close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

34.Социология лидерства методические основы исследования личностного влияния

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ЧЕЛЯБИНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ»
Культурологический факультет
Кафедра культурологии и социологии
Л. Б. Зубанова
СОЦИОЛОГИЯ ЛИДЕРСТВА:
методические основы исследования
личностного влияния
Учебное пособие
Челябинск 2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4
МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ЧЕЛЯБИНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ»
Культурологический факультет
Кафедра культурологии и социологии
Л. Б. Зубанова
СОЦИОЛОГИЯ ЛИДЕРСТВА:
методические основы исследования
личностного влияния
Учебное пособие для студентов,
обучающихся по специальности
040201 Социология
Челябинск 2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5
УДК 316.6 (073)
ББК 60.5.я73
З-91
Рецензент: Е. А. Андреев, кандидат культурологии, доцент кафедры
массовых
коммуникаций
Южно-уральского
государственного
университета
Учебное пособие одобрено на заседании
культурологического факультета от. 15.11.2010 г.
З-91
совета
факультета
Зубанова, Л. Б.
Социология лидерства: методические основы исследования
личностного влияния : учеб. пособие по дисциплине «Общая
социология» по специальности 040201 Социология / Л. Б. Зубанова ;
Челяб. гос. академия культуры и искусств. – Челябинск, 2011.– 61 с.
В учебном пособии представлены основные подходы к
изучению общесоциологической категории «лидерство», приведены
авторские методики анализа лидерских проявлений, обоснованы
формулы расчета необходимых показателей.
Учебное
пособие
предназначено
для
студентов
культурологического факультета, обучающихся по специальности
040201 Социология
© Челябинская государственная
академия культуры и искусств, 2011
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
6
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение…………………………………………………………………4
Раздел 1. Методологические подходы к изучению лидерства
1.1. Социолингвистическая
основа
исследований
лидерства………………………………………………………….6
Вопросы
и
задания
для
самопроверки……………………………………...................................14
1.2. Субъективно-оценочный
подход
к
фиксации
лидерства………………………………………………………...14
Вопросы
и
задания
для
самопроверки……………………………………...................................31
Раздел 2. Практики социологического анализа лидерства:
методический аспект
2.1.
Лидеры
мнений:
анализ
поля
массовой
информации………………………………………………………….....32
Вопросы
и
задания
для
самопроверки…………………………………………………………...39
2.2.
Лидеры
местной
власти:
методика
определения
рейтинга……………………………………………………………..…..40
Вопросы
и
задания
для
самопроверки…………………………………………………………...48
Рекомендуемая
литература………………………………………………………………49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
7
ВВЕДЕНИЕ
Проблематика эмпирической фиксации лидерских проявлений
достаточно широка и многообразна, объединяет подходы различных
дисциплин, оказываясь одновременно как в плоскости наложения и
пересечения исследовательских полей (социологии, политологии,
психологии, менеджмента, маркетинга, культурологии), так и зоне
предметно-замкнутой
концентрации
(специальные
теории,
индивидуальные практики анализа, специфические методики выявления).
Говоря о социологии лидерства, мы не пытаемся обозначить путь
узкоспециализированного дистанцирования, равно как и не отрицаем
наличия самобытного взгляда на искомый предмет анализа. Практики
социологического изучения, на наш взгляд, в большей мере
концентрируют внимание на коммуникативном аспекте лидерства,
выступая, прежде всего, практиками взаимодействия. Именно поэтому
область социологического прочтения оказывается неразрывно связанной с
множеством
дисциплин,
наглядно
подтверждая
собственную
коммуникативную
природу
активностью
проникновения
в
дополнительные исследовательские поля. Причем подобная «интервенция»
означает не просто своеобразный компромисс, примиряющий полярные
точки зрения, а намеренное руководство интегративным подходом,
использующим в полном объеме совокупность информации, добываемой в
различных областях современного социально-гуманитарного знания.
Задачи данного учебного пособия диктовали необходимость
перехода от теоретических проблем изучения лидерства к социологическиориентированным практикам исследования лидерских проявлений.
Социология лидерства была представлена на пересечении двух основных
направлений анализа: социолингвистическом и субъективно-оценочном.
Социолингвистическое направление основывается на взаимодействии
лидеров и последователей через анализ речевых практик, образно
фиксируемых нами как «рассказанное лидерство».
Воссоздание
жизненного
пути
лидера,
представляющее
своеобразный момент распредмечивания биографии человека, находит
отражение в работах качественного направления социологического
анализа – Х. Буде, Г. Гарфинкеля, Д. Гелена, И. Гофмана, Ф. Знанецкого,
К. Литлера, У. Томаса, К. Шоу, И. Щютце и др. Наиболее ценным опытом
систематизации биографических стратегий в социологии могут быть
определены работы Е.Ю. Мещеркиной.
Взаимодействие языковых и социальных структур прослеживается в
концепциях этнометодологии, когнитивной социологии, символического
интеракционизма, социального конструктивизма, постструктуралистской и
постмодернистской парадигм. Значительный вклад в изучение речевых
практик внесли исследования интерактивной социолингвистики и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
8
социологии языка (Дж. Гамперц, А. Сикурель, Г. Гарфинкель), традиции
лингвосоциологии (Р. Белл, Р. Гроссе, А. Нойберт, Л.Б. Никольский).
Рассмотрению языковой коммуникации как действенного механизма
ценностной политики и пропаганды посвящены исследования Р. Барта,
Р.М. Блакара, Т. Водака.
Установление корреляционной зависимости между лингвистической
основой текста и воссозданием личностно-психологического образа его
автора находит отражение в ряде теорий: мотивационный анализ Д.
Винтера; операционно-когнитивное кодирование Э. Толмена, О. Хольсти,
Л. Зигельмана; нарративный анализ Х. Олкера и др.
В общем направлении дискурсивной психологии (Р. Харе, Дж. Поттер,
П. Стирнс, К. Герген, Р. Джил) разрабатывалась методология и методика
«интерпретативного репертуара» – взаимодействия речевых практик и
мировосприятия личности. В психолингвистическом направлении следует
обратить особое внимание на концептуальные положения теории речевых
актов (Дж. Остин, Дж. Серль, Г. Грайс).
В работе обобщается опыт современных исследований, посвященных
анализу «текстового портрета» лидеров: психолингвистическая экспертиза
текстов исторических деятелей (А. А. Добровольская, А. Д. Леонтьев,
В. В. Усачева, Е. В. Харитонова), интент-анализ политического дискурса
как выявление конфликтных намерений в выступлениях политических
деятелей современной России (Т. Н. Ушакова, Н. Д. Павлова, К. И.
Алексеев); метафорическое моделирование (А. Н. Баранов, Д. О.
Добровольский, Ю. Н. Караулов, А. П. Чудинов, Ю. Б. Феденева, К. И.
Алексеев) как исследование способов познания мира через анализ
метафорического содержания текстов выступлений лидеров.
Изучение портрета лидера через речевые практики восприятия
аудиторией отражено в исследованиях Ю. Л. Качанова, В. Ф. Петренко,
А. П. Супруна, Н. А. Шматко, Н. Г. Яновой.
Субъективно-оценочное
направление
приближает
нас
к
непосредственным реакциям воспринимающей аудитории, вводит в
область мнений и представлений, к рейтинговой основе взаимодействия.
Базовые методические основы исследования и интерпретации
общественного мнения отражены в работах И. Ф. Девятко, Т. И.
Заславской, О. А. Кармадонова, А. Ю. Мягкова, Л. Ньюмана, В. А. Ядова
и других.
Теоретическое осмысление рейтингов, особенности организации
социологических замеров в структуре электоральных исследований и
средств массовой информации описаны в трудах Н. П. Веремеевой, И. В.
Левицкой, Д. Г. Ротмана, Л. Н. Федотовой, И. Д. Фомичевой;
монографических исследованиях М. М. Назарова, П. Шампаня и других.
Основой формирования модели референтного взаимодействия
лидера и аудитории послужили теории рационального выбора (Г. Беккер,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
9
А. Даунс, Д. Коулмен, М. Олсон, М. Хектер и др.), концепции
формирования популярности (Л. Е. Гринин, П. В. Разин, С. С. Соковиков),
практики электоральной социологии.
Практики социологического анализа лидерства были представлены
методиками социологического исследования поля массовой информации
(диалог лидеров мнений и аудитории) и методику определения рейтинга
лидеров местной власти (административное лидерство).
РАЗДЕЛ 1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ
ЛИДЕРСТВА
Обозначив специфику социологического изучения лидерства как
анализ практик взаимодействия, мы оказываемся перед проблемой их
предельного обобщения, сознательного сведения всего многообразия
исследовательских подходов к укрупненным типам, обозначенным нами
как социолингвистическая и субъектно-оценочная основа фиксации
лидерских проявлений, анализу которых и будет посвящен данный раздел
работы.
1.1. СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ОСНОВА
ИССЛЕДОВАНИЙ ЛИДЕРСТВА
Понимая лидерство как мета-код, труднодоступный для
непосредственного «считывания», мы, тем не менее, можем наметить
возможные социологические направления его интерпретации связанные с
социолингвистическим и субъективно-оценочным анализом лидерства,
предполагающим, в свою очередь, дополнительное дробление
исследовательских практик, комплексно представленных в виде
следующей схемы:
Схема 1. Социологическая основа фиксации лидерства
Социологическая основа фиксации лидерства
Социолингвистическое
направление анализа
прямое сканирование
речевых практик
опосредованное
сканирование
речевых практик
Субъективно-оценочное
направление анализа
рейтинги
влияния
рейтинги
предпочтений
Социолингвистическое направление анализа основывается на
взаимодействии лидеров и последователей через анализ речевых практик,
образно фиксируемых как «рассказанное лидерство». Сканирование
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
10
речевых практик, несмотря на заданное в самом определении ограничение,
предполагает обобщение как вербальных, так и невербальных
характеристик лидера, построенных на основе интерпретации его действий
последователями, окружением или им самим.
Воссоздание
жизненного
пути
лидера,
представляющее
своеобразный момент распредмечивания биографии, в большей мере
свойственно онтологическому типу лидерства. Оптимальным материалом
такого рода анализа выступают личные документы. Автобиографический
дискурс (в широком смысле авторского наследия: исповедь, мемуары,
письма, устные беседы – все то, что может быть объединено принципом
максимального выражения личностного начала) позволяет фиксировать
сопряженность
индивидуального
жизненного
пути
лидера
с
последующими перспективами поколений. Самобытность биографии
лидера во многом препятствуют установлению общих правил,
нормирующих единообразные пути анализа, позволяя исследователю
находить искомый «ключ» к «тайне жизни» в монографическиописательном исследовании.
Лидерству во многом свойственна характеристика заметности
проявления. А потому и способы его социологической фиксации в
большей мере ориентированы на принцип обнаружения – исследования
данной заметности в структуре восприятия лидера последователями. Это,
безусловно, не исключает воссоздания образа лидера через
распредмечивание его биографии, напротив, анализ персон, занимающих
высокое положение в социальной иерархии или тех, кто зафиксировался в
истории особой событийной составляющей, чаще всего лежит в плоскости
биографических описаний. Однако и в этом направлении «от первого
лица» (уже доказавшего свое «право на лидерство» статусом и временной
проверкой) обнаруживается определенная специфичность подхода, лишь
внешне совпадающего с опытами рефлексивного монографического
жизнеописания лидеров. Именно окружение или степень его сплоченности
вокруг фигуры лидера становится основой такого рода оценок. Именно
поэтому в центре социологического исследования лидерства оказывается
принцип обнаружения, основанный на опредмечивающем процессе
исследования представлений о лидере, другими словами, – пространство
восприятия лидера последователями. Для того чтобы в полной мере
представить особенности социолингвистического направления фиксации
лидерства обратимся к непосредственным практикам исследования.
Опосредованные формы сканирования речевых практик как уже
было отмечено ранее, базируются на использовании биографического
метода в социологии, техниках глубинного интервью, документальных
представлений последователей, – всего того, что можно определить как
закадровый текст. При этом биографический материал не просто
репрезентирует фактографию жизни лидера, а в большей мере отражает
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
11
структуру его доминирующих ценностей. Целостное осмысление
жизненной стратегии индивида ориентировано не столько на выведение
общих объяснений и закономерностей, сколько на понимание
субъективного смысла событий с точки зрения деятеля.
Общая опора на биографическую методологию как тематизацию
субъективности (во всем многообразии вариаций: «история жизни»,
«история отдельного случая», «жизненный путь», «устная история»)
позволяет удерживать, по словам К. Пламмера, тройной фокус социологии
– сопряжение биографии, истории и структуры1. Д. Гелен различает три
основных модуса интеракции субъекта и среды: усвоение объективно
данного; избирательное движение субъекта сквозь социально
сконструированное поле; изменение реальности поступками2.
Подобная фиксация на уникальных аспектах истории жизни
человека, на анализе взаимодействия индивидуального сознания и
объективной реальности, воссоздание развернутой во времени
перспективы жизненных событий находит отражение в работах
качественного крыла социологии – Ф. Знанецкого,
К. Шоу, У.
Томаса, К. Литлера, И. Гофмана, Г. Гарфинкеля, Д. Гелена, Х. Буде, Ф.
Щютце и др.
Сквозным
принципом,
пронизывающим
методологию
биографического анализа становится способ конструирования жизни или
жизненная конструкция индивида. В методологии биографического
метода, по мнению исследователей, понятию жизненной конструкции
соответствует методический прием структурной реконструкции (Х.
Будде), направленный на поиск социального содержания в
биографическом материале с точки зрения: герменевтической
перспективы, поскольку отыскивается доступ к пониманию смысла
субъективной жизни; структуралистской перспективы, поскольку в поле
анализа – система смысловых координат; социологической перспективы,
так как постулируется социальная типика скрытых смыслов 3.
Обращая внимание на последнее положение о социально типичных
проявлениях индивида, мы можем констатировать, что в целом,
социологический путь анализа жизненного пути лидера в большей мере
ориентирован на изучение нормативных типов лидерских проявлений.
1
Цит. по: Биографический метод в социологии: история, методология и практика
[Текст] / Под ред. Е.Ю. Мещеркиной.– М., Ин-т социологии РАН, 1994. – С.5.
2
Цит. по: Мещеркина, Е.Ю. Жизненный путь и биография: преемственность
социологических категорий (анализ зарубежных концепций) [Текст] / Е.Ю. Мещеркина
// Социс.– 2002.– №7.– С.61.
3
Биографический метод в социологии: история, методология и практика [Текст] / Под
ред. Е.Ю. Мещеркиной.– М., Ин-т социологии РАН, 1994. – С.8.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
12
Методология и методика социологического исследования биографий чаще
всего фиксирует вхождение индивида в жизнь социума, интерпретацию
повседневно-типичного опыта существования, релевантного для
социальной системы в целом: «Основная же проблема, которой озабочены
исследователи, использующие биографический метод – каким образом
вылущить из конкретной биографической истории эти конституирующие
социальную
типику
моменты…»4.
Парадоксальным
образом,
индивидуальность лидера становится «исторически новой формой
обобществления» (Г. Роберт).
Портретная диагностика лидеров, основанная на опосредованном
сканировании речевых практик, нередко лежит в плоскости социальнопсихологического прочтения (чаще всего исследование жизни великих
диктаторов). Базовые принципы анализа изложены в хрестоматийных
работах А. Адлера «Психология власти», Т. Адорно «Авторитарная
личность»,
Д. Ранкур-Лаферриера «Психоанализ Сталина», Э.
Фромма «Авторитарная личность», Х. Хекхаузена «Мотив власти», К.
Хорни «Зов власти», К.Г. Юнга «Диагностика диктаторов» и другие. Суть
подобного подхода сводится к трактовке мотивов и последствий
«напряженно-авторитарного характера», а раскодирование «стремлений к
власти» предполагает анализ, включающий в себя несколько основных
блоков:
1. Рассмотрение личности лидера через исследование:
1.1. представлений о себе самом или Я-концепция лидера:
1.2. мотивов и потребностей, влияющих на поведение;
1.3. системы убеждений;
1.4. стиля принятия политических решений;
1.5. стиля межличностных отношений;
1.6. устойчивости к стрессам;
1.7. биографического анализа;
1.8. анализа эволюции его деятельности.
2. Анализ отношений между лидером и последователями.
3. Анализ характеристик последователей;
4. Рассмотрение результатов взаимодействия между лидером и
ведомыми.
5. Анализ контекста, в котором лидер имеет место5.
Это
своего
рода
мотивационно-результирующий
анализ
состоявшегося лидерства, смысл которого сводится к установлению
соответствия между поведением лидера и ожиданиями последователей
4
Там же. – С.9.
Гозман, Л.Я., Шестопал, Е.Б. Психология политического лидерства [Текст] /
Л.Я. Гозман, Е.Б. Шестопал // Райгородский, Д.Я. Психология и психоанализ власти.
Т.1. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 1999. – С.585-586.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
13
(референтной основе взаимодействия), предполагает рассмотрение
лидерства в бихевиористском ключе «стимул–реакция», в нашем случае:
«мотив–последствия».
Прямое сканирование речевых практик построено на
непосредственном установлении соответствия между лингвистическими
структурами текста лидера и структурами его представлений (с
последующим влиянием на последователей). Данная тема довольно
популярна как для ранних работ социологов (Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, Г.
Тард), так и для более поздней традиции истолкования текстов в
концепциях этнометодологии, когнитивной социологии, символического
интеракционизма, социального конструктивизма, постструктуралистской и
постмодернистской парадигм.
Значительный вклад в изучение речевых практик внесли
интерактивная социолингвистика и социология языка (Дж. Гамперц, А.
Сикурель,
Г. Гарфинкель), традиции социолингвистики и
лингвосоциологии, поднимающие проблемы речевого поведения,
лингвистического
конструирования
социального
пространства,
особенностей речевых стратегий отдельных личностей. Речевые практики
рассматриваются в качестве символизируемых представлений тех, кто их
использует, выступают «операциональными индексами представлений»
говорящего (Г. Лассуэлл) и базируются на контент-аналитических
процедурах исследования – выявлении частоты появления в тексте лидера
определенных, интересующих исследователя характеристик.
Одной из наиболее авторитетных работ данного направления можно
считать попытку З. Фрейда и У. Буллита изучить личность американского
президента Вудро Вильсона на основе написанных и произнесенных им
текстов. Общая направленность такого рода исследований заключается в
установлении корреляционной зависимости между лингвистической
основой текста и воссозданием личностно-психологического образа его
автора (мотивационный анализ Д. Винтера; операционно-когнитивное
кодирование
Э. Толмена, О. Хольсти, Л. Зигельмана; нарративный
анализ Х. Олкера и др.). Большинство авторов данного направления при
анализе языковых структур исторических деятелей (от Ленина и Сталина –
О. Хольсти, С. Уокер; до Иисуса Христа – Х. Олкер) опираются на
методологию В.Я. Проппа, открывшего понятие функции как поступка
действующего лица.
В общем направлении дискурсивной психологии (Р. Харе, Дж.
Поттер,
П. Стирнс, К. Герген, Р. Джил) разрабатывалась методология
и методика «интерпретативного репертуара» – взаимодействия речевых
практик и мировосприятия личности. В психолингвистическом
направлении следует обратить особое внимание на концептуальные
положения теории речевых актов (Дж. Остин, Дж. Серль, Г. Грайс),
обосновывающих взаимовлияние речевых актов и действий (образно
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
14
фиксируемых в заглавии книги «Слово как действие» – «How to do things
with words»).
Учитывая задачи исследования, обратимся к аспектам разработок,
обнаруживающих
особую
ценность
для
рассмотрения
социолингвистической основы лидерства. Многообразие методических
подходов к анализу текстов лидеров мы можем объединить в виде
нескольких направлений:
1. исследование частоты употребления определенных речевых
конструкций в тексте лидера: наличия местоимений «я», «мы» в речи
лидера (Д. Винер); присутствие определенных категорий, смыслонесущих
слов: хорошо/плохо; сила/слабость, удовлетворенность существующим/
неудовлетворенность
существующим,
активность/пассивность
(Л.
Зигельман, Э. Ширяев); способов построения предложений: соединение
когнитивного символа (К-символ: существительное), аффективного
символа (А-символ: прилагательное), деятельностного символа (Д-символ:
глагол), выявляющих отношение лидеров к различным социальным
вопросам (О. Кармадонов) и др. В целом мы можем говорить об общем
лингвостилистическом направлении, определяющем стилистически
маркированные элементы языковой системы: просторечные выражения,
термины, слова, выбор грамматических средств, последовательность слов
и т.п.
2. исследование эмоциональной нагрузки текста лидера.
Основываясь на теории фонетического значения А.П. Журавлева,
осуществляется фоносемантический анализ эмоциональной нагрузки
текста. Опираясь на разработанную Ч. Осгудом шкалу оценочносемантического дифференциала, А.А. Добровольская, А.Д. Леонтьев, В.В.
Усачева, Е.В. Харитонова осуществили психолингвистическую экспертизу
текстов лидеров – видных исторических деятелей: Далай-Ламы XIV, Папы
Иоанна Павла II, Аль-Газали, Альберта Швейцера, Гитлера, Геббельса,
Сталина, Черчилля, Мартина Лютера, Ницше, Де Сада6.
Интент-анализ политического дискурса как выявление конфликтных
намерений в выступлениях политических деятелей современной России
осуществлялся коллективом авторов – Т.Н. Ушаковой, Н.Д. Павловой,
К.И. Алексеевым. На основе следующих интенций: обвинение,
противостояние, одобрение, угроза, побуждение к действию, отвод
обвинений, разоблачение, похвала, демонстрация силы, критика –
составлялась «ментальная карта» политического деятеля – обобщенная
6
Леонтьев, Д.А., Добровольская, А.А., Усачева, В.В., Харитонова, Е.В. Апробация
методов контент-анализа, интент-анализа и фоносемантического анализа для
диагностики признаков толерантности – ксенофобии в текстах СМИ [Текст] // Скрытое
эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его диагностики/ Под ред. А.А.
Леонтьева, Д.А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004. – С. 179-200.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
15
форма отражения действительности7. Конкретная задача данного
направления исследований состоит в выявлении и идентификации
выражаемых в текстах политических деятелей намерений и целей
коммуникации.
3. исследование содержательно-смысловой нагрузки речевых
практик лидерских групп. В качестве подобного крупномасштабного
проекта может рассматриваться изучение «вокабуляров элит»
(исследование RADIR – Revolution and the Development of International
Relations, 1959 г.), осуществленное на анализе прессы Великобритании,
СССР, США, Франции и Германии с 1890–1949 г. (под руководством Г.
Лассуэлла). В качестве аналитического материала исследования
использовались ключевые слова, связанные со стабильностью элиты,
объединенные в 5 основных ценностей-целей: демократия, безопасность,
братство, изобилие, просвещение. Схема изучения опиралась на
традиционную процедуру контент-анализа: фиксация объема внимания,
оценочного
контекста,
интенсивности/частоты
упоминания,
трансформации во времени и пространстве.
Направление исследований, обозначенное как метафорическое
моделирование (А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский, Ю. Н. Караулов,
А. П. Чудинов, Ю. Б. Феденева, К. И. Алексеев) исследует способы
познания мира через анализ метафорического содержания текстов
выступлений общественных деятелей. Так, анализируя выступления
семисот членов Европарламента, группа лингвистов Амстердамского
университета разработала формулу исследования метафорического
коэффициента текста (частота, интенсивность, содержательность
наполнения используемых метафор)8.
Типы метафорических моделей выявлялись через определение
переменной содержания (D):
D = 1p +2n +3 po + 4d +5sp + 6m
t
где p – «стертые» метафоры
n – метафоры природы
po – политические и интеллектуальные метафоры
d – метафоры смерти и стихийных бедствий
sp – спортивные и игровые метафоры
m – метафоры болезни
t – общее количество метафор.
7
Слово в действии. Интент-анализ политического дискурса [Текст] / Под ред.
Т.Н. Ушаковой, Н.Д. Павловой. – СПб.: Алетейя, 2000. – 316 с.
8
Гаврилова, М.В. Политический дискурс как объект лингвистического анализа [Текст]
/ М.В. Гаврилова // Полис.– 2004.– №3.– С.131.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16
Результатом подобных исследований становится портрет лидера,
воссоздаваемый через его речевой облик, своеобразная «базовая метафора
агента» – социокультурная матрица восприятия социального и жизненного
мира личности. Так Ю. Л. Качанов и Н. А. Шматко представили
методологию выявления базовой метафоры через исследование в текстах
опрошенных
бинарных
оппозиций
(богатство/бедность,
предприимчивость/пассивность), анализ смыслонесущих слов и
риторических оборотов текста9. Основываясь на процедурах глубинного
интервью, авторы «заключали» личности говоривших в возможные типы
метафор:. «я сделал себя сам»;. «жизнь – это работа»; «я – профессионал»;
«я активный, но рациональный»; «я – посторонний»; «я – дитя своего
времени»; «творчество и самореализация»; «я интеллигент, но на пути к
бизнесу»; «делать деньги»; «я все хочу/могу»; «я порядочный человек»10.
4. воссоздание образа лидера через речевые конструкции
последователей. В основе данной процедуры лежит уже не реальная
речевая практика лидера, а скорее мифологический образ, примеряемый на
него при помощи психосемантических процедур суммирования речевых
представлений последователей. Обратимся в этой связи к исследованию
политических лидеров, осуществленному В.Ф. Петренко, с помощью
шкал-фразеологизмов русского языка11. Использовались глагольные и
именные фразеологизмы («халиф на час», «ловит рыбу в мутной воде», «не
из робкого десятка», «мастер на все руки», «светлая голова», «глас
вопиющего в пустыне», «восходящая звезда», «берет быка за рога»,
«квасной патриот» и т.п.) олицетворяющих собой, вследствие образноархетипического
характера,
своеобразную
форму
микромифа.
Респондентам предлагалось оценить соответствие политического лидера
(по семи-балльной шкале) тому или иному фразеологизму, другими
словами, ввести его в область скрытых архетипических представлений.
Одним из вариантов подобного анализа можно считать и методику,
предложенную А. П. Супруном и Н. Г. Яновой, которую сами авторы
определяют как «технологию, основанную на принципах психосемантики
с использованием элементов структурной лингвистики»12. Предложенная
методика распадается на два основных этапа: отбор первичных наиболее
9
Качанов, Ю.Л., Шматко, Н.А. Базовая метафора в структуре социальной
идентичности [Текст] / Ю.Л. Качанов, Н.А. Шматко //Социс.– 1996.– №1.– С.61-72.
10
Там же. С. 67.
11
Петренко, В.Ф. Язык метафоры в рейтинге политических лидеров [Текст]/
В.Ф. Петренко //Социологический журнал. – 2002.– №1.– С.41-48.
12
/
Супрун, А.П., Янова, Н.Г. Политический маркетинг: новый взгляд на рейтинг [Текст]
А.П. Супрун, Н.Г. Янова //Социс.– 2000.– №2.– С.52.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
17
значимых характеристик политического деятеля с последующим
построением оценочных шкал – дескрипторов; оценка различными
категориями населения (в проведенном исследовании учитывались
половозрастные и социальные дифференциации респондентов) деятелей
прошлого и настоящего по составленному набору речевых дескрипторов.
Смысловые компоненты (авторитет, интеллигентность, имидж) в данном
исследовании
отождествлялись
с
многообразием дескрипторов:
убеждающий,
основательный,
компетентный,
патриот,
мягкий,
уступчивый, терпимый, демократичный, рискованный, непредсказуемый,
«свой» и т.п.
Анализ социолингвистической направленности анализа позволяет
нам находиться в своеобразном поле обнаружения интерпретаций
лидерства – понимании высказанного или, в предложенной нами
трактовке, рассказанного лидерства.
Вопросы и задания для самопроверки:
1. Как называется направление исследований лидерства, основанное
на анализе взаимодействия лидеров и последователей через анализ речевых
практик?
2. Приведите примеры использования биографической методологии
в анализе лидерских проявлений
3. Обоснуйте смысл и процедуру исследования частоты
употребления определенных речевых конструкций в тексте лидера
4. Каким образом может быть исследована с социологической
точки зрения эмоциональная нагрузка текста лидера?
5. Приведите примеры и обоснуйте целесообразность исследования
содержательно-смысловой нагрузки речевых практик лидерских групп
6. Какие принципы заложены в основу процедуры воссоздания образа
лидера через речевые конструкции последователей?
1.2. СУБЪЕКТИВНО-ОЦЕНОЧНЫЙ ПОДХОД
К ФИКСАЦИИ ЛИДЕРСТВА
Субъективно-оценочная основа фиксации неизбежно приближает к
непосредственным реакциям воспринимающей аудитории, вводит в
область мнений и представлений, выходит к обратному повороту анализа –
интерпретации обнаружений (многовариантные выборы лидера
последователями).
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
18
Все многообразие социологической фиксации лидерства можно
свети, на наш взгляд, к общей рейтинговой основе исследований,
демонстрирующих референтный характер через проявление таких
характеристик, как:
 демонстративность – рейтинг носит публичный, открытый
характер, сам смысл его существования во многом вызван
необходимостью обнародования результата как позиционируемого
знака популярности;
 универсальность – применение рейтинга возможно в любой сфере
социальной действительности;
 периодичность – подчеркивается необходимость систематического
отслеживания динамики показателей популярности, что позволяет
снижать влияние случайных факторов (возможных при единичном
замере) и тем самым повышает объективность полученной
информации;
 результативность – рейтинг служит инструментом оценки
деятельности его потенциальных и реальных участников;
 доступность и наглядность – сама схема представления
результатов рейтинга направлена на наибольшую визуализацию
результата, а стремление к достоверности и «прозрачности»
процедуры требует от исследователя упрощения в демонстрации
полученных данных.
Итак, концентрируясь на проблеме социологической фиксации
лидерства, мы оказываемся в поле анализа рейтинговых исследований,
определении персонального рейтинга лидера. Для обоснования данного
положения обратимся к содержательно-смысловому наполнению понятия
«рейтинг» и описанию принципов применения рейтинговых исследований.
Рассмотрение любых явлений в системе рангового распределения
качества при постоянном увеличении и приумножении показателей
становится опознавательным символом современной действительности –
талант, одаренность, авторитет, популярность – все представляется в
количественных переменных. Именно на фоне этого количественного
представления о качестве особую актуальность приобрели рейтинговые
исследования, долгое время считавшиеся больше формой социологической
экзотики. Современный этап развития социологического знания,
перемещая центр исследований на действующего субъекта, социального
агента – делает правомерным обращение как собственно к миру субъекта,
так и к миру его повседневных выборов. Сегодня уже можно говорить о
сформировавшемся мировом рейтинговом рынке, об авторитетности
действующих агентств, популяризации и презентации данных рейтинговых
замеров по всем областям и сферам действительности и, прежде всего,
сфере персональной популярности лидеров. Стать популярным –
выделиться из общего ряда, привлечь к себе внимание и войти в когорту
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
19
«отмеченных» особыми качествами – задача-максимум для большинства
общественных деятелей. Задачей–минимум может стать и попадание в
рейтинговые списки популярности, фиксирующие и закрепляющие эту
«избранность на фоне» в измеряемых показателях, наглядно
свидетельствующих о формах публичной активности лица в различных
областях жизни социума.
Чем может объясняться рейтинговый бум? Скорее всего, общими
условиями функционирования современных общественных систем.
Рейтинг, как и любое другое явление, не может существовать в разрыве с
окружающей действительностью, подвержен влиянию явных и скрытых
факторов, функционирующих в обществе, зависим от характера
общественного развития. Можно сказать, что рейтинг оказывается
действенным не во всех системах, а лишь в тех, которые отвечают
требованиям: динамичности (общество стремится к изменениям, обладает
инновационным потенциалом); открытости (открытость информации о
деятельности популярных лиц, открытость различных сфер, позволяющих
фиксировать те или иные предпочтения потребителей, наконец,
открытость в контакте – «исследователь – объект»); избыточности (в
обществе развита система тиражирования материальных и культурных
благ, присутствует наличие разнообразных и конкурирующих между собой
образцов); социальной дифференциации и мобильности (общество
неоднородно в социальном отношении, делимо на различные классы и
социальные группы, не разделенные непреодолимыми барьерами).
Обозначенные нами характеристики формируют своеобразную
рейтинговую среду, создающую благоприятную почву для последующего
возникновения и распространения рейтинговых исследований. Единое
пространство рейтинговой коммуникации образуется в результате
наложения, взаимодействия и взаимозависимости полей, действующих в
ареалах различных сфер общественной жизни:
- экономики – поле интенсификации – проводит в жизнь саму идею
соревновательности, философию успешности лучших, закрепленную
финансовой привлекательностью победителя конкурентной борьбы;
- политики – поле легитимации – придает рейтингу статус
выражения общественного мнения, создает условия правовой
допустимости его функционирования и общественной значимости
результатов рейтинговых замеров;
- массовой коммуникации – поле презентации – обнародует
результаты рейтинговых исследований, формируя в сознании потребителя
востребованность подобной информации, порождая эффекты ожидания в
выражении общественного выбора;
- науки – поле интерпретации результатов рейтинговых
исследований, создания обоснованных концепций их существования.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
20
Вместе с тем, несмотря на актуализацию обращения к рейтинговым
исследованиям со стороны социологов, на широкое распространение
публикаций конкретных рейтинговых замеров в области СМИ,
политической, экономической, образовательной, спортивной сферах; на
буквальную «включенность» рейтингов в специализированную и
повседневную практику использования, – данное понятие почти не
становится предметом концентрированного аналитического осмысления.
Выражаясь иносказательно, философия рейтинга заслонена рейтинговым
практикумом, что образует заметный разрыв между осуществлением
конкретных замеров и концептуально-методологической базой их
осмысления.
Теоретический характер публикаций, как правило, ограничивается
обоснованием основных положений и принципов примененных методик
рейтинговых замеров, описанием алгоритма проведенных исследований.
Наиболее фундаментально теоретическое осмысление рейтингов,
особенности организации социологических замеров в структуре
электоральных исследований и средств массовой информации описаны в
работах
В. Ф. Петренко, Д. Г. Ротмана, Н. П. Веремеевой, И.
В. Левицкой, А. П. Супруна, Н. Г. Яновой, И. Д. Фомичевой, Л. Н.
Федотовой, монографических исследованиях М. М. Назарова, П. Шампаня
и других.
Суммируя представленные в работах определения рейтинга, мы
можем выделить два, наиболее часто встречающихся значения: рейтинг
как отношение: оценка, присвоение объекту той или иной характеристики
в группе аналогичных объектов, определение общественного мнения по
отношению к нему; рейтинг как выражение: отнесение к классу, числовая
характеристика какого-либо качественного явления.
Непротиворечивость данных значений позволяет нам объединить их
в общем определении: рейтинг – это последовательность объектов
аналогичного свойства, выстраиваемая на основе общественного мнения
(проявляющегося в различных формах) об этих объектах и представленная
в виде ранговой шкалы. Можно заметить, что в данном определении
рейтинг выступает как некое статичное образование, как результат, но не
как процесс. Игнорирование динамической составляющей представляется
необоснованным и требует введения дополнительного определения,
направленного на отражение процессуальной стороны: рейтинг – это
процедура оценочного ранжирования отнесенных к единому классу
объектов, с последующим переводом оценок в измеряемые показатели.
Вместе с тем, необходимо выделить специфический контекст
рассмотрения рейтинга с позиций лидерства, обосновывающий
возможность рейтинговой фиксации лидерского потенциала. Пьер Бурдье,
представляя социологию как своеобразную социальную топологию,
фиксировал внимание на особых свойствах, способных придавать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
21
индивиду силу и власть в универсуме, образующих символический
капитал личности – чувство позиции, занимаемой в социальном
пространстве, «sense of one is place» – ощущение своего положения.
Сочетание объективированных капиталов выступает основой деления поля
в соответствии с рангами диспозиций и, как следствие, неравнозначностью
представленности символической прибыли. Закрепление ранга, по мнению
Бурдье, может осуществляться как в виде официальной номинации или
статуса, звания, так и в форме личного капитала известности и
популярности (основанной на факте «быть известным»)13. Действующие
свойства, взятые за принцип построения общества, образуют совокупность
различных полей, представляющих для агентов возможности
активирования символического капитала.
Таким образом, опираясь на данную концепцию, персональный
рейтинг лидера понимается как объективированное, фиксируемое
состояние символического капитала, обретшего своего носителя и
закрепленного за конкретным именем. Рейтинговое восхождение того или
иного лица представляется как интенсификация символической власти
лидера над полем культуры – своеобразная зона захвата общественных
ожиданий, выраженных значимых ценностей.
Очевидно, что понимание глубинных основ рейтинга персонального
лидерства невозможно без осмысления феномена популярности. Понятие
популярности, его история и область использования были подробно
исследованы в различных областях гуманитарного знания –
культурологии, социологии, искусствоведении. Слово латинского
происхождения popularis и popularitas обозначает целый набор терминов
для толкования: «народный, свойственный народу, предназначенный для
народа, приятный для народа, общепонятный, общий, демократичный».
Уже в буквальном прочтении становится понятным, что популярность
предполагает общедоступность, простоту и ясность изложенного, то, что
пользуется наибольшей известностью, широким признанием массовой
аудитории.
Исследователи, изучающие феномен популярности, довольно часто
делают акцент на качественно-оценочных характеристиках данного
явления – упрощении и доступности материала, удаленности популярного
от пластов элитарной культуры. При рассмотрении популярности в
сопряжении с понятием «рейтинг», важен и количественный показатель,
указывающий на такие характеристики, как широкое распространение и
массовый интерес к персоне лидера. Именно данное, количественно
измеряемое прочтение популярного, акцентирует такой необходимый в
понимании
рейтинга
компонент
как
доминирование
лидера,
13
Бурдье, П. Социология политики [Текст] / П. Бурдье. – Пер. с фр./Сост., Общ. ред и
предисл. Н.А. Шматко/М.: Socio-Logos, 1993.– С. 212-214.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
22
свидетельствующее о кристаллизации общественного интереса на одном
из многих.
Рейтинг лидера, оцениваемый как фиксируемое состояние
символического капитала
личности,
сопряжен с
пониманием
популярности, но в значении превосходящем «хит-парадные» трактовки.
Популярность связывается нами скорее с актуализацией присутствия
лидера в общественном сознании, свидетельствующей не столько о
приспособлении, ориентации на массовый спрос (и связанных с этим
оценочных категорий банального, тривиального, упрощенного), а
завоеванием духовно-общественных устремлений, входящих в область
«над-ситуативных» основ, выражении лидером актуальных, значимых для
большинства ценностей. Не вдаваясь в теоретические основы изучения
популярности (вопросу слишком серьезному для «попутного» решения в
данной работе) остановимся на принципах формирования популярности
лидера.
В самом грубом приближении, формирование личной популярности
может быть представлено в терминах причинно-следственного
взаимодействия: с одной стороны – потребителя, имеющего определенные
запросы и ожидания, а с другой – объекта потребления, с разной степенью
успешности предоставляющего условия для их удовлетворения. Степень
популярности в таком случае зависит от успешности удовлетворения
потребностей объектом потребления. Под объектом потребления в данном
случае мы подразумеваем возможную сферу, область удовлетворения
потребностей, к которой могут быть отнесены любые сферы общественной
жизни (политика, бизнес, искусство и другие). Но если объектом
выступает сама сфера, то отдельный ее представитель (по аналогии –
политик, коммерсант, художник) пользующийся наибольшим доверием и
вниманием потребителей, может быть отнесен скорее к субъекту
рейтинга. Таким образом, под субъектом рейтинга мы будем
подразумевать элемент рейтингового объекта (сферы удовлетворения
потребностей), пользующийся наибольшим вниманием и доверием
потребителя, характеризующийся наибольшей частотой обращения к нему,
другими словами, наибольшей популярностью.
Понятие популярности уже само по себе предполагает реакцию
получателя, то есть обратную информацию группы на выраженный и
локализованный интерес в той или иной области рейтингового объекта.
Таким образом, необходимо более четко обозначить еще один важных
компонент функционирования рейтинга – потребителей, определяющих
степень популярности того или иного субъекта рейтинга или – аудиторию
лидера. Аудитория представляет собой совокупность людей,
формирующих референтную зону восприятия информации, и объединяется
на основе общности интереса, а также форм и способов его реализации.
Она является не просто пассивным объектом воздействия, но
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
23
непосредственным, и, что особенно важно, – действующим участником
коммуникации, референтной средой, обеспечивающей лидерство.
Действенный аспект участия аудитории обеспечивается актом совершения
выбора в пользу лидера, позволяющим ранжировать степень его
популярности и привлекательности для последователей. Следует уточнить,
что в случае с фундаментальным социокультурным лидерством, речь идет
именно о ценностном выборе: популярность и привлекательность лидера
обеспечивается не столько сиюминутным интересом к нему аудитории
(характерным для индустрии «раскрутки» популярных персон), сколько
свидетельствует об устойчивости совпадения ценностных основ,
выражении лидером духовных ориентиров аудитории.
Чаще всего, при обозначении схемы восприятия любой информации,
в ней выделяют три основных элемента – потребность в восприятии,
установку на интерес и сформировавшийся под ее воздействием
устойчивый интерес. Очевидно, что три данных компонента и могут
выступать «разделителями», фиксирующими границы отнесения
потребителя к тому или иному типу аудитории.
Потенциальная аудитория лидера характеризуется первой
составляющей – потребностью, в явном или латентном виде
присутствующей у индивида по отношению к различным субъектам
рейтинга, действующим в разнообразных областях жизнедеятельности
(политике, науке, искусстве, спорте). Потенциальная аудитория – это
рынок возможных потребителей, тех, кто в принципе готов к совершению
выбора в пользу тех или иных субъектов рейтинга, но по каким-то
причинам еще не осуществил его буквальным поступком, действенным
актом выбора, а находится скорее в ожидании, предчувствии лидера.
Установка на интерес образует реальную аудиторию лидера, тех,
кто данный выбор совершил по отношению к конкретному субъекту
рейтинга, зафиксировав на уровне сознания совпадение личных ценностей
и идеалов с транслируемыми лидером ценностными ориентирами.
Целевая аудитория лидера предполагает группу, объединенную
устойчивым и постоянным интересом по отношению к конкретному,
единичному субъекту рейтинга.
Руководствуясь схемой процесса образования аудиторного
пространства, предложенной П.В. Разиным14, можно представить
формирование популярности лидера в следующих стадиях:
1. Первичное общение или до-референтная рейтинговая стадия –
субъект рейтинга появляется на рынке, образуя потенциальную
14
Разин, П.В. Феномен популярности в массовом сознании [Текст] /П.В. Разин //
Автореферат диссертации. – Москва, 1990. – 25 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
24
аудиторию,
формируя
возможных
участников
взаимодействия.
Обозначается начальная сторона процесса взаимодействия, которая
совпадает с фактом наличия (отсутствия) связи между потребителем и
субъектом рейтинга. Выделяется часть населения, которая имеет
возможность пользоваться тем или иным источником информации,
располагающим сведениями о деятельности различных субъектов
рейтинга. Активной стороной такого взаимодействия аудитории и
субъекта рейтинга можно считать формирование первичного отношения,
существующего пока не столько в виде оценки, сколько в виде возможной
реакции, привлечении внимания, но без фиксации на конкретном субъекте.
2. Стадия референтного взаимодействия – предполагает
выработку со стороны реальной аудитории непосредственного отношения,
фиксирующегося в виде оценки, появившейся при совершении выбора в
пользу того или иного субъекта рейтинга (реальной, функционирующей
популярности). Этот этап может принимать две исключающие друг друга
формы: отрицательную и положительную, сохраняя тем не менее
действенный контакт – в социологических исследованиях эта сторона
процесса обычно фиксируется в терминах устойчивости обращений.
3. Стадия референтной сегментации или пост-рейтинговая
стадия – появление целевой аудитории «под знаком» лидера,
формирование его ценности и значимости в сознании общественности.
Именно на данном этапе складывается устойчивая референтная аудитория
лидера, предполагающая постоянное воспроизводство сложившегося и
устойчивого интереса и признания его последователями.
Итак, весь процесс становления лидерства мы можем рассматривать
как деятельность по обеспечению популярности в аудиторном
пространстве (совокупности и наложении полей потенциального,
реального и целевого взаимодействия) и движение к оформлению зоны
референтного влияния – целевой аудитории лидера.
Субъективно-оценочная основа концентрирует внимание на оценках
лидерства со стороны окружения, представляет собой своеобразный
капитал признания группой равных (рейтинг влияния) и внешним
окружением (рейтинг предпочтений).
Субъективность как основа исследований в данном случае не
свидетельствует о недостоверности полученных данных – критерии
фиксации точны и обоснованны, но оценка лидера производится под
влиянием субъективных факторов, к которым могут быть отнесены мнения
потребителей, экспертов или самих субъектов друг о друге.
Оценочный подход к исследованию персональной популярности
лидера опирается не столько на проявления факта узнавания субъекта
рейтинга, сколько на обоснование личного выбора, фиксируя
положительный, отрицательный или нейтральный контекст отношения. По
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
25
субъектам оценивания рейтинги могут быть классифицированы на
формируемые массовой оценкой (основанной на опросе населения),
позволяющей обеспечить важную для понимания популярности
характеристику – внимание общественности; и экспертные рейтинги
(опросы специализированных групп, учет объективных, статистических
показателей). Второй тип в большей мере характерен для определения
влияния лидеров и применяется в том случае, когда в набор оцениваемых
показателей входят значения, требующие особой компетентности
оценивания. Комбинированные виды оценки – тип рейтингового замера,
позволяющий совмещать узкопрофессиональный и массовый подходы в
характеристике исследуемого объекта.
Одной из основополагающих характеристик субъективно-оценочной
основы рейтинга можно признать категорию сравнения, обеспечивающую
нам, с одной стороны, осмысление теоретических основ возникновения
самой идеи сопоставления оценок, с другой, – дающую возможность их
фиксации в измеряемых характеристиках. Сравнение подразумевает
рассмотрение того или иного объекта через своеобразный фильтр
оценивания его качеств – признания лучших и отбраковки худших. Как
можно заметить, само значение – лучший, первый – предполагает
выделение объекта из аналогичного ряда на основе сравнительного
принципа оценивания (лучший по отношению к худшим, первый по
отношению к последующим вторым, третьим и т.д.).
В социологии сложилось отдельное направление, закрепившееся в
жанре «оценочных исследований» или обозначаемое в виде вариаций на
заданную тему – «программное оценивание», «исследования действия»,
иногда встречаются и более дробные классификации: контекстуальное,
вводное, формативное, суммативное оценивание (Р. Тайлер, Л. Кронбах,
Д. Пофам,
Ш. Скривен). Своими корнями оценочные исследования
уходят в середину XIX века, когда впервые актуализировались проблемы
успешности (worth) различных сфер общественной жизни15.
Рассуждая о рейтинге в терминах сравнения, мы выходим к
пониманию и осмыслению еще одного важного понятия –
индивидуального выбора. Не связывая данную проблему с
экзистенциальными трактовками, сведем ее к выбору предпочтений
(фиксируемых в аналогичных рейтингах предпочтений). Сравнивая те или
иные объекты рейтингового ряда, индивид находится в постоянной
ситуации выбора – выбора лучшего, наиболее приемлемого, особо
предпочтительного, соответствующего запросам, склонностям и интересам
выбирающего;
последующие
результаты
рейтингового
замера
представляют собой суммирование множества выборов.
15
Стародубцев, С.П. Оценочные исследования: первое знакомство [Текст] /
С.П. Стародубцев //Социс.– 1992. – №7.– С.57–61.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
26
Получившие широкое распространение в социальных науках в 80-90е гг. ХХ века теории рационального выбора (А. Даунс, М. Олсон, Г.
Беккер,
Д. Коулмен, М. Хектер и др.) были направлены на
совершенствование методик объяснения и предсказания предпочтений
индивидов и групп (идея осмысленного «порядка предпочтений»). Причем
акценты в объяснении индивидуальных и групповых выборов делались
именно на основе субъективных предпочтений в отборе «наилучших
альтернатив», а не объективных факторов, влияющих на действия
индивида.
Одним из ключевых принципов рационального выбора выступает,
так называемая, максимизация полезности – когда оценивание и
ранжирование альтернатив осуществляется в виде предпочтения большей
полезности того или иного выбора для индивида16.
Инструмент социологического исследования, направленного на
построение рейтинга предпочтений, строится как индивидуальный выбор,
основанный на сравнительном оценивании возможных субъектов, на
выделении лидеров и аутсайдеров рейтингового ряда. Подобное
сравнительное оценивание объекта рейтинга, распадается на несколько
этапов:
Схема 2. Сравнительное оценивание объекта
Построение
Определение характеристик идеального и
реального объектов
Выражение
Определение способа выражения
требуемых характеристик
Ранжирование
Размещение характеристик по
приоритетности
Оценка
Формирование личностного отношения на
основе сравнения предложенных
характеристик путем индивидуального
выбора
Первый этап схемы предполагает процедуру «приведения к
соответствию» – нахождение оснований, по которым исследуемые
объекты будут отнесены к единому классу. Второй нацелен на
определение показателей, по которым будет осуществляться оценка
16
Култыгин, В.П. Теория рационального выбора – возникновение и современное
состояние [Текст] /В.П. Култыгин //Социс.– 2004.– №1.– С.27-37.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
27
объектов. Третий направлен на перевод найденных показателей в
измеряемые характеристики и нахождение способов их наглядной
сравнительной представленности. Результатом четвертого этапа
становится выявление итоговых коэффициентов и выстраивание на их
основе рейтингового ряда (исходя из оценочных суждений по отношению
к каждому предложенному показателю, другими словами, опираясь на
индивидуальный выбор «оценщика»). Данная схема, безусловно,
представляет собой «грубый», не детализированный вариант рейтингового
замера предпочтений аудитории, тем не менее, демонстрирующего
логический ряд этапов, приводящих к оценке полученной в ходе сравнения
объекта с аналогичными.
Рейтинги предпочтений как выбор лица, идентифицируемого в
сознании населения как лидер, чаще всего осуществляется в поле
электоральной
социологии.
Институализацию
социологии
электорального поведения связывают с 20-30-ми гг. ХХ века; начальной
точкой ее, тем не менее, определяют 1883 г. – период «соломенных
опросов» газеты «Бостон глоб», предсказавшей результаты голосования на
основе применения системы подсчета голосов в день выборов. Безусловно,
социология электорального поведения (или социология выборов) – далеко
не единственная сфера внедрения рейтингов предпочтений. Вместе с тем,
даже рейтинги действующей (уже избранной) власти, как правило,
связываются с предстоящими выборами, определяют дальнейшие шансы
на попадание в очередной выборный марафон (прогнозная ориентация),
обнародуют отношение населения к власти (пропагандистский PRэффект). Другими словами, перед нами предстают как бы два укрупненных
вида рейтингов предпочтений, реализуемых в поле политики – рейтинг
политических ожиданий и рейтинг политических последствий.
Рейтинги предпочтений можно выделить в группу наиболее
распространенных вариантов исследования популярности (помимо
политической сферы реализуемых и в области художественной культуры,
шоу-бизнеса, спорта и т.п.). Не вдаваясь в содержательный анализ
интерпретации результатов подобных рейтинговых замеров, представим
возможную классификацию способов исследования.
Набор оцениваемых характеристик лидера может строиться на
принципах однофакторного и многофакторного оценивания. В первом
случае оценка субъекта осуществляется по одному, наиболее значимому
показателю. В случае многофакторного подхода, рейтинг лидера
определяется по заданному набору показателей, что способствует
наибольшей объективности изучения, позволяя рассматривать лидера при
помощи многомерного видения, избегая односторонности, «перекоса» в
его оценке.
Содержательное наполнение понятия представляется недостаточным
без обращения к практическому аспекту его бытования – процедурам и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
28
принципам расчета, к коим и может в полной мере быть отнесен термин
«измерение». Методы, применяемые при расчете рейтинга предпочтений
аудитории, не являются эксклюзивными лишь для подобного рода
исследований, входят в широкий диапазон методов расчета любых
количественных показателей. Тем не менее, следует признать, что при
определении рейтинга уже оформились наиболее распространенные
подходы, которым может быть присвоен статус собственно рейтинговых
методик изучения:
 простое суммирование значений – рейтинг строится на простом
суммировании по всем показателям оценки, результатом
становится – сумма по совокупности признаков
R = р1+р2+р3+р4
где р – представленный для оценивания
признак
 балльное суммирование – показатели, выраженные в исходных
данных (процентах, абсолютных числах), заменяются балльными
оценками, которые также суммируются.
р1=1 балл, р2=2 балла и т.д.
 метод объекта-эталона (или метод расстояний) – по каждому
показателю
конструируется
некий
идеальный
объект,
представляющий собой возможное максимальное значение
показателя. Рейтинг субъекта определяется как сумма квадратов
отклонений значений показателей исследуемого объекта от
соответствующих значений показателей эталона.
 методы расчета по средней, когда элемент характеризуется по
ряду признаков (многомерная средняя) или по одному признаку
(простая средняя). Вычисляется по формулам средней
арифметической
и
представляет
собой
наиболее
распространенный вид агрегирования показателей:
R = k1+k2+k3+k4
4
где k – предлагаемый к оценке критерий
В некоторых случаях, сумма критериев делится на 100%, что
способствует переводу больших чисел в мобильные и наглядные
показатели:
R = k1+k2+k3+k4
100
При делении критериев оценивания на положительные и
отрицательные, в формулах расчета рейтинга, как правило, происходит их
совмещение:
R = k1+k3+k5+k7 – k2+k4+k6+k8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
29
4
4
где k (четное и нечетное) – представляет собой
положительную и отрицательную оценку предлагаемого к оценке
критерия.
В некоторых случаях, среднее значение исчисляется без учета всех
показателей, а лишь тех, которые занимают лидирующее положение.
Данный способ расчета используется при определении политических
ориентаций, электоральных выборов респондентов17.
I = ∑ Rп 1-3 – ∑ Rо 1-3
3
3
Индикатор партийных ориентаций (I) исчисляется как разница
средних величин суммы рейтингов первых трех из пяти наиболее
популярных правительственных (п) и трех из пяти оппозиционных (о)
политических партий.
 усложненно-операциональные методы расчета – применение
формул, использующих ряд показателей, расчет каждого из
которых представляет собой взаимодополняемый этап единой
процедуры рейтингового замера. Данный вид представляет собой
комбинированный принцип расчета, когда на основе показателей
каждого блока в отдельности должна формироваться интегральная
оценка. Именно этот обобщающий интегральный показатель и
является основой установления рейтинга субъекта. Названный
класс методов базируется на многомерном, комплексном подходе
к оценке деятельности объектов исследования.
Рассмотрение возможных процедур оценивания субъектов,
применяемых при определении рейтингов предпочтений, доказывает
степень их распространения в исследовании популярности. Вместе с тем,
по нашему мнению, представленные способы оценивания все же не в
полной мере могут быть ориентированы на над-ситуативную основу
популярности лидера, связанную с актуализацией его присутствия в
сознании населения, лежащей скорее не в области предпочтений, а в поле
символического влияния лидера на сознание современников. Таким
образом, необходимой основой фиксации лидерства мы можем признать
направление, обозначенное нами как определение рейтингов влияния.
Выявление популярности личности, чаще всего, связано с оценкой ее
влияния на ту или иную сферу – экономику, культуру, политику,
образование и т.д. Не будучи тематически «жестко привязанными» к сфере
действия политических институтов, подобные рейтинги, тем не менее,
17
Левашок, В.К. Динамика социально-политической ситуации в России: опыт
социологического мониторинга [Текст] / В.К. Левашок //Социс.– 1997.– №11.– С.17.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
30
обозначаются как рейтинги политического влияния – определяющие
воздействие
лица
на
стратегическое
функционирование
идентифицируемой с ним отрасли. Предвосхищая дальнейшее развитие и
устанавливая «правила игры» того или иного ареала, наиболее
влиятельный и популярный субъект рейтинга выступает и субъектом
культурной политики этого ареала, осуществляя тем самым властные
функции. Лидер рейтингового ряда становится уже лидером мнений,
формируя своеобразную зону личного влияния на общественность.
Основой такого обнаружения или «отбора лидеров» могут быть
определены принципы позиционного анализа и метода участия в принятии
важнейших решений, нашедшие свое обоснование в теории элит. Для
выявления того, кто может быть отнесен к элите, В. Парето предлагает
статистический метод: «Допустим, что во всех областях человеческой
деятельности индивиду дается индекс, являющийся как бы оценкой его
способностей, подобно тому, как ставят оценки на экзаменах по разным
предметам в школе. Дадим, например, тому, кто превосходно делает свое
дело, индекс 10. А тому, чьи успехи сводятся только к наличию
единственного клиента – индекс 1, так, чтобы можно было поставить 0
кретину. Тому, кто сумел заработать миллионы (неважно честным или
бесчестным путем), мы поставим 10; человеку, зарабатывающему тысячи
франков, – балл 6; тем, кто едва избежал дома для бедных – 1, оставив 0
тем, кто туда попал»18.
Одной из распространенных форм можно также признать практики
репутационного анализа. Репутационный метод, разработанный Ф.
Хантером по отношению к властной элите, основывается на оценках
специализированной группы экспертов, определяющей степень влияния
элиты. В последующих работах Д. Клеппанда, Д. Миллера, Дж. Уолтана, Р.
Шульце правящая элита рассматривается как сообщество «репутационных
лидеров». При использовании мнения экспертов, логика исследования
опирается на представление о соравности рассматриваемых субъектов,
когда определение влиятельности лица связывается с представлением тех,
кто может это влияние не только зафиксировать, но и обосновать.
Оценка компетентности эксперта, в некоторых случаях может
рассматриваться и как самооценка, рассчитываемая по формуле:
К = (К1 + К2 + К3) /3
где К1 – числовое значение самооценки экспертом уровня
своих теоретических знаний, К2 – числовое значение
18
Цит. по: Ашин, Г.К., Охотский Е.В. Курс элитологии [Текст]/ Г.К. Ашин,
Е.В. Охотский. – М.: ЗАО «Спортакадемпресс», 1990. – С. 36.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
31
самооценки практического опыта; К3 – числовое
значение самооценки способности к прогнозу19.
Показательным примером обнаружения лидера можно признать
работу белорусских авторов Д. Г. Ротмана, Н. П. Веремеевой, И. В.
Левицкой,
В.В. Правдивец20, предлагающих вариант так
называемой «харизмы второго порядка» или «харизмы созданной» (в
противовес «харизме присущей»). Харизма второго порядка может
возникать как по инициативе самого лидера, так и усилиями большинства
электората, а выраженность харизматичности определяется при
применении методики расчета показателя харизматичности лидера (ПХЛ).
Для расчета данного показателя авторы использовали оценку
респондентами различных характеристик лидера, выступающих в качестве
переменных. Переменные: «он один из нас – простой человек», «он
понимает заботы людей», «он тот, что надо», «он рожден быть лидером
нации», «меня устраивает его программа», «он умеет мыслить на
перспективу», «ему присущи профессионализм и компетентность», «у него
надежная команда», «он лучше других знает, что нужно делать», «он
человек дела», «он способен убедительно говорить», «его отличают
доброта и человеческие качества», «он новый, не такой, как все
остальные», «у него привлекательная внешность», «он – меньшее из зол».
ПХЛ исчисляется по формуле:
n
n – число переменных
Σ Пι
П – процентный вес каждой из переменных
_λ= 1
100 – условное число, применяемое для
перехода
n х 100
на индексный вес21.
Показатель харизматичности лидера располагается в интервале от 0
(отсутствие харизмы) до 1 (максимальный уровень харизматичности).
Как сочетание качеств образованности, креативности, этического
самоопределения рассматривается формула интеллигентности:
I = (C  V) kT
где, I – интеллигентность,
С – интеллектуальная постоянная: образованность
и креативность,
19
Жоль, К.К. Социология (в системном изложении): Учеб. пособие для вузов [Текст] /
К.К. Жоль. – 2-е изд,, испр. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – С.410.
20
Ротман, Д.Г., Веремеева, Н.П., Левицкая, И.В., Правдивец, В.В. Белорусский вариант
харизмы [Текст] / Д.Г. Ротман, Н.П. Веремеева. И.В. Левицкая, В.В. Правдивец //Социс.
– 2003. – №3. – С.29-38.
21
Там же. С. 33.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
32
V – этическая переменная: индивидуальное или
субкультурное самоопределение,
 – оператор конъюнкции,
кТ – коэффициент исторического времени,
принимающий различные значения и зависимости
от поколения интеллигенции22.
При этом по мысли автора, данная формула предполагает
определенную гибкость трансформации: путем некоторого упрощения
(изъятия этической переменной) она может быть преобразована в формулу
интеллектуала (I = СкТ); при выпадении интеллектуальных качеств
(образованности
и
креативности)
получается
формула
23
«полуинтеллигента» .
В практике составления рейтингов влияния эксперты могут работать
как с готовым списком (составленным заранее, например, по числу
упоминаний в СМИ), присваивая кандидатам тот или иной ранг; так и
самостоятельно определять «касту влиятельных». В одних случаях влияние
предстает как абстрактная категория, в содержательное наполнение
которой каждый эксперт вносит собственное субъективное понимание. В
иных – определяются конкретные показатели оценки, в качестве которых
могут выступать профессиональные и личностно-психологические
качества, формально-статистические показатели (уровень дохода, выпуск
продукции и т.п). Приведем пример методики определения рейтинга
персонального влияния на основе сформулированных признаков оценки в
проекте «ИНТЕЛРОС – Интеллектуальная Россия» – составление рейтинга
100 ведущих российских интеллектуалов. В основе методики – опрос
экспертов, оценивающих публичные персоны (или, по мнению
организаторов, – людей, которые являются основой «нового
гуманитарного класса» нашей страны) на основе трех шкал:
Первая шкала отражает креативные качества интеллектуала наряду с
его способностью анализировать текущую российскую и мировую
действительность.
Вторая
шкала
показывает
профессионализм
интеллектуала. Третья – оценивает степень известности, то есть
профессиональный и общественный резонанс его деятельности. При
математической обработке полученных сведений каждый из трех
показателей имел неодинаковый вес для образования итоговой оценки:
наиболее значим балл, полученный по первой графе, наименее – по
последней.
22
Соколов, А.В. Формула интеллигентности [Текст]/ А.В. Соколов// Вопросы
философии.– 2005.– №5.– С.64.
23
Соколов, А.В. Там же. С.65.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33
Традиционным стал рейтинг ста ведущих политиков страны,
осуществляемый опросной организацией Vox populi-T на основе оценок
экспертов – руководителей и ведущих обозревателей СМИ, крупнейших
политологов, аналитиков и консультантов24. Оценка строится на основе 10балльной шкалы с учетом положительного и отрицательного «веса»
влияния каждого оцениваемого политика. Временная протяженность
замера позволяет фиксировать устойчивость популярности, выделять
«чемпионов» влияния, фиксировать «крепость» политических позиций
субъектов рейтингования.
Опрос населения дает информацию скорее о количественной
характеристике популярности субъекта, связанной не столько с оценкой
его персонального влияния, сколько с распространением информации о
нем (категория «узнаваемость»). Современные СМИ, работая в
направлении публичного освещения наиболее известных персон,
предоставляют возможность получить свою «порцию» известности
любому субъекту, обеспечивающему наличие значимых информационных
поводов. Они формируют своеобразное «навязывание лидерства», когда
звучащая персона оказывается автоматически воспроизводимой в сознании
населения как заслуживающая внимания. Вместе с тем, узнаваемость
личности не всегда свидетельствует о качественной стороне популярности
субъекта в обществе, представляющей собой совмещение степени
известности (знание) и оценочных характеристик – интерес и отношение
общественности к этой личности. Еще в меньшей степени методики
определения известных, «звучащих» имен могут рассматриваться в
качестве основы социологической фиксации социокультурного лидерства,
понимаемого нами как степень символического захвата надситуативных,
ценностно-значимых полей действительности. Традиционные рейтинговые
методики в большей мере применимы для понимания популярности
активно действующих субъектов, когда «мнениеобразующим каркасом»
ответов становится, зафиксированный исследователями «эффект имени»,
выступающий стимулом для формулировки ответов25.
Обобщая разработанные подходы к социологической фиксации
лидерства и лидерских проявлений, мы можем выявить особую зону
дефицита исследований смысловых, ценностных компонент выбора того
24
Совместный проект «Независимой газеты» и Службы изучения общественного
мнения Vox Рopuli (с 2001 г. – Центра исследования общественного мнения «Глас
народа»). Проект «Сто ведущих политиков России» был задуман в конце 1992 г. С
января 1993 г. – ежемесячно публикуются рейтинги с указанием политического «веса»
и рангового положения субъектов.
25
Мягков, А.Ю. Влияние известных политических имен в формулировке вопроса на
результаты социологического исследования [Текст] / А.Ю. Мягков // Социс.– 2001.–
№3.– С.94-104.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
34
или иного лица. Рассматривая рейтинговую основу фиксации лидерства,
необходимо сосредоточить внимание на понимании рейтинга не только в
качестве суммирующих количественных индикаторов отношений к
конкретной персоне, но и как к показателю ценностно-духовной
диагностики общественных настроений.
Вопросы и задания для самопроверки:
1. Перечислите характерные черты и особенности рейтинговых
исследований?
2. Дайте содержательно-смысловою трактовку понятия «рейтинг»,
опишите ключевые принципы применения рейтинговых исследований
3. Назовите имена социологов, специализирующихся на проведении
рейтинговых исследований в России
4. Как взаимосвязаны понятия «рейтинг» и «популярность»?
5. Какие виды аудиторий принято выделять при анализе взаимодействия
лидера и последователей?
6. Опишите логику сравнительного оценивания рейтингового объекта
7. Дайте характеристику электоральной социологии
8. Опишите следующие процедуры составления рейтинга:
- простое суммирование значений;
- балльное суммирование;
- метод объекта-эталона;
- методы расчета по средней.
9. Дайте характеристику и приведите примеры выявления рейтингов
влияния.
10. В чем заключаются основные отличия рейтингов предпочтений и
рейтингов влияния лидеров?
РАЗДЕЛ 2. ПРАКТИКИ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
ЛИДЕРСТВА: МЕТОДИЧЕСКИЙ АСПЕКТ
В данном разделе представлены авторские методики исследований
лидерства в поле масс-медиа – ценностно-тематический рейтинг
лидерства (анализ совокупного текстового портрета «лидеров мнений» –
значимых публичных персон) и определение рейтинга популярности
лидеров местной муниципальной власти (административное лидерство);
обобщаются ведущие предметные области и категории анализа,
обосновываются формулы расчета необходимых показателей.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
35
2.1. ЛИДЕРЫ МНЕНИЙ: АНАЛИЗ ПОЛЯ МАССОВОЙ
ИНФОРМАЦИИ
Анализ современного поля массовой информации представляется
нам весьма своевременным вследствие фиксируемого исследователями
лингвистического поворота социологического знания26 – акцентирующего
внимание
на
коммуникативной
природе
поведения,
взаимообусловленности языка и действий человека. Состояние
постиндустриального информационного общества актуализирует переход
к изучению языка массовой информации, образующего единое, ценностнообусловленное медиапространство.
Ценностно-тематический рейтинг лидерства строится на выявлении
ценностного ряда, транслируемого лидерами мнений (поле ценностной
персонификации) и ориентирован на поиск ценностно-смысловых
доминант, характеризующих современную российскую действительность,
образно фиксируемых как общественно-значимая ценностная перспектива
действительности.
Выявляя ценностный ряд, транслируемый лидерами мнений через
средства массовой информации, нам следует обосновать ведущие
предметные области исследования. Методические приемы анализа
текстового материала не будут основываться на полном заимствовании
контент-аналитических процедур (с их количественно выраженной
определенностью), равно как нельзя говорить и о разработке
принципиально нового контент-аналитического подхода. Специфика
изучения
заключается
в
усилении
качественно-нарративной
составляющей, концентрации на неявно выраженном содержании текстов.
В качестве исследовательского материала (базы исследования)
использованы тексты интервью со значимыми публичными персонами,
или, вновь опираясь на терминологию П. Лазарсфельда, – лидерами
мнений. Нарративный анализ данных материалов позволит оказаться в
поле ценностной персонификации – ценностно-смысловых доминант,
выражаемых общественно-значимыми персонами. Здесь следует внести
некоторые уточнения. Текстовый портрет лидера будет пониматься нами
не с позиций формальных лингвистических показателей, а как
содержательное отражение его мировоззренческих позиций, где язык
лидера лишь форма трансляции, передачи идеологической позиции. То
есть как дискурс, характеризуемый исследователями в качестве над
языкового коммуникативного проявления – «пересечения языка и
коммуникации» (Д. Эллис). В тексте лидера нас равно будет интересовать
текстовый и контекстовый аспекты информационного сообщения. Опора
26
Романовский, Н.В. О современном этапе
Н.В. Романовский // Социс.– 2007.– №1.– С.24.
развития
социологии
[Текст]/
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
36
на дискурсивные практики, позволит концентрироваться не столько на
структуре текста, сколько на содержащейся иерархии ценностей,
отображающей мировоззренческие позиции героев.
Концентрация на поиске неявного содержания текста совсем не
свидетельствует о полном отсутствии явно выраженных единиц анализа
(на уровне конкретных слов, понятий, утверждений). Сущность
психосемантического подхода к выявлению скрытых структурных
инвариантов текстов определяет так называемый «словарь внутренних
смыслов», выражаемых с помощью обычной базисной лексики27. Опираясь
на нормы классического контент-анализа, следует привлекать
дополнительные
–
семиотические
модели
коммуникации,
концентрирующие внимание не только на оценочно-смысловой функции
передачи информации, но и на так называемых «знаках второй категории»
(Г. Шпетт) – психологически-субъективном содержании текста,
отражающем своеобразный «интимный смысл», эмоциональную нагрузку
сообщения. Таким образом, в качестве методических основ исследования
будут использоваться принципы латентного кодирования, направленные
на поиск и последующую интерпретацию скрытых, имплицитных
значений содержания текста.
В тексте лидера, помимо распространенной процедуры определения
категорий анализа (приравненных к слову, упоминанию) интерпретативная
практика базируется на процедуре мобилизации смысла сообщения в
тематически определенных текстовых отрезках, выражающих некую
ценностную определенность. При этом в фиксируемом отрезке должна
присутствовать смысловая завершенность, отражающая общий тематизм
сообщения. Феномен тематизации был рассмотрен Н. Луманом и сводился
к следующему положению: предметом дискуссии одновременно не может
быть большое число вопросов, внимание потребителя приковано к
определенному набору зафиксированных тем, которым в сознании
присвоен статус наибольшей актуальности. Соответственно, тематизация,
зафиксированная в отдельно взятом текстовом материале, представляет
собой локальный тематизм сообщения – общий смысл, лейтмотив беседы.
Основой такого рода контекстного прочтения выступает методика
предикативного
анализа
текста
Т.
М.
Дридзе
(выявление
макропредикатов), в основе которой лежит представление о тексте как
иерархии коммуникативных программ, позволяющих выделять, так
называемую «предикацию первого порядка», проще говоря – основную
мысль: «…анализируя тот или иной текст как воплощение
27
Новикова, М. Н. Психосемантический подход к выявлению скрытых структурных
инвариант текстов Текст / Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и
методы его диагностики/ Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева.– М.: Смысл, 2004.–
С. 95-118.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
37
коммуникативно-познавательного намерения его автора, как иерархию
содержательно-смысловых блоков – предикаций»28. По сути, перед нами
предстает
система
завершенных
высказываний;
завершенность
высказывания, по мнению М. М. Бахтина, измеряется возможностью
партнера по коммуникации занять в отношении высказывания ответную
позицию.
Интерпретация сообщения будет осуществляться и с опорой на
методику «взвешивания текста» А. А. Леонтьева, выделившего ряд
базовых предпосылок анализа:
1. возможность выделения в тексте оценочных суждений
относительно тех или иных объектов (оценочными являются в данном
случае либо суждения, включающие прямую оценку, либо суждения,
содержащие в качестве предикатов слова, имеющие в русском языке
однозначный оценочный компонент);
2. возможность сведения множества оценочных суждений
относительно данных объектов к некоторому обобщенному виду;
3. возможность представления текста в виде иерархии
предикативных высказываний – как иерархическую систему предикаций
первого, второго, третьего порядка;
4. возможность установления функциональной эквивалентности
текстовых высказываний и трансформированных условных знаковых
моделей (приписывание веса отдельным оценочным суждениям)
На основе данных шагов структура текста предстает в виде списка
оценочных суждений, в котором эти суждения: а) приведены к
обобщенному виду; б) каждому оценочному предикату приписан вес в
зависимости от его места в предикативной структуре текста; в)
фиксируется частотность в тексте (относительно общего числа оценочных
утверждений)29.
Итогом работы становится составление словаря объектов с
последующей их иерархизацией (рейтинговым распределением). При
применении методики взвешивания текста мы получаем организованный
набор (или систему) оцениваемых объектов с приписанными им
качественными и количественными характеристиками.
Как можно убедиться, в основе методики лежит фильтрация
ценностного массива – то есть, с одной стороны, отделение от ненужного,
не имеющего ранг ценностно-значимой информации; с другой,
28
Дридзе, Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации [Текст]
Т.М. Дридзе.– М.: Наука.– 1984.– С. 82.
29
Леонтьев, А.А. Речевое воздействие текста как предмет психолингвистической
экспертизы Текст // Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его
диагностики/ Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева.– М.: Смысл, 2004.– С.90-91.
/
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
38
концентрация на ценностной определенности. Выделяя основную тему
повествования с последующим выстраиванием ценностной конструкции,
мы опираемся на технологию фреймирования (медиа-фрейминга),
оцениваемую специалистами как особую практику селекции текста –
выборку определенных его аспектов, придания им большей заметности и
значимости в исследуемом массиве информационных материалов30.
Таким образом, разработанную нами методику ценностнотематического рейтинга лидерства можно представить в виде
многоуровневого образования, логической последовательности процедур,
осуществляемых через иерархию следующих уровней:
1. УРОВЕНЬ БАЗОВОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МАТЕРИАЛА
Наиболее обобщенный уровень анализа, фиксирующий номинальные
характеристики материалов:
 название издания;
 формально-значимые характеристики анализируемых материалов
– рубрикация (сообщения, занимающие устойчивые и
приоритетные место-временные позиции трактуются как
наиболее ценные и входят в разряд, так называемых,
«зрительных максим»);
 базовые
показатели
организации
материала:
название
материалов, и полиграфическое выделение текстовых отрезков –
подзаголовки;
 содержательные характеристики анализируемого сообщения –
локальный тематизм материала – отнесение транслируемых
сообщений к обобщенным типам: личностно-значимой
(индивидуально-ценной)
или
общественно-значимой
(коллективно-ценной) перспективе.
Первый уровень анализа будет распространяться на все
информационные сообщения исследуемого массива (в соответствие с
выделенной рубрикой), выступая в качестве обобщенной базы
исследования.
2. УРОВЕНЬ ЛОКАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ МАТЕРИАЛА
Основывается на выделении значимых ценностно-смысловых
блоков, репрезентирующих общий контекст сообщения по принципу
мобилизации смысла в тематически завершенных текстовых отрезках. В
ходе анализа выделяются следующие блоки исследовательской
информации:
30
Землянова, Л.М. Медиадискурсы и новостные фрейминги (исследования
современных зарубежных коммуникативистов) [Текст] / Л.М. Землянова // Вестник
МГУ.– Сер.10 «Журналистика».– 2006.– №2.– С.14.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
39
1. Портретная диагностика героев материалов – лидеров мнений
(фамилия,
сфера
профессиональной
реализации).
Информация,
представляющая героев публикации, основана на личностно-субъективных
(социально-демографические: пол, возраст) и профессиональных (сфера
профессиональной реализации героя) характеристиках. Отметим сразу, что
в определении возраста героев нас интересует не столько биологический
аспект, сколько социально-культурный, поколенческий срез. Другими
словами, герой оценивается нами как представитель определенной
поколенческой формации – прежнего или современного поколения. В
первом случае – становление и профессиональный расцвет героя
приходится на советское время; во втором – становление и активная
реализация в профессиональной сфере связаны с постсоветской,
современной
действительностью.
Сфера
профессиональной
компетентности героя позволяет фиксировать интенсивность того или
иного поля духовного производства лидеров мнений.
2. Выявление общего контекста беседы – локальная тематизация
материала. В основе выделения контекстуальной определенности, как уже
было отмечено, лежит ее значимость в анализируемом тексте (критерий
значимости связан с драматургической концентрацией беседы, объемом
внимания к той или иной теме). Определение локального тематизма
материала осуществляется с опорой на основы интент-анализа, согласно
которому для выделения интенций малопродуктивно выявление отдельных
слов и даже предложений (иногда в целом пассаже возможна фиксация
единственной интенции, как и наоборот, много интенций в одном
предложении); действенным механизмом тематического обобщения
материала становится общий контекст беседы.
Безусловно, тематическое разнообразие текстов интервью
(индивидуальные особенности героя, атмосфера течения разговора,
журналистские приемы раскрытия темы, стилевые и содержательные
характеристики беседы) затрудняют приведение сообщений к общим
основаниям, делают любую типологизацию текстового массива условной,
недостаточно тонко фиксирующей нюансы отдельного информационного
материала. Вместе с тем без намеренного «огрубления» данных, процедура
выявления локального тематизма (как мобилизация смысла беседы)
представляется
невозможной.
Признавая
недостаточную
исследовательскую «чуткость» предложенного подхода, мы будем
руководствоваться
следующими
основаниями
тематической
классификации материалов:
 сфера личного, повседневного интереса – основной смысл
беседы варьируется вокруг индивидуально значимых событий
жизни героя (семья, хобби, быт);
 путь профессионального становления – обсуждается сфера
профессиональной реализации героя, рассмотренная во
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
40
временной динамике (этапы жизненного пути) и проблемноориентированном контексте (самосовершенствование в
выбранной сфере реализации);
 внутрипрофессиональная организация процесса – затрагивает
не столько индивидуально-личностный путь героя, сколько
общие проблемы отрасли, перспективы ее реформирования
или стабилизации (герой материала в данном случае выступает
человеком,
анализирующим
поле
собственной
профессиональной деятельности);
 пути
государственно-правового
реформирования
–
лейтмотивом беседы с героем становится его видение
политико-идеологической сферы общества;
 общественно-значимая ценностная перспектива – в данном
случае, герой выходит за рамки частного, индивидуального
интереса и личной биографии в область всеобщего (как – всем
общего) духовного самоопределения;
 пути глобального ценностного самоопределения – видение
общемировых проблем, поиск места России в международном
контексте.
Как можно убедиться, предложенная классификация тематического
анализа материалов строится по принципу поэтапного восхождения на
обобщенные уровни идентификации (от микроуровня – семья, близкое
окружение, отраслевые проблемы – к идентификации на макроуровневых,
общезначимых зонах духовной интеграции). Именно последние, предельно
обобщающие духовное, ценностно-символическое пространство социума,
и рассматриваются нами в качестве приоритетной области анализа.
3. Выделение ценностно-смысловых блоков повествования –
фиксация значимых текстовых сообщений (выдержки из интервью героя).
В тексте лидера ценностно-смысловой блок будет фиксироваться как
оформленный и логически выстроенный мини-рассказ внутри большего
повествования. Связность текста определяется, по мнению специалистов,
последовательностью из 3-9 высказываний, образующих семантическое
единство. Таким образом, несмотря на фрагментарность (изъятие из
общего контекста беседы) данный отрезок может репрезентировать общий
тематизм, а также обладать смысловой завершенностью – ценностнопредельным значением.
4. Ценностная иерархия блоков повествования (присвоение веса
анализируемым суждениям) – в соответствие с занимаемой позицией в
тексте, макропредикациям (основная мысль, выраженная в связном
текстовом сообщении) будет присвоен определенный весовой
коэффициент, корректирующий значимость того или иного ценностносмыслового блока в общем повествовании (тексте интервью). Данный
уровень анализа применим не ко всему массиву исследуемых материалов,
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
41
а лишь к тем, которым в соответствии с локальной тематизацией
присваивается статус общественно-значимой ценностной перспективы.
Таблица 1. Ценностная иерархия блоков повествования
Предикац
ии
Характеристика
Предикаци
я
первого
порядка
отражает общий контекст повествования,
связана с заглавием статьи, характеризуется
«смысловой
протяженностью»
–
длительностью и устойчивостью развития в
тексте
Предикаци
я второго
порядка
выступает значимой, но сопутствующей
составляющей, проявляется в ходе развития
предикации
первого
порядка,
не
соотносится напрямую с вынесенным в
заглавие
тематизмом,
характеризуется
меньшей смысловой протяженностью
Предикаци
я третьего
порядка
вводится по принципу «дополнительной
информационной нагрузки» к основному
смыслу
сообщения,
характеризуется
фрагментарностью
и
эпизодичностью
присутствия в тексте
Обозначе
ние
Весовой
коэффициент
П1
3
П2
2
П3
1
Расчет итогового коэффициента осуществляется
среднего арифметического: (П1 х 3) + (П2 х 2) + (П3 х 1) / 3
по
формуле
3. УРОВЕНЬ ЦЕННОСТНОЙ КОНЦЕНТРАЦИИ МАТЕРИАЛА
Данный уровень основан на принципах содержательной
интерпретации выделенных блоков повествования. Результатом
становится выявление группы ценностных профилей, образующих
медиаобраз современной российской действительности, транслируемый
героями публикаций или лидерами мнений.
Как уже было отмечено, в данном подходе мы опираемся на
качественную методологию интерпретации, используя практики
нарративного анализа данных. Вместе с тем, подобный подход требует от
нас и определенной формализации материала, заключения его в рамки
классификационных схем, позволяющих в полной мере раскрывать
содержательные
особенности
отражения
общественнозначимой
ценностной перспективы. В качестве возможных индикаторов
операционализации материала мы предлагаем следующие:
 временная ценностная перспектива – фиксирует основной
вектор повествования: социальная ретроспекция (опора на
образы прошлого), социальный презентизм (диагностика
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
42
настоящего), социальный проектизм (моделирование образов
будущего);
 характер переживания социального времени – оценочный
контекст
современной
действительности:
социальный
оптимизм, социальный пессимизм;
 приоритетная зона духовной консолидации – значимое с
позиций героя духовное измерение социума, плоскость
повышенного внимания;
 возможные сценарии духовного возрождения – приоритеты
развития социума, выбор пути: сценарий разумного
ценностного технократизма, сценарий ценностно-духовного
романтизма;
 оценка субъектов общественных преобразований и избираемых
ими сценариев развития – характеристика образов лидеров
через фиксацию негативного (отрицание роли преобразователя,
критика образа), позитивного (принятие роли, признание в
качестве субъекта преобразований), нейтрального оценивания;
выявление позиции субъектов в преобразовании социума –
активность позиции (установка на преобразования, личная
ответственность), инерционный сценарий деятельности (отказ
от личных притязаний на переустройство, снятие с себя
функции субъекта преобразований).
 содержательный концепт сообщения – фиксация значимых
символических конструкций текста, повторяющихся образов,
явно выраженных ценностей.
Таким образом, последовательное обобщение всех выделенных
уровней анализа, позволит теоретически очертить и эмпирически
зафиксировать поле ценностной персонификации как духовносимволической основы современного медиаобраза действительности.
Вопросы и задания для самопроверки:
1. Что подразумевается под понятием «ценностно-тематический
рейтинг лидерства»?
2. Охарактеризуйте методические приемы предикативного анализа
текста Т. М. Дридзе и методики «взвешивания текста» А. А. Леонтьева.
3. Опишите логическую последовательность процедур при
составлении ценностно-тематического рейтинга лидерства.
4. Что понимается под локальной тематизацией материала?
5. Что понимается под ценностно-смысловыми блоками
повествования?
6. Охарактеризуйте преимущества и ограничения ценностнотематического рейтинга лидерства.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
43
2.2. ЛИДЕРЫ МЕСТНОЙ ВЛАСТИ: МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ
РЕЙТИНГА
Как правило, кульминацией общественного интереса и внимания к
результатом социологических исследований становятся рейтинги
политической популярности лидера в период предвыборных баталий.
Именно предвыборная борьба оказывается действующей ареной
ранжирования популярности, именно в этот период актуализируются
рейтинговые замеры действующей власти. Обращение к «текущей
деятельности» работы административного аппарата происходит весьма
ситуативно, совсем редко результаты такой оценки становятся достоянием
широкой публики. Вместе с тем, наша жизнь состоит скорее из череды
текущих вопросов, проблем и ситуаций в развитии социума, в то время как
«электоральная гонка» выступает ее событийной стороной. И именно
фиксация политического регулирования и управления этой каждодневной
действительностью и будет рассмотрена в данном разделе на примере
определения рейтинга местной власти – служащих муниципалитета и
органов местного самоуправления (в дальнейшем именуемых как объект
исследования)31.
Разработанная методика, имеет в своей основе практикуемые
формулы расчета рейтинга, позволяющие учитывать разнообразное
количество нюансов деятельности исследуемого объекта. В
ходе
рейтингового исследования, проводимого по предлагаемой методике,
предусматривается учет не только количественных, но и качественных
аспектов деятельности сотрудников аппарата. Такая процедура
вычисления рейтинга обусловлена многослойностью структуры самого
предмета исследования. Рейтинг того или иного сотрудника
административного аппарата представляется не как константный факт,
результат какого-то процесса, а как постоянно изменяющийся,
находящийся в беспрерывном изменении процесс, требующий толкования
множества сопутствующих механизмов и причин формирования. В связи с
этим необходимым условием рейтинговой процедуры является проведение
ее в режиме мониторинга.
Под
рейтингом
понимается
последовательность
объектов
аналогичного свойства, выстраиваемую на основе общественного мнения
(проявляющегося в различных формах) об этих объектах и представленная
в
виде ранговой шкалы. Составление рейтинга – сложная,
31
Данная методика представляет собой переработанный вариант методики определения
рейтинга служащих муниципалитета и органов местного самоуправления,
разработанной в соавторстве с О.Л. Бреннер.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
44
многоступенчатая
направлений:
процедура,
требующая
изучения
следующих
 изучение средств массовой информации города на предмет
представленности объекта рейтингового исследования (РИ) и
результатов его деятельности в информационном пространстве
региона;
 изучение общественного мнения (работа в данном направлении
выявит отношение и оценку населением региона самой
исследуемой персоны и ее деятельности);
 изучение экспертных оценок, где в качестве экспертов выступают
сами
служащие
муниципалитета
и
органов
местного
самоуправления (как специалисты в области управления,
являющейся сферой профессиональной деятельности объектов
РИ), а также члены специально отобранной экспертной группы,
состоящей из специалистов-управленцев, не имеющих отношения
к властным структурам (например, директора крупных фирм,
предприятий города).
Основные коэффициенты, используемые в рейтинговой
процедуре
Методика изучения рейтинга основывается на фиксации следующих
коэффициентов:
 Rм (рейтинг масс-медиа) – данный коэффициент необходим для
определения представленности объекта РИ в информационном
пространстве города. Такого рода представленность предполагает
освещение деятельности объекта в средствах массовой информации и
включает в себя: Кпр – общий коэффициент рейтинга по прессе и Ктв –
– по телевидению. При необходимости большего охвата каналов
коммуникации, также может быть использован коэффициент рейтинга
по радио или интернет-изданиям.
 Rпоп (рейтинг популярности) – коэффициент узнаваемости объекта РИ
населением. Определяется путем анкетного опроса населения и
характеризует знание или незнание имени и должности какого-либо
объекта РИ населением.
 Кусп (коэффициент успешности) – определяет оценку населением или
экспертами «сферы влияния» (подведомственной сферы) какого-либо
руководителя муниципалитета или органов местного самоуправления.
Может иметь как положительный (Кпол), так и отрицательный
(Котр)показатели (в большей мере понимаемый в значениях
неуспешности деятельности).
 Ким (имиджа) – данный коэффициент определяет имидж (образ)
объекта РИ (руководителя) в глазах общественности. Характеризуется
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
45
показателями соответствия популярности самого объекта как
руководителя и успешностью курируемой им деятельности.
 Кинф
(коэффициент
информированности)
–
коэффициент,
определяющий информационную активность и осведомленность
жителей, их интерес к происходящим в городе событиям. Позволяет
соотносить популярность объекта РИ с позицией (активной или
пассивной) выбирающего или не выбирающего его респондента.
 Клок
(локус-коэффициент) – позволяет учитывать зависимость
коэффициента популярности главы районной администрации от места
(района) проживания респондента, проследить «зону популярности»
объекта рейтингового исследования в конкретной местности (локусе) и
за ее пределами.
 Rст (статусный рейтинг) – коэффициент, использующийся при
экспертном опросе коллег объекта РИ. Позволяет определить статус
объекта в группе коллег. Рассчитывается при помощи четырехбалльной шкалы. Такая шкала дает возможность лучше представить
спектр мнений респондентов, включая крайние отрицательные и
«лояльные» позиции.
 СR (сводный рейтинг) – рассчитывается на основе суммирования всех
показателей. Позволяет увидеть итоговую позицию объекта РИ по
совокупности всех рассчитываемых показателей.
Изучение рейтинга на основе предложенных коэффициентов должно
проходить в соответствии со следующими требованиями:
- периодичность, то есть систематическое отслеживание динамики
показателей рейтинга, что в итоге позволит снизить влияние случайных
факторов (возможных при единичном замере) и тем самым повысит
объективность полученной информации;
- точность выявления показателей – в данном случае предполагается
необходимость использования репрезентативных опросов и соблюдения
всех этапов проведения процедуры расчёта показателей.
Характеристика основных направлений определения рейтинга
Первое направление в определении степени популярности того
или иного представителя власти может строиться на анализе его
публичной деятельности, отраженной в средствах массовой информации.
Анализ масс-медиа представляет собой контент-анализ прессы и
телевизионных программ местных компаний, отражающих деятельность
изучаемого объекта РИ. Результатом должны стать точные адекватные
данные, позволяющие выстроить рейтинг работников муниципалитета по
СМИ. Выбор конкретных материалов периодической печати или
телевизионных программ может быть ограничен информационной и
информационно-аналитической направленностью, в большей мере
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
46
сосредотачивающими свое внимание на деятельности муниципалитета и
органов местного самоуправления.
Для точности замера следует учитывать не только частоту
упоминаний объекта РИ в СМИ, но и отводимый для каждого из них объём
информации. Все публикации в прессе могут быть условно подразделены
на маленькие (м) – хроника; большие (б), как правило, отдельная большая
статья, интервью, занимающие половину полосы или полосу; и средние (с)
– статьи большие, чем хроника, но не достигающие 0,5 полосы. Для
расчёта коэффициента по каждой отдельной газете
предлагается
использовать следующую формулу:
Кпр = (3 х Nб ) + (2 х Nс. ) + (1 х Nм)
10
Кпр — коэффициент рейтинга по каждой газете
Nб — количество публикаций большого размера по одной газете
Nс. — количество публикаций среднего размера по одной газете
Nм. — количество публикаций малого размера по одной газете
1, 2, 3 - произвольные индексы коррекции объёма.
Данные индексы апробированы авторами в ходе пилотажного
исследования и признаны достаточными и показательными для
необходимой коррекции. Общий рейтинг упоминаний объекта в прессе
представляет собой суммирование итоговых показателей расчета по
каждой газете (объем базы анализа определяется в зависимости от задач
исследования).
Получив результаты рейтинга по прессе, переходим к ещё одному
параметру замера – исследованию частоты упоминаний руководителей в
телевизионных программах. Логика расчёта здесь будет определяться по
ранее приведённой схеме. Однако в качестве единиц объёма будут
выступать не публикации, а сюжеты телевизионных передач. В данном
случае к категории (м) будут отнесены сюжеты, в которых лишь
упоминается какой-либо объект РИ; к категории (с) — те сюжеты, в
которых рассказывается о каком-либо событии, проходящем под
патронажем или с участием данного руководителя; к категории (б) будут
отнесены сюжеты, полностью посвящённые данному руководителю, или
продолжительные интервью с ним. Расчёт Ктв осуществляется так же как и
по прессе.
Расчет общего рейтинга по СМИ (Rм) представляет собой
суммирование показателей, полученных по прессе и телевидению:
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
47
Rм = Кпр + Ктв
Вместе с тем, рейтинг по средствам массовой информации, хотя и
является важной составляющей степени популярности объекта РИ,
концентрирует внимание скорее на публичности исследуемого лица, в
большей мере характеризует правильно организованную PR-линию его
деятельности, но не позволяет зафиксировать реальную сторону его
общественной популярности, выстраиваемую на основе мнений и оценок
населения.
Второе направление в определении рейтинга основывается на
использовании метода анкетного опроса населения. Анкетный опрос
должен проводиться в соответствии с требованиями репрезентативной
выборки, относительно исследуемой генеральной совокупности. Объектом
опроса должно являться население региона, а предметом - знания и мнения
горожан о представителях областной, городской и районной власти (в
зависимости от интереса исследователя), а также об эффективности их
деятельности. Анкета, с различной степенью детализации, исследует
общее отношение горожан к работе областной и городской администрации
или подведомственных ей структур. Первичное определение рейтинга
популярности отражено в ответах населения о знании фамилии
исследуемого лица. Вместе с тем, данный показатель, на наш взгляд,
должен быть скорректирован с учетом определенных «поправок»,
корректировок показателя в зависимости от ряда факторов. Данная работа
(корректировка показателя) осуществляется с учетом четырех основных
процедур:
1. Соотнесение коэффициента узнаваемости со стажем работы
объекта
Полученный коэффициент узнаваемости (Rпоп) соотносится со
стажем работы объекта РИ в данной должности. Соотношение
осуществляется по следующему принципу: если стаж руководителя 5 и
более лет (срок избрания на должность), а его знают менее 25%
опрошенных (данный показатель апробирован в ходе пилотажного
исследования), исходный показатель рейтинга популярности (Rпоп)
делится на 1,5; если же стаж служащего до 1 года включительно, а знают
его больше 25%, то показатель соответствующим образом увеличивается в
полтора раза; во всех остальных случаях коэффициент остаётся
неизменным.
2. Соотнесение коэффициента популярности и коэффициента
успешности деятельности объекта РИ в подведомственной ему сфере
На данном этапе работы определяется сочетаемость коэффициента
узнаваемости (Rпоп) с учётом поправки «на стаж» и успешности
деятельности объекта РИ в подведомственной ему сфере (Кусп).
Показатели успешности могут носить положительный характер (Кпол) –
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
48
процент ответов, положительно характеризующих подведомственную
чиновнику сферу деятельности; и отрицательный характер (Котр) –
процент ответов, отрицательно характеризующих подведомственную
сферу. Таким образом, общий коэффициент имиджа лица (Ким) строится
на разнице данных показателей.
Ким =
R pop х Кпол
Котр.
3. Вычисление идентификационного коэффициента Кинф зависимость коэффициента популярности от информационной
активности жителей города
В данном случае мы узнаем соотношение популярности объекта РИ
и активности выбравших его респондентов в получении информации. Этот
коэффициент является поправочным, промежуточным для более точного
вычисления итогового коэффициента. Вводится он нами потому, что было
бы неравноценно, присваивать, например, равные баллы объектам РИ,
одного из которых знают даже те, кто мало интересуется жизнью,
проблемами города, а другого знают преимущественно те, кто активен в
получении такого рода информации. Можно выдвинуть предположение
согласно которому, сотрудник который известен даже среди первой
категории населения, получает право на повышение своего показателя.
Поэтому всем приведённым вариантам ответов мы присваиваем
дополнительные индексы:
Индек
Ответ
с
1
активен в получении информации о проблемах города или
подведомственной объекту РИ сферы жизнедеятельности
2
имеет общее представление - осведомлен
3
не интересуется, не информирован
Обозначе
ние
Nинт.
Nосв
Nнеинф.
Данный идентификационный коэффициент вычисляется следующим
образом:
Кинф = (1 х Nинт) + (2 х % Nосв) + (3 х % Nнеинф.)
100
Заключительная процедура – суммирование коэффициента имиджа и
коэффициента информационной активности аудитории.
4. Определение популярности объекта РИ в зависимости от района
проживания респондентов (Клок)
Необходимым этапом определения рейтинга представляется
исследование зависимости узнаваемости объекта РИ (в том случае, если в
качестве такового рассматривается глава районной администрации) от
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49
района проживания выбравших его респондентов. Поэтому всем
приведённым вариантам ответов мы присваиваем следующие индексы:
Индекс
1
2
Ответ
знающие фамилию главы администрации района своего проживания
(лок1)
знающие фамилию главы администрации «чужого» района (лок2), но
данный индекс присваивается лишь в том случае, если показатель не
менее 75%
Расчет показателя зависимости осуществляется по следующей
формуле:
Клок =
(1 х лок1) + (2 х лок2)
100
На заключительном этапе суммируются все показатели, полученные
в ходе предыдущих этапов, то есть коэффициент значимости,
идентификационный
коэффициент
и
показатель
зависимости
коэффициента значимости от района проживания. На основе полученной
суммы и определяется итоговый рейтинг популярности объекта.
Третье направление в определении рейтинговой позиции объекта
исследования предполагает введение метода экспертного опроса (коллег и
независимых экспертов).
Расчет рейтинга на основе мнений коллег объекта РИ
Составление рейтинга служащих муниципалитета и органов
местного самоуправления на основании анализа мнений их коллег
осуществляется с помощью метода опроса экспертов. В качестве экспертов
в данном случае могут выступать коллеги объекта рейтингового
исследования. Респондентам предлагается к оценке проективная ситуация,
представленная в качестве основы для выбора или отклонения того или
иного объекта (так называемый социометрический критерий). Для всех
респондентов составляется карточка, где фиксируется их отношение к
работе своих коллег — объектов РИ. В данном случае нас интересует
продуктивность деятельности каждого отдела внутри исследуемой
организации. Респондентам предлагается оценить деятельность каждого
отдела в целом и персонально руководителя. Оценку объекта РИ с разной
степенью детализации, целесообразно выстраивать на основе таких
показателей
как:
профессионализм,
активность
деятельности,
результативность деятельности. Содержание данных характеристик может
отражаться в вопросах специально разработанной анкеты сотрудника
администрации (городской или районной). Оценки сотрудниками
администрации
своих
коллег
рекомендуем
ранжировать
по
четырехуровневой шкале, которая, на наш взгляд, представляет наиболее
разнообразный спектр мнений по каждому вопросу: полностью согласен
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
50
— 3 балла; скорее всего согласен — 2 балла; скорее всего не согласен — 1
балл; полностью не согласен — 0 баллов. Конечный результат
определяется простым суммированием баллов.
Расчет рейтинга на основе оценок объекта РИ
независимой группой экспертов
В данном случае нам необходимо представить оценку объекта РИ
специальной группой экспертов, представляющей не внутреннюю (как в
представленном выше блоке), а внешнюю оценку его деятельности. При
экспертном опросе может быть применена следующая процедура выборки:
в каждой из сфер жизнедеятельности города определяется одинаковое
число экспертов со стажем работы в данной сфере более десяти лет.
Мнение членов экспертной группы по интересующим нас вопросам может
выясняться с помощью анкеты эксперта, содержащей два смысловых блока
вопросов, дифференцированных по объекту РИ:
 первый из них направлен на выяснение мнения и оценок экспертов
по отношению к представителям муниципальной власти и их
деятельности;
 второй блок призван выявить отношение и оценки экспертов
применительно к органам местного самоуправления и их
деятельности.
Полученные в ходе опроса показатели должны быть в дальнейшем
подвергнуты первичной статистической обработке и затем использованы в
качестве исходных данных для определения итогового коэффициента
рейтинга экспертов. Это определение коэффициента рейтинга служащих
муниципалитета
и
органов
местного
самоуправления
города
осуществляется по следующей формуле:
Rст = R pop х Кпол
Котр.
Rст – итоговый показатель рейтинга экспертов
Rпоп – коэффициент узнаваемости
Кпол – положительная оценка сферы деятельности объекта РИ
Котр. – отрицательная оценка сферы деятельности объекта РИ
В заключении, при определении общего суммарного рейтинга
объекта РИ, обозначенного нами как сводный рейтинг, суммируются
полученные показатели по всем названным
направлениям работы:
изучение рейтинга по СМИ; изучение рейтинга по результатам анкетного
опроса населения; изучение рейтинга по результатам экспертного опроса
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
51
коллег объекта РИ (внутренний срез); изучение рейтинга по результатам
опроса независимых экспертов (внешний срез).
Составление рейтинга муниципальных служащих довольно
трудоемкая и не простая работа. Данная методика составления
иерархической лестницы представляет собой несколько усложненный
вариант замера. Тем не менее, именно такая работа может привести к
ожидаемой объективности данных, многогранной оценке деятельности
местных лидеров, позволит с наибольшей точностью дать ответ на этот
непростой вопрос: кто же именно может претендовать на статус лидера
местной власти? Достоинством данного подхода, мы считаем
обоснованность полученного в результате ранга, представляющую собой
не просто субъективную оценку опрошенных, но разноплановую
процедуру определения популярности каждого объекта РИ.
В завершение еще раз отметим все более возрастающую роль
рейтинговых исследований как одного из наиболее популярных способов
представления социологической информации, причем не только для
специалистов-социологов, но и для широких общественных кругов.
Рейтинговые исследования несут полезную, а главное наглядную
информацию для исследователей и населения, позволяют самим
представителям власти корректировать свою деятельность в соответствии
с учетом общественного мнения.
Вопросы и задания для самопроверки:
1. Охарактеризуйте основные коэффициенты, используемые в
процедуре определения рейтинга лидеров местной власти.
2. Каковы основные требования осуществления рейтинговых
процедур?
3. Как соотносятся коэффициент популярности и коэффициент
успешности деятельности рейтингового объекта?
4. Как зависит коэффициент популярности от информационной
активности жителей города?
5. Каким образом осуществляется расчет рейтинга на основе
мнений коллег рейтингового объекта?
6. Каким образом осуществляется расчет рейтинга на основе
мнений независимой группы экспертов?
7. Обоснуйте преимущества и ограничения данной методики
расчета рейтинга.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
52
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:
1. Абашкина, Е. Б., Косолапова, Ю. Н. О теориях лидерства в
современной политической психологии [Текст] /Е. Б. Абашкина, Ю.
Н. Косолапова// Райгородский Д.Я. Психология и психоанализ
власти. Т.1. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом «БАХРАХ»,
1999.– С.493-507.
2. Авцинова, Г. А. Политическое лидерство [Текст] /Г. А. Авцинова //
Государство и право. – 1993.– № 5.– С.138-146.
3. Адлер, А. Психология власти [Текст] / А. Адлер // Психология и
психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом
«БАХРАХ», 1999.– С.233-239.
4. Адорно, Т. Типы и синдромы. Методологический подход
(фрагменты из «Авторитарной личности») [Текст] / Т. Адорно //
Социс.– 1993.– №3.– С.75-85.
5. Андреев, С. С. Политический авторитет и политическое лидерство
[Текст] / С.С. Андреев // Социально-политический журнал.–1993.–
№1. – С.24-37.
6. Афанасьева, О. В., Обухов, Д. В. Творчество в социальном
управлении и лидерство [Текст] / О. В. Афанасьева, Д. В. Обухов //
Социально-гуманитарные знания.– 2004.– №4.– С.186-205.
7. Ашин, Г. К. К истории российской элитологии [Текст] / Г. К. Ашин //
Власть.– 2003.– №2.– С.45-54.
8. Ашин, Г. К. Лидерство: социально-политический и психологический
аспекты [Текст] / Г. К. Ашин //Политика: проблемы, теории и
практики. – М.: ИНИОН АН СССР, 1991.– Ч.1.– С.213-220.
9. Ашин, Г. К., Охотский, Е. В. Курс элитологии [Текст] / Г. К. Ашин,
Е. В. Охотский. – М.: ЗАО «Спортакадемпресс», 1990. –368 с.
10. Бакулев, Г. П. Массовая коммуникация: западные теории и
концепции: Учебное пособие для студентов вузов [Текст] / Г. П.
Бакулев. – М., Аспект Пресс, 2005. – 176 с.
11. Белл, Р. Социолингвистика: Пер с англ [Текст] /Р. Белл/ Под ред.
А.Д. Швейцера. – М.: Междунар. отношения, 1980.– 320 с.
12. Биографический метод в социологии: история, методология и
практика [Текст] / Под ред. Е. Ю. Мещеркиной.– М., Ин-т
социологии РАН, 1994. – 148 с.
13. Бодрийар, Ж. Реквием по масс-медиа [Текст] / Ж. Бодрийяр /
Поэтика и политика. Альманах Российско-французского центра
социологии РАН. – М.: Институт экспериментальной социологии,
СПб.: Алетейя, 1999. – С.193-226.
14. Бруно, М. Е. Напряженно-авторитарный характер [Текст] / М.Е.
Бруно // Психология и психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. –
Самара: Издательский дом «БАХРАХ»,1999.– С.245-251.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
53
15. Бурдье, П. О телевидении и журналистике [Текст] / П. Бурдье /Пер. с
фр. Т.В. Анисимовой и Ю.В. Марковой. Отв. ред и предисл. Н. А.
Шматко. – М.: Фонд научных исследований «Прагматика культуры»,
Ин-т экспериментальной социологии, 2002.–160 с.
16. Бурдье, П. Социология политики [Текст] / П. Бурдье. – Пер. с
фр./Сост., Общ. ред и предисл. Н. А. Шматко/М.: Socio-Logos, 1993.
– 336 с.
17. Бусова, М. А. Homo publicus – герой нашего времени [Текст] /
М. А. Бусова // Социс.– 1998.– №4.– С.108-111.
18. Васильева, Л. Н. Теория элит (синергетический подход) [Текст] /
Л. Н. Васильева // Общественные науки и современность.– 2005.–
№4.–
С.75-85.
19. Вебер, М. Избранные произведения [Текст] / М. Вебер// Ред. сост.
Ю. Н. Давыдов. – М.: Прогресс, 1990.– 808с.
20. Великанова, О. В. Функции образа лидера в массовом сознании.
Гитлеровская Германия и советская Россия [Текст] / О. В.
Великанова // Психология и психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. –
Самара: Издательский дом «БАХРАХ»,1999.– С.5-26.
21. Власов, В. И. Общественно-политическое лидерство (понятие и
механизм политического действия) [Текст] / В. И. Власов // Автореф.
к. филос. н. – Ростов-на-Дону (РГУ).– 1992.– 23 с.
22. Гаврилова, М. В. Политический дискурс как
объект
лингвистического анализа [Текст] / М. В. Гаврилова // Полис.–
2004.– №3.– С.127-139.
23. Гак, В. Г. Человек в языке [Текст] /В. Г. Гак // Логический анализ
языка: Образ человека в культуре и языке. – М.: Индрик, 1999.– С.7380.
24. Галиуллина, Г. С. Лидерство в XXI веке: взгляд из России [Текст] /
Г. С. Галиуллина. – Челябинск: Изд-во «Челябинский дом печати»,
2002. – 432 с.
25. Гаман-Голутвина, О. В. Определение основных понятий элитологии
[Текст] / О. В. Гаман-Голутвина // Полис.– 2000.– №4.– С.97-103.
26. Гозман, Л. Я., Шестопал, Е. Б. Психология политического лидерства
[Текст] / Л.Я. Гозман, Е.Б. Шестопал / Райгородский Д. Я.
Психология и психоанализ власти. Т.1. Хрестоматия. – Самара:
Издательский дом «БАХРАХ»,1999.– С.576-603.
27. Гоулман, Д. Эмоциональное лидерство: Искусство управления
людьми на основе эмоционального интеллекта [Текст]/ Д. Гоулман.
Пер. с англ. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2005.– 301с.
28. Гринин, Л. Е. «Люди известности» – новый социальный слой?
[Текст] / Л. Е. Гринин // Социс – 2004. – №12.– С.3-15.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
54
29. Гринин, Л. Е. Феномен информационного общества: «люди
известности» [Текст] / Л. Е. Гринин // Философия и общество.–
2004.– №2.– С.5-23.
30. Грищенко, Ж. М. Онтология успеха и поражения [Текст] /
Ж.М. Грищенко // Социс.– 1998.– №9.– С.54-59.
31. Гундарь, О. Н. Политическое лидерство: социально-философские
проблемы [Текст] / О. Н. Гундарь. – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. –
172 с.
32. Гундарь, О. Н. Феномен политического лидерства в социальном
контексте современности [Текст] / О. Н. Гундарь //Автореф. дис.
докт. филос. наук. – Ставрополь, Северо-Кавказского госуд. техн. унта.– 2001.– 41 с.
33. Даниленко, О. А. Язык конфликта как объект лингвосоциологии
[Текст] / О. А. Даниленко // Социс.– 2006.– №4.– С.89-98.
34. Данилов, А. Н. Социология власти: теория и практика глобализма
[Текст] / А. Н. Данилов. – М.: Университетское, 2001.– 447 с.
35. Девятко, И. Ф. Методы социологического исследования [Текст] /
И. Ф. Девятко.– 3-е изд. – М.: КДУ, 2003. – 296 с.
36. Дейк, Т. Язык и идеология: к вопросу о построении теории
взаимодействия [Текст] / Т.А. ван Дейк // Методология исследований
политического дискурса: Актуальные проблемы содержательного
анализа общественно-политических текстов.– Мн.: БГУ, 2000.– С. 5064.
37. Дейк, Т. Язык. Познание. Коммуникация [Текст] /Т. А. ван Дейк. –
М.: Прогресс, 1989.– 312 с.
38. Добровольская, А. А., Леонтьев, Д. А. Фоносемантический анализ
эмоциональной нагрузки текста [Текст] / А. А. Добровольская,
Д. А. Леонтьев // Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ
и методы его объективной диагностики/ Под ред. А. А. Леонтьева,
Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004. – С.160-178.
39. Добросклонская, Т. Г. Медиадискурс как объект лингвистики и
межкультурной коммуникации [Текст] / Т. Г. Добросклонская //
Вестник МГУ.– Сер.10 «Журналистика».– 2006.– №2.– С.20-33.
40. Дридзе, Т. М. Текстовая деятельность в структуре социальной
коммуникации [Текст] / Т. М. Дридзе.– М.: Наука.–1984.– 269 с.
41. Дридзе, Т. М. Язык и социальная психология [Текст] / Т. М. Дридзе.
– М.: Высшая школа, 1980.– 224 с.
42. Дубицкая, В. П., Тарарухина, М. И. Какого политика можно
«продать»? [Текст] / В. П. Дубицкая, М. И. Тарарухина //Социс. –
1998.– №10.–
С.118-127.
43. Ефремов, И. И. Проблема авторитета в социальной философии
[Текст] / И. И. Ефремов // Философия и общество.– 2004.– №3.–
С.60-71.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
55
44. Запольский, Д. Н. Политическое лидерство как социальный феномен
[Текст] / Д. Н. Запольский //Автореф. к. полит. наук. – СПб
(Академия общественных связей).– 2002.– 26 с.
45. Заславская, Т. И. Социокультурный аспект трансформации
российского общества [Текст] / Т. И. Заславская// Социс.– 2001.–
№8.– С.3-11.
46. Зборовский, Г. Е. Социальное сравнение как повседневное явление и
социологическая проблема [Текст]/ Г. Е. Зборовский// Социс.– 2005.–
№12.– С.13-23.
47. Землянова, Л. М. Медиадискурсы и новостные фрейминги
(исследования современных зарубежных коммуникативистов)
[Текст] / Л. М. Землянова // Вестник МГУ.– Сер.10
«Журналистика».– 2006.– №2.– С.8-19.
48. Знанецкий, Ф. Мемуары как объект исследования [Текст] /Ф.
Знанецкий // Социс.– 1989.– №1.– С.106-109.
49. Иваненко, Г. В. Дискурс толерантного и интолернатного субъектов
[Текст] / Г. В. Иваненко // Скрытое эмоциональное содержание
текстов СМИ и методы его объективной диагностики/Под ред. А. А.
Леонтьева, Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004.– С.44-56.
50. Итвел, Р. Возрождение харизмы? Теория и проблемы
операционализации понятий [Текст] / Р. Итвел //Социс.– 2003.– №3.–
С.9-13.
51. Камбербач, Г. Воздействие СМИ на общество: неоконченная
дискуссия [Текст] / Г. Кабермач // Медиа. Введение/Под ред. А.
Бриггза, П. Кобли; Пер. с англ. Ю.В. Никуличева. – 2-е изд. – М.:
ЮНИТИ-ДАНА, 2005. – С. 324-334.
52. Карлейль, Т. Герои и героическое в истории: Публичные беседы
[Текст] / Т. Карлейль / Пер. англ. В.И. Яковенко. – М.: Вузовская
книга, 2001.– 280 с.
53. Карлоф, Б., Седерберг, С. Вызов лидеров: о проблеме лидерства в
области управления Текст / Б. Карлоф, С. Седерберг. Пер. с англ. –
М.: Дело, 1996.– 351с.
54. Кармадонов, О. А. Престиж и пафос как жизненные стратегии
социоэкономической группы (анализ СМИ) [Текст] / О. А.
Кармадонов // Социс.– 2001.– №1.– С.66-72.
55. Качанов, Ю. Л. Производство политического поля в современной
России [Текст] / Ю. Л. Качанов // Социс.–1997.– №11.– С.3-12.
56. Качанов, Ю. Л., Шматко, Н. А. Базовая метафора в структуре
социальной идентичности [Текст] / Ю. Л. Качанов, Н. А. Шматко //
Социс.– 1996.– №1. – С.61-72.
57. Кинсбурский, А. В. Трансформация структуры российской
политической элиты в оценках экспертов [Текст] / А. В.
Кинсбурский // Социс.– 2003.– №9.– С.91-95.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
56
58. Кириленко, Г. Г. «Говорящее» сословие [Текст] / Г. Г. Кириленко //
Высшее образование в России.– 2001.– №1.– С.63-75.
59. Кириленко, Г. Г. Посланник трех миров: интеллигенция в
российской культуре [Текст] / Г. Г. Кириленко // Социс.–1997.– №3.–
С.74-82.
60. Кириллова, Н. Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну [Текст]/
Н. Б. Кириллова. – М.: Академический проект, 2005.– 448 с.
61. Кириллова, Н. Б. Медиасреда российской модернизации [Текст]/ Н.
Б. Кириллова. – М.: Академический проект, 2005.– 400 с.
62. Кириллова, Н. Б. Субъекты медиасреды эпохи становления новой
России [Текст]/ Н.Б. Кириллова // Медиакультура новой России.
Материалы международной научной конференции. Том 2./ Под ред.
Н.Б. Кирилловой. – Екатеринбург-Москва: Академический проект, 2007.
– С. 27-50.
63. Китзингер, Д. Еще раз о воздействии СМИ на общество: введение к
новой волне исследований [Текст] / Д. Китзингер // Медиа. Введение
/Под ред. А. Бриггза, П. Кобли; Пер. с англ. Ю.В. Никуличева.– 2-е
изд.– М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.– С. 335-346.
64. Клушина, Н. И. Языковые механизмы формирования оценки в СМИ
[Электронный ресурс] / Н. И. Клушина // Публицистика и
информация в современном обществе.– Электрон. дан. – М.: Изд-во
МГУ, 2000. – Режим доступа: http://www.gramota.ru
65. Кошелева, А. В. Вопросы власти и элиты в отечественной
теоретической мысли [Текст] / А. В. Кошелева // Философские
науки. – 2006.– №6.– С.127-143.
66. Кравченко, А. И. Макиавелли: технология эффективного лидерства
[Текст] / А. И. Кравченко // Социс.–1993.– №6.– С.135-142.
67. Кравченко, И. И. Политическая мифология: вечность и
современность [Текст] / И. И. Кравченко // Вопросы философии.–
2006.– №11.– С.14-26.
68. Кретов, Б. И. Политическая теория лидерства [Текст] / Б. И. Кретов //
Социально-гуманитарные знания.– 2000.– №2.– С.84-101.
69. Крыштановская, О. В. Бывшие. Тенденции нисходящей мобильности
российской элиты Текст /О. В. Крыштановская //Общественные
науки и современность.– 2003.– №5 – С.33-39.
70. Крыштановская, О. В. Современные концепции политической элиты
и российская практика Текст /О. В. Крыштановская // Мир России.–
2004.– №4. – С.3-39.
71. Крыштановская, О. В. Трансформация бизнес-элиты России: 19982002 Текст /О.В. Крыштановская // Социс.– 2002.– №8.– С.17-29.
72. Крыштановская, О. В., Хуторянский, Ю. В. Элита и возраст: путь
наверх Текст /О. В. Крыштановская, Ю. В. Хуторянский // Социс.–
2002.– №4.– С.49-60.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
57
73. Кудряшова, Е. В. Лидер и лидерство: исследования лидерства в
современной западной общественно-политической мысли [Текст] /
Е. В. Кудряшова. – Архангельск: Изд-во Поморского
международного педагогического университета, 1996.– 256 с.
74. Кудряшова, Е. В. Лидерство как предмет социально-философского
анализа [Текст] / Е.В. Кудряшова /Автореферат дисс. на соиск. уч. ст.
доктора филос. наук (09.00.01). – М., Моск. пед. гос. ун-т, 1996.– 41
с.
75. Култыгин, В. П. Теория рационального выбора – возникновение и
современное состояние [Текст] /В.П. Култыгин //Социс.– 2004.–
№1.– С. 27-37.
76. Лазарсфельд, П., Мертон, Р. Массовая коммуникация, массовые
вкусы и организованное социальное действие [Текст] / П.
Лазарсфельд, Р. Мертон // Назаров М. М. Массовая коммуникация и
общество. Введение в теорию и исследования. – М.: «Аванти плюс»,
2003.– С. 243-256.
77. Лассвелл, Г. Структура и функции коммуникации в обществе [Текст]
/ Г. Лассвелл // Назаров М.М. Массовая коммуникация и общество.
Введение в теорию и исследования. – М.: «Аванти плюс», 2003.–
С.233-242.
78. Лебон, Г. Психология народов и масс [Текст] /Г. Лебон //
Психология масс. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом
«БАХРАХ», 1998. – С.5-131.
79. Левашов, В. К. Динамика социально-политической ситуации в
России: опыт социологического мониторинга [Текст] / В. К. Левашов
//Социс.–1997.– №11.– С.13-25.
80. Левашов, В. К. Интеллектуальный потенциал общества:
социологическое измерение и прогнозирование [Текст] / В. К.
Левашов //Социс.– 2008.– №12.– С.26-36.
81. Леонтьев, А. А. Основы психолингвистики [Текст] / А. А. Леонтьев.
– М.: Смысл, 1999.– 365 с.
82. Леонтьев, А. А. Психолингвистика текста в СМИ [Текст] /А. А.
Леонтьев // Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и
методы его объективной диагностики/Под ред. А. А. Леонтьева, Д.
А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004. – С. 57-72.
83. Леонтьев, А. А. Речевое воздействие текста как предмет
психолингвистической экспертизы [Текст] / А. А. Леонтьев //
Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его
объективной диагностики/Под ред. А. А. Леонтьева, Д. А. Леонтьева.
– М.: Смысл, 2004. – С. 73-94.
84. Леонтьев, Д. А., Добровольская, А. А., Усачева, В. В., Харитонова, Е.
В. Апробация методов контент-анализа, интент-анализа и
фоносемантического
анализа
для
диагностики
признаков
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
58
толерантности – ксенофобии в текстах СМИ [Текст] / Д. А. Леонтьев,
А. А. Добровольская, В. В. Усачев, Е. В. Харитонова// Скрытое
эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его объективной
диагностики/Под ред. А. А. Леонтьева, Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл,
2004. – С.179-200.
85. Леонтьев, Д. А., Усачева, В.В. Психологическое содержание понятий
толерантности и ксенофобии [Текст] / Д. А. Леонтьев, В. В. Усачева
// Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его
объективной диагностики/Под ред. А. А. Леонтьева, Д. А. Леонтьева.
– М.: Смысл, 2004.– С.19-28.
86. Лукман, Н. Реальность массмедиа /Пер. с нем. А.Ю.Антоновского
[Текст] / Н. Лукман. – М.: Праксис, 2005. – 256 с. (Серия «Образ
общества»).
87. Львова, М. Л. Теоретические и методологические аспекты
рейтинговых исследований культуры [Текст] / М. Л. Львова /
Диссерт. на соиск. уч. ст. кандидата культурологии. – Челябинск:
ЧГИИК. – 1997. – 180 с.
88. Магарил, С. А. Исчерпана ли социальная роль интеллигенции?
[Текст] / С. А. Магарил // Социс.– 2007.– №1.– С.132-139.
89. Макаров, М. Л. Основы теории дискурса [Текст] / М. Л. Макаров/
М.: ИТДК «Гнозис», 2003. – 280 с.
90. Мак-Куэйл, Д. Массовая коммуникация и общественный интерес: к
вопросу о социальной теории структуры и функционирования медиа
[Текст] / Д. Мак-Куэйл // Назаров М.М. Массовая коммуникация и
общество. Введение в теорию и исследования. – М.: «Аванти плюс»,
2003.– С.297 – 308.
91. Малинкин, А.Н. «Новая российская идентичность»: исследование по
социологии знания [Текст] / А.Н. Малинкин //Социологический
журнал.– 2001.– №4.– С.66-86.
92. Малькова, Т. П., Фролова, М. А. Массы. Элиты. Лидер. [Текст] /
Т. П. Малькова, М. А. Фролова. – М.: Знание, 1993.– 356 с.
93. Манхейм, К. Проблема интеллигенции. Исследования ее роли в
прошлом и настоящем: Пер. с нем. [Текст] / К. Манхейм / М.: РАН. –
1995.– 105 с.
94. Медведев, М.И. Политическое лидерство как объект социологопсихологического исследования [Текст] / М.И. Медведев //Автореф.
диссерт. к. социол. наук. – Москва, РАУ.– 24 с.
95. Медиа. Введение [Текст] /Под ред. А. Бриггза, П. Кобли; Пер. с англ.
Ю.В. Никуличева. – 2-е изд. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. – 550 с. –
(Серия «Зарубежный учебник»).
96. Менетти, А. Психология лидера [Текст] / А. Менетти/ Пер. с
итальянского Славянской ассоциации Онтопсихологии. – Изд. 4-е. –
М.: ННБФ «Онтопсихология», 2002.–208 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
59
97. Мещеркина, Е.Ю. Жизненный путь и биография: преемственность
социологических категорий (анализ зарубежных концепций) [Текст]
/ Е.Ю. Мещеркина // Социс.– 2002.– №7.– С.61 -67.
98. Михайловский, Н. К. Герои и толпа [Текст] /Н. К. Михайловский.
Избранные труды. В 2-х томах. Т. II. – СПб.: «Алетея»,1998.– 419с.
99. Моль, А. Социодинамика культуры: Пер. с фр. [Текст] / А. Моль / М.
– Издательство «Прогресс».–1973.– 406 с.
100.
Моска, Г. Правящий класс [Текст] / Г. Моска // Социс.– 1994. –
№10.– С.187-198.
101.
Московичи, С. Век толпы [Текст] / С. Московичи // Психология
масс. Хрестоматия. – Самара, Издательский дом «БАХРАХ», 1998. –
С. 195-312.
102.
Мягков, А.Ю. Влияние известных политических имен в
формулировке
вопроса
на
результаты
социологического
исследования [Текст] / А.Ю. Мягков // Социс.– 2001.– №3.– С.94104.
103.
Назаров, М.М. Массовая коммуникация и общество. Введение
в теорию и исследования [Текст] / М.М. Назаров. – М.: «Аванти плюс»,
2003. – 428 с.
104.
Новикова, М.Н. Психосемиотический подход к выявлению
скрытых структурных инвариант текстов [Текст] / М.Н. Новиков//
Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его
объективной диагностики/Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева.
– М.: Смысл, 2004. – С. 95-118.
105.
Ньюман, Л. Неопросные методы исследования [Текст] /
Л. Ньюман // Социс.– 1998.– №6.– С.119-129.
106.
Ольшанский, Д.В. Психология масс [Текст] / Д.В. Ольшанский/
СПб.: Питер, 2002. – 368 с. (Серия «Мастера психологии»).
107.
Панарин, А.С. Философия политики [Текст] / А.С. Панарин. –
М.: Новая школа, 1996.– 424 с.
108.
Парыгин,
Б.Д.
Социальная
психология.
Проблемы
методологии, истории и теории [Текст] / Б.Д. Парыгин. – СПб.:
ИГУП, 1999.– 592 с.
109.
Паэнто, Л. Интеллектуальная докса [Текст] / Л. Паэнто // SocioLogos. Альманах Российско-французского центра социологических
исследований Института социологии РАН. – М.: Socio-Logos, 1996. –
С.32-38.
110.
Петренко, В.Ф. Язык метафоры в рейтинге политических
лидеров [Текст] / В.Ф. Петренко // Социологический журнал.– 2002.
– №1.–
С.41-48.
111.
Политическая элита. Политический ежегодник [Текст] / Сост.
русский биографический ин-т. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. – 541 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
60
112.
Пригожин, А. И. Патологии политического лидерства в России
[Текст] / А.И. Пригожин // Общественные науки и современность. –
1996.– №3.– С.23–29.
113.
Пюдаль, Б. Коммунистические руководители: от «сына
народа» к «учителю масс» [Текст] / Б. Пюдаль // Социс.– 1997.–
№11.– С.121-134.
114.
Радаев, В.В. Понятие капитала, формы капиталов и их
конвертация [Текст] / В.В. Радаев // Общественные науки и
современность. – 2003.– №2.– С.5-16.
115.
Разин, П.В. Феномен популярности в массовом сознании
[Текст] / П.В. Разин // Автореферат диссертации канд. филос. наук. –
Москва, 1990.– 25 с.
116.
Райгородский, Д.Я. Психология и психоанализ власти [Текст] /
Д.Я. Райгородский. – Т.1. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом
«БАХРАХ», 1999. – 608 с.
117.
Райгородский, Д.Я. Психология и психоанализ власти [Текст] /
Д.Я. Райгородский. – Т.2. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом
«БАХРАХ», 1999.– 576 с.
118.
Ранкур-Лаферриер, Д. Психоанализ Сталина [Текст] / Д.
Ранкур-Лаферриер// Психология и психоанализ власти. Т.2.
Хрестоматия. – Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 1999.– С.481553.
119.
Ревзина, О.Г. Когнитивная организация газетного дискурса
[Текст] / О.Г. Ревзина // Вестник МГУ.– Сер.10 «Журналистика».–
2006.– №2.– С.42-49.
120.
Ротман, Д.Г. Электоральные исследования: сущность и
технология [Текст] / Д.Г. Ротман //Социс –1998.– №9.– С.63-68.
121.
Ротман, Д.Г., Веремеева, Н.П., Левицкая, И.В., Правдивец,
В.В. Белорусский вариант харизмы [Текст] / Д.Г. Ротман,
Н.П. Веремеева, И.В. Левицкая, В.В. Правдивец //Социс.– 2003.–
№3.– С.29-38.
122.
Русакова, О.Ф. Глэм-культура: опыт дискурс-исследования
[Текст] / О.Ф. Русакова // Материалы XI международной
конференции «Культура, личность, общество в современном мире:
методология, опыт эмпирического исследования» Ч.2-3. –
Екатеринбург: минитипполаборатория факультета политологии и
социологии УрГУ, 2009. – 352 с.
123.
Рывкина, Р.В. Интеллигенция в постсоветской России –
исчерпание социальной роли [Текст] / Р.В. Рывкина // Социс.– 2006.–
№1.– С.138-146.
124.
Сергеева, Е.Я. О методологии исследования электорального
поведения [Текст] / Е.Я. Сергеева // Социс.– 1996.– №7.– С.115–118.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
61
125.
Сергеева, Л.А. Проблемы оценочной семантики [Текст] /
Л.А. Сергеева.– М.: Изд-во МГОУ, 2003. – 140 с.
126.
Скрытое эмоциональное содержание текстов СМИ и методы
его объективной диагностики [Текст] /Под ред. А.А. Леонтьева,
Д.А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2004. – 229 с.
127.
Слизовский, Д.Е. Политическое лидерство: методологические
проблемы исторической интерпретации [Текст] / Д.Е. Слизовский //
Вестник российского университета дружбы народов. – Сер.:
Политология. – 2003.– №4.–С.20-33.
128.
Слово в действии. Интент-анализ политического дискурса
[Текст] / Под ред. Т.Н. Ушаковой, Н.Д. Павловой. – СПб.: Алетейя,
2000. – 316 с.
129.
Сметанина, С.И. Медиа-текст в системе культуры (динамические
процессы в языке и стиле журналистики ХХ века) [Текст] /
С.И. Сметанина. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А. – 2002. – 383 с.
130.
Смольков, В.Г. Сущность и типология социального лидерства
[Текст] / В.Г. Смольков // Социально-гуманитарные знания.– 2001.–
№6.– С.61-68.
131.
Соболева, Н.И. Социальная мифология: социокультурный
аспект [Текст] / Н.И.Соболева // Социс.– 1999.– №10.– С.145-148.
132.
Соколов, А.В. Формула интеллигентности [Текст] / А.В.
Соколов // Вопросы философии.– 2005.– №5.– С.57-67.
133.
Соловьев, А.И. Культура власти российской элиты: искушение
конституционализмом? [Текст] / А.И. Соловьев // Полис.– 1999.–
№2.– С.65-80.
134.
Социологическое обеспечение избирательных кампаний
(круглый стол) [Текст] // Социс.–1996.– №4.– С.80–90.
135.
Социология в России: уч. пособие [Текст] / Под ред. В.А.
Ядова.–
2-е издание, перераб. и доп.– М.: Ин-т социологии
РАН, 1998.– 696 с. (Институт «Открытое общество» Мегапроект
«Пушкинская библиотека»)
136.
Стаут, Л. Лидерство: от загадок к практике [Текст] / Л. Стаут. –
М.: ООО «Добрая книга».– 2002.– 320 с.
137.
Степанова, О.К. Понятие «интеллигенция»: судьба в
символическом пространстве и во времени [Текст] / О.К. Степанова
// Социс.– 2003.– №1.– С.46-53.
138.
Страус, А.., Корбин, Дж. Основы качественного исследования:
теория, процедуры и техники [Текст] /А. Страус, Дж. Корбин/ Пер. с
англ. и предисловие Т.С. Васильевой.– М.: Эдиториал УРСС, 2001.–
256 с.
139.
Стрельникова, П.В. Социальный капитал: типология
зарубежных подходов [Текст] / П.В. Стрельникова // Общественные
науки и современность.– 2003.– №2.– С.33-41.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62
140.
Супрун, А.П., Янова, Н.Г. Политический маркетинг: новый
взгляд на рейтинг [Текст] / А.П. Супрун, Н.Г. Янова // Социс.– 2000.–
№2.– С.51–62.
141.
Тарасова, Ю.Б. Элита. Культурологический анализ [Текст] /
Ю.Б. Тарасова. – ЧГАКИ. – Челябинск, 2002. – 49 с.
142.
Тард, Г. Психология толп [Текст] / Г. Тард./ Пер. и предисл.
И. В. Задорожнюка; Вступ. ст. В. Н. Дружинина.– СПб.: Соц-психол.
центр, 2002.– 427с.
143.
Терин, В.П. Основные направления исследований теории
массовых коммуникаций [Текст] / В.П. Терин // Социс.– 1997.– №1.–
С.25-31.
144.
Тимошенко, В.И. Общественно-политическое лидерство
[Текст] // Социально-политические науки. – 1990.– № 11.– С.48-58.
145.
Ткачев, П.Н. Люди будущего и герои мещанства [Текст] /
П. Н. Ткачев. Вступ. ст. и коммент. С. Б. Михайловой. – М.:
Современник, 1986. – 351с.
146.
Тоффлер, Э. Метаморфозы власти: Пер. с англ. [Текст] /
Э. Тоффлер. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004.–669 с.
(Philosophy).
147.
Тощенко, Ж.Т. Элита? Кланы? Касты? Клики? Как назвать тех,
кто нами правит? [Текст] / Ж.Т. Тощенко // Социс.– 1999.– №11.–
С.123-133.
148.
Трофимов, М.И. Политическое лидерство [Текст] // Социальнополитические науки. – 1991. – № 12.– С.34-42.
149.
Трэйси, Б. Цель – абсолютное лидерство [Текст] / Б. Трэйси –
М.: АО «Интер-эксперт», 2003.– 400 с.
150.
Урмина, И.А. Лидерство в проблемных ситуациях: теоретикокультурный анализ [Текст] / И.А. Урмина / Диссерт. на соиск. уч. ст.
к. культурологии. – М., Государственная академия славянской
культуры. – 2003.–144 с.
151.
Урмина, И.А. Лидерство: социальный миф отчуждения? [Текст] /
И.А. Урмина // Личность. Культура. Общество. – 2004. – Т.6.– С.366382.
152.
Ушакин, С.А. Функциональная интеллигентность [Текст]/
Полис. – 1998.– №1.– С.8-22.
153.
Федорова, М.Ю. Лидерство как объект социологического
исследования [Текст] / М.Ю. Федорова // Автореф. диссерт. к.
социол. наук.– Москва: Моск. гор. пед ун-т (МГПУ).– 1997.– 29 с.
154.
Федотова, В.Г. Социальное конструирование приемлемого для
жизни общества [Текст] / В.Г. Федотова // Вопросы философии.–
2003.– №11.– С.3-18.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
63
155.
Федотова, Л.Н. Анализ содержания – социологический метод
изучения средств массовой коммуникации [Текст] / Л.Н. Федотова.–
М.: Научный мир, 2001.–214 с.
156.
Филлипс, Л., Йоргенсен, М. Дискурс-анализ. Теория и метод
[Текст] / Л. Филлипс, М. Йоргенсен / Пер. с англ. – Х.: Изд-во
Гуманитарный центр, 2004, – 336 с.
157.
Фреик, Н.В. Политическая харизма: версии и проблемы [Текст]
/ Н.В. Фреик // Социс.– 2003.– №12.– С.3-11.
158.
Фромм, Э. Авторитарная личность [Текст] / Э. Фромм //
Психология и психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия.– Самара:
Издательский дом «БАХРАХ»,1999.– С.275-299.
159.
Фрумкин, К.С. Пассионарность: к истории идеи [Текст] /
К.С. Фрумкин // «Россия XXI век».– 2001.– №3.– С.154-157.
160.
Фэйворс, Д. Лидер новой эпохи: метафизический взгляд на
проблемы руководства [Текст] / Д. Фэйворс.– 2-е изд. испр. / Пер. с
англ. В. Филипенко.– М.: Философская Книга, 2002.– 368 с.
161.
Харитонова, Е.В., Усачева, В.В. Перспективы применения
контент и интент-анализа для диагностики признаков толерантности
– ксенофобии [Текст] / Е.В. Харитонова, В.В. Усачева // Скрытое
эмоциональное содержание текстов СМИ и методы его объективной
диагностики/ Под ред. А.А. Леонтьева, Д.А. Леонтьева. – М.: Смысл,
2004. – С.132-159.
162.
Харрис, Р. Психология массовых коммуникаций [Текст] /
Р. Харрис. – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. – 448 с. (Секреты
психологии).
163.
Хевеши, М.А. Социально-политические стереотипы, иллюзии,
мифы и их воздействие на массы [Текст] / М.А. Хевеши //
Философские науки.– 2001.– №2.– С.5-17.
164.
Хекхаузен, Х. Мотив власти [Текст] / Х. Хекхаузен //
Психология и психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. – Самара:
Издательский дом «БАХРАХ», 1999.– С.299-352.
165.
Херманн, М. Стили лидерства в формировании высшей
политики [Текст] / М. Херманн // Полис.– 1991.– №1.– С.92-110.
166.
Хермес, Д. Активность аудиторий [Текст] / Д. Хермес // Медиа.
Введение / Под ред. А. Бриггза, П. Кобли; Пер. с англ.
Ю.В. Никуличева. – 2-е изд. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.– С.347-355.
167.
Хесселбейн, Ф., Голдсмит М., Сомервилл А. Лидерство без
границ [Текст] / Ф. Хесселбейн, М. Голдсмит, А. Сомервилл. – М.:
Альпина Паблишер, 2001.– 315 с.
168.
Хорни, К. Зов власти [Текст] / К. Хорни // Психология и
психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом
«БАХРАХ», 1999.– С.371-394.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
64
169.
Хоружий, С.С. Дискурсы внутреннего и внешнего в практиках
себя [Текст] / С.С. Хоружий // Московский психотерапевтический
журнал.– 2003.– №3.– С.5-25.
170.
Цыганков, Д.Б. «Властитель дум» в поле политики: опыт
социоанализа [Текст] / Д.Б. Цыганков // Социс.– 1999.– №1.– С.7887.
171.
Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра [Текст] /
П. Шампань. – Пер. с фр./ Перевод под ред. Осиповой Н.Г./ М.:
Socio-Logos,1997.– 335 с.
172.
Шариков, А.В., Давыдов, С.Г., Ивашкина, О.Г. Образы
ведущих новостных телепрограмм в экспертных оценках [Текст] /
А.В. Шариков, С.Г. Давыдов, О.Г. Ивашкина // Проблемы
медиапсихологии:
Материалы
секции
«Медиапсихология»
Международной научно-практической конференции «Журналистика
в 2000 году: Реалии и прогнозы развития», Москва, МГУ, 2001.–
С.38-61.
173.
Шарков, Ф.И. Основы теории коммуникации [Текст] /
Ф.И. Шарков / М.: Издательский Дом «Социальные отношения»,
Издательство «Перспектива», 2004.– 246 с.
174.
Шейн, Э.Х. Организационная культура и лидерство [Текст] /
Э.Х. Шейн / Пер. с англ. под ред. В.А. Спивака.– СПб.: Питер, 2002.–
336 с. (Серия «Теория и практика менеджмента»).
175.
Шейнов, В.П. Психология власти [Текст] /В.П. Шейнов/ М.:
Ось-89. – 2003.– 528 с.
176.
Шестопал, Е.Б. Образы власти в постсоветской России [Текст]
/ Е.Б. Шестопал. – М.: Алетейа, 2004. – 536 с.
177.
Шихирев, П.Н. Природа социального капитала: социальнопсихологический подход [Текст] / П.Н. Шихирев // Общественные
науки и современность.– 2003.– №2.– С.17-32.
178.
Шматко, Н.А. Анализ культурного производства Пьера Бурдье
[Текст] /Н.А. Шматко // Социс.– 2003.– №8.– С.113-120.
179.
Шматко, Н.А. Феномен публичной политики [Текст] /
Н.А. Шматко // Социс.– 2001.– №7.– С.106-112.
180.
Штомпка, П. Великие личности как агенты изменений [Текст] /
П. Штомпка // Психология и психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. –
Самара: Издательский дом «БАХРАХ», 1999.– С.37-54.
181.
Штомпка, П. Социальное изменение как травма [Текст] /
П. Штомпка // Социс.– 2001.– №10.– С.6-16.
182.
Штомпка, П. Социология социальных изменений [Текст] /
П. Штомпка // Под ред. В.А. Ядова. – М.: Аспект Пресс, 1996. – 416
с.
183.
Штукина, Т.А. Новое измерение феномена политического
лидерства [Текст] / Т.А. Штукина // Райгородский Д.Я. Психология и
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
психоанализ власти. Т.1. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом
«БАХРАХ», 1999.–С.523-549.
184.
Штукина, Т.А. Политическое лидерство как проявление власти
(теоретико-методологический аспект) [Текст] / Т.А. Штукина. – М.,
МГУ, 1995.– 24 с.
185.
Энкельман, Н. Харизма. Личностные качества как средство
достижения успеха в профессиональной и личной жизни [Текст] /
Н. Энкельман.– М.: АО «Интерэксперт», 2000.– 272 с.
186.
Эриксон, Э. Психоанализ Гитлера [Текст] / Э. Эриксон //
Психология и психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. – Самара:
Издательский дом «БАХРАХ», 1999.– С.449-481.
187.
Юнг, К.Г. Диагностика диктаторов [Текст] / К.Г. Юнг //
Психология и психоанализ власти. Т.2. Хрестоматия. – Самара:
Издательский дом «БАХРАХ», 1999. – С.553-571.
188.
Юнг, К.Г. Психологические типы [Текст] / К. Г. Юнг. Пер. с
нем. Ред. В. Зеленский.– Минск: Попурри, 1998.– 652с
189.
Ядов, В.А. Стратегия социологического исследования.
Описание, объяснение, понимание социальной реальности [Текст] /
В.А. Ядов. – М.: «Добросвет», Книжный дом «Университет», 1998. –
596 с.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
66
Учебное издание
Людмила Борисовна ЗУБАНОВА
СОЦИОЛОГИЯ ЛИДЕРСТВА:
методические основы исследования личностного влияния
Учебное пособие для студентов,
обучающихся по специальности
040201 Социология
Корректор
Сдано в РИО
Формат 60х80/16
Заказ №
Подписано к печати
Объём
п. л.
Тираж 100 экз.
Челябинская государственная академия культуры и искусств
454091, г. Челябинск, ул. Орджоникидзе, 36-а
________________________________________________________________
Отпечатано в типографии ЧГАКИ. Ризограф
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
67
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа