close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Рассказ "О превратностях любви"

код для вставки
Команда «Читай-ка»
О превратностях любви
Это было ее наказание… Она сидела с двоечником…
Все в Любочкином портфеле было новенькое, аккуратненькое,
блестящее. Линеечки разного роста спрятаны под резинку на крышечке
пенала, карандашики такие, что уколоться можно, ручечки все с колпачками…
Учебники ровной стопочкой уложены в специальный отдел портфеля.
Контурные карты и атласы упакованы в специальную папочку. А про
тетрадки уж и говорить нечего! Одни пятерки! А уж обложены как! Где только
такие блестящие обложки нашла! В общем, была она отличница со стажем. И
тут как гром среди ясного неба: ее посадили с Пашей…
Любочка
испуганно
вздрогнула, когда на
ее
приземлился
парту
он,
незлобный, чуть-чуть
озорной
двоечник
Паша. Был он вечно
всклокоченный,
растрепанный, из его
заслуженного портфеля выпирали острыми углами учебники, причем,
наверное, все сразу, потому что портфель был необыкновенного размера.
Тетрадки у Паши вечно терялись, были они страшны на вид: мятые, рваные,
не принадлежащие ни одному предмету. Паша не заботился о том, чтобы
даже хоть перевернуть только страницу для другого предмета. Поэтому в его
тетради можно было запросто прочитать: «Гений Кутузова – полководца не
оспорим…
так как художественная деталь в чеховских рассказах имеет
важное значение, … ведь Волга – одна из самых полноводных рек России…»
Перед каждым уроком Паша усиленно копался в своем необъятном
портфеле, потом вытаскивал на свет растрепанную тетрадь, снова нырял в
портфель, одним глазом косился на Любочкин учебник, пытаясь хотя бы по
цветовой гамме обложки понять, есть ли в недрах его чемодана что-то
похожее, вынимал учебник, окончательно сверялся с Любочкиным образцом
и гордо, с чувством хорошо выполненной работы шлепал его об парту.
…Но особо Любочка боялась его пенала… Вернее того, что в нем
лежало…
В Пашином пенале всегда была деревянная
линейка, исписанная, покусанная, лоснящаяся
жирным блеском,
со щербинами по краям.
Щербины были такие удивительные, что провести
ровную линию было невозможно: все равно
получалось, будто определение подчеркнули. Эта
линейка была для его соседки по парте Любочки
оскорблением, вызовом! Уж как только Пашина
соседка не боролась с этой линейкой! И прятала,
и нечаянно двумя пальчиками сбрасывала с края
парты, а однажды попыталась даже сломать, но
побрезговала раскопать ее из-под завалов на
парте. А потом вдруг, окончательно отчаявшись
извести старую линейку, взяла да и подарила
Паше
новенькую.
Тот
принял
подарок
с
восторгом. С того дня стал с любопытством заглядываться на Любочку,
подмигивать загадочно и однажды даже пропустил ее в раздевалке вперед.
Любочка смущалась и сама была не рада сделанному ею подарку, тем более,
что новенькой подаренная линейка оставалась буквально несколько дней, а
потом края скривились, деревянное тельце стало лоснящимся, и роскошная
трещина зигзагом пролегла по всей длине. Оно и понятно: Паша линейку из
рук не выпускал ни на каком уроке, крепко сжимая ее в левой руке. Когда надо
было что-то подчеркнуть в тетради по русскому языку, Паша смело рисовал
подлежащее или сказуемое …от руки. Треугольники в Пашиной тетради по
математике были похожи на елки из сказочного леса: с кривыми боками и
круглыми вершинами.
А в классе добрые одноклассники уже заметили интерес Паши и к
линейке, и к Любочке. А как же она страдала - Любочка, конечно же – от этого
внимания. Как-то на русском языке она даже подчеркнула подлежащее – на
манер Паши – от руки и (о, Боже!) не обновленным (каждый раз перед
применением Любочка обновляла в точилке карандашик) карандашом. Все от
расстройства… Сколько бы времени внимание Паши и хихиканье девочек
продолжалось, неизвестно.
Однажды Любочка вошла в кабинет математики, на правах отличницы
оглядела класс. У доски маялся Паша, которому до урока учитель предложил
записать домашний номер. Под ногами у соседа по парте валялся
транспортир, который Паша по своему обыкновению не замечал, то наступая
ногой, то отпихивая его, когда тот мешался. Любочка наметанным глазом
заметила ошибку в записях Паши, ринулась поднимать транспортир (все же
она была отличница!) в надежде подсказать горе – ученику (все же она была
нормальной отличницей, а не ботаничкой!). С транспортиром в руках
сунулась к Паше с подсказкой, и тут…кто-то из девочек хихикнул…
Любочка вздрогнула от неожиданности, перепуганно оглянулась и вдруг
(как говорил Чехов, это самое «вдруг» часто случается в жизни)… и вдруг
напялила транспортир Паше на голову.
Деревянный транспортир шикарным воротником расположился на шее
одноклассника. Паша попробовал было стащить, но не тут-то было: уши ни в
какую не хотели пролезать на свободу.
Любочка залилась мучительным румянцем,
под хохот ребят выскочила из класса. Только
потом ей рассказали, что транспортир с
Пашиной шеи сняли в мастерских, распилив
инструмент на части.
С тех пор Паша особенным образом
полюбил…математику.
Автор
ol.nik.eremina
Документ
Категория
Художественная литература
Просмотров
113
Размер файла
631 Кб
Теги
рассказы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа