close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Frbs032016 100pdf.net

код для вставки
№03
Как
работает
Ротенберг
(144)
2016
w w w. f o r b e s . r u
Короли
госзаказа
2016
Рейтинг
20
Рекомендованна я
рознична я цена — 160 руб.
Euro-Countries €7.50
Switzerland SFr 12.90
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
008
№03 (144) 2016
Фото Masataka Nakano / Courtesy of Arakawa, Gins Tokyo office
Содержание
030
«Лофт обратимой судьбы»
спроектировали в Токио
архитекторы Сусаку
Аракава и Мадлен Гинс.
Ни один из лофтов формой
и интерьерами не похож
на другой
018 От редактора
020 Только на сайте
022 Выбор редакции
Сетевая власть
В эпоху глобального общества коммуникации
создают власть
024 Контекст
026–032 Мнения
Умный дауншифтинг
России нужна реалистичная внешняя политика
вместо нынешней установки на престиж любой
ценой
Фе д ор Лу кь янов 026
Можно резать
Сокращение расходов бюджета даже на 25%
не вызовет потрясений
С ерг ей П а вл е н ко 027
Инновации для корочки
Большинство выпускников отечественных
вузов не способны внести вклад
в современную экономику
Анд рей Б р е м з е н 028
Побег из Китая
Проблемы китайской экономики во многом
объясняются нежеланием отпускать юань
на свободу
Кеннет Рого фф 029
Жизнь в эксперименте
Удобно ли жить в памятнике архитектуры
М а р и я А б а кумова 030
033 Цифрология
034 Есть данные
$3 трлн благодаря данным
Экономический эффект от использования
открытой информации
010
№03 (144) 2016
Фото Александра Карнюхина для Forbes
Содержание
036 Предприниматели
Передаточное звено
Зачем инвестдиректор Mint Capital
и старший менеджер A1 подались
в инженеры 040 Маркетинг
Застольное предложение
Чтобы добиться успеха,
основателям Gettable пришлось
дважды менять формат и способ
продвижения своего сервиса
042–045 Деньги
Бизнес с учеными
Финансисты из North Energy
Ventures монетизируют научные
разработки 042
Китайская спираль
Чем грозит мировой экономике
замедление роста в КНР
А л е ксе й Голу бов и ч 044
047–068 Лидеры рунета
048 Выход есть
Какие компании могут
рассчитывать на интерес
инвесторов в кризис
056 Эпические боссы
Бизнесмены меняют миры
компьютерных игр, а игры меняют
их
062 Войти в детали
Интернет-магазином
автозапчастей Exist пользуется
треть владельцев иномарок
в России. Чем привлекает их эта
площадка?
071–091 Короли
госзаказа
072 Отец, сын
и президентский дух
Почему крупнейшие господряды
2015 года распределялись без
конкурса
036
Евгений Ахмадишин (слева) и Андрей Синицин оставили
карьеру в инвесткомпаниях и начали делать счетчики
с радиомодемами. Теперь они владеют бизнесом с выручкой
4–6 млн рублей в месяц
012
№03 (144) 2016
Фото Семена Каца для Forbes
Содержание
074 Рейтинг
096 Спасители человечества?
110 Прорыв по Клингеру
078 Мастер боевых искусств
Владелец Turing Pharmaceuticals в одночасье
стал главным злодеем Америки, подняв цену
на лекарство в 55 раз
Кто стоит за взлетом мирового интереса
к австрийскому виноделию
И гор ь С е рд юк
100 Игра с числами
111 Moral.ru
Как правильно читать статистические данные:
отрывок из книги Чарльза Уилана «Голая
статистика»
Этика — главный русский актив будущего
И гор ь П ор ош и н
Аркадий Ротенберг стал символом успеха
путинской эпохи. Но как его компании
работают на самом деле?
086 Олигарх в Бестяхе
«Трансстрой» возводит «Зенит Арену»
и прокладывает Амуро-Якутскую магистраль
по уникальной методике. Государственные
деньги до подрядчиков не доходят
092 Посторонних нет
У «Информзащиты», работающей на
спецслужбы и госведомства, много секретов.
Один из них — кто владеет компанией
062
106–111 Life
112 Вне бизнеса
Мысли о кризисе
106 Освобождение мозга
В коллекции президента Cognitive Technologies
Ольги Усковой свыше 1000 картин. Все они из
студии «Новая реальность»
Треть российских автовладельцев покупает запчасти через интернет-магазин Exist.
Его владелец Владислав Доморацкий (на фото) впервые рассказал журналистам,
как устроен его бизнес.
014
Индекс
№03 (144) 2016
А
Е-З
Абызов Михаил 78
Ершов Дмитрий 92
Автологистика 62
Ефимов Петр 92
Агаларов Арас 72
Жданухин Дмитрий 86
Александров Вадим 72
Жуков Сергей 56
Александров Николай 72
Золотухин Константин 78
Алышов Али 86
Зубков Андрей 78
А1 36
Ершов Валерий 78
Ананьев Алексей 50
Ананьев Дмитрий 50
Андреев Егор 86
Андэк 92
Аракава Сусаку 30
Атом Партнерс 42
Ахмадишин Евгений 36
И
Игорев Данила 56
Извольский Сергей 86
Информзащита, ГК 92
Аэрогрин 42
ИФСК АРКС 72
Аэрофлот 92
Ишаев Виктор 86
Мортон, УК 36
Мостотрест 78
Муратов Александр 78
Н
Нефедкин Сергей 42
Никольский Владимир 56
Никуленко Зинаида 86
НИПИгазпереработка 72
НМТП 78
Новиков Аркадий 78
Норильский никель 92
О-П
Опенгейм Михаил 78
Перекальски Дэнни 50
Перфобур 42
Б
К
Бальский Павел 78
Карганова Анна 106
Башнефть 72
Карчев Олег 50
Бездельгин Илья 36
Касперский Евгений 92
Бейли Дон 96
Клинтон Хиллари 96
Белов Алексей 50, 62
Колберт Дэниел 42
Богуславский Леонид 48
Королев Тимофей 92
Бокарев Андрей 72
Корпорация
РЖД 72
Болейко Ольга 92
Трансстрой-Восток 86
Росатом 72
Борисов Егор 86
Костыгин Дмитрий 50
Ростелеком 56
Боталов Андрей 36
Крапивин Алексей 72
Росэнергоатом 92
Бражко Вячеслав 92
Крокус интернешнл 72
Ротенберг Аркадий 72, 78
Букин Юрий 78
Крылков Вадим 72
Ротенберг Борис 78
Крылов Виталий 50
Ротенберг Игорь 72, 78
Бакальчук Татьяна 50
В
Вайншельбойм Инна 78
Вайсер Шахар 50
ВГТРК 92
Вейз Александр 56
Караулов Павел 92
Кубонин Андрей 42
Кулябин Михаил 50, 62
Кучер Надежда 50
Л
Пономаренко Александр 78
Пономаренко Андрей 56
Промсвязькапитал 50
Протопопов Иван 42
Пумпянский Дмитрий 72
Р
Райков Геннадий 92
Сафди Моше 30
Сбербанк 92
Севергрупп 50
Северсталь 72
Г
Лавленцев Владимир 72
Ланит, ГК 42, 92
СЕТП 78
Левитин Игорь 86
Силовые машины 72
Лукацкий Алексей 92
Синара, ГК 72
Люстина Анастасия 40
Синицин Андрей 36
Система АФК 50
М
Ситилинк 50
Гимади Вячеслав 86
Манасир Зияд 72
Славинский Михаил 50
Глобальные системы автоматизации 72
Мария Ра 36
СМП Банк 78
Голов Андрей 92
Мартынов Максим 50, 62
Соколов Евгений 92
Гончаренко Егор 40
Махмудов Искандер 72
Соколов Михаил 50
Горизонт 72
Мацанюк Игорь 56
Соколов Юрий 92
Горюхин Руслан 78
Мащенко Георгий 78
Соколова Юлия 92
Громыко Дмитрий 40
Медведев Дмитрий 86
Солдаткин Дмитрий 50, 62
Медведев Максим 40
Солнечный город, УК 36
Медведовский Илья 92
Соловьев Алексей 48
Мельников Максим 50
Стовба Лидия 40
Генс Георгий 42, 92
Д
Токарев Николай 78
Скоробогатько Александр 78
Скрыбыкин Анатолий 86
Метрострой 72
Стотт Эндрю 34
Дворянкин Антон 36
Миллер Стив 96
Стрекалин Евгений 86
Дерипаска Олег 86
Минц Борис 42
Стриж-Телематика 36
Дженерал Транспорт 86
Михельсон Леонид 72
Стройгазмонтаж 72, 78
Добровольский Юрий 42
Монетка 36
Стройтрансгаз 72
Доморацкий Владислав 50, 62
Монтажспецстрой 86
Сумма, группа 78
Домсервис Балашиха 36
Мор Рой 50
Сысоев Александр 50
Дуров Павел 48
Мордашов Алексей 50, 72
Buran Ventures 42
CarPrice 48
Cisco 50
Cognitive Technologies 106
Danfoss 36
Тонзен Нильс 50
Dashboard Systems 42
Трансмашхолдинг 72
Data Insight 62
Транснефть 78, 92
Digital Security 92
Трансстрой 86
Emex 50, 62
Трубные инновационные
технологии 72
Тукнов Алексей 48
ТЭК Мосэнерго 72
У
Emirates Express 62
Exist 50, 62
Express Scripts 96
GameInsight 56
Genesis Technology Capital 48
Geosteering 42
Gett 50
Уральские локомотивы 72
Gettable 40
Ускова Ольга 106
Gilead Sciences 96
Утконос 50
Ф
GlaxoSmithKline 96
Group-IB 92
Haier 36
Holtzbrinck 50
Федоров Алексей 50
IGE 56
Фидесис 42
Innova 56
Флерчак Юрий 62
Intel Capital 50
Фоменко Василий 86
InVenture Partners 48
Х
IT Territory 56
iTech Capital 48
KPMG 36
Хартманн Оскар 50
KupiVip 50
Хекер Цви 30
Lamoda 50
Хифи Пьер 30
LeClick 40
Холязников Владимир 50
Lenhart 78
Саркисян Геворк 56
Лавленцев Александр 72
Гайкович Владимир 92
ТМК 72
Шабалов Иван 72, 78
Савельев Михаил 92
Вязовик Александр 86
Газпромбанк 72
Тимченко Геннадий 72
Ц-Щ
Лаборатория Касперского 92
Газпром бурение 72
Тимко Евгений 48
С
Воробьева Ирина 78
Газпром 72, 78
Т
ЦИАН Групп 50
Шамалов Кирилл 72
Mail.ru Group 50, 56
Maison Dellos 40
Mallinckrodt 96
MannKind 96
Maxfield Capital 48
Merck 96
Шапошников Данила 42
Mint Capital 36
Шварц Алена 40
Naspers 48
Шерман Никита 56
North Energy Ventures 42
Шерстобитов Сергей 92
Novartis 96
Шеховцов Максим 48
Шкрели Мартин 96
Шульгин Александр 50
Щербань Николай 50
Щербович Илья 72
Э-Я
Эльбрус Капитал 50
Юлмарт 50
Юникредит Банк 42
Якунин Владимир 86
Яндекс 50
OneTwoTrip 50
Ozon Holdings 50
Pfizer 96
Phenomen Ventures 50
Prostor Capital 48
Questcor Pharmaceuticals 96
Rakuten 50
Rambler&Co 48
Regeneron 96
Retrophin 96
RRT Global 42
ru-Net Ltd 48, 50
220 Вольт 50
Sinopec 72
A-Z
TPS Real Estate 78
AddVenture 40
Almaz Capital 48
AT Energy 42
Atomico 50
Telegram 48
Turing Pharmaceuticals 96
UCP 72
Valeant Pharmaceuticals 96
Vegas Lex 86
Vostok New Ventures 50
Avito 48
Wargaming 56
Baring Vostok 48, 50
Wildberries 50
BL Flow 36
2Gis 48, 50
016
№03 (144) 2016
Главный редактор
Эльмар Джевдетович Муртазаев
Первый заместитель главного редактора
Николай Мазурин
Заместители главного редактора
Иван Просветов, Ирина Телицына
Арт-директор Дмитрий Девишвили
Ответственный секретарь Ирина Фрейдлин
Редакторы
Мария Абакумова, Елена Березанская (спецпроекты),
Иван Васильев (инф. отдел), Антон Вержбицкий
(«Деньги»), Ирина Мокроусова («Бизнес»), Игорь Попов,
Дмитрий Филонов («Технологии»), Ольга Павлова («Life»)
Обозреватели
Елена Зубова, Андрей Лапшин,
Александр Левинский, Павел Седаков
Корреспонденты
Ирина Грузинова, Галина Зинченко,
Анастасия Карпова, Елена Краузова,
Петр Руденко, Мария Тодорова, Елена Ходякова
Фотослужба
Тихон Базилевский (руководитель),
Сергей Новиков, Мария Качурина, Мария Комова
Дизайнеры
Людмила Пантелеева, Олег Фролов,
Анастасия Шенцева
Литературные редакторы
Екатерина Лазарева, Ольга Серова
Выпускающие редакторы
Анна Емельяненко, Елена Якубчик
Корректор Ольга Нестерова
Ассистент редакции Дарья Чернякевич
www.forbes.ru
Максим Товкайло (шеф-редактор),
Даниил Антонов, Андрей Злобин, Андрей Ивашкин,
Юлия Котова, Ангелина Кречетова, Станислав
Леонидов, Андрей Литвинов, Софья Лозовая,
Анна Могилевская, Иван Осипов, Ольга Проскурнина,
Евгений Русаков, Юлия Сапронова, Игорь Ухаров,
Дарья Широкова
Forbes Russia Mag для iPad
Инна Титова (выпускающий редактор),
Ярослав Брагин, Антон Солдатов (дизайнеры)
Учредитель и издатель журнала
АО «АС РУС МЕДИА»*
Генеральный директор и издатель
Наталия Гандурина
Финансовый директор
Рачия Акопян
И. о. директора по персоналу
Татьяна Жарко
Коммерческий директор Екатерина Крылова
(ekaterina.krylova@acmedia.info)
Отдел рекламы (ad_sales@acmedia.info)
Татьяна Иванникова (директор по рекламе Forbes)
(tatyana.ivannikova@acmedia.info), Екатерина Библова (директор по
рекламе Forbes Life, Forbes Woman) (ekaterina.biblova@acmedia.info),
Ольга Седнева (старший менеджер по рекламе) (olga.sedneva@
acmedia.info), Оксана Хромова (старший менеджер по рекламе)
(oksana.khromova@acmedia.info), Ольга Домкина (старший менеджер
по рекламе) (olga.domkina@acmedia.info), Дарья Николаева
(менеджер по рекламе) (daria.nikolaeva@acmedia.info), Любовь Танина
(координатор), Анна Ионова (руководитель отдела спецпроектов)
(anna.ionova@acmedia.info)
Директор по интернет-продажам Виктория Гладкова
Тел.: +7 495 107 90 75, факс: +7 495 107 90 76
Отдел связей с общественностью
Татьяна Соколова (бренд-менеджер),
Анастасия Кобзева (ассистент)
Директор по производству Анна Шумилова
Отдел производства Людмила Данилова (менеджер по печати),
Юлия Зеленова (координатор по работе
с рекламодателями)
Цветоделение Сергей Циман (ведущий специалист)
Директор по распространению
Наталия Глущенко (natalia.gluschenko@acmedia.info)
Отдел распространения
Маргарита Зиновьева (зам. директора), Татьяна Сергеева
(старший менеджер), Анна Лапикова (менеджер)
Тел.: +7 495 107 90 75, факс: +7 495 107 90 76
И. о. директора по правовым вопросам Евгения Чирко
16+
Все вопросы, связанные с изданием журнала и работой
издательства, по телефону 8 800 100 39 77 (звонок бесплатный)
На обложке фото Дмитрия Тернового для Forbes
Forbes media chairman and editor-in-chief Steve Forbes
President and CEO Michael Perlis
Chief operating officer Michael Federle
Chief product officer Lewis D’Vorkin
Журнал Forbes основан B. C. Forbes в 1917 году
Адрес редакции, учредителя и издателя
129226 Россия, Москва, ул. Докукина, 16, стр. 1, 6-й этаж
Тел.: +7 495 107 90 75, факс: +7 495 107 90 76
E-mail: info.forbes@acmedia.info
Издание Forbes зарегистрировано в Федеральной службе
по надзору в сфере связи, информационных технологий
и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации
средства массовой информации ПИ №ФС77-58981 от
11 августа 2014 года. ISSN 1810-8660
Подписаться на журнал можно по телефону
8 800 200 3010
FORBES 03 (144) Тираж номера 90 000 экземпляров Дата выхода 25.02.16
Отпечатано Первый полиграфический комбинат, 143405, Московская обл., Красногорский р-н,
п/о Красногорск-5, Ильинское шоссе, 4-й км Рекомендованная цена 160 руб.
Индексы по каталогам: «Роспечать» — 83675, 83701; «Почта России» — 24490; «Пресса
России» — 15100. Редакция не имеет возможности вступать в переписку, рецензировать
и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за
содержание рекламных материалов. Перепечатка материалов и использование их в любой
форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения
редакции. © 2016 АО «АС РУС МЕДИА»* © 2016 Forbes, as to materials published in the US
Edition of Forbes. All rights reserved. Товарный знак Forbes является исключительной
собственностью Forbes Media LLC и используется в соответствии с лицензионным договором
с Forbes Media LLC.
*До 28.10.2015 — ЗАО «Аксель Шпрингер Раша».
018
От редактора/
Forbes/
колонка
№03 (144) 2016
Фото Артема Голощапова
для Forbes, Антона
Белицкого / «Коммерсантъ»
Мир «нельзя»
Эльмар Муртазаев
Главный редактор Forbes
Итак, все заново — российская
власть готова к приватизации государственных компаний. Президент Владимир Путин официально подтвердил
планы продажи акций государственных компаний в 2016 году. Список компаний, попавших под приватизацию,
пока неизвестен, о нем можно только
догадываться, в том числе по составу
участников совещания у президента.
Руководители «Роснефти», РЖД, ВТБ,
«Совкомфлота», «Аэрофлота», «Алросы»
и «Башнефти», а также профильные чиновники прослушали наставления Путина о том, какой должна быть приватизация. Точнее, о том, какой она быть не
должна — контрольные пакеты продавать нельзя, участвовать в конкурсах
прямым конкурентам нельзя, допускать
покупателей «без стратегии развития
компании» нельзя, продавать офшорам
и компаниям «вне российской юрисдикции» нельзя, кредитовать покупки
в госбанках тоже нельзя.
«Нельзя» вообще сейчас самое распространенное слово в России. Нельзя
(по факту, не по Конституции) участвовать в собраниях и митингах, нельзя
позволять вольности в СМИ и соцсетях
и много чего еще. Это «нельзя», как вирусная зараза, давно расползлось за пределы политики и государства и все чаще обнаруживается в частной жизни
россиян и экономическом устройстве.
Мир, в котором «нельзя» стало главным словом, полон расходов и дополнительных издержек. Предприниматели
скачут через многочисленные запреты
как по полосе препятствий, бессмысленно растрачивая время и деньги.
Идеи, которые за пределами этого искривленного пространства меняют общество и экономику, здесь будто вязнут
в болоте. Товары и услуги местного производства без серьезной конкуренции
консервируются и востребованы внутри, а не снаружи. Это мир психологических стариков и страха перемен, где
главная задача — «дожить» до отмены
санкций, до отскока нефтяных цен, до
долгожданного краха американского
доллара…
Иногда ожидания не оправдываются
и приходится признавать очевидное.
Вдруг выясняется, что вечные разговоры экономистов с западными корочками про эффективность частной собственности и конкуренции — не проплаченная Западом болтовня. Что
заявления, к примеру, экономиста Сергея Гуриева, в 2007 и 2011 годах призывавшего к скорейшей приватизации
госсобственности, поскольку «это лучшее время, на пике благоприятной
конъюнктуры», — не попытка отнять
собственность у суперэффективных госменеджеров, а вполне здравый совет.
Но в мире «нельзя» признание очевидного происходит только в худшее
Экс-владелец
«Башнефти»
Владимир Евтушенков
хорошо знаком
с особенностями
русской приватизации
время, когда продать госсобственность
задорого и так непросто, а при наличии
пяти «нельзя» эта задача выглядит вообще невыполнимой. Купить, что называется, «на себя» и на свои миноритарный
пакет в госкомпании, действующей на
другом рынке и управляемой мощными «тяжеловесами» вроде Игоря Сечина,
да еще после истории с реприватизацией «Башнефти» — то еще предприятие.
То есть идеальный претендент на
приватизационном конкурсе — 2016 выглядит примерно так. У него много собственных денег — деньги госбанков
привлекать нельзя, западные кредиты
привлечь невозможно из-за санкций,
а получить финансовую поддержку
у Китая и Индии без российского государства вряд ли получится. Он прошел
кампанию национализации капиталов
и антиофшорную «очистку» 2014–2015
годов — а решившихся принять условия
государства среди крупных российских
бизнесменов не так уж и много. Он хочет расширять границы своей многоотраслевой империи и при этом дружен
с руководителями госкомпаний, людьми, как известно, чрезвычайно самостоятельными и щепетильными. Таких
бизнесменов в России сейчас раз-два
и обчелся. Найти их очень просто — например, в нашем рейтинге господрядчиков. При заданных входных условиях
залоговые аукционы, которые апологеты нынешней власти любят приводить
в качестве примера кошмаров «лихих
90-х», могут показаться невинным эпизодом истории.
Ведь в мире «нельзя» всегда есть те,
кому можно. И, как правило, это те самые люди, которые всем говорят
«нельзя».
P. S. До свидания!
020
Forbes.ru/рейтинг
молодых предпринимателей/
миллиардеры
Только
на сайте
Модель Эшли Грэм на
организованном Forbes
саммите молодых
предпринимателей
в октябре 2015 года
Фото Gilbert Carrasquillo /
Getty Images, Дмитрия
Духанина / Коммерсантъ
№03 (144) 2016
Forbes в социальных сетях
facebook.com/forbesrussia
twitter.com/forbesrussia
forbes.vkontakte.ru
Новая волна: звезды бизнеса
моложе 30 лет
В начале года американский Forbes по традиции устраивает смотр самых перспективных
предпринимательских кадров по всему миру.
В выборку из 600 человек — по 30 кандидатов
в 20 категориях — попадают бизнесмены, общественные деятели, звезды спорта и шоу-бизнеса
с одним непременным критерием: участникам
должно быть меньше 30 лет. На выходе получается самый репрезентативный, самый пассионарный и самый авторитетный рейтинг молодых предпринимателей. Кто оказался победителем в отраслевых категориях в 2016 году? Все
подробности — на нашем сайте.
www.forbes.ru/rating-photogallery/309923-samyeyarkie-zvezdy-biznesa-molozhe-30-let-reiting-forbes/
photo/1
Химия Шамалова: миллиардер
с хорошей родословной
Звезда 33-летнего Кирилла Шамалова на российском деловом небосклоне взошла столь
стремительно, сколь
и ожидаемо: младший
сын совладельца банка
«Россия» Николая Шамалова и предполагаемый
зять президента страны
Владимира Путина, он
был обречен на большой
успех в большом бизне-
се. Удачно заняв в Газпромбанке, молодой
предприниматель еще
в 2014 году приобрел
у структур Геннадия Тимченко свой пока главный
актив — долю в нефтехимическом гиганте «Сибур». Недалек момент
официального присоединения Шамалова-младшего к списку Forbes —
сегодня редакция
оценивает его состояние
в $1,2 млрд.
www.forbes.ru/
milliardery/309629-khimiyashamalova-forbes-otsenilsostoyaniepredpolagaemogo-zyatyaputina
022/023
Выбор редакции/
социология/
коммуникации
Сетевая
власть
Текст:
Борис Грозовский
В эпоху глобального общества коммуникации
создают власть.
Власть зависит от контроля за коммуникацией,
коммуникационная власть —
в самом сердце структуры и
динамики общества. Так начинается переведенный только что на русский язык
издательством НИУ ВШЭ учебник выдающегося социолога Мануэля Кастельса
«Власть коммуникации». Он обобщает
работы Кастельса 1990–2000-х годов, посвященные власти в информационном
обществе (оригинал вышел в Oxford
University Press в 2009-м). У Кастельса,
родившегося в 1942 году, есть личный
опыт борьбы против власти, запрещающей читать и говорить: в 18 лет он боролся с франкистским режимом, распространяя среди рабочих листовки
марксистско-демократического толка.
«Тогда я не знал, — говорит социолог
в предисловии к книге, — что послание
эффективно, только если получатель готов к нему, а источник сообщения поддается распознаванию и заслуживает
доверия».
Власть и коммуникацию Кастельс
«склеивает» в одну тему гипотезой, что
наиболее фундаментальная форма власти состоит в способности формировать
человеческое сознание. То, как мы думаем, определяет наши индивидуальные
и коллективные действия. Власть — это
отношения подчинения/принуждения,
но более прочные конструкции базируются не только на силе, но и на согласии. Людьми нельзя управлять как пешками. Нужно заставить их принять нормы и правила игры, внушить страх
и покорность в отношении существующего порядка. Битва за изменение
и применение норм в обществе происходит вокруг формирования человече-
ского сознания, поэтому коммуникация — эпицентр этой битвы, пишет Кастельс. Как выглядит она в сетевом
обществе, когда мультимодальные массмедиа и горизонтальные сети увеличивают автономию пользователей?
Власть всегда является не атрибутом,
а отношением — способностью одного
субъекта асимметрично влиять на решения другого желательным для первого образом. Достичь этого можно за счет
принуждения, или при помощи конструирования смыслов, или через институты. Поэтому легитимация — ключевой процесс, позволяющий государству состояться. Но она определяется
согласием разрозненных человеческих
воль, их способностью принимать правила, сопротивляться, артикулировать
интересы и ценности. Так власть становится неотделимой от коммуникации:
последняя дополняет (и иногда заменяет) применение силы. К сожалению
(или к счастью — унификация радует
не всех), общества не являются, пишет
Кастельс, общностями, разделяющими
одни и те же ценности и интересы. Они
состоят из противоречивых структур,
вступающих друг с другом в конфликты
и переговоры. Конфликты никогда не
Кастельс М. Власть
коммуникации. М.:
Издательский дом
ВШЭ, 2016
заканчиваются — они лишь приостанавливаются с помощью временных соглашений и нестабильных контрактов.
Еще важнее коммуникация в глобальном сетевом обществе, когда у отдельных узлов сети возрастает автономия относительно центров власти. В сетях акторы самостоятельно создают
информацию (а не только потребляют
информационные потоки, идущие
к ним из центра), самостоятельно ее направляют (распространяют) и самостоятельно выбирают, какую информацию
получить и с кем коммуницировать. Изменилась модель коммуникации: вместо вещания нескольких источников на
широкую аудиторию — специфические
креативные аудитории, в которых каждый в той или иной степени выступает
производителем и потребителем информации. Власть становится коммуникационной властью.
Пример осуществления такой власти — череда дезинформаций и мистификаций, связанная с началом войны
в Ираке, пишет Кастельс. Даже в 2006 году, после того как ложь была опровергнута, 50% американцев (опрос Harris) верили, что в Ираке было обнаружено оружие
массового поражения (на пике — 69%),
а 64% — что Саддам Хусейн был тесно
связан с «Аль-Каидой» (на пике — те же
69%). Запрещенный в России ИГИЛ —
плата за манипулирование информацией и информационное невежество. Люди
склонны верить в то, во что хотят,
и фильтруют информацию, чтобы адаптировать ее к предпочитаемым суждениям. Изменить старые установки, мешающие воспринимать новую информацию,
очень сложно — для этого нужен «исключительный уровень коммуникативного
диссонанса». Сложнее всего повлиять на
изменение установок, возникших под
влиянием глубочайшей эмоции — страха смерти. Тема Хусейна в сознании американцев была связана с патриотизмом
№03 (144) 2016
и страхом перед террором. Когда этот
страх активизирован, люди хватаются за
каждую соломинку, становятся нетерпимы к инакомыслию и с трудом отказываются от того, что показалось единственной надежной защитой от этого
страха. Только ухудшение ситуации
в экономике в 2007–2008 годах окончательно разрушило одобрительную оценку американской политики в Ираке.
Сетевое общество по определению является глобальным, но пока национальные государства удерживают позиции,
действуя односторонне и рассматривая
глобальное управление как еще одно поле, на котором можно максимизировать
собственные интересы. Еще не сложился
контекст глобального управления проектами, где цель — общее дело, а не выигрыш отдельного игрока-государства.
Этот устарелый подход ставит весь мир
под угрозу (очевидна связь между войной в Ираке и подъемом глобального
терроризма), но национальные государства в принципе не приспособлены к тому, чтобы действовать как участники сети, а не автономные образования. Ситуация изменится, когда государства будут
отодвинуты и мир перейдет под управление глобального гражданского общества, мечтает Кастельс. Но возможно ли
это, мы пока не знаем.
Политика разворачивается в медиа,
которые являются не «четвертой властью», а пространством создания власти
как таковой. В медиа распределяются
властные отношения между конкурирующими политическими и социальными игроками. Но избиратели не вполне
рациональны — им трудно обсуждать
сложные политические вопросы, и они
принимают политические решения методом «пьяного поиска», пытаясь найти
самые простые способы получения информации. Это делает медиаполитику
персонализированной, ведь самый простой способ получить информацию о
кандидате — составить суждение на основании его внешности и черт характера. Кандидат должен быть лидером, ведь
люди ищут в политике человека, похожего на них, но обладающего способностью вести их за собой.
Свои социальные и философские идеи
Кастельс тестирует, анализируя много-
численные кейсы, взятые из американской, испанской, французской политики.
Нашлось в учебнике Кастельса место
и для России — в качестве примера страны (наряду с США и Китаем), где государство реализует старые и прямые формы
медиаполитики — пропаганду и контроль, фабрикацию сообщений и цензуру
высказываний, подрывающих эти интересы (напомню, что книга закончена
в 2008-м). В России эта медиаполитика
проводится в особо жесткой форме — путем «криминализации свободной коммуникации» и прямого преследования
распространителей. Информация — это
власть, а контроль над средствами коммуникации — средство осуществления
власти: этот урок СССР Россия не забыла
и после его разрушения. Поставив под
контроль принадлежавшие государству
медиасети, Владимир Путин поставил
все медиагруппы под контроль или
в прямую зависимость от государства,
пишет Кастельс. Он предполагает, что, поскольку глобальная интерактивная сеть
не очень пригодна для тотального госконтроля, рано или поздно российские чиновники «с должным вниманием отнесутся к самой решительной и изощренной попытке контролировать
коммуникацию, относящейся к эпохе
интернета, — к китайскому опыту».
Политические дебаты под управлением опытных веб-мастеров и в условиях самоцензуры участников форумов, блокирование иностранных ресурсов — китайское общество
принимает все эти ограничения, поскольку 72% населения страны (опрос
Pew Global, 2005) удовлетворены условиями жизни. Основные идеологические противоречия в Китае связаны не
с борьбой демократов и коммунистов,
а с националистическими эмоциями
в отношении Японии и Тайваня, с болью за колониальное прошлое и иностранное унижение. К тому же китайцы очень сильно нацелены на потребление (в противовес ценностям
творчества, самовыражения и т. д.), да
и 2/3 времени в интернете используют
для развлечений. Все это означает, что
китайская система была бы достаточно
устойчивой и в условиях большей свободы слова.
Политика меняется вслед за изменениями в общественном сознании. Так,
различные экологические движения
буквально на своих плечах внесли
в глобальную политику проблему борьбы с изменением климата. Установлению демократии предшествует ценностный переворот, когда свобода
слова и возможность участвовать в государственной жизни становятся для
людей приоритетами, от которых они
не готовы отказаться. Как и в юности,
демократия осталась для Кастельса
способностью противостоять силе происхождения, богатства и личного влияния. Чтобы демократия была живой,
необходимо деятельное участие
граждан.
Умение мобилизовать далеких от политики людей дважды сделало президентом Барака Обаму — наверное, самого симпатичного для Кастельса политика современности. Он предпочитает
политический разговор заранее заготовленным ответам и электоральному
имиджмейкингу и, идя на первый президентский срок, использовал мобилизацию ради перемен лучше, чем это
удается во время «оранжевых революций». Коммуникация перепрограммируется — и люди начинают думать подругому, добиваться нового социального
контракта, убирают из власти всех, кто
олицетворяет прежний режим. Кастельс, кажется, наслаждается такими
моментами в истории человечества.
Власть в сетях не принадлежит их
владельцам. Медиум — это всего лишь
медиум. Сетевая власть рассредоточена,
ею обладают различные узлы сети и
только в той мере, в какой они могут перепрограммировать коммуникацию,
определять ее формат и содержание. Государство — обладающий большими
возможностями, но лишь временный
участник этой бесконечной игры. Хотите противостоять информационному
насилию — практикуйтесь в критическом мышлении, «чтобы натренировать
свой разум для жизни в культурно загрязненном мире, как вы тренируете
свое тело для борьбы с ядами нашей химически загрязненной окружающей
среды» — так заканчивает свою книгу
Кастельс. Хороший совет!
024/025
Идеи и мнения/
контекст/экономика/
бизнес/политика
1
2
1
Идеи, цитаты
и исследования,
на которые
стоит обратить
внимание
Инвестиции в энергетику
по секторам
■ Передача и распределение энергии
■ Прочие возобновляемые источники
■ Ветер и солнце
среднее за год, млрд $
3
Россия,
Москва.
Эволюция
мировых
энергорынков
www.eriras.ru
Швейцария,
Давос.
Будущее
электроэнергетики
www.weforum.
org
Страны ОЭСР
Великобритания,
Лондон.
Как идеологии мешают
экономистам
www.
economist.com
■ Гидроэнергетика
■ Ядерная энергетика
■ Ископаемые ресурсы
Прочие страны
600
600
≈$13 трлн
400
400
≈$7 трлн
≈$3 трлн
≈$4 трлн
200
451
200
188
288
266
260
0
528
244
0
2000–2006 2007–2014
2015–2025
2026–2040
2000–2014
2015–2025
2026–2040
Источник: IEA World Energy Outlook 2015
2 Останется
в тройке
3 Наука
или нет?
Из основных игроков на энергорынках Россия оказалась наиболее чувствительна к сокращению спроса, росту предложения и особенно снижению цен
на топливо. К такому выводу пришли авторы монографии «Эволюция мировых энергетических рынков и ее последствия для России», изданной Аналитическим центром при Правительстве РФ. По прогнозу, в ближайшие 10–15 лет Россия как минимум
на 20% снизит объемы экспорта нефти и газа, хотя
и останется крупнейшим мировым поставщиком
топлива. При умеренном сокращении внутреннего
спроса суммарное производство энергоресурсов
уменьшится немного больше снижения экспорта,
но Россия сохранит место третьего крупнейшего их
производителя в мире. К 2030 году существенно изменятся топливно-энергетические балансы страны
и регионов, что сделает неэффективными ряд крупных энергетических проектов в нефтяной и особенно в газовой отрасли.
Экономистам нравится, когда их дисциплину называют наукой. Но если их коллеги
в естественных науках могут менять местами гены и открывать новые планеты, экономисты неспособны точно предсказывать,
а тем более предотвращать рыночные спады и кризисы. Некоторые утверждают, что
их выводы базируются не столько на эмпирических наблюдениях и рациональном
анализе, сколько на идеологии. Недавно
Рассел Робертс, научный сотрудник Гуверовского института, написал в твиттере, что
если он узнает мнение экономиста по одной проблеме, то сможет уверенно предсказать его позицию и по любым другим
вопросам. Суть науки — сформулировать
общепризнанное знание. Наука, писал
в прошлом году экономист Пол Ромер,
должна сформулировать консенсус. В отличие от политики. И, похоже, экономики.
В статье по макроэкономике, опубликованной в 2006 году, Грегори Мэнкью из Гарварда заявил о достижении консенсуса в понимании причин экономических колебаний.
Но после кризиса 2008 года от согласия не
осталось и следа. «Халтура» — так нобелевский лауреат Роберт Лукас охарактеризовал план Барака Обамы по стимулированию американской экономики. А Кругман,
еще один обладатель «нобеля», заявил, что
именно Лукас и подобные ему экономисты
отвечают за «темные века» макроэкономики. Энтони Рандаццо из либертарианского
Foundation Center и Джонатан Хайдт из
Нью-Йоркского университета недавно попросили группу ученых-экономистов ответить на ряд моральных вопросов (правильно ли делить ресурсы поровну, или
согласно усилиям?) и вопросы об экономике. Они обнаружили высокую корреляцию
мнений экономистов по вопросам этики
и экономики. Экономистам необходимы
более эффективные механизмы разрешения споров. Пол Ромер призывает коллег
не увлекаться математическими моделями.
Для создания академического авторитета
нужны не бесполезные теории, а выводы,
основанные на проверяемых данных.
№03 (144) 2016
4
Россия,
Москва.
Среднекрупный бизнес:
особенности
недовольства
http://politcom.
ru
5
6
Великобритания,
Лондон.
Переломный
год
www.projectsyndicate.org
7
США,
Вашингтон.
Как считывать человеческое восприятие
https://nplus1.
ru
Швейцария,
Давос.
Когда
придет
будущее?
www.weforum.
org
4 Аккуратное
возмущение
Критика правительственного курса
со стороны «среднекрупного»
(крупного по европейским меркам)
бизнеса звучит все громче, а эмоции все чаще выплескиваются наружу, пишет политолог Алексей Макаркин в колонке для Politcom.ru.
Появились и документы, вокруг которых предлагается объединиться
сторонникам новой промышленной
политики, например доклад Столыпинского клуба. Представляется,
что протестные настроения в бизнес-среде будут расти, хотя подавляющее большинство бизнесменов не собираются «светиться», так
как опасаются политических рисков. Да и выступления, которые
будут иметь место, окажутся внеш-
5
не достаточно лояльными по отношению лично к Владимиру Путину
(его упрекают лишь в неспособности контролировать чиновников:
продолжает действовать принцип
«хороший царь — плохие бояре»).
Хотя объективно критикуется его
политико-экономический курс,
а также в ряде случаев и бизнесмен Аркадий Ротенберг, ставший
своего рода символом фаворитизма. Зато правительство подвергается в таких выступлениях самой
резкой критике. При этом на роль
выразителей интересов бизнеса
могут претендовать как дирижисты
(уже немало сделавшие в этом направлении), так и внеправительственные либералы. Хотя, напри-
мер, Алексею Кудрину будет
сложнее привлечь симпатии предпринимателей из-за жесткого курса в финансовой сфере, который
он проводил, будучи министром.
Вопрос об изменении экономической политики может стать одним
из ключевых в ходе думской избирательной кампании. Его могут
использовать некоторые партии
(в частности, парламентские —
КПРФ и «Справедливая Россия»).
«Единой России» будет в этом вопросе намного сложнее, так как
Медведев не только является ее
председателем, но и, видимо, возглавит избирательный список.
Важно, что выборы будут проходить по смешанной избирательной
Опасный
выбор
Судя по мрачным экономическим новостям из Китая и Бразилии, мировой экономике
угрожает плавное падение. Но еще более драматичный поворот ждет Соединенное Королевство, где до конца года должен пройти референдум о членстве в ЕС, пишет бывший
губернатор Гонконга и еврокомиссар по внешним связям Крис Паттен в колонке для
Project Syndicate. Если Великобритания, ослепленная ложными обещаниями, проголосует
за выход, это не только не успокоит евроскептиков из Консервативной партии (именно
так принято объяснять причины референдума), а, наоборот, разнесет в клочья кабинет
Дэвида Кэмерона и нанесет непоправимый вред Британии. Трудно поверить в такой исход. Однако еще несколько месяцев назад трудно было ожидать, что Республиканская
партия США будет выбирать кандидата в президенты между Дональдом Трампом и Тедом Крузом. Очевидно, политическая глупость способна заглушить голос разума и здравый смысл.
6 Чужими
глазами
Исследователи из Вашингтонского университета научились считывать человеческое зрительное
восприятие объектов. Исследование проводилось на семи добровольцах, страдающих от эпилепсии. Им показывали фотографии домов и лиц шириной 10 см на расстоянии 1 м. Каждое изображение демонстрировалось на протяжении 400 миллисекунд с 400-миллисекундными паузами. В общей
сложности исследование проводилось на протяжении недели. К концу специальный алгоритм, анализирующий данные с электродов у пациентов, научился определять, что именно видит доброволец:
дом, лицо или серый фон. Более чем в 96% случаев алгоритм правильно разгадывал человеческое
восприятие. Похожими исследованиями занимается Исследовательская лаборатория Армии США.
Сейчас там разрабатывают алгоритм, который будет одновременно учитывать направление взгляда
и анализировать нейронные реакции человека в ответ на ту или иную картинку.
7
системе и кандидаты в одномандатных округах, принадлежащие
к разным политическим силам
(не исключая и части единороссов) могут активно использовать
в своей агитации аргументы, заимствованные из текстов Столыпинского клуба и Бабкина, а быть может, и из инвектив Потапенко.
Кстати, среди таких кандидатов
может быть немало и непосредственных представителей бизнеса,
и тесно связанных с ними управленцев и политиков. Таким образом, представительство этого слоя
в Думе следующего созыва может
быть более весомым. И он активнее, чем раньше, будет лоббировать свои интересы.
Технологические прогнозы
на 2025 год
Опрос 800 менеджеров и экспертов технологического сектора, % положительных ответов
10% потребителей покупают одежду через интернет
91,2
Первый робот-фармацевт
в США
86,5
Выход на рынок первого
автомобиля, напечатанного на 3D-принтере
84,1
5% потребительской
продукции напечатано на
принтере
81,1
90% человечества имеют
регулярный доступ в
интернет
78,8
Доля беспилотных автомобилей на дорогах США
достигает 10%
78,2
Первая напечатанная
искусственная печень
50% домашнего интернет-трафика приходится
на приборы и гаджеты
76,4
69,9
Первый город с населением свыше 50 000 человек без светофоров
Первый компьютер с
искусственным интеллектом в совете директоров
компании
Источник: Всемирный экономический форум
63,7
45,2
026
Мнение/
мир/конкуренция/
Россия
№03 (144) 2016
Фото Романа Шеломенцева
для Forbes
Умный
дауншифтинг
Федор Лукьянов
России нужна реалистичная внешняя политика вместо
нынешней установки на престиж любой ценой.
домо обрекающий на второ- или третьестепенное положение и крайне слабую
дееспособность на случай неудачи общего проекта.
Четвертая промышленная революция, главная тема Всемирного экономического форума в Давосе в 2016 году, означает дальнейший отрыв лидеров от
аутсайдеров, и тут Греф совершенно
прав. Но что делать, чтобы догонять?
В существующие системы можно
встроиться на условиях обслуживания
запросов их лидеров. Сейчас под вопросом и вариант застолбить скромное, но
гарантированное место на обочине
какого-то сообщества. Пример ЕС показывает, что в кризис продвинутое
«ядро» готово укреплять свои позиции
за счет периферии вплоть до «сбрасывания балласта». Автаркическое протекционистское развитие ведет в тупик —
у России не хватит ни человеческого капитала, ни емкости рынка, чтобы
в достаточном количестве разрабатывать проекты, конкурентоспособные на
глобальной арене.
Остается вариант гибкого подхода
к формированию технологических
альянсов с теми, кто заинтересован
в развитии какого-то конкретного направления и способен содействовать
как интеллектуально, так и за счет расширения рынка. Это могут быть (по разным проектам) и страны БРИКС, и европейские государства, и Иран, и государства Евразии, вероятно, кто-то еще.
От внешней политики же требуется
баланс между неконфронтационностью
и дистанцированием от интеграционных, обязывающих отношений с кемлибо из партнеров. Ну и, конечно, активность в поиске и предложении экономических возможностей как задача из
области безопасности. По сравнению
с нынешней установкой на престиж
и высокое место в иерархии — явный
дауншифтинг. Назад к реальности.
Хлесткое слово «дауншифтер»,
которым Герман Греф охарактеризовал
на Гайдаровском форуме Россию, вызвало бурю. Что имел в виду глава Сбербанка, все поняли — растущее отставание от
вызовов глобальной экономики, неспособность ответить на требования конкуренции. Понятие при этом использовано
некорректно. «Дауншифтинг», о котором
на Западе заговорили с начала 1990-х годов, — сознательное снижение амбиций,
что-то вроде толстовского «опрощения»
из-за просветления по поводу истинных
ценностей и тщетности суеты. В России,
правда, термин привился в тучные 2000е и обрел дополнительный оттенок —
праздное существование на ренту. Но
и в нашем лексиконе он предусматривает отказ от избыточных устремлений,
расслабленность.
В случае России как государства это не
так. С момента обвального падения
в международной иерархии после исчезновения СССР российское руководство
(еще до Путина) стремилось восстановить позиции, вернуться в высший эшелон. Наиболее четко эта цель проявилась
в 2000-е годы, когда Москва по-разному
добивалась признания своего национального престижа. Сначала за счет
встраивания в глобальную (читай: западную) систему, потом, напротив, противопоставляя себя ей. Сейчас эта тенденция дошла до предельных проявлений — резкими внешнеполитическими
движениями Россия пытается закрепиться на одном из лидерских мест
в формирующейся расстановке сил. Относиться к этому можно по-разному, но
это не дауншифтинг, а наоборот.
Если обратиться к экономике, то
и тут не очень клеится. Опора на сырье
как на конкурентное преимущество
фактически провозглашена в 2000-е годы, тогда появился даже лозунг «энергетическая сверхдержава». Задачей было
не почить на лаврах, а достигнуть энергетическими инструментами новых
высот в политике и экономике. Такое
целеполагание было, очевидно, ошибочным, но его никак не назовешь осознанным «схождением вниз».
Если не быть буквоедом, а обратиться
к сути претензий, интересен вопрос: какую внешнюю политику следовало бы
проводить, чтобы избежать отставания?
Греф ведь еще сказал о «технологическом порабощении» России, то есть
о критической зависимости от развитых держав. Обычно предлагается такой
рецепт — сближаться вплоть до интеграции с этими самыми державами.
Однако опыт стран, которые пошли таким путем (Центральная и Восточная
Европа, западная часть бывшего СССР),
как раз и можно характеризовать как
сознательный дауншифтинг.
Свежий и наглядный пример — Украина. Соглашение о расширенной и углубленной зоне свободной торговли с Евросоюзом — символ, знаменующий политический и идеологический выбор
Киева в пользу Европы. С экономической точки зрения это односторонняя
адаптация Украины к единому европейскому рынку. Производственной
ценности Украина для ЕС не представляет, страна важна как пространство
сбыта и зона предоставления отдельных услуг. В большей или меньшей степени это относится ко всем государствам, присоединившимся или стремящимся к европейской интеграции
с конца прошлого столетия. Выбор, заве-
Председатель президиума
Совета по внешней и оборонной
политике
forbes.ru/lukyanov
Мнение/
кризис/бюджет/
экономия
№03 (144) 2016
Можно резать
Фото Романа Шеломенцева
для Forbes
027
Сергей Павленко
Экономист-математик.
Работал руководителем Центра
экономических реформ при
правительстве, руководителем
секретариата вице-премьера.
С 2004 по 2012 год —
руководитель Федеральной
службы финансово-бюджетного
надзора
forbes.ru/pavlenko
Сокращение расходов российского бюджета даже на 25%
не вызовет потрясений.
Обсуждение антикризисных
мер должно было стать основной темой
2016 года. Влияние такого обсуждения
на экономическую политику (и тем более на экономическую реальность) пока
не очевидно, но ведь и отчаиваться не
нужно.
Уже стали общим местом рассуждения о том, что от собственно экономической политики тренд развития российской экономики не зависит. Причины этого тоже объявлены — высокая
зависимость от динамики мировых цен
на сырье (при полной независимости
этой динамики от России), определяющее влияние на экономику политических факторов, таких как отсутствие гарантий прав собственности и набор институтов, сотрудники которых эту
собственность готовы радостно экспроприировать. Ну и санкции вкупе с «самосанкциями».
Экономисты, близкие к власти, считают, что российские власти не сделали
в 2014–2015 годах серьезных ошибок. Эти
выводы рождают некоторое облегчение,
но тут же и озабоченность: если признанные верными действия не привели
к оздоровлению, то какие еще неошибочные меры нужны? Может ли это
быть тот же набор мер, но реализуемый
с большей энергией и масштабностью?
В этом отношении интересной является идея сокращения расходов федерального бюджета.
Попытки — в основном в форме разговоров — сократить расходы бюджета
происходили начиная с 2008 года. Естественно, никакого значимого влияния
на макрофинансы это не оказало. Более
того, такие попытки по сути противоречили общей концепции антикризисной
программы образца 2008 года — увеличить расходы домохозяйств за счет увеличения пенсий и заработной платы,
смягчить ограничения на потребительское кредитование. В тех обстоятельствах сокращение расходов рассматривалось скорее как элемент программы
повышения эффективности бюджетного
процесса. То есть гипотеза «в эффективно работающей государственной машине не нужно будет столько госслужащих» легким движением руки трансформировалась в постулат «сокращение
численности занятых является признаком роста эффективности» (а отсюда
уже недалеко и до «является способом»).
Весной 2014 года сокращение бюджетных расходов на 10% стало обсуждаться
как мера по обеспечению сбалансированности федерального бюджета. Естественно, возникла тема избирательности
сокращения тех или иных направлений.
Позиция Минфина была в принципе
единственно верной: пускай министерства сами внутри себя разбираются, что
там им нужнее, и в соответствии с внутренними приоритетами распределяют
тяжесть секвестра. Главное, чтобы в целом выходила требуемая сумма.
Была озвучена и альтернативная точка зрения: существуют некие общественно значимые приоритеты, которые
хорошо известны депутатам Госдумы,
руководителям надзорных организаций
и примкнувшим к ним ученым-финансистам. И именно этот триумвират заявил о готовности определять пропорции
сокращения бюджетных статей.
Конечно, цивилизованный лоббизм — это хорошо. Но в период кризиса вопрос о власти (а монополия на бюджет — это наряду с монополией на на-
силие и есть власть как таковая)
становится основным, отодвигая на второй план текущую лоббистскую суету.
Однако в январе 2015 года стало уже
не до деталей. Секвестр объявлен одной
из важнейших стабилизационных мер
(вторая — приватизация, но тут смеяться даже неприлично). И оказалось, что
картина даже и неплохая — сокращение расходов бюджета на 10% (по мнению финансовых властей) практически
полностью решает проблему сбалансированности бюджета при текущих ценах на нефть.
Исходя из представлений автора этой
колонки о состоянии бюджетного процесса, сокращение расходов и на 25%
вполне реалистично. Для федеральных
целевых программ этот показатель может быть даже выше — до 30%. Реальной
экономике намного хуже не станет. Если же сокращения будут не одномоментны, а, скажем, произойдут в течение двух лет, то никакой особой напряженности они не вызовут.
Так что у экономических властей есть
не только программа, но и работающий
инструмент. Как минимум на ближайшие полтора года у властей есть ответ
на вопрос «что делать?». Правда, такое
решение не оставляет поля для маневра.
Сбалансированный бюджет не позволит
финансировать изменение структуры
российской экономики — процесс пойдет сам по себе, за счет преимущественно частных инвестиций. В принципе
это тоже неплохо, но только в случае
притока значимых объемов иностранных инвестиций. Пока что такой приток блокируется политическими рисками и страновыми ограничениями.
И поэтому без политических решений
возможный экономический рост будет,
скорее всего, не впечатляющим.
В общем, если кто-то из читателей
Forbes «ожидал кровопролитиев», то, как
обычно, все пошло не так.
028
Мнение/
рейтинги/образование/
Россия
Инновации
для корочки
Большинство выпускников
российских вузов
не способны внести вклад
в современную экономику.
В недавно опубликованном
Bloomberg рейтинге самых инновационных экономик мира Россия смотрится очень хорошо, она находится на 12-й
строчке, между Израилем и Австрией,
опережая Великобританию, Нидерланды и Канаду.
Рейтинг рассчитывается на основе семи показателей, по каждому из них данные приводятся отдельно (не очень, кстати, ясно, из каких соображений выбраны
именно эти показатели, но что есть, то
есть).
По первому из них — доле НИОКР
в ВВП — Россия находится лишь на 31-м
месте. Невысоки позиции и по второму
показателю, доле добавленной стоимости в ВВП (27-я позиция). Следующий показатель — производительность труда,
измеренная как ВВП, поделенный на
число работающих. По нему Россия находится на 18-м месте в мире, заметно
опережая Германию и Японию. С одной
стороны, есть чем гордиться, с другой —
как-то это не вяжется с относительными
показателями ВВП на душу населения
в этих странах. Одна из причин такого
несоответствия — низкая доля занятых
среди населения, вызванная, в частности, чрезвычайно низким пенсионным
возрастом у россиян. Женщины, например, могут выходить на пенсию в 55 лет
помимо России только в Белоруссии, Узбекистане, Вьетнаме и Китае. Во всяком
случае, ясно, что к этому показателю надо относиться с осторожностью.
Следующий показатель, называющийся «плотность высокотехнологичных производств», призван учитывать
долю высокотехнологичных предприятий среди всех предприятий страны.
По нему Россия находится на восьмом
месте в мире, опережая Швецию, Швейцарию и Норвегию. Опять есть вопросы
к методологии (например, и в числителе, и в знаменателе речь идет лишь о публичных компаниях, а решение о выборе организационно-правовой формы
может быть обусловлено особенностями
законодательства той или иной страны,
так что цифры могут «прыгать»), но тут
ясно, что у России действительно сильные позиции, в первую очередь в отраслях, связанных с ВПК, а также, например, в авиастроении — обе эти отрасли
отдельно упомянуты в пояснении к методологии.
А вот следующий показатель является, видимо, самым интересным. Речь
идет о доле лиц, получающих высшее
образование, среди тех, у кого уже есть
среднее. Грубо говоря, о доле абитуриентов вузов среди выпускников средних
школ. По этому показателю Россия вообще вышла на третье место в мире, уступив лишь Южной Корее (которая, кстати, занимает первое место и в самом
рейтинге) и Сингапуру и опережая все
западные страны, в том числе очень богатые. Хорошо это или нет?
Россия гигантскими шагами движется практически к всеобщему высшему
образованию. В 2013 году, по данным
Росстата (более свежие данные пока не
опубликованы), средние школы выпустили 735 000 человек, а в вузы зачислено (правда, на программы всех уровней) 1 246 000; аналогичные цифры на
2000 год составляют, соответственно,
1 458 000 и 1 292 000. Видно, что с начала
века количество выпускников школ сократилось практически вдвое, в то время как количество студентов практически не изменилось, соответственно, значительно увеличился показатель,
который измеряют авторы рейтинга,
№03 (144) 2016
Фото предоставлено
пресс-службой
Андрей Бремзен
Профессор РЭШ
forbes.ru/bremzen-andrei
и, соответственно, место России в мире.
Но насколько это отражает успехи страны в построении инновационной экономики?
Однажды на совместной российскокитайско-индийской конференции, посвященной поиску путей экономического развития, один китайский коллега в частном разговоре со мной отметил,
что ситуация с высшим образованием — важнейшим фактором роста —
в России куда благоприятнее, чем в Китае. Формально это действительно так
(Китай по соответствующему показателю занимает лишь 50-е место), однако
столь массовое высшее образование невозможно без радикального снижения
его качества.
Я был бы рад ошибиться, но мой опыт
показывает, что большинство выпускников большинства российских вузов
не способны внести никакого вклада
в инновационную экономику и вообще
не могут работать по специальности без
дальнейшего обучения. Во всяком случае, готов это утверждать про выпускников по специальности «экономика», на
которую в 2015 году было зачислено, по
данным совместного мониторинга
ВШЭ и Минобрнауки, около 36 000 абитуриентов — больше, чем на любую другую. Последнее, кстати, не означает, что
такие вузы бесполезны — они обеспечивают социализацию молодых людей,
причем можно полагать, справляются
с этой задачей лучше, чем альтернативные институты (армия, тюрьма или
спортклуб). Но выпускать большое количество специалистов, которые будут
заниматься НИОКР, наши вузы не могут — по доле таких специалистов среди населения Россия находится лишь
на 27-й строчке.
Так что основания для оптимизма,
конечно, есть, но их меньше, чем можно
было ожидать исходя из высокого места
России в рейтинге.
Мнения/
мировая экономика/
Китай/юань
Фото Getty Images / Fotobank
№03 (144) 2016
Побег из Китая
029
Кеннет Рогофф
Профессор экономики
Гарвардского университета
forbes.ru/rogoff
Проблемы китайской экономики во многом объясняются
нежеланием отпускать юань на свободу.
С начала 2016 года над мировыми рынками как дамоклов меч нависает перспектива существенной девальвации юаня. Мало кто сомневается в том,
что в течение ближайшего десятилетия
Китай будет вынужден перейти к плавающему валютному курсу. Вопрос
в том, насколько драматические события будут этому предшествовать.
Может показаться странным, что
страна с торговым профицитом
$600 млрд в 2015 году беспокоится из-за
возможного ослабления своей валюты.
Однако комбинация факторов, в том
числе замедление экономического роста
и поэтапное ослабление ограничений
на инвестиции за пределы страны, вызвала стремительный отток капитала.
Сейчас граждане Китая могут вывозить из страны до $50 000 в год. Если хотя бы один из 20 китайцев воспользуется
этим правом, валютные резервы страны
испарятся. Богатые китайские компании уже активно используют все способы вывода средств. Можно, например,
выдавать кредиты в юанях, а выплаты
получать в иностранной валюте.
Есть менее законный способ — выставлять поддельные или завышенные
счета. По сути, это одна из форм отмывания денег. Например, китайский экспортер может отчитаться о продаже товара американскому импортеру по цене
ниже реальной. Разница затем тайно
размещается в американском банке на
долларовом счету (который потом может быть использован, например, для
покупки картин Пикассо).
Кроме того, китайские фирмы приобрели столько американских и европейских компаний, что выводить деньги
можно в рамках внутрикорпоративных
расчетов. Эту идею вряд ли можно считать китайской. После Второй мировой
войны, когда разрушенную Европу душил валютный контроль, нелегальный
отток капитала с континента часто превышал 10% объемов торговли. Будучи
крупнейшим участником мировой торговли, Китай не может жестко ограничить отток капитала, если стимулы
к бегству так сильны.
Поэтому, несмотря на гигантский торговый профицит, Народному банку Китая
пришлось проводить активные интервенции для поддержания курса. Валютные
резервы страны в 2015 году сократились
на $500 млрд. При слабом контроле за оттоком капитала даже $3 трлн резервов не
хватит, чтобы бесконечно оборонять эту
крепость. Чем больше люди озабочены
курсом, тем больше им хочется немедленно вывести свои деньги из страны. Этот
страх, в свою очередь, способствует снижению китайского фондового рынка.
Некоторые ожидают, что китайцы
проведут масштабную единовременную
девальвацию, скажем на 10%, чтобы снизить давление на курс. Однако (помимо
подбрасывания дров таким, как Дональд
Трамп, уверенный в том, что Китай нечестно торгует) это очень опасно для
правительства, которому не вполне доверяют финансовые рынки. Сильную девальвацию воспримут как индикатор,
свидетельствующий о более существенном замедлении экономического роста
в стране, чем принято думать. В этом
случае деньги будут и дальше утекать.
Простых способов улучшить коммуникации с рынками не появится до тех
пор, пока КНР не научится выпускать
экономическую статистику, вызывающую доверие. Огромный шум вызвала
новость о том, что Китай отчитался о росте ВВП на 6,9%, что было лишь чуть ниже официального целевого уровня — 7%.
Такая разница не имеет особого значения, однако инвесторы посчитали ее
важной, они уверены, что дела совсем
плохи, если правительство не в состоянии подкрутить цифры и отрапортовать
о выполнении поставленных задач.
Хорошим началом для китайских
властей стало бы создание комиссии из
экономистов, которые подготовят более
реалистичные данные о ВВП за прошлые годы. Это дало бы возможность для
публикации данных, вызывающих
большее доверие. Вместо этого первой
идеей правительства, стремящегося ослабить давление на курс, стала привязка
юаня к корзине из 13 валют вместо одного лишь доллара США. В теории это хорошая идея; однако на практике привязка к корзине валют, как правило,
приводит к хроническим проблемам
с прозрачностью.
Более того, курсу, привязанному к корзине валют, свойственны почти те же проблемы, что и курсу, привязанному к доллару. Да, за последние два года евро и иена
упали относительно доллара. Однако если
в 2016 году доллар ослабнет, тогда, следуя
за корзиной валют, юань начнет укрепляться относительно доллара, а это может оказаться не очень полезно. Кроме того, правительство заявило, что намерено
ужесточить борьбу с нелегальным оттоком капиталов, но загнать джинна обратно в бутылку будет крайне трудно.
Все было бы куда проще, если бы Китай перешел к более гибкому валютному
курсу еще тогда, когда дела шли хорошо.
Многие из нас советовали это сделать более 10 лет назад. Не исключено, что властям удастся удержать ситуацию под
контролем в 2016 году, однако более вероятно то, что юань, а вместе с ним и мировые рынки будет и дальше трясти.
© Project Syndicate
030/031
Урбанистика/
архитектура/авангард/
жилье
Жизнь
в эксперименте
Мария
Абакумова
Почему не всегда удобно иметь квартиру
в архитектурной достопримечательности.
ственная Ипотечная и домостроительная корпорация. Правительство боролось
с инфляцией, поэтому не могло поднимать ставки аренды, и апартаменты
в «Хабитате» сдавались раза в два ниже
рынка. Кроме того, из-за особенностей
конструкции (наружных стен гораздо
больше, чем в обычном доме) жилой
комплекс было очень дорого отапливать.
В 1986 году девелопер Пьер Хифи выкупил «Хабитат» у государства, заплатив
10 млн канадских долларов, то есть
в 2,2 раза меньше того, что было потрачено на строительство. Практически
сразу предприниматель перепродал жилой комплекс совместному предприятию, созданному арендаторами апартаментов, — уже за 11,4 млн. «Сделка была
очень спорной из-за краткого периода
владения активами, зато она позволила
Пьеру Хифи заработать существенную
прибыль и попасть на передовицы деловой прессы», — сказано на сайте девелоперской компании «Хифи Групп».
Совместное предприятие до сих пор
владеет жилым комплексом, одна квартира — это одна доля в нем и один голос
в ежегодном собрании дольщиков. Если
кто-то хочет продать апартаменты или
сдать в аренду, это согласовывается с ежегодно избираемым правлением комплекса. В правление входят восемь человек,
оно ведает техническим обслуживанием,
содержанием здания и территории и т. д.
В числе владельцев — члены кабинета
министров Канады, торговцы роскошью;
оставил за собой квартиру и сам Сафди.
По данным канадских риелторов, стоимость небольшой квартиры в один бокс
с террасой на 9-м этаже составляет
320 000 канадских долларов (около
$220 000). Комьюнити очень сплоченное:
когда один из бывших жильцов решил
пожаловаться The Guardian на то, что бетон ветшает и пропускает влагу, а в трубах заводится плесень, он делал это анонимно, опасаясь реакции соседей.
«Руки бы ему в бетономешалку» — так эмоционально отзываются некоторые русскоязычные израильтяне об архитекторе, который спроектировал социальное жилье в виде
додекаэдров. Часто бывает, что архитекторы, которые искренне старались создать передовой, красивый и практичный объект,
ошибаются в расчетах, а расплачиваться за
это приходится обитателям дома.
Идея радикального изменения социально-бытового уклада жизни в России в 1920–1930-е
годы привела к тому, что многие дома
в СССР были построены с крохотными кухнями или вовсе без них, ведь еду должны были
готовить специальные учреждения. Вот несколько историй о том, как жизнь вносит
коррективы в тщательно выверенные планы
архитекторов.
Жилой комплекс
«Хабитат 67»
Монреаль, Канада
Архитектор: Моше Сафди
Год постройки: 1967
Цель: создать гибрид городской квартиры
и загородного дома в центре большого города, предотвратить «расползание» городов, миграцию состоятельного населения
в пригороды
Что получилось: бюджет Канады понес
убытки, бизнесмен Пьер Хифи заработал
миллион долларов, жилой комплекс стал
модным местом с очень дорогими апартаментами
Канадский архитектор израильского происхождения Моше Сафди впервые предложил идею жилого комплекса, который
впоследствии стал домом «Хабитат 67»,
в своей дипломной работе в Университете Макгилла (старейшем в Канаде). Архи-
тектор стремился совместить преимущества жизни за городом (свежий воздух,
уединенность, близость к земле) с интенсивностью жизни обитателя мегаполиса.
В университете проект высоко оценили, поэтому, когда Монреаль начал
готовиться к Всемирной выставке 1967
года, бывший наставник молодого Сафди предложил ему представить свой
проект выставочному комитету. Невероятным образом архитектор, которому
не было еще и 30 лет и который до этого
не построил ни одного здания, получил
от дирекции выставки полный картбланш. Ему выделили участок на берегу
реки Сен-Лоран неподалеку от центра
города. Финансировать строительство
согласилось федеральное правительство.
Сафди спроектировал (сперва собрав
из кубиков «Лего») 12-этажный жилой
комплекс из 1000 блоков, каждый из которых был отдельной жилой единицей
и имел выход в собственный сад. Сады,
то есть террасы разной площади в зависимости от площади отдельных боксов,
располагались на крыше нижних боксов, поэтому «Хабитат 67» выглядит как
рассыпанные детские кубики.
Боксы выпускали на специальном
мини-заводе, который был построен рядом со стройплощадкой.
К 1967 году, когда открылась Всемирная
выставка, было построено только 354 бетонных блока, то есть 158 квартир из задуманных 1000. Это обошлось казне в 22 млн
канадских долларов, и расширять проект
Сафди не дали. Однако выставка прошла
успешно, ее посетило 50 млн человек,
и 29-летний автор «Хабитата» все равно
стал мировой знаменитостью.
А что же проект? Несколько лет площади в нем сдавала в аренду государ-
Редактор Forbes
Колонка «Урбанистика» посвящена типичным проблемам современных городов и опыту их
успешного решения в разных
странах
№03 (144) 2016
Фото Романа Шеломенцева для Forbes,
Diomedia (2)
1.
Жилой комплекс
«Рамот Полин»
Иерусалим, Израиль
Архитектор: Цви Хекер
Год постройки: 1975
Цель: построить социальное жилье с яркой архитектурой для семей ортодоксальных евреев
Что получилось: жители дома стали дополнять и выпрямлять причудливые архитектурные формы, чтобы расширить
пространство своих квартир
2.
1. «Хабитат 67» был еще и попыткой
освоить дешевый способ индустриального домостроения, но эксперимент
провалился: себестоимость оказалась
даже выше среднерыночной
2. Жители «Рамот Полин» объединены
в крепкое сообщество, поэтому
по мере роста семей не переезжают
в другие дома, а стараются расширить
свои квартиры
После победы в Шестидневной войне
1967 года Израиль увеличил свою территорию в 3,5 раза. Новые территории
нужно было обживать и застраивать, поэтому Министерство строительства предоставило архитекторам свободу в разработке проектов кварталов и объектов.
Израильтянину польского происхождения Цви Хекеру достался участок
в районе Рамот к северо-западу от центра Иерусалима, где он должен был
спроектировать жилой комплекс на 700
недорогих апартаментов для ортодоксальных евреев (социальное жилье). Сорокалетний архитектор решил отказаться от монотонных и однообразных
форм утилитарной массовой застройки,
заполонивших весь мир.
Жилой комплекс под названием «Рамот Полин» спроектирован в форме руки с пятью пальцами. Каждый «палец» — это несколько зданий, сделанных в форме бумеранга. Такая
планировка образует систему связанных внутренних дворов, то есть можно
перемещаться внутри жилого микрорайона, не выходя на улицу. Это создает
ощущение безопасности.
Но прославился на весь мир «Рамот
Полин» по другой причине. Его внешние стены образуют додекаэдры, то есть
многоугольники, состоящие из правильных пятиугольников. Выступая
вперед, они образовывали веранды, которые по замыслу Хекера должны были
служить для сооружения особых временных строений — сукк, или шалашей. В такие шалаши религиозные люди должны перебираться на неделю во
время Суккота, праздника кущей, когда
евреи вспоминают блуждания по Си-
032
Урбанистика/
архитектура/авангард/
жилье
Фото Getty Images
№03 (144) 2016
Жизнь в «Лофтах обратимой судьбы» по замыслу
их создателей поможет
победить смерть
найской пустыне. По замыслу архитектора, такая, похожая на соты, структура
дома должна была символизировать открытость и обособленность Израиля.
Кроме того, предполагалось сэкономить на стоимости строительства. Жилые единицы, или додекаэдры, поначалу выпускали индустриальным методом на заводе. Однако позже, когда
Израиль наводнили эмигранты, ставшие источником дешевой рабочей силы, правительство поменяло генподрядчика, и достраивался комплекс уже по
обычной технологии.
Построенный «Рамот Полин» напоминал соты в пчелином улье или соединение молекул. Ортодоксальные семьи
с удовольствием заселяли его в основном благодаря низким ценам. Однако
практически сразу посыпались жалобы
на недочеты в проектировании внутренних пространств. Жители говорили, что наклонные внешние стены работают как пылесборники, что окна
специально спроектированы так, чтобы
дети из них вываливались. В пятиугольных комнатах невозможно рационально расставить мебель. В ортодоксальных
еврейских семьях бывает по 7–9 детей,
а во многих квартирах было всего две
или три спальни.
Что же в результате? Когда корабль
погружается на дно океана, его корпус
с течением времени теряет свои очертания, обрастая кораллами и ракушками.
За 40 лет изменился и «Рамот Полин».
Владельцы квартир «выпрямляли» углы,
чтобы расширить площадь, пристраивали целые комнаты, балконы, веранды.
Власти Иерусалима не вмешивались.
Теперь жилой комплекс выглядит как
сочетание правильных геометрических
форм с эклектичными практическими
усовершенствованиями. Цви Хекер в одном из интервью заявил, что это абсолютно естественный процесс.
Лофты обратимой
судьбы (Reversible
Destiny Lofts)
Токио, Япония
Архитекторы: Сусаку Аракава и Мадлен
Гинс
Год постройки: 2005
Цель: организовать пространство так,
чтобы оно помогало организму победить
смерть
Что получилось: н/д
Супруги Сусаку Аракава и Мадлен Гинс
разработали собственную не столько архитектурную, сколько философскую концепцию. Она получила название «Механизм понимания» и базируется на
принципах «процессуальной архитектуры». По их мысли архитектура как часть
окружающей человека среды должна
быть своеобразным тренажером для ежеминутного упражнения восприятия.
Эту концепцию Аракава и Гинс воплотили в жилом комплексе «Лофты обратимой судьбы» в Японии. Он состоит
из девяти апартаментов. Особенность
этих жилых помещений в том, что в одном может находиться кухня, в которой
раковина и стол по колено взрослому
человеку, в другом посреди кухни окажется книжная полка; в квартирах мало
прямых линий, стены могут переходить в бугристый пол или потолок,
и все — пол, потолок, стены, утварь —
выкрашено в яркие цвета. В некоторые
межкомнатные двери можно протиснуться только боком или ползком. Человек постоянно взаимодействует со средой, ищет решение нетривиальных задач (например, обнаружить розетку),
и это держит его организм в тонусе.
«Лофты обратимой судьбы» посвящены Хелен Келлер, слепоглухой девушке,
которая сумела первой в США получить
в начале XX века высшее образование.
Келлер потеряла зрение и слух в возрасте 19 месяцев, но при помощи своей
учительницы Энн Салливан освоила азбуку Брайля и научилась выражать свои
мысли. Она умерла в возрасте 86 лет, будучи известной писательницей, политическим и общественным деятелем.
«Лофты обратимой судьбы» пока не
распроданы, некоторые из них можно
посетить с экскурсией, некоторые арендовать. Асакава и Гинс умерли в 2005
и 2010 году, прожив вместе более 40 лет.
Цифрология/
экономика/политика/
бизнес
033
Фото Екатерины Штукиной /
ТАСС
№03 (144) 2016
Подсчет событий.
Новости, факты
и явления в цифрах
D
k d (1-T) E+D
WACC
E
k e E+D
Формула расчета средневзвешенной
стоимости капитала
737 000 000 000
рублей — сумма заявок российских министерств,
включенная в антикризисный план, который был
представлен премьер-министру Дмитрию Медведеву
«М.Видео»
Чистый убыток «Газпрома», относящийся к акционерам компании, за
июль — сентябрь 2015 года по МФСО
составил 2 млрд рублей; с учетом
прибыли от неконтролирующей доли
участия — 985 млн рублей.
192
«Автоваз»
В 2015 году компания
продала 269 000 автомобилей LADA — на
30% меньше, чем
в 2014 году.
«Газпром»
Выручка агрохолдинга в 2015
году выросла на 25%, до
82,5 млрд рублей. Однако по
сравнению с предыдущим
годом темпы прироста снизились: в 2014 году выручка
компании увеличилась на 57%.
млрд
руб.
совокупная
прибыль
российских
банков за
2015 год (втрое
меньше, чем
в 2014 году,
по данным
Центрального
банка РФ).
Тренд минуса
Индекс предпринимательской уверенности в обрабатывающих производствах —
среднее арифметическое оптимистичных и пессимистичных ответов руководителей
предприятий об ожидаемом выпуске продукции, фактическом спросе и текущих
остатках.
Польша
Финляндия
3,4
Россия
Франция
Германия
Италия
–4
–7,5
–12,2 –11,9
Источник: Росстат
–6,7
–9
–8,2
5,2
2,2
Испания
Венгрия
–1,5
–3,4
–5
–5,7
4,5
3
–5,8
Выручка ритейлера в 2015 году увеличилась
на 27,3%, до 804,1 млрд рублей. Это самый
высокий показатель роста выручки X5 Retail
Group с 2011 года.
Турецкий ущерб
110
$
Швеция
млн
суммарная стоимость турецких товаров,
ввезенных в Россию в январе 2016 года (по
оценке Ассамблеи экспортеров Турции).
65
%
снижение объемов
турецкого экспорта
в Россию в январе
2016 года по
сравнению с тем же
месяцем 2015 года.
8,5
1
Чехия
–2,1
X5 Retail Group
«Русагро»
Выручка ритейлера в 2015 году
снизилась на 5,5% и составила
162,6 млрд рублей (без НДС). Последний квартал года был самым
трудным — выручка «М.Видео»
упала на 23% по сравнению с тем
же периодом 2014 года.
■ Декабрь 2015 года
■ Декабрь 2014 года
(в целом министерства оценили свои потребности в антикризисном финансировании в 1,7 трлн рублей).
20
место
занимает теперь
Россия среди
стран — импортеров турецких
товаров (ранее
занимала 9-е
место).
88
$
-е
млрд
сумма вложений России в американские государственные облигации на
ноябрь 2015 года (согласно последнему отчету Министерства финансов
США).
034
Есть данные/
открытые данные/
экономический эффект
$3 трлн
благодаря
данным
Текст:
№03 (144) 2016
Cтраны — лидеры по уровню открытости
данных органов власти
Для стран со средним уровнем подушевого ВВП очевидна корреляция уровня восприятия
коррупции, развития человеческого капитала и открытости данных органов власти.
■ Место в рейтинге открытости данных органов госвласти
● ВВП на душу населения по паритету покупательной способности в 2014 году, $
■ Оценка степени открытости данных органов госвласти (по 100-балльной системе) Global Open Data Index
(чем выше оценка, тем выше степень открытости данных)
■ Уровень восприятия коррупции по версии Transparency International 2014
■ Индекс человеческого развития
1. Великобритания
2. Дания
3. Франция
4. Финляндия
Иван Васильев
Экономический эффект
от использования
открытой информации.
Россия пытается войти
в число лидеров по раскрытию
государственными органами
открытых данных (информации в машиночитаемом виде, доступной
для использования). И, как считает эксперт
Всемирного банка Эндрю Стотт, уже добилась больших успехов: за три года количество опубликованных наборов на федеральном портале открытых данных выросло до 6000, а с учетом региональных
порталов — до 11 000.
Что позволяют сделать эти данные? На
основе информации создано несколько сотен приложений, которыми пользуются
более 400 компаний. Экономическое значение публикации открытых данных
можно проиллюстрировать на простом
примере. По оценке экспертов ВШЭ, на основе уже имеющихся в распоряжении столичных властей четырех наборов данных
по общественному транспорту (данные
текущего положения транспортных
средств, паспорта маршрута и остановки,
а также данные турникетов) создаются мобильные приложения, влияющие на поведение горожан (за счет сокращения времени ожидания, пересадки с частного транспорта на общественный благодаря
обеспечению связного планирования поездки и т. д.). Экономика города получает
от этого эффекты, оцениваемые в 59 млрд
рублей в год. Важным импульсом для развития системы публикации открытых
данных органами власти в России должно
стать утверждение правительством подготовленного перечня наборов открытых
данных (насчитывает 200 позиций), рекомендованных к раскрытию.
39 100
44 900
78
83
97
8. США
64 900
71
10. Индия
54 600
36. ЮАР
90
66
27
15 800
54
43
59
57. Китай
25 636
37
36
78
74
74. Саудовская Аравия
13 200
43
89
88
26. Бразилия
68
38
45. Россия
13 000
73
5700
70
74
86
94
39 800
80
69
88
92
90
89
7. Норвегия
48
44
38 900
51 900
28
89
49
84
Создание добавленной стоимости с помощью
открытых данных
По оценке McKinsey,
ежегодно создаваемая стоимость
от использования
открытых данных
корпораций
и правительств составляет $3,2 трлн,
в том числе
$1,1 трлн приходится на США, $900
млн — на Европу.
Экономический
эффект от использования открытых
данных в различных
секторах экомомики достигается следующим образом:
Транспорт
($720 млрд).
Экономия времени и
повышение производительности труда.
Данные о потребительских товарах ($520 млрд).
Покупатели выигрывают от прозрачности цен, а производители
и ритейлеры — от повышения покупательской лояльности.
Электроэнергетика ($340 млрд).
Улучшение управления проектами
и экономия энергии.
16%
Образование
($890 млрд).
Повышение
эффективности
преподавания,
подготовка высококвалифицированных специалистов, которые, как
правило, получают
более высокую
зарплату.
22%
10%
7%
29%
6%
9%
Нефтегазовый сектор
($240 млрд). Повышение качества
инвестиционных решений.
Здравоохранение ($300 млрд).
Профилактика заболеваний
и повышение эффективности
лечения.
Потребительское кредитование
($210 млрд). Предотвращение рисков мошенничества и улучшение
оценки рисков потребителей.
Источник: Transparency International, Open Knowledge Foundation, McKinsey, Всемирный банк, ООН
036/037
Предприниматели/
телекоммуникации/ЖКХ/
Стриж-Телематика
Передаточное
звено
Текст:
Елена Краузова
Зачем инвестдиректор Mint Capital и старший
менеджер A1 подались в инженеры.
«До Tesla были электромобили, системы охлаждения, новые аккумуляторы,
но только Илон Маск собрал
из разрозненных технологий прорывной продукт, — рассуждает Андрей Синицин, сооснователь компании «СтрижТелематика». — Нам, конечно, до Tesla
далеко, но мы тоже смогли разобраться,
что нужно рынку, и собрать из кубиков
подходящий продукт». На столе у Синицина разложены на первый взгляд
обычные счетчики воды и электричества. Но в них встроены модемы, способные передавать снятые данные
в личный кабинет интернет-пользователя — сотрудника компании ЖКХ или
частного лица. Четыре года назад Андрей Синицин и его партнер Евгений
Ахмадишин узнали о технологии, которая позволяет сделать приборы с высокой дальностью передачи и крайне низким энергопотреблением, а сегодня они
владеют бизнесом с выручкой 4–6 млн
рублей в месяц.
«Стриж-Телематика» — редкий для
технологического стартапа сплав финансовых и инженерных компетенций.
Выпускник МФТИ Ахмадишин в KPMG
и Deloitte консультировал технологические компании, в венчурном фонде
Mint Capital работал инвестиционным
директором. «Когда на четвертом курсе
института подрабатываешь программистом и знакомишься где-нибудь
с инвестбанкиром, то сразу хочешь
стать инвестбанкиром, — вспоминает
Евгений. — Ну, я и попался, хотя по образованию радиотехник и паяльник
держал с пяти лет. А потом друг, с которым я занимался программированием,
продал свою компанию за $10 млн DST
Юрия Мильнера. И я задумался, что пошел куда-то не туда с этими дурацкими
финансами».
От друзей он узнал, что крупный европейский производитель датчиков, отслеживающих перемещения объектов,
еще не наладил продажи своих
устройств в Россию. Ахмадишин предположил, что датчики можно поставлять для учета количества автомобилей
на дорогах и парковках, и предложил
производителю стать его дистрибьютором. А в партнеры позвал Синицина,
с которым познакомился в KPMG, — он
на тот момент работал в инвестиционной компании А1. «В инвестфонде, когда
ты закрыл несколько сделок, все становится понятно от А до Я, — подключается к рассказу Синицин. — А заняться
предпринимательством — это как заразиться спортом, где есть адреналин:
марафонами или боксом. Хочется —
и все».
Но привезенные датчики не оправдали ожиданий. Каждое устройство передавало сигнал только на 20 м, но в рамках сети датчиков он мог уходить на базовую станцию на десятки километров.
На деле без регулярной настройки руками опытных инженеров ретрансляция шла кое-как. Вникнув в технологию, Ахмадишин увидел изъян в способе передачи данных (импортные
счетчики работали на протоколе ZigBee,
которому прочили большое будущее для
домашних гаджетов, питающихся от
батарейки). Собрав знакомых инженеров по старым связям в МФТИ, бывший
инвестдиректор переделал алгоритмы
датчиков под работу с новым протоколом LPWAN. На модификацию технологии LPWAN под названием LoRa, к при-
меру, в прошлом году сделала ставку
IBM, посчитав ее самым перспективным способом межмашинного взаимодействия.
Ахмадишин и Синицин создали собственный вариант LPWAN. Они сузили
полосу передачи в радиоспектре, чтобы
уровень помех стал минимальным. Информация в результате транслируется
в небольшом объеме, зато с минимальным расходом энергии, далеко и без
сбоев. Счетчики с LPWAN-модемом передают данные в интернет через базовую станцию, которую можно установить на крыше любого здания. При стоимости в десятки раз ниже вышек
сотовых операторов такая станция,
по словам владельцев, в тысячи раз чувствительнее. А модем, созданный
в «Стриж-Телематике», может работать
10 лет без подзарядки и обходится в восемь раз дешевле существующих аналогов на GPRS или 3G.
Опытные образцы модемов были готовы осенью 2012 года. Решение показалось идеальным для сферы ЖКХ. «В России ЖКХ дает 6–7% годового ВВП, это
огромная отрасль и огромное поле для
автоматизации», — объясняет Синицин.
Потенциальные покупатели — управляющие компании, желающие удаленно
собирать статистику потребления воды
жильцами и следить за несанкционированными вмешательствами в работу
приборов. Ахмадишин и Синицин рассчитывали привлечь их простотой и относительной надежностью своих
устройств. Существовали проводные
датчики, но тянуть провода в квартиры,
ставить сервер для обработки информации и т. д. — это хлопотно. GPRSмодемы требуют регулярной подзарядки или смены батарей, и стоимость их
эксплуатации зависит от тарифов сотовых операторов.
Сборку модемов партнеры заказали
российскому производителю, название
Фото Александра Карнюхина для Forbes
№03 (144) 2016
Евгений Ахмадишин (слева) и Андрей
Синицин помогают дистанционно
считать расход воды в ЖКХ
038
Предприниматели/
телекоммуникации/ЖКХ/
Стриж-Телематика
которого не раскрывают. Но продажи
стартовали только летом 2013 года. В городской застройке сигнал с готовых
счетчиков распространялся лишь на
один-два километра. Несколько месяцев
ушло на доработку конструкции, чтобы
получить дальность передачи на базовую
станцию на расстояние до 40–50 км. Первые клиенты отказывались верить в реальность заявленных характеристик.
«Приезжаем договариваться с интегратором систем диспетчеризации
в элитные дома в Москве, — вспоминает
Андрей Синицин. — Он уверяет нас, что
во вверенных ему домах с очень глубокими подвалами никакие системы удаленного сбора показаний работать не
будут. Тогда я уговорил его поехать на
объект. Наш сотрудник с антенной
встал на крышу, а сам он спустится
в подвал — и, нажав кнопку, увидел сигнал. В течение месяца отгрузили ему
1000 модемов».
Быстро выяснилось, что управляющие компании предпочитают готовые
приборы, которые с минимальной настройкой можно вводить в эксплуатацию. «Стриж-Телематика» договорилась
с Арзамасским приборостроительным
заводом и стала продавать счетчики воды с уже встроенными модулями. «Мы
закупили около 1000 счетчиков, поняв,
что по соотношению цена/качество
и надежности новая технология выгоднее устройств с интернет-модулями
или проводных решений, — говорит Андрей Боталов, глава московской УК
«Солнечный город». — Теперь сразу видно и утечки воды, и вышедшие из строя
счетчики». С ним соглашается другой
клиент «Стриж-Телематики». «Управляющие компании ежемесячно недосчитываются до 30% коммунальных платежей из-за того, что люди не подают платежки или отражают реальные расходы
не полностью, — замечает Антон Дворянкин, директор «Мортон УК Домсервис Балашиха». — С беспроводной, полностью автоматизированной передачей
данных таких проблем не возникает».
Розничных продаж у «СтрижТелематики» нет, поставки на целые дома и жилые комплексы выгоднее. Месячный сбыт — 2000–3000 счетчиков воды и электричества. На последние пока
№03 (144) 2016
По оценке владельцев «Стриж-Телематики», российскому ЖКХ
требуется более 400 млн разных счетчиков. Рынок сбыта огромен,
а удобство новых технологий рано или поздно должно победить
приходится 10% поставок, так как продажи стартовали в конце 2015 года. Чек
управляющих компаний варьируется
от 500 000 рублей до нескольких миллионов за партию счетчиков. Затем они
платят несколько сотен рублей ежемесячно за техническую поддержку
и пользование личным кабинетом на
сайте «Стриж-Телематики», в котором
можно любым образом обрабатывать
полученные данные. Базовые станции
компания Ахмадишина и Синицина
устанавливает за свой счет, если есть
перспектива подключения новых клиентов в данном районе города.
Договариваться с управляющими
компаниями им помогают региональные дилеры, на которых приходится
около 25% выручки «Стриж-Телематики».
Около 20% доходов приносит экспорт —
интеграторы и производители счетчиков перепродают устройства «СтрижТелематики» управляющим компаниям
в Европе, США и Азии.
За четыре года предприниматели
вложили в бизнес около 100 млн рублей,
включая реинвестированную прибыль.
И теперь осваивают новые сферы применения LPWAN-технологии. Например, банковскую: несколько десятков
модемов продано компании, специализирующейся на охранных системах, —
для установки на банкоматах с целью
оповещения о взломах. Розничным сетям важно отслеживать десятки параметров на складах и в торговых залах для
контроля климата, потребления электроэнергии и т. д. «Стриж-Телематика»
оснастила датчиками несколько магазинов уральской сети «Монетка» и сибирской «Мария Ра».
Ведутся переговоры с китайской Haier.
Ахмадишин и Синицин надеются, что
китайцы согласятся вмонтировать их
устройства в холодильную технику для
ритейла вместо датских Danfoss. В корпорации Danfoss, похоже, чувствуют:
у них появился конкурент. «LPWANсистема «Стриж-Телематики» отличается большой зоной покрытия и низким
энергопотреблением, но из-за этого такой способ передачи данных теряет
в скорости, — критикует Илья Бездельгин, руководитель направления электронных компонентов «Данфосс Россия». — Так как система использует радиоканал для передачи данных, то
сигнал может ослабевать, и тогда потребуются усилители для увеличения зоны
покрытия».
Но «Стриж-Телематика» вскоре предложит клиентам первую партию газовых счетчиков с модемами. Как рассчитали ее основатели, российскому ЖКХ
в целом требуется более 400 млн разных
счетчиков. Рынок сбыта огромен,
а спрос на новые датчики поднимет
209-ФЗ, согласно которому с июля 2016
года информация для расчетов коммунальных платежей должна предоставляться только в электронном виде. «Может, конечно, люди будут по старинке
писать цифры на бумажке и сдавать
консьержу, а бухгалтер управляющей
компании будет все перебивать в компьютер. Но рано или поздно удобство
новых технологий должно победить», —
уверен Ахмадишин.
Хорошие перспективы имеет и экспорт. «Стриж-Телематика» готовится
к тендеру китайской BL Flow, которой
нужно закупить 8 млн счетчиков воды
с автоматическим сбором показаний для
установки в китайских квартирах. «За
четыре года мы выросли с трех человек
в коворкинге до прибыльной компании
со штатом 30 человек. Причем в наше непростое время мы торгуем не гречкой,
а строим технологичный бизнес, — гордится Синицин. — Теперь понимаете, почему из инвесткомпании я перешел на
другую сторону баррикад? Приятно сознавать, что делаешь нужные и полезные
продукты мирового уровня».
..
040/041
Маркетинг/
онлайн-сервис/
продвижение/Gettable
Застольное
предложение
Текст:
Елена Краузова
Задумывая Gettable, Егор
Гончаренко хотел создать сервис,
удобный ему как потребителю
Чтобы добиться успеха,
основателям Gettable
пришлось дважды
менять формат и способ
продвижения своего сервиса.
«Нам надоело, что нигде нельзя забронировать столик быстро и просто, — говорит, пожимая плечами, Егор
Гончаренко в ответ на вопрос, как был
придуман Gettable. — Приходилось висеть на телефоне, объяснять, что нужно,
не всегда понятливым хостес, которые
еле различают твои слова из-за громкой
музыки в баре». Сервис онлайн-бронирования Gettable обслуживает сейчас
1600 московских ресторанов и баров
и принимает около 700 заявок в день. Комиссионные от рестораторов приносят
создателям Gettable более 10 млн рублей
выручки в месяц. Но три года назад, вспоминает совладелец сервиса Дмитрий
Громыко, к доводам о выгодах онлайнбронирования мало кто прислушивался.
В первой версии Gettable должен был
принимать депозиты — предоплату за
бронь определенного количества мест.
Егор Гончаренко, бывший руководитель
IT-проектов в агентстве MarketGroup
и игровой компании Pixonic, взял на себя организационные вопросы. Его друг
Громыко — профессиональный программист, работавший с Groupon и социальной сетью Topface, — занялся софтом.
Партнеры надеялись к лету 2012 года подключить к сервису сотню топовых московских заведений. Не зная никого на
рынке, Гончаренко блефовал — представлялся корреспондентом GQ, чтобы встретиться с управляющими. Удалось заинтересовать лишь 20 ресторанов.
Тогда Гончаренко и Громыко решили
переформатировать свой сервис на обыч-
Фото Юрия Чичкова для Forbes
№03 (144) 2016
ное бронирование, без депозита. Рестораторам они предложили подключаться
к Gettable за фиксированную плату —
30 000–50 000 рублей в год. Но те не хотели платить за новый сервис, не зная, насколько он полезен (тем более закупать
для хостес планшеты, на которые устанавливается электронная система резерва). «Однажды мы показали статистику
поведения около 8000 потребителей:
компании по столько-то человек ходят
обычно по таким-то дням недели, оставляют за ужин столько-то, — вспоминает
Громыко. — Владелец ресторана посмотрел и сказал: «Ну и что?»
Осенью 2012 года партнеры заново
придумали и наконец-то запустили
Gettable: вместо абонентской платы —
удержание 10% от чека посетителя и бесплатная реклама заведения в популярных медиа. Для подключившегося к сайту Gettable ресторана заводилась
страничка с интерфейсом онлайн-бронирования на порталах «Афиши» и
TimeOut (за размещение сервис платил
им половину полученных комиссионных). Если на старте у Gettable имелось
45 ресторанов-клиентов, то на третий месяц работы уже 150. «В ресторанном бизнесе все смотрят друг на друга: кто что
сделал, что внедрил, — рассуждает Гончаренко. — Рестораторам хочется снизить
риски, повторяя шаги тех, кого они считают успешными. Мы сыграли на этом».
Посетителям сайта Gettable предложили, помимо брони в конкретном ресторане или клубе, возможность выбора
места времяпровождения по формату
заведения, типу кухни, расположению
и среднему чеку. Сервис стал набирать
обороты. Основатели вкладывались
в интернет-рекламу проекта, но объем
затрат они не раскрывают. Доля бронирований, поступающих с «Афиши»
и TimeOut, постепенно снизилась до
3–5% от месячного объема. Теперь
Gettable собирает заказы через свой сайт
и мобильное приложение. Далее операторы кол-центра бронируют столик, передавая заказ онлайн и обязательно подтверждая бронь по телефону. У них есть
право звонить менеджерам ресторана
по цепочке вплоть до директора, если у
предыдущего звена телефон занят.
«Gettable был первым сервисом, к кото-
«В ресторанном бизнесе все смотрят друг на друга: кто что сделал,
что внедрил. Мы сыграли на этом»
рому мы подключились, и сейчас около
10% бронирований приходится на него,
хотя мы работаем и с аналогами —
LeClick, «ТоМесто», — отмечает Лидия
Стовба, управляющая ресторанами IL
Forno и «Лемончелло». — Плюсы: можно
работать с базой гостей онлайн, планировать предзаказы на выходные, при
бронировании с сайта или из приложения гости могут сами выбирать места».
Gettable уже операционно прибылен.
Гончаренко уверяет, что вложенные за
три года 20 млн рублей — средства основателей и частного инвестора, имя которого он не называет, — формально окупились, но весь доход вкладывается в развитие. Осенью 2015 года компания объявила
о сделке на 60 млн рублей с фондом
AddVenture. «Мы выбрали Gettable, поскольку они первыми поняли, что зарабатывать надо на агрегации аудитории,
а не на продаже IT-продукта, — объясняет Максим Медведев, управляющий партнер AddVenture. — Московский рынок
ресторанов — это 350 млрд рублей в год,
40% из них — сегмент fine dining, для которого актуально бронирование. Пока
лишь 1–2% всех резервов идет онлайн, так
что перспективы огромны».
В конце месяца Gettable узнает у каждого заведения, сколько посетителей
пришло с его помощью, и выставляет
счет. Достоверность предоставленных
данных проверяет система скоринга,
которая сопоставляет статистику конкретного заведения с информацией от
ресторанов, схожих по местоположению и формату, учитывает сезонность
и праздники. Проблемные платежи, по
словам Гончаренко, не достигают и 10%
от выручки Gettable. Сервис прекращает
работать с рестораном, если тот остается должником дольше двух месяцев.
«Культура бронирований и работы
с онлайн-агрегаторами у нас только зарождается, — считает Анастасия Люстина,
основатель LeClick, главного конкурента
Gettable. — Чтобы создать ее, нужен не
один год и огромные вливания в марке-
тинг. Но мы, как и те, кто работает с нами
на этом рынке, готовы играть вдолгую».
LeClick тоже поначалу предлагал ресторанам электронную книгу резервов за фиксированный платеж, затем переключился
на комиссию 10% от чека. При сопоставимом с Gettable объеме бронирований —
около 800 в день — среднемесячная выручка сервиса Люстиной гораздо ниже —
3–4,5 млн рублей. Зато около 30% заказов
проходят без участия кол-центра.
Как ни странно, конкуренцию сервисам бронирования составляют сами рестораторы. «Мы видим больше перспектив в развитии онлайн-бронирования
через наши собственные площадки, —
говорит Алена Шварц, директор по маркетингу ресторанной группы Maison
Dellos. — Так мы получаем более лояльных посетителей и ни с кем не делимся
выручкой». По мнению Шварц, многие
клиенты готовы тратить время на изучение сайтов ресторанов, а не их профилей на сервисах-агрегаторах. К примеру,
около 90% интернет-бронирований
в «Фаренгейте», самом демократичном
ресторане группы, проходит через его
сайт. Но Maison Dellos все же пользуется
услугами Gettable и LeClick. Другие
опрошенные Forbes рестораторы тоже
не намерены прекращать работать с
агрегаторами: их собственные сайты
приводят гостей, которые уже слышали
о ресторане, а сервисы вроде Gettable —
новых клиентов.
Гончаренко оптимистичен: люди
всегда будут ходить в новые места, пробовать разные форматы, и поэтому им
удобно иметь под рукой список заведений на любой случай. В ближайшие месяцы Gettable запустит систему полной
автоматизации работы хостес с бронированием и заказами. К комиссии с чека добавится ежемесячный фиксированный платеж (размер пока не раскрывается). Gettable доказал рестораторам
свою полезность, так что теперь может
вернуться к бизнес-модели, с которой
хотел начинать.
042/043
Деньги/money man/
North Energy Ventures/
Перфобур/AT Energy
Бизнес
с учеными
Текст:
Петр Руденко
Финансисты из North Energy Ventures монетизируют
научные разработки.
Иван Протопопов (слева) и Данила
Шапошников зарабатывают на беспилотниках
и нефтяных технологиях
В 2009 году стратегический консультант Иван Протопопов размышлял о своем
будущем и смотрел, как станки типографии «Экстра-М», принадлежащей миллиардерам Алексею и Дмитрию Ананьевым, выплевывают свежие
номера газет. Отрасль периодической
печати после кризиса 2008 года упала
на 40%, и слияния и поглощения, чем
интересовался Протопопов, были полностью свернуты. И тогда он решил искать себе применение в других сферах.
В итоге Протопопов со старым товарищем Андреем Кубониным из банка
«Юникредит» создал небольшой инвестиционный бутик «Атом Партнерс».
Одними из первых клиентов стали основатели компании «Фидесис», которые
создали программное обеспечение по
проверке прочности материалов. Они
не знали, как превратить научный проект в бизнес, и «Атом» помог им с консультациями. «Тогда появилось Сколково, и пошла волна интереса к венчурным компаниям. Мы стали
консультировать стартапы, готовить
бизнес-планы, писали заявки в фонд
Бортника на резидентство в Сколково», — рассказывает Протопопов. Тогда
у партнеров появились деньги и на первые инвестиции.
Одним из проектов стала компания
Dashboard Systems, она предлагает облачное решение для организации работы советов директоров корпораций.
«Когда мы инвестировали, фирма существовала лишь в презентации, мы называли ее «веселыми картинками», сейчас
это продукт, которым пользуется Московская биржа, Альфа-банк», — вспоминает Протопопов. В 2015 году в компанию вложился фонд Buran Ventures,
среди его инвесторов есть миллиардер,
девелопер Борис Минц и компания «Ланит» Георгия Генса. Другим успешным
проектом стала компания «Аэрогрин»,
Фото Арсения Несходимова для Forbes
№03 (144) 2016
разработчик нового типа ветроэнергетических установок, которые меньше
зависят от скорости ветра и устойчиво
работают при неблагоприятных погодных условиях. Продав доли в Dashboard
и «Аэрогрин» инвесторам более поздних стадий, «Атом» заработал сотни
процентов доходности.
Когда в 2012 году Протопопов и Кубонин делали исследования российского
венчурного рынка для РВК, они обратили внимание, что инвестициями на ранних стадиях (pre-seed-инвестирование)
практически никто не занимается, особенно если компании не связаны с интернетом или mobile. Эта особенность отличала венчурный бизнес России от развитых стран. «Я понял, что если подойти
к этому системно, то можно получить
преимущество», — говорит Протопопов.
На одной из венчурных конференций он
пересекся со своим бывшим однокурсником Данилой Шапошниковым, также
интересовавшимся pre-seedинвестированием.
Шапошников до этого развивал молодые компании в Международном
фонде технологий и инвестиций. Например, компания «Пирохимика» разработала огнедышащую пластину чуть
толще визитной карточки, а «Лаборатория АВК» — прибор, способный обнаружить взрывоопасные жидкости в закрытых емкостях. Этот прибор стал
востребован полицией и службами
безопасности аэропортов, и Шапошников с нуля увеличил выручку до $3 млн
с географией в десяти странах мира.
Позже он работал в фондах Foresight
Ventures и Synergy VC.
Шапошников познакомил Протопопова с американцем Дэниелом Колбертом, открытым для предложений в России. Колберт — доктор физической химии, занимается венчурными
инвестициями более 20 лет. Он начал
с того, что вместе с нобелевским лауреатом Ричардом Смолли основал компанию Carbon Nanotechnologies — пионера в производстве карбоновых нанотрубок (была продана корпорации
Wisepower за $140 млн). Затем Колберт
отвечал за технический анализ и развитие портфельных компаний фонда
NGEN Partners, управлявшего $230 млн.
«Кроме дронов наша технология топливных элементов может
использоваться на вышках связи как источник резервного питания»
В Россию Колберт приехал руководить
фондом объемом €110 млн с фокусом на
чистые технологии, он был учрежден
Wermuth Asset Management и правительством Татарстана. «Знакомство с Дэном окончательно убедило меня в том,
что нужно создавать фонд, и с его запуском я продал свою долю в «Атом Партнерс», — говорит Протопопов.
Стратегию фонда три партнера разработали быстро. «Повышение эффективности в нефтегазовом секторе, энергосбережение, новые покрытия материалов — это уже большие рынки в России,
но иногда они в разы отстают от развитых стран, — говорит Шапошников. —
А разговоры о развале российской научной школы — это миф». По словам Протопопова, компания дает деньги на
развитие реального бизнеса, а не гранты на научный проект — это возможность для ученых выйти на новый уровень. Инвестировать планировали не
только в России, но и в Северной Америке и Скандинавии, и компанию назвали North Energy Ventures. Сначала партнеры привлекли около $20 млн от частных и институциональных инвесторов.
Порог входа в фонд составил $100 000,
комиссию партнеры не раскрывают.
Кроме того, в 2015 году партнеры закрыли совместный с РВК фонд объемом
$10 млн.
Первой проинвестированной компанией фонда стала AT Energy, которую
Шапошников основал вместе с учеными Юрием Добровольским и Сергеем
Нефедкиным из Черноголовки. Ученые
разработали топливные водородные
элементы для дронов, которые позволяют им летать в пять раз дольше, чем на
литий-ионных аккумуляторах. Объем
рынка топливных элементов в 2014 году
составил $2,6 млрд. «И этот рынок растет двухзначными темпами, он для нас
основной, — говорит Шапошников, —
кроме дронов эта технология может использоваться на вышках связи как источник резервного питания».
Большой интерес к продукции компании проявляют российские военные,
которые в 2014 году потратили на беспилотники почти $100 млн. В конце 2015
года AT Energy привлекла второй раунд
инвестиций и получила большой контракт (с кем именно, компания не раскрывает). По словам Шапошникова,
с первого раунда стоимость компании
увеличилась в 18 раз.
Но большинство инвестиций фонда
сосредоточено в нефтяной отрасли. «Эти
проекты экономят средства нефтяных
компаний, их применение не связано
с ценами на сырье», — говорит Протопопов. Среди вложений North Energy
Ventures — компания RRT Global, позволяющая НПЗ экономить на производстве
бензина. RRT работает с одним из крупнейших игроков, обслуживающих нефтяную отрасль, — KBR (торгуется на NYSE,
крупный поставщик Минобороны США).
North Energy также вложилась в компанию «Перфобур», разработанная ею
технология радиального бурения позволяет увеличить добычу нефти и газа из
старых скважин безопасным способом.
Пилотные испытания технологии уже
собирается проводить американская
Shevron.
«Башнефть», «Роснефть» и «Газпром
нефть» пользуются еще одним проектом
North Energy — программным обеспечением компании Geosteering, которое помогает с проектированием и управлением разрабатываемых месторождений.
Инвестиций за рубежом фонд еще не
делал. «Мы хотим соинвестировать
в компании с профильными фондами
и добавлять ценность за счет нашей активности в России, но такие сделки найти непросто», — говорит Протопопов.
Когда ведешь бизнес совместно с учеными, приходится быть внутри проектов и добиваться выполнения сроков
с положительным результатом. «Вы же
знаете, для ученых отрицательный результат тоже результат», — улыбается
Шапошников.
044/045
Мнение/
Китай/Россия/
сырье
Китайская
спираль
Алексей
Голубович
Управляющий директор
Arbat Capital.
Автор 10 книг по экономике
и банковскому бизнесу,
бывший стратег ЮКОСа
forbes.ru/golubovich
Чем грозит мировой
экономике замедление
роста в КНР.
Снижение сырьевых цен обычно связывают с замедлением роста китайского ВВП. Темпы роста экономики
Китая самые низкие с 1990 года. Из-за закрытости реальной китайской статистики и своеобразия экономических циклов
в КНР трудно рассчитать, насколько еще
замедлится рост. Главные причины падения темпов понятны: в КНР снижается
эффект низкой базы времен социализма,
а рынки для китайских товаров близки
к насыщению. Ожидания, что китайский
пузырь лопнет, были еще 10 лет назад. Однако темпы роста Китая выше, чем всех
крупных экономик. Дело не в резервах,
которых хватит надолго даже при расходовании по $100 млрд в месяц, как в начале года. У КНР есть инструменты и возможности повышения конкурентоспособности:
девальвировать юань для поддержания
экспорта и даже некоторого «импортозамещения», в том числе по стали и алюминию;
заменять устаревшие производства новыми, увеличивать долю рабочих мест
с более высокой оплатой труда;
привлечь иностранный капитал и технологии, постепенно открывая свой рынок и обеспечивая стабильный бизнесклимат относительно других стран БРИК
и вообще развивающихся рынков;
повышать социальные расходы и пенсии.
Важно ли для КНР дальнейшее падение цен на commodities? Снижение от
пика 2011 года цен на энергоносители на
75%, на железную руду — на 80%, на
медь — на 58%, на никель — на 72%, на
алюминий — на 48%, на фосфатные удобрения — на 33%, на калийные — на 43%,
на кукурузу — на 58% и на рис — на 40%
позволило китайским потребителям сэкономить более $200 млрд в 2014–2015 годах. Конечно, пришлось сокращать устаревшие производства, в основном сталеплавильные заводы (в 2015 году было
закрыто до 20% доменных печей). В целом снижение сырьевых цен повысило
конкурентоспособность Китая.
Правда, ряд экономистов (см., например, январское исследование Deutsche
Bank) говорят и о негативном влиянии
падения сырьевых цен на экономику
КНР. Причиной является спиралевидная
взаимосвязь: ВВП КНР замедляется — глобальный спрос на сырье снижается — металлы и сырье падают в цене — поставщики сырья в Китай несут потери, и их
валюты девальвируются — спрос на китайские товары падает — происходит новое снижение ВВП КНР. В какой-то момент цены перестают падать, и такой эффект исчезает, а восстанавливаются цены
медленнее, чем падают. Что происходит
при этом с экспортерами сырья, от состояния которых, как мы видим, также зависят экспорт и рост ВВП в КНР?
На примере таких экспортеров сырья
в КНР, как Австралия, Канада, Бразилия,
видно, что падение их валют вело к сокращению импорта, в том числе из КНР,
но снижались и затраты. Так, за три года
экспорт железной руды в тоннах из Австралии в КНР вырос на 60%, выросла
и доля рынка, так как страна ввела
огромный объем мощностей к 2014 году.
А как дела у российских экспортеров?
К сожалению, даже имея лучшие, чем
у конкурентов, производства и месторождения (в черной металлургии, в добыче
нефти и газа), российские экспортеры не
всегда могут расширить присутствие на
зарубежных рынках, особенно китайском. Всплеск активности был на первом
этапе девальвации рубля в конце 2014 —
начале 2015 года, когда российские компании сектора черной металлургии успе-
ли воспользоваться тем, что затраты снизились, а долларовые цены еще не упали,
и увеличили поставки угля, руды, стали
в Китай. Но эффект был краткосрочным,
в том числе из-за отсутствия в России
стратегии расширения доли экспортеров
на «естественных» для них рынках. Если
не рассматривать «политические» потери
сырьевых рынков (Украина, Турция, частично ЕС), то главные причины:
неготовность экспортеров к циклическому снижению цен (средства отвлекались
в том числе на приобретение других бизнесов на пике цен) и отсутствие планов
по сокращению затрат;
отсутствие долгосрочной ценовой политики и системы хеджирования рисков
(кроме «Газпрома», крупные экспортеры
сырья, как и в 2008–2009 годах, не были
готовы к падению цен, не имея долгосрочных контрактов с контрагентами);
попытки властей РФ изъять у экспортеров сверхдоходы от девальвации рубля, не
думая о необходимых им инвестициях.
Для понимания текущей фазы сырьевого цикла важно, что, хотя КНР — крупнейший потребитель, не только китайцы
виноваты в снижении цен. Цены на
нефть, газ, руду упали из-за роста конкуренции. Особенно это касается нефти, где
доминирование ОПЕК и России закончилось с ростом производства в США и отменой санкций против Ирана.
Для нас очевидно, что спрос из КНР —
не главная причина слабости рубля, повышения налогов и сокращения кредитования бизнеса. Российские бизнесы не расширяют производство, а снижают, потому
что теряют заказы, особенно от государства, занявшего слишком много места
в экономике. Бизнес теряет и имущество — из-за налога на специально завышаемую властями кадастровую стоимость
любой недвижимости. У нас результат развития по сырьевой спирали — хроническое сокращение производства и инвестиций. Нельзя рассчитывать на их рост,
Фото Романа Шеломенцева для Forbes
№03 (144) 2016
когда при плохой конъюнктуре рынка
растет фискальная нагрузка, а сокращение кредита доходит до того, что его получают только бизнесы, «необходимые» для
бюджета (госпредприятия через госбанки). Этим Россия отличается от других
стран — жертв замедления Китая.
Что будет дальше с китайским спросом на сырье и с российскими экспортерами? На экономику КНР в 2016 году
сильно повлияет девальвация юаня. Если
юань подешевеет к доллару, например,
на 10% за год (в дополнение к 2,4% в 2014
году и 4,2% в 2015 году), это поддержит
экспорт. Правда, когда бывший много
лет стабильным юань перейдет на уровень около 7,5 за $1, произойдет отток капитала. В 2011–2013 годах юань вырос
к доллару примерно на 13%, что вызвало
приток десятков миллиардов долларов
из-за границы в «кэрри-трейд», и эти
деньги в основном еще в Китае из-за
ограничений на движение капитала.
Если произойдет снижение курса,
наиболее вероятным последствием станет дефицит долларового финансирования бизнеса и сокращение импорта, то
есть новое снижение сырьевых цен. Китайский бизнес понесет потери прибылей и рыночной капитализации,
но в итоге снизит издержки. Это плохо
для экспортеров сырья, ориентированных на КНР, в том числе для России, Австралии, Бразилии.
Вероятным сроком финальной в этом
цикле девальвации юаня и возможного
«дна» сырьевых цен можно считать период достижения долларом максимального курса к основным валютам (1,0–1,05
к евро и 130 к иене). Это произойдет, скорее всего, во втором или третьем квартале 2016 года, когда основные шаги ФРС по
подъему ставки будут совершены (и до
президентских выборов в США — если
выиграют демократы, то политика ФРС
не изменится).
Отскок цен (но не разворот тренда) может произойти и раньше, так как впервые
с 2006 года суммарная экспозиция спекулянтов на рынке сырья стала отрицательной, то есть пессимизм достиг таких масштабов, что все играют на снижение.
Обычно это признак скорого разворота.
А суммарный индекс сырьевых цен (CRB)
находится на долгосрочном уровне, который говорит о перепроданности.
У российских властей отскок цен
(10–20% за 1–2 месяца) может создать ошибочные ожидания того, что кризис кончился и скоро можно будет жить «как
прежде». За отскоком может быть новое
«дно», но в целом нефть, цветные металлы и, возможно, газ пройдут минимальные уровни цен в 2016 году. Но ни за год,
ни за три или четыре года цены на нефть
и металлы не вернутся на докризисный
уровень. Поэтому выиграют те страны,
которые преуспеют в снижении сырьевой зависимости своей экономики.
№03 (144) 2016
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
Несмотря на нестабильность в экономике, в 2015 году на рынке
было несколько крупных сделок — венчурные капиталисты
продолжают вкладываться в интернет-бизнес. А некоторые
сделки, напротив, сорвались. Какие компании привлекают
инвесторов? Сколько стоит бизнес в новых условиях? Чей бизнес
растет быстрее?
Над проектом работали:
Галина Зинченко,
Анастасия Карпова,
Елена Краузова,
Петр Руденко,
Павел Седаков
Редакторы:
Ирина Телицына,
Дмитрий Филонов
048/049
Рейтинг/интернет/
капитализация
№03 (144) 2016
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
Выход есть
Какие компании могут рассчитывать на интерес
инвесторов в кризис.
В декабре 2015 года фонд
Naspers завершил сделку по покупке
50,5% акций Avito. Компания, созданная
в России двумя шведскими предпринимателями, с учетом долга была оценена в $2,7 млрд.
Значит ли это, что все доски объявлений теперь
могут рассчитывать на те же мультипликаторы
при оценке? Вовсе нет.
В фонде iTech Capital отмечают, что перспективность отрасли перестает быть решающим фактором для принятия инвестиционных решений. Фокус смещается на эффективность конкретной компании, ее показатели, достижения, бизнес-модель,
команду — все то, что позволяет более тщательно
подойти к оценке рисков.
«Деньги получают не те, кто просто создает чтото интересное и перспективное, а те, кто принципиально меняет индустрию», — анализирует заметные сделки года Алексей Соловьев, управляющий директор Prostor Capital. Avito обошла
абсолютного монополиста в сфере частных объявлений — компанию «Из рук в руки» — как раз за
счет новой модели бизнеса. Фонд Baring Vostok
в этом году вкладывался в сервис по покупке подержанных автомобилей CarPrice (в том же раунде
Almaz Capital увеличил свою долю) и в картографический сервис 2ГИС (с фондом ru-Net Леонида
Богуславского). Обе компании предложили рынку
новые модели.
Максим Шеховцов, управляющий партнер фонда Genesis Technology Capital, считает, что ситуацию с курсом рубля можно воспринимать и с оптимизмом: «Как никогда выгодно инвестировать
Текст:
Ирина Телицына
в компании с разработкой продуктов в России».
Правда, важным фактором для инвесторов становится наличие выручки в устойчивых валютах.
Тот же 2ГИС, например, работает на Кипре, в Падуе, Венеции, Праге, Сантьяго и Дубае.
Если смотреть на крупнейшие раунды венчурного финансирования не только в России, можно
увидеть и очевидный тренд смещения интереса от
бизнеса только в онлайне к сервисам, которые помогают связать офлайн с онлайном, так называемым online-to-offline, — это и Uber, и Gett, и Airbnb,
и Food Panda, и Instacart. «Если раньше такие модели ограничивались простыми досками объявлений, то тренд последних лет — это получение
транзакционной комиссии, что позволяет перейти
от классической рекламной выручки в онлайне
к делению большего офлайн-пирога. Ведь основные рынки как были в офлайне, так еще долго там
и останутся», — говорит Евгений Тимко, инвестиционный директор InVenture Partners.
Алексей Тукнов, директор по инвестициям
Maxfield Capital, отмечает, что на первый план выходят бизнес-модели, ориентированные на гибкие
и менее затратные способы предоставления сервисов, на снижение неэффективного простоя ресурсов. «Новые решения придут в застоявшиеся с точки зрения цифровых инноваций отрасли», — прогнозирует он.
Так что инвестиции в интернет-компании точно будут. И «выходы» из бизнеса тоже. Хотя бы потому, что рынок консолидируется и более крупные
игроки будут покупать более мелких. Если, конечно, те работают эффективно.
20 интернет-компаний
с самой высокой стоимостью
Выручка 2015
без НДС,
млрд руб.
Выручка 2014,
млрд руб.
Посещаемость
в месяц, млн
Число
визитов*
сотрудников
Стоимость,
$млн
Дмитрий
Гришин
38,5 F
35,8
1600
3500
4700
2000
Аркадий
Волож
41,7 (9 мес.)
50,8
1800
5600
4300
доска объявлений
2007
Йонас
Нордландер
4,5 (9 мес.)
4,3
159
857
2400
Юлмарт
интернет-торговля
2008
Сергей
Федоринов
46,9
48,5
17,6
5362
1100
Exist
интернет-торговля
1999
Владислав
Доморацкий
30 e
26 e
9,2
н/д
700
Ozon Group
интернет-торговля
1998
Дэнни
Перекальски
39,6
32,2
22,3
3100
680
Wildberries
интернет-торговля
2004
Татьяна
Бакальчук
36,6
27,1
17,8**
4500
630
Ситилинк
интернет-торговля
2008
Михаил
Славинский
30,7 e
34,2 e
11,2
2848
530
Gett
сервис заказа такси
2010
Виталий
Крылов
16 e*
н/д
10
150
500
Emex
интернет-торговля
1999
Дмитрий
Солдаткин
22 e
н/д
3,4
н/д
360
Biletix
путешествия
2009
Александр
Сизинцев
13,2
7
2,1
75
300
Lamoda
интернет-торговля
2010
Нильс
Тонзен
17,6 e
9,5
11,1
5000
300
220Вольт
интернет-торговля
2002
Алексей
Федоров
15 e
12 e
4,5
900
245
KupiVip
интернет-торговля
2008
Владимир
Холязников
14,1
10,7
5,4
1113
240
OneTwoTrip
путешествия
2011
Михаил
Соколов
1,2 e
1e
0,9
100
200
Aviasales
путешествия
2010
Константин
Калинов
0,9 e
н/д
5,8**
98
150
SeoPult
интернет-маркетинг
2008
Алексей
Штарев
6e
2e
0,7
230
150
Утконос
интернет-торговля
2000
Николай
Щербань
6,5 e
5e
1,2
3000
150
2ГИС
сервис геолокации
1999
Александр
Сысоев
4,3
4,1
41
3500
150
ЦИАН Групп
доска объявлений
2014
Максим
Мельников
0,9 e
0,4 e
6,4
н/д
115
Компания
Сфера деятельности
Год
основания
Генеральный
директор
Mail.ru Group
почта, соцсети, игры
1998
Яндекс
поиск, реклама, сервисы
Avito
f — прогноз (forecast), e — оценка (estimated). * Данные по Similarweb на январь 2016 года. ** Только зона .ru
В нашем рейтинге должны были быть как минимум еще две компании. Почему их нет? Мессенджер Telegram, который еще в России начала
создавать команда Павла Дурова, оценивать не
имеет смысла — сам основатель в интервью
Mashable заявил, что внешних инвесторов у мессенджера нет и не будет. А холдинг Rambler&Co
не раскрывает финансовых показателей — те, кто
в курсе, связаны соглашением о конфиденциальности, а оценки по имеющейся информации расходятся в разы, учитывая разнообразие активов
компании. Мы посчитали более правильным не
оценивать его вовсе.
Как мы считали
Данные по выручке (без НДС) предоставлены самими компаниями. В иных
случаях приводится оценка, полученная путем опроса участников рынка и
аналитиков. Мы брали компании, изначально делавшие ставку на бизнес в
интернете, созданные в России либо
оперирующие в основном на российском рынке. В рамках этого проекта
нет компаний из быстрорастущей сферы финтеха, бизнес-модель которых
сильно отличает их от прочих участни-
ков. Капитализация публичных компаний приведена по данным биржи на
1 февраля 2016 года. Все прочие цифры по стоимости — экспертная оценка
Forbes. Для каждой компании они рассчитаны по мультипликаторам аналогов, сделкам, оценкам венчурных капиталистов. Благодарим за консультации
экспертов iTech Capital, UFG, InVenture
Partners, Genesis Technology Capital,
Maxfield Capital, Prostor Capital, Almaz
Capital и Venture Angels.
050/051
Рейтинг
20
№03 (144) 2016
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
1
Mail.ru Group
Стоимость: $
4700
млн
Год основания: 1998
Сайт: mail.ru, vk.ru, ok.ru
37%
Цифра:
рекламных объявлений в мобильной рекламной сети
myTarget, которую весной 2015 года
запустила группа, размещают компании из Китая
почта,
соцсети,
игры
Дмитрий Гришин, соучредитель и исполнительный
директор, владеет 1,84% акций
компании
Mail.ru Group впервые стала самой дорогой компанией рунета, обогнав бессменного лидера, «Яндекс». Несмотря
на кризис, сегменты мобильной рекламы и рекламы в соцсетях продолжают расти. Выручка «ВКонтакте», которую группа в 2015 году консолидировала, выросла за три квартала на
41,2%. Монетизируют соцсети не только за счет рекламы —
в «Одноклассниках» появилась опция денежных переводов
между пользователями (совместный проект с ВТБ24). И, что
важно, зарабатывает компания не только в России: осенью ее
игра Armored Warfare вышла на четырех языках, всего через
месяц после запуска в России.
3
Avito
Стоимость: $
2400
Год основания: 2007
Сайт: avito.ru
16,6%
Цифра:
посетителей сайта
в ноябре 2015 года, по данным
TNS, зашли с мобильных устройств
млн
доска
объявлений
У основателей
(на фото — Йонас Нордландер)
после сделки
с Naspers осталось 10% акций
компании
Основной доход сервису приносят плата за
продвижение объявлений и реклама. В ноябре 2015 года
холдинг Naspers из ЮАР увеличил долю в компании, основанной шведскими предпринимателями Йонасом Нордландером и Филипом Энгельбертом, до 67,9%. Крупнейшая
в рунете доска объявлений закрепилась в рядах «единорогов» — быстрорастущих компаний с оценкой выше
$1 млрд. Другие важные события года: компания запустила сервис контекстной рекламы «Avito Контекст» и купила
логистический стартап CheckOut.
2
Яндекс
Стоимость: $
4300
млн
Год основания: 2000
поиск,
реклама,
сервисы
Основатель Аркадий Волож стремится зарабатывать
не только в рублях — осенью запустили приложение
для Мексики и Бразилии
Сайт: yandex.ru
72,5
Цифра:
млрд рублей — общий
объем продаж с января по октябрь
2015 года на «Яндекс.Маркете», где
представляют свои товары 18 000
магазинов
«Яндекс» разными способами стремится увеличить долю нерекламных доходов в выручке. Поисковик покупал
компании, например Auto.ru (вместе с другими тематическими
досками объявлений выделяется в новую структуру «Яндекс.
Вертикали»). Создавал с нуля новые сервисы — «Яндекс.Такси»
выстрелил и выделяется в отдельную компанию, а вот проект
«Яндекс.Мастер» закрыли. Вступал в партнерства: хотя сотрудничество с агрегатором логистических сервисов Multiship не
сложилось, «Яндекс» выкупил у компании саму платформу. На
ней запустили «Яндекс.Доставку», которой могут пользоваться
для отправки в регионы любые интернет-магазины.
4
Юлмарт
Стоимость: $
1100
Год основания: 2008
Сайт: ulmart.ru
22 500
Цифра:
кв. м — площадь
достроенного в 2015 году флагманского центра обработки заказов
в Санкт-Петербурге
млн
интернетмагазин
Дмитрий Костыгин,
основной владелец
«Юлмарта», не отказывается от планов
провести IPO в Лондоне
Онлайн-гипермаркет, начинавший с продаж
техники и электроники, последовательно осваивает все новые категории. Сейчас в ассортименте 120 000 наименований,
включая появившиеся в этом году зоотовары и канцелярские
принадлежности. В рамках перехода к формату
marketplace — площадки-агрегатора, или витрины, где за комиссию выставляются товары других ритейлеров, — запущены проекты по продаже автозапчастей и товаров для дома со
складов поставщиков. За год открыто более 100 новых пунктов выдачи заказов (всего их 443) в 54 городах. В автопарке
компании 300 машин разного тоннажа.
Фото Артема Голощапова для Forbes, Евгения Дудина для
Forbes, Александра Щербака / Коммерсантъ, Александра
Карнюхина для Forbes, Семен Кац для Forbes, Константина
Чалабова / РИА Новости, из личного архива
5
Exist
Стоимость: $
700
млн
Год основания: 1999
интернетмагазин
Владислав Доморацкий не
общается с инвесторами и не
берет кредитов
Сайт: exist.ru
2,5
Цифра:
млн поисковых запросов поступает ежедневно в систему заказов Exist более чем от
300 000 посетителей
Предприниматель Владислав Доморацкий
и его партнеры Максим Мартынов и Алексей Белов создали один из первых интернет-магазинов в рунете, специализация — автозапчасти. Забрать покупку можно в одном
из 291 офиса по всей России (собственных и франчайзинговых). 10–15% продаж приходится на корпоративных клиентов — страховые компании, автомастерские в регионах.
В 2016 году Exist открыл логистический центр в Подмосковье. По данным компании, это крупнейший склад автозапчастей в Европе. (См. статью на стр. 62)
7
Wildberries
Стоимость: $
630
Год основания: 2004
Сайт: wildberries.ru
205
Цифра:
пунктов самовывоза
с примерочными работают от Мурманска до Находки
млн
интернетмагазин
Татьяна Бакальчук — мать троих детей. Она
по себе знает,
что времени
на офлайн-шопинг у россиянок
мало
Татьяна Бакальчук, преподаватель английского языка, после рождения дочери решила, что сайт с товарами из каталога Otto и Quelle принесет больше, чем репетиторство. Сегодня Wildberries.ru — один из крупнейших
в России интернет-магазинов, где представлено около
100 000 моделей обуви, одежды и аксессуаров от 2000 брендов. Штаб-квартира Wildberries.ru находится в подмосковной деревне Мильково. Компания также работает в Белоруссии и Казахстане. Выручка за год по трем рынкам за
2015 год выросла почти в полтора раза.
6
Ozon Group
Стоимость: $
680
млн
Год основания: 1998
интернетмагазин
Карьера Дэнни Перекальски начиналась в израильском
офисе Nielsen
Сайты: ozon.ru, ozon.travel, litres.ru,
ocourier.ru
20
Цифра:
млн доставок совершил
Ozon в 2015 году
Холдинг был основан в Санкт-Петербурге софтверной компанией RekSoft и издательством Terra
Fantastika. Сейчас в акционерах фонд Baring Vostok (43,6% акций), АФК «Система», ru-Net Ltd, Rakuten, Intel Capital,
Holtzbrinck и Cisco. В марте 2015 года в Ozon появился новый
гендиректор Дэнни Перекальски, до этого возглавлявший
маркетинг в «Дикси». Одним из первых его шагов стала продажа интернет-магазина обуви и аксессуаров Sapato.ru. А вот
туристическое направление развивают активно — в прошлом году Ozon.travel запустил продажу туров онлайн, оборот этого направления достиг 3 млрд рублей в месяц.
8
Ситилинк
Стоимость: $
530
Год основания: 2008
Сайт: citilink.ru
13,1
Цифра:
млн человек ежемесячно посещают сайт «Ситилинка»
млн
интернетмагазин
Михаил Славинский
уже 13 лет делает
карьеру в структурах «Мерлиона»
«Ситилинк» — розничный проект дистрибьютора компьютерной техники Merlion. Бенефициары не раскрываются, известно, что один из них — совладелец Рост-банка
Олег Карчев. В 2015 году компания расширила зону доставки
на всю территорию России, подключив почтовых операторов,
и запустила собственный круглосуточный кол-центр. Основными конкурентами в компании считают «Юлмарт», а также
«Технопоинт» и «М.Видео». В 2014 году компания уступила
пальму первенства на рынке интернет-торговли «Юлмарту»,
но идти по его пути и расширять ассортимент за счет других
товаров и услуг «Ситилинк», похоже, не собирается.
052/053
Рейтинг
№03 (144) 2016
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
9
Gett
Стоимость: $
500
млн
Год основания: 2010
сервис
заказа такси
Первым инвестором Gett Шахара Вайсера
стал миллиардер
Леонард Блаватник, до этого
поддержавший
его проект
Vigoda.ru
Сайт: gett.com/ru
$207
Цифра:
млн вложили инвесторы в онлайн-сервис заказа
такси
Проект основали предприниматели Рой Мор
и Шахар Вайсер. Сейчас заявки на поездки через приложения Gett принимают 35 000 водителей в 57 городах мира.
В России сервис работает помимо столиц в Новосибирске,
Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Красноярске, Сочи,
Ростове-на-Дону, Самаре, с января 2016 года — в Краснодаре.
После ребрендинга (GetTaxi стала Gett) в России появились
новые категории услуг: «Gett суши» — доставка набора еды
за 10 минут в пределах Садового кольца, ремонт айфонов Gett
iМастер. В Израиле работает доставка букетов, в Великобритании можно заказать шампанское с бокалами к нему.
11
Biletix
Стоимость: $
300
Год основания: 2009
Сайт: biletix.ru
12,5
Цифра:
млн ж/д и авиабилетов были проданы в 2015 году холдингом «ВипСервис», куда входит
Biletix
млн
путешествия
Александр Сизинцев более
20 лет работает
в сфере продажи авиабилетов
Travel-сервис Biletix — один из крупнейших
российских консолидаторов по продаже билетов. Сервис
позволяет полностью организовать свое путешествие через
интернет: забронировать билеты, номер в гостинице, оформить страховку. Ежемесячно ресурс Biletix посещают около 350 000 человек. У Biletix сейчас 71% продаж приходится
на путешествующих внутри страны. Самые популярные
направления — Симферополь и Сочи. Несмотря на то что
теперь клиенты предпочитают самые дешевые рейсы, за
год продажи выросли на 14%.
10
Emex
Стоимость: $
360
млн
Год основания: 1999
интернетмагазин
Гендиректор Дмитрий Солдаткин ранее курировал дистрибуцию запчастей
в компании «Рольф»
Сайт: emex.ru
50 000
Цифра:
деталей в день
продается через сайт компании
Основатель компании Михаил Кулябин начинал в конце 1990-х с поставки деталей в Россию из ОАЭ. С 2007
года он активно отстаивал позиции независимых импортеров и судился с правообладателями, чтобы получить право
ввозить автозапчасти без письменного разрешения. Некоторые тяжбы до сих пор не окончены. Сейчас основной бизнес
Emex — информационные и логистические услуги для поставщиков и покупателей запчастей. С 2014 года проект возглавляет бывший менеджер «Рольфа» Дмитрий Солдаткин.
12
Lamoda
Стоимость: $
300
Год основания: 2010
Сайт: lamoda.ru
41,8%
Цифра:
— валовая прибыль
по итогам 9 месяцев 2015 года
млн
интернетмагазин
Проект немца Нильса Тонзена входит
в портфель берлинской компании
Rocket Internet
В декабре 2010 года немецкие предприниматели
Нильc Тонзен, Флориан Янсен, Буркхард Биндер и Доминик
Пикер создали для россиян интернет-магазин Lamoda. Сегодня
в каталоге Lamoda более 2 млн товаров. Собственная служба доставки Lamoda Express работает в 66 крупных городах России,
в том числе в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде,
Новосибирске, Екатеринбурге, Самаре, Тольятти, Тюмени, Челябинске и др. В 2015 году Lamoda запустила b2b-направление и
marketplace. Любой желающий может разместить свои товары
на отдельной странице сайта Lamoda, получить доступ к единому кол-центру, а также персонального менеджера.
Фото Артем Житенев / РИА Новости, Владимира Астапковича
/ ТАСС, из личного архива, Макса Новикова для Forbes,
Валерия Шарифулина / ТАСС, Григория Поляковского /
Коммерсантъ, Марии Савельевой для Forbes
13
220Вольт
Стоимость: $
245
млн
Год основания: 2002
интернетмагазин
Алексей Федоров, учредитель
ГК «220 Вольт»,
осенью возглавил Ассоциацию
компаний интернет-торговли
Сайт: 220-volt.ru
220
Цифра:
розничных магазинов
работают по стране
Крупнейший интернет-магазин товаров для
дома и ремонта принадлежит ТД «Северо-Западный». Начинался бизнес с торговли электроинструментом и запчастями к нему, сейчас среди 175 000 позиций в онлайн-каталоге есть и посуда, и автомобильные аксессуары, и даже
зубные щетки (только электрические). Компания организует доставку не только по России, но и в Белоруссию и Казахстан. Собственные логистические центры есть в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Новосибирске
и Екатеринбурге.
15
OneTwoTrip
Стоимость: $
Год основания: 2011
Сайт: onetwotrip.com
6
Цифра: в
странах есть офисы
OneTwoTrip
200
млн
путешествия
Основатель
Петр Кутис летом 2015 года
отошел от оперативного
управления компанией
Для Петра Кутиса это уже второй проект в данной сфере — он участвовал и в создании Anywayanyday,
с которым ныне конкурирует. Сервис выступает в роли
интернет-агента, позволяя клиентам самостоятельно бронировать рейсы 800 авиакомпаний, включая лоукостеры,
и номера в 750 000 отелях мира. Среди инвесторов
OneTwoTrip — фонды Atomico и Phenomen Ventures. Осенью 2015 года стало известно, что $4 млн в сервис вложил
и шведский фонд Vostok New Ventures, в портфеле которого
есть акции и других участников рейтинга — компаний
Avito и Gett.
14
KupiVip
Стоимость: $
240
млн
Год основания: 2008
интернетмагазин
Запуская стартапы
в России, Оскар
Хартманн всегда
делает ставку на копии успешных на
других рынках моделей
Сайт: kupivip.ru
1113
Цифра:
штатных сотрудников
работали в KupiVip в 2015 году
KupiVip создан Оскаром Хартманном, скопировавшим идею работающей с 2001 года французской компании
Vente Privee. У интернет-магазина распродаж более десятка
портфельных инвесторов, в том числе Russia Partners,
Balderton Capital, Bessemer Venture Partners, Accel Partners,
Mangrove Capital Partners. В апреле 2015 года компания выкупила у Ozon интернет-магазин Sapato.ru, а в сентябре вышла
в офлайн. В столичном ТРЦ «Гагаринский» открылся первый
магазин под брендом KupiVip. Пункты выдачи заказов заработали в Москве, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону и в Казахстане. В реальном мире устроили несколько распродаж.
16
Aviasales
Стоимость: $
150
Год основания: 2010
Сайт: aviasales.ru
22 000
Цифра:
рублей — средняя
стоимость заказанных через сервис билетов за январь 2016 года
млн
путешествия
Фонд Глеба Давидюка iTech Capital
вложил в сервис
$10 млн
Компания Aviasales — один из крупнейших российских поисковиков авиабилетов — выросла из личного блога
основателя Константина Калинова. Он довольно много летал по
миру и начал публиковать попавшиеся ему спецпредложения
авиакомпаний со скидками. Сначала это помогло экономить на
перелетах ему самому, а потом и посетителям его сайта. Ресурс
не продает авиабилеты, но помогает в поиске самых дешевых — система мониторит и сравнивает предложения
от 728 авиакомпаний, 45 агентств и 5 систем бронирования.
В 2010 году Калинов перевез бизнес на остров Пхукет, штабквартира разместилась в трехэтажной вилле.
054
Рейтинг
20
№03 (144) 2016
Фото Евгения Гурко / Коммерсантъ, Дмитрия Собченко
для Forbes, Григория Дукор / Reuters
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
17
SeoPult
Стоимость: $
150
млн
Год основания: 2008
интернетмаркетинг
Экспансия за
рубеж — одна из
главных задач
гендиректора
Алексея Штарева
Сайт: seopult.ru, seopult.pro
420 000
Цифра:
онлайн-проектов продвигают себя с помощью
сервиса
Сооснователь SeoPult Николай Евдокимов, будучи студентом МГТУ им. Баумана, зарабатывал на организации рок-концертов. На одном из них он и познакомился с будущим партнером, маркетологом Игорем Авраменко. Третий основатель — программист Павел
Юшкевич. С помощью их сервиса клиенты в России, Европе и Юго-Восточной Азии могут сами продвигать свои
сайты в поисковых системах и вести контекстные рекламные кампании. Правда, поисковики все чаще меняют алгоритмы выдачи, а конкуренция на рынке SEOоптимизации растет.
19
2ГИС
Стоимость: $
150
Год основания: 1999
Сайт: 2gis.ru
$40
Цифра:
млн привлек сервис
от Baring Vostok и ru-Net
млн
сервис
геолокации
Александр Сысоев основным
конкурентом
теперь считает
Google
Штаб-квартира компании 2ГИС находится
в Новосибирске. Местный предприниматель Александр
Сысоев придумал, как можно заработать, соединив электронную карту города со справочником. Теперь сервис не
только опозволяет риентироваться в 250 городах России
и зарубежья, но еще и показывает карты терминалов аэропортов и схемы этажей в 240 российских торговых и выставочных центрах. В 2015 году добавили информацию
о пробках на карты 25 городов, включая Москву. Деньги инвесторов пойдут на усиление позиций в европейской части России.
18
Утконос
Стоимость: $
150
млн
Год основания: 2000
интернетмагазин
Алексей Мордашов
ушел с поста гендиректора «Северстали», чтобы «перераспределить
время и усилия
в пользу управления портфелем активов»
Сайт: utkonos.ru
400
Цифра:
автомобилей Ford из
собственного автопарка компании
развозят продукты из распределительного центра в Подмосковье
Крупнейший в России онлайн-магазин продуктов питания (30 000 наименований в ассортименте) входит
в состав «Севергрупп», управляющей активами владельца
«Северстали» Алексея Мордашова. Офлайн-ритейлеры начали осваивать новый для себя канал: в 2015 году онлайн-гипермаркет появился у сети «О’Кей», «Магнит» тестирует опцию
доставки продуктов в Краснодаре. А «Утконос», у которого инфраструктура уже есть, усиливает команду — в конце года
коммерческим директором стала Надежда Кучер из Spar,
а гендиректором назначен Николай Щербань, за плечами которого 18 лет карьеры в FMCG.
20
ЦИАН Групп
Стоимость: $
115
Год основания: 2014
Сайты: cian.ru, realty.dmir.ru, emls.ru
1,4
Цифра:
млн объявлений об
аренде и продаже недвижимости
размещено на трех порталах группы
млн
доска
объявлений
Гендиректор Максим Мельников уверен в перспективах
онлайн-подбора
недвижимости —
это удобно
Владельцы «Промсвязькапитала» Дмитрий
и Алексей Ананьевы объединили в «ЦИАН Групп» купленные ими доску объявлений о недвижимости портала «Деловой мир», портал cian.ru и его аналог в Санкт-Петербурге —
сервис emls.ru. В январе 2015 года стало известно, что 27%
«ЦИАН Групп» приобрела группа инвесторов, возглавляемых фондом «Эльбрус Капитал». Главный доход приносит
cian.ru, существующий с 2001 года. В 2015 году его перезапустили — дизайн делала студия Артемия Лебедева, появилось
и мобильное приложение. Сегодня «ЦИАН Групп» работает
в 20 регионах.
056/057
№03 (144) 2016
Игры/прокачка персонажа/
танки
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
Эпические
боссы
Бизнесмены меняют миры компьютерных игр,
а игры меняют их.
Текст:
Дмитрий
Филонов,
Петр Руденко
Иллюстрация:
Bogusfreak
Секретарша в приемной поправляла маникюр, когда в офис издателя известной многопользовательской игры вошел представительный
мужчина лет пятидесяти в сопровождении фактурных «крепышей». «Я играю в вашу игру. У меня возникли проблемы. Я хочу поговорить с руководством», — вежливо, но настойчиво попросил мужчина. Девушка отказала, мужчины не
поняли. Под напором гостей секретарь вызвала
главного инженера игры. Бизнесмен перешел
прямо к делу: «Вы зачем мой меч забрали?» Объяснение правил игры, согласно которым нельзя
покупать артефакты за реальные деньги, а нужно
зарабатывать их в виртуальном мире, для гостя
стало неприятной неожиданностью — за меч 9-го
уровня он отдал 120 000 рублей. Мужчина настоял, чтобы разбудили владельца компании, находившегося в тот момент в США, и предупредил
его, что, если проблема не решится, встретит его
лично у трапа. Закончился инцидент благополучно, за ужином в ресторане. Меч, правда, не
вернули, но, познакомившись с главой компа-
нии, бизнесмен отныне решал все свои игровые
проблемы с ним.
Многопользовательские ролевые игры (MMORPG),
где в виртуальном мире надо проходить задания,
бороться с другими участниками и развивать своего персонажа, добывая доспехи, оружие, валюту, уже
много лет остаются самыми массовыми и популярными. В России на них приходится 40% выручки
игровой индустрии, которая, по прогнозам аналитиков J’Son & Partners, в 2016 году должна догнать по
объему рынок телерекламы и достичь почти
$2 млрд.
На играх зарабатывают не только разработчики
и издатели. Есть масса игроков, которые торгуют
в офлайне внутриигровыми предметами. Правила
это допускают? Не совсем. Мешает ли это игре?
«Чем больше бизнесов вокруг твоего бизнеса, тем
больше сам бизнес», — уверен Владимир Никольский, операционный директор Mail.ru Group, которая заработала на играх в 2014 году 8,4 млрд рублей.
Кто готов тратить миллионы рублей на развитие
своих персонажей и кто зарабатывает на этой торговле?
Шляпа Blue Partyhat
Игра: RuneScape
Цена: $
Космический корабль
Revenant
1680
Игра: EVE Online
Цена: $
9000
Яйцо динозавра
Игра: Entropia Universe
Цена: $
70 000
Молот «Отголосок
ярости»
Игра: Diablo 3
Цена: $
Арбалет «Мантикора»
Парные мечи Неиссякаемой Сущности
Игра: Diablo 3
Цена: $
3500
Игра: Lineage II
Цена: $
20 000
Развлекательный центр
Игра: Entropia Universe
Цена: $
635 000
Винтовка AWP Dragon
Lore
Меч Dragon Slaying
Игра: Age of Wulin
Игра: СS:GO
Цена: $
1250
Золотая сковорода
Игра: Team Fortress 2
Цена: $
5500
Цена: $
16 000
14 000
058/059
№03 (144) 2016
Игры/прокачка персонажа/
танки
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
Глава клана
«Я человек из 1990-х, мне привычнее в лицо все говорить. Я когда к ним шел из-за меча ругаться, кроме крепышей и нож с собой взял», — продолжает
свою историю геймер. Трудно представить, что
этот дорого одетый владелец нескольких бизнесов
проводит по пять-семь часов в день в роли рыцаря,
руководящего кланом игроков. Просыпается бизнесмен обычно в 5 утра, когда начинают играть соратники из Хабаровска. В его смартфоне несколько
сотен контактов людей, с которыми он познакомился в игре.
Как все начиналось? Пять лет назад он вернулся
домой и застал сына-девятиклассника в слезах.
Школьник год «прокачивал» (делал сильнее) персонажа в игре вместе с другом, но тот обманул его, сменив пароли и присвоив все себе. «Я решил разобраться. Попросил помощницу установить игру и зарегистрировался под своим именем. Я даже не знал, что
имя персонажа можно выдумать», — вспоминает он.
Как прокачивается персонаж? Нужно проходить
задания, участвовать в битвах, находить для него артефакты, оружие и доспехи. Но это долгий процесс.
Спросив своего айтишника, как можно ускорить дело, бизнесмен узнал, что в игре все покупается за
виртуальное серебро, а его можно купить за реальные деньги. Он сразу приобрел 7 млрд единиц серебра за 1 млн рублей. В масштабах его основного бизнеса, объясняет он, это не деньги. Но для игры это
очень большая сумма, персонаж Георгия сразу стал
одним из сильнейших. (Играл он вместе с сыном,
тот сразу забыл про предательство друга.) Через два
часа все в игре знали, что в ней появился «ненормальный», который может изменить их жизни не
только в виртуальном пространстве, но и в реальной жизни.
Первое время виртуальный олигарх вел себя
странно — раздавал вещи и валюту другим игрокам.
«У меня было представление, что там играют только
дети. Они просили, я давал. Потом сын объяснил, что
многие из них такие же взрослые», — оправдывается он. Первые серьезные вещи, или «шмот», как говорят геймеры, Георгий приобрел за $20 000 у лидера
одного из кланов, главенствующих в игре на тот момент, под ником Паша. По словам Георгия, тот оказался депутатом Верховной рады Украины.
Вокруг Георгия сразу начал образовываться новый клан, который набирал силу при его финансовой поддержке. «У меня уже был лучший шмот. Но
если появлялась вещь, я никогда не спрашивал цену
и покупал, а потом делился с ребятами», — говорит
бизнесмен. Несмотря на то что покупать вещи за реальные деньги нельзя, руководство игры закрывало
на это глаза и даже помогало ему возвращать вещи,
если продавцы его «кидали». «Я просил администра-
торов игры забрать не только мою вещь, но и все вещи нечестного продавца. Возвращал после извинений: учил их как мог», — рассказывает Георгий.
Щедрость Георгия, которого игроки с уважением
стали называть «дядей», распространилась и на реальную жизнь. Он начал устраивать встречи клана
в своих ресторанах, оплачивая иногородним проезд
и проживание. Купил два десятка военных билетов
для своих игроков, помогал деньгами на лечение
родственников, покупал машины и даже квартиры.
Сейчас он помогает семье из Молдавии, все члены
которой в несколько смен прокачивают ему персонажей.
Зачем нужны кланы? Объединение игроков упрощает процесс игры — некоторых «боссов» (сильные
игровые существа) можно убить только всей толпой,
к тому же так легче защищать свои владения от атак
противников. «Я хотел просто выполнять квесты
в свое удовольствие, поединков пытался избегать», — рассказывает Георгий. Но его вынудили воевать. В игре появился клан, победивший даже «депутата Пашу». Его лидеров никто не знал. Во время
одной из битв девятерых соратников Георгия побили два чужих с тем же уровнем. «Это было абсолютно невозможно», — возмущается он. Заподозрив, что
за могущественными игроками стоят администраторы игры, Георгий опять обратился к руководителю игровой компании. А когда тот не поверил, начал собирать доказательства.
Он кинул в игре клич, что выдаст $10 000 тому,
кто добудет запись голосов боссов нового клана.
Знакомый хакер во время одной из битв должен
был устроить атаку на соперников, что давало клану Георгия преимущество. Хакерская программа
тормозила чужих персонажей, из-за чего подозреваемый разразился гневной тирадой в голосовом
чате своей команды. Запись Георгию тут же прислали из Великих Лук. «Стукачи есть в каждом клане», — объясняет он.
Через несколько дней бизнесмен бесцеремонно
вытащил владельца игровой компании с переговоров, размахивая перед его лицом флешкой с записью. Голос действительно принадлежал администратору игры. Правда, «расправу» пришлось отсрочить на несколько дней — сотруднику дали довести
до конца подготовку очередного обновления. Его подельником оказался руководитель магазина артефактов в игре. Уволены были оба — выяснилось, что
они не только нарушили корпоративный запрет на
участие в играх компании, но и заработали миллионы рублей, продавая за реальные деньги предметы
из магазина, который сами контролировали. Георгий выкупил у хакера тормозящую игроков программу и сдал ее руководству игры, чтобы повысить уровень безопасности.
Сколько Георгий потратил на игру? Однажды девушка, подбиравшая ему вещи в игре, объявила
о накопившемся долге перед продавцами на 9 млн
рублей. «Я, конечно, вещи сразу вернул, спросив
у продавцов, сколько я им уже заплатил. Оказалось,
что около $400 000», — говорит Георгий. После этого
он выставил ассистентке, расплачивающейся с поставщиками, месячный лимит на 1,5 млн рублей.
В эту сумму не входят покупки в официальном магазине игры — примерно на 200 000 рублей в неделю. Много ли это в рамках игры? Когда Георгий выходил из игры на год, курс внутренней валюты упал
с 130 до 13 рублей за миллион единиц серебра.
Сейчас он вернулся и вступил в бой с уже бывшим депутатом Верховной рады Украины Пашей.
Однако от прежнего клана Георгия остались лишь
пара десятков игроков. «Почти все предали, я в реальной жизни видел много плохого, здесь все так
же», — говорит он. За то время, что он играет, сын
окончил школу и поступил в институт. «Игра — это
плохо, это зависимость, — говорит бизнесмен, который тратит теперь гораздо меньше денег на артефакты. — Зато сколько впечатлений». Партнеры по
бизнесу о его увлечении не знают. Почему бы ему
не инвестировать в разработку игр? Георгия удивляет сама постановка вопроса: «Это же хобби, не надо смешивать его с бизнесом». Однако такой идеологии придерживаются не все.
Деньги на играх
Солист группы «Руки вверх» Сергей Жуков в начале 2000-х увлекся популярной игрой «Бойцовский
клуб». «Я был тогда на одной из встреч топ-игроков
«Бойцовского клуба», — вспоминает топ-менеджер
компании, специализирующейся на защите информации. — У ресторана стояли дорогущие иномарки, а внутри тусовались солидные дядьки». Как
рассказывают несколько собеседников Forbes, дорогие покупки в то время в играх часто делали чиновники и олигархи, а также их дети.
У Жукова серьезная игра пошла после того, как
ему продали меч за $10 000. «Продавец оказался членом одного из кланов. Я потом в этот клан вступил,
и мы сделали его самым крутым в игре», — вспоминает Жуков. Онлайн-общение переросло в бизнеспроект. Члены клана Сергей Жуков, Игорь Мацанюк
и Никита Шерман создали игровую компанию IT
Territory, которая в день продавала артефактов в своих играх на $50 000. Позднее ее купила Mail.ru
Group, сумма сделки на разглашалась. Шерман позже руководил сервисом знакомств «Мамба» и «Одноклассниками», Мацанюк создал игровую компанию GameInsight и стал венчурным инвестором.
Процесс прокачки персонажей в начале 2000-х
был гораздо сложнее, чем сейчас. «В начале нулевых
Реальное серебро
Продажи самых популярных игр в 2015 году, $млн
Персональные компьютеры
1628
League of Legends
CrossFire
Dungeon Fighter Online
World of Warcraft
World of Tanks
Lineage I
Maplestory
DOTA 2
Counter-Strike: Global Offensive
Grand Theft Auto V
446
339
253
238
221
205
814
1628
1052
Мобильные устройства
Clash of Clans
Game of War: Fire Age
Puzzle & Dragons
Candy Crush Saga
MonsterStrike
Candy Crush Soda Saga
Fantasy Westward Journey
Colopl Rune Story
Disney Tsum Tsum
Boom Beach
518
451
356
326
297
799
729
682
674
Консоли
Call of Duty: Advanced Warfare
FIFA 15
Grand Theft Auto V
Destiny
Call of Duty: Black Ops III
FIFA 16
Fallout 4
Star Wars Battlefront
Madden NFL 16
Madden NFL 15
355
332
322
291
224
212
108
106
76
73
Источник: SuperData Arcade
платежные системы были не очень развиты, их
роль выполняли дилеры», — объясняет механизм
продаж Владимир Никольский из Mail.ru Group.
Дилеры не были сотрудниками игровых компаний,
но пользовались доверием у обеих сторон: игрок,
который хотел купить какой-то предмет, платил дилеру, а тот передавал деньги в компанию. Дилеры
же налаживали торговлю между игроками, когда
кто-то готов был продать заработанные предметы.
Когда стало понятно, что в играх есть деньги, многие сообразили, что на этом можно строить бизнес.
Как добывать игровые предметы высокого уровня? Например, можно купить у разработчиков
1345
060/061
№03 (144) 2016
Игры/прокачка персонажа/
танки
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
игры — за деньги они могут создать уникальный
меч, доспех или другой предмет. «Был случай, когда
игрок купил катану за $25 000, а потом разработчики подарили ему такую же, но уже настоящую», —
рассказывает один из собеседников Forbes. Кроме
того, вещи можно «затачивать» — предмет начального уровня постепенно улучшается при совершении определенных действий, а «заточки» покупаются у игровой компании. Этот процесс достаточно
долгий, при этом есть опасность, что предмет во
время заточки «сломается» .
Как рассказывает Данила Игорев, известный в
виртуальном мире под псевдонимом Даниил Дефо,
он был свидетелем создания нескольких дорогих
предметов — сам заточил за $20 000 пару мечей,
они стали самыми мощными в игре на тот момент.
А его знакомый потратил на заточку «Кольца Королевы муравьев» около $50 000. «На тот момент
столько стоила однокомнатная квартира в Екатеринбурге», — говорит Дефо. Такие предметы дают
преимущество в игре. К тому же обладание ими делает персонажа уникальным. «Твоего персонажа
все видят. И когда ты приходишь на тусовку, все хотят познакомиться. Это вот про это», — уверяет Никольский.
Сколько можно заработать на продаже предметов?
Дефо, у которого есть собственный магазин, говорит,
что крупных сделок совершается несколько десятков, основную выручку магазинам приносит торговля виртуальной валютой. «Заработок же сейчас
происходит на небольших заказах, от 300 до 1000 рублей», — признает он. По его словам, торговля
в играх в России имеет микроскопический размер,
месячные прибыли сайтов — это десятки, реже сотни тысяч рублей. «Однако и для российского рынка
есть исключение: торговля предметами для игры
в CS:GO», — говорит Дефо. По его оценке, ежедневный оборот csgo.tm, одного из крупнейших сайтов
для любителей этой игры, исчисляется миллионами
рублей, сайт берет со сделок 10% комиссии.
Предпринимались и попытки создать своеобразные маркетплейсы для геймеров разных игр, где
они могли бы торговать друг с другом. Первооткрывателем на этом поприще, по словам Дефо, была
компания IGE (Internet Gaming Entertainment)
с офисами в нескольких странах, включая Гонконг
и США, а одной из самых массовых сейчас является
площадка G2G.com. «Издателей игр не сильно волнует, как именно строят игроки свои взаимоотношения, и это правильно. Это дело игроков, а не издателей. Это отношения внутри игрового сообщества,
пусть и материальные», — уверяет Дефо. Никольский из Mail.ru Group объясняет, что, с одной стороны, это создает дополнительный интерес к игре, но
с другой — покупая готового персонажа, игровая
компания лишается либо времени, затраченного
игроком, либо его денег в официальном магазине.
«Запретить черный рынок практически невозможно, если будет спрос, то найдутся предложения», —
говорит он.
Танк для космодрома Восточный
Сделка по продаже аккаунта в игре World of Tanks
за 110 000 рублей пока является рекордной для магазина Wotakk Александра Вейза. Покупателем
оказался один из руководителей стройки космодрома Восточный. «Со многими покупателями я
встречаюсь лично, с некоторыми даже открыл совместный бизнес», — рассказывает Вейз. Его магазин специализируется только на игре World of
Tanks от компании Wargaming — его клан был одним из лидеров в игре.
Простота игры, которая заключается в коротких
сессиях танковых боев, и историческая достоверность военной техники сделали World of Tanks
сверхпопулярной. В январе 2016 года, например, госкомпания «Ростелеком» решила купить танков на
1 млрд рублей, чтобы дарить их своим абонентам.
Сама компания Wargaming вошла в пятерку самых
прибыльных в мире игр в своей категории, заработав в 2015 году более $450 млн. Компания владеет
банком на Кипре и рекламирует свою игру по федеральным телеканалам в прайм-тайм.
В World of Tanks прокачка аккаунта требует времени. На этом и зарабатывает Вейз, предлагая клиентам прокачать аккаунт за них. «Наши клиенты —
это те, кто уже поиграл несколько месяцев и понял,
что проще заплатить нам, чем самим мучиться.
Ведь удовольствие от игры начинаешь получать с
определенного уровня», — говорит Вейз. Покупатели самые разные: аккаунты за 70 000 рублей, по словам Вейза, покупали и владелец стоматологических
клиник, и обычный парень со стройки.
Прокачкой аккаунтов у Вейза занимаются около
30 человек — все они члены его клана, некогда одного из лидирующих в игре. При этом основная часть
работников с Западной Украины. «Прокачивая аккаунты в «Танках», они зарабатывают до 6-8 средних местных зарплат», — говорит Вейз. В среднем
его «танкисты» получают около 30 000 рублей в месяц, самые успешные — свыше 50 000 рублей. Одновременно в его фирме обычно прокачивается до 15
аккаунтов. Со школьниками и студентами Вейз
предпочитает не связываться, этот контингент может подвести.
Кто его типичный клиент? По словам Вейза, это
семейный человек в возрасте от 27 до 45 лет, руководитель или владелец собственного бизнеса. Молодежь редко что-то покупает. Для игровых компаний подобные проекты — враги, ведь в той же
World of Tanks игрок может платить за премиальный аккаунт самим разработчикам. «Юридический отдел Wargaming несколько раз пытался нас
закрыть. Да, мы нарушаем правила игры, но с точки зрения закона мы чисты», — объясняет Вейз.
«Наши клиенты — те, кто понял, что проще заплатить
нам, чем самим мучиться. Ведь удовольствие от игры
начинаешь получать с определенного уровня»
Живое общение
В сентябре 2007 года Басманный суд Москвы приговорил владельца украинской фирмы по продаже
компьютеров Андрея Пономаренко — одного из
легендарных игроков популярной LineAge II («Линейка» на языке геймеров) — к восьми годам лишения свободы. Приехав на встречу геймеров
в Москву, Пономаренко повздорил с игроком противоборствующего клана. Ссора переросла в драку
со смертельным исходом.
«В игровых чатах все храбрые, а вот в реальной
жизни все несколько иначе», — рассуждает московский геймер, генеральный директор компании
«Спецвысотстрой» Константин Золотухин, принимая нас в своем офисе на 40-м этаже небоскреба.
И вспоминает, как однажды разнимал драку прямо
у своего кабинета. «Это была знатная битва, но силы
были не равны, — смеется бизнесмен. — Один был
толстенький такой, а на втором вещи как на вешалке висят».
Причина конфликта? Все банально — девелопер
сам игрок, в его компании много сотрудников-геймеров, некоторые даже возглавляют бизнес-направления. Виртуальные баталии иногда продолжаются
выяснением отношений в реальной жизни.
Бизнесмен считает свою кадровую политику верной. «Кто-то тебе оплеуху в игре дал, ты купил дубину и его огрел. Слово за слово, так и знакомишься», — объясняет он. Знакомства в игре переходят
в личные встречи, а близких по духу людей уже
можно брать на работу. Большую часть сотрудников
он нанял, играя в LineAge II. Сейчас на всех компьютерах установлен «Стронгхольд». Играют и в популярные «танки» — в клане девелопера в игре
World of Tanks состоит около 90 человек.
Играть в рабочее время в его фирме не возбраняется, даже наоборот — так можно проверить, все ли
в порядке с собственным дата-центром компании.
«Мы сразу видим, если просадка мощности идет», —
говорит бизнесмен. Идея построить дата-центр, среди клиентов которого есть крупный видеохостинг
и несколько телеком-компаний, родилась благодаря
играм: мощные интернет-каналы владельцам игр
нужны, чтобы игроки не ушли в другую игру из-за
неполадок. «Вообще этим выгодно заниматься, но
мы ожидали большего», — признается девелопер:
пока его дата-центр заполнен на четверть.
Возможности зарабатывать непосредственно на
играх он тоже обдумывал. Популярная услуга —
продажа аккаунтов, которые можно прокачивать
с помощью ботов. «Покупаешь бота, или тебе его дарят на день рождения. Ты ушел, а там что-то бегает,
крутится. Можно прокачать десяток аккаунтов по
50 000 рублей каждый, почему бы и нет», — объясняет бизнесмен. Одно время он даже поддерживал
неофициальную версию (сервер) популярной многопользовательской игры. Но в итоге счел дело
слишком хлопотным: «Можете себе представить,
как начинает визжать человек под адреналином,
когда он что-то купил, а его по ошибке выкинуло из
игры».
Золотухин не хочет говорить ни о заработках, ни
о тратах в игре, объясняя, что для него игровой процесс — это прежде всего общение с людьми: «Грубо
говоря, социальный чат. Дома у меня много компьютеров. Водки напьемся и играем с друзьями».
Собеседники Forbes сходятся во мнении, что
черный рынок, сложившийся вокруг популярных
многопользовательских игр, оценить невозможно.
Геймеров становится все больше — компьютерные
игры уже не воспринимаются в России как детское развлечение. Видеоблогеры-стримеры —
опытные игроки, которые выкладывают видео
с комментариями своей игры, — набирают миллионы просмотров на YouTube, а соревнования по
киберспорту со своими спонсорами, аудиторией,
комментаторами и призами в несколько миллионов долларов уже сравнимы с традиционными
спортивными турнирами. Означает ли это, что
черный рынок будет расти? Геворк Саркисян, сооснователь компании — издателя игр Innova, уверен,
что будущее за мобильными играми и играми
с технологиями виртуальной реальности, где совершенно иные механики. Однако тратить деньги
люди не перестанут. Задача издателей игр — переключить денежный поток на себя. И платежные
сервисы готовы меняться.
Впрочем, это не означает, что бизнесмены-геймеры, с которыми беседовал Forbes, выйдут из
игры. В лидерах мировых чартов до сих пор держится первая часть LineAge, выпущенная 18 лет назад. «Люди, которые начинали в нее играть тогда,
стали старше и могут тратить в игре больше денег.
Они все про нее знают, и им не нужна современная
графика и игровые механики», — признает Геворк
Саркисян.
062/063
№03 (144) 2016
Интернет-торговля/автозапчасти/
Exist/Доморацкий
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
Владислав Доморацкий,
выпускник питерского
Военмеха, наладил доставку
автозапчастей по всей стране
Войти в детали
Интернет-магазином автозапчастей Exist
пользуется треть владельцев иномарок в России.
Чем привлекает их эта площадка?
Владислав Доморацкий, владелец крупнейшего в рунете интернет-магазина по торговле автозапчастями, протягивает свой айфон. На видео, снятом
его водителем, бизнесмен из снайперской винтовки поражает мишень с расстояния 500 м. Это видео
можно посмотреть на его странице в Facebook. Но
журналистов он в друзья не добавляет, избегая публичности. С момента основания компании в 1996
году он не дал ни одного интервью. Forbes добивался этой встречи несколько месяцев.
Обычно Доморацкий присутствует на работе не
больше часа в день. Но в январе 2016 года все изменилось. Компания вышла на новый этап развития — запустили распределительный центр в Подмосковье площадью 30 000 кв. м, внедряют управленческую систему SAP. По словам Доморацкого,
выручка Exist составила в 2015 году 30 млрд рублей.
Как он сумел построить столь крупный бизнес, не
занимая денег ни у банков, ни у инвесторов?
Тихий бизнес
В конце 1990-х сотрудники Exist таскали тяжелые
сумки к поездам — заказы в регионы доставляли
с проводниками. «На первом этапе логистика была
Текст:
Галина Зинченко,
Дмитрий Филонов
Фото:
Семен Кац
для Forbes
веселая, с капотом на горбу бегали», — вспоминает
Доморацкий. Первый офис компании располагался
на Кутузовском проспекте, рядом с Киевским вокзалом.
Идею заняться запчастями подсказали знакомые.
Предприниматель из Петербурга ранее торговал металлоломом. В какой-то момент ему пришлось уехать
за границу. «Я решил тогда, что ничем серьезным —
нефтью и прочим — никогда заниматься не буду. Хотелось чего-то тихого, но чтобы на хлеб хватало», —
говорит он. Когда бизнесмен вернулся в Россию, друзья попросили помочь с доставкой запчастей
к иномаркам. Оказалось, что клиенты — а иномарками тогда владели лишь обеспеченные люди — готовы переплачивать за деталь в несколько раз, лишь бы
ее достали. Доморацкий решил, что такой бизнес ему
как раз подходит.
Бизнесмен купил юрлицо (это случайное название
компания носит до сих пор), обзавелся офисом (12 сотрудников и склад помещались на 46 кв. м) и начал
принимать заказы. Большинство конкурентов тогда
работало через логистическую компанию «Ист
Лайн»: платили по $2 за килограмм посылки для личных нужд и ждали доставки пару недель. Доморацкий же решил заняться импортом самостоятельно —
Оборудование нового склада позволяет
сортировать детали
весом от 50 г до
35 кг. Отсюда товар
развозят в 291 офис
выдачи
так можно было контролировать сроки доставки. Не
обошлось без казусов. В одной из первых партий, где
было всего 14 позиций, карданный вал выпал где-то
в самолете. Растаможка при отсутствии детали затянулась на две недели, документ с 25 таможенными
штампами потом долго висел в рамочке на стене
офиса. Затем стали работать через таможенного брокера — партнерство длится до сих пор.
Довольно быстро компания вышла на оборот
$300 000 в месяц. Однажды клиентку чуть не покалечил упавший бампер, и Доморацкий решил, что
офис стал для компании тесен.
Обратная связь
До появления сайта в 1999 году работа компании
строилась примерно так. Клиент звонил или являлся лично и делал заказ. Менеджеры искали
нужную деталь в немецких каталогах — в то время
они существовали в бумажном виде либо на микрофишах, которые надо было разглядывать с увеличительным стеклом или в проекторе.
«Подбирать персонал было сложно: менеджеры
должны были читать на немецком или на английском, разбираться в устройстве автомобиля и при
этом уметь общаться с людьми. Несовместимые вещи для тех лет! — вспоминает Доморацкий. — Зато
многие сотрудники из того состава до сих пор с нами». В беседе с корреспондентами Forbes участвуют
еще семь топ-менеджеров — все они, кроме директора по закупкам, работают с момента основания
компании. Двоим — Алексею Белову и Максиму
Мартынову — Доморацкий в 2001 году продал по
20% акций компании. Мартынов отвечает за финансы, Белов — за персонал, сам же Доморацкий — за
развитие. Оба совладельца, как и шеф, избегают публичности. Белова, правда, заочно знают многие автолюбители: это он под ником abeloff выступал в защиту Exist на форуме auto.ru.
В 1999 году программисты по собственной инициативе сделали сайт exist.ru. «Просто мода тогда
была такая. Первые полгода я вообще не замечал его
существования», — признается Доморацкий. Сайт
и торговый знак зарегистрировали на отдельное юрлицо, разработчики стали его совладельцами. Через
два года бизнесмен понял, что через сайт можно не
только принимать заказы. На сайт стали выкладывать оцифрованные каталоги, по ним можно было
сразу оформить заказ. Подключили к нему и внутреннюю систему учета движения заказов. В личном кабинете клиент мог отследить до 97 операций — подтверждение у поставщика, выкуп детали,
упаковку, погрузку, передачу в багажное отделение
поезда и т. д. Если возникала задержка с доставкой,
он мог перевести предоплату другому поставщику.
«Клиент уже не звонил нам, а заказывал все сам. Это
случилось вовремя. Как раз накопилась критическая масса — вместо привлечения новых клиентов
мы все время разбирались с вопросами существующих: где деталь, когда будет», — говорит предприниматель.
Сайт обеспечил быструю обратную связь — следя за форумом, менеджеры понимали, над чем работать. Exist ввел рейтинг поставщиков по качеству и скорости доставки — для рынка это была
новация. Постоянно пополняли и базу аналогов
оригинальных запчастей, так называемых кроссов. Сейчас сайт ежедневно обрабатывает 2 млн запросов и выдает более 100 млн предложений по деталям.
Компания стимулировала переход покупателей
в онлайн — распространяла брошюры о том, как
пользоваться сайтом, давала скидку на заказ на сайте. Мотивировали и сотрудников — за клиентов,
приведенных в интернет-магазин, они получали
надбавку к зарплате. Годовой оборот Exist в 2001 году достиг $6 млн.
20
064/065
№03 (144) 2016
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
Интернет-торговля/автозапчасти/
Exist/Доморацкий
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
На замену
Емкость вторичного рынка
автозапчастей в России.
2010
■ Млн штук
● $ млн
2011
17,6
786,3
2012
19,8
822,4
2013
23,1
20,2
842,5
2014
902
2015 (прогноз)
22,8
936,3
22
955,2
Источник: АА «Автостат»
Авторитет в регионах
В аэропорту одного из городов-миллионников Доморацкого встречал джип с охраной. «Я не знал, что
местный партнер настолько уважаемый человек.
В Москву он просто в костюме приезжал», — вспоминает владелец Exist. Торговля запчастями оказалась лишь одним из многочисленных занятий
местного бизнесмена. В другом городе, как выяснилось позже, запчасти из Москвы мог продавать
лишь партнер Exist, у которого было достаточно ресурсов, чтобы не пускать конкурентов на рынок.
Активную региональную экспансию Exist начал в 2001 году, работая через местных предпринимателей. «Рынок был черным, иначе работать
не получилось бы», — говорит Доморацкий. Выбирали партнера просто — крупнейшему в городе
клиенту предлагали несколько процентов скидки
в обмен на консолидацию всех местных розничных заказов.
В 2002 году один из партнеров предложил называть взаимоотношения входившим тогда в моду
словом «франчайзинг». Доморацкий согласился. Он
уточняет, что схема скорее напоминала работу по
принципу удаленной кассы. Продажи шли через
сайт, а вот обязанности консультировать и обслуживать клиентов, встречать сборный груз и раздавать
заказы лежали на партнерах, которых подключили
к управленческой системе компании.
Доморацкий не мешал партнерам зарабатывать —
в каждом городе «франчайзи» был только один (на
пике их число достигало полусотни). А когда компания начала открывать собственные представительства, Exist внимательно следила за тем, чтобы не заходить на уже занятую территорию, и выбирала менее крупные города. Сейчас на заказы через
местных партнеров приходится 40% продаж Exist.
Количество иномарок в России быстро росло —
если в 1994 году их было всего 600 000 (около 5% автопарка), то через 10 лет — уже 5,6 млн (25% парка).
Подержанные автомобили из Японии и Европы
стали доступнее, к тому же сборочные производства
в России открыли зарубежные автоконцерны. А вот
обслуживание в официальном дилерском сервисе
для большинства россиян по-прежнему роскошь.
Автолюбители предпочитают сами добывать нужные запчасти подешевле.
Exist предоставила им эту возможность. К 2004
году компания уже работала с поставщиками внутри страны. «В России появились крупные склады
автозапчастей, и мы подумали: какой смысл возить
из Германии самим, если детали уже лежат рядом?» — поясняет Доморацкий. На переговоры
с крупными дистрибьюторами и дилерами неоригинальных деталей у него ушло пару лет. «Они уговаривали владельцев складов запчастей присылать
свои прайс-листы: мол, обработаем, покажем на
сайте, у вас появятся новые клиенты, — рассказывает руководитель интернет-магазина крупного дистрибьютора. — Они были пионерами этого рынка,
фактически строили его в России».
А вскоре поставщики уже сами стремились попасть на виртуальную полку. «Даже не нужно было
рекламы, — рассказывает один из них. — Твоя задача — войти в базу Exist, тем самым оповестив клиента, что ты можешь продать ему свой товар». Статистика выполнения заказов на сайте открыта, клиент может выбирать, у кого заказать рулевую стойку
или бампер, — рискнуть взять более дешевый товар
у не самого надежного поставщика или заплатить
больше, но проверенному дилеру.
Параллельно Доморацкий выстраивал отношения с официальными автодилерами. На их московских складах часто оставался невостребованный запас дорогих оригинальных деталей, но
сбыть их в регионы без собственной дилерской сети было сложно. Доморацкий договорился с несколькими «официалами» о суперскидках на автозапчасти — до 25% на продажу в городах, где у тех
066/067
№03 (144) 2016
Интернет-торговля/автозапчасти/
Exist/Доморацкий
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
были дилерские центры, и более 35% там, где их не
было. Насколько выгодным было сотрудничество?
Оборот Exist в середине 2000-х, по словам Доморацкого, рос на 30–50% в год.
Другой дорогой
Доморацкий напал на золотую жилу: ему даже не
требовались сторонние деньги на развитие бизнеса в масштабах всей страны. Но он был не один такой. Почти одновременно с Exist начал работать
интернет-магазин автозапчастей, который теперь
называется «Эмекс.ру». Его основатель Михаил Кулябин оценил перспективы этого рынка, тоже находясь за границей. В Дубае у него была гостиница, но в кризис 1998 года отель лишился клиентов
и его пришлось продать. Предприниматель попробовал отправлять в Россию автозапчасти, благо Дубай был мировым транспортным узлом и купить
детали там не составляло труда. «За срочную доставку сальника ценой $5 клиент был готов заплатить все $50», — вспоминает Кулябин.
Год спустя он перебрался в Москву. Неудачный
опыт с гостиницей подсказал ему, что надо выстраивать работу с компаниями, формировавшими спрос.
«Пока посетители сами стучались в двери, все было
хорошо. Когда же все это закончилось, я понял, что
надо сотрудничать с турагентствами», — разбирает
ошибки Кулябин. В новом бизнесе он действовал
проактивно, рассказывая потенциальным клиентам
о преимуществах заказа в ОАЭ.
Бизнес изначально был организован через интернет: Кулябин по электронной почте собирал заказы,
перенаправлял их поставщикам, получая накладные
в ответном письме. В 2000 году у его компании появился сайт autoemex.ru, через который пошли заказы (через 6 лет сайт переедет на домен emex.ru —
в Дубае Кулябин сотрудничал с логистической компанией Emirates Express, Emex, отсюда название).
Кулябин был одержим идеей сократить срок поставки до минимума. Он наладил ежедневную доставку из Дубая независимо от объема партии. Доплачивал за отправку запчастей по тарифу для скоропортящихся продуктов, зато груз был в
приоритете и прилетал четко по расписанию. Часто Кулябину удавалось таким образом доставлять
запчасти клиентам через два дня после размещения заказа на сайте. Его компания «Автологистика» одно время была поставщиком и для Exist.
Но стремление максимально сократить время
доставки доставило Кулябину кучу хлопот. Для
ускорения растаможки предприниматель в какойто момент решил отказаться от таможенного брокера. «Брокер всегда стремился удовлетворить желания таможни независимо от того, законны они или
нет, — рассказывает Кулябин. — Мы стали вести
бизнес абсолютно легально, чтобы таможня не могла придраться». Когда претензии все же возникали,
компания шла в суд. Только за 2008 год она предъявила таможне 159 исков.
Вскоре возникла новая проблема. «Автологистика» ввозила оригинальные запчасти, не будучи официальным импортером. В середине 2000-х началась
борьба с параллельным импортом, на компанию
посыпались иски от правообладателей. «Бывало, что
я неделю не вылезал из суда, все судьи наших юристов уже знали в лицо», — вспоминает Кулябин. Некоторые разбирательства тянутся до сих пор.
Владельцы Exist тоже были сторонниками независимого импорта. В октябре 2008 года Кулябин
стал координатором движения «Союз независимых
импортеров» и зарегистрировал сайт monopolizmu.
net, чтобы собирать подписи против запрета на импорт без письменного разрешения правообладателя. Баннер акции появился и на главной странице
exist.ru. Однако в отличие от Кулябина, который
был настроен бороться до конца, Доморацкий посчитал, что противостоять лобби крупных мировых
концернов бессмысленно. Exist сменил стратегию,
решив добиваться статуса официального дистрибьютора популярных брендов.
Это оказалось не так просто. Владелец Exist вспоминает, что встреча с руководством Temot
International, крупного закупочного союза, лоббирующего интересы продавцов запчастей перед производителями, вместо двух часов затянулась на четыре. Все это время он убеждал менеджеров Temot,
что Exist — крупнейший продавец запчастей в России. Весной 2009 года компанию все-таки приняли
в акционеры союза. При поддержке Temot компания Доморацкого за год получила 72 дилерства.
«Автологистика», наоборот, постепенно сокращала долю собственного импорта, и emex.ru превратился в торговую площадку, соединяющую поставщиков автозапчастей и покупателей. Доставку в регионы Emex берет на себя. Но для этого не нужна
своя инфраструктура, можно заказывать услуги на
аутсорсинге. Идею создания информационного
и логистического сервиса на рынке запчастей подхватил бывший менеджер «Рольфа» Дмитрий Солдаткин, который сейчас возглавляет «Эмекс.ру».
В акционерах компании появился инвестиционный фонд, который Солдаткин не называет.
Сайт emex.ru перезапустился. По итогам 2015 года оборот компании составил около 22 млрд рублей.
Кулябин больше не является акционером «Эмекс.
ру», но продолжает консультировать проект.
Вершина айсберга
В подмосковной деревне Лешково находятся
огромные оранжево-серые корпуса распредели-
тельного центра. У каждого из них одновременно
разгружается несколько фур с логотипом Exist.
В автопарке компании их почти семьдесят. Доморацкий гордится своей логистической инфраструктурой: «Exist всю жизнь бился за сроки и качество. Доставка своим транспортом в два раза дороже, обратно фура чаще всего пустой идет. Зато
все уходит по расписанию».
Партнеры в регионах порой предъявляют Доморацкому претензии, что у него все дорого. Он парирует: зато надежно. Иногда его дилеры грозятся уйти к конкурентам, которых в последние годы появилось немало — многих привлекает масштаб Exist.
«Мы как айсберг, многие видят лишь его вершину — интернет-сайт», — шутит директор по закупкам компании Юрий Флерчак. Начинающим конкурентам кажется, что скопировать сайт несложно.
«Ложный вывод, — предупреждает руководитель
интернет-магазина, специализирующегося на дистрибуции запчастей. — База кроссов Exist, например, уникальна, воспроизвести ее очень сложно.
Оцифрованные версии каталогов автопроизводителей — также уникальная информация, которая в та-
ком объеме есть только у них. Все пополняют свои
базы, но не у всех есть соответствующие ресурсы
времени, денег, специалистов. Еще сложнее воспроизвести логистику, созданную Exist».
Чтобы обеспечить доставку в срок, Exist с 2011 года открывает логистические хабы на 20 000–30 000
наименований в регионах, откуда товар развозят по
соседним городам мелкими партиями. В Краснодаре, Самаре и Рязани такие склады запустили совместно с местными партнерами, еще в шести городах — своими силами. До Урала запчасти возят
грузовиками, за Урал — отправляют самолетом.
«Клиенты уже не готовы ждать по нескольку дней,
теперь модно, чтобы запчасти были доступны сразу», — поясняет Доморацкий.
О большом складе в Москве он мечтал несколько
лет. Но не мог определиться с размером. «Когда даже
в кризис растешь на 15%, непонятно, где предел,
сколько тебе нужно метров», — говорит предприниматель. Под управлением Exist было порядка 10 000
кв. м сортировочных складов в разных зданиях на
территории старого завода в Москве. Поставщикам
приходилось сдавать запчасти в четырех местах,
Совладельцы Exist
работают вместе
уже почти 20 лет.
Слева направо:
Алексей Белов,
Владислав Доморацкий и Максим Мартынов
068
№03 (144) 2016
Интернет-торговля/автозапчасти/
Exist/Доморацкий
20
С А М Ы Х
ДО Р О Г И Х
К О М П А Н И Й
Р У Н Е Т А
Exist
в цифрах
6 066 824
клиента
зарегистрированы
в базе Exist.ru.
7 363 955
автомобилей
зарегистрировано
в разделе «Гараж».
30
млн
уникальных
посетителей зашли
на сайт за 2015 год.
1670
поставщиков
работают c компанией.
3816
электронных каталогов
используется при
подборе запчастей.
Источник: Forbes
разделенных парой километров разбитых дорог. Предел терпению наступил, когда объем продаж Exist достиг 100 000 деталей в день.
В 2013 году ключевые менеджеры всей командой летали на бизнес-джете по Европе — смотрели логистические комплексы. Проектирование склада мечты заняло 15 месяцев, строительство и оснащение — еще восемь. Exist инвестировал в проект около 2 млрд рублей.
Открытие планировали на май 2015 года. Но за несколько недель до торжественного события стало ясно,
что система управления складом от SAP «не дружит»
с самописной системой Exist, которая 17 лет вполне
устраивала компанию. Стыковка программ заняла
еще семь месяцев. Комплекс заработал лишь накануне
Нового года.
Доморацкий хочет, чтобы до 50% продаж приходилось на товары со склада. Поставщикам это выгодно,
расходы по хранению берет на себя Exist, а товар с пометкой «есть в наличии» в интернет-магазине раскупают охотнее. «Как правило, на такой товар Exist требует скидку, — рассказывает один из поставщиков. — Но
ее величина — результат индивидуальных переговоров. Нам, например, удалось сбавить скидку вдвое».
На новом складе Доморацкий бывает теперь постоянно. В центре зала рядом с сортировочной линией
стоит неприметный офисный стол с двумя компьютерными мониторами — временное рабочее место
кандидата в список Forbes. Отсюда в режиме видеонаблюдения можно контролировать, что происходит
в любом углу склада. Во время интервью с сортировочной линии падает небольшая коробка с запчастью. Доморацкий и два других совладельца кидаются к ограждению и начинают высматривать деталь.
Владислав в который раз за вечер тянется к монитору
и показывает статистику: 93,28% запчастей уже проходят сортировку без нареканий. Немецкие технологи гарантировали, что после отладки оборудования
правильно проходить обработку будут 99,99% запчастей.
«Дома у меня такой же монитор, только побольше», — говорит владелец Exist. Он говорит, что часто не
может уснуть, если на складе что-то не в порядке.
Генератор идей
«У него столько энергии, что иногда его уносит», —
рассказывает давний знакомый основателя Exist, называя его «абсолютным предпринимателем». И тут
же вспоминает, как Доморацкий после затянувшейся
допоздна деловой встречи спешил как ни в чем не
бывало в ночной клуб.
Собеседник Forbes отмечает, что основатель Exist постоянно генерирует идеи, «но Максим и Леша его балансируют». В компании, действительно, много экспериментировали. Например, в 2004 году Доморацкий
решил, что модель Exist можно перенести на торговлю
электроникой, и даже запустил интернет-магазин
Techhome. Но конкуренция в этом сегменте оказалась
выше, а маржа — ниже. Через несколько лет проект забросили, подарив знакомому.
Очередная идея часто приводит к запуску новых
направлений, способствующих развитию основного
бизнеса. Один из партнеров предложил торговать машинами, и Доморацкий увлекся. Так появился проект
auto.exist.ru. Расчет был на привлечение аудитории,
которая будет покупать запчасти на основном сайте
компании.
Недавно один из создателей сайта exist.ru предложил добавить опцию «Гараж» — прообраз социальной
сети с разбивкой по интересам. Владельцы вводят
в личном кабинете данные своего автомобиля, что не
только облегчает им подбор деталей, но и дает возможность обсудить особенности работы на морозе двигателя конкретной модели не в общем форуме, а с владельцами такой же модели или машины того же года.
Подобные идеи Доморацкий обсуждает с партнерами
ежедневно.
Насколько велик Exist? В исследовании топигроков на рынке интернет-торговли компании Data
Insight фигурирует 35,4 млрд рублей выручки за полгода. Верна ли цифра? «Вполне может быть», — говорит один из конкурентов Exist. Венчурные инвесторы оценивать выручку компании не берутся. Как
сказал один из них, «для рынка это темная лошадка».
Доморацкий уверяет, что выручка за год всего 30
млрд рублей. Он предполагает, что наблюдатели приписывают Exist и оборот его партнеров — если считать так, то выручка действительно получится более
50 млрд рублей.
«Налоговая нас постоянно проверяет и ничего не
находит. Если бы мы хотели что-то скрыть, ничего бы
не строили на свои, все бы арендовали», — говорит Доморацкий. По его словам, последняя проверка длится
уже почти год. «Ради интереса проверяющий попросил документы за два года. Нам, чтобы это напечатать
за месяц, нужно было потратить около 12 млн рублей.
Суммарно это четыре «газели» бумаг», — говорит Доморацкий. В электронном виде принять документы
налоговики не согласились. Но когда Exist привез им
первые две палеты документов, проверяющие сдались — в кабинете не хватило бы места.
Несколько проверок часто идут одновременно. Как
объясняет Доморацкий, исторически структура компании состоит из множества юридических лиц. Сейчас эту структуру меняют, постепенно консолидируя
активы.
Стоит ли ждать объявлений о продаже или IPO?
Этот вопрос удивляет Доморацкого. Он обводит руками пространство вокруг: «Зачем? Нам интересно вот
этот склад запустить, а потом что-нибудь еще придумаем».
№03 (144) 2016
Короли
госзаказа
Forbes представляет
очередной ежегодный
рейтинг «Короли госзаказа».
В нем участвуют
предприниматели, чьи
компании в 2015 году
получили больше всего
государственных подрядов.
Впервые за пять лет
существования рейтинга
общая сумма госзаказов,
полученных участниками
нашего списка за один год,
превысила 1,6 трлн рублей.
Над проектом работали:
Ирина Мокроусова
(редактор),
Мария Абакумова,
Андрей Лапшин,
Александр Левинский
072/073
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Рейтинг
Отец, сын
и президентский
дух
Почему крупнейшие господряды 2015 года
распределялись без конкурса.
Строгость российских законов
смягчается необязательностью их исполнения. Этот афоризм Михаила Салтыкова-Щедрина как нельзя лучше описывает российскую систему госзаказа. Когда Россия оказалась на пороге кризиса, Минэкономразвития,
отвечающее за контрактную систему в сфере госзакупок, объявило: в 2015 году сокращать госзаказ не
будем. В конце года Счетная палата подвела предварительные итоги исполнения бюджета: на 17,6 процентного пункта выросли закупки у единственного
поставщика, достигнув 39% от всех господрядов. Пятый рейтинг «Короли госзаказа» показывает, что
среди крупнейших закупок государства и госкомпаний эта доля значительно выше. «Короли» получили без конкурса заказов более чем на 1 трлн рублей. Это строительство и Амурского ГПЗ за
790,6 млрд рублей, которым по заказу «Газпрома»
занялась структура «Сибура», и газопровода в Китай
Текст:
Ирина Мокроусова
«Сила Сибири» (строительные компании Аркадия
Ротенберга и Геннадия Тимченко), и, наконец, знаменитого Крымского моста за 228 млрд рублей.
По сути, это означает провал реформы госзакупок, проводимой с середины 2000-х годов. Ведь
цель этой реформы была обратная: сделать все госзакупки конкурентными, что в теории приводит
к повышению качества и снижению цен. Ради этого в России приняты очень жесткие по мировым
меркам законы о госзакупках. Чиновников заставили публиковать подробную информацию о тендерах и заключенных контрактах, обязали приобретать значительную часть товаров и услуг только
на электронных аукционах, жестко прописали
правила проведения конкурсов. Такие же порядки
постепенно распространяют на госкомпании —
публиковать информацию они уже обязаны, а теперь чиновники собираются законодательно регулировать и сам процесс корпоративных закупок.
Почему же, несмотря на насаждение жестких правил госзакупок, крупнейшие господряды распределяются без оглядки на эти правила?
Распределение крупных госзаказов — одна из
граней ручного управления страной наряду с назначением на ключевые посты проверенных и лояльных. Если рассматривать каждый контракт
в отдельности, то всегда найдутся резонные причины, почему его «в ручном режиме» получил тот
или иной подрядчик. Например, передача контракта на мост в Крым компании «Стройгазмонтаж» (хотя и сообщалось о неких конкурентных
переговорах с 70 подрядчиками) представлена как
социальная ответственность, а не бизнес. Этому
решению предшествовали разговоры о слишком
низкой цене контракта с учетом сроков и рисков
строительства. От контракта якобы отказался Геннадий Тимченко. А Аркадий Ротенберг говорил
в интервью «Коммерсанту», что многим жертвует:
это будет «его последний проект», которым он решил «внести вклад в развитие страны».
Руководители госкомпаний берут пример с руководства страны и примеряют на себя костюм
честного заказчика: если исполнителей всех государственных «строек века» от саммита АТЭС до
Олимпиады и чемпионата мира по футболу назначают по решению премьер-министра или президента, то они чем хуже?
«Газпром» или РЖД теперь тоже часто приводят
аргументы о надежности поставщика: все их проекты стратегические, и срыв повлияет на развитие
всей страны. Поэтому контракты могут получить
только «проверенные подрядчики». Допущение,
что такого подрядчика можно определить в ходе
прозрачного конкурса, вызывает снисходительную
улыбку: придет неизвестно кто, будет демпинговать, сам сделать не сможет и попытается взять на
субподряд «проверенного подрядчика». Ну и заключительный аргумент: «Это вам не скрепки
с карандашами на аукционе закупать!»
Назначая подрядчиками своих строек века компании, принадлежащие к кругу близких к президенту Путину людей, и передавая им в распоряжение гигантские суммы денег, руководители госкомпаний, по сути, снимают с себя ответственность за
результат, перекладывая ее на президента. Если за
Крымский мост Аркадий Ротенберг отвечает лично
перед президентом Путиным, то и за «Силу Сибири» ответит, если потребуется. Таким образом, отношения с «проверенным поставщиком» в крупных
контрактах выходят за пределы контракта, размещенного на сайте госзакупок: это сложная система
личных отношений, доверия между руководителями государства и госкомпаний, которая во многом
заменяет финансовую дисциплину.
Но если что-то в этой системе не сработает, поступить жестко с преданным человеком будет
сложно. Именно поэтому выстроенные институты
в долгосрочной перспективе оказываются более
устойчивыми, чем ручное управление «проверенными поставщиками». Но сейчас время других решений.
Как мы считали
За основу мы взяли топрейтинг поставщиков на
сайте zakupki.gov.ru и
исключили из него компании, принадлежащие
государству. Получившийся перечень частных
подрядчиков мы проанализировали с помощью
баз данных «СПАРКИнтерфакс» и сайта
zakupki.gov.ru и выявили
тендеры, в которых компании, попавшие в наш
список, признавались
победителями. Затем,
пользуясь открытыми
данными и базой
«СПАРК-Интерфакс», мы
определили владельцев
компаний-господрядчиков и проверили, полу-
чали ли госконтракты
другие структуры, принадлежащие нашим героям. После этого мы
рассчитали, на какую
долю в сумме госконтрактов может претендовать участник рейтинга исходя из
эффективной доли
в компании-подрядчике.
Кто получит 1,6 трлн рублей
■ млрд руб.
■ доля в компании-подрядчике
1. Аркадий Ротенберг
2. Леонид Михельсон
3. Геннадий Тимченко
161
148,8
4. Кирилл Шамалов
5. Игорь Ротенберг
6. Алексей Мордашов
7. Дмитрий Пумпянский
8. Арас Агаларов
9. Иван Шабалов
10. Александр Лавленцев
Источник: расчеты Forbes
38,1
35,9
344,3
555,5
НИПИгазпереработка (43,55%)
ОАО Стройтрансгаз (59,85%), ЗАО Стройтрансгаз (31,5%), НИПИгазпереработка (13,3%)
НИПИгазпереработка (18,6%)
112,1 Газпром бурение (100%), ТЭК Мосэнерго (100%), Глобальные системы автоматизации (100%)
97,4 Силовые машины (100%), Северсталь (79%)
78,3 Уральские локомотивы (48,85%), Синара (97,7%)
69,3 Крокус интернешнл (100%)
Трубные инновационные технологии (100%)
ИФСК АРКС (100%)
Стройгазмонтаж (100%)
074/075
№03 (144) 2016
Короли
госзаказа
Рейтинг
1. Аркадий
Ротенберг
2. Леонид
Михельсон
3. Геннадий
Тимченко
Заказчики: Газпром, Росавтодор
Заказчики: Газпром
Заказчики: Газпром, Минтранс, ФСК
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
100%
Стройгазмонтаж
Сумма господрядов:
555,5
43,55%
НИПИгазпереработка
Аркадий Ротенберг — постоянный участник и лидер рейтинга «Короли госзаказа». В этот раз он поставил
впечатляющий рекорд. Сумма подрядов,
отданных попавшему под западные
санкции миллиардеру, превысила
500 млрд рублей. Лидеры прошлого рейтинга Искандер Махмудов и Андрей Бокарев на двоих разделили в 2014 году
только 130 млрд. Все 555,55 млрд рублей
получил «Стройгазмонтаж», которым
Ротенберг единолично владеет после
покупки 17% холдинга у брата Бориса.
Шесть крупнейших подрядов на общую
сумму 426 млрд рублей «Стройгазмонтажу» передали без конкурса. В начале
2015 года был подписан контракт на возведение Керченского моста на
228,3 млрд рублей, притом что у «Стройгазмонтажа» такого опыта не было. Ротенберг в интервью «Коммерсанту»
признался, что просил президента Путина о помощи в обеспечении эффективной работы с госзаказчиком. А в конце 2015 года «Стройгазмонтаж» получил
еще пять подрядов без конкурса от «Газпрома» на строительство части газопровода «Сила Сибири» на 198 млрд рублей.
О том, как Аркадий Ротенберг управляет
своими активами, читайте на стр. 78.
344,3
ОАО
«Стройтрансгаз»
31,5%
ЗАО
«Стройтрансгаз»
13,3%
Сумма господрядов:
млрд руб.
59,85%
НИПИгазпереработка
млрд руб.
800 футбольных полей — площадь Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ), который «Газпром» начал строить в ходе работ по проекту
«Сила Сибири». Стоимость стройки, по
размаху не уступающей олимпийской,
тоже поражает воображение. Один только завод обойдется «Газпрому»
в 790,6 млрд рублей. Договор на проектирование, строительно-монтажные работы, поставку стройматериалов и оборудования монополия подписала без
конкурса со структурой «Сибура» —
«НИПИгазпереработкой». Более крупного договора на портале госзакупок за все
годы его существования не нашлось.
Представитель нефтехимического холдинга подчеркивает: строительство завода, как и его финансирование, растянуто на годы. «НИПИгазпереработка»
должна передать завод «Газпрому» в рабочем состоянии только в 2025 году. Тем
не менее подписание «сделки века»
в 2015 году вместе с другими господрядами, полученными структурами «Сибура», позволяет включить акционеров
холдинга в список «Короли госзаказа».
Владелец крупнейшего пакета Леонид
Михельсон в этом рейтинге новичок.
Сумма господрядов:
161
млрд руб.
В 2011–2013 годах Геннадий Тимченко стал партнером в нескольких
строительных компаниях. Его структуры получили по 25% в ИФСК «АРКС»
и УСК «Мост», а также 50% в ЗАО «Аргус
Пайплайн» (позже переименованное
в ЗАО «Стройтрансгаз»). Но в 2015 году
Тимченко продал доли в «АРКС» и «Мосте», оставив себе только пакеты в ОАО
«Стройтрансгаз» и ЗАО «Стройтрансгаз». В начале 2015 года ЗАО «Стройтрансгаз», как и «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, получило без конкурса подряд на строительство одного
из участков газопровода в Китай «Сила
Сибири» за 46,5 млрд рублей. Это почти
половина суммы всех подрядов, полученных компанией в прошлом году.
В свою очередь, ОАО «Стройтрансгаз»,
отказавшееся строить мост в Крым,
подрядилось построить мостовой переход «Фрунзенский» через реку Самару
за 12,3 млрд рублей — это один из крупнейших заказов ОАО. В общей сложности две компании получили в 2015 году
господряды на 136,5 млрд рублей, на долю Тимченко, по оценке Forbes, приходится 54,6 млрд рублей.
Фото Дмитрия Тернового для Forbes (2), Николая Галкина /
ТАСС, Артема Голощапова для Forbes, Дмитрия Духанина /
Коммерсантъ, Юрия Чичкова для Forbes
4. Кирилл
Шамалов
5. Игорь Ротенберг 6. Алексей
Мордашов
Заказчики: Газпром, Башнефть
Заказчик: Газпром
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
18,6%
НИПИгазпереработка
100%
Газпром
бурение
ТЭК
Мосэнерго
млрд руб.
100%
Для 33-летнего предпринимателя из Санкт-Петербурга, совладельца
«Сибура» Кирилла Шамалова 2015 год
выдался удачным. В июле одна из
структур нефтехимического холдинга
подписала договор с «Газпромом»
на строительство Амурского ГПЗ за
790,6 млрд рублей. А в декабре совладельцем «Сибура» стала китайская госкомпания Sinopec. По этой сделке весь
нефтехимический холдинг оценен в
$13,38 млрд без учета долга. Для Шамалова, который только в 2014 году купил
17% компании у Геннадия Тимченко исходя из оценки примерно $10 млрд, вложение в «Сибур» оказалось очень выгодным. Сделка с Sinopec позволяет считать Шамалова долларовым
миллиардером. Forbes оценил состояние молодого предпринимателя
в $1,2 млрд с учетом долга, взятого на
покупку акций «Сибура». Кирилл, младший сын совладельца банка «Россия»
Николая Шамалова, пришел в «Сибур»
в 2008 году после работы в «Газпроме»,
«Рособоронэкспорте», Газпромбанке
и аппарате правительства. Первые 4,3%
нефтехимической компании он приобрел в 2011–2013 годах по опционной программе для менеджеров «Сибура».
Сумма господрядов:
112,1
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
100%
79%
Силовые
машины
Глобальные системы
автоматизации
Сумма господрядов:
148,8
100%
Заказчики: Росатом
млрд руб.
В предыдущем рейтинге «Короли госзаказа» 42-летний Игорь Ротенберг дебютировал на девятом месте.
Взяв кредиты в банках, он выкупил
у отца, Аркадия Ротенберга, часть его активов, включая строительные компании «Мостотрест», «Газпром бурение»,
«ТЭК Мосэнерго». В минувшем году
«Мостотрест», постоянно получающий
господряды, был продан пенсионному
фонду «Благосостояние», но это не помешало молодому бизнесмену взлететь
на второе место в рейтинге. Оставшиеся
у Ротенберга-младшего компании продолжают обслуживать госкомпании.
В 2015 году «ТЭК Мосэнерго» получила
несколько заказов на проектирование
и строительство энергетических объектов, самый крупный из них — строительство Грозненской ТЭС за 27,3 млрд
рублей. Его компания «Газпром бурение» победила в 49 тендерах. Крупнейший из них — на строительство скважин на Чаяндинском нефтегазовом месторождении на 39,3 млрд рублей —
состоялся в конце декабря 2015 года. Также Forbes обнаружил, что принадлежащая Игорю Ротенбергу компания «Глобальные системы автоматизации»
в 2015 году вышла на рынок господряда
в сфере IT, получив заказы почти на
340 млн рублей.
Северсталь
Сумма господрядов:
97,4
млрд руб.
Миллиардер Алексей Мордашов
(№5 в списке богатейших Forbes, состояние $13 млрд) весной 2015 года принял
решение оставить кресло гендиректора
своего металлургического холдинга
«Северсталь» и сосредоточиться на развитии других принадлежащих ему
компаний. Газета «Коммерсантъ», цитируя Мордашова, утверждала, что один из
таких активов, требующих его внимания, — энергомашиностроительный
концерн «Силовые машины»: «Похоже,
бурный рост, который обеспечила команда Игоря Костина (бывший руководитель «Силовых машин», покинувший
компанию в декабре 2014 года. —
Forbes), начав с отрицательного EBITDA
минус $100 млн и демонстрируя
$500 млн EBITDA в последние годы, заканчивается». Внимание миллиардера
к «Силовым машинам» пошло компании на пользу. По итогам 2015 года она
выиграла тендеры госкорпорации «Росатом» на поставку оборудования для
атомных электростанций в России, Индии и Иране на сумму 122 млрд рублей.
Благодаря этим контрактам Алексей
Мордашов впервые вошел в рейтинг
крупнейших господрядчиков «Короли
госзаказа».
076/077
№03 (144) 2016
Короли
госзаказа
Рейтинг
7. Дмитрий
Пумпянский
8. Арас Агаларов
9. Иван Шабалов
Заказчики: Росавтодор, Министерство спорта
Заказчик: Газпром
Заказчики: РЖД, Министерство спорта, Роснефть, Газпром
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
48,85%
Уральские
локомотивы
97,7%
Группа компаний
«Синара»
Сумма господрядов:
78,3
100%
Крокус интернешнл
Сумма господрядов:
69,3
млрд руб.
100%
Трубные инновационные
технологии
Сумма господрядов:
38,1
млрд руб.
млрд руб.
Основа состояния участника списка Forbes Дмитрия Пумпянского
(№136, $650 млн) — контрольный пакет
акций в «Трубной металлургической
компании» (ТМК) и группе компаний
«Синара». ТМК — один из крупнейших
производителей труб в мире, она публична (ценные бумаги торгуются на
Московской и Лондонской биржах)
и приносит Пумпянскому стабильный
доход в виде дивидендов. «Синара», значительная часть выручки которой приходится на машиностроение, зарабатывает благодаря госзаказам. Самый крупный из них, подписанный в 2011 году
контракт СП «Уральские локомотивы»,
созданного «Синарой» вместе с немецким концерном Siemens, подорожал изза валютных колебаний на 30%,
с 87 млрд рублей до 118,8 млрд рублей.
СП, которым партнеры владеют в равных долях, поставит РЖД 240 электропоездов «Ласточка». Еще один крупный
госконтракт в минувшем году девелоперское подразделение «Синары» заключило с Министерством спорта. За
12,2 млрд рублей компания Пумпянского реконструирует стадион в родном
для бизнесмена Екатеринбурге. Планируется, что там в 2018 году пройдут матчи чемпионата мира по футболу.
Первый крупный госзаказ компания «Крокус интернешнл» получила
в ходе подготовки к саммиту АТЭС во
Владивостоке. Компании Агаларова тогда поручили построить корпуса Дальневосточного университета, конференццентр, магистральный водовод, 22 км
дорог и другие объекты на острове Русский. На эту стройку века «Крокус» пригласил первый вице-премьер Игорь
Шувалов, после того как однажды побывал на выставке автомобилей в «КрокусСити». Агаларов пообещал Шувалову
построить объекты Дальневосточного
университета за $2000–2500 за 1 кв. м. Но
стройка обошлась ему дороже. В 2015 году «Крокус» взыскал с Дальневосточной
дирекции Минрегионразвития 1,1 млрд
рублей. В этом же году он подписал контракт на строительство стадиона в Калининграде к чемпионату мира по футболу (17,4 млрд рублей), а также получил
от Росавтодора заказ почти на 50 млрд
рублей на строительство первого участка ЦКАД, который раньше выполнял
другой подрядчик — «Стройгазконсалтинг».
В начале 2000-х Иван Шабалов,
ученый и предприниматель, смог объединить российских производителей
труб в ассоциацию. Создав мощности по
изготовлению труб большого диаметра
(ТБД), они едва не вытеснили с рынка
зарубежных игроков. Но с 2005 года
«Газпром» стал покупать трубы не
у них, а у посредников-трейдеров. Тогда
Шабалов основал трейдер «Северный
европейский трубный проект» (СЕТП),
на долю которого в 2010 году пришлось
более 90% поставок труб «Газпрому»
(данные ФАС). В том же году он продал
контрольный пакет братьям Аркадию
и Борису Ротенбергам. После того как
ФАС стала заставлять «Газпром» покупать трубы без посредников, Ротенберги
закрыли СЕТП, но еще одна компания
Шабалова «Трубные инновационные
технологии» (ТИТ), которая занялась поставками деталей для трубопроводов,
стала для концерна главным поставщиком ТБД (около трети поставок). В сентябре 2015 года глава ФАС Игорь Артемьев
назвал это «членовредительством», а через месяц ТИТ подала иск к ФАС в арбитражный суд. «ФАС намерена покинуть
правовое поле», — разъяснил тогда свою
позицию Шабалов газете «Ведомости».
Фото Дмитрия Тернового для Forbes, Алексея Майшева
для Forbes, Ирины Бужор / Коммерсантъ
10. Александр
Лавленцев
5 открытий рейтинга
«Короли госзаказа 2016»
Заказчики: департамент строительства
Москвы, АО «Мосводоканал», ГКУ «Дирекция
дорожного строительства», департамент
Москвы по конкурентной политике
Новый друг «Газпрома»
У компании «Стройгазконсалтинг» (СГК) черная полоса во взаимоотношениях с «Газпромом» сменилась на белую. Долгое время компания Зияда Манасира была крупнейшим подрядчиком концерна
и постоянным участником рейтинга Forbes «Короли госзаказа», однако с 2013 года «Газпром» сократил объемы заказов СГК до нуля,
и Манасиру пришлось продать компанию. Весной прошлого года
СГК перешел под контроль Газпромбанка и фонда UCP Ильи Щербовича, известного своими инвестициями в социальную сеть
«ВКонтакте». По итогам 2015 года СГК признан победителем более
70 тендеров дочерних компаний монополиста на общую сумму около 20 млрд рублей.
Старые друзья РЖД
В последний год работы Владимира Якунина на посту президента РЖД
компании, близкие к его бывшему советнику Андрею Крапивину и его
партнерам Валерию Маркелову, Борису Ушеровичу и Юрию Ободовскому, выиграли тендеры монополии более чем на 20 млрд рублей — весьма скромная сумма по сравнению с предыдущими годами. Много лет
подряд структуры Крапивина и его партнеров поставляли РЖД топливо, занимались проектированием железнодорожных объектов и реконструкцией магистралей. «Бамстроймеханизации», компании Крапивина
и партнеров, достались подряды по расширению БАМа и Транссиба.
После смерти Андрея Крапивина весной 2015 года партнерство в бизнесе по обслуживанию РЖД перешло к его сыну Алексею.
Больше не короли
Прошлогодние лидеры списка «Короли госзаказа» совладельцы
«Трансмашхолдинга» Искандер Махмудов и Андрей Бокарев не попали в свежий топ-10. В 2015 году компании двух миллиардеров получили госзаказы на 38 млрд рублей, из которых на долю Махмудова и Бокарева, по оценке Forbes, приходится лишь 12 млрд рублей.
Почему компании Махмудова и Бокарева получили так мало заказов? Годом ранее предприниматели обеспечили работой свои заводы на 30 лет вперед, подписав многолетние контракты с РЖД и Московским метрополитеном на поставку и обслуживание вагонов
и локомотивов в общей сложности на 501,8 млрд рублей (доля Махмудова и Бокарева — 130,7 млрд рублей).
В листе ожидания
У московской мэрии появился новый крупный подрядчик. В 2015
году компания «Горизонт» получила подряды на 12 млрд рублей,
а годом ранее — на 28 млрд. О ее владельце Вадиме Крылкове мало что известно. В интервью изданию «Московские торги» в 2012
году Крылков рассказывал, что компания создана в 2007 году и занимается прокладкой и реконструкцией инженерных коммуникаций,
возведением подземных сооружений, объектов энергетики и связи,
мостов, шумозащитных экранов, трубопроводов и пр. В 2015 году
компания приступила к выполнению крупного заказа — на строительство Северо-Восточной хорды на участке от Измайловского до
Щелковского шоссе за 12,2 млрд рублей.
Друзья метрополитена
Петербургская компания «Метрострой» — фактический монополист
в области строительства метрополитена в городе, поэтому когда
Санкт-Петербург впервые с 1991 года провел по-настоящему крупные конкурсы, у конкурентов шансов не было. В 2015 году «Метрострой» выиграла заказов на строительство метро на 88,8 млрд рублей (годом ранее было 29,7 млрд рублей). Но методика рейтинга
«Короли госзаказа» не позволяет включить ее владельцев в список
крупнейших господрядчиков. Администрация Санкт-Петербурга
владеет 61% акций «Метростроя», остальное — у частных акционеров, самые крупные из них — гендиректор компании Вадим Александров и его сын Николай (17,2% и 9,2% соответственно).
Илья
Щербович
Доли в основных компаниях-подрядчиках:
100%
ИФСК АРКС
Сумма господрядов:
35,9
млрд руб.
?
Компания АРКС, основанная
в 2002 году Александром Лавленцевым,
известна не только тем, что выигрывает
крупные тендеры на строительство
в Москве и Подмосковье. До недавнего
времени одним из ее совладельцев был
друг президента Владимира Путина,
гражданин Финляндии и России Геннадий Тимченко. Летом 2015 года Volga
Group Тимченко продала принадлежавший ей миноритарный пакет, а Лавленцев стал единственным владельцем
АРКС. Крупнейшими выигранными
госзаказами группы АРКС в 2015 году
оказались проект реконструкции участков дороги А-101 Москва — Малоярославец — Рославль на 19 млрд рублей
и строительство транспортной развязки
на пересечении МКАД с Профсоюзной
улицей на 10,3 млрд рублей. 35-летний
сын Лавленцева Владимир с
2004 по 2010 год работал на руководящих должностях в департаменте градостроительной политики и развития Москвы, после этого два с половиной года
занимал пост председателя совета директоров группы АРКС, однако затем
предпочел карьеру чиновника. С 2013 по
2014 год Лавленцев-младший был вицегубернатором Санкт-Петербурга, в конце 2015 года назначен главным федеральным инспектором по Москве.
Алексей
Крапивин
и партнеры
Искандер
Махмудов
и Андрей
Бокарев
Вадим
Крылков
Вадим
и Николай
Александровы
078/079
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Господряды/
Ротенберг/управление
Мастер боевых
искусств
Аркадий Ротенберг стал символом успеха
путинской эпохи. Но как его компании работают
на самом деле?
Тяжелые хрустальные люстры,
кресла с вышивками на спинках, парадный зал на 150 человек с антресолями, имитирующими библиотеку в богатом доме XVIII века. Вокруг зала — небольшие кабинеты с бильярдом, сигарами, кальянами. Здесь
же мини-гостиница. Это ресторан «Гусятникоff»,
названный в честь старинного купеческого рода.
Монополисты Гусятниковы занимались учетом
царской подати — сибирского золота, драгоценных камней и мехов — после присоединения
к России Восточной Сибири в XVII веке. В Москве
они владели этим трехэтажным особняком с шестью полуколоннами ионического ордера в районе
Таганки, множеством предприятий разных отраслей и монопольным откупом на всю Москву для
их совместной с несколькими семьями водочной
«Питейной компании». Чтобы не допустить контрабандного провоза в Москву спиртного, компания построила вал с заставами, служивший границей города. И, кстати, нынешняя Манежная площадь называлась Гусятниковской: там не было
еще никакого Манежа, а стояли их лавки.
Текст:
Александр
Левинский
В 2008–2009 годах ресторан «Гусятникоff» создал
один из лучших российских рестораторов Аркадий Новиков. Заказчиками были предприниматели Ротенберги: братья Аркадий (№60 в списке
Forbes, состояние $1,4 млрд) и Борис (№99,
$0,95 млрд) и сын Аркадия Игорь (№166, $0,5 млрд).
Именно они арендовали особняк Гусятниковых.
«Я сделал планирование — где будет кухня, залы, — поставил шеф-повара, с которой мы работали в одном ресторане — «Университетском»,
и все, — вспоминает Новиков. — Я не планировал
на этом заработать, делал просто по знакомству».
Ресторан — «семейное место Ротенбергов», рассказывает менеджер одной из их компаний: «Тут поддерживается русскость, православность, восстановление истоков и традиций». Если «Пушкинъ» — это
дворянская, русско-французская кухня, то здесь —
купеческая, а ценовая категория примерно одна.
Ротенберги собираются тут семьей, проводят переговоры, семейные торжества. Ресторан часто обслуживает спортивные мероприятия, в которых Ротенберг-старший, дзюдоист и страстный хоккеист,
«участвует на 150%». «Там семейная атмосфера, —
Фото Дмитрия Тернового для Forbes
вспоминает не раз бывавший в «Гусятникоff» Михаил Абызов, экс-владелец проданной Аркадию Ротенбергу доли в компании «Мостотрест», а сейчас
министр по делам открытого правительства. — Даже если собралось больше 300 человек, Аркадий подойдет к каждому, поговорит, а близкие друзья проводят капустники и снимают смешные фильмы
про «семью».
В отличие от остальной их бизнес-империи, состоящей из банков, поставщиков и подрядчиков «Газпрома», девелоперских, химических и медийных
компаний, ресторан для Ротенбергов — не бизнес.
Управлением они не занимаются. Могут, по словам
их менеджера, «высказать в разговоре пожелания, но
создавали его не ради денег: проект убыточный, и
хозяева материально помогают». Судя по данным
СПАРК-Интерфакс, в 2013 году (последнем, когда приводятся финансовые результаты) при выручке 57 млн
рублей потери ресторана составили больше 23 млн.
Остальные активы Аркадия Ротенберга — совсем
другое дело. «Стройгазмонтаж», в котором он единоличный владелец, получил в 2014 году выручку
(без НДС) 225 млрд рублей и прибыль 15 млрд. В 2015
году миллиардер поставил новый рекорд, получив
подрядов от государства и госкомпаний на
555,5 млрд рублей, включая заказ «Газпрома» на
строительство трубопровода «Сила Сибири»
(198 млрд рублей). Ротенберг с большим отрывом
возглавляет сегодня рейтинг Forbes «Короли госзаказа». Помогает ли в этом близость к президенту
Владимиру Путину, который публично называет
его своим другом? В том числе. Но ведь его компании не просто выигрывают огромные заказы, они
их выполняют. Forbes разбирался, как Ротенберг
управляет своим хозяйством.
Команда молодости
Аркадий Ротенберг пришел в бизнес уже сформировавшимся человеком, в возрасте, когда поздно
восполнять пробелы знаний в управлении финансовыми рисками или в технологиях, рассказывает
владелец компании из металлургической отрасли,
попросивший об анонимности. Ротенберг понимал, что обучение менеджменту — не его дорога.
Зато у него есть другое: интуиция, желание рисковать, умение расставить кадры, обучаемость и та-
080/081
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Господряды/
Ротенберг/управление
Спорт высоких достижений
Топ-менеджеры спортивных организаций успешно руководят активами братьев Ротенбергов.
Фонд поддержки
национального
спорта, культуры
и образования
Спортивный
клуб дзюдо
«Явара-Нева»
Детско-юношеский
спортклуб «Ребята
Выборгской
стороны»
Ирина
Ермакова
Виктория
Андреева
Георгий
Мащенко
Национальный
союз ветеранов
дзюдо
Юрий
Букин
Федерация
каратэ России
Ашихара Кайкан
Павел
Бальский
Руслан
Горюхин
Михаил
Опенгейм
Ирина
Воробьева
Ресторан
«Гусятникоff»
«Трубная
промышленность»
«Трубный
металлопрокат»
«База-торг»
Представительство офшора
«Финансовопромышленный
холдинг «Газкомплектсервис
ЛТД»
Инна
Вайншельбойм
«Стройгазмонтаж»
СМП Банк
● Спортивные организации, связанные с братьями Ротенбергами
● Бизнес братьев Ротенбергов
Источник: СПАРК-Интерфакс
лант в использовании административных
отношений, считает собеседник Forbes. Путин стал
для него образцом «парня из одной с ним подворотни», который смог сам всего добиться.
Предприниматель, имевший общий бизнес с Аркадием Ротенбергом, возражает: «У Аркадия нет
идеала для подражания, он самодостаточен на 100%.
Неправильно говорить, что он сделал самый большой рывок по сравнению с остальной «питерской
командой». Сильно выросли и [премьер Дмитрий]
Медведев, и [глава «Роснефти» Игорь] Сечин, и [совладелец «Новатэка» и «Стройтрансгаза» Геннадий]
Тимченко, и [основной владелец банка «Россия»
Юрий] Ковальчук». Металлург не согласен: «Одно
дело руководить государственной структурой или
госкомпанией, а другое — своим бизнесом. Это как
сравнивать драку на ринге и в подворотне, где Аркадий, конечно, самый крутой боец».
Ротенберг подружился с Путиным в секции дзюдо в подростковом возрасте — гораздо раньше
остальных близких к президенту предпринимателей. Но по сравнению с другими питерцами успеха
в большом бизнесе он достиг намного позже. В 1991
году Юрий Ковальчук (№132, $0,65 млрд) стал совла-
дельцем банка «Россия», и уже в 2004 году банк был
оценен в $220 млн. Занялся бизнесом в начале 1990-х
и Геннадий Тимченко (№9, $10,7 млрд). Сначала вместе с партнерами он выкупил компанию Urals
Finland Oy, торговавшую нефтепродуктами (впоследствии переименованную в IPP), затем приватизировал компанию «Кинэкс», отправлявшую на экспорт нефтепродукты с Киришского НПЗ, и наконец
в 1997 году создал нефтеторговую компанию Gunvor,
практически монополизировав экспортные потоки
российской нефти. А кем были братья Ротенберги?
В интервью Forbes Ротенберг-старший рассказывал, что первым в бизнес пришел его брат Борис.
В 1990-е он работал тренером по дзюдо в Финляндии, а потом вместе с женой основал фирму
Anirina Oy, которая поставляла «Уренгойгазпрому»
(сейчас «Газпром добыча Уренгой») финские товары, а также занималась строительством в обмен на
газ. Для дальнейшей продажи этого газа Борис
привлек Аркадия. В 2001 году братья основали банк
«Северный морской путь». Но по-настоящему серьезные сделки у Ротенбергов появились ближе
к середине нулевых. В 2003 году Борис основал
фирму «База-торг», которая владела 25% компании
«Газтагед». Остальное было у главного «снабженца»
«Газпрома» — «Газпром комплектации». «Газтагед»
стал крупнейшим поставщиком труб «Газпрому».
Оборот «Газтагеда» к 2003 году достиг $500 млн.
Руководителем «База-торга» Ротенберги выбрали
человека из борцов — Юрия Букина. Он был заслуженным тренером России, автором диссертации
«Профессиональное совершенствование специалистов спортивных клубов единоборств». С управлением компанией он совмещал должность президента Федерации греко-римской борьбы и вицепрезидента Национального союза ветеранов дзюдо.
А когда Борис Ротенберг закрыл «База-торг», Букин
стал генеральным директором созданной Аркадием в 2007 году фирмы «Трубный металлопрокат»,
занимавшейся тем же, что и «Газтагед». Борис же,
в свою очередь, создал компанию «Трубная промышленность», которую возглавил Георгий Мащенко, тоже не чуждый боевым искусствам: вместе
с братьями он входил в попечительский совет обучающего подростков борьбе самбо «Детско-юношеского спортклуба «Ребята Выборгской стороны».
Болевые точки
Борцовское прошлое и отсутствие экономического
или финансового прошлого не мешали первым
топ-менеджерам Ротенбергов показывать высокие
достижения в реальной экономике. Аркадий Ротенберг, передавший через пресс-службу письменные ответы на вопросы Forbes, считает, что в руководстве спортом и бизнесом «отличий немного:
и там, и там важна сила духа, целеустремленность,
нацеленность на победу и — команда». Еще во времена расцвета «База-торга» братья познакомились
с ученым-предпринимателем Иваном Шабаловым, который вместе с металлургами-производственниками готовил программу выпуска труб
большого диаметра (ТБД) для «Газпрома». До этого
концерн закупал их за границей.
В 2009 году Ротенберги позвали Шабалова ликвидатором в изживший себя «Газтагед»: на трубном
рынке просматривались лучшие перспективы. В следующем году Шабалов продал им 60% своей фирмы
«Северный Европейский Трубный Проект» (СЕТП),
которая к тому времени стала основным поставщиком ТБД для эпохальных проектов «Газпрома», например трубопровода «Северный поток», строившегося для поставок российского газа в Европу, минуя
неспокойную Украину. СЕТП была не просто посредником между трубниками и «Газпромом»: ее рентабельность составляла тогда не доли процентов, как
у «Газтагеда», а полновесные 8%. В СЕТП работало
около 60 человек. Компания комплектовала заказы,
выстраивала логистику, обеспечивала контроль качества и финансирование поставок. Поскольку «Газ-
пром» никогда не работал по предоплате, нужно
было находить банковские кредиты. Так под началом
Ротенбергов появилась профессиональная команда.
Задачей новых хозяев было не сломать механизм, но перехватить контроль за потоками контрактов и денег, объясняет хорошо знающий Ротенбергов и Шабалова владелец металлургической
компании: «И они обошлись без «болевых приемов»: сохранили людей и технологии». По словам
собеседника Forbes, передавая компанию, Шабалов не пытался обучать Ротенбергов основам металлургии и производства труб: «Аркадию для понимания важны реперные точки, и Шабалов настроил под него систему отчетности по этим
точкам в очень сжатом виде».
Через год после покупки СЕТП принесла
111 млрд рублей выручки (+28%) при 12 млрд (+45%)
чистой прибыли. Рентабельность по чистой прибыли выросла с 9,6% до 10,8%, а в 2013 году, по словам генерального директора СЕТП Александра Муратова, составила «порядка 10–15%». Тогда же, в 2013
году Федеральная антимонопольная служба (ФАС)
признала «Газпром» виновным в злоупотреблении
доминирующим положением на рынке труб большого диаметра. А СЕТП, по мнению ФАС, имела доступ к «исключительным сведениям о лотах».
«Не Аркадий изобрел, что все владельцы крупных трубопрокатных компаний, входящих в Ассоциацию производителей, обсуждают с [главой
«Газпрома» Алексеем] Миллером потребности будущих проектов — «Южного потока» или «Силы
Сибири», — объясняет металлург. Встречались, конечно, все, но только СЕТП выигрывала крупнейшие конкурсы «Газпрома» и получала контракты
без конкурса. После вмешательства ФАС «Газпром»
начал закупать трубы напрямую у производителей. Эпоха СЕТП закончилась, но Ротенберги успели хорошо заработать. «В пределах того, что есть»,
акционеры забирали из прибыли, сколько хотели,
говорил Муратов в одном из интервью, оговариваясь, что они «лишнего не возьмут».
Два источника
К выходу на рынок строительных подрядов «Газпрома» Аркадий Ротенберг готовился заранее. Осенью 2007 года его кипрский офшор «Миласи энжиниринг лимитед» создал компанию «Стройгазмонтаж» (СГМ), а в мае следующего года «Газпром»
объявил конкурс на продажу контрольных пакетов
своих пяти подрядчиков — «Ленгазспецстроя»,
«Краснодаргазстроя», «Спецгазремстроя», «Волгограднефтемаша» и «Волгогаза». Ротенберг купил их,
как он рассказывал в интервью Forbes, за $400 млн.
Было пять компаний, а он создал холдинг, отмечает
владелец компании металлургической отрасли. Как
082/083
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Господряды/
Ротенберг/управление
и в случае с СЕТП, он сохранил в компаниях костяк
команды, «но привнес свой элемент контроля».
О принципах подбора менеджеров Ротенберг
уклончиво говорит, что «старается взращивать кадры, но все зависит от случая и ситуации». Для
строительства вертикали власти в своем строительном холдинге он нашел кандидатов в двух
фирмах-подрядчиках «Газпрома» — «Северные газовые магистрали» и представительстве офшора
«Финансово-промышленный холдинг «Газкомплектсервис» ЛТД» (ФПХ).
Из первой он позвал на должность генерального
директора Руслана Горюхина. Выпускник Одесского университета по специальности «менеджмент
внешнеэкономической деятельности», Горюхин
рассказал в одном из интервью, что с 1998 года был
одним из учредителей «Северных газовых магистралей». Эта компания еще в 2006 году вела для
«Газпрома» в Ленинградской области первый 50-километровый участок будущего «Северного потока».
Там, рассказывал Горюхин, он и познакомился с Ротенбергом. Возможно, Ротенберг встретил родственную душу: с 1990-х менеджер занимался Асихаракарате (Ашихара-каратэ), жестким контактным стилем. В 2007 году он стал главой Федерации каратэ
России Ашихара Кайкан.
Горюхин привел с собой в «Стройгазмонтаж» команду управленцев. В советах директоров строительных «дочек» СГМ кроме представителей «ЭнПиВиинжиниринг» самого Аркадия Ротенберга можно обнаружить выходцев из «Северных газовых
магистралей». В СГМ они занимали должности от
заместителей генерального директора до директоров
подразделений. В тех же списках значатся и управленцы из «Газкомплектсервиса», который связывают
с Ротенбергом. Бывший директор по развитию этой
компании Ирина Воробьева стала директором по
корпоративному управлению СГМ и членом совета
директоров его «дочек» — «Волгогаза», «Волгограднефтемаша», «Ленгазспецстроя», «Спецгазремстроя».
Кроме нее в «Спецгазремстрое» были директор департамента ФПХ Валерий Ершов и финансовый директор «Газкомплектсервиса» Инна Вайншельбойм,
а в «Ленгазспецстрое» — Андрей Зубков, экспомощник руководителя «Газкомплектсервиса»,
ставший руководителем аппарата Горюхина.
Бывший руководитель закрытого сейчас представительства «Газкомплектсервиса», выпускник
академии госслужбы Павел Бальский входил в совет директоров СМП Банка. Сейчас он руководит
Национальным союзом ветеранов дзюдо (председатель Аркадий Ротенберг) и значится в президиуме Федерации дзюдо России. Его экс-заместитель
по «Газкомплектсервису» Михаил Опенгейм тоже
присутствовал в советах директоров «дочек» СГМ.
По словам бывшего топ-менеджера одной из компаний «Газкомплектсервиса», если сам Ротенберг
в их компаниях никогда не появлялся, то генерального директора СГМ Горюхина часто можно
было видеть в офисе «Газкомплектсервиса»: «Он
отвечал за развитие и стратегию «компании».
Впрочем, говорить о стратегии и бизнес-планах
в компаниях, выполняющих выигранные на конкурсах подряды, особенно не приходится. «У нас
только один бизнес-план — быть готовым в любой
ситуации выполнить обязательства качественно
и в срок, — объяснял Горюхин в одном из интервью. — Если тендер состоялся и мы его выиграли,
он закладывается в планы компании на будущий
год». По поводу стратегии «Стройгазмонтажа» он
отшучивался: «Она такая же, как наш бизнес-план.
Главное, не ослабить своего влияния по проектам
у основного заказчика, справляться с их реализацией и оставаться рентабельным для акционеров».
Аркадий Ротенберг не ответил на вопрос, аффилирован ли с ним «Газкомплектсервис». «Новая газета»
и «Ведомости» писали, что связанные с холдингом
компании много лет поставляли «Газпрому» газоперекачивающие агрегаты и другое оборудование для
газопроводов. За неполные четыре года (2011–2014) они
выиграли конкурсы концерна на 234 млрд рублей, что
сравнимо с выручкой СЕТП. И при этом оставались
незаметными в общей массе других победителей
тендеров. Секрет фирм-невидимок прост: даже самые
удачливые из них через год-другой ликвидировались,
им на смену приходили другие, и их связь с «Газкомплектсервисом» невозможно отследить. Через кипрские офшоры каждая из них принадлежала паре офшоров с Британских Виргинских островов. Их владельцев установить не удалось. Однако, когда
журналисты «Ведомостей» обзвонили эти компании,
их всякий раз соединяли с приемной Опенгейма.
Вертикаль для своих
В компаниях, которые Ротенберг полностью контролирует, вертикаль власти создают мастера боевых искусств и их команды. Эту особенность министр Абызов объясняет тем, что «с Аркадием работает много людей, знающих его с юности: с кем-то
он тренировался, с кем-то пересекался в спортивной карьере, а теперь сохраняет этот круг общения
и очень трепетно к нему относится». По его словам,
в команде Ротенберга главная ценность — доверие,
и каждый боится его потерять. «Если [у Ротенберга]
человек напортачил, — говорит Абызов, — холод
[окружающих] заливает его мгновенно, и это сильнее действует, чем любое депремирование».
В жизни компаний Ротенберга может случаться
всякое, признает бывший владелец «Мостотреста»,
но примеров приводить не хочет. Стройка — это
сложная бизнес-индустрия, объясняет он: «Что ни
строитель, то пропавший мешок с цементом,
и против этого у них есть сильная служба безопасности». Впрочем, если выявлен хоть намек на злоупотребления или неэффективную работу менеджмента, Ротенберг «разбирается не руками службы безопасности, а напрямую задает неудобные
вопросы». Аркадий — прагматичный бизнесмен,
уверен Абызов: он считает деньги и оценивает людей не по лояльности, а по результатам.
Иначе выглядит корпоративная культура империи Ротенбергов при взгляде снизу. Бывший топменеджер одной из структур, аффилированных с
«Газкомплектсервисом», рассказывает, что в компаниях, где Ротенберг — полновластный хозяин,
стандарты управления и культура схожи. «Главное — преданность компании, высшему менеджменту и Ротенбергу», — говорит он. Стандарты
бюрократизированы, решения принимались долго
и на самом верху, «но не Аркадием или Борисом
[Ротенбергами], а Горюхиным или Опенгеймом,
который курировал финансовый блок и юридические отношения».
Контроль поддерживался «вертикалью безопасности» — службой, сформированной из выходцев из
ФСБ и МВД. С «безопасниками» нужно было согласовывать очень многое — от финансовых проводок
свыше некой суммы до стратегических документов.
Службисты не только проводили отдельные от HR
жесткие собеседования при приеме на работу, но
и постоянно контролировали сотрудников: их электронная почта не просто анализировалась специальными программами, но и просматривалась цензорами, которые следили, например, чтобы сотрудники
не упоминали связи между аффилированными с
«Газкомплектсервисом» компаниями и даже не упоминали в письмах имен топ-менеджеров. «Все шушукались, что «Газкомплектсервис» принадлежит
Ротенбергу, не говоря уж о том, что менеджеры компании становились менеджерами СГМ, — рассказывает собеседник Forbes. — Но не дай бог было упомянуть, например, Опенгейма!»
В крупной рекрутинговой компании не удивились вопросу Forbes о том, как часто встречается
такая практика. Слежка за работой сотрудников
особенно распространена в госкомпаниях. «В индустриальном секторе и госбанках контролируют
все линии коммуникаций, которые могут быть известны службе безопасности, — рабочую и личную
почту, стационарные и мобильные телефоны, —
рассказал консультант. — Особенной жесткостью
отличаются нефтяные госкомпании, но велика доля и частных фирм, причем строгость их служб
безопасности необязательно соотносится с размером компании».
В компаниях, которые Ротенберг полностью контролирует,
вертикаль власти создают мастера боевых искусств и их
команды
В «Газкомплектсервисе» секретность была возведена в культ. Даже топ-менеджеры компаний получали дозированную информацию. Сделки готовились узким кругом, а после совершения проводились настоящие спецоперации, чтобы «спрятать
ушки», вспоминает менеджер компании. Так было,
например, с покупкой бизнес-центра «Эрмитаж
Плаза» компанией Lenhart, «которая управляет
частными активами Ротенберга в недвижимости»
(в материалах ФАС фирма называлась аффилированной с СГМ, писали «Ведомости»).
Однако в жизни сотрудников компаний «Газкомплектсервиса» были и плюсы. «Там никогда не было
жадности», — признает бывший топ-менеджер.
«Офисному планктону» платили «по рынку», но чем
«ближе к телу», тем выше компенсации — значительно выше среднерыночных, говорит он. Если
клерк задерживался вечером, он мог заказать у кофеледи чашку чая или кофе; начальнику отдела полагалось кофе с корицей или с шоколадом. Ко дню рождения сотрудникам дарили подарки и деньги в конверте, а на праздники приглашали в «Гусятникоff».
«Патриархальная культура, чистый патернализм, —
заключает собеседник Forbes. — Контроль и лояльность в обмен на защиту и сытость».
Бывший менеджер СГМ добавляет, что Ротенберг «никогда не появляется в компании, даже на
корпоративах, а управлением, в том числе «стратегией» (это слово собеседник намеренно поставил
в кавычки. — Forbes), занимаются наемные менеджеры, а он оценивает работу компании по проценту роста результатов». По его мнению, «сотрудники уровнем ниже заместителя генерального директора мало что знают, а заместители вряд ли
захотят что-то рассказывать: в «Стройгазмонтаже»
очень хорошая служба безопасности».
Жесткая вертикаль, профессиональная команда
и полное доверие к ее лидерам со стороны Ротенберга — так можно охарактеризовать кадровую политику предпринимателя. Получая многомиллиардные сложные проекты, он еще ни разу не сорвал
их выполнение, хотя в ежедневное управление не
вмешивается. «Он не брезгует погружаться в самые
мелкие детали, хотя это не означает, что он работает
за менеджмент, — объясняет министр Абызов. —
Уровень детального знания ситуации по Керченскому мосту меня поразил». А известный эксперт по
084
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Господряды/
Ротенберг/управление
строительству инфраструктурных проектов задается риторическим вопросом: «Зачем здравомыслящему джентльмену подменять менеджеров в хорошо зарабатывающих компаниях? Это естественное
поведение разумного богатого человека».
«В [моих] компаниях работает очень квалифицированный менеджмент, и, разумеется, я знаю,
как обстоят дела в наших проектах и какие трудности могут возникнуть, — пишет Forbes Ротенберг. — Мы обсуждаем это еще до входа в проект,
на этом этапе удается принять меры для их предотвращения. Это моя совместная работа как акционера и руководителя с менеджментом».
Стратегия невмешательства
С 2008 года Ротенберга стали приглашать в свои проекты другие предприниматели. Александр Пономаренко (№39, $2,4 млрд) и Александр Скоробогатько
(№40, $2,4 млрд) взяли его в свой бизнес, уступив ему
долю «Новороссийского морского торгового порта».
Партнер им понадобился не от хорошей жизни:
у порта тогда возник конфликт с «Транснефтью», которую возглавлял близкий знакомый Путина Николай Токарев. Ротенберг понадобился для защиты актива как противовес. Впрочем, знакомый всех трех
бизнесменов объяснял Forbes: «Ротенбергу хватает
своих проектов, да и волшебной палочки у него нет».
По его словам, генератор бизнес-идей — Пономаренко, Скоробогатько, как депутат Госдумы от «Единой
России», в бизнесе не участвует, а только лоббирует
интересы партнеров, Ротенберг не вмешивается.
Предприниматель из металлургической отрасли полагает, что версия использования друга президента как «щита и тарана» имеет право на
жизнь, но с оговоркой: «Приглашение Аркадия —
это форма защиты. Но не только: Ротенберг давно
стал еще и хорошим брендом. Сегодня, чтобы красиво зайти в IT-технологии, нужно звать в партнеры [Алишера] Усманова (№3, $14,4 млрд), в железнодорожные перевозки — [Владимира] Лисина
(№8, $11,6 млрд), а в строительство с использованием административного ресурса — Ротенберга».
Впрочем, в 2011 году партнеры все равно продали
«Транснефти» и группе «Сумма» свою долю в НМТП.
Но до этого с денег, полученных от его IPO, создали
девелоперскую группу TPS Real Estate, которая занялась строительством и управлением торговыми центрами. Когда Ротенберг получил $500 млн от продажи доли в порте, он присоединился к партнерам,
а затем они создали TPS Avia Holding, выигравший
конкурс на реконструкцию аэропорта Шереметьево.
По акционерному соглашению после реконструкции компания получит в собственность 70% аэропорта. В управлении TPS Avia Ротенберг «абсолютно
не участвует», рассказал Forbes знакомый совладель-
цев компании. Он знает, что, попав под санкции, Ротенберг перестал заниматься делами Шереметьево,
«чтобы не мешать [партнерам] и не подставлять
[их]». Как он вел дела в совместных проектах до этого, наш собеседник рассказывать не стал.
Абызов, продавший Ротенбергу в 2010 году свою
долю в крупнейшем строителе дорог и мостов,
компании «Мостотрест», вспоминает, что эта сделка состоялась «на финальной стадии подготовки
к IPO», которое прошло в том же году. Готовясь
к нему, совладельцы (кроме Абызова это были бенефициары компании «Н-Транс» и пенсионный
фонд РЖД «Благосостояние») решили, что «компанией нужно управлять как публичной, с ясной ролью менеджмента и собственников».
Ротенберг не стал менять правила игры: менеджмент предоставлял одинаковую отчетность как
главным, так и другим акционерам, решения к совету директоров рассматривались сначала на комитетах — обычная корпоративная практика. Интереснее
то, почему Ротенберг пришел покупать долю «Мостотреста». В 2007 году Россия получила право провести
Олимпиаду, за подрядами выстроилась очередь, рынок отчаянно демпинговал, а у владельцев «Мостотреста» и у Ротенберга сработали расчет и интуиция.
«Для нас и для Аркадия было очевидно, что после
Олимпиады многие крупные фирмы станут банкротами и рынок очистится, а компания с хорошим менеджментом, портфелем заказов, консервативной политикой и готовностью к IPO выстрелит, — вспоминает Абызов. — И она выстрелила».
По итогам 2010 года общая выручка «Мостотреста» составила 74,9 млрд рублей (–5%), зато по основным бизнес-сегментам выросла: по строительству
дорог и мостов, включая олимпийскую автодорогу
на «Роза Хутор», — на 15%, по железнодорожному
строительству (с совмещенной дорогой в Сочи) —
на 43%, по строительству аэропортов (вместе с сочинским) — на 114%. За счет снижения административных расходов EBITDA выросла на 10%, до 9 млрд
рублей. В 2014 году, когда Аркадий Ротенберг стал
из-за санкций передавать активы, включая «Мостотрест», сыну Игорю, выручка компании доросла до
150 млрд рублей (+29%), EBITDA — до 15 млрд рублей
(+62%). Интуиция и расчет его не подвели.
В 2015 году Игорь продал свою долю в «Мостотресте». Вырученные деньги он вложил в купленное
у отца «Газпром бурение», «так как считает этот актив перспективным», передал он через прессслужбу. Ему же достались TPS Real Estate и инжиниринговая «ТЭК Мосэнерго». В итоге в рейтинге «Короли госзаказа» он поднялся на четыре строки,
заняв пятое место с результатом 112,1 млрд рублей.
В бизнесе семьи Ротенбергов началась новая глава.
— При участии Ирины Мокроусовой
086/087
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Фото Евгения Асмолова / ФК «Зенит»
Строительство/инфраструктура/
генподряд/долги
Олигарх
в Бестяхе
«Трансстрой» возводит «Зенит Арену»
и прокладывает Амуро-Якутскую магистраль
по уникальной методике. Не все государственные
деньги доходят до подрядчиков.
В январе российских футбольных болельщиков взбудоражила очередная новость про строительство стадиона «Зенита» на Крестовском острове. Злополучный стадион, сроки сдачи которого
переносились уже пять раз, а стоимость выросла
с 6,7 млрд до 35 млрд рублей, не будет сдан
в срок, и мэрия Санкт-Петербурга до июня
приостанавливает контракт с застройщиком —
«Инжтрансстроем-СПб», дочерней компанией
«Трансстроя». «Советский спорт» провел на
своем сайте голосование по вопросам о перспективах стадиона, больше всего сторонников набрала версия «этот стадион не будет построен
никогда».
Позже выяснилось, что генподрядчик просил
увеличить смету на 2016 год на 435 млн рублей с
учетом скачка курса доллара, а Смольный, который уже почти 10 лет финансирует арену, напомнил «Инжтрансстрою-СПб», что компания не освоила 3 млрд из финансирования прошлого года и не
заключила договоры с субподрядчиками на работы 2016 года. Следом министр спорта Виталий
Мутко заявил, что в марте будет «точка невозврата» — нужно будет решать, успеют стадион достроить в срок, то есть к Кубку конфедераций — 2017,
или нет (в 2018 году стадион должен принять чемпионат мира). Позже администрация СанктПетербурга и «Трансстрой» выступили с умиротворяющим заявлением: контракт будет продлен
до июня, все будет построено в срок, перенос одной
Текст:
Мария Абакумова,
Ирина Грузинова
части работ на более позднее время обусловлен
климатом, а объект готов на 82%.
С 2007 года «Трансстрой» принадлежал структурам
Олега Дерипаски (№17, в списке Forbes, состояние
$6,2 млрд), однако в 2014 году он продал долю в компании своему однокурснику и другу Егору Андрееву.
На рынке, правда, этому не верят: некоторые подрядчики уверены, что «Трансстрой» по-прежнему
управляется Дерипаской.
Несмотря на огромное количество претензий
к «Трансстрою», Смольный не может себе позволить сейчас менять генподрядчика, потому что
это задержит стройку минимум на год. Расстаться
с компанией Олега Дерипаски уже пытались
в 2013 году, однако новый конкурс выиграла
структура того же «Трансстроя». У строительной
компании тоже накопилось немало претензий
к заказчику: например, переделывать проект раздвижной крыши архитекторы стали уже после того, как субподрядчики «Мостоотряд-19» изготовили, смонтировали и забетонировали существенную часть металлоконструкций. Позже их
пришлось демонтировать. «Мостоотряд-19» сейчас
в предбанкротном состоянии.
В рейтинге господрядов Forbes привык оперировать контрактами в десятки и сотни миллиардов
рублей. Однако за каждой стройкой века крупного
получателя госконтрактов прячутся десятки маленьких строек, на которых трудятся небольшие,
малозаметные компании. Если для гиганта вроде
«Трансстроя» задержка ввода в эксплуатацию аэро-
дрома или новой дороги — лишь эпизод в череде
таких же, то для субподрядчиков это может означать полный крах всего бизнеса.
По вечной мерзлоте
В ноябре 2011 года президент России Дмитрий
Медведев прилетел в якутский поселок Нижний
Бестях (3600 жителей). Его сопровождали президент Якутии Егор Борисов, министр транспорта
Игорь Левитин, полпред в ДВФО Виктор Ишаев,
глава РЖД Владимир Якунин и другие влиятельные чиновники. Звездный десант высадился
в окруженном тайгой поселке на правом берегу
Лены, чтобы присутствовать при стыке «золотого
звена» Амурско-Якутской железнодорожной магистрали. На левом берегу Лены в 30 км от новой
станции находится Якутск. Центральную Якутию
соединили с БАМом и Транссибом.
Настроение у всех было приподнятое. Генподрядчик строительства «Инжиниринговая корпорация «Трансстрой» Олега Дерипаски обещал
подготовить все к запуску движения на новой дороге в 2013 году. Федеральное правительство
и Якутия выделили на строительство ветки Томмот —Якутск — Нижний Бестях 34 млрд рублей,
заказчиком-застройщиком стал Росжелдор и его
ФГУП «Единая служба заказчика». «Трансстрой»
привлекал на субподряд местных строителей,
и те охотно откликались. «Гарантированных дватри года работы, заказы под полмиллиарда рублей — для моей организации это был хороший,
выгодный контракт, — рассказывает Василий Фоменко, владелец компании «Монтажспецстрой»,
которая вела работы на железнодорожной станции. — И почетный: в республику приходит железная дорога».
Поддержка высших лиц государства не помогла.
Два года спустя движение не запустили: был готов
только вокзал в Нижнем Бестяхе. Просторное светлое здание с башенками способно принимать до 100
человек в час. Дорогу ввели во временную эксплуатацию в 2014 году, но пассажирские поезда по ней
пока не идут и когда смогут идти, непонятно. Строительство моста через Лену было отложено из-за сокращения государственных расходов, так что лишенный связи с Якутском и окруженный тайгой
Нижний Бестях, в который упирается и в котором
заканчивается железнодорожное полотно, производит невеселое впечатление.
«Монтажспецстрой» и более 20 субподрядчиков
находятся в стадии банкротства. «Я банкрот, —
грустно говорит Фоменко. — Взял на себя кредит,
чтобы расплатиться с людьми, но пока получилось
не со всеми». Обанкрочена «дочка» «Трансстроя»,
которая занималась строительством пускового
комплекса Томмот — Якутск (Нижний Бестях),
ООО «Корпорация Трансстрой-Восток» (КТВ). Почему железная дорога завела в тупик?
Шаг первый: завлечение
Прежде чем основать «Монтажспецстрой», Василий Фоменко много лет проработал капитаном
Стадион «Зенит
Арена» — самый
знаменитый объект
«Трансстроя», он
строится уже 10 лет
088/089
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Фото Павла Кассина / Коммерсантъ,
из архива Василия Фоменко
Строительство/инфраструктура/
генподряд/долги
и штурманом Ленского речного пароходства, 10
лет работал в золотодобывающей артели, а в конце
1990-х занялся строительством и реконструкцией.
Он был гендиректором компании «Авторемстрой»,
которая реконструировала несколько нефтебаз
и тепловые сети в Якутске. В 2007 году Фоменко основал собственную компанию «Монтажспецстрой», оборот которой в 2011 году превысил
90 млн рублей.
В 2011 году «Монтажспецстрой» стал субподрядчиком «Корпорации Трансстрой-Восток»: компания Фоменко заключила с КТВ два договора на общую сумму 416 млн рублей. «Монтажспецстрой»
вел девять объектов, включая строительство эксплуатационно-ремонтного корпуса.
С самого начала в этих контрактах были странности. Во-первых, в соответствии с контрактом
субподрядчик должен был доплачивать КТВ, которая предоставляла ему услуги генподряда, 15% от
стоимости работ, причем в течение трех банковских дней после выставления счета. Что это значит? КТВ брала на себя обязанность управлять
стройкой целиком, организовывать электроснабжение и благоустройство площадки, вести дела
с контролирующими органами и заказчиком,
а субподрядчики должны были ей за это возвращать 15%. Ничего противозаконного в этом нет, но
генеральным подрядчиком на объекте была «Инжиниринговая корпорация Трансстрой», а КТВ —
только «головной исполнитель», работающий на
субподряде. При этом обустраивали площадку,
строили общежития, налаживали электроснабжение и покупали силовую подстанцию сами субподрядчики, утверждает Фоменко. Однако норму 15%
включили в контракт, который они согласились
подписать.
Еще одна странность: другой пункт договора
разрешал КТВ удерживать до 20% оплаты работ
ежемесячно ради так называемой апробации. Эта
норма предполагает, что генподрядчик сначала испытает после пусконаладки качество работы строителя и только потом доплатит ему пятую часть
контракта. Но в случае с КТВ все было иначе, объясняет Василий Фоменко: «урезание» производилось на этапе физической приемки работ, то есть
в форму КС-2 записывалось на 20% меньше работ,
чем было сделано. Условно, если за месяц пробурили и установили 1000 свай, фиксировалось только
800. Окончательный расчет, судя по договору, должен был производиться только после ввода объекта
в эксплуатацию, который был назначен на 2013 год.
Однако этого не произошло до сих пор.
То есть из всей суммы контракта субподрядчик
получал только 65%. Почему строители соглашались на эти условия? «Нам сказали: вы начинайте
работать, а дальше мы контракт подправим», — говорит Василий Фоменко. Кроме того, немалую роль
сыграл лично генеральный директор КТВ Александр Дудников.
Дудников строил Амуро-Якутскую железнодорожную магистраль с 1991 года, сначала в компании «Тындатрансстрой», а с 1997 года возглавлял
«дочку» «Трансстроя» компанию «Сахатрансстрой».Под его руководством железная дорога
в 1992 году дошла до якутского города Алдан — это
была крайняя точка Амуро-Якутской магистрали.
Дудников был вторым секретарем алданского райкома партии, сегодня он депутат Ил Тумэна (законодательного собрания республики) и кавалер ордена «Полярная звезда». «Он психолог, умеет разговаривать с людьми и руководить», — вспоминает
Фоменко.
Его компания получила аванс и закупила технику. Штат увеличился с 30 до 100 сотрудников.
Шаг второй: удержание
Дальше версии участников событий расходятся.
По данным представителя «Трансстроя», который
передал письменные ответы на вопросы Forbes,
«Монтажспецстрой» с самого начала срывал сроки
и допускал серьезный брак. Весь 2012 год компания
якобы шла с отставанием и находилась «в неотработанном авансе» на 40 млн рублей. В марте 2013
года, продолжает представитель «Трансстроя», Фоменко без предупреждения остановил работы, и,
так как менять субподрядчика долго и дорого, КТВ
была вынуждена «провести оздоровительные финансовые мероприятия» на 41 млн рублей «под
обещания Фоменко развернуть работы в полном
объеме». Однако в апреле руководитель «Монтажспецстроя» якобы потребовал подписать фиктивный объем работ и, получив отказ, «не вышел на
объект, бросив своих рабочих, что привело к массовым забастовкам сотрудников компании и срыву сроков проекта». В результате, резюмирует
«Трансстрой», из-за обмана Фоменко КТВ получила прямой убыток 41 млн рублей, задержку сроков,
незавершенные работы и брак.
«К нашим девяти объектам ни одного замечания от проверяющих не было», — возражает владелец «Монтажспецстроя» и излагает свою версию
событий: с 2012 года КТВ стала платить очень мало
и с задержками. «Были пленарные совещания со
всеми подрядчиками, так мне первому слово давали, — вспоминает Фоменко. — Ну давай, Василь
Борисыч, вставай, ты все равно за всех больше всех
скажешь и прямо. Ну я вставал и говорил от лица
всех работающих подрядчиков. Проблемы были
одни и те же. Уговаривали меня: Василий Борисыч,
не уходи, мы решим твои вопросы».
1.
2.
Фоменко показывает протоколы таких планерок. Из документов видно, что к весне 2013 года сотрудники «Монтажспецстроя» и некоторых других
компаний зачастую «простаивают в ожидании финансирования и материалов». Компания стала задерживать выплаты своим контрагентам и в результате получила иски о взыскании денежных
средств от компании, которая работала на бурении
свай, от поставщика ЖБИ и так далее.
Фоменко говорит, что много раз встречался
с гендиректором «Инжиниринговой корпорации
Трансстрой» Али Алышовым и тот всегда обещал
содействие, но на деле ничего не происходило. Эта
дружба, по словам Фоменко, закончилась после того, как он написал письмо в правительство и президенту Якутии. Алышова с Дудниковым вызвал
к себе вице-премьер правительства Анатолий
Скрыбыкин. После этого, говорит Фоменко, Алышов заявил: «Ах так? Будешь еще письма писать?
Никому ничего платить не буду, а тебе в первую
очередь».
Представитель «Трансстроя» не отрицает, что
у ветки Беркакит — Томмот — Якутск были сложности с финансированием. Во-первых, уже в разгар
работ заказчик три раза корректировал проектную
документацию. Во-вторых, в план изначально была
заложена низкая стоимость километра дороги —
110 млн рублей. Для сравнения: на строительство
схожей по сложности железной дороги Кызыл —
Курагино было заложено 300 млн за километр (данные «Трансстроя»). В-третьих, в кризис заказчик
уменьшил объем финансирования на 1 млрд рублей, при этом не снизив объемы работ.
Шаг третий: банкротство
В августе 2013 года «Монтажспецстрой» прекратил
работы на объекте, а в сентябре обратился в суд
с иском к КТВ о взыскании задолженности
в 67 млн рублей. Оппонентам удалось на несколько
месяцев оттянуть рассмотрение вопроса по существу, подавая встречные иски, но в ноябре суд принял решение в пользу «Монтажспецстроя». Он согласился, что КТВ приняла от субподрядчика работ
на 323 млн рублей, а заплатили ему только 192 млн.
Представители «Монтажспецстроя» требовали не
131 млн, а только 67 млн, потому что недостающие
64 млн шли в счет оплаты генподрядных услуг (те
самые 15% плюс дополнительные платежи, в судебном решении говорится о «возмездной поставке
стройматериалов, электроэнергии и транспортных услугах»).
Позже им придется пожалеть об этой уступке,
потому что КТВ тоже обратится в суд с требованием заплатить ей за генподряд 55 млн рублей и выиграет его, но это отдельная история: «Монтажспецстрой» дошел до верховного суда, доказывая,
что процент генподрядчика уже учтен во взаимоотношениях; суды всех инстанций встанут на сторону КТВ.
При рассмотрении того самого первого иска адвокаты КТВ настаивали, что обозначенные в нем
67 млн рублей — это 20% от стоимости выполненных работ, которые в соответствии с договором
КТВ имеет право «резервировать», то есть оставлять у себя до ввода объекта в эксплуатацию. Но
суд постановил, что пункт 2.7 контракта, в котором
оговаривается это условие, противоречит Гражданскому кодексу, вводом объекта в эксплуатацию занимается генподрядчик, а не субподрядчик, поэтому этот пункт договора признан ничтожным.
«Монтажспецстрой» выиграл эту битву и получил
на руки исполнительный лист. Взыскать по нему
ничего не удалось: каждый шаг приставов юристы
«Трансстроя» оспаривали в суде.
1. Амуро-Якутская
магистраль заканчивается на станции
Нижний Бестях.
Пока по этому участку ходят только
грузовые поезда
2. Владелец «Монтажспецстроя»
Василий Фоменко
судится со структурами «Трансстроя»
уже третий год, но
не теряет надежды
090/091
Короли
госзаказа
№03 (144) 2016
Строительство/инфраструктура/
генподряд/долги
В декабре 2013 года входящее в группу «Трансстроя» ООО «Невада» выкупило за 300 000 рублей
право требования к КТВ у небольшого поставщика песка ООО «Пума». Это могло стать первым шагом на пути к контролируемому банкротству
«дочки» большого «Трансстроя». «Мы нашли этого
поставщика, объяснили, какие последствия это
может иметь для всех строителей, — рассказывает
Фоменко. — Он отозвал свою доверенность». Суд
не принял иск «Пумы», а через несколько дней
иск о банкротстве КТВ подал сам «Монтажспецстрой».
Представители «Трансстроя» обвиняют Фоменко в банкротстве компании. К тому моменту они
уже подали иск о вторичной, по сути, оплате услуг
генподрядчика на сумму 55 млн рублей. «Чтобы не
погашать встречный иск, «Монтажспецстрой» подал иск на банкротство КТВ», — говорится в ответах пресс-службы на вопросы Forbes. «Мы были
вынуждены», — возражает Фоменко. Суд ввел
в КТВ процедуру наблюдения.
Уже в марте последовала молниеносная реакция. Приказом руководства «Трансстроя» «головным исполнителем» строительства пускового комплекса «Нижний Бестях» назначалось новое юридическое лицо ООО «Еловское Трансстрой». Его
генеральным директором стал все тот же Александр Дудников. На эту компанию переводились
полномочия по выполнению контракта и финансирование без перевода обязательств. Договор
с КТВ был расторгнут, однако обязательства по расчету с субподрядчиками остались на ней. С точки
зрения заказчика, ничего кардинально не менялось, генподрядчик оставался тем же. А вот субподрядчики КТВ остались один на один с компанией-пустышкой. «Изменения произошли в рамках
стратегии развития холдинга «Трансстрой», —
объясняет пресс-служба. — Было принято решение объединить дочерние компании в регионе на
базе «Еловское Трансстрой», что позволило сократить издержки и консолидировать ресурсы».
В компании отрицают связь между введением
процедуры наблюдения и сменой головного исполнителя.
Шаг четвертый: все в дом
Временный управляющий Евгений Стрекалин
приступил к работе в июне 2014 года. Проанализировав документы, он обнаружил, что в 2012–2013
годах КТВ настолько не нуждалась в деньгах, что
даже возвращала выданные ей генподрядчиком
авансы. В составленном Стрекалиным заключении о наличии признаков преднамеренного банкротства (есть в распоряжении Forbes ) говорится,
что в 2012 году «Инжтрансстрой» перечислил КТВ
2,97 млрд рублей, из которых 1,1 млрд она вернула,
причем зачастую платежные поручения о возврате «излишне полученного аванса» датируются
следующим днем после его получения. В 2013 году,
когда Фоменко и другие субподрядчики выводили
своих рабочих на забастовки, КТВ вернула генпод­
рядчику 1,55 млрд из полученных от него
3,27 млрд рублей.
Для чего были нужны эти транзакции? «Это значит, что субподрядчик ООО «КТВ» не нуждался в
таком объеме авансирования для осуществления
строительных работ в данный момент, — комментирует пресс-служба «Трансстроя». — Это делалось
в целях наиболее полного учета поступающих на
данный проект финансовых средств и их оптимального использования».
«Ситуация с возвратом авансов, скорее всего,
имеет одно из двух следующих объяснений. Вопервых, SPV (проектная компания, в данном случае КТВ. — Forbes) может таким образом кратковременно улучшать свою отчетность для получения банковских кредитов, — рассуждает
Александр Вязовик, руководитель направления по
банкротству Vegas Lex. — Во-вторых, генеральный
подрядчик может таким образом исполнять перед
заказчиком обязательства по целевому использованию средств, фактически продолжая распоряжаться ими. При этом средства не доходят до субподрядчиков».
«Схема с авансами нужна, видимо, для того,
чтобы нарушить права работников или кредиторов, — полагает юрист НО «Фонд борьбы с коррупцией» Вячеслав Гимади. — Материнская компания перечисляет их подрядчику (должнику, будущему банкроту), тот должен рассчитаться с
субподрядчиками, работниками, бюджетом в лице ФНС, фондами ФСС и ПФР и т. д. Но в итоге их
возвращает обратно, а кредиторы и бюджет остаются ни с чем. Возврат авансовых платежей нарушает права кредиторов».
Временный управляющий Евгений Стрекалин
заметил еще несколько странностей в финансовых
потоках КТВ. Например, по договору с «Инжтрансстроем» компания стала головным исполнителем
и обязалась выполнить комплекс инжиниринговых услуг. «Таким образом КТВ фактически выполняет функции генерального подрядчика на данной стройке», — пишет в своем заключении Стрекалин (разговаривать с Forbes он отказался). За это
КТВ получает от «Инжтрансстроя» 21,9 млн рублей
в год. Однако вместе с тем она платит «Инжтрансстрою» 10% «генподрядных», которых за 2011–2014
годы получилось 523,4 млн рублей. «В данном случае мы видим хищение средств через «обналичку»
или фиктивные услуги, — комментирует Вячеслав
Фото Артема Голощапова для Forbes
Гимади из ФБК. — Фиктивные расходы должника
на комплекс услуг, якобы оказанных ему ЗАО
«Инжтрансстрой», но по сути осуществляемых им
самим».
Евгений Стрекалин заключил, что в ситуации с
КТВ есть признаки преднамеренного банкротства,
документы об этом были переданы в республиканскую прокуратуру и Следственный комитет Якутии. Сейчас имущество КТВ распродается на торгах: желающие могут купить, например, три джипа Toyota Land Cruiser со стартовой ценой от
150 000 рублей. Владелец «Монтажспецстроя», который тоже находится в процедуре банкротства, Василий Фоменко утверждает, что с августа 2013 года
не получил от «Трансстроя» ни копейки. «По статистике, конкурсные кредиторы редко получают
более 5% от суммы долга по итогам банкротства, —
говорит Александр Вязовик. — Тем более когда
речь идет о подобной проектной компании».
Александр Дудников признавал в интервью
порталу «Якутия.Инфо», что на строительстве
станции Бестях обанкротилось 25–30 компанийсубподрядчиков. «Но это решение самих предприятий — они рисковали», — говорил Дудников.
В реестре кредиторов КТВ в конце 2014 года было
больше 40 юридических лиц с общей суммой требования 470 млн рублей. По словам Василия Фоменко, к нему уже часто обращаются за советом
субподрядчики и сотрудники компании «Еловское Трансстрой» — они уже столкнулись с финансовыми проблемами.
Участок железной дороги Томмот — Нижний Бестях все еще работает по временной схеме и перевозит только грузы, сроки открытия пассажирского
движения много раз сдвигались. Стройка фактически заморожена, президент Якутии Егор Борисов
публично обвинял в этом «Трансстрой» Олега Дерипаски. Контракт с «Трансстроем» решили расторгнуть и передать его самой РЖД.
Далее везде
ЗАО «Инжтрансстрой», как и само ОАО «Корпорация Трансстрой», и еще несколько его крупных дочек находятся на разных этапах процедуры банкротства. Уникальна ли история взаимоотношений «Монтажспецстроя» и КТВ?
«Внимание! «Аэродром Трансстрой» не платит
деньги подрядчикам!» — такое эмоциональное объявление появилось в апреле 2014 года на отраслевых форумах. Написал его Александр Ильин, генеральный директор логистической компании «Дженерал Транспорт», которая оказывала «Трансстрою»
услуги по доставке техники в краснодарский аэропорт («Трансстрой» вел там строительные работы).
Компания выполнила услуг на 1,5 млн рублей,
Чей «Трансстрой»?
В декабре 2014 года «Интерфакс» сообщил, что Олег Дерипаска
продал свою долю в «Трансстрое» бизнесмену Егору Андрееву.
«Олег Дерипаска полностью вышел из капитала «Трансстроя».
Сделка была закрыта в конце 2014 года», — подтвердили Forbes
в пресс-службе «Базэла». Однако косвенные признаки дают повод думать, что продал миллиардер не все:
Еще в мае 2015 года на сайтах Headhunter в подразделе «Базэл» размещались вакансии «Трансстроя»
По данным кипрского реестра юридических лиц, на 1 января 2016
года Basic Element и лично Олегу Дерипаске принадлежали 27,8% и
10,5% в компании Callway, совладельце кипрской Transstroy Holdings
Президент Якутии Егор Борисов в мае рассказал журналистам, что
обсуждал с министром строительства Соколовым, «оставлять Дерипаску на строительстве» Амуро-Якутской магистрали или менять генподрядчика
После того как в январе возникла угроза нового срыва сроков строительства «Зенит Арены», на совещание к курирующему стройку вицегубернатору Санкт-Петербурга Игорю Албину Егор Андреев и Олег
Дерипаска приезжали вместе.
а выплатили ей только 480 000 рублей. «Я пытался
встречаться с ними, приезжал в офис, меня не пускала охрана, — рассказал Ильин Forbes. — Когда
все-таки встретился с финансовым директором,
тот сказал мне, что он здесь последнюю неделю,
а если я буду звонить, он внесет мой номер в черный список на телефоне». В мае 2014 года в компании «Аэродром Трансстрой» началась процедура
банкротства, а ему на смену пришла компания
«Аэродромтрансстрой».
«Взлетно-посадочную полосу в Краснодаре
должны были ввести еще в 2013 году, но проект
подрядчиком до сих пор не завершен, — говорит
советник руководителя Росавиации, госзаказчика
строительства, Сергей Извольский. — Подрядчики
отказываются работать с «Инжтрансстроем», отказываются выходить на площадку и разрывают договоры».
Forbes подробно писал о том, как «Трансстрой»
потерял право построить взлетно-посадочную полосу в Шереметьево — одной из причин срыва
сроков, по словам Извольского, было то, что компания не могла найти субподрядчиков.
По версии «Трансстроя», задержки связаны
с тем, что заказчик не выделял финансирование
вовремя. «Примеров, когда субподрядчики не получают от «Трансстроя» своих денег, немало, —
рассказывает генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин. — Хотя
и не такой вал, как по «СУ-155», например. Наверное, они как-то стараются решать вопросы. А может, кредиторы просто потеряли надежду чего-то
от них добиться». Сергей Ильин говорит, что суд
отклонил иск его компании из-за неполадок с документами (со стороны «Трансстроя»). Повторять
попытку он не стал.
092/093
№03 (144) 2016
Безопасность/программирование/
гостайна/Информзащита
Посторонних нет
У «Информзащиты», работающей на спецслужбы и госведомства,
много секретов. Один из них — кто владеет компанией.
Текст:
Павел Седаков
Фото:
Семен Кац
для Forbes
Гендиректор ГК «Информзащита» Петр Ефимов без дела
не останется — на очереди 1,5 млн компьютеров
пользователей «Электронного бюджета»
Корреспондент NBC Ричард Энгель сел за столик в кафе, подключился
к Wi-Fi и увидел в своей почте письмо:
«Привет! Добро пожаловать в Сочи!»
Щелкнул по ссылке, и его смартфон был мгновенно атакован Android-трояном. Пару дней спустя
NBC показал сюжет о том, как в Сочи хакеры открыли сезон охоты на гостей Олимпиады. Последствия были бы печальны, если бы им, к примеру,
удалось взломать транспортную инфраструктуру:
перевод стрелок на железной дороге или сбой в ра-
боте светофоров мог вызвать коллапс. Но этого не
случилось. Транспортную дирекцию, отвечавшую
за доставку грузов для строительства олимпийских объектов, защищала ГК «Информзащита».
«Когда нас приглашали в Сочи, мы не отказывались. Но в первые ряды не лезли», — лаконично комментирует свое участие Петр Ефимов, гендиректор
«Информзащиты». Основной доход группе приносят госзаказчики. За последние пять лет только интегратор «Информзащиты» заключил с ними 440 контрактов на сумму 5 млрд рублей, тогда как с коммер-
ческими структурами — 125 контрактов на 650 млн
рублей. Акционеры «Информзащиты» сумели построить эффективную систему продвижения своих
продуктов и услуг. Но два ее основателя больше не
причастны к делу, а два других в сумме имеют долю
менее контрольной. Как создавался бизнес по охране секретов и кому он теперь принадлежит?
Проект четырех
Объявление на проходной НТЦ «Атлас» в унылом
девятиэтажном здании на ул. Образцова предупреждает: «Проход на территорию с самокатами
и скейтами воспрещен». «Атлас» сменил нескольких хозяев — сначала находился в ведении КГБ,
потом — Федерального агентства правительственной связи (ФАПСИ) и ФСБ и наконец оказался
у Минсвязи. Но порядки тут до сих пор строгие —
в здание, например, не может пройти иностранец.
Три этажа здесь арендует «Информзащита». Долгое
время считалось, что за компанией стоит ФАПСИ.
«Мы не чекисты, не секретные физики. Мы обычные разработчики, но у нас тоже есть свой профессиональный этикет и свои тайны», — с благодушной улыбкой рассказывает Ефимов. Основатели
группы Петр Ефимов, Владимир Гайкович и Дмитрий Ершов познакомились в Киевском высшем
инженерном радиотехническом училище ПВО.
Спустя несколько лет встретились в Москве, в Генеральном штабе. Ефимов строил здесь первые локальные сети, а Гайкович и Ершов работали в лаборатории одного из региональных военных НИИ.
В 1995 году Ефимов уволился и занялся продажами англо-русских переводчиков PROMT. Торговля
шла вяло, и, когда Гайкович предложил ему зарабатывать на защите информации, тот согласился не
раздумывая. У Гайковича уже был некоторый опыт
и капитал. Вместе с выпускником Высшей школы
КГБ Евгением Касперским он удачно выполнил
заказ на интеграцию антивируса в офисный пакет
на базе MS-DOS. «Получили солидные деньги», —
подтвердил Forbes Касперский.
Помимо Гайковича, Ефимова и Ершова соучредителем «Информзащиты» стал Юрий Соколов.
Про него известно немного: работал в НИИ
«Квант» (институт сейчас разрабатывает системы
электронной защиты для госорганов), потом перешел в НТЦ «Атлас». Именно Соколов договорился
с руководством НТЦ об аренде помещения, на
100 кв. м которого разместились руководство компании и 10 программистов. Гайкович предложил
партнерам выйти на рынок со своей разработкой — системой разграничения доступа в виде
карты, устанавливаемой в компьютер. Систему защиты назвали SecretNet. Более чем на 20 лет она
стала флагманским продуктом «Информзащиты».
Государственное дело
Председатель правления коммерческого банка радостно потирал руки: «Вы сможете защитить нас
от НДС?!» Ефимову пришлось разочаровать банкира, перепутавшего НДС с НСД — несанкционированным доступом. «Мало кто в 1990-х понимал, от
чего и как защищаться. Приходилось ходить, убеждать», — говорит гендиректор «Информзащиты».
В итоге SecretNet, по его словам, была установлена
почти на всех компьютерах, подлежащих защите,
в ЦИК, Центробанке, Федеральном казначействе,
Таможенной службе.
Брали упорством и деловой хваткой, уверяет бывший директор Учебного центра «Информзащита»
Михаил Савельев. Плюс срабатывали связи. Когда
ЦИК готовила систему защиты ГАС «Выборы», несколько компаний-разработчиков пригласили на
смотрины. Ефимов и Гайкович оказались на встрече
благодаря своему знакомому, возглавлявшему в то
время управление информационных ресурсов администрации президента России. Ефимов утверждает, что ЦИК выбрала рабочую версию SecretNet и он
с Гайковичем за ночь дописал документацию к ней.
Но Савельев пересказывает старую корпоративную
легенду: на вопрос ЦИК о доработке предложенных
версий все начали говорить про цены и сроки,
и только Гайкович на следующее утро принес
SecretNet с необходимым функционалом.
Первый контракт с ЦИК принес «Информзащите»
$150 000. Появились заказчики в лице ФСБ и Центробанка. Но с деньгами у спецслужбы тогда было туго,
и почти три года единственным крупным клиентом
компании был Центробанк. Ефимов провел в перелетах 260 дней — ставили SecretNet в региональных
отделениях банка. «Он был основным добытчиком
компании», — замечает Алексей Лукацкий, бывший
глава департамента интернет-решений «Информзащиты» (сейчас бизнес-консультант по безопасности
в Cisco Systems). Соколов отвечал за отношения с госструктурами, Гайкович занимался разработками,
а Ершов — сначала консалтингом, потом учебным
отделом (со временем тот превратился в крупнейший в России центр подготовки специалистов по защите информации — около 3000 слушателей в год, не
считая дистанционного обучения).
К началу 2000-х у «Информзащиты» появились
еще два базовых продукта. Электронный компьютерный замок «Соболь» был разработан по техзаданию ФАПСИ и в последующие годы продан тиражом более 1 млн. «Информзащита» первой среди
коммерческих компаний получила шесть лицензий ФАПСИ на создание средств защиты сетей
и шифровки данных и создала криптографический
маршрутизатор «Континент». «SecretNet и «Континент» — это козырные тузы «Информзащиты», —
094/095
№03 (144) 2016
Безопасность/программирование/
гостайна/Информзащита
считает гендиректор Digital Security Илья Медведовский. — Госзаказчики берут эти продукты, поскольку они под них правильно заточены».
Жесткие требования ФСБ и Гостехкомиссии
(в настоящее время ФСТЭК) по защите конфиденциальной информации и гостайны распространились также на частные компании. По словам Савельева, наличие у «Информзащиты» сертифицированных решений облегчало вход в коммерческие
структуры с госучастием — «Норильский никель»,
«Транснефть», «Аэрофлот». «Не каждого интегратора пригласят в проект, где присутствует работа с гостайной», — объясняет Ольга Болейко, коммерческий директор Group-IB. По ее словам, у «Информзащиты» есть выданные регуляторами уникальные
сертификаты, которых нет у других разработчиков.
Испытание деньгами
Бизнес «Информзащиты» шел в гору. Если в 2002 году ее выручка составила $15 млн, то спустя три года — уже $27,2 млн. Но рост доходов не очень радовал
Гайковича, в 2001 году сменившего Ефимова в кресле
гендиректора (Ефимов стал президентом), — он считал, что быстрые дивиденды тормозят развитие.
В 2005–2008 годах из «Информзащиты» выделили
несколько компаний: разработки сосредоточили
в «Коде безопасности», дистрибуцию — в SafeLine,
а интеграция осталась у НИП «Информзащита». Чтобы не переплачивать лабораториям, открыли свой
аттестационный центр. Так появилась группа компаний «Информзащита». «Настало время меняться
и дифференцировать бизнес», — оценивает Ефимов
ту перестройку. В 2007 году выручка компании составила 1,28 млрд рублей, или $50 млн. Дела шли настолько блестяще, что «Информзащита» замахнулась
на амбициозный проект — пересадить госслужащих
на операционную систему Linux.
Объем рынка таких систем для органов власти и
медучреждений, вспоминает Евгений Соколов —
в то время руководитель компании Linux Online,
оценивали в Минсвязи минимум в $50 млн. В 2008
году Евгений Соколов и его партнер Тимофей Королев встретились с Ефимовым и Гайковичем и договорились о создании компании TrustVers. Фактически
речь шла о покупке команды Соколова и Королева из
30 человек и их разработок. Под этот проект были наняты новые специалисты, приобретено оборудование. Акционеры «Информзащиты» затрат не раскрывают. «Это были не заоблачные деньги», — лаконично
отвечает Ефимов. Разработчики выпустили и сертифицировали пакет программ на Linux, интегрируемых с продуктами «Информзащиты». Но тема не пошла, замечает бывший гендиректор «Информзащиты» Сергей Шерстобитов, — было недостаточно
политической воли на уровне государства. «Государ-
ственный спрос на открытые решения так и не появился, и даже «Информзащите» не удалось переломить ситуацию», — добавляет Соколов.
Возникла еще одна проблема: несмотря на кризис,
компания вдвое увеличила штат под разработку новых продуктов, связанных с 152-ФЗ «О защите персональных данных». «Эта инвестиция не сыграла. Принятие закона перенесли, а в продукты уже вложили
много денег», — уверяет бывший сотрудник «Информзащиты». По его словам, возник большой кассовый разрыв, который нужно было срочно закрывать.
Выручил стратегический инвестор. Ефимов, впрочем, заявляет, что за всю историю компании не было
ситуаций, связанных с нехваткой денег.
Невидимый Генс
Учредителями «Информзащиты», согласно открытым данным ЕГРЮЛ, до сих пор числятся четверо — Ефимов, Гайкович, Ершов и Соколов (у каждого по 25% акций). На самом деле все давно поменялось. Еще в середине 2000-х компанию покинул
Юрий Соколов, продав свои акции. «Он уже был на
пенсии, хотел стабильности, путешествовать по
миру», — говорит его знакомый.
В 2011 году ушел Владимир Гайкович. «Причин моего ухода две: это накопившаяся усталость от управления и наличие разногласий с акционерами по вопросам развития группы компаний», — объяснял он
в интервью CNews. «Гайкович получил степень
Executive MBA и пытался внедрять западные практики управления, — излагает свою версию Алексей Лукацкий. — Это нравилось не всем акционерам, которые по старинке хотели, чтобы все было сосредоточено в одних руках». Андрей Голов, гендиректор «Кода
Безопасности», подтверждает: «Гайкович пытался
«отцифровать» бизнес. Из-за этого возникло длительное непонимание с Ефимовым». Сергей Шерстобитов дополняет: Гайкович как программист много
времени уделял разработкам, а Ефимов был ориентирован на продажи, и в этом была сила компании, но
до определенного момента. Гайкович после ухода
возглавил компанию «Андэк», специализирующуюся на информационной безопасности, но в марте 2015
года погиб в автокатастрофе.
Петр Ефимов уверяет, что информация о конфликте сильно преувеличена — просто была взаимная
усталость и разные взгляды на развитие бизнеса.
«Володя считал, что, если вещь гениальная, она сама
себя продает. А мы считаем: нет, не так, кто-то должен рассказать, почему она гениальная», — объясняет предприниматель. Сейчас, по словам Ефимова, у
ГК «Информзащита» три акционера — он сам, Ершов
и некий стратегический инвестор. По словам источника Forbes в компании, этот инвестор выкупил пакет Соколова, Гайковича, часть акций Ершова и Ефи-
мова и консолидировал как минимум 75% акций
компании. Ефимов подтверждает, что у него с Ершовым нет контрольного пакета, и добавляет, что инвестор не участвует в операционной деятельности.
О ком речь? Четыре источника сообщили Forbes,
что о представителе Георгия Генса, основателя группы компаний «Ланит» (№108 в списке Forbes, состояние $850 млн). Ее основной бизнес — системная
интеграция и разработка программных продуктов,
годовая выручка, по оценке Forbes, — 82 млрд рублей. «Генс вошел своим капиталом и затем поддерживал «Информзащиту» финансами и управляющими решениями», — говорит один из бывших сотрудников «Информзащиты». Ефимов это отрицает.
Предположительно, Генс пытался кооперироваться с «Информзащитой» еще в 2008 году, когда
обсуждался проект на базе Linux. В 2012 году принадлежащая «Ланиту» компания Treolan приобрела SafeLine — дистрибьютора «Информзащиты»
с оборотом около 1 млрд рублей. «После поглощения SafeLine все ждали, что подобное произойдет
и с «Информзащитой», — рассуждает один из бывших подчиненных Гайковича.
Владелец «Ланита» в 2010 году в комментариях
интернет-изданию CRN нахваливал «Информзащиту»: «Компания предлагает интересные продукты
и решения, постоянно растет и развивается, укрепляя позиции на рынке. Защита информации —
один из наиболее важных элементов IT, в частности
при организации облачных вычислений». По мнению одного из конкурентов «Информзащиты», Генс
воспользовался удачными условиями для проведения сделки, которая открывала выходы на новый
для «Ланита» рынок информационной безопасности и крупных госзаказчиков.
Сам Георгий Генс в разговоре с Forbes отказался
подтвердить, что он владеет акциями «Информзащиты». «Нет, это не так», — ответил Генс. Но после
небольшой паузы.
Как в Зазеркалье
После того как Гайкович покинул «Информзащиту»,
гендиректором был назначен Павел Караулов — основатель розничной сети мобильной электроники
Divizion, распавшейся в 2010 году из-за долгов
и проблем с франчайзи. Про Караулова в «Информзащите» говорят, что он был направлен от «Ланита»
для аудита. Но проработал лишь несколько месяцев.
Его сменил Сергей Шерстобитов из коммерческой
дирекции «Информзащиты». В конце 2014 года
к оперативному управлению вернулся Петр Ефимов. «В своем огороде более добросовестно копаешь,
чем на колхозном поле», — образно объясняет он
причину. Шерстобитов ушел и основал компанию
Angara, игрока на рынке информационной безопас-
Наличие решений, сертифицированных ФСБ
и Федеральной службой техконтроля, облегчало
«Информзащите» вход в коммерческие структуры
ности. В конце 2015 года к нему перешел другой
ключевой менеджер «Информзащиты» — бывший
директор учебного центра Михаил Савельев.
Как дела у компании Ефимова? В 2015 году ее выручка составила 5,5 млрд рублей, из них две трети
принес интеграторский бизнес, около 20% — продажа собственных разработок, остальное — учебный
и аттестационный центры. Крупные клиенты из
госсектора по-прежнему рядом. «За последние два
года в совместных проектах с «Информзащитой»
мы обеспечили защиту более 1 млн компьютеров
в сетях наших клиентов», — говорит Юлия Соколова, руководитель управления по работе с партнерами «Лаборатории Касперского». Среди этих клиентов — Сбербанк, ВГТРК, Росэнергоатом.
Когда Крым вошел в состав России, специалисты
«Информзащиты» поехали создавать региональные
фрагменты ГАС «Выборы»: ставили криптомаршрутизаторы на каналы связи и SecretNet — на рабочие
станции. В 2015 году ЦИК потратила на работу ГАС
«Выборы» 1,5 млрд рублей, из них 130 млн — на
Крым. Как уверяют, не напрасно: в прошлом году
система 35 000 раз подверглась хакерским атакам.
«Защита работала так, что ни одна хакерская атака
не прошла», — уверяет председатель совета директоров Федерального центра информатизации при
ЦИК Геннадий Райков.
Экономический кризис — серьезное испытание
и для рынка информационной безопасности: бюджеты сокращаются, рынок сжимается. «Здесь как в сказке «Алиса в Зазеркалье»: чтобы стоять на месте, надо
бежать, чтобы двигаться вперед, надо бежать вдвое
быстрее», — замечает Шерстобитов. Но «Информзащите» есть чем заняться. У нее новый проект — «Электронный бюджет» для Федерального казначейства,
который должен упростить учет и контроль государственных средств. «Доверить выполнение таких проектов можно только компании с большим объемом
компетенций», — комментирует Вячеслав Бражко,
начальник управления режима секретности и безопасности информации казначейства. В 2007 году «Информзащита» выиграла тендер на установку защиты
на 50 000 рабочих станций и серверов казначейства.
Теперь требуется защитить рабочие места 1,5 млн
пользователей «Электронного бюджета» — федеральных, региональных и муниципальных чиновников.
Нужная политическая воля тут присутствует.
096/097
№03 (144) 2016
Фармацевтика/
скандал/Шкрели
Спасители
человечества?
Мартин Шкрели, владелец Turing Pharmaceuticals,
в одночасье стал главным злодеем Америки, подняв цену
на лекарство в 55 раз.
Текст:
Мэтью Харпер
Акция протеста
против резкого
скачка цен на Дараприм в Нью-Йорке
Фото Erik McGregor / Corbis / East News
Более $1 трлн — совокупная
стоимость компаний (если считать
по рыночной капитализации), представленных на проходившем в декабре
в Нью-Йорке «Саммите по здравоохранению», который был организован Forbes. Генеральные директора Pfizer и Merck. Основатель Regeneron. Главы GlaxoSmithKline и Celgene. Но больше всего
внимания привлек к себе тот, кого никто не ожидал увидеть, хоть он и предупреждал, что «стопроцентно придет», — 32-летний молодой человек
в худи.
Мартин Шкрели, бывший управляющий хеджфондом, стал главным злодеем фармацевтической отрасли еще до того, как его арестовали по
обвинению в мошенничестве с ценными бумагами. Единственное, что сейчас объединяет Хиллари Клинтон, Берни Сандерса и Дональда Трампа,
это оценка действий Шкрели как «возмутительных». А ведь никто за пределами «биотехнологических кругов» о нем не слыхал, пока в сентябре
2015-го его компания Turing Pharmaceuticals не
купила за $55 млн препарат Дараприм, который
используется для лечения редких, но смертельных инфекций у пациентов со СПИДом и перенесших трансплантацию, и в одночасье не подняла его цену с $13,50 до $750 за таблетку. В тот же
день его прозвали Самым ненавистным человеком в Америке.
А он и не думает оправдываться. Представ перед
солидной публикой в джинсах, худи и кроссовках,
Шкрели заявил со сцены: «У нас, как у любой другой компании, есть акционеры, и они хотят, чтобы
мы максимально увеличивали прибыль». На вопрос Кима Уайта из крупной PR-фирмы Edelman,
не поступил бы он сейчас по-другому, Шкрели цинично ответил: «Возможно, я поднял бы цену еще
выше». Все ахнули. Эту фразу СМИ разнесли на
весь мир.
А почему, собственно, он бы так поступил?
«Я думаю, что цены в здравоохранении малоэластичны, — пояснил Шкрели. — Я мог бы поднять
их выше и заработать больше прибыли для акционеров. Именно в этом состоит задача управленца.
И никто не хочет об этом говорить. Никто этим не
гордится. Но у нас капиталистическое общество,
капиталистическая система и капиталистические
правила. Инвесторы ждут, что я буду увеличивать
их прибыль. Не уменьшать ее, не зарабатывать 50%
или 70% возможного, но заработать все 100%, как
учат в школах MBA». (Для справки: Шкрели не получил MBA.)
Кажется, у него особый талант говорить именно
то, что больше всего заводит публику. Но открою
вам секрет: в этой отрасли полным-полно шкрели,
правда, не все такие жадные и многие носят приличные ботинки и лучше воспитаны. Возможно,
поэтому они поднимают цены не сразу на 5000%,
а всего на 50% или на 500%. За прошедшие три года, по данным исследовательских компаний,
у Merck, например, на рост цен пришлось 29% роста продаж, у Pfizer — 34%.
Так что есть основания говорить о «проблеме
Шкрели» в фармацевтической отрасли. Да, многие
современные лекарства должны быть дороги, иначе никто не будет тратить многие годы и миллиарды долларов на их разработку. Но имеет ли право
Шкрели — или еще кто-то — поднять цену лекарства 62-летней давности на 5000% одним махом?
А если он говорит при этом, что пациенты, которые не могут позволить себе это лекарство, получат его бесплатно? А если обещает часть вырученных денег вкладывать в разработку? Именно это
он говорит и обещает.
Создается впечатление, что появилось новое мерило цен на лекарства — тест Шкрели. Можно ли
оправдать высокую стоимость таблеток и ампул
аргументами, которые использует Шкрели? Некоторые случаи повышения цен, когда речь идет об
инновационных препаратах, этот тест проходят.
Но многие — нет.
Когда я впервые встретился с Мартином Шкрели в 2012 году — мы с ним ели сибаса на ланч в одном из ресторанов на Манхэттене, — он был в костюме. И говорил о разработке новых лекарств,
а не о покупке старых и повышении цен на них.
Сын рабочих-эмигрантов из Албании и Хорватии,
Шкрели в то время управлял небольшим хеджфондом MSMB Capital и уже навлек на себя недовольство коллег тем, что, публично критикуя компании, одновременно открывал короткие позиции
по их акциям, то есть играл на понижение. Например, он зашортил акции фармкомпании MannKind
(принадлежит миллиардеру Альфреду Манну), разработавшей Afrezza — аэрозольную форму инсулина, который можно вдыхать, а не колоть, — и одновременно подал ходатайство в Управление по продовольствию и лекарствам, регулирующее отрасль,
возражая против выпуска на рынок этого препарата. Препарат все-таки был одобрен, но продажи
шли плохо.
Во время того ланча он сказал, что не хочет оставаться просто биржевым спекулянтом: он был намерен заниматься разработкой фармпрепаратов
и с этой целью основал в 2011-м компанию
Retrophin, которой управлял как портфельной
компанией, привлекая деньги инвесторов, в том
числе Фреда Хассана, бывшего топ-менеджера фармацевтического гиганта Schering-Plough, и его
протеже Брента Саундерса. Оба сейчас говорят, что
098/099
Фармацевтика/
скандал/Шкрели
№03 (144) 2016
их отношения со Шкрели быстро закончились
и он преувеличивает их роль в Retrophin.
Однако в сентябре 2014 года совет директоров
Retrophin неожиданно уволил Шкрели, а год спустя предъявил ему иск, обвинив в использовании
средств, акций и контрактов компании в личных
корыстных целях. Прокуратура и федеральная Комиссия по ценным бумагам и биржам выдвинули
против Шкрели более весомое обвинение: в 2010
году он говорил инвесторам, что MSMB Capital
управляет активами на $35 млн, а на самом деле —
менее чем на $1000, в 2012 году он потерял $7 млн
на короткой позиции по акциям Orexigen
Therapeutics, производителя лекарства от тучности.
Шкрели же оправдывался тем, что Retrophin не выплатила ему выходное пособие, а следователи не
разобрались в бухгалтерской отчетности. В декабре, за две недели до своего ареста, он прямо сказал
на саммите Forbes по здравоохранению: «Политики любят нападать на парней, которых при желании можно выдать за врагов общества. Это эффектный предвыборный шаг».
Вскоре после увольнения из Retrophin Шкрели
начал новый проект — он собрал $100 млн для своей новой компании Turing Pharmaceuticals. «Я сделал пару телефонных звонков и получил $100 млн
на свой счет в банке, — сообщил он участникам
«форбсовского» саммита. — Инвесторы знали, что
я буду делать с их деньгами. Я их приумножу —
это моя работа. У меня неплохо получилось, и я буду и дальше это делать. В этом суть американского
капитализма».
Как он это сделал? Он сыграл с резким увеличением цены. В Америке можно поразительно легко
увеличивать цену лекарства, не уменьшая объемов
его продаж в натуральном выражении. Вы всегда
можете рассчитывать, что пациенты не раздумывая купят нужное средство по любой цене, а страховая компания оплатит счет.
Собственно, ничего нового в этом нет. Резкий
подъем цен — известный прием. В 2007 году инженер и бывший топ-менеджер из «оборонки» Дон
Бейли купил компанию Questcor Pharmaceuticals
и тут же поднял цену на детское противосудорожное
средство Acthar Gel с $50 до $28 000 за флакон, а потом «перепрофилировал» его в лекарство от рассеянного склероза для взрослых (в этом качестве оно не
показало высокой эффективности). В 2014 году он
продал Questcor за $5,6 млрд фирме Mallinckrodt.
Valeant Pharmaceuticals неоднократно повышала цены на свои лекарства. Год назад, например, она
взвинтила цены на свои кардиопрепараты
Nitropress и Isuprel на 500% и 200% соответственно.
В 2005 году банкир Стивен Харр заметил, что
единственная гарантия против заоблачных цен
на противораковые препараты — это добрая воля
фармкомпаний и их желание избежать скандала.
Вместе с тем он предупредил, что вся отрасль рискует оказаться в зоне излишнего регулирования
и контроля над ценами. В результате, если вы собираетесь поднять цены, огласка для вас крайне
нежелательна.
Раньше всякая компания, которая шла по этому
пути, всеми силами старалась избежать контактов
с прессой. Не таков оказался Шкрели. Известного
в биотехнологической отрасли журналиста
он в своем твиттере назвал придурком. А когда
Хиллари Клинтон несколько раз упомянула
о Шкрели в твиттере, продвигая свой план снижения цен в здравоохранении, тот в ответ лишь бросил: «LOL». Шкрели создал прямые трансляции
«себя» на YouTube, а в декабре стало известно, что
он заплатил $2 млн за новый альбом хип-хопгруппы Wu-Tang Clan, выпущенный тиражом
1 (один) экземпляр. Позже он говорил, что так и не
прослушал диск, и написал на сайте HipHopDX,
что с удовольствием дал бы прослушать его Тейлор
Свифт за оральный секс. Это уже не пиар, а перформанс.
Неудивительно, что солидные фармацевты спешат дистанцироваться от этого балагана. «Полагаю,
что сейчас очень важно дать всем понять, что этот
человек не имеет к нам отношения, — говорит глава компании Merck Кеннет Фразьер. — То есть
к фармацевтической отрасли, основанной на исследованиях и разработке». «Этот парень занимается каким-то другим бизнесом», — вторит ему миллиардер Леонард Шлейфер, основатель и глава биотехнологической фирмы Regeneron. Он также
считает неправильным, что страховщики не столь
охотно возмещают расходы на лекарства, как на лечебные процедуры. Один его родственник недавно
сделал операцию за $150 000, и страховая компания эту сумму заплатила, а лекарство за $6 ему
пришлось покупать на свои. «Поэтому люди возненавидели фармацевтов, и политики на этом могут
сыграть», — уверен Шлейфер.
Этой возможностью, в частности, воспользовалась
Хиллари Клинтон, одним из предвыборных обещаний которой является контроль над стоимостью лекарств. Она полагает, что фармацевтические компании следует наказывать, если они не тратят часть
выручки на исследования и разработку. Мало того
что неясно, как это контролировать, но еще эта мера
вряд ли удержит Шкрели и ему подобных от того,
чтобы взвинчивать цены, — он-то как раз утверждает, что тратит деньги на R&D. А кроме того, неужели
мы действительно хотим, чтобы правительство следило за тем, куда компании инвестируют и чего на
самом деле стоит их R&D?
При существующем положении рост цен на
этом рынке практически гарантирован, поскольку
рынок не прозрачен. Фармацевтические компании
вынуждены делать акцент на дорогих лекарствах
для небольшого количества пациентов, поскольку
распространенные недуги — диабет, сердечно-сосудистые заболевания, депрессия — эффективно
лечатся недорогими дженериками (80% всех распространяемых в США препаратов являются дженериками). Более того, за лекарства, как правило,
платят не пациенты, а их работодатели и страховые компании, и мало кто знает, сколько на самом
деле стоит тот или иной препарат. Решение о том,
какое средство покупать и какую часть его стоимости возложить непосредственно на пациента, принимают страховщики и менеджеры компаний-посредников вроде Express Scripts, занимающихся
возмещением стоимости лекарств. Иной раз фармкомпания может дать им скидку до 60%, чтобы
только они сделали выбор в пользу ее препарата.
И возможность давать такие скидки у фармацевтов есть опять же из-за завышенной цены.
Но нельзя отрицать и некоторых достоинств такой системы. В 2014 году Конгресс инициировал
расследование деятельности фармгиганта Gilead
Sciences, который установил цену на курс своего
препарата Sovaldi против гепатита С в размере
$84 000. Это средство, как и выпущенное вслед
за ним Harvoni, необычайно эффективно, оно вылечивает 90% пациентов. И как только у этих препаратов появился конкурент — Viekira Pak от фирмы
AbbVie — Gilead начала давать скидки на свои лекарства до 40%. Сегодня более 300 000 американцев
полностью вылечиваются от этого гепатита (в их
числе, например, актриса Памела Андерсон),
и в дальнейшем существенно снизится число операций по трансплантации печени. Такой исход
был предопределен: устанавливая столь высокую
цену, Gilead была уверена, что конкуренты будут.
Главную проблему представляет не дороговизна
инновационных препаратов, а переоценка старых.
«Можно ничего не разрабатывать, не заниматься
исследованиями, вообще ничего не делать, только
увеличивать цены на старые препараты», — говорит Стив Миллер из Express Scripts. По данным
этой компании, средняя стоимость патентованного средства с 2008 по 2014 год увеличилась на 127%.
Все фармацевтические компании США повышают
цены на свои лекарства больше, чем это диктуется
инфляцией. Например, средство от рассеянного
склероза Avonex от компании Biogen, выпущенное
в 1996 году, не более эффективно, чем Copaxone от
Teva или Rebif от Merck Serono. Но его цена не снижается, а наоборот, по утверждениям аналитиков,
она увеличилась с $16 000 за год лечения в 2005 го-
«Политики любят нападать на парней, которых при
желании можно выдать за врагов общества.
Это эффектный предвыборный шаг»
ду до $70 000 к настоящему времени, то есть оно
стоит как современное и более эффективное средство. Вряд ли такое возможно на свободном и прозрачном рынке.
Почему так сложилось? На рынке с небольшим
количеством лекарств и ограниченным числом
покупателей, которые к тому же не платят за них
сами, ценовая конкуренция может иметь столь неожиданный эффект. Вот, например, Gleevec
от Novartis, спасительное средство для больных
хроническим миелолейкозом — смертельно опасным раком. Оно вышло на рынок в 2001 году и стоило тогда $24 000 за годовой курс лечения. Позже,
в 2006-м, Bristol-Myers выпустила свое средство
Sprycel — для тех, кому не помогает Gleevec. А когда сама Novartis выпустила новый препарат —
преемник Gleevec, то позиционировала его для тех
пациентов, кому не помогает Sprycel. То есть установила на него такую цену, чтобы конкурировать
уже с Sprycel, а заодно подняла цену и на Gleevec.
Результат: годовой курс лечения Gleevec теперь обходится в $90 000.
Но такое положение дел неприемлемо, особенно
в отношении противораковых препаратов. В 2006
году Avastin от Genentech, который применялся
для лечения рака толстой кишки, был одобрен для
лечения рака легкого (при условии увеличения дозы). Это означало и рост его цены. Чтобы немного
успокоить публику, компания заморозила цену на
уровне $55 000 за годовой курс. Keytruda, противораковое средство от Merck, которое, кстати, вылечило бывшего президента США Джимми Картера,
стоит сейчас $150 000 за годовой курс. Ученые считают, что в будущем пациентам придется комбинировать несколько противораковых препаратов,
но разве это возможно, если каждое стоит как
Lamborghini?
«Не знаю, это история на год, на два или на пять
лет, но лекарства должны быть не только эффективны, но и доступны, — считает Эндрю Уитти,
глава GlaxoSmithKline. — Должен быть найден баланс. У меня пока нет ответа, но разумный подход
должен быть найден».
Одно пока ясно: идея Хиллари Клинтон о том,
что если фармкомпании, которые не вкладываются в R&D, обложить дополнительным налогом, то
цены снизятся, точно не сработает.
100/101
Книга/статистика/
мифы
№03 (144) 2016
Игра
с числами
Статистика помогает принимать важные решения, но непонимание ее законов создает проблемы в самых разных
областях — здесь и судебные ошибки, и многомиллионные потери инвесторов, и неверные оценки страховых рисков. В книге
«Голая статистика» (Naked Statistics) профессор Дартмутского колледжа Чарльз Уилан с помощью ярких примеров
и парадоксов показывает, как правильно читать статистические данные. Русское издание книги выходит в издательстве
«Манн, Фербер и партнеры». Forbes публикует сокращенный текст главы «Проблемы с вероятностью», где среди прочего
говорится о самоуверенных знатоках математики, едва не разрушивших мировую финансовую систему.
Фото Jeff Hutchens / Getty Images
102/103
Книга/статистика/
мифы
Сломанный спидометр
№03 (144) 2016
Статистика не может быть более совершенной, чем люди, которые ее используют. Но иногда она заставляет умных
людей делать глупости. Одним из самых безответственных случаев применения статистики в последнее время
стал механизм оценивания рисков на
Уолл-стрит перед финансовым кризисом 2008 года. В то время компании,
представляющие финансовый сектор,
использовали общепринятый барометр
риска — модель стоимости риска, или
рисковой стоимости (Value-at-Risk,
VaR). Теоретически VaR сочетала в себе
элегантность индикатора (совмещая
обширную информацию в едином числовом показателе) с мощью вероятностей (присоединяя ожидаемую прибыль или убыток к каждому из активов
или торговым позициям соответствующей фирмы). Такая модель исходила из
того, что для каждой инвестиции компании существует определенный диапазон возможных исходов. Если, например, компания владеет акциями
General Electric, то их стоимость может
повышаться или понижаться. Когда
VaR вычисляется для короткого промежутка времени, например недели, то
самым вероятным исходом станет то,
что в конце данного периода у этих акций будет примерно такая же стоимость, как и в начале. Вероятность того,
что их стоимость повысится или снизится на 10%, относительно невелика.
Еще меньше вероятность того, что она
повысится или снизится на 25%, и т. д.
На основе прошлых данных о движениях рынка «количественные» эксперты компании (их еще называют «квантами» от слова quantitative, «количественный») могли определить
максимальную сумму в денежном выражении, которую фирма может с 99%ной вероятностью потерять на данной
позиции в течение рассматриваемого
периода времени. Например, в 99 случаях из 100 компания не потеряет более
$13 млн на конкретной торговой позиции; а в 1 случае из 100 потеряет.
Запомните последнее утверждение,
поскольку вскоре оно станет важным.
До финансового кризиса 2008 года
фирмы охотно использовали модель VaR
для оценки своего суммарного риска. Если у какого-либо отдельно взятого трейдера было 923 открытые позиции (инвестиции, стоимость которых могла расти
или падать), то каждую из таких инвестиций можно было оценить, как описано выше для акций GE, и на основе этого
вычислить совокупный риск портфеля
данного трейдера. Формула даже учитывала корреляции между разными позициями. Если, например, ожидаемые доходности двух инвестиций отрицательно коррелированы между собой, то
убыток по одной из них, скорее всего, будет компенсирован прибылью по другой; таким образом, две инвестиции
в совокупности менее рискованны, чем
каждая в отдельности. В целом глава торгового отдела должен знать, что, скажем,
у Боба Смита, торгующего облигациями,
24-часовая VaR (стоимость риска в течение ближайших 24 часов) — $19 млн.
Как указывалось выше — с 99%-ной вероятностью. Максимум, что может потерять
Боб Смит в течение ближайших 24 часов,
это $19 млн — в 99 случаях из 100.
Главной причиной критики в адрес
VaR является то, что фундаментальные
риски, связанные с финансовыми рынками, невозможно предсказать по аналогии с подбрасыванием монетки или
слепой сравнительной дегустацией
двух сортов пива. Ложное ощущение
точности, встроенное в эти модели, породило ложное ощущение безопасности. Показатель VaR был похож на неисправный спидометр; пожалуй, это хуже,
чем если бы его не было вообще. Понадеявшись на неисправный спидометр,
вы перестанете обращать внимание на
другие признаки того, что уже превысили допустимую скорость. В случае же
отсутствия спидометра вам придется
отслеживать признаки, указывающие
на реальную скорость автомобиля.
Примерно в 2005 году, ориентируясь
исключительно на показатели VaR, которые ежедневно появлялись на рабочих
столах руководителей компаний ровно
в 16:15, Уолл-стрит набрала скорость, существенно превышающую допустимую.
К сожалению, с профилями риска, заложенными в моделях VaR, было две
огромные проблемы. Во-первых, вероятности, на которых строились модели, ис-
ходили из прошлых движений рынка;
однако на финансовых рынках будущее
вовсе не обязательно похоже на прошлое.
Таким образом, не было оснований полагать, что движения рынка в период с 1980
по 2005 год были наилучшим предиктором изменений после 2005 года. В какойто степени этот недостаток воображения
напоминает периодические ошибочные
предположения генералов о том, что следующая война будет похожа на предыдущую. В 1990-е годы, а также в начале нулевых коммерческие банки широко применяли модели кредитования для
жилищных ипотек, согласно которым
вероятность значительного снижения
цен на жилье близилась к нулю. Цены на
жилье никогда ранее не падали так сильно и так быстро, как это происходило
с начала 2007 года. Однако случилось то,
что случилось.
Кроме того, даже если бы исходные
данные могли точно прогнозировать
будущий риск, 99%-ная гарантия, обещанная моделью VaR, была опасно бесполезной, поскольку остающийся 1%
действительно вводит в заблуждение.
Менеджер хеджевого фонда Дэвид Айнхорн поясняет: «Это как подушка безопасности, которая дает сбой именно
в момент автокатастрофы». Если стоимость риска (VaR) какой-либо компании составляет $500 млн, то это можно
рассматривать как 99%-ную вероятность того, что на протяжении указанного периода фирма потеряет не более
этой суммы. Но это также означает, что
компания может с 1%-ной вероятностью потерять свыше $500 млн (а при
определенных обстоятельствах даже
значительно больше). По сути, опираясь
на эти модели, невозможно предусмотреть, насколько плохим может оказаться 1%-ный сценарий. Очень мало внимания уделялось так называемому хвостовому, то есть малому, риску
(производное от хвоста кривой распределения) катастрофического исхода. Если вы возвращаетесь домой из ресторана за рулем своего автомобиля и уровень алкоголя в вашей крови равен
0,15 промилле, то вероятность того, что
вы попадете в ДТП со смертельным исходом, наверное, будет менее 1%, тем не
менее это не повод садиться за руль
в нетрезвом виде. Многие компании
усугубили эту ошибку, сделав нереалистичное предположение о своей готовности к маловероятным событиям. Бывший глава Казначейства США Хэнк
Полсон пояснил, что большинство из
них надеялись в крайнем случае привлечь денежные средства путем продажи активов. Но во время кризиса деньги нужны всем, поэтому все пытаются
продать активы. С точки зрения управления рисками это равносильно тому,
как если бы вы сказали: «Мне нет нужды запасаться водой и продуктами питания, поскольку в случае стихийного
бедствия я смогу пойти в супермаркет
и купить все необходимое». Разумеется,
после того как астероид упадет на ваш
город, его 50 000 жителей ринутся в супермаркеты, чтобы запастись водой и
продуктами, но когда вы доберетесь
до ближайшего супермаркета, окна
в нем будут разбиты, а полки пусты.
«Кванты» с Уолл-стрит совершили
три фундаментальные ошибки. Вопервых, они спутали точность с достоверностью. Модели VaR действовали подобно моему дальномеру, который был
настроен на измерение расстояний
в метрах, а не в ярдах, в результате чего
расстояния измерялись точно, но неправильно. Эта ложная точность заставила обитателей Уолл-стрит поверить,
будто они контролируют риск, хотя это
было не так. Во-вторых, оценки вероятностей, положенные в основу вычислений согласно модели VaR, оказались
ошибочными. Как указывал Алан Гринспен, выступая в одном из комитетов
Конгресса США, относительно благополучные десятилетия до 2005 года не следовало брать за основу при построении
распределений вероятностей, которые
использовались для прогнозирования
поведения рынков в предстоящие десятилетия. Это как если бы вы отправились в казино с уверенностью, что выиграете в рулетку в 62 случаях из ста
только потому, что именно так получилось вчера, когда удача сопутствовала
вам. В-третьих, компании пренебрегли
«хвостовым риском». Модели VaR прогнозируют, что должно произойти
в 99 случаях из ста. Именно таков механизм действия вероятностей. Между тем
Еще одна разновидность ошибок возникает, когда события,
действительно независимые друг от друга, рассматриваются как
взаимосвязанные
маловероятные события иногда случаются. Более того, в долгосрочном периоде
они не так уж маловероятны. Иногда
в людей попадает молния. Моя мать убедилась в этом на собственном опыте.
Ложные связи
Теория вероятностей дает нам мощный
и полезный набор инструментов, правильное использование которых поможет лучше уяснить ситуацию в мире, а
неправильное посеет в нем хаос. В русле
метафоры «статистика как мощное оружие», которая неоднократно повторяется в этой книге, я хочу перефразировать
любимое выражение сторонников свободной продажи огнестрельного оружия
в США: ошибается не теория вероятностей, а люди, которые ею пользуются.
Предполагается, что события независимы, тогда как на самом деле они зависят друг от друга. Вероятность выпадания решки при подбрасывании «правильной» монетки равняется 1⁄2.
Вероятность выпадания решки двух раз
подряд при подбрасывании той же монетки составляет (1⁄2), или 1⁄4, поскольку
вероятность одновременного наступления двух независимых событий равняется произведению их индивидуальных вероятностей. Теперь, когда вы вооружены этим важным знанием,
допустим, что вас назначили на должность начальника отдела управления
рисками в крупной авиакомпании. Ваш
заместитель сообщает вам, что вероятность выхода из строя авиадвигателя во
время трансатлантического перелета
составляет 1 шанс из 100 000. Учитывая
количество трансатлантических перелетов, этот риск нельзя считать приемлемым. К счастью, каждый современный самолет, совершающий такие перелеты, оснащен по меньшей мере двумя
двигателями. Ваш заместитель подсчитал, что риск их одновременного выхода из строя во время трансатлантиче-
ского перелета равняется (1/100 000),
или 1 шансу из 10 млрд, что считается
вполне приемлемым риском с точки
зрения обеспечения безопасности полетов. Что же, сейчас самое время предложить вашему заместителю взять отпуск
и подготовиться к увольнению. Поломка обоих авиадвигателей не относится
к категории независимых событий. Если во время взлета самолет наталкивается на стаю гусей, то, вероятнее всего,
оба двигателя выйдут из строя по одной
причине. То же самое можно сказать
о многих других факторах, влияющих
на функционирование авиадвигателя,
начиная с погодных условий и заканчивая небрежным выполнением своих обязанностей наземными службами техобслуживания. Если один двигатель выйдет из строя, то вероятность поломки
второго будет значительно выше, чем
один шанс из 100 000.
Еще одна разновидность ошибок возникает, когда события, действительно
независимые друг от друга, рассматриваются как взаимосвязанные. Если вы
когда-либо окажетесь в казино (а с точки
зрения статистики там лучше вообще не
появляться), то обязательно увидите людей, вперившихся взглядом в игральные
кости или карты и заявляющих, что они
«ожидают должное». Если в рулетку пять
раз подряд выпадет черное, то всякому
здравомыслящему человеку понятно,
что в следующий раз должно выпасть
красное. Нет, нет и еще раз нет!
Вероятность того, что шарик остановится на красном поле, каждый раз будет одной и той же: 16/38. Уверенность
в том, что это вовсе не так, иногда называют «заблуждением игрока». В действительности если монетку подбросить
1 000 000 раз и каждый раз будет выпадать решка, то вероятность того, что на
1 000 001-й раз выпадет орел, попрежнему останется 1⁄2. Само определение статистической независимости
104/105
Книга/статистика/
мифы
№03 (144) 2016
Когда фото главы компании появляется на обложке
Businessweek, пиши пропало, то есть быстро продавай акции
двух событий заключается в том, что исход одного события никак не сказывается на исходе другого. Даже если статистика не убеждает вас, обратитесь к физике соответствующего явления: каким
образом выпадание решки несколько
раз подряд может повлиять на вероятность выпадания орла в результате следующего подбрасывания монетки?
Нам подчас свойственно усматривать
закономерность там, где ее и в помине
нет.
Ниже описан эксперимент, который
я провожу со своими студентами, чтобы
подтвердить этот базовый постулат. Чем
больше аудитория, тем лучше. Я предлагаю каждому из присутствующих вынуть монетку и встать. Затем все подбрасывают монетку, и те, у кого выпала
решка, садятся. Допустим, в аудитории
100 студентов, примерно 50 из них сядут после первого подбрасывания. Потом мы выполняем это упражнение еще
раз, в результате останутся стоять примерно 25 студентов. И так далее. Чаще
всего после пяти или шести подбрасываний остается один человек, у которого
пять или шесть раз подряд выпал орел.
Я спрашиваю этого уникума: «Как вам
это удалось?», или «Вам, наверное, известна особая методика тренировок, позволяющая достигать такого результата?», или «Вы, возможно, придерживаетесь особой диеты, помогающей
добиться такого исхода?» Все присутствующие, конечно, воспринимают это
как шутку, поскольку наблюдали процесс подбрасывания монетки своими
глазами, к тому же неплохо знают друг
друга и понимают, что у человека, которому удалось пять раз подряд поймать
монетку орлом вверх, нет особых талантов, а результат, которого он добился, не
более чем случайность. Однако каждый
раз, когда мы видим какое-либо аномальное событие вне конкретного контекста, у нас невольно возникает подозрение, что помимо случайности здесь
замешано что-то еще.
Возврат к среднему
Возможно, вы слышали о так называемом проклятии Sports Illustrated: спортсмены или команды, фотографии которых помещались на обложке этого журнала, впоследствии снижали свои
достижения. Одно из объяснений этого
феномена заключалось в том, что появление фотографии спортсмена на обложке неблагоприятно сказывается на
его последующих показателях. Более
правдоподобным с точки зрения статистики будет объяснение, что команды и
спортсмены обычно появляются на обложке Sports Illustrated после того, как
добьются выдающихся успехов (например, станут олимпийскими чемпионами), поэтому вполне естественно, что,
пройдя пик физической формы, они
снижают результаты. Это явление называется возвратом к среднему. Теория вероятностей говорит о том, что любой
«отщепенец» — наблюдение, существенно отклоняющееся от среднего значения в ту или другую сторону, — часто
сопровождается исходами, более близкими к долгосрочному среднему значению.
Тенденция возврата к среднему позволяет объяснить, почему Chicago Cubs
всегда платит огромные суммы за так
называемых свободных агентов, которые
потом разочаровывают болельщиков
вроде меня. Игроки могут выторговать
у клуба высокие зарплаты после одногодвух необычайно удачных для себя сезонов и, одевшись в форму Chicago Cubs,
вовсе не обязательно начинают играть
хуже (правда, я не исключаю и такой вариант); скорее клуб платит за них огромные деньги по окончании какого-то особенно удачного для этих суперзвезд периода, после чего их результаты (уже
в составе Chicago Cubs) возвращаются
к неким средним показателям.
Представьте, что я пытаюсь сформировать команду подбрасывателей монет,
основываясь на ошибочном предположении, что способности в этом деле играют
большую роль. После того как я увидел
студента, у которого шесть раз подряд
выпал орел, я предлагаю ему 10-летний
контракт на $50 млн. Разумеется, я буду
разочарован, если в эти 10 лет орел будет
выпадать лишь в 50% случаев.
Кстати, исследователи зафиксировали еще и так называемый феномен
Businessweek. Когда главам компаний
вручают престижные награды (в том
числе еженедельник Businessweek присваивает им звание «лучший менеджер»), как правило, в течение трех следующих лет эти компании ухудшают
показатели (такие как учетная прибыль
и цена акций). Однако в отличие от эффекта Sports Illustrated феномен
Businessweek — нечто большее, чем возврат к среднему. По словам Ульрики
Малмендьер и Джеффри Тейта, экономистов Калифорнийского университета
в Беркли и UCLA соответственно, когда
главы компаний обретают статус суперзвезды, внезапно свалившаяся на
них слава отвлекает их от дел. Они пишут мемуары. Их приглашают в советы
директоров других компаний. Они
ищут для себя так называемых статусных (то есть молодых и эффектных)
жен. Малмендьер и Тейт пишут: «Полученные нами результаты свидетельствуют о том, что культура суперзвезд,
искусственно формируемая средствами
массовой информации, ведет к более
глубоким изменениям поведения, чем
обычный возврат к среднему». Иными
словами, когда фото главы компании
появляется на обложке Businessweek,
пиши пропало, то есть быстро продавай
акции этой компании.
Статистическая
дискриминация
В каких случаях следует опираться на
то, что подсказывает нам теория вероятностей, а в каких не стоит? В 2003 году
Анна Диамантопуло, еврокомиссар по
проблемам занятости и социальным
вопросам, предложила запретить страховым компаниям применять разные
ставки к мужчинам и женщинам, поскольку это нарушает принцип равноправия, исповедуемый Евросоюзом. Однако страховые компании не рассматривают такие надбавки как гендерную
дискриминацию — для них это всего
лишь статистика. Мужчины обычно
больше платят за автостраховку, поскольку чаще попадают в аварии. А женщины больше платят за аннуитеты (финансовый продукт, который выплачивает фиксированную ежемесячную или
ежегодную сумму), поскольку живут
дольше. Очевидно, что многие женщины попадают в аварии чаще, чем многие мужчины, а многие мужчины живут дольше, чем многие женщины. Но,
как говорилось в предыдущей главе,
страховщикам нет до этого дела. Их интересуют лишь среднестатистические
показатели, именно они позволяют им
получать прибыль. Что же касается европейских политиков, запретивших
страховые надбавки в зависимости от
пола (эта норма вступила в силу в 2012
году), то они и не утверждают, будто
страхуемые риски не связаны с полом,
а лишь заявляют о неприемлемости
увязки с полом ставок страхования.
Поначалу это кажется всего лишь раздражающей данью политкорректности.
Но после некоторого размышления я не
стал бы торопиться с таким выводом.
Помните информацию о предотвращении преступлений? Как реагировать на
вероятностные модели, говорящие, что
мексиканские наркоторговцы чаще
всего оказываются испаноязычными
мужчинами в возрасте от 18 до 30 лет
и перевозят товар в красных грузовиках-пикапах где-то между девятью
и двенадцатью часами ночи, если нам
также известно, что подавляющее большинство испаноязычных мужчин, соответствующих этому описанию, не промышляют контрабандой метамфетамина? Теория вероятностей указывает нам,
какие события более вероятны, а какие менее. Да, речь идет лишь о базовой
статистике. Но это статистика с социальными последствиями. Если мы хотим поймать уголовных преступников,
террористов и наркоторговцев, то обязаны использовать все имеющиеся в нашем распоряжении инструменты. Теория вероятностей может быть одним из
них. Наивно полагать, будто пол, возраст, расовая принадлежность, национальность, вероисповедание и страна
происхождения человека в своей сово-
купности не играют никакой роли
в том, что касается правоприменения.
Однако вопрос, что мы можем или
должны делать с информацией такого
рода, является философско-правовым
(но отнюдь не статистическим). Буквально каждый день мы получаем все
больше информации о все более широком круге явлений. Одобрим ли мы дискриминацию, если соответствующие
данные говорят, что мы будем правы гораздо чаще, чем неправы? (Именно отсюда происходит термин «статистическая дискриминация», или «рациональная дискриминация».) Точно такой же
анализ, какой использовался, чтобы выяснить, что люди, покупающие корм для
птиц, менее склонны увиливать от оплаты по кредитным карточкам (представьте, это действительно так!), может применяться ко всем остальным аспектам
нашей жизни. Какая часть всего этого
может быть приемлема для нас? Если
нам удастся разработать модель, позволяющую выявлять наркоторговцев
в 80 случаях из 100, что случится с оставшимися 20% невинных людей? Для них
эта модель представляет угрозу!
Проблема в том, что наша способность анализировать данные развилась
в большей степени, чем понимание того, что делать с результатами этого анализа. Вы можете соглашаться или нет
с решением Еврокомиссии, запрещающим применение страховых надбавок,
связанных с полом человека, но я уверен, что это не последнее спорное решение такого рода. Нам нравится думать
о числах как о «холодных, неумолимых
фактах». Если вычисления выполнены
правильно, то должен получиться правильный ответ. Однако подчас мы можем правильно все рассчитать — и двинуться в опасном направлении. Мы можем разрушить финансовую систему
или упечь за решетку 22-летнего белого
парня, которому не повезло оказаться
в определенное время в определенном
месте, потому что, согласно статистической модели, он явился туда, чтобы купить наркотики. Какой бы соблазнительной ни была элегантность и точность вероятностных моделей, они не
заменят здравого размышления о сути
и цели выполняемых вычислений.
106/107
Life/коллекция/живопись/
Белютин/Ускова
№03 (144) 2016
Освобождение
мозга
В коллекции президента Cognitive Technologies
Ольги Усковой свыше 1000 авангардистских картин.
И все эти картины из студии «Новая реальность».
Серое многоэтажное здание Московского института стали и сплавов скрывает внутри
россыпь ярких красок и удивительных образов. Фонд русского абстрактного искусства
арендует здесь помещение под одно из своих хранилищ. Учредитель фонда, президент группы компаний Cognitive Technologies Ольга Ускова собрала более 1000 работ художников так
называемой второй волны русского авангарда, зародившейся в конце 1950-х. Причем интересуют ее только участники студии «Новая реальность», основанной Элием Белютиным.
Ради создания постоянной экспозиции Ускова приобрела в Москве дом, спроектированный
известным архитектором-конструктивистом. Музей откроется в 2017 году. Владелица
Cognitive Technologies рассказала Forbes, почему она влюбилась в «Новую реальность».
Когда у вас висит на
стене Левитан, он прекрасен.
Прекрасен дважды: своей ценой — вы ощущаете себя
большим человеком, владельцем Левитана, если уверены в его подлинности,
и второе — вы вспоминаете настроение,
которое у вас вызвал, допустим, осенний
лес. Но вы «играетесь» в рамках этого
настроения и не включаете свою личную фантазию. Когда же, к примеру, висит Грибков из «Новой реальности», то
возникает творческая работа мысли, ее
скольжение за линии. Каждый раз, как
в калейдоскопе, возникает новое ассоциативное решение. Вы с этой картиной
общаетесь, у вас возникает не диалогвоспоминание, а диалог-существование.
Я зачастую не запоминаю названия
работ, не хочу их знать, потому что детерминированность в виде названия
мне мешает. И вот такой диалог, когда
человеку всегда есть с кем поговорить
дома, — это очень круто. Это не чек на
стене, демонстрирующий вашу состоятельность — вот, коллекционирую современное искусство, могу себе позволить. В первую очередь это вопрос подзарядки вашего жизненного
пространства. Все эти картины создавались не на продажу, не было тогда никакого коммерческого индекса базового.
Это чистый источник энергии.
Вообще-то я совершенно не человек
искусства. Я профессиональный математик, бизнесмен, занимаюсь искус-
Фото:
Евгений Дудин
для Forbes
ственным интеллектом. Да, я покупала
картины для домашней коллекции —
работы Зинаиды Серебряковой, Николая Лапшина, Виктора Пивоварова,
Джека Пирсона. О Белютине и «Новой
реальности» я узнала совершенно случайно. На день рождения друга детства
я привезла довольно дорогую картину
немецкого абстракциониста (не буду
называть имя, чтобы не обижать европейского мастера, потому что он всетаки мастер). Михаил посмотрел на нее
и сказал: «Это не живопись». Я говорю:
«Почему не живопись?» А в голове: как
так, я за нее выложила прилично на
аукционе, а во-вторых, по всем экспертным оценкам, это вполне приличный
художник. И тогда Миша говорит: «Поехали в Абрамцево».
Мы приехали в «Поселок художников», зашли на дачу, где находилась студия Белютина и осталось хранилище
картин. Он их расставил, сказал: «Посиди» — и пошел выпивать с моим мужем.
Я села и через некоторое время вдруг
расплакалась — такая там была сильная
энергетика. Под впечатлением переписала фамилии авторов, приехала в Мо-
скву и подумала: это всего лишь настроение, пройдет. Но прошло три недели —
не отпускает. Я начала искать, где
купить. Белютина я не застала в живых — мы разминулись всего на полгода. Но у Белютина был друг — коллекционер Самвел Оганесян. Он всю жизнь
положил на изучение феномена «Новой
реальности». Я приехала к нему, купила
три картины — Грибкова, Зубарева, Преображенской. Радостно дотащила все
это домой. Потом я что-то докупила себе, купила друзьям (с точки зрения европейского рынка это было недорого —
в среднем $8000–10 000 за картину). Так
и подружилась с Самвелом — он был
очень интересным, знающим человеком. И вдруг он заболевает — рак желудка. Пытается лечиться в Америке — неудачно. Вернулся уже умирать. Я приехала прощаться. Он сказал: «Знаешь,
моей семье коллекция не нужна. Я готов
тебе дать очень хорошую цену, совсем
хорошую, но при условии, что ты ее сохранишь и продолжишь это дело».
Я посоветовалась с мужем, потому
что, конечно, ответственность и это не
наше профильное занятие. Муж у меня
отчаянный человек, он мне многое разрешает… В общем, в 2013 году мы стали
обладателями этой коллекции. После
чего и появился Фонд русского абстрактного искусства.
Мы не ставили передо собой никаких
коммерческих задач, поскольку зарабатываем в другом секторе. Мы хотели —
и сейчас можно уже сказать, что это получилось, — восстановить роль России
в сфере абстрактного современного искусства. Показать миру, что уровень открытий, которые делал Поллок и делает
Херст, — все это было в России уже
в 1960-х годах, причем очень высокого
качества.
Шестидесятые в СССР — уникальное
время, феноменальный творческий
подъем. А Элию Белютину, преподавателю Полиграфического института, разрешили создать студию экспериментальной живописи еще в 1954 году. Он объяснил кому-то наверху: нет смысла
пользоваться старыми подходами для
передачи духа страны-победителя,
строящей уникальную общественную
систему. Если бы не конфликт с Хрущевым, он бы доделал свою академию ху-
дожеств. Но Белютина и не загнобили.
«Новая реальность» работала, расширялась. Лишь возможность официального
взлета — выставки и так далее — была
закрыта. Может, и слава богу, но это отодвинуло внимание к тому, что они делали, на 40 лет — до перестройки, когда
иностранцы начали скупать в СССР художников-нонконформистов.
О Белютине есть полярные мнения:
гений, как и Кандинский, — нет, разводчик и шарлатан. Либо, как и Кандинский, гений и разводчик в одном
лице. Мне рассказывали: «Представь,
мероприятие или вечеринка. Немало
разных очень нестандартных людей.
Появляется Белютин. Через 20 минут
все вокруг него». Белютин был, с моей
точки зрения, средней внешности мужчина. Но все женщины, которые с ним
общались, уверяют: «Он был невероятный красавец». Сила личности фантастическая.
В его студии единственной и самой
серьезной амбицией был вопрос самореализации. Белютин учил вытаскивать
из себя гения, раскрывать внутреннее Я.
И это создавало ощущение счастья, ко-
1.
3.
4.
1. Владислав Зубарев.
«Этика формализма»
(1999)
4. Владислав Зубарев. «Архитектура
времени» (1992)
2. Люциан Грибков.
«Задумчивость» (1973)
5. Вера Преображенская. «Юдифь»
(2006)
3. Анатолий Сафохин.
«Летний вечер» (1992)
2.
5.
торое в его учениках до сих пор живет.
Это поразительно: приезжаешь к очень
старому человеку, у него болячки, быт
не вполне устроен, он начинает с тобой
говорить — и ты понимаешь, что он
счастлив. Пытаешься докопаться, в чем
дело. Оказывается, в возможности ответить на вопрос, зачем я живу. Точно, уверенно и с полным уважением к себе
и своему месту в мире. Это самая сильная мотивация для человека.
Белютин нас интересует как методолог, психолог, руководитель. Когда общаешься с художниками из «Новой реальности», они говорят: «Для нас очень важен был соревновательный момент, мы
же все стояли за мольбертами в одном
месте. И учились друг у друга». Коллективная энергетика — это очень интересный эффект. Белютин, несомненно, целое явление. Хотя бы потому, что некоторые ученики его превзошли. Можно
назвать человек пять, которые превзошли, это оценка экспертов, с которыми
мы общаемся. Например, Зубарев. Он
после белютинской теории всеобщей
контактности вышел на следующий
уровень — темпоральное искусство,
ввел время в пространство рисования.
К Зубареву ездили физики, дружили
с ним и поражались тому, как человек,
не зная физических законов, научился
изображать время в девяти проекциях.
Иллюстрации предоставила Ольга Ускова
108/109
№03 (144) 2016
Life/коллекция/живопись/
Белютин/Ускова
С нашим фондом работает художник,
ученик Зубарева, ему сейчас 55 лет. Он
ведет мастер-классы. И дети, которые
никогда не держали кисть в руке, начинают рисовать. В одном занятии участвовали дети и взрослые. Лучшие картины, по оценке художника, получились у двух детей и ректора
технического вуза. А вот у менеджеров
из «Газпрома» картинки не удались.
Ведь кто-то находится в постоянном инновационном движении, постоянно работает мозг, и работает оригинальным
образом. А у кого-то не получается выйти за рамки.
Однажды мы проводили занятие
в Русском музее. Пришли региональные
замминистра по закупкам — из 10 регионов, серьезные такие люди. Им надели
фартучки, прочитали лекцию. Я смотрю
и думаю: «Наверное, плохая идея».
И вдруг — полный восторг, оттащить
нельзя. Для человека, который далек от
искусства и вообще живет в формализованном мире, это было как глоток воздуха. Самый мощный эффект я наблюдала именно в той группе.
Метод Белютина — это не просто работа с эмоциями. Это освобождение части мозга. Есть три уровня функционирования мозга: первый — сбор информации, второй — оперативное
мышление, третий — статическая память. Это доступ в хранилище, система
построения связей. В системе стандартного обучения вам дают определенные
коридоры, для того чтобы воспроизвести материал. Чем больше человек учится стандартным способом, тем больше
у него готовых связей, логических цепочек. Это хорошо для механической работы, но мешает озарению, прорыву.
Белютин наработал систему эмоционального воздействия, для того чтобы
человек мог себя переключить, выйти
из коридоров, создавать новые цепочки.
Он оставил после себя рукописный
учебник по теории контактности. Там
около 700 страниц, но читать невозможно, все не структурировано. Сейчас мы
заказали структуризацию, и учебник
выйдет в нормальном виде. А с 2013 года
в МИСиС мы ведем курс по методике
Белютина — «Новая реальность 2.0» для
будущих управленцев.
Фонд русского абстрактного искусства не дал мне скатиться в то,
во что скатились многие мои ровесники. Он меня вытащил
эмоционально и физически
Дома у меня хранится 20 работ «Новой реальности». Сначала подбирала сама, потом понадобилась консультация
Анны Каргановой, директора фонда. Потому что, если не попадаешь в пространство, картины с тобой начинают
конфликтовать. У меня висела «Юдифь»
Веры Преображенской. Спустя какое-то
время муж попросил: «Убери» — такой
от нее тяжелый, сложный поток энергии. А если все согласованно, пространство играет фантастически. Например,
одна из лучших картин Грибкова висит
у меня в спальне и никогда никуда не
переместится, я с ней засыпаю и просыпаюсь.
Фонду я сейчас посвящаю процентов
десять своего времени. Меньше, чем
нужно, но у Cognitive Technologies сейчас идут всякие мегапроекты. Моя основная функция — финансовая. Когда
я начинала собирать, можно было купить хорошую работу за $10 000. Сейчас
менее чем за $70 000 не договориться
и еще надо смотреть источники происхождения. Как только цены пошли
в рост, появились фальшаки. Зубарева
подделать очень сложно — у него многослойная живопись, а вот Тер-Гевандян
можно. Преображенскую тоже можно.
Но я пару фальшаков видела, они, конечно, разительно отличаются.
Организационная деятельность фонда требует в среднем $400 000 в год. Все
зависит от выставочной активности.
Зарубежная выставка стоит дорого. За
границу иногда бесплатно приглашают, но перевозка, страховка… Три года
назад мы могли перевезти за одну цену,
а сегодня на пять умножаем. И не страховать не можем. Я не хочу подключаться к рынку современного искусства, это не мой бизнес, но, чтобы выстроить экономически устойчивую
структуру, мы будем время от времени
продавать работы второго уровня из нашего собрания. Выйдем на оформи-
тельский рынок — копии, постеры. Откроем музей. Картины, лежащие в сейфах, мертвые. Может, это мистикой
отдает, но я считаю, что если на картину не смотрят люди, то она умирает.
Коллекция — это живой организм: обмен информацией, энергией и так далее. Так что перспектива у нас есть на
10 лет вперед, не меньше.
Если в какой-то момент мне надоест
(и вообще, всякое в жизни возможно, от
сумы и от тюрьмы не зарекайся), я не
буду все это сворачивать. Передам в надежные руки. Хотя бы потому, что дала
обещание Самвелу. И еще это важно потому, что все эти картины глубоко идеологичны. Не с политической точки зрения, а в связи с вопросом жизненных
целей. Тематика фонда, тематика Белютина сводится к следующему: для современного человека единственный выход из ловушки смысла жизни — это
творческая самореализация. В позапрошлом году мы проводили в Русском музее выставку «За гранью предметности»
(название — часть высказывания Зубарева). Так вот, основной урок «Новой реальности» — выйти за грань предметности для обретения счастья.
Когда ты создаешь крупный бизнес,
он так или иначе превращается в механизм. Ты сидишь где-то наверху, а он
крутится там, внизу, только какие-то
встряски время от времени происходят.
И у меня был момент, когда я начала
чувствовать возраст: тут мне все понятно, это я уже видела, с этим дела уже делала. Возникла сильнейшая усталость
от повторения бизнес-процедур.
И фонд абстрактного искусства не дал
мне скатиться в то, во что скатились
многие мои ровесники. Он меня вытащил эмоционально и физически. Не позволил перевести смысл жизни в растущий чек.
— Записали Ольга Павлова,
Иван Просветов
110
Мнение/вино
№03 (144) 2016
Фото Романа Шеломенцева для Forbes
Прорыв
по Клингеру
Игорь Сердюк
Винный критик, обозреватель
портала SWN
forbes.ru/serdyuk
Кто стоит за взлетом
мирового интереса к
австрийскому виноделию.
Человек, который последние
десять лет определяет стратегию австрийского виноделия, известен своей
смелостью. К примеру, при росте около
160 см он не стесняется пригласить на
вальс Анастасию Волочкову. На торжественных приемах часто садится за рояль, чтобы сыграть рок-н-ролл. А на своих лекциях обосновывает тезис о непревзойденности австрийского
маркетинга тем фактом, что мир до
сих пор считает Гитлера немцем, а Моцарта — австрийцем.
Человека этого зовут Вильгельм
Клингер, но для друзей и партнеров
он просто Вилли. Актер, музыкант,
безукоризненный мастер церемоний,
он еще и винный эксперт с энциклопедическим багажом знаний. Официально — глава Австрийского бюро по
винному маркетингу (AWMB). Человек, который с терпением и рвением
почти миссионерским учит австрийских виноделов продавать вино.
Выпускник венского театрального
училища и профессиональный актер,
Вилли начал свой путь в мир вина
в 1987 году, когда был приглашен на работу зальцбургским импортером итальянских и бордоских вин. Свое решение о смене карьеры Вилли объясняет
доходчиво: «Так можно было не платить
за дорогое вино, которое нравилось».
Проработав директором по маркетингу и продажам более шести лет, он
вернулся в Вену, где возглавил розничный проект Wein & Co, а еще через три
года стал экспортным директором одного из главных производителей области Вахау — кооператива Domaine
Wachau. Вина этого хозяйства постав-
лялись в Италию, где их продавала
компания Gaja Distribuzione Анджело
Гайи. На одной из дегустаций они познакомились, и Гайя по достоинству
оценил острый ум талантливого австрийца. С 2000 по 2006 год Вилли
Клингер проработал экспортным директором, пожалуй, у самого харизматичного винодела Италии… И все же,
когда ему предложили вернуться на
родину, чтобы возглавить AWMB, он
не смог отказаться.
К тому времени Австрия оправилась после «антифризного» скандала
1985 года, когда сразу несколько производителей были уличены в использовании в качестве «вкусовой добавки» диэтиленгликоля. Введение строгой системы контроля за качеством
восстановила доверие к австрийскому
вину. Но большая часть австрийского
вина (почти 80%!) все равно выпивалась на внутреннем рынке, а производители предпочитали продавать вино
наливом, по 30 евроцентов за литр.
В Австрии надо было разработать национальную винную классификацию,
которая служила бы стимулом к созданию более качественных вин, а потребителям давала бы набор понятных
ориентиров — как система AOC во
Франции или DOC в Италии. Этим
Вилли и занялся со всей своей нереализованной энергией массовика-затейника и трезвым прагматическим
расчетом австрийского коммерсанта.
Региональным винодельческим союзам он объяснял, какие стили актуальны в мировом виноделии и как понравиться потребителям на экспортных рынках. В Вене на впечатляющие
своим размахом форумы VieVinum
Клингер собирал под тысячу винных
импортеров и журналистов со всего
мира. Он организовывал для них туры по историческим винным провинциям Австрии, по пути показывая то
стоянки древних кельтов, то руины
древнеримских городов, то библиотеки средневековых аббатств, то дворец
Эстерхази, то домик Гайдна… Он всегда называл Австрию очень маленькой
страной — но ее границы словно расширялись с каждым новым винным
путешествием.
За те десять лет, на протяжении которых Вилли Клингер руководит австрийским винным маркетингом, экспорт австрийских вин в денежном выражении почти удвоился и достиг
€146 млн. Этой зимой у него появилась
еще одна причина для гордости. Оргкомитет премии Travvy Awards, вручаемой по результатам опроса 39 000
агентств, назвал Австрию самой привлекательной страной для винного туризма в Европе. Выбор пал не на Тоскану с ее завораживающими пейзажами,
не на Бордо с его величественными
винными замками, не на Испанию с ее
ритмом фламенко и ароматом паэльи…
Винная Австрия с голубым Дунаем Вахау, марсианскими холмами Штирии
и широкими озерами Бургенланда
представителям туриндустрии кажется более привлекательной.
В этом году Клингеру исполнится
60 лет. Пока в его планы не входит смена
работы, хотя, если верить некоторым интервью, в будущем он видит себя смиренным исследователем истории виноделия, изучающим историю европейских монастырей и на досуге
продолжающим брать уроки игры на
фортепьяно. «Если бы я хотел дать профессиональную рекомендацию своим
коллегам, разрабатывающим маркетинговые программы для винодельческих
стран, то посоветовал бы им не быть ревнивыми, — замечает Вилли. — Страны
с открытой и восприимчивой винной
культурой гораздо быстрее добиваются
прогресса и совершают прорыв к качеству».
Фото Максима Авдеева для Forbes
111
№03 (144) 2016
Life/мнение/культура
Moral.ru
Игорь Порошин
Продюсер
forbes.ru/poroshin
Этика — главный русский
актив будущего.
С моим товарищем приключилась беда — любовь. Нет, понятно, что
любовь — это самое лучшее, что может
случиться, и все самые радостные песни мира славят любовь. Но есть и другие песни про любовь. Когда отношения
между мужчиной и женщиной не умещаются в удобную и приятную формулу эстрадного хита, когда в них проявляется что-то неизъяснимое, пугающее,
мы обзываем их оперными страстями.
Я всеми силами берег себя от подробностей, но однажды от них стало невозможно укрыться. Обнаружились свидетели бурной сцены с участием моего
товарища. Или лжесвидетели, или интерпретаторы. Совершенно невозможно
разобраться, когда вершится самый гуманный суд в мире — суд Facebook.
Вспыхнула дискуссия. Моего товарища
призвали к ответу. Он огрызнулся, и
лучше бы не делал этого. Это только добавило азарта его преследователям.
Однажды мы вместе выпивали, и он
обозвал тех, кто его хулит, новыми совками, имея в виду советскую традицию
всем колхозом обсуждать личную жизнь
человека. Я поспешно согласился с ним.
Во-первых, потому, что для меня было
очень важно поддержать его. А во-вторых,
мы парни формата 40+. Мы выросли,
сформировались в 1990-е — в десятилетие
упадка закона, семьи, общества и триумфа личной инициативы и предприимчивости. Мы понимали, что истина настолько сложна и многоцветна, а у каждого поступка есть столько свидетелей,
норовящих сказать прямо противоположное, что следует доверять более надежным
материям. Поэтому мы верили больше
тому, как человек говорит, шутит, поет,
пьет. И более всего ценили взгляд челове-
ка и умение взгляд выдерживать... Славно
мы тогда посидели с моим товарищем.
И вскоре вся эта свистопляска как-то
стихла. Он снова сошелся с любимой женщиной. Они, как и прежде, расфрэндивают друг друга в FB, а на следующий день
душат друг друга в объятиях. Я же говорю:
такая любовь. Но чем больше проходит
времени, тем больше я думаю о его словах
про «новых совков». И эти слова кажутся
мне изумительно неточными. Они — новые, но совсем не совки.
Советский товарищеский суд был
трибуналом тотального лицемерия. Его
пылом и убежденностью могла быть
только несчастная, обреченная старость — она поучала и осуждала порок,
точнее то, что ей представлялось пороком. Моего товарища в FB, напротив, атаковали молодые. Следя за полемикой,
я обнаружил, как ровно, почти без изломов, проходит линия баррикад. Она разделяла тех, кому до 30, и тех, кому под 40
или больше. Тридцатилетние же определялись по обстоятельствам, примыкая
к тем или другим, а иногда и дезертируя
по ходу битвы. Да, молодые не чувствуют
многоцветную сложность жизни. Но тут
не только в молодости дело. Им нравится
говорить о принципах, наставлять, поучать. Это первое по-настоящему идейное
поколение за последние 50 лет. Им не все
равно, кто как поет и говорит, но они безжалостно вышвырнут хорошую песню из
айфона, если поющий кумир сделал с их
точки зрения недопустимое. Например,
бросил жену с тремя детьми.
Мы же смотрели на мир шире. Мы,
получается, были толерантнее. Хотя, возможно, нам ничего другого не оставалось. Потому что мы выросли в мире, где
нет догм и практика жизни каждую секунду нокаутирует теорию нравственности. Не сказать, что нам всем нравилось
так жить, когда ты вынужден сам быть
рулем, ветрилом и законодателем. Когда
мы приезжали за границу, чтобы со вку-
сом потратить деньги, вырванные зубами, мы восхищались миром, которым
твердо, почти ненасильственно правят
мораль и нравы, и тайно восхищались
немецким пенсионером, который звонит в полицию, чтобы сообщить, что мимо его дома пронеслась машина с явным
превышением скорости. Хотя вслух
предпочитали презирать старика и обзывать его стукачом.
В последние три-четыре года я стал
с удивлением замечать, что непреодолимый зазор, который существовал между
западной цивилизацией и Россией, вдруг
как-то сузился, размылся. Недостижимость того берега определялась, конечно,
не марками автомобилей и вывесками на
улицах. А тем, что на этих улицах происходит. Смягчились нравы, люди стали
приветливее, обходительнее, пешеход после 20-летия диктатуры автомобилиста
восстановлен в правах. Я не буду перечислять все неопровержимые приметы вестернизации России. Вы их знаете.
И я подумал, что всем этим мы обязаны
именно 30–35-летним бородатым детям,
набросившимся на моего товарища. Дурачкам, верящим в то, что с айфоном мир
стал лучше, добрее и прозрачнее. Этим
вечным мальчикам совсем не геройского
вида, скучным в помыслах, аккуратным в
выражениях и вежливым, как жители
Лондона. Они похожи на упрямых сектантов, что покинули роскошную, мудрую,
коварную, развратную и двуличную Европу и построили Америку.
Они кажутся простачками. Но они хитры и дальновидны — то-то они никогда
не смотрят в глаза! Они прозорливее даже
тех, кто делит теперь карту северного нефтяного шельфа. Моральное вопрошание,
даже если оно не по делу, лучше конформистского молчания. Домен moral.ru станет главным активом будущего. Им
завладеет не тот, кто богаче и сильнее, а
тот, кто верит в то, что говорит. Пусть даже
в словах этих не будет мудрости.
112
Вне бизнеса/мысли
Иллюстрация Родиона Китаева
№03 (144) 2016
О кризисе
— Филандер Чейз Джонсон
Времена наступают
тревожные
Кризис близится: мало дают
Предприятья
железнодорожные,
Банки тоже не бойко идут...
— Николай Некрасов
На следующей неделе не может быть никакого кризиса.
Календарь моих встреч уже
целиком заполнен.
— Генри Киссинджер
Переживает кризис и крах не
та или иная форма государства, а само государство.
— Николай Бердяев
Это потрясающе — иметь на
руках реальный кризис, после того как половина твоей
политической жизни ушла
на всякие скучные вещи вроде охраны среды!
— Маргарет Тэтчер
Спад — это когда ваш сосед
теряет работу, кризис — когда
работу теряете вы.
— Гарри Трумэн
Время всеобщих кризисов не
допускает полумер.
— Шарль Виллер
В кризисной ситуации сильный человек полагается только на себя.
— Шарль де Голль
Когда цены падают, это не
плохой период, а хороший.
Потому что, если к нему подготовился, пожираешь конкурентов дешево.
— Михаил Прохоров
Не следует выходить на рынок акций до тех пор, пока вы
не сможете наблюдать за падением своих акций на 50%
без паники.
— Уоррен Баффет
Российский цикл известен:
летом жарко, зимой холодно,
весной — реформы, а осенью — кризис.
— Александр Лившиц
Как бывает обычно, <...> лучшими казались те меры, время для которых было безвозвратно упущено.
— Тацит
Нельзя выиграть войну под
лозунгом «Осторожность прежде всего».
— Уинстон Черчилль
Что мне нравится в третьей
мировой, так это то, что можно
не пристегивать ремни (не
бросать курить, не отказываться от жирной пищи). Можно
многое выбросить из головы,
когда ожидаемая продолжительность жизни 45 минут.
— Пи Джей О’Рурк
Ситуация в стране не требует
такого глубокого кризиса.
— Григорий Явлинский
Правители <...> готовятся буквально ко всему, исключая то,
что вот-вот произойдет.
— Алексис Токвиль
Мне в условиях кризиса жить
и работать легче. Не возникает вопроса, тем ли ты занимаешься, чем надо. Сам ритм,
атмосфера кипения мне нравятся.
В трудных обстоятельствах
толпа ожидает спасения больше от чего-то противоречащего рассудку, чем от согласного с ним.
— Плутарх
Кризисы и безвыходные положения имеют уже то преимущество, что заставляют нас
думать.
— Джавахарлал Неру
Когда море спокойно, всякий
может быть кормчим.
— Публилий Сир
Чем дольше я живу, тем больше склоняюсь к мысли о том,
что в солнечной системе Земля играет роль сумасшедшего
дома.
— Джордж Бернард Шоу
— Петр Авен
Наш страх перед катастрофой лишь увеличивает ее вероятность. Я не знаю живых
существ, ...которые бы отличались большей неспособностью учиться на собственных
ошибках, чем люди.
— Бертран Рассел
Из Библии
Огненного искушения, для испытания
вам посылаемого, не
чуждайтесь...
1 Петр 4: 12
Автор
Kruz
Kruz3113   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
575
Размер файла
14 932 Кб
Теги
100pdf
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа