Каждое
процессуальное действие не может рассматриваться как отдельная стадия. Стадия есть этап в развитии
исполнительного производства, совокупность последовательно совершаемых действий. Стадия является
обязательным элементом всего исполнительного производства в целом. А такие действия, как
приостановление, отсрочка, рассрочка, перерыв, совершаются не по каждому исполнительному
производству, а только в случае необходимости и являются отдельными исполнительными действиями.
Движение исполнительного производства, его развитие происходит по стадиям и реализуется посредством
принципа диспозитивности. Именно от позиции и процессуальной реализации своих прав взыскателем и
должником возбуждается исполнительное производство, последовательно сменяются все четыре стадии;
-------------------------------<305> См.: Максуров А.А. Гражданское исполнительное право // Исполнительное право. 2008. N 3. С.
2.
5) принцип соотносимости объема требований взыскателя и мер принудительного исполнения.
Данный принцип является отраслевым. Он закреплен в ст. 4 Закона об исполнительном производстве и его
суть заключается в том, что судебный пристав-исполнитель, проводя арест имущества или иные
взыскательные процедуры, не вправе арестовывать, изымать и реализовывать имущество на большую
сумму, чем предусмотрено исполнительным документом.
Анализируемый принцип тесно соотносится с общеправовым принципом справедливости. Известное с
древнейших времен слово "справедливость" (первые упоминания о нем можно найти в Ведах, у Гесиода и
Гомера) в данном контексте означает соразмерность, соблюдение пропорций. Аристотель выделял
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 67 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
справедливость распределительную и уравновешивающую. В исполнительном праве закреплена
уравновешивающая справедливость, критерием которой является арифметическое равенство, в то время
как распределительная справедливость подразумевает под собой деление общих благ по достоинству, и
здесь возможно как равное так и неравное деление. Принцип распределяющей справедливости, к
сожалению, приобрел в нашем обществе в настоящее время главенствующее положение при
распределении государственной и общественной собственности;
6) принцип своевременности совершения исполнительных действий и применения мер
принудительного исполнения. Это отраслевой принцип, который пронизывает весь ход исполнительного
производства, присутствует на любой его стадии. Он закреплен в ст. 4 Закона об исполнительном
производстве. Статья 2 того же Закона одной из задач исполнительного производства называет
своевременное исполнение судебных актов и актов других органов и должностных лиц. Любой
правоустанавливающий акт будет иметь социальное значение, если будет существовать реальная
возможность его исполнения в максимально короткие сроки. Помимо социальной направленности данный
принцип ведет к экономии времени и уменьшению расходов на исполнительное производство. Как
справедливо отметил директор ФССП России - главный судебный пристав РФ Н.А. Винниченко,
"своевременное и надлежащее исполнение судебных актов является важной составляющей права на
справедливое судебное разбирательство, закрепленное в Европейской конвенции о защите прав человека
и основных свобод" <306>.
-------------------------------<306> Винниченко Н.А. Совершенствование законодательства об исполнительном производстве путь в Европу // Практика исполнительного производства. 2008. N 5. С. 2.
Следует сказать, что в последней редакции Закона об исполнительном производстве более детально
регламентированы сроки совершения исполнительных действий. Так, в ст. 30 этого Закона закрепляется,
что заявление, поступившее в ФССП России, в течение трех дней передается судебному
приставу-исполнителю, который в срок не более трех дней должен вынести постановление о возбуждении
исполнительного производства либо об отказе в возбуждении исполнительного производства.
Несмотря на подробную регламентацию сроков в законе, в практической деятельности судебными
приставами-исполнителями сроки никогда не соблюдаются. Сроки совершения исполнительных действий
неоправданно затягиваются ФССП России, что затрудняет процесс восстановления нарушенных прав
граждан и организаций, подрывает авторитет государственной власти. Отрицательное воздействие на
соблюдение сроков совершения исполнительных действий оказало одно из решений Московского
арбитражного суда 2008 г. Так, по одному из дел по жалобе на бездействие судебных
приставов-исполнителей и неоправданное затягивание сроков совершения исполнительных действий в
решении арбитражного суда было отмечено, что срок в два месяца не является пресекательным и,
следовательно, может не соблюдаться. Воодушевленные таким решением суда, московские судебные
приставы-исполнители вообще перестали обращать внимание на сроки возбужденного исполнительного
производства. В настоящее время исполнительные производства тянутся годами. К сожалению, московская
городская прокуратура заняла такую же позицию, как и арбитражный суд, и отказывает гражданам в
удовлетворении их жалоб на бездействие судебных приставов-исполнителей.
Представляется, необходимо на законодательном уровне предусмотреть ответственность (вплоть до
уголовной) судебных приставов-исполнителей за допускаемую волокиту в работе, нарушение сроков,
предусмотренных федеральным законодательством, поскольку это наносит существенный вред правам
личности, авторитету государства и экономике страны;
7) принцип уважения чести и достоинства гражданина. Данный принцип является межотраслевым,
тесно переплетается с принципом законности. В ст. 21 Конституции закрепляется, что достоинство
личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен
подвергаться пыткам, насилию, другому жесткому или унижающему человеческое достоинство обращению.
Практическая реализация данного принципа нашла свое отражение в ст. 13 Закона о судебных приставах, в
которой закреплено, что судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в
соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов
граждан и организаций. Статьи 15 - 18 того же Закона посвящены условиям и пределам применения как
физической силы, так и оружия, с тем чтобы не нанести вред личности, его чести и достоинству. В
соответствии со ст. 35 Закона об исполнительном производстве исполнительные действия должны
совершаться, а меры принудительного исполнения - применяться в рабочие дни с 06.00 до 22.00 часов. При
этом должник и взыскатель вправе предложить судебному приставу-исполнителю удобное для них время.
Исполнительные действия и меры принудительного исполнения могут применяться в нерабочие дни и в
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 68 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
рабочие дни в ночное время только в случаях, предусмотренных в законе;
8) принцип государственного языка исполнительного производства. Он прямо не называется в ст. 4
Закона об исполнительном производстве, тем не менее нашел свое правовое закрепление в данном
Законе. Исполнительное производство ведется в Российской Федерации на русском языке. В соответствии
со ст. 58 Закона взыскатель или должник в случае необходимости могут пригласить переводчика.
Необходимо обратить внимание на то, что Закон не только предполагает участие переводчика, а обязывает
судебного пристава-исполнителя назначить переводчика, если взыскатель или должник не владеют
русским языком и не могут обеспечить переводчика своими силами. Обязательное предоставление
переводчика лицам, не владеющим языком, было закреплено в отраслевом законе только в 2007 г., что
является несомненным достоинством отраслевого законодательства.
Ряд авторов выделяют среди принципов исполнительного права и другие принципы, к примеру
принцип процессуальной независимости судебного пристава-исполнителя <307>. Однако вряд ли с такой
идеей можно согласиться. Во-первых, принцип независимости судей действительно существует в
гражданском процессуальном праве, он закреплен во всех правовых демократических системах и исходит
из принципа разделения властей. В России существует строгий многоступенчатый отбор на должности
судей. Процедура назначения на должность судьи занимает от года до двух лет. Процедура назначения на
должность судебного пристава-исполнителя носит формальный характер. Фактически судебным
приставом-исполнителем может стать любой гражданин со средним образованием. Закон сегодня не
предъявляет практически никаких требований (кроме возрастного ценза) к лицу, назначаемому на
должность судебного пристава-исполнителя. Вряд ли в таких условиях возможно предоставлять им сегодня
полную независимость.
-------------------------------<307> См.: Деготь Е.А. Исполнительный процесс. С. 30.
Кроме того, в гл. 18 Закона об исполнительном производстве положения об обжаловании
постановлений, действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя с очевидностью доказывает
отсутствие принципа процессуальной независимости судебных приставов-исполнителей, поскольку их
действия (бездействие) могут быть обжалованы как в порядке подчиненности, так и в суд и в прокуратуру.
Принцип публичности и открытости деятельности государственных органов в лице ФССП России
закреплен в Федеральном законе от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" <308> в числе
приоритетных принципов по противодействию коррупции. К сожалению, действие данного принципа пока не
нашло отражения в отраслевом законодательстве об исполнительном производстве, несмотря на то, что
сама ФССП России в настоящее время не освобождена от коррупционных факторов, которые имеют место
при исполнении требований исполнительных документов. По нашему мнению, необходимо в рамках
отраслевого законодательства обеспечить доступ граждан и средств массовой информации к информации
о деятельности ФССП России. В связи с этим считаем необходимым внесение изменений в ст. 4 Закона об
исполнительном производстве, дополнив ее новым принципом - публичности и открытости.
-------------------------------<308> См.: Парламент. газ. 2008. 31 дек.
§ 3. Общие институты исполнительного права
Придерживаясь общетеоретических взглядов на строение любой отрасли права, полагаем, что
исполнительное право представляет собой самостоятельную систему, состоящую из отдельных элементов,
логически взаимосвязанных объективно в единое целое. Многие отрасли права России структурно
поделены на две части - общую и особенную (специальную), которые, в свою очередь, состоят из
отдельных, но взаимосвязанных и взаимозависимых институтов. Институт, в свою очередь, сам выступает
как система, состоящая из отдельных норм права. Институт в отличие от отрасли права регулирует
небольшую группу однородных общественных отношений, т.е. имеет свой объект. Такая
общетеоретическая концепция отрасли права является внутренней формой отрасли права, что не
вызывает сомнения у исследователей теории права. Как справедливо замечал С.Н. Братусь, "если система
данной отрасли существует объективно, то осознание определенных закономерностей единства (общая
часть) и расчлененных норм с группировкой по институтам, заключенных в этой отрасли, лучше и глубже
отражает действительность, чем эмпирическая констатация и регистрация существования таких норм"
<309>. Действительно, взаимосвязанную структурированность отрасли можно рассматривать как некую
систему. Исполнительное право как самостоятельная отрасль в системе права России также имеет свою
внутреннюю систему, состоящую из взаимообусловленных отдельных элементов. Все институты отрасли
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 69 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
исполнительного права логически группируются в две большие части - общую и специальную (особенную).
Существование взаимосвязанных институтов общей и специальной частей как некая объективная
структурированность правовой материи является одним из критериев объективации той или иной отрасли.
С.С. Алексеев справедливо указывал: "...для отрасли права характерен такой полный набор
взаимодействующих между собой общих, функциональных, предметных, регулятивных и охранительных
институтов, которые обеспечивают все стороны и элементы данного юридического режима" <310>.
-------------------------------<309> Братусь С.Н. Отрасль советского права: понятие, предмет, метод // Сов. гос-во и право. 1979. N
11. С. 27.
<310> Алексеев С.С. Структура советского права. С. 166.
Однако представление структуры отрасли исполнительного права только в виде двух частей,
институтов и норм права, думается, не будет являться завершенным. Учитывая комплексность предмета
отрасли исполнительного права, который не охватывает только гражданские исполнительные
правоотношения, надо сказать, что структура исполнительного права гораздо сложнее. Примером тому
могут служить ст. ст. 16, 20, 31, 32 УИК, где регламентируется порядок исполнения такого вида уголовного
наказания, как штраф, но сегодня данный вид уголовного наказания исполняется в рамках исполнительного
производства.
Следовательно,
в
гражданском
исполнительном
производстве
присутствуют
уголовно-исполнительные правоотношения. В связи с этим мы полагаем необходимым охарактеризовать
отрасль исполнительного права как комплексную отрасль права, в рамках которой свое развитие могли бы
получить такие подотрасли, как: уголовно-исполнительное право, гражданское исполнительное право,
административное исполнительное право, арбитражное исполнительное право. По нашему мнению, можно
констатировать, что в уголовно-исполнительных правоотношениях одним из субъектов выступает судебный
пристав-исполнитель. Одновременно судебный пристав-исполнитель является основным субъектом
гражданских исполнительных правоотношений. Уголовно-исполнительные правоотношения регулируются
помимо своего отраслевого закона еще и Законом об исполнительном производстве. Данный пример
наглядно подтверждает универсальность (комплексность) отрасли исполнительного права.
В рамках настоящей главы автором предпринята попытка обосновать отдельные институты
гражданского исполнительного права. Однако следует заметить, что вопросы консолидации гражданского
исполнительного права и уголовно-исполнительного права требуют дальнейшего углубленного анализа.
Особое место в системе любой отрасли права занимают так называемые общие институты. Они,
будучи закрепленными в общей части права, пронизывают всю отрасль права, иными словами, имеют
отношение ко всей отрасли в целом. Общие институты закрепляют предмет отрасли, характер
правоотношений, регулируемых отраслевыми методами, ее задачи, принципы, функции, правовой статус
субъектов. В общую часть исполнительного права, по нашему мнению, должны входить такие институты,
как: институт принципов, институт источников, институт субъектов, институт исполнительных документов,
институт стадий исполнительного производства, институт места и времени совершения исполнительных
действий, институт извещения и вызовов, институт добровольного исполнения, институт имущества, на
которое ограничено взыскание, институт правопреемства, институт представительства, институт защиты
прав взыскателя и иных лиц.
Важным институтом в исполнительном праве является институт имущества, на которое не может
быть обращено взыскание. Необходимость выделения данного института диктуется прежде всего
потребностями гражданской исполнительной и уголовно-исполнительной подотраслей исполнительного
права с целью повышения реальной защищенности прав взыскателя (потерпевшего). Обращение
взыскания может производиться как на имущество должника, так и, к примеру, на имущество осужденного,
если вред причинен преступлением. С 2003 г. из уголовного законодательства исключена такая
эффективная мера наказания, как конфискация имущества. Как представляется, в целях борьбы с
коррупцией целесообразно включение данной меры наказания в УК по всем экономическим составам
преступлений. По нашему мнению, данный вид уголовного наказания является имущественным взысканием
и приводиться в исполнение должен ФССП России.
Судебная практика в недалеком прошлом формально подходила к вопросу об обращении взыскания
на земельные участки должников, как правило отказывая в удовлетворении подобных требований, в связи с
чем Конституционный Суд РФ в своем Постановлении "По делу о проверке конституционности положения
абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в
связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В. Калабуна" разъяснил, что "суды общей юрисдикции,
вынося на основании абзаца третьего части первой статьи 446 ГПК РФ решения о невозможности
обращения взыскания на земельные участки, принадлежащие гражданам-должникам, вынуждены
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 70 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
ограничиваться констатацией факта отсутствия у гражданина-должника юридически оформленного статуса
индивидуального предпринимателя и не принимать в расчет количество, общую площадь, стоимость и
результат использования спорных земельных участков, хотя это необходимо для обеспечения баланса
интересов должника и кредитора (взыскателя) в силу требования статьи 17 (часть 3) Конституции о том, что
осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
Подобная законодательная регламентация расходится с принципом исполнительного производства
"преимущественной защиты интересов кредитора (взыскателя)", поскольку в отличие от судебного
процесса в исполнительном производстве не действует принцип состязательности, а соблюдение принципа
равенства участников исполнительного производства понимается с учетом необходимости ограничения
имущественных прав должника". В противном случае не исключается злоупотребление правом со стороны
недобросовестных граждан-должников, которые, не имея статуса индивидуального предпринимателя, могут
свободно распоряжаться своими денежными средствами (включая неосновательно сбереженные
вследствие неисполнения своих гражданско-правовых обязательств перед кредиторами), приобретая,
например, дорогостоящие земельные участки в неограниченном количестве, с любым целевым
назначением (индивидуальное жилищное строительство, личное подсобное хозяйство, садоводство,
огородничество), в том числе для последующей их перепродажи. Следует заметить, что принцип
преимущественной защиты взыскателя должен стать основным принципом не только исполнительного
производства, а всего исполнительного права. По этому поводу совершенно справедливо более века назад
писал И.А. Покровский: "...милуя правонарушителя, эта тенденция совершенно забывает о пострадавшем,
милуя первого за счет последнего, т.е. в подлинном смысле оказывает милость из чужого кармана" <311>.
-------------------------------<311> См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 275.
Вышеперечисленные ограничения по обращению взыскания на имущество должника касаются
наложения взыскания на имущество физического лица. Что же касается ограничений при обращении
взыскания на имущество юридического лица, то здесь законодатель ограничивается только отдельными
частными случаями, закрепленными в тех или иных нормативных актах. Например, как следует из п. 7 ст.
37 Федерального закона от 08.12.1995 N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" <312>, взыскание по
долгам кооператива при отсутствии у него денежных средств, достаточных для погашения задолженности,
может быть обращено на принадлежащее ему имущество, за исключением: имущества, отнесенного в
установленном порядке к неделимым фондам; рабочих лошадей и скота; продуктивного и племенного скота
и птицы, сельскохозяйственной техники и транспортных средств (кроме легковых автомобилей), семенных и
фуражных фондов.
-------------------------------<312> См.: СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4870.
Согласно п. 5 ст. 21 Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях" на
движимое и недвижимое имущество богослужебного назначения не может быть обращено взыскание по
претензиям кредиторов. Перечень видов имущества соответствующего назначения, на которое не может
быть обращено взыскание по претензиям кредиторов, устанавливается Правительством РФ по
предложениям религиозных организаций. Единого перечня имущества, на которое нельзя обратить
взыскание, сегодня не существует. Учитывая разобщенность нормативных актов, регулирующих
однородные правоотношения, было бы целесообразным предусмотреть в ИК единый перечень имущества,
на который нельзя обратить взыскание.
При обращении взыскания на имущество осужденного лица, по нашему мнению, принципа
ограничения взыскания на имущество быть не должно, ибо преступления представляют наиболее
социально опасные явления общества. Поэтому отсутствие данного принципа в уголовно-исполнительном
производстве будет способствовать выполнению функций наказания, возмещения вреда и превентивной
функции.
Институт сроков имеет важно теоретическое и практическое значение. Цель исполнительного
производства состоит в том, чтобы в минимальные сроки исполнить требования, содержащиеся в
исполнительном документе. Законом об исполнительном производстве в ст. 36 предусмотрены сроки
совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения. Установление
сроков в исполнительном производстве способствует осуществлению ряда функций (срок выступает как
мера, направленная на защиту интересов взыскателя; срок выступает как мера, дисциплинирующая самого
судебного пристава-исполнителя; срок способствует экономии бюджетных средств, затрачиваемых
государством на исполнительное производство; срок способствует поднятию авторитета государства перед
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 71 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
своими гражданами). Устанавливая срок, государство в лице судебного пристава-исполнителя, который
является должностным лицом, берет на себя обязательства по своевременному исполнению требований,
содержащихся в правоприменительном документе, и одновременно защищает права и охраняемые
законом интересы взыскателя. Общие сроки установлены специальным отраслевым законодательством.
Что касается специальных сроков, то, к сожалению, в настоящее время все эти сроки "разбросаны" по
разным отраслевым законодательным актам.
Также существуют факультативные случаи немедленного исполнения, предусмотренные гражданским
процессуальным законодательством, в соответствии с которым суд вправе обратить к немедленному
исполнению (полностью или в части) решения о присуждении платежей в возмещение вреда, причиненного
увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца и т.д.
Согласно арбитражному процессуальному законодательству немедленному исполнению подлежат
решения о признании недействительными актов государственных органов, органов местного
самоуправления и иных органов, а также определения об утверждении мирового соглашения. Немедленно
вступают в законную силу и подлежат исполнению решения Высшего Арбитражного Суда РФ. Думается,
следует все сроки в исполнительном праве объединить в один институт, закрепив их в одном
кодифицированном сборнике норм права.
Исполнительные листы могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления
решения в законную силу. Акты по административным правонарушениям исполняются, если были
предъявлены к принудительному исполнению в течение двух лет со дня их вступления в законную силу.
Удостоверения, выдаваемые КТС, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех месяцев со дня их
выдачи. Судебные приказы предъявляются к исполнению в течение трех лет со дня их выдачи. По мнению
автора, законодатель в ущерб интересам взыскателя установил слишком короткие сроки для предъявления
правоприменительного документа ко взысканию, что нарушает баланс прав и интересов взыскателя и
должника. В этой связи заслуживают внимания сроки, установленные финским законодательством в
исполнительном производстве. Так, в соответствии с Законом "О принудительном исполнении Финляндии"
срок для обращения к принудительному взысканию исполнительного документа составляет 15 лет, а если
должником является физическое лицо, то такой срок увеличен до 20 лет <313>. Представляется, что
данные сроки наилучшим образом защищают права взыскателей.
-------------------------------<313> См.: Гуреев В.А. Исполнительное производство России и Финляндии: общее и особенное в
правовом регулировании // Практика исполнительного производства. 2008. N 6. С. 21.
Также в особой регламентации нуждается институт исполнительных документов. Выделение данного
института в отрасли исполнительного права имеет очень большое значение. Исходя из анализа
действующего законодательства об исполнительном производстве, можно утверждать, что сегодня
предметом исполнительного производства являются исполнительные документы, перечень которых в
законодательстве остается открытым. Исполнительный документ представляет собой документ,
составленный в предусмотренной законом форме специально на то уполномоченными органами,
являющийся основанием для возбуждения исполнительного производства и дающий право взыскания по
имущественным требованиям. Данный вид документа, как и любой иной процессуальный документ, должен
обладать определенными признаками: во-первых, иметь строго определенную форму, предусмотренную
законом; во-вторых, выноситься не всеми органами или должностными лицами, а только теми, которые
указаны в законе; в-третьих, являться самостоятельным основанием для возбуждения исполнительного
производства; в-четвертых, давать право на применение к должнику принудительных мер имущественного
характера.
Однако, на наш взгляд, такое определение исполнительного документа, вытекающее из
действующего законодательства, "сужает" его правовую природу. Во-первых, в исполнительном
производстве сегодня могут исполняться требования не только имущественного характера, но и личного
характера (например, отобрание ребенка у одного из родителей, выдворение). Во-вторых, исполнительный
документ может быть предметом принудительного исполнения не только исполнительного производства с
участием судебного пристава-исполнителя, но и иных органов (например, когда банки самостоятельно, на
основании исполнительного листа списывают со счета должника и зачисляют на счет взыскателя денежные
суммы).
Перечень исполнительных документов содержится в ст. 12 Закона об исполнительном производстве и
является открытым.
Наиболее часто встречающимся в практике исполнительным документом является исполнительный
лист, выдаваемый как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами на основании судебного
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 72 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
постановления: решения, приговора, определения, постановления суда. Как представляется, на
постановления конституционных судов в случае их неисполнения также должен выписываться
исполнительный лист.
Закон также к числу исполнительных документов относит акты органов, осуществляющих
контрольные функции о взыскании денежных средств. Действующее законодательство предоставляет
некоторым органам (например, налоговым) полномочия осуществлять финансовый контроль за
деятельностью юридических лиц. Эти органы имеют право проводить проверки финансовой деятельности и
в случаях нарушения финансового законодательства РФ в безакцептном порядке списывают денежные
средства с банковских счетов должников. Банки обязаны осуществлять списания со счетов должников
средств без согласия (акцепта) владельца счета при получении из таких органов инкассового платежного
поручения на безакцептное списание. В частности, такое списание денежных средств регулируется ст. 46
НК. Аналогичные права предоставлены Пенсионному фонду РФ. Необходимо обратить внимание на то, что
списание денежных средств по акту уполномоченного органа еще не является исполнительным
производством, хотя и исполняется принудительно. И только в том случае, если на счетах должников не
достаточно средств для уплаты по требованиям уполномоченных органов и банк возвратит в
уполномоченный орган инкассовое поручение с отметкой о неисполнении, то только после этого данный акт
становится исполнительным документом и направляется в ФССП России.
К исполнительным документам следует отнести и постановления судебного пристава-исполнителя.
Так, все постановления судебного пристава-исполнителя можно разделить на два вида: первые выносятся
с целью возбуждения исполнительного производства и в процессе движения самого производства (данные
постановления можно рассматривать как процессуальные акты); вторые сами по себе являются
основанием для возбуждения самостоятельного исполнительного производства, и в этом случае они
выступают как самостоятельный исполнительный документ. Согласно Закону об исполнительном
производстве в качестве исполнительного документа могут выступать: постановление судебного
пристава-исполнителя о наложении штрафов (ст. 115); постановление о взыскании расходов по
совершению исполнительных действий (ст. 117) и другие постановления, указанные в Законе. Форма
данных постановлений является общей для всех постановлений судебных приставов-исполнителей и
регулируется ст. 14 того же Закона.
Поскольку перечень исполнительных документов является открытым, как в науке, так и в практике в
настоящее время нет единого мнения по поводу того, какой еще документ следует отнести к
исполнительным документам. Однако из анализа действующего законодательства следует, что к
исполнительным документам также относится и исполнительная надпись нотариусов. В то же время есть и
иные точки зрения. Так, Д.Х. Валеев указывает, что исполнительную надпись нотариуса нельзя отнести к
исполнительным документам, так как это противоречит п. 3 ст. 35 Конституции (никто не может быть лишен
имущества без решения суда) <314>. П.Е. Губкин и А.Г. Смирных считают, что взыскание по
исполнительной надписи нотариуса должно производиться с выдачей судом исполнительного листа <315>.
Однако вряд ли с такой позицией уважаемых авторов можно согласиться. Гражданское процессуальное
законодательство не предоставляет суду полномочий рассматривать в судебном заседании
исполнительную надпись нотариуса и выносить по нему решение.
-------------------------------<314> См.: Валеев Д.Х. Исполнительные документы как основания принудительного исполнения //
Арбитражный и гражданский процесс. 2000. N 2. С. 13.
<315> См.: Губкин П.Е., Смирных А.Г. Обращение взыскания на заложенное имущество во
внесудебном порядке: проблемы теории и практики // Право и экономика. 2010. N 9. С. 5.
В ст. 93 Основ законодательства о нотариате закреплено, что взыскание по исполнительной надписи
нотариуса производится в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством РФ
для исполнения судебных решений, т.е. принудительно. При этом, когда взыскателем или должником
является гражданин, исполнительная надпись может быть предъявлена к принудительному исполнению в
течение трех лет со дня ее совершения, а когда взыскателем или должником являются предприятия,
учреждения, организации, исполнительная надпись предъявляется к принудительному исполнению в
течение одного года, если законодательством РФ не установлены иные сроки (ст. 94 Основ
законодательства о нотариате). Следовательно, исполнительную надпись нотариуса можно вполне
определенно отнести к исполнительным документам. Однако в данной ситуации необходимо учитывать, что
обязательным условием совершения нотариусом исполнительной надписи является бесспорность
требования взыскателя к должнику. Если должник оспаривает задолженность или иную ответственность
перед взыскателем, нотариус по смыслу ч. ч. 1 и 3 ст. 16, ч. ч. 4 и 5 ст. 41 и ч. 1 ст. 48 Основ
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 73 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
законодательства о нотариате не вправе совершать исполнительную надпись и должен разъяснить
взыскателю его право обратиться в суд с исковым заявлением.
Еще одним исполнительным документом, по нашему мнению, является нотариально удостоверенное
волеизъявление залогодателя на обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном
порядке, хотя правовая природа данного документа в науке вызывает противоречивые взгляды. В
соответствии с п. 2 ст. 349 ГК при залоге имущества может быть заключено соглашение о внесудебном
порядке взыскания такого имущества. При этом закон предъявляет к такому соглашению требование о его
форме (она должна быть простой письменной), в то время как волеизъявление залогодателя должно быть
нотариально удостоверенным. Такая конструкция в регулировании правоотношений вызывает как в науке,
так и в практике недоумение. Некоторые исследователи даже отмечают противоправность правовой
природы нотариального волеизъявления, отмечая в то же время, что оно имеет чисто информационное
значение <316>. Однако трудно полностью разделить данную точку зрения, ибо нотариальное
волеизъявление в данном случае будет иметь не информационное значение, а приобретет статус
исполнительного документа вместе с соглашением о внесудебном порядке взыскания, поскольку будет
отвечать всем требованиям, предъявляемым Законом об исполнительном производстве к исполнительным
документам.
-------------------------------<316> См.: Рассказова Н.Ю. Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве / Под
ред. М.А. Рожковой. М., 2010. С. 35.
Следует заметить, что перечень видов исполнительных документов постоянно расширяется. Так,
Федеральным законом от 27.07.2010 N 228-ФЗ <317> были внесены изменения в АПК, в частности, ст. 206
была дополнена новой ч. 4.2, из которой следует, что исполнительный лист на основании судебного
решения арбитражного суда по делу о привлечении к административной ответственности не выдается, а
принудительное исполнение производится непосредственно на основании решения, а также дополнена ст.
211 АПК новой ч. 5.2, где также закрепляется правило, согласно которому исполнительный лист на решение
арбитражного суда по делу об оспаривании решения административного органа о привлечении к
административной ответственности не выдается, а принудительное исполнение производится
непосредственно на основании решения. Таким образом, само решение арбитражного суда становится
исполнительным документом для последующего принудительного исполнения.
-------------------------------<317> См.: РГ. 2010. 2 авг.
Институт субъектов исполнительного права нуждается в особом теоретическом исследовании. Как и в
любой иной публичной отрасли права, в исполнительном праве также присутствуют свои специальные
субъекты. Состав этих субъектов неоднороден, они имеют разное процессуальное положение, разный
объем прав и обязанностей и разный интерес в исполнительном производстве. Учение о субъекте всегда
имело и имеет в процессуальной науке важное как теоретическое, так и практическое значение. Субъекты
исполнительного права есть наделенные законом правами и обязанностями специально уполномоченные
участники исполнительного производства. В исполнительном производстве все субъекты имеют
неравноправное положение.
Как отмечает Д.В. Чухвичев, "правовой статус этих субъектов исполнительного производства
различен, они находятся в отношениях подчинения" <318>. Однако, действительно, некоторые из них
находятся в отношениях соподчиненности (например, судебный пристав-исполнитель и должник, судебный
пристав-исполнитель и специалист, судебный пристав-исполнитель и взыскатель). Отношения
соподчиненности прослеживаются между судебным приставом-исполнителем и другими лицами,
участвующими в исполнительном производстве, указанными в ст. 48 Закона об исполнительном
производстве. Но вряд ли можно определить отношения соподчиненности между судом и судебным
приставом-исполнителем или между должником и банком, исполняющим требования исполнительного
листа. В первом случае, хотя суд не указан в ст. 48 Закона как лицо, участвующее в исполнительном
производстве, он может являться в определенных случаях субъектом исполнительного производства.
Банки же прямо указываются законодателем в качестве лиц, принудительно исполняющих требования
исполнительных документов. Таким образом, вряд ли можно в широком смысле отношения подчиненности
экстраполировать на исполнительные правоотношения.
-------------------------------<318> Чухвичев Д.В. Указ. соч. С. 50.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 74 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Судебного пристава-исполнителя можно признать основным субъектом исполнительного
производства, он наделен государством властными полномочиями, и отношения, в которые он вступает,
безусловно, носят характер соподчиненности. Также властными полномочиями наделен и суд; однако в
силу закона суд не наделен полномочиями давать властные указания судебному приставу-исполнителю.
Все действия в рамках исполнительного производства пристав совершает самостоятельно. Суд в
предусмотренных законом случаях может стать участником исполнительного производства (например, в
случае разъяснения порядка и способа исполнения решения по запросу судебного пристава-исполнителя).
Правоотношения, возникающие между судебным приставом-исполнителем и судом в исполнительном
производстве, не являются отношениями соподчиненности, это отношения равенства или равноправного
партнерства.
Некоторым лицам, участвующим в исполнительном производстве, предоставлены полномочия по
осуществлению принудительных действий, другие же, наоборот, обязаны исполнять их требования, а в
случае неисполнения таких требований на данных лиц могут быть возложены специальные меры
ответственности. Более того, некоторым лицам законом предоставлено право применения в ходе
исполнительного производства мер принуждения, в том числе и физического воздействия.
Таким образом, в зависимости от роли, которую играют субъекты в исполнительном производстве, и
имеющегося у них интереса всех их закон разделяет на три группы. В соответствии со ст. 48 Закона об
исполнительном производстве в первую группу входят субъекты, которые имеют в исполнительном
производстве свой собственный интерес и реализуют в исполнительном производстве свои материальные
и процессуальные права и обязанности, т.е. эти субъекты имеют и процессуальную, и материальную
заинтересованность. Принудительная реализация судебных и иных актов напрямую затрагивает их
правовое положение, их субъективные права и юридические обязанности. К таким субъектам относятся
стороны исполнительного производства - взыскатель и должник. В соответствии с п. 3 ст. 49 Закона об
исполнительном производстве взыскателями являются гражданин или организация, в пользу или в
интересах которых выдан исполнительный документ. Формулировка данной статьи ставит отдельные
категории субъектов вне правовой защиты со стороны государства, что есть нарушение конституционного
принципа равенства всех перед законом. Во-первых, Закон признает взыскателями только граждан. Таким
образом, если следовать букве закона, лица без гражданства и иностранцы, имея на руках решение суда в
их пользу, не имеют права принудительно его исполнить в рамках исполнительного производства.
Во-вторых, Закон признает взыскателями только организации. Таким образом, из законодательного поля
исключены объединения граждан, не являющиеся организацией (например, потребительские кооперативы),
исключено само государство, исключены субъект Федерации и муниципальное образование. Исключение из
категории взыскателей вышеуказанных образований создает большие проблемы с исполнением, в
частности, актов конституционных (уставных) судов субъектов РФ.
В соответствии с п. 4 ст. 49 того же Закона должником является гражданин или организация,
обязанные по исполнительному документу совершить определимые действия (передать денежные
средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным
документом) или воздержаться от их совершения; в этой части законодатель необоснованно сужает круг
обязанных субъектов. Если следовать логике законодателя, то принудительно нельзя взыскать с таких
субъектов, как иностранный гражданин, лицо без гражданства, государство, муниципальное образование,
субъект Федерации, потребительский кооператив, поскольку данные субъекты в силу закона не могут быть
должниками.
Вторую группу представляют субъекты, непосредственно исполняющие требования, содержащиеся в
исполнительном документе. К таким субъектам прежде всего относятся судебные приставы-исполнители
как лица, облеченные полномочиями (person in authority). Во вторую группу могут входить и другие лица,
например банки и иные кредитно-финансовые организации, которым предоставлено право
принудительного исполнения некоторых требований, содержащихся в исполнительном документе. Данные
лица имеют лишь процессуальную заинтересованность. В эту же группу могут входить и иные органы,
например органы опеки и попечительства.
Важным правом судебных приставов-исполнителей является то, что они вправе получать у
юридических и физических лиц информацию, необходимую для совершения исполнительных действий.
Законные основания для получения информации, необходимой для совершения исполнительных действий,
установлены ст. ст. 12 и 14 Закона о судебных приставах, а также ст. 64 Закона об исполнительном
производстве. Невыполнение требований судебного пристава и действия, препятствующие исполнению
возложенных на него обязанностей, влекут ответственность в установленном законом порядке. Так, в связи
с отказом операторов сотовой связи предоставлять информацию по запросам судебных
приставов-исполнителей Управлением ФССП России по Орловской области в областную прокуратуру была
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 75 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
направлена соответствующая информация с просьбой рассмотреть вопрос о возможности вынесения актов
прокурорского реагирования в отношении данных операторов сотовой связи. Прокуратура Орловской
области поддержала позицию территориального органа ФССП России, руководителям операторов сотовой
связи было направлено представление об устранении нарушений законодательства, выразившихся в
непредставлении информации по запросам судебных приставов-исполнителей. Прокуратура Ивановской
области поддержала позицию Управления ФССП России по Ивановской области о необходимости
представления операторами сотовой связи сведений об их абонентах по запросам судебных
приставов-исполнителей. Руководителям структурных подразделений операторов сотовой связи
прокуратурой Ивановской области внесены представления об устранении выявленных нарушений и
принятии мер к предупреждению их в будущем. Аналогичным образом разрешилась ситуация в Ростовской
области, где в результате принятия мер прокурорского реагирования в ответ на письмо Управления ФССП
России по Ростовской области операторы сотовой связи прекратили отказывать в предоставлении
информации судебным приставам-исполнителям <319>.
-------------------------------<319> Информация взята с сайта www.fssprus.ru.
В третью группу лиц, участвующих в исполнительном производстве, входят лица, содействующие
совершению исполнительных действий. Закон об исполнительном производстве в соответствии с п. 3 ст. 48
к этой категории лиц относит: переводчиков; специалистов (например, по оценке имущества должника);
понятых; специализированные организации, реализующие имущество должника, и др. Однако анализ
действующего законодательства и практики его применения свидетельствует о том, что к названным лицам
также следует отнести работников полиции лиц и организации, которые, взаимодействуя с судебным
приставом-исполнителем, осуществляют розыскные и охранные функции. Характерная черта этих
субъектов - то, что они участвуют в исполнительном производстве опосредованно, являются не
обязательными участниками исполнительного производства. Вышеуказанные субъекты не вправе
осуществлять какие-либо действия самостоятельно, а оказывают лишь помощь судебному
приставу-исполнителю. Все названные лица не имеют в исполнительном производстве ни материального,
ни процессуального интереса.
Ряд авторов относит к третьей категории субъектов и такие органы, как налоговые органы, органы,
осуществляющие регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и т.д. <320>. Думается, что
данные органы не могут быть отнесены к иным лицам, содействующим исполнительному производству.
Вышеперечисленные органы непосредственно не участвуют в исполнительном производстве. Они лишь
дают письменные ответы на запросы судебного пристава-исполнителя, при этом лично не участвуют при
совершении исполнительных действий и при реализации мер принудительного исполнения <320>.
-------------------------------<320> См.: Деготь Е.А. Исполнительный процесс. С. 57.
Закон об исполнительном производстве в ст. 48 в числе лиц, участвующих в исполнительном
производстве, не называет таких важных субъектов, как суд либо орган или должностное лицо, выдавшие
исполнительный документ. Между тем их участие в исполнительном производстве в предусмотренных
законом случаях является обязательным, и тогда, когда они участвуют, данные субъекты имеют
процессуальный интерес, обладают властными полномочиями.
По смыслу п. 3 вышеуказанной статьи, суд и иной орган, выдавшие исполнительный лист, нельзя
отнести к иным лицам, содействующим исполнению требований, содержащихся в исполнительном
документе. Эти субъекты не оказывают содействие в исполнении требований исполнительного документа,
но они могут участвовать в исполнительном производстве со своим интересом. В связи с этим третью
категорию лиц, участвующих в исполнительном производстве, следовало бы назвать "лица, содействующие
исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе", дополнив ст. 48 Закона об
исполнительном производстве четвертой группой субъектов - "иные лица, участвующие в исполнительном
производстве".
В исполнительном производстве так же, как в гражданском процессе и в арбитражном процессе,
существует институт правопреемства. Ему посвящена ст. 52 Закона об исполнительном производстве. Суть
института правопреемства заключается в том, что в случае выбытия одной из сторон исполнительного
производства судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или
должностного лица производит замену правопредшественника правопреемником. Можно разделить мнение
о том, что независимо от основания правопреемство в материальном праве является первичным. Только на
основании материального правопреемства происходит правопреемство в исполнительном производстве.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 76 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Вместе с тем институт правопреемства никак нельзя рассматривать как своеобразную форму
судебного контроля и уж тем более надзора. В этом плане трудно согласиться с позицией Д.Х. Валеева и
М.Ю. Челышева, которые рассматривают процессуальное правопреемство как форму судебного надзора за
деятельностью судебного пристава-исполнителя и лиц, участвующих в исполнительном производстве
<321>. Во-первых, функция надзора никогда не принадлежала суду - надзор осуществляется только
прокуратурой. Во-вторых, контроль суда в исполнительном производстве не осуществляется за всеми
лицами, участвующими в исполнительном производстве. Основная функция суда - вершить правосудие.
Контроль суда возможен в исполнительном производстве, но только за деятельностью судебного
пристава-исполнителя и только в предусмотренных законом случаях.
-------------------------------<321> См.: Валеев Д.Х., Челышев М.Ю. Гражданско-правовые средства в процессуальном механизме
реализации прав граждан и организаций в исполнительном праве // Исполнительное право. 2009. N 4. С. 11.
Исполнительному праву так же, как и гражданскому процессуальному праву и арбитражному
процессуальному праву, присущ институт представительства. В науке нет единого подхода к данному
институту. Представителю присущи черты как стороны, так и лица, содействующего совершению
исполнительных действий. Закон об исполнительном производстве регламентирует представительство в
ст. ст. 53 - 57. Здесь вызывает определенный интерес подход законодателя к оформлению полномочий
адвокатов в исполнительном производстве. Думается, положения вышеуказанного Закона и Федерального
закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <322>
имеют противоречия в определении оформления полномочий адвокатов в качестве представителей. Так,
Закон об исполнительном производстве для адвокатов предусмотрел только один способ подтверждения
полномочий, а именно представление доверенности, в то время как специальный Закон об адвокатской
деятельности регламентирует, что полномочия адвокатов должны быть подтверждены ордером, кроме
специальных полномочий, оговоренных в законе. Данное противоречие в необходимо из законодательства
устранить.
-------------------------------<322> См.: РГ. 2002. 5 июня.
Важнейшим институтом, по нашему мнению, является институт защиты прав должника, взыскателя и
других лиц в исполнительном праве. Актуальность данного института в исполнительном праве диктуется
недостаточной проработанностью законодательного механизма по защите прав участников
исполнительного производства, и прежде всего взыскателя. Закон об исполнительном производстве
содержит специальную гл. 17, где впервые делается попытка хоть как-то отрегулировать вопросы по
защите прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий. Тем самым
законодатель впервые подчеркивает особую важность защиты конституционных прав граждан и
юридических лиц в исполнительном производстве. Однако названный Закон содержит лишь четыре статьи,
которые имеют общий декларативный характер и не регулируют всего комплекса возникающих здесь
проблем.
В связи с этим Д.В. Чухвичев справедливо указывает, что основополагающей формой защиты прав и
законных интересов субъектов в ходе исполнительного производства является правовосстановление,
которое осуществляется в основном в судебном порядке <323>. Суд не является универсальным средством
защиты прав участников исполнительного производства. В настоящее время в силу загруженности суда сам
доступ к правосудию вообще представляется затруднительным, и поэтому возлагать на суд все функции по
восстановлению права не только неэффективно, но и нецелесообразно.
-------------------------------<323> См.: Чухвичев Д.В. Указ. соч. С. 269.
Необходимо на законодательном уровне разработать способ правового регулирования отношений в
исполнительном производстве, с тем чтобы защитить права участников, и прежде всего взыскателей.
К сожалению, законодатель не указывает этого способа. Так, в ст. 118 Закона об исполнительном
производстве предусматривается, что взыскатель вправе предъявить иск лицам, выплачивающим
должнику зарплату, пенсию, стипендию и иные периодические платежи в случае, если данные платежи
удержаны, но не перечислены взыскателю. Субъектом ответственности по названной статье выступает, как
правило, юридическое лицо либо гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью без
образования юридического лица, которые обязаны осуществлять удержание с должника денежных сумм в
рамках исполнительного производства. Представляется, что такая конструкция правовой нормы права
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 77 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
практически не защищает права взыскателя. При возникновении вышеописанного казуса исковое заявление
взыскатель может предъявить и в соответствии с ГПК. Любое лицо, считающее, что его субъективные
права нарушены, может обратиться в суд с иском или жалобой, и для этого нет необходимости вводить в
специальный закон дополнительную и дублирующую норму. От того, что два отраслевых закона (ГПК и
Закон об исполнительном производстве) дублируют друг друга, вряд ли права взыскателей защищаются
наилучшим образом. Кроме того, выиграв один спор по иску и получив исполнительный лист, законодатель
предлагает взыскателю обратиться снова в суд и повторно взыскивать тот же самый предмет спора
(денежные средства). Единственное, что может взыскатель получить в данной ситуации при повторной
подаче иска, - это взыскать проценты в соответствии со ст. 395 ГК. Как справедливо указывает Е.В.
Вавилян, "основополагающим принципом в механизме правового регулирования является принцип
гарантированного осуществления гражданских прав, важнейшим условием которого выступает
формирование благоприятной правовой среды. В свою очередь, благоприятная правовая среда включает в
себя: совершенные нормы и принципы осуществления прав и исполнения обязанностей, правовые
институты (заложенный в праве механизм реализации прав и исполнения обязанностей, механизм защиты
прав), а также организационный уровень: законодательную деятельность субъектов права и их
эффективную работу" <324>.
-------------------------------<324> Чухвичев Д.В. Указ. соч. С. 269.
Как представляется, было бы целесообразным предусмотреть в ИК фактическую ответственность
лица, задерживающего перечисление денежных средств взыскателю в виде неустойки в размере 1% за
каждый день просрочки от невыплаченной вовремя суммы.
Положения, закрепленные в ст. 114 Закона об исполнительном производстве, содержатся не в
специальной гл. 17, а в гл. 15 Закона и регламентируют порядок привлечения банка или иной кредитной
организации к ответственности за неисполнение исполнительного документа, что также является мерой по
защите прав взыскателя в исполнительном производстве. Но по сути данная статья является отсылочной к
ст. 17.14 КоАП ("Нарушение законодательства об исполнительном производстве"). При обнаружении
данного правонарушения судебный пристав-исполнитель составляет протокол об административном
правонарушении. Копия протокола вручается банку или иной кредитной организации, а подлинник вместе с
заявлением направляется в арбитражный суд по месту нахождения банка для привлечения последнего к
административной ответственности. За неисполнение судебных актов банки и иные кредитные организации
могут нести как административную, так и гражданско-правовую ответственность. Административная
ответственность за данные правонарушения предусмотрена в виде штрафа, который взыскивается в доход
бюджета. Гражданско-правовая ответственность представляет собой взыскание с банка сумм, не
удержанных им с должника. Эти суммы взыскиваются в пользу взыскателя. Однако данное взыскание
денежных сумм никак нельзя назвать гражданской ответственностью банков и иных кредитных организаций.
В этом случае кредитная организация лишь исполнит требования исполнительного документа и фактически
не будет нести никакой ответственности. Поэтому в ИК следует предусмотреть реальную ответственность
банков и иных кредитных организаций в виде штрафной неустойки.
Административная ответственность банков за неисполнение актов арбитражных судов предусмотрена
лишь ч. 1 ст. 332 АПК, согласно которой на банки может быть наложен судебный штраф по правилам гл. 11
АПК (ст. ст. 119 - 120). При этом уплата судебного штрафа не освобождает банк от обязанности исполнить
судебный акт (Ч. 3 ст. 332 АПК). Данный штраф может налагаться на банк неоднократно за каждое
последующее после наложения штрафа неисполнение акта арбитражного суда. Как представляется,
следует имплементировать данное положение АПК в ИК, увеличив максимальный размер штрафа, тем
самым будет достигнуто единообразие судебной практики и права взыскателей будут защищены
наилучшим образом.
§ 4. Специальные институты исполнительного права
Особенная часть исполнительного права как часть системы сама, в свою очередь, состоит из
отдельных институтов, позволяющих решать задачи, стоящие перед отраслью права. Нормы, входящие в
институты особенной части, относятся не ко всей отрасли права в целом, а регулируют одну небольшую
группу однородных правоотношений, возникающих в процессе принудительного исполнения
правоприменительного акта, - от возбуждения исполнительного производства до его завершения.
Институты особенной части так же, как и институты общей части, состоят из правовых норм,
расположенных сегодня в различных источниках, принадлежащих совершенно разным отраслям права.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 78 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Исполнительное производство, по нашему мнению, следует рассматривать как особенную часть
исполнительного права, состоящую из отдельных стадий. Институт стадий имеет важное теоретическое и
практическое значение.
Первая стадия исполнительного производства, которую можно выделить в хронологическом порядке в
силу ipso facto (очевидного факта), является стадией возбуждения исполнительного производства. В
соответствии с принципом диспозитивности исполнительное производство может быть возбуждено не
иначе как по заявлению самого взыскателя, по его motu proprio (собственному побуждению) либо его
представителя. На этой стадии государственный орган (ФССП России) принимает исполнительный
документ к производству. Для того чтобы исполнительное производство было возбуждено, заявитель
должен обладать правом на подачу заявления в ФССП России. При принятии заявления судебный
пристав-исполнитель проверяет наличие условий, необходимых для возбуждения исполнительного
производства:
1. Вид, форма и содержание исполнительного документа должны соответствовать закону. Закон об
исполнительном производстве в ст. 13 предъявляет особые требования к форме и содержанию
исполнительного документа. Несоблюдение установленной законом формы и содержания документа
является пороком такого документа, что влечет его недействительность и, следовательно, он не должен
приниматься к исполнению.
2. Необходимо соблюдение территориальности возбуждения исполнительного производства. По
общему правилу исполнительное производство возбуждается и проводится по месту жительства,
пребывания или нахождения гражданина или его имущества.
3. Должен соблюдаться срок предъявления исполнительного документа ко взысканию. Общий срок
предъявления исполнительного листа ко взысканию установлен в три года, для некоторых видов
исполнительных документов предусмотрены сокращенные сроки предъявления такого документа ко
взысканию.
4. Лицо, обратившееся с исполнительным документом в ФССП России, должно обладать
исполнительной правосубъектностью, т.е. заявитель должен быть наделен правом обратить
исполнительный документ к принудительному исполнению.
5. Ранее исполнительный документ не должен был быть предъявлен в ФССП России, а
исполнительное производство по нему - прекращено в связи со смертью взыскателя при отсутствии
правопреемства, утратой возможности исполнения, отказом взыскателя от получения вещи, а также в иных
случаях, предусмотренных в ст. 43 и в ч. 14 ст. 103 Закона об исполнительном производстве.
6. Ранее исполнительный документ не должен был быть предъявлен в ФССП России, а производство
по нему - окончено по основаниям ст. 47 (п. п. 1 и 2), ст. 103 (ч. 15) Закона об исполнительном
производстве.
7. Судебный акт либо акт иного органа или должностного лица должен вступить в законную силу, так
как не вступивший в законную силу акт не подлежит исполнению в принудительном порядке.
8. Исполнительный документ должен подлежать исполнению ФССП России. Так, сегодня
исполнительный документ, выданный иностранным судом, не подлежит непосредственному исполнению на
территории РФ. Для того чтобы исполнить решение иностранного суда, необходимо вначале реализовать
процедуру признания и приведения в исполнение решения иностранного суда.
9. Необходимо предъявление исполнительного документа в ФССП России вместе с заявлением.
Закон не предъявляет к форме заявления определенных требований, за исключением одного: заявление
должно быть подписано заявителем, кроме случаев, когда исполнительное производство подлежит
возбуждению без заявления взыскателя.
После возбуждения исполнительного производства судебный пристав-исполнитель приступает ко
второй стадии исполнительного производства - подготовке к мерам принудительного исполнения. Цели,
стоящие перед данной стадией, заключаются в следующем: создание необходимых условий для
последующего эффективного и своевременного осуществления мер принудительного исполнения. В Законе
об исполнительном производстве стадия подготовки к мерам принудительного исполнения не обособляется
и не выделяется из всего комплекса статей. Судебные приставы-исполнители очень часто пренебрегают
стадией подготовки к совершению мер принудительного исполнения, что сказывается как на сроках, так и
на эффективности исполнительного производства в целом. Некоторыми исследователями исполнительного
производства (например, Е.А. Деготь) стадия подготовки (исполнительные действия) и меры
принудительного исполнения объединяются в одну стадию - стадию применения мер принудительного
исполнения, что, с нашей точки зрения, является неверным <325>. На стадии подготовки к мерам
принудительного исполнения судебный пристав-исполнитель может совершать три группы действий:
--------------------------------
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 79 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
<325> См.: Деготь Е.А. Исполнительный процесс. С. 139.
1) действия, направленные на добровольное исполнение должником предписаний судебных и иных
приравненных к ним законом актов;
2) действия, направленные на розыск имущества должника; его последующий арест; установление
местонахождения должника или ребенка;
3) иные действия, обеспечивающие в последующем эффективное осуществление мер
принудительного исполнения.
Необходимой процедурой подготовки к осуществлению принудительного взыскания является
извещение должника о возбуждении исполнительного производства с предложением добровольно
выполнить предписания исполнительного документа в срок не более пяти дней и разъяснение должнику,
что в случае невыполнения требований добровольно они будут исполнены принудительно, со взысканием с
должника исполнительного сбора и расходов по совершению исполнительных действий. В некоторых
случаях срок для добровольного исполнения не устанавливается. Так, в п. 14 ст. 30 Закона об
исполнительном производстве предусмотрено шесть случаев, когда срок для добровольного исполнения не
устанавливается.
Кроме того, в ст. 211 ГПК также указываются случаи немедленного исполнения судебного акта по
делам: о взыскании алиментов; о выплате работнику заработной платы в течение трех месяцев; о
включении гражданина Российской Федерации в список избирателей, участников референдума.
Таким образом, в вышеперечисленных нормах права закреплены императивные случаи
немедленного исполнения. К сожалению, сегодня законодатель разобщил нормы, регулирующие смежные
отношения, по разным законодательным актам различных отраслей права.
Кроме того, гражданским процессуальным законодательством устанавливаются факультативные
случаи немедленного исполнения, при наличии которых судебный пристав-исполнитель также не должен
устанавливать срок для добровольного исполнения. Так, в соответствии со ст. 212 ГПК суд может по
просьбе истца обратить к немедленному исполнению решение, если вследствие особых обстоятельств
замедление его исполнения может привести к значительному ущербу для взыскателя или исполнение
может оказаться невозможным. Во всех остальных случаях судебный пристав-исполнитель обязан дать
срок должнику для добровольного исполнения.
Третья группа действий, совершаемых в стадии подготовки к мерам принудительного исполнения,
хотя и не направлена непосредственно на принудительное исполнение требований, содержащихся в
исполнительных документах, однако способствует надлежащему и своевременному совершению в
последующем мер принудительного исполнения. Например, ст. 32 Закона об исполнительном производстве
регламентирует порядок разъяснения смысла судебного акта. Это очень важное подготовительное
действие, так как правильное понимание судебным приставом-исполнителем аутентичного смысла
судебного акта является необходимым условием законности и эффективности исполнительного
производства.
В законе не содержится исчерпывающего перечня исполнительных действий, которые судебный
пристав-исполнитель вправе применять на второй стадии производства. В этой связи хотелось бы
положительно отметить действия судебных приставов-исполнителей в Санкт-Петербурге, которые успешно
использует в своей работе аппаратно-программный комплекс "Поток-Д", позволяющий осуществить розыск
автотранспорта должников в потоке. Только в 2009 г. с использованием этого комплекса на дорогах города
выявлено 1406 автомобилей, принадлежащих должникам <326>.
-------------------------------<326> Информация взята с сайта www.fssprus.ru.
После совершения подготовительных действий судебный пристав-исполнитель приступает к третьей
стадии исполнительного производства, т.е. начинает совершать действия по принудительному исполнению
различных актов, т.е. применяет меры принудительного исполнения. Нормы, регламентирующие меры
принудительного исполнения, представляют собой самостоятельный институт исполнительного права.
Одной из важнейших функций любого государства является сохранение общественного порядка,
обеспечение охраны прав и законных интересов граждан, исполнение правовых предписаний. Еще в
античные времена Аристотель подчеркивал, что человек, живущий вне закона и права, наихудший из всех.
Поэтому применение государством принудительных мер к должнику, не желающему исполнять требования
исполнительных документов, является оправданным как с моральной, так и с правовой точек зрения. В
отсутствие совести, стыда, способности испытывать чувства раскаяния со стороны должника государство
вполне обоснованно вправе применять принудительные меры, в том числе физическое воздействие. Как
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 80 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
справедливо отмечает Е.В. Вавилян, "завершением действия механизма защиты гражданских прав должно
стать реальное восстановление нарушенных субъективных прав. Таковым будет являться не вынесенное
судом решение, а надлежащее исполнение решения суда" <327>.
-------------------------------<327> Вавилян Е.В. Механизм осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей: Дис. ...
д-ра юрид. наук. М., 2009. С. 218.
Меры принудительного исполнения представляют собой процессуально закрепленные в особом
законе либо указанные в исполнительном документе действия судебного пристава-исполнителя, связанные
с применением насилия и непосредственно направленные на исполнение требований, содержащихся в
исполнительном документе. Характерной чертой, отличающей их от исполнительных действий,
совершаемых судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства, является то,
что они совершаются с использованием принуждения и помимо воли должника. Каждая мера
принудительного исполнения представляет собой комплекс норм, регулирующих качественно однородную и
индивидуализированную группу общественных отношений, возникающих между индивидуальными
субъектами этих отношений. При изучении в теоретическом плане каждой меры принудительного
исполнения мы увидим качественную однородность правоотношений в каждой такой мере, поэтому все их
невозможно объединить в один самостоятельный институт исполнительного права.
Конкретная мера принудительного исполнения, подлежащая применению в каждой ситуации,
определяется самостоятельно судебным приставом-исполнителем в зависимости от характера
предписания исполнительного документа и с учетом фактических обстоятельств дела. Единственным
условием является то, что меры принудительного исполнения должны применяться в строгом соответствии
с требованиями действующего законодательства.
Примерный перечень мер принудительного исполнения закреплен в ст. 68 Закона об исполнительном
производстве, однако он является открытым, что означает, что в законодательстве или в исполнительном
документе могут быть предусмотрены и иные меры принудительного исполнения. Представляется, что
такая позиция законодателя является вполне оправданной, поскольку позволяет судебному
приставу-исполнителю с наибольшей эффективностью исполнять требования, содержащиеся в
исполнительном документе.
Так, например, заслуживает одобрения практика Управления ФССП России по Республике
Башкорстан, где по постановлению судебного пристава-исполнителя списываются денежные средства с
мобильных телефонов. В последующем Президиум Верховного Суда Республики Башкорстан в своем
Постановлении от 08.02.2010 одобрил такую практику, указав, что ст. ст. 67 и 83 Закона об исполнительном
производстве не содержат запрета на обращение взыскания на не денежные имущественные права <328>.
-------------------------------<328> Информация взята с сайта www.fssprus.ru.
Вместе с тем вряд ли можно согласиться с такой практикой ФССП России, как запрещение на
прохождение технического осмотра автотранспорта до погашения денежных обязательств, поскольку
данные действия судебных приставов нельзя отнести к мерам принудительного исполнения.
Для применения мер принудительного исполнения необходимо выполнение трех условий:
предъявление в установленном порядке в ФССП России исполнительного документа; вынесение судебным
приставом-исполнителем постановления о возбуждении исполнительного производства; истечение срока,
установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения.
Все меры принудительного исполнения исследователями подразделяются на различные виды. Так,
Е.В. Васьковский такие меры в зависимости от их направленности подразделяет на направленные на
личность должника (косвенное принуждение) и направленные на имущество должника (прямое
принуждение) <329>. Е.А. Деготь разделяет их на меры, направленные на исполнение исполнительных
документов имущественного характера, и меры, направленные на исполнение исполнительных документов
неимущественного характера <330>. Однако данный автор к мерам принудительного исполнения относит
розыск должника, его имущества или ребенка. Представляется, что данные действия нельзя отнести к
мерам принудительного исполнения по следующим основаниям. Во-первых, розыск должника физического
лица и ребенка осуществляют органы внутренних дел, а не судебные приставы-исполнители; действия
органов внутренних дел не являются исполнительными действиями и тем более не являются мерами
принудительного исполнения, которые осуществляют судебные приставы-исполнители. Во-вторых, розыск
должника юридического лица и имущества должника направлен на подготовку к мерам принудительного
исполнения, на данном этапе должник пока не претерпевает в отношении себя никаких обременений.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 81 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Данные действия судебный пристав-исполнитель осуществляет в ходе второй стадии исполнительного
производства - стадии подготовки к мерам принудительного исполнения. В данном случае мерой
принудительного исполнения будет отобрание ребенка у одного лица и передача его другому. Но перед тем
как совершить эту меру, ребенка еще надо найти, т.е. провести подготовку к мерам принудительного
исполнения.
-------------------------------<329> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / Под ред. В.А. Томсинова. М.: Зерцало,
2003. С. 382.
<330> См.: Деготь Е.А. Исполнительный процесс. С. 139.
Мы полагаем, что все меры принудительного исполнения по предмету направленности следует
разделить на следующие виды:
1) меры, направленные на личность должника (например, ограничение на выезд за пределы
Российской Федерации, арест и т.д.);
2) меры, направленные на имущество должника (в порядке реализации данных мер взыскание
обращается на имущество должника, в том числе и на денежные средства);
3) меры, направленные на ограничение имущественных прав должника (например, восстановление
работника на работе, выселение должника, вселение взыскателя и т.д.);
4) меры, направленные на принудительную реализацию административной ответственности
должника (например, выдворение);
5) меры, направленные на принудительную реализацию уголовной ответственности осужденного;
6) меры, направленные на принудительную реализацию актов конституционных (уставных) судов
субъектов РФ;
7) иные меры, предусмотренные как законодательным актом, так и исполнительным документом.
Обращение взыскания на имущество должника - наиболее распространенная мера принудительного
исполнения в исполнительном производстве. Она направлена на удовлетворение материальных
требований взыскателя за счет денежного эквивалента стоимости имущества должника путем изъятия
имущества с его последующей принудительной реализации либо путем передачи имущества
непосредственно взыскателю. Возможность применения данной меры принудительного взыскания
ограничено правомочием владения, т.е. фактическим господством над телесной вещью (animus
posessionis). Характеризуя процесс обращения взыскания на имущество должника, прежде всего следует
определить, что понимается законодателем под термином "имущество". По мнению Е.А. Суханова, в состав
имущества граждан могут входить принадлежащие им на праве собственности не только объекты
материального мира, но и обязательственные права (например, право требования, вклады в банках),
корпоративные права (в частности, право участия в акционерных общества), а также некоторые правомочия
из состава исключительных прав <331>. Данные обязательственные права опосредованно приобретают
режим вещных прав, принадлежащих гражданину. Исходя из вышеизложенного под имуществом, на
которое может быть обращено взыскание, следует понимать не только вещные права, но и
обязательственные права (исключением являются обязательственные права, непосредственно связанные
с личностью, на которые обратить взыскание нельзя).
-------------------------------<331> См.: Суханов Е.А. Гражданское право: В 2 т. М.: БЕК, 1998. Т. 1. С. 511.
Поскольку круг объектов гражданских прав очень широк, Т.И. Илларионова по предмету правового
регулирования делит их на две группы: имущественные и неимущественные. К имуществу вышеуказанный
автор относит землю, недра, промышленные сооружения, здания, машины, одежду, продукты,
лекарственные средства, т.е. все то, что способно удовлетворить разнообразные потребности субъектов
гражданского права <332>.
-------------------------------<332> См.: Илларионова Т.И. Указ. соч. С. 144.
О возможности изъятия имущества, ограниченного в обороте, в науке нет единой точки зрения. Так,
Е.А. Деготь считает, что на имущество, ограниченное в обороте, также не может быть обращено взыскание
<333>. С такой точкой зрения, по нашему мнению, вряд ли можно согласиться. Представляется, что на
имущество, ограниченное в обороте, также можно обращать взыскание, но продажа такого имущества
должна проходить на торгах в виде закрытого аукциона.
--------------------------------
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 82 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
<333> См.: Деготь Е.А. Исполнительный процесс. С. 277.
В соответствии с действующим Законом обратить взыскание на имущество, находящееся у третьих
лиц, сегодня можно только на основании судебного акта. Одного постановления судебного
пристава-исполнителя в данном случае недостаточно. Как нам представляется, данное положение Закона
нарушает баланс интересов взыскателей и должников не в пользу первых. Думается, что в исполнительном
законодательстве необходимо предоставить более широкие полномочия органам, исполняющим
требования исполнительных документов, а именно необходимо предоставить им право самостоятельно
решать вопросы об обращении взыскания на то или иное имущество. Суд не должен быть участником
исполнительных правоотношений, роль суда в исполнительном праве постепенно должна сводиться к
минимуму. В том случае, если права третьих лиц будут нарушены, они могут обратиться в суд с иском об
освобождении имущества от ареста или с заявлением, обжалующим действия судебного
пристава-исполнителя. Иными словами, у суда должны быть только контрольные функции; имущество
должника, у кого бы оно не находилось, должно подлежать аресту, изыматься и впоследствии
реализовываться по постановлению судебного пристава.
Действующее законодательное регулирование обращения взыскания на имущество должника,
находящееся у третьих лиц, приводит к коллизии в правоприменительной практике. Так, в последнее время
судебными приставами-исполнителями все чаще стала использоваться практика обращения взыскания на
денежные средства должника, находящиеся на лицевых счетах операторов сотовой связи. По мнению Е.П.
Губина, А.Е. Молотникова и Р.М. Янковского, в этой ситуации отсутствуют законные основания для
списания денежных средств со счетов абонентов сотовой связи <334>. В качестве обоснования своей
позиции названные авторы ссылаются на то, что указанные денежные средства уже не принадлежат
должнику. Поддерживая данную позицию в целом, мы не можем согласиться с таким обоснованием в
частности. Действительно, списание денежных средств со счетов абонентов сотовой связи только по
постановлению судебного пристава-исполнителя по действующему законодательству является юридически
недопустимым, поскольку эти денежные средства следует рассматривать как имущество должника,
хранящееся у третьих лиц. Для такого списания необходимо постановление суда. Подобная казуистика в
праве, как нами указывалось выше, нарушает баланс прав и интересов взыскателей и должников. С другой
стороны, списание возможно, поскольку данные денежные средства являются собственностью должника,
пока они не списаны оператором сотовой связи со счета абонента и не зачислены на счет оператора. Об
этом же говорит и Положение по бухгалтерскому учету "Доходы организации ПБУ 9/99", утвержденное
Приказом Минфина России от 06.05.1999 N 32н <335>, в п. 3 которого сказано, что авансы не признаются
доходами организаций и не относятся к выручке.
-------------------------------<334> См.: Губин Е.П., Молотников А.Е., Янковский Р.М. О возможности обращения взыскания на
денежные средства, находящиеся на лицевых счетах абонентов сотовой связи // Право и экономика. 2010.
N 9. С. 18.
<335> См.: БНА. 1999. N 26.
Вышеуказанное только подтверждает необходимость скорейшего внесения изменений в
законодательные акты, с тем чтобы дать приставам-исполнителям право без судебного подтверждения
обращать взыскание на имущество должника, находящееся у третьих лиц.
Судебный пристав-исполнитель также вправе обратить взыскание на заложенное имущество только
по исполнительному документу, выданному на основании судебного акта или по приказу суда. И в данном
случае, точно так же, как при обращении взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц,
роль суда, по нашему мнению, постепенно должна сводиться к нулю. Суд не должен давать разрешение на
обращение взыскания на то или иное имущество. Любое взыскание должно производиться по
постановлению судебного пристава-исполнителя. Суд может лишь контролировать такое обращение
взыскания, рассматривая жалобы на действия судебного пристава-исполнителя. Такое изменение в
законодательстве даст ощутимый положительный эффект: во-первых, разгрузит работу судов; во-вторых,
повысит эффективность исполнительного производства, что в конечном итоге снизит затраты государства
на содержание ФССП России. Определив наличие залоговых отношений, судебный пристав-исполнитель
прежде всего должен проверить правильность оформления договора (соблюдение формы договора,
требования о государственной регистрации договора), чтобы убедиться в его действительности. Выяснив,
что имеет место нарушение требований закона о форме и регистрации договора о залоге, влекущее за
собой недействительность договора (ст. 339 ГК), необходимо дать право судебному приставу-исполнителю
обратить взыскание на указанное в договоре имущество по общим правилам, установленным в Законе об
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 83 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
исполнительном производстве. Лица, считающие, что действиями судебного пристава-исполнителя
нарушено их право, в этом случае смогут обжаловать действия судебного пристава-исполнителя в общем
порядке.
Особо хотелось бы остановиться в данном исследовании на институте ответственности субъектов
исполнительного производства, и прежде всего судебных приставов-исполнителей и должников. Именно от
надлежащего правового регулирования данного института зависит эффективность исполнительного
производства и уровень защищенности прав взыскателей. Однако, прежде чем перейти к рассмотрению
вопроса о видах ответственности в исполнительном праве, необходимо охарактеризовать некоторые
доктринальные позиции в отношении юридической ответственности в самом праве. Еще философами
древнего Китая исследовался вопрос о том, как управлять людьми - посредством добродетели или
посредством страха. Конфуций, разрабатывая этико-правовую проблему государства, пришел к выводу, что
оно может развиваться только на основе нравственных законов. Правила поведения (ли) должны
преобладать над законами (фа) <336>. Его учение о методах государственного управления называлось
последователями теорией управления при помощи добродетели. К сожалению, все эти теории, основанные
на нравственности и добродетели, не выдержали испытания временем. Как справедливо указывает О.Г.
Данильян, "такая концепция "благородного мужа" является прообразом будущего "совершенного
"бюрократа" <337>. Обязать людей исполнять законы сегодня можно только посредством страха - страха
неотвратимости наказания как ответственности за совершенное правонарушение. Не зря еще в эпоху
брахманизма в древней Индии (середина I тысячелетия до н.э.) наказание считалось сыном Бога-Владыки
и защитника всех творений, а само государство рассматривалось как карающая сила богов.
-------------------------------<336> См.: Конфуций. Лунь-юй. Мудрецы Поднебесной. СПб., 1998. С. 46.
<337> См.: Данильян О.Г. Указ. соч. С. 68.
В теории государства и права ответственность рассматривается как явление, которое всегда связано
с государственным принуждением. М.Н. Марченко определяет ответственность как форму общественного
отношения, которое устанавливается между государством в лице уполномоченных органов и
правонарушителем. Государство при этом всегда является управомоченной стороной, а правонарушитель обязанной <338>. Юридическая ответственность всегда должна быть следствием совершенного в прошлом
противоправного деяния, и мера этой ответственности является важной категорией права. Ответственность
всегда должна неотвратимо наступать за совершенное правонарушение и влечь для нарушителя
неблагоприятные последствия. Английский философ Т. Гоббс в XVII столетии указывал, что закон должен
содержать не только обязанность, но и наказание за нарушение этой обязанности <339>.
-------------------------------<338> См.: Марченко М.Н. Теория государства и права. М.: Зерцало-М, 2001. С. 321.
<339> См.: Гоббс Т. Левиафан // Сочинения : В 2 т. М.: Мир, 1989. Т. 1. С. 41 - 60.
Как нам представляется, в отраслевом законодательстве также должна быть закреплена своя
отраслевая ответственность. Как справедливо указывает И.Б. Морозова, "суть ответственности в
исполнительном производстве состоит в обязанности субъекта исполнительного производства
претерпевать неблагоприятные последствия в случае нарушения этим субъектом императивных
предписания закона, регулирующего исполнительное производство, и невыполнения требований судебного
пристава-исполнителя, осуществляющего принудительное исполнение исполнительного документа" <340>.
К сожалению, такое определение понятия ответственности в исполнительном производстве не дает ответа
на вопрос, являются ли меры принудительного исполнения мерами ответственности, в связи с чем в науке
продолжается полемика по поводу их тождественности. Некоторыми исследователями, например М.М.
Агарковым и О.Э. Лейстом, под мерами ответственности как мерами принуждения понималось обращение
взыскания на имущество лица либо его личность <341>. Таким образом, вышеуказанные авторы не делали
различий между самой ответственностью и мерами принудительного исполнения, по сути приравнивая их
друг другу.
-------------------------------<340> Морозова И.Б. Ответственность в исполнительном производстве // Законодательство. 2004. N
9. С. 21.
<341> См.: Агарков М.М. Теория государства и права. М.: Юрлитиздат, 1948. С. 415 - 416, 423 - 425,
432; Лейст О.Э. Санкции в советском процессе. М.: Госюриздат, 1962. С. 21.
О.С. Иоффе же полагал, что реальное исполнение, даже если оно и принудительное, нельзя считать
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 84 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
мерой ответственности, поскольку обязанность по реальному исполнению вытекает
обязательства <342>.
-------------------------------<342> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. М.: Юрид. лит., 1975. С. 97.
из
самого
Думается, юридическая ответственность всегда наступает как мера государственного принуждения за
ненадлежащее исполнение установленной законом обязанности. Ответственность нельзя рассматривать в
рамках и объеме реального исполнения своих обязательств, пусть даже такое исполнение происходит
принудительно. Под ответственностью следует понимать наступление неблагоприятных последствий для
обязанного лица сверх его обязательств. Правовые категории "обязательства" и "ответственность" не
являются сутью одного и того же явления.
С.Н. Братусь под юридической ответственностью понимал лишь принуждение к соблюдению
существующих, установленных законом и волей сторон обязанностей, рассматривая основным признаком
всякой ответственности лишь государственную принудительность <343>.
-------------------------------<343> См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законодательство. М.: Городец, 2001. С. 111
- 113.
Действующее законодательство РФ предусматривает разные виды ответственности за нарушение
законодательства об исполнительном производстве (дисциплинарную, гражданскую, административную,
уголовную). Положения о той или иной ответственности сегодня содержатся в соответствующих отраслях
права: трудовом, гражданском, административном, уголовном. На первый взгляд может показаться, что
исполнительное право не содержит в себе норм об ответственности субъектов. Именно такой точки зрения
придерживаются В.А. Тепляков и Я.В. Якушев, которые указывают, что "нарушение норм об
исполнительном праве не является основанием уголовной ответственности, ибо таким основанием
является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Уголовной
ответственности в рамках исполнительного права не существует" <344>. Однако трудно согласиться и с
точкой зрения А.А. Максурова, считающего возможным существование уголовной ответственности в
исполнительном праве <345>. Нормы об ответственности (в том числе и уголовной) за нарушение
исполнительного законодательства, содержащиеся в УК, ГК, КоАП, ТК, имеют общий характер, и при
применении той или иной нормы об ответственности правоприменитель обязан сначала соотносить
поведение того или иного субъекта с нормами исполнительного права. Иными словами, прежде чем
квалифицировать какое-либо деяние, необходимо установить факт причинения вреда интересам,
охраняемым исполнительным правом. Поэтому, на наш взгляд, ответственность (уголовная,
административная, гражданская, дисциплинарная) в исполнительном праве существует, но, в силу того что
многие нормы права имеют межотраслевой характер и сами отрасли права приобретают свойство
комплексности, ответственность в исполнительном праве будет регулироваться нормами и других отраслей
права.
-------------------------------<344> Тепляков В.А., Якушев Я.В. К вопросу о возможности существования уголовной
ответственности в исполнительном праве // Исполнительное право. 2009. N 4. С. 3.
<345> См.: Власов А.А., Максуров А.А. Гражданское исполнительное право / Под ред. А.А. Власова.
М.: Экзамен, 2004. С. 84.
Полагаем, ответственность за нарушение исполнительного законодательства целесообразно
разделить в зависимости от субъектов исполнительного производства. Основным субъектом
исполнительного производства является судебный пристав-исполнитель. Законодательством РФ для
судебного пристава-исполнителя как особого субъекта исполнительных правоотношений предусмотрена
своя специальная ответственность, общие положения о которой содержатся в ст. 19 Закона о судебных
приставах. Но, по сути, данная статья носит отсылочный характер и представляет собой nudum jus (голое
право) без возможности его реализации.
С одной стороны, судебный пристав-исполнитель является должностным лицом, состоящим на
государственной службе; ответственность государственного служащего предусмотрена Федеральным
законом от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" <346>.
Судебный пристав-исполнитель как государственный служащий отвечает перед государством за
надлежащее исполнение им своих обязанностей. Однако данная ответственность скорее носит
декларативный характер.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 85 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
-------------------------------<346> См.: РГ. 2004. 31 июля.
Судебный пристав-исполнитель как работник, находящийся в трудовых отношениях с государством,
несет также ответственность и по нормам ТК. Но такая ответственность также иллюзорна.
В соответствии с п. 1 ст. 19 Закона о судебных приставах и ст. 121 Закона об исполнительном
производстве действия (бездействие) или постановления судебного пристава-исполнителя могут быть
обжалованы в порядке подчиненности или оспорены в суде взыскателем, должником и иными лицами, чьи
права и интересы нарушены. Наиболее оперативно допущенные нарушения, конечно же, могут быть
исправлены вышестоящим должностным лицом. Однако вряд ли данное обжалование можно считать мерой
ответственности судебного пристава-исполнителя. Подачу жалобы в суд на действия (бездействие)
судебного пристава-исполнителя можно и должно рассматривать только как восстановление нарушенных
прав того или иного лица в рамках гражданского или арбитражного процессов. Судебный пристав в связи с
этим не несет никакой ответственности. Защита нарушенных прав в порядке судебного обжалования
деятельности судебного пристава-исполнителя дает возможность более объективно и беспристрастно
подойти к восстановлению нарушенных прав. Но ответственности за нарушение этих прав в специальном
законодательстве не содержится.
Формой ответственности судебного пристава-исполнителя, по нашему мнению, явилось бы
возмещение материального ущерба, причиненного последним взыскателю, должнику и иным лицам.
Следует признать, что требования о возмещении ущерба сегодня могут быть предъявлены в исковом
порядке с учетом положений ст. ст. 16, 1064, 1069 ГК. Вред, причиненный гражданину или юридическому
лицу в результате незаконных действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя, в том числе в
результате принятия им постановления, не соответствующего закону или иному нормативному правовому
акту, подлежит возмещению в полном объеме. При этом на истце лежит бремя доказывания причинения
ему убытков незаконными действиями судебного пристава-исполнителя и их размера. Иными словами,
истец обязан доказать: факт наличия ущерба, полный размер ущерба (прямой убыток и упущенную выгоду,
а также моральный вред) с обоснованием; наличие причинно-следственной связи между действиями
(бездействием) судебного пристава-исполнителя или изданным им актом и причиненным ущербом;
противоправность действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя или несоответствие
вынесенного им постановления действующему законодательству. Однако доказать на практике факт
наличия ущерба (особенно, если речь идет об упущенной выгоде) очень трудно. Поэтому таких исков к
ФССП России в практике не будет, если не изменить законодательство.
В отличие от общего порядка рассмотрения исков о возмещении ущерба в данном случае не
доказывается факт виновности ответчика (судебного пристава-исполнителя), хотя в научной литературе по
данному вопросу до настоящего времени нет единства взглядов по этому вопросу. Так, С.Ю. Рипинский
считает недопустимым устанавливать "безвинную ответственность" государства <347>. А.А. Собчак также
указывал, что нельзя отождествлять виновное и волевое поведение и что даже при отсутствии вины
поведение человека не перестает быть волевым <348>.
-------------------------------<347> См.: Рипинский С.Ю. Имущественная ответственность государства за вред, причиненный
предпринимателям. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. С. 135.
<348> См.: Собчак А.А. О некоторых спорных вопросах общей теории правовой ответственности //
Правоведение. 1968. N 1. С. 54.
Как нам представляется, высказывание французского юриста Брюно более соответствует социальной
направленности права: "если принцип риска является основанием ответственности владельца автомобиля
только потому, что у него в руках инструмент, опасный сам по себе, то по тому же принципу риска должны
отвечать органы власти только потому, что они - носители власти, которая чрезвычайно опасна для
граждан сама по себе" <349>. На таких же позициях стоял и А. Гордон, который, обосновывая свою теорию
справедливости, писал, что признание ответственности без вины более соответствовало бы чувству
справедливости <350>.
-------------------------------<349> Павлодский Е.Л. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. М.: Юрид. лит., 1978. С.
39.
<350> См.: Гордон А. Принцип ответственности железных дорог за ущерб, причиненный при
эксплуатации. СПб.: Тип. Правительствующего Сената, 1887. С. 40 - 41.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 86 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
О.В. Паршина, наоборот, считает недопустимым устанавливать повышенную ответственность
государства (ответственность без вины), полагая, что государство - это не только властные органы,
которые могут причинять вред, это население в целом <351>.
-------------------------------<351> См.: Паршина О.В. Вина государства (к вопросу о балансе публичных и частных интересов) //
Современное право. 2008. N 9 (1). С. 10.
По нашему мнению, ввиду того, что государство представляет собой особый субъект права, являясь
властным правовым образованием, имеет все возможности и должно обеспечить реализацию этих
возможностей в сфере защиты прав и законных интересов как своих граждан, так и организаций. Само по
себе необеспечение реальных возможностей защиты вышеуказанных прав - общая вина государства,
которая не должна доказываться в каждом конкретном случае, когда субъектом, нарушившим права,
выступает государственный служащий. В механизм правового регулирования деятельности всех
государственных служащих необходимо ввести принцип разумности и добросовестности, обоснованный в
докторской работе Е.В. Вавиляна <352>. В этом случае с судебного пристава необходимо взыскивать:
реальный ущерб, т.е. расходы, которые лицо, чьи права нарушены, произвело или должно будет
произвести для восстановления нарушенного права, вследствие утраты или повреждения его имущества;
упущенную выгоду - неполученные доходы, которые это лицо получило бы при условии надлежащего
исполнения судебными приставами-исполнителями своих обязанностей (такая правовая конструкция
ответственности являлась бы эффективной мерой ответственности в исполнительном праве). В качестве
упущенной выгоды в исполнительном праве следует рассматривать суммы, которые указаны в
исполнительном документе, но которые взыскатель не получил с должника в результате бездействия
судебного
пристава-исполнителя.
Данную
ответственность
следует
рассматривать
не
как
гражданско-правовую, а как отраслевую ответственность судебного пристава-исполнителя, закрепив ее в
ИК.
-------------------------------<352> См.: Там же. С. 340.
По нашему мнению, также подлежит взысканию и моральный вред - физические или нравственные
страдания, причиненные физическому лицу действиями, нарушающими его личные неимущественные
права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.
В связи с этим было бы целесообразно закрепить специальную норму о материальной
ответственности в ИК (убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных
действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц
этих органов, в том числе издания акта, не соответствующего закону или иному правовому акту
государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской
Федерацией, соответствующим ее субъектом или муниципальным образованием).
Арбитражный процессуальный кодекс содержит специальные нормы об ответственности судебного
пристава-исполнителя. В соответствии со ст. 330 АПК судебный пристав-исполнитель несет
имущественную ответственность за неисполнение (или ненадлежащее исполнение) своих обязанностей.
Вред, причиненный им в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей по
исполнению исполнительного документа, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским
законодательством. Требование о возмещении вреда рассматривается арбитражным судом по общим
правилам искового производства. Однако здесь также стоит вопрос о доказанности вреда в его
гражданско-правовой конструкции, что делает саму ответственность судебного пристава-исполнителя
невозможной.
Все вышесказанное дает основания для вывода о том, что, к сожалению, установленные
законодателем различные меры ответственности судебного пристава-исполнителя носят декларативный
характер и в настоящее время не дают положительного эффекта. Действующее законодательство
содержит лишь указания на возможность материальной ответственности судебного пристава при тех или
иных обстоятельствах.
При этом следует заметить, что все указанные меры ответственности судебного пристава
регулируются нормами, содержащимися в нормативных правовых актах различных отраслей права, их
трудно разыскивать, воспринимать и применять.
Было бы весьма уместным закрепить в ИК главы о контроле и надзоре за действиями судебного
пристава-исполнителя и об ответственности последнего, а также об ответственности иных лиц,
исполняющих принудительно требования исполнительных документов.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 87 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Как справедливо отмечает И. Уитдехааг, государство должно нести ответственность за бездействие
компетентных органов в процедурах принудительного исполнения <353>. Национальный план
противодействия коррупции 2008 г. предусматривает разработку системы мер, направленных на
совершенствование порядка прохождения государственной службы и стимулирование добросовестного
исполнения обязанностей государственной службы на высоком профессиональном уровне, а также
создание системы контроля деятельности государственных служащих со стороны институтов гражданского
общества. Однако, к сожалению, ситуация не меняется. Остается крайне низкой статистика исполнения
судебных решений. Одной ответственностью судебного пристава здесь не обойтись. Чтобы переломить
ситуацию, необходимо менять систему законодательства, а возможно, и права. Европейский суд по правам
человека отмечает, что права, признанные в судебном процессе, иллюзорны, если национальные правовые
системы допускают, чтобы окончательное и обязательное судебное решение оставалось неисполненным в
ущерб одной из сторон (дело "Хорнсби (Hornsby) против Греции" от 19 марта 1997 г. <354>).
-------------------------------<353> См.: Уитдехааг Й. Исполнение судебных решений на Западных Балканах и его соответствие
стандартам Совета Европы в области прав человека // Исполнительное производство: традиции и
реформы. С. 79.
<354> См.: Европейский суд по правам человека: избранные решения. М.: Норма, 2000. Т. 2. С. 428 439.
Действующее законодательство РФ в целях достижения баланса прав и интересов участников
исполнительного производства не только защищает права взыскателя, должника и иных лиц в
исполнительном производстве, но и налагает на них ряд обязательств, неисполнение которых влечет
применение к ним мер ответственности. В Законе об исполнительном производстве установлен целый
комплекс санкций к должнику и иным лицам в случае нарушения ими законодательства об исполнительном
производстве.
Некоторые исследователи полагают, что особым видом ответственности должника является
взыскание с него исполнительного сбора в случае неисполнения последним исполнительного документа
добровольно и в срок. По нашему мнению, неисполнение должником добровольно требований,
содержащихся в исполнительном документе, в соответствии со ст. 10 ГК следует рассматривать как
превышение пределов осуществления гражданских прав и злоупотребление правом, что должно влечь за
собой ответственность в виде взыскания с должника не только исполнительного сбора, который в
собственном смысле слова не является мерой ответственности. Исполнительный сбор следует
рассматривать как компенсационное средство возмещения государству убытков, вызванных
принудительным исполнением.
Лица, участвующие в исполнительном производстве, могут быть также привлечены и к уголовной
ответственности. Уголовный кодекс содержит ряд норм, предусматривающих такую ответственность.
Статья 177 УК предусматривает уголовную ответственность за злостное уклонение руководителя
организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты
ценных бумаг после вступления решения суда в законную силу. Субъектом данного преступления может
быть как гражданин, так и руководитель организации. Объектом данного преступления, по мнению Б.Д.
Завидова, является неисполнение судебных решений в области кредитно-денежных отношений между
коммерческими и некоммерческими организациями, государственными органами и гражданами <355>.
Однако, как мы полагаем, с такой точкой зрения трудно согласиться. В соответствии с теорией
гражданского права кредитором называется любое лицо, имеющее право требования или субъективное
право, в то время как должник имеет субъективную обязанность. Следовательно, под кредиторской
задолженностью следует понимать обязанность по любому гражданско-правовому договору. Поэтому, как
справедливо замечает Б.В. Волженкин, "статья 177 Уголовного кодекса РФ охватывает весьма широкий
круг договорных прямых отношений, когда должник игнорирует законные требования кредиторов" <356>.
-------------------------------<355> См.: Завидов Б.Д., Попов И.А., Сергеев В.И. Уголовно-правовой анализ преступлений в сфере
экономической деятельности: Комментарий уголовного законодательства // "КонсультантПлюс", 2004.
<356> Волженкин Б.В. Экономические преступления. СПб.: Юрид. центр Пресс, 1999. С. 124.
В науке имеются и иные точки зрения по вопросу ответственности в исполнительном праве. По
мнению Б.В. Яцеленко, ответственность по ст. 177 УК наступает лишь при неисполнении должником
обязательств по кредитному договору <357>. Позицию, высказанную данным автором, вряд ли следует
признать обоснованной, поскольку она декриминализирует целый ряд деяний, посягающих на
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 88 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
экономические устои общества.
-------------------------------<357> См.: Яцеленко Б.В. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. А.И. Рарога.
М.: Изд-во ИМПЭ, 1997. С. 185.
Статья 315 УК предусматривает уголовную ответственность за неисполнение решения суда или иного
судебного акта или воспрепятствование их исполнению. Объективная сторона данного состава
преступления охватывает любые действия, которые препятствуют исполнению решения суда, а также
бездействие, имеющее цель неисполнения решения суда. По сравнению со ст. 177 УК законодатель
расширил объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК. Однако субъектом
ответственности по ст. 315 УК может быть только представитель власти, государственный служащий,
служащий органа местного самоуправления, служащий учреждений, коммерческой или иной организации.
Из субъектов ответственности по ст. 315 УК законодателем исключены обычные физические лица, что
представляется необоснованным, поскольку большинство исполнительных документов не исполняется
должниками-гражданами. Поэтому было бы целесообразным в круг субъектов, несущих уголовную
ответственность по ст. 315 УК, включить всех физических лиц.
Некоторые исследователи признают также наличие гражданско-правовой ответственности в
исполнительном производстве <358> и для подтверждения своих выводов ссылаются на п. 2 ст. 115 СК и
ст. 395 ГК. Однако в соответствии с п. 2 ст. 115 СК при образовании задолженности за несвоевременную
уплату алиментов виновное лицо уплачивает получателю алиментов неустойку в размере 0,1% от суммы
невыплаченных алиментов за каждый день просрочки. В соответствии со ст. 395 ГК виновное лицо должно
уплачивать кредитору неустойку в размере ставки банковского рефинансирования за неправомерное
пользование чужими денежными средствами. Вряд ли такую позицию следует считать верной. С одной
стороны, следует признать, что вышеупомянутая ответственность действительно считается
гражданско-правовой, но наступает она не за нарушение законодательства об исполнительном
производстве. Кроме того, данный вид гражданско-правовой ответственности налагает на виновное лицо
суд по правилам искового производства. Иначе говоря, лицо, чьи субъективные права нарушены, исходя из
принципа диспозитивности может обратиться в суд за защитой своего нарушенного права. Это право лица,
а не его обязанность, и это право реализуется в порядке семейного или гражданского законодательства по
правилам гражданско-процессуального законодательства.
-------------------------------<358> См.: Морозова И.Б. Указ. соч. С. 21.
Рассмотренная нами выше ответственность в исполнительном праве не меняет негативной ситуации,
складывающейся в исполнительном производстве. Число неисполненных производств растет год от года.
Следовательно, причина кроется не только в неэффективной работе судебных приставов-исполнителей.
Более эффективным должно стать само право. Как правильно заметил И.А. Ильин, "правовые нормы и
повиновение им должны научить человека считаться с существованием других людей и с их интересами.
Каждый человек должен приучить себя к тому, чтобы доброю волей ограничивать свои притязания,
принимая во внимание, что другие также имеют право жить и осуществлять свои интересы" <359>.
-------------------------------<359> Ильин И.А. Теория права и государства. С. 97.
Глава III. ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ
ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
§ 1. Понятие и особенности исполнительных правоотношений
В науке о праве исследованиям правоотношений уделяется очень большое внимание.
Правоотношениям придают такое большое аксиологическое значение, что некоторыми учеными теория
права сравнивается с теорией правоотношений (И. Саббо, В.П. Рожин и др.) <360>. По мнению данных
авторов, правоотношения "полностью поглощают право". Хотя в науке есть и противоположная точка
зрения, приверженцы которой рассматривают теорию права без включения в нее правоотношений (П.И.
Стучка, С.Ф. Кечекьян, В.П. Казимирчук, Б.Я. Назаров и др.) <361>. Однако, как справедливо замечает Е.Б.
Пашуканис, "юридическое отношение - это первичная клеточка правовой ткани, и только в ней право
совершает свое реальное движение" <362>.
--------------------------------
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 89 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
<360> См.: Рожин В.П. Мировоззрение советского человека. Л.: Лениздат, 1960. С. 33.
<361> См., напр.: Стучка П.И. Курс советского гражданского права: В 3 т. М., 1931. Т. 3. С. 91.
<362> Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по общей теории права и государства. М.: Наука,
1980. С. 78.
В юридической литературе также отмечается, что правоотношения есть особый вид идеологических
отношений, зависящих от материальных, базисных отношений <363>. Следует заметить, что в социуме еще
со времен первобытного строя всегда существовало множество различных отношений: политические,
культурные, социально-экономические, семейные, религиозные, общественные и др. Все эти отношения
возникают и функционируют как отношения между людьми, людьми и различными коллективными
образованиями, самими коллективными образованиями. Правоотношениями они становятся только тогда,
когда появляются нормы права, которые воздействуют на данные отношения, придают им правовой
характер. Регулируя те или иные отношения, право наделяет их правовой формой, в результате чего они
приобретают новое качество и становятся юридическими или, иными словами, правовыми отношениями.
-------------------------------<363> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 436.
Правовые отношения - это урегулированные нормами права общественные отношения, участники
которых выступают в качестве носителей взаимно корреспондирующих друг другу юридических прав и
обязанностей; иначе говоря, каждая сторона правоотношений наделена как субъективным правом (мера
возможного поведения), так и юридической обязанностью (мера должного поведения). Как отмечал Ю.К.
Толстой, "если верно, что правоотношение выступает в качестве юридической формы лежащего в его
основе фактического общественного отношения, то нельзя определять правоотношение как само это
фактическое общественное отношение, регулируемое нормами права" <364>. Поэтому вышеуказанный
автор определял правоотношение как особый вид идеологических общественных отношений в их реальной
форме.
-------------------------------<364> Толстой Ю.К. Еще раз о правоотношениях // Правоведение. 1969. N 1. С. 32.
В науке, разумеется, существуют и другие подходы к определению правоотношений. Так, Ю.Г.
Ткаченко разделял правоотношения исходя из их сущности на два вида: правовое отношение как
отношение и правовое отношение как модель. По мнению Т.Н. Радько, правоотношения есть отношения
между людьми; правоотношения есть идеологические отношения; правоотношения есть волевые
отношения; правоотношения есть отношения, устанавливаемые и регулируемые правом в соответствии с
предписаниями правовых норм; правоотношения - это отношения между субъектами права на основе их
субъективных прав и юридических обязанностей; правоотношения всегда связаны с государством, и эта
связь выражается в охране интересов участников правоотношении от возможных нарушений <365>.
-------------------------------<365> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 441.
По нашему мнению, все правоотношения можно разделить на три самостоятельные группы:
материальные, процессуальные и исполнительные. Исследования материальных правоотношений имеют
давнюю историю. Правовая наука сравнительно недавно стала изучать процессуальные отношения, в
связи с чем А.Ф. Клейнман замечает: "...если до второй половины 19 в. процессуальная теория
ограничивалась описанием процессуальных действий, то было основание говорить, что она "жила в
кредит", так как у нее отсутствовала общая часть с учением о субъектах, об объекте и процессуальных
правах и обязанностях сторон" <366>. Что же касается исполнительных правоотношений, то их природа так
до настоящего времени и остается неизученной. Тем не менее между тремя видами правоотношений
существует объективная связь, которая объединяет их в единую теорию правового процесса, - от
возникновения отношений между субъектами материального права, защиты субъективного материального
права до фактического восстановления нарушенного права.
-------------------------------<366> Клейнман А.Ф. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. М.:
МГУ, 1967. С. 46.
Как справедливо замечает С.В. Бабушкина, "правоотношение - это возникшая на основе норм права
связь между лицами через их субъективные юридические права и обязанности, фиксирующая строго
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 90 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
определенную меру их поведения" <367>. Однако в последующем автор делает небесспорный вывод о том,
что эта особая юридическая связь между лицами всегда существует на базе материальных
правоотношений и интересов, так как лица являются носителями прав и обязанностей <368>.
Сомнительность данного вывода заключается в том, что, исследуя все правоотношения, С.В. Бабушкина
сводит их к понятию только правоотношений в материальном праве и из системы правоотношений
выпадают процессуальные и исполнительные правоотношения.
-------------------------------<367> Бабушкина С.В. К вопросу о понятии и признаках юридических отношений // Современное
право. 2008. N 10. С. 25.
<368> См.: Там же.
В какой-то мере аналогичные суждения можно обнаружить в трудах К. Маркса, который писал, что
"правовые отношения, так же точно как и формы государства, не могут быть поняты ни из самих себя, ни из
так называемого общего развития человеческого духа, они коренятся в материальных жизненных
отношениях" <369>. Данное суждение было оправдано с точки зрения политической экономии
марксизма-ленинизма, берущего свое начало из базиса (экономические отношения) и только
опосредованно из надстройки (идеология, право, философия и т.д.) в период классовой борьбы.
-------------------------------<369> Маркс К. Предисловие к "Критике политической экономии" // Сочинения / К. Маркс, Ф. Энгельс.
2-е изд. М.: Юрид. лит., 1970. Т. 13. С. 6.
Известный русский философ В.С. Соловьев отмечал, что правовые отношения в историческом
порядке следуют за насильственными, - это так же несомненно, как и то, что в истории нашей планеты
органическая жизнь являлась после и на основе процессов неорганических. Игра естественных сил в
человечестве есть лишь материал правовых отношений <370>. Среди исследователей правоотношений
представляет интерес и еще одна точка зрения, представленная В.В. Лазаревым, который допускает
существование на современном этапе правоотношений, не урегулированных нормами права. Данный автор
указывает, что в хозяйственной жизни предприятий, иных коллективных субъектов, в имущественных
отношениях граждан возникают многочисленные правоотношения, либо прямо не предусмотренные
юридическими нормами, либо вообще не урегулированные законодательством <371>. Однако В.В. Лазарев,
характеризуя правоотношения, определяет их и как связь между людьми посредством субъективных прав и
юридических обязанностей, которые закреплены в нормах права <372>. Такой дуализм в определении
правоотношений свидетельствует о том, что в науке нет единого подхода к данной правовой категории.
Небезынтересно высказывание В.В. Лазарева, определяющего правоотношение как волевое отношение,
для возникновения которого необходима воля его участников <373>. Однако мы не можем согласиться с
такой точкой зрения. Если исследователь под правоотношениями имеет в виду только материальные
правоотношения, то вышеуказанную позицию следует признать верной, так как для возникновения
гражданских правоотношений действительно необходима воля участников правоотношения. Для
возникновения правоотношений в публичном праве, в частности в исполнительном праве, совсем
необязательно наличие воли обоих участников. К примеру, для генезиса правоотношений в
исполнительном праве между судебным приставом-исполнителем и должником необходима воля только
судебного пристава-исполнителя; воля должника, как правило, отсутствует.
-------------------------------<370> См.: Соловьев В.С. Оправдание добра... С. 52.
<371> См.: Лазарев В.В. Теория государства и права / Под ред. А.Г. Хабибулина. М.: ФОРУМ;
ИНФРА-М, 2009. С. 406.
<372> См.: Там же.
<373> См.: Там же.
Правоотношения в науке принято делить на так называемые общие и конкретные. Впрочем, не все
ученые поддерживают идею о существовании общих правоотношений, что прежде всего базируется на
тезисе о конкретности любого правоотношения, иными словами, правоотношения, по их мнению, всегда
складываются между конкретными субъектами, а общих правоотношения вообще существовать не может
(такой позиции придерживаются Р.О. Халфина, А.Б. Венгеров, Ю.И. Гревцев, В.А. Кучинский). Другие
авторы (Т.Н. Радько, С.Ф. Кечекьян, Ю.К. Толстой) признавали существование наряду с конкретными и
общих правоотношений.
В науке имеет место и третья точка зрения. Так, В.Д. Сорокин вообще был против деления всех
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 91 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
правоотношений на общие и конкретные и считал, что в таком случае теряется различие между нормой
права и общерегулятивным правоотношением, поскольку второе принимает на себя функцию первого
<374>.
-------------------------------<374> См.: Сорокин В. Д. Административно-процессуальные правоотношения. Л.: Изд-во Ленингр.
ун-та, 1968. С. 4.
Учеными выделяются также регулятивные и охранительные правоотношения. Регулятивные - это
основной вид правоотношений. Они возникают вследствие реализации правом регулятивной функции.
Охранительные правоотношения возникают в результате воздействия государством на поведение
отдельных субъектов правоотношений.
В.М. Сырых разделяет правоотношения по масштабу связанности их субъектов на абсолютные и
относительные <375>. В абсолютных правоотношениях определено только управомоченное лицо, а
обязанными лицами могут быть все иные лица. В относительных правоотношениях конкретно определены
и управомоченные, и обязанные лица.
-------------------------------<375> См.: Сырых В.М. Указ. соч. С. 416.
По мнению М.Н. Марченко, "в широком смысле правоотношение возникает в виде особой формы
социального взаимодействия, участники которого обладают взаимными корреспондирующими правами и
обязанностями, реализуют их в целях удовлетворения своих потребностей и интересов в особом порядке"
<376>.
-------------------------------<376> Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: Зерцало-М, 2001. С. 635.
Несмотря на разные научные подходы в определении видов правоотношений, бесспорным остается
одно: в каждой отрасли права присутствуют свои особые правовые отношения в виде объекта правового
регулирования. Таким образом, каждая отрасль права имеет свои специфические правоотношения,
которые присущи только ей и которые объективируют ту или иную отрасль права. Так, можно назвать
гражданские, гражданские процессуальные, административные, арбитражные процессуальные,
уголовно-процессуальные,
трудовые,
гражданские
исполнительные,
уголовно-исполнительные,
административно-исполнительные, арбитражные исполнительные и другие правоотношения.
Сложнее определить правоотношения в комплексных отраслях права, например в исполнительном
праве. Здесь некоторые материальные и процессуальные отношения сублимируются в исполнительные
правоотношения. Исполнительные правоотношения - это отношения движения и развития исполнительного
процесса, направленные на фактическое восстановление нарушенного права или интереса. Например,
отношения между судебным приставом-исполнителем и должником, судебным приставом-исполнителем и
взыскателем, судебным приставом-исполнителем и судом и т.д. С другой стороны, в исполнительном праве
могут возникать и материальные правоотношения, которые закрепляют правовой статус, правовое
положение имущества или определяют отношения по гражданско-правовому договору. Например,
отношения, возникающие между судебным приставом-исполнителем и органом по регистрации прав
недвижимости по поводу регистрации вещного права, или отношения, возникающие между судебным
приставом-исполнителем и хранителем арестованного имущества по поводу заключения договора
хранения.
Вместе с тем можно с уверенностью утверждать, что это относительные правоотношения, в которых
конкретно определены и управомоченное лицо (судебный пристав-исполнитель, УИИ), и обязанные лица
(взыскатель, должник, осужденный, выдворяемый, оценщик и другие лица). Как справедливо указывали
М.А. Викут и И.М. Зайцев, "процессуальные отрасли права регулируют правоотношения в их динамике,
поэтому важное значение приобретает процессуальная деятельность их субъектов" <377>.
-------------------------------<377> Викут М.А., Зайцев И.М. Гражданский процесс: Учебник. М.: Юристъ, 1999. С. 16.
Исполнительному праву присущи регулятивные и охранительные правоотношения. Основная масса
норм отраслевого законодательства направлена на выполнение регулятивной функции права, посредством
чего
возникают
регулятивные
правоотношения,
например
отношения
между
судебным
приставом-исполнителем и взыскателем, понятыми, оценщиком, судом. Тем не менее в отраслевом
законодательстве присутствуют и нормы, направленные на охранительную функцию (например, нормы,
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 92 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
касающиеся наложения штрафа на лиц, не исполняющих предписания судебного пристава-исполнителя, а
также на недобросовестных должников).
Некоторые исследователи (И.И. Стрелкова <378>, Ю.А. Попов <379>) исполнительные отношения
относят к административным правоотношениям. Следует заметить, что данная точка зрения не лишена
логики. В исполнительных правоотношениях, действительно, всегда присутствует судебный
пристав-исполнитель. С одной стороны, он наделен государством властными полномочиями давать
обязательные указания иным участникам исполнительного производства, а также совершать
принудительные действия. С другой стороны, судебный пристав-исполнитель и иные лица в
исполнительном производстве не находятся в состоянии соподчинения. В то же время отношения между
судебным приставом-исполнителем и некоторыми участниками исполнительного производства могут
возникать на основании административного акта. Например, отношения между судебным
приставом-исполнителем и хранителем возникают на основании постановления судебного
пристава-исполнителя о назначении хранителя (административный акт) и на основании договора хранения
(гражданско-правовая сделка). Тем самым исполнительные правоотношения могут приобретать в
некоторых случаях черты административных правоотношений.
-------------------------------<378> См.: Стрелкова И.И. Подведомственность арбитражному суду дел по экономическим спорам и
иных дел: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 13.
<379> См.: Попов Ю.А. Защита публично-правовых интересов граждан в судах общей юрисдикции:
Дис. ... д-ра юрид. наук. Краснодар, 2002. С. 75.
Исполнительные правоотношения представляют собой отдельный и самостоятельный тип
правоотношений, поскольку они имеют свою специфику, которая выделяет их среди всех иных типов
(видов) правоотношений. Наличие своих обособленных, индивидуальных правоотношений в той или иной
отрасли права характеризует самостоятельность отрасли права. Следовательно, наличие системы
правоотношений следует рассматривать как критерий разграничения отраслей права внутри системы
права.
По нашему мнению, исполнительные правоотношения - это общественные отношения, которые
урегулированы нормами исполнительного права, складываются между участниками исполнительного
процесса и обязательным участником которых является субъект, наделенный государством полномочиями
по принудительному исполнению требований актов юрисдикционных и неюрисдикционных органов.
Юридические обязанности участников исполнительных правоотношений обеспечены мерами
государственного принуждения. Как, к примеру, справедливо отмечает А.А. Максуров, "гражданское
исполнительное отношение - важнейшая форма "жизни" гражданского исполнительного права. При этом
гражданские исполнительные правоотношения - это волевые отношения" <380>. Однако помимо
гражданских исполнительных правоотношений, по нашему мнению, можно выделить также
уголовно-исполнительные, административные исполнительные и арбитражные исполнительные
правоотношения, составляющие разновидность исполнительных правоотношений. Все правоотношения, в
том числе и исполнительные, имеют свойства, позволяющие отличить их от иных общественных
отношений. Так, М.Ю. Осипов выделяет такие свойства правоотношений, как совокупность общезначимых,
волевых, повторяющихся, устойчивых общественных отношений, которые урегулированы или должны быть
урегулированы нормами права <381>.
-------------------------------<380> Максуров А.А. Гражданское исполнительное право. М.: Экзамен, 2003. С. 23.
<381> См.: Осипов М.Ю. Теория социально-правовых процессов. М.: НБ-Медиа, 2011. С. 107.
Исполнительные правоотношения, являясь специфическими отношениями, присущими отрасли
исполнительного права, имеют и свои особенности, позволяющие отличить их от иных правоотношений
других отраслей права. Для этого необходимо выявить основные свойства и черты исполнительных
правоотношений, т.е. такие специфические характеристики, которые позволяют отделить их от иных
правоотношений, не входящих в предмет правового регулирования исполнительной отрасли права.
Так, в исполнительных отношениях всегда одной стороной выступает обязывающий (принуждающий)
орган. И в этом проявляется онтологическая сущность исполнительных правоотношений. Судебный
пристав-исполнитель - наиболее распространенный субъект исполнительных правоотношений. Действия и
решения судебного пристава-исполнителя обеспечены силой государственного принуждения, поскольку
судебный пристав-исполнитель является государственным служащим и вступает в правоотношения от
имени государства. Без судебного пристава-исполнителя нет и не может быть такого подвида
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 93 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
исполнительных отношений, как гражданские исполнительные правоотношения. И наоборот: в гражданских
процессуальных правоотношениях обязательным субъектом является суд. В связи с этим А.А.
Добровольский замечает, что "существенной особенностью гражданских процессуальных отношений
является то, что суд - обязательный субъект каждого гражданского процессуального отношения и что эти
отношения складываются всегда между судом и одним из участников процесса <382>".
-------------------------------<382> Добровольский А.А. Советский гражданский процесс. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970. С. 206.
В некоторых случаях стороной исполнительных правоотношений может выступать суд, хотя он и не
является обязательной стороной исполнительных правоотношений, как это имеет место в гражданских
процессуальных отношениях. Суд может участвовать в исполнительных правоотношениях только в
случаях, прямо предусмотренных законом. В этом заключается другая онтологическая особенность
исполнительных правоотношений. Как справедливо указывал В.Л. Исаченко еще в 1915 г., "требования
сторон о вмешательстве суда могут быть уважены исключительно тогда лишь, когда они найдут известное
действие пристава неправильным и обжалуют его" <383>. Таким образом, по мнению вышеуказанного
автора, суд не всегда является субъектом исполнительных правоотношений, а только в строго
определенных случаях, указанных в законе. Причем роль суда в исполнительных правоотношениях
заключается не в отправлении правосудия, а в осуществлении контроля за действиями (бездействием)
судебного пристава-исполнителя.
-------------------------------<383> Исаченко В.Л. Русское гражданское судопроизводство. Пг., 1915. Т. 1. С. 116.
Исполнительные правоотношения, как правило, властные правоотношения, они носят
публично-правовой характер. Впрочем, А.А. Максуров рассматривает, к примеру, гражданские
исполнительные правоотношения только как юридическую связь между формально оговоренными и
обязательными субъектами права <384>. Этот исследователь рассматривает правоотношения только как
связь между "обязательными и необязательными" субъектами. Однако если субъект не является
обязательным участником, то, следовательно, он не всегда участвует в исполнительном производстве.
Иначе говоря, следуя логике А.А. Максурова, если в исполнительном производстве не участвует, например,
переводчик, то и нет вообще исполнительных правоотношений и, следовательно, нет исполнительного
производства как такового, что, по нашему мнению, является неверным.
-------------------------------<384> См.: Максуров А.А. Гражданское исполнительное право как отрасль права... С. 9.
Гражданские исполнительные правоотношения могут возникнуть только в рамках исполнительного
производства. Вне рамок исполнительного производства, конечно, и взыскатель, и должник могут вступать
в различные отношения, но это будут не исполнительные отношения.
После возбуждения исполнительного производства возникают основные правоотношения между:
приставом-исполнителем и должником, судебным приставом-исполнителем и взыскателем. Также иногда
возникают и "вспомогательные" правоотношения между: судебным приставом-исполнителем и
переводчиком, судебным приставом-исполнителем и понятыми, судебным приставом-исполнителем и
оценщиком и т.д. Как указывает Г.Л. Осокина, "процессуальное отношение - форма принудительной
реализации материально-правовых норм, в связи с чем процессуальные отношения не могут существовать
без субъекта, обладающего правомочиями по их принудительной реализации" <385>. Однако, как нам
представляется, указанный автор нивелирует разницу между процессуальными и исполнительными
правоотношениями, объединяя их в один вид, а смешивать процессуальные и исполнительные
правоотношения недопустимо, поскольку они представляют собой два самостоятельных предмета
правового регулирования, имеющих разную целевую направленность.
-------------------------------<385> Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 56.
Почти все исполнительные правоотношения имеют вертикальную связь между субъектами
правоотношений. Однако если суд, к примеру, участвует в исполнительных правоотношениях, то он
наделен властными полномочиями, так же как и судебный пристав-исполнитель. В этом случае между
судом и судебным приставом-исполнителем складываются не вертикальные, а горизонтальные
правоотношения, которые не носят характера соподчиненности. В этом проявляется другая особенность
исполнительных правоотношений. Например, в соответствии со ст. 43 Закона об исполнительном
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 94 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
производстве и суд, и судебный пристав-исполнитель вправе прекратить исполнительное производство по
основаниям, которые законодатель дифференцировал для каждого из них.
Следующей особенностью исполнительных правоотношений являются нормы исполнительного
права. Поскольку исполнительные правоотношения регулируются сегодня не только нормами
исполнительного права, но и нормами иных отраслей права (гражданского процессуального, арбитражного
процессуального, семейного, трудового, уголовно-исполнительного и т.д.), следовательно, это
межотраслевые отношения, которые свойственны всем комплексным отраслям права. В силу
происходящих сегодня процессов по конвергенции отраслей права в дальнейшем все больше будет
появляться подобных межотраслевых отношений, присущих комплексным отраслям права.
Говоря об особенностях исполнительных правоотношений, нельзя обойти вниманием и отношения, в
которых одним из субъектов выступает иностранное лицо. В связи с этим хотелось бы исследовать в
настоящем параграфе особенности правоотношений, осложненных иностранным субъектом. В
исполнительных правоотношениях, в которых субъектный состав осложнен иностранным элементом,
прежде всего необходимо обратить внимание на особые принципы, воздействующие на данные
правоотношения.
Основным принципом здесь является принцип суверенитета. В соответствии с нормами
международного права каждое государство обладает суверенитетом. Именно принцип суверенности
отличает государство от иных публичных образований и предполагает недопустимость вмешательства
иностранного государства в юрисдикционную деятельность другого государства. В Российской Федерации
принцип суверенитета закреплен в ст. 4 Конституции. В ч. 2 названной статьи определяется, что
Конституция и федеральные законы имеют верховенство на всей территории РФ. Исходя из принципа
суверенитета никакие юрисдикционные акты другого государства не могут непосредственно исполняться на
территории РФ. Вышеупомянутые акты должны сначала пройти процедуру признания и приведения их в
исполнение в Российской Федерации. Распространение законной силы судебного решения или иного
несудебного акта на территории РФ возможно лишь на условиях равенства и взаимности в соответствии с
международными соглашениями.
Принцип суверенитета согласуется с другим конституционным принципом, закрепленным в ч. 1 ст. 19
Конституции, - равенства всех перед законом и судом. Развивая данный принцип, Конституция в ч. 3 ст. 62
закрепляет, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации
правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных
федеральным законом или международным договором с участием Российской Федерации.
Также все международные договоры о правовой помощи, в которых участвует Россия, устанавливают,
что граждане иностранного государства пользуются на территории РФ в отношении своих личных и
имущественных прав такой же защитой, как и собственные граждане. Иностранные граждане и лица без
гражданства могут свободно и беспрепятственно обращаться как в суды, так и в различные органы
Минюста России, одним из которых является ФССП России.
Принцип национального правового режима также оказывает влияние на развитие исполнительных
правоотношений с участием иностранного субъекта. Вышеуказанный принцип закреплен в качестве общего
принципа исполнительного производства с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и
иностранных организаций, находящихся на территории РФ. Практическая реализация данного принципа
нашла свое закрепление в ст. 10 Закона об исполнительном производстве. В соответствии с названной
нормой при исполнении судебных актов, актов иных органов и должностных лиц в отношении иностранных
граждан, лиц без гражданства и иностранных организаций на данных лиц распространяются положения
Закона об исполнительном производстве.
Принцип взаимности также является особым принципом с участием иностранного субъекта. Этот
принцип используется в международном частном праве, вместе с тем он имеет место и в публичном праве,
в частности в исполнительных правоотношениях. Значение данного принципа велико при признании и
исполнении решений иностранных судов в Российской Федерации. Суть его заключается в том, что
иностранным гражданам в Российской Федерации предоставляется такой же объем прав, как и российским
гражданам в иностранных государствах. В Российской Федерации можно признать и исполнить решения
судов тех государств, в которых возможно признание и исполнение решений российских судов. Если одно
государство устанавливает ограничения на права иностранных граждан, то другое государство также,
исходя из принципа взаимности, устанавливает такие ограничения (реторсии).
По мнению А.Ф. Волкова, первоначально вопросы признания, а следовательно, и исполнения
регламентировались в двухсторонних договорах, заключавшихся между отдельными государствами. В
дальнейшем глобализация внешней торговли сделала необходимой и многостороннюю международную
унификацию правового регулирования в данной области <386>. В результате такой глобализации
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 95 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
появилась на свет Конвенция Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение
иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.) <387> и Европейская конвенция о
внешнеторговом арбитраже (Женева, 21 апреля 1961 г.) <388>. В соответствии с названными Конвенциями
каждое договаривающееся государство признает арбитражные решения обязательными и приводит их в
исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается признание и
приведение в исполнение этих решений, на условиях, изложенных в международных конвенциях. К
признанию и приведению в исполнение арбитражных решений, к которым применяется конвенция, не
должны применяться более обременительные условия или более высокие пошлины или сборы, чем те,
которые существуют для признания и приведения в исполнение внутренних арбитражных решений.
Иностранным решением, по мнению Б.В. Российского, следует считать решение, вынесенное на
территории государства иного, чем то государство, где испрашивается признание и приведение в
исполнение решения <389>. Однако здесь необходимо учитывать, что в континентальных системах права
под арбитражным решением понимается решение негосударственных юрисдикционных органов.
-------------------------------<386> См.: Волков А.Ф. Торговые третейские суды // Третейский суд. 2000. N 4. С. 50.
<387> См.: ВВС СССР. 1960. N 46. Ст. 421.
<388> См.: Там же. 1964. N 44. Ст. 485.
<389> См.: Россинский Б.В. Судебные процедуры защиты прав и интересов коммерческих
организаций // Закон и право. 2000. N 10. С. 43.
Учитывая специфику судебной системы в Российской Федерации, а именно наличие государственных
арбитражных судов, следует признать, что обе Конвенции применяются только к решениям арбитражных
органов, созданных и действующих в соответствии с Законом РФ от 07.07.1993 N 5338-1 "О международном
коммерческом арбитраже" <390>. По мнению А.Ф. Волкова, к таким судам следует отнести: третейские
суды, созданные для решения одного конкретного вопроса, и постоянно действующие арбитражные
институты (например, Международный коммерческий арбитражный суд, Морскую арбитражную комиссию
при Торгово-промышленной палате РФ) <391>.
-------------------------------<390> См.: РГ. 1993. 14 авг.
<391> См.: Волков А.Ф. Указ. соч. С. 51.
В зарубежных правовых системах еще со времен римского права и по настоящее время arbiter
рассматривается как третейский судья. В России действует самостоятельная государственная система
арбитражных судов.
Стороны, добровольно приняв на себя обязательства решать все споры в негосударственном
арбитражном порядке, также соглашаются добровольно, по собственному побуждению - motu proprio подчиниться арбитражному решению. Поэтому неисполнение в добровольном порядке вынесенного
арбитражного решения влечет процедуру признания и приведения в исполнение такого решения в
принудительном порядке. Данную процедуру также следует рассматривать и как государственный контроль
за иностранными арбитражными решениями.
Взаимодействие арбитражных (третейских) судов и государственной судебной процедуры в ходе
разрешения экономических споров в настоящее время является одной из наименее разработанных тем в
науке. Так, А.С. Комаров считает, что невозможно устанавливать контроль со стороны государства за
деятельностью арбитражей <392>. Тем не менее, исходя из реалии сегодняшнего дня и действующего
процессуального законодательства, суд при признании и приведении в исполнение иностранных судебных
решений фактически проверяет (осуществляет контроль) такие решения.
-------------------------------<392> См.: Комаров А.С. Основополагающие принципы третейского суда // ВВАС РФ. 2001. N 4. С. 87.
Так же как в теории, на практике возникает неопределенность в вопросе о том, какой суд компетентен
приводить в исполнение решения арбитражных судов. В соответствии с названными выше Конвенциями, а
также некоторыми двухсторонними договорами (например, между Россией и Индией 2000 г., Россией и
Китаем 1992 г.) решения международных коммерческих арбитражей проходят процедуру признания и
исполнения в компетентном суде страны. Такая же формулировка содержится и в Законе РФ "О
международном коммерческом арбитраже". При этом под термином "компетентный суд" следует понимать
суд как государственный орган судебной системы страны.
По справедливому замечанию Е.В. Степаненко, для определения компетентного судебного органа
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 96 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
необходимо учитывать характер решения, выносимого международным коммерческим арбитражем, т.е.
категорию споров, которую полномочен рассматривать международный коммерческий арбитраж <393>.
-------------------------------<393> См.: Степаненко Е.В. Основания для передачи спора на рассмотрение Международного
коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ // Хоз-во и право. 2002. N 5. С. 60.
В соответствии с национальным законодательством об арбитражных судах споры, связанные с
коммерческой деятельностью (экономические споры), рассматриваются арбитражными судами РФ. В силу
данного положения судами, полномочными рассматривать вопросы признания и приведения в исполнение
решений международных арбитражных институтов, будут являться арбитражные суды РФ, в то время как в
европейских государствах процедура экзекватуры, в том числе и в части решений по экономическим
спорам, осуществляется судами общей юрисдикции.
В настоящее время не сложилось единообразия практики по данному вопросу. Суд общей
юрисдикции также считает возможным в рамках гражданского процессуального права рассматривать
вопросы о признании и приведении в исполнение решений международных коммерческих арбитражей. Эти
же вопросы разрешает и арбитражный суд, руководствуясь Федеральными конституционными законами от
31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" <394>, от 28.04.1995 N 1-ФКЗ "Об
арбитражных судах в Российской Федерации" <395>, АПК.
-------------------------------<394> См.: СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.
<395> См.: Там же. 1995. N 18. Ст. 1589.
В результате отсутствия четкого законодательного определения компетентного суда,
рассматривающего вопросы признания и приведения в исполнение решений международных коммерческих
арбитражей в Российской Федерации, эти вопросы рассматриваются альтернативно как судами общей
юрисдикции, так и арбитражными судами.
В практике наибольший интерес вызывают вопросы исполнения на территории РФ решений
иностранных судов и арбитражей. С одной стороны, действие судебного акта, вынесенного судом
конкретного государства или акта иного юрисдикционного органа государства, ограничено пределами
территории этого государства. А с другой стороны, допустимость признания и исполнения иностранного
судебного решения определяется законодательством конкретной страны и международными
соглашениями, в которых она участвует.
Однако, рассматривая данный вопрос, нельзя не обратить внимание на то, что национальные
законодательства большинства государств регулируют лишь вопросы судебного признания иностранного
решения. Вместе с тем вопросам исполнения не уделяется должного внимания. На международном уровне
не выработано единых унифицированных норм, позволяющих незамедлительно и без проволочек
исполнять трансграничные взыскания. Как отмечает И. Уитдехаар, "сегодня не оспаривается, что все
государства - члены Совета Европы обязаны обеспечить, чтобы все, кто получил окончательное и
вступившее в законную силу судебное решение, имели реальный и осуществимый на практике шанс
исполнить его. Вследствие неисполнения или значительной задержки исполнения судебных решений,
права, на защиту которых направлена ст. 6 ЕКЧП, могут стать не имеющими силы и мнимыми" <396>.
Российская Федерация здесь также не является исключением. Между Россией и иными государствами
сегодня нет ни одного международного договора, унифицирующего порядок и условия фактического
исполнения иностранных исполнительных документов, что, конечно, отрицательным образом сказывается
на исполнении иностранных решений. По сути, сегодня законодательство не предоставляет никакой
возможности для возникновения и развития правоотношений между иностранным взыскателем и органом
принудительного исполнения. Фактически сначала возникают процессуальные отношения между судом и
взыскателем, которые могут впоследствии сублимироваться в исполнительные отношения, но только в том
случае, если суд произведет их верификацию.
-------------------------------<396> Исполнительное производство: традиции и реформы. С. 78.
§ 2. Предпосылки возникновения
исполнительных правоотношений
В юридической литературе существуют различные подходы к определению предпосылок
возникновения правоотношений. В зависимости от вида правоотношений в науке по-разному определяются
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 97 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
и предпосылки их возникновения. Так, для возникновения общего правоотношения, в основе которого
лежат конституционные права и обязанности, необходимо наличие субъекта права и правовой нормы,
причем правовой нормы, не конкретизирующей права и обязанности. А вот юридического факта
(юридических фактов) не требуется. Однако основными правоотношениями в правовой материи всегда
будут выступать конкретные правоотношения. Именно через конкретные правоотношения возникает и
развивается правовой процесс. Для возникновения конкретного правоотношения необходимы следующие
предпосылки: правосубъектность участников правоотношений, правовая норма и юридический факт (или
фактический состав). Т.Н. Радько в качестве предпосылок возникновения конкретного правоотношения
называет акт применения правовой нормы, наличие субъектов, фактический состав и норму права <397>.
Как представляется, такая предпосылка, как акт применения правовой нормы, есть не что иное, как
юридический факт в виде правового действия. Поэтому акт применения правовой нормы следует
рассматривать как разновидность юридического факта. К тому же акт применения правовой нормы не
всегда необходим для возникновения правоотношений (например, в отношениях, возникающих между
продавцом и покупателем на основании сделки). В публичных отраслях права, действительно, среди
оснований возникновения правоотношений необходимо наличие акта правоприменения, которое, как
указывалось выше, следует рассматривать как юридический факт. Мы также не разделяем позицию
вышеуказанного автора по поводу необходимости такой предпосылки, как наличие субъектов права.
Конкретное правоотношение может возникнуть только в том случае, если субъекты права не только
имеются, но и обладают право- и дееспособностью. Недееспособный или ограниченно дееспособный
гражданин поражен в правах, вследствие чего может вступать не во все правоотношения. Так, например, он
может вступать в правоотношения по поводу оказания ему психиатрической помощи, но не может вступать
в процессуальные или в исполнительные правоотношения. Качественность субъекта права безразлична в
так называемых длящихся правоотношениях, под которыми Н.Г. Александров понимает саму
правоспособность <398>. Правоспособность возникает от рождения независимо от качественного
состояния субъекта и прекращается со смертью.
-------------------------------<397> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 458.
<398> См.: Александров Н.Г. Законность и правоотношения в советском обществе. М., 1995. С. 134.
Исполнительные правоотношения, как и иные публичные правовые отношения, могут возникнуть,
если для этого имеются следующие предпосылки: юридический факт (факты), нормы исполнительного
права, правосубъектность участников правоотношений. В теории права обстоятельства, затрагивающие
общественные отношения, с точки зрения права подразделяются на юридически значимые, порождающие
юридические последствия, и юридически безразличные, которые не порождают каких-либо юридических
последствий.
Юридически значимые обстоятельства принято называть юридическими фактами. Иными словами,
юридические факты - это такие фактические обстоятельства, которые порождают права и обязанности
субъектов или, говоря по-другому, ведут к возникновению, изменению либо к прекращению
правоотношений. Следовательно, и для возникновения исполнительных правоотношений необходим
юридический факт или факты (фактический состав). В качестве таких юридических фактов будут выступать
действия суда и иных органов по выдаче исполнительных документов. При этом следует обратить
внимание, что к числу таких органов относится не только суд, но и другие как юрисдикционные, так и
неюрисдикционные органы (например, КТС). В большинстве таких случаев юридические факты в
исполнительных правоотношениях носят вторичный характер, ибо они наступают вслед за фактами
вынесения правообязывающих актов. Так, суд выдает, как правило, исполнительный лист только на
основании вынесенного прежде решения или определения суда. Но одного факта выдачи, к примеру,
исполнительного документа будет недостаточно для возникновения исполнительных правоотношений, так
как необходим еще и факт подачи взыскателем заявления в ФССП России с просьбой о принудительном
взыскании.
В учении о праве существуют различные классификации юридических фактов. Для возникновения, к
примеру, гражданских исполнительных правоотношений А.А. Максуров выделяет следующие юридические
факты:
- по последствиям: правообразующие юридические факты (например, вынесение постановления о
возбуждении исполнительного производства); правоизменяющие (например, вынесение постановления о
приостановлении
исполнительного
производства);
правопрекращающие
(например,
вынесение
постановления о прекращении исполнительного производства);
- по волевому признаку: события и деяния (действия и бездействие) <399>.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 98 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
-------------------------------<399> См.: Максуров А.А. Гражданское исполнительное право. М.: Экзамен, 2003. С. 181.
К событиям относятся те фактические жизненные обстоятельства, которые не зависят от воли и
сознания человека. Событием можно, например, признать смерть должника. Такое событие влечет
обязательность приостановления исполнительного производства, если допускается правопреемство, либо
прекращение исполнительного производства, если правопреемство не допускается (ст. 40 Закона об
исполнительном производстве). Смерть должника как событие влечет за собой изменение исполнительных
правоотношений.
Деяние также является фактом, но зависящим от воли людей. Деяния всегда имеют волевую
направленность и выступают в двух формах: активной (действия) и пассивной (бездействие). Действия в
исполнительном праве, в свою очередь, могут быть правоприменительными, праворазъясняющими,
правообязывающими, принудительными. Следует признать, что большинство действий судебного
пристава-исполнителя
по
принудительному
исполнению
исполнительного
документа
носят
правоприменительный характер (практически все действия судебного пристава-исполнителя,
урегулированные нормами отраслевого законодательства). Праворазъясняющими действиями следует
признать такие действия, посредством которых разъясняется смысл и порядок совершения
принудительных действий (например, когда суд в рамках исполнительного производства разъясняет
порядок исполнения решения суда (ст. 433 ГПК)). В исполнительном праве действия судебного
пристава-исполнителя могут быть и правообязывающими. Это такие действия, когда субъект
принудительного исполнения обязывает должника или иных лиц в исполнительном производстве к
исполнению своих обязательств. Принудительными действиями следует признать действия судебного
пристава-исполнителя, с помощью которых иные субъекты исполнительного производства и главным
образом должник не только обязываются к определенным действиям или бездействию, но и которые
позволяют судебному приставу-исполнителю самому применять меры принудительного исполнения
(например, входить без разрешения в жилые и нежилые помещения должника). Следует отметить, что в
отраслевом законе перечисляются только примерные исполнительные действия и меры принудительного
исполнения. В Законе сказано, что судебный пристав-исполнитель по своему усмотрению может совершать
и иные исполнительные действия и применять иные меры принудительного исполнения. Эти иные меры
принудительного исполнения и исполнительные действия не закреплены в нормах права. Реализуя их,
судебный пристав-исполнитель не применяет конкретную норму права, а руководствуется общими
принципами отрасли исполнительного права.
Действия в качестве юридического факта также могут быть правомерными и неправомерными.
Правомерные действия, в свою очередь, в исполнительном праве можно подразделить на юридические
акты и юридические поступки. Первые специально нацелены на возникновение, изменение и прекращение
правоотношений, например, вынесение постановления о возбуждении исполнительного производства,
иными словами, вынесение акта правоприменения. Примером юридического поступка является
предъявление исполнительного листа в ФССП России. Однако в приведенном примере мы сталкиваемся со
сложным юридическим составом, позволяющим нам говорить о том, что основанием возникновения
исполнительных правоотношений (возбуждение исполнительного производства) будет служить и
юридический поступок, и вынесение юридического акта. Что касается неправомерных действий, то такие
действия могут рассматриваться в качестве основания возникновения исполнительного правоотношения в
случае привлечения одного из субъектов правоотношений к юридической ответственности. Точно так же и
неправомерное бездействие может служить основанием для возникновения правоотношений в области
привлечения субъекта правоотношений к ответственности. Например, неисполнение должником
обязанности, указанной в исполнительном документе, является основанием для обращения судебного
пристава-исполнителя в суд с целью применения к такому должнику ареста до 15 суток.
Отдельно в качестве юридических фактов следует рассматривать сроки. Сроки в исполнительном
производстве могут выступать в качестве фактов-событий (например, истечение срока, предусмотренного
для предъявления исполнительного документа к исполнению (ст. 21 Закона об исполнительном
производстве)). В случае пропуска такого срока без уважительной причины взыскатель лишается права на
принудительное исполнение и, следовательно, исполнительные правоотношения не возникают. Сроки
могут быть и как факты-действия (например, отложение исполнительных действий, произведенное
судебным приставом-исполнителем в соответствии со ст. 38 Закона об исполнительном производстве).
Как указывалось выше, для возникновения исполнительного правоотношения необходим не один
юридический факт, а совокупность юридических фактов, что представляет собой сложный юридический
состав. Однако следует заметить, что из всех перечисленных оснований возникновения, изменения или
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 99 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
прекращения правоотношений в теории права основаниями возникновения, изменения или прекращения
исполнительных правоотношений будут являться только деяния (действия, бездействие). Так, например,
для того, чтобы возникло гражданское исполнительное правоотношение, необходимо, чтобы взыскатель
обратился с заявлением в ФССП России, а судебный пристав-исполнитель вынес постановление о
возбуждении исполнительного производства. В случае бездействия судебного пристава-исполнителя по
возбужденному исполнительному производству взыскатель может обжаловать такое бездействие старшему
судебного приставу, вследствие чего возникают правоотношения между взыскателем и старшим судебным
приставом. Факты события непосредственно не являются основаниями возникновения, изменения или
прекращения исполнительных правоотношений, как это имеет место в гражданском процессуальном праве.
События могут лишь служить поводом к возникновению, изменению или прекращению исполнительных
правоотношений. Для того чтобы исполнительное правоотношение возникло, обязательно должно быть
совершено действие после самого события. Например, смерть должника непосредственно не влияет на
исполнительные правоотношения. Для того чтобы исполнительное правоотношение изменилось, в данном
случае следует обратиться в суд с заявлением о правопреемстве. И только на основании судебного акта
произойдет замена правопредшественника правопреемником.
Помимо юридических фактов для возникновения исполнительных правоотношений необходимо
наличие норм исполнительного права. В теории права считается, что большинство правоотношений
возникает из потребностей жизнедеятельности людей, т.е. объективно, поскольку они основываются на
реальных жизненных потребностях. А государство берет на себя функции по регулированию данных
правоотношений <400>. Нормы исполнительного права, регулируя отдельные жизненные отношения,
придают им форму нормативности, в результате чего такие отношения становятся правоотношениями.
Особенностью норм исполнительного права является то, что многие из них содержатся в законодательстве
иных отраслей права, таких как: гражданское процессуальное, семейное, административное, бюджетное,
трудовое, арбитражное процессуальное, уголовно-исполнительное право и др. Поскольку исполнительное
право является полиисточниковой правовой материей, нормы исполнительного права содержатся не только
в законах, как это имеет место в гражданском процессуальном праве. Исполнительные правоотношения
могут возникать и на основании подзаконных нормативных актов (постановления Правительства РФ,
приказы Минюста России, ФССП России, указания Банка России и т.д.).
-------------------------------<400> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 439.
Третьей предпосылкой возникновения исполнительных правоотношений является правосубъектность
участников исполнительного процесса. Иными словами, для возникновения исполнительных
правоотношений необходимо, чтобы все субъекты обладали исполнительной правоспособностью и
дееспособностью, т.е. были правосубъектны.
Общеправовая позиция такова, что граждане обладают правоспособностью с момента рождения и
прекращается она в момент смерти. Данное правило существует независимо от той или иной отрасли
права. Однако в исполнительные правоотношения могут вступать лица, обладающие не только
правоспособностью, но и дееспособностью, т.е. способностью лично осуществлять свои права в
исполнительном производстве, поручать представлять интересы представителю, быть способными нести
юридическую ответственность. В соответствии со ст. 51 Закона об исполнительном производстве права и
обязанности несовершеннолетних в возрасте до 14 лет осуществляют в исполнительном производстве их
законные представители. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 16 лет, являющийся по
исполнительному документу взыскателем или должником, осуществляет свои права и исполняет
обязанности в исполнительном производстве в присутствии или с согласия в письменной форме своего
законного представителя или представителя органа опеки и попечительства. Несовершеннолетний в
возрасте от 16 до 18 лет осуществляет свои права и исполняет свои обязанности в исполнительном
производстве самостоятельно. Судебный пристав-исполнитель вправе в этом случае привлечь для участия
в исполнительном производстве законного представителя или представителя органа опеки и
попечительства, но не обязан. Несовершеннолетний, имеющий полную дееспособность (приобретенную в
результате эмансипации), осуществляет свои права и исполняет обязанности самостоятельно. Как видно из
названной статьи, полная дееспособность в исполнительном производстве наступает с 16 лет, что
значительно раньше наступления дееспособности в гражданском процессе и в гражданском праве. В
гражданском процессе в соответствии со ст. 37 ГПК полная дееспособность наступает с 18 лет. В
гражданском праве в соответствии со ст. 21 ГК полная дееспособность наступает также с 18 лет. В
уголовно-исполнительные правоотношения субъект может вступать уже с 14 лет, т.е. с этого момента он
становится полностью право- и дееспособным.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 100 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
В юридической литературе предпосылки возникновения, изменения и прекращения правоотношений
иногда именуют основаниями возникновения и прекращения правоотношений. По этому поводу И.Н.
Сенякин замечает, что "к элементам общественных отношений относятся субъекты, объекты, содержание и
основания их возникновения и прекращения" <401>. Таким образом, предпосылки являются структурным
элементом любого правоотношения, а правовое регулирование призвано определить элементы
правоотношений и тем самым придать им юридическую форму <402>.
-------------------------------<401> Сенякин И.Н. Предмет и метод правового регулирования как критерий деления права на
отрасли и институты // Общая теория государства и права: акад. курс: В 2 т. М., 1998. Т. 2. С. 234.
<402> См.: Ткаченко Ю.Г. Методологические вопросы теории правоотношений. М., 1980. С. 44.
Следовательно,
рассматривая
вопрос
о
предпосылках
возникновения
исполнительных
правоотношений, нельзя обойти вниманием и вопрос о юридических формах правоотношений.
Исполнительные правоотношения, как и любые иные правоотношения, имеют свою самостоятельную
форму как единство внешнего выражения и содержания элементов. Следует отметить, что само понятие
формы как в философии, так и в юриспруденции многозначно. В философии под формой понимается
способ внешнего выражения содержания. Под формой также можно понимать относительно устойчивые
связи элементов содержания в их взаимодействии друг с другом. Форма и содержание всегда существуют
неразрывно, хотя в науке еще со времен греческих мыслителей была полемика о том, что первично форма или содержание. Неслучайно римские юристы придавали юридической форме важное значение,
отмечая forma legalis est essentialis, т.е. "юридическая форма есть существенная форма".
Понятию формы в правоведении и сегодня уделяется очень большое значение. Как нам
представляется, можно выделить внутреннюю и внешнюю форму любого правоотношения, в том числе и
исполнительного. Под внешней формой правоотношения следует понимать форму внешнего выражения
отношений, а это есть те правовые акты, в которых проявляются и закрепляются права и обязанности, а
также действия субъектов правоотношений. Внешняя форма исполнительных правоотношений отличается
от внешней формы процессуальных отношений. По нашему мнению, внешней формой процессуальных
правоотношений всегда будут являться только нормативные акты в виде законов. Внешней формой
исполнительных правоотношений, помимо нормативных актов (среди которых можно выделить как законы,
так и подзаконные акты), будут являться и исполнительные документы, в которых закрепляются меры по
осуществлению принудительного исполнения, а также способы осуществления этих мер. Внутренняя
форма исполнительного правоотношения - это способ организации внутренней связи отдельных элементов
содержания исполнительного производства и в целом процесса по реализации правоприменительных
актов. Поскольку исполнительное право представляет собой самостоятельную отрасль права, внутренняя
форма правоотношений также будет индивидуальной. Только при строгом соблюдении исполнительной
формы должно проходить исполнительное производство. Именно благодаря внутренней форме происходит
возбуждение исполнительного производства, в дальнейшем идет стадийное развитие исполнительного
производства, упорядочивается процедура совершения исполнительных действий и мер принудительного
исполнения, закрепляются результаты, осуществляется контроль в исполнительном производстве,
реализуется защита прав взыскателя и иных лиц в исполнительном производстве, происходит привлечение
к ответственности субъектов исполнительных правоотношений.
Возникнув, любое исполнительное правоотношение имеет как внешнюю, так и внутреннюю форму,
которые существуют неразрывно, во взаимосвязи друг с другом. Совокупность внешней и внутренней форм
образует собой исполнительную форму правоотношений. Исполнительная форма, в свою очередь,
разделяется на юридическую и фактическую. Иногда эти формы совпадают, а иногда значительно
расходятся. Юридическая форма закреплена в нормах действующего права. Например, в нормах
отраслевого законодательства закреплена форма привлечения лица к административной ответственности.
Однако в процессе правоприменительной деятельности в исполнительном производстве неизбежно
складываются свои определенные правила, принципы, порядок осуществления отдельных исполнительных
действий и мер принудительного исполнения, не закрепленных в законе, т.е. формируется своя
фактическая система процедурных требований к исполнительному производству, а это означает, что
складывается фактическая исполнительная форма. Несмотря на то что фактическая форма еще не
закреплена в нормах права, благодаря ей проявляется целостность всего процесса, восполняются пробелы
в праве. Так, благодаря фактической исполнительной форме в исполнительном производстве появляются
новые меры принудительного исполнения. Сначала в отдельных регионах страны судебными
приставами-исполнителями в тестовом режиме отрабатываются те или иные меры принудительного
исполнения, и только потом, если они оказались результативными, данные меры закрепляются в нормах
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 101 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
права, приобретая юридическую форму. Именно данным образом закреплялась в законе такая мера
принудительного исполнения, как ограничения на выезд должника за пределы Российской Федерации. В
настоящее время судебные приставы-исполнители отрабатывают иные фактические исполнительные
формы, с тем чтобы в дальнейшем закрепить их в нормах позитивного права. Например, в соответствии с
внесенными изменениями в Закон об исполнительном производстве (ред. от 06.12.2011) функции
реадимиссии от полиции переходят к судебным приставам-исполнителям. В Законе не содержится норм,
подробно регулирующих новые правоотношения между судебным приставом-исполнителем, с одной
стороны, и лицом подлежащем реадимиссии - с другой. Таким образом, после 1 января 2012 г. в
исполнительном праве начинает складываться фактическая исполнительная форма новых
правоотношений.
В юридической литературе также имеется утверждение о том, что исполнительное производство
можно рассматривать как самостоятельную процессуальную отрасль права - исполнительное
процессуальное право, предмет правового регулирования которого составляют процессуальные
отношения, складывающиеся по поводу исполнительной деятельности судебного пристава-исполнителя,
других органов исполнения, облеченные в особую процессуальную форму <403>. Исходя из "широкого"
понимания юридического процесса, исследователи, разделяющие такую позицию, обосновывают наличие
так называемой исполнительной процессуальной формы. Под ней они понимают определенную
законодательством об исполнительном производстве систему гарантий, порядок принудительного
исполнения судебных актов судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также актов других органов,
которым при осуществлении установленных законом полномочий предоставлено право возлагать на
граждан, организации или бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам,
организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершению в
их пользу определенных действий (воздержанию от них) <404>.
-------------------------------<403> См.: Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в
исполнительном производстве. С. 8.
<404> См.: Там же.
Полагаем, термин "исполнительная процессуальная форма" отражает сущность и специфику
правоотношений, возникающих не только в процессе исполнения решений судов общей юрисдикции и
арбитражных судов. Определенный научный опыт в отношении исследования исполнительной
процессуальной формы уже накоплен <405>. Например, Н.А. Рассахатская указывает на различия между
гражданской процессуальной формой и исполнительной процессуальной формой, в которой (в отличие от
первой) отсутствуют последовательность совершения действий и их системность <406>. Ученые выделяют
такие признаки исполнительной процессуальной формы <407>: нормативность, непререкаемость,
системность и универсальность исполнительной процессуальной формы; обязательность, системность,
всеобщность <408>.
-------------------------------<405> См.: Авякян А.В. Исполнительная процессуальная форма в исполнительном праве Республики
Армения // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. N 9. С. 12.
<406> См.: Рассахатская Н.А. Гражданская процессуальная форма : Учебное пособие. Саратов, 1998.
С. 84.
<407> См.: Валеев Д.Х. Процессуальные гарантии прав граждан и организаций в исполнительном
производстве. С. 9 - 13.
<408> См.: Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции. Саратов:
Изд-во Сарат. гос. акад. права, 2002. С. 86 - 92.
Как считает А.В. Авякян, исполнительная процессуальная форма соответствует понятию
процессуальной формы и стоит в одном ряду с гражданской процессуальной формой,
уголовно-процессуальной формой и т.д., имея при этом свое собственное своеобразие, связанное с
особенностями регулируемых исполнительных правоотношений и метода такого регулирования, что и
выделяет, в частности, исполнительное право в число самостоятельных отраслей права <409>. Основное
значение исполнительной процессуальной формы заключается, по мнению этого автора, в следующем
<410>. Во-первых, она выступает в качестве гарантии реализации прав всех без исключения участников
исполнительного производства, закрепляя детальный порядок их реализации и определяя
последовательность, сроки совершения предусмотренных действий в рамках исполнительного
производства.
Во-вторых,
исполнительная
процессуальная
форма
гарантирует
участникам
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 102 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
исполнительного производства возможность защиты своих прав и законных интересов. Несоблюдение
исполнительной процессуальной формы влечет последствия, предусмотренные в действующем
исполнительном законодательстве. В-третьих, исполнительная процессуальная форма призвана по
возможности оградить участников исполнительного производства, прежде всего "принудительного
исполнителя" и стороны исполнительного производства, от необходимости разрешения сугубо
процессуальных вопросов, которые возникают при осуществлении исполнительских действий. У участников
исполнительного производства нет необходимости постоянно обращаться к вопросам, следует ли считать
фактически выполненные сторонами и иными участниками исполнительного производства действия
исполнением предписанных в исполнительном листе обязанностей; является ли то или иное действие
участника реализацией его прав либо выходит за рамки полномочий, предоставленных ему действующим
законодательством в сфере принудительного исполнения; соблюдены ли сроки при совершении
исполнительных действий <411>. Установление порядка совершения действий участниками
исполнительного производства, его детальность и разработанность, наличие способов и мер реагирования
принудительного исполнителя на нарушения данного порядка позволяет, как отмечает А.В. Авякян, снять
вышеуказанные вопросы в рамках исполнительного производства <412>.
-------------------------------<409> См.: Авякян А.В. Указ. соч. С. 12 - 13.
<410> См.: Там же.
<411> См.: Авякян А.В. Указ. соч. С. 12 - 13.
<412> См.: Там же.
Таким образом, исполнительная процессуальная форма дает возможность в первую очередь
"принудительному исполнителю" сконцентрировать все свое внимание на выполнении действий, связанных
с реализацией основной цели исполнительного производства - принудительного исполнения указанных в
исполнительном листе действий <413>. Остальным субъектам исполнительных правоотношений
исполнительная процессуальная форма позволяет увидеть перспективу их дальнейшего участия в
исполнительном производстве, варианты своих возможных действий и действий иных участников, если они
установлены действующим исполнительным законодательством; возможные негативные последствия
несоблюдения исполнительной процессуальной формы, которые могут выражаться в том числе и в
применении в отношении них различных мер ответственности <414>.
-------------------------------<413> См.: Там же.
<414> См.: Авякян А.В. Указ. соч. С. 12 - 13.
Заметим, что в трудах по теории права используются и термин "процессуальная форма", и термин
"процессуальная форма защиты". Под первым ученые понимают установленный нормативным правовым
актом, соглашением сторон порядок деятельности участников процесса, направленной на достижение
определенного материально-правового результата; под вторым - установленный нормативным правовым
актом, соглашением сторон порядок деятельности управомоченных лиц либо компетентных органов,
направленной на устранение причин, препятствующих осуществлению прав, восстановление нарушенных
прав и охраняемых законом интересов, а также на устранение спорности отношений и применение в
необходимых случаях государственно-правового принуждения посредством использования определенных
средств и способов защиты прав, охраняемых законом интересов <415>. Таким образом, правоотношения,
помимо предпосылок их возникновения (отправная точка правоотношений), всегда должны быть
ориентированы на охраняемый законный интерес (тот конечный результат, к которому они ведут). В теории
правоотношений, как нам представляется, исследование предпосылок всегда должно идти совместно с
исследованием их охраняемого законного интереса.
-------------------------------<415> См.: Канюкаева А.Р. Указ. соч. С. 10.
По мнению А.Р. Канюкаевой, охраняемый законом интерес в качестве объекта защиты представляет
собой единство объективного и субъективного начал <416>. Интерес в качестве правовой категории
формируется под влиянием объективных факторов общественного развития: социального, экономического,
политического и пр. В сознании же отдельного индивида рассматриваемая категория приобретает
субъективную направленность, поскольку восприятие необходимости реализации интереса, обращения за
его защитой в случае нарушения зависит от понимания субъектом, насколько ему интересно получение
того или иного социального блага, что, в свою очередь, зависит от уровня развития индивида, его
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 103 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
социально-экономического положения в обществе, правосознания.
-------------------------------<416> См.: Там же.
На основании изложенного полагаем возможным обосновать утверждение о том, что термин
"исполнительная процессуальная форма" отражает сущность и специфику правоотношений, возникающих
не только в процессе исполнения решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов. В
исполнительной процессуальной форме возникают и существуют любые исполнительные правоотношения
между субъектом принудительного исполнения и всеми иными субъектами по поводу исполнения
правоприменительного акта. Только в рамках исполнительной процессуальной формы может быть
осуществлена в перспективе комплексная кодификация арбитражного исполнительного, гражданского
исполнительного законодательства, законодательства, регулирующего порядок исполнения актов
юрисдикционных и неюрисдикционных органов. Развитие и совершенствование данной формы
предполагает наличие системы гарантий ее эффективной реализации, в числе которых главная роль
должна отводиться институту юридической ответственности за нарушение прав и свобод человека и
гражданина, законных интересов общества и государства в процессе исполнения судебных актов.
§ 3. Специфика и структура исполнительных правоотношений
Прежде чем перейти к рассмотрению специфики исполнительных правоотношений, хотелось бы
обратить внимание на слова В.И. Синайского о том, что в основе правоотношения лежит идея
удовлетворения какой-либо жизненной потребности и интереса <417>. Поэтому формирование, развитие и
содержание отраслей права, а вместе с ними и их предмета (правоотношений) должно определяться через
призму интересов людей.
-------------------------------<417> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2002. С. 54.
Многими авторами исполнительные правоотношения отождествляются с гражданскими
процессуальными отношениями, которые возникают на завершающей стадии гражданского процесса, с
возможностью исполнения в нем административных и уголовных актов <418>. Как нам представляется,
такое эклектическое смешение разнородных по своей сути правоотношений может привести к стиранию
границ между отраслями права и хаотическому строению правовой материи. На наш взгляд,
исполнительные правоотношения есть самостоятельная группа качественно однородных правоотношений,
возникающих между субъектами права на стадии фактического исполнения правоприменительного акта.
Характеризуясь качественной однородностью, все исполнительные правоотношения делятся на четыре
большие группы в соответствии с подотраслями исполнительного права. Сегодня совершенно определенно
можно утверждать, что исполнительные правоотношения не являются по своей сути гражданскими
процессуальными отношениями, поскольку они не возникают между истцом и ответчиком по поводу
установления истины по делу, защиты субъективного права или охраняемого законом интереса.
Исполнительные правоотношения возникают тогда, когда спора о праве нет или уже нет. Возникают они по
поводу фактического восстановления права лица, у которого оно было нарушено прежде. В гражданском,
арбитражном, уголовном, административном процессе происходит восстановление нарушенного права
де-юре, т.е. номинальное восстановление нарушенного права. Исполнительное право и, следовательно,
исполнительные правоотношения всегда направлены на фактическое восстановление нарушенного права
(де-факто).
-------------------------------<418> Ярков В.В., Абушенко Д.Б. Указ. соч.; Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть; Деготь
Е.А. Исполнительный процесс; Чухвичев Д.В. Указ. соч.
Специфика исполнительных правоотношений проявляется в их структуре.
В науке о праве существует мнение, что структура правоотношений представляет собой совокупность
ее элементов, первооснов, без взаимодействия которых друг с другом правоотношение существовать не
может. Как и в любых иных правоотношениях, в исполнительных правоотношениях выделяют: субъект;
объект; содержание, которое, в свою очередь, состоит из субъективных прав и субъективных обязанностей;
оснований возникновения и прекращения правоотношений. Некоторые авторы, например М.М. Агарков,
С.Н. Братусь и С.С. Алексеев, выделяют в структуре правоотношения дополнительно еще и фактическое
содержание, под которым понимается поведение участников правоотношений. Нами в настоящем
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 104 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
параграфе сделана попытка охарактеризовать субъект, объект и содержание исполнительных
правоотношений. Основания возникновения правоотношений были рассмотрены в предыдущем параграфе.
Со времен Средневековья в Европе, а в некоторых странах и по настоящее время (США) субъектами
правоотношений признаются животные и даже неодушевленные предметы <419>. Тем не менее в
юридической науке давно идет полемика по поводу того, кто или что является субъектом правоотношений.
С.Ф. Кечекьян в своей работе "Правоотношения в социалистическом обществе" разделил всех субъектов на
две категории: индивидуальные и коллективные <420>. В последующем С.С. Алексеев предложил
разделить всех субъектов правоотношений на три вида: индивидуальные, коллективные и общественные
организации <421>, хотя, как нам представляется, коллективный субъект и общественные организации суть
один и тот же субъект и нет никакой теоретической и практической пользы в их разделении. С.А. Комаров в
своих научных трудах делил всех субъектов: на физические и юридические лица, государство, субъекты
федерации и муниципальные образования <422>. А.В. Мицкевич предлагал делить всех субъектов
правоотношений на граждан и организации <423>. Как видно, к субъектам правоотношений обращали свое
внимание многие исследователи права.
-------------------------------<419> См.: Фрезер Дж.Дж. Фольклор в Ветхом Завете. М.: Изд-во полит. лит., 1985. С. 444.
<420> См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. М.: Изд-во АН СССР, 1958.
С. 91.
<421> См.: Алексеев С.С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 147.
<422> См.: Комаров С.А. Общая теория государства и права. М.: Юрайт, 1998. С. 295.
<423> См.: Мицкевич А.В. Субъекты советского права. М.: Гос. изд-во юрид. лит., 1962. С. 35.
Каждая из приведенных научных позиций имеет как положительную сторону, так и отрицательную. В
формулировке, предложенной С.Ф. Кечекьяном, из сферы субъектов правоотношений исключаются
государство, субъект федерации и муниципальные образования, поскольку они в силу своего положения не
подпадают под определение коллективного субъекта. Государство и субъекты федерации всегда
представляют собой моносубъекты. Но их также нельзя отнести и к индивидуальным субъектам, поскольку
функции государства и субъекта федерации распределены между различными органами, которые от лица
государства или субъекта занимаются самостоятельно правоприменением. Из круга субъектов,
предложенных С.А. Комаровым, исключены такие, как предприниматель без образования юридического
лица и другие субъекты гражданских правоотношений без образования юридического лица. Формулировка,
предложенная А.В. Мицкевичем, также не охватывает всего круга субъектов правоотношений.
Как нам представляется, субъектов исполнительных правоотношений следует разделить на
следующие видовые группы: индивидуальный, коллективный, государство в лице его органов, субъекты
федерации в лице их органов, муниципальные образования в лице их органов, иностранный субъект. При
этом каждый из вышеперечисленных субъектов может быть, к примеру, как взыскателем, так и должником.
Государство, кроме того, выступает властным субъектом исполнительных правоотношений в лице ФССП
России.
Именно
государство,
используя
аппарат
принуждения,
занимается
фактическим
правовосстановлением. Как видим, субъект исполнительных правоотношений неоднороден. Это
обусловливается спецификой самой деятельности субъектов, разнообразием исполнительных
правоотношений.
Но одно можно сказать определенно точно: основным и обязательным субъектом гражданских
исполнительных правоотношений является государство в лице ФССП России. Судебный
пристав-исполнитель также является сегодня основным субъектом в административных исполнительных,
арбитражных исполнительных, уголовно-исполнительных правоотношениях. Следовательно, это
центральная фигура, главный субъект исполнительных правоотношений, с которой связаны любые
юридические действия иных субъектов исполнительных правоотношений.
Судебный пристав-исполнитель как должностное лицо службы судебных приставов является
представителем государства, которого последнее уполномочило на осуществление от своего имени
действий по принудительному исполнению требований исполнительных документов юрисдикционных и
неюрисдикционных органов.
Судебный пристав-исполнитель имеет властные полномочия, которые состоят, в свою очередь, из
обязанностей и прав. В соответствии со ст. 5 Закона об исполнительном производстве полномочия
судебных приставов-исполнителей определяются данным Законом, Законом о судебных приставах и иными
федеральными законами.
В Законе об исполнительном производстве полномочия судебного пристава-исполнителя определены
в зависимости от стадий исполнительного производства. Так, например, в силу ст. 30 вышеуказанного
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 105 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
Закона одновременно с возбуждением исполнительного производства судебный пристав-исполнитель
определяет должнику срок добровольного исполнения, который не может превышать пяти дней со дня
получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства. Следует заметить, что
в прежнем Законе об исполнительном производстве (от 21.07.1997 N 119-ФЗ) срок для добровольного
исполнения составлял также пять дней, но исчислялся он со дня вынесения постановления о возбуждении
исполнительного производства. Нетрудно догадаться, к чему такое положение Закона приводило на
практике. Оно порождало заслуженную критику как со стороны ученых, так и со стороны должников, права
которых повсеместно нарушались.
Помимо прав Законом определены и обязанности судебного пристава-исполнителя. Например, на
основании все той же ст. 30 вышеупомянутого Закона судебный пристав-исполнитель обязан принять к
исполнению исполнительный документ от суда или другого органа, его выдавшего, либо взыскателя и
возбудить исполнительное производство, если не истек срок предъявления исполнительного документа к
исполнению и данный документ соответствует требованиям ст. 13 этого Закона.
В полном объеме права и обязанности судебного пристава-исполнителя сформулированы в Законе о
судебных приставах. Так, в соответствии со ст. 12 Закона в процессе принудительного исполнения
судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом об исполнительном производстве,
судебный пристав-исполнитель: принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению
исполнительных документов; предоставляет сторонам исполнительного производства или их
представителям возможность знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них
выписки, снимать с них копии; рассматривает заявления сторон по поводу исполнительного производства и
их ходатайства; выносит соответствующие постановления; разъясняет сроки и порядок их обжалования;
обязан взять самоотвод, если он заинтересован в ходе исполнительного производства либо имеются иные
обстоятельства, вызывающие сомнения в его беспристрастности.
При этом судебный пристав-исполнитель имеет право: получать при совершении исполнительных
действий необходимую информацию, объяснения сторон, справки; проводить у работодателей проверку
исполнения исполнительных документов на работающих у них должников и ведения финансовой
документации по исполнению указанных документов; давать гражданам и организациям, участвующим в
исполнительном производстве, поручения по вопросам совершения конкретных исполнительных действий;
входить в помещения и хранилища, занимаемые должниками или принадлежащие им; производить
осмотры указанных помещений и хранилищ, при необходимости вскрывать их, на основании определения
соответствующего суда совершать указанные действия в отношении помещений и хранилищ, занимаемых
другими лицами или принадлежащих им; арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать
арестованное имущество, за исключением имущества, изъятого из оборота в соответствии с законом;
налагать арест на денежные средства и иные ценности должника, находящиеся на счетах, во вкладах или
на хранении в банках и иных кредитных организациях, в размере, указанном в исполнительном документе;
использовать нежилые помещения при согласии собственника-помещения для временного хранения
изъятого имущества; возлагать на соответствующих лиц обязанность по его хранению; в случае неясности
требований, содержащихся в исполнительном документе, на основании которого совершаются
исполнительные действия, просить суд или другой орган, выдавший исполнительный документ, о
разъяснении порядка его исполнения; объявлять розыск должника, его имущества или розыск ребенка;
вызывать граждан и должностных лиц по исполнительным документам, находящимся в производстве;
совершать иные действия, предусмотренные Законом об исполнительном производстве.
Таким образом, правомочиям судебного пристава-исполнителя корреспондируют его обязанности,
исполнение которых неизбежно преследует две цели: своевременное и полное исполнение требований
исполнительного документа, а также соблюдение прав и охраняемых законом интересов сторон и других
участников исполнительного производства при осуществлении принудительного исполнения.
Однако, рассматривая правовое положение судебного пристава-исполнителя, нельзя обойти
вниманием и те недостатки, которые, по нашему мнению, имеются в действующем законодательстве.
Во-первых, сегодня закон не предъявляет к кандидату на должность судебного пристава практически
никаких требований, кроме возрастного ценза в 21 год. Между тем законодательство стран западной
Европы и США требуют для судебного пристава обязательного обладания степенью магистра по праву. И
это вполне оправданно. Трудно себе представить, что люди со средним (школьным) образованием смогут
эффективно заниматься правоприменительной практикой. В большинстве европейских стран имеются
специальные высшие учебные заведения для подготовки приставов. После получения степени магистра
кандидат на должность судебного пристава-исполнителя в обязательном порядке должен пройти
двухгодичный курс стажировки, а уже после него сдать сложный экзамен. Как отмечает М. Шардон, экзамен
успешно сдают только 25 - 30% претендентов <424>. Автор настоящей монографии также не раз указывал в
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 106 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
своих научных статьях о необходимости предъявления к судебным приставам-исполнителям при
назначении на должность более строгих требований. И только 6 декабря 2011 г. Президентом РФ был
подписан Закон об изменении существующего положения с назначением на должность судебных
приставов-исполнителей. К претенденту на данную должность будет предъявляться дополнительное
требование, а именно обладание квалификацией юриста или экономиста. Однако радоваться здесь пока
нечему. Данные изменения в закон вступят в силу только через три года.
-------------------------------<424> См.: Шардон М. Подготовка судебных исполнителей во Франции // Исполнительное
производство: традиции и реформы. С. 187.
Другим важным субъектом гражданского исполнительного правоотношения является суд. Следует
заметить, что суд не всегда участвует в исполнительном производстве, но роль его в исполнительном
производстве значительна. Свои полномочия в рамках исполнительного производства судебные органы
осуществляют в соответствии с Законом об исполнительном производстве, а также на основании
гражданского и арбитражного процессуального законодательства. Например, согласно ст. 23 Закона об
исполнительном производстве взыскатель, пропустивший срок предъявления исполнительного листа или
судебного приказа к исполнению, вправе обратиться с заявлением о восстановлении пропущенного срока в
суд, принявший соответствующий судебный акт, или, следуя ч. 1 ст. 39 указанного Закона, суд обязан
приостановить исполнительное производство, или в силу ч. 2 ст. 39 того же Закона суд обязан рассмотреть
вопрос о приостановлении исполнительного производства. Суд также вправе рассматривать жалобы на
действия или бездействие судебного пристава-исполнителя. Таким образом, суд только в случаях,
указанных в законе, может быть одним из субъектов исполнительных правоотношений.
К ключевым субъектам гражданского исполнительного правоотношения относятся также лица,
участвующие в исполнительном производстве. В силу закона к лицам, участвующим в исполнительном
производстве, прежде всего следует отнести стороны исполнительного производства, которыми являются
взыскатель и должник. Стороны исполнительного производства почти во всех случаях определяются
формально, т.е. они должны быть прямо и однозначно указаны в исполнительном документе.
В соответствии со ст. 49 Закона об исполнительном производстве взыскателем является гражданин
или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ. Должником является
гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия
(передать денежные средства или иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты,
предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения.
В исполнительном производстве могут участвовать несколько взыскателей или должников. Каждый из
них по отношению к другой стороне участвует в исполнительном производстве самостоятельно или может
поручить участие в исполнительном производстве одному из соучастников. Взыскатель - субъект
исполнительных правоотношений, в чью пользу осуществляется принудительное исполнение. Он наиболее
заинтересованный в результате исполнительного производства субъект, так как удовлетворение его той
или иной потребности прямо зависит от своевременного, полного и правильного исполнения требований
исполнительного документа.
Должник также заинтересован в ходе исполнительного производства, но у него есть свой собственный
интерес, который заключается в том, чтобы скрыть собственное имущество от принудительного взыскания
либо иным образом воспрепятствовать осуществлению исполнения. Закон также предоставляет должнику
право указать на те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую
очередь, однако окончательно очередность обращения взыскания на денежные средства и иное имущество
должника определяется все же судебным приставом-исполнителем.
Для понимания правового статуса взыскателя и должника необходимо также разрешить вопросы
исполнительской правосубъектности. Правосубъектность не является естественным свойством человека, а
определяется всегда нормами права, т.е. имеет нормативный характер. В каждой отрасли права
существует своя отраслевая правосубъектность. Отметим, что исполнительную правосубъектность не
следует отождествлять с гражданской, гражданской процессуальной или уголовной правосубъектностью,
хотя у них и имеются многие схожие черты. Исполнительная правосубъектность - это способность граждан
и организаций быть участниками гражданских исполнительных правоотношений, иными словами, быть
носителями субъективных исполнительных прав, осуществлять обязанности в исполнительном
производстве. Исполнительная правосубъектность закреплена в ст. 51 Закона об исполнительном
производстве. В силу ст. 53 вышеуказанного Закона граждане могут участвовать в исполнительном
производстве самостоятельно или через представителей. Личное участие гражданина в исполнительном
производстве не лишает его права иметь представителя. Если по исполнительному документу на должника
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 107 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
возложены обязанности, которые он может исполнить только лично, то при их исполнении должник не
вправе действовать через представителя. Участие организаций в исполнительном производстве всегда
осуществляется через их органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочий,
предоставленных им законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными
документами, либо через представителей указанных органов и должностных лиц. Лица, представляющие
организацию, обязаны иметь документы, подтверждающие их должностное положение и полномочия. Как
правило, полномочия представителя должны быть подтверждены доверенностью, выданной и
оформленной в соответствии с федеральным законом. Представитель, участвующий в исполнительном
производстве, имеет право на совершение от имени представляемого всех действий, связанных с
исполнительным производством. В доверенности, выдаваемой представляемым, должны быть специально
оговорены полномочия представителя на совершение следующих действий: предъявление и отзыв
исполнительного документа; передача полномочий другому лицу (передоверие); обжалование
постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя; получение присужденного
имущества (в том числе денег); отказ от взыскания; заключение мирового соглашения.
Однако следует обратить внимание, что не любое лицо может быть представителем в
исполнительных правоотношениях. В соответствии с законом, представителями в исполнительном
производстве не могут быть лица моложе 18 лет или состоящие под опекой или попечительством. Судьи,
следователи, прокуроры, работники ФССП России и аппарата суда также не могут быть представителями в
исполнительном производстве. Данное правило не распространяется на случаи, когда указанные лица
участвуют в исполнительном производстве в качестве уполномоченных соответствующих судов, органов
прокуратуры или законных представителей.
Субъектом исполнительных правоотношений может быть также и законный представитель. Он
представляет в исполнительном производстве интересы недееспособных граждан и граждан, ограниченных
в дееспособности. Такими законными представителями могут быть родители, усыновители, опекуны или
попечители, которые должны представить документы, удостоверяющие их полномочия. Например, для
родителей такими документами будут являться свидетельство о рождении ребенка и паспорт. Законные
представители совершают от имени представляемых все действия, право на совершение которых
принадлежит представляемым.
В исполнительных правоотношениях, в которых должен участвовать гражданин, признанный в
установленном порядке безвестно отсутствующим, в качестве его представителя выступают лица, которым
передано в управление имущество безвестно отсутствующего и которые назначены представителями в
порядке, установленном гражданским законодательством РФ. Законные представители могут поручить
участие в исполнительном производстве другому лицу, выбранному ими в качестве представителя.
Закон об исполнительном производстве по-иному, чем это указано в ГПК и АПК, регулирует вопросы
наделения адвоката полномочиями. И здесь мы видим коллизию права, которая до настоящего времени не
устранена. Так, адвокат, представляя интересы доверителя в исполнительном производстве, должен
представить доверенность, а не ордер, как в гражданском процессе (ч. 5 ст. 54 Закона об исполнительном
производстве). Кроме того, данное положение того же Закона противоречит и Федеральному закону "Об
адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в котором сказано, что полномочия
адвоката удостоверяются представленным ордером.
В исполнительных правоотношениях также может участвовать правопреемник. В случае выбытия
одной из сторон (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод
долга) судебный пристав-исполнитель обязан на основании судебного акта, акта другого органа произвести
замену правопредшественника правопреемником. Для правопреемника все действия, совершенные до его
вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были бы обязательны
для стороны, которую правопреемник заменил, т.е. правопредшественника.
Главным существенным отличием стороны исполнительных правоотношений от иных субъектов
является то, что последние только лишь способствуют осуществлению принудительного исполнения. Все
субъекты, кроме сторон, не имеют собственного интереса в исполнительном процессе: не получают
материальных и иных выгод. Тем не менее "иные субъекты" могут вступать в исполнительные
правоотношения, но их участие, как правило, факультативно. Сказанное не означает, однако, полного
отсутствия у других субъектов интереса в результате исполнительного производства и их пассивной роли в
исполнительном процессе. Например, в соответствии с п. 5 ст. 70 Закона об исполнительном производстве
банк или иная кредитная организация, осуществляющие обслуживание счетов должника, в трехдневный
срок со дня получения исполнительного документа от взыскателя или судебного пристава-исполнителя
исполняют содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо
делают отметку о полном или частичном неисполнении указанных требований в связи с отсутствием на
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 108 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя. При этом
неисполнение указанных требований является основанием для наложения судом общей юрисдикции или
арбитражным судом на банк или иную кредитную организацию штрафа в порядке и размере, определенных
федеральным законом. Таким образом, помимо судебного пристава-исполнителя эти лица в соответствии с
п. 2 ст. 48 вышеуказанного Закона образуют самостоятельную группу субъектов исполнительных
правоотношений. По мнению автора, к субъектам, принудительно исполняющим требования
исполнительных документов, относятся, помимо пристава-исполнителя, банки и любая иная кредитная
организация, регистрирующий орган (ГИБДД, инспекция по маломерным судам, Росреестр, пограничные
органы).
В соответствии с п. 3 ст. 48 Закона об исполнительном производстве существует и еще одна группа
субъектов исполнительных правоотношений. Законодатель их называет "иные лица, содействующие
исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе". Это так называемая
факультативная группа. К данной группе субъектов относятся те субъекты исполнительных
правоотношений, которые могут появиться (а могут и не появиться) в конкретном исполнительном
производстве в зависимости от характера требований исполнительного документа, способа
принудительного исполнения, действий судебного пристава-исполнителя и т.п. Например, судебный
пристав-исполнитель с целью установления наличия у должника имущества вправе получить объяснения
родственников последнего, в связи с чем они также становятся субъектами конкретного исполнительного
правоотношения.
К "иным лицам" можно отнести переводчика. Лицу, которому необходимы услуги переводчика,
предоставляется срок для его приглашения. В случае если указанное лицо не обеспечит участие
переводчика в установленный судебным приставом-исполнителем срок, переводчик может быть назначен
постановлением судебного пристава-исполнителя. Переводчик имеет право на вознаграждение за
выполненную работу. Выплаченное ему вознаграждение относится к расходам по совершению
исполнительных действий. Пункт 5 ст. 58 Закона об исполнительном производстве носит бланкетный
характер и определяет, что в случае заведомо неправильного перевода переводчик несет ответственность
в соответствии с законодательством РФ. Однако следует заметить, что действующим законодательством
РФ в настоящий момент не предусмотрена ответственность переводчика за заведомо неправильный
перевод в исполнительном производстве, что, несомненно, является пробелом действующего
законодательства, требующим устранения.
Также субъектами исполнительных правоотношений могут быть и понятые. Присутствие понятых
обязательно при совершении исполнительных действий, связанных со вскрытием нежилых помещений и
хранилищ, занимаемых должником или другими лицами либо принадлежащих должнику или другим лицам;
осмотром; арестом; изъятием и передачей имущества должника; вскрытием жилых помещений. В других
случаях понятые приглашаются по усмотрению судебного пристава-исполнителя (ст. 59 Закона). Законом
предусмотрены конкретные требования, предъявляемые к понятым. Так, в качестве них могут быть
приглашены любые дееспособные граждане, достигшие возраста 18 лет, не заинтересованные в
совершении исполнительных действий и не состоящие между собой или с участниками исполнительного
производства в родстве, подчиненности или подконтрольности.
К иным субъектам исполнительных правоотношений можно отнести и специалиста. Закон об
исполнительном производстве в ст. 61 предусмотрел, что при совершении исполнительных действий может
участвовать специалист, если необходимы познания по специальным вопросам. Судебный
пристав-исполнитель по собственной инициативе или по просьбе сторон может своим постановлением
привлечь специалиста, а при необходимости - нескольких специалистов. В качестве специалиста может
быть назначено лицо, обладающее необходимыми знаниями. Специалист дает устные или письменные
консультации и пояснения, оказывает техническую помощь. Специалист обязан явиться по вызову
судебного пристава, дать объективное консультативное заключение по поставленным вопросам, пояснения
по поводу выполняемых им действий. Специалист имеет право на вознаграждение за выполненную работу,
проводимую в связи с совершением исполнительных действий. Это вознаграждение относится к расходам
по совершению исполнительных действий.
Иногда субъектами исполнительных правоотношений могут выступать сотрудники полиции. В ст. 62
Закона
об
исполнительном
производстве
предусмотрено
взаимодействие
судебных
приставов-исполнителей с работниками полиции. В частности, данной нормой определено, что сотрудники
полиции в пределах предоставленных им федеральным законом прав оказывают содействие судебным
приставам-исполнителям при исполнении ими служебных обязанностей в случаях, если есть угроза их
жизни или здоровью, а также для обеспечения правопорядка.
Анализ правового положения всех субъектов исполнительных правоотношений позволяет нам
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 109 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
сделать вывод о некорректной формулировке ст. 48 Закона об исполнительном производстве, а именно: в
названной статье законодатель под лицами, участвующими в исполнительном производстве, объединил в
одну группу стороны исполнительного производства, субъектов, принудительно исполняющих требования,
содержащиеся в исполнительном документе, и иных лиц, содействующих исполнению требований, в то
время как у всех трех категорий субъектов разное правовое положение, степень их участия в
исполнительном производстве, разная заинтересованность.
Из нормативно закрепленной позиции законодателя усматривается, что "иные лица", содействующие
исполнению требований, должны обязательно участвовать в каждом исполнительном производстве, хотя
их участие не является обязательным. Эти лица не имеют своего интереса в исполнительном
производстве. И наоборот: взыскатель и должник имеют как материальный, так и процессуальный интерес
в исполнительном производстве. Лица, непосредственно исполняющие требования исполнительного
документа, имеют только процессуальный интерес.
Помимо субъектов в структуре исполнительных правоотношений можно выявить их содержание. В
науке о праве нет единого подхода к определению содержания правоотношения. Некоторыми авторами
(О.С. Иоффе, Н.Б. Зейдер, К.С. Юдельсон, Н.И. Матузов, А.В. Малько) под содержанием любого
правоотношения понимаются субъективные права и юридические обязанности участников таких
правоотношений. Под субъективным правом понимается принадлежащая управомоченному лицу
конкретная мера возможного и дозволенного поведения, которая обеспечивается реализацией
юридических обязанностей других участников правоотношения, а также средствами и способами
государственного и негосударственного воздействия. Под юридической обязанностью теория права
понимает принадлежащую участнику правоотношения конкретную меру должного (необходимого)
поведения, обеспеченную средствами государственного и негосударственного воздействия.
По мнению других исследователей (М.М. Агарков, С.Н. Братусь, М.А. Гурвич, С.С. Алексеев), под
содержанием правоотношений понимается деятельность его участников. По мнению третьей группы ученых
(Д.Р. Джалилов, В.П. Мозолин), содержание правоотношения составляют как поведение его участников, так
и субъективные права и юридические обязанности.
Существует еще одна точка зрения, высказанная Г.Л. Осокиной <425>: внутренним содержанием
процессуальных правоотношений является только процессуальная деятельность его участников. Под
юридической же формой понимаются как внутреннее содержание правоотношения, так и процессуальные
права и процессуальные обязанности субъектов правоотношения.
-------------------------------<425> См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Общая часть. С. 54.
Учитывая, что правовое регулирование осуществляется главным образом через субъективные права
и юридические обязанности, по нашему мнению, именно в этом и заключается содержание
правоотношений. Таким образом, содержанием исполнительных правоотношений следует считать
субъективные права и юридические обязанности субъектов исполнительных правоотношений. Н.И. Матузов
совершенно справедливо под субъективным правом понимает гарантированные законом вид и меру
возможного или дозволенного поведения лица <426>. В основе субъективного права лежит юридически
обеспеченная возможность. Само субъективное право представляет некую систему и состоит из
структурных элементов:
-------------------------------КонсультантПлюс: примечание.
Учебник Н.И. Матузова, А.В. Малько "Теория государства и права" включен в информационный банк
согласно публикации - Юристъ, 2004.
<426> См.: Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М.: Юристь, 2002. С. 525.
1) возможность положительного поведения управомоченного лица (мы видим, что Закон об
исполнительном производстве предоставляет возможность положительного поведения основным
субъектам исполнительного производства);
2) возможность требовать соответствующего поведения от правообязанного лица (закон
предоставляет такие полномочия судебному приставу-исполнителю);
3) возможность прибегнуть к государственному принуждению (и здесь закон наделяет судебного
пристава-исполнителя правом принуждать должника к определенному поведению).
В основе обязанности юридически закрепляется необходимость. Структура обязанности
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 110 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
соответствует структуре субъективного права. В соответствии с действующим законодательством об
исполнительном производстве все права и обязанности сторон исполнительного производства можно
разделить на две большие группы: общие и субъективные.
Общие права сторон закреплены в ст. 50 Закона об исполнительном производстве. К ним относятся
следующие: знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать
копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства и т.д. Что касается общих
обязанностей, то здесь следует заметить, что они не закреплены законодателем в одной норме права.
Такие обязанности содержатся как в Законе об исполнительном производстве, так и в Законе о судебных
приставах. Например, в соответствии со ст. 24 Закона об исполнительном производстве лица, извещенные
об исполнительных действиях повесткой, обязаны явиться к судебному приставу-исполнителю, а
уклоняющиеся от явки могут быть подвергнуты приводу. Или в соответствии со ст. 14 Закона о судебных
приставах лица и граждане, находящиеся на территории РФ, в том числе и лица, участвующие в
исполнительном производстве, обязаны исполнять требования судебного пристава-исполнителя.
К специальной группе прав и обязанностей относятся те субъективные права и обязанности, которые
имеют стороны исполнительного производства при совершении конкретного исполнительного действия.
Так, взыскатель имеет право направить исполнительный документ в ФССП России, а право должника добровольно исполнить предъявленные требования.
Третьим элементом исполнительных правоотношений является объект. Объектом исполнительного
правоотношения является то, на что направлено это правоотношение. В науке существуют разные взгляды
на понятие объекта правоотношений. Так, А.Ф. Черданцев считает, что общими объектами правоотношений
могут быть материальные и нематериальные блага. К материальным следует отнести предметы
материального мира, к нематериальным - явления, способы удовлетворения различных потребностей. По
всей вероятности, под способом удовлетворения потребностей вышеуказанный автор имеет в виду
деятельность субъектов правоотношений.
В.М. Сырых различает следующие объекты правоотношений: материальные блага, духовные и иные
нематериальные блага, услуги, личные неимущественные блага <427>. Т.Н. Радько среди объектов
правоотношений выделяет: предметы материального мира, продукты духовного творчества, личные
неимущественные блага, поведение участников правоотношений, результаты поведения участников
правоотношении <428>.
-------------------------------<427> См.: Сырых В.М. Указ. соч. С. 426.
<428> Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 471.
Кроме того, в теории права существует деление объектов правоотношений на единый и
множественный объекты или на общий и специальный объекты.
Каков же объект исполнительных правоотношений? Как представляется, общим объектом
исполнительных правоотношений является то общее материальное и не материальное благо, которое
нуждается в фактическом восстановлении, а также реальная защита охраняемого законом интереса силой
государственного, властного принуждения. Общим объектом гражданского исполнительного и
арбитражного исполнительного правоотношения, как правило, является материальное благо, поскольку
требования, исполняемые в исполнительном производстве либо материальны, либо опосредованно
материально. Например, при восстановлении взыскателя на работе требование на первый взгляд кажется
нематериальным, однако взыскатель, добиваясь через суд восстановления на работе, преследует всегда
материальную цель в виде заработка. Таким образом, требование взыскателя становится опосредованно
материальным. В уголовно-исполнительных правоотношениях общим объектом будет являться жизнь и
достоинство личности, общества и государства.
Специальным объектом исполнительного правоотношения выступают отдельные требования,
содержащиеся в исполнительном документе. Как известно, эти требования могут быть весьма
разнообразны и закрытого их перечня предусмотреть невозможно, как нельзя предусмотреть закрытого
перечня нарушенных прав и охраняемых законом интересов.
А.А. Максуров помимо общего и специального объекта выделяет еще родовой объект
исполнительных правоотношений. В качестве родовых объектов он предлагает считать конкретные
действия исполнительного процесса: арест имущества должника, оценку имущества должника и т.п.
Соглашаясь в целом с данной точкой зрения, считаем, однако, что она нуждается в уточнении. Все
исполнительные действия совершаются субъектами правоотношений ради определенного конечного
результата. Следовательно, логичнее было бы считать родовым объектом поведение субъектов
правоотношений и результат такого поведения. При этом объектом правоотношений можно признать
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 111 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
только правомерные действия субъектов данных отношений, в то время как арест имущества может
производиться и неправомерно, и в таком случае арест не будет являться объектом.
Говоря о специфике исполнительных правоотношений, следует заметить, что в законодательстве
сегодня отсутствует правовое регулирование недопустимости злоупотребления правом в исполнительном
производстве. Как считает Д.Х. Валеев, недопустимость злоупотребления правом обеспечивается
пределами осуществления гражданских прав и реализации прав граждан и организаций <429>.
Законодательство об исполнительном производстве позволяет выделить, по его мнению, организационные
пределы реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве; пространственные
пределы реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве; временные пределы
реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве. Указанные пределы
одновременно являются процессуальными гарантиями реализации прав граждан и организаций в
исполнительном производстве <430>. Однако с данной точкой зрения можно согласиться.
-------------------------------<429> См.: Валеев Д.Х. Система процессуальных гарантий прав граждан и организаций в
исполнительном производстве. С. 9.
<430> См.: Там же.
В теории права можно обнаружить мнение о том, что злоупотребление субъективным правом
представляет собой такой способ осуществления субъективного права в противоречии с его назначением,
посредством которого причиняется вред личности, обществу, государству <431>. Основными
(универсальными) признаками злоупотребления субъективным правом являются осуществление
субъективного права в противоречии с его назначением и "вредоносность" осуществления права. Другие
признаки, такие как осуществление субъективного права с единственной целью причинить вред другому
лицу, а также безнравственное, недобросовестное, неразумное осуществление права, относятся к
факультативным. Для понимания сущности злоупотребления субъективным правом исследователями
предлагается различать пределы субъективного права и пределы осуществления субъективного права
<432>.
Пределы
субъективного
права
представляют
собой
установленные
действующим
законодательством абсолютно-определенные (императивные) предписания, четко регламентирующие меру
свободы управомоченного лица. Пределы осуществления субъективного права выражаются в
относительно-определенных предписаниях, предоставляющих возможность управомоченному лицу
осуществлять право по своему усмотрению.
-------------------------------<431> См.: Малиновский А.А. Злоупотребление субъективным правом как юридический феномен: Дис.
... юрид. наук. М., 2008. С. 22.
<432> См.: Там же.
Недопустимость злоупотребления субъективным правом предлагается рассматривать в качестве
общеправового принципа права. Данный принцип выражается в запрете вредоносного осуществления
любого субъективного права в противоречии с его назначением, а также в запрете недобросовестного,
неразумного или безнравственного осуществления субъективного права <433>.
-------------------------------<433> См.: Там же.
Например, АПК наряду с закреплением обязанности лиц быть добросовестными в процессе (абз. 2 ч.
2 ст. 41 АПК) устанавливает, что "злоупотребление процессуальными правами лицами, участвующими в
деле, влечет за собой для этих лиц предусмотренные настоящим Кодексом неблагоприятные последствия".
Как отмечает А.В. Юдин, АПК предусмотрел ответственность за злоупотребление процессуальными
правами в виде отнесения на недобросовестное лицо всех судебных расходов по делу (ч. ч. 1 - 2 ст. 111
АПК) <434>. Из содержания данной статьи следует, что под злоупотреблением правом необходимо
понимать отдельные случаи нарушения претензионного порядка урегулирования спора, а также
реализацию процессуальных прав, которая повлекла: а) срыв судебного заседания; б) затягивание
судебного процесса; в) воспрепятствование рассмотрению дела; г) воспрепятствование принятию
законного и обоснованного судебного акта. А.В. Юдин обращает внимание на то обстоятельство, что
проблема злоупотребления процессуальными правами в гражданском и арбитражном процессуальном
праве все более привлекает внимание исследователей <435>.
-------------------------------<434> См.: Юдин А.В. Применение арбитражными судами норм об ответственности за
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 112 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
злоупотребление процессуальными правами // Право и экономика. 2006. N 12. С. 23.
<435> См.: Юдин А.В. Злоупотребление процессуальными правами в гражданском судопроизводстве;
Грелъ Я.В. Злоупотребление сторон процессуальными правами в гражданском и арбитражном процессе:
Дис. ... канд. юрид. наук. Новосибирск, 2006; Приходько А.И. Воспрепятствование разрешению дел в
арбитражных судах: актуальные вопросы судебного правоприменения. М.: Волтерс Клувер, 2006; и др.
Как пишет И.Р. Медведев, из смысла норм процессуального законодательства (ст. 35 ГПК, ст. 41 АПК)
следует, что каждый случай недобросовестного использования процессуальных прав должен немедленно
пресекаться или особой, специально сформулированной для этого случая санкцией, или (при ее
отсутствии) наступлением каких-либо общих неблагоприятных последствий <436>. К сожалению, нормы
АПК и ГПК о недопустимости злоупотребления правом не могут быть распространены на исполнительные
правоотношения, а в специальном отраслевом законодательстве сегодня отсутствуют нормы,
запрещающие, а самое главное, не только запрещающие, но и налагающие ответственность за
злоупотребление правом в исполнительных правоотношениях, что, безусловно, сказывается на
эффективности исполнительного производства.
-------------------------------<436> См.: Медведев И.Р. Гражданская процессуальная ответственность: некоторые проблемы //
Журнал рос. права. 2006. N 7. С. 21.
ГЛАВА IV. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СФЕРЫ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА
§ 1. Источники исполнительного права
и их развитие на современном этапе
В теории государства и права не существует единого определения источника права, ученые
наполняют этот термин различным содержанием. Так, Н.Я. Разумович под источником права понимал как
деятельность государства по созданию правовых предписаний, так и результат этой деятельности <437>.
В.М. Сырых видел источник права как, во-первых, исходное место расположения нормы права, а во-вторых,
в
материальном,
философском
и
формально-юридическом
смысле.
С
точки
зрения
формально-юридического смысла вышеуказанный автор относит к источникам: правовой обычай,
нормативный правовой акт, судебный прецедент, нормативный договор, религиозные тексты и правовую
доктрину <438>.
-------------------------------<437> См.: Разумович Н.Я. Источники и формы права // Сов. гос-во и право. 1988. N 3. С. 21 - 28.
<438> См.: Сырых В.М. Указ. соч. С. 231.
Т.Н. Радько среди источников права дополнительно выделяет такой источник, как письменные
документ, правовой памятник для научного исследования правовых систем прошлых лет <439>. В.Л.
Кулапов различал материальные, идеальные и юридические источники права <440>. При этом данный
автор идентифицирует источник права и форму права, выделяя следующие формы права: правовой
обычай, правовой прецедент и договор с нормативным содержанием.
-------------------------------<439> См.: Радько Т.Н. Теория государства и права. С. 292.
<440> См.: Кулапов В.Л. Теория государства и права / Под ред. Н.И. Матузова. М.: Юристъ, 2002. С.
375.
В.В. Лазарев рассматривал источник права в узком (формально-логическом) смысле и понимал под
ним то, чем руководствуется практика в решении юридических дел или способы закрепления и
существования права. Среди источников права автор выделяет: правовой обычай, правовой прецедент,
нормативный акт, правовую доктрину, нормативный договор и общие принципы права <441>. Однако, как
представляется, в самом определении источника права В.В. Лазарева заложено противоречие. С одной
стороны, он под источником права видит способ закрепления и существования права (внешняя форма
существования права); в то же время принципы права становятся только тогда принципами права, когда
они закреплены в нормах права, а пока нет норм права (иными словами, источника права), не может быть и
принципов. Учитывая неоднозначность взглядов ученых на источник права, в науке высказывалась мысль о
том, чтобы отказаться от источника права и перейти к термину "форма права" <442>.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 113 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
-------------------------------<441> См.: Лазарев В.В. Теория государства и права. С. 318.
<442> См.: Шебанов А.Ф. Форма советского права. М.: Юрид. лит., 1968. С. 243.
Сам термин "источник права" может употребляться в пяти значениях: 1) для обозначения письменного
документа, содержащего правотворческое решение, и в этом случае он является носителем юридической
нормы и употребляется в формально-юридическом смысле; 2) как форма существования права во вне, т.е.
существование неписанного права, к которому можно отнести правовой обычай и договорное право; 3) в
смысле правотворчества, как первооснова, первоначало, и в этом смысле его можно рассматривать как
правовую доктрину; 4) как внешняя форма права, обозначение внешних границ права; 5) в историческом
аспекте: есть правовая норма, принятая в прошлом времени и прекратившая свое действие к настоящему.
Каждая национально-правовая система имеет свои источники права. Так, в романо-германском праве
ключевую роль играют нормативные акты. В странах англосаксонского права главным источником права
является судебный прецедент. В мусульманских странах с преобладанием шариата главным источником
права является Коран.
Источник права является важнейшим элементом изучения как в науке теории права, так и в
отраслевых правовых науках. По нашему мнению, источники каждой отрасли права индивидуальны и в
этом смысле источник права можно рассматривать как дополнительный критерий разделения отраслей
права внутри системы права. В качестве форм непосредственных источников исполнительного права могут
выступать: нормативный акт, судебный прецедент и международный договор нормативного содержания. На
наличие специальных источников у каждой отрасли права указывал еще Н.А. Стручков, который писал: "...о
самостоятельности отрасли права свидетельствует в первую очередь наличие особого предмета
регулирования в виде определенных общественных отношений. Но эти отношения должны регулироваться
специальными нормами исполнительно-трудового права" <443>. Таким образом, каждая отрасль права, как
мы полагаем, должна регулироваться своими самостоятельными источниками права.
-------------------------------<443> Стручков Н.А. Указ. соч. С. 47.
Вопрос о формах источника в юридической литературе также является дискуссионным. Как
представляется, О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский наиболее правильно определяли форму правовых
источников; эти авторы разделяли две формы права: внутреннюю форму, которая представляет собой
норму права, и внешнюю форму, существующую в виде нормативного акта.
При модификации учения об отраслях права следует принимать во внимание исторический аспект
данного вопроса. Исполнительное право как учение об особом процессе реализации властных предписаний
государственного аппарата имеет свою историю, которая зафиксирована в его исторических источниках.
Первые упоминания о возможности принудительного исполнения имущественных требований кредитора к
должнику и о возможности применения санкций на не выполняющего эти требования должника можно
найти в древнейших источниках римского права, и здесь прежде всего хотелось бы отметить Закон XII
таблиц. Марк Туллий Цицерон очень емко и весомо высказывался об этом важнейшем источнике права:
"Для всякого, кто ищет основ и источников права, одна книжица XII таблиц весом своего авторитета и
обилием пользы воистину превосходит все библиотеки всех философов" <444>.
-------------------------------<444> Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве / Под ред. М.Л. Гаспарова. М.: Науч.-изд. центр
"Ладомир", 1994. С. 113.
Однако римские юристы не выделяли институт исполнительного производства в самостоятельный
институт права и тем более в отрасль права, поэтому речи об отраслевых источниках права в то время еще
не было. Неисполнение своих обязательств со стороны должника по Закону XII таблиц влекло для него
обращение взыскания на личность самого должника. Согласно принципу partes sekanto кредиторы могли
убить такого должника и тело разрубить на части. Тем самым кредиторы не получали имущественного
удовлетворения, здесь, скорее, можно было говорить о сатисфакции, удовлетворении ими своего эго.
Закону XII таблиц были известны две категории должников: должники обычные, для взыскания с
которых требовалось судебное решение либо их личное признание, и только по прошествии 30 дней такого
должника можно было захватить; так называемые должники-nexum, согласившиеся обеспечить долг
личностью. Для обращения должника-nexum в рабство не требовался специальный акт магистрата.
Последствия для обоих должников были одинаковыми. Сначала их держали в течение 60 дней в цепях и
периодически выводили в базарные дни на площадь, где предлагали кому-нибудь за них оплатить долг.
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 114 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
При отсутствии желающих такой должник становился рабом. Как видим, в древнем Риме зарождается
особая процедура по взысканию долгов, т.е. прослеживаются первые упоминания об исполнительном
производстве.
Изданный в 326 г. Закон Петелия (lex Poetelia) внес существенные коррективы в исполнительное
производство. Во-первых, должники-иехши перестали существовать, и, во-вторых, было запрещено
физическое воздействие на должников. В вышеупомянутом Законе появляется клятва, которую должник
давал кредиторам и в которой, по мнению К.И. Малышева, должник клялся, что найдет в течение
определенного времени средства для покрытия всех долгов <445>. В связи с этим Г.Ф. Шершеневич
справедливо замечал, что личное исполнение перестает удовлетворять требованиям времени,
соответствовать степени развития гражданского оборота <446>.
-------------------------------<445> См.: Малышев К.Н. Исторический очерк конкурсного процесса. СПб.: Тип. "Общественная
польза", 1871. С. 3.
<446> См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. М., 1912. Т. 4. С. 81.
Также в римском праве мы видим и зарождение института уступки права своего имущества в пользу
кредитора (cession bonorum), в результате чего должник полностью освобождался от личных последствий.
Как указывает К.И. Малышев, "мало-помалу развивалось закладное и ипотечное право и образовалось
понятие, что долг может лежать и на лице, и на вещи" <447>. В последующем император Юстиниан также
вносит свои изменения в исполнительное производство. Им устанавливаются двух- и четырехлетние сроки
для заявления кредитором своих требований должнику (соответственно, для местных и иногородних
кредиторов). Кроме того, сам император мог предоставить отсрочку должнику на срок не более пяти лет.
Все вышесказанное свидетельствует о зарождении еще в римском праве специфической отрасли права,
призванной обеспечить надлежащее исполнение издаваемых государственными органами актов.
-------------------------------<447> Малышев К.Н. Указ. соч. С. 3 - 5.
В России об исполнительных действиях впервые упоминается значительно позже: в Русской Правде,
судебниках XV - XVI вв., Соборном уложении 1649 г. В соответствии с Русской Правдой предусматривалась
возможность поступать с должником-купцом по произволу хозяина погибшего по вине этого купца товара
<448>. В результате реформы 1261 г. появились первые должностные лица, в обязанности которых
входило принудительное исполнение судебных актов; эти лица должны были проводить специальную
процедуру - правеж, а в случае неэффективности правежа виновного отдавали головою кредитору.
-------------------------------<448> См.: Исаенкова О.В. История исполнения судебных актов в России: основные этапы //
Исполнительное право. 2008. N 3. С. 34.
В Судебнике Ивана III (1497 г.) указывалось, что должник мог быть выдан кредитору головою на
правеж (под выдачей на правеж понималась выдача должника в волю кредитору, который мог взять его к
себе во двор в качестве раба или продать его). Подобные нормы о правеже содержались также в
Судебниках 1550, 1589 гг. Данные нормы практически повторяли нормы Русской Правды. Однако в
соответствии с вошедшим в текст судебников Указом о уезду в России появились приставы как
должностные лица с широкими полномочиями. Приставы того периода доставляли судебные повестки,
охраняли преступников, осуществляли привод ответчиков в суд, производили выемку вещественных
доказательств у обвиняемых. В 1628 г. впервые законодательно закрепляется перечень имущества, на
которое не обращалась взыскание. К такому имуществу относились поместья и вотчины <449>.
-------------------------------<449> См.: Исаенкова О.В. История исполнения судебных актов в России: основные этапы. С. 35.
Как справедливо замечает Д.В. Чухвичев, "о суровости и жестокости исполнительного производства
на Руси и о роли в нем официальных лиц можно судить по свидетельствам иностранных очевидцев" <450>.
Вышеуказанный автор в своей книге "Исполнительное производство" приводит слова английского посла Г.
Флетчера, который был направлен королевой Елизаветой I в Россию в 1588 - 1589 гг. По свидетельству Г.
Флетчера, решения суда в Московии приводились в исполнение приставами, низшими служащими суда,
отличающимися своей жестокостью. Если должник не мог выполнить решение, то виновного доставляли на
правеж - особое место, находящееся недалеко от суда, где его били дубинками по голеням и икрам ног.
Каждое утро с 08.00 до 12.00 виновного приводили на правеж. Если после года нахождения на правеже
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 115 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
должник не уплачивал требуемую сумму, то он должен был продать свою жену и детей, чтобы собрать
необходимую сумму для уплаты долга.
-------------------------------<450> Чухвичев Д.В. Указ. соч. С. 213.
Однако постепенно должность судебного пристава утратила свое значение и в XVIII в. совсем
перестала существовать. Ее функции перешли к полиции. До судебной реформы Александра II 1864 г.
исполнительное производство в России осуществлялось главным образом на основе обычаев, в связи с
чем не было никаких правовых оснований для выделения института исполнительного производства и тем
более самостоятельной отрасли права. Принудительные меры были в первую очередь направлены на
личность должника, а не на его имущество.
Системное правовое регулирование процесса принудительного исполнения правовых предписаний
началось значительно позже. При этом в России в силу ее самобытности данный институт появился
гораздо позже, чем в других европейских государствах.
В 1861 г. К.П. Победоносцев публикует свою статью "О реформе в гражданском судопроизводстве", в
которой он обосновывает необходимость самой реформы и восприятия "опыта чужеземных народов"; этот
автор отстаивает необходимость преобразования судебной власти, создание органов по исполнению
судебных решений <451>. В последующем он был включен в состав комиссии Сената по разработке
преобразований в судебной системе.
-------------------------------<451> См.: Победоносцев К.П. О реформе в гражданском судопроизводстве. С. 7 - 39.
Вплоть до судебной реформы 1864 г. в России не существовало специального законодательства,
регулирующего правовые отношения в сфере исполнительного производства. А это напрямую сказывалось
и на уровне исполнимости судебных решений. Так, к середине XIX в. число вынесенных решений по
гражданским делам практически равнялось количеству неисполненных судебных актов. Например, в 1860 г.
судами первой и второй инстанций было вынесено 156273 вердикта, а неисполненных решений в этом же
году было 155960 <452>. Те же решения, которые исполнялись, исполнялись очень медленно. Средняя
продолжительность исполнительного производства того периода составляла пять лет. На нетерпимость
такого положения дел в исполнительной системе указывали К.П. Победоносцев и министр внутренних дел
П.А. Валуев <453>. Только в ходе проведения судебной реформы 1864 г. был дан импульс
исполнительному производству. Были утверждены: Закон об учреждении судебных постановлений, Устав
уголовного судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства, Устав о наказаниях, налагаемых
мировыми судьями.
-------------------------------<452> См.: Захаров В.В. Практика отечественного исполнительного производства в первой половине
19 века // Практика исполнительного производства. 2008. N 6. С. 36.
<453> См.: Валуев П.А. Записка Александру // "О положении крестьянского дела в начале сентября
1861 года" // Исторический архив. 1961. N 1. С. 74 - 79; Победоносцев К.П. Вещный кредит и закладное
право // Русский вестник. 1861. N 6. С. 440.
В результате судебной реформы 1864 г. в России был образован институт судебных приставов,
который существовал к тому времени уже во многих европейских странах. Судебные приставы того
периода состояли при кассационных департаментах, судебных палатах и окружных судах. Судебными
приставами не могли быть: лица, не достигшие 21 года; иностранцы; объявленные несостоятельными
должники; лица, состоящие на службе от правительства или по выборам; лица, подвергшиеся по судебным
приговорам лишению или ограничению прав состояния; священнослужители, лишенные духовного сана по
приговорам духовного суда. Судебные приставы приводились к присяге на должность духовным лицом их
вероисповедания по определенной форме на общем собрании департаментов или отделений того
судебного места, к которому конкретный судебный пристав назначался. После принятия присяги судебному
приставу выдавались: свидетельство о вступлении в должность с указанием местности, назначенной ему
для жительства; особый знак, присвоенный должности судебного пристава для ношения при отправлении
служебных обязанностей, и особая печать.
Принятые законы в процессе реализации реформы 1864 г. определили как порядок вступления в
должность, так и права и обязанности судебных приставов. Порядок приведения в исполнение судебных
решений по Уставу гражданского судопроизводства 1864 г. существенно отличался от дореформенной
процедуры. Одним из главных отличий было то, что ранее в основу был положен публичный принцип
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 116 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
возбуждения исполнительного производства, в силу которого исполнительное производство возбуждалось
и решения приводились в исполнение с помощью полиции даже в отсутствие просьбы взыскателя. Устав
гражданского судопроизводства 1864 г. распространил на исполнительное производство действие
принципа диспозитивности. Это выразилось в том, что судебные решения обращались теперь к
исполнению не иначе как по желанию взыскателя, взыскатель же определял и способ исполнения.
Взыскатель, желающий привести решение в исполнение, должен был обратиться в суд,
постановивший решение с устной или письменной просьбой о выдаче ему специального документа исполнительного листа, необходимого для совершения исполнительных действий. Ответчик извещался
повесткой о начале исполнительного производства. Пристав производил опись и арест имущества, после
чего оно продавалось с публичных торгов.
Судебные приставы в своей деятельности по Уставу 1864 г. полностью находились под контролем
суда. Приступая к исполнению, судебный пристав докладывал председателю о выбранном способе
исполнения. Кроме того, пристав обязан был вести особый журнал, куда записывал свои действия по
исполнению решений.
Таким образом, в период с 1864 по 1917 г. мы наблюдаем зарождение института исполнительного
производства в рамках отрасли гражданского процессуального права. Хотя среди ученых-правоведов того
времени мы не находим упоминания о существовании отрасли исполнительного права, тем не менее о
роли и месте исполнительного производства в системе права высказывались некоторые исследователи
права. Так, например, профессор Ю.С. Гамбаров считал исполнительное производство частью
гражданского процесса, однако в своем курсе лекций по гражданскому процессу не читал лекции по
исполнительному производству, тем самым разделяя гражданский процесс и исполнительное производство
<454>.
-------------------------------<454> См.: Гамбаров Ю.С. Гражданский процесс: Курс лекций. М., 1895. С. 170.
После Октябрьской революции 1917 г. функции по исполнению судебных постановлений выполняли
судебные исполнители, состоявшие на службе при судах. Система исполнительного производства царской
России была полностью ликвидирована вместе с судебной системой и системой законодательства. В 1917
г. Декретом Совета Народных Комиссаров вместе с ликвидацией прежней судебной системой был
упразднен также институт судебных приставов. Исполнительное производство и де-факто, и де-юре стало
полностью составной частью гражданского процесса.
Порядок принудительного исполнения впервые в советском периоде нашей истории был
регламентирован ГПК РСФСР 1923 г. Судебные исполнители назначались на должность и увольнялись с
должности по распоряжению председателя суда. Судебные исполнители исполняли решения судов по
гражданским делам, исполнительные надписи нотариусов, определения судов, решения Госарбитража,
земельных комиссий и третейских судов, а также некоторые другие акты. За исполнение судебных решений
и других актов исполнители взыскивали сбор по установленным таксам.
В дальнейшем порядок исполнительного производства стал регламентироваться ГПК РСФСР 1964 г.
и Инструкциями Минюста СССР от 24 апреля 1973 г. "О порядке исполнения судебных решений", от 15
ноября 1985 г. "Об исполнительном производстве". В указанный период сложилась система
исполнительного производства СССР и России, которая действовала практически до конца XX столетия. В
результате анализа нормативных источников права можно отметить следующие признаки исполнительного
производства советского периода:
1) исполнители относились к судебной системе РСФСР;
2) исполнительное производство было составной частью гражданского процесса;
3) в ходе исполнительного производства преимущественно защищалась государственная
собственность;
4) отсутствовали специальные (отраслевые) источники права, регулирующие исполнительное
производство;
5) существовала ярко выраженная незащищенность прав взыскателя и должника при совершении
исполнительных действий;
6) отсутствовали принципы исполнительного производства.
В первой половине 90-х гг. прошлого века с развитием рыночных отношений возник больший
удельный вес частного сектора в экономике, что привело к необходимости кардинального преобразования
системы исполнительных правоотношений, поскольку экономические отношения требовали не только
нормативного регулирования, но и эффективной их защиты от нарушения. Поэтому в 1997 г. в Российской
Федерации принимаются два важных Федеральных закона: N 118-ФЗ "О судебных приставах" и N 119-ФЗ
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 117 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
"Об исполнительном производстве". Фактически именно с их принятием появилась возможность
рассматривать исполнительное производство как совершенно особый процесс, отличный от гражданского
процесса, так как ему были присущи свои цели, принципы, особенные правоотношения и место в системе
права. Таким образом, в конце XX столетия складывается своя самостоятельная система источников
гражданского исполнительного права, важнейшим из которых является нормативный акт. Вопрос о
нормативных источниках той или иной отрасли права в литературе тесно связывался с системой права.
Так, М.А. Аржанов по этому поводу писал, что "вопрос о системе советского права - это для нас вопрос о
классификации, дифференциации и группировке по различным подразделениям, отраслям, всей
совокупности норм советского социалистического права. Это вопрос о единстве и различии этих отраслей,
образующих в совокупности всю систему действующего советского права" <455>. В настоящее время
сложилась своя система источников исполнительного права, которая, в свою очередь, является и тем
индивидуализирующим критерием, свидетельствующим о самостоятельности одноименной отрасли права.
Мы не утверждаем, что источник права является основным критерием разделения системы права по
отраслям. Однако своя система источников той или иной отрасли права подтверждает тезис о
самостоятельности отрасли.
-------------------------------<455> См.: Аржанов М.А. Указ. соч. С. 27.
Среди источников исполнительного права, безусловно, на первом месте стоит нормативный акт - акт,
который содержит нормативно-правовые предписания властного характера, направленные на
неопределенный круг субъектов, и издан специально уполномоченными на то государственными органами.
В соответствии с Конституцией (ст. 71) процессуальное законодательство (как источник публичных
отраслей права) отнесено к ведению Российской Федерации. Поскольку исполнительное право относится к
публичным отраслям права, и правовое регулирование исполнительного производства и всего
исполнительного процесса относится к сфере федерального законодательства.
Важнейшим источником исполнительного права является Конституция, принятая 12 декабря 1993 г. В
ней закрепляются нормы общего характера правового состояния общества. В ст. ст. 15, 17, 18, 19, п. 3 ст.
35, ст. ст. 45, 48 Конституции закреплены основные принципы права, которые имеют отношение и к
исполнительному производству, поскольку конституционные принципы имеют общеправовое значение.
Следующим за Конституцией по значимости нормативным актом является Закон об исполнительном
производстве. Как указывалось выше, первый Закон об исполнительном производстве был принят в 1997 г.
(в последующем он несколько раз редактировался и изменялся). Действующий сегодня Закон об
исполнительном производстве вступил в силу с 1 февраля 2008 г. Следует сказать, что предыдущая
редакция Закона от 12.10.2005 "Об исполнительном производстве" содержала в себе 95 статей и имела ряд
существенных недостатков. Последний Закон содержит в себе 130 статей; изменена структура Закона,
появились новые главы, такие как "Исполнительные документы", "Сроки в исполнительном производстве",
"Извещения и вызовы". Появилась новая пятая глава "Исполнительное производство", регламентирующая
процессуальные вопросы исполнительного производства. Последняя редакция Закона приблизила его по
структуре к ГПК, что свидетельствует о намерении законодателя унифицировать законодательство,
регулирующее исполнительные правоотношения. В структуре последней редакции указанного Закона
можно выделить общую (гл. 1 - 6) и особенную (гл. 7 - 19) части. Помимо структурных изменений в Закон
были внесены и многие другие, имеющие существенное значение. Так, в соответствии со ст. 1 Закона
расширена его сфера действия. В ст. 2 определены задачи исполнительного производства, чего не было в
прежней редакции. В ст. 4 названы принципы исполнительного производства, чего также раньше не было.
Обобщая сказанное, можно отметить, что изменения коснулись многих статей прежнего Закона. Новый
Закон содержит наиболее важные положения об исполнительном производстве.
Следующим важным источником исполнительного права является Закон о судебных приставах 1997 г.
(ред. от 06.12.2011). Он регламентирует задачи судебных приставов; требования, предъявляемые к лицу,
назначаемому на должность судебного пристава; порядок назначения и освобождения от должности; права
и обязанности судебных приставов и т.д.
Источниками исполнительного права являются ГПК и АПК, которые содержат нормы о порядке
выдачи исполнительных листов, исполнения на территории РФ решений иностранных судебных органов и
т.п. Кроме того, АПК содержит в себе очень важные нормы, закрепляющие ответственность судебного
пристава-исполнителя в исполнительном производстве.
Важный источник исполнительного права - БК. Так, его гл. 24.1 регламентирует порядок исполнения
судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ.
Источниками исполнительного права выступают и отдельные нормы многих иных законодательных
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 118 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
актов. В частности, ТК в ст. 389 регламентирует принудительное исполнение решений КТС, а ст. 396
определяет порядок исполнения решений о восстановлении на работе. Семейный кодекс в ст. 45
регулирует порядок обращения взыскания на имущество супругов. В ст. ст. 312 и 315 УК установлена
уголовная ответственность в сфере исполнительного производства и т.п.
В числе источников исполнительного права можно также назвать и такие Законы, как: от 08.02.1998 N
14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <456>, от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных
бумаг" <457>, от 16.07.1998 N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)"; от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О
несостоятельности (банкротстве)" <458> и многие другие, в которых содержатся отдельные нормы,
регулирующие исполнительные правоотношения.
-------------------------------<456> См.: СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.
<457> См.: РГ. 1996. 25 апр.
<458> См.: СЗ РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.
Среди подзаконных нормативных правовых актов, рассматриваемых в качестве источников
исполнительного права, можно, к примеру, выделить Постановления Правительства РФ от 21.07.2008 N 550
"Об утверждении правил возврата должнику исполнительного сбора" <459>, от 31.07.2008 N 579 "О бланках
исполнительных листов" <460>, которым были утверждены Правила изготовления, учета, хранения и
уничтожения бланков исполнительных листов, а также утверждены формы бланков самих исполнительных
листов.
-------------------------------<459> См.: РГ. 2008. 30 июля.
<460> См.: Там же. 6 авг.
Среди источников известны также совместные нормативные правовые акты центральных органов
исполнительной власти, к которым следует отнести: Методические рекомендации по организации
взаимодействия налоговых органов Российской Федерации и службы судебных приставов Министерства
юстиции Российской Федерации при исполнении постановлений налоговых органов о взыскании налога, а
также пени за счет имущества налогоплательщика-организации или налогового агента-организации,
утвержденные совместным Приказом Минюста России N 289 и МНС России от 13.11.2003 N БГ-3-29/619
<461>.
-------------------------------<461> См.: Бюллетень Минюста России. 2004. N 1.
К источникам исполнительного права, безусловно, относятся и международные договоры.
Конституция в ч. 4 ст. 15 закрепила, что международные договоры РФ являются составной частью ее
правовой системы. Также закреплен принцип приоритетного применения положений международного
договора в случае коллизии с внутренним законодательством. Однако, как указывает С.Ю. Марочкин, "до
принятия действующей Конституции вопрос о соотношении норм международного договора и права страны
не был решен, несмотря на то, что сама концепция приоритета международного права сформировалась
задолго до этого в виде общепризнанного принципа международного права" <462>.
-------------------------------КонсультантПлюс: примечание.
Монография С.Ю. Марочкина "Действие и реализация норм международного права в правовой
системе Российской Федерации" включена в информационный банк согласно публикации - "Норма",
"Инфра-М", 2011.
<462> См.: Марочкин С.Ю. Действие норм международного права в правовой системе Российской
Федерации. Тюмень: Изд-во Тюмен. гос. ун-та, 1998. С. 46.
В числе соответствующих международных договоров следует прежде всего назвать Конвенцию
Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных
решений, Конвенцию о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из
отношений экономического и научно-технического сотрудничества (Москва, 26 мая 1972 г.) <463>,
Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности
(Киев, 20 марта 1992 г.) <464>, подписанное всеми странами СНГ, кроме Грузии, Конвенцию о правовой
КонсультантПлюс
надежная правовая поддержка
www.consultant.ru
Страница 119 из 157
"Дивергенция в системе права: Монография"
(Свирин Ю.А.)
("Астра Полиграфия", 2012)
Документ предоставлен КонсультантПлюс
Дата сохранения: 13.01.2016
помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.)
<465>. Кроме того, вопросы исполнительного производства затрагиваются во многих двухсторонних
договорах, подписанных между Россией более чем с 30 странами.
-------------------------------<463> См.: Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с
иностранными государствами. Вып. XXIX. М., 1975. С. 102 - 105.
<464> См.: ВВАС РФ. 1992. N 1.
<465> См.: СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1472.
Судебный прецедент, или, что точнее, акт судебной власти, также является источником
исполнительного права. Наука теории права понимает под судебным прецедентом решение конкретного
суда по конкретному делу. В данной трактовке судебный прецедент не признавался советскими учеными
как источник права. В современном правоведении среди исследователей права все чаще можно услышать
о существовании так называемого судейского права, понимаемого как источник права. В Российской
Федерации ряд кодифицированных норм права (в частности, ст. 390 ГПК предписывает, что суд надзорной
инстанции проверяет правильность применения и толкования норм права) обязывает суды при вынесении
решения учитывать судебные акты вышестоящих судов. Из содержания ст. 390 ГПК вытекает, что суд
надзорной инстанции вправе давать свои толкования норм права, которые будут иметь обязательную силу
для всех нижестоящих судов. Следовательно, данные постановления судов надзорной инстанции не могут
не рассматриваться в качестве источника права. Кроме того, в Законе о Конституционном Суде прямо
указывается, что этот суд вправе признавать ту или иную норму права неконституционной, и она перестает
действовать в день провозглашения Постановления Конституционного Суда РФ. К основным
"прецедентным источникам" исполнительного права судов общей юрисдикции и арбитражных судов сегодня
следует отнести: Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 03.03.1999 N 4 "О некоторых
вопросах, связанных с обращением взыскания на акции" <466>, от 09.12.1999 N 14 "О некоторых вопросах
применения Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" <467>, от 11.06.1999 N
8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного
процесса" <468> и многие другие.
-------------------------------<466> См.: ВВАС РФ. 1999. N 4.
<467> См.: Там же. 2000. N 2.
<468> См.: Там же. 1999. N 8.
В целом среди источников исполнительного права имеется очень большое количество законов и
подзаконных нормативных актов, которые одновременно являются источниками иных отраслей права.
Кроме того, система действующих нормативных актов, регулирующих исполнительные правоотношения в
настоящее время, является весьма сложной, противоречивой и архаичной. Такое большое количество
нормативных актов, регулирующих названные правоотношения, создает проблемы в правоприменительной
практике, затрудняет само исполнительное производство, что в конечном итоге ведет к нарушению
конституционных прав граждан и организаций. Не является позитивным и то обстоятельство, что каждый из
нормативных правовых актов в настоящее время подвержен частому изменению; чтобы разобраться во
всей этой массе нормативных актов, оперативно находить нужные нормы, как государственные служащие,
так и граждане должны тратить много времени и сил. В данных условиях было бы целесообразным
провести кодификацию всех норм права, затрагивающих исполнительные правоотношения. Именно
кодификация обладает способностью не только упорядочить большой массив разнообразных норм,
регулирующих однородные правоотношения, не только их систематизировать, но и выработать новые
правила, более совершенные по отношению к существующим. Неслучайно многими исследователями
кодификация рассматривается как наиболее совершенный вид правотворческой деятельности.
Как представляется, исполнительное право в силу своей специфики является комплексной отраслью
права, требующей издания комплексного законодательного акта. И здесь мы полностью разделяем мнение
С.С. Алексеева, который утверждал, что комплексные отрасли права появляются только с изданием
комплексных законодательных актов, затрагивающих целые сферы социальной жизни или их участки, и при
этом нормы таких отраслей законодательства объединяются не только в силу их предметного единства, но
и по тематическому или целевому признаку <469>. Развивая данное положение, Е.Ю. Бакирова делает
обоснованный вывод о том, что наличие комплексной отрасли права может и не быть обусловлено
каким-либо предметным единством регулируемых ею отношений,