close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Ильяс Дауди

код для вставки
КОМБАТ С ПОЗЫВНЫМ «КОБРА» Записки войскового разведчика часть 1
ДАТЫ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ
И. ДАУДИ
КОМБАТ С ПОЗЫВНЫМ «КОБРА»
Записки войскового разведчика
Визитная карточка
Дауди Ильяс Дильшатович —
гвардии старший сержант, заместитель командира взвода разведывательной роты в составе
Ограниченного контингента Советских войск в Демократической
Республике Афганистан.
Принимал активное участие
в общевойсковых операциях и рейдах, разведывательно-поисковых
и засадных действиях.
В июне 1986 года при ведении боевых действий в районе
населенного пункта Хост-оФеренг И. Д. Дауди в составе
Всем смертям назло
Это рассказ о майоре Петре Васильевиче Корытном,
командире 783-го отдельного
разведывательного батальона
201-й мотострелковой дивизии в составе Ограниченного
контингента Советских войск
в Афганистане, который дважды
изменил линию жизни и, несмотря на ранение, не совместимое
с жизнью, остался жить, став
примером другим поколениям
защитников Отечества.
В первый раз это произошло,
когда по стечению обстоятельств
представился майору шанс
не возвращаться на горное плато афганских гор, где со склонов
46
взвода выполнял задачу по захвату площадки десантирования.
Десантировался первым и огнем
из пулемета уничтожил группу
мятежников, пытавшихся захватить господствующую высоту.
В дальнейшем, прикрывая действия разведывательного взвода,
обеспечил успешное выполнение
поставленной задачи.
Особо отличился 23 августа
1986 года при проведении боевой операции в районе населенного пункта
Герат. При выдвижении на заданный рубеж мотострелковая рота
подверглась обстрелу противником
и была вынуждена залечь. И. Д. Дауди под огнем противника короткими перебежками приблизился к одной из огневых точек мятежников
и огнем из автомата подавил ее.
При выдвижении к очередной огневой точке противника от разрыва
мины И. Д. Дауди получил тяжелое
ранение и был эвакуирован вертолетом в госпиталь.
Указом Президента Российской
Федерации № 1497 от 27 декабря
2009 года «за мужество и героизм,
проявленные при исполнении воинского долга в Республике Афганистан», Дауди Ильясу Дильшатовичу присвоено звание Героя
Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».
зажатый в огненный мешок отрядом душманов расстреливался
авангард его разведывательного
батальона. Вопреки обстоятельствам, он смог вернуться туда,
подтянув свежие силы батальона. В дальнейшем — уже на переднем крае, когда управлял
действиями разведывательного
батальона в критической обстановке, когда боролся за жизнь
подчиненных. Он был сражен
снайперской пулей выстрелом
в голову, вошедшей в правый
глаз навылет в левый висок, и,
несмотря на тяжелейшее ранение, до последнего, пока находился в сознании, продолжал
отдавать приказы и руководить
боем.
«Счастливчик», — скажете вы.
Бесспорно, случай, как говорится, один на миллион. Он «выжил
всем смертям назло», как герой
известного стихотворения Константина Симонова.
Встреча с легендой
Наша первая встреча с Петром
Васильевичем после его ранения
состоялась в Ташкенте в 340-м
окружном военном госпитале
им. П. Ф. Боровского, куда я прибыл «грузом 300» из Кабула осенью 1986-го года.
Однажды в солнечный осенний день на дорожке госпитального сада я обратил внимание
на мужчину лет тридцати. Его
голова и глаз были забинтованы. Что-то знакомое показалось
мне в его облике. Когда он подошел ближе, я с удивлением узнал
в нем командира 783-го отдельного разведывательного батальона нашей 201-й мотострелковой
дивизии майора Петра Васильевича Корытного.
Я окликнул его. Он обернулся, но видно было, что не узнал меня, сержанта-разведчика
201-й мотострелковой дивизии.
А я был отчаянно рад встрече
с Петром Васильевичем. Ведь
мне нередко приходилось бок
о бок сражаться с подразделениями, которыми он командовал,
в совместных боевых операциях. Я знал, что он был тяжело
ранен в бою с отрядом Кази Кабира, был эвакуирован с места
боя, но о его дальнейшей судьбе
осведомлен не был и допускал
самый неутешительный исход.
Я представился, и мы присели на скамейку. В беседе я рассказал, что в ходе горного этапа
операции «Маневр», 16–24 июня,
ожидая вертолет для погрузки
в десант на площадке подскока
близ ЦБУ (центра боевого управления) 201-й дивизии, я был свидетелем переполоха, вызванного
известием из района высадки
первого эшелона 783-го ОРБ
о критической ситуации, в ко-
Армейский сборник | Февраль 2016
Дауди_Комбат кобра.indd 46
22.01.2016 14:59:43
ДАТЫ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ
торую попал ОРБ, и растущем
числе жертв столкновения.
Следом за десантами ОРБ
с подразделением я высадился
тогда в горы и вестей о нем более не получал. Боевые действия
горного этапа затянулись в связи
с поиском Ахмад Шаха Масуда,
прибывшего, по сведениям разведки, в район операции для
координации действий подконтрольных ему формирований.
Данные о потерях 783-го ОРБ
я смог получить лишь спустя две
недели, вернувшись в расположение части уже после 3-го этапа операции, навестив раненных
боевых товарищей в санитарном
батальоне 201-й дивизии в Южном Кундузе.
Петр Васильтевич был явно
рад встрече с сослуживцем. Мы
проговорили до позднего вечера.
На следующий день меня ждала
окружная военно-врачебная комиссия и ночной самолет на родину.
Как это было…
Операция под кодовым названием «Маневр» проводилась
с 9 июня по 14 июля 1986 года
на широком фронте равнинного и горного участков провинций Кундуз, Тахар и Бадахшан
на северо-востоке Республики
Афганистан. Целью плановой
общевойсковой операции, проведенной в три этапа с привлечением значительного количества
войск и боевой техники ОКСВА
и ВС ДРА, являлось обеспечение
материальными средствами гарнизона отдельного мотострелкового полка, расположенного
на удалении от войск 40-й армии,
и продовольственная гуманитарная помощь местному населению в труднодоступных горных
районах провинции Бадахшан.
Учитывая, что фактический
контроль над данными провинциями находился в руках антиправительственных сил, проводка колонн до города Файзабад
развертывалась в «масштабную
армейскую общевойсковую операцию».
На первом этапе операции
«Маневр» с 15 июня 1986 года
майор П. В. Корытный, командуя 783-м отдельным разведывательным батальоном в составе
дивизии, совершил марш в район
проведения операции восточнее
города Кундуз. Далее на участке зеленой зоны между городами Кундуз и Ханабад, а также
в районе Талукан силами своего
ОРБ совместно с афганскими
правительственными силами выполнил задачи по очистке от диверсионных групп и формирований оппозиции, угрожавших
движению колонн по маршруту
Кундуз — Файзабад.
К исходу 15 июня подразделения ОРБ майора П. В. Корытного, согласно боевой задаче,
охватили с юга-востока столицу провинции Тахар город Талукан, завершив силами 201-й
дивизии его полное окружение.
Выполнив задачи первого этапа операции «Маневр», майор
П. В. Корытный получил приказ: 783-го ОРБ ранним утром
16 июня 1986 г. на бронетехнике
совершить пятикилометровый
марш в южном направлении, сосредоточиться в предгорьях уезда Ишкамыш провинции Тахар,
где пополнить запасы боеприпасов, продовольствия и заправить
боевую технику.
Прибыв в указанный район,
майор П. В. Корытный был вызван на подвижный центр боевого управления (ЦБУ) дивизии,
где получил новую боевую задачу: совместно с подразделениями
отдельного инженерно-саперного батальона по сухому руслу
реки совершить 30-километровый марш в южном направлении
в горный район 15 км северовосточнее кишлака Ишкамыш,
прикрыть главные силы 40-й
армии, а также обеспечить развертывание в горной долине центров боевого управления 40-й
армии и 201-й дивизии, а также
двух площадок «подскока» вертолетных десантов.
Совершив марш по указанному маршруту и достигнув заданного района, подразделения
783 ОРБ обеспечили боевое прикрытие втягивания главных сил
40-й армии в долину, где были
развернуты ЦБУ армии и дивизии, выставлено охранение.
Связисты ОРБ развернули в боевое положение и свою командно-штабную БМП, сыгравшую
впоследствии жизненно важную
роль в обеспечении связи абонентов «комбат» –– «плацдарм»
и «комбат» –– «командование».
На втором этапе операции
с 16–22 июня тактический воздушный десант 783-го разведывательного батальона под
командованием майора Корытного П. В. в авангарде батальонов 201-й дивизии был высажен
на горные участки районов Ишкамыш и Хост-О-Ференг, примыкающих к трассе Кундуз —
Файзабад с целью ликвидации
членов вооруженных формирований «Исламского общества
Афганистана». подконтрольных
Ахмад Шаху Масуду и разгрома
вскрытых разведкой органов
тыла, базовых районов со складами вооружения и боеприпасов.
Десант был также призван отвлечь живую силу противника
на горном участке и исключить
выход на прилегающие к трассе равнинные районы, для атак
на колонны.
На рассвете 16 июня в предгорьях уезда Ишкамыш с двух площадок подскока началась погрузка десанта –– около 90 человек
из состава 783-го отдельного разведывательного батальона и приданных сил (минометный расчет,
артиллерийские корректировщики со своими связистами, два
расчета огнеметчиков, несколько саперов, авианаводчик и даже
корреспондент газеты), —– всего
порядка 120 человек. Разбившись
на десантные группы по 12 человек с полной амуницией, приступили к погрузке на «вертушки»
Ми-8, заполнив 10 «бортов».
Командир 783-го ОРБ майор
П. В. Корытный с управлением
ОРБ, связисты и артиллерийский
корректировщик погрузились
в вертолет командира эскадрильи. По команде все «борта» поднялись в воздух и парами пошли
в район десантирования.
Через 15–20 минут полетного времени началось снижение
для десантирования. Первыми
зависли четыре «вертушки» ––
маленькая площадка больше
не вмещала. При подлете была
отчетливо слышна стрельба, стало ясно, что высадка десанта осуществляется под плотным огнем
противника.
Для высадки десанта летчики
выбрали тесную площадку именно этого отрога горной гряды,
окруженной главенствующими
высотами, с которых по вертолетам, и по десанту был открыт
Февраль 2016 | Армейский сборник
Дауди_Комбат кобра.indd 47
47
22.01.2016 14:59:43
ДАТЫ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ
безостановочный огонь. Лучше бы не высаживали. Однако
им надлежало выполнить приказ. Можно ли назвать везением
малый размер площадки десантирования, на которой уместились всего четыре вертолета, два
из которых были немедленно
сбиты у земли?
Летчик, командир первого
Ми-8, впоследствии четырежды
раненный в бою, до последнего
сохранял управление машиной,
под шквальным огнем высадил
десант, чем спас жизнь 12 разведчикам и экипажу. Убедившись, что десант покинул борт,
командир объятого пламенем
вертолета и бортовой техник,
впоследствии также получивший
тяжелое ранение, выпрыгнули
на площадку и вместе с разведчиками приняли бой. Подбитый выстрелом из гранатомета,
Ми-8 за считанные минуты сгорел дотла.
Высаженный десант занял
круговую оборону и вступил
в бой. Исходя из сложившейся
обстановки, командир эскадрильи принял решение прекратить
десантирование и отдал приказ
остальным бортам возвращаться
на площадку подскока.
Выса див группу десанта
на площадку подскока, Ми-8 убыли на заправку топливом. Вертолет с майором Корытным П. В.,
потеряв возможность высадиться вместе с батальоном, вернулся
из района боевых действий, назад
на площадку подскока.
Но в это время комбат у
П. В. Корытному начальник связи 783-го ОРБ доложил: десант
четырех бортов — (это 45–50 человек) вел ожесточенный бой
с превосходящими силами противника, неся большими потери, сдерживая натиск и попытки
окружения.
Единс тв енным, кто был
на связи и как-то руководил
силами десанта 783-го ОРБ,
был командир взвода 2-й разведывательной роты. Начштаба
ОРБ, авиа-наводчик, командир
огнеметной роты и другие были
в укрытии среди огромных валунов без средств связи, а командиры 1-й и 3-й разведывательных
рот были ранены уже на начальном этапе боя, замполит 3-й разведывательной десантной роты
погиб.
48
Добравшись до ЦБУ, майор
П. В. Корытный разыскал начальника разведки и начальника
штаба (НШ) 201-й мотострелковой дивизии. Начальник штаба
201-й мсд на управленческом
БТР Р-145 «Чайка» руководил
десантированием подразделений
дивизии.
Доложив о случившемся начштабу 201-й мсд, комбат потребовал немедленно отправить его
и оставшиеся силы 783-го ОРБ
на помощь высаженному десанту. Но получил отрицательный
ответ: «Идет десантирование батальонов 149-го мотострелкового полка, свободных бортов пока
нет, график высадки и без того
нарушен».
Корытный взобрался на БТР
НШ дивизии. Томительное ожидание продолжалось два часа.
За это время начальник связи
ОРБ сделал комбату П. В. Корытному выносную гарнитуру
на длинном шнуре, чтобы тот,
находясь на БТР НШ дивизии,
мог «слышать» доклады комвзвода разведчиков, управляющего
боем и владеющего обстановкой
на плацдарме, к тому моменту
уже раненному в ступню, и давать офицеру указания. В данной
ситуации майору П. В. Корытному только и оставалось, что слушать, подбадривать комвзвода
и обещать скорое прибытие, просить держаться и беречь людей.
По истечении долгих двух часов П. В. Корытный с остатками
783-го ОРБ вновь погрузились
в вертолеты другой эскадрильи и отправились на выручку
родному батальону. Незадолго
до отлета на ЦБУ дивизии комбату поступила информация: один
из вертолетов Ми-8 с десантом
783-го ОРБ был сбит и упал
в районе не планируемой согласно боевой задачи высадки ОРБ.
«Какие еще вертолеты могли там
высаживать десант?» — думал
тогда майор Корытный.
Как оказалось, намного позже
доклад поступил от командира
пары вертолетов Ми-8, высланных для спасения и эвакуации
экипажа сбитой вертушки, одну
из которых по техническим причинам там же и потеряли.
Подлетев к плацдарму, комбат в иллюминатор увидел, что
внизу идет бой. Вертолет ушел
за склон и завис на высоте 3–4-х
метров над кручей. Напуганный
участью двух подбитых Ми-8,
борттехник начал спешно выталкивать разведчиков в люк.
Комбат П. В. Корытный пытался заставить пилотов снизиться еще, однако сам понял: есть
угроза зацепить винтами склон.
Выбросив с бортов ящики с боеприпасами, прибывшие группы
ОРБ высадились.
Узнав о высадке командира
783-го ОРБ майора П. В. Корытного, разведчики облегченно
вздохнули: «Раз комбат с нами,
все будет хорошо!» Вслед за бортом комбата высадились и оставшиеся группы десанта. Оценив
обстановку, майор с батальоном
сместился выше по склону. Метрах в тридцати, покосившись
на бок, стоял второй подбитый
вертолет, с прострелянного
бака большой струей бил керосин. Желая запалить вертушку,
«духи» вели по Ми-8 интенсивный прицельный огонь трассерами.
Командир вертолетной эскадрильи впоследствии понял, что
его головные «вертушки» высадили десант совсем в другом месте,
но спасая свою участь, скрыл данный факт и не доложил командованию. Учитывая, что удары
штурмовой авиации Су-25 перед
началом десантирования наносились по плановым площадкам
высадки, а не по ошибочно выбранной летчиком Ми-8 и подконтрольной противнику, высадка групп первого эшелона
783-го ОРБ привела к тяжелым
последствиям.
Лишь через два часа в ходе
второго вылета летчики уже других экипажей, следуя в районы
высадки, обнаружили на одном
из склонов два сбитых вертолета
Ми-8, один из которых сгорел.
Увидели также наших разведчиков, ведущих тяжелый оборонительный бой.
Майор П. В. Корытный окончательно осознал, что десантирование подразделений 783-го ОРБ
было ошибочно произведено
в другом месте, как выяснилось
потом, в 16 км север-восточнее
отметки 2540 горы Яфсадж, утвержденного планом операции
заданного района. Эта ошибка
сыграла роковую роль в неуспехе
действий батальона. Фактически
десант был высажен на главные
Армейский сборник | Февраль 2016
Дауди_Комбат кобра.indd 48
22.01.2016 14:59:43
ДАТЫ, СОБЫТИЯ, ЛЮДИ
огневые средства базового района — на участок стрельбища
по подготовке снайперов «духовского» учебного центра, подконтрольного полевому командиру
«Исламского общества Афганистана» (ИОА) Кази Кабиру (Мохаммад Кази Кабир Марзбон),
о чем наши войска не знали.
С заходом солнца огонь стих.
По приказу комбата, всех раненных и убитых укрыли в болееменее безопасном месте. Среди
погибших были командир сожженного вертолета Ми-8, военный корреспондент газеты
ТуркВО, замполит разведывательно-десантной роты, другие
разведчики ОРБ и бойцы приданных подразделений.
Дождавшись полной темноты,
майор П. В. Корытный со связистами обошел все позиции,
на месте уточняя задачи. Он
принял решение под покровом
ночи с группой разведчиков подняться вверх, к господствующей
вершине площадки десантирования, и предпринять попытку
выбить «духов» с первого рубежа
горной гряды, чтобы с рассветом
как-то переломить ход боя.
Однако, едва комбат начал
выдвижение, начальник связи
доложил, что его разыскивает
руководитель операции. На КП
армии и дивизии продолжали
ошибочно считать, что десант
высажен правильно, пока командир ОРБ по радио не убедил их
в том, что они находятся совсем
в другом месте.
Ночью формирования моджахедов подтянули свежие силы
и с восходом солнца открыли
непрерывный, усиливающийся
огонь, в том числе из минометов. Разведчики также ударили
приданным минометом, но количество мин было ограничено
— не более двух десятков штук.
Стало совсем жарко. Число раненных стремительно росло,
оказание первой медицинской
помощи в условиях непрекращающегося огня было сложным,
вода и боеприпасы на исходе.
В этой ситуации напрашивалось только одно решение –– вызов авиации для нанесения бомбовых ударов по занимаемым
противником господствующим
высотам и непосредственно
по перевалу, с тем чтобы в дальнейшем под прикрытием дыма
и пыли посадить вертолеты
Ми-8 для сброса боеприпасов,
погрузки раненых и убитых.
П. В. Корытный понимал –– отступление вниз по ущелью привело бы еще большим потерям.
Комбат связался с ЦБУ и изложил дальнейший план действий,
но командование не утвердило
его план. Однако, Корытный
не отступал, настаивая на авиационной поддержке.
Аккумуляторы садились,
слышимость ухудшилась до минимума. Пытаясь улучшить
слышимость, майор вытащил радиостанцию из окопчика и поставил на бруствер. На какое-то время связь улучшилась. Но снайпер,
давно пристрелявшийся и ожидающий своего шанса, выпустил
в боевого командира пулю. Она
вошла навылет в голову, пронзив
глаз и висок. «Видать, потерял боевую бдительность, а вражеский
снайпер не растерялся, — вспоминал этот день П. В. Корытный. —
Много пуль за службу в Афганистане просвистело над головой.
Видимо, это судьба».Только утром
18 июня в действительный район
боя были направлены штурмовики СУ-25 и боевые вертолеты
МИ-24, которые десантом были
наведены на цели. После ударов,
как и всегда, мятежники стали
покидать район операции. Появилась, наконец, возможность
эвакуировать раненых и убитых.
Их, к сожалению, оказалось много.
Артиллерист-корректировшик, сидящий рядом в окопчике,
наложил повязку комбату на голову, а приползший начмед ОРБ
вколол промедол. О ранении командира 783-го ОРБ доложили
командованию операции. После доклада на ЦБУ об обстоятельствах и характере ранения
комбата, спустя короткое время,
прилетела долгожданная пара
штурмовиков СУ-25 и нанесла
бомбовый удар по целееуказаниям майора Корытного П. В.
Вслед за Су-25 под прикрытием дву х в ертоле тов
МИ-24 села пара вертолетов
Ми-8, и началась эвакуация убитых и раненных. Комбата в числе других разведчиков положили на плащ-палатку и погрузили
в вертолет. Подошедшее подкрепление, прочесывая ущелья,
обнаружило трупы мятежников,
много оружия и боеприпасов.
Но все указывало на то, что ночью, основным силам мятежников все же удалось ускользнуть
через перевал на Талукан, либо
через отрог, который вел в ущелье
Явур и далее на Ишкамыш.
Восстанавливался Петр Васильевич Корытный после тяжелого
ранения долго: сначала в госпиталях Афганистана и ТуркВО, затем
в глазной клинике в Одессе. Но,
несмотря, на тяжелое ранение,
пройдя длительный курс лечения
и реабилитации, он написал рапорт и приказом Министра обороны СССР был оставлен в боевом строю, став заместителем
военного комиссара Курганской
области, дослужился до воинского звания «полковник».
Бой 783-го отдельного разведыв ательного бат а льона
16,17 и 18 июня 1986-го года ущельях Джарав и Явур провинции
Тахар в ходе горного этапа общевойсковой операции «Маневр»
унес жизни 21-го военнослужащего, еще 36 были ранены.
Пример грядущим
поколениям защитников
Родины
Жизненный путь Петра Васильевича Корытного –– яркий
пример будущим поколениям
защитников Отечества беззаветного служения Родине, верности
воинскому долгу и офицерской
чести, пример военного профессионализма, личного героизма
и самопожертвования. День защитника Отечества, который
страна отмечает в феврале, это
в первую очередь праздник таких
героев, как Петр Васильевич Корытников. И еще один праздник,
отмечаемый в этом месяце, имеет непосредственное отношение
к тем, кто сражался за пределами
нашей страны — в Афганистане,
отстаивая свободу братского народа ценой своей жизни. В День
памяти о россиянах, исполнявших
служебный долг за пределами отечества, 15 февраля мы отдаем дань
уважения и склоняем головы перед
Петром Корытниковым и многими
тысячами отважных воинов, которые выжили всем смертям назло,
и вспоминаем светлые имена тех,
кто остался навечно в горах Афганистана. Это нужно не мертвым,
это надо живым.
(Окончание в «АС» 2016, № 3)
Февраль 2016 | Армейский сборник
Дауди_Комбат кобра.indd 49
49
22.01.2016 14:59:43
Автор
Nikisha Niknik
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
18
Размер файла
119 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа