close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Газета недели в Саратове № 10 (379)

код для вставкиСкачать
Газета недели в Саратове № 10 (379) от 29 марта 2016 г.
Газета
недели
www.fn-volga.ru
№10 (379)
в Саратове
29 марта 2016
«Народный» и всенародно избранный. Опыт сравнительного
губернатороведения
У непредвзятого наблюдателя нашей провинциальной жизни может сложиться впечатление, что
губернатор Радаев копирует дела губернатора Аяцкова, хотя вполне может быть, что делает он это
бессознательно.
Стр. 5
С какого краю наша хата?
Где корни социальной пассивности российского общества и как эти корни
выкорчевать, чтобы не погубить само дерево?
Н
а поверхностный взгляд, наша
страна живет достаточно активной жизнью. Митинги «за», митинги «против», пикеты, акции, волонтерское движение. Но всё это
только на поверхностный взгляд.
Если присмотреться, то видно, что митинги «за» — за Крым, за «Единую Россию» и власть в целом — вовсе не являются искренним проявлением чувств
россиян, а организуются административными либо финансовыми мерами.
Митинги «против» малочисленны и собирают, как правило, людей, сделавших
протест смыслом своей жизни. Волонтерское движение, «улучшенное» новыми законами, фактически прекратило
свое существование, активное прежде
движение наблюдателей на выборах
задушено новациями в законодательстве...
Слово «гражданский» в первую очередь означает вовсе не «невоенный»,
а «свойственный гражданину как сознательному члену общества»
Фото Веры Салмановой
Стр. 10-12
Антон Наумлюк:
От гражданского
общества
в России остались
одни ошметки
Омар Аль-Джабер:
Мы уехали из Сирии через
два с половиной года
после начала активных
военных действий
— Сейчас Россия выводит свои войска из Сирии. Как вы оцениваете роль
России в урегулировании сирийского
кризиса?
— Она помогла, но не до конца выполнила свою функцию. Некоторые города уже
восстанавливаются от разрухи, но не все.
— Большинство ваших знакомых
соотечественников согласны с вами в
оценках действий российской армии?
— Многие согласны со мной. Есть и такие, кто считает, что у России свои корыстные цели. Кто-то считает, что Россия могла
бы вмешаться раньше, и тогда бы многих
жертв и потерь удалось избежать.
Cтр. 4
Новое парковое
чудо
Ульяновское
правительство
поделилось
достижениями
в «Заволжье»
Пока саратовские чиновники во главе с
губернатором Валерием Радаевым пытаются понять, что они делают не так и почему,
например, бывшему заводу «Рефлектор» никак не удаётся преобразоваться в индустриальный парк, ульяновские чиновники проводят экскурсионные туры для иногородних
журналистов по своему «Заволжью».
Стр. 3, 8, 9
Всё хорошо.
Эмоционально
Отчеты, блиц и немного
законотворчества
Прошедшее в минувшую среду 48-е заседание Саратовской областной думы, по большому счету, стало одним из самых продолжительных за всю историю пятого созыва.
Стр. 3, 6
Ценовой
подъём
и сезонные
колебания
Вспоминайте о нас не раз в год
Второе апреля — Всемирный день распространения информации
об аутизме
Стр. 18
В 2015 году в Саратовской
области выросли в цене
хлеб, говядина, свинина
и мясо курицы
Стр. 7
2
события
[7 дней с Дмитрием Козенко]
Партия четыре
процента
Премьер-министр и по совместительству лидер партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев
выступил с очередной программной речью. Вроде бы совсем недавно г-н Медведев выступал со
столь же значительной — как ему видится — речью на съезде возглавляемой им партии. И, как
говаривал Виктор Черномырдин, не было никогда — и вот опять.
На этот раз место для произнесения программных речей было выбрано неординарное. Не в
том плане, что партийное выступление на московском экономическом форуме не к месту. Ну
почему — пожалуйста. Сам форум в принципе
оставлял странное впечатление. Дело не только в том, что на форуме выступали такие «экономисты», как глава непризнанной ДНР
Павел Губарев или боевой командир из тех же мест, человек, который, по его признанию, развязал восточно-украинскую войну,
Игорь Стрелков — Гиркин. Как говорится, хорошо, что Моторолу
не пригласили.
Но мы не о политике, мы об экономике. Не будучи знатоком ее
законов, предоставим слово специалисту. Известный экономист
Владислав Иноземцев так написал о московском форуме:
«Первое, что бросается в глаза при знакомстве с материалами
форума, — это масса повторов тех тезисов, которые от собравшейся в МГУ публики можно было слышать и раньше. Снова говорилось про потерянные 25 лет, про смутное время, про отсутствие
осознанного курса на «новую индустриализацию», про то, что чиновники не любят народ, а государство «пляшет» под дудку Запада, и что мы живем чуть ли не в оккупированной стране. Предложения, которые звучат на форуме, выглядят по большей части
неубедительными: снова вспоминается о потребности в дешевых кредитах, о разумной промышленной политике, о поддержке
государством бизнеса. Поэтому, на мой взгляд, главная проблема
участников форума (а их можно считать вполне сплоченной сложившейся группой — «чужие» сюда не ходят) заключается в том,
что они, стремясь выйти из нынешней ситуации, видят выход
только назад, но не вперед».
Такой вот был форум. Немудрено, что он не получил широкого
резонанса. Как, впрочем, и выступление Дмитрия Медведева — о
нем тоже мало говорили. Тем более что многие положения доклада, как бы это мягче сказать, не отличались ни оригинальностью,
ни смелостью суждений. Ну, например: «Ситуация по-прежнему
непростая. Да, экономика постепенно адаптируется и к санкциям, и к колебаниям цен на энергоносители, и к тому, что ряд
доходов мы получить не сможем. Сложнее всего простым людям
адаптироваться к тому, что доходы падают». Как говорится,
спасибо, капитан очевидность. Люди и сами заметили, что доходы падают. Кстати, о катастрофическом росте числа бедных
премьер и лидер партии не говорил. Наверное, чтобы не расстраивать однопартийцев. Им ведь могла прийти в голову одна
простая мысль: а кто виноват в том, что двадцать миллионов россиян (по другим источникам — больше) живут за чертой бедности? Уж не они ли сами?
Собственно, в выступлении Дмитрия Медведева было три основных тезиса. Первый — об ужесточении выплат премий и бонусов
руководителям компаний с участием государства. Оно понятно: в
предвыборный период досужие подсчеты, сколько средних пенсий получает за минуту глава «Роснефти» Игорь Сечин, могут имиджу партии повредить. Напомним, что самая часто называемая однодневная зарплата Сечина — четыре миллиона рублей. И глава
Газпрома Алексей Миллер тоже где-то рядом. Вопрос в том, будут
ли слушать премьера эти могущественные люди.
Второй момент, которому уделил внимание глава правительства, — это будущее увеличение минимального размера оплаты
труда — до 7500 рублей. Некоторые особо чувствительные граждане испугались, что таким образом государство хочет увеличить
суммы штрафов, дескать, напрямую связанные с размерами МРОТ.
Но сейчас суммы штрафов фиксированные. МРОТ, согласно распоряжению премьера, вырастет с июля этого года сразу на 21 процент и составит 7500 рублей. Невеликие деньги, хорошо хоть, что
ниже этого предела заработная плата быть не может. Еще Дмитрий Медведев указал, что главная цель — это сближение, а то и
полное равенство минимального размера оплаты труда и величины прожиточного минимума. Надо бы отметить, хотя Медведев об
этом не сказал: шаги к сближению делаются с двух сторон. То есть
и МРОТ обещает вырасти, и прожиточный минимум сокращается
за счет неизвестно кем и где отмеченного снижения цен на продовольственные товары.
И еще один важный момент — индексация пенсий. «Непростая
экономическая ситуация», как деликатно говорят руководители,
страны не позволила провести индексацию пенсий на размер инфляции, которая по итогам прошлого года официально составила
12,9 процента. В феврале пенсии проиндексировали на скромные
четыре процента и только неработающим пенсионерам. Чтобы
хоть как-то успокоить обобранных стариков, стали говорить о том,
что в течение этого года будет проведена повторная индексация.
Наша землячка Ольга Баталина постоянно об этом твердила. Потом стали уточнять — в зависимости от экономических результатов. Результаты эти, видно, таковы, что в этом году индексацию решили не проводить. «Давайте вместе работать над тем, чтобы
восстановить индексацию пенсий в полном объеме, как здесь было
сказано, с 2017 года», — заявил премьер. Об индексации 2016-го
ни слова не было сказано, и будущая не обещана, а, так сказать,
намечена — «давайте вместе работать, чтобы восстановить». Расплывчато как-то.
И уже под самый конец речи премьер — наверное, для усиления оптимизма — отметил, что «этот кризис не последний». И традиционно не указал, кто же в этом виноват.
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
[репортаж]
На детях не экономим!
Сколько стоит всестороннее развитие ребенка в наше время?
К
ризис нынче. Россияне стараются сократить статьи
расходов, размышляя, на
чём бы еще сэкономить. Одна
из таких статей расходов в семьях, воспитывающих детей,
статья, на которую приходится
львиная доля семейного бюджета, — дополнительное образование подрастающего поколения.
Вячеслав Коротин
Разносторонняя личность
«К
сожалению, сегодня образование в школе не то,
что было при советской
власти, — вздыхает пенсионерка,
бабушка девятилетнего мальчугана, Алевтина Васильевна. —
Один только предмет «Окружающий мир» чего только стоит! На
одном уроке мы с внуком учим
про князей Древней Руси, а уже
на следующем уроке им рассказывают про систему кровообращения. Всё свалили в одну кучу.
Вот что извлечет ребенок из такой каши?»
С Алевтиной Васильевной и
ее внуком Захаром мы идем по
улице на занятие в школу брейкданса. Занятие в этой студии, пропагандирующей модное молодежное танцевальное направление,
проходят два раза в неделю.
В месяц увлечение Захара обходится его семье в 700 рублей. По
нынешним временам сумма вполне приемлемая.
Но Захар занимается не только
брейк-дансом. Мальчик с удовольствием посещает занятия в клубе
робототехников. «Родители водят
его в этот клуб по выходным. Одно
занятие стоит там 400 рублей. Самое главное, что ребенку нравится ходить и роботов конструировать». Увлечение робототехникой
развивает творческие способности, логику, воображение, мелкую моторику, а также знакомит с
принципами проектирования, законами математики и физики.
Занятие в клубе длится полторадва часа. Никакие скидки при покупке абонемента, скажем, на месяц не предусмотрены. На скидку
могут рассчитывать только те родители, кто приводит в клуб двоих детей сразу. Ну и есть небольшой приятный бонус — за первое
занятие платить не придется. Об
этом мне рассказал администратор, когда я позвонил в эту школу
роботехники.
Кстати, одним моим знакомым,
воспитывающим сына, пришлось
отказаться от занятий роботехникой: «Сыну нравилось туда ходить, но не всегда были на это
деньги. Мы с мужем посоветовались и решили в следующем году,
если у ребенка интерес к роботам
и программированию не пропадет, на день рождения подарить
ему роботизированный конструктор. Стоит он порядка 30 тысяч
рублей. Но зато останется в его
владении надолго!» — поделилась своими планами Ольга.
По-английски говоря
В
расписании Захара стоит не
только брейк-данс и занятия робототехникой. Захар
с четырех лет учит английский
язык. Два раза в неделю бабушка ведет его в детский клуб на
занятия. Стоимость одного, продолжительностью 45 минут, составляет 380 рублей. «Английский язык сегодня очень нужен.
В школе, к сожалению, английский язык должным образом не
выучишь. «Пятерки» в дневнике
еще не говорят о том, что ребенок знает язык. Учителя витиевато намекают на то, что если хотите знать английский хорошо,
то нанимайте репетитора. Потом
же сами в качестве репетиторов
и придут. А как-то, придя на занятия по английскому, Захар увидел, что в соседнем кабинете ребята мастерят что-то из бумаги.
Теперь в нашем расписании стоит еще и оригами раз в неделю.
Одно занятие — 500 рублей», —
объясняет бабушка Захара.
«Я в школе учила немецкий
язык, моя мама — французский.
Единственный в нашей семье, кто
в школьные годы сталкивался с
английским языком, — это мой
муж. Но сказать, что он его учил,
значит соврать. Когда я почувствовала, что сын стал по английскому чего-то не понимать, пришлось обращаться за помощью
к репетитору. Так мы занимаемся с репетитором уже с третьего
класса. Репетитор ходит к нам два
раза в неделю. Стоимость одного часа занятий — 400 рублей», —
говорит мама четвероклассника Галина.
«Лет еще восемь назад родители, прежде чем нанять своему ребенку репетитора, долго не размышляли. К некоторым детям
ходили репетиторы сразу по нескольким предметам. Уровень
благосостояния населения тогда
был заметно выше. Сейчас люди
стали вновь учиться считать деньги и пытаются экономить», — считает репетитор по английскому
языку с пятнадцатилетним стажем
Марина Жданова.
Кризис в какой-то степени отразился и на профессиональной
деятельности Марины Викторовны. Для многих родителей теперь
стало важно не столько знание
английского языка, сколько оценки в классном журнале.
«Занимались мы с учеником начальной школы английским два
раза в неделю. Мягко скажем,
ученик звезд с неба не хватал. Самый маленький шажок вперед
достигался неимоверным трудом. Во многом из-за родителей.
Все взрослые домочадцы ученика жалели, считали, что он сильно перенапрягается, что ему надо
больше отдыхать. Хотя ребенок
абсолютно ничем не занимался.
В секции дополнительные не ходил, по дому ничего не делал,
даже постель за собой не убирал, только вздыхал от такой «тяжелой» жизни. Однажды позвонила его мама и сообщила, что
несколько занятий придется пропустить. Мы не занимались практически два месяца. Естественно,
самостоятельно он учебник за это
время ни разу не открыл, а все достижения свёл на нет. Через два
месяца его мама предложила заниматься один раз в неделю. Якобы чтобы привить сыну навыки
самостоятельной работы. Остав-
шееся в учебном году время мы
занимались по часу в неделю. Самостоятельно ребенок так ничего
делать и не стал. Дать ему что-то
новое, интересное по предмету я
уже просто не успевала физически», — вспоминает репетитор по
английскому языку.
Бесплатный сыр не только
в мышеловке
Н
о при желании можно найти своему чаду занятие по
душе, за которое не надо будет ничего платить.
«Мой сын с сентября занимается пулевой стрельбой. За занятия
мы ничего не платим. Единственное, что нам надо покупать, — это
пульки. Кроме этого, сын бесплатно посещает бассейн и тренажерный зал», — рассказывает мама
пятик лассника Екатерина.
В школе, где учится ее сын, можно посещать секции по волейболу, туризму, футболу. Всё это бесплатно, только успевай ходить.
«В последнее время у нас сложилось такое мнение, будто бы
бесплатное обязательно плохое.
Теперь, когда наступил кризис,
приходится свое отношение менять ко многому. Мне кажется, что
те, кто говорит об отсутствии бесплатных секций, просто ленятся
поднять пятую точку с дивана и хорошенько поискать хотя бы в интернете», — объясняет Екатерина.
Она рассказала мне историю,
которая произошла с ее близкой
подругой: «У моей подруги тоже
сын, года на два младше моего.
Отдала она его в секцию какойто восточной борьбы. После того
как ребенок в секции отзанимался плюс-минус месяц, тренер сообщил, что пора ему сдавать на
первый пояс. Ну, подруга обрадовалась — сын талантливым спортсменом растет. На следующем
занятии оплатила все необходимые взносы за аттестацию, и ребенок стал обладателем своего
первого пояса. Спустя еще месяцполтора тренер сообщил ей о новой аттестации, уже на следующий пояс. Сдали в итоге и на этот
пояс. А потом сын у нее заболел.
О тренировках пришлось забыть
на пару месяцев. После болезни
приходят на тренировку, а тренер
вновь про очередную аттестацию
заладил. Сын за два месяца форму
потерял, а тут ему предлагают на
пояс сдавать. А родителям только и успевай деньги выкладывать.
Зато сын с поясами будет!»
Правда, боюсь, что вера в свои
силы у ребенка исчезнет на первых же серьезных соревнованиях, когда такого «титулованного»
спортсмена одной левой на лопатки уложит менее титулованный борец. Так что родители, готовые платить за всестороннее
развитие своего отпрыска, должны быть внимательными.
события 3
Всё хорошо. Эмоционально Новое парковое чудо
29 марта 2016 №10 (379)
Газета Недели в Саратове
Отчеты, блиц и немного законотворчества
П
рошедшее в минувшую среду 48-е заседание Саратовской областной думы, по
большому счету, стало одним из самых
продолжительных за всю историю пятого
созыва. Они и понятно: целых три отчета —
о выполнении плана приватизации, о работе счетной палаты области и о деятельности ГУВД МВД РФ по Саратовской области.
Надо сказать, что в повестке дня заседания
значился еще доклад о мониторинге законодательной деятельности думы, но его зачитывать не стали, ограничились принятым
постановлением.
Елена Микиртичева
А началось всё с приятного — с награждения
почетными грамотами. Первой была Мария Ерохина — депутат облдумы, которую наградили
почетной грамотой Госдумы за «существенный
вклад в развитие законодательства Российской
Федерации».
Вторым — Владимир Горелкин, главный редактор Балтайской газеты «Родная земля».
Владимир Александрович прославился минувшим летом одиночными пикетами у банка
«Агророс», где требовал вернуть пруды трудовому народу. И на заседании думы господин
Горелкин не растерялся и, сердечно и многократно поблагодарив депутатов за оказанную
честь, особо при этом отметив депутатов Семена Глозмана и Владимира Писарюка, попросил
народных избранников быть более щедрыми
в вопросах финансирования районных газет,
потому что именно районки «реализуют право
жителей на получение информации».
На этом благостное закончилось и началось
рабочее.
В законотворчестве всё стабильно
П
одробно о рассматриваемых законопроектах мы рассказывали в предыдущем номере газеты. Поэтому здесь остановимся на эмоциях. Ведь, как правило, эмоций при
рассмотрении законопроектов на думских заседаниях не случается. Депутаты вопросы задают редко или не задают вообще.
На этот раз вопросов было много. Три. Два
из них задал депутат-коммунист Сергей Афанасьев, который является бесспорным лидером
по числу заданных вопросов на думских заседаниях. Еще один вопрос был задан депутатомэсером Зинаидой Самсоновой.
Стр. 6
Сергей Лукошин
Но перед началом с участием саратовских
гостей прошло заседание фракции «Единой
России». В результате повестка дня дополнилась вопросом о досрочном прекращении
полномочий секретаря собрания Сергея Баранова — единственного депутата, который
открыто выступал в поддержку Быкова, против Тополя.
Высказывались коротко. Баранов и Игорь Деревянко поддержали требования прокурора и
предложили уволить Тополя. Остальные не соглашались с доводом прокуратуры, что фермер имеет преимущественное право на спорные участки. Юристу Быкова председателю
правовой комиссии Денису Калкову слова вообще не дали. Претензии прокуратуры к Тополю за нарушение законов, как и год назад, но в
другом представлении, большинством голосов
приняли к сведению. Также большинством сняли Сергея Баранова и избрали нового секретаря собрания.
В уютном зальчике заседаний собрания висят над дверью симпатичные круглые часы.
Стрелки на них как замерли когда-то, так и стоят. Без четверти шесть они показывали, когда
с задержкой на фракцию началось внеочередное заседание, без четверти шесть стояло на
них, и когда депутаты управились. Вот и в жизни так же получается — стоит она на месте, а
временами кажется, что катится район назад —
в девяностые.
У министерства нашлись
защитники
Активизировался областной профсоюз журналистов
Н
а первом заседании нового правления регионального Союза журналистов 22 марта в ответ на
призыв главного редактора
информационного агентства
«Взгляд-инфо» Николая Лыкова «не уподобляться страусу» и «действовать жёстче»
председатель областного профсоюза журналистов
Игорь Бирюков отреагировал: «Прекратите травлю
правительства области!»
Гульмира Амангалиева
Также в минувший четверг
Игорь Бирюков раскритиковал
инициативу регионального отделения ЛДПР расформировать областное министерство
печати информации, а сэкономленные бюджетные деньги
направить на решение многочисленных социальных проблем. По мнению Бирюкова,
такой шаг «повлечет за собой
изменение баланса сил в региональном медиапростран-
стве», а также «приведет к потере обратной связи между
органами государственной
власти и медиасообществом».
Областной профсоюз работников СМИ был создан
в ноябре 2015 года. В состав
правления вошли редакторы саратовских СМИ Алексей
Колобродов («Общественное
мнение»), Денис Лебедь (Сар­
Информ.ру), Алексей Мурзов
(«СарБК»).
Активисты предлагают создать региональные фонды, наполненные бюджетными грантами или субсидиями, ввести
дополнительные меры социальной поддержки для работников региональных СМИ,
такие как арендное или служебное жилье, возмещение
затрат на обучение, призовые
фонды и др. Профсоюз считает целесообразным введение нулевой ставки по налогу на доходы физических лиц,
поскольку журналисты «относятся к низкооплачиваемым
категориям работников». Став-
Дина Болгова
Индустриальный парк «Заволжье» —
это нынешняя гордость ульяновского
правительства. Слава о нём гремит на
всю Россию. Его ставят в пример другим регионам — вот, мол, смотрите и
учитесь. И правительство Ульяновской
области поддакивает: да, мол, смотрите — приезжайте, смотрите и другим
расскажите. Мы поехали и посмотрели. И вот рассказываем.
И
Конфликт фермера с главой администрации пытаются
замять
В
П
ока саратовские чиновники во
главе с губернатором Валерием
Радаевым пытаются понять, что
они делают не так и почему, например, бывшему заводу «Рефлектор»
никак не удаётся преобразоваться в
индустриальный парк, ульяновские
чиновники проводят экскурсионные
туры для иногородних журналистов
по своему «Заволжью».
Лучше, когда с нуля
Часы стоят
неочередное заседание собрания Марксовского района привлекло региональных чиновников. От правительства приехали министры Алексей Решетников и
Николай Чуриков, замминистра Алексей Зюзин, из облдумы — депутаты Александр Гайдук и Сергей Нестеров. На рассмотрение с
сначала выносился один вопрос — представление прокуратуры о нарушении главой администрации Олегом Тополем Земельного
кодекса и закона о муниципальной службе в
конфликте с фермером Виктором Быковым.
Ульяновское правительство поделилось
достижениями в «Заволжье»
ки для работодателей по обязательным платежам в ФСС,
ФОМС и ПФ РФ считают возможным сократить в два раза.
Пред ложено у точнить
в законе о СМИ понятие
«интернет-СМИ» и снизить
размер штрафов, которые могут быть наложены на СМИ по
закону о рекламе. Вынесение
предупреждений СМИ со стороны Роскомнадора предлагается разрешить исключительно по итогам судебных
разбирательств.
С подобными инициативами областной профсоюз уже
обращался в конце февраля к
члену комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и
связи Госдумы, экс-министру
печати и информации Саратовской области Роману Чуйченко. А на прошлой неделе
обращение было направлено
в адрес совета при президенте Российской Федерации по
развитию гражданского общества и правам человека.
ндустриальный парк «Заволжье» — это огромная территория в чистом поле недалеко от
города. Вернее, чистым это поле было
в 2008 году, когда парк только начали формировать на площади свыше
700 гектаров. Сейчас в индустриальном парке уже 24 резидента, то есть 24
предприятия в разной степени готовности с общим объёмом инвестиций в
46 миллиардов рублей. Все вместе они
должны дать Ульяновской области порядка шести тысяч рабочих мест. Сейчас на уже действующих в «Заволжье»
предприятиях работают около трех тысяч жителей региона.
Несмотря на довольно большое количество резидентов, 24 компании, индустриальный парк не заполнен и наполовину. Свободная территория для
размещения новых резидентов составляет в «Заволжье» свыше 330 га, и при необходимости его есть куда расширить.
Так как индустриальный парк «Заволжье» строится по концепции
«гринфилд», в нем новёхонькая инфраструктура. То есть дороги, трубы,
провода — всё это строилось и прокладывалось специально для этого
парка. И это одно из тех преимуществ,
которые привлекают инвесторов.
Денег в инфраструктуру было вложено много. Строительство индустриального парка «Заволжье» реализуется при
государственной поддержке за счёт бюджетных ассигнований Инвестиционного
фонда РФ. По официальным данным, инвестиции в инфраструктуру промышленной зоны со стороны бюджета составили 735 млн рублей. Из них около 300 млн
рублей в строительство автомобильных
дорог и инженерных сетей было вложено как раз Инвестиционным фондом РФ.
Как утверждают ульяновские власти, затраты себя уже окупили. Так, мол, в период с 2009-го по 2015 год резидентами
парка в бюджет области было бы перечислено 10,4 миллиарда рублей, что
многократно превысило средства, вложенные в инфраструктуру ИП «Заволжье». Поправка на «было бы» сделана
потому, что сумма посчитана без учёта
налоговых льгот, предоставляемых инвесторам в Ульяновской области.
Нужны специально
обученные люди
Д
евелопером индустриального парка, кстати, выступает АО
«Корпорация развития Ульяновской области». Эта структура полностью принадлежит региональному
правительству и была создана, как нам
пояснили, специально для привлечения инвестиций в Ульяновскую область
и работы с инвесторами. То есть если
в Саратовской области за инвестиционные потоки отвечает министерство
экономического развития и инвестиционной политики, то в соседнем регионе для этого создано специальное
агентство.
Как рассказала менеджер по внешним коммуникациям «Корпорации развития» Татьяна Фадеева, решение о создании отдельной структуры, которая
вне рамок правительства занималась бы
привлечением инвестиций и развитием
промышленных зон, было принято региональным правительством в 2008 году.
Пришло, мол, понимание, что чиновники
с этой ролью не справляются. Поэтому
был изучен зарубежный опыт и опыт немногочисленных российских регионов,
где подобные структуры уже работают
(Калужской области, например).
Стр. 8
Химическая атака
на Кумыску
Злоумышленники хотят уничтожить
500 деревьев
С
егодня на Кумысной поляне в
Саратове в районе 8-й Дачной
пройдет субботник. Участникам
субботника предстоит убрать соль,
которые неизвестные лица насыпали под деревья на большом участке леса.
Надежда Зеленцова
В минувшие выходные жители частных домов по улице Савельевская
на 8-й Дачной обнаружили, что злоумышленники на огромном участке
леса, расположенном в районе лагеря
«Дружба», обработали около 500 деревьев на площади в 113 соток. Каждое
дерево было присыпано ведром соли.
В субботу и воскресенье добровольцы
убирали пострадавшую территорию своими силами. Активисты обратились во все
возможные инстанции. Они отмечают, что
в 2006 году администрация Саратова отдала участок леса в аренду частному лицу.
Вид разрешенного использования был
изменен. Теперь он предназначен «под
индивидуальную жилую застройку».
«Жалоба находится на разрешении и
принята к производству. Данное обращение также направлено в органы по-
лиции и в министерство природных ресурсов и экологии для принятия мер, а
также будет разрешаться природоохранной прокуратурой. У нас на разрешение
обращения 30 дней в соответствии с законодательством. Сейчас проводим проверочные мероприятия», — сообщает
заместитель саратовского природоохранного прокурора Алексей Советов.
Жители стараются не допустить уничтожения леса. Они опасаются, что ктото хочет убить растительность, чтобы
впоследствии можно было возвести
коттеджный поселок.
Организатором сегодняшней очистки леса выступил член общественного совета при правительстве области Александр Пономарев. В беседе
с корреспондентом информационного агентства «Версия-Саратов» активист подчеркнул, что «затягивать с субботником нельзя». «Пойдет дождь, соль
впитается в почву, уничтожит корни», — сказал он. Сбор участников в
13:00 на трамвайной остановке «8-я
Дачная», с собой необходимо иметь
резиновые перчатки. Пономарев сообщил, что соль будут убирать в мешки, после чего их погрузят в машины
и увезут.
4 интервью
Омар Аль-Джабер:
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
Русский народ очень
терпеливый
Р
оссия заканчивает военную операцию и выводит войска из Сирии. Наступило время попробовать разобраться: а что же это было? Какую роль
сыграла наша страна в запутанном международном конфликте? Своим видением ситуации с нами делится уроженец
Сирии Омар Аль-Джабер, переводчик
Центра временного размещения беженцев в Красноармейске. С момента нашей
последней встречи прошло пять месяцев
(см. статью «Мечты о мирном сирийском
небе» в № 38 (360) от 27.10.2015).
Гульмира Амангалиева
— Омар, сразу задам интересующий
меня вопрос: где сейчас находятся ваши
соотечественники, которые прибыли в
Центр временного размещения в октябре прошлого года?
— Они по-прежнему в нашем центре.
— Их намерения покинуть нашу страну не изменились?
— Нет, они всё еще хотят уехать в Европу. Недавно ездили в Москву по поводу
оформления документов и скоро поедут
снова. У них есть надежда, что Организация Объединенных Наций за них вступится и поможет покинуть Россию и переехать
в Европу.
— Теперь подробнее поговорим о вас.
В каком году вы впервые приехали в
Россию?
— В 1990 году я приехал учиться в СанктПетербургскую медицинскую академию в
рамках двухстороннего сотрудничества.
Меня направили за хорошую успеваемость
в школе. В это время еще был Советский
Союз, а потом он развалился буквально
на моих глазах. Если честно, было больно.
Советский Союз всегда был в хороших отношениях с Сирией и другими арабскими
странами. А когда СССР не стало, мы, иностранные студенты, стали беспокоиться о
том, что от нас вдруг откажутся и не дадут
доучиться. К счастью, отношения сохранились, пусть и не такой интенсивности.
— Как вы восприняли 90-е годы в России? Жить в Северной столице было вам
по средствам?
— Тяжелые были времена. Может быть,
на меня, как на иностранного студента, это
не так сильно влияло, как на россиян, но
всё равно… Вначале денег хватало, а потом
я стал просить родителей высылать больше. Особенно помню, как в 1992-м, 1993 годах всё резко подорожало.
— А после окончания университета вы
остались в России или сразу уехали на
родину?
— Я сразу же уехал с женой домой, в родной город Ракка. В 2001 году мы переехали
в столицу Сирии Дамаск — возможности в
этом городе были больше.
— Как восприняли ваши родители то,
что вы привезли с собой русскую девушку?
— Они были об этом предупреждены заранее. Конечно, я им говорил, что я встречаюсь с русской девушкой, которая учится на моем факультете, и что собираюсь на
ней жениться. Моя жена, еще будучи в России, начала изучать арабский язык. Когда
мы приехали, сначала ей было непросто,
ведь она поменяла абсолютно всё — семью,
дом, страну, язык, обычаи. Но она очень быстро привыкла к новой жизни, чему, если
честно, даже я был удивлен. Мне кажется, у русских женщин очень высокая способность воспринимать и перенимать чужую культуру. Браки с русскими в то время
были довольно распространены. В относительно небольшом городе Ракка на границе Турции и Ирака, откуда я родом, в годы
моей молодости насчитывалось примерно
100–150 женившихся на русских.
— А в воспитании ваших детей какие
традиции преобладают?
— Если честно, за воспитание детей отвечала их мать, моя жена, а я больше работал.
Вообще русские женщины умеют очень хорошо воспитывать детей. Наших же больше
волнует, что приготовить покушать, а русские женщины, кажется, могут всё. Тем не
менее наши дети выросли в арабском обществе. Старшему Амиру сейчас 18 лет, Анжеле 15 лет, Даниэль 10 лет — мы назвали
детей интернациональными именами. Точно так же и в воспитании хотели привить им
и русские, и арабские традиции. Мы старались обеспечить их хорошим образованием и всесторонним развитием. Дети ходили
в арабскую школу и в русскую (в качестве
дополнительного образования). Они знают
русский язык, так что особых проблем при
переезде в Россию у них не возникло.
— А когда вы вернулись с российским
дипломом обратно в родную страну, какие возможности перед вами открывались?
— Возможности были невелики. Мы оба
начали работать по специальности. Профессия фармацевта требует финансовых
вложений, но мои родители не были богачами. Вначале я работал на чужих людей,
потом получил долю в небольшом предприятии, а потом открыл собственное дело.
Открывать аптеки тяжело, но фармацевтическое дело прибыльно, потому что лекарства — потребность, от которой ты не
сможешь отказаться ни при каких обстоятельствах, так же как и от еды.
Вот так со временем мы достигли материального благополучия. У нас было всё,
что нужно для мирной, спокойной жизни. В
один миг мы потеряли всё, что у нас было!
Но всё же самое главное, что мы сами остались живы!
Мы уехали из Сирии не сразу, а через
два с половиной года после начала активных военных действий. Всё началось с митингов, когда захотели поменять правительство. А потом стало непонятно, кто и
за что. Какие-то организации, страны использовали этот момент, чтобы дошло до
гражданской войны, пустили этих террористов. Сначала я потерял первую аптеку, потом вторую. Бежали из Дамаска в мой родной город Ракка — на тот момент там было
спокойно, город еще не был захвачен боевиками. К сожалению, этот город сейчас
стал столицей Исламского государства (организация признана экстремистской и запрещена в России). Когда они появились
там в 2011 году, их агрессия в первую очередь была направлена именно на смешанные браки с русскими, на нас, как на инакомыслящих, предателей. Это была главная
причина, по которой в 2013 году я принял
решение уехать из Сирии.
Лично для меня не возникло вопроса,
куда ехать.
— Как попали к нам в Красноармейск?
— Нас эвакуировали на самолете МЧС
в Москву. Я тогда впервые узнал, что есть
такая программа поддержки беженцев, а
я был смертельно уставший и напуганный
и принял предложение поехать в Красноармейский центр временного размещения.
Условия приятно удивили. Благодаря моему
знанию русского языка меня трудоустроили прямо в центре переводчиком. Это был
новый для меня опыт, сложный, но интересный.
— Не собираетесь ли вы начать работать в России по специальности, ведь у
вас есть российское образование?
— Я хотел бы. Но без российского гражданства возможности трудоустройства для
меня ограничены.
— Кстати, как у вас продвигается дело
с оформлением гражданства?
— Я работаю над этим. Сначала получил статус беженца, потом разрешение на
временное проживание, потом вид на жительства. Думаю, что в ближайшие два-три
месяца я стану гражданином Российской
Федерации.
— А что предприняли в связи с военными действиями ваши родственники?
Насколько помню, у вас много братьев
и сестер.
— Да, у меня пять сестер и четыре брата.
Двое из них с семьями уехали в Германию,
остальные — в арабские страны. Они уехали из Сирии позже меня, потому что моя
смешанная семья раньше стала подвергаться опасности.
— Как сложилась жизнь ваших братьев и сестер на новом месте? Довольны ли они тем, как их приняли в чужой
стране?
— Те, что уехали в Германию, вполне довольны. Они сбежали туда год назад — а
тогда еще отношение к беженцам в этой
стране было значительно лучше. Они устроились на работу, получают социальное пособие. Сейчас условия заметно ухудшились.
Это связано с огромным наплывом мигрантов из арабских стран — все они называют себя сирийцами и говорят, что бегут от
войны. Возможно, повлиял еще мировой
экономический кризис. Террористические
угрозы. Европейцы ведь считают, что с беженцами сбежали террористы, и отличить
одних от других практически невозможно.
Безусловно, есть боевики, которые использовали свой шанс и бежали следом, поэтому легче с подозрением относиться ко всем
мигрантам. Это отражается на всех беженцах.
Так или иначе, мои родственники при более или менее благополучном материальном положении чувствуют себя несколько
чужими и скучают по родине. Нужно признать, что отношение европейцев к беженцам несколько предвзятое, высокомерное.
Ничего такого нет в отношении русских к
сирийцам.
— А как живут те ваши родственники,
которые мигрировали в арабские страны?
— Те меньше довольны своей жизнью.
Конечно, уровень жизни там значительно
ниже, не развита система социальных гарантий для беженцев, как в Европе. Но они
работают, снимают жилье — их жизнь идет
своим чередом.
— Поддерживаете ли вы связь со знакомыми и близкими, которые остались
в Сирии?
— В родном городе Ракка у меня остались родители. Честно скажу, связь с ними
потеряна. В основном всю информацию по
ситуации в Сирии я черпаю из «Фейсбука».
— Телевизор не смотрите?
— Почему же, смотрю.
— Вы верите, что то, что показывают
на российских телеканалах, соответствует действительности?
— В большей степени это правда. Я смотрю на видеоряд, который демонстрирует-
ся, временами узнаю знакомые места, проверяю познания российских журналистов в
сирийской местности.
— Сейчас Россия выводит свои войска
из Сирии. Как вы оцениваете роль России в урегулировании сирийского кризиса?
— Она помогла, но не до конца выполнила свою функцию. Некоторые города уже
восстанавливаются от разрухи, но не все.
Допустим, город, из которого я родом, как
я уже говорил, до сих пор захвачен группировками «Исламского государства».
— Большинство ваших знакомых со­
отечественников согласны с вами в оценках действий российской армии?
— Многие согласны со мной. Есть и такие, кто считает, что у России свои корыстные цели. Кто-то считает, что Россия могла
бы вмешаться раньше, и тогда бы многих
жертв и потерь удалось избежать. Наша армия ведь слабая — население небольшое,
опыта ведения войны мало.
— В целом вы поддерживаете политику президента Сирии Башара Асада?
— В общем да. Самое главное — чтобы в
стране стало спокойно. А я думаю, что после его ухода дела будут намного хуже.
— Читала в интернете, что некоторая
часть сирийского населения рассчитывает на то, что Россия поможет восстановить инфраструктуру.
— Может быть, кто-то и надеется на это.
Конечно, помощь не помешала бы… Но всё
же сирийский народ должен в первую очередь рассчитывать на себя. Мы с нетерпением ожидаем, когда в нашей стране станет спокойно.
— Сейчас у нас в России снова непростые экономические времена. Это как-то
на вас отражается?
— На мне это отражается не сильно. Я получаю в центре для беженцев кров и питание (за что большое спасибо), у меня есть
здесь работа, за которую я получаю зарплату. Но я вижу, что в России тяжело жить в
материальном плане. Не все получают ту
зарплату, которая обеспечивает все затраты. Русский народ вообще очень терпеливый. Откуда государство берет деньги, чтобы отправлять ракеты в Сирию? От народа,
это деньги налогоплательщиков. Здесь кризис, тяжело жить — а всё равно россияне
нас не бросают, решают проблемы чужого
государства!
— Наверно, в этом наша проблема. Когда вы получите российское гражданство
и обстановка в Сирии стабилизируется,
вы останетесь здесь или вернетесь?
— Я с большой надеждой ожидаю того,
что в Сирии наконец закончится война —
тогда я смогу вернуться в родные места,
восстанавливать разрушенное. Но я очень
люблю Россию, она стала для меня второй
родиной. Тесные связи с Россией у меня на
всю жизнь.
29 марта 2016 №10 (379)
политика
Газета Недели в Саратове
«Народный» и всенародно
избранный
5
Опыт сравнительного губернатороведения
У
роки районной прессы советского времени незабываемы. Воспользовавшись полученным опытом,
начнем наш текст такими словами: «По всей области трудящиеся с большим воодушевлением готовятся отметить
80-летие региона. К славной
дате производственные коллективы принимают повышенные обязательства [прежде писали — социалистические]; всё
шире становится размах соревнования». Решили и мы положить в копилку достижений
свои пять копеек. Тем более что
сама жизнь подсказывает нам
тему: не так давно в областной
думе состоялась фотовыставка,
посвященная юбилею. И если ей
верить, то в Саратовской области было всего два губернатора: первый — Дмитрий Аяцков
и нынешний — Валерий Радаев. Семи лет Павла Ипатова как
бы и не было — кто-то решил,
что не заслужил. Последуем и
мы этой странной логике, лукаво сделаем вид, что областью
руководили всего два человека, и попробуем сравнить этих
двух, несомненно, выдающихся людей.
Дмитрий Козенко
200-80-летие
У
непредвзятого наблюдателя
нашей провинциальной жизни может сложиться впечатление, что губернатор Радаев копирует дела губернатора Аяцкова,
хотя вполне может быть, что делает он это бессознательно. Правда,
в годы руководства Аяцкова Валерий Радаев был главой Хвалынского района и, можно сказать, варился в том же котле.
Первая параллель напрашивается сама собой — это праздники.
ДФ (воспользуемся этой известной всем аббревиатурой) с большой помпой отметил 200-летие губернии. Валерий Радаев готовится
отметить 80-летие области. Необходимо отметить, что в обоих случаях повод был притянут, что называется, за уши. Впервые наш
край был в императорских указах назван губернией в 1782 году.
Повторное появление губернии
на картах империи — это чудачества тогдашнего самодержца Павла Первого. В декабре 1796 года
он губернию упразднил, в марте
года следующего восстановил. Вот
эту дату Аяцков и решил отмечать.
Но не в марте, а, как помнится, летом или ранней осенью.
Гуляли широко, с размахом: созвали гостей из столицы и из соседних регионов, на второй день
пригласили авиационную группу,
по-моему, «Русские витязи». Рев
реактивных истребителей буквально раскалывал похмельные
головы гостей, собравшихся на
набережной наблюдать шоу. На
стадионе «Локомотив» выступала
приглашенная британская рокгруппа Uriah Heep, к тому времени
потерявшая популярность у себя,
но горячо любимая в России. В общем, было весело.
Валерий Радаев и его советники выбрали для нового праздника
столь же сомнительный повод —
разукрупнение области и вывод из
ее состава Республики немцев Поволжья. Строго говоря, жители Энгельса, Маркса, Красноармейска и
даже Ровного не имеют формальных оснований отмечать 80-летие,
ибо именно в этот день их выве-
ли из состава области. Но праздновать отчего-то сильно хочется,
а другого повода с относительно
круглой датой не нашлось.
Конечно, сейчас трудно говорить о том, как отметим полукруглую (на самом деле четыре пятых)
дату. Но что-то подсказывает, что
весело не будет. От одного только
взгляда на логотип праздника сводит скулы: всё голубое и синее —
и мост, и памятник «Журавли», и
цифры «80», и девиз «История побед». При этом перечень побед
не прилагается, но жизнь подсказывает, что в истории нашей области были не только победы, а
в последнее время с викториями
вообще слабовато.
Зачем устраивать праздник,
не совсем понятно. С 200-летием
было проще: Аяцков только пришел, был полон жизненной энергии, ему хотелось войти в историю — что в целом получилось.
Цель нынешнего праздника определяется как-то по-канцелярски
уныло: «Это повод не только подвести итоги, главное — поставить
новые, масштабные цели, определяющие для региона вектор лидерства» (Валерий Радаев). Если кто
не знает, вектор лидерства — это
наша новая фишка. До того была
территория развития. Лидерства в
чем, развитие чего — всё это остается за скобками. То ли дело «Саратов — столица Поволжья». Сначала это слоган принимали всерьез,
потом над ним иронизировали, но
ведь запомнился же. А вектор развития — это, скорее, из скучного
учебника по математике.
Эстафета с подножкой
В
чем еще схожи первый и нынешний губернаторы нашей
области? Аналогия находится
сразу. Они оба горазды выдвигать
инициативы. При этом предложения ДФ были несколько экстравагантны. Храм всех религий, статуя
авторства Церетели на Соколовой
горе, школа-интернат для всех детей Саратова. Он буквально фонтанировал идеями, но надо отдать должное: видя, что перегнул,
Аяцков к своему же предложению быстро остывал — для того
чтобы придумать что-нибудь новенькое. Он, так же как и Радаев,
мечтал построить в Саратове новый аэропорт, но не в Сабуровке,
нет. Идея ДФ была куда чудеснее:
вернувшись из Японии и насмотревшись тамошнего строительства на насыпных землях, губернатор объявил, что новый аэропорт
надо строить на Казачьем острове.
Понятное дело, досыпав туда песочку. Газеты радостно подхватили новость, а на следующий день
редакторов газет пригласили к Любови Слиске, которая тогда ведала идеологией. Любовь Константиновна, женщина прямая, спросила,
откуда мы взяли эту хреновину.
Я начал объяснять, что именно так
было сказано на постяпонской
пресс-конференции. Умудренная
опытом общения с властью Татьяна Артемова просто включила диктофон, и мы все услышали знакомый голос губернатора. Слиска
вздохнула. Нынешний губернатор
тоже строит аэропорт, но это очень
долгая история, и сколько еще она
продлится, не знает никто.
Но одна из инициатив Дмитрия
Федоровича воплотилась в жизнь:
парк Победы реально стал символом города. Я знаю, что бывшие
соратники бывшего губернатора
до сих пор спорят, кто же придумал этот парк и подал идею губернатору. Но как бы то ни было, парк
связан с именем Аяцкова, и от этого никуда не денешься.
Спора нет, губернатор Радаев тоже может выступить с не­
ожиданными идеями. За неполные
три месяца этого года мы узнали о
том, что хорошо бы: выпускать айфоны, собрать десять миллионов
тонн зерна, организовать в прудах
выращивание осетров и потом —
производство черной икры. Что
из этого еще не оконченного списка будет воплощено в жизнь —
сказать трудно. Возможно, ничего.
И тем более трудно сказать, будет
ли у Валерия Васильевича свой
парк Победы. Понятно, фанаты Радаева могут возразить: позвольте,
а новые производства в Балакове?
Тут дело такое: маслоэкстракционный завод стоит без сырья, а металлургические производства… Поясню на спортивном примере. Идет
эстафета, один бегун передает палочку другому, а тот, получив эстафетную палочку, выпихивает товарища с беговой дорожки. Еще
проще: мост чрез Алексеевский
овраг строил при Аяцкове его верный дорожник Геворг Джлавян —
за рулем первого КамАЗа, проехавшего по мосту, сидел Павел
Ипатов. Ипатов вёл долгие и успешные переговоры с Северсталью о
строительстве заводов в Балакове — ленточку при открытии перерезал Радаев. Понятным образом,
о заслугах предшественников не
было сказано ни слова. Procurator
procuratorus — lupus est. Что в переводе на русский язык означает
«Губернатор губернатору — волк».
«От Ильича до Ильича
без паралича»
«К
ороля делает свита», —
сказал великий итальянский политический и
мыслитель Макиавелли. В том
смысле, что правитель настолько хорош или плох, насколько хорошо или плохо его ближайшее
окружение. Тут Аяцков сто очков дает вперед любому последовавшему после него губернатору. Владимир Марон, Александр
Мирошин, Сергей Шувалов, Александр Дурнов, Любовь Слиска,
Вячеслав Володин (эти двое —
на первом этапе губернаторства
ДФ) — все они были незаурядными людьми. Найти в свите Радаева
сопоставимые по масштабу фигуры не представляется возможным.
Правда, мы насчитали четырех человек, которые начинали при Аяцкове, а продолжали свои карьеры
и при Радаеве. Двоих — высокого класса профессионалов — уже
нет у власти, министра финансов
Александра Ларионова отправили в отставку, министр промышленности Сергей Лисовский ушел
по состоянию здоровья. Зато есть
еще двое, которые всё на плаву,
что называется, не тонут. Вы уже
поняли, речь идет о Борисе Шинчуке и Александре Ландо.
Точности ради надо заметить,
что оба побывали и в ближайшем
круге Аяцкова, и в числе его гонителей. Гибкий политический позвоночник — это тоже достоинство.
Но почему оба губернатора, о которых идет речь, привечали этих
людей, чье основное достоинство,
на мой взгляд, хорошо подвешенный язык? Лично мое мнение —
это уважительное удивление, которые испытывают сельские жители
к городским краснобаям, ведь и
Аяцков, и Радаев — оба из сельской глубинки. Впрочем окружение Аяцкова пиетета перед ними
отнюдь не испытывало: тот же Ландо был объектом многочисленных
и часто злых шуток, но мирился с
этим свои положением. Это сейчас
он видный общественный деятель,
к каждому слову которого зачемто прислушиваются. И еще о политических долгожителях. Помнится,
был такой верный ленинец — Анастас Микоян. Начинал он свой путь
при Ленине, завершил при Брежневе. О нем говорили: «От Ильича
до Ильича без паралича».
Продолжим о людях. Валерий
Радаев исключительно миролюбивый губернатор. Даже несколько
меланхоличный (внешне). У него
нет врагов, по крайней мере публичных. Кипучая натура Дмитрия
Аяцкова жаждала битвы. И эти
битвы велись перманентно. Первая его главная война с городским
начальником Юрием Аксененко —
с использованием всех ресурсов,
прежде всего медийных. Были и
забавные эпизоды. Однажды Саратов засыпал очередной небывалый снегопад. Мэр привычно расписался в своем бессилии перед
бесчинством стихии. Тогда Аяцков
дал указание верному Джлавяну, и
снегоуборочную технику пригнали со всей области: город вычистили, что было в глубинке — бог
весть. Аксененко был смещен со
своей должности и осужден уже
после отставки Аяцкова.
Была еще войнушка с мэром Балакова Алексеем Сауриным — как
эпизод большой войны с Вячеславом Володиным. Саурин был смещен с должности, арестован, но
затем спасен свои покровителем.
Сейчас собирается баллотироваться в Госдуму по балаковскому округу. И еще была большая
война Аяцкова с бывшим вицегубернатором, делавшим стремительную карьеру в Москве: кто
победил, известно всем. Сейчас
бывшие соперники как говорят,
вовсе не враждуют, а совсем наоборот. Также говорят, что по причине внезапно восставшей из пепла дружбы у Дмитрия Федоровича
появились еще не совсем ясные,
но далеко идущие политические
планы. Неужели в одну реку можно войти дважды?
И еще подумалось: Валерий Радаев ни с кем не воюет не по причине собственного миролюбия,
просто времена сейчас такие —
не вегетарианские отнюдь, но
подковёрные. Наружу ничего не
выходит. Да и за что воевать? За
место начальника Саратовской
области? Любой разумный человек бежать от такого счастья будет, будь область хоть стократ территорией развития.
«Будет трудно — пой»
П
родолжим наш поиск сходств
и различий, которых все-таки
гораздо больше. Дмитрий
Аяцков — абсолютно уверенный
в себе человек, был и остается таким. И в минуты краткие триумфов, и в часы разочарований. Что
бы ни случалось с ним, он всегда сохранял уверенность в себе.
Даже в период отставки и полной невостребованности он чтото делал в родном селе Столыпино, а при личных встречах всегда
советовал: «Будет трудно — пой».
И, избегая давать характеристики
тем, кто пришел после него, не забывал напоминать: «Я единственный всенародно избранный губернатор Саратовской области».
Валерий Радаев представляется неуверенным в себе человеком. Да, он научился шуметь
на подчиненных и устраивать
им публичные выволочки. Но до
сих пор избегает встреч с журналистами. Предпочитает загораживаться заборчиком прессрелизов или длинными речами.
В этих речах он стараниями
спичрайтеров предстает чрезвычайно эрудированным человеком, что кроме насмешек ничего
не вызывает. Это стремление казаться не тем, кто ты есть, тоже
признак неуверенности.
И еще я считаю таковым пристрастие к разным рейтингам.
Было время — их то опровергали,
если место оказывалось слишком
низким, то, наоборот, тираживали, если место устраивало. Благо рейтинговых агентств сейчас
более чем достаточно. Например,
на прошлой неделе мы узнали,
что Радаев в рейтинге кремлевского Фонда развития гражданского общества делит с кем-то почетные 26–27-е места. На самом
деле это рейтинг благосклонности большого начальства к меньшим братьям, и не более того. Ну
как пример: белгородский губернатор Евгений Савченко летит в
рейтинге вниз из-за убийства пациента врачом. У нас же ребенок
умирает после нескольких часов
езды в скорой помощи, и это куда
больше свидетельствует о кризисе системы здравоохранения, чем
драка в больнице. Но рейтинг не
колеблется. И вообще, абсурд —
фонд развития гражданского общества от администрации президента. Тогда и ОМОН — фактор
развития этого самого гражданского общества. Но мы отвлеклись. На прошлой же неделе в
другом рейтинге глав регионов
(от Центра информационных коммуникаций) Радаев оказывается
на 72-м месте. И всё это обсуждается, муссируется, комментируется…
Пиарщики на заре радаевской
карьеры называли его «народным губернатором», потом по­
утихли. Аяцков сам о себе знает,
что он всенародно избранный, и
ему этого достаточно.
6
политика
[беседы с инсайдером]
Мощные
решения!
Елена Микиртичева
— Привет, как
дела?
— Привет. Если
ты надеешься на
такое же обилие
слухов, как в последнее время,
то охолони. Наступило затишье.
— И ничего
страшного, главное, все живы,
здоровы. Но хоть
что-то же есть?
— Что-то есть. Помнишь, говорила
тебе о встрече Володина с местными
журналистами-технологами? Так вот,
круг посвященных растет.
— Это ты о чем?
— Например, выясняется, что с
солнцем встречалась, в числе избранных, Юлия Литневская. По крайней мере, по слухам, она это утверждает. У нее вроде как не ладилось с
новым начальством, и она опасалась
увольнения, но теперь, после встречи, всё окей.
— Вот уже не знаю, встречалась
ли Юлия Михайловна с кем или нет,
но более преданного человека Сараеву не найти.
— Это да. Еще врут, что госпожа
Арутюнова…
— Извини, кто это?
— Новый руководитель аппарата администрации, серый кардинал при Сараеве. Так вот, она ищет
технолога на выборы. И главная задача технолога — построить избирательные комиссии, чтобы считали как надо. Рассматривают разные
кандидатуры. Всплыла даже фамилия Павлючкова.
— О как! Забавно. Ну, во-первых,
Лева, хоть и классный технолог, очень
дорого стоит, плюс у него не лучшая
репутация в Саратове и, что важнее,
в глазах Володина. Во-вторых, комиссии абсолютно подконтрольны главам районов и работать с ними не
надо. В-третьих, технолог нужен не
для комиссий вовсе.
— И что? Ты предлагаешь объяснить всё это госпоже Арутюновой?
Пусть учится.
— Это да. У нее скоро будет много
забот и проблем. Что еще?
— Слышала, что депутата Гайдука
назначили руководить избирательным штабом Панкова?
— Да. И уверена, что это мощное
решение. Теперь благодаря многочисленным талантам Александра
Александровича Панков легко сможет растерять практически все набранные очки.
— Оставь. Николая Васильевича понять можно, хотя чутье у него
редкостное и про таланты Гайдука
он всё понимает, но надо же как-то
оправдать появление своего птенца
в выборном партсписке.
— Хорошо. Уговорила. Что еще?
Что там со штабом имени Татьяны
Ерохиной?
— Пока ничего особенного. Всё
еще никак не рассядутся. Но, по слухам, набрали туда всех, кого можно
и кого нельзя.
—А что делать? Процент же надо
набирать? Даже тридцать процентов — это тебе не шутка.
— Не смеши мои тапочки. Семьдесят. Говорят, было какое-то узкое закрытое заседание, где вождь поставил новую задачу — 70!
— Во-о-от! Это понятно. А то —
тридцать, тридцать… Даже не
смешно.
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
Всё хорошо. Эмоционально
Стр. 3
Афанасьев задавал вопросы в ходе обсуждения привычных уже изменений в бюджет.
Министр финансов области Александр
Выскребенцев в том числе рассказал, что
«за счет складывающейся экономии по мерам социальной поддержки населения»
предусмотрено финансирование мероприятий по снижению напряженности на рынке труда для обеспечения условий софинансирования из федерального бюджета. Есть у
нас в стране такая практика: если регион хочет получить федеральные деньги, то обязательно должен вложиться и сам.
Так вот, Афанасьев строго спросил, за
счет чего складывается экономия: «Экономим на населении?» Но простенький ответ министра, что всё это расчетные данные, коммуниста удовлетворил. Еще Сергей
Николаевич поинтересовался двумя миллионами спортивных рублей: «Это тоже
расчетные данные?» Выяснилось, что в министерстве спорта случилось внутреннее
перераспределение средств.
Зинаида Самсонова была озадачена
сельскохозяйственной переписью и интересовалась, не начнется ли после переписи
массовые вырубки садов или сокращение поголовья. Ни в коем случае, заверили Зинаиду
Михайловну. Перепись проводится раз в десять лет и призвана доподлинно узнать ситуацию на селе. А та перепись, после которой
всё вырубили, была в Советском Союзе.
С приватизацией — не очень
О
тчитывалась о результатах приватизации государственного имущества
за 2015 год заместитель министрапредседателя комитета по управлению
имуществом Екатерина Мережникова.
По словам Екатерины Викторовны, прогнозируемый объем поступлений в областной
бюджет от продажи госимущества области
составлял 22,8 миллиона рублей. На торги
были выставлены три единицы движимого
имущества, два комплекса объектов недвижимости и семь объектов недвижимости. От
реализации этих объектов в региональный
бюджет поступило 9,8 миллиона рублей.
Аукцион по продаже пяти пакетов акций,
объявленный на 28 декабря 2015 года, был
признан несостоявшимся из-за отсутствия
заявок, в связи с чем был определен другой
способ приватизации — продажа акций путем публичного предложения. По результатам проведенной в марте 2016 года продажи пакетов акций двух автотранспортных
предприятий области — Ершовского АТП
и Хвалынского АТП — в областной бюджет
поступило 13 миллионов рублей. Всего от
приватизации государственного имущества
области, включенного в план приватизации
на 2015 год, с учетом проданных в марте
2016 года пакетов акций в бюджет области
поступило 22,8 миллиона рублей.
Николай Семенец поинтересовался, отчего это в таблице по продаже часто встречаются фразы «аукцион не состоялся», хотя
цены везде небольшие. Екатерина Мережникова пояснила, что в районах реализовывались объекты не в самом хорошем
состоянии, что не способствовало росту
покупательского спроса.
Сергей Афанасьев поинтересовался
столь скромной цифрой — 42 процента выполнения плана приватизации. Это в 2015
году поступило 42 процента, потому как договоры купли-продажи были пролонгированы на нынешний год, пояснила Мережникова. А в этом году план будет выполнен
более чем на 100 процентов, и вместо 22
областной бюджет поручит почти 23 миллиона рублей.
Так или иначе, но депутатов и доклад Екатерины Мережниковой, и исполнение плана приватизации удовлетворили.
С бюджетной дисциплиной —
много лучше
М
удрый и опытный Сергей Харченко, который докладывал о деятельности счетной палаты, составил свой
доклад таким образом, что в финале обсуждения он услышал только похвалы и благодарности за качественную работу.
Председатель бюджетного комитета Николай Семенец так и сказал: главное — нет
нецелевых расходов.
Впрочем отчет о деятельности СП области был с изюминкой. В качестве таковой
выступил заместитель председателя правительства Александр Соловьев. И это
первый содоклад зампреда в формате отчета СП. И депутаты задавали вопросы уже
после доклада Соловьева и, по большому
счету, Соловьеву. И еще: либо Александр
Александрович слишком понадеялся на
свой ораторский опыт, либо доклад ему писал неумеха, но на фоне Харченко его выступление выглядело бледно. В первую очередь из-за его корявости: «Остается работа,
которую надо работать» — и так далее.
Понятное дело, вопросы у депутатов
были. Депутат Олег Алексеев поинтересовался, почему не удалось устранить
шесть процентов нарушений (из выступлений содокладчиков было ясно, что 94 процента всех выявленных нарушений устранены). Александр Соловьев начал отчего-то
про трехуровневую систему контроля,
о которой он говорил и ранее и которая
дает очень хорошие результаты. Что до
неустраненных проблем (это 70 миллионов
рублей), то 60 миллионов — это передача
имущества автотранспортного комплекса
без конкурса, и тут проблема будет решена в кратчайшие сроки. Есть еще 10 миллионов — неустойка по поставщикам, нарушившим сроки контракта. Тут проблема в
том, что «мы вошли в судебные процессы».
А они, как известно небыстрые.
Депутат Владимир Дерябин попросил
зампреда оценить уровень финансового
контроля. И опять Соловьев начал говорить
про трехуровневый контроль: ведомственный контроль — аналитические службы —
счётная палата. И что это триединство дало
очень высокий результат, но еще надо привлечь экспертов, чтобы еще усилить ведомственный контроль.
Депутат Алексей Мазепов интересовался причинами нарушений в сфере закупок,
Сергей Афанасьев спрашивал, как наказаны виновные, а Сергей Нестеров призвал
поощрить отличившихся.
Короче, и счетной палатой, и отчетом о
ее работе депутаты остались довольны.
Работают хорошо, но есть
проблемы
Н
ачал свой доклад руководитель главного управления министерства внутренних дел по Саратовской области
Сергей Аренин за здравие. ГУ и все его подразделения строят свою деятельность с максимальной открытостью, публичностью и
подконтрольностью обществу. Еще Аренин
сказал, что возрос уровень доверия населения к правоохранительным органам, что сохранится контроль за обстановкой и что за
2015 год к ответственности было привлечено 870 тысяч правонарушителей.
Помимо откровенной гордости за проделанную работу, были у Сергея Петровича и
претензии к областной власти. А именно —
за последнее время усугубились проблемы с
любителями спиртного, и смертность людей в
состоянии сильного алкогольного опьянения
растет. А если бы были созданы специальные
учреждения, то многие жизни удалось бы сохранить. С соответствующими предложениями
ГУ обращались в правительство области, но
результатов нет. Еще одна серьезная проблема — растущая подростковая преступность.
И тут были обращения в правительство с
предложениями создать программу профилактической направленности, но на нее нет
денег. Хотя, по словам Аренина, сотрудники
правоохранительных органов изрядно пополняют областную казну —560 миллионов поступило в бюджет благодаря их действиям. Говорил генерал Аренин и о плохом качестве
дорог, отсутствии разметок на пешеходных переходах — из-за этого растет число аварий, в
том числе и со смертельным исходом.
Вопросов к генералу было очень много.
Но первым стал Николай Семенец, который
поинтересовался вкладом жителей области
в систему охраны правопорядка. Аренин
жителями доволен. Работают добровольные
дружины, их в области 46, работают 13 студенческих отрядов. И вообще, этот институт
себя не изжил, а, наоборот, развивается.
Депутат Сергей Курихин поинтересовался, почему на территории Саратовской области не действует система видеонаблюдения. Причем интересовался этим
Сергей Георгиевич долго, вспомнил обещания министра экономики Пожарова, попенял ему за неуважение — отсутствие на
докладе генерала и так далее и тому подобное. Курихина пытался остановить спикер
Владимир Капкаев — дескать, вопросы
сейчас задают Аренину. Но не остановить
бегущего бизона... Курихину отвечал вицегубернатор Денис Фадеев, который сообщил, что приятно решение о создании казенного учреждения по видеофиксации,
сейчас прорабатывается вопрос… Курихина ответ не удовлетворил, он начал спрашивать еще и еще. Фадеев отвечал…
Следующий вопрос успел задать Сергей
Афанасьев, который посокрушался, что
давно не поощряли участковых, и спросил,
как работает ГУ с коллекторами и есть ли
проблемы с межнациональной рознью. К
коллекторами, как и с другими мошенниками, работаем, отвечал Аренин, 13 уголовных дел возбуждено и еще столько же
на подходе. Небольшие межнациональные
конфликты перманентно возникают по
всей области. Больше всего в степных районах — с курдами, которые не очень следят
за своим скотом, что не нравится местным
жителям. Естественно, все эти процессы
под контролем правоохранителей.
Председатель общественной палаты
Александр Ландо подсказал Сергею Аренину, да и всем правоохранительным органам, как пополнить бюджет на несколько
миллиардов: надо работать с нелегальным
бизнесом!
Заключительный вопрос задал опять
Сергей Курихин. Причем сложилось впечатление, что ответ депутата не волновал.
Ему надо было высказаться, потому Аренину депутат говорить не давал. Итак, Сергей
Георгиевич для затравки поинтересовался,
как генерал Аренин оценивает работу подразделения по борьбе с экстремизмом, потом начал сетовать, что никто, кроме него,
Курихина и Александра Ландо, не «рефлексирует» по поводу травли ветеранов. Даже
Марина Алешина. И что «ветераны, которые нас защищали, защищали не только
Курихина и Ландо, но и Семенца с Капкаевым, которые могут жить». Впрочем Сергей Георгиевич сказал еще много чего.
Короче, между генералом Арениным
и депутатом Курихиным случился некий
блиц-поединок, вполне себе доброжелательный, но выглядящий несколько странно. Понятно, Сергей Петрович сказал, что
отдел по борьбе с экстремизмом работает,
нарабатывает опыт и дает результаты. Интересовал ли ответ Курихина — непонятно.
29 марта 2016 №10 (379)
экономика
Газета Недели в Саратове
7
Ценовой подъём и сезонные колебания
Как подорожали хлеб и мясо и чем регион может и не может обеспечить себя сам
В
2015 году в Саратовской области выросли в цене хлеб, говядина, свинина и мясо курицы. Однако некоторые из этих продуктов всё равно стоят
у нас дешевле, чем по России и ПФО. На
минувшей неделе в областном правительстве подвели ценовые итоги года.
Коснулись и вопроса самообеспечения,
рассказав, какие продукты регион производит в недостаточном количестве, а
какие — в избытке.
Роман Дрякин
Удивительные макароны
В
2015 году цены на основные сорта хлеба из пшеничной и ржано-пшеничной
муки выросли в Саратовской области в
среднем на 5–10 процентов. При этом, как
не забыли указать в областном минсельхозе, цены на хлеб в регионе не менялись в
течение двух лет, к тому же у нас они ниже,
чем по России и ПФО (на 17–20 и 7 процентов соответственно).
Стоит отметить, что цены на хлеб напрямую связаны с ценами на муку, а те в свою
очередь с ценами на зерно. И мука, и зерно
в прошлом году также подорожали, причём
цены на зерно выросли аж на 36 процентов.
Но не стоит думать, что это слишком много.
«Существующий уровень цен на зерно —
минимально приемлемый для хлеборобов», — сообщил начальник управления
экономической политики министерства
сельского хозяйства Саратовской области Павел Жолудев.
Возможно, цены выросли бы ещё сильнее, если бы не госрегулирование. «Основным ступором роста цен на пшеницу выступал действующий механизм экспортных
пошлин, который на фоне девальвации российской валюты де факто противостоял экспорту зерна, — пояснил Жолудев. — Естественно, производители крайне жёстко
критикуют этот механизм — он лишает их
дополнительной прибыли. Но минсельхоз
России считает, что пошлина стабилизировала наш рынок сельхозпродукции».
Несмотря на удорожание хлеба, зерна и
муки цены на макаронные изделия в течение прошлого года менялись лишь в пределах 0,1–0,2 процента, и то разнонаправленно.
Мясные нюансы
П
одорожало в регионе и мясо. Согласно статистике цены на мясо крупного
рогатого скота в живом весе выросли примерно на 13 процентов, на свинину
в убойном весе — примерно на 20 процентов, на курятину в убойном весе — более
чем на 17 процентов. При этом в министерстве опять отметили, что говядина и свинина у нас стоят дешевле, чем по РФ и ПФО
(говядина — на 14 и 11 процентов, свинина — на 8 и 14 процентов соответственно). Однако куриного мяса это не касается. В прошлом году в Саратовской области
оно было дороже, чем по России и ПФО, на
5–8 процентов. Вероятно, причина в том,
что Саратовская область не обеспечивает
себя куриным мясом. Ещё с советских времён в курином хозяйстве региона сложился яйценосный профиль. Зато саратовское
яйцо можно встретить даже на московских
прилавках.
Сравнительно дешёвые в регионе не
только мясо и хлеб, но и овощи. Цены на
них в конце 2015 года были на 20–35 процентов ниже, чем по России, и на 5–15 процентов ниже, чем по ПФО. Исключение составляет картофель. Хотя отпускные цены
на него всё равно ниже, чем по стране, но
превышают цену по федеральному округу
на 15 процентов. При этом стоит отметить,
что Саратовская область не относится к регионам, формирующим картофельный рынок в ПФО (таким как Чувашия, Мордовия,
Пенза).
Что касается молока, то, по данным ведомства, в течение 2015 года цена на него в
Расплата за оборону
П
убличные акционерные
общества ПАО «Саратов­
энерго» и ПАО «МРСК Волги», перерегистрировав одно
здание, смогли в одностороннем порядке повысить энерготариф для целого ряда саратовских предприятий, в том
числе — открытому акционерному обществу «Саратовский
электроприборостроительный
завод имени Серго Орджоникидзе». Теперь предприятие,
выпускающее приборы для военной авиации России, будет
платить существенно больше за
тот же самый объём потребляемой энергии. При этом компенсировать возросшие расходы
оборонному предприятию придётся из собственной прибыли — изменять цены на продукцию завод не имеет права.
Роман Дрякин
Так называемый фидерный
пункт, а по сути, это распределительное устройство, входящее в состав трансформаторной
подстанции, по назначению может быть сравнен с бытовым удлинителем, который есть почти в
каждом доме. Так же как к розетке через удлинитель подключают
сразу несколько устройств, так и к
трансформатору через распределительное устройство подключается сразу несколько сетей.
«С момента постройки здания
фидерного пункта, а это 1948 год,
оно входило в состав электросетевого комплекса ПС «Ленинская
110/35/10 кВ», — пояснила «Газете недели» адвокат Елена Сергун со ссылкой на материалы судебного разбирательства. — Но в
2008 году ПАО «МРСК Волги» про-
извольно зарегистрировало здание фидерного пункта в качестве
самостоятельного объекта недвижимости и объявило фидерный пункт самостоятельным объектом. При этом по факту ничего
не изменилось: распределительное устройство осталось на прежнем месте, подстанция — та же, не
поменялся и договор на поставку электроэнергии. Однако в 2015
году формальные тонкости дали
энергетикам возможность изменить энерготариф для ОАО «СЭЗ
имени Серго Орджоникидзе с категории ВН на СН-2. Электричество стало дороже в полтора раза,
при этом уровень его потребления остался прежним».
Как считают представители завода, такое нововведение просто не
вписывается в действующее законодательство. «В федеральном законе № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» чётко прописано, что объектом
энергетики является оборудование
для передачи энергии, — объясняет главный инженер завода Роман Козинский. — То есть сама недвижимость таким объектом быть
не может». Как считает Козинский,
«в данном случае энергетики намеренно путают понятия: «объект
электросетевого хозяйства» подменяется на «объект недвижимости».
После чего принимается решение,
что данный объект недвижимости
является отдельным объектом сетевого хозяйства. Это и позволило
изменить тариф для предприятия.
Здание фидера было искусственно
выделено из общего комплекса —
вероятно, умышленно. Оно даже
получило тот же адрес, но другим
литером, хотя физически находится на другой стороне улицы».
Причину, по которой энергетики пошли на такой шаг, на заво-
регионе «была подвержена сезонным колебаниям» в пределах 4–6 процентов.
Что мы можем дать сами себе
К
уриное мясо — не единственный продовольственный товар, которым Саратовская область не может сама себя
обеспечить. Ранее областные чиновники
уже сообщали, что регион недостаточно
снабжает себя фруктами, рыбой и индейкой (см. статью «Недоедающее Поволжье» в
номере нашей газеты от 15.03.2016 г.).
Как выяснилось, не хватает нам и собственного молока — им регион обеспечивает себя только на 91,5 процент. «Достаточных стимулов наши молочники ещё не
получают, — заметил Жолудев. — Господдержка есть, но издержки пока перекрывают те льготы, которые предоставляет
государство». Производство молока сдерживается удорожанием кормов (в том числе из-за засухи), сокращением численности
частных хозяйств и снижением инвестиций
из-за удорожания кредитных ресурсов. Эти
же факторы влияют и на производство говядины, обеспеченность которой у нас составляет только 60 процентов.
Плодово-ягодной продукцией мы закрываем свои потребности только на 35,5
процентов. Также в регионе низкая обеспеченность сахаром — 53 процента. «По
России обеспеченность сахаром российского производства довольно-таки высокая», — в качестве сравнения пояснил Жолудев. Стоит отметить, что это не мешает
жителям области быть большими сладкоежками — ранее уже отмечалось, что сахара у нас потребляется в 1,5 раза выше
нормы.
Зато много других продуктов у нас производится в избытке. Макаронных изделий
в регионе выпускается в пять раз больше
нормативной потребности, овощей — в 1,7
раза (по сбору овощей мы находимся на
первом месте в ПФО и на 9-м — в России),
свинины — в 1,5 раза, баранины — более
[кстати сказать]
1,2 миллиона тонн вывезли
за пределы
О
бластные аграрии реализуют продукцию не только внутри региона, но и за его пределами. «Товаропроизводителями области с каждым
годом укрепляются позиции внутри
государства, — отметил Жолудев. —
В прошлом году за пределы области
было реализовано более 1,2 миллиона тонн зерновых, масличных и продуктов переработки». Наша агропродукция поставляется и в другие страны. На
экспорт в прошлом году было отгружено 320 тысяч тонн зерна. В текущем году
этот объём планируется довести до 500
тысяч тонн.
Главной экспортной культурой урожая прошлого года остаётся продовольственная пшеница. Основные её
импортёры — Иран, Ирак, Азербайджан, Саудовская Аравия. Второе место
по объёмам поставки занимает ячмень.
Из зернобобовых культур наиболее ориентированным на экспорт оказался нут.
Он отгружается в Израиль, Пакистан,
Грузию, Азербайджан, Иран. Растёт объём экспорта масличных культур. Из прошлогоднего урожая их реализовано за
границу свыше 30 тысяч тонн. Примечательно, что в списке партнёров по этому
направлению преобладают европейские
страны: Венгрия, Бельгия, Нидерланды,
Польша, Чехия, Италия, Германия. В числе потребителей наших зерновых и зернобобовых оказалась и Турция. Она фигурирует в числе импортёров пшеницы,
нута и масличных культур.
чем в два раза, растительного масла — аж
в 12 раз.
«СЭЗ имени Серго Орджоникидзе»,
выполняющему гособоронзаказ, в полтора раза
повысили энерготариф
де понимают вполне однозначно.
«В условиях кризиса ПАО «Саратовэнерго» и ПАО «МРСК Волги», очевидно, решили пополнить
свои доходы за счёт немногочисленных производственных предприятий Саратовской области, —
поясняет директор завода
Дмитрий Ханенко. — В том числе ОАО «СЭЗ имени Серго Орджоникидзе», которое выполняет серьёзный гособоронзаказ. За счёт
произвольного перехода тарифа
только одно наше предприятие
должно дать энергокомпаниям дополнительный доход в сумме порядка 7 млн в год. При этом завод
всегда являлся добросовестным
плательщиком и не имел перед
ПАО «Саратовэнерго» никаких задолженностей. В то же самое время и ПАО «Саратовэнерго», и ПАО
«МРСК Волги», по сути, монополисты. У завода попросту нет возможности перейти к другому поставщику, отсутствует выбор».
«Просто переоформив бумаги,
энергокомпании стали получать
больше денег. Беспроигрышный
вариант, — резюмирует Козинский. — Они аргументируют свои
претензии проведенной модернизацией, а именно прокладкой
дополнительного фидера. Однако на самом деле был просто проложен дополнительный кабель к
уже связывающим подстанцию и
распределительное устройство
нескольким кабелям. Фактически
это обычные ремонтные работы,
настоящая же модернизация заключается, например, в приобретении нового качества объектом».
Доля выручки от реализации
продукции, поставляемой в рамках гособоронзаказа, составляет
около 90 процентов — это приборы для нужд военной авиации.
Также завод изготавливает оборудование и для гражданской авиации. Всё это делает саратовское
предприятие важным звеном в
российской приборостроительной отрасли. «В авиации есть такая особенность, — объясняет
Козинский, — закрепление определенного прибора за конкретным производителем. Например,
подшипник на автомобиль можно заказать у нескольких разных
изготовителей, в том числе за ру-
бежом. С авиаприборами сложнее. У конкретного прибора есть
свой разработчик и свой заводизготовитель. И кроме него никто
больше не имеет права этот прибор производить. Можно считать,
что в этой отрасли каждое предприятие по-своему уникально.
Кроме того, наш завод — одно из
немногих пока ещё эффективных
производственных предприятий
в Саратовской области».
Как считает руководство завода, произвольное увеличение тарифа ставит под угрозу не только выполнение гособоронзаказа,
но и финансовое состояние предприятия. Ведь компенсировать
расходы за счёт повышения цен
на продукцию в ближайшее время у завода не получится. «Большинство наших контрактов
долгосрочные, — объясняет Козинский, — на три, пять лет. Кроме того, цена на нашу продукцию
по гособоронзаказу четко регулируется государством, и её изменение учитывает только инфляционные процессы и не предполагает
включение в них такого объема
дополнительных затрат. Очень
жёсткая экономика». Поэтому
платить разницу в тарифах заводу пока придётся из собственной
прибыли. «Фактически сейчас мы
просто лишаемся куска своей доходной части, — поясняет Ханенко. — При этом нужно понимать,
что приборостроение в России,
к сожалению, малоприбыльный
бизнес».
На данный момент предприятие инициировало судебное разбирательство. До разрешения ситуации руководством принято
решение продолжать платить за
электроэнергию, но по прежнему
тарифу.
8
экономика
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
Новое парковое чудо
Ульяновское правительство поделилось достижениями в «Заволжье»
Стр. 3
Собственно, в «Корпорацию развития
Ульяновской области» после её учреждения
перекочевала часть сотрудников областного правительства (в частности, заместитель
председателя Дмитрий Рябов, ныне председатель совета директоров корпорации) и
министерства территориального развития и
инвестиций (в том числе нынешний руководитель корпорации Сергей Васин). Но, помимо этого, в корпорацию набрали новую команду специально обученных людей.
«Дмитрий Рябов создал команду профессионалов, которая прекрасно понимает процесс привлечения и сопровождения
инвесторов. Благодаря этому остальные
сотрудники корпорации стали экспертами в области инвестиционной деятельности, — рассказала Фадеева. — Сегодня нас
регулярно приглашают на разного рода
деловые мероприятия инвестиционной
тематики. Успех и профессионализм корпорации признан и правительством региона — нас всегда приглашают к участию в
выработке стратегических решений по вопросам экономического развития Ульяновской области — и Агентство стратегических
инициатив, и Ассоциация индустриальных
парков».
От корма для кошек
до станкостроения
Ч
то касается индустриального парка
«Заволжье», идею которого, по словам
заместителя гендиректора «Корпорации развития» Игоря Рябикова (открывавшего экскурсию для журналистов),
ульяновцы тоже подсмотрели в Калужской
области, то уникален он тем, что в нём довольно много иностранных компаний. Собственно, как признаются представители
ульяновского правительства, с целью привлечения именно иностранных инвестиций, основываясь на положительном опыте
коллег из других регионов, и было затеяно
строительство «Заволжья».
Первыми якорными резидентами этого
индустриального парка стали компании
SABMiller (сейчас — EFES) и MARS. К настоящему времени введены в эксплуатацию
и работают предприятия таких компаний,
как EFES (пивоваренный завод), TAKATA (автомобильные системы безопасности), три
производства MARS (завод по производству
кормов для домашних животных, кондитерская фабрика, производство упаковки),
Schaeffler (автокомпоненты), Legrand (электротехническое оборудование), Hempel
(лакокрасочное производство), DMG-MORI
(станкостроительный завод), Nemak (Мексика, автомобильные компоненты), Jokey
Plastik (пластмассовая упаковка), FM Logistic
(логистический комплекс), Нанотехнологический центр, «Океан дверей» (производство дверей).
В стадии реализации — проекты российских и зарубежных компаний Bridgestone
(японский завод по производству автомобильных шин), Hermle (станкостроительное производство), «ПМ Пакаджинг» (Рос-
сия, производство гофроупаковки), CCA
Engineering (Германия, учебный центр по
управлению инвестиционными и строительными проектами), «Молвест» (Россия,
производство молочной продукции), ООО
«Тореадор Актив» (производство стальных
дверей), ЗАО «Холдинговая компания «Капитал» (промышленный комплекс).
В 2015 году с потенциальными резидентами индустриального парка «Заволжье» подписаны восемь соглашений на общую сумму почти 4,3 миллиарда рублей и
на создание порядка 600 новых рабочих
мест. Часть договоренностей предполагает строительство предприятий станкостроительного профиля компаниями «Тримилл»,
«Хермле», «Мэйфран» и «Гондранд».
Все эти компании пришли в Ульяновскую
область ещё до того, как Россия перессорилась с остальным миром. Однако, по словам
Игоря Рябикова, заместителя генерального
директора «Корпорации развития» региона, ни одна из компаний до сих пор не заявляла о планах по прекращению реализации своих проектов. Все предприятия как
работали, так и работают, в том числе завод турецкой компании EFES. Правда, вопрос реализации новых проектов и договорённостей с иностранными компаниями
стал решаться сложнее.
Парк в парке
В
рамках пресс-тура журналистам показали, как устроен и работает наноцентр, мексиканский Nemak, родной
ульяновский домостроительный комбинат
«Эталон». А также сводили на стройплощадку японского завода шин Bridgestone и познакомили с инвестором.
Ульяновский центр трансфера технологий Ulnanotech (Наноцентр) — это, конечно, тоже достояние региона. Потому что таких наноцентров на всю Россию всего 12
(в 9 регионах), и один из них в Ульяновске.
И потому что Ulnanotech вошёл в тройку
самых эффективных технопарков России в
рейтинге, составленном Ассоциацией кластеров и технопарков при экспертной поддержке корпорации Intel.
Право на создание этого технопарка область выиграла в 2010 году в рамках программы ОАО «Роснано», и уже в 2013 году
центр общей площадью 6 тысяч кв. м (офисы, лаборатории и производственные корпуса) был сдан в эксплуатацию. Совокупный
объём инвестиций в строительство технопарка составил 2,1 миллиарда рублей, где
1,1 миллиарда были потрачены на оборудование.
По сути, Ulnanotech — это суперсовременный навороченный бизнес-инкубатор
для инновационных компаний и венчурный фонд в одном лице. Его задачи —
отбор перспективных инновационнотехнологических стартапов и их
финансирование в обмен на долю в бизнесе (как правило, 49 процентов). Наноцентр
оказывает своим резидентам помощь в организации инновационного бизнеса, коммерциализации опытно-конструкторских
разработок, «упаковке» проектов — от лицензирования до продажи технологий.
На данный момент советом директоровн
утверждено десять технологических компаний и более 100 стартапов. То есть им в наноцентре предоставлена площадь в аренду
и оказывается материальная и консультационная помощь.
Некоторые разработки, осуществляемые
в стенах ульяновского наноцентра, уже известны на рынке. Вот, например, компания «ТестГен», которая занимается разработкой и производством тест-систем для
молекулярно-генетических исследований,
свои реагенты для неинвазивного определения пола плода по крови беременной с
десятой недели беременности и своевременного выявления и профилактики резусконфликта поставляет в более чем 40 лабораторий России, в Белоруссию, Казахстан,
Киргизию. При финансовой поддержке наноцентра ООО «ТестГен» создало диагностический набор для определения рака простаты. Сейчас компания проходит необходимые
процедуры согласования ещё нескольких
совместных проектов и ведёт разработку
тест-систем для идентификации личности.
В одном из двух производственных корпусов наноцентра расположилась дочерняя
компания Ulnanotech — ООО «НПП «МеталлКомпозит» по производству изделий из композиционных материалов и алюминиевых
сплавов методом литья под давлением.
В числе разработок этой компании —
подложки для СВЧ и полупроводниковой
техники, элементы контейнеров для транспортировки и хранения ядерных материалов и отходов, материалы бронезащиты
и др.
Трогать нельзя, только смотреть
и слушать
К
омпании Nemak (Мексика) и «Эталон»
(Россия) — это уже действующие производства, расположенные в том же
индустриальном парке «Заволжье».
На заводе по производству автокомпонентов Nemak нам показывали цеха и
производственный процесс изготовления головок цилиндров и блоков двигателей компонентов из алюминиевого литья.
Фотографировать на иностранном заводе
российским журналистам не разрешили.
Да и рассказывать многого не пожелали.
Всё-таки зарубежные инвесторы довольно закрыты в общении, как оказалось. На
простой вопрос о количестве занятых в
производстве людей ответили только с
четвёртого раза (оказалось, что там 200 сотрудников), а на вопрос про среднюю зарплату на предприятии вместо ответа посоветовали «погуглить». Информация об этом,
мол, находится в открытом доступе.
Но удалось узнать, что завод Nemak (Немак) в Ульяновске, в строительство которого было вложено 4,4 млрд рублей, свою
продукцию (600 тысяч деталей в год) будет
поставлять на завод Volkswagen в Калуге.
И только на него. По крайней мере в ближайшей перспективе. А вообще у компании
Nemak производственные мощности разбросаны по миру — 35 заводов и 18 тысяч
сотрудников в 15 странах.
Домостроительный комбинат «Эталон» — это ульяновское предприятие.
Раньше был небольшим заводом, который
потом расширился до комбината и освоился на площадях нового индустриального
парка «Заволжье». Здесь выпускают готовые железобетонные изделия для строительства зданий жилищного, гражданского и промышленного назначения: готовые
наружные и внутренние стеновые панели, плиты перекрытия, лестничные марши
и т. д. Говорят, мощности завода позволяют производить до 200 тысяч квадратных
метров жилья в год. А на производно всех
необходимых деталей для возведения
4-подъёздного 9-этажного дома комбинату, мол, нужно всего две недели.
Представители строящегося завода
Bridgestone (Бриджстоун) по производству автомобильных шин (Япония) на
территорию стройки нас не пустили. Здесь
нам прочитали лекцию о том, как делаются
шины, и для наглядности показали об этом
«кино».
А на словах рассказали, что компания
владеет 155 заводами и 4 техническими
центрами в 27 странах мира. Что ульяновский завод обойдётся компании в 12,5 миллиардов рублей, занято на нём будет 800
человек. В сентябре текущего года этот завод уже начнёт работу — таков план. Выпускать будет радиальные шины для пассажирских автомобилей — около 12 тысяч
шин в год.
В чём секрет?
Чем привлекать иностранные инвестиции
П
ока нас, журналистов, водили по индустриальному парку «Заволжье», мы
всё время пытались понять, в чем истинный секрет Ульяновского региона по
привлечению инвестиций. Особенно иностранных. Мы беседовали с инвесторами
и представителями власти — в лице генерального директора «Корпорации развития» Сергея Васина и его заместителя
Игоря Рябикова. Прямо никто секретов, конечно, раскрывать не спешил. Но из разговоров картина сложилась довольно ясная.
Так вот. Одно из преимуществ Ульяновской области в глазах иностранных инвесторов — это, конечно, индустриальный парк концепции greenfield. Такие иностранным
инвесторам нравятся больше, потому что при грамотном подходе управляющей компании к организации работы парка и размещения инвесторов, при удачном географическом расположении и наличии необходимой инфраструктуры в «гринфилдах» легче
запустить инвестиционный проект любого масштаба. Это с точки зрения стороннего
наблюдателя.
Вторым важным преимуществом Ульяновской области являются преференции,
которые своим инвесторам оказывает региональное правительство. Как оказалось, в
Ульяновской области инвесторам дают серьёзные налоговые каникулы. По словам заместителя гендиректора «Корпорации развития» региона Игоря Рябикова, благодаря налоговым послаблениям инвесторы могут экономить до 30 процентов своих
затрат на реализацию проекта.
Так, налог на прибыль организаций с инвесторов взимается по пониженной ставке: 15,5 % (вместо 20 %) в течение 15 лет. На 10 лет инвесторов освобождают от уплаты налога на имущество организаций, а с 11-го по 15-й год ставка по этому налогу составит 1,1 %.
На 10 лет инвесторов освобождают и от транспортного налога и на 8 лет — от земельного.
Третий фактор, делающий Ульяновскую область привлекательной для инвесторов, — это наличие такой структуры, как АО «Корпорация развития». Да, она правительственная, но люди, в ней работающие, всё-таки не чиновники. Это специалисты
другого профиля, хорошо представляющие, как взаимодействовать с инвесторами, и
говорящие с ними на одном языке. Понимания в переговорах им удаётся достигать
быстрее и лучше.
Со стороны инвесторов всё выглядит ещё проще. Вот, например, генеральный директор «Бриджстоун Тайер Мэнуфекчуринг СНГ» Хироми Танигава (на фото) рассказал, что для выбора площадки на территории России для размещения шинного
завода (компанию очень привлекает российский рынок сбыта, потому что «здесь эксплуатируется огромное количество машин») компания Bridgestone наняла внешнего
консультанта. Он проанализировал все существующие в России предложения и подобрал варианты в соответствии с требованиями компании.
И их было три — Калуга, Тверь и Ульяновск. На вопрос, почему всё-таки Ульяновск,
Хироми Танигава ответил, что этот регион единственный, кто смог предоставить под
строительство нужный по размеру участок земли — 80,5 гектаров. А ещё удобная
транспортная логистика. И производственные площади находятся вблизи от жилого
массива — это тоже удобно с точки зрения доставки рабочих.
«Ну и конечно, потому что я очень люблю Ульяновск», — добавил генеральный директор «Бриджстоун Тайер Мэнуфекчуринг СНГ» Хироми Танигава. И почему-то весело расхохотался.
29 марта 2016 №10 (379)
экономика
Газета Недели в Саратове
Саратовское «не то»
С
аратовская область в самом начале
пути создания индустриальных парков и промышленных технопарков
пока. Перечень индустриальных парков
в Саратовской области вроде есть, а что
с самими парками — непонятно. Хотя говорят у нас во власти и в околовластных
кругах о них уже третий год.
Дина Болгова
В министерстве экономического развития
и инвестиционной политики области даже
сформирован реестр индустриальных парков, претендующих на финансовую поддержку из федерального бюджета. А перед этим на
советах по инвестициям, где обычно заслушивались презентации инвестиционных проектов — маленьких и больших, — долго отбирали достойных попадания в этот перечень.
Списочные разночтения
С
огласно данным областного минэкономразвития, в реестре индустриальных парков Саратовской области
числятся четыре промзоны. Вернее, четыре управляющие компании, которые вроде как взялись организовать и развивать
эти самые индустриальные парки на территории области. Это ОАО «РосБытХим» —
управляющая компания парка «РосБытХим», ЗАО «Тролза» — УК парка «Тролза»,
ООО «Волжский терминал» — УК промышленного парка «Волжский терминал»,
ООО «Базис-Универсал» — УК индустриального парка «Рефлектор».
Все эти индустриальные парки частные,
организующиеся в концепции «браунфилд»
(brownfield). То есть все саратовские индустриальные парки (или площадки, претендующие на это звание) — это территории действующих заводов, частично пустующие. На
«Тролзе», например, продолжается выпуск
троллейбусов, «РосБытХим» продолжает заниматься производством стиральных порош-
ков, на «Рефлекторе», как известно, давно ничего своего не выпускается, а территорию
бывшего завода занимают многочисленные
мелкие и средние предприятия производственного и непроизводственного толка.
В министерстве экономики нам, правда,
пояснили, что на момент вступления в реестр в этих индустриальных парках было
уже в общей сложности 14 резидентов.
В парке «РосБытХим» — два резидента, в
парке «Тролза» — пять, в «Волжском терминале» — три и в парке «Рефлектор» якобы
разместилось четыре компании.
Технопарков, по информации министерства экономики области, у нас нет. По крайней мере тех, которые претендовали бы на
получение господдержки. И по данным Геоинформационной системы индустриальных
парков, технопарков и промышленных кластеров (ГИСИП), технопарков в Саратовской
области нет, а что касается индустриальных
парков, то ГИСИП утверждает, что у нас их
всего два — «Тролза» и «Лидер».
Индустриальный парк «Лидер» упоминается министерством промышленности и энергетики Саратовской области, в котором мы тоже
запросили информацию о региональных индустриальных парках. Но в этом ведомстве его отнесли к логистическим центрам, тогда как «Рефлектор», «Тролза» и «РосБытХим» — к категории
промышленных парков. Индустриальный парк
«Волжский терминал», внесённый в реестр парков областного минэкономразвития, минпромом области не упоминается вообще.
Эти есть и точно промышленные
П
о данным областного минпрома, частный индустриальный парк «Тролза»
вошёл в десятку крупнейших парков
России (превышающих по площади тысячу
га) наряду с парками Владимирской, Вологодской, Воронежской, Калужской, Ленинградской, Новосибирской, Ростовской, Свердловской и Тульской областей, Краснодарского
края, республик Марий Эл и Татарстан.
9
Новый рецепт — снизить арендную плату
При этом территория ЗАО «Тролза» составляет, как отмечают в минпроме, 400
тысяч квадратных метров, где свыше 220
тысяч кв. м занимают административные,
производственные, складские и иные помещения со всеми необходимыми коммуникациями.
Ещё порядка 180 тысяч кв. м площади парка свободно для размещения резидентов.
Резидентами парка названы ООО
«Тролза-Маркет», ООО «Тролза-Электро»,
а также ЗАО «Инвестиционная транспортная компания», ООО «Сфера-Композит» и
ООО «Лидер».
Резидентами в общей сложности создано 200 рабочих мест. В планах управляющей компании довести количество резидентов до 35 и создать свыше 515 новых
рабочих мест.
Парк «Тролза», кстати, чем-то приглянулся заместителю министра промышленности и торговли РФ Дмитрию Овсянникову
в его февральский визит в наш регион. Он
даже пообещал посодействовать получению парком поддержки из федерального
бюджета. Хотя Саратовская область (в отличие от Ульяновской) не вошла в число тех
15 регионов, которым такая поддержка (по
развитию индустриальных парков) будет
оказана уже в этом году. На общую сумму в
более чем четыре миллиарда рублей.
Частный индустриальный парк «Рефлектор» образован на площадях бывшего
крупнейшего научно-производственного
предприятия в области оптоэлектроники и
светотехники (22,4 тысячи кв. м). Поэтому,
как говорят в минпроме, он подойдёт для
предприятий, занимающихся теми же видами деятельности. Региональное правительство уже наметило «Рефлектор» точкой
роста в области оптоэлектроники и производства изделий свето- и электротехники.
Как говорят в министерстве промышленности области, дальнейшее развитие парка «Рефлектор» предполагает создание 150
новых высокотехнологичных рабочих мест,
увеличение налоговых отчислений до 40
млн рублей ежегодно.
Частный индустриальный парк «РосБытХим», площадь которого составляет 51
тысячу кв. м, — это, по данным областного
минпрома, подходящая площадка для производства по выпуску товаров бытовой химии с внедрением новых роботизированных
технологий. Здесь тоже хотят на скольконибудь увеличить число резидентов и создать свыше 500 новых рабочих мест.
Да что с ними не так?!
Д
ругими словами, ни один из созданных в Саратовской области индустриальных парков нельзя назвать действующим без каких-либо оговорок. Они
вроде и есть, но работают не так, как хотелось бы.
Хотя вроде бы и географическое положение у Саратовской области не менее удобное, чем у других регионов, и льготы налоговые наше правительство инвесторам
тоже предоставляет, пусть не на 10 лет, но
на пять. Однако развития всё равно нет.
Непривлекательны наши индустриальные
парки не только для иностранных инвесторов, но даже и для своих, отечественных.
Вот и губернатор области Валерий Радаев
на недавнем заседании совета по инвестициям обратил внимание: мол, «неправильно мы что-то делаем с индустриальными
парками, недорабатываем где-то».
В облминэкономики главной проблемой,
сдерживающей развитие индустриальных
парков региона, считают их низкую заполняемость резидентами, которая напрямую зависит от уровня ставок на аренду площадей.
«В связи с этим управляющим компаниям
индустриальных парков было рекомендовано снизить размер арендной платы площадей, предназначенных для резидентов, и
активнее участвовать в федеральных программах развития», — сообщили нам в ведомстве.
Модным стало парки разбивать
В России осваивают забытое искусство организации промышленных зон
И
ндустриальные парки и технопарки — это новый российский экономический тренд. С их помощью, как
всё громче и уверенней говорят в федеральном правительстве, можно будет
наконец оторваться «от трубы» и стать
на рельсы высокотехнологичного производства.
Дина Болгова
Субъекты Федерации этот тренд активно
поддерживают. Кто-то потому, что нацелен
на реальный экономический эффект, когото больше привлекает обещанная государством поддержка бюджетными деньгами.
Что бы там ни было причиной, агитировать
на создание индустриальных и технопарков
сегодня никого специально не нужно. Наоборот, регионы сами заявляют о намерении
открывать новые промышленные зоны.
Стандарты, типы, правила
Н
а слуху сейчас индустриальные парки
и промышленные технопарки. Между
ними есть определённая разница.
Технопарки ближе к науке. То есть обычно
они направлены на развитие наукоёмких и
высокотехнологичных предприятий и их стартапов. Для создания и развития технопарков
обязательно наличие высокоразвитой бизнесинфраструктуры, то есть компаний, которые
предоставляют различные услуги резидентам — финансовые, юридические, консалтинговые. В этом же ряду, кстати, находятся рестораны и кинотеатры. Кремниевая долина в
США — пример технопарка, списанное с неё
отечественное Сколково — тоже.
Индустриальный парк — это самая обыкновенная промзона на новый лад. Современная
промзона, или индустриальный парк, — это
централизованно управляемая территория с
производственными, складскими и офисными зданиями, оснащённая соответствующими
коммуникациями и инфраструктурой.
Как правило, индустриальные парки имеют большую территорию, значительное
энергопотребление и мощную транспортную
инфраструктуру. Бизнес-инфраструктура в
них тоже играет существенную роль, но не
столь решающую, как в технопарках. Резидентами индустриальных парков могут быть
любые производственные предприятия. То
есть разместить тут можно и логистический
комплекс, и теплицы, и линии по производству труб или пластиковой упаковки. Вообще всё что угодно.
В России есть государственные и частные индустриальные парки. Причём частных больше. Ещё такие парки делятся на
два вида в зависимости от концепции организации — greenfield (гринфилд, «зеленое поле») и brownfield (браунфилд, «коричневое поле»).
Greenfield — это когда индустриальный
парк строится буквально с нуля и в чистом
поле. Считается самым совершенным способом организации индустриального парка, поскольку такой парк будет обеспечен
современной инфраструктурой и новыми
коммуникациями, что даёт возможности
для значительного роста производства с
меньшими издержками. Но, понятное дело,
способ этот чрезвычайно затратен.
Brownfield — это повторное использование промплощадок, территорий старых заводов. У них больше минусов, чем плюсов (низкий потенциал развития, они ограничены
территориально и по инфраструктурному потенциалу), но главной проблемой браунфилдов являются изношенные коммуникации,
зачастую делающие площадку непригодной
для размещения индустриального парка. Однако нередко российские регионы, заявляя о
создании на своих территориях «новых» индустриальных парков, на самом деле имеют
в виду именно браунфилды. Для региональных властей это галочка в отчётах перед федеральным правительством и в то же время
экономия бюджетных средств, которых и так
ни на что не хватает. Ну, а дальше у властей
начинается недоумение по поводу того, что
индустриальный парк отчего-то не заполняется резидентами.
В мировой практике организации индустриальных парков выделяется ещё концепция greyfield (грэйфилд, «серое поле») — это
площадка с недостроенными объектами различного назначения. Они в принципе тоже
годятся для строительства индустриальных
парков, но с ограничениями по назначению
земли и по географическому местоположению. Как правило, для таких площадок характерны проблемы с инфраструктурой, то
есть с получением технических условий. Но
в российских стандартах индустриальных
парков такая концепия не учитывается или
относится к паркам brownfield.
Индустриальные парки множатся
и привлекают инвесторов
П
о данным Геоинформационной системы индустриальных парков, технопарков и промышленных кластеров
(ГИСИП), сейчас в России действует 95 индустриальных парков, ещё 63 — в стадии
создания, и по 32 паркам высказано намерение создания.
Причём по итогам 2015 года действующих и создаваемых парков было 123 (77
действующих, 46 создаваемых), и общий
объём промышленного производства резидентов российских индустриальных парков превысил в 2015 году 480 миллиардов
рублей. В текущем году объёмы выпуска
продукции прогнозируются как минимум
на том же уровне, а налоговые поступления
в бюджеты всех уровней, предположительно, составят около 60 миллиардов рублей.
До 2020 года, согласно правительственным данным, в России должно появиться
ещё минимум 49 индустриальных парков и
22 промышленных технопарка (сейчас, по
данным Минпромторга, в стране действует 16 технопарков, в которых расположено 930 компаний, работающих в высокотехнологичных секторах промышленности).
За счёт этого, по прогнозу правительства,
появится около 70 тысяч новых рабочих
мест, ежегодный совокупный объём выпуска промышленной продукции увеличится
на 312 миллиардов рублей, а бюджеты всех
уровней будут получать дополнительно 40
миллиардов налоговых поступлений в год.
Ещё есть неофициальная статистика от
компании Dega Market (швейцарская Dega
Group). Компания специализируется на про-
даже земельных участков в действующих
индустриальных парках и потому ведёт соответствующий мониторинг рынка. Так вот,
согласно перечню индустриальных парков России 2015–2016 годов действующих
и создаваемых парков насчитывается 221 в
59 регионах РФ. Действующие индустриальные парки (81 в общей сложности) имеются
только в 32 регионах России. Ещё 66 индустриальных парков «создаются», 58 — «проектируются» и по 17 индустриальным паркам высказано «намерение» создания.
Большая часть российских индустриальных парков — 149 — формируется по принципу «гринфилд», то есть строится с нуля.
И 72 парка — это бывшие заводы, в которые пытаются вдохнуть новую жизнь («браунфилд»).
По словам министра промышленности и
торговли РФ Дениса Мантурова, современная инфраструктура индустриальных парков в России уже привлекла свыше 200 иностранных компаний из 25 стран. Только в
прошлом году было размещено 30 зарубежных предприятий. Например, в Калуге был
запущен новый завод по производству инсулина Novo Nordisk. А в Самаре в индустриальном парке «Преображенка» открылся завод по выпуску автокомпонентов Bosch. Но
большинство резидентов российских индустриальных парков — это, безусловно, отечественные предприятия. Их численность за
прошлый год увеличилась на 250 резидентов и составила 1680 компаний.
В числе отличившихся успешно развивающихся индустриальных парков, наряду с
калужскими «Грабцево» и «Ворсино» и казанским «Химград», Минпромторг отмечает ульяновский парк «Заволжье». Здесь на
один бюджетный рубль, вложенный в инфраструктуру, приходится почти 23 рубля
частных инвестиций в производство и свыше 8 рублей ежегодных налоговых платежей в региональный бюджет.
«Газете недели в Саратове» представился случай оценить индустриальный парк
«Заволжье». Мы стали участниками ознакомительного пресс-тура, организованного «Корпорацией развития Ульяновской области».
10 максимальное приближение
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
С какого краю
Где корни социальной пассивности российского общества
Н
а поверхностный взгляд, наша страна
живет достаточно активной жизнью.
Митинги «за», митинги «против», пикеты, акции, волонтерское движение. Но
всё это только на поверхностный взгляд.
Дмитрий Козенко
Если присмотреться, то видно, что митинги
«за» — за Крым, за «Единую Россию» и власть
в целом — вовсе не являются искренним
проявлением чувств россиян, а организуются административными либо финансовыми
мерами. Митинги «против» малочисленны
и собирают, как правило, людей, сделавших
протест смыслом своей жизни. Волонтерское
движение, «улучшенное» новыми законами,
фактически прекратило свое существование,
активное прежде движение наблюдателей на
выборах задушено новациями в законодательстве. Общественные слушания по актуальным городским вопросам стараниями чиновником превратились в формальность. По
крайней мере у нас в Саратове, и особенно
если обсуждаются предложения о застройке
исторического центра или зеленых зон.
Казалось бы, на фоне тяжелого экономического кризиса, стремительного обнищания населения, исчезновения (уничтожения) среднего класса социальная
активность россиян должны расти. Но, наоборот, в нашем обществе растет социальная апатия. Социологи отмечают, что безразличие и равнодушие охватывают даже те
слои населения, которые традиционно считаются активными. Всё больше россиян не
интересуются политическими процессами,
все меньше участвуют в общественной жизни, выступают против перемен и ратуют за
стабильность. Пусть это и стабильность нищеты. Но большинство россиян, согласно
соцопросам, по-прежнему собираются голосовать за те партии и тех политиков, которые привели страну к ее нынешнему бедственному положению.
Что породило в нашем обществе беспросветную апатию, неверие в перемены, что мешает россиянам объединяться и защищать свои
права пусть и не в масштабах всей страны, а
хотя бы в своем дворе, квартале, городе?
Об этом — в нашей рубрике «Максимальное приближение».
Ольга Пицунова:
Мы — агенты иной страны, иной России
О
том, каково это — проявить гражданскую позицию, занимаясь общественной работой, мы беседуем
с известной саратовской правозащитницей Ольгой Пицуновой. Напомним,
в августе 2014 года ассоциация «Партнерство для развития» была признана
НКО-иностранным агентом и оштрафована на 300 тысяч рублей, а самой Ольге
Пицуновой как председателю вменили
штраф в размере 100 тысяч рублей.
Правда, недавно прочитала статью Валерия Панюшкина «Агенты иной страны»
и поняла, что ее дух вполне отвечает моему восприятию ситуации с иностранными
агентами. В ней была такая заключительная фраза: «И да, они иностранные агенты.
Агенты иной страны. Только не Америки,
Германии или Великобритании, а той иной
России, какою Россия должна быть и какою,
я надеюсь, когда-нибудь будет. России, в которой на лечение людей тратится больше
денег, чем на войну. России, в которой просвещение финансируют лучше, чем ложь по
телевизору. Это ведь иная страна, правда?»
Да, если мы и агенты, то той, иной России, в
которой я хотела бы растить своих внуков.
И сегодня я и мои коллеги гордимся тем,
Гульмира Амангалиева
— Ольга Николаевна, на ваш взгляд, можно ли говорить о социальной апатии россиян? Углубилась ли она в последнее время?
— Я бы не стала говорить об апатии. Апатия в
традиционном понимании — это безразличие,
отсутствие эмоциональной реакции. Но у наших граждан эмоциональное восприятие действительности, безусловно, есть. Какое именно
— и гадать не надо, достаточно просто проехать
в трамвае или постоять в очереди. К сожалению,
этим все и ограничивается. То, что мы наблюдаем в последние годы, скорее, можно было бы назвать социальной пассивностью. И да, она усилилась. По сравнению и с концом 80-х — началом
90-х, и с недавними 2011–2012 годами.
— В чем ее причины?
— Хороший вопрос. Вообще это тема не
одной диссертации. Но некоторые, хотя далеко не все, причины назвать можно. Вопервых, экономическая ситуация такова,
что людям приходится выживать, адаптироваться к ухудшающимся условиям существования, «затягивать пояса» и думать о
хлебе насущном. И готовиться к худшему.
Потому как в ближайшее время на изменения к лучшему рассчитывать не приходится. Еще один фактор — мощный (усилившийся в последнее время и качественно,
и количественно) информационный поток
в государственных СМИ, кодирующий восприятие действительности и «правильные»
модели поведения.
Немаловажную роль играют некоторые
черты характера наших людей. Перечислять не буду, это общеизвестно. И, наконец,
политический фактор. Наше государство с
совершенной очевидностью приобретает
всё более репрессивный, карательный характер, сбрасывая с себя бремя социальной ответственности. Мы же не думаем, что
люди совершенно слепы. Они видят, что
власти откровенно глумятся над гражданами. Причем на всех уровнях всех ветвей.
Если я здесь начну приводить примеры, то
придется делать спецвыпуск вашей газеты.
Стоит, пожалуй, дополнить использование «фактора страха». То там, то сям проводятся демонстративные «порки»: каких-то
активистов сажают фактически ни за что, на
кого-то навешивают штрафы, у кого-то за-
что попали в этот почетный список инагентов. Если вдруг какое-то СМИ опубликует
список этих организаций, то вы поймете,
почему. В нем самые известные, сильные,
независимые и профессиональные организации, которые защищают природу и права
людей, помогают роженицам в отдалённых
селах, отправляют на лечение больных детей, борются с коррупцией и так далее.
— Замечаю, что ваша активность в общественной палате области снизилась.
С чем это связано?
— Это отдельная история… А интересы
жителей города и области я стараюсь отстаивать по мере возможности и думаю, что в
этом и состоит мой долг обществу и людям,
которые меня делегировали.
Игорь Семенов, политолог:
бирают детей. Принимаются карательные
в отношении гражданских активистов законы. Чего стоит только закон о митингах.
Причем такое впечатление, что формулировки закона как бы предусматривают его
вольное применение в целях устрашения.
— Насколько сложно сейчас работать
в некоммерческом секторе?
— Работать в нем было сложно всегда.
Ответственности и отчетности больше, чем
в бизнесе, ресурсов в десятки и сотни раз
меньше, а пассивность населения иногда
сводит на нет наши усилия.
А с 2012 года, власти, похоже, решили
провести резекцию «ненужных» НКО, приняв целый ряд законов, которые позволяют
любую некоммерческую организацию по
желанию любого чиновника (или бизнесмена) «прижать к ногтю». Это уже известный всем закон об иностранных агентах, а
также пока малоизвестный закон — о нежелательных организациях, плюс изменения еще ряда законов, включая Гражданский кодекс. Все эти законы направлены
против независимых организаций. Лояльных трогать никто, разумеется, не будет.
Собственно, и задумка была в том, чтобы
«подчистить» некоммерческий сектор и
оставить, желательно, только «согласных»
общественников. Вот так и произошло деление «на гласных и согласных».
— Хотелось бы уточнить, как обстоят
дела с вашей общественной организацией «Партнерство для развития»?
— Мы вынуждены были ее закрыть. Мы,
члены АПР, не могли согласиться со статусом «иностранный агент», которым нас наградило государство, поскольку абсолютно вся наша деятельность осуществлялась
в интересах людей, живущих в нашем городе, нашей области и нашей стране. И сейчас я представляю Российский социальноэкологический союз, общероссийскую организацию с почти 30-летним стажем.
БЕЗРАЗЛИЧИЕ НА ГРАНИ СОЦИАЛЬНОГО ВЗРЫВА
А
патия российского общества — это, конечно, плохо, но это объективная данность. У нас нет традиции демократических институтов. Гражданское чувство прорастает медленно. И если многие годы оно сознательно нивелировалось, то есть людям внушалось,
что от них ничего не зависит, что никакого выбора нет, то с какой стати гражданской ответственности вдруг развиться?
Однако российская апатия — состояние не вечное и в любой момент может смениться бунтом. Понятное дело, никто не хочет протестов, у нас выработался совершенно четкий иммунитет на революции: 1917-й год, украинский кризис. Но недовольство может кристаллизоваться в
любой момент и принять неуправляемый характер, и это будут уже не добрые хипстерские протесты с шариками и белыми ленточками, а совершенно безумные, отчаянные волнения. Острота ситуации будет не в столице, а в регионах, и будет двигаться от периферии к центру; не там, где богаче люди, а где беднее; и будет ли она
связана с выборами — большой вопрос. Скорее, причиной будет возмущение неэффективностью экономического управления. Очередная монетизация, махинации
с накопительной частью пенсии, сборы за капремонт — какие-то неуклюжие действия правительства в попытке в очередной раз переложить издержки на плечи населения могут привести к социальному взрыву. Как с этим справится власть, которая
сама на себе замкнула всё, неизвестно, потому что у нее мало инструментов для разрешения конфликтов и маневр небольшой. Власть будет стараться затыкать дырки,
но может упустить из-под контроля ситуацию просто из-за того, что много дырок будет рваться одновременно.
Политически всё может быть, но в Саратове это наименее вероятно. Судьбы будут
вершиться в других регионах: например, на Урале или в Сибири. Они являются самыми взрывоопасными территориями: там есть сильные контрэлиты, ресурс, криминал.
Или в Москве. Но там, скорее, искусственно.
В Саратове протестные мероприятия будут согласованного характера, безопасные
для власти — в общем, тишь да гладь да божья благодать. Всё потому, что у нас некому протестовать. Протесты организовывают контрэлиты, которые чем-то недовольны
и входят в союз с возмущенным простым населением. Вообще сейчас довольно легко собирать людей на площади. Но кто их будет собирать? Ну что, Мальцев, у которого есть авторитет, какой-то ресурс, но только информационный, не организационный?
У нас нет таких партий, которые могут организовать что-то неконтролируемое властями, потому что они либо системные, либо не обладают ресурсами. Ресурс есть у того, у
кого есть деньги, но деньги в политику не идут.
Поскольку персон, способных вызвать людей на протест, нет, население находится в
разложении, с ним можно делать всё что угодно, а это большое искушение для чиновников. Такая ситуация тоже чревата последствиями, но не в ближайшее время. А пока
жировая прослойка у народа есть, запаса прочности на этот год точно хватит.
29 марта 2016 №10 (379)
Газета Недели в Саратове
максимальное приближение 11
наша хата?
и как эти корни выкорчевать, чтобы не погубить само дерево?
Уйди, не мешай, молчи!
С
аратовское объединение избирателей — организация, которая занималась обучением наблюдателей
на выборах — существования своего не
прекратила, но впала в анабиоз. И дело
не только в том, что более-менее заметных выборных кампаний в регионе нашем не проводилось довольно давно.
Просто многие активисты этого движения решили отойти в сторону, заниматься личными делами и больше не проявлять свою гражданскую активность.
С вопросом «Почему?» мы обратились к
тем, кто раньше были активными участниками протестного движения и движения наблюдателей.
Анна Мухина
Марина Чурикова, бывший член «СОИ»:
МОЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ОКАЗАЛАСЬ НЕ НУЖНА
ОБЩЕСТВУ
Почему наблюдателям стали неинтересны выборы
тарной помощи Крымску,
пострадавшему от наводнения. В то время я училась в художественном
училище, а протестное
движение было для меня
так же важно, как и учеба. Поэтому, когда меня
очередной раз вызвали к директору и прямо сказали, что к ним
приходили дяди из отдела по борьбе с экстремизмом и будто приказали администрации убедить меня не участвовать в митингах, используя угрозы, я ответила, что закон
не нарушаю и буду выражать свое мнение
любым законным способом. В следующий
раз меня вызвали уже подписать документ
об отчислении. Однако фактически я занятия не бросила: мои преподаватели, в отличие от директора и его замов, не были
напуганы дядями из органов, и с занятий
меня не выгоняли.
В 2013-м я уехала в Санкт-Петербург, чтобы продолжить обучение дизайну и живописи. На тот момент я уже года два вела активную оппозиционную деятельность. И
знаете, что я поняла? Люди не видят, что
с ними происходит. Они закрылись в рамки личной жизни — растят детей, играют
свадьбы, пьют, курят, а на все происходящее в стране внимания не обращают. Им
комфортно. Я была убеждена, что у меня
получится зажечь своим огнем хотя бы нескольких человек. Но нет, люди в России
слепые и глухие, живут по инерции. Детей
воспитывают фразами «заткнись», «уйди»,
«не мешай», «молчи», и этот способ жить передается из поколение в поколение. Мои
жертвы во имя светлого будущего России
оказались никому не нужны. Общество показало мне, что я им только создаю проблемы. Тогда я уехала из Саратова и стала думать только о себе. И три года уже стараюсь
держаться подальше от политики.
Денис Руденко, член «СОИ», бывший
координатор объединения:
РАЗОЧАРОВАНИЕ
НАСТУПИЛО
ОТ НЕВОЗМОЖНОСТИ
ВОССТАНОВИТЬ
СПРАВЕДЛИВОСТЬ
-Я
-П
От гражданского общества
в России остались одни ошметки
была активистом оппозиционного
движения в Саратове, региональным координатором по гумани-
Корреспондент «Радио Свобода»
Антон Наумлюк о волонтерстве
в России и на Украине
подвалах — в одном был генератор, а во втором только свечи. Волонтеров в АТО было
не меньше, чем вояк, а может, и больше. Понимаешь, насколько всеохватное волонтерское движение было в самом начале войны?
Девочки-школьницы в Славянске организовали плетение камуфляжных сеток, и их стали называть «Пчелки». Сейчас они носят нашивки «Пчелок» и безумно гордятся этим.
Сначала волонтеров на Украине никто не
трогал. Государство прекрасно понимало:
само оно справиться с обеспечением армии не в состоянии. Но уже в начале 2015
года на местах прокатилась волна: админи-
Анна Мухина
— Крымск стал, наверное, катализатором того, что мы называем гражданским
обществом. Надо понимать, что волонтерство — это не только неумехи в шлепанцах,
которые приехали в воняющий, залитый
по колено грязью город, это и сбор вещейпродуктов, их сортировка, сбор денег для
транспорта, отчетность за каждый рубль,
то есть доверие и ответственность. Никто
же сначала не знал, как всё это делать: волонтеры в Москве сваливали вещи на улице, искали грузовики, чтобы эту несортированную гору везти в Крымск.
Огромные фуры под этикеткой «Единой
России» везли продукты и всё что угодно,
сваливали всё это в зале и на сцене местного дома культуры, что-то разворовывалось
местными цыганами. Никто не знал, как это
всё надо устроить. Но энергии и желания
помогать было очень много. Потом появилась какая-то организованность.
В первую неделю в Крымске затвердевшую жижу из грязи, останков домашних
животных и мусора никто даже не думал
убирать. Ребята из МЧС занимались тем,
что расчищали русло Адагума и собирали
трупы, уплывшие вместе с волной. Войска
в город ввели на девятый, кажется, день.
Так что если бы не армия волонтеров, случилась бы эпидемия, которая стала бы пострашнее самого наводнения, я думаю.
По сути, это тоже был протест, только гораздо эффективнее Болотной, хотя такой
же по характеру. Если государство не помогает, не спасает, не тушит пожары, то оно не
нужно, это государство. Мы сами справимся — такая была логика. Понятно, что государство такой протест стало давить так же,
как и все остальные. Сразу же стал обсуждаться проект закона о волонтерах, который должен был поставить под контроль
всю эту армию мальчишек и девчонок с горящими глазами. Все это привело к тому,
что кто-то из волонтеров ушел в «Молодую
гвардию», решив, что бутафорией заниматься выгоднее, кто-то, кто не лез в политику, вовсе ушел из волонтерства. В итоге
остались только те, кто делал протест на
Болотной. Митя Алешковский, движение
«Лиза Алерт». Быть волонтером стало равносильно тому, что быть оппозиционером.
Небольшой всплеск волонтерского движения произошел с началом военных действий
на Донбассе. Можно как угодно к этому отно-
ротестное движение последних
лет связано в первую очередь с выборами. Люди требовали просто-
го — соблюдения закона
во время избирательных
кампаний и в день выборов. Может быть, они чувствовали свои силы исправить ситуацию, чтобы
совесть была чиста и не
было повода стыдиться за
свою страну. Каждый из
наблюдателей был готов чем-то пожертвовать ради этого. Они жертвовали своим личным временем, когда приходили в выходные
дни или после работы на подготовительные
семинары. Каждый из них знал, что на УИК
или рядом с УИК на него могут напасть, отобрать личные вещи, побить, забрать в полицию. Зная это, они шли наблюдать, на это
могут пойти только смелые люди. И свою задачу они выполняли по мере своих сил, за
что их нужно благодарить.
Но их маленькие подвиги на УИК не переросли в нечто большее, коллективные
действия, заявления, жалобы, иски не принесли какого-то значительного результата. Остальное общество их не поддержало.
Важно социальное качество человека —
чувство справедливости. Но восстановить
справедливость в России нет никакой возможности, отсюда и разочарование.
страции захотели взять волонтерскую работу под контроль. Это было очень показательно, я наблюдал, как в Краматорске
волонтеры послали губернатора с такой
затеей и сказали: «Слушайте, не мешайте
нам. Хотите помочь — дайте автобус, чтобы вывезти мирных из Дебальцево. Не хотите дать — отвалите». И знаешь, что самое
крутое? От них отстали. Попросили только
составить список того, в чем администрация может помочь.
На Украине после Майдана появился
один фактор, которого нет в России: его называют Громада, общество.
Татьяна Черняева, доктор социологических наук, профессор, заведующая кафедрой
социальных коммуникаций Поволжского института управления имени П.А.Столыпина:
ситься, но на самом деле огромное число людей собирали вещи и продукты, закупали обмундирование и передавали это на Донбасс.
Там почти все это попадало к добровольцам,
которые чаще продавали гуманитарку, чем
раздавали ее местным мирным жителям.
В итоге волонтерское движение оказалось
расколотым, как и оппозиционное. Остались
несколько «честных», то есть без политики,
организаций, тот же Алешковский или Чулпан Хаматова. Но они открыто заявляют, что
готовы сотрудничать с кем угодно, если это
принесет помощь. Финансирует Ходорковский — отлично, Путин — ну, тоже неплохо.
Но в целом, конечно, от волонтерского движения, как от гражданского общества, одни
ошметки остались.
Что касается волонтерского движения на
Украине. Майдан, война на Донбассе, армия почти с нуля, Одесса, Харьков, Мариуполь, которые удалось отстоять, — это все
волонтерское движение. Я такой уровень
всеобщей вовлеченности наблюдал только
в рамках церковного волонтерства в Ватикане. Но там люди со всего мира едут, чтобы поработать в накидке с горящим сердцем, а на Украине этим занялась нация. Это
был протест, который вылился в добровольчество, заменившее государственные
институты, которые и при Януковиче не работали, и сейчас толком не работают.
Я объехал с волонтерами передовую всей
Донецкой области — от Песков и аэропорта
до Широкого. Мы возили мирным жителям
центнеры продуктов и одежды. Раздавали
их в Марьинке, которая в это время обстреливалась, в Водяном, где люди жили в двух
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС УГЛУБЛЯЕТ СОЦИАЛЬНУЮ
АПАТИЮ
В
случае угрозы, опасности существуют три основные реакции. Вопервых, это борьба, когда источник угрозы уничтожается физически или символически. Во-вторых, бегство от угрозы. В-третьих,
замирание, когда все процессы перестают работать в обычном режиме, человек как бы впадает в спячку. Апатия — это тот самый третий
вариант: ситуация безразличия, психологического замораживания,
пассивности и экономии сил. Это и биологически подкрепленный
процесс, и культурно обусловленный.
Набирающий обороты экономический кризис углубляет социальную
апатию. Это естественная реакция в ситуации, когда непонятно, как будут разворачиваться
события, когда существует угроза потери работы, ухудшается финансовое благополучие, разрушаются социальные связи. Я согласна с мнением директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяной Малевой, что социальная апатия помогает пережить кризис, а вот выйти из него с апатичным населением сложно, потому что население не
воспринимает экономических стимулов. Апатичный человек не привык брать на себя ответственность за какие-либо решения, он уповает на барина, который приедет и рассудит.
Другая причина российской апатии, на мой взгляд, — это усталость от реформ. Последние годы мы видим в основных социальных институтах многочисленные и нескончаемые изменения. Лучший вариант развития общества — остановиться на некоторое
время и максимально использовать уже имеющиеся ресурсы.
Но не всё наше население реагирует апатично. Другой параллельный процесс — радикализация населения (то, что соответствует реакции борьбы). Вчера, например, меня подвозил
таксист, а у подъезда нашего дома велись ремонтные работы, что усложнило задачу въезда во
двор. Таксист стал бурно реагировать: «Бардак, всё рушится, посмотрите, как мы живем!» — и
так далее. Я у него спрашиваю: «Как вы думаете, можно что-то сделать в этой ситуации?» Он отвечает: «Только при одном обстоятельстве: взять всех и перестрелять!» Такой вот наивный радикализм, когда люди не видят никаких способов изменить ситуацию к лучшему.
Для социолога вопрос, что лучше или хуже, радикализм или апатия, не стоит. Мы
принимаем социальные настроения как факт. Важен другой вопрос: а для кого лучше
или хуже и кто готов нести ответственность за социальные изменения? Если говорить с
точки зрения развития общества, то для всех нас лучше, когда мы принимаем совместные решения, участвуем в управлении городом, создаем гражданское общество. А это
в апатичном населении вряд ли возможно. С другой стороны, и радикальные призывы
к революции, и бегство по принципу «там лучше, где нас нет» вряд ли приведут к реальным изменениям качества жизни.
Продолжение на стр. 12
12 максимальное приближение
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
[сугубо личное мнение]
Судебная ловушка с выходом в апатию
Здравомыслящему человеку лучше не ходить в Арбитражный суд Саратовской области
К
упив себе немножко долгов
ФГУП «Учебно-опытное хозяйство «Красная звезда»,
осенью 2013 года я стала участником конкурсного производства. Процедуре банкротства
этого предприятия, которая началась ровно 10 лет назад, не
видно конца. Участие в ней отнимает много времени и сил.
Но я утешаю себя тем, что вижу
своими глазами арбитражную
кухню, на которой варятся решения, не имеющие никакого
отношения к справедливости,
да и к законам тоже.
Ольга Копшева
Говорю об этом уверенно, потому что слышу своими ушами,
как юристы просят приложить к
делу разъяснения вышестоящего
судебного органа, или практику
решений. Но нашим судьям в нашем деле не до чужой практики.
Они нарабатывают свою — опасную и оригинальную. В ней всегда
прав конкурсный управляющий, а
не кредиторы. Про общественные
интересы лучше в нашем деле вообще не вспоминать. Нет там никаких общественных интересов.
Даром что начиналась самая драматическая часть истории этого
банкротства с того, что конкурсный управляющий убрал поля, засеянные не им, деньги за урожай
положил себе в карман, землю вокруг села продал чужакам, которые до этого уже подкупили себе
несколько тысяч гектаров у соседнего села.
Солидная газета «Ведомости»
недавно написала об этих чужаках. Уже четыре года как минимум они собирают таким образом
земельные активы по стране. Под
их управлением сейчас находятся
около 400 тысяч га в Саратовской,
Пензенской, Воронежской, Орловской областях и на Ставрополье.
Бенефициаром скупщиков является группа «Бин» Михаила Шишханова и семьи Гуцериевых.
По данным газеты «Ведомости»,
скупщики платили за гектар по
17-20 тысяч рублей. В Аткарском
районе общая сумма официальных платежей за 50-летнюю аренду примерно 20 тысяч гектаров
составила меньше 15 миллионов
рублей. То есть государственная,
федеральная, между прочим, земля отдавалась чужакам по 750 рублей за гектар.
Саратовское территориальное
управление по контролю за федеральным имуществом пыталось
помешать судьям передать землю в распоряжение конкурсного
управляющего, но Саратовский
арбитраж заставил Росимущество
это сделать. В настоящее время
Росимущество отказывается согласовывать цену на остатки имущества, которое скоро выставят
на торги. Почему-то не сомневаюсь, что Саратовский арбитраж и
здесь мнение Росимущества проигнорирует.
Главным кредитором в нашем
деле является уполномоченный
налоговый орган, который легко
мог бы получить всё, что «Красная звезда» задолжала вместе с
пенями и штрафами, если бы конкурсный управляющий размещал
все вырученные в ходе процедуры деньги на счете должника. Но
вместо этого конкурсный дербанит и то, что туда все-таки положил, направо и налево сотнями
тысяч рублей. И суд такой подход
очень даже одобряет, отказывая
кредиторам из налоговой в удовлетворении жалобы на слишком
щедрые вознаграждения, например, для ООО «Финком» за всякую разную консультативную и
иную помощь.
«Финком» как-то связан с Арбитражным судом Саратовской области. Своими глазами видела,
как на одном из судебных заседаний судья рассматривала денежные претензии в пользу этой конторки, в то время как на стене в ее
кабинете красовался финкомовский календарь. Претензии были
не хилые и совсем не адекватные.
Но удовлетворить их судье не помешала даже собственная иная
практика по другим делам.
Эта судья подыграла Финкому и
в другом, связанном с нашим, деле.
Она два раза аннулировала ликвидацию местного сельхозпредприятия, которое наш конкурсный лишил возможности пахать, сеять и
убирать урожай еще в 2012 году.
Основанием для таких решений
судьи стали надуманные, не подтвержденные никакими документами материальные претензии
конкурсного управляющего.
Директор этого вновь восстановленного в государственном
реестре предприятия когда-то пошел в Арбитражный суд Саратовской области доказывать неправоту конкурсного управляющего.
Наступление закончилось тем, что
уже три года он вынужден быть
ответчиком, убеждая, что чужого
не брал, потому что действительно не брал никогда. Еще неизвестно, чем эта его судебная эпопея
закончится, но абсолютно точно
в Арбитражный суд он больше не
будет обращаться никогда. И в Генеральную прокуратуру. И к нашему великому земляку Вячесла-
ву Володину. И к руководителю
аграрного комитета Госдумы Николаю Панкову. И к губернатору
Саратовской области Валерию Радаеву. И ко многим другим. Потому что уже обращался. И уже потерял на сто процентов доверие к
государственным деятелям.
Рядом с этим горьким опытом
борьбы за человеческое достоинство есть и другой. Все остальные
окрестные сельхозпроизводители
вовремя смекнули, что липовые
бумажки конкурсному лучше подписывать не глядя, денег в карман
ему класть, сколько просит, и не
высовываться, ни в коем случае не
высовываться. Маленькому человеку добра от этого не будет. Мне
симпатичнее первый вариант поведения. Но итог и у буяна, и у при-
способленцев один — социальная
апатия. Хотя пути к ней разные.
Бесполезность судебных разбирательств в любом деле, где задействованы конкурсные управляющие и контора под названием
«Финком», мне уже тоже ясна. Но
буквально вчера нашла сайт под
названием «Судьи России» (http://
судьироссии.рф/site/register).
Кто-то неизвестный, чтобы тоже
не свалиться в апатию, наверное,
запустил в интернете хорошо и
быстро работающую платформу,
куда можно писать отзывы о судьях и их неправедных, с точки
зрения участника процесса, решениях. Так, на всякий случай.
Вдруг когда-нибудь наши сегодняшние подлые российские судебные времена закончатся?
[кстати сказать]
Выученная беспомощность,
или Откуда берется фраза «от меня ничего не зависит»?
Ф
еномен выученной беспомощности был
описан американскими психологами Мартином Селигманом и Стивеном Майером в
1967 году. Выученная беспомощность — это пассивное поведение человека в большинстве ситуаций, на которые, как ему кажется, он никак
не может повлиять. Возникает такое поведение
не просто так, а потому, что человек однажды
или не раз такую ситуацию пережил — «что ни
делаю, всё без толку».
Анна Мухина
Майер и Селигман открыли этот феномен благодаря ряду экспериментов на собаках. Подопытных
разделили на три группы. На одну группу собак в
клетке воздействовали слабыми, но болезненными разрядами электрического тока, однако в клетке находилась педаль, нажав на которую, можно
было это прекратить. Эти собаки достаточно быстро понимали, что к чему, и при малейшем разряде бежали к педали. У второй группы такой педали
не было, они никак не могли остановить удары током. На третью — контрольную — группу воздействия током не оказывали.
Во второй части эксперимента все три группы собак посадили в другую клетку, которая была разделена на две части низкой перегородкой. По полу той части клетки, где находились собаки, снова пустили ток.
И вот что удивительно — перепрыгнуть перегородку,
чтобы избавиться от болезненных ощущений, догадались только собаки из первой (с педалью) и из третьей
(контрольной) группы. Те несчастные псы, которые в
первой части эксперимента не имели возможности
влиять на ситуацию, просто легли на пол и стали скулить от боли. И даже пример их товарищей никак их
не вдохновил. Предыдущий опыт породил у животных
ощущение неспособности влиять на ход развития событий и бессмысленность каких-либо усилий.
Знакомо, не правда ли? Коронный вопрос любого человека в состоянии выученной беспомощности
(а такой феномен путем психологических экспериментов был выявлен и у людей): зачем я буду что-то делать,
если от меня все равно ничего не зависит? Участие ли
это в выборах, или в движении наблюдателей, или в волонтерском движении, если твои усилия не приводят к
ожидаемому эффекту, если отсутствует обратная связь,
рано или поздно руки опускаются. И уже не хочется ходить на выборы — от меня всё равно ничего не зависит, обращаться в суды — всё равно рассудят криво,
заниматься общественной деятельностью — запишут
в иностранные агенты. Выученная беспомощность постепенно превращается в социальную апатию.
Правда, мы всё же не собаки. Эксперименты на
группах добровольцев показали, что приблизительно 30 процентов испытуемых несмотря ни на
что не выучиваются беспомощному поведению и
ищут любой выход из сложной ситуации.
Страх попадания в кадр
Уличный опрос как проявитель социальной апатии
М
ногим, наверное, доводилось принимать участие в опросах, которые корреспонденты проводят
на улицах города. Кто-то ходит с камерой и микрофоном, кто-то с диктофоном и фотоаппаратом. Это один из несложных способов измерить «среднюю
температуру мнений по больнице», не
прибегая к сложным социологическим
исследованиям. Репрезентативную выборку, конечно, не получишь, но настроение людей поймать можно.
Анна Мухина
Уличный опрос, несмотря на его видимую
легкость, совсем не так прост. Это только
кажется, что большинство горожан мечтают
попасть в кадр. Правда, еще лет пять назад
людей, готовых к общению, было на порядок больше. Они не очень боялись рассуждать на разные темы, в том числе и на
достаточно острые. Последний мой опыт
выхода «в люди» был крайне неудачным,
хотя тема опроса достаточно безобидная: в
связи с приближающимся Днем защитника
Отечества мы спрашивали у людей на улицах, как они понимают патриотизм.
Треть тех, к кому мы обращались, нас
просто проигнорировала, еще треть от-
казалась рассуждать именно о патриотизме, а одна женщина и вовсе сказала
«не буду говорить, а то вы это еще гденибудь напечатаете». Однако мой личный опыт не показатель. И мы попросили
оценить сложность проведения уличных
опросов наших коллег с «Открытого канала», которые выходят в народ гораздо чаще нас.
Юлия Нестеренко, корреспондент «Открытого
канала»:
НЕТ СТРАШНЕЕ ЧЕЛОВЕКА
С КАМЕРОЙ И МИКРОФОНОМ
-К
огда я выхожу на
опрос, я надеюсь
встретить людей
мыслящих и заинтересованных в обсуждаемой
теме. Но я также знаю,
что встречу «зомби», которые в ответ на мой вопрос просто проходят
мимо, делая вид, что не слышат меня. В
принципе, по грубым прикидкам, есть необходимость контактировать где-то с тремя десятками людей, чтобы в эфир дать
то, что скажут десять из них. А если тема
опроса касается политики, то всё становится еще сложнее.
Многие действительно не интересуются политикой, кто-то интересуется, но издалека, поэтому считает, что ничего толкового не скажет, поэтому и отказывается
отвечать. Те, кто за политической жизнью
следят, делятся своим мнением с удовольствием, рассуждают интересно. Но вообще
всякое бывает. Мне иногда кажется, что мы
в каменном веке живем — кто-то начинает на заднем плане в камеру махать, кто-то
убегает, искренне считая, что мы картинку уже даем в эфир Первого канала. Вообще страх попадания в кадр очень большой.
Мы с оператором иногда даже шутим, что
не существует человека страшнее, чем человек с камерой и микрофоном.
Роман Козлов, ведущий эфира «Открытого
канала»:
ПРИ СЛОВЕ «ПУТИН» МОГУТ
ПРОСТО ОТКАЗАТЬСЯ
ПРОДОЛЖИТЬ РАЗГОВОР
-Н
а опросах люди ведут себя поразному. Многое зависит от самого вопроса. При этом нельзя
сказать, что народ у нас полностью апа-
тичен. Иногда люди показывают вполне серьёзные способности
анализировать. В частности, по тем вопросам,
которых ещё не успела
коснуться государственная пропаганда. Если вопрос «обработан» в центральных СМИ пропагандистами, скорее
всего, большинство ответит словами из
телевизора. Многие готовы размышлять
на социальные темы. С политическими вопросами сложнее. Женщины на них редко
отвечают, особенно молодые. А вот мужчины высказываются часто с интересом.
Тяжелее всего народ отвечает на вопросы, которые касаются президента. При
слове «Путин» могут просто отказаться
продолжить разговор, хотя до этого вроде бы согласились ответить. При этом те,
кто согласились говорить на тему, связанную с президентом, как правило, размышляют довольно взвешенно. Нельзя сказать, что люди, которые ходят вокруг нас,
дураки и всего боятся. Однако на острые
«пропагандистские» темы (конфликт на
Украине, Надежда Савченко, Сирия) большинство отвечает так, как им сказал Первый канал.
29 марта 2016 №10 (379)
Газета Недели в Саратове
Качество начинается
с внимания
регион 13
Федоровская больница: работа с заботой о пациентах
Д
орогу на участке от Саратова до Мокроуса на этот
раз совсем не узнала —
навевает удручающее настроение. В Мокроусе предстояла
встреча с главврачом Федоровской больницы Евгением
Андреевым. К сожалению, его
срочно вызвали в Саратов.
В приемной сказали, что Андреев вернется примерно в
два часа дня. Разбитая дорога
не оставляла надежду на скорую встречу. Предполагала, что
ожидание растянется часов до
трех. Но Евгений Петрович вернулся даже на 15 минут раньше, чем обещал. Пунктуальный
и ответственный. Знает, что его
ждут люди, и сразу — к беседе.
В условиях тяжелой экономической ситуации, когда дороги
в сёла к пациентам вовсе отсутствуют, когда недостает специалистов, требования к качеству
медицинского обслуживания
населения только повышаются. О том, что для этого делают
в государственном учреждении
здравоохранения Саратовской
области «Федоровская районная больница», и рассказал «Газете недели» ее главный врач
Евгений Андреев.
Екатерина Аблаева
Руководите ли в медици не — люди долга, как военные, не выбирают место работы. Слово «надо» для них звучит
как приказ. В июне прошлого года жизнь анестезиологареаниматолога и детского хирурга, заместителя главврача
по лечебной части Федоровской больницы Евгения Андреева круто поменялась. Режим работы главврача Андреева стал
круглосуточным. Взвалились все
организационные и денежные
вопросы. В трудных ситуациях
помогает «звонок другу», одному из трех главврачей, с которыми раньше работал Евгений
Петрович в одной больнице. Федоровскую больницу называют
кузницей кадров для руководителей медучреждений. Несколько лет ее возглавлял Сергей Шумаков, который в Мокроусе
воспитал для других районных
больниц трех молодых главврачей — Сергея Севастьянова (теперь работает в Ершове), Андрея Гадяцкого (сначала уехал
в Красный Кут, а затем — Балашов) и Евгения Андреева. Ему
Шумаков и передал свою должность в Мокроусе, а сам возглавил Вольскую районную больницу. Евгений Андреев благодарен
Сергею Шумакову, дальновидному и сильному хозяйственнику. Молодому руководителю Федоровской больницы досталось
хорошее наследство, но время
диктует двигаться дальше...
На инструкции надейся,
а сам не плошай!
Д
ля Евгения Андреева, как и
для любого другого врача
по призванию, естественно — трудиться для людей. Задача минздрава — заботиться о том,
чтобы эта помощь была правильно организована и максимально
приближена к человеку. Поэтому
в соответствии с концепцией министра здравоохранения Саратовской области Жанны Никулиной руководитель Федоровской
больницы шаг за шагом повышает качество и доступность медицинской помощи для населения.
В каждом селе работают
фельдшерско-акушерские пункты,
их 19. Еще в двух сёлах действуют
офисы общей врачебной практики. Но есть три населенных пункта,
где проживает менее 100 человек.
На общественных началах там организованы домовые хозяйства,
снабженные медикаментами, что
практикуется сейчас по всей России. С добровольцами, у которых
нет медобразования, провели работу врачи по всем основным лечебным направлениям. Так что до
приезда медработников эти люди
при необходимости окажут первую
помощь.
В практике медработников бывают такие ситуации, на которые
ни одна инструкция не даст руководства к действию. В наших законах не прописано, что делать, если
из-за распутицы размыло дорогу, если не хватает специалистов,
если в адрес одной бригады скорой помощи поступило несколько
вызовов и если сразу несколько
пациентов в тяжелом состоянии.
Каждый главврач должен быть готов к любому повороту событий
и организовать работу своих сотрудников таким образом, чтобы
исключить трагические происшествия.
— Моральное преступление —
думать о финансовых затратах,
если под вопросом человеческая
жизнь, — считает Евгений Андреев. — Мы принимаем все усилия,
чтобы оказывать медицинскую помощь круглосуточно. К руководителям минздрава в любую секунду
можно обратиться за экстренной
помощью. У нас одна бригада скорой помощи базируется в райцентре и обслуживает Мокроус и ближайшие населенные пункты, а две
другие — отдаленные сёла. Во исполнение концепции повышения
качества и доступности медицинской помощи, в частности после
происшествия с семилетним мальчиком в Марксе, мы тщательно
проработали вопрос функционирования скорой помощи и ввели
дежурство дополнительной бригады. Если одна машина из райцентра уходит в село, мы собираем
дополнительную бригаду, то есть
водителя и фельдшера. Естественно, такие дополнительные дежурства требуют от учреждения дополнительных финансовых затрат,
порой лишают наших сотрудников
времени на личные дела, отрывают от своих детей, вызывают определенные семейные неурядицы.
Но удалось убедить работников,
ведь это самый оптимальный вариант в нынешних условиях. У нас
есть сёла в 30 километрах от райцентра, куда зимой и летом можно
добраться за 30 минут, а осенью
и весной там полное бездорожье,
колея продавлена по колено. Чтобы доехать туда в межсезонье,
требуется от двух до четырех часов! С дополнительной бригадой
мы застрахованы от непредвиденных ситуаций.
Чтобы капризы природы не помешали планам врачей, онкологических больных или беременных
женщин из сёл госпитализируют заранее в райбольницу. Здесь
есть одна койка для рожениц без
патологий (в среднем в Мокроусе 35 родов в год) и паллиативное отделение на 10 коек. Раньше
транспортировку пациентов в областной центр осуществляли все
медицинские сестры любого профиля по установленному графику.
Теперь новый главврач возложил
эту обязанность именно на фельдшеров дополнительной бригады, знающих хирургию, терапию,
педиатрию. Областное министерство здравоохранения решает
вопрос приобретения автомобилей скорой помощи. И в Мокро­
усе ожидают появления двух новых машин УАЗ.
Чтобы жителю села посетить
специалиста в райбольнице, необходимо на дорогу потратить в
среднем 500 руб. Для некоторых
это просто дорого. Выездная форма работы тоже делает медицинскую помощь более доступной и
качественной. Бригада медиков,
состоящая из хирурга, терапевта,
стоматолога, педиатра, гинеколога, медсестры функциональной
диагностики, примерно раз в месяц посещает каждое село в Федоровском районе. Доктора на выезде осматривают детей, пациентов
диспансерной группы, собирают
анализы.
Проще, быстрее, удобнее
О
бразцы анализов бригада везет в Мокроус, в клиникодиагностическую лабораторию (КДЛ), которая буквально на
прошлой неделе отметила новоселье в корпусе инфекционного отделения. До сих пор некоторые помещения инфекционного корпуса
пустовали, отапливать и содержать
их было экономически невыгодно.
А лаборатория ютилась в двух комнатах соседнего корпуса. За несколько месяцев в инфекционном
отделении провели ремонт, переделали вентиляцию, палаты отделили от КДЛ перегородкой. Теперь
в лаборатории пять комнат: кабинет приема, общеклиническая, мочевая, моечная, служебное помещение для отдыха и приема пищи,
что положено по трудовому законодательству. В здании, где располагается КДЛ, есть туалет, идти на улицу для сбора анализа, как раньше,
нет необходимости. Для лаборатории приобрели гематологический,
мочевой, биохимический анализаторы. Перечень анализов, которые делают в КДЛ Мокроуса, вырос. Часть
анализов, которые не могут сделать
в Федоровской больнице, сотрудники медучреждения везут в Саратов,
для чего больница заключила необходимые договоры. Процедура
сдачи анализов для пациентов значительно упростилась. Пожилым
людям стало намного удобнее. Для
них же и беременных женщин больница закупила четыре бахилонадевателя. Достаточно просто опустить
ногу в ящик — и бахила сама наденется на ногу.
На заработанные деньги больница приобрела противопролежневые матрасы, кресла-туалеты для
тяжелых больных, в паллиативном
отделении поменяли двери, постелили линолеум. А стопроцентное
обеспечение больницы медикаментами стало нормой в наше время. Материальные вопросы решаются по мере их поступления. Но
кадровый голод с каждым годом
становится лишь ощутимее…
Фельдшер-лаборант Елена Каширина в новой лаборатории
Растет информатизация —
растет и кадровый голод
-В
фельдшерско-акушерских
пунктах работают очень
грамотные специалисты,
которые знают всех своих односельчан как родственников, но
практически все они предпенсионного и пенсионного возраста, — рассказывает Евгений Андреев. — В силу своего возраста и
самочувствия некоторые доктора
хотели бы уйти на заслуженный
отдых. Фтизиатра Лидию Логунову мы с трудом уговорили продлить сертификат для продолжения
профессиональной деятельности. Наше инфекционное отделение обслуживает Федоровский и
Ершовский районы. На две больницы работает лишь один наш инфекционист Валерий Кубаев, тоже
пенсионер. ЛОР-врач приезжает в
нашу больницу три раза в неделю.
У нас работают 10 молодых врачей, получивших миллион рублей
по программе «Сельский доктор».
Им больница смогла предоставить служебное жилье. Сейчас такой возможности нет. Приезжим
докторам медучреждение может
лишь компенсировать 50 процентов оплаты за съемное жилье. На
таких условиях почти никто не соглашается к нам ехать.
Евгений Андреев доволен десятью молодыми специалистами.
Одного из них хирурга Руслана
Цукаева главврач считает очень
перспективным и ответственным
доктором, который переживает
за каждого больного, грамотно
оформляет документацию, работает с огромным желанием. Недавно у него появился прекрасный наставник, бывший главный
хирург горздрава Михаил Федотов. С приходом Михаила Юрьевича у больницы практически отпала необходимость отправлять в
Саратов экстренных пациентов с
аппендицитом и грыжами. Руслан
Цукаев активно учится у Михаила
Федотова, а помогает им высокопрофессиональная операционная
сестра с 40-летним стажем Галина
Демьяненко.
Евгений Петрович доволен, что
при дефиците кадров в Федоровской больнице полностью укомплектованы терапевтический и
педиатрический участки. Последний недавно возглавила замечательный педиатр Лариса Дериглазова. Евгению Петровичу сейчас
почти не удается совмещать деятельность руководителя с врачебной практикой. На свою бывшую
должность заместителя главврача и вакансию анестезиолога он
пригласил опытнейшего врача —
анестезиолога-реаниматолога Ле-
онида Куликова. В Мокроусе ожидают переезда из Саратова еще
одного доктора, терапевта и эндокринолога областной больницы.
У каждого руководителя свои секреты привлечения знающих специалистов. Евгению Андрееву помогает и то, что в Федоровской
больнице достаточно высокие для
Саратовской области заработные
платы.
— Для руководителя главное —
чтобы коллектив работал и жизнь
шла по плану, — делится главврач
Федоровской больницы. — Для
этого надо найти подход к сотрудникам. Теперь понимаю, почему
другие руководители используют не только метод пряника, но и
кнута. Некоторые ситуации требуют жёсткого подхода. Этому тоже
надо учиться. Несмотря ни на что
наш коллектив — один из лучших
в области. Со всеми приятно работать. В любое время суток, к кому
ни обратишься с просьбой — к терапевту, педиатру, хирургу, — никто не откажет.
Традиционно во многих больницах принято проводить по утрам
планерки. Ожидание настраивает пациентов к врачам негативно.
Поэтому в целях повышения качества и доступности медицинской
помощи Евгений Андреев решил
проводить планерку один раз в
неделю и после обеда. Ежедневно в 8 утра врач в халате на рабочем месте уже ждет пациентов.
На этой неделе в учреждении начинается установка автоматизированных рабочих мест для каждого
врача и подключение их к локальной сети медицинской информационной системы. Федоровская
больница приступает к работе в интернете и переходит на электронные истории болезней. Врач, не
выходя из кабинета, в своем компьютере будет видеть результаты
анализов, которые делает лаборатория. Представьте: хирург больницы получает сведения, что к нему
из полклиники направлен больной
с аппендицитом. Пациент еще не
успел подойти, а данные поликлинического обследования уже перед глазами хирурга. Вырастет скорость передачи данных, а значит, у
доктора появится возможность скорее помочь больному.
Как театр начинается с вешалки, так больница начинается с ее
двора. Весной и осенью всюду
грязь и бездорожье — обычное
для нас зрелище. Главврач Федоровской больницы запланировал
в этом году асфальтирование прилегающей территории. Ему хочется, чтобы позитивный настрой на
скорейшее выздоровление у пациента появлялся, лишь только он
ступит во двор больницы.
14 общество
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
Последний оплот
европейской духовности
Межконфессиональное согласие — дело, требующее немало времени и терпения
Е
сть у нас при губернаторе Совет по
взаимодействию с национальными и религиозными объединениями. Несколько раз в год люди в разных
головных уборах, а также видные саратовские патриоты и прочие поборники
традиционных ценностей во главе с губернатором собираются за круглым столом и говорят, говорят, говорят... Соответственно, дружба народов крепнет,
сектанты каются, ИГИЛ (запрещенная в
России организация) вообще боится подступиться. Очередное заседание Совета
прошло 24 марта в Поволжском институте управления имени П. А. Столыпина.
Гульмира Амангалиева
Для широкого кругозора
С
тоит обратить внимание на формат такого мероприятия — это что-то вроде
научной конференции, где несколько
человек читают долгие доклады, остальные
делают вид, что слушают. Честно говоря, у
некоторых с ораторским мастерством дело
обстоит не очень. Вкупе со странным набором выступающих это создает несколько
противоречивое впечатление. Но, видимо,
подробный доклад о религиозном климате в Республике Татарстан из уст заместителя директора «Ресурсного центра
по развитию исламского образования»
Казанского федерального университета Рената Сафина был для чего-то нужен.
И некоторые примечательные моменты
биографии Мартина Лютера, рассказанные
настоятелем Мокша-Эрзянского прихода Евангелическо-Лютеранской церкви
Ингрии Андреем Владимировым (Мордовия), тоже важны.
Вопросов докладчикам задавали мало.
Ситуацию спасал только вездесущий председатель общественной палаты области
Александр Ландо, который допытывался до правды и сердился, когда эту правду не получал. Например, он раскритиковал министра-председателя комитета
общественных связей и нацполитики области Бориса Шинчука за то, что тот не знает,
сколько граждан нашей области привлечены в секты и кто такие 15 саратовцев, ушедшие служить в ИГИЛ. Впрочем, обо всем по
порядку.
Враги вяжут бабушкам варежки
и носки
П
ервый выступающий, глава комитета
общественных связей и национальной политики области Борис Шинчук, констатировал кризис бездуховности
и упадок нравов на Западе:
— Оскорбление мусульман на страницах
журнала «Шарли Эбдо» — последствия наступления псевдодемократии, с которой
Европа не может справиться. Сами европейцы едут в ИГИЛ, участвуют в терактах.
В этом смысле, как ни парадоксально звучит в свете антироссийских санкций, но
оплотом европейской духовности оказалась именно Россия, — подчеркнул Борис
Шинчук. — Сегодня мы видим, что наступление на европейскую христианскую цивилизацию происходит под барабанный
бой якобы сторонников демократии и либеральных ценностей, под громкие крики
о защите прав и свобод граждан. При этом
под вопрос ставится основное право человека — право открыто верить в бога и
строить свою жизнь на основе религиозного миросознания.
Святая Русь, березки, храмы… Последний оплот европейской духовности тысячелетия развивался при поддержке
православных и других традиционных религиозных конфессий. Да что там, «вся российская история, по сути, является отражением тесного сотрудничества, укреплением
духовно-нравственных устоев нашего на-
рода». Государи российские, начиная от
Владимира Красное Солнышко, в трудных
ситуациях искали поддержки в религии.
Министр-председатель комитета общественных связей и национальной политики
также добавил, что к концу 18 века в Саратовской губернии насчитывалось порядка
тысячи храмов, несколько мечетей и синагог, и эти храмы были полны молящихся.
Но десятилетия советской бездуховности, а затем разгульные 90-е сыграли плохую службу. Традиционность, соборность,
духовность были поколеблены, и «образ
человека начал темнеть».
— В неразберихе 90-х годов в России
были допущены организации, которых
раньше у нас никогда не было, которые
имеют проповеднические центры за рубежом. Например, Центр святых последних
дней (мормоны) — Солт-Лейк-Сити, США.
Свидетели Иеговы — Нью-Йорк, США. Сайентология — Лос-Анджелес, США. Муниты
— Сеул, Корея, центральный офис — Вашингтон, США. Кришнаиты — фактически
тоже США, Калифорния. «Слово жизни» —
Швейцария. «Карма Кагью» — основатель
Оле Нидал из Копенгагена, Дания. «Аум
Сенрике» — Токио, Япония, — многозначительно сказал докладчик Борис Шинчук и
добавил еще более глубокомысленно: —
Как известно, особый интерес у деструктивных сект вызывают регионы, где градообразующими являются промышленные
центры, крупнейшие предприятия военнопромышленного сектора, войсковые части.
Поэтому неудивительно, что основной объект внимания у мормонов — это Энгельс,
где расположена авиабаза дальней авиации.
Вот так, по словам министрапредседателя Бориса Шинчука, «в нашу
жизнь тихо-тихо входят чужие стандарты
и стереотипы, вопреки нашим национальным и духовным ценностям. По сути, человек, ставший сектантом, уже не является
российским гражданином», — указал чиновник.
Попасть в секту легко, выйти трудно. Борис Леонидович сообщил, что всего один
человек из тысячи освобождается от оккультной зависимости. Люди продают квартиры, уходят жить в лес и ищут в том спасение. В России порядка трех десятков таких
экопоселений, и право проживания в них
стоит, мол, порядка 30 тысяч долларов.
И, конечно, вверенная чиновнику губерния тоже поддается натиску сектантов:
— В Балашовском районе несколько учителей всё продали и подались в секту Виссариона. Рядом активничают Свидетели Иеговы и сайентологи. В Петровске в состав
общественного совета ввели пастора свидетелей Иеговы. На мою невольную реакцию «А эти что здесь делают?» мне сказали:
«Они у нас добрые, варежки бабушкам вяжут и носки». Ну, без комментариев.
Борис Шинчук привел примеры воистину ответственной гражданской позиции в
борьбе с оккультизмом:
— Представители местного казачества
пришли на демонстрацию, которую устроили сайентологи. В красивой казачьей
форме, с лампасами, усами — так они любят покрасоваться, — обняли их реально по-доброму, предложили им пироги,
а те почему-то взяли и разбежались. Или
вот, например, студент Максим Артамонов
встал с плакатом «Не губите наших детей!» у
«Зала царствия свидетелей Иеговы».
Также министр-председатель комитета
общественных связей и национальной политики посетовал, что в современном российском законодательстве до сих пор не
определены понятия «секта», «тоталитарная секта», «деструктивный культ», не прояснена ответственность за такие деяния.
Но подвижки в эту сторону уже принимаются, и вот в Госдуме уже рассматривается подобный законопроект. Нам же нужно
быть активнее и брать пример с Архангельской области, где давно принят закон, регулирующий деятельность религиозных сект.
А патриарху Лонгину Борис Шинчук предложил вместе провести съезд православной молодежи, «как мы это делали в 2003
году, когда мы нанесли удар по сектантам»,
сказал чиновник.
Проверка дружбы на прочность
Н
а этом же заседании митрополит
Саратовский и Вольский Лонгин и
губернатор Валерий Радаев подписали соглашение о сотрудничестве с
саратовской митрополией. Свои подписи также поставили епископ Покровский
и Николаевский Владыка Пахомий и епископ Балашовский и Ратищевский Владыка Тарасий.
Митрополит Лонгин рассказал, что до революции 1917 года в некоторых районах Заволжья в одном селе могло существовать по
2–5 согласий — религиозных подгрупп старообрядцев, и отношения между этими сообществами складывались не лучшим образом.
«Они даже стакан воды друг другу не подадут!
Вы представляете, как живет такое село?!» Соответственно, сила наша — в единстве или как
минимум в отсутствии религиозного многообразия, подвел к выводу докладчик.
Выступавший следом муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов, помимо традиционных слов о вреде экстремизма, обратил внимание губернатора на
техническое состояние медресе:
— Нам необходимо отдельное здание!
Я уже не говорю о том, чтобы содержать
преподавателей... Хотя мы, несомненно,
должны решить эту большую проблему.
Остра также проблема отсутствия жилья
для имамов в районах области.
Он рассказал также о планах духовного
управления мусульман Саратовской области провести очередную конференцию на
семейную тематику:
— Надеемся, что власть окажет содействие в предоставлении помещения для
проведения конференции. Напомню, что
в прошлый раз нам так и не выделили соответствующую площадку! — повысил голос муфтий. — Конференция состоялась в
национальном подворье, которое при всех
своих эстетических достоинствах не отвечает необходимым требованиям.
— Сделаем-сделаем, — ничего не оставалось сказать губернатору.
Почему-то такое мероприятие считают
нужным проводить не короче чем два с
половиной часа. Наверное, совместно проведенные часы сплачивают присутствующих. Это своеобразный экзамен на усидчивость. Люди зевают, ерзают на стульчиках,
самые продвинутые юзают свои гаджеты
или делают селфи. Ближе к концу по круглому столу украдкой гуляет листик с нарисованными рожицами. Но никто не уходит, ведь дружба проверяется временем.
За исключением евреев: представители
данной общины в этот раз покинули заседание за полчаса до долгожданного конца,
сославшись на празднование национального праздника Пурим.
29 марта 2016 №10 (379)
Газета Недели в Саратове
фоторепортаж 15
Свиток Эстер, карнавал
и «уши Амана»
Один из самых веселых еврейских праздников — это, безусловно, Пурим
О
н празднуется в память о спасении евреев от полного уничтожения во времена царя Ахашвероша, правившего огромной Персидской
империей. Почти 25 столетий минуло с
тех пор, но Пурим так и остается одной
из главных дат иудейского календаря.
Если говорить об этих событиях коротко, то Аман — фаворит царя Ахашвероша — задумал истребить евреев.
Об этом узнал мудрец Мордехай и попросил свою воспитанницу Эстер, жену
царя, молить супруга о помиловании
своего народа. Ахашверош поддался
ее уговорам и обратил злой умысел
своего фаворита против него же самого. Все эти события описаны в Свитке
Эстер, который принято читать в день
праздника в синагоге. И не просто так
читать, а следить, чтобы при каждом
упоминании имени Амана все начинали топать, хлопать и трещать в трещотки. В общем, издавать звуки, заглушающие имя злодея и выражающие
отношение к нему всех присутствующих. Эту традицию, несомненно, любят
дети, потому что вести себя так в синагоге можно только раз в году.
Еще в этот праздник принято раздавать
сладости родным и знакомым. И обязательно не забыть про бедных. Кстати,
особая гастрономическая примета Пурима — треугольное печенье со сладкой начинкой, называемое «уши Амана».
Но самое яркое событие в Пурим — это участие в веселых шествиях и карнавалах, а также в «пуримшпил» — народных театрализованных
представлениях с музыкальными номерами и пародиями. В израильских городах ряженые проводят маскарадные
шествия, называемые «Адлояда» —
примерно так на иврите звучит фраза
«пока не перестанешь различать».
В Талмуде говорится, что во время Пурима следует пить вино до тех
пор, пока человек «не перестанет различать, произносит ли он проклятия
Аману или благословения Мордехаю».
Правда, не все раввины считают, что
этот тезис стоит понимать буквально.
В Саратове в еврейском общинном
центре «Бейт Шимшон» 23 марта тоже
отпраздновали Пурим. Сначала зачитали свиток Эстер. Затем состоялось детское театрализованное представление, сюжетом которого стала история
праздника. Юные артисты старались
не зря. Судя по бурным аплодисментам, постановка явно понравилась зрителям.
После окончания спектакля состоялся
показ детских костюмов. Все его участники получили заслуженные призы. Впрочем без подарков не ушел никто. На выходе все получили «уши Амана».
Вера Салманова
16 ОБЩЕСТВО
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
реклама
реклама
29 марта 2016 №10 (379)
ОБЩЕСТВО 17
Газета Недели в Саратове
[каталог]
Wolfmother
Victorious, 2016
В прошлый раз нашим героем
были сами Black Sabbath, теперь же
шабашеобразный коллектив. В этом
определении нет ничего обидного,
зато оно точное. Еще об австралийском трио Wolfmother говорят, что
они ретро-рокеры. Они намеренно
ориентируются в своем творчестве
на старый тяжелый рок, а именно — Led Zeppelin и Black Sabbath,
а также на хард-рок группы «второго эшелона» вроде Blue Cheer или Budgie.
Нет, в этом нет ничего плохого, сейчас практически все группы рок-музыки ищут источники вдохновения в золотом времени
60–70-х годов прошлого столетия. Всё объяснимо: тогда было относительно мало музыкантов и великое множество идей. Судите сами: в битловском «Белом альбоме» можно найти песни, ставшие родоначальниками жанров: Ob-la-di-ob-la-da — регги, Rocky
Raccoon — кантри, Yer Blues — тяжелый блюз, Helter Scelter —
хард-рок, Honey Pie — ретро-рок. Сейчас, наоборот, музыкантов — сонм, идей — маловато. И тут есть развилка: можно эксплуатировать великое наследие прошлого, но, делая круглые глаза,
говорить о своей самостоятельности. Можно иначе — сказать
(подтвердить делом) «да, мы черпаем вдохновение в музыке тех
времен».
Именно так и поступает лидер Wolfmother Энди Стокдейл. Тут
надо заметить, что, по сути, никакого трио давно уже нет, есть гитарист, певец и автор музыки Стокдейл и постоянно меняющаяся
ритм-секция. На этот раз — бас-гитарист Йан Перес и поочередно два барабанщика — Джош Фриз и Джой Варонкер.
Victorious в большей степени сделан под Black Sabbath. И прежде всего за счет вокала: и в открывающей альбом The Love That
You Give, и в Gypsy Caravan, и в Happy Face Стокдейл открыто поет
в манере раннего Оззи.
Но и это не всё. В титульной Victorious есть фрагмент, звучащий
так, будто его написал Билли Джо Армстронг из Green Day, а тяжелый фолковой номер Pretty Peggy завершается распевами, которые заставляют вспомнить — представьте — Sicilia Пола Саймона и Арта Гарфанкела. Такой вот постмодернизм. Только вот
если продолжить сравнение с Black Sabbath, то та великая группа
пела о войне и мире, высоких и низменных материях, а Стокдейл
поет не очень вразумительные тексты о любви. Он вообще не самый лучший автор текстов. К достоинствам/недостаткам (кому
как нравится) альбома можно отнести и то, что он короток — десять песен, 35 минут.
Смысл написанного таков: хотите классику — переслушайте в
тысячный раз Paranoid, а если хочется чего-то нового, но в то же
время как бы старого, то вам сюда. Выбор за вами.
Переиздана книга австралийца
Маркуса Зузака «Книжный вор» (М.,
«Эксмо», серия «Pocket-book»), потомка эмигрантов из Австрии и Германии.
Это — третье издание. Первое вышло в
свет чуть менее десятилетия назад и, по
сути, осталось незамеченной и критиками, читателями.
Возвращение этого романа в наш обиход состоялось — как это часто сегодня
бывает — благодаря кинематографу: на
экраны мира вышла экранизация книги, и главные «взрослые» роли сыграли там «оскаровский» лауреат Джеффри
Раш (более известный как Капитан Барбосса из «Пиратов Карибского моря») и Эмили Уотсон («Рассекая
волны»). Теперь тот же роман выпущен для массового читателя в
форме покетбука. Если роман и можно назвать фантастическим,
то лишь по одной причине: герой-рассказчик не принадлежит к
роду людскому. Это ангел смерти.
За долгие века сборщику людских душ должны были смертельно надоесть его подопечные. Однако ангел сохранил вполне человеческое качество — любопытство. Взгляд на события со стороны, взгляд из потустороннего мира позволяет читателю еще
сильнее ощутить трагизм коллизий, описанных авторами. «Я всегда застаю в людях лучшее и худшее, — замечает ближе к финалу
ангел-рассказчик. — Вижу их безобразие и красоту и удивляюсь,
как то и другое может совпадать». Итак, в поле зрения ангеларассказчика попадает девятилетняя Лизель, удочеренная Гансом
и Розой Хуберман, которая живет в немецком городке Молькинге на беднейшей Химмельштрассе.
Начало истории — январь 1939 года. Финал истории — октябрь
1943 года, когда авиация союзников по ошибке разбомбила Химмельштрассе вместе с ее жителями. Среди персонажей истории
наличествуют немцы-горожане, которые с удовольствием кричат
«Хайль Гитлер!», и немцы-горожане, которые делают это безо всякого удовольствия. Есть тут парни из «гитлерюгенда». Бургомистр
и его жена. Солдаты. Гестаповцы. Старушки и дети. Кроме того,
среди персонажей-немцев есть один еврей; его прячут в подвале приемные родители девочки — с риском для жизни. «Им непременно нужно было вести себя так, будто ровно ничего не произошло. Представьте себе, каково улыбаться, получив пощечину.
Теперь представьте, каково это двадцать четыре часа в сутки. Вот
это и было оно — прятать еврея»... Помимо людей, героями истории станут еще и книги: некоторые из них Лизель украдет, некоторые будут ей подарены, и одну Лизель напишет сама. Эта-то в
финале и спасет девочку от гибели жизнь, а ангелу поможет наконец понять, отчего его — неустанного и неумолимого — трогает до слез жизнь самых обычных людей...
Остается добавить, что «Книжный вор» — пятая книга автора.
А мечта стать писателем возникла у юного Маркуса еще в 16 лет,
когда он прочел «Старик и море» Эрнеста Хемингуэя. Сейчас Зузак в Австралии — один из наиболее известных писателей.
[былое]
Поклонник балерины Улановой
Нашел решение системы уравнений погоды
К
числу наших многочисленных знаменитых земляков
принадлежит Илья Эфроимович Кибель — математик, гидромеханик и метеоролог, членкорреспондент Академии наук
СССР. Он родился 6 (19 по новому
стилю) октября 1904 года в семье
врача-окулиста, о чём свидетельствует «Книга метрических записей рождений, браков и смертей
членов еврейской общины г. Саратова». Поскольку отец Ильи Кибеля Эфроим Моисеевич, служивший в известной глазной клинике
на Вольской улице, одновременно называл себя Афанасием, то и
сын его во многих справочниках
советского периода, в том числе
и в Большой Советской Энциклопедии, значится как Илья Афанасьевич.
Зоя Гусакова, Наталия Палагина
В августе 1913 года Илья поступил
во 2-ю мужскую гимназию (ныне школа № 67 на Пугачёвской улице). До
этого он получил хорошую домашнюю подготовку, в гимназии учился
почти по всем предметам на отлично.
Годы учёбы Ильи совпали со временем изменения политического строя
в нашей стране. Гимназия была преобразована в школу второй ступени,
которую он окончил в 1920 году и поступил на физико-математический факультет саратовского университета.
Из анкеты, заполненной первокурсником Ильёй Кибелем, видно,
что жил он на улице Вольской, дом
52/54, был членом профсоюза Всемедикосантруд, служил регистратором глазного отдела губернского отдела здравоохранения, к советской
власти относился сочувственно.
Заслужить такую честь — быть
изображенным на почтовом
конверте — непросто
По окончании университета Илья
Кибель почти двадцать лет проработал в Ленинграде, в отделе динамической метеорологии главной
геофизической обсерватории. Одновременно он преподавал на кафедре гидроаэродинамики Ленинградского университета. Здесь в
феврале 1935 года Кибель защитил
докторскую диссертацию.
В этот период Илья Эфроимович
занимался вопросами усовершенствования метода прогнозирования погоды. Начиная с середины XIX
века прогнозы погоды осуществлялись синоптическим методом, основанным на составлении и анализе
карт погоды. Этот метод отличался
большой трудоёмкостью. А результаты в значительной степени зависели от субъективных факторов и зачастую не были точными. К началу
XX века относятся первые попытки
рассматривать прогноз как решение
системы уравнений гидромеханики
сжимаемой жидкости или прогнозировать погоду на основе численного решения уравнений динамики атмосферы. Первые попытки оказались
неудачными. Объяснялось это неполнотой исходных данных, сложностью
положенных в основу расчёта уравнений и несовершенством расчётной схемы решения сравнений.
В 1940 году Кибель нашёл первый
эффективный практический способ
решения системы уравнений погоды,
за что в следующем году был удостоен
Сталинской премии. Будучи поклонником балерины Галины Улановой,
Илья Эфроимович на полученную
премию купил в комиссионном магазине и подарил ей белый рояль.
В дальнейшем Кибель продолжал
развивать гидродинамические (численные) методы прогноза погоды.
С 1943 года он возглавлял Отдел динамической метеорологии в Центральном
институте прогнозов (ЦИП) в Москве.
Изобретение первых электронновычислительных машин способствовало развитию гидродинамических
методов. Но в среде метеорологов нашлось немало противников развиваемого Кибелем направления исследований. В 1958 году он был вынужден уйти
из ЦИПа в институт прикладной геофизики. Спустя три года Кибель организовал Объединённый вычислительный
центр АН СССР и Гидрометслужбы, который позже объединился с ЦИПом в
Гидрометцентр СССР.
Научный вклад Ильи Эфроимовича Кибеля отмечен орденом Ленина, двумя орденами Трудового
Красного Знамени и другими наградами. Умер учёный 5 сентября 1970
года. Похоронен на Новодевичьем
кладбище в Москве.
[новости полувековой давности… ]
Саратов. Март 1966 года
4 марта. На 70-метровую высоту поднялась вышка телетранслятора на восточной окраине Аркадака.
После установки аппаратуры труженики села смогут смотреть телепередачи из Москвы.
6 марта. Подведены итоги истребления волков на территории нашей области в 1965 году. Охотники
уничтожили 255 хищников. Лучших
результатов добилось Базарнокарабулакское общество охотников, на
счету у которого 23 волка и 8 волчат. Ему присуждены диплом первой степени и денежная премия в
размере 200 рублей.
8 марта. В первичной организации ДОСААФ Балашовского техникума механизации сельского хозяйства за год подготовили
100 шофёров и мотоциклистов, 35
стрелков-разрядников, десятки общественных инструкторов и значкистов ГТО. Сейчас в техникуме
действует школа будущих воинов.
12 марта. Неподалёку от села
Терса Вольского района строится
завод асбошиферных изделий. Его
производительность — 42 тысячи
кубометров изделий.
Исполком областного Совета
утвердил план строительства аэровокзалов в городах и районах области на 1966–1967 гг. Сооружение зданий аэровокзалов будет вестись за
счёт ссуд Госбанка и нецентрализованных источников финансирования.
В решении облисполкома говорится
о необходимости выделить в городах
Марксе, Пугачёве, Петровске и Калининске помещения для нормальной
работы авиаагентств. Облуправление
и исполкомы местных Советов должны наладить бесперебойное движение автобусов между аэровокзалами
и населёнными пунктами.
Идя навстречу запросам зрителей, бюро пропаганды советского киноискусства Союза кинематографистов СССР организует в
Саратове постоянно действующий лекторий. В течение марта и
мая участники лектория прослушают, например, лекции о IV Московском кинофестивале, кинематографии ГДР, современном
японском кино и др. Организуются встречи с выдающимися советскими актёрами.
15 марта. В начале этого года работники Саратовской швейной фабрики № 5 решили завершить квартальную программу к 28 марта.
Однако по результатам работы за
два месяца коллектив наметил другой рубеж — 26 марта. А к открытию XXIII съезда КПСС они выпустят
продукции на несколько десятков
тысяч рублей сверх плана.
17 марта. В районе Центрального колхозного рынка открыт
Дом одежды, где можно заказать,
а также купить мужское и женское пальто, платье, костюм, брюки. Здесь имеется большой выбор
полуфабрикатов женской и мужской одежды (с подгонкой по фигуре). Каждую субботу в салоне
художник-модельер читает лекции,
сопровождающиеся демонстрацией моделей.
18 марта. Начато строительство
современной автомобильной дороги Саратов — Пенза. Она станет
самым коротким путём между двумя областными центрами, резко сократит пробег автомашин, направляющихся из Саратова в Москву.
20 марта. Из Астрахани пришли
«Днепр» и «Волга» — мощные ледоколы пароходства. Их цель —
ускорить вскрытие льда на Волго-
градском водохранилище. Речники
рассчитывают, что ранний рейд ледоколов позволит открыть навигацию первого года пятилетки в районе Саратова не менее чем на две
недели раньше по сравнению с
прошлым годом.
Несколько дней назад на улицах
Саратова появился новый необычный автобус. Это — передвижной
стоматологический кабинет, полученный из Чехословакии. В нём
есть «комната» отдыха для обслуживающего медицинского персонала, зубоврачебный кабинет с
двумя креслами, зуботехническая
лаборатория. Передвижной зубоврачебный кабинет будет обслуживать тружеников Балашовского,
Романовского, Самойловского, Турковского, Аркадакского и Калининского районов.
23 марта. На оптовой ярмарке,
состоявшейся в Москве, изделия
Саратовского завода детских колясок и велосипедов привлекли внимание торгующих организаций. Тут
же, на ярмарке, Саратовский завод заключил договоры на поставку своей продукции с 25 городами.
В этом году завод должен был выпустить 20000 детских колясок, но
в связи с повышенным спросом их
производство вырастет до 30000.
Увеличился спрос и на детские велосипеды.
26 марта. Первые месяцы новой
пятилетки внесли большие изменения в жизнь трудящихся посёлка Озинки. В 156 квартир пришёл
природный газ. За пятилетку в районе предусматривается газифицировать не менее 2000 квартир.
Газету «Коммунист» листала Наталия
Самохвалова
18 общество
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
Вспоминайте о нас не раз в год
Второе апреля — Всемирный день распространения информации об аутизме
Т
риста пятьдесят детей с диагнозом «аутизм» или «расстройство аутистического
спектра» (РАС) зарегистрировано на сегодняшний день в Саратовской области (по данным
областного минздрава). А по
данным Всемирной организации здравоохранения, каждый
68-й ребенок сегодня рождается с аутизмом. В свою очередь
американские ученые выяснили, что количество аутистов
планомерно растёт во всех странах мира, и прирост составляет в среднем 11–14 процентов
в год.
Анна Мухина
Образ человека с диагнозом
«аутизм» сильно романтизирован
мировым кинематографом. Как
тут не вспомнить совершенно неподражаемого Дастина Хоффмана в «Человеке дождя» и его героя
Реймонда, гениально считающего
карты в казино, или гениального мальчика-аутиста из фильма
«Восход Меркурия», разгадывающего сложнейшие шифровальные коды. В массе американских
сериалов можно встретить эпизодических героев с этим диагнозом. И это всегда снято очень круто и трогательно. Но жизнь, увы,
не сериал.
Монолог мамы
-У
меня два мальчика с разницей в год и два месяца, и
вот как раз младший ребенок у меня аутенок, — рассказывает Наталья Соловьева. — Вторые роды у меня были непростые,
было обвитие пуповиной, ребенок
родился синего цвета, а кровоизлияние в склеры глаз было такое,
что он был похож на вампира —
смотрел на меня красными глазами с черными зрачками. Но мне
велели не волноваться, не первый такой ребенок родился и не
последний. Сказали, что всё будет
хорошо. Ну а мне что делать? Ребенок — он и в Африке ребенок,
я его любого люблю, будь он хоть
зеленый. Месяца через два мальчик пришел в норму, развивался
как обычный младенец. Каких-то
отклонений в развитии я у него не
видела. В полтора года он спокойно сидел у меня на коленках, показывал носик, глазки, ушки — и
на мне, и на себе. Говорил какието простые слоги — «му-му», «авав». А к двум года у него всё это
стало пропадать. Я, конечно, забила тревогу, стала ходить по
врачам — в чем дело, у меня ребенок совсем не говорит. Но меня
успокаивали — дескать, мальчики, всегда «тормозят». Успокаивал
меня еще и тот факт, что старший
мой тоже разговорился только после трех лет.
Ближе к трем годам Илья мой
пошел в сад. И вот тут начались
проблемы. С ним никто не справлялся, он мог и стулом зашвырнуть в детей, и много чего еще.
Воспитатели подняли шум, велели обследовать сына. В три года я
отвела его на психолого-медикопедагогическую комиссию, где
Илья закатил дичайшую истерику и выдал все прелести своего
поведения. Они отправили нас к
психиатру. Психиатр наблюдала
ребенка сорок минут, все эти сорок минут меня расспрашивала
о том, как прошла беременность,
роды, как ребенок развивался.
И через сорок минут поставила
диагноз — «Ф84.1». На русский это
переводится как «атипичный аутизм». Я тогда сказала: а, ерунда,
вылечим. И тут услышала слова, о
которых, наверное, всю жизнь не
забуду: «Дай бог, чтобы он у тебя
вообще когда-нибудь заговорил».
Я вылетела из кабинета, хлопнув
дверью, и разрыдалась.
Прилетаю домой, первым делом, конечно, здравствуй, интернет. Я читаю. Я реву. Я понимаю,
что в описанных симптомах я
узнаю своего сына. Узнаю, что аутизм — это инвалидность. Неужели у меня ребенок-инвалид? За что
мне это? Потом взяла себя в руки,
потому что ребенок — вот он, и им
надо заниматься. Нам, конечно,
психиатр расписала сразу и лечение, и направление на обследование дала. Но я не рискнула сразу
сажать сына на нейролептики. Потом мы прошли обследования, нам
уточнили диагноз, и теперь он звучит как «органическое поражение
головного мозга индивидуального генеза, задержка психоречевого
развития и аутоподобное поведение». Как мне объяснили — ваши
проблемы в родах.
Дальше всё сама, и помощником
мне во всем был интернет. Мы, конечно, не теряли надежды, что то,
что случилось с нашим сыном, —
это обратимый процесс: ездили
в Москву в Научный центр психического здоровья РАМН и в Научный центр генетического здоровья
РАМН, консультировались со специалистами, сдавали анализы, выложили за всё это огромные деньги.
Но в конце концов нам пришлось
привыкать к мысли, что у нас особый ребенок и его надо принимать
таким, какой он есть. Тем более что
аутизм пусть с большим трудом, но
можно корректировать.
Сейчас Илья индивидуально занимается с дефектологом и ходит в детский сад комбинированного вида «Конёк-горбунок». Там
четыре группы для детей с ментальными нарушениями, две —
для слабовидящих деток, остальные — для нейротипичных детей.
А я и еще несколько родителей
организовали объединение «Пробуждение» (пока мы еще официально не зарегистрированы, но
работу в этом направлении ведем) — для повседневного общения мам, для обмена опытом, для
проведения совместных мероприятий. Поскольку общество наших
детей принимать не стремится, а
общение и нам родителям, и нашим детям необходимо.
Я понимаю, что я пока в самом
начале пути — у нас в объединении есть родители, у которых дети
уже подростки, и мне пока не знакомы те проблемы, с которыми
они сталкиваются.
абилитации «Арлекин». Есть еще
общественное объединение родителей детей аутистов и детей с
аутоподобными расстройствами
поведения «Ключик надежды» и
фонд социальной поддержки семьи и детства «Океан» (председателем и директором двух последних организаций является
Наталья Коваценко). В Саратове
есть достаточное количество центров, в том числе государственной поддержки семей с детьми с
диагнозом «аутизм». Например,
Центр социальной помощи семьи
и детям в Саратове и центр «Семья» в Энгельсе, «Областной реабилитационный центр для детей и
подростков с ограниченными возможностями» (подведомственнное учреждение министерства социального развития Саратовской
области). Но нет, к сожалению, общей родительской координации в
этой сфере. Закрыв дверь кабинета
психиатра, человек остается с проблемой один на один. Хотя в такой
момент самому родителю часто
требуется грамотная психологическая поддержка, плюс такое место,
в котором могут сориентировать,
что делать и куда обращаться.
Причем, как говорит Анна Рудова, идея создания такого места
была, высказывал ее депутат Саратовской областной думы Леонид Писной после громкой истории с «Золотым ключиком». Он
предлагал создать центр, куда может обратиться любой родитель,
ребенку которого поставили диагноз «аутизм». Нужен логопеддефектолог — вот тебе список из
двадцати логопедов-дефектологов,
нужен психолог — вот список специалистов. Но шум прошел, и идея
растворилась в воздухе.
На сегодняшний день, к сожалению, нет даже каких-то проспектов и буклетов общественных
организаций в кабинетах психиатров.
— Мы в свое время пытались
выйти с таким предложением в
областной минздрав, чтобы распространять памятки родителям
в детских поликлиниках, — делится опытом Анна Рудова. — Но в
минздраве к этой идее отнеслись
скептически. Сказали, что не стоит пугать родителей.
Мы не прокаженные,
не надо от нас шарахаться
П
о-прежнему остается проблемой то, что общество с
трудом принимает детей и
людей с ментальными нарушениями. Праздники до сих пор проводят как в гетто — если организован совместный выход в театр,
то только для детей с нарушениями здоровья, на общие городские праздники таких детей тоже
не приглашают.
— При этом дети обычные дети
в обычном классе их принимают
абсолютно нормально, — заверяет Наталья Коваценко. — У нас
сейчас два ребенка с диагнозом
«аутизм» посещают школу с тьютором. И с одноклассниками проблем вообще нет — они охотно
идут на контакт, играют с ними.
Проблемы возникают со взрослыми. Они почему-то считают, что
аутизм или любая другая инвалидность — это как заразная болезнь.
Но я на это всегда отвечаю, что,
если человек не чувствует нравственный аспект, ему надо объяснять с точки зрения закона. Что по
закону это точно такой же ребенок
с правами и обязанностями. И его
родитель — точно такой же родитель. И если я считаю, что мой ребенок должен учиться здесь, то он
будет учиться здесь. Если вы считаете иначе, это уже ваши сложности, и вы с ними справляйтесь самостоятельно.
— Основная трудность — это
малая информированность об
аутизме саратовского общества,
сложность вхождения в школу
ребёнку с ментальными особенностями вместе с тьютором, —
отмечает Ирина Виноградская,
которая уже два года работает с
детьми с РАС. — Ребёнок, с которым я сейчас занимаюсь, обладает целым рядом поведенческих
и сенсорных особенностей, которые требуют дополнительных
профильных занятий. При этом
он высокообучаемый и учащийся по общеобразовательной программе, оканчивает третий класс,
имеет высокую мотивацию учиться в школе, общаться со сверстниками, также занимается музыкой,
ушу, ходит в бассейн.
Движение началось?
Ф
онд «Океан» берет на себя
решение достаточно глобальных задач в сфере координации родителей и государственных ведомств. В том числе и
благодаря работе этого фонда появилась межведомственная программа мероприятий по вопросам
помощи детям с РАС. Например,
согласно этому плану в прошлом
году областной минздрав выпустил маршрут помощи аутистам, и
он работает. При этом фондом ведется достаточно большая просветительская работа. Представители
организации проводят встречи и
лекции, в том числе в районах области, предоставляют в группах в
социальных сетях самую свежую
информацию, касающуюся РАС.
Второго апреля в «Доме кино»
пройдет благотворительный марафон «Я тут рядом» — в малом зале
кинотеатра покажут картины российских режиссеров «Уроки итальянского» Тофика Шахвердиева, «В ауте»
Ольги Арлаускас и Никиты ТихоноваРау и «Почему я тут?» Дарьи Сидоровой. Зрители также увидят фрагменты
из европейских фильмов-участников
фестиваля «Саратовские страдания».
Вырученные средства, собранные на
показе пойдут в фонд «Океан», на помощь семьям, воспитывающим детей
с аутизмом.
При этом Коваценко замечает,
что подвижки в каких-то сферах
все-таки есть. Например, с некоторых пор навстречу родителей
детей с ментальными нарушениями идет городской комитет по
образованию. Чиновники теперь
совсем не против присутствия на
уроке тьютора или сопровождающего. Хотя борьба за это право,
гарантированное законом, с администрациями школ всё еще долгая
и трудная.
— Я понимаю, что мы в один
день всё не поменяем, — говорит
Коваценко. — Мы 90 лет жили в
другой ситуации, когда у нас инвалидов не было. Тем более ментальных. Человек со сломанной ногой
считался увечным. А тут мы вдруг
показали себя. В первый же день
нас никто не примет. Надо объяснять. И мы объясняем. Не только
второго апреля. Круглый год.
Координация, или Как
хорошая идея растаяла
в воздухе
«П
робуждение» — не первая и далеко не единственная организация,
которая объединяет родителей детей с аутизмом и РАС. Самой первой такой организацией в нашем
регионе был «Особенный мир» —
саратовская региональная общественная организация родителей
детей с аутизмом. Ее цель — содействовать социализации детей с
аутизмом и другими психоневрологическими заболеваниями. Это
бесплатные занятия с психологом, дефектологом или логопедом
для коррекции личных нарушений ребёнка, групповые занятия
для улучшения качества общения,
психологическая помощь родителям, обучающие семинары для родителей и встречи со специалистами, организация праздников и
досуга детей-аутистов, а также направленная помощь отдельным
семьям. Сейчас ее председателем является Анна Рудова, директор центра коррекции и ре-
реклама
29 марта 2016 №10 (379)
общество 19
Газета Недели в Саратове
Много стихов, немного фильмов
Поэтические троллейбусы и кино, которое мы потеряли
Н
еделя как неделя — культурных мероприятий не много и не мало, но
достаточно. Особенно поэтических.
С них и начнем, благо 21 марта отмечался Всемирный день поэзии.
Андрей Сергеев
туация улучшилась, и хотя расцвет фестивального движения уже закончился, это не
помешает достойно встретить юбилей: уже
сейчас потенциально Саратов готовится посетить 26 иногородних поэтов. Еще примерно столько же выставит сам город.
Две чаши весов
Всемирный день, который мало
кто заметил
Н
е сказать, чтобы Всемирный день поэзии как-то особо отмечали. По сути,
единственным мероприятием в Саратове стал очередной литературный вечер
в кофейне «Coffee 3», проводящийся «Городским молодежным центром». Да и он,
по большому счету, был вполне стандартным — как обычно, читали любимых всеми
классиков, современных сетевых поэтов,
собственные стихи. В конце мероприятия
всем раздали сборники Николая Палькина. С большей оригинальностью подошли
к празднованию дня поэзии в Энгельсе. Там
21 марта по городу курсировало два поэтических троллейбуса, в которых работники
библиотек читали стихи о весне, любви и
полетах в космос. Мероприятие было вполне демократичным — любой зашедший мог
познакомить всех со своим любимым автором. Акции с чтением стихотворений в общественных местах и транспорте — давняя
и излюбленная практика во многих крупных городах, но в Саратове пока не особо
испробованная.
Как будто Есенин не дрался
Б
олее масштабным на минувшей неделе
мог бы стать фестиваль «День поэзии»,
приуроченный как раз к торжественной дате. Однако его сдвинули на неделю — он начался 28 марта, в понедельник.
В отличие от привычных «Центра весны» и
«Свободного микрофона над Волгой», это
более «университетское», похожее на конференцию мероприятие. Оно и не удивительно: организаторами выступил факультет иностранных языков и лингводидактики
СГУ. Как следствие — упор на переводы.
Однако одно из мероприятий — встречу
«Разговор о современной поэзии. Стихи саратовских авторов», запланированную на
23 марта — решили не переносить.
Большую часть времени со студентами
общался Алексей Александров, редактор
отдела поэзии журнала «Волга». Соответственно, и рассказывал он о поэтических
журналах, а потом о саратовских поэтах.
Рассказывал подробно и со знанием дела,
хоть и немного монотонно.
Более живым было выступление организатора фестиваля «Центр весны» Михаила
Богатова. Он говорил о том, как проходят
мероприятия фестиваля, и напоминал, что
еще десять лет назад (а в этом году «Центр
весны» пройдет в десятый раз) культурная
жизнь Саратова выглядела совсем иначе, и
о чтении стихов в каком-то заведении, не
считая музеев и университетов, и речи не
шло. «Единственное, что происходило, —
это рок-концерты. Выступать со стихами в
кафе, чтобы оно предоставило площадку…
Это было бы чем-то странным. Как будто не
было Серебряного века, и Есенин не дрался в кабаках», — подметил поэт. Теперь си-
В
тот же день в музее Федина проходил творческий вечер Павла Шарова. В свое время заведующий отделом
русского искусства музея имени Радищева
Ефим Водонос проницательно отметил «отшлифованные тексты молитв, без какой-то
демонстративной оригинальности, нарочитого изыска, лишь, правда, конкретных
ощущений», — более тонкую характеристику трудно подобрать. Павел Шаров —
автор четырех сборников стихов и любимый гость музея Федина: две из четырех
его книг были презентованы именно там.
Последняя, «С вершины холма», вышла в
2013 году, и с тех пор Павел Петрович успел
дважды стать лауреатом международного
конкурса «45-й калибр» и отметиться подборками в «Звезде» (Санкт-Петербург) и
«Дне и ночи» (Красноярск). На этом вечере он читал в основном свежие, еще не вышедшие отдельным сборником стихи. Среди них многие посвящены событиям на
Украине, с горечью воспринимаемым Шаровым, у которого под Днепропетровском
живут родственники.
Среди поэтических мероприятий недели, несомненно, выделялся заключительный, третий отборочный этап городского
поэтического слэма, прошедшего в пятницу в рок-клубе «Honky Tonk». Слэм — это
турнир на выбывание. Трое его победителей теперь будут участвовать в главном финале, который пройдет в рамках фестиваля
«Центр весны». Помимо этой тройки, в главном слэме сойдутся также шестеро победителей предыдущих этапов и три именитых
иногородних поэта, имена которых пока
держатся в секрете. «Центр весны» пройдет с 14-го по 16 апреля.
Но прежде Багров развеял несколько мифов о кино. Например, то, что самое первое
кино было черно-белым. На самом деле это
не так: пленка 1910–1920-х годов зачастую
цветная — синяя, зеленая, желтая, красная. Это было следствием виража — химической обработки, приводящей к тонированию пленки. Более того, можно встретить
варианты одной и той же ленты, но в разных цветах. По большей части, вираж мы
потеряли — при переводе фильма на безопасную пленку оригинал уничтожался. Как
сказал Багров, это всегда считалось нормальной практикой во всем мире, тем более что на экране вираж не так уж смотрел-
ся из-за искажений. И всё же присутствие
цвета недооценивалось, потому что вираж
использовался и по смыслу, например, если
требовалось показать смену настроения в
кадре или, банально, освещения. К нашему счастью какие-то оригиналы остались.
Что-то случайно удается найти, например,
у какого-нибудь киномана-современника,
вырезавшего и коллекционировавшего кадры.
Любой фольклорист скажет, что очень
важно изучать варианты сказок, былин, песен, чтобы выяснить, как примерно мог выглядеть оригинал, не говоря уже про то, что
все варианты сами по себе ценны. То же самое в кино. Оказывается, при сопоставлении пленок старых архивных картин, когда
порой требуется по фрагментам восстановить полную ленту, может выясниться, что
существуют разные варианты сцен. Что уж
говорить, иногда для иностранного проката вообще делались другие концовки, иначе могли не понять. Порой изготовляли четыре разных негатива.
Что касается атрибуции по времени создания, то здесь несколько проще. Самый
очевидный способ — по тексту: если он с
«ятями» и «ерами», то дореволюционный.
Также помогает характерная лексика. Ну а
если текста нет? Тогда на помощь приходит
маркировка фирмы-изготовителя пленки.
Например, до Первой мировой войны мы
закупали ее в Германии, а потом переключились на США. Особенно умелые специалисты могут определить возраст по форме
перфорации. Но таких — единицы.
В конце лекции Багров ответил на вопросы из зала. Например, мы узнали, сколько
сохранилось лент в архивах. В дореволюционные времена было несколько тысяч
картин, а дошло несколько сотен. Притом,
заметил Багров, сохранялись всякие — и
плохие, и хорошие. Соответственно, и потеряли мы и шедевры, и посредственности.
Тут, как говорится, без комментариев.
Трансформация кино
Н
е стоит думать, что, кроме поэтических мероприятий, на неделе ничего любопытного больше не было. Например, на выходных, 26-го и 27 марта, в
«Доме кино» проходили показы из программы московского фестиваля архивного кино «Белые столбы». Конечно, смотреть
архивное кино — это удовольствие только для киногурманов, не воротящих нос от
того, раннего кино, по нынешним меркам
зачастую наивного и технически несовершенного. Может быть, по этой причине на
лекции старшего куратора Госфильмофонда Петра Багрова, специально приехавшего
в Саратов представить программу, было не
так уж много народа. А ведь тема его выступления, при всей ее специфичности, очень
любопытна — «Архивное кино, атрибуция
фильмов, кинотекстология».
Петр в самом начале лекции заметил, что
даже профессионалы довольно редко задумываются о том, что кино в первоначальном замысле или даже в готовом виде могло выглядеть иначе: это как с рукописями
текстов — первая редакция, вторая, третья… А между тем здесь много нюансов.
реклама
20 реклама
Газета Недели в Саратове
29 марта 2016 №10 (379)
[спорт]
«Сокол» вернулся
в десятку
Нет предела совершенству,
После двух ничьих и поражения саратовские
футболисты одержали первую победу
в официальном матче 2016 года
Павел Легчилов
В домашнем матче с «Факелом» (Воронеж) саратовцы быстро
допустили ошибку в обороне, уже на второй минуте пропустив
мяч, и до перерыва ничего не создали у чужих ворот.
Переломной в матче стала оплошность защитника гостей Максима Осипенко, превратившего заброс на находящегося в офсайде соперника в результативную передачу. Александр Коротаев
такого подарка не ожидал, но быстро среагировал и забил.
Два других успеха «Сокола» тоже стали не следствием мощного натиска или наигранных комбинаций — их породили грубые
промахи соперников. В первую очередь переведенного в правые
защитники после травмы Дмитрия Тихого Георгия Бурнаша.
Именно из левой части штрафной забил на 57-й минуте после паса Александра Дегтярева Коротаев, а на 89-й (после отскока мяча, посланного Коротаевым, от защитника) — Дегтярев. Молодой голкипер гостей Дмитрий Терновский выручить
«Факел» не успевал.
Самым закономерным из пяти забитых в матче мячей стал четвертый, позволивший гостям сравнять счет. К нему привел настоящий штурм ворот Дениса Пчелинцева, который сделал всё что
мог. Он даже отбил удар головой с линии вратарской Александра
Касьяна, но к моменту добивания подняться не успел.
Воронежские фанаты, которых в Саратов явилось больше сотни, не смогли достойно принять поражение. Уже в первом тайме они стали использовать в своих кричалках ненормативную
лексику, набросали на беговую дорожку стадиона «Локомотив»
кроссовок, на 70-й минуте взорвали петарду. После этого омоновцы жестко выдворили одного из гостей с арены.
Победа 3:2 вернула «Сокол» в десятку сильнейших первенства
России среди команд клубов ФНЛ — на восьмое место. У него —
39 очков. 3 апреля саратовцы играют в Иркутске с «Байкалом».
«Автодор» обновил
достижение
Баскетболисты из Саратова установили новый
рекорд результативности Единой лиги ВТБ
Казахская «Астана», лидеры которой разбегаются и бастуют
(хотя официально их отсутствие объясняется травмами), в Саратове выглядела ребенком для битья. Уже в первой четверти она отстала на двузначное расстояние, во второй с трудом
удерживалась на расстоянии 20 «пунктов», во второй половине совсем развалилась.
За 40 минут хозяева набрали 132 очка (132:72). Это — новый рекорд
Единой лиги ВТБ. Прежний также принадлежал «Автодору» и, что интересно, тоже был установлен в матче с «Астаной». В декабре прошлого
года в Казахстане волжане накидали хозяевам 131 «единичку».
До встречи с представителем Казахстана подопечные Владимира
Анциферова провели еще три международных матча. В Минске они
разгромили «Цмоки-Минск» 106:83, дома дали сопернику из Белоруссии чуть больше воли — 98:85, потом на выезде обыграли «Нимбурк» (Чехия) 92:73. «Вита» (Тбилиси, Грузия) в Саратов не приехала
из-за финансовых проблем — матч перенесен на месяц.
«Автодор» занимает шестое место в Лиге, имея столько же
поражений, сколько идущие пятыми подмосковные «Химки». 31
марта в 19:00 он принимает «Зенит» (Санкт-Петербург), 3 апреля в 17:00 — «Красный Октябрь» (Волгоград).
«Виктория-Саратов»
забыла о победах
На первом этапе женской баскетбольной
суперлиги наши баскетболистки выиграли всего
трижды в 28 матчах
Перед сезоном саратовский клуб осознанно омолодил ряды,
сделав ставку на воспитанниц областного волейбола. Впрочем и
опытных игроков в команде осталось более чем на стартовый состав. Однако разыгрывающая Ксения Стародубова не смогла выбраться из полосы травм, покинули команду по финансовым причинам играющий тренер Татьяна Горбунова («Шахты-ЮРГПУ (НПИ)»
Ростовская область) и Юлия Калугина («Академия» Пермь).
Без них на ведущие позиции вышли 21-летняя защитница Дарья
Позднякова, 19-летняя форвард Елена Осипова и 17-летняя плеймейкер Ирина Жуликова. Их усилий хватило, чтобы трижды обыграть
ПГТУ-ШВСМ (Йошкар-Ола) — 85:77 в гостях, 75:55 и 69:32 дома.
Остальным шести соперникам наша команда постоянно уступала — порой с разницей более 50 очков. Итог — предпоследнее, седьмое место в группе. Впереди у викторианок — турнир за 13–15-е места, в котором их соперницами должны стать
ПГТУ-ШВСМ и «Академия».
«Газета недели в Саратове»
Учредитель — ООО «Издательский дом «Энергия»
Издатель — ООО «Издательский дом «Энергия»
Адрес: 410600, г. Саратов, ул. Киселева, 47
Главный редактор — Д. Б. Козенко
Адрес редакции: 410600, г. Саратов, ул. Киселёва, 47;
e-mail: gazeta@id-e.ru.
Тел.: 27-23-81, 27-25-18, 27-56-12, 27-98-91.
[граффити]
или «Полному счастью всегда мешает какая-нибудь мерзкая
подробность»
З
амена прав нынче дело одного дня. Или даже его половины. Что радует. Но не очень.
Потому как большую часть времени приходится ждать.
Собственно, обо всем попорядку.
Елена Шабанова
Те п е р ь
Межрайонный
регистрационно-экзаменационный
отдел ГИБДД Саратова находится на
площади Орджоникидзе, 1. Десять
лет назад, когда я получала права,
мне пришлось ехать на край города, на Вольский тракт — это край
немаленького Ленинского района.
Так что сегодняшняя дислокация в
практически начале Заводского —
это хорошо.
Организовано в МРЭО всё просто
замечательно. На входе, у стойки,
которая выдает талончики на прием, стоит специально обученная
девушка. После пары наводящих
вопросов она для начала отправляет вас к специальному окошку — написать заявление на замену
прав. Очередей туда практически
нет. И девушки, которые печатают
заявление, по крайней мере та, которая оформляла мою бумагу, вне
всякой критики. Вежливая, доброжелательная, шустрая, грамотная.
Заканчивая оформлять заявление,
отправила меня в банк — два филиала размещены тут же — оплатить пошлину и ее услуги.
Понятно, девушки в банковских
окошках — сама любезность и доброжелательность. Банки своих
сотрудников научили уважать клиентов уже давно. Например, моя
визави, пока оформляла платеж,
разговаривала по телефону. То
есть ее беседа на скорости работы
не отразилась. Но извинения мне
принесла, дескать, простите, звонило начальство, не могла положить трубку.
Короче, всё шло прекрасно.
И через 7–10 минут после того, как
я зашла в помещение МРЭО, талон я получила. Еще минут через
10 меня пригласили к окошку, где
вежливый сотрудник полиции забрал документы, задал пару вопросов и отправил ждать.
И тут я огляделась.
Огромное помещение, десять
или двенадцать окошек, первые
три (за дверями на цифровом замке) — фотография и изготовление
прав, остальные — прием и выдача документов.
Так вот, именно у первых трех
не окошек — дверей, одна из которых, судя по отсутствию лампочки, не работает в принципе,
топтался народ. Я ждала своей
очереди без малого два часа. За
это время засекла с секундомером, сколько времени занимает
посетитель за вожделенной дверью. 2–2,5 минуты. Но было еще
что-то вроде технических перерывов, когда народ не вызывали.
Готэм-Барбара
Наверное, чтоб заламинировать
права и выполнить прочую техническую работу.
Нет, в МРЭО всё прекрасно оборудовано — несколько кафетериев, автоматы с кофе и водой, туалет
(правда, платный). Огромное количество кресел. Впрочем кресла неудобные, металлические, то есть
холодные и твердые. А в остальном всё хорошо.
Девушки за вожделенными дверями не торопились. Возможно, я
была уже раздражена долгим ожиданием, но мне моя девушка не понравилась. Тыкает в клавиатуру одним пальцем, разговаривает через
губу.
Короче, вся эта модернизация и
оптимизация уперлась в банальный просчет или странную экономию.
Потому что сотрудники ГИБДД
в пяти-семи окошках забирают и
оформляют документы гораздо быстрее, чем две неторопливые барышни готовят права. Да, у гайцев
есть только компьютеры, а у барышень — дорогостоящее оборудование, но всё же… Получается, что
кто-то просчитался.
А еще я заподозрила сговор. Может быть, хозяева кафетериев и автоматов договорились с барышнями с фотоаппаратами, чтоб те
не торопились. Ведь томящиеся в
ожидании люди — потенциальные
клиенты. Ерунда, конечно, но кто
знает…
[краем глаза]
Интернет. Готэм. 2 сезон, 15 серия
С
ериалы — это зло. Априори.
Просто по той банальной
причине, что отнимают кучу
времени. В свое время отец подсадил меня на «Игру престолов»,
хотя сначала я плевался — фэнтези как-никак. А я не любитель.
Но, ничего, втянулся и даже прочел все книги, по которым снимается сериал. А потом, с его наводки, я узнал про «Готэм». И снова
понеслось…
Осип Кунцев
Готэм — это знаменитый город из комиксов про Бэтмана. Город, в котором процветает коррупция, полиция не справляется
с преступностью, любого честного человека либо «убирают», либо
объясняют правила игры, и он после этого их принимает или его…
ну да, «убирают». Короче, вполне себе типичный город, если не
считать некоторых специфических
черт — того, что в первом сезоне его «держали» воюющие друг
против друга итальянские мафиозные кланы, а рядовые преступники, с которыми приходится воевать честным полицейским
(а главный герой как раз из таких),
представляют в основном какихто фриков.
Газета зарегистрирована 29 января 2008 года управлением
Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия по Саратовской области. ПИ № ФС-64 0723Р.
Отпечатано в Саратовской филиале ООО «Типографии «КП»,
г. Саратов, ул. Гвардейская, 2 «А».
Время сдачи в печать по графику в 20:00.
Сдано в печать 28.03.2016 в 21:00
Тираж 5000
Заказ № 4720
Впрочем самое любопытное в
этом сериале заключается в том, что
посвящен он не Бэтману, а его старшему коллеге — комиссару Джиму
Гордону, тогда еще молодому детективу. Джим Гордон по-своему прекрасен: представьте себе молодого полицейского, только-только
пришедшего на службу и не разбирающегося в раскладах. А теперь
представьте, как от серии к серии,
от дела к делу он постепенно меняется — формально принимает
правила игры, но при любой удобной возможности, которые случаются, правда, чересчур часто (сериал же!), их нарушает. Однако и таким
идеалистом, каким он приходил на
работу, ему уже не быть. И не только потому, что он знает, что эту коррупцию сейчас не победить, но и потому, что сам оступился — однажды
застрелил преступника. 15-я серия
как раз и посвящена перипетиям
этой истории.
Джим пытается не дать ход делу.
(Согласно ему мэра-злодея застрелил один из лидеров мафии. А теперь внимание — этот лидер изза симпатии к Гордону взял вину
на себя. В это сложно поверить, но
это так.) Да вот незадача — новый
шеф полиции из таких же людей,
как Гордон, принципиальных, чест-
Мнение авторов публикаций не обязательно отражает позицию редакции. Должностные лица несут ответственность за достоверность предлагаемой информации. Письма и материалы, не заказанные редакцией,
не рецензируются и не возвращаются. При перепечатке
либо озвучивании через средства массовой информации
ссылка на «Газету недели в Саратове» обязательна.
 — Публикация на правах рекламы.
ных и негибких. Он знает, что в деле
что-то не так, и при всем уважении
к коллеге «преступник должен сидеть в тюрьме». К концу серии так и
оказывается — Гордона необычайно изощренным, почти на грани
фантастики, способом подставляет коллега по работе. Этот коллега
опасается, что Джим поймет, что он
случайно убил свою девушку.
Повторяю — ничему здесь не
удивляйтесь. Даже тому, что вышедший из психушки лидер мафии
с сильно подправленной в ходе лечения головой (теперь он наивный
добряк) неожиданно встретит на
могиле матери своего отца. Оба не
знали о существовании друг друга.
Внезапно окажется, что свежеиспеченный отец — очень состоятельный человек, что у нашего дорогого Пингвина (вот такое нелепое
прозвище у главы мафии) есть братья и сестры — надменные аристократы, с мнимой теплотой готовые
принять странного братца. Скорее
всего, через какое-то время он избавится от последствий медицинских опытов и избавится от своих близких. Во всяком случае так
должно произойти, судя по истории персонажа в комиксах. В конце концов, что здесь необычного?
Это же Готэм.
Предлагаемая цена
для распространения —
5 рублей 50 копеек
Автор
fnvolga64
Документ
Категория
Политика и экономика
Просмотров
52
Размер файла
1 928 Кб
Теги
газета недели в саратове
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа