close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

код для вставки
№04
(145)
2016
w w w. f o r b e s . r u
Р Е Й Т И Н Г
НАДЕЖНОСТИ
1 0 0
Б А Н К О В
Большая
западня
ТА Й Н Ы
ИНДИИ
Как состояние
Леонида Богуславского
достигло
$
млрд
1,2
Рекомендованна я
рознична я цена — 160 руб.
Euro-Countries €7.50
Switzerland SFr 12.90
Иранский сценарий
для России обсуждают
Петр Авен, Дмитрий
Ананьев и Олег
Вьюгин
002
№04 (145) 2016
Фото Александра Карнюхина для Forbes
Содержание
010 От редактора
012 Только на сайте
014 Письма читателей
016 Контекст
020–027 Мнения
Управление хаосом
Как правильно читать антикризисную
программу
С е рге й Пав ле нко 020
Частная цензура
Как построить эффективную систему
контроля над СМИ
Б ори с Гр озов ски й 022
Третья космическая
Новая гонка вооружений идет
без правил
М ай к л К р е п он 024
025 Цифрология
День бульдозериста
Легко ли снести самострой? Как власти
городов борются с незаконными
торговыми постройками
М ар и я Абакумов а 026
030–035 Есть данные
Стрессовая ситуация
Зияд Манасир весной 2015-го продал
компанию «Стройгазконсалтинг». Что
стало со строительным бизнесом
бывшего миллиардера? 030
Оздоровительные процедуры
Forbes составил рейтинг лопнувших
банков. На их спасение и выплаты
вкладчикам государство потратило
максимальные суммы 034
036–041 Предприниматели
Расчет окончен
Для создания конструкторского
бюро почти не нужны инвестиции.
Главное — знания и желание
изобретать 036
Планы на песке
Владельцы DI Group увлеклись
материалами для детского
творчества 040
074
Миллиардер Леонид Богуславский (состояние $1,2 млрд)
ищет стартапы по всему миру и успевает готовиться
к соревнованиям по триатлону. В портфеле его фонда компании
из США, Европы, Индии и России.
004
№04 (145) 2016
Фото Кирилла Овчинникова для Forbes
Содержание
086
Российские миллиардеры заинтересовались лесозаготовками. Выручка «Русской лесной группы»
братьев Ананьевых в 2015 году превысила 10,5 млрд рублей. Как устроен этот бизнес?
Подробности — в фоторепортаже Forbes из иркутской тайги.
042 Маркетинг
Быть в ударе
Проверенный способ создать
удачный продукт — подумать, чего
тебе не хватает как потребителю
044 Технологии
Жизнь после смерти
Как заработать на заброшенных
нефтяных скважинах
047–073 Рейтинг 100
банков
048 Кто останется
Что скрывается за массовым
отзывом банковских лицензий
054 Большая западня
Петр Авен, Дмитрий Ананьев
и Олег Вьюгин обсудили ситуацию
в экономике и банковском
секторе
062 Корпорация
«Крематорий»
Пробизнесбанк при жизни менял
правила игры для рынка, а после
своей смерти он изменит
банковский надзор
067 Блокчейн для
банков
Новая технология меняет
финансовый рынок
Гл еб Д а в и д юк
074 Индийская кухня
100 Жизнь «эконов»
Леонид Богуславский за пять лет
вложил в Индию более $100 млн.
Насколько успешно?
Почему экономисты столь
влиятельны: отрывок из новой
книги Дэни Родрика «Экономика
решает»
080 Муж с возу
Спасать одну из крупнейших
транспортных компаний страны
взялась жена ее основателя
086 Миллиарды пошли
лесом
Знаменитости выбирают, кому
доверить свои деньги
Forbes побывал в иркутской тайге
и посмотрел, как устроен лесной
бизнес миллиардеров братьев
Ананьевых
072 Плата за санкции
094 Формула кино
Что делать иностранным банкам
на российском рынке
А л екс ей Гол уб ов и ч
Основатель киностудии Legendary
сделал ставку на комиксы, Китай
и технологии
068 Доверчивые лица
106–111 Life
106 Военно-полевой
роман
Ради чего миллиардер Андрей
Козицын создает самый большой
в России частный музей военной
истории
111 Кьянти 300 лет
Кьянти по-прежнему есть чем
гордиться и хвалиться
И гор ь С е рдюк
112 Вне бизнеса
Мысли о доверии
006
№04 (145) 2016
Индекс
А
Абрамов Александр 86
Абрамович Роман 86
Авен Петр 54
Автодор 30
Агаларов Арас 30
Алексеев Николай 62
Ананенков Александр 30
Ананьев Алексей 86
Ананьев Дмитрий 54, 86
Аникеев Станислав 30
Астахов Сергей 36
Б
Байсаров Руслан 30
Бал Кунал 74
Бал Хариш 74
Башнефть 44
Беджамов Георгий 68
Белик Лариса 62
Беловолова Ольга 40
Богуславский Леонид 74
Болотов Андрей 48, 68
Боос Георгий 68
Брейер Джим 94
Брокеркредитсервис 62
Булочник Александр 68
Булочник Борис 68
Бурыкина Наталья 68
В
Ван Цзяньлинь 94
Васильев Дмитрий 36
Великий Сергей 44
Внешпромбанк 68
Возовоз 80
Вороненко Сергей 68
ВПБ 68
ВТБ24 68
Вьюгин Олег 54
Г
Газпром 30
Газпром нефть 44
Газпромбанк 30
Геворкян Оганес 36
Гендин Диана 68
Глазьев Сергей 68
Глебов Алексей 42
Григорьева Ольга 30
Григорян Нерсес 62
Гусев Дмитрий 62
Д
Давидюк Глеб 74
Данилов Александр 48
Деловые линии 80
Демидов Сергей 80
Дерипаска Олег 48
Дыльнов Дмитрий 62
Дьяконов Борис 62
Е-З
Евтушенков Владимир 86
Емельянов Александр 106
Желдорэкспедиция 80
Железняк Александр 62
Жуков Александр 68
Жуков Петр 68
Задорнов Михаил 68
Зарубежнефть 68
Зурабов Александр 68
И
Иванов Сергей 68
Иванютин Сергей 42
Инвестлеспром 86
Интэк — Западная Сибирь 44
Исаев Юрий 62
К
Калачев Сергей 62
Карпов Сергей 42
Карфидов Алексей 36
Карфидов Лаб 36
Касаткин Василий 80
Каштанов Евгений 42
Квачева Наталья 48, 68
Кливнер Дэн 94
Ковалев Игорь 40
Козак Дмитрий 68
Козицын Андрей 106
Кохли Рамник 74
Крокус Интернешнл 30
Крофорд Гордон 94
Крылова Марина 62
Кузнецов Борис 62
Кузнецов Константин 62
Кургин Тимофей 86
Курлянд Александр 80
Кушнарев Владимир 68
Кызыма Константин 44
Кэвэноу Райан 94
Л
Ладуга 42
Лайф ФК 62
Леонтьев Сергей 62
Лирина Елена 68
Лищук Василий 44
Лягов Александр 44
Лягов Илья 44
М
Ма Джек 94
Маковский Юрий 44
Максютов Ильдар 44
Мальцев Андрей 44
Манасир Зияд 30
Маркус Лариса 68
Мастер-банк 68
МДМ Банк 54
Миллер Алексей 30
Мирошниченко Дмитрий 48
Михалков Никита 68
Мовиком 36
Н
Набиуллина Эльвира 48, 62
Назаров Владимир 80
Назарова Евгения 80
Нг Доминик 94
Нео Инжиниринг 62
Нишанов Рафик 68
Новикова Клара 68
Нэйва 40
О-П
Опекунов Андрей 62
Открытие капитал 62
Панорама 36
Пахомов Виктор 36
Перфобур 44
ПетроГазТех 44
Пинаева Алевтина 40
Пичугов Виктор 54
Плешакова Ольга 68
Пойдем! 62
Поляничко Петр 30
Потапов Николай 42
Пробизнесбанк 62
Промсвязьбанк 54, 86
Простор 80
Путин Владимир 30
Путин Игорь 68
ПЭК 80
Р
Развитие 80
Регион-Комплект 62
Резник Владислав 68
Романенко Андрей 74
Роснефтегаз 68
Роснефть 30, 68
Российский капитал 62
Ротенберг Аркадий 30, 48
Ротенберг Борис 48
Русская лесная группа 86
Рэй Антон 30
Рязанцев Сергей 68
С
Самиев Павел 48
Сечин Игорь 30
Симановский Алексей 62
Система, АФК 74, 86
Совкомбанк 62
СОГАЗ 68
Соркин Михаил 68
Стародубцев Дмитрий 40
Стройгазконсалтинг 30
Стройгазмонтаж 30
Стройтрансгаз 30
Сумбаев Виктор 36
Сухов Михаил 62
Сысоев Александр 74
Т
Табашников Роман 44
ТаграС-РемСервис 44
Талл Томас 94
Теребенин Андрей 74
Тимченко Геннадий 30, 48
Токарев Николай 68
Транснефть 68
Тувинская энергетическая промышленная
корпорация 30
У
УГМК 106
Ультиматум Боксинг 42
Уралэлектромедь 106
Ф-Х
Фирсов Евгений 80
Франк Сергей 68
Хафизов Фарит 106
Холманских Игорь 106
Ч-Щ
Черепаха 36
Чилингаров Артур 68
Чилингаров Николай 68
Шапошников Данила 44
Шах Кунал 74
Шейнкман Кирилл 74
Шерлинг Юрий 68
Шойгу Ирина 48
Шойгу Сергей 68
Щербович Илья 30, 68
Э-Я
Юникредит Банк 62
Юридический советник 62
Якибчук Михаил 30
Яндекс 74
2ГИС 74
A-Z
ABH Holdings 54
ABRY Partners 94
Alibaba 74
Alibaba Pictures 94
Amazon 74
AMC Entertainment Holdings Inc 94
AppsDaily 74
Bank of America 94
Baring Vostok 74
BCS Cyprus 62
Bessemer 74
Biglion 74
Chevron 44
China Film Group 94
Columbia Capital 94
Dalian Wanda Group 94
DeliveryHero 74
DI Group 40
East West Bank 94
Faasos 74
Fidelity 94
Flipkart 74
Foxconn 74
FreeCharge 74
Freecultr 74
Halliburton 44
Hoyts 94
iTech Capital 74
ivi.ru 74
Kinetic Sand 40
Le Vision Pictures 94
Legendary Entertainment 94
M/C Partners 94
Marvel 94
Micromax 74
Morgan Stanley 94
North Energy Ventures 44
Ola 74
Otkritie Capital International Limited 62
Ozon 74
Paramount 94
PepperTap 74
Phystech Ventures 44
PwC 74
Radial Drilling Services 44
Relativity Media 94
Rex Capital 74
Rocket Inc 36
ru-Net Holdings 74
Run Capital 74
Russian Forest Products Group 86
Sequoia Capital 74
Sidley Austin 94
Smile Group 74
Snapdeal 74
Strategy Partners 80
UCP 30, 68
UFG 74
Warner Bros. 94
008
№04 (145) 2016
Главный редактор
Николай Феликсович Усков
Шеф-редактор объединенной редакции
Николай Мазурин
Заместители главного редактора
Иван Просветов, Ирина Телицына
Арт-директор Дмитрий Девишвили
Ответственный секретарь Ирина Фрейдлин
Редакторы
Мария Абакумова, Елена Березанская (спецпроекты),
Иван Васильев (инф. отдел), Антон Вержбицкий
(«Деньги»), Ирина Мокроусова («Бизнес»), Игорь Попов,
Дмитрий Филонов («Технологии»), Ольга Павлова («Life»)
Обозреватели
Елена Зубова, Андрей Лапшин,
Александр Левинский, Павел Седаков
Корреспонденты
Елена Васильева, Галина Зинченко,
Анастасия Карпова, Елена Краузова, Петр Руденко,
Мария Тодорова
Фотослужба
Тихон Базилевский (руководитель),
Мария Качурина, Мария Комова, Сергей Новиков
Дизайнеры
Людмила Пантелеева, Олег Фролов,
Анастасия Шенцева
Литературные редакторы
Екатерина Лазарева, Ольга Серова
Выпускающие редакторы
Анна Емельяненко, Елена Якубчик
Корректор Ольга Нестерова
Продюсер Тимофей Терещенко
Ассистент редакции Дарья Чернякевич
www.forbes.ru
Андрей Коняхин (редакционный директор
по развитию digital-проектов Forbes),
Даниил Антонов, Андрей Злобин, Андрей Ивашкин,
Ангелина Кречетова, Станислав Леонидов,
Андрей Литвинов, Софья Лозовая,
Анна Могилевская, Алексей Непомнящий,
Ольга Проскурнина, Евгений Русаков,
Юлия Сапронова, Игорь Ухаров, Дарья Широкова
Учредитель и издатель журнала
АО «АС РУС МЕДИА»*
Генеральный директор и издатель
Наталия Гандурина
Финансовый директор
Рачия Акопян
Директор по персоналу
Татьяна Жарко
Коммерческий директор Екатерина Крылова
(ekaterina.krylova@acmedia.info)
Отдел рекламы (ad_sales@acmedia.info)
Татьяна Иванникова (директор по рекламе Forbes)
(tatyana.ivannikova@acmedia.info), Екатерина Библова (директор по
рекламе Forbes Life, Forbes Woman) (ekaterina.biblova@acmedia.info),
Ольга Седнева (старший менеджер по рекламе) (olga.sedneva@
acmedia.info), Оксана Хромова (старший менеджер по рекламе)
(oksana.khromova@acmedia.info), Ольга Домкина (старший менеджер
по рекламе) (olga.domkina@acmedia.info), Дарья Николаева
(менеджер по рекламе) (daria.nikolaeva@acmedia.info), Любовь Танина
(координатор), Анна Ионова (руководитель отдела спецпроектов)
(anna.ionova@acmedia.info)
Директор по интернет-продажам Виктория Гладкова
Тел.: +7 495 107 90 75, факс: +7 495 107 90 76
Отдел связей с общественностью
Татьяна Соколова (бренд-менеджер),
Анастасия Кобзева (ассистент)
Директор по производству Олег Новиков
Отдел производства Людмила Данилова (менеджер по печати),
Юлия Зеленова (координатор по работе
с рекламодателями)
Цветоделение Сергей Циман (ведущий специалист)
Директор по распространению
Наталия Глущенко (natalia.gluschenko@acmedia.info)
Отдел распространения
Маргарита Зиновьева (зам. директора), Татьяна Сергеева
(старший менеджер), Анна Лапикова (менеджер)
Тел.: +7 495 107 90 75, факс: +7 495 107 90 76
И. о. директора по правовым вопросам Евгения Чирко
16+
Все вопросы, связанные с изданием журнала и работой
издательства, по телефону 8 800 100 39 77 (звонок бесплатный)
На обложке фото Александра Карнюхина для Forbes
Forbes Russia Mag для iPad
Инна Титова (выпускающий редактор),
Ярослав Брагин, Антон Солдатов (дизайнеры)
Forbes media chairman and editor-in-chief Steve Forbes
President and CEO Michael Perlis
Chief operating officer Michael Federle
Chief product officer Lewis D’Vorkin
Журнал Forbes основан B. C. Forbes в 1917 году
Адрес редакции, учредителя и издателя
129226 Россия, Москва, ул. Докукина, 16, стр. 1, 6-й этаж
Тел.: +7 495 107 90 75, факс: +7 495 107 90 76
E-mail: info.forbes@acmedia.info
Издание Forbes зарегистрировано в Федеральной службе
по надзору в сфере связи, информационных технологий
и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации
средства массовой информации ПИ №ФС77-58981 от
11 августа 2014 года. ISSN 1810-8660
Подписаться на журнал можно по телефону
8 800 200 3010
FORBES 04 (145) Тираж номера 90 000 экземпляров Дата выхода 17.03.16
Отпечатано Первый полиграфический комбинат, 143405, Московская обл., Красногорский р-н,
п/о Красногорск-5, Ильинское шоссе, 4-й км Рекомендованная цена 160 руб.
Индексы по каталогам: «Роспечать» — 83675, 83701; «Почта России» — 24490; «Пресса
России» — 15100. Редакция не имеет возможности вступать в переписку, рецензировать
и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за
содержание рекламных материалов. Перепечатка материалов и использование их в любой
форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения
редакции. © 2016 АО «АС РУС МЕДИА»* © 2016 Forbes, as to materials published in the US
Edition of Forbes. All rights reserved. Товарный знак Forbes является исключительной
собственностью Forbes Media LLC и используется в соответствии с лицензионным договором
с Forbes Media LLC.
*До 28.10.2015 — ЗАО «Аксель Шпрингер Раша».
010
От редактора/
Forbes/
колонка
№04 (145) 2016
Фото Анны Салынской /
ТАСС, FA / Vostock Photo
Нескучная
Россия
Николай Усков
Главный редактор Forbes
Говорят, что в России за десять
лет меняется все, но ничего не меняется
столетиями. Начиная с Московии Ивана Калиты история нашей страны — это
череда элит, которым удавалось болееменее долго удерживать контроль над
основными ресурсами России. В разное
время ресурсами служили не только
пушнина, железо, пшеница или нефть,
но собственно люди. В условиях крайне
низкой плотности населения прикрепление крестьян к служилой аристократии — этой главной убойной силе поднимающейся империи — было практически неизбежным. Романовы сотнями
тысяч раздавали крестьян «птенцам
гнезда Петрова», львам, «екатерининским орлам», куропаткам и прочим
молчаливым рыбам. Собственно, разница между Романовыми и Сталиным, построившим в XX веке рабовладельческую экономику, превосходившую по
размерам античную, была только в масштабах и стилистике.
Однако обе элиты — что царская, что
советская — в конечном счете не смогли
противостоять единственному верифицируемому закону всемирного развития — постоянному усложнению жизни,
распространению новых идей, развитию
технологий, росту потребностей и амбиций людей, доступ которых к ресурсам
страны был либо закрыт, либо сильно
ограничен. Есть основания полагать, что
нынешнюю элиту, пока что контролирующую ресурсы и снова научившуюся
извлекать из своих административных
прерогатив прибыль наподобие феодальной ренты, ждет похожий финал.
Во властных кругах бытует мнение,
что единственный верный путь к сохранению стабильности — не допустить либерализации общества. Манифест 17 октя-
бря якобы привел к Октябрьской революции, горбачевская перестройка — к краху
СССР, медведевская оттепель — к Болотной. Внешне как будто так оно и было. Однако если посмотреть на историю непредвзято, то выясняется, что подлинной
причиной потрясений была неготовность
элиты к глубинным изменениям системы, ее желание ограничиться незначительными уступками и косметическими
изменениями в тот момент, когда уже
давно нужны серьезные, по-настоящему
масштабные реформы, смена моделей и
парадигм. Думаю, мы до сих пор жили бы
в СССР, а «русское чудо» изучали бы
в университетах по всему миру, если бы
в 1953 году политбюро отменило колхозно-совхозный строй, разрешило частную
собственность, торговлю и валютные операции.
Нерешительность власти, половинчатость проводимых реформ не снимала
напряжения, а наоборот, усиливала его.
Постепенно власть оказывалась одинаково ненавистной как для правых, так
и для левых, истовых охранителей
Николай Рерих.
Собирают дань.
1907 год
и ярых радикалов. Обострение их противоборства втягивало в политический
процесс аморфные, до поры спящие массы. Взять хотя бы кампанию по очернению Распутина, затеянную крайне правыми, включая членов царской семьи, но
приведшую к масштабной дискредитации монархии и ancien régime в целом.
Трудно не увидеть здесь параллелей
с историей про Кадырова в наши дни.
Я был бы уже готов назвать примерную дату поражения нынешней элиты
страны, если бы не одна ее особенность,
которая, признаться, оставляет вопрос
о будущем России и ее правящего класса
открытым. Люди, которые сегодня
управляют страной, максимально далеко
отстоят от сферы иррационального,
сколько бы свечек они ни зажигали. Нынешний спиритуализм власти не более
чем маска, причем позаимствованная
ею у республиканской Tea Party и прочих правых течений первого мира. Николай II свято верил в свое божественное
избрание, Горбачев при всем «новом
мышлении» оставался приверженцем
«социалистического выбора» и безумных ленинских теорий. Слава Богу, ни
в чем подобном нынешняя власть не замечена, она даже много прогрессивнее
Салазара и Франко. Современная элита
России обладает идеологической гибкостью, перемежает погромные декларации доверительным либеральным шепотом. И это, признаться, обещает любому
наблюдателю за политическим процессом в России нескучные, но пока, кажется, вполне мирные годы. Не исключено,
что мы еще увидим в следующей Думе
либеральную партию, например, с Борисом Титовым во главе. Какая уже по счету попытка, но показательно, что эти попытки вообще предпринимаются.
012
Forbes.ru/
малый бизнес/
миллиардеры
№04 (145) 2016
Только
на сайте
Фото Михаила Екадомова,
Геннадия Гуляева /
Коммерсантъ
Forbes в социальных сетях
facebook.com/forbesrussia
twitter.com/forbesrussia
forbes.vkontakte.ru
День бульдозериста:
Москва против малого
бизнеса
Мэр Москвы Сергей Собянин никогда не скрывал желания очистить столицу от
лужковского наследия в виде стихийной торговли во
временных павильонах
у станций метро. Однако перейти в решительное наступление городские власти
долгое время не решались.
Все изменилось в феврале:
за одну ночь, в соцсетях ее
тут же прозвали «ночью
длинных ковшей», бульдозеры сровняли с землей десятки торговых точек в центре
Москвы и на окраинах. Малый бизнес не спасли даже
судебные решения в его
пользу — мэрия действовала
жестко, быстро и беспощадно, устами Собянина призывая не прикрываться «бумажками о собственности».
Теперь предпринимателям
остается лишь уповать на
компенсацию ущерба в новых тяжбах с чиновниками,
а колумнисту Forbes Сергею
Медведеву — искать символический смысл массового
сноса павильонов.
http://www.forbes.ru/mneniyacolumn/vertikal/313051-denbuldozerista-v-chemsimvolicheskii-urok-snosapavilonov-v-moskve
Дело Каменщика: ссора миллиардера с государством
Миллиардер Дмитрий Каменщик
долгие годы не
афишировал факт
владения крупнейшим московским
аэропортом Домодедово — из опасений рейдерских
атак. Однако после
того, как в 2011 году в здании аэропорта произошел
теракт, государство
с особым рвением
взялось за установление личностей
конечных бенефициаров Домодедово. В 2015-м следо-
ватели возобновили
расследование закрытого было уголовного дела — на
этот раз по статье
об оказании опасных услуг. Вслед за
задержанием бывших менеджеров
аэропорта под
пресс силовиков
попал и сам Каменщик. Несмотря на
протесты прокуратуры, суд отправил
бизнесмена под домашний арест.
Forbes изучил, за
что именно преследуют владельца До-
модедово. Все подробности — в расследовании на
нашем на сайте.
http://www.forbes.ru/
kompanii/
infrastruktura/313209delo-kamenshchika-zachto-presleduyutvladeltsa-aeroportadomodedovo
014
Комментарии читателей/
Усманов/кредиты/
малый бизнес
№01 (142) 2016
№01 (130) 2015
Чужие долги
(Бизнесмен года/
Благотворительность/Усманов).
Текст: Дмитрий
Филонов
Вопрос доверия
(Бизнесмен года/
Успех/Усманов).
Текст: Дмитрий
Филонов,
Елизавета
Сурганова
№04 (145) 2016
Фото Александра
Миридонова / Коммерсантъ
О миллиардере Усманове
Сергей Долгих. Ответственные бизнесмены
возвращают получаемую прибыль в развитие средств производства как технологически, так и социально. Усманов же
прибыль, полученную в металлургии,
пытается вкладывать в более доходные
виды бизнеса. Здесь гораздо больше спекулятивного, чем профессионального.
В итоге металлургические активы хиреют, а прибыль, которую они принесли
Усманову, питает совершенно другие дела. И что здесь профессионального? Спекуляция, а не профессионализм и эффективность. Пожалуй, что справедливо сказано в статье — это о восточном стиле
отношений в данной бизнес-империи.
Руслан Геллер. Ребята, прекратите это нытье. Алишер-ака — консервативный
бизнесмен. Он следует своему прагматичному разуму и интуиции в бизнесе,
и до сих пор это работает. Каждая его
сделка принесла ему и его партнерам
доход, и этим все сказано.
О валютных долгах
Кирилл Липилин. [Как сказал Дмитрий Песков, валютные кредиты были результатом самостоятельного выбора и расчета
заемщиков.] С юридической точки зрения — да. Но простой заемщик, не обязанный быть финансистом, когда брал
кредит, исходил из того, что говорили
гражданам люди, которых эти граждане
наняли [для управления экономикой].
А они говорили о стабильности как
в краткосрочной, так и долгосрочной
перспективе, минимумах и максимумах валютных коридоров, цене на
нефть, социальной ответственности
и так далее. Хотя, повторю, Песков прав,
напоминая о рисках.
О замкнутом круге
Александр Серафимов (дизайнер, Челябинск). Мы
создаем женскую трикотажную одежду.
У нас есть несколько ноу-хау, в том числе
Михаил Фридман
и Алишер Усманов
на заседании бюро
правления РСПП
два новых способа застегивания одежды. Я постоянно получаю запросы из
стран ЕС и США от потенциальных потребителей нашей продукции. Однако
все наши усилия получить поддержку
по налаживанию массового производства одежды не увенчались успехом. Находящиеся в компетенции Министерства экономического развития программы поддержки малого бизнеса
распространяются на компенсацию уже
понесенных расходов по производственной деятельности, но не на поддержку
стартующего бизнеса. Я пытался встретиться с замгубернатора Челябинской
области, курирующим промышленность. Его помощник сказал мне приблизительно следующее: «Если вам не
помогли в Минэкономразвития, то обладминистрация бессильна. Кроме того,
почему вы надеетесь на помощь в Челябинске, если интерес к вашей продукции существует в основном в Москве
и на Западе?» Записывался я и на прием
к губернатору. В ответ получил уведомление о том, что мое обращение перенаправлено в Минэкономразвития.
Представители челябинского крупного
бизнеса, глядя на фото нашего трикотажа, говорят: «Извините, мы пока что
в кофты вкладываться не готовы!»
Замминистра культуры РФ обращалась
с просьбой помочь нам к президенту
Южно-Уральской ТПП. Он на это письмо
просто не ответил. А столичные департаменты, комиссии и комитеты по поддержке экспорта, малого бизнеса и легкой промышленности чаще всего просто переадресуют мои обращения
челябинским инстанциям. Вот недавний ответ гендиректора «Союзлегтексэкспорта» С. М. Зверева: «Господдержку
Вам обязан оказать регион. На эти направления целенаправленно получают
средства по бюджету областные администрации». И круг замыкается…
016
Идеи и мнения/
контекст/экономика/
бизнес/политика
2
1
Идеи, цитаты
и исследования,
на которые
стоит обратить
внимание
1
№04 (145) 2016
Россия,
Москва.
Инвестиционная активность предприятий
http://opec.ru
Россия,
Москва.
Расследование убийства Бориса
Немцова
http://levada.ru
Борис Немцов: восприятие
и расследование убийства
Тревогу, страх
6
Недоумение
Удовлетворение
Никаких
особых чувств
Ничего не
знаю об этом
■ Март 2015
■ Февраль 2016
8
4
Сочувствие, горе
26
22
7
17
1
1
19
37
2
Затруднились
ответить
3
3
5
Скорее да
9
6
24
23
Скорее нет
Определенно нет
16
Затруднились
ответить
20
19
28
23
Как вы считаете, узнаем ли мы когда-нибудь правду о мотивах
и заказчиках убийства Бориса Немцова? (Один ответ)
Определенно
да
Возможно, установят
исполнителей, но
вряд ли заказчиков
8
10
22
21
Скорее нет
Точно нет
Затруднились
ответить
Источник: Левада-Центр
18
19
40
Один из факторов, влияющих на инновационную активность
компаний, — устройство рынка труда. Либерализация трудового законодательства, снятие барьеров для использования
разных форм занятости, в том числе срочных трудовых договоров, позволяет бизнесу снижать издержки и вкладывать
в развитие больше средств. Разработка инновационных продуктов часто связана с рисками, поэтому проектная работа
требует срочных трудовых отношений, ограниченных по
времени. Людмила Смирных из Лаборатории исследований
рынка труда НИУ ВШЭ попыталась оценить значение этого
фактора для российских компаний. На основе данных опроса
руководителей 2003 предприятий она обнаружила, что средняя доля работников со срочными контрактами на предприятиях, финансирующих инновации, составила 16%. На предприятиях, не связанных с инновациями, этот показатель гораздо ниже.
3 Спор
о стандартах
Как вы считаете, будут ли найдены заказчики убийства
Бориса Немцова?
Определенно да
Россия,
Москва.
Мегарегиональный
вызов
http://
globalaffairs.ru
2 Инновационный
контракт
Какие чувства вызвало у вас в прошлом году сообщение
об убийстве Бориса Немцова? (Один ответ)
Возмущение, гнев
3
27
25
24
27
32
США и ЕС ведут переговоры о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства
(ТТИП). О некоторых трудностях
в переговорах рассказал профессор
ВШЭ Алексей Портанский в журнале
«Россия в глобальной политике».
Важнейшим, если не главным, приоритетом ТТИП является гармонизация и устранение нетарифных барьеров, ибо тарифные барьеры
в торговле между Евросоюзом и Соединенными Штатами и так давно
уже существенно снижены — в ЕС
они не превышают 5%, а в США —
3,5%. По данным исследований, около 80% прогнозируемого роста благосостояния будут получены
в результате гармонизации, взаимного признания или ликвидации регулятивных положений, стандартов
и норм. Главная сложность, как отличить избыточные регулятивные нормы от действительно необходимых.
Во многих областях регулятивные
подходы Евросоюза и США серьезно
различаются. Так, в ЕС преобладает
принцип предосторожности в сфере
защиты потребителей и окружающей
среды, в соответствии с которым товары (например, химикаты и продукты питания) либо производственные
процессы (например, метод гидроразрыва пласта при добыче сланцевой нефти) разрешаются исключительно на основании научного
подтверждения их безопасности для
здоровья или окружающей среды.
В США все иначе: на товары или
производственные процессы не накладывается специальных ограничений, пока их опасность не будет доказана. Регулятивные различия не
единственное противоречие между
сторонами. Брюссель не готов жертвовать своими стандартами в области здравоохранения, социальной
политики и пр. ЕС жестко противостоит ограничению юрисдикции национальных судов в связи с обсуждаемым режимом разрешения
споров инвесторов и государства и
учреждением структуры по разрешению таких споров.
018
Идеи и мнения/
контекст/экономика/
бизнес/политика
4
США, НьюЙорк.
Ложь индустрии органических
продуктов
www.forbes.
com
№04 (145) 2016
5
6
США, НьюЙорк.
Чудаки на
вершине
www.nytimes.
com
4 Мнимая
альтернатива
6 Кредитные
зомби
Трудно перечислить все мифы, связанные
с ГМО, которые сейчас распространены в обществе, пишет колумнист Forbes.com Кавин Сенапати. Некоторые считают, что ГМО — это только
ряд запатентованных сортов сельскохозяйственных культур, что совсем не так. Говорят,
что ГМО — это мутации, которые никогда не
встречаются в природе. Но это можно сказать
и о большинстве продуктов, которые мы едим,
за исключением некоторых диких животных,
трав, грибов и насекомых. Термин ГМО (генетически модифицированный организм) касается
самых разнообразных продуктов, от зерновых,
устойчивых к вредителям благодаря специальному белку, до яблок с заданными свойствами.
С применением генной инженерии создаются
такие лекарственные средства, как синтетический человеческий инсулин или фермент, необходимый для изготовления твердых сыров. При
этом органические продукты, которые нередко
подаются как альтернатива ГМО, содержат геномы, переделанные в поле или в лаборатории
с использованием методов, которые не встречаются в природе. Представление, что органическое сельское хозяйство не использует пестициды, тоже всего лишь заблуждение.
Проводимая ведущими центробанками мира
политика приводит по крайней мере к двум
серьезным проблемам, пишет профессор
Йельского университета Стивен Роуч в колонке для Project Syndicate. Во-первых, центральные банки игнорируют риски финансовой нестабильности. Вопреки утешительно
низкой инфляции политика смягчения шоков
привела к появлению множества пузырей на
рынках активов. Когда пузыри лопнут и столкнут экономику в рецессию, у центробанков
уже не останется «патронов» для успешной
политики таргетирования инфляции. Нулевые
ставки и вливание ликвидности уже не сработают. Во-вторых, бурный рост фондовых рын-
5 Опасные
обещания
Сенатор Марко Рубио — вполне вероятный кандидат
в президенты от Республиканской партии и при этом
пользуется репутацией человека умеренного и разумного. Так ли это, задается вопросом экономист, нобелевский лауреат Пол Кругман в колонке для The
New York Times. Он анализирует прежде всего экономические взгляды Рубио. Одно из предложений кандидата — отмена налогов на инвестиционный доход.
Его реализация приведет к тому, что такие «небедные» люди, как Митт Ромни, вообще ничего не будут
платить в федеральную казну. Предлагаемое Рубио
сокращение налогов будет почти вдвое больше
в процентах от ВВП, чем аналогичная реформа
Джорджа Буша — младшего. И это несмотря на то,
что федеральный долг сейчас гораздо выше, чем
15 лет назад. Конечно, Рубио обещает, что снижение
налогов обеспечит бурный рост экономики. Но никаких доказательств этого нет, замечает Кругман. Два
последних президента-демократа поднимали налоги
на богатых, и число рабочих мест при них росло быстрее, чем при Буше.
7
7
США, НьюХейвен.
Ошибки центральных
банков
www.projectsyndicate.org
Франция,
Париж.
Экономический прогноз ОЭСР
www.oecd.org
ков вводит в заблуждение политиков. Они
менее склонны использовать налогово-бюджетные стимулы для экономики, что закрывает единственный реальный выход из ловушки
ликвидности. Продолжать на этом фоне надувание финансового пузыря — это повторение
ошибок 1930-х годов, времен Великой депрессии. Отрицательные процентные ставки фактически позволяют штрафовать банки
за пассивность. Это поощрение «зомби-кредитования» — выдачи бесперспективных кредитов неплатежеспособным заемщикам. Япония пошла по этому пути в 1990-х годах
и с тех пор в кризисе. Справится ли мировая
экономика с этим риском?
Глобальное
торможение
В 2016 году мировая экономика не сможет ускориться по
сравнению с 2015 годом, динамика торговли и инвестиций
останется слабой. Таков прогноз Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Эксперты ОЭСР
ожидают рост мировой экономики на 3% в этом году
и на 3,3% в 2017 году. Слабый
спрос на глобальных рынках
ведет к низкой инфляции и недостаточному росту зарплат
и занятости. Еще в ноябре
2015 года прогноз ОЭСР был
более оптимистичным. Изменение оценок связано с растущими рисками как в США и еврозоне, так и в крупных
экономиках, зависимых от экспорта сырья, таких как Бразилия и Канада. За последние
месяцы усилились риски финансовой нестабильности, что
увеличило уязвимость Китая
и некоторых развивающихся
стран к проблемам оттока капитала и растущего внутреннего долга. «Последние данные
указывают на замедление роста в крупных экономиках, несмотря на поддержку от низких
цен на нефть и низких процентных ставок», — указывает главный экономист ОЭСР Кэтрин
Манн.
Источник: ОЭСР
Надежды на рост не оправдываются
■ 2016
■ 2017
Прогноз роста ВВП,
% к предыдущему году
Бразилия
–4
Япония
0
0,8
Еврозона
0,6
1,4
Великобритания
1,7
2,1
США
2
2
Мировая
экономика
Китай
2,2
3
3,3
6,5
Индия
6,2
7,4
7,3
020
Мнение/
экономическая политика/
планирование/логика
Управление
хаосом
№04 (145) 2016
Фото Романа Шеломенцева
для Forbes
Сергей Павленко
Экономист-математик.
Работал руководителем Центра
экономических реформ при
правительстве, руководителем
секретариата вице-премьера.
С 2004 по 2012 год —
руководитель Федеральной
службы финансово-бюджетного
надзора
forbes.ru/pavlenko
Как правильно читать
антикризисную
программу.
Вряд ли кому-то из читателей
Forbes приходилось читать труды известного лишь в узких кругах российского политолога Олега Вите. Между
тем он создал оригинальную теорию
российского политического процесса,
согласно которой политические агенты
не могут представлять себе реальной
картины социальных взаимодействий.
Дело в том, что они ограничены в восприятии окружающего мира как шаблонами идеологий (в основном устаревших и некритически воспринятых),
так и элементарным дефицитом информации (к которому можно отнести и переизбыток дезинформации, порождаемой этими же политическими агентами). Поэтому их действия выглядят
рациональными только в их собственном сознании.
Такое описание, конечно, не оригинально. Однако для Вите констатация
положения вещей — лишь первый этап
анализа, который в конце концов приводит к построению «теории превалирования побочных результатов». Согласно этой теории, побочные последствия действий политических агентов
гораздо сильнее меняют структуру социальных взаимодействий, нежели
планировавшиеся. Причем в отличие
от «эффекта бабочки», последствия эти
проявляются не когда-нибудь потом,
а почти с той же скоростью, что и задуманные (например, президентские выборы 1996 года мгновенно сделали неизбежным дефолт 1998 года).
Сам же феномен сильных побочных
последствий политическими агентами
если и рефлексируется, то в ограниченных пределах. Отсюда и констатация
«хотели как лучше, а получилось как
всегда», в которой изменения картины
мира показательно отрицаются. В политическом анализе теория применима
как для внутренней, так и для внешней
политики. Но применима ли она в анализе действий российских экономических властей?
Многие читатели Forbes согласны
с утверждениями об их ограниченной
компетентности, о том, что власти опираются на недостоверную (либо ими самими же сфальсифицированную) статистику, подходят к принятию решений исходя из ложных идеологем
и в целом действуют в рамках схем,
ориентированных скорее на личное административное выживание. Но что
российские экономические власти неспособны даже предполагать побочных
последствий своих действий — в этом
как раз можно усомниться.
Все шаги властей с начала кризиса
2014 года позволяют предположить, что
проводится достаточно хитроумная политика. Не «загогулина», а «многоходовочка».
Видимо, будучи проинформированными своими референтами о сильном
характере побочных последствий, представители российских экономических
властей начали формулировать антикризисную политику именно как комплекс мер по запланированному достижению побочных эффектов. То есть перешли к упорядочению и преодолению
российского хаоса, причем изощренным и парадоксальным способом.
Исходя из теории заведомо более
сильного характера побочных последствий это вполне правильный подход
к управлению экономическими процессами. В этом случае соотношение
затрат и результатов явно будет более
эффективным.
Очевидно, что именно как программирование побочных результатов фор-
мулировались, формулируются и будут
формулироваться антикризисные программы. На первый взгляд, в этих программах большая часть мер выглядит
как, мягко говоря, не вполне антикризисная. То есть эти меры выглядят как
такие, которые можно (и даже нужно)
реализовывать на любой стадии экономического цикла и даже вообще вне зависимости от этих стадий. Но это только с точки зрения людей, мыслящих
в узких рамках прямой причинно-следственной зависимости (как указано выше, это не только простые граждане
с элементами традиционных представлений об экономике, но и те, кого называют политическим классом). В более
широких рамках все становится на
свои места.
В рамках творчески применяемых
положений теории программирования сильных побочных результатов
включение в антикризисные программы массовой закупки автомобилей
для «скорой помощи» вовсе не выглядит чем-то непонятным. Становится
ясной логика и других расходных мероприятий, составляющих от двух
третих до четырех пятых всех антикризисных плановых мер. Также проясняется логика ликвидации финансового надзора в условиях хаоса в бюджетном процессе.
К сожалению, «целевые побочные результаты» не могут быть легко поняты
сторонним наблюдателем. Чтобы их понять, нужно находиться внутри процесса принятия решений и располагать
тем набором информации, которым
располагают участники этого процесса.
А со стороны — нет, не получится. Про
русскую литературу говорят, что она
достигала своих вершин именно в периоды общественных кризисов и политической реакции. Похоже, то же можно сказать и о российских экономических властях.
022/023
Мнения/
исследования/
свобода
Частная
цензура
Борис
Грозовский
Экономический обозреватель.
Работал редактором отдела экономики газеты «Ведомости».
Участвовал в подготовке
«Стратегии-2020»
и докладов ВШЭ
forbes.ru/grozovski
Точечные репрессии
и экономические рычаги
позволяют властям
построить эффективную
систему контроля над
СМИ.
Авторитарные режимы боятся
свободы слова. Распространение нежелательной информации, например
о коррумпированности политического
руководства, делегитимизирует власть
и подрывает ее стабильность. Это верно
и в отношении демократических режимов. Но там это не угрожает стабильности всей политической системы: она не
отождествляется с пребыванием у власти конкретной группы людей. Поэтому
для авторитарных режимов предотвращение утечек и анализ информационных потоков становятся не второстепенной, а ключевой задачей. В Китае
сотни тысяч человек заняты мониторингом, анализом и цензурированием
активности граждан в соцсетях. Но такая стратегия сопряжена со значительными издержками. Интернет и соцсети
дали каждому возможность стать автором, что затруднило работу цензоров.
К тому же введение цензуры плохо сказывается на международной репутации
автократов.
Самоцензура дешевле: тем, кто сами
себя цензурируют, не надо за это платить. Еще один плюс — она меньше
влияет на международную репутацию
автократии: всегда можно сказать, что
это слишком осторожные граждане перестраховываются. Вот политические
архитекторы и стараются построить
механизм, в котором частные СМИ сами выполняли бы функции цензоров
(в отсутствие прямого контроля),
а граждане занимались бы (на волонтерских началах) сложной и ответственной работой по предварительной
оценке своих мыслей на предмет их
политической грамотности и моральной устойчивости.
Важное оружие — репрессии. Они не
должны быть масштабными: достаточно наказать одного, чтобы тысячи на его
примере узнали, где сейчас проходит
граница между разрешенным и запрещенным. Чем больше репрессий (и информации о них) сегодня, тем меньше
репрессий потребуется завтра, чтобы
заставить людей молчать. Чем сильнее
страх, помогающий осваивать искусство самоцензурирования, тем меньше
нужно внешних контролеров. А те, чья
задача — не просто избежать риска, но
и получить от власти бонус, начинают
проявлять бдительность, рапортуя о ненадлежащих высказываниях других
людей.
Можно ли доказать наличие в российских негосударственных медиа цензуры? Недавно Кристофер Фарисс и Чарльз
Крэбтри из Университета Пенсильвании
и Холгер Керн из Университета Флориды
провели нестандартный эксперимент
более чем в 1000 российских частных
медиа, зарабатывающих на рекламе.
Они исследовали, как реагируют СМИ
на предложение опубликовать рекламу,
которую можно интерпретировать как
высказывание, направленное против существующего политического режима,
и на рекламные сообщения, в которых
содержится призыв к коллективным
действиям. Например, в Китае цензура,
как показано в работе Гари Кинга из Гарвардского университета, блокирует публикации призывов к коллективным
действиям даже в случае, если они не
направлены против власти.
Результат эксперимента: российским
частным медиа цензоры не нужны, они
и сами справляются. В добавление к го-
сударственной цензуре и самоцензуре
сложился механизм «частной цензуры»,
и он весьма действенный.
В начале 1990-х одновременно с приватизацией госпредприятий была на
несколько лет «приватизирована» и силовая функция государства. В 2000-х годах эта сфера прошла обратную «национализацию». Сейчас государство хочет
контролировать высказывания в СМИ,
но не готово за это платить. Поэтому
приватизируется цензура. Инструменты — ст. 280 УК («Публичные призывы
к осуществлению экстремистской деятельности») и неформальное давление
на собственников и главных редакторов. Поскольку на иностранных акционеров российских СМИ давить стократ
сложнее, им запретили владеть медиа
в России.
Частная цензура далеко не всегда
осуществляется по указке властей.
К примеру, пишет Фарисс и его соавторы, газета может отказаться от публикации рекламы контрацептивов, поскольку ее владелец — противник контроля
за рождаемостью (вне зависимости от
того, что думает на этот счет государство). Или радиостанция не станет публиковать рекламу оппозиционной
партии, поскольку владелец радио лично состоит в «партии власти». В США
многие СМИ отказываются от рекламы
алкоголя и огнестрельного оружия — такова позиция их владельцев. В этих случаях источником актов частной цензуры — даже если находящиеся у власти
политики готовы им аплодировать —
является не государство, а частный владелец.
Частная цензура может быть мотивирована не только взглядами владельца
СМИ, но и общественными настроениями. Большинство медиа не станут публиковать информацию, которая может
быть воспринята их основными потребителями как оскорбительная или про-
Фото Романа Шеломенцева для Forbes
№04 (145) 2016
вокационная. Так, газета может отказаться рекламировать те же контрацептивы не из-за взглядов владельца,
а потому, что этой рекламой будут недовольны ее консервативные читатели.
Наконец, частная цензура может
быть политически мотивирована. Издание и его владелец не хотят, чтобы власти ассоциировали их с оппозицией,
и отказываются публиковать даже рекламу политически сомнительных акторов (не говоря уже о взвешенном информировании об их действиях
и взглядах). Это случай частной цензуры, источник которой — политический
режим, страх формальных или неформальных санкций и воздействий.
Спектр возможных ответов на появление, например, в ТВ-эфире оппозиционного политика весьма широк: сокращение доступа журналистов данного ТВканала к официальной информации,
налоговая проверка компании, принадлежащей собственнику ТВ, штрафы,
прекращение привлекательных для
частных медиа рекламных контрактов
с госкомпаниями. Все эти виды воздействий СМИ Китая, России, Венесуэлы,
Белоруссии за последние четверть века
изучили очень неплохо.
Главное, на чем сосредоточена цензура в современных авторитарных режимах вроде Китая, — это воспрепятствовать коллективным действиям,
предотвратить демонстрации, митинги и собрания. Китайские цензоры запрещают публиковать сообщения обо
всех акциях, если их организатором не
является правящая партия, — даже когда планируется митинг с провластными лозунгами. При этом китайские
цензоры более-менее толерантны
к критике политического режима. Критиковать можно, а вот собираться —
ни-ни. Автократии более классического образца запрещают и критику режима. В Японии (в XIX — первой
половине XX века) критика правительства наказывалась тюрьмой, а в Италии тогда же за неуважение к правительству выписывались большие штрафы. Впрочем, нередко и такие режимы
оставляют возможность нецензурированной критики — чтобы была возможность «выпустить пар».
Экспериментально подтвердить существование в России частной
цензуры — весьма интересная задача
Изучать частную цензуру и самоцензурирование очень сложно, ведь если человек предпочел молчание выражению
несогласия, он не сообщает об этом своем
решении ни властям, ни исследователям.
Россия была выбрана исследователями
не случайно. Де-юре здесь гарантирована
свобода слова, на практике же свободное
высказывание часто наказывается (Анна
Политковская, издатель «Химкинской
правды» Михаил Бекетов, группа Pussy
Riot). Оппозиционные издания запрещаются («Грани», «ЕЖ»), а если у властей
есть возможность повлиять на политику
издания, которое их раздражает, эта возможность обязательно используется (смена руководства и команды в «РИА Новости», Газете.ру, Ленте.ру). Формально
к большинству из этих историй государство никакого отношения не имеет. Это
тоже фирменный стиль: еще в начале
2000-х годов НТВ было переформатировано в результате «конфликта хозяйствующих субъектов», одной из стороной которого был «Газпром». Вот почему экспериментально подтвердить существование
в России частной цензуры — весьма интересная задача.
Фарисс и его коллеги вступили в контакт почти с 1000 российских медиа,
столичных и региональных. Они называли себя представителями (разумеется,
несуществующей) НКО «Наш Альянс»
и предлагали СМИ разместить рекламу
этой организации. Текст предлагаемого
к публикации объявления варьировался
по степени критичности в отношении
к политическому режиму. Один из вариантов объявления говорил о сохранении
исторических зданий, другой — об отсутствии в стране свободы слова. Каждое
из объявлений могло сопровождаться
призывом к коллективным действиям.
Ни одной реальной публикации в ходе
исследования не состоялось: исследователей интересовала только готовность
медиа опубликовать объявление.
На рекламные предложения откликнулись всего 24,2% адресатов. Откликов
на предложение опубликовать объявление о спасении зданий исследователи
получили от 29% медиа (но если реклама говорила о коллективных действиях
в защиту зданий — то от 19%). Отклик на
предложение опубликовать политические объявления был ниже (9–18%), особенно если в них содержался призыв
выйти на демонстрацию. Вероятность
получить отказ (или отсутствие ответа)
составила 64–88%, причем она росла по
мере радикализации объявления.
Медиа весьма бдительны. Из числа
ответивших на объявление об охране
зданий около трети пытались узнать,
что это за странное НКО предлагает им
рекламу, каковы его политические цели
(такие ответы приравнивались к отказу
от публикации). Намного выше оказался интерес СМИ к профилю странного
рекламодателя, предложившего им явно
оппозиционный рекламный текст:
примерно 90% ответных писем содержали вопросы о том, чем занимается
данное НКО. Но это только в случае, если в рекламном тексте не было призывов к коллективным действиям. Если
они были, СМИ задавали вопросы реже,
сразу понимая невозможность сотрудничества.
В итоге согласие на публикацию
(или прайс-лист на размещение рекламы) исследователи получили от 12%
СМИ, которым было предложено объявление о спасении зданий (если оно
сопровождалось призывом к демонстрации — от 6%). Политические объявления были готовы опубликовать
1–2% СМИ (видимо, такова доля оппозиционных изданий в выборке). Частная цензура в России существует: государство неплохо справляется с задачей
переложить эту неприятную функцию
на частные медиа. Цензура нового типа эффективнее советской: медиа —
это бизнес. Заинтересованные в том,
чтобы остаться в бизнесе, медиа подстраиваются под навязываемые им
правила игры.
024
Мнение/
космос/
холодная война
Фото Getty Images
№04 (145) 2016
Третья
космическая
Новая гонка вооружений
пока идет без правил.
Сейчас Китай, Россия и США занимаются тонкой настройкой боевых
возможностей противоспутникового оружия. Фактически начался третий тур гонки за «захват высоты» в космическом пространстве. В этот раз, в отличие от первого
и второго тура времен холодной войны,
конкурентов три. Но по-прежнему космическая гонка грозит быстрой эскалацией
конфликта между крупными державами.
Предотвратить его поможет набор простых правил. К сожалению, Россия и Китай, похоже, остаются незаинтересованными в заключении договора о кодексе
поведения для ответственных стран
с космическими возможностями.
Первая космическая гонка началась
в 1957 году, когда СССР запустил искусственный спутник Земли. Администрация президента США Дуайта Эйзенхауэра решила оставить спутник в покое,
признавая, что от мирной конкуренции
с советской космической программой
они получат больше пользы.
Преемник Эйзенхауэра Джон Кеннеди
пошел дальше, объединившись с Советским Союзом при подготовке резолюции
ООН о сотрудничестве в космосе. На позицию Кеннеди повлияло испытание
ядерного оружия в атмосфере, проведенное США в июле 1962 года, которое вывело из строя как минимум шесть спутников, в том числе советских. Вскоре кубинский ракетный кризис дал толчок
соглашению о запрещении испытаний
в атмосфере. В 1967 году президент Линдон Джонсон и советский лидер Леонид
Брежнев подписали договор, который
положил конец первой военно-космической гонке.
Второй тур начался в середине 1970-х
годов. Советский Союз провел испыта-
ния нового противоспутникового оружия, а администрация Форда решила ответить тем же. При Джимми Картере
США попытались начать переговоры по
ограничению программ противоспутникового оружия, но сверхдержавы не
смогли договориться даже об определении того, что есть «космическое оружие».
Затем в 1983 году администрация Рональда Рейгана запустила Стратегическую оборонную инициативу, которая
усилила конкуренцию. Вторая волна
гонки пошла на спад в 1987 году, когда
Рейган и Михаил Горбачев договорились о ликвидации ракет средней дальности, и закончилась с распадом СССР.
Последний раунд военного соперничества в космосе начался в 2001 году,
когда США вышли из Договора по ПРО,
а потом продемонстрировали эффективную космическую поддержку координации войск в Ираке. В то время Россия была не в состоянии конкурировать.
Но Кремль постепенно увеличил свои
военно-космические расходы. Китай
сделал то же самое, продемонстрировав
в 2007 году противоспутниковое оружие
системы ASAT, позволяющее уничтожать спутники ударом с земли. Испытания в Китае, как и атмосферные ядерные испытания в США в 1962 году, были
весьма разрушительными, создав в космосе обширное и смертоносное поле обломков.
В 2008 году США использовали специально адаптированную ракету морского базирования, для того чтобы сбить
отработавший свое разведывательный
спутник. Сейчас США используют беспилотную миниатюрную версию космического челнока, который может
сближаться с другими спутниками на
малых скоростях и менять их орбиту.
Россия запустила три таких спутника.
Третий раунд космической гонки пока не столь напряженный, как первые
два, но он набирает обороты. Вопрос
Майкл Крепон
Cоучредитель Центра Генри
Стимсона в Вашингтоне
forbes.ru/krepon
в том, как разрядить обстановку. Россия
и Китай поддерживают международный договор о предотвращении милитаризации космоса. Но сохраняются
старые трудности с определением того,
что считать космическим оружием. Лазеры или маневры сближения могут
применяться как в мирных, так и в военных целях. Даже если решить этот вопрос, ратификация и реализация новой
версии договора может занять десятилетия, как и в случае с договором о запрещении ядерных испытаний.
Самый прямой подход (но далеко не
легкий) — договориться о кодексе поведения в космосе. Хорошая новость в том,
что есть основа для такого кодекса — документ, задуманный в Центре Стимсона
и детально разработанный в Евросоюзе.
Но есть и плохая новость: Китай и Россия, как и многие развивающиеся страны, решительно возражают против него.
Им не нравится попытка составить договор в обход ООН. При этом Китай
и Россия хотели бы ограничить действие кодекса гражданской и коммерческой деятельностью в космосе, хотя военно-космические программы являются сутью проблемы и основной
причиной разработки кодекса. Проект
договора, поддержанный Россией и Китаем, будет сдерживать только размещение оружия в космосе, но не наземные
программы типа ASAT.
Россия и Китай явно не готовы ограничивать свои противоспутниковые
программы, а США формируют свой
собственный арсенал. Нужны инициативы по укреплению доверия. Их мог
бы выдвинуть Комитет ООН по мирному использованию космического пространства. Третий раунд космической
гонки не закончится, пока все крупные
державы не будут готовы одобрить кодекс ответственного поведения в космическом пространстве.
© Project Syndicate
Цифрология/
экономика/политика/
бизнес
025
Фото Дмитрия Азарова /
Коммерсантъ
№04 (145) 2016
Подсчет событий.
Новости, факты
и явления в цифрах
NPV
I0
CF
t
∑
t
t=1 (1 i)
n
Формула расчета чистой приведенной стоимости (NPV)
800 000 000 000
рублей — возможные доходы от приватизации
государственных активов в 2016 году, по оценке главы
Минэкономразвития Алексея Улюкаева.
Головной компании сети «Билайн» предстоит выплатить американским и голландским
регуляторам $795 млн штрафа и возврата
доходов от незаконных сделок. Компания
признала дачу взятки родственнику президента Узбекистана для получения преференций при лицензировании частот.
«Автоваз»
«Аэроэкспресс»
Убыток автомобильного
концерна в 2015 году
вырос почти втрое и достиг 73,7 млрд рублей.
Годом ранее этот показатель составлял 24,8 млрд
рублей.
Пассажиропоток перевозчика
в 2015 году сократился на 22%,
в том числе из-за приостановки
авиасообщения с Египтом и отмены полетов в Турцию. Всего за год
«Аэроэкспрессом» воспользовались около 13 млн человек.
418
Vimpelcom
Столичная
предприимчивость
суммарное
превышение
расходов
российских
домохозяйств над
доходами в 2015
году, по данным
Росстата.
1781,5
741,5
73,2
Уральский
586,4
Центральный
Крымский
Источник: Росстат
93,8
144,2
Южный
236,3
Приволжский
4332
Российская
Федерация
индивидуальных предпринимателей работает в Москве.
32%
рост числа ИП в столице за пять лет (по данным правительства Москвы).
Северо-Западный
Сибирский
«Лента»
Выручка ритейлера «Лента»
в 2015 году выросла на
30,3% — больше, чем у других
крупнейших розничных сетей, до 252,8 млрд рублей.
млрд
руб. 233 000
Чувство долга
Задолженность российских
работодателей по заработной
плате на 1 февраля 2016 года
по федеральным округам,
млн руб.
«Яндекс»
Компания договорилась о выкупе
у KR Properties части делового
квартала «Красная Роза» в Москве,
где расположен ее офис. «Яндекс»
возьмет на себя $490 млн долга
продавца, KR Properties получит
около 3,9% акций «Яндекса».
577,1
Дальневосточный
15 000
патентов
куплено в Москве в 2015 году индивидуальными предпринимателями в розничной торговле.
620 000
трудовых споров
98,4
СевероКавказский
рассмотрено в российских судах в 2015 году — на 9% больше, чем годом ранее.
026/027
Урбанистика/
торговые павильоны/
самострой/снос
День
бульдозериста
Мария
Абакумова
Как власти городов борются с незаконными
торговыми строениями.
сивная нелегальная застройка — главная
проблема, стоящая перед федеральными
и муниципальными властями.
В 2001 году мэром столицы был избран министр культуры Албании, художник, преподаватель Академии изящных искусств Эди Рама (сейчас он премьер-министр). Сын известного
албанского скульптора Кристака Рамы,
он имел связи еще в коммунистическом
истеблишменте и сумел получить реальные рычаги управления. В 2002 году Рама обнародовал программу «Возвращение к своеобразию» (Return to Identity).
В ней предлагались шаги по радикальному обновлению Тираны: консервация
исторического центра, покраска фасадов
ветхих зданий в яркие цвета и — снос
всех нелегальных строений.
Сначала власти снесли несколько объектов на пробу, но, когда выяснилось, что
население поддерживает эту меру, началась серьезная зачистка. Мэра всячески
поддерживал премьер-министр Албании: снос ларьков демонстрировал силу
федеральной власти. Уже к 2008 году берега реки Ланы были полностью очищены от нелегальных строений.
«У нас не самострой!» — такое объявление повесил на уцелевший павильон у метро «Кропоткинская» его владелец после знаменитой московской «ночи длинных ковшей» в Москве 9 февраля. Тогда городские службы снесли 97 торговых объектов, которые, по мнению властей, были
установлены незаконно. У многих владельцев павильонов на руках были решения судов, признавших их право собственности на объекты, но это не помогло. Общество разделилось. Многие москвичи одобрили решительные действия правительства Сергея Собянина, ведь торговые павильоны изменили архитектурный облик станций метрополитена, а разрешения и
согласования были получены в свое время за взятки. Других жителей столицы возмутило равнодушие властей к зарегистрированным и признанным судами правам собственности.
Американский урбанист Джейн Джекобс в своей книге «Жизнь и смерть больших американских городов» пишет о том, что множество мелких лавочек и закусочных создает дружелюбную городскую среду и повышает безопасность в районе: огни магазинчиков и кафе лучше и человечнее, чем длинные высокие заборы, стены и пустыри. Многие здания в центре Москвы построены в советское время, когда проектировщики и не думали о помещениях под мелкие
лавки и кафе. Где именно могут теперь законно арендовать площади продавцы сотовых телефонов и аксессуаров, газет и цветов, хот-догов и шаурмы — большой вопрос.
Примеры массового сноса нелегальных коммерческих строений сложно найти в развитых
странах, потому что к их появлению ведут лакуны в законодательстве и правоприменении.
В развитых странах самострой непросто снести без суда, есть процедуры легализации, если
постройка не мешает развитию города. Но в развивающихся странах Forbes нашел несколько
примеров сноса незаконно, по мнению властей, воздвигнутых киосков и павильонов.
Тирана, Албания
Время: 2002–2005 годы
Сколько строений снесено: более 2000
Кто сносил: мэр города Эди Рама
Что получилось: набережная реки и зеленые
зоны города освободились от хаотичной
застройки
В 1990 году в Албании закончился период однопартийного правления, после
многочисленных митингов и демонстраций в стране сформировалось демократическое правительство. Стартовала
приватизация. Как это повлияло на
жизнь албанской столицы Тираны
и других городов? Все лучшие места заполонили многочисленные торговые павильоны, киоски и кафе, многие из которых не имели разрешений.
Власть коммунистической партии
низвергнута, новые государственные институты еще не построены. Самозахват
земли стал обычным делом. Албанские
ученые Алиай Бесник, Луло Киеда
и Муфтий Генк в своем докладе «Тирана:
вызовы городского развития» приводили
данные, что в середине 1990-х годов
в столице с населением менее 600 000
человек было около 2000 самовольных
построек. Больше всего таких объектов
появилось вдоль берегов реки Ланы, на
центральной площади Скандерберга
и в городском парке. Берега реки оказались полностью застроенными без намека на набережную, причем многие здания были трех- и четырехэтажными. Авторы доклада Human Development
Report — Albania, выпущенного в 2002
году по заказу ООН, отмечали, что агрес-
Редактор Forbes
Колонка «Урбанистика» посвящена типичным проблемам современных городов и опыту их
успешного решения в разных
странах
Исламабад, Пакистан
Время: конец 2015 года
Сколько строений снесено: 485
Кто сносил: некоммерческая государственная корпорация Capital Development
Authority, которая с 1960-го занимается
развитием Исламабада
Что получилось: решение было оспорено,
и главе CDA пришлось отказаться от него
В ноябре 2015 года улицы Исламабада заполонили бульдозеры. Силы городской
корпорации Capital Development
Authority (CDA) сносили сотни торговых
точек, которые раскинулись на улицах
столицы. Длилось это несколько дней,
в ходе сноса в некоторых киосках находи-
Фото Романа Шеломенцева для Forbes
№04 (145) 2016
1.
2.
3.
1. Сейчас набережные Ланы в Тиране
покрыты газоном,
а раньше выглядели
так
2. Владельцам
снесенных киосков
в Ереване предложили для застройки сквер в центре
города
3. В Исламабаде
у торговых павильонов нашлись влиятельные защитники
ли килограммы гашиша и героина. Накануне Федеральное бюро расследований
Пакистана арестовало 11 сотрудников
CDA, подозреваемых в том, что они выдавали разрешения на строительство киосков вопреки всяким законам.
Торговцы протестовали, пытались прорваться в офис CDA и устраивали сидячие
забастовки на центральной площади города. В борьбу включились влиятельные
горожане, например, гневное письмо руководителю CDA Маруфу Афзалу написал
председатель Федерации крикета Пакистана Шахарьяр М Хан. В число снесенных попал киоск, принадлежавший его
сыну Омару Али Хану. Спортивный чиновник возмущался, что объект снесли
без предупреждения, не позволив вывезти дорогостоящее оборудование. Кроме
того, Али Хан имел выданную CDA лицензию на киоск и исправно платил агентству арендную плату. Голос Шахарьяра
Хана в преддверии подготовки соревнований по крикету между Пакистаном и Индией был очень весомым.
Профильный комитет Законодательной ассамблеи Исламабада выступил за
то, чтобы восстановить ошибочно снесенные киоски и впредь внимательнее отличать легальные постройки от нелегальных. Через несколько дней, в субботу ночью, глава CDA Афзал распорядился
остановить операцию и заявил, что руководство корпорации не отдавало распоряжения о повсеместном сносе, а затеял все
это кто-то из менеджеров среднего звена.
Уже в феврале 2016 года CDA продолжила борьбу с нелегальными киосками,
однако для их выявления стала привлекать силы местной полиции.
Ереван, Армения
Время: 2012–2013 годы
Сколько строений снесено: около 1300
Кто сносил: мэрия Еревана, активисты
движения «Парк Маштоца»
Что получилось: торговые павильоны переехали на 500 м и остались в центре
В январе 2012 года мэрия Еревана приступила к сносу всех киосков на центральной улице Абовяна. Решение не
сразу нашло понимание, в Армении
всегда с уважением относились к торговле. Ученый, демограф Рубен Еганян
созвал в Ереване пресс-конференцию,
чтобы рассказать о демографических
последствиях такого решения: лишившись работы, владельцы киосков со своими семьями могут просто уехать из
Армении.
Пресс-секретарь мэра Тарона Маргаряна убеждала журналистов, что с владельцами киосков в центре велась долгая работа и им будет позволено вновь
открыть торговые объекты на специально отведенных площадках. Оказалось,
что торговцам предлагают места на другой центральной улице, в сквере Маштоца, всего в 500 м от улицы Абовяна.
Уже в феврале 2012 года там началось капитальное строительство, тогда же горожане, возмущенные застройкой зеленых зон города, образовали движение
«Парк Маштоца». 15 апреля активисты
движения провели акцию, попытавшись самостоятельно снести несколько
возводящихся из бетона торговых зданий, некоторые были схвачены полицией и предстали перед судом.
Дозировать моющее средство могут все.
Miele сделает это идеально для Вас!
Стиральные машины Miele W1 c функцией TwinDos:
уникальная система автоматического
дозирования моющих средств
Всё
включено:
годовой запас
моющих
средств*
При покупке и доставке приобретенной одной из стиральных машин моделей WKG120WPS ,WMG120WPS , WKH130WPS, WKH131WPS,
WMH120WPS , WMH121 WPS, WKR570WPS, WKR571WPS , WMR560WPS, WMR561WPS , WMV960WPS в период проведения акции с 1 марта по 31 августа 2016 года, включительно, Вы можете получить годовой запас моющих средств UltraPhase1 и UltraPhase2
(арт.10130450) в случае, если при наличии у Вас купона на получение образцов вышеперечисленных моющих средств Вы активируете
купон описанным в купоне способом в указанные в купоне сроки. Купоном можно воспользоваться в срок до 31 августа 2017 года.
*Годовая потребность в моющих средствах рассчитана при 250 циклах стирки в год = 7 шт. UltraPhase 1 и 5 шт. UltraPhase 2
(при условии соблюдения требований эксплуатации в соответствии с инструкцией по эксплуатации)
**Всё лучше и лучше
***О порядке и условиях проведения акции, включая условия о доставке, просьба уточнять по адресу и телефонам, указанным ниже
8-800-200-2900 (звонок со всей территории России бесплатный), (495) 745-8990 (для Москвы и Московской области), www.miele.ru
Продавец товара на территории РФ ООО Миле СНГ, ОГРН 1027739511854. 125284 Москва, Ленинградский проспект, 31А, стр.1.
**
030/031
Есть данные/
Стройгазконсалтинг/Манасир/
UCP/Газпромбанк
Спасти
и сохранить
Текст:
Андрей Лапшин,
Елена Васильева
Зияд Манасир весной 2015-го продал компанию
«Стройгазконсалтинг». Что стало со строительным
бизнесом бывшего миллиардера год спустя?
В августе 2015 года сотни бывших сотрудников
«Стройгазконсалтинга» (СГК)
с Урала и из Сибири получили
приглашения приехать в Новый Уренгой.
В этом северном городе, неофициальной
газовой столице России, строительная
компания собирает своих вахтовиков и
распределяет их по объектам. Приглашение было неожиданным — уже почти год,
как работы по контрактам «Газпрома»
были приостановлены, строительная техника законсервирована, а сами вахтовики занимались домашними делами. Дело
в том, что у прежнего владельца СГК Зияда Манасира испортились отношения
с главным заказчиком и стройки «Газпрома» пришлось заморозить. При новых
владельцах — Газпромбанке и фонде
UCP — «Стройгазконсалтингу» удалось
возобновить старые и получить новые
проекты. Поэтому и была объявлена срочная мобилизация вахтовиков.
По подсчетам Forbes, в конце 2015 года
компания получила новые подряды от
«Газпрома» на 20 млрд рублей — неплохо
по сравнению с нулем годом ранее, когда
большинство подрядов досталось
«Стройгазмонтажу» Аркадия Ротенберга
и «Стройтрансгазу» Геннадия Тимченко.
В ближайшие пять лет монополии надо
построить как минимум 6000 км газопроводов, включая «Силу Сибири» и «Северный поток — 2». И три крупных подрядчика всегда лучше, чем два, отмечает
источник, близкий к «Газпрому».
Битва со стервятниками
Еще несколько лет назад «Стройгазконсалтинг» был самой крупной строительной компанией в России. Она наращива-
ла мощь не по дням, а по часам, с восхищением рассказывал Forbes менеджер
одной из «дочек» «Газпрома». В СГК было
около 60 000 сотрудников и более 16 000
единиц строительной техники. Теперь
работников стало почти в три раза меньше. «У нас много проблем и сложных обстоятельств, связанных с историей работы предыдущих собственников», — объясняет источник, близкий к одному из
новых совладельцев.
Залог успеха бизнеса «Стройгазконсалтинга» — отношения с «Газпромом».
Принято считать, что они возникли благодаря бывшим младшим партнерам
Манасира: Петр Поляничко — сын друга
одного из основателей «Газпрома» Виктора Черномырдина, а Ольга Григорьева — дочь друга юности Владимира Путина. Но у самого бизнесмена была другая версия хороших отношений с
газовым монополистом. «Мы ведь с малого начинали и делом доказывали, что
готовы к крупным проектам», — объяснял он в одном из интервью. Так или
иначе СГК из года в год получал многомиллиардные подряды на строительство
от «Газпрома». По подсчетам Forbes,
с 2008 по 2012 год их сумма превысила
800 млрд рублей. И если в 2008 году выручка СГК составила 154,9 млрд рублей,
то в 2012 году она выросла в 2,5 раза.
Но в 2013 году все изменилось. Поток
заказов на строительство от концерна
резко сократился — до 35 млрд рублей
против 80 млрд годом ранее. Значительная часть заказов «Газпрома» теперь доставалась «Стройгазмонтажу» Аркадия
Ротенберга и «Стройтрансгазу» Геннадия Тимченко. Почему ситуация изменилась? Вот одно из объяснений:
в 2011 году пост зампреда правления
«Газпрома» покинул Александр Ананенков, с протекцией которого также связывали успехи Манасира. Однако сам
бизнесмен эту версию в интервью
Forbes называл «бредом».
Манасир безуспешно пытался развернуть ситуацию. «Зияд заходил с самых
разных сторон и хотел договариваться, но
в ответ слышал «нет». Манасир просто не
мог в это поверить», — вспоминает источник, близкий к компании. Тогда уязвленный основатель СГК пошел на риск — пожаловался на «Газпром» в президентскую
комиссию по ТЭК, которую возглавлял
глава «Роснефти» Игорь Сечин. Манасир
писал, что «Газпром» задерживает выплаты по уже заключенным контрактам, поэтому подрядчику приходилось продолжать строительство за счет собственных
оборотных средств и займов (общая сумма затрат — 150 млрд рублей).
Владелец «Стройгазконсалтинга» попытался сыграть на непростых отношениях между Сечиным и главой «Газпрома» Алексеем Миллером. «Это большая
шахматная доска, и Манасир сделал
свой ход», — говорит источник, близкий
к газовому монополисту. Ход оказался
роковым — жалоба только усугубила ситуацию. В 2014 году СГК не выиграл ни
одного тендера «Газпрома», что сразу
отразилось на финансовом положении
компании. По итогам 2013 года выручка
СГК составляла 259,7 млрд рублей, а год
спустя снизилась до 140 млрд рублей.
При этом у компании был существенный долг. По данным «СПАРКИнтерфакс», по итогам 2014 года долгосрочные займы СГК составляли
57,7 млрд рублей, а краткосрочные займы и кредиторская задолженность —
2 млрд и 69 млрд рублей соответственно.
Оставшись без влиятельного заказчика,
СГК стала уязвимой — появились желающие получить ее активы за долги или вовсе без объяснения причин. И было чем
Фото Getty Images
№04 (145) 2016
При новых собственниках
«Стройгазконсалтинг» возобновил работы
на объектах «Газпрома» в Западной Сибири
поживиться: компании принадлежало
более 300 000 кв. м офисных помещений
в Москва-Сити, железнодорожный перевозчик «Спецэнерготранс», строительная
техника. «Были люди, которые собирались забрать у Манасира компанию», —
рассказывает собеседник Forbes, но не называет их имен. По его словам, они считали, что владельцы долей — люди слабые
(у Манасира было около 58% СГК, топменеджерам принадлежали миноритарные пакеты. — Forbes), кого-то из них
рассчитывали испугать, с кем-то — договориться.
По словам собеседника Forbes, расставаться с компанией Манасир не хотел,
но, когда понял, что это неизбежно, начал
искать возможность получить компенсацию, и «некие тропы» вывели его на Руслана Байсарова — друга руководителя
Чечни Рамзана Кадырова. В этом деле
Манасиру мог содействовать король
Иордании Абдалла II, с которым и Кады-
рова, и Манасира связывают особые отношения, предполагает близкий к СГК
человек.
Так или иначе, в декабре 2013 года принадлежащая Байсарову Тувинская энергетическая промышленная корпорация
(ТЭПК) объявила о покупке 30% СГК за
немыслимые $4,8 млрд. Летом 2014 года
стало известно, что Байсаров планирует
увеличить свою долю в компании до 74%.
Сумма первой сделки казалась завышенной как минимум на порядок, а вторая
сделка так и не была закрыта. Тем не менее Байсаров, занявший пост председателя совета директоров СГК, отпугивал
желающих отобрать у Манасира бизнес.
«По сути, Байсаров выполнял роль «крыши» и дал понять всем, что так легко отжать компанию не получится», — рассказывает источник, близкий к «Стройгазконсалтингу».
При Байсарове в январе 2015 года СГК
предпринял еще одну попытку догово-
риться с «Газпромом». В письме к Алексею
Миллеру президент СГК Михаил Якибчук
писал, что компания находится в критическом финансовом положении, из-за недостатка финансирования вынуждена
остановить работы на стройках «Газпрома» и отправить сотрудников в неоплачиваемые отпуска. Компания также просила
включить ее в инвестиционную программу «Газпрома» на 2015-й и последующие
годы. Миллер на письмо не отреагировал.
Весной 2015 года Байсаров и Манасир
продали «Стройгазконсалтинг» Газпромбанку и фонду UCP Ильи Щербовича
в равных долях. В апреле стороны объявили о покупке 100% компании. Газпромбанк стал совладельцем СГК, рассчитывая на большие подряды «Газпрома», объясняет источник Forbes. Сумма покупки
официально не раскрывалась, стороны не
комментировали условия сделки. Руслан
Байсаров в интервью зимой 2016 года заявил, что считает сделку выгодной: «Все,
032
Есть данные/
Стройгазконсалтинг/Манасир/
UCP/Газпромбанк
№04 (145) 2016
Фото Олега Королева
для Forbes
Зияд Манасир почувствовал, что значит быть
владельцем крупной компании, и просто
так расставаться со «Стройгазконсалтингом»
не хотел
что я вложил, себя оправдало». Зияд Манасир, продав компанию, перебрался
в Лондон, редко бывает в Москве и отказывается общаться с журналистами, говорит человек, близкий к семье бизнесмена. А с Байсаровым его теперь связывают,
кажется, не только деловые отношения.
Весной 2014 года старшая дочь Манасира
Элен вышла замуж за Булата Хункаева —
молодого человека, которого один из источников Forbes назвал дальним родственником Байсарова, а другой собеседник — человеком из ближайшего окружения этого чеченского предпринимателя.
Курс на «Газпром»
Что получили Газпромбанк и UCP? Проблемный актив, признается представитель одного из новых владельцев СГК.
По словам представителя другого совладельца, к новым собственникам выстроилась очередь из кредиторов и недовольных партнеров. Газпромбанк, кстати, тоже
был одним из крупных кредиторов СГК.
В 2015 году «Стройгазконсалтинг» получил 496 исков на 46,6 млрд рублей, еще 39
исков на 23,4 млрд рублей получила его
дочерняя компания «Газтехлизинг». Байсаров и его менеджеры пришли в компанию, чтобы помочь Манасиру в ее защите,
а бизнесом «Стройгазконсалтинга» особо
не занимались, утверждает собеседник,
близкий к СГК. «Манасир повсюду сам
ездил, при минус шестидесяти регулярно
бегал по своим стройкам, а менеджеры
Байсарова даже не поехали по объектам», — говорит представитель одного из
заказчиков «Стройгазконсалтинга».
Впрочем, собеседник Forbes, близкий
к СГК, признает, что в одном из строительных проектов Байсаров участвовал лично
и даже некоторое время проявлял к нему
интерес. Речь о первом участке Центральной кольцевой автодороги (ЦКАД) вокруг
Москвы, конкурс на строительство которого СГК выиграл весной 2014 года (тендер проводил «Автодор», сумма контракта — 48,9 млрд рублей). «Этот подряд лоббировал Байсаров, — говорит собеседник
Forbes. — И в церемонии он участвовал,
и капсулу закладывал».
Через год после старта проекта подряд
был передан компании Араса Агаларова
«Крокус Интернешнл». СГК признал, что
не может выполнить свои обязательства
Все на выручку
Forbes изучил отчетность
СГК и выяснил, как подряды
«Газпрома» и его дочерних
структур отражаются на
финансовом состоянии строительной компании.
● Общая стоимость
контрактов «Газпрома» и
его «дочек»
(млрд руб.)
● Выручка (млрд руб.)
80
35
0
20
387,9
259,7
140
н/д
2012
2013
2014
2015
Источник: СПАРК-Интерфакс, данные компании, подсчеты Forbes
по долгосрочному инвестиционному соглашению, объяснил Forbes представитель «Автодора». По словам собеседника,
близкого к СГК, все гораздо сложнее.
«Там был целый клубок проблем, — вспоминает собеседник. — Дела у компании
шли ни шатко ни валко, появились проблемы с получением банковской гарантии». Кроме того, по его словам, новые
владельцы дали понять, что приоритетным направлением для компании вновь
должно стать строительство газопроводов, а не дорожные или иные проекты.
Сейчас непрофильные (не связанные
с газовым строительством) департаменты
в СГК ликвидируют. Курс на «Газпром»
подтверждается и главным кадровым решением. Летом 2015 года компанию возглавил выходец из «Газпрома» Станислав
Аникеев. Уже с осени компания снова начала выигрывать тендеры «Газпрома».
А в феврале 2016-го в СГК пришел Антон
Рэй — бывший совладелец компании
«Аргус Пайплайн сервис» (сейчас ЗАО
«Стройтрансгаз»). Рэй стал первым заместителем гендиректора СГК и курирует
производственный блок. Он давно знаком
с Аникеевым. К тому же принадлежавшее
ему ЗАО «Стройтрансгаз» было одним из
постоянных подрядчиков «Газпрома».
Пока собственникам удается договариваться, но видно, что «они не из одного
стручка», рассказал собеседник Forbes,
близкий к компании. Источник Forbes,
знакомый с новыми владельцами СГК,
говорит, что UCP пока не считает инвестиции в бывшую компанию Манасира
успешными. По информации другого собеседника Forbes, в обозримом будущем
UCP может продать свою долю.
— При участии Ирины Мокроусовой
и Юлии Сапроновой
034/035
Есть данные/
банки/
санация
Оздоровительные
процедуры
Государственные расходы на спасение банков и выплаты
вкладчикам с 2013 года составили 1,26 трлн рублей.
Анджей
Мальчевский
Мособлбанк
60
172
Статус: обвинений не предъявлено
Местонахождение: неизвестно, предположительно
В январе 2016 года в «Интеркоммерце» прошла
проверка регулятора, который предписал досоздать резервы на 3 млрд рублей. На фоне этой
новости банк столкнулся с оттоком средств компаний. Разрыв между активами и обязательствами оценивается в 40 млрд рублей. Это был последний уцелевший до настоящего времени банк,
через который транзитом проходили деньги
фирм — участников сомнительной схемы возврата НДС, которую расследовал юрист фонда
Hermitage Capital Сергей Магницкий (умер
в СИЗО).
Лондон, Великобритания
Банк России констатировал, что «Траст» отличался
существенной недостоверностью отчетности. По
оценке АСВ, дыра в капитале составила 114 млрд
рублей, а акционеры банка не захотели спасти
ситуацию.
Деталь: «Траст» создавался на базе банковских акти-
Николай
Цветков
Деталь: в совет директоров «Интеркоммерца» входи-
ли бывший зампредседателя, глава юридического
департамента Центробанка Сергей Голубев и эксглава Ассоциации региональных банков Александр
Мурычев.
Уралсиб
Статус: арестован
Анатолий
Мотылев
Местонахождение: Москва
По оценке аудитора «Делойт и Туш СНГ», к началу
санации Мособлбанка 85% его корпоративного
кредитного портфеля (а это основная часть активов банка) приходилось на «технические кредиты,
выданные на невозвратной основе». По версии
следствия, 76 млрд рублей похитили у Мособлбанка собственники и менеджмент. Арестованы Анджей Мальчевский и бывший зампред правления
банка Юлия Зедина, в федеральный розыск как
соучастник объявлен сын Анджея Мальчевского
Александр, экс-глава банковского холдинга РФК,
объединявшего финансовые активы Мальчевских.
Деталь: совет директоров Мособлбанка возглавлял
бывший спикер Госдумы Геннадий Селезнев, в состав
совета входили отставные генералы силовых ведомств.
Илья
Юров
325
81
Российский кредит
Состояние: санация с 4 ноября 2015 года, санатор —
Владимир Коган
Питерский бизнесмен Владимир Коган, которого
СМИ называли другом президента Владимира Путина, получил от ЦБ 81 млрд рублей на санацию
«Уралсиба», заложив в качестве обеспечения по
кредиту личные активы на 40 млрд рублей. Ранее
банки санировали только другие банки или АСВ.
У Цветкова осталось 15% акций банка.
Интеркоммерц
231
127
105
Состояние: санация с 22 декабря 2014 года, санатор — банк «Открытие» Вадима Беляева
Статус: владельцы обвиняются в хищении средств
в особо крупном размере, заочно арестованы по хо-
145
57
Статус: обвинений не предъявлено
Михаил Малов
Траст
Иван Васильев
датайству следствия
вов ЮКОСа, выкупленных в 2004 году.
Состояние: санация с 21 мая 2014 года, санатор —
СМП Банк братьев Ротенбергов
Текст:
Состояние: 24 июля 2015 года отозвана лицензия
Статус: обвинений не предъявлено
В июле 2015 года регулятор отозвал лицензии
у группы банков Анатолия Мотылева («Российский кредит», М Банк и АМБ Банк, «Тульский промышленник»). Проведенная накануне проверка
ЦБ установила, что привлеченные этими банками
средства размещались в интересах собственников группы банков и связанных с ними компаний,
а более половины кредитного портфеля является
сомнительной для взыскания.
Деталь: Мотылев — бывший владелец банка «Глобэкс», на санацию которого в 2008 году государство
потратило 87 млрд рублей.
64
?
Состояние: 8 февраля 2016 года отозвана лицензия
№04 (145) 2016
Фото Дмитрия Лебедева / Коммерсантъ (2), Олега Королева для Forbes, Алексея Морозова для Forbes, Василия Шапошникова /
Коммерсантъ, Валерия Левитина / РИА Новости, Геннадия Гуляева / Коммерсантъ, AP / ТАСС
Эльвира Набиуллина стала председателем Банка
России в июне 2013 года, с тех пор более 200 банков остались
без лицензий, а 27 подпали под санацию. На спасение банков
в этот период АСВ потратило более 865 млрд рублей, страховые выплаты вкладчикам составили еще 379 млрд рублей. По оценке АСВ,
убытки кредиторов лопнувших банков составят не менее 800 млрд рублей. Forbes составил рейтинг банков, на спасение которых и выплаты
вкладчикам государство потратило максимальные суммы.
Лариса
Маркус
рациях в качестве комиссионных составила
5,4 млрд рублей.
Деталь: в совет директоров Мастер-банка входил
двоюродный брат президента России Игорь Путин.
Внешпромбанк
180
45
Сергей
Мастюгин
Инвестбанк
68
Состояние: 21 января 2016 года отозвана лицензия
29
Статус: арестована по обвинению в мошенничестве
● активы банка (по данным «Интерфакс ЦЭА» на конец
последнего квартала перед отзывом лицензии или началом
санации), млрд руб.
● расходы государства, млрд руб.
санация
отозвана лицензия
владелец арестован
владелец на свободе
Источник: АСВ, Интерфакс, Forbes
в сентябре 2013 года. По результатам проведенной накануне отзыва лицензии проверки, регулятор предписал доначислить резервы примерно на
4 млрд рублей, что превысило размер капитала
банка. В октябре 2015 года Алякина объявили
в розыск по подозрению в организации хищения
средств банка. В декабре суд вынес постановление о его заочном аресте.
Деталь: старший брат экс-владельца «Пушкино»
Алексея Алякина Андрей работал в управлении Центробанка России по Москве.
Леонид
Тюхтяев
Судостроительный банк
187,4 млрд рублей — рекорд дыры среди банков,
которые лишились лицензии.
Деталь: среди совладельцев Внешпромбанка брат
посла России на Украине Михаила Зурабова Александр (8,2%) и сын первого вице-президента Русского географического общества Артура Чилингарова
Николай.
Борис
Булочник
Мастер-банк
75
31
Состояние: 20 ноября 2013 года отозвана лицензия
Состояние: 13 декабря 2013 года отозвана лицензия
По данным ЦБ, на момент отзыва лицензии полностью обесценился кредитный портфель банка
в 31,5 млрд рублей, который создавался с 2009
года. Регулятор оценил отрицательный капитал
Инвестбанка в 45 млрд рублей. ЦБ обратился
в правоохранительные органы — регулятор подозревает, что в действиях банкиров есть признаки
преднамеренного банкротства.
Алексей
Алякин
Пушкино
28
20
Статус: обвинений не предъявлено
Местонахождение: неизвестно, предположительно
Израиль
В мае 2015 года МВД возбудило уголовное дело
в отношении руководства Мастер-банка по подозрению в выдаче заведомо невозвратных
кредитов на 17 млрд рублей, что стало причиной краха кредитного учреждения. По оценке
АСВ, за два года до отзыва лицензии Мастербанк обналичил 374,5 млрд рублей, еще
231 млрд рублей прошло через него на обналичивание транзитом, прибыль банка в этих опе-
71
17
Статус: находится в СИЗО
Состояние: 30 сентября 2013 года отозвана лицензия
Статус: объявлен в розыск по обвинению в мошенни-
честве
Местонахождение: неизвестно
Кампания ЦБ по зачистке банковского сектора
началась с отзыва лицензии у банка «Пушкино»
Состояние: 16 февраля 2015 года отозвана лицензия
Статус: обвинений не предъявлено
22 января 2015 года рейтинговое агентство
Standard & Poors снизило рейтинг банка до
«преддефолтного» и отметило высокую вероятность вмешательства регулятора. 25 января
2015 года основной владелец Тюхтяев с американцем Троем Брэдли установили мировой рекорд по дальности и продолжительности полета
на воздушном шаре (160 часов и 10 626 км). Через две недели после возвращения Тюхтяева
регулятор лишил его банк лицензии (на момент
отзыва отрицательный капитал составлял
39,1 млрд рублей).
036/037
Предприниматели/
конструкторский бизнес/
Мовиком/Карфидов Лаб
Расчет
окончен
Текст:
Елена Краузова
Для создания конструкторского бюро почти не нужны
инвестиции. Главное — знания и желание изобретать.
Офис компании «Мовиком» завален телекамерами, тросами и разной электроникой. Из этого хаоса инженеры собирают подвесные
комплексы, которые снимают спортивные соревнования, торжественные церемонии и зрелищные акции, такие
как «Кубок Кремля», парад Победы на
Красной площади и мотошоу
Adrenaline FMXRush. Не так давно «Мовиком», созданный выпускниками механико-математического факультета
МГУ, был стартапом. «Мы жили от заказа до заказа, в постоянных кассовых
разрывах», — вспоминает сооснователь
компании Виктор Пахомов. Эта проблема давно решена: в прошлом году выручка «Мовикома» превысила 50 млн
рублей. Запросы рынка на оригинальные конструкторские решения настолько разнообразны, что инженерные
лаборатории, созданные вчерашними
студентами, быстро становятся доходным делом.
Своя голова
Любовь к «железу» свела будущих владельцев «Мовикома» в университетской
лаборатории. Здесь студенты собирали
игровых роботов, способных обходить
фишки, делать «змейки» и «восьмерки».
Компания, которую Пахомов с друзьями основал в 2004 году, сразу занялась
роботехническими проектами. Для
старта хватило 80 000 рублей. Помещение было у лаборатории в Институте
механики МГУ, от которого поступили
заказы на НИОКР. «Запуск бизнеса оказался для нас вопросом не денег, а готовности вкладывать время», — уверяет
предприниматель.
На первом коммерческом заказе —
системе управления светодиодными панелями для ночных клубов — «Мовиком» заработал 320 000 рублей. Молодые
инженеры создавали также системы
управления для промышленных машин, электрических и гибридных
транспортных средств, роботизированных комплексов. Они приносили несколько миллионов рублей выручки
в год. В 2007 году в компанию обратился
подрядчик студии «Черепаха», снимавшей фильм «Стритрейсеры». В одном из
эпизодов картины в овраг падал огромный грузовик. Подрядчик решил не
привлекать каскадеров, а сделать фуру
дистанционно управляемой и искал, кто
бы выполнил заказ за умеренную плату.
Так Виктор Пахомов и его партнер Оганес Геворкян поняли, что у роботизации
есть перспективы в киноиндустрии.
Контракт с «Черепахой» привел к знакомству с Сергеем Астаховым — оператором, работавшим с Балабановым, Лунгиным, Миттой, Соловьевым. Астахов
задумывался о тросовой съемочной системе российского производства — более дешевой, чем зарубежная техника,
и более удобной для переноски между
местами съемок. Он общался с разными
командами инженеров, но разочаровывался: никто не сумел сделать так, чтобы
система отслеживала объекты плавно,
без торможений и встряски, а перемещением камеры было бы легко управлять в реальном времени. Владельцы
«Мовикома» убедили Астахова попробовать еще раз, а потом и вложить в создание опытного образца 6 млн рублей.
Систему, названную Robycam, испытывали на дворовой площадке: установили по периметру поля опоры, натяну-
ли тросы, управляемые электролебедками, в центре закрепили подвес с
камерой. «Robycam, действительно, получилась легче, более верткой и мобильной и потребляла меньше энергии, чем
иностранная техника», — рассказывает
Сергей Астахов. Ее конструкция с 2008
года не менялась. Robycam может работать при температурах от –20° до +50°.
Траектория движения камеры заранее
программируется. Те же достоинства
есть у австрийской SpiderCam и американской SkyCam. Но благодаря оригинальной конструкции подвеса и синтетическим тросам Robycam весит 16 кг,
а не 25 кг. Ее гиростабилизированная голова держит горизонт съемки, когда камера летает на скорости до 8 м/с. Для
трансляции футбольного матча важно
не просто следить с высоты за перемещениями игроков, но и дать, например,
крупный план мяча в сетке или вспотевшего лица вратаря в ожидании пенальти. Robycam позволяет сделать то
и другое без прыганья кадра.
Получив желаемое, Астахов вышел
из проекта — основатели «Мовикома»
выкупили его долю. Оператор посчитал, что Robycam дороговат для продажи и даже для прокатного бизнеса
установка и обслуживание системы не
подходят. Пахомов и Геворкян продолжали брать роботехнические заказы
и «дошлифовывали» Robycam, бесплатно снимая спортивные мероприятия.
Наконец, Пахомов, уложив в чемодан
гиростабилизированную голову, отправился в Голландию на выставку IBC
Amsterdam-2010. «Пообщавшись с прокатчиками и производителями, я сразу
понял, в чем мы сильны и что можем
предлагать себя за границей, — вспоминает Пахомов. — Если бы мы «варились» только в Москве, то никогда не
достигли бы того, что имеем сегодня».
Первые Robycam на экспорт «Мовиком» отправил в Узбекистан — для ста-
Фото Семена Каца для Forbes
№04 (145) 2016
Бизнес Виктора Пахомова (справа) и Оганеса
Геворкяна — съемки на высокой скорости
с большой высоты
диона клуба «Насаф» в Карши и стадиона «Бунедкор» в Ташкенте. «Система работает без сбоев и сильно расширила
возможности съемок», — подтверждает
Виктор Сумбаев, главный инженер «Бунедкор». По словам Геворкяна, каждый,
кто ищет роботизированные системы
для съемок, рано или поздно заходит на
сайт компании, и тогда нужно не просто выслать презентацию, а самому лететь на встречу — никакая реклама не
сработает лучше личного обсуждения
конкретных технических деталей.
Новый виток продаж случился после
того, как Robycam купила телекомпания
«Панорама», транслировавшая Олимпиаду в Сочи. Систему задействовали на
съемках предолимпийских тестовых
соревнований и церемонии открытия
и закрытия Паралимпийских игр. Для
«Мовикома» открылся путь в «высший
свет»: Российская футбольная премьерлига, теннисный «Кубок Кремля». Для
съемок парада Победы в 2015 году в «Мовикоме» создали рельсовый вариант
Robycam. Первый канал прежде пользовался импортным оборудованием, но на
этот раз получил указание найти отечественного поставщика.
Сейчас, после подорожания импортных комплектующих, cборка одной
системы обходится «Мовикому»
в 13 млн рублей. Одиннадцать систем
компания уже продала (цена поставки — 25–35 млн рублей), две сдает напрокат. При крупных контрактах
Robycam окупается за 10–12 съемочных
проектов, если арендуется для небольших мероприятий — затраты могут
возвращаться в течение двух-трех лет.
Более половины дохода «Мовикому»
приносят заграничные клиенты — например, ее систему приобрела японская Rocket Inc, транслирующая концерты рок- и поп-звезд. В Италии с
Robycam снимают популярное музыкальное шоу X Factor.
Какая сумма вложена в конструкторские работы, помимо денег Астахова?
Виктор Пахомов быстро считает в уме:
более 5 млн рублей, если не учитывать
реинвестированную прибыль, плюс
15,5 млн рублей грантов от Департамента
науки и промышленной политики правительства Москвы. По итогам 2015 года
038/039
Предприниматели/
конструкторский бизнес/
Мовиком/Карфидов Лаб
Алексей Карфидов
(слева) и Дмитрий
Васильев моделируют все, что хочет
заказчик
выручка «Мовикома» превысила 50 млн
рублей. 80% принесла Robycam, остальное — заказы на разработку опытных
образцов другой электроники. Предприниматели не намерены бросать то, с чего
все начиналось. «Это позволяет не только
получить оборотные средства, но и следить за технологиями в смежных областях, — объясняет Пахомов. — И, в свою
очередь, дает возможность развивать
продукт, на который мы сделали ставку».
Модельный ряд
Совладельцы «Карфидов Лаб» Алексей
Карфидов и Дмитрий Васильев иногда
просят сотрудников «обрадоваться, как
в NASA». Ни одна киносцена успеха космического агентства не обходится без
ритуала — аплодисментов и объятий.
Правда, в «Карфидов Лаб» фраза впервые была сказана после того, как сотрудники долго собирали прибор, а пилотное тестирование провалилось. Так что
призыв «обрадоваться» здесь означает:
что-то идет не по плану, надо собраться
и сосредоточиться.
За полтора года «Карфидов Лаб» приобрела более 20 заказчиков и выполнила свыше 30 проектов. Лаборатория участвовала в разработке математической
модели конструкции корпуса факела
Олимпиады в Сочи. Моделировала аппарат для исследований воздействия
кислоты, шлем виртуальной реальности, печь для сжигания мусора, подводный «беспилотник», мобильный электрогенератор.
Карфидов и Васильев учились на одной кафедре в НИТУ МИСиС, но подружились только на третьем курсе, заняв
первые места в конкурсе студенческих
инженерных проектов. Призеры организовали на кафедре клуб любителей компьютерного моделирования и графики,
где студенты могли вместе работать над
техникой 3D-моделирования, продумывать конструкцию какого-либо гаджета,
экспериментировать с прототипами
устройства. «Мы поняли, что у нас много
ребят, которые хотят больше, чем просто
учиться и жить университетской жизнью. Хотелось помочь им, да и развиваться самим», — рассказывает Карфидов.
В 2011 году ректор МИСиС одобрил
создание студенческого конструкторского бюро, куда пришли многие из
кружка Карфидова и Васильева. Но сами инициаторы его покинули: Карфидов ушел работать конструктором
в Центр прикладной физики МГТУ им.
Н. Э. Баумана, а Васильев уехал на год
учиться в Массачусетский технологи-
ческий институт. «В США студенческая жизнь пронизана предпринимательским духом. Конструкторы, инженеры и промышленные дизайнеры
с первых курсов работают с заказчиками, становятся частью профессионального сообщества и вращаются в бизнес-кругах. В России этого не хватает», — признается он.
Васильев сделал вывод: с таким уровнем подготовки, как у студентов
МИСиС, нужно строить бизнес. Вернувшись в Москву, он уговорил Карфидова
регистрировать фирму. Вместе они
в апреле 2014 года договорились с руководством альма-матер. МИСиС получил
33,8% долей в ООО «Карфидов Лаб»,
а компания — помещение в студгородке и доступ к оборудованию университета. Но клиентов пришлось искать самостоятельно.
Понимая, что у компании есть сильные «технари» (трое бывших участников студенческого клуба), но пока нет
имени, Карфидов и Васильев наняли
менеджера по продажам. Тот упорно
обзванивал потенциальных заказчиков во всех отраслях — от медицины до
оборонной индустрии. «Карфидов Лаб»
была готова взяться за всю цепочку —
от разработки промышленного дизай-
Фото Семена Каца для Forbes
№04 (145) 2016
на продукта до изготовления образца.
Не пренебрегая при этом мелкими заказами, например расчетами конструкций для проверки будущей работоспособности изделия, разработкой
3D-моделей для выявления недочетов
в устройстве. Первые 20 000 рублей
«Карфидов Лаб» получила от производителя медицинской техники, заказавшего 3D-прототипирование аппарата
для восстановления суставов.
Из 30 выполненных проектов две трети — это медицинские приборы и роботехника, остальное — промышленное
оборудование и техника военного назначения (к примеру, концерн «Моринформсистема-Агат» заказал дизайн корпуса корабельного радара). Компания
Cognitive Technologies, занятая созданием беспилотного «камаза», взяла лабораторию в подрядчики. «Карфидов Лаб»
разработала конструкцию панели индикации для оповещения водителя о пере-
секании сплошной полосы, помехах рядом с транспортным средством, повреждениях дорожного полотна и т. д.
«С предложением сотрудничества на нас
вышел МИСиС. Мы внимательно изучили образцы работ «Карфидов Лаб» и согласились. Конечно, риски при взаимодействии со стартапами существуют
всегда, но бэкграунд у этой компании
был положительный, у нас была уверенность, что эти риски в данном случае невелики», — комментирует Юрий Минкин, руководитель департамента по созданию беспилотных транспортных
средств Cognitive Technologies.
В среднем за один заказ «Карфидов
Лаб» получает 300 000–500 000 рублей, но
бывают заказы и на десятки тысяч рублей — все зависит от новизны задачи,
которую нужно решить. В 2014 году выручка составила около 2 млн рублей, по
итогам 2015 года она превысила 5 млн
рублей. Примерно 40% новых клиентов
вышли на «Карфидов Лаб» сами. В конце
2015-го компания получила статус Центра коллективного пользования в технопарке «Сколково» и теперь будет предоставлять услуги его резидентам. На 2016
год заложено удвоение выручки.
«Все, что нам требовалось для старта, — наши знания и руки, — говорит
Карфидов, объясняя, что компанию
можно считать прибыльной с первых
дней жизни. — Зарплаты у нас пока ниже средних по Москве, зато удобный
график и интересные проекты». «На Западе идея инженерного предпринимательства культивируется, ты постоянно
слышишь, какое это захватывающее
ощущение — делать свой бизнес, — подхватывает Васильев. — А у нас вузы рекламируют рабочие места в самых разных компаниях, но ни слова не говорят
о том, что студенты могут создавать их
сами. Мы пошли по этому пути и пока
не разочаровались».
040/041
Предприниматели/
инновации/детские товары/
DI Group
Планы
на песке
Текст:
Анастасия
Карпова
Владельцы DI
Group вкладывались
в технологичные
проекты. И увлеклись
материалами для
детского творчества.
Томский предприниматель Игорь Ковалев берет
горсть цветного песка, мнет
в ладони, и песок превращается в пластичную массу. «Моему ребенку очень нравится делать из нее фигурки для игры «Лепландия», — объясняет он. — Мы вместе их лепим,
а потом кидаем кубики и зарабатываем
монетки — «лепики». Основанная Ковалевым и его партнером Дмитрием Стародубцевым DI Group освоила производство кинетического песка в августе
2015 года. В минувшем феврале бренд
«Лепа» принес ей 5 млн рублей выручки. Для сравнения: выручка старейшего
бизнеса DI Group «Монетный аттракцион» также около 5 млн рублей в месяц.
В марте прошлого года Стародубцев
возвращался из отпуска, проведенного
в США. В аэропорту Лос-Анджелеса, покупая газету в киоске, он обратил внимание на коробочку с песком: «На этикетке
я прочел, что песок используется для детского творчества вместо пластилина. Заинтересовался, что за технология здесь
использована, и купил коробочку». Вернувшись в Томск, Стародубцев передал
песок в химическую лабораторию DI
Group. На тот момент у группы насчитывалось 20 рабочих проектов, среди них —
производство автоматов для продажи
сим-карт, молокоматов, сувенирных аппаратов, 3D-принтеров.
Игорь Ковалев и Дмитрий Стародубцев — оба инженеры по образова-
нию — познакомились в «Томском
центре трансфера технологий», адаптировавшем зарубежные разработки
для российских компаний. У Ковалева
к тому же был опыт организации собственного производства — светящийся
в темноте автомобильный лак. «Я давно хотел начать свое дело. Игорь после
нашего знакомства заразил меня идеей технологического бизнеса. Мы ушли из компании», — рассказывает Стародубцев.
В августе 2010 года партнеры занялись
разработкой и сборкой аппаратов для чеканки сувенирных монет, вложив на
старте скопленные 100 000 рублей. Продумывая стратегию развития, они решили
создать фабрику стартапов. «В Томске
много университетов, а соответственно, — студентов и ученых. Нам удалось
наладить отношения с вузами, в результате мы создали химическую и инжиниринговую лаборатории и конструкторский отдел, — говорит Ковалев. — На этой
базе мы начали серийно заниматься технологическими проектами. Выбирали
рыночные ниши, находящиеся в зачаточном состоянии». По словам предпринимателей, совокупный оборот компаний,
где основателям DI Group принадлежит
доля 50% и более, в 2015 году составил
400 млн рублей.
Пока химики в лаборатории DI Group
исследовали состав и свойства привезенного из США песка, Стародубцев с партнером изучал рынок. Оказалось, что набирающую популярность в мире детскую
игрушку выпускают всего семь компаний, крупнейший производитель —
шведская Kinetic Sand. В России продается только импортный товар. К примеру,
у сети «Сема», объединяющей более 300
детских развивающих центров по всей
России, есть авторская программа «Фантазии на песке», и ее потребности таковы,
что компания закупает кинетический
песок от нескольких производителей.
Дмитрий Стародубцев
(слева) и Игорь Ковалев
предпочитают рыночные
ниши на ранней стадии
развития
Фото Егора Слизяка для Forbes
№04 (145) 2016
Ковалев и Стародубцев решили разработать свою технологию производства игрового песка. «Просто скопировать — значит быть в ситуации догоняющего. Хотелось создать подобный
продукт, но с дополнительными свойствами. У нас имелась для этого техническая база, а под Томском как раз расположено одно из крупнейших месторождений песка в России», — поясняет
Ковалев. К августу 2015 года связующее
вещество для песка было готово, партнеры получили сертификацию и выпустили первую партию «Лепы» (вес 3 т).
Сумму затрат они не называют, но говорят, что на проект ушло несколько миллионов рублей.
Первый песок «Лепа», правда, не слишком отличался от иностранных аналогов,
продукты с дополнительными свойствами появились позже. Еще на стадии разработки Ковалев и Стародубцев поняли,
что для этой игрушки нужна особая подача. Коробочки можно расставить по
полкам магазинов, но как быть с оптовыми покупателями? «Бесполезно детскому
саду просто предлагать песок, — рассуждает Игорь Ковалев. — Что они должны
с ним делать — вывалить в центре группы и посадить вокруг детей?»
Предприниматели поговорили с детскими психологами и преподавателями,
предложив им разработать методики занятий и интерактивные игры с песком.
«Идея нам пришлась по душе, и мы подписали соглашение о сотрудничестве, —
говорит Алевтина Пинаева, заместитель
директора по воспитательной работе
томского центра «Планирование карьеры». — Апробация «Лепы» прошла в нашем летнем детском лагере».
В виде игрового комплекта песок «Лепа», уверяет Стародубцев, начал расходиться как горячие пирожки. Первыми
клиентами «Лепы» стали детские сады,
студии и развивающие центры. Некоторым учреждениям песок отдавали бесплатно, чтобы собрать мнения о продукте. Осенью ООО «Новая химия», дочернее предприятие DI Group, выпустило
линейку цветных песков и принципиально новый продукт — термохромный
песок (фигурки меняют цвет от тепла
рук). Оптовые и розничные продажи
в ноябре принесли 1,2 млн рублей,
а в декабре — 5 млн рублей (сказался
предновогодний спрос).
Уже в январе 2016 года владельцы DI
Group запустили франчайзинговое
предложение. По словам Ковалева, поначалу такой вариант развития не рассматривался, но потом стали поступать запросы от потенциальных партнеров.
Договоры заключены более чем с 20
франчайзи от Красноярска до СанктПетербурга и Минска. По сути, это дилерская сеть — франчайзи в своих регионах продают «Лепу» розничным и корпоративным клиентам (детским садам
и студиям). Паушальный взнос они платят за демонстрационное оборудование,
базовую партию песка, обучение персонала и маркетинговую поддержку. «Мы
искали для себя новинки. И нашли,
с нужным соотношением цены и качества, — рассказывает Ольга Беловолова,
гендиректор компании «Нэйва», управляющей интернет-магазином «Мир
детских развлечений». — Еще во время
ожидания поставки от DI Group у нас
был список предзаказов, и первая, довольно крупная партия «Лепы» продалась за два дня».
«Новая химия» выпускает 10 т песка
в месяц, спрос растет, и DI Group вкладывается в расширение производства.
«Как-то я зашел в наш цех, — рассказывает Стародубцев. — В процессе приготовления песка есть фаза, когда он еще
теплый. Я опустил руку в чан. Это очень
приятные ощущения: связующий компонент обволакивает кожу, руки даже
вытаскивать не хочется. Я стоял, наверное, 10 минут — такой антистресс». Партнеры теперь собираются запустить
в производство медицинский песок как
аналог лечебной глины. Химики DI
Group разработали формулу связующего
вещества с добавлением лечебных компонентов для кожи.
Начаты переговоры о поставках «Лепы»
в крупные торговые сети. «Новая химия»
получает необходимые сертификаты для
экспорта в страны ближнего зарубежья.
«Так что это не просто песок! — говорит
Игорь Ковалев, заканчивая делать фигурку
черепашки. — Проекту нет и года, но у нас
уже есть собственная технология, линейка
продуктов, франчайзи. Конечно, это самое
начало. Прорыв ждем впереди».
042/043
Маркетинг/
спорттовары/бокс/
Ultimatum Boxing
Быть в ударе
Текст:
Елена Краузова
Проверенный способ создать удачный продукт —
подумать, чего тебе не хватает как потребителю.
«Мы пошли по пути
создателей iPhone, — заявляет
Сергей Иванютин, натягивая
боксерские перчатки. — Они
сделали продукт, который удовлетворяет
не только существующие потребности,
но и те, о которых пользователи не заявляли. Так было и на нашем рынке: производители выпускали то, что боксеры
привыкли покупать, тогда как продукт
можно было сделать совершеннее».
Иванютин — основатель и гендиректор компании «Ультиматум Боксинг»,
выпускающей боксерскую экипировку.
Бывший банковский менеджер, три года назад он едва ли не ежедневно встречался с технологами, физиками и
спортсменами, выясняя, какой должна
быть хорошая перчатка. Его изделия на
вид не отличаются от конкурирующих.
Но внутри — особый запатентованный
наполнитель. Сергей Иванютин продает
перчаток, шлемов, бандажей, тренерских «лап» и боксерских мешков на
1,5 млн рублей в месяц.
В юности он увлекался боксом и помнит свои первые перчатки — из кожзама,
набитого конским волосом. Но он не доставал их из шкафа и когда работал в отделе связей с общественностью авиакомпании «ЮТэйр», и когда был вице-президентом МДМ Банка, и когда руководил
департаментом развития корпоративного бизнеса в Абсолют Банке. Однако когда его вес подобрался к сотне килограммов, Иванютин вернулся в бокс. Эйфория
от огромного выбора экипировки в спортивном гипермаркете быстро прошла —
набивка перчаток за несколько месяцев
тренировок превращалась в труху.
Сергей вспоминает, как изучал отзывы на боксерских форумах: никто, в том
числе профессионалы, не был полностью
доволен экипировкой, продающейся
в России. Все жаловались, что устает запястье, травмируются костяшки. Он
и сам уже готов был согласиться с теми,
кто уверял, что защитная экипировка
в принципе спасает лишь от ссадин. Но
однажды за обедом с клиентом банка —
владельцем спортивных магазинов —
Иванютин поделился идеей: где-то
должны быть действительно качественные товары для профессионального бокса, надо найти их и наладить дистрибуцию. В ответ он услышал: если не продавать раскрученные бренды вроде
Everlast или Winning, то в глазах потребителя товар будет «безымянным». А значит, надо создавать свой бренд.
Недолго думая Иванютин купил билет на самолет в Пакистан — один из
мировых центров производства боксерского снаряжения наряду с Мексикой
и Тайванем. По словам предпринимателя, там чуть ли не в каждом подвале были готовы шить для него перчатки.
В Москву он привез два чемодана образцов, но их качество разочаровало его на
первой же тренировке.
«Кулак боксера и голова соперника —
две сталкивающиеся массы. Чтобы ослабить столкновение, должна быть пружина, то есть набивка, — разъясняет
владелец «Ультиматум Боксинг». — Если она слишком мягкая или жесткая,
эффект не тот. Хорошая экипировка —
это целая наука». После поездки в Пакистан он стал искать экспертов. Советовался с Николаем Потаповым — молодым, но уже титулованным боксером.
О физике смягчения удара — с учеными
Института высокомолекулярных соединений РАН в Санкт-Петербурге. О без-
опасности — с сотрудниками инженерной компании «Ладуга», моделирующей
краш-тесты для автомобилей. О разработке технологических карт договорился с Центральным НИИ швейной промышленности, создающим стандарты
пошива защитной одежды.
Иванютин берет с полки в шоу-рум
перчатку длиной 35 см — в полтора раза
больше обычной. Это экспериментальный прототип: если ориентироваться
на максимальную защиту и использовать традиционные полипропилены,
получается громоздкая вещь. Бывший
топ-менеджер потратил на исследования около 2 млн рублей, зато химики
создали модифицированные полимерные пены, подобрав новые сочетания
полимеров и связующих агентов. Заказ
на выпуск наполнителя Иванютин разместил в Китае, на пошив изделий —
в Пакистане.
Еще 1 млн рублей ушел в 2012 году на
создание сайта и фирменного стиля
Ultimatum Boxing. Давать марке российское имя Иванютин посчитал провальной затеей — традиции профессионального бокса пропитаны американским
духом. «Сергей приехал к нам, показал
товары, и мы сразу выявили для себя
наиболее интересные позиции в ассортименте, — рассказывает Алексей Глебов, глава интернет-магазина RealBoxing
и розничной сети Fight Point. — Послушав нас и что-нибудь примерив, люди
соглашались купить на пробу. И, как правило, не сожалели о выборе. Со временем
модели улучшались, интерес к ним рос.
Во многом это результат усилий Сергея
по продвижению бренда».
За 2013–2014 годы Иванютин раздал
спортсменам перчаток и шлемов не
меньше, чем продал (годовой оборот
компании тогда не превышал 4 млн рублей). Дарил экипировку тренерам,
спонсировал матчи, где 20–30 пар боксеров-любителей выходили на бой
Фото Владимира Васильчикова для Forbes
№04 (145) 2016
Сергей Иванютин вспомнил
о боксе, когда делал банковскую
карьеру. И придумал свой бренд
в Ultimatum Boxing. Параллельно договаривался о продажах в топовых боксерских клубах. Иванютин обещал первым покупателям обменять поношенные перчатки или шлем на новые. По
его словам, обращались единицы.
«Для боксера важно ни на что не отвлекаться на тренировке и на матче.
Должно быть всегда комфортно, перчатка должна держать хват. Ultimatum
Boxing обеспечивает это лучше, чем
большинство перчаток», — уверяет Сергей Карпов, тренер московского клуба
«Октябрь». По словам Евгения Каштанова, помощника директора «Академии
бокса», у них в клубе все удивляются,
узнав, что Ultimatum Boxing — российская марка (на бренд Иванютина
в «Академии бокса» приходится более
50% продаж экипировки).
Качество перешло в количество. В 2015
году выручка компании превысила
15 млн рублей. Теперь Иванютин тратит
на спонсорство лишь 10% оборота и интересуется только соревнованиями, которые попадают в телетрансляции. От
промоакций он не отказывается — например, выпускал сувенирные перчатки для раздачи на байк-шоу, дарил экипировку участникам шоу «Голос», снимавшимся для арт-календаря.
Однако, признает предприниматель,
бизнес пока не вырос из «бутиковых»
рамок. Он работает по предзаказам с 20
магазинами профессиональной экипировки и пятью боксерскими клубами.
Около половины дохода приносят продажи через собственный сайт и страницы в социальных сетях. Около 5% выручки дают заказы из Европы и США.
В конце 2014 года, несмотря на резкое
удешевление рубля, Иванютин повысил
цены на 5–10% — маржинальность позволяла. Он ждал, что импортеры возь-
мут паузу, доступных товаров будет
меньше. С октября 2014 года по февраль
2015-го месячный объем продаж
Ultimatum Boxing вырос в шесть раз.
Лишь в феврале 2016 года, когда стало
ясно, что бренд завоевывает рынок, он
поднял цены примерно в полтора раза
над докризисными. И все равно его товар стоит гораздо меньше известных
американских брендов. Какова прибыль? Маржа по собственным розничным продажам, говорит Иванютин, —
около 200%, по оптовым — 50%.
В планах на 2016 год — сделать бренд
в среднем сегменте, чтобы попасть
в торговые сети. «Российский рынок
экипировки и одежды для бокса оценивают в 10 млрд рублей, — рассуждает
Сергей Иванютин. — Около 60–70% составляют товары на полках массового
ритейла. Попробуем побиться и за этот
кусок пирога».
044/045
Технологии/
нефтесервис/
Perfobur
Жизнь после
смерти
Текст:
Елена Краузова
Компания Perfobur предлагает нефтяникам
зарабатывать на заброшенных скважинах.
Мировые цены на
нефть упали за полтора года
на 70%, добыча в России тоже
падает. По данным Deloitte за
2014 год, коэффициент извлечения нефти на российских месторождениях —
всего 36%, доля трудноизвлекаемых запасов превышает 50%. А широкое применение метода гидроразрыва пласта
привело к заводнению скважин. Нефтяные компании заинтересованы в повышении добычи на уже существующих
месторождениях, где создана вся инфраструктура. Это прекрасный шанс
для нефтесервисных компаний, в том
числе для стартапов.
«Заказчики начали смотреть на нас, договариваться стало проще. Да и импортозамещение сейчас актуально», — говорит
Илья Лягов, основатель уфимской компании «Перфобур», разработавшей технологию управляемого радиального бурения.
Его отец Александр Лягов — совладелец компании — занимается технологиями повышения нефтеотдачи скважин с
1960-х годов. Он профессор Уфимского
государственного нефтяного технического университета, который плотно сотрудничает с БашНИПИнефть, дочерним институтом «Башнефти». Илья защитил диплом на кафедре отца, а кандидатскую
писал в питерском Горном университете. Съездив по обмену в Фрайбергскую
горную академию, он убедился, что идеи
отца по интенсификации добычи нефти
актуальны и для Германии, и для мира.
Вернувшись в 2014 году, Илья занялся их
коммерциализацией.
Метод радиального бурения при вторичном вскрытии скважин российским
нефтяникам уже был известен. «Лукойл», «Газпром нефть», «Башнефть», на-
пример, тестировали технологию канадской компании Radial Drilling Services
(RDS) c середины 2000-х годов. В старую
скважину спускают гибкую трубу с насадкой, через которую под высоким давлением подается вода или кислота, вымывая радиальные каналы диаметром
25–50 мм, которые могут отходить от
ствола на расстояние до 100 м. Прирост
дебита (объема добычи) действительно
был, но, как отмечают нефтяники, траекторию движения шланга сложно контролировать. Роман Табашников, директор по технологии «ТаграС-РемСервис»,
ранее работавший в нефтяных компаниях, отмечает, что заявленные RDS 100
м протяженности канала в пласте казались инженерам недостижимыми.
«В скважине были выполнены демонстрационные испытания, канала мы не
увидели, выяснилось, что гибкий шланг
просто складывается в насосно-компрессорной трубе, не идет в пласт», —
вспоминает он свой опыт. Идея Ляговастаршего как раз заключалась в том, чтобы создать установку, где траекторией
радиального канала можно управлять.
В конструкции установки Perfobur есть
винтовой забойный двигатель и долото,
которое бурит отверстие диаметром до
60 мм. Встроенный датчик положения
позволяет обходить препятствия, пластовую воду. «Грубо говоря, мы бурим
перфорационные каналы так же, как
люди сверлят стены, чтобы повесить
картину», — объясняет Илья Лягов. Скорость бурения — до 7 м/час, заявленная
длина каналов — до 50 м.
Спускаться в пробуренный канал
можно многократно, чтобы дополнительно воздействовать на породы кислотой или производить гидроразрывы.
«Perfobur окажется почти в пять раз дешевле многостадийного гидроразрыва
пласта, — считает Юрий Маковский,
директор Нефтегазового образовательного центра в Тюмени. — В России долго не появлялось новых технологий для
вторичного вскрытия пластов. Думаю,
в кризис создателям Perfobur удастся
найти нефтяные компании, которые согласятся попробовать».
Сейчас Лягов показывает заказчикам
третью версию установки. Одну из предыдущих моделей после стендовых испытаний в 2010–2013 годах тестировали
при капитальном ремонте скважины
Чермасанского месторождения «Башнефти». Но тесты тогда не были завершены. Как вспоминает Ильдар Максютов, главный инженер отдела строительства скважин БашНИПИнефть, один из
узлов системы не выдержал давления.
Но это не разочаровало Максютова. «Наверное, технология радиального бурения в России пока не нашла широкого
применения, потому что никто не представлял, что реально происходит в пласте, — говорит он. — Технология
Perfobur, где я вижу на конце долото
и с помощью телеметрии наблюдаю за
изменениями, выглядит убедительнее».
Константин Кызыма, начальник отдела
проектов и разработки месторождений
«Газпромнефть-Оренбург», отмечает,
что идея Perfobur не нова, но, если создатели технологии докажут, что могут
контролировать направление, можно
сделать революцию в разработке низкопроницаемых пластов, где более традиционные методы не применимы.
В технологию поверили и венчурные
инвесторы. В 2014 году Perfobur получил
$400 000 от фондов North Energy
Ventures и Phystech Ventures. «В мире
активно инвестируют в технологии повышения нефтеотдачи, это мейнстрим», — говорит Петр Лукьянов,
управляющий директор Phystech
Фото Евгения Петрушанского для Forbes
№04 (145) 2016
Илья Лягов
рассчитывает
заработать на
технологии Perfobur
миллионы.
И не только в России
Ventures. Он отмечает, что технологий
много, но есть сложности с оценкой их
эффективности: не существует «эталонной» скважины, куда можно опустить
оборудование, провести операцию, увидеть рост дебита по итогам месяца. Подобного эффекта может не быть на скважине с другими параметрами. Технология Perfobur, по его мнению, более
прогнозируема: канал создается механически, можно задавать его длину, диаметр, траекторию. «Эти параметры позволяют с большей достоверностью оце-
нивать потенциальный рост дебита
стандартными методами, понятными
инженерам нефтедобывающей компании», — добавляет Лукьянов.
С появлением инвесторов стартап Ляговых вышел на новый уровень. Данила
Шапошников, управляющий партнер
North Energy Ventures, пригласил в него
Андрея Мальцева, за плечами которого
опыт работы в нефтесервисных компаниях Halliburton и «ПетроГазТех». Теперь он директор по развитию бизнеса
ООО «Перфобур». Как объясняет Маль-
цев, его привлек опыт разработчиков:
«Лягов-старший — довольно известная
личность в своих кругах, да и Илья не
отстает от отца».
В востребованности технологии Мальцев тоже не сомневается. Говорит, что
привык к «кладбищенскому» пейзажу
месторождений: бетонная тумба и табличка с датой ликвидации скважины.
«Печальное зрелище», — вздыхает Мальцев. По его словам, во всем мире таких
скважин более 200 000, в России —
20 000–30 000. Вторичное вскрытие можно делать и иными способами — только
методов перфорации, например, четыре.
Но Perfobur, считает Мальцев, обеспечивает нефтяникам лучший возврат инвестиций в возрождение скважины.
Стоимость услуг Perfobur по вторичному вскрытию — от $75 000 до $250 000.
Сейчас компания договаривается о «пилотах» с «Башнефтью», «Газпром нефтью» и Chevron, идут переговоры и с нефтесервисными компаниями. «Мы слышали о Perfobur, но до испытаний
в скважине пока дело не дошло, — говорит Роман Табашников. — Направление
правильное». А Василий Лищук, директор департамента бурения «Башнефти»,
рассчитывает, что техническая система
Perfobur позволит увеличить дебит добывающих скважин при капитальном
ремонте.
Переговоры идут непросто — нефтяные компании очень консервативны.
Сергей Великий, гендиректор компании «Интэк — Западная Сибирь», считает, что одна из главных ошибок нефтяных компаний — отсутствие внятной
политики применения новых технологий добычи. По словам Мальцева, никто
не хотел пускать неизвестный стартап
на свои скважины, но сейчас лед тронулся. «С такой ценой за баррель, чтобы
удержать темпы добычи, российским
нефтяным компаниям выгоднее не тратить на бурение каждой новой скважины от $1,3 млн, а ремонтировать старые», — объясняет Илья Лягов. Как только успешных результатов тестов будет
больше, Perfobur начнет привлекать второй раунд инвестиций. По оценке
Deloitte, объем рынка интенсификации
добычи и повышения нефтеотдачи
в России превышает $2,2 млрд.
047
№04 (145) 2016
Р
Б
Е
А
Й
Н
Т
И
К
Н
О
Г
В
Над проектом работали:
Антон Вержбицкий,
Елена Зубова,
Петр Руденко
Кризис продолжается: потребительский спрос падает, денег становится меньше не
только у населения, но и у компаний реального сектора, западные санкции, под которые
подпали крупнейшие российские банки в 2014 году, не были отменены.
Российская банковская система переживает, наверное, тяжелейший период своей почти
30-летней истории. За последние три года в России стало почти на 300 банков меньше,
и ЦБ продолжает зачистку. О будущем банков в России Forbes поговорил с банкирамимиллиардерами Петром Авеном и Дмитрием Ананьевым и с председателем совета
директоров МДМ Банка Олегом Вьюгиным. Читайте также о том, как принимаются
решения об отзыве лицензий и как известные персоны выбирают, в какой банк положить
деньги.
048/049
Р
Е
Й
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Рейтинг/банки/
лицензии/кризис
Кто останется
Что скрывается за массовым отзывом
банковских лицензий.
Весь 2015 год российские банкиры перед отзывом лицензии тренировались в выдумывании оправданий для
оставшихся без денег клиентов. О чем
финансисты только не рассказывали: «технических
проблемах», «появлении нового инвестора», «атаках
хакеров», «происках конкурентов». После краха владельцы и руководители банков жаловались на негласную стратегию ЦБ — сокращение количества
кредитных организаций в России до трех сотен. ЦБ
неоднократно опровергал такую версию, но остается факт — после прихода Эльвиры Набиуллиной на
пост председателя Банка России в апреле 2013 года
252 банка лишились лицензий или были санированы. Миллиардер Олег Дерипаска на экономическом
форуме в Красноярске назвал действия ЦБ зачисткой. «После зачистки ЦБ частных банков вообще не
осталось, осталось фактически два банка, а они не
в состоянии потянуть такую большую страну», —
считает Дерипаска. По его оценке, основных банков
должно быть не два, а хотя бы восемь-десять.
Что думают эксперты? «Нет злого ЦБ, уничтожающего добрые банки, а есть банки-банкроты и криминальные банки, — считает ведущий эксперт
«Центра развития» НИУ ВШЭ Дмитрий Мирошниченко. — Можно говорить лишь о зачистке откровенно криминальных банков, но их меньшинство,
они мелкие и на реальное положение дел в экономике никак не влияют. Банки-банкроты сами от себя зачищают сектор, ЦБ лишь выписывает свидетельства о смерти».
Текст:
Петр Руденко
За год, с момента выхода предыдущего рейтинга
банков Forbes, Банк России обновил рекорд, отозвав
лицензии у 106 банков против 82 годом ранее. Что
в результате? По данным платежного баланса России, за последние три года объемы сомнительных
операций (с признаками фиктивности и целью вывода средств за рубеж) сократились с $38,8 млрд до
$558 млн. «Обналичка и вывод средств непременно
останутся, но могут существенно трансформироваться по образцу развитых стран, — считает Мирошниченко. — Обналичка уступит место легализации денег, а вывод средств будет мотивирован скорее налоговыми делами, а не стремлением
защититься от экспроприации».
Экономический кризис продолжил вскрывать
серьезные проблемы банков из первой сотни, и на
этот раз пострадали и госcтруктуры, и клиенты,
близкие к руководству страны. Внешпромбанк побил антирекорд по отношению размера дыры в балансе (свыше 187 млрд рублей) к активам (275 млрд
рублей). Среди его жертв — «Роснефть», «Роснефтегаз», «Транснефть», Олимпийский комитет России,
структуры Русской православной церкви и Министерства иностранных дел. О происходящем
в «черном ящике» под названием «российская
банковская система» до конца не знают не только
финансовые власти, но и высокопоставленные
клиенты кредитных организаций. От краха Внешпромбанка пострадала жена министра обороны
Сергея Шойгу Ирина, супруга вице-премьера
Дмитрия Козака Наталья Квачева и зять главы
«Транснефти« Николая Токарева Андрей Болотов.
В Нота-банке с проблемами столкнулись бывшие
компании братьев Ротенбергов и Геннадия Тимченко. Банки и в наступившем 2016 году ставят новые антирекорды: выплаты вкладчикам банка
«Интеркоммерц» из фонда АСВ превысили 60 млрд
рублей — исторический максимум.
Аналитики ожидают, что в 2016 году продолжится
сокращение числа банков и их консолидация. Банковская отрасль убыточна. За два последних года
рентабельность капитала по банковскому сектору
сократилась в шесть раз, без учета помощи собственников — почти в 10 раз, до 1,6%. Число убыточных банков выросло на 60%, до 206, по данным
агентства RAEX. Даже притом что среднее значение
норматива достаточности капитала находится на
минимальном за последние четыре года уровне
(12,7%), чтобы выполнить его, банки тратят всю свою
прибыль на резервы. Банки оттягивают признание
проблем, чтобы резервировать их постепенно из
прибыли, так как возможность абсорбировать убытки через капитал у них ограничена из-за низких
коэффициентов достаточности капитала, говорит
Александр Данилов из рейтингового агентства
Fitch. По базовому прогнозу агентства RAEX, в 2016
году активы банковского сектора вырастут только
на 2%, до 82,5 трлн рублей, а без учета изменения валютного курса сократятся на 3%. На 3% сократятся
портфели кредитов малому и среднему бизнесу, до
4,8 трлн рублей, на 6% — необеспеченные потребительские кредиты, до 5,6 трлн рублей. «В таких условиях у частных владельцев банков теряется мотивация вкладывать в развитие бизнеса и появляется
соблазн либо свернуть бизнес, продать (если найдется покупатель), а в худшем случае вообще вывести деньги и сбежать», — говорит управляющий
партнер НАФИ Павел Самиев.
Только цифры
252
64,3
банка
за последние три года
были лишены лицензий
или санированы.
млрд рублей
банк «Интеркоммерц»
ставит рекорд по
выплатам вкладчикам
от АСВ.
Внешпромбанк ставит рекорд
по размеру дыры 187,4
Источник: Forbes
млрд рублей
при заявленных
банком активах
275 млрд рублей.
Сколько банков останется? По мнению Данилова,
50 крупнейших достаточно. «90% активов банковской системы уже приходится на эти банки», —
объясняет эксперт. По мнению Самиева, и после сокращения общего числа банков главной проблемой
останутся скрытые проблемы корпоративных заемщиков первых 50 банков.
«Валютные ипотечники и потребительские заемщики — это капля в море, — говорит Самиев. — Крупные и средние заемщики еще покажут рост плохих
долгов, которые не отражаются на балансах банков
в полной мере. Вынужденные реструктуризации
и пролонгации — это тоже «плохие активы», и даже
если они частично станут работающими кредитами,
значимую часть из них все равно придется списывать или жестко урегулировать. По ряду заемщиков,
испытывающих проблемы, сроки погашения еще не
наступили. Возможно, они могут обслуживать процентные платежи, но с погашением не факт, что
справятся». Девальвация не так сильно увеличила
производство и инвестиции в него. А антикризисных мер пока нет. «Кредитование при стагнации
экономики — это новые плохие долги, падение кредитования — это плохие долги по старому портфелю.
Банки будут и испытывать проблемы с новыми заемщиками, и пытаться отложить на будущее проблемы с действующими», — уверен Самиев.
По данным Банка России, объемы кредитования
юрлиц за 2015 год снизились на 10%, до 29,9 трлн рублей, а просроченная задолженность увеличилась
на 52%, до 1,68 трлн рублей. По мнению Мирошниченко, конца кризиса не видно и в телескоп. «Конфигурация банковской системы — это отражение
общей социально-экономической ситуации в стране, — говорит эксперт. — Вопрос о будущем банковской системы, по-сути, есть вопрос о будущем страны. Я лично не рискну давать здесь прогноз».
60
%
10
70
так выросло
количество
убыточных банков.
в
раз
за последние два года
сократилась рентабельность
капитала по банковскому
сектору без учета помощи
собственников.
в
раз
сократились объемы
сомнительных операций
с целью вывода средств
за рубеж — с $38,8 млрд
до $558 млн.
050/051
Р
Е
№04 (145) 2016
Й
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
■ санкции
Надежность ★★★★★
■ санация и санкции
Самые надежные банки в России — «дочки» иностранных банков. Международные рейтинги России по-прежнему находятся
на «мусорном» уровне. Сбербанк — единственный российский банк, сохранивший инвестиционный рейтинг. В менее надежную
группу перешли МСП Банк (принадлежит Внешэкономбанку, находится под санкциями), «БНП Париба» и АйСиБиСи Банк. Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность собственного капитала
за 12 месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
Активы
на 01.01.16
Поднялся
■ санация
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
Ситибанк
BBB- (Fitch)
22
441,2
14,8
15,1
27,8
13,9
27,0
29,2
26,8
23,9
2
Нордеа Банк
BBB- (Fitch)
25
406,3
15,5
19,3
1,2
16,7
42,4
26,8
2,7
2,2
3
Эйч-Эс-Би-Си Банк
BBB- (Fitch)
80
81,9
21,7
18,5
20,5
15,4
35,2
26,2
0,0
0,0
4
Креди Агриколь Киб
BBB- (Fitch)
81
80,2
39,5
26,6
7,4
4,1
20,9
19,2
0,0
0,0
5
Банк Интеза
BBB- (Fitch)
84
75,1
17,5
14,2
–10,0
0,8
23,1
14,6
12,5
5,8
6
Юникредит Банк
BB+ (S&P), BBB- (Fitch)
10
1415,4
8,0
7,0
3,7
6,7
0,0
0,0
12,4
7,9
7
Росбанк
Ba1 (Moody's), BBB- (Fitch)
13
896,0
15,3
13,5
0,0
10,2
18,6
16,2
21,5
16,8
8
Дельтакредит
Ba1 (Moody's), BBB- (Fitch)
50
152,7
10,6
11,4
–0,1
14,3
0,0
0,0
1,0
1,2
9
Русфинанс Банк
Ba1 (Moody's), BB+ (S&P),
BBB- (Fitch)
72
96,8
15,8
14,7
5,2
4,8
0,0
0,0
1,6
1,4
10
Сбербанк
Ba2 (Moody's), BBB- (Fitch)
1
23 356,2
11,9
11,5
9,4
14,0
22,5
21,7
43,3
35,8
11
Райффайзен Банк
Ba2 (Moody's), BBB- (Fitch)
14
877,9
13,9
12,4
8,6
15,7
23,1
22,5
40,9
34,4
12
ИНГ Банк (Евразия)
Ba2 (Moody's), BBB- (Fitch)
29
341,3
21,2
17,1
13,3
9,5
24,8
18,4
0,6
0,5
№
Банк
1
Опустился
Надежность ★★★★
1.01.15
1.01.15
1.01.15
Увеличилось количество банков под международными санкциями, они распространились на ВТБ24, «дочку» ВТБ. Группу покинули
Ханты-Мансийский банк «Открытие», Банк «Санкт-Петербург», «Зенит», «Возрождение», Кредит-Европа Банк, «Центр-инвест».
Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность собственного капитала
за 12 месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
2950,4
10,3
11,7
0,2
13,0
7,2
8,5
0,2
13,0
Активы
на 01.01.16
Поднялся
1.01.15
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
ВТБ24
Ba1 (Moody's)
5
14
БНП Париба
BB+ (S&P)
71
101,6
21,5
16,2
2,3
3,2
26,1
39,3
2,3
3,2
15
АйСиБиСи Банк
BB+ (S&P)
88
70,0
17,1
13,7
18,3
8,5
44,5
48,3
18,3
8,5
16
ВТБ
Ba2 (Moody's), BB+ (S&P)
2
9500,8
13,2
12,7
5,6
3,0
36,0
32,0
5,6
3,0
17
Газпромбанк
Ba2 (Moody's),
BB+ (S&P), BB+ (Fitch)
3
5060,7
13,6
12,5
–6,2
4,1
42,7
40,8
–6,2
4,1
18
Россельхозбанк
Ba2 (Moody's), BB+ (Fitch)
6
2632,5
16,6
13,0
–23,2
–2,8
20,4
22,6
–23,2
–2,8
19
Альфа-банк
Ba2 (Moody's), BB (S&P),
BB+ (Fitch)
7
2225,3
15,6
11,0
18,3
20,1
36,2
36,2
18,3
20,1
20
Банк Москвы
Ba2 (Moody's), BB+ (S&P)
8
1850,8
12,2
10,1
–35,6
0,7
21,0
26,0
–35,6
0,7
21
Банк Российский капитал
Ba1 (Moody's), BB- (Fitch)
34
289,3
10,2
14,4
–25,4
–1,3
31,9
36,2
–25,4
–1,3
22
МСП Банк
Ba2 (Moody's), BB+ (S&P)
52
148,8
23,4
25,1
0,4
0,2
57,2
54,6
0,4
0,2
23
ОТП Банк
Ba3 (Moody's), BB (Fitch)
55
139,7
13,3
12,1
–23,0
3,7
8,7
4,1
–23,0
3,7
24
Открытие
Ba3 (Moody's), BB- (S&P)
4
3038,5
13,4
13,0
1,2
12,2
19,8
13,8
1,2
12,2
25
Промсвязьбанк
Ba3 (Moody's), BB- (S&P)
11
1275,7
13,9
12,3
–14,1
0,2
23,1
12,0
–14,1
0,2
26
Связь-банк
BB- (S&P), BB (Fitch)
26
377,2
16,5
15,7
–23,3
3,9
41,6
43,7
–23,3
3,9
27
Глобэкс
BB- (S&P), BB- Fitch)
35
285,9
11,7
11,4
–15,1
-21,7
48,7
55,7
–15,1
–21,7
№
Банк
13
Опустился
1.01.15
1.01.15
1.01.15
1.01.15
Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность собственного капитала
за 12 месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
Активы
на 01.01.16
Поднялся
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
Росевробанк
ВВ- (S&P), BB- (Fitch)
47
168,3
14,2
13,8
16,9
21,5
43,3
38,1
16,9
21,5
ВБРР
Ba3 (Moody's)
49
159,1
14,4
13,2
20,4
6,8
21,6
15,1
20,4
6,8
№
Банк
28
29
Опустился
Надежность ★★★
1.01.15
1.01.15
1.01.15
Большинство банков из первой сотни по-прежнему входит в группу надежности B. Группу покинули Нота-банк, Внешпромбанк,
«Интеркоммерц», у которых были отозваны лицензии, а также санируемый Инвестторгбанк.
Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность собственного капитала
за 12 месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
Активы
на 01.01.16
Поднялся
1.01.15
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
30
Московский
кредитный банк
B1 (Moody's), BB- (S&P),
BB (Fitch)
12
1206,8
16,1
14,2
3,7
9,4
36,0
24,7
16,4
27,9
31
Банк Санкт-Петербург
B1 (Moody's), BB- (Fitch)
17
573,3
15,5
13,3
4,1
11,6
22,2
19,9
30,7
25,9
32
Зенит
B1 (Moody's), BB- (Fitch)
36
285,8
16,0
14,1
–15,0
2,9
23,1
23,0
25,5
19,0
33
Кредит Европа Банк
B1 (Moody's), BB- (Fitch)
53
148,3
14,1
13,9
5,2
4,2
20,2
18,8
6,9
6,5
34
Абсолют Банк
B1 (Moody's), B+ (Fitch)
33
298,2
12,8
12,2
–10,1
6,5
34,5
34,6
21,4
18,5
35
Возрождение
B1 (Moody's), BB- (S&P)
41
232,7
13,0
12,1
–0,1
9,3
19,6
17,0
54,2
51,3
36
Транскапиталбанк
B1 (Moody's)
42
218,8
14,9
12,5
2,3
14,2
22,2
37,8
21,2
22,7
37
Пересвет
B+ (S&P), B+ (Fitch)
45
185,6
15,6
14,2
11,9
19,2
28,9
30,8
12,3
14,3
38
Центр-инвест
B1 (Moody's)
74
91,5
12,8
10,9
11,3
13,1
12,2
17,5
55,4
40,0
39
Ханты-Мансийский
Банк Открытие
B2 (Moody's), B+ (S&P)
18
546,5
13,2
11,5
–32,3
2,0
19,8
21,0
40,9
23,0
40
АК Барс
B2 (Moody's), BB- (Fitch)
21
482,0
11,7
10,8
–17,5
1,6
33,4
33,5
20,3
17,1
41
Совкомбанк
B (S&P) B+ (Fitch)
20
513,3
14,5
13,7
30,5
36,5
38,6
22,7
24,5
46,6
42
ХКФ Банк
B2 (Moody's), B+ (Fitch), B+ (S&P) 38
256,6
14,3
15,0
20,3
0,9
13,1
9,8
64,8
49,1
43
Запсибкомбанк
B+ (S&P)
68
103,7
13,1
12,6
5,2
15,1
13,4
7,7
56,0
47,4
44
Экспобанк
B+ (Fitch)
86
72,0
14,6
15,5
24,8
10,5
60,4
33,5
40,7
35,1
45
Тинькофф Банк
B2 (Moody's), B+ (Fitch)
51
152,1
13,0
15,5
12,8
21,0
11,2
3,7
58,1
32,5
46
Локо-банк
B2 (Moody's), B+ (Fitch)
70
101,7
14,3
12,7
26,0
8,8
11,5
22,9
35,2
30,7
47
МДМ Банк
B (S&P)
31
316,2
13,0
11,4
–85,5
1,8
28,9
29,1
53,9
39,0
48
Авангард
B2 (Moody's)
59
132,2
15,3
15,8
8,1
10,3
27,0
36,6
30,4
24,5
49
ЦентроКредит
B (S&P)
66
104,0
27,1
19,8
16,9
38,3
34,1
19,6
4,6
2,8
50
Банк БФА
B (S&P)
73
95,8
15,1
17,5
–29,8
4,2
66,3
64,2
23,7
16,2
51
Союз
B (S&P)
77
85,9
14,7
17,9
–10,7
4,2
48,7
33,9
25,3
23,7
52
Металлинвестбанк
B2 (Moody's)
83
76,4
13,1
12,9
11,7
9,0
28,5
16,5
36,7
16,2
53
МТС-банк
B3 (Moody's), B+ (Fitch)
46
168,7
18,6
17,6
–28,9
–27,4
21,5
14,5
38,9
35,5
54
Росгосстрахбанк
B2 (Moody's)
56
139,1
15,1
17,0
3,0
4,0
39,9
33,8
42,7
37,0
55
Новикомбанк
B2 (Moody's), B- (Fitch)
37
282,2
15,8
11,9
7,0
5,2
48,7
56,3
15,3
12,1
56
АзиатскоТихоокеанский банк
B2 (Moody's), B- (Fitch)
54
145,7
11,6
11,8
–12,3
–1,7
22,2
15,2
49,4
44,9
№
Банк
Опустился
1.01.15
1.01.15
1.01.15
1.01.15
052/053
Р
Е
Й
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
■ санкции
■ санация
■ санация и санкции
Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность собственного капитала
за 12 месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
190,8
11,9
11,9
–2,3
2,4
43,5
40,2
38,9
34,8
51,4
22,1
17,8
1,5
2,2
67,2
55,8
15,0
13,7
Активы
на 01.01.16
№
Банк
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
57
Татфондбанк
B3 (Moody's), B (S&P)
44
58
Национальный стандарт
B3 (Moody's), B (S&P)
103
59
Бинбанк
B- (S&P)
15
795,0
11,4
12,8
10,5
0,4
24,3
41,8
35,5
41,2
60
УБРР
B- (S&P)
28
350,0
11,8
13,5
8,8
4,4
46,0
40,4
40,1
41,0
61
СКБ-банк
B- (Fitch)
57
133,0
11,4
12,0
5,4
–1,1
7,0
4,7
55,8
58,1
62
Ренессанс Кредит
B3 (Moody's), B- (S&P)
60
122,5
11,6
12,3
–50,2
–60,9
12,1
18,6
62,8
50,2
63
Международный
Финансовый Клуб
B3 (Moody's)
65
104,3
н/д
н/д
–0,2
н/д
н/д
н/д
52,3
35,3
64
Кубань Кредит
B3 (Moody's)
91
65,8
12,5
15,0
6,1
15,3
48,9
42,0
64,8
59,3
65
Образование
B3 (Moody's), B- (S&P)
93
61,5
11,8
17,5
8,6
31,9
48,0
43,5
41,4
33,4
66
Росэнергобанк
B3 (Moody's)
94
61,5
13,6
12,7
–5,7
14,5
27,2
26,0
53,8
47,0
67
МБСП
B- (S&P)
96
58,6
26,5
24,9
0,4
1,4
64,2
56,3
13,9
12,8
68
Меткомбанк
B3 (Moody's)
98
57,6
17,7
13,5
10,7
9,0
44,1
57,2
23,6
23,9
69
Финпромбанк
B3 (Moody's)
99
55,6
11,6
11,5
–15,5
2,6
84,5
50,9
38,7
36,9
70
МБА-МОСКВА
B3 (Moody's)
100
53,7
17,2
15,5
–6,9
3,5
31,7
37,1
25,3
21,0
1.01.15
1.01.15
1.01.15
1.01.15
Рейтинги группы CCC означают реальную возможность дефолта по обязательствам. В группу перешли «Русский стандарт»,
«Восточный экспресс», Балтинвестбанк и «Уралсиб». В менее надежную группу перешли Фондсервисбанк и Рост Банк, теперь
у них нет международных рейтингов. Надежность ★★
Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность
собственного
капитала за 12
месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
Активы
на 01.01.16
Поднялся
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
Восточный экспресс
Caa1 (Moody's), B- (Fitch)
43
209,3
11,2
12,7
–24,4
–8,4
18,6
2,0
53,6
55,2
Русский стандарт
Caa2 (Moody's),
ССС+ (S&P), B (Fitch)
19
523,6
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
33,1
35,0
73
Уралсиб
ССС+ (S&P), B (Fitch),
Caa2 (Moody’s)
н/д
360*
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
74
Балтинвестбанк
Саа3 (Moody's)
82
79,7
0,1
11,7
–32,2
–3,6
48,5
25,9
31,4
34,9
№
Банк
71
72
Опустился
1.01.15
1.01.15
1.01.15
1.01.15
*На ноябрь 2015 года. Остальные данные на момент сдачи номера отсутствовали.
Без рейтинга
Отсутствие рейтинга не означает, что банк ненадежен. Это говорит о том, что его владельцы не готовы раскрывать подробности
своего бизнеса рейтинговым агентствам. Два банка группы — Мособлбанк и Крайинвестбанк — находятся не только под санацией, но и под санкциями. Группу покинул Связной Банк, у которого была отозвана лицензия.
Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность собственного капитала
за 12 месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
Активы
на 01.01.16
№
Банк
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
75
Россия
Без рейтинга
16
575,8
11,9
11,4
5,8
20,4
49,9
58,8
7,4
6,1
76
Мособлбанк
Без рейтинга
23
438,1
о. к.
о. к.
–9,3
19,2
59,9
0,0
12,3
30,3
77
СМП Банк
Без рейтинга
24
419,3
13,5
10,3
3,6
17,9
17,4
18,9
27,0
19,7
1.01.15
1.01.15
1.01.15
1.01.15
о. к. — отрицательный капитал
Достаточность
капитала (Н1), %
Рентабельность собственного капитала
за 12 месяцев, %
Крупные кредитные
риски к активам за
вычетом резервов, %
Доля депозитов
физических лиц
в пассивах, %
млрд
руб.
1.01.16
1.01.16
1.01.16
1.01.16
Активы
на 01.01.16
Поднялся
Рейтинги
на 1 февраля 2016 года
Место
РОСТ БАНК
Без рейтинга
27
368,2
о. к.
о. к.
–174,9
–79,3
87,6
58,8
2,4
30,0
79
Югра
Без рейтинга
30
339,4
20,9
31,0
–2,6
21,5
47,4
32,2
46,7
42,3
80
ТРАСТ
Без рейтинга
32
308,6
о. к.
0,6
–41,8
–98,1
56,0
43,1
33,2
33,7
81
Московский
индустриальный банк
Без рейтинга
39
246,1
11,9
10,9
–1,4
4,1
42,2
50,9
60,2
52,0
82
Инвестторгбанк
Без рейтинга
61
118,8
о. к.
11,0
–94,6
4,9
91,1
36,9
39,5
42,4
83
Балтийский банк
Без рейтинга
62
113,8
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
40,1
44,3
84
Сургутнефтегазбанк
Без рейтинга
63
107,8
12,9
12,1
13,2
20,1
24,9
34,7
26,4
29,7
85
Дойче Банк
Без рейтинга
67
103,9
12,5
21,1
11,8
22,4
34,5
24,9
2,3
7,1
86
Сетелем Банк
Без рейтинга
69
103,5
18,3
14,8
3,7
0,5
1,1
0,0
4,9
5,0
87
РосинтерБанк
Без рейтинга
75
90,6
11,0
14,3
19,6
2,6
49,6
41,2
61,5
51,9
88
Юниаструм Банк
Без рейтинга
76
86,8
15,4
13,7
11,7
3,9
15,1
7,2
62,5
50,7
89
Таврический
Без рейтинга
78
85,0
24,9
10,4
8,6
6,1
68,7
71,2
15,6
34,1
90
Бинбанк кредитные карты
Без рейтинга
79
82,5
3,8
7,8
–14,9
–63,0
0,9
0,3
76,9
60,3
91
Финсервис
Без рейтинга
85
72,4
11,8
12,2
15,9
9,7
39,5
38,0
8,5
9,3
92
РНКБ
Без рейтинга
87
71,9
51,3
24,9
0,0
95,3
18,3
14,3
40,6
56,6
93
ВПБ
Без рейтинга
89
69,9
11,6
13,7
7,1
7,6
31,5
29,1
44,3
32,4
94
Лето Банк
Без рейтинга
90
69,4
10,0
10,7
–95,9
–88,6
0,0
0,0
3,8
1,7
95
Фондсервисбанк
Без рейтинга
н/д
66*
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
н/д
96
БФГ-Кредит
Без рейтинга
92
64,3
14,9
14,8
3,0
15,8
74,4
74,8
37,5
31,5
97
Банк Аверс
Без рейтинга
95
61,4
39,3
40,1
9,0
9,9
29,9
33,3
27,7
19,5
98
Крайинвестбанк
Без рейтинга
97
57,6
о. к.
10,2
–34,3
5,7
0,0
53,5
41,3
44,7
99
РН Банк
Без рейтинга
101
53,7
17,7
23,6
11,9
7,3
11,6
19,3
1,9
1,2
100 Кредит Свисс
Без рейтинга
102
53,3
72,8
80,9
13,0
23,4
0,9
13,4
2,1
5,6
№
Банк
78
Опустился
1.01.15
1.01.15
1.01.15
1.01.15
*На ноябрь 2015 года. Остальные данные на момент подготовки номера отсутствовали.
Рентабельность капитала
Показывает, насколько эффективно используются собственные средства банка. При
расчете показателя чистая прибыль была очищена от безвозмездной помощи собственника, которая в отчетности по РСБУ отражается в отчете о прибылях и убытках и зачастую искажает рентабельность. Если такая ситуация сохраняется длительное время,
собственники могут разочароваться в банковском бизнесе и перестать поддерживать
банк или даже начать выводить активы через кредиты техническим компаниям. В последнем случае финансовое состояние банка может ухудшиться быстро и резко.
Рентабельность выше среднего значения по банковской системе (–4,4% по 100 крупнейшим банкам) может указывать на значительную долю дешевой клиентской базы, удачные
спекулятивные операции, размещение активов в высокоприбыльные рискованные операции. Этот показатель оценивается в сочетании с достаточностью капитала (Н1).
статочности капитала банка показывает его уязвимость в случае получения непредвиденных потерь, например в случае дефолта заемщика, который ранее не вызывал серьезных опасений.
Достаточность капитала
Опасным является сочетание низкой достаточности капитала (менее 11%) и низкой
рентабельности капитала (менее 10%). Низкая достаточность капитала означает, что
дальнейший рост активов требует адекватных темпов увеличения капитала. При низкой рентабельности бизнес банка будет либо стагнировать, либо собственникам придется постоянно поддерживать его вливаниями капитала.
При высокой рентабельности капитала для наращивания капитала собственникам
достаточно лишь отказаться от больших дивидендов. Кроме того, низкий уровень до-
Депозиты населения
Высокий уровень крупных кредитных рисков характерен для банков, занимающихся
кредитованием юрлиц, и может говорить как об узости клиентской базы, так и о кредитовании очень крупных компаний. В обоих случаях крупный заемщик в переговорах
с банком имеет возможность продавить низкую процентную ставку — отсюда низкая
доходность такого кредитования. Поэтому фондирование крупных кредитов депозитами физлиц, достаточно дорогим видом пассивов, может подорвать рентабельность
банка, а вслед за ней и финансовую устойчивость банка.
Источник: Эксперт РА, Интерфакс, S&P, Fitch, Moody’s
Уровень крупных кредитных рисков
Опасным является сочетание низкой достаточности капитала (менее 11%) и высокого
уровня (более 60%) крупных кредитных рисков. Низкий уровень достаточности капитала банка показывает его уязвимость в случае получения непредвиденных потерь,
например в случае дефолта заемщика, который ранее не вызывал серьезных опасений. При этом чем выше уровень крупных кредитных рисков, тем больше вероятность
крупных потерь, которые могут привести к нарушению норматива (минимально допустимый уровень норматива Н1 установлен на уровне 10%).
054/055
Р
Е
Й
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Круглый стол/Альфа-банк/
Промсвязьбанк/МДМ Банк
Большая западня
Текст:
Фото:
Елена Зубова,
Николай Усков
Арсений
Несходимов
для Forbes
Благодарим ресторан «Турандот» за помощь в организации съемки
Forbes пригласил Петра Авена, Дмитрия Ананьева и Олега Вьюгина,
чтобы обсудить ситуацию в экономике и банковском секторе.
Оценки участников варьировались от циничных до апокалиптических.
056/057
Р
Е
Й
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Круглый стол/Альфа-банк/
Промсвязьбанк/МДМ Банк
«Нефть, вероятно, перестанет быть
черным золотом»
Forbes: В последние месяцы руководство страны уверяет, что глубокого экономического кризиса в экономике нет, экономика приспосабливается. Как бы вы оценили глубину этого кризиса?
Петр Авен: Надо понимать, что есть две разные
волны, накатившие одновременно. Одна из них
циклическая, связанная с падением цен на нефть,
которые всегда сильно влияли на нашу экономическую жизнь. Другая связана с внутренними,
структурными проблемами.
Кризисы, например, в 1990-е и в 2009 году были
иными — мы переживали быстрое падение и быстрый отскок. Однако уже сейчас понятно, что
в этом году снова будет падение и такая ситуация
не имела аналогов в нашей экономической истории фактически с конца 1980-х.
Дмитрий Ананьев: Есть еще геополитическая
напряженность и режим санкций, которые усугубляют структурные проблемы нашей экономики.
При этом отсутствие длинных денег фактически
ставит нас в безвыходное положение.
Олег Вьюгин: Я бы сослался на тех же представителей власти, которые отмечают: старая модель
развития себя исчерпала, а новой нет. Это и есть
глубокий кризис.
Что сейчас вызывает у вас наибольшую тревогу
в связи с состоянием российской экономики?
Ананьев: То, что мы идем иранским путем «закукливания» экономики. Это долгосрочное снижение темпов роста, слабость внутренних институтов, закрытие доступа к длинным деньгам, невозможность втянуться в мировой технологический
процесс. Хотя отдельные группы могут получить
технологические решения из-за рубежа, но в целом страна, ее развитие замедляется, и это очень
неприятно.
Однако нельзя сказать, что нас тормозит только
режим санкций, многие проблемы в экономике
мы создали сами. У нас не работают качественным
образом государственные институты — судебная,
правоохранительная системы.
Вьюгин: У нас нет политической воли к проведению структурных реформ, а без них нам не удастся запустить заметный экономический рост ни
в государственном секторе, ни в частном. Мы вроде бы стали серьезно развивать государственный
сектор: были сделаны большие вложения в экономику. Но получилось, что государственные компании не могут развиваться, потому что им нужны
значительные ресурсы, а их нет из-за санкций
и низких нефтяных цен. В длительной перспекти-
ве обеспечить устойчивый рост мог бы частный
сектор, но, как показывают исследования нобелевских лауреатов по экономике, для этого частная
собственность должна быть хорошо защищена.
Власти делают какие-то попытки помочь бизнесу,
снизить административное давление и сократить
проверки контролирующих органов. Но… это такие локальные решения.
Ананьев: Тюнинг.
Вьюгин: Тюнинг, да.
Авен: Действительно, такой внешний фактор, как
санкции, оказывает на экономику не очень большое влияние — мы теряем на них от 1% до 1,5%
ВВП в год, что не критично. А вот нерешенные
структурные проблемы для долгосрочного развития и роста имеют фундаментальное значение. Одна из главных проблем — низкая доля инвестиций на уровне 20% ВВП, что очень немного для такой страны, как Россия. У нас низкая безработица,
и это хорошо с социальной точки зрения, но с другой стороны, она демонстрирует, что инвестиционных ресурсов просто нет.
На это накладываются геополитическая обстановка, которая препятствует притоку в страну
длинных денег, и обвал нефтяных цен. Получается
такая большая западня.
Снижение цен на нефть — это циклическое явление или «черный лебедь», знаменующий наступление новой реальности?
Вьюгин: На графиках четко видно, что это
15-летний цикл, когда вслед за падением следует
рост. По идее, объем инвестиций в нефтяной сектор должен сильно упасть, что вызовет дефицит
сырья и будет толкать цены вверх. Однако ситуация может развиваться и по другому сценарию,
ведь цены на нефть рухнули, потому что на рынке
появилось дополнительно 10 млн баррелей в день
сланцевой нефти. Из-за этого прежний нефтяной
картель развалился.
Авен: Движение нефтяных цен нельзя предвидеть, и, возможно, мы еще переживем несколько
новых периодов роста. Однако технологический
прогресс и добыча сланцевой нефти — это фундаментальные явления, которые создают новую
реальность. Нефть, вероятно, перестанет быть
черным золотом и станет нормальным товаром,
цена на который определяется по себестоимости. В истории человечества уже были особые товары с высокой рентной составляющей: например, пушнина в России, каучук в Бразилии —
все это исчезло. И большой кусок ВВП в странах
с ориентированной на нефть экономикой рано
или поздно тоже сойдет на нет. Но в ближайшие
годы главным движущим фактором в цене на
нефть будет оставаться геополитическая нестабильность.
Насколько обоснованны аналогии с периодом
позднего СССР, экономика которого не смогла
оправиться после падения сырьевых цен?
Авен: Сейчас другая история: во-первых, у нас
очень низкий государственный долг — 17% ВВП
и относительно невысокий корпоративный долг —
70% ВВП. Во-вторых, почти половина экономики
находится в частных руках, что делает ее более
гибкой, адаптивной. Тем не менее тогда тоже были
затухающие темпы роста, а потом спад в течение
нескольких лет на фоне потребности в фундаментальных изменениях. Так что сейчас, после длительного спада и стагнации, такая аналогия нам
угрожает достаточно ясно.
Вьюгин: У нас в публичных финансах заложена
бомба: как минимум 3 трлн рублей — это ничем
не обеспеченные обязательства, и Минфин это
признает. Это бюджетные расходы на поддержку
населения, госкомпаний, военно-промышленный
комплекс, обеспечение правоохранительной деятельности и так далее. Добавьте сюда еще региональный долг, который в ближайшее время достигнет 2,4 трлн рублей. Еще есть проблема капитализации банков, на несколько триллионов. Как
за это платить, непонятно — это очень большой
разрыв, который, в общем, не покрывается ничем,
кроме как печатанием денег.
Ананьев: Все больше интересантов появляется
в слабом рубле.
Вы не верите в снижение инфляции до 4%
в 2017 году, как это прогнозирует Центральный
банк?
Авен: Слишком низкая.
Ананьев: Невозможная.
Вьюгин: Это инфляция совершенно благополучной экономики.
Авен: Еще недавно я ожидал, что стоимость денег
будет снижаться. Но начало года опровергло все
прогнозы: произошел очередной девальвационный скачок, и сейчас не вполне ясно, что будет
происходить со стоимостью денег до конца года.
Впрочем, в новые панические прогнозы валютного
курса я не верю.
Возможно, смягчение монетарной политики
будет способствовать экономическому росту?
Авен: Это абсолютная глупость. У нас жесткая
бюджетная политика, что хорошо, а вот монетарная политика и так достаточно мягкая. Центральный банк очень мудро поступил: отпустил курс
и сделал возможным снижение ставок, по которым
Слабый рубль сам по себе не позволяет раскрутить
производственную машину, выдавать на-гора
дополнительные объемы продукции. Это новое явление
предоставляет ликвидность, поэтому финансовая
система не страдает от ее недостатка. Дополнительное накачивание экономики ликвидностью
в отсутствие частного спроса на инвестиции вызовет только одно — инфляцию и еще больше обвалит валютный курс.
На деле именно инфляция является главным
тормозом экономического роста. Это очень опасный миф, что у нас высокие ставки, так как у нас
не хватает денег в экономике и жесткая политика
ЦБ. Но реальные ставки по корпоративным кредитам невысокие, порядка 16%. Инфляция и неопределенность будущего более опасны для бизнеса,
чем высокая ставка.
Сторонники слабого рубля предлагают закачивать деньги в экономику через целевые программы, чтобы они не оказались на валютном
рынке и не были выведены за рубеж…
Вьюгин: Ну, это даже не наивность, это…
Авен: Умение государства управлять деньгами
и специальными проектами можно наблюдать на
примере такого убыточного института развития,
как Внешэкономбанк, его опыт последних лет не
был очень успешным.
Ананьев: Нестрашно, если деньги просто переведут в доллары — они сформируют резервы компаний за рубежом и в конце концов вернутся. Реальная проблема, которая мешает эффективно использовать эти ресурсы, — качество управления.
Цена потери для управляющего госкомпанией
другая, чем в бизнесе. В госсекторе можно позволить себе показывать значительные убытки и репутационные потери, и в нашей стране это никого
не удивит.
Cобственные риски воспринимаются гораздо
ближе. Я в феврале стал председателем правления
Промсвязьбанка и совершенно четко понимаю, какая у меня большая персональная ответственность
перед партнерами, клиентами и семьей. Здесь за
спиной государства не укроешься.
Представители ЦБ говорили в парламенте, что
неплохо бы стимулировать банки в добровольно-принудительном порядке кредитовать приоритетные отрасли. Вы готовы к такой мобилизации финансов?
058/059
Р
Е
Й
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Круглый стол/Альфа-банк/
Промсвязьбанк/МДМ Банк
Вьюгин: Только в обмен на помощь. Частные акционеры не должны брать на себя риск, который
им не нравится.
Альфа-банк и Промсвязьбанк участвуют в госпрограмме поддержки импортозамещения. Это
выгодно? Смогут ли российские производители с вашей помощью извлечь выгоды из слабого рубля?
Авен: Это выгодная программа, потому что государство дает гарантию в размере 70% кредита, что
существенно снижает наш риск. Но, что касается
импортозамещения, не все так просто, к сожалению. У нас две трети предприятий работают с импортными комплектующими, поэтому логика «де-
шевый рубль — больше экспорта» не работает.
В этом плане мы, кстати, сильно отличаемся от Китая, где зависимость внутреннего производства от
импорта гораздо меньше, чем у нас. Получается
более сложная история: в импортозамещении без
инвестиций не обойтись, а для этого опять же нужны структурные реформы.
Ананьев: Казалось бы, абсолютно беспроигрышный вариант — сельское хозяйство, но и там оборудование в основном импортное. Слабый рубль
сам по себе не позволяет в полной мере раскрутить
производственную машину, выдавать на-гора дополнительные объемы продукции и выращивать
конкурентные производства. Это новое явление,
и поэтому этот кризис не похож на предыдущие.
На бизнес-ланч Forbes пришли член совета директоров
Альфа-банка Петр Авен, председатель правления
Промсвязьбанка Дмитрий Ананьев и председатель
совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин
«Мы ведем серую обыденную жизнь
банкиров»
Сколько денег потребуется банкам на докапитализацию, чтобы абсорбировать убытки и переварить плохие долги?
Авен: Оптимистичная оценка потребности банков в дополнительном капитале — 5 трлн рублей.
Если быстро вскрыть проблемы банков и дать всем
денег, как в Израиле в 1986 году, это заметно усилит инфляцию. А если долго не решать проблемы,
экономика получит множество фактически не работающих зомби-банков, что тоже плохо. Перед
Центральным банком стоит трудная задача, как
расшивать эту историю: ему предстоит сокращать
число нежизнеспособных банков, кому-то давая
капитал, кому-то нет. Но для Альфа-банка не стоит
вопрос выживания — в прошлом году мы заработали четверть прибыли всей банковской системы
страны.
Как долго может продлиться период расшивки
плохих долгов?
Вьюгин: Центральный банк попал в достаточно
сложную ситуацию. Два года назад он начал процесс расчистки от недобросовестных и финансово
неустойчивых участников рынка. И тогда никто
не предполагал, с какими сложностями столкнется
банковская система из-за новых экономических
условий. Теперь живых денег на ее поддержку уже
нет. Поэтому недавно Центральный банк даже по-
060/061
Р
Е
Й
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Круглый стол/Альфа-банк/
Промсвязьбанк/МДМ Банк
шел на снижение норматива достаточности капитала с 10% до 8%. Я предлагал это на совещании
у президента еще полгода назад.
Думаю, сейчас уже нет другого пути докапитализировать банки, кроме как напечатать деньги.
Понятно, что в больших объемах это делать просто опасно, иначе инфляция ускорится и может
повлиять на управляемость макроэкономической ситуацией. Скорее всего, Центральный банк
пойдет по пути умеренных, дозированных вливаний. Попытается привлечь к докапитализации
банков частных инвесторов на условиях софинансирования. Возможно, в каких-то случаях
Центральный банк будет больше давить на акционеров, требуя от них поддержать свои банки.
Все это растянется на длительное время, не менее пяти лет.
Практически все владельцы банков сейчас вынужденные инвесторы. Вы не чувствуете себя
такими «усталыми собственниками»?
Вьюгин: Собственник становится усталым, когда заканчиваются ресурсы и нет драйва. Но это не
значит, что просто бросить дело — правильный
выбор.
Ананьев: Драйв, свобода и радость творчества
сейчас в экономике не присутствуют. Мы с вами
ведем серую, обыденную жизнь банкиров, которые
разбираются с непрофильными активами вместо
того, чтобы заниматься кредитованием, развитием
отраслей. Банкиры в большей степени заняты реструктурированием своих портфелей и приведением бизнеса в соответствие с новыми требованиями, которые диктует регулятор. Параллельно идет
чистка банковского сектора. В общем, заняты
очень сложными, зачастую нерадостными процессами. И попытки сжать бизнес по этим причинам
есть на самом деле.
Авен: Не думайте, что проблема «усталых собственников» есть только в России: на Западе быть
банкиром очень тяжело. Когда встречаюсь с западными коллегами, слышу жалобы на давление регулятора значительно более интенсивные, чем
здесь. Председатели советов директоров в крупнейших банках жалуются, что 60–80% времени
у них уходит на регуляторные проблемы, что
очень скучно, тяжело, противно и неинтересно.
Вот у нас банк в Голландии — скажу честно, это
головная боль, значительно более тяжелая, чем в
России.
Ананьев: Знаете, у нас филиал на Кипре, и мы
тоже чувствуем к себе повышенное внимание. Нас
изучают особенно тщательно и щепетильно уже
потому, что мы представители российской банковской системы.
Авен: Жаловаться на наш Центральный банк
в этом смысле просто аморально. У нас значительно более мягкие отношения и дружелюбное, рабочее общение.
Если за что-то и критиковать Центральный
банк, то за надзор, но это не проблема нынешнего
руководства. Начинать расчистку надо было еще
10 лет назад, тогда был благоприятный момент,
и было не так все запущенно. Но это ужасная
история: первым, кто пытался поставить заслон
недобросовестным банкирам, был первый зампред Андрей Козлов, который был убит, и его
убийство напугало ЦБ. Сейчас ситуация изменилась, но Центральный банк пока не в полной мере
успел перестроиться. Недавнее крушение таких
крупных банков, как Внешпромбанк и Интеркоммерц, — это очевидные следствия недостатка
надзора.
В начале кампании по очищению банковского
сектора предполагалось, что крупнейшие банки выиграют. Вы почувствовали положительный эффект этой зачистки?
Авен: Любая катастрофа частного банка, особенно известного частного банка, того же Внешпромбанка, для нас не хорошая новость, а плохая.
Да, к нам приходят новые клиенты из таких банков, но сама ситуация в целом неблагополучная,
так как подрывает доверие к частным банкам.
Некоторые клиенты принимают решение работать только с государственными банками, которые и так по факту находятся в привилегированном положении.
Ананьев: В случае краха банка физические лица
получают компенсацию по вкладам в пределах
страховой суммы. Но у малого, среднего и крупного бизнеса в таких банках зависают деньги, компании оказываются в цепочке неплатежей. Это дестабилизирует финансовую систему, создает отрицательные настроения в экономике.
Сколько банков в итоге останется?
Авен: Я уже лет двадцать говорю, что столько банков, как сейчас, не нужно. Мои расчеты показывают, что для всей системы достаточно 200 банков,
и сейчас мы уверенно к этому идем.
Вьюгин: Да, банковская система сужается. Петр
сказал 200, а я считаю, что 50 банков останется.
Авен: Еще лучше! Я просто более аккуратный
в прогнозах, более осторожный.
Ананьев: Крайне важно, сколько из этих 50 банков будут государственными. Если в итоге кризиса
государственными окажутся 4/5, это будет беда для
экономики. Но пока мы двигаемся именно в этом
направлении. В условиях доминирования госбан-
ков о честной конкуренции говорить не приходится: вероятно, будет стагнация и ухудшение возможности кредита, что станет дополнительным
негативным фактором.
Авен: Согласен с Дмитрием, участие государства
в экономике растет после кризиса 2009 года, и это,
как мне кажется, не позитивный процесс.
Вьюгин: Несмотря на мрачный прогноз, такие
крупные группы, как «Альфа», «Промсвязь» и БИН,
частью которой стал МДМ Банк, имеют хорошие
шансы получить в сложной ситуации некие бенефиты и нарастить бизнес. Но вне таких групп банкам сейчас приходится очень трудно. Может быть,
еще чисто розничные смогут сохранить заметную
долю в своем сегменте.
«Хороший кредит — невыданный
кредит»
Мы переживаем крупнейшее падение доходов
населения за последние 15 лет. Как это меняет
розничный бизнес ваших банков?
Ананьев: На сегодняшний день хороший кредит — невыданный кредит (смеется). Конечно, это
не значит, что мы совсем перестали выдавать кредиты физикам. Мы по-прежнему кредитуем сотрудников зарплатных клиентов, а в мае запускаем новый продукт — онлайн-кредитование. Просто мы стали более осторожными.
Банки стали очень внимательно следить за транзакционным доходом, например, у нас он покрывает все издержки по розничному блоку. У нас стабильная, предсказуемая клиентская база из 4 млн
физиков, которые привыкли к нашему банку.
Авен: В прошлом году Центральный банк стал
регулировать потолок процентной ставки в потребительском кредитовании. Приходится искать новые формы и расширять продуктовый ряд. Запустили новую карту с РЖД и всего за два месяца получили 25 000 новых клиентов. В какой-то степени
кризис подталкивает банки становиться более умными, быстрыми, изобретательными и креативными.
Количество банковских офисов сокращается
уже два года подряд. Это еще одно проявление
кризиса или влияние новых технологий?
Авен: И то и другое. Это и оптимизация сети,
с одной стороны, в условиях кризиса, с другой —
развитие цифровых технологий.
Ананьев: Людям удобно разместить депозит
и получить кредит дистанционно, в интернете.
Для этого необязательно открывать физически новые допофисы, которые ведут к лишним затратам.
Это удобный и выгодный для банков путь развития, за этим будущее.
Жаловаться на наш Центробанк в этом смысле просто
аморально. У нас значительно более мягкие отношения
[чем на Западе] и дружелюбное, рабочее общение
А вы не боитесь, что начинаете конкурировать
с онлайн-сервисами, которые и сами могут создавать нечто подобное онлайн-банкингу?
Вьюгин: Прямой конкуренции пока нет, ведь
банк, по сути, — это машина для оценки риска. Банки окажутся под угрозой, если онлайн-сервисы смогут создать эффективные виртуальные системы
оценки риска для двух партнеров, один из которых
дает деньги, а другой берет. Такие попытки делаются, есть системы, развивающие взаимное кредитование, минуя банковскую систему. Главное для банков — удерживать транзакционный, расчетный
бизнес, чтобы не потерять самый лакомый кусок.
Авен: Альфа-банк в декабре запустил на своем
сайте онлайн-платформу для выдачи кредитов от
физлиц напрямую малому бизнесу, p2b-площадку
«Поток». Но система оценки риска там банковская.
Полностью стать виртуальными банкам не дадут залоги и непрофильные активы, у кого-то
они не распроданы еще с 2009 года. Что будете
делать с новыми проблемными активами
и собственностью — недвижимостью, предприятиями, оборудованием?
Авен: Управлять непрофильными активами мы
не умеем: это не наша специальность, основная
линия — продавать. Экономический прогноз на
ближайшее будущее не очень хороший, и считаем,
что лучше от таких активов избавиться.
Ананьев: А мы не хотим продавать на падающем рынке и реализуем непрофильный актив,
когда дают хорошую цену. Будем дожидаться того
времени, когда к ним проявят интерес прагматичные, спокойные, качественные покупатели.
Недавно в Промсвязьбанк пришел новый акционер Виктор Пичугов и возглавил компанию
«ПСБ-менеджмент», которая управляет нашими
непрофильными активами. У компании порядка
сорока различных предприятий в разных отраслях, которые функционируют, способны обслуживать долг и будут возвращать его. Пусть, может быть, не за три-четыре года, а за семь, но
сейчас это нормальный вариант. Акционеры
Промсвязьбанка — люди психологически устойчивые, умеем и на стайерских дистанциях двигаться.
062/063
Р
Е
Й
Фото Максима Блинова / РИА Новости
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Надзор/АСВ/ЦБ/отзыв
лицензий/Пробизнесбанк
Корпорация
«Крематорий»
В топке АСВ бесславно сгорают
сотни банков, но ликвидация
Пробизнесбанка изменит банковский
надзор.
Текст:
Елена Зубова
Первое, что увидел на своем рабочем столе гендиректор госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) Юрий Исаев, была ярко-красная папка. Несколько дней назад, 12 августа 2015
года, Пробизнесбанк лишился лицензии, и в папке
лежала служебная записка. Подчиненные рапортовали, что по закону обязаны оспорить вывод денег
сотрудниками АСВ из Пробизнесбанка в обход
требований его кредиторов. «Исаеву это очень не
понравилось, сразу стали разбираться», — рассказывает близкий к АСВ источник. В итоге инцидент
привлек внимание Генпрокуратуры, и 600 млн рублей, переведенных в дочерний банк АСВ «Российский капитал», вернули. «История вышла гнусная,
и она еще не окончена», — говорит собеседник
Forbes.
Крах Пробизнесбанка показывает, как работает
система банковского надзора и ликвидации банков. За последние два года она превратилась в машину убойной силы, недаром сотрудники АСВ
между собой называют свою корпорацию «крематорий». В гигантской финансовой топке сгорают
сотни лицензий, вклады, бизнес клиентов. Почему
при ликвидации Пробизнесбанка произошел сбой
системы?
Персональный подход
«У нас нет ни одного дочернего банка, где у клиента не было бы персонального специалиста, который решает его проблемы. Это главный наш конкурентный инструмент — банкир как личный
врач или юрист», — говорил основатель финансовый группы «Лайф» Сергей Леонтьев. Пробизнесбанк с активами почти 150 млрд рублей обслуживал малый бизнес и был ядром этой группы, включавшей еще шесть банков и факторинговую
компанию.
Предприниматели с небольшими оборотами по
счету получали сервис высокого уровня и до сих
пор не могут смириться с кончиной любимого
банка. «Скучаю по Пробизнесбанку — по их отношению к клиентам, по их технологиям и оперативности», — говорит Лариса Белик, гендиректор
небольшого поставщика электронных компонентов «Регион-Комплект». «В Пробизнесбанке полу-
чал европейский уровень обслуживания и отношения к клиентам. Теперь открыл счет в одном из
крупнейших банков страны, и такое ощущение,
как будто пересел с «мерседеса» на «запорожец», —
сожалеет владелец компании по разработке и
установке климатических систем «Нео Инжиниринг» Нерсес Григорян.
Число сотрудников «Регион-Комплекта» и «Нео
Инжиниринга» не превышает 30 человек, в Пробизнесбанке у них застряли оборотные средства,
авансы заказчиков на 2–3 млн рублей. У некоторых
компаний были резервные счета, а кому-то стало
совсем туго. Приходится увольнять сотрудников,
продавать машины и квартиры, занимать в других
банках, чтобы выполнить обязательства перед клиентами, говорит Григорян, возглавивший инициативную группу из представителей более 200 пострадавших юрлиц с требованиями к банку почти
на 1,5 млрд рублей.
Первый звонок для Леонтьева прозвучал еще
в 2014 году, когда ЦБ сначала ограничил операции,
а затем отозвал лицензию его екатеринбургского
«Банк24.ру» за незаконное обналичивание денеж-
ных средств. Но и тогда предприниматели, получавшие в этом расчетном банке круглосуточный
сервис, защищали его акционеров. Они возложили
цветы у дверей закрытых офисов банка и даже написали петицию главе ЦБ Эльвире Набиуллиной
с просьбой вернуть лицензию банку. В ответ предправления банка Борис Дьяконов через Facebook
признался клиентам в любви и попросил у них
прощения — он не успел перестроить банк. Финансовое положение «Банк24.ру», как выяснилось,
было стабильным, и банк после отзыва лицензии
полностью рассчитался со всеми клиентами.
За несколько месяцев до этого Леонтьев вывел
бизнес «Банк24.ру» за рамки группы «Лайф». Но
следующий удар пришелся уже на главный банк
группы. ЦБ 7 августа назначил в Пробизнесбанк
временную администрацию АСВ, 12 августа отозвал у него лицензию и насчитал дыру в 40 млрд
рублей. Клиентам не удастся вернуть деньги в полном объеме. В своих бедах предприниматели обвиняют не акционеров Пробизнесбанка, а ЦБ
и АСВ и провели уже четыре пикета, требуя от них
остановить разорение малого бизнеса.
Банкротство Пробизнесбанка и других кредитных
организаций разоряет тысячи предпринимателей
064/065
Р
Е
Й
№04 (145) 2016
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
Фото Юрия Мартьянова / Коммерсантъ
К
О
В
Надзор/АСВ/ЦБ/отзыв
лицензий/Пробизнесбанк
«Нужно быть очень плохим бизнесменом-банкиром, чтобы допустить миллиардную недостачу, во
что мы не верим с учетом многолетней истории
банка и достигнутых успехов», — пишут предприниматели в обращениях в правоохранительные органы. По их версии, 40 млрд рублей могли исчезнуть
в результате действия преступной группы при участии сотрудников ЦБ и АСВ и, возможно, хищения
проводились под давлением извне. Сам Леонтьев тоже говорил о внешнем давлении и навязчивых
предложениях поделиться бизнесом под угрозой
расправы над Пробизнесбанком, рассказал источник Forbes, близкий к совету директоров банка.
Инновационные менеджеры
Основатели группы «Лайф» Сергей Леонтьев и его
младший партнер Александр Железняк, знакомые
со школьной скамьи, владели Пробизнесбанком
с 1993 года. В их тандеме первый генерировал
идеи, а второй занимался их реализацией. Больше
всего выпускник МГИМО, экономист-международник Леонтьев в предпринимательстве ценил свободу, а свои представления о ней черпал из книг.
Он прочитывал полсотни бизнес-изданий в год
и ездил в зарубежные туры для знакомства с известными предпринимателями и компаниями.
Десять лет назад Леонтьев начал строить группу
в виде партнерства, где каждый менеджер сам решает, увеличивать выдачу кредитов или нет, и при
этом отвечает своим доходом за оценку риска клиентов и невозвраты.
Кредитных комитетов и скоринга в банках не
было, Леонтьев полагал, что обоснованно судить
о риске могут персональные менеджеры исходя из
личного опыта. Решения по кредитам физлицам
принимал один менеджер, по кредитам компаниям — бизнес-менеджер и риск-менеджер. Они же
брали на себя контроль за сомнительными операциями, и проверить их могла только служба безопасности. Найти подходящих людей в нужном количестве было непросто, поэтому в 113 городах
присутствия банка работали особые кадровые
центры, оценивавшие кандидатов с применением
логических и ролевых игр. Из ста человек оставались пять, которые проходили полугодовую стажировку с наставником.
В розничном банке «Пойдем!» штат персональных менеджеров укомплектовали женщинами, работавшими ранее педагогами, социологами или
психологами. Бывало, что они помогали клиентам
пристроить кошку «в хорошие руки», помириться
с близкими людьми, найти новую работу и даже
могли дать им взаймы из своего кармана на небольшую оплату по кредиту. Такое отношение
к клиентам материально поощрялось: фиксиро-
ванный заработок сотрудников составлял лишь
треть от среднерыночного уровня вознаграждения,
зато остальная часть, как правило, перекрывала
этот уровень, если клиенты демонстрировали лояльность.
Год назад Леонтьев признался, что тратит огромные деньги на бизнес-процессы, которые многие
банкиры не поддерживают. Например, он внедрил
стратегические карты по системе сбалансированных показателей (BSC). Раз в год Леонтьев определял по этим картам лучшее отделение, и его команда ехала в полном составе на карнавал в Риоде-Жанейро. Одним из ключевых индикаторов
было измерение уровня лояльности клиентов методом расчета индекса чистой поддержки (NPS).
Следующий по важности индикатор — соотношение затрат и дохода, поскольку лояльность, не приносящая прибыль в долгосрочной перспективе, ведет к банкротству. Однако именно это в итоге
с группой «Лайф» и произошло.
Дмитрий Гусев, глава Совкомбанка, получившего на санацию банк «Экспресс-Волга» из группы
«Лайф», не в восторге от этого инновационного
бизнеса. «Очень сложно оценивать позитивно то,
что, по сути, преступно, — говорит он. — Бизнес не
был честным, так как у Пробизнесбанка не было
реального капитала. Финансовая эффективность
была просто ужасной. Именно на убытки, а не на
яхты-виллы банк потратил средства клиентов. Тут
и череда неудачных разовых транзакций, и хроническая неспособность зарабатывать регулярную
прибыль».
Иными словами, сервис «европейского уровня»
обходился банку на самом деле гораздо дороже,
чем платили за него клиенты, но в конце концов
они же за это и поплатились. «Отчетность была заведомо недостоверной, и это ужасно, — говорит Гусев. — Печально, что в банке это было известно десяткам людей и никто из них не отдавал себе отчет, какую катастрофу они готовят своим
клиентам».
Молчание ЦБ
В октябре 2015-го Григорян подал коллективную
жалобу от двух сотен пострадавших компаний —
клиентов Пробизнесбанка на действия ЦБ и АСВ
в МВД и Генпрокуратуру, а позже и в Следственный комитет. Предприниматели оспорили перевод денег временной администрацией АСВ под руководством Андрея Опекунова в «Российский капитал», дочерний банк госкорпорации. Кроме того,
они просили расследовать появление двойных
платежек с отметкой банка о выводе денег по их
заявлениям (от 7 и 10 августа), хотя на самом деле
средства из банка не уходили. По их мнению, это
Инновационный бизнес в банках
группы «Лайф» Сергею Леонтьеву помогали строить партнеры —
Александр Железняк (справа)
и Эльдар Бикмаев (слева)
была фальсификация документов временной администрацией, чтобы изменить порядок очередности проведения платежей и вывести сначала
средства в «Российский капитал».
Генпрокуратура подтвердила неправомерный
вывод средств временной администрацией Пробизнесбанка. АСВ провело служебное расследование, привлекло сотрудников к дисциплинарной
ответственности и вернуло деньги в конкурсную
массу. Представитель АСВ назвал казус с платежками техническим сбоем.
Предприниматели также жаловались, что ЦБ не
стал публиковать на своем сайте информацию о назначении временной администрации в Пробизнесбанк. Они расценили это как содействие хищению
активов банка. По телефонной «горячей линии»
в АСВ его сотрудники говорили, что Пробизнесбанк
якобы работает в штатном режиме. На самом же деле он только принимал и переводил платежи на
корсчет, но с него деньги предпринимателей уже не
уходили. Приказ о назначении администрации
в Пробизнесбанк подписал первый заместитель
председателя ЦБ Алексей Симановский, но стандартного распоряжения опубликовать эту новость
на сайте Банка России в приказе не было. ЦБ также
не сообщил об этом в установленный законом срок
в Единый специальный реестр сведений о банкротствах.
В августе, почти сразу после отзыва лицензии
Пробизнесбанка, похожие заявления в Генпрокуратуру, МВД и СКР с требованием дать оценку руководству ЦБ написали владельцы компании
«Юридический советник» Борис и Константин
Кузнецовы (отец и сын) и их клиенты. Кузнецовстарший, бывший прокурор Свердловской области, в своем заявлении указал, что ЦБ и раньше
знал о нарушениях в Пробизнесбанке, но не принимал мер для отзыва лицензии.
Взаимные подозрения
Накануне прихода временной администрации
в Пробизнесбанк Леонтьев покинул Россию. Своим
сотрудникам он передал, что у банка временные
трудности, но будут приняты меры по финансовому оздоровлению. В день отзыва лицензии он разместил в корпоративном блоге свое последнее обращение к бывшим коллегам: «Видимо, время
«Лайф» в этой стране еще не пришло. Поэтому
в ближайшие 50 лет я буду делать «Лайф» в других
частях земного шара». Через несколько недель его
примеру последовал Железняк и, вероятно, бывший предправления Дмитрий Дыльнов (его местонахождение неизвестно).
ЦБ пытается привлечь бывших собственников
к уголовной ответственности по нескольким статьям, основная — «Мошенничество», и Следственный комитет проводит по заявлению ЦБ проверку.
Но предъявить обвинения Леонтьеву и Железняку
будет непросто, ведь ответственность за принятие
конкретных финансовых решений несли персональные менеджеры и руководители отделений.
Тем не менее в феврале 2016-го представитель СКР
Владимир Маркин дал понять, что вопросы к собственникам остаются.
Пока следователи задержали четырех менеджеров группы «Лайф». Они подозреваются в выводе
как минимум 2,5 млрд рублей путем выдачи невозвратных кредитов на подставные фирмы. Эти
деньги пошли в основном на покупку зарубежной
недвижимости, сказал Маркин. Топ-менеджеры
группы «Лайф» на условиях анонимности говорили после отзыва лицензии, что не выводили активы. По их словам, дыра была около 20 млрд рублей,
она образовалась за счет текущих убытков и неправильной оценки кредитных рисков. Фактов
прямого вывода активов банка в пользу акционеров Пробизнесбанка, вероятно, не было, считает
Гусев из Совкомбанка.
Вся дыра Пробизнесбанка, объясняет Гусев, —
это межбанковские кредиты от других банков
группы, привлекавших средства клиентов во вклады и депозиты. Для банковских групп это обычная
практика, когда «дочка» держит свободные средства на счетах материнского банка. Но Пробизнесбанк использовал эти кредиты для латания дыры
в собственном балансе.
066
Р
№04 (145) 2016
Е
Й
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Надзор/АСВ/ЦБ/отзыв
лицензий/Пробизнесбанк
«Сложно оценивать позитивно то, что, по сути,
преступно. Бизнес не был честным, так как
у Пробизнесбанка не было реального капитала»
В 2014–2015 годах дыра в Пробизнесбанке стремительно росла, если судить по объему межбанковских кредитов, привлеченных от банков группы
«Лайф». За полтора года к августу 2015-го этот объем
вырос с 10 млрд до 47 млрд рублей (кроме того, был
привлечен кредит от ЮниКредит Банка почти на
1 млрд рублей). Всего за одну неделю августа к моменту введения временной администрации задолженность по межбанку выросла до 67 млрд рублей.
Именно в эту сумму зампред ЦБ Михаил Сухов публично оценил дыру Пробизнесбанка, однако затем скорректировал цифру до 40 млрд рублей.
Привлеченные на межбанке средства Пробизнесбанк, судя по отчетности, вложил в облигации,
хранившиеся на депозитарных счетах в кипрских
«дочках» российских компаний «Открытие Капитал» и «Брокеркредитсервис». Еще за полгода до
отзыва лицензии ЦБ требовал подтвердить их наличие и перевести на депозитарные счета в России. Однако банк вернул в страну только небольшую часть портфеля облигаций, а основная его
часть, по словам топ-менеджеров, состояла из казначейских облигаций США, хранить и учитывать
которые в России невозможно.
В февральском отчете АСВ говорится, что добраться до этих облигаций конкурсному управляющему не удалось. В «Открытии» и БКС эти бумаги
проходили как залог, предоставленный Пробизнесбанком по кредитам, выданным на Кипре
структурами российских инвесткомпаний третьей стороне. По документам, заемщики не расплатились по взятым кредитам, после чего залоги
перешли в пользу Otkritie Capital International
Limited (18 млрд рублей) и BCS Cyprus (7 млрд рублей). АСВ посчитало эти сделки сомнительными,
сообщило о них в ФСБ и планирует оспорить их
в арбитраже.
Новые правила
В 2013 году ЦБ сократил срок, который дает банкам
на устранение недостатков или самооздоровление.
До этого отдельные банки по согласованию с ЦБ
могли «рисовать» выполнение обязательных нормативов и исправляться в течение двух лет, потом этот
срок уменьшился до полугода. После чего регулятор
в исключительном случае может ввести временную
администрацию даже без видимых причин ухуд-
шения финансового состояния. В 2015 году такое
случилось трижды, в частности, с Пробизнесбанком, поскольку Леонтьев упорно отказывался предоставить доказательства сохранности ценных бумаг
в кипрских депозитариях.
На примере группы «Лайф» четко прослеживается избирательный подход регулятора: ее основной участник Пробизнесбанк приговорен к ликвидации, а другие банки группы санировали с участием заинтересованных инвесторов, получивших
от государства почти 100 млрд рублей. «Санировать
дочерние банки, видимо, было непростым для регулятора финансовым решением, но тут виден
четкий сигнал рынку — «спасаем честных», — говорит Гусев.
Однако честность, когда на банковском рынке
идет зачистка, понятие относительное. «Управляющие АСВ в Пробизнесбанке оказалось заинтересованной стороной, выявились серьезные лакуны
в регулировании», — признает источник, близкий
к госкорпорации. По словам трех источников, инцидент с переводом денег в «Российский капитал»
побудил регуляторов изменить внутренние процедуры. Теперь сотрудники АСВ соглашаются взять
на себя функции временной администрации,
только если банк подпадает под санацию, прийти
«просто так», по просьбе ЦБ, они больше не могут.
Возможно, АСВ позволит санированным банкам
списывать активы, как это недавно рекомендовал
Совет по финансовой стабильности при G-20. Сейчас возможности списания нет, и клиенты Пробизнесбанка не могут рассчитывать на адекватное
возмещение из конкурсной массы. Ведь в начале
очереди кредиторов стоят банки группы «Лайф»
с правом требования гигантской задолженности
по межбанковским кредитам.
Системе банковского надзора и ликвидации
банков предстоит перестраиваться на ходу: конца
и края начатой зачистке не видно. «Мы рассчитывали, что банки адаптируются к новым условиям
и почистят балансы. Однако ряд банков потратил
время не на сокращение сомнительных операций,
а на их увеличение, чтобы вывести оставшиеся активы. Именно поэтому количество отозванных лицензий и санаций выросло», — говорит один из руководителей ЦБ.
«Ситуация становится очень опасной, потому
что отзыв лицензий должен быть контролируемым, — отмечает собеседник Forbes. — Если банки
массово начнут умирать сами, придется заниматься не оформлением пациентов в приемном покое,
а уборкой трупов на улице. Сейчас «крематорий»
рассчитан на 100 банковских лицензий в год.
В этом режиме у нас есть еще три года, чтобы
успеть очистить систему».
Фото Марии Савельевой для Forbes
067
№04 (145) 2016
Р
Е
Й
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Мнение/технологии/
банки
Блокчейн
для банков
Новая технология меняет
финансовый рынок.
Буквально за пару десятков лет
мир пережил несколько технологических революций. Мы прошли через бум
интернета, волну IP-телефонии, а сейчас
глобальный рынок выходит на волну бума интернет-технологий в финансах и
банковских продуктах. Новая фишка —
технология блокчейн. Ее идея проста —
это децентрализованная база, проверку
транзакций в которой осуществляют одновременно тысячи пользователей. Они
подтверждают подлинность совершенных в базе изменений, поэтому ее невозможно подделать. Технология блокчейн
может оказаться той новой волной, на которой создаются тысячи стартапов, а их
продукты уже привлекают сотни миллионов долларов инвесторов. За последние
два года инвестировано более $850 млн,
среди инвесторов в отрасль есть банки
Goldman Sachs и BBVA, биржевые площадки NYSE и NASDAQ, платежные системы VISA и MasterCard.
Число игроков в ней растет огромными темпами. Инвесторы уже вложили
деньги примерно в 200 компаний, самый
крупный раунд инвестирования превысил $100 млн (компания 21.Inc), и развитие происходит не только в области валюты биткоин, основанной на технологии блокчейн, но и в самой технологии.
Технология блокчейн обладает набором характеристик, которым когда-то
обладали Linux как открытая операционная система или Skype, использующий протокол Voice over IP. Высокий
уровень надежности, открытая инфраструктура, дешевизна, децентрализация
и полная прозрачность всех операций
могут сделать эту технологию востребованной в традиционно консервативном
финансовом секторе.
Глеб Давидюк
Управляющий партнер
iTech Capital
forbes.ru/davidyuk-gleb
Кому интересно подтверждение таких операций? Конечно же, банкам.
Они могут применять блокчейн в качестве альтернативы системе банковских
платежей SWIFT. Наиболее известные
проекты в этой области — Ripple почти
с $40 млн инвестиций и банковский
консорциум R3, который создает закрытый блокчейн. Последний проект
заинтересовал уже более 40 крупнейших банков, в их числе Barclays, Credit
Suisse, Morgan Stanley, Citi, UBS,
Deutsche Bank и др.
Также технология применяется для
микро- и мини-платежей — эта ниша
вообще не была интересна банкам.
Блокчейн позволяет отправить маленькую сумму за небольшую комиссию
или вообще бесплатно. Это могло бы
упростить плату правообладателем
за контент. Проблема ведь не в том, что
жалко заплатить 10 центов за книгу или
Интерес к биткоину
не падает
Количество транзакций, тысяч в день
240
200
160
120
80
40
Март
2014
Июль
2014
Ноябрь
2014
Март
2015
Июль
2015
Ноябрь
2015
Ноябрь
2014
Март
2015
Июль
2015
Ноябрь
2015
Рыночная цена, $
750
650
550
450
350
250
150
Март
2014
Июль
2014
Источник: blockchain.info
музыку, а в том, что сделать это настолько неудобно, что проще не делать вообще, поддерживая тем самым пиратство
в сети. Сегодня для платежей обширно
используется биткоин: за него можно
купить авиабилет в airBaltic, компьютер
Dell или чашечку кофе в нью-йоркском
Starbucks. Количество точек, принимающих биткоины, и количество транзакций растет волнообразно. Более 105 000
мерчантов уже принимают биткоин,
к концу 2016 года, по прогнозам, их будет уже 150 000. Сейчас в день проходит
более 250 000 биткоин-транзакций, что
составляет более чем двукратный рост
с начала года.
Еще одна возможность для банков —
система идентификации клиентов. Например, все кредитные организации
должны выполнять процедуры KYC
(«знай своего клиента»), а применение
технологии блокчейн могло бы позволить проходить такую процедуру лишь
однажды. А верификация клиента десятками и сотнями банков — участников системы могла бы автоматически
упростить ее для других участников системы, использующих блокчейн. Есть
и много других операций для технологии блокчейн, например сделки с ценными бумагами на биржах и в депозитариях, или те, где требуется подтверждение транзакций.
Банки всерьез увлеклись технологиями блокчейн, но их применение может
быть гораздо более широким. Стоит лишь
упомянуть возможность применения технологий в качестве альтернативной финансовой системы на случай войн или
катастроф. Система обмена правами
собственности в отношении активов
и подтверждения их — в этом направлении блокчейн и биткоин эволюционируют уже в очень скором будущем, и эту
технологию можно будет применить
к чему угодно: акциям, квадратным метрам или баррелю нефти.
Артисты и звезды шоу-бизнеса,
политики и чиновники — вкладчики
с миллионами в кармане всегда были
желанной добычей для банкиров. Как
знаменитости выбирают банк, что им предлагают
владельцы и топ-менеджеры кредитных организаций, как используют их деньги в сомнительных
финансовых схемах — Forbes отследил это на примере рухнувших Мастер-банка и Внешпромбанка.
Погоня за чиновником
Пятого августа 1995 года четверо крепких мужчин
восточной внешности заняли столик в летнем кафе за памятником Юрию Долгорукому напротив
мэрии Москвы. Мужчины кого-то ждали, нервничали, смотрели по сторонам. Встреча с партнерами
началась с автоматной очереди — неожиданно появившиеся бойцы ореховской группировки во главе с Александром Пустоваловым по кличке Саша
Солдат открыли прицельный огонь. В ходе разборки известный киллер убил троих из четырех человек за столиком, включая лидера ассирийской
группировки Авдыша Беджамо (Алик Ассирийский), которая контролировала денежные потоки
московских казино.
Источник в правоохранительных органах говорит, что сын убитого Георгий тоже был им хорошо
знаком и состоял на специальном учете. В год
убийства отца он вместе с сестрой Ларисой Маркус организовал Внешпромбанк (ВПБ) с уставным
капиталом 6 млн рублей. Деньги любят тишину —
зачем привлекать внимание известной фамилией,
и Георгий Беджамо стал Беджамовым. Его родство
с Маркус в банке также не афишировалось.
У сестры Беджамова к тому времени были уже
неплохие связи. Например, в совет директоров
ВПБ сразу же вошла Елена Лирина, тогда жена депутата, а затем министра по налогам и сборам Ге-
Фото Laif / Vostok Photo
068/069
№04 (145) 2016
Р
Е
Й
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Вклады/знаменитости/
чиновники/мошенничество
Доверчивые
лица
Как знаменитости
выбирают, где разместить
свои деньги, и теряют их.
Банкиры стараются потакать
малейшим прихотям крупных
клиентов
оргия Бооса. В интервью корпоративной газете
Маркус рассказывала, что завязала многие знакомства во время работы в Морском акционерном
банке, в наблюдательном совете которого был эксминистр транспорта и гендиректор «Совкомфлота» Сергей Франк.
Внешпромбанк быстро сработался и с нефтяниками. По данным «Ведомостей», сначала клиентом
ВПБ стала страховая компания «Плато», принадлежавшая знакомому руководителя «Зарубежнефти»
Николая Токарева Владимиру Кушнареву и его жене Татьяне. В 2000 году Токарев пригласил Кушнарева в «Зарубежнефть» своим первым замом по финансам, и вскоре нефтяная компания стала акционером в ВПБ. Кушнарев с супругой и сами были
клиентами ВПБ.
Примерно за 10 лет Маркус познакомилась со
многими чиновниками и политиками, не было,
наверное, ни одного депутата Госдумы из финан-
сово-экономических комитетов, который бы ее не
знал, говорит знакомый Маркус. Сын бывшего первого зампреда Госдумы, президента Олимпийского комитета России Александра Жукова Петр даже
стал трейдером Внешпромбанка. Сын Артура Чилингарова, полярника и члена совета директоров
«Транснефти», Николай стал миноритарным
участником Внешпромбанка. Артур Чилингаров
сказал Forbes, что хочет забыть историю с ВПБ как
страшный сон, и отказался от комментариев.
В 2009 году Внешпромбанк выиграл тендер и начал обслуживать «Транснефть» (к тому времени
компанию возглавил Николай Токарев), а в 2015 году
уже входил в 50 крупнейших банков страны. Его
20-летняя история успеха завершилась в 2015 году,
и без участия «Транснефти» тут не обошлось. ЦБ заподозрил, что часть кредитов выданы техническим
компаниям, и потребовал доначислить резервы более 6 млрд рублей. Предписание ЦБ и последовав-
Текст:
Антон
Вержбицкий
070/071
Р
Е
№04 (145) 2016
Й
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Вклады/знаменитости/
чиновники/мошенничество
Личный счет
В каких банках чиновники и руководители государственных
компаний держат свои деньги.
Алексей Миллер
Андрей Воробьев
Губернатор Московской области
Предправления Газпрома
Газпромбанк
Сергей Железняк
«Пересвет»
Заместитель председателя Госдумы
Райффайзенбанк
Андрей Скоч
Депутат Госдумы (№18 в списке
Forbes)
Альфа-банк
Михаил Мень
Министр строительства и ЖКХ
Росбанк
Михаил Слипенчук
Депутат Госдумы
Объединенный
инвестиционный банк
Дмитрий Саблин
Cенатор
Абсолют Банк
Владимир Груздев
Бывший губернатор Тульской
области
«Русский стандарт»
Алина Кабаева
Председатель совета
директоров «Национальной
медиа группы», экс-депутат
Госдумы
СМП Банк
Источник: последние доступные публичные данные деклараций, Forbes
шая осенью 2015 года попытка «Транснефти» получить из банка часть своих средств стали серьезными ударами по Внешпромбанку. Маркус, по словам
ее знакомого, сказала, что таких денег нет, поклялась вернуть их, однако обещание не сдержала. ЦБ
ввел в ВПБ временную администрацию 18 декабря,
а на следующий день Маркус задержали оперативники МВД по подозрению в мошенничестве. Президент Федерации бобслея России Георгий Беджамов
скрылся на своей вилле в Монако.
Махинации Внешпромбанка мгновенно начали
расследовать ГУЭБ и ПК МВД России и ФСБ. Это неудивительно — в банке застряли деньги многих известных людей и связанных с ними компаний. Во
Внешпромбанке обслуживалась не только «Транснефть», но и зять Николая Токарева Андрей Болотов.
Банковские счета Натальи Квачевой, жены зампреда
правительства, куратора Олимпиады в Сочи Дми-
трия Козака, и счета семьи Александра Жукова находились во Внешпромбанке одновременно с деньгами Олимпийского комитета России. Десятки миллиардов рублей «Роснефти» и «Роснефтегаза» лежали
на счетах ВПБ, одновременно банк обслуживал топменеджера «Роснефти» Артура Чилингарова. Во
Внешпромбанке был вклад жены Сергея Шойгу
Ирины, а аффилированное с ним Сахалинское морское пароходство обслуживало структуры Минобороны. Среди других клиентов, по словам нескольких
источников Forbes, были председатель правления
страховой компании СОГАЗ и сын главы администрации президента Сергея Иванова Сергей, депутат
Госдумы Владислав Резник, бывший руководитель
финансового комитета Госдумы Наталья Бурыкина.
По оценке управляющего директора по банковским рейтингам RAEX Станислава Волкова,
на 20 крупнейших вкладчиков приходилась половина совокупных обязательств банка. На момент введения временной администрации
в банке было 66,8 млрд рублей вкладов физлиц,
127,6 млрд рублей — средств юрлиц.
Как уважаемые люди становились клиентами
банка? По словам одного из его бывших сотрудников, большинство звездных клиентов приходили
через Маркус, многих привел и первый вице-президент Сергей Рязанцев. Он женат на дочери Ольги
Плешаковой (бывшей владелицы компании
«Трансаэро») Татьяне, возглавлявшей «Трансаэротур». Рязанцев был завсегдатаем светских мероприятий, в частности регулярно посещал клуб поющих политиков и бизнесменов, где свои песни
исполняли вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин
вместе с женой, министр строительства и ЖКХ
Михаил Мень, депутаты Госдумы Иосиф Кобзон,
Сергей Железняк и Светлана Хоркина. Внешпромбанк был спонсором гольф-турниров, которые организовывала структура МИД ГлавУПДК, державшая в банке 6 млрд рублей, клиентом и даже миноритарием Внешпромбанка был брат посла на
Украине Михаила Зурабова Александр.
Серьезным аргументом для политиков и бизнесменов было наличие у банка таких серьезных клиентов, как «Транснефть» и «Роснефть». Один из бывших VIP-вкладчиков на условиях анонимности
рассказал Forbes, что помимо процентных выплат
по депозитам он получал бонусы наличными до 5%
годовых. ВПБ щедро одаривал крупных вкладчиков: по словам его бывшего клиента, только на
элитный алкоголь для себя, друзей и партнеров
Беджамов тратил свыше $1 млн в год, а его выбором
и покупкой занимался специальный сотрудник.
Банк покупал для клиентов произведения искусства на аукционах Sotheby’s и Christie’s (в хранилище ВПБ хранилась «Зебра» Энди Уорхола).
Фото Артема Голощапова для Forbes, Юрия Машкова / ТАСС, Юрия Самолыго / ТАСС, Станислава
Красильникова / ТАСС, Макса Новикова для Forbes, Станислава Тихомирова / Коммерсантъ,
ИТАР-ТАСС (из архива), Олега Королева для Forbes, Григория Собченко для Forbes
По оценке знакомого Маркус, она и Беджамов
вывели из банка более €1,5 млрд и потратили их
на элитную недвижимость в Монако и Швейцарии, на самолеты и яхты. По словам еще одного источника Forbes, в ходе проверки ЦБ выяснилось,
что со счетов многих клиентов были списаны
миллионы долларов, а на некоторых без их ведома
оформлялись кредиты.
Внешпромбанк побил рекорд по размеру дыры
в балансе (187,4 млрд рублей) по отношению к активам (275 млрд рублей). Вернут ли клиенты свои
деньги? По мнению двух источников Forbes, высокопоставленным вкладчикам, скорее всего, средства вернут, но вопрос будет решен в частном порядке, возможно, за счет имущества, находившегося за балансом банка.
Мастер одурманивания
В кабинете президента Мастер-банка Бориса Булочника горела свеча, рядом с ней стояла фотография жены художника Николая Рериха Елены, она
считала себя ясновидящей и якобы получала послания от своего учителя Махатмы Мориа. На их
основе она написала серию книг Живой этики,
или Агни-йоги. Булочник интересовался этим учением, логотип банка был похож на триединство —
атрибут Живой этики, а «мастером» последователи
Рерихов именовали Махатму Мориа.
Банкир ежегодно тратил по 150 млн рублей на
Международный центр Рериха в бывшей усадьбе
Лопухиных и подарил музею более 300 экспонатов
на несколько миллионов долларов. И хотя не все
«рериховцы» считали Булочника своим, меценатство и свои познания банкир успешно использовал для привлечения состоятельных клиентов. Для
них он устраивал чаепития с напитком из корней
валерианы по рецептам Елены Рерих. Как рассказал Forbes участник этих встреч, театральный режиссер и музыкант Юрий Шерлинг (его Камерный еврейский музыкальный театр обслуживался
в банке), советник Булочника Михаил Соркин
представлялся ортодоксальным иудеем, пытаясь
привлечь Шерлинга как клиента.
По словам Шерлинга, Соркин встречал его в своем кабинете, похожем на музей еврейской культуры: он был увешан картинами известных еврейских художников. При входе на руки и головы посетителей надевали тфилин (ритуальные черные
коробочки из кожи кошерных животных, внутри
которых лежат отрывки из Торы). Соркин льстил
музыканту и обещал продвигать искусство в это
«тяжелое время». После чаепития с Булочником
и посещения «кабинета-музея» Шерлинга познакомили с членом совета директоров Мастер-банка
Игорем Путиным, двоюродным братом президен-
та страны. «Антураж создавался соответствующий.
У него была вывеска с именем и кабинет, где на
стенах висели фотографии с известными чиновниками Сергеем Мироновым, Сергеем Глазьевым
и, конечно, с Владимиром Путиным. Это была хорошо продуманная система мошенничества», —
рассказывает Шерлинг. Он отнес в банк $5 млн
личных сбережений.
После отзыва лицензии Мастер-банка 20 ноября
2013 года выяснилось, что помимо Шерлинга пострадали сотни вкладчиков, общая сумма ущерба
составила несколько миллиардов рублей, а дыра
в капитале банка — 17,2 млрд рублей. Среди пострадавших оказались люди, с которыми Булочник дружил домами, например артистка Клара
Новикова. По словам источника Forbes, среди клиентов были члены семьи режиссера Никиты Михалкова, бывшего первого секретаря ЦК компартии Узбекской ССР Рафика Нишанова. Их представители не ответили на запросы Forbes.
Деньги состоятельных клиентов банк Булочника использовал в схемах по обналичиванию. Ассортимент популярных операций Мастер-банка,
таких как очищение средств от НДС через технические фирмы и обналичка средств через банкоматы, становился все шире. «Инкассаторы приносили клиенту мешок с деньгами и договоры с техническими фирмами. Скорость позволила банку
конкурировать с захватившими этот рынок банкирами из Дагестана», — объясняет один из источников Forbes. За свои услуги по обналичке по новой
схеме Мастер-банк брал комиссионные до 8%. Высокая маржинальность этого бизнеса позволяла
выплачивать высокие проценты по вкладам.
У Шерлинга ставка по валютному депозиту составляла 12% годовых.
Несмотря на наличие договоров с банком, подписанных Булочником, приходные ордера и выписки по депозитам не оформлялись, а проценты
клиентам выплачивали наличными или на карту
через технические компании, используемые в схемах по обналичке, рассказывает источник, близкий к банку. И когда «Мастер» рухнул, средства
VIP-вкладчиков остались за балансом.
АСВ обвинило «особых» клиентов Мастер-банка
в мошенничестве — использовании липовых договоров и попытках незаконно попасть в реестр кредиторов. Лишь через суд Шерлингу удалось доказать, что он действительно имел вклад. Уже начато
расследование по подозрению в мошенничестве
в особо крупных размерах против Бориса Булочника, его сына Александра, Михаила Соркина
и других руководителей Мастер-банка. Эти люди
могут находиться в Израиле, Португалии и на
Украине, считают бывшие вкладчики.
072/073
Р
Е
№04 (145) 2016
Й
Т
И
Н
Г
Б
А
Н
К
О
В
Мнение/западные банки/
прогноз
Алексей Голубович
Плата
за санкции
Что делать иностранным
банкам на российском
рынке.
На май 2014 года, к началу действия антироссийских санкций, банки 12
крупнейших государств (включая США,
страны ЕС, Японию) выдали российским
заемщикам около $219 млрд кредитов,
а также держали позиции еще более чем
на $150 млрд в виде гарантий и других
внебалансовых инструментов, связанных с российскими клиентами.
Больше всего Россию до санкций кредитовали французские банкиры (свыше
$50 млрд), американские и итальянские
выдали кредитов по $30 млрд, австрийцы в 2014 году выдали кредитов на
$20 млрд. К концу 2015 года эти показатели обрушились в среднем более чем
на 40%. Быстрее всех сокращали кредитование банки США и Великобритании
(вместе минус 67% от пика в первом
квартале 2013 года), а медленнее — итальянцы (минус 35%).
Если в 2014 году в совокупном балансе банков США доля российских заемщиков составляла до 1% международных кредитов, то сегодня это около 0,3%,
а для Германии данный показатель
снизился с 0,8% до 0,3% (в основном суверенные и квазисуверенные риски).
Снижение кредитования российских
компаний иностранными банками
в 2015 году стало самым значительным
после кризиса 2008 года и, возможно,
окажется самым продолжительным.
Три лидера последних двух лет по объему выданных в России иностранных
кредитов — Raiffeisen Bank
International, UniCredit и Societe
Generale — не стали пользоваться возможностью расширить долю российского рынка за счет ухода конкурентов, хотя она у них была — после первой се-
Управляющий директор
Arbat Capital.
Автор 10 книг по экономике
и банковскому бизнесу,
бывший стратег ЮКОСа
forbes.ru/golubovich
рьезной девальвации рубля приток
вкладов в «дочки» иностранных банков
резко увеличивался. Однако опубликованная отчетность за 2015 год не выглядит оптимистично ни по объему кредитования, ни по прибыльности. Ситуация с прибылью сильно изменилась
из-за увеличения резервов под потенциально проблемные кредиты и сокращение 20–30% отделений и направлений бизнеса — корпоративного кредитования, автокредитования и
финансирования под залог недвижимости. Наиболее критично это отразится
на группе Raiffeisen, прибыль которой
от российского рынка достигала 3/4 от
общей прибыли банка в 2014 году, в активах UniCredit или Societe Generalе активы в России не превышали 2–3%,
а прибыль по группе составляла не более 10%.
В каких реалиях оказались иностранные банки? Несмотря на поток негативных оценок экономической ситуации,
российский и иностранный большой
бизнес не ждет в России «украинского
сценария» или резкого падения ВВП,
как в конце 1990-х. И дело не только
в валютных резервах, но и в хорошем
торговом балансе, достаточно высоком
внутреннем спросе и наличии огромных возможностей для развития бизне-
са (здесь мешают не санкции, а коррумпированная бюрократия). Наиболее вероятным и не худшим для страны
сценарием в 2016 году будет:
● прекращение падения цен на нефть
(после еще одного вероятного провала)
и средняя по году цена около $40;
● стабилизация экономики на текущем
уровне «нулевого роста», фактически
означающем рецессию из-за отсутствия
притока капитала и инвестиций в экономику;
● массовые дефолты бизнес-заемщиков
и банкротства негосударственных компаний, кризис на рынке корпоративных долгов;
● сокращение числа банков, переток
вкладов в Сбербанк и общее снижение
уровня банковской конкуренции
в стране, в том числе в кредитовании
бизнеса;
● вынужденные и запоздалые реформы,
в первую очередь в сфере собственности (приватизация), стимулирования
инвестиций (некоторые налоговые
льготы), протекционизма (стимулирование импортозамещения в отдельных
отраслях).
В случае если сценарий будет не худшим (без втягивания в новые военные
конфликты и существенного расширения старых) и действующие ограниче-
Иностранные кредиты
200
$ млн
■ Италия
■ Франция
■ Великобритания ■ США
160
■ Германия
120
80
40
0
IV
квартал
2012
I
квартал
2013
II
квартал
2013
III
квартал
2013
Источник: Bloomberg, Арбат Капитал
IV
квартал
2013
I
квартал
2014
II
квартал
2014
III
квартал
2014
IV
квартал
2014
I
квартал
2015
II
III
квартал квартал
2015
2015
W
Фото Романа Шеломенцева для Forbes
ния на работу с российскими банками
не сменятся тотальной изоляцией с отключением SWIFT, то можно ожидать
активизации наиболее «независимых»
иностранных банков на нашем рынке
уже к концу 2016 года.
Главными направлениями для них
станут:
● инвестбанковские услуги российским
заемщикам по скупке долгов у иностранных кредиторов и реструктуризации их обязательств;
● кредитование российских клиентов
back-to-back — их же офшорными деньгами с целью получить комиссии за помощь в снижении нефинансовых российских рисков (защита от рейдерских
захватов, закона о контролируемых иностранных компаниях — КИК и др.);
● торговое финансирование российских
экспортеров под высокие проценты (за
счет доли российских госбанков, подпавших под санкции);
● привлечение кредитов для российских компаний под высокие проценты;
● private banking, состоящий в помощи
опасающимся КИК и валютного контроля россиянам в размещении активов
в США, Дубае, Сингапуре.
При этом в ближайший год все антироссийское в политике будет работать
на повышение доходности операций по
привлечению финансирования в России. Даже то, как, скорее всего, будет
проводиться приватизация российских
госкомпаний (без иностранцев, для
срочного пополнения бюджета и с участием менеджмента), позволит повысить процентные ставки по выдаваемым им зарубежным кредитам. В том
числе потому, что кредитные рейтинги
«Аэрофлота», «Роснефти», РЖД, Сбербанка, «Совкомфлота» и ряда других целей
приватизации будут понижены, если
компании будут рассматриваться уже
не как квазисуверенные.
Вместе с тем нынешний год может
стать хорошим годом для самых смелых, в основном небольших и не слишком связанных с США банков на российском рынке. Выиграют те, кто будет
зарабатывать на комиссиях, а не на процентах, кто сделает ставку на частный
бизнес и сможет правильно выбрать
партнеров среди крупных госкомпаний.
Именно они получат сверхприбыль в условиях дефицита финансирования и качественных инвестбанковских услуг.
Среди российских банков примером
использования санкций для развития
бизнеса могут послужить крымские, которые, даже несмотря на санкции против России и все ограничения, сумели
построить свою микросистему на полуострове. Банки, у которых практически
не оставалось шансов на выживание изза небольших размеров и отсталых технологий, создали свой региональный
бизнес.
074/075
Миллиардер/венчурные инвестиции/
Индия/Богуславский
№04 (145) 2016
Индийская
кухня
Стартапы из Индии помогли венчурному
инвестору Леониду Богуславскому стать
миллиардером.
Кунал Бал, основатель стартапа
Snapdeal, с удивлением слушал инвестора, прилетевшего из России. Тот вообще
не задавал вопросов о выручке и прочих
финансовых показателях. Леонид Богуславский —
а это был он — расспрашивал о нюансах, обозначая
попутно риски, с которыми сталкивались проекты
с похожей бизнес-моделью из его портфеля в России, США и Вьетнаме. «На той встрече я «умничал»
по полной, — признается Богуславский в интервью
Forbes. — Ими интересовались более именитые
фонды, нужно было показать, что от меня они получат умные деньги». Расчет оправдался. Богуславский, по его словам, инвестировал в Snapdeal в 2012
году по оценке около $170 млн, сейчас компания
оценивается в $6,5 млрд.
По итогам 2015 года Леонид Богуславский впервые вошел в глобальный рейтинг Forbes с состоянием $1,2 млрд, значительная часть которого — индий-
ские инвестиции. Как пионер российского венчурного рынка прокладывал дорогу в Индию?
На Восток
Богуславский — один из первых российских венчурных инвесторов. Капитал у него появился после удачного выхода из собственного бизнеса —
в 1996 году он продал консалтинговой компании
PwC системного интегратора LVS, созданного после ухода из ЛогоВАЗа Бориса Березовского. Став
после сделки старшим партнером PwC, он пристально следил за развитием доткомов и нарождающимся в России интернет-бизнесом.
В 2000 году Богуславский с пулом инвесторов, куда входили фонды Baring Vostok, UFG и Rex Capital,
создал ru-Net Holdings и вложился в «Яндекс», стартап Аркадия Воложа и Ильи Сегаловича. «За «Яндекс» в то время многие иностранные фонды не готовы были дать и доллара», — вспоминает Богуслав-
Текст:
Дмитрий Филонов
Фото:
Александр
Карнюхин
для Forbes
076/077
№04 (145) 2016
Миллиардер/венчурные инвестиции/
Индия/Богуславский
Индийские
единороги
Местные стартапы,
оцененные
инвесторами
от $1 млрд
● Оценка, $ млрд
● Инвестиции, $ млрд
Flipkart
Год основания: 2007
15
3,15
Инвесторы: Accel Partners,
DST Global, Naspers,
Morgan Stanley, Tiger Global
Деталь: Крупнейший
в Индии интернет-магазин,
основанный бывшими
сотрудниками Amazon
однофамильцами Сачином Бансалом и Бинни
Бансалом.
Snapdeal
Год основания: 2010
6,5
1,54
Инвесторы: Intel Capital,
Foxconn, Alibaba, Softbank,
ru-Net, Bessemer
Деталь: Маркетплейс
активно занимается
благотворительностью —
жители деревни Shiv Nagar,
где компания установила
15 насосов для добычи
питьевой воды, в благодарность переименовали
ее в Snapdeal.com Nagar.
Olacabs
Год основания: 2010
5
1,18
Инвесторы: Accel Partners,
Softbank, Sequoia Capital,
Tiger Global, DST
Деталь: Крупнейший в Индии сервис онлайн-заказа
такси контролирует 80%
местного рынка. В 2015
году вступил в стратегический альянс с Lyft
(США), Didi Kuaidi (Китай)
и GrabTaxi (Юго-Восточная
Азия) против Uber — теперь через любой из сервисов можно заказывать
такси во всех регионах,
где работают партнеры.
ский. Еще через несколько месяцев, покинув PwC,
он вложился в интернет-магазин Ozon. Потом были
успешные инвестиции в купонный сервис Biglion,
онлайн-кинотеатр ivi.ru.
Правда, Богуславский больше не инвестор «Яндекса». Часть своих акций бизнесмен продал еще
в 2011 году, заработав на IPO крупнейшей тогда интернет-компании России около $70 млн, а в начале
2014 года избавился от оставшихся. По оценке
Forbes, эта сделка могла принести ему около $330
млн. Момент венчурный инвестор выбрал верно.
Майдан уже случился, но Россия еще не успела присоединить Крым и подпасть под международные
санкции. С тех пор «Яндекс» подешевел в два раза.
Доля в Ozon у Богуславского осталась, и с Baring
Vostok он по-прежнему тесно сотрудничает. В 2015
году они вместе инвестировали в картографический
сервис 2ГИС новосибирского предпринимателя
Александра Сысоева. Но это редкий за последние два
года пример появления новых российских проектов
в его портфеле. Для деловых встреч в Москве личный
фонд Богуславского ru-Net использует пару небольших комнат в бизнес-центре на Садовом кольце.
Штаб-квартира переехала в Ригу. Да и бизнес-интересы Богуславского давно уже касаются не только
России, где он заработал первые по-настоящему
крупные деньги. «Часто мой офис — это кресло в самолете», — говорит Богуславский. Но в какой бы точке мира он ни находился, в его графике всегда предусмотрено время для тренировок по триатлону.
В августе 2011 года Богуславский запустил
в США новый фонд RTP — сейчас у него около
20 проектов. Параллельно начал через ru-Net инвестировать в Европе, став, например, одним из первых инвесторов немецкой компании DeliveryHero,
оценка которой в ходе последнего раунда в 2015 году составила $3,1 млрд. Но Богуславский понимал,
что его конкурентное преимущество перед крупными западными фондами — опыт работы в России, который можно применить и на других развивающихся рынках.
Самый очевидный кандидат — Китай. Но там,
как объясняет Богуславский, требовались намного
большие деньги для инвестиций, чем фонд мог себе позволить. «Китай очень быстро стал модной темой. Любые местные предприниматели, которые
что-то сделали, сразу вызывали интерес прессы
в США, у них появлялся статус. В Индии тоже есть
миллиардные компании, но мало кто может назвать их все. Китай в целом дает гандикап интереса», — говорит он. Из-за этого в Китае работает
больше фондов, зайти в проект можно лишь на более поздней стадии при более высоких оценках.
Фонд стал смотреть на Юго-Восточную Азию,
Турцию, Бразилию и Индию. Потенциал Индии,
где Богуславский однажды путешествовал на джипах, по его мнению, ничуть не меньше, чем Китая.
«Это было мое политическое решение. Даже не обсуждали», — говорит Богуславский. Ему казалось,
что работать в Индии можно так же, как в России.
Это оказалось правдой лишь на 50%, признает миллиардер теперь.
Венчурных инвесторов из России на индийском
рынке единицы. Глеб Давидюк, управляющий партнер фонда iTech Capital, в последнее время много
инвестирующего за пределами России, говорит, что
с точки зрения макроэкономических показателей
Индия — идеальное место для инвесторов всех стадий. Почему он сам туда не вкладывается? «Как
и любой развивающийся рынок, он требует локализации, поэтому присутствие на нем физически просто необходимо. Для нас Индия пока непонятный
рынок, хоть и растущий», — объясняет Давидюк.
«Богуславский едва ли не единственный, кто на
момент нашего прихода в Индию инвестировал
в местный венчур и делал это успешно», — говорит
Андрей Теребенин, глава недавно созданного
Sistema Asia Fund, индийского венчурного фонда
АФК «Система» (сама корпорация еще в 2008 году
вложилась в местный телеком).
Две первые инвестиции Богуславского в Индии
оказались не очень удачными. Он понимал, что без
местного партнера не обойтись. Посредники тут
же начали предлагать свои услуги. Но, как вспоминает инвестор, одного разговора с ними хватало,
чтобы больше не встречаться. Наконец, на конференции Intel он познакомился с основателем Smile
Group Харишем Балом, и они друг другу понравились. В середине 2012 года ru-Net проинвестировал
в два проекта Smile Group — торговые онлайн-площадки Freecultr (одежда) и BeStylish (обувь). Опыт
взращивания бизнеса у фонда был, люди Богуславского каждые две недели летали в Индию, пытаясь
разобраться с компаниями и с рынком. Но стартапы так и не взлетели.
Основная причина, по мнению Богуславского,
в том, что Бал работал как бизнес-инкубатор: сам
лишь генерировал идеи, а для их реализации нанимал CEO со стороны. «Свои уроки мы выучили.
В компании должен быть основатель, готовый землю
рыть, чтобы добиться успеха своего детища», — говорит Богуславский, который больше не инвестирует
в компании, основатели которых не стоят у руля.
В два стартапа фонд вложил около $17 млн. Одну
компанию удалось продать, хоть и дешевле вложений, а вторая по-прежнему в его портфеле, но ее
стоимость не растет так быстро, как у других инвестиций. Но Богуславский не жалеет об ошибках:
«Это как бильярд. Если хочешь научиться хорошо
играть, играй на деньги с сильными игроками.
И ты должен проиграть какое-то количество денег,
чтобы научиться». К тому же удалось лучше узнать
рынок Индии и познакомиться с местными
управляющими глобальных фондов. До этого фонд
ru-Net был для местного рынка темной лошадкой,
о его успехах в России никто не слышал.
С тех пор он взял за правило входить в стартап
лишь при условии, что до него либо вместе с ним
туда пришел фонд, которому можно доверять
и у которого есть индийский офис. «Надо делать
все самому, своей командой. Но поскольку нас там
нет, нужны люди, которые не твои работники, а сами являются игроками рынка. Меньше конфликт
интересов, если они сами инвестируют», — объясняет он. Третья инвестиция ru-Net в Индии прошла как раз по такому сценарию: партнером стало
индийское подразделение фонда Sequoia.
У Богуславского были связи в головном офисе:
управляющий партнер его американского фонда
RTP Кирилл Шейнкман — выходец из Sequoia. Но
индийские представительства американских фондов, как оказалось, живут обособленно и принимают решения самостоятельно. «Инвестиционный
бизнес — это все человеческие отношения. Конкретный человек определяет, дать или нет возможность
соинвестировать. Наши знания бизнеса в России
показались ценными: какие-то вещи, с которыми
в Индии должны были столкнуться только завтра,
мы уже делали», — объясняет Богуславский.
Доверительные отношения с топ-менеджерами
местной Sequoia сложились после конференции
в Сингапуре, куда ездила команда Богуславского.
Общие темы нашли быстро — фонд тоже был инвестором стартапа Freecultr. «Они показали нам
абсолютно все свои инвестиции в Индии, оставалось только снять вишенки с торта», — говорит Богуславский. Он отмечает открытость как одну из
особенностей венчурного рынка в Индии. И стартапы, и фонды понимают, что это единственный
способ поднимать большие раунды от большого
числа международных инвесторов. «В России нужно сначала направить или получить перспективное предложение и только потом назначаются
встречи. В Индии потенциальные партнеры могут
встречаться просто для обмена мнениями», — рассказывает о специфике рынка Рамник Кохли, глава российского представительства индийского
производителя смартфонов Micromax.
Первая же инвестиция совместно с Sequoia —
в компанию FreeCharge, платформу, которая позволяет в онлайне оплачивать счет мобильного телефона, — оказалась более чем удачной. Банковскими картами индийцы почти не пользовались —
получая зарплату, люди первым делом снимали ее
в банкомате. Счет за телефон пополняли на $1-2
в офлайне — у тех же продавцов телефонов, как это
было в России лет десять назад.
Основатель FreeCharge Кунал Шах, выпускник
философского факультета колледжа в Мумбае и обладатель степени MBA, придумал, как приучить
соотечественников платить за телефон через интернет. За каждую оплату через его сервис абонент
получал купон на скидку от одного из мерчантпартнеров, например McDonald’s. А комиссию за
пополнение счета платформе платит оператор связи. Первое время, правда, около трети транзакций
не проходило — возникали проблемы с платежными шлюзами банков-партнеров. Тогда FreeCharge
запустила собственные онлайн-кошельки. А позднее Кунал Шах и вовсе создал на базе своего сервиса платежную систему, начав принимать оплату не
только за мобильную связь. Сейчас, по словам Богуславского, через сервис совершается по 400 000–
500 000 транзакций ежедневно.
«FreeChargе — пример компании, которая меняла
свой подход к бизнес-модели», — говорит Богуславский. Это еще одна особенность индийских предпринимателей: они легко трансформируют бизнес,
если с существующей бизнес-моделью возникают
проблемы. «В России же будут упираться до последнего, пока в стену головой не войдут. Будут искать
новых инвесторов, квартиру могут заложить», —
объясняет бизнесмен. Больше всего его поразило, что
Кунал Шах сам привел на совет директоров потенциального кандидата на пост CEO, объяснив, что это
разгрузит его для стратегической работы над будущим FreeChargе. «В молодой российской компании
такое представить сложно», — говорит Богуславский.
Его фонд с момента захода в капитал FreeCharge участвовал во всех инвестиционных раундах. В бизнесмодель и основателя поверили.
В 2015 году FreeCharge купила торговая онлайнплощадка Snapdeal, еще одна компания из портфеля ru-Net в Индии. Богуславский говорит, что в ходе
сделки платежный сервис был оценен в $500 млн,
но не раскрывает размер своей доли. Газета «Ведомости» со ссылкой на источник оценила ее в 15%.
«Snapdeal купил FreeСharge за кеш. Мы получили
деньги, отбили все инвестиции и переложись в акции Snapdeal», — говорит Богуславский.
Капитальный бум
Сделки в Индии закрывают быстро. Об условиях
договариваются за две-четыре недели после первой встречи, еще полтора-два месяца уходит на
due diligence, подготовку документов и закрытие
сделки. В последние годы в Индии бум капитала:
перспективные местные стартапы ищут крупнейшие американские фонды, много денег идет из
Азии. Как рассказывает Рамник Кохли, в Индии
One97 Communications
Год основания: 2000
2
0,6
Инвесторы: Intel Capital,
Sapphire Ventures
Деталь: Компания, предлагающая телекоммуникационные услуги в Индии,
Афганистане, Нигерии
и Бангладеш, владеет
крупнейшим интернетмагазином для покупок
через мобильные устройства Paytm.
Shopclues
Год основания: 2011
1,1
0,3
Инвесторы: Nexus Venture
Partners, Tiger Global
Деталь: Маркетплейс,
штаб-квартира которого
находится в индийском городе Гургаон, был основан
в Кремниевой долине двумя индийцами — интернетаналитиком с Уолл-стрит
Сандипом Агарвалом
и экс-сотрудником eBay
Санджеем Сети.
Zomato
Год основания: 2008
1
0,2
Инвесторы: Sequoia Capital,
Info Edge
Деталь: Агрегатор ресторанов к концу 2016 года
планирует присутствовать
в 40 странах и установить
около 10 000 своих терминалов оплаты, позволяющих не только следить
за наличием свободных
столиков, но и принимать
заказы, распечатывать
чеки, рассчитывать выплаты персоналу, отслеживать
запас продуктов.
Источник: cbinsights.com,
crunchbase.com
078/079
№04 (145) 2016
Миллиардер/венчурные инвестиции/
Индия/Богуславский
над привлечением средств зарубежных инвесторов в IT-отрасль работают даже государственные
структуры. «Капитала набухивают много, новых
входов все больше и больше, а с выходами проблема. В плане ликвидности у этого рынка история не
очень хорошая, требуется понимание местных реалий», — предупреждает Андрей Теребенин.
При этом индийцы — довольно мягкие переговорщики, основатели не бьются за каждый пункт
в акционерном соглашении, как российские или
европейские предприниматели. Почему сделки
идут легко? Если все будет плохо, то тщательно
прописанные условия никого не спасут, а если
бизнес выстрелит, будут новые раунды на новых
условиях. «Заработать дадут всем», — уверенно говорит Богуславский.
Основатель Snapdeal Кунал Бал и крупный глобальный фонд Bessemer договорились о сделке на
первой же встрече — ее условия писали маркером
на доске в переговорной. Богуславский не успел
поучаствовать в том раунде, он только приехал
в Индию. В Snapdeal ru-Net вложился в 2012 году.
Богуславский встречался по всему миру с компаниями, работающими по купонной модели, как
Groupon. В США он разговаривал с LivingSocial,
в России — инвестировал в Biglion. В Индии такую модель в то время продвигал Snapdeal. Да
и основатель ему понравился. Бал получил диплом инженера в Университете Пенсильвании,
бизнес-степень — в Уортоне, работал в Microsoft.
Но в софтверном гиганте его сократили, власти
отказались продлить американскую визу, и пришлось возвращаться на родину. Вместе с другом
он запустил купонный сервис, на базе которого
в 2010 году был создан Snapdeal.
Потом компания отказалась от купонной модели, став торговой онлайн-площадкой, объединяющей продавцов самых разных товаров от сари до
гаджетов. К тому моменту в Индии уже был крупный интернет-магазин Flipkart, среди инвесторов
которого много фондов «с глубокими карманами»,
включая Tiger Global и DST Юрия Мильнера (в свое
время именно Богуславский познакомил его с
Алишером Усмановым). Местное представительство в Индии было и у интернет-магазина Amazon.
Но шансы на успех у Snapdeal были. Flipkart работает по традиционной модели интернет-магазина
с большими складами, значительным штатом персонала, складскими остатками. У Snapdeal, напротив, через собственные распределительные центры
шла только пятая часть товаров, остальное направлялось покупателю напрямую со складов продавцов.
Стратегия двух магазинов различалась и в географии: Flipkart ориентировался на крупные города, а Snapdeal — на средние. «Нам казалось, что
подход Snapdeal более масштабируемый», — говорит Богуславский, который познакомился со всей
командой стартапа и побывал на ее складе. Когда
он инвестировал в Snapdeal, ее объемы продаж были в два раза меньше, чем у Flipkart. Сейчас, по
оценке Богуславского, разрыв сократился до 30%.
Он хвалит Бала за «феноменальную способность
привлекать капитал, договариваться с людьми
и управлять объемным советом директором» и называет Snapdeal своей самой удачной инвестицией
в Индии — она выросла уже почти в 40 раз. ru-Net
был одним из ранних инвесторов компании. Его
доля с тех пор размылась, но стоит дороже — среди
акционеров появились китайский гигант Alibaba,
тайваньская Foxconn (на заводах этой компании
собирают «айфоны»), японский Softbank, американская eBay. Но Бал по-прежнему охотно встречается с командой Богуславского. «Он очень хорошо
относится даже к небольшим инвесторам, всегда
быстро отвечает на вопросы», — говорит Богуславский. Как показала его практика, пускать портфельные инвестиции на самотек, общаясь с основателями лишь изредка, в Индии нельзя.
За четыре года ru-Net инвестировал в десяток
компаний, отсмотрев при этом несколько сотен
стартапов. «Индийцы по духу предприниматели
и феноменальные продавцы. В России даже сильные основатели зачастую не могут продать себя
и компанию. Здесь же могут продать даже воздух», — говорит Богуславский. Сумма его чека в одном раунде — $2–10 млн, инвестирует на стадии B.
Представители ru-Net бывают в Индии дважды
в месяц, встречаясь со всеми портфельными компаниями. Ограничиться конференц-колами и видеосвязью не удалось — не чувствуешь человека.
«Надо попить чаю, сходить с ним пообедать, расспросить, как дети. Даже по языку тела, мимике
чувствуешь, что надо что-то еще узнавать», — объясняет бизнесмен. Знание менталитета помогает
избежать ошибок. Например, индийские предприниматели не любят делиться плохими новостями:
не хотят обидеть или огорчить. И даже ежемесячные финансовые отчеты не гарантируют инвестору понимание текущей ситуации в компании: не
раз люди Богуславского находили «неточности»
в аудированных отчетах, и показатели часто означали совсем не то, чего ожидал инвестор (например, выручкой назывался гросс биллинг — общая
стоимость рекламы, а не комиссия сервиса с нее),
встречался и откровенный обман.
Богуславский вышел на индийский рынок
в удачное время. После бурного роста в 2011 году
произошла коррекция оценок стартапов. Вторая
волна инвестиций ru-Net пришлась на 2015 год,
когда началась новая корректировка: многие инве-
сторы опасались, что падение китайского рынка
скажется на Индии. «Но сейчас все успокоилось.
Индия убедила себя и окружающих, что она островок стабильности», — говорит Теребенин. Он считает, что оценки индийских компаний разгоняют
местные лидеры электронной коммерции, именно
они определяют «запредельный верхний порог».
Андрей Романенко, акционер фонда Run Capital,
отмечает, что Индия привлекательна своим интернет-сегментом: «Это, пожалуй, самый быстроразвивающийся рынок, с ежегодным пользовательским приростом более 20%». При этом надо понимать, что живут здесь бедно, розничная торговля
носит неорганизованный характер — палатки
в один квадратный метр, где владелец не только
сам работает, но и живет. Зато доля международных ритейлеров не более 2%. «Инвестирование
в индийские проекты, безусловно, имеет риски, но
их с лихвой покрывает возможность экспоненциального роста — входа в проект по низкой оценке,
несравнимой с мировыми аналогами, и быстрого
выхода с многократным мультипликатором», —
рисует перспективы рынка Романенко.
Куда вкладывает Богуславский? В самом начале
он подбирал проекты как раз из сферы электронной коммерции — отрасль была ему понятной после опыта российских инвестиций. «E-commerce
просто создан для Индии. Он по сути заменяет нишу цивилизованных торговых центров и моллов,
которые есть только в крупных городах. Плюс
стремительно растет рынок смартфонов и доступ
в интернет», — говорит Богуславский.
Но все оказалось не так прекрасно. Бум капитала привел к тому, что компании стали конкурировать по объему привлеченного капитала, а не технологиям и менеджменту. Деньги инвесторов часто шли на маркетинговые кампании. Но если на
развитых рынках это ведет к накоплению лояльной базы, то в Индии, говорит Богуславский, этого
не происходит: клиент заходит на пять сайтов,
где-то что-то покупает, но не помнит где. В итоге
фонд сменил стратегию, начав присматриваться
к моделям, которые использовали именно несовершенство и уникальность Индии.
Например, Snapdeal фокусировался на не самых
крупных городах, где конкурентов меньше и потребители не избалованы. Еще одна портфельная
компания фонда, AppsDaily, выстроила в офлайне
сеть дистрибуции мобильных приложений в региональных городах: у большинства местных покупателей смартфонов никогда раньше не было компьютеров, им надо объяснить всю концепцию приложения, учить пользоваться. Проект Faasos
закрывает нишу между дешевой уличной едой
и дорогими ресторанами: город делят на сектора,
«Индийцы по духу предприниматели и феноменальные
продавцы. Здесь могут продать даже воздух»
в каждом открывают небольшую кухню, и ближайший свободный курьер развозит еду клиентам.
«По сути, это модель Uber в разных сферах жизни.
Они используют технологии, чтобы создать инфраструктуру вокруг локальной точки», — говорит Богуславский. Примерно такую же технологию использует и PepperTap, сервис доставки овощей
и фруктов из ближайших магазинов.
А вот инвестировать в местного конкурента самого Uber — онлайн-сервис заказа такси Ola, которого поддержал Юрий Мильнер, — Богуславский
в 2013 году не стал. Он посчитал, что если на рынке
уже присутствует сильный международный игрок,
то его будет сложно победить. Но он ошибся — осенью 2015 года инвесторы Ola объявили, что на нее
приходится 80% индийского рынка такси.
Индийские предприниматели любят использовать западные бизнес-модели. «Мы сейчас рассматриваем до 10 кейсов в неделю. И добрая половина из
них — копипаст американцев. И здесь наш опыт
в России 1990-х оказывается очень полезным», — рассказывает Теребенин. Но как отмечает Богуславский,
если в России копии один в один работают отлично,
то в Индии даже обкатанные модели нужно серьезно
подкручивать, настраивать и перестраивать.
Он уверен, что, несмотря на все особенности, рынок Индии огромен, «палка, действительно, может
превратиться в дерево с золотыми яблоками при
правильном подходе». Но многие ожидания не подтвердились. Например, была иллюзия дешевого труда. В офисе любой средней компании есть мальчики, которые протирают пыль и приносят кофе, нажимают кнопки в лифте. Но оказалось, что
действительно дешево стоит труд тех, чья эффективность невысока. «Цена функции в лучшем случае
такая же, как в России», — говорит Богуславский.
Новые звезды он ищет не только в Индии.
В Америке он смотрит на технологии, а во всем
остальном мире — прежде всего на потребительский интернет. Иногда звезды возвращаются
в Россию: найденный им в Калифорнии стартап
с русскими корнями GridGain недавно начал тесно
работать со Сбербанком. В феврале Богуславский
побывал с трехдневным визитом в Израиле, общался с интернет-компаниями, биотехнологическими стартапами и телекомами. «Я хотел посмотреть на молодых предпринимателей. Это же
очень интересно — искать новые компании», — говорит 64-летний предприниматель.
080/081
№04 (145) 2016
Транспорт/Желдорэкспедиция/
кризис/семейная история
Муж с возу
Почему для спасения одной из крупнейших
транспортных компаний страны жена
уволила своего мужа.
Осень 2015 года стала тяжелейшим периодом двадцатилетней истории еще недавно одного из крупнейших перевозчиков грузов в России.
Клиенты транспортной компании «Желдорэкспедиция» разбегались, денежный поток иссяк,
долги и проценты по ним стремительно росли.
Шестнадцатого октября в кабинет руководителя
департамента финансового учета и контроля
«Желдорэкспедиции» Василия Касаткина вошел
генеральный директор и основатель компании
Владимир Назаров. «У меня плохие новости», —
плотно прикрыв дверь, сообщил владелец.
«К нам едет ревизор?» — попытался пошутить
Касаткин. «Нет, хуже, — отрезал Назаров. — Я отдаю компанию супруге». За пару часов Назаров
обошел всех ключевых менеджеров и озвучил одно из условий своей жены Евгении Назаровой —
руководители из его команды должны быть уволены. «За неделю я уволила почти всех, кто не
был мне нужен, за месяц на погашение долгов
компании потратила 600 млн рублей из личных
средств, привела своих управленцев», — перечисляет Назарова. Ненужным оказался и Владимир Назаров, лишившийся в «Желдорэкспедиции», созданной им в 1995 году, не только
всех постов, но и влияния.
Текст:
Игорь Попов
Фото:
Семен Кац
для Forbes
Покорители Транссиба
В феврале 2016 года в левом крыле трехэтажного
здания головного офиса «Желдорэкспедиции» на
окраине московского парка Сокольники тихо
и безлюдно. Вся деловая жизнь переместилась
в правое крыло, где расположен кабинет Евгении
Назаровой. Здесь она руководила собственной компанией «Развитие», управляющей бизнесом около
40 предприятий, занимающихся лизингом, строительством нежилой недвижимости и складских
терминалов. В конце 2015 года Назарова стала основным собственником транспортной компании
мужа, на оздоровление которой она планирует потратить 1 млрд рублей.
В приемной Владимира Назарова в разгар рабочего дня ни души. И в своем огромном кабинете
с роскошной мебелью он уже не хозяин. «Я признал ошибки и позвал супругу их исправлять, так
получилось, — устало говорит он. — На самом деле
меня напрягает операционный бизнес, необходимость ежедневно контролировать всех и все».
Выпускник физико-математической школы
при Новосибирском государственном университете бросил учебу на физфаке НГУ и с головой погрузился в бизнес в начале 1990-х. Наступила эпоха свободной торговли, и для доставки товаров
продавцам требовалось все больше и больше
Евгения Назарова возглавила
компанию мужа, уволив всех
топ-менеджеров и его самого
082/083
№04 (145) 2016
Транспорт/Желдорэкспедиция/
кризис/семейная история
Евгения и Владимир
Назаровы познакомились, когда были
студентами НГУ
транспорта. Перевозка грузов видавшими виды
«камазами» была делом рискованным из-за криминальных группировок, контролировавших федеральные трассы, а грузовые железнодорожные
вагоны передвигались слишком медленно и часто
«терялись» на станциях на недели и месяцы.
Свою козырную карту Назаров вытянул, когда
арендовал для грузов одного из клиентов почтово-багажный вагон. В отличие от грузовых эти вагоны шли строго по расписанию — в составе пассажирских или почтово-багажных поездов. Пред-
приниматель, наверное, первым в России начал
загружать вагоны, ранее перевозившие исключительно бандероли и посылки, коробами с кофе,
сигаретами, алкоголем и китайским ширпотребом — всем, что мгновенно разлеталось по рынкам, ларькам и киоскам по всей стране. «Стоимость доставки клиентов почти не волновала,
главное — сроки и сохранность груза», — вспоминает Назаров.
В 1995 году он зарегистрировал компанию
«Желдорэкспедиция» и начал собирать свой вагонный парк. Часть почтово-багажных вагонов
компания выкупила у российской почтовой службы, отремонтировала их и выпустила на маршруты, часть парка «Желдорэкспедиция» сформировала за счет «лишних» вагонов Вооруженных сил.
Так Назаров стал практически единственным перевозчиком коммерческих грузов на одном из самых оживленных торговых путей страны —
Транссибирской магистрали. Из конкурентов была только неповоротливая почта, которой
пользовались единицы — слишком много времени занимало получение разрешений и согласований для загрузки почтово-багажного вагона коммерческим грузом.
Год спустя у «Желдорэкспедиции» было 20 вагонов, еще через год — уже 200. Как удалось стремительно нарастить парк? Назаров узнал о планах
украинской почты перевести свою доставку на
автотранспорт и договорился о покупке на Украине 170 вагонов по цене металлолома. Против
сделки возражала жена Назарова Евгения, с которой он познакомился в НГУ. Ведь у супругов не
было даже собственного жилья. Так или иначе
с огромным парком собственных вагонов «Желдорэкспедиция» стала монополистом по перевозке сборных грузов (скомплектованных партий от
разных отправителей) от Москвы до Дальнего
Востока.
Евгения Назарова все активнее вовлекалась
в семейный бизнес и в 2001 году возглавила компанию, оформленную на мужа. Супруги развивали бизнес совместно. Строили филиальную сеть
и региональные терминалы по всей стране (за 10
лет число городов присутствия выросло с 18 до
105), запустили магистральные автомобильные
перевозки, открыли огромный (17 000 кв. м) автоматизированный терминал по обработке и хранению грузов в родном Новосибирске. В начале
2000-х у компании было более 300 почтово-багажных вагонов, и «Желдорэкспедиция» уже формировала собственные поезда. «Проблемой стал плановый ремонт подвижного состава, — вспоминает
Назаров. — Железнодорожники ремонтировали
наши вагоны по остаточному принципу, сроки не
выдерживали, были вопросы к качеству. И мы решили построить свое вагоноремонтное депо».
Первое частное депо в России «Желдорэкспедиция» открыла в 2004 году, в проект в городе Александрове Владимирской области было вложено
около 500 млн рублей.
Болезнь роста
В 2010 году Евгения Назарова решила заняться собственным бизнесом и ушла из компании мужа.
«Желдорэкспедиция» была на пике — безусловный
лидер в перевозке сборных грузов с годовой выручкой около 6 млрд рублей и прибылью более
400 млн рублей. В 2011 году выручка выросла до
7 млрд, в 2012-м — до 7,5 млрд рублей. Пока жена
развивала свой бизнес, Владимир Назаров решился на два крупных инвестиционных проекта —
строительство вагоностроительного завода в Ивановской области и терминала (погрузка, разгрузка,
сортировка грузов) в Подмосковье. Общая сумма
инвестиций — около 3 млрд рублей.
«У нас был устаревающий подвижной состав
и плохая инфраструктура в Москве», — объясняет
предприниматель. Тем временем у «Желдорэкспедиции» появились серьезные конкуренты, многие
ее клиенты начали возить грузы автомобилями —
автотранспортные компании научились доставлять их в срок и в полной сохранности. Созданная
в 2001 году компания «Деловые линии», например,
в 2010 году получила выручку более 4 млрд рублей,
в 2011-м — более 6 млрд рублей. «В 2004 году мы начали закупать современные грузовики для собственного парка и активно создавать федеральную
сеть, первые филиалы открыли на юге России,
а потом и до китайской границы дошли», — рассказывает один из основателей «Деловых линий»
Сергей Демидов (сейчас в парке «Деловых линий»
3000 грузовиков, у компании 125 подразделений по
всей России).
«Желдорэкспедиция» была практически монополистом, поэтому вместо улучшения сервиса,
предложения новых услуг и опций просто увеличивала тарифы, — рассказывает бывший заместитель гендиректора по работе с ключевыми клиентами «Желдорэкспедиции» Александр Курлянд. —
В итоге стоимость доставки у компании стала
проигрывать конкурентам, к ним и стали уходить
клиенты».
Как рассказывает один из экспедиторов, перед
автомобилем с грузом клиента на терминале
«Желдорэкспедиции» могли просто закрыть шлагбаум со словами «вас и так уже слишком много».
«Выдачу груза крупного клиента, контракт с которым приносит миллионы рублей, могли заблокировать из-за неуплаты 10 рублей за превышение
«Меня банкиры спрашивали, что это Владимир
Михайлович ходит деньги просит, когда у его супруги
миллиард на депозитах лежит?»
сроков хранения, — рассказывает экспедитор. —
В «Желдорэкспедиции» уверены, что клиентов
важно держать в дисциплине». Пренебрежительное отношение к клиентам негативно сказывалось на имидже компании, улучшить его решили
дорогостоящим ребрендингом. У компании появился логотип с красным советским знаком качества, которым «наградили» весь вагонный и автомобильный парк, провели рекламу в прессе и соцсетях — потратили 70 млн рублей, но клиентов
больше не стало. «Менеджмент смог мне продать
эту идею, — признается Владимир Назаров. — Это
были ничем не обоснованные материальные издержки».
Ненужная посылка
Пятнадцатого апреля 2014 года руководство компании во главе с Владимиром Назаровым представило журналистам крупнейший в стране распределительно-сортировочный почтовый центр
площадью 5200 кв. м. Новый проект в городе Александрове был способен обрабатывать 7200 посылок
в час, до 150 000 посылок в сутки. Стоимость центра — 400 млн рублей. За счет бурно растущей интернет-торговли «Желдорэкспедиция» планировала улучшить финансовое положение. 2013 год Назаров назвал крайне неудачным для компании, но
в будущее смотрел с оптимизмом — в 2014 году, по
его словам, выручка должна была вырасти с 6 млрд
до 7 млрд рублей, а прибыль — с 40 млн до 300 млн
рублей.
Но по итогам 2014 года выручка компании упала до 5,5 млрд рублей, прибыль — до 18 млн рублей.
Тем временем «Деловые линии» к 2014 году нарастили годовую выручку до 13 млрд рублей, заняв
20% рынка перевозки сборных грузов.
Запустить распределительно-сортировочный
центр и составить конкуренцию «Почте России»
«Желдорэкспедиции» не удалось — специалисты
компании не смогли получить у таможни разрешение на оформление сборных грузов по одному
реестру, как это делает «Почта России». Но не это
была самая большая проблема. Назаров не мог
расплатиться с долгами. «Мы финансировали
долгосрочные проекты за счет кредитов, которые
брали на операционную деятельность, в этом была наша главная ошибка, — говорит предприни-
№04 (145) 2016
084
Транспорт/Желдорэкспедиция/
кризис/семейная история
«Все было очень плохо, кредиты брались под 18–21%, возникла
задолженность по зарплате, долги перед поставщиками. И
управленцы были подобраны, мягко говоря, не очень хорошо»
матель. — В 2014 году случился кризис, банки потребовали возврата, что вызвало финансовые проблемы».
Основатель компании целый год безрезультатно
искал деньги. «Меня банкиры спрашивали, что это
Владимир Михайлович ходит деньги просит, когда у его супруги миллиард на депозитах лежит?» —
рассказывает знакомый Назарова.
В середине октября 2015 года Назаров сам попросил жену вернуться в транспортный бизнес
и спасти компанию. Третьего ноября компания
официально сообщила, что Евгения Назарова стала гендиректором, Владимир Назаров отстранен
от всех должностей, а весь руководящий состав
будет заменен. «Я беру операционное, финансовое и общее управление на себя», — заявила новый руководитель «Желдорэкспедиции». Из головного офиса было уволено три десятка менеджеров.
Хотя, по версии Назарова, эти сотрудники как
раз пытались исправить ошибки предшественников, совершенные до 2013 года. Но супруга разбираться не стала. «Все было очень плохо, кредиты
брались по ставкам 18–21% годовых, возникла
двухмесячная задолженность по зарплате, долги
перед поставщиками, — описывает ситуацию
Назарова. — И штат управленцев был подобран,
мягко говоря, не очень хорошо». С 19 по 23 октября
Назарова погасила долги компании на 100 млн
рублей, планировала до конца ноября заплатить
кредиторам еще 250 млн рублей, но, разобравшись с ситуацией, решила закрыть все финансовые дыры сразу, выложив из собственного кармана 600 млн рублей.
Сложности сборки
Российский рынок перевозки сборных грузов, оцененный в 2014 году консалтинговой компанией
Strategy Partners в 70 млрд рублей, в 2015 году упал
на 20–25%. Сказались экономический спад, война
санкций между Россией и ЕС и введение в ноябре
2015 года системы взимания платы с грузовых автомобилей массой более 12 т.
Около 85% клиентов — компании малого и среднего бизнеса. «Мы в реальном времени наблюдаем,
как в нашей сети из 150 городов из бизнеса выпадает один город за другим, — описывает Назаро-
ва. — Куда-то, возможно, перестали поступать бюджетные деньги, другие города просто теряют деловую и потребительскую активность».
Сохранить грузопоток Назарова решила открытием представительств в новых городах и снижением тарифов. Систему взимания платы с грузовиков «Платон», из-за которой протестовали дальнобойщики почти по всей стране, она поначалу
просто проигнорировала. Главу «Желдорэкспедиции» возмутила, по ее словам, «крайне отвратительная организация самого процесса». «За два дня
до запуска лишь 5% грузовиков от общего парка
смогли получить бортовые устройства, не было выставлено оборудование на дорогах. Когда все более
или менее наладили, мы присоединились к системе», — рассказывает Назарова.
О результатах работы нового гендиректора пока говорить рано, но ее деловые качества конкуренты признают. «Мы знаем Евгению Назарову
как сильного управленца, с большим опытом работы в сегменте сборных грузов, уверены, что
у компании теперь все будет хорошо», — говорит
Евгений Фирсов, генеральный директор и совладелец компании «ПЭК» (по оценкам экспертов,
«ПЭК» в 2015 году обошла по объемам перевозок
«Желдорэкспедицию» и занимает теперь второе
место на рынке, первое — у «Деловых линий»).
Бывший топ-менеджер «Желдорэкспедиции»
Александр Курлянд считает, что время крупных
компаний с собственным парком прошло —
в кризис они будут проигрывать по цене экспедиторам, которые имеют возможность выбирать самого дешевого перевозчика. «На рынке избыток
свободных грузовиков и вагонов, — рассказывает
Курлянд, основавший в конце 2015 года экспедиторскую компанию «Простор». — У нас нет своих
складов и транспорта, большого штата, мы, как
дискаунтер, работаем на обороте». Выручка компании за первые три месяца работы выросла до
27 млн рублей в месяц. Новую тенденцию подтверждает и один из создателей «Деловых линий»
Сергей Демидов, продавший в 2013 году свою долю партнерам и зарегистрировавший собственную компанию «Возовоз». Работая с чужим парком, компания за 2015 год увеличила ежемесячную выручку с 2 млн до 35 млн рублей, в 2016 году
Демидов планирует выйти на 350 млн рублей
в месяц.
Владимир Назаров уверен, что у «Желдорэкспедиции» большое будущее — с оперативным управлением в кризис супруга справится, а со временем
вернется и к инвестиционным проектам. Проблемы в бизнесе не мешают семейной жизни. По словам Евгении, ее отношения с мужем не испортились.
086/087
№04 (145) 2016
Фотопроект/миллиардеры/Ананьевы/
лесной бизнес/Русская лесная группа
Миллиарды
пошли лесом
Forbes побывал в иркутской тайге
и посмотрел, как устроен лесной бизнес
миллиардеров братьев Ананьевых.
Текст:
Игорь Попов
Фото:
Кирилл
Овчинников
для Forbes
В российский лес приходит все больше
миллиардеров из списка Forbes. В 2013 году акционерами одной из крупнейших лесопромышленных компаний в стране Russian Forest Products
Group стали Роман Абрамович и Александр Абрамов, тогда
же АФК «Система» Владимира Евтушенкова купила холдинг «Инвестлеспром». В 2014 году лесопромышленниками
стали Алексей и Дмитрий Ананьевы, их Промсвязьбанк забрал 51% «Русской лесной группы», контрольный пакет которой находился у банка в залоге по предоставленному
компании кредиту. Лесной холдинг с предприятиями
в Иркутской области так и не пережил последствий кризиса 2008–2009 годов, хотя в 2007-м перед несостоявшимся IPO
звучала оценка $760 млн. Оставшиеся 49% «Русской лесной
группы» отошли давнему партнеру Ананьевых Тимофею
Кургину, его в конце 2012 года банкиры позвали для консолидации активов, реструктуризации долгов и урегулирования всех конфликтов. Выручка «Русской лесной группы»
в 2015 году превысила 10,5 млрд рублей — в 4,5 раза больше,
чем в 2012 году.
088/089
№04 (145) 2016
Фотопроект/миллиардеры/Ананьевы/
лесной бизнес/Русская лесная группа
В России растет 25% лесного фонда планеты, что сопоставимо со всеми лесами Бразилии,
США и Канады. В 2015 году древесина и изделия из нее заняли седьмое место в российском
экспорте, по данным International Trade Centre, за год из страны было вывезено лесоматериалов на $6,1 млрд (для сравнения: алюминия — на $6,8 млрд). Суммарная площадь арендованных лесных участков предприятий, входящих в «Русскую лесную групп», составляет
2 млн га с общим запасом древесины 416 млн куб. м и ежегодным допустимым объемом
заготовки 4 млн куб. м. По запасам сырья холдинг входит в 20 крупнейших компаний мира.
090/091
№04 (145) 2016
Фотопроект/миллиардеры/Ананьевы/
лесной бизнес/Русская лесная группа
Предприятия «Русской лесной группы»
заготавливают
древесину в основном элитных хвойных пород — ангарской сосны
и сибирской
лиственницы. Деревья идут на пиломатериалы, в том числе
для японского домостроения изготавливают таруки (брусок)
и генбан (доска).
Главные компании
холдинга — три
лесопильно-деревообрабатывающих
предприятия «СЭЛТайрику», «ЛДК
Игирма» и «ТСЛК».
В 2015 году из
1,7 млн куб. м сырья
«Русская лесная
группа» произвела
858 000 куб. м пиломатериалов, 90%
продукции отправлено на экспорт.
Крупнейшими рынками сбыта были
Китай (36%), Ближний Восток и Северная Африка (31%)
и Япония (8%).
Кредитная строка идет здесь
№04 (145) 2016
092/093
Фотопроект/миллиардеры/Ананьевы/
лесной бизнес/Русская лесная группа
В 2015 году мировые
цены на пиломатериалы из хвойных
пород упали более
чем на 20%, за год
Россия экспортировала этой продукции
на $3 млрд — на
$700 млн меньше,
чем годом ранее.
Одно из самых
перспективных
направлений в мировом ЛПК — производство топливных
гранул (пеллет),
спрос на которые
стабильно растет.
«Русская лесная
группа» в марте
2016 года запустила
два завода по производству пеллет —
в поселке Новая
Игирма и городе
Усть-Кут Иркутской
области. Объем
инвестиций —
1,5 млрд рублей.
Новые заводы
(бренд «Сибирские
топливные гранулы»)
позволят эффективно перерабатывать
щепу и опилки
в продукцию для
экологически чистой
«зеленой» энергии.
094/095
Кинобизнес/
Legendary/Талл
№04 (145) 2016
Формула
кино
Основатель киностудии Legendary
Томас Талл сделал ставку
на комиксы, Китай и технологии.
Сработает ли?
Текст:
Натали Робемед
Пока вся Америка праздновала
Рождество, у миллиардера Томаса Талла
работа кипела как никогда. Готовилась
сделка по продаже контрольного пакета
основанной им киностудии Legendary
Entertainment самому богатому человеку Китая
Ван Цзяньлиню и его компании Dalian Wanda
Group. На кону — $3,5 млрд. А в Китае Рождество не
отмечают.
На пути Талла постоянно возникали какие-то
мелкие препятствия. Он ходил из угла в угол в своем роскошном особняке неподалеку от ЛосАнджелеса, терпеливо объясняя суть сделки и ее
выгоды каждому участнику консорциума инвесто-
Фото Capital Pictures / FOTODOM
Фильм «Тихоокеанский рубеж»,
где люди борются с монстрами
с помощью огромных роботов,
собрал в прокате $411 млн.
27% сборов обеспечил Китай
ров, среди которых и гиганты вроде Fidelity,
Morgan Stanley, и частные лица вроде венчурного
капиталиста Джима Брейера, сколотившего миллиардное состояние на инвестициях в Facebook.
Таллу пришлось сделать практически невозможное, минимизировав налоги для обеих сторон
сделки, — любое отклонение в условиях неминуе-
мо влекло за собой негативные последствия либо
для продавца, либо для покупателя. И наконец он
оказался лицом к лицу с китайским законодательством, запрещающим иностранное владение в индустрии развлечения, — он планировал остаться
в должности генерального директора и хотел сохранить 20% акций Legendary. По данным источ-
096/097
Кинобизнес/
Legendary/Талл
№04 (145) 2016
ников Forbes, Таллу, скорее всего, пришлось применить схему «фантомного» стока, или «условных акций», которую используют для обхода китайских
законов: имитация долевого владения, при которой он получает ежегодные выплаты плюс 15–20%
прибыли в случае продажи компании. (Legendary
применение схемы не подтверждает.)
А до этого была длинная история, начавшаяся
с ланча в пекинском офисе Wanda в конце 2013 года. Незадолго до этого Legendary, участвовавшая
в производстве таких блокбастеров, как «Темный
рыцарь» и «Годзилла», договорилась о сотрудничестве в сфере развития киноиндустрии Поднебесной с китайской государственной кинокомпанией
China Film Group. Талл получил доступ к стремительно растущему рынку (по прогнозам, через год
Китай по объему кинорынка опередит США)
и к надежному дистрибьюторскому каналу в стране, где в год разрешено показывать всего 34 иностранных фильма.
Ван Цзяньлиню, строительному магнату, была
очень интересна Америка. За год до этого он купил
AMC Entertainment Holdings Inc, вторую по размеру сеть кинотеатров в США, за $2,6 млрд. И это был
только первый шаг к массовой скупке международных компаний в сфере развлечений. Сразу после первой встречи Талл и Цзяньлинь начали работать над сглаживанием различий (из всех кулинарных изысков Китая Таллу и его «мало
развитым вкусовым рецепторам» пришлись
по вкусу только курица гриль и салат) и поиском
общего (оба выросли в очень бедных семьях). «Мне
нравилось, что мы не ходили вокруг да около», —
говорит прямолинейный Талл.
Тот ланч послужил толчком к взаимовыгодному
сотрудничеству. Фильм студии Талла «Тихоокеанский рубеж» про противостояние людей и монстров заработал 27% из $411 млн общих сборов
в Китае, большей частью в кинотеатрах компании
Wanda. К тому же Ван Цзяньлинь купил 2% студии
Legendary. Кулинарные ухаживания продолжились: когда Ван Цзяньлинь прилетел в ЛосАнджелес, Талл повел партнера с состоянием
$29 млрд в ресторан сычуаньской кухни в Century
City Mall.
Так была заложена основа для дальнейшего сотрудничества. «В любой сделке такого уровня возникает момент, когда кажется, что ничего не получится», — вспоминает Талл. Однако уже к Новому
году он смог позвонить Ван Цзяньлиню и произнести судьбоносные слова: «Думаю, мы договорились».
Одиннадцатого января 2016 года компания
Dalian Wanda Group официально объявила о покупке американской Legendary Entertainment
за $3,5 млрд. Эта сделка знаменует собой сразу несколько важных для Голливуда вех. Во-первых, это
первый случай, когда китайский собственник
приобретает контроль в американской киностудии, хотя за последние полтора года пять из шести
крупнейших американских киностудий —
20th Century Fox, Warner Bros., Paramount, Disney
и Universal — получали инвестиции от китайских
компаний или создавали с ними совместные
предприятия. «Legendary — это дверь к культурному и финансовому союзу между голливудской киноиндустрией и стремительно растущим китайским рынком», — говорит Ван Цзяньлинь.
Во-вторых, Талл доказал, что блокбастер на основе комиксов может приносить прибыль, даже если
ваша компания не называется Marvel или DC.
В-третьих, эта сделка подтвердила эффективность
математической стратегии Moneyball, которая
за 10 лет завоевала в Голливуде бешеную популярность.
Кроме того, эта сделка стала личным триумфом
45-летнего Талла. Disney заплатила $4,1 млрд за
Lucasfilm и суперприбыльную франшизу «Звездные войны», еще $4 млрд за Marvel с персонажами
его вселенной (Халк, Тор и Капитан Америка). Что
купил Ван Цзяньлинь?
Legendary использует свои деньги и экспертизу
в области производства кино, работая по франшизам. Большинство хитов этой студии, такие как
«Мальчишник в Вегасе» или «Мир Юрского периода», сняты совместно с другими студиями,
Warner Bros. или Universal. Студии удалось добиться некоторого успеха с правами на интеллектуальную собственность — «Годзилла» снята самостоятельно, по лицензии от Toho. Но и этого недостаточно, чтобы оправдать столь высокую сумму
сделки, учитывая, что у компании Талла долгов на
$900 млн. Legendary гордится своим собственным
контентом, но едва ли можно поставить «Тихоокеанский рубеж» вкупе с незначительным фильмом
ужасов и еще тремя фильмами, принесшими одно
разочарование, в один ряд со «Звездными войнами» Джорджа Лукаса. «Не совсем понятно, за что
они платят такие деньги, даже если оценивать
стоимость компании с премией», — говорит Дэн
Кливнер, партнер лос-анджелесской юридической
фирмы Sidley Austin, специализирующейся в слияниях и поглощениях.
Но Ван Цзяньлинь, кажется, настроен решительно и готов существенно переплатить за контроль
в голливудской компании. Джек Ма, второй богатейший китаец, как уверяют источники Forbes, неоднократно пытался купить Paramount и другие
студии, но безуспешно. В итоге он вынужден был
довольствоваться ролью миноритария — в про-
шлом году его Alibaba Pictures софинансировала
фильм Paramount «Миссия невыполнима 5».
Кроме того, Ван Цзяньлинь доверяет Таллу. Это
не тот случай, когда человек внутри американской
киноиндустрии обвел вокруг пальца простодушного покупателя со стороны. Талл сам не зарабатывает на этой сделке, в отличие от инвесторов, а довольствуется лишь «фантомными акциями». Он
делает ставку на будущее, садясь в одну лодку
с Ван Цзяньлинем.
Томас Талл вырос в пригороде Бингемтона, штат
Нью-Йорк, в семье без отца. Будущий голливудский магнат помогал матери, которая воспитывала еще двух его младших сестер, подстригал лужайки летом и убирал снег зимой. От суровой реальности он сбегал в мир фэнтези и фантастики:
среди его любимых книг в детстве были «Властелин колец» Джона Толкина и «Дюна» Фрэнка Герберта.
Любовь к чтению Талл совмещал с любовью
к спорту, что позволило ему получить стипендию
футболиста в крохотном колледже Хамилтон в своем штате. Именно там он прочитал «Возвращение
Темного рыцаря» Фрэнка Миллера и всю серию комиксов «Хранители» Алана Мура, в съемках фильма по которой позднее примет участие Legendary.
При этом Талл развивал предпринимательские
способности, торгуя футболками и продавая местным компаниям рекламу в студенческом телефонном справочнике.
Талл подумывал о поступлении в юридическую
школу, но его отпугнул маячивший долг по кредиту на образование. Поэтому в 23 года он запустил
сеть городских прачечных Smart Wash. Интересная деталь: Талл внедрил автоматизированную систему гибких цен, позволившую ему привлекать
клиентов в периоды затишья и повышать цену
в пиковые часы.
«Я всегда знал, что буду работать на себя или что
у меня будет свой бизнес. Моя семья испытывала
финансовые трудности, так что нам постоянно
приходилось бояться, не отключат ли свет за неуплату, так что вы понимаете, какая у меня была
мотивация», — говорит широкоплечий Талл, который внешне напоминает принимающего игрока
в американском футболе (в 2008 году он осуществил свою детскую мечту и купил акции команды Pittsburgh Steelers).
При этом ему было абсолютно все равно, в какой
сфере зарабатывать деньги. В 1995 году он переключился с прачечных на налоговые консультации,
купив франшизу 500 Jackson Hewitt. Потом, еще до
пузыря доткомов, занялся технологиями, подыскивая сделки для венчурной компании Southeast
Interactive. К 2001 году он уже специализировался
«Wanda пытается выстроить международную
вертикально интегрированную кинокомпанию.
Для этого нужны стопроцентные хиты»
на медиа в небольшой инвестиционной компании
Convex Group, где быстро стал президентом.
Вскоре он начал присматриваться к Голливуду.
«Это был самый крупный бизнес, о котором я знал,
в котором не было профессионального капитала, — вспоминает Талл. — Потом я прочитал, что
кино занимает второе место по экспорту в нашей
стране». Талл нанял аналитическую компанию для
сбора информации о финансовой успешности
фильмов. Изучив результаты, он пришел к выводу,
что при достаточном вливании капитала не так
сложно подобрать правильную коллекцию фильмов и создать прибыльный бизнес.
Фанат научной фантастики (в его офисе
в Legendary собрана библиотека комиксов), Талл
вычислил, что минимальный риск обеспечит вложение в фильм $100 млн в связке с известной
франшизой. Изучив мировую динамику, он убедился, что с учетом привлекательной маржи на
DVD финансирование блокбастеров имеет смысл.
Талл добился встречи с представителями Warner
Bros., которая могла обеспечить инфраструктуру
для распространения фильмов и международного
маркетинга, что было недоступно новичкам его
уровня. Появилась схема сделки: Legendary предоставляет около 50% бюджета и участвует в продюсировании 25 фильмов Warner Bros. по собственному
выбору. Это позволяет Warner Bros. сократить риски
от съемок дорогостоящих фильмов, что положительно влияет на ежеквартальную отчетность. Кроме того, Legendary брала на себя оплату 10% расходов на
организацию проката. Прибыль стороны делили бы
пропорционально.
Единственное, чего не хватало голливудскому
неофиту для старта взаимовыгодного сотрудничества, это денег. «Самым трудным в моей карьере, да
и в жизни вообще, было привлечение первоначального капитала», — вспоминает Талл год, когда
пытался добыть обещанные партнерам $500 млн
у прижимистых голливудских счетоводов и инвесторов. Встречи длились в среднем 15 минут и заканчивались словами: «Никогда в жизни. Будете
уходить, можете взять себе напиток».
В конце 2004-го Legendary все-таки сумела привлечь необходимое финансирование от ABRY
Partners, Bank of America, M/C Partners и Columbia
Capital. Они шли на риск. Когда блокбастеры вы-
1.
1. Legendary поучаствовала в создании
«Интерстеллара»
благодаря партнерству с Warner Bros.
2. Томас Талл
с трибуны наблюдает за игрой своей
команды Pittsburgh
Steelers — жизнь
удалась
стреливают, кинокомпании собирают более
$1 млрд, получают возможность заработать и на
сиквелах, обогащаются за счет сувенирной продукции и строительства парков аттракционов. Когда этого не происходит, фильм становится дорогостоящей бомбой, которая приводит компанию
к финансовому краху. Legendary быстро встала на
путь побед, начав с фильмов «Бэтмен. Начало»
и «300 спартанцев». В итоге она получила от своего
участия в бюджете по 50% прибыли в таких фильмах, как «Темный рыцарь: Возрождение легенды»
(сборы — $1,1 млрд при бюджете $250 млн), а уже
в «Годзилле» (сборы — $529 млн, бюджет —
$160 млн) имела 75% доли в доходах. При выборе
фильмов Талл всегда ориентировался на перспективы международного проката. Непрерывный
экшн при скудных диалогах в большинстве фильмов Legendary помог им добиться впечатляющих
успехов за пределами США, и особенно в Китае,
где чем меньше слов, тем спокойнее для цензоров.
Одним из тайных слагаемых успеха Талла были
аналитические данные. Однако в отличие от компании Relativity Media Райана Кэвэноу, которая тоже
использовала математические модели, пытаясь
предсказать успех фильма на основании сюжета,
жанра, задействованных звезд и даты релиза, Талл
опирался на вещи, которые мог четко контролировать: уровень расходов и бюджет на маркетинг, который иногда был почти равен затратам на съемки.
В Legendary уверяют, что еще до того как фильму
дают зеленый свет, в компании составляют профили потенциальных зрителей, которые с вероятностью не менее 40% захотят его увидеть. Под эти категории разрабатываются дешевые точечные рекламные кампании в интернете. Тщательный
анализ данных в соцсетях позволяет сужать таргетирование, по словам Талла, таким образом удает-
ся сокращать расходы на маркетинг на 15-20%. Он
хвастается: «Мы потратили на маркетинг «Годзиллы» меньше денег, чем планировалось. И с первых
прокатов собрали на $35 млн больше, чем нам
предрекали».
К 2013 году Талл, набравшись смелости, начал
продюсировать фильмы силами Legendary. Правда, сначала заручился поддержкой таких союзников, как венчурный капиталист-тяжеловес Джим
Брейер, который входил в совет директоров
Marvel. Брейер вложил в Legendary более $100 млн
и от имени фонда, и от себя лично. «Томас видит
индустрию в долгосрочной перспективе», — говорит Брейер, отмечая, что тот с энтузиазмом использует аналитику и технологии в сфере, которая
всегда страдала от высоких расходов на бизнесструктуру.
Однако, когда Талл занялся собственным производством, ему пришлось отказаться от подпорки
в виде комиксов. Это имело последствия. Из пяти
фильмов, выпущенных Legendary самостоятельно,
три оказались неудачными. За более или менее
сносным дебютом с байопиком бейсболиста Джеки Робинсона последовал фильм современного
русского режиссера Сергея Бодрова в жанре фэнтези «Седьмой сын», который при бюджете $95 млн
собрал всего $114,1 млн. Шпионский триллер 2015
года «Кибер» собрал $20 млн при бюджете $70 млн,
а «Багровый пик» Гильермо дель Торо заработал
$74,7 млн при бюджете $55 млн. («Кибер» и «Седьмой сын» благоразумно не стали включать в список фильмов на сайте Legendary.) Самым успешным из снятых самостоятельно стал фильм ужасов
«Париж. Город мертвых», который вышел в 2014 году и собрал $41,9 млн при бюджете $5 млн. Учитывая, что кинотеатры забирают примерно 50% кассовых сборов, нельзя сказать, что дела Legendary
Фото Capital Pictures / FOTODOM, Getty Images
№04 (145) 2016
Кинобизнес/
Legendary/Талл
2.
так уж хороши. «Очень трудно создавать что-то новое», — признает Талл.
Relativity Media тоже пришлось сделать для себя
это неприятное открытие. Графики Кэвэноу не помогли избежать одного провала за другим. Стремительное банкротство этой киностудии стало самой
обсуждаемой «мыльной оперой» Голливуда в прошлом году.
Избежать подобной участи Таллу помогли хиты,
сделанные совместно с другими компаниями
(один только «Мир Юрского периода» принес
$200 млн), и меньший масштаб провалов. А его занудная прагматичность и ставка на Китай выгодно отличают его от самонадеянного Кэвэноу. Это
отчасти объясняет цифру $3,5 млрд. Называя Талла
«идеальным партнером», китайский магнат говорит: «Вместе мы сможем открыть двери новым талантам, новым историям и новым аудиториям,
чтобы войти в новый мир».
Примерное представление о будущем компании Талл мог получить в июне прошлого года,
когда посетил Циндао, приморский город между
Пекином и Шанхаем. Там Ван Цзяньлинь за
$8,2 млрд строит самую большую в мире киностудию на территории 200 га. Она должна запуститься в 2018 году.
Масштабные инвестиции были одобрены китайским правительством. Бывший глава Китая Ху
Цзиньтао публично провозглашал необходимость
использовать культуру в качестве «мягкой силы».
Он подчеркивал, что речь идет не о культурном обмене, а о бизнесе, отмечает Доминик Нг, глава East
West Bank. «Китайское правительство понимает:
чтобы создавать привлекательный имидж, им
нужна индустрия развлечений», — говорит эксперт. Как писала в прошлом году в своем расследовании газета New York Times, у компании Wanda
прочные связи в правящей верхушке страны. Сам
Ван Цзяньлинь это отрицает.
В его холдинг входят Wanda Cinema Line, одна
из крупнейших в Китае сеть кинотеатров, а также
австралийская кинокомпания Hoyts. «Wanda пытается выстроить международную вертикально
интегрированную кинокомпанию, — говорит Гордон Крофорд, инвестор, вложившийся в Legendary
еще в 2012 году. — Для этого нужны стопроцентные
хиты, которые гарантированно принесут прибыль
в мировом прокате».
Первый полноценный релиз Wanda/Legendary
станет тестом для обеих компаний. На недостроенной студии в Циндао уже полным ходом идут
съемки фильма «Великая стена». Фильм с бюджетом $135 млн снимается полностью в Китае, режиссер — Чжан Имоу, а в главных ролях — американец Мэтт Деймон и гонконгская звезда Энди Лау.
Сюжет простой. Человечество воюет с инопланетянами, армия защищает последний бастион землян, решающая битва разыгрывается на Великой
Китайской стене. Идею для фильма еще шесть лет
назад придумал сам Талл, а сценарий написал автор «Мировой войны Z» Макс Брукс. «Я читал
в детстве, что единственный созданный человеком
объект, который видно из космоса, — это Великая
стена, — вспоминает Талл. — Я подумал тогда: что
подвигло этих людей создать что-то столь огромное? А потом, будучи гиком, я, конечно, задался вопросом, на что они способны, чтобы ее защитить?»
Legendary финансирует фильм совместно
с China Film Group и Le Vision Pictures, и это серьезная ставка при неизвестном результате. По
оценке Forbes, чтобы покрыть расходы, мировые
кассовые сборы должны составить не менее $350
млн. Пока самым успешным китайским фильмом
в истории был прошлогодний блокбастер «Охота
на монстра», собравший $391 млн.
Впрочем, это только начало. Талл планирует снимать свои фильмы и получать лицензии на такие
активы, как Warcraft (Activision Blizzard), Hot
Wheels (Mattel) и Mass Effect (BioWare). Кроме того,
он работает еще над тремя фильмами «монстровселенной» Кинг-Конга и Годзиллы. Плюс небольшой телевизионный бизнес, подразделение в сфере виртуальной реальности и издательство комиксов, от которых Legendary тоже получает деньги на
фильмы.
Что еще? Disney сейчас открывает тематический
парк стоимостью $5,5 млрд в Шанхае, Universal намерена создать свой в Пекине. Ван Цзяньлинь говорит, что тоже планирует подобный проект. Так
что у студии в Циндао есть потенциал превзойти
масштаб Legendary в Америке. Талл, кстати, берет
уроки китайского.
098/099
100/101
Книга/экономика/
возможности
№04 (145) 2016
Жизнь
«эконов»
Почему экономисты столь влиятельны, хотя их теории часто кажутся оторванными от
реальности? Правда ли, что, хотя они и неплохо разбираются в математике, в остальном
от них мало толку? Ответить на эти вопросы пытается профессор Института
перспективных исследований в Принстоне Дэни Родрик в своей новой книге «Экономика
решает». Защищая своих коллег от напрасных нападок, Родрик в то же время пытается
честно показать пределы возможностей экономических моделей. Forbes публикует главы из
русского издания книги, которая выходит в Издательстве Института Гайдара.
Выбор моделей
в июле 1944 года в курортном городке Бреттон-Вудс в штате Нью-Гэмпшир
собрались делегаты от 44 стран, чтобы
создать послевоенный международный
экономический порядок. Они разъедутся через три недели, разработав глобальную систему, которая просуществует более трех десятков лет.
Эта система — плод трудов двух экономистов: титана экономической профессии из Англии Джона Мейнарда
Кейнса и чиновника из Министерства
финансов США Гарри Декстера Уайта.
Кейнс и Уайт расходились во мнениях
по многим вопросам, особенно по тем,
в которых затрагивались государственные интересы, но их объединяло общее
мировоззрение, сформированное опытом периода между мировыми войнами. Они стремились предотвратить в
будущем такие резкие колебания, какими стали последние годы действия золотого стандарта и Великая депрессия.
Они оба считали, что для достижения
этой цели необходимы фиксированные,
но допускающие коррекцию валютные
курсы; либерализация международной
торговли, но не потоков капитала; расширение сфер применения государственной кредитно-денежной и налого-
вой политики; более плотное сотрудничество двух новых международных
агентств — Международного валютного
фонда и Международного банка реконструкции и развития (который получил
известность как Всемирный банк).
Систему Кейнса и Уайта ждал необычайный успех. Она привела развитые
рыночные экономики к невиданному
ранее экономическому росту и стабильности; также улучшились показатели
развития стран, недавно получивших
независимость. Причиной крушения
этой системы в 1970-х годах стало то самое усиление движения спекулятивного капитала, от чего предостерегал
Кейнс. Но она остается образцовым
примером конструирования глобальных институтов. Каждое успешное преобразование в мировой экономике сопровождалось громкими заявлениями
реформаторов о «новом Бреттон-Вудсе».
В 1952 году экономист из Колумбийского университета по имени Уильям
Викри разработал новую систему ценообразования для нью-йоркского метрополитена. Он рекомендовал повысить
стоимость проезда в пиковые часы на
загруженных линиях и снизить цены
на проезд в другое время на прочих линиях. Система ценообразования в зави-
Страх перед новой Великой
депрессией во многом определил архитектуру Бреттон-Вудской финансовой системы
симости от плотности транспортного
потока стала результатом применения
экономических идей спроса и предложения к сфере общественного транспорта. Дифференцированные тарифы
поощряют пассажиров с гибким расписанием дня избегать поездок в пиковые
часы. Они обеспечивают более равномерное по времени распределение пассажиропотока, снижая нагрузку на
транспортную систему и одновременно
Фото AKG / Eastnews
увеличивая общее количество перевезенных пассажиров. Позднее Викри создал похожую систему для автомобильных дорог и автотранспорта. Но многие
считали его идеи безумными и неосуществимыми на практике.
Первой страной, испытавшей в деле
ценообразование в зависимости от
плотности транспортного потока, стал
Сингапур. В 1975 году сингапурские водители начали платить пошлину за
въезд в деловой центр города. В 1998 году эту систему сменил электронный
сбор платежей, что дало возможность
устанавливать размер пошлины на основании средней скорости транспортного потока. По всеобщему признанию,
эта система обеспечила сокращение
пробок, повышение пользования общественным транспортом, снижение выбросов углекислого газа и существенную прибавку к доходным статьям сингапурских властей. Видя такие успехи,
разные варианты этой системы применили и в других крупных городах —
Лондоне, Милане и Стокгольме.
В 1997 году профессор экономики Бостонского университета Сантьяго Леви,
служивший в своем родном Мехико заместителем министра финансов, решил кардинально изменить подход
правительства к борьбе с бедностью.
Существующие программы предполагали помощь бедным преимуществен-
но в форме субсидирования расходов
на питание. Леви утверждал, что такие
программы дороги и не достигают намеченной цели. Из ключевых постулатов экономической науки следует, что
в вопросе помощи бедным прямые денежные субсидии эффективнее субсидирования цен на определенные потребительские товары. Леви также полагал,
что прямые субсидии станут рычагом,
который позволит в конечном счете
улучшить здоровье и повысить уровень
образования населения. Матери будут
получать помощь наличными деньгами; со своей стороны, они постараются
обеспечить детям возможность учиться
в школе и получать медицинскую по-
102/103
Книга/экономика/
возможности
№04 (145) 2016
мощь. Говоря языком экономистов, данная программа создает для матерей
стимулы инвестировать в детей.
Программа Progresa (впоследствии
переименованная в Opportunidades,
а затем в Prospera) стала первой крупной программой обусловленных денежных трансфертов (ОДТ), примененной
в развивающейся стране. Поскольку
программу предполагалось вводить поэтапно, Леви разработал хитроумную
процедуру реализации, которая позволяла достоверно оценить результативность программы. Весь проект опирался
на базовые правила экономической науки, но в корне изменил представления
разработчиков социальной политики
о программах по борьбе с бедностью.
Когда появились положительные результаты, программа стала образцом для
других стран. Похожие программы появились в более чем дюжине государств
Латинской Америки, включая Бразилию
и Чили. Пилотная программа ОДТ осуществлялась даже в Нью-Йорке под руководством мэра Майкла Блумберга.
Три группы экономических идей сработали в трех разных сферах — мировая
экономика, городской транспорт и борьба с бедностью. В каждом случае экономисты перестраивали часть нашего мира, приложив несложные экономические концепции к общественно
значимым проблемам. Эти примеры
лучше всего отражают суть экономической науки, но есть и много других: теория игр использовалась для определения правил аукционов при распределении частот в телекоммуникационной
отрасли; модели рыночного дизайна помогли медикам организовать прикрепление местных жителей к медицинским учреждениям; модели отраслевых
рынков организации легли в основу антимонопольной политики; а недавние
открытия макроэкономической теории
привели к тому, что центральные банки
многих стран начали широко применять политику таргетирования инфляции. Когда экономисты все делают правильно, мир становится лучше.
Но экономисты часто ошибаются, как
показывает множество примеров в этой
книге. Я написал ее, чтобы объяснить,
почему экономисты иногда оказывают-
ся правы, а иногда — нет. В центре книги — «модели», абстрактные, обычно
выраженные математическим языком
концепции, с помощью которых экономисты постигают мир. Модели — это
и сила экономики, и ее ахиллесова пята; именно они делают экономику наукой — не такой, как квантовая физика
или молекулярная биология, но тем не
менее наукой.
Экономика использует не одну универсальную модель, а набор разных моделей. Развиваясь, эта научная дисциплина расширяет свою библиотеку моделей и добивается все большего
соответствия моделей и реальности.
Разнообразие моделей в экономике необходимо в условиях изменчивого социального мира. В разных обстоятельствах нужны разные модели. Экономисты едва ли когда-либо создадут
универсальные модели, пригодные
в любых обстоятельствах.
Неэкономисты склонны неправильно
использовать свои модели — отчасти потому, что берут за образец естественные
науки. Они нередко ошибочно рассматривают модель (одну из многих) как
универсальную, уместную и применимую в любых обстоятельствах. Экономистам следует побороть этот соблазн. Они
должны тщательно отбирать модели
в соответствии с изменением обстановки или при переходе от одной ситуации
к другой. Они должны научиться более
гибко переключаться между моделями.
Эта книга и чествует, и критикует
экономистов. Я защищаю ядро экономической науки — роль экономических
моделей в создании знания, но критикую определенный способ экономических изысканий и использования
(в том числе неправильного) экономических моделей. Доводы, которые я привожу, не являются «официальной линией партии». Подозреваю, что многие
экономисты не согласятся с моим видением экономической науки, особенно
с моими взглядами на то, какого именно типа наукой является экономика.
Общаясь со многими неэкономистами и представителями других наук об
обществе, я часто поражался их представлениям об экономике. Многие основания для недовольства общеизвестны:
экономическая наука все чрезмерно
упрощает и рассматривает вне контекста; претендует на универсальность, игнорируя роль культуры, истории и прочих обстоятельств; превозносит рынок;
опирается на множество скрытых ценностных суждений и к тому же не умеет
объяснять и предсказывать происходящее в экономике. Каждое из этих критических замечаний во многом происходит из непонимания того, что экономическая наука является собранием
разнородных моделей, у которых нет
определенного идеологического уклона
и которые не приводят к одному и тому
же выводу. Конечно, в той степени, в которой сами экономисты забывают об
этой разнородности экономических моделей, часть вины лежит и на них.
И еще одно уточнение, прежде чем
начать. Термин «экономическая наука»
(economics) стал использоваться в двух
разных смыслах. Одно определение делает акцент на содержательном аспекте
исследований; в такой интерпретации
экономическая наука — это одна из наук об обществе, цель которой — понять,
как устроена экономика. Второе определение делает акцент на методах: экономическая наука — это один из способов
изучения общества с применением
определенных инструментов. В такой
интерпретации дисциплина ассоциируется с аппаратом математического
моделирования и статистическим анализом, а не с определенными гипотезами или теориями относительно экономики. Отсюда следует, что экономические методы можно применить помимо
экономики ко многим другим сферам — начиная от принятия решений
в семье и заканчивая вопросами о политических институтах.
Я использую термин «экономическая
наука» во втором смысле. Все, что я скажу о преимуществах моделей и об их
неправильном использовании, в равной
степени применимо к исследованиям
в политологии, социологии или праве,
основанным на близких подходах. Публика обычно связывает эти методы
только с работами наподобие тех, о которых рассказывается в «Фрикономике». Данный подход, основанный на
тщательном эмпирическом анализе
и логике «стимул-реакция», который
популяризировал экономист Стив Левитт, использовался для исследования
самых разных социальных явлений, начиная от стратегий борцов сумо и заканчивая мошенничеством со стороны
учителей государственных школ. Некоторые критики считают, что такого рода
работы опошляют экономическую науку. Они отказываются от рассмотрения
серьезных вопросов: в каком случае
рынки работают успешно, а в каком —
нет; что обеспечивает экономический
рост; как достичь компромисса в стремлении к полной занятости и стабильности цен, и других — в пользу изучения
обыденных, повседневных сюжетов.
В этой книге я основное внимание
уделяю как раз таким серьезным вопросам и тому, как экономические модели
помогают их решать. Мы не должны искать в экономической науке универсальных объяснений или рекомендаций на любой случай, независимо от
обстоятельств. Разнообразие социальной жизни слишком велико, чтобы
втиснуть его в одну универсальную схему. Но каждая экономическая модель
подобна карте одного участка местности. Вместе взятые, экономические модели — это лучший способ исследования бесконечных холмов и долин, составляющих наш социальный опыт.
Математический соблазн
В 1973 году экономист шведского происхождения Аксель Лейонхувуд опубликовал небольшую статью под названием
«Жизнь эконов». Это было очаровательное псевдоэтнографическое описание
всех подробностей типичных практик,
статусных отношений и табу среди экономистов. Как разъяснял Лейонхувуд,
«племя эконов» определяется приверженностью его членов к тому, что он назвал «модли» — отсылка к упрощенным
математическим моделям, которые являются основным рабочим инструментом экономиста. Модли не имеют никакого очевидного практического применения, но чем более искусно и с более
сложными ритуалами выделан модль,
тем выше статус его владельца. Пристрастие эконов к модлям, пишет Лейонхувуд, объясняет их презрение к чле-
Мы не должны искать в экономической науке универсальных
объяснений или рекомендаций на любой случай, независимо от
обстоятельств
нам других племен, таких как «социоги» и «политоги»,ведь эти племена не
делают модли.
Слова Лейонхувуда остаются актуальны и сорок лет спустя. Обучение экономике в значительной степени сводится
к изучению сменяющих друг друга моделей. Пожалуй, самый важный фактор,
определяющий шансы на успех в этой
профессии, — это способность создавать
новые модели или применять уже существующие на новом эмпирическом
материале, чтобы объяснить какой-либо
аспект социальной реальности. Релевантность и применимость той или
иной модели — вот вокруг чего идут самые ожесточенные споры среди экономистов. Хотите тяжко ранить экономиста — скажите ему: «У вас нет модели».
Модели — основание для гордости.
Начните общаться с экономистами,
и в скором времени вам на глаза попадется кружка или футболка с надписью
«Экономисты делают это с моделями».
Вы также поймете, что большинству из
них больше нравится забавляться с математическими построениями, чем тратить время на попытки уловить суть явлений реального мира.
С точки зрения критиков, именно
приверженность экономистов моделям
является причиной почти всех недостатков нашей профессии: сведение сложной социальной жизни к нескольким
упрощенным взаимосвязям, готовность
полагаться на очевидно не соответствующие действительности предпосылки,
одержимость выверенностью математических построений в ущерб реалистичности, склонность одним махом переходить от упрощенной абстракции к рекомендациям по государственной
политике. Они находят непостижимой
легкость, с которой экономисты перескакивают от страницы уравнений к выводам в защиту, скажем, свободы торговли
или определенной налоговой политики.
Другие обвиняют экономистов в том,
что они лишь усложняют очевидное.
Экономические модели облекают здравый смысл в математические формулы.
И среди самых непримиримых критиков такого рода те экономисты, которые
решили отклониться от ортодоксальной
экономической науки. Считается, что
выдающийся экономист Кеннет Боулдинг сказал: «Математика придает экономической науке строгости; к несчастью, она также делает ее безжизненной». Как заметил Ха-Джун Чанг, экономист из Кембриджского университета,
«95% экономической теории — это всего
лишь здравый смысл, которому придали
сложный вид с помощью специальной
терминологии и математики».
В действительности же создаваемые
экономистами простые модели совершенно необходимы для понимания того, как устроено общество. Их делают
ценными именно простота, формализация и отказ учитывать многие обстоятельства реального мира. Эти качества — необходимая особенность, а не
ошибка. Полезной делает модель ее способность ухватить некий аспект реальности. Абсолютно необходимой (при
правильном применении) модель становится тогда, когда может ухватить
наиболее релевантный в данном контексте аспект реальности.
Различные контексты — разные рынки, социальные условия, страны, эпохи
и так далее — требуют разных моделей.
На этом месте экономисты обычно
и спотыкаются. Они часто отказываются от самого ценного, что предлагает их
профессия, — многообразия моделей,
ради поиска одной-единственной универсальной модели. Если выбирать модели благоразумно, они становятся источником знания. Если использовать их
догматически, результатом будет чрезмерное самомнение и неэффективная
государственная политика.
104/105
Книга/экономика/
возможности
Когда интуиция подводит
№04 (145) 2016
Одна из многочисленных шуток экономистов о своей профессии звучит примерно так: «Экономист — это тот, кто видит, как что-то работает на практике,
и спрашивает, работает ли это в теории».
Выглядит абсурдно, но лишь пока мы не
поймем, с какой легкостью можно
впасть в заблуждение, полагаясь на интуицию, и как порой жизнь преподносит противоречащие интуиции результаты. Экономические модели помогают
натренировать интуицию на то, чтобы
учитывать вероятность таких неожиданных исходов. Сюрпризы могут принимать самые разнообразные формы.
Первая категория — это «взаимодействия общего равновесия». Этот термин,
который не следует путать с «частным
равновесием», или анализом в рамках
одного рынка, является замысловатым
способом сказать, что мы отслеживаем
эффекты обратной связи между различными рынками. Скажем, происходящее
на рынках труда воздействует на рынки
товаров, которые в свою очередь влияют
на рынки капитала, и так далее. Отслеживание всей цепочки взаимодействий
часто вносит серьезные оговорки, а иногда полностью опровергает выводы, полученные на основе простых моделей
спроса и предложения, ограниченных
одним рынком в один момент времени.
Возьмем иммиграцию, тему большого политического значения для США
и ряда других развитых экономик. Как
рост иммиграции, допустим во Флориде, скажется на рынке труда штата?
Первое соображение, что приходит в голову, основано на модели спроса и предложения: рост предложения рабочей силы должен вызвать снижение ее цены,
то есть заработной платы. Такой результат иммиграции был бы вполне вероятен в отсутствие эффектов второго
и третьего уровня.
Но что если местные рабочие в ответ
на усиление конкуренции покинут
штат и станут искать работу в других
частях страны? Что если приток наемных рабочих приведет к росту инвестиций в физические активы штата, так
как привлечет фирмы, строящие новые
предприятия и открывающие новые
бизнесы? Что если рост числа низкоква-
Фото AKG / Eastnews
лифицированных работников затормозит внедрение новых технологий? Что
если появление рабочих-мигрантов
стимулирует спрос на производимые
именно ими товары? Каждая из этих
возможностей может нивелировать первоначальный эффект иммиграции. Нечто подобное произошло в 1980 году
в Майами после значительного притока
кубинских иммигрантов (их доля составляла 7% трудовых ресурсов Майами). Как выяснил экономист из Калифорнийского университета в Беркли
Дэвид Кард, наплыв мигрантов почти
не повлиял на уровень заработной платы и безработицы в Майами, даже среди наименее квалифицированных рабочих, чье положение больше всего было затронуто появлением мигрантов.
И хотя о причинах этого еще спорят, похоже, тут сработало некое сочетание эффектов общего равновесия.
Вот другой пример того, почему важно мыслить в терминах общего равновесия. Предположим, что вы высококвалифицированный специалист (инженер, бухгалтер или опытный механик),
занятый в швейной промышленности
США. Пойдет ли вам на пользу или во
вред расширение торговли со странами
с низкими уровнями доходов, такими
как Вьетнам или Бангладеш? Если вы
будете думать только о событиях
в швейной отрасли, то есть в терминах
частного равновесия, то придете к заключению, что ваше положение ухудшится. Эти страны наверняка начнут
жестко конкурировать со швейными
предприятиями США.
Но давайте рассмотрим сторону экспорта. По мере расширения новых рынков (за счет средств, вырученных от торговли с США) вырастет экспорт на них
продукции других отраслей американской экономики, и в растущих экспортно ориентированных отраслях появятся новые возможности для занятости.
Поскольку этим ориентированным на
экспорт секторам понадобятся высококвалифицированные работники, они будут нанимать много инженеров, бухгалтеров и опытных механиков. И когда
взаимодействия множества рынков прокатятся по всей экономике, ваш заработок может вырасти независимо от того,
смените ли вы место работы или нет, изза роста спроса на вашу профессию.
К неожиданным результатам также
может привести принцип «второго наилучшего решения». «Общая теория второго наилучшего» — один из самых полезных инструментов в арсенале прикладной экономики и один из самых
неочевидных для неподготовленного
ума. Ее впервые разработал Джеймс Мид
в контексте внешнеторговой политики,
а затем обобщили Ричард Липси и Келвин Ланкастер. Ее ключевые постулаты
гласят, что либерализация рынков или
появление ранее не существовавших
рынков не всегда приносит пользу в случае, если на связанных с ними рынках
продолжают действовать ограничения.
Вначале эта теория применялась
к торговым соглашениям между группами стран, таких как Европейский общий рынок. Согласно таким договоренностям страны-участницы либерализуют свои торговые связи, снижая или
снимая барьеры для взаимной торговли. Простой вывод из «Принципа сравнительных преимуществ» говорит, что
все участники получат выгоду от торговли. Но этого может и не случиться.
Преференциальные торговые договоренности ведут к тому, что Франция
и Германия теперь больше торгуют
между собой, и это хорошо. Это явление
называется «эффект создания торговых
связей». Но по той же причине Германия и Франция теперь импортируют
меньше более дешевых товаров из Азии
или Соединенных Штатов, что плохо.
На языке экономистов это называется
«эффект нарушения торговых связей».
Чтобы понять, как нарушение торговых связей снижает экономическое благосостояние, представьте, что США поставляют в Германию говядину по цене
$100. Предположим, что Германия вводит
пошлину в 20%, что повышает потребительскую цену на говядину на немецком
рынке до $120. Тем временем Франция
может поставлять то же количество говядины по цене всего лишь $119. До заключения приоритетных договоренностей
между Францией и Германией французские поставщики облагались по тому же
тарифу, что и американские производители, и не выдерживали конкуренции
Большую часть
XX века экономисты
искали оптимальную
модель рынка труда
с ними. Теперь посмотрим, что произойдет, если Германия отменит пошлины на
импорт из Франции, но сохранит пошлины на импорт из США. Ввозимая
в Германию из Франции говядина внезапно становится дешевле американской ($119 против $120), и импорт из
США резко снижается. Немецкие потребители выигрывают 1 доллар, но немецкий бюджет теряет $20 прибыли от таможенных платежей, которые ранее поступали от импорта говядины из США
(и могли бы вернуться к потребителям
или использоваться для снижения других налогов в Германии). В целом Германия оказывается в проигрыше.
Логика «второго наилучшего» действует в огромном множестве случаев.
Один из самых известных — синдром
«голландской болезни», получивший
название по событиям, последовавшим
за обнаружением в 1950-х годах в Нидерландах залежей природного газа.
Многие наблюдатели отмечали, что
в 1960-х годах конкурентоспособность
голландской промышленности снизилась вслед за укреплением гульдена
в ответ на приток доходов от добычи газа, что привело к потере доли рынка
голландскими производителями. «Общая теория второго наилучшего» в яв-
ном виде перечисляет обстоятельства,
при которых ажиотаж в связи с появлением нового ресурса может стать плохой новостью (в экономическом плане).
Он закономерно ухудшает положение
ряда отраслей, таких как обрабатывающая промышленность, вследствие роста
курса национальной валюты.
Само по себе это не проблема: структурные изменения являются неотъемлемой частью экономического прогресса.
Но все меняется, если продукция вытесняемых отраслей исходно находилась
в дефиците — как из-за наложенных государством ограничений, так и потому, что
эти отрасли служили источником технологических новшеств для других отраслей экономики. Экономические потери
из-за сжатия важных видов деятельности
могут даже перевесить прямую выгоду от
всплеска активности в связи с появлением нового ресурса. И это не просто теоретическая проблема. Правительства богатых ресурсами стран Африки к югу от Сахары сталкиваются с этой проблемой
ежедневно, потому что давление высоких
зарплат в прибыльной добывающей отрасли подрывает конкурентоспособность
обрабатывающей промышленности.
Взаимодействия «второго наилучшего» не всегда опровергают выводы из
стандартных моделей; иногда они подкрепляют доводы в пользу либерализации рынков. В примере с «голландской
болезнью» негативное воздействие на
обрабатывающую промышленность
станет благом в случае, если приходят
в упадок «грязные» отрасли, которые
наносят ущерб окружающей среде и не
возмещают его. Но часто результат полностью переворачивает выводы, к которым приводят привычные соображения, и оказывается, что мера, которая
вроде бы вела в правильном направлении, на самом деле отдаляет нас от цели. Минус на минус дает плюс.
Поскольку конкуренция на рынках
никогда не бывает совершенной, как
в учебнике, проблемы «второго наилучшего решения» постоянно возникают
в реальном мире. Как сказал экономист
из Принстонского университета Авинаш Диксит, «весь мир в лучшем случае лишь второе наилучшее». Это означает,
что нужно с осторожностью обращаться
с ключевыми экономическими моделями, предполагающими идеальное функционирование рынков. Зачастую их необходимо делать менее строгими, учтя
некоторые наиболее важные несовершенства рынка. Выбор подходящей модели — ключ к успеху.
106/107
Life/военная техника/
музей/Козицын
№04 (145) 2016
В оен ноп о ле в ой
р ома н
Ради чего миллиардер Андрей Козицын создает самый
большой частный музей военной истории в России.
Текст:
Ирина Телицына
Фото:
Максим Шер
для Forbes
Ми-26 зависает над палаточным лагерем. Палую
листву и опрометчиво оставленные у костра кружки сметает вмиг. Скоро участники экспедиции
на ямальские болота перестанут удивляться мощи этой машины — самый
грузоподъемный в мире вертолет
за пять ходок вывезет на большую землю два разобранных на части дореволюционных паровоза серии ОВ, которые железнодорожники называли
«овечками». Такие использовались в Великую Отечественную войну — теперь
они часть экспозиции Музея военной
техники «Боевая слава Урала» в городе
Верхняя Пышма.
Сейчас в этом собрании более 250 единиц техники военных времен, экспозиция постоянно пополняется. Крупнейший в России частный военный музей
создан по инициативе гендиректора
УГМК Андрея Козицына (№45 в списке
Forbes, состояние $2 млрд) и находится
на балансе входящего в холдинг предприятия «Уралэлектромедь». «Личное
это или общественное — как хотите назовите. Для меня это все как личное, я
про каждую штуку тут могу рассказать.
Мне это нравится», — говорит в интервью Forbes Андрей Козицын.
Паровоз вперед летит
Железнодорожная экспозиция на 2 га
открытой площадки появилась в 2015 году, на ее создание ушло два года. Началось все с того, что Козицыну подарили
фотографию станции в уральском городе Ревда 1941 года. По ней и построили
макет станции в натуральную величину: тут и водонапорная башня, и кран
для загрузки угля, и колонки для воды.
Все пять путей перед двухэтажным
строением из красного кирпича заставлены техникой того времени: санитарный эшелон, цистерны, зенитные платформы, теплушки, бронедрезина. «Вы
вдумайтесь: 10 млн людей перевезли
в эвакуацию и 3500 заводов за три месяца. При этом в противоход везли на
фронт армию и технику. Все это нужно
было организовать, и все на руках, кранов тогда не было. Вот какие были люди», — описывает Козицын подвиг железнодорожников.
Ямальские паровозы, признается он,
самые выстраданные в плане доставки
экспонаты (паровоз серии Еа из Уссурийска, к примеру, 7000 км преодолел
сам, его цепляли к товарным поездам).
Обе «овечки» использовались в 1947–1953
годах на стройке 503 — участке трансполярной магистрали Салехард — Игарка,
«мертвой дороги». Сотни километров
железнодорожных путей в условиях
вечной мерзлоты прокладывали силами заключенных ГУЛАГа. Сразу после
смерти Сталина проект закрыли, бросив большую часть техники — вывозить
было слишком дорого.
О паровозах, замерших в депо Долгое
посреди тундры, было известно давно,
над ними регулярно пролетают на вертолетах газовики и нефтяники. После
конференции о «мертвой дороге» в Надыме, где говорилось и об аварийном
состоянии депо, Козицын отрядил на
Ямал экспедицию.
«Какая же там мошка! Я на БАМе был,
но такого не видел», — вспоминает Фарит Хафизов, начальник автотранспортного цеха «Уралэлектромеди», где есть
полноценный реставрационный участок. На Ямал Хафизову пришлось летать трижды. С разбором паровоза на
семь частей проблем не возникло —
тендер, топку и колесную пару отсоединили. А вот с транспортировкой возникли сложности. Населенных пунктов
с хорошими дорогами поблизости нет,
до Нового Уренгоя около 200 км.
Варианта было три: прокладывать
зимник до Ванкора, использовать дорогую авиацию или дожидаться весеннего
Андрей Козицын может долго
рассказывать про любой
из экспонатов музея
108/109
№04 (145) 2016
Life/военная техника/
музей/Козицын
паводка на реке Таз, до которой всего
150 м. Хафизов склонялся к последнему
варианту. «Ждали только паводка, —
рассказывает он. — Говорю с Козицыным по спутниковой рации, он спрашивает, как река. А я как раз иду по берегу — зыбуны, мели. Он велел нам
домой возвращаться. А через неделю было принято решение — вывозить вертолетом». Сотрудники Хафизова бились за
право участия в экспедиции — понимали, что такое приключение бывает раз
в жизни. Правда, рассказывает он со
смехом, все железо на себе пришлось
таскать.
Ми-26 доставил груз в Новый Уренгой, оттуда уже автотралом везли
2000 км до Верхней Пышмы. На вопросы о тратах на пополнение коллекции
Козицын не отвечает: «Мы все в деньги
переводить будем? За этим разве собрались?» Для справки: стоимость аренды
Ми-26 у большинства авиакомпаний
начинается от 500 000 рублей за час.
Реставрация паровоза 1908 года растянулась на целый год. Колесную пару — ее не стали вывозить с Ямала —
изготовили по чертежам на литейномеханическом заводе УГМК в городе
Сухой Лог. Второй паровоз обшили броней, ориентируясь на технологии того
времени.
К нетривиальным задачам в реставрационной мастерской привыкли. Впервые старой техникой тут занялись в 2007
году, когда Александр Козицын, гендиректор «Уралэлектромеди» (старший
брат Андрея Козицына, погиб в 2009 году
в автокатастрофе в Ленинградской области, сейчас его именем названа улица,
на которой расположен музей), интересовавшийся ретроавтомобилями, приобрел ЗИС Георгия Жукова.
Машин, которые надо было поставить на ход, с каждым годом становилось все больше. Восстанавливать технику, насколько возможно, стремятся
с использованием оригинальных частей, которые находят у военных, поисковиков, коллекционеров. Многие детали приходится делать по чертежам либо
придумывать самостоятельно — работа
творческая. «Мы однажды похулиганили, на танк БТ-7 установили гидропривод с джойстиком. Холманских (Игорь
Холманских, экс-начальник танкового
цеха «Уралвагонзавода», ныне полпред
президента в УФО. — Forbes), когда был
с визитом, оценил», — вспоминает Хафизов.
Сейчас в мастерской 28 сотрудников.
Жестянщиков, слесарей и электриков
искали в автосервисах Екатеринбурга.
Есть в команде и двое бывших военных. Хафизов отмечает, что они лучше
понимают логику военных конструкторов, когда надо восстановить недостающие части. Да и в общении с военным
округом, который передает музею списанные образцы вооружения, незаменимы.
Ежегодно реставраторы восстанавливают по четыре-пять объектов. Некоторые из тех, что сейчас в мастерской,
в марте пройдут обкатку и 9 мая присоединятся к шествию в честь Дня Победы. Другим суждено стоять в музее без
выезда. Например, не так давно отреставрировали американский танк М3А1
«Стюарт», поставлявшийся в первые годы войны по ленд-лизу. На такие ставились авиационные двигатели, достать
оригинальный не удалось, а любой другой не вписался бы в конструкцию.
А вот ГАЗ АА Кегресс, у которого вместо
задних колес гусеницы, по улицам
Верхней Пышмы поедет: заканчивается
восстановление кузова. Как и образцы
американской техники: автомобиль
Willys, плавающий тягач DUKW-353
производства General Motors и более
скромная амфибия Ford GPA.
Эволюция танка
Вся тяжелая военная техника выставлена на открытой площадке перед зданием музея. Многие экспонаты вряд ли
можно увидеть где-то еще. Например,
участвовавший в боях бронекатер
Волжской флотилии, который отыскали
в одном из затонов. Истребитель-бомбардировщик Bell P-63 Kingcobra, один
из тех, что поставлялись по ленд-лизу
с 1943 года. Его нашли поисковики на
Дальнем Востоке — он разбился при перелете с Аляски. Или пятибашенный
танк Т-35. Именно такой изображен на
медали «За отвагу», но к началу войны
он морально устарел — 11 человек экипажа, слабая подвеска, броня более тон-
кая, чем у танков серии КВ. Таких танков было выпущено всего 59, единственный оригинальный экземпляр
сохранился на полигоне в Кубинке.
В Верхней Пышме — его точная копия,
созданная по советским чертежам, более тысячи деталей изготовили заново.
Рядом танк КВ-2, семитонную башню
которого можно повернуть, только если
танк находится на идеально ровной поверхности. Все средние и тяжелые танки, списанные военными, — с родными
моторами и «раздатками». А вот в линейке Т-34 много танков с отмеченными красной краской выбоинами от пуль
и снарядов. Мы разглядываем их из окна второго этажа музея. Козицын обращает внимание на различия модификаций. У Т-34/76 харьковского завода, например, который выпускался еще до
войны, люк был сплошной, поднять его
раненому практически невозможно.
В Челябинске и Нижнем Тагиле, куда
эвакуировали предприятия из Харькова
и Ленинграда, стали делать уже два люка. Позже появилась и командирская
башенка. По словам Козицына, эволюция танка с учетом боевого опыта четко
прослеживается. «Полная линейка по
танкам будет, — обещает он. — Из тяжелых трех точно не хватает, если брать
и огнеметные, то четырех. Средние тоже
доставим — Т-24 и Т-44. Нет пока КВ огнеметного, но найдем. Башня та же, что
у обычного, только вместо пушки там
сопла».
Директор музея Александр Емельянов, профессиональный военный историк, кивает. С миллиардером он нашел
общий язык: оба сыплют названиями
серий и номерами моделей.
Вадим Задорожный, основатель первого частного Музея военной техники
в России, впечатлен экспозицией
в Верхней Пышме. С Андреем Козицыным он общается, оба входят в попечительский совет Российского военноисторического общества. «Друг другу
помогаем и советами, и контактами,
и материалами, — рассказывает Вадим
Задорожный. — Я очень рад, что Козицын создал такую мощную и четкую
коллекцию военной техники как отечественной, так и той, что поступала по
ленд-лизу. По темпам, с которыми они
110
Life/военная техника/
музей/Козицын
№04 (145) 2016
развиваются в последние полтора-два
года, собрание может стать лучшим
в стране. По танкам и бронетехнике однозначно коллекция уже шире моей».
Откуда у Андрея Козицына такой интерес к военно-технической истории?
«В войнушку не наигрался — вот, наверное, и посыл первый, чтобы начать интересоваться, — говорит 55-летний бизнесмен. — Второй посыл — к юбилею
Победы в 2005 году мы реконструировали памятник тем, кто ушел на фронт
с комбината «Уралэлектромедь» (тогда
Пышминский медеэлектролитный завод). Логично у памятника рядом технику военную поставить. Поставили
два орудия. Потом в военный округ обратились — поставили первый танк,
второй. А дальше уже процесс творческий».
По словам Задорожного, самый простой способ пополнения собраний —
приобретать советскую технику в Финляндии, Чехии, Польше: «Там она лучше сохранилась на местах боев. Все
легально ввозим, демилитаризуем». Но
и он не хочет говорить даже о порядке
инвестиций: «Деньги большие. Но мы
же это делаем, чтобы увековечить память и дать пытливому гостю представление о технической мощи тех лет».
Другие люди
Здание музея по соседству с проходной
«Уралэлектромеди» появилось в 2013 году. В нем три этажа — учли опыт музея
Задорожного под Москвой и решили,
что атриум, где подвешены самолеты,
стоит сделать повыше.
За 2015 год музей посетили 200 000 человек, не считая школьников, которые
приезжают сюда на интерактивные
уроки. В зале с 3D-проектором лучше
усваивается материал не только по
истории, но и по географии, астрономии. Тем, кто лучше всех ответил на тестовые вопросы в конце урока, разрешают поиграть на симуляторах. «Мы изначально планировали образовательную
составляющую», — говорит Александр
Емельянов.
Козицын сам такие уроки не посещал, но он уверен, что в окружении техники, которая была на вооружении
в 1941 году, не только лучше усваивается
«Как в войну выстояли, уму непостижимо. Они были другие люди.
Мы сегодня чахленькие и слабые, в подметки им не годимся»
материал по истории, но и приходит
осознание, какой ценой далась победа.
Сейчас весь первый этаж и атриум
музея занимает техника первых лет войны. Легкие танки кажутся совсем беззащитными в сравнении с теми, что
выставлены на улице. «Это же английские «виккерсы» середины 1920-х годов
модернизированные, — показывает Козицын на Т-26. — Все очень примитивно, а на нем еще и воевать надо. Когда
в коллекции появились первые танки
и мы начали изучать литературу, захотелось наглядно показать, с чем тогда
воевали». Помимо танков и автомобилей в музее сейчас выставлены и самолеты — И-15, И-16, Як-1, ЛАГГ-3, МиГ-3.
Не так давно появился английский одноместный истребитель Hawker
Hurricane, воевавший на севере (его называли «харитоном»). Восстанавливали
его московские реставраторы, все детали оригинальные.
Миллиардер сам ездил на всем, что
поступает в музей, кроме самолетов —
они не летают. Ощущения от управления старой техникой, признается он,
сильные — в танке страшный грохот,
тормозить или поворачивать колеса на
полуторке приходится своим человеческим усилием. «Как в войну выстояли,
уму непостижимо. Они были другие
люди. Мы сегодня чахленькие и слабые,
в подметки им не годимся», — говорит
Козицын, рост которого 190 см.
На прошлогодних фотографиях интерьеры музея выглядят иначе, чем сейчас. В мае, предупреждает Козицын, все
опять поменяется. Гражданскую технику — на втором этаже большая коллекция ретроавтомобилей и мотоциклов —
выставят на отдельной открытой площадке. Для этой же экспозиции
реставраторы уже готовят машину скорой помощи 1960-х годов, их выпускал
Рижский завод.
«Я знаю все, что будет появляться в
музее. И даже знаю, когда это будет. В голове же все построено давно», — гово-
рит Козицын. Мы подходим к макету
музея — пока из 7 га освоена всего половина. Строительство второго здания музея уже началось. Там, по замыслу Козицына, будут выставлены полные парадные расчеты техники, которая
участвовала в парадах — перед войной,
в ноябре 1941 года и в июне 1945 года.
Меняется и прилегающая территория. Неподалеку появится трасса для
картинга, например, и мастерская, где
ребята сами смогут собирать карты.
Здание театра — он на макете напротив
музея — уже строится. Перед ним, как
написано в соглашении с губернатором
Евгением Куйвашевым (он в музее бывал не раз, и один, и с сыном), к 2018 году должно появиться трамвайное кольцо, трамвай соединит Верхнюю Пышму
с Екатеринбургом, откуда многие ездят
в область на работу.
«Вот здесь встанет еще дворец технического творчества молодежи — это тоже совместный с губернатором проект.
Если человек в детстве хоть одну гайку
завернул, уже дураком не вырастет. Рядом будет дворец самбо», — размечает
Козицын территорию уже за пределами
существующего макета. И добавляет,
что макет уже немного устарел — на
нем нет будущего планетария.
Все это — ближайшая перспектива.
Глядя, с какой скоростью УГМК преобразует город, где миллиардер родился
и который не покидал, веришь, что так
и будет. «Быстро? Надо все при жизни
делать. Кто его знает, мы ж не знаем, что
нам Господь готовит», — философски
замечает Козицын. И добавляет, что после того, как стал изучать военно-техническую историю, жестче ставит людям
задачи по срокам: «Люди всю промышленность за три месяца эвакуировали,
а мне говорят, что невозможно. У них
совесть есть?»
В начале экскурсии, заметив спущенное колесо на полуторке, Козицын сделал знак директору музея. Уходя, заглядываю на первый этаж: накачано.
Фото Романа Шеломенцева для Forbes
111
№04 (145) 2016
Мнение/вино
Кьянти —
300 лет
Игорь Сердюк
Винный критик, обозреватель
портала SWN
forbes.ru/serdyuk
Кьянти по-прежнему есть
чем гордиться и хвалиться.
Гордиться тремя веками истории в Италии, где главный город называется вечным, как-то даже неловко. Тем не
менее кьянти, как вино из определенного региона, в этом году отмечает трехсотлетний юбилей. В 1716 году великий герцог тосканский Козимо III Медичи утвердил это название для вин,
произведенных на территории селений
Радда, Гайоле, Кастеллина и Греве. Эдикту предшествовала договоренность местных виноторговцев, создавших цеховое
объединение Lega del Chianti, чтобы продвигать свое вино сообща. Продолжатели
их инициативы могут гордиться умением по-прежнему договариваться, вопреки разнокалиберности амбиций и разномасштабности экономик.
Главные винные дома региона сосредоточены в зоне Chianti Classico между
Флоренцией и Сиеной. В 1932 году специальная правительственная комиссия
ограничила эту зону, чтобы отделить
классическое кьянти от низкопробных
вин с растиражированным названием,
выпускавшихся по всей центральной
Италии. Простого обозначения оказалось мало, и в 1967 году Chianti Classico
получает DOC — контролируемое наименование по происхождению. А в 1984
году категория приобретает высший
в винной иерархии статус DOCG. Когда
главной проблемой качества итальянских вин была зрелость собираемого
винограда, для передовиков производства была создана категория Superiore
с повышенной минимальной планкой
содержания алкоголя. Когда проблема
зрелости была решена, создали категорию Riserva — вина с дополнительным
сроком выдержки. Наконец, три года
назад производители кьянти классико
выдумали Gran Selezione — для лучших
вин DOCG, которые хотели бы выделить
сами виноделы.
Но самые большие страсти разгорелись по поводу сортового состава вин.
В середине XIX века барон Беттино Рикасоли разработал рецепт кьянти с доминированием винограда «санджовезе»
и второстепенным участием «канайоло», «мальвазии» и некоторых других
сортов, в том числе белого винограда.
А во второй половине ХХ века стройная
модель затрещала по швам. Несколько
прогрессивных виноделов придумали
Vigorello (без использования белого винограда) и Sassicaia (с участием французских сортов). За это бунтари были
отлучены от DOC и выпускали свои вина как ординарные столовые, сознательно согласившись на деклассированную
категорию. Однако спрос оказался настолько велик, а оценки этих вин настолько высоки, что их вскоре начали
называть «супертосканскими». За первопроходцами потянулась такая волна
последователей, что институту контролируемых наименований сначала пришлось создать для них категорию IGT,
а потом изменить правила DOC/DOCG.
Использование белых сортов для кьянти классико запрещено начиная с урожая 2006 года, а для каберне и мерло допустима совокупная доля не более 20%.
Февральский показ молодых вин стал
главным юбилейным парадом и смотром сил кьянти классико. Сотни производителей, каждый из которых на
своем дегустационном столе предлагает
попробовать по три-пять вин, и тысячи
жаждущих посетителей, виноторговцев
и журналистов, ищущих здесь свой товар или свой сюжет…
Чем же пытаются удивить нас сегодня
производители зоны Кьянти? То самое
Vigorello впервые решило полностью исключить «санджовезе» из своего состава
начиная с урожая 2011 года. «Кровь Юпи-
тера» заменили на старый тосканский
сорт «пуньителло», к которому добавляются взятые в равных долях «мерло»
и «каберне», а также немного «пти вердо». В результате одно из первых «супертосканских» вин не потеряло ни элегантной структуры, ни соблазнительной
сочности, но подтвердило, спустя полвека, революционный дух своих создателей. Другое «супертосканское» —
Montebello от Badia a Coltibuono в урожае 2011 года также отдает предпочтение
некогда второстепенным автохтонным
сортам. «Маммоло» (12%), «пуньителло»
(11%), «мальвазия нера» (11%) и «другие
автохтоны» — такое описание выглядит
как насмешка над теми, кто придает сортовой чистоте винного аромата и вкуса
решающее значение.
Смесь «санджовезе» и французских сортов (в первую очередь «каберне» и «мерло») продолжает интриговать ценителей
своими вариациями. Например, Castello
di Meleto Chianti Classico Gran Selezione
2011 — это точное, стройное и элегантное
вино, Banfi Chianti Classico Gran Selezione
Fonte alla Selva 2013 — скорее вино женственное и чувственное, а Ruffino Chianti
Classico Gran Selezione Riserva Ducale Oro
2011 — мастерски выверенная многотиражная (380 000 бутылок!) заготовка. Из
вин, в которых стопроцентный «санджовезе» солирует, тоже набирается прекрасный и многоликий хор. В каждом из этих
вин звучание главного тосканского сорта
меняется в зависимости от почвы, климата, техники винификации и режима
выдержки. Но и в Riecine IGT Toscana La
Gioia 2011, и в Isole e Olena Toscana IGT
Cepparello 2013, и в Fontodi Chianti
Classico Gran Selezione Vigna del Sorbo
2012, и в Ca’ di Pesa Chianti Classico Riserva
2012 этот голос наполнен теплом и радостью.
За 300 лет под солнцем Тосканы даже
виноделы могут освоить основы бельканто.
112
Вне бизнеса/мысли
№04 (145) 2016
Иллюстрация Родиона Китаева
О доверии
— Франсуа де Ларошфуко
Большая часть тиранов вышла, собственно говоря, из
демагогов, которые приобрели доверие народа тем, что
клеветали на знатных.
— Аристотель
Мы склонны верить тем, кого
не знаем, потому что они нас
никогда не обманывали.
— Сэмюэл Джонсон
Основой успеха eBay была готовность нашего общества доверять eBay и друг другу.
— Мег Уитман
Для молодого человека главное — добиться доверия, утвердить свою репутацию.
— Джон Д. Рокфеллер
О благородном муже нельзя
судить по мелочам, ему нужно доверить большие дела.
Низкому человеку нельзя доверить большие дела, но
о нем можно судить по мелочам.
— Конфуций
Пресса полезна уже потому,
что она учит нас не доверять
прессе.
— Сэмюэл Батлер
Основная добродетель гражданина есть недоверие.
— Максимилиан
Робеспьер
Здоровое недоверие — хорошая основа для совместной
работы.
— Иосиф Сталин
Недоверие как метод выигрывает; недоверие как принцип проигрывает.
— Тадеуш Бохеньский
Недоверчивость — мудрость
дурака.
Кто начинает с того, что всем
верит, кончает тем, что каждого считает плутом.
— Кристиан Фридрих
Геббель
Три вещи ведут к разорению:
женщины, скачки и доверие
к экспертам.
— Жорж Помпиду
Если ты пользуешься доверием, не обманывай даже злодея.
— Хун Цзычэн
Хороший принцип — доверять человеку полностью или
же не доверять ему совсем.
Требуется 20 лет, чтобы создать репутацию, и 5 минут,
чтобы ее разрушить. Вы будете относиться к делам подругому, если подумаете
об этом.
Откровенность — вовсе не доверчивость, а только дурная
привычка размышлять вслух.
Верьте тем, кто ищет истину; не доверяйте тем, кто нашел ее.
Нет задачи более достойной
истинного либерала, как с доверием ожидать дальнейших
разъяснений.
Из всех видов художественной прозы наименьшее доверие вызывают объявления
о продаже недвижимости
и мемуары.
— Джордж Бернард Шоу
— Генри Филдинг
— Василии Ключевский
— Михаил
Салтыков-Щедрин
— Уоррен Баффет
Благородство состоит из добродушия и избытка доверия.
— Фридрих Ницше
Слишком доверился законам
физики. Думал, что опустится
на дно без усилий, но задержался на полпути. Вы его знаете, эту посредственность.
— Станислав Ежи Лец
Нельзя доверять женщине,
которая не скрывает свой возраст. Такая женщина не постесняется сказать все что
угодно.
— Оскар Уайльд
Любовь никогда не выглядит
глупостью, а доверие — всегда, если оно не соединено
с любовью.
— Андрей Платонов
— Андре Жид
— Донал Хенахан
Из Библии
Такую уверенность
мы имеем в Боге через Христа
2 Кор., 3: 4
Автор
Kruz
Kruz3111   документов Отправить письмо
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1 013
Размер файла
17 715 Кб
Теги
frbs042016
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа