close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

1141.Век нынешний век минувший Вып 5 Исторический альманах

код для вставкиСкачать
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Министерство образования и науки Российской Федерации
Федеральное агентство по образованию
Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова
Исторический факультет
Век нынешний,
век минувший...
Исторический альманах
Выпуск 5
Ярославль 2006
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
УДК 94(47)
ББК Т3(2)
В26
Рекомендовано
Редакционно-издательским советом университета
в качестве научного издания. План 2006 года
Рецензенты:
А.И. Ушаков, доктор исторических наук,
профессор Всероссийского университета кооперации;
кафедра отечественной истории ЯГПУ им. К.Д. Ушинского
Ответственные редакторы:
д-р ист. наук Ю.Ю. Иерусалимский,
д-р ист. наук В.П. Федюк,
д-р ист. наук В.М. Марасанова
И 90
Век нынешний, век минувший...: Исторический альманах.
Вып. 5
/ Под
ред.
Ю.Ю. Иерусалимского,
В.П. Федюка,
В.М. Марасановой ; Яросл. гос. ун-т. – Ярославль : ЯрГУ, 2006. –
160 с.
Альманах включает разнообразные документальные и исследовательские материалы, посвящённые актуальным проблемам социально-экономической, политической и культурной жизни России.
Альманах может быть полезен преподавателям, научным работникам, студентам и школьникам, всем интересующимся отечественной историей и краеведением.
УДК 94(47)
ББК Т3(2)
© Ярославский государственный
университет, 2006
© Исторический факультет, 2006
2
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
А.М. Селиванов
3
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Памяти редактора
10 июля 2006 г. умер доктор исторических наук, профессор
А.М. Селиванов. Ушёл из жизни человек, стоявший у истоков
альманаха "Век нынешний, век минувший …", первый выпуск
которого был опубликован в 1999 г. Его стараниями и трудами,
активной организаторской и редакторской деятельностью создавались первые четыре выпуска исторического альманаха.
А.М. Селиванов в качестве ответственного редактора являлся
инициатором основания первых постоянных рубрик данного издания: "Страницы российской истории", "История исторической
науки", "Публикации" и др. Мы знаем и помним профессора
А.М. Селиванова как настоящего ученого, требовательного к себе и другим исследователя, талантливого преподавателя, пользовавшегося заслуженным уважением среди студентов и коллег,
вдумчивого и внимательного редактора.
А.М. Селиванов являлся организатором кафедры музеологии
и краеведения Ярославского государственного университета
им. П.Г. Демидова, создал свою научную школу, под его руководством были защищены многие диссертационные исследования
по отечественной истории. Светлая память о профессоре
А.М. Селиванове, Человеке и Учёном с большой буквы, навсегда
останется в наших сердцах.
Коллеги
4
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
СТРАНИЦЫ
РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ
В.М. Марасанова
Реформы местного управления
в Российской империи: успехи и трудности
На протяжении XVIII – начала ХХ столетий в Российской империи неоднократно проводились преобразования, вносившие существенный вклад в модернизацию государственного управления.
Административные реформы являлись одним из важных способов
решения стоящих перед государством и обществом проблем. Действия управленческих структур имели различные аспекты – политические, экономические, социальные и культурные, поэтому изучение становления и развития местного управления позволяет
проанализировать многие стороны жизни общества. Оптимальная
структура высших, центральных и местных органов власти и четкое разграничение их полномочий необходимы для укрепления
российской государственности в современных условиях. В связи с
этим весьма важно обращение к историческому опыту административно-территориальных реформ в России.
Много сделали для сбора и систематизации фактического материала по истории реформ в России представители государственной школы историографии, сложившейся ко второй половине
XIX в. (С.М. Соловьев, Б.Н. Чичерин, К.Д. Кавелин и др.)1. Интерес к проблеме преобразований в государственном строе оживился в 60-х гг. XIX столетия, когда вопрос о проведении реформ был
поставлен всем ходом развития страны2. Постоянное внимание авторов привлекала история высших и центральных учреждений
России3. К сожалению, в юбилейном издании МВД сведения по
5
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
истории местной администрации были очень краткими4. Вышло
большое количество работ, посвященных реформам, проведенным
в царствование Екатерины II5. Гораздо меньше авторов освещало
административно-территориальное устройство павловской эпохи6.
Фундаментальный труд г. Джаншиева был посвящен буржуазным
реформам XIX столетия7. В. Обнинский изучал период первой
российской революции8 и т.д. Школы, сложившиеся в отечественной исторической науке до 1917 г., и отдельные авторы поразному оценивали итоги административно-территориальных реформ, и результаты проведенных исследований сохраняют научную значимость в современных условиях.
С 1920-х гг. основное внимание в исторической литературе
начало уделяться проблемам классовой борьбы. Работ, посвященных периоду существования Российской империи, выходило
крайне мало9. Административно-территориальные реформы этого периода рассматривались главным образом в трудах обзорного
характера10. Исключение представляло подробное исследование
Ю.В. Готье11. Особенно важны были для изучения истории дореволюционных государственных учреждений труды Н.П. Ерошкина и П.А. Зайончковского12.
В годы "перестройки" наряду с высшими и центральными учреждениями начали активнее изучаться местные органы власти, а
также периоды реформ13. С начала 1990-х гг. проблемы становления и развития государственной службы заняли достойное место в
числе тем, наиболее активно исследуемых историками14. В настоящее время появились взвешенные и аргументированные объяснения тех процессов, которые происходили в системе местного
управления15. Ученые анализировали проблемы местного управления по отдельным регионам16. В 1990-е гг. одним из направлений региональных биографических исследований стала тема дореволюционного губернаторского корпуса, что позволило выявить
много новых материалов о ходе административных реформ17.
Источники изучения административно-территориальных реформ и всего местного управления весьма разнообразны. Это законодательные материалы, делопроизводственная документация
правительственных учреждений, отчеты губернаторов, официальные справочники по личному составу, периодическая печать, вос6
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
поминания и дневники18. Дореволюционное законодательство регламентировало деятельность местных органов власти и фиксировало изменения в административно-территориальном делении империи19. Особое значение для исследования деятельности местных
государственных учреждений имеют фонды Российского государственного исторического архива (РГИА), например, комплекс
фондов Министерства внутренних дел. Весьма представительны
по объему и информативны по содержанию фонды самих местных
учреждений, отложившиеся в государственных архивах20.
Реформы аппарата управления в последней четверти
XVIII столетия явились важнейшим инструментом проведения
правительственной политики на местах. Местные учреждения содействовали разрешению социальных конфликтов, вносили существенный вклад в дело экономического и культурного развития
российской провинции. На примере становления и развития местных учреждений прослеживались общие черты административных
реформ рассматриваемого периода. С одной стороны, с целью повышения эффективности деятельности аппарата управления на
местах проводились его рационализация, совершенствование
структуры действующих учреждений, а также более четкое разграничение их функций. С другой стороны, следствием административных реформ неизбежно становилась бюрократизация. Все
усилия по сокращению численности управленческого аппарата и в
особенности объемов переписки и количества нерешенных дел в
губернских учреждениях оставались безрезультатными.
Эволюция системы органов местного управления, её реформы ставили целью укрепление государства в разные исторические эпохи, и вплоть до первой российской революции 1905 –
1907 гг. аппарат вполне успешно справлялся со стоящими перед
ним задачами и мог эффективно защищать существующий социальный строй от потрясений.
Реформы местного управления, проведенные в царствование
Екатерины II, позволили создать четкую вертикаль административной власти в регионах. Расширение компетенции губернских
учреждений сделало ненужными многие коллегии, функции которых передавались на места. Губерния становилась средоточием
экономической, политической и культурной жизни, а провинци7
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
альная Россия выходила из некоторого прозябания предшествующих десятилетий. Не случайно наместниками в последней
четверти XVIII в. становились деятели, облеченные личным доверием императрицы и наиболее приближенные к ней. Губернская реформа Екатерины II повлекла за собой через четверть века
реформы государственных учреждений Александра I, усилившие
центральное звено управления и подчинившие губернские и
уездные учреждения МВД.
Если в последней четверти XVIII в. в управлении преобладал
территориальный принцип, то в XIX столетии все больше утверждался отраслевой. В целом при Александре I в управлении довольно удачно сочеталось и центральное, и местное звено. Во
второй четверти XIX в. центральные учреждения взяли на себя
многие функции губернских органов власти. Министерства, и
прежде всего МВД, несколько доминировали над местным губернским управлением, что неизбежно вело к централизации
управления и нарастанию бюрократических тенденций. Провозглашая губернаторов "начальниками губерний", "Наказ" 1837 г. и
другие постановления верховной власти не вернули им былого
статуса наместников екатерининского царствования. Одновременно в первой половине XIX в. основная часть населения оставалась крепостными крестьянами и, следовательно, все административные функции по отношению к ним выполняли не правительственные органы, а помещики.
В ходе реализации крестьянской реформы 1861 г. и последующих преобразований на местный аппарат управления ложилась большая ответственность. Губернаторы уже не были в пореформенной России "начальниками губерний" в том максимально широком смысле, как при Екатерине II. Они лично и все
правительственные учреждения учитывали в своей деятельности
вновь созданные органы общественного управления. Отсутствие
в законах четких разграничений компетенции государственных и
общественных органов создавало почву для конфликтов, в преодолении которых многое зависело от характера личных взаимоотношений губернаторов, председателей губернских земских
управ и городских голов. В то же время, передав органам общественного управления значительную часть вопросов по поводу
8
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
образования, просвещения и благоустройства, губернские учреждения в большей степени сосредоточились на охране общественного порядка. При этом в инструментарии воздействия на население к концу XIX в. чаще стало встречаться применение войск в
ходе социальных конфликтов.
Государство проводило реформы в рамках традиционной политической культуры, с большим объемом крепостнических пережитков. Проведенные преобразования частично ограничивались последующими распоряжениями правительства, а также искажались на местах их непосредственными исполнителями – коронными чиновниками, мировыми посредниками и другими. Несмотря на все произошедшие в обществе под влиянием отмены
крепостного права перемены, государство по-прежнему доминировало над всеми сферами общественной жизни. Данное положение еще более проявилось в период контрреформ, усиливших
административный контроль над общественными и крестьянскими сословными учреждениями.
Неразвитость институтов правового государства, практически полное отсутствие представительных учреждений и невозможность для многих групп населения легальной общественнополитической деятельности зачастую приводили к ожесточенному противостоянию с местными властями и даже к проявлениям
терроризма. В таких условиях губернские учреждения и, прежде
всего, персонально губернаторы постоянно должны были находить "золотую середину" в проведении преобразований и сохранении незыблемых политических устоев общества. Начальник
губернии должен был учитывать, что мягкими мерами можно
было не справиться с ситуацией, а жесткие меры и применение
оружия могли нанести удар по авторитету власти.
В целом на протяжении рассматриваемого периода централизация преобладала над децентрализацией, отраслевой принцип – над территориальным, а единоначалие – над коллегиальностью. Отсюда проистекала значительная роль губернаторов в
жизни российской провинции. После реформ 1860 – 1870-х гг.
губернаторы утратили право "ревизии" судебных дел, в их ведение не вошли контрольные палаты, губернские акцизные управления и некоторые другие учреждения. Однако вскоре прави9
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
тельственный курс в данном отношении вновь изменился. В
1880-е гг. губернатор вновь получил право влияния на суд и право ревизии гражданских учреждений всех ведомств. Но полномочия губернаторов усилились только в отношении нижестоящих чиновников и населения, а их безусловная зависимость от
министерского начальства осталась неизменной.
В России сравнительно поздно начала оформляться бюрократия. Только с эпохи Петра I стала оформляться иерархическая
структура власти, основанная на "Табели о рангах" 1722 г., постоянно совершенствовалась нормативная база управленческого
труда. Однако, предписывая жесткую иерархическую систему
подчинения и закрепляя привилегии потомственного дворянства
на занятие наиболее значимых должностей, "Табель" как основа
всего чинопроизводства со второй половины XIX в. выступает
как весьма архаичный институт.
При поступлении на государственную службу учитывались
пол, возраст, происхождение, образование, нравственные качества и политические убеждения будущего чиновника. Губернская
реформа 1775 г. увеличила количество должностей в местном
управлении и, следовательно, расширила возможности для служебной карьеры провинциального дворянства. Наряду с коронной службой с 1785 г. расширялись перспективы общественной
деятельности представителей благородного сословия в сфере органов дворянского сословного управления.
В формировании кадров губернских учреждений постоянно
присутствовали две тенденции. С одной стороны, налицо было
стремление центральной власти обеспечить господствующие позиции дворянского сословия в правительственных учреждениях.
С другой стороны, при явном предпочтении дворянства к военной службе и значительном числе вакансий часть должностей, в
особенности средних и низших, активно замещалась выходцами
из других сословий. Преимущества дворян в продвижении по государственной службе были еще одной привилегией "благородного сословия". Занимая различные посты в аппарате управления
в центре и на местах, дворянство дополняло свои личные привилегии – свободу от обязательной службы (с 1762 г.), от телесных
наказаний (с 1785 г., кроме периода правления императора Пав10
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ла I), от налогов, право на занятие промыслами и торговлей, право на землевладение и до 1861 г. крепостное право.
Изученные материалы показали противоречивость и внутреннюю конфликтность реформ, проводимых в сфере местного
управления. Это объяснялось стремлением правительственных
кругов как можно меньше затрагивать политическую систему в
целом и не ущемлять привилегий российского дворянства. Эволюция губернского звена управления была одним из проявлений
процессов модернизации государственного строя России. Общественные потребности требовали большего правового регулирования деятельности губернских органов управления, но сложившаяся административно-бюрократическая система с течением
времени менялась медленнее, чем требовалось, и уже не справлялась со стоявшими перед ней задачами. Именно в расширении
полномочий губернаторов монархия видела инструмент и залог
наведения порядка в регионах. Однако при условии отторжения
большинства (в крепостной России) либо значительной части населения (с 1860-х годов) от сопричастности к вопросам управления проблема укрепления местной власти и расширения ее социальной опоры не решалась.
Только усовершенствование существующей системы органов
губернского управления без расширения их связей с обществом и
действенного механизма правового регулирования социальных
отношений не могло быть гарантией социального мира, что наглядно показали события последних лет существования монархии в России. Организация, кадры, привилегии местной администрации менялись гораздо медленнее, чем ситуация в стране, в
особенности в начале ХХ столетия. Отказ от проведения комплекса реформ в сфере местного государственного и общественного управления в последнее десятилетие существования монархии стал одним из факторов, ослабивших государственный строй
России и приведших к глубочайшим социальным катаклизмам
1917 г. и последующих лет.
11
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Примечания
1
См.: Чичерин Б.Н. Областные учреждения в России в ХVII в. М.,
1856; Кавелин К.Д. Собр. соч.: В 4 т. СПб., б.г.; Корнилов А.А. Курс истории России XIX в. М., 1993; и др.
2
См.: Градовский А.Д. История местного управления в России. СПб.,
1868; Лохвицкий А. Губерния, ее земские и правительственные учреждения. СПб., 1864. Ч.1; Мрочек-Дроздовский П.Н. Областное управление
России ХVIII в. до Учреждения о губерниях 7 ноября 1775 года: Историкоюридическое исследование. М., 1876. Т.1; и др.
3
См.: Даневский П.Н. История образования Государственного Совета
в России. СПб., 1859; История Правительствующего Сената за 200 лет: В
5 т. СПб., 1911; и др.
4
См.: Министерство внутренних дел: Исторический очерк. СПб.,
1902.
5
См.: Григорьев В.А. Реформа местного управления в России от Петра до Екатерины II: Учреждения о губерниях 7 ноября 1775 г. СПб., 1910;
Лаппо-Данилевский А.С. Очерк внутренней политики Екатерины II. СПб.,
1898; и др.
6
См.: Зябловский Е. Новейшее описание Российской империи: В 2 ч.
СПб., 1807.
7
См.: Джаншиев г. Эпоха великих реформ. Исторические справки.
7-е изд. М., 1898.
8
См.: Обнинский В. Новый строй: В 2 ч. М., 1911.
9
См.: Дубровский С.М. Дворянская монархия ХVIII в. Л., 1936; Пресняков А.Е. Александр I. Пг., 1924; Он же. Апогей самодержавия. Л., 1927.
10
См.: Новицкий Г.А. История СССР (XVIII в.). М., 1950; Окунь С.Б.
История СССР. 1796–1825. Л., 1947; Очерки истории СССР. Россия во второй четверти ХVIII в. М., 1957; и др.
11
См.: Готье Ю.В. История областного управления в России от Петра I
до Екатерины II. М.; Л., 1941. Т. 2.
12
См.: Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. 2-е изд. М., 1968; Зайончковский П.А. Проведение в
жизнь крестьянской реформы 1861 г. М., 1958; и др.
14
См.: Захарова Л.Г. Самодержавие, бюрократия и реформы 60-х гг.
XIX в. в России // Вопросы истории. 1989. № 10. С. 3–24; Шумилов М.М.
Местное управление и центральная власть в России в 50-х – начале 80-х гг.
XIX в. М., 1991; и др.
16
См.: Великие реформы в России. 1856–1874. М., 1992; Государственные институты России: прошлое и настоящее: Материалы межвуз. науч. конф. памяти Н.П. Ерошкина, 19–20 дек. 1995 г. М., 1996; Междунар.
12
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
науч. конф. "Государственное управление: история и современность" (29–
30 мая 1997 г.). М., 1998; и др.
17
См.: Медушевский А.Н. Утверждение абсолютизма в России: Сравнительно-историческое исследование. М., 1994; Миронов Б.Н. Социальная
история России периода империи (ХVIII – начало ХХ в.): В 2 т. СПб., 1999;
Морякова О.В. Система местного управления России при Николае I. М.,
1998; и др.
19
См.: Ломизова Н.И. Местное управление в губерниях Среднего Поволжья в 1801–1825 гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Пенза, 2003; Ремнев А.В. Самодержавие и Сибирь в конце ХIХ – начале ХХ века: проблемы
регионального управления // Отечественная история. 1994. № 2. С. 60–73; и
др.
20
См.: Балязин В.Н. Московские градоначальники. М., 1997; Фролов Н.В., Фролова Э.В. Владимирские наместники и губернаторы. Ковров,
1998; и др.
21
См.: Герцен А.И. Былое и думы. М., 2001; Джунковский В.Ф. Воспоминания: В 2 т. М., 1997; Урусов С.Д. Очерки прошлого. Т.1: Записки
губернатора. Кишинев. 1903–1904. М., 1907; и др.
22
См.: Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ). Собр. I.
СПб., 1830; Свод законов Российской империи. 1842. СПб., 1842; Законодательство Екатерины II: В 2 т. М., 2000; Российское законодательство Х–
ХХ вв.: В 9 т. М., 1987; и др.
23
См.: Государственный архив Владимирской области (ГАВО). Ф. 15;
40; Государственный архив Костромской области (ГАКО). Ф. 7; Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 56, 466; Государственный
архив Ярославской области (ГАЯО). Ф. 72; 73; 77; и др.
А.В. Борисова
Личность императора Александра I
в восприятии современников
Император Александр I являлся одним из тех государей в
российской истории, чья жизнь и деятельность привлекали активное внимание современников и продолжает вызывать яркий
интерес у исследователей и сегодня. Во многом причиной тому
была личность самого правителя, которого за 200 лет наградили
многочисленными эпитетами от «ангела» до «деспота». Авторы
исследовательских работ в своих оценках политического курса,
13
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
успехов и неудач внешней политики основываются в том числе и
на отзывах современников об Александре I. Совершенно очевидно, что программу действий любого правителя в значительной
степени определяют его личностные качества. Поэтому особенно
интересно выявить круг мнений об императоре как о человеке.
В данной статье речь пойдет о воспоминаниях соотечественников, российских деятелей. Среди них мы найдем как близких
друзей и входивших в окружение Александра I людей, так и далеких от придворной жизни наблюдателей. Оценки и мнения
различны, что в определенной степени являлось отражением
противоречивой натуры самого императора, а также объяснялось
степенью информированности авторов.
О воспитании и образовании будущего императора сказано
немало. Отметим лишь некоторые аспекты, связанные с формированием характера и взглядов будущего государя. Один из ближайших друзей великого князя указывал, что Александром принципы французской революции были восприняты с крайним энтузиазмом. «Хотя я и сам был рожден и воспитан в республике, …
в наших беседах я обнаруживал более рассудительности и умерял крайние мнения великого князя»1. Чарторыйский отмечал
очень эмоциональное отношение Александра к проблеме свободы, которая, по мнению великого князя, должна принадлежать
всем людям. В то же время дальше рассуждений дело не продвигалось. Александр усваивал примеры из прошлого Европы, мало
вникая в ход дел внутри самой России. Юный наследник был
мечтателем, с восторгом смотревшим на «сельские работы, полевые труды…», не сознавая обратной стороны этой «идиллии».
При этом нельзя говорить о том, что Александр только предавался грезам, он весьма определенно представлял масштабы деятельности правителя такой империи, как Российская. Не случайно, еще будучи великим князем, он признавался другу, что рожден не для того сана, который носит, и еще менее – для того, который ему предстоит. Ответственность и труд государя его пугали, и он, возможно, понимал, что не обладает необходимыми для
правителя качествами.
Не станем рассматривать вопрос об участии Александра в заговоре против отца, это отдельная и сложная проблема. Перей14
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
дем к новому этапу жизни Александра Павловича – царствованию. Вступление его на престол было встречено ликованием в
обществе. Классическим примером настроения столиц стали слова поэта: «...дней Александровых прекрасное начало!». Первые
шаги молодого императора современники восприняли поразному. Близкий друг и соратник Адам Чарторыйский** считал,
что Александр «еще не совсем отрешился от прежних грез, к которым постоянно обращались его взоры. Но… он отступал перед
силой обстоятельств, не обнаруживал господства над ними, не
отдавал еще себе отчета во всем объеме своей власти и не проявлял умения применить ее на деле»2. Это наблюдение, возможно,
и было верным, но лишь отчасти. Не будем забывать, что Александр I очень жестко проявил себя по отношению к участникам
заговора против Павла I, возведших самого Александра на престол. В ссылку был отправлен граф Пален – инициатор заговора,
Зубов оставлен в столице лишь по причине полной неспособности к самостоятельным действиям. В контексте произошедшего
очень интересным выглядит наблюдение Ф.Ф. Вигеля, отмечавшего, что этот «первый пример искусства и решимости нового
государя… мог бы удивить и при Павле… Но Москва и Россия
утопали тогда в веселии; сие важное происшествие едва было замечено»3.
Таким образом, уже в первые дни царствования Александр
проявил или противоречивость характера, или тонкий расчет и
умение демонстрировать в нужный момент определенные грани
своей личности. В дальнейшем император берется за решение
самых сложных проблем российской действительности, и начинается так называемый «либеральный период», или «период реформ». Мероприятия правительства вызвали противоречивые
оценки в обществе. В историографии отмечают группу «стариков» – сановников екатерининского времени, резко критиковавших Негласный комитет, и самого Александра, и «молодых друзей», сторонников нового курса. Н.И. Тургенев уточнил, что «в
России преобразовательные планы императора Александра порой
*
Автор статьи приводит один из вариантов написания данной польской фамилии.
15
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
встречали протест не со стороны общественного мнения, не
имевшего силы, а со стороны узкого круга»4. Влияние именно
этого круга оказывалось определяющим. Дело в том, что Александр I исходил из представлений века Просвещения, считая решающей силой общественное мнение. Именно поэтому, видя сопротивление, как ему казалось, «большинства» – общества, император остановился в самом начале пути и далее рассуждений и
единичных мер не продвинулся. Подобный стиль правления вызвал недовольство у части общества, императора стали осуждать
за двуличие. Он стал восприниматься как человек непоследовательный, нерешительный, хитрый и лукавый. Ярким примером
подобных оценок могут стать строки, написанные А.С. Пушкиным в 1829 г.
Недаром лик сей двуязычен,
Таков и был сей властелин;
К противоречиям привычен,
В лице и в жизни арлекин5.
Другой современник, Н.М. Карамзин, назвал мероприятия
первых лет нового царствования «пеной» и призвал к долгому
кропотливому труду, а именно этого менее всего желал Александр. Столь суровая оценка деятельности молодого императора
была возможна лишь из уст умудренного опытом историка, близко знавшего императора. Для большинства же он оставался тем,
кем хотел казаться. Очень показательным в данном контексте
может быть отрывок из воспоминаний светской дамы: «... эта
тонкая разборчивость, только ему одному сродная, и весь он, с
его обаятельною грацией и неизъяснимой добротой, невозможными ни для какого другого смертного, даже для другого царя …
я с ним заговорила, как с … обожаемым отцом!»6.
Бурные отклики в обществе получила внешнеполитическая
деятельность Александра I. Победа в войне 1812 г. была воспринята частью общества как заслуга императора. Поэты награждали
государя эпитетами «ангел небесный», «ангел-хранитель», «повелитель душ и сердец». Милонов восклицал: «Он благостью в свой
век возвысил царский сан, Любимец и отец великого народа!»7.
16
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
В то же время наблюдательные современники отмечали, что
«император Александр перестал быть русским царем и превратился в императора Европы»8. Будущий декабрист писал, что передовая молодежь, «имевшая перед глазами великие события», с
горечью и негодованием слушала похвалы иностранцам и оскорбления в адрес русских из уст государя. «Император Александр, в Европе покровитель и почти корифей либералов, в России был не только жестоким, но, что хуже того, – бессмысленным деспотом»9. Показательно, что подобные мысли выражали
не только бунтари, но вполне мирные обыватели: «Двадцать пять
лет его старания … загнали чувство народности в последний, самый низший класс»10. Много размышлявший о ситуации в стране
и событиях в Европе П. Вяземский отмечал, что императором
движет «одно обсчитавшееся честолюбие»11.
Обратимся к современникам, которые подвели некоторые
итоги царствования Александра I. Прежде всего, тогда и сейчас
многих интересовал вопрос о причинах отказа императора от реформаторских планов. В литературе высказывались различные
суждения – от причин сугубо личного характера до сомнений,
что реформы вообще имели место в деятельности молодого государя. П. Вяземский писал, что Александр «желал быть преобразователем и, вероятно, был бы им, если бы внешние обстоятельства не воспрепятствовали ему». Войны, Наполеон, конгрессы,
по мнению автора, «отвлекали государя от домашнего очага и
домашнего хозяйства»12. Другое мнение высказал Ф.Ф. Вигель.
Он сомневался, что правление Александра вообще могло привести к значительным изменениям либерального характера. Автор
считал, что безрезультатность деятельности Александра вызвана
образом мышления самого императора, который «любил свободу, как забаву ума»13. В свою очередь, Адам Чарторыйский все
приписывал мягкости характера Александра, которому «всегда
была свойственна какая-то женственность, со всеми присущими
ей приятными, положительными и отрицательными чертами…»14. Н.И. Тургенев выразил несбывшиеся надежды современников при восшествии на престол императора так: «Александр умер деспотом, но родился он, чтобы стать чем-то лучшим»15. Положительной оценки удостоился император от пред17
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ставителя «революционной традиции» в общественной мысли: по
вступлении на престол в продолжение «12 лет он усердно подвизался для блага своего Отечества, и благие его усилия по всем
частям двинули Россию далеко вперед»16.
Таким образом, следует отметить, что современники оставили значительное количество материалов, в которых звучали рассуждения и оценки как личности императора Александра I, так и
его правления в целом. Суждения авторов зависели от ряда причин: общественно-политических убеждений, положения в обществе, близости ко двору и государю.
Примечания
1
Чарторыйский А. Мемуары. М., 1998. С. 147.
Там же. С. 166.
3
Вигель Ф.Ф. Записки. М., 1891. Ч. 1. С. 181.
4
Тургенев Н.И. Россия и русские. М., 2001. С. 500.
5
Цит. по: Чулков Г.И. Императоры: Психологические портреты. М.,
1995. С. 211.
6
Керн А.П. Воспоминания. Дневник. Переписка. М., 1989. С. 90.
7
Глинка С.Н. Царю-отцу; Милонов М.В. Надпись к бюсту Александра I // Русская поэзия 1813 – 1825 гг. М., 1990. С. 18–19; 164.
8
Якушкин И.Д. Записки // Верные сыны Отечества. Воспоминания
участников декабристского движения в Петербурге. Л., 1982. С. 48.
9
Там же. С. 55.
10
Вигель Ф.Ф. Указ. соч. С. 31.
11
Цит. по: Акульшин П.В. П.А.Вяземский. Власть и общество в дореформенной России. М., 2001. С. 60.
12
Вяземский П.А. Полн. собр. соч. М., 1965. Т. 7. С. 435.
3
Вигель Ф.Ф. Указ. соч. С. 14.
14
Чарторыйский А. Указ. соч. С. 183.
15
Тургенев Н.И. Указ. соч. С. 519.
6
Якушкин И.Д. Указ. соч. С. 93.
2
18
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
К.И. Юрчук
"Золотой век" помещичьего винокурения
Новый период предпринимательства дворян в винокурении1
охватывает столетие с 1755 по 1863 г. Все это время сохранялась
монополия казны на продажу водки и монополия помещиков на
ее производство. Избавившись от конкуренции купцов, дворяне в
1762 г. получили еще и освобождение от обязательной службы,
что заметно активизировало их хозяйственную деятельность2.
Первая половина обозначенного периода – время правления Екатерины II – было особенно безоблачным для винозаводчиковдворян. Устав 1765 г. подтвердил исключительное право их производить водку. В.И. Семевский связывал начало монополии помещиков на винокурение именно с этим документом3. Помещики
заключали договоры о поставке вина с казенными учреждениями
или откупщиками. Устав поощрял курение вина в английских
медных кубах. По-прежнему с каждого ведра объема кубов (казанов) брали налог по 50 коп. в год4.
Вопрос о праве дворян на промышленное предпринимательство обсуждался на заседаниях Уложенной комиссии 1767 г. Добившись установления монополии на производство вина, помещики выдвинули проект такой же монополии в других отраслях
промышленности. Так, ярославское дворянство в наказе своему
депутату кн. М.М. Щербатову требовало: "… фабрики, сочиняющиеся изо льна и пеньки и прочих земляных экономических
произращений, … дворянам должны принадлежать…". Дальше
они предлагали сохранить за купцами те предприятия, которые
уже заведены, обложив их налогом, "а впредь такие фабрики оставить единым дворянам…"5. Выполняя этот наказ, князь
М.М. Щербатов в Комиссии защищал исключительное право
дворян на винокурение и другие отрасли промышленного производства6. Требование закрепить за дворянами право на промышленную деятельность было высказано в ряде наказов и поддержано многими дворянскими депутатами7. Уложенная комиссия,
действовавшая в 1754 – 1766 гг., предусматривала в 1761 г. в
проекте нового свода законов: "... фабрик и заводов вновь нико19
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
му, кроме дворян, не заводить"8. Следовательно, промышленной
деятельности купечества угрожала серьезная опасность. Борясь
за право иметь фабрики и заводы, представители купечества в
Комиссии 1767 г. критиковали вотчинные мануфактуры как несовершенные, отяготительные для крестьян, не способные обеспечить выпуск надлежащего объема продукции9. Некоторые городские депутаты соглашались оставить за дворянами право (но
не монопольное) заводить винокуренные, полотняные и другие
предприятия для переработки вотчинного сырья10. Это предложение поддержал депутат от Коммерц-коллегии Меженинов, обвинивший дворян в чрезмерном увлечении промышленным производством, которое якобы только разоряет и самих дворян, и
купцов-промышленников11. Другие представители государственного аппарата, Теплов и Волков, в докладе 10 сентября 1769 г.
"касательно наложения новой подати на купцов и мещан по случаю войны" рекомендовали одинаково обложить этим сбором и
купцов, и помещиков-заводовладельцев, так как "не чин людей
подать сию платить должен, но промысел, который в сем случае
одинакового свойства есть у дворян с мещанами"12.
Борьба между дворянскими и купеческими депутатами Уложенной комиссии по вопросу о праве на торгово-промышленную
деятельность отражала, как отмечено исследователями, усиление
позиций нарождающейся буржуазии в экономике страны, классовых противоречий и в связи с этим – идеологической борьбы13.
В то же время такая борьба могла разгореться только в условиях
интенсивного втягивания помещиков в предпринимательство,
столкнувшее их с конкуренцией купцов. Депутат от Рыбной слободы А. Попов предложил вернуть купцам право иметь винокуренные заводы14. Поэтому В.Н. Бочкарев и утверждал, что купечество в комиссии настаивало на разрешении ему иметь винокуренные заводы15. Но в обстановке острых разногласий о том, кому можно заводить фабрики и заводы, вопрос о винокурении
оказался, по сути, бесспорным. Это объяснялось, во-первых,
прочными позициями дворян в отрасли, во-вторых, опасностью
их экспансии в другие виды производства. Наконец, рискованно
было выступать против уже принятого правительством решения
в условиях абсолютизма.
20
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Вопрос о винокурении в материалах Уложенной комиссии
1767 г. затрагивался в 2 наказах дворян. Это наказы о курении
вина в Подмосковье. Московские дворяне в п. 13 наказа своему
депутату П.И. Панину просили, чтобы "позволено было в Московском уезде сидка вина и варение пив, сколько кто похочет для
домашнего употребления, с тем дабы излишнее на своим расходом вино мог отдавать дворянин по установляемой цене в то место, куда по государственному положению определено будет".
Прямо противоположное требование значилось в наказе дворян
Калужского и Медынского уездов. В п. 11 там говорилось, что
для сохранения лесов необходимо запретить на 200 верст вокруг
столицы держать заводы железные, медные, винные и др., расходующие много дров16.
С учреждением в 1775 г. губерний все дела по заготовке вина
были сосредоточены в губернских казенных палатах. В том же
году провозглашена свобода предпринимательства, т.е. право учреждать "фабрики", не обращаясь за разрешением в органы власти. Винокурения эта свобода не касалась. Была ликвидирована
Мануфактур-коллегия, восстановленная лишь в 1796 г. Следствием этого стало отсутствие ведомостной статистики о промышленности за эти двадцать лет. К.В. Сивков писал: "Русские помещики во второй половине XVIII в. занимались винокурением как
очень доходной статьей хозяйства в больших размерах, широко
используя предоставленную им законом 1775 г. почти полную
монополию на винокурение"17. К.В. Сивков не объяснил, какой
из законов он имел в виду или же в тексте просто допущена опечатка.
17 сентября 1781 г. был принят новый "Устав о вине", определявший порядок заготовки и продажи вина и еще раз подтвердивший монопольное право помещиков на винокурение. Налог с
оборудования заводов отменялся18. В течение 1765 – 1819 гг. действовала откупная система в продаже водки19. Видимо, еще в связи с подготовкой прежнего устава была составлена ведомость
1765 г., изученная Н.И. Павленко. Она включала 157 дворян, владевших 186 заводами20. Эти помещики обязались поставить в
казну 1 859 857 ведер вина в год. При этом 15 человек, каждый из
которых брал поставку более 30 тыс. ведер, обеспечивали 1 млн.
21
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ведер, т.е. 57,6% всего объема закупки, 112 человек, производивших менее 10 тыс. ведер каждый, давали в сумме лишь 18,9%
всей поставки. Таким образом, производство вина в русских губерниях выросло с 1,5 млн. в 1751 г. до 1,86 млн. в 1765 г. И этот
прирост был обеспечен теперь только помещичьими заводами.
Среди крупнейших винозаводчиков – гр. П.И. Шувалов и другие
представители аристократии. Всего в числе поставщиков значилось 38 генералов и действительных тайных советников21.
В приведенной Н.И. Павленко таблице заводы с выработкой
10 тыс. ведер вина и более составляли 23%. Но к числу мануфактур относились предприятия и с меньшей производительностью.
По данным источников и исследований Н.И. Павленко, И.А. Булыгина и др., составлен список винокуренных заводов, действовавших в 1755 – 1768 гг. Из 47 учтенных в нем предприятий к
группе крупных можно отнести 25. Таким образом, доля мануфактур в помещичьем винокурении была где-то между 23 и 50%.
В 1767 г. казна заключила договоры о поставке со 174 заводчиками, объем заготовки вина = 1 853 456 ведер22. В 1773 г. помещики поставили 2,1 млн. ведер вина на сумму от 3 до 3,5 млн.
руб.23 Для 1775 г. источники приводят эти же данные о поставках
помещиков и дополняют их сведениями о производстве казенных
заводов – 842 777 ведер вина. Половину этой продукции казенных заводов дали новые предприятия, основанные в 1768 г.24 Казенные заводы были крупнейшими в отрасли. В 1760 г. такой завод, расположенный около Брянска, давал до 100 000 ведер вина
в год, Мелекесский (в 50 верстах от Симбирска) в 1781 г. –
120 000 ведер, Татарский завод во Владимирской губернии, построенный в 1790 г., – 50 000 ведер, 2 завода в Краснослободском
уезде Пензенской губернии в начале 1790-х гг. – от 100 до
170 000 ведер каждый25. Они служили образцом, ориентиром для
частного предпринимательства.
Следующим опорным пунктом для исследователей стала ведомость о подрядах вина на 1779 – 1783 гг. (см. табл. 1). Частные
заводчики должны были давать 2 294 821 ведро вина в год, казенные – 463 191 ведро, вместе – 2 758 012 ведер26.
22
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Таблица 1
Поставки вина с помещичьих заводов в 1779 – 1783 гг.*
Размер
Число
Процент
одной поставки поставщиков их к общему
числу
До 5 000 ведер
114
54
5 – 10 000
45
21,3
10 – 20 000
24
11,4
20 – 30 000
12
5,7
30 – 40 000
4
1,8
40 – 50 000
3
1,4
50 – 60 000
1
0,5
60 – 70 000
2
1,0
70 – 80 000
1
0,5
80 – 90 000
90 – 100 000
1
0,5
Свыше 100 000
4
1,9
Итого:
211
100
Объем
поставки
(ведер)
189944 9,4
232949
308650
26859
130213
128775
56934
132416
70000
100000
484688
1911428
Процент
ко всей
заготовке
13,1
14,3
12,5
6,0
5,8
2,6
6,1
3,3
4,6
22,4
100
* Павленко Н.И. История металлургии… С. 446.
Итоговая цифра, приведенная Н.И. Павленко, значительно
меньше, чем названная И.А. Булыгиным. Объем производства
почти равен таковому в 1765 г., хотя число заводов заметно выросло. Несколько увеличилась группа мелких подрядчиков, попрежнему 16 заводчиков ставили более 30 000 ведер вина каждый, вместе они обеспечивали 1,1 млн. ведер, т.е. 57,7% всей поставки. Среди знати были такие заводчики, которые могли равняться по объему производства с казенными предприятиями, например Н.Б. Салтыков – 110 000 ведер, генерал-лейтенант
Е.А. Щербинин – 125 586 ведер вина и др.27
Топографические описания губерний не позволяют получить
общероссийский итог. Прежде всего потому, что не все оказались
доступны. Были просмотрены описания по 16 русским губерниям, в их числе – Архангельская, где не было помещичьих заводов. Главный пробел – описания Курской и Воронежской губерний, хотя они и опубликованы. Остались неизученными также
материалы по Нижегородской губернии, но там до 1790 г. был
только 1 завод, и по Московской, данные по которой приводятся
23
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Н.И. Павленко и М.Ф. Прохоровым. Топографические описания
датируются в основном 1780-ми годами, но по Ярославской губернии – 1794, по Рязанской и, видимо, Петербургской – 1799. В
самих описаниях далеко не всегда указываются размеры производства, порой сведения о винокурении приводятся суммарно по
уездам без перечня заводов (Новгородская, Рязанская, Смоленская и Орловская губернии). Очевидно, такой характер источника
и объясняет отсутствие у исследователей показателей винокуренного производства за 1780-е годы.
Гораздо большее внимание проявили историки к анализу положения в отрасли в конце XVIII в., когда ими отмечены 567 винокуренных заводов по 17 губерниям Европейской России с производством 3 348 278 ведер вина в год28. За 15 лет с 1779 по 1795 г.
число заводов выросло в 2,7 раза, а их выработка – более чем на
70%. Так что действительно в последней трети XVIII в. винокурение стало главной отраслью предпринимательства дворян России.
Нельзя не согласиться и с выводом: "Не подлежит сомнению, что
на российском дворянстве лежит тяжкий грех в спаивании своего
народа"29. Правда, возможны некоторые оговорки. Датировать начало пьянства в России серединой XVIII в. несколько рановато,
скорее бы надо отнести это явление к середине ХIХ в., да и купцы
с удовольствием разделили бы с дворянами этот грех, если бы им
было позволено. Утратив право на винокурение, купцы весьма
преуспели в откупах, организуя торговлю водкой, а набив на этом
деле карманы деньгами, получали дворянское достоинство (Барышников и др.). Обретенное "благородство" тут же подкреплялось основанием винокуренного завода.
Всего за вторую половину XVIII в. выявлено 225 заводов,
включенных в список. Не претендуя на полноту, этот список все
же являет собой достаточно представительную случайную выборку для заводов, ставивших вино в казну. Размеры производства известны для 142 предприятий, из них менее 1 тыс. ведер вина
изготовляли только 9. Н.И. Павленко заключил свой очерк развития винокурения во второй половине XVIII в. выводом:
"…устойчивый успех дворянам сопутствовал лишь в винокурении. Это объяснялось не столько использованием людских и
сырьевых ресурсов крепостного хозяйства, сколько монополь24
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ным положением дворянства в винокурении"30. Это, конечно,
верно, но снова с оговорками. Во-первых, успех был достигнут
помещиками и в ряде других отраслей промышленности, где их
монополии не было (свеклосахарной, писчебумажной, стекольной и др.). Во-вторых, стоит вспомнить начало помещичьего винокурения, когда становление этой отрасли их предпринимательства происходило в условиях конкуренции с купечеством.
П.Г. Любомиров подчеркнул "широкую распространенность
типа домашней винокурни". В.К. Яцунский также утверждал, что
в 1790-х гг. водка больше производилась мелкой промышленностью31. Это безусловно, если иметь в виду всю Российскую империю, включая Украину, Белоруссию, Литву и Прибалтику. В русских губерниях домашних винокурен было много, но производство их мизерно, так как "на домашний обиход" изготовлялось не
более 90 ведер вина в год. Так, у пензенских помещиков в 1795 г.
действовало 76 таких винокурен с выработкой на каждой от 10
до 90 ведер32. В 1799 г. в Ярославской губернии была 61 домашняя винокурня33, в Калужской губернии в 1794 г. – 233, а в
1795 г. – 38 и 25 бездействующих34. В Тульской губернии в
1794 г. было 525 винокурен, а в 1795 г. – только 6 и 4 бездействующих35. В других губерниях этот процесс ликвидации домашнего винокурения у помещиков произойдет несколько позднее.
Мелкое производство было распространено в южных губерниях
(Воронежской более всего), где им могли заниматься малороссийские войсковые обыватели и однодворцы. В остальных губерниях уже к концу XVIII в. преобладали предприятия, которые
по размерам производства можно отнести к числу мануфактур.
Наиболее крупные заводы располагались в Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Тульской губерниях и некоторых нечерноземных (Московской, Смоленской)36.
Ведущее место в производстве вина в течение всей второй половины XVIII в. сохраняла Пензенская губерния. Подполковник
А. Свечин, посетивший в 1765 г. тогда еще Пензенскую провинцию, писал, что "в оных местах великие винокуренные заводы находятся". П.С. Паллас, побывавший здесь же в 1768 г., отметил
"множество винокуренных заводов, помещикам принадлежавших". Сведения о винокуренной промышленности края содержат25
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ся в упомянутой выше ведомости Камер-коллегии, представленной 8 марта 1765 г. в Сенат. В ней перечислены фамилии поставщиков, объем и адреса их поставок. В Пензенском и Саранском
уездах, а также в уездах Воронежской губернии, вошедших потом
в состав Пензенской губернии, числилось 24 завода, с которых
следовала поставка примерно 257 тыс. ведер вина37.
И.А. Булыгин, ссылаясь на "Топографическое описание" за
1784 г. в Пензенской губернии, назвал 15 дворянских заводов, на
которых производилось 424 973 ведра вина, и 2 казенных (Бриловский и Троицкий), изготовлявшие 210 тыс. ведер. Учитывая
только что построенный завод кн. А.Б. Куракина, объем выработки помещичьих заводов (16) составлял 449 973 ведра, а вместе
с казенными – 659 973 ведра вина, или 24% всего выпуска вина в
русских губерниях. За 1765 – 1784 гг. производство вина на заводах пензенских дворян выросло более чем в 1,8 раза, что значительно превышало рост дворянского винокурения по стране в целом38.
В "Топографическом описании" губернии 1784 г., хранящемся в РГВИА39, значится не 15, а 17 дворянских заводов с производством 425 тыс. ведер и числом рабочих 538 человек (по 2 заводам численность рабочих не указана). Явно не учтен завод
кн. Куракина, т.е. с ним было бы 18 заводов. Половина этих дворянских предприятий располагалась в Городищенском уезде, остальные – в Керенском, Краснослободском, Инсарском, Мокшанском, Шешкеевском. Ранее, чем И.А. Булыгин, привели данные о
16 заводах помещиков с выработкой 430 тыс. ведер вина в
1780-х гг. Б.Н. Гвоздев и П.Г. Любомиров40. По данным
Б.Н. Гвоздева, в Инсарском уезде было 2 завода, в Мокшанском –
2, в Нижнеломовском – 1, в Керенском – 2, в Городищенском – 7,
всего 14. Сравним с показателями Топографического описания: в
Инсарском уезде – 1, в Мокшанском – 3, в Нижнеломовском ни
одного, в Керенском – 2, в Городищенском – 9 и, кроме того, по
одному заводу в Краснослободском и Шешкеевском уездах, всего 17. Это расхождение цифр говорит о том, что Б.Н.Гвоздев, видимо, использовал не Топографическое описание, а какие-то другие источники. По Топографическому описанию в губернии
только 2 завода выкуривали менее 5 тыс. ведер вина в год.
26
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
По словам вице-губернатора Пензенской губернии в конце
XVIII в. Долгорукова, "почти все помещики курят вино и торгуют как им, так и хлебом"41. Благодаря активному изучению состояния винокурения губернии в XVIII в. историками и наличию
некоторых источников оказалось возможным включить в список
32 завода губернии, что соответствует почти полному их составу.
К концу века выработка вина в крае достигла 490 тыс. ведер42.
Н.И. Павленко определяет этот показатель для 1795/96 г. в
603 558 ведер. Пензенская губерния занимала первое место в
России по изготовлению вина43. Эти же данные приведены
И.А. Булыгиным: 46 заводов губернии с производством
603 548 ведер вина давали 18% общероссийского производства.
За истекшее десятилетие число заводов в губернии выросло в
2,9 раза, выработка в 1,3 раза, с учетом 2 казенных заводов губерния обеспечивала 863 548 ведер вина. На помещичьих заводах
работали 1 200 человек44, по данным Е.Г. Самойлова – даже более
3 000. За 1775 – 1800 гг. в Инсарском уезде было основано 6, в
Городищенском – 11 винокуренных заводов45. Только в Пензенской губернии были помещичьи заводы, изготовлявшие по 70 –
100 тыс. ведер вина в год46.
Из других губерний Поволжья ближе всего к Пензенской по
показателям винокурения была Симбирская. Топографическое
описание отметило в ней в 1785 г. 7 заводов с общей выработкой
267 тыс. ведер вина (в Корсунском уезде 4, изготовлявшие
159 000 ведер, в Алатырском уезде – 1 и 40 000 ведер, в Самарском – 1 с производством 55 000 ведер, в Котиковском – 1 с выработкой 13 000 ведер)47. В Саратовской губернии заводы были
заметно меньшими по размерам. В 1796 г. здесь было 11 дворянских заводов, вырабатывавших за год 117 000 ведер вина48. В Казанской губернии в 1780-х гг. отмечено только 2 завода (в Лаишевском и Царевококшайском уездах)49.
Второе место после Пензенской занимала по размерам винокурения Тамбовская губерния, ее производство в 1795/96 г. составило 362 325 ведер вина50. Вслед за ней на третьем месте шла
Рязанская губерния, продукция которой – 359 372 ведра51. В
1799 г. здесь было 28 заводов в Михайловском уезде 2, в Скопинском 4, Ряжском 8, Сапожковском 9, Ранненбургском 5. Поимен27
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ного перечня описание губернии не дает52, поэтому в составленном нами списке значатся только 12 заводов. По Тульской губернии есть сведения за 1767 и 1794 – 1795 гг. Но сравнить их практически невозможно. В 1767 г. здесь было 12 заводов (в Перемышльском уезде 2, в Лихвинском 3, Алексинском 2, Тульском
1, Карачевском 1, Болховском 1 и Козельском 2)53. Затем по губернской реформе Перемышльский, Лихвинский и Козельский
уезды отошли к Калужской губернии, а Карачевский и Болховский – к Орловской. По Алексинскому и Тульскому уездам, оставшимся в Тульской губернии, число заводов выросло соответственно до 6 и 10 в 1794 г. и 3 и 7 в 1795 г., кроме того, было по
3 бездействующих. В 1794 и 1795 гг. в Тульской губернии действовали в других уездах: в Богородицком 4 и 3 завода, в Ефремовском 4 и 2, Епифановском 4 и 2, да еще 1 бездействовал, Новосильском 10 и 5, сверх того 5 бездействовали, в Веневском 6 и 3
и 1 бездействовал, Каширском 3 и 1 и 1 бездействовал, Крапивенском 16 и 4, Белевском 5 и 3 плюс 1 бездействовал, Чернском
9 и 4 к ним еще 5 бездействовали, в Одоевском 9 и 2, сверх которых 3 бездействовали. Всего в Тульской губернии в 1794 г. учтены 80 заводов, в 1795 г. 39 и 23 бездействовавших54. По числу заводов Тульская губерния не только лидировала среди центрально-черноземных, но обогнала даже Пензенскую. Но выработка
тульских заводов, к сожалению, в источнике не указана.
В конце XVIII в. винокурение активно развивалось и в нечерноземных губерниях. В Московской губернии из 26 самых
крупных заводов, поставлявших вино в казну, только 5 были основаны ранее 1790 г.55 В 1785 г. в этой губернии было 8 винокуренных заводов (в Верейском уезде 1, в Клинском 4, Подольском
1, Рузском 2). Видимо, не все они дожили до 1790-х гг. Поименно
Н.И. Павленко и другие исследователи назвали 11 винокуренных
заводов губернии. Если М.Ф. Прохоров для 1780-х гг. называет
8 заводов56, то Н.Л. Рубинштейн для 1790-х гг. указал 16 (может
быть, у Н.И. Павленко допущена опечатка?), из них 8 производили от 10 до 20 тыс. ведер вина каждый57. Следовательно, ни по
числу заводов, ни по их выработке заводы Подмосковья не могли
равняться с предприятиями центрально-черноземных или средневолжских губерний, но рост их числа к концу века несомненен.
28
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Материалы по Калужской губернии позволяют сравнить количество винокуренных заводов в разные годы последней трети
XVIII в. (см. табл. 2).
Таблица 2
Количество винокуренных заводов в Калужской губернии*
Уезды
Жиздринский
Лихвинский
Медынский
Мосальский
Перемышльский
Серпейский
Калужский
Малоярославец
Тарусский
Мещовский
Боровский
Козельский
Всего:
1767 г.
3
2
2
2
1776 –
1778 гг.
1784 г.
1794 г.
1795 г.
2
4
2
4
1
2
–
–
–
–
–
–
15
4
4
2
2
1
5
15
7
7
9
2
6
8
6
4
2
2
4
5
59
5
6
9
–
3
4
7
8
1
2
5
5
59
Бездействовали
4
–
–
–
1
1
–
1
–
–
–
11
* Сб. РИО. Т. 93. С. 295-296. Сведения за 1767 г. лишь по тем уездам,
которые входили ранее в Тульскую губ. Памятная книжка Калужской губернии на 1861 год. С.211; Топографическое описание Калужского наместничества. СПб., 1785. С. 34-67; ГАКО. Ф. 132. Оп. 2. Д. 179. Л. 1-2.
Только за 10 лет после составления Топографического описания число заводов выросло в 4 раза. Выработка их в 1784 г. составляла примерно 260 тыс. ведер, в конце столетия 332 000 ведер58, т.е. увеличилась на 28%. Только 2 завода (гр. Брюса и Шепелевых) изготовляли 50 и 80 тыс. ведер вина в год, остальные
меньше. Во Владимирской губернии в 1784 г. было только 2 завода59, в Ярославской к 1794 г. уже 7 (в Петровском уезде 1, Борисоглебском – 2, Мышкинском – 1, Пошехонском – 3)60, в
1795 г. – 12 заводов с производством 73 591 ведро вина, в
1799 г. – 11, выкуривавших 127 338 ведер61. В Нижегородской
губернии в конце XVIII в. отмечено 14 заводов, из которых до
1790 г. был основан только один62. По Тверской губернии имеются сведения в Топографическом описании (см. табл. 3).
29
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Таблица 3
Количество винокуренных заводов
в Тверской губернии 1783 – 1784 гг.**
Уезды
Заводов
Кубов
Рабочих
Каширский
Бежецкий
Краснохолмский
Ржевский
Зубцовский
Старицкий
Новоторжский
Всего
2
3
2
1
3
1
2
14
7
12
6
2
9
18
16
70
29
43
5
31
20
Выработка
ведер
рублей
4 850
13 550
2 000
600
4 834
10 700
14 940
10 816
** Генеральное отображение по Тверской губернии, извлеченное из
подробного топографического и камерального по городам и уездам описания 1783 – 1784 гг. Тверь, 1873. С. 43-163; РГВИА. ВУА. № 19090. Л. 96,
153 об., 170 об., 289, 307, 342.
Можно предположить, что численность рабочих на всех заводах составляла около 150 человек, а выработка их достигала
50 тыс. ведер вина.
В Центрально-промышленном районе в конце XVIII в. наблюдалось явное оживление помещичьего винокурения. Только
дворяне Владимирской и Костромской губерний не были втянуты в погоню за пьяным доходом.
К большинству губерний Центрально-промышленного района близка по динамике винокуренного производства Смоленская губерния, которую И.Д. Ковальченко относил к Западному
региону63. Топографическое описание 1787 г. указывает здесь огромное число винокуренных заводов – 368, видимо включая и
"домовые" винокурни. Перечня заводов документ не приводит64.
В Новгородской губернии по топографическому описанию, к сожалению не датированному, было 4 завода (2 в Новгородском и
2 в Боровичском уезде)65. В Псковской губернии в 1784 г. отмечены 10 заводов (в Островском уезде 1, в Порховском 2, Псковском 6, Опочецком 1), да еще в Порховском уезде 11 небольших
винокурен66. В Петербургской губернии, топографическое описа30
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ние которой не датировано, но, вероятно, относилось к
1790-м гг., было 11 заводов и 1 бездействующий (в Петербургском уезде 1, Софийском 3, Ораниенбаумском 3, Шлиссельбургском 2 и 1 бездействующий, Ямбургском 2)67.
Губернии Центрально-промышленного и Западного регионов
были нехлебородными. Это сдерживало рост крупного производства в отличие от черноземных губерний. Но близость емких
рынков потребления (столиц) стимулировала и здесь рост числа
заводов.
В числе винозаводчиков России можно упомянуть кн.
С.С. Гагарина, купившего у А.Г. Гурьева в 1794 г. с. Буты в Тамбовской губернии за 250 тыс. руб.68 С 1795 г. в фонде Гагариных
есть сведения о Бутском винокуренном заводе, одном из крупнейших в России, продолжавшем действовать и в 1911 г. Возможно, завод был основан еще Гурьевым. Всего у кн. Гагарина в
конце столетия было 4 винокуренных завода, общая поставка его
в 1795 – 1799 гг. составляла 382 682 ведра вина в год69. В Пензенской губернии в 1760-е гг. устроил винокуренный завод помещик
А.И. Бахметев. Его производство составляло до 60 тыс. ведер вина70. Завод располагался в с. Пестровка Городищенского уезда,
т.е. там, где наиболее развивалось винокурение в этой губернии.
У кн. Куракина в 1795 г. было 3 завода (2 в Саратовской и 1 в
Пензенской губернии)71. Помещик А. Межаков в конце XVIII в.
основал винокуренный завод в Вологодской губернии72.
Итак, винокурение возникает повсюду, где только есть помещичьи имения. Хотя уже к концу XVIII в. определилось преобладание средневолжских и центрально-черноземных губерний
по объемам производства, числу крупнейших предприятий, пока
что активно строились заводы и в центрально-промышленных,
западных и даже северных губерниях. Превращение винокурения
в массовое увлечение дворян разбавило состав винозаводчиковаристократов представителями рядового дворянства, не бедного,
но и не знатного.
Еще до 1757 г. начали действовать 2 завода у пензенского
помещика Полянского: один в с. Ивановском, другой в с. Мачкасы73. Сохранилась опись инструментов Ивановского завода за
1770 г.: казанов крепких 9, ветхих казанов 7, "раганов" крепких 5,
31
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
труб крепких 52, медных "подденков" 3, леек 8, подстав 20, стоек
4, ушатов 2, воронок медных 2, браговарных котлов 2, пивной
котел 1, сусленой котел 1, чугун 1, сороковых бочек 4, малых бочек 3, утлых бочек с хлебом 3, медных тазов два74. В этом перечне оборудования нет принципиальных отличий от завода Апухтина в 1715 г.75 Представление о Мачкасском заводе дает анкета о
хозяйстве этого села в 1791 г. Здесь было 4 куба, 4 казана и 3
браговарных котла, один из которых ветхий. Заводы Полянского
были уничтожены одновременно. 20 августа 1800 г. медь с обоих
заводов была продана купцам из Москвы и Казани, всего 166 п.
21 ф. на сумму 3 080 руб. 71 коп. с Мачкасского и 163 п. 25 ф. по
той же цене (18,5 руб. за пуд) с Ивановского76.
Техника винокуренного производства до конца XVIII в. сохраняла мануфактурный характер, т.е. огневой способ. Но прогресс ее все же был заметным. Это – начавшееся широкое внедрение медных английских кубов вместо прежних котлов (казанов). Если у Полянского на Мачкасском заводе было только
4 куба, то у Бахметева – 24. При его заводе была своя молотовая
для расковки меди77. На заводе Врецких и др. было 2 куба, один в
40, другой в 80 ведер78. Всего в Пензенской губернии кубы употреблялись на 19 заводах, а котлы – только на 2. В Тверской губернии кубы указаны на всех 14 заводах, в Калужской – на 10, а
на 9 еще действовали казаны. Появились кубы и на некоторых
заводах Рязанской губернии. Применение их явно растет. Так, в
Калужской губернии в 1776 – 1778 гг. на 15 заводах было 80 кубов и 105 казанов79. В 1784 г. сведения есть только по 9 заводам,
пропорция иная – 60 кубов и лишь 17 казанов80.
Казаны упоминаются емкостью до 40 ведер, кубы от 40 и более. На 2 заводах Жиздринского уезда Калужской губернии в
1776 – 1778 гг. были кубы по 125 ведер, на заводе Свищовых в
Рязанской губернии – по 100 ведер81, на заводе Ратецовых – по
18082. У кн. Куракина (Пензенская губ.) в 1795 г. работали кубы
даже по 200 ведер каждый.
Употребление кубов вместо котлов позволяло повысить выход вина из четверти зерна, что было главным показателем эффективности производства. На заводах с котлами получали: у
Чернышева – 2,3 ведра, у Всеволожского – 3,4 ведра из четверти
32
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
(оба в Пензенской губ.,1784 г.). Этот показатель соответствовал
уровню середины XVIII в. Благодаря применению кубов выход
вина вырос до 4,5 – 5 ведер из четверти. Так, на заводах Чернышевой и Свищовых в Рязанской губернии он составлял 5 ведер83.
В Пензенской губернии в 1780-х гг. выход вина в среднем по
всем заводам равнялся 4 – 4,5 ведра84. На заводе Анненкова –
5,5 ведра, у Измайлова – 4,5, на заводе Долгорукова – 4 ведра,
Огарева – 4,5. Пензенские заводы получали английские медные
кубы из Москвы85.
Многие помещичьи заводы второй половины XVIII в. представляли собой мануфактуры, о чем свидетельствуют не только
размеры их производства и численность рабочих, но и наличие
разделения труда. Так, на заводе кн. Куракина в с. Борисоглебском Пензенской губернии в 1760 – 1770-х гг. работали солодовники, винокуры, мельники, жиганы, возчики дров – все из своих
крепостных86. Первые три специальности связаны с основным
производством, последние относятся к сфере вспомогательных
работ.
Итак, число заводов выросло от 278 заводов в начале
1750-х гг. до 567 в 1795 г., при этом упрочилась мануфактурная
форма организации производства, которая теперь преобладала.
Определилась ведущая роль хлебородных губерний, прежде всего Пензенской, по объему производства, здесь находились самые
крупные заводы. В то же время близость емких рынков сбыта
обусловила рост винокурения и в нечерноземных губерниях. В
рамках прежнего огневого способа винокурения имел место технический прогресс, связанный с внедрением английских перегонных кубов, что повышало выход вина из единицы сырья, а
следовательно, и доходы заводовладельцев.
До конца XVIII в. сохранялось множество домашних винокурен у помещиков, в каждой губернии их были десятки и даже
сотни. Но все же не они определили цифру 23 300 винокуренных
заводов в России в конце XVIII в.87 Такое число предприятий отрасли – результат учета их в "привилегированных" губерниях.
33
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Примечания
1
О возникновении и росте помещичьего винокурения в XVII – первой
половине XVIII в. см.: Юрчук К.И. Начало помещичьего винокурения в
России в исследованиях отечественных историков // Социальная история
российской провинции. Материалы Всероссийской научной конференции.
Ярославль, 2006. С. 175–186.
2
Павленко Н.И. К вопросу об эволюции дворянства в ХVII – ХVIII вв.
// Вопросы генезиса капитализма в России. Л., 1960. С. 58.
3
Семевский В.И. Крестьяне в царствование императрицы
Екатерины II. СПб., 1903. Т. 1. С. 76.
4
Сведения о питейных сборах в России. СПб., 1860. Т. 1. С. 35.
5
Сб. РИО. СПб., 1869. Т. 4. С. 6.
6
Там же. СПб., 1871. Т. 8. С. 61.
7
Там же. Т. 4. С. 229-230, 363, 692; Т. 14. СПб., 1875. С. 274, 452;
Т. 32. СПб., 1881. С. 256; Т. 36. СПб., 1882. С. 40.
8
Рубинштейн Н.Л. Уложенная Комиссия 1754 – 1766 гг. и ее проект
нового Уложения "О состоянии подданных вообще" // Ист. зап. 1951. Т. 38.
С. 238.
9
Сб. РИО. Т. 32. С. 253.
10
Бочкарев В.Н. Экономический строй и социальная структура Нижегородского края средины ХVIII в. // Тр. Нижегородского научного общества по изучению местного края. Т. 1. Вып. 1, исторический. Н. Новгород,
1926. С. 37.
11
Сб. РИО. Т. 8. С. 51.
12
Там же. Т. 10. СПб., 1872. С. 365.
13
Федосов Н.А. Вопросы торговли и промышленности в публицистике М.М. Щербатова // Учен. зап. МГУ. Вып. 167. 1954. С. 100.
14
Сб. РИО. Т. 8. С. 40.
15
Бочкарев В.Н. Указ. соч. С. 37.
16
Сб. РИО. Т. 4. С. 231, 292-293.
17
Сивков К.В. Вопросы сельского хозяйства в русских журналах последней трети ХVIII в. // Материалы по истории земледелия СССР. М.,
1952. Сб. 1. С. 611.
18
Сведения о питейных сборах… Т. 1. С. 37-42.
19
Корсак А. О винокурении // Обзор различных отраслей мануфактурной промышленности России. СПб., 1865. Т. 3. С. 233.
20
Павленко Н.И. История металлургии в России XVIII века: заводы и
заводовладельцы. М., 1962. С. 443-446; Булыгин И.А. Положение крестьян
и товарное производство в России. М., 1966. С. 60-61.
21
Галаган А.А. От купца до банкира. М., 1997. С. 57.
34
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
22
Сведения о питейных сборах… Т. 1. С. 37 – здесь сделана отсылка
на ПСЗ, № 12882.
23
Покровский М.Н. Русская история с древнейших времен. М., 1933.
Т. 3. С. 84.
24
Сведения о питейных сборах… Т. 1. С. 37-39. Корсак А. Указ. соч.
С. 287-288.
25
Любомиров П.Г. Очерки по истории русской промышленности
ХVII, ХVIII и начала ХIХ в. М., 1947. С. 236.
26
Булыгин И.А. Указ. соч. С. 61.
27
Павленко Н.И. История металлургии… С. 447.
28
Там же. С. 447-449; Буганов В.И., Преображенский А.А., Тихонов Ю.А. Эволюция феодализма в России: социально-экономические проблемы. М., 1980. С. 210; Рабочий класс России от зарождения до начала
XX в. М., 1983. С. 46; Галаган А.А. Указ. соч. С. 56-58; Булыгин И.А. Указ.
соч. С. 62-63.
29
Галаган А.А. Указ. соч. С. 56-58.
30
Павленко Н.И. История металлургии… С. 445.
31
Яцунский В.К. Крупная промышленность России в 1790 – 1860 гг.
// Очерки экономической истории России первой половины ХIХ в. / Под
ред. М.К. Рожковой. М., 1959. С. 118.
32
Самойлов Е.Г. Пензенский край в конце ХVIII века (1776 – 1800 гг.).
Пенза, 1959. С. 63.
33
Голицын Ю.П. Дворянское винокурение Ярославской губернии во
второй половине XVIII в. // Актуальные проблемы исторической науки.
Ярославль, 1990. С. 16.
34
Государственный архив Калужской области (далее – ГАКО). Ф. 132.
Оп. 2. Д. 179. Л. 1-2.
35
Там же.
36
Рубинштейн Н.Л. Сельское хозяйство России во второй половине
ХVIII века. М., 1957. С. 196.
37
Булыгин И.А. Указ. соч. С. 60-61.
38
Там же. С. 62.
39
Российский государственный военно-исторический архив (далее –
РГВИА). Военно-ученый архив (далее – ВУА). № 18911. Л. 62-66;
№ 18912. Л. 61-66.
40
Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 235-236.
41
Гвоздев Б.Н. Некоторые сведения о промышленности Пензенского
края в XVIII веке. Пенза, 1925. С. 14, 17, 18, 22.
41
Там же. С. 14-19; Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 236.
43
Павленко Н.И. История металлургии… С. 450.
44
Булыгин И.А. Указ. соч. С. 62-63. Автором приводится и другое
число рабочих по 17 заводам – 648.
35
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
45
Самойлов Е.Г. Указ. соч. С. 63.
Булыгин И.А. Указ. соч. С. 63.
47
РГВИА. ВУА. № 19025. Л. 28; № 19026. Л. 31-34, 161, 193 об., 205.
48
Любомиров П.Г. Указ. соч. С. 236.
49
РГВИА. ВУА. № 18743. Л. 19 об., 25 об.
50
Булыгин И.А. Указ. соч. С. 63.
51
Там же.
52
РГВИА. ВУА. № 18986. Л. 19-30 об.
53
Сб. РИО. СПб., 1894. Т. 93. С. 295-296.
54
ГАКО. Ф. 132. Оп. 2. Д. 179. Л. 2.
55
Павленко Н.И. История металлургии… С. 447.
56
Прохоров М.Ф. "Ведомости" к межевым атласам как источник по
истории промышленности и торговли в городах Подмосковья в середине
80-х гг. ХVIII в. // Русский город. Москва и Подмосковье. М., 1981. Вып. 4.
С. 73.
57
Рубинштейн Н.Л. Сельское хозяйство… С. 196.
58
Булыгин И.А. Указ. соч. С. 63.
59
Топографическое описание Владимирской губернии, составленное в
1784 г. Владимир, 1906. С. 51, 95.
60
Топографическое описание Ярославского наместничества, сочиненное в Ярославле в 1794 г. б/м, б/г. С. 51, 91, 96, 103.
61
Голицын Ю.П. Указ. соч. С. 16.
62
Павленко Н.И. История металлургии… С. 447.
63
Ковальченко И.Д. Динамика уровня земледельческого производства
России в первой половине ХIХ в. // История СССР. 1959. № 1. С. 61, 64.
64
РГВИА. ВУА. № 19039. Л. 11.
65
Там же. № 18875. Л. 38.
66
Там же. № 18959. Л. 3, 6 об.; № 18960. Л. 22.
67
Там же. № 18999. Л. 22, 30 об., 55, 70.
68
Российский государственный архив древних актов (далее – РГАДА).
Ф. 1262. Оп. 1, ч. 3. Д. 4307-а. Л. 2 об.
69
Павленко Н.И. История металлургии… С. 457; РГАДА. Ф. 1262.
Оп. 1, ч. 1. Д. 229. Л. 16-16 об.; Д. 235. Л. 2.; Ч. 3. Д. 4518. Л. 3 об., 22 об.,
27.
70
150 лет Никольско-Бахметевского хрустального завода князя
А.Д. Оболенского. СПб., 1914. С. 17; Гвоздев Б.Н. Указ. соч. С. 20.
71
Павленко Н.И. История металлургии… С.446, 457.
72
Андреевский Л. Очерк крупного крепостного хозяйства на Севере.
Вологда, 1922. С. 7-43.
73
РГАДА. Ф. 1276. Оп. 1. Д. 185. Л. 2.
74
Там же. Д. 128. Л. 1.
75
См.: Юрчук К.И. Начало помещичьего винокурения … С. 6-7.
46
36
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
76
РГАДА. Ф. 1276. Оп. 1. Д. 401. Л. 4.; Д. 538. Л. 47 об.
150 лет… С. 18; Гвоздев Б.Н. Указ. соч. С. 21.
78
Гвоздев Б.Н. Указ. соч. С. 14-18.
79
Памятная книжка Калужской губернии на 1861 г. С. 211.
80
Топографическое описание Калужского наместничества. С. 34-67.
81
РГИА. ВУА. № 18982. Л. 47.
82
Павленко Н.И. История металлургии… С. 451.
83
Там же; РГВИА. ВУА. № 18982. Л. 47.
84
Булыгин И.А. Указ. соч. С. 62-63.
85
РГВИА. ВУА. № 18743. Л. 19 об., 25об.
86
Павленко Н.И. История металлургии… С. 445; Булыгин И.А. Указ.
соч. С. 61.
87
Пажитнов К.А. К вопросу о роли крепостного труда в дореформенной промышленности // Ист. зап. 1940. Т. 7. С. 240.
77
В.П. Федюк
Повседневная жизнь российского обывателя
в годы Гражданской войны
Современники, описывавшие жизнь Петрограда и Москвы в
годы Гражданской войны, единодушно отмечают крайне запущенный вид российских столиц. "На улицах было грязно, панели
сплошь усеяны шелухой подсолнухов. Трамваи ходили редко, вагоны были переполнены до отказа. Электричество большей частью бездействовало. По вечерам на улицах – жутко, особенно на
окраинах, насилия и грабежи стали обычным явлением. Повсюду
в общественных залах шли митинги. Вместо полицейских на постах стояли какие-то люди с красными нарукавниками, они равнодушно относились и к душераздирающим крикам, и даже к
выстрелам. Короче говоря, был хаос, во время которого большевики расстреливали старый режим"1. Таким был Петроград в декабре 1917 г., но эта картина почти без изменений могла бы относиться к любому более или менее крупному городу.
Несмотря на значительный отток населения (люди, спасаясь
от голода, уезжали в относительно благополучную провинцию),
жилищный вопрос в крупных центрах встал с крайней остротой.
37
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Это не было впрямую связано с военными действиями. В Гражданскую войну все воюющие стороны испытывали недостаток в
тяжелой артиллерии, бомбардировочная авиация находилась в
зачаточном состоянии, и потому бои за тот или иной город редко
приводили к серьезным разрушениям. Ярославль, где более шестидесяти процентов домов было разрушено при подавлении белогвардейского восстания в июле 1918 г., представлял в этом отношении исключение. Нехватка жилья скорее объяснялась общей
разрухой и неустроенностью.
Уже в дни революции фактически прекратили работу коммунальные службы. Дома стояли без ремонта и потихоньку разваливались. Электричество подчас не подавалось неделями. Если
по вечерам в домах внезапно появлялся электрический свет, то
это, как правило, было сигналом к тому, что в квартале проводятся повальные обыски и жильцам нужно быть готовыми к незваному визиту людей в кожаных куртках. Свет отключали даже в
Кремле. В один из таких моментов охрана как-то не узнала в
темноте Ленина и долго отказывалась пропустить его домой2.
Еще серьезней была проблема с отоплением. Дрова превратились в дорогостоящую роскошь. В ход пошло все, что могло
гореть. В Москве зимой 1918 – 1919 гг. были разобраны на дрова
все деревянные заборы. Однако этого не хватало для того, чтобы
натопить обычную печь, и умельцы быстро наладили кустарное
производство печей из стального листа. Они получили название
"буржуек", поскольку потребляли дрова в огромных количествах.
"Буржуйки" быстро накалялись и столь же быстро остывали. Как
правило, в квартире отапливалась только одна комната, и если
там удавалось поддерживать температуру в семь-восемь градусов
тепла, то это считалось за счастье.
Использование "буржуек" вело к частым пожарам. Замерзший неработающий водопровод, дворы и подъезды, изгаженные
нечистотами (ассенизационные обозы тоже не работали) – такова
была типичная для крупных городов картина. В этих условиях
дома быстро ветшали и становились непригодными для жилья.
Но разруху хотя бы можно было понять. Другая же причина
жилищного кризиса была спровоцирована чисто искусственно.
Уравнительный принцип, провозглашавшийся большевиками,
38
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
был распространен и на жилье. Уже с весны 1918 г. в Петрограде
и Москве, а затем и в большинстве других городов началось массовое переселение рабочих в "буржуазные" квартиры. Первоначально прежним хозяевам разрешалось оставлять по одной комнате на каждого взрослого члена семьи и одну дополнительно на
детей. Год спустя были введены санитарные нормы жилья, составлявшие 10 квадратных метров на взрослого и 5 на ребенка3.
Если площадь квартиры превышала эти критерии, то она подлежала уплотнению. Законодательную основу под "жилищный передел" подвел декрет от 20 августа 1918 г., отменявший право
частной собственности на недвижимость в городах4.
Основанием для уплотнения могло быть и отсутствие хозяина в течение двух и более месяцев. При этом во всех случаях
"уплотняемым" запрещалось выносить из освобождаемых комнат
мебель. Она переходила к новым владельцам или свозилась на
склад, откуда распределялась по ордерам жилкоммунхоза.
Это переселение было никому не нужным и, в первую очередь, тем самым рабочим, на благо которых оно было направлено. Из привычных, хотя, может быть, и не слишком комфортабельных домов на окраинах они перебирались в центр. Отсюда
им было сложно добираться на работу, да и жить на пятом этаже
квартиры без водопровода и отопления оказалось куда менее
удобно, нежели это представлялось. Подселенцы чувствовали себя на новом месте временными жильцами и вели себя соответствующим образом. В просторных бывших "барских" квартирах
вынуждены были жить бок о бок люди, отличавшиеся профессией, привычками, воспитанием. Это рождало ссоры и склоки, бесконечные конфликты, перераставшие в ненависть, – словом, все
то, что составляло характерную атмосферу советских коммуналок.
В своеобразных коммуналках жила в ту пору и значительная
часть советской элиты. После переезда большевистского правительства в Москву понадобилось немало помещений не только
для размещения многочисленных канцелярий, но и для расселения перебравшихся в новую столицу чиновников. С этой целью
были реквизированы гостиницы "Националь" (она была переименована в 1-й Дом Советов), "Метрополь" (2-й Дом Советов), а
39
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
также несколько зданий в других центральных районах города.
Они были превращены в нечто вроде общежитий, и порядки там
быстро установились соответствующие.
Вот характерное свидетельство очевидца: «"Метрополь" был
запущен, и в нем царила грязь, Я не говорю, конечно, о помещениях, занятых сановниками и их возлюбленными и пр., – там было чисто и нарядно убрано. Но в стенах "Метрополя" ютились
массы среднего партийного люда: разные рабочие, состоявшие на
ответственных должностях, с семьями, в большинстве своем люди малокультурные, имевшие самое элементарное представление
о чистоплотности. И потому нет ничего удивительного в том, что
"Метрополь" был полон клопов и даже вшей… Мне нередко приходилось видеть, как женщины, ленясь идти в уборные со своими
детьми, держали их прямо над роскошным ковром, устилавшим
коридоры, для оправления их естественных нужд, тут же вытирали их и бросали грязные бумажки на тот же ковер… Мужчины,
не стесняясь, проходя по коридору, плевали и швыряли горящие
еще окурки тут же на ковры»5.
Высшее советское руководство после переезда в Москву
разместилось в Кремле, который с этого времени был закрыт для
посторонних. Кремлевские помещения были мало приспособлены для жилья. Собранная на скорую руку обстановка была пестрой: мебель из карельской березы могла соседствовать в одной
комнате с простыми железными кроватями. Но в целом жилищные условия советских вождей по тем временам могли считаться
более чем удовлетворительными. Этого, однако, не скажешь о
других кремлевских обитателях – дворниках, сторожах, курьерах,
ютившихся по подвалам в тесноте и грязи6.
Обывательские дневники периода Гражданской войны выглядят удивительно однообразно. Каждый день повторяются одни и те же записи: где, по каким ценам удалось купить еду и другие необходимые вещи. Но если о настоящем голоде, даже в самое трудное время, говорить все же не приходилось, то обновление гардероба или покупка новой обуви превращались в неразрешимую проблему.
Немногочисленные иностранцы, рискнувшие посетить в то
время Советскую Россию, единодушно обращали внимание на
40
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
оборванный вид уличных прохожих. "Второе, что обращает на
себя внимание, особенно на Невском, раньше пестревшем чрезвычайно элегантной публикой, это полнейшее отсутствие новой
одежды… Я видел молодую женщину в хорошо сохранившейся
и, как казалось, очень дорогой шубе, на ногах которой были лапти, обвязанные полотняными тряпками"7. Немногим лучше выглядели и представители новой власти. Один из современников
оставил следующее описание внешности Троцкого в день его
первого визита в Министерство иностранных дел: "Одет он был в
потертый сюртучишко. Крахмальный воротничок, рубашка были
сильно заношены. Плечи и рукава сюртука засыпаны перхотью с
головы. Штанишки мятые, сильно раздавшиеся у колен, рассыпавшиеся в концах мелкой бахромой"8.
В этой связи нельзя не вспомнить историю со "штанами Ленина". Рассказал ее уже после смерти большевистского вождя
К. Радек, славившийся умением подмечать характерные мелочи.
Радек рассказывает о том, как весной 1917 г. он вместе с Лениным возвращался в Россию через Стокгольм. "Вероятно, добропорядочный вид солидных шведских товарищей вызвал в нас
страстное желание, чтобы Ильич был похож на человека. Он ехал
в горских сапогах с гвоздями громадной величины. Мы уговаривали его купить хотя бы новые сапоги. Мы ему указывали, что
если полагалось портить этими сапогами тротуары пошлых городов буржуазной Швейцарии, то совесть должна ему запретить с
такими инструментами разрушения ехать в Петроград, где, быть
может, теперь вообще нет тротуаров… Мы купили Ильичу сапоги и начали его прельщать другими частями гардероба. Он защищался как мог, спрашивая нас, не думаем ли мы, что он собирается по приезде в Петроград открыть лавочку готового платья,
но все-таки мы его уломали и снабдили парой штанов, которые я,
приехав в октябре в Питер, на нем и открыл, несмотря на бесформенный вид, который они приняли под влиянием русской революции"9.
Но то, что не могли позволить себе лидеры, с удовольствием
позволяли "вожди" меньшего ранга. В записках немецкого генерала М. Гофмана есть удивительно меткая характеристика
А.А. Иоффе, возглавлявшего советскую делегацию на брестских
41
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
переговорах. "Иоффе твердо верил, что в будущем всем людям
будет хорошо, а некоторым, среди которых, как мне кажется, он
имел в виду самого себя, будет еще несколько лучше"10. После
того как большевики оказались у власти, их ряды быстро заполнились огромным количеством случайных людей. Кто-то примкнул к победителям волею обстоятельств, кто-то был движим соображениями карьеры или прямой наживы. Недавние обитатели
предместий стремились как можно быстрее приобщиться ко всем
прелестям "барского" бытия. Вот что в этой связи в августе
1919 г. писала своим знакомым некая петроградская барышня:
"За мной ухаживает комиссар. Он занимает буржуазную квартиру, обещает одеть меня как картинку, катает меня на автомобиле.
На квартире у него чего только нет: несколько пар сапог с лакированными голенищами, разные туфли, каракулевое пальто, рис,
масло, хлеб. Он говорит, чтобы я торговала на рынке материями,
которых у него черт знает сколько. Комиссар сделал себе и мне
на заказ обручальные кольца, толстые, массивные"11. Из перечисленных здесь признаков "красивой жизни" нетрудно понять, что
упомянутый в письме комиссар относился к числу тех, для кого
еще недавно лакированные штиблеты были верхом роскоши.
Если же вернуться к одежде, то выбор ее диктовался все же
не только нищетой. Манера одеваться, мода и традиции, существующие в этой сфере, служат одной из наиболее заметных составляющих повседневной жизни человека. В этой связи ее можно рассматривать как важный элемент знаковой системы, характеризующей историческое время. Не случайно в годы революции
такое распространение получила одежда военного и полувоенного покроя. В условиях, когда бесконтрольное насилие стало нормой жизни, пресловутый "человек с ружьем" был хозяином всего
и вся. Одеваясь во френч или гимнастерку, мирный обыватель,
подобно безобидному жуку, пытался выдать себя за ядовитое и
опасное насекомое.
Особое место в моде Гражданской войны занимали кожаные
куртки. Прежде они почти не были известны гражданскому населению. Кожаные куртки были элементом военной формы: по уставу их полагалось носить летчикам и офицерам автоброневых
частей12. Однако уже с 1918 г. они превратились в главный эле42
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
мент своеобразной, никем не утвержденной чекистской формы.
Впрочем, носили их все, кто мог достать, вплоть до бандитов.
Годом позже саратовские чекисты даже специально ходатайствовали перед коллегией ВЧК о том, чтобы посторонним было запрещено носить кожаные куртки и плащи, поскольку этим пользуются во время самочинных обысков различного рода уголовники.
Еще одной характерной деталью времени было широкое распространение элементов мужской моды среди женщин. Общая
для тех и других полувоенная одежда была, конечно, в значительной степени порождением дефицита. Равно как короткие
мужские прически у женщин более соответствовали гигиене в
условиях эпидемии тифа. Но в то же время в этом была и более
глубокая семантическая составляющая, а именно та нивелировка
особенностей статуса мужчины и женщины, которая стала результатом революционной эпохи.
Уже в 1917 г., были сделаны важные шаги в деле реформирования взаимоотношений полов. Декретом ВЦИК от 16 декабря
были узаконены разводы, а декретом от 18 декабря введен гражданский брак. Если гражданский брак поначалу не слишком-то
изменил ситуацию, так как обычно не замещал, а лишь дополнял
венчание, то развод стал важным новым явлением. Для развода
необходимо было судебное решение лишь в том случае, если с
инициативой его выступал один из супругов, при обоюдном же
согласии достаточно было регистрации в отделе записи актов
гражданского состояния. Несомненно, что это либерализировало
очень жесткие прежние правила в сфере семейно-брачных отношений, но вместе с тем породило некое легковесное отношение к
самому браку. Может быть, поэтому разводы получили распространение прежде всего в среде горожан, в деревне же к ним относились куда более осторожно.
Вообще, происходившие в стране политические перемены
очень сильно изменили и отношения между полами. Российское
общество как-то очень быстро деградировало, откатываясь к тем
диким временам, когда женщина воспринималась исключительно
как вещь, как инструмент для удовлетворения мужского сластолюбия. Символом этого может служить история с "декретом о
43
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
национализации женщин". Сюжет этот достаточно известен, но
здесь есть смысл напомнить его вновь.
В начале марта 1918 г. в Саратове получила хождение листовка, выпущенная от имени местной федерации анархистов. Она
провозглашала "отмену частного владения женщинами" и передачу их "в пользование народа". Каждый мужчина, представивший сведения о принадлежности к трудовой семье, получал право пользоваться "отчужденными женщинами" (бывшие мужья
имели таковое право вне очереди)13.
Саратовские анархисты с самого начала отмежевались от
"декрета". По их утверждениям, это было провокацией, организованной местными черносотенцами. Однако этот документ наделал немало шума, особенно после того как он был перепечатан
московской газетой "Свобода России". После протеста саратовских анархистов газета поместила опровержение, но слух пошел
гулять по стране. Позднее "национализация женщин" очень активно обыгрывалась различными антибольшевистскими силами.
В материалах деникинской "комиссии по расследованию злодеяний большевиков" содержатся документы, подробно описывающие "социализацию женщин" в Екатеринодаре в период пребывания там красных14. Не исключено, что это тоже фальшивка, как
и саратовский декрет, на сам факт того, что этим слухам верили,
свидетельствует о том, что общественное сознание было подготовлено к их восприятию.
Поверить же было совсем несложно. Насилие захлестнуло
страну, и надругательство над женщиной стало своего рода знаковым выражением этих настроений. Не случайно уже взятие
Зимнего дворца сопровождалось изнасилованием ударниц из
женского батальона15. Подобные сцены неоднократно описаны в
воспоминаниях рядовых участников Гражданской войны16. Речь
идет не о свидетелях, а именно об участниках, причем тех, кто
видел войну не из окон штабных вагонов. Понятно, что этот источник не дает возможности выявить какие-то количественные
показатели. Что же касается тыловых районов, то в статистике
уголовных преступлений тех лет изнасилования занимают одну
из последних строк, а в абсолютных цифрах их количество даже
снизилось по сравнению с дореволюционным временем.
44
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Это, на первый взгляд выглядит странным, но можно предположить, что изнасилования стали настолько обыденным явлением, что большая их часть просто не фиксировалась. Правда,
есть и иное объяснение этого факта. Голод, постоянное напряжение и страх имели результатом снижение сексуальной активности. Многие мемуаристы отмечают (во всяком случае, применительно к Петрограду), что у "мужчин была почти полная импотенция, а у женщин исчезли месячные"17. На фронте же сама атмосфера закончившегося боя провоцировала сексуальную агрессию, тем более что во все времена насилие над женщинами было
одной из форм самоутверждения победителей.
Ни одному из прежних правительств России не удалось законодательными мерами добиться снижения уровня проституции.
Сейчас к этому привели голод, неустроенность и общий развал
экономики. В Гражданскую войну существенно изменился сам
контингент проституток. На смену профессионалкам этого дела
пришли женщины, для которых торговля телом была средством
выжить. По той же причине выросла детская и подростковая проституция18. Но проституция в конечном счете тоже представляет
собой своеобразный вид платных услуг, а обнищание населения
привело к резкому снижению спроса на них. В итоге общее число
проституток существенно сократилось. По словам А.М. Колонтай, в крупных городах, таких как Москва или Петроград, в это
время насчитывалось не более 200 – 300 профессиональных проституток19.
Можно предположить, что в прифронтовой зоне их было гораздо больше. Расположение воюющих армий в ту пору нередко
напоминало эдакий "лагерь Валленштейна", в котором присутствие "дам легкого поведения" было естественным и необходимым.
Скопление сотен мужчин, оторванных от семей, имеющих деньги
и не жалеющих их, – все это было питательной средой для сексуальной коммерции.
Нам неизвестно, предпринимались ли в белых армиях какието меры для борьбы с проституцией. Возможно, что нет, поскольку у белых все же сохранялась какая-то видимость прежних
военных порядков. Что же касается Красной Армии, то здесь этот
вопрос стоял очень серьезно. Красное командование рассматри45
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
вало сопровождавших армию проституток как один из факторов
падения дисциплины. К тому же большой проблемой было распространение в армии венерических болезней, выходивших в
статистике заболеваний на второе место после тифа. В некоторых
красноармейских частях существовали даже особые "венроты", в
состав которых сводились заболевшие.
В трактовке пропаганды тех лет тиф и венерические болезни
приравнивались к контрреволюции, тифозная вошь ставилась в
один ряд с Врангелем и Деникиным ("тебя убьет, если ты не убьешь"20). В том же контексте формировалось и отношение к проституткам. В августе 1918 г. В.И. Ленин в связи с угрозой контрреволюционных выступлений в Поволжье требовал "расстрелять
и вывезти сотни проституток"21. Правда, насколько нам известно,
организованных репрессий в отношении этой категории все же
не было. В апреле 1919 г. постановлением ВЦИК в Советской
России были созданы лагеря принудительных работ. Среди их
обитателей помимо "контрреволюционных элементов" и уголовных преступников были представлены и проститутки. По данным
Н.Б. Лебиной, в одном из таких специальных женских лагерей в
Петрограде задержанные по обвинению в проституции составляли до 60%22. Схожая картина имела место и в провинции23.
Еще одним социальным пороком, распространенным в России куда шире, чем проституция, было пьянство. Как известно, с
началом Первой мировой войны в стране был введен сухой закон. Однако, несмотря на оптимизм властей (Дума уже рассматривала вопрос о том, чтобы сохранить эти порядки и в послевоенное время), ни нелегальное производство, ни потребление алкоголя окончательно преодолеть этим не удалось. Более того, в
народе введение сухого закона стало приписываться Распутину.
Свержение династии Романовых в такой трактовке превратилось
в проявление борьбы с насильственно навязанной трезвостью:
"Ведь в прежние войны пили и побеждали, а вот тебе и трезвенная война, во как закончилась. От трезвости и революция пошла"24.
Временное правительство формально сохранило запрет на
свободную продажу алкогольных напитков, но достать их из-под
полы не представляло большого труда. Уже в сентябре-октябре в
46
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
провинции начались погромы винных складов. К середине ноября погромы докатились и до столицы. В Петрограде тогда находилось огромное количество винных складов, по большей части
опечатанных с введением сухого закона. Самые крупные запасы
хранились в подвалах Зимнего дворца. Новые хозяева города узнали об этом, в общем-то, случайно. Поначалу предполагалось
организовать продажу коллекционных вин за границу, но когда
слух о находке распространился по городу, к дворцу стала стекаться громадная неуправляемая толпа.
Все попытки помешать погромщикам проникнуть в дворцовые подвалы оказались неудачными. Призыв "Допьем романовские остатки!" оказался слишком большим искусом для "славных
защитников революции". Комендант Зимнего Благонравов за две
недели был вынужден трижды менять состав караула, но каждый
раз охрана быстро присоединялась к толпе. Тогда были вызваны
пожарные машины, закачавшие в подвалы воду. "Воздух в городе
был отравлен винными парами. Повсюду валялись перепившиеся
солдаты и матросы, осколки битых бутылок сверкали на солнце,
снег стал разноцветным от пролитых на него вин, толпы людей
собирали его пригоршнями, пытаясь глотнуть последние капли
драгоценной влаги, дерясь друг с другом за остатки…"25. 29 декабря 1917 г. петроградский ВРК опубликовал приказ, предписывавший арестовывать и судить участников погромов26. Однако в
начале декабря пьяные погромы повторились в еще больших
масштабах. Дважды, 3 и 23 декабря, в этой связи в Петрограде
объявлялось осадное положение. Лишь к середине января следующего года, когда были уничтожены запасы на всех винных
складах города, ситуация несколько нормализовалась.
Бесчинства пьяной толпы стали для большевистского руководства серьезным предупреждением. Один из очевидцев вспоминал об обстановке тех дней: "В Смольном все были растеряны,
и даже сам Ленин. За много лет нашего знакомства я никогда не
видал его таким. Он был бледен, и нервная судорога подергивала
его лицо. – Эти мерзавцы, – сразу же заговорил он, утопят в вине
всю революцию! Мы уже дали распоряжение расстреливать грабителей на месте. Но нас плохо слушаются… Вот они, русские
бунты!.."27. Быть может, именно страх перед повторением этих
47
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
событий заставил большевиков сохранить прежние законы в отношении производства и торговли алкоголем. Правда, декретом
от 19 января 1919 г. на территории РСФСР была разрешена продажа виноградных вин и других напитков крепостью не свыше
12 градусов, но более крепкие их разновидности по-прежнему
оставались под запретом. Одновременно декрет предусматривал
наказания за появление в общественных местах в нетрезвом виде.
Тем не менее желающие могли утолить свою жажду без труда.
В любом крупном городе к их услугам были полулегальные питейные заведения, впрочем и не слишком скрывавшие своей деятельности. В дневниках московского чиновника Н.П. Окунева
описана обстановка в одной из таких распивочных. «Вчера вечером с приятелями зашел в какое-то подполье (в центре города),
вывески никакой нет, и раньше там была кухмистерская. Но и теперь там едят… и пьют… исключительно спирт. Чтобы получить
его – целая процедура: надо заплатить вперед какому-то кавказскому человеку 50 р., и он выдает талончик. С этими талончиками
садимся за стол; услужающая девушка объявляет, что у них сегодня буженина и телятина. Спросили первое, потом "опытные"
приятели перемигнулись, и мы гуськом поплелись в одну каморочку, из нее в другую, дальше каким-то темным коридорчиком и
затем – в еще более темную, низенькую холодную комнату, где
уже стояла толпа, жаждущая обменять свои талончики на полуспиртик. Стали "в хвост", дождались своей очереди, открылось
маленькое потайное окошечко, откуда высовывалась рожа виночерпия, наливавшего каждому лафитный стаканчик спиртного напитка. Потом спешили обратно закусить своей бужениной. Обстоятельства сложились так, что пришлось эту процедуру повторять четыре раза. Торговля замечательная, – я думаю, что в этой
трущобе за день пропиваются десятки тыс. руб.»28. Эта запись относится к декабрю 1918 г., но то же самое продолжалось и в последующие годы, разве что цены стали выше.
В провинции все было еще более откровенно. Вот как обстояли дела летом 1919 г. в Тамбове: "Пьянство свирепствует вовсю, мало отличается от времен царизма. Сами комиссары ходят
пьяные. За водку штрафуют на 1 тыс. руб., когда они одну четверть продают за 10 тыс. руб."29. Еще меньше проблем в этом от48
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ношении знала деревня. Здесь плескалось настоящее море самогона. В недавно опубликованных исследованиях содержится информация о том, что только в одной Алтайской губернии в первые месяцы 1918 г. крестьяне перевели на самогон 15 млн. пудов
зерна30. Если эта цифра соответствует истине, то это что-то фантастическое.
Гражданская война стала страшным испытанием для России.
Сама обстановка анархии и безвластия, сама атмосфера времени,
когда насилие превратилось в норму жизни, поднимали наверх
все наиболее грязное и отталкивающее. В таких условиях рядовой обыватель должен был каждый день бояться за свое будущее.
В ненормальное время искаженная мораль в свою очередь становилась нормой. Последствия этого во многом определили дальнейшую историю страны.
Примечания
1
Нео-Сильвестр Г. Охтинская "богородица" // Грани (Франкфурт-наМайне). 1957. № 36. С. 155.
2
Мальков П.Д. Записки коменданта Кремля. М., 1987. С. 188.
3
Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города: нормы и аномалии. 1920-1930 гг. СПб., 1999. С. 181.
4
Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства (далее – СУ). 1918. № 62. 31 авг. С. 144-146.
5
Соломон Г. Среди красных вождей. М., 1995. С. 135.
6
Как жили в Кремле в 1920 году. Материалы Кремлевской комиссии
ЦК РКП (б) // Неизвестная Россия. ХХ век. Вып. 2. М., 1992. С. 269.
7
Ренсом А. Шесть недель в Советской России. М., б.г. С. 13.
8
Лопухин В.Б. После 25 октября // Минувшее. Т. 1. М., 1990. С. 18.
9
Радек К. В пломбированном вагоне // Правда. 1924. 20 апр.
10
Гофман М. Записки и дневники: 1914-1918. М., 1929. С. 117.
11
Частные письма эпохи гражданской войны (по материалам военной
цензуры) // Неизвестная Россия. Век ХХ. М., 1992. С. 231.
12
Ривош Я.Н. Люди и вещи. Очерки по истории материальной культуры в России начала ХХ века. М., 1990. С. 275.
13
Долгоиграющие фальшивки // Родина. 1990. № 11. С. 70. Вне всяких
сомнений, "декрет о национализации женщин" является апокрифом чистой
воды, но обращает внимание то, насколько точно в нем соблюдена канцелярская лексика первых советских законодательных актов.
14
Фельштинский Ю. Безумие во имя идеи // Родина. 1990. № 10. С. 4243. В советских газетах, выходивших в Екатеринодаре, нам не удалось
49
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
найти никаких упоминаний об этом. Не упоминают о "социализации женщин" и многочисленные мемуаристы, оставившие воспоминания о Гражданской войне на Кубани.
15
Судя по материалам расследования, предпринятого Петроградской
городской думой, изнасилованы были три ударницы (см.: Рид Д. 10 дней,
которые потрясли мир. М., 1958. С. 289). В городе говорили о гораздо
большем числе жертв. Однако в данном случае важен сам факт.
16
См., например: Гуль Р. Ледяной поход. М. 1992. С. 42.
17
Анненков Ю.П. Дневник моих встреч. Т. 1. М., 1991. С. 29; Князев Г.А. Из записной книжки русского интеллигента (1919 – 1922 гг.)
// Русское прошлое. Кн. 5. СПб., 1994. С. 151.
18
Волков-Муромцев Н.В. Юность. От Вязьмы до Феодосии (19021920). М., 1997. С. 183; Частные письма эпохи гражданской войны. С. 209.
19
Лебина Н.Б., Шкаровский М.В. Проституция в Петербурге. М., 1994.
С. 61. Авторы считают, что это число занижено, но при этом соглашаются
с тем, что общий уровень проституции в эти годы упал.
20
Маяковский В.В. Собр. соч. М., 1973. Т. 5. С. 282.
21
Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 142.
22
Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города. С. 84.
23
Данилов А., Горобченко В. Ярославль – город концлагерей // Не
предать забвению. Т. 4. Ярославль, 1997. С. 263.
24
Милицин С.В. Из моей тетради (последние дни Преображенского
полка) // Архив русской революции. Т. 2. Берлин, 1921. С. 178.
25
Алексеева И. Мириэль Бьюкенен. Свидетельница великих потрясений. СПб., 1998. С. 193.
26
Мальков П.Д. Записки коменданта Кремля. С. 104.
27
Соломон г. Среди красных вождей. С.15.
28
Окунев Н.П. Дневник москвича (1917-1924). Париж, 1990. С. 242.
29
Частные письма эпохи гражданской войны. С. 229.
30
Давыдов А.Ю. Мешочничество и советская продовольственная диктатура. 1918 – 1922 годы // Вопросы истории. 1994. № 3. С. 46.
50
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
А.Ю. Данилов, Л.Н. Курцев
Изменение внутригородского пространства
в Советской России в 1918 – 1921 гг.:
рождение нового мира
Революционный вихрь, обрушившийся на Россию в 1917 г.,
охватил практически все сферы жизни государства и общества.
Широко декларируемые преобразования политического, экономического и социального порядка сопровождались изменениями
самого образа жизни российского обывателя, его мышления.
Кардинально менялся и окружавший человека мир. Особенно ярко эти изменения проявлялись в городах, более включенных в
динамичный ритм революционной жизни и открытых к поглощению привнесенных новшеств. Местные и центральные власти
старались, чтобы облик городов, их внутренняя атмосфера и
"меблировка" соответствовали происходящим в стране революционным процессам. Революция не только ощущалась в поведении людей, но и конституировалась во всевозможных материализованных символах новой жизни: плакатах, памятниках, названиях улиц и учреждений…
Процесс переустройства внутригородского пространства начался сразу же после свержения самодержавия. Но лишь большевики придали ему государственный размах, вознеся до ранга части государственной политики. Символы новой власти должны
были заполнить все видимое и осязаемое пространство города,
кричать о рождении нового общества, его прогрессивности и незыблемости, заставляя граждан физически и психологически
вживаться в революционный процесс.
В годы революции и Гражданской войны основополагающим
в рамках идеологической атаки на массовое сознание горожан
оказался план монументальной пропаганды, вызвавший серьёзные декоративно-пространственные изменения в облике городов.
Под монументальной пропагандой понимают выдвинутый
В.И. Лениным план развития монументального искусства в условиях победы Октябрьской революции и комплекс мероприятий
Советского правительства по реализации этого плана. В одной из
51
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
бесед рубежа 1917 – 1918 гг. с наркомом просвещения
А.В. Луначарским глава СНК говорил о воспитательной роли настенных росписей в "Городе солнца" Т. Кампанеллы и необходимости взять на вооружение подобную практику в Советской России в виде надписей, лозунгов, плакатов, памятников, барельефов
и тому подобных вариантов визуального и монументального искусства. Скульпторы для Ленина, по словам одного из ведущих
красных зодчих той эпохи С.Т. Коненкова, стали активной силой
"в созидании нового человека, новой жизни". Не случайно, например, что В.И. Ленин хотел водрузить памятник Л.Н. Толстому
прямо напротив Успенского собора в Кремле как символ идеологической борьбы с религией.
Началом монументальной пропаганды был декрет СНК от
12 апреля 1918 г. "О снятии памятников, воздвигнутых в честь
царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской
Социалистической Революции" ("О памятниках республики").
Декрет предусматривал снятие монументов, не имеющих исторической и художественной ценности, создание произведений
революционного монументального искусства.
Уже к 1 мая 1918 г. был снят или закрыт ряд монархических
памятников. 28 – 30 апреля 1918 г. сломали памятник генералу
Скобелеву в Москве. Скульптуру Александра III для большего
демонстрационного эффекта устроители пролетарского праздника завесили черной тканью, а на шею натянули верёвку.
В Петрограде за 1918 – 1919 гг. большевики сняли десять
старых скульптур. Тогда же на Дворцовой площади хотели с
Александровской колонны убрать ангела и на его место водрузить Ленина.
Решающим в процессе воплощения в жизнь новых монументальных устремлений стало заседание СНК 17 июля 1918 г. На
нем была дана установка на создание за три месяца гипсовых изваяний героев по выработанному партийными деятелями и представителями творческой интеллигенции списку, включавшему
революционеров и прогрессивных деятелей культуры всех времён и народов (69 имён). Первым из них был сооружён памятник
А.Н. Радищеву в Петрограде (скульптор Л.В. Шервуд, открыт
22 сентября), повторенный затем для Москвы (открыт 6 октября).
52
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Празднование первой годовщины Октябрьской революции было
отмечено открытием многих новых памятников, мемориальных
досок с агитационными надписями, а также архитектурноживописным оформлением городов (Москва, Петроград, Саратов, Витебск и др.). Тогда в Москве появились "временные" памятники Каляеву, Робеспьеру и другим героям революционной
борьбы с монархией разных стран.
Закладка и открытие памятников рассматривались как важное политическое событие и в агитационно-воспитательных целях проводились в торжественной обстановке, с митингами. Несколько раз на таких митингах выступал В.И. Ленин, в том числе
7 ноября 1918 г. на открытии памятника К. Марксу и Ф. Энгельсу
(скульптор С.А. Мезенцев) на площади Революции и мемориальной доски "Павшим в борьбе за мир и братство народов"
(скульптор С.Т. Коненков) на Красной площади в Москве. Работа
Коненкова вызвала противоречивые толки в массах. Проходившая в момент установки барельефа бабушка спросила: "Кому это,
батюшка, икону ставят?". В ответ последовало: "Революции!".
Были и авангардистские творения, созданные в необычной
манере и по праву шокировавшие публику. Памятник Бакунину в
кубистском стиле в Москве у Мясницких ворот работы
Б.Д. Королёва разобрали в 1919 г. из-за "многочисленных протестов населения". В апреле 1919 г. в Петрограде сняли кубофутуристский шедевр Гризелли – скульптуру С. Перовской. Композиция самого С.Т. Коненкова "Разин с ватагой" на Лобном месте
(из дерева яркой раскраски) к 1 Мая 1919 г. вызвала бурю негативных эмоций у публики и критиков.
Осуществление политики монументальной пропаганды осложнялось не только несовпадением эстетических вкусов масс и
левых творцов, но и большими организационными и материально-техническим трудностями. Монументальные произведения
первых лет советской власти создавались преимущественно как
временные, из дешёвых материалов (гипс, бетон, дерево). Большинство из них до наших дней не дошло, рассыпавшись от ветра,
дождя и снега. Так, вождь горевал о безвременной потере бетонного Робеспьера напротив Троицких ворот Кремля.
53
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Всего же за 1918 – 1920 гг. в Москве открыли 25 памятников
и подготовили к открытию 47. В Петрограде были установлены
полтора десятка новых памятников.
Монументальная пропаганда получила весьма широкое развитие в провинциальных городах. В решимости покончить с символами "проклятого прошлого" провинциальная партийная элита
едва ли не опережала столичную, игнорируя художественную
значимость дореволюционных скульптур.
В Рыбинске, например, предположительно в июле-августе
1918 г. памятник Александру II работы известного мастера
А.М. Опекушина (1914 г.) на местной Красной площади скинули
с пьедестала и утопили в Волге. На его месте появилась наковальня из железнодорожных мастерских, увенчанная пролетарскими символами – серпом и молотом – памятник Труду. В
1924 г. здесь поставили гипсового Ленина, которого в дальнейшем заменил бетонный, а в 1957 г. – бронзовый вождь.
Судьба, подобная памятнику Александру II, ждала памятник
спасителю царя и отечества Ивану Сусанину в Костроме. Коленопреклоненный перед юным Михаилом Федоровичем Романовым народный герой работы скульптора В.И. Демут-Малиновского (1853 г.) явно не вписывался в раннебольшевистские трактовки этого события. Колонну опрокинули летом 1918 г. и закопали на Советской площади. Бронзовые фигуры Романова и Сусанина, по разным данным, затопили, закопали или отправили на
переплавку. Постамент от памятника поначалу использовали для
новых "героев", а в 1932 г. пустили на щебень.
Одной из основных в монументальной пропаганде стала тема
труда. 1 Мая 1920 г. в Казани открыли памятник "Освобождение
труда" в виде рабочего-металлиста с голым торсом – опять же на
старом постаменте скульптуры Александра II. Памятник Труду в
Самаре к 7 ноября 1919 г. выглядел так: рабочий с винтовкой в
левой руке, факелом в правой и атрибутами труда у ног. Вообще,
изваяния рабочих на первых порах были почему-то почти всегда
обнажены. Например, неприлично голый "Освобожденный труд"
скульптора М.Ф. Блоха в Петрограде за ночь перед открытием в
1919 г. пришлось приодеть в фартук.
54
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Водружению новых символов не могли помешать никакие
трудности. В Ярославле, наполовину разрушенном в июле 1918 г.
в ходе подавления антибольшевистского восстания, напротив
церкви Ильи Пророка на центральной Советской площади в ноябре 1919 г. установили один из первых в нашей стране прижизненных памятников Ленину. Он представлял собой небольшой
гипсовый бюст на высоком постаменте работы московского
скульптора Г.Д. Алексеева. Модель первого бюста Ленина он
создал ещё в феврале 1919 г. С августа 1919 г. до февраля 1920 г.,
по-видимому в рамках подготовки к 50-летнему юбилею Ленина,
были установлены эти типовые бюсты еще в 28 городах РСФСР.
К пятой годовщине Октября, вероятно, развалившийся под
воздействием природных явлений ярославский бюст был заменён
памятником вождю в полный рост на интересном ступенчатом в
виде лестницы или трибуны пьедестале. Скульптор А.Ф. Самарин выполнил его также из гипса, покрашенного под бронзу.
Судьба памятника в скором времени повторила судьбу бюста.
Как утверждал местный журналист В. Храпченков, ярославцы
оказались дважды первыми в Советской России: первый бюст в
1919 г. и первый памятник в 1922 г. Ленину появились именно в
Ярославле на Советской площади. Как видно, культ Ленина насаждался ещё при жизни Ильича.
Популярным образом для первых советских скульпторов был
Карл Маркс. В конце апреля 1918 г. был открыт первый в России
временный памятник основателю марксистского учения в Пензе
на Соборной площади (скульптор Е.В. Ревдель, оригинал бюста
не сохранился до настоящего времени). В Твери местные большевики возвели своего Маркса на бывшей ул. Миллионной (ныне
Советской) к 7 ноября 1918 г. (оригинал бетонного изваяния был
разбит тверичами в 1991 г., а в середине 1990-х гг. его восстановили на постаменте 1918 г.). В г. Тутаеве памятник К. Марксу
(местный скульптор С.П. Дуденков) был заложен в городском
сквере в ходе Всероссийского субботника 1 Мая 1920 г., а открыт
в 1921 г. Вероятно, это первый по времени создания из сохранившихся до настоящего момента памятников "отцу-основателю" марксизма в городах России.
55
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Возможно, прав германский историк Штефан Плаггенборг,
считающий, что большевики "этими монументами …стремились
замаскировать отсутствие своей собственной истории с помощью
сконструированной преемственности", преемственности с "идеей, за которую страдали и умирали люди", и воплотилась эта общечеловеческая идея "свободы, равенства, братства"1 в лице
коммунистической партии. Скорее всего, это лишь один из аспектов. На наш взгляд, визуализация и материализация новых
идей в виде произведений монументальной пропаганды по существу являла собой попытку полумагического закрепления "перемен" на уровне сознания и подсознания городских жителей Советской России.
Важным аспектом в изменении среды обитания горожан стало радикальное изменение географической номенклатуры. Топонимы отныне должны были не только и не столько выполнять
информативную функцию, сколько стать одним из элементов
агитации и пропаганды, увековечивать имена героев российского
и мирового революционного движения, постоянным навязчивым
рефреном символизировать незыблемость новых порядков и правильность проводимых мероприятий.
Складывавшаяся веками система урбанонимов (названий
улиц, переулков, площадей и т.п. внутригородских объектов) не
устраивала новых властителей России по многим причинам. Дело
в том, что основным принципом наименования улиц до революции был информативный принцип, то есть улица называлась по
самым значимым зданиям, расположенным на ней. И чаще всего
таким сооружением и в общественном, и в архитектурном смысле был храм. Многочисленные Воздвиженские, Рождественские,
Воскресенские, Духовские и т.п. названия улиц никак не соотносились с идеей большевиков о том, что сразу после революции
начинается совершенно новая эпоха, строится новый мир. Старый мир напоминал о себе в буквальном смысле слова на каждом
углу, создавая ощущение временности, ненадежности произошедших с Россией с октября 1917 г. перемен. Необходимо было
срочно уничтожить его вербальный аспект.
Вообще, еще в дореволюционные времена власти явственно
поняли значение топонимии как важного агитационного инстру56
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
мента, практически безотказно усваивавшегося населением. Не
случайно в XIX в. на картах российских городов появляются
Дворянские, Екатерининские, Канкринские, а позднее Столыпинские улицы. Но масштабность топонимических преобразований
большевиков не имеет аналогов.
Уже 12 апреля 1918 г. в упоминавшемся ранее декрете СНК
"О снятии памятников…" правительством ставилась задача изменения в революционном духе топонимии Москвы. Эта процедура должна была стать одним из мероприятий по подготовке города к 1 Мая: "Поручается спешно подготовить декорирование
города в день 1 Мая и замены надписей, эмблем, названий улиц,
гербов и т.п. новыми, отражающими идеи и чувства революционной трудовой России". Осуществить декрет было поручено
специальным районным комиссиям, действия которых не координировались друг с другом. В результате в разных районах города появились одноименные названия, которые пришлось вновь
изменять уже в 1920-е гг. Среди новых названий больше всего
было Коммунистических: Коммунистические улицы и переулки,
площадь Коммуны и улица Коммуны – коммунизм был главной
целью, вожделенной, хотя и весьма абстрактной мечтой властей
предержащих. Движение к этой цели оправдывало все те трудности и лишения, которые обыватель испытывал на каждом шагу в
реальных условиях Гражданской войны.
Разнобой в деятельности районных комиссий привел к тому,
что в следующем, 1919 г., Московский городской совет, подведя
итоги "топонимической революции" 1918 г., сохранил лишь 64 из
более чем 200 переименований. Более того, ряд непонятных для
обывателя названий просто не прижились и отторгались москвичами на подсознательном уровне переиначиванием новых революционных топонимов: так, Андроньевская площадь в столице,
нареченная в 1919 г. в честь погибшего за год до этого рабочегореволюционера площадью Прямикова, упорно именовалась гражданами "ПряНикова площадь"! Такие отнюдь не единичные казусы четко показывают неподготовленность широких обывательских кругов к резким изменениям окружавшего их мира.
Массовые переименования улиц происходили тем временем
и в других городах большевистской России. Любопытно, что
57
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
вроде бы стихийная инициатива местных властей (а постановления о переименованиях утверждались в основном исполкомами
городских или губернских советов) воплощалась в весьма единообразные и стройные формы географического переустройства
внутреннего пространства городов. Общим был, во-первых, групповой характер переименований, а во-вторых, их яркий идеологический пафос.
Так, 28 апреля 1918 г. в ярославских "Известиях" было опубликовано постановление губернского совета о переименовании
18 улиц и площадей города "в ознаменование Первого мая и Великой Пролетарской Революции". Из постановления очевидно,
что ярославские власти вкладывали в переименования тот же
смысл, что и столичные деятели, надеясь, что, обрядившись к
Первомаю в новые одежды, древний город вмиг станет подлинно
большевистским во всех отношениях. Переименованы были в основном центральные, наиболее общественно значимые внутригородские объекты – именно критерий идеологического эффекта от
переименования был самым важным при выборе конкретных
улиц, площадей, переулков. Не случайно поэтому, что вместе с
политически неверными старорежимными Екатерининской и
Дворянской улицами, а также имевшими религиозную окраску
Власьевской, Духовской, Рождественской, Всехсвятской и т.п.
улицами в Ярославле были искоренены совершенно нейтральные
в той ситуации Сенная площадь, улица Большая Линия и Стрелецкая улица. Содержание старого названия роли не играло. В
разрушительном революционном угаре все, что досталось в наследство от прошлого строя, не имело ценности. Взамен рождались новые имена, наполненные энергией свершений и буквально кричавшие о новых ценностях: Революционная, Республиканская, Красная, Пролетарская, Февральская, Депутатская, Комитетская улицы, улица Свободы, площадь Труда, площадь и улица
Советские, Народный переулок, Первомайский бульвар. Любопытно, что Дворянская улица в Ярославле получала новое название как бы в противопоставление предыдущему – теперь, когда
привилегированное дворянство уничтожалось, а все граждане
становились равными в правах (по крайней мере, декларативно),
ей было присвоено соответствующее имя – Гражданская улица.
58
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Массовое исправление названий улиц на новый лад в соседнем с Ярославлем губернском центре – Костроме – началось
осенью 1918 г. С 14 сентября 1918 г. центральная городская Сусанинская площадь стала именоваться площадью Революции. А в
первую годовщину Октябрьской революции – 7 ноября 1918 года – в Костроме появилась Советская площадь (бывшая Воскресенская), ул. Ленина (бывшая Еленинская), ул. Троцкого (бывшая
Новотроицкая, ныне – ул. Козуева), ул. Чрезвычайки (это название
бывшая Никольская улица получила по разместившемуся тогда в
начале этой улицы губернскому отделению ВЧК) и ряд других.
Уездные города, политические события в которых традиционно отзывались с опозданием и часто в форме неожиданных интерпретаций, в вопросе топонимической революции пытались не
отставать от губернских центров. В качестве примера можно
привести протокол заседания коллегии коммунально-муниципального отдела Даниловского уездного исполкома от 19 марта
1919 г., на котором были переименованы почти все улицы центральной части городка: Торговая улица стала Советской площадью, Преображенская площадь была наименована площадью Революций (именно так, во множественном числе!), Соборная площадь удостоилась имени немецкого коммуниста Карла Либкнехта, а Любимскую улицу нарекли "улицей память товарища
Свердлова"… Интересно, что, как и в Костроме, имя Троцкого
было дано улице, носившей до революции созвучное название:
Новотроицкая. Вероятно, местные деятели считали, что таким
образом новое название приживется легче. Всего в один день было переименовано 12 внутригородских объектов – Данилов почти
полностью изменил свой топонимический облик.
Некоторые исследователи массовые переименования периода
Гражданской войны обозначают как "топонимическую анархию".
Если это и так, то лишь в том смысле, что данный процесс строго
не координировался из центра. Для этого у РКП(б) просто не
хватало времени и соответствующих кадров. Не случайно поэтому, что при всем идеологическом единообразии новых урбанонимов конкретный набор революционных терминов, использовавшихся в качестве названий, очень вариативен. Наряду с почти
повсеместными Советской, Свободы, Пролетарской, Крестьян59
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ской, Революционной, Первомайской, Октябрьской встречаются
и очень редкие образцы топонимического творчества местных
властей: улица Июльских дней в Ярославле (напоминание о подавлении белогвардейского мятежа в июле 1918 г.), улица Чрезвычайки в Костроме, улица Железнодорожного Всеобуча в Рыбинске, улица Красных Идей в Кашине, площадь Народного Гнева в Екатеринбурге…
В большинстве случаев ни о какой увязке новых названий с
историей или внешним видом улицы речи не шло. Более того,
революционные топонимы зачастую были просто абсурдны,
вступая в явное противоречие с нормами русского языка, да и
просто здравого смысла. Уже тогда сначала в столицах, а затем в
провинциальных городах начала использоваться форма родительного падежа для наименования улиц в честь революционных
деятелей. Судя по всему, пошли на это новые власти по причине
наличия среди "номинантов" большого количества нерусских
имен, от которых было трудно произвести традиционный по
форме топоним в виде прилагательного. Использование в топонимике фамилий Энгельса, Либкнехта, Люксембург и других заграничных революционных деятелей в конечном итоге привело к
утверждению в советской топонимике принципа создания антротопонимов в форме родительного падежа даже в том случае, когда этого можно было избежать (ул. Ленина, Некрасова и т.д.).
Власти, дававшие название, в погоне за усилением идеологической составляющей порой просто не замечали, что тем самым
они создают какой-то новый язык, подчас лишенный внутренней
логики. В Ростове Великом до сих пор существует такой уникальный по бессмысленности топонимический винегрет, созданный как раз в это время, как "улица 3-й переулок Толстовской
набережной". Он вполне может поспорить с вошедшим в фольклор названием "Коммунистический тупик" в Москве.
Интересна реакция обывателя на все эти мероприятия большевистских властей по топонимическому переустройству городов. "Ярославль уподобился Пензе, мечтающей о памятнике
Марксу. Перекрестил Большую Федоровскую в Пролетарскую,
Большую Линию – в Линию Социализма, Духовскую улицу – в
улицу Республиканскую, Большую Нетечу (какое древнее инте60
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ресное название) – в Циммервальда. Дураки! – и больше ничего" – так откликается москвич Н.П. Окунев на переименования в
Ярославле в своем дневнике2.
Но самой распространенной реакцией населения на топонимическую революцию было… игнорирование новых имен. Даже
в официальных документах неоднократно фиксируются старые
названия улиц, не говоря уже о том, что в повседневной речи жители городов продолжали употреблять давно знакомые и удобные для них обозначения. Новые имена зачастую становились
объектами насмешек и (или) пересудов в стиле "властям заняться
больше нечем". Лишь к 1920-м гг. к революционным топонимам
привыкают и ими начинают пользоваться по назначению – для
определения места в городе. Примерно тогда же наступает и
осознание массами того, что большевики пришли к власти надолго, а произошедшие в стране перемены практически необратимы.
И, видимо, не случайно, что завершение революции социальнополитической совпало с привыканием населения к новым символам, к новому рожденному в ходе этой революции внутригородскому пространству. Революция в сознании, подготовленная вытеснением образов старого мира из повседневных бытовых практик, – один из важнейших итогов грандиозного процесса переустройства России, произошедшего в 1917 – 1920-е гг.
Примечания
1
Плаггенборг Ш. Революция и культура. Культурные ориентиры в период между Октябрьской революцией и эпохой сталинизма. СПб., 2000.
С. 276–277.
2
Окунев Н.П. Дневник москвича, 1917 – 1924 гг.: В 2 кн. Кн. 1. М.,
1997. С. 182.
61
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Н.В. Страхова
"Осажденная крепость" – Советский Союз
(место "вражеской" Финляндии
в идеологических построениях 1920-х гг.)
В 1920-е гг. советское правительство активно формировало
представления о нахождении Советского государства в кольце
врагов. В средствах массовой информации постоянно обсуждались заявления об угрозе нападения. Советские лидеры неоднократно поднимали данный вопрос в своих речах и выступлениях.
Так, например, Н.И. Бухарин объявил на XV московской губпартконференции о "фашистском заговоре с целью окружить Советский Союз фашистским кордоном"1. К.Е. Ворошилов в своем
докладе на II Всеармейском совещании секретарей ячеек ВКП(б)
27 марта 1928 г. говорил: "Почти не было ни одной весны, начиная с 1918 г., которая не сопровождалась бы той или иной напастью по отношению к советской стране. Зато в этом году обрисовывается новый маневр капиталистических государств, речь идет
об организации единого антисоветского блока"2. Советские лидеры ожидали "кровавой военной развязки"3, постоянно подчеркивая опасность войны4. Одним из основных плацдармов для нападения в подобных выступлениях становилась Финляндия: "Нам
грозят больше всего и главным образом соседи: Польша, Румыния, Финляндия, которые, конечно, сами по себе не затевали бы с
нами войну. У них еще не хватает силенок. Но наши соседи находятся в сильнейшей зависимости от Англии и Франции"5. Вообще такое представление о Финляндии сформировалось еще в
конце XIX в. и существовало до конца 40-х гг. XX в. Во многом
сама Финляндия подогревала подобное отношение своими территориальными претензиями на Онегу, Петрозаводск, Ямбург.
В русле политики формирования плацдарма для нападения
на СССР со стороны Финляндской Республики воспринимался и
так называемый Балтийский союз (союз Латвии, Литвы, Польши,
Финляндии и Эстонии6), где лидером выступала Польша. Первоначально, в 1925 – 1926 гг., советскими дипломатическими представителями подчеркивалось нежелание Финляндии заключать
62
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
какое-либо соглашение, враждебное СССР, ее стремление к контактам с нейтральными скандинавскими странами7. Гельсингфорсская конференция министров иностранных дел Польши, Эстонии, Латвии и Финляндии, прошедшая 16 – 17 января 1925 г.,
расценивалась сугубо как "демонстрация СССР наличия морального блока"8. Однако уже в сентябре 1926 г. подобные взгляды
были пересмотрены и открыто заявлялось: «Финское правительство сделало ряд шагов в направлении организации Балтийского
блока против нас. Враждебные к нам элементы, по-видимому,
значительно усилились, потому что за последнее время в Финляндии стали раздаваться голоса против так называемой "скандинавской" ориентации, которая будто бы невыгодна Финляндии, потому что усиливает влияние на ее политику Германии и
СССР, и за южную ориентацию – на прибалтов и Польшу»9.
Таким образом, можно сказать, что восприятие Балтийского
союза как Финляндией, так и СССР менялось: от нейтрального к
нему отношения – к заинтересованности в региональном блоке со
стороны Финляндии, а со стороны СССР – от уверенности в нежелании Финляндии участвовать в антисоветском Балтийском
блоке до заявлений о всесторонней его поддержке правительством Финляндии.
Примерно таким же образом воспринимались и переговоры о
гарантийном пакте, которые затянулись до конца 20-х гг. К сентябрю 1926 г. советским дипломатам удалось добиться соглашения финских правительственных кругов на согласительную процедуру10, причем Хаксель (министр иностранных дел Финляндии)
подтвердил готовность проекта Конвенции о согласительном
разбирательстве11. Конкретные переговоры начались в сентябре
1926 г., однако уже 27 ноября они были прерваны (Финляндия
добивалась конкретизации позиции в отношении Латвии и Эстонии, арбитража и правила "свободных рук" в случае войны против СССР третьего государства). Интересно, что советское руководство особо акцентировало внимание на следующем факте: переговоры были прерваны по инициативе правительства социалдемократов, которые "боялись критики Лиги Наций за заключение гарантийного договора"12. Б. Стоманяков (член коллегии
Наркомата иностранных дел (далее – НКИД)) отмечал: "Гаран63
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
тийный договор может быть интересен для Финляндии только в
том случае, если он даст финнам новые реальные выгоды. Без таких выгод заключение пакта с нами могло привести бы к падению любое финляндское правительство. Вопрос о переговорах с
нами мог бы стать теперь же актуальным, если бы мы пошли на
уступки по вопросу о мирном разбирательстве конфликтов и согласились на назначение нейтрального председателя в согласительной комиссии"13. Фактически Б. Стоманяков подтвердил желание финских руководящих кругов принимать участие в переговорах только на своих условиях (из-за боязни падения кабинета
министров под давлением ряда антисоветски настроенных слоев
финского общества). Кроме того, обращалось внимание на неадекватные заверения финского правительства о готовности возобновить переговоры о гарантийном пакте, как только удастся
"создать благоприятные настроения в политических кругах"14.
Правда, к концу 1927 г. ситуация коренным образом изменилась:
правительство Финляндии уже не предлагало возобновить переговоры по поводу гарантийного пакта, а заявляло об "изучении
данного вопроса, не связывая правительства какими бы то ни было обязательствами"15. Естественно, руководящие круги Советского Союза крайне негативно оценивали затягивание решения
проблемы гарантийного пакта, лишний раз убеждаясь в существовании "антисоветского фронта".
Фактически заявления об участии Финляндии в создании
единого антисоветского фронта появились с конца 1926 г. В это
время дается негативная оценка всем действиям Финляндии в отношении СССР. До конца 1926 г. высказывания финских правящих кругов по поводу Балтийского союза воспринимались как
стремление поддерживать дружественную Советскому Союзу
политику, а с конца 1926 г. – уже как готовность создавать антисоветский блок. Если в начале 1926 г. особенно отмечались практические действия, отражающие улучшение взаимоотношений
правительств стран: Конвенция о прямом железнодорожном сообщении, проверка советско-финской границы, посещение финляндской хозяйственной делегацией Советского Союза, подготовка проекта договора о ненападении и нейтралитете (октябрь
1926 г.)16, то с конца 1926 – начала 1927 г. расстановка акцентов
64
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
сменилась: советские представители стали обращать внимание на
негативные моменты советско-финских контактов (перерыв гарантийных переговоров, распродажа имущества советских граждан, затягивание принятия таможенного законодательства, ряд
пограничных инцидентов, деятельность эмиграции в Финляндии). В частности, финское правительство обвиняли в помощи
Оперпуту в организации террористической деятельности на территории Советского Союза17. Советские дипломатические представители, заявляя о неоднократных нарушениях советского воздушного пространства финской авиацией, говорили также, что
"Финляндия становится основным плацдармом террористов, которым помогают даже финские власти"18. Обращалось внимание
и на шпионаж со стороны Финляндии (Эйме и Ауэр вели съемки
военных объектов Ленинграда)19, постоянные поездки финских
офицеров в Румынию20, деятельность русских эмигрантов21.
Взаимоотношения СССР и Финляндии к 1927 г. в официальных
документах характеризовались недружелюбной, а в вопросах,
связанных с Лигой Наций, даже враждебной политикой финляндского правительства, рассматривалась возможность нападения Финляндии на СССР22. Отмечалось также, что за 1927 –
1928 гг. "только самые незначительные мелочи не вызывали трений, все же остальное приводило к весьма неприятным и весьма
длительным трениям"23.
Таким образом, на примере взаимоотношений СССР с Финляндией можно совершенно четко выявить, что доктрина "Советский Союз – осажденная крепость" начала активно эксплуатироваться с конца 1926 г., когда наметилось определенное ухудшение и без того непростых советско-финских отношений. Безусловно, для включения Финляндии в данную систему имелись
объективные причины: со стороны финляндских властей наблюдался ряд недружественных актов, направленных против Советского Союза. Однако подобные действия имелись на всем протяжении 1920-х гг., а советские руководящие круги сделали все,
чтобы заострить на них внимание и заявить о нарастании враждебности в финском правительстве и его готовности развязать
военные действия именно в конце 1926 г. Здесь как нельзя кстати
пришлись Балтийский союз, воспринимаемый советскими руко65
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
водителями исключительно как враждебно настроенный антисоветский блок, готовящий наступательную войну с финского
плацдарма, и гарантийный пакт, всячески затягиваемый финляндской стороной. С конца 1920-х гг. во всех пропагандистских
заявлениях Финляндия займет позицию "плацдарма для нападения на СССР", "звена в цепи антисоветского фронта", "приспешницы Англии и Франции". Особенно ярко подобное восприятие
будет проявляться в конце 1930-х гг. Статус обороняющегося от
финляндской агрессии позволит Советскому Союзу оправдывать
любые действия в адрес Финляндии.
Примечания
1
Бухарин Н.И. Международное и внутреннее положение СССР. Доклад на XV Московской губпартконференции. М., 1927. С. 10.
2
Российский государственный архив социально-политической истории (далее – РГАСПИ). Ф. 74. Оп. 2. Д. 12. Л. 37 – 38.
3
Там же. Л. 45.
4
"Хорошо известен факт, что наиболее реальной опасностью в настоящее время является опасность войны, вернее даже нападения империализма на СССР" (см.: Письмо т. К.Е. Ворошилову от 18. 09. 1928
// РГАСПИ. Ф. 74. Оп. 2. Д. 108. Л. 71).
5
Там же. Д. 13. Л. 2.
6
Письмо члена Коллегии НКИД СССР Полномочным Представителям СССР в Латвии, Литве, Польше, Финляндии и Эстонии. 10 января
1925 г. // Документы внешней политики СССР. М., 1963. Т. 8. С. 31-33; Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Финляндии члену Коллегии НКИД СССР. 20 января 1925 г. // Там же. С. 81; Письмо Полномочного
Представителя СССР в Латвии члену Коллегии НКИД СССР. 5 сентября
1925 г. // Там же. С. 522–526; Запись беседы члена Коллегии НКИД СССР
с Посланником Финляндии в СССР Хакселем. 22 сентября 1926 г. // Там
же. М., 1964. Т. 9. С. 433–435; Запись беседы члена Коллегии НКИД СССР
с Посланником Финляндии в СССР Хакселем. 29 декабря 1926 г. // Там же.
С. 606–608; Телеграмма Временного Поверенного в делах СССР в Финляндии в НКИД СССР. 20 марта 1928 г. // Там же. С. 182–183.
7
"Финское правительство признает заключение Балтийского союза во
главе с Польшей нежелательным. Финляндия спокойна за себя, не желает
вмешиваться в чужие споры. На Гельсингфорсской конференции Финляндия будет против заключения союза" (см.: Письмо члена Коллегии НКИД
СССР Полномочным Представителям СССР в Латвии, Литве, Польше,
Финляндии и Эстонии. 10 января 1925 г. // Документы внешней политики
66
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
СССР. М., 1963. Т. 8. С. 32); "План балтийского союза был и остается неприемлемым. Идман (министр иностранных дел Финляндии) возвращается
к вопросу о желательности нашего участия, подчеркивая, что тогда и скандинавские государства не отнеслись бы к плану отрицательно" (см.: Письмо Полномочного Представителя СССР в Финляндии члену Коллегии
НКИД СССР. 5 сентября 1925 г. // Там же. С. 692).
8
Телеграмма Полномочного Представителя СССР в Финляндии члену
Коллегии НКИД СССР. 1 декабря 1925 г. // Там же. С. 81.
9
Там же. М., 1964. Т. 9. С. 434.
10
Запись беседы наркома иностранных дел СССР с посланником
Финляндии в СССР Хакселем. 23 июля 1926 г. // Там же. С. 349.
11
Запись беседы члена Коллегии НКИД СССР с посланником Финляндии в СССР Хакселем. 22 апреля 1926 г. // Там же. С. 435.
12
Письмо члена Коллегии НКИД СССР Полномочному Представителю СССР в Эстонии. 31 декабря 1926 г. // Там же. С. 610.
13
Информация члена Коллегии НКИД СССР о беседе с Посланником
Финляндии в СССР Хакселем. 11 января 1927 г. // Там же. М., 1965. Т. 10.
С. 14.
14
Сообщение Временного Поверенного в Делах СССР в Финляндии о
беседе с министром иностранных дел Финляндии Вайонмаа. 31 марта
1927 г. // Там же. С. 132.
15
Сообщение Полномочного Представителя СССР в Финляндии о беседе с министром иностранных дел Финляндии Вайонмаа. 31 марта 1927 г.
// Там же. С. 474.
16
Проект договора между СССР и Финляндской Республикой. 28 октября 1926 г. // Там же. Т. 9. С. 523-524.
17
"Финляндские власти, выпустив Оперпута из тюрьмы или из-под
надзора, дали ему возможность устраивать совещания с опаснейшими террористами, организовывать покушения и с оружием и большим количеством взрывчатых веществ перейти нашу границу" (см.: Запись беседы члена
Коллегии НКИД СССР с Временным Поверенным в Делах Финляндии в
СССР Вестернмундом. 26 июля 1927 г. // Там же. М., 1965. Т. 10. С. 345).
18
Запись беседы наркома иностранных дел СССР с Посланником
Финляндии в СССР Артти. 25 августа 1927 г. // Там же. С. 370; Нота полномочного представителя СССР в Финляндии министру иностранных дел
Финляндии. 14 сентября 1929 г. // Там же. М., 1967. Т. 12. С. 504–505; Нота
Полномочного Представителя СССР в Финляндии министру иностранных
дел Финляндии. 14 декабря 1929 г. // Там же. М., 1967. Т. 12. С. 652–653.
19
Телеграмма Временного Поверенного в Делах СССР в Финляндии в
НКИД СССР. 21 июля 1928 г. // Там же. М., 1966. Т. 11. С. 427.
67
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
20
Запись беседы Временного Поверенного в Делах СССР в Финляндии с министром иностранных дел Финляндии Прокопе. 30 июля 1928 г.
// Там же. С. 457.
21
Запись беседы Временного Поверенного в Делах СССР в Финляндии с министром иностранных дел Финляндии Прокопе. 30 июля 1928 г.
// Там же.
22
Письмо наркома иностранных дел СССР Полномочному Представителю СССР в Финляндии Александровскому. 16 августа 1927 г. // Документы внешней политики СССР … . М., 1965. Т. 10. С. 361–363.
23
Запись беседы Полномочного Представителя СССР в Финляндии с
Председателем Иностранной комиссии Сейма Финляндии. 22 ноября
1928 г. // Там же. М., 1966. Т. 11. С. 580.
Н.В. Рябинина
Детская преступность в Советской России
в 1930-е гг.: причины, проявления,
способы ликвидации
Одной из самых опасных социальных аномалий для любого
общества является преступность. Но следует заметить, что круг
деяний, признаваемых преступными, различен для разных государств и для различных периодов существования одного и того
же государства. Существенно отличается и система наказаний
правонарушителей. 1930-е гг. в этом смысле являются особым
периодом в истории Советской России, характеризующимся
прежде всего резким ужесточением судебной практики в условиях мирной жизни.
Основным источником детской преступности в 1930-е гг.,
как и ранее, была беспризорность, но причины последней были
иными. В первое послереволюционное десятилетие рост детской
беспризорности был связан прежде всего с войнами – Первой
мировой, Гражданской. Разрушенная послевоенная экономика,
голод 1921 – 1922 гг., вызванный засухой в основных хлебопроизводящих губерниях, объективно не способствовали быстрому
решению социальных проблем. Сказывались также и просчеты
государственных органов, традиционно откладывавших эти во68
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
просы "до лучших времен". Ликвидировать массовую детскую
беспризорность удалось лишь к концу 1920-х гг. благодаря совместным действиям центральных, местных властей и общественности. Семимиллионная армия беспризорников, имевшаяся в
стране в начале 1920-х гг.1, к концу десятилетия (1928 г.) сократилась до 15 тыс. человек2. Но едва успели отрапортовать о достигнутых результатах, как ситуация начала меняться к худшему.
Именно с конца 1920-х гг. наблюдается новый рост детской
беспризорности. На этот раз он был фактически спровоцирован
проводимой государственной политикой. Начавшаяся ускоренная коллективизация, сопровождавшее ее раскулачивание, а затем и проводимые массовые репрессии являлись основными причинами беспризорности 1930-х гг. Ситуацию усугубляло также
неудовлетворительное обеспечение детских домов и, как следствие, массовые побеги воспитанников.
Кроме беспризорности, к преступности могла приводить и
безнадзорность детей. Успехи пятилеток в основном базировались на энтузиазме людей. Значительная часть взрослого населения страны трудилась на ударных стройках пятилеток, была вовлечена в социалистическое соревнование, стахановское движение. Бурная трудовая и общественная жизнь не позволяла многим гражданам полноценно выполнять свои родительские обязанности. Дети были предоставлены самим себе, их воспитывала
улица. Некоторые из них становились частыми гостями в притонах беспризорников. Криминальный мир казался им более привлекательным, чем действительность советской трудовой школы,
пионерских сборов и комсомольских собраний. Но и школьным
обучением были охвачены не все. Несмотря на постановление
ЦИК и СНК СССР от 14 августа 1930 г. "О всеобщем обязательном начальном обучении", даже к 1937 г. по РСФСР около
300 тыс. детей соответствующего возраста не посещали школу3.
Безнадзорность детей и постижение наук на улице могли
быть связаны, конечно, не только с занятостью родителей, но и с
другими проблемами в семье: пьянством, жестоким обращением,
материальной нуждой. В 1936 г. Деткомиссия при ВЦИК отмечала, что ежегодно большое количество правонарушений совершалось детьми из многодетных и неполных семей, испытывавших
69
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
острые финансовые затруднения и не получивших адекватной
помощи со стороны государства4.
Наиболее распространенным в 1930-е гг. видом правонарушений были, как и ранее, кражи (вещей, денег, документов). В
Ярославле, например, в 1935 г. из общего числа правонарушений
они составляли 66%5. Далее следовали хулиганство, спекуляция и
бродяжничество. Следует отметить, что по сравнению с предыдущим десятилетием преступления становились более организованными, крупными и хорошо продуманными. Росло и их число.
Так, по сравнению с 1928/29 г. к 1935 г. количество правонарушений увеличилось в Ярославле почти в 2 раза6, в Ленинграде – в
4 раза7; подобная ситуация была и в других городах.
В докладной записке начальника ленинградской милиции в
Ленсовет в 1935 г. отмечалось, что "в воровской квалификации
подростки ничуть не уступали взрослым, применяя специальные
инструменты для взлома, взламывая решетки и замки, и нередко
совершали даже кражи с проломами капитальных стен, подкопами и т.п. сложными способами"8. Участились также грабежи,
часто с применением оружия. В Ленинграде, например, в 1934 г.
такой вид преступлений несовершеннолетних составлял 20% от
их общего количества9. В Ярославле в течение полутора лет, с
1934 г. по май 1935 г., группа беспризорников совершила ряд
вооруженных грабежей магазинов. Некоторые из участников
этих преступлений имели в прошлом по 4 – 5 приводов10. И это
был не единичный случай. На заседании Ярославского горсовета
в сентябре 1935 г. отмечалось: "Грабежи в большинстве случаев
совершаются несовершеннолетними или с их участием"11. Таким
образом, спровоцировав рост детской беспризорности, власти
очень скоро столкнулись с проблемой организованной детской
преступности.
В советский период, вплоть до 1930-х гг., основным способом борьбы с детской преступностью считалось не наказание таких детей, а перевоспитание. По отношению к несовершеннолетним правонарушителям применялись меры медико-педагогического воздействия: беседа, передача под присмотр родителей,
опекунов, обследователя-воспитателя, устройство на работу,
предоставление общежития, помещение в детский дом нормаль70
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ного типа, а также в специализированное учреждение. При этом
последний вариант считался наиболее предпочтительным.
На протяжении 1918 – 1925 гг. в качестве специализированных учреждений существовали детские дома для "морально-дефективных" детей. Название этих домов вытекало из разработанной в данный период теории "моральной дефективности". В основе ее лежал тезис о том, что на совершение преступлений детей толкают аномалии их характера, моральная неустойчивость.
Говорилось, что, находясь в одинаковых социальных условиях,
не все беспризорные дети решаются на совершение преступлений.
В середине 1920-х гг. данная теория была отвергнута. В качестве главной причины правонарушений стали рассматривать
социальные условия, в которые попадали дети. На смену детдомам для "морально-дефективных" пришли учреждения (детские
дома и колонии) для трудновоспитуемых, а также труддома в ведении НКВД для "особо запущенных" детей и рецидивистов. Но
на практике мало что изменилось. Все эти учреждения, несмотря
на разные названия и заявления о перевоспитании, скорее походили на тюрьмы, чем на детские дома. Их отличительными особенностями являлись решетки на окнах, система наказаний
вплоть до карцера, а также нищенское обеспечение. Желаемого
исправления детей, как правило, не происходило. Напротив, условия их содержания нередко приводили к еще большему озлоблению детей и совершенствованию их преступных навыков.
В начале 1930-х гг. власти попытались провести очередную
реорганизацию данных учреждений. Состав воспитанников
предписывалось подвергнуть строгой проверке. "Менее запущенных" детей необходимо было переводить в детские дома для
нормальных детей, больных – в учреждения Наркомздрава. Для
остальных вводилась обязательная трудовая подготовка. Названные мероприятия не являлись принципиально новыми. Подобные
действия предпринимались и в 1920-е гг. Однако в данном случае
за несоблюдение этих решений вводилась персональная ответственность заведующих детскими домами и руководителей местных властных структур, для которых дело нередко заканчивалось
отстранением от должности и привлечением к суду. Многие дет71
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ские дома для трудновоспитуемых были закрыты как не соответствующие своему назначению. В Ярославле, в частности, был
ликвидирован единственный такой детский дом, в связи с чем на
протяжении 1930-х гг. всех правонарушителей данного региона
направляли в учреждения НКВД.
Следует подчеркнуть, что изначально детские учреждения
НКВД предусматривались только для несовершеннолетних рецидивистов, не поддающихся другим методам воздействия. Однако число детей, направляемых туда, в 1930-е гг. начинает резко
расти. Так, если в 1928 г. во всех видах учреждений для несовершеннолетних правонарушителей находилось около 8,6 тыс.
детей (7 105 человек – в детдомах для трудновоспитуемых и
1 478 – в труддомах НКВД)12, то к 1937 г. около 8 тыс. детей находилось только в детдомах для трудновоспитуемых и еще около
8,5 тыс. – в детдомах и колониях НКВД13.
Режим содержания воспитанников в этих учреждениях был
чрезвычайно жестким. Труддома и колонии НКВД прикреплялись к крупным заводам (Ленинградская трудколония – к Ижорскому заводу, Вятский труддом Нижегородского края – к Сормовскому заводу, Верхотурский труддом Уральской области – к
Магнитострою, Томская трудколония Сибирского края – к Кузбасстрою и т.д.14), на которых должны были трудиться дети. Тяжелый труд, неудовлетворительные условия содержания, крайне
скудное питание приводили к болезням и смерти детей. В Татарии, например, в одной из таких колоний содержалось более тысячи малолетних преступников, и при этом в течение года умирало до 200 человек15. Крайне высоким был и уровень побегов
детей из учреждений НКВД даже по сравнению с обычными детскими домами. От побегов не спасали ни запоры, ни решетки, ни
вооруженная охрана. По данным Деткомиссии при ВЦИК, из Валуйской трудколонии НКВД Курской области за 9 месяцев
1937 г. из 500 детей, находившихся в ней на начало года, сбежало
46316, т.е. состав воспитанников в течение года полностью обновился. Были и другие подобные примеры. За тот же период из
Ульяновской трудколонии сбежало 554 подростка из 719 воспитанников, находившихся в ней в начале года; из трудколонии
Александровска Восточно-Сибирского края – 429 детей из 52317.
72
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Однако места в таких колониях не пустовали. На место умерших,
убежавших или официально выпущенных из этих учреждений
детей сразу поступали новые. Сохранению такой ситуации в значительной степени способствовало резкое ужесточение законодательства, наблюдавшееся в 1930-е гг., в том числе по отношению к детям.
Так, 7 апреля 1935 г. ВЦИК и СНК СССР издали закон о привлечении к уголовному суду (с применением всех мер наказания
вплоть до расстрела) несовершеннолетних, начиная с 12-летнего
возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия,
телесных повреждений, увечий, в убийстве или попытках к убийству18. Поясняя данное постановление, генеральный прокурор
СССР А.Я. Вышинский заявил, что ранее органы, призванные ликвидировать преступность, "занимались беспомощным сюсюканьем, сентиментальным увещеванием, ненужной и вредной моралью"19. 31 мая 1935 г. ликвидировали "либеральные" и "мягкотелые" Комиссии по делам несовершеннолетних. Их функции перешли к уголовному розыску и "судам несовершеннолетних"20. Одновременно с этим предусматривалось наказание родителей и
опекунов за "озорство и уличное хулиганство их детей". Милиции
предоставлялось право подвергать их штрафу в размере 200 руб.21
Теперь в учреждения НКВД могли попасть "воспитанники детских домов, нарушающие дисциплину", а также "безнадзорные дети, которые систематически нарушают общественный порядок в
доме и хулиганят на улице"22.
Следует отметить, что после упразднения Комиссий по делам
несовершеннолетних, не было создано специального органа, который бы занимался пресечением преступности детей до 12 лет,
поэтому в учреждениях НКВД все чаще можно было встретить
заключенных в возрасте от 9 лет23.
Начиная с 1937 г. дети стали отвечать не только за свои собственные правонарушения, но и за "грехи своих отцов". 15 августа 1937 г. был принят приказ НКВД "Об операции по репрессированию жен и детей изменников Родины"24. По этому приказу
"социально опасные дети осужденных, в зависимости от их возраста, степени опасности и возможностей исправления" подлежали заключению в лагеря, исправительно-трудовые колонии
73
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
НКВД или "водворению" в детские дома особого режима. Остальные "дети-сироты", не представлявшие социальной опасности, после осуждения их родителей направлялись в детские дома
нормального типа. Следует подчеркнуть, что в отношении детей
репрессированных, но живых пока еще родителей в документах
использовался термин "дети-сироты".
В связи с большим количеством побегов из детских учреждений НКВД, о чем уже говорилось выше, 14 марта 1938 г. было
введено положение о военизированной охране закрытых трудколоний НКВД для несовершеннолетних25. И наконец, определенную черту в этом процессе подвел приказ НКВД от 10 сентября
1939 г., по которому трудовые колонии несовершеннолетних
включались в состав ГУЛАГа26.
Однако, несмотря на введенные жесткие меры, проблема
детской беспризорности и преступности решена не была. В феврале 1940 г. в секретном донесении наркома внутренних дел
Л.П. Берии, направленном в ЦК ВКП(б) на имя И.В. Сталина и в
СНК СССР на имя В.М. Молотова, содержались весьма неутешительные сведения по данному вопросу. Количество несовершеннолетних, задержанных милицией за безнадзорность (таким образом в документах именовали обычно беспризорных детей, поскольку официально беспризорность считалась ликвидированной), продолжало расти. Если в 1936 г. их насчитывалось
156 тыс. человек, то в 1937 г. – 159 тыс., в 1938 г. – 175 тыс., а за
первую половину 1939 г. – 91 тысяча27. Заметно увеличивалось и
количество безнадзорных детей, привлеченных к уголовной ответственности за совершение каких-либо преступлений. Только
по Москве в первой половине 1936 г. было привлечено к уголовной ответственности за кражи и хулиганство 968 несовершеннолетних, а в первой половине 1939 г. – 2 396; за грабежи в первой
половине 1936 г. было привлечено 20 человек, а в первой половине 1939 г. – 356 человек28. Удельный вес привлеченных к уголовной ответственности несовершеннолетних по отношению ко
всему количеству правонарушителей в 1938 г. вырос в целом по
стране почти втрое по сравнению с 1936 г. Общее количество несовершеннолетних в возрасте от 12 до 16 лет, осужденных за со74
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
вершение преступлений, в 1935 г. составляло 6 725 человек, а в
1938 г. – 20 166 человек29.
Вряд ли такие показатели позволяли рапортовать об успехах
в данной области. Но в официальных документах, в прессе ситуация выглядит иначе. Делается вид, что детская беспризорность ликвидирована, поскольку в стране не осталось причин, ее
порождающих, – безработицы, голода, нищеты. Сохранявшиеся
"безнадзорность" и преступность объяснялись недостатками воспитательно-профилактической деятельности со стороны партийных, советских, профсоюзных, комсомольских организаций, со
стороны общественности. Бороться с этими недостатками предлагалось за счет усиления мер ответственности должностных
лиц, родителей за воспитание детей, самих несовершеннолетних
за их поведение. Центральная власть, фактически спровоцировавшая новый рост детской беспризорности и преступности, оказывалась ни при чем. В отличие от детей-правонарушителей творившие беззаконие руководители страны оставались безнаказанными.
Примечания
1
Государственный архив Российской Федерации (далее – ГАРФ).
Ф. А-5207. Оп. 1. Д. 252. Л. 16.
2
Там же. Д. 395. Л. 4.
3
Утевский Б. О ликвидации преступности среди несовершеннолетних
// Советская юстиция. 1937. № 7. С. 22.
4
ГАРФ. Ф. А-5207. Оп. 1. Д. 1401. Л. 76.
5
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО).
Ф. Р-1269. Оп. 1. Д. 1178. Л. 2.
6
ГАЯО. Ф. Р-1386. Оп. 1. Д. 3. Л. 36.
7
Лебина Н.Б. Повседневная жизнь советского города. 1920 – 1930 гг.
СПб., 1999. С. 69.
8
Там же.
9
Там же.
10
ГАЯО. Ф.Р-1269. Оп. 1. Д. 1178. Л. 31.
11
Там же. Л. 2.
12
Народное просвещение в РСФСР: Стат. сборник. М.; Л., 1928. С. 52;
ГАРФ. Ф. А-5207. Оп. 1. Д. 395. Л. 8.
13
ГАРФ. Ф. А-2306. Д. 5321. Оп. 70. Л. 29.
75
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
14
Утевский Б. Несовершеннолетние правонарушители. М., 1932.
С. 56.
15
Горчева А.Ю. Детские лагеря ОГПУ и НКВД и пресса // Вестн.
МГУ. Серия 10, Журналистика. 1993. № 4. С. 19.
16
ГАРФ. Ф. А-5207. Оп. 1. Д. 1401. Л. 52.
17
Там же. Л. 55.
18
Социалистическая законность. 1936. № 10. С. 18.
19
Цит по: Лебина Н.Б. Указ. соч. С. 70.
20
Дети ГУЛАГа. Документы. М., 2002. С. 182 – 187.
21
Там же.
22
ГАРФ. Ф. А-5207. Оп. 1. Д. 1400. Л. 45.
23
Лебина Н.Б. Указ. соч. С. 70.
24
Дети ГУЛАГа. С. 234 – 238.
25
Там же. С. 279.
26
Там же. С. 315 – 316.
27
Там же. С. 328.
28
Там же.
29
Там же. С. 327.
76
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ИСТОРИЯ ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ
Ю.Ю. Иерусалимский
Историко-культурное развитие края
на страницах "Ярославской энциклопедии"
В начале XXI в. с возрождением интереса к национальному
духовному наследию возникла острая потребность осмыслить и
упорядочить достижения науки и культуры, накопленные в
ушедшем столетии. В Ярославском крае значительных успехов
добилось краеведение, опирающееся на богатейшие традиции
прошлого. Академик РАН Д.С. Лихачёв называл краеведение
"самым массовым видом науки, методом познания от частного к
общему, научно-популяризаторской деятельностью". "… Краеведение оценивает значительность происшедших на той или иной
территории событий, связанных с этой местностью людей, ценность архитектурных и археологических памятников, красоту
пейзажа. С этой точки зрения моральная отдача краеведения исключительно велика", – справедливо подчёркивал Д.С. Лихачёв.
В рамках исследования комплексной проблемы изучения истории Ярославского региона и систематизации результатов исследовательской деятельности было создано Ярославское региональное отделение Российского общества историков-архивистов,
вышел целый ряд обобщающих трудов монографического и
учебного характера по истории Ярославской земли1. Возникла
насущная необходимость обобщить накопленный десятилетиями
опыт краеведческого движения в форме энциклопедии.
С 1994 г. ведётся активная работа над созданием энциклопедии "Ярославский край (с древнейших времён до 1917 г.): история, территория, культура". Проект получил широкую поддержку
учёных и краеведов не только Ярославля, но и Москвы, в частно77
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
сти, председателя Союза краеведов России, председателя Археографической комиссии, академика Российской академии образования С.О. Шмидта, заместителя декана по научной работе исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова академика
Л.С. Леоновой, академиков И.Е. Горелова и А.И. Уткина.
Большую заинтересованность в создании энциклопедии проявил губернатор области А.И. Лисицын, являющийся совместно с
С.О. Шмидтом почётным сопредседателем редакционной коллегии энциклопедии. Коллектив авторов, принимавших участие в
работе над проектом, превышает сто человек. Над энциклопедией
трудились историки, географы, культурологи, архитекторы, искусствоведы, библиографы, музейные и архивные работники,
доктора и кандидаты наук.
В середине 1990-х гг. по инициативе профессора А.А. Севастьяновой группа энтузиастов-редакторов составила проект энциклопедии, "Словник" к ней. Была возможность выпустить одним из первых в России такого рода необычную энциклопедию.
В 1996 г. по заказу Администрации области вышел красочно
оформленный буклет "Ярославский край: По страницам энциклопедического словаря"2, почти сразу ставший библиографической редкостью. Однако завершить создание энциклопедии из-за
отсутствия финансирования (об этом редакторы неоднократно
публиковали статьи в местной периодике и выступали по радио)
не удалось. Подобного рода издания за это время появились в
Москве (главный редактор С.О. Шмидт), Поморье, на Урале, Алтае, в Твери, Пскове, Рязани и ряде других мест3. В 2002 г. по
гранту губернатора Ярославской области в сфере культуры и искусства был выпущен мультимедийный энциклопедический
справочник "Ярославский край", куда вошла значительная часть
материалов, предполагавшихся к изданию в энциклопедии.
Главный этап работы над ярославской энциклопедией завершен. Написано около 800 статей и сделано более 1 000 фотографий, в том числе и с вертолёта. Все статьи сопровождаются библиографическими справками и ссылками на исторические источники.
Хронологические рамки энциклопедии охватывают период с
древнейших времён до 1917 г., при этом основное внимание уде78
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
лено освещению картины культурного и исторического наследия
края. Энциклопедия имеет четыре обширных раздела: "Территории", "История", "Культура" и "Персоналии". В первом из них
проанализированы развитие территории, градостроительства, архитектуры, формирование структуры городов Ярославского региона, взаимосвязь природы и человека. Во второй и третьей частях дана характеристика культурного и исторического наследия
края. Специальные статьи посвящены археологическим источникам по истории края, возникновению и развитию Ярославского
княжества, участию ярославцев в Куликовской битве, событиях
Смутного времени и т.д.
В разделе "Персоналии" отражены биографические факты из
жизни наших соотечественников, уроженцев Ярославской земли,
которые в разное время, при различных обстоятельствах и в силу
разнообразных побудительных причин выступили в роли творцов
истории своего родного края и Отечества. В этот раздел включены статьи о ярославских князьях, губернаторах, предпринимателях, меценатах, деятелях науки и культуры.
На страницах энциклопедии освещены малоизвестные факты
из истории Ярославского края, впервые введен в научный оборот
и проанализирован ряд материалов, почерпнутых из центральных
и местных архивохранилищ. Одной из целей создания данной историко-культурной энциклопедии является огромная необходимость пробудить общественное мнение и гражданское самосознание к вопросам сохранения и возрождения культурного и исторического наследия родного края, имеющего не только национальное, но и всемирное значение. Энциклопедия несёт в себе не
только научно-исследовательские, культурные, но и образовательные цели. Данное издание будет служить дополнительным
учебным материалом в средних и высших учебных заведениях,
использоваться как справочник исследователя, пособие для туриста и всех интересующихся историей нашего региона.
На рубеже веков требуется известное подведение итогов, осмысление накопленного опыта и информации. Эти процессы
имели место и в XVIII, и в XIX вв. Достаточно вспомнить знаменитую французскую "Энциклопедию", известнейший "Энциклопедический словарь" издания Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона, на79
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
чавший выходить в 1890 г. Ярославский край – неотъемлемая
часть и отдельная область Российского государства, он имеет
многовековую историю и богатейшие культурные традиции,
уходящие своими корнями в седую древность. "Раскрытие и осмысление их в жанре энциклопедии, – подчеркнул С.О. Шмидт, –
новый этап в истории местной историографии, который, безусловно, будет интересен и полезен не только самим ярославцам,
но и многим культурным людям в России, и не только"4. Появление энциклопедии будет показателем уровня развития науки,
культуры и просвещения в Ярославском крае в начале XXI в.
Примечания
1
См.: История Ярославского края с древнейших времён до конца
20-х гг. XX века / Отв. ред. А.М. Селиванов. Ярославль, 2000; Козлов С.А.,
Анкудинова А.М., Иерусалимский Ю.Ю. Ярославская земля в древности.
Ярославль, 2001; Селиванов А.М. Историческое краеведение: накопление и
развитие краеведческих знаний в России (XVIII – XX вв.). Ярославль,
2005; и др.
2
См.: Ярославский край: По страницам энциклопедического словаря.
Ярославль, 1996.
3
См.: Москва: Энциклопедия / Гл. ред. С.О. Шмидт. М., 1997; Тверская область: Энциклопедический справочник. Тверь, 1994; Псковская энциклопедия / Гл. ред. А.И. Лобачёв. Псков, 1998; Енисейский энциклопедический словарь. Красноярск, 1998; Калужская энциклопедия / Под ред.
В.Я. Филимонова. Калуга, 2000; Рязанская энциклопедия: В 2-х т. / Гл. ред.
В.Н. Федоткин. Рязань, 2000; Энциклопедия Земли Вятской: В 10-ти т. / Гл.
ред. В.А. Бердинских. Киров, 1994 – 2000; и др.
4
Письмо С.О. Шмидта. Из личного архива Ю.Ю. Иерусалимского.
Е.В. Спиридонова
Древнейшее прошлое Ярославского Заволжья
Ярославская область относится к числу регионов с богатым
историко-культурным наследием. По данным Научного архива
Департамента культуры и туризма Администрации Ярославской
области, на территории нашего края зарегистрировано 556 па80
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
мятников археологии (данные 2001 г.)1. По категориям учета они
делятся на памятники федерального (общероссийского) и местного значения, а также вновь выявленные памятники, значение
которых еще не до конца ясно.
Наибольшее количество объектов сосредоточено на территории Ростовского (139), Переславского (97), Некрасовского (57) и
Угличского (54) районов. Ярославское Заволжье относится к
наименее исследованным территориям. Так, на территории Даниловского района зафиксировано 5 памятников археологии,
Пошехонского – 3, Любимского – 3 (включая сам город Любим),
а в Первомайском районе они и вовсе пока не обнаружены. Таким образом, всего здесь имеется 11 памятников, из них 3 – федерального значения (всего по области их 45), 7 – местного и 1 –
вновь выявленный (земельные валы г. Любима)2. Практически
все они были открыты в 1970 – 1980-е гг. Правда, следует отметить, что здесь не учитываются исчезнувшие памятники: утраченные в связи с хозяйственной деятельностью человека, под
влиянием природных факторов или полностью исследованные,
т.е. тоже фактически уничтоженные.
Древнейшими памятниками на территории края, к настоящему моменту полностью исследованными и фактически исчезнувшими, были фатьяновские могильники, относящиеся к бронзовому веку, а точнее к первой половине – середине II тыс. до н.э. Это
было пришлое население. По мнению известного российского
археолога Д. А. Крайнова, исходной областью обитания этих
племен была область между Днепром и Вислой-Одером3. Особенностью данной археологической культуры было отсутствие
поселений, которые четко соотносились бы с фатьяновцами. Исследователи объясняли это по-разному: кочевым образом жизни,
размещением поселений на территории современных болот и т.д.
Д.А. Крайнов считал, что фатьяновцы могли использовать для
проживания стоянки волосовцев, относящихся к племенам медно-каменного века (первая четверть III – начало II тыс. до н.э.), с
которыми они могли находиться в добрососедских отношениях.
На территории Ярославской области было обнаружено более
70 фатьяновских могильников. Наибольшее их количество найдено в Тутаевском, Даниловском, Гаврилов-Ямском, Ростовском
81
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
и Переславском районах. Здесь могильники располагались "гнездами", что, вероятно, свидетельствовало о расселении отдельных
родовых групп. Так, 10 могильников было обнаружено в Даниловском районе (у д. Никульское, Никитино, Бабаево, Григорково, Погорелки, Глуховки, Волосово, Семеновское, Фоминское и
Серково), два в Первомайском (около с. Николо Гора и
д. Мочеходово) и один в Любимском (около д. Пречистое) районах. Особенно стоит выделить Волосово-Даниловский могильник, открытый в 1963 г., который на сегодняшний день является
самым большим могильником фатьяновской культуры. Археологические раскопки велись здесь в 1963 – 1964 и 1966 – 1969 гг.,
было исследовано 117 погребений, хотя Д. А. Крайнов предполагал, что их могло быть не менее 1504.
Фатьяновцев погребали по обряду скорченного трупоположения на боку, иногда встречались трупосожжения. Мужчин в
большинстве случаев хоронили головой на юго-запад, а женщин – на северо-восток5. Говоря о погребальном инвентаре, следует упомянуть боевые каменные сверленые топоры ладьевидной
формы и круглодонные "бомбовидной" формы лепные сосуды с
геометрическим или шнуровым орнаментом. Кроме этого, следует отметить кремневые клиновидные топорики, наконечники
стрел, изделия, в том числе украшения, из кости. В погребениях
встречаются и металлические изделия – украшения, наконечники
копий и топоры. Все они сделаны из меди с рядом микропримесей, которую добывали в Среднем Поволжье. О наличии собственного металлургического производства свидетельствуют найденные при раскопках Волосово-Даниловского могильника погребения с литейными формами.
В хозяйстве фатьяновских племен преобладало скотоводство,
которое, вероятно, было стойловым, пастушеским. Разводили в
основном свиней и овец. Большую роль играли охота и рыболовство, по косвенным данным фиксируется и земледелие. По антропологическому типу верхневолжские фатьяновцы относились
к северным европеоидам. Согласно Д.А. Крайнову, их можно отнести к восточной ветви протобалтов6.
Практически все могильники располагались на высоких холмах. Многие из них были обнаружены при добыче песка и к мо82
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
менту приезда археологов оказывались частично или полностью
разрушены. Так, были полностью уничтожены до появления
здесь археологов могильники у деревень Бабаево, Григорково,
Погорелка и ряда других в Даниловском районе7. От этих археологических памятников сейчас сохранились лишь отдельные
предметы, переданные в музей или хранящиеся у местных жителей. Другие памятники, такие как уже упоминаемый ВолосовоДаниловский могильник, были полностью раскопаны в 1950 –
1970-е гг. Верхневолжской археологической экспедицией.
Следующие по хронологии – два поселения раннего железного века у д. Карганово в Любимском районе. Они были открыты в 1988 г. К.И. Комаровым8 и относились к дьяковской археологической культуре. К этому же периоду относилось и селище у
д. Телешово Пошехонского района, открытое А.Е. Леонтьевым в
1973 г.9, но на настоящий момент этот памятник считается утраченным. Дьяковская культура сформировалась в Волго-Окском
междуречье в начале I тыс. до н.э. на основе культуры сетчатой
керамики (вторая половина II тыс. до н.э.). Наличие укреплений
на большинстве поселений свидетельствует о начале разложения
родового строя, частых военных конфликтах. На поздних этапах
существования культуры (первая половина I тыс. н.э.) происходит переход к соседской общине и городища сменяются селищами. Дьяковцы относились к финно-угорским народам, известны
они в основном по поселениям (как правило, это городища), которые располагались на возвышенных, естественно укрепленных
территориях.
Так, селища у д. Карганова расположены на берегу р. Костромы, на высоте около 6 м от ее уровня, первое – на мысу, с запада ограниченном оврагом, а второе – на мысу, образованном
впадением в Кострому р. Обноры. Лучше сохранившиеся городища имеют в плане овальную форму; те, что сильнее подвергались эрозии, в частности оба наших селища, – треугольную. Размеры поселений, как правило, небольшие. Первое селище имеет
около 25 метров по основанию и 50 метров от мыса до основания, а второе – соответственно 20 и 35 метров. При исследовательских работах на поселениях были обнаружены фрагменты
лепной керамики с сетчатым и жемчужным орнаментом серого и
83
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
темно-серого цвета с примесью крупной дресвы. Наличие гладкостенной керамики на первом поселении позволяет датировать
его серединой I тыс. до н.э. – началом I тыс. н.э., а находки кремневых отщепов на втором селище свидетельствуют о начальном
этапе раннего железного века (VIII – I вв. до н.э.).
Дьяковцы относились к скотоводческо-земледельческим народам, разводили лошадей, занимались земледелием, вначале мотыжным, потом пашенным, выращивали рожь и пшеницу. Дальнейшая судьба культуры пока не ясна. Долгое время среди исследователей бытовала точка зрения, высказанная Е.И. Горюновой, о том, что позднедьяковская культура генетически связана с
последующей культурой мери10. Но сейчас большинство исследователей, в частности А.Е. Леонтьев, не поддерживают гипотезу
об автохтонности мери. Возможно, часть дьяковцев растворилась
в балтской среде.
Следующие по времени существования – поселения у
д. Телешово в Пошехонском р-не11 и у д. Слободищи, на левом
берегу реки Касть в Даниловском районе12. Оба памятника были
открыты А.Е. Леонтьевым в 1973 и 1976 гг. соответственно. Судя
по найденным фрагментам лепной неорнаментированной керамики, они относились к мерянской этнокультурной общности,
которая сформировалась в Верхнем Поволжье в VI – IX веках.
Согласно исследованиям Е.А. Леонтьева племя меря пришло на
наши земли со стороны Оки из района рязанских могильников13.
Ареал распространения мери может быть определен лишь в самых общих чертах между землями Белозерской веси и племенными территориями муромы и мордвы в Окском бассейне. Наиболее густозаселенными районами были земли вблизи озер Неро
и Плещеево. Как и дьяковцы, меряне относились к финноугорским племенам. Занимались скотоводством: разводили лошадей и крупный рогатый скот, рыболовством, охотой, земледелием (вначале подсечным, потом пашенным).
Два следующих по хронологии памятника – поселение у
д. Носово (Пошехонский район), открытое в 1973 г.
А.Е. Леонтьевым14, и у д. Баскаково (Даниловский уезд), открыто
им же в 1976 г.15 Они относятся к X – XI вв., т.е. времени активной славянской колонизации края, времени ассимиляции славя84
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
нами прежнего мерянского населения, разрушения прежней племенной структуры. Селище у д. Баскаково имело площадь около
5 тыс. кв. м. В ходе раскопок здесь были обнаружены фрагменты
лепной и гончарной неорнаментированной керамики и серебряный перстень конца X – начала XI в.
К этому же периоду относится единственный на территории
края курганный могильник у д. Телешово в Пошехонском районе. Е.А. Леонтьев, открывший памятник в 1973 г., датировал его
X – XIII вв.16
Примером сельского поселения послемонгольского этапа в
истории края является второе селище у д. Баскаково (Даниловский уезд), которое было открыто А.Е. Леонтьевым в 1976 г. и
датировалось XIII – XV вв.17
В конце 1980-х гг. были обследованы земляные валы и культурный слой г. Любима. Этот населенный пункт появился в середине XVI в. как крепость при слиянии рек Учи и Обноры. С южной и восточной стороны первоначального поселения сохранились земляные валы, толщина культурного слоя на территории
крепости достигает 0,37 метра18.
Еще более поздними являются два селища в Даниловском
уезде. Это поселение у д. Беклюшки, открытое в 1986 г.
В.И. Вишневским, которое датируется XVI – XVII вв.19, и селище
у с. Бухалово XVII – XVIII вв. Раньше на этом месте находился
монастырь, затем был погост, а в XIX в. здесь располагалось
сельцо Бабино20.
В заключение следует сказать, что, за исключением исследований Д.А. Крайнова на фатьяновских могильниках, планомерных раскопок археологических памятников Ярославского Заволжья не проводилось. Все они были обнаружены в ходе разведок,
и их изучение, как правило, ограничивалось разбивкой небольших шурфов для выявления границ поселения и сбором подъемного материала. Следовательно, более детальное изучение уже
открытых памятников, а также выявление новых объектов, несомненно имеющихся на территории края, еще предстоит.
85
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Примечания
1
Кириченко А.В. Некоторые статистические данные о памятниках археологии Ярославской области // Археология Ярославского края. Вып. 2.
Рыбинск, 2002. С. 35.
2
Там же. С. 39.
3
Крайнов Д. А. Фатьяновская культура // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М., 1987. С. 74.
4
Крайнов Д. А. О работах Верхневолжской экспедиции // Археологические открытия. 1969. М., 1970. С. 32-34.
5
Крайнов Д. А. Памятники фатьяновской культуры. ЯрославскоКалининская группа. М., 1964. С. 16.
6
Крайнов Д. А. Фатьяновская культура // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М., 1987. С. 45.
7
Крайнов Д. А. Памятники фатьяновской культуры. ЯрославскоКалининская группа. С. 50.
8
Научный архив Департамента культуры и туризма (далее – ДКиТ).
Д. № 634, 633.
9
Леонтьев А.Е. Раскопки Сарского городища и разведки в Ярославской области // Археологические открытия. 1973. М., 1974. С. 63.
10
Горюнова Е.И. Этническая история Волго-Окского междуречья
// Материалы исследования по археологии. 1961. № 94. С. 82.
11
Научный архив ДКиТ. Д. № 832
12
Там же. Д. № 632.
13
Леонтьев А.Е. Археология мери. М., 1996. С. 22.
14
Научный архив ДКиТ. Д. № 829
15
Там же. Д. № 623.
16
Там же. Д. № 830.
17
Там же. Д. № 624.
18
Там же. Д. № 706.
19
Там же. Д. № 626.
20
Там же. Д. № 627.
86
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
О.Д. Дашковская
Доходы ярославских архиереев
в конце XVIII – начале XX в.
В конце XVIII – начале XX в., т.е. в период после секуляризации монастырских имуществ и до установления Советской власти, Русская православная церковь представляла собой не только
крупнейшую духовно-религиозную организацию империи, но и
мощный экономический организм. Однако все попытки дореволюционных исследователей выяснить реальные доходы даже
"низшего звена" этой разветвленной структуры (приходских
священнослужителей) оканчивались неудачей: церковная экономика была закрыта для светских авторов "железным занавесом".
Еще более законспирированным являлось благосостояние иерархов церкви – митрополитов и епископов. Материалы Российского
государственного исторического архива, Государственного архива Ярославской области и Отдела рукописей российской национальной библиотеки позволяют изучить материальное положение
ярославских архиепископов. Особую ценность представляют документы личного характера – дневник Арсения (Верещагина),
возглавлявшего Ростово-Ярославскую кафедру с 1783 по 1799 г.
и переписка Тихона (Белавина), занимавшего эту должность в
1907 – 1913 гг.
Архиерей – это глава церковно-административного округа
(епархии). Одновременно он является настоятелем какого-либо
монастыря – его резиденции (в Ярославской епархии это СпасоПреображенский монастырь). Карьерный путь всех ярославских
преосвященных был практически одинаков: выходец из среды
духовенства заканчивает семинарию или духовную академию,
принимает постриг, некоторое время является игуменом монастыря, становится епископом какой-либо отдаленной епархии
(Тобольской, Вологодской и др.), затем переводится в Ярославль,
что являлось своеобразной "премией" от Синода. До революции
Ярославская епархия считалась довольно престижным и выгодным церковно-административным округом (конечно, после Петербургской, Московской и Киевской кафедр). Она относилась к
87
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
высокому классу, располагалась в центральной части Европейской России, а значит, обеспечивала архиерейский дом значительной прибылью. Отслужив в Ярославской епархии, архиепископы отправлялись на покой или за особые заслуги становились
митрополитами (с 1783 г. Самуил, с 1837 г. Филарет). Таким образом, являться ярославским архиепископом означало иметь престиж в церковном обществе и значительные богатства.
Ярославские епископы пользовались как законодательно установленными, так и нелегальными источниками прибыли. Первым и точно определенным источником личных доходов архиерея являлись штатные суммы. В конце XVIII в. ярославский архиепископ получал жалованья и "столовых" 914 руб. сер., в
1869 г. эта сумма была увеличена до 1 500 руб. сер. в год1. Получая зарплату из казначейства, назначаемый в должность только
по решению Синода архиерей представлял собой подобие государственного чиновника и, пожалуй, даже в меньшей степени,
чем последний, был уверен в своем завтрашнем дне. Так, в
1912 г. преосвященный Тихон с иронией отмечал: "При подвижении льдов на реках произошла и передвижка архиереев"2.
Но не жалованье являлось главной доходной статьей ярославских архиепископов. По законам Российской империи они
получали треть прибыли от следующих статей: кружечные братские доходы (т.е. те, которые монахи делили между собой), выручка с подворий и арендная плата. Так как к Ярославскому архиерейскому дому был приписан Белогостицкий монастырь, архиепископ пользовался третьей частью и его прибыли, что в начале XX в. составляло более 8,5 тыс. руб.3
Практически все архиепископы были награждены какимилибо орденами и получали за это немалое пособие от казны – так
называемые "командарственные"4. Да и после оставления службы
архиереям назначалась приличная пенсия: в 1836 г. Авраамий
был по старости уволен с Ярославской кафедры с пенсией
3 600 руб. асс. в год.
Итак, ярославские архиереи имели весьма внушительные доходы. В 1840-х гг. ежегодная прибыль Ярославского преосвященного составляла 2 000 руб. сер., т.е. по самым приблизительным подсчетам он получал около 1/6 от общего дохода кафедры5.
88
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
К началу XX в. эти суммы, как и доходы Ярославского архиерейского дома (ЯАД), выросли в несколько раз. К 1917 г. ярославский архиепископ получал не менее 10 тыс. руб. сер.
Мы установили лишь нижнюю границу, минимальные доходы архиереев. В действительности же они практически бесконтрольно распоряжались прибылью своих кафедр. Так, в 1786 г. на
перевоз имущества архиерейского дома и семинарии из Ростова в
Ярославль казначейством было выделено 3 тыс. руб., из которых
по назначению было истрачено лишь 50 руб.! Из документов
следствия, проводившегося архиепископом Павлом (1799 –
1806 гг.), видно, что ни эконом, ни казначей не получали эти
суммы. Выяснилось, что деньги "случайно" оказались среди
"собственных" сумм Арсения Верещагина (1783 – 1799 гг.)6.
При архиерейском доме находилась семинария, ректором которой являлся сам архиепископ, вероятно получавший за это определенное жалованье. В его ризнице хранились и семинарские
суммы, которыми архиерей тоже мог воспользоваться.
Значительные доходы позволяли архиерею вести далеко не
аскетический образ жизни, особенно в отношении монастырской
трапезы. Так, Арсений (Верещагин) перечисляет в своем дневнике покупки, сделанные в марте 1787 г. для кафедры: "Икры 6 банок, ящик горчицы, оливок, масла и огурцов по 10 банок, грибов
5 банок, разных вареньев 3 банки, закусок 4 ящика, сок лимонный, 2 бочонка с миногами, 2 большие семги, лимонов 39, ранетов 10 и ананас"7. Не менее интересны записи Арсения о напитках, употребляемых в архиерейском доме. 13 апреля 1790 г. он
отмечает: "Зимняя погода. Слито английского пива для перегону
в водку 137 бутылок. Из двухведерного куба первый раз вышло
6 штофов"8.
О богатствах преосвященных также свидетельствуют завещания их "личных" вещей родственникам. По наказу архиепископа Симеона в 1824 г. его сестре Анне Николаевой были переданы кресты, серебряная посуда, 6 шуб на беличьем, лисьем и заячьем меху и т. д. Особую ценность представляла "золотая, осыпанная бриллиантами панагия, в коей образ Спасителя, в окружности обода 8 больших аметистов, при ней цепочка золотая"9. За
отосланную в Синод панагию наследница получила 4,5 тыс. руб.
89
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Поведение некоторых архиереев вызывало закономерный
протест общественности. Так, население Ярославской епархии
обратилось с анонимной жалобой к обер-прокурору К.П. Победоносцеву на поборы, которые были возложены на прихожан и
священнослужителей в связи с 25-летним юбилеем со дня хиротонии Ионафана (1877 – 1903). Они просили у Победоносцева
защиты "от этого бича Божьего,… истязующего свою паству и
высасывающего деньги и имущество": "Можно лишь мечтать, но
радость духовенства была бы беспредельна, если бы Владыка
наш справил свой юбилей уже на покое в Толгском монастыре"10.
Таким образом, ярославские архиереи были достаточно
обеспеченными особами. Некоторые из них, прекрасно осознавая
временность пребывания на данном посту, пытались извлечь из
своего положения максимальную выгоду, а это совсем не отвечало идеалам монашеской жизни.
Примечания
1
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО).
Ф. 232. Оп. 1. Д. 2500. Л. 1.
2
Российский государственный исторический архив (далее – РГИА).
Ф. 796. Оп. 205. Д. 752. Л. 221.
3
Там же. Ф. 801. Оп.1. Д. 821. Л. 8.
4
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 5. Д. 121. Л. 8 – 12 об.
5
Там же. Л. 6 об., 7, 12, 13.
6
Там же. Оп. 1. Д. 1131. Л. 2 об., 5; Д. 525. Л. 97 – 98.
7
Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (далее – ОР
РНБ). Q. IV. 267(I). Л. 38 об.
8
Там же. Л. 139.
9
ГАЯО. Ф. 230. Оп. 1. Д. 9224. Л. 14 – 26.
10
РГИА. Ф. 1574. Оп. 2. Д. 128. Л. 15-16.
90
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Т.И. Волкова
Ярославское земство: основные направления
в хозяйственно-экономической помощи
крестьянским хозяйствам
Земское самоуправление в России было введено по реформе
1864 г. и предполагало создание земских учреждений для заведования "хозяйственными пользами и нуждами". Функции этих органов были разнообразны: от содержания правительственных учреждений, мостов и дорог местного значения, домов призрения
ближнего до работы в области народного здравоохранения и образования, а также в оказании экономической помощи крестьянским обществам.
Это последнее направление их деятельности включало развитие агрономических мероприятий, создание сельскохозяйственных артерий, развитие различных форм кредитования.
Обратимся теперь к рассмотрению практической работы
Ярославского земства в этом направлении, так как читателю всегда интереснее знать, что и как было в истории его края, в его
местности, где он живет сегодня.
В последнее десятилетие XIX – начале ХХ в. внимание земских учреждений было сосредоточено на агрономических мероприятиях. Их можно разделить по следующим направлениям: организация складов сельскохозяйственных орудий и семян, развития животноводства, распространение правильного травосеяния
(луговодства), организация пчеловодства и т.д.
Вопрос о создании сельскохозяйственных складов в Ярославской губернии был поднят в 1893 г. по ходатайству общества
сельского хозяйства. На заседании губернского собрания было
решено построить при управе помещение для склада сельскохозяйственных орудий и фосфоритной муки. Его функции должны
были сводиться к закупке сельхозтехники по заказам от частных
лиц и организаций. Его сотрудники обязаны были договариваться с соответствующими фирмами, добиваться льготных условий
покупки и сообщать об этом заказчикам, предлагая свои услуги
91
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
по выписке техники. Склад брал на себя также посредничество
по продаже семян и орудий кустарного производства.
Это решение было выполнено, управа выделила на его организацию 26 тыс. руб., и склад начал функционировать с 1897 г.1
Его обороты росли быстрыми темпами и за 4 года увеличились
более чем в 17 раз: с 4 593 руб. до 70 000 руб.2 Это свидетельствовало о повышенном спросе местного населения на закупку
техники и семян и о заинтересованности последнего в услугах
склада. Из заседаний губернских собраний видно, что за счет
операций склада решались многие проблемы уездных земств, в
частности получение кредитов от губернской управы на закупку
тех же семян и техники. За счет его доходов был приглашен на
работу и губернский агроном, а в 1897 г. даже организовали выставку сельскохозяйственной техники.
Было очевидно, что один склад в губернии не справляется с
объемом заказов, поэтому уже с 1900 г. начали открываться подобные склады при уездных управах, и в 1905 г. они функционировали уже во всех 10 уездах края. Денежные средства на их обороты заимствовались из губернского земского сбора, и эти ссуды
было необходимо ежегодно возвращать из прибылей складов.
Другой формой агрономических мероприятий земских учреждений была их деятельность в сфере животноводства. Особое
внимание здесь уделялось развитию молочного животноводства
и коневодства. Географическое положение и природные условия
в губернии были таковы, что урожайность на землях была низкая, однако почвы пригодны для травосеяния и луговодства. Близость крупных рынков потребления молочных продуктов и развитие путей сообщения, связывающих край со столичным Петербургом, Москвой, Ригой, также способствовали развитию животноводства. По подсчетам специалистов, ежегодно из губернии
вывозилось 4 500 голов отборного скота, и спрос на ярославских
коров рос с каждым годом.
В целом мероприятия земства в области молочного животноводства сводились к следующим: устройство случных пунктов,
аренда племенных производителей у частных лиц для общественного пользования, выдача ссуд отдельным владельцам и крестьянским обществам на покупку племенных животных, устрой92
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ство рассадников и организация выставок животноводства. Среди вышеперечисленных мероприятий основным для земских органов была организация случных пунктов. Большинство из них
были устроены так, что племенные животные находились исключительно на содержании земства, причем производители могли
приписываться к определенному пункту и перемещаться по всей
территории уезда, а по окончании случного периода должны были все же возвращаться в определенные пункты. Конечной целью
земских случных пунктов было дать населению породистого
племенного быка-производителя. На 1903 г. в губернии функционировало 8 случных пунктов. При этом земство ежегодно ассигновало 500 руб. на снабжение крестьянских стад быками. К
1907 г. случные пункты функционировали на следующих основаниях: земства приобретали быков за свой счет и предоставляли
их крестьянам в стада. Существовал и другой вариант, когда земства выдавали хозяину субсидию на покупку быка в размере
25 руб. в год, а также 40 – 60 коп. на содержание одной коровы с
условием возврата долга3.
Что касается коневодства, оно также являлось важной отраслью сельского хозяйства Ярославской губернии. К началу ХХ в.
в крае функционировали 20 заводских конюшен государственного коннозаводства, которые существовали уже за счет исключительно земского финансирования. Конные случные пункты в
1905 г. действовали во всех уездах губернии, кроме Пошехонского. Их общее количество составляло 23, и на их содержание земство ежегодно отчисляло 4 530 руб.4
Делу улучшения животноводства в губернии способствовали
в значительной мере выставки скота, проходившие практически
ежегодно на территории разных уездов. В 1899 г. губернское собрание постановило, что начиная с 1900 г. в каждом уезде должны организовываться выставки животноводства. Для этого губернская управа рассчитывала ежегодно ассигновать на каждую
уездную выставку по 100 руб. В 1901 г., как отмечалось в отчетном докладе инструктора по животноводству, эти выставки молочного скота прошли во всех уездах губернии.
В связи с развитием животноводства земства обращают внимание и на состояние лугов края. Возникает еще одно направле93
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ние агрономической деятельности земств – травосеяние. К концу
XIX в. лишь незначительное число селений уделяли внимание
данному виду агрономических улучшений, а те села, которые
уже занимались травосеянием, делали это неэффективно: травы
сеялись не на отдельном четвертом поле, а на части одного из
полей трехпольного севооборота или на запольном участке. Исследуя травосеяние в губернии, земская управа в 1898 г. пришла
к выводу о неудовлетворительном его состоянии и предложила
земскому собранию выделить кредит на это мероприятие. С 1898
по 1902 г. ссудами на травосеяние воспользовались 139 сельских
обществ, причем число ссуд за время с 1898 по 1901 г. выросло с
22 до 67. Результаты земских мероприятий по развитию травосеяния сказались в 1905 г. К этому времени, несмотря на подорожание семян клевера, уже 24 селения в Ярославской губернии
пришли к правильному травосеянию. По мнению специалиста по
сельскому хозяйству, данное явление могло объясняться тем, что
"с каждым годом все глубже и глубже укоренялось убеждение в
выгоде и необходимости замены отживающего свой век трехполья травопольным севооборотом5.
В этот же период времени земские структуры уделяли внимание еще одному направлению агрономической деятельности,
тесно связанному с травосеянием, – луговодству. Впервые о необходимости развития луговодства заявил назначенный в губернию в 1904 г. старший инструктор Министерства земледелия и
государственных имуществ по луговодству Дмитриев. В своем
докладе он предлагал организовать постоянный штат инструкторов по луговодству, а также оказывать широкую помощь населению в деле улучшения лугов путем предоставления мелкого кредита на небольшие мелиорации и распространение соответствующей печатной литературы.
Ярославское губернское земское собрание уже в 1904 г. ассигновало 250 рублей на опыты по улучшению лугов, 600 руб. –
на разъезды помощника-луговода в уезды и 300 руб. – на издание
необходимых брошюр6. В последующие годы эти ассигнования
увеличились, и 1906 г. они составляли уже 2 125 руб.
В 1911 г. Ярославское губернское земское собрание постановило: в целях проведения планомерных работ по луговодству и
94
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
культуре кормовых трав выдавать пособия (в размере 25% из
общих сметных расходов на мероприятия по луговодству, предусмотренных на бюджетный год) тем уездным земствам, в которых будут разработаны конкретные планы работ. Остальные
средства на эти мероприятия должны были идти от уездных
управ. В 1912 г. означенные планы были приняты в Мологском,
Мышкинском, Пошехонском, Ростовском, Угличском и Ярославском уездах. На основании разработанных ими планов губернская управа выдала предусмотренное денежное пособие.
Параллельно указанным агрономическим мероприятиям ярославское земство обратило внимание также и на состояние пчеловодства в крае. В губернии в то время насчитывалось свыше
3 500 пасек, имевших до 21 000 семей пчел, приносивших населению доход приблизительно 73 000 руб.7 Но положение пасек и
ведение пчел было поставлено нерационально ввиду отсутствия у
владельцев нужных знаний для правильного занятия пчеловодством, а также в силу отсутствия необходимых инструментов для
его рационального ведения и невозможности их приобрести.
Было установлено, что для успешного развития пчеловодства
в губернии имелось налицо много благоприятных условий, и при
правильной постановке дела оно могло бы стать очень важной
подсобной статьей хозяйства, причем доход с пасек, по мнению
специалистов, мог бы дойти до миллиона рублей в год. Поэтому
губернская земская управа разработала ряд мероприятий, среди
которых были следующие: открытие при содействии земства
школьных, артельных, общественно-показательных пасек, выдача ссуд на улучшение и устройство пасек, отпуск в кредит с рассрочкой платежа техники пчеловодства, устройство передвижных выставок и раздача популярных брошюр по пчеловодству.
Эта работа началась с 1908 г., когда губернское земское собрание разрешило организовать при практической школе огородничества и садоводства в Ярославле образцовую учебнопоказательную пасеку, при которой были открыты бесплатные
практические курсы. В этом же году начались ассигнования земством общества пчеловодства, и даже было составлено ходатайство в департамент земледелия с просьбой ассигновать 500 руб.
95
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
для дальнейшего проведения курсов пчеловодов. Эта просьба департаментом была удовлетворена.
Рассмотрев на примере Ярославской губернии агрономические мероприятия земства, мы можем утверждать, что в целом их
значимость существенна. Основные отрасли крестьянского хозяйства, будь то животноводство, луговодство или пчеловодство,
находились в центре внимания органов местного самоуправления. Конечно, не во всех рассмотренных отраслях хозяйства помощь была одинаково эффективна и полноценна, однако земские
органы целенаправленно выбирали те отрасли, которые, по их
мнению, требовалось поддерживать и развивать, так как они являлись источником прямого крестьянского дохода.
Другим направлением в работе земских органов по экономическому содействию населению было устройство сельскохозяйственных артелей. Они начали создаваться в нашей губернии еще
в начале 70-х гг. XIX в.
С учетом отраслевой характеристики сельскохозяйственного
производства в крае на заседании губернского собрания в 1869 г.
был поставлен вопрос о развитии артельного сыроварения. По решению собрания губернская управа обязывалась гарантировать
ссуды на устройство артельных сыроварен сельским обществом из
капитала, предназначенного на устройство земского банка в губернии. Четыре уезда высказали готовность организовать у себя
артельные сыроварни. В связи с этим управа предложила собранию открыть кредит из фонда банка под 6% годовых с рассрочкой
платежа на 4 года Рыбинскому уезду (5 000 руб. для устройства и
первоначальных расходов 6 сыроварен), Пошехонскому
(4 000 руб. для четырех сыроварен), Мологскому и Любимскому
(по 3 000 руб. для организации двух сыроварен в каждом уезде)8.
Таким образом, уже в 1871 г. в губернии действовало 14 артелей.
Черед год губернская управа собрала сведения за два года
существования сыроварен с целью выявления их эффективности.
Оказалось, что чистый доход ярославских артелей с пуда молока
составил в среднем от 34 до 48 коп. Вместе с тем при прежнем
домашнем производстве, продуктами которого являлись топленое масло и творог, доход от которого с пуда молока выходил
25,5 копеек, было очевидно, что доходность артельного произ96
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
водства была значительно выше обычного (домашнего) производства с разницей в среднем на 15 копеек с пуда. Отсюда данное
начинание свидетельствовало, что артельное сыроварение было,
несомненно, эффективным предприятием и дополнительным источником денежных средств для крестьян – участников артелей.
Параллельно с артельными начинаниями в сельскохозяйственном производстве внимание земских структур обращалось и
на создание кредитных учреждений с целью улучшения благосостояния сельского населения. Так, на очередном заседании губернского земского собрания в 1872 г. обсуждались проекты создания в крае обществ взаимного кредита и ссудно-сберегательных товариществ. Их целью являлась "выдача ссуд для сельского хозяйства, промысловых и торговых предприятий под возможно умеренные проценты". По проекту предполагаемых обществ наименьший размер кредита составлял 100 руб. для каждого члена, наибольший – 5 000 руб. При вступлении в общество
каждый член был обязан уплатить наличными деньгами вступительный взнос 10% с означенной суммы9.
В 1875 г. Общество взаимного кредита было организовано в
Пошехонском уезде. Губернская управа перечислила обществу
установленную по проекту сумму 10 тыс. руб. При этом губернское земство не требовало возврата взноса в течение ближайшего
времени. Оно могло вернуть взнос полностью или частично в
любое время по своему усмотрению (но, если общество в течение
2 лет не давало бы дивидендов ниже 5%, губернское земское собрание имело право потребовать возвращения всего земского
взноса в 6-месячный срок). При открытии Пошехонского общества предусматривались следующие условия:
- при разделе чистой прибыли от операций общества, оставшейся после отчисления 10% в запасной капитал, губернское
земство получало дивиденд, пропорциональный земскому взносу
в основной капитал общества без вычета взносов его членов;
- до окончательного возврата земского взноса (10 тыс. руб.)
все гласные губернского земского собрания могли участвовать с
правом голоса как в совете общества, так и в его приемном комитете;
97
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
- правление общества, сразу же по утверждении годового отчета об операциях общества, обязывалось передать этот отчет губернской земской управе10.
Таким образом, общество взаимного кредита ставилось под
четкий контроль земства, которое, кроме того, могло получать и
дивиденды с операций общества.
Что касается организации ссудно-сберегательных товариществ в Ярославском крае, то их создание относилось к 1872 г.,
когда губернское земское собрание ассигновало на эти мероприятия 10 тыс. руб. из запасного губернского земского капитала. В этом году открылось Курбское, а через год – Копринское
ссудно-сберегательное товарищества.
Согласно уставу членами этих товариществ мог стать каждый житель данной или соседней волостей при условии, что он
будет баллотирован большинством голосов поверочного совета.
Каждый член товарищества должен был внести взнос в размере
50 руб., причем эта сумма могла вноситься в рассрочку в течение
каждой трети года. Операции, которые выполняли товарищества,
сводились к приему вкладов, выдаче ссуд и заключению займов.
Наибольший размер ссуды приравнивался к вступительному
взносу, увеличенному в три раза. Выдавалась ссуда на срок не
свыше 6 месяцев. Займы могли заключаться как на определенный
срок, так и бессрочно; особо подчеркивалось, что займы могут
быть предоставлены лишь с целью усиления оборотных капиталов, а не для покрытия убытков.
Отчеты по Копринскому и Курбскому товариществам, сделанные в 1874 г., свидетельствовали, что за этот непродолжительный период времени их деятельности Копринское увеличило количество своих членов в 4 раза (с 34 до 135), а Курбское – в 3 раза
(с 28 до 88), что говорит о росте заинтересованности в их операциях. Что же касается уставного капитала, состоящего (по Курбскому товариществу) из 3 850 руб. первоначальных взносов и займов в размере 3 490 руб., то ссуды, выданные его членам, почти в
2 раза превысили размер этого капитала, что свидетельствует о
значительных прибыльных операциях данного товарищества11. В
1876 г. открылось еще Шубино-Вахтинское ссудно-сберегательное товарищество, охватившее своей деятельностью 7 волостей
98
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Даниловского уезда, три волости Романово-Борисоглебского и одну волость Любимского уезда. В журнале Ярославского губернского земского собрания приводится отчет этого товарищества за
год его деятельности, в котором указывалось, что в 1877 г. в нем
состояло 394 пайщика, из которых 358 – крестьяне. В целом приход товарищества составил 29 629 руб., годовой оборот – 50 259
руб., а чистая прибыль – 771 руб. Если предположить, что каждый
пайщик делал взнос в соответствии со своими возможностями, и
учитывая, что большинство пайщиков (358 человек) – это крестьяне, заплатившие первоначальный взнос в размере 5 руб. (согласно Уставу товарищества), то можно утверждать, что основная
масса членов товарищества – это мелкие и средние крестьяне, а не
наиболее состоятельные элементы деревни12.
Подобная практика кредитования населения продолжилась и в
начале ХХ в. Особенно она активизировалась с 1906 г., когда Министерством финансов был утвержден образцовый Устав земских
касс мелкого кредита. Целью этих касс также являлась денежная
помощь сельским хозяевам, артелям, товариществам и обществам,
занимающимся развитием сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности. Указанные лица и общества должны
были получать денежные средства "на банковских" основаниях и
принять на себя посредничество по оборотам этих касс.
Согласно Уставу земские кассы мелкого кредита должны
были иметь основной капитал, который поступал в обороты кассы и служил для обеспечения ее обязательств как перед вкладчиками, так и перед заимодавцами. Помимо этого, образцовый устав предоставлял право земским собраниям образовывать специальные капиталы (фонды), которые, будучи переданы в кассу и
не слившись с основным капиталом, имели специальное назначение: для выдачи ссуд на сельскохозяйственные улучшения, создания фонда для развития травосеяния и т.д.
Касса принимала как срочные, так и бессрочные вклады, а
также вклады на текущие счета, что давало последнюю возможность, имея относительно небольшой капитал, делать значительные обороты (Устав предусматривал возможность пользования
вкладами, превышающими в 10 раз основной капитал кассы).
Касса, помимо краткосрочного кредита, должна была выдавать
99
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ссуды и на осуществление модернизации хозяйства, субсидировать кустарей, выдавать ссуды на устройство промышленных заведений на срок до пяти лет. Она могла вести посреднические
операции, приобретая и продавая земледельческие орудия, продукты сельского хозяйства и получала за исполнение этих операций комиссионную плату. В целом функции касс во многом зависели от полномочий земского собрания и были близки к деятельности банков, однако обладали особым положительным свойством: легко могли изменять свои функции в зависимости от направлений деятельности земского собрания в области хозяйственно-экономических улучшений.
Очень четко в Уставе прописывалась роль земского собрания
в организации кассы. Так, согласно статье 59 Устава, земское собрание должно было давать кассе указания относительно условий пользования учреждениями мелкого кредита. Согласно статье 60, земское собрание утверждало правило по ссудам, вкладам, залогам и в целом заведовало всей деятельностью кассы.
Земское собрание также назначало проценты по ссудам, рассматривало и утверждало отчеты правления касс, распределяло прибыли и т.д. Таким образом, образцовый Устав земских касс мелкого кредита давал земствам широкую возможность дальнейшего
развития и подъема экономического благосостояния населения.
Первые земские кассы мелкого кредита открылись в нашей
губернии в 1911 г., а через 4 года их было уже 9 в 8 уездах края,
включая также и губернскую кассу мелкого кредита.
Как свидетельствуют источники, в большинстве случаев создание земством подобных учреждений встречалось местным населением с инициативой, так как и крестьяне, и бывшие их владельцы после реформы 1861 г. ощущали острую необходимость в
кредитах и ссудах. Все кредитные учреждения там, где они открывались, сыграли свою позитивную роль в финансовой поддержке жителей. Однако таких учреждений в силу отсутствия у
земских органов достаточных средств было открыто явно немного, чтобы охватить своей сетью всю губернию в целом.
Таким образом, подводя итоги вышеизложенному, можно заключить, что земства, основываясь на принципах коллегиальности, открытости, финансовой самостоятельности и прозрачности
100
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
своих бюджетов, за короткий исторический срок создали основу
своего хозяйства как в целом, так и по отдельным отраслям. В результате ими был накоплен богатейший опыт, выработаны формы и методы работы в различных областях местного хозяйства.
Этот опыт требует своего должного изучения, ибо, несмотря на
то что мы живем в новую эпоху и общество наше другое (другая
культура и другая система ценностей), тем не менее земские подходы к решению проблем, которые в местном хозяйстве все те
же, на наш взгляд, не утратили своей практической значимости.
Социальная сфера и сегодня является самой запущенной, а отечественное сельскохозяйственное производство находится в упадочном состоянии. Полагаем, что на вопрос, как помочь здесь
отечественному производителю и наладить его жизненную инфраструктуру, в определенной мере может ответить история, история земской работы, только ее для этого надо изучать и знать.
Примечания
Журнал Ярославского губернского земского собрания (ЖЯГЗС). Очередная сессия 1894 г. Ярославль, 1895. С. 156.
2
Данные взяты из ЯЖГЗС за 1897-1900 гг.
3
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1907 г. Доклады по агрономическому отделу. Ярославль, 1908. С. 45.
4
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1905 г. Доклады по агрономическому отделу. Ярославль, 1906. С. 151.
5
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1906 г. Доклад по агрономическому отделу № 12. Ярославль, 1907.
6
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1906 г. Доклад по агрономическому отделу № 15. Ярославль, 1907. Кн. 3.
7
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1900 г. Доклад по агрономическому отделу № 44. Ярославль, 1901.
8
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1870 г. Ярославль, 1871. С. 76.
9
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1872г. Ярославль, 1873. С. 71.
10
Журнал Пошехонского уездного земского собрания. Очередная сессия 1875. Пошехония, 1876. С. 32
11
Данные взяты из "Вестника Ярославского земства". 1873. № 5.
12
ЯЖГЗС. Очередная сессия 1877 г. Ярославль, 1878. С. 76.
101
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Ю.Б. Смирнова
Материальное стимулирование
труда рабочих-текстильщиков
во второй половине XIX в.
(на примере Ярославской Большой мануфактуры)
Изучение мотивации труда российских рабочих в период капиталистической индустриализации приобретает в наши дни
большую актуальность. В связи с реформированием страны, развитием новых отношений в обществе закономерно встает вопрос
об историческом опыте в данной сфере социально-экономических отношений.
Товарищество Ярославской Большой мануфактуры (далее –
ЯБМ) являлось одним из ведущих текстильных предприятий губернии, которое во многом определяло развитие текстильной
промышленности не только Ярославля, но и России. В фонде
ЯБМ были обнаружены расчетные книги рабочих, которые содержат подробнейшую информацию об оплате труда, премиальном вознаграждении рабочих в 1860 – 1890-е гг.
Основным способом стимулирования труда для предпринимателя в рассматриваемый период являлась заработная плата. Во
второй половине XIX в. оплата труда текстильщика зависела
прежде всего от его квалификации. В связи с этим уместно определить, какие специальности требовали особых знаний рабочего.
Анализируя профессиональный состав рабочих ЯБМ, можно выделить три категории текстильщиков: квалифицированные (ткач,
прядильщик, паровщик, точильщик и др.); полуквалифицированные (чесальщик, трепальщик и др.); неквалифицированные (ставельщик, шнуровщик и др.). Приведенная классификация основывается на содержании трудовой деятельности с учетом полученного работником образования.
Сохранившиеся бухгалтерские книги второй половины
XIX в. дают информацию лишь по отдельным специальностям,
не позволяют составить целостную картину по заработной плате
текстильщиков разной квалификации. Приведенные подсчеты
102
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
весьма условны, так как в рамках каждой категории рабочих оплата труда дифференцировалась в зависимости от специальности.
Среди квалифицированных рабочих более высокую зарплату
получали паровщики, слесари, ремонтировщики ткацких машин,
токари, литейщики (например, заработная плата паровщика в
1877 г. составляла 28 руб., в 1895 г. слесарь получал 28 руб., а
ремонтировщики ткацких машин – 20 руб.; в 1891 г. заработная
плата токаря составляла 21 руб.; литейщика – 24 руб.)1.
Среди полуквалифицированных рабочих наименьшая оплата
труда была у банкаброшниц и ленточниц, развивальщиц и крутильщиков и т.д. На протяжении второй половины XIX в. среди
полуквалифицированных работников сложно выделить определенные специальности, рабочие которых получали стабильно
низкую заработную плату. В 1881 г. среди полуквалифицированных рабочих наименьшая оплата труда была у ленточниц
(≈ 6,70 руб). Труд мотальщиц был самым низкооплачиваемым в
1890 г. (≈ 4,52 руб.). В 1891 г. самую низкую заработную плату
получали щипальщики и трепальщики (≈ 4,34 руб.)2.
Разница в оплате труда между квалифицированными рабочими
и полуквалифицированными была значительнее, чем между полуквалифицированными и неквалифицированными. В 1860 –
1890-х гг. заработная плата полуквалифицированного рабочего составляла приблизительно 56% от заработной платы квалифицированного текстильщика, а заработная плата неквалифицированного
рабочего соответствовала 74% заработной платы полуквалифицированного. Таким образом, заработная плата фабричного работника напрямую зависела от уровня его квалификации. Данные факты,
несомненно, свидетельствуют о том, что в пореформенный период
наблюдался устойчивый спрос на квалифицированный труд.
Размер оплаты труда также зависел от должности, которую
занимал работник. В 1887 г. зарплата старшего рабочего составляла ≈ 22 руб., браковщика ≈ 35 руб., мастера ≈ 50 руб.3 Мастер
получал приблизительно в 3 раза больше, чем старший рабочий.
Разрыв в оплате труда на ЯБМ в структуре должностей был гораздо большим, чем между различными квалификациями. В результате для работника было выгоднее продвигаться по должностной лестнице, а не повышать квалификацию.
103
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Уровень квалификации и должность в совокупности определяли сумму материального вознаграждения работника ЯБМ. Например, труд старших рабочих оплачивался на фабрике неодинаково (см. табл. 1, 2, 3).
Таблица 1
Заработная плата текстильщиков в июне 1891 г.*
Специальность
Ст. рабочие при мюлях
Ст. рабочие при ватерах
Ст. рабочие при трепальне
Ст. рабочие при чесальных
и банкаброшных машинах
Пол
Вид оплаты
м
м
м
повременно
повременно
повременно
Ср. размер
з/пл., руб.
20=84
21=46
17-50
м
повременно
17=92
* Составлена на основе данных: Ф. 674. Оп. 1. Д. 21451. Л. 39-54.
Таблица 2
Заработная плата текстильщиков в октябре 1891 г.**
Специальность
Ст. рабочие. при мюлях
Ст. рабочие при ватерах
Ст. рабочие при трепальне
Ст. рабочие при чесальне
и банкаброшных машинах
Пол
Вид оплаты
м
м
м
повременно
повременно
повременно
повременно
повременно
м
Ср. размер
з/пл., руб.
25=06
33=65
21=03
20=48
** Составлена на основе данных: Ф. 674. Оп. 1. Д. 21447. Л. 99-110.
Таблица 3
Заработная плата текстильщиков в мае 1891 г.***
Специальность
Ст. рабочие при мюлях
Ст. рабочие при ватерах
Ст. рабочие при трепальне
Ст. рабочие при чесальне
и банкоброшницах
Пол
Вид оплат
м
м
м
повременно
повременно
повременно
Ср. размер
з/пл., руб.
23=60
17=62
14=42
м
повременно
13=90
*** Составлена на основе данных: Ф. 674. Оп. 1. Д. 21436. Л. 127-134.
104
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Зарплата старшего рабочего зависела от сложности обслуживаемого оборудования и, следовательно, от профессионализма
работника. В 1891 г. старший рабочий в трепальном цехе получал на 20% меньше, чем старший рабочий, обслуживавший ватерные машины (см. табл. 1-3).
Кроме того, размер заработной платы рабочего ЯБМ во многом зависел от производительности труда текстильщика. Источники позволяют сравнить зарплаты рабочих, находящихся на
сдельной и повременной системах оплаты труда в рамках одной
специальности. В конце 1870-х гг. рабочие-"сдельщики" получали в 2,7 раза больше, чем текстильщики, которым начислялась
зарплата за отработанное время. Труд рабочих, которые находились на сдельных ставках, был производительнее, чем у текстильщиков, работавших на повременных ставках.
Сдельная оплата труда как форма материального вознаграждения получила широкое распространение на ЯБМ к концу
XIX в. Правление мануфактуры переводило на сдельные ставки
некоторые специальности, по которым прослеживалась прямая
зависимость между приложенными усилиями со стороны работника и количеством произведенной продукции. В частности, по
сдельной системе оплаты труда стали работать ткачи, прядильщики, крутильщики, присучальщики. Между тем меряльщики,
мочильщики, холстовщики и другие категории рабочих попрежнему находились на повременной оплате труда.
Фабричная администрация перевела на сдельную оплату
труда те категории рабочих, от которых требовались большие
объемы производства. Руководство ЯБМ, пытаясь повысить производительность труда, установило прямую зависимость между
оплатой труда рабочего и количеством выпущенной продукции.
Об этом ярко свидетельствуют данные по зарплате рабочих, а
также количестве произведенной пряжи (см. табл. 4).
Размер заработной платы зависел от половозрастных характеристик рабочих. На фабрике по-разному оплачивался труд
мужчин и женщин. На основании табл. 5 можно заключить, что в
1890-е гг. зарплата ткачей была в 1,2 раза больше, чем у ткачих.
Между тем были периоды, когда разрыв в оплате мужского и
женского труда у ткачей практически не наблюдался (например,
105
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
в октябре 1895 г. разница в оплате мужского и женского труда
составляла ≈ 60 коп.). Проведенные подсчеты позволяют заключить, что работницы ЯБМ трудились с большим старанием.
Таблица 4
Количество произведенной пряжи
и заработная плата рабочих*
Годы
1892
1895
1900
Произв. пряжи,
тыс. пудов
489
627
801
Ср. размер
з/пл., руб.
2 077
2 435
2 586
* Составлена на основе данных: Ф. 674. Оп. 1. Д. 21427. Л. 10-48.
Таблица 5
Заработная плата ткачей в 1891, 1895 гг.**
Специальность
В ноябре 1895 г
Ткачи
Ткачихи
В октябре 1895 г.
Ткачи
Ткачихи
В августе 1891 г.
Ткачи
Ткачихи
В октябре 1891 г.
Ткачи
Ткачихи
Вид оплаты
Ср. размер
з/пл., руб.
сдельно
сдельно
12=93
9=10
сдельно
сдельно
11=76
11=09
сдельно
сдельно
12=86
11=86
сдельно
сдельно
14=93
12=33
** Составлена на основе данных: Ф. 674. Оп. 1. Д. 21444. Л. 3-247; Д. 21447. Л. 3218; Оп. 2. Д. 15, 17, 18.
Указанные тенденции особенно отчетливо прослеживаются в
оплате труда крутильщиков. Женщины-крутильщицы получали
на 10% больше, чем мужчины.
Таким образом, заработная плата являлась главным стимулом к труду для работника. Администрация ЯБМ посредством
106
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
заработной платы поощряла рабочего повышать квалификацию и
стремиться к переходу на более высокие должности. С помощью
заработной платы правление Товарищества стремилось увеличить объемы выпускаемой продукции, переводя рабочих на
сдельную систему оплаты труда.
В 1860-е гг. трудовая активность рабочих на фабрике поддерживалась не только с помощью заработной платы, но и другими материальными стимулами. В частности, правление Товарищества выработало "Особые правила" для работников ЯБМ,
согласно которым предусматривались благодарности и награды
(здесь имеются в виду денежные) за "усердный" и "аккуратный"
труд4. Отметим, что материальное поощрение было весьма существенным – приблизительно 10 руб.5 Иными словами, подобная
"награда" соответствовала среднемесячному заработку полуквалифицированного рабочего. Можно предположить, что "Особые
правила" были своеобразным экспериментом со стороны руководства ЯБМ, которое под воздействием экономической конъюнктуры – кризиса в хлопчатобумажной промышленности – пыталось использовать новые методы в управлении фабрикой.
В 1870 – 1890-е гг. распоряжения, касающиеся благодарности за хорошую работу, среди приказов Товарищества ЯБМ не
встречаются, что, несомненно, характеризует отношение рабочих
к моральным мерам поощрения6.
За рассматриваемый период нет систематических данных о
премиальном вознаграждении рабочих ЯБМ. Между тем имеющиеся в нашем распоряжении источники позволяют обозначить
2 формы премий, выплачиваемых текстильщикам: денежные и
натуральные. Денежная премия выплачивалась рабочим по следующим основаниям: а) за хорошую работу. Размер премии составлял 30 – 50% от среднемесячной зарплаты работника. В источниках, например, часто встречаются "награды", выплачиваемые сторожам "за поимку рабочих с крадеными и недозволенными вещами"7; б) за работу в выходные и праздничные дни. Премиальное вознаграждение соответствовало максимальной оплате
труда для определенной категории рабочих8; в) по случаю праздника. Размер премии равнялся приблизительно дневному зара107
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ботку рабочего. Как правило, премия выплачивалась каждому
работнику на Пасху и к Рождеству Христову9.
Выплата премиального вознаграждения только в натуральной форме практически не встречается. "Водка и хлеб", "кренделя и вино" являлись дополнением к денежной премии за хорошую работу10. Например, в 1897 г. рабочим ЯБМ было выдано
"на чай к празднику Рождество Христово"11.
Рассмотрев основания и размер премиальных вознаграждений, начисленных работникам фабрики во второй половине
XIX в., можно сделать следующие выводы. Ярославские предприниматели под воздействием производственных и экономических факторов пытались увеличить количество рабочих дней за
счет праздников и выходных. Нежелание текстильщиков работать в праздничные и выходные дни преодолевалось администрацией с помощью установления максимально высоких премий в
рамках ЯБМ. Кроме того, относительно высокий размер премий,
выплачиваемых рабочим за добросовестный труд, свидетельствует о заинтересованности фабрикантов в эффективном и качественном труде текстильщиков. Назначение к празднику денежного
вознаграждения каждому работнику вряд ли оказывало стимулирующее воздействие с точки зрения отношения к труду. Однако
такое решение руководства делало привлекательным труд на
фабрике, увеличивая число желающих получить работу на ЯБМ.
Примечания
1
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО).
Ф. 674. Оп. 1. Д. 21386. Л. 10-17; Оп. 2. Д. 22. Л. 45; Оп. 1. Д. 21447. Л. 37.
2
Там же. Оп. 1. Д. 21391. Л. 93-94; Д. 21423. Л. 112; Д. 21451. Л. 150.
3
Там же. Д. 21411. Л. 238-243.
4
Там же. Д. 173. Л. 79-81; Л. 95-100 и др.
5
Там же. Л. 126, 129.
6
Там же. Д. 21459 и др.
7
Там же. Д. 21431. Л. 19-27; Д. 21395. Л. 116-230.
8
Там же. Д. 21412. Л. 3-237.
9
Там же.
10
Там же. Оп. 2. Д. 16, 17, 21, 22 и др.
11
Там же. Оп.1. Д. 21412. Л. 449.
108
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Н.В. Тихомиров
Из истории создания музея при Ярославском
естественноисторическом обществе
Как видно из первых документов Ярославского естественноисторического общества (ЯЕИО), идея о его создании возникла
еще в мае 1863 г., когда 12 человек – любителей естествознания –
решили заниматься изучением ярославской флоры и фауны. Уже
тогда они "едва решались, как смелую мысль, заявить возможность, со временем, лет через пять или шесть, начать устройство
местного музея"1. Ярославские ученые усматривали необходимость создания нового для города и края научно-культурного учреждения – естественноисторического музея. К этому времени
А.С. Петровский, считающийся главным инициатором создания
музея, и его "деятельные помощники" – преподаватели естествознания в Демидовском лицее и в других местных учебных заведениях – намеревались собрать богатый материал и "привести
его в систематический порядок"2. К сожалению, мы не располагаем сведениями о том, когда была собрана первая, небольшая
коллекция флоры и фауны Ярославской губернии. Можно лишь
предположить, что она уже существовала к ноябрю 1864 г., когда
с "высочайшего разрешения" было официально учреждено "Общество для исследования Ярославской губернии в естественноисторическом отношении" и все чаще стала высказываться мысль
о создании музея3.
Первое время "музей" (так члены Общества его называли в
документах, хотя еще он не был полностью сформирован и открыт для публики) не имел специального помещения, предназначенного для музейного хранения и экспонирования предметов.
Коллекции ЯЕИО размещались в одном из залов ярославской
мужской гимназии (ныне военный госпиталь, ул. Андропова, 1).
Так как это было учебное заведение, открытое лишь для учащихся и преподавателей, возникла проблема, связанная с использованием находившихся в нем коллекций самими членами Общества. На заседании второго общего собрания членов Общества в
мае 1865 г. была обозначена причина данного обстоятельства:
109
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
"Общество продолжало заниматься обработкой собранных им
коллекций, хотя постановка их в музей почти совершенно прекратилась вследствие запрещения г. исправляющим должность
директора лицея и гимназии, почетным членом Общества
А.Н. Соколовым входа членам в залу гимназии, где помещен музей Общества"4. Данная проблема не была неожиданной на тот
момент, так как еще 30 января 1865 г. на VII частном собрании
Общества по предложению А.С. Петровского было постановлено: "...во избежание могущих встретиться недоразумений, выдать
членам Общества особые билеты для входа в музей"5 и известить
об этом директора гимназии. В ответ на это от А.Н. Соколова
было получено отношение, в котором указывались причины
строгого ограничения доступа в музей ярославским исследователям природы: "Музей Общества пользуется помещением внутри
гимназии, заведения учебно-воспитательного", и свободное его
посещение возможно лишь в редких случаях, "полных экстраординарных собраний Общества" с обязательным уведомлением об
этом заранее6. В сообщениях председателю Общества от директора гимназии в феврале 1865 г. указывалось на необходимость
работ в музее по "разборке и размещению коллекций". Как считал директор лицея, в этом не требовалось участия всех членов
Общества, а достаточно лишь одного хранителя – учителя гимназии Г. Можайского.
В связи с тем, что "посещения членов могут быть ограничены утром, когда в гимназии в учебное время находится инспектор, преподаватели и надзиратели", 20 февраля 1865 г. на восьмом частном собрании Общества было решено обратиться за
поддержкой к попечителю Московского учебного округа. В своем обращении к нему председатель Общества А.С. Петровский
объяснял, что вход сотрудников в зал музея нисколько не влияет
на порядок учебного процесса в гимназии, так как "зала музея
ничем не занята, вход не ведет через комнаты, занятые воспитанниками, и через залу в эти комнаты идти не нужно"7.
Попечитель Московского учебного округа не дал прямого
ответа на данное обращение, но 2 апреля 1865 г. сотрудники музея узнали от директора гимназии А.Н. Соколова, что тот был согласен с его мнением и выступал против постоянного входа в
110
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
здание гимназии посторонних лиц. Данная проблема привела к
тому, что члены Общества стали добиваться перенесения музея в
другое, доступное для них помещение, "чтобы исследование губернии можно было производить с надлежащим успехом"8. На
втором общем собрании членов Общества 2 мая 1865 г. было решено обратиться к ярославскому статистическому комитету с
просьбой разместить естественноисторический музей вместе с
основанным Обществом этнографическим музеем. При этом говорилось о том, что "исследование естественных произведений
края входит в круг занятий статистического комитета"9.
Однако переезд музея состоялся лишь через несколько лет.
Такая отсрочка была вызвана, вероятно, уступкой со стороны попечителя Московского учебного округа, на которую он пошел
7 января 1866 г. Отныне он разрешал оставить музей Общества в
здании ярославской гимназии, но допускать в него членов Общества лишь на определенных условиях. Одно из условий заключалось в том, чтобы "должностные лица Общества: председатель,
помощник его и хранитель музея имели постоянный вход в музей, а прочие члены Общества в назначенные дни от десяти часов
утра до двух пополудни". В другом условии говорилось, что "в
случае наполнения залы, занимаемой ныне музеем, производить
постановку коллекций в соседней с нею актовой зале". Таким образом, спустя почти год попечитель Московского учебного округа пошел навстречу молодой научной организации Ярославля. Но
при всем этом в положении музея сохранялась его зависимость
от решений и действий директора гимназии. Он также выдвинул
условие, гласившее, что "в случае какого-либо непредвиденного
в настоящее время неудобства от принятия вышеозначенных условий Общества, начальство гимназии могло безотлагательно
предложить оному свои собственные"10. Иными словами, Общество в любой момент могло лишиться полученных прав в отношении посещения музея. Что же касается особых дней, в которые
члены Общества могли свободно посещать музей, то их определял сам директор гимназии А.Н. Соколов. Он разрешил допуск к
естественноисторическим коллекциям в воскресенье, праздничные и "вакационные" (свободные от занятий учащихся) дни.
111
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Таким образом, в начале 1866 г. более или менее были отрегулированы отношения между членами Общества и начальством
Демидовской гимназии. Но рост коллекций и приведение их в
порядок сподвигли Общество пойти на новый шаг: возникла
мысль сделать музей общедоступным. А.С. Петровский в то время отмечал, что "музей уже достаточно полон для того, чтобы
можно было его показывать публике"11. На том основании, что в
здании гимназии разрешалось читать публичные лекции, он попросил у нового, сменившегося директора П.А. Грифцова разрешить посещать "музеум" всем людям в определенное для этого
время. П.А. Грифцов сразу же дал согласие на подобное "содействие полезному делу", но при условии, что свободный доступ
для посторонних возможен лишь тогда, когда не проводятся занятия. В свою очередь А.С. Петровский посчитал достаточным
открывать музей для публики всего один раз в месяц, а именно в
первое воскресенье каждого месяца.
Доступ посетителям в музей был разрешен 21 ноября 1866 г.
Теперь музей рассматривался не только как собственность
ЯЕИО. Говорилось, что "он принадлежит всему русскому обществу"12. На третьем общем собрании Общества было постановлено взимать за вход с посетителей специальную плату в 10 копеек
и присутствовать в дни открытия "двум дежурным членам для
объяснения предметов, находящихся в музее, желающим"13.
Несмотря на то что музей Общества обрел определенную
свободу для своего дальнейшего развития, стал публичным, все
же сохранялась некоторая неопределенность в его статусе. Естественноисторический музей, первый в своем роде в городе и губернии, воспринимался населением в те годы в качестве одной из
форм образовательного процесса в мужской гимназии, так как
имел собрание наглядных пособий. Он рассматривался лишь как
часть гимназии. Необходимо было изменить место и роль музея в
обществе.
Решению данного вопроса способствовали изменения, произошедшие в образовательном процессе ряда учебных заведений
Ярославля. В 1868 г. Демидовский лицей приобрел статус высшего юридического учебного заведения и естественные науки
были исключены из числа преподававшихся в нем дисциплин. Не
112
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
уделялось им должного внимания и в других учебно-воспитательных учреждениях. О положении рассматриваемого музея в
то время говорилось следующее: "Музей, помещавшийся при
классической гимназии, был последней совершенно в тягость,
только занимая бесцельно помещение. Он находился в довольно
грустном положении, в особенности, когда при переводе гимназии в другое здание (здание городской управы. – Н.Т.), он оставался в пустом, нежилом, оставленном помещении, ожидая со
дня на день очутиться на улице, вследствие предположения занять это здание казармами"14.
Такое положение музея сохранялось на протяжении 12 лет. В
1880 г. Общество в очередной раз обратилось за помощью к ярославскому земству: "Общество просит многоуважаемое губернское земское собрание, не найдет ли оно возможным дать приличное помещение музею"15. К моменту данного обращения ярославские ученые-естественники уже представляли себе примерный план будущего обновленного музея: "кроме готового уже
местного естественноисторического", они собирались создать в
нем "местный сельскохозяйственный отдел, местный технический отдел, местный этнографический отдел, местный археологический отдел"16. И, как сами они отмечали на заседаниях, если
все получится так, как они планировали, то "в Ярославле, в первый раз в России, устроится местный музей, который имеется
почти в каждом порядочном городе Германии, Швейцарии,
Франции и Италии"17. Таким образом, в начале 1880-х гг. члены
ЯЕИО задумали превратить естественноисторический музей в
краеведческий ("музей местного края", по определению тех лет),
вмещавший в себя огромное количество экспонатов самого разного происхождения.
В ответ на просьбу Общества земское собрание постановило
передать большой двухэтажный флигель под музей и, кроме того,
выдать 600 руб. на все необходимые нужды, связанные с устройством музея на новом месте, а также начислять 300 руб. каждый
год на содержание музея и сельскохозяйственного склада. Так, в
1880 г. музей получил в свое распоряжение флигель во дворе
здания губернского земства (ныне ул. Андропова, 6).
113
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
В конце августа 1881 г. все коллекции музея были перенесены и приведены в порядок в новом помещении. В декабре того
же года на одном из собраний Общества было постановлено, что
"так как музей приведен в такой порядок, что может быть показан публике, то назначить днем его открытия 16 декабря; просить
его преосвященство епископа Ярославского и Ростовского Ионафана отслужить молебен с водосвятием, пригласить на открытие
музея г. ярославского губернатора, всех гласных Губернского
земского собрания, всех членов Ярославского Общества
(ЯЕИО. – Н.Т.) и почетных лиц города, открытие назначить в
11 часов утра"18. Запланированная торжественная церемония открытия музея в новом здании должна была стать заметным явлением в общественной и научной жизни города и губернии и привлечь к нему внимание местных жителей.
К 11 часам 16 декабря 1881 г. на открытие музея явились все
члены губернского земского собрания, губернатор В.Д. Левшин,
епископ Ионафан и другие приглашенные. Данное мероприятие
посетили около 100 человек. Во время церемонии открытия музея прозвучала речь председателя ЯЕИО А.С. Петровского, в которой он так охарактеризовал деятельность Общества и состояние музея при нем: "Музей представляет собой картину природы
Ярославской губернии. Растения, животные, окаменелости – все
это собрано в ее пределах. Только наш богатый минералогический кабинет, конечно, не ярославский, но зато благодаря ему,
мы легко можем определить всякий минерал, найденный в здешней почве. Изучая природу губернии, мы не оставили без внимания практическую сторону вопроса, то есть изучение того, что
можно извлечь из нее непосредственно полезного для человека"19. По окончании торжественной церемонии открытия музея
городской голова И.А. Вахрамеев пригласил всех на завтрак для
соблюдения русского обычая сопровождать праздничные события "хлебом-солью"20.
Итак, в документах Общества официальной датой создания
естественноисторического музея считается 21 ноября 1866 г., когда он превратился из простого хранилища предметов природы в
публичное учреждение. Мы можем утверждать, что к ноябрю
1866 г. было положено лишь начало различным направлениям
114
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
музейной деятельности членов ЯЕИО. Естественноисторические
материалы не были до конца приведены в порядок и систематизированы. Важно показать значение и другой даты в истории музея. 16 декабря 1881 г. музей был открыт в специально выделенном, отдельном здании, в котором члены Общества могли свободно работать с уже значительно пополнившимися коллекциями. Музей, полностью занявший большой двухэтажный флигель
во дворе губернского земского собрания, стал достоянием общественности, тем самым церемониально закрепив свое важное положение и значение в научной и образовательной жизни Ярославля и всей губернии.
Примечания
1
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО).
Ф. 1541. Оп. 1. Д. 2. Л. 119.
2
Ярославль: история города в документах и материалах от первых
упоминаний до 1917 г. / Под ред. А.М. Пономарева. Ярославль, 1990.
С. 405.
3
См., например: Марасанова В.М., Саблина А.А. Ярославский край в
XIX веке. Ярославль, 2001. С. 94.
4
Протокол заседания II общего собрания "Общества для исследования
Ярославской губернии в естественноисторическом отношении". Ярославль, 1865. 2 мая. С. 1.
5
ГАЯО. Ф. 1541. Оп. 1. Д. 1. Л. 13.
6
Там же. Л. 12.
7
Протокол заседания II общего собрания… С. 5.
8
ГАЯО. Ф. 1541. Оп. 1. Д. 2. Л. 14.
9
Протокол заседания II общего собрания… С. 6.
10
ГАЯО. Ф. 1541. Оп. 1. Д. 2. Л. 9-9об.
11
Там же. Л. 44.
12
Там же. Л. 87 об.
13
Там же. Л. 88.
14
Там же. Д. 52. Л. 16 об.
5
Журналы заседаний "Общества для исследования Ярославской губернии в естественноисторическом отношении" за 1881-1882 гг. Открытие
музея и воспоминания об А.С. Петровском. Ярославль, 1883. С. 3.
6
Там же.
7
Там же.
8
Там же. С. 1.
9
Там же. С. 6.
115
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
20
Багрова Н.В. Основатель // Северный рабочий (Ярославль). 1991.
18 мая. С. 3.
Ю.Г. Салова
Роль ярославских краеведов в развитии
экскурсионного движения в начале ХХ в.
(по материалам журнала "Русский экскурсант")
В начале ХХ в. в силу целого ряда социокультурных факторов быстрыми темпами начинает развиваться туристскоэкскурсионное движение. Оно охватывает практически всю территорию страны. Важную роль в этом сыграли многочисленные
краеведческие организации, возникавшие еще в пореформенный
период. Серьезные изменения переживала в эти годы и русская
школа, которая внедряла в учебный процесс активные формы и
методы обучения. В их ряду экскурсия стала играть весьма важную роль. Патриотические настроения, диктовавшиеся политической обстановкой, обостряли интерес к истории и культуре России.
Ярославская губерния заметно выделялась с точки зрения
развития экскурсионного движения. С одной стороны, здесь
весьма сильны были традиции всестороннего изучения территории края, с другой – инициативность краеведов позволяла привносить в движение новые формы работы. Следуя теоретическим
разработкам ведущих экскурсионистов и сотрудничая с ведущими экскурсионными организациями страны, ярославские краеведы стали активно вовлекать в процесс исследования края широкие слои населения и, прежде всего, учащихся. Экскурсионный
метод преподавания многих школьных предметов позволял активно использовать краеведческий материал в обучении.
Своеобразным методическим руководством для налаживания
этой работы стал журнал "Русский экскурсант", первый номер
которого вышел в марте 1914 г. Цель его определялась редакцией
как "содействие развитию в русской молодежи путем экскурсий
116
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
любви к родине и знакомство с нею...". При этом журнал ставил
задачу "единения со всеми общественными и частными организациями, ведающими экскурсионное дело в России..."1. Такая установка позволила редакции наладить обширные связи со многими российскими регионами и получать материалы, отражавшие
процесс становления экскурсионного движения практически по
всей стране. Подписаться на журнал, кроме Ярославля, можно
было в Москве и Санкт-Петербурге.
Инициатива издания журнала принадлежала ведущим ярославским краеведам: В.К. Бурцеву, П.А. Критскому, Н.Г. Огурцову, Н.Г. Первухину, И.А. Тихомирову. Активно включились в
работу и учителя различных учебных заведений: К.Л. Студитский, В.Н. Липенский, Н.Н. Духовницкий, Н.С. Соколов и др.
Помимо ярославцев с журналом сотрудничали представители
Ростова, Мологи, Рыбинска. Каждый из них внес немалый вклад
в развитие теории и практики экскурсионного дела.
Направлений работы было несколько, среди которых особо
выделялось организационно-руководящее. Большую роль играли
братья С.А. и Д.А. Золотаревы2. Зимой 1913 г. они были участниками съезда учительских обществ взаимопомощи им. К.Д. Ушинского, проходившего в Санкт-Петербурге. На одной из секций,
которой руководил С.А. Золотарев, обсуждался вопрос об организации экскурсионной работы в школе. В докладе руководителя
секции, посвященном образованию учительства, был поставлен
вопрос о повышении квалификации учителей, в том числе и через образовательные экскурсии по России и за границу. Секция
вынесла специальное решение, уточняя, что экскурсии должны
быть так организованы, "чтобы сообщали возможно полное знакомство с культурной жизнью посещаемых местностей и давали
толчок к дальнейшему самообразованию"3.
Доклад Д.А. Золотарева был посвящен участию учительства
в изучении родного края. В нем, в частности, отмечалось, что при
организации учительских курсов, на которых рассматриваются
вопросы о методиках преподавания таких предметов, как география, землеведение, этнография, помимо лекций важно устраивать экскурсии, которые знакомили бы учителей с методами исследования и приемами собирания различных материалов.
117
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Д.А. Золотарев обращался и к проблеме теории и методики
экскурсионного дела. В журнале он подробно проанализировал
статью Г.Г. Шенберга "Цель и характер географических экскурсий"4 с точки зрения организации дальних экскурсий в различные
регионы страны. Основной вывод, сделанный Золотаревым, состоял в том, что на местах необходимо создавать экскурсионные
бюро, главной целью которых должны стать помощь и содействие местным и приезжающим экскурсантам. Причем необходимость создания таких бюро очевидна как на губернском, так и на
уездном уровне. По мнению автора, бюро можно организовать
при местных научных обществах или при учебных заведениях и
привлекать к их работе следовало прежде всего учительство. Образовательный характер экскурсий в этом случае становился бы
доминирующим.
Теоретические вопросы экскурсионного движения постоянно
интересовали и учителей, и краеведов. На страницах журнала появлялись статьи о разработке и проведении различных типов экскурсий. Так, преподаватель ярославского реального училища
В.В. Экземплярский анализировал методику гуманитарных экскурсий, подчеркивая, что их целесообразно проводить только со
старшеклассниками5. На страницах журнала он комментировал
положения министерских циркуляров о планомерности экскурсий6.
Таким образом, включение ведущих краеведов в процесс обсуждения роли учительства в краеведческой и экскурсионной работе позволил им в дальнейшем предпринимать шаги к реализации высказанных идей в практике учебных заведений Ярославского края.
Реальное воплощение экскурсоведческих идей в Ярославле
началось уже в 1914 г., когда общество "Молодая жизнь"7 открыло экскурсионную комиссию. Ее председателем стал П.А. Критский8, секретарем – А.Д. Капустин.
Они подробно информировали о направлениях деятельности
новой экскурсионной организации. Готовность ее субсидировать
выразили прежде всего Ростовское и Ярославское уездные земства, а также Ярославская городская управа. Экскурсоводами выступали учителя ярославских учебных заведений, краеведы:
118
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Н.А. Дьяконова,
Е.И. Уласевич,
Е.П. Троицкая,
О.П.
и
А.П. Волгины, Б.Г. Пономарев, С.С. Каныгин, В.К. Бурцев,
Н.Г. Огурцов, А.Д. Капустин, А.Н. Работнова. Для размещения
приезжающих экскурсантов было выделено Вознесенское начальное училище.
Комиссия не только содействовала организации самих экскурсий, но и заключала договоры: например, с трамвайным
управлением на льготный проезд экскурсантов по городу или договоры на льготное питание в различных столовых9. Адрес комиссии, размещавшейся на Духовской улице в доме № 61, был
напечатан в журнале. Все желающие могли сделать здесь предварительный заказ на экскурсионное обслуживание.
Аналогичная комиссия была создана по инициативе учителей
и краеведов в Ростове. Она располагалась в Кекинской мужской
гимназии10. Ее возглавлял директор гимназии С.П. Моравский.
Ростовская комиссия также предлагала услуги по размещению
наряду с городской управой и занималась экскурсионным обслуживанием. Ориентировалась комиссия в основном на учащихся
средних учебных заведений.
Деятельность экскурсионных комиссий стала одной из главных тем журнала. В 1916 г. А.А. Золотарев определял новые направления их деятельности11. Он предлагал комиссиям обратить
внимание на работу библиотек с тем, чтобы создавать в них специальные отделы, ориентированные на подбор краеведческой литературы и составление библиографических указателей. Еще одной задачей для комиссий должна стать подготовка путеводителей по местным достопримечательностям.
Важную роль в развитии экскурсионного движения с 1912 г.
играл Ярославский педагогический музей12. При нем из числа педагогов ярославских учебных заведений была организована своя
экскурсионная комиссия. При уездных педагогических музеях
также были созданы аналогичные комиссии, поддерживавшие
связи с центральной. Одной из главных задач для них стало составление экскурсионных маршрутов для преподавателей географии и природоведения. К этой работе был привлечен и музей
Ярославского естественноисторического общества13, при помощи
119
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
которого было выпущено руководство для экскурсий по водоемам окрестностей Ярославля14.
Краеведы анализировали причины подъема современного
экскурсионного движения. В.К. Бурцев15 обращал внимание на
тот факт, что война стала придавать экскурсиям эмоциональный
оттенок, когда на первый план «из всех обязательных и зовущих
слов выделяется особенно одно – "отечество"... Великие моменты
создают великую любовь»16. Указывая на перспективы экскурсионного движения после войны, автор прогнозирует нарастание
интереса к своему отечеству и уход на второй план интереса к
зарубежным странам, как это было в предшествующие годы.
Особое внимание ученые уделяли проблеме связи краеведения с развитием образовательных экскурсий. Н.Г. Первухин17 отмечал: " ...мы лучше должны узнать самих себя, а это последнее
мы можем сделать только путем познания своей родины во всем
необъятном просторе и многообразии ее природы, истории, быта.
Родиноведение будет поставлено, наконец, на должную высоту...."18. Опираясь на новые школьные программы, предложенные
учебным заведениям Министерством народного образования,
Н.Г. Первухин призывал по-новому подойти к преподаванию,
связав его с "национальным воспитанием", выдвигая на первый
план знакомство учащихся со своей родиной. Это "должно стать
основой всего школьного образования". Он предлагал разрабатывать разные типы образовательных экскурсий: исторические, историко-географические, технические.
К этой же проблеме обращался и Д.А. Золотарев. В своей
статье "Родиноведение и народный учитель"19 он подчеркивал,
что устройство школьных музеев и экскурсий "неразрывно связывает школу с родиноведением"20. Прослеживая историю развития этого направления в России, автор отмечает, что в современных условиях чисто научные задачи изучения малой родины выдвигают "заботу об улучшении природных условий и жизни населения местного края".
Особая роль в развитии родиноведения принадлежала и принадлежит учительству. Автор призывал учителей, особенно сельских, активнее включаться в процесс создания обществ по изучению местного края. Важно, чтобы это общество "выдвинуло сво120
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ей задачей всестороннее изучение местного края и популяризацию научных сведений среди населения, а также получило право
устраивать публичные лекции, организовывать экскурсии, участвовать в научных съездах, открывать музеи, опытные поля, печатать свои труды и т.д."21. Именно такая деятельность будет способствовать сохранению культурного наследия России.
Директор народного училища в Ярославле Н.Н. Духовницкий выступал на Всероссийском совещании директоров народных училищ, проходившем в декабре 1916 г. при Министерстве
народного просвещения, с докладом "Родиноведение в высших
начальных училищах в связи с применением новых программ"22.
Основная идея его доклада сводилась к тому, что родиноведение
должно быть тесно связано с новыми программами по географии.
Это положение было предварительно обсуждено на специальном
совещании при дирекции Ярославского педагогического музея.
Родиноведение при этом рассматривалось в двух аспектах:
как метод преподавания предметов и как заключительный курс
географии. В первом случае ярославские педагоги предлагали
использовать метод при преподавании всех предметов. Во втором случае было предложено получать сведения о родном крае
разными путями: "наглядно-показательным, путем развития экскурсионного дела... и показательно-сравнительным" на основании статистического материала. Подчеркивалось, что в Ярославской губернии эта работа уже начата и имеет результаты.
В связи с развитием краеведения и экскурсоведения весьма
заметной была роль педагогического музея. По его инициативе
издавались труды уездных экскурсионных комиссий, в том числе
и описания городов Ярославской губернии. Составлялись альбомы-диаграммы по "географическим частям России", поуездные
статистические таблицы Ярославской губернии, альбом по сельскому хозяйству. Библиотека музея имела довольно обширную
подборку литературы по краеведению. Музеем устраивались выставки ученических работ, посвященных краю. Музей активно
сотрудничал с земствами в вопросах просветительской работы
среди населения.
Учительство постоянно рассматривалось как опора краеведческого и экскурсионного движения. В.К. Бурцев, информируя
121
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
читателей о состоянии земской школьной работы, отмечал, что в
1914 г. Ярославское земство по примеру других российских
земств внесло предложение о работе учителей начальных земских школ в летнее время. Краевед подчеркивает необходимость
такого шага с точки зрения внедрения активных методов обучения, в том числе и экскурсионного. Летняя школа, по его мнению, открывает для учителя "новые горизонты, новые приемы
обучения и воспитания. Ручной труд, игры, экскурсии в поле, в
лес, на пасеку, на железную дорогу, на реку, на кирпичный завод,
в мастерские, на паровую молотилку и пр."23.
Важным моментом в активизации обучения, по мнению
В.К. Бурцева, может стать создание школьного музея24, пополнение которого "потребует ряда экскурсий... Процесс создания этого музея вместе с тем явится и весьма ценным процессом всестороннего изучения учащимися того округа, в котором они живут".
В октябре 1914 г. в учебном бюро по вопросам средней и
низшей школы при Министерстве народного просвещения обсуждался вопрос об экскурсиях для учащихся. При этом было рекомендовано на местах учреждать специальные комитеты из
учебного персонала, городских и земских общественных деятелей, которые должны были содействовать приему приезжающих
экскурсантов. Эти государственные инициативы не остались без
внимания. Ярославские краеведы поднимали вопрос о материальной поддержке экскурсионного движения в крае. На страницах журнала прежде всего обсуждалась роль различных структур
системы местного самоуправления в развитии образовательных
экскурсий.
В.К. Бурцев анализировал роль местных земств в этом процессе25. Наиболее заметную роль в поддержке школ, по его мнению, играло Ростовское земство. Оно с каждым годом увеличивало расходы на экскурсии. Кроме того, ростовские земцы разработали специальную программу экскурсионной работы, которой
была охвачена половина всех школ уезда. Необходимость определенных экскурсий здесь выяснялась через специальные анкеты,
учитывавшие количество участников экскурсии. Предпочтение
отдавалось школам, находившимся в "наиболее глухих местностях уезда". Уездная управа заключала специальные соглашения
122
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
с организациями, помогавшими организовать поездки учащихся.
По инициативе учителей эта работа обсуждалась на уездном учительском съезде.
Наряду с Ростовским, активно включились в работу Ярославское и Мологское земства26. Первое стало инициатором организации естественноисторических курсов для учителей, целью
которых стало совершенствование знаний и умений по организации ближних экскурсий. Их цель – приобщение детей к наблюдению природных явлений, изучению леса и т.п. Ярославская городская управа занималась постоянной поддержкой экскурсионной комиссии. Прежде всего выделялись средства для оборудования мест ночлега для приезжавших учащихся начальной школы в Вознесенском училище и для учащихся средних учебных
заведений в коммерческом училище. Таких устойчивых взаимоотношений с местными органами власти не наблюдалось в других городах страны. Схожей была ситуация лишь в Нижнем Новгороде.
В.К. Бурцев предлагал объединить усилия городской управы
с инициативой экскурсионных комиссий, профессиональных
учительских организаций, земств с тем, чтобы создать единые
экскурсионные центры с представительством в них всех этих организаций. С его точки зрения, это способствовало бы развитию
экскурсионного дела на новом качественном уровне26. "Город,
как гостеприимный хозяин, должен близко принять к сердцу интересы всех групп и сделать открытыми к обозрению все сокровища природы, искусства и старины, обладателями которых при
внимательном осмотре окажутся весьма и весьма многие из русских городов"28. Довольно активно экскурсионными вопросами
занималась Ярославская уездная земская управа. Так, в апреле
1915 г. она провела специальное совещание учителей по вопросам организации ученических экскурсий и предложила провести
показательную экскурсию. Довольно активно она поддерживала
связи с обществом "Молодая жизнь".
Весной 1915 г. управой было организовано несколько экскурсий в Ярославль для детей сельских школ. Цель этих экскурсий – познакомить деревенских школьников с бытовыми условиями жизни в губернском городе. По мнению управы, дети
123
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
должны были узнать как внешнюю сторону городской жизни
(улицы, здания), так и работу различных городских учреждений.
В том числе в экскурсионную программу входило знакомство с
естественноисторическим музеем29, для осмотра которого предлагалась специальная программа.
Ярославское земство поддерживало не только школьные экскурсии. Особым направлением стала помощь в организации экскурсий для взрослых. Это прежде всего касалось крестьянских
экскурсий. Они проводились в 1914 и 1915 гг. для слушателей
сельскохозяйственных курсов с целью знакомства с кооперативным движением. Для них в 1916 г. была запланирована экскурсия
в Финляндию30.
Ярославское уездное земство на своем совещании в 1915 г.
вынесло постановление о передаче в ведение Общества народных
домов31 двенадцати земских районных педагогических музеев,
которые должны были слиться с краеведческими музеями, существовавшими в народных домах. Общеземское совещание поддержало эту инициативу и предложило открыть еще и бюро по
организации экскурсий при этих культурно-просветительских
учреждениях. По мнению В.К. Бурцева, это позволило бы сделать экскурсионное дело важным фактором культурного развития уездов, тем более что такой опыт уже имелся в Ермаковском
народном доме Пошехонского уезда32.
В.К. Бурцев привлек внимание местных органов к проблеме
организации и материальной поддержке экскурсий, причем он
призвал активнее взаимодействовать с городскими самоуправлениями, администрациями учебных заведений, общественными и
государственными организациями для того, чтобы обеспечить
учащимся возможность льготного проезда, места ночлега, удешевления питания. Инициатива краеведов была подхвачена разными организациями. Даже Рыбинское потребительское общество, развивая культурно-просветительскую работу, использовало
экскурсии в музей естественноисторического общества, обсерваторию, метеостанцию.
Ярославское естественноисторическое общество составляло
специальные маршруты по мелким водоемам в окрестностях
Ярославля в целях проведения гидробиологических экскурсий
124
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
для школьников. Секретарь общества С.Г. Лепнева подготовила
специальные руководства для экскурсоводов по этим маршрутам.
Важное место на страницах журнала отводилось практике
экскурсионного движения. Одним из первых своим опытом поделился К.Л. Студитский – воспитатель Ярославского Александровского детского приюта. 9 мая 1909 г. он организовал для своих воспитанников экскурсию в г. Романов, а в июне того же года – в Кострому. В 1911 г. он совершил со своими учениками
пешеходную экскурсию по всей губернии, они осмотрели шесть
уездных городов, пять фабрик и заводов. В 1912 г. маршрут его
экскурсионной группы составил 1 500 верст по берегу Волги. Во
время этого путешествия изучались многочисленные культурные
и природные объекты, что позволяло наглядно продемонстрировать детям роль и значение великой русской реки в жизни страны33.
Студитский обращал внимание и на организацию пешеходных экскурсий с точки зрения вещей, необходимых путешественникам34, а также на оборудование мест ночлега35. Воспитатель
обобщал накопленный опыт и предлагал свое видение ученических экскурсий. Он подчеркивал, что принудительное планирование экскурсионной работы может вызвать обратную реакцию у
детей. Поэтому для него важно было "пустить детей свободно в
природу"36. Каждый школьник должен взять от экскурсии то, что
соответствует его индивидуальности, его наклонностям.
Среди учебных заведений Ярославля, практиковавших экскурсии, выделялась частная женская гимназия О.Н. Корсунской.
Большую роль в их организации играли учителя А.М. Дмитриев
и С.Г. Лепнева, преподававшие в гимназии естествознание. Начало их экскурсионной деятельности – 1906 г.37 Они проводили
ботанические, энтомологические экскурсии, а также на заводы и
в музеи, на сельскохозяйственную выставку, в усадьбу, в зверинец. Для экскурсий был выделен специальный день, свободный
от занятий. Поскольку естествознание преподавалось в гимназии
с первого класса, то ученицы довольно рано осваивали экскурсионный метод преподавания. В гимназии существовал зоологический кружок, который также очень активно использовал экскур125
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
сии для занятий. Впоследствии гимназистки занимались в музее
Ярославского естественноисторического общества.
Экскурсионный метод преподавания был характерен не
только для гимназий и начальных училищ. Ярославское реальное
училище38, выполняя решения Министерства народного просвещения о планомерности экскурсионной работы, разработало план
экскурсий на весь учебный год. По нему каждый учащийся должен был посетить три обязательные экскурсии: историко-археологическую, естественноисторическую, промышленно-техническую. Все они предусматривали посещение как музеев, монастырей, храмов, так и природных, промышленных объектов39.
Другой
представитель
учительского
сообщества,
С.В. Макшеев, инспектор Ростовского высшего начального училища, занимался широкой экскурсионной деятельностью, имея
поддержку со стороны местных органов власти и общественности: Ростовского земства и Борисоглебского общества помощи
бедным учащимся. Он организовал целый ряд экскурсий с учебными и воспитательными целями: для учащихся городского училища в Борисоглебские слободы Ярославской губернии в 1911 г.;
в Ярославль и Кострому в 1912 г.; в Троице-Сергиеву лавру и
Москву.
Н.Н. Духовницкий поставил вопрос об организации экскурсий для начальных школ Ярославля. Идея раннего приобщения
детей к экскурсионной практике стала одной из главных в деятельности ярославских учителей. Ее очень активно пропагандировал и журнал "Русский экскурсант". Он отмечал: "...в интересах широкого развития экскурсионного дела один из подготовительных моментов его – предварительное и детальное изучение
местности, в какую предполагается экскурсировать, – не должно
быть только актом случайного проявления воли и энергии и самоличного обогащения отдельных лиц, но предметом коллективной работы и общим достоянием"40.
По его мнению, популяризация идей общеобразовательных
экскурсий среди педагогов пойдет быстрыми шагами вперед
только тогда, когда родиноведение в самом широком смысле
займет надлежащее место и когда "наряду с естественноисторическими, географическими и другими обществами будут сущест126
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
вовать самостоятельно и отдельные специальные районные комиссии и совещания из учащихся начальных школ, преследующие цель изучения местных памятников, местных топографических условий, особенностей местной флоры и фауны и т.п. в экскурсионном виде"41.
Идеи учителей не осталась без внимания. Совещание было
создано при Ярославской дирекции народных училищ в 1913 г.
Его целью стало консультирование учителей начальной школы
по вопросам организации общеобразовательных экскурсий, направленных на изучение родного края.
Совещанием были разработаны мероприятия по изучению
окрестностей Ярославля с топографической, ботанической и зоологической точек зрения. Учителям предлагались три маршрута:
два за Волгу и один по Костромской железной дороге. Планы
маршрутов были переданы в педагогический музей при дирекции
народных училищ Ярославской губернии.
Совещание обращалось к учителям с просьбой передать списки растений, насекомых, животных и камней, собранных во
время прогулок с указанием, в каком месте предлагаемых маршрутов они найдены.
В мае 1915 г. в Ярославле была организована выставка внеклассных ученических работ высших начальных училищ губернии. Краеведение и экскурсионное дело занимали на ней особое
место. Ученики представили коллекции, характеризующие промышленное производство своих уездов (мукомольное, картофеле-крахмальное, табачное, льняное, маслобойное, цикорное и
др.). Многие материалы были собраны во время проведения ученических экскурсий. Как отмечал В.К. Бурцев, экскурсии в природу дали возможность собрать ряд гербариев, коллекций различных пород деревьев, семян трав, образцы почв и т.п.42 Такая
работа способствовала созданию школьных музеев. Совещание
учителей, проходившее во время работы выставки, констатировало, что подобная работа выделяет Ярославскую губернию в ряду других губерний, где активно внедряются новые методы преподавания.
В 1915 г. благодаря усилиям ярославских учителей было организовано довольно много экскурсий, причем не только учени127
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ческих, но и для взрослого населения. Особой популярностью
пользовались естественноисторические экскурсии для младших
школьников. Так, при содействии учительского сообщества и
экскурсионной комиссии при дирекции народных училищ преподаватель высшего начального училища Н.Н. Ключарев проводил
биологическую экскурсию в село Крест, а директор реального
училища Н.С. Соколов организовал гуманитарную экскурсию по
Владимиро-Суздальскому краю.
В марте 1916 г. редакция журнала "Русский экскурсант" созвала собрание представителей средних учебных заведений Ярославля под председательством директора гимназии А.П. Модестова. На собрании членом редакции Н.С. Соколовым был сделан
доклад на тему "Какие экскурсии следует устраивать с учащимися весной в этом году". Докладчик подчеркнул, что в силу трудных условий военного времени, проводить дальние экскурсии в
Крым, на Кавказ, на Урал не представляется возможным. Именно
поэтому необходимо сосредоточить внимание на местных экскурсионных маршрутах.
Были предложены несколько типов экскурсий для школьников: историко-археологические, историко-литературные, естественноисторические, на фабрики и заводы, художественно-географические и этнографические, экскурсии трудовой помощи, общеобразовательные и бытовые, развлечений и отдыха. Разъяснялись особенности каждого типа и давались рекомендации по их
организации.
При обсуждении доклада сообщалась информация о деятельности уездных экскурсионных комиссий, которые занимались
разработкой экскурсий для начальных школ. Эти материалы были представлены в педагогическом музее при дирекции народных
училищ. Член редакции Н.Г. Первухин предложил составить
список книг о Ярославском крае для руководителей экскурсий,
для этого была избрана специальная комиссия из представителей
редакции и учителей. О.Н. Корсунская предложила создать специальную краеведческую библиотеку при педагогическом музее,
перечислив на нее средства учебных заведений.
Еще одной важной проблемой, обсуждавшейся на собрании,
стала проблема издания небольших путеводителей по краю43. Не128
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
достаток денежных средств не позволил развернуть программу
их издания, но было принято решение о подготовке справочников по нескольким наиболее популярным маршрутам: Ярославль – Кострома (по Волге), Ярославль – Ростов (по железной
дороге), Ярославль – Углич (по Волге). Последний был опубликован П.А. Критским на страницах журнала уже в апреле
1916 г.44
Аналогичное экскурсионное совещание прошло и в Рыбинске под председательством А. Забелова. Результатом его работы
стала организация пяти маршрутов по городу и описание городских промышленных объектов. Эти материалы были опубликованы на страницах журнала "Русский экскурсант"45.
Проведение этого мероприятия свидетельствовало о расширении экскурсионного движения, причем многие инициативы
ярославцев не имели аналогов в других регионах. Только в апреле 1916 г. состоялось совещание о проведении местных экскурсий при Московском учебном округе, курировавшем губернии
Центральной России, где фактически были подняты аналогичные
вопросы.
В августе 1916 г. последовал циркуляр Министерства народного просвещения попечителям учебных округов. В нем подчеркивалось, что экскурсии в учебных заведениях не должны быть
эпизодическими, а должны носить планомерный характер, причем они могут использоваться "преподавателями всех без исключения предметов курса средней школы". К такому решению министерство, безусловно, подтолкнула активная теоретическая и
практическая экскурсионная работа на местах. Несмотря на
сложность политической обстановки, многие учебные заведения
продолжали организовывать дальние экскурсии. Учащиеся ростовской Кекинской гимназии выезжали в Москву, учащиеся ярославской гимназии Д.Н. Щеголева организовали экскурсию на
Кавказ по Военно-Грузинской дороге.
Экскурсии организовывались и для самих учителей. Главной
их целью было знакомство с разными уголками страны, достопримечательностями и методикой экскурсионной работы. В Ярославле при дирекции народных училищ в 1915 г. было созвано
экскурсионное совещание, на котором было предложено органи129
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
зовать экскурсию на Урал для учителей. Организация была поручена П.Н. Куприянову, инспектору ярославского 3-го высшего
начального училища. Кроме того, были предложены два маршрута – до Уфы или до Перми и два маршрута по Волге на пароходе
до Саратова и до Березников46.
В январе 1916 г. пошехонское отделение учительского общества просило инспектора высшего начального училища В.А. Альбицкого руководить экскурсиями "в природу" для учителей начальной школы и пригласить ряд специалистов (агронома, лесничего, почвоведа) для проведения экскурсий по отдельным разделам естествознания.
Учитель Рыбинской мужской гимназии Н.Н. Розов со своими
учениками проводил геологические экскурсии в пределах города.
Его статья "Что можно видеть на рыбинских мостовых?" была
опубликована в журнале "Русский экскурсант" в 1915 г.47 Проводил он геологические экскурсии и на берега Волги для изучения
отложений юрского периода. Такой подход к преподаванию отличал многих ярославских учителей-краеведов.
В 1915 г. в Рыбинске из состава учителей учебных заведений
города была создана особая комиссия по руководству ученическими экскурсиями. Первоначально решено было ознакомить
учащихся с достопримечательностями г. Рыбинска и его уезда.
Город был разбит на участки, которые учителя изучали для того,
чтобы подготовить экскурсии. Кроме того, изучались окрестности города, местные фабрики, заводы, железнодорожные мастерские с целью составления самостоятельных маршрутов.
Учитель из г. Мологи П.Е. Сигов поделился на страницах
журнала своими размышлениями по организации дальних экскурсий. Педсовет Мологского высшего начального училища в
1913 г. организовал ученическую экскурсию в Санкт-Петербург и
Финляндию48. Деньги на нее дали Городское правление, земство,
Общество помощи бедным ученикам, общественное собрание. В
пределах Ярославской губернии учащиеся этого училища посещали города Мологу, Рыбинск, Ярославль, Углич. В 1914 г. для
них была организована многодневная экскурсия на Кавказ49.
Публикуя на страницах журнала материалы по теории и
практике экскурсий, ярославские краеведы способствовали ши130
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
рокому развитию экскурсионного движения в крае. Контакты с
ведущими краеведами России, взаимодействие с научными обществами, туристическими организациями, горными клубами,
учебными заведениями позволяли показывать картину туристско-экскурсионной работы по всей стране и способствовать заимствованию их опыта ярославскими экскурсионными организациями.
Примечания
1
См.: Русский экскурсант. 1914. № 1. С. 2. (далее – РЭ).
Братья Золотаревы были уроженцами г. Рыбинска, где они закончили гимназию. С Рыбинском и Ярославлем впоследствии была связана их
научная и общественная деятельность.
3
РЭ. 1914. № 1. С. 9.
4
Там же. № 2. С. 5-10.
5
Там же. 1916. № 4. С. 3-6.
6
Там же. № 8. С. 3-6.
7
Общество было создано по инициативе ярославской интеллигенции
в 1909 г. и включало в том числе родителей учащихся мужской гимназии,
стремившихся организовать досуг и отдых своих детей.
8
Критский Петр Андреевич (1875 – 1922) был одним из ведущих ярославских краеведов начала ХХ в. Будучи по образованию учителем истории и географии, он активно занимался не только научной и педагогической работой, но организовывал экскурсии. Он хорошо представлял их
значение в образовании, поэтому, работая в редакции "Русского экскурсанта", привлекал к освещению этой проблемы ведущих педагогов.
9
РЭ. 1914. № 2. С. 65.
10
Гимназия была построена на средства ростовского купца А.Л. Кекина в 1908 – 1910 гг. по проекту московского архитектора П.А. Трубникова в соответствии с новыми требованиями к учебным зданиям. Она
являлась одной из лучших в крае на тот период.
1
РЭ. 1916. № 6. С. 5-6.
2
Педагогический музей был открыт в 1909 г. при дирекции народных
училищ. В нем были представлены учебные наглядные пособия, предметы
школьного оборудования, приборы. О деятельности педагогических музеев
см.: Кумарин В.В., Волков Н.А. Педагогический музей в России // Советская педагогика. 1985. № 12.
3
Музей был создан в 1864 г. при участии учителя гимназии, а впоследствии профессора Демидовского лицея А.С. Петровского.
4
См.: Лепнева С.Г. Очерки из жизни пресных водоемов. Ярославль,
1916.
2
131
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
5
Бурцев Василий Кузьмич в начале ХХ в. занимался преподавательской деятельностью, возглавлял учительский союз, активно работал как
журналист в разных ярославских периодических изданиях.
6
РЭ. 1915. № 1. С. 4.
7
Первухин Нил Григорьевич работал учителем русского языка и истории в Ярославской Мариинской гимназии, а затем был инспектором
Ярославского реального училища.. Работая в губернской ученой архивной
комиссии, активно изучал памятники Ярославского края.
8
РЭ. 1914. № 5-6. С. 4.
9
Там же. С. 6-14.
20
Там же. С. 6. Идеи изучения малой родины появились в Уставе народных училищ 1786 г. и Уставе народных училищ 1804 г. В 1862 г.
Н.Х. Вессель предложил ввести в школе учебный предмет "отчизноведение". К.Д. Ушинский называл этот предмет "отечествоведение".
2
РЭ. 1914. № 5-6. С. 11.
22
См. подробнее: РЭ. 1916. № 9. С. 7-11.
23
РЭ. 1915. № 3. С. 138.
24
Вопрос о создании школьных историко-краеведческих музеев был
поставлен только в ХХ в. В.А. Улановым. До этого времени существовали
учебные музеи в основном как кабинеты естественной истории. См.: Уланов В.А. Опыт методики истории в начальной школе. М., 1914.
25
РЭ. 1915. № 3. С. 10-11.
26
По материалам школьной статистики только в 1914/15 учебном году
экскурсии провела 131 школа, в предыдущем учебном году их было 118.
Отмечалось, что экскурсионные планы имели только Ярославский и Ростовский уезды. См.: Школьная статистика за 1914/15 учеб. год. Ярославль,
1916. С. 43.
27
РЭ. 1914. № 3-4. С. 3-7.
28
Там же. С. 7.
29
РЭ. 1915. № 6. С. 376.
30
Там же. 1916. № 5. С. 318.
3
Первый народный дом был открыт в Ярославской губернии в 1906 г.
В 1914 г. земское собрание приняло решение о создании сети таких домов.
К 1916 г. по губернии их насчитывалось 26.
32
РЭ. 1915. № 9. С.494.
33
Там же. 1914. № 1. С. 54-66; № 2. С. 43-54
34
Там же. № 5-6. С. 49-50.
35
Там же. 1915. № 3. С. 172-176.
36
Там же. № 5. С. 4.
37
Там же. 1916. № 6. С. 41-49.
132
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
38
Впервые реальное училище в Ярославле было открыто в 1880 г. как
частное, но просуществовало оно только до 1887 г. Снова оно было открыто только в 1907 г.
39
РЭ. 1916. № 9. С. 44-46.
40
Там же. 1914. № 3-4. С. 48.
4
Там же.
42
Там же. 1915. № 5. С. 276.
43
Первый путеводитель по губернии появился в 1859 г. См.: Никольский Ф.Я. Путеводитель по Ярославской губернии. Ярославль, 1859. Подготовкой путеводителей занимался один из самых известных в губернии
краеведов – А.А. Титов. См., например: Титов А.А. Ростов Великий. Путеводитель по г. Ростову Ярославской губернии. М., 1883. В начале ХХ в.
путеводители были подготовлены уже по многим уездным городам, но
специальных путеводителей для школьников не выпускали. Одним из первых такой путеводитель подготовил П.А. Критский. См.: Критский П.А.
Наш край. Ярославская губерния. Опыт родиноведения. Ярославль, 1907.
44
См.: РЭ. 1916. № 4. С.51-57.
45
Там же. № 3. С. 68-75.
46
Там же. 1915 № 3. С. 179
47
Там же. № 5. С. 305-307.
48
Там же. 1914. № 3-4. С. 63-66.
49
Там же. 1915. № 6. С. 354-360.
Н.М. Александров
Ярославские чиновники о причинах развития
отхожих промыслов в пореформенной деревне
Ярославский край издавна выделялся среди других регионов страны сильным распространением отхожих промыслов.
Отмена крепостного права способствовала дальнейшему развитию отхода местных крестьян на заработки. За 40 пореформенных лет численность занимавшихся отхожими промыслами
возросла в 2,6 раза1. В начале ХХ в. уходившие на заработки
составляли более 20% всего крестьянского населения Ярославской губернии. По уровню развития отхожих промыслов эта губерния занимала одно из первых мест в стране. Количество выбираемых паспортов превосходило количество крестьянских
133
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
дворов (на 100 дворов выбиралось 110 паспортов), т.е. в среднем на каждое хозяйство приходилось более одного отходника.
Наиболее сильно отход был развит в Угличском и Рыбинском
уездах, где на 100 дворов приходилось соответственно 140 и
136 паспортов. Относительно слабо отхожие промыслы были
распространены только в Пошехонском уезде (здесь на 100
дворов выдавалось 76 паспортов2.
В отход, как правило, уходили молодые, наиболее трудоспособные члены крестьянской семьи. Так, в 1901 г. 56% ярославцев – мужчин в возрасте от 18 до 60 лет – занимались отхожими промыслами. Местные крестьяне искали лучшей доли
преимущественно в столичных городах. Петербург и Москва,
как два быстро развивавшихся центра промышленности и торговли в ХIХ – начале ХХ в., привлекали крестьян соседних губерний, среди которых было много выходцев из ярославских
сел и деревень. Причем Петербург являлся главным местом отхода ярославцев. В официальную столицу уходило около 60%
всех занимавшихся отхожими промыслами, в то время как Москва привлекала чуть больше 10% отходников. Отход в Москву
был более распространен в южных уездах губернии, тогда как
Петербург привлекал в первую очередь крестьян из северных и
северо-западных уездов Ярославского края, ближе других расположенных к столице3.
Излюбленными
занятиями
ярославских
крестьянотходников была торговля и работа в трактирах. В 1901 г. в эти
сферы была включена почти треть (31,4%) уходившего на заработки мужского населения губернии. В некоторых уездах, таких как Угличский, торговлей занималось больше половины
отходников мужчин – 56,3%, в Рыбинском почти половина –
48,2%, в Мышкинском – 39,2%, в Любимском – 36,%4. Трактирный промысел принес ярославцам наибольшую известность.
Половые из ярославских крестьян, прислуживавшие в трактирах, считались лучшими в России.
Широко развивавшийся среди местного крестьянства неземледельческий отход не мог не привлечь внимания к этому процессу губернской администрации. Отход крестьян исследовался
различными методами, в том числе и через опрос местных чи134
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
новников, так или иначе связанных по долгу службы с крестьянством. В 1892 г. для того, чтобы выяснить, что заставляет крестьян активно заниматься отхожими промыслами и какое влияние
оказывает отход на жизнь деревни, местная администрация задействовала земских начальников. Опираясь на данные по своим
участкам, они должны были представить собственное мнение по
поставленным вопросам. Как известно, институт земских начальников был введен в 1889 г. Согласно "Положению о земских участковых начальниках", Ярославская губерния была разделена на
41 участок. На каждый уезд приходилось от 3 до 6 участков5.
Земские начальники назначались по представлению губернаторов и губернских предводителей дворянства министром внутренних дел, как правило, из местных потомственных дворян. Они
должны были иметь высшее образование, трехлетний стаж службы в должности мирового посредника, мирового судьи или члена
губернского по крестьянским делам присутствия, а также владеть
собственностью (не менее 200 дес. земли или недвижимое имущество на 7,5 тыс. руб.). При недостатке кандидатур, удовлетворяющих этим требованиям, земскими начальниками могли назначаться местные потомственные дворяне и не имеющие высшего образования6. Таким образом, предполагалось, что в земские начальники должны были попасть люди достаточно образованные и неплохо знавшие деревенскую жизнь. Выяснилось, что
набрать по всей стране от 2 200 до 2 300 местных помещиков,
соответствующих требованиям образовательного или служебного
ценза, невозможно. Возникшие вакансии пришлось заполнять
оказавшимися в стесненных материальных обстоятельствах дворянами-землевладельцами, для которых 1 600 руб. годового жалованья плюс 600 руб. на служебные расходы были самой привлекательной частью нового положения. Проведенное правительством в 1903 г. обследование 10 губерний России, в которых
числилось 584 земских начальника, показало нехватку квалифицированных дворян: у 21% земских начальников не было даже
законченного среднего образования7.
Среди чиновников Ярославской губернии, занявших должности земских начальников, оказались люди с разным жизненным
опытом, с разным уровнем образования и глубиной понимания
135
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
стоявших перед ними задач. Рядом с посредственными чиновниками встречались те, кто зарекомендовал себя умелым хозяйственником, чьи достижения пропагандировались по всей стране8.
Сведения об отхожих промыслах, представленные чиновниками, были обобщены секретарем ярославского губернского статистического комитета А. Свирщевским в форме служебной записки и представлены руководству губернии9.
Главный вопрос, который интересовал местную администрацию, был связан с причинами высоких темпов развития отхожих
промыслов в ярославской деревне. Земские начальники в ответе
на этот вопрос были практически единодушны и видели основную причину "в недостаточности сельского хозяйства для покрытия жизненных потребностей населения и уплаты податей, благодаря малому количеству надельной земли, ее недоброкачественности и истощенности, и в невозможности для кустарных
промыслов, в их современном положении, пополнять все недочеты в бюджете ярославской деревни"10. В то же время земские начальники указывали, что немаловажной причиной низких урожаев являлась примитивная культура земледелия крестьян. Невысокие урожаи в крестьянских хозяйствах получались "от неумелой
обработки почвы и отсутствия достаточного удобрения"11. В связи с этим частые "недороды" хлеба заставляли крестьян искать
заработок на стороне. В документе указывается на тесную связь
между урожайностью в отдельные годы и распространением отхода. Так, хороший урожай 1892 г. в Пошехонском и Любимском
уездах привел к сокращению числа отходников из этих мест12.
По мнению земского начальника из Ростовского уезда Ошанина, "отхожими промыслами деревня живет, одевается, учится и
оплачивается". Согласно его расчетам, при душевом наделе в 3½
десятины земли и наличии в семье 3 едоков на один душевой надел крестьянская семья имела чистый годовой доход 48 руб., или
16 руб. на человека. На эту сумму нужно было содержать в порядке жилые и хозяйственные постройки, одеться, прокормиться
и т.д. В связи с низкой отдачей от земли уход члена семьи на заработки воспринимался крестьянами не только как "один рот с
хлебов долой", но и как дополнительный источник дохода для
136
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
бюджета всей семьи. Крестьянская семья считалась обеспеченной, если было кому "идти на сторону"13.
В Ростовском уезде с его "более высокой сельскохозяйственной культурой"14 главная проблема для крестьян была в нехватке
земли. Здесь средний размер душевого надела бывших помещичьих крестьян был самым маленьким в губернии и составлял
3,1 десятины земли. В среднем по Ярославской губернии крестьяне этой категории получили 3,8 десятины на душу. В ряде мест
основной причиной, заставлявшей крестьянина уходить от земли,
была не столько ее нехватка, сколько ее низкое качество. Так, несмотря на то что у бывших помещичьих крестьян Пошехонского
уезда средний душевой надел был самым большим в губернии и
составлял 5,3 десятины земли15, в ряде мест этого уезда в отходе
было занято свыше ¼ населения16. Объяснение этому явлению
содержится в донесении пошехонского уездного исправника за
1888 г.: в большей части "Ериловской волости… известной под
названием "Монастырщины", а равно и во многих других деревнях, хотя и зиждется все крестьянское благосостояние на земледелии и земледелие считается главным занятием крестьян, но в
то же время земля здесь сравнительно, по своим почвенным и
другим невыгодным условиям, в какое поставлено землевладение, считается малоценною и в целом ряде селений служит бременем, тяжестью народа, ибо переполняет потребность его в ней,
от чего само собою значительная доля земли не обрабатывается и
лежит пустырем, а если и обрабатывается, то в ущерб самой земле и ее владельцу, почему заметно стремление многих при удобном случае сложить ее с себя. При таком положении земля год от
года истощается; и без того дешевая, она еще более обесценивается и не окупает себя, а в иную пору не окупает трудов, следовательно, владельцу приходится отыскивать новые статьи дохода
на доплату податей"17.
«Арендная плата за землю, – продолжал уездный исправник, – самая ничтожная и выражается в большинстве в одних
"огородах" и "поденщинах", т.е. берущий на аренду землю обязуется огораживать ее наравне с другими и исправлять очереди,
напр. ночной сторожки, хождения в понятые, исправления дорог
и проч., все же денежные повинности остаются на ответственно137
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
сти хозяина»18. Картина состояния сельского хозяйства, нарисованная пошехонским исправником, ярко показывает, какую ценность представляла земля и какой доход давало земледелие в ряде мест Ярославской губернии.
Касаясь состояния агрокультуры в Пошехонском уезде в
конце ХIХ – начале ХХ в., следует отметить, что здесь в это время все еще широко была распространена подсека, в то время как
в других местностях начался переход от традиционного трехполья к более передовому многополью.
В дополнение к вышеназванным обстоятельствам, способствовавшим развитию отхожих промыслов, местные чиновники называли и другие факторы. Так, Сабанеев, земский начальник из
Ярославского уезда, считал, что "условия сельского хозяйства
нашей полосы требуют очень большого количества ценного инвентаря и хозяйственных построек в сравнении с обработанным
количеством земли, вследствие этого очень велико количество
лиц, не имеющих даже возможности приложить свой труд к земле, по неимению необходимого инвентаря"19. На излишек рабочей силы на селе указывал и Быков – земский начальник из Рыбинского уезда20.
Невозможность обеспечить нормальные условия жизни только за счет сельского хозяйства, как уже отмечалось, являлась, по
мнению чиновников, главной причиной обращения крестьян к
неземледельческим промыслам. Причем, по мнению автора служебной записки А. Свирщевского, при равных условиях крестьянин выбирал кустарные, а не отхожие промыслы. Только при невозможности развития местной кустарной промышленности
сельский житель обращался к отходу, т.е. развитие кустарничества должно быть обратно пропорционально развитию отходничества. В доказательство своего мнения А. Свирщевский все уезды
Ярославской губернии сгруппировал сначала по "нисходящему
порядку" по степени развития кустарных промыслов, а затем "по
восходящему порядку" по уровню развития отхожих промыслов.
В результате такой группировки уезды расположились следующим образом21:
138
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
По уровню развития
кустарных промыслов
1. Ярославский
2. Р.-Борисоглебский
3. Ростовский
4. Мологский
5. Мышкинский
6. Пошехонский
7. Даниловский
8. Угличский
9. Рыбинский
10. Любимский
По уровню развития
отхожих промыслов
1. Пошехонский (8,6%)*
2. Ростовский (12%)
3. Ярославский (12,8%)
4. Мологский (13%)
5. Мышкинский (13,6)
6. Любимский (13,7%)
7. Даниловский (15,2%)
8. Р.-Борисоглебский(15,9%)
9. Угличский (17,6%)
10. Рыбинский (19,6%)
* Процент населения уезда, занятый в отхожих промыслах в начале
90-х гг. ХIХ в.
Данные вышеприведенных группировок, по мнению автора
служебной записки, в основном доказывали обратно пропорциональную зависимость между развитием кустарных и отхожих промыслов в уездах. Исключение составили три уезда: Р.-Борисоглебский, Пошехонский и Любимский.
Р.-Борисоглебский уезд оказался на одном из первых мест в
губернии как по степени распространения кустарного производства, так и по уровню развития отходничества. Это свидетельствует о том, что значительная часть сельского населения уезда
связывала свое благосостояние с неземледельческой деятельностью в той или иной форме.
В Пошехонском и Любимском уездах, наоборот, неземледельческие занятия крестьян не получили сильного распространения. Слабое развитие кустарных промыслов сочеталось здесь с
незначительным отходом крестьян на заработки. На наш взгляд,
это объясняется тем, что крестьяне данных уездов оказались
лучше обеспечены землей, чем в других частях губернии. Заметим, что территориально уезды с наиболее выраженной той или
иной формой неземледельческих занятий крестьян находились
рядом. Так, местности с наиболее развитым отходом крестьян
представляли собой своеобразную полосу, пересекавшую Яро139
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
славскую губернию с юго-запада на северо-восток и делившую
ее на две части.
В своей записке А. Свирщевский, анализируя причины широкого распространения отхожих промыслов в Ярославской губернии, развивает мысль, выраженную некоторыми из земских
начальников, об особом психологическом складе ярославского
крестьянина, его "предприимчивости и оборотистости"22 и приходит, как нам думается, к очень важным выводам. Он справедливо отмечает, что отхожие промыслы представляют собой
сложное социальное явление и при объяснении причин и условий
их развития необходимо принимать во внимание не только экономические факторы. "Почти во всем западном и северозападном крае России, – пишет чиновник, – земледелие далеко не
покрывает первых нужд, а между тем ни это обстоятельство, ни
слабое развитие там кустарных промыслов не создали в этих местностях особой наклонности населения к отходничеству. Точно
так же при исследовании отхожих промыслов в Харьковской губернии было замечено, что интенсивность отхода не сводится в
правильном соответствии со степенью крестьянской нужды и,
напротив, очень часто стоит даже в прямом несоответствии с
ним. Очевидно, что рядом с нуждою должны существовать и
другие условия, не материального характера, чтобы победить
инертность земледельца и погнать его на заработки в чужую сторону. Тип ярославского крестьянина именно издавна характеризуется такими умственными и духовными качествами, которые
являются наиболее необходимыми для этого: сравнительно высокой степенью умственного развития, сметливостью, оборотливостью, предприимчивостью и подвижностью. Эти отличительные духовные черты ярославца не только делают его весьма способным к торгово-промышленной деятельности, но и в известной
степени обеспечивают ему победы в конкуренции на тех рынках
промышленного труда, куда гонит его домашняя нужда. Но мало
иметь способность к устранению нужды, чтобы сделать ее деятельной, активной, необходимо еще одно условие: необходимо
сознавать эту нужду, необходимо чувствовать ее бремя, быть недовольным своим домашним положением. Это последнее условие, помимо общих духовных свойств ярославского крестьянина,
140
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
в значительной мере создается самими отхожими промыслами
благодаря постоянным соприкосновениям уходящих на заработки с высшей культурой столичной жизни или вообще жизни
больших городов.
Веками существовали отхожие промыслы, созданные ими
традиции передавались из поколения; сперва в самих уходящих с
родины, а затем в их семьях и через их посредство и в окружающем населении развивались новые, все более и более затейливые
потребности, росли запросы к жизни и доставляемым ею благам… Эти новые потребности, может быть, кажутся чем-то чуждым исконному характеру русского крестьянского населения,
смешным и стоящим в резком противоречии со всем складом
простой деревенской жизни, но в самой этой жизни они уже играют весьма важную роль; привыкнув к сознанию, что, помимо
потребности быть сытым, существуют еще иные потребности,
более утонченные, и научившись ценить возможность их удовлетворения, крестьянин нередко готов поступиться для нее удовлетворением потребностей более существенных и важных, готов
недоедать и недопивать, лишь бы, например, не унизить себя перед соседями во внешней обстановке своего обихода. Многое из
того, что для белоруса или псковича представляется не только
лишним, но прямо непонятным или даже глупым по своей бездеятельности и бесполезности, для ярославца благодаря культивирующему влиянию отходничества уже давно сделалось весьма
существенной потребностью. Вследствие этого даже такое состояние сельского хозяйства и вообще домашнего заработка, которое, может быть, вполне удовлетворяло бы крестьянина западного или северо-западного края, в ярославце, благодаря более
высокому развитию (в количественном отношении) его потребностей, не может не возбуждать чувства неудовольства, неудовлетворенности и не гнать его на сторону. Таким образом, сами
отхожие промыслы, особенно такого рода, какие существуют в
многочисленных местностях Ярославской губернии, заключают в
самих себе зерно дальнейшего прогрессивного своего развития.
И при этом не только в том, только что указанном отношении,
что они создают в населении новые потребности, для удовлетворения которых сельское крестьянское хозяйство в своем совре141
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
менном состоянии служить достаточным источником, безусловно, не может, но и в том отношении, что благодаря их вековому
существованию и развитию в крестьянстве образовывался и образуется вкус и навык к целому ряду различных отраслей ремесленной и торговой деятельности, спрос на которую на месте всегда в чрезвычайной степени ниже предложения или даже вовсе
отсутствует"23.
Мы привели эту обширную цитату без каких-либо значительных купюр с целью показать, что отход был вызван многими
социально-психологическими факторами, которые выталкивали
крестьянина в город и одновременно влияли на все стороны крестьянской жизни.
Вместе с тем вышеприведенные фрагменты служебной записки А. Свирщевского свидетельствуют о том, что среди провинциальных чиновников были люди компетентные, которые
умели понять явление в комплексе, вскрыть его причины и указать последствия, которые оно может вызвать.
Примечания
Минц Л. Е. Трудовые ресурсы СССР. М., 1975. С. 118.
Воробьев К. Отхожие промыслы крестьянского населения Ярославской губернии. Статистический очерк. Ярославль, 1903. С.4, 6.
3
Там же. С. 10, 17-18.
4
Там же. С. 14-15.
5
Обзор Ярославской губернии за 1903 г. Ярославль, б/г. С. 61.
6
См.: Отечественная история: энциклопедия: В 5 т. Т. 2. М., 1996.
С. 264; Беккер С. Миф о русском дворянстве: Дворянство и привилегии
последнего периода императорской России / Пер. с англ. Б. Пинскера. М.,
2004. С. 216-220.
7
Беккер С. Указ. соч. С. 218-219.
8
См.: Описания отдельных русских хозяйств. Вып. 13. Ярославская
губерния. СПб., 1898.
9
Государственный архив Ярославской области (далее – ГАЯО). Ф.
485. Оп. 5. Д. 557.
0
Там же. Л. 1-1 об.
1
Там же. Л. 1 об.
2
Там же. Л. 5.
3
Там же. Л. 2-2 об.
4
Там же. Л. 5.
2
142
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
5
Статистика поземельной собственности населенных мест Европейской России. Вып. 2. СПб., 1881. С. 80-112.
6
ГАЯО. Ф. 485. Оп. 5. Д. 557. Л. 3 об.
7
Там же. Л. 3об.-4.
8
Там же. Л. 4.
9
Там же. Л. 2 об.
20
Там же.
2
Там же. Л. 4 об.
22
Там же. Л. 2 об.
23
Там же. Л. 5 об.-6 об.
Н.П. Рязанцев
Из истории июльских событий 1918 г. в Ярославле
В истории ярославского белогвардейского мятежа 1918 г.
есть немало страниц, содержание которых или до сих пор покрыто мраком неизвестности, или же события, в них описанные, даются настолько приблизительно, что давно уже приобрели характер мифа. Только тщательный анализ дошедших до нас источников позволит разобраться в сути происходившего в те далекие
времена.
Один из таких эпизодов относится к самому началу мятежа, к
событиям 6 июля. Это якобы добровольный переход на сторону
А.П. Перхурова автопулеметного бронедивизиона со всей его
техникой и личным составом. Факт этого перехода отмечали
многие авторы, занимавшиеся историей мятежа и придерживавшиеся различных позиций в оценке самих июльских событий
1918 г.
В известном сборнике "Красная книга ВЧК", изданном еще в
1920 – 1922 гг., впервые были представлены некоторые материалы следствия по делу о мятеже. Там прямо указывалось на то, что
"обладание двумя броневыми машинами и послужило причиной
столь быстрого захвата города" белогвардейцами1. В другой известной работе тех лет также подчеркивалось, что "только броневой дивизион под влиянием своих белогвардейских начальников
перешел на сторону Перхурова"2. Позже этот тезис как уже впол143
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
не очевидный факт повторяли многие авторы3. Порой в их изложении этот эпизод обрастал многими подробностями. Писали,
например, о переходе на сторону Перхурова 25 офицеров дивизиона, двух бронемашин, автомобилей с пятью крупнокалиберными пулеметами и т.п. Правда, ссылки на какие-либо источники
при этом не приводились4.
Однако, описывая эти события, многие авторы упускали из
виду тот факт, что сам руководитель ярославского мятежа полковник Перхуров на допросах в ЧК и в записках, которые писал
впоследствии в тюремной камере в ожидании суда, вовсе не считал роль бронедивизиона решающей в событиях 6 июля. Перхуров признавал: накануне выступления "только один бронедивизион обещал сразу же выступить вместе с нами, о чем заявил мне
его начальник Супонин". Но далее Перхуров отмечал, что во
время первой попытки выступления, которая была предпринята
4 июля, бронедивизион, вопреки намеченному плану, вообще не
прибыл к месту сбора заговорщиков, т.е. к артиллерийским складам в районе Леонтьевского кладбища. Перхуров так писал об
этом: "…Дивизион не прибыл, и о причинах задержки никому не
известно… Лично у меня закрадывалось сильное сомнение в искренности Супонина и возможности с его стороны провокации"5.
Ночью 6 июля ситуация повторилась. Автомобиль бронедивизиона в назначенное время на кладбище не прибыл, хотя именно его все ждали. Сомнения в отношении бронедивизиона после
этого настолько сильно овладели Перхуровым, что он даже предложил собравшимся офицерам начать захват власти с Рыбинска,
где подпольная организация мятежников была сильнее, а не с
Ярославля, где, очевидно, опереться будет не на кого. Тревожное
ожидание он передавал такими словами: "Был уже третий час, а
броневики не шли", "Уже сильно светало, а броневики не шли" и
т.п. В самый критический момент ожидания все-таки прибыл
один броневик, и тогда было решено идти на Ярославль6.
Для более детального анализа этого эпизода обратимся к тем
документам, которые сохранились в фондах архива Управления
Федеральной службы безопасности по Ярославской области. Автобронедивизион, или, как его называют эти источники, оружейный автопулеметный отряд, по планам заговорщиков должен был
144
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
сыграть важную роль в предстоящих событиях. Поэтому с офицерским составом отряда заблаговременно проводилась соответствующая работа. Но далеко не все офицеры бронедивизиона
знали о готовящемся выступлении и тем более не все входили в
состав перхуровской организации.
О выступлении знал командир отряда В. Супонин. Активную
роль в привлечении бронедивизиона на сторону заговорщиков
играли Арчаков, Алексеенко, связной между штабом Перхурова
и руководством отряда Ермаков и некоторые другие офицеры7.
Именно эти люди, по данным следствия, накануне мятежа чаще
всего устраивали встречи в расположении отряда, уединялись в
штабном помещении и вели какие-то секретные переговоры, не
посвящая в свои дела личный состав бронедивизиона. Чтобы
скрыть факт подготовки выступления, руководство отряда распространяло среди личного состава слухи о том, что около Ярославля появились какие-то неизвестные отряды чехословаков,
скоро возможны вооруженные столкновения, к ним нужно заранее готовиться, ремонтировать автомобили, чистить пулеметы
и т.п.8
Уже накануне 6 июля, когда скрыть приготовление к выступлению было невозможно, Супонин объявил личному составу, что
волноваться нечего, вскоре последует приказ от Ярославского
совета, и дивизион выступит против чехословаков9. Таким образом, большая часть личного состава дивизиона не подозревала о
готовящемся выступлении против власти и готовилась к отправке
на борьбу с чехословаками. Причина такой тактики Перхурова
была предельно проста: руководители мятежа опасались, что
личный состав дивизиона не только не поддержит выступление,
но и сообщит об этих планах руководству города. Эти опасения и
страх перед возможным разоблачением стали причиной расправы
с одним из офицеров бронедивизиона поручиком Марьиным.
По какой-то причине, как видно из документов ЧК, представители штаба Перхурова, которые вели переговоры с Марьиным,
по-видимому, стали опасаться предательства с его стороны. Видимо, для таких опасений у них были серьезные основания, потому что дело кончилось тем, что Марьин был заколот штыками
в комнате гостиницы, где он проживал. Тело поручика затолкали
145
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
под кровать, полагая, что он убит. Но он был лишь ранен. Через
какое-то время Марьин пришел в себя, начал кричать от боли.
Сослуживцы вызвали доктора и попытались выяснить у Марьина, кто и за что пытался его убить. Поручик ничего сообщить не
смог, так как из-за темноты, как он объяснил, не смог рассмотреть покушавшихся на него. Уже после мятежа на допросе в губернской ЧК один из свидетелей подтвердил, что "Марьин был
убит, так как мог разоблачить готовящееся выступление"10.
Случай с Марьиным еще более встревожил руководителей
заговора. Боясь, что из бронедивизиона может произойти утечка
информации и властям станет известно о выступлении, они дали
приказ отключить в дивизионе всякую связь11. Накануне выступления личный состав дивизиона никакой объективной информации о ситуации в городе практически не имел.
В дальнейших событиях роль дивизиона также представляется неоднозначной. Как известно, Перхурову удалось взять в артиллерийских складах около Леонтьевского кладбища только два
артиллерийских орудия, то есть артиллерии у него практически
не было. В связи с этим объективно возрастала роль дивизиона,
но его боевая мощь все еще оставалась незначительной. К началу
мятежа в дивизионе был только один броневик и 5 автомобилей с
пулеметами. Видимо, именно поэтому тактика использования
дивизиона носила не столько боевой, сколько демонстрационный
характер. В течение нескольких дней броневик и автомобили
разъезжали по городу примерно по одним и тем же маршрутам, а
броневик становился на позицию на Любимской улице между
Дворянской и Романовской улицами, оставался там до утра, потом возвращался к штабу, к гимназии Корсунской. При этом несколько раз броневик так серьезно застревал, что его приходилось вытаскивать с помощью грузовиков12.
Хорошо понимая, что такой силы явно недостаточно для ведения серьезных боевых действий на улицах города, штаб Перхурова попытался увеличить боевую мощь дивизиона. В первые
же дни выступления В. Супонин, Арчаков, Крылов и другие
представители штаба прибыли на нескольких автомобилях в сопровождении конного отряда на автомобильный завод Лебедева.
Территория завода была оцеплена, начались обыски на заводе и в
146
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
жилых помещениях заводского поселка. В результате этих действий на заводе был реквизирован заводской броневик, 12 ящиков с
патронами и около 200 винтовок. Отбор осуществлялся силой
под угрозой применения оружия13.
Материальная часть бронедивизиона в результате этой операции существенно выросла, но в условиях интенсивного использования красными войсками исключительно артиллерийских
обстрелов города роль дивизиона вряд ли была весомой. Его
броневики и автомобили не могли нейтрализовать действия артиллерии красных войск. Таким образом, роль автопулеметного
дивизиона ни в подготовке мятежа, ни в его осуществлении не
была столь серьезной, как об этом писали впоследствии многие
авторы.
Еще одна малоизвестная страница из истории мятежа – это
финансирование подготовки и осуществления захвата власти в
Ярославле. Несомненно, что длительная подготовка выступления, захват власти и удержание её в течение длительного времени требовали весьма значительных средств. Средства были нужны для содержания нескольких тысяч военных, для организации
"гражданского управления города", для поддержания хотя бы на
минимальном уровне всех жизненно важных функций городского хозяйства и т.п.
Значительная часть офицеров, активных участников мятежа,
прибыла в Ярославль заблаговременно из других городов, например из Калуги, что также требовало значительных расходов.
В Калуге они получили по 750 рублей на человека на командировочные расходы, в Ярославле им было выдано на первое время
еще по 350 рублей. Уже 4 июля эти офицеры собрались на Леонтьевском кладбище, но начать выступление тогда не удалось, и
до начала мятежа они скрывались в Толгском монастыре. Следует подчеркнуть, что Перхуров не жалел средств для привлечения
офицеров. Специальным приказом он ввел для командного состава "добровольцев" следующие "оклады при готовом помещении и одежде: командир полка – 600 рублей, командир батальона – 500 рублей, ротный командир – 400 рублей". Накануне взятия города красными войсками всем семейным офицерам выдали
дополнительно по 500 рублей, а тем, кто был на боевых позици147
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
ях, – еще по 500 рублей "наградных"14. Нужды в денежных средствах мятежники не испытывали никогда.
Часть денежных средств, необходимых для осуществления
переворота, штаб Перхурова уже после захвата власти в городе
взял в хранилищах Государственного банка на Варваринской
улице. Впоследствии на суде картина выемки денег была представлена служащими банка следующим образом. Через несколько дней после начала мятежа в банк прибыл отряд вооруженных
людей, которые потребовали выделить два с половиной миллиона рублей для нужд штаба. Работники банка отказались это сделать под тем предлогом, что хранилище открывается тремя ключами, которые хранятся у трех сотрудников, живущих в разных
частях города. Вооруженные люди стали настаивать на взломе
хранилища, что могло привести к изъятию вообще всех денежных средств банка. По данным сотрудников банка, на хранении
там находилось около ста миллионов рублей. Чтобы не допустить взлома и изъятия денег, сотрудники банка пошли на выдачу
денег под расписку. Спустя несколько дней, уже накануне взятия
города красными, ситуация повторилась. Новый состав штаба
Перхурова потребовал выдачи под угрозой расстрела четырех
миллионов рублей. В конце концов, обратившись за поддержкой
к генералу Карпову, сотрудники банка сократили эту сумму до
двух миллионов, которая и была выдана мятежникам15.
До сих пор, однако, остается не совсем ясным вопрос о том,
сколько же всего денег было изъято во время мятежа из хранилища банка. В архиве Управления ФСБ по Ярославской области
сохранился документ, который свидетельствует: 21 июля накануне вступления в город красных войск была предпринята попытка ограбления банка группой вооруженных людей численностью 15 – 20 человек. Вызванный служащими банка отряд конной милиции банк отстоял, но сами милиционеры посчитали, что
охрана банка недостаточна. Один из милиционеров обратился за
помощью к руководителю Германской военной миссии в Ярославле и сообщил, что в банке остались денежные средства в количестве 60 миллионов рублей16. Напомним, что ранее служащие
банка говорили о ста миллионах рублей в хранилище банка.
148
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Этих четырех с половиной миллионов рублей (возможно, что
сумма была значительно больше), видимо, оказалось вполне достаточно для финансирования текущих расходов штаба Перхурова
в течение шестнадцати дней. Но возникает вопрос, на какие
средства шла предварительная подготовка выступления, которая
продолжалась, по крайней мере, с февраля 1918 г., то есть в течение многих месяцев? А это были немалые средства. Много позже
один из сподвижников Перхурова полковник К.И. Гоппер писал
о том, что "чудодейственную силу" на рост перхуровской организации оказали "средства, полученные Савинковым в достаточном количестве". А сам Б. Савинков на суде в 1924 г. признавался, что деньги шли от представителей Антанты, которые сначала
давали для его организации суммы по 40 – 100 тыс. рублей, но,
как только речь зашла о восстании, сразу же дали большую сумму – два миллиона рублей17.
Сам факт получения денег от представителей Антанты для
подготовки и осуществления вооруженного выступления в Ярославле прослеживается по целому ряду источников. Бывший сотрудник французского посольства и генконсульства Франции в
России Р. Маршан позже в своей книге "Почему я примкнул к
социальной революции" писал о том, что французский посол
Ж. Нуланс играл главную роль в подталкивании ярославских событий. По его словам, Нуланс утверждал, что Франция "не позволит никогда новых социалистических экспериментов в России". Право на вмешательство в русские дела посол объяснял циничной формулой: "Мы платим, следовательно, мы командуем",
и в этом состоит "умение говорить с русскими". По утверждению
Р. Маршана, именно позиция французского посла довела "до того, чтобы спровоцировать такой кровавый и бесплодный мятеж,
как мятеж белогвардейцев Савинкова в Ярославле… Восстание в
Ярославле было вызвано не чем иным, как категорическим требованием г-на Нуланса и обещанием предстоящей высадки союзных войск"18.
Представители английской дипломатической миссии также
имели непосредственное отношение к финансированию ярославских событий, хотя некоторые из них впоследствии это категорически отрицали. Так, военный агент Великобритании в России
149
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Р.Б. Локкарт в своих мемуарах утверждал, что он "никогда не
оказывал Савинкову финансовой помощи. Савинков финансировался французами"19. Однако коллега Локкарта капитан Хилл,
связанный с руководителями ярославского восстания, был более
откровенен. "В это время я жил двойной жизнью, – писал он в
мемуарах. – Часть дня, одетый в форму, я разъезжал по своим делам и жил как британский офицер, в остальное время, одетый в
штатское, я пешком посещал своих агентов"20. "Меня все время
держали в курсе относительно планов Савинкова по организации
мятежа в Ярославле, – продолжал он. – Требовалось оружие,
деньги, фальшивые пропуска и, главное, мое непосредственное
руководство. Всем этим я обеспечивал организацию". Капитан
Хилл раскрыл и один из механизмов получения денег лидерами
российской контрреволюции от стран Антанты: "Я так устроился, что финансирование моей работы происходило из источников
внутри страны". Деньги поступали из тех фондов, которыми все
еще располагали бывшие владельцы и чиновники национализированных банков. Эти фонды создавались путем обмена рублей
на фунты стерлингов или чеки английских банков. Из этих
средств Хилл и Локкарт и брали деньги для снабжения подпольных антиправительственных организаций, в том числе и организации Б. Савинкова21.
Оба рассмотренных сюжета неизбежно подводят нас к вопросу о социальном составе участников июльского выступления
в Ярославле. Этот вопрос также можно проанализировать по
многочисленным материалам архива УФСБ. После подавления
мятежа в распоряжении Ярославской губернской ЧК оказалось
множество документов из штаба Перхурова: списки отделов с
указанием всех сотрудников, поименные списки отдельных воинских формирований и даже ведомости на получение жалованья
"добровольцами". На основании этих документов в ЧК были составлены "Списки участников ярославского белогвардейского
мятежа", которые затем неоднократно проверялись, уточнялись и
конкретизировались с учетом полученной оперативной информации. В результате этой работы списки оказались довольно
подробными. Они содержали сведения о фамилии, имени, отчестве участника, воинском звании или должности, месте работы
150
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
или службы, месте проживания и т.п. На основании этих списков
губернская ЧК продолжила следствие по делу о мятеже в 1919 г.,
в середине 20-х гг., в 1935 и 1939 гг. В конце списка образца
1939 г. в деле имеется такая запись: "По первому тому взято на
ОСК 1-го спецотдела 1 717 человек". Заметим, что наши собственные подсчеты дали несколько меньшую цифру участников
мятежа – 1 333 человека. На наш взгляд, это различие в цифрах
можно объяснить тем, что доступные нам списки участников мятежа оказались неполными. В следственном деле имеется, например, такая запись: "Листы 211 – 266 небрежно кем-то вырваны"22.
Внимательный анализ сохранившихся списков позволяет однозначно определить, что они состоят почти исключительно из
офицеров. В списках значатся бывшие офицеры самого разного
звания – полковники, подполковники, штабс-капитаны, поручики, прапорщики и т.п. Есть даже несколько генералов, например
П.П. Карпов и И.А. Веревкин. В среднем на несколько десятков
фамилий офицеров, помещенных на одной странице дела, приходится лишь три – пять фамилий добровольцев из числа студентов, чиновников, торговцев и т.п. Практически не встречаются в
списках представители с заводов и фабрик, а также крестьяне.
Такой весьма однородный состав участников мятежа объясняется, с одной стороны, офицерским составом самой савинковской организации, а с другой – тем обстоятельством, что Перхуров объявил под страхом ареста и расстрела обязательную мобилизацию всех бывших офицеров в "Северную добровольческую
армию". Многие бывшие офицеры оказались после этого приказа
в положении, которое полковник Смольский охарактеризовал такими словами: "Не пойти – расстреляют, и пойти – расстреляют",
имея в виду, что сейчас расстрелом угрожают белые, а потом будут угрожать красные23.
В некоторых публикациях последних лет содержится утверждение, что Перхурова все-таки поддержали рабочие-железнодорожники. Источники не позволяют, на наш взгляд, назвать позицию железнодорожников поддержкой. Уже утром 6-го июля в
железнодорожных мастерских станции Ярославль состоялось
массовое собрание рабочих, на котором лидеры ярославских
151
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
меньшевиков, в частности Богданов-Хорошев, сообщили собравшимся о происшедшем в городе перевороте и призвали рабочих вооружиться для охраны станции, рабочего поселка и продуктовых лавок. Рабочие начали после этого выбирать своих
представителей в вооруженный отряд, но заметной активности
никто из них не проявлял. В некоторых рабочих бригадах пришлось даже бросать жребий, кому идти в отряд24.
Таким образом удалось собрать до 200 человек, хотя Перхуров признавался позже, что они рассчитывали получить здесь до
2 000 человек. Рабочих отправили в штаб Перхурова в здание
гимназии Корсунской, где по спискам им стали выдавать винтовки. Однако довольно быстро выяснилось, что вооруженных железнодорожников офицеры штаба намерены отправить не для охраны станции Ярославль, а на позиции, для борьбы с красными.
Рабочие отказались подчиниться такому приказу. Произошел
конфликт. Вернуться домой оказалось невозможно, так как созданные по приказу Перхурова заградительные посты "добровольцев" не выпускали из Ярославля мужчин призывного возраста. Уходили рабочие из центра Ярославля ночью по Волге, используя имевшиеся на берегу лодки. На четвертый день мятежа
основная масса железнодорожников вернулась домой25.
История трагических июльских событий 1918 г. в Ярославле
содержит еще немало тайн и неизвестных сюжетов. Она требует
дальнейшего изучения с привлечением новых источников. Но
уже сейчас можно вполне однозначно говорить о том, что широко растиражированный за последние годы тезис о "народном характере" ярославского восстания не более чем очередной миф,
вызванный к жизни политической конъюнктурой.
Примечания
Красная книга ВЧК. Т. 1. М., 1989. С. 156. Данная работа является переизданием сборника документов 1920 – 1922 гг.
2
Шестнадцать дней. Материалы по истории Ярославского белогвардейского мятежа (6 – 21 июля 1918 г.). Ярославль, 1924. С. 72.
3
См., например: Балашов Р.В. Пламя над Волгой: Ликвидация белогвардейского мятежа в Ярославле летом 1918 г. Ярославль, 1984. С. 47; Голинков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. Кн. 1. М., 1978.
С. 179; Ярославское восстание. Июль 1918. М., 1998. С. 6-7; и др.
152
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
4
Ярославское восстание. С. 6-7.
Перхуров А. Исповедь приговоренного. Рыбинск, 1990. С. 12, 14.
6
Там же. С. 18.
7
Архив Управления ФСБ по Ярославской области. Ф. 22. Оп. 1. Д. 8.
Л. 25-25 об., 26-26 об.
8
Там же. Л. 25.
9
Там же.
10
Там же. Л. 24. Из протокола допроса В.Н. Барковской.
11
Там же. Л. 25 об.
12
Там же. Л. 26.
13
Там же. Л. 27.
14
Там же. Л. 8, 14; Д. 14. Л. 79.
15
Шестнадцать дней. С. 78-79.
16
Архив УФСБ. Ф. 22. Оп. 1. Д. 26. Л. 72–73; Шестнадцать дней.
С. 79.
17
Цит. по: Ярославское восстание. С. 79; Дело Бориса Савинкова. М.,
1924. С. 13.
18
Цит. по: Быков А., Панов Л. Дипломатическая столица России. Вологда, 1998. С. 97-98, 100. См. также по этой проблеме материалы международной конференции: "Россия и мировое сообщество в начале XX века.
Теория и практика взаимоотношений". Вологда, 1998.
9
Локкарт Р.Б. История изнутри. Мемуары британского агента. М.,
1991. С. 279, 281, 268.
20
См.: Антисоветская интервенция и ее крах. 1917-1922. М., 1987.
С. 126; см. также: Думова Н.Г., Трухановский В.Г. Черчилль и Милюков
против Советской России. М., 1989. С. 70.
21
Ротштейн Э. Когда Англия вторглась в Советскую Россию... М.,
1982. С. 104-105.
22
Архив УФСБ. Ф. 22. Оп. 1. Д. 11, 12.
23
Там же. Д. 12. Л. 117.
24
Там же. Д. 9. Л. 60; Д. 16. Л. 147.
25
Там же. Д. 16. Л. 144-145, 147.
5
*
Автор статьи приводит один из вариантов написания данной польской фамилии.
153
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Сведения об авторах
Марасанова Виктория Михайловна, доктор исторических наук, доцент кафедры отечественной средневековой и новой истории, исполняющий обязанности заведующего кафедрой музеологии и краеведения ЯрГУ
Борисова Алина Владимировна, кандидат исторических наук, доцент
кафедры отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ
Юрчук Клара Ивановна, доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ
Федюк Владимир Павлович, доктор исторических наук, профессор,
заведующий кафедрой новейшей отечественной истории, декан исторического факультета ЯрГУ
Данилов Андрей Юрьевич, кандидат исторических наук, доцент, исполняющий обязанности заведующего кафедрой регионоведения и туризма
Курцев Леонид Николаевич, аспирант кафедры новейшей отечественной истории
Страхова Наталья Вячеславовна, кандидат исторических наук,
старший преподаватель кафедры музеологии и краеведения ЯрГУ
Рябинина Наталья Валерьяновна, кандидат исторических наук,
старший преподаватель кафедры новейшей отечественной истории ЯрГУ
Иерусалимский Юрий Юрьевич, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой отечественной средневековой и новой истории
ЯрГУ
Спиридонова Елена Владиславовна, кандидат исторических наук,
доцент кафедры всеобщей истории ЯрГУ
Дашковская Ольга Дмитриевна, кандидат исторических наук, ассистент кафедры регионоведения и туризма ЯрГУ
154
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
Волкова Татьяна Игоревна, кандидат исторических наук, доцент кафедры новейшей отечественной истории ЯрГУ
Смирнова Юлия Борисовна, кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной средневековой и новой истории ЯрГУ
Тихомиров Николай Владимирович, кандидат исторических наук,
доцент кафедры музеологии и краеведения ЯрГУ
Салова Юлия Геннадьевна, кандидат исторических наук, доцент кафедры музеологии и краеведения ЯрГУ
Александров Николай Михайлович, кандидат исторических наук, доцент кафедры новейшей отечественной истории ЯрГУ
Рязанцев Николай Павлович, кандидат исторических наук, доцент
кафедры музеологии и краеведения ЯрГУ
155
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Содержание
Памяти редактора ..................................................................... 4
СТРАНИЦЫ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ .......................... 5
В.М. Марасанова
Реформы местного управления в Российской империи:
успехи и трудности .............................................................. 5
А.В. Борисова
Личность императора Александра I в восприятии
современников .................................................................... 13
К.И. Юрчук
"Золотой век" помещичьего винокурения .............................. 19
В.П. Федюк
Повседневная жизнь российского обывателя
в годы Гражданской войны ............................................... 37
А.Ю. Данилов, Л.Н. Курцев
Изменение внутригородского пространства
в Советской России в 1918 – 1921 гг.:
рождение нового мира ....................................................... 51
Н.В. Страхова
"Осажденная крепость" – Советский Союз
(место "вражеской" Финляндии в идеологических
построениях 1920-х гг.) ..................................................... 62
Н.В. Рябинина
Детская преступность в Советской России в 1930-е гг.:
причины, проявления, способы ликвидации .................. 68
156
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
ИСТОРИЯ ЯРОСЛАВСКОГО КРАЯ ................................. 77
Ю.Ю. Иерусалимский
Историко-культурное развитие края на страницах
"Ярославской энциклопедии" ........................................... 77
Е.В. Спиридонова
Древнейшее прошлое Ярославского Заволжья ...................... 80
О.Д. Дашковская
Доходы ярославских архиереев в конце XVIII –
начале XX вв. ...................................................................... 87
Т.И. Волкова
Ярославское земство: основные направления в хозяйственноэкономической помощи крестьянским хозяйствам ........ 91
Ю.Б. Смирнова
Материальное стимулирование труда рабочихтекстильщиков во второй половине XIX в.
(на примере Ярославской Большой мануфактуры) ...... 102
Н.В. Тихомиров
Из истории создания музея при Ярославском
естественноисторическом обществе .............................. 109
Ю.Г. Салова
Роль ярославских краеведов в развитии экскурсионного
движения в начале ХХ в. (по материалам журнала
"Русский экскурсант") ..................................................... 116
Н.М. Александров
Ярославские чиновники о причинах развития отхожих
промыслов в пореформенной деревне ........................... 133
Н.П. Рязанцев
Из истории июльских событий 1918 г. в Ярославле ............ 143
Сведения об авторах ............................................................. 154
157
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
Научное издание
Век нынешний, век минувший...
Исторический альманах
Выпуск 5
Редактор, корректор В.Н. Чулкова
Компьютерная верстка И.Н. Ивановой
Подписано в печать 29.11.06. Формат 60х84/16.
Бумага тип. Усл. печ. л. 9,3. Уч.-изд. л. 7,67.
Тираж 150 экз. Заказ
Оригинал-макет подготовлен редакционно-издательским отделом
Ярославского государственного университета.
150000 Ярославль, ул. Советская, 14.
Отпечатано
ООО "Ремдер" ЛР ИД № 06151 от 26.10.2001.
г. Ярославль, пр. Октября, 94, оф. 37 тел. (0852) 73-35-03.
158
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Исторический альманах. Вып. 5
159
Copyright ОАО «ЦКБ «БИБКОМ» & ООО «Aгентство Kнига-Cервис»
Век нынешний, век минувший...
160
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
108
Размер файла
1 100 Кб
Теги
исторические, 1141, век, нынешний, вып, альманах, минувших
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа