close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

919.Психодинамические основы идентичности Румянцева Т В

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова
Т. В. Румянцева
Психодинамические
основы идентичности
Учебное пособие
Рекомендовано
Научно-методическим советом университета для студентов,
обучающихся по специальности Психология
Ярославль 2009
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 159.922
ББК Ю 95я73
Р 86
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного издания. План 2009 года
Рецензенты:
Барабошин А. Т., канд. мед. наук, заведующий курсом ФПДО
кафедры педагогики и психологии с курсом ФПДО ЯГМА;
кафедра педагогической психологии ЯГПУ им. К. Д. Ушинского
Р 86
Румянцева, Т. В. Психодинамические основы идентичности: учеб. пособие / Т. В. Румянцева; Яросл. гос. ун-т
им. П. Г. Демидова. – Ярославль : ЯрГУ, 2009. – 104 с.
ISBN 978-5-8397-0690-3
В пособии проводится анализ существующих научных взглядов на идентичность и ее роль в жизнедеятельности человека.
Подробно рассматривается психодинамический подход к идентичности и идентификации в процессе психосексуального и
психосоциального развития человека.
В данной работе представлены теоретические сведения, вопросы для самопроверки и задания для самостоятельной работы, перечень рекомендуемой литературы.
Предназначено для студентов, обучающихся по специальности 030301 Психология (дисциплины «Введение в психоанализ», «Детский психоанализ», блок ДС), очной и заочной форм
обучения.
УДК 159.922
ББК Ю 95я73
ISBN 978-5-8397-0690-3
© Ярославский государственный
университет им. П. Г. Демидова, 2009
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Предисловие
В современной научной литературе все чаще встречается понятие «идентичность». Значительные изменения, происходящие в нашем обществе в последнее время, делают актуальными исследования проблемы идентичности. Идентичность является ключевой категорией психологии социального познания и связана с изучением
самоопределения индивида в отношении к социальным общностям.
Сегодня потребность человека в идентичности выходит по значимости на одно из первых мест, в связи с этим растет интерес к исследованию феномена идентичности, проблема социальной идентичности
является актуальной областью как социально-психологических исследований, так и социально-психологической практики.
Понятие идентичности в различных контекстах широко используется во многих дисциплинах: и в психологии, и в социологии (социальная антропология, символический интеракционизм), и в философии (феноменология), и в этологии, и в политической науке. Сегодня идентичность представляет собой широкую концепцию,
включающую различные сочетания личностных качеств, обусловленных большим массивом биологических, психологических, социальных и культурных факторов. Важно отметить, что из собственно
социально-психологической проблема идентичности становится
междисциплинарной, разрабатывается на стыке этнологии, философии, социологии, когнитивной, социальной, возрастной психологии
и с точки зрения различных методологических подходов.
В данной работе феномен идентичности представлен с точки
зрения психодинамического подхода, в рамках которого рассматриваются глубинные основы идентификации, этапы формирования
идентичности.
Углубление знаний относительно психоаналитической теории, психодинамических основ идентичности не только позволяет лучше понимать развитие личности в целом, но и способствует
детальному изучению последовательных стадий психосексуального и психоэмоционального развития человека, выявлению специфики становления и формирования здоровой идентичности как
основы, стержня развивающейся во всем своем многообразии
личности человека.
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Характеристика идентичности
в контексте психоаналитической теории
1.1. Основные подходы к рассмотрению
идентичности в психологии
Анализ процесса становления современных представлений о
феномене идентичности выявляет, что основными направлениями, на которые ссылаются исследователи, являются следующие:
психоаналитический подход (3. Фрейд, Э. Эриксон, Дж. Марсиа,
А. Уотерман); символический интеракционизм (И. Гоффман,
Г. Мида, Л. Краппман, Ч. Кулей, Г. Фогельсон, Ю. Хабермас);
бихевиористический подход (М. Шериф, С. Шериф, М. Бревер),
когнитивный подход (Д. Абраме, Г. Тэшфел, Дж. Тернер,
М. Хогт),
конструкционистский
(constructionist)
подход
(Г. М. Андреева, Ф. Барт, П. Бергер, К. Герген, Т. Лукман,
Н. Л. Иванова, Т. Г. Стефаненко).
На основе проведенного анализа работ в области исследования личности были выделены (Иванова, 2009) основные содержательные различия в подходах к проблеме идентичности (таблица 1):
Таблица 1
Основные подходы в исследовании идентичности
Подход
Феномен
идентичности
Психоана- Чувство тождественнолиз
сти и непрерывности
собственной личности
при восприятии других
людей,
признающих
эти тождество и непрерывность (Э. Эриксон)
СимволиИерархическая послеческий ин- довательность различтеракных
интериоризироционизм
ванных
ролей
(Ш. Струкер)
4
Функции
Адаптация
в
самом широком
смысле слова
Основа для организации
и
выбора направления поведения
Структура
/ Механизм
Индивидный,
личностный и
социальный
/ Страх утраты
своего
Я,
ущемление потребностей
Неосознаваемая, осознаваемая.
Я
и
Мы
(Дж. Мид)
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
/ Стремление к
взаимодействию, общению,
взаимопониманию
БихевиоОсознание человеком Регуляция меж- Социальная –
и личностная /
ризм
своей причастности к групповых
какой-то группе, про- межличностных Стремление занять
опредеисходящее под влияни- отношений
ленное место в
ем реальных межгрупсоциуме
повых
действий
(М. Шериф)
Уровни категоКогнитив- Когнитивная система, Адаптация;
ориентировка в ризации, когниный и кон- система конструктов
тивный, мотисоциальном
струквационный, попространстве;
ционистсструктурирова- веденческий
кий подхоние опыта; по- компоненты
ды
строение и про- / Сравнение с
другими, социгнозирование
модели поведе- альная категоризация
ния
На основе проведенного анализа особенностей интерпретации проблемы идентичности представителями современного
психоанализа, интеракционизма, бихевиоризма и когнитивной
психологии можно сделать вывод о том, что в каждом из рассмотренных направлений сложились определенные традиции в
исследовании феномена идентичности. Н. В. Антонова подчеркивает, что проблема идентичности рассматривается с различных
точек зрения, акцентируются различные её аспекты. При этом
обнаруживаются и некоторые общие тенденции теоретической
интерпретации проблемы идентичности. По ее мнению, рассмотренные теоретические подходы не противоречат друг другу, а
скорее взаимодополняют друг друга, выделяя в качестве объекта
исследования различные составляющие феномена идентичности.
Обобщая результаты исследований представителей данных
теоретических направлений, Н. В. Антонова выделяет следующие
тенденции интерпретации феномена идентичности.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Идентичность имеет определенное строение. Основными
параметрами ее измерения являются содержательный и оценочный, находящиеся во взаимодействии и взаимосвязи. Идентичность существует в плане субъективного времени.
2. Возможно выделение двух аспектов идентичности – личностного и социального. Онтогенетически личностная идентичность является вторичной по отношению к социальной, формируясь на основе использования выработанных в процессе социальной категоризации понятий.
3. Идентичность – динамичная структура, она развивается на
протяжении всей жизни человека, причем это развитие нелинейно и неравномерно, проходит через преодоление кризисов идентичности, может идти как в прогрессивном, так и в регрессивном
направлении.
4. Возможно выделение различных типов идентичности.
Классификации основываются на таких параметрах, как наличие
или отсутствие кризиса идентичности, сила и наличие решений,
принятых относительно себя и своей жизни, открытость новому
выбору. Способность к изменению идентичности связана с использованием защитных стратегий.
5. На поведенческом уровне возможно рассмотрение идентичности как процесса решения жизненно значимых проблем,
причем каждое принятое решение по поводу себя и своей жизни
(самоопределение) будет вносить вклад в формирование структуры идентичности в качестве ее элемента.
6. Идентичность является социальной по происхождению,
так как она формируется в результате взаимодействия индивида с
другими людьми и усвоения им выработанного в процессе социального взаимодействия языка. Изменение идентичности также
обусловлено изменениями в социальном окружении индивида
(Антонова, 1996).
Н. Л. Иванова подчеркивает, что представленные выше концепции демонстрируют логику развития психологических идей
относительно проблемы идентичности. Из вспомогательной области знания она постепенно переходит в предмет собственно
теоретического и практического исследования и отражает по6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
требность исследователей синтезировать социально и личностно
ориентированные подходы (Иванова, 2003).
Несмотря на различия во взглядах на феноменологию и
функции идентичности, несомненным является то, что идентичность функционально придает целостность, непрерывность и определенность личности, обеспечивает сходство с одними людьми
и категориями и отличия от других.
Идентичность может рассматриваться как динамическая индивидуально-личностная характеристика, включающая в себя
осознание своей принадлежности к отдельным социальным общностям, переживание постоянства своего Я и тождественности
самому себе, которые конструируются прижизненно в ходе взаимодействия и социального сравнения. Идентичность представляет собой важный компонент самосознания, образа-Я, который
выступает в качестве центрального смыслообразующего элемента личности, имеет когнитивно-аффективную природу и оказывает влияние на ценности, мышление, поведение человека; придает
человеку определенность, задает границы его места в социальном
мире (Иванова, Румянцева, 2009).
Исследователями делается вывод, что в последнее время акцент в изучении проблемы идентичности смещается с психоаналитических и общепсихологических позиций в сторону когнитивной психологии и психологии межгрупповых, межкультурных
отношений. Изучение идентификационных процессов идет в направлении а) от персонально ориентированного к социально ориентированному; б) от описательного к экспериментальному изучению; в) от социологического экспериментального изучения к
социально-психологическому; г) от психологического и социологического к междисциплинарному (Иванова, 2003).
Исходя из задачи данной работы, прежде всего остановимся
на понимании идентичности представителями психоаналитического направления.
С точки зрения психоанализа любое психическое явление
должно быть раскрыто в трех аспектах: динамическом, энергетическом и структурном. В рамках данного подхода разработка понятия «идентичность» осуществляется с точки зрения его структурно-динамических характеристик. Исследователи обращаются
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
к процессуальному и содержательному аспектам идентичности,
благодаря которым прошлое, настоящее и будущее переживаются
человеком как единое целое, собственное бытие личности воспринимается как неизменное. В качестве идентификационных
паттернов используются те модели, которые, как считает человек,
помогут достичь желанной цели.
В рамках психодинамического подхода к исследованию психики человека идентичность рассматривается как существенная и
неотъемлемая «составляющая», находящаяся в тесной взаимосвязи и взаимодействии с другими психическими структурами: Я,
Супер Эго, Ид. Идентичность выполняет экзистенциальную и интегративную функцию в психике, являясь стержнем, который
скрепляет личность. Но идентичность – это не только конфигурация, она рассматривается как важная психическая функция, являющаяся необходимым условием существования личности. Как
психическая функция идентичность характеризуется своим динамическим постоянством (Павлова, 2001).
1.2. Понятие идентификации и идентичности
в психоанализе
Прежде всего отметим, что в психологии принято различать
понятия идентичности и идентификации. Если «идентичность»
подразумевает некоторое состояние, конечный результат самоотождествления, то «идентификация» представляет собой процесс, ведущий к этому состоянию.
Рассмотрим, что стоит за терминами «идентичность» и
«идентификация» в психоанализе.
Понятие идентичности
Впервые данные термины употребляет в своих работах
З. Фрейд. В «Толковании сновидений» читаем: «У пациента повышен уровень чувствительности; в результате раннего опыта и
на основании своих бессознательных ожиданий он изначально
особое внимание обращает на все, что благоприятствует повторению и создает перцептивную идентичность» [48, c. 5]. Позднее
Фрейд употребляет понятие «идентичность» в этническом смысле. «Сознание внутренней идентичности» у Фрейда включает
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
чувство горькой гордости, сохраненное его гонимым, рассеянным
и часто презираемым народом [77, c. 59].
Первое развернутое определение идентичности как «ощущения тождества самому себе и непрерывности своего существования во времени и пространстве и осознания того факта, что
твои тождество и непрерывность признаются окружающими»
принадлежит Э. Эриксону [87, c. 59]. Его точка зрения на идентичность стала базовой позицией и отправным пунктом для
многих исследователей идентичности. Именно с ним связывают
широкое распространение термина «идентичность» и введение
его в междисциплинарный научный обиход (Малахов, 1998).
Что же такое идентичность, по мнению Э. Эриксона?
Идентичность, с точки зрения Э. Эриксона, «в самом общем смысле совпадает … во многом с тем, что целым рядом исследователей включается в понятие ″я″ в самых различных его
формах: ″я-концепции″, ″я-системы″ или ″я-опыта″» [87,
c. 219].
Идентичность выступает центральной составляющей «Я».
По мнению Эриксона, «Я» обладает определенной автономностью, то есть его развитие есть не просто результат столкновения на «поле» самосознания бессознательных влечений, усвоенных нормативных предписаний и требований внешней реальности – «Я» как личностная структура обладает и собственной
энергией, определяя динамику личностного развития. Идентичность «Я» (эгоидентичность) – понятие, обозначающее
чувство обретения, адекватности и стабильного владения личностью собственным «Я» независимо от изменений «Я» и ситуации; способность личности к полноценному решению задач,
возникающих перед ней на каждом этапе ее развития.
Таким образом, понятие идентичности соотносимо для
Эриксона прежде всего с понятием постоянного, непрекращающегося развития «Я». Наибольшее значение данный процесс имеет для периода отрочества, однако задача построения
идентичности никогда не может быть решена окончательно:
«Я» не бывает полностью защищено от регрессивных тенденций, как и от событий, их вызывающих, – скорби, неудач и
ссор.
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Понятие идентификации
Понятие «идентификация» (отождествление) было предложено З. Фрейдом в работе «Массовая психология и анализ человеческого Я» и означало самое раннее проявление эмоциональной связи с другим лицом: «Идентификация известна в психоанализе как самое раннее проявление эмоциональной привязанности
к другому человеку. Она играет определенную роль в развитии
Эдипова комплекса» [77, c. 102].
Идентификация – бессознательное отождествление, уподобление себя другой личности. «Уподобление Я чужому Я,
вследствие чего первое Я в определенных отношениях ведет себя
как другое, подражает ему, принимает его в известной степени в
себя» [77, c. 338–339]. По З. Фрейду, идентификация является
противоположностью нарциссизма и играет огромную роль в поведении и психической жизни человека. Психологический смысл
идентификации сводится им к расширению круга переживаний, к
обогащению внутреннего опыта (Овчаренко, 1994).
В современном психоанализе идентификация понимается как
преимущественно процесс и результат самоотождествления человека с другим человеком, группой, образом или символом.
Таким образом, идентификация представляет собой процесс,
посредством которого человек или
а) распространяет свою идентичность на кого-либо другого,
или
б) заимствует свою идентичность от кого-либо, или
в) смешивает или путает свою идентичность с идентичность
другого.
Различают четыре типа идентификации: первичную, вторичную, проективную и интроективную (Райкрофт, 1995).
Первичная идентификация – это состояние, предположительно существующее в младенчестве, когда индивиду еще нужно отличить свою идентичность от идентичности объектов, когда
различие между «я» и «ты» лишено смысла.
Вторичная идентификация – это процесс идентификации с
объектом, сепаратная идентичность которого уже обнаружена. В
отличие от первичной идентификации, вторичная идентификация
является защитой, поскольку она уменьшает враждебность между
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
собой и объектом и позволяет отрицать переживания сепарации
(отделения) с ним. Вторичная идентификация с родительскими
фигурами считается частью нормального развития.
Проективная идентификация – это процесс, посредством которого человек представляет, что он находится внутри некоторого объекта, внешнего по отношению к себе. Является защитой,
поскольку создает иллюзию контроля над объектом, позволяет
субъекту отрицать свою беспомощность перед объектом и получать замещающее удовлетворение от его действия.
Интроективная идентификация – это или процесс идентификации с интроектом, или процесс, который дает возможность
представить другого внутри себя или частью себя.
Вопросы и задания
1. Дайте характеристику основным теоретическим концепциям исследования идентичности.
2. В чем особенности психодинамического подхода к идентичности?
3. Как в психоанализе понимается идентичность, идентификация?
Глава 2. Идентификация в процессе
психосексуального развития
Остановимся на рассмотрении особенностей процессов идентификации в рамках психосексуального развития с точки зрения
Фрейда и его последователей.
2.1. Основные понятия
психосексуального развития
Термины «секс», «сексуальное» происходят от латинского и
означают «пол», «половой». Сексуальное, сексуальность рассматривают в «узком» и в «широком» смысле. В самом узком
смысле – рассматривается лишь соматический аспект, имеющий
отношение к продолжению рода. В широком смысле сексуаль11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ность включает в себя «совокупность телесных, психических,
психологических и социальных процессов и отношений, в основе
которых лежит и посредством которых удовлетворяется половое
влечение (либидо)» [63, c. 267]. Именно последнее расширенное
понимание характерно для психоанализа и предлагается им. В
концепции сексуальности Фрейда абсолютно все психические явления рассматриваются в сексуальном аспекте, «ибо мы не можем представить человеческой душевной жизни, в построении
которой не участвовало бы сексуальное желание в широком
смысле слова» [85, c. 372]. Часто поэтому психоанализ обвиняют
в чрезмерной сексуализации психической жизни человека, в
«пансексуализме», хотя имеют в виду лишь узкое понимание сексуальности.
Затрагивая тему заблуждений, относящихся к психоанализу,
Фрейд отрицает «популярное» значение сексуальной жизни, когда «под сексуальными потребностями не понимается ничего
иного, кроме потребности в половом акте или аналогичных поступках, приводящих к оргазму и выделению половых секретов.
<...> Понятие о сексуальном в психоанализе обнимает гораздо
больше. Оно распространяется и вверх и вниз за пределы популярного смысла. Это расширение оправдывается генетически; мы
относим к ″сексуальной жизни″ все проявления нежных чувств,
проистекающих из источника примитивных сексуальных душевных движений даже в том случае, если эти движения подверглись
задержке в достижении первоначальной сексуальной цели или
цель эту заменили другой – несексуальной. Мы поэтому говорим
охотнее о психосексуальности, придаем значение тому, чтобы
не упускался из виду душевный фактор сексуальной жизни... Мы
употребляем слово ″сексуальность″ в том же широком смысле, в
котором немецкий язык употребляет слово ″любить″... Кто не
придерживается такого взгляда на психосексуальность, тот не
имеет права ссылаться на научные положения психоанализа, в
которых идет речь об этиологическом значении сексуальности»
[77, c. 73–74].
В «Трех очерках о сексуальности» Фрейд изложил свою точку зрения на инфантильную сексуальность и показал взаимосвя12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
занным то, что до него считалось противоположностями. Так, он
объяснил:
1) сексуальность взрослого человека исходя из инфантильной
сексуальности;
2) гомосексуальность и гетеросексуальность как формы проявления изначальной бисексуальности;
3) перверсии и неврозы как связанные между собой через задержку развития инфантильной сексуальности;
4) «анормальное» и «нормальное» сексуальное поведение как
в основе своей неотделимые друг от друга.
Сексуальность человека, следовательно, не связана с функциональной способность половых желез после созревания, пубертата. Согласно Фрейду, она существует у ребенка изначально.
В форме специфической психической энергии – либидо – она определяет инстинктивную жизнь ребенка, но вместе с тем является
также отправной точкой формирования Я и развивающихся объектных отношений. Это предположение привело не только к особому подчеркиванию инфантильной сексуальности, но и к изучению и тщательному анализу судеб и превращений либидинозной
энергии в индивиде. Отношения между родителями и ребенком,
формирование характера и интеллекта, наконец, аффективность и
ее проявление в форме сновидений, фантазий или невротических
симптомов рассматривались Фрейдом с точки зрения развития
либидо и, следовательно, в аспекте сексуальности.
Эволюция либидо ребенка, как описывает ее Фрейд, представляется в виде последовательности этапов, различающихся
организацией либидо вокруг определенной органической функции и эрогенной зоны (области тела, чувствительной к стимулу и
вызывающей либидинозное удовлетворение). Таким образом,
преобразование и перемещение либидинозной, сексуальной энергии по разным эрогенным зонам создает и последовательность
стадий психического развития.
Фрейд выделяет три типичные (догенитальные, инфантильные) формы, или стадии, организации либидо: оральную, анальную и фаллическую, – а также генитальную, наступающую после
половой зрелости, и латентный период, находящийся между инфантильной сексуальностью и генитальной зрелостью.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Ж. Лапланш отмечает, что сам Фрейд не предпринимал попыток
построить общую теорию стадий, включающую как развитие либидо, так и эволюцию защит, Я, объектные отношения, то есть
теорию, которая бы охватила единым взглядом эволюцию личности в целом (хотя и призывал к внимательному изучению развития Я и его стадий) [34, c. 503]. Отмечается, что фрейдовская теория весьма способствовала распространению понятия стадиальности в истории психологии.
Таким образом, психоанализ утверждает, что поведение человека можно рассматривать в его развитии, т. е. интерпретировать поведение взрослого как усложнение, эволюцию инфантильного поведения, и что его «высшие» формы можно понимать
как усложнение примитивных влечений и паттернов поведения.
Этот процесс развития в целом можно рассматривать как результат двух факторов: эволюции врожденных процессов развития и
влияния опыта на эти процессы. Поскольку классическая психоаналитическая теория исходит из идеи деления психики на «Я» и
«Оно», она постулирует параллельные формы развития: развития
Я и развитие либидо. Первое заключается в приобретении функций Я, увеличивающих его автономность, а второе – в превращении прегенитальных сексуальных и агрессивных влечений во
взрослые сексуальные и сублимированные виды деятельности.
Подчеркивается, что психосексуальное развитие никогда не совершается полностью, так как сохраняются характеристики низших его стадий в связи с неизбежным травматическим опытом,
который нарушает или искажает развитие. Так, нарушения в развитии могут вызвать задержку, торможение на любой стадии, что
называется «фиксацией», и проявление, при возникновении затруднений, характеристик ранних стадий. Данное возвращение
же к поведенческим проявлениям ранних стадий носит название
«регрессии». Фиксация образуется в основном или при чрезмерном удовлетворении потребностей без фрустраций, либо, наоборот, при чрезмерности фрустраций.
Итак, под психосексуальным развитием человека подразумевается движение ребенка от инфантильных способов удовлетворения влечений к более зрелым, а также процесс овладения им
энергией собственных влечений; движение к эмоциональной зре14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лости и обретению как психологической автономии, так и способности к эмоционально близким отношениям с другими людьми.
2.2. Стадии психосексуального развития
2.2.1. Проблема начальной точки развития
Прежде чем раскрыть основное содержание стадий психосексуального развития человека, нам кажется необходимым ответить
на вопрос: когда и с чего начинается это развитие. Кратко остановимся на разных определениях начальной точки развития и
рассмотрим ее составляющие.
Г. Блюм пишет: «Решение проблемы, когда следует начинать
изучение развития личности человека, становится все более
трудным. В одно время казалось вызывающим предположение,
что опыт детства играет решающую роль в формировании личности. Следующим этапом стало изучение психологического воздействия собственно процесса рождения. В настоящее время растет интерес к влиянию на развитие личности внутриутробного
периода» [8, c. 30]. Другие авторы подчеркивают значение также
и пренатального периода развития. Они отмечают, что отличие
каждого ребенка от другого в момент рождения, кроме влияния
этого периода, определяется еще тем, что каждый из них получает свой набор генов и отличается от других своими биологическими и психическими задатками. Р. Дадун говорит о том, что
точное определение «начала» остается непростой задачей: «Идет
ли речь о моменте, непосредственно следующем за рождением,
во время которого новорожденный, находящийся под властью
внутриутробных впечатлений, не способен различить действия и
предметы – рот и грудь, – относящиеся к жизненно важному акту
питания? Или нужно вернуться к еще более раннему периоду и
постараться выявить характерные условия на зародышевой стадии?». Тут же он резюмирует, что «вместо того, чтобы упорствовать в поиске проблематичного начала, плодотворнее было бы
уточнить более явные и характерные факты» [19, c. 292]. Можно
выделить много важных факторов, влияющих на самое начало
жизни человека.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
З. Фрейд говорит о родовой травме, не выделяя ее в качестве
первичного момента развития (Блюм, 1996). Согласно Фрейду,
первым постулировавшему психологическое значение процесса
рождения, организм при рождении переходит из относительно
спокойного и мирного окружения в сокрушающую ситуацию повышения опасностей со стороны внешнего мира. Ведь внутриутробное существование человека, в противоположность большинству животных, укорочено; на свет он появляется менее подготовленным, чем они. Тем самым усиливается влияние реального
внешнего мира. На новорожденного обрушивается огромное количество стимулов, которые он не может переработать из-за отсутствия адекватных для этого способов. Новорожденный не может использовать защитные механизмы, чтобы оградить себя, и
оказывается под воздействием потока возбуждений. Вследствие
этого чрезмерно вырастает значение объекта – матери, который
один может защитить от этих опасностей и как бы возместить потерянную внутриутробную жизнь. Как отмечает Г. Блюм, «эта
первая опасная ситуация становится прототипом или моделью
для более поздней тревоги. Связующим звеном является отделение, которое при рождении носит чисто биологический характер,
а позднее выражается в психологических и символических формах» [8, c. 32]. Ранк же, в отличие от Фрейда, отводит родовой
травме центральную роль в развитии личности. Он рассматривает
рождение как глубочайший шок на физиологическом и психологическом уровнях.
С точки зрения ортодоксальной психоаналитической теории
можно выделить ряд составляющих, присущих новорожденному
и определяющих потенциал его личности. Это инстинкты, либидо, появляющаяся дифференциация уровней сознания, инстанция
«Оно» (или Ид) и состояние, описываемое как первичный нарциссизм. Кратко раскроем содержание этих понятий.
Психоанализ объясняет психические феномены как результат
динамического взаимодействия сил. Конкретно взаимодействие
осуществляется между побуждающими силами, или инстинктами, и контрсилами, представленными внешним окружением. Делается различие между внутренними стимулами организма, такими, как голод, жажда, сексуальное и агрессивное влечения, и
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
стимулами из внешнего мира. Ч. Райкрофт определяет инстинкт
как «врожденное, биологически детерминированное побуждение
к действию», которое имеет а) биологический источник; б) запас
энергии этого источника; в) цель, т. е. осуществляет специфические для данного инстинкта действия, ведущее к удовлетворению
и к разрядке заключенной в нем энергии; и г) объект, в отношении которого цель может быть достигнута [55, c. 56].
По Фенихелю, инстинкты делятся на две группы:
1) те, которые имеют отношение к простым физическим потребностям (дыхание, голод, жажда, дефекация и мочеиспускание), требуют быстрого удовлетворения, допускают малое индивидуальное разнообразие;
2) связанные с сексуальными влечениями, которые функционируют в более свободной и сложной манере.
Если не происходит удовлетворения изначальным путем,
сексуальные инстинкты способны изменять цели и объекты, исчезать из сознания и вновь появляться в замаскированном виде.
Либидо же определяется как энергия сексуальных инстинктов, а также как «гипотетическая форма психической энергии,
которая вложена в процессы, структуры и объектные представления» [55, c. 82]. Предполагается, что количество энергии фиксировано и наличествует от рождения. Либидо имеет источником
тело, или «Оно», и существует в различных формах, связанных с
определенными эрогенными зонами (оральное, анальное, генитальное либидо), и распределяется в различных структурах или
процессах, которые либидизированны. Фрейд первоначально говорил о либидо как об энергии, привязанной лишь к сексуальным
инстинктам, однако позднее было сделано предположение, что и
в «Я» имеется либидо, и это Я-либидо есть производная от либидо, привязанного к объект-представлениям (объект-либидо).
Еще одной важнейшей составляющей личности новорожденного является бессознательное – краеугольный камень психоаналитической теории. Бессознательное определяется как огромная область психической жизни, которая никогда не была сознательной или прежде была сознательной и подверглась
вытеснению. Бессознательное имеет определенные характеристики, которые отличают его от предсознания (уровня, близкого
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
к сознанию, с содержанием, способным стать сознательным) и
самого сознания (состояния или системы человеческой психики,
включающей в себя лишь то, что осознается в каждый данный
момент). Влияние бессознательных психических процессов существеннее, чем сознательных, так как бессознательные влечения
постоянно, очень активным образом стремятся к сознательному
выражению. Процессы в бессознательном протекают вне времени
и мало связаны с реальностью. Они регулируются собственной
силой и принципом удовольствия, т. е. поиском удовольствия и
избеганием боли; а несовместимые желания находятся рядом.
Термин «Оно» (или Ид) был введен позднее и обозначает
часть бессознательного, которая функционирует в качестве источника инстинктивной энергии, формирующей резервуар либидо. «Оно» целиком принадлежит к бессознательному, но не исчерпывает бессознательное. Считается, что расщепление психической сферы на уровни – бессознательный, предсознательный и
сознательный – происходит в раннем детстве; вероятно, по мнению Эрнеста Джонса, на первом году жизни под влиянием реального внешнего мира развивается дифференциация «Я» и «Оно».
Психическая жизнь новорожденного поэтому может быть охарактеризована как недифференцированное состояние, из которого быстро начинают возникать уровни сознания [8, c. 49].
Состояние первичного нарциссизма является еще одной особенностью новорожденного. Под нарциссизмом понимают обращенность либидо в большей степени на себя, чем на объекты
внешнего мира. В начале развития ребенок воспринимает себя
психически идентичным с матерью, т. е. еще не отделяет свои
ощущения от объекта, которым они были вызваны. Следствием
этого, по Фрейду, является то, что в этот ранний период развития
у ребенка нет еще психического объекта, мир ребенка – это мир
без объекта. Ребенок живет в состоянии первичного нарциссизма,
при котором сексуальные цели целиком аутоэротичны, т. е. связаны с любовью к себе. Отношение младенца к матери базируется также исключительно на любви к себе, а его потребность в матери – на ее способности доставлять удовольствие. Фрейд отмечает, что «этот нарциссизм – общее и первоначальное состояние,
из которого только позднее развилась любовь к объекту, причем
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
из-за этого нарциссизм вовсе не должен исчезнуть» [77, c. 265].
Базисное нарциссическое состояние – это сон, когда младенец
ощущает тепло и не имеет никакого интереса к внешнему миру.
Рассматривая состояние сна с точки зрения теории либидо,
Фрейд пишет, что в нем «все привязанности к объектам, как либидные, так и эгоистические, оставляются и возвращаются в Я. У
спящего восстановилось первобытное состояние распределения
либидо, полный нарциссизм, при котором либидо и интерес Я
живут еще вместе и нераздельно в самоудовлетворяющемся Я»
[77, c. 266]. «Я» (эго) еще не отдифференцировалось, и ребенок
ощущает себя всемогущим, так как его потребности удовлетворяются как само собой разумеющееся. Считается, что он обладает
«океаническим чувством». В последующей жизни перед лицом
серьезных стрессов индивид испытывает соблазн возвратиться к
первоначальному идиллическому чувству безопасности. Это возвращение к самовлюбленности вследствие неудовлетворенности
социальными связями называется вторичным нарциссизмом.
Теперь перейдем к рассмотрению содержания выделенных
Фрейдом стадий психосексуального развития. В изложении будем придерживаться схемы, основанной на вышеозначенных
ключевых аспектах психосексуального развития:
– общие представления о стадии,
– развитие либидо,
– развитие Я и Сверх-Я,
– отношения с другими людьми,
– значение стадии для последующего развития (проявления
фиксации, формирующиеся черты характера, защитные механизмы и другое).
2.2.2. Оральная (каннибальская) стадия
Начало стадии – при рождении. В «Трех очерках по теории
сексуальности» Фрейд определяет данную стадию как первую,
раннюю прегенитальную сексуальную организацию, в которой
«на первом плане находится оральная /ротовая/ эротика» [77,
c. 88]. Основной источник удовольствия, а следовательно, и потенциальной фрустрации, сосредотачивается на зоне активности,
связанной с кормлением, которое представляет первоочередный
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интерес для ребенка. Еда предполагает тактильную стимуляцию
губ и ротовой полости, глотание или, если пища неприятна, сплевывание. Благодаря наличию зубов рот используется для кусания
и жевания. Эти два способа оральной активности, принятие пищи
и кусание, являются прототипом многих появляющихся позже
характерных черт. Рот – центр опыта, через который осуществляется связь с миром.
Райкрофт отмечает, что «относительно ее завершения неясно,
заканчивается ли она с отнятием от груди или в том возрасте, когда младенцу действительно захочется быть отнятым от груди»
[55, c. 114]. Некоторые авторы определяют возраст окончания
оральной стадии 12–18 месяцами.
Вслед за К. Абрахамом (1924) З. Фрейд подразделяет оральную стадию на две фазы: раннюю, сосущую, и позднюю, кусающую. «На первой ступени речь идет об оральном поглощении,
никакой амбивалентности по отношению к обьекту материнской
груди нет. Вторую ступень, отмеченную появлением кусательной
деятельности, назвать орально-садистской; она впервые обнаруживает проявления амбивалентности, которые на следующей, садистско-анальной, фазе становятся намного отчетливей» [77,
c. 361].
В классической теории оральная стадия – первая стадия как
развития либидо, так и развития Я. Фрейд подчеркивает, что сексуальная деятельность в это время еще не отделена от приема
пищи. «Объект одной деятельности является одновременно и
объектом другой, сексуальная цель состоит в поглощении объекта, прообразе того, что позже как идентификация будет играть
такую значительную психическую роль» [77, c. 57].
Развитие либидо, первая, орально-сосущая, фаза (доамбивалентная).
После рождения ребенок попадает в мир, от которого полностью зависим, ведь выживание младенца всецело зависит от тех,
кто о нем заботится. Зависимость для него – единственный способ получения инстинктивного удовлетворения. В этот период
область рта наиболее тесно связана и с удовлетворением биологических потребностей, и с приятными ощущениями. При кормлении грудью или из бутылочки младенец не только удовлетво20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ряет потребность в питании (уменьшает чувство напряжения,
связанного с голодом и жаждой), но и получает удовольствие от
самого акта сосания.
Сосание состоит из повторяющихся сосательных движений
ртом (губами). Связанное сначала с пищевым наслаждением, сосание после некоторого времени становится либидинозным действием, на почве которого закрепляются инстинкты «Оно»: ребенок иногда сосет, насытившись и не требуя новой пищи или в отсутствие пищи, и даже сосет свой большой палец. Сосание
сопряжено с полным поглощением внимания и приводит либо ко
сну, либо же к моторной реакции типа оргазма. Сосание, по
Фрейду, это «образец инфантильных сексуальных проявлений»
[77].
Фрейд показывает, что влечение, предшествующее взрослой
(так называемой генитальной) сексуальности, можно различить
уже в самом раннем детстве в «блаженном взгляде» младенца.
Это блаженство представляет собой переживание, которым сопровождается удовлетворение потребности в пище, но которое
следует от него отличать. Фрейд, вслед за педиатром Линднером,
рассматривающим сосание младенца как сексуальное, пишет: «В
раннем возрасте в упорно продолжающемся сосании проявляется
потребность ребенка в удовлетворении, которая хотя и проистекает из потребности в пище и ею возбуждается, все же независимо от нее стремится к достижению удовольствия и поэтому может и должна быть названа сексуальной < > Мы можем отнести
получение этого удовольствия только к возбуждению зоны рта и
губ, называем эти части тела эрогенными зонами, а полученное
при сосании удовольствие сексуальным» [77, c. 199]. Блаженный
взгляд при сосании груди (и пальцев) можно поэтому рассматривать как первое выражение детской сексуальности. Таким образом, Фрейд проводил четкое различие между тем, что можно назвать потребностью в пище, и сексуальным влечением, целью коявляется
достижение
орально-сексуального
торого
удовлетворения путем раздражения эрогенной зоны губ и рта.
Это различие в целом было сохранено в дальнейших психоаналитических работах, хотя иногда потребность в пище заменялась
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оральными целями влечения либидинозного или агрессивного
характера (Энциклопедия глубинной психологии, 1998).
Важность для сексуальной жизни ребенка ротовой деятельности и связанных с нею переживаний Фрейд подчеркивает замечанием, что если бы младенец мог выразить свои переживания,
то это было бы, несомненно, признание, что, «сосание материнской груди есть самая важная вещь в жизни». Также об этом
Фрейд говорит в работе «Об инфантильных сексуальных теориях» (1908). Он указывает на «важную теорию, что дети рождаются от поцелуя, которая со всей очевидностью свидетельствует о
примате зоны рта» [85, c. 589]. Здесь же выражается мысль, что
маленький ребенок интерпретирует сексуальность взрослых и ее
взаимосвязь с продолжением рода по образу собственных воспоминаний о переживаниях, относящихся к более ранним стадиям
своего сексуального развития. Идея оральной беременности содержится в целом ряде мифов и постоянно обнаруживается у пациенток, страдающих нервной анорексией.
Психоанализ выявляет сохранение большого психического
значения акта сосания на всю жизнь. «Сосание материнской груди становится исходным пунктом всей сексуальной жизни, недостижимым прообразом любого более позднего сексуального
удовлетворения, к которому в тяжелые времена часто возвращается фантазия. Оно включает материнскую грудь как первый объект сексуального влечения; ...но сначала младенец отказывается
от него в акте сосания и заменяет частью собственного тела. Ребенок сосет большой палец, собственный язык. Благодаря этому
он получает независимость в получении удовольствия от одобрения внешнего мира, а кроме того, для его усиления использует
возбуждение другой зоны тела» [77, c. 200].
Таким образом, рассматривая другую сторону развития либидо – отношение частных сексуальных влечений к объекту, – Фрейд замечает, что оральный компонент сексуального влечения имеет объект (материнскую грудь) лишь вначале, пока он
выполняет несексуальные функции (удовлетворение потребности
в пище), и отказывается от него, когда освобождается от этих
функций. Г. Блюм добавляет к этому, что первая устремленность
к объектам представляет по своей природе желание избавиться от
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тревожащих стимулов, а получение удовлетворения устраняет
желание и восстанавливает первичный нарциссизм [8, c. 67].
Фрейд подчеркивает: «В акте сосания эротический компонент, получавший удовлетворение при кормлении грудью, становится самостоятельным, отказываясь от постороннего объекта.
Оральное влечение становится аутоэротическим, каковыми
анальные и другие эрогенные влечения являются с самого начала» [77, c. 209]. Появляющееся при сосании стремление к хватанию позволяет ребенку обследовать собственное тело, открыть
особенно чувствительные участки тела – грудь, наружные гениталии. Нередко сосание сопровождается потиранием их. Таким
путем многие дети переходят от сосания к мастурбации. Поведение сосущего ребенка определяется стремлением к уже испытанному и теперь воскресающему в памяти удовольствию. Прообразом является сосание материнской груди и переживание удовольствия, вызываемого теплой струей молока. Ребенок, используя
вместо «постороннего объекта для сосания» участки своей кожи,
приобретает основы личной автономии в получении удовольствия от внешнего мира, которым он еще не может овладеть. На
примере сосания Фрейд выделяет и три существенных признака,
характерных для большинства других проявлений инфантильных
сексуальных влечений. Так,
во-первых, они возникают в связи с удовлетворением важных
органических потребностей (присоединяются к какой-нибудь
важной для жизни телесной функции);
во-вторых, они не знают сексуального объекта, аутоэротичны (т. е. ищут и находят свои объекты на собственном теле, а не
направляются на другие лица) и
в-третьих, сексуальная цель их находится во власти эрогенной зоны (в наслаждении аутоэротической стимуляцией эрогенной зоны) [77, c. 200].
Данные положения Фрейда находят ряд возражений и дополнений. Сандлер и Дэйр в статье «Психоаналитическое понятие
оральности» указывают на то, что «не служащее приему пищи,
несомненно, чувственное сосание может иметь иную психодинамику, нежели удовлетворение сексуального влечения (орального
или какого-либо другого)» [85, c. 590–591]. Речь идет о «сосании,
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сопряженном с чувством защищенности», о «чувстве безопасности». При стрессе ребенок может прибегнуть к такой деятельности, которая выглядит как процесс удовлетворения оральносексуальных влечений, но не обязательно является прямым выражением орально-эротического удовлетворения инстинктивных
потребностей. Сосание ради чувства защищенности связано с желанием достичь «идеальных» состояний, пережитых когда-то в
реальности или в фантазии (например, состояние прежнего ощущения безопасности, которое было связано с сосанием из бутылки или груди).
Р. Дадун особо подчеркивает наличие современных исследований, показывающих, что оральная стадия определяется не
только эрогенной зоной рта. Так, венгерский последователь
Фрейда Имре Германн подробно осветил в своей книге «Сыновний инстинкт» [19, c. 293] хватательный рефлекс новорожденного: пока рот сосет, независимо от этого действия рука младенца
исследует, щупает, хватает, так что можно говорить о рукоротовой стадии, на которой рука устанавливает, по крайней мере
частично, свою сексуальную и не сексуальную власть. Также,
ставя под сомнение идею первичности оральной стадии, Дадун
рассматривает работу Дидье Анзье «Я-кожа» в плане развития
либидо. В ней говорится, что кожа, существующая «изначально»
в качестве общей защиты, оболочки тела, воспринимающей и отражающей поверхности, может рассматриваться как первая эрогенная зона или, точнее, зона с эрогенным потенциалом. Поэтому
Анзье считает правомерным выделение либидной стадии под названием кожная, или тактильная. Особой задачей этой стадии
является переход от зародышевого периода, поддержание жизненно важной связи с телом матери и качественная оценка таких
параметров, как теплое и мягкое. К этому Дадун добавляет, что
Фрейд сам отмечает интерес предварительной фазы, когда Я
субъекта в целом функционирует как эрогенная зона или, скорее,
эрогенная сфера, некая туманность эрогенности, поскольку
речь идет о недифференцированном Я в его органическом и психическом строении, в связях с внешним миром и матерью. Однако Фрейд не выделяет ее в качестве первичной либидной стадии
развития.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Хензелер в статье «Теория нарциссизма» отмечает различие в
определении и метапсихологическом описании первичного состояния. «Одни вместе с Фрейдом (с 1914 г.) говорят о стадии
первичного нарциссизма и тем самым постулируют субъективное
состояние полной независимости от окружающего мира, другие
вместе с Балинтом (с 1937 г.) говорят о стадии первичной любви,
имея в виду примитивное, но изначально ориентированное на
объект отношение, в котором объекты воспринимаются не как
строго очерченные единицы, но как диффузная, безграничная и
нерушимая субстанция» [85, c. 466]. Здесь же Хензелер указывает, что Фрейд последовательно разработал три различные теории
относительно первичного состояния, не увязывая их друг с другом. Так, в 1905 г. в качестве первичной Фрейд описывал объектную любовь к матери (материнской груди), за которой следует
стадия аутоэротики, продолжающаяся весь латентный период и
сменяющаяся в пубертате зрелыми объектными отношениями. В
1909 г. он предположил, что предшественницей нарциссизма является первичная аутоэротика, за которой следует аллоэротика,
то есть любовь, направленная на объект. И, наконец, с 1914 г.
Фрейд стал придерживаться теории, получившей самое широкое
распространение. В ней в качестве исходного состояния рассматривается первичный нарциссизм, в котором – в соответствии с
моделью амебы – образуется объектный катексис, обращающийся затем – в качестве вторичного нарциссизма – вновь на самого
индивида.
Объект-теорией также оспаривается идея изначальной нарциссичности, аутоэротичности младенца. Кляйн и другие объектаналитики придерживаются мнения, что у младенца с самого начала устанавливаются отношения с матерью, что, по Fairbairn,
«младенец ищет не удовольствие – ищет объект» [55, c. 11]. Мать
существует в качестве целостного объекта, но в неясных очертаниях. Вводится также понятие частичного объекта (объекта
частичных влечений), которое подчеркивает различение между
осознанием объекта как человека, чьи чувства и потребности так
же важны, как и свои, и обращением с объектом как существующим исключительно для удовлетворения потребностей субъекта.
Речь идет о частях тела – реальных или воображаемых (грудь,
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
испражнения, пенис) – и об их символических заменах. В соответствии с этим взглядом аутоэротическое поведение является
заместительным, т. е. субъект использует часть самого себя в качестве символического эквивалента кого-либо другого.
Вернемся к рассмотрению позиций Фрейда. Итак, как уже
было отмечено, ведущими эрогенными зонами в оральной стадии
являются слизистая рта и кожа тела. Благодаря заботе матери рот
и кожа приносят аутоэротическое удовольствие. Эта обращенность сексуальных влечений на собственное тело в оральной стадии позволяет назвать ее аутоэротической, нарциссической. Основная цель этого периода состоит поэтому в наслаждении аутоэротической стимуляцией эрогенной зоны. В последующем
добавляется еще одна цель, заключающаяся в желании поглотить,
инкорпорировать объекты. Ведь контакты с окружающим миром
(матерью) приносят наряду с аутоэротическим получением удовольствия и новый опыт. Ребенок усваивает, что его потребности
и удовлетворение этих потребностей не связаны жестко друг с
другом. Так, например, ребенок узнает, что не при каждом выражении неудовольствия с помощью крика его утешают. Отныне
ребенок пытается удержать при себе или завладеть материнским
объектом, от которого он зависит. Для этого ему служат сосание
и инкорпорация. Инкорпорирование представляет собой «процесс, посредством которого субъект в своих фантазиях поглощает
объект и сохраняет его в себе» [34, c. 164]. Так, те, которые рассматриваются в фантазиях младенца как кормилицы, объединяются с пищей и заглатываются (инкорпорируются), чтобы стать
таким образом его частью. Это присвоение качеств объекта при
удержании его внутри себя и является телесным прообразом интроекции и самоотождествления (или идентификации). Также
понятие инкорпорации подразумевает еще получение удовольствия от приятия объекта вовнутрь и разрушение объекта (последнее находит свое развернутое выражение во второй фазе оральной стадии). В соответствии с инкорпоративными целями возникают специфические оральные страхи, такие как страх быть
съеденным. Блюм приводит известное выражение: «Ты настолько
привлекателен, что я могу прямо съесть тебя!» – в качестве иллюстрации значимости инкорпорации. В целом, как отмечают
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Хьелл и Зиглер, «сосание и глотание выступают в качестве прототипов каждого акта сексуального удовлетворения в будущем»
[83, c. 121].
Вторая, орально-кусающая, или орально-садистическая
(амбивалентная), фаза начинается с прорезыванием зубов во
втором полугодии жизни. С появлением зубов к сосанию добавляется укус, который придает действию агрессивный характер,
удовлетворяя либидинозную потребность ребенка. Попытка младенца кусаться в этот период является реакцией на фрустрацию
обычно в сфере кормления. Как отмечает Цизе, чем сильнее были
фрустрации в младенческом возрасте, тем выраженнее тенденции
поглощения [85, c. 351]. И кусание, и поглощение предполагают
здесь разрушение объекта и порождают амбивалентность влечений (либидо и агрессивность направлены на один и тот же объект). Это единство либидо и агрессивности Фрейд подчеркивает в
своей последней теории влечений, основанной на противоположности влечений к жизни и к смерти: «На стадии оральной организации либидо любовная власть над объектом совпадает с уничтожением объекта» [34, c. 164]. Желание повредить или разрушить
объект указанными способами называется «оральным садизмом»
в противоположность раннему оральному эротизму. Более подробно осложнения в результате таких влечений мы обсудим при
рассмотрении проблемы отношений с другими людьми.
Отметим также проявление в присущих оральности тенденциях поглощения каннибальских черт. По Фрейду, «первобытные
народы» – каннибалы – верят в то, что, «... поглощая части человеческого тела, мы тем самым присваиваем качества этого человека» [34, c. 190]. Фрейдовская концепция «убийства отца» и «тотемической трапезы» придает этой мысли особое значение: «Однажды братья ... собрались вместе, убили и съели отца, положив
тем самым конец первобытной орде ... В акте поглощения они
отождествили себя с отцом, причем каждый присвоил часть его
силы». Понятие каннибализма подчеркивает некоторые признаки орального объекта: соединение либидо с агрессивностью, поглощение и присвоение объекта и всех его качеств. По этой причине Фрейд с подачи Абрахама назвал эту позднюю фазу разви27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тия либидо в оральной стадии каннибальской (каннибалической) фазой.
Развитие «Я». Как уже отмечалось нами выше, по Фрейду, у
новорожденного нет «Я». В статье «О нарциссизме» он пишет:
«Необходимо признать, что вначале в индивидууме не существует структуры, подобной Я; Я должно испытать развитие» [19,
c. 291]. Ж. Лапланш говорит, что концепция возникновения «Я» у
Фрейда полна неясностей, и предлагает осмыслить его подходы к
генезису Я с двух точек зрения: «либо это приспособительный
аппарат, отделившийся от Оно при контакте с внешней реальностью, либо результат (само)отождествлений, приведших к формированию в недрах личности объекта любви, нагруженного
энергией Оно» [34, c. 607]. Рассмотрим развитие «Я» с этих позиций.
В оральной стадии, которая еще целиком определяется отношениями между матерью и ребенком, закладываются фундаментальные основы будущей организации «Я». С первой точки зрения «Я» есть продукт постепенной дифференциации «Оно» под
воздействием внешней реальности. Этот процесс начинается с
обособления системы «Восприятие – Сознание», уподобляемой
корковому слою частицы живой субстанции: «Я» развивается на
основе коркового слоя «Оно», приспособленного к принятию или
отторжению возбуждений и потому вынужденного вступить в
прямой контакт с внешней реальностью. Отправляясь от осознанного восприятия, «Я» подчиняет своему влиянию все более
обширные и глубокие слои «Оно». Таким образом, «Я» рассматривается здесь как настоящий орган реальности, который, несмотря на все неудачи, в принципе способен постепенно овладеть
влечениями. «Я» стремится обратить воздействие внешнего мира
на «Оно» и его побуждения, оно пытается поставить на место
принципа удовольствия, безгранично господствующего в «Оно»,
принцип реальности. Восприятие играет в «Я» ту же роль, которая в «Оно» отводится влечениям. Фрейд утверждал, что различие между «Я» и «Оно» соответствует традиционному разграничению между разумом и страстями. Обращаясь к отношению между генезисом «Я» и образом организма он пишет: «Я – это в
первую очередь нечто телесное: оно выступает не только как по28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
верхностное образование, но и как проекция некоей поверхности… В конечном счете Я возникает из телесных ощущений,
преимущественно тех, что рождаются на поверхности тела. Следовательно, Я может рассматриваться одновременно и как психическая проекция поверхности тела, и ... как поверхность психического аппарата» [34, c. 607].
Со второй точки зрения рассматриваются особые психические операции, посредством которых черты, образы, формы, заимствованные у другого человека, включаются в психику. При
этом отношение «Я» к системе восприятия и к внешнему миру
приобретает новый смысл: «Я» – это не столько аппарат, сложившийся на основе системы «Восприятие – Сознание», сколько
внутреннее образование, порожденное рядом особенно значимых
восприятий – не внешнего мира в целом, но мира межличностных
отношений. С точки зрения топики «Я» представляет собой не
порождение «Оно», но его объект.
Итак, согласно ортодоксальной психоаналитической теории,
новорожденный не осознает внешнего мира и испытывает только
изменения напряжения в собственном состоянии. «Я» младенца
постепенно дифференцируется от его «Оно» под влиянием внешнего окружения. Функционирование инстанции «Я» связано с
принципом «удовлетворение – отсутствие удовлетворения» таким образом, что «Я» начинает функционировать, когда возникает желание удовлетворения из внешнего мира. Блюм пишет: «Когда младенец накормлен, находится в тепле и комфорте, он засыпает. В этот период релаксация сопровождается отключением
сознания. Проявление зачатков функции эго совпадает с началом
осознания, что для уменьшения напряжения во внешнем мире
должны произойти какие-то события. В результате возникает
стремление к объектам (людям, вещам) с целью удовлетворения
желаний – состояние, описываемое как ″потребность в стимуляции″» [8, c. 65].
Как уже отмечалось, первое познание ребенком внешнего
мира происходит через мать. При ее отсутствии младенец испытывает состояние неудовлетворенности и благодаря этому начинает различать, выделять мать, так как отсутствие матери для него есть прежде всего отсутствие наслаждения. Другими словами,
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
способность к различению собственной личности и окружения
сосредоточивается вокруг попустительства и депривации в удовлетворении потребностей младенца матерью. «До тех пор, пока
потребности младенца удовлетворяются, он продолжает мыслить
исключительно эгоцентрически. Начало выделения внешнего мира связано с опытом депривации» [8, c. 65]. Таким образом, для
развития необходима некоторая депривация. Согласно Гартману,
Крису и Левенштайну, оптимальным соотношением для созревания перцептивного аппарата является сочетание выраженного
попустительства с умеренной депривацией.
Необходимо также отметить, что стадию первичного нарциссизма и величия, характеризующуюся ощущением всесилия, обусловленного снятием инстинктивного напряжения, позднее сменяет период пассивно-рецептивного господства, при котором
младенец разделяет обнаруженное всесилие взрослых (внешних
объектов), побуждая их выполнять свои желания. Также, по мере
роста ребенка, ранние формы поиска удовольствия в чистом виде
постепенно замещаются принципом реальности – способностью
замещать сиюминутное удовлетворение будущими благами, то
есть происходит трансформация либидной энергии в либидную
энергию вытесненной цели.
По мнению Хоффера, свой вклад в развитие «Я» вносят деятельность рта и связанные с ним ощущения. Орально-сосательная
инстинктивная потребность с помощью руки превращается из
инстинктивного стремления в регулируемую со стороны «Я» деятельность. Хоффер указывает на то, что рука, как и рот, начинает
восприниматься ребенком как часть себя, а разделение на «Я» и
«не-Я» еще более усиливается (Энциклопедия глубинной психологии, 1998).
В целом, оральное «Я» можно кратко охарактеризовать как
«стремящееся лишь к удовольствию и зависящее от матери»
(Блюм, 1996).
Отношения с другими людьми (или объект-отношения).
Согласно классической теории Фрейда, оральная стадия целиком определяется отношениями между матерью и ребенком,
поэтому первым объектом каждого индивида является мать, и
именно в этой стадии производится первая дифференциация с
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
точки зрения полярности субъекта и объекта. Как уже отмечалось, новорожденный не различает себя и других. У него отсутствует мысль о матери как индивидуальности, в действительности восприятия человека еще не существует. Мир ребенка – это
мир без объекта. Процесс узнавания происходит постепенно.
Предполагается, что первое различение, выделение матери возникает в связи с состоянием неудовлетворенности, вызванным
неудовлетворением ею сиюминутных потребностей младенца.
Так ребенок приходит к первому различению субъекта и объекта,
что переживается как отделение. «Любимыми оказываются вызывающие доверие части тела матери, и мать постепенно начинает узнаваться как целое. Оральное единение с матерью становится целью. Ребенок научается различению между собой и матерью, у него развивается способность к пониманию исходящей от
нее информации. О деталях процесса формирования этой способности известно мало. Должно быть, играют роль реагирование
ребенка на прикосновение, телесное давление. Постепенно нарастает способность ребенка к пониманию выражений материнского
лица. Все когнитивные особенности считаются частью либидной
связи между матерью и младенцем» [8, c. 76].
Во второй фазе оральной стадии, когда проявляются садистские влечения, утверждается новый тип отношений с окружающими – амбивалентный («амбивалентность» – противоположность душевных склонностей, установок и чувств, преимущественно любви и ненависти, направленных на один и тот же
объект), в то время как объектные отношения первичной фазы
характеризуются Абрахамом как доамбивалентные . То есть, если на ранней фазе оральной стадии сосание груди – это вид поглощения, не разрушающего объект, то на оральносадистической, каннибалической фазе проявляется две противоположные установки, или направленности к объекту, действующие одновременно:
во-первых, «дружеская», выражающаяся в стремлении удержать материнскую грудь, поскольку она приносит младенцу удовольствие, и младенец получает наслаждение от единения с матерью (в этом стремлении, пишет Цизе, просматриваются зачатки
объектной любви);
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
во-вторых, «жестокая», выражающаяся в готовности уничтожить грудь из-за фрустрации и в желании её присвоить, чтобы
уже нельзя было потерять.
Считается, что орально-садистическое отношение является
крайней формой амбивалентности; впоследствии индивид научается щадить объект, беречь его от разрушения. Г. Блюм отмечает:
«Фрейд видит возможное объяснение происхождения амбивалентности в необходимости защиты младенца от собственных деструктивных импульсов. Экстернализация этих импульсов посредством нападения на объект представляет поэтому предпосылку для выживания. Гартман, Крис и Левенштайн выдвигают
гипотезу для объяснения амбивалентности. На ранней стадии
жизни младенца любой переход от попустительства к депривации
вызывает агрессивное реагирование. Амбивалентность ребенка к
первым объектам любви соответствует позиции объектов в пределах континуума от попустительства к депривации. Все человеческие отношения, с этой точки зрения, неизменно несут отпечаток ранних любовных отношений, сформировавшихся во время,
когда любимые ребенком люди вынуждены были сочетать попустительство и депривацию» [8, c. 35].
Рассмотрим завершение оральной стадии и её значение
для последующего развития.
Как уже отмечалось, завершение оральной стадии связывают
в основном с прекращением кормления грудью. Согласно центральной предпосылке психоаналитической теории, все младенцы испытывают определенные трудности, связанные с отлучением от материнской груди или отнятием рожка, потому что это
лишает их соответствующего удовольствия. Чем больше эти
трудности, то есть чем сильнее концентрация либидо на оральной
стадии, тем сложнее будет справляться с конфликтами на следующих стадиях. Так, К. Абрахам отмечает: «Такое поведение
ребенка можно объяснить только упорным стремлением удержать то наслаждение, которое он извлекает из сосания благодаря
тому, что губы являются эрогенной зоной. Опыт показывает, что
лица, долго не расстающиеся с удовольствием, доставляемым ребенку сосанием, обычно сильно страдают в дальнейшем неправильным развитием своей сексуальности: развитие это тормозит32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ся и задерживается. Влечение к приему пищи и сексуальность у
таких субъектов и в дальнейшем оказываются в известном объеме спутанными вместе: они как бы сплетаются в некоторое недифференцированное целое. Их либидо не находит нормального
пути к живому объекту, к человеку; оно ищет удовлетворения, по
возможности, прежде всего с помощью приема пищи по способу
сосания» [51, c. 67].
Фрейд был убежден в том, что рот остается важной эрогенной зоной в течение всей жизни человека. Во взрослой, зрелой
сексуальной жизни существует «сексуальное применение губ и
слизистой рта»; прикосновение к слизистой рта в качестве сексуального действия «приобрело высокую сексуальную ценность у
многих народов» [85, c. 590].
В качестве остаточных проявлений орального поведения в
зрелости, рассматриваемых как привязанность либидо к оральной
зоне, выступают употребление жевательной резинки, обкусывание ногтей, курение, поцелуи, переедание, пожевывание карандашей, дужки очков, а также алкоголизм и т. п.
Недостаток удовлетворения желаний, потребностей ребенка
(как, впрочем, и их чрезмерное удовлетворение) как бы «замораживает» определенное количество психической энергии, происходит фиксация либидо, что составляет препятствие для дальнейшего нормального развития. Так, ребенок, который не получает достаточного удовлетворения своих оральных потребностей,
вынужден продолжать искать замещение для их удовлетворения
и не может поэтому перейти на следующую стадию развития.
Оральная фиксация, возникающая на первом году жизни, связывает большое количество либидо, в результате становится невозможным адекватное преодоление трудностей на других стадиях. «Люди, – пишет Райкрофт, – фиксированные на оральном
уровне, склонны не только сохранять (обычно бессознательно)
рот как главную эрогенную зону и быть фиксированными на матери (груди), но также к маниакальным и депрессивным колебаниям настроений и скорее к идентификации с другими, нежели
к соотнесению себя с ними как с другими. Причина этого в том,
что бессознательная зависимость от груди ассоциируется с сохранением первичной идентификации с ней, в результате чего на
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
приятные переживания человек реагирует так, будто они подтверждают фантазию слияния с матерью (маниакальное колебание), на разочарования – как на потерю матери (депрессивное колебание)» [55, c. 114].
Необходимо подчеркнуть тесную связь между понятиями
«фиксация» и «характер». Фрейд, пытаясь определить в структуре «Я» то, что можно назвать «характером», показывает, как в
различные моменты развития, в сложных взаимоотношениях с
сексуальными объектами «Я» изменяется под воздействием потерь этих объектов. «Характер Я является результатом последовательных утрат сексуальных объектов, а также отражает историю выбора этих объектов» [19, c. 205]. Таким образом, фиксации на какой-либо из стадий развития либидо определяют
формирование соответствующих черт характера. Так, оральный
характер – это характер, проявляемый людьми с фиксациями на
оральной стадии.
Фрейд отмечает, что у ребенка, который получал чрезмерную
или недостаточную стимуляцию в младенчестве, сформируется в
дальнейшем орально-пассивный тип личности, чья психологическая адаптация проявляется в доверчивости, пассивности, незрелости и чрезмерной зависимости.
В описаниях орального характера Абрахамом и Гловером
подчеркивается полярность двух типов характера или наборов
черт характера, которые связаны с оральным удовлетворением и
с оральной фрустрацией. Орально удовлетворенный тип, по
Гловеру, обладает «избытком оптимизма», «который не умаляется реальным опытом». Он сочетается с великодушием, общительностью, открытостью для новых идей и с честолюбием, связанным с оптимистическими ожиданиями, что все пойдет как
нельзя лучше. Абрахам пишет о таких людях: «Из этого счастливого периода жизни они вынесли глубоко укоренившееся убеждение, что у них всегда все должно быть в порядке. Они относятся к жизни с непоколебимым оптимизмом, который нередко и в
самом деле помогает им в достижении практических целей. Избалованность в период сосания может привести к бездеятельности и ожиданиям, что материнская грудь, так сказать, для них не
иссякнет» [85, c. 592]. Орально фрустрированный, или неудов34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
летворенный, тип характера проявляется в типично пессимистической установке к жизни, которая сопровождается депрессивными
настроениями,
отчужденностью,
пассивносозерцательной позицией, чувством неуверенности и постоянным
желанием чувствовать себя в безопасности, огромным честолюбием, сочетающимся со страхом неудачи и разочарования, чувствами несправедливости и обманутости, чрезмерной чувствительностью к соперничеству, недостатком готовности делиться с другими и общей неудовлетворенностью, связанной с завышенными
притязаниями. Далее, имеют место явно выраженные черты враждебности, антипатии, зависти и злобы. У таких оральных характеров отчетливо проявляется амбивалентность второй оральной
фазы, особенно когда разочарование возникает в этой фазе кусания. И тогда в дальнейшей любовной жизни человек мечется между любовью и враждебностью.
Другие авторы выделяют черты характера, соотнося их
больше с фиксациями на разных фазах оральной стадии (с присущими им способами активности) и меньше обращая внимание
на степень удовлетворения – неудовлетворения потребностей ребенка на этой стадии. Посредством смещений, сублимаций различного рода, а также защит от примитивных оральных импульсов эти способы активности (сосание, глотание, кусание, жевание), являясь «прототипическими моделями», создают основу для
широкой системы интересов, отношений, характерных черт. Так,
удовольствие от орального принятия может быть смещено на
другие способы принятия, например, человек может получать
удовольствие от овладения знаниями – «духовной пищей» или
владения собственностью. Доверчивый человек – это тот, кто
фиксирован на оральном инкорпоративном уровне личности: такой человек проглотит почти всё, что ему говорят. Фиксация на
орально-садистической фазе (или, другими словами, сместившаяся оральная агрессия – кусание) может выражаться у взрослых в
таких чертах личности, как любовь к спорам, саркастические
«подкусывания», а также часто в циничном отношении ко всему
окружающему. Людям с этим типом характера, кроме того, свойственно эксплуатирование других людей и доминирование над
ними с целью удовлетворения собственных нужд. Вариант
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
орального характера распознается в поведении, которое знаменуется «прокусыванием» и «прожёвыванием». Люди, научившиеся
в детском возрасте медленно, однако усердно жевать, в зрелом
возрасте, находясь в сходном положении, способны пережёвывать проблему до тех пор, пока она не будет решена. Другие же,
которым недостает терпения, быстро заглатывают полученное,
будучи не в состоянии пережёвывать его сколь-нибудь продолжительно. Здесь, отмечает П. Куттер, просматривается параллель
с манерой и способом работы разных людей. «Всякий из нас прекрасно знаком с людьми, стремящимися нетерпеливо ″проглотить″ все, попадающееся им на пути, и с теми, которые так долго
″пережёвывают жесткую вещь″, пока она не будет готова к употреблению» [32, c. 123].
Таким образом, типичными чертами орального характера являются оптимизм и пессимизм, зависимость, требовательность и
великодушие, склонность к смене настроений, депрессия, эйфория, болтливость, ненасытность, жадность и склонность к мышлению, ориентированному на исполнение желаний. Между тем
необходимо отметить, что орального характера «в чистом виде»
не существует, поскольку всегда имеют место примеси из последующих стадий развития.
О важности оральной стадии для последующего развития говорят и формирующиеся на ней защитные механизмы, функцией которых является предохранение «Я». Психологические механизмы, используемые на первом году, включают интроекцию,
проекцию, отрицание, фиксацию и регрессию; все они являются
предшественниками защитных механизмов.
Завершая наше описание оральной стадии, приведем некоторые рекомендации, сделанные психоаналитиками и имеющие
важное значение для педагогической практики.
Так, А. Фрейд говорит о необходимости грудного вскармливания по потребности ребенка, постепенном отнятии от груди,
избегании принуждения со ссылкой на количество и качество
пищи. Это «новое понимание потребности на оральной стадии...
благоприятно воздействует на снижение позднейших нарушений
питания», а «новая терпимость к аутоэротической деятельности
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(сосание, мастурбация) в свою очередь снижает нарушение засыпания» [74, c. 78].
В. Менинжер и М. Лиф советуют держать новорожденных
детей в больнице в одной комнате с матерями, а не изолировать
их в яслях в первые две недели жизни. Также они рекомендуют
матерям кормить своих детей грудью всегда, когда это физически
возможно. В случаях же вынужденного использования бутылочки мать «во время кормления непременно должна держать своего
ребенка на руках» [41, c. 34].
Перейдем к рассмотрению следующей стадии психосексуального развития.
2.2.3. Анальная (садистическая) стадия
Прежде всего отметим, что именно анальный эротизм лег в
основу мысли Фрейда о догенитальной организации либидо. Он
определил черты анального эротизма у взрослых и описал его
механизмы у ребенка при дефекации и удержании фекальных
масс. Эта стадия названа анальной потому, что на ней «внимание» ребенка смещается с зоны рта на область сфинктеров, которыми в это время ребенка учат управлять в ходе обучения навыкам опрятности.
В сферу переживаний включаются физиологические процессы, такие как дефекация и мочеиспускание. Фрейд в «Трех очерках по теории сексуальности» определяет ее как вторую прегенитальную организацию, которая характеризуется преобладанием
садизма и анальной эротики [51, c. 88]. Он пишет: «Противоположность мужского и женского здесь не играет никакой роли; её
место занимает противоположность активного и пассивного, которую можно назвать предшественницей сексуальной полярности, с которой она позднее и сливается. То, что в проявлениях
этой фазы нам кажется мужским, рассмотренное с точки зрения
генитальной фазы, оказывается выражением стремления к овладению, легко переходящего в жестокость. Стремления, имеющие
пассивную цель, связываются с очень значимыми для этого времени эрогенными зонами у выхода кишечника. Сильно проявляется влечение к разглядыванию и познанию; гениталии принимают участие в сексуальной жизни, собственно, лишь в роли ор37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гана выделения мочи. У частных влечений этой фазы нет недостатка в объектах, но все эти объекты не обязательно соединены в
одном объекте. Садистско-анальная организация является ближайшей ступенью к фазе генитального господства. Более подробное изучение показывает, сколько от этой организации сохраняется в более поздней окончательной форме сексуальности и какими путями её частные влечения вынуждены включаться в
новую генитальную организацию» [7, c. 208]. Фрейд подчеркивает, что на анальной стадии «другие частные влечения проявляют
свою деятельность аутоэротическим образом», а «организации и
подчинения функции продолжения рода еще нет».
Для инстинкт-теории анальная стадия – это стадия инфантильного развития либидо, в которой анус и дефекация являются главными источниками чувственного удовольствия и формирования центра инфантильного самоосознания; а также это стадия развития «Я», на которой управление телом (особенно его
сфинктерами) и социализация импульсов являются предметом
главной озабоченности ребенка.
Анальная зона приобретает существенное значение в формировании личности, начиная иногда со второго года и вплоть до
трех – четырех лет, когда маленькие дети получают значительное
удовольствие от задерживания и выталкивания фекалий. И как
оральная стадия, анальная состоит из двух фаз: ранней и поздней.
Данное разграничение внутри анальной стадии предложил
К. Абрахам. Также он выделяет внутри каждой из фаз два противоположных типа поведения по отношению к объекту. На первом
этапе анальный эротизм связан с испражнением, а садистское
влечение – с разрушением объекта; на втором этапе анальный
эротизм связан с удержанием /фекалий/, а садистское влечение –
с самоконтролем и самообладанием. Таким образом, пишет
Фрейд, «в середине этой фазы впервые появляется внимание к
объекту как предвестник более поздней любовной привязанности» [77, c. 361].
Цизе отмечает, что благодаря мускулатуре ребенок приобретает способность по своему желанию удерживать или выталкивать содержимое кишечника. Это овладение процессами выделе38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ния дает возможность влиять на внешний мир, то есть на мать
[85, c. 352].
Грунбергер, проведя исследование происхождения и природы анального объекта, датирует наступление анальной стадии
одновременно с орально-кусательной и характеризует сущность
анальности как процесс овладения и поглощения объекта. Подчеркивается, что анальный мир представляет собой замкнутую,
ограниченную систему, в противоположность открытому и безграничному миру орального нарциссизма. Также считается, что
на анальной стадии ребенок встречается со многими запретами и
нормами, поэтому внешний мир выступает перед ним как барьер,
который он должен преодолеть, а развитие приобретает здесь
конфликтный характер. Тем самым происходящее оказывает
влияние на дальнейшее формирование личности в индивидуальном, социальном и культурном планах. Анальная эротика отличается необычайной способностью к переносу и символизации.
Младенец начинает интересоваться своими испражнениями как
своей первой продукцией, осязаемым выражением дееспособности, возможности «делать». «Параллель испражнения – подарки в
их обменной функции позднее проявится при обсуждении менее
материальных, более абстрактных понятий ″золото″ и ″деньги″»
[19, c. 295].
Развитие либидо, ранняя, «изгоняющая» фаза.
Поскольку, отмечает Хайманн, анальная стадия следует за
оральной, оральность накладывает на нее свой отпечаток; «в бессознательном анус может приравниваться ко рту, а экскременты –
к пище. Но в то же время или, точнее, первично анус и экскременты как таковые составляют тему бессознательных фантазий»
[85, c. 600].
Согласно Фрейду, в анально-садистской стадии слизистая рта
теряет роль ведущей эрогенной зоны и эта роль переходит к прямой кишке, слизистой заднего прохода и прилегающим участкам
кожи. Воздействие содержимого кишечника на его слизистую и
кожу вызывает у ребенка приятное возбуждение, равно как и физические прикосновения следящей за его чистотой матери. Либидо таким образом концентрируется вокруг ануса. Необходимо
напомнить, что анальное удовольствие испытывается с самого
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
начала жизни, но не занимает до этого времени ведущего места.
Лишь приучение ребенка к опрятности делает центром его внимания анальную зону. С одной стороны, отмечает Цизе, существенную роль на анальной стадии играет аутоэротическое получение удовольствия, с другой стороны – аспекты отношений между матерью и ребенком на этой стадии, такие как борьба,
отделение, либидинозное обращение через содержимое кишечника. «Ребенок этого возраста воспринимает фекалии как часть собственного тела. Поэтому удовлетворение ребенка посредством
собственных фекалий является аутоэротическим». Также, добавляет он, эрогенное значение приобретает теперь и мускулатура
конечностей. Ребенок учится активно двигаться и получать от
этого движения радость и удовольствие. Объектные же отношения ребенка по-прежнему являются нарциссическими, так как
«объект желанен ребенку в той мере, в какой он способен послужить ему в качестве источника удовольствия» [85, c. 601].
Цель первой фазы анальной стадии – наслаждение ощущениями при испражнении (выталкивании). Когда пища переварена,
отходы собираются в нижней части кишечного тракта и при достижении определенного уровня давления на анальные сфинктеры
рефлекторно выделяются. Помимо разрядки напряжения через
устранение источника дискомфорта, стимуляция слизистой оболочки нижнего отдела кишечника при выделении экскрементов
вызывает чувство облегчения и дает чувственное наслаждение,
сравнимое с сосанием на оральной стадии, а дополнением к естественному удовольствию служит поощрение родителей, подчеркивающих значимость анальной функции. Так, преувеличенное
внимание взрослых повышает и активный интерес ребенка, который научается задерживать фекалии, чтобы испытать большее
удовольствие от их выделения. Частые клизмы также являются
интенсивным источником стимуляции.
Напомним, что начиная с каннибальской стадии объектные
отношения являются амбивалентными: происходит столкновение либидинозных и деструктивных влечений. К началу же
анально-садистской стадии деструктивные силы одерживают в
этом противоборстве верх. Остановимся кратко на этом столкновении. Цизе констатирует, что смесь либидинозных и деструк40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тивных сил при анально-садистской организации либидо называется анальным садизмом, а, согласно Фрейду, противоположная
садизму сила проявляется здесь в форме мазохизма, а именно
эрогенного мазохизма (когда происходит присоединение сексуального удовольствия к боли). Так, «если ребенку не удается выместить деструктивные импульсы на внешнем объекте, это приводит к обращению садистских импульсов на личность ребенка, в
результате чего эти же деструктивные побуждения, принося удовольствие, мазохистски проигрываются в собственном теле, например в виде членовредительства (вторичный мазохизм)» [85,
c. 353]. Конкретно же садистский аспект первой анальной фазы
выражается в желании уничтожить объект и происходит первоначально от самого акта выделения. «Фекалии, – пишет
Г. Блюм, – являются объектом, подлежащим разрушению посредством элиминации. Позднее играют роль социальные факторы,
так как ребенок может использовать экскрецию в целях неповиновения родителям, приучающим его к чистоплотности» (Блюм,
1996). С другой стороны, отмечает Цизе, фекалии либидинозно
катектированы, и по этой причине экскременты превращаются
для ребенка в сексуальный орган. Так, например, они становятся
предвестником мужского члена так же, как прямая кишка в качестве эрогенной зоны становится предтечей вагины. Из-за этого
опорожнение кишечника приобретает для ребенка смысл утраты
чего-то ценного. Таким образом, страх детей перед опорожнением кишечника связывают с более поздним страхом кастрации.
Поздняя, «задерживающая» фаза характеризуется тем, что
ребенок в большей степени наслаждается удерживанием, чем выделением фекалий. Одна из причин состоит в открытии, что задерживание тоже может обеспечивать интенсивную стимуляцию
слизистой оболочки. Так, когда ребенка обучают правилам туалета, что обычно начинается на втором году жизни, он проходит
первый и очень важный этап внешней регуляции инстинктивных
импульсов: ему приходится отдалять удовольствие от разрядки
анального напряжения. При этом ребенок постепенно научается
усиливать удовольствие путем этой отсрочки опорожнения кишечника, то есть допуская небольшое давление, вызывающее напряжение в области прямой кишки и анального сфинктера. Дру41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гая причина удерживания – в высокой ценности, которую придают взрослые отправлениям кишечника. «Если отходы ценятся
другими, ребенок предпочитает их задерживать, а не ″отдавать″.
Здесь опять проявляется садистский элемент. Ребенок может утилизировать фекалии в качестве подарка, чтобы продемонстрировать любовь или сохранять их с целью выражения жестокости по
отношению к родителям» [8, c. 106].
После рассмотрения развития либидо рассмотрим тесно с
ним связанные отношения с другими людьми.
Сначала вслед за Хайманн выделим некоторые особенности
анатомического расположения анальной зоны, имеющие значение для объектных отношений (Энциклопедия глубинной психологии, 1998). Так, анатомическое положение анальной зоны является дистальным, скрытным, и тем самым она находится вне сферы социального контакта ребенка с матерью, который
ориентирован в большей степени на фронтальную встречу.
Анальные возбуждения возникают и развиваются независимо от
содействия со стороны матери, и поэтому как соматическая
функция, так и либидинозное удовольствие, которое получает ребенок от этой функции, регулируются им самостоятельно. Таким
образом, «для анальности объект избыточен» [85, c. 353]. А поскольку цикл анальной потребности, облегчения и удовольствия
совершается без участия или содействия матери, то и фантазии,
относящиеся к анальным ощущениям, по своей сути лишены
объектных идей, абсолютно нарциссичны и неопосредуемы. Чтобы перейти на ступень опосредования, они нуждаются в опоре на
объекты, иными словами, необходимо, чтобы они были смешаны
с неанальными влечениями и фантазиями, действительно связанными с объектами. При уходе за ребенком контакт происходит,
когда мать моет, вытирает, смазывает анальную область или когда она меняет подгузники, усаживает малыша себе на колени и
т. д. Однако, отмечает Хайманн, эти действия связывают анальную область со всем остальным телом ребенка и тем самым способствуют тому, чтобы весь репертуар влечений и чувств был непосредственно включен в отношения друг с другом и чтобы,
кроме того, была задействована активность рук и ног. Переживания во время купания включают «океанические» ощущения всей
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
поверхности тела, экстаз наготы и свободу энергичных движений
в благоприятной среде. В отличие от остальных зон тела, анальная зона не образует для ребенка особый орган, способный доставлять информацию о позитивных отношениях к объектам или о
чувствах, желаниях и процессах иного рода, чем те, которые принадлежат самой анальной функции.
Как уже отмечалось нами выше, в анальной стадии отношение к объектам продолжает оставаться амбивалентным, как на
орально-садистской фазе. Данная анальная амбивалентность имеет физиологическую основу в противоречивом отношении к фекалиям, так что ребенок и изгоняет объект из тела, и сохраняет
его в качестве драгоценной собственности. Цизе отмечает, что в
анально-садистской стадии содержимое кишечника становится
символом объекта, то есть фекалии получают у ребенка значение
живого объекта, который в первую очередь олицетворяет мать.
«Таким образом, в отношении ребенка к содержимому кишечника проявляется также амбивалентная установка к внешним объектам. Это становится еще понятнее, если вспомнить, что ребенок уже на оральной стадии либидо присвоил себе объект, благодаря чему мать стала его внутренним объектом. В анальносадистской фазе можно проследить идентификацию содержимого
кишечника с данным интроецированным объектом. Следствием
этого является то, что отношение ребенка к собственным фекалиям характеризуется примерно тем же комплексом чувств, какой
сложился в отношении к внешнему объекту, к матери. Таким образом, фекалии для ребенка приобретают свойства матери – связанные как с удовольствием, так и неудовольствием» [85, c. 353].
Все объекты переживаются ребенком как одушевленные,
воспринимаются и интерпретируются по схеме восприятия самого себя. А так как внешние объекты интерпретируются по критериям, соотносящимся с анально-садистской амбивалентностью,
то предметы являются любимыми, добрыми или злыми (в зависимости от того, какой функцией их наделяет ребенок в своем
восприятии). Если, по Абрахаму, на ранней фазе анальной организации либидо преобладают отвергающие объект, выталкивающие и разрушающие тенденции, а на поздней фазе берут верх аспекты, более дружественные объекту, нацеленные на овладение и
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обладание, то такой же процесс развития наблюдается и в обращении ребенка с фекалиями. Цизе пишет об этом так: «Поскольку на ранней анально-садистской стадии часто преобладают деструктивные, враждебные к объекту побуждения, а фекалии
представляют собой интроецированный внешний объект, последние воспринимаются как источник беспокойства. Такое отношение является специфическим для этой фазы и поэтому встречается даже тогда, когда сознательные и бессознательные установки
матери имеют вполне позитивный и дружественный объекту характер. Если же от матери исходят фрустрации, объект – и тем
самым и интроецированный объект – приобретает аспекты неудовольствия. По этой причине содержимое кишечника воспринимается ребенком как нечто в той или иной степени угрожающее и деструктивное. Соответствующие фантазии выглядят так,
будто фекалии являются испражнениями злых духов или кого-то
в этом роде. В акте дефекации ребенок не только выделяет свои
фекалии, но и имеет перед собой связанный с ними объект, причем до тех пор, пока преобладают деструктивные впечатления от
объекта. Благодаря дефекации он как минимум отдаляется от
своих деструктивных тенденций, поскольку они представляют
угрозу дарующему удовольствие объекту. Теперь отвержение
объекта сосуществует с примерно равным ему по силе стремлением к объектным отношениям» [85, c. 354].
На второй, поздней фазе развития происходит изменение
объектных отношений: объект удерживается и сохраняется, таким образом, впечатления от объекта становятся более дружественными, но, с другой стороны, в упрямом сдерживании фекалий
проявляется желание ребенка самоутвердиться и быть независимым. Ребенок начинает в это время воспринимать содержимое
своего кишечника, которое потеряло свое деструктивное значение, «как нечто ценное, чем он владеет», и начинает играть со
своими экскрементами, получая от этого удовольствие. Согласно
Хайманну, ребенок распространяет свою чрезмерную нарциссическую гордость не на свои экскременты как таковые, а в качестве чего-то хорошего и ценного воспринимается экскреторный акт
как символ его продуктивной способности.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В обращении со своими фекалиями ребенок обучается отделению от собственного продукта. Ощущение ребенком фекалий
как части собственного тела пропадает, когда они перестают
быть теплым и мягким веществом, с которым и сливается телесное «Я» ребенка. С этого момента ощущения, вызываемые фекалиями, становятся неприятными, а, согласно Фрейду, всё то, что
вызывает неприятное возбуждение, на примитивной стадии развития частью себя не признается, и ребенок нуждается в помощи
матери. Экскременты вне собственного тела, опорожненные в
горшок, уже не являются для ребенка частью его тела. С окончанием акта дефекации пропадает непосредственное ощущение от
контакта фекалий и тела и между ними устанавливается дистанция. Этот переход от внутреннего к внешнему Грунбергер назвал
превращением фекалий в анальный объект. Шпиц отмечает, что
игры с экскрементами встречаются реже, чем другие аутоэротические действия, и что они указывают на наличие патологического фактора в жизни ребенка.
Вернемся к рассмотрению амбивалентности объектных отношений на анальной стадии. Амбивалентная установка к объекту проявляется также и в области мускулатуры конечностей, с
помощью которой ребенку удается овладеть объектом, подчинить
его себе. Деструктивный компонент проявляется в возможности
атаковать объект, отпустить его или уничтожить. Отмечается, что
фекалии для ребенка приобретают значение инструмента для
управления матерью. Конфликт между волей ребенка и волей его
матери заставляет ребенка приспосабливаться к желаниям матери. «Из любви к матери, из страха утратить её любовь, ради удовольствия, получаемого от её похвалы, он адаптирует свою
функцию и испражняется тогда и так, как того требует мать. С
другой стороны, ребенок пытается ей противодействовать, заставляя ждать, обещая, но не держа своего слова, стремясь подчинить себе мать, насладиться своей властью и её беспомощностью, отомстить за всевозможные фрустрации и наказать неверность матери, вызывающую у него ревность к соперникам» [85,
c. 606].
Второй тип анального отношения после амбивалентности –
это бисексуальность, которая тоже коренится в физиологии. Так,
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прямая кишка является экскреторным полым органом. Как экскреторный орган, она способна нечто изгонять, а как полый орган, может подвергаться стимуляции инородным телом. Мужская
(активная) тенденция представлена первой функцией, женская
(пассивная) – второй.
Другим аспектом анальных отношений, отмечает Г. Блюм,
считается желание разделить анальную активность еще с кем-то,
например, осуществить совместную дефекацию и т. д. Все это
имеет амбивалентную ориентацию: такие отношения могут служить архаическим способом выражения нежности, а впоследствии могут осуждаться как грязные, заслуживающие жестокости и
презрения (Блюм, 1996).
В зависимости от уровня развития в этом возрасте возникает
либо любовь к объекту, либо предрасположенность к нарциссической установке.
Развитие «Я» и «Сверх-Я».
По отношению к поведению ребенка на анальной стадии
можно сказать, что полностью образована инстанция «Я», которая теперь способна контролировать импульсы «Оно». «Я» ребенка научается разрешать конфликты, находя компромиссы между стремлением к наслаждению и действительностью. Ребенок
постепенно прогрессирует от периода пассивно-рецептивного
господства, при котором он обеспечивается могущественными
взрослыми, к собственной активности.
На анальной стадии активные действия заменяют простое
реагирование по типу разрядки, появляется способность откладывать удовлетворение и выдерживать напряжение. Таким образом развивается способность к активному управлению и регулированию тревоги. В результате обоих процессов возникают контроль над двигательным аппаратом и функция суждения о
реальности (контролирование реальности). Маленький ребенок
научается активно приспосабливаться к окружению. Главными
характеристиками моторного развития являются овладение ходьбой, речью и правилами туалета. Способность самостоятельно
ходить и контролировать сфинктер Фенихель называет базисными в независимости ребенка.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Благодаря овладению дефекацией и собственной моторикой у
ребенка возникает чувство власти. А поскольку распределение
либидо является пока ещё преимущественно нарциссическим, то
есть по-прежнему существуют сильные симбиотические связи, из
этого чувства власти развивается чувство всемогущества. Если
эта переоценка себя служит не «Я» как целому, а лишь отдельным функциям, то в результате возникают магические представления. При этом именно эрогенные зоны приобретают для ребенка волшебную силу. Фенихель подчеркивает значение речи в
преодолении тревоги: «Речь привносит возможность предвосхищения событий благодаря словесному планированию. Это продвижение приводит ко второй предпосылке активности – суждению, которое связано с главной функцией эго, известной как
″оценивание реальности″. Последняя представляет способность
предвосхищения будущего в воображении при осуществлении
лишь ориентировочных активных действий в реальном мире.
Оценка реальности и терпимость к напряжению непосредственно
сопряжены в качестве функций эго» [85, c. 606]. Так «Я» приобретает способность суждения о потенциально опасных ситуациях, а тревога выступает в качестве защитного предупреждающего
сигнала, подсказывающего ребенку, что требует преодоления.
Основой тревоги считается неспособность самостоятельно удовлетворять физиологические влечения. Первый страх состоит в
опасении, что удовлетворения потребностей не произойдет. В силу анимистичности мышления ребенок приписывает другим свои
желания. Поэтому его фантазии о поглощении окружения могут
сопровождаться страхом быть съеденным родителями или тревожными фантазиями о своём разрушении. Другой источник тревоги заключается в боязни утраты любви и защиты, так называемый «страх утраты любви». Особая интенсивность тревоги в этой
сфере определяется тем, что сила «Я» регулируется снабжением
извне: «Я», любимое другими, считается сильным, а оставленное
в опасности, представляется слабым. Когда переживаются провоцирующие тревогу ситуации, ребенок через процессы отсроченного управления уменьшает напряжение воспроизведением травмирующей ситуации в играх и сновидениях. Это «отсроченное
управление» отличается от прежнего пассивного переживания
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тревоги тем, что ребенок повторением ситуации сам определяет
её время и силу.
Таким образом, приобретение речи и развитие мышления
представляют решающее продвижение в формировании
«Я». Продолжают развиваться духовные способности ребенка.
Они служат господствующим в этот период интенциям. Научившись связывать слова и мысли, «Я», с одной стороны, лучше
приспосабливается к внешнему миру и внутренним влечениям,
овладевает ими. С другой стороны, они служат ребенку также для
подчинения. Таким образом, духовные способности становятся
инструментом либидинозных и садистских устремлений. Поскольку функция испытания реальности развита ещё недостаточно, то у ребенка нет четкого разграничения внешнего и внутреннего. Поэтому Ференци назвал эту стадию «магическигаллюцинаторным всевластием» [85, c. 355]. Мышление в этот
период содержит много дологических и символических элементов, основываясь на таких двух ранних автоматических реакциях,
как: 1) влечение к разрядке (которое в последующем затормаживается); 2) склонность к галлюцинаторному выполнению желаний (которая замещается воображением ожидаемых событий и их
представлением в абстрактных символах). Ребенок в этом возрасте воспринимает свои мысли как нечто самостоятельное. Он убежден, что мысль может от него отделиться и нанести вред, вследствие чего у ребенка часто появляются страхи. Он боится, что его
агрессивные мысли могут повредить окружающим. То есть и в
этой сфере имеет место магическая переоценка собственных способностей – всесилие мысли. Также возникает магическая вера,
что управление вещами обусловлено их называнием, отсюда постоянное требование детей этого возраста называть им предметы.
Таким образом, стремление к управлению инстинктивными влечениями способствует интеллектуальному развитию. Обретение
речи переживается как огромная сила, и она обращает более раннее «могущество мыслей» в «могущество слов» (Блюм, 1996).
Развитие речи постепенно трансформирует прелогическое мышление в логическое, организованное и приспособленное мышление, являющееся условием формирования принципа реальности.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С развитием «Я» принцип реальности, помимо отсрочивания
реакций (влечений), принимает на себя вторую дополнительную
функцию – укрощение их реализации. «Я» научается защищаться
от влечений, которые опасны или неадекватны.
На этой стадии развития личности начинается формирование
«Сверх-Я» (предшественники «Сверх-Я»). Социальное принуждение, наказание родителей, страх потерять их любовь заставляют ребенка мысленно представлять себе, интериоризировать некоторые запреты. Часть «Я» становится «внутренней матерью»,
подающей сигнал о приближении ситуации, угрожающей утратой
любви. Таким образом, посредством интроекции запретов начинает формироваться «Сверх-Я» как часть «Я», где в основном заложены авторитеты, влияние родителей и взрослых людей, которые играют очень важную роль воспитателей в жизни ребенка.
Значение анальной стадии для последующего развития.
Дадун, говоря об анальной эротике, останавливается на значении фекалий и их производных. Он отмечает, что выходящие
из ануса элементы позволяют провести сравнение с новорожденным. Так рождается детская клоакальная теория, согласно которой младенец появляется из ануса, выталкиваемый наружу подобно фекалиям. «Когда вследствие боязни кастрации, – пишет
Дадун, – у ребенка возникает чувство, что его собственный пенис
может отделиться от тела, устанавливается новая параллель между испражнениями и пенисом. Формулировка, использованная
одним из пациентов Фрейда, – ″член из экскрементов″ – иллюстрирует образный смысл этого сравнения». После установления
подобных связей получается цепь ассоциаций: «испражнения –
подарки – золото – деньги – младенец – пенис и т. д., – которая
освещает не только детскую психологию и бессознательные переходы к символам, но также производные культуры, сказки, рассказы, мифы и социальные институты» [19, c. 296].
Отмечается, что способ, каким родители или заменяющие их
фигуры приучают ребенка к туалету, а также их отношение к
процессу дефекации оказывают влияние на его более позднее
личностное развитие в плане формирования специфических черт
характера и ценностей. Райкрофт определяет анальный характер
как «разновидность невроза характера», которая образовалась в
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
результате фиксации на анальной стадии, и отмечает, что данный
термин обычно используется в отношении формирования реакции против анального эротизма [55, c. 8].
В работе «Характер и анальная эротика» Фрейд описал
анальный характер, выделив наличие следующих особенностей:
аккуратности, бережливости и упрямства. Каждая из этих черт,
отмечает Фрейд, относится к той или иной группе черт характера,
тесно связанных между собой: «Аккуратность обозначает здесь
не только физическую чистоплотность, но также и добросовестность в исполнении иного рода мелких обязательств: на людей
″аккуратных″ в этом смысле можно положиться; противоположные в этом отношении черты: беспорядочность, небрежность. Бережливость может доходить до размеров скупости; упрямство
иногда переходит в упорство, к которому легко присоединяется
наклонность к гневу и мстительности». Далее Фрейд пишет, что
«свойства характера: аккуратность, бережливость и упрямство,
столь часто наблюдающиеся у лиц с анальной эротикой в детстве,
представляют собой непосредственные и самые постоянные продукты сублимирования анальной эротики». Эти черты являются
выражением реактивных образований, «это реакция на склонность к нечистому, постороннему, мешающему, не принадлежащему к собственному телу». Так в результате интрапсихического
процесса формирования реакций ребенок отказывается от первоначально доставлявшего ему удовольствие занятия нечистотами,
то есть содержимым кишечника, и характерной чертой становится противоположная интенция. Фрейд доказал, что скупость и
жадность восходят к детской тенденции удерживать фекалии
как некое ценное достояние и не отдавать их матери. Своенравие
и упрямство уходят корнями в раннюю склонность защищаться
от власти матери посредством сдерживания дефекации. А так как
с самого начала приучения к туалету ребенок учится регулировать удовольствие от немедленной дефекации и тем самым приобретает самостоятельный контроль над экскреторными потребностями, то Фрейд утверждает, что все будущие формы самоконтроля и саморегуляции берут начало в анальной стадии [77,
c. 151–155].
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Джонс и Абрахам привели множество клинических случаев,
подтверждающих положения Фрейда, а также установили корреляцию между амбивалентностью взрослого и амбивалентностью,
характерной для анальной стадии. «Так, удовольствие от сдерживания стула приводит к нерешительности и инертности как в объектных отношениях, так и в поведении в целом; удовольствие от
испражнения ведет к персеверирующей и насильственной активности, не терпящей помех и сопровождающейся враждебностью
к тому, кто мешает. Обе черты вместе проявляются в тенденции
постоянно начинать какое-нибудь дело, но тут же его бросать и
повторять так по нескольку раз» [85, c. 602]. Инфантильный же
нарциссизм при анальности ведет к идеям совершенства и тем
самым к убеждению, что никто другой не может так хорошо
справиться с работой, как он сам, а в дальнейшем к неспособности уступить другому ту или иную работу. Своеволие служит
стремлению к власти и выражается даже тогда, когда человек делает другому подарок. Анальный садизм выражается в тенденции
пробуждать желания и ожидания, а затем удовлетворять их лишь
в незначительной и недостаточной мере.
Таким образом, можно вслед за Фрейдом выделить две основные родительские тактики, наблюдаемые в процессе преодоления неизбежной фрустрации, связанной с приучением ребенка
к туалету, и ведущие к фиксации на анальной стадии и формированию анальных черт характера. Первая тактика состоит в негибком, жестком и репрессивном требовании родителей к ребенку, чтобы он «сейчас же сходил на горшок». В ответ на это ребенок может отказаться выполнять приказания, сдерживая фекалии
и страдая от запоров. Если такая тенденция «удерживания» становится чрезмерной и распространяется на другие виды поведения, то у ребенка может сформироваться анальноудерживающий тип личности, проявляющийся у взрослого в
необычайном упрямстве, скупости, методичности, пунктуальности, а также в недостаточной способности переносить беспорядок, неразбериху и неопределенность. Другой отдаленный результат анальной фиксации, обусловленной репрессивными мерами, – это анально-выталкивающий тип. Будучи ребенком,
такой человек мог проявлять свое негодование, извергая фекалии
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в самые неподходящие моменты, что становится прототипом всех
видов несдержанности: жестокости, беспричинной деструктивности, своенравия, беспорядочности, импульсивности и т. п. Как
правило, в качестве основного психологического механизма
управления ребенком репрессивные родители используют возбуждение у него чувства стыда как ощущения собственной неадекватности внешним нормам и требованиям, что может привести к
сохранению на долгие годы ощущения «неприличности» всего,
что связано с его телом (Лосева, Луньков, 1995). Вторая тактика состоит, наоборот, в поощрении детей к регулярному опорожнению кишечника, в упрашивании ребенка испражниться и в награждении его за это. У ребенка появляется представление о
чрезвычайной важности деятельности по производству фекалий,
что может стать основой продуктивности и креативности.
Хайманн, говоря об анальной модели трудовой деятельности,
выделяет анальность в качестве прототипа креативной деятельности и рассматривает в этой связи «конструктивные и исполнительные» функции механизмов «Я», многие из которых, по
её мнению, имеют корни в анальной функции. Так, она называет
подавление, вытеснение, обращение в противоположность, обращение на себя, аннулирование, расщепление и проекцию (которая считается основным защитным механизмом на анальной стадии). «Невозможно избавиться от впечатления, – замечает Хайманн, – что здесь другими словами описывается дефекация». Она
отмечает, что если на оральной стадии, у материнской груди, закладывается модель работы, предполагающая кооперацию, которая позднее развивается при обучении речи, то модель работы,
происходящая из анальной стадии, предполагает отказ от кооперации, одиночество, полную автономию во время продуктивного
акта. Именно в анальной стадии возникает первая жизненная ситуация, когда индивид осознает свои автономные возможности и
запас сил. «Здесь человек впервые ощущает свою творческую
способность следовать побуждению и справляться с ними совершенно самостоятельно, а не в диалоге с партнером, который разделяет ответственность» [85, c. 611].
Значение теоретических представлений о фазах анальной
стадии отмечается в сфере психиатрической практики. Абрахам в
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
результате психиатрических наблюдений и их сопоставления с
психоаналитической теорией вывел, что если процесс регрессии
переходит через границу между этими двумя фазами, то патологический процесс принимает форму психоза. Симптом утраты
контроля
над
сфинктером
получил
дифференциальнодиагностическое значение в качестве доказательства наличия
психоза. Тем самым был сделан ещё один шаг в психоаналитическом понимании психотических расстройств.
Рекомендации для педагогической практики.
Смягчить коренящиеся в анальной стадии упрямство и агрессивность маленьких детей, помочь им овладеть своими агрессивными импульсами, решить проблемы собственной амбивалентности (что является наиболее значимым итогом анальной стадии
развития) может следование следующим рекомендациям:
– приучение к опрятности в более позднем возрасте (примерно в конце первого или в начале второго года);
– большая снисходительность родителей и учет ими естественных ритмов ребенка;
– спокойный и мягкий перевод деструктивных тенденций ребенка в приемлемое русло через игру, доступное объяснение.
2.2.4. Фаллическая (эдипова) стадия
За оральной и анальной стадиями в возрасте от трех до шести
лет в инфантильном развитии наступает фаллическая стадия организации либидо. Догенитальные парциальные влечения утрачивают первенство и начинают подчиняться гениталиям. Их задача состоит теперь в подготовке и усилении генитального удовлетворения. Этот возраст человека называется фаллическим,
поскольку и для мальчиков, и для девочек в психическом отношении в центре сексуального интереса находится лишь один орган – фаллос (или клитор), то есть «мужская» сексуальность у
обоих полов. Ребенок поглощен своим пенисом, его функциями и
вообще идеей потенции. Фаллическая организация, которую
Фрейд только в 1923 г. счел определенной стадией развития либидо для обоих полов, играет важную роль, поскольку она связана с комплексом кастрации в его высшей точке и управляет
процессом формирования и преодоления Эдипова комплекса,
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
имеющего судьбоносное значение. На этой стадии перед субъектом стоит выбор: либо обладание фаллосом, либо кастрация. На
данном этапе развития совершенствуется функция «Сверх-Я» и
расширяется использование защитных механизмов «Я». С ортодоксальных позиций иногда разграничивают уретральнофаллическую раннюю стадию и собственно фаллическо-эдипову
стадию.
Раскроем подробнее содержание этого возрастного периода.
Развитие либидо, уретральный эротизм. Начиная приблизительно с трех лет интересы ребенка сдвигаются в новую эрогенную зону, область гениталий. Хотя генитальные импульсы
имеют место с самого рождения, но именно в данном возрасте
они становятся первичными. Интерес к гениталиям приобретает
преувеличенный характер. Так, на протяжении фаллической стадии психосексуального развития дети рассматривают и исследуют свои половые органы, мастурбируют, проявляют заинтересованность в вопросах, связанных с рождением и половыми отношениями. С этим связаны и попытки подглядывания за
обнаженными взрослыми и другими детьми. Возрастает желание
физического контакта, особенно с лицами противоположного пола; преобладают эксбиционистские тенденции. Независимо от
поведенческих проявлений, имеет место все разнообразие сексуальных фантазий, обычно связанных с мастурбацией. Поэтому
считается, что фаллическая стадия является высшей ступенью
детской сексуальности. Фрейд пишет: «С трехлетнего возраста
сексуальная жизнь ребенка во многом соответствует сексуальной
жизни взрослого; она отличается от последней, как уже известно,
отсутствием твердой организации с приматом гениталий, неизбежными чертами извращения и, разумеется, гораздо меньшей
интенсивностью всего влечения» [77, c. 208]. Эта инфантильная
сексуальность уже в значительной степени приближается к сексуальности взрослого человека еще и потому, что ребенок в возникающей теперь эдиповой ситуации уже стоит перед выбором
объекта, который следует интерпретировать как сексуальный.
В ранней фазе фаллической стадии проявляется уретральная
озабоченность. Первичной целью уретрального эротизма считается удовольствие от мочеиспускания, а также вторичное удо54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вольствие от задержания, аналогичное наслаждению от анального
задержания. Сначала удовольствие носит аутоэротический характер, в дальнейшем оно связано с фантазиями о мочеиспускании
на других. Наслаждение может иметь двойное значение: вопервых, садистское удовольствие, соответствующее активному
проникновению наряду с фантазиями повреждения и разрушения;
во-вторых, удовольствие от пассивной отдачи и «разрешения
струиться». У мальчиков активная сторона вскоре замещается
«нормальной генитальностью», а у девочек она позднее выражается в конфликтах, связанных с завистью к пенису. Пассивное
значение и «разрешение струиться» часто перемещается от мочи
к слезам.
Также аутоэротическое удовлетворение (как и прежде в младенчестве) достигается с помощью мастурбации. Мастурбация в
фаллический период учащается, и в неё привносятся фантазии об
объектах. Это означает, что мастурбация теперь в своей психической репрезентации связана с объектом, а не является, как прежде, лишь способом достижения нарциссически-аутоэротического
удовольствия. Кроме наслаждения, мастурбация выполняет
функцию постепенного обучения управлению сексуальным возбуждением и так же, как игра, помогает достичь отсроченного
управления сильными впечатлениями и в последующем прогнозировать будущие события.
Отмечается кастрационная тревога у мальчиков. Считается,
что благодаря своей способности доставлять сексуальное удовольствие пенис приобретает для мальчика такое большое значение, что «становится мерой и средоточием чувства собственной
ценности. Пенис отождествляется с собственным Я. В это время
величина пениса играет для мальчика решающую роль. Он сравнивает размеры пениса у себя и других и реагирует на это гордостью или скорбью, недоброжелательством и завистью» [85,
c. 356]. Так как для ребенка характерен проективный взгляд на
мир и собственная организация проецируется на организацию
других, то в фантазиях мальчика все объекты, в том числе и женские, обладают пенисом. В результате этого нарциссизма мальчик испытывает страх повреждения пениса, особенно после обнаружения, что девочка «уже кастрирована». Этот специфиче55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ский страх фаллического периода называется «кастрационной
тревогой». Данное понятие относится или 1) к утрате пениса
вследствие угроз кастрации, используемых для удержания маленьких мальчиков, пойманных при мастурбировании, или 2) к
потере способности получать эротическое удовольствие, или 3) к
деморализации относительно маскулинной роли (Райкрофт,
1995). Также появление кастрационной тревоги возможно при
виде большого пениса у взрослого (Блюм, 1996).
У девочки отмечается зависть к пенису. Когда маленькая
девочка узнает, что её гениталии выглядят иначе, чем у мальчика,
она не только чувствует, что ей хотелось бы обладать пенисом,
но и предполагает, что имела и лишилась его. В сравнении с пенисом клитор, являющийся в этом периоде центром мастурбации,
воспринимается девочкой как нечто неполноценное. В её глазах
обладание пенисом создает преимущество по сравнению с клитором в мастурбации и мочеиспускании. Параллельно возникает
мысль об отсутствии пениса как результате наказания, заслуженного или незаслуженного. Желание иметь пенис приводит девочку к отождествлению себя на какое-то время с мальчиком. Она
перенимает мальчишескую манеру поведения и пытается соперничать с мальчиками. Такое поведение девочки называется
«фаллическим соперничеством». По Фрейду, зависть к пенису у
женщин универсальна и ответственна за их комплекс кастрации, занимая центральное положение в психологии женщин.
В это время и у девочек и у мальчиков обнаруживаются
скрытые пассивно-женские тенденции. У девочек они выражаются в том, что они иногда мастурбируют у входа во влагалище,
а у мальчиков в том, что еще какое-то время сексуальные ощущения возникают также и в анальной области. Часто встречаются
фантазии, связанные с полостями тела, в которых рот и задний
проход могут заменить вагину. Таким образом, в этот период у
мальчиков и девочек сосуществуют активно-мужские и пассивно-женские установки, являющиеся признаком бисексуальных
устремлений. Это означает, что при регрессии могут быть вновь
катектированы латентные пассивно-женские установки мальчика,
равно как и активно-мужские идентификации девочки, относящиеся к фаллическо-нарциссической ступени развития. Следст56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вием этого может быть склонность к гомосексуальным отношениям.
Отношения с другими людьми. Отмечается, что благодаря
дальнейшему развитию «Я» реалистически познается различие
между полами, которое учитывается в отношениях с объектами.
Теперь либидо направляется на гениталии, вследствие чего ребенок впервые стремится к своим объектам с генитальными притязаниями. Так, в фантазиях мальчиков и девочек все объекты наделяются фаллическими гениталиями. Гениталии, катектированные либидо, проецируются на объекты, или же вследствие
идентификации происходит превращение клитора в собственном
теле. И то и другое означает нарциссический выбор объекта. В
первом случае любят собственные гениталии в проекции на объект, во втором случае – вследствие идентификации – собственные гениталии в собственном теле.
В это время возникает новое качество человеческого общения и партнерских отношений. Из двухсторонних отношений
«мать – ребенок» теперь образуется классический треугольник, в
который в своей мужской роли вовлекается отец. Кроме этого,
групповые отношения расширяются за счет добавления братьев и
сестер. Таким образом, возникают первые социальные отношения, а в связи с этим распространяются и обогащаются в различных аспектах эмоциональные переживания. Ребенок учится обходиться с различными людьми, которые то сменяют друг друга,
то сосуществуют рядом, а также с различными эмоциональными
либидинозными желаниями, включая и притязания других людей. Так развивающиеся у ребенка сексуальные желания создают
совершенно новую ситуацию: на достигнутой ступени развития
конфликты затрагивают не двухсторонние отношения, как прежде, а трехсторонние отношения, включающие отца, мать и ребенка; то есть отношения к другим людям концентрируются вокруг
эдипова комплекса.
Эдипов комплекс – это группа в значительной степени бессознательных идей и чувств, концентрирующихся вокруг желания обладать родителем противоположного пола и устранить родителя своего пола (Райкрофт, 1995). Установление эдиповых отношений происходит в конце фаллической стадии.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Фрейд впервые заявляет о двух элементах эдипова комплекса: любви к одному из родителей и ревнивой враждебности по
отношению к другому в письме к Флиссу от 15 октября 1897 г.,
сообщая важные детали своего самоанализа (Джонс, 1996), а вводит в обращение это основное психоаналитическое понятие только в 1910 г.
Название комплекса связано с греческим мифом о царе Эдипе, который после непреднамеренного убийства своего отца женился на своей матери, не зная, что они были его родителями.
Когда Эдип понял, какой грех он совершил, он ослепил себя.
Психоанализ заимствует из мифа главное двойное преступление,
совершенное Эдипом: отцеубийство и кровосмесительство. Они
представляют собой конкретное и трагическое воплощение,
«ввод в действие» и в реальность двойного мотива, на котором
строится структура эдипова комплекса: с одной стороны, половое
влечение, объектом которого становится мать, с другой – желание убийства по отношению к отцу.
Психоаналитики вводят различие между этой «позитивной»
формой эдипова комплекса (когда сексуальное влечение проявляется по отношению к родителю противоположного пола, а желание смерти – родителю того же пола) и «негативной» формой,
характеризующейся инверсией отношений, что выражается в
любви к родителю своего пола и ненависти к родителю противоположного пола.
Данное различие между позитивной и негативной формами
проводится в классическом психоанализе в рамках так называемого полного эдипова комплекса, причем предполагается, что в
процессе своего развития как девочки, так и мальчики переходят
от одной формы к другой и обратно. Таким образом, в своей полностью сформировавшейся форме структура эдипова комплекса,
или, как его ещё называют, «эдипова треугольника», поскольку
он включает три элемента – субъекта, отца и мать, – не сводится
к простой либидно-агрессивной схеме. Дадун отмечает, что
структура собирает и связывает, длительно организует и структурирует многочисленные элементы всех фаз либидного развития,
предметы, с которыми соотносится субъект, возможности и проекты, рождающиеся в глубине его души. Эдипов комплекс, явля58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ясь формой развития либидо, рамкой организации «Я» и его отношений, может быть назван, по аналогии с описанными этнологами «ритуальными шествиями», внутренним ритуальным шествием, выступающим в качестве системы внутренней оценки образов, отношений, символов, наделенных значениями, благодаря
которой субъект воспринимает действительность в её основных
формах (Дадун, 1994).
Согласно Фрейду, эдипов комплекс – универсальное явление,
филогенетически встроенное и ответственное за основную часть
бессознательного чувства вины. Для объяснения исторических
предпосылок этого рода Фрейд отнес истоки эдипова комплекса в
те доисторические времена, когда человечество было организовано в кочевые племена, во главе которых стоял вождь, или
«отец», который однажды был убит и съеден своими сыновьями.
Эта гипотеза указывает одновременно на биологический аспект
эдипова комплекса и его универсальное свойство. Подтверждением гипотезы о конституциональных детерминантах могут служить клинические наблюдения, показывающие, что эдипов комплекс возникает и у детей, которые живут с одним из родителей
или находятся в специальных учреждениях.
Кроме филогенетических детерминант, в создании структуры
эдипова комплекса принимают участие и онтогенетические детерминанты. Так, своеобразие формы эдипова комплекса в значительной степени зависит от опыта ребенка: на ней лежит отпечаток влияния его семьи. Например, отпечаток отношения родителей к проявлению детских потребностей и влечений, а также
установленной родителями меры удовлетворения или сдерживания потребностей. Также важное значение имеют наблюдаемые
ребенком отношения между его родителями и та роль, которую –
осознанно или неосознанно – он играет для родителей.
На специфическое формирование эдипова комплекса может
влиять также наличие братьев, сестер и других членов семьи.
Блюм перечисляет ещё ряд влияющих на форму эдипова комплекса факторов, это
1) травмирующие события, такие, как преждевременное
обольщение, действительное или сфантазированное; наблюдение
за сексуальными сценами между родителями или другими взрос59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лыми («первичные сцены»); рождение ещё одного ребенка, который теперь требует большего внимания матери;
2) бессознательная сексуальная любовь родителей к их детям,
порождающая все разновидности соблазнов и вины;
3) единственный ребенок страдает сильнее, так как другие
дети не облегчают давления родителей;
4) отсутствие одного из родителей усложняет отношение к
оставшемуся и утраченному родителю;
5) конфликты и споры между родителями, особенно относительно ребенка, усиливают эдиповы проблемы;
6) семейная мораль, в частности отношение к мастурбации,
оказывает влияние на эдиповы конфликты;
7) социальный статус родителей изменяет форму эдипова
комплекса. В низшем социальном классе, например, дети в большей степени не защищены от сексуальных и агрессивных переживаний (Блюм, 1996).
Эдипов конфликт является следствием психического и физического созревания ребенка. Так, биологический компонент эдиповой амбивалентности характеризуется бисексуальной предрасположенностью человека, а социальные корни эдиповой амбивалентности проявляются в том, что хотя ребенок любит обоих
родителей, однако из-за соперничества ребенка по отношению к
одному родителю возникает чувство ненависти к одновременно
любимому второму. Холдер останавливается подробнее на проявлениях бисексуальности в эдиповом конфликте. Он указывает,
что классический полный эдипов комплекс может быть понят как
дальнейшее развитие фрейдовской гипотезы о врожденной бисексуальности человека (Энциклопедия глубинной психологии,
1998). Напомним, что, согласно этой гипотезе, в каждом индивиде существуют как женские, так и мужские тенденции, которые
проявляются в форме сексуальных желаний и фантазий, в его поведении. Фрейд отмечает, что анатомическая наука данные о
признаках двуполости, бисексуальности воспринимает так, «как
будто индивидуум является не мужчиной или женщиной, а всякий раз и тем и другим, только одним в большей степени, а другим в меньшей», и что «соотношение мужского и женского, соче60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тающегося в отдельном индивидууме, подвержено весьма значительным колебаниям» [77, c. 370].
Психоаналитики подчеркивают, что в процессе развития ребенка наблюдается согласование мужских, активных способов
поведения и женских, пассивных. Гипотеза о врожденной бисексуальности усложняет картину эдипова комплекса, увеличивая
количество возможных эдиповых констелляций для каждого пола
до четырех, как показано в приведенной таблице 2.
Таблица 2
Основные эдиповы констелляции
МАЛЬЧИК
ДЕВОЧКА
Объект детских сексуальных желаний
Позитивно
Негативно
активно
отец
МАТЬ
пассивно
Мать
ОТЕЦ
активно
Отец
МАТЬ
пассивно
мать
ОТЕЦ
Обе обычно доминирующие позиции для каждого пола приводятся в ней прописными буквами. Так, девочка, которая находится в негативной эдиповой фазе, может занимать по отношению к своей матери не только активную, но и пассивную позицию,
сопровождающуюся
желаниями
проникновения,
ориентированными на «фаллическую» мать. К каждой из указанных в таблице позиций относится и соответствующее неприязненное отношение к другому родителю, которое проявляется как
активное желание избавиться от соперника.
В классическом психоанализе история и судьба эдипова комплекса у мужчин и женщин различны. Хотя для представителей
обоих полов первым объектом является мать, поскольку она
удовлетворяет их потребности, а отец воспринимается как соперник, претендующий на привязанность матери, мальчик обычно
сохраняет свой первичный объект привязанности в лице матери,
изменяя лишь качество отношений к нему. Девочка же должна
осуществить смену первичного объекта любви, отмежеваться от
матери (перейти к отцу) для того, чтобы достичь позитивной
эдиповой позиции, которая обычно доминирует у обоих полов.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обратимся сначала к событиям, иллюстрирующим мужское
развитие эдипова комплекса. Мальчик вступает в эдипову фазу,
если обеспечено объединение парциальных влечений под приматом гениталий, сопровождающееся усилением сексуальных желаний по отношению к матери. При этом в своих фантазиях
мальчик ставит себя на место отца, который теперь воспринимается как соперник, с враждебностью, поскольку стоит на пути
осуществления желаний. Фрейд пишет об этом так: «Легко заметить, что маленький мужчина один хочет обладать матерью, воспринимает отца как помеху, возмущается, когда тот позволяет
себе нежности по отношению к матери, выражает свое удовольствие, если отец уезжает или отсутствует. Часто он выражает
свои чувства словами, обещая матери жениться на ней» [77,
c. 211]. Этот комплекс соответствует простому позитивному
комплексу у мальчиков. Сокровенные мечты и фантазии, в которых избавляются от отца, чтобы занять его место с матерью, приводят к появлению беспокойства и конфликтам, порождаемым
боязнью отца. Вместе с уже упоминавшейся бисексуальностью
это может привести к смещению в негативную эдипову позицию,
в которой мальчик – при одновременной идентификации из страха с матерью – в фантазиях перенимает её роль по отношению к
отцу, ведет себя как девочка, развивая тем самым по отношению
к отцу женскую установку и относясь к матери с ревностью и
враждебностью. Данное отвержение матери мальчиком может
иметь разные причины: во-первых, мальчик отдается «сопернику», видя, что мать не отвечает на его сексуальные желания взаимностью, во-вторых, его отношение к ней может корениться в
догенитальных разочарованиях.
По мнению Фрейда, над обеими формами комплекса довлеет
боязнь мальчика потерять свой пенис, который для него нарциссически сверхкатектирован. В позитивной форме причина выраженного страха кастрации кроется в боязни возмездия. Поскольку исходным пунктом, объектом удовольствия и тем самым органом соперничества в амбивалентном конфликте с отцом являются
гениталии, то мальчик боится, что отец отомстит ему за попытку
отнять у него мать, отняв его гениталии. Если мальчик не может
преодолеть этот страх, впоследствии возникают нарушения по62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тенции, так как вид лишенной пениса женщины мобилизует его
старый бессознательный страх. В негативной форме при выраженной пассивно-женской установке мальчик нередко примиряется с кастрацией, отказывается от своих мужских сексуальных
желаний. Тогда кастрация может представляться необходимой
предпосылкой того, чтобы иметь возможность восприниматься
отцом в качестве объекта любви. В таком случае возникает желание обладать женскими гениталиями вплоть до стремления лишиться пениса, что называется «женским мазохизмом». Отмечается, что если мальчик только внешне преодолел страх кастрации, то из-за отсутствия у женщины пениса, у него возникает
презрение к женщинам, как к неполноценным. Так бессознательно существующий страх кастрации одолевается избыточной реакцией – гипертрофированной фаллической гордостью.
Таким образом, комплекс кастрации в полной мере развивается у мальчиков на почве эдипова комплекса. Однако именно
этот страх кастрации является у мальчиков и самым важным динамическим фактором преодоления эдипова комплекса наряду с
такими факторами, как неисполнение эдиповых желаний и вытекающих отсюда фрустраций. Приведем ряд пояснений Цизе, касающихся этих положений. Он отмечает, что в эдиповой ситуации, то есть к тому времени, когда нарциссический выбор объекта превращается в объектную любовь, у мальчика возникает
конфликт, для которого нет решения. С одной стороны, возникает страх кастрации, с другой – состояние, аналогичное кастрации.
В любом случае гениталиям угрожает опасность, а потому обе
возможности поведения неприемлемы. Таким образом, либидинозное удовлетворение оказывается невозможным, и в результате
возникает застой либидо с потерей психической устойчивости. А
поскольку либидо обладает способностью отстраняться от состояния, которое не может принести удовольствия, то происходит регрессия либидо к догенитальным возможностям удовлетворения вплоть до оральной стадии организации. В ней амбивалентный механизм идентификации позволяет одновременно
удовлетворить и чувство любви к отцу, и чувство ненависти.
Мальчик, идентифицируясь с отцом, с одной стороны, отказывается от отца как объекта своих гомосексуальных желаний и
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
удовлетворяет свои враждебные к объекту побуждения, с другой
стороны, получает возможность удовлетворить свои либидинозные желания. Мальчик помещает отца с его ограничивающими
влечения чертами и направленными на него чувствами в свое
«Я». Таким образом, подчеркивает Цизе, благодаря идентификации возникает ядро «Сверх-Я». Деструктивные импульсы, помещенные теперь в «Сверх-Я», противодействуют сексуальным побуждениям и заботятся о соблюдении запрета на инцест со стороны отца. Благодаря этому запрету мальчик отказывается от
сексуальных желаний по отношению к матери и, десексуализированные, они возвращаются к нему в виде нежности. Поскольку
эти чувства – подытоживает Цизе – проистекают из догенитального удовлетворения, они не опасны и не связаны с генитальными ощущениями. Гениталии оказались спасены благодаря идентификации с отцом, однако в действительности они прежде всего
утратили свою функцию. Таким образом, эдипов комплекс у
мальчика исчезает вследствие комплекса кастрации.
Итак, эдипов комплекс разрешается идентификацией мальчика с отцом (процесс идентификации называется при этом
идентификацией с агрессором), которая выполняет несколько
функций:
1) мальчик приобретает ценности, моральные нормы, установки, модели мужского полоролевого поведения;
2) мальчик удерживает мать как объект любви заместительным путем, поскольку теперь обладает теми же атрибутами, которые мать ценит в отце;
3) мальчик интернализирует родительские запреты и основные моральные нормы.
Фрейд подчеркивал, что полное преодоление эдипова комплекса представляет собой нечто большее, чем просто вытеснение: «Процесс, если он протекает идеально, равнозначен разрушению, уничтожению комплекса» [85, c. 616].
Теперь рассмотрим женское развитие эдипова комплекса.
Последовательность событий развития и распада женского эдипова комплекса более сложна. Фрейд в своей статье «Женственность» подчеркивает, что сравнение с развитием мальчика показывает, что превращение маленькой девочки в нормальную жен64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щину происходит труднее и сложнее, поскольку оно включает в
себя на две задачи больше, и этим задачам нет соответствия в
развитии мужчины. Так, чтобы достичь наивысшей ступени гетеросексуальных объектных отношений, девочка должна сменить,
во-первых, первичный сексуальный объект (перенести своё внимание с матери на отца или с женщины на мужчину) и, вовторых, первоначально доминировавшую генитальную зону (зону
клитора, как эквивалент пениса, на зону вагины). У мальчика же
и то и другое сохраняется.
По Фрейду, отход от матери происходит под знаком враждебности и отношение к матери характеризуется ненавистью.
«Такая ненависть может стать очень ярко выраженной и сохраняться на всю жизнь, позднее она может подвергнуться тщательной сверхкомпенсации, как правило, какая-то её часть преодолевается, другая остается».
Фрейд выделяет ряд обвинений и жалоб в адрес матери, призванных оправдать враждебные чувства ребенка и являющихся
нередко явными рационализациями.
Первый упрек ребенка заключается в том, что мать слишком
мало отдавала ему молока и что это свидетельствует о недостатке
её любви. На это Фрейд замечает, что «жадность ребенка к своему первому питанию вообще неутолима, что он никогда так и не
примирится с утратой материнской груди».
Второй упрек возникает, когда появляется ещё один ребенок.
Ребенок «чувствует себя ущемленным перед лицом нежелательного пришельца и соперника не только в кормлении молоком, но
также и во всех других свидетельствах материнской заботливости», «притязания любви ребенка безмерны, они требуют исключительности и не допускают никакого разделения».
Третий упрек исходит из неудовлетворенности сексуальных
желаний. Так, мать в фаллической стадии запрещает вызывающие наслаждение манипуляции с гениталиями, нередко сопровождая это суровыми наказаниями, хотя сама их спровоцировала в
процессе гигиенических процедур. Все эти три фактора: разочарование в любви, ревность, соблазн с последующим запретом –
свойственны и отношению мальчика к матери, но не вызывают у
него отчуждения к объекту – матери.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Дополнительным, специфическим для девочки является четвертый упрек, состоящий в том, «что девочка считает мать ответственной за отсутствие пениса и не может простить ей этой своей
обделенности» [75, c. 372]. Поэтому при вступлении в фаллическую стадию развития либидо девочка прежде всего должна избавиться от нарциссических обид и унижений из-за отсутствия
пениса, принять его отсутствие. Именно здесь обнаруживается
основное различие между мальчиком и девочкой. Если у мальчика комплекс кастрации, возникающий при виде женских гениталий, позволяет преодолеть эдипов комплекс, то у девочки последний становится возможным и начинает формироваться благодаря комплексу кастрации.
Фрейд подчеркивает, что открытие своей кастрации становится поворотным пунктом в развитии девочки, открывая три направления развития: 1) подавление сексуальности (фригидность)
или невроз, 2) занятие активной мужской позиции как доказательство своей фалличности, вызванное нежеланием примириться с отсутствием пениса, 3) нормальная женственность.
Другая причина динамически важного различия между полами состоит в существовании различных доэдиповых объектных
отношений с тем из родителей, которого в позитивной позиции с
ревностью и ненавистью преследуют как соперника. Так, если
мальчик при вступлении в фаллическо-эдипову фазу обычно испытывает перед отцом восхищение, уважает его, идеализирует и
с ним идентифицируется, то девочка, наоборот, уже в доэдиповой
фазе испытывает по отношению к матери противоречивые чувства. То есть позитивный эдипов комплекс у девочки формируется
на основе уже существующих враждебных импульсов по отношению к матери и их усиливает.
В начальной фазе становления эдипова комплекса мать
обычно ещё является главным объектом сексуальных импульсов
маленькой девочки, которая таким образом находится в негативной позиции комплекса. Фрейд описывает это в своей работе «О
женской сексуальности», говоря, «что женщина попадет в нормальную позитивную эдипову ситуацию только после того, как
преодолеет предшествующий период, когда господствовал негативный комплекс» [85, c. 616]. Обнаружение отсутствия пениса
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
не только у себя, но и у матери приводит к тому, что девочка отворачивается от матери, поскольку её любовь предназначалась
фаллической матери. В отношении к матери как первичному
объекту любви возникает напряжение, вследствие которого у девочки может пропасть желание быть любимой матерью. По мнению Нунберга, у девочки, во избежание застоя либидо, также
происходит его регрессия. Только, в отличие от мальчика, регрессия достигает не оральной, а анальной стадии организации
либидо, в результате чего вновь происходит катексис слизистой
оболочки и содержимого кишечника. Если на анальной стадии у
мальчиков и девочек фекалии служили подарком матери, то теперь у девочки фекалии символизируют ребенка, которого она
хочет подарить отцу. Фрейд пишет: «Желание, с которым девочка обращается к отцу, это ведь первоначально желание иметь пенис, в котором ей отказала мать и которого она ждет от отца. Но
женская ситуация восстанавливается только тогда, когда желание
иметь пенис замещается желанием иметь ребенка; ребенок, таким
образом, ... занимает место пениса» [75, c. 380]. И с этой целью
девочка делает отца объектом своей любви. Так из отношения к
первичному объекту любви через зависть к пенису (комплекс кастрации), с переносом желания ребенка – пениса на отца у девочки возникают отношения позитивного эдипова треугольника.
Согласно Фрейду, в ходе этого процесса возбудимость клитора снижается и, хотя она не утрачивается полностью, после
кратковременного катексиса слизистой оболочки кишечника доминирующей эрогенной зоной становится все же слизистая оболочка входа во влагалище. Девочка направляет свои генитальные
желания на отца, а отношение к матери-сопернице становятся
амбивалентными. В то время как у мальчика эдипов комплекс исчезает довольно резко под влиянием опасности потерять пенис, у
девочки с обнаружением своей «кастрации» отпадает этот главный мотив в преодолении эдипова комплекса. «Девочка остается
в нем неопределенно долго и лишь поздно, да и то не полностью
освобождается от него». Следствием этого, по мнению Фрейда,
является образование у женщины более слабого и менее строгого
«Сверх-Я», чем у мужчины. Чтобы избежать конфликта амбивалентности в регрессии, совершается следующий шаг, и она дос67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тигает оральной ступени организации либидо. При этом девочка
идентифицируется с матерью, отказываясь от своих сексуальных чувств к отцу и замещая их нежными чувствами. Посредством идентификации девочка обучается своей женской роли. Так у
девочки комплекс кастрации исчезает вследствие эдипова комплекса.
Таким образом, разрешение эдипова комплекса достигается
обычно путем идентификации с родителем своего пола и (частично) временным отказом от родителя противоположного пола,
который «вновь открывается» в его (её) взрослом сексуальном
объекте [55, c. 231].
Преодоление эдипова комплекса является трудной задачей,
«настоящим посвящением и испытанием» для ребенка. Ему ничего другого не остается, как погрузиться во взаимоотношения с
отцом и матерью, в приложения либидо и агрессивных влечений,
предметом которых он является. Классический психоанализ исходит из предположения, что эдипов комплекс устраняется или
преодолевается благодаря не только эмпирическим факторам
(страх кастрации, подавление желаний, нарциссические обиды и
т. п.), но и биологическим факторам созревания, которые передаются по наследству и регулируют протекающее по фазам развитие влечений.
Описанные четыре комбинации, возможные в рамках полного эдипова комплекса, открывают в период разрушения эдипова
комплекса множество идентификационных возможностей, которые ограничиваются тем, что относительная сила мужских и
женских сексуальных диспозиций (бисексуальность) в значительной степени определяет каждому индивиду, какая из идентификаций – с отцом или с матерью – будет доминировать и по
этой причине окажет существенное влияние на формирование
характера (Энциклопедия глубинной психологии, 1998).
Развитие «Я», «Сверх-Я». Как уже было показано, посредством вытеснения эдипова комплекса полностью дифференцируется инстанция «Сверх-Я», которая определяется как «наследие
эдипова комплекса».
Крушение эдипова комплекса вызывает регрессию от более
дифференцированных типов отношений к объекту на низшую
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ступень, к интроекции и оральности. При этом сексуальные желания объекта замещаются несексуальными изменениями внутри
«Я», а вследствие ощущения дистанции между родителями и
детьми интроецированные родители не сливаются с остальным
«Я».
Ребенок в целях избегания конфликтов, вращающихся вокруг
любви, ненависти, вины, тревоги, идентифицируется не с реальными, а с идеализируемыми родителями. По Фрейду, у ребенка
осуществляется идентификация со «Сверх-Я» родителей. Выраженная идентификация осуществляется с тем из родителей, который воспринимается как основной источник фрустрации. А так
как и у мальчиков и у девочек это обычно отец, то у обоих полов
доминирует отцовское «Сверх-Я».
Функции «Сверх-Я» концентрируются вокруг моральных устоев. Считается, что самокритика и формирование идеалов представляют существенные проявления «Сверх-Я». Одна из важнейших функций «Сверх-Я» заключается в том, чтобы контролировать, подвергать цензуре или сублимировать сексуальные и
агрессивные импульсы, являющиеся неотъемлемой составной частью эдипова комплекса. В большей степени «Сверх-Я» является
бессознательным, так как формируется в очень раннем возрасте
без осознания. Отмечается, что переход от контроля родителей к
«Сверх-Я» представляет предпосылку для установления независимости.
Таким образом, к концу фаллической стадии все психические
инстанции уже сформированы и находятся в постоянном конфликте друг с другом. Главную роль играет инстанция «Я», которая сохраняет память прошлого и действует на основе реалистического мышления. «Я» должно теперь бороться и против разрушительных принципов «Оно», и одновременно против строгости
«Сверх-Я». В этих условиях появляется состояние тревоги как
сигнал для ребенка, предупреждающий о внутренних или внешних опасностях. В этой борьбе основными механизмами защиты «Я» становятся вытеснение и сублимация.
Значение фаллической стадии для последующего развития. Возникновение, развитие эдипова и кастрационного комплексов, являясь главными событиями фаллической стадии, ос69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тавляют в личности глубокий след. Предполагается, что неудовлетворительное или неполное преодоление возникающих в связи
с эдиповым комплексом конфликтов может породить у детей и
взрослых невротические тенденции, особенно проявляющиеся в
импотенции и фригидности. И наоборот, здоровому и относительно нормальному индивиду удается надлежащим образом
преодолевать эти трудности. Лица с фиксацией на эдиповом
уровне считаются фиксированными на матери или на отце и выбирают сексуальных партнеров, явно напоминающих их родителя
(ей) (Райкрофт, 1995).
Фиксация на фазе уретрального эротизма формирует уретральный характер, отличительными чертами которого являются
честолюбие и склонность к соперничеству. Обе черты отражают
реакцию на чувство стыда, возникающего после насмешек у ребенка, страдающего недержанием мочи. В доказательство отсутствия оснований для насмешек в последующем развивается честолюбие. Происхождение же склонности к соперничеству относят к акту мочеиспускания: кто, например, сможет направить
более длинную струю.
Фаллический характер проявляется у людей в беспечной,
решительной, самоуверенной манере поведения. Это вызывающее поведение представляет неосознанную защитную реакцию
на не преодоленный в детстве страх кастрации. Отмечается, что
переоценка пениса и его отождествление со всем телом типичны
для ранней фаллической стадии и отражаются в огромном тщеславии, эксгибиционизме и повышенной чувствительности.
Человек с таким характером живет в предвосхищении нападок на себя и потому наступает первым. Его агрессивность и провоцирующее поведение выражаются скорее в манере говорить и
действовать. Уязвленная гордость, согласно Райху, часто проявляется в холодной сдержанности, глубокой депрессии или в
сильной агрессивности (Райх, 1997). Неприятие зависимого положения и стремление к доминированию основываются на страхе. Человек с фаллическим характером является в чрезвычайной
степени орально-зависимым, и его нарциссическая ориентация
препятствует установлению зрелых отношений с окружающими.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Фаллические типы стремятся добиваться успеха (успех для
них символизирует победу над родителем противоположного пола) и постоянно пытаются доказывать свою мужественность и
половую зрелость. Такой человек понимает сексуальное поведение только как проявление потенции. Мужчины убеждают других в том, что они «настоящие мужчины». Один из путей достижения этой цели – завоевание женщин (поведение по типу Дон
Жуана). У женщин фаллическая фиксация, как отмечал Фрейд,
приводит к склонности флиртовать, обольщать, а также к беспорядочным половым связям, хотя они могут казаться наивными и
невинными в сексуальном отношении. Некоторые женщины, мотивированные сильной завистью к пенису, наоборот, могут бороться за главенство над мужчинами, стремятся играть мужские
роли, то есть быть чрезмерно настойчивыми, напористыми и самоуверенными. Таких женщин называют «кастрирующими».
Нарциссизм снова является главной характеристикой.
По мнению З. Фрейда, фаллической стадии соответствуют
зарождение и таких черт личности, как самонаблюдение, благоразумие, рациональное мышление. А. Фрейд говорит о властолюбии, хвастовстве, зазнайстве, стыдливости и скромности.
Рассматривая фаллическую стадию, А. Фрейд делится своими наблюдениями, имеющими большое значение для педагогической практики. Так, она подчеркивает, что «свобода в желании
все смотреть и показывать в фаллической фазе укрепляет желание учиться и удовольствие от успеха; свобода агрессивности дает нескованную физическую и духовную активность; большая
откровенность в сексуальных вопросах открывает непредвиденные до этого доверительные отношения между родителями и
детьми» (А. Фрейд, 1995). Значение сексуального просвещения и
своевременных, доступных ответов взрослых на «щекотливые»
вопросы ребенка этого возраста для его последующего развития
подчеркивают многие современные авторы.
Завершая рассмотрение фаллической стадии, ещё раз подчеркнем значение эдипова комплекса, который для Фрейда и
представителей классического психоанализа стал краеугольным
камнем не только их теорий, но также их понимания невротических конфликтов и психопатологического развития. Он понима71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ется как универсальный феномен, с которым приходится так или
иначе сталкиваться человеческому индивиду.
2.2.5. Латентный период
В промежутке от пяти – шести лет до половой зрелости располагается фаза сексуального затишья и спада, получившая название латентного (скрытого) периода. Это период упадка, регрессии детской сексуальности, время остановки в эволюции сексуальности. «Продуцирование сексуального возбуждения в это
время не прекращается, – отмечает Фрейд – а продолжается и дает запас энергии, которая большей частью употребляется на другие, не сексуальные цели, а именно, с одной стороны, на присоединение сексуальных компонентов к социальным чувствам, с
другой стороны (при помощи вытеснения и реактивного образования), на созидание позднейшего сексуального ограничения. Таким образом, силы, предназначенные для того, чтобы сдержать
сексуальное влечение в определенных границах, создаются в детском возрасте за счет по большей части извращенных сексуальных стремлений и при помощи воспитания. Другая часть инфантильных сексуальных стремлений не находит такого применения
и может выразиться как сексуальная деятельность» [74, c. 87].
Фрейд говорит именно о латентном периоде, а не о стадии, замечает Лапланш, потому что хотя в течение латентного периода и
возможны те или иные сексуальные проявления, но при этом не
возникает новой сексуальной организации (Лапланш, Понталис,
1996).
Согласно психоаналитической теории, начало латентного
периода связано с угасанием эдипова комплекса: на вершине
инфантильной сексуальности ребенок вдруг понимает, что не
может достичь желанного сексуального объекта, в роли которого, как правило, выступает родитель противоположного пола, и
в результате развитие инфантильной сексуальности приходит в
состояние застоя; при этом усиливается вытеснение, что приводит к полной амнезии большинства переживаний и душевных
движений первых лет жизни, объектные нагрузки уступают место идентификации с родителями, развиваются сублимации.
Фрейд пишет: «С этого времени индивид должен посвятить се72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
бя великой задаче отхода от родителей и только после её решения он может перестать быть ребенком, чтобы стать членом социального целого. Для сына задача состоит в том, чтобы отделить свои либидинозные желания от матери и использовать их
для выбора постороннего реального объекта любви и примириться с отцом, если он оставался с ним во вражде, или освободиться от его давления, если он в виде реакции на детский протест попал в подчинение к нему. Эти задачи стоят перед каждым; удивительно, как редко удается их решить идеальным
образом, т. е. правильно в психологическом и социальном отношении» [74, c. 214–215].
Латентный период входит составной частью в общую биологическую концепцию сексуальной эволюции, свойственной
человеческому виду и состоящей, напомним, по мнению Фрейда, из двух частей; он представляет собой паузу, промежуток
между двумя «апогеями» – эдиповым периодом и половой зрелостью – и вызван биологической потребностью, имеющей
многоцелевое назначение. Райкрофт замечает, что неясно, «является ли латентный период врожденным, универсальным явлением, связанным с продолжающейся биологической незрелостью, которая характеризует развитие человека, или же он ограничен пределами репрессивных культур, в которых
инфантильное и незрелое сексуальное поведение подлежит ограничению» (Райкрофт, 1995). Некоторые авторы предлагают
различать две большие фазы в латентном периоде. Первая фаза
продолжается от пяти с половиной до восьми лет, вторая – от
восьми.
Развитие либидо. Хочется подчеркнуть, что латентный период характеризуется Фрейдом лишь относительным снижением инфантильных сексуальных интересов, а не полным (как
приписывают ему и критикуют за это некоторые авторы, например, Мастерс и Джонсон (Мастерс, Джонсон, Колодны,
1991)). Фрейд подчеркивает, что латентного периода может и
не быть, он не обязательно прерывает на время сексуальную
деятельность и гасит сексуальные интересы по всей линии.
Время от времени «прорывается известная часть сексуальных
проявлений, не поддавшихся сублимации, или сохраняется ка73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
кая-нибудь сексуальная деятельность в течение всего латентного периода до момента усиленного проявления сексуального
влечения при наступлении половой зрелости» [51, c. 40].
Стерба и Елен Дойч указывают, что явное затишье часто не
реально: в какой-то мере продолжается мастурбация, эдиповы
устремления, прегенитальные регрессии (Блюм, 1996). Садистское и генитальное удовлетворение в латентный период можно
наблюдать лишь в редких случаях, поскольку нарушения в сфере догенитальной или генитальной организации либидо не препятствуют развитию в латентный период.
Развитие «Я», «Сверх-Я». Как уже отмечалось, имеющиеся в распоряжении благодаря смешению влечений и выступающие в качестве энергетического потенциала энергии либидинозных и агрессивных влечений теперь служат «Я». Созревание
«Я» и приспособление к социальному миру получают таким образом необходимый энергетический катексис. Энергия новых
интересов, активностей, отношений всё еще происходит от сексуальной, но реализуется в значительной степени посредством
механизмов вытеснения, частичной сублимации и реактивных
образований. «Я» обладает теперь относительной силой и может контролировать потребности «Оно». Интеллектуальная работа, выполняемая «Я», становится несравнимо более солидной, надежной, тесно связанной с действием.
Продолжается дальнейшее формирование и созревание
«Сверх-Я» и «Я-идеала», свой вклад в формирование которых
вносят теперь не только родители, но и другие лица из социального окружения. Враждебное к влечениям «Сверх-Я» пытается сдержать как агрессивно-садистские, так и либидинозные
импульсы. Благодаря работе «Сверх-Я» и «Я-идеала» инстинктивные, направленные на объект энергии возвращаются в «Я» и
десексуализируются, садизм нейтрализуется. Нейтрализованная
инстинктивная энергия находится теперь в распоряжении «Я»
для своего развития и раскрытия, достигая удовлетворения через нарциссические механизмы, а также подавляет требования
влечений (с помощью перечисленных механизмов).
Выделяют ряд перемен в «Сверх-Я» в период латентности. Так, вначале вновь сформированное «Сверх-Я» подверже74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
но многим конфликтующим потребностям, чрезмерно ригидно
и «скорее уступит, чем пойдет на компромисс» [73, c. 124].
Считается, что в ранней фазе латентного периода часто встречаются обсессивные симптомы. С возрастом же происходит постепенное приспособление функций «Сверх-Я» благодаря интеллектуальному развитию, обучению, воспитанию. Для обеих
фаз общим является строгость «Сверх-Я» в оценке инцестных
желаний. Во второй фазе «Я» менее подвержено серьезным
конфликтам в результате уменьшения сексуальных потребностей и большей уступчивости «Сверх-Я». Организм тогда увеличивает внимание к овладению реальностью.
Отношения с другими людьми. В течение латентного периода либидные желания, связанные с любовью к родителям,
замещаются выраженными привязанностями: нежностью, преданностью, уважением. Однако все еще имеет место поиск схожих любовных объектов. Реакции враждебности угасают и зарождается направленность к дружеским отношениям с окружающими. А. Фрейд отмечает, что «по большей части
отступают либидинозные заполнения родителей, которые направляются на ровесников, учителей, предводителей групп, кумиров, неличностные идеалы, на ограниченные и сублимированные интересы; разочарование в идеальном образе родителей
раскрывается в это время жизни фантазий (семейный роман,
фантазии близнецов и т. д.)» [73, c. 124]. Следствием процесса
деидеализации родителей является реалистическое мировоззрение.
Таким образом, значение латентного периода, предполагаемого Фрейдом, состоит в том, что в этот период, когда сексуальное любопытство ребенка спадает, либидо постепенно отрывается от родителей. Будучи оторванной от сексуальной цели,
энергия
либидо
переносится
на
освоение
общечеловеческого опыта, закрепленного в науке и культуре, а
также на установление дружеских отношений со сверстниками
и взрослыми за пределами семейного окружения. Но удастся ли
одолеть эдипов комплекс, станет ясно лишь по достижении пубертата.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Перейдем теперь к рассмотрению последней, заключительной стадии психосексуального развития человека.
2.2.6. Генитальная стадия
Согласно классической теории, пройдя вверх по прегенитальным стадиям развития и через латентный период, индивид
достигает последней стадии развития либидо – генитального
уровня. Фрейд пишет: «Название ″генитальная фаза″ мы оставили для окончательной сексуальной организации, которая устанавливается после половой зрелости, когда женские половые
органы находят такое же признание, какое мужские получили
уже давно» [77, c. 361]. То есть только по достижении пубертатного возраста окончательно образуется полярность «мужской – женский».
В «Трех очерках по теории сексуальности» Фрейд выделяет
два наиболее значимых изменения детской сексуальной жизни,
вызванных наступлением половой зрелости, это:
1) подчинение всех других источников сексуального возбуждения примату генитальной зоны, происходящее благодаря
механизму использования предварительного наслаждения (когда «обычно самостоятельные сексуальные акты, связанные с
наслаждением и возбуждением, становятся подготовительными
актами для новой сексуальной цели: излияния половых продуктов, достижение которого при огромном наслаждении приводит
к концу сексуальное возбуждение») и
2) процесс выбора объекта, которым руководит сексуальная
склонность ребенка к его родителям, направленная благодаря
возникшему инцестуозному ограничению с этих лиц на сходные с ними. «С наступлением половой зрелости начинаются
изменения, которым предстоит перевести инфантильную сексуальную жизнь в её окончательные формы. Сексуальное влечение до того было преимущественно аутоэротично, теперь оно
находит сексуальный объект. Прежде его действия исходили из
отдельных влечений и эрогенных зон, независимых друг от
друга и искавших определенное наслаждение как единственную
цель. Теперь дается новая сексуальная цель, для достижения
которой действуют совместно все частные влечения, между тем
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
как эрогенные зоны подчиняются примату генитальной зоны. ...
Порукой нормальности половой жизни служит только точное
совпадение обоих направленных на сексуальный объект и сексуальную цель течений, нежного и чувственного, из которых
первое содержит в себе все, что остается из раннего инфантильного расцвета сексуальности. ... Сексуальное влечение начинает теперь служить функции продолжения рода; оно становится ... альтруистическим» [51, c. 65–66].
Подчеркивается, что переход к генитальной стадии не
обеспечивается одной только биологической зрелостью. Человек достигает генитальности, если благополучно «проходит»
через все предыдущие стадии (или когда полностью проанализируется), когда «переработал» свою прегенитальную амбивалентность и достиг постамбивалентного генитального уровня
психосексуального развития. Генитальная организация предполагает установившееся господство фаллоса – недостижимое без
разрешения эдипова кризиса на пути идентификации.
Таким образом, сексуальные явления, характерные для инфантильной сексуальности, могут сохраняться во взрослой
жизни до тех пор, пока: а) не преодолен полностью эдипов
комплекс; б) отсутствуют сублимации; в) действия не интегрировались в стадию предварительного удовольствия взрослой
сексуальности. Тогда можно наблюдать в течение генитальной
стадии феномены фиксации или регресса к той или другой из
предыдущих стадий развития со всеми их особенностями в развитии либидо и объектных отношениях, то есть объектные отношения не достигают при этом уровня зрелых сексуальных
отношений – генитальной любви.
Генитальная любовь определяется как форма любви, к которой субъект приходит на вершине своего психосексуального
развития, не только дойдя до генитальной стадии, но и преодолев эдипов комплекс. Это совершенная форма сексуальности,
или «абсолютно нормальной установки в любви», в которой
объединяются чувственность и нежность. Разъединенность их
представлена у Фрейда примером из психоаналитической клиники: мужчина не может желать ту женщину, которую он любит (идеализируя её), и не может любить ту женщину, которую
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
он желает (проститутку). Для генитальности характерна гетеросексуальность, то есть объектом интереса и любви становится человек противоположного пола. Объект как самостоятельное существо и личность становится партнером, признается
таким, каков он есть, с его индивидуальными особенностями. К
нему стремятся ради него самого, а не с целью удовлетворения
собственных потребностей. Так, среди главных критериев зрелости Фрейд назвал стремление работать, создавая нечто полезное и ценное, и способность любить другого человека ради
него самого, а не из-за того, что этот человек соответствует
подсознательным установкам, сформировавшимся в результате
фиксаций в период эдипова комплекса.
Согласно поздней фрейдовской теории влечений, исходящей из противоречия между нацеленными на связь сексуальными влечениями (эросом) и нацеленными на разрушение деструктивными влечениями (танатосом), психосексуальная зрелость выражается в том, что либидинозные влечения могут
связать и нейтрализовать деструктивные. То есть зрелая психосексуальность характеризуется небольшой амбивалентностью,
что означает отсутствие конкуренции, стремления доминировать и приводящей к чрезмерной амбивалентности реактивной
защиты, которая может относиться как к либидинозным, так и
деструктивным импульсам. Данное понимание зрелой психосексуальности одновременно трактуется как фундамент интегрированной цельной личности.
Подчеркивается, что генитальный характер – это в достаточной степени идеальный характер, которого редко достигают
люди. «Если такой человек существует, – замечает Ч. Райкрофт, – то его генитальный характер полностью свободен от
инфантильной зависимости и отличается от фаллического характера тем, что придает одинаковое значение как своему собственному удовлетворению, так и удовлетворению объекта»
[55, c. 29]. Способность получать полное удовлетворение посредством генитального оргазма делает возможной физиологическую регуляцию сексуальной функции. Контроль сдерживает
энергию инстинкта, и поэтому она достигает наивысшей точки
в подлинном интересе к партнеру без каких-либо следов вины
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
или конфликтных переживаний. Таким образом, прекращается
блокирование разрядки энергии с неблагоприятными последствиями в поведении, что одновременно приводит к зрелым любовным отношениям и преодолению амбивалентности. Способность к разрядке сильного возбуждения также означает конец
реактивных образований и увеличивает возможность сублимации. Вместо запрета на эмоциональную жизнь «Я» естественно
выражает эмоции как составляющую часть целостной личности.
Прегенитальные побуждения в основном сублимируются, некоторые из них включены в технику получения наслаждений,
предшествующую сексуальному акту.
З. Фрейд считал, что для того, чтобы сформировался идеальный генитальный характер, человек должен отказаться от пассивности, свойственной раннему детству, и брать на себя более активную роль в решении жизненных проблем. Если же в раннем детстве имели место разного рода травматичные переживания с
соответствующей фиксацией либидо, то адекватное вхождение в
генитальную стадию становится трудным, если не невозможным.
В рамках генитальной стадии выделяются предпубертатный
и собственно пубертатный периоды, являющиеся предвестниками генитальной зрелости.
2.3. Общие замечания относительно роли
идентичности и идентификации
в психосексуальном развитии
2.3.1. Значение концепции психосексуальности
З. Фрейд построил временную последовательность стадий,
отличающихся друг от друга доступом к тому или иному либидному объекту. Субъект последовательно проходит этапы
аутоэротизма (когда удовлетворение достигается посредством
частей собственного тела, вне зависимости от других лиц и
внешнего мира), нарциссизма (когда влечение ищет удовлетворения также на самом себе, но объектом сексуальности являются не отдельные части тела, а тело как целое), гомосексуального
и, наконец, – гетеросексуального выбора объекта.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Для иллюстрации данного развития человека в аспекте концепции либидо приведем таблицу 3, составленную К. Абрахамом в 1924 г. [85, c. 408]. В ней учтены превращения либидо с
точки зрения сексуальной цели и сексуального объекта.
Таблица 3
Стадии либидного развития человека
Стадии организации
либидо
VI. Окончательная
генитальная
организация
V. Ранняя генитальная
(фаллическая) стадия
IV. Поздняя анальносадистская стадия
III. Ранняя анальносадистская стадия
II. Поздняя оральная
(каннибальская)
стадия
I. Ранняя оральная
(сосунковая) стадия
Стадии развития
объектной любви
Объектная любовь
Послеамбивалентная
Объектная любовь
без участия гениталий
Парциальная любовь
Парциальная любовь
с поглощением объекта
Нарциссизм. Полное
поглощение объекта
Амбивалентная
Аутоэротизм
(безобъектный)
Доамбивалентная
Несмотря на то, что Фрейд выделил данные стадии психосексуального развития, он не предполагал наличия резких переходов
от одной к другой, поскольку любая схема эволюции либидо упрощает сексуальную действительность, многообразие которой неисчерпаемо. Один из главных факторов этого многообразия заключается в том, что эволюция либидо, как показывает Фрейд, не происходит линейно, не сводится к автоматической смене четко
определенных стадий. «Мы полагаем в настоящее время, – пишет
он, – что каждая фаза оставляет свой след в более поздних структурах, проявляясь в экономии либидо и характере личности» [19,
c. 290]. Каждая стадия входит после различных превращений в качестве важной структурной единицы в общую организацию личности. Каждая стадия, даже если она выдвигает на первый план ту
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
или иную биологическую функцию и орган, тесно связана с другими активными органическими элементами, ситуациями, психологическими формированиями и определенными культурными факторами. Таким образом, каждый новый этап усложняется и обогащается всеми предшествующими образованиями, которые
сохраняются, претерпевая многообразные превращения. Новое постоянно заимствует и ассимилирует старое, опирается на него, питается им, но при этом утверждает собственные ценности.
Подчеркивается существование тесной взаимосвязи между инфантильной сексуальностью и психосексуальностью взрослого человека, которая определяется качествами бессознательного. В нем
хранятся инфантильные переживания, воспоминания о реальных
событиях в том виде, как они переживались ребенком. Инфантильные инстинктивные желания «представляют собой принуждение
для всех последующих душевных устремлений». Фрейд подчеркивает: «Нормальная сексуальность взрослого человека проистекает
из инфантильной благодаря ряду процессов развития: соединениям,
расщеплениям и подавлениям, которые практически никогда не
происходят идеально и совершенно и поэтому оставляют после себя предрасположенность к инволюции функции в болезненных состояниях» [85, c. 390]. Не только в случаях болезни, но и в норме в
любовной жизни взрослого происходит оживление инфантильных
моментов. Оживают, согласно Фрейду, прежде всего эмоциональные отношения, игравшие роль в связи с эдиповой ситуацией. К
этому времени ребенок уже был «любовным существом, способным к продолжению рода» [там же]. Типичным для своей истории
развития образом он проявлял нежность, преданность, ревность и
ненависть, то есть те психические феномены, которые, согласно
Фрейду, у взрослого человека не возникают впервые, а должны
толковаться как повторение. Подобные повторения коренятся отчасти в онтогенетической истории развития индивида, отчасти – в
доисторическом существовании рода и в конечном итоге восходят
к анималистическому прошлому человека.
Также необходимо упомянуть предполагаемое Фрейдом
противоречие между «природой» и «культурой». По его мнению, преодоление инфантильной сексуальности, преобразование
её в зрелую психосексуальность взрослого достигается благодаря
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
связыванию архаических влечений. Если же, с другой стороны,
сексуальность человека теряет опору в «анималистичности», чересчур отдаляется от своих корней, слишком сильно «приручается», то следствием этого, как предполагает Фрейд, говоря о «любовной жизни» культурного человека в целом, являются психическая импотенция и неспособность любить, или – в менее
выраженной форме – снижение способности к любви. Таким образом, связывание влечений, которого требует культура, может
приводить к значительному ограничению эмоциональности.
Подводя итог, можно сказать, что постулированный Фрейдом
процесс развития к зрелой психосексуальности подвергается
многочисленным возможным нарушениям и, по его мнению, никогда не протекает идеальным образом. При этом психосексуальная зрелость не понимается Фрейдом как окончательно достигнутый результат, даже в том случае, если она достаточно закреплена, она подвержена угрозе инволюции.
К числу важнейших заслуг Фрейда принадлежит то, что он в
значительной степени расширил узкое понятие сексуальности,
которое застал в научной литературе своего времени, рассматривая проблему сексуальности в широком смысле с психологической точки зрения и связывая с ней все явления души. «Сексуальное поведение человека является очень часто, – пишет он, –
прототипом его общего реагирования и поведения в жизни». Несомненными достоинствами разработанной Фрейдом концепции
психосексуальности является ее динамичность, а также то, что
она показала самое главное значение для развития человека присутствия другого человека, а не предметов, его окружающих.
Теория психосексуальности Фрейда не только повлияла на
современную психологию, психоанализ, но оказала огромное
влияние в целом на культуру, сделав переворот в мировоззрении
людей, сопоставимый с открытиями Н. Коперника и Ч. Дарвина.
Положения Фрейда легли в основу многих наук, изучающих развитие и жизнедеятельность человека. Если без фрейдовского понимания сексуальности невозможно понять важнейшие психоаналитические концепции и понятия, которые были разработаны
при решении проблемы сексуальности, то верно и обратное: проблему сексуальности нельзя полностью осмыслить без учета пси82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
хоаналитической теории. Многие современные произведения искусства, литературы используют психоаналитическую символику
и мотивы эдипова комплекса. Изучение основ психоаналитической теории сексуальности все больше включается в образовательный процесс многих вузов нашей страны.
В теории психосексуального развития З. Фрейда отсутствует
концепция половой идентичности. Но именно ее создание позволяет соединить развитие сексуальности, объектные отношения,
Эго, Супер-Эго и ощущения собственного «Я». Кратко представим понимание данной концепции.
2.3.2. Концепция половой идентичности
и идентификации
С полом различными путями связан широкий спектр чувств,
мыслей, фантазии, убеждений и действий, складывающихся в
манеры ухаживания, вступления в брак, воспитания детей.
Вследствие разнообразия участвующих элементов, а также множественности форм психопатологии, связанных с теми или иными из этих элементов, необходимо различать половую идентичность, поло-ролевую идентичность и сексуальную ориентацию.
Половая идентичность.
По Р. Столлеру, половая идентичность – «это широкая
концепция, включающая все качества индивидуальных сочетаний
мужских и женских черт, обусловленная большим массивом биологических, психологических, социальных и культурных факторов» [69, c. 337].
Столлер подчеркивает, что в ходе развития эффекты идентификаций с объектами как своего, так и противоположного пола
накладываются друг на друга, поэтому окончательная половая
идентичность – то есть личностная идентичность в соединении с
биологическим полом – представляет собой сочетание мужских и
женских черт. Столлер говорит, что даже само определение мужественности или женственности является личностным: каждый
человек развивает сложную систему представлений о самом себе,
в том числе восприятие себя как мужчины или женщины. Это
психологическая система, которая соединяет и интегрирует личностную идентичность с биологическим полом и на которую ока83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зывают значительное влияние объектные отношения, идеалы Супер-Эго и факторы культуры.
Половая идентичность строится на основании ядра половой
идентичности, представляющего собой «самое примитивное,
отчасти осознанное и отчасти неосознанное чувство принадлежности одному биологическому полу, а не другому». Столлер определяет его как базовое «чувство своего пола – мужского у мужчин и женского у женщин... Оно есть часть, но не эквивалент более широкого чувства половой идентичности» [69, c. 337]. Среди
факторов, участвующих в формировании ядра половой идентичности: физиологические и биологические силы, психологические
факторы, объектные отношения, функции Эго и когнитивные
способности.
Столлер предполагает, что ядро половой идентичности зарождается еще у плода как биологическая сила; половые гормоны, воздействующие на плод, вносят существенный вклад в этот процесс.
Анатомия и физиология внешних половых органов также играют
важную роль в формировании ядра половой идентичности; обычно
по ним происходит отнесение к биологическому полу.
На эти биологические и анатомические факторы накладываются социальные и психологические условия. Определение биологического пола при рождении побуждает родителей к определенному стилю обращения с малышом. Они посылают ему множество вербальных и невербальных сообщений о том, что значит
и в чем выражается в этой семье мужественность или женственность: в них отражаются позиции родителей, братьев и сестер по
отношению к ребенку данного пола, а также разнообразные сознательные и бессознательные фантазии.
Ядро половой идентичности, или первичная мужественность
и первичная женственность, связано также с ощущением младенцем собственного тела. Младенец строит образ тела путем включения различных оральных, анальных, уретральных и генитальных ощущений, возникающих при кормлении, пеленании, купании, игре и других интимных аффективных взаимодействиях с
матерью или другим основным заботящимся лицом. Перцептивное, моторное и когнитивное функционирование, более зрелое
при рождении, чем принято было думать, помогает младенцу в
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
различении частей тела, в том числе гениталий, и в интеграции
телесного опыта и ощущений в «образ тела», это раннее чувство
«я», основанное на появляющемся образе тела, делает важный
вклад в ядро половой идентичности.
Наблюдения психоаналитиков показывают, что по мере того,
как чувство «я» начинает приобретать психическое выражение, у
младенца формируется некоторое осознание оральной, уретральной, анальной и генитальной телесных зон. Базовое, или ядерное,
чувство принадлежности к мужчинам или женщинам является
интегральной частью своего образа с самого начала. Большинство авторов признают, что к пятнадцати – восемнадцати месяцам,
когда появляются признаки формирующегося чувства «я», появляются и указания на то, что младенец начинает сознавать себя
существом мужского или женского пола, обладающим соответственно мужскими или женскими гениталиями. В возрасте между
двумя и тремя годами можно наблюдать уже более четкие признаки осознания пола, поскольку в этом возрасте мальчики начинают вести себя в соответствии с характеристиками мужественности, а девочки – женственности. К этому времени ядро половой
идентичности уже устанавливается так прочно, что считается
большинством авторов неизменяемым.
Хотя ядро половой идентичности устанавливается в первые
несколько лет жизни, половая идентичность в широком смысле
по мере дальнейшего развития продолжает усложняться, разрабатываться, детализироваться. На различных стадиях развития накладываются эффекты избирательных идентификаций с каждым
из родителей. Кроме того, имеют место определенные попытки
растождествления, которые действуют как стимул развития. Ранние идентификации дорабатываются более поздними. Окончательный результат этих процессов – половая идентичность,
включающая множество элементов из многих стадий развития.
Поло-ролевая идентичность возникает на базе ядра половой
идентичности, но не тождественна ей: это обусловленные полом
паттерны сознательных и бессознательных взаимодействий с
другими людьми. Этот аспект своего образа формируется на основе тонких взаимодействий между родителями и ребенком с самого рождения, которые зависят от позиций родителей по отно85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шению к биологическому полу ребенка, а также от того, как они
ощущают себя мужчиной или женщиной и от стиля взаимодействий каждого из них с другими. У младенца вместе с самыми ранними представлениями о себе и объектах возникают представления о взаимодействиях, отношениях и диалогах с другими. Представления о «ролевых отношениях» соединяются с другими
аспектами полового сознания, и в итоге образ себя содержит элементы половой идентичности вместе с ролью или привычным
способом взаимодействия, принимаемым для отношений с другими людьми в связи с собственной мужественностью или женственностью.
Важно подчеркнуть, что следует отличать поло-ролевую
идентичность от социально обусловленных выученных ролей: в
отличие от последних, она представляет собой внутрипсихическое представление взаимодействий. Пока ребенок растет, его
идентификации с объектами его пола и его внутрипсихические
представления ролевых отношений испытывают влияние культурных и социальных факторов, и в конечном счете поло-ролевая
идентичность вбирает в себя многое из поведения, обусловленного культурной средой. В этом плане большое значение имеют
когнитивные способности. Восприятие ребенком физических и
поведенческих различий у братьев и сестер своего и противоположного пола, сверстников и родителей побуждает его отнести
себя самого к определенной категории. Категоризация себя как
мужчины или женщины организует половой опыт и руководит
поиском «подобных себе объектов» в качестве ролевых моделей,
с которыми можно было бы идентифицироваться.
Сексуальная ориентация рассматривается среди других аспектов половой идентичности. Она выражает предпочтение объектов любви определенного пола.
Сексуальная ориентация берет начало рано, в доэдиповых
или эдиповых объектных отношениях, хотя может не установиться окончательно и не быть источником конфликта до наступления юношеского возраста, пока не достигнута сексуальная зрелость и ранние объектные отношения не переработаны в подростковом возрасте.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Именно в связи с сексуальной ориентацией обычно возникает
тема бисексуальности и бисексуального конфликта. З. Фрейд
воспринимал бисексуальность как нормальную черту психологического устройства человека, которая особенно ярко проявляется
в связи с позитивным и негативным эдиповым комплексом. Поскольку слово «бисексуальность» используется для обозначения
как сексуальных устремлений, направленных на оба пола, так и
идентификаций, осуществляемых с каждым из родителей в процессе развития, этот термин размывает границу между половой
идентичностью в широком смысле и сексуальной ориентацией.
Предложенное разграничение половой идентичности, полоролевой идентичности и сексуальной ориентации позволяет сделать более точным понимание факторов развития. При таком рассмотрении более очевидными становятся различия мужского и
женского развития.
Например, считается, что психосексуальное развитие у девочек много сложнее, чем у мальчиков, потому что девочкам для
вступления в фазу эдипова комплекса необходимо сменить объект любви. Здесь речь идет о сексуальной ориентации. Однако
хотя у девочки различные желания, фантазии и связанные с объектами переживания могут ослабить нарциссический вклад в
чувство женственности, в целом установление прочного ядра
чувства своего пола – достаточно гладко протекающий процесс.
Прочное установление мужской половой идентичности связано с
относительно большими трудностями. У мальчика идентификация с первичным объектом любви может подрывать чувство мужественности, поэтому, чтобы сформировать надежное чувство
себя как мужчины, он должен разотождествиться с матерью
(Тайсон Р., Тайсон Ф., 1998).
Сравнивая мальчиков и девочек, можно сделать вывод, что у
мальчиков переход к эдиповой фазе может проходить более гладко,
но формирование идентичности у них протекает сложнее вследствие необходимости сменить объект. Смена объекта нужна и для установления поло-ролевой идентичности. Вхождение же в эдипов
комплекс у мальчиков требует не смены объекта, а смены роли по
отношению к объекту. Эта смена роли возможна лишь при условии
достаточной прочности у мальчика ощущения себя мужчиной.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопросы и задания
1. Раскройте содержание основных понятий психосексуального развития.
2. Раскройте содержание стадий психосексуального развития.
3. Опишите на основании изложенного материала особенности собственного психосексуального развития.
4. Что понимается под половой идентичностью?
5. Какова роль концепции психосексуальности З. Фрейда?
Охарактеризуйте сильные и слабые ее стороны.
Глава 3. Формирование идентичности
как часть психосоциального развития
В связи с тем, что концепция становления идентичности
Э. Эриксона является одной из основополагающих для современных исследований психосоциальных аспектов идентичности, остановимся на ней подробнее.
3.1. Концепция Э. Эриксона
Э. Эриксон понимал идентичность в целом как процесс «организации жизненного опыта в индивидуальное Я», что предполагает его динамику на протяжении всей жизни человека. Он
считал, что основной функцией идентичности как личностной
структуры является адаптация в самом широком смысле этого
слова. Процесс становления и развития идентичности оберегает
целостность и индивидуальность опыта человека, дает ему возможность предвидеть как внутренние, так и внешние опасности и
соразмерять свои способности с социальными возможностями,
предоставляемыми обществом. Более того, идентичность имеет
определенную «организующую» функцию в развитии личности.
Изучая работы Э. Эриксона, О. Н. Павлова выделила три основных направления анализа концепта идентичности. Так, Эриксон, по ее мнению, рассматривает идентичность в различных, но
взаимосвязанных аспектах: чувство идентичности, процесс формирования идентичности и идентичность как результат этого
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
процесса, конфигурацию, которая становится одной из основных
внутрипсихических структур (Павлова, 2001).
Представим взгляды Эриксона, исходя из данной схемы.
Чувство, ощущение идентичности. С точки зрения
Э. Эриксона, идентичность начинается с переживания ребенком
«чувства идентичности», «ощущения тождества и целостности
своего Я». Он считает, что «наиболее ранним и наиболее недифференцированным ″чувством идентичности″ становится чувство
взаимного доверия и взаимного узнавания, возникающее в самых
ранних отношениях между матерью и ребенком» [87, c. 114]. Эти
формирующиеся у ребенка основы идентичности обусловлены
его ранним детским опытом и зависят прежде всего от «качества
связей ребенка с матерью». Таким образом, чтобы у детей возникло это чувство доверия, отношение матери к ребенку должно
сочетать хороший эмпатический контакт и уверенность в себе.
Чувство идентичности сопровождает человека всю жизнь, мы
переживаем его как «оптимальное чувство» «психосоциального
благополучия», «ощущения себя в своей тарелке», и лишь в кризисные моменты жизни это чувство может казаться «слишком
осознанным». Оно достигает кульминации своего развития в
подростковом возрасте в форме переживания «острого осознания
идентичности» [87, c. 175]. Конец детства – это как раз тот период, когда и возникает психическая цельность, которую Эриксон
назвал «чувством внутренней идентичности». В этот момент становится возможным проследить наличие связи между ощущением себя в прошлом, настоящем и будущем и между собственным
представлением о себе и тем, как меня видят другие.
Формирование идентичности протекает «большей частью
бессознательно» на всех уровнях психической деятельности [87,
c. 32] и представляет собой «процесс одновременного отражения
и наблюдения», в результате которого возникает конфигурация,
состоящая из двух основных компонентов: собственной оценки
себя в сопоставлении с оценкой человека другими и оценки суждений других о нем в сопоставлении с тем, как индивид воспринимает себя в сравнении с этими другими, значимыми для него.
«Описанный процесс находится в постоянном изменении и развитии». Его можно представить в норме как процесс «постоянной
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дифференциации», «по мере того, как расширяется круг значимых для индивида лиц: от матери до всего человечества». Процесс формирования идентичности продолжается всю жизнь индивида, «он начинается во время первой ″настоящей встречи″ матери и ребенка – двух людей, познающих друг друга через
прикосновение, и ″не кончается″ до тех пор, пока в человеке не
гаснет способность узнавать другого» [87, c. 32].
Э. Эриксон называет жизненный цикл человека эпигенезом
идентичности. Это значит, что все выделенные им восемь последовательных стадий являются этапами формирования идентичности. Каждая стадия делает свой вклад в развитие идентичности,
который определяется достигнутым по прохождении этой фазы
развития доминирующим чувством, одним из полярной диады:
доверие – недоверие; автономия – стыд, сомнение; инициатива –
чувство вины, созидание – чувство неполноценности; идентичность – спутанная идентичность; интимность – изоляция; генеративность – стагнация; интегративность – безысходность.
На протяжении всего детства происходит «пробная кристаллизация идентичности». В связи с этим Эриксон выстраивает динамическую схему процессов, последовательно сменяющих друг
друга и участвующих в формировании и развитии Эго: механизм
интроекции, идентификации и формирование идентичности. Но
сам процесс формирования идентичности начинается тогда, когда
эти идентификации становятся непригодными.
Идентичность включает в себя все значимые идентификации,
но изменяет их с целью создания единого и причинно связанного:
отказываясь от одних и взаимно ассимилируя другие и объединяя
их в новую конфигурацию. Эта развивающаяся конфигурация постепенно, на протяжении всего детства, устанавливается, синтезируя и ресинтезируя Эго, и включает в себя конституционально
обусловленные свойства, идеосинкретические потребности либидо, хорошие способности, значимые идентификации, эффективные механизмы защиты и последовательно принимаемые роли.
По мнению О. Н. Павловой, перечисленные Э. Эриксоном составные части идентичности являются компонентами идентичности и могут быть приняты за основные линии дальнейшего более детального изучения идентичности.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Идентичность как конфигурация. Большое значение для
изучения идентичности имеет среда: объективный мир людей и их
взаимоотношений, существующий вокруг индивида, внутренняя
среда, внутренний мир значимых других и их отношений, существующие в человеке. «С точки зрения развития, – пишет Э. Эриксон, – ″прошлое″ окружение всегда присутствует в нас» [87, c. 33].
Поэтому Э. Эриксон выбирает инструментами познания идентичности психоанализ и социологию, как методы, изучающие среду и
ее изменения. Идентичность индивида «включает в себя, не исчерпываясь этим, сумму всех последовательных идентификаций в тот
ранний период, когда ребенок хотел, а часто и нуждался походить
на людей, от которых он зависел» [87, c. 96].
В процессе лечения и воспитания некоторые нежелательные
идентификации могут быть заменены, хотя «изначальное направление, в котором идет формирование идентичности, остается неизменным», считает Эриксон. Особенностью идентичности является ее медленное изменение и слабое осознавание в детстве. «У
ребенка в результате множества успешных пробных идентификаций начинают складываться ожидания по поводу того, что значит
быть старше и что значит быть моложе, ожидания, которые становятся частью идентичности по мере того, как они, шаг за шагом, проверяются психосоциальным опытом». Детские идентификации индивид подчиняет «новому виду идентификации, достигнутому в ходе социализации и соперничества со
сверстниками». Этот новый единый гештальт уже «есть нечто
большее, чем просто сумма его частей» [87, c. 166].
Таким образом, Э. Эриксон квалифицирует идентичность как
сложное личностное образование, имеющее многоуровневую
структуру, связанную с тремя основными уровнями анализа человеческой природы: индивидным, личностным и социальным. Так,
на первом, индивидном, уровне анализа идентичность определяется им как результат осознания человеком собственной временной
протяженности. Это есть представление о себе как о некоторой относительно неизменной данности, человеке того или иного физического облика, темперамента, задатков, имеющем принадлежащее
ему прошлое и устремленном в будущее. Со второй, личностной,
точки зрения идентичность – это ощущение человеком собствен91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ной неповторимости, уникальности своего жизненного опыта, задающее некоторую тождественность самому себе. Эриксон определяет эту структуру идентичности как результат скрытой работы
Эго-синтеза, как форму интеграции «Я», которое всегда есть нечто
большее, чем простая сумма детских идентификаций.
Наконец, в-третьих, идентичность определяется Эриксоном
как тот личностный конструкт, который отражает внутреннюю
солидарность человека с социальными, групповыми идеалами и
стандартами и тем самым помогает процессу «Я»-категоризации:
это те наши характеристики, благодаря которым мы делим мир на
похожих и не похожих на себя. Последней структуре Эриксон
дал название социальной идентичности.
Исследуя динамическую адаптивную функцию идентичности, Эриксон ввел понятие кризисов личностной идентичности и
подчеркивал их неразрывную связь с кризисами общественного
развития.
3.2. Подход О. Кернберга
В рамках психологии объектных отношений О. Кернберг выдвинул собственную концепцию идентичности (Кернберг, 1998,
2000), логически продолжающую идеи Э. Эриксона.
Для изучения идентичности О. Кернберг применяет структурный подход, подчеркивая и обосновывая недостаточность
описательного подхода.
О. Кернберг видит идентичность как некую интрапсихическую структуру: «Субъективное переживание себя, вместе с его
частными аспектами, самосознанием и саморефлексией, ощущением структурного единства и непрерывности во времени, чувством ответственности за свои действия, представляет нечто большее, чем субъективную фантазию. Оно образует интрапсихическую структуру; динамически обусловленную, внутренне
согласованную, стабильную схему психических переживаний и
контроля за поведением. Оно является началом для проявления
различных психических функций, реализует себя в этих функциях и выступает в той части Эго, которая постепенно приобретает
в Эго руководящие функции. Оно представляет собой интрапсихическую структуру высшего порядка, природа которой под92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тверждается в поведении, выражается в формировании характера
и в человеческой глубине и моральной определенности в отношениях с другими людьми» [27, c. 32].
В качестве основного фактора и базиса нормальной идентичности О. Кернберг называет интерсубъективность. Ядерная
структура интерсубъективности формируется в процессе интроективной идентификации «хороших» частей слитных Я- и объект-репрезентаций и в процессе проективной идентификации с
образованием «плохих» и также слитных репрезентаций Я и объекта. Именно эта ядерная структура интерсубъективности, с точки зрения О. Кернберга, и формирует «ядро переживания самого
себя» как часть функций и структуры Эго. Это ядро является
слитным образованием, уходящим корнями в Эго и Ид, и представляет собой наиболее ранние приятные пиковые переживания
недифференцированных Я- и объект-репрезентаций в условиях
хороших объектных отношений.
Структурные изменения идентичности могут быть рассмотрены в свете динамики бессознательных внутрипсихических
конфликтов, лежащих в основе образования симптомов. С точки
зрения О. Кенберга, идентичность как психическая структура
должна быть исследована с позиции изменений трехчленной
структуры, включающей в себя Эго, Супер-Эго и Ид. Основные
особенности данной трехчленной структуры представлены качеством объектных отношений и качеством функционирования Супер-Эго, которые необходимо исследовать в терминах паттернов
интернализованных объектных отношений. Качество и природа
объектных отношений, а также качество функционирования, интегрированность и особенности Супер-Эго О. Кернберг считает
основными критериями в структурном подходе.
Необходимо отметить, что О. Кернберг рассматривает формирование чувства идентичности как результат интернализации,
общего процесса построения интрапсихических структур. Интернализация, считает О. Кернберг вслед за Э. Эриксоном, раскладывается на ряд сложных внутрипсихических процессов, осуществляемых в межличностном контексте. Такими последовательно
сменяющими друг друга в процессе развития личности уровнями
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
интернализации становятся интроекция, идентификация и формирование идентичности.
Процесс интернализации рассматривается О. Кенбергом в
качестве результата как действительных, так и фантазийных
взаимодействий со значимыми объектами под воздействием производных влечений, представленных специфическими аффективными состояниями. Эти интернализованные объектные отношения образуют подструктуры Эго, которые, в свою очередь, имеют
иерархическое значение. Основная структурная единица, составляющая любой конечный объект интернализации, будь то интроект, идентификация или идентичность, является диадической, состоящей из двух частей: из Я- и объект-репрезентаций в контексте специфического аффекта, представляющего либидинальное
или агрессивное влечение (Павлова, 2001).
Интроекция, как наиболее примитивная из составляющих интернализации, возникает во время симбиотической стадии развития, когда Я- и объект-репрезентации еще не дифференцировались одна от другой. Идентификация имеет место, когда Я- и
объект-репрезентации отделились друг от друга, то есть на стадии сепарации – индивидуации (от 6 до 24 месяца, по М. Малер).
Формирование идентичности относится к более общему интрапсихическому процессу интеграции либидинально и агрессивно заряженных Я-репрезентации в целостное «Я» параллельно
с одноименной интеграцией либидинально и агрессивно заряженных объект-репрезентаций в более широкую репрезентацию
значимых объектов.
Идентичность Эго является результатом этого процесса. Он
включает в себя как лонгитюдную временную, так и «поперечную», «пространственную» интеграцию «Я».
О. Кернберг рассматривает в качестве поперечного структурного критерия идентичности цельность идентичности или ее
диффузность. Под целостностью или диффузностью идентичности О. Кернберг в данном случае подразумевает интегрированность отдельных элементов идентичности Я- и объектрепрезентаций. Изучение интегрированности Супер-Эго играет
отдельную роль и имеет большое значение. О. Кернберг включает в данный критерий аспект самосознания и называет его «само94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
удерживающей» функцией Эго и идентичности. Она заключается
в нормальной идентификации с отцовским и материнским отношением к собственному «Я», которое является частью двухуровневой структуры идентичности.
О. Кернберг предполагает, что «Я» всегда включает два
уровня. Эту структуру можно представить как центральную сферу Я- репрезентаций и окружающую ее сферу саморефлективности, исходящей из идентификации с наблюдающей и озабоченной
матерью в первоначальных диадических взаимоотношениях, когда Я- и объект-репрезентации дифференцируются друг от друга.
Иными словами, двойственную природу «Я» можно описать как
группу функций Я-репрезентаций: одна группа сосредоточена на
постепенной дифференциации «Я», другая же – на сохранении
наблюдающих функций родительских образов, интернализованных «Я». Этот фактор интегрированности имеет большое прогностическое значение для диагностики психотических и пограничных состояний. Хорошая интеграция Я- и объект-репрезентаций
характерна для невротического уровня. Чем менее интегрировано
«Я», тем более вероятно наличие пограничного и психотического
уровня психического функционирования.
Вторым структурным критерием идентичности О. Кернберг
принимает продольную, или временную, интеграцию «Я». Под
этим понятием он понимает рассмотрение качества и природы
объектных отношений. Здесь для отдельного рассмотрения берется качество функционирования и природа Супер-Эго.
Специфику интернализованных объектных отношений отражают особенности активированных бессознательных объектных
отношений между аспектом «Я»-репрезентации и соответствующей объект-репрезентации индивида. Это также может быть описано как бессознательный конфликт между импульсом и защитой,
находящий свое отражение в конфликте между защитноактивируемыми и импульсно-захваченными, отвергаемыми объектными отношениями. Эти отношения могут быть представлены с
импульсной стороны бессознательными фантазиями, объектными
желаниями и страхами и механизмами защиты.
Итак, завершая обзор общего представления идентичности в
рамках психоаналитического подхода, выделим ключевые поло95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жения и характеристики психодинамического понимания идентичности:
– основной функцией идентичности является адаптация в самом широком смысле этого слова;
– большая часть идентификаций происходит бессознательно,
а не по сознательному намерению;
– анализ идентичности включает рассмотрение ее структурно-динамических характеристик;
– идентичность представляет собой некую структуру, объединяющую индивидуальные, личностные и социальные характеристики (конституциональные задатки, базовые потребности, способности, значимые идентификации, эффективные защиты; успешные
сублимации, постоянные роли), и переживается субъективно как
чувство тождественности и непрерывности собственной личности;
– главными компонентами идентичности являются цели, ценности, убеждения, в чем проявляется единство активизирующего,
оценочного и смыслового функционального значения идентичности, в связи с этим идентичность может быть относительно позитивной и негативной, более или менее проблематичной, соответственно чувство идентичности также может быть позитивным и негативным.
Идентичность может быть рассмотрена как синтезирующая
психическая функция Эго, обусловленная тремя взаимодействующими аспектами. Первым является чувство идентичности
личности, данное ей как субъективное ощущение тождества, непрерывности и целостности своего существования во времени и
пространстве и признания этого тождества окружающими «значимыми другими». Вторым является идентичность как внутрипсихическая структура, и последнее – это процесс, в результате
которого образуется данная структура.
Характер идентичности определяется двумя факторами. С
одной стороны, это биологическая основа, «унаследованный потенциал», с которым ребенок появился на свет (первичная идентичность). С другой стороны – это ситуация межличностного
взаимодействия со значимыми объектами, в которой он оказывается в силу сложившихся жизненных обстоятельств.
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Как функция Эго идентичность обладает определенными
свойствами, основные из них взаимно обусловлены: комплементарность и интерсубъективность. Это значит, что идентичность
определяется и формируется в контексте межличностных взаимоотношений индивида в процессе его психосексуального развития, природа этих интернализованных объектных отношений будет отражать специфику функционирования идентичности в
дальнейшей жизни индивида.
Идентичность формируется в процессе интернализации, последовательно включающей в себя: интроекцию, идентификацию
и формирование идентичности. Идентичность как процесс представляет собой «интрапсихический процесс интеграции либидинально и агрессивно заряженных Я-репрезентаций в более широкую репрезентацию значимых объектов» [27, c. 236].
Идентичность как структура является результатом этого процесса и представляет собой «определенное сочетание идентификаций и возможностей индивида, как они воспринимаются им на
основе опыта взаимодействия с окружающим миром, а также
знания о том, как на него реагируют другие» [87, c. 31].
Процесс формирования идентичности – это процесс, протекающий на всех уровнях психической деятельности, большая
часть его протекает на бессознательном уровне. Идентичность
как процесс никогда не достигает своей завершенности, построение и изменение структур идентичности продолжается до самой
смерти индивида, хотя некоторая целостность достигается в пубертатный период и дальнейшее развитие идентичности видится
лишь как переформирование имеющейся, не изменяющей первоначального направления функционирования. В процессе жизнедеятельности человека идентичность эволюционирует от низших
нарциссических форм к высшим социокультурным.
Вопросы и задания
1. Какие подходы к анализу формирования психосоциальных
аспектов идентичности вы знаете? Охарактеризуйте каждый из
них.
2. Какое влияние оказал подход Э. Эриксона на представления о становление идентичности?
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Рекомендуемая литература
1. Адлер, А. О нервическом характере / А. Адлер. – СПб.:
Университетская книга, 1997.
2. Адлер, А. Практика и теория индивидуальной психологии
/ А. Адлер. – М.: Фонд «За экономическую грамотность», 1995.
3. Аммон, Г. Психосоматическая терапия / Г. Аммон. – СПб.:
Речь, 2000.
4. Антонова, Н. В. Проблема личностной идентичности в интерпретации современного психоанализа, интеракционизма и
когнитивной психологии / Н. В. Антонова // Вопросы психологии. – 1996. – № 1. – С. 131–143.
5. Баранова, Т. С. Теоретические модели социальной идентичности личности / Т. С. Баранова // Психология самосознания. – Самара, 2000. – С. 602–613.
6. Берн, Ш. Гендерная психология / Ш. Берн. – СПб.: ПраймЕврознак, 2001.
7. Бернс, Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Бернс. –
М.: Прогресс, 1986.
8. Блюм, Г. Психоаналитические теории личности / Г. Блюм.
– М.: КСП, 1996.
9. Браун, Д. Введение в психотерапию: принципы и практика
психодинамики / Д. Браун, Дж. Педдер. – М.: Класс, 1998.
10. Браун, Д. Психология Фрейда и постфрейдисты / Д. Браун. – М.: REFL-book; Киев: Ваклер, 1997.
11. Брилл, А. Лекции по психоаналитической психиатрии
/ А. Брилл. – Екатеринбург: Деловая книга, 1998.
12. Бурлачук, Л. Ф. Словарь-справочник по психодиагностике / Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов. – СПб.: Питер, 2002.
13. Венгер, А. Л. Психологические рисуночные тесты: Иллюстрированное руководство / А. Л. Венгер. – М.: Владос-пресс,
2003. – 160 с.
14. Венгер, А. Л. Психологическое консультирование и диагностика. Практическое руководство. Ч. 1, 2 / А. Л. Венгер. –
3-е изд. – М.: Генезис, 2005.
15. Виттельс, Ф. Фрейд. Его личность, учение и школа
/ Ф. Виттельс. – Л.: Эго, 1991.
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
16. Вопросы психоанализа: сб. науч. работ кафедры сексологии С.-Петербургского ГИДУВа Института усовершенствования
врачей / под ред. С. С. Либиха. – СПб., 1993.
17. Гринсон, P. P. Техника и практика психоанализа
/ P. P. Гринсон. – Воронеж, 1994.
18. Гулина, М. А. Терапевтическая и консультативная психология / М. А. Гулина. – СПб.: Речь, 2001.
19. Дадун, Р. Фрейд / Р. Дадун. – М.: Х. Г. С., 1994.
20. Джонс, Э. Жизнь и творения Зигмунда Фрейда
/ Э. Джонс. – М.: Гуманитарий АГИ, 1996.
21. Дольто, Ф. На стороне ребенка / Ф. Дольто. – СПб.: Петербург – XXI, 1997.
22. Змановская, Е. В. Основы прикладного психоанализа
/ Е. В. Змановская. – СПб.: Речь, 2005.
23. Иванова, Н. Л. Психологическая структура социальной
идентичности: дис. ... д-ра психол. наук / Н. Л. Иванова. – Ярославль, 2003.
24. Иванова, Н. Л. Социальная идентичность: теория и практика / Н. Л. Иванова, Т. В. Румянцева. – М.: Изд-во СГУ, 2009.
25. Калина, Н. Ф. Основы психоанализа / Н. Ф. Калина. – М.:
REFL-book; Киев: Ваклер, 2001.
26. Каприо, Ф. Многообразие сексуального поведения
/ Ф. Каприо. – М.: Артания, 1995.
27. Кернберг, О. Ф. Агрессия при расстройствах личности
/ О. Ф. Кернберг; пер. с англ. А. Ф. Ускова. – М.: Класс, 1998.
28. Кернберг, О. Ф Тяжелые личностные расстройства: стратегии психотерапии / О. Ф. Кернберг; пер. с англ. М. И. Завалова.
– М.: Класс, 2000.
29. Клусман, Р. Справочник по психотерапии / Р. Клусман. –
СПб.: Питер, 2004.
30. Кляйн, М. Развитие в психоанализе / М. Кляйн, С. Айзекс,
Дж. Райвери, П. Хайманн. – М.: Академический Проект, 2001.
31. Кун, М. Эмпирические исследования установок личности
на себя / М. Кун, Т. Макпартленд // Современная зарубежная социальная психология. Тексты. – М., 1984. – С. 180–188.
32. Куттер, П. Любовь, ненависть, зависть, ревность. Психоанализ страстей / П. Куттер. – СПб.: Б. С. К., 1998.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
33. Куттер, П. Современный психоанализ / П. Куттер. – СПб.:
Б. С. К., 1997.
34. Лапланш, Ж. Словарь по психоанализу / Ж. Лапланш,
Ж.-Б. Понталис. – М.: Высшая школа, 1996.
35. Лосева, В. К. Психосексуальное развитие ребенка
/ В. К. Лосева, А. И. Луньков. – М.: А. П. О., 1995.
36. Мак-Вильямс, Н. Психоаналитическая диагностика: понимание структуры личности в клиническом процессе / Н. МакВильямс. – М.: Класс, 1998.
37. Макдугалл, Дж. Театры тела: психоаналитический подход
к лечению психосоматических расстройств / Дж. Макдугалл. –
М.: Когито-Центр, 2007.
38. Малахов, В. С. Неудобства с идентичностью / В. С. Малахов // Вопросы философии. – 1998. – № 2. – С. 43–53.
39. Мастерс, У. Мастерс и Джонсон о любви и сексе: в 2-х ч.
/ У. Мастерс, В. Джонсон, Р. Колодны. – СПб.: Ретур, 1991.
40. Маховер, К. Тест «Нарисуй человека». Альманах психологических тестов / К. Маховер. – М., 1996.
41. Менинжер, В. Вы и психоанализ / В. Менинжер, М. Лиф.
– СПб.: Академический проект, 1998.
42. Нельсон-Джоунс, Р. Теория и практика консультирования
/ Р. Нельсон-Джоунс. – СПб.: Питер, 2002.
43. Нойманн, Э. Происхождение и развитие сознания
/ Э. Нойманн. – М.: REFL-book; К.: Ваклер, 1998.
44. Обухова, Л. Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы / Л. Ф. Обухова. – М.: Тривола, 1995.
45. Общая психодиагностика / под ред. А. А. Бодалева,
В. В. Столина. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987.
46. Овчаренко, В. И.
Психоаналитический
глоссарий
/ В. И. Овчаренко. – Минск: Высшая школа, 1994.
47. Ожигова, Л. Н. Исследование гендерной идентичности и
гендерных стереотипов личности: практикум по гендерной психологии / Л. Н. Ожигова; под ред. И. С. Клециной. – СПб.: Питер,
2003. – С. 131–140.
48. Павлова, О. Н. Идентичность: история формирования
взглядов и ее структурные особенности / О. Н. Павлова. – М.,
2001.
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
49. Пайнз, Д. Язык тела женщины / Д. Пайнз. – СПб.: Восточно-Европейский Институт психоанализа, Б. С. К., 1997.
50. Полный
справочник
психоаналитика
/ под ред.
Ю. Ю. Елисеева. – М.: Эксмо, 2006.
51. Психоанализ детской сексуальности / З. Фрейд, К. Абрахам, К.-Г. Юнг и др. – СПб.: Союз, 1997.
52. Психоанализ и науки о человеке / сост. Е. В. Филиппова,
М. Шуаре. – М.: Прогресс-Культура, 1995.
53. Психоаналитические термины и понятия: словарь / под
ред. Барнесса Э. Мура и Бернарда Д. Файна; пер. с англ.
А. М. Боковикова, И. Б. Гришпуна, А. Фильца. – М.: Класс, 2000.
54. Работа с родителями: психоаналитическая психотерапия с
детьми и подростками. – М.: Когито-Центр, 2006.
55. Райкрофт, Ч. Критический словарь психоанализа / Ч. Райкрофт; пер. с англ. Л. В. Топоровой, С. В. Воронина и И. Н. Гвоздева / под ред. С. М. Черкасова. – СПб.: Восточно-Европейский
Институт Психоанализа, 1995.
56. Райх, В. Функция оргазма. Основные сексуально-экономические проблемы биологической энергии / В. Райх. – М.: АСТ;
СПб.: Университетская книга, 1997.
57. Романова, Е. С. Графические методы в психологической
диагностике / Е. С. Романова, С. М. Потемкина. – М.: Дидакт,
1992.
58. Румянцева, Т. В. Психологическое консультирование молодой семьи и методы диагностики: метод. рекомендации для работы специалистов учреждений молодежи / Т. В. Румянцева. –
Ярославль: Аверс-Пресс, 2005.
59. Румянцева, Т. В. Психологическое консультирование: диагностика отношений в паре: учеб. пособие / Т. В. Румянцева. –
СПб.: Речь, 2006.
60. Румянцева, Т. В. Трансформация идентичности студентов
медицинского вуза в меняющихся социальных условиях: дис. ...
канд. психол. наук / Т. В. Румянцева. – Ярославль, 2005.
61. Самуэльс, Э. Юнг и постюнгианцы. Курс юнгианского
психоанализа / Э. Самуэльс. – М.: ЧеРо, 1997.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
62. Сексология. Энциклопедический справочник по сексологии и смежным областям / под. ред. Б. М. Ворник и др. – Минск:
Белорусская энциклопедия им. Петруся Бровки, 1993.
63. Сексопатология. Справочник / под ред. Г. С. Васильченко. – М.: Медицина, 1990.
64. Сидоренко, Е. В. Терапия и тренинг в концепции Альфреда Адлера / Е. В. Сидоренко. – СПб.: Речь, 2002.
65. Соколов, Э. В. Введение в психоанализ. Социокультурный аспект / Э. В. Соколов. – СПб.: Лань, 1998.
66. Справочник практического психолога. Психодиагностика
/ под общ. ред. С. Т. Посоховой. – М.: АСТ; СПб.: Сова, 2006.
67. Столороу, Р. Клинический психоанализ. Интерсубъективный подход / Р. Столороу, Б. Брандшафт, Д. Атвуд; пер. с англ. –
М.: Когито – Центр, 1999.
68. Сэмьюэлз, Э. Критический словарь аналитической психологии К. Юнга / Э. Сэмьюэлз, Б. Шортер, Ф. Плот. – М.: МНПП
ЭСИ, 1994.
69. Тайсон, Р. Психоаналитические теории развития / Р. Тайсон, Ф. Тайсон. – Екатеринбург: Деловая книга, 1998.
70. Томэ, Х. Современный психоанализ. Т. 1. Теория / Х. Томэ, Х. Кэхеле; пер. с англ. / общ. ред. А. В. Казанской. – М.: Прогресс-Литера, Яхтсмен, 1996.
71. Томэ Х. Современный психоанализ. Т. 2. Практика
/ Х. Томэ, Х. Кэхеле; пер. с англ. / общ. ред. А. В. Казанской. –
М.: Прогресс-Литера, Яхтсмен, 1996.
72. Фигдор, Г. Дети разведенных родителей: между травмой
и надеждой (психоаналитическое исследование) / Г. Фигдор. –
М.: Наука, 1995.
73. Фрейд, А. Теория и практика детского психоанализа.
Т. 1, 2 / А. Фрейд. – М.: Апрель Пресс, ЭКСМО-Пресс, 1999.
74. Фрейд, А. Детская сексуальность и психоанализ детских
неврозов / А. Фрейд, З. Фрейд. – СПб.: Восточно-Европейский
Институт психоанализа, 1995.
75. Фрейд, З. Введение в психоанализ: лекции / З. Фрейд. –
М.: Наука, 1991.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
76. Фрейд, З. Массовая психология и анализ человеческого
«Я» / З. Фрейд // «Я» и «Оно». Труды разных лет, кн. 1. –
Тбилиси: Мерани, 1991.
77. Фрейд, З. Очерки по психологии сексуальности / З. Фрейд
// «Я» и «Оно». Труды разных лет, кн. 2. –Тбилиси: Мерани, 1991.
78. Фрейд, З. Психоаналитические этюды / З. Фрейд. –
Минск: Беларусь, 1991.
79. Фрейд, З. Толкование сновидений / З. Фрейд. – Обнинск:
Титул, 1991.
80. Холл, К. С. Теории личности / К. С. Холл, Г. Линдсей. –
М.: КСП, 1997.
81. Хорни, К. Собрание сочинений: в 3-х т. Т. 2 Новые пути в
психоанализе, самоанализ / К. Хорни. – М.: Смысл, 1997.
82. Хорни, К. Женская психология / К. Хорни. – СПб.: Восточно-Европейский Институт психоанализа, 1993.
83. Хьелл, Л. Теории личности. Основные положения, исследования и применение / Л. Хьелл, Д. Зиглер. – СПб.: Питер
Пресс, 1997.
84. Эйдемиллер, Э. Г. Психология и психотерапия семьи
/ Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис. – 3-е изд. – СПб.: Питер, 2001.
85. Энциклопедия глубинной психологии. Т. 1. Зигмунд
Фрейд: жизнь, работа, наследие. – М.: Менеджмент, 1998.
86. Эриксон, Э.-Г. Детство и Общество / Э.-Г. Эриксон. –
СПб.: Ленато, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996.
87. Эриксон, Э.-Г. Идентичность: юность и кризис
/ Э.-Г. Эриксон. – М.: Прогресс, 1996.
88. Юнг, К.-Г. Проблемы души нашего времени / К.-Г. Юнг.
– М.: Прогресс, Универс, 1994.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Оглавление
Предисловие ......................................................................................................... 3
Глава 1. Характеристика идентичности
в контексте психоаналитической теории ............................................ 4
1.1. Основные подходы к рассмотрению идентичности в психологии ......... 4
1.2. Понятие идентификации и идентичности в психоанализе ..................... 8
Глава 2. Идентификация в процессе психосексуального развития .............. 11
2.1. Основные понятия психосексуального развития ................................... 11
2.2. Стадии психосексуального развития ........................................................ 15
2.3. Общие замечания относительно роли идентичности
и идентификации в психосексуальном развитии ............................. 79
Глава 3. Формирование идентичности
как часть психосоциального развития ............................................... 88
3.1. Концепция Э. Эриксона ............................................................................. 88
3.2. Подход О. Кернберга.................................................................................. 92
Рекомендуемая литература ............................................................................... 98
Учебное издание
Румянцева Татьяна Вениаминовна
Психодинамические
основы идентичности
Учебное пособие
Редактор, корректор М. Э. Левакова
Верстка Е. Л. Шелехова
Подписано в печать 16.12.09. Формат 60×84 1/16.
Бум. офсетная. Гарнитура "Times New Roman".
Усл. печ. л. 5,58. Уч.-изд. л. 5,05.
Тираж 100 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе Ярославского
государственного университета им. П. Г. Демидова.
Отпечатано на ризографе.
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова.
150000, Ярославль, ул. Советская, 14.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т. В. Румянцева
Психодинамические
основы идентичности
106
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
145
Размер файла
838 Кб
Теги
919, румянцева, психодинамический, основы, идентичность
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа