close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1063.Эпоха Социум Человек Проблемы всемирной истории

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Г. Цымбал
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова
ЭПОХА
СОЦИУМ
ЧЕЛОВЕК
Проблемы всемирной истории
Сборник научных трудов
Ярославль 2010
1
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
УДК 94
ББК Т3(0)я43
Э 72
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2010 года
Рецензенты:
доктор исторических наук, профессор В. Н. Парфенов;
кафедра истории Древнего мира и Средних веков
Нижегородского государственного университета
им. Н. И. Лобачевского
Эпоха. Социум. Человек: Проблемы всемирной
истории: сб. науч. тр. / отв. ред. проф. В. В. Дементьева,
Э 72
проф. М. Е. Ерин; Яросл. гос. ун-т им. П. Г. Демидова. –
Ярославль: ЯрГУ, 2010. – 120 с.
ISBN 978-5-8397-0727-6
Издание содержит статьи по профилю научных интересов профессорско-преподавательского состава кафедры
всеобщей истории ЯрГУ и аспирантов кафедры, молодых
исследователей. Первый раздел сборника составляют статьи, посвященные проблемам изучения античной истории,
второй – новой и новейшей истории зарубежных стран.
УДК94
ББКТ3(0)я43
Редакционная коллегия:
проф. В. В. Дементьева – ответственный редактор;
проф. М. Е. Ерин – ответственный редактор;
проф. Т. М. Гавристова
© Ярославский
государственный
ISBN 978-5-8397-0727-6
университет, 2010
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Г. Цымбал
I. Античная история
n. c. 0/мK=л
Diwbol∂a , qewrik£
" `-,…=. *%…ц= V$IV "". д% …. ..:
C!%Kлем= “%C%“2="ле…,
Одним из наиболее спорных вопросов истории экономической политики Афин в IV в. до н. э. является проблема возникновения комиссии теорикона, занимавшейся распределением «зрелищных денег» (qewrik£). Связано это в первую очередь с характером источников1. Одни исследователи полагают, что комиссия
теорикона была создана Периклом2, другие приписывают ее
создание Агиррию3, третьи – Эвбулу4.
Одна из версий состоит в том, что зрелищные деньги берут
свое начало от так называемой «диобелии» (diwbol∂a или
diwbel∂a), введенной Клеофонтом (Arist. Ath. Pol. 28. 3)5. По словам Эсхина, Клеофонт был «владельцем мастерской лир», противозаконно записавшимся в число граждан (Aesch. II. 76)6. В 411 г.
до н. э. Клеофонт выступал против мира со Спартой (Philoch. Fr.
117, 118). Он приобрел влияние в Афинах в условиях подъема
радикально-демократических настроений после смещения тирании Четырехсот и удаления Алкивиада из Аттики в 407 г. до н. э.
Не удается точно определить период существования диобелии. Сохранился финансовый отчет архонтства Главкиппа
410/409 г. до н. э. (CIA. 188–189a)7, в котором уже упоминаются
расходы на диобелию. Исходя из этих данных, большинство
исследователей датируют введение диобелии 410 г. до н. э.8
Выдача диобелии из Священной казны прослеживается и по
надписям, относящимся к 407/6 и 406/5 гг. до н. э.9 На основании
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
отсутствия в дальнейшем в отчетах упоминаний о диобелии многие авторы делают вывод о том, что в 405/4 г. до н. э. диобелия
была упразднена10. Н. Н. Розов выдвигал еще две возможные
даты прекращения выплат диобелии. Во-первых, это могло произойти после того, как Калликрат пообещал прибавить к двум
оболам еще один, за что он был осужден на смертную казнь
(Arist. Ath. Pol. 28.3). Калликрат упоминается в одной из надписей (CIA. II. 553), датируемой 404/3 г. до н. э., из чего следует,
что в этот период диобелия еще существовала. Во-вторых,
диобелия могла быть упразднена в 395/4 г. до н. э., когда была
проведена реформа Диофанта и теорикон был ограничен одной
драхмой (Hesych. 2351.2 – dracm¾ calazîsa)11. В любом случае
диобелия существовала в течение очень ограниченного периода.
Эпиграфические источники указывают на то, что диобелия
выдавалась из Священной казны на руки эллинотамиям (CIA.
188–189a). Ксенофонт (Xen. Hell. I. 7.2) сообщает о том, что
Архедем, сторонник Клеофонта, был «заведующим диобелией»
(diwbol∂aj œpimelÒmenoj), на основании чего высказывалось
предположение, что существовала особая комиссия для выдачи
диобелии12. Однако, возможно, Архедем был просто одним из
эллинотамиев13.
Внимание исследователей привлекает надпись CIA. 189a
407/06 г. до н. э., сообщающая, что деньги на диобелию выдавались за одну пританию более чем десять раз, но каждый раз
незначительные суммы (от 2 до 6,5 драхм). Некоторые авторы
полагали, что в тот период «каждая капля, поступавшая в казну,
тотчас уходила на диобелию»14. Предпринимались попытки поразному интерпретировать эту надпись. Высказывалось предположение, что в данном случае речь идет о диобелии в честь Афины
Ники, розданной Алкивиадом по возвращении на родину15, но
тогда выдача диобелии должна была бы выглядеть следующим
образом: в тринадцатый день притании пособия получили
15 человек, через четыре дня – сразу 3 300 человек, на следующий
день – только 6 граждан и т. д. Такой порядок выплаты диобелии
был бы крайне неудобен и вряд ли возможен. По нашему мнению,
в надписи речь идет о том, что деньги постепенно откладывались
(по мере получения доходов) для выплаты пособий, а непосред4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Г. Цымбал
ственная раздача денег была произведена не во вторую пританию,
а позже, когда была уже накоплена необходимая сумма.
Зафиксированы неоднократные выдачи диобелии в течение
410/09 г. до н. э. (всего за тот год на диобелию было израсходовано почти 17 талантов). Самые большие расходы на диобелию
были в четвертую пританию 410/09 г. до н. э. – более 8 талантов,
т. е. в тот период 2 обола ежедневно могли получать около 4 тыс.
граждан. Исходя из этих данных, исследователи нередко делали
вывод о том, что диобелия сильно истощала казну16.
На наш взгляд, следует сопоставить расходы на диобелию с
тратами государства на другие нужды. В общей сложности за
410/09 г. до н. э. на диобелию было израсходовано 16 талантов
4787 драхм 3 ½ обола, в то же время на конницу было выделено
16 талантов 2148 драхм 4 обола, на военные расходы – 102 таланта 636 драхм ½ обола, на прочие надобности – 43 таланта
3055 драхм 5 оболов, т. е. на оказание материальной помощи
гражданам в тяжелых условиях войны было израсходовано
столько же средств, сколько на содержание конницы. Учитывая
то, в каком тяжелом положении оказались афиняне во время
Декелейской осады, сложно назвать сумму в 16–17 талантов
очень обременительной для казны.
Н. Н. Розов высказывал предположение, что выдачи денег на
диобелию могли попасть в графу «неопределенные расходы»,
т. к. такие расходы появлялись именно в те месяцы, когда не
были обозначены выплаты на диобелию, и исчезали в те периоды, когда диобелия указана17. Как справедливо отмечает исследователь, весьма странно, что не обозначены расходы на диобелию в шестой притании, на которую выпадали Ленейские Дионисии, зато в этот период очень большая сумма уходит в графу
«неопределенные расходы». К тому же, по мнению Н. Н. Розова,
деньги на диобелию могли выдаваться и из главной государственной казны, т. к. суммы, выдаваемые на диобелию из казны
Афины, дробные. Как нам кажется, нет достаточных оснований
полагать, что выплаты диобелии должны были обязательно быть
приурочены к общеполисным празднествам18: целью выплаты
этих пособий было обеспечение гражданам прожиточного минимума, а не их культурного досуга. Кроме того, мы уже предло5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
жили свое объяснение странных дробных сумм, выделявшихся на
диобелию: эти деньги не сразу выплачивались из казны, а
откладывались до накопления необходимой денежной массы.
Осветив основные проблемы, связанные с исследованием
института диобелии, мы попытаемся ответить на те вопросы,
которые интересуют нас больше всего: в чем состояла диобелия,
какие функции она выполняла и есть ли основания ставить знак
равенства между ней и пособиями qewrik£. Н. Н. Розов выделял
следующие признаки, отличавшие диобелию «от теорикона
времен Перикла» и «от теорикона времен Демосфена»19:
1. Она всегда ограничивалась двумя оболами, в то время как
теорикон в IV в. до н. э. превышал эту сумму.
2. «Теорикон существовал задолго до Перикла и никогда не
переставал существовать, тогда как диобелия началась с
Клеофонтом и кончилась с Каллистратом»20.
3. Диобелия не имела целью плату за театр, иначе она бы
раздавалась в дни празднеств.
Первые два тезиса, выдвинутые исследователем, по нашему
мнению, спорны: размер пособия не может служить критерием
отличия (в этом случае пособия qewrik£ можно рассматривать
как увеличенные пособия диобелии), а существование теорикона
во времена Перикла и до него – предмет неугасающих дискуссий.
Третье положение, подчеркивающее функциональное отличие
теорикона от диобелии, на наш взгляд, весьма справедливо21. В
источниках упоминания о диобелии не увязываются с обеспечением участия граждан в общеполисных празднествах: Ксенофонт
(Xen. Hell. I. 7.2) ничего не сообщает о целях диобелии, Аристотель (Arist. Ath. Рol. 28.3) дает понять, что введение этих раздач
было для Клеофонта способом заручиться поддержкой демоса.
Аналогичные суждения высказывает Эсхин (Aesch. II. 76; III.
150): Клеофонт подкупил «народ раздачей денег» (пер. Н. И.
Новосадского). В надписях выдача денег на диобелию хронологически не совпадает с проведением религиозных фестивалей.
Вероятно, введение диобелии было вызвано не просто стремлением Клеофонта укрепить свою власть в Афинах. К концу
Пелопоннесской войны Афины оказались в столь тяжелом
положении, что проблема организации празднеств и обеспечения
6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Г. Цымбал
доступа граждан к ним стала далеко не самым актуальным
вопросом жизнедеятельности государства. Целью диобелии было
предоставление материальной поддержки гражданам в условиях
продовольственной блокады.
Есть и еще одно обстоятельство, которое, на наш взгляд,
препятствуюет отождествлению диобелии с теориконом. Отношение Эсхина (Aesch. II. 76; III. 150) к институту диобелии и к
Клеофонту носило резко негативный характер. Между тем речь
«О преступном посольстве» была написана летом 343 г. до н. э.22,
когда, согласно приятой в настоящее время датировке, должность
управляющего теориконом занимал Эвбул или кто-либо из его
сторонников23. Эсхин, несомненно, был одним из ближайших
соратников Эвбула24, и в 343 г. до н. э. у него не было никаких
оснований критиковать комиссию теорикона. Если бы комиссия
теорикона воспринималась афинянами как учреждение, созданное Клеофонтом, то негативные отзывы Эсхина о нем и его
финансовой политике бросили бы тень на эту магистратуру и на
личность Эвбула. Вряд ли у Эсхина были основания портить
репутацию своего покровителя.
Конечно, теорикон в IV в. до н. э. был наделен некоторыми
чертами диобелии: пособия qewrik£ времен Эвбула и Демосфена
тоже стали в некоторой степени формой материальной помощи
гражданам после Союзнической войны. Но это была далеко не
самая главная функция «зрелищного фонда». Сами создатели
фонда теорикона стремились подчеркнуть преемственную связь
их детища не с диобелией, а с более древним институтом –
выплатами денег на покупку театральных билетов, существовавшими в период расцвета демократии.
o!,меч=…,
1
Цымбал О. Г. Реформы Агиррия: к вопросу о времени создания в Афинах
фонда теорикона // Время. События. Этос: Проблемы всемирной истории: сб.
науч. тр. / Отв. ред. В. В. Дементьева, М. Е. Ерин; Яросл. гос. ун-т им.
П. Г. Демидова. Ярославль: ЯрГУ, 2009. С. 12–15.
2
Бузескул В. П. История афинской демократии. СПб, 2003. С. 181; Маринович Л. П. Гражданин на празднике Великих Дионисий и полисная идеология
// Человек и общество в античном мире / Отв. ред. Л. П. Маринович. М., 1998.
7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
С. 314; Розов Н. Н. О зрелищных деньгах в Афинах // Журнал Министерства
народного просвещения. 1893. № 5. С. 53, 56.
3
Борухович В. Г. Примечания к речи Демосфена «Против Тимократа»
// Демосфен. Речи в трех томах. Т. 1–2 / Отв. ред. Л. П. Маринович. М., 1994.
Т. 1. С. 558.
4
Кондратюк М. А. Теорикон // ВДИ. 1989. № 1. С. 138; Cawkwell G. L.
Eubulus // JHS. 1963. № 83. Р. 55–56; Leppin H. Zur Entwicklung der Verwaltung
Öffentlicher Gelder im Athen des 4. Jahrhunderts v. Chr. // Die athenische Demokratie
im 4. Jahrhundert v. Chr. Stuttgart, 1995. S. 558.
5
Латышев В. В. Очерк греческих древностей / Вступ. ст. и общ. ред.
Э. Д. Фролова. СПб.: Алетейя, 1997. Ч. 1. С. 165.
6
В современной науке это обвинение, выдвинутое Эсхином, оспаривается.
См.: Колобова К. М. Комментарии к речи Эсхина «О преступном посольстве»
// ВДИ. 1962. № 3. С. 264.
7
Русский перевод надписи приведен в приложении к статье Н. Н. Розова:
Розов Н. Н. Указ. соч. С. 163–164.
8
Радциг С. И. Примечания // Аристотель. Афинская полития. Госу дарственное устройство афинян / пер. и прим. С. И. Радцига. М., 2007. С. 92; Меланченко И. В. Афинская демократия. М., 2007. С. 169; Theorikon // Paulus. Realencyclopädie der klassischen Altertumswissenschaft. Stuttgart, 1894; Латышев В. В.
Указ. соч. С. 165.
9
Розов Н. Н. Указ. соч. С. 65.
10
Theorikon // Paulus. Realencyclopädie der klassischen Altertumswissenschaft.
Stuttgart, 1894; Латышев В. В. Указ. соч. С. 165.
11
Розов Н. Н. Указ. соч. С. 60.
12
Бузескул В. П. Указ. соч. С. 357.
13
Выдача денег из священной казны эллинотамиям в надписях
обозначалась следующей формулой: «в течение третьей (четвертой, пятой и т. д.)
притании в дежурство филы Инеиды (Кекропиды, Акаментиды или др.) выдано
эллинотамиям Периклу из Холарга и прочим на…» (CIA. 188–189a), исходя из
чего, на наш взгляд, можно предположить, что один из эллинотамиев был
ответствен за выданные деньги.
14
Бузескул В. П. Указ. соч. С. 357.
15
Розов Н. Н. Указ. соч. С. 66.
16
Бузескул В. П. Указ. соч. С. 357; Розов Н. Н. Указ. соч. С. 57.
17
Розов Н. Н. Указ. соч. С. 65.
18
На это же обстоятельство указывал и сам Н. Н. Розов в другом фрагменте
своей статьи: Розов Н. Н. Указ. соч. С. 58.
19
Розов Н. Н. Указ. соч. С. 56.
20
Там же.
21
Отличие диобелии от раздач теорикона также подчеркивал В. П. Бузескул: «Теорикон – собственно зрелищные деньги в праздники; диобелия же – чуть
не ежедневная раздача, своего рода пособие или «государственная пенсия». См.:
Бузескул В. П. Указ. соч. С. 356.
22
Колобов К. М. Указ. соч. С. 252.
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е. С. Данилов, Н. С. Дзюба
23
Cawkwell G. L. Op. cit. Р. 47–48.
Вероятно, процесс 343 г., для которого была составлена исследуемая
речь, был выигран Эсхином благодаря поддержке Эвбула (Schol. Aesch. I, Schol.
Dem. XIX, Plut. Dem. 15).
24
e. q. d=…,л%", m. q. dƒюK=
b%,…“2"е……/е че!2/ `-!%д,2/-bе…е!/
«В битву вступила Венера,
ко Льву на спину взобравшись»
Or. Sib. V. 517
(пер. М. Г. и В. Е. Витковских)
Античная религиозно-мифологическая система раскрывает
перед нами многогранность функций богини любви. Афродита в
Греции и Венера в Риме олицетворяли любовь и брак; кроме того,
это были божества, связанные с водной стихией, а так же богини
плодородия. Помимо этого, в образе Афродиты-Венеры прослеживаются ясные черты прародительницы богини-матери. Одна из
ипостасей Афродиты – это богиня-победительница. Данный образ – отражение воинственных черт Астарты, которая была одним
из прообразов греческой богини1. Таким образом, доспехи и иная
военная атрибутика – это архаические черты богини, которые указывают на древность ее образа и связь с восточными божествами.
Наиболее яркое воплощение Афродита как Победительница
получила через связь с Аресом. Эту богиню именовали, соответственно, Ареей; ее атрибутами были элементы вооружения: шлем,
копье, щит. Сохранилось немало гравированных камней, где
Афродита Арея показана со шлемом в руке. Почитание Ареи
носило официальный характер. Павсаний упоминает коринфский
храм Афродиты, в котором статуя изображает богиню вооруженной (Paus. II. 4. 7). О. М. Фрейденберг считала, что в этом
образе богиня выполняла воинственные функции и даже была равна Афине и Артемиде2. Существует также ряд статуй, изображающих Афродиту Арею. Как правило, нога богини стоит на небольшом возвышении. Такая поза указывает на господство богини над
9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Аресом – если нога стоит на шлеме – или над миром – если нога
опирается на скалу. К такому типу статуй относится Афродита
Милосская3.
В античном мировоззрении связь Афродиты и Ареса
представляется довольно прочной (Hom. Il. XXI. 430–431; Aesch.
Supp. 665; P. A. XVI. 176). Не только в литературной традиции,
но и в изобразительном искусстве два божества выступают
вместе: многочисленные фрески, скульптурные группы и сюжеты
вазописи свидетельствуют об этом. Арес – божество, пришедшее
в греческий пантеон с Востока, – считался покровителем «кровавой, вероломной войны ради войны»4. В этом тоже прослеживается древнее восточное происхождение образа Афродиты.
Видимо, по причине этой прочной связи, другой постоянный
спутник Афродиты – Эрос – также имеет военные атрибуты.
Будучи сыном Афродиты и Ареса, Эрос олицетворяет любовь,
которую вселяет в сердца смертных и богов с помощью оружия:
лука и стрел (Philostr. Mai. Imag. I. 6. 2-3; Callistr. 3). Интересен
тот факт, что на некоторых римских солдатских медалях –
фалерах – присутствовал образ Амура5.
С другой стороны, военные атрибуты в образе Афродиты
следует рассматривать лишь как атрибуты и нельзя считать
признаком связи богини именно с военным ремеслом. Об этом
свидетельствует не только фрагмент «Илиады», в котором Зевс
обращается к Афродите: «Милая дочь! Не тебе заповеданы
шумные брани. / Ты занимайся делами приятными сладостных
браков; / Те же бурный Арей и Паллада Афина устроят» (Hom. Il.
V. 428–430, пер. Н. И. Гнедича). Поэту вторит и Леонид
Тарентский: «Это оружье Ареса зачем, Киферея, надела?» (P. A.
XVI. 171). Стоит также вспомнить отношение древних к луку как
к оружию6. Излюбленным оружием Париса, более искусного в
любви, чем в бою, был именно лук. Гомер наделяет его длинным
списком оскорбительных эпитетов (Hom. Il. III. 30–57)7. В одной
из своих пьес Еврипид обвиняет самого Геракла в трусости,
говоря, что тот предпочитал стрельбу издалека рукопашной
схватке, боясь подставлять себя под копья в передней шеренге
(Eur. Heracl. 159–189). Лакедемоняне считали малодушием стрелять из лука. Плутарх приводит слова спартанца, смертельно
10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е. С. Данилов, Н. С. Дзюба
раненного стрелой. Он вовсе не напуган приближающейся смертью. Но он переживает из-за того, что погибает от руки женоподобного лучника (Plut. Mor. 234E). Иными словами, лук был
презираемым видом оружия, не позволявшим проявить мужественность, более подходящим для трусов или женщин, нежели
настоящих воинов.
Образ Афродиты нашел отражение в религиозно-мифологической системе римлян и вместе с основными свойствами и
функциями богини привнес в нее ипостась Ареи.
Италийская богиня Венера до отождествления с греческой
Афродитой олицетворяла весну, цветение, прорастание. Причем
она не имела превосходства в религиозной системе и даже уступала первенство таким богиням, как Флора и Ферония8. Затем
Венера приобретает черты греческой Афродиты и становится
богиней любви и женской красоты. Вместе с тем ее образ
воспринимает и такие архаические функции, как покровительство
плодородию. Видимо, именно этим объясняется, что богиня
любви становится Венерой Victrix – т. е. олицетворением победы.
После поражения у Тразименского озера в 217 г. до н. э.
диктатор Квинт Фабий Максим настоял на том, чтобы было принято решение о закладке на Капитолии храма, посвященного Венере Эрицинской (Liv. XXII. 9. 10, 10. 10). Подобным образом
квириты молили небесных покровителей о даровании им превосходства над врагом9. Сулла, желая подчеркнуть свои победы,
называл себя «Любимцем Афродиты» (Epafroditos) (Plut. Sull.
34)10. Победоносные полководцы, удостоенные овации, украшались миртовым венком. Римляне полагали, что легкой и бескровной победе «подобает листва Венеры, поскольку будет не
Марсов, но некий Венерин триумф» (Gell. N. A. V. 6. 22. Пер.
А. Б. Егорова). Venera Victrix с шлемом и Викторией в руках,
изображенная на монетах Цезаря, Тита, Фаустины Младшей и
Луциллы, несомненно фигурирует в данных типах в военном
аспекте11.
Прародительница всего, Венера, соответственно, являлась
прародительницей римского народа (через мифического Энея) и,
что чрезвычайно важно для развития культа богини, родоначальницей рода Юлиев (Apollod. Bibl. III. 12. 2; Verg. Aen. I. 286–290;
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Ovid. Met. XV. 767; Fast. IV. 27; Hyg. Fab. 273). Поэтому
неудивительно, что на уровень государственного культа Венера
Прародительница была выведена Юлием Цезарем в I в. до н. э.
Уже в начале политической карьеры Цезарь подчеркивал родство
с богиней (Suet. Caes. I. 6). Заботы о культе Венеры впоследствии
взял на себя Август12.
«Без Диониса нет Афродиты» – гласит пословица. Подобным
образом эллины указывали на то, как совмещаются и смешиваются
разные виды удовольствия13. Афиней в «Пире мудрецов», опираясь
на Эвбула и Паниасида, чествует первой чашей вина здоровье, а
второй «наши радости любовные», посвящая ее Афродите и
Дионису (II. 36c-d). Псевдо-Лукиан подчеркивал союз двух божеств с точки зрения мирских утех (Amores. 12). Однако позднеантичный автор Виталис сравнивал Венеру с Вакхом по другому
признаку: «Пагубной часто войны Купидон бывает причиной; / так
же нередко и Вакх руки к оружью стремит. / В страшной войне
погубила Венера бесстыдная Трою, / Но и лапифов, Вакх, в битве
не ты ль погубил?» (L. A. 633. 7–10. Пер. Ю. Ф. Шульца). Так
опьянение любовью трансформируется в исступление войны14.
Образ Венеры, восприняв военные символы от Афродиты,
становится уязвимым перед критикой со стороны ранних христиан. Характерно, что Арнобий выделял Венеру воинскую: «Не
покровительствует ли Венера воинская лагерным мерзостям и
обесчещению мальчиков?» (Arn. Adv. nat. IV. 7. Пер. Н. М. Дроздова). В данном случае христианский ритор писал о четырех
ипостасях богини: воинская, Кипрская, Киферская, Книдская.
Языческий же автор Луций Ампелий о воинской Венере не
упоминает, но, видимо опираясь на эллинистическую традицию,
также выделяет четыре образа богини15. Что стоит за этим несоответствием? Идеологический демарш молодой религии?16 Не
только. Здесь мы усматриваем указание на характерную черту
Афродиты, вошедшей в специфический римский пантеон и принявшей военные регалии на постоянной основе, как защитницы
римлян и покровительницы императоров.
Так мы утверждаемся во мнении, что в образе богини любви
всегда присутствовали воинственные черты, ее своеобразное alter
ego, которые то отходили на задний план, то проявлялись вновь.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Е. С. Данилов, Н. С. Дзюба
Вавилонская богиня любви Астарта (Иштар) почиталась как
спутница бога войны Ваала (Мардука)17. Афродита стала супругой Гефеста, оружейника богов, но изменила ему с Аресом (Hom.
Od. VIII. 266–271; Hyg. Fab. 148). Наконец, Венера приобрела
самостоятельное значение в качестве гаранта победы римского
оружия.
o!,меч=…,
1
Надь Г. Греческая мифология и поэтика / пер. с англ. Н. П. Гринцера. М.,
2002. С. 17, 336; Камад И. М. Обрядовая сторона культов Древней Греции. М.,
2006. С. 50; Рабинович Е. Г. Мифотворчество классической древности: Hymni
Homerici. Мифологические очерки. СПб., 2007. С. 315.
2
Фрейденберг О. М. Введение в теорию античного фольклора. Лекции
// О. М. Фрейденберг. Миф и литература древности. М., 1998. С. 706.
3
Блаватский В. Д. Греческая скульптура. М., 2008. С. 257–258.
4
Лосев А. Ф., Тахо-Годи А. А. Боги и герои Древней Греции. М., 2002.
С. 100.
5
Kolobov A., Schevchenko A. Gem of Chalcedony from Chersonesus with
“Cupid”: a Roman military Phalera? // Instrumentum. 2001. № 13. P. 41.
6
См.: Кревельд М. ван. Трансформация войны / пер. с англ. М., 2005.
С. 129–131.
7
См.: Цивьян Т. В. Движение и путь в балканской модели мира.
Исследования по структуре текста. М., 1999. С. 263–281.
8
Ферония является древнеиталийским хтоническим божеством. Она
почиталась во многих местах Италии: Этрурии, Кампании, у пиценов, умбров, в
Пренесте, где её считали владычицей цветов и матерью страшного чудовища
Эрула, связанной с подземным миром (см.: Latte K. Römische Religionsgeschichte.
München, 1960. S. 189).
9
В период чрезвычайного положения осуществление единоначалия
диктатором позволяло быстро найти оптимальные решения по выходу римской
общины из кризисной ситуации. Таковыми решениями были, вероятно, не
только наилучшие способы ведения войны, но и наилучшие способы проявления
правильного поведения по отношению к богам, благочестия (pietas). См.
подробнее: Wagenvoort H. Pietas: Selected Studies in Roman Religion. Leiden, 1980;
а также – Дементьева В. В. Магистратура диктатора в ранней Римской
республике (V–III вв. до н.э.). Ярославль, 1996. С. 46; Шайд Дж. Религия римлян
/ пер. с фр. О. П. Смирновой. М., 2006. С. 39.
10
Сулла послал в Дельфы золотой венок и золотую секиру с такою
надписью: «Сулла владычный дары посвящает тебе, Афродита, / Видел тебя он
такою во сне, – ты в доспехах Ареса / Шла по рядам войсковым, бранной
отвагой дыша!» (App. B. C. I. 97. Пер. С. А. Жебелева).
11
Абрамзон М. Г. Монеты как средство пропаганды официальной политики
Римской империи. М., 1995. С. 281.
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
12
Bleicken J. Augustus. Eine Biographie. Berlin, 1998. S. 379.
Лиссарраг Ф. Вино в потоке образов. Эстетика древнегреческого пира
/ пер. с фр. Е. Решетниковой. М., 2008. С. 85.
14
Видимо, можно также указать на характерные для обоих олимпийцев
гневливость и приступы безумия, которым они делятся с людьми (Кереньи
К. Дионис: Прообраз неиссякаемой жизни / пер. с нем. Л. Ф. Попова и
А. В. Фролова. М., 2007. С. 125).
15
«Veneres quattuor: prima Caeli et Diei filia; secunda quae ex spuma nata esse
dicitur Aetheris et Oceani dos filia; tertia quae Vulcano nupsit, quae cum Marte se
miscuit unde Cupido natus esse dicitur; quarta Cypri et Syriae filia quam Adon habuit»
(IX. 9). Скорее всего, изложение Ампелием генеалогии богов восходит к
сочинению
карфагенского
автора
Гасдрубала,
ученика
Карнеада
(Немировский А. И. Луций Ампелий и его труд // Луций Ампелий. Памятная
книжица. СПб., 2002. С. 14).
16
Для христианской церкви было характерно отождествление Афродиты с
блудом, развратом и любыми непристойностями (Tert. Apol. XIV. 2, XV. 2;
Lactant. Div. inst. 8.3–4, 9.1; Sulp. Sev. Vita Martini. XXII.1; Evag. I.11).
17
Саггс Х. Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура / пер. с англ.
Л. А. Карповой. М., 2004. С. 224.
13
b. b. dеме…2ье"=
b%ƒ!=“2=…,е *%л,че“2"= д%л›…%“2…/. ме“2
" м=г,“2!=23!е !,м“*,. *"е“2%!%"
III ". д% …. ..
Вопрос об увеличении количества римских квесторов связан с
возрастанием задач их магистратской деятельности. Античная традиция по-разному трактует очередность возникновения магистратских функций квесторов внутри римской общины и вне ее. Тацит
сообщает (Ann. XI. 22), что, когда на шестьдесят третьем году
после изгнания Тарквиниев (следовательно, в 447 г. до н. э. по
отсчету от традиционной даты установления Республики) двух
квесторов стал избирать народ (вместо назначения), их обязанностью было сопровождать на войну консулов, и только затем
было добавлено два квестора для ведения городских дел1. Ливий
(IV. 43.3–4), отмечая, наоборот, более ранее появление городских
квесторов, сообщает о последующем возникновении квесторов в
качестве помощников консулов в военной сфере: praeter duos
14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. В. Дементьева
urbanos quaestores <ut crearentur alii quaestores> duo qui consulibus
ad ministeria belli praesto essent. В его трактовке первоначальное
число квесторов (два) было удвоено в 421 г. до н. э., во всяком
случае, это предложение получило одобрение сената, но затем
консулы и сенаторы, видя желание народа избирать на эту
должность не только патрициев, но и плебеев, отказались от
планов увеличить число квесторов. Однако далее текст Ливия (IV.
43.12–44.1) дает основание считать, что, в соответствии с его
событийным рядом, в 420 г. состоялись выборы 4-х квесторов.
Распространенной является точка зрения, что в 267 г. до н. э.
(или позже, в 241 г. до н. э.) число квесторов было доведено до
восьми. Тацит (Ann. XI. 22) отмечает после сообщения о
добавлении двух квесторов к двум имевшимся ранее, что «в
дальнейшем количество квесторов было удвоено, так как к тому
времени уже вся Италия платила нам подати, и к этому
присоединялись, кроме того, поступления из провинций»2 (пер.
А. С. Бобовича, ред. Я. М. Боровского). Строго говоря, Тацит при
этом прямо не называет цифру «восемь» для обозначения числа
квесторов после удвоения. Не соотносит Тацит это удвоение
количества квесторов с 267 г. до н. э., более того, его сообщение
наводит на мысль, что он имел в виду время, когда Сицилия и
Сардиния уже были захвачены. Это позволяет исследователям
рассматривать косвенную датировку удвоения квестуры у Тацита
как близкую к 241 г. до н. э., когда, по условиям мирного договора
между Римом и Карфагеном, Сицилия была поставлена под
римский контроль.
Сохранилось сообщение Ливия в периохах (XV), реконструируемое следующим образом – quaestorum numerus ampliatus est, ut
essent <octo>. Заполнить лакуну словом «octo» предложил еще в
XVI в. Карл Сигоний, но он при этом ориентировался только на
приведенное выше сообщение Тацита. Поэтому фактически
число, на которое возросло количество квесторов, в тексте Ливия
отсутствует, хотя в публикациях переводов оно дается даже без
примечаний об этой реконструкции.
Cвидетельство Иоанна Лида (De mag. I. 27)3 применительно к
квесторам содержит число двенадцать. Сообщения Ливия и Лида о
времени увеличения квестуры коррелируют друг с другом, по15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
скольку речь об этом идет в контексте одних и тех же событий.
Иоанн Лид в приведенном фрагменте сообщает о том, что число
квесторов было увеличено для подготовки морской войны (в 267 г.
до н. э. – год консульства Регула и Юлия), и они назывались
klassiko∂, что дало основание исследователям ввести в качестве
отдельной категории quaestores classici4 (буквально «флотские»,
«морские» квесторы). Задачей их деятельности понимается
затребование от союзнических общин контингента для судовых
команд.
Преобладающим количественно мнением в историографии
является признание введения в 267 г. до н. э. (иногда под вопросом исследователи ставят 264 г. до н. э., как это делают, например, Филиппо Кассола и Луиджи Лабруна5) 4-х новых квесторов,
которые были размещены в 4-х городах. Чаще всего понимается,
что трое – в городах Италии (в каких именно – эти предположения мы рассмотрим ниже), один – на Сицилии, главная цель их
деятельности – обеспечение боеспособности флота. Эта точка
зрения (с теми или иными нюансами) содержится в трудах
Людвига Ланге, Теодора Моммзена, Гаэтано де Санктиса,
Генриха Зибера, Эрнста Мейера и других исследователей6. Она
вошла в энциклопедические словари и справочники7.
Франческо де Мартино, не возражая против тезиса о создании четырех новых квесторских должностных мест, полагал, что
они созданы были перед Первой Пунической войной, но сомневался, что эти новые магистраты все были заняты решением
административных задач в Италии8.
Британский историк Д. Чэндлер предлагал компромисс для
согласования сведений о восьми и двенадцати квесторах: в 267 г.
до н. э. было назначено, в соответствии с информацией Иоанна
Лида, всего 12 квесторов, поскольку нужно было вести подготовку военной кампании против бывших союзников Пирра, а позже,
после этой кампании – или даже после Первой Пунической
войны, – четыре должностных места из них были упразднены, и
остались 8, которые и согласуются с сообщением Тацита9.
С иных позиций подошел к ответу на вопрос о числе новых
квесторов (и об их компетенции) американский исследователь
У. В. Хэррис10. Он считает, что новых должностных мест в
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. В. Дементьева
квестуре в 267 г. до н. э. появилось всего два, и это не были
quaestores classici (до него мысль о том, что в этом году было
создано только два новых квесторских места высказал Х. Б. Мэттинли, но его мнение о том, что они предназначались для контроля новых монетных дворов в Италии, У. В. Хэррис отверг11).
Функции новых квесторов, по его утверждению, определить
трудно, но они частично разделили некоторые задачи quaestores
urbani (римских городских квесторов). Дальнейший ход развития
магистратуры квесторов, в рассуждениях У. В. Хэрриса, следующий. Создаются еще два квесторских места для Сицилии и Сардинии, затем, возможно в период Ганнибаловой войны, квесторские должности, созданные в 267 г., были преобразованы – одна в
остийскую квестуру, а другая – во вторую сицилийскую. Затем, в
197 г. до н. э., считает американский историк, количество квесторов, вероятно, возросло до 10, это число и сохранялось до сулланских преобразований. При этом У. В. Хэррис замечает, что
введение в 267 г. до н. э. новых квесторов означало усиление
римского контроля в Италии, и задача их состояла в том, чтобы
собирать доходы с италийских общин. Аргументация У. В. Хэрриса будет рассмотрена нами ниже.
Непосредственно латиноязычный «географический компонент», указывающий на деятельность квестора вне Рима, но в
пределах Италии, содержит обозначение quaestor Ostiensis,
употребляемое Цицероном в речах в защиту Сестия (Pro Sest. XVII.
39)12 и Мурены (Pro Mur. VIII. 18)13. Исследователи нередко понимают квестуру в Остии как часть «флотских» (морских) квесторов
и, соответственно, как разновидность «италийской квестуры». Согласно распространенному в историографии представлению, среди
италийских квестур была квестура в цизальпинской Галлии; аргументом здесь служит упоминание Светония (Claud. 24. 2): collegio
quaestorum pro stratura uiarum gladiatorium munus iniunxit detractaque
Ostiensi et Gallica prouincia curam aerari Saturni reddidit, quam medio
tempore praetores aut, uti nunc, praetura functi sustinuerant.
Плутарх в Биографии Сертория (4.1)14 называет его квестором
Галлии (события 90 г. до н. э.), причем квестором, получившим
приказ собирать воинов и готовить оружие. Исследователи полагают, что объектом деятельности одного из «италийских квесто17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
ров» была Циспаданская Галлия, а местом дислокации квестора в
ней предположительно называется Равенна15 или Ариминум16.
Квесторские должности для Остии и Галлии уничтожил
принцепс Клавдий, как видно из процитированно текста Светония, а также фрагмента Диона Кассия (LX. 24.1)17.
Еще одной италийской квестурой в эпоху Принципата считается квестура по наблюдению за лесами и пастбищами Лукании и
Апулии, в доказательство чего имеются указания Тацита (Ann.
IV. 27): Cutius Lupus quaestor, cui provincia vetere ex more calles
evenerant – «Кутий Луп, квестор, чьей провинцией по древнему
обычаю выпало на долю ведение лесами и дорогами для прогона
скота»18. Контекст сообщения Тацита таков, что речь идет о «едва
не вспыхнувшем» восстании рабов в Брундизии в 24 г. н. э., и
квестор Кутий Луп расставил моряков и рассеял уже готовых
выступить заговорщиков. Леса и пастбища Светоний, в свою очередь, назвает «наименее трудными провинциями» (Caes. 19. 2): ut
prouinciae futuris consulibus minimi negotii, id est siluae callesque,
decernerentur. Однако слово «calles» (тропы, дороги) еще
Юстусом Липсием было предложено заменить на «Cales», город в
Кампании. Тогда получается, что квестор ведал всей Южной
Италией (если в его «провинцию» входил и Брундизий, и Калес).
Но исправление Липсия, принятое Т. Моммзеном19, не кажется
убедительным. Д. Чэндлер справедливо полагал, что «Cales»
представляется менее подходящим, чем «calles»20. В. Кункель, в
свою очередь, замечал, что это неверное представление исходит
из семасиологического развития понятия «provincial»21, т. е. из
более позднего, «территориального» значения этого слова.
Цицерон в апреле 59 г. до н. э. писал Аттику из Анция (Ad.
Att. II.9.1–2)22: «Когда квестор Цецилий сказал мне, что он посылает в Рим раба, я наспех стал писать тебе это письмо, чтобы выманить твои удивительные диалоги с Публием...» (пер. В. О. Горенштейна). Это письмо дало основание Т. Моммзену утвердиться
во мнении о существовании квестора в Калесе. Ремарка Д. Чэндлера по этому поводу не лишена оснований: Цецилий мог быть
городским квестором в отпуске, он мог уже относится к 20 квесторам, введенным Суллой, со специальным заданием в Анцие23.
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. В. Дементьева
Эрнст Херцог, анализируя возможные места размещения
квесторов в Италии, утверждал, что Остия не была местом стоянки военного флота, Галлия не имела военно-морского значения,
для Кампании «морская цель» была бы вполне мыслимой, если
бы Калес не был удален от морского побережья, на котором к
тому же существовали колонии римских граждан24. (Ему вторит и
У. В. Хэррис: пятнадцать миль от моря и отсутствие судоходной
реки позволяют считать невероятным нахождение там «флотского квестора».) Поэтому, по мнению Э. Херцога, было бы точнее не обозначать этих квесторов как quaestores classici, но отмечать, какие интересы римского эрария они представляли в Остии,
Кампании и на северных границах.
В историографии есть устойчивое мнение, что остийский
квестор появился в результате создания «флотской квестуры»,
ибо предполагается, что гавань Остии – место дислокации одного
из новых «морских» квесторов. В таком случае функциями его
должны были быть сборы от союзнических общин судов (а может
быть, и денег – в соответствии с исходной казначейской ролью
квестуры) для карательной экспедиции. Д. Чэндлер идет дальше
и предполагает, что речь, скорее, нужно вести о создании постоянного военно-морского эскадрона, значение которого в Остии
должно было неизбежно возрасти в связи с началом Первой
Пунической войны. После 146 г. до н. э., хотя большой флот уже
не требовался римлянам, тем не менее, по мнению британского
исследователя, военно-морской эскадрон в Остии был сохранен
на постоянной основе и был разрушен пиратами до назначения
Помпея для борьбы против них в 67 г. до н. э.25 Но и после
создания постоянной базы римского флота в Мисенах при
Августе военные корабли размещались в Остии. Д. Чэндлер допускает, что остийский квестор продолжал контролировать военноморскую деятельность в Остии до отмены остийской квестуры в
44 г. н. э., отмечая, тем не менее, что в сведениях о военной роли
гавани Остии нет упоминаний об остийском квесторе.
Рассмотрим теперь особо и отдельно (хотя и кратко)
аргументацию позиции У. В. Хэрриса о численном увеличении
квестуры и компетенции новых магистратов в ней. С его точки
зрения, если допустить, что число квесторов было увеличено на
19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
два в 267 г. до н. э. и затем еще на два в 227 г. До н. э., то
информация Тацита становится более понятной; непосредственно
его текст не содержит утверждений о добавлении в 267 г. до н. э.
четырех квесторских мест (а предполагаемые на его основе
функции не указывают на четыре новых должностных места). Но
самое главное – У. В. Хэррис предлагает новый взгляд на интересующий специалистов в контексте изучения данной проблематики фрагмент Иоанна Лида. Американский исследователь отмечает, что фотография рукописи сочинения Лида (рукопись хранится в Национальной библиотеке в Париже) показывает, что
переписчик разделил слово на две части – duoka∂ deka, хотя хотел
написать «двенадцать» в одно слово26. У. В. Хэррис полагает, что
Лид написал не одно слово, а три – dÚo kaπ deka, при этом «два»
относились к флотским дуумвирам, duumviri navales (маловероятно, считает У. В. Хэррис, что они назывались duumviri classici).
Логика рассуждений здесь такова: Лид использовал латинского
автора (Ульпиана?), у которого была фраза наподобие «duumviri
navales classis ornandae reficiendaeque causa», сокращенная этим
автором до «duumviri classici». Следовательно, по наблюдениям
У. В. Хэрриса, к квесторам относилось только число «десять». За
ним, возможно, стояло, размышляет исследователь, сложение 4-х
ранее бывших и 6-ти (4+2), имевшихся теперь в результате
увеличения (Лидом или его первоисточником сделанное по
ошибке). Возможно, Лид говорил об общем количестве новых
вводимых должностных лиц, и в оригинале было dÚo kaπ Ÿx.
Если флотскими были не квесторы, а думмвиры, в соответствии с трактовкой У. В. Хэрриса, то отпадает необходимость
считать задачей квесторской деятельности в Италии этот «военно-морской» аспект. Американский исследователь подчеркивает, что, кроме слова klassiko∂, нет свидетельства, что какойлибо квестор выполнял собственно военно-морские функции.
Почему бы, к тому же, если бы таковые функции у квесторов
были, не разместить их в Путеолах, Таренте или Брундизии, –
задается он вполне логичным вопросом.
«Италийские квесторы», понимаемые как квесторы «флотские», локализовались исследователями в Остии, Калесе, в одном
из городов Цизальпинской Галлии и еще в каком-нибудь городе
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. В. Дементьева
Италии или Сицилии (предложены были Лилибеи, Формии, Анций). Если принять точку зрения У. В. Хэрриса (а мы склонны
признать заслуживающими, как минимум, внимания его аргументы), то смысла в такой локализации нет, поскольку отрицается
наличие особой «флотской квестуры».
Бесспорно, следует констатировать наличие особой квесторской остийской провинции (нельзя исключить ее появление уже в
267 г. до н. э.), которую источники фиксируют, как мы видели,
вполне определенно. Но из сказанного вытекает, что военноморские функции остийского квестора весьма проблематичны.
Другая квесторская провинция на территории Италии, зафиксированная источниками, – сфера попечения о лесах, пастбищах
и дорогах. Возникновение такой квестуры, небезосновательно
считает У. В. Хэррис, предполагает мирный период жизни, поэтому он считает, что данная функция квесторской деятельности
возникла после Ганнибаловой войны27.
Третья провинция квесторов, выходящая территориально за
пределы померия, – provincia aquaria. Мы присоединяемся – взвесив имеющийся материал источников и наблюдения исследователей – к мнению, что суть этой сферы магистратской деятельности – cura aquarum. У. В. Хэррис замечает, что вряд ли квесторское место для осуществления этой задачи было введено уже в
267 г. до н. э., поскольку к этому времени в Риме было построено
только два акведука. Возможно, конечно, что в отдельную сферу
квесторскую заботу о водоснабжении Рима выделили только во
II в. до н. э., но и два акведука, как кажется, уже достаточно для
поручения заботы о них – в силу жизненной важности для римской общины задачи снабжения водой – специальному
магистрату.
Если бы Светоний не упоминал о римской квестуре в Галлии
наряду с квестурой в Остии, то мы бы сочли сведения Плутарха о
Сертории как квесторе в ней свидетельствующими совсем об
ином: Серторий мог быть в роли quaestor pro praetore, а Цизальпинская Галлия к этому времени – пониматься как провинция уже
в территориально-административном смысле этого слова. Но
параллельное указание у Светония на остийскую квестуру
заставляет не исключать возможность подобной ей и в Галлии. В
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
любом случае нам представляется, что к «флотским квесторам»,
даже если таковые и были, квестура в Галлии не могла иметь
отношения.
Гипотезы, построенные на информации о «флотских квесторах», после источниковедческой критики текста Иоанна Лида
У. В. Хэррисом уже не кажутся надежно обоснованными. Для
обеспечения относительно надежно засвидетельствованных источниками четырех квесторских провинций, осуществление полномочий по которым в пределах Италии требовало максимум
четырех должностных мест в данной магистратуре (кроме существовавших ранее), заставляет нас полагать, что увеличение их
в III в. до н. э. этим количеством – четыре – и было, скорее всего,
ограничено. Во II в. количество квесторов будет, видимо,
возрастать, но связано это будет, в основном, уже не с
административно-экономическими задачами в Италии.
o!,меч=…,
1
creatique primum Valerius Potitus et Aemilius Mamercus sexagesimo tertio
anno post Tarquinios exactos, ut rem militarem comitarentur. dein gliscentibus
negotiis duo additi qui Romae curarent: mox duplicatus numerus...
2
mox duplicatus numerus, stipendiaria iam Italia et accedentibus provinciarum
vectigalibus.
3
Tù d‹ tr∂tJ kaπ <tessarakostù kaπ – вставка Т. Моммзена> diakosiostù
tîn Øp£twn œniautù, œpπ tÁj Øpate∂aj `RhgoÚlou kaπ 'Ioul∂ou, krin£ntwn `Rwma∂wn
poleme√n to√j summacˇsasi PÚrrJ tù 'HpeirètV, kateskeu£sqh stÒloj kaπ
proeblˇqhsan o≤ kaloÚmenoi klassiko∂, oƒon e≥ nau£rcai, tù ¢riqmù duoka∂deka
kua∂stwrej, oƒon tam∂ai kaπ sunagwge√j crhm£twn. t∂ni d‹ diaf◊rei kua∂stwr
kuais∂twroj proeirˇkamen. kaπ dieful£cqh ¹ toiaÚth sunˇqeia kaπ sunagwg¾ tîn
pÒrwn to√j te Øp£toij to√j te pra∂twrsin œkdhmoàsin.
4
Иногда все же исследователи заключают этот латинский термин в
кавычки, что более корректно. Так делала, например, Роберта Стюарт в своей
диссертации: Stewart R. L. Sors et provincia: Praetors and quaestors in Republican
Rome. Michigan, 1987. P. 341.
5
Cassola F., Labruna L. Linee di una storia delle istituzione repubblicane.
Napoli, 1979. P. 132.
6
Lange L. Römische Alterthümer. Bd. 1. Berlin, 1876. S. 891–892; Моmmsen Тh. Römisches Staatsrecht. Bd. 2.1. 3. Aufl., 1952. S. 570–572; De Sanctis
G. Storia dei Romani. Torino, 1907. P. 453 ; Siber H. Römisches Verfassungsrecht in
geschichtlicher Entwicklung. Lahr, 1952. S. 200; Meyer Er. Römischer Staat und
Staatsgedanke. Zürich und Stuttgart, 1961. S. 86, 177, 233; Cassola F., Labruna L. Op.
cit. P. 132.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. В. Дементьева
7
Nicoletti A. Quaestores // Novissimo Digesto Italiano. Vol. XIV. Torino, 1976.
P. 616–617; Badian E., Honore T. Quaestor // The Oxford Classical Dictionary.
Oxford, New York, 1996. P. 1287; Quaestor // Der Neue Pauly. Bd. 10. Stuttgart;
Weimar, 2001. P. 690; Quaestors // The Oxford Dictionary of Classical World / Edited
by John Roberts. Oxford, 2005. P. 641.
8
De Martino F. Storia della costituzione Romana. Napoli,1964. P. 206–211.
9
Chandler D. C. Quaestor Ostiensis // Historia. 1978. Bd. 27. P. 328.
10
Harris W. V. The Development of the Quaestorship, 267–81 B. C. // Classical
Quarterly. 1976. Vol. 70. P. 92–106.
11
Ibid. P. 93, 102–103.
12
nec mihi erat res cum Saturnino, qui quod a se quaestore Ostiensi per
ignominiam ad principem et senatus et civitatis, M. Scaurum, rem frumentariam
tralatam sciebat, dolorem suum magna contentione animi persequebatur...
13
Habuit hic lege Titia provinciam tacitam et quietam, tu illam cui, cum
quaestores sortiuntur, etiam adclamari solet, Ostiensem, non tam gratiosam et
inlustrem quam negotiosam et molestam.
14
Plut. Sert. 4.1: 'Ek toÚtou Sertèrioj œn tÍ 'Ibhr∂v dieboˇqh, kaπ Óte prîton
œpanÁken e≥j `Rèmhn, tam∂aj ¢pode∂knutai tÁj perπ P£don Galat∂aj œn d◊onti. toà
g¦r Marsikoà pol◊mou sunistam◊nou, stratiètaj te prostacq‹n aÙtù katal◊gein
kaπ Ópla poie√sqai, spoud¾n kaπ t£coj prosqeπj tù ⁄rgJ par¦ t¾n tîn ¥llwn
n◊wn bradutÁta kaπ malak∂an ¢ndrÕj œmpr£ktwj biwsom◊nou dÒxan ⁄scen.
15
Wesener G. Quaestor // Pauli / Wissowa Real-Encyclopedie der classischen
Alterthumswissenschaft. Bd. XXIV. Stuttgart, 1963. S. 819.
16
Chandler D. C. Op. cit. P. 333.
17
to√j m‹n oân tam∂aij t¾n dio∂khsin ¢ntπ tîn ¢rcîn tîn œn tÍ 'Ital∂v ⁄xw
tÁj pÒlewj ¢nt◊dwke (p£saj g¦r aÙt¦j ⁄pause)...
18
Одновременно Тацит сообщает об этом квесторе, что тот «расставлял
моряков» – is disposita classiariorum...
19
Моmmsen Тh. Römisches Staatsrecht. Bd. 2.1... S. 571.
20
Chandler D. C. Op. cit. P. 334.
21
Kunkel W. Op. cit. S. 530.
22
Subito cum mihi dixisset Caecilius quaestor puerum se Romam mittere, haec
scripsi raptim ut tuos mirificos cum Publio dialogos...
23
Chandler D. C. Op. cit. P. 334.
24
Herzog E. Geschichte und System der Römischen Staatsverfassung. Bd. 1.
Leipzig, 1884 (Neudruck 1965). S. 824.
25
Chandler D. C. Op. cit. P. 329.
26
Harris W. V. Op. cit. P. 95–96.
27
Ibid. P. 100.
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
n. `. bл=“%"=, e. q. d=…, л%"
o%л3че…,е "%е……%-C%л,2,че“*%L
,…- %!м=ц,, *=* ч=“2ь де 2ель…%“2,
!,м“*%г% C!е2%!=
Анализируя публично-правовую организацию античного Рима, исследователи чаще всего упускают из виду ту информационную среду, в которой она развивалась. Связано это, видимо, с
тем, что тема межличностной и внутрикорпоративной коммуникации формулируется недостаточно четко и создается впечатление, что отсутствует объект изучения. Попытаемся развеять подобные предубеждения, рассмотрев некоторые аспекты деятельности преторов.
Основной целью высших римских магистратур являлось поддержание стабильного существования гражданской общины. Это
было невозможно без учета быстро меняющихся событий и реализации адекватных решений. Претор заботился о внутреннем порядке в Риме, предупреждая заговоры и расследуя уже совершившиеся преступления (Liv. XXXIX. 3. 4–6). В частности, по
сообщению Ливия, в 198 г. до н. э. был подготовлен бунт рабов,
вероятными руководителями которого были карфагенские заложники в Сетии. «Об этом чудовищном замысле донесли в Рим,
городскому претору Луцию Корнелию Лентулу: затемно к нему
явились двое рабов и по порядку изложили все, что произошло и
что было замыслено. Приказав сторожить их в его доме, претор
собрал сенат и поведал о том, что узнал от доносчиков. Получив
приказ расследовать и подавить этот заговор, он отправился в путь
с пятью легатами». После ареста не успевших отреагировать
бунтовщиков претор казнил почти пятьсот человек, «виновных в
этом замысле» (Liv. XXXII. 26. 4–18. Пер. С. А. Иванова).
В обязанности претора входило также попечение о людях,
оказавших Риму весомые услуги. Например, именно претору было
поручено позаботиться об Онесиме, македонце, перебежавшем к
римлянам. По решению сената претор должен был предоставить
ему двести югеров земли и купить дом в Тарентской области (Liv.
24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. А. Власова, Е. С. Данилов
XLIV. 16. 7). О личной безопасности Гиспалы, куртизанки, оказавшей помощь в раскрытии дела о вакханалиях, должны были
подумать, по решению сената, консулы и преторы (Liv. XXXIX.
19. 6). Вполне вероятно, что забота претора не была бескорыстной и, учитывая государственные интересы, он регулярно осуществлял сбор информации от иностранцев и важных свидетелей.
В числе прочих направлений деятельности преторов следует
отметить обязанности, связанные с дипломатическим протоколом. В Риме существовала устоявшаяся традиция ведения
международных переговоров. Послы были обязаны по приезде в
Рим посетить соответствующее должностное лицо, чтобы
получить от государства, с разрешения сената, стол и квартиру, а
также сообщить о цели своего визита (Liv. XLII. 26. 4–5, XXX. 17.
14). Послы, прибывшие в Рим, но не потрудившиеся явиться к
магистрату, могли быть обвинены в попытке шпионажа (Liv.
XLII. 26. 2–7). В обязанности претора входила фиксация любых
других вновь прибывших чужестранцев (Petron. Sat. XV).
Претору могли поручить следить за тем, чтобы граждане
других общин селились там, где им позволено (Liv. XXVIII. 46. 4–
6), т. е. проводить «миграционный контроль». В 177 г. до н. э.
претору Луцию Мумию было велено проконтролировать, чтобы
все союзники-латины, которые прошли перепись в своих городах
в 189 г. до н. э., вернулись к себе (Liv. XLI. 9. 9–10). Осуществление этого мероприятия было связано с оперированием
большим объемом информации.
Сложные военные обстоятельства, угрожавшие самому Риму,
складывались с исхода ранней Республики не часто, но каждая из
таких ситуаций могла повлечь за собой весьма печальные
последствия. Поэтому при угрозе во главе Города должен был
стоять и находиться непосредственно в черте померия магистрат
с империем, которым, в условиях отсутствия консулов, нередко
оказывался претор. Так, вскоре после битвы у Тразименского
озера, когда Ганнибал уже стоял у ворот, а консулов в Риме не
было, городской претор Публий Фурий Фил и претор перегринов
Марк Помпоний «созвали сенат в Гостилиеву курию и стали
совещаться, как защитить город» (Liv. XXII. 55. 1). В этой ситуации Квинт Фабий Максим дает совет, как поступить, в кото25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
ром достаточно четко прослеживается порядок действий для
отражения угрозы и защиты города. Первое, что должны сделать
преторы – уточнить потери римлян и узнать местонахождение
врагов. Затем – постараться прекратить панику в городе. Развеять
пустые страхи и успокоить граждан могли, вероятно, только
точные сведения с передовой. Далее – преторы должны были
собирать всю поступающую информацию, а сенаторы позаботиться о том, «чтобы всех приходящих с любыми вестями
отводили к преторам» (Liv. XXII. 55. 4–8).
Каким же образом магистраты добивались получения подробных донесений в условиях войны и мира?
По мнению Рэя Лоуренса, члены политической элиты Рима
имели доступ к важной информации через заседания сената и
контакты с влиятельными людьми1. В период Республики у
власти находились сменяющие друг друга клановые объединения
олигархии. Соответственно, уровень информированности сенаторов был различен, в зависимости от близости к правящей группе2.
Занимая в течение одного года магистратуру претора, политик
мог не только обзавестись полезными связями, укрепить репутацию, но и научиться прогнозировать дальнейшие события, чутко
наблюдая за их развитием.
Кроме того, для любого римского гражданина, мечтающего
об успешной политической карьере, было само собой разумеющимся находиться в курсе общих дел, обсуждающихся на форуме
и отражающих реальное положение государства (Cic. Att. IV. 13.
2). Причем в качестве эквивалента свежих новостей часто выступали обыкновенные слухи – rumor (Cic. Att. V. 3. 1)3. Общество
легко доверяло такого рода информации по той простой причине,
что другая была недоступна. Отсутствие оперативной связи (Cic.
Fam. II. 9. 1) и сухой официальный язык сенатских постановлений рождали в среде квиритов как раз ту информацию, которая
и известна нам как народная молва – fama (Cic. Fam. II. 8. 1). С
другой стороны, в новостях ценилась достоверность (Cic. Fam. II.
11. 3) и своевременность (Cic. Att. VII. 16. 1), а в информаторах –
честность и проницательность (Cic. Fam. III. 11. 4).
Здесь следует затронуть вопрос об отношении знатного римлянина и его окружения. Скажем, предоставление клиентом
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. А. Власова, Е. С. Данилов
информации патрону может считаться непосредственной обязанностью первого. Причем чем больше клиентов, тем шире диапазон данных, доступных для патрона. Друзья и политические
соратники также не оставались в стороне. Например, в годы отсутствия Цезаря в Риме, связанного с завоеванием Галлии, его
представителями в столице были Гай Оппий и Луций Корнелий
Бальб (Cic. Att. XIII. 19. 2). Они, как считала Лилия Тэйлор, являлись не только его финансовыми агентами, но и информаторами4.
Значительный объем оперативных сведений поставлялся в
Рим представителями союзных общин5. Поскольку претор принимал активное участие в проведении внешней политики, он мог
выступать, наравне с консулами, ключевой фигурой в деле
приема и применения дипломатических данных.
Во время войны в компетенцию претора могла входить сдача
подрядов на поставки хлеба, одежды и всего прочего в войска
(Liv. XLIV. 16. 4). Общаясь с торговцами, он потенциально мог
воспользоваться их обширными коммерческими связями для отправки и получения информации, а также способствовать привлечению некоторых представителей деловых кругов к целенаправленному сбору необходимых сведений.
Государственно-административные, дипломатические и военные обязанности римских преторов неизбежно требовали от них
усилий, направленных на получение той или иной информации.
Служебная необходимость приводила их в соприкосновение с
людьми из различных кругов общества, которые делились свежими новостями и секретами. Преторы получали их от своих коллег
и других магистратов, от друзей и клиентов. В военной сфере преторы, так или иначе, сотрудничали со штабом консулов, куда стекались оперативные данные. Опыт использования информаторов
мог пригодиться им в дальнейшей карьере, на посту наместника
провинции.
o!,меч=…,
1
Laurenze R. Rumour and Communication in Roman Politics // G&R. 1994.
Vol. 41. № 1. P. 64.
2
Немецкий философ Томас Александр Слезак так видит связь между властными структурами и сохранением информации: «Охранение тайны держится на
принуждении. Разглашающий тайну нарушает свою клятву и подвергается санк-
27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
циям со стороны своей группы. Охранение тайны направлено на удержание
привилегированного знания во владении группы для упрочения ее власти» (Слезак Т. А. Как читать Платона / пер. с нем. М. Е. Буланенко. СПб., 2008. С. 244).
3
Карпюк С. Г. Vulgus и turba: толпа в классическом Риме // Карпюк С. Г.
Общество, политика и идеология классических Афин. М., 2003. С. 169.
4
Taylor L. R. Party Politics in the Age of Caesar. Berkeley, Los Angeles,
London, 1949. P. 40.
5
Dvornik F. Origins of Intelligence Services: The Ancient Near East, Persia,
Greece, Rome, Byzantium, the Arab Muslim Empires, the Mongol Empire, China,
Muscovy. New Brunswick, 1974. P. 53.
`. e. Šел, …
Cura annonae: де 2ель…%“2ь .д,л%"
" “- е!е “…=K›е…, г%!%д= C!%д%"%ль“2",ем
Хлеб (точнее, зерно) имел первостепенную важность для
жизни римского общества. Организованное социальное обеспечение продовольствием в Риме представляло собой ту область общественной жизни, где пересекались государственные и общественные интересы. В период как Республики, так, впоследствии, и
Империи снабжение города продовольствием и бесплатная раздача хлеба находились под государственным контролем. В данной статье будет рассмотрен вопрос о снабжении города продовольствием эдилами в период Республики.
Важность импорта зерна в количествах, необходимых для
обеспечения города, была очевидна еще во втором столетии
до н. э. Закупка зерна была постоянной заботой городских властей. Однако регулярный правительственный надзор за поставками зерна (которое являлось основой рациона жителя Рима) в
достаточном для города количестве и по приемлемым ценам был
введен только при Гракхах1.
Но даже до времени Гракхов мы встречаем в источниках упоминания о периодических вмешательствах властей в эти вопросы.
Поскольку военные потребности были основными, консулы и
преторы, как магистраты, наделенные абсолютной властью, были
обычно обеспокоены поставками продовольствия, однако этот
вопрос прежде всего относился к cura annonae эдилов2.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. Е. Телин
Первое упоминание в источниках эдилов в связи с продовольственным (в данном случае хлебным) снабжением относится
к событиям 298 г. до н. э. (Liv. 10.11.7). Дороговизна хлеба вызывала постоянное недовольство жителей города и могла бы привести к более серьезным последствиям, если бы не эдил Фабий
Максим, сумевший вовремя распределить хлеб и доставить
продовольствие в город.
В 203 и 201 гг. до н. э. римские эдилы имели поставки зерна
из Испании и Африки для распределения по низкой цене среди
жителей окрестностей (vicatim)3.
В 193 г. до н. э. были построены портики у ворот Трех
Близнецов, портик от Фонтинальских ворот к алтарю Марса; к
одному из портиков были присоединены и склады на Тибре.
Другой портик на этой территории был построен курульными
эдилами в следующем году (Liv. 35.41).
Мы имеем сведения о том, что в 189 г. до н. э. эдилы штрафовали тех торговцев, которые копили зерно (Liv. 38. 35). Ценностей, взысканных с хлеботорговцев, осужденных за утайку запасов зерна, курульные эдилы этого года Публий Клавдий Пульхр и
Сервий Сульпиций Гальба поставили в виде двенадцати позолоченных щитов. Также и плебейский эдил Квинт Фульвий Флакк
поставил две позолоченные статуи, осудив лишь одного обвиняемого. Из данного эпизода, описанного Ливием, не ясно, сами ли
эдилы налагали штрафы или вносили соответствующие предложения. Судейскими полномочиями, правда ограниченными, обладали курульные эдилы, а деньгами от штрафов ведали плебейские.
Однако данный случай, упомянутый Ливием, является единственным зафиксированным для периода Республики случаем
судебного преследования за манипуляцию поставками зерна.
У нас нет данных о том, чтобы эдилы делали зерно или масло
доступным по субсидированным ценам в годы нехватки продовольствия. Бесплатные раздачи продовольствия видными политическими деятелями также были редки, хотя и отмечены в источниках (Liv. 25. 2. 8). Так, в 213 г. до н. э. эдилами было роздано в
каждом квартале по несколько конгиев оливкового масла.
В конце второго столетия наблюдалось снижение роста цен в
центральной Италии, области, где маслины, виноградную лозу и
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
рогатый скот было проще вырастить. В то же время наблюдался и
рост населения Рима и других италийских городов. В 227 г.
до н. э. Корсика и Сардиния были, подобно Сицилии, организованы в провинцию и обложены десятиной. В 146 г. до н. э. была
создана провинция Африка, что означало для Рима появление
еще одного источника налоговых поступлений зерном.
Вопрос распределения зерна в Риме не следует смешивать с
обязанностью закупки зерна и доставки его из разных частей
страны. Этот второй вопрос входил в компетенцию консулов,
квесторов и преторов, а иногда экстраординарных магистратов.
Консулы, преторы или сенат облагали налогом Сицилию и Сардинию, а также закупали зерно свыше этой десятины. Далее купленное или полученное в виде налога зерно транспортировалось в
Рим, как правило, торговцами. Задача эдилов сводилась к тому,
чтобы проследить, выполняются ли все требования сената, когда
зерно прибывало в Рим. После того, как эдилы раздавали предназначенное для удовлетворения общественных потребностей
зерно, его остаток, который, как правило, составлял большую
часть привезенного в Рим зерна, отпускался по рыночным ценам.
Зерно, привезенное в Рим, размещалось в общественных
складах для хранения зерна – horrea, зерно, предназначенное для
распределения, – в frumentationes (Plut. Grac. 6), первые упоминания в источниках об их постройке относятся во временам Гракхов. Почему государство не имело хранилищ зерна до того времени – неизвестно, что, впрочем, кажется нам маловероятным ввиду
важности снабжения Города продовольствием. Возможно, государство ограничивало регулярные распределения дешевого зерна
всем гражданам: очевидно, существовали ограничения по возрасту и полу, месту жительства и происхождению.
В конце первого столетия до н. э. эдилы продолжали нести ответственность за поставки зерна в Рим, хотя проблемы, к решению
которых они привлекались, становились более сложными для них.
Более 18 миллионов модиев пшеницы требовалось ежегодно для
общественного распределения по Клодиеву lex frumentaria 58 г.
до н. э. В урожайные годы две трети этого зерна поступали в виде
десятины из Сицилии, Сардинии и Африки. Во времена ранней
Империи Египет, например, обеспечивал до одной трети всей
30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
А. Е. Телин
потребности Рима в зерне. После 30 года до н. э. Египтом
поставлялось до 12 миллионов модиев пшеницы, которые могли
обеспечить около двухсот тысяч получателей зерна в Риме.
В конце I столетия до н. э. Юлий Цезарь вводит должности
еще двух эдилов cereales, функция которых прежде всего относилась к поставкам зерна в город4.
Неоднократно предпринимались попытки решить вопрос о
распределении зерна. Например, это было сделано Помпеем в
57 г. до н. э. и, следует отметить, принесло стабильность. Кроме
мер, гарантировавших обязательную поставку зерна, были пересмотрены списки лиц, имевших право получить свободное зерно.
Судя по всему, был создан организованный реестр вольноотпущенников, которые еще не были внесены в списки переписи (Dio
Cass. 39.24). Следующий шаг был предпринят Юлием Цезарем,
который в 46 г. до н.э. провел специальную перепись по кварталам, через домовладельцев, используя услуги domini insularum.
Итогом переписи стало сокращение числа лиц, получавших хлеб
за счет казны более чем вдвое: с трехсот двадцати тысяч до ста
пятидесяти. Контроль за этим осуществляли преторы и эдилы
cereales5. Однако такие меры оказались не эффективными в
долгосрочной перспективе. Август назначил в 18 г. до н. э. новых
должностных лиц – praefecti frumenti dandi (также иногда известных как curatores frumenti)6, из сенаторского сословия, – для
распределения хлеба народу, в то время как эдилы продолжали
заниматься поставками зерна в город. С 7 г. н. э. забота о
продовольственном (хлебном) снабжении передавалась от эдилов
новому должностному лицу – praefectus annonae7.
o !,меч=…,
1
Finley M. Ancient economy. London, 1999. P. 198–200.
Stambaugh J. E. The ancient roman city. Baltimore, 1988. P. 103.
3
Liv. 30.26; 31.4; Cic. De off. 2.17.58. Зерно из Африки продавали в 200 г.
до н. э. и Сицилийское зерно в 196 г. до н. э. Liv. 31.50; 33.42.
4
Suet. Jul. 41; Dio Cass. 43.51; Dig. 1.2.2.32.
5
Suet. Jul. 41; Dio Cass. 43.21.
6
Suet. Aug. 37; Dio Cass. 54.1.4.
7
Сергеенко М. Е. Жизнь древнего Рима. СПб., 2000. C. 42.
2
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
b. `. j=!е2…, *%"=
Lex Licinia de sodaliciis 55 г. д% …. ..
Lex Licinia de sodaliciis был принят в консульство Марка Лициния Красса и Гнея Помпея в 55 г. до н. э. Это один из целого
ряда законов, принятых в период поздней Римской республики и
объявлявших нелегитимными отдельные действия по соисканию
магистратских должностей. Данный закон известен нам из речи
Марка Туллия Цицерона в защиту Гнея Планция, произнесённой
в 54 г. до н. э. – на следующий год после его вступления в силу.
Незадолго до процесса Планций выиграл выборы на должность
эдила, и один из потерпевших поражение соперников подал на
его в суд.
Исследователи не уделяли этому закону должного внимания,
упоминая о нём по большей части вскользь. Некоторые разногласия, правда, вызывал вопрос о том, какие объединения в I в.
до н. э. обозначались с помощью термина «sodalitates». Джордж
Лонг считал, что они организовывались в трибах кандидатами с
целью рационального распределения взяток среди голосующих1.
По мнению Стюарта Стэвли, они, наоборот, являлись организациями, которые сами распределяли взятки в интересах того кандидата, который мог больше заплатить, и в их задачи входил осторожный контроль за присутствующими членами различных
триб в городе2. Эндрю Линтотт писал, что sodalicia – это предвыборный союз самого кандидата и его сторонников3, и называл их
«инструментом взаимной помощи в общественной жизни»4, таким образом сужая трактовку Стэвли. Ежи Линдерски просто
утверждал, что такие общества организовывались «с целью взяточничества и запугивания»5, не поясняя, что они собой
представляли и каким образом действовали.
Рассматриваемый нами закон был принят с целью ограничения деятельности подобных объединений. Обвинитель Планция,
Марк Латеренсис, утверждал, что действия обвиняемого должны
квалифицироваться как нарушение данного закона. Цицерон это
категорически отрицал. На основании его возражений можно
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. А. Каретникова
попытаться восстановить содержание положений Lex Licinia de
sodaliciis.
В ходе выступления Цицерон опровергает два утверждения
Латеренсиса: что Планций был членом такого объединения, как
sodalicia, и что он, используя деньги своих товарищей, «обратился к соисканию по секциям, составил списки голосов и распределял взятки» (Cic. Planc. 45). Деление трибы на секции обозначалось термином «decuriatio». Если, продолжает оратор, обвинителю удастся это доказать, то он удивится, что последний «отказался пользоваться оружием, которое закон дал тебе в руки»
(Cic. Planc. 45). Поскольку речь идёт о Lex Licinia, принятом в
том же году, можно с большой долей вероятности предположить,
что объектом преследования являлось и то, и другое. Рассмотрим
две части этого обвинения по отдельности.
Согласно одному из трактатов Марка Туллия Цицерона,
sodalitates (товарищества) появились как религиозные объединения в 205 г. до н. э. (Cic. De sen. 45). Однако впоследствии они
приобрели характер политических союзов. Его брат Квинт в 64 г.
до н. э. упоминает sodalitates Гая Фундания, Квинта Галлия, Гая
Корнелия и Гая Орхивия (Comm. Pet. 19): судя по его
высказыванию, тогда в их деятельности не усматривали ничего
противозаконного – это были просто союзы влиятельных людей,
к услугам которых он и посоветовал прибегнуть своему брату
Марку. Сам великий оратор, в 63 г. до н. э. защищая Луция
Мурену, говорит, что Сервий Сульпиций не должен обвинять его,
поскольку Мурена принадлежит к тому же товариществу, что
отец Сервия6.
Однако в речи в защиту Планция, произнесённой через восемь лет после этого, Цицерон с негодованием отвергает обвинение Латеренсиса, который назвал Планция и агитировавших за
него сторонников sodales (Cic. Planc. 46), а также его утверждение о подкупе ими триб (in hoc solidalitiorum tribuario crimine).
На основании этого можно полагать, что отношение к объединениям такого рода изменилось.
Очевидно, что в середине I в. до н. э. их всё чаще стали использовать не просто для предвыборной агитации (с целью привлечения максимального числа сторонников с помощью
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
авторитета и влияния входящих в них членов), но также для
раздачи взяток. Граждан было так много, что большинство
кандидатов вряд ли смогли бы купить их голоса в одиночку.
Видимо, одни члены товариществ могли предоставлять деньги
для подкупа избирателей другим, претендовавшим на должности.
В случае успеха на выборах вторые действовали в интересах
первых (Plut. Caes. 21). Поэтому sodalites можно рассматривать
как механизм контроля над выборами со стороны политических
группировок, в том числе аристократических.
Однако, как пишет в одной из работ Эндрю Линтотт, нелегальное поведение порой незначительно отличалось от поведения, которое расценивалось римлянами как естественное и желательное7. Цицерон утверждает: те друзья, которые помогали
Планцию, вовсе не являлись членами одного sodalicia, а называя
их sodales, Латеренсис пятнает их бескорыстную дружбу (Cic.
Planc. 46). Используя испытанный приём, оратор прибегает к
переквалификации действий Планция. Он доказывает, что Планций сумел привлечь на свою сторону влиятельных людей, оказав
им ряд услуг8, а они, в свою очередь, помогли ему привлечь
сторонников с помощью собственного авторитета, а не денег.
В своей речи Цицерон говорил также о ставшей постоянной
организации триб и электората по секциям и подразделениям
(decuriatio tribulium: Cic. Planc. 45). «Постоянной» здесь, по-видимому, не значит «фиксированной». Очевидно, отдельный кандидат мог условно разделить трибу на некоторое число объединений, каждое из которых контролировал влиятельный человек.
Квинт Цицерон советовал брату привлекать таких людей на свою
сторону заранее (Com. Pet. 24, 29–30). Если соискателю это не
удавалось, у него оставалась возможность прибегнуть к подкупу
руководителей этих условных объединений. Их имена вносились
в списки, о которых вёл речь в своём обвинении Латеренсис. Затем они получали от распределителей взяток (diribitores) определённые суммы (либо предоставлялись гарантии их получения).
Вероятно, эти люди давали обязательство обеспечить соискателю
голоса людей, на которых имели влияние.
Такое разделение триб на части вызывало недовольство сената именно потому, что стало совершенно обычным и облегчало
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
В. А. Каретникова
раздачу взяток при экономии денег заинтересованных в победе
кандидата лиц – ведь подкупить всех было невозможно. Хенрик
Мауритсен настаивает в своей работе, что предвыборные взятки
были сугубо адресными. Остальным гражданам раздавались
только обещания, ведь если бы получивших вознаграждение было множество, проконтролировать, действительно ли они пришли
на выборы и проголосовали так, как нужно, было бы нелегко9.
Латеренсис обвинил Планция именно в decuriatio tribulium и
в составлении соответствующих списков (Cic. Planc. 45). Цицерон отвечал на это, что у Планция не было такой необходимости – голоса влиятельных в трибах граждан он обеспечил себе
задолго до выборов (Cic. Planc. 47). По мнению Стюарта Стэвли,
decuriatio проводилось не только самим кандидатом, но и членами sodalicia, в состав которой он входил10.
Факт непосредственной «раздачи взяток, составления списков и распределения трибулов» требовалось доказать. Это можно
было сделать, по-видимому, только с помощью непосредственных свидетелей (самих членов данных подразделений конкретной трибы). Именно поэтому в Lex Licinia для решения дел о его
нарушении оговаривалась форма назначения судей. Последние
избирались из числа членов нескольких триб; каких именно –
определял обвинитель. Поскольку вызванная триба могла быть
той, которую подкупил кандидат, присяжные выступали одновременно как свидетели и как судьи (Cic. Planc. 37).
Первоначально обвиняемый мог протестовать только против
приглашения в суд в качестве присяжных членов его собственной
трибы или той, с которой он был тесно связан. Однако в год
принятия закона «наиболее выдающиеся граждане», как характеризует их Цицерон, добились внесения в него изменений. Теперь
обвиняемый мог отвести три пятых от общего числа лиц,
назначенных истцом в присяжные (Cic. Planc. 41). Смысл этой
поправки, по-видимому, заключался в том, чтобы ответчик мог
исключить из числа судей людей, в верности которых он
сомневался. Очевидно, что преданные ему сторонники просто не
признались бы в получении взятки за свой голос.
Что касается наказания за нарушение данного закона, то оно,
по всей вероятности, было таким же, как и за покупку голосов
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
избирателей вообще – т. е. ссылка и пожизненный запрет
занимать должности11. Согласно представлению Ежи Линдерски,
ссылка была также пожизненной12.
Таким образом, очевидно, что Lex Licinia запрещал агитацию
с помощью sodalicia. Под этим термином, вероятнее всего, подразумевались объединения кандидата и его сторонников, проводивших предвыборную агитацию в том числе нелегитимными
способами, хотя к такого рода методам они стали прибегать не
сразу13. Создание такими товариществами с целью подкупа
объединений в рамках трибы обозначалось термином «decuratio».
Хенрик Мауритсен полагает, что вообще все законы о нелегитимном соискании должностей I в. до н. э. были приняты с
целью сдержать предвыборную конкуренцию и отрегулировать
доступ к общественным должностям14. Добавим, что в числе их
инициаторов могли быть нобили, до тех пор успешно апеллировавшие к своей знатности. Вероятно, они стремились перекрыть
все каналы влияния, которые мог использовать любой человек,
независимо от происхождения, – объявляя их, по мере появления,
незаконными.
Сулла попытался (в итоге безуспешно) предотвратить возможность добиваться расположения народа путём радикальных законопроектов. Законы о номенклаторе, о сопровождении кандидатов
имели целью ограничить поиски популярности среди народных
масс – посредством подобных действий старались минимизировать роль на выборах слухов и случайностей. Lex Licinia de
sodaliciis органично вписывается в программу этих мероприятий.
Следующим шагом стал запрет проведения предвыборной агитации с помощью отдельных друзей. Кандидату запрещалось даже
посещать публичные обеды, которые давали близкие им люди,
чтобы приглашённые не заподозрили в этом скрытый подкуп.
В целом все подобные законы можно рассматривать как попытки сената восстановить свой контроль над выборами должностных лиц. Однако сама многочисленность таких постановлений свидетельствует об их неэффективности. Отчасти она была
обусловлена тем, что было чрезвычайно трудно полноценно
аргументировать совершение противоправных деяний в суде. И
рассмотренный нами закон – не исключение15.
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т. В. Крылова
o !,меч=…,
1
Long G. Ambitus // William Smith. D. C.L., LL.D.: A Dictionary of Greek and
Roman Antiquites. London, 1875. P. 76–78. URL: http://penеlope.uchicago.edu/
Thayer/E/Roman/Texts/ secondary/SMIRGA/Ambitus.html.
2
Staveley S. Greek and Roman Voting and Elections. London, 1972. P. 204.
3
Lintott A. Electoral Bribery in the Roman Republic // Journal of Roman Studies
80 (1990). P. 9.
4
Lintott A. The Roman Constitution. Oxford, 1999. P. 177.
5
Linderski J. Buying the Vote: Electoral Corruption in the Late Republic
// Roman Questions. Selected Papers. Stuttgart, 1995. P. 113.
6
Cic. Pro Mur. 56: «accusat Ser. Sulpicius, sodalis filius, cuius ingenio paterni
omnes necessarii munitires esse debebant».
7
Lintott A. Op. cit. P. 3.
8
Cic. Planc. 47: «Планций стал популярным в своей трибе, выказывая
многим доброту, защищая многих, обеспечивая некоторым официальные посты
с помощью отца и, наконец, благодаря достоинствам своим собственным, отца,
предков».
9
Mouritsen H. Plebs and politics in the Late Roman Republic. Cambridge, 2001.
P. 112–113, 115–116.
10
Staveley S. Op. cit. P. 204.
11
В полном соответствии с этим, всех граждан, осуждённых в 52 г. за
подкуп, даже совершённый ими много лет назад, присудили к изгнанию (App.
BC. II. 24; Plut. Cato Min. 48).
12
Linderski J. Op. cit. P. 112.
13
Lintott A. Op. cit. P. 9.
14
Mouritsen H. Op. cit. P. 125.
15
Он был нарушен уже в следующем, 54 г.: соискатели Меммий и Домиций
объединились и пообещали раздать около 10 млн сестерциев в центурии,
которая будет голосовать первой (Cic. Q. fr. II. 14. 4; Att. IV. 15. 7) – вопрос об
этом деле даже обсуждался в сенате (Cic. Q. fr. II. 15. 2). Цицерон писал, что
теперь выборы разве что чудом могут пройти без подкупа (Cic. Q. fr. II. 14. 4;
Att. IV. 15. 8). В данном случае перед нами – пример coitio, объединения двух
соискателей одной должности. Само по себе его нельзя назвать незаконным.
Однако, поскольку речь идёт о раздаче денег для взятки, этот союз можно
рассматривать как частный случай sodalicia.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Š. b. j!/л%"=
m=ƒ…=че…,е …= л,23!г,че“*,е д%л›…%“2,
" ег,Cе2“*%L *%ме !,м“*%г% "!еме…,
Основным должностным лицом в египетской деревне в период римского господства являлся kwmοgrammateÚj – сельский
писец (или сельский секретарь). Ему принадлежала ведущая роль
в процессе назначения на литургические должности на сельском
уровне. Именно сельские писцы представляли списки лиц, пригодных для исполнения той или иной литургии, стратегу, который направлял эти списки эпистратегу для произведения жеребьевки, с помощью чего и определялись лица для утверждения на
данные должности1. Судя по всему, списки лиц, способных исполнить ту или иную литургию, подавались сельскими писцами
стратегу только в ответ на требование последнего. Указания на
это имеются в P. Mich. IX 536 (Арс., 185 г. н. э.)2, P. Mich. Inv.
5458 (Арс., 196–198 гг. н. э.)3, P. Mich. Inv. 6318 (Арс., 194 г.
н. э.)4, P. Petaus 85 (Арс., 185 г. н. э.)5, P. Petaus 47 (Арс., 185 г.
н. э.)6, P. Petaus 56 (Арс., 186/187 г. н. э.)7. В данных папирусах
сельский писец предваряет список годных для литургии лиц
замечанием, что он представляет этот список стратегу по его
просьбе (либо требованию, приказу). Это может свидетельствовать о том, что назначение на литургические должности не
было единым мероприятием – на каждую должность назначение
производилось по мере необходимости, о возникновении которой
стратег сообщал сельским писцам. Причем дело обстояло подобным образом как с постоянными литургиями, так и с возникающими по тем или иным причинам однократно. Так, если должности надсмотрщиков за работами на дамбах (P. Mich. Inv. 5458),
доставка верблюдов (P. Petaus 85), доставка зерна (P. Petaus 56)
явно были постоянными, то упомянутые в P. Mich. IX 536
«помощники сборщикам денежных налогов» потребовались
неожиданно, так как оказалось, что в этот раз количество сборщиков недостаточно для исполнения их обязанностей. Аналогично в P. Petaus 47 обязанности, возлагавшиеся на жителей комы в
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Т. В. Крылова
порядке литургии, были связаны с совершенно особым случаем –
приездом префекта. В P. Mich. Inv. 5299 (Арс., 215/216 г. н. э.)8
речь идет о необходимости назначить ответственных за перемещение неких заключенных из данной комы в Александрию, что
тоже можно считать единичным случаем.
Получив распоряжение стратега, сельские писцы составляли
список лиц, подходящих для исполнения данной литургии, указывая, как правило, возможную оценку имущества данного лица.
В зависимости от характера литургии это мог быть как обширный
список (P. Petaus 47, P. Mich. IX 536), так и состоящий всего из
двух лиц (P. Mich. Inv. 974 (Окс., 130 г. н. э.)9). В некоторых
случаях писец указывал всего одного жителя комы (P. Petaus 85).
Интересно, что иногда литургия могла исполняться силами
нескольких деревень. Такую ситуацию мы наблюдаем в P. Petaus
85, где речь идет о доставке верблюдов, и сельский писец данной
комы называет только одно имя, указывая, что этот человек будет
пригоден для выполнения данной литургии вместе с кандидатами
от прочих деревень. Надо полагать, что имена этих кандидатов
были сообщены стратегу писцами соответствующих ком.
Наблюдается и обратная ситуация – когда имена кандидатов
на исполнение литургий в двух разных комах сообщаются одним
и тем же сельским писцом. Пример этого мы встречаем в P. Petaus 86, где идет речь о назначении надсмотрщиков за работами
на насыпях, за судами и рыночной площадью. Один писец здесь
предлагает кандидатов для двух деревень, однако это, возможно,
могло быть связано с тем, что обе деревни какое-то время находились под управлением одного сельского писца. Такая ситуация представляется вполне вероятной, так как не всегда удавалось найти подходящих кандидатов на эту должность – известны
даже случаи, когда сельскими писцами становились люди, не
умеющие писать10.
В случае, если какой-либо из кандидатов оказывался непригодным к исполнению литургии, либо возникали непредвиденные
обстоятельства, не позволявшие ему приступить в выполнению
взятых на себя обязательств, выяснялись причины, по которым
он подлежал освобождению от данного рода работ, и т. п., требовалось найти замену, чем также занимались сельские писцы. Имя
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
лица, способного заменить непригодного кандидата, сообщалось
ими стратегу (P. Petaus 56).
В случае, когда некое лицо получало право быть освобожденным от исполнения литургий, следовала подача прошения непосредственно стратегу. Однако интересен тот факт, что в подобном прошении, как, например, в P. Mich. XIV 675 (Окс., 241 г.
н. э.)11, могла присутствовать также обращенная к стратегу
просьба отправить копию петиции к сельскому писцу, дабы он
знал, что данное лицо отныне освобождается от литургий. На
наш взгляд, присутствие в петиции такого рода просьбы может
указывать на то, что сельские писцы часто продолжали назначать
на литургические должности тех, кто был освобожден от их
исполнения, чем вызывалось желание последних позаботиться о
том, чтобы информация об освобождении своевременно стала
известна сельскому писцу соответствующей комы. Это предположение подтверждается текстом P. Mich XI 618 (Арс., ок. 166–
169 гг. н. э.)12, который представляет собой петицию жреца эпистратегу. В петиции разъясняется, что жрец Псенамунис, вместе с
рядом других лиц, был официально освобожден от работ на
дамбах самим префектом. Однако он был назначен на эти работы
сельским писцом, что и послужило причиной подачи петиции
эпистратегу. Вероятно, здесь сельский писец мог сознательно
привлечь Псенамуниса к работам, в обход распоряжения префекта, то есть совершить злоупотребление своим положением, но
не исключено также, что распоряжение префекта просто не было
еще доведено до сведения сельского писца.
Таким образом, на уровне сельской администрации процесс
назначения на литургические должности находился целиком и
полностью в ведении сельского писца: он занимался подбором
кандидатов на должности, обязан был при необходимости найти
этим кандидатам замену, а также отвечал за соблюдение права на
освобождение от исполнения литургий.
o !,меч=…,
1
Ростовцев М. И. Новые данные по истории финансового управления
греко-римского Египта [Рецензия] // Журнал Министерства Народного
Просвящения. 1900. 4. 328, № 3. Отд. 2. С. 145.
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р. М. Фролов
2
Приводится по изданию: Husselman E. M. Papyri from Karanis. Third Series.
Clevelend, 1971. URL: http://www.columbia.edu/cu/lweb/projects/digital/apis/index.html
04.02.08.
3
P. Mich. inv. 5458 // Sijpesteijn P. J. ZPE 106 (1995), P. 218–219.
4
P. Mich. inv. 6318 // Sijpesteijn P. J. ZPE 103 (1994). P. 96.
5
Приводится по изданию: Hagedorn U., Hagedorn D., Youtie L. C., Youtie H. C. Das Archiv des Petaus (P. Petaus). Köln; Opladen, 1969. URL:
http://www.columbia. edu/cu/lweb/projects/digital/apis/index.html 13.01.08.
6
Там же.
7
Там же.
8
P. Mich. inv. 5299 // Sijpesteijn P. J. ZPE 106 (95) P. 219–220.
9
Приводится по изданию: Youtie H. C. ZPE 28 (1978), P. 245–248. URL:
http://www.columbia.edu/cu/lweb/projects/digital/apis/index.html 13.01.08.
10
Фихман И. Ф. Введение в документальную папирологию. М., 1987. С. 194.
11
Приводится по изданию: McCarren V. P. Michigan Papyri. 1980. URL:
http://www.columbia.edu/cu/lweb/projects/digital/apis/index.html 12.01.08.
12
Приводится по изданию: Shelton J. C. Papyri from the Michigan Collection.
Toronto, 1971. URL: http://www.columbia.edu/cu/lweb/projects/digital/apis/ index.
html 13.03.09.
p. l. t!%л%"
p%м=…,“2 , ",ƒ=…2,…,“2 d. h. `ƒ=!е",ч:
"*л=д " ,ƒ3че…,е !,м“*,. contiones
Заметнейшим событием стал в свое время выход книги профессора римского права Ярославского Демидовского юридического лицея (в 1876–1882 гг.) Дмитрия Ивановича Азаревича
(1848–1912 гг.), посвященной широкому кругу вопросов истории
римского государства и права на ранних этапах развития1. Книга
suo tempore вызвала плодотворную дискуссию и, несмотря на то,
что сразу после издания встретила резкую критику (в частности,
Сергея Андреевича Муромцева2), сегодня должна быть признана
как одна из самых оригинальных, хотя и весьма неоднозначных,
работ подобного плана.
В данной статье остановимся на том, каким образом
Д. И. Азаревич интерпретировал институт римских народных
сходок (contiones), собраний, на которых, в отличие от комиций
(comitia), не принималось решений, имевших юридическую силу.
Необходимо учитывать, что во времена Д. И. Азаревича и вплоть
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
до последней четверти XX в. contiones специально не изучались.
Тем не менее исследователь еще в конце девятнадцатого века
предложил ряд таких подходов к изучению римской сходки, которые и в начале века двадцать первого кажутся весьма актуальными и даже до конца еще не «апробированными» в науке.
Д. И. Азаревич не раз затрагивал в своем труде проблемы
возникновения и развития римских contiones. Например, еще и
сегодня далеко не всегда в работах по истории плебейского трибуната отмечается, что Л. Корнелий Сулла, будучи диктатором,
вероятно, запретил трибунам «держать conciones»3. Как не часто
можно встретить и упоминание закона Аврелия Котты от 75 г.
до н. э., по которому «ius concionum»4 (право созывать сходки)
было возвращено плебейским трибунам (Cic. Cluent. 110)5. А между тем эти факты могут многое сказать о действительной значимости contiones как политического инструмента, возможности
использовать который Сулла если не лишил, то попытался лишить
трибунов. Можно привести и ряд других подобных примеров.
Во многом уникальной и оригинальной до сих пор остается
концепция генезиса системы римских народных собраний, предложенная Д. И. Азаревичем. Исследователь выстраивал следующую схему. Он реконструировал прежде всего процесс постепенного оформления полномочий плебейских трибунов и, соответственно, плебейских собраний, возглавляемых ими. Ius agendi
cum plebe, «право сношения с народом6, как единым целым, в
противоположность власти», как полагал Д. И. Азаревич, не было
специально предоставлено плебейским трибунам, но стало одной
из их прерогатив как естественное следствие самого «назначения» tribuni plebis. Это «право сношения с народом»
предусматривало первоначально только «формы conciliorum,
coitionum, concionum». Из этих-то форм, по мысли ученого, «по
необходимому логическому течению идей» и возникли затем
комиции, т. е. из «совещательных» выделились «постановительные» собрания7. Такой подход отчасти согласуется с принятой нами концепцией американского антиковеда Дж. У. Ботсфорда8. Идеи последнего схожи с предложенной Д. И. Азаревичем трактовкой в том, что оба исследователя предполагали
существование вначале некоего общего собрания, содержавшего
42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р. М. Фролов
в себе функции и конций (заслушивание речей, обсуждение), и
комиций (принятие решения). Только затем из «совещательных»
конций выделись «постановительные» комиции. Отличие, однако, в следующем: Д. И. Азаревич полагал, что не только сходки,
но и древние комиции (как ранние трибутные, т. е. плебейские,
так и общенародные центуриатные) не принимали официальных
решений. Они приобретали эту функцию лишь постепенно, «по
мере политических обязанностей» их председателей-трибунов.
С этим выводом историка связано и следующее его утверждение: «То, что называлось центуриатным [собранием. – Р. Ф.]
отличалось от трибутных только по происхождению, как официальные народные собрания под председательством магистратов
от неофициальных под председательством глав общины»9.
Использование исследователем по отношению к римским народным собраниям в целом, на наш взгляд, весьма важных определений «официальное» и «неофициальное» собрание (т. е. не
возглавлявшееся должностным лицом) принципиально значимо,
но не характерно для современной историографии. А ведь это
дает отправную точку для объяснения (а не только учета в
качестве «исключения»), если разрабатывать концепцию далее,
целого ряда таких свидетельств источников, в которых, несомненно, имеются в виду именно народные сходки, пусть даже в
этих случаях они и не созывались, и не возглавлялись должностными лицами, т. е. были неофициальными. К сожалению,
Д. И. Азаревич не уточнял, как, на его взгляд, происходили и что
собой представляли те собрания, на которых председательствовали не магистраты, а «главы общины». Однако из контекста
ясно, что, хотя такие собрания (согласно антиковеду) и были
трибутными собраниями плебса, они не сразу стали принимать
plebiscita. Отсюда эти собрания, как следует из предложенной
Д. И. Азаревичем концепции, какое-то время являлись не чем
иным, как contiones в «классическом» (т. е. относящемся уже к
эпохе Республике, когда комиции отделились от конций) смысле.
Что касается позднейших трибутных плебейских собраний,
развившихся из concilia plebis, то их эволюцию Д. И. Азаревич
видел следующей. Для реализации prohibitio (права препятствовать
выполнению решений магистратов и постановлений сената) пле43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
бейский трибун обращался за поддержкой (а также с целью
уточнить господствовавшие настроения) к собранию плебса10,
которое представляло собой поначалу «простую сходку»11. Например, – поясняет исследователь свою позицию, – когда плебс
противился объявлению очередной войны жителям города Вейи,
отказываясь действовать согласно постановлению сената об объявлении войны, начались «переговоры» магистратов с народом и, под
влиянием одного из ораторов, народ уступил, утвердив постановление сената (Dionys. VIII. 91). «Позднее подобные постановления вносятся прямо в трибутные собрания...»12. Таким образом,
только постепенно из «простых сходок выработалось настоящее
общенародное собрание со всеми прерогативами высшей власти».
Первоначально трибуны могли осуществлять auxilii latio (оказание
помощи) только в случаях, ограничивавшихся «единственно
актами насилия со стороны магистратуры» (Liv. III. 9) и «только
тогда, если к трибуну обращались за помощью» (Gell. N. A. XIII.
12). Но в дальнейшем, «когда в coetus nocturni плебса и затем
concilia, contiones зародились comitia tributa, тогда весь плебс как
одно целое мог tribunos appellare [обращаться за помощью к
трибунам. – Р. Ф.]»13.
Иными словами, Д. И. Азаревич полагал, что первоначальный «немагистратский» статус трибунов приводил и к «юридической несостоятельности» возглавляемых ими собраний (concilia и
contiones) плебса. В этом смысле такие собрания ничем не
отличались от плебейских coetus nocturni (которые, надо думать,
собирались еще до введения трибуната)14. Однако затем оказалось, что широкие прерогативы трибунов (prohibitio, ius intercessionis), дававшие возможность приостанавливать механизм функционирования и сената, и магистратуры, сами в то же время
«нуждались в поддержке» со стороны собраний плебса. Поэтому
со временем эти собрания должны были и действительно приобрели официальные «прерогативы высшей власти». «Также малопомалу развивалась власть и плебейских эдилов, от простых слуг
трибунов до всех признаков магистратуры... Как у помощников
трибунов за ними само собою разумелись и все остальные права
(напр. ius contionis)...» (Liv. III. 31; Dionys. X. 35. 48; Gell. N. A.
X. 6)15.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Р. М. Фролов
Д. И. Азаревич далее развивает свою мысль следующим
образом. Как он считал, не только плебейские трибутные, но даже
и центуриатные общенародные комиции первоначально не имели
«никакого отношения к государственному управлению, т. е.
ничего не решали»16. Отметим, что, пожалуй, во всех других
исследованиях (во всяком случае, современных) комиции (по
крайней мере, центуриатные) – это по определению такие
собрания, где проходило голосование (в случае с теми же
центуриатными комициями) обязательного для всех закона. Но
Д. И. Азаревич утверждал: «это и не были собственно comitia в
позднейшем смысле, а только conciones, в которых предоставлялись политические права по мере политических обязанностей»
(Liv. I. 16; Gell. N. A. XIII. 15)17. Если с таким парадоксальным
подходом и нельзя согласиться в полной мере, то, безусловно,
вызывает неподдельный исследовательский интерес сама схема,
если можно так ее назвать, «органического происхождения
прерогатив народных собраний», предложенная Д. И. Азаревичем
и эффективно объясняющая связь, соотношение и развитие
различных римских собраний, упоминаемых в источниках под
такими названиями, как «coetus (coetus nocturni)», «contiones,
concilia (concilia tributa)» и «comitia centuriata». Между тем именно
вопрос генезиса конций и комиций является одним из наиболее
актуальных в современной романистике. Дело в том, что учет в
реконструкции исследователями развития политической системы
Рима не только комиций, но и еще одной «переменной», – долгое
время почти игнорируемых конций, – мог бы способствовать
более полному пониманию того, как развивалась система римских
народных собраний в целом.
Результаты исследований Д. И. Азаревича, как видно на
примере истории института римских народных собраний (и среди
них – contiones), не устарели и в настоящее время, но пока еще
остаются во многом недооцененными. Конечно, предложенная
исследователем концепция вызвала в его время и вызывает поныне
много вопросов. Например, не совсем ясно, каким образом concilia
plebis tributa могли, пусть даже и поначалу, быть только «совещательным» собранием. Ведь, по крайней мере, сразу же с их
возникновения здесь стали проводиться выборы плебейских трибу45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
нов, следовательно, и собрание это с самого начала являлось как
минимум электоральным, если даже предположить, что на нем не
сразу стали приниматься обязательные для всех плебеев plebiscita.
Однако сам факт того, что даже сегодня на переднем крае
изысканий романистов находятся вопросы, к которым обращался
Д. И. Азаревич (и мало кто, кроме него, особенно в отечественной историографии), свидетельствует о несомненной – не
только общекультурной, но также и научной – значимости его
работы для современного антиковедения.
o !,меч=…,
1
Азаревич Д. Патриции и плебеи в Риме. Историко-юридическое
исследование. СПб, 1875.
2
Муромцев С. А. Патриции и плебеи в Риме. Историко-юридическое
исследование Дмитрия Азаревича. Т. I–II. СПб., 1875 [рецензия] // Юридический
вестник. 1876. № 10–12.
3
Азаревич Д. Указ соч. С. 187. Здесь и далее исследователь употребляет
неверную форму concio, вместо нормативной contio. См., например: Pina Polo
F. Las contiones civiles y militares en Roma. Zaragoza, 1989. P. 4.
4
О соотношении терминов ius contionandi и potestas contionandi см.: Pina
Polo F. Ius contionandi y contiones en las colonias romanas de Asia Menor: acerca de
CIL III 392 // Gerión. 1989. №7. P. 95–105; Idem. Las contiones... P. 43–69, 75, 91,
127, 143, 166, 174; Idem. Contra arma verbis. Der Redner vor dem Volk in der späten
römischen Republik. Stuttgart, 1996. S. 16–17, 34.
5
Азаревич Д. Указ соч. С. 193.
6
Надо думать, здесь имелся в виду плебс, а не народ в целом.
7
Азаревич Д. Указ соч. С. 118.
8
Botsford G. W. The Roman Assemblies from their Origin to the End of the
Republic. New York, 1909. P. 139 f. См. тж.: P. 126.
9
Азаревич Д. Указ. соч. С. 145.
10
Там же. С. 120.
11
Там же. С. 133.
12
Там же. С. 121.
13
Там же. С. 134.
14
Показателен пассаж Ливия, где описано, как еще не добившиеся введения
трибуната плебеи, самостоятельно собираясь вначале на coetus nocturni (здесь же
названные и contiones), позднее «единым фронтом» действуют против консулов
(II. 28).
15
Азаревич Д. Указ соч. С. 135.
16
Там же. С. 116.
17
Там же. С. 168, прим. 3.
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. В. Трофимова
II. Новая
и новейшая история
стран Запада и Востока
n. b. Š!%-, м%"=
o !%,“.%›де…,е , “%де!›=…,е
C%… 2, &г3ге…%2/[
Гугенотские диаспоры возникли во многих странах Европы в
результате политики религиозных преследований, проводившейся на их родине – Франции – в ХVI–ХVIII вв. Диаспоры гугенотов, особенно в Германии, отличаются устойчивым интересом
к своему происхождению, к имени собственному отдельного человека, к фамилии семейства, а также к появлению обобщенного
понятия «гугеноты». Интерес к историческому прошлому в обыденном сознании проявляется в разных формах, ограничиваясь,
например, поисками однокоренных имен или однофамильцев,
выходцев (согласно семейному преданию) из определенного региона. Интеллектуалы, часто не только из гугенотской среды,
проводят детальные исследования.
В материалах исторических трудов современников, их
переписке, официальных королевских предписаниях, документах
церквей римско-католической и протестантской можно обнаружить примерное время появления понятия «гугеноты» и интерпретацию его происхождения и содержания.
Немецкий исследователь Эберхард Греш, труд которого
основан на большой по объему литературе, характеризующей
появление гугенотских общин в различных регионах Франции, а
также диаспор гугенотов-беженцев в странах Европы, Америки, в
Южной Африке, утверждает, что понятие «гугеноты» стало
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
использоваться для определения всех французских протестантов
с 1560 г.1 Соответственно их церковная организация должна была
бы именоваться «гугенотской». Однако протестантский пастор и
историк Самуэль Мур, анализируя документы эпохи религиозных
войн 1562–1595 гг., выяснил, что церковь, образовавшаяся в ходе
Реформации, именовалась наиболее часто Eglise chretienne
reformee (реформированная христианская церковь); Eglise de Dieu
(церковь Господня); Eglises sur l΄ordre de Dieu (церковь, созданная по повелению Господнему); Eglises reformees evangeliques
(евангелическая реформированная церковь). Упоминается la vraie
religion reformee selon l΄Evangile (истинная религия, реформированная согласно Евангелию)2.
Известно, что именно с 1562 г. появилось в официальных
документах наименование, которое вскоре стало единственным
официальным наименованием «Eglises pretendues refomees» (или
religion pretendue reformee). Слово «протестант» войдет в
употребление среди гугенотов во Франции лишь во второй
половине ХVII в., по мнению Самуэля Мура. Таким образом, в
источниках, исходящих от католиков и гугенотов (реформатов,
протестантов, кальвинистов), не встречается название «гугенотская церковь». Анализ источников создает впечатление, что сами
гугеноты старательно избегали это наименование. Их самоидентификация была ориентирована на такие слова, как реформа,
Евангелие. Название «гугеноты», очевидно, появляется одновременно с массовыми проявлениями иконоборчества, ростом религиозно-социальной напряженности в обществе, а также началом
вооруженного противостояния гугенотов и католиков, т. е. теми
феноменами, которые получили название «религиозные (гражданские, гугенотские) войны».
Гугеноты – в этом было что-то чуждое французскому католическому сообществу, намёк на то, что гугеноты имеют не отечественные корни, а иноземные; для сторонников новой церкви в
названии «гугенот» имелся какой-то уничижительный оттенок3.
Происхождение слова «гугеноты» (фр. huguenots) спорно.
Можно предположить, что смысл слова «гугенот» имеет два
обоснования – историческое и лингвистическое.
48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. В. Трофимова
Какова была реакция современников, прежде всего Римскокатолической церкви?
Из донесений кардинала Феррарского Ипполита д΄Эсте, легата во Франции, за январь – февраль 1562 г. видно, что слово
«гугенот» у всех на слуху, оно вошло в обиход и у ортодоксального католика вызывает резкое неприятие («эта проклятая
ересь, как эпидемия чумы»)4, тогда как приверженцы новой
религии называют её реформированной5. В письме из Парижа в
Рим от 27 февраля 1562 г. сообщается, что «католики съезжаются
сюда (в Париж – О. Т.), чтобы жаловаться на дерзости, творимые
гугенотами»6. Ипполит д΄Эсте свободно оперирует названиями
«гугеноты» и «католики» применительно к событиям 1562 г.,
когда в Гиени гугеноты разоряют церкви, грабят целые города,
поджигают монастыри7. Вместе с такого рода акциями распространяются и слухи о гугенотах, представляемых в самом
негативном свете.
Особенно негативно оценивалась деятельность проповедников, прибывших из Женевы. Они собирали огромные аудитории
слушателей: в 1556–1557 гг. в окрестностях города Андюз на
Юге Франции их слушают от 2 до 3 тысяч человек. Король
Генрих II в послании к сенешалу города Нима от 13 июля 1557 г.
отмечает, что в этих проповедях высказывались «безумные,
ложные, скандальные мнения», оскорбляющие Бога, религию
наиболее святые и почитаемые таинства8. Данные эпитеты в
полной мере соответствуют характеристикам гугенотов в целом.
Историческое предположение основывается на местном предании города Тура, согласно которому французский король Гуго
Капет (940–996 гг.), основатель династии Капетингов, как
привидение (дух, фантом), бродит ночами по городским улицам9.
Поскольку реформаты встречались на своих собраниях ночами,
то «Huguenot» понималось как насмешливая уменьшительная
форма от Hugues (Hugo, фр. Hugues), в смысле «просветленные
духом» – «lichtscheues Gesindel». Таким образом, они сравниваются с привидением (духом) и называются «huguenots», или «маленькие гуго». Такое насмешливое прозвище использовали
католические противники гугенотов.
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Согласно лингвистическому предположению, название
происходит от швейцарского «Eidgenosse», причем французская
форма слова при произношении несколько исказилась. Сократившись до «eiguenot» а затем преобразившись и расширившись до
«huguenot», название намекало на женевского борца за свободу
Безансона Гуго (Besancon Hugues) (1482–1532 гг.). Во Францию
название «гугеноты» попадает благодаря тесным связям протестантов Франции с Женевой.
Понятие «гугеноты» применялось в отношении последователей Жана Кальвина во Франции, а также евангелистско-реформатских беженцев по вере приблизительно с 1545 до 1787 гг.
Родившиеся в изгнании от беженцев называются гугенотами –
приезжими (Nachfahren).
Долгое время это понятие было для них чуждым. Во Франции они именовали себя реформатами (reformes), редко кальвинистами. Официально там их определяли как religion pretendue
reformee (RPR), что означает «так называемая реформированная
религия». После французской революции конца XVIII в. они
фигурируют во Франции как протестанты, с последним они
соглашались. В принимающих странах гугеноты определялись
как французские беженцы (Francois Refugies), беженцы или просто французы. В Германии название «гугеноты» стало господствовать со второй половины XIX в., а также употреблялось
словосочетание «гугеноты-приезжие».
Другая версия исходит из того, что слово «Eidgenossen» было
принято французскими реформатами от проповедников, прибывающих из Женевы и других городов соседней Швейцарии с
целью пропаганды и распространения кальвинистского вероучения. Данное истолкование может дискриминировать реформационное движение как не имеющее собственной почвы, чуждое для
Франции. Кроме того, переход от слова «Eidgenosse» к слову
«huguenot» не имеет научной языковой базы.
Таким образом, одна версия происхождения названия сторонников реформированной религии «гугенотами» скорее всего дана
их противниками (ортодоксальными католиками, принадлежащими галликанской церкви). Эта версия связана с желанием
подчеркнуть нефранцузское, не отечественное, а иноземное, т. е.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. В. Трофимова
привходящее, враждебное и поэтому отторгаемое происхождение. Носителями и распространителями раскольнических идей
были женевские проповедники. Эта мысль и даже убеждение
звучит в источниках, исходящих от официальных лиц.
Другая версия была высказана в среде, в частности, интеллектуалов-миротворцев. Это попытка найти как можно более
древние корни явления. Их находят в Х веке, во времена избрания на престол Гуго Капета. Политически было очень актуально
обсуждение вопроса о престолонаследии, смене династий и обнаружении законности существования носителей имени гугенотов и
появлении на престоле гугенота из новой династии, не менее
древней, чем Капетинги-Валуа.
В новейших научных исследованиях понятие «гугеноты»
используется в качестве основного для обозначения французских
протестантов. Впервые это слово (гугенот) зафиксировано в старейшем документе от 1309 г. «Huguenot/Huguenet/Hugonot» понимаются как уменьшительные формы от основных имен «Hugues /
Hugo», которые, в свою очередь, базируются на германском
имени «Hugo» (старогерманское «hugu» – мысль, разум, дух,
сознание). Сами гугеноты не обозначают себя как «гугеноты»
(Hugenotten).
В настоящее время установлено, что гугенотских имен собственных не существует. Реформационное движение не ограничивалось одной областью, одной семьей или чем-то похожим.
Большинство имен гугенотов в изгнании – это преимущественно
французские имена. Если есть подозрение, что имя могло быть
гугенотским, то тогда это имя или его варианты и сегодня могут
встречаться во Франции. В отдельных случаях данное имя можно
перепроверить благодаря первоисточникам (церковным книгам и
другим административным источникам, и главным образом
картотеке гугенотов).
Написание французских имен за рубежом менялось. Например, французское имя «Ae» пишется без аксана (accent). В настоящее время наблюдается тенденция к поиску исторических
корней своей семьи, фамилии, поэтому носитель имени собственного, предположив, что его предки – гугеноты, возвращается к
устаревшей форме написания своего родового имени. Имя
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
должны были бы корректно писать как «Aê», причем -e- является
здесь протяжной гласной.
Другой пример. «Peffrement» – речь идет не о французском
имени, а о смешанной форме из литературного и простонародного немецкого языка, в основе лежит слово «Pfefferminze». Это
профессиональное наименование, которое обозначает каждого,
кто торгует мятой или перерабатывает ее.
Французские имена можно классифицировать в соответствии
с этимологией на несколько групп:
• от прозвища;
• от топонима,
• от наименования профессиональной принадлежности,
• от имен, фиксированных в церковных книгах.
Особенность гугенотских фамилий в следующем: женщины
не брали фамилию семьи мужа, а оставляли собственную
фамилию. Однако дети получали фамилию отца10.
В научной литературе понятие «гугеноты» собирательное:
– это французские реформаты,
– вальденсы (в XVII–XVIII вв. бежавшие из Пьемонта),
– валлоны, которые бежали во второй половине XVI в. из
испанских Нидерландов,
– бежавшие реформаты, так называемые «Pfaelzer» конца
XVII в. (которыми были преимущественно французы, валлоны
или вальденсы),
– реформаты (Orangeois) из южно-французской провинции
Orange начала XVIII в.
Ранние упоминания о «гугенотах» находим в рукописи из
Перигё (Perigueu Dep. Dordogne) от 1551 г., в карикатуре, называвшейся «Сердитая раса гугенотов». В 1561 г. использование
понятия было запрещено государством, но безуспешно, оно
продолжало существовать. В период 1560–1629 гг. определение
распространилось и в отношении политического движения
реформатов, которые боролись за свое признание.
Знак отличия и признания гугенотов – крест гугенотов (la
croix huguenote) – существует почти с 1680 г. Он состоит из креста с тремя элементами, лилии и голубя. Крест как древнехристианский символ веры и христианской религии не был запрещен (в
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. В. Трофимова
виде изображения) реформатами. Лилии означали, видимо, верность Бурбонам, которые долгое время осуществляли военнополитическое руководство гугенотами. Если разрезать нижнюю
часть лилий, то возникает контур четырех стилизованных сердец.
Речь идет о четырех сердцах любви к богу, которые простираются во все четыре небесных направления. Кроме того, четыре
лилии символизировали французскую корону. Это напоминает о
Генрихе IV, который первым из Бурбонов на французском
престоле создал возможность для жизни на родине гугенотам
согласно Нантскому эдикту (1598 г.). Голубь рассматривается как
классический символ божественного духа. Поэтому гугеноты
свой крест также называют Saint Esprit (святой дух).
Гугенотский крест напоминает короне о тех гугенотских
мучениках, которые погибли во имя установления царства
Христова на земле.
Новая лексика, связанная с гугенотским движением органично вошла в языковую среду. В позднее Средневековье во Франции были распространены различные французские диалекты и
региональные говоры. На юге говорили на окситанском, одном из
романских народных языков. В 1539 г. король Франциск I
постановил: использовать только французский язык парижского
региона как язык ведомств (должностей), документов и судов
(также больше не могла использоваться латынь). Но окситанский
язык остался языком общения и литературы.
Для реформатов во Франции указ не вызывал ограничений.
Для них французский того времени уже был языком движения и
церкви. Переводы библии, например Lefevre d’Etaples (1523) и
Olivetan (1535), уже выходили на французском языке. В Женеве
также говорили по-французски. Все сочинения Кальвина, другие
важнейшие сочинения из западной Швейцарии, материалы теологических дискуссий, а также религиозная литература выходили
на французском.
Литературный французский был языком псалмов и церковнообщинных школ. В будни использовался местный диалект, например, чтобы понимать соседей-католиков.
В изгнании французский язык был для гугенотов признаком
их идентичности и их веры. Богослужение на французском языке
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
оценивалось как символ незыблемости французско-реформатской
церковной общины. Французский был долгое время официальным языком в тех областях, где гугеноты сами управляли, особенно в протокольных и церковных книгах. Преподавание в их
школах проводилось на французском языке, чтобы была возможность изучать библию и исполнять псалмы.
Привилегии гугенотов в принимающих странах гарантировали им возможность использования французского языка. Они
имели право, но и обязанность ограничивать распространение реформатских идей. Французский мог быть единственным церковным языком или использовался наряду с другими. Если гугеноты
составляли большие группы населения, то французские слова
проникали в местный диалект.
Если новопоселенцы какого-то населенного пункта имели
общую родину, то возникавший диалект использовался ими в
бытовом общении.
Часть гугенотов в изгнании выиграла от того, что начиная с
эпохи Людовика XIV в Европе французский язык получал все
большее распространение, становясь языком образованных
людей, ученых, знати, дипломатов и т. д.
Вальденсы, которые в XVI в. говорили на североокситанском
диалекте, в изгнании использовали французский язык в церкви,
школах, их сочинения также создавались на французском языке.
Будучи длительное время отрезанным от родины, французский язык гугенотов сохранял свою устаревшую форму (грамматика, фонетика). Кроме того, происходило обогащение лексикона
словами страны, в которой они оказались. Французские фамилии
часто со временем искажались согласно нормам местного языка
или переводились на него буквально. Использование французского языка в церковной жизни сохранилось дольше, чем в быту.
Французский язык не стал языком только бытового общения,
его лексика проникла в музыку, литературу. Этому способствовала организация церковной службы.
Жан Кальвин отказался от принудительного грегорианского
пения на латинском языке и использования органа во время
богослужений. Он опасался, что верующие отвлекаются от восприятия слов службы и внутреннего глубинного смысла текстов.
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. В. Трофимова
Однако во время пребывания в Страсбурге (Эльзас) ему продемонстрировали эмоциональную силу пения протестантской общины. Там использовался перевод псалмов на немецкий язык и
их музыкальная обработка. Кальвин, вернувшись в Женеву,
предложил перевести содержание 150 библейских псалмов на
французский, а также сделать их музыкальную обработку11. В
1562 г. вышел женевский псалтырь, который получил быстрое
распространение в Женеве и во Франции благодаря деятельности
протестантских проповедников.
В процессе богослужения использовался сборник псалмов
для общинного пения, одноголосного, без инструментального сопровождения. Он содержал песенное вступление и предварительное чтение текста. Дважды в год псалтырь полностью исполнялся, кроме того, дважды в неделю во время богослужения – в
воскресенье и в среду. Дома, во время праздников, работы, и
даже в поле пели псалмы, при домашнем музицировании и в
школе использовалось инструментальное сопровождение и
многоголосье. Верующие, вознося песенную хвалу Господу,
создавали атмосферу спокойствия и радости. Пение псалмов
сопровождало мучеников на эшафот и солдат на битву.
Например, псалом 68 – многократно звучавшая боевая песня –
получил название «гугенотская марсельеза».
o !,меч=…,
1
Gresch Eb. Die Hugenotten: Geschichte, Glaube und Wirkung. Leipzig.
Evangelische Verlagsanstalt, 2005. S. 29.
2
Mours S. Le protestantisme en France au ХVI s. Paris, 1959. P. 217.
3
В Бюллетене Общества истории французского протестантизма за 1862 г.
опубликованы неизданные ранее и оригинальные исторические документы ХVI–
ХVIII вв. Источники подтверждают, что слово «гугенот» рассматривалось как
оскорбительное, обидное. Оно сопрягалось прежде всего с антиобщественным
поведением сторонников новой церкви, а также отступничеством и враждебным
отношением к католической церкви. Понятие «гугенот» равнозначно
«кальвинист», «враг католической церкви», «безбожник» (homme sans religion),
«еретик», «схизматик» (раскольник), «отступник», «мятежник» (rebelle), «не
подчиняющийся церкви». Они имеют устрашающий характер. Существовали и
просторечия, так, в разговорной речи parpaillot обозначало «гугенот»,
«гугенотка», «безбожник», «безбожница». В разговорной речи простонародья
наряду с обозначением гугенота как безбожника (parpaillot) использовалось
слово «hanneton» – ветрогон, вертопрах (т. е. легкомысленный, пустой человек).
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Теодор Агриппа д΄ Обинье (сам рано примкнувший к гугенотскому движению) использует даже выражение о старом глиняном горшке в похвальном
смысле (старый конь борозды не испортит), намекая на созвучное (huguenot)
(гугенот) – huguenote (f) –глиняный горшок.
Теодор Агриппа д΄ Обинье (1552–1630) родился в протестантской семье в
1552 г. в местечке Понс в Сентонже на Западе Франции. Он рос в атмосфере
гугенотских войн. С 1568 г. включается в борьбу гугенотов и католиков, после
Варфоломеевской ночи с 1574 г. находится на службе у Генриха Наварры. После
убийства короля Генриха IV в 1610 г. скрывается в гугенотских крепостях
Пуату, а в 1620 г. поселяется в Женеве, общеевропейском центре эмиграции
гугенотов, где пишет и издает литературные и исторические труды. Еще в 70-х
годах ХVI в. д΄ Обинье написал цикл поэтических сочинений (оды, сонеты) в
подражание Плеяде. Начиная с 1575 г. работал над получившими известность
«Трагическими поэмами» в семи частях («Беды», «Государи», «Золотая палата»,
«Огни», «Мечи», «Отмщения», «Страшный суд»), изданными в 1616 г. В
«Трагических поэмах» изображены страдания Франции, истерзанной
гражданскими войнами, дурным управлением королей, интригами агентов Рима.
Весьма выразительно нарисованы портреты Карла IХ, Генриха III, Екатерины
Медичи, события Варфоломеевской ночи.
Агриппа д΄ Обинье написал также трёхтомную «Всеобщую историю»,
которая включает, помимо истории Франции, историю Турции, Персии, Африки.
Он широко использовал и цитировал труды других современных ему историков:
Ла Попелиньера, Жака Огюста де Ту, Жана Крепена. В Российской государственной библиотеке (Москва) хранится издание 1616–1620 гг. в 3-х томах.
Обладающий широтой кругозора, умением анализа религиозно-политических
ситуаций, Агриппа д΄ Обинье в то же время не может отказаться от своих
симпатий к гугенотам. Возможно, отсюда его трактовка названия «гугеноты».
4
Negociations ou lettres d΄affaires ecclesiastiques, et politiques. Escrittes au
pape Pie IV et au cardinal Borromee, depuis canonize saint. Par Hyppolite d΄ Est,
cardinal de Ferrare, legat en France, au commencement des guerres civiles. A Paris,
chez Simeon Piget, 1658. P. 34.
5
Ibid. P. 189.
6
Ibid. P. 93.
7
Ibid. P. 9, 26.
8
Bulletin de la societe de l΄histoire du protestantisme francais. Dokuments
historiques, inedits et originaux ХVI, ХVII, ХVIII s. Onzieme annee. Paris, 1862.
P. 112. Хранится в коллекции Санкт-Петербургского института истории РАН
(бывш. ЛОИИ АН СССР).
9
Gresch Eb. Op. cit. S. 41.
10
Об именах гугенотов издано исследование: Zamora J. Hugenottische
Familiennamen im Deutschen, Heidelberg, 1992.
11
Gresch Eb. Op. cit. S. 46.
56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. Ш. Каркозашвили
m. x. j=!*%ƒ=ш", л,
`…гл,L“*,е C32еше“2"е……,*, % г!=›д=…“*%L =*2,"…%“2, =ме!,*=…це" " Cе!"%L C%л%",…е XIX ".
Создание в последней четверти XVIII в. Соединённых Штатов Америки положило начало формированию новой для того
времени модели общественного устройства, одним из важных
организационных принципов которой являлось широкое участие
рядовых граждан в политической жизни. Уже тогда североамериканская республика представляла собой во многом самоорганизующееся сообщество, растущая активность членов которого
становилась одним из ключевых факторов его развития.
Организация управления американского государства вызывала немалый интерес жителей Старого Света, многие из которых
отправлялись за океан, дабы лично убедиться в преимуществах
политического устройства США либо, напротив, развенчать завоёвывавший всё большее количество сторонников «американский миф». «Американский опыт» особенно интересовал путешественников из бывшей метрополии Америки – Великобритании, где в первые десятилетия XIX в. набирало силу движение,
направленное против социальной дискриминации – за расширение политических прав населения.
Опубликованные по итогам многих таких поездок сочинения
об Америке обычно отражали политические пристрастия своих
авторов. Понятно, что самые восторженные отзывы об этой стране принадлежали наиболее радикально мыслившим англичанам.
Так, проживавший в 1817–1819 гг. в Америке известный общественный деятель радикального толка У. Коббет всецело одобрял широкие возможности американских граждан законными
методами влиять на состояние государственной власти: «Если те,
кого выбрали, не оправдают надежд, их не перевыберут во
второй раз…». У. Коббет выразил глубокое сожаление по поводу
того, что англичане, в отличие от жителей Америки, не могли
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
оказывать влияние на государственных должностных лиц и
контролировать их деятельность1.
По мнению сторонницы передовых социально-политических
идей Ф. Райт, которая с лекционным туром путешествовала по
США в 1820-е гг., подконтрольность власти населению делала её
более уважаемой в стране, жители которой хорошо осведомлены
«в науке управлять»2.
Но, на взгляд большинства из оказавшихся в Америке в эти
годы англичан, среди которых преобладали сторонники консервативных взглядов, «чрезмерно» активное участие граждан США
в общественно-политической жизни своей страны отнюдь не способствовало стабилизации её внутреннего состояния. Посетивший США в конце 1820-х гг. бывший военный Б. Холл высказывался категорически против контроля за государственными чиновниками со стороны электората: «Та лёгкость, с которой американцы могут влиять на тех, кто находится у власти, например,
сменять их…, приводит к негативным результатам…, один из
которых – отсутствие настоящих лидеров в сфере управления».
Считая абсолютно недопустимой зависимость государственной
власти от «толпы», т. е. рядовых жителей, наделённых «слишком» широкими правами, Б. Холл утверждал, что принятие важнейших политических решений должно согласовываться лишь с
«подлинным» общественным мнением, т. е. с позицией представителей наиболее «заслуженной» части общества3.
В 1830–1840-е гг., с отменой имущественного ценза почти на
всей территории США, усилением во многих штатах власти легислатур в ущерб полномочиям губернаторов, демократизацией
президентских выборов и в целом общеполитической ситуации в
американском обществе возможности широких слоёв населения
страны оказывать давление на официальные органы власти ещё
более увеличились. Одной из наиболее ярких форм проявления
социальной активности американцев стали разного рода общественные течения и объединения, количество которых постоянно
возрастало. По словам побывавшей в США в 1854 г. писательницы И. Бишоп, первопричиной зарождения и организационного
оформления в Америке различных политических и социальных
движений, как правило, становилось действительное или мнимое
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. Ш. Каркозашвили
ущемление интересов определённой части граждан, которые
«объединяются в общество и привлекают делегатов из других
мест, … выпускается декларация, в которой определяется позиция "партии защиты", устраиваются общественные митинги и таким образом полностью дооформляется организация, имеющая
филиалы по всей стране…»4. В публикациях английских авторов
содержатся довольно подробные сведения о создании в США
т. н. «антимасонской партии», о деятельности общества трезвенников, также имевшей общенациональные масштабы, о других
союзах и ассоциациях, возникавших на волне невиданной для
европейцев гражданской и политической активности населения.
Однако в рассуждениях британских путешественников на эту
тему по-прежнему превалирующими были негативные оценки
происходящего в общественно-политической жизни Америки. По
мнению большинства оказавшихся в этой стране англичан, демократическое избирательное право и широко распространённая
система выборов, многочисленные общественные и политические
организации, служившие реальным рычагом для оказания давления на властные органы, делали политическую жизнь Америки
сумбурной, хаотичной, а власть в ней – неустойчивой.
О негативных последствиях «давления толпы» на органы
власти в Америке писал, например, посетивший США во второй
половине 1850-х гг. юрист из Шотландии Дж. Стёрлинг. В своих
рассуждениях он исходил из того, что истинное, полезное для
общества самоуправление народа, позитивно влияющее на государственную систему, возможно лишь при условии наличия у него способности думать и действовать по-настоящему самостоятельно, разумно. Американцы же, в целом не являясь достаточно образованными и законопослушными людьми, т. е. в большинстве своём – «ни мудрейшими, ни справедливейшими», по
мнению путешественника, в своей общественной деятельности, с
одной стороны, поступали в основном под воздействием порыва
и сиюминутных устремлений, а с другой, представляли собой
легко манипулируемую людскую массу. Это превращало активную часть американского населения, с одной стороны, в тирана,
попирающего подлинную свободу и справедливость, а с другой –
в весьма опасную для благосостояния страны стихийную силу5.
59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Во многом подобную же точку зрения высказывал и посетивший Америку в середине 1840-х гг. учёный-геолог Ч. Лайелл. По
его словам, участниками активной социально-политической
борьбы в Америке в первую очередь были не «представители
либеральных профессий» – юристы, врачи, учёные, писатели и
т. п., а люди невежественные, недалёкие, руководимые желанием
«низвести члена избираемой легислатуры до уровня простого
депутата», полностью контролируемого избирателями6.
С такого рода жёсткими оценками был категорически не согласен побывавший в США в 1846–1847 гг. прогрессивный журналист А. Маккей. По его мнению, поскольку жители Америки
были с самого раннего возраста погружены в политическую
жизнь и «вырастали в условиях политических споров», а всеобщее образование в США было значительно более широко распространено, чем в европейских странах, «политические пристрастия американцев были результатом не безрассудства или слепоты, а вытекали из их осознанной приверженности тем или
иным идейным течениям»7. Поэтому и участие жителей Америки
в общественно-политической деятельности, по словам путешественника, также было вполне обдуманным и достаточно продуктивным. Отметив, что жители США, являясь, по Конституции,
хранителями и распорядителями властных полномочий, а не
абсолютно послушными механизмами системы управления,
А. Маккей призывал их и дальше быть максимально бдительными в отношении официальной власти, дабы не допустить
превращения её в авторитарную, антидемократическую силу8.
Выражая критическое отношение к активной общественнополитической деятельности широких слоёв рядовых американцев
(говоря современным языком – властной горизонтали), консервативно настроенные британские авторы, конечно, не считали
участвовавших в политической жизни страны граждан силой,
равнозначной по степени своего влияния официальным государственным структурам – т. н. властной вертикали. Тем более им
не приходила мысль о том, что проявляемая в разнообразных
формах гражданская активность широких слоёв населения в
идеале призвана быть не только вполне допустимой, но и совершенно неотъемлемой составляющей единой архитектуры власти
60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Н. Ш. Каркозашвили
в государстве. Что она необходима прежде всего в роли противовеса, препятствующего чрезмерному возвышению вертикальной
конструкции власти, – и в целях поддержания устойчивости
самой этой вертикали во имя сохранения политического баланса
в обществе, и в качестве залога прогрессивного развития страны.
Однако ход политического развития Англии в середине и во
второй половине XIX в. подтверждал правоту именно такого
понимания данной проблемы. Ускорившееся с начала 1830-х гг.
реформирование политического устройства Великобритании происходило в обстановке растущей активности широких масс населения, без которой были бы невозможны многие кардинальные
изменения. Различные общественные организации и движения,
возникавшие с целью разрешения конкретных социально-политических проблем, оказывая всё больший нажим на властную
вертикаль, побуждали её активнее действовать в осуществлении
важных преобразований, становясь всё более действенной частью
формирующегося в Англии гражданского сообщества.
В то же время в публикациях британских путешественников
оказалась высвеченной и другая актуальная для демократизирующегося сообщества проблема – степени эффективности предоставления избирательных прав широким слоям населения независимо от уровня общей и политической просвещённости граждан.
Вопрос о недостаточной ответственности за свои действия определенной части электората, не отличающейся образованностью и понастоящему гражданской позицией, весьма остро звучит для
любого демократического государства. Его решение требует, в
частности, немалых целенаправленных усилий со стороны верховной власти, которая при этом должна быть сама искренне заинтересована в установлении подлинного демократического правления,
действительно справедливого общественного устройства.
Обсуждение на страницах публикаций об Америке актуальных проблем политического развития, и в частности вопроса об
участии наделённых широкими правами граждан в жизни
государства, независимо от позиции их авторов, акцентировало в
сознании многих англичан значимость этих аспектов, превращало
их в объект оживлённых дискуссий в обществе, оказывая немалое
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
влияние на социально-политическую ситуацию в Великобритании, на дальнейший ход её политического развития.
o !,меч=…,
1
Cobbet W. A. Years of Residence in the United States of America. Fontwell.
P. 410.
2
Wright Fr. Views of Society and Manners in America. Cambridge, 1963. P. 19.
Hall B. Travels in North America. Edinburgh, 1829. Vol. 1. P. 282.
4
Bishop I. The Englishwomen in America. Madison, 1966. P. 60.
5
Stirling J. Letters from the Slave States. L., 1957. P. 132.
6
Lyell Ch. A Second Visit to the United States of North America. L., 1849. P. 183.
7
Mackay A. The Western World, or Travels in the United States in 1846–1847
years. L, 1850., Vol. 1. P. 10.
8
Ibid. P. 234.
3
q. `. k=д%ш, …=
n "ƒ=,м%деL“2",, m=!%д…%L C=!2,, h2=л,, “ *=2%л,че“*%L C!е““%L (1919$1926 гг.)
Периодические издания политических партий и объединений
являются одним из основных средств доведения до сведения
граждан идеологических позиции той или иной партии. В рамках
данной статьи мы хотим обратиться к проблеме взаимодействия
Народной партии Италии (Пополари, НПИ, 1919–1926) с итальянской католической прессой, рассмотреть обзорно деятельность
собственных печатных органов НПИ.
Народная партия Италии, первая массовая партия итальянских
католиков, была основана 18 января 1919 г.1 Газета «Коррьере
д’Италия», одно из основных ежедневных печатных изданий
Ватикана, была объявлена официальным органом НПИ. В течение
нескольких месяцев после основания Пополари уже выпускала
20 ежедневных периодических изданий и 51 еженедельник2.
Однако к этим цифрам следует отнестись критически, ведь многие
статьи данной периодики были написаны журналистами-католиками, не всегда членами НПИ. В основном это были газеты в
рамках умеренного клерикализма, христианской демократии,
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С. А. Ладошина
еженедельники и различная периодика епархиального уровня,
печатные органы профсоюзных организаций.
Первым собственным официальным печатным изданием НПИ
стал еженедельник «Пополо нуово», представленный публике
8 июня 1919 г., накануне первого съезда партии (Болонья, 14–
16 июня 1919 г.). Данный еженедельник освещал главным образом
решения местных отделений Пополари и дебаты Национального
совета партии3. Таким образом, потребность в автономной и
«воинственной» периодике НПИ так и осталась актуальной.
В ходе третьего съезда Пополари в Венеции (20–23 октября
1921 г.) представители левого крыла партии предложили основать новую газету НПИ, которая являлась бы движущей силой
партии, но это предложение не было принято к рассмотрению.
Секретарь партии Луиджи Стурцо предложил обсудить данную
проблему на будущем Национальном совете.
В течение 1922–1923 гг., считающихся кульминацией кризиса
партии Пополари, произошла череда внутренних столкновений
между членами НПИ. Партийный кризис был связан с появлением
фашизма в Италии, что привело к неоднородности взглядов членов
Пополари в отношении сотрудничества с новым фашистским
руководством страны, пришедшим к власти в конце октября 1922 г.
Печать умеренных клерикалов, сотрудничавшая с НПИ, начала
приобретать профашистский характер, стремясь защитить свои
интересы. О таком конъюнктурном подходе пишет отечественный
исследователь М. А. Додолев. Историк отмечает, что изменение
руководства главного банка Италии «Банко ди Рома» и исключение
из правления банка представителей Пополари заметно отразилось
на позиции католической печати, находившейся под контролем
«Банко ди Рома». Газеты «Италиа» (Милан), «Коррьере д’Италиа»
(Рим), «Аввенире д’Италиа» (Болонья), «Моменто» (Турин) и др.
усилили свои профашистские тенденции, в то же время продолжая
выступать от имени Народной партии4.
Недовольство трудящихся католиков политикой сотрудничества с фашизмом нашло свое отражение в деятельности группы
левых пополари, ставивших своей задачей бороться за изменение
политики партии в демократическом направлении. Эта группа
основала еженедельник, который был назван «Домани д’Италиа».
63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Газета появилась на свет в то время, когда борьба за власть
демократических сил была прекращена, – фашисты возглавляли
правительственный кабинет уже в течение двух месяцев. «Домани д’Италиа» издавалась в полуподпольных условиях. Оба
редактора еженедельника, Франческо Феррари и Гвидо Мильоли,
были вынуждены долго пребывать в Милане, так как фактически
были изгнаны из своих родных городов5.
В первом номере еженедельника, вышедшем 24 декабря
1922 г., была подвергнута критике центристская линия руководства партии, фактически поддержавшего участие в правительстве Муссолини6. В передовой статье о задачах газеты редакция
указывала на глубокий кризис в НПИ. Газета отвергала утверждения центристов о том, что за участие в правительстве несет
ответственность только парламентская группа, но не руководство
партии. Газета опубликовала также интервью с Филиппо Турати,
одним из лидеров Итальянской социалистической партии,
заявившим, что только блок трудящихся масс может спасти
Италию от фашизма7.
Анализируя политику Муссолини, «Домани д’Италиа» утверждала необходимость выхода из правительства8. Правые пополари повели решительную кампанию за исключение из Народной
партии сторонников выхода из правительства. «Коррьере д’Италиа», обращаясь к руководству партии, требовала отмежеваться
от группы «Домани д’Италиа». В итоге лидеры НПИ, отклонив
предложение правых о безоговорочном сотрудничестве с правительством, в то же самое время отмежевались от левых: «Домани
д’Италиа» была объявлена не примыкающей к партии. Если в
январе 1923 г. газета левых пополари выступала за единство
партии, то уже весной того же года на её страницах говорилось о
необходимости отмежеваться от правых, поскольку фальшивое
единство – источник слабости партии9.
Четвёртый съезд НПИ в Турине весной 1923 г. (12–13 апреля)
ознаменовал прекращение сотрудничества Пополари с правительством Муссолини. Полемика членов НПИ по вопросу сотрудничества с социалистами, а также острое обсуждение выборной
реформы, предложенной фашистами, повлекли за собой давление
со стороны Ватикана, отставку Стурцо с поста секретаря партии
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
С. А. Ладошина
и, чуть позже, болезненный раскол НПИ. Всё это нашло своё отражение в католической печати, резко критиковавшей политическую линию Народной партии10. 26 июля 1923 г. Национальный
совет НПИ остановил сотрудничество с «Коррьере д’Италиа»,
обвинив дирекцию газеты в поддержке членов-сепаратистов
Пополари, в ноябре этого же года было официально объявлено о
разрыве НПИ с туринской «Моменто». В декабре 1923 г. на
Национальном совете Народной партии был сделан вывод, что
болонская «Аввенире д’Италиа» больше не является сторонницей
Пополари11. Таким образом, в 1923 г. произошел разрыв НПИ с
основными газетами католической печати.
Оставшись без поддержки католической печати, руководство
Народной партии было вынуждено приступить к организации своего ежедневного органа. Таким органом стала газета «Пополо»,
первый номер которой вышел 5 апреля 1923 г. Директором газеты
был назначен Джузеппе Донати, но идейное руководство, особенно в первые месяцы, осуществлял Л. Стурцо12. Основание «Пополо», по мнению М. А. Додолева, свидетельствовало о процессе
организационного отмежевания центристов от правых, о намерении лидеров Пополари защищать идейные установки своей
партии13.
«Пополо» являлась официальным печатным органом НПИ до
октября 1924 г. и продолжала издаваться до секвестра 11 ноября
1925 г. Нет нужды распространяться о Донати, пишет итальянский
исследователь Дж. Веккио: «именно он отождествил себя со своей
газетой, сделав её со временем орудием смелой борьбы против
фашизма, особенно после убийства фашистами Маттеотти»14.
Следует добавить, что относительно участи Джакомо Маттеотти у
общественности возникали худшие подозрения, т. к. после его
выступления в парламенте, обвиняющего фашистов в подтасовке
результатов выборов 1924 г., фашистские газеты (особенно
«Пополо д’Италиа») недвусмысленно грозили ему расправой.
Дж. Донати прибегал к сотрудничеству с другими антифашистами, такими как, например, Пьеро Гобетти, который являлся
либералом, публицистом и издателем, вынужденным эмигрировать во Францию в результате постоянных преследований.
65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Свобода печати, декларированная конституцией Италии,
сводилась на нет ужесточением цензуры, которое началось еще в
разгар «кризиса Маттеотти» (июнь – декабрь 1924 г.). С 18 апреля
по 17 октября 1926 г. выходила в свет газета «Идеа пополаре» под
редакцией Джузеппе Марготти15. Этот ежедневник являлся голосом НПИ лишь на информативном уровне, поскольку критическое
настроение по отношению к фашистскому правительству было
пагубно для судьбы любого печатного издания того времени.
В ноябре 1926 г. итальянским правительством была принята
серия чрезвычайных законов, положивших конец легальному
существованию антифашистской оппозиции в Италии. Оппозиционные партии подлежали роспуску, в соответствии с этим
запрещалась и антифашистская пресса. НПИ была ликвидирована
5 ноября 1926 г., все основные представители Пополари (Стурцо,
Донати, Феррари, Де Гаспери и др.) были вынуждены либо
эмигрировать из Италии, либо отстраниться от социальнополитической жизни страны.
Итак, как мы смогли проследить, взаимодействие Народной
партии Италии с официальной католической прессой подвергалось изменениям, в соответствии с политической обстановкой в
стране. Собственные печатные органы Пополари не имели
единства, что было связано с противоречиями и кризисными
явлениями внутри партии.
o !,меч=…,
1
НПИ основал сицилийский священник Луиджи Стурцо вместе с Дж.
Бертини, Дж. Лонджинотти, А. Маури, Р. Вигорелли, Дж. Родино и др.
2
Vecchio G. Politica e democrazia nelle riviste popolari. Roma, 1988. P. 13.
3
Magri F. La democrazia cristiana in Italia. V. I. (1897–1949). Milano, 1954.
P. 16.
4
Додолев М. А. Народная партия и установление фашистского режима в
Италии // Проблемы итальянской истории. М., 1972. С. 121.
5
Rossi M. G. Il «Domani d’Italia» e la sinistra popolare // Saggi sul partito
popolare italiano. Roma. [196-]. P. 215–216.
6
Точнее сказать, в день фашистского переворота 29 октября 1922 г. в Риме
состоялось совещание лидеров НПИ по вопросу об отношении к правительству
Муссолини. Л. Стурцо, секретарь партии, призвал к воздержанию от участия в
фашистском правительстве. Однако в состав правительства Муссолини в каче-
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М. В. Кольцов
стве частных лиц вошли пять членов НПИ: Каваццони, Тангорра, Гронки,
Вассало и Милани.
7
Додолев М. А. Указ. соч. С. 117.
8
Vecchio G. Op. cit. P. 63.
9
Rossi M. G. Op. cit. P. 219.
10
Vecchio G. Op. cit. Р. 17.
11
Jacini S. Storia del Partito Popolare Italiano. Napoli, 1971. P. 233–247.
12
Scoppola P. Dal neoguelfismo alla democrazia Cristiana. Roma, 1979. P. 165.
13
Додолев М. А. Указ. соч. С. 121–122.
14
Vecchio G. Op. cit. P. 17–18.
15
Ibid. P. 19.
l. b. j%льц%"
pеC=2!,=ц, г!=›д=… qqqp , =…гл%-“%"е2“*,е %2…%ше…,
" 1945$1947 гг.
Серьёзной проблемой послевоенных англо-советских отношений была репатриация, то есть возвращение в СССР лиц, оказавшихся в результате войны за его пределами и затем освобождённых или взятых в плен британской армией. Обращение к данной
проблеме, практически не изучавшейся в отечественной историографии, позволит пролить свет на ещё один малоизвестный аспект
истории англо-советских отношений, касающийся как сотрудничества СССР и Великобритании во время Второй мировой войны,
так и пришедшего ему на смену периода конфронтации.
Обсуждение судьбы так называемых перемещённых лиц (в
случае с СССР это были военнопленные, остарбайтеры, лица, сотрудничавшие с нацизмом и др.) шло ещё в течение Второй
мировой войны. Уже в 1944 г. Великобритания стала передавать
Москве тех советских граждан, которые оказались в распоряжении британских властей. Главным образом это были лица, служившие в так называемых восточных батальонах и взятые в плен
англичанами после открытия Второго фронта. В свою очередь,
продвигаясь на Запад, Красная армия освобождала значительное
количество военнопленных британцев, которых следовало вернуть на родину. Договорная база по вопросу взаимной репатриации перемещённых лиц была определена во время Ялтинской
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
конференции руководителей трёх держав – участниц Антигитлеровской коалиции. 11 февраля 1945 г. были подписаны два
соглашения о гражданах СССР и подданных Великобритании,
которые освобождаются из плена соответственно британскими и
советскими войсками. Предполагалось, что интернированные
будут содержаться в специальных лагерях, где будут обеспечиваться всем необходимым вплоть до передачи их другой стороне1. Руководство процессом репатриации осуществлялось с
советской стороны Управлением Уполномоченного СНК СССР
по делам репатриации и действовавшими на местах (включая
саму Великобританию) репарационными комиссиями, а с
британской – соответствующим отделом Военного министерства.
Стоит отметить, что весной – летом 1945 г. британское правительство в целом выполняло свои обязательства перед Москвой, не только применяя для репатриации не желавших возвращаться в СССР насильственные методы, но и выдав Москве
сотрудничавших с немцами белоэмигрантов, никогда советскими
гражданами не являвшихся. Можно вспомнить кровавые события
вокруг передачи Советскому Союзу военнослужащих и членов их
семей из состава Казачьего Стана Походного атамана Т. Доманова и XV Казачьего корпуса Г. фон Панвица. Однако вскоре
бывшие союзники столкнулись с серьёзными трудностями.
Многие из подлежащих репатриации советских граждан, особенно те, кто в той или иной степени сотрудничал с нацистами,
представляя, что их ждёт на родине, отказывались от возвращения в СССР. Кроме того, сведения о том, что происходит с переданными Москве репатриантами, подталкивали Великобританию пересмотреть своё отношение к данной проблеме. Именно
поэтому англичане совместно с американцами освободили от
обязательной репатриации так называемых «западников» – лиц,
проживавших на территориях, присоединённых к СССР в 1939 –
1940 гг. (Прибалтика, Западная Украина и Белоруссия), а осенью
1945 г. принцип добровольности при репатриации стал распространяться и на «восточников» – граждан СССР в границах до
17 сентября 1939 г.2 Это фактически подводило черту под
массовой репатриацией перемещённых лиц: к концу 1945 г. в
СССР было репатриировано более 5,1 млн человек, включая 2,3
68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М. В. Кольцов
млн из оккупационных зон западных (включая британскую)
держав3.
Советские документы свидетельствуют о серьёзной дипломатической борьбе, которая велась Москвой за возвращение всех
перемещённых лиц, находившихся на подконтрольных Великобритании территориях. Причём речь шла не только о Британских
островах, Германии, Австрии или Италии, но и о Египте,
Палестине и даже Индии. В британском руководстве такая
настойчивость Советского Союза вернуть буквально каждого из
своих граждан объяснялась не только соображениями престижа
страны и необходимостью пополнять поредевшие трудовые
ресурсы, но и возможностью использовать действующих за
пределами СССР репарационных чиновников как политических
агентов и сборщиков информации4. В свою очередь, британские
власти подвергались критике за невыполнение, по мнению
советской стороны, Ялтинских соглашений. Так, уже с лета
1945 г. НКИД забрасывал нотами протеста британское посольство в Москве, указывая на то, что в английских лагерях для
интернированных, находившихся на территории Германии,
Австрии и Италии, «белоэмигрантами и другими враждебными
СССР лицами и организациями» ведётся работа, «имеющая своей
целью помешать возвращению на родину советских граждан»5.
Более того, не желавшие быть отправленными в СССР устраивали нападения на посещавших британские лагеря советских
представителей по репатриации, в связи с чем неоднократно
поступали протесты в английское посольство6. Примечательно,
что в 1945 г. британское правительство также предъявляло
претензии Москве, правда по поводу условий содержания английских военнопленных в советских лагерях, обращая внимание
на такие неудовлетворительные условия, как плохое питание,
перенаселение и распространение болезней7.
Советская сторона на встречах с британским руководством
постоянно возвращалась к вопросу о репатриации своих граждан,
требуя неукоснительного соблюдения Ялтинских договорённостей. На это, в частности, указывало советское посольство в
Лондоне. Однако в ходе одной из бесед с советским послом
Ф. Т. Гусевым в августе 1945 г. министр иностранных дел
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Великобритании Э. Бевин заявил, что британское правительство
никогда не признает советско-германский договор 1939 г.,
установивший новую западную границу СССР. Тем не менее
любой, кто проживал на присоединённых к СССР в 1939–1940 гг.
территориях, будет возвращён на родину, если даст на это своё
добровольное согласие8. Глава советского внешнеполитического
ведомства В. М. Молотов на Московском совещании министров
иностранных дел (декабрь 1945 г.) поставил перед своими
коллегами из Великобритании и США вопрос о неудовлетворительном, с точки зрения Кремля, положении дел в репатриации. СССР высказал категорическое несогласие с делением
своих граждан на тех, кто жил на его территории до 1 сентября
1939 г., и тех, кто не жил, потребовав репатриировать всех без
исключения9.
Однако изменить позицию недавних союзников по Второй
мировой войне так и не удалось. Более того, лейбористское правительство К. Эттли стало склоняться к решению привести свою
репатриационную политику в соответствие с американской,
которая определялась директивой Макнарни-Кларка от 21 декабря 1945 г. Как свидетельствуют документы английского МИДа,
на этом настаивали и сами американцы10. Официально правительство Великобритании приняло решение руководствоваться
положениями директивы Макнарни-Кларка 6 июня 1946 г.11 Это
означало, что отныне правительство Великобритании будет считать подлежащими репатриации только тех из советских перемещённых лиц, кто: 1) был захвачен одетым в немецкую форму и в
той или иной степени помогал врагу; 2) с 22.06.41 числился
находящимся в Вооруженных силах СССР. При этом к гражданам, не проживавшим на территории СССР до сентября 1939 г.
и не желающим вернуться, обязательная репатриация не будет
применяться вовсе12. Таким образом, от передачи советским властям отсекались все лица, которые до войны жили на присоединённых к СССР в 1939–1940 гг. территориях и среди которых
был высокий процент сотрудничавших с немцами.
Ещё до официального сообщения об изменении своей позиции по вопросу репатриации (это было сделано в специальной
ноте 8 июля 1946 г.) британская сторона выступила с рядом
70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
М. В. Кольцов
заявлений, касающихся данной проблемы. Так, главе советской
репатриационной комиссии в Великобритании было сообщено,
что в лагерях для военнопленных на территории Соединённого
Королевства больше нет советских граждан, которые могли быть
репатриированы на основе Ялтинских соглашений, в связи с чем
всякая деятельность по этому вопросу прекращается с 1 июля
1946 г.13 Этот факт подтвердил глава «Форин оффис» Э. Бевин в
своём обращении к советскому послу в Лондоне, заявив в
очередной раз, что британское правительство не может считать
советскими гражданами, попадающими под репатриацию, тех
лиц, которые проживали на территориях, не входивших до
сентября 1939 г. в состав СССР14.
Реакция Москвы на подобные действия была однозначно
негативной. В ноте от 19 сентября 1946 г. МИД заявил, что СССР
не может согласиться с британской интерпретацией, не говоря
уже о том, что «интерпретация двухсторонних соглашений не
может осуществляться в одностороннем порядке». По советским
данным, на контролируемых британскими властями территориях
находилось 142.906 граждан СССР: в Англии – 5.542, в Италии –
17.332, в британских зонах оккупации Германии и Австрии –
104.032 и 16.000 соответственно. «Несмотря на наличие такого
большого количества советских граждан, подлежащих репатриации на родину, – сообщалось далее в ноте, – британские власти
на местах стремятся ограничить работу советских представителей, считая дело репатриации советских граждан законченным»15. Далее следовал перечень претензий к британским властям, которые, по мнению советской стороны, скрывают наличие
на территории Германии и Австрии лагерей, где содержатся советские граждане, препятствуют доступу сюда советских представителей, в нарушение всех соглашений содержат советских
граждан вместе с немцами и другими пленными, изменяют документы о гражданстве, покровительствуют созданию и работе
враждебных СССР организаций, которые состоят из лиц, сотрудничавших с врагом и мешающих репатриации. В заключение
Москва в очередной раз потребовала от Великобритании не
препятствовать работе по репатриации советских граждан, пока
последний из них не будет возвращён на родину16. СССР не оста71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
вил своих попыток добиться возвращения всех своих граждан:
вплоть до конца 1940-х гг. репатриация советских перемещённых
лиц активно обсуждалась в англо-советских отношениях, а
стороны обменивались заявлениями и нотами, содержание которых свидетельствовало о всё большем расхождении взглядов
двух сторон на данную проблему. Начиная с 1947 г., когда советская пропаганда стала формировать негативный образ Великобритании, проблема репатриации стала элементом антибританской кампании. Она включала газетные репортажи из британских
лагерей для советских перемещённых лиц, «открытые письма»
английским властям от убитых горем советских матерей, разыскивающих своих детей, а также подключение видных деятелей
культуры (например, С. В. Михалкова, который написал стихотворение, пьесу и киносценарий, повествовавшие о «советских
детях, томящихся в английских тюрьмах-приютах»).
В условиях наступившей «холодной» войны достижение
компромисса по данному вопросу оказалось невозможным, и в
конечном итоге около 0,5 млн «невозвращенцев» (в основном это
были выходцы из Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии)
смогло избежать репатриации и остаться на Западе.
o !,меч=…,
1
Советско-английские отношения во время Великой отечественной войны
1941–1945: в 2 т. М., 1983. Т. 2. С. 284–292.
2
Земсков В. Н. Репатриация советских граждан и их дальнейшая судьба
(1944–1956 гг.) // Социологические исследования. 1995. № 5. С. 5.
3
Нитобург Э. Л. Русские перемещённые лица в США: история и судьбы
// Новая и Новейшая история. 2001. № 4. С. 13.
4
Documents on British Policy Overseas (DBPO). Ser. 1. Vol. VI. L., 1991.
P. 249.
5
АВП РФ. Ф. 69. Оп. 36. П. 117. Д. 7. Л. 141–142, 166–167.
6
Там же. Оп. 37. П. 124. Д. 11. Л. 45–46, 56.
7
Там же. Оп. 36. П. 117. Д. 8. Л. 132–134.
8
DBPO. Vol. VI. P. 36.
9
Ibid. Vol. II. L., 1987. P. 880.
10
Ibid. Vol. VI. P. 312.
11
Толстой Н. Жертвы Ялты. М., 1996. С. 21.
12
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 128. Д. 1069. Л. 131.
13
АВП РФ. Ф. 69. Оп. 37. П. 125. Д. 21. Л. 23.
14
Там же. Л. 40.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Д. Куликова
15
16
Там же. Оп. 41. П. 141. Д. 17. Л. 4.
Там же. Л. 9.
n. d. j3л, *%"=
o !%Kлем= “%ƒд=…, e"!%CеL“*%г% %K%!%…,2ель…%г% “%%K?е“2"=:
C%ƒ,ц, t!=…ц,,
В начале 1950-х гг. страны Запада активно обсуждали вопрос
о создании Европейского оборонительного сообщества (ЕОС),
предполагавшем, в том числе, и перевооружение ФРГ. Франция
была инициатором и одним из главных разработчиков проекта.
Однако именно по вине Франции эта идея была «похоронена» в
1954 г., когда все было согласовано и договор уже был подписан
премьер-министром А. Пинэ. В чем же причина такого поведения
Франции, вызвавшего крайнее неудовольствие ее союзников по
НАТО, и прежде всего, конечно, США? Одна из главных
причин – французское общественное мнение.
Во Франции после двух мировых войн относились к Германии очень настороженно и даже, можно сказать, ревниво, как к
возможной сопернице в Европе. Антинемецкие настроения оказывали влияние на французскую внешнюю политику, а на «германской угрозе» Франция пыталась спекулировать на международной арене. Париж был прежде всего заинтересован в немецком угле и репарациях, а интересы безопасности требовали, чтобы Германия была слабой, возможно, расчлененной, покорной
страной. Этим и продиктована линия поведения, избранная французскими властями после окончания войны в отношении Германии (поддержка сепаратистских течений, отделение Саара, претензии на Рурскую и Рейнскую области, сопротивление многим
инициативам Англии и США, например по созданию центральных органов власти в оккупированных зонах и т. д.). Но с началом «холодной» войны позиция Франции начала медленно
изменяться. На Германию англо-американский блок делал особую ставку в новой конфронтации. И Франция вынуждена была
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
поступиться своими национальными интересами, отказаться от
претензий на Рурскую и Рейнскую области, вернуть Германии
Саар. Американские кредиты служили средством давления на
Францию, заставляя ее во многом следовать англо-американской
политике. Историки сходятся в том, что немецкая политика
Франции тогда потерпела фиаско1.
В апреле 1947 г. было подписано франко-англо-американское
соглашение, по которому Франция фактически отказывалась от
претензий на Рур, от репараций и некоторых других своих требований в обмен на поставки угля из Германии и довольно неопределенные обещания поддержать присоединение к французской территории Саара. Но уже в конце 1949 г. развернулась
широкая кампания по возвращению Саара Германии, а 24 января
канцлер ФРГ К. Аденауэр прямо это потребовал. Следующим
требованием Бонна (апрель 1950 г.) будет ликвидация контроля
со стороны союзников и предоставление ФРГ полной самостоятельности. Под давлением США Франция вынуждена будет
согласиться и на это. 26 мая 1952 г. оккупационный статус в ФРГ
будет официально отменен.
Берлинский кризис 1948–1949 г. сильно напугал европейцев,
в 1949–1950 гг. во Франции царила настоящая паника. Мир «висел на волоске», по выражению Мориса Тореза2. Причем опасались не только Советской армии, которая, казалось, вот-вот перейдет в наступление, но и американцев, способных втянуть Европу в новую войну. Страх еще усилился, когда Советы объявили
о создании собственной атомной бомбы. Не способствовало успокоению общественности и основание НАТО, и уж тем более начавшаяся в 1950 г. война в Корее. Одним из результатов войны в
Корее стало усиление гонки вооружений в США. Война также
стимулировала процесс перевооружения в Западной Европе, в
частности в Германии. Вашингтон потребовал от своих европейских союзников тотального перевооружения. Создание общей
европейской армии виделась многим западным и американским
политикам как необходимый компонент в противостоянии
Востока и Запада. В связи с этим встал вопрос о перевооружении
ФРГ и включении ее войск в европейскую армию.
74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Д. Куликова
Создание Европейского оборонительного сообщества (ЕОС)
прошло несколько этапов. На первом этапе – разработка договора
о европейской армии. 15 февраля 1951 г. представители ФРГ,
Италии, Франции, Голландии и Люксембурга собрались на конференцию в Париже, где был обнародован французский меморандум: Франция согласна на создание ЕОС с участием западногерманских войск, но при соблюдении некоторых условий. Контролировать европейскую армию должен будет единый европейский орган; командование передается европейскому комиссару
обороны, который в свою очередь подчиняется командованию
НАТО. Европейская армия не должна использоваться ради целей
какой-либо одной страны. Франция особенно настаивала на
участии в ЕОС Англии (чтобы она своим участием смогла уравновесить немецкие войска) и требовала гарантий своей
безопасности со стороны США3. Франция настаивала также на
некоторых ограничениях в вооружении Германии. Жителям
Франции (также как Бельгии и Голландии) было трудно принять
мысль о вооружении страны, от оккупации которой они совсем
недавно избавились – всего семь лет назад. С другой стороны,
бытовало мнение, что без западногерманских войск НАТО не
сможет противостоять Советской армии.
Французский меморандум не пришелся по душе ни ФРГ, ни
США, которые требовали включения войск Германии в НАТО
без ограничений. Под давлением Вашингтона, Франция вынуждена была шаг за шагом отказываться от своих требований. Надежды на Англию также не сбылись – Лондон категорически
отказался участвовать в европейской армии. Единственное, чего
США не удалось добиться, – это заставить Францию реально
увеличить ее долю в войсках НАТО, что было просто невозможно осуществить. Эйзенхауэр смог получить обещание Парижа
предоставить 24 дивизии, но Франция в то время вела войну в
Индокитае, что оттягивало часть ее сил из Европы; в метрополии
находилось всего шесть дивизий и еще три – в Германии. Подобный парадокс был характерен для франко-американских отношений того времени: Белый дом требовал гораздо больших военных
расходов, более широких обязательств, чем Франция могла себе
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
позволить. Французские власти соглашались на эти непомерные
требования, заведомо зная, что выполнить их не смогут.
11 февраля 1952 г. в Национальном собрании начались дебаты по ЕОС. От депутатов потребовали одобрения политики правительства в этом вопросе. Но проект европейской армии был
подвергнут жесткой критике всеми партиями, и правительство
вынуждено было подкорректировать свою позицию: оно обязалось добиваться участия Англии в ЕОС и запрещения формирования немецких частей до ратификации договора. Получив наконец одобрение парламента, глава правительства А. Пинэ подписал договор о создании ЕОС 27 мая 1952 г.
Договор состоял из 132 статей и 8 протоколов. Согласно
договору Франция практически теряла контроль над своими
вооруженными силами, входившими в состав ЕОС: использовать
их в собственных нуждах (например, подавить волнения в
колониях) можно было только с согласия главнокомандующего
НАТО; из компетенции французских властей изымались вопросы
комплектования, обучения, размещения войск, срока службы,
назначения воинских званий и т. д. Франция также теряла право
без разрешения производить вооружение и даже проводить
научные исследования в этой области. Руководство Европейского
оборонительного сообщества по договору могло вносить изменения в бюджет страны-участницы на благо организации и в
определенной степени контролировать экономику4.
Во Франции многие восприняли договор в таком виде как
попытку лишить страну части ее независимости. «Германский
вопрос» расколол французское общество и крайне обострил внутриполитическое положение в стране. Эпопея с ЕОС воспринималась во Франции как очередное «дело Дрейфуса». Страна
разделилась на «седистов» и «антиседистов» (от французской
аббревиатуры CED, обозначающей ЕОС)5. Правые издания, типа
«Фигаро», с некоторыми нюансами, но приветствовали идею
перевооружения Германии. Главный аргумент правых звучал так:
«ЕОС или Вермахт». Среди правой интеллигенции бытовало
мнение, что, «если Германия не будет воссоздана вместе с нами,
она будет воссоздана против нас»6. То есть они считали, что для
Франции и Европы лучше возродить немецкую армию в рамках
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Д. Куликова
общеевропейской армии, иначе возможно воссоздание Вермахта.
Это, пожалуй, был самый распространенный аргумент сторонников ЕОС. К тому же ЕОС необходима как гарантия атлантического пакта. Сторонником такой аргументации до 1952 г. был,
например, знаменитый социолог и философ Р. Арон – со своим
мнением он выступал на страницах «Фигаро»7.
Левые политические силы однозначно не приняли ЕОС, считая его символом антисоветизма, а единую Западную Европу –
американским бастионом. Интеллигенты-нейтралисты тоже выразили свое неодобрение, поскольку считали единые западноевропейские органы средством раздела мира на противоборствующие блоки. А националисты полагали, что Франция таким
образом может потерять суверенитет8. Коммунистическая пресса
во главе с «Юманите», конечно, резко отвергла ЕОС, называя его
новым Вермахтом, а немецкое руководство – реваншистами9.
Коммунисты объявили, что цель ЕОС – создать «гитлеровскую
Европу под американским господством». Причем вооруженная
Германия призвана играть в Европе роль жандарма10. Критикуя
статьи договора о ЕОС, коммунисты отмечали, что в случае
создания ЕОС французская армия будет фактически ликвидирована, а Вермахт, благодаря поддержке США, займет в ЕОС главенствующее положение11. Некоммунистические левые издания,
такие как «Монд», «Комба», «Франс-Обсерватер», «Либерасьон»,
«Темуаньяж кретьен» и «Тан модерн», также считали, что
необходимо отстаивать национальную независимость перед
лицом немецкого реваншизма и американского империализма,
что европейская армия поможет реанимации СС и так далее12.
Французская пресса часто писала о том, что в западной зоне
оккупации на руководящих постах до сих пор находятся старые
фашисты. Американские оккупационные власти игнорируют
денацификацию, поэтому новые немецкие дивизии наверняка
будут формироваться из старых кадров Вермахта13. Тот факт, что
само французское правительство выдвинуло проект европейской
армии, объяснялся давлением США, которые добиваются ратификации, используя двойной шантаж: грозя отказать Франции в
кредитах и провести «ревизию» своей внешней политики14.
Кроме того, перевооружение требовало больших финансовых
77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
затрат, а, как заметил известный журналист А. Верт, «среди
французской буржуазии не было заметно особого рвения
вооружать большие армии...»15. Многих высокопоставленных
французских военных, прошедших Вторую мировую войну,
сильно обижало, что американцы общаются с немцами на равных, так же как с Францией16. Популярный журналист К. Бурде
отмечал, что Запад спекулирует на идее перевооружения Германии, пытаясь добиться от СССР как можно больше уступок на
международной арене. В то же время, предупреждал Бурде, такая
политика может привести к тому, что, ссылаясь на милитаризацию ФРГ, СССР перевооружит и ГДР17. Вердикт К. Бурде
был однозначен: перевооружение Германии ничего не решит, а
лишь создаст новые проблемы и поставит общество перед новой
опасностью18. Часто во французской прессе высказывалось опасение, как бы западный мир не повторил ситуацию конца 1930-х гг.
Тогда Запад был обманут Гитлером, а теперь он может стать
инструментом, с помощью которого канцлер Аденауэр реализует
«безумные» мечты в духе нео-пангерманизма19. Поведение
К. Аденауэра, занявшего жесткую позицию по Саару, также не
прибавляло симпатий к немцам у французов.
В декабре 1950 г. в борьбу с вооружением ФРГ, помимо прессы, включилась организация «Борцы за мир и свободу», которая
проводила опросы общественного мнения и распространяла
листовки с протестами. Протест против перевооружения Германии подписала группа видных французских общественных деятелей, таких как П. Кот, И. Фарж, П. Риве и другие. С 1952 г. после
подписания договора о ЕОС борьба еще более активизировалась.
Теперь к протестующим присоединились и те, кто в принципе
был не против милитаризации Германии, но считал, что договор
о создании ЕОС неприемлем для Франции, так как в этом случае
она теряет значительную часть своей независимости. Р. Арон,
например, начиная с ноября 1952 г. встал на позицию жесткой
критики ЕОС. С одной стороны, перевооружение Германии он
все еще считал неизбежным, с другой, предсказывал, что такая
европейская армия при отсутствии европейского правительства
будет подчиняться американцам20.
78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Д. Куликова
В это время в Национальном собрании развернулась борьба
вокруг ратификации договора о создании ЕОС. Неодобрение
договора грозило Франции ухудшением отношений с Вашингтоном и возможным воссозданием самостоятельной западногерманской армии. Белый дом постоянно «давил» на французские
власти, добиваясь скорейшего положительного результата.
11 февраля 1953 г. Франция предоставила другим странам дополнительные протоколы с некоторыми изменениями договора о
ЕОС: в частности, они предусматривали возможность распоряжаться своими войсками без предварительного разрешения и
отказ предоставить контроль руководству ЕОС над собственной
военной промышленностью. Протоколы были рассмотрены и
отвергнуты остальными странами-участницами.
К осени 1953 г. договор все еще не был ратифицирован, а в
Национальном собрании и в стране в целом противников ЕОС
становилось все больше. Некоторые историки считают, что в
1952 г. договор вполне мог быть ратифицирован21, тем более, что,
согласно социологическим опросам, в сентябре 1952 г. 48%
населения поддерживало идею ЕОС22. Но в конце 1952 – начале
1953 г. во Франции прошло несколько громких судебных процессов, заставивших французов вспомнить ужасы войны и усиливших антинемецкие настроения. Это были суды над французскими гестаповцами, пытавшими людей, и над двумя немецкими
профессорами, ставившими опыты над заключенными в концлагере. Следующий процесс напомнил французам о страшной
бойне в городе Орадур, где 10 июня 1944 г. эсэсовцы из дивизии
«Рейх» убили 642 человека23. А 9 октября 1954 г. был приговорен
к смертной казни Карл Оберг, бывший начальник службы
расследования СС во Франции24. Эти процессы вызвали сильную
волну антигерманских настроений, и, как свидетельствует
А. Верт, «это не усилило желания французов "простить и забыть"
и маршировать плечом к плечу с немцами в одной армии»25. Уже
к июню 1953 г. процент сторонников ЕОС снизился до 43-х26, а
по другим данным, до тридцати27.
17 ноября 1953 г. в Национальном собрании начались дебаты
по проблеме ЕОС. К этому времени почти во всех партиях уже
произошел явный раскол по этому вопросу (только ФКП и РПФ
79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
твердо стояли в оппозиции к договору, а МРП выступала в его
защиту). К тому же оставались невыполненными условия, которые Франция выдвинула еще в феврале 1952 г. Дебаты показали,
что в Национальном собрании группа противников ратификации
более значительна, чем группа сторонников.
25 февраля 1953 г. генерал де Голль выступил с пламенной
речью против ЕОС, которая сильно подействовала как на простых граждан, так и на депутатов. Он напомнил о событиях Второй мировой войны, отметив, что успехи французских войск в
1944 г. были возможны только благодаря сохранению контроля
деголлевского правительства над армией. Необходимым условием построения европейской армии, заключил де Голль, является создание Европы «в качестве политической, хозяйственной,
финансовой, административной и прежде всего моральной сущности, чтобы эта сущность была достаточно живой, прочной,
признанной и потому способной опереться на прирожденную
лояльность своих подданных…, пробуждать в случае необходимости у миллионов людей готовность умереть за нее»28. Но
сегодня подобного единства просто не существует. Голлисты во
главе с Жаком Сустелем повели яростную кампанию против
ЕОС, провозглашая, что ЕОС «восстанавливает силу германской
армии и отнимает силу у французской»29. Ради общей цели они
даже готовы были объединить усилия с коммунистами, устраивая
совместные публичные собрания.
В 1954 г. с проблемой ратификации пришлось столкнуться
уже правительству П. Мендес-Франса, который признал, что
договор о ЕОС в том виде, в каком он существует, неприемлем, и
попытался найти компромиссное решение. Он предложил стороннику договора, радикалу Буржес-Манури, и противнику, деголлевцу генералу Кенигу, выработать новые предложения и поправки. Однако те не смогли прийти к соглашению30. Тогда МендесФранс сам выдвинул ряд поправок и обратился с ними к другим
странам, подписавшим договор. Но и эти поправки были отвергнуты. В этой ситуации глава правительства решил поставить
вопрос о ратификации перед французским парламентом.
Голосование должно было состояться 30 августа 1954 г.
80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Д. Куликова
В июле – августе 1954 г., накануне ратификации договора в
парламенте, на депутатов Национального собрания оказывалось
беспрецедентное давление со стороны общественности. Делегации
с мест вручали им коллективные петиции и письма с призывами
«провалить» ЕОС. 26 августа, за пять дней до парламентских
дебатов по ЕОС, 14 известных французских политиков, военных и
общественных деятелей, среди которых были Э. Эррио, Ж. Барду,
маркиз д’Аржансон, генерал Вейган и другие, обнародовали свое
заявление против ратификации договора, мотивируя это тем, что
ЕОС затрагивает жизненно важные интересы Франции. Другие
авторитетные политики, например Э. Деладье, заявили, что проект
создания ЕОС является предвестником третьей мировой войны31.
Интересно, что французы, благодаря тому нажиму, который
оказывали на Францию США, стали к 1954 г. воспринимать ЕОС
не как часть политики их собственной страны, а как навязанный
извне, в частности из США, внешнеполитический курс. Еще в
июне 1952 г. посол США во Франции Данн писал в Государственный департамент, что во Франции «утеряно ощущение, что
Европейское оборонительное сообщество – это французская
политика, которую США поддерживают»32.
Об общественном мнении по поводу ЕОС можно судить и по
опросам, которые проводились различными организациями. Согласно опросам, в мае 1953 г. 30% населения выступали за ЕОС,
21% против, а 49% затруднились с ответом33. В июле 1954 г.
только 19% респондентов твердо выступали за договор, еще 17%
ответили «скорее за, чем против», 20% высказались против и 11%
«скорее против, чем за»34. В то же время 45% населения отметили, что все же предпочли бы видеть Германию слабой, безоружной и раздробленной, а 61% заявили, что боятся возрождения концентрационных лагерей35. Далее общественное мнение
менялось в течение дней: 19–22 августа 21% французов – за
европейскую армию (и 16% «больше за, чем против»), и 22%
твердо против (при 12% «скорее против, чем за»). Но апогей
наступил ко дню голосования. 23–30 августа за ратификацию
голосует только 14% опрошенных (17% «скорее за»), но против
договора выступает уже 24%, при 12% «скорее против»36.
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
В такой обстановке проходило голосование в парламенте и
результат его полностью отразил раскол в стране: договор о ЕОС
был «провален» 319 голосами «против», при 264 голосах «за» и
43 воздержавшихся. Идея Европейского оборонительного
сообщества была «похоронена», в чем немалую роль сыграло
общественное мнение Франции.
В Вашингтоне были неприятно поражены таким поворотом
событий37. В ответ на «демарш» Франции Эйзенхауэр отдал приказ собрать совещание членов НАТО и пригласить на него представителей ФРГ с целью включения Западной Германии в состав
НАТО. Был быстро выдвинут новый план европейской армии,
которая теперь должна была представлять собой союз национальных армий шести государств, в том числе и ФРГ. Уже 23 октября 1954 г. участники Североатлантического альянса подписали Парижские соглашения о перевооружении Западной Германии и присоединении ее к НАТО. При этом, правда, немцам было
запрещено производить атомное, химическое и бактериологическое оружие, а количество пехотных дивизий ограничивалось
двенадцатью (у Франции было четырнадцать). Теми же соглашениями были установлены окончание оккупационного режима
ФРГ и предоставление европейского статуса Саару38. Тем не
менее срыв договора о ЕОС привел к краху надежд на быструю
военно-политическую интеграцию Западной Европы. Хотя Парижские соглашения, так же как ЕОС, подверглись во Франции
жесткой критике и вызвали протест части общества, властям все
же удалось добиться его ратификации.
Спор по созданию ЕОС послужил, по мнению Р. Арона,
катарсисом, «он очистил французов от их "дурных настроений",
от горьких воспоминаний, накопившихся за столетия войн
против "вековечного врага". Когда палаты парламента проголосовали за создание германской армии, интегрированной в НАТО,
спор этот не продолжили ни политический класс, ни общественное мнение. В конечном счете, французы предпочли воссоздание германской армии слиянию французской армии с
европейской»39.
82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
О. Д. Куликова
o !,меч=…,
1
Girault R. Les decideurs francais et leur perseption de la puissance francaise en
1948 // La puissance francaise en question! 1945–1949. P.: Publ. de la Sorbonne,
1988. Р. 22; Cuttoli-Uhel C. La politique allemande de la France (1945–1948).
Simbole de son impuissance? // La puissance francaise en question! 1945–1949. P.:
Publ. de la Sorbonne, 1988. P. 93.
2
Верт А. Франция 1940–1955. М., 1959. С. 337.
3
Молчанов Н. Н. Четвертая республика. М., 1963. С. 286–287.
4
Франция и «европейская армия». Сборник материалов. М., 1954. С. 205–
262.
5
Rioux J.-P. La France de la Quatrieme Republique. P.: Ed. du Seuil. 1983.
Р. 22–23. В литературе сторонников ЕОС называют также европеистами, а
противников – националистами.
6
Верт А. Указ. соч. С. 304.
7
Rioux J.-P. Op. cit. Vol. 2. Р. 22.
8
Chebel d’Appollonia A. Histoire politique des intellectuels en France. 1944–
1954. Bruxelles, 1991. T. 2. Р. 200.
9
Дюкло Ж. Франция против европейской армии // Франция и «европейская
армия». Сборник материалов. М., 1954. С. 24.
10
«Европейские» софизмы и условия, необходимые для обеспечения
подлинной безопасности Европы // Франция и «европейская армия»... С. 35.
11
Там же. С. 38.
12
Rioux J.-P. Op. cit. Vol. 2. Р. 23.
13
Французы, побывавшие в Германии, утверждали, что прежний нацизм
жив и «набирает силу под именем неонацизма при активной поддержке
американских оккупационных властей, расточавших нацистам улыбки: они ведь
сражались с русскими, и в этом их правота. Но при этом всем немцам
запрещено посещение орлиного гнезда Гитлера в Берхестгадене, они могут
появляться там лишь в сопровождении французов, англичан или американцев. В
противном же случае опасаются постоянного паломничества немцев в это
место». Бовуар С. де. Трансатлантический роман. Письма к Нельсону Олгрену.
1947–1964. М., 2003. С. 500.
14
Peju M., Pouillon J. De la strategie peripherique // Les Temps moderns.1954.
№ 98. P. 1281.
15
Верт А. Указ. соч. С. 406.
16
Stephane R. L’Allemagne: Unite ou rearmement // Les Temps moderns. 1952.
№ 75. P. 1326–1327.
17
Bourdet C. Du «parallele» jusqu’a Paris // Les Temps modernes. 1951. № 66.
P. 1889.
18
Ibid. P. 1893.
19
Dzelepy E.-N. Le grand tournant? // Les Temps modernes. 1952. № 81. P. 163.
20
Арон Р. Мемуары. 50 лет размышлений о политике. М., 2002. С. 304.
21
Молчанов Н. Н. Указ. соч. С. 295.
22
Chebel d’Appollonia A. Op. cit. T. 2. Р. 206.
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
23
Верт А. Указ. соч. С. 491.
Там же. С. 573.
25
Там же. С. 492.
26
Chebel d’Appollonia A. Op. cit. T. 2. Р. 206.
27
Sondages. 1953. № 2. P. 9.
28
Цит по: Арон Р. Указ. соч. С. 305.
29
Там же. С. 306.
30
Berstein S., Milza P. Histoire de la France au XX siecle. Ed. Complexe, 1995.
Р. 824.
31
Даладье Э. Послание участникам Народного собрания в Париже 25
октября 1953 г. // Франция и «европейская армия». С. 184–185.
32
Foreign Relations of the United States. 1952–1954. Vol. V. Pt. I. Wash., 1983.
P. 689.
33
Sondages. Revue francaise de l’opinion publique. Trimestriel. Paris, 1953.
№ 2. P. 9.
34
Sondages. Revue francaise de l’opinion publique. Trimestriel. Paris, 1958.
№ 1–2. P. 139.
35
Rioux J.-P. Op. cit. Vol. 2. Р. 28.
36
Sondages. Revue francaise de l’opinion publique. Trimestriel. Paris.1954. № 4.
37
Историк С. Амброз отмечает: «Для Эйзенхауэра это было ударом». См.:
Амброз С. Указ. соч. С. 340.
38
L’Annee politique. 1954. Р., 1955. Р. 502–513.
39
Арон Р. Указ. соч. С. 306.
24
h. `. oе23.%"=
h2=ль …“*= C!е““= % е"!%CеL“*%L C%л,2,*е l. q. c%!K=че"=
Единое Европейское пространство сегодня уже не идея, а
реально существующее уникальное международное образование.
Идея «европейского строительства», выдвигаемая мыслителями
на протяжении всей истории Европы, с особой силой зазвучала
после Второй мировой войны, собственно тогда и начинает
набирать обороты процесс европейской интеграции. Вопрос о
месте России, ее принадлежности к европейскому пространству
всегда оставался спорным, мы и сегодня порой затрудняемся
ответить на вопрос, кто мы?1. Известный итальянский журналист,
аналитик и автор нескольких книг об СССР и России Алберто
84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И. А. Петухова
Ронкей определил, что для европейцев мы азиаты, а для азиатов –
европейцы2. Но, с другой стороны, нельзя забывать, что идея
создания единой Европы была сформулирована именно на Западе. Первым публично огласил ее французский президент генерал
де Голль во время визита в СССР в июле 1966 г. в своем выступлении на балконе здания Моссовета в Москве, выдвинув
лозунг «Европа от Атлантики до Урала»3. Однако в дальнейшем
он сам же отказался от употребления данного словосочетания в
силу его политической некорректности. Но выражение «Европа
от Атлантики до Урала», несмотря на свою политическую абсурдность, превратилось в своеобразный международный штамп.
Тогда, в 60-е гг. XX в., формула французского президента
была расценена советским руководством как попытка расколоть
Советский Союз, и, конечно, ни о каком тесном сотрудничестве
речи не шло. Ситуация меняется коренным образом с приходом к
власти М. С. Горбачева. Новый генеральный секретарь ЦК КПСС
позиционировал себя как человек нового мышления, принимающий западные ценности и имеющий совершенно новые взгляды
на перспективы развития СССР. В рамках создания новой
философии международных отношений и появляется формула
«Европа – наш общий дом». На ее основе строится европейское
направление международной политики Кремля. Теоретические
принципы формирования «общеевропейского пространства» от
Атлантики до Урала были изложены М. С. Горбачевым в книге
«Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего
мира»4. Запад пытался разобраться в головокружительной
европейской политике нового советского лидера.
В первые годы «перестройки» Италия, как пишет один из
ведущих итальянистов России В. П. Любин, была, вероятно,
единственной на Западе страной, верившей в реформаторский
эксперимент Горбачева и инновации, которые он желал внести в
отношения между государствами5. К началу «перестройки» в
итальянской печати сложилось устойчивое представление о
Советском Союзе. Для прессы, выражавшей взгляды крупного
капитала, СССР являлся «империей зла», от которой надо было
защищаться. Коммунистическая печать рассматривала отношения СССР и Италии через идеологическую призму отношений
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
КПСС и ИКП (Итальянской коммунистической партии). Новый
внешнеполитический курс М. С. Горбачева, положивший конец
«холодной» войне, стал темой многочисленных споров в итальянской прессе, формировалось новое представление о нашей
стране периода «перестройки». Источниками для написания данной статьи послужили материалы самых читаемых ежедневных
итальянских газет: «Репабблики» и «Коррьере делла сера». Высокий рейтинг данных изданий сохранился и сегодня. «Репабблика»
придерживалась умеренно левых взглядов и всегда соревновалась
за «звание» самой популярной газеты в стране с «Коррьере делла
сера», которая, в свою очередь, выражая взгляды крупного
капитала, всегда выступала с антисоветских позиций.
Итальянская пресса, обсуждая идею «общего европейского
дома», предложенную М. С. Горбачевым, высказывала диаметрально противоположные оценки: от негативных и недоверчивых
до призыва «поможем Горбачеву». Советский лидер обещал
новую эру разрядки. Одни восторженно, с надеждой встречали
инициативы «самого популярного политика в мире»6, другие
призывали быть внимательными и бдительными, не подвергать
себя опасности, а третьи высказывались как истинные прагматики.
Но прагматический подход был в большей мере характерен для
итальянского правящего класса и предпринимателей, надеявшихся
получить прибыли от открытия обширного советского рынка.
Весь негативизм и недоверие, появлявшиеся тогда в итальянской прессе, относились скорее не к личности самого М. С. Горбачева, а к историческому опыту. Уже с первых месяцев прихода
Горбачева к власти известный итальянский журналист Альберто
Ронкей на страницах «Коррьере делла сера» уверял, что
экономические реформы и советская система несовместимы, а
новый Генсек – «олицетворение преемственности власти коммунистов от Сталина до наших дней»7. И все тезисы Горбачева об
исторической общности России и Европы, о единстве культурного наследия, ценностей и перспектив сосуществования «под
одной крышей» журналист подвергал резкой критике. Рассуждая
о евроазиатской двойственности России, Ронкей цитирует
«Бегство из Византии» И. Бродского и напоминает о влиянии
христианско-турецкой традиции, проявившейся не только в
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И. А. Петухова
костюме московских самодержцев, но и в языке, и государственной идеологии, и, конечно, никакой исторической общности
он в данном случае не усматривает. Резко критикует Ронкей и
высказывание М. С. Горбачева об общем наследии идей Возрождения и Просвещения. Журналист едко замечает: «Два века назад
Екатерина Великая читала и высоко оценивала идеи Вальтера о
толерантности, но, как и все русские самодержцы, не смогла
проявить терпимость в отношениях с Польшей»8. Что же касается
Чернобыльской катастрофы и радиации, по его мнению, эта трагедия совсем не является аргументом в пользу «общего дома» и
необходимости объединения под общей крышей, «ведь радиоактивные облака затронули территорию Японии больше, чем западную Европу»9. Ронкей без прямого обвинения задает риторический вопрос: «Не являются ли призывы к созданию "общеевропейского дома" последней версией старого проекта склонить
европейцев к отказу от американской протекции? В таком случае
Россия будет единственной супердержавой на континенте»10.
Понимание идеи М. С. Горбачева как плана по вытеснению
США с европейского континента встретило многократные опровержения на страницах газеты. В прессе возникла полемика о
том, как понимать слоган Генерального секретаря ЦК КПСС
«Европа – наш общий дом» и что за ним кроется. С одной стороны, Альберто Каллавари доказывает, что «формула сомнительна и не исключает стремления Горбачева быть владельцем, а
нас квартиросъемщиками»11. С другой стороны, Джанни Боццо
пытается уверить своих коллег, что «идею "общего дома" следует
понимать не в смысле географических рамок, а в смысле сосуществования в различных формах вокруг общих ценностей»12.
Журналист подчеркивает, что именно эта идея дает смысл
перестройке, позволяет привнести в Советский Союз понимание
ценности личности и демократических начал. Но наряду с этими
противоположными точками зрения существовал и третий, более
рациональный подход, основанный на перспективах и выгодах
экономического сотрудничества. Позицию «прагматиков» очень
точно сформулировал министр иностранных дел Италии Джулио
Андреотти: «не нужно бояться нового… возможности мирного
социального прогресса появляются один раз, и нужно исполь87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
зовать их до конца, для окончательного изменения отношений
между Востоком и Западом, для перехода от конфронтации к
сотрудничеству»13. Вслед за Андреотти Паоло Гаримберти признает, что произошедшие в Советском Союзе изменения идут как
раз в направлении, выгодном Западу, но, пока существуют политические и экономические различия, идея носит лишь абстрактный характер14. При этом представители промышленных и
финансовых кругов очень быстро отреагировали на изменения в
Советском Союзе. Ренато Руджеро, политик и будущий генеральный директор ВТО, точно заметил: «Если бы на Западе была
гонка, кто первым принял участие не только экономическое, но и
политическое в "перестройке", не сомневаюсь, Италия бы ее
выиграла»15.
Во второй половине 1980-х – начале 1990-х гг. итальянская
внешняя политика была сосредоточена главным образом на чрезвычайных переменах в отношениях Восток-Запад и на процессе
европейской интеграции. С одной стороны, страна должна была
все больше подчинять свою политику европейским стандартам и
идти вслед за Германией и Францией, взявшими на себя роль
лидеров. Но, с другой стороны, и не упустить возможность
развития экономических и партнерских отношений с СССР.
Итальянские журналисты ревностно следили за действиями
французского президента в отношениях с Советским Союзом.
Они открыто подчеркивали, что визит Миттерана в Москву в
ноябре 1988 г. после трехлетнего перерыва в первую очередь был
направлен на «прощупывание пульса перестройки», вызван
желанием «не упустить возможность в сфере экономического
сотрудничества»16. Отношения Франции и СССР подробно
освещались на страницах итальянской прессы. Паоло Гаримбетти
констатировал, что, несмотря на все благоприятные высказывания Миттерана в адрес главы Кремля и в поддержку идеи
«общего европейского дома», французский президент все же
желает разобраться, что Горбачев намерен положить в основу
«общеевропейского дома» и как собирается действовать17. Ровно
через год, в июле 1989 г., тот же Гаримбетти сообщает, что былое
расположение французов к Горбачеву меняется на тон более
холодный и настороженный, а Миттеран, в свою очередь, не
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И. А. Петухова
намерен оставлять без защиты безопасность страны. Подобные
сообщения снова и снова заставляли итальянского читателя менять свое представление о «мистере Горбачеве» и его политике.
На страницах прессы надежды, оптимизм и недоверие
соседствовали. Осознание того, что «СССР – не Сомали, а
супердержава, которая контролирует огромный потенциал
ядерного вооружения, расположенного в Европе»18, требовало
осторожности, а сомнения по поводу того, удастся ли Горбачеву
повернуть развитие страны в сторону западных ценностей,
рождали недоверие.
Паоло Гаримбетти, комментируя выступление Генри Киссинджера в Римини, подчеркивает, что все предупреждения «не подвергать себя опасности, не позволять водить за нос предложениями о сокращении вооружений» мало действуют на европейцев19.
Особенно это касается немцев, которые отвергают проведение
модернизации ракет средней дальности, установленных на их
территории. Журналист не исключает, что отказ Буша от линии
Киссинджера и Политическое заявление об урегулировании
отношений между Востоком и Западом на саммите НАТО в
Брюсселе 29 мая 1989 г. были вызваны результатами опроса
общественного мнения, проведенного американской компанией
«АВС» в Германии, по данным которого 54 % немцев считают,
что Горбачев больше заинтересован в процессе разоружения, чем
Буш, а ¾ населения открыто выражают доверие советскому
лидеру20. В газете то и дело появляются статьи агитационного
характера, в которых красной нитью проходит идея, что «Запад
не может оставаться безразличным зрителем, нужно помочь
Горбачеву, ведь от его победы зависит и наше будущее»21.
Воодушевление и новая волна оптимизма появляются в прессе
после берлинских событий 9–10 ноября 1989 г. Винченцо Нигро
пишет, что «общий европейский дом» Горбачева стал реальностью,
«Берлинская стена упала, оставив лишь шов между двумя Европами»22. Но мысли и убеждения Генри Киссинджера беспокоили
итальянских журналистов. «Идиллический геополитический
пейзаж, – уверяет Бернардо Валли, – будет сломан надвигающейся
разрушительной силой межнациональных конфликтов»23.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Горбачев проводит реальную политику по сокращению
вооружений и «перестройка» идет вперед, уменьшая в последние
годы советское отставание, сообщает Эцио Мауро по итогам
конференции 7 июля 1989 г. в Страсбурге, но «что случится
завтра с "перестройкой" и гласностью, если Горбачева не будет у
власти?»24. Журналист соглашается с тем, что многие на Западе
принимают идею «общеевропейского дома», но, на его взгляд,
она совершенно бессмысленна, ведь «2/3 СССР – Азия, да и
потом, наш общий дом уже есть, есть и Россия, и ее сердце –
Москва»25.
В начале 1990-х гг., после распада социалистического содружества, прекращения деятельности Совета Экономической Взаимопомощи и Организации Варшавского договора (весна 1991 г.),
западные страны перестали считать СССР возможным источником угрозы. Тон Альберто Ронкея меняется с предостерегающего на насмешливо-презрительный. Журналист подчеркивает,
что Горбачев погряз в проблемах: «кого он собирается ввести в
"общеевропейский дом", советских граждан, русских или весь
СССР, волоча за собой и Азию Тамерлана?»26. Ронкей едко замечает, что «сегодня СССР еще супердержава, но кто знает, что будет завтра»27. На вопрос о статусе супердержавы одному из испанских журналистов М. С. Горбачев позднее ответит, что «эпоха супердержав завершена, это всего лишь концепция холодной
войны»28.
Свою философию международных отношений М. С. Горбачев пытался построить на основе западных идеалов и ценностей.
Развивая идею «общего европейского дома», которая корнями
своими уходила на Запад, он пытался показать, что сегодня
Советский Союз меняется. Но переход из категории «враг» в
категорию «партнер» требовал времени и реальных действий,
которые собственно Горбачев и инициировал.
В начале 1990-х гг. Запад признал, что Горбачев изменил
международную ситуацию, дал жизнь новой Европе, новому
мировому порядку, проложил дорогу для сотрудничества России
и Европы. Но осознание того, что Горбачеву так и не удалось
привести СССР в общество порядка, согласно принципам
правового государства, и «сделать СССР нормальной страной»29,
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
И. А. Петухова
вызывало горечь и сожаление у оптимистически настроенной
части итальянского общества. Сандро Виола позднее скажет, что
с приходом Горбачева Москва потеряла все: и роль супердержавы, и идеологическое первенство, и пояс безопасности,
созданный вместе с братскими странами, и СС-20, размещенные
в самом центре Европы… а об «общем европейском доме»
говорить еще слишком рано30.
В заключение следует отметить, что новое европейское направление внешней политики М. С. Горбачева, инициативы,
направленные на создание единого «общеевропейского дома»,
получили диаметральные оценки на страницах итальянской
прессы. Но в начале 1990-х гг. негативное отношение к активным
действиям нового советского руководства и предупреждения об
опасности сменились на едкую усмешку, а оптимистически
настроенная часть итальянского общества вынуждена была
констатировать, что, несмотря на реализованные контакты в
сфере экономики, культуры и других областях, идею «общего
европейского дома» так и не удалось осуществить.
o !,меч=…,
1
Уткин А. И. Россия и Запад: история цивилизаций. М., 2000.
Repubblica. 1988. 29 maggio.
3
Подробнее об этом см.: Арзаканян М. Ц. Генерал де Голль на пути к
власти. М., 2001.
4
Горбачев М. С. Перестройка и новое мышление для нашей страны и всего
мира. М., 1987.
5
Любин В. П. Внешняя политика Италии в трудах Серджо Романо // Современная Италия. М.: ИНИОН РАН, 2004. С. 32–54.
6
Repubblica. 1988. 5 luglio.
7
Correre della sera. 1985. 2 аprile.
8
Repubblica. 1988. 29 maggio.
9
Ibid.
10
Ibid.
11
Repubblica. 1988. 28 ottobre.
12
Repubblica. 1988. 9 novembre.
13
Repubblica. 1988. 10 ottobre.
14
Repubblica. 1988. 19 ottobre.
15
Ibid.
16
Repubblica. 1988. 26 novembre.
17
Repubblica. 1988. 5 luglio.
18
Repubblica. 1988. 23 ottobre.
2
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
19
Repubblica. 1989. 16 maggio.
Repubblica. 1989. 1 giugno.
21
Repubblica. 1988. 15 novembre.
22
Repubblica. 1989. 11 novembre.
23
Ibid.
24
Repubblica. 1989. 7 luglio.
25
Repubblica. 1989. 27 gennaio.
26
Repubblica. 1990. 16 gennaio.
27
Ibid.
28
Repubblica. 1990. 26 ottobre.
29
Repubblica. 1990. 18 novembre.
30
Ibid.
20
d. m. u!, “2е…*%
o !,ч,…/ "%ƒ…,*…%"е…, *!,ƒ,“= " o е!“,д“*%м ƒ=л,"е (1990$1991 гг.)
Конфликт в Персидском заливе стал одним из наиболее
сложных и неоднозначных в современной истории. Начало ему
положила агрессия Ирака против Кувейта 2 августа 1990 г., а
истоки его возникновения лежат в исторических судьбах двух
государств и характере их взаимоотношений в течение более
длительного времени.
История современного Кувейта ведет свое начало с XVIII в.,
когда семья шейха ас-Сабаха поселилась на берегу естественной
гавани и провозгласила в 1756 г. автономное кувейтское государство. Официальное оно входило в состав Османской империи,
но правление Стамбула было там чисто номинальным1.
Об автономии Кувейта свидетельствует и ряд европейских
карт XVIII – XIX вв. на которых эмират изображен как
самостоятельное образование, с ясно обозначенными политическими границами. Это карты братьев Р. и Дж. Оттенс, голландских географов, опубликованные в начале XVIII в.; карта
француза Хераули, составленная в середине XVIII в.; карта,
принадлежавшая одному из основателей современной научной
географии, немецкому ученому К. Риттеру, и датируемая 1818 г.;
и, наконец, карта английского путешественника В. Палгрэйва,
92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
опубликованная в 1863 г. в Лондоне2. А юридический советник
британского посольства в Стамбуле, отвечая на вопрос о
юридическом статусе Кувейта, в докладе от 6 июля 1896 г.,
адресованном своему правительству, подтвердил, что «Кувейт
является полностью самостоятельным государством»3.
В конце XIX в. происходило усиление позиций Великобритании на Ближнем Востоке, что проявилось, в частности, в
подписании в 1899 г. Лондоном соглашения с Кувейтом о передаче контроля за внешней политикой и безопасностью страны
британской стороне. В ответ турецкий султан объявил, что
Кувейт является провинцией Басры, а шейх Кувейта лишь
правитель этой провинции. Однако заявление султана носило
чисто декларативный характер. 29 июля 1913 г. Лондон и Стамбул заключили соглашение по Персидскому заливу, согласно
которому Турция ограничивала свой суверенитет в Кувейте,
признала власть шейха и статус Британии в этой стране.
Территорию княжества поделили на секторы, в которых племена
подчинялись кувейтскому шейху. При этом Османской империи
не разрешалось содержать военные гарнизоны или проводить
учения без согласия Лондона. Соглашение предусматривало
включение в границы Кувейта островов Варба и Бубиян,
расположенных в северной части залива и имевших важное
стратегическое значение. Однако в связи с разразившейся Первой
мировой войной данное соглашение не было ратифицировано4.
В ходе начавшейся войны территория Ирака стала полем
битвы между Турцией и Великобританией. В октябре 1914 г.
английская бригада заняла порт Фао, а в ноябре этого же года
англо-индийские войска захватили город Басру. Через 2 года, в
марте 1917 г., был захвачен Багдад, а позже и территория Мосульского вилайета. Так к окончанию военных действий фактически вся территория современного Ирака попала под контроль
английских войск. С окончанием Первой мировой войны произошел распад Османской империи, а следовательно, возникла и
необходимость четкого определения границ новых государственных образований, созданных на руинах бывшей империи.
В 1920 г. на конференции в Сан-Ремо Англия с согласия
союзников получила от Лиги Наций мандат на создание ею из
93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
трех захваченных у Турции вилайетов с центрами в Мосуле,
Багдаде и Басре государство Ирак. Отечественные исследователи
отмечают, что «страны с таким названием [прежде] никогда не
существовало. Название пошло от географического понятия Ирак
(по-арабски «земля по берегам») Арабский, то есть населенные
арабами земли по берегам двух великих рек Ближнего Востока –
Тигра и Евфрата»5.
В октябре 1920 г. было образовано временное правительство
Ирака, а в августе 1921 г. иракским королем был провозглашен
Фейсал аль-Хашими. В следующем 1922 г. произошло и
определение границ между Ираком, Кувейтом и Саудовской
Аравией. Руководил этой операцией сэр Перси Кокс, британский
верховный комиссар в Багдаде, который, взяв красный карандаш,
весьма произвольно прочертил несколько линий на карте. Эти
решения действовали более 45 лет и стали своеобразной миной
замедленного действия для ближневосточных государств6.
Отношения между Ираком и Кувейтом никогда не отличались теплотой. Каждое иракское правительство, начиная с
обретения страной статуса независимого государства в 1932 г.,
утверждало, что Кувейт является его неотъемлемой частью, и, по
крайней мере, четыре раза в ХХ в., включая кризис 1990–1991 гг.,
Ирак или угрожал вторгнуться, или вторгался в Кувейт с целью
захватить часть или полностью поглотить эмират7. Первый
кризис произошел сразу же после провозглашения Кувейтом
независимости от Великобритании 19 июня 1961 г. Спустя всего
шесть дней Багдад объявил, что он не признает соглашение,
заключенное между Лондоном и Кувейтом, и рассматривает
Кувейт как неотъемлемую часть Ирака. Началась концентрация
иракской армии на границе с Кувейтом8.
Иракский президент Абдель Керим Касем обосновывал свои
притязания тем, что Кувейт являлся частью бывшего османского
вилаята Басра и принадлежит Ираку по праву наследования9.
Предотвратить вероятное иракское вторжение смогло только
прибытие в июле 1961 г. в Кувейт английских войск, которые
позднее сменили армейские соединения ЛАГ. Двухгодичный
кризис в отношениях между Багдадом и Кувейтом разрешился
только после баасистской революции, свергнувшей режим
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
Касема в феврале 1963 г. Новое руководство страны во главе с
Абдель Саламом Арефом и Ахмед Хасан аль-Бакром формально
признало независимость Кувейта и даже одобрило его членство в
Лиге Арабских Государств и ООН. Однако граница между двумя
государствами так и не была демаркирована10. Частью соглашения также стало выделение Кувейтом Ираку «займа» в 85 млн
долл., что стало прецедентом для последующих многочисленных
попыток эмирата «купить» расположение Ирака11. Заключение
соглашения 1963 г. ознаменовало собой начало нового этапа в
отношениях между двумя странами. Отечественные востоковеды
подчеркивают, что «в течение длительного периода между 1963 г.
и началом ирано-иракской войны притязания Ирака сводились
лишь к вопросу о границах. Ирак не предъявлял ни исторических,
ни каких либо других прав на Кувейт»12.
Тем не менее и этот вопрос сам по себе был достаточно
серьезным дестабилизирующим фактором. В полной мере это
проявилось в 1973 г., когда иракское правительство выразило
готовность произвести демаркацию границ в обмен на острова
Бубиян и Варба, «закрывающие» территориальные воды Ирака.
Предложение было отвергнуто Кувейтом13. Тогда Багдад сосредоточил войска на границе и даже захватил северо-восточную
часть арабского эмирата. Кризис удалось разрешить только при
посредничестве ЛАГ14. Через два года, в 1975 г., Ирак снова
возобновил свои притязания, потребовав на этот раз предоставить ему в аренду на 99 лет половину острова Бубиян и уступить остров Варба. Однако Кувейт отказался выполнить это
требование и настоял на полном суверенитете над обоими
островами15.
Восстания курдских сепаратистов (1974–1975 гг.) внутри
Ирака и война Багдада с Ираном (1980–1988 гг.) отодвинули
вопрос о приграничных разногласиях с Кувейтом на второй план.
Это было во многом связано с тем, что Кувейт оказывал Ираку
значительную финансовую помощь в ходе войны последнего с
Ираном. Однако с окончанием боевых действий, примерно со
второй половины 1989 г., иракская пресса начала пропагандистскую кампанию против государств зоны Персидского залива
в целом и Кувейта в частности. Багдад обвинял их в том, что,
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
«препятствуя в ОПЕК увеличению иракской квоты добычи, они
мешают восстановлению иракской экономики. Затем политику
призаливных стран стали квалифицировать не более не менее как
"экономическую войну"»16. На состоявшемся 29–30 мая 1990 г.
по инициативе Хусейна саммите ЛАГ в Багдаде иракский президент заявил, что эта «экономическая война стала невыносимой»17.
Дальнейшее развитие событий только усилило существующие разногласия. 15 июля 1990 г. Министр иностранных дел Ирака Тарик Азиз направил Генеральному секретарю Лиги арабских
государств Шадли Клеби (Chadli Klebi) меморандум, в котором
обвинял Кувейт в том, что он воспользовался тем, что Ирак был
занят войной с Ираном, и разместил свои военные посты,
предприятия нефтяной промышленности и другие объекты на
иракской территории. Кроме того, Кувейт, а вместе с ним и ОАЭ
обвинялись в нефтяном демпинге на мировых рынках, так как
превысили установленные для них в рамках ОПЕК квоты. Это
привело к падению цены на нефть с 13 до 11 долл. в результате
чего Ирак якобы потерял между 1981 и 1990 гг. 89 млрд
долларов18. Кувейт был также обвинен в том, что он разместил в
южной части иракских нефтепроводов в Румейле нефтедобывающую технику, что позволило ему, по словам Ирака, за период
с 1980 г. украсть нефти на 2,4 млрд долларов19.
На состоявшемся через три дня заседании Лиги арабских
государств в Тунисе 18 июля 1990 г. Ирак обвинил Кувейт и ОАЭ
в «прямой агрессии» и потребовал отменить его военные долги20.
В подкрепление своих требований Ирак выдвинул к кувейтской
границе две танковые дивизии и армейские подразделения численностью до 30 тыс. человек. В этой обстановке 25 июля 1990 г.
в Женеве прошла конференция министров нефти ОПЕК. Присутствовавший на ней представитель Кувейта Р. С. аль-Амеери занял
достаточно жесткую по отношению к Багдаду позицию и заявил,
что требования Ирака о цене в 25 долларов за баррель
нереалистичны.
В итоге спустя два дня ОПЕК было найдено компромиссное
решение о снижении добычи с целью довести цены до 21 долл. за
баррель. С учетом того, что рыночная цена нефти в это время со96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
ставляла 16 долл./барр.21, решение ОПЕК, на наш взгляд, являлось существенным шагом вперед в отношении позиции Ирака.
Кроме того, была намечена встреча между представителями
Ирака и Кувейта. Первоначально ее предполагалось провести
29 июля в Саудовской Аравии, в городе Джидда, однако она была
внезапно отложена по инициативе Багдада. В результате контактов и давления со стороны арабских государств встреча все-таки
состоялась. 31 июля 1990 г. в Джидде начались ирако-кувейтские
переговоры по нефтяным, финансовым и территориальным вопросам. Большинство экспертов было уверенно, что компромисс
будет достигнут, возможность того, что дело дойдет до открытого вооруженного конфликта, считалась крайне маловероятной:
«Открыв совещание традиционными братскими приветствиями,
король Фахд затем предоставил обеим сторонам возможность
побеседовать наедине. Позже они приехали к нему во дворец,
причем в одном автомобиле, украшенном иракским и кувейтскими флагами. Король дал обед в их честь. Были соблюдены все
правила этикета… Ничто не свидетельствовало о том, что
переговоры зашли в тупик. Договорились в скором будущем
продолжить переговоры в Багдаде. Но несколько часов спустя
Саддам вторгся в Кувейт»22.
Действительно, в ночь с 1 на 2 августа 1990 г. 120-тысячная
иракская военная группировка пересекла границу с Кувейтом и
двинулась к столице Эль-Кувейту. В течение суток город был
практически захвачен – все здания государственных учреждений,
телерадиоцентры, телефонный узел, аэропорт, морской порт и другие важные объекты были заняты иракскими войсками. Правитель
Кувейта бежал в Саудовскую Аравию, и власть в стране перешла к
подконтрольному иракцам временному правительству Кувейта.
Подводя итог рассмотрению непростых взаимоотношений
между Кувейтом и Багдадом, можно выделить несколько причин, обусловивших агрессию Ирака против соседнего арабского
эмирата.
Во-первых, Ирак рассчитывал захватить часть территории
эмирата или весь Кувейт и таким образом решить давний
пограничный спор.
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Во-вторых, захват богатого Кувейта позволял Багдаду
улучшить свои финансовые возможности, находившиеся в весьма
плачевном состоянии со времени ирано-иракской войны.
В-третьих, вооруженная агрессия позволяла С. Хусейну
радикальным способом решить существующий спор о нефтяных
квотах и праве на добычу в приграничном месторождении
Румейла в свою пользу.
В-четвертых, захват Кувейта расширял выход Ираку к морю,
что многократно увеличивало как военно-стратегический, так и
экономический потенциал страны.
И, наконец, в-пятых, присоединение эмирата превращало
Ирак в региональную сверхдержаву, распространявшую свое влияние как на небольшие государства Персидского залива (Катар,
Бахрейн, ОАЭ, Оман), так и на одного из главных поставщиков
нефти на мировой рынок – Саудовскую Аравию.
Сам же Багдад, совершив столь внезапное нападение, стремился найти иные оправдания своим действиям, обосновать
вторжение идеологически. «Преследуя эту цель, Садам Хусейн, на
знаменах которого с недавних пор было начертано "Аллах Акбар"
(«Великий Аллах») и который в кадрах кинохроники отныне красовался простершимся ниц в молитве, превратил пиратский набег
на Кувейт в этакий джихад с морализаторским и социальным
подтекстом. Эмиры династии Аль Сабах – правители государства,
искусственно созданного британским колониализмом, – были, по
его словам, всего лишь пешками Запада, использовавшими доходы
от нефти для беззастенчивого личного обогащения… При этом
предполагалось, что Ирак действует во имя единства арабов и
мусульман, решив передать на нужды "обездоленных" доходы,
которые эмиры транжирили в казино и дворцах»23.
Однако заявления Багдада не убедили международное общественное мнение. Захват Ираком всего за один день небольшого и
практически беззащитного Кувейта произвел впечатление
разорвавшейся бомбы. «Непонимание, возмущение, тревога – так
можно было охарактеризовать реакцию мирового сообщества на
этот беспрецедентный по своей агрессивности акт…»24.
Результатом иракской агрессии против соседнего арабского
эмирата стало введение Совбезом ООН экономических санкций
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
против режима С. Хусейна; проведение Вашингтоном сначала
операции «Щит пустыни» по защите Саудовской Аравии, а в
дальнейшем и военной операции «Буря в пустыне» с целью
вооруженного вытеснения Ирака из Кувейта. Окончательным
итогом кризиса в Персидском заливе (1990–1991 гг.) явился
подрыв военной и экономической мощи Багдада и кардинальное
изменение ситуации на Ближнем Востоке, выразившееся в укрепление позиций Ирана и Соединенных Штатов в этом регионе
земного шара.
o !,меч=…,
1
Криворучко А. П., Рощупкин В. Т. Багдадский вождь: взлет и
падение…Политический портрет Саддама Хусейна на региональном и
глобальном фоне. М.: Проспект, 2008. С. 96.
2
Абдулла Юсеф Эль-Гунейм. Потерпел ли Ирак территориальный ущерб в
результате демаркации границ с Кувейтом // Азия и Африка сегодня. 1999. № 4.
С. 7.
3
Там же. С. 7.
4
Криворучко А. П., Рощупкин В. Т. Указ. соч. С. 97.
5
Там же. С. 325.
6
Bulloch J., Morris H. Saddam’s War. The Origins of the Kuwait Conflict and
the International Response. London, Boston. 1991. P.123.
7
Record J. Hollow Victory: a Contrary View of the Gulf War. N.-Y.: Brassey’s,
1993. P. 19.
8
Системная история международных отношений: В 4 т. Т. 3: События.
1945–2003 / под ред. А. Д. Богатурова. М.: НОФМО, 2003. С. 260.
9
Bulloch J., Morris H. Op. cit. P. 122.
10
Ibid. P. 124.
11
Frankel G. Lines in the Sand // The Gulf War Reader: History, Documents,
Opinions. N. Y.: Times Books, 1991. P. 19.
12
Родригес А. М. Кувейт, Ирак и мировое сообщество в конце ХХ века:
ретроспектива и последствия «кризиса в Заливе» 1990–1991 годов. М., 2005.
С. 90.
13
Там же. С. 90.
14
Frankel G. Op. cit. P. 19.
15
Родригес А. М. Указ. соч. С. 90.
16
Цит по: Системная история ... С. 505.
17
Там же. С. 505.
18
Сербиненко Д. В. Предпосылки «кризиса» и войны в Заливе // Арабский
сборник. М., 2000. Вып. 3. С. 92–93.
19
Конопляник А. А. Конфликт в Персидском заливе: экономические предпосылки и последствия // Мировая экономика и международные отношения.
1991. № 4. С. 83.
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
20
Там же. С. 83.
Сафрончук В. Дипломатическая история «Бури в пустыне» // Международная жизнь. 1996. № 10. С. 25.
22
Халед ибн-Султан. Воин пустыни. М., 1996. С. 169.
23
Кепель Ж. Джихад. Экспансия и закат исламизма. М.: Ладомир, 2004.
С. 209.
24
Родригес А. М. Указ. соч. С. 92.
21
d. m. u!, “2е…*% b…32!,C%л,2,че“*= K%!ьK=
" j%…г!е““е qx` C% "%C!%“3
"ƒ=,м%%2…%ше…,L “ h!=*%м
…=*=…3…е "%L…/ " o е!“,д“*%м ƒ=л,"е (1990$1991 гг.)
Конгресс является законодательной ветвью власти в Соединенных Штатах и оказывает серьезное влияние на проведение
внешней политики. Во-первых, согласно статье 1, разделу 8 Конституции США только Конгресс имеет право «объявлять войну»1;
во-вторых, именно он распоряжается выделением бюджетных
средств на осуществление тех или иных внешнеполитических
акций, введение военных действий и т. д., обладая так называемой «властью кошелька»2, что предоставляет возможность
американским законодателям в случае их несогласия с исполнительной властью серьезно осложнить проведение администрацией того или иного курса на международной арене. В-третьих,
право Конгресса, согласно Конституции, «регулировать торговлю
с иностранными государствами»3 позволяет ему вводить экономические санкции против того или иного государства. Именно
поэтому при рассмотрении внешнеполитического курса США по
отношению к Ираку накануне войны в Персидском заливе нельзя
обойти вниманием анализ позиций американских законодателей.
В это время действовал 101 созыв Конгресса США, начавший
свою работу 3 января 1989 г. Конгресс находился в оппозиции к
президенту-республиканцу, поскольку обе его палаты контролировали демократы. Из общего числа конгрессменов в палате
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
представителей в 435 человек 257 являлись членами демократической партии, а 176 конгрессменов относились к партии республиканцев, при этом два места оставались свободными. В Сенате
США, состоящем из 100 членов, было 55 демократов и 45
республиканцев4.
К моменту начала работы Конгресса отношения между Багдадом и Вашингтоном развивались весьма успешно. По оценкам
исследователей, между 1983 и 1989 гг. объем торговли между
Ираком и США вырос в семь раз, составив в 1989 г. 3,6 миллиарда долларов5. Тем не менее уже в предшествующем, 100 созыве
Конгресса (1987–1989 гг.) законодателями – сторонниками прав
человека предпринимались попытки ввести санкции против
Ирака. В сентябре 1988 г. сенатор-демократ Клейборн Пелл и его
коллега-республиканец Джесси Хелмс внесли предложение
ввести торговые и финансовые санкции против Багдада, а также
ограничить поставки технологий в Ирак в связи с применением
режимом С. Хусейна химического оружия против курдов6. Эти
меры получили название «Закона о предотвращении геноцида», и
в сентябре 1988 г. Сенат единогласно проголосовал за их принятие. «Однако администрация Рейгана сделала все возможное
для того, чтобы законопроект не прошел в Палате представителей, и преуспела»7. В начавшем свою работу 101 созыве Конгресса борьба между сторонниками и противниками сотрудничества с
Багдадом продолжалась. И, хотя в «марте 1989 г. директор ЦРУ
Уильям Уэбстер проинформировал Конгресс о том, что Ирак
является крупнейшим производителем химического оружия в
мире»8, значительная часть Конгресса все еще выступала за
налаживание отношений с режимом С. Хусейна. Такой позиции,
в частности, придерживался посетивший в январе 1990 г. Багдад
влиятельный сенатор-республиканец А. Спектер. В своих выступлениях весной 1990 г. он доказывал важную роль Ирака в ближневосточном регионе и подчеркивал, что в настоящее время в
связи с экономическими проблемами в СССР «Ирак сфокусировал свое внимание на США как на стране, которая сможет
обеспечить больше поддержки или, по крайней мере, создаст возможности для заключения взаимовыгодных соглашений в будущем»9. В середине апреля 1990 г. Ирак посетила двухпартийная
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
группа из пяти влиятельных американских сенаторов во главе с
лидером республиканцев в верхней палате Робертом Доулом10,
которые встретились с С. Хусейном и заверили его в том, что и
администрация Дж. Буша, и значительная часть Конгресса выступает за развитие взаимоотношений между Ираком и США. Так,
сенатор Метценбаум заверил иракского лидера в том, что считает
его одной из ключевых фигур в регионе и верит, что он может
быть «очень влиятельной силой для достижения мира на Ближнем Востоке»11, а его коллега сенатор Симпсон подчеркнул, что
проблемы Ирака «связаны с западной прессой, а не с правительством США»12.
В то же время, как свидетельствуют факты, к весне 1990 г.
Ирак сам предпринял ряд шагов, вызвавших серьезное недовольство американской стороны. Так, 2 апреля 1990 г. Хусейн
выступил с речью перед группой офицеров, в которой угрожал
«сжечь половину Израиля» в том случае, если страна подвергнется атаке со стороны Тель-Авива, и заявил, что Ирак обладает
химическим оружием13. Выступление иракского лидера привело
к резкому усилению напряженности на Ближнем Востоке и
вызвало негодование среди сторонников Израиля в Конгрессе
США. Казнь в марте 1990 г. в Ираке британского журналиста
Фарзада Базофта, обвиненного в шпионаже14, также вызвала
возмущение ряда американских законодателей. В результате в
апреле – мае 1990 г. члены Конгресса США неоднократно вносили проекты поправок, в которых Ирак обвинялся в нарушении
прав человека, угрозах уничтожить государство Израиль, поддержке терроризма и разработке оружия массового уничтожения.
На основе этого в поправках предлагалось ввести экономические
санкции против Багдада. В апреле с подобными инициативами
выступили сенаторы-демократы Д. Иноуэи и Р. Кастен15, в мае
сенатор-республиканец ДАмато и демократ Лаутенберг16. Со
своей стороны, в ходе проведения в Багдаде 28–31 мая 1990 г.
саммита Лиги Арабских Государств (ЛАГ) Хусейн обрушился с
резкой критикой на США за поддержку ими Израиля и обвинил
Вашингтон в империализме17.
Тем не менее в Конгрессе продолжали существовать и сторонники улучшения отношений с Ираком. Так, последовательно
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
высказывался против экономических санкций в отношении Ирака
сенатор-республиканец Симпсон. Выступая в Сенате американского Конгресса в июне 1990 г., он объяснил свою позицию тем,
что, с одной стороны, «предложенные санкции гораздо больше
бы ударили по американским фермерам и бизнесменам, чем по
Ираку», а с другой – они стали бы «неправильным сигналом в
неправильное время»18. Сенатор доказывал, что Саддам Хусейн
является «весьма важной фигурой в мирном процессе на
Ближнем Востоке», и призвал держать «открытыми двери» для
переговоров между Вашингтоном и Багдадом, с целью дать
Ираку «возможность доказать его добрые намерения»19.
Анализ показывает, что в это время подобные настроения в
Конгрессе уже не были популярны. Об этом отчетливо свидетельствуют состоявшиеся 26 и 27 июля 1990 г. масштабные дебаты в
верхней палате Конгресса США по поводу принятия поправки
сенатора Д’Амато № 2396, предусматривающей лишение Ирака
финансовых кредитов и займов в связи с постоянным нарушением прав человека, разработкой оружия массового уничтожения, поддержкой терроризма и угрозами уничтожить государство Израиль20. Мнения сенаторов разделились. Против поправки
выступил сенатор-республиканец Ричард Лугар. В его речи
можно выделить три причины, по которым поправку, на его
взгляд, нельзя было принимать. Во-первых, утверждал он, эта
поправка окажет негативное влияние на внешнюю политику
США, поскольку в «случае одобрения этой поправки США не
будут иметь значимых отношений с наиболее мощными державами в регионе: ни с Ираном, ни с Ираком». Во-вторых, будет нанесен серьезный ущерб американскому сельскому хозяйству,
поскольку, по его словам, «основная цель нашей сельскохозяйственной кредитной программы для Ирака заключалась в
увеличении продаж американской фермерской продукции за
границей». И, наконец, в-третьих, отмечал сенатор, в поправке
нет четкого механизма для отмены санкции21. Против принятия
поправки выступил и сенатор Джон Брокс, который заявил, что
он не может себе представить, что его коллеги-законодатели
«проголосуют сегодня за то, чтобы оставить без продовольствия
голодающих женщин и детей только потому, что нам не нравится
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
лидер их страны»22. В то же время в защиту инициативы Д’Амато
выступил сенатор-республиканец Кассебаум, который, отметив
свое несогласие с Броксом, заявил, что он «не верит, что какойнибудь американский фермер хотел бы отправлять свои продукты… стране, которая использовала химическое оружие, стране, которая пытала и калечила своих детей, курдских детей,
чтобы заставить их семьи подчиняться правительству»23. За
принятие поправки выступил и сенатор-демократ Иноуи, который доказывал, что американских фермеры не потеряют и десяти
центов, поскольку сельскохозяйственные кредиты и финансовые
средства «могут быть перенаправлены в Восточную Европу. Там
они будут доступны для использования теми, для кого они
действительно предназначены, – к пользе людей, а не для
производства оружия массового уничтожения [как в Ираке»24.
В целом, по данному вопросу выступило с различными аргументами «за» и «против» 14 сенаторов. В итоге в состоявшемся
на следующий день, 27 июля 1990 г., голосовании поправка
Д’Амато № 2396 была принята абсолютным большинством. За
принятие поправки проголосовало 83 сенатора, 12 сенаторов –
против и 5 воздержались25. В тот же день (27 июля) состоялось и
голосование по поправке № 2397, которая была внесена днем
раньше сенатором-демократом от штата Аризона Деканчини и
предусматривала рассмотрение вопроса о прекращении поставок
нефти из Ирака26. По итогам голосования эта поправка также
была принята. «За» проголосовало 80 сенатора, 16 сенаторов –
«против» и 4 воздержались27. Тогда же, 27 июля, рассмотрение
предложения о введении санкций против Ирака проходило и в
Палате Представителей. Конгрессмен-демократ от штата Канзас
Дэн Гликман внес поправку к поправке конгрессмена Джежденсона28, в которой предлагалось лишить Ирак финансовых
кредитов и займов для приобретения аграрной продукции. Как и
в Сенате США, в ходе дебатов в Палате Представителей против
принятия поправки, урезавшей кредиты Ираку, выступили
конгрессмены от сельскохозяйственных штатов, представляющие
интересы фермеров. Так, Том Делэй, конгрессмен-республиканец
из штата Техас, заявил: «Ирак является одним из крупнейших покупателей произведенного в США риса. И хотя мы признаем, что
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
у нас есть некоторые проблемы, связанные с иракской политикой, на мне лежит обязанность информировать вас, что эти
действия [отказ Ираку в кредитах – Д. Х.] обрушат американский
рынок риса и, в конце концов, разорят производителей риса в
США»29. В ответ на эти возражения Гликман заявил, что Ирак –
одна из крупнейших нефтедобывающих стран в мире, имеющая
огромный запас наличных. «Они [иракцы – Д. Х.] могли бы
покупать все необходимые им продукты из Соединенных Штатов, но вместо этого они тратят свои наличные на оружие массового уничтожения, химическое и биологическое оружие, которое
способно убить десятки тысяч людей… Они могли бы покупать
зерно, покупать все, что им нужно из США, но фактически они
делают это очень редко. По большей части они получают сельскохозяйственную продукцию в кредит, за счет налогоплательщиков нашей страны»30. В результате последовавшего голосования поправка Гликмана была одобрена. За ее принятие проголосовало 234 конгрессмена, против – 175, воздержалось – 2331.
Последние дни месяца были также отмечены вниманием членов
Конгресса к переговорному процессу между Ираком и странами
Персидского залива. 31 июля, за 2 дня до вторжения Ирака в
Кувейт, с резкой критикой С. Хусейна выступил сенатор-демократ Ф. Лаутенберг. Он заявил, что С. Хусейн использует политику шантажа и угроз против Кувейта и ОАЭ, которые превысили
квоту добычи нефти, и уже добился от ОПЕК повышения цены на
3 доллара за баррель. Сенатор выразил свое удовлетворение тем,
что «Сенат мудро проголосовал за введение санкций против Ирака за его отвратительное и угрожающее поведение», и призвал
своих коллег продолжать и дальше двигаться в этом направлении32.
Таким образом, исследование выявило, что в Конгрессе США
накануне войны в Персидском заливе, начавшейся с вторжения
иракских войск в Кувейт в ночь с 1 на 2 августа 1990 г., явно
преобладали антииракские настроения. Eще в начале 1990 г.
значительная часть американских конгрессменов была настроена
весьма оптимистично в том, что касалось перспектив американоиракского сотрудничества. Несколько раз делегации американских сенаторов посещали Ирак и встречались с Саддамом Хусей105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
ном, пытаясь найти точки соприкосновения для развития взаимоотношений двух стран. Однако с середины весны и особенно к
лету 1990 г. ситуация резко изменилась. Многие последовательные сторонники С. Хусейна в Конгрессе США утратили последние надежды на улучшение американо-иракских отношений и
практически единственными сторонниками развития отношений
с Ираком в июле 1990 г. оставались конгрессмены от сельскохозяйственных штатов, представляющие интересы фермеров. Их
позиция была понятна, поскольку к 1990 г. Ирак стал самым
крупным потребителем американского риса, пятым по счету –
американской пшеницы и в целом занял девятое место во всем
сельскохозяйственном экспорте Америки33.
Итогом внутриполитической борьбы в Конгрессе США по
вопросу взаимоотношений с Ираком стало введение после
бурных дебатов 26–27 июля 1990 г. экономических санкций
против этого арабского государства.
Анализ показывает, что критика Ирака в Конгрессе США была вызвана несколькими факторами, в числе наиболее важных из
которых можно назвать все время возраставшие с начала 1990 г.
нападки Ирака на Израиль и нарушение прав человека в этой
арабской стране. Израиль в течение долгого времени выступал
как один из наиболее надежных и верных сторонников США на
Ближнем Востоке, кроме того, в Соединенных Штатах существовало сильное произраильское лобби34, поэтому совершенно не
вызывает удивления то, насколько резкой была реакция американских законодателей на обещание Хусейна в апреле 1990 г.
сжечь половину Израиля. С заявлениями, осуждающими Ирак за
разработку оружия массового поражения, которое он также угрожал применить против Израиля, не раз выступали члены Конгресса США, причем партийная принадлежность здесь не играла
определяющей роли. Ввести санкции против Ирака из-за его
агрессивных намерений по отношению к еврейскому государству
призывали как республиканцы в лице сенаторов Д’Амато, Кассебаума, Босховитца, так и сенаторы-демократы Лаутенберг,
Иноуэи, Кастен, Метценбаум и др.
Что касается пристального внимания американских законодателей к соблюдению прав человека в Ираке и критики режима
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. Н. Христенко
С. Хусейна как деспотического строя, то мы полагаем, что это
можно объяснить возможной популярностью среди политического истеблишмента США того времени «теории демократического мира» (ТДМ). Согласно этой теории, демократии не воюют
друг с другом и разрешают имеющиеся между ними противоречия исключительно мирным путем35. С этой точки зрения
демократический Ирак, не угрожающий соседним государствам и
интересам США в регионе, видимо, представлялся в 1989–1990
гг. американским законодателям более желанным по сравнению с
режимом С. Хусейна.
o !,меч=…,
1
Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты:
пер. с англ. / Сост. В. И. Лафитский; под ред. и со вступ. ст. О. А. Жидкова. М.:
Прогресс, Универс, 1993. С. 33.
2
Smith S. The American Congress / Steven S. Smith, Jason M. Roberts, Ryan
J. Vander Wielen. 4th ed. Cambridge University Press, 2005. P. 301–302.
3
Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты.…
С. 33.
4
Briggs P. Making American Foreign Policy: President-Congress Relations from
the Second World War to the Post-Cold War Era / Philip J. Briggs. 2nd ed. Maryland:
Rowman & Littlefield Publishers, 1994. P. 159.
5
Белоногов А. М. МИД. Кремль. Кувейтский кризис. М., 2001. С. 378.
6
Sciolino E. The Outlaw State. Saddam Hussein’s Quest for Power and the Gulf
Crisis. N. Y., 1991. P. 171.
7
Престовиц К. Страна-изгой: односторонняя полнота Америки и крах
благих намерений. СПб.: Амфора, 2005. С. 325.
8
Там же. С. 325.
9
January 1990. Trip to Iraq and Meeting with President Saddam Hussein. Senate.
March 6, 1990 // Congressional Record. 1990. Vol. 136. P. S2139.
10
Республиканскую партию представляли сенаторы: Р. Доул, А. Симпсон,
Дж. Макклар и Ф. Марковски;
к Демократической партии относился
Г. Метценбаум.
11
U. S. Senators Chat with Saddam // The Gulf War Reader: History,
Documents, Opinions. N. Y: Times Books, 1991. P. 121.
12
Ibid. P. 120.
13
Hiro D. Desert Shield to Desert Storm: The Second Gulf War. London:
Paladin, 1992. P. 73
14
Bulloch J., Morris H. Saddam’s War. The Origins of the Kuwait Conflict and
the International Response. London; Boston, 1991. P. 93–94.
15
Inouye (and Kasten) Amendment № 1536. Senate. April 26, 1990 //
Congressional record. 1990.Vol. 136. P. S5141.
107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
16
D’Amato (and Lautenberg) Amendment № 1643. Senate. May 17, 1990
// Congressional record.Vol. 136. P. S6539.
17
Bulloch J., Morris H. Op. cit. P. 97–98.
18
Iraq and Middle East Peace. Senate. June 14, 1990 // Congressional
record.1990. Vol. 136. P. S7950.
19
Ibid. P. S7950.
20
Food, Agricultural and Trade Act of 1990. Amendment № 2396. Senate. July
26, 1990 // Congressional record. 1990. Vol. 136. P. S10827.
21
Ibid. P. S10830.
22
Ibid. P. S10831.
23
Ibid. P. S10832.
24
Ibid. P. S10837.
25
Food, Agricultural Conservation and Trade Act of 1990. Vote on Amendment
№ 2396, as Amendment. Senate. July 27, 1990 // Congressional record. 1990.
Vol. 136. P. S10908.
26
Deconcini Amendment № 2397. Senate. July 26, 1990 // Congressional record.
1990. Vol.136. P. S10882.
27
Food, Agricultural Conservation and Trade Act of 1990. Vote on Amendment
№ 2397 to Amendment № 2396. Senate. July 27, 1990 // Congressional record. 1990.
Vol.136. P. S10902.
28
Food and Agricultural Resources Act of 1990. Amendment Offered by Mr.
Glickman to the Amendment Offered by Mr. Gejdenson, as Amendment. House of
Representatives. July 27, 1990// Congressional record. 1990. Vol. 136. P. H5741.
29
Statement in Opposition to the Glickman Amendment to the Gejdenson
substitute to the Title XII of H. R.3950. Extension of Remarks. July 27, 1990 //
Congressional record. 1990. Vol.136. P. E2530.
30
Ibid. P. H575.
31
Ibid. P. H5745.
32
Iraq’s Saddam Hussein. Senate. July 31, 1990 // Congressional record. 1990.
Vol. 136. P. S11149.
33
Белоногов А. М. Указ. соч. С. 378.
34
Произраильское лобби представлено в США прежде всего Комитетом по
американо-израильским общественным отношениям (АИПАК – Аmerican Israel
Public Affairs Committee, AIPAC). Подробнее см.: Колобов О. А. Политика США
по отношению к Израилю и арабским странам на рубеже 80–90 годов ХХ века.
Н. Новгород, 1995. С. 92–108.
35
Международные отношения: теории, конфликты, движения, организации
/ Под ред. проф. П. А. Цыганкова: учеб. пособие. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.,
2008. С. 60–62. О серьезном влиянии ТДМ на современном этапе свидетельствует известный отечественный ученый П. А. Цыганков, который отмечает:
«Возникнув как академическая теория, ТДМ довольно быстро заявляет о своей
претензии на роль своего рода научной основы международной политики в XXI
веке» (Международные отношения… С. 60).
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. С. Плохова
d. q. oл%.%"=
&)е!…/L o =!,›[ $ ,“2%!, , *3ль23!= че!…%L д,=“C%!/
История и культура Африки в настоящее время изучается в
неразрывной связи с процессами, протекающими на других континентах. В Европе сегодня, как никогда, можно ощутить непосредственную близость Африки. Свидетельства её присутствия
наполняют европейскую действительность и особенно очевидны
в сфере искусства и культуры. Джаз и африканские мотивы в
одежде, дизайне, маски, скульптура и африканский танец стали
неотъемлемой частью культурной жизни.
Африканцы являются неотъемлемой частью образа европейских столиц, в том числе Парижа. Люди, обладающие африканскими корнями, вливаются в европейское сообщество, отстаивают свои права, что нередко приводит к конфликтам1.
Социальную активность африканцев в Париже следует рассматривать как результат взаимодействия цивилизаций и культур. Она проявляется по-разному. С одной стороны, это взрывы
протеста, с другой – презентация Африки посредством искусства
за ее пределами.
Диалог культур можно рассматривать как способ формирования нового (синтетического и, благодаря этому, во многом
универсального) общественного сознания, способствующего
развитию толерантности в обществе и сосуществованию внутри
него различных этносоциальных и социокультурных элементов.
Современное европейское искусство2, настроенное на кросскультурный диалог, способствует взаимодействию Африки и
Европы. В настоящее время Совет Европы, разработавший стандарты, на основе которых должна строиться всеобщая стратегия и
политика взаимоотношений отдельных государств и народов,
выдвинул лозунг межкультурного диалога3, в том числе с Африкой.
Примером такого диалога является исследовательский проект
«Черный Париж». Его целью стали изучение и презентация
истории и культуры черной диаспоры.
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
Отражением позитивности этого диалога является книга с
одноименным названием, вышедшая в свет в 2006 г.
Актуальность проекта очевидна. В Европе 8 миллионов
жителей имеют африканские корни. Каждый пятый парижанин в
начале XXI в. считается выходцем из Африки. А сам Париж уже
в течение почти столетия является одним из динамично
развивающихся очагов африканской культуры.
Проект «Черный Париж» разворачивался с сентября 2005 по
май 2008 г. на территории Германии, Франции и Бельгии. Он
включил в себя передвижную выставку; издание книги – сборника статей, где нашли отражение материалы выставки; демонстрацию фильмов («Ярость в городах» Филиппа Трибо, «Незваный
гость» Фабрицио Казаньё); лекции о Франции как «отечестве
черных».
Организаторами проекта являются Ивалева-Хаус (Байройт),
Музей мировой культуры (Франкфурт-на-Майне) и Musée des
Arts Derniers (галерея современного искусства Африки, Париж).
Ивалева-Хаус – небольшой дом-музей – существует при институте африканских исследований Байройтского университета,
одного из крупнейших учебных и научных центров по изучению
Африки в Германии. Ивалева-Хауз специализируется на изучении современной Африки, её повседневной культуры, искусства,
музыки. У истоков его создания стоял выдающийся знаток Африки, искусствовед и африканист Улли Байер4, одним из первых
европейских специалистов проявивший интерес к творчеству
современных живописцев и скульпторов Черного континента.
Музей мировой культуры во Франкфурте-на-Майне располагает этнографической коллекцией из 14000 объектов. Это один из
первых европейских музеев, который в 80-х гг. ХХ в. приступил к
формированию собрания произведений современного искусства
Африки. Их число в настоящее время приближается к 2800 – это
самая большая коллекция в Германии. На выставку, проходившую
в рамках проекта «Черная Африка», были представлены маски из
собрания музея и ряд работ художника O. Мбайе (Сенегал).
Musée des Arts Derniers был привлечен к участию в проекте
как одно из важнейших структурных звеньев цепи, связующей
Германию и Францию. В коллекции музея представлено множе110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. С. Плохова
ство предметов материальной и духовной культуры, его сотрудники имеют налаженные контакты с художниками, коллекционерами, галеристами, научными центрами и институтами, занимающимися изучением африканской культуры во Франции и за ее
пределами. Благодаря музею на выставку были представлены
работы молодых африканских художников. Для них презентация
их творчества была важна в первую очередь потому, что способствовала установлению контактов с парижскими салонами и
галереями, в которых они могли бы выставлять и продавать свои
произведения.
Коммерческая составляющая в проекте, безусловно, присутствовала. Однако заявлен он был как исследовательский. Презентация достижений материальной и духовной культуры диаспоры
была рассчитана на развитие «художественно-исторической и
документальной перспективы»5. В рамках выставок на суд зрителей были представлены разнообразные вербальные, визуальные и
даже виртуальные материалы. В их числе произведения изобразительного искусства, аудио- и видеоматериалы, произведения писателей, политиков, ученых. Многие из них стали уже библиографической и художественной редкостью.
Большое количество людей смогло увидеть эти материалы,
но, что еще более важно, выставка дала возможность интерактивного знакомства с представленными на ней материалами. Зритель, вовлеченный в атмосферу Африки, получил доступ к ее
культурному наследию и тоже стал исследователем. «В фотографиях и изобразительных полотнах, видеоклипах и инсталляциях,
в произведениях скульптуры и текстильных изделиях культура
черных снова оживает, и посетители чувствуют, какое вдохновение и энергию излучала черная диаспора»6.
На выставке были представлены фотографии, афиши и другие
документальные свидетельства эпохи. По существу, ее участниками стали самые разнообразные люди, представители разных поколений, профессий и возрастов. Это политические и государственные деятели, поэты, писатели, публицисты, художники, скульпторы, фотографы, актеры, музыканты, танцовщики. Всех их объединяет Африка. В их числе А. Диоп7 и Л. Сенгор8, Ж. Бейкер9. Современных художников представлял Кадер Аттиа, родившийся в
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
1970 г. в алжирской семье; он представил на выставке «Машину
мечты» – автомат, который выдает напитки и еду, соответствующую исламской кухне, а также американский паспорт и пособие
по французскому языку, необходимые иммигрантам, разговорник;
Билл Аква Бетот, фотограф, представивший черно-белую фотографию на тему «Африка – её музыка в метрополии»; Зулейка
Боуабдела, видеоартистка, показала работу, где рефлексируется
смысл двуязычности стигматов в миграционном процессе; а также
Диана Шанель, Самуэль Фоссо, Фредерик Клотц, Михель Магема,
Эрнест Манкоба и Соня Ферлов, Гектор Медиавилла, Хасан Мусса,
Иба Ндийаа, Манн Рей, Черри Самба, Эмека Удемба, Дункан
Вилли и другие. Эти художники работают на стыке двух культур:
европейской и африканской. Творчество большинства из них
связано с Парижем (здесь работают, учатся, выставляются) и
осмысляет социополитические, этические вопросы.
Книга «Черный Париж – искусство и история черной диаспоры» представляет собой, c одной стороны, своеобразный каталог
выставки – путеводитель по ней, с другой – сборник статей и
материалов. Это ретроспектива культуры черной диаспоры в
ХХ в., принадлежащей одновременно Африке и Парижу.
В прошлом столица колониальной империи, Париж в ХХ в.
стал «самым большим африканским анклавом Европы»10, одним
из крупнейших очагов развития африканской культуры. Это касается ее материальных, интеллектуальных и духовных составляющих. В Париже имеются африканские магазины и галереи, рестораны и кафе, звукозаписывающие лаборатории, музыкальные
и танцевальные клубы, деятельность которых рекламируется, а
опыт тиражируется11. В Париже можно приобрести подлинные
предметы африканского искусства и искусные подделки под
африканскую экзотику, что свидетельствует об их популярности
(и востребованности) на мировом рынке.
Интерес к «черному» Парижу среди парижан высок, о чем
свидетельствует популярность африканских ритмов и кухни,
литературы и живописи.
Два года назад в Париже был открыт новый Музей Африки и
Океании на Набережной Бранли. Созданный по последним технологиям, он позиционирует себя как место диалога культур. Направ112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. С. Плохова
ленность французской столицы на диалог, желание африканцев
стать увиденными, обрести аудиторию за пределами Африки способствовали ангажированности музея в проект «Черный Париж».
Следует отметить то, что в реализации данного проекта приняли участие учреждения культуры и культурного департамента
мэрии Парижа, что, безусловно, демонстрирует заинтересованность властей в подобных мероприятиях. В ходе них происходит
процесс «узнавания» и привыкания к новому лицу французской
столицы, что в определенных условиях (в условиях глобализации) может и должно стать путем гармонизации настроений в
обществе, способствующей повышению уровня толерантности.
Проект концентрирует внимание на столетнем периоде
существования «черного Парижа» (1906–2005 гг.). Начало его
истории совпадает с активизацией диалога «Европа – Африка», с
возникновением и оформлением кубизма, основанного на взаимодействии традиций, а также с датой рождения Леопольда Сенгора, самого известного африканца, единственного члена Французской национальной Академии, поэта и публициста.
На протяжении столетия во Франции складывалось новое
мировосприятие и новая эстетика. И если до ХХ в. восприятие
африканского искусства, его артефактов нередко сопровождалось
плохо скрываемой иронией в отношении к их творцам, а
предметы искусства подчас пополняли «кабинеты курьезов»,
позднее – в условиях глобализации – африканская культура и
эстетика воспринимаются уже как неотъемлемые части мировой
культуры, равноправно участвующие в диалоге традиций.
Африканские художники, писатели, музыканты последовательно завоевывали свое место в культуре Франции, а литература
и искусство диаспоры стали неотъемлемой частью жизни Парижа, органичным элементом его культурного пространства12.
Чернокожие, несомненно, обогатили культурную жизнь Европы,
придали ей новое дыхание, выраженное в эмоциональных
проявлениях, и прежде всего в ритмах.
В начале ХХ в. стали популярны африканские скульптура,
маски, танцы. Возник миф о Париже как райском месте для африканского искусства (в частности) и африканцев (в целом). Популяризации африканских ритмов и танцев в Париже способ113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
ствовало творчество Жозефины Бейкер, международные выставки и ярмарки, на которых выступали африканцы, успех чернокожих боксеров и джазовых музыкантов.
В 1920–1930-х гг. в Париже вышли в свет литературные
произведения (Р. Маран «Batouala» (1921 г.), Э. Сезэр «Дневник
возвращения в родную страну» (1939 г.), Л. Сенгор), их авторы
обрели признание, став кумирами читающей публики. Они объединялись в кружки, как правило, вокруг литературно-публицистических журналов, что в итоге привело к оформлению разнообразных общественно-политических и философских течений
(примером тому является негритюд). Созданный в 1947 г. А. Диопом журнал «Современный африканец» («Presence africaine»)
стал вслед за сартровским «Le Temps Modern» трибуной идей
деколонизации.
После Второй мировой войны африканцы начали осваивать
парижские пригороды. Здесь начинается жилищное строительство, возникает черное гетто. У них появляются свои кумиры: архитекторы, художники, музыканты, спортсмены, чье творчество
многогранно и востребовано на уровне широких слоев населения.
Книга «Черный Париж» выполнена в виде коллажа (в духе
немецкой традиции художественного и выставочного дела), что
позволило ее авторам соединить множество сюжетов: военную и
интеллектуальную историю, искусство и футбол, литературу и
городское строительство – и таким образом показать разноплановость культуры Парижа и афропарижан.
В издании нашли отражение разные темы: история колониализма и двух мировых войн, иконографии и негрофилии, негритюда и культурной ассимиляции. Одной из центральных тем
книги является искусство Африки и проблема его реабилитации,
связанная с необходимостью избавления от стереотипов, которых
еще немало в отношении к Черному континенту.
Так, Оливер Султан в статье «Париж и современное африканское искусство»13 подвергает сомнению распространенное представления об Африке как о едином, монолитном континенте. Стереотипы имеют место и в художественной критике, где нередко
не видят африканской составляющей современного африканского
искусства, не учитывают, что Африка обладает собственной бо114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Д. С. Плохова
гатой историей и культурой14. При этом существование оригинальных безымянных художников, выставляемых под покрывалом этнической традиции, порождает то, что многие галереи не
акцентируют внимание на авторстве мастеров, заявляя только об
их этническом происхождении.
Восстановить справедливость пытается проект «Black Paris»,
через презентацию идей и образов, наполняющих этот город,
вместе с его мифами, легендами и ключевыми фигурами15, формируя новый комплекс представлений европейцев об африканцах
и их культуре.
o !,меч=…,
1
Проблема социализации африканских детей и современной молодежи,
родившихся в Европе и ощущающих её своей родиной более чем Африку,
сегодня особенно актуальна. Современные правительства европейских стран
постепенно начинают её осознавать и в настоящее время разрабатываются
программы по интеграции африканцев европейского происхождения. Tomi
Adeaga BLACKNESS IN GERMANY //Afroeuropa: Journal of Afroeuropean
Studies. Vol 1. No 1 (2007). URL: journal.afroeuropa.eu
2
Имеется в виду современная художественная «традиция», берущая свое
начало с рубежа XIX–ХХ вв., когда складывалась так называемая «неклассическая эстетика».
3
«Белая книга» Совета Европы была в окончательном варианте принята
7 мая 2008 г.
4
Улли Байер – немецкий редактор, писатель и ученый, играл первостепенную роль в развитии драмы, поэзии и изобразительного искусства в Нигерии,
а также визуальных искусств и литературы в Папуа-Новая Гвинея. Родился в
1922 г. в Германии. С приходом нацистов семья переехала в Палестину. Свое
образование Улли Байер получил в Лондонском университете. Преподавал
фонетику в университете Ибадана, где было отделение исследований йоруба
культуры и искусства. В 1956 г. Улли Байер основал журнал «Черный Орфей».
Журнал быстро стал ведущим изданием, публикующим произведения нигерийских авторов и известным своей инновационной работой. В 1961 г. Байер стал
соучредителем клуба Мбари. Позже он руководил Ивалева-Хаус, центром
искусств при Университете Байройта в Германии. Улли Байер известен своими
переводами африканских работ: так, он перевел пьесы драматурга Дура Ладипо
и в 1963 г. опубликовал антологию африканских стихов.
5
Black Paris – Kunst und Geschichte einer schwarzen Diaspora. Peter Hammer
GmbH, Wuppertal, 2006. S.11.
6
Pressestimmen zur Ausstellung Black Paris – Kunst und Geschichte einer
schwarzen Diaspora. URL: www.iwalewa.uni-bayreuth.de/pressestimmen_black_paris.
7
Диоп, Шейх Анта (1923–1986). Известный сенегальский ученый – историк, египтолог, физик, лингвист, антрополог. Признан одним из крупных ученых
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
ХХ в. Диоп считается родоначальником африканской исторической науки.
Приверженцы негритюда использовали его историографические построения. Его
перу принадлежат теория «Культурного единства» и концепция оппозиции
«Север–Юг».
8
Сенгор, Леопольд Седар (1906–2001) – сенегальский поэт (писал на
французском языке), ученый, политический деятель. Вместе с мартиниканцем
Э. Сезером разработал концепцию «негритюда», ставшую катализатором освободительного движения во Французской Западной Африке. Первый президент
Республики Сенегал (1960–1980). Член Французской Академии (1984).
9
Жозефина Бейкер (1906–1975) – знаменитая танцовщица, певица и
актриса. Её экзотические шоу были чрезвычайно популярны в Париже в 1930-е
гг. В 1937 г. получила французское гражданство. В англоязычных странах она
получила прозвище «Бронзовая Венера» или «Черная жемчужина», а также
«Creole богиня». Во Франции она всегда была известна как «Ла-Бейкер».
10
www.iwalewa.uni-bayreuth.de/forschung
11
См.: Sanou Salia Afrique dancse contemporaine. Editions Cerkle d’Art, Paris.
2008.
12
Берзина С. Я. Африканское искусство в музеях США и Европы. Ситуация, тенденции и перспективы единого культурного пространства на рубеже XXI
века // Евроцентризм и афроцентризм накануне XXI века: африканистика в
мировом контексте. М., ИВИ РАН, 2000.
13
Black Paris – Kunst und Geschichte... S. 379–389.
14
15
Ibid. S. 380.
Ibid. S. 10.
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
q"еде…, %K ="2%!=.
Цымбал Оксана Григорьевна – магистрант по программе
«История и культура древних обществ» (научный руководитель –
проф. В. В. Дементьева) исторического факультета ЯрГУ, сотрудник Научно-образовательного Центра антиковедения ЯрГУ;
Данилов Евгений Сергеевич – кандидат исторических наук,
ассистент кафедры всеобщей истории ЯрГУ, сотрудник Научнообразовательного Центра антиковедения ЯрГУ;
Дзюба Надежда Сергеевна – аспирант кафедры всеобщей
истории ЯрГУ (научный руководитель проф. В. В. Дементьева),
сотрудник Научно-образовательного Центра антиковедения
ЯрГУ;
Дементьева Вера Викторовна – доктор исторических наук,
профессор кафедры всеобщей истории ЯрГУ, руководитель Научно-образовательного Центра антиковедения ЯрГУ;
Власова Ольга Александровна – сотрудник Научно-образовательного Центра антиковедения ЯрГУ;
Телин Антон Евгеньевич – аспирант кафедры всеобщей
истории ЯрГУ (научный руководитель проф. В. В. Дементьева),
сотрудник Научно-образовательного Центра антиковедения
ЯрГУ;
Каретникова Вера Александровна – аспирант кафедры
всеобщей истории ЯрГУ (научный руководитель проф. В. В. Дементьева), сотрудник Научно-образовательного Центра антиковедения ЯрГУ;
Крылова Татьяна Викторовна – студентка IV курса
специализации «История Древнего мира» исторического факультета ЯрГУ (научный руководитель проф. В. В. Дементьева), сотрудник Научно-образовательного Центра антиковедения ЯрГУ;
Фролов Роман Михайлович – студент V курса специализации «История Древнего мира» исторического факультета ЯрГУ
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
(научный руководитель проф. В. В. Дементьева), сотрудник
Научно-образовательного Центра антиковедения ЯрГУ;
Трофимова Ольга Владимировна – кандидат исторических
наук, доцент кафедры всеобщей истории ЯрГУ;
Каркозашвили Нелли Шалвовна – старший преподаватель
кафедры всеобщей истории ЯРГУ;
Ладошина Светлана Андреевна – аспирант кафедры всеобщей истории ЯрГУ (научный руководитель проф. М. Е. Ерин)
Кольцов Михаил Вячеславович – кандидат исторических
наук, доцент кафедры всеобщей истории ЯрГУ;
Куликова Ольга Дмитриевна – кандидат исторических наук,
доцент кафедры всеобщей истории ЯрГУ;
Петухова Ирина Александровна – аспирант кафедры всеобщей истории ЯрГУ (научный руководитель – проф. Г. Н. Канинская);
Христенко Дмитрий Николаевич – аспирант кафедры всеобщей истории ЯрГУ (научный руководитель – проф.
Г. Н. Канинская);
Плохова Дарья Сергеевна – аспирант кафедры всеобщей
истории ЯрГУ (научный руководитель – проф. Т. М. Гавристова).
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Содержание
I. Античная история О.Г. Цымбал Diwbol∂a и qewrik£ в Афинах конца V–IV вв. до н.э.: проблема
сопоставления ..................................................................................... 3 Е. С. Данилов, Н. С. Дзюба Воинственные черты Афродиты-Венеры................................................... 9 В. В. Дементьева Возрастание количества должностных мест
в магистратуре римских квесторов III в. до н. э. ......................... 14 О. А. Власова, Е. С. Данилов Получение военно-политической информации как часть
деятельности римского претора.................................................... 24 А. Е. Телин Cura annonae: деятельность эдилов в сфере снабжения города
продовольствием............................................................................... 28 В. А. Каретникова Lex Licinia de sodaliciis 55 г. до н. э. ........................................................... 32 Т. В. Крылова Назначение на литургические должности
в египетской коме римского времени ............................................. 38 Р. М. Фролов Романист и византинист Д. И. Азаревич: вклад в изучение римских
contiones ............................................................................................. 41 II. Новая и новейшая история
стран Запада и Востока О. В. Трофимова Происхождение и содержание понятия «гугеноты» .............................. 47 Н. Ш. Каркозашвили Английские путешественники о гражданской активности
американцев в первой половине XIX в. ........................................... 57 С. А. Ладошина О взаимодействии Народной партии Италии с католической прессой (1919–1926 гг.) ......................................... 62 119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Эпоха. Социум. Человек
М. В. Кольцов Репатриация граждан СССР и англо-советские отношения
в 1945–1947 гг. ................................................................................... 67 О. Д. Куликова Проблема создания Европейского оборонительного сообщества:
позиция Франции ............................................................................... 73 И. А. Петухова Итальянская пресса о европейской политике М. С. Горбачева ............. 84 Д. Н. Христенко Причины возникновения кризиса в Персидском заливе (1990–1991 гг.) 92 Д. Н. Христенко Внутриполитическая борьба в Конгрессе США
по вопросу взаимоотношений с Ираком накануне войны
в Персидском заливе (1990–1991 гг.)........................................... 100 Д. С. Плохова «Черный Париж» – история и культура черной диаспоры ................. 109 Сведения об авторах ............................................................................. 117 Научное издание
ЭПОХА. СОЦИУМ. ЧЕЛОВЕК
Проблемы всемирной истории
Сборник научных трудов
Редактор, корректор М. Э. Левакова
Верстка И. Н. Иванова
Подписано в печать 10.03.2010. Формат 60×84/16. Бум. офсетная.
Гарнитура "Times NewRoman".Усл. печ. л. 6,97. Уч.-изд. л. 5,96.
Тираж 100 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен
в редакционно-издательском отделе ЯрГУ.
Отпечатано на ризографе.
Ярославский государственный университет.
150000, Ярославль, ул. Советская, 14.
120
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
25
Размер файла
990 Кб
Теги
всемирной, человек, 1063, история, проблемы, эпохи, социуме
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа