close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Их слава не будет мертва! (8) (восстановлен)

код для вставки
Их слава не будет мертва!
Автор:
Землянухина Ксения, 8 «Б» класс
Динской МОУСОШ №1
имени Героя РФ Туркина А.А.
Научный руководитель:
Казанцева Ольга Александровна,
учитель русского языка и литературы
Динской МОУСОШ №1
имени Героя РФ Туркина А.А.
Введение
Творческие встречи с интересными людьми в нашей школе проходят регулярно. Мы
приглашаем к себе гости ветеранов Великой Отечественной войны, тружеников тыла,
увлечённых поэзией членов поэтического клуба «Лира», заслуженных артистов Кубани и
депутатов. Однажды сами были в гостях у скульптора Раськова Николая Матвеевича,
выпускника художественной академии города Тбилиси. Н.М.Раськов познакомил нас со
своими работами. Это бюст Герою России Андрею Туркину, который находится на
территории нашей школы; композиция, посвященная ликвидаторам Чернобыльской
катастрофы на территории Мемориала станицы Динской.
Николай Матвеевич заканчивал работу над памятником сотнику Гречишкину для
станицы Тбилисской. Это двухметровая конная скульптурная композиция. Он рассказал о
том, как работал над проектом: рисунки, фотографии, макет. Копия памятника сотнику
Гречишкину уже побывала на зональной выставке в Ростове-на-Дону и в Краснодаре, где
получила высокую оценку.
Цель исследования нашей работы «Их слава не будет мертва!» - узнать как можно
больше о сотнике Гречишкине и рассказать об этом.
Основным методом исследования был анализ
публицистической литературы,
поисковая работа со словарями и энциклопедиями, социальный опрос среди учащихся
старших классов, преподавателей нашей школы, родителей. В результате выяснилось, что
практически никто не знал, кто такой сотник Гречишкин и почему администрация
станицы Тбилисская заказала в честь него такую скульптурную композицию.
Возле Волчьих ворот у Песчаного брода реки Зеленчук казаки Ванновского
хуторского общества установили памятник со словами «Встань, Слава, не будь мертва!»
На правом берегу Кубани, подле станицы Тифлисской, виден курган, усеянный
крестами и надгробными плитами. Это - станичный некрополь. На этом кургане, отдельно
от места общего упокоения, обращает на себя внимание другое кладбище, на котором
похоронены офицеры и казаки, разновременно убитые в делах против горцев. В числе их
покоятся останки и сотника Гречишкина, погибшего в бою 15 сентября 1829 г. вместе с
пятьюдесятью казаками, бывшими с ним в разъезде. Могила его отмечена особым
обелиском. Казаки старого времени пожелали в назидание потомству увековечить
славную память товарища надгробным мавзолеем, который тогда, же и был воздвигнут
над общей усыпальницей героев, предпочитавших смерть позору сдачи и плена.
Сотник Гречишкин был прирожденный линеец Тифлисской станицы. Он вырос
посреди старинного порубежного казачества и с ранних лет стал понимать, что на той
вулканической почве, на которой он родился, храбрость есть первая добродетель. И он
был храбр, как только бывают рыцари в романах. Об его удали, вошедшей в пословицу
между казаками, знали и в немирных горах, где умели ценить и уважать военные доблести
даже в своих противниках.
Осенью 1829 года разъезд из 56 казаков и трех урядников, под командой сотника
Гречишкина, должен был дойди до Песчаного Брода, осмотреть приграничный район.
Впереди, прямо против себя, Гречишкин увидел хорошо знакомые значки
темиргоевского князя и понял, что ему придется иметь дело со значительной партией. Их
было десять против одного. При таком подавляющем превосходстве неприятеля исход боя
не мог быть сомнительным. Сотник Гречишкин видел это. Он понял, что его маленькая
дружина обречена на гибель, но он не терял присутствия духа и только старался ободрить
казаков надеждой на близкую помощь.
Казаки спешились и, отстреливаясь, стали отступать. Они двигались медленно, шаг
за шагом. Они по опыту знали, что торопливое отступление- почти то же, что бегство, а
бегство, позорное само по тебе, влечет за собой неминуемое поражение и, в конце концов,
бесславную смерть. Уж если суждено умереть, то не лучше ли умереть так, чтоб и в
приказах об этом упомянули, и в станицах заговорили. Не имея при себе патронного
ящика, казаки дорожили каждым зарядом, и на целые рои пуль, которыми горцы их
осыпали, они отвечали меткими, верно рассчитанными выстрелами. Это также не могло
не замедлять их отступления, но оно замедлялось еще и заботами их об убитых и раненых
товарищах, которых, несмотря на критическое положение свое, они не хотели бросить на
произвол судьбы.
Гречишкин велел остановиться, заколоть лошадей и из их трупов составить редут.
Такой крепости до него никто еще не строил. Он объявил казакам, что они должны
защищаться до последней капли крови, что этого требует честь казацкого войска, честь
русского оружия. "Если к нам и не придут на помощь, - говорил он, - это не наша вина.
Мы сделали, что могли. Остается сделать не многое: только умереть".
Едва казаки успели засесть в построенный ими редут, как горцы, выхватив шашки,
кинулись на них с таким ожесточением, что своим натиском, казалось, могли бы смять
целую колонну. Но казаки предвидели этот опасный момент и, встретив неприятеля
залпом почти в упор, отбили нападение. Два раза горцы возобновляли атаку, и оба раза
неудачно. Может быть, несмотря на потери, им бы и удалось врубиться в середину каре,
если бы кони их, испуганные видом нескольких десятков заколотых лошадей, не
отказались перешагнуть через их трупы. Они храпели, упирались и бросались в стороны,
или поворачивали назад от этой страшной баррикады.
Тем не менее, дело доходило до рукопашных схваток, и в одной из них Гречишкин
был ранен. Но он не показал этому вида и продолжал распоряжаться. Он боялся, что без
него произойдет замешательство, - и тогда все будет кончено. А, между тем, - кто знает? может быть, и в самом деле подойдет еще помощь. Но помощи ниоткуда не было видно.
Обширное пространство между Зеленчуком и Кубанью по-прежнему представляло собою
мертвую пустыню: никакой жизни, никакого движения по дорогам, протянувшимся
светло-коричневыми лентами по направлению радиусов к станицам и кордонам. Только
там, далеко впереди, на самом краю горизонта, где раскинулись русские поселения,
облака то сходились, то расходились, точно совещаясь о том, как бы помочь одиноко
погибавшим в поле казакам, о судьбе которых узнают только тогда, когда они уже не
будут нуждаться ни в чьей помощи.
Тревожно всматриваясь в даль, Гречишкин заметил какое-то движение: через
Зеленчук переправлялись, высоко подняв ружья над водой, более ста человек
неприятельской пехоты. Для того чтобы раздавить горсть людей, которым ничего больше
не оставалось, как умереть, пятисот человек кавалерии оказывалось недостаточным, к ним
в подкрепление шла еще и пехота. Неприятель победит, но он долго будет помнить эту
победу: при казаках останется честь, которой не отнимут от них никакие скопища. С
момента прибытия пехоты участь казаков была решена окончательно. Они и сами видели
это. Теперь к ним уже не нужно было обращаться с воззваниями. Они знали, что надо
делать дальше.
Гречишкин и сорок казаков были убиты из ружей, одного урядника черкесы
поразили стрелами. Живых и убитых казаков черкесы изрубили с таким ожесточением,
что впоследствии оказалось очень трудным сложить из отдельных частей целые трупы.
Гречишкин, несмотря на свою рану, защищался до тех пор, пока оружие не выпало
из его ослабевших рук. Глаза его помутились, он зашатался и упал на окровавленную
землю. Его тотчас изрубили. Редут, сложенный по его приказанию из конских трупов,
пережил своего строителя. Из 17-ти казаков, встретивших последний натиск, остались в
живых только пятеро: трое из них, покрытые ранами, лежали без чувств. Двоих, в которых
были еще признаки жизни, горцы взяли в плен и увезли с собой за Зеленчук. Они
отступили так быстро, что не сняли ни оружия с убитых казаков, ни сёдел с лошадей - вся
их добыча только и заключалась в двух пленных казаках.
Помощь, за, которой посылали, и которую с таким нетерпением ожидал
Гречишкин, опоздала. Прискакавшие сюда на заре четыре сотни казаков увидели такую
картину, от которой, как выразился один старый линеец, мороз пробежал у них по коже.
В версте от Песчаного Брода, между глубокими лесистыми оврагами, стояло, или,
лучше сказать, лежало каре из конских трупов, а внутри его, между огромными лужами
застывшей и сгустившейся крови, распростерты были в различных позах тела убитых
казаков. Подле них валялись шашки, кинжалы, пистолеты, ружья и даже гильзы от
патронов, и все это было перепачкано и залито кровью. Посреди мертвецов нашли и трех
раненых, которых горцы не увезли с собою только потому, что сочли их убитыми. От нихто и узнали все подробности совершившейся здесь катастрофы. У одного из этих казаков,
Василия Русинова, было десять ран, у другого - Зиновия Похомова - восемнадцать. Третий
умер на дороге прежде, нежели увидел дым из трубы родного пепелища.
Томительно долгою показалась им эта страшная ночь среди глухой, уединенной
местности, посреди безмолвной тишины кладбища, огороженного конскими трупами.
Обессиленные, истекшие кровью, мучимые жаждою, они не смели поддаться сну, не
смели подать голоса, со страхом прислушиваясь к малейшему шороху: им все казалось,
что горцы вернутся за покинутою добычей, - и им не миновать плена или смерти. И вдруг
на заре послышался им конский топот, ветерок донес до них русскую речь, - и страдальцы
радостно осенили себя крестным знамением.
Прошло с тех пор много лет, а могила Гречишкина с ее скромным памятником и
поныне служит предметом народного почитания. Всякий раз, когда казаки Тифлисской
станицы собираются в поход, они накануне выступления служат на ней панихиду и
справляют тризну со стрельбою и джигитовкой...
Погибшие казаки из Тифлисской были похоронены в братской могиле в своей
станице за Ставропольским шляхом (у теперешней автостанции). По указанию наказного
атамана Кубанского казачьего войска, графа Феликса Николаевича Сумарокова-Эльстон в
1861 году на братской могиле была построена часовня, разрушенная по приказу властей в
1934.
В 2006 году законом Краснодарского края к числу памятных дат были отнесены
Гречишкинские поминовения в честь подвига казаков сотника Гречишкина(1829г.) в
станицах Тбилисская и Казанская.
И каждый год казаки Всекубанского казачьего Войска, жители этих станиц
поминают своих героев.
Теперь и мы знаем, кому посвятил свою работу Н.М.Раськов. Подвиг сотни
Гречишкина навсегда останется в нашей памяти.
Список использованной литературы:
1. «Кубанские новости»,12 сентября 2013г.,с.5
2. Кубановедение. Энциклопедия от А до Я. В.Н.Ратушняк, Краснодар: «Традиция»,2008г.
3. Кубановедение.Историко-краеведческий
словарь.
Трёхбратов
Б.А.,
Краснодар:
«Традиция»,2007
4. Энциклопедия кубанского казачества. В.Н.Ратушняк,Краснодар: «Традиция»,2011г.
5. Кубанский казачий вестник. www. Slavakubani. Ru
Приложение
В мастерской скульптора
Автор
БОУ СОШ № 1
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
13 141 Кб
Теги
мертвая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа