close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Михаил Андреев - Я рисую небо

код для вставкиСкачать
Если бы шесть лет назад кто-то сказал Игорю Парфенову, что он будет заниматься конным спортом, мальчишка бы от души расхохотался. Его мать, Вера Михайловна, когда-то была женой известного в городе бандита. Игорь отца помнил плохо. Тот часто приходил
Я рисую небо
За звезду полжизни.
За луну свободу.
Я целую небо,
А оно льет воду.
Группа «Смысловые галлюцинации»
Глава 1.
- Нина, у нас в стране правостороннее движение!- шутливо крикнул тренер.
Негласные конные правила требовали, чтобы всадники при движении навстречу
друг другу разъезжались левыми боками, как автомобили на дороге.
Игорь Парфенов, сидящий на мощном гнедом коне по кличке Invisible
Shadow1, улыбнулся в ответ на извинения девушки - нарушителя правил.
Начинающая всадница благодарно взглянула на Игоря. Симпатичный
девятнадцатилетний парень уже давно привлекал внимание своих сверстниц.
Парфенов иногда приглашал понравившуюся ему девушку в кино, в кафе или на
прогулку. Но никаких намеков на развитие отношений не делал, никаких обещаний
не давал и вел себя так, как будто все эти вздохи, восхищенные взгляды и
восторженный шепот относятся не к нему. Это только раззадоривало поклонниц,
которые порой были готовы растерзать друг друга от ревности. Как-то раз Инга
Логунова заподозрила, что Парфенов пригласил ее подругу Катю на свидание. И в
отместку добавила сопернице в бутылку с минеральной водой лошадиную дозу
слабительного. Совершенно неожиданно для Инги весь удар принял на себя
конюх Тенгиз, который попросил у Кати «папит вадички». Девушка великодушно
презентовала Тенгизу бутылку, и конюх залпом выпил всю воду.
Разозленная неудачей Инга, тут же поведала о своей неудаче парочке
записных конюшенных сплетниц. И несчастный конюх весь оставшийся день
провел в туалете под бесконечные ухмылки своих коллег и сочувственные взгляды
посетителей конюшни. Обиженный Тенгиз начал вынашивать план мести. Но отец
Инги – хозяин популярной сети закусочных – был в приятельских отношениях с
владельцем конноспортивного клуба Игорем Владимировичем Ларионовым,
крупным бизнесменом. И конюх связываться с Логуновой не стал.
Если бы шесть лет назад кто-то сказал Игорю Парфенову, что он будет
заниматься конным спортом, мальчишка бы от души расхохотался. Его мать, Вера
Михайловна, когда-то была женой известного в городе бандита. Игорь отца
помнил плохо. Тот часто приходил домой поздно, когда мальчик уже спал. В
памяти осталась только хищного вида машина, к которой Игорь боялся подходить
один. Ему казалось: еще несколько шагов, машина превратится в большое черное
чудовище и проглотит его. Он ждал, когда придет мама, возьмет его на руки и
усадит внутрь салона, вкусно пахнущего кожей. Страх проходил, и Игорь с
любопытством смотрел в окно.
Еще он помнил, как папа, отпуская его гулять, говорил маме: «Не суетись,
пусть растет самостоятельным пацаном. А если обидит кто, я им всем…»,- и с
силой ударял кулаком по столу. Игорю не нравились папины друзья, которые часто
1
1
Невидимая тень (англ.)
приходили к ним домой - здоровенные бритоголовые дядьки в черных кожаных
куртках, похожие друг на друга, как игрушечные солдатики из набора. Дядьки
сидели с отцом на кухне, звякали стаканами и говорили непонятные слова:
«волына», «лох», «забили стрелку». В такие часы мама уходила с Игорем в
дальнюю комнату. Они тихо сидели, пока папа не начинал кричать: «Верка, иди
сюда! Сделай нам с пацанами чего-нибудь пожрать!». Мама вздыхала, гладила
Игоря по голове и шла готовить еду. Мальчик хмурился, упрямо сжимал губы, но
никогда не плакал.
Однажды поздно вечером в квартиру пришли сразу человек десять. Кто-то
из них прямо порога негромко сказал маме Игоря несколько слов. Вера
Михайловна ахнула и медленно сползла по стене. Маленький Игорь выбежал в
коридор, прижался к маме и впервые в жизни заплакал. Самый высокий дядька
погладил его по голове и молча вышел из квартиры. За ним потянулись
остальные.
Через некоторое время Игорь заметил, как изменилась его мама, раньше
такая тихая и ласковая. Она перестала брать сына на руки, чтобы усадить в
машину. Книжки на ночь мальчику читала специально приглашенная нянька. Мама
вечером заходила в комнату на несколько минут, чтобы сказать сыну «спокойной
ночи» и поцеловать его в щеку. На вопрос Игоря: «а когда вернется папа?» Вера
Михайловна утерла пару слезинок и прошептала: «Папа уехал в другой город, там
сильно заболел и умер». Не могла же она сказать шестилетнему мальчику, что его
отец погиб в бандитской перестрелке.
Вера Михайловна весьма успешно распорядилась деньгами мужа.
Видавшие виды «ударники капиталистического труда» восхищались ее деловой
хваткой. Очень скоро она стала хозяйкой двух салонов красоты, фитнесс-центра и
крупного магазина элитной косметики. А потом снова вышла замуж. Ее избранник,
Владимир Сергеевич Скворцов, был на два года моложе и работал в крупной
компании директором по персоналу. Он понравился Вере Михайловне спокойным,
невозмутимым характером. К тому же Скворцов имел атлетическую фигуру, а не
пивное брюшко, свойственное приличному числу мужчин его возраста. Как-то раз
при их совместном визите в конный клуб он элегантно разогнул старую подкову.
Мнение мужа Вера Михайловна уважала и частенько к нему прислушивалась. Его
разумные советы не раз помогли Вере Михайловне принять важные решения в
бизнесе. Радовало мать и то, что Скворцов по-настоящему привязался к ее сыну.
Они вместе ездили на рыбалку и за грибами, ходили на футбол. Даже фильмы им
часто нравились одни и те же. Игорь отчима очень уважал, но «папой» не называл
никогда.
Веру Михайловну Скворцов искренне любил. Это вызывало зависть подруг,
без конца твердивших, что Владимир Сергеевич просто пытается войти к ней в
доверие, чтобы в итоге претендовать на немалое наследство. Вняв советам, мать
Игоря составила брачный контракт, чтобы в случае развода ее супруг не получал
ничего. При подписании контракта Скворцов, прочитав текст, лишь весело
ухмыльнулся.
Из других родственников у Игоря был только дядя, Петр Михайлович,
который в свое время отслужил без малого четверть века на Северном флоте в
звании мичмана. Он так проникся красотами русского Севера, что после окончания
службы твердо решил остаться. И с тех пор работал егерем в охотхозяйстве
километрах в пятидесяти от районного центра с любопытным названием Лоухи.
2
Петр Михайлович регулярно звонил сестре и уговаривал приехать к нему хотя бы
на недельку. Обещал угостить лесными деликатесами, организовать баньку,
рыбалку. Особенно настойчиво просил привезти племянника, которого видел
последний раз, когда «тот еще пеленки мочил». Однако Вера Михайловна не
горела желанием, как она выразилась, «кормить комаров» и каждый раз вежливо
отказывалась.
Пока Вера Михайловна строила свой бизнес, воспитанием сына занимались
многочисленные няньки, гувернеры, репетиторы. Наставников Игоря она
увольняла регулярно, лишь только ей начинало казаться, что обучение идет не
так, как нужно. Повзрослевший Игорь в шутку вспоминал о количестве своих
наставников строчками из лермонтовского «Бородино»: «Все промелькнули перед
нами. Все побывали тут». Несмотря на столь плотную опеку, парень рос весьма
самостоятельным и независимым, с обостренным чувством справедливости. В
восьмом классе он вступился за первоклашку, у которого три старшеклассника
отобрали портфель и играли им в футбол. Драка получилась жестокая, Игорю
разбили нос, поставили здоровенный синяк под глазом. Однако хулиганы сами
немало пострадали от его бешеного натиска и в итоге позорно ретировались с
поля боя. Мать Игоря закатила грандиозный скандал. В кабинете директора школы
Игорь упорно молчал в ответ на грозные требования Веры Михайловны выдать
имена хулиганов и первоклашки, из-за которого, по ее мнению, сын мог стать
инвалидом. На следующий день она устроила Игоря в секцию самбо. Сын
выдвинул в ответ единственное условие - на занятия он будет ездить сам, без
сопровождения водителей и охранников.
Через полгода Вера Михайловна наведалась в спортшколу, решив лично
поинтересоваться успехами сына. К ее величайшему изумлению, об ученике по
имени Игорь Парфенов там никто давно уже не слышал. Кипя от возмущения,
Вера Михайловна ринулась домой и устроила сыну «допрос с пристрастием». Как
выяснилось, Игорь и не думал заниматься самбо. А все деньги,
предназначавшиеся для оплаты занятий, тратил в «Макдоналдсе» на котлеты для
бездомных собак. Вера Михайловна припомнила, что пару раз наблюдала, как за
Игорем следовали несколько огромных псов настолько свирепого вида, что от них
в испуге шарахались даже соседские питбули и стаффорды. Сразу после
разговора с сыном Вера Михайловна наняла для него персонального охранника.
Потом позвонила в ветстанцию и вскоре собак отловили. Вера Михайловна с
упорством бульдозера продолжала кипучую деятельность по поиску хобби для
сына. Наконец кто-то посоветовал ей устроить мальчика в конноспортивную
школу. Разумеется, выбрана была самая лучшая в городе. К большому удивлению
мамы, Игорь очень привязался к лошадям. Вера Михайловна с легкой руки
записных конюшенных шутников быстро получила прозвище «Missis «Why2» - за
гигантское количество бестолковых вопросов, начинающихся со слова «Почему?».
Поток «почемучек» прекратился после того, как с ней по настоянию владельца
клуба побеседовал начальник конной части Геннадий Михайлович Гривцов.
Беседа прошла не в дружеских тонах, однако Вера Михайловна стала посещать
занятия сына гораздо реже и вела себя значительно спокойней. В качестве
подарка на совершеннолетие Вера Михайловна, при непосредственном участии
Гривцова, купила Игорю коня. Оформляя покупку на сына, она шутливо сказала:
- Свою машину тебе рано, для начала пусть будет своя лошадь.
2
3
Госпожа «Почему?» (англ.)
Парфенов ради удобства решил звать коня Невидимкой. Но вспомнил
обычай конников давать лошадям в качестве прозвищ человеческие имена,
созвучные с кличкой. Так «Невидимка» стал еще и «Димкой». Однажды, сидя в
автобусе, Парфенов позвонил коноводу и сказал:
- Я сегодня не приеду. Ты Димку погоняй в бочке. И хвост ему подровняй.
Пассажиры проводили Игоря сочувственными взглядами. Мол, сбрендил паренек.
Гоняет какого-то Димку в бочке, да еще и хвост у него мерещится. Игорь осознал
нелепость ситуации и с тех пор этот вариант клички употреблял только на
конюшне.
Геннадий Михайлович взял юношу и коня под свою опеку. Эту пару в клубе
считали одной из самых перспективных. Парфенов уже имел первый разряд по
конкуру. Гривцов считал, что на ближайших соревнованиях Игорь способен
выполнить норматив кандидата в мастера спорта, статус турнира это позволял.
Игорь продолжал разминку. Возле зрительских трибун он увидел девушку
лет семнадцати. Она сидела на раскладном стуле, крепко сжимая в тонких
изящных руках карандаш и большой блокнот. На листе блокнота виднелся
набросок рисунка. Длинные, прямые, цвета спелой пшеницы волосы закрывали
лицо девушки, но она не торопилась их убирать. Несмотря на жару, на ней было
закрытое платье с длинными рукавами, застегнутое на смешные розовые
пуговицы. Спину девушка держала прямо и чуть напряженно.
«Первый раз ее здесь вижу. Откуда она взялась?»- подумал парень.
Чтобы лучше рассмотреть незнакомку, Игорь подъехал поближе. Девушка
повернула голову в их сторону и убрала волосы с лица. На обеих щеках виднелись
два тонких, едва различимых шрама. Однако они ее абсолютно не портили.
Девушка негромко произнесла:
- У тебя красивая лошадь.
Парфенов никогда за словом в карман не лез, но на этот раз промолчал. Он
всегда сожалел, что абсолютно не умеет рисовать, поэтому даже художниксамоучка вызывал у него уважение. Девушка спросила:
- Ты мне разрешишь ее нарисовать?
Игорь деликатно кашлянул и ответил:
- Это не она, а он.
- А как ее зовут?- собеседница проигнорировала уточнение.
Обычно при подобных вопросах Парфенов выдерживал паузу, делал
важное лицо и с выражением произносил: Invisible Shadow. Но сейчас он, не
задумываясь, сказал:
- Его зовут Димка.
- Почему Димка?
- Официальная кличка у него на английском языке. Переводится как «Невидимая
тень». Невидимка, в общем. А попросту – Димка.
Игорь заметил, что при слове «Невидимка» девушка вздрогнула. Она
говорила очень тихо, и Парфенову пришлось подъехать очень близко, чтобы
расслышать все слова. Конь неожиданно вытянул шею, аккуратно просунул голову
между планками ограждения, и коснулся губами волос девушки. Та вздрогнула,
положила блокнот на колени и подняла руку. Движение показалось юноше
неестественным, как будто девушка сделала это наугад. В следующий миг ее
пальцы коснулась носа лошади. Конь немного подумал и осторожно зашарил
губами по ладони девушки.
4
- Какие мягкие,- светло и немного грустно улыбнулась она.
Парфенов вынул из кармана лошадиное лакомство. Наклонился и протянул его
своей собеседнице.
- Возьми, угости его.
Девушка быстрым движением убрала руку.
- Не бойся, он конь спокойный,- приняв ее реакцию за испуг, сказал Игорь.
Незнакомка снова протянула руку. Игорю пришлось свеситься в седле,
чтобы вложить угощение в ее ладонь. Невидимка нетерпеливо подтолкнул
девушку под локоть, и лакомство упало на землю.
- Ой, какая я неловкая,- огорчилась девушка,- Дай еще кусочек, пожалуйста.
- Можно этот дать, сказал Игорь.- Только песок отряхни.
- Я не вижу,- ответ прозвучал тише шелеста листьев на легком ветру.
- Чего не видишь?- не понял юноша.
- Вообще ничего,- так же тихо ответила незнакомка.- Я слепая.
- Как это слепая?- опешил Парфенов.
- Вот так,- немного раздраженно сказала девушка. Потом вздохнула и добавила:
- Извини.
- Это ты извини,- ответил Игорь.- Как тебя зовут?
- Лиля.
- А меня Игорь. Парфенов.
- Очень приятно, Игорь Парфенов,- на лице девушки снова появилась светлая
улыбка.
«Как солнечный лучик в непогоду»,- подумал юноша.
- Я тебя здесь раньше не видел,- сказал Парфенов.
- Меня мама на другую конюшню возила, поближе к дому. Но там собаку злую
завели, она меня уже два раза чуть не укусила. Поэтому мы решили, что теперь
будем сюда ездить.
- Подожди,- недоуменно произнес Игорь.- Говоришь, что слепая, тогда откуда ты
взяла, что у меня лошадь красивая?
- Они все красивые. Я их чувствую,- немного смутившись, ответила Лиля.- И
лошадь твоя вовсе не невидимка. Я вижу, что у нее передние ноги в белых чулках.
- Точно,- изумился Парфенов.- Быть такого не может,- добавил он, имея в виду
догадку Лили.
- Но я же права?
- Права,- эхом ответил парень.
- Эй, гусар летучий, хватит перед девушками рисоваться!- раздался за спиной
Игоря веселый голос Гривцова.
Молодой человек развернул коня, чтобы подъехать и поздороваться с
тренером. Но тот смотрел не на Игоря, а на Лилю.
- Здравствуйте, Лиля,- с отеческими нотками в голосе произнес Гривцов.
- Здравствуйте, Геннадий Михайлович,- обрадованно произнесла девушка.
- Я вас давно сюда зазывал, а вы отнекивались,- мягко укорил Гривцов.
- Все меняется,- улыбнувшись, философски заметила Лиля.
Парфенов удивленно посмотрел на тренера. Гривцов подал руку для приветствия
и пояснил:
- Занесло меня как-то на выставку художников-анималистов. Понравились мне там
два карандашных рисунка.
- Жеребенок и табун,- подсказала девушка.
5
- Именно так,- поблагодарил за подсказку Гривцов.- Лошади, как живые, жеребенок
- ужасная шкодина. Под рисунками подпись – Лилия Симакова. Спросил у
администратора, кто же это такая. Да вон, отвечает, сидит на стуле в уголке. Так и
познакомились. Приглашал ее к нам в клуб, да видно, плохо, раз только сейчас
приехала,- с шутливой обидой в голосе закончил свою речь Геннадий Михайлович.
- Очень хорошо приглашали,- возразила Лиля.- Просто до вас далеко ехать. А вы
Игоря тренируете?
- Есть такое дело, являюсь тренером этого гусара. Ленив он бывает, но в целом
очень даже неплохой боец.
- Когда это я ленился?- возмутился Парфенов.
- А кто неделю назад третью тренинговую рысь сачканул?- прищурился Гривцов.
- Вы же сами сказали - по состоянию лошади. Мне показалось, что Невидимке три
рыси многовато будет.
- Смотри-ка, вывернулся,- усмехнулся тренер.- Игорь, меня Ларионов попросил
срочно съездить, посмотреть пару лошадей. Поработай сегодня манежную езду
самостоятельно.
- Без проблем,- отозвался юноша.
- Тогда до завтра.
- До свидания, Лиля,- попрощался Гривцов с девушкой, направляясь к стоянке.
- Счастливо, Геннадий Михайлович,- улыбнулась Лиля.
Игорь поймал себя на мысли, что ему хочется слезть с лошади, сесть рядом
с Лилей и поговорить. Неважно о чем, просто ему вдруг стало легко и хорошо.
Девушка почувствовала его настроение:
- Ты скоро лошадь в конюшню поведешь?- спросила она.
- Ага.
- Можно, я Димку поглажу?
- Нужно,- мягко улыбнулся Игорь. Он слез с коня и подвел его к девушке.
Лиля протянула руку, пытаясь найти голову лошади, но Невидимка сам
уткнулся ей в ладонь большим влажным носом. Девушка осторожно встала,
неуверенным движением обняла его за шею. Конь вздрогнул, но с места не
сдвинулся.
- Ты еще долго здесь будешь?- поинтересовался Игорь.
- А который час?
- Почти семь вечера,- взглянув на часы, ответил молодой человек.
- Ой, уже семь?! Сейчас мама должна приехать.
Парфенов увидел, как по дорожке, ведущей от ворот клуба к манежу
быстрыми шагами идет женщина лет сорока, одетая довольно просто, но со
вкусом. Когда она подошла поближе, Игорь поразился ее сходству с Лилей. Такие
же длинные золотистые волосы. Тонкие черты лица. Пристальный, немного
грустный взгляд серых глаз. Увидев, как девушка обнимает лошадь за шею, она
ускорила шаг и, подойдя к Лиле, громко произнесла:
- Дочка, не стоит этого делать.
- Привет, ма,- радостно ответила девушка.- Не волнуйся, я чувствую, что она
очень добрая,- слегка прижавшись щекой к шее Невидимки, добавила она.
- Такая же добрая лошадь недавно тебя чуть не уронила.
Игорь решил вмешаться:
- Не волнуйтесь, все под контролем.
Ответ Лилиной мамы прозвучал не так, как ожидал юноша.
6
- Неплохо бы поздороваться, молодой человек.
- Извините,- смутился парень,- добрый вечер. Меня зовут Игорь Парфенов.
- Добрый вечер,- ответила женщина.- Я Александра Сергеевна, мама Лили.
- Я догадался,- улыбнулся Игорь.- Вы очень похожи.
- Это у нас фамильное,- сказала Александра Сергеевна. Слова юноши ей
понравились.
- Молодой человек, такое общение с лошадью опасно для Лили. Похоже, вы уже в
курсе, что моя дочь не видит,- было заметно, что женщина сознательно избегает
слова «слепая».
- Мама…,- в голосе девушки прозвучал укор.
- Ты же знаешь, что я за тебя постоянно волнуюсь, когда оставляю одну. Поехали
домой. Давай я тебе помогу.
- Не надо,- мягко, но настойчиво ответила Лиля.- Я сама.
Она взяла прислоненную к стулу белую трость (как я раньше трость не
заметил?- удивился Парфенов) и сделала несколько шагов, ощупывая дорогу
перед собой. Произнесла с легкой грустью:
- До свидания, Игорь Парфенов. До свидания, Димка-Невидимка.
- Почему мне не хочется, чтобы она уходила?- поймал себя на мысли парень. А
вслух сказал, обращаясь сразу к девушке и ее маме:
- До свидания, хорошего вечера.
Александра Сергеевна, взяв дочь под руку, направилась к выходу.
Игорь, ведя коня в поводу, медленно пошел по манежу вслед за ними. Он
увидел, как женщина помогла дочери сесть на заднее сиденье подержанной
«Лады» десятой модели.
- Машинка у них не очень,- с непонятным чувством досады подумал юноша, зачемто запомнив номер автомобиля. Сам он ездил на новом «Хендэ-Солярис»,
зарегистрированным на одну из фирм Веры Михайловны.
- Поеду домой пораньше, раз уж так получилось,- подумал Игорь, направляясь в
конюшню вместе с Невидимкой. Находясь под впечатлением от встречи с Лилей,
он забыл позвонить коноводу, чтобы тот принял у него лошадь после тренировки.
Глава 2.
Дома Игорь наскоро поужинал, и сел за компьютер. Набрав в поисковой
системе «Лилия Симакова», он получил с десяток ссылок на разные сайты, где
было опубликовано ее творчество. Рисунки Лили ему понравились. Иногда
возникало желание, чтобы нарисованные лошади ожили.
- Интересно, в «Контакте» она есть?- подумал Игорь. И тут же досадно
поморщился. Какой «Контакт», если Лиля ничего не видит? Но, немного
поразмыслив, решил проверить. К его удивлению, анкета в этой социальной сети
была зарегистрирована почти шесть лет назад. Молодой человек открыл альбом
девушки и недоуменно закрутил головой. На нескольких фото Лиля вполне зряче
играла в волейбол и настольный теннис.
«Ничего не понимаю»,- раздраженно подумал Парфенов.- «Меня что, разыграли
сегодня?»
Чтобы немного успокоиться, парень пошел на кухню сварить себе кофе.
Зазвонил телефон. Игорь нехотя снял трубку.
- Але.
7
- Игорь, ты уже дома?- голос его мамы прозвучал громко и требовательно.
- Дома.
- Меня с Володей пригласили в гости Сергей Васильевич и его жена. Мы
останемся ночевать у них.
Парфенов поморщился. Подполковника полиции Сергея Васильевича
Козлова он недолюбливал. Козлов был тучен, хамоват и при каждой встрече
заводил разговор о том, как нужно правильно устраиваться в жизни, приводя в
пример Веру Михайловну. Мать Игоря периодически попадала в неприятные
ситуации, связанные с ездой, мягко говоря, не по правилам дорожного движения.
Козлов занимал солидную должность в ГИБДД и за умеренную плату
неоднократно спасал Веру Михайловну от гигантских штрафов. Едва ли не
единственным положительным качеством Козлова была искренняя ненависть к
пьяным водителям. В этом случае нарушитель мог предлагать любые деньги, но
подполковник только больше свирепел и пару раз доводил дело до обвинения в
даче взятки должностному лицу.
Супруга Козлова получала изрядные скидки в салонах и магазинах,
принадлежащих Вере Михайловне. Обе женщины регулярно устраивали набеги на
модные бутики, обсуждая по нескольку часов свои новые приобретения. На
похвалы в адрес мамы Игоря Ирина Валентиновна не скупилась. Вере
Михайловне такое внимание к своей персоне льстило, а Игоря злило до крайности.
Юноша понимал, что достойным образованием, уровнем жизни и даже хорошей
лошадью он обязан богатству матери. Но дурацкие наставления Козлова и
приторные речи Ирины Валентиновны выводили его из себя. К тому же Сергей
Васильевич нелестно отзывался о лошадях. Мол, пахнут они неприятно, и будь его
воля, разводил бы их только для производства дорогой колбасы. Один раз Игорь
еле сдержался, чтобы не рассказать во всеуслышание известный едкий анекдот о
том, как тезка подполковника сообщал автолюбителю свою должность и фамилию.
- Я понял,- буркнул молодой человек, заканчивая разговор. Затем со смешанным
чувством необходимости и неприязни набрал другой номер. Трубку сняли сразу:
- Я слушаю.
- Сергей Васильевич, добрый вечер.
- Добрый вечер, Игорь,- лениво ответил подполковник.- А Вера Михайловна к нам
в гости собралась.
- Я знаю. У меня есть большая просьба.
- Говори быстрее. Футбол скоро начнется.
- Мне надо узнать данные владельца машины.
- Что случилось?- голос Козлова стал серьезным и злым.- Тебе кто-то машину
помял и уехал? Или на дороге подрезал? Ты только скажи, я его так уделаю – век
помнить будет.
- Ничего не случилось,- раздраженно ответил юноша.- Просто очень надо.
- Не пойдет,- пробормотал Козлов.- Информация конфиденциальная и просто так
я ее не даю. Даже за большие скидки в магазинах твоей мамы,- глупо пошутил он.
Игорь вздохнул:
- Я на тренировке с девушкой познакомился. Телефон попросить не успел, она с
мамой на машине уехала.
О том, что Лиля не видит, Парфенов упоминать не стал. Козлов в общении
со знакомыми был не воздержан на язык и мог проболтаться о слепоте девушки
своей супруге. А Ирина Валентиновна все, услышанное от мужа, тут же
8
пересказывала Вере Михайловне.
- Хе-хе, прямо бразильский сериал,- хмыкнул Сергей Васильевич.- Давай, говори
номер.
Игорь на секунду задумался, затем назвал номер машины.
- Жди,- ответил подполковник.
Перезвонил он быстро, продиктовал адрес и телефон. И принялся пошло
шутить:
- Я думал, там «Мерседес» или «Лексус». А оказалась «Лада» «лохматой»
модели. Небогатую подружку ты решил себе завести. Девчонка хоть симпатичная,
с фигурой? Потом расскажи, что да как. Не зря же я старался.
- Юноша представил сальную улыбку Козлова, стиснул зубы и тихо сказал:
- Большое спасибо за помощь.
- Будь здоров,- откровенно зевнув, ответил подполковник.
Глава 3.
Лиля приехала домой взволнованная. До этого ее жизнь текла размеренно и
спокойно. Прогулки с мамой, рисование, занятия с преподавателями. Иногда она
слушала радио или музыку, записанную ей в плеер соседкой Светой, которая
приходила в гости пару раз в неделю. Света также вела в социальной сети ее
страничку. Лиля догадывалась, что визиты соседки носят характер обычного
сочувствия. Девушка привыкла к ноткам жалости в словах людей, узнавших о ее
слепоте. Но беседа с Игорем не укладывалась в эти рамки. В голосе молодого
человека звучало удивление, непонимание, искренность. Все, что угодно, но
только не жалость. Это было необычно, приятно и немного страшно. В памяти
всплыли события двухлетней давности. Казалось, страшнее того январского
вечера в ее жизни не будет больше ничего. Но судьба распорядилась иначе.
Сначала мир начал мутнеть, затем он потерял цвет. А потом от всего, что ее
окружало, что она так любила рисовать, остались серые расплывчатые силуэты.
- Надо что-нибудь почитать,- подумала девушка, решив отвлечься от нахлынувших
воспоминаний.
Лиля не любила читать книги для слепых. Стоило только пальцам
наткнуться на неприятную сцену или грубое слово в тексте, как тут же возникало
желание помыть руки. Физические ощущения были так сильны, что девушка раз и
навсегда отказалась от затеи с чтением по Брайлю3. А вот слушать аудиокниги ей
очень нравилось. Голос профессионального чтеца завораживал, заставлял
сопереживать вместе с героями. Еще будучи зрячей, девушка посмотрела фильм
«Стрелы Робин Гуда». Он ей не понравился, но песня знаменитого барда,
прозвучавшая в одной из сцен, запала в душу. Лиля иногда останавливала запись
и вспоминала слова из песни:
Липли волосы нам на вспотевшие лбы.
И сосало под ложечкой сладко от фраз.
И кружил наши головы запах борьбы,
Со страниц пожелтевших слетая на нас.
Размышления прервал звонок городского телефона. Лиля сняла трубку.
- Я слушаю.
3
9
Луи Брайль – автор рельефно-точечного шрифта для слепых. (Прим. авт.)
- Добрый вечер,- раздался голос Игоря.
Девушка от удивления не произнесла ни слова. Прошла минута, другая.
- Лиля, ты меня слышишь?- нарушил молчание парень.
- Да,- проронила она.
- А почему молчишь?
- Откуда у тебя наш номер телефона?
- Было трудно, но мы достали,- уклончиво сказал Игорь.
- Зачем ты звонишь?
- Хочу пригласить тебя на прогулку.
- Какую прогулку?
- Ну, можно поехать в лесопарк, там сейчас очень красиво. Белки ручные, прямо с
рук семечки и орехи берут.
Парфенов произнес эту фразу и осекся.
«Вот идиот»,- подумал он.- «Какие белки, Лиля же слепая».
- Спасибо, Игорь, но я не могу. Скоро мама придет, мы будем заниматься,- тихим
голосом ответила девушка.
Юноше показалось, что из трубки повеяло теплым ветерком, настолько ему
нравился голос Лили.
- Но в будущем ты не отказываешься?
- Я подумаю. Извини, пожалуйста, я немного занята.
- Не вопрос,- фальшиво-бодрым голосом ответил Игорь.- Тогда пока-пока?
- До свидания, Игорь.
В трубке раздались частые гудки. Юноша медленно положил телефон на
стол. Он искренне надеялся, что после разговора девушка снова попросит его
разрешения нарисовать Невидимку и тогда они увидятся. Однако разговор не
принес ничего, кроме чувства досады на самого себя. Парфенов не привык к
отказам, когда речь шла о прогулках и свиданиях. Он всегда получал согласие
приглашенной им девушки. Игорь понимал, что не смог выбрать верный тон,
говорил не те слова. И теперь сердился.
На смену досаде пришло легкое удивление.
- Неужели Лиле все равно?- думал юноша.- Ну ладно, пусть она меня не видит, и
думает, что я какой-нибудь Квазимодо. Но поговорить-то могла нормально.
Лежащий на столе телефон квакнул и издал серию звуков, напоминающих
хор бродячих котов в разгар весны. Парфенов поморщился, но трубку взял.
- Але.
- Приветики!- раздался веселый голос Инги Логуновой.- Чего делаешь?
- Хожу по квартире и в шахматы играю,- буркнул Игорь.- Что ни шаг, то мат,скаламбурил он.
Инга хихикнула.
- Пошли в кино,- предложила она.- Я смотрела расписание, есть сеанс в десять
вечера.
«Сходить, что ли?»- подумал юноша.- «Все равно делать нечего. Хотя порой с
Логуновой еще хуже, чем дома одному. Как начнет болтать про дискотеки и
шмотки. По всем подружкам пройдется».
Дипломатично выждав паузу, Игорь произнес:
- Я перезвоню.
- Океюшки,- пропела Инга и повесила трубку.
Парфенов вспомнил последнее свидание с Логуновой. Девушка без умолку
10
рассказывала о преимуществах одного модельного дома над другим. Игорь не
выдержал, перебил Ингу, и минут двадцать вдохновенно вещал о достоинствах
системы сменных ленчиков в седлах популярной марки. К концу его монолога до
девушки дошло, что Парфенов просто издевается. Она вскочила со скамейки и, не
прощаясь, ушла. Обладая красивой внешностью, Инга привлекала внимание
юноши. Мама Игоря всячески поощряла знакомство, намекая сыну на выгодную во
всех отношениях партию. Увлечение лошадьми тоже сближало Игоря и Ингу.
Только для Игоря лошадь была партнером и другом, а для девушки возможностью покрасоваться перед друзьями и знакомыми. Одним словом,
первый любил лошадь, вторая – себя на лошади.
Парфенов вспомнил светлую улыбку Лиле и ее тихий голос.
«Почему она ослепла?»- задавал Игорь сам себе вопрос и не находил ответа. За
размышлениями он не заметил, как прошло больше получаса. Снова зазвонил
мобильник.
- Але,- буркнул в трубку Парфенов.
- Ты чего не звонишь?- капризным голосом сказала Инга.
- Извини, задумался.
- Обо мне?- игриво спросила Логунова.
- Почти.
- Как это «почти»?
- Потом объясню.
- Мы идем в кино или нет?
- Идем.
- Класс! Жди меня в холле кинотеатра. Пока-пока, до встречи.
- Договорились,- сказал Игорь и повесил трубку.
Надев легкие светлые брюки, модную рубашку с коротким рукавом и
удобные ботинки, он вышел из дома. До торгово-развлекательного центра
Парфенов добрался пешком. Купил два билета, выпил стакан сока и сел в кресло
недалеко от входа. Инга появилась за пять минут до начала сеанса. Игорь
негромко окликнул девушку.
- Приветик!- улыбнулась Инга, подставляя щеку для поцелуя. Выглядела девушка
сногсшибательно. Со всех сторон на Парфенова устремились завистливые
мужские взгляды.
- Идем смотреть кино?- спросила Инга, нисколько не усомнившись в том, что
билеты уже куплены.
- Пошли,- ответил Игорь, галантно подставляя локоть.
Логунова царственным жестом взяла юношу под руку. Парфенов, зная, что
девушка терпеть не может ни попкорн, ни кока-колу, предлагать ей эти
«деликатесы» не стал.
Сев на свое место, Инга оглядела зал в поисках достойных соперниц.
Убедившись в их отсутствии, она положила голову на плечо Игоря. Молодой
человек почувствовал легкий приятный запах дорогих духов.
«Умеет она произвести впечатление»,- мелькнуло у него в голове.
Начался сеанс, и Игорь отбросил мысли о красоте Инги. Фильм был интересным,
шептаться и зевать от скуки не пришлось. Когда герой и героиня фильма вплотную
приблизились к закономерному хэппи-энду, Парфенов почувствовал, как рука Инги
коснулась его руки и аккуратно ее сжала. Пожатие повторилось еще раз, немного
сильнее, а потом губы девушки скользнули по его щеке. Игорь аккуратно
11
отстранился, сделав вид, что ему надо немного передвинуться в кресле. Инга
повторила маневр. На этот раз Парфенов обратил внимание на свои ботинки и
тщательно перевязал и без того прекрасно завязанные шнурки. В зале вспыхнул
свет. Девушка разочарованно отпустила руку Игоря. Парень не понимал, почему
он так себя ведет. Инга ему нравилась. Месяцем раньше он, скорее всего, ответил
бы взаимностью. А сейчас что-то удерживало его от ответных шагов.
Они вышли на улицу. Яркое летнее солнце садилось в чистое, светлое небо.
Медленно уходящие за горизонт солнечные лучи озаряли все вокруг ласковым
огнем.
«Погода хорошая, а гулять не хочется»,- подумал Игорь.
Инга сказала:
- Тебе со мной неинтересно?
Игорю хотел откровенно ответить «Не очень»,- но решил не грубить.
- Настроение так себе.
- Это из-за девушки, с которой ты на тренировке разговаривал?- хитро
прищурившись, спросила Логунова.
Молодой человек от удивления остановился.
- Какой девушки?
- А что ты так разволновался?- ехидно поинтересовалась Инга.
- Ты-то откуда про нее знаешь?
- Да уж знаю.
«Везде ей нос сунуть надо»,- со злостью подумал Парфенов и небрежным тоном
произнес вслух:
- Ну и знай, мне-то что.
- Фи, как грубо,- наморщив носик, обиженно произнесла девушка.
- Не сердись,- примирительно пробормотал Игорь.- Давай я тебя провожу и домой
пойду. Договорились?
Инга надулась и всю дорогу молчала.
Парфенов вернулся домой и с порога набрал телефон Лили. Девушка
ответила быстро, словно ждала этого звонка.
- Привет!- бодро произнес Игорь.
- Здравствуй,- тихо сказала Лиля.
- Ты завтра приедешь к нам в клуб рисовать?
- Да, меня мама привезет.
- Во сколько?
- Часам к пяти.
- Тогда там и увидимся?
- Посмотрим,- уклончиво ответила девушка. Помолчав, добавила:
- Я рада, что ты позвонил.
Парфенов начал судорожно искать подходящие для ответа слова, но Лиля уже
повесила трубку.
Игорь озадаченно потер макушку. Сходил на кухню, заварил себе крепкого кофе.
Набрал номер Гривцова:
- Геннадий Михайлович, добрый вечер. Я не помешал?
- Излагай,- ответил тренер.
- Можно, мы завтрашнюю тренировку перенесем на пять часов?
- Зачем?
- Мне очень надо. Пожалуйста, Геннадий Михайлович,- умоляюще произнес
12
юноша.
- Только в виде исключения. Тебе повезло, что я в это время буду свободен.
- Спасибо большое!- воскликнул юноша.- До свидания, извините, что побеспокоил.
- Не за что,- добродушно буркнул тренер и повесил трубку.
Глава 4.
Сев на коня, Игорь огляделся. В манеже рысили и ездили галопом еще
четыре всадника. В одном из них юноша узнал Павла Буркова - своего ровесника и
извечного соперника на соревнованиях. Павел был симпатичным, по мнению
многих девушек, парнем - скуластое лицо, нос с легкой горбинкой и упрямые
тонкие губы. Короткая модная стрижка, тёмно-карие глаза, спортивная фигура.
Бурков сидел в седле легко и свободно, распрямив спину и развернув плечи.
Увидев Парфенова, он небрежно кивнул, изображая приветствие. Игорь в ответ
слегка поднял хлыст. Невидимка недоуменно повел ушами. Юноша чуть
наклонился и похлопал его по шее, давая понять, что движение хлыста
предназначалось не для коня.
Игорь по разным причинам относился к Павлу достаточно прохладно.
Парфенов считал, что Бурков слишком увлекается хлыстом и шпорами, заводя
лошадь на барьеры. Геннадий Михайлович, разбирая соревнования, неоднократно
говорил Игорю, что именно эта дурная привычка в очередной раз помешала
фамилии Буркова оказаться строчкой выше в итоговом протоколе. Но у Павла был
свой тренер, а вмешательство в чужой тренировочный процесс считалось у
конников дурным тоном. Еще больше Игорю не нравилась манера Буркова
разговаривать со сверстниками высокомерным, пренебрежительным тоном. Хотя с
девушками Павел был мил и любезен, не упуская любую возможность поцеловать
юную всадницу в щечку или элегантно приобнять за талию. Самым удивительным
было то, что при такой галантности и обходительности, взаимностью Буркову
отвечали редко.
Однажды Павел выкинул на манеже перед симпатичной всадницей
очередной экстравагантный номер. Гривцов, находясь сильно не в духе, после
этого назвал Павла «сластолюбивым козленком». Добавив через пару секунд, что
«козел из него вырастет знатный». Бурков слов Гривцова слышать не мог. А
поблизости, как считал Геннадий Михайлович, никого не было. Однако за его
спиной, на самом верхнем ярусе трибуны, тихонько сидела Инга. Логунову этот
пассаж Гривцова насмешил до слез. Но авторитет Геннадия Михайловича в клубе
был столь высок, что девушка решила ни с кем не делиться услышанным, хотя ее
периодически так и распирало.
Парфенов поднял Невидимку в рысь. Конь игриво мотнул головой, сразу
взяв хороший темп. Игорь чуть одержал лошадь и задал более спокойный ритм
движения. Появился Гривцов.
- Добрый день,- поздоровался он.
- Добрый день,- отозвался юноша.
- Какую рысь делаешь?
- Первую.
- Сегодня сымитируем соревнования,- сказал тренер.- Порыси активно еще минут
пять и начинай галоп. А я пока маршрут придумаю.
Игорь, не прекращая разминку, смотрел по сторонам и огорченно замечал,
13
что Лиля до сих пор нет. Вскоре Гривцов расставил барьеры и Парфенову
пришлось оставить свои попытки увидеть девушку. Минут через двадцать тренер
скомандовал:
- Все, шагайте. Очень прилично получилось. Отдельный, как у молодежи
говорится, респект и уважуха за то, что пару раз коня ногой на барьер «дожал», а
хлыст в покое оставил. Можешь не сомневаться, он тебя за это отблагодарит на
соревнованиях.
Игорь перевел дух. Гривцов добродушно усмехнулся:
- Твоя причина переноса тренировки идет. Не несись сломя голову, гусар летучий,
отдай лошадь коноводу.
Юноша изумленно посмотрел на тренера. Гривцов подмигнул и зашагал в
конюшню.
Парфенов увидел Лилю, медленно идущую к ограждению манежа вместе со
своей мамой и поспешил подойти к ним.
- Добрый день, Александра Сергеевна,- подойдя, вежливо поздоровался он.
Женщина немного удивилась, что Парфенов запомнил, как ее зовут. Игорь
повернулся к Лиле.
- Привет,- тихо сказал он.- Я рад, что ты пришла.
- Здравствуй,- так же тихо ответила девушка.
И лукаво добавила:
- Неужели соскучился?
Парфенов опешил. Он ожидал чего угодно, но только не кокетства. Этого
ему хватало в общении с Ингой. Александра Сергеевна увидела его смущение и
отвернулась, скрывая улыбку. С недавних пор мама Лили заметила происходящие
с дочерью перемены. Девушка стала более общительной, чаще улыбалась и
шутила. Женщина отошла в сторону, чтобы не мешать беседе.
- Я, это, просто хотел тебя увидеть,- наконец выдавил Игорь.
Помолчал пару секунд и спросил:
- Ты сегодня будешь рисовать?
- Нет,- ответила Лиля.
- Хочешь, на конюшню сходим, к лошадям?
- Очень,- радостно ответила девушка.
- Мам, мы на конюшню сходим, ладно?
- Идите, только прошу, поосторожней. Я вас здесь подожду.
- Не волнуйтесь,- заверил ее Парфенов.
Игорь аккуратно взял девушку под руку и повел в сторону конюшни.
Несколько раз он бросал своим знакомым короткое слово «Привет». Когда его
пружинистым шагом обогнал невысокий худощавый мужчина лет тридцати, в
темном костюме и рубашке без галстука, Парфенов поздоровался с ним иначе.
- Добрый день, Николай Владимирович,- уважительно произнес Игорь.
- Добрый,- негромко ответил мужчина.
- С кем ты сейчас поздоровался?- спросила Лиля.
- Начальник службы безопасности нашего клуба,- пояснил Парфенов.
- Ты так его поприветствовал, будто он здесь царь и бог.
Игорь замедлил шаг.
- Понимаешь, он настоящий мужчина. Честно говоря, мне во многом хочется быть
похожим на него.
- Двенадцать подвигов Геракла?- пошутила Лиля.
14
- Не смейся, его Геннадий Михайлович очень уважает. Они дружат, хотя мой
тренер в два раза старше. А стать другом Геннадия Михайловича непросто.
Николай Владимирович тут лет пять, и за это время много чего произошло.
- Расскажешь?- спросила девушка.
- Я про поступки Николая Владимировича знаю только по рассказам. Но всему, что
слышал, верю. Про такого человека сочинять не будут. Сначала он получил кличку
Терминатор. На соревнованиях парочка пришлых хулиганов разошлась не в меру.
Так Николай Владимирович у них на глазах ударом ладони согнул металлическую
трубу, ограждающую трибуны. Небрежно, как будто бумажную. Подействовало
мгновенно. Как-то раз он заступился за девушку-коновода, которую ударил
владелец лошадей. Просто ткнул его пальцами в плечо. И тот две недели руку на
повязке носил.
- Точно Терминатор,- негромко засмеялась Лиля.
- Тот же владелец потом его подставить решил. Николая Владимировича чуть из
клуба не уволили. Ему очень девушка помогла, она у нас в клубе работает. Ее
зовут Лена. В общем, влюбились они друг в друга, а через год поженились. Лена
потом спасла Николая в прямом смысле слова. Перед крупными соревнованиями
он узнал, что владельца нашего клуба хотят убить. Ходил за ним по пятам,
прикрывал. Киллер от злости, что все сорвалось, в Николая выстрелил. Лена
увидела, как убийца пистолет поднимает, рванулась к мужу. Она невысокая, ей
пуля в плечо попала. А так бы Николаю в сердце.
- А дальше что?- тихо-тихо спросила Лиля.
- Лену «Скорая» увезла, киллера полиция.
- Не клуб, а детективное агентство,- сказала девушка.
- У нас не соскучишься,- подражая голосу Карлсона из известного мультфильма,
ответил Игорь.- Думаешь, это все? Не прошло и года, появились у нас в клубе
четыре друга-коневладельца. Трое мужчин и женщина. Вскоре одного из них
отравили, другому подпругу подрезали, он едва шею не свернул в полях. Пузырек
с ядом подкинули женщине. Полиция парнишку-коновода подозревала. Он
верующий был. Следователь решил, что парень на религиозной почве свихнулся.
Потому что масти лошадей были, как у всадников Апокалипсиса. Вороная, то есть,
черная, белая, рыжая и изабелловая. Это как бледная. Типа, устраняет фанатик
библейских самозванцев по указанию какого-то чокнутого гуру. Только Николай
Владимирович в это не поверил, свое расследование провел.
- И нашел убийцу?- затаив дыхание, спросила Лиля.
- Конечно. Финальная сцена была, как в книжках Рекса Стаута.
- Всех собрали в одной комнате, и ваш местный Ниро Вулф все разложил по
полочкам?
- Точно.
- Интересно, как он догадался?
- Я Геннадия Михайловича месяц уговаривал рассказать. Но все время получал
жесткий отказ.
- Жаль,- разочарованно вздохнула девушка.
- Вот мы и пришли,- сказал Игорь, останавливаясь и аккуратно открывая перед
девушкой тяжелую дверь. Внезапно налетевший сильный порыв ветра чуть не
вырвал из рук Парфенова дверную ручку.
Глава 5.
15
- Пойдем Невидимку угостим,- предложила девушка.
- Пойдем,- ответил Игорь, размышляя, отчего при солнечной и теплой погоде
вдруг задул холодный ветер.
Они сделали десяток шагов по коридору конюшни. Мимо быстро прошел Гривцов.
За ним, стараясь не отставать, торопился молодой человек лет двадцати пяти. Он
протянул Игорю руку, буркнул «привет» и двинулся дальше. Игорь вдогонку
спросил:
- Серега, что случилось?
Молодой человек бросил через плечо:
- Герою плохо.
Игорь вздрогнул. За время общения с лошадьми он ко многому привык, но
каждый раз переживал, когда лошади болели или умирали. Героем звали
двадцатисемилетнего голштинского мерина, в прошлом победителя многих
крупных соревнований по конкуру. Официальная кличка лошади была длинной Simply Dark Brown Hero4, но все давно называли старого коня коротко и по-русски Герой. Лет пять назад его привез в клуб перспективный всадник, который был
последним в спортивной биографии Героя. Спортсмен договорился с Гривцовым,
что конь будет стоять в клубе «на пенсии». К чести всадника, уехавшего за
границу, деньги за постой и уход он продолжал присылать регулярно. Герой все
дни гулял в леваде. Иногда он замирал на месте и поднимал голову вверх, словно
пытаясь разглядеть в небе что-то из своей спортивной жизни. А может, вспоминал,
как несмышленым жеребенком бегал за матерью, смешно разбрасывая ноги в
стороны. Ухаживал за конем штатный берейтор5 клуба Сергей Петров, тот самый
молодой человек, которого Игорь только что назвал Серегой. Петров очень
привязался к старому коню, всячески баловал его и лично убирал его денник. Хотя
Герою, как и любой другой лошади в клубе, для этого полагался конюх. Вообще-то
Сергей был далеко не подарок. Он всегда говорил правду в лицо, даже когда этого
и не требовалось. Любил пошутить, но шутки его часто были, как говорится, «на
грани фола». Однажды он отправил пару абсолютных новичков, ничего не
понимающих в верховой езде, оплачивать в кассу по четыре шенкеля6.
Кассир, разбирающаяся в конной терминологии, пару минут хохотала,
утирая слезы, выступившие от смеха. В другой раз Сергей написал на линейке,
которой тренеры измеряли высоту препятствий, свои комментарии. Отметка в два
метра была озаглавлена, как «беспредел». Рассвирепевший Гривцов, котрый
первым увидел «обновленную» линейку, пообещал автору воспитание розгами.
Петров отреагировал на это в своем стиле, втихую украсив любимый хлыст
Геннадия Михайловича кокетливыми розовыми бантиками.
Владельцу ахалтекинских лошадей Ивану Сердюкову, который имел
неосторожность нахамить Петрову, Сергей подложил в сумку вместо жокейки7
туркменскую тюбетейку. А в шкаф для амуниции повесил невесть откуда добытый
цветастый восточный халат. Иван, обнаружив «подарки», устроил грандиозный
скандал. Любой другой из клубного персонала за такие выкрутасы давно бы
4
Просто темно-гнедой герой (англ.)
Специалист по заездке молодых лошадей и работе с взрослыми лошадьми.
6
Шенкель - часть ноги ниже колена (икра), прилегающая к боку лошади. Одно из средств управления
лошадью при верховой езде.
7
Жокейка - специальный шлем для защиты головы всадника.
16
5
вылетел за ворота. Но только не Петров. Помимо прекрасных берейторских
данных, у парня был еще один талант, за который ему прощались
экстравагантные выходки. Серега мог «договориться» с любой лошадью.
Взбунтовавшийся в деннике жеребец, кобыла, трясущаяся от страха при виде
шприца, нервничающая при ковке молодая лошадь – все они буквально через
несколько минут после того, как к ним подходил Сергей, превращались в
ласковых, кротких и абсолютно послушных созданий. Со стороны было
совершенно непонятно, что делает невысокий худенький парнишка. Зато был
прекрасно виден результат.
Игорь в свободное время помогал Петрову ухаживать за Героем, несколько
раз на свои деньги покупал в ветаптеке дорогие лекарства. Однажды Парфенов
сидел за столиком в заполненном до отказа клубном кафе. И кто-то из молодых
всадников цинично спросил его:
- На фига тебе сдалось платить за лечение этой полудохлой клячи?
Игорь встал, молча опрокинул на новенькие бриджи парня чашку с горячим кофе.
Громко сказал «это тебе на лечение», запихнул парню за шиворот
тысячерублевую купюру, и с искаженным от ярости лицом вышел из кафе. Больше
подобных вопросов ему никто не задавал.
В последнее время Герой сильно сдал. Походы в леваду становились для
него все труднее. Иногда он спотыкался и падал. Каждый раз, когда Петров
пытался помочь коню встать, Герой с силой толкал Сергея головой, оттесняя в
сторону. Потом гордо поднимался на ноги, всем своим видом говоря: «Не смей
мне помогать! Я не такая развалина, как ты думаешь. Я еще не прыгал свой
последний конкур».
- Что с ним, Серега?- спросил Парфенов.
- Похоже, сердечко шалит. Как бы усыплять не пришлось.
Все четверо молча дошли до денника. Петров открыл дверь. Конь лежал на
боку и тяжело дышал. С усилием приподнял голову, посмотрел на людей. В его
глазах читались боль и нежелание признавать себя побежденным. Сергей присел,
положил ладонь на бок Героя и замер. Прошло несколько минут.
- Ну что, Сереж?- не выдержал Гривцов.
- Плохо, Геннадий Михайлович. Аритмия жуткая. От коня какие-то волны исходят.
Ни разу такого не встречал. Когда боятся – ясно. Когда злятся – тоже. А здесь
другое, никак не могу понять,- Сергей прикусил губу.
- Надо ветеринару позвонить,- сказал Гривцов, доставая из кармана телефон.
Лиля закрыла глаза и замерла. Среди неясного шума ей вдруг почудились
голоса. Один она узнала сразу, это говорил Петров. А второй… Лиля поежилась,
внезапно поняв, что он принадлежит Герою.
- Что, дружище, плохо тебе?- хрипло прозвучал в сознании девушки вопрос
Петрова.
- Ничего, справлюсь. Не в первый раз,- еле слышно ответил конь.
- Меня не обманешь. Ты лежи, мы уже ветеринара позвали.
- Помоги мне, я встать хочу.
- Нельзя тебе вставать.
- Здесь решаю я,- голос коня внезапно окреп, зазвучал громко и почему-то
торжественно.- Отойди с дороги!- последние слова выплеснулись криком в голове
Лили.
Петров вскочил на ноги, что стало полной неожиданностью для Гривцова и
17
Парфенова. Герой, разбрасывая опилки, взметнулся с пола денника. Игорь,
схватив Лилю в охапку, едва успел отскочить в сторону. Чуть не сбив
попятившихся людей, конь ринулся в крытый манеж. Там было пусто, полчаса
назад в конюшне начался обед. Торопливо вбежав следом, все увидели, как Герой
сделал несколько кругов и внезапно понесся галопом к единственному конкурному
препятствию. Взлетев над барьером, конь перепрыгнул его. Рухнул на
подкосившиеся ноги. Завалился на бок. Тихо заржал и затих. Игорь что-то
прошептал на ухо Лиле. Девушка молча взяла его за руку. Петров медленно
подошел к Герою, наклонился над ним и через несколько мгновений выпрямился.
- Всё,- тихо выдохнул Сергей.
- Родился Героем и умер, как герой,- грустно произнес Гривцов.
Петров зачем-то погрозил кулаком крыше манежа и беззвучно заплакал.
Лиля стояла молча, крепко сжав руку Игоря и не вытирая катящихся по щекам
слез. Парфенов посмотрел коню в глаза. В их прозрачно-черной глубине, уже
начинающей мутнеть, ясно читалось: «Я победил!»
Через день на опустевшем деннике Героя появился листок со стихами, в
котором были такие строчки:
Сердце кольнет невольно
И застучит не в такт.
Конь заржет беспокойно,
Переходя на шаг.
Дождик пролил из тучи
Слезы в мою ладонь.
Ты и сейчас самый лучший.
Старый конкурный конь!8
Стихи разошлись по всему конному Интернету. И это, наверное, была
лучшая память о коне с большим смелым сердцем, который ушел в лошадиный
рай непобежденным.
Игорь тронул Лилю за плечо и сказал:
- Пойдем на улицу.
- Пойдем,- эхом откликнулась девушка.
Выйдя из конюшни и зажмурившись от яркого солнца, Игорь произнес:
- Невеселую я тебе экскурсию организовал.
- Ты же в этом не виноват,- сказала Лиля и взяла Игоря за руку.
Навстречу им торопливо шла невысокая миловидная женщина лет сорока пяти.
- Можете не спешить, Ирина Николаевна,- остановил ее Парфенов. Все кончено.
- Это точно?- спросила женщина.
- Там Петров был,- и парень рассказал, что случилось с Героем.
- Извините, вы, наверно, ветеринар,- робко вмешалась в разговор Лиля.
- Ирина Николаевна Журавлева, ветврач клуба, к вашим услугам.
- Скажите, каково это,- не успеть помочь?- вдруг спросила девушка.
Журавлева неожиданно взяла Лилю за руку и сказала:
- А ну, пошли.
8
Здесь и далее стихи автора. Сборник «Равновесие снов», стр. 116. Издательско-торговый дом «Скифия»,
2013 г. (Прим. ред.)
18
Опытным взглядом врача она успела заметить, что девушка как минимум очень
плохо видит, поэтому ее шаги были хоть и настойчивыми, но аккуратными. Игорь,
ничего не понимая, шел рядом.
Ирина Николаевна привела девушку в другую конюшню, тоже стоящую на
территории клуба. Подвела к одному из денников, открыла дверь. На толстом слое
сухих, чистых опилок лежала большая серая кобыла с усталыми глазами. Она
тщательно вылизывала приткнувшегося к ее боку рыжего жеребенка со смешной и
трогательной белой «звездочкой» ровно посередине лба. Малыш испуганно и
удивленно таращился на людей.
Ветврач, не обращая внимания на недовольство кобылы, медленно завела
Лилю в денник.
- Присядь,- сказала она.
Девушка молча послушалась.
Журавлева ее ладонью провела по шерстке жеребенка. Потом сделала так, чтобы
кобыла лизнула Лилину руку. Девушка сидела молча, стараясь не двигаться.
- На выход,- коротко приказала Ирина Николаевна.
На улице, тронув Лилю за плечо, Журавлева произнесла:
- Вот так, милая моя. Работа ветврача иногда ставит тебя перед нелегким
выбором. Кому-то может показаться, что он жесток и несправедлив. Так подумала
и ты. Но скажи мне, что лучше – одна смерть и новая жизнь, появившаяся, как ни
страшно это звучит, в чем-то благодаря этой смерти. Или вторая смерть,
случившаяся потому, что я решила выбрать бесполезное сражение с первой.
- Не знаю,- прошептала Лиля.
- А я знаю,- жестко произнесла Ирина Николаевна.- Герою ничем нельзя было
помочь. И когда позвонил Геннадий Михайлович, я сделала свой выбор.
Жеребенок мог вообще не родиться, уйди я к вам всего лишь на десятьпятнадцать минут. Это были сложные роды.
После короткой паузы Журавлева сказала:
- Надо будет предложить владельцу назвать его Героем.
Лиля и Игорь улыбнулись.
- Ты на меня не обиделась?- обращаясь к девушке, произнесла Ирина
Николаевна.
- Нет, конечно,- сказала Лиля.- Извините, я задала вам глупый вопрос.
- Не глупый, милая, совсем не глупый,- тепло ответила Журавлева.- Ну а теперь
мне пора. До свидания.
Наклонившись к самому уху Парфенова, Журавлева шепнула:
- Береги ее, Игорь.
- Тебя, наверно, мама заждалась,- сказал Парфенов Лиле.
- Да, пора домой ехать,- согласилась девушка.
Они медленно шли к трибуне, но Александру Сергеевну встретили на
полпути.
- Дочка, мне надо срочно уехать,- немного волнуясь, сказала мама Лили. –
Подожди здесь, я постараюсь все быстро сделать и вернусь.
- Давайте, я Лилю домой отвезу,- предложил Игорь.
- Правда, мам, зачем тебе возвращаться?- сдерживая радостные нотки в голосе,
поддержала Игоря Лиля.
Александра Сергеевна нахмурилась, но потом одобрительно кивнула:
- Хорошо, везите. Только повнимательней на дороге, прошу вас. И убедитесь, что
19
Лиля зашла в квартиру.
- Все будет хорошо,- бодро отозвался Игорь.
- Я надеюсь,- снова нахмурившись, ответила Лилина мама.
Парфенов подвел Лилю к скамейке, стоящей в тени.
- Посиди здесь, пожалуйста. Я быстренько переоденусь и вернусь,- сказал он.
Потом заметил выбившийся из прически девушки локон, аккуратно поправил его.
Лиля подняла голову и улыбнулась. Парфенов бегом кинулся переодеваться.
Минут через десять он вернулся и слегка запыхавшимся голосом торжественно
произнес:
- Миледи, карета подана.
Лиля тихо засмеялась, встала, коснувшись руки Игоря. Он нежно взял руку
девушки, довел ее до машины, помог сесть на переднее сиденье. Потом сел сам,
установил в навигаторе адрес Лили и лихо выехал за ворота.
Глава 6.
Не успели они проехать и километра, как их нахально подрезала какая-то
колымага. Она не разваливалась только потому, что вся была покрыта толстым
слоем засохшей грязи. За рулем сидел неопрятный мужичок с папиросой в зубах.
- Ах, ты ж…,- свирепо процедил Игорь и резко добавил газа. «Солярис» послушно
рыкнул двигателем и рванулся вперед. Лилю вжало в спинку сиденья. Девушка
неожиданно закричала тонким, полным ужаса голосом:
- Нет, не надо!!! Пожалуйста!!!
Игорь, вздрогнув, утопил в пол педаль тормоза. Завизжали шины, оставляя
на асфальте жирные черные полосы. Парфенов резко крутанул рулем, стараясь
удержать машину на дороге. Уже полностью контролируя ситуацию, он плавно
свернул на обочину. Сзади раздался долгий сигнал клаксона. Мимо медленно
проехал большой черный джип, водитель которого опустил правое переднее
стекло и красноречиво покрутил пальцем у виска. Парфенов ответил тем же и
сразу перевел взгляд на девушку. Лиля сидела бледная, как мел. На лбу у нее
блестели мелкие капельки пота, а на прикушенной губе выступила алая капелька
крови.
- Что случилось?- спросил Игорь и взял Лилю за руку. Она тут же отдернула ее, но
Парфенов успел заметить, что рука девушки холодна, как лед.
Лиля медленно повернула к нему голову и сказала дрожащим голосом:
- Никогда больше так не делай, слышишь?
- Хорошо-хорошо,- поспешно ответил Игорь. Потом решил добиться своего и
снова спросил:
- Почему ты так испугалась?
- Не сейчас, Игорь. Поехали домой,- девушка немного пришла в себя, ее голос уже
не дрожал.
Парфенов аккуратно выехал на дорогу и до самого конца поездки ни на миг
не превысил разрешенную правилами скорость. За что пару раз удостоился
возмущенных гудков от нетерпеливых водителей.
Глава 7.
Подъехав к дому Лили, Игорь припарковал машину, помог девушке выйти из
20
нее. Они зашли в дом, поднялись в скрипучем лифте на третий этаж. Лиля
достала ключи, уверенным движением поднесла их к замочной скважине. В это
время дверь открылась, и на пороге квартиры возник высокий худощавый мужчина
лет сорока, одетый в легкий спортивный костюм. Его изрядно поседевшие волосы
были коротко подстрижены.
- Эээ, добрый день,- протянул Парфенов.
- И вам добрый,- ответил мужчина.
- Я Лилю домой привез,- глубокомысленно поведал Игорь.
- Пап, мама срочно по работе уехала, я попросила Игоря меня подвезти.
- Значит, Игорь,- произнес мужчина.
- Ага. Парфенов,- с опозданием представился парень.
- Виталий Иванович, отец Лили,- улыбнулся мужчина. Из уголков его
внимательных, с легким прищуром, серых глаз разбежались тонкие морщинки. Он
шагнул в сторону и сделал приглашающий жест.
- Раз привезли дочку, сам бог велел водителя хотя бы чаем напоить. Милости
прошу.
Парфенов поблагодарил, пропустил вперед Лилю и вслед за ней вошел в
квартиру.
По пути на кухню Игорь отметил: «типичная панельная двушка».
- Лиля, ты чай будешь?- спросил папа.
- Спасибо, пап, не хочется. Я у себя в комнате посижу немного, потом к вам приду.
- Хорошо,- лаконично ответил Виталий Иванович.
На маленькой, уютной кухне Виталий Иванович пододвинул к Парфенову
старенькую, но крепкую табуретку. Включил чайник, поставил на стол сахарницу и
две большие кружки с изображениями лошадей. Вынул из настенного шкафа
тарелку с печеньем и вазочку с конфетами. Повернулся к Игорю.
- Может, кофейку, молодой человек?
- Спасибо, лучше чай,- вежливо попросил Игорь.
- Тогда рекомендую тайский красный чай. Весьма приятная вещица. У меня друг
недавно был в Таиланде и привез оттуда в подарок. Так что чай настоящий,
прямо, так сказать, от первоисточника.
- Давайте попробуем,- согласился Парфенов.
Пока Виталий Иванович колдовал над чаем, Игорь украдкой осмотрел
кухню. Некогда добротная мебель явно требовала постепенного обновления.
Видимо, хозяева знавали лучшие времена, но сейчас все говорило об экономии.
Наконец Виталий Иванович разлил по кружкам ароматный чай,
действительно оказавшийся насыщенного красного цвета. Поставил поближе к
Игорю печенье и конфеты. Потом вышел из кухни со словами:
- Пойду дочку позову. Неудобно получается.
Парфенов пригубил чай. Вкус оказался необычным и очень приятным.
Вернулся Виталий Иванович, прикрыл кухонную дверь. Извиняюще развел руками.
- Лиля уснула.
- Она, наверно, устала сегодня,- сказал Парфенов.
А про себя подумал: «Если бы ее папа знал, из-за чего Лиля устала, он бы мне
этот красный чай за шиворот вылил».
Парфенов заметил на одной из стен несколько небольших акварелей в
скромных рамках. На большинстве были изображены лошади. Но внимание
юноши привлекла картина, на которой был изображен закат. Легкие облака,
21
подсвеченные наполовину зашедшим за горизонт солнцем, излучали мягкий
розовый и золотой свет. Как будто внутри них горели неяркие матовые лампочки.
Линия горизонта была нарисована очень расплывчато, почти невесомо. Художник
явно хотел изобразить именно небо, земля при написании этой картины его
интересовала только как фон.
Виталий Иванович перехватил взгляд Игоря. С тщательно скрываемой грустью
произнес:
- Это Лиля рисовала. Давно.
Отец Лили сел напротив юноши и спросил:
- Позвольте полюбопытствовать, молодой человек, при каких обстоятельствах вы
познакомились с моей дочерью?
«Прикольно он выражается»,- мелькнула мысль в голове у Игоря.
- Разве Лиля вам уже не рассказала?
- Я только сегодня вернулся из командировки. Так что факт вашего знакомства
мне был до этого неизвестен. Пейте чай, юноша, пока не остыл. И рассказывайте,
я вас внимательно слушаю.
Игорь отпил пару глотков, поерзал на табуретке, вспомнив об удобном
кухонном диванчике в своей квартире. Потянулся было за печеньем, но вдруг
передумал. Положил ладони на стол и немного сбивчиво рассказал о двух
встречах с Лилей. Про свой сегодняшний «подвиг» на дороге Парфенов
благоразумно умолчал.
Виталий Иванович, не перебивая, дослушал до конца. Затем сказал
медленно, явно подбирая слова:
- Вас не смущает, юноша, что моя дочь, скажем так, очень плохо видит? Вы, судя
по всему, из весьма благополучной семьи. Не спорьте, своя машина в
восемнадцать лет бывает далеко не у каждого.
- В девятнадцать,- машинально поправил Игорь.
- Пожалуйста, не перебивайте. Ваша жизнь предполагает модные, гм, тусовки,
пикники на природе, ночные дискотеки. Лиля при всем желании не сможет в них
участвовать. Вам ее даже в кино приглашать бессмысленно. Более того, я
полагаю, что такие изменения в жизни вряд ли положительно повлияют на Лилино
настроение.
Парфенов мрачно посмотрел на Виталия Ивановича и набычился. Так он
вел себя, когда видел или слышал что-то, по его мнению, жутко несправедливое.
Следующим этапом становились либо драка, либо вызывающее поведение. Игорь
уже открыл рот для грубого ответа: «ага, сплю и вижу, как Лилю в 3D кинотеатр
пригласить», но решил послушать, что скажет дальше Виталий Иванович. Чтобы
как-то занять себя, он взял из вазочки конфету и стал медленно разворачивать
фантик. Вдруг раздался тихий голос:
- А если я все-таки захочу в кино? Кстати, для танцев на дискотеке орлиное зрение
вовсе не обязательно.
«Бульк»,- сказала конфета, упав из рук Парфенова прямо в тайский красный чай.
Виталий Петрович вздрогнул и перевел взгляд на дверь. Она была открыта, в
дверном проеме стояла Лиля. По ее щекам сползали крупные слезинки.
- Дочка, ты же спала,- растерянно произнес отец.
- А теперь не сплю,- раздраженно ответила Лиля. Губы ее задрожали. Девушка
глубоко вздохнула, но справиться с волнением не смогла.
- Ты забыл, что я уже никогда не смогу нарисовать вот это?- девушка неуверенным
22
жестом указала в сторону понравившейся Парфенову картины с закатом. Он
растерянно привстал. Но Лиля, уловив его движение, повысила голос, и Игорь
снова сел на табуретку.
- Почему ты пытаешь запрещать мне все? Даже то, о чем представления не
имеешь? Тебя же кроме твоей ржавой «десятки» и несчастных интегралов ничего
не интересует,– голос Лили сорвался на крик.
- Ненавижу, всех ненавижу!- с этими словами девушка бросилась вон из кухни.
Громко хлопнула дверь ее комнаты.
«Вот это попил чайку…»,- подумал Игорь, тупо глядя в кружку, где плавала
растаявшая конфета. Отец Лили сидел, закрыв лицо руками. Парфенов медленно
встал и тихо вышел из квартиры. Щелчок дверного замка прозвучал в тишине,
словно пистолетный выстрел.
Глава 8.
Игорь так потрясло случившееся, что по пути домой он еле успел
затормозить на красный сигнал светофора, остановившись в миллиметре от
стоящей впереди машины. Полил дождь. Игорь успел изрядно намокнуть, прежде
чем добежал до подъезда. Открыл дверь, скинул кроссовки. Переобулся в
домашние тапочки и зашел в гостиную. Там его ждал сюрприз. За накрытым
столиком сидели в креслах мама и Инга. На столе стоял сервиз, который
извлекался для чаепития только в случае приема дорогих гостей и близких
знакомых.
- Игоречек, наконец-то!- радостно воскликнула мама.- А мы тут чаек пьем. Садись,
я налью тебе чашечку. Бери пирожные, Ингочка привезла, очень свежие и
вкусные.
Парфенов молча сел за стол, взял небольшое пирожное. Без особого
удовольствия поднес ко рту. Инга предупредительно поставила перед ним чашку с
чаем. Вера Михайловна с восторгом поведала:
- Игоречек, а чай у нас сегодня особенный. Тайский красный.
Так и не распробованное Парфеновым пирожное с громким всплеском нырнуло в
чашку «особенного» чая, обдав рубиновыми брызгами всех сидящих за столом.
Вера Михайловна и Инга одновременно вскочили, стараясь побыстрее смахнуть с
платьев капли чая. Игорь остался сидеть, пару раз промокнув салфеткой джинсы и
футболку.
- Игорь, что происходит?- спросила Вера Михайловна.- Ты уже несколько дней сам
не свой. Вот и Ингочка тоже обратила внимание.
- Кстати, как у тебя в конном клубе дела?- елейным голосом произнесла мама.
Этот вопрос стал для Игоря полной неожиданностью. Уже несколько
месяцев Вера Михайловна в «Успех» не наведывалась и конной жизнью сына не
интересовалась. Для полноты впечатлений ей вполне хватало грамот, кубков и
медалей, которые Игорь регулярно приносил домой.
- Нормально дела, к соревнованиям готовимся,- буркнул Парфенов.
- Говорят, у тебя новые друзья появились,- не унималась Вера Михайловна.
Тут Игорю все стало ясно. Взгляд, которым он удостоил Ингу, не предвещал
ничего хорошего, но девушка лишь слегка повела изящным плечиком. Посчитав
цель своего визита полностью достигнутой, она грациозно поднялась из кресла и
ослепительно улыбнулась:
23
- К сожалению, мне пора. Рада была вас видеть, Вера Михайловна.
- Всего хорошего, дорогая моя. Передавай большой привет своим родителям,попрощалась Вера Михайловна, целуя Ингу в щеку. Потом попросила сына:
- Игорек, проводи, пожалуйста, нашу гостью.
Парфенов, сжав зубы, пошел в коридор. Открыл дверь, посторонился,
пропуская Ингу. Та попыталась подставить губы для поцелуя, но Игорь достаточно
бесцеремонно взял ее под локоть и подтолкнул к выходу. Инга возмущенно
фыркнула. При входе в лифт с ехидной улыбкой послала парню воздушный
поцелуй. Парфенов быстрым шагом вернулся в гостиную.
- Мама, почему ты вдруг стала интересоваться моими друзьями?- сквозь зубы
процедил Игорь, едва усевшись в кресло.
- Потому что мне небезразлично, с кем ты дружишь,- в голосе Веры Михайловны
не осталось ни капли елейности.
- А мне все равно, с кем дружишь ты,- пробормотал Игорь.
- Среди моих друзей нет голодранцев и инвалидов,- отрезала его мама.
Назревала ссора, и Игорь тут же подлил масла в огонь.
- Да у тебя один командир козлов инвалид на всю голову.
- Как ты смеешь оскорблять приличных людей! Как ты вообще смеешь так
разговаривать!- возмущенно воскликнула Вера Михайловна.- Ты поживи с мое,
пострадай, оставшись без супруга, который получил…
Тут она осеклась, поняв, что сболтнула лишнего. К счастью, Игорь, занятый
совсем другими мыслями, не обратил никакого внимания на слова о своем отце. А
Веру Михайловну понесло:
- Ты что, не знаешь, что многие родители спят и видят, как бы выдать своих нищих
дочек за богатеньких дурачков? Да и их дочки сами тоже не промах. Готовы хоть
на сеновал пойти, лишь бы при деньгах оказаться.
- Лучше на сеновал с умной, чем в ЗАГС с дурой,- заорал Игорь, поднимаясь из
кресла.
- Куда собрался?- сердито спросила мама, выйдя вслед за сыном из гостиной.
- На сеновал,- ответил он, закрывая за собой дверь в квартиру.
- Ты еще поймешь, что я была права,- вдогонку бросила Вера Михайловна.
Глава 9.
Игорь вышел на улицу. Дождь закончился, жаркое летнее солнце уже успело
высушить лавочку рядом с подъездом. Туда Парфенов и присел, чтобы
успокоиться после ссоры.
«Закурить, что ли?»,- подумал Игорь, но тут же отмел глупую мысль. Еще в
раннем детстве он решил разок затянуться окурком папиросы, который бабка
Парфенова отдала погасить и выбросить в мусорное ведро. Впечатления
оказались столь отвратительными, что с тех пор Игорь не переносил даже запаха
табачного дыма.
Мысли Парфенова вернулись к Лиле. Он вспомнил слова, которые девушка
бросила в лицо своему отцу. И реакцию Виталия Ивановича.
«Что у них произошло? Кто виноват в том, что Лиля ослепла? Почему она так
испугалась в машине?». Вопросов было много, а ответа на них – ни одного. Только
смутные предположения и догадки.
- Чего сидим, кого ждем?- услышал Игорь знакомый голос. Парфенов поднял
24
голову.
Перед скамейкой стоял его отчим, Владимир Сергеевич. В руках он держал
небольшую коробку с тортом и пакет из супермаркета. Отчим извлек из пакета
красочную упаковку и продемонстрировал Игорю.
- Вот, купил на пробу. Тайский красный чай. Пойдем, продегустируем под торт.
Игорь вскочил, выхватил из рук Владимира Сергеевича упаковку. Подбросил
в воздух и от души пнул по ней ногой. Подхваченные легким ветерком, чаинки из
развалившегося пакета медленно закружились вокруг скамейки.
- Тебе голову напекло?- невозмутимо спросил отчим.
Игорь угрюмо молчал. Владимир Сергеевич взвесил на руке торт и внезапно
зафутболил его на ближайшую клумбу. Торт смачно шлепнулся в самую середину
и разлетелся на куски, украсив крупные оранжевые бархатцы разноцветным
кремом.
- Ну что, полегчало?- поинтересовался отчим.
И тут Игорь захохотал. Владимир Сергеевич хмыкнул, потом улыбнулся, а
затем присоединился к Игорю. Через пару минут безудержного смеха отчим сел на
скамейку и абсолютно серьезно спросил:
- Проблемы?
- Выше крыши,- пробормотал Игорь.
- Поделиться не хочешь?
- А надо?
- Не знаю, тебе решать.
- Дядь Володь, вам-то какое дело до моих проблем?
- Не хочу, чтобы ты угодил в психушку. Нормальный человек чайными упаковками
в футбол не играет.
- Тортами тоже,- пробормотал парень.
- Считай это антистрессовым мероприятием,- улыбнулся Владимир Сергеевич.Рад, что помогло.
Игорь помолчал немного, сжимая и разжимая кулаки. И, неожиданно для
самого себя, рассказал отчиму все, что случилось с ним за последние дни.
Владимир Сергеевич внимательно слушал, то покачивая головой, то хмуря
лоб. Минут через двадцать Игорь выдохнул:
- Всё.
- Интересно получается,- промолвил отчим.- За один день ты умудрился
спровоцировать два скандала и чуть не довел Лилю до инфаркта.
- Хотите сказать, что я еще во всем и виноват?- изумился Игорь.
- А кто? Тебя никто за язык не тянул откровенничать с отцом Лили. Первый раз
видишь человека, и давай изливать ему душу. Да еще про дочку, которая ничего
не видит.
- И что, нужно было молчать, как партизан?
- Отделаться общими фразами. Мне кажется, что Лиля не была бы столь
откровенна со мной.
- Вас послушать, дядь Володь, так все элементарно. Разговаривай о погоде и
никаких проблем.
- Дружище, ты не забыл, кем я работаю?- подмигнул отчим.
- Директором по персоналу,- буркнул Игорь.
- Правильно. Это означает, что я большой жизневед и душелюб.
Игорь засмеялся. Настроение у него улучшилось.
25
- С мамой ты неправ,- произнес отчим.- Хотя бы потому, что она твоя мама. И
говорила она порой правильные вещи.
- Называть моих друзей голодранцами и инвалидами это правильно?
- А по какой причине она их так назвала, тебе известно? Ты рассказ про них
собственными ушами слышал?
Игорь опустил голову.
- То-то,- положив ему руку на плечо, ободряюще сказал Владимир Сергеевич.Фактически ты своим поведением подтвердил мамины догадки. Теперь убедить ее
в обратном гораздо сложнее. Эх, жаль, меня дома не было…
- Жаль,- подтвердил Игорь.- И что мне делать?
- Домой идти и спать ложиться. Уже вечер. А мудренее его, как известно, только
утро. Вот завтра и подумаешь над своим дальнейшим поведением.
- Дядь Володь, спасибо вам.
- За что?
- Не знаю. Просто спасибо.
- Уговорил. Пошли домой, скандалист.
Уже перед входом в лифт Владимир Сергеевич шутливо пихнул Игоря в бок и
произнес, ухмыльнувшись:
- Про гаишника этого, ты, конечно, лихо завернул.
Кабина лифта тряслась от хохота до самой остановки на нужном этаже.
Дома Игорь сразу ушел в свою комнату, разделся и лег в постель. Он
слышал сквозь дрему, как в гостиной мама что-то раздраженно объясняет
Владимиру Сергеевичу, а тот отвечает ровным, уверенным голосом. Постепенно
голос Веры Михайловны становился все тише и спокойнее. Парфенов подоткнул
кулаком подушку и тут же уснул.
Глава 10.
Игорь проснулся поздно - часы показывали полдень. Видимо, сказались
события, произошедшие накануне. Ни мамы, ни отчима дома уже не было.
Сполоснувшись под душем и быстро позавтракав, Парфенов поехал в «Успех».
Подойдя к своей машине, парень обомлел. Под стеклоочиститель была
засунута фотография Лили, сделанная на хорошем принтере. На месте глаз
девушки зияли два жирных черных круга, нарисованные маркером.
Парфенов никогда не слыл сквернословом, но то, что сорвалось у него с губ,
заставило бы поморщиться даже подполковника Козлова. Игорь огляделся по
сторонам. Поодаль на лавочке сидела старушка, жившая в их доме этажом ниже.
Однокомнатную квартиру ей купили два внука, успешных бизнесмена, которых она
нянчила чуть ли не с самого рождения. Припомнив, как зовут старушку, Парфенов
подошел к лавочке.
- Доброе утро, Калерия Михайловна,- поздоровался он.
- Кому утро, а кому день, сынок,- ответила старушка.
- Вы случайно, не видели, кто-нибудь подходил вот к этой машине?- Игорь указал
рукой на свой «Солярис».
- Нет, сынок, никто,- пожевав губами, ответила Калерия Михайловна.
- Ясно, извините за беспокойство,- пробормотал парень, и уже собрался идти к
машине. Но замер, услышав слова:
- Не подходил, но подъезжал.
26
Игорь одним прыжком подскочил вплотную к старушке и выдохнул:
- Кто?
На его лице столь отчетливо отразилась бешеная злость, что Калерия
Михайловна испуганно отодвинулась на другой край скамейки.
- Извините,- опомнился Парфенов.- Кто подъезжал?
Старушка, снова пожевав губами, выдала:
- Иномарка какая-то. Черная. Или тёмно-синяя. Вроде «Ниссан». А может,
«Тойота».
Игорь, пораженный познаниями Калерии Михайловны, ответил не сразу.
- Вы уверены, что это «Ниссан» или «Тойота»?
- Сынок, внучки мои как приедут в гости, так все про машины спорят, пока я им
чаек готовлю, да пироги с капустой. Нахваталась от них. Теперь даже передачу
иногда смотрю.
И Калерия Михайловна назвала весьма популярную передачу про автомобили.
«Во бабуля продвинутая!»,- восхитился Игорь.
- А что дальше было?
- Остановилась она около твоей машины. Водитель выходил на минутку, а потом
уехал. Далековато было, я его плохо разглядела.
- Вы номер, случайно, не запомнили?- с замиранием сердца спросил Игорь.
- Нет,- коротко ответила старушка.- Не та уже память. Хотя было в этом номере
что-то такое… Вот если бы я его снова увидела, точно бы узнала.
- Спасибо большое,- поблагодарил Игорь.- До свидания, всего вам хорошего.
- И тебе не хворать, сынок.
Парфенов вернулся к машине, вытащил из-под стеклоочистителя
фотографию. Хотел было порвать и выбросить в урну, но передумал. Аккуратно
сложив лист вчетверо, он убрал его в карман джинсов. Сел в «Солярис», завел
двигатель и выехал из двора.
Глава 11.
Всю дорогу до клуба Игорь пытался вспомнить, у кого из его знакомых мог
быть темный «Ниссан» или «Тойота». Но в итоге прекратил попытки. Только Инга
ездила на черной машине, но внешний вид ее BMW-Z3 был очень
запоминающимся.
Игорь зашел в бухгалтерию, оплатил постой коня. Потом переоделся и
спустился в кафе. За столиком справа от входа сидели Инга Логунова и Павел
Бурков. Парочка о чем-то оживленно беседовала. Завидя Парфенова, Павел
демонстративно встал, бросил на стол несколько купюр и вышел.
«Чего это он?»,- подумал Игорь. Общаться с Бурковым у него не было никакого
желания, но поведение Павла показалось Парфенову немного странным. Обычно
хоть какое-то приветствие Бурков выдавал.
Заказав чашку кофе, Игорь обвел взглядом зал. Инга, заметив это, призывно
махнула рукой. Игорь нахмурился, но решил Буркову не уподобляться и присел за
столик.
- Привет,- с голливудской улыбкой произнесла Инга.
- Привет,- буркнул в ответ Парфенов.
- Как дела?- полюбопытствовала девушка.
- Как сажа бела,- ответил Игорь и отпил глоток кофе, принесенного официантом.
27
- Ты ведь на меня не обижаешься за вчерашнее?- продолжая улыбаться, пропела
Инга.
«На дураков не обижаются», хотел брякнуть Игорь, но вслух сказал:
- Без проблем. А на Павле, походу, ты тренировалась извиняться.
- Ну что ты, Игорек,- прищурилась Инга.- Паша мне сделал предложение руки и
сердца.
- Какое предложение?- Парфенов решил, что ослышался.
- Ты же меня бросил, у тебя теперь другая подружка. А свято место, как известно,
пусто не бывает,- невозмутимо поведала Инга.
Игорь преодолел огромное желание плюнуть от злости прямо в чашку с
кофе. В мастерстве ведения подобных бесед он Инге явно проигрывал. Но сумел
выдержать паузу, перед тем как встать и молча выйти из кафе.
- На свадьбу-то позовешь?- раздался вслед ехидный голос Инги.
Игорь вышел на улицу и дал волю чувствам, пнув стоящую у входа урну.
Однако силы не рассчитал, и стальной цилиндр с грохотом покатился по
асфальту, щедро рассыпая вокруг «останки» табачных изделий. Парфенов
чертыхнулся, поставил урну на место. Достал из кармана перчатки для верховой
езды, надел их и принялся собирать окурки обратно в урну.
До тренировки было еще больше двух часов, поэтому Игорь отправился на
трибуну, чтобы понаблюдать за другими всадниками. Ему это всегда было
интересно. Подмечая чужие ошибки и обладая хорошей памятью, он избегал
впоследствии таких же собственных недочетов.
Коротко мяукнул его телефон. Парфенов открыл пришедшее сообщение, и
второй раз за день выругался. С неопределившегося номера пришла фотография,
на которой он сосредоточенно собирал окурки. Подпись к фотографии гласила:
«Бросай курить! И Лилю тоже бросай!»
«Найду – убью!»,- мысленно пообещал Игорь анонимному фотографу. Настроение
испортилось, и за всадниками он наблюдал рассеянно, без обычного интереса.
Однако таким образом ему все же удалось скоротать время до тренировки.
«Лиля должна приехать»,- вспомнил Игорь, садясь на лошадь. Шло время,
но девушка не появлялась. Парфенов окончательно расстроился и в самом конце
тренировки бессмысленно влепил Невидимке хлыстом, посылая коня на барьер.
За что удостоился грозного окрика Гривцова и последующего «разбора полетов».
Тренер попытался выяснить причину столь неожиданной выходки Игоря.
Парфенов, вспомнив совет отчима, пробормотал в ответ «извините, Геннадий
Михайлович, случайно вышло». Гривцов, сердито произнес «завтра в тоже время»
и ушел с манежа, не попрощавшись. Игорь вернулся в свою комнату, быстро
переоделся. Обычно перед отъездом он посещал клубное кафе, но в этот раз у
него не было никакого желания заходить туда и снова встречаться с Ингой или
Павлом.
По дороге домой ему позвонила мама, сообщившая, что она с Владимиром
Сергеевичем уезжает на бизнес-мероприятие. Голос Веры Михайловны был
спокоен и даже ласков. От ее вчерашнего раздражения не осталось и следа. Игорь
произнес в гарнитуру:
- Ма, прости меня, пожалуйста. Я вчера был неправ.
- Игоречек, ты просто устал. Хочешь, я поговорю с моей знакомой, она подберет
хороший тур куда-нибудь в Европу. Съездишь, отдохнешь.
- Мам, какой тур? У меня соревнования меньше, чем через месяц. Ты ведь
28
хочешь, чтобы твой сын стал кандидатом в мастера спорта?
- Ой, Игоречек, я совсем забыла!- воскликнула Вера Михайловна.- Конечно, тебе
надо готовиться. Все, целую, мы поехали.
- Пока-пока,- пробормотал Игорь и отключил связь.
Зайдя в квартиру, Игорь сразу же включил компьютер и зашел на страницу
Лили в Контакте. Надпись в правом верхнем углу сообщала, что владелец
страницы не посещал ее уже третий день. Более того, возможность написать
девушке сообщение оказалась заблокированной.
«Вот невезуха»,- подумал Игорь. Нашел в смартфоне домашний телефон Лили,
набрал номер, долго ждал ответа.
Наконец, в трубке раздался женский голос:
- Алло.
- Добрый день, позовите, пожалуйста, Лилю,- немного волнуясь, ответил
Парфенов.
- Кто ее спрашивает?
- Это Игорь. Парфенов.
- Игорь, вы еще вчера должны были понять, что знакомство с моей дочерью не
приносит ей ничего хорошего. Зачем вы звоните?
- Чтобы поговорить с Лилей.
- Вам больше не с кем поговорить?
- Получается, что не с кем,- неожиданно сказал Игорь.
- Не считайте меня монстром, держащим взаперти собственного ребенка и
запрещающего ему любое общение. Но сейчас разговоры и встречи с Лилей
бессмысленны и бесполезны. И даже вредны. До свидания.
В трубке раздались частые гудки.
Глава 12.
Четыре последующих дня прошли для Игоря скучно и обыденно. Утренний
подъем, душ, завтрак. Поездка в клуб, тренировка, кафе. Возвращение домой,
недолгие разговоры с мамой и отчимом. Сон. Лиля за это время так ни разу и не
приехала в «Успех». Игорь несколько раз хотел ей позвонить. Но, вспоминая
отповедь ее мамы, скрепя сердце отказывался от этой идеи. Он не понимал,
почему его тянет к этой хрупкой девушке с тихим голосом и светлой улыбкой. Он
скучал по Лиле. И все больше раздражался по пустякам. Поссорился с отчимом,
обсуждая футбольный матч. Нагрубил коноводу, который случайно уронил в лужу
его перчатки. Нахально влез впереди Инги в очередь за кофе.
На пятый день у Парфенова окончательно сдали нервы, и Невидимка опять
ни за что ни про что три раза подряд схлопотал хлыстом во время прыжка.
Гривцов так оглушительно рявкнул «Стой!», что проезжающий у него за спиной
всадник испуганно натянул поводья.
- Подъехал ко мне,- приказал Геннадий Михайлович.
Игорь, предчувствуя разнос, быстро оказался рядом с тренером. Но то, что
произошло дальше, стало для него полной неожиданностью.
- Слезай с коня,- властно произнес Гривцов.
Парфенов послушно спешился. Гривцов отобрал у Игоря повод, похлопал коня по
вспотевшей шее. Повернулся к Парфенову.
- Вон с манежа,- жестко скомандовал Шривцов.
29
- Вы не имеете права,- злобно пробормотал Игорь.
- А бить лошадь ты имеешь право?- в голосе тренера прозвучало презрение.Попроси маму купить тебе пару хомячков. До лошадей ты еще не дорос.
Оскорбление было настолько обидным, что Парфенов закусил губу и молча
поплелся к выходу. Коновод Невидимки, которого жестом подозвал Гривцов,
сочувственно посмотрел на Игоря.
Парфенов молча сидел в своей комнате, уставившись на стену. Внезапно в
дверь постучали.
- Открыто,- буркнул Игорь, поднял голову и удивленно захлопал глазами. На
пороге стоял Гривцов.
Геннадий Михайлович вошел, пододвинул к себе свободный стул.
Развернул его и сел, положив локти на спинку. Внимательно посмотрел на Игоря.
- Я думал, ты уже мужчина. А ты дурак набитый,- начал разговор Гривцов.
- И что дальше?- Парфенов не собирался рассыпаться в извинениях.
- Ничего. Пока ты срываешь злость на лошади, я тебя тренировать не собираюсь.
Вали к Кропалеву, он не так разборчив.
Кропалев был еще одним тренером в клубе, славился быстрым
достижением результата и весьма жесткими методами работы. При этом оставляя
за спиной не одну «сломанную» лошадь. Парфенов сам видел, как обезумевшая
от боли и беспредельного психологического давления Кропалева молодая кобыла
упала на передние ноги и грызла грунт манежа.
- Лучше сразу к живодерам на бойню,- сдерзил Игорь.
- Ты уже шажок в этом направлении сделал.
Парфенов отвернулся, не выдержав тяжелого взгляда тренера.
- Я не знаю, что на меня нашло,- выдавил парень.
- Все ты знаешь,- не принял отговорку Гривцов. Придвинулся поближе и положил
свою руку на плечо Игоря. Участливо спросил:
- Из-за Лили, да?
Игорь грустно посмотрел на Гривцова:
- Из-за Лили. Только сейчас ничего рассказывать не буду.
- Да кто ж просит?- изумился Гривцов.- Я сам могу тебе кое-что рассказать.
- Про лошадей?
- Про людей. Точнее, про одну девушку, которая очень любит рисовать лошадок.
Парфенов подпрыгнул на стуле.
- Что с Лилей?- взволнованно спросил он.
- Ничего, в порядке Лиля.
- Откуда вы знаете?
- Конный мир тесен. Долетела до меня весточка, что Лиля теперь рисует на другой
конюшне. На, цени мою доброту.
Гривцов протянул Игорю красочную визитку нового конного клуба, про
который Парфенов слышал немало хороших отзывов. Но ни разу туда не
заглядывал, поскольку профилем клуба была исключительна выездка.
Игорь выхватил плотный кусочек картона из рук тренера. Лихорадочно стал
переодеваться, кое-как запихивая конную одежду в шкаф. Он даже не заметил, что
Геннадий Михайлович вышел в коридор. Наконец, Игорь перестал носиться и с
удивлением обнаружил, что Гривцова в комнате нет. Выйдя из комнаты, он увидел
тренера, стоящего у стенки и тихо посмеивающегося.
- Спасибо, Геннадий Михайлович,- выпалил Парфенов.
30
- Не за что. Только на радостях машину не раскурочь, пока туда нестись будешь.
- Все будет о’кей,- заверил Игорь. Улыбнулся и спросил:
- У нас завтра тренировка в это же время?
Гривцов довольно хмыкнул, протянул Парфенову руку. Парень крепко пожал ее и
бросился к машине.
К своему большому огорчению, Лилю он в клубе не застал. Перекинувшись
словами с парой всадников, Игорь выяснил, когда девушка обычно появляется
возле манежа. Теперь он точно знал, с чего начнет свой завтрашний день.
Глава 13.
Приехав в новый клуб рано утром, Игорь прождал Лилю почти два часа.
Наконец, на парковке появилась знакомая «десятка». Из нее вышли Лиля и ее
мама. Игорь побежал к ним, но по дороге умерил пыл и подошел к машине
спокойным шагом.
- Добрый день,- поздоровался Парфенов.
При звуке его голоса Лиля радостно улыбнулась, а Александра Сергеевна
нахмурилась.
- Вы и здесь решили не оставлять нас в покое,- сердито произнесла она.
- Мама,- с упреком произнесла Лиля.
Александра Сергеевна собралась что-то сказать, но Игорь опередил ее.
- Можно вас на пару слов?- твердым голосом произнес он.
- Пожалуйста,- удивленная такой настойчивостью, ответила Александра
Сергеевна.
- Тогда позвольте угостить вас кофе,- галантно предложил Парфенов.
- Хорошо, идемте.
Вместе с мамой девушки он сел за столик в открытом кафе. Заказал две чашки
кофе, хотя до этого уже выпил пять, пока ждал Лилю.
Александра Сергеевна отпила небольшой глоток и обратилась к Игорю:
- О чем вы хотели со мной поговорить?
- О Лиле. Почему вы не хотите, чтобы мы с ней встречались?
- Для нее эти встречи не сулят ничего хорошего. Я в курсе того, что произошло у
нас дома, после того, как вы привезли Лилю.
Парфенов, пять минут назад абсолютно уверенный в том, что сумеет
убедить Александру Сергеевну сменить гнев на милость, растерянно замолчал. И
опять вспомнил отчима. «Вот он бы сейчас точно помог»,- грустно подумал
Парфенов.
От мамы Лили не укрылась перемена его настроения. Однако это заставило
ее сменить тон разговора.
- Игорь,- мягко произнесла Александра Сергеевна,- я понимаю ваше желание
видеть мою дочь, общаться с ней. Но вы рассуждаете с изрядной долей
юношеского эгоизма. Не понимая, какие изменения могут произойти с Лилей. Вы
как сильный ветер, сносящий ветхие постройки и ломающий старые деревья.
Искренне считая, что это всем идет на пользу. Забывая о том, что может рухнуть
обычный уютный домик, построенный в надежде на отсутствие таких ветров.
Надеюсь, этот образ вам понятен?
Игорь печально смотрел на Александру Сергеевну и молчал. Она отпила
еще глоток кофе. Встала, собираясь уходить. И тут Парфенов схватил ее за руку.
31
Женщина от неожиданности села обратно, резко выдернула руку. Игорь произнес
твердо и громко:
- Называйте это как хотите. Юношеским эгоизмом, блажью, дурью. Можете
больше никогда не разговаривать со мной. Но мы будем встречаться. Чего бы мне
это ни стоило. Как бы нам не пытались помешать.
В глазах Александры Сергеевны промелькнуло уважение. Чем-то этот
парень нравился ей.
- Хорошо. Я не буду возражать против ваших встреч, против вашей дружбы. Но
запомните – если это в итоге разрушит тот самый уютный дом, вы станете для
меня злейшим врагом.
- А если это позволит построить новый дом?- от радости Парфенов решил выдать,
вполне уместную, по его мнению, шутку.
- Не надо так шутить. Я могу и передумать.
- Извините,- опомнился Игорь.- Можно мы с Лилей немного погуляем в парке? А
потом я отвезу ее домой.
- Можно. Но не стоит вместе с ней подниматься в квартиру. Запишите мой
телефон. Позвоните, когда будет подъезжать, я вас встречу.
- Спасибо, Александра Сергеевна!- взволнованно произнес Парфенов, записывая
номер в свой смартфон.
- Я бы тоже рада вас поблагодарить, но пока воздержусь,- улыбнулась Лилина
мама.
Игорь улыбнулся в ответ. У него опять завертелся на языке вопрос о
причине слепоты девушки. Но он понимал, что сейчас не время и не место его
задавать.
- Идемте, Игорь. Лиля уже заждалась. Спасибо за кофе.
Они одновременно встали и подошли к девушке. Лиля, заслышав знакомые шаги,
вопросительно подняла голову.
- Я разрешила Игорю отвезти тебя домой,- сказала Александра Сергеевна.
Парфенову показалось, что солнце на миг стало светить тускло, настолько
сияющей была улыбка Лили.
- Будьте осторожны,- на прощание сказала Лилина мама.
- Я рада, что ты приехал,- подождав, когда стихнут мамины шаги, сказала Лиля.
- Неужели соскучилась?- с хитринкой в голосе ответил Парфенов.
Девушка нахмурилась, потом вспомнила, что точно такой же вопрос и точно
таким же тоном она задавала Игорю в прошлый раз. Запрокинула голову и
рассмеялась. У Парфенова по лицу блуждала улыбка человека, только что
начавшего строить новый уютный дом.
- Твоя мама разрешила немного погулять в парке. Хочешь?- спросил Игорь.- Я
знаю один очень хороший парк. Здесь, недалеко. Можно будут походить по
тропинкам. Там тихо и прохладно.
- Хочу,- просто ответил Лиля, и опять улыбнулась. Ее рука неуверенным
движением нашла руку Игоря и прикоснулась к ней.
Парфенов от счастья был готов сигануть через ограждение манежа и
выписывать там фигуры высшей школы верховой езды. Но вспомнил, к чему
привел его в прошлый раз щенячий восторг и стал настраиваться на вождение
машины. Прикоснулся к плечу девушки, помог ей подняться. Усадил в машину и
тронулся с места настолько аккуратно, что ему позавидовал бы самый прилежный
ученик автошколы.
32
Глава 14.
Не обращая никакого внимания на нервные гудки водителей, возмущенных
сверхаккуратной и медленной ездой, Парфенов минут за двадцать доехал до
парка, помог Лиле выйти из машины. Аккуратно взяв девушку под руку, повел ее
по широкой аллее. Они шли, не говоря ни слова. Игорь изредка бросал взгляд на
Лилю. Девушка, словно видя это, улыбалась так радостно и счастливо, что у него
пару раз захватило дух. Набежал легкий ветерок. Огромные дубы, стоящие вдоль
аллеи, зашелестели могучими кронами, заговорили друг с другом:
- Смотри, как они счастливы от того, что просто идут рядом.
- Еще одна пара наивных людишек, возомнивших себя бессмертными.
- Э-хе-хе, двести лет живешь, а так и не поумнел. Разве они выглядят грустными
от того, что смертны? Разве ты не знаешь, что любовь сильнее смерти? Посадили
тебя дубом, дубом ты и вырос.
- Сам ты…
Ветер стих, оставив незаконченным спор великанов.
Пройдя еще немного, Игорь спросил Лилю:
- Что бы ты хотела сейчас нарисовать?
- Небо,- коротко ответила девушка.
- Почему небо?- удивился Парфенов.
- Ты видел картину у нас на кухне?
- Это там, где закат?
- Да. Я ее рисовала, глядя на этот закат.
- Но лошадей ты до сих пор рисуешь.
- Понимаешь, их я чувствую. А для того, чтобы нарисовать небо, я должна видеть.
Всегда любила его рисовать. Ночное в звездах, днем в грозовых облаках. И такое,
как на картине. Извини, может, я плохо объясняю. Не так.
- Все так,- тихо ответил Игорь. Помолчал, глубоко вздохнул и решился на
следующий вопрос.
- Тебя вылечить можно? Что говорят врачи?
- Ничего не говорят.
- Это как?- не понял Парфенов.
- Врачи все говорят родителям. А потом они мне.
- И что тебе говорят родители?
- Зачем тебе это знать
Парфенов остановился, взял девушку за плечи. Лиля замерла. Их лица
почти соприкасались. Волосы девушки защекотали Игорю щеку.
- Мне надо,- тихо прозвучало два слова. В них Игорь постарался вложить все то,
что сейчас испытывал.
- Говорят, что ничего сделать нельзя.
- Совсем ничего?
- Совсем.
- Прости.
- Я уже привыкла. Нельзя так нельзя. Было бы гораздо хуже, если бы я знала, что
можно.
Они зашли в самую глубину парка. Туда, где асфальтовые дорожки
переходили в грунтовые тропинки. Кусты вдоль них давно не подвергались
33
стрижке. Это был уже не парк, а настоящий лес. Солнце редко пробивалось сквозь
кроны могучих деревьев, даже в летний полдень царила тень, а то и легкие
сумерки. Сюда нечасто заходили праздно гуляющие граждане, влюбленные
парочки не устраивало отсутствие скамеек. Даже любители выпить на природе
редко здесь появлялись. Игорь собирался задать Лиле очень важный для него
вопрос – почему девушка так испугалась, когда он резко прибавил скорость при
обгоне.
Послышалась непонятная возня, затем рычание и на тропинку навстречу
парню и девушке выскочила с заливистым лаем пара бродячих собак. За ними
появилось еще несколько, покрупнее и постарше. Лиля вздрогнула. Обостренным,
как у многих незрячих людей, слухом, она почувствовала в собачьем лае явную
угрозу. Игорь взял девушку за руку и замер, успев шепнуть:
- Не шевелись.
Прошло около минуты. Собаки и люди стояли неподвижно. Их разделяло
метров десять. Парфенов переступил с ноги на ногу. Стая тут же залаяла, и
молодые визгливые зачинщики попытались окружить Игоря и Лилю. Парфенов
медленно сделал несколько шагов назад, прижал девушку спиной к ближайшему
дереву. Подобрал с земли увесистый сук и встал впереди Лили, заслоняя ее от
собак. Лиля прошептала:
- Что нам делать?
- Если попробуем уйти, наверняка бросятся,- тихо ответил Игорь.- Давай
подождем немного. Потерпи, пожалуйста.
- Поняла,- пробормотала девушка.- Вдруг кто-то придет и поможет.
- Как же. Ты здесь много народу за последние полчаса встретила?
- Никого.
- То-то и оно.
Сбоку хрустнула ветка. Игорь скосил взгляд и увидел стоящую немного в
стороне от стаи черную псину устрашающих размеров. Лапы этого чудовища были
с ладонь подростка. Размер лохматой головы тоже впечатлял. Большие желтые
глаза монстра внимательно, не мигая, смотрели на людей. Агрессии он не
проявлял, но было видно, что стоит ему зарычать, как вся стая кинется в атаку.
Даже если Игорь и Лиля превратятся в статуи. Парфенов уставился на вожака,
стараясь не глядеть ему в глаза. Внезапно в памяти возникли картинки из детства.
Он наморщил лоб, силясь вспомнить, и вдруг очень тихо то ли сказал, то ли
спросил:
- Буран…
Собака села, потом встала. Опять села и смешно наклонила голову.
Сначала в одну сторону, потом в другую.
- Буран,- утвердительно сказал юноша. Снова повторил, уже громко:
- Буранушка.
Огромный пес вильнул хвостом. Встал, подошел к Игорю. Опустил голову и уперся
лбом в колени парня. Потом ткнулся холодным мокрым носом ему в руку, задев
при этом и руку Лили. Девушка тихо ойкнула.
Поведение стаи изменилось. Собаки завиляли хвостами и принялись
всячески выражать свою дружелюбность. Игорь облегченно выдохнул. Вдруг
несколько молодых собак злобно тявкнули. Вожак резко развернулся. Жесткая
шерсть на загривке встала дыбом. Поднятая верхняя губа обнажила невероятных
размеров клыки, а звук, который вырвался из пасти, напомнил о голосе собаки
34
Баскервилей из бессмертного фильма «Приключения Шерлока Холмса и доктора
Ватсона». Молодняк мгновенно притих и пополз к парню с девушкой, припадая на
брюхо. Лиля испуганно вздрогнула – она не могла видеть, кому адресовано это
жуткое рычание. Юноша крепко сжал ее руку и прошептал:
- Спокойно, все в порядке.
Не выпуская руки девушки, парень присел на корточки и погладил Бурана.
Тот смешно оскалился, изображая улыбку, и несколько раз лизнул Игоря в щеку.
Парфенов засмеялся. Потом потянул Лилину руку вниз, к себе. Девушка, поняв,
что угроза миновала, исполнила молчаливую просьбу. Игорь медленно положил
руку Лили на голову Бурана, шепнув при этом: «погладь, не бойся». Собака
напряглась, но, почувствовав легкое прикосновение, лизнула ладонь девушки.
Лиля перевела дыхание.
- Медленно поднимаемся и идем на выход,- сказал Парфенов, не переставая
гладить вожака. Парень с девушкой встали. Буран завилял хвостом и обвел стаю
тяжелым взглядом. Игорь повел Лилю из парка. Буран следовал за ними, то и дело
забегая вперед, чтобы поставить передние лапы на грудь Парфенова. Тот со
смехом каждый раз аккуратно снимал их. Как только парень с девушкой вышли на
освещенную солнцем аллею, Буран мгновенно остановился. В глазах у него
появилась тоска. Игорь присел перед ним на корточки, обнял за шею.
- Буранушка, прости, не могу я тебя с собой взять. Хочешь, в следующий раз «БигМак» принесу? Самый большой и самый вкусный.
Лиля улыбнулась, услышав разговор Игоря с собакой. А Буран усиленно замахал
хвостом при словах «Биг-Мак» и поднял переднюю лапу.
- Нам пора, Буранушка. Прощай, спасибо тебе,- грустно произнес Парфенов.
Словно поняв, что сказал Игорь, пес потрусил обратно вглубь парка. Стая
послушно последовала за вожаком.
Держась за руки, Игорь и Лиля медленно дошли до машины. Уже сидя в
«Солярисе», девушка спросила:
- Откуда ты Бурана знаешь?
Игорь ответил:
- Давняя история, мне лет двенадцать было. Меня мама устроила в секцию самбо,
а я ее прогуливал. На деньги для оплаты занятий покупал в «Макдоналдсе»
гамбургеры и кормил собак. Тогда и встретил Бурана. Научил его лапу давать,
когда говорил «Биг-Мак». Примерно через год собак живодеры отловили, он один
спасся. Я стянул у дворника запасной ключ и прятал Бурана в подвале. Днем
выпускал гулять, а вечером он сам обратно приходил. Потом Буран пропал. Я
думал, тоже поймали. Он и тогда немаленький был, а сегодня я обомлел, когда его
увидел. Повезло нам. Окажись на месте вожака не Буран, трудно представить, чем
бы это все закончилось.
- Но выбрались же?- улыбнулась Лиля.
- Ага,- радостно подтвердил Парфенов.- Ты только маме не рассказывай про наше
приключение. А то она меня в асфальт закатает. Я ведь обещал, что больше
никаких стрессов.
- Хорошо, не буду рассказывать.
Игорь спохватился:
- Вот я балда, надо же твоей маме позвонить, что мы уже подъезжаем.
Достал телефон, набрал номер Александры Сергеевны. После короткого
разговора остановил машину недалеко от знакомого подъезда. Вывел Лилю из
35
машины, довел до скамейки.
- Знаешь, я уже давно прозвала себя «невидимкой»,- неожиданно сказала Лиля.Не вижу ничего, значит – невидимка.
- Для меня ты вовсе не невидимка,- твердо сказал Парфенов.
- Почему?- спросила девушка.
- Потому что ты видишь меня гораздо лучше, чем остальные.
- Мне пора,- Лиля наклонила голову, чтобы Игорь не видел слез, выступивших на
ее глазах.
- До завтра?- спросил Парфенов.
- До завтра,- ответила Лиля и неловко ткнулась губами в щеку юноши. Несколько
слезинок, упав с ее ресниц, обожгли шею Игоря.
Парфенов на секунду замер. Коснулся кончиками пальцев щеки Лили. Потом
помчался к машине. Выехал из двора и газанул так, что из стоящего рядом
мусорного контейнера с ошалевшим видом выскочили две кошки и бросились
наутек.
Глава 15.
На следующий день Игорь приехал в клуб и сразу заметил на парковке
машину Александры Сергеевны. Парфенов бегом бросился к манежу, туда, где
сидела Лиля. Как всегда, в руках девушки был блокнот и карандаш. Она была
одета в легкое летнее платье, на ногах красовались симпатичные босоножки.
Запыхавшись, Игорь подбежал к девушке и остановился. Он хотел сказать
обычное «Привет!», но произнес другие слова.
- Лилечка, здравствуй.
Девушка услышала шаги Игоря и ждала его с той самой тихой и светлой
улыбкой на лице, которая так понравилась юноше при первой встрече.
- Здравствуй, Игорек!- ответила Лиля.
Парфенов наклонился к самому уху девушки и весело прошептал:
- Не называй меня, пожалуйста, Игорьком. Меня этим имечком уже достали.
- А как тогда? Гарик?- рассмеялась девушка.
- Отлуплю хлыстом,- с шутливой угрозой в голосе прорычал Парфенов.
Переступил с ноги на ногу и, немного смущаясь, сказал:
- Я стихи написал про жеребенка, которого Ирина Николаевна показывала.
Колыбельную.
- Здорово!- восхищенно ответила Лиля.- Прочитаешь?
- Прямо сейчас?
- Конечно, я хочу послушать.
Парфенов помялся и начал читать:
Колыбельная жеребенку
Спи, мой рыжий непоседа,
Спи, малыш родной.
36
От сердитого соседа
Заслоню спиной.
И печали, и тревоги
Позабудь во сне.
Пусть еще не держат ноги Ты прижмись ко мне.
Я по звездам погадаю
На твою судьбу.
Светит мне, не угасая,
Звездочка на лбу.
Из открытого окошка
Глядя на луну,
Для тебя спою немножко,
А потом усну.
И приснится мне маршрутов
Колокольный звон.
Гул трибун, побед минуты.
Спи, мой чемпион.
Спи, мой рыжий непоседа,
Спи, малыш родной.
Подождут твои победы.
Ты сейчас со мной.9
- Очень красиво,- улыбнувшись, сказала Лиля.
- Да ладно,- буркнул Игорь. Но выражение его лица говорило, что парню приятна
похвала.
- Смотри, что я вчера нарисовала,- девушка перелистнула блокнот и показала
Игорю полностью законченный рисунок. Парень легко узнал Невидимку, несмотря
на то, что в реальности грива у коня была коротко подстрижена, а хвост не
выглядел очень пышным. На рисунке конь летел по степи с развевающейся гривой
и стелющимся по ветру хвостом.
Игорь провел рукой по бумаге. На миг показалось, что он почувствовал
тепло, идущее от нарисованной лошади и бархат степной травы.
«Она ведьма, что ли?» - мелькнула вдруг мысль. Парфенов тряхнул головой и
попросил:
- Можно мне взять этот рисунок?
- Это я для тебя рисовала,- ответила девушка. Легким движением отделила лист
от блокнота и протянула Игорю.
Парень аккуратно взял лист. Неожиданно наклонился и поцеловал тонкие,
чуть подрагивающие пальцы Лили. Она вздрогнула, неуверенным движением
провела рукой по коротко стриженым волосам Игоря. И уронила руку на свои
9
Сборник «Равновесие снов», стр. 108. Издательско-торговый дом «Скифия», 2013 г. (Прим. ред.)
37
колени с какой-то обреченностью. Сказала тихо:
- У тебя тренировка скоро. Иди, нельзя опаздывать.
Парфенов вздохнул. Уже подходя к конюшне, он услышал вкрадчивое:
- Надо же, какие нежности!
Игорь обернулся и увидел за своей спиной противно ухмыляющегося Павла
Буркова. Парфенов, скрипнув зубами, неторопливо подошел к нему. Сгреб Павла
за грудки, смяв модную дорогую рубашку. С удивительным для самого себя
спокойствием в голосе и бешенством во взгляде сказал:
- Если ты, тварь, еще раз…
В глазах Буркова мелькнул испуг.
- Эй, а ну-ка, разошлись!- голос Гривцова заставил парней сделать несколько
шагов назад.
Павел пробормотал «я с тобой потом поговорю» и убрался восвояси.
Геннадий Михайлович погрозил Парфенову кулаком, потом сказал с улыбкой:
- Если через пятнадцать минут не появишься на манеже, полчаса строевой рыси
без стремян. Все понятно?
- Да хоть час!- радостно выдохнул Игорь и бросился переодеваться.
Тренировка получилась замечательной. Напоследок Игорь с хорошей
спортивной наглостью отпрыгал непростой маршрут. Даже Гривцов был немного
удивлен, но виду не подал. Довольный Игорь хотел сразу подойти к Лиле, но
девушка, заслышав его шаги, замотала головой и указала рукой в сторону
трибуны, на которой сидел Гривцов. Игорь подошел к тренеру, присел рядом. В их
сторону со стороны конюшни шел высокий мужчина лет пятидесяти в легком
летнем костюме, великолепно сидевшим на подтянутой фигуре. Туфли явно были
сделаны на заказ в известной итальянской фирме. Поравнявшись с сидевшими на
скамейке Игорем и Гривцовым, мужчина остановился, радостно воскликнув:
- Михалытч, сколко лет, сколко зим, старий тчерт!
Геннадий Михайлович поднял голову, удивляясь такой фамильярностью. И тут же
расплылся в улыбке:
- Гюнтер, негодяй, каким ветром тебя сюда занесло?
Лицо мужчины показалось Игорю знакомым. И тут же Парфенов вспомнил,
где его видел. Фотографии Всемирных Конных Игр в Аахене. Ликующий всадник,
выигравший маршрут Гран-при. Гюнтер Хоффенхаймер, в прошлом звезда
сборной Германии по конкуру, а ныне тренер немецкой команды на предстоящих
Олимпийских играх.
Немец элегантно перемахнул через ограждение, присел рядом с
Гривцовым. Мужчины обменялись крепким рукопожатием. Гюнтер улыбнулся и
одобрительно сказал Парфенову, смешно коверкая русские слова и мешая их с
немецкими:
- У dich10 отшень хороши лоша. Прекрастни Sprung und Technik11
Потом утвердительно заявил Гривцову:
- Gut gewählt! Wie immer, mein Freund.12
К легкому удивлению Парфенова, Геннадий Михайлович ответил по-немецки:
- Da hast du Recht, du bayerischer Fuchs.13
10
Тебя (нем.)
Прыжок и техника (нем.)
12
Отличный выбор! Как всегда, мой друг (нем.)
13
Ты прав, баварская лиса (нем.)
38
11
Гюнтер рассмеялся и дружески хлопнул Гривцова по плечу.
- Почему ты здесь?- спросил Геннадий Михайлович.
- Один два junge Reiter aus meiner Reitschule14 приезжать на ваш grosse Turnier.15
Немец повернулся к Игорю и спросил:
- Ти прыгать турнир?
Игорь утвердительно кивнул.
Гюнтер картинно закатил глаза и произнес:
- Прекрастни для meinen Jungs16. Если ти утереть им нос, будет отшень карашо.
Konkurrenz belebt nicht nur das Geschäft.17
Хоффенхаймер заговорщически подмигнул Гривцову и прошептал ему на ухо:
- Ich wäre froh dieses Pferd in meinem Stall zu sehen.18
- Steht nicht zum Verkauf19,- отрезал Гривцов.
Гюнтер широко улыбнулся:
- Nun muss euch leider verlassen.20
Потрепав Игоря по голове, произнес:
- Болшой успехов.
- Viel Glück21,- ответствовал Гривцов за себя и за Парфенова.
Немец снова перемахнул ограждение и отправился дальше.
- Геннадий Михайлович, откуда вы его знаете?- восхищенно спросил Игорь.
- Пересекались на стартах не единожды. Вот и подружились. Он меня потом
несколько раз приглашал к себе в гости.
- Класс,- сказал Парфенов.
- Сделаешь его парней на соревнованиях, может, и тебя пригласит. У Гюнтера
глаз-алмаз.
- Я без вас не поеду,- твердо заявил Игорь.
- Ты сначала приглашение получи,- рассмеялся Гривцов.
- Он всегда так стильно одевается?- полюбопытствовал парень.
- А у него вообще в конном мире было прозвище «Красавчик»,- ухмыльнулся
Гривцов.- Успевал в дождь и слякоть сапоги начистить до блеска после выезда с
разминки на старт. А белых перчаток, рубашек и галстуков возил с собой целый
чемодан. И вообще, хватит трепаться. Лиля тебя уже заждалась.
- Бегу,- ответил Игорь, пожимая руку тренеру. Подражая Хоффенхаймеру, лихо
перепрыгнул ограждение.
- Извини, пожалуйста,- сказал Парфенов, подойдя к Лиле.- Это старый знакомый
Геннадия Михайловича приходил. Чемпион мира, между прочим.
- Он немец?- спросила Лиля.- Я слышала, он говорил по-немецки.
- Да. Тренирует сборную Германии. Привезет на наши соревнования своих
учеников. Как подумаю, что мне с ними тягаться, аж дух захватывает.
- А ты не думай,- рассудительным тоном сказала Лиля.- Просто выиграй у них.
- Тогда я тебя официально приглашаю посетить наш турнир,- щелкнув каблуками
14
Молодых всадника из моей конной школы (нем.)
Большой турнир (нем.)
16
Моих мальчиков (нем.)
17
Конкуренция оживляет не только бизнес. (нем.)
18
А эту лошадь я был бы рад видеть в своей конюшне. (нем.)
19
Не продается. (нем.)
20
К сожалению, вынужден вас покинуть. (нем.)
21
Удачи. (нем.)
39
15
сапог, заявил Игорь.- Он состоится через неделю. Потом добавил, улыбнувшись:
- И неофициально тоже.
- Я принимаю ваше приглашение, милорд,- сделав реверанс, с серьезным
выражением лица ответила девушка. Потом прыснула от смеха.
- Игорь, мама просила, чтобы ты меня домой отвез. Она за мной не успевает
заехать.
- Подожди, я мигом,- и Парфенов побежал переодеваться.
Когда он вернулся, Лиля огорошила его новостью:
- У меня трость пропала.
- Когда?
- Сегодня, пока здесь сидела. Прислонила ее к ограждению, а сейчас не могу
найти.
Парфенов огляделся, но трости нигде не было.
- Ты не видела, кто мог ее взять?
- Игорь,- с упреком произнесла Лиля.
- Черт, извини, пожалуйста. Кто-то проходил мимо тебя?
- Ходили люди. Откуда я знаю, кто из них трость взял?
- Поехали, новую купим,- рассудительно сказал Игорь.
- Мы потом с мамой сами съездим.
- Не потом, а сейчас. Не с мамой, а со мной,- твердо заявил Парфенов.- И после
этого домой.
- Уговорил,- сдалась девушка.
«Интересно заканчивается денек»,- подумал Игорь, усаживая Лилю в машину.
Глава 16.
Через пару дней Игорь, приехав в «Успех», снова встретил там Александру
Сергеевну.
- Добрый день,- тепло поздоровался Парфенов.
- Здравствуйте, Игорь,- улыбнувшись, ответила мама Лили.
Хитро прищурившись, добавила:
- Вы, оказывается, не только выдающийся наездник, но и собачий дрессировщик.
- Скажите еще, мастер собак,- буркнул Парфенов.
Александра Сергеевна удивленно приподняла брови. Фантастический роман
Олега Дивова «Мастер собак» не был рассчитан на богатых бездельников. Ее
обрадовало еще одно подтверждение, что Игорь к этой категории не относится.
Игорь попросил:
- Не называйте меня наездником. В конном спорте только всадники. А наездники
это в рысачьих бегах.
- А жокеи где?- полюбопытствовала женщина.
- В скачках,- ответил Парфенов.
- Век живи, век учись,- усмехнулась Лилина мама.
Парфенов кашлянул, собираясь с духом и сказал:
- Можно еще один вопрос? Если вам неприятно, то не отвечайте.
- Что за вопрос?- нахмурилась Александра Сергеевна.
- Лилю можно вылечить?
Женщина вздрогнула, на ее лице промелькнула гримаса боли, лоб
перечертила глубокая морщина. Но Александра Сергеевна быстро взяла себя в
40
руки и ровным голосом ответила:
- Нельзя. Как говорится, без комментариев.
- Извините,- глухо произнес Игорь.- Тогда у меня есть просьба.
- Надеюсь, она более приятная, чем вопрос.
- Я сегодня хочу пригласить Лилю к нам в гости. Ненадолго. Потом обязательно
отвезу домой. Разрешите?
- Хорошо. Позвоните мне, когда приедете к себе домой, и когда будете выезжать с
Лилей обратно.
- Обязательно!- громко воскликнул Парфенов.- Извините, мне на тренировку пора,
до свидания!
Уже отбежав несколько метров, Игорь повернулся и громко крикнул:
- Спасибо!!!
Александра Сергеевна улыбнулась, садясь в машину. Игорь ей нравился все
больше. Было в нем нечто такое, что она, как мама, понимала и чувствовала.
Счастливый Игорь уговорил Гривцова сократить тренировку под неодобрительное
ворчание тренера:
- Если запорешь соревнования, я с тебя семь шкур спущу. Тоже мне, Ромео.
Парфенов переоделся, посадил Лилю в машину.
- Я тебя приглашаю к себе в гости. Пожалуйста, не отказывайся.
Лиля от удивления пару минут не могла произнести ни слова. Потом
пробормотала:
- Я маме должна сказать.
«Сказать, а не спросить»,- не без удовольствия отметил Парфенов.
- Спокойно, таможня дала добро,- перефразируя знаменитую цитату из фильма,
сказал Игорь.
Лиля облегченно вздохнула и откинулась на спинку сиденья.
Игорь сердито спросил:
- Ты про Бурана зачем маме рассказала?
- Ну, прости меня, пожалуйста,- умоляющим тоном произнесла Лиля. Это ведь так
интересно было. Ужасно страшно и ужасно здорово.
- Ага, удивляюсь, как меня не прибили сегодня за это,- хмыкнул Игорь.
- Мама, конечно, охала и ахала. Но потом сказала, что она теперь за меня
спокойна, когда я с тобой гуляю.
Девушка ласково провела рукой по руке юноши. Парфенов мгновенно растаял.
Он надеялся, что мамы и Владимира Сергеевича дома нет, однако на звук
открывающегося дверного замка в коридор вышли и мама и отчим. Лиля, услышав
шаги, тихо сказала:
- Здравствуйте.
- Это Лиля,- волнуясь, произнес Игорь.
- А это Владимир Сергеевич,- широко улыбнувшись, ответил его отчим.
- Вера Михайловна,- сухо представилась мама Игоря. Она окинула взглядом наряд
девушки и осталась довольна.
Возникла неловкая пауза. Инициативу взял в свои руки Владимир
Сергеевич.
- Вера, мы вроде чай пить собирались,- обратился он к жене.
Вера Михайловна изобразила на лице недовольство, но спорить не стала.
- Проходите в гостиную,- сказала она.
Игорь взял Лилю за руку и сделал пару шагов. Вера Михайловна округлила
41
глаза. Она заметила, как неуверенно двигается девушка. Внезапная догадка
осенила ее и она, поджав губы, удалилась на кухню. Отчим Игоря незаметно
подмигнул ему и вышел следом за женой. Парфенов отвел Лилю в гостиную,
усадил в удобное кресло. Нежно погладил ее руку и ободряюще шепнул:
- Я с тобой.
Девушка робко улыбнулась.
- Посиди здесь, я сейчас приду. И ничего не бойся,- сказал Игорь. Взяв в своей
комнате небольшой пакет, Парфенов направился на кухню. Там Владимир
Сергеевич пытался в чем-то убедить Веру Михайловну, но, судя по всему, попытка
пока не увенчалась успехом.
Игорь достал из пакета отвертку и шуруп-саморез. Аккуратно вкрутил его в
стену, затем достал из того же пакета Лилин рисунок в красивой рамке и
торжественно водрузил на шуруп.
- Лиля нарисовала?- одобрительно спросил Владимир Сергеевич.
- Да,- коротко ответил Игорь.
- И где она эту лошадь увидела?- пробормотала Вера Михайловна.
- Нигде,- сердито ответил сын.- Ты ведь заметила, что Лиля слепая. Между
прочим, это Димка.
- Она это нарисовала, ничего не видя?- изумилась Вера Михайловна.
- Вера, я тебе потом могу кое-что рассказать по этому поводу,- вмешался в
разговор Владимир Сергеевич.- А сейчас очень тебя прошу, пойдем чай пить. Я
помогу тебе на стол накрыть.
«Только не тайский красный!»,- взмолился про себя Парфенов.
К его великому облегчению, чай оказался самый что ни на есть черный
цейлонский.
Игорь вернулся в гостиную. Лиля сидела неподвижно, положа руки на
колени и сцепив пальцы. Услышав знакомые шаги, девушка облегченно вздохнула.
Парфенов сел рядом с Лилей. Вошла Вера Михайловна. Она уже не
демонстрировала открыто, что визит девушки ей неприятен. Видимо, Лилин
рисунок произвел на нее сильное впечатление.
Чаепитие началось с вопроса Веры Михайловны:
- Лиля, вы давно с Игорьком знакомы?
«О боже, опять «Игорек!»,- недовольно подумал Парфенов.
- Около месяца,- тихо ответила девушка.
- А кем работают ваши родители?- не унималась Вера Михайловна.
- Мама преподаватель в филологическом, а папа математик.
- Хорошие профессии,- промолвила Вера Михайловна.- К сожалению, золотых гор
они не приносят.
- Не приносят,- эхом откликнулась Лиля.
Владимир Сергеевич дернул жену за рукав платья. Вера Михайловна
отмахнулась и замолчала. Минут пятнадцать все молча пили чай. Игорь решил,
что от визита больше ожидать нечего.
- Мне надо Лилю домой отвезти. Я скоро вернусь.
С этими словами он встал и помог подняться Лиле. Вдвоем они вышли из
квартиры.
Игорь вел машину к дому Лили. Он был не то, чтобы совсем недоволен тем,
как встретили Лилю мама и отчим. Но в душе надеялся на более теплый прием.
- У тебя хорошая мама,- внезапно сказала девушка.- Она просто делает вид, что
42
строгая, но очень любит тебя.
- Ну да, конечно,- пробормотал Игорь.
- Я чувствую, правда. А папа вообще классный.
- Это отчим.
- Тогда тем более.
- Дядя Володя мне нравится. Он хороший человек.
Парфенов остановился у дома Лили. Довел девушку до знакомой скамейки.
Достал телефон, набрал номер ее мамы и дождался ответа. Взял руки девушки в
свои ладони.
- До завтра,- сказал Игорь. Наклонился, поцеловал Лилю в щеку и быстро пошел к
машине.
Вернувшись домой, Игорь застал маму и отчима в гостиной. Он плюхнулся в
кресло, налил себе чаю.
- Нам твоя девушка понравилась. Ее скромность и немногословность меня
радуют,- внезапно произнесла Вера Михайловна.
Когда Игорь услышал слово «нам», он от удивления поперхнулся чаем. Видимо,
Владимир Сергеевич время даром не терял.
- Тебе же надо с кем-то дружить,- глубокомысленно изрекла мама.- Лиля вполне
подходящая кандидатура. Похоже, я погорячилась, назвав ее голодранкой.
«И инвалидкой»,- сердито подумал сын.
Вера Михайловна сделала вид, что второй эпитет она попросту не помнит.
- Скажи Лиле, что я готова хорошо заплатить ей за рисунок твоей лошади.
Парфенов поперхнулся чаем вторично.
- Это подарок,- выдавил он, стараясь побороть кашель.
- Всякая работа должна быть оплачена,- назидательно сказала мама.- Эти деньги
для ее семьи лишними не будут.
- Давайте это обсудим завтра,- примирительным тоном сказал Владимир
Сергеевич.- Лично я иду спать, у меня завтра человек двадцать на собеседование
записано. Надо выяснить, кто из них способен написать без ошибок слово
«гордость».
Незамысловатая шутка разрядила обстановку. Вера Михайловна и Игорь
одновременно улыбнулись.
- Я тоже спать пошел,- поддержал отчима Игорь. Встал, пожал ему руку. Потом
поцеловал маму и через короткое время крепко спал. Ему снился сон, в последнее
время ставший навязчивым. Ухоженные красивые лошади, проходящие строем
под звуки марша. Красиво сидящие в седлах всадники. И необычная военная
форма на них.
Глава 17.
Время, оставшееся до соревнований, пролетело быстро. Игорь не смог
встречаться с Лилей каждый день – Гривцов назначал тренировки достаточно
поздно, чтобы на манеже оставалось как можно меньше всадников. Какое-то
время заняли мероприятия в Федерации конного спорта, связанные с
предстоящим выступлением. Да еще Вера Михайловна попросила Игоря в эти дни
немного помочь ей по делам своей фирмы. Парфенов несколько раз подолгу
разговаривал с Лилей по телефону. Обо всем и ни о чем – они просто были рады
слышать друг друга.
43
Наступил день стартов. Игорь проснулся пораньше, чтобы успеть заехать за
Лилей. Когда он увидел девушку, то от изумления чуть не сел на асфальт. Волосы
Лили были убраны в красивую прическу, глаза и губы тронуты легким макияжем,
цвет которого очень подходил к цвету волос. Легкое летнее платье было
одновременно красивым и строгим.
- Привет!- весело произнесла Лиля.
- Ты сегодня потрясающе выглядишь!- восхищенно сказал Игорь.
- У нас же праздник, верно?- улыбнулась Лиля
Слова «у нас» отдались теплом в груди Игоря.
- Да, у нас с тобой праздник,- счастливым голосом ответил парень.
Они сели в машину.
- Ну что, вперед, к победе!- воскликнула девушка.
Парфенов нажал на педаль газа.
Турнир, на который Игорь пригласил Лилю и в котором участвовал сам, был
самым крупным ежегодным конным соревнованием в городе и имел статус
международного. Более того, не так давно он был приравнен к этапу Кубка Мира.
Поэтому в «Успех» съехались всадники не только из России, но и из других стран,
занимающих не последние позиции в европейском конном спорте. С прошлого
года начали приезжать немцы, чей конный авторитет уже давно находился на
самом высоком уровне.
На территории клуба звучала многоязычная речь. У ограждения манежа
латвиец Андис Варна оживленно разговаривал со своим коноводом. Чуть поодаль
эстонец Гуннар Клеттенберг обсуждал с товарищем по команде стартовый
протокол. Гюнтер Хоффенхаймер, снова безупречно одетый, ходил по манежу
вместе с молодым всадником. Он измерял шагами расстояние между
препятствиями и сопровождал свои комментарии энергичной жестикуляцией.
Чемпион России Александр Белехов, заразительно смеясь, рассказывал своим
знакомым новый анекдот.
Звучала легкая музыка, из летнего кафе тянуло дымом и ароматом
шашлыка. Погода порадовала всех. Ночью прошел дождь, принесший утреннюю
прохладу. Солнце, ярко сияющее в небе, решило в этот день немного умерить пыл
и не мучить палящим зноем ни людей, ни лошадей.
Лиля вертела головой, слушая приветствия проходящих мимо всадников, на
которые Игорь отвечал то коротким кивком, то крепким рукопожатием. Инга им
тоже повстречалась. При виде Парфенова и Лили она демонстративно
отвернулась. Но настроение Игоря нисколько не изменилось. Он уже не первый
раз замечал, как хорошо Лиля влияет на его эмоции. Раньше перед стартами его
начинал бить мандраж, а сейчас он был абсолютно спокоен. Заметил это и
Гривцов, когда Игорь и Невидимка вышли на разминку. Геннадий Михайлович
повел Лилю на трибуну, в ложу для специальных гостей. Стоящий на входе
охранник преградил девушке дорогу. Но увидел Гривцова, почтительно кивнул
головой и отошел в сторону.
Геннадий Михайлович усадил Лилю на удобный стул, поставил перед ней
бокал с лимонадом.
- Посиди здесь, дочка. Когда Игорь поедет на старт, я за тобой зайду.
Лиля молча кивнула.
Разминка прошла неплохо. Конь Игоря поначалу вел себя немного
флегматично, но потом распрыгался и довольный Гривцов сказал:
44
- Шагайте. Я пойду за Лилей.
Вернувшись через пару минут к ограждению манежа, который официально
назывался у спортсменов боевым полем, Геннадий Михайлович и Лиля услышали
громкий голос судьи-информатора:
- На старт приглашается спортсмен первого разряда Игорь Парфенов на лошади
по кличке Invisible Shadow.
Гривцов наклонился к Лиле и негромко произнес:
- Ты не сердись, дочка, если я сейчас что-нибудь эдакое скажу, не для девичьих
ушей. За парня переживаю. Он первый раз такую высоту на серьезных
соревнованиях едет. Да и кандидата в мастера хотелось бы получить.
Девушка понимающе кивнула одновременно с перезвоном стартового колокола.
Траектория движения к первому барьеру проходила рядом с местом, где
стояли Лиля и Геннадий Михайлович. Девушка отчетливо слышала
приближающийся ритмичный стук копыт, затем он начал медленно удаляться.
Вскоре раздался звук, похожий на легкий удар. Гривцов чертыхнулся:
- Говорил же ему – ездой налево заходи. Пусть расстояние короче, зато галоп у
коня активней. Нет же, поехал направо. Хорошо, что жердь не сбили. Вот и
получили минус один.
- Какой минус один?- спросила Лиля.
Гривцов, не отрывая взгляд от манежа, сказал:
- Есть у нас такая поговорка. Лошадь на маршруте может выручить всадника два
раза. На третий имеет полное право послать такого ездюка куда подальше.
Сегодня Невидимка один раз уже выручил.
Немного погодя Гривцов одобрительно крякнул:
- Молодцы! Двойную систему прошли на загляденье.
Лиля уловила в голосе Геннадия Михайловича довольные нотки и сжала кулачки,
радуясь за Игоря. Затем она почувствовала, как Гривцов напрягся.
- Что-то случилось, Геннадий Михайлович?- тревожно спросила она.
- Сейчас тройную систему прыгать будут. Сложный там заход.
Из динамиков, установленных в углах манежа, доносилась негромкая
ритмичная музыка. Звучал и голос ведущего, который находился на VIP-трибуне.
Он развлекал важных гостей и спонсоров.
Вопреки правилам, ведущий громко говорил в микрофон прямо во время
прохождения всадниками маршрута. Но руководство клуба не обращало на это
внимания - спонсоров стоило всячески уважать и рекламировать.
Всадник и лошадь начали заход на тройную систему, о которой говорил
Гривцов. Не успел Игорь закончить поворот, как ведущий воскликнул:
- Давайте еще раз поприветствуем нашего спонсора, автосалон «Суперкар»!
Из огромного динамика, прямо в спину Игорю, грянул бравурный марш.
Невидимка нервно прижал уши и резко ускорил темп. Гривцов схватился за голову:
- Одержи коня, парень!
Игорь, словно услышав слова тренера, требовательно, но мягко взял на
себя повод. Конь успокоился и двинулся ровно, без ускорения. Геннадий
Михайлович облегченно выдохнул. Всадник легко и красиво перепрыгнул первый
барьер в системе и… Ему и Невидимке буквально в лицо взлетели звезды
фейерверка, который был установлен вдоль VIP-трибуны. Конь шарахнулся в
сторону. Игорь опешил и еле удержал равновесие. На второй барьер Невидимка
зашел по инерции. Он неловко оттолкнулся, взлетел над широкими
45
параллельными брусьями и, как говорят конники, «не дотянул». Препятствие с
грохотом развалилось. Лиля вздрогнула. Игорь вылетел из седла и упал, сильно
ударившись ногой об одну из жердей.
- Всадник исключается из соревнований за падение,- бесстрастно произнес судьяинформатор, повторив фразу на английском языке.
Лиля вцепилась в руку Гривцова:
- Что там, что там?
Расстроенный Игорь, хромая, вел коня к выходу из манежа.
Гривцов отвернулся и пробормотал тираду, которая не попала бы даже в книги,
содержащие ненормативную лексику. Повернулся к Лиле:
- Постой немного, дочка. Я скоро вернусь.
Геннадий Михайлович, оттолкнув охранника, прорвался к VIP-трибуне.
Ведущий сообразил, что беседа не сулит ему ничего хорошего и забился в
дальний угол трибуны. На пути Гривцова возник владелец клуба, Игорь
Владимирович Ларионов. С Геннадием Михайловичем он был знаком давно.
Именно Ларионов еще при строительстве клуба уговорил Гривцова стать
начальником конной части, а потом и старшим тренером.
- Михалыч, не бузи,- тихо, но жестко произнес владелец «Успеха».
- Вы видели, что делается?!- заорал Гривцов.
- Не кричи,- спокойным тоном ответил Ларионов.- Хочешь подавать апелляцию –
подавай, твое право. А скандал я устроить не позволю.
Несколько мгновений мужчины буравили друг друга взглядами. Потом
Гривцов зло плюнул, развернулся и отправился в судейскую.
Игорь передал Невидимку коноводу, подошел к Лиле.
- Прогуляемся?- предложил Парфенов.
- Пойдем, здесь людей очень много, меня уже несколько раз толкнули.
Игорь взял Лилю под руку, они пошли по дороге, ведущей от манежа к гостевой
конюшне. В другой руке юноша нес жокейку.
- Не удался праздник,- мрачно сказал Парфенов.- Всего ожидал, но такого…
- Не переживай, Геннадий Михайлович сказал, что у тебя это только первые
соревнования на такой высоте. Все еще получится,- горячо заговорила девушка,
прижав руку Игоря к себе. Парень резко вырвал руку и громко сказал:
- Будет, говоришь?! Да ты понимаешь, что кандидата в мастера я теперь только
через год смогу получить?!
- Почему?
- Потому что статус соревнований нужен соответствующий! Не дают кандидата в
мастера на первенстве водокачки!- со злостью ответил Игорь.
- Какой водокачки?
- Водокачечной водокачки.
- Это так важно?
- Тебе не понять,- резко сказал Игорь.
- Да где уж мне,- произнесла Лиля.- Гусь свинье, сытый голодному, а слепой
зрячему не товарищ.
Игорь уже не контролировал свои эмоции. Адреналин, который зашкаливал
у всадников во время выступления, принялся за недоделанную работу и злые
слова автоматически слетали с языка.
- Кто тут слепой и так понятно,- буркнул Игорь себе под нос, но Лиля все равно
услышала.
46
- Похоже, что ты, раз до сих пор ничего не видишь,- громко ответила она.
Неожиданно поднялся ветер. Сильный порыв смахнул с края жокейки легкие
перчатки. Они совершили небольшой полет и упали на землю метрах в двух от
места беседы. Игорь молча сделал несколько шагов, наклонился, и подобрал
перчатки. Когда он обернулся, Лиля, опустив голову, медленно шла по
направлению к выходу из клуба, тщательно ощупывая тростью дорогу перед
собой.
Парфенов, проклиная все на свете, подбежал к девушке. Услышав шаги, она
резко обернулась. На глазах у нее блестели слезы. Лиля еле сдерживалась, чтобы
не заплакать. Тихим и ровным голосом девушка произнесла:
- Не подходи ко мне. Я очень жалею, что впустила тебя в свое сердце. Последняя
просьба – позвони моей маме, пусть поскорее увезет меня из клуба.
Через мгновение Лиля добавила:
- И из твоей жизни.
Глава 18.
Александра Сергеевна ответила Игорю, что находится за городом. Лилю из
клуба забрал отец. Парфенов видел, как Виталий Петрович усаживает дочь в
машину. И сразу решил уехать из «Успеха». На стоянке он заметил Буркова и
Ингу. Павел, открыв водительскую дверь, с довольной улыбкой демонстрировал
Инге новенькую машину. «Черный «Ниссан»,- машинально отметил Парфенов.
Повинуясь какому-то порыву, он достал смартфон и сфотографировал машину
Павла. Потом, не навестив коня и не поговорив с Гривцовым, уехал домой.
Геннадий Михайлович несколько раз звонил, но Парфенов, сжав зубы, увеличивал
скорость, не отвечая на вызов. Дома он рухнул на кровать и злобно ударил
кулаком по подушке. Предварительно постучав, в комнату зашел Владимир
Сергеевич.
- Всех победил?- весело спросил он.
- Вам-то какое дело? Валите к себе на работу собеседования проводить,- сходу
нагрубил Игорь.
- Тебя когда последний раз пороли?- поинтересовался отчим. Оглядел комнату,
снял со стула кожаный ремень и влепил этим ремнем Игорю пониже спины.
Парфенов вскочил как ужаленный.
- Вы что, охренели совсем?- выпалил он.
- Мало?- прищурив глаза, спросил Владимир Сергеевич.
- Достаточно,- буркнул Игорь, потирая ушибленное место.
- Тогда давай поговорим, как мужчина с мужчиной.
- Подеремся, что ли?
- Ты сегодня на соревнованиях головой не ударился?- с сарказмом произнес
отчим.
- Ногой,- пробормотал Парфенов.
- Тогда сопли подотри и рассказывай. Маме твой рассказ вряд ли прибавит
настроения. А я как-нибудь переживу.
Игорь хотел предложить Владимиру Сергеевичу прогуляться по одному
известному адресу. Отчим, прочитав это желание в глазах Парфенова,
многозначительно похлопал пряжкой ремня по своей ладони. Прикинув разницу в
весовых категориях, парень от затеи отказался.
- Там рассказывать нечего,- попытался он уйти от разговора.
47
- Это ты папуасам в Новой Гвинее будешь заливать,- ухмыльнулся Владимир
Сергеевич. Излагай все по порядку. Не нравится мне твое настроение, еще дров
наломаешь.
Игорь вздохнул и начал «излагать».
Отчим слушал, не перебивая. Игорь, закончив рассказ, спросил:
- Дядя Володя, как вы думаете, если я у Лили прощения попрошу, она меня
простит?
- Смотря как просить будешь. Обидел ты ее страшно. Надо же было додуматься
такое ляпнуть. Я бы на ее месте прямо там тебе в глаз дал. Или в нос, да
побольнее.
- Я сейчас сам себе в глаз дать готов,- уныло сказал Игорь.
- Не поможет.
- Жаль,- невесело улыбнулся парень.- Дядя Володя, подскажите, что мне сделать,
чтобы Лиля меня простила?
- Что я тебе подсказать должен?- изумился отчим.- Ты думаешь, у меня в рабочем
столе лежит волшебный блокнот? Открыл на нужной странице и прочитал – делай
раз, делай два, делай три. Нет, дружок, сам напортачил, сам исправляй.
- Тогда зачем вы меня обо всем рассказать попросили?- в свою очередь удивился
Игорь.
- Сам не знаю,- хитро улыбнулся Владимир Сергеевич и вышел из комнаты.
Весь оставшийся день Парфенов слонялся по квартире, несколько раз заходил в
Интернет по пустякам. Потом решил прилечь и неожиданно для себя мгновенно
заснул.
Игорь проснулся около десяти часов вечера, с гудящей головой. «Как алкаш
какой-то»,- подумал он, залезая под холодный душ. После водной процедуры
стало легче, и парень отправился на кухню. Приготовил себе огромную яичницу с
беконом, плотоядно облизываясь, пока тонкие аппетитные ломтики весело шипели
на сковородке. Налил кофе в большую кружку. Сел за стол, но есть внезапно
расхотелось. Перед глазами промелькнула ссора с Лилей. Парфенов, так и не
откусив от яичницы ни кусочка, встал и вернулся в комнату. Нашел телефон,
набрал номер Лили. Долго ждал ответа. Наконец в трубке прозвучало:
- Я слушаю.
- Лиля?
- Да, Игорь.
Парфенов замялся, не зная, что говорить дальше. Потом выпалил:
- Прости меня, пожалуйста. Я вел себя, как последний дурак.
«Что за бред я несу?»,- подумал Игорь. «Словно сдаю экзамен по неудачным
извинениям».
Лиля как будто не услышала слов Игоря. Тихим голосом она сказала:
- Ты знаешь, я сейчас вспомнила того коня.
- Какого коня?- не понял парень.
- Ну, того, который умер.
- А, Героя,- сообразил Игорь.
- Да. Мне иногда тоже хочется вот так взлететь к небу, а потом умереть.
- Ты с ума сошла?- пробормотал Парфенов.
- Может быть,- ответила Лиля.- Спасибо тебе за то, что ты был в моей жизни. И
прощай.
В трубке, как учащенный пульс, забились короткие гудки.
48
Игорь снова набрал номер, но ответа так и не дождался. Он вернулся на
кухню, посмотрел на остывшие кофе и яичницу. Зачем-то открыл окно. Лето было
в разгаре, солнце подсвечивало небесную лазурь предзакатным розовато-желтым
цветом. Игорь запрокинул голову, посмотрел на небо. И вдруг шарахнулся от окна,
с грохотом сбив табуретку. Вылетел в прихожую. На шум из гостиной выглянули
Вера Михайловна и Владимир Сергеевич. Игорь крикнул им: «Я скоро!». Не
дожидаясь лифта, Парфенов огромными прыжками понесся вниз по ступенькам.
Выскочил во двор, рванул дверь машины, едва дождавшись писка сигнализации.
Развернулся под возмущенный визг шин и рассерженный рев двигателя. Погнал
по улице, нигде не снижая скорости и пару раз чуть не пролетев на красный свет.
Игорь плохо помнил, как доехал до дома Лили. Он бросил машину у самого
подъезда, взлетел по лестнице до последнего этажа, преодолел еще один пролет.
Бешеным пинком открыл чердачную дверь. И тут же увидел тонкую фигурку
девушки, на самом краю крыши, на фоне заходящего солнца. Закричал, срывая
голос:
- Стой!!! Стой!!!
Игорь рванулся вперед, сбил оставленную кем-то большую банку с
масляной краской. Схватил Лилю в охапку, потащил подальше от манящей
высоты. Споткнулся, упал на колени. Стал целовать бледное лицо Лили, и все
время повторял, как заведенный: «дура, дура, дура».
- Сам дурак,- открыв глаза, ответила Лиля.
Игорь опешил.
- Это я дурак?- переспросил он.
- Ага,- подтвердила девушка и обняла его за шею.
- Ты чего здесь делала?- яростным шепотом спросил Парфенов.
- Смотрела на небо. Мне показалось, что сегодня я его обязательно увижу.
- А мне показалось, что я тебя больше никогда не увижу,- юноша сделал ударение
на слове «тебя».- И ты действительно превратишься в невидимку.
Игорь поцеловал Лилю в губы. Она вздрогнула, неумело ответила на поцелуй.
Парфенов оторвался от губ девушки и глубоко вздохнул.
- Ты как сюда попала?- спросил он.
- Я не всю жизнь слепой была,- ответила Лиля.- Раньше мы сюда с ребятами часто
лазили на город смотреть. Вот и запомнила дорогу. Помню даже, что от двери
чердака до края крыши десять шагов.
- Скажи, какое сегодня небо?- спросила девушка.
Игорь поднял голову, посмотрел на пылающий закат.
- Очень красивое. Но ты еще красивее.
На щеках Лили появился легкий румянец.
- Давай вернемся домой. Папа может проснуться и мне влетит. Я ведь сказала,
что к соседке пошла на часок.
Парфенов встал, взял Лилю за обе руки, помог ей подняться. Посмотрел
под ноги и громко засмеялся.
- Ты чего?- непонимающе спросила девушка.
- У меня тапки к краске прилипли,- задыхаясь от смеха, ответил Игорь.- Хорошие
были тапки, удобные.
Лиля наморщила нос и захохотала.
Глава 19.
49
В квартире Лили Игорь сразу же столкнулся с ее отцом.
- Добрый вечер,- поздоровался Парфенов.
- Добрый,- пробурчал себе под нос Виталий Петрович. И изумленно уставился на
ноги Игоря в одних носках.
- Возникли финансовые трудности?- спросил он.
- Да нет, все в порядке,- ответил Парфенов, пытаясь понять, как ему половчее
выйти из щекотливой ситуации.
Но Виталий Петрович молча достал из обувного ящика пару тапочек и бросил их
под ноги парню.
- Спасибо,- поблагодарил Игорь, чувствуя себя полным идиотом.
Лиля стояла у него за спиной и с трудом сдерживала улыбку.
В дверном проеме возникла Лилина соседка.
- Лиля, ты ко мне идешь или нет?- спросила она.
Пришел черед Виталию Петровичу удивиться второй раз.
- Ты же у Светы была,- недоуменно произнес он, обращаясь к дочери.
Игорь повернулся лицом к соседке и начал делать страшные гримасы. Света
оказалась сообразительной.
- Ой, что-то я все путаю в последнее время. Я хотела сказать, может, ты еще раз
зайдешь? Я кое-что интересное нашла, хочу тебе почитать.
- Дурдом,- пробурчал Лилин отец.
Тут зазвонил телефон, и Виталий Петрович отправился на кухню, где стояла
трубка.
Лиля прошептала Игорю на ухо:
- Придется к Свете сходить ненадолго. Подождешь?
- Конечно,- ответил Парфенов.
Он хотел поцеловать Лилю, но та сделала круглые глаза, и скосила взгляд в
сторону соседки.
- Ну, я пошла,- сказала Лиля, закрывая за собой дверь.
Вернулся Виталий Петрович.
- Пойдемте в комнату, юноша.
Отец Лили сел в кресло, указал Игорю на соседнее. И тут же заговорил.
- Каждый ваш визит, молодой человек, приводит к каким-то неординарным
последствиям. В прошлый раз я поругался с дочерью. Сейчас был вынужден
снабдить вас хоть какой-то обувью.
- Могли бы и не снабжать,- пробормотал Парфенов, поняв слова Виталия
Петровича как издевку. Потом добавил:
- И не ругаться тоже.
Реакция Лилиного отца была бурной.
- А какое ваше, простите, собачье дело? Зачем вы лезете в нашу семью?
- Я лезу?- удивился Игорь.
- Именно так. Даже моя жена теперь спокойно относится к тому, что вы вскружили
Лиле голову. Не понимаю, зачем вам это надо. Решили поиздеваться над слепой
девушкой перед своими друзьями? Мол, она же никому не нужна такая, а тут я.
Смотрите, как теперь из нее веревки вить буду.
Парфенов после этого монолога пришел в то свое состояние тихого бешенства,
когда ему было наплевать, с кем он разговаривает.
- Можно, я вам по морде дам?- процедил он сквозь зубы.
Виталий Петрович, медленно встал, навис над Игорем. Угрожающе произнес:
50
- Убирайся отсюда.
Парфенов вылетел из кресла, как из катапульты и заорал:
- Сами убирайтесь!!! Мало того, что Лиля из-за вас ослепла, так вы ее теперь в
могилу загнать хотите?!
Виталий Петрович едва сдержался, чтобы не схватить Игоря за шиворот и
не выкинуть из квартиры, как щенка. Парень не успокаивался:
- Сидите тут, фигней всякой занимаетесь, вместо того, чтобы ее лечить!
Виталий Петрович не выдержал и закричал в ответ:
- Лечить, говоришь?! Как лечить, сопляк всезнающий?! Я бы душу дьяволу продал,
чтобы она снова видеть могла.
Он шагнул к книжному шкафу, вытащил оттуда толстую папку и швырнул в
Игоря. Папка ударилась парню в грудь, из нее высыпались бумаги и несколько
фотографий. Парфенов взглянул на фото, и все понял. Наклонился, аккуратно
собрал бумаги обратно в папку. Поднял глаза на Виталия Петровича.
- Простите,- глухо произнес Игорь.- Пожалуйста, простите.
Он произнес эти слова так, что Виталий Петрович поверил в их искренность. Что
часть его боли передалась Игорю.
Наступила тишина. Потом Виталий Петрович с силой провел ладонями по своему
лицу.
- Садись,- тихо сказал он Игорю.
Присел на краешек кресла и стал торопливо рассказывать:
- Два года назад, зимой, мы ехали к друзьям. На крутом повороте нам навстречу
вылетела фура. Я успел увернуться от лобового, но машину занесло и она
вылетела с трассы. Пропахала глубокий снег, ударилась в дерево. Ты только что
видел фото с места аварии. Я и жена отделались ушибами. У Лили с виду тоже не
было ничего серьезного. Несильно ударилась головой и слегка порезала лицо
разбившимся стеклом. Но потом оказалось, что все гораздо хуже. Лиля стала
слепнуть. С каждым месяцем она видела все хуже и хуже. Сейчас она видит
только расплывчатые контуры, не различает цвета.
- И ничего нельзя сделать?- тоскливо спросил Игорь.- Ну, клиника Федорова,
например.
- Почему же, можно,- со злостью ответил отец Лили.- Только для этого придется
продать пару таких квартир, как наша.
- Не может быть,- ошеломленно произнес Игорь.- Я в глазных болезнях ничего не
понимаю, но чтобы операция стоила таких бешеных денег…
- Дело не в глазах,- сказал Виталий Петрович.- После удара у Лили в мозгу
появилась доброкачественная опухоль. Она увеличивается и сдавливает
зрительный нерв. Через несколько месяцев Лиля ослепнет совсем.
- Это рак, что ли?- Парфенов похолодел.
- Нет, не рак. Но опухоль можно удалить только с помощью операции. Причем
желательно не абы где. Например, в Германии. Мы уже ездили туда для
консультации. На это, слава Богу, деньги нашлись. Врачи одной из клиник готовы
нас принять, но не бесплатно. Остается найти семьдесят тысяч евро. Стоимость
окончательного обследования, самой операции и нахождения в клинике.
- А если взять кредит?- неуверенно спросил Игорь.
- Кто нам даст четыре миллиона рублей?- грустно посмотрел на него Лилин отец.Мы обращались в разные банки, показывали документы, уговаривали, умоляли.
Нам сочувствовали, писали вежливые письма, в которых выражали понимание. И
51
отказывали. Была еще надежда на благотворительный фонд. Но там сказали, что
мы далеко не первые в очереди.
- И вы решили ничего не говорить об этом Лиле,- догадался Игорь.
- Да. Пусть лучше для нее не будет никакой надежды, чем та, которой не суждено
сбыться.
- Я попробую что-нибудь сделать,- неуверенно произнес Парфенов.
Виталий Петрович покачал головой.
- Не преувеличивайте свои возможности. Догадываюсь, что ваши родители
небедные люди. Но вряд ли они жестом доброго фокусника достанут из кармана
нужную сумму.
- Попытка не пытка,- криво улыбнулся Игорь, пытаясь представить себе разговор с
мамой.
Хлопнула входная дверь. Виталий Петрович быстро убрал папку в шкаф.
Через мгновение в комнату заглянула Лиля.
- Я вернулась!- объявила она.- Давайте чаю попьем и поужинаем. Жутко есть
хочется.
- Полночь скоро, какой ужин?- удивился отец.
- Тогда только чай. С земляничным вареньем,- капризно протянула девушка и тут
же засмеялась.
Виталий Петрович повернулся к Игорю:
- Если, конечно, у вас возражений не имеется.
- Абсолютно никаких,- ответил парень.
Парфенов пил чай с вареньем, сидя рядом с Лилей и ее рука иногда нежно
дотрагивалась до его руки. Игорь счастливо улыбался, касался в ответ руки
девушки. Ему казалось, что вкуснее этого простого черного чая он не пил ничего в
своей жизни.
Дома Игорь усмехнулся, снимая тапки, выданные ему Виталием
Петровичем. Направился в комнату к маме, но подумал и решил разговор с ней
отложить на следующий день.
Глава 22.
Утром Игорь собрался отнести джинсы, несколько дней висевшие на спинке
стула, в корзину с грязным бельем. Из кармана выпала сложенная вчетверо
фотография. Парфенов вспомнил, как она к нему попала. Вышел на балкон,
посмотрел во двор. На скамеечке снова сидела Калерия Михайловна. Игорь
бросил джинсы обратно на стул, взял фотографию, ключи от «Соляриса» и
торопливо выскочил на улицу. Подошел к старушке.
- Доброе утро,- поздоровался он.
- Доброе утро, сынок,- ответила соседка.
Игорь достал из кармана смартфон, нашел нужный снимок. Наклонился к
старушке и показал ей фото.
- Калерия Михайловна, вы не эту машину тогда видели?
Соседка достала из кармана очки, вгляделась в экран. Всплеснула руками:
- Она и есть.
- Это точно? Вы уверены?
- Так номер. Я же говорила, если увижу, то сразу вспомню.
- И что такого необычного в номере?- непонимающе спросил парень.
52
- Буквы, сынок. Видишь, там написано «ВОР».
«А ведь точно!- мысленно хлопнул себя по лбу Игорь, внимательно посмотрев на
фото. Там отчетливо был виден номер «В483ОР»
- Большое спасибо, вы мне очень помогли,- поблагодарил парень Калерию
Михайловну.
Не возвращаясь домой, он поехал в «Успех».
Первым, кого Парфенов встретил в клубе, был Гривцов. Геннадий
Михайлович сердито посмотрел на Игоря, кашлянул и пробурчал:
- Привет, псих.
Бунтарская натура парня тут же попыталась вырваться наружу. Но Игорь тут
же сообразил, что не время и не место проявлять норов.
- С Димкой все в порядке,- сказал Гривцов.
- Это хорошо,- несмело улыбнулся Парфенов.
- Отошел от вчерашнего?- поинтересовался тренер.
- Угу,- пробормотал Игорь.
- Ладно, проехали. Помнится, когда я совершенно не по своей вине запорол
маршрут на мастера спорта, так три хлыста сломал об забор и чуть не подрался с
курс-дизайнером. Который вообще был не при чем. Поэтому я тебя немного
понимаю. Но во второй раз, если ты такую номер выкинешь, я об тебя три хлыста
обломаю. Я тебе не пацан. И к коню мог бы сходить, он чем виноват?
- Геннадий Михайлович, извините, пожалуйста. Вчера не только в маршруте дело
было.
- Я знаю.
- Откуда?- удивился Парфенов.
- Мне по должности все знать положено, что в клубе происходит,- ухмыльнулся
Геннадий Михайлович.- Кстати, Гюнтеру ты понравился. А конь твой еще больше.
Ладно, сегодня и завтра отдыхаем. А потом снова за работу. Есть у меня одна
идейка, чтобы ты кандидатом стал побыстрее.
С этим словами Гривцов пожал юноше руку и удалился по своим делам.
Игорь оглядел парковку, заметил машину Буркова. Подошел к ней и изо всех
сил пнул переднее колесо. Сигнализация протестующе заверещала. Из домика у
ворот выглянул охранник, но Парфенов успокаивающе махнул ему рукой: мол, все
в порядке.
- Делать нечего, что ли?- раздался за спиной недовольный голос Буркова. Павел
обошел машину вокруг и внимательно осмотрел ее. Не найдя никаких
повреждений, хмуро уставился на Игоря.
- Новую тачку купил?- Парфенов изобразил в голосе заинтересованность.
- Угу,- буркнул Павел.- Папаня презентовал две недели назад.
- С тебя причитается. А то ездить плохо будет.
- Не вопрос, пошли в наше кафе.
- Только в мою комнату заскочим,- сказал Игорь.- Забыл там кое-что.
- Ладно,- ответил Бурков, щелкнув брелком сигнализации.
Войдя в комнату, Павел сказал:
- Забирай, что забыл и пошли.
- Для начала разомнемся,- ответил Игорь.
Схватил Павла за ворот рубашки одной рукой. Другой достал из кармана
фотографию Лили, показал оторопевшему Буркову и зловеще произнес:
- Как тебе разминка, урод?
53
- Пусти,- прохрипел Павел и ударил Парфенова в ухо. Затем вцепился ему в
футболку и попытался повалить на пол. Игорь резко оттолкнул от себя Буркова.
Тот, не удержав равновесие, влетел спиной прямо в открытый шкаф для
амуниции. Попытался вскочить, но с верхней полки ему на голову стремительно
спикировала увесистая банка с копытной мазью. Бурков закатил глаза и едва не
отправился в нокаут. Игорь подошел к нему вплотную, за шиворот выдернул из
шкафа. Павел ошалело покрутил головой и встал на ноги.
- Достал ты меня,- морщась от боли, сказал Бурков.- Ну почему у тебя и лошадь
лучше, и выигрываешь ты чаще? От девчонок отбоя нет, только свистни. Потом
еще эта… художница твоя появилась. Даже Инга, которая тебе на фиг не нужна,
до сих пор от любви сохнет. Я ведь ей и правда, пожениться предлагал. А она
начала ржать, как ненормальная. Вроде не страшилище я с виду, шмотки ношу
хорошие. Денег не меньше, чем у тебя. Пыжусь, как последний дебил, а толку
ноль.
- Так это ты… от зависти? И Лилино фото, и трость, и моя фотка с окурками?изумленный Игорь чуть не сел на пол. После слов Буркова боевой запал у него
мгновенно прошел. Осталась только брезгливая жалость.
Игорь открыл дверь, легонько подтолкнул к ней Буркова. Произнес негромко:
- Вали отсюда.
Павел, опасливо оглядываясь, поспешил исчезнуть из комнаты. Парфенов
потер красное от удара ухо, оглядел футболку, на которой пальцы Буркова
оставили грязные пятна. Вынул из шкафа чистую рубашку, переоделся. Позвонил
маме и сказал, что приедет к ней в офис примерно через полчаса.
Глава 21.
В офисе фирмы «Бест Косметикс» Игоря знали, поэтому он
беспрепятственно прошел в кабинет Веры Михайловны. Его мама сидела в
удобном кожаном кресле и что-то сосредоточенно рассматривала на экране
монитора.
- Привет, мам,- бодро произнес Игорь, целуя Веру Михайловну в щеку.
- Добрый день, Игорек. Чай или кофе будешь?
- Спасибо, не надо,- ответил Игорь, усаживаясь в кресло напротив стола, за
которым сидела его мама.
- У тебя что-то срочное?- поинтересовалась Вера Михайловна.- Нечасто ты ко мне
на работу приезжаешь.
Парфенов еще по дороге пытался построить схему разговора, но, не имея
никакого опыта, мысль такую отмел. И сходу пошел в лобовую атаку.
- Мама, ты мне можешь дать семьдесят тысяч…
Вера Михайловна перебила его:
- Из-за этого ты приехал ко мне в офис? Мог бы со своей карточки снять и не
отвлекать меня от работы.
- Мне нужно семьдесят тысяч евро,- пробормотал Игорь.
Его мама на пару секунд лишилась дара речи, но быстро взяла себя в руки.
Все-таки она была хозяйкой серьезного бизнеса, а не владелицей двух ларьков,
торгующих чипсами и жевательной резинкой. Закатывать скандал, не выяснив все
досконально, было не в характере Веры Михайловны. Тем более, что речь шла о
ее сыне.
54
Прокрутив в голове все возможные ситуации, она начала с самой худшей:
- Ты начал употреблять наркотики?
- Издеваешься? Какие наркотики? - возмущенно сказал ее сын.
- Значит, ходишь в подпольное казино,- продолжила не то опрос, не то допрос
Вера Михайловна.- Проигрался в пух и прах.
- При чем тут казино?!- начал терять терпение Игорь.
Вера Михайловна не сбавляла темп, и от следующей маминой догадки Парфенов
едва не упал с кресла.
- Ты познакомился с девушкой и теперь тебя шантажируют тем, что у нее будет
ребенок?
«Откуда она взяла всю эту ерунду»?- у Игоря мелькнула мысль, что Вера
Михайловна уже знала о том, что он будет просить деньги, и заранее
подготовилась к беседе.
- Чего ты еще успела придумать?- вслух спросил Игорь.
- А что я должна предположить, когда мой сын впервые в жизни приходит просить
такую сумму?
- Все, что угодно, но только не это,- выдал Парфенов реплику из фильма.
Вера Михайловна шутливого ответа не приняла.
- Зачем тебе семьдесят тысяч евро?
- Для Лили.
- Для кого?- не поверила своим ушам Вера Михайловна.- Ты сошел с ума?
- Я здоров,- буркнул сын.
- Слабо верится,- парировала мама.- Каким наивным дурачком надо быть, чтобы
тебя разводила на бешеные деньги едва знакомая нищенка.
- Мама, ты опять за свое,- рассердился Игорь.- Лиля с родителями живут небогато,
но они не нищие.
- Пусть так. Но хотелось бы знать, зачем их дочери, то есть фактически их семье,
такие деньги?
Парфенов понял, что ходить вокруг да около бесполезно.
- Лиле на операцию,- выпалил он.
- Какую операцию?
Игорь глубоко вздохнул и передал маме вчерашний рассказ Виталия
Петровича. Вера Михайловна задумалась, вспоминая что-то давнее, далекое.
Глядя прямо в глаза сыну, спросила:
- Тебе эта девушка так дорога, что ты решился попросить у меня семьдесят тысяч
евро на операцию?
- Да,- не отводя взгляда, твердо ответил Игорь.
- И ответ ты ждешь прямо сейчас.
- Если можно.
- Можно. Мой ответ «нет».
Игорь особых надежд не питал, но все равно расстроился.
- Почему?- спросил он.
- Я могла бы ничего не объяснять,- произнесла Вера Михайловна.- Если о такой
сумме меня попросила сама Лиля или ее родители. Но ты мой сын и тебе я
отвечу. Будь эта девушка твоей женой, я бы ни секунды не колебалась.
Заметив, что Игорь что-то хочет сказать, Вера Михайловна нахмурилась:
- Надеюсь, после этих слов ты с Лилей в ЗАГС не побежишь.
- Вот еще,- буркнул Парфенов.- Я хочу сам свою семью обеспечивать, а не сидеть
55
всю жизнь на твоей шее.
- Не дерзи,- ответила мама и украдкой перевела дух. Ответ сына ее немного
успокоил.
- Так вот,- продолжила Вера Михайловна.- Речь идет о серьезных деньгах, и
ссужать их даже твоим лучшим друзьям я не хочу и не буду.
Парфенов насупился.
- Сиди,- одновременно требовательно и нежно произнесла его мама, видя, что
Игорь поднимается из кресла.
Вера Михайловна подошла к сыну, обняла его голову и сказала:
- Для тебя лично я готова хоть по миру пойти, если нужда заставит. Ты мой сын.
Мой родной человек. Моя кровь. Ты уже достаточно взрослый, поэтому можешь и
должен понять меня.
Игорь сидел и молчал. В последнее время он стал задумываться над тем,
любит ли его мама так, как раньше, когда он был совсем маленьким.
У Веры Михайловны зазвонил телефон. Она вздохнула, вернулась к столу и взяла
трубку. После короткого разговора снова подошла к сыну. Игорь, понимая, что
разговор окончен, встал и взял маму за руки.
- Я все понял,- тихо сказал он.- Прости, что полез к тебе с этой просьбой. Я тебя
люблю.
С этими словами Игорь вышел из кабинета.
Вера Михайловна молча смотрела на дверь. По ее щеке медленно сползала
одинокая слезинка, оставляя чуть заметный след на безупречном макияже.
Глава 22.
Парфенов после ухода из офиса хотел навестить Лилю. Но понял, что голос
выдаст его с головой. Он уже убедился, как тонко девушка может чувствовать
настроение. Поэтому с полдороги развернулся и поехал домой.
В квартире он застал отчима. Владимир Сергеевич, надев цветастый
передник, увлеченно колдовал на кухне, готовя к запеканию аппетитный кусок
свинины. Игорь налил себе стакан клюквенного морса и стал заинтересованно
наблюдать за процессом приготовления. Отчим убрал противень в духовку,
выставил температуру и время. Присел за стол, взглянул на Игоря:
- Сегодня что за проблемы?
- Откуда вы знаете?- чуть не поперхнулся морсом Парфенов.
- У тебя это на лице написано,- усмехнулся Владимир Сергеевич.
- Не удалось стать меценатом,- вспомнил парень старинное слово.
- Да ну?- удивился отчим.- И по какой причине?
«Чем черт не шутит»- подумал Игорь и рассказал о визите в офис мамы. Потом
спросил:
- Дядь Володь, может быть, вы мне поможете?
- Ты это серьезно?- поинтересовался отчим.
- Абсолютно.
- Вот что, Игорь,- Владимир Сергеевич подсел поближе к юноше.- Начнем с того,
что мне никто таких денег на работе не даст. Но если думаешь, что я попробую
уговорить твою маму, то ты глубоко ошибаешься.
Игорь вопросительно посмотрел на отчима.
Владимир Сергеевич сказал:
56
- Потому, что я ее люблю. И тебя люблю. Вот и весь ответ. Теперь послушай
дальше. В моем детстве было много фильмов, снятых по русским народным
сказкам. Актеры, играющие в них главные роли, становились звездами. Слава,
поклонники, деньги. А потом у каждого была своя дорога. Например, один из них
сейчас работает директором кладбища. Только не смейся.
- Однако,- пробормотал Игорь, даже не помышляя улыбнуться.- А при чем тут
сказки и актер – директор кладбища?
Владимир Сергеевич продолжил:
- Это просто вступление. Уже давно он связал свою жизнь с женщиной, долгие
годы бывшей его верной поклонницей. Не помню, как их свела судьба. Эта
женщина инвалид с детства. Церебральный паралич. Без единого шанса на
выздоровление. Она ему, в общем-то, и не совсем жена. Скорее сестра. Человек,
верность и преданность которого его поразили. Он решил заботиться, быть рядом.
Доставлять радость тем, что сбылась ее мечта. Поэтому я хочу тебя спросить –
если получишь деньги на операцию, а она не поможет, ты готов быть с Лилей так
же, как этот человек? Не будешь ли проклинать нас за то, что мы согласились
помочь? Обратной дороги не будет. Отказавшись от девушки в случае неудачного
исхода операции, ты на всю жизнь станешь для нее предателем. О том, что может
случиться с ней, я даже боюсь представить. И не вздумай сердиться на маму из-за
того, что не она, а я спросил тебя об этом. Мама наверняка нашла правильные
слова для своего сына. Другие, но тоже правильные.
Владимир Сергеевич сделал короткую паузу, а потом произнес с мягкой улыбкой,
сделав акцент на предпоследнем слове:
- Теперь ты, надеюсь, ВСЕ понял.
Игорь молча кивнул. Ему вдруг показалось, что за сегодняшний день он очень
сильно повзрослел.
Парфенов рано ушел спать. Он лежал на спине, глядя в потолок. Мысли все
время возвращались к деньгам на операцию Лили:
«Машину не продать, она на фирму записана. На карте у меня тысяч сто, не
больше. Эх, два месяца назад было почти триста. Так нет, разорился на покупку
нового седла. Хотя все равно не спасло бы».
Игорь внезапно уснул. Ему опять приснился странный, непонятный сон.
Всадники в современной военной форме. Лошади в одинаковой по виду и цвету
амуниции. Сон был таким ярким и живым. Парфенов повернулся на другой бок. И
все картины тут же исчезли.
Глава 23.
Наутро Игорь припомнил сон. «Такие мультики мне еще не снились»,усмехнулся он, наливая себе кофе. Зазвонил телефон. На экране высветилось:
«Михалыч».
- Доброе утро, Геннадий Михайлович.
- Здорово, гусар,- прогудел Гривцов.- Когда собираешься почтить нас своим
присутствием?
- Вы же сами сказали – два выходных.
- Я, между прочим, говорил еще про идею насчет кандидата в мастера.
- Уже еду,- коротко сказал Игорь.
Примчавшись в клуб, парень позвонил тренеру. Гривцов попросил
57
подождать примерно полчаса. Игорь решил обойти здание конюшни кругом, чтобы
как-то скоротать время. У одного из выходов он обнаружил машину Буркова с
прицепленной сзади двухместной коневозкой. Павел заметил Игоря, криво
улыбнулся и процедил сквозь зубы:
- Уезжаю я из этого дерьма.
- Все происходит как раз наоборот,- невозмутимо ответил Парфенов и пошел
дальше.
Позвонил Гривцов, сообщив, что освободился пораньше. Парфенов
поднялся на второй этаж в административном здании и зашел в кабинет Геннадия
Михайловича. Собственно, это была средних размеров комната, но Гривцову
нравилось называть ее кабинетом. Тренер и Игорь поприветствовали друг друга.
Парфенов сел на стул и приготовился слушать.
- Я с Гюнтером говорил позавчера. Он обещал похлопотать над приглашением в
Германию на пару турниров. Уровень под выполнение норматива кандидата в
мастера вполне подходит. Так что готовься.
- А когда соревнования?
- Через два месяца. Пора тебе дальнее зарубежье осваивать.
- С чего это Гюнтер так расщедрился?
- Во-первых, ему понравилось, как ты работаешь с лошадью.
- Таких, как я, у него в Германии вагон и маленькая тележка.
- Правильно мыслишь. Полагаю, что дело больше в Невидимке, чем в тебе. Этот
старый лис Хоффенхаймер хочет прямо у себя в Германии показать твоего коня.
Видать, почуял в нем то, что даже мне не видно.
- Да ладно,- с юношеской непосредственностью буркнул Парфенов.
- Мальчик мой, я, конечно, кое-каких высот достиг. Но чемпионами мира
становятся единицы. А ведущие сборные возглавляют единицы из чемпионов. Я
видел Гюнтера в деле. Это великий мастер.
- Лучше вас?- недоверчиво спросил Игорь.
- Лучше.
- И что он делать собирается, когда мы туда приедем?
- Если его догадки подтвердятся, будет уговаривать тебя продать коня. Для
Гюнтера все удобно складывается - конь в Германии, ветеринарное
свидетельство, хоть и временное, тоже есть. Документы и владелец под боком.
Хорошие деньги могут предложить.
«Хорошие деньги…»,- отдалось в голове Парфенова.- «Хорошие деньги…».
Игорь неожиданно пришла в голову идея, от которой он подпрыгнул на стуле.
- А если продать Гюнтеру коня прямо сейчас?
- Потеряешь в деньгах,- машинально ответил Гривцов, и в следующий миг
изумленно привстал.
- Ты пошутил, парень?
- Да какие шутки.
- Первая серьезная неудача и все, надоели лошадки?- ядовито поинтересовался
тренер.
- Деньги нужны,- буркнул Парфенов.
- Задолжал кому?
- Можно сказать и так.
- У мамы попроси. Она у тебя человек состоятельный.
- Мама денег не даст. Просил уже.
58
- Во что же ты вляпался?- с нотками сочувствия произнес Гривцов.
- Ни во что,- отрезал Игорь.- Просто срочно нужны деньги.
Гривцов почесал в затылке. Игорь счел это отказом и насупился.
- Ну и не надо. Других найду.
- Не психуй. Постараюсь помочь. Журавлеву попрошу по ветеринарной части
подсуетиться. Чует мое сердце, все очень серьезно, раз ты на такое решился. Но
имей в виду, при таком раскладе Гюнтер постарается ободрать тебя, как липку.
Мое слово тут решающим не будет. Меня другое волнует – как ты все это будешь
маме объяснять.
- Надо будет – объясню,- упрямо сжав губы, ответил парень.- Только вы ей ничего
не рассказывайте, пожалуйста.
- Делать мне больше нечего.
- Как вы думаете, сколько может заплатить Гюнтер?- спросил Парфенов.
- Тысяч восемьдесят. Евро,- подумав, ответил Геннадий Михайлович.
- Звоните Гюнтеру,- решительно произнес Игорь.
Глава 24.
Игорь отдал Гривцову документы на Невидимку и подписал необходимые
для продажи коня доверенности. Разволновавшись, Парфенов сказал Геннадию
Михайловичу: «разумеется, с учетом ваших комиссионных». На что получил в
ответ короткое «пошел к черту». После того, как Гривцов сообщил Игорю о
согласии Хоффенхаймера купить коня и назвал цену, Парфенов некоторое время
пребывал в состоянии эйфории. Ему казалось, что вот-вот и дело решено. Но
через день его ожидал неприятный сюрприз. При предыдущем разговоре с
тренером Парфенов забыл спросить о сроках продажи. А когда поинтересовался,
то в ответ услышал «минимум месяц». Теперь Игорь маялся и не понимал, как ему
провести этот месяц.
Он осунулся, на вопросы мамы о самочувствии отвечал односложно: «все
нормально, просто устал». От предложений Веры Михайловны отправиться
отдохнуть куда-нибудь в Испанию или Португалию категорически отказывался,
коротко пояснив свое нежелание: «чего я там забыл?». В клуб Игорь приезжать не
собирался, боясь встретиться там с Лилей, а обманывать девушку он не хотел.
Маме с отчимом тоже не хотелось врать про тренировки. Решение пришло
неожиданно.
В один из вечеров Вера Михайловна зашла в комнату к Игорю и с порога
сообщила:
- Твой дядя опять в гости приглашает. Завтра будет звонить, чтобы узнать ответ.
Игорек, может, съездишь к Петру? Это, конечно, не Испания. Но хоть в Карелии
отдохнешь.
«Неплохая идея!» - подумал Игорь.
Он позвонил и рассказал Лиле про приглашение. Девушка огорчилась,
узнав, что они не смогут видеться несколько недель. «Я буду тебе звонить.
Каждый день» - постарался утешить ее Игорь. Следующий звонок он сделал
Гривцову. Извинился, сказав «тяжело мне сейчас Димку видеть». Гривцов
понимающе хмыкнул, пообещав приставить к коню Петрова. Через день Парфенов
садился в вагон скорого поезда, идущего в Мурманск.
Дядя встретил его на станции. Трясясь в потрепанном УАЗике по грунтовой
59
дороге, Игорь с любопытством оглядывал окрестности. Больше всего его
поражали озера, возникающие в глубине внезапно редеющего леса, как будто
поднимаясь из-под земли. Дом Петра Михайловича оказался большим, добротно
срубленным пятистенком. Игорь удивился отсутствию на стенах комнат
охотничьих трофеев. На его вопрос Петр Михайлович строго ответил:
- Я животину лесную от убивцев всяких охраняю, у меня тут не музей. Одно дело –
для пропитания, другое дело – для забавы.
Потом была настоящая баня на дровах. С огромной кучей гранитных
булыжников в камельке. С березовыми и можжевеловыми вениками. Замоченные
в деревянной кадке, они издавали потрясающий аромат. «Какие там розы» - вдруг
подумал Парфенов. Он вспомнил те жалкие подобия дядиной бани, в которые он
ходил дома. Где вместо дров горела электрическая спираль, сверху лежал десяток
небольших камешков, а веники часто разваливались после первого же захода в
парилку. Напоследок Петр Михайлович от души добавил жару. Парфенову
показалось, что он сейчас сварится заживо. Пройдясь вениками по лежащему на
лавке Игорю, дядя загнал его в небольшое озерцо рядом с баней. От ледяной
воды захватило дух, но это были восхитительные ощущения. Когда Парфенов
возвращался в дом, ему показалось, что он не идет, а летит. Ужин Игоря тоже
поразил. Такого количества вкуснейших, по его мнению, вещей он не ел никогда.
Копченая кабанятина, лосиный окорок, малосольная форель. Очень понравилась
ему моченая голубика, которую Петр Михайлович называл смешным словом
«гонобобель». Дядя то и дело усмехался, глядя, как племянник уписывает за обе
щеки домашнюю снедь. Он расспрашивал Игоря о маме, что-то рассказывал про
свою жизнь и работу. Время пролетело незаметно. Выпив большую кружку
брусничного кваса, Игорь почувствовал, что глаза бессовестно слипаются глаза, а
по телу разливается сладкая истома.
Петр Михайлович понимающе улыбнулся, отвел Игоря в комнату. Как только
голова Парфенова коснулась подушки, он мгновенно уснул. И опять пришел тот же
сон. Военные мундиры, лошади. Только в этот раз снился парад.
Наутро Игорь открыл глаза с ощущением, словно он родился заново. Дядя
давно не спал. На столе стояла крынка с молоком, только что испеченные блины и
старомодная вазочка с вареньем из морошки. Петр Михайлович терпеливо ждал,
пока Парфенов закончит завтрак.
- Спасибо, ужасно вкусно,- произнес Игорь, допивая третью кружку молока и
блаженно откидываясь на спинку стула.
- Дядя Петя, я выйду, позвоню,- сказал Парфенов.
В ответ раздался короткий выразительный смешок. Игорь поначалу не
понял причины, которая развеселила дядю. Но, достав телефон, разочарованно
убрал его обратно. На индикаторах уровня сигнала не горело ни одного деления.
- Если хочешь позвонить со своей игрушки, иди вон туда,- Петр Михайлович указал
на сопку, находящуюся примерно в километре от дома.- Пройдешь по ней вверх
метров сто, может и будет тебе связь.
Помолчал и съехидничал:
- Или на елку лезь. На самую макушку.
- А как вы здесь живете без телефона?- отсутствие сотовой связи было для Игоря
таким же шоком, как для индейцев майя огнестрельное оружие конкистадоров.
- У меня рация в доме стоит. Если надо сестре позвонить, так я в Лоухи езжу.
«Нормально, сотку километров откатать, чтобы десять минут поговорить» 60
отметил про себя Парфенов.
- Мы люди простые,- усмехнулся дядя.
Игорь подумал, что Петр Михайлович не просто так остался в этих краях.
Было здесь что-то первозданное, нетронутое, недоступное для понимания
городским жителям. Особенно тем, которые искренне считали, что «за кольцевой
автодорогой жизни нет».
Садясь в поезд, Игорь заранее решил, что ему у дяди будет скучновато. Но
через пару дней радостно понял, как он ошибался. Величие озер, мощь елового
бора,
разноцветная
россыпь
ягодников.
Яростное
сопротивление
пятикилограммовой щуки, которую он выудил сам. Петр Михайлович так комично
вворачивал в свои подсказки непечатные словечки, что Игорь от смеха чуть не
выпустил из рук спиннинг. А волчье логово, которое показал Игорю дядя! Это были
настоящие дикие волки, а не полусобаки из городского зоопарка.
Одежду племянника Петр Михайлович забраковал. Выдал прочные брюки,
куртку камуфляжной расцветки, высокие сапоги и шляпу с накомарником. Тюбик с
новомодным средством от комаров Петр Михайлович отправил в мусорное ведро,
с усмешкой добавив:
- Может, у вас комары да мошкА этого боятся. А у нас они это жрут. Вместе с
тобой.
В первый же выход Парфенов убедился, что без такой экипировки, что в
лесу, что на озерах делать нечего. Помучившись над выбором: карабкаться на
елку или лезть через валежник вверх по сопке, Парфенов выбрал второе.
Действительно, связь стала изредка появляться. Он позвонил Лиле. С третьей
попытки успел сказать «связи практически нет, у меня все хорошо, приеду –
расскажу». Маме и Гривцову Игорь просто отправил одинаковые сообщения:
«позвонить не могу, шлите СМС».
Дни пролетали быстро. Игорь нашел на сопке место с более-менее
приличной силой сигнала. Только за день до отъезда Гривцов прислал короткое
сообщение:
- Пора.
Игорь понял, что деньги отправлены. Но никто, кроме него, даже не
догадывался, куда и зачем. Парфенов сразу после согласия Хоффенхаймера на
покупку Невидимки связался с врачами, договорившись об оплате. Ему пришлось
потратить уйму времени, чтобы найти ту клинику, в которую обращались Лилины
родители. Потом Парфенов битых полчаса объяснял Гюнтеру, куда именно нужно
перевести деньги. На вопрос немца «почему?», Игорь со всей возможной
тактичностью ответил «я прошу вас сделать это». Гюнтер буркнул в трубку нечто,
переводимое на русский язык как «без проблем, в конце концов, деньги не мои, а
ваши».
«Домой-домой»,- бормотали колеса вагона. «Лоухи, Лоухи»,- вальяжно
переговаривались они на стрелках, когда поезд снижал ход.
Игорь сидел в купе. За окном, как в документальном кино, менялись
пейзажи. Карелия оставалась все дальше. Юноша вспомнил молчаливое величие
карельских елей, озера, хранящие недоступные и непонятные людям тайны. Он
твердо решил, что снова приедет к дяде. «Прощай, Европа. Лоухи рулят»,сдерживая смех, подумал Парфенов.
«А если деньги не придут? Или клиника липовая?»,- мелькнуло в голове. И тут
раздался звонок:
61
- Да,- коротко сказал в трубку Игорь.
- Игоречек, привет!- услышал он счастливый голос Лили.
- Здравствуй, Лилечка, ужасно рад тебя слышать! Знаешь, как в Карелии было
здорово! Завтра вечером приеду, мы с тобой погуляем, и я тебе все расскажу.
- У нас тут чудеса чудесные происходят!- восторженно выпалила в трубку
девушка.
- Какие чудеса?
- Представляешь, две недели назад позвонили из немецкой клиники, в которую
меня на обследование возили. Сказали, что перечислена нужная сумма. Даже
немного больше, поэтому врачи могут обеспечить проживание одного из
родителей. Папа попытался выяснить, кто прислал деньги. Но в клинике
отказались отвечать на этот вопрос. Мы все забегались, пока получали визы,
паспорта, билеты покупали. Хотела тебе раньше позвонить, но вспомнила, что
связи нет. Завтра утром я и мама улетаем в Германию.
- Я же говорил, все будет хорошо.
- Когда в клинику приедем, сразу тебе позвоню.
- Когда вернешься, мы пойдем в парк, Бурана искать. На крышу полезем, небо
смотреть. И ты его нарисуешь.
- Обязательно,- радостно сказала Лиля.- Игоречек, прости, пожалуйста. Мама
зовет, нам еще столько всего собрать надо.
Девушка помолчала, а потом очень тихо произнесла:
- Я тебя люблю.
- И я тебя люблю,- с легкой грустью ответил Игорь, но Лиля уже повесила трубку.
«А ведь я не смогу ее проводить»,- подумал Парфенов.
Стук колес, сон, все тот же сон. Высокие кивера, палаши, аксельбанты на
мундирах всадников.
Глава 25.
«Вот и все»,- подумал Парфенов, заводя Невидимку в коневоз. Пристегнул к
недоуздку карабины развязок. Игорь не отличался особой сентиментальностью, но
сейчас он периодически кусал губы, чтобы не заплакать. Не сдержался, обнял
коня, прижался щекой к блестящей бархатной шее.
- Прощай, дружище.
Невидимка помусолил губами макушку Игоря. Потом потерся щекой об куртку.
Парфенову показалось, что конь кивнул и ответил:
- Ты не мог поступить иначе. Не волнуйся за меня, я не подведу.
Игорь тряхнул головой, сбрасывая выступившие на ресницах слезы. Вышел
через боковую дверь фургона. Водитель закрыл трап, мягко заурчал дизель и
машина выехала из клуба. Последнее, что услышал Игорь, было громкое ржание
коня, на несколько секунд перекрывшее рокот двигателя.
- Зайдем ко мне,- предложил Гривцов, помогавший Игорю отправлять Невидимку.
Парфенов виновато взглянул на тренера.
- Извините, не хочется. Лучше я один побуду.
- Пойдем-пойдем,- в голосе Геннадия Михайловича прозвучала настойчивость.
- Что дальше делать собираешься?- спросил Гривцов, едва они переступили порог
его кабинета.
- Не знаю,- грустно ответил Игорь.- Второго Невидимку у мамы точно не
62
выпросить. Да и вряд ли у меня в ближайшее время будет настроение в седло
сесть.
- А как насчет службы в армии?
Парфенов вытаращил глаза.
- Издеваетесь? Мне военкомат весной повестку уже присылал. Пришлось туда
переться и объяснять, что у меня отсрочка.
- Я же тебе не в стройбат предлагаю идти,- ухмыльнулся Гривцов.- Слышал про
Президентский полк?
- Президента чего?- машинально спросил Парфенов.
- Надеюсь, слова «Президент России» тебе знакомы.
- Еще бы,- ответил Игорь.
Гривцов продолжал:
- Звонил мне недавно старый друг, он в этом полку не последнюю должность
занимает. Спросил, нет ли у меня подходящей кандидатуры в кавалерийский
почетный эскорт. Дал номер своего телефона. Сам понимаешь, человек должен с
лошадьми уметь работать и в седле сидеть, не как собака на заборе.
- Такой эскорт и правда есть?- с любопытством спросил парень.
- Да. Посмотришь потом в Интернете. Вот я и подумал, не попробовать ли тебе
туда пойти? Не понравится – уйдешь. Чай, не на двадцать пять лет забреют, как
при царе-батюшке. Лошадей там будет, хоть отбавляй. Только ты, если уж
согласишься, не подведи старого конника.
«Вот это поворот»,- мелькнуло в голове у Парфенова.- «Минус университет, спорт
и свободная жизнь. В плюсе лошади. А мама реально в осадок выпадет от такого
выбора».
- Я подумаю,- сказал Игорь. Помолчал и добавил:
- Но телефон дайте на всякий случай.
Эпилог.
Высокий, подтянутый мужчина в безупречно подогнанной офицерской
форме стоял возле черной служебной «Волги» и разговаривал по телефону:
- Прости, милая, не успеваю на открытие. На банкет, скорее всего, тоже. Новых
лошадей привезли, я должен посмотреть, кто на что способен.
- Надо было президенту пожаловаться прямо в Кремле, когда он мне премию по
искусству вручал,- со смехом сказала собеседница.- Что у тебя на первом месте
лошади, а на втором жена.
- Я до сих пор удивляюсь, как ты согласилась за меня замуж выйти, да еще и
фамилию сменить,- с бесконечной нежностью в голосе произнес мужчина.
- Я тебя люблю,- прозвучало в ответ.- Приезжай скорей.
Офицер подошел к вымытой до блеска рекламной тумбе. Яркий свет
фонарей сверкнул на звездочках капитанских погон, отразился от пришитого на
рукаве тужурки шеврона с надписью «Президентский полк». Мужчина с улыбкой
провел рукой по стеклу тумбы. На большом красочном плакате, размещенном под
стеклом, крупными буквами было напечатано: «Персональная выставка
художницы Лилии Парфеновой «Я рисую небо».
63
Документ
Категория
Российская
Просмотров
52
Размер файла
246 Кб
Теги
животные, доброта, писатели Санкт-Петербурга, nebo, лошади
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа