close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1050.Проблемы теории и практики межкультурной коммуникации

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова
Управление международных связей
Кафедра иностранных языков
ПРОБЛЕМЫ
ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ
МЕЖКУЛЬТУРНОЙ
КОММУНИКАЦИИ
​Сборник научных трудов
Ярославль 2010
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
УДК 159.9.:316.77
ББК Ч 110.7я43
П 78
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного издания. План 2010 года
Рецензенты:
доктор философских наук, профессор А. К. Кудрин
(Ярославская государственная медицинская академия);
кафедра теории и истории культуры Тверского
государственного университета
П 78
Проблемы теории и практики межкультурной коммуникации: сб. науч. тр. / под ред. Т. В. Шульдешовой; Яросл.
гос. ун-т им. П. Г. Демидова. – Ярославль: ЯрГУ, 2010. – 184 с.
ISBN 978-5-8397-0767-2
В настоящий сборник включены научные статьи, содержание которых было представлено авторами в сообщениях на
Шестой международной научно-практической конференции
«Проблемы теории и практики межкультурной коммуникации», состоявшейся в ЯрГУ им. П. Г. Демидова в марте 2010 г.
Материалы сборника адресованы учёным, преподавателям, аспирантам, докторантам, студентам, магистрантам, бакалаврам высших и средних учебных заведений и широкой
научной общественности.
Редакционная коллегия:
Т. В. Шульдешова (отв. редактор),
А. В. Егорова,
Е. В. Матвеева,
Ю. Г. Карабардина,
Д. И. Бузина
ISBN 978-5-8397-0767-2
© Ярославский государственный
университет им. П. Г. Демидова, 2010
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
От редакции�������������������������������������������������������������������������������������������������� 6
Часть 1
Томашов В. В. Феномен евразийства в аспекте
межкультурной коммуникации.........................................................................7
Ora John Reuter. Overcoming Linguistic and Cultural Barriers
in Social Science Field Research: Problems and Solutions����������������� 11
Шульдешова Т. В. К вопросу о содержании понятия
«межкультурная коммуникация» и средствах
его экспликации���������������������������������������������������������������������������������� 17
Егорова А. В. Роль культурных стереотипов����������������������������������������� 24
Шустров А. Г. Диалог и культура личности в религиозных
концепциях христианского Запада и Востока��������������������������������� 26
Бугрова И. К. Языковая личность как объект изучения����������������������� 30
Шляхтина Е. В. Сущность понятия «мультикультурализм»���������������� 39
Полетаева А. Б. A Glimpse of English Life: Mother’s Day
founder resented commercialization���������������������������������������������������� 43
Полетаева А. Б. Из истории развития межкультурных отношений
городов-побратимов Ярославль – Эксетер�������������������������������������� 45
Титкова Е. В. Диалог культур как неотъемлемая часть
человеческого бытия�������������������������������������������������������������������������� 48
Купцова Л. В. Глобализация и развитие языков������������������������������������ 52
Трофимова О. В., Трофимова Я. В. Влияние глобализации
на культуру компании������������������������������������������������������������������������ 54
Киселёва Л. Ю. Роль дистанцированности в коммуникативном
поведении представителей британской
и американской культур��������������������������������������������������������������������� 59
Карабардина Ю. Г., Рощина Р. А. Многоязычие как путь
сохранения языков и культур в современном мире������������������������ 63
Воат А. А. Использование нейролингвистического
программирования в политической рекламе
как инструмент воздействия на массовое сознание������������������������ 67
Быкова Д. С. Stereotypes of national culture in intercultural dialogue���� 71
Зарецкая Е. В., Кирюшина А. В. Современная Россия
глазами иностранца. Взгляд из Германии���������������������������������������� 76
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Палатников Д. Е., Ратманова Е. В. Язык власти и власть языка:
к вопросу о роли слова в политике��������������������������������������������������� 80
Купцова М. А. Правовое регулирование
культурно-языковой сферы ЕЭС������������������������������������������������������� 83
Гаджигасанова Н. Н. Толерантность – ключевой фактор диалога
культур и основание межкультурной коммуникации��������������������� 86
Зайцева К. А. Территориальный брендинг как канал
межкультурной коммуникации��������������������������������������������������������� 91
Дунаева С. В. Проблемы сохранения и изучения
памятников культуры в эпоху Просвещения
(на примере Британского музея)������������������������������������������������������� 94
Колесникова А. Г. К чему должен быть готов кандидат
на должность международного менеджера?����������������������������������� 98
Новикова И. А. Развитие российско-американских отношений
через неформальные объединения (или 20 лет вместе)��������������� 103
Часть 2
Бузина Д. И. Особенности межкультурного взаимодействия
в процессе изучения иностранного языка
студентами неязыкового вуза���������������������������������������������������������� 108
Бутько Ю. В. Трансформированные паремии
как вторичный текст������������������������������������������������������������������������ 113
Вдовина Е. К. Интегративный подход к обучению языку
специальности и проблема разноуровневой языковой
подготовки первокурсников������������������������������������������������������������ 117
Высоких Я. В. Разговорно окрашенная лексика
немецкого языка в гендерном измерении�������������������������������������� 121
Голубев Д. А. Концепт «героизм» в лексической семантике
русского и английского языков������������������������������������������������������� 124
Губина Г. Г. Формирование коммуникативной компетенции
в процессе обучения иностранному языку в вузе
на основе компьютерных технологий�������������������������������������������� 128
Ефимова М. В. Анализ эмпирического исследования когнитивного
компонента межкультурной невербальной компетенции������������ 132
Зеленова Т. Г., Константинова В. Г. Тенденции роста интереса
к изучению русского языка для развития стран
на постсоветском пространстве������������������������������������������������������ 135
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Колобанова Ю. Н. Составление исторической экскурсии
на иностранном языке как эффективная форма обучения����������� 139
Литвинович В. Г. Воспитание учащейся молодежи
в духе толерантности и культуры мира������������������������������������������ 143
Матвеева Е. В. Выражение оценки посредством языковой игры������ 149
Новожилова Е. В. К вопросу о культурно-языковых противоречиях
в эпоху глобализации����������������������������������������������������������������������� 153
Сапожникова М. В. Некоторые способы формирования
компенсаторной компетенции в неязыковом вузе ������������������������ 157
Умнова И. В. Из опыта разработки программы преподавания
русского языка как иностранного на краткосрочных курсах������� 162
Федосова Л. И. Обучение аудированию в неязыковых вузах
(на примере немецкого языка)�������������������������������������������������������� 166
Фомина Т. Н., Зеленкова Е. А. Самостоятельная работа
при изучении немецкого языка
с опорой на аутентичный текст������������������������������������������������������� 170
Шилова Т. П. Иностранный язык
и специфика работы со взрослыми������������������������������������������������ 175
Шульдешова Т. В., Хелингер М. Отношение к иностранным
языкам в англоязычных странах
(на материале Соединенных Штатов Америки)���������������������������� 179
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
От редакции
Предлагаемый вашему вниманию сборник является результатом научных исследований, посвященных актуальным вопросам языкового общения между различными лингвокультурными сообществами. Их авторы – преподаватели и аспиранты соответствующих специальностей российских и зарубежных вузов, представители общественных организаций.
Сборник состоит из двух частей, что соответствует основным составляющим понятия межкультурной коммуникации – лингвистике и
культурологии (1-я часть) и формированию процессе преподавания иностранных языков (2-я часть ).
Теоретические вопросы межкультурной коммуникации отражены в
статьях В. В. Томашова, Т. В. Шульдешовой, Е. В. Шляхтиной, А. Г. Шустрова, Дж. Ройтера и др. (1-я часть). Интерес вызывает многолетнее
исследование когнитивного компонента межкультурной невербальной
коммуникации в группах студентов, изучающих немецкий язык в Ярославском педагогическом университете (статья М. В. Ефимовой). Представлены исследования, связанные с глобализацией, толерантностью, новыми методическими приемами и технологиями в области преподавания
иностранных языков (2-я часть).
Психологическая составляющая межкультурной коммуникации
играет все большую роль в политических дискурсах, направленных на
манипуляцию сознанием их участников. Эта тема исследуется в работах
А. А. Воата, Д. Е. Палатникова и Е. В. Ратмановой.
Трудно перечислить все, что нашло свое отражение в статьях авторов сборника: все они в той или иной степени вызывают интерес новизной подхода или прагматичностью содержания. Надеемся, что сборник
окажется полезным как для преподавателей, так и для других профессионалов, связанных с практикой и теорией межкультурной коммуникации.
Оргкомитет и редколлегия выражают признательность всем, кто
способствовал успешному проведению конференции и публикации данного сборника:
– ректорату ЯрГУ им. П. Г. Демидова;
– сотрудникам Управления международных связей ЯрГУ;
– преподавателям и сотрудникам кафедры иностранных языков ЯрГУ;
– аспирантам и студентам, принимавшим участие в работе конференции;
– редакционно-издательскому отделу ЯрГУ.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Часть 1
Феномен евразийства в аспекте
межкультурной коммуникации
В. В. Томашов
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова,
Ярославль, Россия, valtom@mail.ru
С точки зрения основополагающих принципов теории межкультурной коммуникации генезис и трансформация любого социокультурного типа совместной жизни людей должен изучаться на основе всестороннего исследования породивших его исторических культурных взаимодействий. Представление о социокультурном типе взаимодействия является дальнейшей конкретизацией цивилизационного подхода, так как позволяет перейти от внешнего сопоставления отдельных цивилизаций к анализу их внутренней структуры в свете системообразующего взаимодействия. Конституирующий цивилизацию социокультурный
тип взаимодействия определяет критерии цивилизованности, вовлекает в цивилизационное движение разные страны и народы.
Один из наиболее значимых для всемирной истории социокультурных типов попытались выделить, на наш взгляд, евразийцы.
Н. С. Трубецкой, П. Н. Савицкий и другие специфику российской
цивилизации стали раскрывать не посредством внешнего сопоставления с соседствующими цивилизациями, а изнутри – через
призму взаимодействия культурных миров Европы и Азии.
Европа символизировала для евразийцев ценности открытости и свободы, демократии и прогресса. Азия ассоциировалась
с замкнутостью, деспотизмом, застоем. «В разнообразных формах длится их вечный конфликт, прообраз которого дан в столкновении Царя Царей с демократиями Эллады», – писал об анта7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
гонизме Европы и Азии П. М. Бицилли [1, с. 24]. Будучи противоположными по ценностным ориентациям, европейская и азиатская культуры на разных этапах всемирно-исторического процесса нередко сосуществовали в рамках многих конкретных социальных организмов.
Глобальные масштабы взаимовлияния и взаимопроникновения, рефлексию и синтез культур Азии и Европы зафиксировал
Н. А. Бердяев: «Ныне кончаются времена замкнутых национальных существований. Все национальные организмы ввергнуты в
мировой круговорот и в мировую ширь. Происходит взаимопроникновение культурных типов Востока и Запада. Прекращается
автаркия Запада, как и прекращается автаркия Востока». И далее:
«Эллинистическая эпоха действительно была эпохой ″евразийской″ культуры, но в том смысле, что в ней соединились Восток
и Запад, Азия и Европа» [2, с. 294]. Факт социокультурной интеграции Европы и Азии, а, следовательно, одну из ранних форм
евразийского синтеза Н. А. Бердяев усматривал в эпохе эллинизма. Если это действительно так, и евразийство как социокультурный тип деятельности генерируется на порубежье Малой Азии,
то нельзя не отметить, что далее этот социокультурный тип неоднократно трансформируется, мигрирует, даже блуждает. При
этом все конкретно-исторические вариации евразийства имеют
в своей основе некоторый инвариант. Структурообразующими
элементами этого инварианта являются субъекты-носители взаимодействия, объективные условия взаимодействия и особый характер (вид) последнего. Реальными субъектами-носителями взаимодействия являются этносы – народы Евразии.
Исторически конкретно евразийский социокультурный тип
обычно описывается на примере России. Вместе с тем признается, что славяно-тюркскому единству в степях Евразии исторически предшествуют более ранние формы данного типа. Так,
например, культурообразующее для Русской земли православие
было государственной религией Византийской империи, евразийская природа которой в формально-географическом смысле
очевидна. Следовательно, Россия не является единственным примером евразийского синтеза. Евразийский социокультурный тип
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
актуализировался на различных этнических и ландшафтных субстратах. Не исключено, разумеется, что в результате исторически последовательной смены оснований наиболее адекватное месторазвитие он обрел в степной зоне Евразии. Поэтому именно в
России склонны видеть собственно евразийскую цивилизацию.
На наш взгляд, необходимо различать исторические особенности конкретных проявлений евразийского социокультурного
типа и его собственное содержание, инвариантное по отношению
к этническому субстрату и ландшафту. Для выделения инварианта рассматриваемого социокультурного типа обратимся к его гипотетическому первообразу – к эллинизму.
Как показал Е. Г. Рабинович, первоначальная Европа – это
«пифийская» Европа. Для древних греков Европа ассоциировалась с культурной зоной, прилегавшей к местонахождению оракула. В дельфийском храме регулярно собирался Совет амфиктионов, представлявший все народы Греции и решавший важнейшие вопросы культа. Аполлон Пифийский формировал вокруг
себя упорядоченное пространство. Азия же воспринималась как
периферия, окраина упорядоченного мира, а точнее, антимир по
отношению к Европе [3].
Александр Македонский традиционно считается пионером
цивилизации, стремящейся к единомыслию Востока и Запада.
Вместе с тем уже греко-персидские войны дали толчок к активизации отношений между Европой и Азией. Восточный поход
Александра Македонского идеологически мотивировался, в частности, долгом мщения за поруганное персами святилище Аполлона в Дельфах. Стремясь к установлению мирового господства,
по общему мнению, Александр Македонский стал сознательно,
постепенно и последовательно проводить политику интеграции
различных культур, мечтая о создании единого народа «персоэллинов». Достигнутый эллинизмом конкретно-исторический
синкретизм культур Запада и Востока позволяет определить его
как опыт евразийского синтеза, а потому и Александра Великого
вполне можно назвать одним из прародителей евразийства.
Социокультурные варианты евразийского типа могут актуализировать и другие линии родственных отношений. В этом
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
смысле интересно отметить структурную идентичность эллинизма и тюрко-славянского синтеза. Во-первых, обратим внимание
на этническую двойственность исходно ведущего (наиболее активного) субъекта евразийского синтеза – татаро-монголов. В
этом союзе монголы типологически идентичны македонцам – гегемонам всегреческого союза.Во-вторых, социокультурным эквивалентом Европы – зоны порядка и культурной открытости – в
рассматриваемом варианте евразийского синтеза – является не
Древняя Русь (порядок в которой был неустойчив), а монгольский Восток. Именно Яса Чингисхана сковала русскую стихию.
Примечательно, что в завоевательных походах Чингисхана, как
и Александра Македонского, сопровождали ученые (китайские и
уйгурские). В-третьих, отношения тюрок и славян основоположники евразийства характеризуют как «органическое братание»
(П. Н. Савицкий).
Но в последнее тысячелетие татаро-монголы были не единственными носителями культуры порядка на территории Евразии. Практически одновременно в крестовых походах представители романо-германской культуры стали носителями «немецкого
порядка». Многие русские мыслители, в т. ч. и евразийцы, писали
о «романо-германском иге», довлевшем над Россией, начиная от
«врачей-отравителей» эпохи Ивана Грозного и заканчивая духовным влиянием на часть россиян учения К. Маркса и Ф. Энгельса
в ���������������������������������������������������������
XIX������������������������������������������������������
–�����������������������������������������������������
XX���������������������������������������������������
вв. Типологически эти отношения также являются евразийскими, т. е. отношениями породнения, не исключавшими,
по выражению Н. А. Бердяева, и «семейных распрей», вроде Первой и Второй мировых войн.
Таким образом, разрабатывая евразийский проект, в настоящее время следует вести речь не только о тюрко-славянском, но
и о русско-германском единстве. Кроме того, современный период интенсивных изменений, происходящих в разных частях евразийского пространства, рождает новую конфигурацию данного социокультурного синтеза, так что евразийская перспектива
представляется открытой.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Бицилли П. М. «Восток» и «Запад» в истории Старого Света
// Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993.
2. Бердяев Н. А. Евразийцы // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993.
3. Рабинович Е. Г. От Атлантики до Урала (к предыстории вопроса) // Новое литературное обозрение. 2001. № 52.
Overcoming Linguistic and Cultural Barriers
in Social Science Field Research: Problems and
Solutions
Ora John Reuter
Department of Political Science, Emory University, The USA
ojreuter@gmail.com
Introduction
Social scientists frequently carry out field research (e.g. interviews, surveys, oral history projects, archival research, data collection) in other countries, and are thus compelled to conduct research in
a language other their own. Frequently, they have some competence
in the language, perhaps even approaching fluency, but rarely are they
native speakers. Indeed, mastery of this language is not their first professional priority. Their first professional priority is the successful
conduct of research in their area of specialty. Thus, researchers must
minimize the extent to which the language barrier poses an obstacle
for their research.
A second set of challenges for social scientists conducting research in other countries are cultural differences. In particular, researchers should be particularly aware of cultural norms relating to
respect for authority, openness, formality, and scheduling as these
have the most bearing on the research process in the majority of cases.
In this article, I outline the main challenges facing researchers in
foreign cultural and linguistic settings and provide some guidelines
for dealing with those challenges. These recommendations are based
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
primarily on my own experience interviewing Russian political elites
in 2007, 2008, and 2009. Where appropriate, I try to introduce examples from my own research.
Recommendations for Overcoming Language Barriers
1. Preparedness is key
In any interview setting, being well prepared is crucial. It is all
the more crucial in a setting where the interviewer is conducting the
interviews in a language other than their mother tongue. Each question should be well formulated and practiced multiple times before it
is employed. Even researchers with minimal competency in their site
country’s language can conduct an effective interview if they have
assiduously prepared their scripts beforehand. This preparation may
include seeking the advice of a native speaker to make sure the subtleties of your question are conveyed in the research language. Back
translation may help as well. Another key resource in this process is
Google (or Yandex). Phrases that the researcher is unsure about can
be entered into Google in quotation marks. The hit count and context
of the results will provide information about how and if phrase is used
in the research language. If the interview is semi-structured and open
ended responses are elicited, the researcher may need to prompt the
respondent with follow up questions. To the extent possible, the nature
and placement of these follow-up questions should be anticipated and
prepared in advance.
2. Use a Tape Recorder
In non-sensitive research settings, a tape recorder should always
be used. The researcher can listen to recordings at a later date and
absorb the information fully. The other main advantage of a tape recorder is that the researcher can concentrate solely on listening to the
respondent’s responses, instead of writing notes. Moreover, if the conversation is tape recorded, the researcher will not be compelled to interrupt the respondent if the researcher does not understand something
in his/her response
3. Find a Balance between Language Honesty and Authoritativeness
Do not misrepresent your language ability. Elite respondents are
typically understanding of the language barrier (children and less educated respondents may require a different approach). In most cases,
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
respondents will be kind enough to adjust the speed of their speech to
accommodate you. Do not be afraid to ask a respondent to speak more
slowly. Asking the respondent to repeat or rephrase what he/she just
said is also appropriate. HOWEVER, the interviewer should use
his/her judgment to determine whether the respondent is changing the fundamental content of his/her response in order to accommodate your language abilities. This must be avoided. There is
sometimes a tendency for the respondent to infantilize the interviewer
if their speech is unsophisticated or it appears they do not understand.
This can be mitigated in three ways 1) establishing your authority at
the beginning of the interview through a lucid statement of your goals
and credentials, 2) preparing your questions well (point 1), and 3) allowing phrases or sentences that are not understandable to pass by (to
be examined later on the recordings).
Recommendations for Overcoming Cultural Barriers
1. Know the Culture
The researcher should take the time to become familiar with possible cultural barriers to their research. For most world regions, there
is likely to be academic literature specifically devoted to the challenges of conducting research in a particular world region. Consult it.
2. Set a tone that is appropriate for the social relation between
researcher and respondent
Attitudes toward authority differ around the globe. The researcher should adjust his/her research strategy depending on 1) the attitude toward authority in the given culture and 2) the status of the researcher vis-a-vis the respondent. When the cultural social status of
the respondent is higher or equal to that of the interviewer, then the
interviewer must take steps to establish ones credibility and purpose.
In my interviews with political elites in Russia, it has been crucial to
immediately establish my credibility by clearly stating my position,
academic affiliation, and goals. For this, a well conceived introductory
script is crucial. It must contain not only the facts about your position and affiliation, but also a clear and relatively detailed statement
about your research purpose and the purpose of the interview. If one
is to err in this, I suggest erring on the side of adding more detail. It
helps establish credibility and gives the respondent a clear idea of your
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
knowledge about this issue. If the social standing of the researcher is
perceived as higher than the respondent in the culture, (e.g. interviewing children) then opposite strategy should be pursued, as the goal
should be to gain rapport with the respondent and downplay the social
differences between the interviewer and the respondent. Naturally,
both of these challenges are downplayed in societies (such as the US
or much of Western Europe) where reverence for formal authority is
less pronounced.
3. Be yourself as a foreigner
Both within and across cultures, respondents vary in the extent
to which they feel comfortable sharing information. The social science researcher wants the respondent to be as open and forthcoming
as possible. On this point, being a foreigner has advantages and disadvantages. Some respondents may be more willing to share information
with a foreigner. They may feel that it is hospitable to do so or that
they need to ‘put on a good face’ for a foreigner. They may also relish the opportunity to speak ‘on behalf’ of their country, or they may
simply enjoy letting a foreigner in on some ‘secrets’ about their work,
lifestyle, environment, etc.
But being a foreigner also has two major disadvantages. First, in
stark contrast to the first advantage, some societies are more suspicious of outsiders than others and thus, respondents may be unwilling
to reveal information in the presence of a foreigner. Paradoxically,
respondents among the Russian political elite exhibit a full range of
variation on this scale. Some are clearly more open with foreigners
than they would be with a domestic interviewer. Others are extremely
hesitant to reveal information to a foreigner.
This is a difficult challenge. The first piece of advice I can offer
on this point is not to try to ‘blend in’ or present yourself as a native.
In most cases, this is impossible and not worth the effort. Rather, it is
probably better to reassure the respondent about the anonymous nature
of your research (if it is anonymous), and to spend more time gaining
rapport with such respondents. In other words, if it is clear that the
respondent is closed to foreigners, I have found that it is sometimes
helpful to spend more time discussing personal and non-professional
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
items at the beginning of the interview, including making personal
statements about yourself to show the respondent your human side.
A second disadvantage of being a foreigner is that respondents
sometimes tell you what they think you want to hear. I sometimes detect my respondents providing answers that they think are in line with
Western conceptions of politics in Russia or else using the interview
to debunk perceived Western myths about Russia. The main solution
to this problem is to authoritatively control the interview with wellprepared questions. It may also be necessary to disabuse the respondent of any notion that you (the interviewer) hold any partisan beliefs
on the subject.
I base these recommendations on my own interviews in Russia,
but I must believe that they will hold true for Russian researchers
doing interviews in Europe and the US. European and American respondents are less likely to be suspicious of foreigners than Russian
respondents, but then again, they may be less likely to improve the
quality of their responses because the interviewer is a foreigner. And
it is just as likely that they may adjust the content of their responses to
match what they think the foreign (Russian) interviewer wants to hear.
I see no reason why the technique I describe above would not apply in
European and American research settings.
4. Know Cultural Specifics of Scheduling and Contacting
This practical consideration may seem insignificant, but over the
past several years, I have found it to be the most significant cultural
barrier to successful field research. Practices governing scheduling
and appointment-making differ widely around the world. They are determined not only by cultural but also by logistical and infrastructural
conditions. In the United States, for example, sending introductory
letters, emails, and faxes are the usual ways of setting an interview. In
Russia, this formal approach is rarely successful (as I found out early
on in my research). It is more fruitful to contact respondents (or their
offices) by telephone just a day or so before you want to schedule the
interview.
In any setting, exploiting a network of contacts is helpful, but the
extent to which it is necessary varies by country. In the United States,
the common practice for acquiring interviews with politicians is to
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
send their staff secretary a formal request. No introduction is usually
needed. In Russia, this is becoming more of a standard practice, but
making use of personal contacts garnered through your professional
connections or prior interviews is still the most effective way of gaining access in Russian political circles. Indeed, this approach usually
yields direct contact with the respondent (e.g. a mobile phone number), something that is very rare in the United States. This is another
paradox; in the United States attitudes toward authority are much
more relaxed than in Russia, but gaining personal (e.g. mobile phone)
access to a political elite respondent is unusual. On the other hand, in
Russia, where attitudes toward authority are more hierarchical, it is
not uncommon to contact respondents directly.
Thus, the Russian researcher conducting interviews in the US
may spend unnecessary time building a network of contacts, much
as I spent unnecessary time writing formal request letters when I first
started doing research in Russia.
Conclusion
These guidelines for conducting research in another cultural environment were developed on the bases of my own experiences in Russia. Nonetheless, I hope that Russian scholars seeking to undertake
research in other countries can learn something from my mistakes and
successes. Ultimately, there is no clear-cut solution for most of these
issues. Successful research in a foreign country requires a great deal of
adaptation. The best we can do is to be aware of the issues and prepare
as much as possible.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К вопросу о содержании понятия
«межкультурная коммуникация»
и средствах его экспликации
Т. В. Шульдешова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова,
Ярославль, Россия, tan-shul@yandex.ru
Проблемный характер содержания понятия межкультурной
коммуникации заключается, главным образом, в разнородности
составляющих его понятий, относящихся к языку, психологии,
социальным наукам, истории, экономике и т. п. Это естественно, так как данное сложное понятие соотносится не с отдельным
предметом действительности или даже с классом таких предметов, как это имеет место у лексических единиц языка. Оно –
продукт погружения языка в общественную практику людей и
соотносится с такой разновидностью этой деятельности, как «общение языковых личностей, принадлежащих различным лингвокультурным сообществам» [1, с. 10]. В соответствии с этим
определением, как полагает его автор, в межкультурной коммуникации можно выделить такие составляющие, как язык, культуру, сознание, лингвокультурное сообщество, языковую личность.
По нашему мнению, здесь заслуживает внимания тот факт,
что, дважды вводя в дефиницию понятие языка – один раз в качестве определения к понятию личности и во второй раз через
латинский термин «лингво» в качестве определения к понятию
сообщества, – автор избегает его номинативного употребления
в качестве понятия средства общения. В дальнейшем он поясняет, что сосредоточивает свое внимание на особенностях русско­
язычной личности и русскокультурного сообщества как источнике «коммуникативных неудач», оставляя выбор языка общения
на усмотрение коммуникантов. Однако такое отношение к роли
языка-посредника в системе координат межкультурной коммуникации вызывает возражения со стороны тех, кто занимается
(профессионально) преподаванием иностранных языков и/или
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
имеет непосредственное отношение к межкультурной коммуникации. Дело в том, что выбор языка-посредника представляется
детерминированным актом, подчиненным главной цели общения – достижению п о н и м а н и я между участниками коммуникативной ситуации. Даже если мы выбираем в качестве языка общения свой родной язык (в нашем случае русский), поиск средств
экспликации наших мыслей и намерений должен быть подчинен
этой цели. То есть мы должны пользоваться стандартным литературным языком, избегать фразеологических сочетаний, аллюзий,
которые могут быть понятны только соотечественнику, придерживаться нейтрального стиля. Другими словами, следует просто
выполнять правила культуры речи и следовать речевому этикету.
В любом другом лингвокультурном сообществе данный императив прозвучит, скорее всего, банально. Однако при современном
состоянии русской культуры он может остаться неуслышанным
или непонятым. Весь период конца ХХ – начала ХХ�������������
I������������
в. характеризуется расшатыванием норм литературного языка, в особенности стилевых и орфографических [3, c. 24]. О. А. Крылова, доктор
филологических наук, считает, что этому способствуют средства
массовой информации, особенно некоторые издания газет. Снятые
в результате перестройки запреты и ограничения на содержание
информации стали пониматься газетчиками и некоторыми радиои телерепортерами как возможность употреблять (в целях экспрессии) «и внелитературное просторечие, и жаргонизмы, и даже
бранную и инвективную лексику» [там же]. В целом нестабильная,
лишь начавшая формировать новые нормы современная русская
речевая культура характеризуется, по мнению О. А. Крыловой,
«отсутствием толерантности и, как следствие, речевой агрессией»
[там же, с. 25]. Разумеется, работники СМИ не сами придумали
экспрессивную лексику и разговорно-фамильярный стиль – все
это существовало и при советской власти, но оставалось тогда за
рамками публицистики. В самой же публицистике, как и во всем
советском обществе, поощрялись и отсутствие толерантности, и
речевая агрессия (с целью бичевания своих недостатков и чужих
пороков), но при этом использовался высокий стиль – позор, заклеймить, мы осуждаем, не позволим и т. п. С развалом Совет18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ского Союза нетерпимость и агрессия не исчезли, а проявились в
полной и бесконтрольной мере во всех слоях бывшего советского общества, а также в средствах массовой информации, но уже
с помощью средств низкого стиля, что не могло не повлиять на
общение с иностранцами, которое тоже перестало быть объектом
регламентации в прежнем понимании.
Поскольку сам термин «межкультурная коммуникация» (далее МК) возник и вошел в широкое употребление лишь в 90-е
годы прошлого столетия, а то, что понимается сейчас под его
основным содержанием, появилось на заре цивилизации, необходимо сделать обзор предшествующей терминологии и аналогов
данного понятия в русской истории.
Общение между людьми и их сообществами, говорящими на
разных языках, существовало во все времена. Даже в процессе
вооруженных конфликтов языковое общение между противостоящими силами выполняло свою функцию и имело свою ценность.
«Этимологический словарь русского языка» Макса Фасмера приводит значение древнерусского слова языкъ – «переводчик, лазутчик», ссылаясь на 1 Софийскую летопись под 1342 г., в которой
было помещено «Сказание о Мамаевом побоище». В Отечественную войну 1941–1945 гг. слово язык в передовых частях обозначало пленного, который мог дать ценные показания. (Но в английском языке подобное употребление слова tongue не наблюдается.)
Во время Первой мировой войны на русско-германском фронте,
особенно в предреволюционные годы под влиянием большевистской пропаганды, имело место прекращение огня и выход из окопов с помощью так называемого «братания». Сигналом к нему часто служили фанерные плакаты с обращениями, что очень важно,
на языке противника, например, «БУДЕМЪ БРАТЯМИ ВЫХАДИТЕ НА ДРУЖНЫЕ РАЗГАВОРЫ И ЗАКУСКИ» [2, с. 34].
Введение в МК идеологии наряду с культурной компонентой,
а точнее, вместо нее характерно для терминологии советского периода. Все, что имело отношение к описанию широкомасштабного общения между различными лингво-культурными сообществами, подвергалось не менее тщательной языковой обработке,
чем в современном политкорректном Западном обществе. Номи19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нация разных видов этого общения уже становилась идеологией,
государственной языковой политикой, поскольку в данную коммуникативную ситуацию включался национальный вопрос. Употреблявшиеся тогда метаслова: международный, межнациональный, – интернациональный – имели свои сферы обращения, свои
стандартные коммуникативные ситуации, или фреймы. Так, первое метаслово закрепилось еще с давних времен для обозначения отношений государств между собою, что эксплицировалось
с помощью выражений: международное положение, международные отношения, которые могли перейти в международную
напряженность, существовали журналисты-международники,
международные обозреватели, проходили международные конференции. Однако если надо было подчеркнуть общий характер
усилий, приложенных к организации какой-то международной
ассоциации или международного события, то употреблялось (и
употребляется) слово всемирный: Всемирный фестиваль молодежи и студентов, Всемирная выставка, Всемирный союз студентов, Всемирная торговая организация. Для экспликации отношений СССР с конкретным государством употреблялась формула
типа советско-французские отношения (формула сохранилась
и сейчас, однако первое слово заменилось на слово российско-).
Таким образом, в том аспекте МК, который связан с дипломатическими фреймами с их четко сформулированными вербальными и невербальными протоколами, а также с иными ситуациями,
требующими договорных отношений между коммуникантами,
употреблялось слово «международный». Оно и сейчас является
активным элементом нашего лексикона, но все чаще данное понятие становится видовым по отношению к понятию «глобальный».
Термин межнациональный создавался именно для того общения, которое сейчас носит название межкультурного. Русский
язык официально признавался языком межнационального общения народов СССР. Здесь стоит отметить, что язык, выполняющий подобную функцию в многоэтнических сообществах (некоторых государствах Африки, Юго-Восточной Азии, в Индии и
др.), носит название государственного языка – official language.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Если вообще говорить о понятиях «нация», «национальный» как
бывших элементах межкультурной коммуникации, то они практически целиком перешли в сферу политики, очевидно под влиянием английского языка и англоязычной культуры, где они соотносятся с государством в целом. Ср. the United Nations Organisation, вручение национальной премии ТЭФИ и т. п.
Термин интернациональный представлял собою транслитерацию английского internati������������������������������
���������������������������������������
����������������������������
nal��������������������������
и целиком и полностью находился в сфере идеологии, о чем свидетельствовало, прежде
всего, его употребление в названии международной организации
коммунистических и рабочих партий «Интернационал», в названии журнала «Интернациональная литература» с тенденциозным подбором переводимых авторов и произведений, в названии
Клубов интернациональной дружбы (КИД’ов), деятельность которых имела четкие территориальные границы и идеологические
направления. Поэтому русское метаслово ушло из современного
содержания межкультурной коммуникации, в то время как его
оригинал international по-прежнему остается в нем и является
продуктивным источником создания многочисленных словосочетаний на английском языке.
Сказанное выше не означает, что идеологическая и политическая составляющие содержания МКК остались в прошлом или
являются присущими только тоталитарным режимам. Так, например, официальными и рабочими языками ООН и ЮНЕСКО
являются английский, арабский, испанский, китайский, русский
и французский. Как видно, в этот круг мировых языков не вошел немецкий язык, несмотря на его «широкое распространение
и высокий уровень функционального и внутриструктурного развития». Произошло это исключительно по идеологическим мотивам: в момент создания этих организаций он воспринимался
общественным сознанием, прежде всего, как язык, развязавший
мировую войну со стороны Германии [4, c. 75].
Все сказанное выше относится к той части МКК, в которой
располагается культурный компонент, или, по выражению одного из исследователей, «владение внекодовыми знаниями (т. е.
невербальными кодами культуры)» [1, с. 7]. Знание собственно
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вербального кода (т. е. языка) и правил его использования составляет другую часть плана содержания МКК [там же]. Тесное
взаимодействие этих двух аспектов понятия МКК является предметом прагматики, областью исследований языкознания, которая изучает функционирование языковых знаков в речи. Наличие
у коммуникантов прагматической компетенции, т. е. владение
ими и вербальным, и невербальным кодами межкультурной коммуникации, связано с дидактической, образовательной составляющей в ее плане содержания. Однако в экспликации этой важнейшей составляющей в обстановке аудиторных занятий по иностранному языку как раз и наблюдается дисбаланс соотношения
языка и культуры в пользу языка. Причин этого явления много,
но особого внимания заслуживают две из них.
Первая заключается в том, что студенты, как уже было замечено выше, не обладают достаточными знаниями культуры речи
вообще, не умеют различать стили общения, что может привести
к досадным ошибкам и даже конфликтам.
В уже упоминавшемся нами исследовании Д. Б. Гудкова приводится пример коммуникативной неудачи, который можно считать в определенной степени типичным для современной русской
культуры во многих коммуникативных ситуациях. «В беседе с
кубинским курсантом, обучавшимся в советском военном училище, его русский сокурсник, рассказывая какую-то историю, употребил асемантичный обсценный оборот «...твою мать». Вспыхнула жестокая драка, ибо кубинец воспринял данное выражение
буквально, осемантизировав асемантичный фразеологизм, являвшийся в том случае просто словом-паразитом, и решил, что ему
нанесено одно из самых страшных оскорблений» [1, с. 60]
Примечательно, что автор подходит к объяснению коммуникативной неудачи в столь эмоциональной ситуации с исключительно рассудочной позиции, в результате чего виноватым в конфликте оказывается иностранец, а не русский сквернослов.
Вторая важная причина преобладания языковой составляющей в дидактическом аспекте МКК заключается в отсутствии у
преподавателя возможности погружения в иноязычную культурную среду хотя бы один раз в пять лет. Рядовой преподаватель
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
иностранных языков неязыкового вуза не соответствует в этом
отношении квалификационному требованию американской методологии – to be unique source of multicultural insight or cultural
informant���������������������������������������������������
– быть уникальным источником знания мультикультурных ситуаций или культурным информантом [1, c. 12]. Попытка
компенсировать этот недостаток страноведческими материалами
не может считаться эффективной.
Проведенный нами краткий и самый общий обзор составляющих плана содержания межкультурной коммуникации показал,
что при взвешивании их удельного веса нужно каждый раз принимать во внимание ту роль, которую они играют в достижении
понимания, и учитывать при этом не только какие-то особенности культуры, но и общий ее уровень в момент осуществления
межкультурной коммуникации.
Литература
1. Гудков Д. Б. Теория и практика межкультурной коммуникации.
М., 2003.
2. История гражданской войны в СССР, 1917–1922. Т. 1. М.: ОГИЗ,
1937.
3. Крылова О. А. Речевая культура и языковая политика в современном российском обществе // Педагогическое образование и наука.
2004. № 6.
4. Крючкова Т. Б. Английский язык в России: сферы образования и
науки // Вопросы филологии. 2006. № 1(22).
5. Kearny Edward N., Kearny Mary Ann, and Crandall JoAnn. The
American Way: An Introduction To American Culture. Englewood Cliffs.
New Jersey: Prentice Hall, Inc., 1984.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Роль культурных стереотипов
А. В. Егорова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия
albina@uniyar.ac.ru
При исследовании роли культурных стереотипов авторы руководствуются концепцией безусловного признания ценности
культурного многообразия. Культурное многообразие стало неотъемлемым атрибутом современного общества, при этом культурные стереотипы (в контексте указанной проблематики мы в
первую очередь подразумеваем этнические и национальные)
имеют место быть в сознании людей и зачастую неосознанно проявляются непосредственно в спонтанных действиях и поступках.
Хорошо это или плохо? Для кого и почему? Является ли постановка подобных вопросов актуальной, а сами вопросы – злободневными?
В поиске ответов следует рассмотреть различные виды коммуникативных ситуаций, демонстрирующих сложность и неоднозначность проблемы.
Вполне обычное обстоятельство сегодня – туристическая поездка за рубеж. Заблаговременно, прежде чем пересечь границу и
впервые вступить на чужую землю, предусмотрительный путешественник ознакомится (скорее всего, по Интернет-материалам) с
основными особенностями менталитета, обычаями и традициями
принимающей стороны. Заботливые туроператоры также не забудут упомянуть о них в своих информационных буклетах или в ходе
первых экскурсионных историй. И это можно легко объяснить желанием минимизировать негативный опыт путешественника при
инициации нового межкультурного диалога, поскольку издержками такового могут являться не только неожиданные эмоции, но и
более серьезные последствия, в т.ч. правового характера.
Стереотип, или же более мягкое, латентное определение подобному структурированному мышлению – культурная модель,
играет в этом случае ограждающую, защитную функцию, и в
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
этом, на наш взгляд, проявляется его несомненно положительная
роль. Турист счастливо наслаждается кратковременным пребыванием в новом культурном пространстве, туроператор также доволен отсутствием проблем у его клиента, и принимающая сторона, возможно, не успевает испытать дискомфорта от того, что она
воспринимается гостями достаточно ограниченно, в определенных рамках и через призму готовых оценочных установок.
Однако можно предположить, что эти же защитные рамки
легко превращаются в барьеры для целостного понимания иных
культур и тем более для понимания и наслаждения богатством
культурного разнообразия. Это более глубокие фазы межкультурного диалога. Они наступают лишь при условии искренней
расположенности к позитивному, открытому восприятию «иного», непривычного и потому слегка настораживающего.
Настоящий период развития мировой цивилизации характеризуется высокой мобильностью современных людей, тесным взаимодействием и взаимопроникновением культур. В связи с этим,
несомненно, важны функции специалистов по межкультурной
коммуникации. Их практическая деятельность в качестве инструкторов и консультантов в транснациональных корпорациях, мультикультурных сообществах имеет целью разрушение сложившихся
негативных стереотипов, а также превентивное обучение сотрудников бизнес-структур или просто членов одной социальной группы, будь то соседи по микрорайону или учащиеся одного учебного
заведения, корректному пониманию, оценке действительности и,
соответственно, поведению в коллективе, способствующему созданию благоприятного климата доверия и уважения друг к другу.
Принимая во внимание вышесказанные аргументы, авторы
придерживаются устойчивого мнения, что роль стереотипов в
развитии межкультурной коммуникации неоднозначна: положительно значение стереотипов можно оценить лишь на первоначальных стадиях этого процесса, тогда как последующее, более
глубокое проникновение в ценностное и мировоззренческое пространство иной культуры будет скорее страдать от предложенного и заранее сформированного иным субъектом, часто упрощенного образа, структуры либо модели. В качестве результата
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
использования стереотипов для интерпретации реальности возникают предрассудки, отражающие этноцентричный характер
восприятия инокультурного пространства. Сформулированная
позиция базируется на необходимости понимания объективной
самобытности любой культуры в целом и ее элементов в частности, а также на свойственном современному цивилизованному
человеку принципе толерантности и уважения к «иному».
Литература
1. Handbook of Intercultural Training Ed. by Landis D. and Bhagat R. 2
nd.ed. Sage Publications Inc., 1996.
Диалог и культура личности
в религиозных концепциях
христианского Запада и Востока
А. Г. Шустров
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
a.shustrov@list.ru
Понятие культура очень мозаично. В христианской концепции мира и человека культура чаще всего понимается как
действие энергии жизни, приносящее свои плоды. Поскольку
культурные энергетические волны разделены и многообразны,
постольку они с неизбежностью должны вступать во взаимодействие друг с другом или диалог.
Кроме того, следует учесть, что в христианской философии
культура не рассматривается как слепое действие. Она имеет своего носителя, или субъекта, в котором её начало и единство. В
христианском языке субъект культуры исконно обозначался понятием личности. Таким образом, общехристианская мысль рассматривает внутренний диалог личности как источник диалога
вообще. Следом за этим диалог переносится вовне и заполняет
всё пространство мироздания, как социальное, так и естествен26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ное. Общественный диалог всегда является вторичным и зависит
от внутреннего, служит его проекцией.
По мнению христианских мыслителей, внутри человека происходит главное событие во Вселенной – разговор человека с самим собой и Богом, его Создателем. Расколовшееся на Западную
и Восточную ветви некогда единое христианство по-разному стало смотреть на личность и задачи её культурного творчества. На
этом расхождении хочется остановиться более подробно.
Личность – ключевое понятие в традициях Запада и Востока. Оно делит христианский мир на две части, две культуры,
два исторических пути. На Востоке сохраняется первоначальное, истинное понимание личности. Запад его потерял, потом
переосмыслил и, наконец, приобщил к языческому сознанию, где
нет отличия между личностью и индивидом как частью раздробленной грехом природы человека. Возвращение в мировоззрение людей этой волны христианской мысли может существенно перестроить их духовную культуру, а следовательно, и мир.
Восточная традиция соотносит понятие личности с Богом и божественностью при сотворении человека, минуя все его земные
дела и достижения. На Востоке – личность выше природы; на Западе – ничего выше человеческой природы в человеке быть не
может. Различие в понимании этих вещей – религиозное. Утраченная чистота апостольской веры привела к изменению и всего
естественного строя человека, включая и науку. Она теперь смотрит на мир и создает культуру под углом не теоцентрического
мировоззрения, а антропологического и кладет этот принцип в
основание своей религии. Таким образом, Запад хоть и называется христианским, но он потерял связь с Богом живым.
В этом отношении очень важным для современности будет
обращение к византийской философии, особенно в момент ее максимального развития – к паламитским спорам. Победа паламизма
в XIV в. была победой православного Богоцентричного понимания
человека, пишет прот. Иоанн Мейендорф, за которое всегда выступала греческая патристика, в противовес всем концепциям человека, стремившимся усматривать в нем автономное или «мирское»
существо. Сущностная интуиция этой традиции в том, что «обо27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жение» не подавляет человечность, но делает ее по-настоящему
человечной, несомненно весьма близкой нашим сегодняшним заботам: человек может стать вполне «человечным», лишь восстановив свою утраченную причастность к Богу [1, ч. 2, с. 201].
Личностное ядро отсутствует у животных, оно есть только у
человека. На нем строятся религиозные связи и отношения Творца
и индивида, исключительные для культуры и не встречающиеся
более нигде в сотворенном мире. Архиеп. Иоанн (Шаховской) пишет, что личность является глубиной мира: «Многое открывает наука наших дней, но одного она не открывает – материализма. Это
ограничивающее жизнь и умаляющее жизнь человека мировоззрение… И этот процесс освобождения науки и самой материи от
материализма кажется явлением несомненно более значительным
для общей культуры человечества, чем достижение Луны и Марса.
Луна и Марс – это совсем не глубина мира, это его человеческая
периферия. А глубина мира есть личный дух человека» [2, с. 504].
Прот. Иоанн Мейендорф пишет, что человек сотворен не
как автономное и самодостаточное существо. Сама природа его
истинна лишь постольку, поскольку она существует «в Боге»
или в «благодати». Благодать, следовательно, дарует человеку
его «природное», «естественное» развитие. Эта основная мысль
разъясняет, почему термины «природа» и «благодать», когда
употребляет их византийский автор, имеют совершенно другое
значение, чем используемые на Западе. «Природа» и «благодать»
не прямо противоположны, но выражают динамическую, живую
связь между Богом и человеком, которые различаются своими
природами, но остаются во взаимном общении через Божественную энергию, или благодать. Личность – духовный орган в человеке, отражающий Творца и принимающий благодать. Через
нее осуществляется его общение с горним миром. Это духовное
начало можно развивать, все глубже и глубже врастать в Бога.
Другими словами, личность динамична, она может увеличиваться. Схоластический Запад после паламитских споров, в эпоху
своего «возрождения», отказался от присущей древней христианской традиции мысли о живом общении индивида и Творца,
о диалоге человека и Бога, следствием чего является обожение
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
его по своей свободной воле и собственному выбору. В католическом сознании человек не может непосредственно общаться
с Богом. Поэтому личностью становится единица разделенной
природы – индивид. Обожествляется он сам либо какие-нибудь
свойства его натуры. Отсюда – мистификация культурного творчества или социально-административного положения (места)
человека. Благодать совершенно не сочетается с его естеством,
а придается свыше, освящая те или иные таланты и дарования.
Таким образом, и Бог познается внешним, логическим путем, что
создает предпосылку правового, формального сознания на Западе [3]. Известный церковный писатель М. А. Новоселов говорит
о противоположности христианского святоотеческого мировоззрения и мировоззрения западного, юридического: «Чем больше
я читал св. отцов, тем для меня становилось все яснее и яснее,
что я вращаюсь в совершенно особом мире, в кругу понятий, далеко не похожем на наш. Я стал понимать, что разность православия и инославия заключается не в каких-нибудь частных недомолвках и неточностях, а прямо в самом корне, в принципе,
что православие и инославие противоположны между собой так
же, как противоположны себялюбие, жизнь по стихиям мира,
ветхий человек – и самоотверженная любовь, жизнь по Христу,
человек обновленный. Передо мной встали два совершенно отличных, не сводимых одно на другое, мировоззрения: правовое и
нравственное, христианское. Первое я назвал правовым, потому
что лучшим выражением этого мировоззрения служит западный
правовой строй, в котором личность и ее нравственное достоинство пропадают и остаются только отдельные правовые единицы и отношения между ними. Бог понимается главным образом
первопричиной и владыкой мира, замкнутым в Своей абсолютности; отношения Его к человеку подобны отношениям царя к
подчиненному и совсем не похожи на нравственный союз. Точно
так же и человек представляется в его отдельности: он живет
для себя и только одной внешней стороной своего бытия соприкасается с жизнью общего – только пользуется этим общим; даже
и Бог, с точки зрения человека, является только средством достижения благополучия. Началом жизни, следовательно, признается
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
себялюбие, а общим признаком бытия – взаимная отчужденность
всего живущего»[4, c. 178–180].
Литература
1. Прот. Иоанн Мейендорф. Византийское богословие. Минск,
2001; См.: Григорий Палама. Беседы. М., 1993.
2. Архиеп. Иоанн Сан-Францисский (Шаховской). Избранное. М.,
1992.
3. Архиеп. Сергий Старогородский. Православное учение о спасении. М., 1991.
4. Новосёлов М. А. Догмат и мистика в православии, католичестве
и протестантстве. М., 2004.
Языковая личность
как объект изучения
И. К. Бугрова
Ярославский государственный университет
им. П.Г. Демидова, Ярославль, Россия,
lisali20032000@yahoo.com
«Politicians often speak in codes that
disguise their actual policy with the aim
of appealing to as broad spectrum of the
public as possible.»
(Common knowledge)
Процессы последней четверти века неизбежно транслируются в лингвистический план. Поэтому все мы почти ежедневно сталкиваемся с новыми понятиями как в родном языке, так и
в изучаемом. Ухо чутко улавливает смещение в акцентах, отступление от привычных клише (вспомним март 1985г.!). Каждый
определил для себя перечень газет, сайтов, журналистов и внимательно следит за новыми поступлениями. Научить студентов
осознанно обращаться со словами, пополнять свой личный запас
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
синонимов, отслеживать аргументацию, оценивать новые слова –
все это первостепенные задачи преподавателя высшей школы.
Почти каждый студент по завершении одного образования поступает заочно на второе высшее и становится интересным объектом для headhunters, которые ценят сочетания юрист-экономист,
математик-аудитор и т. д. Все они рано или поздно проходят часовые интервью в HR�������������������������������������������
���������������������������������������������
departments�������������������������������
������������������������������������������
различных международных компаний, чаще всего на английском языке. HR специалисты тщательно
определяют уровень осведомленности претендента не только в сфере заявленных им ��������������������������������������������������
credentials���������������������������������������
, но и в языке. Вот почему ведущий преподаватель в группе магистрантов готовит их к реальной профессиональной деятельности на уровне, позволяющем сразу вписаться
в среду международных компаний. Интересно наблюдать студентов
в процессе становления сначала на I–II курсе, затем в магистратуре и
впоследствии в различных компаниях, где преподаватели нашей кафедры работают с менеджерами всех уровней по upgrading English.
В лингвистике есть понятие языковой личности, которое
связывает в единое целое особенности речи индивида, его общий
культурный уровень, объем его активного словарного запаса и
характерные личностные параметры самого индивида. Над отдельно взятой языковой личностью трудятся долгие годы учителя, родители, библиотекари и просто люди, с которыми данному
индивиду довелось встретиться в жизни. Вовремя рекомендованная книга может сыграть решающую роль в судьбе как отдельного человека, так и тех, кто рядом с ним. На одно и то же явление,
событие, реплику от разных людей может последовать совершенно разный комментарий. Одни ничего не скажут, потому что
явление оставило их равнодушными, а другие не смогут промолчать, чувствуя личную ответственность за происходящее. Порог
восприятия экзистенциальных и иных раздражителей у каждого
свой, но попробовать отрегулировать речевое поведение все же
стоит как в родном, так и в приобретаемом языке.
Понятие дискурса прочно вошло в обиход многих специалистов, но количество ����������������������������������������������
dimensions������������������������������������
его трактовок все растет. Для практических целей остановимся на одном из них: структурированный,
коммуникативно-организованный, динамичный процесс речепро31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
изводства в совокупности с экстралингвистическими факторами.
Для преподавателя каждое слово данного определения наполнено
вполне конкретным прагматическим содержанием. Сегодня, когда учебников так много, а один выбрать никак не получается (так
много хочется сказать, дополнить из других источников), встает
вопрос о выведении дополняющих основной учебник материалов
в виртуальный мультимедийный план. Тема бесконечно многопланова, но сегодня хочется остановиться буквально на нескольких
нюансах – актуализации лексики и пороге порождения интенции
речевого акта в ответ на раздражители извне.
Возьмем факультет социальных наук. Что нужно знать будущим ������������������������������������������������������������
spin��������������������������������������������������������
�������������������������������������������������������
doctors������������������������������������������������
(а многие уже со второго – третьего курса работают в PR индустрии)? Прежде всего, ознакомиться с лучшими
образцами речей признанных англоязычных ораторов – не только
для того, чтобы распознавать цитаты и клише, но и обрести навык
переключения в регистр англоязычной речевой канвы. Как метко
подметил известный переводчик П. Р. Палажченко, «на любой
английский текст как бы наброшена сетка пространственных координат, указателей, уточнителей, порой кажущихся нам просто
ненужными» [3]. Рассуждая о природе этого структурного факта,
Палажченко приводит цитату из В. Вейдле о том, «…что русский
человек со своих равнин и степей с удивлением смотрит на тесный, расчлененный и перегороженный западноевропейский мир»
[ibid.]. Действительно, разновеликость пространств в конечном
счете проявляется и в мироощущении, и в речевом рисунке. Степень элегантности этой сетки определяется личными наработками, моделированием своих высказываний с классических образцов. Примером того, как даже бытовые реалии помогают политикам ставить своеобразный риторический «шах», а то и «мат»,
может служить следующая ниже реплика Уинстона Черчилля на
предложение представителя лейбористской партии Х. Гейтскелла сократить число банных процедур, чтобы экономить энергию:
Hugh Gaitskell,
«Personally, I have never had a great many baths myself, and I
can assure those who are in the habit of having a great many that it
doesn’t make a great difference to their health if they have less.»
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Churchill (a renowned bather),
«When Ministers of the Crown speak like this on behalf of HM
Government, the Prime Minister and his friends have no need to wonder why they are getting increasingly into bad odour. I have even asked
myself, when meditating upon these points, whether you, Mr Speaker,
would admit the word ‘lousy’ as a Parliamentary expression in referring to the Administration, provided, of course, it was not intended in
a contemptuous sense but purely as one of factual narration.»
House of Commons, October 28, 1947 [5].
Так с легкой руки Черчилля в парламентский лексикон вошли многие понятия и темы. Даже тему «характер и внешность человека» можно изучать с политологами по высказываниям исторических личностей:
Churchill about C. Attlee :
«…a modest man who has a good deal to be modest about».
«…a sheep in sheep’s clothing».
«I know of no case where a man added to his dignity
by standing on it.» [5]
А такие крылатые цитаты из Черчилля, как «I leave when the
pub closes» (о том, что он не собирается уходить с политической
арены до самого конца) или «To jaw-jaw is always better than warwar» (Speech in the White House, June 26, 1954), «We shall never
give in����������������������������������������������������������� am a child of the House of Commons»» �������������������
������������������
гое просто напрашиваются в учебный аппарат урока. Понимание
исторического контекста крылатых фраз, как и умение пользоваться цитатами, требует методических находок со стороны
преподавателя. Здесь можно попробовать написать речь в связи
с текущими событиями, но от лица разных политиков, пользуясь характерным для каждого арсеналом риторических средств.
Лингвисты фиксируют типичные выборки любимых словечек
и фраз многих известных political players. Вот лингвистический
эскиз 40-го президента США Р. Рейгана, существенно передающий его стилистику:
«Politics is supposed to be the second oldest profession. I have
come to realize that it bears a very strong resemblance to the first».
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«My fellow Americans, I am pleased to tell you that I have just
signed legislation that outlaws Russia forever. The bombing begins in
5 minutes»
(While testing the microphone, August 11,1989)
Сочетания, приписываемые Р. Рейгану:
Blame game
Nuclear Armageddon
Cautiously optimistic
Fatally flawed
Star wars
Evil empire
Morning in America
There you go again [5]
А вот высказывания 28-го президента США Т. Рузвельта:
«I have always been fond of the West African proverb «Speak
softly and carry a big stick».
Bully pulpit
Lunatic fringe
Mollycoddle
100% American
Parlour pink
Pussyfooting [5]
Сравним с Никсоном:
Benign neglect Black capitalism
Effete snobs
Nattering nabobs of negativism
Laundering
Nobody drowned at Watergate [5]
Внимательное отношение к слову как к маркеру политической позиции формируется на большом фактическом материале. В медийных ресурсах кафедры представлены многие образцы
ораторского искусства. Все актуальные терминологические реалии, конечно, можно найти в речах кандидатов в президенты –
ведь только тогда у них есть шанс стать законным рупором нации. Полезно просматривать сайт «DumaWatch», где появляются
все парламентские речи в английской версии, а на сайте Federal
News��������������������������������������������������������
�������������������������������������������������������
Service������������������������������������������������
�����������������������������������������������
Transcripts������������������������������������
даны таблицы ключевых терминов, используемых основными political���������������������������������
������������������������������������������
actors��������������������������
��������������������������������
, как в связи с конкретными событиями, так и в целом, с частотностью на каждые 250 000
слов. Для чего это делается? Чтобы вовремя выявить тенденции
и смену курса. Кстати, к работе приглашаются все, кто интересуется и способен оперировать подобного рода информацией. Вот
еще одна возможность студентам проявить себя. Для дискуссий
по проблемам внутри страны есть возможность воспользоваться многочисленными словарями узкой тематики: «Тоталитарный
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
язык: словарь и речевые реакции» (Екатеринбург-Пермь: Уральский госуниверситет, 1995), «Словарь современного жаргона
российских политиков и журналистов» (М., Олма-Пресс, 2003),
«Путин как шутник и знаток уличного сленга» (News ru.com) и
многое другое. Среди всего разнообразия справочников, безусловно, особое место занимает «Мой несистематический словарь» П. Р. Палажченко.
Как известно, дискурс Обамы оказался самым продуктивным. Проанализировать его успех можно, обратившись не только к речам (лучше в видеоформате), но и к книгам. Обама появился неожиданно для всех нас и привлек внимание не только улыбкой, шармом простоты и четкой интонацией, но и своими характерными лексическими сочетаниями. Название одной из его книг
«�����������������������������������������������������������
Audacity���������������������������������������������������
of������������������������������������������������
��������������������������������������������������
Hope�������������������������������������������
�����������������������������������������������
» («Дерзость надежды» – перевод наш) надолго заставило задуматься, и, пожалуй, так и осталось стилистическим ключом к его личной позиции в политике. До Обамы надежда ассоциировалась с тихой, почти тайной внутренней работой.
Но перед нами человек, не побоявшийся свою мечту дерзко представить миру и позвать за собой. У него сейчас непростой период, но разве каждый из нас не сталкивался со стеной непонимания на, казалось бы, очевидном пути ко всем желанной цели? Вот
номер «��������������������������������������������������������
The�����������������������������������������������������
����������������������������������������������������
Economist�������������������������������������������
» (����������������������������������������
Nov�������������������������������������
. 28–��������������������������������
Dec�����������������������������
. 4, 2009). На обложке ссутулившийся Обама – на лице нет и тени от обычной улыбки, руки
безвольно висят, шаги едва ли не каторжника – идет по стилизованной модели земного шара. Заголовок: «The Quiet American».
Мне хочется подать эту зарисовку только в плане методического посыла для преподавателей английского языка. Для того чтобы студент смог разобраться в том, что заложено в безобидной,
на взгляд неподготовленного читателя, обложке, на сегодня необходимо иметь �����������������������������������������������
Fact�������������������������������������������
file��������������������������������������
������������������������������������������
и на Обаму, и на Грэма Грина, чей роман «�������������������������������������������������������
The����������������������������������������������������
���������������������������������������������������
Quiet����������������������������������������������
���������������������������������������������
American�������������������������������������
» – классика и для англоязычной аудитории, и для студента факультета иностранных языков. В наших
медиаресурсах есть упоминание и самого романа, и с чем он связан – в лекции М. К. Давыдовой, преподавателя ЯГПУ, с которой
мы засняли ряд лекций по английской литературе. Конечно, это
немного, но есть лекторы, чей дискурс привил вкус к англоязыч35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ной литературе не одному поколению студентов и поэтому должен быть доступен в ресурсах университета для всех интересующихся.
Попутно замечу, что роман Обамы «������������������������
Audacity����������������
of�������������
���������������
Hope��������
������������
» на текущий момент – a must read для понимания человека, смотрящего
на нас со всех обложек и мониторов. Чтобы его надежда сбылась,
нужно выйти хотя бы на уровень эмоциональной поддержки этого человека, а она зарождается, в частности, после подробной работы в классе.
Хорошие результаты по мотивации студентов на речепроизводство дает практика выведения коротких лекций-сообщений
на большой экран и приглашение присутствующих к параллельному обсуждению. Мы собираемся пополнять банк как значимых
понятий, лекций, так и писателей. Студентам даются конкретные
установки на поиск информации, компилирование программ или
страниц интересных profiles����������������������������������
������������������������������������������
. Именно через самостоятельный поиск студент приобретает вкус к подобной работе.
Чтение или просмотр таких журналов, как «The Economist»,
для студента университета должно стать нормой к концу 5-го
курса. Стилистику этого журнала не спутаешь ни с каким другим. Пристрастное отношение к отдельным лицам – отличительная черта этого издания.
Вот в фокусе внимания Гордон Браун:
«On the most superficial sloganeering level, all parties are promising «change». This was Mr Brown’s improbable watchword when
he stood outside Number 10 as a new Prime Minister in June 2007.
Since then he and Labour have dallied with «experience». Now, post
Obama and post credit-crunch, «change» is back. (..) Both Mr Brown
and Lord Mandelson … overambitiously tried to depict their party as
insurgents (мятежники, повстанцы) rather than incumbents (�����
должностное лицо, священник со своим приходом). «The Economist»
(Oct 3 – 9, 2009)
Как видим, следят за политиками зорко, поэтому и спуску
им не дают. Итак, выделенные нами (даем в переводе) традиции
и опыт в одном случае, ветер перемен – в другом говорят о неустойчивости политического климата и динамике политических
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
процессов. В настоящее время глава партии тори Камерон рассматривается как наиболее вероятная кандидатура на должность
следующего Prime Minister. Посмотрим, что пишет о ближайших
выборах в Великобритании журнал «Newsweek» (Oct. 26, 2009):
«��������������������������������������������������������������
He (Cameron) boasts plenty of the qualities required of a modern PM: he is clever, personable, telegenic, and blessed with the selfassurance that goes with a patrician background and an Eton-and-Oxford education. (…) plays on the notion of solidarity in suffering «we
are all in this together» and casts the Tories as responsible realists.»
Сам журнал трактует это как неминуемый «pay freeze for all
but the lowest-paid public servants������������������������������
»�����������������������������
. ���������������������������
Победа���������������������
��������������������
Камерона������������
�����������
вполне�����
����
ожидаема, потому что англичане «when the times are tough look for
competent managers, a traditional Tory hallmark��������������������
»�������������������
(ibid.) ����������
А���������
мы������
��������
доба�����
вим цитату из Д. П. Кеннеди (отца Роберта и Джона): «When the
going gets tough, the tough get going» [5].
Чтение англоязычной прессы – необычайно увлекательное занятие, позволяющее сопоставить целый ряд терминов для обозначения одних и тех же явлений. На ходу изобретаются buzz words
для обозначения специфических явлений текущего периода:
«The Labour market, they said, may suffer from «hysteresis», a
term taken from Physics. Just as iron remains magnetized long after
a magnet is removed, so employment may suffer lasting effects from
swings in demand» («The Economist», Oct 3-9, 2009). Hysteresis
означает запаздывание, отставание фаз. Речь идет о skills atrophy among the unemployed.
Приступать к серьезному разговору о политике сегодня нет
смысла без такой лексики, как:
Publicity splurge
economic clout
Government largesse
ritual mudslinging
A. Merkel’s mushiness
rigged elections
A slide into autocracy
fiscal drag
Local kingpins
rogue states
Meltdown
downturn
Это лишь немногие примеры лексики, без знания которой
студенты неизбежно переходят на руссицизмы.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Пожалуй, одних практических занятий недостаточно для
спонтанных баталий на хорошем языковом уровне – давно назрела необходимость в debate society. Практика естественного
перехода на ведение дискуссии по-английски по глобальным
проблемам – верный показатель здоровой рабочей атмосферы и
актуальной методики.
Итак, внимательное прочтение quality press дает следующие
плюсы: 1) точное знание ключевой терминологии проблематики
дня, 2) привносит дополнительные штрихи к портрету известных
политиков, 3) приучает к оригинальной трактовке любого явления, 4) расширяет ассоциативные и фактологические возможности индивида, 5) оживляет работу над грамматикой, 6) приучает студента «дружить» с прессой. Систематическая работа с отобранными Интернет-ресурсами дополняет, наглядно подтверждает подлинность и актуальность предлагаемых материалов. Чем
ювелирней работа над структурами языка, тем объемней диапазон трактовки поступающей информации. Языковая личность из
объекта целенаправленного воздействия становится субъектом,
способным не только развиваться дальше самостоятельно, но и
эффективно решать профессиональные задачи.
Литература
1. Добровольская Т. Г. Медиалингвистика. М., 2008.
2. The Economist. 2009. № 48.
3. Мосты: Ежеквартальный журнал для переводчиков. 2008–2009.
4. Newsweek. Oct. 26, 2009.
5. Ланчикова В. К. Политика и крылатика. Р. Валент, 2009.
6. Сапогова Л. И. Переводческое преобразование текста. М., 2009.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Сущность понятия «мультикультурализм»
Е. В. Шляхтина
Ярославский государственный педагогический
университет им. К. Д. Ушинского Ярославль, Россия,
ElenaV_Yar@mail.ru
За последние несколько десятилетий западное общество
выработало систему взглядов, которую обычно определяют как
multiculturalism. Она играет значительную роль в общественной
жизни и образовании многих западноевропейских стран и прежде
всего в США. Актуальность проблемы мультикультурализма
определяется рядом моментов. В первую очередь, можно увидеть
заметное увеличение количества мигрантов и иммигрантов за последние десятилетия вследствие глобализации экономических
процессов и роста безработицы. Во-вторых, в настоящее время
в рамках мирового сообщества активизируются интеграционные
межкультурные процессы. В связи с этим постепенно актуализируется вопрос о феномене взаимодействия культур, степени и
механизмах их влияния друг на друга, роли и месте отдельных
культур в общемировом масштабе.
Лексема multiculturalism в переводе на русский язык звучит
довольно странно и непонятно: мультикультурализм, многокультурализм, поликультурализм, многокультурностъ, поликультурность, полиэтничность и мультикультурность. Данный
факт говорит о том, что для российского общества эта концепция еще не привычна, хотя Россия всегда являлась и является
многонациональной страной, представляющей традиции не
только русской культуры. В русском языке мы привыкли использовать слово многонациональный, а не многокультурный.
Л. А. Городецкая объясняет, что различие между этими терминами состоит в том, что приходится иметь дело не с разным
цветом кожи или глаз, а с разными культурными традициями,
которые часто связаны не с национальностью, а с различным
общественно-политическим укладом, в котором до эмиграции
жили выходцы из разных стран [2, с. 9].
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Понятие мультикультурализма изначально затрагивало только расовые и этнические меньшинства, но стало постепенно расширяться и сейчас охватывает также религиозные, сексуальные
меньшинства и общественно-политические движения, например
феминизм.
В настоящее время мультикультурализм в западноевропейских странах понимается как: 1) культурное, религиозное, этническое и языковое многообразие общества; 2) политическая и социальная потребность общества в обеспечении мирного и выгодного взаимодействия различных культур и стилей жизни через
взаимоуважение, признание и толерантность [3].
В. М. Курицын приводит основные принципы, на которых
базируется мультикультурное общество:
– принцип этно-культурного разнообразия;
– принцип культурного равноправия всех членов общества;
– принцип равноценности всех культур;
– принцип открытости разных этно-культурных групп по отношению друг к другу;
– принцип единства в многообразии;
– принцип равенства возможностей членов общества [3].
В каждой стране имеются группы, которые хотят сохранить
свою культурную независимость и требуют признания со стороны большинства населения. Мультикультурализм позволяет
людям (особенно представителям меньшинств) сохранить свою
индивидуальность, гордость за свое происхождение, поскольку
провозглашает приоритет отличия.
Мультикультуралисты, т.е. сторонники мультикультурализма, считают, что «другое» – это лишь одно из многочисленных
интерпретаций человеческой натуры, необходимых для ее полного воплощения. Тем самым утверждается равноценность любых альтернатив.
Такая позиция должна препятствовать разжиганию ненависти,
дискриминации и насилия, а также способствовать взаимопониманию разных народов и давать чувство защищенности и уверенности в себе. В настоящее время речь уже ведется о наличии мультикультурной компетенции – «всесторонней культурной информи40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рованности человека и его культурной сензитивности» [3]. В этой
связи предъявляются новые требования к системе образования, в
рамках которой ученики знакомятся с культурой других групп, в
особенности этнических. Таким образом, образование во многих
странах мира ориентировано как раз на потребности мультикультурного общества, и молодежь через обучение и воспитание готовится к жизни в современном мире. Мультикультуралисты призывают отказаться от построения обучения и воспитания на принципах только западной, т.е. «евроцентрической» культуры.
С другой стороны, культивирование «мультикультурализма»
породило ответную волну критики. Наиболее горячим противником концепции многокультурности является А. Шлезингер, автор
широко известной книги «Разъединение Америки». Он считает,
что протесты против традиционных университетских программ
продиктованы желанием, чтобы «литература и история преподавались не как дисциплины, а как курсы терапии, призванные повысить национальную самооценку меньшинств» [1, с. 154].
О. А. Леонтович считает: подход «все люди для меня равны»
может помешать адекватному общению, поскольку попытка притвориться, что все люди одинаковы, не устраняет существующих
различий. Учет культурных различий позволяет усовершенствовать сам ход коммуникации: правильно выбрать тональность и
жанр дискурса, сознательно подойти к выбору тем, избежать болезненных вопросов и лучше понять психологию партнера. Кроме того, по мнению автора, при компетентном подходе этническое и культурное разнообразие способно обогатить процесс общения [4, с. 151].
Л. А. Городецкая, размышляя над концепцией многокультурности, приходит к выводу, что ее роль в общественной жизни и
образовании «скорее разрушительная, чем созидательная, и что
политика, основанная на концепции многокультурности, нередко приводит к явлениям, обратным демократии и либерализму,
породившим как данную концепцию, так и ее реализацию в обществе» [2, с. 17].
Бесконечные споры о допустимости использования иных,
кроме официального, языков, о национальных школах, об отно41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
шении полиции к различным национальным группам есть прямое
отражение этой непростой ситуации.
Таким образом, можно сказать, что мультикультурализм затронул самые разные сферы общественной жизни западноевропейских стран – от политики и социологии до литературы и искусства, потому что отличительной чертой современного мира является многообразие культур, которые необходимо уважать и признавать. Концепция подразумевает сосуществование различных культурных групп в едином, общем социальном пространстве. Мультикультурализм также знаменует перемещение научного интереса с европейской культуры на неевропейские, осознание их самоценности и равнозначности; теоретический пересмотр устоявшейся иерархии между европейской и неевропейскими культурами;
актуализацию вопроса взаимодействия культур как на локальном
уровне, так и в пределах единого поликультурного образования.
В России о мультикультурализме заговорили всего лишь несколько лет назад, несмотря на то, что она является многонациональным государством. Можно предположить, что западноевропейский опыт, в том числе и отрицательный, в решении многих проблем, связанных с разнообразием культур, пригодится и в
России, на территории которой проживает также большое разнообразие представителей разных культур.
Литература
1.�������������������������������������������������������������������
������������������������������������������������������������������
Schlesinger A.����������������������������������������������������
���������������������������������������������������
M.�������������������������������������������������
������������������������������������������������
The Disuniting of America: Reflections on a Multicultural Society. New York: W. W. Norton & Company, 1992.
2. Городецкая Л. А. Концепция многокультурности в американском
образовании и ее применимость к российским общественным реалиям
// Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация.
2001. № 1. С. 7–17.
3. Курицын В. М. Мультикультурализм в современном языковом
образовании: Материалы науч.-практ. конф. «Языковое образование в
России: прошлое, настоящее, будущее…» URL: http: //www.isuct.ru.
4. Леонтович О. А. Русские и американцы: парадоксы межкультурного общения: монография. М., 2005.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
A Glimpse of English Life: Mother’s Day
founder resented commercialization
А. Б. Полетаева
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
polar47@mail.ru
On the eve of the 8th March, a most beloved public holiday in
Russia, I came across an article from the Washington Post of May 12,
2008 devoted to the 100th anniversary of Mother’s Day, a holiday traditionally celebrated in the English-speaking countries, though mostly
in the USA where it originated in 1910.
The symbolic meaning of this holiday demonstrates a rather different view of the woman’s room in the society. It worships mother
«who has done more for you than anyone in the world».
Here are some facts from the story of Anna Jarvis. Through her
efforts American President Wilson designated in 1914 the second
Sunday in May as Mother’s Day.
Jarvis, who never married and never had children, got the Mother’s Day idea after her mother said it would be nice if someone created
a memorial to mothers.
Three years after her mother died in 1905, she organized the first
official Mother’s Day service at the church where her mother had
spent more than twenty years teaching Sunday school.
Today, the former Andrews Methodist Episcopal Church is the
official shrine to mothers around the world giving each mother attending a special service a white carnation.
The shrine also serves as a reminder to the accomplishments of
these women and to the issues mothers still deal with today, trying to
do the balancing act of being everything to everyone.
According to the US Census Bureau, there are 83 million mothers in the United States. More mothers now work out of the home and
the number of single-mother households has tripled to more than 10
million since 1979.
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
What has allowed Mother’s Day to become celebrated on the second Sunday of May in more than 50 countries worldwide is «everyone
has a mother. It’s a wonderful thing to celebrate».
Jarvis was a soft-spoken, gentle woman, but she could convince
the devil to give up his pitch fork.
West Virginia was the first state to recognize Mother’s Day in
1910. President Woodrow Wilson approved the resolution in 1914
marking the second Sunday in May a nationwide observance.
«Mother’s Day was meant to be – and still is – a celebration of
a 19th century ideal of motherhood, when mothers were supposed to
dedicate themselves completely to nurturing their children and making a cozy, sweet home».
Yet Jarvis became increasingly disturbed as the celebration turned
into an excuse to sell greeting cards, candy, flowers and other items.
Jarvis became known for scathing letters in which she would berate people who purchased greeting cards, saying they were too lazy to
write personal letters «to the woman who has done more for you than
anyone in the world».
Before she died in 1948, she protested at a Mother’s Day celebration in New York, and was arrested for disturbing the peace.
The National Retail Federation estimates that Americans will
spend $15 billion this year honoring their mothers. Dining out is expected to be No 1 expense.
In the end, Jarvis was bitter about what the observance had become and «wished she would have never started the day because it
became so out of control».
Anna Jarvis would just want us to give mothers a white carnation – she felt it signified the purity of a mother’s love.
Business comes first, unfortunately, whether we like it or not.
Anywhere, business is business. What a shame…
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Из истории развития
межкультурных отношений
городов-побратимов Ярославль – Эксетер
А. Б. Полетаева
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
polar47@mail.ru
Поскольку тема конференции – средства формирования
межкультурной коммуникации, актуальным будет рассказать о
диалоге городов-побратимов Ярославля и Эксетера (Великобритания) на уровне городских общественных организаций, Общества дружбы Ярославль – Эксетер и Exeter Twinning Association
(England, Devonshire).
Основополагающие даты
1987 год – создание в Англии ассоциации городов-побрати­
мов Эксетер – Ярославль. Договор о породнении подписан обоими мэрами, которые выражали обоюдное желание людей развивать связи на основе уважения и взаимопонимания.
1989 год – создание Общества дружбы Ярославль – Эксетер. В
течение пятнадцати лет бессменным стражем и инициатором культурных контактов между нашими городами была Т. И. Касаткина.
Как зародилась наша дружба? Ведь Англию и Россию разделяет не только Европа и пролив Ла-Манш, но также очень непростая история и политика, где наши страны не всегда оказывались
союзниками. К тому же наблюдается абсолютно разный менталитет, уходящий корнями не только в историю, религию, политику, образ жизни, но и результат географического положения – небольшой остров в сравнении с необъятными просторами России.
Наверное, с нашей стороны прежде всего инициирован интерес к английскому языку: ведь его учат в школе и вузе; английский стал языком международного общения, а общение с носителем языка и пребывание в иноязычной культуре – оптимальный способ совершенствования навыков практического владения
языком. Но главное, конечно же, это глубокий интерес к людям,
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
для которых английский язык родной, к их культуре и традициям. Как они живут, что едят, чем интересуются, каковы их приоритеты в жизни? Возможность лично общаться, получать ответы на интересующие вопросы из первых рук, смотреть в глаза собеседнику, переписываться, какое-то время проживать в английской или, наоборот, русской семье, где о тебе заботятся как
о члене семьи, возможность путешествовать, приобретать новый
жизненный опыт, оказаться в незнакомых ситуациях и научиться
адаптироваться к новым условиям, открывать для себя что-то новое, расширять свой кругозор, тем самым и лучше понять себя, и
оценить свою собственную культуру – стало прорывом и откровением после долгого периода холодной идеологической войны
и закрытости Советского Союза.
Культурные различия – это не только другой язык, другая еда,
внешний вид или манера поведения. Культура каждого индивида
отражает очень глубокие восприятия, убеждения и ценности, которые влияют на его образ жизни и то, как он смотрит на мир.
Кто они такие, эти русские? На карте огромная территория.
Мало улыбаются. Экономические и социальные проблемы. Уровень жизни – значительно ниже во многих отношениях. Политическая активность правительства и пассивность населения (с их
точки зрения). Что от них ждать? Угрозы для маленькой и ухоженной Англии? Пристально наблюдают за каждым русским. Не
сразу познакомят со своими друзьями. У некоторых страх перед
непонятной и огромной Россией. Для других наш стиль жизни
сплошная экзотика. Но есть и третьи, с кем складываются очень
близкие, дружеские, небезразличные отношения, которые продолжаются долгие годы. Они регулярно приезжают и считают
нас необыкновенно открытыми, теплыми, дружелюбными и душевно щедрыми людьми.
Город Эксетер – столица графства Девоншир на юго-западе
Англии. Отсутствие промышленности, чистейшая экология, живописный рельеф, заповедник дикой природы, английская Ривьера – зона отдыха, лучшее место в Англии для проведения отпуска.
Эксетер – исторический и культурный центр, возраст более
двух веков, особая и значительная роль в истории развития стра46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ны. Сейчас активно добивается от правительства получения статуса административно независимого от графства города. Во время обменных визитов – обязательный официальный прием мэром
в городской ратуше Эксетера и в мэрии Ярославля.
Основные формы деятельности Общества дружбы
Ярославль – Эксетер
1. Знакомство с историей, культурой, традициями на вечерах
дружбы, во время обменных визитов, поездок в провинциальные
города.
2. Организация встреч, выставок, концертов, конференций,
презентаций.
3. Работа с молодежью: скаутское движение, ежегодный творческий конкурс среди школьников и студентов колледжей Ярославля и области на темы, близкие обеим культурам. Письмо английской королеве три года назад и очень доброжелательный ответ ее фрейлины детям, пославшим свои сочинения на английском
языке в Букингемский дворец, произвели фурор у англичан и дали
еще один повод гордиться своей королевой, которую они обожают, а для ярославских школьников – это стимул хорошо учиться. В
этом году тема сочинения – «История двух городов, история двух
рек». Торжественное вручение призов английской делегацией стимулирует участников к осознанию себя как носителя определенных социокультурных взглядов как гражданина своей страны и
гражданина Европы. За 12 лет в конкурсе приняло участие более
шестисот детей и более пятидесяти учителей-наставников.
4. Интервью для прессы и радио ВВС. Журналист Майкл Девон
записал серию репортажей о Ярославле и его жителях, транспорте,
молодежи и т. д. во время своего визита с группой из Эксетера.
5. Гуманитарный аспект и благотворительная деятельность:
это и помощь маленьким пациентам психиатрической больницы,
и многолетние связи между медицинским колледжем Эксетера и
Норским психоневрологическим центром.
6. Результатом дружественных профессиональных отношений
между архитекторами Эксетера и Ярославля с 1991 года стали со47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вместные архитектурные проекты: здание Дома дружбы на улице
Некрасова, 39 и пешеходный мост «Ярославский» в Эксетере.
7. Культурные мероприятия, которые состоялись благодаря
дружбе наших городов. Общество дружбы принимает мужской
хор из Эксетера с благотворительными концертами в церкви
Ильи Пророка вместе с ярославским хором «Ренессанс». В рамках турне по России хор кафедрального собора г. Эксетер посещает Ярославль.
Детский оркестр, концерты русских балалаечников, детских
танцевальных коллективов, гастроли ярославского кукольного
театра в Эксетере, выставка русских художников в Девоне.
8. Наконец, общение ветеранов, которые называют себя
«дети войны», встречи в Ярославле в клубе ветеранов, обмен памятными подарками.
Все эти примеры культурных контактов и простых человеческих отношений над политикой составляют понятие «народной
дипломатии»: желание услышать друг друга, найти точки соприкосновения на основе взаимного уважения и взаимопонимания,
тонкая и жертвенная работа – залог мирного будущего.
Диалог культур как неотъемлемая часть
человеческого бытия
Е. В. Титкова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
liztitkova@yandex.ru
Джаз – одно из музыкальных явлений, искусство диалога,
многостороннего общения на языке музыки [3, с. 13]. В нашем сознании крепко закрепилось право на исполнение джаза за чернокожими музыкантами. И это не случайно, именно благодаря им появился этот столь своеобразный вид музыкального произведения.
Благодаря чернокожим музыкантам мы также можем насладиться
блюзом, соулом, регтаймом, спиричуэлом и многими другими му48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зыкальными направлениями, созданными африканцами. Как они
появились, как развивались, на каких инструментах исполнялись
эти музыкальные произведения, кто стоял у истоков зарождения
новых жанров музыки? Все эти вопросы достаточно глубоки, и получить на них можно весьма противоречивые ответы.
Многие исследователи-музыковеды [1, 2, 3, 4, 5] занимались
изучением этих вопросов. Автор данной статьи не преследует цели
произвести скрупулезное, всеохватывающее исследование по проблематике музыки африканцев. Целью доклада является рассмотрение возникновения так называемых новых жанров музыки черных в результате диалога африканской и европейской культур.
В результате великих географических открытий на территории Европы и Нового света появляются чернокожие невольники.
Смертность при переправлении рабов была огромной. Многие
работорговцы считали, что лишь музыка способна поддержать у
чернокожих духовные и физические силы во время их нелегкого
путешествия. В этой связи рабам разрешалось брать с собой музыкальные инструменты. С прибытием на континент африканцы
продолжали свои музыкальные традиции. Они изготавливали национальные инструменты из подручных материалов – дерева, тыквы, ракушек, различных растений: «Их лютни сделаны из тыквы и
конского волоса или очищенного вьющегося растения, барабаны,
сделанные из дерева, банджо и мандолины из тыкв» [5, с. 138].
Черным рабам было дозволено играть не на всех инструментах. Барабаны были почти повсеместно запрещены. «Рабовладельцы боялись, что негры с их помощью будут передавать сигналы к восстанию, и именно запрещение барабанов предопределило широкое распространение банджо», – отмечает музыковед
Диана Дж. Эпстайн [4, с. 353].
Музыка для африканцев являлась одним из средств утверждения связи с общиной. Находясь вдали от Родины, они посредством музыки возвращались к своим корням. Музыка помогала им выжить в столь неблагоприятных условиях. Она звучала
в свободное время, и даже, несмотря на запрет, африканские невольники использовали запрещенные инструменты: «По выходным они подготавливали свои банджо и барабаны из тыкв. В
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лунном свете, вне дома, музыкант сидел с барабаном на земле,
мужчины и женщины, взявшись за руки, танцевали вокруг него.
Пение и танцы нередко сопровождались едой и выпивкой» [5,
с. 142]. В пении и танцах чернокожие пытались высмеять своих хозяев, подражая своим белым владельцам манерой светского танца. Песни начинались в субботу вечером и продолжались
всю ночь, а некоторые оканчивались лишь с призывом на работу
в понедельник утром.
Повседневная деятельность рабов практически всегда сопровождалась песней. Основной ее формой являлась трудовая песня (���������������������������������������������������������
work�����������������������������������������������������
����������������������������������������������������
songs�����������������������������������������������
). Широкое распространение получили так называемые полевые и матросские песни, песни черных гребцов. Хотя
у европейцев не было устойчивой традиции петь во время работ,
рабовладельцы не запрещали своим невольникам пение. На их
взгляд, «пение негра означало, что он доволен жизнью» [2, с. 16].
В основном, исследователи выделяют и рассматривают два
вида негритянской песни – трудовую и религиозную (спиричуэл)
[2, 3, 5], но этих видов, безусловно, существует намного больше.
Например, песни уличных торговцев, игровые песни для детей и
взрослых, сатирические и прочие.
Музыкальная одаренность чернокожих позволила им найти
выход из безвыходного положения. Африканцы познакомились с
танцевальной музыкой белых. Следует отметить, что танцы были
основным развлечением практически всех социальных слоев, а
квалифицированные музыканты были востребованы всегда. В
этой связи чернокожий невольник пытался приобщиться к игре
на инструментах европейцев, прежде всего – скрипке. Чернокожий раб, одаренный музыкальными способностями и обученный манерам, мог стать домашним слугой и скрипачом, играть
на танцах как для белых, так и для черных. Естественно, такой
раб освобождался от изнурительных работ. Раб-музыкант также
пользовался спросом на рынке, например, можно было увидеть
объявление в газете: «Продается молодой красивый негр 18–20
лет… Недавно вернулся из Лондона… Играет на валторне…» [2,
с. 23]. Был известен случай, когда раб убежал от своего хозяина,
прихватив с собой скрипку.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таким образом, чтобы выжить, требовалось профессионально исполнять европейскую музыку. Будучи достаточно музыкальными, рабы могли легко воспроизводить ее на слух. Но всетаки при исполнении они использовали особенности африканских музыкальных традиций. Во-первых, это – ритм. Чернокожие
рабы пытались приспособить африканские ритмы к европейской
музыкальной системе. Для ритма Европы характерно долевое деление. Всегда есть сильная и слабая доли (достаточно легко воспроизвести хлопком в ладоши или отстукиванием ноги), которые
заключены в такт соответственно музыкальному размеру произведения. Восемь тактов составляют период, некую законченную,
устойчивую музыкальную фразу.
В африканской музыке чувство ритма совершенно иное. Это
даже не синкопы, скорее полный хаос с точки зрения периода.
«Можно с достаточной уверенностью утверждать, что исполнители песен нарушали основную метрическую схему, достигая значительной ритмической свободы» [2, с. 20]. Во-вторых,
это – трактовка звукоряда. В европейской традиции используется диатоническая гамма (��������������������������������������
VII�����������������������������������
ступеней и полутона), а в африканской – пентатоника (�����������������������������������������
V����������������������������������������
ступеней, отсутствие полутонов). Исполняя европейские песни, африканцы нарочно понижали III и VII
ступени, чтобы избежать полутонов. В-третьих, это практика колорирования мелодии за счет применения горловых тонов, шумовых призвуков, фальцета, глиссандирования. Три основы африканской музыкальной традиции соединились с европейской, и,
как результат, появились специфические виды музыки. Самыми
яркими стали джаз и блюз, получившие свое наибольшее развитие в XX столетии.
Вопрос о слиянии африканской и европейской музыкальных
традиций весьма противоречив и требует более детальной проработки. Но, тем не менее, отвергать факт появления новых жанров музыки, основанных на объединении Европы, Нового Света
и Африки, кажется совершенно бессмысленным.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Баташев А. Музыкальные инструменты джаза // Музыка наших
дней: Современная энциклопедия. М., 2002
2. Коллиер Дж. Л. Становление джаза. Популярный исторический
очерк. М., 1984.
3. Майсурян Н. Африканская музыка // Музыка наших дней: Современная энциклопедия. М., 2002
4.������������������������������������������������������������������
�����������������������������������������������������������������
Epstein D.�������������������������������������������������������
������������������������������������������������������
J.����������������������������������������������������
���������������������������������������������������
The Folk Banjo: A Documentary History // Ethnomusicology/ 1975. Vol.19. № 3. Р. 347–371.
5. Walvin J. Black ivory. Slavery in the British Empire. Oxford, 2001.
Глобализация и развитие языков
Л. В. Купцова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова Ярославль, Россия,
lora-guide@mail.ru
Еще много веков тому назад человечество мечтало о едином
всемирном языке. Эсперанто – один из примеров. Существовали
языки и для целых культур: древнегреческий, латинский, церковнославянский и др. Несмотря на их международный и межгосударственный характер, им не суждено было стать единым мировым языком.
Между государствами и языками нет взаимно однозначного
соответствия: есть государственные языки, используемые более
чем в одной стране (английский, немецкий, испанский); в некоторых странах более одного государственного языка (Швейцария).
Хотя количество национальных языков увеличилось, ни один из
них не cмог стать в мире господствующим. В целом языковое
разнообразие в культурных сферах в течение последних столетий в мире росло, достигнув максимума в ХХ в. Однако впервые
наглядно проявился и обратный процесс, связанный с так называемой глобализацией.
Этот процесс связан с господствующей ролью США в мире,
окончательно установившейся после распада СССР. В основе
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
глобализации лежит прежде всего англо-американская модель
общества, его экономики, политики и культуры. Такая модель
общества и культуры тесно связана с английским языком, который претендует на роль первого в истории человечества всемирного языка.
В США до недавнего времени отсутствовали специальные
юридические меры по обеспечению господствующей роли английского языка (лишь в 80-е гг. ХХ в. он закреплен как государственный для 12 штатов). Но их эффективно заменяла идеология «плавильного котла» (melting pot), согласно которой человек
любого происхождения может стать американцем при условии
овладения общей для всех культурой, включая английский язык
[1]. И сейчас, когда в США очень распространена политика защиты всяких меньшинств, такое меньшинство, как люди, не владеющие английским языком, не пользуется никакой поддержкой.
В эпоху глобализации такая политика постепенно начинает
становиться мировой. Разумеется, до всемирного одноязычия на
английском языке пока далеко. Английский язык в ходе глобализации распространяется, прежде всего, как всеобщий второй язык.
Все чаще мы сталкиваемся с ситуацией, когда современные
информационные технологии базируются целиком на материале
английского языка: на международных научных конференциях все
доклады читаются и публикуются по-английски, а международные
переговоры ведутся не через переводчика, а на английском языке
обеих сторон. Положительный момент данного процесса очевиден:
всеобщее владение английским языком обеспечивает естественную
человеческую потребность взаимопонимания «в мировом масштабе»; то, о чем давно мечтали, начинает осуществляться.
Отношение к экспансии английского языка, конечно, различно. Кому-то кажется очень престижным вписываться в глобализацию, кто-то видит в этом угрозу национальным культуре и
традициям. В Европе, безусловно, более всего старается ограничить проникновение английского языка и американской культуры Франция, тогда как в Германии американизация, в том числе
в языковой области, идет более активно. Иногда это объясняется
тем, что Германия все еще страдает комплексами исторической
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вины за нацизм, поэтому там до сих пор кажутся одиозными
идеи, связанные с национальной культурой и мировым значением немецкого языка, а это способствует американизации [2].
Россия всерьез лишь начинает сталкиваться с данной проблемой. Более заметна постепенная американизация самого русского языка. Заимствования могут проникнуть даже в ядро языка,
прежде всего, через средства массовой информации.
Процесс глобализации очевиден. Также очевидны и его плюсы, и его весьма явные минусы. Одни считают, что господству
США нет внешних препятствий, а это означает, что английский
язык со временем станет «вторым родным языком» (а затем, возможно, и первым) если не для всего человечества (это вряд ли реально), то для его наиболее культурной и социально активной части. Другие ставят реальность таких перспектив под сомнение [3].
Литература
1. Алпатов В. М. Американизация японского и русского общества
по языковым данным // Российское востоковедение в память о М. С. Капице: Очерки, исследования, разработки. М. 2001.
2. Башинджагян Л. Г. Институт языка и мышления имени Н. Я. Марра // Вестник АН СССР. 1987. № 11.
3. Pennycook A. English in the World / The World in English // Power
and Inequality in Language Education. Cambridge, 1995.
Влияние глобализации
на культуру компании
О. В. Трофимова, Я. В. Трофимова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
tro1@mail.ru
Глобализация, будучи характеристикой мировой экономики и
отдельных отраслей (нефте- и газодобыча, авиастроение и т. д.),
становится одной из основных стратегий развития компаний.
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Стратегия глобализации заключается в определении общих, не
зависящих от особенностей отдельных стран характеристик рынков
и целевых групп потребителей. Выбор и освоение рынков в этом
случае предполагают стандартизированный подход к продукции и
услугам. Наряду со стратегией глобализации активно применяются
локальные стратегии, когда планомерное и систематическое освоение зарубежных рынков не отрицает их особенностей.
Причины выбора данных стратегий различны: ужесточение
конкуренции на внутренних рынках, стагнация рынков внутри
страны, стремление к полной загрузке производственных мощностей, использование эффекта обучения, распределение риска и
финансовые преимущества, снижение торговых барьеров в других странах. Деятельность на зарубежных рынках остается крайне привлекательной. Так, американская компания «Coca-cola»
получает 77% своих доходов от продаж за пределами США (в
155 странах), «�����������������������������������������������
Colgate����������������������������������������
-���������������������������������������
Palmolive������������������������������
» (США) – 60%, ���������������
Nestle���������
(Швейцария) – 95%, немецкие фирмы Porsche und Schering – почти 80%;
Mannesmann, BMW, Daimler (Германия) – около 60% [4, с. 621].
Наибольшее число мультинациональных компаний зарегистрировано в США, Японии, Германии, Италии, Англии, Франции.
Однако работа компании на зарубежном рынке вызывает и
собственные проблемы: особые требования к управлению, учет
специфики рынка, включая культурные различия потребителей
(в случае локальных стратегий), необходимость координации
деятельности подразделений в отдельных странах. Национальные традиции, проявляясь в языке, культуре персонала и культуре потребления, автоматически затрагивают все сферы деятельности компании. Неуважение к языку со стороны зарубежного
руководства воспринимается персоналом как оскорбление национальных чувств. Незнание традиций и языка препятствует эффективному управлению компанией, особенно в России. Выходя на внешний рынок, фирма вынуждена либо учитывать, либо
нет специфику принимающей стороны. Последний вариант более привлекателен, поскольку позволяет экономить на затратах,
увеличивая масштабы деятельности, но не учитывает особенности клиентов той или иной страны, что бывает опасно. Так, назва55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ние продукции фирмы за границей может иметь неблагозвучное
звучание или звучание, напрямую препятствующее распространению продукции. Например, «��������������������������������
General�������������������������
������������������������
Motors������������������
» не могла использовать бренд автомобиля Vauxhall Nova на испано-говорящих
рынках, поскольку он переводился, как «не поедет» и потребовалось переименовать его в «Карибе». Аналогично автомобиль
«Жигули» при продвижении на западный рынок был переименован в «Ладу» (т. к. возникала ассоциация с термином gigolo).
Компания Coca����������������������������������������������
��������������������������������������������������
-���������������������������������������������
Cola�����������������������������������������
при выходе на отдельные рынки Китая вместо традиционного названия напитка, которое изначально переводилось как «вши на коврах» или «кусай головастика», применила иное написание, означавшее «счастье во рту». «Pepsi-Cola»
в ряде азиатских стран изменила свой лозунг «come alive with
Pepsi» – «оживись с Pepsi», т. к. он буквально переводился как
«верни своих предков из мертвых».
Аналогичная ситуация возникает, если используют слоган без учета истории принимающей страны. Так, в 1998 г. финская телекоммуникационная компания Nokia����������������
���������������������
начала в Германии рекламную компанию нового сотового телефона под лозунгом Jedem das Seine («каждому свое»), который неизбежно стал
вызывать ассоциацию с надписью на входе в концлагерь Бухенвальд [2, �����������������������������������������������������
c����������������������������������������������������
. 346]. Поэтому закономерно появление нового направления маркетинга ������������������������������������������
naming������������������������������������
, которое занимается адаптацией иностранных брендов и разработкой новых названий [3, с. 34]. Единая глобальная рекламная стратегия целесообразна для товаров,
пользующихся универсальным спросом, позволяющая использовать единые символы, образы (например, продукция McDonald’s,
Marlboro������������������������������������������������������
, Colgate���������������������������������������������
����������������������������������������������������
, Volkswagen���������������������������������
�������������������������������������������
). Бренды стран создавались веками: французские гугеноты (беженцы из Франции XVI–XVIII вв.),
обосновавшись в Швейцарии, привезли свои передовые технологии часового производства, что позволило сформироваться мировому бренду швейцарских часов; они же стояли у истоков ткацкого производства и отдельных видов ремесел (шляпное дело, изготовление перчаток, чулок, обработка драгоценных камней и т. д.)
в Германии, Ирландии, завоевавших мировое признание. Потребительские бренды, сложившиеся в XIX в. как национальные, и
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сегодня в большинстве своем пользуются успехом, подчеркивая
страновую принадлежность товара: косметика Avon, чай Brooke
Bond, шоколад Cadbury, напитки Coca Cola, продукты питания
Heinz, пленка Kodak, ручки Parker и т. д.
Взаимосвязь между глобализацией как экономическим процессом и культурой компаний является двусторонним взаимопроникающим явлением. С одной стороны, глобализация предполагает единый подход всех участников товарообмена к процессам производства, управления, сбыта, маркетинга, задает требования в виде экологических стандартов и стандартов управления
качеством и т. д. Компании могут теперь предлагать марки, ориентируясь на глобальное сходство, а не на локальные различия.
Постепенно формируется большая идентичность вкусов и предпочтений потребителей разных стран. Этому способствуют глобальные средства связи и возросшая мобильность людей. Например, компания Visa�����������������������������������������
���������������������������������������������
дает в разных странах одинаковые рекламные объявления о своей кредитной карточке (правда на разных
языках) [4, с. 571], канал MTV���������������������������������
������������������������������������
создает единые программы для тинэйджеров всего мира. Теодор Левитт писал: «Мир – это рынок,
люди, независимо от места их проживания, хотят иметь одинаковые продукты и стиль жизни. Глобализированные предприятия
должны забыть о разнице между странами и культурами и сконцентрироваться на удовлетворении универсальных потребностей» [5, с. 92]. На данный момент стратегии глобализации являются скорее исключением, чем правилом. Даже используя стандартизированный подход, компании стараются учесть местные
условия либо сочетают глобальные и локальные стратегии для
разных марок, что вызывает рост цен и снижает эффективность.
Локальные стратегии предполагают адаптацию к таким элементам маркетинговых программ, как комплектация, маркетинговое
имя, этикетки, упаковка, цвет, материал, цена, требования сбыта,
тема рекламы, средства рекламы, оформление рекламы. В среднем приходится изменять от 4 до 11 вышеназванных позиций.
Так, автомобильная компания «Renault» рекламирует модель
«���������������������������������������������������������
Clio�����������������������������������������������������
», учитывая специфику каждой страны: в Швейцарии подчеркивает безопасность и эксплуатационные достоинства; в Гер57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мании – высокое качество, экономичность; в Испании – стиль; во
Франции – роскошный вид.
С другой стороны, национальные культуры обогащают и
привносят специфические черты в общее экономическое пространство, в процесс управления международной компанией,
выбор маркетинговой стратегии (например, стратегии распределения товаров, рекламная компания) и др. Культура определяет реакцию потребителей на товары и их покупки. Например,
попытка внедриться на рынок открыток (с готовыми пожеланиями) во Франции не удалась, поскольку французы предпочитают сами подписывать открытки. McDonald’s потерпел неудачу
в Японии, используя традиционную рекламу с клоуном, не учитывая то, что там лицо, раскрашенное белой краской, – символ
траура [4, с. 624].
Таким образом, глобализация, являясь разносторонним понятием, взаимозависима от культуры наций и отдельных государств. Только учитывая данное влияние, компании, действующие на внешнем и внутреннем рынках, способны добиться успеха. Лишь немногие товары и отрасли в силу своей природы имеют
возможность развиваться в рамках чисто глобальной стратегии,
исключающей любую диверсификацию.
Литература
1. Ассэль Г. Маркетинг: принципы и стратегия. М., 1999.
2. Панкрухин А. П. Маркетинг. М., 2003.
3. Титов С. Не будет русский человек… // Комсомольская правда.
2009. 20–27 авг. URL: http: //www.kp.ru.
4. Kotler P. Marketing – Management: Analyse, Planung, Umsetzung
und Steuerung. Stuttgart? 1995.
5. Levitt T. The Globalization of Markets // Harvard Business Review.
1983. May – June.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Роль дистанцированности
в коммуникативном поведении представителей
британской и американской культур
Л. Ю. Киселёва
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
lk.work@gmail.com
В настоящее время распространено стремление к непременной ориентации на диалог культур в ходе языковой подготовки. Однако глубинные различия между российской и западными культурными традициями нередко являются препятствием на
пути к полноценному диалогу. По этой причине при изучении
иностранного языка необходимо овладение знаниями о доминирующих чертах менталитета страны изучаемого языка, которыми
обусловлены принятые в ней нормы речевого поведения. Это позволит верно интерпретировать реальный смысл высказываний
собеседника и со своей стороны адекватно и эффективно выстраивать процесс общения. В данной статье мы рассмотрим дистанцированность как одну из главных ценностных ориентаций представителей британской и американской культур и её влияние на
организацию процесса общения.
Особенности восприятия и организации пространства могут служить одним из ключей к пониманию национального менталитета. «Территориальность» – потребность человека обозначить и оградить от посягательств своё жизненное пространство – в различной степени выражена у разных народов. Представители британской и американской культур обладают развитым чувством территориальности, которое усиливалось под влиянием идей свободы и независимости, распространённых в индивидуалистическом обществе; по мере исторического развития
для британцев, а впоследствии и американцев «собственная территория» превратилась в одну из базовых ценностей. Из врождённого чувства территориальности и привычки к обособленности сформировалось своеобразное понятие privacy. В этом поня59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
тии, эквивалент которого в русском языке и русской культуре отсутствует, содержится квинтэссенция ценностей индивидуализма. Privacy обозначает неприкосновенность личности в физическом и в духовном смысле, неприкосновенность частной жизни,
характеризует стремление изолироваться от окружающих и избежать вмешательства в свои дела. Как отмечает Ю. Б. Кузьменкова, чувство территориальности как одна из врождённых человеческих черт, своеобразно сочетаясь на почве британской и американской культур с чувством privacy, под влиянием идей индивидуализма сформировала одну из основных ценностных ориентаций – дистанцированность [1, с.35].
Пространственная
дистанцированность
представителя
англо-американской культуры основана на развитом ощущении
неприкосновенности границ личного пространства и необходимости защиты независимости индивидуума. Базируясь на приоритете личных интересов и праве полного личного контроля над
ними, законы соблюдения privacy предполагают самостоятельность и самодостаточность индивидуума и, соответственно, свободу, выражающуюся в его внешней независимости от окружающих и в недопустимости вмешательства в личную жизнь, ограничивающего эту свободу. Эгоцентрический принцип невмешательства – mind your own business – лежит в основе человеческих
взаимоотношений и определяет специфику поведения практически на всех уровнях и в самых разных коммуникативных ситуациях. Далее мы рассмотрим некоторые проявления дистанцированности на невербальном и вербальном уровнях коммуникации.
Говоря о невербальном уровне дистанцированности, прежде
всего необходимо упомянуть о системе пространственных зон
для различных видов общения, разработанной Э. Холлом. Согласно этой системе, выделяется публичное пространство (разделяет людей во время официальных общественных мероприятий – презентаций, лекций и т. д.), социальное пространство (характерное для формальных и неформальных деловых встреч,
приёмов, банкетов и пр.), личное и интимное пространства (соответственно для контактов хорошо знакомых людей – коллег,
приятелей, родственников – и для самых близких друзей и род60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ных). Авторы «Очерка английского коммуникативного поведения» [2, с. 67] приводят следующие цифры для характеристики
пространственных зон британцев: пространство публичное – более 3,5 м, социальное – 1 – 3,5 м, личное – 45–120 см и интимное – 10–45 см. (Названные цифры в среднем в полтора раза превышают соответствующие дистанции общения россиян.) Порой
даже незначительное сокращение пространства, разделяющего
людей, вызывает чувство неловкости и может расцениваться как
проявление агрессии. В традициях британской и американской
культур принято извиниться при случайном нарушении личного
пространства другого человека; отсюда же происходят правила
этикета, связанные с соблюдением личной гигиены и употреблением парфюмерных изделий – известно, как щепетильны в этом
отношении американцы. Высокоразвитое чувство собственности, свойственное представителям англо-американской культуры, проявляется не только в пределах своего дома, но и в претензиях на временное владение – комната в гостинице, место за столиком в кафе или в купе поезда попадают в строго охраняемую
зону privacy. Оберегая «свою территорию», они обычно не приветствуют установления контактов с незнакомыми людьми ни на
вербальном, ни на визуальном уровнях.
В свете вышесказанного становится понятной и распространённая привычка американцев (неоправданная и не всегда уместная, с точки зрения россиян) широко улыбаться при неожиданной встрече взглядами и кивать в знак приветствия: для представителей индивидуалистических культур улыбка сигнализирует признание случайного вторжения на чужую территорию и невербальную просьбу не расценивать это как преднамеренное и
агрессивное действие. Эта же цель преследуется при проявлении
демонстративной вежливости. То, что расценивается россиянами
как проявление неискренности, служит для сохранения привычной степени дистанцированности.
На вербальном, лингвистическом уровне стратегия дистанцирования предполагает использование целого ряда лексикограмматических средств, связанных с категорией модальности,
которая, отражая взаимодействие между коммуникантами содер61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
жанием высказывания и действительностью, играет важную роль
в реализации принципов коммуникативной вежливости. [3, с. 78]
Важным средством оформления объективной модальности, выражающей отношение к действительности в плане реальности
/ ирреальности, в рамках данной стратегии является смещение
временного плана; средствами субъективной модальности, выражающей отношение говорящего к сообщаемому и отражающей
способность противопоставить в рамках высказывания «я» и «не
я», часто являются модальные глаголы и другие лексические модальные модификаторы.
Смещение временного плана можно использовать как грамматическое средство снижения категоричности высказывания,
чтобы придать инструкциям, распоряжениям и приказам вид
вежливой просьбы и облечь в тактичную форму вопросы личного характера, выражение намерений, предложения и т. п. К примеру, при решении таких речевых задач в качестве «дистанцирующих структур» уместнее употреблять не Present Simple или императив, а Past или Future. На использовании Future Simple строятся формулы приказания / инструкции (will you…) и предложения (shall I / we …). Следует отметить, что «чистый» императив
нередко является оскорбительным для англоговорящего собеседника, как покушение на свободу его действий. Для формул вежливой просьбы и вопроса характерно употребление Past Simple
(I wondered / I thought if you could…). При этом модальные модификаторы I think / I wonder, ориентированные на говорящего
и выражающие как бы его точку зрения, придают высказыванию
большую степень косвенности. Эти тактики уместны и в разговоре о деньгах (прямой разговор о финансах – одна из «запретных» тем): That will be 50$, please (перенос в будущее); How much
did you intend to spend? (вместо прямого вопроса о ситуации говорится как бы в прошлом). В вопросах и просьбах также часто
используются времена Continuous, придавая им оттенок вскользь
брошенного замечания; выражаемые в такой форме намерения и
предложения звучат менее навязчиво. Выясняя планы собеседника или принятые решения, необходимо дать понять, что вы никоим образом не собираетесь вмешиваться, оказывать влияние
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
или прямое давление. Например, фраза Will you be leaving this
afternoon? выясняет намерение собеседника, тогда как Will you
leave this afternoon? представляет собой просьбу. Продолженное
время также часто сочетается в общепринятых формулах с модальными идентификаторами (I was thinking / I was wondering…,
I must be going и т. д.).
Приведённые примеры отражения особенностей национального мировосприятия в сформировавшихся правилах коммуникативного поведения подтверждают необходимость всестороннего и сознательного ознакомления с менталитетом представителей страны изучаемого языка как непременное условие успешного общения.
Литература
1. Кузьменкова Ю. Б. От традиций культуры к нормам речевого поведения британцев, американцев и россиян. М., 2005.
2. Стернин И. А., Ларина Т. В, Стернина М. А. Очерк английского
коммуникативного поведения. Воронеж, 2003.
3. Ларина Т. В. Категория вежливости в английской и русской коммуникативных культурах. М., 2003.
Многоязычие
как путь сохранения языков и культур
в современном мире
Ю. Г. Карабардина, Р. А. Рощина
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
jkarabardina@mail.ru
В современном мире, переживающем процессы интеграции
и глобализации, приводящие к образованию многонациональных
государств и к активной миграции населения, остро встает вопрос о статусе и роли языков в обществе.
Сегодня на Земле существует около 6000 языков, но их распределение крайне неравномерно, поэтому большинство из них на63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ходится под угрозой исчезновения. На некоторых языках говорят
миллионы людей, а другие насчитывают всего несколько десятков
носителей (и даже единицы). При этом на 4 % языков говорит 97 %
всего населения мира, т. е. около 6,3 млрд людей говорят всего на
240 языках. И наоборот, 3% населения говорят на 96% языков, т. е.
менее 200 млн человек говорят на 5760 языках [1].
Только 60 языков имеют более 10 млн. носителей – а это всего лишь 1% от 6000 языков мира. ¾ всех языков используется
группами населения, насчитывающими менее 1000 человек. Таким образом, именно малые группы населения создают огромное
разнообразие языков в мире.
По имеющимся прогнозам уже через 100 лет могут исчезнуть
от 50 % до 90 % языков мира. Тогда, в худшем случае, к началу XXII века на Земле останется всего 600 языков. Но даже если
только половина языков исчезнет на протяжении нашего века,
это будет означать, что в среднем каждые две недели будет умирать один язык, а при наихудшем сценарии – каждую неделю.
Почему языки исчезают? И должны ли мы беспокоиться об
этом так же, как мы сожалеем об исчезновении целых видов растений и животных? Чего лишается общество, если умирает язык?
Причины исчезновения языка могут быть самые разные: военные, экономические, политические, культурные, религиозные,
чаще всего все они тесно связаны между собой. Но основная причина смерти языка – в том, что его носителей вынуждают принять язык доминирующего окружения. Утрата языка обычно начинается с политической или социальной дискриминации.
Сохранение языка и культуры конкретного сообщества непосредственно связано с тем, что интересует его членов, чему
они сочувствуют и что уважают как свидетельство собственной
идентичности, а также с внешними факторами, которые могут
быть как благоприятными, дружескими (например, признание,
разрешение и поддержка национальных праздников), так и неблагоприятными (запреты ритуалов, традиций и искусств этнической группы).
Большинство государств планеты, по данным ЮНЕСКО,
многонациональны, и, следовательно, важнейшим условием
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
прочности формирования государства становится формирование
дружественных межнациональных отношений на основе гибкой
национальной политики, в частности именно в области языка и
культуры.
ООН озабочена положением дел с языками мира. В ЮНЕСКО организован специальный департамент по исчезающим
языкам.
Международное право выработало ряд принципов языковой
политики, обеспечивающей сохранение и развитие языковой этнокультурной идентичности:
– принцип наибольшего благоприятствования каждому из
государственных языков;
– принцип максимального удовлетворения языковых потребностей народов и этнических меньшинств;
– принцип обеспечения полноязычия каждому гражданину;
– принцип запрета на любую дискриминацию языков национальных меньшинств;
– принцип всемерного поощрения граждан, стремящихся к
высокой культуре двуязычия и многоязычия, и специалистов,
способствующих достижению такой культуры [2, c. 3].
Одним из убедительных примеров стремления современного мира сохранить многоязычие является политика Европейского
союза, который продолжает включать в Союз все новых членов,
а значит, все более усложнять языковую ситуацию. Если в 1957 г.
на шесть государств – членов ЕС было 4 официальных и рабочих
языка, то сегодня на 27 государств их 23. При вступлении каждого нового государства в Европейский Союз, официальный язык
этого государства становится одним из рабочих языков Союза.
Вместе с тем около 80% официальных документов Евросоюза составляются на английском языке, 12% – на французском и только
3% – на немецком [3]. Владение иностранными языками и изучение их также неравномерно распределяется среди жителей Европы: наиболее изучаемыми иностранными языками являются английский, французский, немецкий и испанский.
Английский язык занимает привилегированное положение в
большинстве учебных заведений государств – членов ЕС (90%
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
школьников изучают английский как первый иностранный язык),
между тем в самой Англии сокращается изучение других иностранных языков. Чтобы привлечь иностранных студентов, многие высшие учебные заведения Европы предлагают обучение на
английском языке, что зачастую сказывается на качестве образования. Иностранные предприятия, открывающие свои филиалы
и представительства в различных странах Европы, также имеют
тенденцию вести делопроизводство и переговоры на английском
языке. При этом сам английский язык, используемый как служебный, становится утилитарным, теряет свою идентичность, перестает быть языком Шекспира, становясь языком глобального общения («globish»).
Признавая необходимость общего языка и принимая в этой
роли английский язык, Европа все-таки прилагает усилия к тому,
чтобы избежать униформизации языка (а значит, и мысли), чтобы сохранить и поддержать каждый язык на своей территории (в
том числе не только национальные языки, но и языки национальных меньшинств (басканский, каталонский, бретонский и др.) и
новые для Европы языки иммигрантов (арабский, русский и др.).
Совет Европы и Европейская Комиссия создают программы, которые должны содействовать развитию многоязычия в Европе,
сохранению языкового и культурного многообразия. Одна из таких программ – «Родной язык + 2» – ставит своей целью достижение того, чтобы каждый житель Европы мог говорить, кроме
своего родного языка, еще, как минимум, на двух других, изучение которых начинается с самого раннего возраста.
По мнению известного итальянского писателя и философа
Умберто Эко, истинным языком Европы должен стать перевод:
« Цель новой Европы – движение к мультилингвизму; мы должны связывать наши надежды с многоязычной Европой. … Европа должна объединиться в мультилингвистическое пространство,
в Европу полиглотов. …Европа должна стать землей переводчиков – людей, которые умеют глубоко вникать в исходный текст
и обладают большой любовью к своему родному языку…» [4].
Таким образом, на вопрос «Нужно ли жителю Европы уметь
говорить по-английски, чтобы быть европейцем?» – ответ од66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нозначен: конечно, да. Но на другой вопрос: «Можно ли этим
ограничиться?» – ответ также однозначен: конечно, нет. Европа
должна оставаться многонациональной, многокультурной и многоязычной.
Литература
1.URL: http://www.endangeredlanguagesru.nl.
2. Габышева Ф. В. Межкультурный диалог через образование: сб.
материалов межд. семинара Совета Европы. Якутск, 2005.
3. Жумагулова Б. Полиязычие – путь в будущее // Казахстанская
правда. URL: http://www.kazpravda.kz /index.php?uin=1152013916&chap
ter=1095395472&act =archive _date&day=17&month=9&year=2004.
4. Эко У. Для федерации полиглотов. URL: http://anthropology. ru/
ru/texts/eco/polyglot.html.
Использование
нейролингвистического программирования
в политической рекламе как инструмент
воздействия на массовое сознание
А. А. Воат
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
a-voat@mail.ru
Одним из популярных методов трансформации, моделирования и изменения массового сознания в настоящее время является нейролингвистическое программирование (НЛП). Этот метод
возник в 1975 г. как метод эффективного общения в чистом виде
и быстро доказал свою практическую ценность. С 1984 г. эта техника стала использоваться в предвыборных кампаниях различных уровней и заняла достойное место в мире рекламы.
НЛП – метод психотерапии, созданный на стыке неврологии
и лингвистики и основанный на мощном воздействии языковых
форм на сознание и подсознание человека. Доктор психологиче67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ских наук Алексей Ситников определяет НЛП как набор психологических методов, которые позволяют влиять на человека незаметно для него самого, в частности, обычными, но специально
подобранными словами [3, с. 35–48].
При помощи техник НЛП происходит воздействие на бессознательный уровень человека, что с успехом применяется в
политической рекламе и в агитационных политических акциях.
Отношение к методам НЛП среди ученых неоднозначно. Одни
считают, что использование этих техник приводит к постепенному внутреннему опустошению манипулятора и разрушению
его психики, так как они не поддаются сознательному контролю. Происходит своеобразное привитие модели своей мысли собеседнику, создающее перекос в психике манипулятора,
вследствие чего он заболевает. Другие ученые, напротив, считают, что эти техники являются средствами достижения совершенства. Например, Х. Адлер считает, что если человек желает
измениться, то НЛП – это один из главных помощников в этом,
что при помощи этой техники индивид сможет стать настойчивее; начнет получать удовольствие от общения (независимо
от того, касается ли это выступления на публике или личного
общения) и узнает, что такое успех; добьется поразительных
результатов в повседневном общении; избавится от разных негативных убеждений и заменит их другими, позитивными, которые помогут достичь успеха в начинаниях; сможет контролировать самочувствие; сможет собрать воедино те навыки, которые
сформировались в лучшие моменты жизни, и использовать их
по своему желанию; сможет позаимствовать приглянувшиеся
качества и черты характера у людей, которыми восхищается и
которым хотел бы подражать [1, с. 117].
Техники НЛП широко используются в политической рекламе на телевидении. Телеманипулятор воздействует на аудиторию
посредством текста или слов тележурналиста, аналитика, ведущего на телевидении. По мнению Р. Е. Гудина, существует ряд
условий, которыми должен располагать телеманипулятор для получения успеха воздействия:
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
1. Физические условия – особенное окружение, которое создаст необходимую обстановку в студии, декорации; место трансляции передачи (будь то офис, лес, улица, аудитория, автомобиль,
кухня и т. д.); интерьер (расстановка мебели, стиль оформления,
свобода и характер перемещения);
2. Сенсорная палитра – особенности освещения, звуки,
шумы, слышимость, акустика, музыка, погодные условия и др.;
3. Культурный фон – особенности ситуации общения, определяемые культурными источниками: язык, на котором разговаривают собеседники, насколько хорошо они им владеют, национальные и местные традиции, культурные нормы, разговоры на «запретные» темы или действия, «нехорошие» жесты, шутки и проч.;
4. Социальный контекст – совокупность переменных общения, задаваемых со стороны тех или иных групп людей (реальных или условных). Он включает в себя два основных уровня –
макросоциальный и микросоциальный.
• Макросоциальный уровень определяет встроенность общающихся в широкий контекст социальных отношений. Он включает в себя общественнозначимые нормы, широкораспространенные стереотипы, предрассудки, но эти требования отличаются от культурного фона большей изменчивостью (менее традиционны) и несут интересы более очерченных социальных общностей. Отличительной характеристикой этого уровня выступает заметная зависимость от того, к какой социальной группе принадлежат партнеры по общению («моряк моряка видит издалека»). Не менее важно, в рамках какой группы будет происходить
общение Например, у студентов – одно поведение, у группы продавцов – другое, у политиков – третье.
• Микросоциальный уровень образует стандартные социальные ситуации, например: дружеская вечеринка, беседа в лифте,
очередь за билетами в кино, разговоры в курилке, официальная
встреча, мужчина и женщина в постели, завтрак в кругу друзей в
будни и тот же завтрак в выходные, ожидание в приемной врача,
посещение салона красоты. Подобные ситуации представляют
большинство событий на экране телевизора [4, с. 134].
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Языковое воздействие на сознание может осуществляться не
только непосредственно контекстом и предложениями. Большое
внимание следует уделять построению информации, порядку
и расположению текстовых единиц, учитывать скрытые связи
между ними, особое акцентирование следует делать на заголовки и подзаголовки статей. По оценке А. Волкова, «приемы организации текста образуют своего рода словесную перспективу, в
которой читатель или слушатель видит содержание текста таким
образом, каким его представляет автор» [2, с. 336].
Следует также отметить такой инструмент невербального НЛП, как графические материалы, которые сопровождают
тексты. Технологии использования таких приемов просты: используются различные схемы, таблицы, графики, например,
в оценке рейтинга политика в телепередаче или, к примеру,
таблица экономического развития. Также ко всему этому добавляются иллюстрации и фотографии, целые видеоряды, которые вместе с текстом телеведущего создают единый ряд.
Зрители тем самым забывают о том, что говорится о кандидате, и запоминают именно визуальный образ. Для реализации
этого приема очень часто сообщают истинную информацию,
но показ ложного или манипулятивного видеоряда усваивается зрителем как правда, а действительность как ложь.
Подведя итог вышесказанному, следует сказать, что СМИ,
использующие технику НЛП, способны как объективно отражать действительность, так и искажать информацию, начиная
с частичной деформации и заканчивая откровенной ложью.
Чаще всего используется метод частичного освещения, при
котором информация подается аудитории избирательно. При
этом учитываются все тонкости манипулируемых, в особенности язык, традиции, культурные нормы и ценности, стереотипы и многое другое. Именно поэтому исследование возможных последствий использования этих технологий на мировом
и российском рынке рекламной индустрии особо актуально в
настоящее время.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Адлер Х. НЛП: современные психотехнологии: Пер. с англ.
СПб., 2000.
2. Волков А. А. Курс русской риторики. М., 2001.
3. Ситников А. П. Новые подходы эффективной коммуникации
(стенограмма семинара). Новосибирск, 1990.
4.���������������������������������������������������������������
��������������������������������������������������������������
Goodin, Robert E.���������������������������������������������
��������������������������������������������
Manipulatory politics. New Haven Haven. London, 1980.
Stereotypes of national culture
in intercultural dialogue
Д. С. Быкова
Ярославский филиал московского института экономики,
статистики и информатики, Ярославль, Россия,
darvin79@mail.ru
Every nation has its own ideas about the world, people, and representatives of other cultures. In a society people form certain stereotypes – the ones relating to themselves, relating to the behavior and
traditions within their own cultural environment, as well as relating to
the representatives of cultural environments; this attracts interest to
the questions of interaction of language, culture and psychology.
The definition of the concept «stereotype» has been disputed about
for a long time; attempts have been made to reveal the way of formation and distribution of national stereotypes in a society and to define
their influence on relations between peoples. National stereotypes are
studied in different sciences����������������������������������������
– �������������������������������������
sociology, psychology, political science, philology, and history. There is an independent interdisciplinary
direction «imaginology», which investigates the origin, functioning
and influence of stereotypic representations on a society.
The term «stereotype» (from Greek. stereos – firm, typos – the
print) was introduced by an American sociologist W. Lippman. He
made an attempt to define a place and a role of stereotypes in public
opinion system. By stereotype Lippman understood a special form of
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
perception of the world, having influence on the data of our feelings
before these data reach our consciousness [10, p. 95].
According to Lippman, a person, trying to perceive the world,
creates «a picture in his head» reflecting those phenomena which he
has not observed directly. If a personal experience contradicts a stereotype, two things are more likely to happen: the person, who is inflexible, just does not notice this contradiction, or considers it as an
exception confirming the rule. And a receptive person changes the
perception of the world. Lippman does not consider stereotypes as
definitely false representations. In his opinion, a stereotype can be
true, partly true, or false.
While Lippman laid the foundation for the stereotype theory, the
American scientists D. Katz and K. Braly developed the technique,
which has become defining for the researchers of national stereotypes.
In 1993 100 students of Princeton University took part in an experiment. From the list of 84 characteristics, students were offered to choose
what, in their opinion, were the cores for ten ethnic groups. The results
of the experiment showed that in most cases students were surprisingly
unanimous in defining characteristics (in their opinion) typical for this
or that ethnic group. As a result of the experiment, Katz and Braly gave
the following definition: «The ethnic stereotype is a wide-spread belief,
which conforms little to those realities which it aims to present, and it
follows from a person’s characteristic feature to define the phenomenon
first, and only then to observe it» [9, p. 288-289].
Since late 40s there was a new wave of interest in ethnic stereotypes research. Thus, at the initiative of UNESCO the research was
conducted in order to reveal 1) how representatives of one country
perceive the people of other countries; 2) what factors define their
perception/opinion. The interviewees were offered to choose from 13
definitions what, in their opinion, characterized Russians, Americans,
English, Chinese and themselves. The difference between positive and
negative answers has defined the so-called �����������������������
«����������������������
friendliness denominator» [7, p. 97].
Two of the problems related to the concept «stereotype» are the
presence of truth in stereotypes and their stability. If a stereotype is
based on reality it should be rather stable over time; if it is entirely
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
false it should vary depending on historical, international and even an
internal political situation in this or that country.
In cognitive linguistics and ethnolinguistics the term «stereotype»
is related to the substantial part of language and culture, i.e. refers to as
a mental stereotype, which correlates with a picture of the world. The
language picture of the world and a language stereotype correspond
as a part and whole, thus the language stereotype is understood as the
judgment relating to the certain object of the extralanguage world. But
it can be not only a judgment, but also any set expression, e.g. a cliché:
a new Russian. Cognitive theories emphasize our need to classify people as it simplifies a way of world perception. We use cognitive generalizations (which include stereotypes) to discharge thinking as much
as possible, we develop the schemes reflecting our knowledge about
ourselves, about others and their social roles. When these schemes are
fixed, they define our way of processing the information and forming
ideas about others and us.
There is an interaction of concepts «stereotype» and «national
character». From Greek «character» is «an engraver’s tool», «a sign».
Character is a set of distinguishing features resulting from living in
a society. They are developed and manifested in an activity or a dialogue, causing an individual to behave in a certain way. Thus, character has a social nature. It depends on world outlook of a person, on
their activity, on social group they belong to and on active interaction
with other people [12, p. 475; 42]. Each person is individual in character. However, there are some common traits of character of a certain
social group. In this case they speak about a national character. Is it
acceptable to generalize the typical features of the whole nation? An
English proverb says: It takes all sorts to make a world. Is it possible
to say that It takes one sort of people to make a nation?
A lot of researchers believe that, national character appears as a
specific set of real traits of a nation which includes: self-consciousness, habits, traditions, national culture, everyday life and national stereotypes relating to other nationalities. It turned out that most people
have rather stable stereotypes in respect to a certain national character.
German accuracy, Russian «hit or miss», Chinese ceremonies, Italian
hot temper, Estonian slowness are stereotypic representations about
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
the whole nation, which can be applied to each representative in particular. There exist auto-stereotypes, reflecting what people think of
themselves, and hetero-stereotypes relating to other people, the latter
are often more critical. Experts in ethnic psychology, notice that the
nations at a higher level of economic development appreciate more
such qualities as intellect, efficiency, entrepreneurial spirit, and the
nations at a lower level of economy – kindness, emotional warmth
and hospitality.
Two categories of stereotypes include: superficial and deep stereotypes. Superficial stereotypes are the conceptions, which are caused
by a historical, international or internal political situation. They vary
according to a situation in the world and society. Their validity depends on general stability of a society. As a rule, these are images
associated with concrete historical realities. As opposed to superficial
stereotypes, deep stereotypes are invariable. Among deep stereotypes,
there are the external ones connected with the attributes of everyday
life. These stereotypes vary quite slightly. Fur coats, samovars, Russian dolls have been considered as an integral part of Russian life for
several centuries. Some of these attributes have continued to this day.
Some have relegated to oblivion, however they are still cultivated in
our country either by commercial or ritualistic reasons.
The cultural environment of a certain nation contains a number of
elements of stereotypic character which, as a rule, are not perceived
by representatives of another culture; these elements are called lacunas: everything that in a foreign text a recipient has noticed, but has
not understood, that sounds strange and demands interpretation, is
indicative of national-specific elements of the culture where the text
comes from [4]. Nonverbal behavior can also have lacunal character.
The mimic lacunas, for example, result from the divergence of mimic
codes, existing in one culture or another. One of facial expressions is
a smile. In various cultures a smile can have different meanings. Thus,
in the opinion of the westerners, the Russians are gloomy, unfriendly
and unsmiling, so it is necessary to be on the lookout. Russian people,
arriving to English-speaking countries surprisingly notice that in the
Western world they smile to everybody and everywhere. In the opinion of Russian people a smile is an integral part of the western culture.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
In Western countries a smile is both a formal sign which does not have
anything in common with a sincere disposition to the one who you
are smiling to, and, certainly, as well as for all people, a biological
reaction to positive emotions; for Russians that's only the latter. In the
American culture a smile is as well a social sign of prosperity. Keep
smiling is the motto of the American way of life: «whatever happens –
smile». This appeal urges: never surrender to bad luck, never show
that something is not quite well – smile. The Russians have absolutely
different mentality, other traditions, another life. The higher the social
position of the person is, the more serious his image should be. A
smile in a situation when a person is applying for a higher position, is
absolutely inappropriate, it will only show that the person is thoughtless, irresponsible and unreliable. Thus, the facial expressions, gestures, body movements make a lacunal layer of the system of personal
signs used in an everyday life by representatives of different cultures.
Литература
1. Вунд В. Проблемы психологии народов. СПб., 2001.
2. Кордуэлл М. Психология А-Я: Словарь-справочник. М., 2000.
3. Павловская А. В. Этнические стереотипы в свете межкультурной
коммуникации // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная
коммуникация. 1998. № 1. С. 94–104.
4. Сорокин Ю. А., Марковина И. Ю. Этнопсихолингвистика. М.,
1988.
5. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.,
2000.
6. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. М., 1987.
7. Buchanan W., Cantril H. How Nations See Each Other. Urbana, 1953.
8. The Clash of Cultures ... And How to Avoid It // Hello! 1999. № 1.
С. 4.
9.�����������������������������������������������������������������
����������������������������������������������������������������
Katz D., Braly K.�����������������������������������������������
����������������������������������������������
Racial Stereotypes in One Hundred College Students // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1933. Vol. 28.
10. Lippman W. Public Opinion. N. Y., 1950.
11. Müller V. Complete English-Russian Dictionary. M., 2004.
12. Petrovsky M. G. Psychology. M., 2000.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Современная Россия глазами иностранца.
Взгляд из Германии
Е. В. Зарецкая, А. В. Кирюшина
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
genyazet@mail.ru, anna-dora2007@mail.ru
«Ныне ни один из народов не существует вне контактов с другими народами. Эти контакты и представления о «других» оказываются составляющим элементом собственного национального самосознания: «мы» – русские – обнаруживаем свое бытие прежде
всего в отношении к «ним», к «другим». И прежде всего к тем из
«других», с которыми у «нас» возникают непосредственные контакты в силу политического, экономического и культурного взаимодействия, наличия общих моментов исторической памяти или
просто существования в качестве соседей. В свою очередь, то, как
«нас» воспринимают «другие», оказывается одним из самых важных моментов для нашего собственного мироощущения» [2].
Недавно в Германии увидела свет необычная книга «Русский
экстрим. Как я учился любить Москву», написанная руководителем московского бюро немецкого журнала «Фокус» Борисом
Райтшустером. Борис наблюдает за Россией с 1991г. Как он сам
признается, Россия покорила его сердце навсегда. В своей книге он предлагает постичь русский «экстрим» и жить по его правилам. «Нам нужно срочно заново учиться у русских. Учиться
у русских – означает учиться невозмутимости, искусству смирения с действительностью. Смеяться, а не ныть. Шутить, а не жаловаться. Подмигивать с дружеской улыбкой, а не поучать с ученым видом. Воспринимать реальность как абсурд, а не приходить
в ужас и отчаяние. Радоваться минимуму, а не рассчитывать на
максимум. Качества, которыми мы, немцы, не блещем» [3, С. 4].
Так считает Райтшустер.
По его мнению, разница между Германией и Россией, как между зоопарком и джунглями. В зоопарке вы будете нормально жить,
если не узнаете джунглей: запахи, цветы, за каждым углом что-то
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
новое, интересное. В России каждый день – это новые приключения, драйв. Все время судьба преподносит сюрпризы – они бывают как хорошие, так и плохие. Все абсолютно непредсказуемо…
Россия богата переживаниями, ощущениями. Немцы очень
интересуются Россией. У нас глубокие исторические и культурные связи. Возможно, этому есть еще одна причина: немцы такие
рациональные, педантичные, и им подчас не хватает той душевности, которая присутствует у россиян. Может, это и есть фактор
притяжения двух менталитетов. Борис вспоминает: его очень поразили, когда он был в Волгограде, ветераны войны, которые говорили, что хорошо относятся к немцам. В отличие от других наций, по его мнению, французы и итальянцы более похожи на русских, англичане и американцы – те «повернуты» на бизнесе, а
немцы разительно отличаются, поэтому нас и тянет друг к другу.
Характер нации более всего проявляется в отношении к детям. В Германии к детям более суровое отношение. Там не редкость судебные иски, которые подают на детский сад из-за шума.
А в России женщину с грудным младенцем пропускают в очереди. Для немцев это редкость. Разница в возрасте – месяц тебе
от роду или тридцать лет – особой роли не играет. Все на общих основаниях. В России другая особенность – детей иногда уж
слишком балуют. Поэтому человек может оставаться ребенком,
уже будучи взрослым. Кроме этого, в России считается само собой разумеющимся иметь детей в семье. В Германии это не всегда так. Сейчас треть немок с высшим образованием категорически против того, чтобы заводить детей.
Немцев впечатляет, как русские справляются с необустроенностью жизни и при этом не падают духом. Немцам не хватает
эмоций. Они во многом искусственно создают заботы, по мелочи
«с ума сходят». После поездки в Чечню Борис рассказал о своих
впечатлениях родителям, что это опасно. В ответ на это его мать
сказала: «Мы заказали новый диван». «В Чечню опять собираюсь
ехать», – говорит Борис. А мать продолжает: «Заказывали с конским волосом, а привезли из пластмассы, я не знаю, что делать.
Такой ужас!» [3, с. 4].
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Бориса удивляет позиция русских: «Если ты возмущаешься,
значит, ты дурак»! Его друг хотел честно получить права, а инструктор, которому надоело с ним заниматься, предложил заплатить за экзамен». Я думаю, проблема не в том, что в России коррупция. Проблема в том, что коррупция считается нормой, стала
образом жизни. Чтобы изменить эту систему, надо начинать с
головы каждого простого человека. И на это потребуется много
времени» [3, с. 5]. Немцы удивлены, что в России на закон плюют, тогда как в Германии соблюдение закона доходит до абсурда.
В Германии есть стереотип, что женщина или красивая и глупая, или умная, но страшная. «У нас считают, что не надо красоту показывать. Женщины не хотят казаться глупенькими. А в
России много женщин, которые очень красивые и одновременно очень умные. Россия в основном держится на плечах женщин.
Мне кажется, что женщины относятся к жизни более серьезно и
более зрело» [3, с .5].
Кризис в Германии и в России проходит по-разному. В Германии цены падают, а в России растут. В ресторанах не становится меньше посетителей. Немец будет экономить, сидеть и ждать,
сокращать расходы. А когда в России кризис: « О, значит, деньги
надо расходовать, мало ли что будет завтра». В этом проявляется
русская ментальность. «Цены у вас в 2–3 раза выше, чем в Германии, а средние зарплаты в России в 3 раза ниже. Это для меня загадка. И еще странно: у вас в бассейнах, ресторанах очень мало
стариков. Москва – город молодых. В Германии в кафе две трети мест заняты пенсионерами» [3, с. 5]. Бориса шокирует, с каким размахом русские тратят деньги. «Мои московские друзья
не понимают, как я могу ездить на старой машине. Они последние деньги потратят, залезут в долги, чтобы купить новую, по
возможности «Мерседес». А я мог бы не один «Мерседес» себе
позволить. Но зачем? Я лучше поеду на метро, потому что мне
так удобнее. Моя любимая поговорка: «Что русскому хорошо, то
немцу – смерть» [3, с. 5].
Борис считает, что с 1991 г. Россия сильно изменилась. Простой пример с пешеходными переходами. Раньше перед ними
мало кто останавливался, и переход улицы становился смертель78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
но опасным мероприятием. Теперь ситуация изменилась кардинально: больше половины водителей притормаживают, пропускают. «Вы стали более западными, больше вежливости, сервис лучше, все можно купить. В материальном плане жить стало удобнее. Москва в потреблении нас даже обгоняет. Это, наверное, из-за голодных десятилетий. Люди тоже меняются, становятся более меркантильными. Раньше одним из отличий было
то, что в Германии обыватель нередко был расчетлив и корыстен,
а здесь – нет» [1]. В 1990 г. Борис впервые приехал в Россию.
Полгода он жил в Люберцах у незнакомой ему женщины. Она ни
копейки за это не взяла. «Сегодня идет процесс обуржуазивания
россиян, искренность и бескорыстие все реже и реже наблюдаются в столице» [1].
Многое хорошее сейчас уходит. Иногда поездка из Москвы
в регионы как путешествие во времени. Те же магазины, как в
середине 1990-х, еще советское отношение, отсутствие сервиса.
Но там остались сердечность и гостеприимство. И очень хочется,
чтобы эти качества не уходили.
Известно, что чем больше мы узнаем мнений о нас других
народов, тем больше мы можем найти точек соприкосновения
для дружбы и сотрудничества.
Литература
1. Антонов И. Россия для иностранцев – как наркотик // Известия.
2009. № 152. С. 4.
2. Здравомыслов А. Г. Немцы о русских на пороге нового тысячелетия // URL: http://www.fom.ru.
3. Рябцев A����������������������������������������������������
�����������������������������������������������������
. Европа – это зоопарк. А Россия – джунгли // Комсомольская правда. 2009. 8–15 окт. С. 4–5.
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Язык власти и власть языка:
к вопросу о роли слова в политике
Д. Е. Палатников, Е. В. Ратманова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, г. Ярославль, Россия,
denipa-1@rambler.ru
С тех давних пор, как человек осознал силу своего слова, с
помощью которой он мог повелевать другими людьми, в политическом поле появился совершенно новый феномен – язык власти.
Его природа и секреты до сих пор привлекают большое количество исследователей.
Прежде всего следует отметить, что все многообразие форм
и способов использования языка отражено и в мире политики,
представленном пространством профессиональных и житейских
смыслов. В мире политики как «поле власти» язык становится
особым инструментом по созданию политических текстов, лозунгов, средством убеждения и «руководством к действию» для
людей, находящихся вне данного поля. Язык – это не только и
не столько атрибут власти, сколько ее основа, поддерживающая
функциональное назначение самой власти в обществе.
С помощью власти мы можем понять взаимоотношения между людьми. Слова и власть тесно связаны между собой, поскольку показатели власти во многом носят вербальный характер [2,
с. 34] (приказание – выполнение приказа, предложение – одобрение и т. п.). Слова (преимущественно в форме лозунгов) также имеют большое значение в переходные для власти периоды –
во времена революционных волнений и системных инноваций.
Здесь следует обратить внимание на такой важный момент: язык
власти существенно отличается от того, который мы используем
в повседневном общении. И это неслучайно.
Власть – система не только организационная, но и смысловая.
Она не может управлять, не имея стройного инструмента. Власть
возникает тогда, когда начинается кодирование потоков смыслов.
Появление власти связано со сложным процессом «завладения»
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
смыслами, знанием, его кодированием. Трансляция этого знания
во внешнюю среду несет в себе переведенные потоки смыслов, наполненные новым содержанием, которое должно быть в определенной степени доступным для восприятия. Данный процесс по
своей сути означает особое «принуждение» над самими смыслами, знанием, власть – это закодированные потоки смыслов.
На «входе» властный аппарат подвергает информацию кодированию, и внутри этого аппарата используется исключительно
закодированная информация. На «выходе» закодированная информация облекается в форму определенных руководств к действию, адресованных обществу. Таким образом, власть, используя закодированные потоки смыслов, исполняет свою главную –
регулирующую – функцию. Язык власти становится средством
принятия важнейших решений, организующих общественную
жизнь. Власть при помощи языка стремится создать условия для
идентификации себя каждым субъектом, воспринимающим конкретную (актуальную для себя) смысловую тему, донесенную до
него. «За» или «против» – это диапазон индивидуального выбора
своего участия или неучастия в тех «руководствах к действию»,
которые задает власть.
Однако одних закодированных потоков недостаточно для эффективного управления обществом, и поэтому власть прибегает к
обратной операции – частично раскодирует смыслы на «выходе».
Так рождаются лозунги политических лидеров, программные заявления, изложенные на понятном и доступном населению языке.
Возникает довольно интересная ситуация. Сам язык сокращает дистанцию между властью и обществом (особенно в связи с возможностью виртуализации политического пространства
через создание «прямых обратных связей» с народом – сайтов и
т. д.). Вместе с тем сохраняется и ограничительная функция языка власти, связанная с тем, что власть «отстраняет», «ограждает»
от себя общество посредством применения узконаправленных,
закодированных языковых конструктов, недоступных для общего и полного понимания и раскодирования.
Власть при помощи языка, с одной стороны, сохраняет саму
себя, кодируя определенным образом политическую информа81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
цию, с другой стороны, приближается к обществу на необходимое расстояние, раскодируя ту часть информации, которая должна быть воспринята обществом в конкретные периоды времени.
Исследования описанного феномена кодирования и раскодирования смыслов языка учеными-политологами привели к возникновению ряда пограничных категорий, например, таких, как
«политический миф». «Вся совокупность верований, существующих в данную эпоху, в большинстве случаев может быть сведена к определенным фундаментальным допущениям, которые в
данное время, независимо от того, являются ли они верными или
ложными, воспринимаются массами как чистая правда, при этом
присутствует такая уверенность, что их едва ли можно назвать
допущениями» [3, с. 270]. В своей основе политический миф содержит некоторые «фундаментальные допущения», связанные с
наличием таких символов, которые используются властью в результате кодирования и раскодирования смыслов не только с целью разъяснения информации, но и определения специфических
практик самой власти.
Политический миф воплощает в себе обе стороны информации на «выходе». Неверно утверждать, что термин «миф» обязательно подразумевает вымышленный, ложный оттенок смыслов,
которые входят в его состав. Миф – во многом категория практическая, отражающая не всегда очевидную сторону реальности.
Сам миф структурирует, организует общество, несет набор определенных правил, норм, предписывает табу. Тем самым не всегда
возникает необходимость его «разгадать», «разрушить».
Большую роль в процессе структурирования общественного пространства посредством политического мифа играет такой
его важный компонент, как ключевой смысл (ключевые смыслы). В современных обществах становятся особенно распространенными ключевые смыслы – «права», «равенство», «демократия» и прочее. Важнейшей функцией ключевого смысла выступает функция формирования общественного опыта для каждого
субъекта. Воспринимая ключевые смыслы, набор которых органичен для конкретного времени и обстоятельств, субъект реагирует на них определенным образом. Доминирующим и желатель82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ным вектором реакции для власти в процессе передачи ключевых
смыслов становится развитие чувства причастности, лояльности,
поддержки власти, упрочение самих общественных связей, обеспечивающих единство всего населения.
Таким образом, кодированные смыслы формируют власть,
помогают ей выполнять ключевую для нее регулятивную функцию.
Литература
1. Делез Ж., Гваттари Ф. Анти-Эдип: Капитализм и шизофрения
/ пер. с франц. Д. Кралечкина. Екатеринбург, 2007.
2. Демьянков В. З. Политический дискурс как предмет политологической филологии // Политическая наука: история и современные исследования. М.: ИНИОН РАН, 2002. № 3. С. 32–43.
3. Лассуэлл Г. Язык власти // Политическая лингвистика. Вып. 20.
Екатеринбург, 2006. С. 264–279.
Правовое регулирование
культурно-языковой сферы ЕЭС
М. А. Купцова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
maria_kuptsova@mail.ru
Английское слово «globalization» означает сложный процесс,
когда местные обычаи и практики перемещаются со своей родины в самые удаленные уголки планеты. Сегодня подобным процессом охвачен весь мир.
Культура народов Европы всегда поражала воображение
всех тех, кто хотя бы раз с ней соприкасался. Европейская культура есть синтез культур различных цивилизаций и стран.
Начавшаяся после Второй Мировой войны интеграция в Западной Европе привела к образованию в 1957 году Европейского экономического Сообщества. Но в то время политики стран,
входящих в ЕЭС, больше интересовались созданием общих эко83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
номических структур, нежели развитием национальных культур.
Данный период характеризуется почти полным отсутствием правовых норм, регулирующих культурное пространство Европейского экономического сообщества.
В конце 60 – начале 70-х гг. начали появляться первые явные
признаки глобализации. Столкновения между рынком, или коммерцией, и культурой приводят к появлению в «законодательстве» ЕЭС норм, регулирующих сферу культуры. В 1974 году
Европейский парламент утвердил решение об охране «европейского культурного достояния». С момента образования ЕЭС это
было первое юридическое решение. В ст. 151 Договора о Европейском союзе (новая редакция Маастрихтского договора) говорится, что Евросоюз «содействует расцвету культур государствчленов, уважая их национальное и региональное разнообразие и
в то же время выдвигая на первый план общее культурное наследие» [2]. Происходит расширение «законодательства» ЕС в сфере культуры. Все это – следствие потребности Евросоюза в самоидентификации и реакция части населения стран – членов ЕС
на те глобализационные процессы, которые размывают их традиционные культуру, быт и покушаются на их родной язык. Примером тому служат постоянные процессы против американизации общественной жизни в Европе, иногда выливающиеся в погромы Макдональдсов, или запрет на английский язык в государственных учреждениях Франции, повышение интереса населения
стран Евросоюза к «своим» культуре и традициям, а также угроза исламской экспансии (в том числе культурно-языковой) на европейский континент.
Основные вехи в правовом регулировании культурной сферы
ЕС можно проследить по следующим правовым документам [1]:
1992 г. – ДЕС (Амстердамский договор), 9-й раздел, ст. 128;
1997 г. – ДЕС (Маастрихтский договор), 3-я часть, 12-й раздел («Культура»), ст. 151;
2000 г. – Хартия ЕС об основных правах, ст. 22;
2002 г. – Совет ЕС: резолюция о роли культуры в развитии
Европейского Союза от 20.01.2002 г.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Только с принятием статьи 151 ДЕС (Амстердамского договора 1997 года), с помощью изменения Маастрихтского договора культурные мероприятия Европейского сообщества получили
правовую основу в дальнейшем – так называемая «оговорка о
совместимости культур» (пункт 4 статьи 151). Таким образом, в
действующем законодательстве Европейского Сообщества нормативно закреплен «культурный подход», при котором, даже
преследуя в своей деятельности сугубо экономические цели, Сообщества учитывают их культурные аспекты, их влияние и воздействие на культуру в целом.
Все базовые юридические документы, директивы и программы в сфере культуры и искусства, которые вырабатываются органами Евросоюза с момента появления в 1957 году ЕЭС и соответствующие решения Суда Европейских сообществ, а также внутригосударственное законодательство стран, входящих в ЕС, образуют блок Европейского культурного права. Он состоит из двух
частей – европейского публичного и частного культурного права – и представляет макроправовую нормативную систему культуры ЕС. Европейское публичное культурное право (ЕПКП) – это
цельная и целостная совокупность публично-правовых принципов и норм, регулирующих нормативные связи и правоотношения между идеальными субъектами и объектами права по поводу культуры, культурной деятельности, культурных прав и обязанностей, ценностей природного и культурного наследия, а также культурной и природной среды в странах – членах Европейского союза.
Таким образом, только в нашем веке понимание культуры превратилось из общефилософских представлений в предмет специального научного знания (культурное право, в частности, Европейское культурное право). В настоящее время эти знания становятся неотъемлемой частью современной цивилизации
и все сильнее приобретают качество императивов. Смысл этих
императивов или насущных вызовов культуры состоит в поиске культурной идентичности наций в интеграционном движении
мирового сообщества.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Нахлик С. Международное гуманитарное право: защита культурных ценностей. М., 1993.
2. Аннерс Э. История европейского права. М., 2003.
3. Григорян Г. Г. Универсальный эволюционизм и культурное наследие: Сб. науч. тр. / Политех. музей. М., 2004.
Толерантность – ключевой фактор
диалога культур и основание
межкультурной коммуникации
Н. Н. Гаджигасанова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова Ярославль, Россия,
naide27@mail.ru
Последние два столетия с достаточной степенью убедительности утверждают ценность этнокультурного многообразия, в
силу чего нравственное взаимодействие этнокультур должно
идти по пути диалога и этнически толерантного плюрализма. Неслучайным и вместе с тем позитивным событием является объявление 2010 года Международным годом сближения культур. Генеральный директор ЮНЕСКО И. Бокова особо отмечает: «Обмены и диалог между культурами – мощнейший инструмент построения современного мира…, а толерантность – ключевой фактор, повышающий степень взаимного доверия» [1, с. 4].
На современном этапе развития гуманитарных научных
школ ученые пришли к выводу, что толерантность – концепт, обладающий междисциплинарным статусом, – включает в себя открытость новому, чужим традициям и обычаям, другой культуре,
уверенность в своих силах, умение признавать значимость иного,
участие в конкуренции. Она должна культивироваться в умах современной молодежи.
Проблема толерантности затрагивает всех членов мирового социума, характеризующегося огромным спектром противоречивых и
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сложных явлений материальной и духовной жизни, и является составной частью процессов социальной и межкультурной коммуникации. Многоаспектность и социальная значимость толерантности
дает возможность создать модель межкультурной толерантности
(интерес – понимание – уважение), наиболее полно коррелирующую с процессами межкультурного диалогового взаимодействия.
На территории Российской Федерации, которая исторически является одним из многонациональных государств, убедительный пример использования принципа толерантности как
ключевого фактора межкультурной коммуникации демонстрирует республика Дагестан.
Дагестан – субъект РФ с поразительной этнической мозаичностью, в силу чего представляет собой объект исследовательского
изучения. Население республики Дагестан составляет 1,8% (2,57
млн. человек) от всего населения Российской Федерации и 11,3%
численности населения Южного Федерального Округа (5-е место
среди республик, краёв, областей ЮФО и 22-е место по Российской Федерации) [2]. Постоянное население республики представлено более чем 100 народами и этническими группами, причем в
последние годы наблюдается процесс выделения из более крупных
этносов свыше 60 малочисленных этносов, 14 народов/этнических
групп отнесены в Дагестане к коренным. Единство дагестанского социума составляют аварец и даргинец, кумык и лезгин, лакец
и табасаранец, агул и тат, русский и украинец, азербайджанец и
армянин, цахур и рутулец, представляющие три языковые семьи –
кавказско-иберийскую, иранскую и тюркскую.
Этнолингвистическое своеобразие Дагестана, в отличие от
других национальных республик, входящих в Россию, состоит в
том, что здесь нет ни титульной нации, ни титульного языка, а
статусом государственного языка согласно Конституции Республики Дагестан обладают «русский язык и языки народов Дагестана» [3], т. е. официально признанными считаются 12 государственных языков. На сегодняшний день только русский язык
успешно выполняет функцию языка межнационального общения
(которым владеет 88,2% населения), тем самым является «республикообразующим» языком.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Принципиальная цель языковой политики республики – обеспечение условий для функционирования русского языка как
культурного фактора, способствующего общенациональной интеграции, а также создание условий для гармоничного взаимодействия русского и дагестанского языков. Роль и значение этого
«великого и могучего языка» лаконично и ярко были отражены в
высказывании известного дагестанского поэта Р. Гамзатова: «…
Русский язык стал для нас золотой цепочкой, которая соединяет
горы Дагестана, его народы».
Однако в связи с тем, что общественная жизнь диктует необходимость развития и повышения роли русского языка, Народным Собранием РД был принят ряд документов: «Комплексная программа развития национальных отношений в Республике Дагестан на 2007–2010 гг.», Программа экономического и социального развития РД на период до 2010 г., Республиканская
программа «Патриотическое воспитание граждан в Республике
Дагестан на 2007–2009 гг.», Республиканская целевая программа «Русский язык (2007–2010 гг.)». Программы призваны стать
организационной основой решения вопроса применения русского языка как государственного языка и языка общения народов
Дагестана; направлены на сохранение, развитие и распространение русского языка как важнейшего средства консолидации дагестанского многонационального общества. Актуальность развития русского языка обусловлена: процессами урбанизации, возвращением в республику граждан РФ, русских по самоидентификации, ранее выехавших по различным причинам за её пределы (с 2001 по 2004 гг. покинули республику 10200 представителей русского населения, в республику за этот же период вернулось 4500 русских) [3].
В школах республики обеспечивается функционирование
равноправного русско-дагестанского двуязычия в начальных
классах и преимущественно русского языка в средних и старших
классах. В многонациональных селах и районах воспитание в дошкольных образовательных учреждениях ведется на родном языке, дети в них получают первые знания и по русскому языку. Сегодня обнаруживается, что нельзя противопоставлять как народы
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
друг другу, так и их языки. В плане национального развития появились новые алфавиты малочисленных народов – агулов, рутульцев и цахуров и введено обучение на родных языках в начальных школах.
Двуязычие и многоязычие имеют особенно большое значение для дальнейшего усиления сотрудничества, укрепления
дружбы. Без двуязычия, где основным языком служит язык межнационального общения – русский язык, невозможна нормальная политическая, экономическая и культурная жизнь. В силу
этого нерешенной до сих пор остается проблема «рационального
распределения» общественных функций между русским языком
и языками народов Дагестана. Задача заключается как в предложении конкретных решений для устранения причин полного исчезновения языков малочисленных народов Дагестана, так
и в поиске путей для укрепления влияния русского языка в качестве языка межнационального общения в этом этнополитически сложном регионе. В связи с этим, специалистами предлагается в проекте «Закона о языках народов Дагестана» юридически закрепить фактическое положение русского языка в республике в качестве единственного государственного языка, а языки РД признать «официальными языками Дагестана» с соответствующими полномочиями. При этом законодательно объявить
их национальным достоянием, важнейшим элементом культуры,
национального и гражданского самосознания дагестанцев [4]. А
для создания условий для их самобытного развития предлагается принять государственную программу по сохранению, развитию и функционированию языков народов Дагестана, что будет
легитимным только после ратификации Российской Федерацией «Европейской Хартии региональных языков или языков меньшинств» (несмотря на то, что РФ присоединилась к странам, подписавшим Хартию (распоряжение Президента РФ от 22 февраля
2001 г. N 90-рп). Дело в том, что Европейская Хартия – это единственная имеющая обязательную силу конвенция, направленная
именно на защиту региональных языков и языков меньшинств на
международном уровне.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вместе с тем соблюдением принципа толерантности в рамках диалога культур и в национальной политике, на наш взгляд,
является открытие в июне 2009 г. Совместной программы Совета
Европы и Европейской комиссии в сотрудничестве с Министерством регионального развития РФ «Национальные меньшинства
в России: развитие языков, культуры, СМИ и гражданского общества» на период с 2009 г. по 2011 г. Общая цель программы
состоит в поощрении этнических и национальных меньшинств в
России и в расширении признания их особой самобытности в области культуры, образования, языков СМИ и гражданского общества. Основная деятельность будет осуществляться в пилотных
регионах, в числе которых и полиэтничная республика Дагестан.
Нам остается выразить надежду, что практические меры,
принимаемые государством под эгидой международных организаций, по продвижению региональных языков в повседневной
общественной и частной жизни не перечеркнут высокую культуру межнациональных отношений и диалог культур в межкультурной коммуникации, которые проявляются в этнической толерантности и добрососедстве, сдержанности и выдержке, на протяжении веков обеспечивают и поддерживают мир, добрые взаимоотношения в этнически пестром и социально-экономически
неблагоустроенном Дагестане.
Литература:
1. Комиссия РФ по делам ЮНЕСКО // Вестник комисии. 2009. № 10.
2. URL: http:// www.regnum.ru/news/280765.html
3. Конституция Республики Дагестан. Ст. 11. URL: http: //www.edag.ru/republic/kon.htm
4. //URL: http://www.minnaz.ru/public_stat_one.php?stat_id=263
5. Атаев Б. М. Особенности функционирования русского языка в полиэтничном регионе // URL: http://www.isras.ru /abstract_bank
/12167h19260.pdf
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Территориальный брендинг
как канал
межкультурной коммуникации
К. А. Зайцева
Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
Aksiniya907@mail.ru
Ускорившиеся в последнее время процессы глобализации и
интеграции способствуют росту культурного разнообразия и появлению проблем межкультурной коммуникации. Современное
общество нуждается в решении этих вопросов современными же
способами. И одним из этих способов является так называемый
«территориальный брендинг» как канал межкультурной коммуникации. В пользу этого говорят следующие аргументы.
Во-первых, небывалый рост влияния средств массовой коммуникации во главе с Интернетом. Результатом данной ситуации послужило ускорение в сознании россиян еще недавно новых для нашей страны социальных феноменов стиля, имиджа,
образа, бренда. Во-вторых, устойчивая тенденция к распространению методологии маркетинга и менеджмента на неэкономические сферы общества. В-третьих, особенность и способ восприятия людьми такого явления, как бренд. Наконец, осознание необходимости территориального брендинга и маркетингового подхода в управлении территориями. Опыт показывает, что территории, в которых руководство понимает важность брендинга и
принципы его построения, получают большую заинтересованность со стороны партнеров, инвесторов при условии, что бренд
несет объективную, положительную окраску.
Брендинг территории — это, в некотором смысле, требование времени, определяемое усиливающейся конкуренцией в
условиях глобализации.
Основой мощи территориального бренда, по мнению одного из авторитетных специалистов в области национального брендинга Саймона Анхольта, является его ключевая идентичность.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Источником идентичности бренда является набор идей, ценностей, характерных особенностей, культуры, слов, образов, которые в совокупности создают в сознании представителей целевой
аудитории определенные ассоциации с территорией-брендом.
Поэтому алгоритм построения бренда должен включать следующие шаги:
• поиск ценностей, характеристик и атрибутов, которые
должны ассоциироваться с брендом;
• определение идентичности бренда;
• трансформация идентичности в некое «видимое» предложение для его потребителей в форме услуг, продуктов и т. п.;
• коммуницирование и проецирование идентичности соответствующим путем [1].
Национальный бренд определяется восприятием территории
по 6 факторам: международное значение города, местоположение
города, его потенциал, ритм жизни, добродушие горожан и условия жизни, привлекательность территории как места проживания.
Данные факторы образуют Шестиугольник Национальных брендов, который иллюстрирует основные области влияния на национальный бренд, а также объясняет, как строится бренд [2].
По мнению Анхольта, искусство эффективного брендинга
заключается в правильной стратегии самоидентификации, когда
в центре Шестиугольника есть ответы на следующие вопросы:
«Кто мы такие?» и « В чем наша сила и наш талант?».
Наиболее эффективно данный канал коммуникации функционирует на уровне городов.
Город есть не что иное, как фундамент социальности, поскольку представляет собой минимальную систему, поддерживающую и воспроизводящую все четыре базовые деятельности
или, другими словами, четыре основные сферы человеческой
жизни – экономическую, политическую, социальную, духовную.
При этом город, в отличие хотя бы от национального государства, ограничен территориально, фиксирован, конкретен. Другими словами, он не только связывает пространства между собой,
но и структурирует каждое из них.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Город есть неутилитарное место обитания и самовоспроизводящаяся система деятельностей, не сводимая к материальному производству и его непосредственному обеспечению. Таким образом,
городская территория выступает как единство двух объектов – материального и информационного. Что указывает на важнейшее свойство города – соединять реальное географическое пространство с
мировоззрением народа, его общим поведением и психологией.
Одушевленность города может рассматриваться как одна
из его наиболее существенных характеристик. Можно с полным
основанием заключить, что «смерть» информационного объекта,
отождествляемого с городом, низводит город до статуса индустриальной застройки. Кроме того, жители, придающие городу
оживленность, являются носителями и ретрансляторами территориального бренда.
Города не вечны, но живут достаточно долго, и с этим связана
их важная особенность – времясвязующая. Город действительно
сохраняет прошлое, запечатлевая его в своей структуре, архитектурных сооружениях, архивах. Городской ландшафт «схватывает»
настоящее и сохраняет его для будущего. В рамках этой особенности мы можем также говорить, что городское пространство служит
еще и для преемственности поколений, причем не столько внешних ее проявлений, сколько отражения в жителях исторического
прошлого, преемственности характеров и менталитета.
Жители города формируют местную территориальную идентичность, которая становится неотъемлемой характеристикой города. Поэтому при формировании бренда нельзя это не учитывать.
Если психологическая составляющая сконструированного бренда
города совпадает с реально существующим коллективным мировоззрением его жителей и находит в нем свое отражение и продолжение, то бренд будет удачным, надежным и долговременным.
Брендинг городов – это коммуникационный проект, которому должна быть обеспечена мощная низовая поддержка. При правильной организации в продвижение идеи будут вовлечены самые
широкие слои населения, что поможет усилить культурную самоидентификацию населения, увеличит его гражданскую активность
и, как следствие, станет каналом межкультурной коммуникации.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Anholt S. Brands and Branding. Economist Books, 2004.
2. Анхольт С. Создание бренда страны // Бренд-менеджмент. 2007.
01(32).
Проблемы сохранения
и изучения памятников культуры
в эпоху Просвещения
(на примере Британского музея)
С. В. Дунаева
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
yarosla@rambler.ru
Возникновение музея в привычном для нас значении восходит
к эпохе Возрождения – XV–XVI веку, однако лишь в XVIII веке
происходит становление музея как социального института. В настоящее время большинство работ, посвященных данной проблематике, не переведены на русский язык, в связи с чем возникает
необходимость изучения работ на иностранных языках. Это одна
из причин, по которой изучение иностранного языка в современном мире – один из важных составляющих моментов жизни человека. Знание иностранных языков расширяет кругозор, позволяет
узнать культуру и обычаи другого народа, дает возможность общения с людьми, что существенно влияет на культурный и образовательный уровень, ценностные ориентации личности. Именно
иностранные источники являются основными в деле изучения европейских музеев эпохи Просвещения.
XVIII век стал переломной вехой в истории музея, поскольку
в этот период была концептуально обоснована необходимость превращения закрытых собраний в публичные учреждения. В русле
идеологии эпохи с акцентами на просвещение и равенство образовательных возможностей людей постепенно стала формироваться концепция музея, доступного широкой публике. Просветители
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
внедряли идею о том, что великие творения культуры являются
важнейшим средством воспитания эстетического вкуса человека,
его интеллекта. Поэтому их главный лозунг в музейной сфере звучал примерно следующим образом: «Коллекции, служащие удовольствию немногих, должны стать доступны всем» [12, с. 127].
Известно, что мысль о целесообразности широкого показа
коллекций монархов и частных лиц высказывалась и в эпоху Возрождения, а случаи перехода в общественное пользование частных собраний неоднократно происходили в истории европейского коллекционирования на протяжении XVI — XVII веков.
Например, в 1603 году профессор натуральной философии университета Болоньи Улисс Альдрованди завещал городу свой прославленный кабинет [5, с. 17]. Однако только учение просветителей, настойчиво внедрявших в общественное сознание мысль о
том, что великие творения культуры являются важнейшим средством интеллектуального, нравственного и эстетического воспитания человека, способствовало тому, что процесс возникновения публичных музеев приобрел необратимый характер.
В XVIII веке публичные музеи стали неотъемлемой частью
общественной жизни. Первыми доступными для широкой публики стали художественные музеи, поскольку «изобразительное искусство – язык, понятный всем народам» [7, с. 386]. Одним из
первых музеев нового типа был Британский музей в Лондоне.
Основателем публичного музея в Англии стал Х. Слоун (16601753) – врач и натуралист, президент Лондонского Королевского
общества, собравший огромную коллекцию книг, рукописей, образцов растений и гербариев, зоологических, минералогических
образцов, монет и медалей [2, с. 635]. Слоун завещал свою коллекцию (более 79000 объектов [5, с. 233]) английскому королю
с условием выплаты его дочерям 20 тыс. фунтов стерлингов в
качестве компенсации [6, с. 10]. В своем завещании он говорил,
что его собрание должно служить развитию науки и искусства,
«использоваться в интересах человечества», «оставаться единым и
неделимым» и размещаться в Лондоне или его окрестностях, поскольку только в этом случае оно будет доступно наибольшему количеству людей [12, с. 130].
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Учредив Совет попечителей, английский парламент принял
решение о включении в состав создающегося музея еще двух собраний. Одно из них, состоявшее из богатейших коллекций манускриптов, книг и монет, внук собирателя и антиквара Роберта Коттона передал государству еще в 1700 году [1, с. 7]. Второе собрание из 8
тыс. уникальных рукописей Парламент приобрел у наследников Роберта Харли, лорда Оксфордского. Для размещения музея на окраине Лондона в Блумсбери был куплен за 40 тыс. фунтов стерлингов
особняк Монтегю-хаус, окруженный огромным парком [4, с. 7]. После частичной перестройки в нем в январе 1759 года состоялось торжественное открытие нового учреждения, получившего название
«Британский музей» [3, с. 426].
Британский музей создавался как публичный, призванный
служить интересам всех членов общества, но его первоначальный Устав и правила посещения, разработанные Советом попечителей, гласили, что музей существует прежде всего для «любящих науку и любопытных персон», то есть для ученых, писателей и художников [1, с. 12]. Допуск других категорий посетителей рассматривался как «широко распространенный, но менее
полезный» [13, с. 210]. Широкая публика могла осматривать коллекции с понедельника по четверг, в пятницу в залах музея могли находиться лишь студенты Королевской Академии, суббота и
воскресенье были выходными днями [11, с. 29]. Экспозиция музея была рассчитана в основном на знатоков и интеллектуалов
[10, с. 319], в связи с чем простые посетители чаще всего уходили из музея разочарованными. И тем не менее постепенно начинает формироваться социальная функция музея, которая в настоящее время обозначается как «культурно-образовательная деятельность». Британский музей – первый «настоящий» музей, который как социальный институт по своей идее с самого начала
должен был быть открыт самым широким слоям публики, однако
из-за сложной организации посещений в действительности был
для нее практически недоступен [8, с. 309].
Таким образом, в эпоху Просвещения начинает осуществляться новая миссия музея как социального института [2, с. 365].
Появление публичных музеев отражало изменения социальных
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
функций собирательства: аристократическое коллекционирование, служившее целям репрезентации, постепенно уступает место деятельности, вдохновляемой желанием сделать собрание и
систематизированные памятники достоянием широкой публики
[8, с. 309–310]. Однако кардинально вопросы доступности музеев
для широкой публики стали решать лишь в последующем столетии.
Литература
1. Caygill M. The story of the British museum. London, 1981.
2. Dagobert D. Runes, Harry G. Schrickel. Encyclopedia of the Arts.
New York, 1946.
3.����������������������������������������������������������������
���������������������������������������������������������������
Hudson K., Nicholls A.�����������������������������������������
����������������������������������������
The directory of museums and living displays. London, 1985.
4. The New museology. London, 1989.
5. The origins of museums. The cabinet of curiosities in sixteenth- and
seventeenth-century Europe. Oxford, 1986.
6. Treasures of the British Museum. London, 1971.
7.��������������������������������������������������������������
Павлович�����������������������������������������������������
����������������������������������������������������
���������������������������������������������������
.��������������������������������������������������
Письма�������������������������������������������
. �����������������������������������������
Газета «Гайда». 10 февраля 1865 г. // Мастера искусства об искусстве: Избранные отрывки из писем, дневников,
речей и трактатов. М., 1969. Т. 5. C. 386–388.
8. Калугина Т. П. Общественное сознание и художественный музей
// Музееведение. Музеи мира. М., 1991. С. 305–323.
9. Ницше Ф. Филолог будущего // Ницше Ф. Философия в трагическую эпоху. М., 1994. C. 310–401.
10. Хадсон К. Влиятельные музеи. Новосибирск, 2001.
11. Юренева Т. Ю. Музееведение. М., 2003.
12. Юренева Т. Ю. Музей в мировой культуре. М., 2003.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
К чему должен быть готов
кандидат на должность
международного менеджера?
А. Г. Колесникова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия
Ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться на
первый взгляд. Он формируется в процессе долгого и тщательного изучения требований международного рынка труда.
Если спросить студентов факультета мировой экономики:
«Где бы вы хотели работать после окончания университета?»,
то большинство с некоторой долей застенчивости ответят: «Гденибудь в солидной фирме, лучше в иностранной». Наиболее амбициозные откровенно заявляют: «Я хочу стать успешным менеджером среднего звена в крупной транснациональной компании в одной из европейских стран или на Американском континенте». Насколько их амбиции соответствуют их представлениям о современном международном менеджменте и менеджере?
Перед преподавателями в настоящее время стоит новая трудная задача: не только научить студентов своему предмету, но и
дать им четкое понимание ценности опыта, накопленного другими культурами, воспитать межкультурную толерантность и привить навыки межкультурной коммуникации.
На преподавателей иностранного языка в этой связи ложится большая часть решения данной задачи, так как именно через
изучение иностранного языка и с его помощью происходит более
четкое восприятие и осознание транснациональной культуры, социальной и деловой среды.
Большое число университетов, колледжей и бизнес-школ во
многих странах декларируют, что они готовят так называемых
«global managers», то есть менеджеров, способных эффективно
работать в транснациональных компаниях в любых уголках земного шара. Однако практика показывает, что далеко не все выпускники этих учебных заведений способны работать в ином, от98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
личном от привычного, культурном окружении. Часто они просто морально не готовы принять культуру другой страны и поэтому оказываются неспособными принять правильные и действенные решения в новой для них деловой обстановке. А сегодня, по
словам Колби Чандлера (Colby Chandler), бывшего генерального
директора �������������������������������������������������
Eastman������������������������������������������
Kodak������������������������������������
�����������������������������������������
Company����������������������������
�����������������������������������
, ни одно важное управленческое решение не может быть принято без учета текущей ситуации в международном бизнесе [1].
Транснациональные компании в буквальном смысле сражаются друг с другом за одаренных менеджеров, которые смогли
бы на высоком профессиональном уровне управлять их бизнесом, имеющим филиалы в разных частях света, пропагандировать и внедрять их корпоративную культуру.
Быстро меняющаяся бизнес-среда современного мира в
силу стремительного развития новых технологий и постоянно
растущей конкуренции с каждым годом предъявляет все более
конкретные и жесткие требования к личности менеджера новой формации.
Прежде всего следует отметить, что подход работодателей к
выбору своих будущих сотрудников сильно отличается в разных
странах. И эта разница видна не только в приоритетности технических или гуманитарных знаний, тех или иных способностей и
практических умений кандидата, но и в методах тестирования и
проведения конкурсного собеседования.
Например, в англо-саксонских культурах работодатель в
первую очередь старается определить, что каждый конкретный
человек, претендующий на должность в компании, может дать
этой компании и сделать для ее дальнейшего развития. Поэтому
кандидатам часто предлагают пройти тест на определение общей
эрудиции и профессиональной компетенции. С другой стороны,
в Германии большее внимание уделяется качеству полученного
кандидатом специального образования. В культурах стран Востока и Латинской Америки одним из наиболее ценных качеств
кандидата считается его умение быстро влиться в новый большой коллектив и показать, что у него есть и свой стиль, и способности работать в рамках норм международной системы. А такие
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
известные транснациональные гиганты, как SHELL, TOYOTA
и ������������������������������������������������������
L�����������������������������������������������������
’����������������������������������������������������
OREAL�����������������������������������������������
в первую очередь обращают внимание на кандидатов, которые хорошо владеют иностранными языками и мобильны, то есть с готовностью и без лишних возражений принимают
назначение на работу в любой точке мира, где компания ведет
бизнес. Считается, что такие менеджеры являются лучшими проводниками корпоративной культуры и стратегии. Поэтому в тестах, предлагаемых соискателям должности в этих компаниях,
основной упор делается на оценку личностных качеств, степень
коммуникабельности и наличие развитых социальных навыков,
то есть имеется в виду способность человека самому следовать
установленным правилам и побуждать других к их исполнению, что является одним из главных качеств менеджера.
Методика проведения конкурсного собеседования с кандидатами на должность тоже значительно отличается в разных
странах. Все более ярко выраженной становится тенденция отказа от «one-to-one interviews», то есть индивидуальных интервью «с глазу-на-глаз». Во Франции, например, все чаще кандидаты имеют собеседование с двумя или тремя представителями
фирмы, в то время как в Великобритании стало нормой проведение Panel Interviews. В русском языке этот термин появился
сравнительно недавно и иногда используется в побуквенном
прочтении – «панельное интервью». Однако предпочтительнее
употреблять такие эквиваленты, как «Группа интервью» или
«Комитет интервью».
Группа интервью (panel interview) – это интервью сразу с
несколькими представителями фирмы, которые по очереди задают вопросы. Эти люди очень организованы и официальны, используют стандартный набор вопросов, которые адресуют всем
конкурсантам, создавая, таким образом, равные для всех условия.
Затем ответы тщательно анализируются и сопоставляются. Количественный и профессиональный состав группы интервью обычно зависит от специальности кандидатов и должности, на которую они претендуют. Такие интервью имеют ряд преимуществ
по сравнению с традиционными индивидуальными собеседованиями. Во-первых, они менее субъективны и более надежны в
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оценке претендентов, так как члены группы лучше знают кадровые потребности своей фирмы и работают как одна слаженная и
подотчетная друг другу команда. Во-вторых, для кандидата такое
интервью менее затратно по времени и дает правильное представление о стиле работы компании. Однако для некоторых конкурсантов такое интервью может оказаться наиболее сложным и
напряженным, поскольку общение сразу с несколькими разными
по характеру и статусу людьми и скорость предъявления вопросов иногда воспринимаются как стрессовая ситуация. Поэтому
к интервью такого рода следует готовиться особенно тщательно. Вот несколько самых общих рекомендаций, которые помогут
создать более благоприятный климат во время интервью.
– Подготовьтесь заранее: узнайте как можно больше о компании, ее руководстве и сфере деятельности, о стратегии и корпоративных правилах.
– Постарайтесь заранее навести справки о членах группы интервью и выяснить, за какой раздел каждый из них отвечает.
– Заготовьте для себя памятку – список фактов, которые хотели бы упомянуть в своих ответах для создания положительного впечатления.
– Постарайтесь избавиться от лишней скованности. Не бойтесь обращаться к интервьюеру по имени. Психологические исследования показали, что людям приятно слышать свое имя от
собеседника во время разговора.
– Старайтесь не опускать глаза и держите контакт со всеми
членами группы интервью, особенно с тем, кто в данный момент
задает вопрос.
– В ходе интервью не стесняйтесь делать небольшие записи, что поможет вам запомнить имена интервьюеров, область их
интересов, суть задаваемых ими вопросов. Максимально концентрируйтесь на содержании вопроса, не давайте расплывчатых ответов.
– После интервью не забудьте прислать каждому члену группы интервью короткое письмо с благодарностью за уделенное
вам внимание и время. Это общепринятая норма международного бизнес этикета!
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Кандидату на ту или иную должность в транснациональной
компании следует быть готовым пройти достаточно сложные тесты, содержание и методика проведения которых так же сильно
отличаются в разных странах.
Например, многие французские компании больше полагаются на графологическую экспертизу и тесты, определяющие и оценивающие личностные качества человека. Другие европейские
компании уделяют особое внимание знанию языка страны пребывания или рабочего языка компании (например, английского
или немецкого), поэтому отдают приоритет лингвистическим тестам. Американские компании закладывают в тесты свои ключевые критерии отбора, так называемые «���������������������
SWANs����������������
». Это аббревиатура четырех очень важных, по мнению американских экспертов,
качеств международного менеджера:
– Smart – толковый, интеллектуально развитый;
– Willing – исполнительный, готовый к выполнению задач;
– Able – компетентный, знающий;
– Nice – любезный, внимательный, отзывчивый.
У иностранных кандидатов с выполнением подобных тестов
нередко возникают семантические сложности, поскольку понятия, ясные любому американцу, в силу своей многозначности в
других культурах принимают иные оттенки значения.
Следовательно, чтобы успешно пройти все этапы конкурсного отбора на должность в транснациональной компании, будущий претендент должен иметь четкое представление, с какими
требованиями ему придется столкнуться. Поэтому основная задача теоретической и практической подготовки международного
менеджера состоит в том, чтобы научить его воспринимать культурные реалии других стран, направить его на воспитание и приобретение таких важных личностных качеств, как адаптивность к
новым условиям, гибкость во взаимоотношениях с представителями других культур, умение внимательно наблюдать и слушать,
не делать поспешных категоричных заявлений, быть пунктуальным и бережно относиться к рабочему и личному времени других людей.
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В заключение хотелось бы привести слова доктора Томаса
Эйткена (������������������������������������������������
Thomas������������������������������������������
�����������������������������������������
Aitken�����������������������������������
), ведущего преподавателя Американского Института физики (�������������������������������������
American�����������������������������
Institute�������������������
����������������������������
of����������������
������������������
Physics��������
���������������
), который, по моему мнению, дал наиболее исчерпывающее определение качеств, которыми должен обладать современный
успешный менеджер:
«В идеале международный менеджер должен обладать запасом жизненных сил и выносливостью олимпийского бегуна
на длинные дистанции, живостью ума Эйнштейна, владеть навыками ведения беседы как профессор филологии, быть беспристрастным как судья, иметь сдержанность и такт дипломата,
воспитать в себе стойкость и упорство строителей египетских
пирамид. И это еще не все. Если он намеревается достойно жить
и успешно работать в другой стране, то необходимо развивать в
себе чувство понимания национальных и культурных ценностей
этой страны, суметь адаптироваться в новой обстановке, принять
ее и избавиться от всех предрассудков» [2].
Литература
1. Adler Nancy J. International Dimension of Organizational Behaviour,
3d edition. Prentice Hall Europe and Thomson Learning, 1997.
2. Nurden R. How to learn in a global classroom // The Independent on
Sunday. UK, 1999. 25 apr.
Развитие российско-американских
отношений через неформальные
объединения (или 20 лет вместе)
И. А. Новикова
Центр иностранных языков «Ин-Ти-Си»,
Ярославль, Россия, director@intcrussia.com
Сразу оговоримся, что под неформальными объединениями
в данном контексте (при всем многообразии классификации неформальных объединений) подразумеваются союзы, сообщества,
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ассоциации, общественные организации, объединенные взаимным интересом России к США и США к России.
Являясь председателем Правления Ярославской областной
общественной организации Российско-американской ассоциации (РAA), позволю себе рассказать о работе нашей организации.
РAA была официально создана 19 мая 2009 года на основе
общества дружбы Ярославль-Берлингтон (город-побратим, штат
Вермонт, США), общества с 20-летней историей. В Правление
Ассоциации вошли люди, стоявшие у истоков развития «народной дипломатии» между двумя странами в конце 80-х годов.
«Ты помнишь, как все начиналось?..»
1989 г. Начиналось все с личных образовательных и культурных контактов, и это вылилось в проведение первого грандиозного российско-американского фестиваля в Ярославле, который
назывался «First Step» («Первый шаг»). Спонсором фестиваля
с российской стороны выступил МЖК «Икар», с американской
«�����������������������������������������������������������������
Children���������������������������������������������������������
��������������������������������������������������������
are�����������������������������������������������������
����������������������������������������������������
the�������������������������������������������������
������������������������������������������������
Future������������������������������������������
» и «�������������������������������������
Arts���������������������������������
��������������������������������
for�����������������������������
����������������������������
Peace�����������������������
». На фестивале работали следующие площадки:
● образовательная
● психологическая
● художественная
● лингвистическая
● музыкальная
Была создана уникальная атмосфера творческого взаимодействия российских и американских коллег: конференции, семинары, мастер-классы, джазовые концерты, роспись троллейбуса, курсы русского языка методом «погружения». Фестиваль
закончился, а человеческие отношения остались и стали развиваться дальше через образовательные обмены, обмены бизнесгруппами, джазовые и хоровые фестивали.
Формы взаимодействия стали меняться, углубляться профессионально, и от одного события стали развиваться серьезные
направления стабильной активности. Появилась первая частная
школа в Ярославле (т. к. были задействованы творческие педагоги), первая коррекционная школа (т. к. участвовали педагогипсихологи), лингвистический центр «ИН-ТИ-СИ» (его я возглав104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ляю все эти 20 лет), где стали обучать иностранным языкам по
самым современным методикам. Современные джазовые фестивали стали проходить каждые два года, также начал свою работу ежегодный фестиваль «Искусство движения». Город Рыбинск
стал открытым и приобрел американского побратима, что дало
импульс многочисленным программам в сфере образования и медицины.
Как же сложилось, что одно событие повлекло за собой плодородные всходы стольких ростков? Наверное, успех складывался из соединения трех составляющих: мощная личностная инициатива (группы людей), финансовая помощь спонсоров (МЖК
«Икар») и однозначная поддержка местных властей.
Много воды утекло с тех пор. Какие-то организации ушли
со сцены, правительства и президенты обеих стран поменялись
неоднократно. Да и той страны, в которой все начиналось, уже
больше нет. Но программы сотрудничества продолжались все эти
годы. Появились новые возможности. Многие участники движения «народной дипломатии» выросли, стали руководить крупными корпорациями, возглавлять торговые палаты и союзы. И человеческие контакты смогли пережить испытания на прочность через смену политических пристрастий, дефолты, кризисы. Ничто
не смогло помешать стремлению людей к пониманию, человеческому общению и взаимодействию.
Именно сейчас, в год 1000-летия Ярославля, Российскоамериканская ассоциация видит свою миссию в объединении людей, имевших контакты с США ранее, прошедших стажировки
в США, участвовавших в различных обменных программах или
просто желающих получать информацию о возможных программах и проектах. В Джазовом центре мы уже открыли российскоамериканский фестиваль «Друзья друзей», который будет проходить весь этот юбилейный год и включать в себя серию совместных мероприятий:
● хоровой фестиваль «Голоса над Волгой»;
● обмен фотоэкспозициями;
● краеведческая научно-практическая конференция «Ярославские фамилии»;
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
● издание совместного российско-американского сборника,
посвященного проблемам современного общества и научным исследованиям;
● проведение телемостов и видеоконференций;
● обмен официальными делегациями, группами бизнесменов
и журналистов;
● участие в благотворительном проекте помощи слепым;
● джазовый и блюзовый фестивали в Ярославле и США;
● запуск проекта «Русский дом Ярославль».
Все эти инициативы основываются на энтузиазме людей,
которые уже многого добились в этой жизни, но хотят внести
свой вклад в развитие российско-американских отношений, чтобы наши дети и внуки жили в многообразном, интересном, стабильном мире и, протянув руку через океан, ощутили теплое доверительное рукопожатие. А частная инициатива, для того чтобы стать успешной и действенной, должна получать поддержку
и понимание как местных властей, так и институтов власти США
и России.
Приглашаем всех к сотрудничеству и взаимодействию!
Декларация о намерениях
Мы знаем – за прошедшие 20 лет существования «Общества
дружбы Ярославль – Берлингтон» заложен фундамент доверия
и взаимного интереса к плодотворным контактам. Эти контакты
формировались в прошлую эпоху, когда на карте еще не было
такой страны как Россия, а был СССР и противостояние двух
сверхдержав. Тем не менее благодаря усилиям с обеих сторон,
взаимоотношения поддерживались и развивались.
Мы видим – начало XXI���������������������������������
������������������������������������
века действительно означает глобальные изменения во многих сферах. Это и новые угрозы, которые требуют объединения усилий для их преодоления. Это и
новые возможности. Современные средства коммуникации позволяют забыть про расстояния.
Мы верим – очень многое зависит от нас самих. В наших
силах совместными усилиями реализовать самые дерзкие, самые
масштабные и нужные проекты для процветания наших городов,
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
создания новых возможностей самореализации граждан, формирования благоприятной жилой среды, взаимообогащения друг
друга творческими идеями.
Мы планируем – придать взаимодействию творческих
инициатив Берлингтона и Ярославля новый импульс. В максимальной степени использовать для реализации новых проектов
приближающиеся события – 200-летие дипломатических отношений России и США и 1000-летие города Ярославля. Воплотить в жизнь инициативу общественных организаций Ярославля по проведению в первой половине 2010 года непрерывного
многожанрового фестиваля «Друзья друзей», в рамках которого
творческие коллективы Ярославля, Берлингтона и других дружественных городов планеты осуществят творческие проекты, посвященные 1000-летию Ярославля.
Работа нашей ассоциации будет охватывать самые разные
сферы жизни: культуру, историю, спорт, науку, образование, бизнес, воспитание детей, досуг, туризм и многое другое. В наших
планах – архитектурный фестиваль, совместные фотовыставки,
вернисажи, обмены, стажировки, летние школы, поездки волонтеров, помощь в изучении американцами русского языка и русскими – английского языка, публикация сборников научных работ российских и американских ученых и студентов, разработка
туристических маршрутов для американцев в России и для россиян – в США.
В своей деятельности мы будем использовать различные информационные каналы – собственный веб-сайт, совместные публикации в средствах массовой информации, личную переписку,
взаимные посещения, совместные исследовательские и образовательные проекты.
Мы надеемся – развитие дружественных творческих связей
Ярославля и Берлингтона станет стартовой площадкой для реализации проектов многих поколений активных граждан городовпобратимов.
Структура и методы работы нашей ассоциации позволят участвовать в ее деятельности всем, кто хочет внести свой посильный вклад в налаживание российско-американского диалога.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Часть 2
Особенности межкультурного
взаимодействия в процессе изучения
иностранного языка студентами
неязыкового вуза
Д. И. Бузина
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
buzdarya@yandex.ru
Получившие развитие во второй половине XX века процессы глобализации и интернационализации актуализировали такой
аспект социальной коммуникации, как взаимодействие в межкультурной среде. На рубеже веков вследствие падения «железного занавеса» Россия и страны Восточной Европы оказались
включенными в процессы масштабных изменений миропорядка в целом. Для постсоветского времени стало характерным интенсивное развитие международных взаимодействий на государственном уровне. Кроме того, в разные формы диалога между современной Россией и Западом оказались вовлеченными коммерческие организации и некоммерческие структуры. Интенсивно
развивается межкультурное общение и на уровне межличностных связей [4, с. 52].
Межкультурное взаимодействие является одним из основополагающих факторов развития российского образовательного
сообщества. Это обусловлено расширением международных контактов современной российской школы, предполагающим применение различных педагогических и управленческих умений в
контексте межкультурного взаимодействия [5].
Рассмотрим определение межкультурного взаимодействия.
В философском глоссарии это понятие трактуется как контакт
двух или более культурных традиций (канонов, стилей), в ходе и
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
в результате которого контрагенты оказывают существенное взаимное влияние друг на друга. В соответствии с характером этого влияния определяется тип межкультурного взаимодействия.
Можно выделить следующие типы: активный обмен (диалог);
интеграция (синтез); взаимоизоляция; взаимодополнение; перманентный конфликт; параллелизм в развитии. Интеграция культур, в свою очередь, предполагает три варианта, различающиеся
по степени равноправности контрагентов: конвергенцию, инкорпорацию и ассимиляцию [3].
По мнению А. Тряпицына, межкультурное взаимодействие
понимается сегодня как соприкосновение и влияние, воздействие специалистов, принадлежащих к разным культурам, друг
на друга в профессиональной деятельности в социальных системах. Основами межкультурного взаимодействия являются: речь
и речевая культура; культура общения; информационная культура; стиль, культура поведения в условиях профессиональной деятельности; культура творчества; профессиональная культура;
культура труда и быта; культура самореализации; культура потребления; нравственная культура; правовая культура; политическая культура; этическая культура; научно-техническая культура; культура управления (принятия решений, решений конфликтов, культура риска и т. д.) [5].
Е. А. Баранова считает, что межкультурное взаимодействие –
это особый вид непосредственных отношений и связей, которые
складываются между, по меньшей мере, двумя культурами, а также тех влияний, взаимных изменений, которые появляются в ходе
этих отношений. Межкультурное взаимодействие является способом развития культуры, средством осуществления коммуникативных связей. Под его влиянием происходят динамические изменения в сфере культурной деятельности двух взаимодействующих
культур, появляются новые элементы культуры и новые формы
культурной активности, корректируются ценностные ориентиры,
модели поведения, картина мира, образ жизни [1].
В процессе межкультурного взаимодействия происходит
формирование новой международной образовательной среды,
где в наиболее эффективных формах могли бы реализовываться
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
национальные интересы действующих в ней участников и осуществляться совместный поиск решения проблем, имеющих жизненно важное значение для человеческой цивилизации в целом
[Там же]. Достижение поставленных целей связывается сегодня
не столько с педагогическими заимствованиями, что также имеет
место и само по себе целесообразно, сколько с организацией совместных партнерских программ и проектов, в том числе и исследовательских, в рамках открытого образования, когда диалог систем образования выступает как диалог культур. Поэтому основным содержанием понятия «межкультурное взаимодействие» в
сфере образования становится решение специалистами – представителями разных культур – общих проблем через реализацию
международных исследовательских программ. Таким образом,
подготовка к межкультурному взаимодействию в сфере образования, направленная на понимание логики и норм исследований
в контексте других культур, является необходимой и перспективной с точки зрения компетентной оценки настоящей и проектирования будущей образовательной практики, особенно с учетом
процессов все более динамичной интеграции национальных образовательных пространств [Там же].
Современное межкультурное взаимодействие стимулируется самыми различными факторами, в связи с чем увеличивается пространство этого взаимодействия. Отечественная культура становится более открытой другим культурным традициям.
Раскрывается широкий спектр различных форм межкультурного взаимодействия и сотрудничества. Во многих российских городах на самых разных уровнях осуществляются различные совместные проекты.
М. Бахтин полагает, что взаимодействие, диалог – это основной принцип жизнедеятельности культуры. Мы ставим чужой
культуре новые вопросы, каких она сама себе не ставила, мы
ищем в ней ответ на эти вопросы, и чужая культура отвечает нам,
открывая перед нами новые свои стороны, новые смысловые глубины. …При такой диалогической встрече двух культур они не
сливаются и не смешиваются, каждая сохраняет свое единство и
открытую целостность, но они взаимообогащаются [2].
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
На наш взгляд, важным на уровне университета является этап
подготовки будущих профессионалов к процессу межкультурного взаимодействия, особенно студентов неязыковых специальностей, которые обладают неглубокими знаниями о других культурах и особенностях коммуникации с представителями разных
стран. Большой потенциал в процессе подготовки студентов к
межкультурному взаимодействию имеет дисциплина «иностранный язык». Идеальным результатом данного этапа профессионального становления будущих специалистов является участие
в международных исследовательских проектах, конференциях,
конкурсах, грантах совместно со студентами из других стран.
Однако этого невозможно добиться без тщательно спланированного и разработанного курса по приобретению хороших
знаний не только самого иностранного языка, но и особенностей этикета, культуры, делового общения, традиций и обычаев
других стран. Умения общаться на иностранном языке, адекватно реагировать в разных ситуациях общения, принимать культуру другой страны, применять знания об особенностях политической и экономической системы, информационной среды необходимы для успешного осуществления процесса межкультурного
взаимодействия.
На неязыковых специальностях изучение иностранного языка происходит, как правило, в течение двух первых курсов. Поэтому представляется возможным организовать модульное обучение. Каждый модуль может быть ориентирован на ту или иную
часть процесса подготовки к межкультурному взаимодействию,
в частности, модуль «Культура делового общения» будет затрагивать вопросы деловой коммуникации. Студенты изучают особенности составления писем разного вида, ведения телефонных
переговоров и т. д. Данный модуль будет изучаться только после
курсов «Повседневное общение», «Культура: традиции, обычаи,
этикет», «Политическая и физическая география», «Молодежь:
субкультуры, сленг, интересы». Одним из заключительных этапов является практико-ориентированный модуль с использованием современных информационных и коммуникационных технологий. Студенты выполняют задания следующих типов: най111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дите форум на иностранном языке по интересующему вас направлению, начните переписку с иностранными студентами; напишите эссе на иностранном языке, в котором раскройте свои
способности как будущего специалиста; подайте заявку на иностранном языке на участие в международном гранте (конкурсе);
переведите на иностранный язык документы, которые необходимы для выезда за границу; пройдите виртуальное интервью с одним из организаторов конкурса. Каждый модуль должен содержать определенное количество единиц (тем), четко поставленные
цели, раскрывающие результат, количество часов (не больше 14),
практические задания, итоговый тест, список используемых материалов и количество баллов, которое нужно получить по окончании модуля с критериями оценки. У студентов может быть выбор между модулями. Например, студент, который считает себя
компетентным в той или иной области, может лишь пройти итоговый тест и выполнить определенные практические задания. В
этом реализуется принцип индивидуализации обучения.
Преподавателю отводится важная роль в процессе подготовки студентов к межкультурному взаимодействию. Разработка модулей, подбор материалов, составление тестов, поиск необходимых сайтов, форумов, международных контактов требует больших временных и физических затрат. Однако модули могут быть
распределены между преподавателями кафедры и совместная работа по видоизменению процесса обучения иностранному языку в направлении межкультурного взаимодействия, несомненно,
окажется плодотворной.
Литература
1. Баранова Е. А. Современные тенденции межкультурного взаимодействия в сфере образования // Материалы межд. науч.-практ. конф.
«Международные отношения в развитии социально-экономических
процессов в странах СНГ». 2001. URL: http://www.prof.msu.ru/publ/
omsk2/o29.htm
2. Бахтин М. Эстетика словесного творчества. М., 1986.
3. URL: http://mirslovarei.com/content_fil/VZAIMODEJSTVIE-MEZHKULTURNOE-15356.html
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4. Саблина С. Г. Барьеры коммуникации в межкультурной среде // Актуальные проблемы теории коммуникации: сб. науч. тр. СПб.,
2004. С. 52–74.
5. Тряпицын А. Межкультурное взаимодействие в образовании как
способ постижения картины мира // Материалы межд. науч.-практ. конф.
«Международные отношения в развитии социально-экономических процессов в странах СНГ». URL: http://www.prof.msu.ru/publ/omsk/80.htm
Трансформированные паремии
как вторичный текст
Ю. В. Бутько
Ярославский государственный педагогический университет
им. К. Д. Ушинского, Ярославль, Россия,
vorobei310@rambler.ru
Термин «вторичный текст» возник в теории научной информации в 60-е годы �������������������������������������������
XX�����������������������������������������
века [8, с. 77]. Этим термином обозначали документ, созданный в результате аналитико-синтетической
обработки некоторого первичного текста (рефераты, аннотации,
наборы ключевых слов). В настоящее время понятие вторичного текста значительно расширилось и вторичный текст оказался
включенным в лингвистическую, литературоведческую и даже
культурологическую проблематику. К типичным вторичным текстам относятся коллаж, палимпсест, пастиш [9, с. 557–558]. Они
отражают взгляд на творчество, на порождение текста, свойственный постмодерну [8, с. 77]. А. Н. Веселовский, который
своей теорией «миграции сюжетов» заложил основу интертекстуальных исследований, подчеркивал: «Поэт, используя старые
сюжеты и образы, обогащает их новой интенсивностью, новыми
смыслами». Таким образом, вторичность его творчества заключается в том, что он пользуется «готовым набором» мотивов и
сюжетов, а первичность (оригинальность) проявляется в том, как
он эти готовые мотивы и сюжеты развивает, как он их комбинирует [4, с. 57–58].
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С вышеуказанными тезисами в дискуссию вступают строки из
стихотворения А. Твардовского, приведенные А. Н. Горшковым:
«Все в этом мире – только быть на страже – Полным-полно своей, не привозной, Ничьей и невостребованной даже, Заждавшейся
поэта новизной» [цит. по: 5, с. 127]. Другими словами, истинный
художник – всегда первый, его слово – всегда ново [5, с. 127].
Разработке вопроса вторичных текстов посвящено немало
исследований [7; 1; 3]. Вторичность вызвана «готовым набором»
тем, сюжетов, средств выражения, которыми индивид, создающий текст, «вынужден» пользоваться, а первичность (оригинальность) этих текстов проявляется в новом отборе и комбинировании известного (старого) по принципу калейдоскопа. Роль автора
сводится к роли «вечного переписчика» [8, с. 72].
Ярким примером бытования вторичного текста в современных условиях можно считать трансформированные паремии
(ТП), или антипословицы – вступившие в межтекстовые связи цитаты, крылатые выражения, афоризмы, паремии и другие
устойчивые сочетания. ТП принадлежит особая роль в языковой
репрезентации фрагментов актуальной реальности: они отражают ценностные суждения, маркированные соотнесенностью с
современной экстралингвистической ситуацией [6, с. 571]. Стилистический регистр «переписывания» исходной (первичной)
единицы может как завышать «серьезность» своего предтекста,
так и занижать ее, доводя до пародии [8, с. 73]. Анализ семантики
ТП полностью подтверждает этот тезис. Многие трансформы пародируют, высмеивают прототип: Янки, гоу хоум, и меня с собой
возьмите [2, с. 573]; Любите газету – неиссякаемый источник
кульков для семечек [2, с. 216]. Регистр может быть и смешанным – «серьезно-комическим» [8, с. 74]: «Человеку свойственно
ошибаться...», – издалека начал командир воинской части разговор с женой сапера... [2, с. 540]; По-русски миру – мир, а поанглийски пису – пис [2, с. 262].
Существуют различные типологии вторичных текстов.
Л. М. Майданова определяет вторичный текст как «текст, созданный на базе другого, первичного текста со сменой авторства».
Под сменой авторства при этом имеется в виду не замена одной
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
личности другой личностью, а замещение одной интенции другой интенцией, пусть даже личность остается прежней. Таким
образом, меняется субъект деятельности и первичный текст выступает как предмет, а вторичный – как результат этой деятельности [7, с. 81].
Исходя из различия интенции «второго» автора, Л. М. Майданова выделяет следующие базовые категории вторичных текстов, которые мы будем проецировать на примеры ТП.
1. Воспроизведение первичного текста: пересказ, реферат, аннотация, сценарий, изложение, адаптация и т. п. В данном
случае интенция второго автора заключается в воспроизведении
первичного текста. Для ТП это случай семантических трансформаций, когда прототип вводится в контекст, меняющий его семантику: В ногах правды нет. Но правды нет и выше [2, с. 379];
Надпись над писсуаром: «Твое будущее в твоих руках» [2, с. 51];
2. Циклизация первичных текстов: создание вторичных текстов, представляющих собой «циклы первичных или их частей».
Авторы таких вторичных текстов стремятся получить новую информацию исключительно в силу объединения и смыслового взаимодействия нескольких первичных текстов; для ТП, по нашему мнению, прием циклизации заключается также в создании нескольких
трансформ одного прототипа. Анализ материала зафиксировал 340
подобных «циклов» или серий трансформ (72% единиц): Кто к нам
с мечом придет, тот в орало и получит; Кто к нам с мечом придет, тот здесь и останется; Кто к нам с мечом, того и мордой
об стенку... Кто к нам с мячом придет, с тем в футбол и поиграем; Кто к нам с пивом придет, тот за водкой и побежит; Кто
к нам с рублем пришел (придет), тот от рубля и погибнет; Тех,
кто к нам с мечом пришел, проще застрелить безо всякого меча
[2, с. 259]. Каждая серия может содержать от 2 до 31 ТП;
3. Диалог с первичным текстом: тексты, производные от
первичных выступают как отклик на предшествующее произведение. К таковым относятся тексты-подражания (имитация,
пародия, обучающее сочинение в определенной манере письма),
тексты-исследования («текст в тексте» – рецензия, литературоведческая монография, комментарий и т. д). Многие ТП можно
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рассматривать как диалог с первичным текстом – пословицей или
высказыванием-прототипом: Стоит пройти огонь и воду, чтобы
медные трубы сдать в металлолом [2, с. 313]; Один из основных
принципов Госдумы: незнание законов не освобождает от законотворчества [2, с. 315];
4. Продолжение завершенного первичного текста – это
вторичный текст, создаваемый на основе первичного самим автором. В этом случае «замкнутое, завершенное пространство художественного мира первичного текста размыкается и модифицируется в новое целое» [7, с. 104]: В одну реку нельзя войти дважды, особенно если на ней стоит химкомбинат [2, с. 411]; Лучше
один раз увидеть, чем сто раз услышать, так как, услышав сто
раз, можно сойти с ума [2, с. 314]. В случае ТП авторство не имеет принципиального значения. Как правило, продолжение создается другим автором. В случае с паремиями, речевыми клише и
т. п. авторскую принадлежность прототипа проследить в большинстве случаев невозможно, поэтому вопрос о смене автора не
имеет оснований.
Итак, вторичные тексты связаны с первичными с помощью
межтекстовых связей, соответственно, являются интертекстами различной природы. Интертекст не есть точное повторение
текста-источника, но связь с ним не утрачивается. Его присутствие в этом новом тексте очевидно, но это уже иной «новый»
текст. Его и можно назвать «второй, позднейшей ступенью в развитии» текста-источника, его смысла, его формы, так как происходит приращение, определенная трансформация смысла и параллельно трансформация формы. Представляется обоснованным рассматривать вторичность и интертекстуальность как явления взаимосвязанные, в чем-то синонимичные.
Литература
1. Арнольд И. В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальностъ: Сб.
статей. СПб., 1999.
2. Вальтер Х., Мокиенко В. М. Антипословицы русского народа.
СПб., 2005.
3 Вербицкая М. В. Теория вторичных текстов. М., 2000.
4. Веселовский А. Н. Историческая поэтика. М., 1989.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
5. Горшков А. И. «Интертекстуальность» и межтекстовые связи.
М., 2000. С. 124–134.
6. Мелерович А. М. О способах репрезентации национальной языковой картины мира в словаре Х. Вальтера и В. М. Мокиенко «Антипословицы русского народа». М., 2006. С. 570–576.
7. Майданова Л. М. Речевая интенция и типология вторичных текстов // Человек – текст – культура. Екатеринбург, 1994.
8. Нестерова Н. М. Текст и перевод в зеркале философских парадигм. Пермь, 2005.
9. Постмодернизм: Энциклопедия. М., 2001.
Интегративный подход
к обучению языку специальности
и проблема разноуровневой
языковой подготовки первокурсников
Е. К. Вдовина
Санкт-Петербургский государственный
политехнический университет, Санкт-Петербург, Россия,
vek2@mail.ru
Популярность зарубежных учебников по аспекту «English for
Special Purposes» (ESP) – «английский для специальных целей» –
объясняется общей тенденцией в языковом образовании к интегрированию целей изучения иностранного языка и целей профессиональной подготовки студентов. В то же время эффективное
практическое использование зарубежных учебников �����������
ESP��������
затруднено в связи со значительным разрывом в уровне общей языковой подготовки среди российских студентов-первокурсников неязыковых вузов. И, как следствие, становится проблематичной
эффективная профориентированная языковая подготовка данной
категории студентов.
Поиски альтернативного подхода к обучению языку специальности на кафедре «Мировая экономика» факультета экономики и менеджмента Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, с учетом выше названной проблемы,
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
привели к идее создания вводных дисциплин экономического содержания на английском языке. Как показывает накопленный на
кафедре опыт, благодаря концепции соединения во времени и пространстве изучения основ экономических дисциплин и иностранного языка специальности, появляется возможность успешно решать проблему обучения языку специальности в группах студентов с разным уровнем владения иностранным языком.
Дисциплины экономического содержания на английском
языке разработаны на основе интегративного подхода с опорой
на тесные междисциплинарные связи. Основные разделы учебной дисциплины «Введение в мировую экономику» на английском языке нацеливают студентов первого курса на изучение
основ экономики как науки и практики. Происходит сдвиг акцента с языка как объекта изучения на академическое содержание
изучаемого предмета, так как английский язык выступает в первую очередь в качестве инструмента познания. Интеграция экономической дисциплины и дисциплины «иностранный язык» при
изучении языка специальности проявляется в общей структуре
«интегрированной дисциплины», в целях и задачах обучения специальным дисциплинам и языку специальности.
Это достигается благодаря сотрудничеству преподавателяэкономиста и преподавателя английского языка при разработке
курса с учетом требований государственного образовательного
стандарта по основной специальности. Лекции и практические
занятия строятся на основе специально разработанного учебного
пособия на английском языке. Тандем специалистов интегрированных областей знания позволяет предусмотреть и возможные
трудности в осмыслении экономических концепций и собственно языковые трудности.
Структура и объем предметного содержания спланированы так, чтобы подготовить студентов к углубленному изучению
основных специальных дисциплин на русском языке. В курсе
«Введения в мировую экономику» на английском языке студенты готовятся к слушанию «Микроэкономики» на русском языке
во втором и третьем семестрах. Разделы «Введения» на английском языке, изучаемые во втором семестре, предшествуют освое118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
нию «Макроэкономики» на русском языке в третьем и четвертом
семестрах. Кроме того, происходит подготовка студентов к слушанию следующей дисциплины на английском языке «Проблемы международных экономических отношений» (3, 4 семестр),
подводящей их к изучению целого ряда основных экономических курсов.
Основная характеристика вводных дисциплин состоит в том,
что они изучаются на билингвальной основе. Отсюда широкая
опора на родной язык при освоении научного знания: русский
язык и английский язык используются на паритетных началах
как инструменты познания. Наряду со специально разработанными учебными пособиями на английском языке, студенты одновременно знакомятся с основными разделами изучаемой дисциплины на русском языке.
Основная цель сочетания учебных материалов на двух языках,
родном и иностранном, состоит в формировании общего, четко
структурированного и систематизированного представления об
основах избранной студентами научной области. У студентов, исходно владеющих английским языком на уровне выше ‘����������
intermediate’, этот процесс происходит параллельно и в полной мере на двух
языках – родном и изучаемом. Студенты с исходно слабой языковой подготовкой овладевают новым знанием на родном языке при
одновременном изучении иноязычных лексико-грамматических
средств отражения «научной картины мира» в экономической сфере. Для обеих категорий обучающихся предметное содержание является новым и на родном, и на иностранном языке, что помогает
поддерживать познавательную мотивацию.
Билингвальный характер курса позволяет обнаружить в концепции «интегрированных дисциплин» потенциал для решения
проблемы разноуровневой подготовки студентов-первокурсников.
Понимание основного содержания текстов средней сложности на
иностранном языке достигается даже в том случае, когда обучающимся еще не хватает собственно языковых знаний и иноязычных
речевых умений. Переход от рецептивного уровня владения иностранным языком к репродуктивному и далее к продуктивному
уровню оптимизируется благодаря специальным приемам оптими119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
зации процесса переработки содержащейся в текстах информации.
Основным регулярным видом работы с текстом выступает создание – сначала вместе с преподавателем, а через некоторое время
самостоятельно – концептуальных логико-смысловых карт-схем,
содержащих ключевые слова и демонстрирующих логическую
связь между изучаемыми понятиями в каждом отдельном контексте. Составленные студентами концептуальные карты-схемы становятся основой для устного проговаривания изучаемой темы на
иностранном языке. Устная репродуктивная деятельность на иностранном языке практикуется, главным образом, в парной работе.
Каждый студент имеет индивидуальную практику в построении
устных высказываний определенного академического содержания на своем уровне языковой подготовки и предъявлении своего «продукта» слушателю, меняясь с последним ролями. Работа в
паре при построении собственного высказывания в опоре на концептуальную карту производит положительный психологический
эффект. При наличии лишь одного «слушателя» (не преподавателя!) у слабых в языковом плане студентов снижается уровень
страха перед ошибками. Снижается ощущение неуверенности в
себе в атмосфере доверия, возникающего между соучастниками
парной работы. Регулярное выполнение данного задания укрепляет веру в себя и свои силы у студентов, не имевших ранее опыта
связного устного высказывания. Создается прецедент успешного
овладения новыми знаниями и новыми для ряда студентов навыками говорения на иностранном языке. Возникающая таким образом мотивация успеха поддерживает дальнейшие усилия со стороны студентов по преодолению сложностей на пути познания и
способствует укреплению познавательной мотивации. Студенты с
исходно высоким уровнем языковой подготовки совершенствуют
свои языковые умения на новом для них академическом материале
и в новых формах работы с текстами.
В данной концепции иностранный язык выполняет наряду с родным языком инструментальную функцию. Такой сдвиг
от иностранного языка специальности к специальности на иностранном языке позволяет более эффективно решать проблемы формирования компетентностей, актуальных в современном
120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
высшем образовании. И поскольку в процессе освоения предметного знания в качестве инструментов познания используются на
паритетной основе два языка, один из которых является родным,
методически оправдан и допустим в пределах одной учебной аудитории разный уровень владения иностранным языком. В результате расширяются возможности более активного использования иностранного языка для академического роста всех студентов на более ранних стадиях обучения в вузе.
Разговорно окрашенная лексика
немецкого языка в гендерном измерении
Я. В. Высоких
Международная академия бизнеса
и новых технологий, Ярославль, Россия,
janavyssokikh@yahoo.de
Термин gender был введён в понятийный аппарат гуманитарной науки для отделения биологического пола от его проявлений
в социуме и культуре и не является лингвистической категорией,
но, как отмечает один из первых исследователей гендерной проблематики в российском языкознании А. В. Кирилина, его содержание может быть раскрыто путем анализа структур языка, и отдельные области науки, в частности лингвистики, могут изучаться в аспекте гендера [3, с. 29].
В данной статье делается попытка выяснить, как гендерный
аспект разговорного немецкого языка представлен в «Немецкорусском словаре разговорной лексики» [1]. Зарубежные исследователи обращаются к подобной тематике, употребляя термин
geschlechtsspezifisch markiert – «гендерно маркированный» (перевод наш. – Я. В.) в отношении фразеологизма Haare auf den
Zähnen haben («быть бойкой, дерзкой»). Е. Пиирайнен называет
его классическим примером гендерной маркированности: данная
фразеологическая единица может употребляться только в отношении женщины. Фразы типа «Der hat Haare auf den Zähnen!»
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
будут звучать необычно и могут стать причиной коммуникативных неудач [4, с. 283].
Для исследования гендерной специфики разговорного немецкого языка методом сплошной выборки был проведен анализ словарных статей названного лексикографического источника, и в результате были отобраны 352 словарные единицы, представленные
как фразеологическими единствами и сочетаниями, так и номинациями представителей обоих полов. В ходе анализа выявлены те
лексические единицы разговорного немецкого языка, которые могут быть обозначены как гендерно маркированные, то есть имеющие эксплицитно или имплицитно выраженные ограничения употребления по отношению к человеку того или иного пола, а также
установлена функция гендерного маркера у некоторой группы
слов в составе номинаций лица и фразеологических единиц.
Экспериментальный материал позволяет классифицировать
отобранные единицы при помощи отнесения их в группы с учетом как формальных, так и содержательных показателей, при
этом однозначное проведение границ между группами не представляется возможным.
В выделенной семантической группе «телесная деятельность» гендерная маркированность единиц полностью совпадает
с биологическими процессами. Например, такие единицы, как ein
Kind kriegen, in die Wochen kommen, маркируются как женские.
В подгруппе «репродукция» отражены специфически женские
функции (92% единиц маркированы как женские), в подгруппе
«половой акт» большинство единиц (80%) отражает поведение
мужчин. Наименования частей тела выступает в этой группе в
качестве гендерных маркеров, но это не исключает возможности
иронического использования единиц с компонентом «часть тела»
с целью создания игры слов либо буквального прочтения идиом
с таким компонентом. Так, у лексических единиц с компонентом
Brust (грудь) происходит столкновение двух значений слова: с
одной стороны, как женского полового признака, с другой, как
части тела для выражения гордости, раскаяния, где большинство
единиц соотносимы с мужским полом (например, sich etw./j-n
zur Brust nehmen – (о муж.) разбираться с кем-л., einen zur Brust
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
nehmen – (о муж.) изрядно выпить (ср. *Sie hat sich einen zur Brust
genommen).
В семантических группах «флирт», «поиск партнера» и «заключение брака» исследуемые единицы демонстрируют известные гендерные стереотипы поведения в данных ситуациях: j-m schöne Augen machen, j-m einen Korb geben, hinter jedem
Rock/Rockzipfel hersein, включая представления о классическом
распределении ролей в домашнем хозяйстве (mit dem Kochtopf
verheiratet sein, Heimchen am Herde). Последний пример отражает «отношения господства и подчинения» супругов, а именно
подчинения жены. В этой семантической группе наблюдается и
обратная тенденция: властное отношение жены по отношению к
мужу (die Hosen anhaben, den Pantoffel führen).
Разговорно окрашенные номинации лица и фразеологические
единицы демонстрируют определенную тенденцию, на которую
указывает также А. В. Кирилина: для женщины любое сравнение с
мужчиной позитивно, это повышает её статус, тогда как для мужчины любое сравнение с женщиной имеет явно негативную оценку (ср. guter Kerl – отзывчивая девушка, «свой парень», sich wie ein
altes Weib benehmen; heulen, wie ein Weib) [3, с. 40].
Среди лексических единиц с гендерным маркером «часть
одежды» наблюдается также количественная асимметрия («мужские» преобладают), при этом для последних характерно актуальное значение – оно также оказывает влияние на гендерную
маркированность единиц – «побить кого-л.» или «выпить рюмочку» (einen unters Jackett brausen; auf den Frack bekommen; j-m die
Hosen strammziehen), а для «женских» – быть/выходить замуж/
ем (unter die Haube kommen). К культурно-историческим реалиям можно отнести не только слово-архаизм Haube, сохранившееся в языковой памяти народа и в составе лексических единиц, но
и обычай мужчин хранить деньги (кошелёк) в кармане брюк или
жилета. Компоненты Hosentasche, Westentasche маркируют фразеологические единицы как «мужские», но возможно отнести к
гендерно маркированным и такой фразеологизм, как schwach auf
der Brust sein (быть без гроша), так как он упоминает место, где
находится карман одежды для хранения денег.
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Отдельную, весьма немногочисленную, группу составляют
те единицы, одно из значений которых является гендерно маркированным и реализуется в зависимости от контекста, например,
для номинации лица Mauerblümchen словарь дает перевод «невзрачная, незаметная девушка». Из примеров контекстного словоупотребления становится очевидным немаркированное значение данной единицы. Как справедливо отмечает сам автор словаря В. Д. Девкин, слово неотъемлемо от условий его словоупотребления [2, с. 22].
Анализ экспериментального материала показал, что в большинстве случаев словарь позволяет правильно выбрать пол референта, а установленные гендерные маркеры в составе лексических единиц помогают определить их маркированность в процессе коммуникации.
Литература
1. Девкин В. Д. Немецко-русский словарь разговорной лексики. М.,
1994.
2. Девкин В. Д. Немецкая лексикография. М., 2005.
3. Кирилина А. В. Гендер: лингвистические аспекты. М., 1999.
4.������������������������������������������������������������������
�����������������������������������������������������������������
Piirainen E.�����������������������������������������������������
����������������������������������������������������
Der hat aber Haare auf den Zähnen! Geschlechtsspezifik in der deutschen Phraseologie. // Sprache-Erotik-Sexualität. Berlin: Erich
Schmidt Verlag, 2001. S. 283–307.
Концепт «героизм»
в лексической семантике
русского и английского языков
Д. А. Голубев
Международная академия бизнеса и новых технологий,
Ярославль, Россия, dmit_gol@rambler.ru
Как известно, именем концепта в языке чаще всего служит
слово. В русском и английском языках лингвокультурный концепт представляют лексемы героизм и heroism соответственно.
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Однако одна лексема не может раскрыть богатое содержание
концепта. План выражения концепта представлен совокупностью разнородных синонимических единиц, описывающих его в
языке. Поэтому одним из способов выявления общего, понятийного содержания концепта, отраженного на лексическом уровне,
является изучение лексикографических источников.
Для описания содержания концепта «героизм» в лексической
семантике русского и английского языков нами была использована методика контрастивного анализа (по методике И. А. Стернина, описанной в книге «Контрастивная лингвистика» (Воронеж
2004)), которая предоставляет возможность провести сопоставительное исследование лексики двух и более языков и установить общее и национально-специфичное в содержании сравниваемых лексем и, таким образом, выявить общие и национальноспецифичные характеристики концептов, актуализированных
данными лексемами. Методика контрастивного анализа предполагает несколько этапов: выбор слов соответствующей тематики и их определений методом сплошной выборки из толковых
словарей изучаемых языков, установление переводных соответствий по двуязычным словарям и сравнение толкований полученных лексем для выявления общих и национально-специфических
компонентов значения.
В результате анализа был сформирован список лексических
единиц русского и английского языков, содержащих героический
компонент в своем значении. Данные лексемы были объединены в контрастивные пары (контрастивная пара – это две единицы сравниваемых языков, выступающие как межъязыковые
лексические соответствия [4, с. 88]) и разделены на следующие
структурно-семантические группы: качества героя; наименования людей, обладающих качествами героя; поведение, свойственное герою.
В результате сопоставления сем в каждой контрастивной
паре выяснилось, что в сознании представителей исследуемых
культур герою свойственны такие качества, как смелость, храбрость, отвага, мужество, бесстрашие, решительность, уверенность в себе и своих силах, добросовестность, порядочность,
125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
честность, благородство души, любовь к родине и народу, готовность пожертвовать своими интересами ради других, а также безрассудство, беспечность и пренебрежение опасностью.
Среди качеств, приписывающихся герою в русскоязычной
культуре, которые не нашли отражения в англоязычных словарях, следует выделить такие, как отчаянность и неистовство,
стойкость, самопожертвование в критической обстановке. Отличительными чертами героя в англоязычной культуре являются
следующие характеристики: активность, энергичность, любовь
к веселью и авантюрам, довольство собой, стремление произвести впечатление и вызвать восхищение людей.
В ходе анализа были выявлены безэквивалентные названия,
использующиеся в русскоязычной культуре для наименования
людей, совершающих храбрые поступки, – рубака и хват. В англоязычной культуре не существует слов, обозначающих бойкого,
ловкого, удалого, полного молодечества, а также храброго и отважного человека, мастерски владеющего холодным оружием, из
чего можно сделать вывод, что подобные качества не являются (не
являлись) типичными и значимыми для представителей англоязычной культуры, в отличие от представителей русскоязычной
культуры, которым подобные качества (были) свойственны.
Что касается анализа контрастивных пар, описывающих
формы героического поведения, то здесь следует отметить, что
нетипичным является такое свойственное русским героям поведение, в котором проявляются наигранная, лихая смелость,
соединенная с бойкостью, надежда на авось в опасной ситуации
и готовность пожертвовать собственной жизнью ради других.
И, как следствие, в ходе анализа не было выявлено английских
языковых соответствий для лексем, в которые данные формы
поведения входят как часть лексического значения. Такими лексемами оказались лексемы геройствовать, кураж, молодечество, удаль и ухарство. Кроме того, необходимо отметить, что
в результате анализа не было обнаружено близких по значению
английских соответствий такому важному понятию героизма в
русскоязычной культуре, как подвиг. Как показал анализ контрастивных пар, образованных лексемой подвиг и ее английскими
126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
межъязыковыми соответствиями (deed, exploit, feat), обыденные
представления о подвиге русских и англичан не совпадают. В английских межъязыковых соответствиях подвиг описывается как
отважное, производящее впечатление поведение, направленное на свершение чего-либо хорошего и требующее от человека
определенных умений и навыков. В рамках же русскоязычной
культуры подвиг осмысляется как поведение, в основе которого в первую очередь лежит самопожертвование человека во имя
кого- или чего-либо. Подобный поступок совершается в ситуации,
сопряженной с опасностью и риском.
Относительно форм поведения, которые по отношению к
русскоязычной культуре являются лакунарными, следует назвать
энергичное и уверенное поведение, при котором проявляется физическая, умственная, моральная сила и сила характера, а также
поведение, которое подвластно самоконтролю.
В результате анализа контрастивных пар, актуализирующих наименования людей, обладающих героическими качествами, выяснилось, что как в русскоязычной, так и в англоязычной
культуре для обозначения храбрых, мужественных и отважных людей существуют сходные и национально специфические
названия. Так, в обеих исследуемых лингвокультурах присутствуют в целом совпадающие лексемы – герой / hero, смельчак
/ dare-devil, храбрец / brave. Характерными только для русскоязычной культуры оказались следующие наименования: мόлодец,
употребляющееся для обозначения героя в поэтической речи; рубака – храбрый и отважный человек, мастерски владеющий холодным оружием; хват – бойкий, ловкий, удалой, полный молодечества человек. Среди англоязычных наименований героев, не
нашедших полного или близкого соответствия в русскоязычной
культуре, следует отметить разговорную лексему goodie, обозначающую положительного героя книги или фильма, лексему
protagonist, называющую одного из самых важных людей, принимающих участие в соревновании, битве или борьбе, а также
лексему superman – человека, обладающего необычайными способностями или силой.
127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Подводя итог всему вышесказанному, необходимо заметить,
что в лексической семантике русского и английского языков концепт «героизм» представлен рядом общих, совпадающих значений, из чего можно сделать вывод, что феномен героического поведения носит общечеловеческий характер. Но, с другой стороны, в значения русских и английских лексем, актуализирующих
данный концепт, входят несовпадающие семы, что указывает на
то, что в героическом поведении проявляется национальный дух
и самобытность этноса.
Литература
1. Большой толковый словарь русского языка. СПб., 2003.
2. Даль В. Словарь живого великорусского языка. М., 1994.
3. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1981.
4. Стернин И. А. Контрастивная лингвистика. Воронеж, 2004.
5. Collins Cobuild Essential English Dictionary. London, 1991.
6. The Oxford Russian-English Dictionary. М., 1998.
7. The World Book Dictionary. London, 1996.
Формирование коммуникативной
компетенции в процессе обучения
иностранному языку в вузе
на основе компьютерных технологий
Г. Г. Губина
Ярославский государственный университет
имени П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
gubinag@list.ru
Коммуникативная компетенция – communicative�������
compe������
tence – лингвистический термин, который относится к грамматическому знанию синтаксиса, морфологии, фонологии, а также
социальных факторов, определяющих, как и когда правильно использовать коммуникативные высказывания.
128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Понятие «коммуникативная компетенция» относится к одной
из теорий обучения иностранному языку на основе коммуникативного и когнитивного подходов к обучению. В процессе применения когнитивного подхода к обучению иностранному языку – cognitive approach to foreign language teaching – впервые были
определены четыре основных вида речевой деятельности: аудирование, чтение, устная и письменная речь; устная коммуникативная
компетенция стала приоритетной, получив дальнейшее развитие в
коммуникативном подходе. Коммуникативный подход – communicative language teaching (CLT) – к обучению иностранному языку
как второму – second language и иностранному языку − L2 – foreign
language – выделяет интерактивность как средство и конечную
цель обучения языку. Коммуникативная компетенция включает в
себя следующие компоненты: грамматическую компетенцию −
grammatical competence, знание фонетики и лексики иностранного
языка − pronunciation and vocabulary; социолингвистическую компетенцию – sociolinguistic competence: лингвострановедческую,
страноведческую, социокультурную компетенции; дискурсивную
компетенцию – discourse competence, – определяющую умение
оценивать уровень иностранного языка и знание того, как его применить; структурирование языковых и текстовых компонентов –
structuring discourse: умение, подразумевающее правильное расположение частей целого и расположение их в соответствующем
порядке (структурирование абзаца или текста в соответствии с его
видом); овладение языком – language acquisition, – обусловленное
местом действия, участниками общения, способом и темой общения; стратегическую компетенцию – strategic competence – знание
того, как оценивать то, что мы услышали, и как спланировать и
осуществить ответную речевую деятельность, как применить языковую компетенцию – это динамический процессуальный механизм практического использования знаний, накопленных студентами [5, с. 234].
В настоящее время всё более широкое распространение получает мультимедийный подход – multimedia approach – к обучению иностранному языку на основе компьютерного обучения −
computer-based training или computer-assisted learning (CALL) –
129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
обучения с использованием вычислительной машины, которые
относятся к нелинейным категориям мультимедиа. Мультимедиа – комбинация текста, графики, фотографий, анимационных
клипов, видео, аудио голосовых и звуковых эффектов, обеспечивающая наиболее полное их восприятие студентами [3, c. 1–47].
Мультимедийный подход определяется как использование
всех форм мультимедиа, оптимально способствующих формированию и реализации коммуникативной компетенции в данной ситуации. Выбор мультимедиа – часть системы обучения, определяемой авторами учебного плана, материалов к обучению предмету и преподавателем, осуществляющим процесс обучения.
Среди основных функций мультимедийного подхода к обучению
иностранному языку – обеспечение мотивации студентов к формированию и реализации коммуникативной компетенции на иностранном языке.
Прежде всего формирование и реализация коммуникативной
компетенции обеспечиваются синхронными и асинхронными
средствами электронной связи. К асинхронным средствам связи
относятся электронная почта, дискуссионные электронные доски
с применением аудиоматериалов, форумы. Синхронные средства
связи включают в себя работу в режиме реального времени: чат
(голосовой чат), быструю передачу сообщений, видеоконференции, Web��������������������������������������������������
�����������������������������������������������������
семинары, управление применением знаний к предмету, размещение информации к программному обеспечению, визуальный поиск сервера, протоколов Web-сайтов с посимвольной
передачей данных, событий в этих протоколах.
Коммуникативная компетенция формируется и реализуется
также посредством обучающих программ. В электронной форме
мультимедийные программы дают доступ большому числу студентов к учебному материалу.
На факультете ИВТ внедрены и апробированы авторские
обучающие программы – Learn Computer English и ����������
Learn�����
����
Computer English 2.
Обучающая программа Learn Computer English обеспечивает
средний (intermediate) и выше среднего (upper intermediate) уровни, а
программа Learn Computer English 2 − продвинутый (��������������
advanced������
) уро130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
вень обучения общему и профессиональному английскому языку.
Схема доступа – клиент ↔сервер ↔ база данных.
В каждой программе – 25 уроков. Формирование грамматической компетенции опирается на грамматические справочники
и интерактивные задания к каждому курсу. Фонетический аспект
обучения осуществляется через MP��������������������������
����������������������������
3 Player������������������
������������������������
с помощью поурочных аудиоматериалов. В каждом уроке присутствуют задания,
составленные для отработки лексики общего и специального английского языка.
Формирование социолингвистической и стратегической компетенций осуществляется в процессе работы над устной речью с
целью активного усвоения студентами разговорного и специального английского языка.
Дискурсивная компетенция, структурирование языковых и
текстовых компонентов, овладение языком реализуются через
интерактивные упражнения к курсам, а также текущим и семестровым тестам.
Кроме работы со средствами коммуникации и мультимедийными курсами, на основе мультимедийных технологий в процессе обучения общему и профессиональному английскому языку
используется такая интерактивная форма работы, как работа над
проектом. Результаты проектной работы представляются студентами на групповых семинарах. Результативный программный
продукт в форме электронных презентаций был представлен на
студенческой научно-практической конференции на факультете
ИВТ ЯрГУ «Информационные технологии XXI века».
Таким образом, наиболее успешное формирование коммуникативной компетенции осуществляется на основе когнитивного,
коммуникативного, мультимедийного подходов к обучению иностранному языку на основе мультимедийных технологий и интерактивных упражнений.
Литература
1. Губина Г. Г. Разработка и применение курса �������������������
Learn��������������
�������������
Computer�����
����
English��������������������������������������������������������������
как обучающей системы на факультете ИВТ // Актуальные пробле131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
мы совершенствования подготовки специалистов в вузе: Сб. материалов X обл. науч.-метод. конф. Секция 5. C. 30–32.
2. Полат Е. С. Новые педагогические и информационные технологии в системе образования. М., 2002.
3.��������������������������������������������������������������
�������������������������������������������������������������
Canale M. and Swain M.���������������������������������������
��������������������������������������
Theoretical bases of communicative approaches to second language teaching and testing. Applied Linguistics. 1.
P. 1–47.
4. Teaching Oral Practice. 1991.
Анализ эмпирического исследования
когнитивного компонента межкультурной
невербальной компетенции
М. В. Ефимова
Ярославский государственный педагогический
университет им. К. Д. Ушинского, Ярославль, Россия,
mv61@yandex.ru
В современном мире происходят два разнонаправленных
процесса: глобализация как процесс объединения культур разных народов и автономизация, понимаемая нами в данном контексте как процесс осознания народами своей неповторимости,
своеобразия своих языка и культуры. Поэтому на специалистах в
области иностранных языков и культур лежит особая ответственность. Если исходить из реальных потребностей современного
общества, то такой специалист должен знать немного обо всем
и всё об одном, то есть осознавать, что каждая культура обладает своими особенностями вербальной и невербальной коммуникации, и знать ее специфику для своего родного народа, язык
и культуру которого он изучает. Ему необходимо иметь общие
представления о составляющих невербальной коммуникации,
о ее взаимосвязи с вербальной коммуникацией и с культурой
инофонной страны. В рамках нашего небольшого исследования
в 2009/10 г. мы пришли к выводу, что, наряду с коммуникативной и межкультурной компетенцией, возможно формировать невербальную компетенцию как составляющую часть последней,
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и определили ее следующим образом: межкультурная невербальная компетенция – это способность воспринимать, различать, понимать и адекватно использовать невербальный
язык данной культуры: кинемы, символы, взгляды, отношение ко времени и к пространству. Невербальная компетенция
является составляющей межкультурной компетенции. Она,
в свою очередь, имеет следующие компоненты: мотивационнорефлективный, когнитивный и поведенческий. Мотивационнорефлективный компонент подразумевает осознание невербальной коммуникации своего народа и народа-носителя изучаемого
языка, а также формирование мотивации к их сравнительному
изучению. Когнитивный компонент подразумевает знание невербальной коммуникации в рамках своей культуры и культуры
изучаемого языка. Поведенческий компонент включает в себя навыки и умения адекватного использования элементов невербальной коммуникации в рамках иной культуры.
Мы считаем, что поведенческий компонент, т. е. навыки и
умения в рамках невербальной компетенции, необходимо целенаправленно формировать у студентов. Так как для этого необходимо время и специально отведенные занятия, мы пока ограничились оценкой лишь когнитивного компонента, проведя эмпирическое исследование в форме теста множественного выбора,
который проверял бы знания студентов в сфере невербального
общения. Мимика, жесты, движения, позы, т. е. кинесика, являются наиболее важной составляющей невербальной коммуникации. Поэтому половину вопросов мы посвятили именно кинесике, распределив остальные вопросы между проксемикой (отношением к пространству), хронемикой (отношением ко времени),
такесикой (прикосновения во время общения), окулистикой (зрительный контакт) и символикой (подарки).
Мы предположили, что когнитивный компонент невербальной компетенции формируется в ходе занятий по иностранному
языку (ИЯ) и специальных занятий по межкультурной коммуникации и зависит от степени сформированности коммуникативной компетенции, наличия опыта общения с носителями языка
и осознания отличий невербалики разных народов. Мы опросили
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
4 группы студентов, изучающих немецкий язык: по 10 студентов
2-го, 3-го, 4-го и 5-го курсов. Студенты 2-го курса имеют предположительно невысокий уровень коммуникативной компетенции
в ИЯ, однако половина из них отметили, что постоянно общаются с носителями ИЯ. Студенты 3-го курса имеют более высокий
уровень коммуникативной компетенции в ИЯ, но, по их мнению,
имеют небольшой опыт общения с носителями языка. Студенты
4-го курса прошли спецкурс «Основы межкультурной коммуникации» и имеют достаточный опыт общения с носителями языка.
Студенты 5-го курса в ходе летней работы постоянно общались с
носителями ИЯ, однако изучают немецкий язык как второй иностранный, следовательно, имеют невысокий уровень коммуникативной компетенции.
При сравнении показателей 2-го, 3-го и 5-го курсов мы пришли
к выводу, что одного общения с носителями данной культуры для
успешного формирования межкультурной невербальной компетенции недостаточно, если нет высокого уровня коммуникативной
компетенции и понимания наличия отличий в невербальном общении представителей разных культур. При равном уровне коммуникативной компетенции знания по невербальной коммуникации
выше у студентов, которые постоянно общаются с носителями ИЯ.
Из беседы мы узнали, что источниками знаний студентов стали наблюдения при непосредственном общении с немцами и занятия в
вузе, в частности на 4-м курсе, по основам межкультурной коммуникации, а также фильмы. Это подтверждает наше предположение
о том, что предмет «Межкультурная коммуникация» и спецкурс
«Невербальная коммуникация» необходим на факультете иностранных языков. Даже небольшой спецкурс по основам МКК
дает положительный результат, хотя формирование невербальной
компетенции не было его специальной целью.
Знания по невербальной коммуникации формируются в том
случае, если студенты осознают, что невербальная коммуникация различна у разных народов, т. е. необходима прежде всего
рефлексия. Лишь тогда при общении с представителями иной
культуры человек может наблюдать, сравнивать и (или) копировать жесты, движения и т. д. Кроме того, анализ ответов на от134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дельные вопросы показал, что знания по невербальной коммуникации в русской культуре могут двояко отразиться на толковании отдельных кинем. В некоторых случаях (жест «всплеснуть
руками», «топать ногами») студенты давали ответы по аналогии с русской жестикуляцией: всплеснуть руками от радости, топать ногами от возмущения. Т. е. произошла интерференция, отрицательное наложение знаний родной культуры на знания иноязычной невербальной культуры. В других случаях (жест «стучать пальцем по лбу», «покачивать указательным пальцем слева
направо») происходит перенос, положительное влияние знаний
родной культуры на иноязычную и респонденты в большинстве
случаев отвечают правильно по аналогии.
Таким образом, мы пришли к выводу о необходимости целенаправленного формирования знаний по невербальной коммуникации, особенно тех кинем и символов, которые одинаковы в исполнении, но имеют разный план содержания. Знание особенностей невербального общения поможет в будущем избежать непонимания и конфликтов между представителями народов.
Тенденции роста интереса
к изучению русского языка
для развития стран
на постсоветском пространстве
Т. Г. Зеленова, В. Г. Константинова
Московский социально-гуманитарный институт,
Ярославский филиал, Ярославль, Россия,
zelenova@yandex.ru
Современное многообразие мира очень ярко проявляется в
глобальной социолингвистической картине. Широкое культурное взаимодействие разных стран и народов означает обогащение культурного, лингвистического пространства жизни. Отмечено, что наряду с взаимодействием разных культурных традиций и ценностей происходит унификация культурных моделей;
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
система глобальной информации и коммуникации сопровождается сдвигами в области языка как «зеркала культуры», создаются новые системы связей и отношений между активно функционирующими языками [7]. В многонациональных обществах языковая политика отличается особой сложностью в связи с учётом
многих факторов: многоязычие, своеобразие межнациональных
отношений и национального состава, роль языка титульного народа в политической жизни страны. Возникает необходимость
языка-посредника для более эффективного функционирования
многонационального государства и укрепления его целостности.
Вполне очевидно, что с изменением языковой ситуации необходимо адекватное изменение языковой политики с учётом конкретных лингвокультурных обстоятельств – языковой ситуации,
языковой политики, науки, культуры, образования, социальнополитических условий, хотя не меньшее значение имеют вопросы определения статуса других языков по отношению к государственному, разграничения сфер и типов языковых ситуаций в
условиях двуязычия и многоязычия.
Общеизвестно, что русский язык исторически сложился на
огромном евразийском пространстве как язык межнационального и межкультурного общения. После распада Советского Союза
отношения между этносами, культурными и лингвистическими
общностями на территории единого государства стали актуальными, возросла их роль в общественной жизни страны. Являясь
интегрирующим фактором, русский язык выполняет основные
социальные функции. Ни один из 150 языков, используемых на
территории России, не сможет выдержать конкуренции с русским
[2, с. 306]. Вполне понятно, что 145-миллионному российскому
населению для успешного социально-экономического развития
необходим общий язык.
Существуют проекты, направленные на укрепление позиций
русского языка как средства общения народов России и ближнего
зарубежья, хотя рост национального и лингвокультурного самосознания заключают в себе зачастую огромный разрушительный
потенциал. Русский язык до сих пор является родным почти для
163,8 млн человек в мире: 130 млн россиян, 26,4 млн граждан СНГ
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
и Балтии и около 7,4 млн жителей дальнего зарубежья [1, с. 10].
Интересен тот факт, что 37% от всего количества людей, владеющих русским языком, живут за пределами России [4, с. 11], а за
последнее десятилетие ХХ века в Россию переехало более 8 млн
соотечественников [5]. Ряд российских исследователей считает:
«Парадокс, но русский язык в СНГ постепенно стал утрачивать
официальный статус средства межнационального общения и приобрёл неофициальный – средство общения» [6, с. 144]. По прогнозам Центра демографии и экологии человека ИНП РАН, русский
язык – единственный из 10–12 ведущих языков мира на протяжении последних 15 лет утрачивает свои позиции, вследствие чего к
2025 г. число владеющих русским языком упадет до 152 млн человек, а не знающих русский язык в странах СНГ и Балтии возрастет с 38 до 80 миллионов [3]. На наш взгляд, сложность адаптации
русскоязычного населения к новым условиям состоит в проблеме
языка как факторе сохранения этнической идентичности, актуальной для более чем 20 млн. русскоязычных, проживающих в странах ближнего зарубежья, например в Беларуси, Украине, Молдове
и бывших кавказских республиках.
В глобализирующемся мире приоритеты лингвокультурной
политики большинства новых независимых государств являются
не только результатом борьбы социально-политических сил, но и
геополитической ориентации разных слоев общества. Не последнюю роль в вопросах самоидентификации того или иного общества играют этнокультурные различия его составных частей. Так,
например, в Украине, где проживает 77,8% украинцев 17,3% русских и 5% нацменьшинств население западных областей, больше всего сохранившее приверженность украинским традициям и
украинскому языку и в своем большинстве ориентирующееся на
интеграцию с европейскими структурами, решительно выступает
против использования русского языка на любом уровне. На юговостоке Украины, где больше проживает русских и сильнее всего
влияние русской культуры и русского языка, в своем большинстве население выступает за функционирование русского языка
как государственного. Также остро стоит проблема русского языка в Автономной Республике Крым: в течение последних 10 лет
137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
сторонники русского языка собирают многотысячные митинги с
требованием объявить русский государственным языком Крыма,
а с 2002 г. Верховная Рада Крыма ставит вопрос о придании русскому языку статуса второго государственного языка.
В Республике Молдова разгорелась национальная и политическая борьба по поводу «Закона о функционировании языков на
территории Молдавской ССР», которая привела к длительному
противостоянию социально-политических сил, особенно в южных районах, компактно заселенных гагаузами и болгарами, пророссийская ориентация которых насчитывает более двух веков.
Однако знание государственного языка стало необходимым при
приеме на работу. До настоящего времени русский остается языком межнационального общения в Молдове, а число активно владеющих им составляет более половины населения. Отмечено, что
в последний год несколько вырос интерес к русскому языку, хотя
обучение на нем ведется только в Славянском университете Республики Молдова в городе Кишиневе. В высшем и среднем специальном образовании ежегодно выделяется 70% мест с молдавским языком обучения и 30% – с русским. Во всех университетских учебных заведениях с русским языком обучения уже третий
год введен новый предмет – история, культура и традиции русского народа.
В Азербайджане, Грузии и Армении русский язык, являясь
языком межнационального общения, на деле переведен в ранг
иностранного языка. В Азербайджане в вузах страны есть факультеты с обучением на русском языке. В школах русский преподается как иностранный, качество преподавания довольно низкое в силу плохой профессиональной подготовки преподавателей
и отсутствия учебников. Несмотря на ухудшающиеся отношения
Грузии с Россией на государственном уровне, на бытовом уровне
русский язык становится все более популярным: им все еще владеет 38% населения страны [1, с. 10] и значительная часть населения стремится овладеть им (по информации на 08.08.2008 г.).
По данным независимого социологического исследования, проведенного в Грузии в 2006 г., интерес к русской литературе отмечен у 86,6% респондентов, а также показателен высокий процент
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
(30%) заинтересованных в изучении русского языка. Отмечено,
что для большей части населения Абхазии русский фактически
является в т о р ы м родным языком.
Таким образом, сегодня отмечается растущий интерес населения на бывшей советской территории к изучению русского
языка, который старшие хотят дать своим детям и внукам для
международного общения, научной работы, построения успешной карьеры, а также в связи с большой зависимостью части населения этих стран от рынка труда в России.
Литература
1. Аргументы и факты. 2007. № 16.
2. Государственные и титульные языки России. М., 2002.
3. Коммерсант. 2006. 17 авг.
4. Независимая газета. 2007. 29 мая.
5. Российская газета. 2002. 18 дек.
6. Савва М. В. Исполнительная власть и проблема единства Российской Федерации // Международные отношения в России и СНГ. М.,
1995.
7. Татаровская И. М. Проблемы регулирования языковой политики
в многонациональных государствах. М., 2009.
Составление исторической экскурсии
на иностранном языке
как эффективная форма обучения
Ю. Н. Колобанова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия
Одним из аспектов обучения иностранному языку является коммуникативная деятельность. Для эффективного общения
с представителем иной культуры одного владения иностранным
языком недостаточно. Важно не просто знать, что говорить, но
и в какой форме это правильно делать, используя нужную интонацию, стиль речи, невербальные знаки. Все это играет важную
139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
роль в эффективном деловом общении. Одной из форм развития
навыков устной речи студентов является подготовка и проведение ими экскурсии на иностранном языке. Цель экскурсии – развитие навыков владения иностранным языком. Работа над составлением экскурсии решает две задачи – овладение разговорным иностранным языком (планировать высказывание, понимать
иностранную речь на слух, общаться с одним или несколькими
собеседниками) и навыками исследовательской деятельности
(умение использовать различные источники информации, формирование навыков анализа и обобщения). Составление и проведение экскурсии помогает преодолеть одностороннее книжное
обучение английскому языку. Эта форма работы предполагает
большую самостоятельность, инициативность студентов, изобретательность, творчество.
Практика показывает, что экскурсии помогают студентам синтезировать знания иностранного языка с другими гуманитарными
предметами: риторикой, социологией, историей. На экскурсиях по
историческим местам города осуществляется связь исторических,
обществоведческих и экономических знаний. Поэтому подготовка
экскурсии в большей степени, чем какая-либо другая форма обучения, способствует реализации межпредметных связей.
Экскурсия должна включать исторические справки с использованием любопытных фактов, облегчающих восприятие сложного исторического материала и поддерживающего постоянный
интерес у экскурсантов. Цепь исторических событий следует подавать динамично и в то же время сохранять глубину понимания
прошлого [1].
Проведение экскурсий требует большой и серьезной подготовки, которая часто оказывается сложнее, чем подготовка
к занятию или семинару. К ней предъявляются определенные
творческие и организационные требования. Творческие: выбор экскурсионных объектов с учетом уровня осведомленности
экскурсантов, их индивидуальных и возрастных особенностей,
оптимальное содержание текста в соответствии с темой экскурсии, соблюдение логики познавательного процесса, рациональное сочетание слова и наглядности. Организационные: четкость
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
проведения экскурсии, соблюдение правил техники безопасности и правил поведения на объектах. Один из сложных моментов
в проведении экскурсионного обслуживания – выдержать маршрут, сделать экскурсию насыщенной, познавательной и развлекательной одновременно.
Текст экскурсии предполагает разнообразное использование
лексико-грамматического материала: речевых образцов (клише),
вводных слов и выражений, синонимических рядов. Студенты
должны быть готовы к тому, что во время экскурсии придется
вступать в прямой диалог с иностранными гостями. Поэтому заранее необходимо проработать ответы на предполагаемые вопросы. Студентам нужно постоянно пополнять активный словарный
запас, чтобы быть готовыми к спонтанной речи.
Составление исторических экскурсий является одной из эффективных форм изучения иностранного языка на двух уровнях.
Первый – письменная речь – тренировка лексико-грамматического
материала при c�����������������������������������������������
������������������������������������������������
оставлении текста. Второй – устная речь – отработка речевых клише, овладение большими объемами текстов и
умение трансформировать их в непредвиденных обстоятельствах.
Творческие проекты студентов в дальнейшем могут быть использованы не только как экскурсии, но и в качестве дополнительного учебного материала на занятиях по иностранному языку [2].
Говоря о нашем городе, который в этом году готовится отметить тысячелетие, вопрос проведения экскурсий встает особенно актуально. Необходимо усовершенствовать существующие
путеводители по городу и издать новые, отражающие современную действительность. Хотелось бы обратить внимание не только на архитектуру Ярославля, благодаря которой город привлекает внимание туристов и искусствоведов. Важно отметить, что сегодняшний Ярославль – центр русской духовности.
В городе действуют 25 храмов и 2 монастыря, открыты православные гимназии, иконописная и регентская школы, школа колокольного искусства, отделение теологии при Ярославском государственном педагогическом университете. Позитивной тенденцией последних лет стало активное строительство и
восстановление храмов и обителей. Реконструкция уничтожен141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ного в советское время кафедрального Успенского собора – главного центра духовной жизни ярославцев, строительство в Дзержинском районе Свято-Тихоновского храма – события, знаменующие возрождение религиозных традиций, православного меценатства и подвижничества.
В Ярославле положено начало общероссийскому процессу возвращения церкви ее достояния – храмов, монастырей,
икон. Старейший из действующих ярославских церквей – СвятоВведенский Толгский монастырь был обителью, еще в советское
время открывшей двери для инокинь и паломников. В Ярославле произошло обретение и передача церкви величайшей святыни – частицы Ризы Господней.
С древнейших времен ярославская земля играет роль форпоста христианства. Пройдя через годы атеизма, ЯрославскоРостовская епархия вновь приняла на себя роль центра православной жизни.
Епархия всегда была известна подвижникам: трое архиереев, возглавлявших ее в разные периоды истории, были посвящены в сан Патриарха Московского и Всея Руси, восемь причислены к лику святых. Многие имена, священные для россиян, связаны с Ярославской землей: святитель Леонтий Ростовский, один
из первых проповедников христианства на Руси; преподобный
Сергий Радонежский, высоко чтимый всеми русскими людьми;
защитники отечества – благоверный князь Александр Невский и
адмирал Федор Ушаков. Ярославль издревле славился многочисленными церквями и монастырями, не имевшими себе равных
по красоте и богатству. Заслуга в этом принадлежала не только
епархии, но и рядовым ярославцам, нередко жертвовавшим значительные средства на строительство и украшение храмов.
Тысячелетний Ярославль – один из древнейших русских городов. Он не имеет себе равных по числу красивейших церквей.
Десятки храмов Ярославля представляют собой одну из важнейших страниц в истории древнерусского зодчества. XII столетие
в культуре Руси вообще невозможно себе представить без Ярославля. Не менее 50 церквей было построено в городе только в
этом «золотом веке». Половина из них сохранилась до наших
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
дней, многие являются действующими. В сущности, центр Ярославля являет собой одну живую икону Святой Руси.
Пока Ярославль, к сожалению, лучше известен туристам и
искусствоведам, чем паломникам. Важно обратить на это внимание при написании путеводителей по Ярославлю, проведении
экскурсий, а также на занятиях по иностранному языку.
Литература
1. Самохина Т. С. Эффективное деловое общение в контекстах разных культур и обстоятельств: учеб. пособие по профессиональной межкультурной коммуникации. М., 2005.
2. Мильруд Р. П. Методика преподавания английского языка. ����
English Teaching Methodology: пособие для вузов. М., 2003.
Воспитание учащейся молодежи
в духе толерантности и культуры мира
В. Г. Литвинович
Минский государственный лингвистический университет,
Минск, Республика Беларусь, litvyn@yandex. ru
Существующая в настоящее время потребность в подготовке
специалистов высокого профессионального уровня привела к актуализации проблемы подготовки будущих учителей к толерантному
взаимодействию в современных условиях. Толерантность – это способность индивида без возражений и противодействия воспринимать отличающиеся от его собственных мнения, образ жизни, характер поведения и какие-либо иные особенности других индивидов.
Согласно определению, данному в «Декларации принципов
толерантности» (подписана 16 ноября 1995 года в Париже 185 государствами – членами ЮНЕСКО), толерантность означает «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия
культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов
проявлений человеческой индивидуальности». Это определение
наиболее масштабное. Оно подразумевает терпимое отношение
к иным национальностям, расам, цвету кожи, полу, сексуальной
143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ориентации, возрасту, инвалидности, языку, религии, политическим или иным мнениям, национальному или социальному происхождению, собственности и пр.
В научной литературе толерантность рассматривается прежде всего как уважение и признание равенства, отказ от доминирования и насилия, признание многомерности и многообразия
человеческой культуры, норм поведения, отказ от сведения этого многообразия к единообразию или преобладанию какой-либо
одной точки зрения. В такой интерпретации толерантность означает признание прав другого, восприятие другого как себе равного,
претендующего на понимание и сочувствие, готовность принять
представителей других народов такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия и уважения. Свое практическое выражение она находит в выдержке, самообладании, способности длительное время выносить неблагоприятные воздействия.
Проблеме воспитания толерантности посвящен ряд исследований в России (М. А. Перепелицына, М. А. Шеламова,
Г. М. Скрябина, О. Б. Бондырева, С. К. Герасимов, С. А. Кудзиева, Н. Ю. Гершунский, Б. С. Капто и др.) и в Беларуси (И. И. Калачёва, М. А. Станьчиц, В. Т. Кабуш, К. В. Гавриловец, В. Г. Литвинович и др.).
Толерантность – центральное понятие всей проблематики культуры мира и проводимых в рамках осуществляемых технологий
международных и национальных акций. Она выступает как обобщенный показатель эффективности мирокультурного строительства. Для устойчивого развития необходимо формировать устойчивое общественное поведение граждан, которое во многом зависит
от уровня их толерантности. Структура данного понятия может
включать толерантность индивида, коллективную толерантность на
производстве и в коммерции, семейную толерантность, групповую
толерантность в спорте. Она может носить «отраслевой» характер
(толерантность как антидедовщина в армии, толерантность в правоохранительных органах), возрастные параметры (толерантность
среди детей, подростков, молодежи, пожилых людей).
Реальное достижение толерантности в современных условиях возможно через культуру мира, ее универсальные ценности.
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Толерантность – результат процесса воспитания культуры мира,
являющегося профилактикой экстремизма, это система воспитания на идеалах, идеях и принципах ненасилия.
Особое место в формировании установок толерантного сознания занимает сфера образования, науки и культуры. Известно, что
через образование и воспитание молодежи общество решает проблему подрастающих поколений как проблему своего будущего.
Один из вызовов XXI������������������������������������
���������������������������������������
века – это повышение качества образования, ставшее показателем уровня жизни населения, степени
развитости общества в целом. Именно образование позволяет
человеку либо быть открытым и толерантным к окружающему
миру, проявлять живой и доброжелательный интерес к судьбам
других людей и народов, сокровищам мировой культуры, либо
вести ущербное, ограниченное, изолированное существование
лишенного созидания и творчества «маленького» человека, который становится потенциальной жертвой экстремизма и радикализма. Речь идет не только о средней, но и высшей школе и
других формах образования.
Толерантность – прежде всего мировоззренческая устойчивость, определяющая поведение личности в обществе. Поэтому формирование у подрастающего поколения толерантности – это одна
из важнейших функций образования. Речь не идет о вмешательстве
в учебный процесс и тем более не о его кардинальном изменении.
Принципиален аспект, связанный с ценностной ориентацией образования, его корректировкой в сторону формирования у учащейся
молодёжи универсальных гуманитарных ценностей: уважение к
себе, к окружающим, к природному и социальному миру.
Толерантность как устойчивость поведения – результат внутренней мировоззренческой устойчивости человека, личности,
гражданина. Толерантность – основа конструктивной, конкурентоспособной жизненной позиции, включающей активную созидательную деятельность.
Толерантность можно также определить как ценность и социальную норму гражданского общества быть различными, обеспечение устойчивой гармонии между различными конфессиональными, политическими, этническими и другими социальными группа145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ми. Конструктивное взаимодействие социальных групп, имеющих
различные ценностные, религиозные и политические ориентиры,
может быть достигнуто на основе выработки норм толерантного
поведения и навыков межкультурного взаимодействия.
Толерантность имеет многоуровневое измерение – от персонального проявления до глобального. Речь идет о нравственных
принципах культуры мира и ненасилия, суть которых – толерантные взаимоотношения. Важно, чтобы глобализация в формируемых ею условиях обеспечивала мир и безопасность всех.
Только претворенные в жизнь идеалы ненасилия способны создать надежный фундамент прочного мира, устойчивого
человеческого развития для всех. Мирокультурные технологии
должны удовлетворить потребности подрастающего поколения
в гармонии с собой и окружающими, в стабильности, уважении,
самосовершенствовании.
Педагогическая толерантность – это способность педагога
понять, признать, принять учащуюся молодёжь такой, какая она
есть, видя в ней носителя иных ценностей, логики мышления,
форм поведения.
Педагогическая толерантность выполняет следующие
функции:
• информативную, способствующую фиксированию в сознании субъекта информации об основных фактах, понятиях, раскрывающих сущность педагогической толерантности как качества личности;
• смысловую, обусловливающую осознание и принятие педагогической толерантности как качества личности;
• эмотивную функцию, определяющую эмоциональное восприятие субъекта, а также изменение с его помощью собственных переживаний и состояний;
• регулятивную, реализующуюся в регуляции субъектом собственного действия на основе толерантности.
• функцию понимания, реализующуюся в восприятии и во
взаимном понимании субъектом намерений, установок, переживаний, состояний другого субъекта.
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Структура педагогической толерантности видится в е д и н стве следующих компонентов: когнитивного,
п е р ц е п т и в н о г о , п о в е д е н ч е с к о г о . На сформированность когнитивного компонента указывают знания о ненасилии
как приоритетной позиции, направленной на созидание, а не на
уничтожение, как умении контролировать себя, осознавать результат собственных действий, поступков, как необходимости
преодоления эгоцентризма и важности позитивного взаимодействия, знание международных документов, гарантирующих
основные человеческие права; знания о допустимости толерантности в пределах нравственности; умение использовать полученные знания на практике.
О сформированности перцептивного компонента мы судим
по наличию положительного отношения к индивидуальным особенностям людей, способности восприятия свойств, реакций другого, умению сдерживать эмоциональные состояния, принимать
противоположную позицию субъекта.
Внешним проявлением сформированности поведенческого
компонента педагогической толерантности является склонность
к анализу сложившихся ситуаций межличностного взаимодействия, наличие знаний об обобщенных приемах разрешения конфликтных ситуаций и опыта критического сравнения в выборе
форм поведения.
Анализ этих процессов свидетельствует о необходимости:
– использования в полной мере возможностей отечественной
системы образования при решении задач формирования установок толерантного поведения молодежи;
– пополнения студентами знаний о ценности ненасилия как
приоритетной позиции утверждения и сохранения жизни, и как
отрицания принуждающих способов взаимодействия;
– профилактики национализма и экстремизма, уменьшения
риска социальных взрывов;
– приобретения информации о важности преодоления эгоцентризма, о необходимости контроля и осознания результата
собственных действий; получения базовых знаний о позитивном
147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
взаимодействии; формирования представлений о границах толерантности;
– ускоренного развития нормативной базы, технологического потенциала общественных и государственных институтов,
обеспечивающих развитие толерантности у молодежи;
– ознакомления с международными документами, гарантирующими основные права человека; активизирования работы по
применению полученных знаний.
Важно отметить, что идеи культуры мира и толерантности
пришли в наше общество, когда оно, утратив прежние социальные
завоевания, мировоззренческие ориентиры, не обрело новых. Точнее, это идеи вернулись к нам, так как формирование нравственных принципов ненасилия и мира, стремление к мироустройству
на этих принципах – традиции нашего белорусского общества.
Сегодня нужна философия культуры мира как основа мирокультурного потенциала, способного активно воздействовать на
сознание молодежи. Потому необходима система мирокультурных знаний, способных успешно решать эти сложные и важные
задачи человеческого бытия.
Речь идет о знаниях, накопленных мировым человеческим
опытом, что особенно важно в условиях глобализации.
Только мирокультурные, социальные, нравственные и мировоззренческие основы – надежная предпосылка эффективности
программы достижения воспитания подрастающего поколения в
духе толерантности и культуры мира.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Выражение оценки
посредством языковой игры
Е. В. Матвеева
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
leenochka@gmail.com
Многочисленными исследованиями доказана тесная и неразрывная связь человека и языка. Многое в языке определяется внутренним состоянием человека, его отношением к
миру и к себе в этом мире. Именно на языковом уровне человек имеет уникальную возможность выразить свое мнение об
определенном событии или явлении в своей жизни. Невозможно
представить человеческую жизнь без умения оценивать окружающую действительность, дифференцируя понятия добра и зла,
хорошего и плохого, положительного и отрицательного.
Оценка является одним из наиболее изучаемых явлений в
философии, лингвистике, психологии и других дисциплинах. Существуют многочисленные определения оценки, в каждом из которых на первый план выдвигается та или иная ее черта. Споры
по поводу многих аспектов понятия оценки ведутся до настоящего времени. Приведем несколько определений оценки и выделим ее специфические черты. По мнению В. И. Банару, оценка отражает результат отношений между субъектом оценки и ее
предметом, а в класс предметов оценки включаются не только
ценности, имеющие для субъекта положительную значимость, но
и нулевые или отрицательные ценности, что доказывает относительность данного понятия [2, с. 14]. Таким образом, человек, высказывая свое одобрение или неодобрение объекта, приписывает ему ценность или антиценность, которая выражается посредством оценки. Эта идея подчеркивается в определении, предложенном Р. М. Якушиной, где оценка представляется как «отношение носителей языка к объекту, обусловленное признанием
или непризнанием его ценности c точки зрения соответствия или
несоответствия его качеств определенным ценностным критери149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ям» [5, с. 6]. Таким образом, ключевым понятием в определении
оценки является наличие или отсутствие определенной ценности
для человека.
В языке на разных уровнях оценка выражается по-разному.
На лексическом уровне она присутствует в значении определенных лексических единиц. По мнению Н. А. Авгановой, «оценочная функция характерна почти для любого слова, входящего в
состав языка» [1, с. 48]. Исследования показывают, что функцию передачи отношения говорящего к содержанию высказывания может выполнять только определенная часть лексики. Автор
причисляет к данной части лексики: глаголы определенной семантической группы, так называемые оценочные прилагательные, модальные слова, некоторые существительные, в которых
сема оценки может выделяться самостоятельно, и наречия [там
же]. Следует отметить, что оценка присуща лишь отдельным разрядам слов внутри каждой названной части речи.
По мнению Н. А. Авгановой, лексическая единица, которая
передает оценочное значение, является «непременным компонентом» любой оценочной структуры [1, с. 48]. Однако вопрос о
том, какие именно высказывания следует признавать оценочными, остается спорным. М. Я. Блох и Н. В. Ильина указывают, что
«оценочной конструкцией может быть признана не любая конструкция, содержащая лексическую единицу оценочной семантики, а лишь та, в которой лексическая единица находится в предикативной позиции» [4, с. 15]. Такая позиция предлагает хороший
критерий для отбора материала исследования. Действительно, в
большинстве случаев для выражения своего отношения к объекту оценки, субъект использует ту или иную предикативную конструкцию с оценочной лексемой. Однако такое узкое понимание
оценочных конструкций не позволяет изучить вопрос функционирования оценки во всем его многообразии и сложности. По словам
А. Н. Баранова, такое суженное понимание оценки вряд ли будет
оправдано, поскольку в этом случае из сферы анализа исключается
целый ряд естественноязыковых феноменов, реализующих «периферию» когнитивной процедуры оценивания [3, с. 75]. Таким образом, примеры с оценочной семантикой в отсутствии собственно
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
оценочных конструкций также попадают в сферу нашего исследования, однако для их правильной интерпретации существенную
роль играет знание широкого контекста и учет всех прагматических параметров коммуникативной ситуации.
Мы приводим примеры использования языковой игры как
средства выражения оценки. Под языковой игрой подразумевается любое отступление от языковой нормы, сознательно допускаемое говорящим, осознаваемое адресатом и имеющее своей целью
создание определенного эффекта (выразительного, комического
и т. д.). В нашем случае языковая игра будет использоваться для
выражения отношения говорящего к событию, явлению и т. д.
Примеры были взяты методом сплошной выборки из словаря The
Oxford�����������������������������������������������������������
����������������������������������������������������������
Dictionary������������������������������������������������
�����������������������������������������������
of���������������������������������������������
��������������������������������������������
Phrase��������������������������������������
, ������������������������������������
Saying������������������������������
�����������������������������
and��������������������������
�������������������������
Quotation����������������
. ��������������
Oxford University Press, 2002 [6].
1. A committee is the group of the unwilling, chosen from the
unfit, to do the unnecessary. 20th century saying [6]
В данном примере выражается отрицательная оценка такой
организации, как комитет, отражая бесполезность и бессмысленность его деятельности. Обозначенное отношение передается с
помощью субстантивированных прилагательных, несущих оценочное значение, выраженное в первую очередь с помощью приставки un- , которая для большей убедительности повторяется 3
раза, усиливая эффект. Как бы ни парадоксально звучала предложенная фраза, читатели поддерживают иронию автора и принимают его позицию. Языковая игра в данном случае представлена
приемом повтора, но не целых слов, а префиксов и передает иронию автора, демонстрируя нелепость ситуации.
2. WE are all worms. But I do believe that I am a glow-worm.
Winston Churchill 1874-1965: Violet Bonham – Carter Winston
Churchill as I Knew Him (1965) [6]
В высказывании премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля оценка представлена с помощью метафоры, выражающей экспрессивную оценку. В первом предложении обозначается ничтожность любого человека в широком смысле этого
слова, предложение выражает отрицательную оценку. Во втором
предложении использование сложного существительного, одной
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
из составных частей которого является существительное worm из
первого предложения, служит двум целям: во-первых, показать
свою принадлежность к классу людей, во-вторых, однако, также
выразить свое превосходство над остальными. Перевод существительного glow-worm – «светлячок» – расширяет оценочное
суждение, выражая необходимость, пользу и просвещение, которые нес в жизни своих сограждан Уинстон Черчилль. Таким образом, отрицательная оценка, заявленная в первом предложении,
меняется на противоположную во втором. Языковая игра выражена, таким образом, последовательностью метафор, каждая из
которых изолированно не является чем-то необычным, но при
использовании вместе они создают неожиданный эффект, можно
сказать «эффект обманутого ожидания».
3. England and America are two countries divided by a common
language. George Bernard Shaw 1856 – 1950: attributed in this and
other forms, but not found in Shaw’s published writings [6].
Различия в культуре, традициях и укладе жизни, так же как
и некоторая неприязнь в отношениях между двумя упомянутыми
странами, очень метко отражены в приведенном высказывании.
Несмотря на факт общности языка, дистанцированность двух национальностей друг от друга очень велика. Неожиданный эффект
создается с помощью использования глагола ������������������
divided�����������
и прилагательного common�������������������������������������������
�������������������������������������������������
, значения которых являются взаимоисключающими. Использование их в данном контексте создает эффект языковой игры, так как является нарушением общеупотребительной
нормы их использования.
Можно заметить, что приведенные примеры все выражают
отрицательную оценку возможно потому, что ирония, сарказм
и парадокс в нашей жизни обычно связаны с желанием указать
на проблемы, существующие в жизни и обществе. В реальности,
к сожалению, человек дает больше отрицательных оценок действительности, что отражается в языке. Приведенные примеры
демонстрируют, что языковая игра не является легкой для понимания в большинстве случаев. Необходимо обладать хорошими
знаниями правил и норм языка, чтобы не оценить языковую игру
как ошибку, а понять во всей ее усложненности и многогран152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ности. Таким образом, изучение языковой игры и оценки в их
тесной взаимосвязи способно дать исследователям объяснение
основ мировоззрения и обозначить ценностную картину мира как
отдельного человека, так и целого языкового сообщества, а также
может помочь яснее понять языковую норму и привнести в языковую систему нечто новое.
Литература
1. Авганова Н. А. Некоторые средства выражения отношения говорящего к содержанию высказывания // Проблемы языкознания и теории
английского языка. Вып. первый. М., 1976. С. 45–50.
2. Банару В. И. Оценка, модальность, прагматика // Языковое общение: Единицы и регулятивы. Калинин, 1987. С. 14–18.
3. Баранов А. Н. Аксиологические стратегии в структуре языка (паремиология и лексика) // Вопросы языкознания. 1989. № 3. С. 74–90.
4. Блох М. Я., Ильина Н. В. Структура и семантика оценочной конструкции // Функциональная семантика оценочных структур. М., 1989.
С. 14–23.
5. Якушина Р. М. Динамические параметры оценки (На материале
современного английского языка): автореф. дис. ... канд. филол. наук.
Уфа, 2003.
6. Knowles E. The Oxford Dictionary of Phrase, Saying, and Quotation.
Oxford University Press, 2002.
К вопросу о культурно-языковых
противоречиях в эпоху глобализации
Е. В. Новожилова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия
Современное общество, в котором мы живем, становится все
более «глобализованным», и движущей силой этого феномена
стало появление интернета, IP��������������������������������
����������������������������������
-телефонии, спутникового телевидения и сотовой связи. Наблюдается тенденция сближения множества в корне отличных друг от друга языков и культур, кото153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
рые до настоящего времени могли не иметь никакого стремления
к взаимодействию. «Новый век предъявляет нам новые требования. Ускоряется темп жизни, мир становится теснее, уже невозможно замкнуться в маленьком мирке одного языка и принадлежать только одной культуре» [1, с. 13]. Первым и самым прямым
проявлением такой встречи культур стала проблема культурноязыковых противоречий.
Общепризнанным фактом является то, что в эпоху глобализации позицию языка международного общения занимает английский. Согласно данным, которые приводит известный английский лингвист Д. Кристалл, число людей в мире, говорящих
на английском языке, более 1 миллиарда 100 миллионов, из которых только четверть признает его своим родным языком [2, с.14].
Многие европейские государства (Германия, Франция, Италия,
Испания, Швейцария и др.) имеют более чем вековой опыт межнационального общения посредством английского, частично
французского и других европейских языков. В настоящее время
английский язык серьезно укрепил свои позиции как язык межнационального общения не только в Европе, но и во всём мире.
Сегодня преимущественно на английском языке проводятся
международные встречи, конференции, симпозиумы, подписание международных документов, хартий и т. д., осуществляются
контакты и извлекается необходимая информация через компьютерную сеть интернет. Без знания английского языка ни один квалифицированный специалист не может чувствовать себя вполне
уверенно в современном обществе.
Существует мнение, что английский «задавил» все другие
языки. Действительно, этот процесс ощущается абсолютно во
всех сферах человеческой деятельности в международном масштабе. Но одновременно английский и сам видоизменяется, принимая порой неузнаваемые формы.
Важнейшим показателем этих изменений являются процессы, происходящие на территории Великобритании. Сейчас там
формируются новые речевые формы, расшатывающие традиционные представления о норме английского языка. Более того, носителями «правильного» английского теперь являются преиму154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
щественно представители небольшой группы специально обученных сотрудников, например проводники поездов. Большинство населения используют так называемый Estuary English (досл.
«язык устья»). Estuary English – форма разговорного английского языка, сочетающая в себе особенности правильной речи (так
называемого «queen’s English») и элементы исковерканного произношения, во многом заимствованные из сленга «кокни», на котором в Лондоне говорили представители рабочего класса и низов общества. Estuary English возник как смешение диалектов,
используемых на юго-востоке и востоке Англии, в особенности
вдоль реки Темзы и в её устье (отсюда и название), где эти два
района пересекались [3].
Estuary English вряд ли можно назвать более понятным или
ясным для иностранцев. Для него, например, характерны вокализация звука [l]: milk – [miwk], football – [fu’bаu]; выпадение звука
[t] в середине слова или «glottal stop»: quite nice будет звучать как
[kwai’ nais]; замена сочетаний звуков [st] (������������������������
station�����������������
, estuary��������
���������������
, Chris������
tian) и [str] (strike, industrial, instruction) на звук [∫] как в слове
she�����������������������������������������������������������
и т. д. [3]. Подобные замещения очень трудно воспринимаются на слух, особенно иностранцами.
Интересное исследование было проведено английскими
лингвистами, которые наблюдали за речью своей королевы. Поскольку её выступления всегда фиксировались, то исследователи
получили возможность проанализировать записи за последние 30
лет. Оказалось, что даже британская королева больше не говорит
на «королевском английском». В ее личном произношении и словоупотреблении заметны сдвиги в сторону современной, более
демократичной «расшатанной» нормы.
Очень сильное влияние на классический английский оказывают выходцы из Африки и Испании. Среди широко распространенных диалектов английского ученые выделяют, например,
Hispanic – диалект, возникший в результате смешения английского и испанского. В Европе английский изучают в качестве второго языка, поэтому большинство говорит на упрощённом английском и представители каждой нации допускают собственные фонетические ошибки. С другой стороны, английский в русском,
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
итальянском или немецком произношении стал даже более понятен иностранцам, чем в классическом варианте.
По мнению экспертов, голландцы, шведы, в меньшей степени французы и немцы в массе своей блестяще владеют английской лексикой. Это связано с тем, что у них межъязыковые контакты начинаются с раннего детства. Кроме того, они очень правильно организуют свои английские предложения с точки зрения ритма, хотя и искажают звуки. Сложнее преподавать английский язык японцам, корейцам, таиландцам и китайцам. Восточным людям очень трудно говорить по-английски из-за специфики их артикуляционной базы, поэтому они его искажают сильнее, чем европейцы. Например, фонотактика японского языка отличается постоянным чередованием согласных и гласных звуков.
Так, английское слово «ice-cream» («айс-крим» – мороженое) в
исполнении японца будет звучать как «айси-куримо». Представителям этих стран приходится долго оттачивать свое фонетическое мастерство для того, чтобы их понимали в мультинациональной среде.
Что касается «делового английского», изучать его сейчас
приходят менеджеры, занимающие средние позиции в бизнесе
и экономике. Для них главное – это возможность повседневно
общаться с зарубежными коллегами. И конечно, им в первую
очередь приходится овладевать специфическими терминами,
тренировать устную речь на уровне практического пользования
языком [4].
В настоящее время демократическое устройство многих государств приводит к тому, что в коммерцию и политику приходит множество людей из низших слоев общества. Именно их речь
во многом способствует возникновению Estuary English. Пока
что это влияние наиболее заметно в устной речи, а письменные
формулировки более или менее сохраняются в неизменном виде.
Но этот процесс набирает обороты, и мультинациональное давление на английский язык ощущается все сильнее, прежде всего, в
сфере предпринимательства. Поэтому, если вы планируете вести
бизнес с носителем английского языка, велика вероятность, что
придется переучиваться со «стандарта» на Estuary.
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Молчанова Г. Г. Английский как неродной: текст, стиль, культура, коммуникация, М., 2007.
2. Кристалл Д. Английский язык как глобальный. М., 2001.
3. Estuary English: Dijja wanna say sumfing? // Английский
сленг// http://www.rapidsteps.com/en/ru/topic/540
4. URL: http: //www.shekhter.ru.
Некоторые способы формирования
компенсаторной компетенции
в неязыковом вузе
М. В. Сапожникова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия
В настоящее время методика и лингводидактика определяют, что одной из важнейших целей обучения иностранному языку является формирование коммуникативной компетенции, которая означает способность осуществлять речевую деятельность
средствами изучаемого языка, правильно использовать систему
языковых и речевых норм и выбирать коммуникативное поведение в соответствии с целями и ситуацией общения в рамках
той или иной сферы деятельности. В её основе лежит комплекс
знаний, навыков и умений, позволяющих участвовать в речевом
общении в его продуктивных и рецептивных видах, то есть коммуникативная компетенция, которая базируется на ряде других
компетенций [3].
Одной из таких составляющих является компенсаторная,
или стратегическая, компетенция, под которой понимается способность восполнять в процессе общения недостаточность языковых знаний, а также речевого и социального опыта общения
на иностранном языке [1]. В этой связи особое значение приобретает формирование компенсаторной компетенции у студентов
неязыковых вузов как комбинации интеллектуальных приемов и
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
усилий, способов по поиску выхода из затруднительного положения, когда студент не располагает необходимыми языковыми,
речевыми средствами и ищет им замену.
С помощью такой компетенции студент может:
1) преодолевать языковые, коммуникативные и социальнокультурные барьеры. К этой группе стратегий относятся: языковая догадка, интуиция, аналогия с родным языком, просьба повторить высказывание, перефразирование, развитие понимания
культуры другой страны, использование невербальных средств
общения, соответствующих культуре страны изучаемого языка;
2) преодолевать речевые барьеры в процессе чтения
профессионально-ориентированных текстов. В этом могут помочь контекстуальная догадка, справочная литература и словари, пропуск незнакомых слов, конспектирование, записи в процессе чтения;
3) преодолеть барьеры обработки и передачи полученной информации на родной язык. Здесь важность приобретают следующие приёмы: соотнесение новой информации с известной, словотворчество, дословный перевод, поиск синонимов и антонимов, прогнозирование.
Студент, будущий специалист, имеет собственные цели и
мотивы в своей профессиональной деятельности. Это: а) повышение собственной профессиональной компетентности; б) профессиональное и творческое саморазвитие и самосовершенствование; в) сохранение и кодирование профессионально значимой
информации в памяти; г) сообщение полезной профессиональной
информации в доступной форме коллеге-специалисту; д) обеспечение успешного взаимодействия в совместной производственной деятельности, установление деловых связей. Данные цели и
задачи реализуются в различных формах деятельности. Для реализации обозначенных форм деятельности специалист выбирает определенную стратегию. С ее помощью он достигнет поставленных целей и задач.
Несомненно, что владение невербальным компонентом в ситуации межкультурного общения предполагает один из путей
преодоления коммуникативных неудач. Поэтому включение эле158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ментов невербального поведения в содержание обучения в условиях неязыкового вуза является чрезвычайно актуальным.
К невербальным средствам общения лингвисты относят
паралингвистические (интонация, паузация, дыхание, дикция,
громкость, темп, ритмика, тональность, мелодика), экстралингвистические (различные шумы, смех, плач и т. д.) и проксимические (позы, телодвижения, дистанция) [1, с. 42].
Средством обучения навыкам и умениям невербального поведения могут стать упражнения, разработанные в соответствии
со следующими методическими принципами: наглядности, возможности имитации, вычленения конкретных ориентиров, учёта родной культуры, ситуативности, корреляции невербальных
средств с речевым материалом. Далее приведём примеры некоторых таких упражнений, разбив их на группы.
I. Некоммуникативные упражнения
1. Упражнения с опорой на картинки, изображающие жесты,
мимику, позы:
– Посмотрите на рисунок. Что выражает жест (мимика, поза)?
Соответствуют ли показанные жесты используемым русскими?
2. Упражнения с опорой на видеофильм без звука:
– Посмотрите кадр видеосюжета, обращая внимание на мимику, жест, позу его персонажа. Что они выражают?
3. Упражнения с опорой на видеосюжет со звуком:
– Посмотрите кадр видеосюжета еще раз и запишите соответствующее мимике (жесту, позе) речевое сопровождение.
II. Условно-коммуникативные упражнения
1. Ситуативные упражнения с опорой на наглядность зрительного ряда.
– Покажите жест (мимику, позу), соответствующий заданной
ситуации (могут использоваться речевые клише).
– Изобразите с помощью жестов, мимики и т. д. душевное
состояние, темперамент, черты характера, воспитание действующих лиц, представленных в серии картинок.
2. Ситуативные упражнения с опорой на текст (видео-, аудио-, печатный текст ).
–Дополните высказывание жестом, мимикой.
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
– Изобразите «немую сцену» с опорой на отрывок текста.
3. Упражнения, помогающие определять социальные роли
коммуникантов.
– Употребите предложенные речевые клише (жесты, мимику, позы, дистанцию) в зависимости от социальной роли коммуникантов в ситуациях приветствия, прощания с пожилым человеком, ровесником и т. д., в беседе с должностным лицом и т. п. Какие клише не соответствуют этикету, чем их следует заменить?
III. Коммуникативные упражнения
1. Упражнения с опорой на ситуацию (ролевая игра, диалог,
полилог).
– Составьте в парах небольшой бессловесный диалог, используя мимику, жесты, речевые клише, «слова-наполнители».
Предложите зрителям определить его содержание [1, с. 44–45].
Компенсаторные стратегии являются важными компонентами образовательного процесса, связующими звеньями между задачами обучения и результатами учебной деятельности студентов. Через них студент быстрее и качественнее пополняет свой
терминологический запас.
Рассмотрим некоторые упражнения, позволяющие облегчить
запоминание сложных иноязычных терминов.
Первый блок упражнений направлен на формирование
навыков и умений чтения аутентичных профессионально‑ориен­
ти­рованных текстов, на усвоение профессионально‑ориенти­
рованных лексических единиц (терминов). В рамках данного
блока реализуются: а) стратегия подготовки студента к чтению
профессионально-ориентированного текста; б) стратегия опоры
на память и внимание; в) стратегия воспроизведения полученной
информации по памяти своими словами с опорой на собственные
заметки;
– По описанию догадайтесь, о каком явлении или предмете
идет речь.
– Подготовьте словарные карточки (flash cards) с новыми
словами-терминами из текста.
– Постарайтесь понять значение выделенных слов по контексту. Проверьте себя по словарю.
160
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Второй блок упражнений направлен на обучение основам
письменного профессионально-ориентированного дискурса
(письменный перевод, аннотирование и реферирование), усвоение терминологического словарного запаса по специальности.
В рамках данного блока реализуются: а) стратегия преодоления барьеров обработки новой профессионально значимой информации; б) стратегия передачи полученной информации на
родном языке и в ограниченных пределах на иностранном языке.
– Выберите правильный вариант перевода каждого термина
из предложенных эквивалентов.
– Вставьте в предложение подходящие по смыслу термины и
переведите их на английский язык.
– Прочтите небольшой текст, по контексту догадайтесь о
значении незнакомых слов. Спрогнозируйте дальнейшее содержание текста.
– Переведите только те предложения, в которых содержатся
термины, относящиеся к определённой сфере науки.
Третий блок упражнений направлен на обучение основам
устного профессионально-ориентированного дискурса.
В рамках названного блока реализуются: а) стратегия преодоления психологического барьера по полноценному общению
на иностранном языке; б) стратегия преодоления речевых и коммуникативных барьеров; в) стратегия преодоления социокультурных барьеров.
– Расширьте текст за счет использования известных терминологических лексических единиц.
– Прослушайте фрагмент текста и назовите слова-термины,
соответствующие имеющимся рисункам/схемам/диаграммам.
– Перескажите диалог в монологической форме, употребляя ключевые слова-термины и добавляя детали, собственные
оценки [3].
Таким образом, мы рассмотрели некоторые способы формирования компенсаторной компетенции у студентов неязыковых
вузов и привели упражнения, которые могут быть использованы
на занятиях по иностранному языку.
161
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Зиновьева С. А. Формирование компенсаторной компетенции у
студентов неязыкового вуза // Традиции и инновации в методике обучения иностранным языкам. М., 2005.
2. Левендян А. И. Готовность к иноязычному общению и её составляющие // Перспективные информационные технологии и интеллектуальные системы. Таганрог, 2009. № 1.
3. Молчанова Ю. А. Методическое пособие по английскому языку для студентов сельскохозяйственных вузов: Специальность «Агрономия». Н. Новгород, 2009.
4. Молчанова Ю. А. Особенности формирования компенсаторной
компетенции у студентов 1–2 курсов неязыкового вуза // Аспирант: сб.
науч. трудов. Вып. VII. Н. Новгород. НГЛУ им. Н. А. Добролюбова,
2007. С. 241–247.
5. Сафонова В. В. Изучение языков международного общения в
контексте диалога культур и цивилизаций. Воронеж, 1996.
Из опыта разработки программы
преподавания русского языка
как иностранного на краткосрочных курсах
И. В. Умнова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
umn-irina@yandex.ru
Краткосрочное обучение русскому языку как иностранному
(РКИ), ставшее за последние годы достаточно популярным, – особый вид обучения. Прежде всего слушателями курсов могут быть
как студенты, так и туристы. И те и другие планируют реализовать
две цели – познакомиться с Россией и повысить практический уровень владения русским языком. Проблема заключается в том, что
языковая подготовка в пределах одной группы может быть крайне неоднородной, что создаёт методические трудности для преподавателя. Если бы он обладал временным запасом учебного времени, то постепенно выяснил бы особенности каждого студента,
162
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
смог адаптировать учебный материал, использовать вариативные
приёмы на занятиях. К сожалению, в рамках краткосрочных курсов такой возможности у преподавателя нет, как нет и особой надежды на выполнение объёмного домашнего задания, поскольку
это лишило бы приехавших ненадолго слушателей погружения в
живую атмосферу страны изучаемого языка.
Позитивным моментом краткосрочного курсового обучения
является, как показывает опыт, высокая мотивированность студентов. Этот момент при условии удачного подбора учебного материала с точки зрения его актуальности, информативности и определённой доступности языковых средств может помочь сбалансировать трудности и позволит добиться желаемых результатов.
Итак, когда к нам, в ЯрГУ им. П. Г. Демидова, собрались
приехать на краткосрочные (недельные) курсы студенты из университета Ювяскюля (Финляндия), мы отчётливо понимали, что
основной акцент должен делаться на оптимизацию учебной деятельности на аудиторных занятиях. Для этого, конечно, необходимо было использовать ТСО – компьютеры, оверхед-проектор,
чтобы при усвоении информации задействовать как зрительные,
так и слуховые рецепторы.
Особенно остро встал вопрос подбора учебного материала.
Мы рассуждали следующим образом: cтуденты-иностранцы попадают в конкретное учебное заведение и конкретный город со
своими особенностями и своей историей. Ярославль – это городмузей, где много архитектурных, исторических и культурных памятников. Это – особое лингвокультурное пространство, через
ознакомление с которым посредством языка и через понимание
которого студенты смогут начать приобщение к общенациональным особенностям русского народа.
Е. И. Пассов и др. в «Концепции коммуникативного иноязычного образования» рекомендуют каждую единицу подлежащего овладению учебного материала подавать как «факт культуры другого народа, будь это какое-то явление, событие, книга, дворец и т. п. или пословица, речевой образец, сложное слово,
необычный звук и т. п.». А способ подачи факта культуры и соответствующая технология работы с ним должны, по их мнению,
163
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
«вычерпывать» весь его познавательный, развивающий и воспитательный потенциал [1, c. 15].
Результатами наших поисков явилось следующее. Общую
тему курса мы сформулировали как «Знакомство с Ярославлем»,
разбив её на ряд блоков. В данной статье мы будем ссылаться
лишь на один блок занятий – «Знаменитые люди Ярославля. Леонид Собинов».
Мы посчитали, что после знакомства студентов с интересной биографией всемирно известного тенора Леонида Собинова
им во многом станет понятнее, почему в Ярославле так много
мест, связанных с его именем (музей Собинова, музыкальное
училище им. Собинова, памятник Собинову, улица Собинова и,
наконец, ресторан «Собинов»). В представлении студентов географический объект Ярославль с его реально существующими
музеем, училищем, памятником, улицей, рестораном, о которых
мы будем говорить, реализовывая коммуникативную методику,
будет как бы погружаться в «лингвокультурное пространство».
За пределами аудитории, гуляя по улицам города, студенты смогут считывать уже с «текста города» знакомую им информацию
благодаря приобретённым фоновым знаниям.
Практически это выглядит так. Используя программу Pow����
erPoint������������������������������������������������������
, преподаватель показывает портрет Собинова, озвучиваются установочные вопросы (Кто такой Собинов? Чем он знаменит? Почему в Ярославле так много мест, связанных с этим
человеком?). На экране демонстрируются все городские объекты,
о которых идёт речь. Затем студенты при помощи преподавателя прорабатывают текст о биографии Собинова. Надо заметить,
что практически любой биографический текст является целесообразным при изучении иностранного языка, представляя собой
классический тип текста-повествования, в котором встречаются
как частотная лексика (родиться, жить, учиться, работать,
переезжать, родители, братья-сёстры и др.), так и специальная
(в данном случае с музыкальным уклоном), а также грамматические структуры, соответствующие требованиям программ. Такие
тексты хорошо структурированы, их легко делить на части для
164
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
лучшего усвоения и закрепления лексики, они позволяют легко
переходить на персональные вопросы, обращённые к студентам.
Чем многограннее и интереснее личность, тем более многоаспектной становится биография. Так, в биографии Собинова отражаются не только его музыкальная деятельность, но и особенности, исторические события его эпохи, упоминаются судьбы
его детей, один из которых был репрессирован, другой вынужден стать эмигрантом.
Из биографии Собинова студенты узнают, что он был лучшим исполнителем арии Ленского из оперы Чайковского «Евгений Онегин». Им предлагаются слова известной партии Ленского «Я люблю Вас, Ольга…» (это уже знакомство со стилем высокой поэзии, интерпретация поэтического текста), после этого
идёт прослушивание арии в исполнении Собинова (найденной
в Интернете), и, наконец, студенты сами исполняют арию вслух
под музыкальное сопровождение. К концу занятий на установочные вопросы студенты уже сами могут дать ответы.
В рамках этой разработки мы попытались соединить разные
эпохи с современностью, наполнить материал реалиями и упоминаниями о выдающихся личностях (Чайковский, Пушкин и др.),
визуальный ряд помогал усвоению информации, использование
музыки и хоровое исполнение создали особую атмосферу приобщения к русской культуре.
Особенностью краткосрочных курсов является прежде всего не непосредственный результат, а скорее заинтересованность
студентов в обучении и их сотрудничество с преподавателем в
учебном процессе.
Литература
1. Пассов Е. И., Кибитева Л. В., Колларова Э. Концепция коммуникативного иноязычного образования (теория и ее реализация): Метод.
пособие для русистов. СПб., 2007.
165
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Обучение аудированию
в неязыковых вузах
(на примере немецкого языка)
Л. И. Федосова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
fedosov.d@mail.ru
Современный период глобализации отмечен бурным и благотворным развитием международных связей во всем многообразии
их форм – от межправительственных и межгосударственных переговоров и соглашений до значительного расширения международных контактов на уровне предприятий, общественных организаций,
научных и межвузовских контактов и отдельных граждан. В этой
связи возрос интерес к проблеме обучения иностранным языкам,
о котором ярко свидетельствуют многочисленные публикации и в
специальной лингвистической, и в методической литературе.
Эффективное преподавание иностранных языков как в языковых, так и неязыковых вузах, осуществляемое на основе современных методов межкультурной коммуникации, предполагает
организацию эффективного коммуникативно–ориентированного
обучения аудированию, говорению, чтению и письму в условиях
коммуникативного взаимодействия. На невозможность отделения аудирования от других видов речевой деятельности указывает И. И. Халеева : «Видимо целесообразно и наиболее рационально разрабатывать основы обучения аудированию в контексте
обучения другим видам речевой деятельности» [1].
Современные стандарты вузовского образования предъявляют
новое понимание аудирования в качестве «сложного мыслительного процесса восприятия, распознавания и понимания речи, сопровождающегося активной переработкой полученной информации во
внутренней речи» [1]. Цель обучения аудированию – научить студентов понимать речь в реальных ситуациях общения. Однако до
настоящего времени не существует учебных пособий по обучению
аудированию студентов в неязыковых вузах. Существующие учеб166
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ники немецкого языка отечественных авторов, используемые для
преподавания в неязыковых вузах, например «Практический курс
немецкого языка для начинающих» В. М. Завьяловой и Л. В. Ильиной, имеют сопроводительный компакт-диск, на котором записан
вводно-фонетический коррективный курс, содержащий основы
произношения, интонационные особенности простых повествовательных, вопросительных, побудительных и отрицательных
предложений. В основном курсе данного учебника на звуковом
носителе записаны диалоги с параллельным переводом, служащие
обучению аудированию на первом или элементарном этапе обучения, на котором происходит формирование перцептивной базы и
развитие механизмов восприятия иноязычной звучащей речи. На
данном этапе осуществляется становление артикуляционных навыков и речевого слуха с целью подготовки восприятия и понимания
аудиотекста с помощью тематического и лингвистического прогнозирования. Отечественные учебники [2], имеющие аудиоматериалы, к сожалению, не являются аутентичными, а представляют
собой адаптированные учебные тексты. Данный аудиоматериал
следует предложить студентам в рамках самостоятельной работы с
целью тренировки и закрепления правил произношения и несложных лексико-грамматических структур.
Для обучения аудированию необходимо наличие ТСО, современных компьютерных, аудио- и видеопрограмм. Использование аудиовизуальных средств направлено на комплексное обучение иностранным языкам на любом этапе обучения. Это помогает познакомить студентов с реальными речевыми ситуациями,
создаваемыми носителями языка, с их характерным темпом речи
и особенностями произношения[3].
Такой аудиоматериал содержат только аутентичные учебники немецких авторов, недоступные в достаточном объеме для
студентов неязыковых вузов. Поэтому преподаватели часто используют немецкие учебники, имеющие в каждом уроке самые
разнообразные аутентичные аудиоматериалы с разработанными аудиоупражнениями.
Большой помощью преподавателям немецкого языка является пособие «Fertigktit Hoeren» [1998], разработанное ведущими
167
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
немецкими университетами в сотрудничестве с Немецким культурным центром имени Гете и Германской службой академических обменов и представляющее собой стройную многоуровневую систему самых разнообразных аудиоупражнений, направленных на отработку трудностей, связанных с аудированием, а
именно: фонетических, грамматических, лексических или социокультурных. В данном пособии даны методические рекомендации по работе с огромным количеством аудиотекстов, таких как
диалоги, полилоги, объявления, рекламы, инструкции, прейскуранты, меню, плакаты, рецепты, записки, телефонные справочники, прогнозы погоды, песни, различные комментарии, новости,
сообщения, письма, путеводители, проспекты, интервью и т. д.
Аудиоупражнения, разработанные в данном пособии, могут быть
использованы для обучения студентов в неязыковом вузе.
Все преподаватели при обучении аудированию используют три
этапа работы с аудиоматериалами: подготовительный, основной и
заключительный. Подготовительный этап, предваряющий аудирование, включает в себя упражнения, направленные на предвидение
и первичную установку, что может повысить степень мотивации
студентов. В настоящее время вся молодежь слушает музыку, т. е.
данная тема относится, наряду с интернетом, спортом, обучением за
рубежом и темам по специальности, к наиболее востребованным.
Именно к ним студенты проявляют повышенный интерес.
Приведем конкретный пример упражнений к аудиотексту
подготовительного этапа, взятых из вышеупомянутого пособия
и представляющих собой аутентичное радиообъявление о предстоящем турне по Германии современного певца Тэди Пантера.
Поскольку объявление записано носителем языка в естественном
темпе, необходимо расширить ряд упражнений именно подготовительного этапа: это может быть ассоциограмма на тему «современная музыка». Студенты предлагают свои варианты популярных музыкальных направлений, имена исполнителей, любые оценочные характеристики на немецком языке. Другой трудностью
данного объявления являются произносимые в быстром темпе
названия городов Германии и порядковые числительные, которые
также необходимо отработать до начала аудирования. Это могут
168
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
быть упражнения с изображением географической карты Германии, на которой отсутствуют названия городов, включенных в турне какого-нибудь популярного певца, изображенного на плакате
другого упражнения с указанием дат посещения данных городов.
Для дальнейшего стимулирования аудирования можно попросить
аудиторию ответить на шесть W-вопросов. Можно предложить
студентам задать другие вопросы и ответить на них. В качестве
следующего упражнения может использоваться плакат с изображением певца Тэди Пантера с вопросами, направленными на понимание основного содержания объявления. Студенты высказывают предположения: побывает ли певец в Мюнхене (ответ да или
нет, когда, где и сколько могут стоить билеты на его концерт?). В
следующем упражнении, предваряющем аудирование, нужно соотнести карточки городов и дат, идентичных с информацией аудиотекста. Именно на подготовительном этапе студенты смогут высказать на немецком языке свои предположения, выбирая сочетания карточек. Таким образом, с помощью правильно подобранных
упражнений подготовительного этапа студенты будут постепенно
подготовлены к выполнению аудирования данного текста.
В качестве контроля аудирования следует предложить текст
с пропусками, которые необходимо заполнить во время второго
прослушивания. На заключительном этапе слушателям можно
предложить домашнее задание, в котором они должны подготовить свой проект турне любимого певца по городам Германии.
Приведенный пример работы с аутентичными материалами
в условиях неязыкового вуза позволяет сделать вывод о приоритетности упражнений подготовительного этапа, мотивирующих
студентов через аудирование к продуктивному говорению.
Литература
1. Халеева И. И. Основы теории обучения пониманию иноязычной
речи. М., 1989.
2. Завьялова В. М., Ильина Л. В. Практический курс немецкого
языка для начинающих. М., 2009.
3. Глухов Г. В., Громова Т. В. Личностно-ориентированный подход
как доминирующая парадигма современного образования (на примере
обучения аудированию). Самара, 2006.
169
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Самостоятельная работа
при изучении немецкого языка
с опорой на аутентичный текст
Т. Н. Фомина, Е. А. Зеленкова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия
В настоящее время, когда большое количество специалистов
нуждаются в информации, представленной в иноязычных источниках, как никогда остро встаёт вопрос о самостоятельном освоении тех или иных навыков работы с иноязычной специальной
литературой. Существуют десятки определений понятия «текст»
(И. Р. Гальперин [1], О. И. Москальская [2], Т. И. Сильман [3] и
др.) и подходов к работе над ним. Разделяют и несколько видов
учебных текстов: аутентичные по специальности, адаптированные для некоторых учебных целей, устные, предъявляемые с помощью аудиовизуальных средств, и, в основном, письменные.
Вне языковой среды тексты являются основным материалом
для изучения иностранного языка как с целью выработки навыков устной речи, так и для извлечения необходимой информации
по специальности: заметки для себя, аннотирование и реферирование текста, передача его содержания (более или менее подробно) на родном или иностранном языке.
Большинство отечественных учебников и учебных пособий, используемых при обучении иностранным языкам сегодня,
предъявляют обучаемому, как правило, адаптированный текст,
список слов к тексту (в лучшем случае), примечания к тексту и
набор лексических и чаще всего грамматических упражнений.
При этом считается, что выполнение этих упражнений и ответы на готовые вопросы к тексту дадут возможность овладеть
грамотной устной речью и будут способствовать в дальнейшем
овладению содержанием любого текста. Несомненно, что какието результаты могут быть получены при умелом обучении.
Человек, находящийся с иноязычным текстом один на один,
начинает в первую очередь выписывать слова, причем из всего
170
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
отрывка сразу, не имея ни малейшего понятия о структуре текста, абзаца, простого и сложного предложения, о многозначности слов, об особенностях терминологии данной специальности (или темы), о «коварстве» лучших помощников перевода – интернационализмов. Здесь мы не останавливаемся на работе с текстами, служащими базой для развития навыков устной
речи. Нас интересует работа со специальным (профессиональноориентированным или научным) аутентичным текстом, который
чаще всего и служит источником информации. При этом мы постараемся назвать все этапы работы и их последовательность,
столь необходимые для самостоятельного освоения текста.
Во-первых, необходимо иметь хотя бы минимум знаний о
логической структуре объемного текста (знакомство с оглавлением, деление на главы, разделы и т. п.). Далее следует знакомство с отдельным отрывком из статьи или учебника. Каждый
текст делится на абзацы, связанные общей темой, а абзацы – на
предложения. Чаще всего первое или последнее предложение абзаца раскрывают суть абзаца. Остальные предложения расширяют, дополняют и конкретизируют тему.
Во-вторых, знания грамматики иностранного языка, в нашем
случае немецкого, являются ключевыми в понимании текста. Глубина и объём грамматики «зависят от поставленной цели». При
одноразовом поиске информации c���������������������������
����������������������������
целью, например, подтверждения или отрицания своих положений по теме можно ограничиться «формальной грамматикой», т. е. самым показательным
признаком грамматических (и лексических тоже) структур. Нет
необходимости в активной тренировке структур, нужно только
пассивное их усвоение. С этой целью хорошо пользоваться имеющимися схемами или составлять их самому по своей системе.
В-третьих, знания лексики приобретаются параллельно с обучением грамматике. По выражению П. Ньюмарка, «если грамматика – скелет текста, то типичные сочетания – нервы: их гораздо
больше, чем костей, и они отвечают за более конкретные и тонкие нюансы значения; лексика же – плоть текста»[4, с. 213]. Работа над лексикой должна быть поэтапной. Сначала необходимо
познакомиться с формальными особенностями основных частей
171
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
речи. Это – существительное, глагол (личные и неличные формы),
местоимения, предлоги и союзы, отрицания. Прочие части речи:
наречия, прилагательные, модальные слова, числительные – дополняют и расширяют информацию. Во время работы над текстом
на последующих этапах необходимо ознакомиться с терминологией своей специальности, особенностями употребления, синонимами. Лучше выбирать тексты ограниченной тематики из той области знаний, где переводящий чувствует себя уверенно. И даже
в этом случае надо обязательно пользоваться всеми возможными
источниками информации. Это не только необходимо – это интересно! В таком случае пополняется и научный багаж знаний, расширяется кругозор. Очень важно быть в курсе всего нового в своей
области знаний! При этом рекомендуется составлять списки терминов, сокращений, создавая таким образом терминологическую
базу по своей специальности, пользуясь электронными словарями.
Такие необходимые для понимания текста части речи, как союзы
и предлоги, могут быть оформлены также в форме списков. То же
относится к отделяемым и неотделяемым приставкам. Знания о
структуре и переводе сложных слов также помогут справиться с
переводом текста по специальности.
Знание пунктуации и союзов поможет обучаемым увидеть
типы предложений (простые, сложносочиненные, сложноподчиненные), отсечь от предложения зависимые инфинитивные и
причастные группы.
Понимание (более или менее полный перевод) начинаем:
– с формального членения сложного предложения на составляющие его предложения и обособленные группы (если имеем
дело со сложным предложением);
– с выявления главных членов, т. е. подлежащего и сказуемого, помня при этом правила жесткого порядка главных членов
в немецком предложении. Только после этого следует переводить «ядро» предложения, а затем все остальные члены предложения. Для более полного понимания текста необходимы знания
о «рамочной структуре» группы существительного: предлог +
артикль/др. служебное слово + прилагательное–определение +
основное существительное.
172
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В этой схеме могут отсутствовать те или иные компоненты, но существительное остаётся всегда и является базой группы. Разделить массу слов в предложении (после того как найдены
главные члены) очень важно для извлечения дополнительной информации. Например���������������������������������������������
, gerade\durch diese Straße������������������
– два������������
члена������
�����������
пред�����
ложения, durch diese gerade Straße – один.
Перевод более сложных предложений с зависимыми инфинитивными и причастными оборотами происходит по общей схеме: предложение 1 + предложение 2 + …, в группе: сначала инфинитив или причастие, которые в немецком предложении, как правило, стоят в конце группы, затем – от запятой – остальные члены
группы по схеме «рамка существительного».
Необходимо учитывать следующие моменты:
 начинать работу следует со знакомства со структурой словаря, его пометами, дополнительными списками (например, таблицами сильных глаголов и т. п.);
 осуществлять перевод текста и выписывание слов поэтапно – от предложения к предложению;
 необходимо выбирать из множества значений слова то, которое соответствует теме, помнить о многозначности слов;
 знать особенности терминов данной специальности;
 помнить о «коварстве» интернационализмов;
 правильно переводить сложные существительные и слова – сокращения;
 хорошо владеть:
- предметом, который является темой текста;
- реалиями данной специальности (языка и страны), которые могут не совпадать с реалиями родного языка, например проектное бюро – Enwicklungsabteilung;
 сделать не только заметки для себя, но проаннотировать
или отреферировать иноязычный текст, дополнительно ознакомиться с соответствующими клише и формулами;
 находить информацию, т. е. работать со словарями, энциклопедиями, другими справочными материалами, в том числе в
интернете.
173
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заведующий кафедрой перевода МГЛУ и практикующий
переводчик Д. М. Бузаджи рекомендует современному преподавателю «донести до студентов мысль о том, что интернет не
единственный универсальный справочник, а пёстрая смесь материалов самого разного качества и степени надёжности» [5, с. 65].
Следует особо отметить, что хороший перевод – это точный
и естественный для родного языка перевод. Следование вышеперечисленным рекомендациям поможет самостоятельно переводящему студенту добиться хороших результатов.
При составлении учебного пособия для самостоятельного
изучения письменного языка необходимо:
1) выбирать аутентичные тексты средней сложности с обще–
социальной и основополагающей тематикой, например Studium,
Arbeitstаg;
2) исключать из текста особенно сложные грамматические
структуры, т. е. адаптировать его;
3) давать пояснения (иногда очень краткие, иногда в схемах)
к грамматике и лексике текста;
4) обязательно указывать на идентичные и отличительные
признаки грамматических структур и лексики родного и иностранного языка;
5) производить обучение грамматике и лексике (с различными учебными целями) на базе предложений текста путем их анализа, выписывания различных членов предложения, постановки
вопросов к ним и т. п.
Пособие должно содержать несколько уроков и контрольных
заданий в соответствии с поэтапным самостоятельным освоением
иностранного языка. Задача преподавателя в этом случае – вооружить студента необходимым набором тактик и конкретных приёмов, чтобы он знал, как «подступиться» к тому или иному тексту.
Самостоятельное освоение иностранного языка вполне возможно: миру известно много полиглотов, изучавших язык по
книгам без живого общения.
174
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Литература
1. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981.
2. Москальская О. И. Грамматика текста. М., 1985.
3. Сильман Т. И. Проблемы синтаксической стилистики. Л., 1967.
4. Newmark P. A Textbook of Translation. – Harlow: Pearson Educftion
Limited, 2008. C��������������������������������������������������������
. 213. (Цит. по статье Бузаджи Д. М. Связная речь. О сочетаемости в переводе // Мосты. 2009. № 3. С. 48.
5. Бузаджи Д. М. Высокие технологии при обучении переводу.
// Там же. 2008. № 4. С. 65.
Иностранный язык
и специфика работы со взрослыми
Т. П. Шилова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия
В связи с процессами, происходящими в современном мире,
не вызывает удивления повышенный интерес к иностранным
языкам, в частности английскому.
Имея большой опыт работы с разными категориями слушателей, желающих изучать английский язык, автор статьи делает попытку определить специфику такой аудитории как «взрослые» слушатели, а также рассмотреть некоторые факторы, которые оказывают влияние на процесс обучения.
Знание особенностей такой группы может помочь преподавателю в его практической работе. Более того, знание сложностей,
с которыми встречаются слушатели при изучении иностранного
языка, окажется полезным всем участникам образовательного
процесса: преподавателю наиболее эффективно реализовать цель
обучения, а слушателям преодолеть возникающие трудности и не
разочароваться результатами.
Итак, кто они, эти «взрослые» слушатели?
Прежде всего это люди разного возраста и разных специальностей. В одной группе может быть студент, молодой человек в
175
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
начале своей трудовой деятельности и специалист, уже добившийся определённого успеха в жизни.
Кроме того, у этих людей разный опыт работы над языком.
Одни в какой-то степени уже владеют иностранным языком и готовы изучать второй, другие же в который раз безуспешно пытаются овладеть одним и тем же языком. Эти различия могут существенно влиять на процесс обучения и даже прогнозировать
его результаты. «Известно, что можно «знать» язык (помнить и
осознанно применять много грамматических правил), но не быть
способным свободно пользоваться этими знаниями в коммуникативных целях вне учебной обстановки. В то же время некоторые обучаемые с более низкими показателями знаний в области
грамматики могут неплохо справляться с устной практикой» [1,
c�������������������������������������������������������������
. 90]. Однако количество часов, отведённое программой на изучение иностранного языка, не позволяет в полной мере развить
языковые компетенции, например такую, как коммуникативная.
Итак, изучающих иностранный язык объединяет большое желание знать его. В основе повышенного интереса к языку лежат
разные причины: возможно, иностранный язык нужен для карьерного роста или интерес продиктован жизненными потребностями,
например для полного общения с родственниками или друзьями,
проживающими за границей и т. д. То есть налицо мотивация, которая, как известно, стимулирует любую деятельность, в результате которой человек приходит к определённым результатам. А
если результаты невысокие, обычно говорят, что у них нет способностей к иностранным языкам, забывая, что «всякая способность
является способностью к какой-то деятельности» [2, с. 20]. Не случайно, что человек, имеющий сложности при изучении иностранного языка, добился успеха в какой-то другой области или он на
пути к успеху. Мы знаем, опираясь на фундаментальные знания о
развитии личности, что развитие речемыслительных способностей
и языковой компетенции происходит через развитие умений и навыков, т. к. «развитие способности совершается по спирали: реализация возможности, которая представляет способность одного
уровня, открывает новые возможности для дальнейшего развития,
для развития способностей более высокого уровня» [2].
176
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Не удивительно, с какими трудностями сталкиваются некоторые желающие изучать иностранный язык, т. к. речевая деятельность – это сложный психофизический процесс и для освоения
определённых знаний и способов действия необходим известный
уровень умственного развития. Как писал С. Л. Рубинштейн, «выбор языковых единиц и их комбинирование невозможны без участия высоко организованных структур головного мозга».
Быстрота мыслительных процессов, память, умение сосредоточиться, внимание и прочие характеристики играют важную
роль в процессе познания в целом и при изучении иностранного
языка в частности.
Существует множество факторов, которые оказывают влияние на результативность, в нашем случае – на уровень владения
языком. Общая направленность личности, склонность к умственной работе и готовность преодолевать не только внешние, но и
внутренние препятствия являются важными факторами, влияющими на результат деятельности. Автором статьи замечено, что
тому, кто добился значительных успехов в определённой области, нелегко оказаться в роли ученика и не всегда лучшего. Сила
сопротивляемости неблагоприятным условиям и способность
преодолевать трудности зависят и от волевых качеств человека.
Педагогу не следует забывать, что чем старше возраст обучаемого, тем сложнее процесс обучения, особенно для тех, чья деятельность не связана с умственным трудом. Это вызвано тем, что
способности с возрастом имеют тенденцию ухудшаться: замедляется скорость реакции, нарушается зрительное восприятие и т. д.
Естественно, что результаты деятельности у разных людей
будут отличаться. И здесь принципиальное значение будет иметь
отношение человека к своим достижениям – назовём это фактором успешности. Результат можно рассматривать с разных точек
зрения: как конечный продукт деятельности или как характер его
влияния на развитие личности. И в зависимости от позиции слушателя фактор успешности будет или способствовать или тормозить процесс обучения. Принимая во внимание отдаленность
результата, педагог может помочь слушателю сформировать
правильное отношение к своим достижениям. При этом очень
177
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
важно сообщить о специфике курса и особенностях работы над
иностранным языком.
Для успешной реализации образовательных целей преподавателю следует определить специфику группы, исходя из таких
факторов, как возраст слушателей, наличие опыта работы над
иностранным языком, их филологическая культура, коммуникативность, активность, целеустремлённость и отношение к результату. И педагогу, кроме знания языка и методики, потребуется понимание особенностей как всей группы, так и каждого слушателя в отдельности, для того чтобы в процессе преподавания
использовать наиболее эффективные приёмы. Язык как средство
познания и общения функционирует в сложном взаимодействии
с другими психическими процессами, поэтому на занятии необходимо создать атмосферу доверительных отношений.
Литература
1. Залевская А. А. Введение в психолингвистику. М., 1999.
2. Хрестоматия по психологии / под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер. М.,
2000.
178
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Отношение к иностранным языкам
в англоязычных странах
(на материале Соединенных Штатов
Америки)
Т. В. Шульдешова
Ярославский государственный университет
им. П. Г. Демидова, Ярославль, Россия,
tan-shul@yandex.ru
М. Хелингер
Университет штата Нью-Йорк, г. Платтсбург, США,
marinapop12@yandex.ru
Как относятся к иностранным языкам в стране, чей собственный язык является иностранным языком номер один, изучаемым
во всем мире? Какие стимулы побуждают ее граждан учить другие языки? Как относятся они к своему собственному (государственному) языку? Чтобы ответить на эти вопросы, хотя бы в самых общих чертах, мы выбираем в качестве объекта исследования Соединенные Штаты Америки. Они не являются родиной английского языка, который признан языком глобализации, но английский в этой стране – единственный государственный язык. К
тому же именно американская культура формирует идентичность
эпохи глобализма, независимо от того, хотим мы этого или нет.
Экспансия английского языка в его американском варианте,
однако, не означает, что сами американцы не чувствительны к
ярким проявлениям чужого «лингвокультурного сообщества» [1,
с. 10]. Так, запуск первого советского спутника в 1958 г. явился
не просто стимулом для повышения интереса американских студентов к иностранным языкам. Он вызвал резкое увеличение количества студентов, пожелавших изучать иностранный, в данном
случае русский язык.
Здесь следует напомнить, что иностранный язык является частью учебной программы высших, а не средних учебных заведе179
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ний США. Вопрос об изучении иностранного языка в школах решается властями соответствующих штатов, которые подходят к
нему с практической точки зрения, учитывая, например, близкое
соседство государства-инофона. Поэтому в штате Аризона долгое время в школах изучался испанский язык как иностранный.
В университетах, или, как говорят в Америке, в колледжах, иностранный язык входил в число обязательных предметов учебной
программы до 1970 г., когда после энергичных акций протеста со
стороны студентов, требовавших уменьшения количества обязательных предметов, он был исключен из их числа и стал предметом по выбору. Набор на курсы иностранных языков стал уменьшаться, и этот процесс шел вплоть до 1980-х гг., когда интерес к
иностранным языкам снова вырос.
Мониторингом набора на курсы иностранного языка в колледжах занимается Национальная федерация ассоциаций преподавателей современных языков (National Federation of Modern
Language Teachers Associations). Она издает Modern Language
Journal���������������������������������������������������������
[�������������������������������������������������������
http���������������������������������������������������
://������������������������������������������������
www���������������������������������������������
.��������������������������������������������
jstor���������������������������������������
.��������������������������������������
org�����������������������������������
] и публикует в нем регулярные статистические обзоры. В обзорах с 1958 по 1960 гг. было показано, что количество желающих изучать иностранные языки возросло на 27% и к концу 1970-х гг. выросло еще на 74%, что в целом равнялось всему студенческому корпусу. Количество желающих изучать иностранный язык как предмет по выбору уменьшилось после упомянутых выше студенческих протестов против
слишком большого, по их мнению, количества обязательных для
изучения предметов. Однако ситуация изменилась в 80-х гг. и конец 90-х гг. ознаменовался большим ростом количества студентов, записавшихся на курсы иностранных языков. Особенную популярность приобрел испанский язык, что не удивительно, если
учесть, как быстро растет в Соединенных Штатах число иммигрантов из Латинской Америки. По данным Министерства трудовой статистики (Department of Labor Statistics) латинос являются
самым быстрорастущим этническим меньшинством в Соединенных Штатах [2, с. 138]. Социологи стали отмечать, что эта группа
населения США является по существу двуязычной, потому что
почти половина из них пользуется в своем домашнем и бытовом
180
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
окружении испанским языком и придерживается своей религии
и культуры, что также выражается с помощью испанского языка. Появились статьи, в которых прямо говорилось о том, что латинос «разбивают плавильный котел. Они хотят ассимилироваться и не хотят смешиваться...» [2, c������������������������������
�������������������������������
. 147]. Но поборники равноправия испанского и английского языков в США (пусть и в отдаленном будущем) понимают, что английский в настоящее время является языком интернационального общения. Сами иммигранты,
особенно во втором и третьем поколениях, жизненно заинтересованы в овладении им как родным языком. Однако параллельно с
этим процессом идет проникновение испанского языка в английский через общение сверстников, фильмы «пограничного» жанра, песни, радиопрограммы. В результате на рубеже 80-х – 90-х
гг. появляется так называемый �������������������������������
Spanglish����������������������
, молодежный, в основном, сленг. В нем весьма значительное место занимают ходячие
испанские слова и выражения типа �������������������������������
por����������������������������
���������������������������
favor����������������������
, ��������������������
adios���������������
и др. В американском «плавильном котле» существует много подобных смесей, но в случае ���������������������������������������������
Spanglish������������������������������������
американское общество в лице Движения за одноязычие (������������������������������������������
English�����������������������������������
-����������������������������������
only������������������������������
movement���������������������
�����������������������������
) почувствовало необходимость в защите титульного языка. Оно провело свои акции,
в результате чего правительства штатов Калифорния и Аризона
заменили уроки испанского языка в средней школе на интенсивное изучение английского языка [2, c. 189].
После 11 сентября 2001 г. в американской прессе появились
статьи, прямо указывающие на бедственное положение (��������
the�����
dis����
mal state) в области профессионального владения иностранными
языками, в частности арабским и другими менее востребованными языками. [3, p. A19]. Статистические данные Национальной
федерации ассоциаций преподавателей современных языков середины первого десятилетия ХХ��������������������������������
I�������������������������������
в. показали, что арабский изучают 5505 студентов, что в десять раз больше, чем их было в 1960
г. От всех записавшихся на курсы арабского языка это составляет
0,5%, но в 1968 г. их число уже составляло 0,1%.
История цивилизации показывает, что в имперской политике, как бы она ни называлась – завоеваниями, переселением народов, мировой войной, глобализацией – и каким бы веком ни дати181
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
ровалась, язык является тоже оружием. Язык Соединенных Штатов Америки отличается от других мировых языков тем, что он
действительно закаляется в «плавильном котле» разноязыких народов и, очевидно, не боится «инфекций». Но глобализация еще
только начинается. Исход столкновения языка наступающего и
языка обороняющегося во многом зависит от иммунитета каждого из них. Только будущее покажет, чей иммунитет окажется сильнее.
Литература
1. Гудков Д. Б. Теория и практика межкультурной коммуникации.
М., 2003.
2.���������������������������������������������������������������
��������������������������������������������������������������
Rodriguez Cristina M.�����������������������������������������
����������������������������������������
Accommodating Linguistic Difference: Toward a Comprehensive Theory of Language Rights in the United States
// Harvard Civil Rights – Civil Liberties Law Review. 2001. Vol. 36, № 1,
Winter.
3. Цит. по сайту: Modern Language Journal. URL: http://www.jstor.org.
182
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Научное издание
ПРОБЛЕМЫ
ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ
МЕЖКУЛЬТУРНОЙ
КОММУНИКАЦИИ
Сборник научных трудов
Редактор, корректор Л. Н. Селиванова
Верстка И. Н. Иванова
Подписано в печать 1.09.10. Формат 60×84 1/16.
Бум. офсетная. Гарнитура «Times New Roman».
Усл. печ. л. 10,69. Уч.-изд. л. 8,53.
Тираж
экз. Заказ
.
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе
Ярославского государственного университета
им. П. Г. Демидова.
150000, Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано на ризографе.
ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
150049, Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37
тел. (4852) 73-35-03, 58-03-48, факс 58-03-49.
183
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
184
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
135
Размер файла
973 Кб
Теги
1050, практике, коммуникации, проблемы, межкультурной, теория
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа