close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1061.Сельское население и аграрное развитие России в пореформенный период (по материалам Верхнего Поволжья) Александров Н М

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Н.М. Александров
Сельское население
и аграрное развитие России
в пореформенный период
(по материалам Верхнего Поволжья)
Учебное пособие
Рекомендовано
Научно-методическим советом университета для студентов,
обучающихся по специальности История
Ярославль 2008
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
УДК 94(47):314(075.8)
ББК Т3(2)5–1я73
А 46
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве учебного издания. План 2008 года
Рецензенты:
И.В. Голубева, канд. ист. наук, доцент кафедры истории России
Костромского государственного университета;
кафедра отечественной истории Ярославского государственного
педагогического университета им. К.Д. Ушинского
Александров, Н.М. Сельское население и аграрное развитие
А 46 России в пореформенный период (по материалам Верхнего Поволжья) : учеб. пособие / Н.М. Александров; Яросл. гос. ун-т. –
Ярославль : ЯрГУ, 2008. – 112 с.
ISBN 978-5-8397-0642-2
Учебное пособие посвящено изучению взаимосвязи демографических и социально-экономических процессов, происходивших в
российской деревне во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. На
материалах Верхнего Поволжья исследуется влияние крестьянских
отхожих промыслов на динамику численности населения, семейные отношения, половозрастной состав сельских жителей, трудовые ресурсы и миграцию крестьян в пореформенный период. Рассматривается связь между плотностью населения и развитием
сельского хозяйства.
Предназначено для студентов, обучающихся по специальности
030401 История (дисциплины «История России» и «География
России», блок ОПД), очной формы обучения, для специалистов,
занимающихся демографическими и аграрными проблемами России, а также для широкого круга читателей.
УДК 94(47):314(075.8)
ББК Т3(2)5–1я73
ISBN 978-5-8397-0642-2
© Ярославский государственный
университет им. П.Г. Демидова, 2008
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
Введение
На протяжении почти всей своей многовековой истории Россия была страной по преимуществу аграрной. На рубеже ХIХ –
ХХ вв. в деревне проживало более трех четвертей всего населения, а сельское хозяйство составляло основу экономической жизни страны. Вот почему изучение истории крестьянства, аграрнокрестьянского вопроса в целом необходимо для понимания ряда
коренных проблем истории России.
Социально-экономическое развитие российской деревни второй половины ХIХ – начала ХХ вв. – одна из основных тем исследований отечественных историков на протяжении многих лет.
Несмотря на бесспорные успехи нескольких поколений ученых в
изучении различных аспектов российской дореволюционной деревни к настоящему времени неясных вопросов едва ли стало
меньше, чем несколько десятилетий назад. Крайнее разнообразие
социально-экономических и природных условий в различных
частях страны при огромной ее протяженности исключает возможность правильного научного понимания происходивших в
деревне процессов вне его порайонного изучения.
Аграрные преобразования и социально-экономические процессы, протекавшие в пореформенной деревне Верхнего Поволжья,
могут быть правильно поняты как с учетом их общих закономерностей, так и с учетом своеобразий самого изучаемого региона – исторических, природно-географических, демографических и др.
Рельеф, климат, почва и другие медленно изменяющиеся
природно-географические условия принадлежат к числу факторов, оказывающих примерно одинаковое воздействие на ход исторического развития в течение длительных периодов времени,
исчисляющихся несколькими столетиями. В отличие от них демографические процессы более динамичные, и их воздействие на
общественную жизнь является более подвижным и ощутимым.
Размещение населения на территории страны, его плотность и
темпы роста, соотношение сельского и городского, земледельче3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ского и промышленного населения, его возрастная, социальная,
профессиональная, национальная и общеобразовательная структура и география – вот основные демографические факторы, которые влияют на историческое развитие.
К демографическим проблемам пореформенной деревни ученые аграрники обращаются постоянно. Однако их рассмотрение,
как правило, не является предметом специального монографического исследования, а составляет лишь часть комплекса вопросов, поднятых в работах, которые посвящены как в целом российской деревне, так и отдельным регионам страны1.
Объектом исследования является сельское население Верхнего Поволжья второй половины ХIХ – начала ХХ вв.
В работе делается попытка проследить демографические изменения, происходившие в России, выявить особенности демографического развития Верхневолжского региона и отдельных
его частей. В связи с этим демографические процессы рассматриваются на трех уровнях – в целом по стране, на уровне губерний
и на уровне уездов.
В пособии раскрываются динамика численности сельского
населения, плотность заселения, обеспеченность деревни трудовыми ресурсами, миграция сельских жителей во взаимосвязи с
другими сторонами крестьянской жизни.
Исследование очерченного комплекса вопросов позволяет
лучше понять обстановку, сложившуюся в российской деревне
накануне великих потрясений начала ХХ в.
При изучении поставленной проблемы широко использовались различные статистические материалы. Главным источником
при работе над пособием послужили материалы Первой всеобщей переписи населения Российской империи, проведенной 28
января 1897 г. Эта перепись так и осталась единственным опытом
определения численности и состава населения дореволюционной
России, проведенным единовременно, по общей программе и при
1
См.: Анфимов А.М. Крестьянское хозяйство Европейской России. 1881 –
1904. М., 1980; Савельев П.И. Пути аграрного капитализма в России. ХIХ век (по
материалам Поволжья). Самара, 1994; История крестьянства Западного региона
России (1861 – 1917). Калуга, 2004. Основные историографические вопросы будут рассмотрены далее в тексте.
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Введение
однородных требованиях. Несмотря на ряд недостатков, перепись
является уникальным источником.
В.М. Кабузан, крупный специалист по исторической демографии, исследуя достоверность учета населения России во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. и сравнивая материалы переписи 1897 г. с другими источниками, отметил высокую достоверность содержащихся в переписи сведений2. В то же время, по
мнению другого известного ученого К.Б. Литвака, «материалы
уникального источника о крестьянстве России, каким является
Первая всеобщая перепись населения 1897 г. научно разработаны
далеко не достаточно»3.
Привлечение материалов правительственной и земской статистики, других видов источников позволяет исследовать поставленную в работе проблему, показать различные стороны демографического развития пореформенной деревни, изучить взаимосвязь демографических и экономических факторов.
2
Кабузан В.М. О достоверности учета населения России (1858 – 1917 гг.)
// Источниковедение отечественной истории. 1981. М., 1982. С. 117.
3
Литвак К.Б. Перепись населения 1897 года о крестьянстве России (Источниковедческий аспект) // История СССР. 1900. № 1. С. 114–126.
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Глава 1. Динамика
численности населения
Эпоха капитализма с быстрым развитием экономики и ростом промышленного населения принесла изменения в его размещение на территории страны. На примере этой эпохи хорошо
видны, с одной стороны, зависимость темпов роста и движения
населения от хода и особенностей экономического развития, а с
другой стороны, влияние географических и демографических
факторов на хозяйственную жизнь. Следовательно, социальноэкономическое развитие Верхнего Поволжья не может быть изучено без вскрытия тех демографических процессов, которые происходили на его территории в изучаемый период.
Понять, как изменилась демографическая ситуация в пореформенной России, можно только сравнив ее с дореформенной.
Динамика численности населения региона в 1811 – 1863 гг. показана в таблице 1 Приложения.
Данные таблицы свидетельствуют, что если в целом по Европейской России население за 52 года увеличилось почти в полтора раза, то в губерниях Верхнего Поволжья наблюдалась неоднозначная картина. Во Владимирской губернии население увеличилось на 21%, в Костромской – только на 6%, а в Ярославской
вообще произошло уменьшение населения на 2%.
Прирост населения меньше чем на 10% наблюдался кроме Костромской только в белорусских и литовских губерниях (Виленская, Витебская, Гродненская, Ковенская, Минская, Могилевская – +9%), Тульской (+3%), а сокращение числа жителей происходило кроме Ярославской губернии в Калужской (-2%),
Смоленской (-4%) и Псковской (-8%). Следует отметить, что невысокий прирост численности населения (ниже среднего по Европейской России) в 1811 – 1863 гг. наблюдался во всех губерниях
Московского промышленного района, кроме Московской, где население возросло на 65% (Владимирская – 21%, Тверская – 26%,
Нижегородская – 23%, Костромская – 6%, Ярославская – 2%)4.
4
Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811 – 1913 гг.). М., 1956. С. 28–29.
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
Региональные различия в темпах прироста населения России
не остались не замеченными современниками. Так, объясняя
причины неравномерного прироста населения в некоторых губерниях за период между 7-й и 8-й ревизиями5, К.А. Арсеньев
писал: «У нас самое большое приращение в числе народа видно в
губерниях, преимущественно земледелием занимающихся; мануфактурные губернии представляют менее выгодные пропорции
насчет умножения жителей; самые же незначительные успехи заметны в тех губерниях, которые выпускают многочисленные
толпы обитателей своих для разных промыслов и заработков по
всем краям государства, особенно в столице: этим можно и
должно объяснить причину бедного народоумножения в губерниях Владимирской, Костромской и Ярославской. Что же касается до чрезвычайно высокой пропорции приращения народа в губерниях Оренбургской и Саратовской, то это происходит в особенности от великого множества переселенцев, приходящих сюда
ежегодно из внутренних малоземельных людных губерний»6.
Необходимо отметить, что если к данным таблицы 1 Приложения добавить сведения за 1838 и 1851 гг., т.е. промежуточные
для дореформенного периода, то окажется, что значительное сокращение населения в Ярославской губернии произошло между
1811 и 1838 гг. В этот период численность ярославцев сократилась с 993,0 тыс. до 916,5 тыс. человек, т.е. на 76,5 тыс., или на
7,7%. Затем шел рост населения, но темпы его были так низки,
что и к 1863 г. населения в Ярославской губернии оказалось
меньше, чем в 1811 г. Аналогичная картина наблюдалась и в Костромской губернии. Здесь с 1811 по 1838 гг. население сократилось с 1013,6 тыс. до 958,7 тыс. человек, т.е. на 54,9 тыс., или на
5,4%. Однако к 1863 г. численность населения в Костромской губернии не только восстановилась, но и возросла по сравнению с
1811 г. на 6%. Во Владимирской губернии в период 1811 –
5
Время проведения 7-й ревизии 1815 – 1826 гг., 8-й – 1833 – 1835 гг. Эти сведения общеизвестны, однако разные авторы расходятся в оценке продолжительности проведения ревизий. Некоторые из них указывают не период проведения ревизий, а год, когда была переписана большая часть населения страны. См.: Источниковедение: Теория. Метод. Источники российской истории. М., 1998. С. 410.
6
Журнал Министерства внутренних дел. 1844. № 5. С. 16–19.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
1838 гг., в отличие от Ярославской и Костромской губерний, наблюдался рост населения. За указанный период оно возросло на
128,1 тысяч человек с 1005,1 тыс. до 1133,2 тыс., или на 12,7%.
Темпы прироста населения во Владимирской губернии в это время были немногим ниже, чем в среднем по 49 губерниям Европейской России, население которых возросло на 16,8%7. Данные
цифры уточняют картину демографического развития, нарисованную К.А. Арсеньевым, и в значительной степени объясняют
причину расхождения в размерах прироста населения в губерниях Верхнего Поволжья за весь пореформенный период.
Темпы прироста населения зависели от многих факторов.
Один из них – уровень феодальной эксплуатации населения. На
связь между приростом населения и положением крестьянства
указывали еще дореволюционные экономисты. Так, академик
В.П. Безобразов, анализируя демографическую ситуацию в Костромской губернии во второй половине ХIХ века, отмечал, что в
северо-западных уездах губернии (Буйский, Солигаличский, Галичский и Чухломской уезды), где «угнетения крепостного права
(барщина и оброки) были наиболее тяжки», в 1851 – 1858 гг.
(между IХ и Х ревизиями) произошла убыль среди помещичьих
крестьян. «Число крестьян государственных и удельных (всего
сильнее число первых) возросло даже и за это время»8. Исследования второй половины ХХ в. подтверждают мнение
В.П. Безобразова о том, что на северо-западе был самый высокий
уровень эксплуатации помещичьих крестьян9.
В пореформенный период резко возросли темпы прироста
населения России. Так, если, по подсчетам А.М. Анфимова, ежегодный прирост крестьянского населения, которое являлось основной частью населения страны и определяло демографическую
ситуацию, в 1815 – 1857 гг. составлял 0,83%, то в 1863 – 1897 гг.
ежегодный прирост сельского населения Европейской России со7
Рашин А.Г. Указ. соч. С. 28–29.
Безобразов В.П. Народное хозяйство России. Московская (Центральная)
промышленная область. Ч. III. (Костромская губерния). СПб., 1889. С. 41.
9
Горланов Л.Р. Помещичьи крестьяне Костромской губернии накануне реформы 1861 г.// Из истории Костромского края: Сборник научных трудов КГПИ
и ЯГПИ. Вып. 33. Ярославль, 1972. С. 129–130.
8
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
ставил 1,52%. (По нашим подсчетам, прирост населения составил
соответственно 0,82% и 1,41%). На самом деле прирост населения в пореформенный период был выше, так как не учитывалась
механическая убыль сельского населения из-за миграционных
процессов, в частности – переход крестьян в города и переселение на новые земли10.
В начале ХХ века естественный прирост населения в целом
по России составлял ежегодно в среднем 1,68%. Аналогичные
высокие показатели прироста населения в это время наблюдались
лишь в странах, где или значительно преобладало сельское население (Сербия, Румыния, Болгария, Аргентина, Уругвай, Египет),
или шла широкая иммиграция при благоприятных жизненных условиях (Новая Зеландия)11.
Основными причинами демографического роста крестьянского населения в пореформенный период были следующие: экономическая – повышение уровня жизни и юридическая – правовая
самостоятельность крестьян. Более того, магическое слово «воля»
способствовало прямому физическому росту крестьянского населения. На связь реформы 1861 г. и демографической ситуации в
деревне указывали и современники. Так В.П. Безобразов, сравнивая естественный прирост населения Костромской губернии в дореформенный и пореформенный периоды, отмечал: «Более значительное усиление в новейшее время прироста уездного или сельского народонаселения объясняется упразднением крепостного
права»12, а знаменитый русский поэт Афанасий Фет, являвшийся
помещиком Орловской губернии, писал: «Интересна будет статистика браков 1861 года. Свадеб было без конца»13. Это предположение А. Фета полностью подтвердилось. В 1861 г. в Европейской
России приходилось 11,6 браков на 1000 человек населения. Это
был самый высокий показатель за весь период с 1861 по 1911 гг.,
по которому имеются соответствующие данные. Высокие показатели брачности сохранялись до середины 1870-х гг. В результате
10
Анфимов А.М. Указ. соч. С. 10–11.
Россия в начале ХХ века. М., 2002. С. 75.
12
Безобразов В.П. Указ. соч. С. 39.
13
Фет А.А. Жизнь Степановки, или Лирическое хозяйство. М., 2001. С. 79.
11
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
введения в 1874 г. всеобщей воинской повинности в последующие
годы наметилось некоторое снижение этого показателя14.
Высокие показатели брачности, а также ранние браки, особенно среди многочисленного сельского населения, оказывали
большое влияние на рост рождаемости и прирост населения в целом. Так, естественный прирост населения Европейской России в
период 1861 – 1865 гг. был самым большим за всю четверть века
со времени отмены крепостного права15.
Первый брак у русских крестьян в подавляющем большинстве случаев заключался в юном возрасте. В основе раннего вступления в брак православных крестьян лежала прежде всего религиозная традиция, и, кроме того, брачно-семейные отношения в
огромной степени определялись внутренним строем патриархальной семьи. Обычный брачный возраст женщины был 16 –
18 лет, мужчины – 18 – 20 лет. Более ранние и неравные по возрасту браки в конце ХIХ – начале ХХ вв. уже почти не встречались. Как правило, жених был на один-два года старше невесты.
Невесту брали обычно из своего села или ближайшей округи.
Следует отметить, что средний возраст женихов и невест
заметно отличался в разных местностях страны. Браки «молодели» с севера на юг и с запада на восток; наиболее молодыми женились в губерниях с сельскохозяйственной специализацией, в
промысловых же селениях были самые поздние браки. Более того, возрастные различия наблюдались в пределах губернии, уезда и даже волости.
По мере проникновения в деревню капиталистических отношений, особенно вследствие отхода на промыслы, традиционные
взгляды крестьян на оптимальный возраст вступления в брак изменялись. Этому содействовало и введение в 1874 г. обязательной воинской повинности, в результате чего крестьянские парни
стремились жениться уже после прохождения службы.
Вот что по этому поводу писал в губернскую газету корреспондент из Пошехонского уезда Ярославской губернии: «Со времени введения всесословной воинской повинности парни в нашей
14
15
Рашин А.Г. Указ. соч. С. 171.
Там же. С. 217–218.
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
местности избегают жениться ранее достижения 21 года, т.е. до
отбывания воинской повинности, а обыкновенно, отбыв эту повинность, вступают в брак 26 – 27, а нередко и 30 лет». В качестве
примера, показывающего влияние изменения законодательства о
воинской службе на время вступления мужчин в брак, автор статьи приводит данные о возрасте бракосочетавшихся в одном из
приходов Пошехонского уезда за ряд лет: «…из всех мужчин, сочетавшихся браком, было не старше 21 года: в 1865 г. – 50%,
1866 – 50%, 1867 – 71%, 1868 – 45 %, 1869 – 55%, тогда как в
1884 г. – 33%, 1885 – 30%, 1886 – 13%, 1887 – 22%, 1888 – 26%»16.
В связи с более поздним вступлением в брак мужчин и на девушек 21 – 22 лет перестали смотреть как на старых дев, тем более что многие из них уже самостоятельно подрабатывали себе на
приданое, чего нельзя было ожидать от 16-летних невест.
Приведенные данные о повышении со второй половины
70-х гг. ХIХ в. возраста вступающих в брак несколько расходятся с
мнением ряда исследователей, утверждающих, что с 1860-х гг. возраст новобрачных в России стабилизировался и вплоть до 1917 г.
оставался неизменным: у мужчин 24,2 года, у женщин 21,4 года17.
В конце ХIХ в. происходят изменения и в положении женщины в крестьянском мире. Все чаще оно было не таким уж угнетенным и бесправным, как ранее. Особенно это относилось к
районам с широко развитыми отхожими промыслами, где значительная часть крестьян-мужчин систематически уходила на время
в город на заработки. Побуждало стремление поддержать разваливающееся хозяйство в деревне, помочь семье купить землю,
лошадь или корову и т.п.
Влияние города, общение крестьянина-отходника с другими
слоями населения, кадровыми рабочими, предпринимателями и
пр. расширяли его кругозор. Несомненно, это меняло взаимоотношения в семье, ослабляло патриархальные устои и больше всего сказывалось на укладе малой семьи, где женщина становилась
более самостоятельной.
16
Ярославские губернские ведомости. Часть неофициальная. 1891 г. № 25.
См.: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (ХVIII –
ХХ вв.). Т. 1. СПб., 1999. С. 168–169.
17
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Это обстоятельство отмечалось многими исследователями
крестьянского быта. Так, доктор Д.И. Жбанков, изучавший влияние неземледельческих промыслов на жизнь крестьянина в одном
из «отхожих» уездов Костромской губернии – Солигаличском,
писал: «Привыкшая обходиться одна, без мужской власти и помощи, солигаличанка вовсе не похожа на забитую крестьянку
земледельческой полосы: она независима и самостоятельна, полная хозяйка в доме не только без мужа, но и при нем, так как мало сведущие в хозяйстве мужья невольно подчиняются женам.
Побои и истязания жен здесь редкие исключения»18.
Известный специалист по социальной истории России
Б.Н. Миронов отмечает, что »в последней трети ХIХ – начале ХХ в.
под воздействием города, отходничества, коммерциализации хозяйства, более активного вовлечения женщин в хозяйственную деятельность внутрисемейные отношения гуманизировались среди
всего российского крестьянства. Крестьяне с помощью своих традиционных институтов с большим успехом в аграрных и окраинных регионах и с меньшим успехом в губерниях Промышленного
центра (куда относились и губернии Верхнего Поволжья – Н.А.) и
столичных противодействовали этим изменениям. В результате
традиционные патриархальные семейные отношения постепенно
демократизировались примерно среди 15% крестьянства столичных и центрально-промышленных губерний и подверглись слабой
эрозии среди остальных 85% крестьян. В промышленных губерниях мужчины медленно и с большой неохотой сдавали свои позиции, уступая пожеланиям и требованиям женщин»19.
Все вышеприведенные факты подтверждают положение, что
изменения, произошедшие в обществе после отмены крепостного
права, нашли отражение и в демографической ситуации. Причем
демографическая ситуация в пореформенной России имела существенную региональную специфику.
По статистическим данным за 1863 г., полученным с помощью административно-полицейского учета, и по материалам
18
Жбанков Д.И. О городских отхожих заработках в Солигаличском уезде
Костромской губернии // Юридический вестник. 1890. № 9. С. 142.
19
Миронов Б.Н. Указ. соч., Т. 1. С. 249.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
Первой всеобщей переписи 1897 г., представленным в таблице 2
Приложения, население Верхнего Поволжья за 34 года возросло
на 21,9%. Сравнение среднегодового прироста населения в дореформенный и пореформенный период показывает, что после отмены крепостного права демографическая ситуация резко изменилась в Ярославской и Костромской губерниях. В первой наблюдалось хоть и небольшое, но увеличение населения. Во второй рост
населения стал наивысшим в регионе. Во Владимирской же губернии среднегодовой рост населения превышал дореформенный,
но был меньше, чем в Костромской губернии. Во всех губерниях
Верхнего Поволжья темпы роста населения значительно уступали
средним по Европейской России. Различие в темпах роста населения привело к тому, что за период с 1863 по 1897 гг. больше всего
население увеличилось в Костромской губернии – 29,1%; чуть менее во Владимирской – 24,6% и менее всего – 10,5% – в Ярославской. Это меньше, чем в целом по Европейской России, население
которой увеличилось за рассматриваемый период в 1,5 раза
(52,7%). Причем прирост сельского населения в регионе был менее значительным – всего 16,7%, тогда как в целом по Европейской России он составлял 47,8%. Это объясняется двумя причинами: низким естественным приростом местного населения и сильным оттоком жителей в другие районы России.
Сведения о величине естественного прироста в губерниях региона содержатся в таблице 1.
Таблица 1
Естественный прирост населения Верхнего Поволжья
в 1861 – 1895 гг.*
Губернии
Владимирская
Костромская
Ярославская
Европейская Россия
Средний прирост на 1000
Место среди
населения в среднем
50 губерний
за 1861 – 1895 гг.
Европейской России
9,6
41
10,3
39
6,1
48
13,8
*Источник: Рашин А.Г. Население России за 100 лет. М., 1956. С. 216–218.
Место губерний дано за период с 1861 г. по 1913 г.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Из данных таблицы видно, что естественный прирост населения в Верхнем Поволжье был намного ниже среднего по стране.
Особенно маленький естественный прирост был в Ярославской губернии. Только в двух губерниях Европейской России прирост населения был еще меньше – в Московской и Петербургской20.
В литературе ХIХ в. низкие темпы прироста в регионе объяснялись местными особенностями социально-экономического
развития. В одной из первых работ по санитарной статистике
России – докторской диссертации М. Шмелева «Опыт медицинской топографии Ярославской губернии» – была сделана попытка исследовать «расстройства человеческого организма от влияния естественных и социальных условий»21. Сопоставив данные
естественного прироста населения в Ярославской губернии с
данными по всей стране, ученый писал: «…Население Ярославской губернии находится в крайне неблагоприятных жизненных
условиях. Громадный перевес женщин над мужчинами, редкость
браков, огромная смертность при рождаемости, равной средней
по России, и вследствие этого чрезвычайно малый прирост населения, огромная смертность первого года жизни – все это должно иметь глубокие причины»22.
Высокая детская смертность резко снижала такой показатель,
как средняя продолжительность жизни. Например, к началу
80-х гг. ХIХ в. в Костромской губернии из-за широко распространенной детской смертности средняя продолжительность
жизни составляла 21,9 года у женщин и 17,9 года у мужчин23.
В числе факторов, способствовавших повышенной смертности населения, современниками называлось и тяжелое положение
отходников. «Отлучка множества молодых людей преимущественно в столицы, – писал М. Шмелев, – должна иметь большое
влияние на смертность. Масса молодого мужского населения, на20
См.: Рашин А.Г. Указ. соч. С. 216.
Шмелев М. Опыт медицинской топографии Ярославской губернии. СПб.,
1868. С. 3.
22
Шмелев М. Указ. соч. С. 49.
23
Жбанков Д.Н. Влияние отхожих заработков на движение народонаселения Костромской губернии, по данным 1866-83 гг. // Материалы для статистики
Костромской губернии. Вып. VII. Кострома, 1887. С. 111.
21
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
ходясь под влиянием крайне неблагоприятных условий для здоровья, вытекающих частью из самого ремесла, частью из дурных
гигиенических условий быта чернорабочего населения в столицах и других промышленных центрах, частию вследствие распущенности нравов, получает зародыши болезней, губящих многих
в молодые годы…»24.
Земские статистики, анализировавшие данные по одному из
местных центров отхода крестьян в Петербург – Угличскому уезду Ярославской губернии, писали: «Мужское население в поисках заработка в далеких отхожих рынках труда скорее изнашивает свои силы и становится менее живучим, чем женское население, условия жизни которого слагаются, очевидно, более
благоприятно, что даст им возможность выживать значительно
долее мужчин»25.
По наблюдениям земского врача Д.Н. Жбанкова, в северозападных уездах Костромской губернии около 10% «питерщиков» ежегодно проводило по месяцу в столичных больницах.
Особенно часто болели «не привыкшие к петербургскому климату» молодые крестьяне. Среди отходников распространены были
такие тяжелые заболевания, как чахотка и сифилис26.
Земские специалисты, касаясь половозрастного состава занятых в сельском хозяйстве и других отраслях производства Костромской губернии конца ХIХ в., отмечали, что в земледелии, в
отличие от фабричного производства и строительства, очень
большая доля лиц мужского пола 40 лет и старше. Строительные
же работы и особенно фабричное производство больше привлекали молодежь и мужчин до 40 лет. Отсюда следовал вывод, что
город «берет молодые силы, а в деревне остаются инвалиды»27.
Подобное явление происходило и во Владимирской губернии.
Поступая на фабрику в молодые годы, к 40 – 50 годам рабочий
уже «изнашивался», выбрасывался за борт промысловой деятель24
Шмелев М. Указ. соч. С. 50.
Статистическое описание Ярославской губернии. Т.II. Угличский уезд.
Вып. 1. Ярославль, 1904. С. 5.
26
Жбанков Д.Н. Влияние отхожих заработков… С. 33.
27
Воробьев Н. Обзор народного хозяйства Костромской губернии // Ежегодник Костромского губернского земства. 1910 год. Кострома, 1910. С. 264.
25
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ности и вынужден был возвращаться в деревню «обрабатывать
ослабевшими руками истощенную почву»28.
О том, что работа на стороне часто сочеталась с повышенным
травматизмом, косвенно свидетельствуют данные о количестве
калек в рабочем возрасте среди крестьянского населения. Численность инвалидов мужчин по 5 уездам Ярославской губернии
было в 1,5 раза больше, чем инвалидов женщин. Причем в уездах
с наиболее развитым отходом превышение инвалидов мужчин
над инвалидами женщинами было выше, чем в уездах, где отхожие промыслы не получили такого большого развития29.
Широко развитый отход крестьянского населения губерний
Верхнего Поволжья, как уже было отмечено, оказывал влияние
на такой институт, как семья. Необходимо заметить, что диспропорция, возникавшая среди сельского населения в связи с отходом значительной части взрослого мужского населения на заработки, отрицательно сказывалась на семейно-брачных отношениях в деревне. Вот, что писал по поводу влияния отхожих
промыслов на демографическую ситуацию в костромской деревне доктор Д. Н. Жбанков: «сравнительно малое количество браков относительно числа женщин в отхожих уездах, почему многие женщины остаются девушками, т.е. невольно бесплодными».
В доказательство этого он приводит цифры о соотношении численности женщин и количестве браков в уездах, отличавшихся
разным уровнем развития отхода. В Ветлужском уезде, где крестьяне не сильно были вовлечены в отхожие промыслы, на 1000
женщин приходилось 19,3 браков, а в одном из центров отхода
крестьян в столицы – Чухломском уезде – только 15,6 браков30.
Указанная зависимость подтверждается и данными на уровне
губерний. Если в 1897 г. в среднем по 50 губерниям Европейской
России процент замужних среди женщин в возрасте 15 лет и старше равнялся 62,6%, то во Владимирской губернии – 61,5% (29 место в Европейской России), в Костромской – 58,5% (33 место), а в
28
Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Т. VIII. Вып. III.
Владимир-на-Клязьме, 1902. С. 9–10.
29
Свавицкие Н.А. и З.М. Земские подворные переписи 1880 – 1913 гг. М.,
1926. С. 96.
30
Жбанков Д.Н. Влияние отхожих заработков… С. 116.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
Ярославской – 50,0% (47 место). Более низкий показатель был
только в трех губерниях страны: С-Петербургской – 46,1% (без Петербурга); Лифляндской – 47,8% и Эстляндской – 49,9%31.
Современники так характеризовали положение дел в Угличском уезде – одном из центров отхожих промыслов в Ярославской
губернии: «Несмотря на постоянное тяготение отхожепромышленника к своей деревне трудно, конечно, надеяться, чтобы при
жизни с раннего детства на стороне каждый из них женился только на своих землячках. Таким образом, с развитием только мужского отхода шансы на замужество среди остающихся в деревне
незамужних женщин уменьшаются и число их значительно превосходит численность неженатых мужчин. Это явление, наблюдаемое во всех волостях Угличского уезда…, является отчасти результатом численного перевеса женщин над мужчинами»32. Зато
по количеству вдов среди женщин 15 лет и старше Ярославская
губерния занимала третье место в Европейской России (18,7%)
после Московской (19,4%) и Архангельской губерний (18,9%).
Средний показатель по стране составлял 13,5% (Владимирская –
16,3%; Костромская – 16,1 %). Большое количество вдов в регионе
было связано с низкой продолжительностью жизни мужчин, занимавшихся отхожими промыслами. Доля семейных среди мужчин
15 лет и старше составляла в Ярославской губернии 65,8%, что
даже несколько превышало средний показатель по Европейской
России – 65,2% (Владимирская – 71,0; Костромская – 69,4%)33.
Высокий показатель семейных среди мужчин региона свидетельствует, что им данная ситуация была даже выгодна.
С позиции мужчины, женитьба была выгодным делом: благодаря ей семья получала в лице невестки дополнительную и
бесплатную работницу, а с нею и важную в крестьянском хозяйстве вещь – приданое невесты. К тому же брак позволял крестьянскому сыну отделиться от родителей и завести собственное хо31
Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. 1. СПб., 1905.
Приложение. С. 52–53..
32
Статистическое описание Ярославской губернии. Т. II. Вып. II. С. 91.
33
Общий свод по империи… Т. 1. Приложение. С. 50–57.
17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
зяйство. Вступление в брак поднимало статус крестьянина в обществе. «Неженатый не считается у нас настоящим крестьянином, – писали в конце ХIХ в. из Ильинской волости Ростовского
уезда Ярославской губернии. – На него смотрят отчасти с сожалением, как нечто нецельное, отчасти с презрением». Холостой
образ жизни считался отклонением от нормы, странностью. Семья воспринималась как хозяйственная и нравственная основа
правильного образа жизни. В некоторых местностях страны холостому мужчине крестьянское общество запрещало быть хозяином34. И все же не столько изменение статуса крестьянина в обществе, сколько материальные выгоды брака были главным мотивом крестьян жениться, т.к. «супружество составляет в
сельском сословии первое условие правильного хозяйства, а семейство – первое звено общественного быта»35.
Именно необходимость в хозяйстве молодых и сильных
женских рук главным образом и подталкивала крестьянского
парня к женитьбе. Невозможность холостой жизни земледельца
объясняет огромную роль материального расчета при заключении браков. Это приводило многих наблюдателей к мысли, что
брак – скорее хозяйственная сделка, чем взаимная склонность и
прочие нематериальные соображения молодых и их родителей.
Знаток крестьянского быта В.И. Семевский считал, что в основе
крестьянского брака лежала не столько привязанность, сколько
экономический расчет, и крестьянин женился не по страсти, а
по необходимости. По понятиям земледельцев, не любовь, а
нужда служила оправданием брака, нужда же и брак облагораживала. Развитие в регионе неземледельческих промыслов,
включение в них значительной части как мужского, так и женского населения не могли не повлиять на функционирование
семьи. Если нормальное земледельческое хозяйство не может
обходиться как без достаточного количества мужских, так и
женских рук, то это вполне возможно в хозяйстве, получающем
основной доход неземледельческими промыслами.
34
Громыко М.М. Мир русской деревни. М., 1991. С. 170.
Князь А. Васильчиков. Сельский быт и сельское хозяйство в России.
СПб., 1881. С. 38.
35
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
Известно, что в тех российских губерниях, где основу жизнеобеспечения составляло земледелие, экономические возможности
семьи во многом зависели от величины ее земельного надела, который полагался лишь женатым мужчинам. Это обстоятельство, а
также то, что с приходом невестки в дом семья получала дополнительные рабочие руки, нередко были основным мотивом для
скорейшей женитьбы подросшего сына. Иная ситуация складывалась в тех губерниях, где труд на земле не мог прокормить и
где традиционно заметную роль играли неземледельческие промыслы. Исследователями отмечено, что в последнем случае возможность эффективного использования женского труда в родительской семье заставляла откладывать замужество дочери36.
Итак, специфика брачности в значительной степени определялась
местными особенности экономического развития.
Низкий показатель числа женщин, состоящих в браке, отрицательно сказывался на естественном приросте населения. Если по
данным за 1896 – 1897 гг. в среднем по 26 губерниям страны на
1000 женщин 15 – 50 лет, проживавших в сельской местности, рождалось 206 детей в год, то во Владимирской губернии было 207
рождений, в Костромской – 193, в Ярославской – 16137. Необходимо отметить также следующую закономерность: чем сильнее в
местности был развит отход, тем старше возраст мужчин и женщин, вступавших в брак. Этот факт неоднократно отмечали исследователи пореформенной деревни. Так, К. Воробьев, изучавший
отхожие промыслы в Ярославской губернии, писал, что «отхожие
промышленники вступают в брак в более зрелом возрасте, чем
сельское население»38. В текстовом обзоре материалов подворной
переписи Суздальского уезда 1899 г., написанном А. Смирновым,
приведены данные о влиянии отхожих промыслов на брачность
населения Владимирской губернии. В составленных А. Смирновым таблицах уезды губернии в зависимости от степени развития
36
См.: Шустрова И.Ю. Очерки по истории русской семьи Верхневолжского
региона в ХIХ – начале ХХ века. Ярославль, 1998. С. 31–32.
37
Вестник общественной гигиены. 1904. № 9. С. 1451.
38
Воробьев Кл. Отхожие промыслы крестьянского населения Ярославской
губернии. Статистический очерк. Ярославль, 1903. С. 11.
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
отхожих промыслов разделены на три группы с указанием процента мужчин и женщин, вступивших в брак в возрасте до 25 лет в
каждой группе. Данные этих таблиц в несколько переработанном
виде приводятся в таблице 2.
Таблица 2
Влияние отхожих промыслов на время вступления в брак
у мужчин и женщин Владимирской губернии*
7,6
7,9
9,1
9,5
9,9 10,0 11,2 11,6 8,6
Гороховецкий
Юрьевский
Вязниковский
Суздальский
Ковровский
Шуйский
6,9
Покровский
6,4
Владимирский
5,7
Александровский
4,8
Переславский
Уезды с наиболее
развитым отходом
Судогодский
Уезды со средне
развитым отходом
Меленковский
Число месяцев
отхода**
Наименование
уезда
Уезды с наименее
развитым отходом
Муромский
Группы уездов
Процент мужчин,
вступивших в брак 85,7 83,7 75,9 81,5 74,8 83,9 70,8 84,0 74,0 72,4 75,3 77,4 74,2
до 25 лет
81,7
78,4
74,7
Процент женщин,
вступивших в брак 73,2 67,8 46,6 43,4 46,0 48,7 46,7 58,5 48,0 46,4 47,5 52,5 50,0
до 20 лет
57,8
50,0
48,9
Процент женщин,
вступивших в брак 92,9 92,4 90,4 90,4 86,5 90,0 86,9 92,1 86,4 87,9 91,0 88,8 87,1
до 25 лет
91,5
88,9
88,2
*Источник: Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Т. VIII.
Вып. III. Владимир–на–Клязьме. 1902. С. 14.
**В примечании к таблицам А. Смирнов указывает следующее: «Число месяцев отхода взято по данным в паспортах. Общее число месяцев отлучки разделено
на число дворов, это и есть взятая нами средняя. Шуйский уезд, хотя и дает сравнительно небольшое число месяцев отхода, но в нем масса фабрик и много крестьян
работает без паспортов; это наиболее промышленный уезд во Владимирской губернии».
Сведения, содержащиеся в таблицах, показывают, что чем
сильнее в местности развиты отхожие промыслы, тем позже население вступает в брак. Поздние браки в свою очередь вели к сокращению репродуктивного периода у родителей (особенно женщин), что также оказывало влияние на количество рождений. Так, в
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
среднем по 50 губерниям Европейской России в 1910 г. на заключенный брак приходилось 5,3 рождений. Лидерами здесь являлись
следующие губернии черноземной полосы: Тульская – 6,8; Пензенская – 6,7; Тамбовская – 6,7; а наиболее отстающими – прибалтийские губернии с их несколько иным, чем у русских, институтом семьи: Эстляндская – 3,6; Курляндская – 3,4; Лифляндская – 3,1. Губернии Верхнего Поволжья по этому показателю значительно
отличались друг от друга. Во Владимирской губернии на каждый
заключенный брак приходилось 6,0 рождений (10 место), в Костромской – 5,4 (23 место), в Ярославской – 4,9 (38 место)39.
Дети для крестьян несомненно представляли немалую ценность. Семья, как правило, стремилась иметь много детей не
только по причине «чадолюбия», но и с практической точки зрения. Во-первых, сам общинный порядок землевладения стимулировал плодовитость населения. При общинном землевладении
каждая вновь появившаяся на свет пара рук приносила с собой и
право на равную долю земли при очередном переделе коллективной собственности. Правда, по мере роста численности общины
доля эта неуклонно сокращалась. Но если прирост семей в данном хозяйстве обгонял средний рост населения в общине, то многосемейные дворы выигрывали при очередном переделе за счет
малосемейных. Во-вторых, в связи с появлением детей родители
рассчитывали получить от них в скором будущем помощь по хозяйству, а в старости – заботу и уход.
В сущности, крестьянская семья в традиционном обществе,
каким во многом была сельская пореформенная Россия, олицетворяла собою малую сельскую общность вполне самодостаточного
типа. Кроме биологического воспроизводства и воспитания детей,
в ней производилась также основная часть необходимого материального продукта, потреблявшегося внутри семьи, что достигалось благодаря совместному труду. Иными словами, семья и ее
трудовое хозяйство функционировали одновременно и как основная единица биологического воспроизводства, и как единица крестьянской собственности, производства и потребления.
39
Рашин А.Г. Указ. соч. С. 182–183.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Даже в начале ХХ в. хозяйство крестьянской семьи в значительной степени сохраняло свой натуральный характер. Ее основные усилия были направлены на поддержание баланса между
количеством работников и числом едоков, что достигалось как за
счет кооперации труда, в которой главную роль играл труд мужчин, так и высокой рождаемостью. Отсюда понятна заинтересованность крестьянских семей в детях как в дополнительной рабочей силе. Без взрослых сыновей крестьянское хозяйство, как правило, никогда не становилось зажиточным; недостаток земли и
рабочих рук обрекал его в лучшем случае на «серединку». А
«семьянистое» хозяйство с большей вероятностью могло рассчитывать на экономическое благополучие и стабильность. Крестьянские дети рано начинали помогать родителям; 15 – 16-летний
подросток уже считался полноценным работником, выполнявшим все крестьянские дела.
В случае отсутствия детей крестьяне часто усыновляли сироту, а в случае рождения одних дочерей принимали в семью зятьев. Усыновление утверждалось сельским обществом; «приемыши» считались родными, не подвергались никаким ограничениям
в правах и ущемлению достоинства.
Длительные и частые разлуки супругов репродуктивного
возраста (в местах с развитым отхожим промыслом) снижали вероятность зачатия и уровень рождаемости. На это неоднократно
указывали современники: «Уменьшение рождаемости отхожей
полосы, – писал Д.Н. Жбанков, – есть постоянное явление, подтвержденное наблюдениями за целые 25 лет… Первая и важнейшая причина – продолжительное отсутствие мужей, которые иногда не возвращаются по 1 – 5 лет домой, и поэтому невольное
воздержание жен от половой жизни»40.
Свое наблюдение о том, что дальний отход сильно понижает
рождаемость, Д.Н. Жбанков подтверждает данными по Костромской губернии. Согласно его вычислениям, средняя рождаемость
в губернии выражалась следующими цифрами:
40
Жбанков Д.Н. Влияние отхожих заработков на движение населения
// Врач. 1895. № 23–25. С. 17.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
1866 – 1870 гг.
Лесные уезды ………
4,73
Фабричные уезды …..
4,75
Отхожие уезды …….
4,20
1881 – 1883 гг.
5,22
4,70
4,35
1866 – 1883 гг.
4,94
4,55
4,32
Средняя «плодовитость» браков (частное от деления числа
рождений – не считая незаконных – на число браков), согласно
расчетам исследователя, также зависела от хозяйственной специализации местности. Это доказывается следующими данными:
Лесные уезды ……..
Фабричные уезды …
Отхожие уезды …...
1866 – 1880 гг.
5,37
5,21
5,01
1881 – 1883 гг.
5,61
5,25
4,99
Д.Н. Жбанков утверждал, что костромские женщины, мужья
которых постоянно проживали дома, рожали в среднем по
9,58 детей каждая, а жены, мужья которых отправлялись в отход
на промыслы, – около 5,0 детей41.
Вышеприведенные цифры о количестве рождений на заключенный брак в различных регионах России показывают, что в
Прибалтийских губерниях, населенных преимущественно римско-католиками и протестантами, сильнее подверженными влиянием Западной Европы и имевшими отличия в социальноэкономическом развитии, этот показатель значительно отличался
от среднего по стране. Высокая рождаемость в большинстве губерний России была единственной возможностью обеспечить
воспроизводство населения.
Ученые демографы выделяют два вида воспроизводства населения: первый – характерный для докапиталистических аграрных обществ и обществ, находившихся на ранних стадиях развития капитализма, когда демографическое равновесие достигалось
высокой рождаемостью и столь же высокой смертностью; второй – присущий странам с более развитыми общественными (капиталистическими) отношениями. Для него характерно равновесие низкой смертности и низкой рождаемости. В результате перехода от первого вида воспроизводства населения ко второму
41
Россия: Энциклопедический словарь. Л., 1991. С. 272.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
(так называемого демографического перехода) не только возрастает численность народонаселения, но и существенно видоизменяется его структура. Растет численность «старых» генераций, и
повышается средняя продолжительность жизни, процесс смены
поколений в целом замедляется.
При этом изменения в демографической сфере являются частью более общих экономических и социальных перемен (урбанизации, изменения роли женщин и детей в обществе, улучшения
медицинского обслуживания и питания, повышения общего
уровня образования и культуры и постепенного отхода от религиозной морали). В то же время демографический переход сопровождается существенными сдвигами в общественном сознании:
видоизменяются демографическое поведение и регулирующие
его социокультурные нормы, формируется новый тип семьи, изменяется отношение к браку, детям, смерти, растет самосознание
личности и свобода ее поведения. Таким образом, демографический переход представляет собой сложную комплексную проблему, изучение которой предполагает анализ целого ряда социально-экономических и социально-культурных факторов.
Исследователи в основном единодушны в определении хронологических рамок «демографической революции» в России.
Начало перехода к новому типу воспроизводства населения датируется ими рубежом ХIХ – ХХ вв. и связывается с эпохой капитализма в России. В то же время исследователи отмечают, что
хотя русское крестьянство придерживалось традиционного типа
воспроизводства населения вплоть до начала ХХ в., уже во второй половине ХIХ в. в ряде губерний, соседних с прибалтийскими – Петербургской, Архангельской, Вологодской, Новгородской
и Олонецкой, наблюдалось распространение новых моделей демографического поведения, для которых характерны относительно поздние браки, высокая доля не вступивших в брак, внутрисемейный контроль над рождаемостью и т.д.42
42
Моисеенко Т.Л. О методах изучения демографического перехода («революции») (обзор литературы) // Социально-демографические процессы в российской деревне (ХVI – начало ХХ в.). Таллин, 1986. С. 160; Население России в ХХ
веке. В 3-х т. Т. I. М., 2000. С. 49.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
Отличие ряда демографических показателей (поздние браки,
более активное участие женщин в хозяйственной и общественной
жизни деревни) в уездах с развитым отхожим промыслом от уездов, где население было менее подвижно, позволяет предположить, что «демографическая революция» в них началась раньше.
Если рассматривать ситуацию на уровне губерний, то есть все
основания считать лидером в этом процессе Ярославскую губернию, а наиболее отстающей – Костромскую.
В целом по стране прирост сельского и городского населения
отличался незначительно. Урбанизация в России проходила слабо.
В Ярославской и Владимирской губерниях в 1897 г. вне городов
проживало около 87%. Этот показатель практически равнялся
среднему по Европейской России, т.е. району сосредоточения
наиболее крупных городов страны. В самой «сельской» из губерний Верхнего Поволжья – Костромской, городское население росло еще медленнее. Здесь в конце ХIХ в. в городах проживало 6,8%
всего населения. Костромская губерния была одной из наименее
урбанизированных регионов страны, занимая по этому показателю
42 место из 50 губерний Европейской России43. Процесс урбанизации в губернии проходил сложно. Одной из причин этого являлась высокая смертность городского населения, часто превышавшая рождаемость. Так, в начале пореформенного периода в целом
по губернии наблюдается отрицательный естественный прирост
городского населения, сменившийся медленным ростом только в
середине 1870-х гг. Необходимо отметить, что демографическая
ситуация в разных городах имела существенные отличия. Академик В.П. Безобразов, касаясь прироста населения в городах Костромской губернии, отмечал, что даже в начале 1880-х гг. «народонаселение в некоторых из них возрастало на весьма ничтожный
процент, а иных убывало. Вообще, также как и относительно сельского населения, замечается сильнейший прирост в городах восточной лесной полосы, хотя и с исключениями»44.
Рост городского населения зависел от двух составляющих:
естественного прироста и притока населения из других мест,
43
44
Общий свод по Империи… Т. 1. С. 6–7.
Безобразов В.П. Указ. соч. С. 43.
25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
главным образом из села. По данным о рождаемости и смертности населения губернского города Костромы, являвшегося одним
из центров текстильной промышленности дореволюционной России, здесь в 60 – 70-х гг. ХIХ в. наблюдалась естественная убыль
населения и только в 90-х гг. начался незначительный прирост
населения, который достиг своего пика в начале ХХ в.45
Превышение смертности над рождаемостью в Костроме в
60 – 80-х гг. девятнадцатого столетия позволило современникам
сделать следующий вывод: «Если бы это продолжалось, то без
прилива жителей извне, этот город должен был бы вымереть»46.
Следует отметить, что похожая ситуация складывалась и в
столице России – Петербурге и других городах. «Во многих
крупных городах смертность населения была столь огромной, что
естественная убыль населения являлась для них характерной
примерно до второй половины 80-х годов (Петербург, Москва,
Саратов, Кострома, Рязань, Нижний Новгород и др.). Рост же
численности населения в этих городах за указанный период происходил исключительно вследствие притока в города сельского
населения преимущественно в рабочем возрасте»47.
В значительном количестве городов смертность превосходила рождаемость и в начале ХХ в. Так, в 1905 г. превышение
смертности над рождаемостью наблюдалось в 95 городах Европейской России. Важно отметить, что мужская смертность в российских городах, особенно в зрелом и пожилом возрасте, была
намного выше женской48. Высокая смертность мужчин трудоспособного возраста объясняется притоком в города сельского, в основном мужского, населения. Причем значительная часть пришедших работала в промышленном производстве. Это приводило
к глубочайшим изменениям в их привычных условиях существования, ломке прежнего уклада жизни. Городская жизнь с высокой
плотностью населения, скученностью, антисанитарией, неудов45
Рашин А.Г. Указ. соч. С. 241–242.
Безобразов В.П. Указ. соч. С. 44.
47
Рашин А.Г. Указ. соч. С. 256.
48
Население России в ХХ веке. Т. I. С. 41.
46
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
летворительным питанием имела отрицательные воздействия на
организм человека49.
Отсюда можно сделать вывод, что определяющим фактором
в росте городского населения России в пореформенный период
являлся приток населения извне. Мужское население села было
главным источником, обеспечивающим город рабочей силой.
К тому же надо учитывать, что небольшие города, оказавшиеся на периферии экономических процессов, в пореформенный период переживали сложную демографическую ситуацию.
Так, в Ярославской губернии за 4 года после переписи 1897 г. в
таких небольших городах, как Мышкин, Пошехонье, Любим и
Романово-Борисоглебск, умерло больше людей, чем родилось50.
При определении величины городского населения России
следует принимать во внимание тот факт, что дореволюционные
статистики по-разному толковали понятие город. Так, организаторы переписи 1897 г. признавали, что «к числу городов при разработке причислены также и некоторые селения, в которых находятся административные центры – уездные и окружные»51, в то
же время «в Империи насчитывается 6 376 поселений с населением от 2 до 41 тысяч душ (Ижевский завод) и с общей численностью в 232 тысячи душ, которые не считаются городами и их население причисляется к сельскому»52. Среди них – фабричнозаводские села, особенно широко распространенные в Центрально-промышленном районе. Часть этих промышленных центров,
расположенных в сельской местности, была сосредоточена в губерниях Верхнего Поволжья. Так, по данным переписи, в селах
Орехове и Тейкове Владимирской губернии насчитывалось соответственно 7,2 и 5,8 тыс. жителей53, в то время как из 15 офици49
См. об этом: Араловец Н.А. Заболеваемость и смертность городского населения России, конец ХIХ в. – 1920-е годы // Народонаселение: современное
состояние и перспективы развития научного знания. М., 1997. С. 57–66.
50
Кадек М.Е. Сельское хозяйство Ярославской губернии в начале ХХ века
// Труды Ярославского педагогического института. Т. I. Вып. II. Ярославль, 1926.
С. 1.
51
Общий свод по Империи… Т. 1. С. IV.
52
Там же. Т. 1. С. V.
53
Тихонов Б.В. Указ. соч. С. 51
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ально признанных городов губернии 10 имели население менее
5,5 тыс.54
В издании Центрального статистического комитета МВД
«Города России в 1904 г.» (СПб., 1906) были выделены 35 признаков для характеристики города, а в число городов и «городовсел» включены многие пункты, считавшиеся до этого просто селами. Однако из всех этих признаков лишь пять действительно
отличали город от деревни, а остальные касались вопросов культуры и благоустройства, которые для многих городов практически не имели никакого значения. По мнению В.П. Семенова-ТянШанского, в России существовало лишь два основных, скольконибудь надежных признака, которые в связи с людностью населенного пункта могли быть использованы для определения его
городского типа: это процент населения, не занимающегося сельским хозяйством вообще, и бойкость торгово-промышленного
оборота города в расчете на одного его жителя55.
Необходимо отметить, что и среди советских историков и современных исследователей нет единства по вопросу о том, какое
поселение считать городом56. Я.Е. Водарский, В.М. Кобузан, специально занимавшиеся изучением данного вида населенных
пунктов, считают, что применительно к периоду 1785 – 1917 гг.
городами следует признать поселения, которые являлись торговопромышленными центрами своих округ и имели официальный
статус города57. Эту точку зрения поддерживает и
П.Г. Рындзюнский, отмечавший, что официальное признание населенного пункта городом имело большое значение. В этом посе54
Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. VI.
Тетрадь 1. СПб., 1900. С. 1.
55
Семенов-Тян-Шанский В. Город и деревня в Европейской России
// Записки Императорского русского географического общества по отделению
статистики. Т. Х. Вып. 2. СПб., 1910. С. 45.
56
Историографию по вопросу определения понятия "город" можно найти в
книге: Водарский Я.Е. Население России в конце ХVII – начале ХIХ века. М.,
1977. С. 115–117.
57
Водарский Я.Е., Кобузан В.М. Население городов России в ХVI – начале
ХХ века (к вопросу о методике изучения численности и состава) // Численность
и классовый состав населения России и СССР (ХVI – ХХ вв.). Таллин, 1979.
С. 141.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
лении устанавливались особые административные порядки, свойственные только городам, в них обосновывались свои сословные
корпорации, формировалась особая организация общественной
жизни58.
Статистика второй половины ХIХ века свидетельствует о
том, что Россия была сельской страной с относительно невысоким удельным весом жителей городов. Доля горожан в стране
увеличивалась медленно, и Россия в этом отношении все больше
и больше отставала от развитых государств Западной Европы. К
тому же в официально признанных городах России собственно
городские сословия (купцы, мещане) не достигали и половины их
жителей. Многие города, по существу, оставались земледельческими поселениями. В 1897 г. купцы и мещане составляли меньше половины всех жителей – 47% (7858,3 тыс. чел.). Весьма высока в городах была доля крестьян, которая постоянно возрастала
(конец ХVIII века – 32%, 1897 г. – 44%). Причем если в ХVIII в.
это были в основном крестьяне, постоянно живущие в городах, то
в ХIХ в. – лица, временно находящиеся здесь «для торговли и
промыслов»59.
Сословная принадлежность в конце пореформенного периода
часто не указывала истинное место человека в обществе. Разработчики Первой всеобщей переписи отмечали, что казаков, инородцев, около половины всего количества мещан можно отнести
к крестьянству, «так как по складу своего быта, своим ежедневным занятиям эти сословия мало отличаются от крестьянства и
все достатки и средства к существованию получают от того или
иного вида сельскохозяйственной деятельности – земледелия,
скотоводства и т.д.» и только «часть мещан, потомственных и
личных почетных граждан и купцов можно отнести к лицам городских сословий»60. На существенную роль сельского хозяйства
в жизни горожан указывают и данные переписи 1897 г. о занятиях городского населения. Согласно им, 9,4% горожан России бы58
Рындзюнский П.Г. Крестьяне и город в капиталистической России второй
половины ХIХ века. М., 1983. С. 127.
59
Население России в ХХ веке. Т. 1. С. 403.
60
Общий свод по Империи… Т. 1. С. ХIII.
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ли заняты в сельском хозяйстве. Причем сельское хозяйство, как
сфера занятий городского населения, стояло на четвертом месте.
Более значительно были представлены: занятые в промышленности – 26,5%, в торговле – 17,0%, в группе «частная служба, прислуга, поденщики» – 14,6%. Следует заметить, что в городах
Верхнего Поволжья занятие сельским хозяйством было менее
распространенным явлением, чем в целом по стране. В Костромской губернии им занимались 6,5% горожан, во Владимирской –
3,5%, в Ярославской – 2,8%61. По мнению А.Г. Рашина, группа
городского населения, занятого в сельском хозяйстве, была «преимущественно сосредоточена в небольших и средних городах»62.
Данные переписей населения Верхнего Поволжья конца ХIХ –
начала ХХ вв. подтверждают факт активного занятия сельским
хозяйством части жителей малых городов63. На это указывали и
современники. Так, по воспоминаниям жителя одного из уездных
центров Костромской губернии – города Ветлуги, в конце ХIХ –
начале ХХ вв. крестьяне соседних с Ветлугой деревень с наступлением весны приходили на сельхозработы в город. Мужчины
для того, чтобы «пахать огороды, девки – прогребать борозды,
садить картошку»64.
С другой стороны, к началу ХХ в. около 10% сельских поселений в России успешно развивали промышленную и торговую
функции. Они заполняли обширное переходное пространство
между городом и деревней, благодаря чему вся совокупность
сельских и городских поселений образовывала континуум от типичной деревни к типичному городу65.
61
Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Вып. 8.
Процентное распределение наличного населения Империи обоего пола по группам занятий. СПб., 1905. С. 4–9, 12–13.
62
Рашин А.Г. Указ. соч. С. 323.
63
См.: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.
Т. YI. Тетрадь 1. СПб., 1900. Таблица ХХI; Т. ХVIII. СПб., 1903. С. 158–165;
Т. L. СПб., 1904. С. 142–147; Население г. Любима Ярославской губернии. Ярославль, 1913. С. 7.
64
Успенский Л.Н. Мои воспоминания о старом дореволюционном Ветлужском обществе // Ветлужская сторона. Историко-краеведческий сборник. Кострома, 1995. С. 83.
65
Миронов Б.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 306.
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
В.П. Безобразов, указывая на схожесть части сельских населенных пунктов с городами, писал: «Это узаконенное различение
людей не соответствует действительному, по занятиям городским
и сельским или земледельческим. Таким образом, массы фабричных рабочих в юго-западной части Костромской губ. числятся
крестьянами, так же как все ее фабричные центры, гораздо более
многолюдные, чем многие мелкие ее города и имеющие городской характер, называются селами и деревнями. Огромное число
сельчан занимаются, кроме работы на фабриках, кустарной промышленностью. Массы официальных крестьян, постоянно проживающие в городах, на отхожих промыслах, имеют совсем городской тип. С другой стороны, жители некоторых мелких городов занимаются хлебопашеством»66.
О том, что различие между городом и деревней часто было
очень слабым, указывает факт перехода после 1917 г. некоторых
городов в разряд сел. Так, в 1924 – 1925 гг. в ходе административно-территориальной реформы в Костромском крае города Кадый и Унжа Макарьевского уезда и город Судиславль Костромского уезда были преобразованы в села67.
Из вышеизложенного следует, что индустриализация в России носила рассеянный характер. Она охватывала не только город, но и другие типы поселений, вследствие чего и урбанизация
была медленной и рассеянной, если считать, что процесс урбанизации это не только развитие городов, но и распространение черт
и особенностей, свойственных городу, на сельские поселения.
В городах Верхнего Поволжья, как и в целом в Центральнопромышленном районе, удельный вес крестьянства был высоким.
Особенно значительна была доля крестьян среди населения
крупных промышленных центров, здесь она часто значительно
превышала средние показатели по стране. (В целом по России,
как это указывалось выше, крестьяне в 1897 г. составляли 44%
городского населения). Так, в Костроме крестьяне составляли
46,4% всего населения губернского города, в Ярославле и Рыбин66
Безобразов В.П. Указ. соч. С. 46.
Государственный архив Костромской области. Путеводитель. Кострома,
1962. С. 292–93.
67
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ске – 52,7 и 50,3% соответственно, во Владимире – 49,2, в Шуе –
57,5, в Коврове – 63,1, а в Иваново-Вознесенске – 68,2%, т.е. 2/3
всего городского населения68. Наличие среди населения наиболее
крупных городов региона значительной доли крестьянского населения связано не с аграрным характером этих населенных пунктов, а, наоборот, с их промышленным характером. Крестьяне,
пришедшие на заработки, были основной рабочей силой местных
предприятий.
Привлекая значительные массы населения, город с его фабрично-заводской промышленностью, иным образом и ритмом
жизни не только менял социальный облик населения, но и разрушал главный социальный пережиток феодализма – сословный состав всего общества, преобразуя его в социальную структуру капиталистического типа, организующим фактором которой был
экономический – отношение разных социальных слоев и групп к
собственности.
Сельское население, хотя и было более однородным по сравнению с городским, тоже включало в себя лиц разных сословий.
В основном это были крестьяне, но сюда же входили и проживающие в усадьбах дворяне, сельское духовенство и пр. Данные о
составе сельского населения Верхнего Поволжья в 1863 и 1897 гг.
представлены в таблицах 3 и 4 Приложения.
Данные таблиц свидетельствуют, что крестьяне составляли
абсолютное большинство сельского населения региона. Причем
доля крестьянского населения во всех губерниях региона была
почти равной, на всем протяжении пореформенного периода составляя более 90% сельских жителей. Это немного превышало
средний показатель по Европейской России. Особенностью региона было и то, что доля крестьян среди сельского населения
всех губерний Верхнего Поволжья в 1897 г. несколько возросла
по сравнению с 1863 г. В целом по стране этот показатель и в
конце, и в начале пореформенного периода остался неизменным.
68
Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. VI.
Тетрадь 1. СПб., 1900. С. 2–3; Т. ХVIII. СПб., 1903. С. 54–55; Т. L. СПб., 1904.
С. 50–51.
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
Данное обстоятельство, видимо, связано с сокращением численности дворянских усадьб в регионе и оттоком дворянства из села.
В таблице 4 Приложения показана структура крестьянского
населения губерний Верхнего Поволжья в 1863 г. Как видно из
таблицы, в начале 1860-х гг. крестьянское население было представлено тремя группами: бывшие помещичьи крестьяне, удельные крестьяне и государственные крестьяне. Причем структура
крестьянского населения региона существенно отличалась от
средней по Европейской России. Если в среднем по Европейской
части страны бывшие помещичьи крестьяне составляли 46,5%
среди всего крестьянского населения, то в губерниях Верхнего
Поволжья их доля колебалась от 64,6 в Ярославской до 60,9% во
Владимирской губерниях. Это указывает на то, что крепостнические отношения в регионе были сильно развиты, что не могло не
отразиться на всем ходе социально-экономического развития региона в пореформенный период. Доля государственных крестьян
составляла от 33,5 в Ярославской губернии до 22,1% в Костромской, т.е. везде она была намного ниже среднего показателя по
Европейской части Империи, где численность бывших помещичьих и государственных крестьян почти совпадали. Удельное
землевладение в губерниях Верхнего Поволжья, а следовательно
и бывшее удельное крестьянство были представлены по-разному.
Если в Костромской губернии бывших удельных крестьян насчитывалось более 140 тысяч (14,9% всего крестьянского населения),
немногим меньше их было во Владимирской губернии, то в Ярославской губернии, где удельное землевладение отсутствовало,
бывшие крепостные удельного ведомства составляли всего около
16 тысяч человек (1,9% всего крестьянства). В Европейской части
страны удельные крестьяне составляли 6,7% всего крестьянского
населения. Следовательно, в Костромской и Владимирской губерниях бывшее удельное крестьянство было представлено значительно сильнее, чем в среднем по Европейской России, а в
Ярославской оно практически не участвовало в социальноэкономической жизни губернии.
Рассмотрим динамику сельского населения региона более
подробно. Для этого перейдем от анализа данных по губерниям к
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
изучению положения на уровне уездов. Сравнительный анализ
поуездных данных уточняет картину и позволяет выявить некоторые новые существенные обстоятельства демографического
развития Верхнего Поволжья. Таблица 5 Приложения содержит
поуездные данные о сельском населении трех губерний Верхнего
Поволжья в 1863 – 1897 гг. Обратимся вначале к Владимирской
губернии. Как уже отмечалось выше, сельское население губернии за 34 года увеличилось на 16,6%. По уездам же картина была
довольно пестрой. В ряде уездов население увеличилось более
чем на четверть (Покровский уезд – 63,4%, Меленковский – 41,6,
Судогодский – 30,8, Переяславский – 25,5%.). В других увеличение было незначительным (Юрьевский уезд – 6,7, Гороховецкий – 3,3%), а в трех уездах произошло сокращение сельского населения (в Вязниковском уезде оно составило 2,4, в Ковровском –
4,7, в Шуйском – 8,5%). В Шуйском уезде сократилось число жителей как среди мужчин, так и среди женщин. В Ковровском уезде в 1897 г. мужчин стало меньше, чем в 1863 г., а количество
женщин несколько возросло. В Юрьевском уезде, несмотря на
общее увеличение населения, произошло также незначительное
сокращение числа мужчин. В результате столь неравномерного
прохождения демографических процессов в пореформенный период изменилось распределение уездов по абсолютной численности сельского населения. К концу ХIХ в. самым населенным уездом Владимирской губернии становится Покровский уезд. Он обгоняет по числу жителей Владимирский уезд, который
становится третьим по величине населения уездом, пропуская
вперед себя и Меленковский уезд. Уезды, в которых произошло
сокращение сельского населения, естественно, утратили свои позиции. Вязниковский уезд с 11 места переместился на предпоследнее 12, Ковровский со 2 на 6, а Шуйский с 5 на 11.
Интересно отметить, что уезды, в которых наблюдался наиболее высокий прирост сельского населения, составляли территориально единую группу, охватывающую полукольцом югозапад губернии. Эта часть Владимирского края своей экономикой
была тесно связана с первопрестольной и входила в так называемый Московский промышленный район. Уезды, где происходило
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
сокращение населения, находились в северо-восточной части губернии в так называемом Ивановском промышленном районе.
По-видимому, особенности развития промышленности в этих
районах нашли отражение в демографической ситуации края.
В Костромской губернии прирост сельского населения за
1863 – 1897 гг. был выше, чем во Владимирской и составлял
27,1%. Темпы прироста населения по уездам Костромской губернии также сильно отличались. Увеличение населения более чем
на четверть произошло в шести уездах из двенадцати. В двух уездах население возросло более чем наполовину (Ветлужский –
55,2 и Кологривский – 52,5%), в одном почти наполовину (Варнавинский – 49,7%). Меньше других прирост населения был в
Нерехтском (3,3%) и Юрьевецком (2,8%) уездах. Необходимо
отметить, что в последних двух уездах, несмотря на общее увеличение численности населения, произошло сокращение мужского населения.
В Костромской губернии так же, как и во Владимирской, в
результате неравномерных темпов прироста населения изменилось распределение уездов по абсолютной численности населения. Несмотря на то, что в конце ХIХ века так же, как и ранее,
самым населенным уездом оставался Нерехтский, его лидирующее положение было не так прочно. За ним с небольшим отставанием (с разницей немногим более 6 тыс. человек) шел Костромской уезд, переместившийся с пятого на второе место. Самыми малонаселенными уездами в губернии на всем протяжении
пореформенного периода были Буйский, Солигаличский и Чухломской уезды. Они занимали соответственно 10, 11 и 12 место
как в 1863, так и в 1897 гг.
Следует отметить связь между демографическими процессами в уездах и их месторасположением. Наибольший прирост населения наблюдался на северо-восточной окраине губернии, а
наименьший – на юго-западе, на границе Костромской и Владимирской губерний в районе сильно развитого текстильного производства.
Взаимосвязь между приростом населения и социальноэкономическим положением местности отмечали еще дореволю35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ционные исследователи. В связи с этим интересна оценка, данная
В.П. Безобразовым демографической ситуации в Костромской
губернии в 50-х – середине 80-х гг. ХIХ века. Ученый, анализируя материалы ревизий и местной статистики, писал: «Весьма
интересны для характеристики разнородных условий народной
жизни различия в движении народонаселения по разным полосам
губернии. Самое выдающееся здесь явление, то что во все без
изъятия упомянутые периоды с 1850 по 1885 гг. отличалась наисильнейшим приростом народонаселения (уездного, без городов)
лесная полоса. К тому же, этот прирост непрерывно усиливался:
средний ежегодный прирост в пятилетие 1871 – 1875 – 1,12; в
1876 – 1880 – 1,24; в 1881 – 1885 – 1,38. Это явление объясняется
как относительно более благоприятными для народного здравия
условиями лесной жизни и лесных промыслов, так и большею
редкостью населения в этом крае. Это еще подтверждается тем,
что самым сильным приростом вообще (хотя и с некоторыми отклонениями по временам) отличались самые пустынные и самые
лесные уезды, – Варнавинский и Ветлужский. В двух остальных
полосах – юго-западной (фабричной) и северо-западной (отхожепромышленной) общее движение прироста населения было во все
периоды вообще слабее, чем в лесной, но оно сопровождалось в
разные эпохи разными видоизменениями»69.
Далее он отмечал, что в северо-западной полосе Костромской
губернии есть причина, «пагубно действовавшая исстари и действующая до сих пор на движение народонаселения; это – отхожие промыслы. Это влияние отхожих промыслов на уменьшение
прироста населения происходит от причиняемой ими бессемейной жизни, порчи нравов как отсутствующих мужчин, так и остающихся дома женщин и большой смертности мужчин. Тем не
менее в полосе отхожих промыслов прирост народонаселения
был все-таки и в десятилетие 1871 – 1880 гг. (в 1871 – 1875 –
1,08; и в 1876 – 1880 – 0, 86), и в пятилетие 1880 – 1885 (0,95)
сильнее, чем в юго-западной фабричной полосе (0,66, 0,86 и
0,82), с тою только разницею, в пользу последней полосы, что в
ней процент прироста сделался несколько выше в последнем пе69
Безобразов В.П. Указ. соч. С. 40.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
риоде, чем в предыдущем, а в северо-западной полосе напротив
понизился. Кроме неблагоприятных для народного здравия условий фабричной работы и также наибольшей густоты народонаселения в юго-западной полосе, существенной причиною наислабейшего в ней прироста народонаселения был без сомнения недостаток местного хлеба, от которого всего более страдает этот
край в Костромской губернии. Вместе с тем в северо-западной
полосе, которая имеет наибольший избыток хлеба, он должен в
известной степени парализовать вредное влияние отхожих промыслов на размножение народонаселения. Вышеупомянутому
наибольшему приросту в лесной полосе, в особенности в хлебопашественном юго-восточном углу Варнавинского и Ветлужского уездов, содействовал достаток хлеба, который средний в этой
полосе относительно всей губернии»70.
В Ярославской губернии рост сельского населения за исследуемый период был наименьшим в регионе и составлял всего
4,8% (в 10 раз ниже, чем в среднем по Европейской России).
Прирост населения свыше 15% был в трех уездах губернии: Мологском (18,6%), Ярославском (17,1%), Мышкинском (16,9%). В
четырех уездах население сократилось (в Даниловском на 0,7, в
Любимском на 1,1, в Угличском на 11,7, в РомановоБорисоглебском на 16,1%). Следует отметить, что если в последних двух уездах произошло сокращение и мужского, и женского
населения, то в Даниловском и Любимском уездах женское население возросло, а мужское уменьшилось. Необходимо отметить
очень высокий процент сокращения сельского населения в Романово-Борисоглебском уезде. Сильное сокращение сельского населения в нем прослеживается не только по анализируемым материалам, но и по другим источникам. Так, по данным Статистики поземельной собственности и населенных мест Европейской
России, за 1858 – 1878 гг. убыль крестьянского населения мужского пола произошла лишь в трех уездах из 467, по которым
имелись соответствующие данные (45 губерний Европейской
России): в Гжатском (-1%), Ельнинском Смоленской губернии
70
Безобразов В.П. Указ. соч. С. 42–43.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
(-7,4%) и Романово-Борисоглебском Ярославской губернии
(-7,7%)71.
Сокращение мужского населения в Ярославской губернии
произошло, кроме вышеназванных 4 уездов, в Мышкинском и
Рыбинском уездах, но это сокращение было «перекрыто» ростом
женского населения, и общая численность жителей уезда в
1897 г. оказалась больше, чем в 1863 г. В результате различия
темпов прироста населения к концу века распределение уездов по
количеству жителей было несколько иное, чем в середине столетия. На первом месте оказался Ярославский уезд, обогнавший по
числу селян Ростовский уезд, а третью позицию занял Мологский
уезд, переместившийся сюда с пятого места. В этом уезде, как
было отмечено выше, были самые высокие в губернии темпы
прироста населения. Сохранили свои первоначальные позиции
два уезда в губернии: Пошехонский (4 место) и самый малочисленный по числу жителей Любимский (10 место).
Интересно отметить, что в Ярославской губернии в отличие
от Владимирской и Костромской, территориально уезды с самым
высоким и самым низким показателем прироста сельского населения составляли не два компактно расположенных района, а были рассредоточены по губернии. Наибольший прирост сельского
населения наблюдался как на западе губернии, на границе с
Тверской губернией (Мологский и Мышкинский уезды), так и на
востоке (Ярославский уезд). Сокращение же сельского населения
происходило в 4 смежных уездах (Угличский, Романово-Борисоглебский, Даниловский, Любимский), пересекавших губернию с
юго-запада на северо-восток и делящих уезды с положительным
приростом населения на две группы. На картограмме региона
Верхнего Поволжья (см. Приложение) видно, что прослеживается
тесная связь между месторасположением уезда и величиной прироста населения по региону в целом. Уезды с отрицательным
приростом и приростом населения менее 5% находились в центральной части региона. Наибольший прирост населения был в
северо-восточной и юго-западной окраинах региона.
71
Тарасюк Д.А. Поземельная собственность пореформенной России. Москва, 1981. С. 98–99.
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 1. Динамика численности населения
Следует отметить, что в результате неравномерного роста
численности населения отдельных уездов выявились весьма существенные сдвиги в удельном весе численности населения этих
уездов на рассматриваемые две даты – 1863 г. и 1897 г. Во Владимирской и Ярославской губерниях из-за различия в темпах
роста численности населения в уездах в пореформенный период
происходило не только перераспределение уездов по их доле в
общей численности сельского населения, но и незначительная
концентрация сельского населения. Так если во Владимирской
губернии в 1863 г. в трех наиболее заселенных уездах (Владимирский, Ковровский, Меленковский) проживало 27,0%, то в
1897 г. – 31,5% (Покровский, Меленковский, Владимирский); в
Ярославской губернии соответственно 38,6 и 41,5%. В Костромской губернии картина была прямо противоположной. В трех
наиболее заселенных уездах в 1863 г. находилось больше людей,
чем в 1897 г. (35,4 и 32,4%). Важно отметить, что во всех губерниях, как правило, концентрация населения происходила в районах с наиболее развитой местной промышленностью. Это еще
раз указывает, что у значительной части сельского населения
Верхнего Поволжья внеземледельческие промыслы играли главную роль.
Итак, темпы роста сельского населения в губерниях Верхнего
Поволжья были намного ниже, чем в целом по Европейской России. Особенно низкими они были в Ярославской губернии. Своеобразие развития демографической ситуации в Ярославской губернии уже давно было замечено исследователями. Так, М. Гуревич, отмечая невысокий рост населения Ярославской губернии за
период с 1834 по 1920 гг., писал: «Население нашей губернии
увеличивается весьма незначительно. Его фактический прирост в
несколько раз меньше его естественного прироста (Выделено
мною – Н.А.). Несмотря на то, что перевес рождений над смертями составляет по губернии в среднем 8,5 тысяч, фактический
прирост едва достигает 3 тысяч»72. На значительное превышение
естественного прироста над фактическим в пореформенный пе72
Гуревич М. Историко-статистический сборник по Ярославскому краю.
Ярославль, 1922. С. 5.
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
риод указывали и обработчики материалов переписи 1897 г. по
Ярославской губернии73. Они также отмечали слабое увеличение
мужского населения во второй половине ХIХ в. Так, если с 1858
по 1897 гг. население губернии увеличилось на 95 тыс., или на
9,7%, то число лиц мужского пола возросло только на 6,5 тыс.,
или 1,4%. Причина, по мнению статистиков, «коренится в особой
подвижности местного населения, уже с детских лет выбывающего за пределы губернии в значительном количестве, как для
приучения к торговой деятельности, так и для самостоятельного
ведения различных предприятий, преимущественно торговопромышленного характера»74. В пореформенный период в местностях с наибольшим распространением отхожих промыслов наблюдался не просто низкий прирост сельского населения, но и
его убыль75. Все это свидетельствует о глубоком влиянии на демографическую ситуацию в деревне социально-экономических
процессов.
73
Первая всеобщая населения Российской империи 1897 г. Т. L. С. III.
Первая всеобщая перепись… Т. L. С. III–IY.
75
См.: Статистическое описание Ярославской губернии. Т. II. Вып. 1. С. 3.
74
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов ...
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов ...
Глава 2. Плотность населения
как один из основных факторов
сельскохозяйственного развития
Развитие сельского хозяйства определяется целым рядом
факторов как природно-климатического, так и социально-экономического характера. Причем если почвенно-климатический фактор остается практически неизменным продолжительный период
времени, то социально-экономические факторы более мобильны.
К социально-экономическим факторам относятся:
1) плотность населения;
2) развитие городов и других промышленных центров;
3) наличие путей сообщения.
Рассмотрим одно из условий развития сельского хозяйства –
изменение плотности населения в губерниях Верхнего Поволжья
в пореформенный период.
Известно, что законы движения населения определяются в
первую очередь закономерностями социально-экономического развития общества. Но народонаселение оказывает обратное воздействие на ход экономического развития, которое выражается прежде
всего в том, что рост населения и его плотность влияют на производственно-технические типы и формы хозяйственного развития.
Например, от плотности населения зависит соотношение экстенсивных и интенсивных форм сельскохозяйственного производства.
Связь между системой землепользования и плотностью населения исследователи заметили давно. Так, П.П. Маслов утверждал: «Сопоставляя плотность населения на всей поверхности
земного шара с системой хозяйства в соответствующих пунктах,
мы найдем, что, независимо от культурного уровня населяющих
землю народов, независимо от степени их экономического развития, данной плотности населения соответствует определенная
система хозяйства»76. Б.Ц. Урланис, опираясь на разработки за76
Маслов П.П. Теория развития народного хозяйства. Введение в социологию и политическую экономию. СПб., 1910. С. 31.
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
рубежных и отечественных исследователей, предложил следующее соотношение систем земледелия и плотности населения:
Плотность населения в связи с системой
земледельческого хозяйства77
Ступени земледельческого хозяйства
Земледелие играет подсобную роль
Огневое хозяйство
Переложное
Двухпольное
Трехпольное
Улучшенное трехпольное
Улучшенное травопольное.
Плодосменное хозяйство
Огородное
Плотность населения
(чел. на кв. км)
до 1
2-3
4-10
10-15
15-35
40-80
80-100
100-150
200-500
Экономисты, занимавшиеся вопросом соотношения систем
земледелия и плотности населения, отмечали, что переход к каждой более высокой ступени происходит под давлением возросшей
численности населения. Так, П.П. Маслов писал: «Причиной перехода от одних систем хозяйства к другим, «высшим» … является,
главным образом, рост населения»78. Кроме того, учеными экономистами было отмечено, что в соответствии с законом падающей
производительности земли, который является общим законом сельскохозяйственного производства и важнейшим положением политической экономии, «по достижении определенной и не очень высокой стадии развития сельского хозяйства, законом получения
продукта земли становится то, что при любом данном состоянии
земледельческого искусства и агрономических знаний с увеличением затрат труда продукт не увеличивается в равной степени; удвоение затрат труда не удваивает продукт; или, выражая ту же
мысль другими словами, любого увеличения продукта добиваются
за счет более чем пропорционального увеличения прилагаемого к
земле труда»79. Интенсивное производство практикуется только
77
Урланис Б.Ц. Рост населения в Европе (стат. исчисления). М., 1941.
С. 377.
78
79
Маслов П.П. Указ. соч. С. 32.
Миль Дж. С. Основы политической экономии. Т. 1. М., 1980. С. 304.
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов ...
там, где существует недостаток земли, и наоборот, где налицо избыток земли, там господствует экстенсивное земледелие. Причина
этого состоит в том, что издержки интенсивного земледелия гораздо выше, чем при более примитивной системе ведения хозяйства.
Следовательно, экстенсивное земледелие при наличии запаса земель является наиболее рациональным способом ведения сельского
хозяйства.
Интенсификация сельскохозяйственного производства требует
и определенных затрат капитала. Капитал – это труд в превращенной форме, поэтому для его создания необходимо предварительное
использование труда без непосредственного результата, во имя будущего дохода. Капитал предполагает накопление, сопряженное с
принесением в жертву настоящей выгоды ради будущей. По мнению некоторых исследователей, идея накопления, предварительного использования труда ради получения прибыли в будущем отсутствовала в менталитете русского крестьянина. Отсюда мотив к накоплению у него был весьма слабым, что усугублялось
недостатком бережливости и предусмотрительности80. Так, исследования норм крестьянской жизни в конце ХIХ – начале ХХ века
показывают, что при урожае, превышающем потребности хозяйства, крестьянин не имел в культурном наследии четко сформированных моделей поведения. Как правило, крестьяне раздавали или
пропивали лишнее зерно или муку. Интересно отметить, что и в
том случае, когда заработная плата на предприятии превышала
сумму, необходимую крестьянину, он поступал точно также81.
Эту черту русского крестьянства нельзя переносить на всех
его представителей, особенно на тех, кто занимался отхожими
промыслами. Так, благодаря отхожим промыслам, Ярославская
деревня получала ежегодно значительные суммы денег. От каждого отходника в конце ХIХ – начале ХХ вв. на родину поступало
2/3 его заработка (в среднем около 100 руб.). Огромная масса помещичьих земель (к 1903 г. 628 тыс. дес.) была приобретена крестьянами во многом благодаря поступлению денег от отходни80
Миронов Б.Н. Социальная история России ... Т. 1. С. 48–49.
См.: Туторский А.В. Хозяйственная деятельность русских крестьян: нормативная практика: Автореф. дис…. канд. ист. наук. М., 2003. С. 16.
81
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ков82. В 1910 г. в другой губернии Верхнего Поволжья – Костромской – разница между поступившими и отправленными денежными переводами составила 10 млн руб. В основном это были
деньги отходников83.
Для изучения плотности населения используем статистические данные за 1863 г. и 1897 г. Известно, что в пореформенный
период темпы прироста сельского населения в России резко возросли. В результате плотность сельских жителей в Европейской
России увеличилась с 13,2 человек на кв. версту в 1863 г. до
19,2 человек в 1897 г.84 Однако процесс этот имел существенные
региональные особенности. Так, сельское население в Верхнем
Поволжье за указанный период увеличилось незначительно, в связи с этим не произошло и значительного изменения в плотности
населения. Во Владимирской губернии плотность увеличилась с
26,5 человек до 30,9 человек на кв. версту, в Костромской – с 13,8
до 17,5, в Ярославской – с 28,3 до 29,685. Из приведенных данных
видно, что уже в 60-х гг. ХIХ в. плотность сельского населения во
Владимирской и Ярославской губерниях была достаточно высока
и существенно отличалась не только от средних данных по Европейской России, но и соседней Костромской губернии.
Дело в том, что территория исследуемого региона составляла
исторический центр страны. Большая ее часть принадлежала в
прошлом (ХII в.) к Ростово-Суздальской земле – колыбели будущего единого Русского государства. Исключение составлял северо-восток Костромской губернии, где даже к началу XX в. в малонаселенных, сплошь покрытых лесами восточных уездах населенные пункты располагались очень редко, как правило, по берегам
82
Кадек М.Е. Сельское хозяйство в Ярославской губернии в начале ХХ века
// Труды Ярославского педагогического института. Т. I. Вып. II. Ярославль, 1926.
С. 30–31.
83
Статистический справочник по Костромской губернии на 1923 год. Кострома, 1923. С. 338–339.
84
Подсчеты наши. Использованы данные: Статистический временник Российской империи. Сер. I. Вып. I. СПб., 1866. С. 4–5, 30–31; Общий свод по Империи …Т. 1. С. 1.
85
Подсчеты наши. Использованы данные: Статистический временник …
С. 11, 17, 31; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.
Т. VI. Тетрадь 1. СПб., 1900. С. 1; Т. ХVIII. СПб., 1903. С. 1; Т. L. СПб., 1904. С. 1.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов ...
рек; к тому же 4 восточных уезда занимали большую площадь,
чем 8 уездов, расположенных в западной части губернии.
Этот район Костромской губернии отличался от остальной ее
части (да и всего региона Верхнего Поволжья) своей природой,
экономической жизнью и народным бытом. Костромская губерния являлась во многих отношениях переходной полосой между
центральным промышленным районом и крайним севером России – ее лесной областью (Вологодской и Архангельской губ.),
которая собственно начиналась в северо-восточной части Костромской губернии. Но даже в наиболее рано освоенных своих
частях (юго-западной и северо-западной) Костромская губерния
являлась самым молодым, позже заселенным и позже обрусевшим краем Ростово-Суздальской земли. Все это позволило академику В.П. Безобразову дать в конце ХIХ в. следующую характеристику Костромской губернии: «Ныне большая часть ее народонаселения живет самою бойкою фабричною и промышленною
жизнью России, однако до сих пор ее северо-восточные лесные
края такие глухие и малонаселенные, каких уже давно нигде
больше не найдется в Московской промышленной области; в них
до сих пор продолжается колонизация, о которой давно нигде нет
более помину в нашей области. Здесь в этих пустынных с.-в. краях Костромской губ. еще продолжается расчистка лесов и заселение, которые напоминают о давно прошедшем, за несколько столетий назад, всего Ростово-Суздальского края – этой лесной полосы России того времени, к которой принадлежала большая
часть всей Московской области»86.
В Приложении на картограмме приведены поуездные данные о
росте и плотности сельского населения в регионе. Данные картограммы свидетельствуют, что темпы роста населения и его плотность тесно взаимосвязаны. Существует достаточно устойчивая зависимость: чем выше плотность населения, тем ниже темы роста.
Наиболее четко в регионе она была выражена в Костромской губернии. По-видимому, данная зависимость есть проявление простейшего механизма саморегуляции развития населения: менее ос86
Безобразов В.П. Народное хозяйство России. Московская (Центральная)
промышленная область. Ч. III. СПб., 1889. С. 5.
45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
военные лесные уезды имели большую возможность, чем другие
уезды, удерживать на своей территории растущее за счет естественного прироста население. В староосвоенных (ранее освоенных)
и достаточно плотно населенных уездах свободных площадей практически не было, и естественный прирост выливался в миграцию.
Сокращение сельского населения происходило в 3-х смежных уездах на северо-востоке Владимирской губернии (Шуйский,
Ковровский, Вяземский) и 4-х смежных уездах Ярославской губернии, пересекавших ее с юго-запада на северо-восток и деливших уезды с положительным приростом населения на две группы
(Угличский, Романово-Борисоглебский, Даниловский, Любимский). На картограмме региона видно, что прослеживается тесная
связь между месторасположением уезда и величиной прироста
населения по региону в целом. Уезды с отрицательным приростом и приростом населения менее 5% находились в центральной
части региона. Наибольший прирост населения наблюдался в северо-восточной и юго-западной окраинах региона.
Высокие темпы прироста сельского населения в местности с
высокой его плотностью могли быть в двух случаях: 1) интенсификации сельского хозяйства, т.е. выращивания более трудоемких культур, в результате чего повышалась демографическая емкость территории; 2) отхода населения от сельского хозяйства и
обеспечения рабочей силой располагавшихся в округе промышленных предприятий. Высокие темпы роста населения в ряде
«фабричных» уездов (Покровский, Ярославский, Костромской,
Кинешемский), где сельское население в значительной части была занято на находившихся вблизи предприятиях, как раз подтверждают второй вариант.
Наиболее ярким примером, показывающим, как развитие
промышленного производства на селе влияло на рост сельского
населения, является Покровский уезд Владимирской губернии.
Как известно, одним из центров текстильного производства в дореволюционной России являлись Орехово-Зуевские предприятия.
В конце ХIХ в. юридически не существовало населенного пункта
с таким названием, а были рядом расположенные село Зуево Богородского уезда Московской губернии и село Орехово и поселок
Никольское Покровского уезда Владимирской губернии.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов ...
Перепись 1897 г. относила жителей Зуева, Орехова и Никольского в разряд сельского населения. Сельским же это население являлось не по занятию, а по месту проживания. Развитие
этих населенных пунктов было связано не с сельским хозяйством,
а с промышленностью87. В 1859 г. в селе Орехове и поселке Никольском насчитывалось 2566 жителей, а 1897 г. – 3319288. Увеличение составило 30626 человек, или в 12,9 раза. Такое увеличение населения не могло произойти на основе естественного
прироста. Исследователи, изучавшие проблему формирования
промышленного пролетариата, отмечали, что на рост населения
фабричных центров и фабричных волостей оказывало сильное
действие переселение сюда жителей из других мест89.
Быстрый рост населения промышленных селений объясняет
факт резкого роста общей численности сельского населения Покровского уезда. Во второй половине ХIХ в. прирост населения в
этом уезде был наивысшим в Верхнем Поволжье. С 1863 по
1897 гг. население Покровского уезда увеличилось с 92 190 человек
до 150593 человека, или на 63,4%90. Причем в 1897 г. 22,0% сельского населения Покровского уезда составляли жители только двух
его промышленных селений: села Орехова и поселка Никольское.
Вследствие неравномерного роста численности сельского населения происходило некоторое выравнивание различий в плотности между уездами, т.е. в конце пореформенного периода размещение сельского населения в регионе стало более равномерным, чем в
его начале. В то же время различия в плотности населения в регионе и в конце ХIХ века оставались довольно существенны. Особенно сильными были контрасты в Костромской губернии. Если югозападная ее часть имела плотность населения схожую с соседними
87
См.: Водарский Я.Е. Промышленные селения центральной России в период генезиса и развития капитализма. М., 1972. С. 66–73.
88
Водарский Я.Е. Указ. соч. С. 69–70.
89
См.: Васильев Б.Н. К характеристике формирования промышленного
пролетариата в России (по материалам Владимирской, Костромской и Ярославской губерний) // Ученые записки Шахтинского государственного педагогического института. Т. II. Вып. 2. Шахты. 1957. С. 202–254.
90
Статистический временник…С. 10–11; Первая всеобщая перепись населения… Т. VI. Тетрадь 1. С. 1.
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
уездами Владимирской и Ярославской губерний, то плотность населения на севере и востоке губернии была значительно ниже. Исследователи, изучавшие Костромскую губернию, отмечали, что
юго-западная ее часть, где были сосредоточены текстильные предприятия, была заселена не только плотнее, но и более ровно. Чем
дальше на север и восток от Костромы, тем плотность населения
была ниже и территория заселена менее равномерно91.
Н.П. Огановский, анализируя причины медленной эволюции
земледелия в центре дореформенной России, отмечал, что главной причиной ее был слабый прирост населения в регионе. Он
писал: «Эволюция была крайне слаба, т.к. население уходило из
центральных районов и этим самым лишало их рабочих рук, способных обрабатывать землю»92. Рассматривая прирост населения
по регионам России в пореформенную эпоху (сравнивая данные
численности населения 1858 и 1907 гг.), Н.П. Огановский указывал, что «минимальный прирост в великорусских районах, как и в
дореформенную эпоху, дает Московская область, где население
увеличилось всего в полтора раза, тогда как во всей России удвоилось»93. Причину низкого прироста населения в Московском
промышленном районе ученый видел в том, что при господствующем в районе экстенсивном трехполье он уже был перенасыщен населением в момент ликвидации крепостного права. Такого же мнения придерживались и советские ученые94.
Однако показатели средней плотности населения вроде бы
противоречат этому. Так, плотность всего населения в Московском промышленном районе только к концу ХIХ века (1897 г.)
достигла 34,9 человек на 1 кв. версту95. И тут стоит согласиться с
91
92
См.: Безобразов В.П. Народное хозяйство России… Ч. III. С. 38.
Огановский Н. Закономерность аграрной эволюции. Ч. II. Саратов, 1911.
С. 244.
93
Там же. С. 402.
См.: Дробижев В.З., Ковальченко И.Д., Муравьев А.В. Историческая география СССР. М., 1973. С. 188–189.
95
Подсчеты наши. Использованы данные: Общий свод по Империи … Т. 1.
С. 2. (Н.П. Огановский включал в Московско-промышленный район 7 губерний:
Владимирскую, Калужскую, Костромскую, Московскую, Смоленскую, Тверскую, Ярославскую – см.: Огановский Н. Закономерность аграрной эволюции.
Т. III. Вып. I. Саратов, 1914. С. 37–38.)
94
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов ...
Н.П. Огановским, что показатель средней плотности всего населения, часто применяемый исследователями, в данном случае не совсем точно отражает ситуацию. Дело в том, что при расчете этого
показателя из общих данных не исключается городское население
и неудобная для сельского хозяйства земля, площадь помещичьих
хозяйств. Отсюда и не ясна точно величина плотности населения
на земле, находящейся в непосредственном пользовании трудового земледельческого населения. По мнению Н.П. Огановского,
«определение густоты должно основываться только на той площади, которая находится в его (трудового земледельческого населения – Н.А.) пользовании, т. е. на площади надельной, купчей и
арендованной земли»96. В то же время Н.П. Огановский в ряде
случаев не отказывается и от использования показателя средней
плотности сельского населения для всех сельскохозяйственных
угодий независимо от их принадлежности97.
При изучении пореформенной деревни необходимо учитывать как общую плотность сельского населения, так и плотность
населения на землях, находящихся в пользовании крестьян. Показатель общей плотности сельского населения указывает, до каких
размеров плотность населения может опуститься при переходе
всей земли в пользование крестьян. В конечном итоге показатель
общей плотности сельского населения указывает земельные резервы той или иной местности. Так, например, если этот показатель выше нормы необходимой для трехполья, то никакая покупка или аренда крестьянами земли у помещиков не могут в корне
изменить ситуацию. Без изменения системы хозяйства земля не
сможет «прокормить» крестьян.
На основании сделанных Н.П. Огановским расчетов получается, что в 80 – 90 гг. ХIХ в. в Московском промышленном районе плотность чисто земледельческого населения достигла
41,6 человек на 1 кв. версту надельной, купленной и арендованной земли. Причем плотность достигла данной величины к 1860м гг. и в пореформенный период практически не увеличивалась.
96
97
Огановский Н. Закономерность аграрной эволюции. Ч. II… С. 403.
См.: Огановский Н. Закономерность аграрной эволюции. Т. III. Вып. I…
С. 54.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
«Слабость дальнейшего возрастания густоты свидетельствует,
что она дошла до последнего предела, возможного при данных
системах полеводства… дальше, если бы негде было покупать и
арендовать землю, некуда было бы переселяться, и по тем или
иным причинам, невозможно было бы перейти к более интенсивным системам, допускающим высшую плотность населения, –
должно было последовать вымирание крестьян, подобное вымиранию бывших крепостных перед освобождением»98.
Отсутствие точных данных о купленной и арендованной крестьянами земли в Верхнем Поволжье не позволяет дать точную
цифру земельной площади, находившейся в непосредственном
пользовании крестьян. Если же исходить из того, что площадь
надельных земель по данным земельной переписи 1877 г. во Владимирской губернии составляла 51,4% общей площади губернии,
в Костромской – 31,8%, в Ярославской – 50,3% 99, то можно заключить, что плотность сельского населения на надельной, купленной и арендованной земле значительно превышала плотность
сельского населения на всей территории.
В то же время следует учитывать и тот факт, что в ряде уездов доля надельной земли значительно превышала средние показатели по губернии. Это означало, что резерв для увеличения
крестьянского землевладения и землепользования уже в начале
пореформенного периода был небольшим. Так, например, во
Владимирском и Нерехтском уездах наделы превышали 70% всей
земельной площади100.
В связи с этим интересно мнение земских статистиков о сложившейся ситуации в Нерехтском уезде, которые на основании
изучения крестьянского хозяйства пришли к следующим выводам: «…только 4,5% хозяйств владеют количеством земли, достигающим того минимума, который по нашему определению необходим для нормального существования крестьянского хозяйства (6,43 дес. пашни и 9,65 дес. кормовой площади, всего
98
Огановский Н. Закономерность аграрной эволюции. Ч. II… С. 404.
Статистика поземельной собственности населенных мест Европейской
России. СПб., 1881. Вып. 2. С. 80–81, 114–115, 194–195.
100
Там же. С. 80–81, 114–115.
99
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов ...
16,08 дес.), в среднем же по уезду земли на 1 хозяйство приходится почти вдвое меньше, всего лишь 8,97 десятины. При этом
по многим местностям с незначительными размерами наделов…
количество частновладельческих земель настолько мало, что переход в руки крестьян даже всей территории очень мало увеличил бы относительное количество земли на хозяйство. Так что,
если бы даже все частновладельческие земли перешли в руки
крестьян, то крестьянское землевладение и тогда не достигло бы
выведенной нами скромной нормы и принужденно было бы в
среднем ограничиться 12, 78 десятинами.
Ввиду этого приходится признать, что дальнейшее обезземеливание значительной части крестьян – явление неизбежное, по
крайне мере при настоящих формах землепользования (выделено
нами – Н.А.)»101.
На основании всего вышеизложенного можно заключить, что
исходя из плотности населения как фактора сельскохозяйственного развития в пореформенный период регион Верхнего Поволжья делится на две части:
1) все уезды Владимирской и Ярославской губерний и югозападные уезды Костромской губернии;
2) северные и восточные уезды Костромской губернии.
В первой части региона плотность сельского населения превышала нормы, необходимые для ведения сельского хозяйства на
основе традиционного трехполья. Дальнейшее развитие сельского хозяйства региона здесь было возможно только при его интенсификации, т.е. замены трехполья многопольем. Во второй части
региона трехпольный севооборот еще не исчерпал себя и мог
обеспечивать развитие сельского хозяйства и в дальнейшем.
101
Сборник статистических сведений по Костромской губернии. Т. I.
Вып. I. Кострома, 1901. С. 80.
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Глава 3. Половозрастная
структура населения.
Трудовые ресурсы села
Известно, что для определения экономических ресурсов
страны или отдельного региона важно учитывать не только общее количество населения, но и его качественные характеристики. Одним из показателей этого вида служит соотношение мужского и женского населения. В связи с этим интересны следующие данные о движении численности населения Ярославской
губернии с 1834 по 1897 г. (табл. 3).
Таблица 3
Динамика численности населения Ярославской губернии
в 1834 – 1897 гг.*
Годы
1834
1850
1858
1897
Население в тыс. душ
Мужчин
Женщин
обоего пола
423
495
918
432
511
943
447
523
970
460
611
1071
Прирост
за 1 год
1571
3282
2591
*Источник: Гуревич М. Историко-статистический сборник по Ярославскому краю. Ярославль, 1922. С. 6.
Из этих данных видно, что за 63 года (с 1834 г. по 1897 г.)
численность мужчин возросла на 37 тыс., или на 8,7%, женщин –
на 116 тыс., или на 23,4%. В целом население возросло на
153 тыс., или на 16,7%. В результате столь неравномерного прироста населения по полу непрерывно увеличивался удельный вес
женщин в общей численности населения. Заслуживают внимания
приводимые М. Гуревичем следующие показатели: на 100 мужчин в 1816 г. приходится 113 женщин, в 1834 г. – 117, в 1850 г. –
118, в 1858 г. – 117, в 1897 г. – 133102.
102
Гуревич М. Историко-статистический сборник по Ярославскому краю.
Ярославль, 1922. С. 7.
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
Необходимо отметить, что уже статистики, обрабатывающие
результаты переписи 1897 г. по всей России, отмечали высокий
относительный показатель лиц женского пола среди населения
промышленных и северных губерний в отличие от губерний южной полосы. «Наибольший показатель преобладания женского
пола оказался в Ярославской губернии, в которой с издавна развит отхожий промысел, влияющий в значительной степени на
высоту мужского показателя понижающим образом»103.
А.И. Чупров, анализируя материалы переписи населения
1897 г. и отмечая значительное различие в распределении населения отдельных губерний по полу, называл ряд причин данного
явления. Он писал: «Указанные различия в распределении населения по полам в отдельных частях России объясняются прежде
всего хозяйственным их характером. В северной и северовосточной полосах России главное занятие жителей составляют
отхожие и местные фабричные и кустарные промыслы, губящие
жизнь мужчин более, чем женщин. Действительно, в губерниях с
значительным численным перевесом женщин смертность мужчин
сильнее смертности женщин на 9 – 14 %, тогда как в среднем выводе для целой России смертность их выше только на 4%... Напротив того, южные плодородные губернии постоянно привлекают переселенцев, в числе которых у нас, как и везде, преобладает мужской пол»104.
Губернии Верхнего Поволжья были тем регионом, который
«снабжал» мужскими руками наиболее быстро развивающиеся
районы и отрасли хозяйства дореволюционной России. Они «теряли» свое мужское население в течение всего ХIХ века. Но интенсивно «терял» мужчин не весь регион, а только сельская его
часть. Это ясно показывает следующая таблица.
Из данных, приведенных в таблице 4, видно, что в Европейской России и в Верхнем Поволжье демографические процессы
сильно отличались. Если в Европейской части страны общее соотношение мужского и женского населения на протяжении вто103
Общий свод по Империи… Т. 1. С. IY.
Чупров А.И. Теория статистики. Статистика народонаселения. Лекции.
М., 1900. С. 325.
104
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
рой половины ХIХ века практически не изменилось, то в Верхнем
Поволжье диспропорция между полами усилилась, особенно в
сельской местности.
Таблица 4
Соотношение мужского и женского населения в городах
и селениях Верхнего Поволжья в 1863 – 1897 гг.*
Губерния
Владимирская
Костромская
Ярославская
Европейская
Россия
На 100 мужчин было женщин
Год
В городах
В селениях
1863
1897
1863
1897
1863
1897
1863
1897
98
94
100
104
111
94
85
91
109
124
116
124
119
140
105
106
В среднем по
губернии
108
120
115
123
119
133
102
104
*Источник: Статистический временник Российской империи. Сер. 1. Вып. 1
СПб., 1866. С. 4–5, 10–11, 16–17, 30–31; Первая всеобщая перепись населения
Российской империи 1897 г. Т. YI. Тетрадь 2. СПб., 1904; С. Y, Т. ХYIII. СПб.,
1903; С. Y, Т. L. СПб., 1904. С. I; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Общий свод. Т. 1. С. 1, 6–7.
В составе городского населения Европейской России численность мужчин доминировала над численностью женщин на всем
протяжении исследуемого периода. В «Общем своде» относительно причин преобладания мужчин среди городского населения сказано: «Само собою разумеется, что в города, как центры
сосредоточения заводскофабричных предприятий или как в места, где легче найти заработок, а также где, главным образом, располагаются воинские части, – уже a priori следует ожидать более
высокого процента мужчин, нежели женщин, – что и подтвердилось для России общим подсчетом данных переписи. Мужское
преобладание среди городских жителей сохраняется во всех частях империи»105. Однако следует отметить, что в конце века разница между мужским и женским населением в городах была
105
Общий свод по Империи… Т. 1. С. Y.
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
меньше, чем в 1860-х гг. В городах Верхнего Поволжья наблюдалась довольно пестрая картина: во-первых, в Костромской и Владимирской губерниях в начале пореформенного периода практически не наблюдалось диспропорции между мужским и женским
населением. В Ярославской губернии, наоборот, преобладало
женское население; во-вторых, если во второй половине ХIХ века
во Владимирской и Ярославской губерниях происходило сокращения удельного веса женщин, то в Костромской, наоборот, –
увеличение, в результате которого женское население в конце
ХIХ века превышало мужское. Объяснение этих процессов, повидимому, лежит в специфике фабрично-заводской промышленности различных городов региона.
Качественный состав населения определяется не только соотношением мужчин и женщин, но и наличием в нем различных возрастных групп. Распределение населения по возрастам дает возможность определить величину рабочей силы общества, от которой
зависит ее материальное благосостояние. Каждый взрослый человек представляет собою в некотором роде капитал, на создание которого затрачивается известная доля общественного труда. До тех
пор, пока человек не достигнет зрелости, он не может производить,
он только потребляет. Лишь достигнув известного возраста, он возвращает обществу сделанные на него издержки.
Во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. понятие производительного (рабочего) возраста было довольно расплывчато. Так,
согласно Местному положению для Великорусских губерний
(Ст. 208) барщину должны были отбывать мужчины в возрасте от
18 до 55 лет, женщины – от 17 до 50. Указанный возраст, по мнению разработчиков реформы 1861 г., и был рабочим возрастом
для крестьянского населения.
Крестьянин, достигший шестидесятилетнего возраста, по
меркам второй половины ХIХ – начала ХХ вв. считался «престарелым» и такого человека согласно закона волостной суд был не
вправе приговаривать к телесному наказанию106.
В дореволюционной научной литературе рабочим возрастом
считался, как правило, период от 20 до 60 лет; пятилетие от 15 до
106
Реформы Александра II. М., 1998. С. 61.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
20 лет и десятилетие от 60 до 70 лет считались возрастами полурабочими; наконец, возраст до 15 и свыше 70 лет считался нерабочим107. В то же время земские статистики часто считали рабочим возрастом у мужчин возраст от 18 до 60 лет, а у женщин от
16 до 55 лет108.
Очевидно, что для общества с точки зрения его экономического благосостояния, всего благоприятнее такой возрастной состав населения, при котором наибольшая доля лиц приходится на
период полного развития рабочей силы, от 20 до 60 лет. (Чем
больше в обществе детей и стариков, тем больше труда для их
содержания выпадает на население производительного возраста).
В то же время надо учитывать, что специфика крестьянского
семейно-трудового хозяйства – основного источника существования подавляющего большинства земледельческого населения –
предполагала разделение труда по половозрастному принципу. Его
ведение требовало выполнения многочисленных и разнообразных
трудовых операций, традиционно поделенных на «мужскую» и
«женскую» работу, где успешно применялась и помощь подрастающего поколения – соответственно сыновей и дочерей. Сугубо
мужскими видами работ являлись транспортировка топлива и кормов для скота, уборка хлева, уход за лошадьми, все полевые работы – пахота, сенокос и т.п. Женскими обязанностями, кроме помощи при работе в поле, считались уход за «избяной» скотиной, корм
для которой шел из избы (коровы, телята, овцы, свиньи, птица), работа по дому (приготовление пищи, уборка, стирка, уход за детьми,
доставка воды и пр.). В осенне-зимний период женщины в свободное от другой работы время ткали и пряли.
В крестьянской семье распределение обязанностей было поставлено так, чтобы максимально использовать возможности каждого ее члена. Современники, изучавшие во второй половине
ХIХ в. российскую деревню, отмечали: «Даже самые дряхлые
старики и старухи, едва волочащие ноги, всегда полезны в семействе. Старик есть постоянный сторож дома. Старуха смотрит за
107
См.: Чупров А.И. Указ. соч. С. 326;
См.: Свавицкие Н.А. и З.М. Земские подворные переписи 1880 –
1913 гг.: Поуездные итоги. М., 1926. С. 44.
108
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
ребятами, покачает люльку младенца, накрошит цыплятам, приглядит за печкой. Старик посмотрит лошадей, подсунет сенца под
морду, сгоняет на водопой, а другой пожалуй, справит и борону и
лаптей наплетет ребятам. "Есть старик – так бы убил, а нет старика, так бы купил", – говорит деревенское остроумие»109.
Дети в крестьянской семье рано приобщались к трудовым навыкам. Мальчики 5 – 6 лет уже могли управлять лошадью, в 12 –
14 лет они помогали взрослым в пахоте, молотьбе и других полевых работах. 15 – 16-летним подросткам разрешалось самостоятельно заниматься почти всеми видами традиционно мужских
сельскохозяйственных работ. К 18 – 20 годам деревенский парень,
научившись управляться с работами, требовавшими мужской силы,
умения и сноровки, становился «полным» работником.
Одной из основных обязанностей девочек с раннего возраста
была забота о младших членах семьи. Писатель Д.В. Григорович
так писал об этом: «Не успеет ребенок освободиться от пеленок,
как его поручают сестре, девчонке лет четырех или пяти…»110.
Девочки 6 – 7 лет привлекались и к различные работам по дому:
помогали носить воду, дрова, мыть посуду и полы. Десятилетние
девочки уже могли доить коров. С раннего возраста их приучали
прясть, а затем и ткать. Девочки 10 – 12 лет постепенно подключались ко всем видам сельскохозяйственных работ: гребли сено,
помогали в вязании снопов, дергании и трепании льна. К 15 –
16 годам девушки были практически полностью включены в соответствующие их социальному статусу виды домашнего и полевого хозяйства111.
Семейная кооперация на основе половозрастного разделения
труда способствовала большей экономической эффективности
крестьянского хозяйства. На основании работы П.А. Вихляева
«Влияние травосеяния на отдельные стороны крестьянского хо109
Селиванов В.В. Год русского земледельца (Зарайский уезд, Рязанской
губернии)// Письма из деревни: Очерки о крестьянстве в России второй половины ХIХ века. М., 1987. С. 34.
110
Григорович Д.В. Избранные произведения. М.; Л., 1959. С. 87.
111
См.: Очерки русской культуры ХIХ века. М., 1998. Т. 1. С. 233-234; Шустрова. И.Ю. Очерки по истории русской семьи … С. 55-56.
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
зяйства» Б.Н. Мироновым составлена таблица о половозрастном
составе работников в крестьянском хозяйстве (табл. 5).
Таблица 5
Возрастной состав крестьян, принимавших участие
в важнейших полевых работах или помогавших в хозяйстве
в конце ХIХ – начале ХХ вв.*
Возраст, лет
11-13
12-15
14-15
16-17
18-45
46-60
60+
Участвуют во всех полевых
работах, в % ко всему населению хозяйства*
мужской пол женский пол
11,0
3,0
13,5
5,0
28,9
60,0
38,5
22,7
8,1
9,3
Участвуют во второстепенных полевых работах, в % к
населению данного возраста
мужской пол женский пол
23,5
21,4
35,9
23,6
9,1
3,1
0,5
0,4
5,3
1,0
5,2
5,0
*Источник: Миронов Б.Н. Социальная история России. Т. 1. С. 229.
** Кроме пахоты.
Как видно из приведенных данных, даже мужчины и женщины старше 60 лет, т.е. в преклонном, с точки зрения крестьян того
времени, возрасте, активно участвовали в полевых работах. Об
этом говорит то, что доля лиц от 60 лет и старше, принимавших
участие во всех полевых работах, у мужчин превышала долю лиц
данного возраста в сельском населении (9,3% против 8,2%), а у
женщин была лишь немногим меньше (8,1% против 8,2%)112. Те
из них, кто не сохранил полную силу, участвовали во второстепенных работах или помогали в домашнем хозяйстве. Дети 11 –
13 лет также активно привлекались к полевым работам.
Понятие рабочий возраст для крестьянской среды было очень
условно. Так, земские статистики, обрабатывавшие материалы
подворной переписи Нерехтского уезда Костромской губернии,
112
Миронов Б.Н. Социальная история России. Т. 1. С. 229.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
относили к населению, «способному к какой-либо промысловой
деятельности», мужчин 8 – 60 лет, женщин 8 – 55 лет113.
Косвенно о рабочем возрасте можно судить по данным «потягольной разверстки», широко применявшейся и после отмены
крепостного права в нечерноземной полосе России, при которой
землю от общины получало только мужское население, достигшее рабочего возраста. В зависимости от количества земли, принадлежащей общине, ее качества и размера лежащих на ней платежей, общиной определялись пределы рабочего возраста. «Окладные души» исчислялись в таких случаях соответственно
возрасту участников: 10-летний мальчик мог нести 1/4 окладной
души, 12-летний – 1/2, 14-летний – 3/4, 16-летний – 1 1/2; общинник в возрасте от 20 до 55 лет получал землю на две души; с
55-летнего «сваливалась» половина надела, а 60-летний освобождался как от надела, так и от платежей, на нем лежащих114. Необходимо учитывать, что единого правила о «потягольной разверстке» в российской деревне не было, как и не было единого мнения, с какого возраста и до каких лет человек мог участвовать в
основных сельскохозяйственных работах115.
В то же время, как показывают различные источники, работая,
15-летний молодой человек уже полностью мог обеспечить себя
всем необходимым. Для большинства крестьянских ребят к этому
возрасту оканчивалось обучение в начальной школе и наступала
взрослая рабочая жизнь116. На то, что пятнадцатилетний человек
считался в России второй половины ХIХ – начала ХХ вв. практически полноценным работником указывает и следующий факт. В
этот период за воспитание детей, брошенных родителями, госу113
Сборник статистических сведений по Костромской губернии. Т. I. Нерехтский уезд. Вып. 1. Кострома, 1901. С. 28.
114
Энциклопедический словарь Ф.А Брокгауза и И.А. Ефрона. СПб., 1898.
Т. ХХIV. С. 216.
115
Куркова Ю.В. Земельно-распределительная деятельность крестьянской
общины на рубеже ХIХ – ХХ веков (по материалам Богородского уезда Московской губ.) // Отечественная история. 2003. № 1. С. 158, 160.
116
См.: Воробьев Н. Обзор народного хозяйства Костромской губернии
// Ежегодник Костромского губернского земства. 1910 год. Кострома, 1910.
С. 261–262.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
дарство выплачивало воспитателям определенную сумму. Это
привело к такому явлению, как «питомнический» промысел среди
части крестьянских семей. Денежная сумма зависела от возраста
взятого на воспитание ребенка. Чем старше ребенок, тем меньшая
сумма выплачивалась воспитателям. С пятнадцатилетнего возраста плата за содержание прекращалась, так предполагалось, «что
питомец в эти лета представляет уже рабочую силу»117.
Среди крестьян считалось, что именно на мужском труде базировалась стабильность и благополучие хозяйства, а отсутствие
необходимого для его ведения количества мужских рук в семье
вело к ее упадку. Однако ситуация в ряде регионов России определялась иными обстоятельствами.
Современники так характеризовали положение дел в сельской местности Верхнего Поволжья: «В некоторых местностях
Ярославской, Костромской и Владимирской губерний все мужское население с 12 лет уходит на сторону, оставляя дома в полном смысле слова «бабье царство». Бабы здесь работают не только на дому, но и в поле, отправляют общественные обязанности и
общественные работы, несут должность десятских, старост и
других деревенских чинов...»118. Эта особенность региона не раз
отмечалась в литературе119.
Выполнение тяжелых работ по хозяйству, включая обработку
пашни и заготовку леса, неблагоприятно отражалось на здоровье
крестьянок. Д.Н. Жбанков, работавший врачом в одном из центров «бабьей стороны», отмечал, что тяжелый труд часто приводил к женским заболеваниям и даже к тому, «что как девушки,
так и молодые женщины не беременные и не имеющие серьезных
общих заболеваний и функциональных половых страданий, не
имеют менструаций все рабочее время с начала лета до половины
117
"Язвы Петербурга" (Столичное дно глазами газетных репортеров рубежа
веков). Л., 1990. С. 42.
118
Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. Т. 1. СПб.,
1899. С. 110.
119
См.: Жбанков Д.Н. Бабья сторона. Кострома, 1891; Энгел Б.А. Бабья сторона // Менталитет и аграрное развитие России (ХIХ – ХХ вв.) Материалы международной конф. М., 1996.
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
осени». Подобное явление ему больше нигде, кроме этих мест, не
приходилось встречать120.
В «бабьей стороне», где основную массу отходников составляли мужчины, многие из которых вообще не возвращались домой длительный период, женщине приходилось не только работать самой, но и управлять всем крестьянским хозяйством. Во
многом от ее физических и деловых качеств зависело благополучие крестьянского двора.
В сельскохозяйственных работах, как было отмечено выше,
принимали участие практически все наличные члены крестьянской семьи за исключением маленьких детей и глубоких стариков. Но вклад каждого трудоспособного члена семьи в производство был различным, так как находился в зависимости от физических сил, умения и возраста. Считалось, что если вклад взрослого
мужчины в возрасте 18 – 60 лет принять за 100%, то вклад женщины-работницы в возрасте 16 – 50 лет и юноши подростка в
возрасте 14 – 18 лет составлял примерно 35 – 40%, девушки в
возрасте 12 – 16 лет – 10 – 15%, мужчины старше 60 лет и женщины старше 50 лет – от 10 до 40% в зависимости от возраста и
здоровья121.
Возрастной состав населения Российской империи по сравнению с другими странами отличался большим количеством детей и
малым – лиц рабочего и старческого возрастов. По данным переписи 1897 г., около половины жителей страны (48,4%) составляли
люди моложе 20 лет. При этом самой большой возрастной группой (27,3%) оказывались дети до 10 лет. Одновременно «стариков» свыше 60 лет было всего 6,9%. Доля лиц рабочего возраста –
от 20 до 59 лет – составляла 44,7% (в том числе в городах 53,2%,
на селе – 43,4%). В наилучшем положении находились Средняя
Азия (50% лиц рабочего возраста), Сибирь (46,1%), Польша
(44,6%); за ними следовали Европейская Россия (44,3%) и Кавказ
(43,7%). По удельному весу жителей трудоспособного возраста
Россия уступала всем странам Западной Европы, кроме Болгарии,
точно так же, как превосходила их по количеству детей. В резуль120
121
Жбанков Д.Н. Влияние отхожих заработков… С. 116.
См.: Миронов Б.Н. Социальная история России… Т. 1. С. 298–299.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
тате в России относительная работоспособность населения оказалась ниже, чем в западноевропейских странах, а соотношение работающих и иждивенцев – менее благоприятно. По мнению современных исследователей, это обстоятельство, наряду с суровым
климатом (что требовало дополнительных усилий на строительство жилья, его отопление, изготовление одежды, сельскохозяйственные работы и т.д.), низкой производительностью труда и другими факторами, способствовало сохранению низкого жизненного
уровня населения и вынуждало широко использовать детский труд
в различных отраслях народного хозяйства122.
Рассмотрим половозрастной состав населения региона на основе данных переписи 1897 г. (Таблица 6 Приложения). Во Владимирской губернии производительное население (население от
20 до 59 лет включительно) составляло 45,3% от всего населения,
в Костромской губернии – 43,9, в Ярославской – 45,8%. По этому
показателю губернии больше отличались друг от друга, чем от
Европейской России в целом. Доля населения рабочего возраста в
этой части страны, как уже было указано, равнялась 44,3%. В городах доля производительного населения была выше, чем в сельской местности. Это объясняется тем, что наиболее работоспособная в то время и репродуктивная часть населения концентрировалась в городах, где было больше рабочих мест, шире
диапазон выбора приложения своих сил. В деревне же в основном оставались владельцы экономически крепких хозяйств или
физически слабое население.
Крупный дореволюционный ученый-экономист А.И. Чупров
по этому поводу писал: «Города вообще привлекают к себе из
сельских округов множества лиц, принадлежащих к производительному рабочему возрасту. Такие лица, имеющие только временное пребывание в больших городах, оставляют семьи на постоянных местах своего пребывания. Таким образом, постоянное
население, приливающее к большим городам, увеличивает там
процент лиц, принадлежащий к высшим возрастным группам.
Этим объясняется замеченный повсюду, в особенности же в России, факт, что в крупных городах доля лиц, принадлежащих к
122
Россия в начале ХХ века. С. 78–79.
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
зрелому возрасту, бывает гораздо значительнее, нежели процент
этого возраста для всей страны»123.
Во Владимирской губернии 54,4% горожан составляли люди
рабочего возраста, в Костромской таких было 49,6, в Ярославской – 55,1, а в Европейской части страны – 53,7%. Интересно
отметить, что в костромских городах не было большой разницы
не только в соотношении мужчин и женщин, но и в отношении
мужского и женского производительного населения ко всему населению того или другого пола. 50,1% мужчин и 49,1% женщин,
проживающих в городах Костромской губернии, были в возрасте
от 20 до 59 лет. Во Владимирской и в Ярославской губерниях доля производительного населения в общей массе всего городского
населения была больше, особенно среди мужчин. Во владимирских городах 57,0% мужчин относились к данной возрастной
группе, в ярославских еще больше – 58,3%. Женщины этого возраста составляли в обеих губерниях 51,6% горожанок. В целом по
Европейской России показатель был схожим: 56,5% – у мужчин и
50,6% у женщин. Отличие в структуре населения среди губерний
Верхнего Поволжья объясняются различиями в структуре городской промышленности и разной степени их урбанизации.
Рассмотрим более подробно состав сельского населения.
Производительное население во Владимирской губернии составляло 44,0%, в Костромской – 43,5, в Ярославской – 44,4, в Европейской России – 42,9%. Получается на первый взгляд парадоксальная ситуация: в Верхнем Поволжье несмотря на сильный отток рабочей силы доля взрослого населения была выше, чем в
среднем по стране. Исследователи, изучавшие половозрастной
состав сельского населения России, объясняют это тем, что в губерниях с низким показателем рождаемости удельный вес детского населения был также мал, а доля населения рабочего возраста была, наоборот, больше124.
Доля мужчин 20 – 59 лет в селах Владимирской, Костромской, Ярославской губерниях и Европейской России была почти
одинаковой: 41,7, 41,2, 41,5 и 42,1% соответственно. Доля произ123
124
Чупров А.И. Указ. соч. С. 335–336.
См.: Рашин А.Г. Указ. соч. С. 269–270.
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
водительного населения среди женщин в Верхнем Поволжье была выше. Если по стране этот показатель составлял 43,7%, то во
Владимирской губернии – 45,9%, в Костромской губернии – 45,4,
в Ярославской – 46,4%. Сильное снижение удельного веса мужского производительного населения в регионе не происходило
также из-за того, что в Верхнем Поволжье был сильно развит отход детей и подростков.
О том, что из губерний Верхнего Поволжья уходило на заработки в другие регионы значительное количество молодежи, свидетельствует низкий показатель лиц мужского пола в возрасте от
10 до 19 лет. В Европейской России лица мужского пола этой
возрастной группы составляли 21,3% всего мужского населения.
В Костромской губернии этот показатель составлял 20,1%, во
Владимирской – 19,8%, а в Ярославской губернии он был самым
низким среди регионов Европейской России и равнялся 18,2%125.
К. Воробьев, изучавший отхожие промыслы ярославцев, приводит следующие данные об участии в отходе представителей
различных возрастных групп: «свою карьеру отхожепромышленника ярославский крестьянин в большинстве случаев начинает,
едва сойдя со школьной скамьи, в возрасте 12 ½ – 13 лет. Уже в
этой возрастной группе половина мальчиков оказывается покинувшей деревню. Среди подростков-мужчин (имеется в виду
группа 16 – 17 лет – Н.А.) отход достигает громадных размеров –
70%. В следующей возрастной группе, от 18 до 20 лет, отход достигает наивысшей степени своего развития: в этом возрасте мужское население деревни почти на ¾, живя на отхожих промыслах
(73%) … Две следующие затем возрастные группы, заключающие в себе самое цветущее и работоспособное население деревни
(с 21 до 40 лет), значительно больше половины своих сил – 62% –
несут на сторону»126.
Ранний возраст начала занятий отхожими промыслами объяснялся тем, что отходник должен «пройти известную выучку»,
для того чтобы хорошо овладеть той или иной профессией. Вот
125
Общий свод по Империи … Т. 1. Приложение. С. 20–21.
Воробьев Кл. Отхожие промыслы крестьянского населения Ярославской
губернии. Статистический очерк. Ярославль, 1903. С. 10.
126
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
как обычно проходило приобщение детей к малярному ремеслу в
Галичском уезде Костромской губернии. В один из зимних или
ранних весенних дней находившемуся на отдыхе в родной деревне подрядчику родители приводили своего ребенка и с нижайшими поклонами просили взять «лоботряса» в обучение. По мнению родителей, мальчик уже достаточно подрос и пора ему и
свой хлеб зарабатывать, не все-де на отцовской шее сидеть да «на
собаках шерсть бить». Подрядчик, для которого ученик был выгодным объектом эксплуатации, сначала, как правило, не соглашался брать мальчика в ученики, ссылался на сокращение объемов работ, на слишком большое предложение учеников, на малорослость и слабосильность ребенка и т.п. Дав возможность
родителям после продолжительной беседы уговорить себя, подрядчик принимал решение взять мальчика. После этого между
родителями ребенка и подрядчиком заключалось так называемое
Условие. (Один из вариантов Условия приведен в Приложении 2). Условие обычно обязывало ученика прослужить подрядчику «верой и правдой» 3 ½ года, т.е. 4 лета и 3 зимы (очень редко маляры-подрядчики брали учеников на меньший срок). Прерывать обучение и забирать ученика назад в деревню родителям
или другим родственникам запрещалось. По окончанию срока
учения подрядчик обязывался приобрести для ученика «приличную» одежду и обувь и выдать ему определенную сумму денег127.
Отдача детей в «мальчики» и «ученики» составляла в Ярославской губернии настолько обычное явление, что даже вызвала
к жизни особый вид посреднического промысла. Отдельным
семьям, желавшим посылать своих детей в столицу, трудно было
найти место, куда можно было определить юного отходника. В
таких случаях на помощь являлся местный посредник, который
собирал по округе мальчиков и за определенную плату доставлял
их в Петербург, где устраивал их по разным заведениям и мас-
127
Об отходе детей и подростков на заработки см.: Александров Н.М. Участие крестьянской молодежи в отхожих промыслах в пореформенной России (по
материалам Костромской губернии)// Век нынешний, век минувший…: Исторический альманах. Вып. 6. Ярославль. 2007. С. 45–51.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
терским, не позабыв, в свою очередь, и с хозяев последних получить комиссионные128.
В результате широко распространенного отхода подростков
мужского пола на селе возникала диспропорция, аналогичная
диспропорции среди населения рабочего возраста. Соотношение
мужского и женского населения в группе 15 – 19 лет во Владимирской и в Костромской губернии почти равнялось соотношению мужчин и женщин в группе 20 – 59 лет (мужчины 43,0 и
42,9%, женщины 57,0 и 57,1% соответственно). В Ярославской
губернии диспропорция среди «полурабочего» населения была
еще больше (35,3% и 64,7%), т.е. подростки мужского пола составляли только 1/3 части этой возрастной группы. (См.: Таблица 6 Приложения).
Проблема отхода детей и подростков на заработки вызывала
беспокойство местных земств. Так, в 1900 г. в Костромской губернии на земском собрании одним из гласных, «указавшим на вред
отхожих промыслов для нравственно-экономического быта населения» было внесено предложение: «ограничить право отхода по
крайне мере таким возрастом, когда человек успеет уже получить
привязанность к семье и сознать свои обязанности к ней». Доводы
этого гласного, приводимые против отхожих промыслов, очевидно, настолько повлияли на собрание, что последнее в 1901 г. поручает тому же гласному разработать вопрос об ограничении отхода
малолетних. Таким образом, земство пыталось «избавить малолеток от необходимости попадать в столицах в безнравственную
среду мастеровых»129. Проблема негативного влияния на нравственность молодежи широко обсуждалась на страницах местных
газет. Ярославские губернские ведомости неоднократно возвращались к этой теме.
Таблица 7 Приложения содержит данные о сельском производительном населении по уездам. Из них видно, что, во-первых,
везде доля производительного населения среди мужчин всех возрастов была меньше, чем среди женщин, в то же время в среднем
128
Воробьев Кл. Указ. соч. С. 8.
Ежегодник Костромского губернского земства. 1910 год. Кострома,
1910. С. 129–130.
129
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
по Владимирской, Костромской и Ярославской губерниям доля
мужчин рабочего возраста почти не отличалась от среднего показателя по Европейской России (41,7, 41,2, 41,5, 42,1% соответственно). Во-вторых, если по стране в целом доля женского производительного населения составляла 43,7%, т.е. немногим превышала соответствующий показатель среди мужчин, то в губерниях
Верхнего Поволжья отличия были существеннее. В Костромской
губернии женщины 20 – 59 лет составляли 45,4% среди всего
женского населения, во Владимирской – 45,9%, в Ярославской –
46,4%. В-третьих, высокий процент производительного населения среди женщин в регионе способствовал и повышенному проценту производительного населения обоего пола. Так, если в Европейской России он составлял 42,9, то в Костромской – 43,5, во
Владимирской – 44,0, в Ярославской – 44,4%.
Отличия на уровне уездов были весьма существенны. Во
Владимирской губернии лидирующее положение по доле производительного населения среди мужчин и женщин занимали Покровский (47,5% – среди всего населения, 46,8% – среди мужского, 48,1% – среди женского) и Александровский уезды (46,1%,
45,0%, 47,0%), а наиболее отстающим был Ковровский уезд
(40,9%, 37,7%, 43,4%).
В Костромской губернии 4 уезда имели наибольшую долю
производительного населения как среди мужчин, так и женщин.
Это Кинешемский уезд, в котором 46,5% населения были в возрасте 20 – 59 лет, причем к этой категории относились 45,4%
мужчин и 47,5% женщин; Нерехтский 45,1%, 42,2%, 47,4% соответственно, Юрьевецкий (44,7%, 42,2%, 46,6%) и Костромской
(43,6%, 41,4%, 45,4%). Это все были так называемые фабричные
уезды с сильным развитием текстильной промышленности на селе. Поэтому значительная часть местного населения рабочего
возраста не была задействована в сельском хозяйстве.
Наименьший процент среди мужчин и женщин производственное население составляло в Ветлужском ( 41,0% обоего пола,
38,6% среди мужчин и 43,1% среди женщин) и Кологривском
уездах (41,1, 38,6% и 43,1% соответственно). Оба эти уезда относились к так называемым лесным уездам, где отрыв крестьян от
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
земли был не таким значительным, как в фабричном районе или в
районе столичного отхода.
В Ярославской губернии ситуация была более сложной. Здесь
не было уездов, лидирующих или отстающих по всем показателям. Наибольший процент производственное население составляло в Даниловском уезде – 45,8%. Он же занимал первое место и по
величине этой группы населения среди женщин – 47,5% и второе
среди мужчин – 43,4%. Лидировал по этому показателю Ярославский уезд – 43,9%. В то же время этот уезд занимал вторую позицию по уровню производственного населения обоего пола – 45,6%
и третье место по доле производственного населения среди женщин – 46,9%. Третье место в губернии по уровню производственного населения обоего пола занимал Любимский уезд – 45,0%. Он
же занимал вторую позицию по этому показателю среди женщин –
47,2% и только шестое место среди мужчин – 41,5%.
Наименьший процент производственное население обоего
пола был в Мологском – 42,0, Мышкинском – 43,6 и Угличском –
43,8% уездах. Меньше всего мужского населения рабочего возраста было в Угличском – 38,7, Мологском – 38,9 и Мышкинском – 40,4% уездах; а женского – в Мологском – 44,3, Рыбинском – 45,3 и Мышкинском – 45,8% уездах.
Более наглядно демографическая картина региона представляется, если сравнение соотношения мужчин и женщин среди
всего сельского населения и населения рабочего возраста по уездам производить не только в процентном выражении, но и в относительных цифрах. Для этого данные таблицы 7 Приложения,
содержащие сведения за 1897 г. о соотношении всего мужского и
женского населения и отдельно рабочего возраста в процентах,
переведем в относительный показатель. Во Владимирской губернии в среднем в сельской местности состав населения был следующим: 44,7% селян составляли мужчины, 55,3% – женщины
или, как указывалось выше, на 100 мужчин приходилось
124 женщины (См.: Таблица 4). Среди населения в возрасте 20-59
лет мужчины составляли 42,4%, а женщины – 57,6% или на
100 мужчин приходилось 136 женщин. Наиболее остро диспропорция между мужчинами и женщинами рабочего возраста проявлялась в Ковровском (100:152), Переяславском (100:155) и Го68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
роховецком (100:166) уездах. В Костромской губернии в целом
ситуация была схожей с положением дел во Владимирской губернии. Среди сельского населения всех возрастов было 44,6%
мужчин и 55,4% женщин или на 100 мужчин приходилось 124
женщины. Среди производительного населения мужчины составляли 42,2%, а женщины – 57,8% или на 100 мужчин приходилось
137 женщин. В некоторых уездах ситуация была еще более сложной. Так, в Буйском и Солигаличском уездах на 100 мужчин данной возрастной группы приходилось 144 женщины, в Галичском – 150, а в Чухломском – 170. «Бабье царство» в этом районе
образовалось вследствие сильно развитого отхода мужского населения в Питер130.
В Ярославской губернии диспропорция среди мужчин и
женщин была выражена еще острее. В целом по губернии соотношение на селе мужчин и женщин было следующее: 41,6% населения составляли мужчины и 58,4% женщины или на 100 мужчин приходилось 140 женщин. Среди производительного населения мужчины составляли 39,0%, а женщины – 61,0% или на 100
мужчин приходилось 157 женщин. В Любимском уезде это соотношение было 100:172, в Романово-Борисоглебском – 100:175, в
Угличском – 100:204.
Интересные данные содержатся в подворной переписи Угличского уезда, проведенной летом того же года, что и всеобщая перепись. Данные подворной переписи во многом сходятся с данными
всеобщей переписи. Общее наличное население крестьян и мещан
в уезде, исключая всех живущих на стороне более года отдельных
членов семей-хозяйств, было следующим: лиц мужского пола –
29805, женского – 51086, обоего пола – 80891, т.е. на 100 мужчин
приходилась 171 женщина131. По данным всеобщей переписи, соотношение мужчин и женщин среди мещан и крестьян всех возрастов среди наличного населения Угличского уезда было следующим: лиц мужского пола – 31028 человек, женского – 52274, обоего – 83302 или на 100 мужчин приходилось 168 женщин132. Это
130
Воробьев Н. Обзор народного хозяйства Костромской губернии… С. 261.
Статистическое описание Т. II. Вып. II. С. 81.
132
Первая всеобщая перепись населения … Т. L. С. 50–51
131
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
доказывает, что всеобщая перепись населения, проведенная зимой
во время перерыва в полевых работах, зафиксировала не сезонную,
а постоянную диспропорцию среди населения региона. Зимой, в
период затишья, и летом, во время пика сельскохозяйственных работ, положение не менялось. Вся тяжесть сельскохозяйственных
работ в регионе во многом лежала на женских плечах. Дело в том,
что сезон отхода крестьян зависел от характера промыслов. Иногда
промыслами занимались в зимний период, иногда в летний, а нередко и круглый год. Так, в некоторых местах Суздальского уезда
Владимирской губернии в связи со спецификой строительного
промысла мужчины -отходники не бывали в своих деревнях по
шесть месяцев в году, притом обычно летних133.
Вот что писали в начале ХХ в. корреспонденты Костромского губернского земства о взаимосвязи мужского отхода и положении дел в сельском хозяйстве: «Работа вся на женских руках и
хозяйство падает» (Быковская волость. Галичский у.); «Земля обрабатывается плохо, а частью остается совсем не возделанной,
так как большая часть мужского населения уходит на лето в столицы» (Молвитинская волость Буйского у.); «Летом остаются
только женщины и потому земледелие все более и более падает.
Площадь пахотных земель сокращается. Урожаи получаются
очень скудные» (Просековская волость Чухломского у.)134.
Отходники-крестьяне, приходившие на фабрики, в массовых
случаях превращались в постоянных рабочих. «Беспрерывная
деятельность фабрик волей-неволей ставит рабочему условие работать круглый год или 1/2 года, – замечали земские статистики, – в противном случае администрация фабрики не принимает
его. Ввиду этого большинство рабочих, чтобы иметь заработок и
зимою, когда вообще трудно зашибить копейку, подчас по необходимости, остаются на фабрике»135.
133
С. 5.
Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Т. YIII. Вып. III.
134
Статистический Ежегодник Костромской губернии. 1909 год. Сельское
хозяйство и крестьянские промыслы. Вып. I. Кострома, 1913. С. 50.
135
Материалы для оценки земель Владимирской губернии, Т. YII. Ковровский уезд. Вып. III. Владимир-на-Клязьме, 1901. С. 60.
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
Быстро развивающиеся промышленные центры способствовали переселению из села в город или фабричный поселок не только
глав крестьянских хозяйств, но и всей крестьянской семьи. Так, из
Суздальского уезда писали: «Фабрика требует годового труда рабочего, хотя наем на работы и здесь производится периодами. Дорожа работою, потеря которой по условиям фабричного предприятия может повлечь продолжительный период безработицы для
фабричного, последний волей-неволей привязывает себя к фабрике, как бы закрепощается ею; в конце концов к фабричному рабочему переселяется и вся его семья, тем более что другие члены
семьи находят себе заработок на тех же фабриках»136.
В результате такого оттока крестьян из села в фабричных
районах часто складывалась ситуация как в одной из местностей,
близких к Иваново-Вознесенску, о которой писали: «Фабрика не
только захватила здесь все население, но мало-помалу уводит его
в город, в фабричные казармы или в тесные каморки»137.
Интересные сведения об уходе крестьян из села целыми семьями зафиксировала подворная перепись Угличского уезда Ярославской губернии. Согласно переписи, в 1897 г. в длительном отсутствии (более года) в полном составе находились 2241 крестьянских
семей-хозяйств. Отсутствие в полном составе этих семей-дворов
означало, что 10,5% всех дворов, в которых насчитывалось 5450
человек (2805 мужчин и 2645 женщин), или 5,4% числящегося в
уезде населения, полностью порвала всякую связь с землей, сохранив лишь формальную связь с сельским обществом138.
Несовпадение доли отсутствующего населения в общей численности дворов и в общей численности населения объясняется
тем обстоятельством, что, как правило, отсутствующие семьи насчитывали меньшее количество членов, чем оставшиеся в деревне. Кроме того, данные о покинувших родные места крестьянских семьях были часто приблизительными, так как «сведения об
136
Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Т. YIII. Суздальский уезд. Вып. II. Владимир-на-Клязьме, 1902. С. 12.
137
Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Т. YII. Ковровский уезд. Вып. II. Владимир-на-Клязьме, 1904. С. 7.
138
Статистическое описание Ярославской губернии. Т. II. Вып. II. С. 81.
71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
отсутствующих собирались не непосредственно, а от родственников и односельчан, которые не всегда могли дать определенные сведения о личном составе отсутствующих семей»139.
Уход значительной части мужского населения деревни на заработки существенно уменьшал хозяйственную мощь крестьянского двора. Остававшаяся в деревне семья отходника, когда он
отрывался от деревни на длительный срок, тем более в самое горячее время полевых работ, была семьей, в значительной мере
потерявшей крестьянский облик. У нее понижались возможности
для ведения сельского хозяйства, в первую очередь потому, что
основная рабочая сила отрешалась от деревенских дел. В связи с
этим большинство историков, занимавшихся аграрными проблемами дореволюционной России, полагают, что отход крестьян на
заработки негативно отражался на ведении сельского хозяйства,
«снижал производительность земледелия, поскольку основные
рабочие силы деревни отвлекались от него»140.
Однако некоторые ученые считают, что положение о том, что
отход крестьян на заработки отвлекал рабочие силы деревни и,
перелагая тяжесть работ на стариков, женщин и детей, снижал
производительность земледелия, требует оговорок. Так, по их
мнению, переложение значительной части сельскохозяйственного труда на женщин, повышало хозяйственную инициативность
последних, заставляло их осваивать и выполнять мужские земледельческие работы. Кроме того, «еще в дореформенную эпоху
преимущественно на основе женского труда начали формироваться некоторые специальные отрасли сельскохозяйственного
производства. Так, почти исключительно женскими становились
широко развитые в нечерноземных губерниях молочный промысел и требовавший большого внимания и опыта промысел по выращиванию телят. В овощеводстве накопление крестьянских знаний в области агротехники и освоение скрупулезной в условиях
ручного труда методики ее применения тоже были в значительной степени сферами женской занятости. Таким образом, складывавшееся в крестьянской семье половозрастное разделение
139
140
Статистическое описание Ярославской губернии. Т. II. Вып. II. С. 106.
Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. М., 1978. С. 73.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 3. Половозрастная структура населения. Трудовые ресурсы села
труда повышало эффективность земледельческих работ, становилось одной из основ развития торгового земледелия, в частности
ярко выраженной в последующие годы специализации Ярославской, Московской, Тверской и Петербургской губерний на промышленном огородничестве»141.
Наличие в современной литературе различных точек зрения
на роль отхожих промыслов в развитии сельского хозяйства свидетельствует о том, что проблема отхода и состояния трудовых
ресурсов дореволюционной деревни еще далека от своего решения. Для разрешения этой научной проблемы необходимы дальнейшие исследования как на уровне отдельных регионов, так и
страны в целом.
141
Бобович И.М. Экономические факторы социально-демографических изменений в русской деревне дореформенной эпохи // Социальнодемографические процессы в Российской деревне (ХYI – начало ХХ в.) Вып. I.
Таллин, 1986. С. 165–166.
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Глава 4. Миграция населения
Во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. в России происходит дальнейшее развитие миграции населения. В ее основе лежало стремление людей найти «лучшую долю».
Что толкало людей к тому, чтобы подняться с насиженных
мест и двинуться в нелегкий, полный неизвестности путь? Причин
было немало: малоземелье крестьян; стремление их поселиться на
новых землях на юге страны или за Уралом или найти дополнительный заработок в городах с целью поправить деревенское хозяйство, уплатить непомерно большие налоги и подати; поиски рабочими более выгодных условий труда и др. Развитие промышленности и транспорта, рост городов также благоприятствовали
миграции населения. Существенное влияние на нее оказывала и
правительственная социальная политика, которая, с одной стороны,
способствовала, с другой – препятствовала миграции населения.
Введенная еще при Петре I паспортная система существенно
ограничивала передвижение основной массы жителей. Даже во
второй половине ХIХ – начале ХХ вв. свободой передвижения
пользовались лишь высшие сословия – почетные граждане, купцы
и особенно дворяне. Последние могли не только беспрепятственно
передвигаться по стране, но и выезжать за границу. Что касается
податного населения – крестьян и мещан, то, преследуя фискальные цели, государство узаконивало их приписку к крестьянским и
мещанским обществам, ограничивало их в правах передвижения.
По «Общему положению о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» 1861 г., крестьянин, желавший получить
увольнение из сельского общества, должен навсегда отказаться
от участия в мирском наделе и сдать находившийся в его пользовании участок земли, быть свободным от рекрутской повинности,
не иметь на своем семействе казенных, земских и мирских недоимок. Причем подати должны быть уплачены им по 1 января
следующего года. Увольняемый не должен иметь взысканий и
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Миграция населения
обязательств по линии волостного правления и не состоять под
судом и следствием. Кроме того, согласие на уход из общины
должны дать родители увольняемого. В том случае, если покидающий общину крестьянин пользовался наделом помещичьей
земли, то он не должен иметь недоимок по повинностям за такое
пользование. Наконец, увольняемый должен был представить
приемный приговор от того общества, куда он переходит142.
Самым тяжелым условием из перечисленных являлся отказ
от мирского надела. Сдача надела означала, что в случае неудачи
на новом месте крестьянин уже не мог вернуться назад и восстановить свое положение в общине.
Ряд требований к покидающему деревню крестьянину содержало также «Местное положение о поземельном устройстве
крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях: великороссийских, новороссийских и белорусских». Так, в течение
первых девяти лет со времени проведения реформы, то есть с
1861 по 1870 гг., для увольнения крестьян из общины требовалось согласие помещика и общества. Без этого согласия крестьянин имел право оставить общество только в том случае, если
вносил в мирской капитал сумму, равную капитализированному,
из 6% оброку143. Однако это могли себе позволить лишь немногие наиболее зажиточные крестьяне.
Таким образом, при освобождении крестьян правительством
была предусмотрена целая система мер, объективно препятствовавших полному разрыву связей крестьянина с деревней. В этих
условиях крестьянин мог выступать на свободном рынке труда
преимущественно лишь как отходник, сохраняя свой сословный
статус и связь с общиной, однако получая возможность реализации личностного потенциала за ее пределами. Отходничество
предполагало временный характер отлучки крестьянина из деревни. Но и она была сопряжена с большими трудностями. Для
ухода из деревни крестьянин должен был получить кратковременный билет или паспорт.
142
Российское законодательство Х – ХХ веков. Документы крестьянской
реформы. М., 1989. Т. 7. С. 63, 64.
143
Там же. С. 283.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Данное обстоятельство было одной из причин того, что население в целом по России, особенно сельское, было малоподвижным. Местные жители, т.е. родившиеся в том же уезде и губернии, в которых они проживали в момент переписи 1897 г., составляли на селе 90,3%, а уроженцы других уездов, губерний и
государств – 9,7%. В городах местных жителей было 53,4%, а остальные 46,6% пришли как из уездов той же губернии, так и из
других губерний и государств144. В Костромской губернии уроженцы того уезда, в котором проживали на момент переписи
1897 г., составляли 94,0%, в Ярославской – 90,9 %145. Высокий
процент среди населения региона местных уроженцев легко объясним. В губерниях Верхнего Поволжья был сильно развит отток
населения. Неместные уроженцы, наоборот, составляли значительную часть жителей в регионах с сильно развитым притоком
населения.
Данные о неместных уроженцах, содержащиеся в переписи
1897 г., позволяют выявить размеры и направления миграции населения. Эти данные охватывают всю Россию, кроме Великого
княжества Финляндского. Указанные сведения содержатся в каждом томе, посвященном той или иной губернии. Неместные
уроженцы разделены на три категории: 1) уроженцы других уездов, но той же губернии; 2) уроженцы других губерний; 3) уроженцы других государств.
Сведения о неместных уроженцах имеются и в первом томе
«Общего свода по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января
1897 г.» (СПб., 1905), который содержит свод основных итоговых
данных по всей стране.
По мнению Б.В. Тихонова, специально занимавшегося исследованием миграции населения в России во второй половине
ХIХ в., «данные переписи 1897 г. с наибольшей точностью характеризуют размеры передвижения жителей, происходившего в
70 – 90-е годы ХIХ в., т.е. подводят итог внутренним миграциям
144
145
Россия в начале ХХ века. С. 80.
Первая всеобщая перепись населения… Т. ХVIII. С. 42–43; Т. L. С. 36–37.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Миграция населения
населения на протяжении почти всего периода развития домонополистического капитализма в России»146.
При исследовании миграционных потоков встает один немаловажный вопрос: имеем ли мы дело с неместными уроженцами,
переселившимися в другие губернии на постоянное жительство
или же с лицами, переехавшими на короткий срок? Между тем
для изучения проблемы это важно: первые – это переселенцы,
обычно полностью либо надолго порвавшие связи с губерниями,
где они родились; вторые – это в лучшем случае лишь потенциальные переселенцы.
В период проведения переписи 1897 г. постоянными жителями считались лица, проживавшие в данном месте «обыкновенно»,
т.е. большую часть года, не обращая внимания на то, где они были приписаны. Временно пребывающими считались лица, проживавшие в данном месте меньшую часть года147.
Б.В. Тихонов пришел к выводу, «что подавляющее большинство неместных уроженцев по основным направлениям миграции населения … были постоянными жителями»148. Дело в том, что перепись 1897 г. производилась в середине зимы, когда население страны в целом наименее подвижно. Полевые работы в этот период не
велись, следовательно, не было спроса на сельскохозяйственных
рабочих. Движение неземледельческих рабочих зимой также было
гораздо менее значительным, чем весной. Исключение составляли
зимние виды отхода. Об этом свидетельствует высокий процент
временно пребывающих в месте переписи в некоторых лесных губерниях Европейской России с развитым именно в зимнее время
отходом на лесозаготовки и другие лесные промыслы. К таким губерниям относились и губернии Верхнего Поволжья. В первую
очередь Костромская. Это видно из таблицы 6.
В России в 15 губерниях из 89 общее число временно пребывающих в месте переписи составляло свыше 50% от общего числа неместных уроженцев, причем по этому показателю Костром146
Тихонов. Б.В. Переселения в России во второй половине ХIХ в. По материалам переписи 1897 г. и паспортной статистики. М., 1978. С. 23.
147
Там же. С. 31.
148
Там же. С. 32.
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ская губерния уступала только Вологодской (164,8%) и Вятской
(184,7%) губерниям149.
Таблица 6
Временное население Верхнего Поволжья в 1897 г.*
Губерния
Костромская
Ярославская
Владимирская
Число временно пребывающих в месте переписи
Всего
% к неместным уроженцам**
54 538
138,7%
53 294
62,1%
49 007
55,5%
* Источник: Тихонов Б.В. Переселения в России во второй половине ХIХ в.
М., С. 176–179.
** Неместные уроженцы – уроженцы других губерний и государств – Н.А.
Материалы переписи свидетельствуют, что население не
только уходило из региона, но и приходило в него. В связи с этим
возникает вопрос о величине уходящего и приходящего миграционного потока. Б.В. Тихонов считает, что основные направления
миграции жителей России вообще необходимо изучать в неразрывной связи с погубернскими миграционными балансами. В работе «Переселения в России во второй половине ХIХ в. » он систематизировал и сгруппировал губернии в зависимости от того,
какое влияние оказала на них миграция населения.
В основу группировки губерний положена величина миграционного баланса в абсолютных цифрах. В зависимости от этого
губернии страны расположены по местам с 1 по 89. 40 губерний
имели положительный миграционный баланс (в эти губернии
больше приходило людей, чем уходило из них), а 49 – отрицательный. Губернии Верхнего Поволжья относились ко второй
группе и располагались в следующем порядке: Костромская губерния – 70 место с отрицательным балансом миграции населения в 91 845 человек, Ярославская – 71 место, отрицательный баланс – 96 431 человек, Владимирская – 72 место, отрицательный
баланс – 105 077 человек. Если расставить губернии Верхнего
Поволжья по удельному весу, которое составляло недостающее
население к общему числу жителей, то получается следующая
149
См.: Тихонов Б.В. Указ. соч. С. 176–179.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Миграция населения
картина: на первом месте шла Костромская губерния – дефицит
баланса составлял 6,6% наличного населения, затем Владимирская и Ярославская 6,9% и 9,0% соответственно. Много это или
мало? Сравним данный показатель с другими регионами. В
С.-Петербургской губернии, возглавлявшей список, прилив населения составлял 777 436 человек, что соответствовало 36,8% от
наличного населения, а в Курской губернии, замыкавшей список,
дефицит миграционного баланса составлял 350 268 человек, или
14,8% наличного населения150.
Доля неместных уроженцев в губерниях региона составляла
8,0% в Ярославской губернии, 5,8% – во Владимирской и 2,8% – в
Костромской. Иными словами, на 100 владимирцев, живущих на
родине, приходилось 13 человек, находившихся за пределами губернии; вместо них прибыло 6 человек из других мест. В Костромской губернии это соотношение было 10:3; в Ярославской – 18:9.
Следовательно, можно сделать вывод, что несмотря на то что
из Ярославской губернии больше всего уходило населения (в процентном отношении), она была в то же время самой притягательной в плане обеспечения работой. Нередким было такое явление,
когда работников, ушедших из ярославских сел и деревень в Петербург и Москву или фабричные центры, на их родине заменяли
костромские крестьяне. Причем отходники из Костромской губернии приходили на заработки в соседнюю губернию не только зимой на разного вида строительные работы, но и летом для выполнения сельскохозяйственных работ. Отход костромских крестьян
на сельскохозяйственные работы в Ярославскую губернию получил в конце ХIХ – начале ХХ вв. широкое распространение и в периоды его вынужденного сокращения тяжело отражался на бюджете крестьянской семьи151. Интересно отметить, что из 12 090 человек уроженцев Костромской губернии, зафиксированных
переписью 1897 г., на территории соседней Ярославской губернии
6 701 человек (55,4%) проживали в сельской местности152.
150
Тихонов Б.В. Указ. соч. С. 176–179.
Статистический Ежегодник Костромской губернии. 1909 год. Сельское
хозяйство и крестьянские промыслы. Вып. I. Кострома, 1912. С. 66, 70
152
Первая всеобщая перепись населения … Т. ХVIII. С. 43.
151
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Для Владимирской губернии характерно было такое явление,
как активный приток населения из Костромской губернии в
крупные промышленные центры, прежде всего Владимир и Иваново-Вознесенск. Так, в этих городах насчитывалось 10 847 уроженцев Костромской губернии, в то время как во всей сельской
местности Владимирской губернии их было всего 3 824 человека153.
Костромская губерния имела очень слабый приток населения
извне. По этому показателю она вполне сравнима с уже упоминавшейся черноземной Курской губернией, где промышленность
была слабо развита и ощущался сильный земельный голод. Обработчики материалов первой всеобщей переписи населения Российской империи отмечали, что «население Костромской губернии принадлежит в громадном большинстве к числу местных
уроженцев, и притом в одинаковой степени, как мужчины, так и
женщины». Причем из 39 164 человек неместных уроженцев
26 702 чел., или 68,2%, родились в соседних губерниях, а именно:
Муж.
Жен.
Обоего пола.
Во Владимирской
2869
4116
6985
" Вологодской
1536
1591
3127
" Вятской
3324
4352
7676
" Нижегородской
1502
2106
3608
" Ярославской
1943
3363
5306
___________________________________________
Итого…
11174
15528
26702
Значительный прилив в Костромскую губернию уроженцев
соседних губерний, вероятно, в большинстве случаев был связан
с браками крестьян смежных губерний. На это указывают следующие факты: во-первых, в числе уроженцев других губерний
больше женщин; во-вторых, потому что сосредоточены они по
преимуществу в пограничных уездах Костромской губернии с соседними.
Характерным явлением для губернии было и то обстоятельство, что в ней проживало много уроженцев С.-Петербургской (2
153
Первая всеобщая перепись населения … Т. VI. С. VIII.
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Миграция населения
428 чел.) и Московской (1 651 чел.) губерний, рассеянных довольно равномерно по всем уездам. Объясняется это тем, что часто костромичи, уходившие на заработки в столицы, преимущественно в Петербург, возвращались на родину с детьми, «прижитыми на месте своих отхожих промыслов».
О значительном наплыве в официальную столицу костромичей свидетельствует тот факт, что на момент переписи 1897 г. там
находилось 28 094 уроженца Костромской губернии. Причем
8 658 из них были женского пола154.
Интересные сведения можно получить, если соотнести численность уроженцев каждой губернии, находившихся за ее пределами в момент переписи, не только ко всему наличному населению, но и ввести градацию по полу (См.: Таблица 8 Приложения). Из данных таблицы видно, что среди лиц, покинувших свои
родные места, 2/3 составляли мужчины. Причем в Ярославской и
Костромской губерниях доля мужчин среди этой группы населения почти совпадала и несколько превышала этот показатель по
Владимирской губернии. Численность уроженцев губерний
Верхнего Поволжья, находившихся за пределами своих родных
губерний, впечатляет: более полумиллиона человек. Причем первое место по этому показателю занимала Владимирская губерния,
затем шли Ярославская и Костромская губернии. В связи с тем,
что численность населения в губерниях отличалась, более корректно сравнивать относительные показатели. Получается такая
картина: самый большой процент населения, оказавшегося в момент переписи за пределами родных мест, был среди ярославцев
(шестая часть наличного населения), затем шли владимирцы и
костромичи. Причем если женщины-переселенцы составляли десятую часть и меньше от женского наличного населения во всех
трех губерниях, то мужчины – до 1/4 (Ярославская губерния).
Эти цифры еще раз подтверждают, что самый значительный отход рабочей силы был в Ярославской губернии.
Материалы переписи 1897 г. позволяют сделать подсчет всех
уроженцев Владимирской, Костромской и Ярославской губерний
как проживавших по месту рождения, так и находившихся за ее
154
Первая всеобщая перепись населения … Т. ХYIII. С. YII.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
пределами, и выяснить среди них соотношение мужчин и женщин. В результате сделанных расчетов получилась следующая
картина (табл. 7):
Таблица 7
Соотношение мужчин и женщин среди уроженцев
Верхнего Поволжья в 1897 г.*
Место рождения
Владимирская губ.
Костромская губ.
Ярославская губ.
Мужчины
абсоВ%
лют.
численность
Женщины
абсоВ%
лют.
численность
763072
651673
534928
856903
742728
632106
47,1
46,7
45,8
52,9
53,3
54,2
Всего
1619975
1394401
1167034
На
100
мужчин
было
жен
щин
112
114
118
*Источник: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897
г. Т. VI. Тетрадь 2. СПб., 1904. С. VIII; Т. ХVIII. СПб., 1903. C. 42–43; Т. L. СПб.,
1904. С. 36–37; Общий свод по империи результатов разработки данных первой
всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. I. С. 112–
113.
Из данных таблицы видно, что среди уроженцев региона
женщины численно преобладали над мужчинами, причем в Костромской и особенно в Ярославской губерниях, где был сильно
развит дальний отход крестьян, преобладание было заметнее. Это
еще раз подтверждает мнение современников о том, что отход
отрицательно влиял на продолжительность жизни населения. К
сведению, соотношение мужчин и женщин в Российской империи по переписи 1897 г. было 100 к 101. Причем абсолютное
большинство страны (99,6%) составляли уроженцы России155.
Данные о нахождении неместных уроженцев губерний Верхнего Поволжья во время проведения переписи 1897 г. по регионам, показывают, что абсолютное большинство их находилась в
155
Общий свод по Империи… Т. I. С. I, ХХ.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Миграция населения
Европейской России156. В Европейской части страны проживало
95,5% всех ярославцев, 91,7% костромичей и 84,4% уроженцев
Владимирской губернии157. В то же время эти данные показывают, что владимирцы интенсивнее, чем костромичи и ярославцы,
осваивали другие регионы страны. Причиной здесь может быть
то, что первые искали применение своим рукам не только в промышленности, но и в сельском хозяйстве. Об этом свидетельствует и Ю.Э. Янсон, который писал, что в результате обнародования циркуляра Министерства внутренних дел от 13 апреля
1868 года, разрешавшего переселение из густонаселенных губерний в малонаселенные степные окраины страны, переселенческое
движение охватило почти всю нестепную часть России, «в одних
местах оно было слабее, в других сильнее; были даже случаи переселения из промысловых губерний; например, Владимирской,
Тверской, что бывает крайне редко». Часть переселенцев из центра страны двинулась на черноземный юг, а основная масса «в
губернии Оренбургскую и Самарскую … и главным образом, в
эту последнюю, как лежащую на Волге и первую на пути переселенцев», среди них были и крестьяне Меленковсковского уезда
Владимирской губернии158. Это был самый южный уезд Верхнего
Поволжья, ближе других расположенный к местам переселения.
Переселение было разрешено правительством, издавшим
циркуляр «О порядке переселения крестьян на свободные казенные земли», но оно приобрело неожиданный для властей размах
благодаря бедственному положению крестьянского населения.
Напуганные местные власти пытались полицейскими мерами
приостановить массовое переселение и не допустить его в следующие годы159. Однако переселение владимирцев на плодород-
156
Источник не относит к Европейской России Привислинские губернии и
Кавказ, составлявшие отдельные регионы. Европейская Россия включала в
1897 г. 50 губерний. См.: Общий свод по Империи … Т. I. С. III.
157
Общий свод по Империи … Т. I. С. 112–113.
158
Янсон Ю.Э. Опыт статистического исследования о крестьянских наделах
и платежах. СПб., 1881. С. 74–76.
159
См.: Будаев Д.И. Западнорусская деревня в культурно-бытовые условия
крестьян // Россия сельская. ХIХ – начало ХХ века. М., 2004. С. 138; Историче-
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ные малозаселенные самарские земли, по всей видимости, продолжалось и позднее. Неслучайно по переписи 1897 г. в Самарской губернии проживало 5 856 человек, чьим местом рождения
была Владимирская губерния. Это больше, чем в некоторых соседних с ней губерниях160.
В таблицах 9 и 10 Приложения приведены основные местности
сосредоточения выходцев из Владимирской, Костромской и Ярославской губерний. Из приведенных данных видно, что это были
соседние и столичные губернии. Так, из 162 594 человек выходцев
из Владимирской губернии, проживавших в 50 губерниях Европейской России, на них приходилось 112 166 человек (69,0%). Причем
61 241 владимирец проживал в Московской губернии. Потом шла
Нижегородская (18 682 чел.), Ярославская (10 264 чел.) и только затем С.-Петербургская губернии (7 045 чел). Интересно отметить,
что непосредственно в столичных городах проживало почти одинаковое количество владимирцев. Другими словами, если абсолютное большинство владимирцев, проживавших в С.-Петербургской губернии, находилось в Петербурге (6 003 чел), то в Московской губернии картина была прямо противоположной: 9/10
выходцев из Владимирской губернии (55 073 чел.) находилось за
пределами Москвы. Причем город Москва притягивал больше
женщин, чем мужчин. Аналогичная ситуация была и с Костромской губернией, где среди уроженцев Владимирской губернии
женщин было в 1,5 раза больше, чем мужчин.
Большинство мигрантов – костромичей также располагалось
в соседних и столичных губерниях. В этих губерниях в момент
переписи находилось 88 705 человек (74,2%) из 119 514 выходцев
из Костромской губернии, обосновавшихся в Европейской России. Причем наиболее притягателен для костромичей был сам город Петербург (28 094 чел.). Всего в столичных губерниях находилось 40 824 человека, почти столько же, сколько в пяти соседних губерниях. Из последних наибольшее количество
костромичей оказалось во Владимирской (16 383 чел.), Нижегоское обозрение пятидесятилетней деятельности Министерства государственных
имуществ. 1837 – 1887. СПб., 1888. Ч. II. Отд. II. С. 219–221.
160
См.: Общий свод по Империи… Т. 1. С. 124–131.
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Миграция населения
родской (13 261 чел.) и Ярославской (12 090 чел.) губерниях. Необходимо отметить, что во всех названных регионах численность
мигрантов-мужчин превышала численность женщин. Особенно
сильный перевес мужской части над женской наблюдался среди
мигрантов-костромичей в Петербургской, Вятской и Вологодской
губерниях. В двух последних он, по-видимому, был связан с зимним отходом крестьян для занятия лесным промыслом.
Для Ярославской губернии более, чем для других губерний
Верхнего Поволжья, была свойственна концентрация районов
миграции. Этими районами также были столичные и соседние
губернии. Во время переписи в них находилось 151 062 ярославца (87,1%) из 173 361, проживавших в 50 губерниях Европейской
России. Отличительной особенностью Ярославской губернии было то, что размер миграции в соседние губернии был небольшим – всего 20 894 человека, в то время как в столичные губернии – 130 168 человек. Основной миграционный поток направлялся в города Петербург (95 599 чел.) и Москву (23 942 чел.).
Остальные территории столичных губерний мало привлекали
ярославцев. Следует отметить и то, что среди мигрантов в соседние губернии доля мужчин была ниже, чем женщин. Это объясняется браками между женщинами из Ярославской губернии и
мужчинами из соседних губерний. Исключение составляли мигранты в Новгородскую губернию. По-видимому, данный факт
был связан с характером отхожих промыслов. Среди ярославцевмигрантов в столичные губернии процент мужчин был выше, чем
среди владимирцев и костромичей, несмотря на то что в двух последних мужская миграция превышала женскую в 1,5 раза. По
мнению Б.В. Тихонова, «если при исследовании того или иного
направления миграции населения выяснится, что среди неместных уроженцев женщин больше, чем мужчин, либо мужчин
больше женщин примерно в 1,5 раза, мы вправе сказать, что имеем дело в основном с переселенцами, переехавшими в другую губернию на постоянное место жительство»161.
Исходя из этого можно сделать вывод, что значительная
часть населения, прибывавшего в Петербург и Москву из губер161
Тихонов. Б.В. Указ. соч. С. 34–35.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
ний Верхнего Поволжья, приезжала туда как в места постоянного
жительства. Это подтверждают и другие данные переписи 1897 г.
Так, материалы переписи позволяют сравнить численность временно пребывающих в городах с количеством неместных уроженцев, обосновавшихся в них. Сопоставление этих данных свидетельствует, что подавляющее большинство вчерашних переселенцев стало уже к моменту переписи постоянными городскими
жителями. Согласно расчетам Б.В. Тихонова, «число лиц, зарегистрированных переписью 1897 г. как временно пребывающие в
городах, очень невелико: за редкими исключениями оно не превышало нескольких процентов от числа всех неместных уроженцев. Так, в С.-Петербурге насчитывалось 40 492 человека, временно пребывающих в месте переписи (4,7% всех неместных
уроженцев), а в Москве – 23 020 (3,0%)… Иваново-Вознесенске –
1 177 человек (2,9%)»162. Статистики, обрабатывавшие материалы
переписи населения по Ярославской губернии, отмечали тот
факт, «что уходящая за пределы (губернии – Н.А.) часть постоянного населения на долго прерывает связь с родным углом и не
считается уже в числе постоянного состава губернии, что подтверждается и численностью временно отсутствующих, которые
составляют только 4,92% наличного населения»163.
Итак, в пореформенной России миграция сельского населения получила дальнейшее развитие. Основной формой перераспределения трудовых ресурсов были крестьянские отхожие промыслы. Временное пребывание крестьянина в городе или фабричном поселке нередко переходило в постоянное. Отход
оказывался лишь этапом на пути переселения сельских жителей в
города. Следствием этого явления был не только процесс урбанизации страны, который имел, бесспорно, положительное значение
в первую очередь для экономики России, но и ряд отрицательных
моментов. Так, в губерниях Верхнего Поволжья, сильно затронутых процессом миграции, на селе деформировалась половозрастная структура населения, из деревни уходили не только лишние,
162
163
Тихонов. Б.В. Указ. соч. С. 59.
Первая всеобщая перепись населения … Т. L. С. IY.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Глава 4. Миграция населения
но часто и необходимые для нормального ведения сельского хозяйства рабочие руки.
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Заключение
Изучение сельского населения страны второй половины
ХIХ – начала ХХ вв., т.е. в эпоху утверждения и развития капитализма в России, показало, что в демографической картине села в
этот период происходили большие изменения.
С 60-х гг. ХIХ в. резко возросли темпы прироста населения.
Основными причинами демографического роста на селе было освобождение от крепостной зависимости и повышение жизненного уровня крестьянства. Высокие темпы роста населения в конце
ХIХ – начале ХХ вв. были характерны для ряда стран мира с аграрным характером экономики.
Динамика роста сельского населения России имела существенные региональные отличия. В промышленных районах страны
темпы прироста населения были ниже, чем в районах с сельскохозяйственной направленностью экономики. В значительной степени низкий прирост сельских жителей в промышленном центре
страны был связан с широко развитыми в этом районе отхожими
промыслами. Отхожие промыслы способствовали распространению новых моделей демографического поведения, одним из проявлений которого было более позднее вступление в брак крестьянской молодежи. Диспропорция, возникшая среди сельского населения из-за отхода значительной части взрослого мужского
населения на заработки, отрицательно отразилась и на других
сторонах семейно-брачных отношений. В местах интенсивного
отхода мужского населения на заработки доля незамужних среди
женщин старше 15 лет была значительно больше, чем в районах
со слабым развитием отходничества. К тому же в семьях отходников было меньшее количество детей, чем в семьях крестьян,
постоянно проживавших на селе. Низкий показатель числа женщин, состоящих в браке, и малое количество многодетных семей
в местах отхода в свою очередь отрицательно сказывались на естественном приросте населения.
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Заключение
В Верхнем Поволжье прирост сельского населения во второй
половине ХIХ в. был намного ниже среднего по стране. Особенно
маленький прирост был в Ярославской губернии.
В пореформенный период подвергся серьезным изменениям
и такой общественный институт, как семья. Традиционные патриархальные отношения в семье заменялись новыми, более демократичными. Женщина получала все больше прав. Особенно
сильно трансформировалась роль женщины в обществе в районах
сильного развития отхожих промыслов. Здесь женщины в силу
сложившихся обстоятельств часто самостоятельно решали все
проблемы крестьянского двора и даже принимали участие в местном управлении.
Исследование проблемы взаимосвязи плотности населения и
систем землепользования показало, что условия для ведения
сельского хозяйства в различных районах России сильно отличались. Причем на примере губерний Верхнего Поволжья видно,
что даже в рамках одного региона отличия эти часто были очень
значительны. Если в северных и восточных частях Костромской
губернии традиционный трехпольный севооборот еще мог обеспечивать развитие сельского хозяйства, то на остальной территории Верхнего Поволжья его возможности были исчерпаны. Здесь
для нормального развития аграрного сектора экономики требовался переход к новой более интенсивной системе ведения полевого хозяйства – многополью.
Экономический потенциал как отдельных регионов, так и
страны в целом во многом зависит не только от общего количества населения, но и от его качественного состава. Деревни и села
Верхнего Поволжья оказались теми регионами, которые поставляли мужские рабочие руки в наиболее быстро развивавшиеся
районы страны. В результате во всех губерниях региона в пореформенный период усилилась диспропорция между полами. В
отдельных уездах соотношение между мужчинами и женщинами
рабочего возраста составляло 1:2. Из-за нехватки мужчин вся тяжесть крестьянских работ ложилась на женщин. Следствием этого был застой и свертывание сельского хозяйства в местах наиболее интенсивного отхода рабочей силы на сторону.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
В основе миграции сельского населения дореволюционной
России, как правило, лежало стремление людей найти более выгодные условия труда.
Проводимая в пореформенный период правительством политика препятствовала полному разрыву бывших крепостных с
сельским обществом. В связи с этим крестьянин мог выступать
на рынке трудовых ресурсов лишь как отходник. К концу ХIХ в.
значительная часть отходников-мигрантов, числясь жителями
различных сел и деревень, уже была постоянными жителями городов и фабричных поселков, так как сохраняла лишь формальную связь с официальным местом регистрации.
Губернии Верхнего Поволжья были затронуты миграционным процессом в разной степени. Наиболее сильно миграция населения происходила в Ярославской губернии. Несмотря на то
что доля лиц, покидавших ее пределы, была выше, чем во Владимирской и особенно Костромской губернии, Ярославская губерния была самой притягательной в регионе для лиц, ищущих работу. Ярославских крестьян, ушедших на заработки в столицы, во
время полевых работ нередко заменяли жители соседних губерний. В то же время все губернии региона имели отрицательный
миграционный баланс (из них больше уходило людей, чем приходило). По этому показателю они стояли на 70 – 72 месте из
89 регионов страны.
Абсолютное большинство уроженцев Верхнего Поволжья,
осваивая другие районы страны, все же не покидало границ Европейской России. Причем для них, как правило, было несвойственно переселение с целью ведения сельского хозяйства на новых
территориях. Основным занятием выходцев из Верхнего Поволжья была торговля, строительство, работа в промышленности.
Главными центрами, притягивающими крестьян из Владимирской, Ярославской и Костромской губерний, были Петербург и
Москва. В конце ХIХ в. значительная часть крестьян, прибывавших в столицы из губерний Верхнего Поволжья, приезжала туда
как в места длительного или постоянного проживания. Из этого
следует, что миграции населения, связанные с отходом, сопровождались урбанизацией части сельского населения, которая выступала формой перехода из села в город.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Вопросы и задания
Вопросы и задания
1. Назовите основные причины роста численности сельского
населения в пореформенной России.
2. Как менялось положение женщины в крестьянском мире во
второй половине ХIХ – начале ХХ вв.?
3. Назовите основные причины высокой смертности в пореформенной России.
4. В чем заключались особенности процесса урбанизации в
России.
5. Расскажите о дискуссии вокруг понятия «город».
6. Какова была структура сельского населения России во второй половине ХIХ – начале ХХ вв.?
7. В чем заключается взаимосвязь между приростом населения и социально-экономическим положением местности?
8. Покажите связь между системой земледелия и плотностью
населения.
9. Расскажите об особенностях половозрастной структуры
населения Верхнего Поволжья. Чем были вызваны эти региональные отличия?
10. Как отражались неземледельческие промыслы на крестьянском хозяйстве?
11. Что вы знаете о распределении обязанностей в крестьянской семье?
12. Как отражалась социальная политика правительства на
процессе миграции населения в пореформенный период.
13. Что такое «миграционный баланс»? Какие миграционные
балансы имели губернии Верхнего Поволжья?
14. Расскажите об особенностях миграции населения в разных губерниях Верхнего Поволжья.
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Приложения
Приложение 1
Картограмма
Изменение плотности и численности сельского населения
в Верхнем Поволжье в 1863 – 1897 гг.
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
Приложение 2
Типовое условие, заключавшееся в Костромской губернии
между родителями ученика и лицом,
принимавшим подростка на обучение малярному делу*
1888 года марта 19, мы нижеподписавшиеся, Костромской
губернии Солигаличского уезда, Костромской волости, д. Оглоблина, крестьянин Иванов и крестьянская вдова д. Дятлова той же
волости Марья Иванова заключили между собой настоящее условие в следующем: Я отдаю Иванову своего сына Петра Петрова,
13 лет, для обучения малярному мастерству, сроком на 3 года,
считая таковой с 15 мая сего года по 15 мая 1891 года, с платою
25 руб., каковые деньги Иванов должен заплатить в следующие
сроки: по отжитии мальчиком в ученьи одного года 5 руб., затем
через год еще 10 руб. и остальные 10 руб. при выходе мальчика
из ученья, по окончании срока. Дорога до С.-Петербурга и обратно, а также квартира, кушанье, банные и портомойные расходы, а
также одежда верхняя и нижняя с обувью, кроме той, которая дана будет мальчику в дорогу, должна быть за счет хозяина Иванова. В случае болезни мальчика, лечение его в течение одного месяца (в других условиях двух месяцев) должно производиться на
счет хозяина, остальное-же время болезни должен заслужить хозяину по окончании срока ученья.
Я, Иванова, отнюдь не дозволяю сыну моему отходить от хозяина ранее окончания срока ученья, равно не дозволено и родственникам уводить его от хозяина ранее условленного срока и
обязываю сына к мастерству быть внимательным, без дозволения
хозяина никуда не отлучаться, а все приказания его исполнять
честно, точно и быстро. Я, Иванов, обязан по окончании срока
ученья, при выходе мальчика, дать ему сверх установленной цены сапоги, рубаху, пальто и фуражку ценою до 10 рублей, в чем
настоящее условие и должны с обеих сторон хранить свято и нерушимо. Приметы мальчика такие-то.
Подпись заключивших условие и свидетелей.
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
* Жбанков Д.Н. Бабья сторона // Материалы для статистики
Костромской губернии. Вып. 8. Кострома, 1891. С. 111.
Таблица 1
Население Верхнего Поволжья в 1811 – 1863 гг.*
1811 г.
1863 г.
Прирост
численности
населения
с 1811 г.
по 1863 г.
в тыс.
В%
Владимирская
1 005,1
1 216,6
211,5
21
0,40
Костромская
1 013,6
1 074,0
60,4
6
0,11
Ярославская
Верхнее
Поволжье
Европейская
Россия
(49 губерний)
993,0
969,6
-23,4
-2
-0,05
3 011,7
3 260,2
248,5
8,3
0,16
41 805,6
61 175,9
19 370,3
46,3
0,89
Губерния
Численность
населения
(в тыс.)
Средний
ежегодный
прирост
(в %)
* Источник: Рашин А.Г. Население России за 100 лет (1811-1913 гг.).
М., 1956. С. 28–29.
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Таблица 5
Соотношение мужчин и женщин среди сельского населения
Верхнего Поволжья в 1863 – 1897 гг.*
Владимирская губерния
98
%
39 236
53 335
36 878
41 316
47 577
46 784
44 715
30 497
45 800
34 439
42 004
43 682
38 553
544 816
47,5
47,5
46,4
47,5
47,6
49,7
47,5
49,9
49,7
48,1
47,8
47,2
47,3
47,9
43 371
58 890
42 542
45 742
52 448
47 441
49 356
30 637
46 390
37 132
45 854
48 917
42 890
591 610
52,5
52,5
53,6
52,5
52,4
50,3
52,5
50,1
50,3
51,9
52,2
52,8
52,7
52,1
Место по уровню диспропорции
Жен. пол
Место
9
1
11
8
2
3
4
13
6
12
7
5
10
%
7,3
9,9
7,0
7,6
8,8
8,3
8,3
5,4
8,1
6,3
7,7
8,1
7,2
100
Муж. пол
Александровский 82 607
Владимирский
112 225
Вязниковский
79 420
Гороховецкий
87 058
Ковровский
100 025
Меленковский
94 225
Муромский
94 071
Переяславский
61 134
Покровский
92 190
Судогодский
71 571
Суздальский
87 858
Шуйский
92 599
Юрьевский
81 443
Итого
1 136 426
Уд. вес (%)
Уезд
Все население
1863 г.
5
6
1
4
8
11
7
13
12
10
9
2
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
99
%
44,9 51 598
46,0 71 586
43,8 43 583
42,0 52 190
43,1 54 175
45,6 72 554
44,9 60 073
42,6 44 055
46,0 81 309
45,1 51 360
45,8 54 853
44,6 46 902
44,0 48 612
44,7 732 850
55,1
54,0
56,2
58,0
56,9
54,4
55,1
57,4
54,0
54,9
54,2
55,4
56,0
55,3
Место по уровню диспропорции
Жен. пол
Александровский
93 561
7,1 8 13,3 41 963
Владимирский
132 517 10,0 3 18,1 60 931
Вязниковский
77 490
5,8 12 -2,4 33 907
Гороховецкий
89 943
6,8 9 3,3 37 753
Ковровский
95 290
7,8 6 -4,7 41 115
Меленковский
133 395 10,1 2 41,6 60 841
Муромский
109 112
8,2 4 16,0 49 039
Переяславский
76 698
5,8 13 25,5 32 643
Покровский
150 593 11,4 1 63,4 69 284
Судогодский
93 616
7,1 7 30,8 42 256
Суздальский
101 296
7,6 5 15,3 46 443
Шуйский
84 692
6,4 11 -8,5 37 790
Юрьевский
86 870
6,5 10 6,7 38 258
Итого
1 325 073 100
16,6 592 223
%
Муж. пол
Рост (%)
Место
Уд. вес (%)
Уезд
Все население
1897 г.
12
7
2
3
6
11
10
1
13
8
9
4
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Таблица 5 (продолжение)
Костромская губерния
100
%
25 929
38 045
35 050
38 727
48 632
32 055
46 031
49 488
64 983
23 013
18 204
51 134
471 290
46,0
47,0
47,0
45,4
48,4
45,7
47,1
46,0
46,4
45,9
43,3
45,8
46,4
30 380
42 844
39 456
46 582
51 797
38 094
51 709
58 014
75 044
27 110
23 825
60 546
545 401
54,0
53,0
53,0
54,6
51,6
54,3
52,9
54,0
53,6
54,1
56,7
54,2
53,6
Место по уровню диспропорции
Жен. пол
10
7
8
6
4
9
5
3
1
11
12
2
%
5,5
8,0
7,3
8,4
9,9
6,9
9,6
10,6
13,8
4,9
4,1
11,0
100
Место
56 309
80 889
74 506
85 308
100 429
70 149
97 740
107 502
140 027
50 123
42 029
111 680
1 016 691
Муж. пол
Буйский
Варнавинский
Ветлужский
Галичский
Кинешемский
Кологривский
Костромской
Макарьевский
Нерехтский
Солигаличский
Чухломской
Юрьевецкий
Итого
Удел. вес (%)
Уезд
Все население
1863 г.
7
9
10
2
12
3
11
6
8
5
1
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
Все население
Уд. вес (%)
Место
Рост (%)
Муж. пол
%
Жен. пол
%
Место по уровню диспропорции
1897 г.
Буйский
68 063
5,3
10
20,9
29 897
43,9
38 166
56,1
5
Варнавинский
121 123
115 657
101 372
136 235
9,4
8,9
7,8
10,5
5
6
9
3
49,7
55,2
18,8
35,7
55 398
52 851
43 262
63 840
45,7
45,7
42,7
46,9
65 725
62 806
58 110
72 395
54,3
54,3
57,3
53,1
11
10
2
12
107 010
138
136 146
8,3
10,7
10,5
8
2
4
52,5
41,6
26,6
48 301
61 908
61 746
45,1
44,7
45,4
58 709
76 447
74 400
54,9
55,3
54,6
8
7
9
144 603
11,2
1
3,3
64 062
44,3
80 541
55,7
6
59 124
4,6
11
18,0
25 397
43,0
33 727
57,0
3
50 205
114 757
3,9
8,9
12
7
19,5
2,8
20 160
50 029
40,2
43,6
30 045
64 728
59,8
56,4
1
4
1 292 650
100
27,1
576 851
44,6
715 799
55,4
Уезд
Ветлужский
Галичский
Кинешемский
Кологривский
Костромской
Макарьевский
Нерехтский
Солигаличский
Чухломской
Юрьевецкий
Итого
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Таблица 5 (окончание)
Ярославская губерния
Все население
Уд. вес (%)
Место
Муж. пол
%
Жен. пол
%
Место по уровню
диспропорции
1863 г.
Даниловский
66 935
7,8
8
29 165
43,6
37 770
56,4
2
Любимский
62 901
95 615
72 544
95 618
7,1
10,8
8,2
10,8
10
5
7
4
28 178
45 134
35 962
44 072
44,8
47,2
49,6
46,1
34 723
50 481
36 582
51 546
55,2
52,8
50,4
53,9
4
9
10
8
81 708
9,2
6
35 742
43,7
45 966
56,3
1
127 911
66 733
14,5
7,5
1
9
58 068
30 067
45,4
45,1
69 843
36 666
54,6
54,9
6
5
96 103
10,9
3
42 533
44,3
53 570
55,7
3
Ярославский
116 521
13,2
2
53 229
45,7
63 292
54,3
7
Итого
Верхнее
Поволжье
Европейская
Россия
882 589
100
402 150
45,6
480 439
54,4
3 035 706
1 418 256
46,7
1 617 450
53,3
**
54 822 239
26 796 829
48,9 28 025 410 51,1
Уезд
Мологский
Мышкинский
Пошехонский
Р.-Борисоглебский
Ростовский
Рыбинский
Угличский
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
Рост (%)
Муж. пол
%
%
Место по уровню диспропорции
66 454
7,2
9
-0,7
26 864
40,4 39 590
59,6
5
62 230
113 443
6,7
12,3
10
3
-1,1
18,6
24 774
48 545
39,8 37 456
42,8 64 898
60,2
57,2
3
8
84 798
9,2
6
16,9
34 033
40,1 50 765
59,9
4
106 879
11,5
4
11,8
45 982
43,0 60 897
57,0
9
68 586
7,4
7
-16,1
26 891
39,2 41 695
60,8
2
133 750
67 615
14,5
7,3
2
8
4,6
1,3
57 071
27 988
42,7 76 679
41,4 39 627
57,3
58,6
7
6
84 875
9,2
5
-11,7
31 671
37,3 53 204
62,7
1
14,7
1
17,1
61 271
44,9 75 144
55,1
10
4,8
385 090
41,6 539 955
58,4
16,7
1 554 164
43,9 1 988 604
56,1
Ярославский 136 415
Итого
925 045
Верхнее
3 542 768
Поволжье
Европейская
81 393 524
Россия
100
Жен. пол
Место
Даниловский
Любимский
Мологский
Мышкинский
Пошехонский
Р.-Борисоглебский
Ростовский
Рыбинский
Угличский
Уд. вес (%)
Уезд
Все население
1897 г.
39 428 561 48,4 41 964 963 51,6
*Источник: Статистический временник Российской империи. Сер. I. Вып. I. СПб., 1866.
С. 10–11, 16–17, 30–31; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.
Т. YI. Тетрадь 1. СПб., 1900. С. 1; Т. ХVIII. СПб., 1903. С. 10-11; Т. L. СПб., 1904. С. 10-11;
Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения,
произведенной 28 января 1897 года. Т. 1. СПб., 1905. С. 6, 7.
** Без населения земель Уральского и Оренбургского войска и Севастопольского военного губернаторства.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Таблица 7
Сельское производительное население
Верхнего Поволжья в 1897 г.
Владимирская губерния
Уезд
Александровский
Владимирский
Вязниковский
Гороховецкий
Ковровский
Меленковский
Муромский
Переяславский
Покровский
Судогодский
Суздальский
Шуйский
Юрьевский
Итого
Уезд
Александровский
Владимирский
Вязниковский
Гороховецкий
Ковровский
Меленковский
Муромский
Переяславский
Покровский
Судогодский
Суздальский
Шуйский
Юрьевский
Итого
Всего
43 157
59 389
33 226
38 905
38 985
57 323
46 479
34 063
71 533
40 570
44 885
36 241
38 693
583 450
Население 20–59 лет
Муж.
Процент
Жен.
18 883
43, 8
24 275
26 414
44,5
32 975
13 884
41,8
19 342
14 608
37,5
24 297
15 497
39,8
23 488
24 385
42,5
32 938
19 514
42,0
26 965
13 352
39,2
20 711
32 396
45,3
39 137
17 417
42,9
23 153
19 631
43,7
25 254
15 216
42,0
21 025
16 032
41,4
22 661
247 229
42,4
336 221
Процент
56,2
55,5
58,2
62,5
60,2
57,5
58,0
60,8
54,7
57,1
56,3
58,0
58,6
57,6
Доля производительного населения
(в %)
От всего
Среди
Среди муж.
населения
жен.
46,1
45,0
47,0
44,8
43,4
46,1
42,9
40,9
44,4
43,3
38,7
46,6
40,9
37,7
43,4
43,0
40,1
45,4
42,6
39,8
44,9
44,4
40,9
47,0
47,5
46,8
48,1
43,3
41,2
45,1
44,3
42,3
46,0
42,8
40,3
44,8
44,5
41,9
46,6
44,0
41,7
45,9
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
Таблица 7 (продолжение)
Костромская губерния
Уезд
Буйский
Варнавинский
Ветлужский
Галичский
Кинешемский
Кологривский
Костромской
Макарьевский
Нерехтский
Солигаличский
Чухломской
Юрьевецкий
Итого
Уезд
Буйский
Варнавинский
Ветлужский
Галичский
Кинешемский
Кологривский
Костромской
Макарьевский
Нерехтский
Солигаличский
Чухломской
Юрьевецкий
Итого
Всего
29 278
52 038
47 448
43 801
63 339
43 971
60 377
58 836
65 190
25 556
21 403
51 271
562 508
Население 20–59 лет
Муж.
Процент
Жен.
12 003
41,0
17 275
22 465
43,2
29 573
20 397
43,0
27 051
17 488
39,9
26 313
28 972
45,7
34 367
18 653
42,4
25 318
25 643
42,5
34 736
25 250
42,9
33 586
27 036
41,5
38 154
10 476
41,0
15 080
7 937
37,1
13 466
21 112
41,2
30 159
237 430
42,2
325 078
Процент
59,0
56,8
57,0
60,1
54,3
57,6
57,5
57,1
58,5
59,0
62,9
58,8
57,8
Доля производительного населения
(в %)
От всего
Среди
Среди
населения
муж.
жен.
43,0
40,1
45,2
43,0
40,1
45,0
41,0
38,6
43,1
43,2
40,4
45,3
46,5
45,4
47,5
41,1
38,6
43,1
43,6
41,4
45,4
43,2
40,9
45,1
45,1
42,2
47,4
43,2
41,2
44,7
42,6
39,4
44,8
44,7
42,2
46,6
43,5
41,2
45,4
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Таблица 7 (окончание)
Ярославская губерния
Уезд
Даниловский
Любимский
Мологский
Мышкинский
Пошехонский
Р.-Борисоглебский
Ростовский
Рыбинский
Угличский
Ярославский
Итого
Уезд
Даниловский
Любимский
Мологский
Мышкинский
Пошехонский
Р.-Борисоглебский
Ростовский
Рыбинский
Угличский
Ярославский
Итого
Всего
30 467
27 975
47 644
36 983
47 594
30 482
59 965
29 988
37 194
62 164
410 396
Население 20–59 лет
Муж.
Процент
Жен.
11 657
38,3
18 890
10 285
36,8
17 690
18 863
39,6
28 781
13 751
37,2
23 232
19 142
40,2
28 452
11 063
36,3
19 419
23 983
40,0
35 922
12 056
40,2
17 932
12 242
39,9
24 952
26 928
43,3
35 236
159 979
39,0
250 426
Доля производительного населения
(в %)
От всего
Среди
населения
муж.
45,8
43,4
45,0
41,5
42,0
39,9
43,6
40,4
44,5
41,6
44,4
41,1
44,8
42,0
44,4
43,1
43,8
38,7
45,6
43,9
44,4
41,5
Процент
61,7
63,2
60,4
62,8
59,8
63,7
60,0
59,8
67,1
56,7
61,0
Среди
жен.
47,5
47,2
44,3
45,8
46,7
46,6
46,8
45,3
46,9
46,9
46,4
*Источник: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.
Т. YI. Тетрадь 2 СПб., 1902. С. 10–19; Т. ХVIII. СПб., 1903. С. 32–41; Т. L. СПб., 1904.
С. 28–35; Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей
переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. 1. СПб., 1905. С. 82–83.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
Таблица 10
Основные районы сосредоточения выходцев
из губерний Верхнего Поволжья в момент переписи 1897 г.*
Место
пребывания
(губерния)
Костромская
Московская,
в том числе
в г. Москве
Нижегородская
Рязанская
Тамбовская
Тверская
Ярославская
Итого
в соседних губ.
С.-Петербургская,
в том числе
в г. С.-Петербурге
Всего в соседних
и столичных губ.
Владимирская
Вологодская
Вятская
Нижегородская
Ярославская
Итого в соседних
губ.
Московская,
в том числе
в г. Москве
Муж.
2 869
36 787
Место рождения
Владимирская губерния
%
Жен.
%
41,1
4 116
59,9
60,1
24 454
39,9
Всего
6985
61 241
2 457
10 955
1 842
1 363
1 150
5 616
60 582
39,8
58,6
52,4
60,2
53,1
54,7
57,6
3 711
7 727
1 675
903
1 016
4 648
44 539
60,2
41,4
47,7
39,8
46,9
55,3
42,4
6 168
18 682
3 517
2 266
2 166
10 264
105 121
4 321
61,3
2 724
38,7
7 045
3 609
64 903
60,1
57,9
2 394
47 263
39,1
42,1
6 003
112 166
8 630
1 845
2 182
7 938
7 581
28 176
52,3
64,5
66,4
59,9
62,7
58,9
7 753
1 017
1 103
5 323
4 509
19 705
47,7
35,5
33,6
40,1
37,3
41,1
16 383
2 862
3 285
13 261
12 090
47 881
5 900
62,7
3 511
37,3
9 411
1 315
53,1
1 163
49,9
2 478
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Александров Н.М. Сельское население и аграрное развитие России...
Таблица 10 (окончание)
Место пребывания
(губерния)
Муж.
Место рождения – Костромская губерния
%
Жен.
%
Всего
С.-Петербургская,
21 869
69,6
9 544
30,4
31 413
в том числе
в г.С.-Петербурге
19 436
69,2
8 658
30,8
28 094
Итого
27 769
68,0
13 055
32,0
40 824
в столичных губ.
Всего
55 945
63,1
32 760
36,9
88 705
Владимирская
1 796
37,6
2 985
62,4
4 781
Вологодская
1 220
44,7
1 512
55,3
2 732
Костромская
1 943
36,6
3 363
63,4
5 306
Новгородская
2 303
56,0
1 813
44,0
4 116
Тверская
1 456
36,8
2 503
43,2
3 959
Итого
в соседних губ.
8 718
41,7
12 176
58,3
20 894
Московская,
17 518
67,7
8 367
32,3
25 885
в том числе
в г. Москве
16 375
68,4
7 567
31,6
23 942
С.-Петербургская,
74 592
71,5
29 629
28,5
104 283
в том числе
в г.С.-Петербурге
68 260
71,4
27 339
28,6
95 599
Итого
в столичных губ.
92 110
70,8
38 058
39,2
130 168
Всего
100 828
66,7
50 234
33,3
151 062
Место пребывания
Место рождения – Ярославская губерния
(губерния)
Муж.
%
Жен.
%
Всего
Владимирская
1 796
37,6
2 985
62,4
4 781
Вологодская
1 220
44,7
1 512
55,3
2 732
Костромская
1 943
36,6
3 363
63,4
5 306
Новгородская
2 303
56,0
1 813
44,0
4 116
Тверская
1 456
36,8
2 503
43,2
3 959
Итого
8 718
41,7
12 176
58,3
20 894
в соседних губ.
Московская,
17 518
67,7
8 367
32,3
25 885
в том числе
в г. Москве
16 375
68,4
7 567
31,6
23 942
С.-Петербургская,
74 592
71,5
29 629
28,5
104 283
в том числе
в г. С.-Петербурге
68 260
71,4
27 339
28,6
95 599
Итого
92 110
70,8
38 058
39,2
130 168
в столичных губ.
Всего
100 828
66,7
50 234
33,3
151 062
*Источник: Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. 1. СПб., 1905.
С. 124-131.
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Приложения
Оглавление
Введение ............................................................................................................... 3
Глава 1. Динамика численности населения ...................................................... 6
Глава 2. Плотность населения как один из основных факторов
сельскохозяйственного развития... .................................................... 41
Глава 3. Половозрастная структура населения.
Трудовые ресурсы села ....................................................................... 52
Глава 4. Миграция населения........................................................................... 74
Заключение ........................................................................................................ 88
Вопросы и задания ............................................................................................ 91
Приложения ....................................................................................................... 92
Учебное издание
Александров Николай Михайлович
Сельское население
и аграрное развитие России
в пореформенный период
(по материалам Верхнего Поволжья)
Учебное пособие
Редактор, корректор И.В. Бунакова
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 06.10.2008 г. Формат 60×84/16. Бумага тип.
Усл. печ. л. 6,51. Уч.-изд. л. 5,0. Тираж 80 экз. Заказ
.
Оригинал-макет подготовлен в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Ярославский государственный университет.
150 000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано ООО «Ремдер» ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37.
тел. (4852) 73-35-03, 58-03-48, факс 58-03-49.
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 2
Население Верхнего Поволжья в 1863 – 1897 гг.*
Все население
Губерния
Владимирская
Костромская
Ярославская
Верхнее
Поволжье
Европейская
Россия
Год
1863
1897
1863
1897
1863
1897
1863
1897
1863
1897
Сельское население
Численность
Процент
прироста
к 1863 г.
1 216 619
1 515 691
1 073 971
1 387 015
969 642
1 071 355
3 260 232
3 974 061
61 175 923
93 442 864
100,0
124,6
100,0
129,1
100,0
110,5
100,0
121,9
100,0
152,7
Средний
ежегодный
прирост
(в %)
0,72
0,86
0,31
0,64
1,55
Численность
1 136 426
1 325 073
1 016 691
1 292 650
882 589
925 045
3 035 706
3 542 768
55 062 192
81 393 524
В процентах ко всему населению
93,4
87,4
94,7
93,2
91,0
86,3
93,1
89,1
90,0
87,1
Процент
прироста
к 1863 г.
Средний
ежегодный
прирост
(в %)
16,6
0,49
27,1
0,80
4,8
0, 14
16,7
0,49
47,8
1, 41
*Источник: Статистический временник Российской империи. Сер. I. Вып. I. СПб., 1866. С. 4–5, 10–11, 16–17, 30–31;
Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января
1897 года. Т. 1. СПб., 1905. С. 1, 4, 8, 9.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 3
Состав сельского населения Верхнего Поволжья в 1863 г. и 1897 г.*
Губерния
Владимирская
Костромская
Ярославская
Верхнее Поволжье
Европейская Россия
Год
Все сельское население
1863
1897
1863
1897
1863
1897
1863
1897
1863
1897
В том числе крестьяне
численность
процент
1 136 426
1 325 073
1 016 691
1 292 650
882 589
925 045
3 035 706
3 542 768
54 822 239
1 075 080
1 262 138
941 774
1 234 516
828 008
872 238
2 844 862
3 368 892
49 486 665
94,6
95,3
92,6
95,5
93,8
94,3
93,7
95,1
90,3
81 393 524
73 463 213
90,3
*Источник: Статистический временник Российской империи. Сер. I. Вып. I. СПб., 1866. С. 50–51; Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. YI. Тетрадь 1. СПб., 1900. С. 1; Т. ХVIII. СПб., 1903. С. 1–3; Т. L. СПб.,
1904. С. 1–3. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. YI. Тетрадь 1. СПб., 1900. С. 1; Т. ХVIII.
СПб., 1903. С. 1–3; Т. L. СПб., 1904. С. 1–3.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 4
Состав крестьянского населения Верхнего Поволжья в 1863 г*.
Крестьяне
Губерния
Бывшие помещичьи
Государственные
Удельные
численность
Процент
Численность
Процент
Численность
Процент
Владимирская
654 684
60,9
294 504
27,4
125 892
11,7
Костромская
593 673
63,0
207 941
22,1
140 160
14,9
Ярославская
534 421
64,5
277 630
33,5
15 957
1,9
Верхнее Поволжье
1 782 778
62,7
780 075
27,4
282 009
9,9
Европейская Россия
23 022 390
46,5
23 138 191
46,8
3 326 084
6,7
*Источник: Статистический временник Российской империи. Сер. I. Вып. I. СПб., 1866. С. 50–51;
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 6
Половозрастная структура населения Верхнего Поволжья в 1897 г.*
Группа
населения
Вся губерния
Из них
Всего
Муж.
15-19 лет
20-59 лет
Все население
Доля населения 20-59
лет (в %)
136 607
686 929
60 981
303042
44,6
44,1
75 626
383 887
55,4
55,9
В городах
Всего
Муж.
%
Жен.
Владимирская губерния
22 666
12 036
53,1
10 652
103 606 55 886
53,9
47 720
1515 691
690 312
45,5
825 379
54,5
190 618
45,3
43,9
15-19 лет
20-59 лет
Все население
Доля населения 20-59
лет (в %)
126 407
609 294
55 080
260 599
43,6
42,7
71 327
348 695
1387 015
623 103
44,9
763 912
43,9
41,8
%
Жен.
%
46,5
51,5
92 529
56,4
57,2
57,0
51,6
Костромская губерния
10 077
5 227
51,9
4 850
46 786
23 169
49,5
23 617
55,1
94 365
46 252
49,6
50,1
49,0
48 113
%
Жен.
%
38,2
41,6
43,0
58 194
286 977
610 758
61,8
58,4
57,0
94 148
491 003
1 071 355
35 954
204 026
460 597
45,8
44,3
15-19 лет
20-59 лет
Все население
Доля населения
20-59 лет (в %)
357 162
1 787 226
3 974 061
152 015
767 667
1 774 012
45,0
43,3
47,0
42,6
43,0
44,6
%
48 945
247 156
43,0
42,4
64 974
336 167
57,0
57,6
48,5
1325073 592 223
44,7
732 850
55,3
44,0
41,7
48,1
50,5
116 330
562 505
49 853
237 430
42,9
42,2
66 477
325 078
57,1
57,8
50,1
1292650 576 851
44,6
715 799
55,4
49,1
43,5
45,9
41,2
45,4
Из них
Муж.
15-19 лет
20-59 лет
Все население
Доля населения
20-59 лет (в %)
В сельской местности
Муж.
%
Жен.
11 919
583 323
Вся губерния
Всего
Всего
46,9
46,1
54,4
45,6
Группа населения
98 089
%
205 147
1 019 559
2 200 049
46,3
В городах
Всего
Муж.
%
Жен.
Ярославская губерния
15 191
8 058
53,0
7 133
80 607
44 056
54,7
36 551
146 310
75 507
51,6
70 803
55,1
57,4
57,0
55,4
58,3
Верхнее Поволжье
49 956
25 321
52,8
230 999
123 111
53,3
431 293
219 848
51,0
22 635
107 888
211 445
53,6
51,0
56,0
В сельской местности
Муж.
%
Жен.
%
Всего
47,0
45,3
48,4
78 957
410 396
925 045
27 896
159 970
385 090
44,4
41,5
309 206
1 556 227
3 542 768
126 694
644 556
1 554 164
43,9
41,5
51,6
47,2
46,7
49,0
35,3
39,0
41,6
51 061
250 426
539 955
%
64,7
61,0
58,4
46,4
41,0
41,4
43,9
182 512
911 671
1 988 604
45,8
59,0
58,6
56,1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 6 (окончание)
Группа
населения
На всей территории
Всего
15-19 лет
20-59 лет
Все население
Доля населения 2059 лет (в
%)
Муж.
9455 396
41411769
93442864
4530476
20172964
45749575
44,3
44,1
Из них
%
Жен.
%
47,9
48,7
49,0
4924920
21238805
47693289
52,1
51,3
51,0
45,5
В городах
Всего
Муж.
%
Жен.
Европейская Россия
1299603
666 079 51,3
633 524
6469733
3573071 55,2
2896662
12049340 6321014 52,5
5728326
53,7
56,5
50,6
%
48,7
44,8
47,5
Всего
В сельской местности
Муж.
%
Жен.
8155793
34942036
81393524
3864397
16599893
39428561
42,9
42,1
47,4
47,5
48,4
4291396
18 342143
41964963
%
52,6
52,5
51,6
43,7
* Источник: Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Т. YI. Тетрадь 1. СПб., 1900. С. 8-9, Тетрадь 2
СПб., 1902. С. 10; Т. ХVIII. СПб, 1903. С. 10-13; Т. L. СПб., 1904. С. 10-113; Общий свод по Империи результатов разработки данных
первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. 1. СПб., 1905. С. 80-83.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 8
Уровень развития оттока населения в Верхнем Поволжье в конце ХIХ в.*
Наличное население
Губерния
Всего
Численность уроженцев губерний Верхнего Поволжья, находившихся за пределами
своих губерний в момент переписи
Процент к наличному населению
Муж.
Процент
Жен.
Процент
Всего
Об. поМуж.
Жен.
ла
Муж.
Жен.
Владимирская 690 312
825 379
1 515 691 118 747
61,6
73 874
38,4
192 621
17,2
9,0
12,7
Костромская
623 103
723 912
1 387 015 86 519
66,4
43 800
33,6
130 319
13,9
5,7
9,4
Ярославская
460 597
610 758
1 071 355 121 072
66,7
60 471
33,3
181 543
26,3
9,9
16,9
Итого
1 774 012 2 200 049 3 974 061 326 338
64,7
178 145
35,3
504 483
18,4
8,1
12,7
*Источник: Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. 1. СПб., 1905. С. 4, 112–113.
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Таблица 9
Распределение уроженцев Верхнего Поволжья,
находившихся за пределами «родных» губерний, на момент переписи 1897 г. по регионам России
Место
рождения
Муж.
Европейская Россия
Жен.
Всего
Место пребывания
Другие регионы страны**
Муж.
Жен.
Всего
Муж.
Итого
Жен.
Всего
Владимирская
губерния
96 529
66 065
162 594
22 218
7 809
30 027
118 747
73 874
192
621
Костромская
губерния
78 881
40 633
119 514
7 638
3 167
10 805
86 519
43 800
130
319
Ярославская
губерния
115 443
57 918
173 361
5 629
2 553
8 182
121 072
60 471
181
543
Итого
290 853
164 616
455 469
35 485
13 529
49 014
326 338
178 145
504
483
*Источник: Общий свод по Империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 года. Т. 1. СПб., 1905. С. 112–113.
** Сюда включены и лица, находившиеся в плавании, в Бухаре, в Хиве и Финляндии.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
31
Размер файла
988 Кб
Теги
поволжье, сельское, населения, александр, пореформенной, материалы, период, развития, 1061, россии, аграрное, верхнего
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа