close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

476.Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ Вып 8

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова
Юридический факультет
Юридические записки
молодых ученых
и аспирантов ЯрГУ
Сборник статей
Выпуск 8
Ярославль 2008
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 34(06)
ББК Х.я43
Ю70
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2008 года
Ю70
Юридические записки молодых ученых и аспирантов ЯрГУ:
сб. статей / отв. ред. проф. М.В. Лушникова; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль: ЯрГУ, 2008. Вып. 8. – 64 с.
В сборнике представлены статьи молодых ученых и аспирантов, ведущих исследования в различных научных направлениях и
решающих проблемы как теоретического, так и прикладного характера.
УДК 34(06)
ББК Х.я43
Редакционная коллегия:
д-р юрид. наук М.В. Лушникова (отв. редактор)
д-р юрид. наук В.Н. Карташов
д-р юрид. наук Л.Л. Кругликов
канд. юрид. наук В.В. Бутнев
© Ярославский государственный университет, 2008
Научное издание
Юридические записки
молодых ученых и аспирантов ЯрГУ
Сборник статей
Выпуск 8
Редактор, корректор М.В. Никулина
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 02.07.2008. Формат 60х84/16. Бумага тип.
Усл. печ. л. 3,72. Уч.-изд. л. 3,25. Тираж 50 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Отпечатано на ризографе
Ярославский государственный университет
150000 Ярославль, ул. Советская, 14
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. Р. Барахоева
Сущность установки личности в сфере права
Установка личности в сфере действующего права изучается в пределах правовой психологии. Чтобы осмыслить ее глубинную сущность, обратимся к трудам специалистов в области общей психологии,
где установка трактуется как состояние готовности, предрасположенности субъекта к определенной активности в определенной ситуации1.
Термин «установка» был предложен выдающимся грузинским
ученым – Д.Н. Узнадзе, которому принадлежит создание причинной
общепсихологической теории установки. Ее сущность состоит в обусловленности содержания сознания или поведенческого акта установкой, под которой понималось своеобразное целостное состояние живого существа, а именно, психологическая подготовка к предстоящей
активности2.
Большая часть вопросов в работах грузинских психологов при
рассмотрении установки уделяется изучению психологии потребности,
мотива, воли и т.д. Установка как особая категория, выражающая определенное состояние индивида, необходимо связана с изучением психики и элементов сознания.
В зависимости от основных структурных единиц деятельности
(действие, операция и т.п.) выделяются уровни смысловых, целевых и
операционных установок, а также уровень психофизиологических механизмов установки. Общая функция установок характеризуется тремя
моментами:
1) установка определяет устойчивый целенаправленный характер
протекания деятельности и выступает как механизм стабилизации деятельности личности, позволяющий сохранить ее направленность в непрерывно изменяющихся ситуациях;
2) установка освобождает субъект от необходимости принимать
решения и произвольно контролировать протекание деятельности в
стандартных, ранее встречавшихся ситуациях;
3) фиксированная установка может выступать в качестве фактора,
обусловливающего инерционность, динамику деятельности и затрудняющего приспособление к новым ситуациям. Установка как готов3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность к реагированию есть своего рода носитель, форма выражения того или иного содержания в деятельности субъекта3.
Установка рассматривается не только как психологическая категория, но и как физиологическая. Так, Выготским Л.С. предложена
система реакций установки, под которой им понимаются подготовительные реакции организма, которые приводят тело в нужное положение и состояние и подготавливают его к предстоящей деятельности4.
Особое свойство установки как психического механизма связано с
ее способностью регуляции поведения и деятельности индивида. В
этом плане установку можно определить как механизм целеудержания,
поскольку психическая деятельность организуется так, что, даже забывая на время свою цель, индивид ей может следовать фактически5.
Установка, мобилизуя силы на решение конкретной задачи, деактивирует протекание процессов на других участках, поэтому она очень
кратковременна. Наряду с главной на данный момент установкой, существуют другие установки, которые подчинены ей. Например, при
решении конкретной задачи человек одновременно может совершать
ряд автоматических движений: ходить, разговаривать и т.д.6
Таким образом, основное значение установки личности в определении доминантной линии поведения индивида вне зависимости от
степени осознанности ее возникновения индивидом.
В сфере права особый интерес представляет формирование правовой установки. Основным содержанием она имеет внутреннюю потребность личности к проявлению активности в сфере действия права,
одновременно являясь регулятором перевода этой потребности в условиях, необходимых для реализации данной потребности7. Рассмотрение сущности правовой установки тесно связано с социализацией личности как критерия усвоения индивидом положительных установок.
Социальная установка рассматривается, прежде всего, как воздействие
различных социальных ценностей на деятельность личности.
Негативные установки представляют своего рода материал для
анализа низкой эффективности восприятия положительных установок
индивидом.
 Примечания
1
См.: Бондырева С.К., Колесов Д.В. Толерантность: Введение в проблему. Москва;
Воронеж, 2003. С. 59–60.
2
См.: Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси,
1961. С. 170–171.
3
См.: Асмолов А.Г. На перекрестке путей к изучению психики человека: бессознательное, установка, деятельность // Бессознательное, установка, деятельность. Природа,
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
функции, методы исследования / Под общ. ред. А.С. Прангшвили и др. Т. 4. Тбилиси,
1985. С. 83–84.
4
См.: Выготский Л.С. Психология: Сборник. М., 2000. С. 163.
5
См.: Бондырева С.К., Колесов Д.В. Указ. соч. С. 59–60.
6
См.: Выготский Л.С. Указ. соч. С. 163.
7
См.: Щербакова Н.В. Проблемы правовой установки личности. Ярославль, 1993.
С. 74.
Ю.С. Баринина
Способы продления действия правовых актов
Продление действия временных правовых актов может быть
осуществлено несколькими способами. В качестве первого из них
можно выделить способ внесения изменений в правовой акт.
На федеральном уровне, а также в некоторых субъектах
Российской Федерации продление действия законодательного акта или
его структурных единиц рассматривается как одна из разновидностей
внесения изменений в нормативный правовой акт (например, п. 49 Методических рекомендаций по юридико-техническому оформлению законопроектов (Письмо Аппарата Государственной Думы Российской
Федерации от 18.11.2003 № вн2-18/490); п. 6.1 Методических правил
подготовки проектов законов города Москвы (Приложение к Указу
мэра Москвы от 13.02.2006 № 11-УМ); п. 42 Правил оформления проектов законов Владимирской области, подготавливаемых для внесения
в Законодательное Собрание области, и принятых законов (Приложение к постановлению Законодательного Собрания Владимирской области от 25.02.2004 № 45).
Внесение изменений для продления действия осуществляется
посредством одного из четырех основных способов: замены,
изложения в новой редакции, исключения, дополнения1. В указанных
случаях для увеличения срока действия правового акта изменению
подвергаются соответствующие структурные единицы акта, содержащие слова, цифры, выражения о сроке действия временного правового
акта (например, слова «по 28 февраля 2007 года» заменить словами
«до 1 апреля 2007 года»).
Вторым способом продления действия временного правового акта
является издание специального акта о «продлении действия» или о
«сохранении действия», основным содержанием которых является
специфическое положение о продлении – увеличении срока действия
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
акта. При использовании данного способа, как правило, указывается
новая временная характеристика: формулируется новый период действия правового акта (например, продление акта на 2007 год, продление
до 31.12.2008) или указывается период времени, на который действие
увеличивается (продление на 1 год).
В качестве третьего способа продления действия можно выделить
автоматическую пролонгацию временных правовых актов. При автоматической пролонгации имеет место особое построение правового
материала в виде обязательного указания условий для автоматического
увеличения срока действия правовых актов. Практические примеры
реализации указанного способа продления действия наиболее характерны для международного права (например, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Австралии о
сотрудничестве в области исследования и использования космического
пространства в мирных целях (Канберра, 23.05.2001 г.)).
Внутригосударственная российская юридическая практика также
свидетельствует об использовании указанного способа продления действия правовых актов (см., например, п.п. 1.4.14,1.4.15 Правил эксплуатации электроустановок потребителей, утв. Госэнергонадзором
31.03.1992).
Анализ эмпирических источников позволяет сделать вывод о
бессистемности использования способов продления действия
правовых актов. При продлении действия через издание специального
акта в строгом смысле слова не вносятся какие-либо изменения в текст
«продляемого» правового акта, поэтому формально положение об истекающем сроке действия является действующим. По указанным причинам подобную практику продления действия нельзя признать положительной.
Более корректным является увеличение сроков действия продляемого акта (нормативного или иного) посредством издания о внесении
соответствующих изменений, что позволяет достичь взаимосвязи основного акта и акта о продлении действия не только по содержанию,
но и по форме.
При автоматической пролонгации временных правовых актов
принятия уполномоченными субъектами каких-либо актов не требуется. При указанном способе продление действия акта наступает в прямом смысле этого слова «автоматически» как неизбежное последствие
наличия определенного набора юридических фактов – юридического
состава, соответствующих специально оговоренных условий (например, истечение срока действия акта и отсутствие в регламентированной форме уведомления или сообщения управомоченного лица о пре6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
кращении действия акта). Таким образом, продление действия специальным актом в указанном случае является излишним, что в противном случае должно квалифицироваться в качестве юридической ошибки. Поэтому при продлении действия правовых актов любым из
указанных способов необходимым является соблюдение определенных
требований (правил) в целях избежания появления ошибок и в целом
совершенствования юридической практики.
 Примечания
1
Подробнее см.: Карташов В.Н. Технология юридической конкретизации (методологический аспект проблемы) // Конкретизация законодательства как техникоюридический прием нормотворческой, интерпретационной, правоприменительной практики: Материалы Международного симпозиума (Геленджик, 27 – 28 сентября 2007 года)
/ Под ред. д- ра юрид. наук, проф., заслуженного деятеля науки РФ В.М. Баранова.
Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2008. С. 69.
С.В. Бахвалов
О правоотношениях и законотворчестве
Традиционно правоотношения изучаются в рамках общетеоретического либо отраслевого контекста, при этом степень проработанности проблемы далеко не однородна. Так, в изобилии представлены исследования правоотношений, регулируемых цивилистическими
отраслями права1, в то время как характеристике административных,
уголовных, уголовно-процессуальных и некоторых других отношений
посвящено куда меньше научных работ2. Аналогичное суждение можно высказать и о разработках общетеоретического характера, где проблеме соотношения правотворчества (интерпретации, реализации и
т.п.), с одной стороны, и правоотношений – с другой, уделено явно недостаточно внимания.
Юридический словарь определяет правоотношение как «урегулированное нормами права общественное отношение, участники которого являются носителями субъективных прав и обязанностей»3. Данное
определение основано на получившем широкое распространение в
учебной и научной литературе4 тезисе о том, что любое общественное
отношение, урегулированное нормой права, становится правоотношением5.
Действительно, когда мы рассуждаем о гражданских правоотношениях, то без труда устанавливаем юридические факты, служащие их
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
основанием, определяем конкретное наполнение состава правоотношения. Так, классическим является пример, когда из договора куплипродажи (юридический факт) у покупателя (первый субъект) возникает субъективное право получить товар (объект правоотношения), а у
продавца (второй субъект) корреспондирующая праву покупателя
юридическая обязанность передать товар. Вполне естественно, что
данную цивилистическую модель, прежде всего в силу ее простоты,
многие авторы стараются перевести в общетеоретическую плоскость и
использовать в других отраслях права. Однако при попытке осуществить данный замысел возникают определенные сложности, которые
вынуждают авторов обосновывать специфику конкретных видов правоотношений в зависимости от их отраслевой принадлежности.
Так, особенностями гражданско-процессуальных правоотношений
признаются: 1) их двухсубъектная структура (одним из субъектов является суд); 2) реализация только в правовой форме; 3) системность
правоотношений6. Кроме того, значительные споры вызывает вопрос о
том, что является объектом гражданско-процессуального правоотношения7. Уголовно-процессуальные отношения, осложненные, как правило, публичным элементом, предъявляют собственные дополнительные требования к взятой за основу цивилистической модели8.
Еще большие сложности вызывает характеристика правоотношений, возникающих в уголовно-правовой и административно-правовой
сфере. В частности, В.В. Бутнев юридическими фактами, порождающими соответствующие правоотношения, предлагает считать правонарушения или объективно противоправные деяния; субъектами – государство и потерпевшего, с одной стороны, а также правонарушителя –
с другой; объектом – претерпевание лишений правонарушителем и
защиту прав и законных интересов потерпевшего; а содержанием –
субъективное право государства или потерпевшего на защиту и юридическую обязанность правонарушителя в виде юридической ответственности9. С точки зрения Ю.Ю. Томиловой, объектом рассматриваемых правоотношений выступает охраняемый законом интерес10.
По мнению М.Н. Белова, уголовное правоотношение порождается
совокупностью двух фактов: совершения преступления и возбуждения
уголовного дела11. Кроме того, автор отказывает в признании государства в качестве субъекта уголовного правоотношения12, а объектом
правоотношения предлагает считать превенцию, исправление преступника и восстановление социальной справедливости13. Вдобавок ко
всему М.Н. Белов выделяет порядка 18 разнообразных субъективных
прав правонарушителей, которым, по всей видимости, корреспонди8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
руют соответствующие юридические обязанности государства14. Думается, что данную точку зрения лучше не комментировать.
Изложенное позволяет сделать вывод, что ввиду отсутствия какой-либо иной альтернативной концепции правовых связей, цивилистическая модель правоотношения с большим либо меньшим успехом
применяется практически во всех отраслях права, причем даже в тех из
них, которые основаны на императивном методе правового регулирования. Исходя из этого попробуем на основе существующего понимания правоотношения дать характеристику отношениям, возникающим
в сфере законотворчества.
Представляется вполне очевидным, что процесс создания закона
детально регламентирован, причем на самом высоком уровне. Если
предположить, что законотворчество выражается в правоотношениях,
то необходимо выделить юридические факты, порождающие их, и типичные структурные элементы, которые составляют суть любого правоотношения: субъекты, объект, субъективные права и обязанности.
Здесь как раз и возникают определенные трудности.
Так, А.И. Абрамова связывает законотворческие правоотношения
со стадиями законодательного процесса. «С началом реализации законодательной инициативы, которая выражается в возбуждении вопроса
о принятии закона, – пишет она, – связано возникновение, условно говоря, «первого правоотношения», состоящего из права инициатора
требовать рассмотрения своей инициативы и обязанности законодательного органа принять ее к рассмотрению»15. Здесь юридическим
фактом считается представление уполномоченным субъектом законопроекта (законодательного предложения) в законодательный орган.
Объектом, видимо, являются общественные отношения, предлагаемые
к урегулированию, а предметом – текст законопроекта. Субъектами
правоотношения признаются парламент и субъект, наделенный правом
законодательной инициативы. Содержание правоотношения, по мнению А.И. Абрамовой, выражается в том, что «на субъекта законодательной инициативы возлагается обязанность представления законопроекта (законодательного предложения) в строгом соответствии с
установленными правилами. При этом законодательный орган вправе
потребовать соблюдения данного условия, а при его несоблюдении –
возвратить законопроект (законодательное предложение) инициатору.
Основная обязанность законодательного органа состоит в принятии
законопроекта (законодательного предложения) к рассмотрению и
обеспечении его надлежащего оформления. Ей соответствуют правомочия инициатора: требовать рассмотрения своей инициативы, отстаивать положения законопроекта (законодательного предложения) в
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
органах парламента, отозвать законопроект (законодательное предложение) до начала его рассмотрения парламентом»16.
Однако отождествление законотворчества и законодательного
процесса вряд ли можно считать обоснованным. Кроме того, с аксиологической позиции представительный орган не может выступать в
качестве обязанного субъекта, поскольку никто не вправе его обязать17. Иными словами у парламента отсутствует обязанность принимать предложенный законопроект, что фактически обесценивает и
обязанность рассматривать его, которая может быть установлена законом18. Значительные сложности возникают также при определении
структуры субъективного права и юридической обязанности в отношениях законотворчества. Например, каким образом парламент будет
нести юридическую ответственность за неисполнение обращенного к
нему требования?
Следует согласиться с мнением Ю.О. Чугунова, что «публичные
правоотношения», в т.ч. и отношения законотворчества, являются особыми и «к ним не подходит или не совсем подходит модель гражданско-правовой взаимосвязи субъектов»19.
В попытке преодоления отмеченных препятствий возникла идея
общерегулятивных правоотношений, которая не сводит законотворчество только к процессу, а рассматривает его как отношения парламент
(депутат) – избиратель. При этом утверждается, что конкретные правоотношения связаны с применением права, а общие – с его соблюдением, исполнением и использованием. Соответственно в рамках общерегулятивных правоотношений соблюдаются правовые запреты,
исполняются обязанности, используются естественные права20.
Однако, на наш взгляд, данным тезисом разрушается само существо правоотношения как урегулированного правом общественного
отношения, возникающего из конкретного юридического факта и выраженного в строго персонифицированных субъективных юридических правах и обязанностях21.
По-видимому, изучение связей, возникающих в процессе законотворчества, требует самостоятельного, цельного научного осмысления,
при котором бы учитывались взаимодействия, реализуемые как в рамках правоотношений, так и вне их.
 Примечания
1
Только за период с 2005 по 2007 гг. было успешно защищено более 15 диссертаций указанной отраслевой тематики.
2
За период с 2005 по 2007 гг. по совокупности перечисленных отраслей было защищено всего лишь 5 диссертаций.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
3
Энциклопедический юридический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. М.,
1999. С. 248.
4
См., напр.: Марченко М.Н. Проблемы общей теории государства и права: учеб.: в
2 т. Т. 2. Право. М., 2007. С. 596 и след.; Теория государства и права: учебник / Под ред.
В.К. Бабаева. М., 2007. С. 443; Общая теория права и государства: учебник / Под ред.
В.В. Лазарева. М., 1996. С. 179.
5
В настоящей работе мы сознательно отстраняемся от дискуссии об основании
правоотношения: естественно-правовом либо позитивном, поскольку для исследуемого
аспекта проблемы определение такого основания не имеет решающего значения.
6
См.: Гражданский процесс: учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной,
Д.М. Чечота. М, 1999. С. 59–61.
7
См.: Там же. С. 56.
8
См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / Отв. ред.
П.А. Лупинская. М., 2000. С. 57-59.
9
См.: Бутнев В.В. Правоотношение юридической ответственности // Юридические
записки Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова. Вып. 11. Правоотношения / Под ред. В.Н. Карташова, Л.Л. Кругликова, В.В. Бутнева. Ярославль,
2007. С. 36–39.
10
См.: Томилова Ю.Ю. Охранительные правоотношения в механизме правового
регулирования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 10.
11
См.: Белов М.Н. Правоотношения в уголовном праве: Дис. ... канд. юрид. наук,
Н. Новгород, 2002. С. 42.
12
См.: Там же. С. 50.
13
См.: Там же. С. 56 и след.
14
См.: Там же. С. 60–65.
15
Абрамова А.И. Законодательный процесс в Российской Федерации: проблемы и
перспективы. Научно-практич. пособие. М., 2005. С. 17.
16
Там же. С. 49.
17
См., напр.: Законодательный процесс в европейских социалистических государствах. М., 1966. С. 71 и след.; Советское государство и право / Под ред. С.С. Кравчука.
М., 1980. С. 471.
18
Например, статьей 22 закона Ярославской области от 7 февраля 2002 г. № 8-з «О
порядке осуществления народной правотворческой инициативы» установлено, что «Государственная Дума Ярославской области обязана рассмотреть на ближайшем очередном заседании проект закона Ярославской области, внесенный в порядке народной правотворческой инициативы, и принять по нему решение по истечении тридцати, но не
позднее девяноста дней со дня поступления соответствующего проекта закона в Государственную Думу Ярославской области» (Губернские Вести. 2002. 15 фев.).
19
См.: Чугунов Ю.О. Норма права и правоотношение: (Вопросы теории): Автореф.
дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 24.
20
См.: Там же. С. 25.
21
См., напр.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 605; Карташов В.Н. Теория правовой
системы общества: учебное пособие: В 2 т. Т. 1. Ярославль, 2005. С. 463.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т.А. Болнокина
Условия реализации норм международных
договоров в правовой системе России
Происходящие на современном этапе развития мирового сообщества интеграционные процессы объективно повышают интенсивность
взаимодействия норм международного (далее – МП) и внутригосударственного права. Одним из важнейших средств развития международного сотрудничества являются международные договоры (далее –
МД), которым принадлежит первостепенная роль в сфере защиты прав
человека и основных свобод1. МП, требуя от государств соблюдения
МД, участниками которых они являются, предоставляет им свободу в
выборе способов осуществления договорных обязательств, в том числе
и на национальном уровне. Отечественная правовая доктрина (Лукашук И.И., Усенко Е.Т. и др.) всегда исходила из того, что государство
должно обеспечивать выполнение своих международных обязательств,
но само избирает необходимые для этого способы2.
Общим основанием применения норм МП, включая и МД, в российской правовой системе (далее – ПС) является ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которой общепризнанные принципы и нормы МП и
МД РФ являются составной частью ее ПС. Можно выделить и ряд
специальных оснований, являющихся обязательными для действия
норм МД во внутригосударственной сфере. Большинство авторов к таким условиям относят решения о согласии на обязательность МД,
вступление МД в силу и официальное опубликование договора.
Решение о согласии на обязательность МД может выражаться путем подписания договора; обмена документами, образующими договор;
ратификации договора; утверждения договора; принятия договора; присоединения к договору; применения любого другого способа выражения согласия, о котором условились договаривающиеся стороны (п. 1
ст. 6 Федерального закона от 15.07.1995 № 101-ФЗ «О международных
договорах Российской Федерации» (далее – Федеральный закон)3.
Способ выражения согласия на обязательность для государств МД
либо прямо определяется в двустороннем или многостороннем договоре, либо оставляется на усмотрение сторон путем указания на возможные способы или путем установления лишь общего требования
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
выполнения сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для вступления его в силу.
Уровень, на котором принимается решение о согласии на обязательность для государства МД, целиком определяется его внутренним
законодательством. Согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона МД РФ
могут заключаться от имени РФ (межгосударственные договоры), от
имени Правительства РФ (межправительственные договоры) и от имени федеральных органов исполнительной власти (межведомственные
договоры). По нашему мнению, следует согласиться с суждением
Б.Л. Зимненко в том, что все подобные МД в равной степени содержат
международно-правовые обязательства РФ и обязывают государство в
целом как субъекта МП4.
Ключевым для определения того, должно ли решение о согласии
на обязательность для РФ МД приниматься в форме закона или нет,
является перечень подлежащих ратификации МД, содержащийся в
п. 1 ст. 15 Федерального закона.
Необходимым критерием МД, реализуемого как в сфере межгосударственных, так и в сфере внутригосударственных отношений, является вступление МД в силу. При этом необходимо различать вступление МД в силу, когда он начинает действовать как источник МП, т.е.
порождать права и обязанности для его участников, и вступление МД
в силу для конкретного государства5. В зависимости от договоренности сторон момент вступления МД в силу может быть связан с наступлением событий или фактов (например, истечение определенного срока после ратификации, вступление в силу другого МД) или с
совершением определенных действий (например, обмен документами).
С точки зрения А.Н. Талалаева, временно применяемые МД не
подлежат официальному опубликованию, не входят в ПС России. Поэтому на них не должна распространяться ч. 4 ст. 15 Конституции РФ
о преимущественной силе правил МД перед российскими законами6.
Вместе с тем согласно ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года государство обязано воздерживаться от
действий, которые лишили бы договор его объекта и цели, если оно
подписало договор под условием ратификации, до тех пор пока оно
ясно не выразит своего намерения не стать участником этого договора.
Поэтому если сторонами была достигнута договоренность о временном применении МД до вступления его в силу, то государство обязано
реализовывать соответствующие договорные положения, в том числе и
в сфере внутригосударственных отношений.
Условием для включения МД РФ в национальную ПС является также его опубликование. В постановлении Пленума ВС РФ от 10.10.2003
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(п. 4) указывается, что исходя из смысла ч. 3 и 4 ст. 15 Конституции РФ
ч. 3 ст. 5 Федерального закона непосредственно могут применяться те
вступившие в силу для РФ МД, которые были официально опубликованы в СЗ РФ или в Бюллетене международных договоров7.
Таким образом, для реализации МД в ПС России он должен одновременно отвечать следующим условиям: а) в отношении данного МД
Российской Федерацией выражено согласие на обязательность для нее
МД; б) МД вступил в силу и стал обязательным для РФ; в) МД официально опубликован в соответствии с действующим законодательством
РФ.
 Примечания
1
См., например: Иваненко В.С. Право международных договоров России в российской правовой системе // Российский ежегодник международного права. 2006. СПб.,
2007. С. 51–68.
2
См.: Лукашук И.И. Международное право. Общая часть: учебник. М., 2001.
С. 203–204; Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и российская Конституция // Московский журнал международного права.
1995. № 2. С. 15.
3
Собрание законодательства РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.
4
См.: Зимненко Б.Л. Международное право и правовая система Российской Федерации. М., 2006. С. 248.
5
См.: Талалаев А.Н. Соотношение международного и внутригосударственного
права и Конституция Российской Федерации // Московский журнал международного
права. 1994. № 4. С. 9.
6
См.: Он же. Два вопроса международного права в связи с Конституцией РФ // Государство и право. 1998. № 3. С. 70.
7
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении
судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права
и международных договоров Российской Федерации» // Российская газета. 2003. 2 дек.
И.В. Кваша
Смешанные правовые договоры –
перспективные объекты исследований
Под смешанным правовым договором необходимо понимать добровольное соглашение, как правило, формально равных сторон, включающее в себя элементы содержания и формы других самостоятельных соглашений, а также новые элементы, основанные на свободном
волеизъявлении этих сторон породить и иные социальные, в том числе
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
правовые последствия возникновения, изменения, прекращения правоотношений.
Существование смешанных договоров в большинстве случаев
обусловлено недостаточностью для субъектов того набора самостоятельных договоров, который предложен законодателем. Вследствие
этого лица, вступающие в договорные отношения, находят компромиссное решение. Используя частично элементы установленных в
нормах права договоров и добавляя при необходимости какие-то свои,
создают такой договор, который отвечает их потребностям правового
регулирования.
Исходя из вышесказанного круг смешанных договоров изначально
не может быть определен законодателем исчерпывающим образом:
нереально предусмотреть все возможные варианты развития отношений между субъектами. Диспозитивные методы регулирования отношений, в данном случае – смешанный правовой договор, решают эту
проблему.
В связи с этим некоторые авторы делают вывод, что новых специальных нормативных правовых актов (норм) о смешанных договорах
не должно быть, поскольку существующих уже актов и норм вполне
достаточно1.
Однако, на наш взгляд, такой подход весьма ограничен, не совсем
соответствует реальной юридической практике. Действительно, в законодательстве мы находим различные способы регулирования смешанных договоров. Отдельные из них закреплены в качестве самостоятельных с четким набором элементов. Например, договор
финансовой аренды.
Существуют и такие договоры, к которым законодатель «относится» формально, определяя лишь некоторые элементы смешанного договора или давая весьма широкую альтернативу выбора из предложенных им условий и т.д. В готовом виде набор элементов корректируется
сторонами, которые дополняют остальные элементы и т.п.
К таким договорам можно отнести, по нашему мнению, договор о
создании и эксплуатации на платной основе автомобильной дороги и
дорожного объекта, включающий инвестиционные обязательства сторон, полномочия по управлению и использованию федерального имущества, условия и порядок эксплуатации на платной основе автомобильной дороги и дорожного объекта, порядок использования доходов
от эксплуатации, контроль за выполнением обязательств, иные права и
обязанности разнообразных субъектов права и правоотношений2.
В 2005 году вышел Федеральный закон «О концессионных соглашениях», который регулирует отношения, возникающие в связи с под15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
готовкой, заключением, исполнением и прекращением концессионных
соглашений, устанавливает гарантии прав и законных интересов сторон концессионного соглашения.
Законодатель сам определяет его как договор, в котором содержатся элементы различных по своей юридической природе договоров,
предусмотренных федеральными законами. К отношениям сторон
концессионного соглашения применяются в соответствующих частях
правила гражданского законодательства о договорах, элементы которых содержатся в концессионном соглашении, если иное не вытекает
из настоящего Федерального закона или существа концессионного соглашения3.
На наш взгляд, создание законодателем достаточно широких так
называемых рамочных конструкций нормативного индивидуальноправового и т.п. регулирования поможет в какой-то степени более эффективному и оптимальному развитию общественных отношений в
различных сферах жизнедеятельности нашей страны.
 Примечания
1
См.: Огородов Д.В., Челышев М.О. Смешанные договоры в частном праве: отдельные вопросы теории и практики // Законодательство и экономика. 2005. № 10. С. 47.
2
См.: Постановление Правительства РФ от 27 августа 1999 г. № 973 «Об утверждении Временных правил организации эксплуатации на платной основе федеральных автомобильных дорог и дорожных объектов и Временных правил определения стоимости проезда по платным автомобильным дорогам и дорожным объектам и использования
взимаемых за проезд средств». П. 16.
3
См.: Федеральный закон от 21.07.2005 г. № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях» // Справочная правовая система «Гарант».
Е.В. Кискин
Юридические принципы
как средство реализации нравственных ценностей
в правотворческой практике
Исследованию юридических принципов посвящена обширная литература, но аксиологический аспект юридических принципов практически не изучен, хотя ценности не только представляются (рефлексируются) в сознании и выражаются словами, но и воплощаются в
поведении. «Ценности "вплетены" в жизнь … так, что траектория жиз16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ни личности демонстрирует их через поведение постоянно, последовательно... Ценность выражается в практике в тех ее формах, развитию
которых она способствует, и требует поведения, которое демонстрирует эту ценность»1.
Задача права, и, в частности, юридических принципов – «перевод»
ценностей из плоскости «желаемого» в плоскость «должного», в норму, претворение их в жизнь.
Мы полагаем, что в юридических принципах следует выделять
форму (особую юридическую конструкцию) и содержание ценности,
лежащие в их основе. При этом различаются ценности права (порядок,
свобода, ответственность, равенство, справедливость) и ценности в
праве, выходящие за пределы самого права, отражающие интересы и
потребности людей и реализующиеся при помощи права. К числу таких относятся и моральные ценности.
Формализация, свойственная современному правотворчеству,
должна иметь известные пределы, иначе произойдет превращение права в замкнутую систему, которая, по данным синергетики, не в силах
сопротивляться распаду, энтропии, что ведет к инволюции – постепенному сползанию правопорядка на низшие ступени развития, а в конечном итоге – к вырождению права, его превращению в неправо, антиправо.
По нашему мнению, такими пределами должны выступать базовые моральные ценности. Но в процессе правотворчества моральные
начала должны стать в полном смысле правовыми, то есть соответствовать социальному назначению (утверждение порядка в жизни общества) и внутренним свойствам права (формальное равенство, свобода и
справедливость). Правотворческая практика должна обеспечивать диверсификацию (от лат. diversus – разный и facere – делать) базисных
моральных ценностей в правовой материи, то есть их распределение в
правовых актах с одновременным преломлением в юридическом ключе, на основе исконно правовых постулатов2. Юридические принципы,
в силу их фундаментального, системообразующего характера, призваны играть главнейшую роль в данном процессе.
Закрепление в юридических принципах моральных категорий может иметь не только мировоззренческое, но и собственно регулятивное
(инструментальное) значение, обеспечивая эффективность правового
регулирования. В качестве примера можно привести межотраслевой
принцип добросовестности, имеющий ключевое значение в частном
праве, хотя некоторые зарубежные юристы возводят его в ранг общих
принципов права, признанных цивилизованными нациями3.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Уже сама семантика термина «добросовестность» («добрая совесть») указывает на его не юридическое, а этическое происхождение,
что подтверждается, например, определением недобросовестной конкуренции, содержащимся в пункте 9 статьи 4 Федерального закона от
26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции»4. Законодатель
выделяет в качестве критериев противоправности недобросовестной
конкуренции противоречие действий делинквентов, в частности, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, чем придает указанным моральным ценностям юридическое значение.
В данном случае правом используется такое свойство моральных
категорий, как известная степень их абстрактности, гарантирующая
гибкость регулирования. В случае недобросовестной конкуренции
нельзя дать запрещенным действиям сколько-нибудь приемлемое описание, не прибегая к оценочным моральным категориям.
Таким образом, в процессе правотворчества его субъекты, не изменяя собственной сущности права, должны учитывать основополагающие ценности морали. Внутренняя моральность права – показатель
его социальной и регулятивной (инструментальной) ценности, а также
одно из важнейших условий его эффективности, ибо исполнение морально обоснованных правовых норм предполагает полную гармонию
внешнего поведения индивида с его внутренним убеждением.
Таким образом, юридические принципы как базисные нормативные модели наиболее общего характера, определяющие направленность правотворческой практики, должны являться важнейшим «каналом» продвижения моральных ценностей в правовую материю.
 Примечания
1
См.: Лэйси Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание.
М., 2001. С. 67.
2
Подробнее см.: Гаранова Е.П., Кискин Е.В. Диверсификация моральных начал в
юридическую материю: теоретическая модель и опыт церковного права // Государство и
право: Вестник научных трудов Нижнекамского филиала Московского гуманитарноэкономического института. Серия 2: Государство и право. – Нижнекамск: Нижнекамский
филиал МГЭИ, 2004. С. 20–25.
3
См.: Aust А. Handbook of International Law. Cambridge: Cambridge University Press,
2006. P. 8.
4
Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 31. Ст. 3434.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д.Н. Клочкова
Дореволюционные юристы
о формах гражданского судопроизводства
в российском законодательстве
до Соборного уложения 1649 г.
В дореволюционной юридической литературе существовало несколько воззрений относительно форм гражданского судопроизводства
в рассматриваемый период. Деление этих форм на вотчинную и исковую (Г. Морошкин) основывалось на различии употребляемых в них
доказательств. В исковой форме допускались всякого рода доказательства, в вотчинной – нельзя было прибегнуть к свидетелям и присяге.
Однако различие доказательств, употребляемых по тем или иным гражданским делам, зачастую определялось случайными обстоятельствами и
не могло служить основанием деления судопроизводства на формы.
Критике эта точка зрения подверглась со стороны К. Кавелина1.
Корень деления форм любого судебного процесса он видел в различном отношении судей к тяжущимся и спорному делу и отношении самих тяжущихся к судье и спорному делу.
Если деятелями в судопроизводстве являются сами тяжущиеся, то
есть если иск вчиняется по просьбе одного из них, а не произволу судьи, если приведение доказательств в пользу или против спорного дела
есть обязанность сторон, а не судьи – посредника, постороннего лица, –
форма судопроизводства есть обвинительная, обыкновенно называемая
гражданским процессом. Если же в судопроизводстве является деятелем судья, сам он подвергает кого-либо суду, отыскивает доказательства, дабы убедиться в «правости или неправости» подсудимых – имеет
место инквизиционное, следственное (уголовное) судопроизводство.
Две имеющиеся на тот период формы гражданского судопроизводства К. Кавелин определил как суд и очные ставки. При этом он
полагал, что суд, будучи самой естественной, простой, общей всем народам формой судопроизводства, представлял собой «чистообвинительный, гражданский процесс». Очные же ставки имели двойственный характер, соединяли в себе два элемента – обвинительный и
следственный, поскольку изначально появились в рамках уголовного
(следственного) судопроизводства и были лишь перенесены на рассмотрение некоторых спорных гражданских дел, превращаясь мало19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
помалу в самостоятельную форму гражданского (обвинительного) судопроизводства.
Суд никогда не открывался по произвольному назначению или
предписанию судьи, но всегда по просьбе истца. Доказывать и опровергать иск было делом тяжущихся. Судья же определял течение процесса, взвешивал доказательства, оценивая их силу и действительность. Если какое-либо доказательство было пропущено сторонами
(умышленно или нет), судья не напоминал им об этом и рассматривал
дело на основании реально представленных доказательств.
Судом разбирались и решались дела о вещных правах, о правах по
обязательствам, возникшим как вследствие заключения договора, так и
совершения преступления.
Спор между сторонами на очных ставках также происходил в
присутствии судьи, однако последний мог расспросить тяжущихся об
интересующих его деталях дела. Возможно связано это было с тем, что
первоначально очными ставками начали решаться дела поместные. А
поскольку поместья принадлежали к землям Государевым, споры о
них имели более государственный, нежели частный характер.
К иному мнению пришел в своей работе О. Дмитриев2. Ученый
видел все более заметный переход от обвинительной формы гражданского процесса к следственной, связывая это с желанием законодателя
поставить результат процесса вне личного произвола тяжущихся сторон. «О суде всегда говорится», – писал он, – «до чего доведется», о
сыске «сыщется до пряма». Этими почти техническими выражениями
изображается различный характер суда и сыска: тяжущиеся могут доказать свое право, могут и не доказать его; но судья обязан во что бы
то ни стало «доискаться до истины».
По его мнению, изменение следственной формы в обвинительную
не было в духе «старинной юриспруденции», в которой всегда прослеживалось постоянное усиление правительственного начала.
Как мы видим, среди дореволюционных юристов не было единой
точки зрения о формах гражданского судопроизводства в российском законодательстве до Соборного уложения 1649 г. Однако все они признавали достаточное обособление гражданского процесса от уголовного.
 Примечания
1
См.: Кавелин К. Основные начала русского судоустройства и гражданского судопроизводства в период времени от Уложения до Учреждения о губерниях. М., 1844.
С. 48–63.
2
См.: Дмитриев О. История судебных инстанций и гражданского апелляционного
судопроизводства от Судебника до Учреждения о губерниях. М., 1859. С. 361–379.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е.С. Савичева
Функции принципов права
в процессе юридической кодификации
Принципы права являются универсальной нормативной основой
юридической кодификации (далее – ЮК) и соответственно осуществляют в её рамках определённые функции. Под функциями принципов права, на наш взгляд, необходимо понимать взаимосвязанные, относительно обособленные направления более или менее однородного
и прогрессивного воздействия на реальную действительность, в которых проявляется их природа, социальное и правовое назначения, место
и роль в правовом регулировании общественных отношений и конкретных разновидностях юридической практики.
Основные функции (подфункции) специально-юридических принципов права: учредительная, регулятивная, охранительная, аксиологическая, коммуникативная, мировоззренческая, интегративная1. Некоторые из этих функций представляется возможным применить к
функциям принципов ЮК.
Наиболее существенное значение имеют специально-юридические
функции принципов ЮК: регулятивная и правоохранительная.
Регулятивная функция принципов ЮК заключается в том, что они
либо совместно с правом, либо самостоятельно устанавливают пределы правового регулирования общественных отношений. Данная функция подразделяется В.Н. Карташовым на ряд подфункций: информационную, ориентационную, мотивировочную и др. Каждый принцип
ЮК должен нести информационный потенциал, быть чётким, ясным и
понятным для граждан и должностных лиц, т.е. выполнять информационную подфункцию. При издании, изменении или отмене нормативных актов законодатель обязан учитывать действующие принципы
национального и общепризнанные принципы международного права,
т.е. в данном случае речь идёт об ориентационной подфункции принципов ЮК2.
Правоохранительная функция принципов ЮК направлена на более надёжную и эффективную защиту частных интересов (прав, свобод
и законных интересов) граждан и организаций, защиту публичных интересов, в том числе предупреждения правонарушений, коллизий и
ошибок в правоприменении и толковании правовых норм, укрепляя
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тем самым законность и правопорядок в обществе. Суть правоохранительной функции принципов ЮК проявляется в правообеспечительной, правовосстановительной, компенсационной, превентивной и карательной подфункциях.
Необходимо отдельно выделить так называемую интегративную
функцию принципов ЮК. Благодаря указанной функции реализуются
другие функции принципов ЮК. Её сущность проявляется в упорядочении нормативно-правовых, правоприменительных, интерпретационных
и иных актов. При этом необходимо иметь в виду, что она носит как регулятивный, так и охранительный характер. В результате осуществления
данной функции из всего массива правовых актов создаётся стройная и
удобная в применении система правовых актов и норм права3.
Контрольная функция принципов права заключается в том, что в
процессе ЮК правовых актов осуществляется их проверка: выявляются ошибки в содержании и форме, пробелы, несоответствие актам
большей юридической силы, а также и иные дефекты.
Таким образом, функции принципов права в процессе ЮК имеют
важное теоретическое и практическое значение для выяснения нормативной основы ЮК и требуют дальнейшего научного исследования.
 Примечания
1
См.: Бараташвили Д.Т. Принципы официального юридического толкования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2005. С. 25–30.
2
См.: Юридические записки Ярославского государственного университета
им. П.Г. Демидова. Вып. 10. Принципы права / Под ред. В.Н. Карташова, Л.Л. Кругликова,
В.В. Бутнева; Яросл. гос. ун-т. Ярославль: ЯрГУ, 2006. С. 28.
3
См.: Актуальные проблемы теории и истории правовой системы общества: сб. науч. тр. / Отв. ред. проф. В.Н. Карташов; Яросл. гос. ун-т. Ярославль: ЯрГУ, 2006. Вып. 6.
С. 119.
М.В. Сметанина
Структура правового пространства
Как любое сложное явление правовое пространство имеет внутреннюю структуру. В философии под структурой понимается строение
и внутренняя форма организации системы, выступающая как единство
устойчивых взаимосвязей между ее элементами, а также законов данных взаимосвязей1. Правовое пространство как юридически самостоя22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тельная категория обладает сложной структурой с жесткой иерархией
и организацией.
В.П. Малахов указывает на то, что правовое пространство представляет собой структуру, элементами которой выступают притязания,
соотнесенные друг с другом самым различным образом. Одни притязания в полной мере сочетаются и находятся в гармонии; другие притязания актуально не связаны друг с другом, не могут считаться условиями реализации друг друга; третьи приходят в столкновение и
оказываются несовместимыми2. Подобная «философская» точка зрения игнорирует то обстоятельство, что правовое пространство – это
все-таки определенный территориальный предел, в котором существует и функционирует правовая система (ее элементы, части, стороны и
т.п.), осуществляет свою юрисдикцию государство3.
В.Т. Азизова рассматривает правовое пространство как многоуровневое явление, позволяющее определить общую схему структуры правового пространства безотносительно к конкретному государству. Она
выделяет два уровня в структуре правового пространства. В зависимости от формы государственного устройства В.Т. Азизова выделила правовое пространство унитарного государства, федерации, конфедерации,
правовое пространство межгосударственного объединения, национального объединения, мировое единое правовое пространство. Кроме того
автор подразделяет правовое пространство сообразно иерархии нормативно-правовых актов государственного образования. Здесь определяющую роль, по мнению В.Т. Азизовой, играет структура источников
права4. Несомненным достоинством точки зрения В.Т. Азизовой является универсальность, т.е. возможность определения структуры правового пространства не только конкретного государства, но и межгосударственных объединений, конфедеративного союза и т.п.
В.В. Суханов, исследуя феномен правового пространства в единстве двух срезов – социальном и культурном, выделил в качестве структурных элементов общественное, локализованное и индивидуальное
правовые пространства5. В основе выделения видов общественного
правового пространства лежит та или иная форма общественного права.
К видам общественного права автор относит: 1) государственное пространство; 2) международное пространство; 3) цивилизационное пространство; 4) пространство обычного права; 5) пространство канонического права6. Локализованные правовые пространства, по мнению
В.В. Суханова, это такие пространства, которые образуются в рамках
общего правового пространства данного общества и государства, существуют в том или ином отношении с общим правовым пространством и
носят групповой характер. В качестве примера подобного пространства
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В.В. Суханов приводит пространства, определенные областью родовых
и семейных отношений, внутриколлективными отношениями7. Индивидуальное правовое пространство представляет собой структуру, элементами которой выступают притязания, соотнесенные друг с другом
самым различным способом. При этом основными элементами содержания индивидуального правового пространства В.В. Суханов считает
права человека8.
Таким образом, правовое пространство, являясь самостоятельной
юридической категорией, обладает достаточно сложной структурой,
что обусловливает отсутствие единого мнения относительно выделения его структурных компонентов.
 Примечания
1
См.: Философский словарь / Под ред. И.Т. Фролова. М, 1987. С. 462.
См.: Малахов В.П. Философия права. С. 373.
3
См.: Шаронов А.Н. Сущность и пределы (сферы) действия актов официального
юридического толкования (проблемы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2004. С. 160.
4
См.: Азизова В.Т. Общетеоретические проблемы обеспечения единого пространства в Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2004. С. 46–47.
5
См.: Суханов В.В. Правовое пространство и его формы: Автореф. дис. …канд.
юрид. наук. М., 2005. С. 19.
6
Там же.
7
Там же. С. 21–22.
8
Там же. С. 23.
2
А.В. Тимофеев
О понятии социально-правовой памяти
Изучение социально-правовой памяти (СПП) проводится автором
в рамках изучения механизмов фиксации, хранения, передачи и т.д.
юридического опыта (ЮО). Изначально зарождаясь в психике отдельных людей, личный ЮО может в последующем «извлекаться» ими из
своей памяти, внешне выражаясь в знаковой (языковой) форме. Таким
образом, возникновение надындивидуального ЮО всегда начинается с
трансляции личного ЮО его первоначальным субъектом в новую, объективированную форму (например, письменную – в виде судебного
решения, обзора судебной практики; электронную – аудио- и видеоза24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
пись судебного процесса и т.д.), позволяющую в последующем другим
субъектам (обществу) уже без вмешательства первоначального субъекта воспринять и использовать соответствующую опытную информацию либо когда личный ЮО напрямую транслируется его субъектом
другим членам общества, делая его «общественно доступным». Механизм, отвечающий за отбор, фиксацию, хранение, трансляцию и иное
оперирование надындивидуальным юридическим опытом, в научной
литературе предложено обобщенно именовать «социально-правовой
памятью»1.
Данный термин получил в отечественной литературе относительно широкое распространение. Само понятие было введено в 60 –
70-х годах 20-го века советскими исследователями Я.К. Ребане,
В.А. Ребриным, Ю.А. Левадой2 и др. Также определенное распространение получили такие близкие понятия, как «коллективная память»,
«историческая память», «социально-историческая память», «память
мира», «память человечества», «внешняя память», «надындивидуальная система информации», «внегенетическая система социального развития»3. Понимая условность проблемы наименования рассматриваемого явления, мы остановимся на понятии СПП по причине наиболее
частого его употребления в литературе.
Так, Я.К. Ребане указывает, что «функционирующие в человеческом обществе механизмы информации образуют своеобразную социальную память, то есть хранилище прошлого опыта, результатов практической и познавательной деятельности, выступающих в
информационном отношении базисом формирования сознания каждого человека, а также базисом функционирования и развития индивидуального и общественного познания»4.
В.А. Ребрин определяет социальную память как «осуществляемый
обществом с помощью специальных институтов, устройств и средств
процесс фиксации в общезначимой форме, систематизации и хранения
(вне индивидуальных человеческих голов) теоретически обобщенного
коллективного опыта человечества. При этом хранящиеся в средствах
социальной памяти сведения тем или иным путем выдаются для «переписывания» в память индивидов и, следовательно, для использования
людьми в их разнообразной деятельности. Данная память – неотъемлемый элемент духовной жизни общества, его общественного сознания»5.
По мнению В.А. Колеватова, социальная память – это «система фиксации, преобразования, систематизации, хранения, распространения и
выдачи информации в обществе»6. В Российской социологической энциклопедии социальная память определяется как «совокупность социокультурных средств и институтов, осуществляющих отбор и преобразо25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вание актуальной социальной информации в информацию о прошлом
(ретроспективную) с целью сохранения накопленного общественного
опыта и передачи его от поколения к поколению»7.
СПП имеет специфический предмет – надындивидуальный ЮО и
иную информацию о правовой системе общества (например, теоретические и обыденные юридические знания). СПП имеет также собственные принципы организации и воспроизведения информации: в отличие от личной памяти отдельных субъектов она всегда
опосредствована памятью многих людей, средствами внешней объективации (хранения) знаний и знаковыми системами. Помимо сохранения, упорядочения и трансляции правовой информации механизмы
СПП обеспечивают также воспроизведение объективированного ЮО,
для чего ретроспективная информация тем или иным способом извлекается из «долговременной» СПП, преобразуется и воспроизводится в
текущем личном (общественном) правосознании. Это позволяет обществу, государству и отдельным гражданам, с одной стороны, осуществлять эффективное правовое регулирование общественных отношений, а с другой стороны – осознать свое место в истории человечества,
обосновать значимость собственной правовой культуры, ее историческую перспективу и целостность, соотнести ее с основными правовыми ценностями других культур.
На основе изложенного, СПП можно определить как специфический механизм (систему средств, способов, методов, приемов и т.д.),
который позволяет обществу на надындивидуальном уровне селективно в знаковой форме фиксировать, преобразовывать, упорядочивать, сохранять во времени, транслировать между членами данного
общества, а также различными поколениями людей и воспроизводить
информацию о правовой системе общества.
 Примечания
1
См., например: Карташов В.Н. Теория государства и права. Начальный курс. Кострома, 2002. С. 29–31.
2
См.: Ребане Я.К. Принцип социальной памяти // Философские науки. 1977. № 5.
С. 95–102.; Ребане Я.К. Информация и социальная память: к проблеме социальной детерминации познания // Вопросы философии. 1982. № 8. С. 46–52; Ребрин В.А. Методические
проблемы социального общественного сознания. Новосибирск, 1974. С. 45; Левада Ю.А.
Историческое сознание и научный метод // Философские проблемы исторической науки.
М., 1969. С. 34–36.
3
См. подробнее: Афанасьев В.Г. Социальная информация и управление обществом.
М., 1975. С. 45–46; Соколов Э.В. Культура и личность. Л., 1972. С. 125; Блок М. Апология
истории или ремесло историка. М., 1973. С.141–154; Ракитов А.И. Историческое познание. Системно-гносеологический подход. М., 1982. С. 10; Крайзмер Л.П., Матюхин С.А.,
Майоркин С.Г. Память кибернетических систем (основы мнемологии). М., 1971. С. 16;
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Моль А. Социодинамика культуры. М., 1973. С. 55–56; Малиновский А.А. Проблема соотношения социального и биологического. Биологическое и социальное в развитии человека. М., 1977. С. 220–221; Андреев И.Л. Происхождение человека и общества (Современные методологические проблемы и критика немарксистских взглядов). М., 1982. С. 81–82.
4
Ребане Я.К. Указ. соч. С. 46.
5
Ребрин В.А. Указ. соч. С. 44–45.
6
Колеватов В.А. Социальная память и познание. М., 1984. С. 64–65.
7
Российская социологическая энциклопедия / Под ред. Г.В. Осипова. М., 1998.
С. 510–512.
О.Н. Тимофеева
Охранительная функция
правосистематизирующей практики
Необходимо отметить, что правосистематизирующая практика является предметом активных исследований1, однако изучению ее функций в науке не уделено должного внимания. Одним из ведущих направлений воздействия правосистематизирующей практики на
реальную действительность является охранительная функция, которая
выражается в обеспечении защиты, восстановлении нарушенных прав,
пресечении или предотвращении правонарушений, а также иных негативных правовых явлений и процессов. Вообще правоохранительная
функция любой юридической практики складывается из правообеспечительной, правовосстановительной, превентивной, карательной и
компенсирующей подфункций2. Кратко рассмотрим первые три подфункции правосистематизирующей практики.
1. Правообеспечительная подфункция как важное направление
правоохраны заключается в создании условий, предпосылок, способов,
отлаженных, продуманных механизмов для нормального функционирования общественных отношений, реализации правовых норм. В рамках
правосистематизирующей практики указанная подфункция проявляется
в создании единой, непротиворечивой, полной, целостной системы законодательства, в достаточной и необходимой мере регулирующей
сложившуюся и складывающуюся общественную жизнь.
2. Правовосстановительная роль правосистематизирующей практики заключается в выявлении и устранении пробелов, противоречий, неясностей правового регулирования общественных отношений, возможных злоупотреблений в праве, что приводит к гармонизации системы
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
действующего законодательства, доступности и повышению эффективности действия правовых механизмов, созданию более благоприятных
условий для реализации субъективных прав и исполнения соответствующих обязанностей, повышению уровня правосознания. Это неизбежно влечет устранение нарушений уже существующих прав и свобод
граждан, их объединений и организаций, государства, восстановлению
нарушенного правового статуса, нормальному течению общественных
отношений. Таким образом, правосистематизирующая практика в рамках правовосстановительной подфункции непосредственно обеспечивает реальное восстановление субъективных прав и свобод граждан и
других субъектов правоотношений.
3. Правовая систематизация, способствуя устранению недостатков
правового регулирования общественных отношений, в рамках охранительной функции выполняет также и превентивную роль. В данном
аспекте правосистематизирующая практика способствует предупреждению нарушений норм права, охране правовой системы общества,
устранению препятствий в возникновении и реализации будущих
субъективных прав и исполнении обязанностей, предотвращает возможные злоупотребления субъективными правами. Так, новая редакция закона РФ «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 N 2300-1
(ред. от 25.10.2007) устранила пробел, связанный с определением ответственности продавца при купле-продаже товаров. В указанный закон была введена ст. 23.1., устанавливающая ответственность продавца за просрочку при доставке товара потребителю в виде 0,5 % от
стоимости товара за каждый день просрочки, что стало согласоваться с
принципом повышенной юридической защиты потребителя. Таким образом, результатом правовой систематизации в данном случае стало
устранение правового пробела в регулировании правоотношений в потребительской сфере и возможных злоупотреблений со стороны продавца.
 Примечания
1
См.: Систематизация законодательства в РФ / Под ред. А.С. Пиголкина. СПб.,
2003; Карташов В.Н. Теория правовой системы общества: учебное пособие: В 2 т. Т. 1.
Ярославль, 2005; Баранов В.М., Поленина С.В. Система права, система и систематизация
законодательства в правовой системе России. Н. Новгород, 2002; Орешкина И.Б. Систематизация нормативно-правовых актов РФ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов,
2000.
2
Карташов В.Н. Теория правовой системы общества: учебное пособие. В 2 т. Т. 1.
Ярославль, 2005. С. 238–239.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А.А. Травкин
Предметная сфера действия
правоприменительных актов
При характеристике предметной сферы действия правоприменительных актов нужно иметь в виду, что каждый такой акт имеет свой
объект правового регулирования, то есть определенные общественные
отношения, на которые направлены индивидуально-конкретные, персонально-определенные юридические предписания, закрепленные в
данном акте. При реализации (исполнении и т.п.) того или иного правоприменительного акта всегда очень важно установить, на какие конкретно отношения он распространяется.
Сфера действия правоприменительного акта рассматривается в
качестве одного из свойств его юридической природы. Это круг конкретных отношений (случаев), которые могут быть урегулированы тем
или иным видом актов. Как правило, такой круг отношений достаточно четко и исчерпывающим образом определен в законе, что зачастую
не «защищает» правоприменительные акты от коллизий по одним и
тем же вопросам регулирования.
Изучая более детально этот аспект проблемы, следует прежде всего обратить внимание на классификации данных документов по сфере
действия, во времени, пространстве, в зависимости от компетенции
субъектов и т.п., которые позволяют более подробно говорить о предметной сфере действия правоприменительных актов.
Например, в зависимости от характера полномочий субъекта,
применяющего право, рассматриваются следующие правоприменительные акты: управленческие, следственные, контроля, надзора и др.
По основным направлениям деятельности государства правоприменительные акты подразделяются на хозяйственные акты, акты в области
культуры, охраны правопорядка, обороны и т.п.
Классификация правоприменительных актов по субъектам их издания дает весьма полезный результат, наглядно показывая отличия
правоприменительных актов общественных организаций от аналогичных актов государственных органов, а среди актов последних – отличия актов, изданных высшими представительными органами, от актов
органов управления или судебных органов.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предметная сфера действия правоприменительных актов проявляется в их названиях. Так, указы Президента Российской Федерации о
награждении, о назначении на должность, о присвоении классных чинов, почетных званий и т.д. прямо указывают на круг решаемых этими
актами вопросов.
Одна из распространенных классификаций правоприменительных
актов – их подразделение на основные и вспомогательные. В связи с
рассматриваемой проблемой представляет интерес диалектика взаимосвязи и взаимозависимости предмета действия основного и вспомогательных правоприменительных актов.
Еще в монографических исследованиях 1960-х гг. (С.С. Алексеев,
В.М. Горшенев, И.С. Самощенко и др.) отмечалось, что подразделение
правоприменительных актов на основные и вспомогательные особенно
наглядно прослеживается при рассмотрении следственных и судебных
актов применения права; в процессе предварительного расследования
уголовного дела и в ходе судебного следствия выносится ряд правоприменительных актов, которые имеют значение «подготовительных»
(хотя бы и решали отдельные самостоятельные вопросы) к вынесению
основного акта – приговора. Позднее было отмечено, что и при осуществлении оперативно-исполнительной деятельности нередко выносятся промежуточные правоприменительные акты, обязывающие подготовить и представить предложения о разрешении того или иного
вопроса, разработать и представить проект решения, осуществлять отдельные мероприятия впредь до принятия окончательного решения и
т.п. Такие акты предваряют принятие основного акта, способствуют
его принятию, обеспечивают правильность акта, но не содержат итоговую правовую оценку всех обстоятельств дела, поэтому они должны
быть отнесены к числу вспомогательных актов.
Понятие «основные правоприменительные акты» объединяет исходные и завершающие документы. Они играют главную роль в возникновении, продолжении, а также в придании логической последовательности и завершенности динамического состояния всего
юридического процесса. Исходные правоприменительные акты, вызывая различного рода процессуальные отношения для всех участвующих в деле лиц и занимая центральное место, одновременно заключают в себе наиболее характерные для правоприменительных актов
черты, обладают определенной спецификой, состоящей, в частности, в
том, что они с точки зрения содержащихся в них индивидуальноконкретных предписаний являются своего рода комплексными правоприменительными актами. Решающими правоприменительными актами среди их разновидностей в структуре юридического процесса вы30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ступают завершающие правоприменительные акты, которые обобщают все разбирательство дела, формулируют окончательные выводы по
существу применяемой нормы, объективируют вовне ход рассмотрения (разбирательства) юридического дела, содержат в себе его итоговую, окончательную оценку.
Л.А. Шадринова
Классификация юридических ошибок
в правоприменительной практике
Классификация юридических ошибок в правоприменительной
деятельности (далее – ЮО) углубляет представления о предмете исследования и служит интересам практики.
Множество классификаций правоприменительных ошибок было
предложено отечественными учеными (Н.Н. Вопленко, В.Н. Карташовым, К.Р. Мурсалимовым, А.Н. Пронькиной, В.В. Русских и др.)1.
Наиболее важными и практически ценными видами ЮО считаем
следующие.
1. По критерию причины ЮО следует подразделять на субъективные (причина коренится в личности правоприменителя, в том или
ином пороке его познания, оценки фактов, квалификации и принятии
правоприменительного акта) и объективные (обусловленные объективными факторами: противоречивостью законодательства, ложными
показаниями свидетелей и пр.)2.
2. В зависимости от разновидности правоприменительной практики можно выделять ЮО в судебной, следственной, нотариальной, адвокатской и иной деятельности. Практическая ценность такого подразделения объяснима особенностями особого порядка контроля в
каждом случае за качеством профессиональной деятельности и процедуры устранения в ней дефектов. Примером может служить предусмотренная законодательством возможность обжалования решений
должностных лиц административных органов о привлечении к административной ответственности вышестоящему должностному лицу
либо в суд, как процедура устраняющая ЮО3.
3. Значимыми основаниями классификаций служат наличие ошибок в содержании деятельности (в действиях, технике, тактике и т.д.)
или форме (нарушение процесса рассмотрения либо проведения рас31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
следования по делу либо дефекты в актах-документах). Например, нарушение процессуальной формы часто содержит установленные законодателем так называемые «безусловные основания к отмене» судебного акта (например, ч. 4 ст. 270 АПК РФ) либо иного правоприменительного акта (нарушение порядка рассмотрения административным
органом привлечения лица к ответственности).
4. В зависимости от негативных результатов и степени вредности
ЮО подразделяют на грубые и незначительные. В то же время изъяны
в акте-документе, например, судебном решении, могут быть и несущественными, не связанными с нарушениями законности, устранение их
предусматривает законодатель возможностью вынесения определения
об исправлении опечатки либо описки (ст. 179 АПК РФ).
5. По критерию устранимости ЮО классифицируют на устранимые и неустранимые.
6. В зависимости от того, обнаружена ЮО или нет, их можно подразделять на установленные (выявленные) и латентные (скрытые).
Латентной ЮО в правоприменительной практике, на наш взгляд, перестает быть при наличии одного из следующих условий: во-первых,
признается специальными субъектами (судом, вышестоящим должностным лицом и т.д.); во-вторых, ЮО устанавливается самим субъектом
и при условии ее устранимости этим сотрудником издается, например,
новый правоприменительный акт.
7. По степени распространенности можно различать типичные и
нетипичные ЮО. Дополнительными критериями данной классификации считаем количество и степень распространенности ЮО применительно к судебному, правоохранительному органу (либо его коллегии,
подразделению) и т.д. либо к системе судов (правоохранительных органов) района, области, округа и т.д.
Следует отметить, что в юридической литературе различают
умышленные и неумышленные правоприменительные ошибки4. Думается, что ЮО, совершенные с умыслом, следует рассматривать как
правонарушения либо преступления.
Классификация юридических ошибок может быть проведена и по
иным основаниям, что, бесспорно, дополнит изложенные положения.
 Примечания
1
См. Вопленко Н.Н. Ошибки в правоприменении: понятие и виды // Советское государство и право. 1981. №4. С. 41; Карташов В.Н. Теория правовой системы общества:
учебное пособие: в 2 т. Т. 2. С. 184; Мурсалимов К.Р. Правоприменительные ошибки.
Проблемы теории: Дис. ... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2000. С. 45; Пронькина А.Н.
Ошибки адвокатов-защитников в уголовном судопроизводстве: Дис. ... канд. юрид. наук.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М., 2006. С. 84; Русских В.В. Правоприменительные ошибки сотрудников органов внутренних дел: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 1998. С. 29
2
См. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 33–34.
3
См. Обобщение судебной практики по делам о привлечении к административной
ответственности за 2005 – 2006 г. // ресурс-интернет: www.yaroslavl.arbitr.ru
4
Русских В.В. Указ. соч. С. 34.
М.С. Агафонова
Аксиома соразмерности
преступления и наказания
Рассматриваемая аксиома имеет юридическое и фактическое содержание.
Уголовный закон определяет основание уголовной ответственности. Законодатель предусматривает наказание, его вид и меру в качестве следствия совершения преступления. Аксиома применяется на
практике, исходя из установленных и выявленных по уголовному делу
обстоятельств. Фактическое содержание обусловлено юридическим.
Существование данной уголовно-правовой аксиомы подтверждается анализом внутренней взаимосвязи норм ст. 14 и ст. 43 УК РФ. Наказание, назначаемое по приговору суда, действующего от имени государства, должно быть соразмерно общественной опасности деяния,
совершение которого противоречит уголовному закону.
Исходным является положение о том, что за каждое преступление
следует наказание. Соразмерность, по мнению автора, означает соответствие пределов и содержания преступления и наказания. Аксиома
соблюдается при назначении наказания в пределах, предусмотренных
санкцией нормы, но нарушается, видимо, при назначении наказания
ниже низшего предела. Признание обществом опасности деяния и установление наказания за его совершение свидетельствуют о применении аксиомы при условии соответствия пределов и содержания преступления и наказания. Соразмерность определяется в процессе
оценки фактических обстоятельств.
Исторический опыт формулирует общественно-значимые истины,
логические посылки которых определяются в уголовном законе, а выводы и есть аксиомы. Взаимосвязь преступления и наказания, предусмотренных соответственно диспозицией и санкцией уголовноправовой нормы, характеризуется качественным признаком соразмер33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ности причины и следствия. При этом законодательно определяемая
соразмерность подтверждается практикой применения нормы Особенной части УК.
«Преступление» и «наказание» являются базисными понятиями в
уголовном законе. Автор полагает заслуживающим внимания вопрос о
внесении изменений в УК: включении статьи «Основные понятия», в
том числе «преступление» и «наказание». Соразмерность следует определить в Особенной части УК и соблюдать на практике.
А.А. Батманов
Об учете личностных данных,
не связанных с преступлением,
при дифференциации ответственности
Пленум Верховного Суда СССР в постановлении «О практике
применения судами общих начал назначения наказания» склонен придавать обстоятельствам, не связанным с преступлением, значение
средства индивидуализации наказания. Выборочное изучение нами
уголовных дел показало, что обстоятельства, не связанные с преступлением, характеризующие личность виновного, составляют около 50%
данных, учитываемых при назначении наказания. Среди них: злоупотребление спиртными напитками, склонность к правонарушениям, положительная или негативная характеристика лица и т.п.
Действующее уголовное законодательство закрепляет ряд обстоятельств, не связанных с преступлением, характеризующих личность
виновного, в качестве средства дифференциации (беременность, наличие малолетних детей и т.д.). Обращаясь к зарубежному уголовному
законодательству (напр.: УК Литвы, Беларуси), мы видим, что там обстоятельствам, не связанным с преступлением, при дифференциации
уделяется большее внимание. Так, среди дифференцирующих упомянуты еще и такие, как достижение пенсионного возраста; наличие иждивенцев, если виновный осуществляет за ними уход, и т.п.
На наш взгляд, в российском уголовном законодательстве таким
обстоятельствам необходимо уделить больше внимания при дифференциации ответственности. Не стоит забывать при этом, что не все
обстоятельства могут быть дифференцирующими, а лишь отвечающие
типовой характеристике (критериями их отбора могут выступать: обя34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зательность, строго определенная направленность и значительность
влияния на общественную опасность).
Возникает закономерный вопрос: как данная группа обстоятельств
должна влиять на ответственность? Опираясь на исследования нашего
и зарубежного законодательства, где эти обстоятельства закреплены в
перечнях смягчающих и отягчающих и оказывают влияние на ответственность в рамках санкции статьи исчислимого наказания, мы приходим к выводу, что данная группа обстоятельств должна учитываться в
пределах границы санкции соответствующей статьи, изменение которой, в свою очередь, зависит от обстоятельств, характеризующих преступление и личность, проявившуюся в нем.
О.С. Будник
Легальное определение
исполнителя преступления
Уголовному праву должны быть присущи термины, отражающие
его специфику, – моральную упречность виновной общественно опасной деятельности, что хорошо видно на примере традиционных для
российского права терминов «подстрекатель» и «пособник». Терминологический ряд ст. 33 УК РФ будет внутренне унифицирован, если
субъектов данной статьи обозначить так: учинитель, зачинщик, подстрекатель, пособник. Соответственно виновное содействие – это пособничество, виновное склонение – это подстрекательство, виновный
организатор – это зачинщик и виновный исполнитель – это учинитель.
При этом определяемое существительное несет негативный смысл, а
определяющее – нейтральный, ибо склонение, организаторство, исполнение суть нейтральные действия. Последние применимы в любой
сфере. Поэтому термин «исполнитель» отвечает скорее специфике
гражданского права. Сегодня же он необоснованно объединяет противоположные по своему смыслу отрасли права: гражданское и уголовное право (термин «исполнитель» является легальным определением
стороны договора в случае с возмездным оказанием услуг (ст. 779 ГК
РФ), лицензионным договором (ст. 1308 ГК) и т. д.). Таким образом,
во-первых, рассматриваемый термин не согласуется с закрепленным в
языке употреблением и поэтому представляется искусственным. Вовторых, он противоречит системному смыслу российского права.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Другим пороком определения является, с нашей точки зрения, его
неэкономичность. Нынешняя редакция излишне обрисовывает понятие, указывая на средства совершения преступления, выделяя для этого самостоятельную фигуру так называемую «третью фигуру». Ее целесообразно, с нашей точки зрения, вообще изъять из определения.
Ибо использование любых средств традиционно признается исходящим из самого смысла уголовного закона. В такой редакции непонятным становится отсутствие указания на возможность использования в
виде средства несубъекта уголовного права для организаторства, подстрекательства и пособничества.
И.Н. Горячев
Уголовный закон и свобода оценки вины
Cлова “невиновен” и “не совершал” нетождественны. Но как понимать “невиновен”, если уголовный закон, провозглашая принцип
виновной ответственности, само понятие вины не регламентирует?
Уголовным кодексом определены лишь умысел и неосторожность,
иными словами, даны видовые понятия вины.
Означенная идея теснейшим образом связана с ответом на вопрос,
насколько формальна судебная истина. С одной стороны, в пространстве юридического процесса “истинными” могут быть признаны только факты доказанные или – в силу действия легальных презумпций,
фикций и аксиом – неопровержимые либо не опровергнутые в установленном законом порядке, т.е., по существу, факты бесспорные. Но
поскольку бесспорность знания о явлении, разумеется, не тождественна действительности явления, постольку судебная истина релятивна, а
следовательно, формальна. Нельзя также не признать что границы судебного познания изначально определены системой юридических языковых символов и форм (юридических понятий и т.д.). В то же время
применение мер уголовно-правового характера логически привязано к
реальности совершения преступления, действительной виновности лица. Отсюда судебный уголовный процесс не может не быть направлен
на нахождение знания, отражающего реальность. Иной подход подрывал бы саму идею уголовного правосудия.
Концепция объективной, или материальной, истины понимает под
ней отражающее реальность знание и декларирует общедоступность
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
судебной истины любому здравомыслящему субъекту. Сообразно этой
концепции процедура установления виновности должна подчиняться
критериям, общим для всякой истины и доступным любому здравомыслящему человеку. Эта идея, как мы полагаем, лежит в основе действия презумпции невиновности. Так как вину, на наш взгляд, следует
рассматривать скорее в качестве нравственной категории, то формализация этого многогранного понятия, тем более сведение его к весьма
ограниченным легитимным формам субъективной стороны, “уводит”
закон от его живой субстанции, подчас ставя правоприменителя перед
необходимостью решать по закону, но вопреки праву, собственному
убеждению и здравому смыслу.
Л.Ю. Деева
Некоторые аспекты
уголовно-правового статуса лиц
с интерсексуальными состояниями
Как известно, отрасль уголовного права содержит ряд “женских”
льгот. В частности, к лицам женского пола не применяется ряд наказаний (ст. 49, 50, 53, 54, 57, 59), для них ограничен набор исправительных учреждений, предусмотрена отсрочка отбывания наказания и т.д.
Чаще всего определение пола не является проблемой. Тем не менее известны нестандартные ситуации, связанные с интерсексуальными состояниями, вызванными биологическими (гермафродитизм) или
искусственными причинами (смена пола оперативным путем). Следует
ли распространять льготы, предусмотренные российским законодателем для женщин, на таких лиц?
Представляется, что при гермафродитизме законодатель должен
исходить из юридически закрепленного пола. Аналогично должна решаться проблема и в случаях полной перемены пола оперативным путем. При отсутствии документов, подтверждающих определенный пол
лица, логично обращение к генетической экспертизе. Тем не менее она
не всегда может дать точный ответ, если речь идет об истинном гермафродите, например. Кроме того, непростой представляется и ситуация частичной смены пола.
Чтобы предоставить вышеуказанные льготы данной группе лиц,
логично учесть законодательные аргументы предоставления льгот
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
женщинам, а именно: репродуктивную способность, физиологические
и психологические особенности, историческое и социальное положение женщины в обществе, гуманные соображения.
Репродуктивная способность женщины презюмируется законодателем и, на наш взгляд, неверно использовать ее как критерий предоставления “женских” льгот данной группе лиц. Необходимо выяснение
и иных обстоятельств, относящихся к особенностям физиологического, психологического свойства, социальной роли лица, устойчивости
его половой самоидентификации и т.д. Ввиду исключительности ситуации суд, по нашему мнению, вправе истолковать сомнения в половой принадлежности лица в его пользу с учетом комплексного анализа
всех обстоятельств личности последнего, а следовательно, применить
к нему “женские” льготы.
Н.В. Зайцева
К вопросу о возможных пробелах
в ст. 150, 151 УК РФ и роли судебного толкования
Пробелы в законе представляют собой недостаточно полное урегулирование вопроса в нормативно-правовом акте. Намек на пробел
содержат ст. 150 и 151 УК РФ. Диспозиция данных статей прямо не
указывает на заведомость знания виновным о несовершеннолетии вовлекаемого и возникает вопрос: является ли такое знание обязательным? Отсутствие ограничительного признака позволяет сделать вывод
о том, что такое знание не является обязательным. Между тем применительно к ст. 150 этот вопрос решен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 г. № 7 «О судебной практике по делам
о преступлениях несовершеннолетних» иначе. В п. 8 указывается, что,
если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в
преступление, он не может привлекаться к ответственности по ст. 150.
Таким образом, Верховный Суд, давая ограничительное толкование,
практически установил заведомость знания, подменяя в этом вопросе
законодателя. Необходимо в этой связи отметить, что суды могут рассматриваться лишь как субъекты толкования норм права. Процесс же
толкования не может устранять пробел в законе.
«Чистый» пробел имеется в примечании к ст.151, согласно которому родитель освобождается от ответственности за вовлечение несо38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вершеннолетнего в бродяжничество, если оно произошло вследствие
стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника средств существования или отсутствием места жительства. В
данном примечании законодателем проигнорировано вовлечение несовершеннолетнего в попрошайничество «…вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, вызванных утратой источника
средств существования…». Возникает вопрос: чем коренным образом
отличаются два этих вида антиобщественной деятельности, за вовлечение несовершеннолетнего в один из которых родитель будет освобожден от уголовной ответственности, а за другой – нет? Представляется, что налицо сбой в законодательной технике: правотворец забыл
указать на попрошайничество в примечании к ст. 150.
А.М. Коростелева
Презумпция знания закона и стратегия развития
информационного общества
в Российской Федерации
«Стратегия развития информационного общества в Российской
Федерации», утвержденная Президентом РФ и опубликованная в Российской газете 16.02.2008 г., не нашла должного отклика у граждан и
осталась без широкого обсуждения. Между тем ее важность для развития общества сложно переоценить, ведь в ней были расставлены приоритеты и определена цель на ближайшее будущее. Конечно, она является всего лишь первым шагом, направленным на построение нового
общества и призванным обеспечить информацией, в том числе и правовой, всех граждан без исключения. Но этот документ может дать не
предполагаемое, а действительное знание законов гражданами. Очевидно, что получение информации о законе и знание закона не одно и
то же, однако без получения информации невозможно знание. Сам УК
РФ не очень объемен, но постоянно вносимые в него изменения, а
также наличие в нем большого количества бланкетных норм делает
проблематичным знание уголовного закона. В связи с этим невозможно обойтись без указанной стратегии, а также систематизации законодательства, которая позволит любому гражданину свободно ориентироваться в российском законодательстве и обеспечит действие
презумпции знания закона и возможности прямого ее закрепления в
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УК РФ. Бесплатный доступ с любого мобильного телефона к правовой
программе, простой для понимания, может решить хотя бы частично
задачи получения правовой информации гражданами, т.к. мобильные
телефоны в настоящее время имеет подавляющее большинство граждан. Остается решить вопрос охвата мобильной связью всей территории России, а также систематизации законодательства и создание бесплатной и несложной к пониманию правовой программы. Наиболее
трудным является вопрос систематизации законодательства, в том
числе и уголовного. Кодификация уголовного закона не решила эту
проблему в связи с наличием в УК отсылочных норм. В настоящее
время эта проблема стоит очень остро и требует своего разрешения.
И.В. Кочетко
К вопросу о понятии
способа совершения преступления
Каких свойств, черт деяния (термин «деяние» используется как
признак объективной стороны, а не как преступление в целом) касается способ совершения преступления, в чем состоит его смысловая нагрузка?
Во-первых, как представляется, способ является описанием путей
выполнения деяния. А эти «пути выполнения» являются ничем иным,
как разновидностями деяния, которым присущи дополнительные признаки. И если признаки деяния описывают определенный поступок
или их совокупность, то способ совершения преступления указывает
на «отклонение» в преступном поведении, поступке от «общего стандарта».
Во-вторых, в каждом составе, где указан способ, можно вести речь
о едином, усложненном действии (бездействии), в ряде случаев носящем составной характер. Разграничить способ и деяние зачастую возможно только в ходе теоретического анализа, «оторвать» способ от
действия в физическом смысле, как правило, нельзя, поскольку «общий стандарт поведения» обогащается дополнительными чертами.
В-третьих, поскольку внешняя форма преступного поведения выражается в единстве взаимодействия составляющих его элементов, для
каждого выполнения «основного» деяния путем определенного способа можно найти соответствующее обозначение. С этой точки зрения
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
способ представляет собой результат абстрактного описания преступного поведения и является своеобразным приемом законодательной
техники.
В-четвертых, в случаях, когда способ не указан в законе, с уголовно-правовой точки зрения он будет охватываться выполнением деяния,
т.е. его выполнение лишено дополнительных признаков, отличающих
его от преступлений данного вида или деликтов иной правовой природы. Однако это не является констатацией того, что в реальной действительности деяние совершается без определенного способа.
Таким образом, под способом следует понимать характеристику
избранного виновным пути совершения деяния посредством указания
его дополнительных признаков.
А.Г. Кулев
Иное оказание помощи
как форма государственной измены
В соответствии со ст. 275 УК РФ государственная измена может
совершаться в трех формах: 1) шпионаж; 2) выдача государственной
тайны; 3) иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ. Последняя из
названных форм определяет сущность рассматриваемого посягательства. Шпионаж и выдача государственной тайны являются лишь его
частными случаями.
В литературе отмечается, что иное оказание помощи всегда выражается в сговоре между гражданином РФ и представителем иностранного субъекта, который осуществляет враждебную деятельность в отношении внешней безопасности России (В.Н. Рябчук). Нам
представляется, что вполне возможна такая ситуация, когда гражданин
РФ может совершить измену в рассматриваемой форме без сговора с
иностранным государством, организацией или их представителями.
Например, в случае предоставления российским гражданином иностранцу сведений, которые будут использоваться последним для проведения враждебной деятельности против России. При этом гражданин
России может передать сведения без ведома для иностранца, осознавая
факт проведения им враждебной деятельности.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дискуссионным является вопрос о моменте окончания государственной измены в форме иного оказания помощи. В.Н. Рябчук полагает,
что деяние в анализируемой форме окончено с момента вступления
гражданина РФ в преступный сговор с представителями иностранного
«адресата» об оказании последнему помощи в проведении враждебной
деятельности. По нашему мнению, с момента вступления в сговор об
оказании помощи следует говорить не об оконченном составе преступления, а о приготовлении к государственной измене, поскольку договориться об оказании помощи еще не означает ее оказать. В момент
сговора гражданин никакой помощи иностранному субъекту не оказывает. Поэтому мы присоединяемся к точке зрения тех ученых, которые
утверждают, что государственная измена в форме иного оказания помощи окончена с момента начала фактического оказания такой помощи.
Ю.В. Молева
Источники закрепления ответственности
за преступления против правосудия
в XI – XVII веках
Исторический анализ позволяет проследить процесс становления
и развития российского законодательства в части установления ответственности за преступления против правосудия, в том числе совершаемые должностными лицами. В первых российских правовых документах (Русская Правда, Новгородская и Псковская судные грамоты
и др.) начинают закладываться принципы ответственности за преступления против суда. В этих документах нет еще четкой системы рассматриваемых посягательств, нередко они растворяются в иных деяниях,
но, тем не менее, уже просматриваются их зачатки. Следует отметить, что
первые положения об ответственности судейских должностных лиц появились только в Судебнике 1550 г. Предыдущие документы устанавливали определённые требования (не брать взяток, судом не мстить
и т.д.), не предусматривая конкретного наказания за их нарушение. В
Судебнике 1550 г. чётче определено содержание преступлений, конкретизированы наказания за них. При этом жёсткость санкции зависела от статуса чиновника: битье кнутом и тюрьма предусматривались
для низших чинов (дьяков, подьячих); наказания имущественного ха42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рактера (то есть более мягкие) – для судей (бояр, окольничих и др.).
Такая же тенденция – зависимость вида наказания судейских чинов от
сословия и звена судебной системы – просматривается и в Судебнике
1649 г. Серьезные подвижки наметились с принятием Воинского артикула Петра I.
Все названные документы основной акцент ставят на посягательства, чинимые иными лицами, уделяя меньше внимания деяниям, совершаемым судейскими чиновниками, что объяснялось привилегированным положением суда в государстве. Кроме того, они дозволяли
применение таких методов расследования (например, пытки), которые
категорически запрещены в цивилизованном обществе и использование которых в настоящее время представляет собой одно из преступлений, совершаемых должностными лицами органов, осуществляющих
правосудие.
Е.В. Нечаева
Развитие российского
уголовного законодательства
о нарушениях правил пожарной безопасности
За всю историю развития российского законодательства такому
деянию, как нарушение правил пожарной безопасности, уделялось малое внимание. Впервые этим вопросом заинтересовались при правлении императора Николая I и ввели в принятое при нем Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. большое количество
статей, касающихся данной проблемы. Они содержались в разделе VII
Уложения «О преступлениях и проступках против постановлений, ограждающих народное здравие», в главе IX данного раздела «О нарушении правил осторожности от пожаров». Данная глава делилась на
четыре отделения, три из которых относились к нарушению правил
пожарной безопасности, а четвертое предусматривало ответственность
за нарушение правил тушения пожаров. Законодатель попытался отразить все возможные случаи и всех возможных субъектов, действия которых создавали угрозу возникновения пожара. Большое значение
уделялось месту совершения преступления. По данному признаку статьи объединялись в три отделения.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Уголовное уложение 1903 года также содержало ряд статей, но
уже в более сжатом виде. Было всего три статьи и в их формулировании уже не уделялось большого внимания субъекту преступления. В
свою очередь, такой признак, как место совершения преступления,
продолжал играть большое значение: от того, в каком месте было совершено преступление (на складе, судне или, например, не предназначенном для курения месте), в большинстве случаев зависело, по какой
из трех статей наступала ответственность за нарушение правил пожарной безопасности.
Самая близкая по своей формулировке к современному определению нарушения правил пожарной безопасности статья содержалась в
УК РСФСР 1960 г., в гл. 10 «Преступления против общественной
безопасности, общественного порядка и здоровья населения» (введена
21 ноября 1988 г.). До того ни в УК 1922 г., ни в УК 1926 г. конкретной
статьи, устанавливающей ответственность за нарушение правил пожарной безопасности, не существовало.
Е.В. Попаденко
Раскаяние как условие применения ст. 75 УК РФ
В литературе неоднократно возникал вопрос, должно ли деятельное раскаяние обязательно сопровождаться раскаянием в совершении
преступления? Некоторые авторы (С.П. Щерба, А.В. Савкин) полагают, что непременным признаком является полное и правдивое признание вины в совершенном преступлении. А. Гуляев обоснованно утверждает, что чистосердечное раскаяние – это нравственнопсихическое явление, которое всегда означает перелом в сознании человека, вызывает у него стремление искупить вину, решимость не совершать преступления в будущем. Основной признак раскаяния усматривают в осознании виновным пагубности содеянного, осуждении
им своих противоправных поступков (Х.Д. Аликперов, Л.Л. Кругликов
и др.). Не случайно уголовное законодательство Туркменистана и Украины устанавливает в качестве условия освобождения от ответственности чистосердечность раскаяния.
Установление наличия или отсутствия чистосердечного раскаяния
представляет определенную трудность. При решении данного вопроса
не всегда можно полагаться только на покаяние виновного. Как пока44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зывает анализ практики прекращения уголовных дел в связи с деятельным раскаянием, правоприменителями игнорируется необходимость установления субъективных причин постпреступного поведения, и основное внимание уделяется фиксированию его внешней
стороны. В связи с этим в литературе распространилось мнение, что в
выражении «деятельное раскаяние» акцент следует делать на первом
слове (Л.В. Головко) и что первостепенное значение имеют объективно выраженные действия лица, а не его субъективное отношение к
происходящему.
Однако искренность раскаяния – одна из наиболее ярких характеристик, позволяющих судить о глубине антиобщественной установки
личности. В ситуациях, когда освобождаемое от ответственности лицо
руководствуется не раскаянием, а иными побуждениями, речь уже
идет о «сделке с правосудием» (Е. Забарчук, З. Соктоев). В конечном
итоге раскаяние свидетельствует о таких изменениях в структуре личности, которые влекут утрату ею общественной опасности.
Е.С. Почеткова
Некоторые аспекты дифференциации наказаний,
не связанных с лишением свободы,
по общему праву Англии и США
Содержанием дифференциации наказания является система дифференциалов (разностей), закрепленных в правовых нормах и регулирующих обеспечение соответствия параметров наказания характеристике преступления, личности преступника и иным юридически
значимым обстоятельствам для достижения целей наказания.
Особенности общего права заключаются в том, что оно по своей
природе и содержанию является «судейским правом», имеет ярко выраженный «казуальный» характер и является системой доминирования
«прецедентного» права и почти полного отсутствия кодифицированного законодательства, что затрудняет проведение исследования, формулирование соответствующих выводов.
В общем праве Англии и США видовая дифференциация наказаний, не связанных с лишением свободы, обеспечивается наличием в законодательстве нескольких видов наказаний, различных по характеру и
степени карательного воздействия, например: пробация, предоставле45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние бесплатных услуг обществу (как основное и как дополнительное),
комбинированный приказ о пробации и предоставлении бесплатных услуг обществу, запрет покидать в определенные часы установленное место проживания, штраф (как основное и как дополнительное), компенсация (как дополнительное), конфискация (как дополнительное). Обратим внимание на то, что в Своде законов США выделяются также
подвиды конфискации: общая конфискация и специальная конфискация
(или реституция).
Внутривидовая дифференциация наказаний, не связанных с лишением свободы, обеспечивается установлением параметров, размеров
определенного вида наказания и условий его применения и позволяет
реализовать дифференцированный подход к определению наказания
для различных групп осужденных внутри конкретного вида наказания.
А.В. Ранзебова
Уголовно-правовое значение обстановки
происшествия в институте необходимой обороны
Под обстановкой происшествия мы понимаем ограниченное пространственно-временными рамками совершенного преступления взаимодействие
человека,
материальных
предметов,
природноклиматических и иных факторов, оказывающее влияние на степень
общественной опасности совершенного деяния и приобретающее в
этой связи уголовно-правовое значение. По характеру закрепления в
уголовном законе обстановка представляет собой признак, который не
получил прямого закрепления в законе. Она входит в содержание условий правомерности необходимой обороны, относящихся как к нападению (наличность и действительность посягательства), так и к защите
(непревышение пределов необходимой обороны).
При установлении наличности посягательства реальность угрозы
должна оцениваться исходя из обстановки происшествия (время посягательства, характеристики места – населенность, удаленность от правоохранительных органов, возможность покинуть место посягательства, орудия и интенсивность посягательства, взаимное расположение
участников происшествия) и характеристик субъекта посягательства.
При определении момента окончания посягательства, помимо вышеуказанных, учету подлежит переход оружия или других предметов,
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
используемых при нападении, от посягавшего к обороняющемуся.
Наиболее распространенной судебной ошибкой при оценке наличности посягательства является отсутствие комплексного подхода к оценке обстановки происшествия, необоснованное акцентирование внимания на орудиях защиты и нападения и на моменте их перехода от
посягавшего к обороняющемуся.
Мнимая оборона, относящаяся к признаку действительности посягательства, представляет собой самостоятельную разновидность обстановки происшествия. Для учета последней по правилам мнимой
обороны правоприменителю необходимо смоделировать обстановку
посягательства при необходимой обороне и установить полное тождество всех компонентов двух видов обстановки.
З.М. Семенова
Роль личности виновного
при назначении наказания
в отечественном законодательстве Х – ХIХ веков
История развития влияния личностных факторов на наказание
имела длительный и неоднозначный характер. В первый ее период, названный по свойствам наказания периодом мести и частных композиций (М.Ф. Владимирский-Буданов), основным критерием определения
наказания считался социальный статус сторон. При подавляющем
большинстве норм, дифференцирующих размер наказания в зависимости от этого показателя, уже в Русской Правде (краткой редакции) были предприняты попытки увязать наказание с личностью, одним из
признаков которой признавалось определенное общественное положение обидчика (дружинники и слуги князя), предоставляющее ему соответствующие «льготы», например, замену кровной мести денежным
взысканием. Среди уголовно-правовых признаков личности одной из
первых стала фигурировать повторность кражи.
Для второго периода – устрашающих кар (уголовное право Московского государства) – за преступления, именуемые лихим делом
(ранее – обидой), характерно назначение более строгого наказания в
зависимости от личности преступника, определяемого как «ведомый
лихой человек». Осуждение виновного основывается на оценке его
нравственной испорченности.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В период наказаний, основанных на субъективном вменении
(ХVIII – ХIХ вв.), просматривается тенденция к расширению круга социально-психологических признаков личности, оцениваемых судом
(сословная принадлежность, степень образованности, поведение на
следствии и в суде). Вместе с тем усиливается значимость уголовноправовых признаков (совершение преступления в соучастии, рецидив).
Вызванное исторической реальностью изменение кар, направленных против жизни, здоровья и имущества преступников, на кары преимущественно против свободы, определило осознанную законодателем необходимость при назначении наказания глубже проникать в
механизм личностных свойств человека, потому что «… личность проявляется в преступлении и сопряженных с ним видах поведения подчас неадекватно и, видимо, никогда – полностью» (Л.Л. Кругликов).
Т.В. Семиколенных
Квалифицирующие обстоятельства
как средство дифференциации ответственности
(ст. 299 – 302 УК РФ)
Квалифицирующие обстоятельства входят в совокупность признаков состава преступления и в этом отношении обладают набором черт,
характеризующих их как признаки состава. Относительно рассматриваемой группы преступлений вопросам дифференциации ответственности законодателем пока не уделяется должного внимания.
В этой связи представляется, что закрепление в ст. 299 УК такого
квалифицирующего обстоятельства, как привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности «с искусственным созданием
доказательств», могло бы позволить произвести более продуманную,
ступенчатую градацию степени общественной опасности содеянного, а
отсюда – более взвешенно подойти к назначению наказания.
Санкция ст. 300 УК предусматривает наказуемость за незаконное
освобождение от уголовной ответственности в очень широком диапазоне – от двух до семи лет лишения свободы. То же самое касается и
санкции ч. 2 ст. 302. Фактически определение размера наказания здесь
полностью отдано на усмотрение суда. Такое квалифицирующее обстоятельство, как «наступление тяжких последствий», в случае его законодательного закрепления в самостоятельных частях ст. 300 и 302
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отразило бы более опасную по сравнению с отраженной в основном
составе разновидность посягательства.
Указание в ст. 301 на «совершение преступления, соединенное с
обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления» также четче регулировало бы определение объема уголовной
ответственности.
Способность квалифицирующих обстоятельств оказывать влияние
на определение объема уголовной ответственности является их чертой,
отличающей от других признаков состава преступления. Будучи предусмотренными уголовным законом в качестве дополнительных признаков, они изменяют правовую оценку совершенного преступного
посягательства.
Р.Ю. Смирнов
Некоторые проблемы
уголовно-правовой охраны здоровья человека
Стремительное развитие медицинской науки и рыночных отношений уже давно порождает необходимость адекватной реакции законодателя в плане появления новых уголовно-правовых норм, призванных
защитить человека от появившихся опасностей. Это в первую очередь
касается ответственности за незаконное экспериментирование на людях, незаконное вмешательство в геном человека и т.п. Подобные деяния угрожают и здоровью всего общества, а круг имеющихся в главе
16 УК РФ составов «поставления в опасность» на этом фоне выглядит
весьма узким.
Необходимо далее откорректировать рамки применения некоторых уже существующих норм путем изменения формулировок их диспозиций. Например, в ст. 121 УК вместо заражения венерической болезнью следовало бы вести речь о заражении возбудителями
венерической болезни, поскольку не всякое заражение приводит к развитию собственно болезни. В ст. 122 УК следовало бы предусмотреть
ответственность и за заражение возбудителями гепатита, ведь по распространенности и опасности данное заболевание вряд ли уступает
СПИДу.
На наш взгляд, вряд ли целесообразна декриминализация неосторожного причинения средней тяжести вреда здоровью, поскольку ха49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рактер и тяжесть последствий (в том числе материального характера)
такого вреда позволяет, помимо прочего, говорить о некорректном соотношении ответственности за данное деяние с таковой за неосторожные преступления против собственности.
Наконец, имеются разногласия в трактовке ряда признаков составов группы преступлений, объектом которых является человеческое
здоровье. Это, например, касается субъективной стороны составов ст.
121 и 122 УК РФ, поэтому весьма актуальной является разработка
Пленумом Верховного Суда РФ постановления, разъясняющего некоторые аспекты применения соответствующих норм.
Таким образом, следует считать необходимой модернизацию системы соответствующей группы норм гл. 16 УК РФ путем ее актуализации и устранения имеющихся упущений в использовании различных
средств законодательной и правоприменительной техники.
О.Л. Строганова
Какой процесс противостоит дифференциации
уголовной ответственности?
В настоящее время вопросам дифференциации уголовной ответственности уделяется достаточно пристальное внимание, однако в среде
научных и практических работников не наблюдается единства взглядов на ее сущность. В то же время все определения дифференциации в
уголовно-правовой науке базируются на понимании ее как осуществляемом законодателем разделении, расслоении ответственности в уголовном законе (Т.А. Лесниевски-Костарева, А.В. Васильевский,
Н.И. Загородников, С.А. Хорошилов и др.).
Дифференциация тесно взаимосвязана с такими правовыми явлениями, как интеграция и унификация. Ряд авторов рассматривают
унификацию как процесс, который заключается в приведении к единообразию уголовно-правовых норм, приданию законодательству единства, в качестве явления, противоположного дифференциации (Л.Е.
Смирнова, М.В. Ремизов, Л.Л. Кругликов и др.). Иные ученые, в частности С.С. Алексеев, С.В. Поленина, В.М. Баранов, Т.А. ЛесниевскиКостарева, считают, что парной категорией для дифференциации уголовной ответственности служит интеграция последней. Третьи, среди
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
которых М.И. Бару, М.К. Юков, И.Н. Сенякин, употребляют термин
«интеграция» как синоним унификации.
Анализ определений терминов «унификация» и «интеграция»,
включенных в различные языковые словари, дает основание утверждать, что именно унификация, а не интеграция, выступает антитезой
и парной категорией для дифференциации, поскольку интеграция означает «включение», «восполнение», «восстановление»; она не предполагает достижения полного единства, т.е. сведения всех объектов к
одному; антонимом же дифференциации является термин «соединение», т.е. унификация.
Е.А. Тимофеева
К вопросу о классификации преступных деяний
на преступление и проступок
В юридической литературе нет единства мнения при определении
степени общественной опасности уклонения от уплаты штрафа (ст. 46
УК), отбывания обязательных и исправительных работ (ст. 49 и 50), ограничения свободы (ст. 53) и рассматриваются они соответственно в
качестве преступления либо проступка (уголовного правонарушения).
Предпосылки дифференциации понятий “преступление” и “проступок” формировались прежде всего в законодательстве Российской
империи XIX – начала XX в., которое характеризуется переходом от
доктрины частной “обиды” к концепции, отражающей публичный характер преступления. Например, Уложение о наказаниях уголовных и
исправительных 1845 г. исходило из двойственной природы преступного деяния. Основными критериями, разграничивающими преступление и проступок, явились объект посягательства и вид нарушаемой
нормы (иерархия построения Особенной части Уложения), а также назначаемое наказание (проступки наказывались только исправительными наказаниями).
В зарубежном законодательстве существуют двух- и трехчленные
классификации преступных деяний в зависимости от тяжести правонарушения либо от вида и размера предусмотренного в законе наказания.
Так, по уголовному праву США все преступления делятся на две основные категории: 1) опасные преступления – фелонии и 2) менее
опасные преступления – мисдиминоры, за которые может быть назна51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чено лишение свободы на срок от 15 дней до одного года и (или)
штраф. Из второй группы законодатели некоторых штатов выделяют
подгруппу незначительных мисдиминоров (проступков), за которые
может быть назначено тюремное заключение сроком до 15 дней.
Современное уголовное право России и большинства стран сталкивается с проблемой уклонения лица от отбывания наказания. Исследование генезиса этой проблемы предполагает обращение к истории
не только России, но и иных стран: в большинстве случаев уклонение
от наказания рассматривается в качестве преступления, а не проступка
(уголовного правонарушения).
О.С. Шевченко
Законодательная техника:
общетеоретический аспект
В теории права исследователи законодательную технику рассматривают в широком и узком смысле слова. В широком понимании – это
система приемов, методов, способов и принципов создания и изменения системы нормативных правовых актов; совокупность специфических средств, правил и приемов наиболее оптимального правового регулирования общественных отношений. В данном случае
законодательная техника рассматривается с точки зрения процедурного построения той или иной нормы, охватывая собой период от непосредственного создания до принятия закона или другого нормативноправового акта.
В узком смысле законодательная техника рассматривается как
стадия собственно технического построения норм, с присущими ей
средствами и приемами, ибо иначе невозможно понять, каким образом
специфические приемы, при помощи которых правила поведения,
формулируемые законодателем на основе познания и оценки правообразующих факторов, получают специфические выражение и функциональную способность. Законодательная техника (в узком смысле) является сердцевиной юридической техники в законотворческой
области, поскольку именно посредством использования ее норма принимает объективную форму в реальности. Касаясь содержания узкой
трактовки законодательной техники, говорят о совокупности средств;
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
средств и методов; принципов, средств и правил; средств и операций;
средств и приемов.
Некоторые ученые вообще не считают данный вопрос принципиальным. В частности, Д.А. Керимов определяет законодательную технику то как совокупность правил, то как систему требований, оперируя, кроме того, понятиями технических средств и приемов.
А.В. Иванчин выделяет среди ее компонентов средства, приемы и
правила. Мы придерживаемся последней точки зрения. Ведь, как правильно заметил автор, средства – это не явления или методы, а нематериальные инструменты законодателя, например юридические конструкции, термины. В отличие от них приемы – это суть способов
построения нормативных предписаний, например дефиниции. А правила – это техническое использование средства.
В.И. Антонов
Обязательства в праве социального обеспечения:
постановка проблемы
Понятие «обязательство» наряду с понятием «собственность» является одним из базовых понятий цивилистики. Содержание обязательственного правоотношения составляют право кредитора требовать
совершить определённые действия или воздержаться от них и корреспондирующая им обязанность должника. Основа существования обязательственного права – это общественные отношения в сфере экономического оборота, которые оно призвано регулировать. Обязательственное правоотношение всегда носит имущественный характер.
Право социального обеспечения изначально формировалось как
отрасль публичного права, предметом которой являлись общественные
отношения, складывающиеся в связи с распределением между членами
социалистического общества материальных благ и услуг из общественных фондов потребления. Имущественный характер правоотношений социального обеспечения позволял говорить о том, что по существу они являются простыми обязательствами, где одна сторона
(гражданин) несёт права (право требования), а другая (орган государства) – обязанности. В 90-х годах прошлого века наметилась тенденция отхода отрасли права социального обеспечения от публичных начал в сторону частных начал. Так, наряду с обязательным
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
медицинским страхованием допускается добровольное медицинское
страхование на основании договора. Социальные услуги гражданам
могут быть оказаны на договорных условиях с их полной или частичной оплатой. На основании договора может осуществляться добровольное страхование граждан. Однако договоры не могут регулироваться гражданским правом, поскольку отрасль гражданского права не
сможет обеспечить защиту интересов гражданина как более слабой
стороны. В современном праве социального обеспечения договорные
конструкции применяются не только при заключении социальнообеспечительных договоров гражданами в области медицинского, пенсионного страхования или в области оказания социальных услуг, а гораздо шире. Наличие договорных отношений, например, предусматривается при осуществлении обязательного медицинского страхования
между территориальным фондом обязательного медицинского страхования и страховой медицинской организацией и т.д.
Таким образом, можно говорить о том, что в настоящее время наряду с простыми социально-обеспечительными обязательствами существуют и социально-обеспечительные обязательства, более сложные, с
набором как прав, так и обязанностей на стороне их участников, основанные на договоре. В этих условиях может быть поставлен вопрос о
разработке теоретической конструкции социально-обеспечительного
обязательства. В рамках этой конструкции следует разработать конструкцию публичного социально-обеспечительного обязательства и договорного социально-обеспечительного обязательства, в том числе социально-обеспечительного договора, заключаемого в добровольном
порядке.
Ю.В. Байгушева
К вопросу о действии передоверия1
1. Целый ряд отечественных цивилистов, как, например,
О.С. Иоффе, О.А. Красавчиков и А.П. Сергеев, придерживаются
взгляда, что передоверие влечет переход полномочия от представителя
к другому лицу (заместителю). В обоснование этого взгляда обычно не
приводится никаких аргументов, поскольку он воспроизводит предписания закона, в которых говорится о лице, «передавшем полномочия»
(абз. 4 ст. 68 ГК РСФСР 1964 г., п. 2 ст. 187 ГК РФ).
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако эти предписания не выдерживают критической проверки.
При передоверии представитель действует от имени представляемого.
Но, действуя таким образом, можно передать только то право, которым обладает представляемый. Не подлежит никакому сомнению, что
представляемый не является носителем полномочия, так как невозможно обладать правом выступать в качестве представителя самого
себя. Поэтому в рассматриваемом случае следует говорить не о передаче, а о выдаче нового полномочия, совпадающего по содержанию с
первоначальным полномочием2.
2. Выступая против трактовки действия передоверия как перехода
полномочия от одного лица к другому, Е.Л. Невзгодина ссылается на
то, что «любое право всегда возникает из определенных юридических
фактов (составов) и юридически не может быть передано»3. Приведенная аргументация является в корне ошибочной. Нет более общеизвестного факта, чем тот, что субъективные гражданские права могут не
только возникать, но и переходить от одного лица к другому. Так, например, действие договора уступки требования состоит в переходе
требования от цедента к цессионарию (п. 1 ст. 382 ГК РФ), а действие
договора традиции – в переходе права собственности от отчуждателя к
приобретателю (п. 1 ст. 353, ст. 491 ГК РФ). В случае передоверия
полномочие представителя не передается заместителю не потому, что
«любое право юридически не может быть передано», а потому, что
представитель не может передать это право от имени представляемого.
3. Поскольку целью передоверия служит замена одного представителя другим, наделение заместителя полномочием влечет прекращение полномочия представителя. По мнению В.А. Рясенцева, в результате передоверия первоначальное полномочие не прекращается, а
продолжает существовать наряду с вновь выданным полномочием; при
этом на представителя возлагается обязанность не совершать от имени
представляемого ту сделку, заключение которой передоверено заместителю4. Помимо того что это мнение противоречит цели передоверия,
оно не соответствует интересам представляемого: одновременное существование и первоначального полномочия, и полномочия, выданного в порядке передоверия, создает опасность совершения от его имени
и за его счет двух дублирующих друг друга сделок. Что касается утверждения В.А. Рясенцева о существовании обязанности представителя к воздержанию от осуществления своего полномочия, то оно не основано ни на предписаниях ГК РСФСР 1922 г., ни на предписаниях
действующего ГК РФ.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
 Примечания
В настоящей статье под передоверием понимается передоверие в собственном
смысле, т. е. передоверие, которое совершается с тем, чтобы заместитель стал новым
представителем представляемого, а передоверяющий выбыл из отношения представительства.
2
Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. М., 1950. Т. 1. Полутом 2.
С. 255; Крашенинников Е.А. Препоручительный индоссамент // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2000. Вып. 7. С. 8.
3
Невзгодина Е.Л. Представительство и доверенность по гражданскому праву России. Омск, 2005. С. 367.
4
Рясенцев В.А. Представительство и сделки в современном гражданском праве. М.,
2006. С. 312–313.
1
Д.А. Кошлев
О соотношении понятий контроль и надзор
в законодательстве о труде
Соотношение терминов «контроль» и «надзор» является дискуссионным вопросом. В настоящее время среди ученых-«трудовиков» и
представителей иных отраслей права существуют две точки зрения по
данному вопросу (следует сразу оговориться, что во всех дискуссиях
по разграничению или объединению данных понятий ученые опираются исключительно на логический анализ определений): 1) понятия
«контроль» и «надзор» синонимичны, происходит их постоянное отождествление (Г.В. Барабашев, С.А. Авакьян, А.Е. Лунев, А.В. Мицкевич, С.П. Маврин, А.В. Гребенщиков и др); 2) понятие «контроль»
больше по объему, чем «надзор» (Д.Н. Бахрах, О.В. Смирнов,
Ю.М. Козлов, В.И. Салищева и др.) Так, по мнению Л.А. Николаевой,
«надзор – это ограниченный, суженный контроль»1.
Исследуя действующее трудовое законодательство, нельзя сделать
однозначный вывод о соотношении двух категорий «контроля» и
«надзора» исходя только из логического анализа определений. Необходимо произвести попытку разграничения по иным дополнительным
основаниям, а именно по разграничению сферы действия в отраслях
публичного и частного права.
Наиболее
подходит
в
данном
случае
высказывание
Л.А. Николаевой о том, что надзор осуществляют органы публичной
власти2. Анализ действующего законодательства подтверждает эту гипотезу. Надзор проявляется в публичных правоотношениях, поскольку
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
одной стороной в этих правоотношениях всегда выступает один из
уполномоченных органов федеральной исполнительной власти. В
свою очередь контроль присутствует как в публичных правоотношениях, так и в правоотношениях частного характера.
Трудовое право характеризуется единством частных и публичных
начал. В этой связи имеются все основания для выделения двух форм
контроля: 1) публично-правовой (надзор); и 2) частно- правовой. Первый представляет собой деятельность государственных органов контроля и надзора за соблюдением трудового законодательства. Частноправовой контроль проявляется через профсоюзный и социальнопартнерский контроль. В этих случаях законодатель специально наделил контрольными полномочиями представителей каждой из сторон.
Именно такое разделение по сфере действия двух форм мероприятий
за соблюдением трудового законодательства и иных нормативноправовых актов, содержащих нормы трудового права, кажется наиболее приемлемым.
 Примечания
1
См.: Николаева Л.А. Теоретические и практические проблемы обеспечения законности в советском государственном управлении: Дис. … д-ра юрид. наук. Л., 1973. С. 17.
2
См.: там же.
Е.А. Савина
Устранение пробелов в законодательстве
о персональных данных
Правительство РФ во исполнение п. 2 ст. 19 ФЗ от 27.07.2006
№ 152-ФЗ «О персональных данных» Положением установило требования к обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных (при этом
не установлены требования к материальным носителям биометрических персональных данных и технологиям хранения таких данных вне
информационных систем персональных данных). Правительство закрепило также обязанность по осуществлению контроля и надзора в
данной сфере за Федеральной службой по техническому и экспортному контролю и Федеральной службой безопасности (в п. 3 ст. 19 обозначенного закона говорилось лишь о неких уполномоченных органах
исполнительной власти). Нужно учесть, что последние для выполне57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния требований Положения действуют «в пределах их полномочий»,
то есть фактически эти полномочия исчерпываются должностными
полномочиями указанных органов без учёта специфики рассматриваемых нами отношений.
Следует отметить также и тот факт, что «достаточность принятых
мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах оценивается при проведении государственного контроля и надзора», а «средства защиты информации,
применяемые в информационных системах, в установленном порядке
проходят процедуру соответствия» (п. 3 и п. 5 Положения), однако порядок этот и тем более критерии оценки разработчиками Положения
не определены.
В п. 13 Положения указано, что оператором или уполномоченным
лицом может назначаться структурное подразделение или должностное лицо (работник), ответственные за обеспечение безопасности персональных данных. Такая формулировка выглядит несколько двусмысленно, поскольку сложно себе представить, как структурное
подразделение (например, отдел) может нести ту или иную ответственность. Так, например, если речь идёт об обработке персональных
данных работника, то к ответственности привлекаются лица, виновные
в нарушении соответствующих норм (ст. 90 ТК РФ).
Таким образом, несмотря на достаточно активную позицию законодательных и исполнительных органов РФ по отношению к вопросу
о персональных данных, некоторые нормы по-прежнему являются
спорными с практической точки зрения.
Д.А. Смирнов
О новеллах в понятийном аппарате института
минимального размера оплаты труда (МРОТ)
С принятием Федерального закона от 20 апреля 2007 г. «О внесении изменений в Федеральный закон «О минимальном размере оплаты
труда» и другие законодательные акты Российской Федерации» (вступил в силу с 1 сентября 2007 г.) институт МРОТ подвергся существенным изменениям.
Мы коснёмся двух из них, по нашему мнению, наиболее важных и
интересных. Это, во-первых, отказ законодателя от дефиниции мини58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мального размера оплаты труда; и, во-вторых, разграничение законодателем двух понятий, ранее понимавшихся как синонимы, – минимального размера оплаты труда и минимальной заработной платы.
Отказ законодателя от дефиниции МРОТ повлек в литературе
трактовки, согласно которым если ранее под МРОТом понимался
только оклад (без стимулирующих и компенсационных выплат), то
сейчас эти выплаты входят в МРОТ. И, действительно, если мы попытаемся сейчас дать определение МРОТ, то с необходимостью выйдем
на определение заработной платы (ч. 1 ст. 129 ТК РФ), и у нас получится следующее определение – это устанавливаемый федеральным
законом минимальный размер вознаграждения за труд, включающий в
себя выплаты компенсационного и стимулирующего характера.
Разграничение законодателем МРОТа и минимальной заработной
платы влечёт необходимость изучения соотношения указанных понятий. К общим их признакам можно отнести следующую особенность:
это некоторые размеры оплаты труда работника (размеры вознаграждения), ниже которых заработная плата быть не может при условии,
что работник за этот период полностью отработал норму рабочего
времени и выполнил нормы труда (трудовые обязанности). Следует
отметить, что законодатель не указывает, включаются ли в минимальную заработную плату выплаты компенсационного и стимулирующего
характера. Таким образом, вопрос решается в конкретных региональных коллективных соглашениях. Например, в региональном соглашении Республики Бурятия, Владимирской области, Красноярского края
прямо указано, что минимальная заработная плата включает в себя
выплаты компенсационного и стимулирующего характера. В большинстве региональных соглашений этот вопрос обходится стороной
либо вводятся положения, косвенно указывающие на то, что выплаты
компенсационного и стимулирующего характера входят в минимальную заработную плату (цитируется определение заработной платы,
данное ТК РФ) (Тюменская область). Случаев, когда в региональном
соглашении были условия о том, что в минимальную заработную плату не включаются выплаты компенсационного и стимулирующего характера, нами не обнаружено. Согласно сложившейся практике заключения региональных соглашений о минимальной заработной плате,
выплаты компенсационного и стимулирующего характера включаются
в минимальную заработную плату.
Как мы видим, законодатель несколько отступил от гарантий, установленных ранее, то есть теперь выплаты компенсационного и стимулирующего характера входят в МРОТ и минимальную заработную
плату. Полагаем, что данное решение не вполне обоснованно. Напри59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мер, выплаты компенсационного характера по своей природе представляют возмещение за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных. Включение их в МРОТ и минимальную заработную плату,
по нашему мнению, нарушает принцип равенства, даёт возможность
необоснованного уравнивания работников, работающих в нормальных
условиях труда и работников, работающих в иных условиях, если их
заработная плата равна МРОТ (минимальной заработной плате).
Следует обратить внимание и на не вполне удачную терминологию. Полагаем, что если законодатель использует термин «минимальный размер оплаты труда», то ему бы следовало обозначить минимальную заработную плату термином «минимальный размер
заработной платы». Кроме того, учитывая, что в соответствии со
ст. 129 ТК РФ заработная плата и оплата труда являются синонимами,
то и от понятий, которые связаны с ними (МРОТ и минимальная заработная плата) и, по сути, являются разновидностью заработной платы
(оплаты труда) логичнее ожидать такого же соотношения (синонимии).
В действительности этого нет. Полагаем, что целесообразно было бы
использовать вместо термина «минимальная заработная плата» иной
термин, например, «МРОТ, устанавливаемый региональным соглашением».
М.А. Старостина
К вопросу о природе защитной функции
трудового права
Каждая отрасль права обладает определенными функциями, которые представляют собой основные направления его правового воздействия на общественные отношения, составляющие предмет данной отрасли. Специфичными функциями трудового права являются защитная
и производственная функции в их единстве и противоположности1.
Выделение вышеназванных функций обусловлено социальным назначением отрасли трудового права, в основе которого лежат фактически
не равное положение (работник выступает экономически более слабой стороной в трудовых отношениях с работодателем, так как работодатель, являющийся владельцем средств производства, предоставляющий работу и управляющий процессом труда, в состоянии
диктовать условия труда работнику, владеющему только своими
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
способностями к труду, которые он реализует под руководством и в
интересах работодателя) и различие интересов субъектов трудовых
отношений.
Для достижения фактического равенства участников трудовых отношений трудовое право, с одной стороны, не должно унифицировать
разные интересы, не должно уничтожать свободу воли отдельных
субъектов правоотношений, с другой стороны, оно не должно быть
направлено на применение одинакового масштаба к различным людям,
которые на деле не одинаковы, не равны друг другу, то есть, словами
В.И. Ленина, не должно быть «равным правом», которое, по сути,
представляет собой нарушение равенства и несправедливость»2.
Трудовое право, не уничтожая исходных различий между работниками и работодателями, призвано упорядочить эти различия по единому основанию, трансформировать неопределенные фактические
различия в формально-определенные неравные права участников трудовых отношений. Фактическое равенство этих субъектов при этом
будет достигнуто за счет того, что приобретаемые ими реальные субъективные права будут неравны3.
В соответствии с вышеизложенным представляется, что защитная
функция трудового права должна выражаться в наделении субъектов
трудовых отношений правами и обязанностями таким образом, чтобы
в результате реализации данной функции субъекты трудовых отношений приближались к «фактическому равенству».
 Примечания
1
Лушникова М.В., Лушников А.М. Очерки теории трудового права. СПб., 2006.
С. 339.
2
3
Цит. по: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 93.
Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1997. С. 20.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
А. Р. Барахоева 3
Сущность установки личности в сфере права .................................3
Ю.С. Баринина 5
Способы продления действия правовых актов ...............................5
С.В. Бахвалов 7
О правоотношениях и законотворчестве ..........................................7
Т.А. Болнокина
Условия реализации норм международных договоров в
правовой системе России ..........................................................................12
И.В. Кваша
Смешанные правовые договоры – перспективные объекты
исследований ...............................................................................................14
Е.В. Кискин
Юридические принципы как средство реализации
нравственных ценностей в правотворческой практике ....................16
Д.Н. Клочкова
Дореволюционные юристы о формах гражданского
судопроизводства в российском законодательстве до Соборного
уложения 1649 г. ..........................................................................................19
Е.С. Савичева
Функции принципов права в процессе юридической
кодификации ...............................................................................................21
М.В. Сметанина
Структура правового пространства .................................................22
А.В. Тимофеев
О понятии социально-правовой памяти .........................................24
О.Н. Тимофеева
Охранительная функция правосистематизирующей практики 27
А.А. Травкин
Предметная сфера действия правоприменительных актов........29
Л.А. Шадринова
Классификация юридических ошибок в правоприменительной
практике .......................................................................................................31
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М.С. Агафонова
Аксиома соразмерности преступления и наказания ................... 33
А.А. Батманов
Об учете личностных данных, не связанных с преступлением,
при дифференциации ответственности ................................................. 34
О.С. Будник
Легальное определение исполнителя преступления .................... 35
И.Н. Горячев
Уголовный закон и свобода оценки вины ...................................... 36
Л.Ю. Деева
Некоторые аспекты уголовно-правового статуса лиц
с интерсексуальными состояниями ....................................................... 37
Н.В. Зайцева
К вопросу о возможных пробелах в ст. 150, 151 УК РФ
и роли судебного толкования .................................................................. 38
А.М. Коростелева
Презумпция знания закона и стратегия развития
информационного общества в Российской Федерации .................... 39
И.В. Кочетко
К вопросу о понятии способа совершения преступления ........... 40
А.Г. Кулев
Иное оказание помощи как форма государственной измены ... 41
Ю.В. Молева
Источники закрепления ответственности за преступления
против правосудия в XI – XVII веках ................................................... 42
Е.В. Нечаева
Развитие российского уголовного законодательства о
нарушениях правил пожарной безопасности ....................................... 43
Е.В. Попаденко
Раскаяние как условие применения ст. 75 УК РФ ....................... 44
Е.С. Почеткова
Некоторые аспекты дифференциации наказаний, не связанных
с лишением свободы, по общему праву Англии и США .................. 45
А.В. Ранзебова
Уголовно-правовое значение обстановки происшествия в
институте необходимой обороны ............................................................ 46
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
З.М. Семенова
Роль личности виновного при назначении наказания в
отечественном законодательстве Х – ХIХ веков .................................47
Т.В. Семиколенных
Квалифицирующие обстоятельства как средство
дифференциации ответственности (ст. 299 – 302 УК РФ) ..................48
Р.Ю. Смирнов
Некоторые проблемы уголовно-правовой охраны здоровья
человека ........................................................................................................49
О.Л. Строганова
Какой процесс противостоит дифференциации уголовной
ответственности? ........................................................................................50
Е.А. Тимофеева
К вопросу о классификации преступных деяний на
преступление и проступок ........................................................................51
О.С. Шевченко
Законодательная техника: общетеоретический аспект ..............52
В.И. Антонов
Обязательства в праве социального обеспечения: постановка
проблемы ......................................................................................................53
Ю.В. Байгушева
К вопросу о действии передоверия ...................................................54
Д.А. Кошлев
О соотношении понятий контроль и надзор в законодательстве
о труде............................................................................................................56
Е.А. Савина
Устранение пробелов в законодательстве о персональных
данных ...........................................................................................................57
Д.А. Смирнов
О новеллах в понятийном аппарате института минимального
размера оплаты труда (МРОТ) ................................................................58
М.А. Старостина
К вопросу о природе защитной функции трудового права ........60
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Юридические записки
молодых ученых
и аспирантов ЯрГУ
Выпуск 8
66
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
25
Размер файла
530 Кб
Теги
ученых, яргу, молодым, 476, записка, вып, аспирантов, юридическая
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа