close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Осиповский

код для вставкиСкачать
Осиповский, Тимофей Фёдорович – доктор философии, математик, профессор
и ректор Харьковского университета.
Биография
Родился 2 февраля 1766 года в селе Осипово Ковровского уезда Владимирской губе
рнии в семье сельскогосвященника. Для получения среднего образования Осиповск
ий был отдан во Владимирскую семинарию.Незаурядные способности юного семин
ариста обратили на себя внимание его воспитателей. Пытливый ум,стремление всегд
а помочь другому разобраться в самых сложных вопросах и исключительнаятрудосп
особность предвещали ему будущность учёного и педагога. Он успешно переходил
из класса в класси в 1783 году должен был окончить курс по классу риторики. Но в т
ом же 1783 году в Петербурге былаучреждена первая в России учительская гимнази
я. В эту гимназию были вызваны из духовных академий исеминарий лучшие студен
ты для подготовки к учительской деятельности, в том числе и Осиповский.
Научная деятельность
После окончания курса (1786 г.) Осиповский был назначен преподавателем народно
го училища. С сентября1786 года он начал работать в Москве, в Главном народном
училище учителем физикоматематических науки русской словесности. Репутация Осиповского как «отличней
шего из учителей» и как математика быланастолько велика, что комиссия по народн
ым училищам неоднократно присылала ему на просмотр ирецензии издаваемые ею
математические сочинения. В этот период у Осиповского окончательно сложилисьм
атериалистические и атеистические взгляды. Он отвергает превратные представлени
я о мире, суеверия ипредрассудки. Осиповский обращается только к природе и её за
конам, в которой он видит единственныйпредмет для всех наук. Материалистически
е взгляды помогают ему найти правильные решениясовременных ему проблем естес
твознания, в том числе и математики. Плодотворная работа Осиповского вмосковск
ом главном народном училище продолжалась 14 лет (с 1786 по 1800 годы). Осенью
1799 годаввиду тяжёлой болезни преподавателя кафедры физикоматематических наук Петербургской учительскойгимназии Петра Гиларовского ком
иссия по учреждению училищ предложила Осиповскому занять этукафедру со звани
ем профессора физики и математики. Это предложение Осиповский принял и в март
е1800 года переехал в Петербург. Он стал преподавать в той же гимназии, в которой
когдато сам учился.Эта гимназия впоследствии была переименована в Петербургский уни
верситет.
Годы деятельности Т. Ф. Осиповского в Петербургской учительской гимназии были
годами напряжённойработы. С 1800 по 1803 годы он заведует библиотекой в Петерб
ургской учительской гимназии. В гимназиион готовит учебные пособия по математи
ке. В то время отсутствовали пособия на русском языке иОсиповский вынужден был
пользоваться только своими собственными сочинениями, написанными им дляучащ
ихся московского главного народного училища. Здесь же Осиповский написал новы
й «Курсматематики», пользовавшийся в свое время большой известностью и выдер
жавший три издания. «Курсматематики» Осиповского полнее, чем какоелибо другое руководство, освещал математические знаниятого времени, начиная от
элементарных, начальных сведений по арифметике и кончая вариационнымисчисле
нием. Глубокое содержание, строгая научная последовательность, новизна в освеще
нии многихвопросов обеспечили этому курсу заслуженную репутацию одного из лу
чших руководств того времени подифференциальному и интегральному исчислению
. Всей этой работой Осиповский был настолько загружен,что, по его словам, не имел
времени даже выйти из дому. Несмотря на все это, его труд не обеспечивал емудаж
е минимально сносных условий жизни. Будучи уже известным профессором матема
тики и авторомвыдающихся учебников, Осиповский вынужден был жить в весьма тя
желых материальных условиях.Правящие круги феодального дворянства меньше вс
его заботились о материальном обеспечении деятелейнауки.
Как крупный математик Осиповский становился все более известным в научных кру
гах России. В это времяАкадемия наук предложила ему вступить в число ее членов с
о званием адъюнкта математики. Однако он изза исключительной скромности отказался от этого предложения. В конце 1802 г. осн
ователь Харьковскогоуниверситета В. Н. Каразин от имени попечителя учебного ок
руга Потоцкого предложил Осиповскому местопрофессора математики в открываем
ом Харьковском университете. Осиповский принял это предложение.Он прибыл в Х
арьков задолго до открытия университета и горячо принялся за подготовку универси
тетскогоматематического курса. Чтобы ускорить открытие университета, был учреж
ден комитет правленияуниверситета, в состав которого вошел и Осиповский . Как чл
ен комитета он отдал много сил организацииуниверситета. К чтению лекций профес
сор Осиповский приступил в феврале 1805 года.
С первых же шагов своей педагогической деятельности Осиповский встретился с бо
льшими затруднениями,вызванными чрезвычайно слабой подготовкой слушателей.
Найти молодых людей, достаточноподготовленных к поступлению в университет, б
ыло очень трудно, поэтому сам университет взялся заподготовку слушателей. При Х
арьковском университете по инициативе Т. Ф. Осиповского был учрежденподготови
тельный класс. Осиповский читал различные курсы математики: так называемую чи
стуюматематику, или механику, оптику и астрономию. В курсе чистой математики
он излагал теорию функций,дифференциальное, интегральное и вариационное исчис
ление, приложение аналитических функций квысшей геометрии. Кроме этого, време
нно, до 7 февраля 1808 г., профессор Осиповский преподавал курсприкладной матем
атики, в которую тогда входили оптика и механика. В 1813 г. чтение механики Оси
повскийпередал своему ученику Н. М. Архангельскому, а курс оптики оставил за со
бой. С этого же года ТимофейФедорович стал читать лекции по астрономии.
Научные интересы Осиповского не ограничивались областью математики. Выдающ
ийся русскийестествоиспытатель интересовался астрономией, физикой, механикой.
Его труды, написанные с позицийматериализма, способствовали развитию естествоз
нания первой четверти 19го столетия. Большоезначение имели его исследования по
астрономии и особенно работа «Рассуждение о том, чтоастрономические наблюдени
я над телами солнечной системы, когда их употребить хотим в выкладке,требующей
большой точности, надлежит поправить еще по времени прохождения от них к нам
света; сприсовокуплением объяснения некоторых оптических явлений, бывающих п
ри закрытии одного теладругим». В работе «Исследование световых явлений», выше
дшей в Москве в 1827 г., Осиповский решилвопрос, связанный с некоторыми оптиче
скими явлениями. Так, светлые кольца, наблюдаемые вокругнебесных светил, он ист
олковал на основе отражения и преломления света в водяных пузырьках земнойатмо
сферы. Большое теоретическое значение имели труды Осиповского по механике
«Теория движениятел, бросаемых на поверхность земли» и «О действии сил на гибк
ие тела и о происходящем от тогоравновесии».
Осиповский проводил также научные изыскания в области физики. В 1817 г. он пре
дставил «Обществу наук»при Харьковском университете работу «О разделении элек
тричества в разобщенных отводах при держанииперед ними в некотором удалении н




аэлектризованного тела», свидетельствующую о том, что Осиповскийзанимался акт
уальными проблемами современного ему естествознания. Т. Ф. Осиповский во всех
областяхстремился сказать новое, передовое слово. Он, в частности, обратил вниман
ие на необходимость реформыкалендаря. В своей статье «О календаре», опубликова
нной в майском номере журнала «Украинскийвестник» за 1816 г., Осиповский показ
ал отставание астрономического года от старого календаря,приведшее к огромным р
асхождениям с календарным годом, так что, если в начале 19го столетия старыйкалендарь отставал от истинного года на 12 дней, то в дальнейше
м это отставание будет еще большим. Онпонимал, что ни церковь, ни правительство
не пойдут ни на какие новшества, но, тем не менее, предложилреформу календаря
—
высказался за замену его более точным. Поскольку Осиповский предвиделожесточе
нную оппозицию со стороны церкви и правительства, он предложил, начиная с 1817
г. или с1812 г., подряд на протяжении 48 лет не отмечать високосных годов, то есть
считать в каждом году 365дней, пока отставание календаря не будет компенсирован
о. Обширной и многогранной была егообщественная деятельность. Осиповский, как
никто другой из профессоров университета, вынес на себепочти всю тяжесть по орга
низации университета и его работы вплоть до 1820 г. По словам Остроградского,мат
ематические сочинения Осиповского обратили на себя внимание Парижской Академ
ии Наук и были быдаже помещены ей в своих изданиях, если бы не появились ранее
в свет на русском языке.
Известные труды Осиповского Т. Ф
Кроме перечисленных трудов, Осиповскому принадлежат:
«Электрические опыты, любопытства и удивления достойные, с относительными ко
врачеванию параличныхи других болезней наставлениями, основательным располо
жением коих теория и практика сей наукиобъясняются. Сочиненные механиком Гео
ргом Адамсом»; пер. с немецкого (со многими дополнениями,сделанными Войтяхов
ским. Москва 1793);
«Торжество Московского главного народного училища, по случаю перемещения оно
го во Всемилостивейшепожалованный ее Императорским Величеством для сего учи
лища дом» (Москва 1795).
Основные философские работы Ф. Т. Осиповского[1]:
«О пространстве и времени» (1807),
«Рассуждения о динамической системе Канта» (1813).
Менее известные труды: несколько статей его напечатаны в первом томе «Трудов О
бщества Наук,состоящего при Императорском Харьковском университете»
(1817 г.), как-то: «Теория движения тел,бросаемых на поверхности земной» (стр. 1—
22) и «Об астрономических преломлениях»
(стр. 23—
41). Изсочинений Осиповского, не напечатанных, известно исследование «о действи
и сил на гибкие тела ипроисходящем от того равновесии». Довольно полное собрани
е имеющихся в печати сведений о жизни ислужебной деятельности Осиповского нах
одится в статье Чирикова «Тимофей Федорович Осиповский.Ректор Харьковского у
ниверситета»
(«Русская Старина» 1876 г" ноябрь, стр. 463—
490). См. также ст.М. И. Сухомлинова в «Журн Мин. Народного Просвещения» 186
5 г., ч. 128, Лавровского — ibid. 1872 г., т. 159(январь и февраль) и Щелкова —
ibid. 1890 г., ч. 271, октябрь; Сборник Отд. русского языка и словесностиИмператор
ской Академии Наук, т. 18; Н. Дубровин,
«Письма главнейших деятелей в царствованиеАлександра I», СПб., 1883 г.;
«С.Петерб. Ведом.» 1858 г.,
№ 40, стр. 221; Путешествие Цебрикова изПетербурга в Харьков в 1813 г.
(рук. Имп. Публ. Библ.) Д. И. Багалей,
«Опыт истории Харьк. университ.», т. I;Словарь Брокгауза и Ефрона, т. 43.
Герб Осиповских
Герб Осиповских мы можем наблюдать на здании городской усадьбы Шаховских —
Краузе —
Осиповских,1783, перестройка 1852 (Ныне это улица Воздвиженка д.№ 18)
(изначально усадьба, возведенная в 1783году, принадлежала князю Я.П. Шаховском
у). Из диплома на дворянство, Высочайше пожалованного 14 июня1878 года действ
ительному статскому советнику Дмитрию Тимофеевичу Осиповскому (18131881), мызнаем расцветку герба: в лазоревом поле, усеянном золотыми шестилучев
ыми звездами, изображеназолотая же башня, над которой –
серебряные комета (в виде хвостатой шестилучевой звезды) и полумесяц.На щите дворянский коронованный шлем; в нашлемнике –
три страусовых пера: лазоревое междузолотыми. Лазоревый намет подбит геральди
чески справа золотом, а слева – серебром. Щитодержатели –
золотые гриф (грифон) и лев, имеющие червленое вооружение (глаза, языки, когти).
Краткая хроника жизни
2 февраля 1766 г. — дата рождения Т. Ф. Осиповского
1783 г. — направлен в СанктПетербургскую Учительскую семинарию, как один из лучших учениковВладимирск
ой духовной семинарии
Сентябрь 1786 г. —
начало продолжительной преподавательской деятельности Т. Ф. Осиповского
Конец 1802 г. —
Осиповский принял предложение основателя Харьковского университета, В. Н. Кар
азина,занять во учреждаемом в Харькове университете кафедру математики
с 1813 г. до ноября 1820 г. — ректор Харьковского университета
1 ноября 1820 г. — уволен их Харьковского университета (без объяснения причин)
1801—1823 гг. — автор 3 томного «Курса математики»
24 июня 1832 г. — дата смерти Осиповского
Память
В честь Т. Ф. Осиповского названа улица в Киеве http://wek.kiev.ua/uk/Осиповського
_вулиця
С 2011 года в городе Коврове в ФГБОУ ВПО «Ковровская государственная техн
ологическая академияимени В. А. Дегтярева» кафедрой «Приборостроение» пров
одится Международная открытая олимпиадапо программированию им. Т. Ф. Осипов
ского — «Osipovsky Cup» http://kpribor.edu.ru/news/a-174.html.
Примечания
1. ↑ Философский словарь / Под ред. М. М. Розенталя. — 3-е изд. —
М.: Политиздат, 1975. — С. 298. — 496 с. —500 000 экз.
Введение.
К тому же, изучая жизнь и деятельность великих земляков, мы попадаем в атмосферу того времени, в
котором делалось открытиеВладимирская земля богата своей историей, она родина многих великих
писателей, музыкантов, политических деятелей, ученыхВладимирская земля богата своей
историей, она родина многих великих писателей, музыкантов, политических
деятелей, ученых. Работа «Математики и физики Владимирского края» познакомит
вас с учеными, чья жизнь была посвящена математике и физике. Имена Столетова
А.Г. и Жуковского стали хрестоматийными, они упоминаются в школьных
учебниках физики.
Пусть не все имена вошли в школьные учебники, но их труд, общественная и
педагогическая деятельность внесли огромный вклад в развитие естественно математических наук и в совершенствование естественно - математического
образования в России. Их имена звучат далеко за пределами России. Мы вправе
гордиться своими земляками. Достаточно вспомнить такие слова как «Отец русской
авиации», «Отец телевидения». Ко всем без исключения ученым, о которых пойдет
речь в данной работе можно адресовать слова А. Семенова-Тянь-Шанского: «Жизнь
и деятельность этого замечательного человека должна навеки остаться среди
молодых наших поколений светозарным образом для посильного подражания",
сказанного о Голицыне Б.Б.
К тому же, изучая жизнь и деятельность великих земляков, мы попадаем в
атмосферу того времени, в котором делалось открытие.
Осиповский Тимофей Федорович (1765 – 1832) Итогом усилий по развитию
российской математики в XVIII века можно считать написанный Т.Ф. Осиповским
(1801) содержательный «Курс математики» в 4 томах, выдержавший три издания.
Великий русский ученый М. В. Ломоносов говорил о математике так: Математику
уже затем учить надо, что она ум в порядок приводит”
И вот отрывок из его стихотворения:
О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.
Осиповский Тимофей Федорович (1765—1832) — русский мыслитель-материалист,
профессор математики. Известен своей критикой кантовского утверждения об
априорном происхождении истин геометрии. В целом воззрения Осиповского не
выходили из рамок метафизического механистического материализма. Ученый
испытал на себе влияние идей Декарта, что проявилось в преувеличении
методологической роли математики, в переоценке познавательного значения
аналитического метода. Осиповский активно боролся против мистики, высоко
оценивал роль просвещения и науки. Вместе с тем во взглядах на религию он
оставался на позициях деизма. Основное философские сочинение: «О пространстве
и времени» (1807), «Рассуждения о динамической системе Канта» (1813).
Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., 1991, с. 323.
Осиповский Тимофей Федорович (22.01 (2.02).1765, с. Осипово Ковровского у.
Владимирской губ. -12.(24).06.1832) - математик и философ. Доктор философии (с
1807), профессор (1803-1820) и ректор (1813 -1820) Харьковского университета. В
1812 году, при основании Харьковского общества наук при университете,
Осиповский стал его президентом, выступал с сообщениями по вопросам физикоматематических наук. После увольнения из университета переехал в Москву, где
занимался переводами и научной деятельностью. Философские взгляды
Осиповского отражены в речах, произнесенных на торжественных собраниях
Харьковского университета: «О пространстве и времени» (1808), «Рассуждение о
динамической системе Канта» (1813). Осиповский один из первых в России
интерпретаторов философских и естественнонаучных идей И. Канта, он критически
анализировал также идеи Г. В. Лейбница о предустановленной гармонии,
субъективизм Дж. Беркли, Д. Юма. Сформировался как мыслитель на основе
изучения физико-математических наук и фр. философской литературы XVIII века,
перевел на русский язык «Логику» Э. Кондильяка и «Небесную механику» П.
Лапласа, выпустил соч. но астрономии (1825, 1827, в 1828 перевел их на фр. язык).
Осиповский признавал независимое существование предметов и явлений в
пространстве и во времени, неуничтожимость материи и движения, вечное
изменение во Вселенной. Сущность жизни Осиповский стремился понять, не
прибегая к понятию трансцендентного, опираясь на естественные науки, решающее
значение в познании природы придавал опыту. Строение материи Осиповский
объяснял атомо-молекулярной гипотезой, оставался во взглядах на материю и
природу механистическим материалистом. Осиповский выступил с критикой
утверждения И. Канта о том, что пространство и время не объективные формы
реально существующего мира, но чистые формы чувственного созерцания, а также
его представлений о синтетическом и априорном характере математических
построений в алгебре и геометрии. По мнению Осиповского, математические идеи это отражение в сознании объективно существующих пространственных форм. В
«Курсе математики» (1801) он утверждал, что протяженность тел существует как
объективная реальность и лишь отражается в пространственных понятиях. В
«Рассуждении о динамической системе Канта» выступал против натурфилософии
конца XVIII - начала XIX века, против априорного характера динамической теории
как враждебной атомизму. Анализируя сущность динамической системы Канта,
Осиповский сделал вывод, что Кант приписывал одной из коренных сил материи,
расширительной, неестественное свойство - независимость от материи. Однако,
отвергая идеализм динамической системы, Осиповский не оценил глубокие
диалектические идеи о взаимодействии сил притяжения и отталкивания. В
отношении к религии Осиповский слыл вольнодумцем, о чем свидетельствует донос
на него проф. А. Дудровича, писавшего, что «образ мыслей ректора совершенно
противный началам веры и Священного Писания». Автор доноса называл его
главным виновником вольнодумства среди студентов физико-математического
факультета Харьковского университета. Осиповский сопротивлялся организации
при университете отделения «библейского общества» и созданию кафедры
богословия. Разделяя просветительские идеи в понимании общества, он уповал на
улучшение социальных порядков через утверждение в людях таких качеств, как
честь, добродетель. В зависимость от успехов просвещения он ставил развитие
нравственности, справедливости, уменьшение в обществе «праздных людей». Хотя
Осиповский явился критиком идей неевклидовой геометрии Лобачевского, он
оказал определенное влияние на развитие естественнонаучной мысли России,
прежде всего в таких областях, как математика, астрономия, физика.
Т. Л. Мазуркевич
Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под
общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с.
451-452.
Учебник Т.Ф.Осиповского “Курс математики” знакомил читателей с
различными методами решения арифметических задач. Арифметика – часть
математики; изучает простейшие свойства чисел, в первую очередь натуральных и
дробных, и действия над ними. Развитие арифметики привело к выделению из нее
алгебры и теории чисел. Чему нас учит арифметика? Решать рационально – это
значит разумно, кратко, быстро. Вспомним некоторые приемы быстрых
вычислений.
Вот простой и удобный способ умножения двузначного числа на 11.
Если сумма цифр множимого меньше 10, цифры множимого как бы раздвигаем и
вписываем сумму цифр множимого: 35·11=385 (3+5=8); 63·11=693 (6+3=9);
81·11=891 (8+1=9)
Если сумма цифр двузначного числа больше 10, то между двумя цифрами
множимого вписываем из полученной суммы только цифру единиц, а цифра
десятков множимого увеличивается
64·11=(6+1)04=704 (6+4=10).
на
1:
39·11=(3+1)29=429
(3+9=12);
Теперь умножим трехзначное число на 11. 145·11=1595. Переносим 1 цифру сотен
множимого в произведение в качестве цифры тысяч. Складываем цифру десятков
(4) с цифрой его сотен (1) и берем эту сумму в качестве цифры сотен. Складываем
цифру единиц с цифрой десятков множимого (4+5=9) и ставим их на место
десятков. На место единиц в произведении берем единицы числа (5).
162 · 11=1782 (6+1=7 – цифра сотен), (6+2=8 – цифра десятков), 2 – цифра единиц
275 · 11=3025 – Внимание! Сумма 7+5>10
269 · 11=2959 – Внимание! Сумма 6+9>10
Так же быстро можно умножить двузначное число на 111. Если сумма цифр
множимого меньше 10. 24·111 =2665. Находим сумму цифр данного двузначного
числа (2+4=6), раздвигаем цифры множимого дважды пишем сумму цифр данного
двузначного числа: 43·111=4773, 62·111=6882
Если сумма цифр множимого больше 10.
56 · 111 = 6216 (5+6=11), 6 так и записываем, из суммы 11 вписываем только
последнюю 1 в десятки, затем к 1 дес + 1 = 2 – число сотен, увеличиваем 5 на 1 = 6число тысяч.
47 · 111=5217; 76·111=8436; 69 ·111=7659; 95 · 111=10545; 97 · 111=10767; 88 ·
111=9768.
Используя всевозможные варианты умножения чисел, зная основные законы
умножения и сложения решать выражения можно устно.
Осиповский как математик. «Курс математики» Осиповского стал наряду с
учебником академика Гурьева первым фундаментальным изложением высших
разделов современной ему математики на русском языке. Глубокое содержание,
строгая научная последовательность, новизна в освещении многих вопросов
обеспечили этому курсу заслуженную репутацию одного из лучших руководств того
времени по дифференциальному и интегральному исчислению.
«По свидетельству академика Остроградского, – пишет М.И. Сухомлинов, –
математические сочинения Осиповского обратили на себя внимание французской
академии наук, признавшей их достойными помещения в своем периодическом
издании; они не были помещены там единственно потому, что уже прежде
напечатаны по-русски, а в изданиях французской академии не допускаются
сочинения, изданные уже в свет на каком бы то ни было языке». [8, с.84-85]
Осиповский читал курс математики, по свидетельству профессора Харьковского
университета А. Рославского-Петровского, «частью по запискам, а частью по
изданному им курсу, который в свое время был одним из лучших математических
руководств не только в русской литературе, но и в иностранной» [9, с.1].
В двадцатых годах вышло 3-е издание этого труда, причем появился и третий том,
содержащий теорию аналитических функций (571 стр.). Этот том был составлен
Осиповским еще в 1810г. и тогда же представлен в Главное управление училищ. В
официальном документе 1810г. в Министерство народного просвещения читаем:
«Ординарный профессор Харьковского университета, коллежский советник
Осиповский в службе состоит 24 года. Он сочинил в двух томах курс чистой
математики. Сочинение это признано классическим и, будучи издано бывшей
комиссией о народных училищах, употребляется не только в училищах,
подведомственных Министерству народного просвещения, но и во многих других
учебных заведениях... Ныне представил он в Главное правление училищ сочиненный
им 3-ий том математики в двух частях – о дифференциальных, интегральных и
вариационных вычислениях. Это последнее сочинение, по поручению правления
училищ, рассматривал член его, действительный статский советник академик
Фусс, и донес, что оно заключает в себе отвлеченные исследования, весьма
превышающие тот курс чистой математики, который преподается в
университетах, а потому не только полезно, но даже необходимо для всех тех, кои
избрали математику главным предметом своего учения, в особенности же для тех,
кто не знает иностранного языка, ибо, сколько известно, нет еще на русском языке
такого сочинения, в котором бы так пространно, как тут, рассуждалось бы о
приложении теории функций к кривым линиям и поверхностям».
Академик Н.И. Фусс писал и о четвёртом, неизданном, томе «Курса математики»:
«Сие сочинение, в коем рассуждается о приложении теории аналитических
функций к кривым линиям и поверхностям, заключает в себе отвлеченные
исследования, весьма превышающие даже и тот курс чистой математики,
который преподается в университетах. Итак можно его обратить к тому только
малому числу учеников, которые математику во всей ее обширности избрали
главным предметом своего учения. Оным сие сочинение можно почесть полезным и
даже необходимым… Сколько мне известно нет еще на российском языке такого
сочинения, в котором бы о приложении теории функций к кривым линиям и
поверхностям было так пространно рассуждаемо, как у профессора Осиповского.
Труд г-на Осиповского одобрителен и автор достоин поощрения» [10].
Высшая школа России конца XVIII в. пользовалась «Курсом математики» Этьена
Безу в пяти томах, полный перевод которых был напечатан в 1804-1806 гг. А.К.
Сушкевич, подробно исследовав эти учебники и «Курс математики» Осиповского,
пришел к следующему выводу: «Учебники Осиповского были гораздо полнее, чем
рассмотренные выше учебники Фусса и Безу. Это был первый русский учебник
алгебры, материал которого в значительной своей части относился к высшей
алгебре» [11, с.225].
Влияние Осиповского на развитие математической мысли было весьма велико. В
некоторых западноевропейских странах были сделаны переводы «Курса
математики» Т.Ф.Осиповского. [5, с. 20].
Осиповский как естествоиспытатель. Осиповский интересовался механикой,
физикой, астрономией. Большое теоретическое значение имели труды Осиповского
по механике – «Теория движения тел, бросаемых на поверхность земли» и «О
действии сил на гибкие тела и о происходящем от того равновесии». В 1817 г. он
представил «Обществу наук при Харьковском университете» работу «О разделении
электричества в разобщенных отводах при держании перед ними в некотором
удалении наэлектризованного тела». Осиповский во всех областях стремился
сказать новое, передовое слово. Он, в частности, обратил внимание на
необходимость реформы календаря. В статье «О календаре» («Украинский
вестник», май 1816г.), Осиповский показал отставание астрономического года от
старого календаря, и предложил, начиная с 1817 г. подряд на протяжении 48 лет не
отмечать високосных годов, т.е. считать в каждом году 365 дней, пока отставание
календаря не будет компенсировано. Другие оригинальные астрономические труды
Осиповского – «Исследование светлых явлений, видимых иногда на небе в
определенном положении, в рассуждении солнца или луны», «О вычислении
аберрации» и «Об астрономических преломлениях».
Осиповский как философ. Осиповский внимательно следил за современной ему
французской и немецкой философией. По его опубликованным философским
работам можно без колебаний заключить, что он являлся продолжателем того
способа философствования, который на российскую почву был перенесён из
Германии Ломоносовым. Как известно, Ломоносов был учеником Вольфа, который
сам, в свою очередь, был учеником великого Лейбница. Принцип достаточного
основания Лейбница, выглядящий для философских виртуозов слишком
тривиальным, как нельзя лучше пришёлся для энергических устремлений первых
русских учёных (к сожалению, этот принцип не успел, как следует, пропитать
российскую почву из-за Французской революции, остроумного беллетриста
Вольтера и т.п.). Здесь уместно напомнить, что у науки, в том числе у философии,
нет национальных границ. Поэтому Осиповский, разумеется, использовал свой опыт
перевода «Логики» Кондильяка в применении принципа достаточного основания
Лейбница для дискуссии со своими оппонентами в Харьковском университете.
Приверженность к этому принципу привела Осиповского к отрицанию учения Канта
об априорном и субъективном характере наших представлений о пространстве и
времени. Осиповский и его сторонники встретили упорное сопротивление со
стороны мистически настроенных профессоров, имевших могучую поддержку в
лице попечителя Карнеева и министра просвещения Голицына. О научной
квалификации Карнеева говорит следующее свидетельство. «Посещая иногда лекции
профессоров, Карнеев по поводу читанного ими делал замечания в своем курсе; так,
например, профессору физики Комлешинскому он заметил, что молния падает,
имея в своем конце треугольник, который изображает собой святую Троицу» [12,
с. 478].
Философские взгляды Т.Ф.Осиповского ярко выражены в его актовых речах. В
первые десятилетия существования университета актовые речи занимали видное
место в научно-литературной деятельности профессоров. В речи «О пространстве и
времени», произнесенной 30 августа 1807 года «в торжественном собрании
университета», Осиповский, кратко изложив взгляды новейших философов
Германии, и в особенности Канта, на пространство и время, подвергает его идеи
критическому разбору и формулирует свое собственное мнение: «...Мое суждение о
пространстве таково: понятие о нем производится по впечатлениям,
происходящим от него посредством наружных наших чувств на наши внутренние
чувства. Впечатление же и тот предмет, который оное производит, не суть одно
и то же, но чрезвычайно разнятся между собою, подобно, как цветы, солнцем
производимые, разнятся от самого солнца. Может даже статься, и вероятно,
что сие впечатление в разных людях, по различному образованию чувств для
принятия его устроенных, бывает различно, или по крайней мере имеет
чувствительные оттенки. По сему, что такое есть пространство в своей
сущности, нам неизвестно, и мы не имеем способа узнать его сущность; но оно
находится в самой природе, и сущность его имеет постоянное отношение к тому
впечатлению, которое оно в наших чувствах производит; а потому сравнение
впечатлений частями пространства производимых выходит таково же, как и
сравнение самых сих частей пространства» [13].
Последняя фраза вновь напрямую согласована с принципом достаточного основания
и, кроме того, заставляет нас вспомнить о более поздней философии
концептуализма Пуанкаре.
«Что же касается до времени, то я понимаю его не так, как нечто существующее
в природе само по себе, но как необходимое произведение последовательного бытия
вещей, бытия, которое представить не в последовательном виде не положено в
нашей способности. ...понятие о времени приобретаем мы посредством
чувствования бытия нас самих, и относим оное к прочим вещам по понятию их
сопребывания с нами» [13].
Вторая речь Осиповского «О динамической системе Канта» (1813г.) посвящена
опровержению идей Канта, высказанных им в его сочинении о метафизических
основах естественной науки. «Позвольте мне, почтеннейшие слушатели, сделать
при сем краткое обращение к юным питомцам сего святилища наук, для коих
единственно избрал я сию сухую и никакого витийства не допускающую, а по сему и
незанимательную материю. Ежели вы слышите или читаете, что философ
природы постановляет a priori какой-либо закон ея, то буде он не доказывает его с
математической строгостью, не полагайтесь на слова сего философа с искреннею
к нему достоверностью, как бы сей закон ни обворожал воображение, но
испытайте прежде его на оселке строгости математической и тогда только
считайте его вероятным, когда он выдержит сию пробу» [14].
Вновь мы видим неявное употребление принципа достаточного основания
Лейбница.
По поводу этой последней речи проф. К.А. Андреев говорит следующее: «В то
время как математические произведения Осиповского, не смотря на свою высокую
цену для современников, теперь должны считаться устаревшими, его воззрения
философские сохранили свою свежесть до сих пор. Можно сказать, что в этих
воззрениях он опередил своих сотоварищей по науке лет на пятьдесят. Это можно
объяснить самым складом его ума. Сильный и искусный в построении ряда
логических построений, он хорошо видел, что все эти заключения теряют всякую
цену, если основания, из которых они исходят, не достаточно прочны. Опираясь
поэтому на немногие, но верные данные наблюдательных наук, он прозревал в глубь
будущих успехов знания гораздо далее тех мыслителей, которые прельщаясь
смелыми гипотезами, строили философские воззрения на зыбкой почве этих
гипотез… В речи – «Рассуждение о динамической системе Канта» Осиповский
выступил решительным противником метафизических систем, как основания для
познания внешнего для человека мира» [4, с.190-191].
Еще большее нерасположение к представителям отвлечённой философии
высказывает Осиповский в рецензии на логику Шада; он говорит: «Каждый из
философов немецких, как будто для хвастовства, отличался от прочих большим
или меньшим количеством странностей в мыслях, но каждый отличался своими
странностями, а наш философ, приняв под свой покров странности всех, прибавил
к ним еще столько же своих».
В итоге приведённого краткого анализа философских воззрений Осиповского мы
обязаны подвергнуть сомнению оценку Осиповского как вульгарного материалиста
[15].
Осиповский как педагог. «По замечанию проф. О.И. Сомова, курс математики
Осиповского может быть поставлен на ряду с лучшими иностранными
руководствами того времени; сочинения его показывают знакомство автора со
всем, что было замечательного в математической литературе Европы; избравши
образцом преимущественно Эйлера, Осиповский по ясности и строгости
изложения, был достойным последователем великого математика. Обязанный
своими познаниями собственному таланту и неутомимой ревности, с которою
изучал творения европейских ученых, он излагал открытия гениальных двигателей
науки с ясным и глубоким знанием дела; его университетские чтения служили
превосходною школою для слушателей, указывали им верный путь и давали прочный
залог для дальнейших самостоятельных занятий» [4, с.182].
На наш взгляд «Курс математики» Осиповского не потерял педагогического
значения и по сей день (см., например, [16, С.50-60]).
С первых дней открытия Харьковского университета Т.Ф.Осиповский снискал к
себе глубокое уважение и любовь студентов. Его лекции слушались с
захватывающим интересом. Свыше 50 лет спустя после своего обучения в
университете бывший студент Розальон-Сошальский писал: «Профессоры русской
словесности И.С. Рижский (первый ректор университета), юриспруденции – Илья
Федорович Тимковский и высшей математики Тимофей Федорович Осиповский –
пользовались глубочайшим уважением студентов и всего общества, как
преподаватели и как люди… Мягкий и добрый, Осиповский, весь проникнутый
любовью у своему предмету и к своей обязанности, умел для слушателей своих, в
том числе и для меня, поэтизировать даже дифференциальное и интегральное
исчисление. По своим нравственным качествам, это было – так все на него
смотрели – совершенство, насколько человек может достигать его» [17].
Хорошо известна роль научной школы в общем процессе научного творчества
«...следует со всею силою подчеркнуть, что, чем старее школа, тем она ценнее. Ибо
школа есть совокупность накопленных веками творческих приемов, традиций,
устных преданий об отшедших ученых или ныне живущих, их манере работать, их
взглядах на предмет исследований. Эти устные предания, – накапливающиеся
столетиями и не подлежащие печати или сообщению тем, кого считают
неподходящим для этого – эти устные предания суть сокровища, действенность
которых трудно даже представить себе и оценить... Если искать каких-либо
параллелей или сравнений, то возраст школы, накопление ею традиций и устных
преданий, есть не что иное, как энергия школы, в неявной форме» [18].
Мы не рискнём сказать, что Осиповский оставил после себя школу. Однако первый
российский математик с громкой европейской известностью – Михаил Васильевич
Остроградский был его учеником. Хорошо известно, что Остроградский
унаследовал многие качества Осиповского, как учёного, и всегда хранил о своём
учителе благодарную память. Кроме Остроградского учениками Осиповского были
профессора А.Ф. Павловский и М.А. Байков. Изгнание Осиповского и
взаимосвязанное с этим изгнание Остроградского (без аттестата!) из Харьковского
университета безусловно помешали созданию яркой научной школы на юге России.
Однако остался в употреблении всех российских гимназий и университетов «Курс
математики» Осиповского – одно из немногих качественных руководств на русском
языке, по которому изучали математику деятели будущих знаменитых научных
школ России. Так, первый том «Курса математики» Осиповского выдержал три
издания.
Драматизм судьбы Осиповского. Судьба крупного ученого редко бывает
безоблачной. Чтобы понять личную драму Осиповского следует, как писал Тацит,
«без гнева и пристрастия» оценить два фактора – внешние обстоятельства и
характер нашего героя, как ученого и гражданина.
Внешние обстоятельства состояли в том, что начало XIX века ознаменовалось
оживлением университетского образования в России. Российские университеты
получили новый устав (1804 г.), дававший им единообразную организацию и
известное самоуправление и автономию в деле преподавания. Увеличение числа
университетов в России способствовало росту кадров самостоятельно мыслящей
интеллигенции. По-видимому, это напугало правительство. Устав 1804 г.
фактически отменяется, свобода преподавания уничтожается, права советов
университетов резко ограничиваются. Само существование университетов стояло
под угрозой. М. А. Салтыков писал в 1817 г. Ф. К. Броннеру1: «Более нежели
вероятно, что за исключением Московского все остальные наши университеты
будут упразднены, вопрос о закрытии университетов Казанского и Харьковского
уже поставлен на очередь». Министерство народного просвещения было
преобразовано в 1817 г. в «министерство духовных дел и народного просвещения».
Историк Петербургского университета В. В. Григорьев писал: «Университет в
самом скором времени принял вид средневекового католического монастыря» [19,
с.34]. В среде студентов и профессоров университетов возникает острая борьба двух
лагерей. В исторической науке советского времени один лагерь назывался
реакционным, другой – прогрессивным. Не испытывая нужды в идеологической
раскраске, отнесём к первому лагерю мистиков и шарлатанов, а ко второму –
сторонников рационального знания. В Харьковском университете начала XIX в.
первый лагерь, состоявший из наиболее значительной части профессуры и
студенчества поддерживали мистически настроенный министр и другие
влиятельные лица. Второй лагерь, не имевший опоры в «высших сферах»,
возглавлялся Осиповским. Осиповский очень дорожил своим человеческим
достоинством, своим делом и своими учениками. Очевидно, что с такими
человеческими установками он не мог миновать изгнания из Харьковского
университета, которое ему подготовило само время, см. [20, с.133], [21, с.710].
Однако возникшие трудности не сломили дух Осиповского как ученого. К нему
можно отнести слова Белинского о Ломоносове: «гений умеет торжествовать над
всеми препятствиями, какие ни противопоставляет ему враждебная судьба».
После отставки он завершает перевод четвёртого тома Лапласа и в своём
отверженном положении умудряется опубликовать две оригинальные работы. Он
продолжает перерабатывать свой объемистый четырехтомный курс математики. Он
пишет министру: «Мне нейдет хвалить свой курс, скажу только, что я никакому
автору при сочинении его не следовал, но писал его по собственному своему плану.
Сказывают, что курс мой переведен уже в Англии на английский язык и введен в
училища». В 1812, 1826, 1831 годах Осиповский предлагает Министерству издать
полностью четыре тома своего курса, а также сделанный им перевод «Небесной
механики» Лапласа, но каждый раз получает отказ.
В истории с увольнением Осиповского есть много поучительного для нас, его
далеких потомков. Вновь расползается зараза оккультизма, мистики и паранауки,
благоприятной средой для которых является, с одной стороны, доверчивое
простодушие народа, а с другой – неуважение к достижениям настоящей науки и к
национальной истории.
Имеется ряд обстоятельных исследований творчества Осиповского, выполненных в
советское время [5], [22], [23] и др. В этих исследованиях увольнение Осиповского
из Харьковского университета характеризуется как победа реакционного
идеалистического крыла университетской профессуры над прогрессивным
материалистическим крылом. В наше время мы можем взглянуть на драму
Осиповского иначе. Самая простая классификация философии делит последнюю на:
философию науки и философию духа. При этом философия науки имеет скромную
цель обеспечения только науки, а философия духа, изучающая общие вопросы
бытия и сознания, автоматически становится выше философии науки. В этом, на
наш взгляд, основной источник конфликта, сломавшего общественную судьбу
Осиповского. Дело в том, что естествоиспытателю философия духа мало интересна,
что и демонстрировал Осиповский своей деятельностью. С другой стороны, любой
крупный естествоиспытатель, в том числе и Осиповский, не только уважает
философию науки, но и сам является её явным (Пуанкаре) или неявным творцом
(Эйнштейн). В итоге, научные интересы двух практически противоположных школ,
мало пересекаясь, создают почву для глубоких обид как с той, так и с другой
стороны. Обиды такого рода и привели в Харьковском университете к увольнениям
по доносам сначала в 1816 году профессора философии Шада (протеже великого
Гете), а затем Осиповского. К чести Осиповского он, будучи в 1816 ректором, в
конфликте с Шадом занимал нейтральную позицию, хотя не разделял философских
убеждений Шада. Ни Шад, ни Осиповский не добились официального объяснения
увольнения.
Заключение. Даже краткий очерк деятельности Осиповского свидетельствует о его
уникальной роли в становлении отечественной науки и отечественного образования.
К сожалению, память об Т.Ф.Осиповском более хранима на Украине, чем в
современной России. Соответственно, в некоторых документах, статьях и книгах
Тимофея Фёдоровича Осиповского записывают в малороссы и называют великим
украинским учёным, ставя его рядом с малороссами Вернадским и Зеленским,
см. [24], [25], [26], [27]. Впрочем, эта ошибка может быть и предметом гордости
братских славянских народов. Получается, что Осиповский и после смерти
осуществляет культурную связь между нашими народами, открывая для нас
возможность называть российским ученым М.В.Остроградского. По-видимому,
необходимы какие-то общественно значимые меры на всероссийском и областном
уровнях для того, чтобы по-настоящему «вернуть» Тимофея Фёдоровича
Осиповского своим потомкам.
Т.Ф.Осиповский похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Надгробная
надпись, согласно [3], гласит:
Осиповский Тимофей Федорович
первый знаменитый русский математик
ректор Харьковского университета
заслуженный профессор высшей математики и астрономии. http://pyrkovprofessor.ru/Default.aspx?tabid=235
"Курс математики" Т.Ф. Осиповского
Тимофей Федорович Осиповский - первый видный математик, мыслительматериалист и выдающийся педагог-математик, получивший специальное
педагогическое образование. В 1783 г., как пишет сам Осиповский в своей
автобиографии, он был зачислен "для приготовления к учительским должностям в
учреждавшуюся тогда в С.-Петербурге учительскую гимназию" , которую возглавил
Янкович де Мириево. По окончании преподавал математику, физику и российскую
словесность в Московском главном народном училище, позже стал профессором
математики Петербургского педагогического института. Являлся одним из
основателей Харьковского университета, его ректором (1813-1820 гг.) . Напомним,
что Т.Ф. Осиповский сотрудничал с С.Е. Гурьевым в комитете, разрабатывавшем
курс морских учебных заведений. Описывая в автобиографии свою деятельность в
Петербургской учительской семинарии, Осиповский так комментирует эту работу:
"за всем тем уделял я однакож несколько времени, чтобы быть в еженедельных
заседаниях высочайше учрежденного комитета для составления морского курса
наук, в которой я принят был членом, и заниматься по оному дома" Однако о его
деловых отношениях с Гурьевым никаких сведений найти не удалось.
Будучи профессором Харьковского университета, Т.Ф. Осиповский уделял
внимание развитию народного образования. Он два раза "визитировал" школы
Харьковского учебного округа, и его доклады по этому поводу содержат ценный
материал для анализа деятельности школы того времени . Пройдя все ступени
деятельности преподавателя математики, будучи первоклассным лектором и
глубоким математиком, имея педагогическое образование, Т.Ф. Осиповский создал
широко известный в его время капи-тальный "Курс математики".
В основе методических взглядов Т.Ф. Осиповского лежит система Янковича де
Мириево, ранее нами охарактеризованная. Для более полной характеристики этой
методической системы добавим некоторые выдержки из "Руководства учителям"
Янковича: "Стараться более учители должны об образовании и изощрении разума
учеников, нежели о пополнении и упражнении памяти…", "Начинать при учении
всегда следует с легкого и идти потом к трудному…", "Ученики должны отвечать не
"да" или "нет", но полною речью…". Эти и другие простые и ясные правила, по всей
видимости, Т.Ф. Осиповский положил в основу своего преподавания и учитывал
при разработке "Курса математики". Первый вариант "Курса математики" он
написал, еще работая в Москве. Заняв в 1800 г. кафедру математики и физики
Петербургской учительской семинарии, он убедился в несоответствии новым
реалиям математического образования существовавших в то время на русском языке
учебников математики и оперативно подготовил новый вариант своего "Курса
математики". В 1801 г. комиссией об учреждении училищ был опубликован второй
том этой книги (337 с. и 11 таблиц чертежей), через год - первый том (358 с.) и
значительно позже (1823 г. ) - заключительный третий том (571с.).
Первые два тома содержали арифметику, алгебру, геометрию и тригонометрию, т.е.
практически были курсом элементарной математики, хотя, как будет показано
далее, курс алгебры выходил за рамки элементарного изложения. Первое издание
учебника Осиповского имело такой успех, что достаточно быстро для того времени
было распродано (1809). Возникла необходимость в его переиздании, что было
сделано дважды - в 1814 и 1829 г. Третий том посвящен математическому анализу,
причем, напечатана лишь его первая часть, а вторая часть, посвященная
приложениям математического анализа к геометрии, так и не увидела света.
По мнению одного из самых серьезных исследователей творчества Осиповского
Э.Я. Бахмутской, "Курс математики" Осиповского составлял обширный по
материалу и связанный единством и последовательностью изложения курс, по
которому учащийся мог получить полное университетское образование. Она
отмечает также, что во многих разделах "Курс математики" даже превышает
требования университетской программы того времени . Это было лучшее
отечественное руководство, содержащее систематически, полно и в то же время
доступно изложенный курс математики от начальных арифметических сведений до
основ вариационного исчисления. Именно систематичность и доступность "Курса
математики" Осиповского сделали его наиболее распространенным в первой
четверти XIX в. учебником математики, рекомендованным для гимназий и
университетов.
Введение к первому тому Т.Ф. Осиповский начинает с определения математики как
науки о величинах. "Все то, что может быть подвергнуто измерению, называется
величиною, и наука о величинах называется математикой" . При этом он
подчеркивает, что "величина и количество (число) суть вещи однозначные" . Как
считает Осиповский, многообразие различных видов величин обусловило
существование различных частей математики.
Первый том содержал "частную и общую арифметику", т.е. в привычной нам
терминологии собственно арифметику и алгебру. Первая часть первого
томапредставляла собой собственно арифметику, называлась "Частная
арифметика", состояла из 66 страниц, излагалась просто и кратко в следующей
последовательности: 1. Об изображении чисел и четырех первых действий с целыми
числами. 2. О дробях. 3. О разных мерах и их частях, употребляемых в общежитии,
и их вычисление. 4. О десятеричных дробях. 5. О непрерывных дробях. Здесь
рассматриваются правила действий над натуральными числами, обыкновенными и
десятичными дробями, которые не объясняются, а показываются Законы
арифметических действий не формулируются. Достаточное внимание уделено в
учебнике признакам делимости. Большое значение придается арифметическим
задачам, предлагаются различные методы их решения. Тут же приведен перечень
употребляемых в России мер, правила перехода от более мелких мер к более
крупным и наоборот.
В конце первой части вводится понятие о непрерывных дробях, указано применение
их для приближенного изображения несократимой дроби. В качестве примера
приводится приближенное представление числа сначала в виде обыкновенной
несократимой дроби, а потом в виде непрерывной дроби.
Вторая часть первого тома называется "Всеобщая арифметика или алгебра" и
состоит из трех отделений. В первом отделении рассматриваются действия над
составными количествами, степени и корни, логарифмы, пропорции, прогрессии,
тройные правила; во втором - изложена теория уравнений и неопределенный анализ;
третье - включало в себя суммирование рядов и преобразование непрерывных
дробей в "бесконечные строки".
Практически "Всеобщая арифметика…" охватывает весь собственно алгебраический
материал, содержащийся в "Универсальной арифметике" Эйлера. В то же время
Осиповский вносит в курс ряд изменений и дополнений, вводит некоторые новые
разделы и доказательства. Так, Осиповский одним из первых в отечественной
математической литературе вводит в свой учебник общую теорию алгебраических
уравнений высших степеней. Он рассматривает ряд общих свойств алгебраических
уравнений высших степеней и их корней: приводит теоремы о количестве корней
уравнения n-й степени, о зависимости между корнями и коэффициентами
уравнения, о взаимной сопряженности комплексных корней уравнения с
действительными коэффициентами и др.
По всеобщему признанию , наиболее удался Осиповскому раздел о логарифмах.
Кроме изложения определения и свойств логарифмов, показаны способы их
вычисления с помощью бесконечных рядов. В отличие от Гурьева, Осиповский
вводит понятия иррациональных и мнимых или "невозможных" чисел и широко ими
пользуется. Иррациональные числа он определяет следующим образом: "Величина,
стоящая под знаком ?, называется радикальною величиною и когда из нее с
точностью требуемого корня извлечь, т.е. на требуемое число равных множителей
разбить не можно, тогда она называется иррациональной, т.е. несоизмеримой
величиной". То есть он пытается дать определение иррационального числа при
помощи множества рациональных чисел. Широко пользуясь мнимыми числами,
Осиповский просто распространяет на них правила алгебраических действий, даже
не оговаривая это специально, что некоторые авторы считают несомненным
недостатком учебника.
Второй том "Курса математики" Т.Ф. Осиповского содержит "геометрию,
прямолинейную и сферическую тригонометрию и введение в криволинейную
геометрию". При разработке этого учебника Осиповский пользовался принципами,
сформулированными Даламбером. Напомним, что они могут быть выражены
следующим
образом:
1)в основу курса следует положить метрику и потому геометрия должна разделяться
на 3 раздела, изучающие последовательно длины, площади и объемы;
2)очень осторожно нужно подходить к аксиоматическому построению курса аксиомы
убрать,
определения
вводить
постепенно;
3)в качестве основного метода использовать метод наложения (движение).
Во введении Т.Ф. Осиповский явно формулирует некоторые из перечисленных
принципов. Будучи сторонником материалистической философии, он показывает,
что геометрия возникла из нужд практики, касается египетских корней этой научной
дисциплины и определяет предмет геометрии следующим образом: "все занятие сей
науки состоит в исследовании свойств протяжений <…>Каждое тело в свете имеет
существенную и неотделимую принадлежность - протяжение, простирающееся в
три стороны". Поверхности при этом рассматриваются им как границы тел, линии как границы поверхностей, точки - как границы линий. Основным методом
исследования протяжений является сравнение их с мерой протяжения того же рода.
В геометрической части "Курса математики" 3 раздела - "лонгиметрия, планиметрия
и штереометрия", а также дополнения к ним - элементы криволинейной геометрии.
Основное содержание учебника начинается с измерения длин - лонгиметрии.
Осиповский предлагает оригинальное определение прямой и кривой линий, в основе
которого лежит понятие движения: "Прямая линия есть та, которая происходит от
движения точки, простирающейся беспрестанно по одному направлению, кривая же
линия есть та, которая происходит от движения точки, беспрестанно переменяющей
свое направление".
Сразу же после определения прямой и кривой линий Осиповский вводит
определение окружности. Свойства прямой и окружности изучаются совместно. В
различных изданиях второго тома "Курса математики" теория параллельных
изложена по-разному, так как Осиповского, по-видимому, не без оснований не
удовлетворял ни один вариант. Суть различных видов изложения этого вопроса
состоит в следующем: вместо пятого постулата вводится более простое
предложение и делается попытка его обоснования, безусловно, несостоятельная.
Впрочем, как и аналогичные попытки многих поколений математиков до Т.Ф.
Осиповского. Другой тонкий вопрос курса лонгиметрии - несоизмеримость отрезков
- автор просто обходит: "когда же линии не равны, то как та, так и другая могут
быть вымеряны общею мерою".
При вычислении длины окружности, как и площади круга Т.Ф. Осиповский
использует простейшие инфинитезимальные приемы, представляя окружность
состоящей из бесконечного множества малых дуг "которые могут быть
рассматриваемы как прямые линии" . Эти же методы использует автор "Курса
математики" во втором и третьем разделах второго тома при вычислении площадей
поверхностей и объемов тел. Например, поверхность шара он представляет как
предел суммы боковых поверхностей усеченных конусов с бесконечно малыми
высотами. Исключение составляет теорема о равенстве объемов двух пирамид с
равновеликими основаниями, которая доказывается с помощью принципа
Кавальери.
Заключительная часть геометрического материала "Курса математики" приведена в
самом конце книги в виде дополнений. Это, как уже говорилось, элементы
криволинейной геометрии: конические сечения (эллипс, гипербола, парабола),
циссоида Диоклесса, спираль Архимеда, циклоиды и квадратрисы Динострата. Этот
материал излагается без применения методов аналитической геометрии. В
дополнениях вводится также понятие о радиусе кривизны, эволютах и эвольвентах
кривых и рассматриваются некоторые свойства эволюты параболы.
Большую часть второго тома "Курса математики" Т.Ф. Осиповского составляют
прямолинейная и сферическая тригонометрия. Автор формулирует предмет
прямолинейной
тригонометрии
следующим
образом:
"прямолинейная
тригонометрия есть наука, как по данным трем частям прямолинейного
треугольника находить прочие его части" . После этого следует замечание о том, что
среди этих частей должна находиться хотя бы одна сторона. Содержание этого
раздела "Курса математики" составляет полный по тому времени курс элементарной
тригонометрии. Кроме того, здесь выводятся разложения синуса, косинуса, тангенса
и арксинуса в бесконечные степенные ряды, что обеспечивает знакомство учащихся
с приближенным вычислением значений тригонометрических функций с помощью
бесконечных рядов.
Специальная глава этого раздела посвящается применению тригонометрии к
решению алгебраических уравнений. Например, к решению кубических уравнений в
тех случаях, когда формула Кардано не дает результата. Еще одна глава
посвящается изложению основных теорем и формул сферической геометрии и
сферической тригонометрии. Приводится большое количество примеров их
применения преимущественно в астрономии.
По мнению Э.Я. Бахмутской, к которому мы присоединяемся, геометрическая часть
"Курса математики", изложенная во втором его томе, обладает такими
несомненными достоинствами, как "богатство содержания … в соединении с
простотой и доступностью изложения" , что обеспечило его широкое
распространение в средних и высших учебных заведениях России. Более того,
несмотря на то, что комиссия по учреждению народных училищ в 1814 г.
рекомендовала для изучения в училищах учебник Н.И. Фусса, который мы
охарактеризуем далее, первые два тома "Курса математики" имели такую
популярность, что, в 1820 г., как мы уже упоминали, были переизданы в третий раз.
Третий том "Курса математики" Т.Ф. Осиповского содержит в себе теорию
аналитических функций. Он начинается с определения постоянных и переменных
величин, функций и функциональной зависимости. Постоянные величины по
Осиповскому "суть те, кои при изменении других остаются в одном и том же
состоянии; переменные же величины суть те, кои могут переходить через различные
состояния" . Определение функциональной зависимости близко к эйлеровскому ,
данному во "Введении в анализ": "Если какая-нибудь переменная величина y
выражается через какую-нибудь другую переменную величину, напр. x, и через
постоянные величины, то сие ее выражение называется функциею величины x".
Таким образом, понятие функции в этом определении отождествляется с ее
аналитическим выражением.
После введения основных понятий следует вводный раздел "О некоторых
преобразованиях функций", в котором даются дополнительные алгебраические
сведения, нужные для дальнейшего изложения.
Следующий раздел озаглавлен "О последовательном изменении функций", является
подготовительным к дифференциальному и интегральному исчислению и содержит
изложение теории конечных разностей. На этой теории базируется основное
содержание третьего тома - дифференцирование и интегрирование функций,
которым посвящена первая книга третьего тома "Курса математики" Т.Ф.
Осиповского.
Вторая книга посвящена интегрированию дифференциальных уравнений как в
целых, так и частных дифференциалах и вариационному исчислению.
При оценке третьего тома "Курса математики" Т.Ф. Осиповского сошлемся на
мнение авторитетного М.И. Сухомлинова, который считает, что "сочинения его
показывают знакомство автора со всем, что было замечательного в математической
литературе Европы. Избравши образцом преимущественно Эйлера, Осиповский, по
ясности и строгости изложения, был достойным последователем великого
математика".
"Курс математики" Т.Ф. Осиповского был значительным явлением в
математическом образовании России первой четверти XIX в. Преподавание
математики в крупнейших отечественных университетах долгое время велось в
соответствии с ним. Он же был в течение более десятилетия основным учебником
математики для гимназий.
Автор
energetik_mt
Документ
Категория
Историческая личность
Просмотров
288
Размер файла
523 Кб
Теги
осиповский
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа