close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

150.Юридические записки молодых ученых и аспирантов Вып 10

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова
Юридический факультет
Юридические записки
молодых ученых
и аспирантов
Сборник научных статей
Выпуск 10
Ярославль 2010
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 34
ББК Х.я43
Ю 70
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2009/10 года
Ю 70
Юридические записки молодых ученых и аспирантов / отв. ред. д-р юрид. наук М. В. Лушникова;
Яросл. гос. ун-т им. П. Г. Демидова. – Ярославль : ЯрГУ,
2010. – Вып. 10. – 68 с.
В сборнике представлены статьи молодых ученых и аспирантов, участвовавших в международной
научной конференции «Актуальные проблемы законодательной и правоприменительной практики», которая
проводилась 29–30 апреля 2010 г. в Ярославском государственном университете им. П. Г. Демидова
УДК 34
ББК Х.я43
Редакционная коллегия:
д-р юрид наук, проф. М. В. Лушникова
д-р юрид наук, проф. В. Н. Карташов
д-р юрид наук, проф. Л. Л. Кругликов
© Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова, 2010
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С. В. Бахвалов
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Нужна ли логика законодателю?
Такой вопрос возник у нас после знакомства с отдельными
нормами, регулирующими законодательный процесс в некоторых субъектах Российской Федерации. Например, в п. 2 ст. 122
постановления Областной Думы Законодательного Собрания
Свердловской области от 28 июня 2005 г. № 1630-ПОД предусмотрен следующий порядок принятия закона в первом чтении.
«При принятии Областной Думой решения по итогам рассмотрения законопроекта в первом чтении первым на голосование
ставится вопрос о принятии законопроекта в первом чтении. В
случае, если решение о принятии законопроекта в первом чтении
не принято, на голосование ставится вопрос об отклонении законопроекта. В случае, если и это решение не принято, принятие
решения по итогам рассмотрения законопроекта в первом чтении переносится на ближайшее очередное заседание Областной
Думы. В случае, если и на этом заседании Областной Думы ни
одно из решений не принято, принятие решения по итогам рассмотрения законопроекта в первом чтении вновь переносится
на ближайшее очередное заседание Областной Думы. В случае,
если и на этом заседании Областной Думы ни одно из решений
не принято, считается принятым решение об отклонении законопроекта»1. Аналогичные нормы для принятия закона во втором
чтении установлены п. 2 ст. 128 указанного постановления. Проанализируем приведенное правило.
Прежде всего вызывает удивление фраза: «При принятии Областной Думой решения … на голосование ставится вопрос о принятии законопроекта…». Ее буквальное толкование приводит к выводу, что принятие решения по законопроекту и принятие самого
законопроекта, по мнению законодателя, это два самостоятельных
действия, которые, видимо, должны реализовываться в рамках отдельных процедур. Однако если процедура принятия законопроекта
расписана чрезвычайно подробно, то о процедуре принятия решения в анализируемом регламенте не написано ни слова. Кроме того,
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возникает вопрос: в чем суть словосочетания «принять законопроект»? Наш взгляд, содержание данного выражения как раз и состоит
в том, чтобы определиться с решением о судьбе законопроекта, поэтому использованное нормотворцами противопоставление «принятия решения» и «принятия законопроекта» так же бессмысленно,
как противопоставление содержания и формы.
Далее. В ходе голосования проект закона может быть либо
принят, либо отклонен, что представляет собой пример сложного
строго дизъюнктивного суждения. В логике строгой дизъюнкцией признается та, в которой члены дизъюнкции исключают друг
друга2. Таким образом, если законопроект не принят, то нет необходимости дополнительно ставить вопрос о его отклонении, поскольку это может нарушить логический закон непротиворечия.
Дабы не допустить нарушения этого логического закона, в постановление вводят правило, согласно которому если решение об
отклонении законопроекта не принято, то «принятие решения по
итогам рассмотрения законопроекта в первом чтении переносится на ближайшее очередное заседание Областной Думы». Тем самым нарушается логический закон исключенного третьего, когда
из двух противоположных вариантов выбора решения (принять
проект закона или отклонить его) в рамках сессии законодатель
выбирает третий, промежуточный, вариант: перенести рассмотрение на ближайшее очередное заседание.
Прямым нарушением принципа экономичности законодательной технологии следует признать нормы, предусматривающие двукратный перенос принятия решения или (внимание!)
шестикратное голосование по вопросу принятия законопроекта
в первом чтении!
Завершается анализируемая норма также весьма «забавным» логическим кульбитом: если после двукратного переноса не было принято ни решение о принятии законопроекта, ни
решение о его отклонении, то «считается принятым решение
об отклонении законопроекта». То есть получается, что законодатели, не принимая решения об отклонении законопроекта,
одновременно отклонили его.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Зачем нужно было создавать столь запутанные правила не
ясно, ведь гораздо разумнее написать: «После окончания обсуждения законопроекта на голосование ставится вопрос о принятии
законопроекта в первом чтении. Если законопроект не принят,
он считается отклоненным без дополнительного голосования».
При этом будет сэкономлена масса материальных, временных,
организационных и других ресурсов, на недостаток которых постоянно жалуются законодатели, сетуя на неэффективность законодательных процедур.
Можно было бы и дальше разбирать несуразности этого да и
многих других примеров, а можно сказать проще: логика нужна
всем, а законодателю – особенно!
Примечания
 Постановление Областной Думы Законодательного Собрания
Свердловской области от 28 июня 2005 г. № 1630-ПОД «О проекте Регламента Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской
области» // Областная газета. 2005. 20 июля.
2
 См.: Гетманова А. Д. Логика: Для педагогических учебных заведений. М., 1998. С. 80.
1
А. Л. Скрябин
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Совершенствование нормативных
правовых актов как условие
обеспечения эффективности
актов юридического толкования
Правовое регулирование интерпретационной практики включает закрепление в нормативных предписаниях оснований и целей
интерпретации, субъектов и участников интерпретационной практики, процедуры создания и реализации интерпретационных актов,
оснований и порядка их пересмотра, а также мер ответственности
за принятие некачественных актов юридического толкования.
Ввиду такого всестороннего воздействия правотворчества на
интерпретационную практику, совершенствование нормативных
правовых актов является важным условием обеспечения эффек5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тивности актов юридического толкования. Данный фактор следует рассматривать широко, включая в него повышение качества
материальных нормативных предписаний, разъяснение которых
происходит в процессе интерпретационной деятельности, и процессуальных норм и правил, регулирующих создание и реализацию актов толкования.
Фактор качества или совершенствования законодательства
включает в себя, на наш взгляд, следующие основные моменты.
Во-первых, совершенствование нормативных предписаний
предполагает правильное опосредование ими политических,
экономических, социальных и иных закономерностей развития
общества. Именно этим во многом определяется социальная
ценность юридических норм. В ходе правотворческой практики
должны учитываться интересы и потребности различных политических сил и социальных слоев населения.
Во-вторых, важной составляющей рассматриваемого фактора является соответствие содержащихся в нормативных правовых актах правовых предписаний принципам права, то есть исходным идейным (идеальным) нормативно-руководящим началам
(требованиям), выражающим фундаментальные основы права,
его природу и закономерности развития.
В-третьих, совершенствование юридических предписаний
предполагает обеспечение логической согласованности разъясняемых правовых актов, их непротиворечивости, совершенства
языка права, отсутствия грамматических ошибок и т. д. Данные
требования могут быть достигнуты при условии использования
средств правотворческой техники, а также приемов, способов и
методов правотворческой тактики. Н. Н. Вопленко, А. С. Шириков, С. Г. Пишина справедливо отмечают, что эффективность
толкования права зависит от множества условий, одним из которых, находящимся под непосредственным контролем субъекта правотворчества, является ясность изложения нормативного
материала, определенность и однозначность правовых предписаний, удобство нахождения взаимосвязанных правовых норм.
Чем совершеннее содержание и форма толкуемого нормативного акта, тем меньше трудностей возникает у интерпретатора при
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
установлении и разъяснении его смысла, что является важной
предпосылкой создания качественного интерпретационного акта.
В-четвертых, чем более полно и детально в нормативных
правовых актах регламентированы все стадии интерпретационной практики, в том числе определены основания и поводы толкования, круг прав и обязанностей ее субъектов и участников,
основные требования к форме и содержанию интерпретационных актов и т. д., тем более качественные разъяснения найдут
свое закрепление в акте толкования и будут эффективно реализовываться.
Действующее законодательство достаточно подробно регламентирует процедуру издания актов официального казуального толкования. Она регламентирована рядом законов,
среди которых главное место занимают УПК РФ, ГПК РФ,
АПК РФ и др.
Процесс же издания актов официального нормативного
толкования не нашел должного отражения в законодательстве.
Исключением могут служить ФКЗ «О Конституционном Суде
Российской Федерации», устанавливающий процессуальные
требования к принятию решений Конституционным Судом РФ,
и отдельные законы субъектов Федерации о толковании региональных нормативных актов. Зачастую процедура принятия
интерпретационных актов общего характера регулируется внутренними актами соответствующих компетентных органов. К
примеру, порядок принятия постановлений Пленумом Высшего
Арбитражного Суда РФ определен Регламентом арбитражных
судов Российской Федерации.
И. В. Акифьева
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
К вопросу о существовании
смешанных договоров в жилищной сфере
Современное жилищное право, рассматриваемое ранее в качестве подотрасли гражданского права, в настоящее время скорее следует относить к комплексной отрасли права, регулирующей жилищные отношения, со свойственными только ей положе7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ниями и основными началами, имеющей конкретные правовые
институты и т. д. Несмотря на общность отношений с гражданским (частным) правом, жилищному праву присущи некоторые
административно-правовые (публичные) черты, в частности необходимость подчинения решениям органов власти, обязательность заключения договоров в гораздо большем количестве случаев, императивность регламентации договорных отношений.
В целом, безусловно, основой договорных отношений в жилищном праве являются договорные конструкции гражданского
права, однако положения ГК РФ могут применяться к жилищным
отношениям в случае, если они прямо не урегулированы Жилищным кодексом (ст. 7 ЖК РФ).
Общие отношения по возникновению прав на помещения
регулируются гражданским правом: договор купли-продажи,
аренды, найма жилого помещения. Рассмотрим специфичный
жилищно-правовой договор социального найма, лишь упомянутый в ГК РФ. Существует мнение о смешанном характере такого
договора в части смешения следующих обязательств: по возникновению прав владения, реальным владением помещением и при
получении жилищно-коммунальных услуг1.
В любом другом случае отношения, связанные с возникновением прав на помещения и жилищно-коммунальные услуги разнородны: стороны договорных отношений различны. Например,
при приобретении прав собственности на помещение, жилищнокоммунальные услуги получаются в зависимости от выбранного
способа управления общим имуществом от товарищества собственником жилья, управляющей организации, договоров оказания конкретных услуг. Договором найма может быть предусмотрено или не предусмотрено включение платы за помещение и
коммунальные услуги в стоимость договора.
Глава 8 ЖК РФ не предусматривает возможность регулирования самостоятельных отношений между нанимателем по
договору социального найма и, например, товариществом собственников жилья. Плата за жилое помещение осуществляется
нанимателем наймодателю, часто по конкретным утвержденным
органами власти тарифам2, которые могут быть менее тех, что
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
установлены общим собранием для конкретного многоквартирного дома. В этом случае наймодатель покрывает расходы товарищества в части сверхуплаченных нанимателем тарифов.
На наш взгляд, в связи с изложенным договор социального
найма жилого помещения можно признать смешанным межотраслевым договором. Так, жилищно-коммунальные услуги могут быть урегулированы не только преимущественно жилищным
правом (например, управление общим имуществом), но и гражданской отраслью (к таким можно отнести услуги, связанные с
текущим ремонтом общего имущества).
В связи с рассмотрением договоров найма жилых помещений необходимо также упомянуть о договорах найма специализированного жилого помещения. Предоставление специализированного помещения обусловлено рядом условий, предусмотренных ЖК РФ, в том числе наличием трудовых отношений, утратой
гражданами жилых помещений в связи с их непригодностью для
проживания в результате стихийных бедствий, признания лиц беженцами.
Помимо уже упомянутых отношений по найму и получению
жилищно-коммунальных услуг, ряд причин, неразрывно связанных с договором найма помещения, также образуют смешанные
договорные отношения. Например, договор найма помещения в
домах социального обслуживания населения с предоставлением
таким нанимателям медицинских и социально-бытовых услуг.
Имеется противоположное мнение об отсутствии смешанной
природы указанного договора ввиду наличия взаимосвязанных,
но отдельных документов при толковании договора найма как
необходимого условия для заключения договора об оказании социальной помощи и, соответственно, целесообразности заключения договора найма отдельно от договора социального обслуживания3.
На наш взгляд, при наличии ряда условий, например невозможность оказания необходимой помощи вне таких специализированных помещений, обусловливает смешанных характер отношений: смешение жилищных отношений по найму помещений и
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оказание конкретных услуг. Как и в предыдущем случае, имеют
место межотраслевые отношения.
Таким образом, существование жилищного права как отдельной отрасли права не исключает существование смешанных
межотраслевых договоров, удовлетворяющих как потребности
лиц, нуждающихся в помещениях, так и социальную направленность действий государства.
Примечания
См.: Михайлова Н. С. Ответ на вопрос и природе договора социального найма // Письмо Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства от 05.11.200 // СПС «Консультант Плюс».
2
См. например: Информационное письмо комитета по тарифам
Санкт-Петербурга от 03.02.2010 № 01-22-248/10-0-0 «О размере платы
за содержание и ремонт жилых помещений и общего имущества многоквартирных домов на территории Санкт-Петербурга» // СПС «Консультант Плюс».
3
См.: Шипунова Е. Дома системы социального обслуживания
// ЭЖ-Юрист. 2008. № 37 // СПС «Консультант Плюс».
1
Т. А. Болнокина
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Предпосылки взаимодействия
международной и национальных
правовых систем
Взаимодействие международной и национальных правовых
систем (далее – МиНПС) предопределяется рядом объективных
факторов, имеющих общественно-политический, экономический
и правовой характер и находящих отражение, в частности, в интернационализации общественных отношений, диверсификации
экономики, решении общечеловеческих проблем на основе тесного сотрудничества большинства государств.
Определяющее влияние на содержание общественнополитических и экономических предпосылок, обусловливающих
тесную взаимосвязь МиНПС в современном мире, оказывает феномен глобализации1. Глобализация как многоплановый и вну10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тренне противоречивый процесс нарастания общего в мировых
системах (экономической, политической, социальной, правовой
и т. д.) во многом инициировала кардинальные перемены, происходящие сегодня в мировом сообществе, определила параметры
и перспективы его дальнейшего развития. Она привела к тому,
что ни одно государство сегодня не в состоянии существовать
без активного и целенаправленного взаимодействия с международной системой2.
Существует тесная связь между степенью демократизации
правовой системы государства и его отношением к международному праву (далее – МП). Развитие МП приводит к образованию международных стандартов, которые становятся едиными
для многих государств в их внутреннем праве. Регулирующее
воздействие международных правовых норм (далее – МПН) все
глубже проникает в область внутригосударственных отношений.
Как следствие, определенные элементы традиционной сферы
действия национального права рассматриваются сегодня в качестве объектов совместного регулирования с участием как внутригосударственных, так и МПН. К их числу относятся, например, вопросы защиты прав человека, охраны окружающей среды,
определение правового статуса отдельных видов территорий, а
также признание и установление содержания некоторых правовых концепций и понятий.
МПН не содержат ограничений или запретов по кругу вопросов, которые могут подвергаться правовому регулированию, если
при этом имеется добровольное согласие взаимодействующих
государств и не нарушаются права других субъектов мирового
сообщества. Юридической независимости государства в отношении с другими странами не противоречит фактическая, объективная взаимосвязь государств, непрестанно усиливающаяся как в
силу международного разделения труда, так и в силу обострения
глобальных проблем современности3.
Отказываясь от абсолютного суверенитета в отношении
каких-либо действий в пределах своей территории, государства
одновременно приобретают право оказывать влияние на решение
этих вопросов во всемирном масштабе. Поэтому международные
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правовые акты (далее – МПА), ориентированные на регулирование отношений, возникающих в пределах границ государств,
необходимо рассматривать не в качестве ликвидации их суверенитета, а в качестве меры согласования волеизъявлений соответствующих стран, проистекающих из суверенитета.
Основное предназначение МП, как подчеркивает А. Н. Талалаев, состоит не в подчинении внутренней жизни государства, а
в создании оптимальных международных условий для ее всестороннего развития4. С другой стороны, увеличение сферы действия
МПН объективно способствует развитию процессов унификации
внутреннего законодательства отдельных стран, гармонизации и
конвергенции национальных правовых систем, которые ведут в
перспективе к формированию единого правового пространства5.
Вместе с тем это не означает, что по мере развития данного процесса одновременно происходит и взаимозамена предметов регулирования соответствующих правовых систем. Как справедливо
указывает Е.Т. Усенко, сам термин «взаимодействие» означает
такую форму отношений между объектами, при которой каждая
из сторон отношения воздействует на другую, а не заменяет (отменяет, поглощает) ее6.
Взаимная потребность МиНПС друг в друге особенно проявляется в процессе реализации МПН. Поскольку значительная
часть норм МП реализуется на внутригосударственном уровне,
конечный вопрос их эффективности зависит от обеспечения государствами реализации международных обязательств в рамках национальной юрисдикции. Это предопределяет необходимость проведения целой системы правотворческих и правоприменительных
мероприятий по выполнению норм МП на национальном уровне7.
Воздействие национальных правовых систем на международную правовую систему проявляется преимущественно на этапе создания МПН. Именно при помощи внутригосударственных
нормативных предписаний решается вопрос об органах государства, имеющих право выступать от его имени в рамках международного нормотворческого процесса, а также определяются
условия, способы и порядок выражения органами государства согласия на обязательность для него положений различных МПА.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, в настоящее время четко обнаруживается
тенденция к более высокому уровню взаимодействия международного и внутреннего права на всех стадиях их существования.
В результате образуется глобальная система международноправового регулирования, которая является условием нормального функционирования и развития международного сообщества.
Примечания:
См. подробнее: Глобализация и развитие законодательства: Очерки / Отв. ред. Ю. А. Тихомиров, А. С. Пиголкин. М., 2004.
2
См.: Лукашук И. И. Мировой порядок XXI века // Международное
публичное и частное право. 2002. № 1. С. 5.
3
См.: Ушаков И. А. Суверенитет и его воплощение во внутригосударственном и международном праве // Московский журнал международного права. 1994. № 2. С. 9.
4
См.: Талалаев А. Н. Право международных договоров: Общие вопросы. М., 1980. С. 138.
5
См.: Шумилов В. М. Международное публичное экономическое
право: Учеб. пособие. М., 2001. С. 51–52.
6
См.: Усенко Е. Т. Очерки теории международного права. М.,
2008. С. 156.
7
См. подробнее: Марочкин С. Ю. Вопросы эффективности норм
международного права // Советский ежегодник международного права, 1988. М., 1989. С. 12–22; Черниченко С. В. Вопрос о соотношении
международного и внутригосударственного права как правовых систем
// Правоведение. 2009. № 1. С. 6–34.
1
Е. В. Заврина
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Закрепление смягчающих юридическую
ответственность обстоятельств
в нормативных правовых актах
(сравнительно-правовой аспект)
Сегодня все более и более становится актуальной и значимой
проблема правовых средств, их своевременного и качественного совершенствования, причем как в теоретическом плане, так
и при сугубо практическом подходе1. От правильного выбора и
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
умелого использования средств юрисдикционной деятельности
во многом зависит и сам ее результат.
В числе специально-юридических средств юрисдикционной
деятельности можно выделить смягчающие юридическую ответственность обстоятельства (далее – СЮОО). Одновременно это
средства юрисдикционного процесса, важная часть юрисдикционной техники2 и шире – юридической технологии3. Применение
данных обстоятельств является средством индивидуализации
наказания и, например, суд, осуществляя юрисдикционную деятельность, обязан применить это средство. То есть смягчающие
обстоятельства – это сопутствующие правонарушению обстоятельства, наличие которых требует уменьшения наказания за
данное правонарушение.
Исходя из анализа действующего законодательства, выделяем
следующие особенности закрепления СЮОО в правовых актах.
Во-первых, перечни СЮОО в правовых актах всегда примерны, они имеют открытый характер. Во-вторых, развернутые
перечни характерны только для уголовного и административного
права, несмотря на накопленный позитивный опыт применения
СЮОО в других отраслях права. В-третьих, даже имеющиеся
перечни очень статичны, они не отражают в себе тех наработок,
которые сложились в правоприменительной практике.
Не возражая против открытости перечней СЮОО (иной подход необоснованно ограничил бы возможности юрисдикционного органа), полагаем, что существующие перечни СЮОО должны быть значительно обогащены за счет достижений правоприменения. Не имеющие даже примерных перечней отрасли права
должны их получить в основных отраслевых источниках.
Полагаем также, что выработка некоего единого перечня
СЮОО вряд ли возможна и целесообразна. Вместе с тем рекомендуем использовать для построения перечней и учитывать в
качестве смягчающих следующие юридически значимые обстоятельства: чистосердечное раскаяние лица, совершившего правонарушение; предотвращение лицом, совершившим правонарушение, вредных последствий такого правонарушения; добровольное
возмещение или устранение причиненного вреда; совершение
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правонарушения по благородным побудительным мотивам; наличие на иждивении у лица, совершившего правонарушение, малолетнего ребенка, либо совершение правонарушения беременной
женщиной; совершение правонарушения несовершеннолетним
или лицом, достигшим определенного предельного возраста (например, семидесяти лет); совершение правонарушения в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) либо при стечении
тяжелых личных, семейных или иных обстоятельств; совершение
правонарушения под влиянием угрозы или принуждения либо в
силу материальной, служебной или иной зависимости; добровольное сообщение лицом о совершенном им правонарушении;
положительная характеристика лица по месту работы (учебы), в
быту; наличие у правонарушителя любых иждивенцев; состояние здоровья (в том числе инвалидность); наличие государственных наград, орденов, медалей и т. п. Отметим, что в своих основных положениях перечни должны если и не совпадать, то хотя бы
быть близкими по содержанию.
Полагаем, что меру влияния на наказание «основных» (типовых) обстоятельств, смягчающих наказание, нельзя установить
законодательным путем и ее определение должно оставаться в
компетенции суда (другого юрисдикционного органа), поскольку
она, ввиду вариативности содержания данных факторов и различий в природе правонарушений, может быть определена только
по отношению к конкретному случаю.
Таким образом, СЮОО являются важным средством юридической техники, требующим более детального и развернутого закрепления в нормативных правовых актах, а лучше в федеральных законах. При этом закрепление тех или иных СЮОО в
нормативных правовых актах, равно как и исключение из них,
не должно быть статичным, должно четко соответствовать современным общественным отношениям и в идеале может представлять собой достаточно «гибкий» правовой инструмент.
Примечания
См.: Проблемы теории государства и права / Под ред. М. Н. Марченко. М., 1999. С. 321.
1
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
См.: Карташов В. Н., Бахвалов С. В. Правотворческая практика
субъектов Российской Федерации (некоторые проблемы законодательной технологии): Учеб. пособие. Ярославль, 2007. С. 52.
3
См.: Карташов В. Н. Юридическая техника, тактика, стратегия и
технология (к вопросу о соотношении) // Проблемы юридической техники: Сб. ст. / Под ред. В. М. Баранова. Н. Новгород, 2000. С. 22.
О. Н. Ильяная
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Материальная и дисциплинарная
ответственность спортсменов-профессионалов
(некоторые аспекты)
Юридическая ответственность – важнейший институт любой
правовой системы общества. В силу этого вопросы, связанные с
этим понятием всегда занимали одно из центральных мест как
в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках.
Материальная ответственность спортсменов-профессио­
налов представляет собой особую разновидность социальной
ответственности, при которой на нарушителя возлагается юридическая обязанность возместить в установленном законом размере и порядке прямой действительный ущерб, причиненный его
противоправными и виновными действиями. Некоторые авторы
(С. Н. Братусь, В. С. Нерсесянц и др.) относят данный вид ответственности к гражданско-правовой1. Эта точка зрения справедливо подвергается критике по следующим причинам. Хотя материальная ответственность и имеет сходные черты с имущественной
ответственностью в гражданском праве (так, в основе обеих видов ответственности лежит обязанность возместить причиненный ущерб), между ними существуют и серьезные различия. В
соответствии с законодательством о труде работник по общему
правилу несёт ограниченную материальную ответственность и
только за прямой действительный ущерб. По нормам гражданского права лицо, право которого нарушено, вправе требовать
полного возмещения причинённых ему убытков (как реальный
ущерб, так и упущенную выгоду).
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Нормы трудового права, регламентирующие материальную ответственность работника, носят императивный характер2.
Основания, пределы, порядок и сроки привлечения работника к
материальной ответственности установлены законодательством
и не могут быть изменены по соглашению сторон. По правилам
гражданского законодательства стороны могут сами определять
основания и условия имущественной ответственности.
Таким образом, неверно относить материальную ответственность к разновидности гражданско-правовой. На наш взгляд, она
носит смешанный характер2.
Следует также отметить, что спортсмены-профессионалы не
входят в круг лиц, которые несут полную материальную ответственность, потому что для возложения этой обязанности требуется заключение договора о полной материальной ответственности. Согласно ст. 244 ТК РФ, письменные договоры о полной
индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности заключаются с работниками, достигшими возраста
восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.
Рассматриваемые нами субъекты к этим лицам не относятся.
Дисциплинарная ответственность спортсменов-профессио­
налов наступает за нарушение норм трудовой и служебной дисциплины. Основными дисциплинарными санкциями являются
замечание, выговор, строгий выговор, увольнение и др. Трудовой кодекс РФ выделяет специальные дополнительные основания для увольнения спортсменов-профессионалов, которые также могут расцениваться в качестве дисциплинарного проступка.
Ими являются: спортивная дисквалификация на срок шесть и
более месяцев, а также использование, в том числе однократное,
допинговых средств и (или) методов, выявленное при проведении допингового контроля в порядке, установленном согласно
федеральным законам. Применение допинга также влечет такие
спортивно-дисциплинарные санкции, как дисквалификация и аннулирование результатов профессионального спортсмена на соревнованиях3.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Специфическим дисциплинарным проступком является нарушение спортивного режима. Российское законодательство не
дает определения этому понятию. Спортивный режим обычно
распространяется не только на рабочее время спортсмена, его
правила четко регламентированы в трудовом договоре и локальных актах работодателя. Они могут содержать конкретные
ограничения для спортсмена, как, например: диета, поддержание
весовой категории, выполнение дома физических упражнений,
запрет на курение, употребление алкоголя и т. п. Нарушение
спортивного режима может стать основанием для применения к
спортсмену особых мер дисциплинарной ответственности, которые будут выражаться в отстранении от тренировок или, что бывает гораздо чаще, наложении штрафа, временном перемещении
в «запасные» (что влечет меньше игровой практики и снижает
возможность получать премии за спортивный результат) и даже
исключение из команды.
Примечания
См., например: Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 157; Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. М., 1999. С. 526.
2
Карташов В. Н. Теория правовой системы общества: Учеб. пособие: В 2 т. Ярославль, 2006. Т. 2. С. 425.
3
Сараев В. В. Уголовно-правовая охрана современного профессионального спорта в России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск,
2009. С. 20.
1
Д. С. Котомин
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Об объектах лоббистской деятельности
Проводимое нами исследование, задачей которого является
построение наиболее полной и логически непротиворечивой теоретической модели лоббистской деятельности в целях выработки
рекомендаций по её правовому регулированию, позволяет сделать следующие выводы относительно объектной характеристики данного процесса.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Высказываемые в научной литературе точки зрения по рассматриваемому вопросу свидетельствуют об отсутствии системного взгляда как на явление лоббизма в целом, так и на его
объектный состав. Большинство исследователей под объектами
лоббистской деятельности понимают органы государственной
власти и непосредственно принимающие решения должностные
лица, на которых субъектами лоббирования осуществляется воздействие с целью принятия ими того либо иного решения1. Рассмотренная позиция является довольно ограниченной и противоречит теоретическим разработкам, связанным с определением
природы объектов права. Так, в представлении С. С. Алексеева
объекты – это те явления (предметы) окружающего нас мира, на
которые направлены субъективные юридические права и обязанности2. Н. И. Матузов под объектами понимает общественные
отношения3. В. Н. Карташов считает, что «объект правоотношения – это то, по поводу чего субъекты вступают в юридическое
отношение, на что направлены их интересы в ходе реализации,
как правило, субъективных прав и субъективных юридических
обязанностей»4.
Нельзя не учитывать, что интересы субъектов лоббирования
направлены на урегулирование общественных отношений определенным образом. Осуществляется это путем оказания воздействия на правотворческие органы и принятия данными органами
определенных правотворческих решений (как результат такого
воздействия). Объекты лоббирования, на наш взгляд, необходимо рассматривать более широко и многоаспектно. Первичным
непосредственным объектом данной деятельности всегда выступают общественные отношения, которые субъекты стремятся
определенным образом урегулировать. И поскольку такое урегулирование осуществляется путем принятия конкретных правотворческих решений, их также необходимо рассматривать в качестве одного из элементов объекта.
Сами правотворческие органы не могут рассматриваться в качестве объекта лоббирования постольку, поскольку урегулирование одних и тех же общественных отношений определенным образом может достигаться путем оказания воздействия на разные
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
органы или должностных лиц, при этом общая структура такого
механизма изменится довольно слабо. Например, если субъекту
необходимо для достижения цели принятие Государственной
Думой того либо иного федерального закона, он может осуществлять воздействие на разные партии, депутатские группы, фракции, конкретных депутатов, а также вообще добиться своей цели
путем принятия иного нормативного акта другим компетентным
органом (например, Указа президента и др.).
В общей структуре объекта лоббирования нужно рассматривать и конкретные материальные и духовные блага, т. к. люди
вступают в отношения друг с другом с целью удовлетворения
своих потребностей, а каждая потребность, как известно, предметна5. В этом ключе в рамках рассмотрения вопроса об объекте
лоббирования необходимо отдельно говорить и о его предмете.
Неверно в качестве такового выделять цель лоббирования – то,
ради чего осуществляется воздействие, проводится лоббистская
кампания, как это делают некоторые авторы6. Цель и предмет
представляют собой абсолютно самостоятельные элементы в
структуре лоббистской деятельности, при этом цель более связана с субъектом и его психологическим механизмом, заинтересованностью в осуществлении воздействия на правотворческий
орган, а предмет – с объектом, представляя из себя ту его часть,
которая в данный момент непосредственно включается в технологический процесс («обрабатываемый продукт»)7.
Нам представляется невозможным достичь какого-либо
положительного результата в исследовании правовой характеристики лоббистской деятельности без подобной критической
оценки существующих теоретических наработок в данной сфере.
Примечания
1
См., например: Бятец M. В. Лоббизм в правотворческой деятельности // Правоведение. 1998. № 1. С. 49–50; Исаков В. В. Конституционноправовые основы лоббизма в РФ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук.
Владивосток, 2004. С. 11; Толстых П. А. GR: Практикум по лоббизму в
России. С. 18.
2
См.: Алексеев С. С. Общая теория права. М., 1982. Т. 2. С. 154.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2001. С. 528–530.
4
Карташов В. Н. Введение в общую теорию правовой системы общества. Ч. 6: Правовые отношения и связи в юридической практике и
правовой системе общества: Текст лекций. Ярославль, 2000. С. 51.
5
См.: Карташов В. Н. Теория правовой системы общества: Учеб.
пособие: В 2 т. Ярославль, 2005. Т. 1. С. 298–299.
6
См.: Толстых П. А. Указ. соч. С. 31.
7
См.: Карташов В. Н. Юридическая технология или юридическая
техника? Некоторые методологические аспекты исследования // Юридическая техника. 2007. № 1. С. 17.
Д. В. Мельников
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Виды соучастия
в отечественном законодательстве
Соучастие, являясь комплексным институтом, представляет
собой структурную часть различных отраслей права. Следовательно, четкое определение понятия соучастия, построение научно обоснованной и практически значимой его общетеоретической конструкции позволит полнее раскрыть сущность и характер полезности или общественной опасности отдельных его
проявлений и определить объем поощрения и(или) ответственности субъектов, а также грамотную квалификацию их действий.
Важно также выделить виды соучастия. Наличие четкого
критерия классификации является необходимым условием любой научной классификации. На наш взгляд, к таким основаниям
относятся следующие:
1. В зависимости от правовой системы общества следует выделять соучастие в российской или иных национально правовых
системах;
2. В зависимости от сферы жизнедеятельности можно говорить о совместном действии двух или более субъектов в публичной или частной, экономической и политической, юридической и
иных сферах общества;
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. По степени общественной опасности и (или) полезности
нужно выделять соучастие в преступлении, правонарушении или
позитивном поведении (например, приобретение недвижимого
имущества в долевую собственность);
4. В зависимости от типа (вида, подвида) практики можно писать о соучастии в правотворческой, правореализующей, интерпретационной и правосистематизирующей и других практиках;
5. По субъектам можно подразделять на совместное участие
граждан, организаций, должностных лиц, совершеннолетних, несовершеннолетних и т. п.;
6. Важное значение имеет также классификация соучастия
по объему на оконченное и неоконченное;
7. В зависимости от отрасли права можно говорить о соучастии в рамках уголовного права, административного права, гражданского права и т. д.
Можно выделять и иные критерии классификации, однако
нам бы хотелось более детально остановиться на выделении соучастия в рамках административного права. Данное обстоятельство обусловлено следующими причинами:
а) институту соучастия не придается должного значения ни
в науке административного права, ни в законодательстве, ни в
правоприменительной деятельности органов (должностных лиц),
правомочных налагать административные взыскания. Однако на
практике большинство административных проступков совершаются двумя или более лицами. Соучастием в административном
проступке, по нашему мнению, следует считать умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении административного правонарушения. В административном законодательстве следует выделять таких соучастников, как: исполнитель,
организатор, подстрекатель и пособник. По способу совершения
противоправного деяния, правонарушения следует делить на совершенные: группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой;
б) выделение института соучастия в административном
праве позволяет «попутно» обнаруживать ошибки в Уголовном
кодексе РФ. Предлагаем рассмотреть данное обстоятельство на
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следующем примере. Законодатель, регламентируя ответственность за незаконную рубку и повреждение лесных насаждений
в Кодексе об административных правонарушениях РФ и УК
РФ, существенным отличием в составах признает «причинение
деянием значительного ущерба». Так, ч. 1 ст. 260 УК РФ в отличие от ст. 8.28 КоАП РФ гласит: «Незаконная рубка, а равно
повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений … наказываются штрафом …, если эти деяния совершены
в значительном размере». В силу наличия института соучастия в
отечественном уголовном праве, законодатель, раскрывая общественную опасность деяния и выделяя в ч. 2 ст. 260 УК РФ квалифицирующие признаки, усиливающие ответственность, упоминает и группу лиц в качестве такового. При этом по ошибке в
ч. 2 ст. 260 УК РФ не прописывается необходимость причинения
данным преступлением значительного ущерба. Следовательно,
закрепляя институт соучастия в административном праве, неизбежно возникает юридическая коллизия норм УК РФ и КоАП
РФ, так как одно и то же противозаконное деяние квалифицируется нормами различных правовых актов.
Таким образом, рассмотрев различные основания классификации соучастия и изучив необходимость выделения данного понятия и в административном праве, мы пришли к выводу, что,
внедряя рассматриваемый институт, необходимо провести работу по устранению коллизий и противоречий в действующем российском законодательстве.
Н. Ю. Цыганова
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Классификация гарантий
правового статуса личности
Эффективное функционирование государственных институтов может быть успешно осуществлено только при строгом соблюдении гарантий прав личности, как это предписывает Конституция РФ. Более того, поддержание высокого уровня
обеспеченности прав и свобод личности в обществе усиливает
международный авторитет России.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для того чтобы каждый человек, которому адресовано какоелибо право, мог им воспользоваться, необходимы определенные
предпосылки, а также специфические юридические средства
и способы реализации воплощения этого права в действительность. Такие предпосылки и средства, состоящие из объективных
и субъективных факторов, а также конкретные способы реализации создают институт гарантий правового статуса личности, являющийся важнейшим инструментом обеспечения прав и свобод
личности. Вопрос о гарантиях возникает всякий раз, когда осуществляется переход от должного к сущему1.
Гарантии – один из важнейших элементов правового статуса
человека, обеспечивают саму возможность его существования и
реализации. В юридической литературе уделяется внимание не
только исследованию понятия и содержания гарантий, но и вопросам, связанным с их классификацией.
Например, А. В. Мицкевич предлагал систему гарантий, которая исходит из различия содержания деятельности общественных и государственных организаций. Тем самым он выделял
организационно-политические и юридические гарантии2.
Е. Н. Хазов классифицирует гарантии по функциональной
направленности средств и способов гарантирования, в зависимости от субъекта реализации гарантий, по форме выражения, по
отраслевой принадлежности и подразделяет их на общие (экономические, политические, социально-нравственные) и специальные (юридические) гарантии3.
Н. В. Витрук в соответствии с определенными условиями
жизни общества, мерами, предпринимаемыми в той или иной
сфере жизни, выделяет общесоциальные и специальные (юридические) средства реализации прав и свобод личности4.
Юридические гарантии правового статуса личности имеют
свою разветвленную структуру, в составе которой различают гарантии реализации и гарантии охраны прав и свобод личности.
К гарантиям реализации относят пределы прав и свобод, их
конкретизацию в действующем законодательстве, процессуальные формы реализации, меры поощрения и льготы для стимулирования правомерной их реализации и т. д.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вторую группу юридических гарантий охраны составляют
контроль и надзор, меры защиты и меры ответственности виновных за нарушение прав и свобод личности, процессуальные
формы осуществления контроля и надзора, средства предупреждения и профилактики нарушений прав личности и др.5
Говоря о видах юридических гарантий, Ю. И. Мигачев справедливо отмечает, что эти гарантии не следует ни отрывать, ни
тем более противопоставлять другим видам гарантий, поскольку
значение их можно правильно понять и оценить, анализируя в
единстве с другими гарантиями, рассматривая как часть единого
целого6.
В. С. Хижняк по сфере действия гарантий выделяет внутригосударственные и международные механизмы гарантий прав
человека и гражданина, отмечая, что как в национальном, так и
в международном праве существуют гарантии реализации прав
человека7. Полагаем, что такое деление не менее важно в условиях глобализации и интеграции во всех областях деятельности
современных государств. Однако необходимо учитывать, что на
международном уровне можно защитить только те права, реализация которых гарантирована международным правом.
Существует множество других оснований, по которым возможна классификация гарантий правого статуса личности. Однако все классификации гарантий правового статуса личности
весьма условны.
Те или иные классификации гарантий способствуют системному уяснению и понимаю, более детальному рассмотрению механизмов реализации прав и свобод личности. Законодательство
проводит разграничение условий и средств гарантированности
правового статуса личности. Например, юридические гарантии
закреплены в форме реализации и охраны прав и свобод. Представляется, что для осуществления прав и свобод личности необходима совокупность и взаимодействие всех гарантий как объемного социально-политического и юридического явления.
Примечания
См.: Воеводин Л. Д. Юридический статус личности в России:
Учеб. пособие. М., 1997. С. 242.
1
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
См.: Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М., 1962. С. 82.
См.: Хазов Е. Н. Юридические гарантии основных прав, свобод
и обязанностей человека и гражданина в России: Автореф. дис. ... д-ра
юрид. наук. СПб., 1997.
4
См., например: Витрук Н. В. Общая теория правового положения
личности. М., 2008. С. 144.
5
См.: Мордовец А. С. Гарантии прав личности: понятие и классификация // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. М., 2009. С. 315.
6
См.: Юридические гарантии прав личности в Российской Федерации (по материалам «круглого стола») // Государство и право. 2000.
№ 11. С. 96.
7
См.: Хижняк В. С. Реализация международных обязательств России в области прав человека в свете проблему соотношения международного и внутригосударственного права РФ // Государство и право.
2007. № 8. С. 35.
2
3
Л. А. Шадринова
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Объект и предмет технологии установления
правоприменительных ошибок
Целесообразно, на наш взгляд, проанализировать философское, «социально-технологическое» и общеправовое понимание
категории объекта с целью сформулировать его применительно к
заявленной нами теме.
В философии объект познания определяют как пассивную,
инициируемую сторону деятельности, то, на что направлена деятельная способность субъекта как часть бытия, противостоящая
человеку в его познании или деятельности1.
В других науках существуют различные определения объекта социальных технологий, а именно общественные отношения,
их участники, услуги и т. д.2
Ученые-юристы исследуют такие категории, как «объект
права», «объект правового регулирования», «объект правоотношения», «объект юридической деятельности» и др. Вопросы, связанные с пониманием этих категорий, являются дискуссионными
в науке. Главным образом они касаются того, считать ли объек26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
том «общественные отношения»3 либо «поведение и деятельность
субъектов права»4 в механизме правового регулирования. Причем
последнюю точку зрения поддерживают большинство авторов.
Мы полагаем, что объектом технологии установления правоприменительных ошибок является то, что противостоит ее
субъектам и участникам, то, на что направлены их действия и
операции по обнаружению и фиксации ошибок. В целом это может быть вся правоприменительная деятельность или отдельные
ее стадии, стороны, аспекты и т. д.
Например, ч. 3 ст. 29 УПК РФ устанавливает правомочие
суда в ходе досудебного производства рассматривать жалобы на
действия (бездействия) и решения прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя; ст. 137, 138 Налогового кодекса РФ
определяют в качестве объекта проверки вышестоящими налоговыми органами (должностными лицами), судом акты налоговых
органов ненормативного (нормативного) характера, действия или
бездействия должностных лиц налоговых органов; ст. 29, 30, 32–
34 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации» предусматривают проверку законности решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание
и предварительное следствие; ст. 121 ФЗ «Об исполнительном
производстве» гласит, что оспариванию в суде подлежат постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействия).
Предметом же технологии является та часть объекта, которая в данный момент непосредственно включается в технологический процесс, «обрабатываемый продукт», который подвергается установлению, оценке, устранению и т. д.5
Предметами же технологии в данных примерах будут
индивидуально-конкретные, персонифицированные акты компетентного органа и/или должностного лица либо их конкретные
действия, имеющие опять же конкретные юридически значимые
последствия.
Примечания
См.: Кузнецов В. Г. и др. Философия: Учебник для вузов. М.,
2005. С. 298.
1
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
2
См.: Социальная работа: история, теория, технологии / Под ред.
И. Ф. Албеговой, В. В. Козлова. Ярославль, 1997. С. 94; Титова Л. Г.
Технология власти: Учеб. пособие. Ярославль, 2004. С. 17–18; Ищенко И. Г. Социальные технологии работы с персоналом в банковской
сфере// Дис. … канд. соц. наук. Пенза, 2002. С. 12.
3
См.: Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства. М., 2005.
С. 434–438.
4
См.: Осипов М. Ю. Правовое регулирование как динамическая
система: понятие, структура, функции: Дис. ... канд. юрид. наук. М,
2008. С. 68–69; Бобылев А. Н. Теоретические проблемы правового регулирования // Право и политика. 2002. № 8. С. 11.
5
См.: Карташов В. Н. Юридическая технология или юридическая
техника? Некоторые методологические аспекты исследования // Юридическая техника. 2007. № 1. С. 17.
С. В. Нечаев
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Право на здоровье и право на охрану здоровья
в источниках международного права
В международно-правовых актах, посвященных правам человека, в нормах, закрепляющих права в области здоровья, отсутствует единство понятийного аппарата. Так, в п. 1 ст. 25 Всеобщей Декларации прав человека, принятой и провозглашенной
резолюцией 217А (III) Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря
1948 г., закрепляется «право на медицинский уход». В преамбуле
к Уставу (Конституции) Всемирной организации здравоохранения, принятому 22 июля 1946 г. в Нью-Йорке, и п. 1 ст. 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных
правах от 16 декабря 1966 г. используется термин «право на здоровье». При этом при определении «права на здоровье» используется конструкция «наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья», которая не является однозначной, и по поводу ее понимания имеются разногласия. Полагаем,
что под «правом каждого человека на наивысший достижимый
уровень физического и психического здоровья» необходимо понимать право человека на такой уровень физического и психического здоровья, который может быть максимально возможен
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в определенном месте и в определенное время, без каких-либо
искусственных ограничений. Статья 11 Европейской социальной
хартии, принятой 18 октября 1961 г. в г. Турине и пересмотренной 3 мая 1996 г. в г. Страсбурге, регламентирует «право на охрану здоровья». При этом закреплены корреспондирующие данному праву обязанности государств-участников.
Указанные источники международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации. В связи с этим для их правильного применения необходимо определиться с соотношением «права на здоровье» и «права на охрану
здоровья».
Анализ трех уровней международно-правового регулирования (глобального, регионального, а также актов международных
организаций) позволяет сделать ряд выводов:
1. «Право на здоровье» является естественным правом, оно
принадлежит человеку с момента рождения. Об этом свидетельствует и тот факт, что в международно-правовых актах «право на
здоровье» признается в качестве естественного права человека,
принадлежащего ему вне зависимости от того, будет оно нормативно закреплено или нет. При этом конструкцию «наивысший
достижимый уровень физического и психического здоровья»
можно рассматривать в качестве международно-правовой цели.
2. «Право на охрану здоровья» и более узкое по содержанию
«право на медицинский уход» являются позитивными социальными правами человека. Для их реализации необходимы соответствующие действия и признание со стороны государства. У
государства существуют корреспондирующие данным правам
обязательства. И если государство признает «право на охрану
здоровья», «право на медицинский уход», то оно должно закрепить конкретный объем таких прав и стандарты, в пределах
которых гарантируется их соблюдение. Международные нормы
в данном случае носят общий характер, закрепляющий те минимальные стандарты, которые должно гарантировать государство.
3. В то же время нельзя противопоставлять естественные и
позитивные права – «право на здоровье» и «право на охрану здоровья». Их эффективность в единстве. Для достижения «наивыс29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шего уровня физического и психического здоровья» необходимо,
чтобы принадлежащее человеку с момента рождения естественное «право на здоровье» было признано государством и закреплено в виде конкретных обязательств по реализации позитивного «права на охрану здоровья».
Д. А. Кошлев
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Внутриведомственный контроль
Право осуществления внутриведомственного государственного контроля за соблюдением трудового законодательства и
иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, в подведомственных организациях предоставлено
федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов РФ, а также органам местного самоуправления в порядке и на условиях, определенных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (ч.
3 ст. 353 ТК РФ).
Отметим, что на федеральном уровне принят Федеральный
закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», в котором предусматривается такая форма контроля,
как внутриведомственный государственный контроль за соблюдением трудового законодательства. Сфера действия настоящего
Федерального Закона ограничена только в отношении федеральных государственных гражданских служащих. На уровне законодательства субъектов РФ сложилась следующая ситуация. В
Ярославской, Брянской и Костромской областях приняты законы о наделении органов местного самоуправления отдельными
государственными полномочиями. Положения данных законодательных актов носят исключительно декларативный характер
и фактически дублируют ТК РФ в части закрепления полномочий за органами местного самоуправления по осуществлению
функции внутриведомственного государственного контроля в
подведомственных им организациях. Законами об охране труда Республики Саха (Якутия), Алтайского края, Нижегородской
области, Амурской области, Ханты-Мансийского автономно30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го округа – Югры, Красноярского края и Краснодарского края
либо аналогичным образом закрепляются полномочия органов
местного самоуправления по осуществлению функции внутриведомственного государственного контроля в подведомственных
им организациях, либо дублируется содержание ч. 3 ст. 353 ТК
РФ. Исключение составляют только пять субъектов Российской
Федерации, в которых приняты законы о внутриведомственном
государственном контроле. Из них только в Вологодской области и Республике Коми внутриведомственный государственный
контроль осуществляется не только в системе государственной
гражданской и муниципальной службы, но и во всех государственных унитарных предприятиях Республики Коми и учреждениях или предприятиях Вологодской области, учредителями которых являются органы исполнительной государственной власти
области или органы местного самоуправления муниципальных
образований Вологодской области. В остальных субъектах РФ
вообще отсутствует законодательное регулирование вопросов
внутриведомственного государственного контроля.
Полагаем, что необходимо принять специальный Федеральный Закон РФ «О внутриведомственном государственном контроле
за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных
правовых актов, содержащих нормы трудового права, в подведомственных организациях», который может носить характер базовых
основ («рамочный закон») и закрепить в нем следующие положения:
1. Разграничить полномочия по законодательному урегулированию внутриведомственного государственного контроля
между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ.
2. При принятии предлагаемого базового «рамочного» закона соответственно возникает необходимость определения сферы
применения внутриведомственного государственного контроля,
его соотношения с иными формами контроля за соблюдением
трудового законодательства (профсоюзный, общественный), а
также с общими принципами по защите прав юридических лиц
и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3. Ввести понятийный аппарат, определив и раскрыв обязательно категориии «подведомственной организации», содержание мероприятий по внутриведомственному государственному
контролю.
4. Определить формы, виды внутриведомственного государственного контроля, основные принципы, требования к персоналу, осуществляющему контрольные функции, полномочия контролирующих органов, порядок и способы фиксации выявленных
нарушений, виды ответственности лиц, виновных в выявленных
нарушениях, и порядок их привлечения к ответственности т. п.
В. И. Антонов
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
О внедоговорных обязательствах
в трудовом праве
Существующие в трудовом праве обязательства можно классифицировать по основаниям их возникновения на договорные
(например, трудовой договор лежит в основании возникновения
трудового правоотношения) и внедоговорные. К внедоговорным
обязательствам в трудовом праве можно отнести правоотношения, возникающие из фактического состава, аналогичного фактическому составу, лежащему в основе обязательств из неосновательного обогащения в гражданском праве.
В цивилистике принято считать, что обязательство из неосновательного обогащения возникает из фактического состава,
который включает в себя три элемента: 1) наличие обогащения
на стороне приобретателя; 2) получение обогащения за счет потерпевшего; 3) отсутствие правового основания обогащения. При
этом ГК РФ не связывает возникновение обязательства ни с виной, ни с противоправностью поведения приобретателя, а только
с отсутствием правового основания обогащения.
Примером неосновательности обогащения на стороне работника является выплата работодателем работнику заработной
платы на основании судебного решения, которое впоследствии
было отменено вышестоящим судом. Между тем к моменту вынесения постановления судом надзорной инстанции оказывается
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исполненным решение районного суда не только в части восстановления работника в должности, но и в части взыскания в
пользу работника заработной платы. В указанном случае налицо
фактический состав неосновательного обогащения: 1) работник
обогатился, поскольку решение суда было исполнено, и он получил заработную плату за время вынужденного прогула; 2) работник обогатился за счет работодателя; 3) отсутствует правовое
основание обогащения, поскольку решение суда было отменено.
По общему правилу в случае отмены решения суда вышестоящим судом производится поворот исполнения решения суда
(ч. 1 ст. 445 ГПК РФ), однако из общего правила существуют исключения, в частности поворот исполнения решения суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим
из трудовых отношений, невозможен, за исключением случаев,
если отмененное решение суда было основано на сообщенных
истцом ложных сведениях или представленных им подложных
документах (абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ). Указанные положение
ГПК РФ корреспондирует положениям ст. 1109 ГК РФ, согласно
которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию при
отсутствии недобросовенности с его стороны и счетной ошибки.
В данном примере отсутствует как недобросовестность работника, так и счетная ошибка. Фактически речь идет о том, что
в результате судебной ошибки работник обогатился за счет работодателя на определенную сумму.
Действующее трудовое законодательство предоставляет
работнику гарантии, под которыми понимаются средства, способы и условия, с помощью которых обеспечивается осуществление предоставленных работникам прав в области социальнотрудовых отношений (ст. 164 ТК РФ). К числу предоставляемых
действующим ТК РФ гарантий относятся и гарантии по оплате
труда, которые призваны обеспечивать исполнение работодателем обязанности по выплате в полном размере причитающейся
работникам заработной платы в установленные сроки. Так ТК РФ
гарантирует выплату заработной платы в случае простоя по вине
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
работодателя, а также по причинам, не зависящим от работника
и работодателя, напротив, в случае простоя по вине работника
заработная плата за время простоя не выплачивается (ст. 157 ТК
РФ). В качестве еще одной гарантии оплаты труда ТК РФ устанавливает закрытый перечень удержаний из заработной платы.
По общему правилу заработная плата, излишне выплаченная работнику, не может быть с него взыскана. Исключением из общего правила являются случаи: счетной ошибки; признания органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров вины
работника в невыполнении норм труда или простое; виновных
действий работника, установленных судом (ст. 137 ТК РФ). Неправильное применение работодателем трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы
трудового права также не является основанием удержания из заработной платы сумм излишне выплаченных работнику. Однако
неправильное применение трудового законодательства судом и
существующий в действующем ГПК РФ запрет на поворот исполнения решения суда в части взыскания денежных сумм по
требованиям, вытекающим из трудовых отношений при обнаружившейся судебной ошибке, нельзя признать соответствующим
сути гарантий по выплате заработной платы, поскольку в данном
случае обязанность работодателя по выплате заработной платы
отсутствует. На основании вышеизложенного предлагаю внести
изменения в ГПК РФ, а именно: в абз. 2 ч. 3 ст. 445 ГПК РФ после слов: «В случае отмены в порядке надзора решений суда по
делам о взыскании денежных сумм по требованиям» исключить
слова «вытекающим из трудовых отношений».
И. Н. Горячев
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Предпосылки истинности
презумпции знания закона
Презумпция знания закона выражает связь между фактами
существования закона и знания закона его адресатами, полагающуюся на мыслимую закономерность «если закон существует,
то (вероятно) он известен каждому». Как предположение, обла34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дающее высокой степенью обоснованности, данная презумпция
сформировалась в условиях небольшого количества правовых актов и прямого участия населения в их принятии. Сегодня законодательная власть осуществляется относительно небольшой и изолированной группой людей. Выражение ими воли большинства
есть не более чем предположение. К тому же позитивное право
постоянно изменяется, а число правовых актов, как показывает опыт, постоянно увеличивается. Наконец, с развитием права
знание текста закона стало неравнозначно пониманию существа
нормы права. Поэтому в условиях современной социальной действительности, как мы полагаем, дать прямое индуктивное обоснование предположению о знании закона невозможно.
Принимая во внимание тот факт, что в большинстве отраслей права предположение о знании закона носит неопровержимый характер, оно приобрело черты аксиомы. Мы считаем, что
предположение о знании закона претендует на роль общеправовой аксиомы необоснованно. Так называемая презумпция знания
закона в подавляющем большинстве случаев является фиктивной конструкцией, которая констатирует не обобщенный вывод
о том, что, как правило, имеет место, но в значительно большей
мере выражает вывод о том, что быть должно. Сказанное четко прослеживается и в характере применения этого важнейшего
правового инструмента.
Отказавшись от тезиса о прямой индуктивной природе построения презумпции знания закона, попытаемся определить общие условия, влияющие на сохранение выражаемой презумпцией
знания закона закономерности, или предпосылки истинности презумпции знания закона: они не только косвенно демонстрируют,
но сами формируют правдоподобность предположения о знании
закона, поскольку большая или меньшая вероятность их истинности влияет на вероятность истинности суждения о знании тех или
иных норм каждым лицом. Первой предпосылкой является истинность предположения о том, что правовые акты были должным образом доведены до сведения населения. Вторая предпосылка – это
достоверность так называемой презумпции действительности (истинности) и стабильности нормативных актов.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. С. Грибов
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Уголовная ответственность:
к вопросу о содержании понятия
В науке уголовного права предложено различать негативную
(ретроспективную) и позитивную уголовную ответственность.
Позитивной ответственностью обозначают не кару за противоправное поведение, а особое состояние индивида, характеризующееся его глубоким пониманием интересов общества и государства, активным и добросовестным выполнением им своих обязанностей, гражданского долга, т. е. воздержанием гражданина
от совершения преступления, позитивным поведением.
Уголовная ответственность, на наш взгляд, носит ретроспективный характер, а её так называемый позитивный аспект сводится к общерегулятивным уголовно-правовым отношениям.
Анализ уголовного закона позволяет выделить две формы
уголовной ответственности: 1) обязанность понести наказание
и 2) обязанность претерпеть меры, возлагаемые при условном
осуждении (дополнительные наказания, обязанность пройти
курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании и пр.).
Относительно того, что наказание является одной из мер государственного принуждения, а значит, формой уголовной ответственности, вопросов не возникает. Это мнение разделяется
многими правоведами и закреплено в ч. 1 ст. 43 УК: «Наказание
есть мера государственного принуждения». Относительно условного осуждения, его принадлежности к мерам государственного
принуждения не все так очевидно, поскольку прямо в уголовном
законе это не оговорено. Однако анализ УК не оставляет в том
сомнений. Во-первых, это мера, предусмотренная уголовным законом (ст. 73 УК). Во-вторых, она носит принудительный характер. В УК (ч. 6 ст. 73) четко сказано, что за поведением условно осужденных осуществляется контроль специализированным
органом (для гражданских лиц – это уголовно-исполнительные
инспекции), а в отношении военнослужащих – командованием
воинских частей и учреждений.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, уголовной ответственностью является обязанность лица, совершившего преступление, понести наказание
либо претерпеть меры, возлагаемые при условном осуждении
(т. е. понести дополнительные наказания либо исполнить определенные обязанности: не менять постоянного места жительства,
работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, не посещать определенные места, пройти курс
лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, продолжить обучение в общеобразовательном учреждении, иные обязанности).
И. А. Девятовская
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Сущность категории «использование лицом
своего служебного положения»
Служебное положение лица определяется его правовым статусом (он включает в себя права, обязанности, гарантии и принципы деятельности), устанавливаемым нормативными правовыми актами для данной категории лиц. После того как лицо занимает служебное положение, оно наделяется полномочиями,
которые являются составной частью статуса лица и представляют
собой право (и одновременно обязанность) субъекта действовать
в определенной ситуации способами, предусмотренными нормативными правовыми актами. Таким образом, термин «служебное
положение» является первостепенным, более широким по объему, нежели понятие «служебные полномочия».
Использовать служебное положение при посягательстве
можно путем его злоупотребления или превышения. При злоупотреблении лицо незаконно, вопреки интересам службы использует предоставленные ему законом полномочия, а при превышении – совершает активные действия, явно выходящие за пределы
его полномочий (Постановление Пленума Верховного Суда РФ
от 16.10.2009 г. № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»).
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Одни авторы (В. И. Соловьев, М. В. Ремизов и др.) считают,
что лицо может использовать свое служебное положение с помощью оказываемого им влияния. Другие (например, А. Аснис,
А. В. Вагин) придерживаются узкой трактовки «использования
служебного положения», понимая под ним совершение только
таких действий, которые входят в служебную компетенцию лица.
На наш взгляд, следует признать правильной первую точку
зрения, поскольку при осуществлении деятельности лицо может
оказывать влияние на своих коллег, что невозможно другим лицам, не состоящим на данной службе. Это подтверждается и судебной практикой (см., например, п. 4 постановления Пленума от
10.02.2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»).
Таким образом, использование служебного положения предполагает возможность злоупотребления им, превышения его,
применение имеющегося в связи со служебной деятельностью
авторитета. Особо подчеркнем, что между преступлением и использованием служебного положения обязательно должна быть
связь, при которой преступление было необходимо сопряжено с
совершением каких-либо действий (бездействия) по службе, использованием служебного авторитета, зависимости и пр.
С. А. Иванчина
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Определение оконченного преступления
в истории российского законодательства
Можно выделить следующие этапы развития законодательства об оконченном преступлении (далее – ОП).
1. Конец X в. – 1845 г. На данном этапе отсутствовала Общая
часть как обособленное нормативное подразделение и законодатель не оперировал понятием ОП как завершающей стадии преступной деятельности лица. В то же время появились отдельные
статьи о неоконченном преступлении (чаще о покушении).
2. 1845 – 1903 гг. Уложение 1845 г. осуществило деление стадий на приготовление, покушение и преступление совершенное
(оконченное – говоря современным языком). При этом впервые
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в ст. 12 дано определение ОП: «Преступление почитается совершившимся, когда в самом деле последовало преднамеренное
виновным или же иное от его действий зло».
3. 1903 – 1919 гг. Этот этап связан с принятием Уголовного
уложения 1903 г.; в нём законодатель, к сожалению, не дал определения ОП и даже не употребил данный термин. В свое время
этот подход был подвергнут справедливой критике со стороны
ряда дореволюционных криминалистов (в частности, Н. Д. Сергеевского).
4. 1919 – 1922 гг. Данный этап можно оценить как прогрессивный, поскольку в ст. 17 Руководящих начал 1919 г. было
сформулировано понятие ОП: «Преступление считается оконченным, когда намерение совершающего преступление осуществилось до конца». Важно отметить, что и в этой дефиниции
ОП, и в его определении в Уложении 1845 г. законодатель связывает окончание преступления со степенью реализации субъектом своих намерений.
5. 1922 – 1996 гг. Действовавшие в это время кодексы в очередной раз ознаменовали отказ от употребления понятия ОП и соответственно не содержали его дефиниции. При этом в указанных
актах имелись статьи о неоконченной преступной деятельности.
6. 1996 г. – настоящее время. Современный этап характеризуется заметным прогрессом. Законодатель вновь дал определение ОП в ч. 1 ст. 29 УК 1996 г.: «Преступление признается
оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все
признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом».
В определении акцент сделан не на степени завершенности намерений лица (фактическом окончании преступления), а на наличии в содеянном состава преступления (юридическое окончание),
что представляется более предпочтительным с позиции основания уголовной ответственности (ст. 8 УК) и теории квалификации преступлений.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. А. Ильин
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
К вопросу о форме вины по отношению
к тяжким последствиям в составе
превышения должностных полномочий
(п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ)
Подчас утверждается, что вина по отношению к данным последствиям может быть только умышленной (Б. В. Волженкин).
Эта позиция представляется нам ошибочной: она расходится, вопервых, с судебной практикой (Президиум Московского городского суда в постановлении от 03.10.2008 г. № 44у-491/08 исключил из приговора указание об осуждении Ч. по ч. 1 ст. 109 УК,
мотивируя это тем, что последствия в виде причинения смерти
по неосторожности полностью охватываются п. «в» ч. 3 ст. 286
УК и дополнительной квалификации не требуют), во-вторых, с
постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 г.
«О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»,
п. 21 которого устанавливает, что последствия в виде причинения смерти по неосторожности охватываются тяжкими последствиями превышения должностных полномочий. Следовательно,
по отношению к тяжким последствиям допустима вина лишь в
форме неосторожности.
Другие авторы считают, что вина по отношению к тяжкому последствию может быть только в форме неосторожности
(Д. А. Семенов). На наш взгляд, это также неверно, поскольку противоречит судебной практике (Президиум Московского
городского суда в постановлении от 24.01.2008 г. № 44у-10/08
указал, что причинение умышленного тяжкого вреда здоровью
полностью охватывается п. «в» ч. 3 ст. 286 УК и дополнительной квалификации не требует). Кроме того, это не соответствует
нормам действующего УК: ч. 2 ст. 24 устанавливает, что деяние,
совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соот40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ветствующей статьей Особенной части. Пункт «в» ч. 3 ст. 286 УК
этого особо не предусматривает.
Наиболее верной, по нашему мнению, является позиция
тех ученых, которые признают, что по отношению к тяжкому
последствию вина может выражаться как в форме умысла, так
и в форме неосторожности (Б. В. Здравомыслов). При этом необходимо учитывать положения ст. 27 УК. Следовательно, если
вина по отношению к тяжким последствиям выражается в форме
неосторожности, то такое преступление – деяние, совершенное с
двумя формами вины; оно в целом признается умышленным.
М. В. Истомина
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Об адресатах требований
принципов российского законодательства
Принципы законодательства составляют стержень каждой
отрасли права и законодательства, служат каркасом правовых
норм и законодательных требований.
Вопрос о субъектах, которым адресованы требования принципов законодательства, в юридической литературе решается
неоднозначно. Так, С. Г. Келина и В. Н. Кудрявцев указывают,
что уголовно-правовые принципы обязательны для законодателя, правоприменительных органов и граждан. Е. Е. Чередниченко распространяет требования принципов на законодательные и
правоприменительные органы. М. И. Брагинский, В. В. Витрянский полагают, что принципы гражданского законодательства
адресованы любым участникам гражданского оборота.
Думается, что адресованность принципов законодательным
органам очевидна, ибо правотворчество представляет собой особую форму государственной деятельности по созданию, изменению и отмене правовых норм. Социальные потребности и интересы общества в определенной степени отражаются в принципах,
которые лежат в основе тех или иных нормативно-правовых актов. При издании нового закона практически всегда изменениям
подвергается сложившаяся система принципов.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Не менее важной является проблема соблюдения принципов законодательства правоприменительными органами. Применение права – это особая форма его реализации, которая представляет собой «властную деятельность уполномоченных на то
государственных или иных органов, состоящая в рассмотрении
конкретного юридического вопроса, дела и вынесении по нему
индивидуального решения, обязательного для его адресатов»
(А. Ф. Черданцев).
Не столь однозначным является решение вопроса о возможности адресации принципов гражданам. Е. Е. Чередниченко отмечает, что такие требования прямо не адресованы гражданам,
«в этом случае вернее говорить о воспитательном воздействии
принципов, заключающемся в том, что эти нормы способствуют
формированию правосознания граждан и тем самым – удержанию неустойчивых лиц от совершения преступления». Данная
позиция представляется спорной, поскольку автор фактически не
учитывает существование принципов личной и виновной ответственности, гуманизма.
Подытожим. Адресатами принципов законодательства являются законодательные, правоприменительные органы и граждане. Кроме того, в круг лиц, которым адресованы требования
гражданско-правовых принципов, следует, на наш взгляд, включить юридические лица.
А. Н. Лемешко
(Институт изучения проблем преступности
Национальной академии правовых наук Украины)
Изменяется ли классификационный
ряд преступлений положениями статей
об императивном смягчении
уголовного наказания?
В статьях Общей части уголовных законов Российской Федерации, Украины и других стран предусмотрены положения об
обязательном смягчении уголовного наказания при его назначении. Фактически закон устанавливает ограничения превышения
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
предела срока или размера уголовного наказания. Основаниями такого императивного ограничения выступают, в частности:
1) совершение неоконченного преступления (ст. 66 УК РФ, ст. 68
УК Украины), 2) наличие смягчающих обстоятельств при отсутствии отягчающих (ст. 62 УК РФ, ст. 691 УК Украины).
Сравнение указанных положений обоих кодексов позволяет
признать наличие как общего, так и отличного (разные предельные сроки, наличие или отсутствие дополнительных условий,
например признание подсудимым своей вины, указание на неприменение наиболее строгих видов наказания и т. п.). Единой
остается природа указанных положений – обязательное (условное или безусловное) смягчение уголовного наказания подсудимому, однако влияние этих положений на классификационный
ряд преступлений, то есть принадлежность их к категории преступлений, видится криминалистами по-разному.
Так, анализируя правила императивного смягчения наказания при неоконченном преступлении, В. Коробов, В. Питецкий,
А. Трухин, М. Редин аргументируют факт изменения классификационного ряда преступлений по степени тяжести в таких случаях.
Поэтому указанные исследователи предлагают выделять санкции
оконченного преступления и приготовления или покушения. По
их мнению, например, оконченное убийство признаётся особо
тяжким, а покушение на убийство – уже тяжким преступлением.
Представляется, что такое решение не является достаточно
обоснованным. В указанных случаях изменяется не санкция (она
остаётся неизменной), а только порядок назначения наказания
в пределах той же санкции статьи или части статьи. Это не позволяет разширять или изменять классификационный ряд, шире
применять освобождение от уголовной ответственности за счет
расширения возможных предусловий (фактов совершения преступлений). Ведь ст. 60 УК РФ прямо указывает, что ��������
лицу назначается наказание в пределах, предусмотренных статьей Особенной части настоящего Кодекса. Более точно изложена, по
нашему мнению, ст. 65 УК Украины о том, что суд назначает наказание в пределах, установленнях санкцией статьи (санкции
части статьи) Особенной части.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Ю. Лысенко
(Ярославский государственный университет им. П.Г.Демидова)
Проблема нижнего возрастного порога
уголовной ответственности
Частью 2 ст. 20 УК РФ определен исчерпывающий перечень
деяний, к уголовной ответственности за которые привлекается
лицо, достигшее ко времени совершения преступления 14-летнего возраста.
Тенденция к омоложению преступности, выявленная при
изучении криминальной активности российского общества в период 1999–2002 гг., приводится рядом отечественных исследователей в качестве основного аргумента в пользу снижения порога
уголовной ответственности за указанные деяния до 12-летнего
возраста.
На наш взгляд, при определении нижнего порога уголовной
ответственности законодателем должна приниматься во внимание совокупность обстоятельств, в том числе: 1) уровень развития способности к осознанно-волевому поведению, характерный
для большинства современных подростков; 2) криминальная активность малолетних; 3) уголовно-правовой аспект, отражающий
принципы российской и международной ювенальной политики; 4)
достижение целей исправления лиц с криминальным поведением,
предупреждения совершения новых деяний посредством применения мер правового воздействия к подросткам младшего возраста.
В соответствии с п. 4.1. Минимальных стандартных правил
ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, нижний предел возраста уголовной ответственности «не должен устанавливаться на слишком низком уровне,
учитывая аспекты эмоциональной, духовной, интеллектуальной
зрелости». Несмотря на отмечаемую психологами «широкую
вариативность уровней психического развития» современных
подростков и неединичные случаи их опережающего развития, у
большинства психически здоровых лиц именно к 14 годам развивается способность к умозаключениям, происходят изменения, связанные с переходом к внутренней регуляции поведения в
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
уголовно-релевантных ситуациях, усреднение, выравнивание характеристик интеллектуально-волевого развития. Согласно данным МВД и Генпрокуратуры РФ, в 2007–2009 гг. в России произошло постепенное сокращение уровня девиантного поведения,
в том числе совершаемых младшими подростками особо тяжких
(на 13,9 %), тяжких (на 23,2 %) деяний, при одновременном росте
повторной преступности ранее судимых подростков (на 17,6 %).
Анализ данных возрастной психологии, общепризнанных
принципов ювенальной политики, результатов применения мер
правового воздействия в отношении подростков с криминальными наклонностями свидетельствует о научной и практической
обоснованности 14-летнего нижнего возрастного порога уголовной ответственности.
Ю. В. Молева
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Генезис уголовной ответственности
за заведомо ложный донос
В Судебнике 1550 г. уже существовала норма о том, что
«если кто виновно солжет на боярина, окольничего, дворецкого
или казначея и выяснится, что он солгал, то его следует казнить
торговой казнью, бить кнутом и водворить в тюрьму». Ответственность предусматривалась только за ложный донос в отношении лиц, принадлежавших к высшему сословию или занимавших государственные должности (ст. 6). В Воинском артикуле
1715 г. говорилось, что челобитчик имеет право сделать донос,
но остерегаясь, чтобы не прибавить того, чего доказать не может
(Артикул 148). В законодательстве середины XIX – начала XX в.
ложный донос рассматривался как преступление, которое могло
причинить существенный вред интересам правосудия. Уложение
1845 г. предусматривало, что за «лживые доносы» виновный в зависимости от причиненного вреда может быть подвергнут заключению в тюрьму, а в случаях особой важности – лишению всех
прав сословия и ссылке в Сибирь. В Уголовном уложении 1903 г.
ответственность за заведомо ложный донос была урегулирована
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ст. 156, 157. Могли быть назначены различные по строгости наказания: арест, заключение в тюрьму или исправительный дом.
Декретом ВЦИК 1921 г. «О наказаниях за ложные доносы»
была введена ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления органу судебной или следственной власти. Опасность этого деяния состояла в том, что оно побуждало
правоохранительные органы проводить необоснованное расследование, рождало ложные подозрения и обвинения в адрес отдельных граждан и должностных лиц.
В УК 1922 г. ложное сообщение о деятельности государственных учреждений или должностных лиц рассматривалось как преступление против порядка управления (ст. 90), а в отношении граждан – как посягательство на личность (ст. 177). В УК 1926 г. законодатель расширил сферу действия нормы, исключив из диспозиции
ст. 95 указание на органы, в которые донос должен быть сделан.
УК РСФСР 1960 г. в ст. 180 определял это общественно
опасное деяние как заведомо ложный донос о совершении преступления. Круг организаций, в которые мог быть сделан донос,
не ограничивался только судебно-следственными органами.
Е. В. Наден
(Восточноукраинский национальный университет им. В. Даля)
Полное и частичное освобождение
от уголовной ответственности
по законодательству Украины
Понимание сущности и перечня случаев освобождения от уголовной ответственности напрямую зависит от понимания самой
уголовной ответственности. Если ее трактовать как предусмотренные уголовным законом негативные последствия, подлежащие
применению к лицам, совершающим преступления, то, очевидно,
освобождение будет состоять в отказе государства от применения
этих последствий к лицу, совершившему преступление. При этом
в зависимости от того, в каком объеме государство отказывается
от применения к преступнику негативных последствий преступления, можно выделить два вида освобождения: полное и частичное.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
При полном освобождении не постановляется обвинительный
приговор и лицо освобождается от осуждения со стороны государства, наказания и всех иных негативных последствий, в которых
заключена уголовная ответственность. Именно в смысле полного
освобождения и существует сейчас в законодательстве Украины институт освобождения от уголовной ответственности. При частичном
освобождении государство, применяя к лицу определенный объем
негативных последствий, в которых состоит уголовная ответственность, при этом освобождает осужденного от иной их части. Так,
частичное освобождение имеет место в случаях, когда осужденное
лицо освобождается от назначения ему наказания, либо же наказание ему назначается, но осужденный освобождается от его реального отбывания, или если осужденный в определенный момент
досрочно освобождается от дальнейшего отбывания наказания.
Частичное освобождение имеет место также в случаях досрочного
снятия судимости. В действующем УК Украины оно представлено в
виде нескольких институтов, которые, однако, формально не именуются освобождением от уголовной ответственности.
Представляется, что дальнейшее совершенствование института освобождения в уголовном законодательстве Украины
должно осуществляться с учетом того, что такое освобождение
может быть как полным, так и частичным. В силу этого положения, касающиеся обоих видов освобождения от уголовной ответственности должны быть взаимно согласованными, непротиворечивыми, системными.
В. Н. Некрасов
Уголовно-правовая характеристика института
неоконченного преступления в КНР и России
Уголовное право и России, и Китая выделяет приготовление к
преступлению и покушение на преступление. Более того, в отличие
от большинства зарубежных государств в УК обеих стран установлена ответственность не только за покушение, но и за приготовление.
Однако в УК РФ перечислен более широкий перечень форм,
в которых реализуется приготовление, а также введен признак
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
недоведения приготовления до конца по обстоятельствам, не зависящим от самого лица. Нам представляется верным введение
данного признака, так как его отсутствие в УК РСФСР 1960 г.
вызывало определенные сложности на практике.
В уголовном законодательстве Китая, с одной стороны, не
предусмотрено обязательное снижение наказания за приготовление, а с другой – существует возможность полного освобождения
от уголовного наказания за него. Существование возможности
освобождения от наказания за приготовление, а тем более возможность назначения наказания ниже низшего предела, свидетельствует о большем гуманизме УК КНР.
В УК РФ, в отличие от Кодекса Китая, покушение характеризуется и как действие, и как бездействие. Такая позиция нам
представляется правильной, поскольку покушение может реализоваться и в бездействии, например при убийстве, когда жертву,
находящуюся в беспомощном состоянии, лишают воды и пищи.
Таким образом, уголовные законы обеих стран сходно решают ряд вопросов ответственности за неоконченное преступление.
Однако в обоих кодексах институт неоконченного преступления
нуждается в совершенствовании. Поэтому законодателям России
и Китая стоит обратить внимание на возможность обоюдного использования опыта законотворчества.
Е. В. Нечаева
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Законодательство Российской Федерации
о пожарной безопасности
Круг нормативно-правовых актов, составляющих законодательство РФ о пожарной безопасности, очень обширен. Он включает в себя Конституцию РФ, Уголовный кодекс, КоАП РФ, Федеральный закон от 21.12. 1994 г. «О пожарной безопасности»,
принимаемые в соответствии с ним федеральные законы и иные
нормативные правовые акты, а также иные нормативные правовые акты субъектов РФ, муниципальные правовые акты, регулирующие вопросы пожарной безопасности.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Наиболее важные нормативно-правовые акты в области пожарной безопасности можно условно разделить на три группы:
1). Конституция РФ, являющаяся нормативно-правовым актом высшей юридической силы, на котором основывается все законодательство в области пожарной безопасности;
2). Общие нормативно-правовые акты в области пожарной
безопасности, к которым относятся УК и КоАП РФ. Данные документы устанавливают ответственность за противоправные деяния в сфере пожарной безопасности, не раскрывая основных понятий, требований и правил в данной области;
3). Акты, являющиеся правовой основой технического регулирования в области пожарной безопасности. К ним можно отнести:
Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной
безопасности»; Правила пожарной безопасности в Российской Федерации, утвержденные приказом МЧС РФ от 18.06.2003 г. № 313;
Федеральный закон от 22.07.2008 г. № 123-ФЗ «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности»; НПБ 104-03 , утвержденные приказом МЧС России от 20 июня 2003 г. № 323; НПБ 11003, утвержденные приказом МЧС России от 18 июня 2003 г. № 315.
Именно в указанных актах раскрываются такие понятия, как «пожарная безопасность», «требования пожарной безопасности», определяются общие правовые, экономические и социальные основы
обеспечения пожарной безопасности в Российской Федерации и
основные положения технического регулирования в области пожарной безопасности, устанавливаются обязательные для применения
и исполнения требования, а также решаются другие немаловажные
вопросы в области обеспечения пожарной безопасности.
С. С. Ниязова
(Ташкентский государственный юридический институт,
Узбектстан)
Виктимизация деяний,
совершаемых в состоянии аффекта
Для квалификации деяния по ст. 98 Уголовного кодекса
Республики Узбекистан необходимо установить факт того,
что убийство было совершено в состоянии сильного душевно49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
го волнения, т. е. в ответ на противоправное насилие и тяжкое
оскорбление со стороны потерпевшего. Физиологический аффект может возникнуть в ответ не только на противоправное
насилие и тяжкое оскорбление, но также и вследствие иных
противоправных действий потерпевшего. В состоянии аффекта потерпевший играет роль «ведущего» в столкновении, ссоре, драке. Его неправомерные поступки создают условия для
проявления ответного противоправного поведения, честь и достоинство виновного побуждают его к совершению ответных
шагов, в конце концов все это влияет на степень общественной опасности преступления и характер деяния виновного. Мы
считаем, что в таких ситуациях происходит не только психическое, но и моральное давление на человека. Если исходить из
судебной практики, существует немало случаев и форм такого
воздействия. Однако в случае убийства человека необходимо найти очень веское обоснование, иначе это может быть и
обычным убийством. «Не все слова и оскорбления, факты приводят человека в состояние аффекта», – правильно отмечает
М. Х. Рустамбаев. Аффективное состояние, как правило, возникает в ходе противоправного насилия, принуждения и иных
противоправных действий. Очень часто в таких случаях происходят убийства, особенно в условиях выяснения семейных
отношений.
По мнению В. И. Ткаченко, считать преступления, совершенные в состоянии аффекта особо опасными неправильно, так
как причиной преступления является противоправное и неправильное поведение потерпевшего. Изучение судебной практики
свидетельствует, что состоянию сильного душевного волнения
не придается серьезного значения. Потому что считается, что
возбудителем этого состояния является противоправное поведение. В этой связи отметим, что при применении ст. 98 УК Республики Узбекистан в отличие от схожих статей особое внимание придается объективной стороне преступления.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ю. А. Пономаренко
(Национальная юридическая академия Украины
им. Ярослава Мудрого)
Наказание как мера
государственного принуждения
В некоторых зарубежных государствах применение отдельных видов наказания связано с необходимостью получения «согласия» осуждённого на его назначение. Например, ст. 131-8 УК
Франции предусматривает возможность применения общественно полезных работ только с согласия осуждаемого. В этом, очевидно, усматривается способ избежания принудительного труда,
запрещённого ч. 2 ст. 4 Европейской Конвенции о защите прав
человека и основных свобод, ч. 3 ст. 8 Международного пакта о
гражданских и политических правах, Конвенцией № 29 Международной организации труда о принудительном или обязательном труде 1930 г. Поддерживая такой подход, С. С. Яценко считает, что «целесообразным было бы в УК Украины в отношении
общественных, исправительных работ и ограничения свободы
сформулировать положение о получении согласия осуждённого
на применение к нему этих видов наказания».
Однако согласно ч. 3 ст. 43 Конституции Украины, которая
имеет более высокую юридическую силу даже по сравнению с
международными договорами Украины, «не считается принудительным трудом … работа или служба, выполняемая лицом по
приговору или иному решению суда». Таким образом, назначение наказаний, связанных с принудительным трудовым воздействием, не может считаться в Украине принудительным трудом.
Кроме того, получение «согласия» подсудимого на назначение
ему указанных видов наказания зачастую являлось бы формальностью. Если уж суд обсуждает вопрос о назначении лицу общественных, исправительных работ или ограничения свободы,
значит, он уже до того пришёл к выводу о невозможности назначения ему более мягких наказаний, скажем, штрафа. В такой
ситуации вряд ли осуждённый не даст согласия на назначение
ему наказания, связанного с трудовым воздействием, зная, что
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в случае отказа ему грозит лишение свободы. Да такое согласие
и не нужно, поскольку императивный метод уголовно-правового
регулирования обусловливает принудительный характер наказания, то есть назначение его без учёта каких-либо пожеланий,
согласий или иных притязаний со стороны лица, совершившего
преступление.
В этой связи не могут быть поддержаны предложения об
установлении в законе требований о получении согласия какихлибо частных лиц на назначение того или иного вида наказания.
Е. С. Почеткова
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
К вопросу ограничения
свободы несовершеннолетних
Увеличение числа наказаний, не связанных с лишением свободы в отношении несовершеннолетних, соответствует международно признанным принципам уголовной политики в отношении данной категории лиц. Однако расширение мер без изоляции
от общества в отношении несовершеннолетних в документах,
утвержденных как Генеральной Ассамблей ООН, так и Комитетом министров Совета Европы, связывается с научно обоснованным подходом к формированию их содержания. Представляется,
что законодатель недостаточно учел данные рекомендации.
Так, устанавливая при применении ограничения свободы
только запреты, законодатель не предоставил возможностей несовершеннолетнему усвоить какую-либо конструктивную модель деятельности или времяпрепровождения. Использование
такого приема, как исчерпывающий перечень в ст. 53 УК, не позволяет суду установить иные ограничения и обязанности, даже
если таковые будут способствовать процессу исправления осужденного с учетом его индивидуальных особенностей.
Дифференциация наказания в виде ограничения свободы
может проявиться не только в сокращении верхнего предела наказания, в уменьшении вариантов его применения (только как
основного), но и в содержании перечня обязательных ограничений, в видах возлагаемых судом обязанностей; дифференциация
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
исполнения указанного наказания – в формах и методах участия
общественности в воспитательной работе с данной категорией
осужденных, в перечне мер поощрения, применяемым к несовершеннолетним осужденным.
Решение законодателя о сокращении перечня видов наказаний, на которые в случае злостного уклонения осужденного
может быть заменено ранее назначенное по приговору суда наказание, до одного наказания в виде лишения свободы не соответствует общим принципам, заложенным в международных
стандартах.
Р. Ю. Смирнов
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Внешние условия как фактор,
определяющий вред здоровью
Специфика категории «здоровье» (ее относительность и обусловленность внешней средой) и существующие критерии правовой оценки последствий негативного воздействия на объект
позволяют не зависящим от виновного обстоятельствам влиять
на тяжесть причиненного вреда. Так, опасность для жизни (как
признак вреда здоровью) формируется в результате сочетания
характера причиненного повреждения, состояния организма и
условий (обстоятельств), в которых оказывается пострадавший.
То же можно сказать и в отношении вреда, оцениваемого по критерию длительности расстройства здоровья. Длительность (даже
при наличии одинаковых повреждений) может сильно варьироваться, поскольку зависит не только от причины, но и от условий,
которые окружают поврежденный организм.
Судебные медики, к сожалению, вынуждены отвечать на вопрос о тяжести причиненного здоровью вреда, находясь в плену
своей компетенции. Естественно, при этом они руководствуются
своими критериями, которые рассчитаны на учет лишь медицинской характеристики самого повреждения и предполагают «чистое» (в отсутствие условий и обстоятельств) влияние травмы на
здоровье. Опасность для жизни, например, в них моделируется
исходя из обычного (типового) течения травматической болезни
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(в отсутствие лечения и не обусловленного индивидуальными
особенностями организма пострадавшего или обстоятельствами
травмы), длительность расстройства здоровья – на основании
ориентировочных (типичных для неких стандартных условий)
сроков нетрудоспособности.
Таким образом, в практике разрешения дел о причинении вреда здоровью возможны ситуации «взаимного самообмана», когда
лицо, назначившее экспертизу, считает, что заключение медика
доказывает наличие и содержит в себе большую часть признаков
объективной стороны конкретного деяния, а эксперт – что дает
лишь медицинскую характеристику причиненной травмы. Представить себе последствия такого непонимания несложно.
Т. И. Столярова
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Регламентациия состава нарушения правил
охраны труда в УК Литовской Республики
1. Статья 176 «Нарушение правил охраны труда и охраны
здоровья» УК Литвы расположена в главе «Преступления и уголовные проступки против социальных прав личности». Иное в
УК РФ: ст. 143 «Нарушение правил охраны труда» помещена в
главе «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина», а ст. 216, 217 «Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» и
«Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах» –
соответственно в главе «Преступления против общественной
безопасности» (т. е. наблюдаются различия в родовом объекте).
2. Статья 176 УК Литвы включает в себя состав создания
угрозы наступления тяжких последствий (состав создания опасности). Российский опыт иной: составы ст. 143, 216 сконструированы по типу материальных, ст. 217 содержит составы как создания опасности, так и материальный. Отметим, что в качестве
возможных последствий литовским законодателем используются
непривычные для современного российского УК термины: «несчастный случай», «авария»; в ст. 143 в числе последствий названы тяжкий вред здоровью человека, смерть, а в ст. 216 к на54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
званным последствиям добавляются смерть двух или более лиц,
крупный ущерб; материальные составы ст. 217 связаны с причинением крупного ущерба, смерти человека, а также смерти двух
или более лиц. Состав содания опасности (ч. 1 ст. 217) в качестве
возможных последствий называет смерть. Итак, перечень возможных последствий в УК Литвы шире: плюс «иные тяжкие последствия».
3. Субъект состава, предусмотренного ст. 176, специальный –
работодатель либо его уполномоченное лицо. В составе ст. 143
он также специальный: должно быть наличие возложенных обязанностей по соблюдению соответствующих правил; субъектами
составов, предусмотренных ст. 216, 217, могут выступать любые
работники, постоянная или временная деятельность которых связана с соответствующим производством: такие нарушения посягают на отношения общественной безопасности, а не только на
безопасные условия труда конкретного лица.
4. Субъективная сторона ст. 176 включает в себя как неосторожность, так и умысел. Преступления, предусмотренные ст.
243, 216, могут совершаться только по неосторожности, а ст. 217
предполагает как неосторожность, так и умысел.
О. Л. Строганова
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
О средствах законодательной техники
в уголовном праве
Законодательная техника представляет собой многогранную
систему, состоящую из ряда взаимосвязанных элементов. При
этом ее основными, первичными компонентами (наряду с приемами) выступают технические средства – инструментарий юридического выражения и внешнего изложения воли законодателя.
В качестве средств исследуемой техники в научной среде
обоснованно выделяют юридические конструкции, фикции, презумпции, аксиомы, язык и терминологию. Приведем наши представления о каждом из них.
Юридические конструкции – это модели, используемые законодателем для формулирования правовых норм и их система55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тизации, правовые формулы со строго ограниченным набором
элементов и определенным типом связи между ними (конструкции составов преступлений, санкций и др.). Использование конструкций в уголовном законе облегчает формулирование правовых норм, придавая нормативной регламентации общественных
отношений четкость и определенность.
Юридические фикции – положения, которые не соответствуют действительности, но которым право придало значение факта
(институт судимости и т. д.). Их использование освобождает от
необходимости объяснять многие положения права, упрощает
процедуру регулирования, оптимизирует нормативную систему
и исключает избыточность в праве.
Презумпции – закрепленные законодательно предположения
о наличии факта, основанного на закономерности связи между
сходными предполагаемому и наличному фактами, подтвержденные правоприменительной практикой и влекущие правовые
последствия (презумпция, касающаяся возрастных границ субъекта, и др.). Аксиомы – правовые положения, не предусматривающие исключений и не подлежащие опровержению, – своего рода
абсолютные истины, принимаемые за основу (закон, ухудшающий положение обвиняемого, обратной силы не имеет, и пр.).
Они отражают уже установленные, достоверные положения и
потому зачастую используются в качестве отправной точки для
создания новых и толкования уже существующих норм.
Язык и терминология являются традиционным средством законодательной техники. Нарушение правил употребления терминологии в уголовном законе (полисемия и синонимия в описании
последствий преступления, недостаточное задействование понятийного аппарата «специализированных» отраслей права и т. д.)
приводит к существенным трудностям при осуществлении судопроизводства.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Н. Телюк (Спорник)
(Гродненский государственный университет
им. Янки Купалы, Республика Беларусь)
К вопросу об уголовно-правовом статусе
потерпевшего от преступления*
Анализ нормативных положений дает основание признавать
потерпевшего от преступления субъектом уголовно-правовых
отношений. Под уголовно-правовым статусом потерпевшего от
преступления следует понимать совокупность закрепленных в
уголовном законе прав и обязанностей потерпевшего от преступления. Развитие законодательства свидетельствует об изменении правового статуса потерпевшего от преступления, которое
происходит в направлении расширения его правомочий в части
принятия решений об участии в разрешении уголовно-правового
конфликта.
Уголовно-правовой статус потерпевшего является комплексной категорией, отражающей взаимоотношения: потерпевший –
лицо, совершившее преступление, потерпевший – государство.
С точки зрения уголовно-процессуального законодательства потерпевшим от преступления может являться лишь такое
физическое лицо, статус которого определен в надлежащем порядке (ст. 49 УПК Республики Беларусь). С позиции уголовного законодательства, оперирующего термином «потерпевший»,
«пострадавший от преступления» (ст. 33 УК РБ), признание его
таковым презюмируется при условии причинения (угрозы причинения) ему физического, имущественного либо морального
вреда путем совершения преступления. К нормам УК, устанавливающим права потерпевшего от преступления на инициацию
уголовного преследования либо его прекращение, относятся нормы, закрепленные: (1) в ст. 33 УК РБ «Деяния, влекущие уголовную ответственность по требованию потерпевшего», (2) в ст. 89
«Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим», (3) в ч. 6 примечания к гл. 24, устанавливающей, что уголовное преследование близких потерпевшего,
совершивших неквалифицированные виды кражи, мошенниче57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ства, присвоения, растраты либо угона транспортного средства
или маломерного водного судна, возбуждается только по заявлению потерпевшего. Причем следует констатировать расширение
диспозитивных начал уголовного закона в соответствии с изменениями, внесенными в ст. 89 УК РБ законом от 15 июля 2009 г.:
лицо может быть освобождено от ответственности не только в
случае совершения им преступления, не представляющего большой общественной опасности, но и если оно впервые совершило
менее тяжкое преступление, однако в качестве дополнительного
условия для освобождения от уголовной ответственности в связи
с примирением с потерпевшим закон требует, чтобы лицо загладило причиненный преступлением вред.
Л. Ю. Чернышкова
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
К вопросу о юридической природе
отсрочки отбывания наказания (ст. 82 УК РФ)
Некоторые авторы относят данный вид отсрочки к разновидности условного осуждения (Н. Ф. Кузнецова, И. М. Тяжкова).
Согласимся с теми, кто справедливо не соглашается с этим, указывая на очевидные различия обстоятельств, служащих для избрания условного осуждения и отсрочки отбывания наказания.
Кроме того, данные меры различны и по своему исходу. Законодатель обоснованно относит отсрочку (ст. 82 УК) к видам освобождения от наказания.
Вместе с тем использование термина «отсрочка» в современном законодательстве представляется несколько некорректным.
Предполагается, что отбывание наказания отложено на некоторый промежуток времени, в силу определенных обстоятельств
препятствующих его отбыванию. После их отпадения наказание
по общему правилу должно быть отбыто. Первоначальная редакция УК РФ 1996 г. предусматривала (как вариант), что по окончании отсрочки лицо направляется отбывать наказание, но так
как ныне редакция УК такого варианта развития событий уже не
содержит, использование данного термина нежелательно.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Представляется небесспорным предложение ряда авторов о
возможности досрочного прекращения отсрочки, так как ее окончание зависит в первую очередь от того, исчезли ли обстоятельства, препятствующие отбыванию наказания. А положительное
поведение субъекта в данном случае на наличие таких обстоятельств влияние не оказывает.
Трудно согласится с позицией авторов (Е. В. Благов и др.),
отмечающих нелогичность такой меры, как отсрочка (ст. 82 УК),
в силу того, что при вынесении решения о её применении суду
приходится одним актом и назначать лицу наказание, и одновременно освобождать его от наказания, ориентируясь на одни
и те же обстоятельства дела. Представляется, что нелогичности
в данном случае нет, так как суд назначает наказание и откладывает его до исчезновения обстоятельств, препятствующих его
исполнению.
Таким образом, представляется, что, определяя отсрочку
(ст. 82 УК) в качестве одного из видов освобождения от наказания, законодателю необходимо изменить используемую терминологию либо отнести данную отсрочку к мерам с иной правовой
природой.
А. М. Коростелева
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
К вопросу о понимании сведений,
составляющих личную или семейную тайну
Статья 137 УК РФ, предусматривая ответственность за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, не содержит дефиниции предмета этого преступления. В данной связи
возникает ряд вопросов: 1. Может ли указанная норма применяться при отсутствии законодательного определения семейной
и личной тайны? 2. Являются ли данные понятия оценочными?
3. Допустима ли в уголовном праве правовая неопределенность?
Кроме семейной и личной тайны, российское законодательство содержит понятия государственной, коммерческой, врачебной, адвокатской, нотариальной тайны, тайны усыновления,
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
причем в той или иной отрасли законодательства содержатся
указания, что следует относить к сведениям, составляющим соответствующий вид тайны.
Этого нельзя сказать о предмете преступления, предусмотренного ст. 137 УК. Но если не ясно, какие сведения относятся к тому или иному виду тайны, то налицо правовая неопределенность и возникает возможность неправильного применения
закона, накладывающего ответственность за нарушение такой
тайны. Применительно к предмету ст. 137 УК правоприменитель
вынужден самостоятельно восполнять пробел, существующий в
законодательстве, и согласно своим субъективным критериям относить те или иные сведения к семейной или личной тайне. Это
чревато судебно-следственными ошибками.
Сложность заключается и в том, что в таком случае на момент посягательства критерии отнесения информации о частной
жизни к личной или семейной тайне не известны тому, кто совершал действия по собиранию и распространению сведений в
отношении лица или его семьи.
Субъект несет ответственность за совершение преступления
только в том случае, если закон доведен до его сведения, доступен для восприятия. Поскольку же закон в данном случае отсутствует, он не может быть доведен до сознания гражданина. Любой человек должен понимать, какие законодательные запреты
существуют, и в этом вопросе нет места правовой неопределенности.
А. А. Аргусов
(Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова)
Исторический аспект
регламентации видов соучастников
В российском законодательстве давно делаются попытки
разделить лиц, совершивших преступление, по их функциям.
Так, в Уложении 1649 г. были выделены лица, учинившие надругательство, а также оказывавшие помощь. Уложение 1845 г. выделяло соучастие с предварительным соглашением и без оного.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Значительно упростило классификацию видов соучастников
Уложение 1903 г., выделившее лиц, которые: 1) непосредственно
учинили преступное деяние или участвовали в его выполнении;
2) подстрекнули другого; 3) были пособниками. УК 1926 г. исключил деление соучастников на виды, выделив при этом лиц,
совершивших преступление, и их соучастников, выводя исполнителей за пределы последних. Более полно виды соучастников
были урегулированы в УК 1960 г., где были указаны функции
каждого соучастника в совместной деятельности.
Своеобразие наблюдалось и в регламентации отдельных видов соучастников. Так, в середине ���������������������������
XIX������������������������
в. под главным виновником разумелось лицо, «которое со знанием и свободно решась
на преступление, создает его собственными или чужими, физическими или интеллектуальными силами». Поначалу и в советском
праве (ст. 17 УК 926 г.) исполнителем признавалось лицо, непосредственно совершившее преступление.
В уголовном праве конца XIX – начала XX в. организатор
как самостоятельная фигура особо не выделялась. В теории 1940–
1950‑х гг. разрабатываются вопросы определения организатора.
Согласно УК 1960 г. организатор – это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением.
Уложение о наказаниях 1845 г. определяло подстрекателей
как «подговорщиков». В Уложении 1903 г. подстрекатель упоминается лишь как вид соучастника без его развернутого определения. В УК 1960 г. подстрекателем признавалось лицо, склонившее другого к совершению преступления. Дефиниция настолько
удачна, что и ныне практически не подвергается критике в теории уголовного права.
 ���������������������������������������������������������
XIX������������������������������������������������������
в. пособник определялся как лицо, которое, не присваивая себе роль главного виновника, заведомо помогает последнему при совершении преступления. В Уложении 1903 г. пособник
трактуется более узко. УК 1922 г. указывал: «Пособниками считаются те, кто содействуют выполнению преступления советами,
указаниями, устранением препятствий, сокрытием следов и преступника».
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. А. Юшкевич
(Гродненский государственный университет
им. Янки Купалы, Беларусь)
Уклонение от исполнения обязанностей
в системе признаков состава преступления
Уклонение является видом бездействия как одной из форм
преступного деяния. Термин «уклонение» используется законодателем при формулировке диспозиций 23 статей Особенной
части УК Республики Беларусь и 14 статей УК РФ. В 21 из 23
статей УК Беларуси (далее – УК) термин «уклонение» используется для описания вида преступного деяния (бездействия). В
двух статьях – уклонение от превентивного надзора (ст. 422) и
дезертирство (ст. 446) – указанный термин используется для
характеристики специальной цели совершения преступления.
Лишь в одном составе (ст. 243 УК) термин «уклонение» используется для характеристики как преступного бездействия (уклонение от уплаты сумм налогов, сборов), так и одного из способов
его совершения (уклонение от представления налоговой декларации, расчёта). Поскольку уклонение является одним из видов
бездействия, ему присущи все признаки последнего. Однако
анализ содержания термина «уклонение» и составов соответствующих преступлений, позволяет выявить дополнительные,
свойственные только уклонению признаки. В толковом словаре
русского языка отсутствует определение термина «уклонение».
В толковом словаре С. И. Ожегова «уклониться» означает: «1)
избегая чего-нибудь, устраниться, отказаться; 2) отодвинуться,
отклониться в сторону, чтобы избежать чего-нибудь». Как видно,
предполагается только осознанное волевое поведение, преследующее определённую цель, – избежать чего-либо, что в полной
мере учтено законодателем при использовании термина «уклонение». Все составы преступления, совершаемого путём уклонения, требуют наличия умышленной формы вины (за исключением ч. 2 ст. 267 УК). В этом и проявляется специфика данного
вида бездействия. Вторым специфическим признаком уклонения
является то, что совершение уголовно-наказуемого уклонения
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
возможно только специальным субъектом (он указан во всех соответствующих составах). Таким образом, термин «уклонение»
как вид преступного бездействия указывает не только на признаки объективной стороны состава, но и предполагает наличие
определённых признаков субъекта и субъективной стороны преступления, совершаемого путём уклонения.
Ш. Абдукодиров
(Ташкентский государственный
юридический институт, Узбекистан)
Основы уголовной ответственности
за сбыт недоброкачественных
либо фальсифицированных
лекарственных средств
или изделий медицинского назначения
Общественная опасность обозначенного в заглавии статьи
деяния состоит в том, что оно, во-первых, приводит к нарушению прав и законных интересов хозяйствующих субъектов, производящих качественные лекарственные средства и изделия медицинского назначения и распространяющих их в Республике
Узбекистан, а во-вторых, создает опасность жизни или здоровью
граждан. В настоящее время правоохранительными органами в
общем возбуждено 155 уголовных дел по преступлениям данной
категории.
18 сентября 2009 г. в Уголовный кодекс Республики Узбекистан была внесена новая статья 1863, установившая уголовную
ответственность за производство, изготовление, приобретение,
хранение, перевозку в целях сбыта или сбыт недоброкачественных либо фальсифицированных лекарственных средств или изделий медицинского назначения. Согласно данным Министерства
здравоохранения, по состоянию на 1 апреля 2009 г. 5434 хозяйствующим субъектам выданы лицензии на право осуществления
фармацевтической деятельности, из них 107 составляют производители лекарственных средств и изделий медицинского назначения, 258 – оптовики, 4716 – частные аптеки.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Несмотря на создание в Узбекистане необходимых льгот
и достаточных условий, правоохранительными органами выявляются факты незаконного оборота лекарственных средств
и изделий медицинского назначения, незаконного ввоза на потребительский рынок нашей страны недоброкачественных и не
пригодных для потребления лекарственных средств и изделий
медицинского назначения, создающих опасность для здоровья и
жизни граждан.
В соответствии с принятым Законом, ответственность по части первой статьи 1863 наступает после привлечения виновного
лица к административной ответственности за такие же действия. В
связи с этим в Кодекс об административной ответственности была
включена статья, регламентирующая вопрос административной
ответственности за такие же действия. Наличие такой специальной
нормы, а именно угроза привлечения к уголовной ответственности
препятствует совершению всех действий, связанных с запрещенным незаконным оборотом лекарственных средств.
Одной из основных причин правонарушений в области оборота лекарственных средств и изделий медицинского назначения
являлось отсутствие в законодательстве четкого понятия терминов «фальсифицированное лекарственное средство», «недоброкачественное лекарственное средство», «незаконные копии лекарственных средств», а также неустановление запрета на реализацию,
производство и импорт на территории Республики Узбекистан
подобных лекарственных средств. Внесение изменений в соответствующие законодательные акты защитит наш внутренний рынок
от фальсифицированных или недоброкачественных лекарственных
средств, предоставит возможность создания еще более эффективной правовой базы охраны жизни и здоровья наших граждан.
Усиление ответственности за нарушение правил торговли
лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения будет служить фактором обеспечения населения республики
качественными лекарственными средствами. В ранее действовавшем Уголовном кодексе не были отдельно определены основы уголовной ответственности за производство, изготовление,
приобретение, хранение, перевозку в целях сбыта или сбыт не64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
доброкачественных либо фальсифицированных лекарственных
средств или изделий медицинского назначения. Данное обстоятельство порождало ряд проблем при квалификации работниками следственно-судебных органов квалификации подобных действий. Принятый Закон окажет значительную помощь работникам следственно-судебных органов при пресечении незаконного
оборота лекарственных средств, а также будет способствовать
точной и единообразной квалификации вышеуказанных действий.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
Бахвалов С.В. Нужна ли логика законодателю?������������������������������������� 3
Скрябин А. Л. Совершенствование нормативных правовых
актов как условие обеспечения эффективности
актов юридического толкования�������������������������������������������������������� 5
Акифьева И. В. К вопросу о существовании
смешанных договоров в жилищной сфере���������������������������������������� 7
Болнокина Т. А. Предпосылки взаимодействия
международной и национальных правовых систем����������������������� 10
Заврина Е. В. Закрепление смягчающих юридическую
ответственность обстоятельств в нормативных
правовых актах (сравнительно-правовой аспект)��������������������������� 13
Ильяная О. Н. Материальная и дисциплинарная
ответственность спортсменов-профессионалов
(некоторые аспекты)�������������������������������������������������������������������������� 16
Котомин Д. С. Об объектах лоббистской деятельности���������������������� 18
Мельников Д. В. Виды соучастия
в отечественном законодательстве��������������������������������������������������� 21
Цыганова Н. Ю. Классификация гарантий
правового статуса личности�������������������������������������������������������������� 23
Шадринова Л.А. Объект и предмет технологии установления правоприменительных ошибок������������������������������������������������������������������ 26
Нечаев С. В. Право на здоровье и право на охрану здоровья
в источниках международного права����������������������������������������������� 28
Кошлев Д. А. Внутриведомственный контроль�������������������������������������� 30
Антонов В. И. О внедоговорных обязательствах
в трудовом праве�������������������������������������������������������������������������������� 32
Горячев И. Н. Предпосылки истинности
презумпции знания закона���������������������������������������������������������������� 34
Грибов А. С. Уголовная ответственность:
к вопросу о содержании понятия����������������������������������������������������� 36
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Девятовская И. А. Сущность категории «использование
лицом своего служебного положения»�������������������������������������������� 37
Иванчина С. А. Определение оконченного преступления
в истории российского законодательства���������������������������������������� 38
Ильин А. А. К вопросу о форме вины по отношению
к тяжким последствиям в составе превышения
должностных полномочий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ)������������������ 40
Истомина М. В. Об адресатах требований
принципов российского законодательства ������������������������������������� 41
Лемешко А. Н. Изменяется ли классификационный
ряд преступлений положениями статей об императивном смягчении уголовного наказания?��������������������������������������������������������������� 42
Лысенко О. Ю. Проблема нижнего возрастного порога
уголовной ответственности�������������������������������������������������������������� 44
Молева Ю. В. Генезис уголовной ответственности
за заведомо ложный донос���������������������������������������������������������������� 45
Наден Е. В. Полное и частичное освобождение от уголовной
ответственности по законодательству Украины����������������������������� 46
Некрасов В. Н. Уголовно-правовая характеристика инститта неоконченного преступления в КНР и России ...........................................47
Нечаева Е. В. Законодательство Российской Федерации
о пожарной безопасности ����������������������������������������������������������������� 48
Ниязова С. С. Виктимизация деяний,
совершаемых в состоянии аффекта�������������������������������������������������� 49
Пономаренко Ю. А. Наказание как мера
государственного принуждения������������������������������������������������������� 51
Почеткова Е. С. К вопросу ограничения
свободы несовершеннолетних���������������������������������������������������������� 52
Смирнов Р. Ю. Внешние условия как фактор,
определяющий вред здоровью���������������������������������������������������������� 53
Столярова Т. И. Регламентациия состава нарушения правил охраны
труда в УК Литовской Республики ������������������������������������������������� 54
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Строганова О. Л. О средствах законодательной техники
в уголовном праве������������������������������������������������������������������������������ 55
Телюк (Спорник) О. Н. К вопросу об уголовно-правовом
статусе потерпевшего от преступления������������������������������������������� 57
Чернышкова Л. Ю. К вопросу о юридической природе
отсрочки отбывания наказания (ст. 82 УК РФ)������������������������������� 58
Коростелева А. М. К вопросу о понимании сведений,
составляющих личную или семейную тайну���������������������������������� 59
Аргусов А. А. Исторический аспект
регламентации видов соучастников������������������������������������������������� 60
Юшкевич В. А. Уклонение от исполнения обязанностей
в системе признаков состава преступления������������������������������������ 62
Абдукодиров Ш. Основы уголовной ответственности за сбыт
недоброкачественных либо фальсифицированных лекарственных
средств или изделий медицинского назначения����������������������������� 63
Научное издание
Юридические записки
молодых ученых
и аспирантов
Сборник научных статей
Выпуск 10
Редактор, корректор М. В. Никулина
Компьютерная верстка И. Н. Иванова
Подписано в печать 20.07.10. Формат 60×84 1/16.
Бум. офсетная. Гарнитура «Times NewRoman».
Усл. печ. л. 3.95. Уч.-изд. л. 3,03. Тираж 100 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен в редакционно-издательском отделе
Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова.
Отпечатано на ризографе.
Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова.
150000, Ярославль, ул. Советская, 14.
68
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
32
Размер файла
420 Кб
Теги
150, ученых, молодым, записка, вып, аспирантов, юридическая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа